Всего новостей: 2227541, выбрано 9 за 0.106 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Нигерия. Россия > Агропром > zol.ru, 14 ноября 2016 > № 1967415

Нигерия отказывается от импорта российской пшеницы - Обновлено

Министр иностранных дел Нигерии Hajiya Khadija Abba-Ibrahim в пятницу, 11 ноября, заявил, что его страна скоро откажется от импорта российской пшеницы. Заявление было сделано 11 ноября на заседании совместной российско-нигерийской комиссии. Сообщает агн. Зерно Он-Лайн со ссылкой на местный информационный ресурс Vanguard.

«Мы импортировали много российской пшеницы, но сейчас мы говорим России, что этого больше не будет». «Мы хотим, чтобы российские компании и российские фермеры пришли в Нигерию и показали, как мы можем развивать свое сельское хозяйство при помощи современных технологий» - сказал министр.

Как стало известно в понедельник, 14 ноября, одним из аргументов прекращения импорта российской пшеницы в правительстве Нигерии назвали экономию валютных ресурсов государства. Нигерия в 2015г. на цели импорта пшеницы потратила $880 млн., а за 10 месяцев 2016г. - $660 млн.

ZOL – Между тем ранее 11 ноября министр сельского хозяйства России А.Ткачёв на встрече с министром сельского хозяйства Нигерии Ауду Инносентом Огбе рассказал о готовности нашей страны увеличить поставки российского зерна в Нигерию.

Нигерия. Россия > Агропром > zol.ru, 14 ноября 2016 > № 1967415


Нигерия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > un.org, 19 июля 2016 > № 1832944

Почти четверти миллиона детей в Нигерии угрожает смерть от голода - ЮНИСЕФ

Без малого четверть миллиона детей страдают от недоедания в расположенном на северо-востоке Нигерии штате Борно. По информации Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), детям грозит смерть. Тяжелая ситуация стала последствием глубокого гуманитарного кризиса, спровоцированного действиями исламистской группировки «Боко харам».

Масштабы катастрофы становятся все более очевидными по мере того, как сотрудники гуманитарных организаций получают доступ к затронутому кризисом штату Борно.

По подсчетам специалистов ЮНИСЕФ, от голода страдают 244 тысячи детей. Если вовремя не будут предоставлены помощь и необходимое лечение, 49 тысяч из них, то есть каждый пятый, погибнут.

Директор ЮНИСЕФ по региону Западной и Центральной Африки Мануэль Фонтэйн побывал на освобождённых от «Боко харам» территориях и был потрясен масштабом гуманитарной катастрофы: разрушенные города, множество людей, лишившихся крыши над головой, отсутствие необходимого количества воды, продовольствия, доступа к услугам тысячи и тысячи истощенных детей, нуждающихся в помощи.

«Если в ближайшее время не предоставить гуманитарную помощь, ежедневно от голода будут умирать 134 ребенка, - предупредил Мануэль Фонтэйн. - Необходимо, чтобы все наши партнеры, все доноры приложили все усилия для предотвращения смертей детей. В одиночку со столь масштабным кризисом не справиться!»

С такими словами Фонтэйн обратился к международному сообществу доноров, рассчитывая на скорейшее содействие в этой тяжелейшей ситуации.

Нигерия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > un.org, 19 июля 2016 > № 1832944


Нигерия. ЮАР. РФ > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 3 января 2015 > № 1265619

Как сообщает Beegeaegle's Blog, ВВС Нигерии недавно получили модернизированные южноафриканской компанией Advanced Technologies and Engineering (ATE) вертолеты Mi-24 Super Hind MkIII. Модернизацию прошли, предположительно, Ми-35П, поставленные Россией.

Всего в Нигерию были поставлены 6 Ми-35П из России (в 2000 году), три Ми-24В из Украины (в 2008 году) и 2 Ми-24В из Белоруссии (в 2010 году). Один вертолет разбился в мае 2013 года во время взлета с Порт-Харкорта.

Нигерия. ЮАР. РФ > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 3 января 2015 > № 1265619


Нигерия. Гвинея. Африка > Медицина > rg-rb.de, 24 октября 2014 > № 1206181

Нигерия умыла руки

Не понадобились ни многомиллионные инвестиции в вакцину, ни закупки дорогостоящего медицинского оборудования. В Нигерии распространение вируса Эболы было прекращено массовым внедрением простого правила: люди стали мыть руки перед едой. В то же время в Гвинее, где и началась эпидемия, с нетерпением ждут западных миллиардов.

Когда президент США Барак Обама (Barack Obama) объявил вирус Эболу главной угрозой человечества, он, как выясняется, имел в виду следующее: главной проблемой земного шара является тот факт, что большинство жителей сельских регионов в Западной Африке никогда не моет руки перед едой. В Нигерии, где от вызванной вирусом лихорадки первые люди погибли в конце июля, людей в сельских регионах едва не силой стали заставлять выполнять элементарные правила гигиены. В результате страна стала первой, которая, по версии Всемирной организации здравоохранения, победила коварный вирус. В течение 42 дней – именно столько составляет инкубационный период болезни – в Нигерии не было зафиксировано ни одного нового случая заражения.

Между тем, главной причиной высокой смертности заражённых вирусом (от 56% в Гвинеи до 35% в Сьерра-Леоне) остаётся обезвоживание пациентов, которые не получают достаточного количества питьевой воды. Отметим, что ведущие вирусологи не устают повторять, что главным и на сегодняшний день единственным залогом выживаемости во время лихорадки является снабжение заражённого водой.

В свою очередь, Евросоюз намерен выделить более 1 млрд. евро на борьбу с эпидемией. Вряд ли эти деньги пойдут на просветительскую работу и обеспечение заражённых водой. Как стало известно, в рамках Еврокомиссии будет создана специальная должность (а вместе с ней, очевидно, и штат помощников), цель которой – проблема бюджетного распределения. В то же время ООН планирует собрать более 1 млрд. евро на схожие цели.

Эти новости, в первую очередь, должны обрадовать власти Гвинеи, которая стала очагом эпидемии и где сохраняется самая высокая смертность от лихорадки.

«Засыпать Эболу деньгами!» – очевидно, таков девиз президента Гвинеи Альфа Конде (Alpha Conde), который вместо того, чтобы следовать опыту соседних стран, изо всех сил пытается развести Запад на деньги.

К слову, когда в 2010 году Конде в ходе переворота пришёл к власти, он первым делом стал зачищать ряды медиков, большинство из которых, будучи образованными людьми, не особо симпатизировали диктатору.

Отметим, что до начала эпидемии Конде пытался разводить США и Европу по другому поводу: мол, западные компании выжимают все соки из гвинейской экономики, и это следует компенсировать.

Антон Невзлин

Нигерия. Гвинея. Африка > Медицина > rg-rb.de, 24 октября 2014 > № 1206181


США. Нигерия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июля 2014 > № 1121904 Джон Керри

ДЖОН КЕРРИ: ПОЧЕМУ СЕНАТ МЕШАЕТ РАБОТАТЬ АМЕРИКАНСКОЙ ДИПЛОМАТИИ? (" POLITICO ", США )

Джон Керри (John Kerry)

Ужасающее похищение более 200 школьниц в Нигерии, организованное "Боко Харам", вызвало множество призывов "помочь вернуть домой наших девочек". Президент Барак Обама сразу же на них отреагировал. Однако за кадром остается одно обстоятельство: дипломатические возможности США ограничены из-за отсутствия в соседних с Нигерией Камеруне и Нигере американских послов.

В обоих посольствах нет послов уже больше восьми месяцев. Это означает, что мы потеряли уже восемь месяцев, в течение которых мы могли бы выстраивать полномасштабное региональное сотрудничество на высшем уровне и укреплять доверие к себе. Это, бесспорно, было бы полезно для борьбы с растущей угрозой со стороны жестоких экстремистов. За восемь месяцев США своими советами и помощью могли бы оказать значительную поддержку этим ключевым странам. Мы целых восемь месяцев могли бы активнее помогать им действенно реагировать на общее моральное возмущение.

Это не единичный случай. У Соединенных Штатов нередко не хватает инструментов для осуществления лидерской роли на международной арене и для защиты наших экономических интересов и интересов в сфере безопасности за границей, потому что застопорившийся процесс утверждения кандидатов в послы Сенатом оставил нас без постоянных представителей в 40 странах.

Кандидаты на должности послов - в том числе в Нигере и в Камеруне - оказались жертвами проволочек с утверждением. Растущая с каждым днем очередь оставляет множество лучших кадров - причем, в первую очередь, кадров из числа профессиональных дипломатов - на обочине. Между тем эти люди могли бы находиться на переднем крае, отстаивая и продвигая наши интересы.

О ком идет речь? Сейчас на рассмотрении Сената находятся 53 кандидатуры, предложенные Госдепартаментом. 37 из них уже одобрены Комитетом по международным отношениям и могли бы быть незамедлительно утверждены простым голосованием. 35 из этих 53 человек - кадровые дипломаты, а не политические назначенцы. Сомнительных фигур среди них нет.

Решение этой проблемы очевидно - достаточно посмотреть, как Сенат традиционно обходится с кандидатами на военные должности. Их рассматривают быстро и всех сразу - и это правильно. Однако, чтобы Америка могла играть в мире должную роль, так же необходимо относиться и к дипломатам. Сенат должен выделить их в отдельную категорию и ускорить их утверждение, как он поступает с военными.

Необходимо понимать, что отсутствие послов в таком количестве мировых столиц - это опасный сигнал, многое говорящий и союзникам, и противникам о позиции США. Вдобавок дипломатам из-за него намного сложнее становится заниматься своей работой, которая не имеет отношения к межпартийной борьбе и заключается в укреплении нашей безопасности, продвижении наших ценностей и помощи нашему бизнесу, создающему рабочие места в США.

Наличие такого количества вакансий в течение столь долгого времени ставит под угрозу национальную безопасность США. Возьмем, например, Ближний Восток. Трагический конфликт в Сирии и рост экстремизма угрожают этому региону, в котором у нас есть серьезные интересы - как в сфере экономики, так и в сфере безопасности. К чести Сената следует сказать, что он утвердил в прошлом месяце послов в Египте и в Ираке, однако на этом нельзя останавливаться. Сенат также должен быстро одобрить кандидатуры послов в Алжире, Кувейте и Катаре - еще трех странах, с которыми связаны наши насущные интересы.

В таких стратегически значимых европейских странах, как Венгрия, Турция, Чехия, Молдавия и Албания должности послов также вакантны. Между тем без посольских полномочий наши дипломаты не могут взаимодействовать с официальными лицами наиболее высокого уровня в местах, где наши общие демократические ценности оказываются под угрозой. Еще один пример: нам нужен посол в Гватемале, чтобы разобраться с проблемой наплыва несопровождаемых несовершеннолетних мигрантов на нашей юго-западной границе.

Кроме того, послы находятся на передовой нашей борьбы за интересы американского бизнеса - большого и малого. В прошлом году благодаря усилиям Госдепартамента на высоком уровне американские компании получили от иностранных правительств контракты на сумму, превышающую 5,5 миллиарда долларов. Эти контракты дали работу тысячам людей в Америке.

Ведущие американские компании признают, что деятельность наших послов важную роль крайне важна для успехов бизнеса за рубежом. Только в этом году наши предприниматели неоднократно обращались за содействием в посольства, добиваясь контрактов в странах, где послы до сих пор не утверждены. Общая сумма этих потенциальных контрактов составляет 119 миллиардов долларов. Если у нас не будет послов, способных отстаивать наши интересы, эти возможности отойдут к нашим иностранным конкурентам. Мы просто не сможем быть лидерами, если нас некому будет представлять.

В ходе своих поездок в качестве госсекретаря я видел, что мир сейчас как никогда жаждет американского лидерства. За почти 30 лет в Сенате я также убедился, что большинство сенаторов хотят, чтобы наши законодательные институты работал эффективно. На мой взгляд, и то, и другое - достаточные причины, чтобы принять меры, которые одновременно укрепят мировое лидерство Америки и продемонстрируют, что наша демократия способна работать у себя на родине.

Поправка: В предыдущей версии статьи утверждалось, что Америке нужен посол в Гондурасе. В действительности, речь шла о Гватемале.

Джон Керри - госсекретарь США.

США. Нигерия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июля 2014 > № 1121904 Джон Керри


Нигерия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 мая 2014 > № 1088754 Тони Блэр

ИДЕОЛОГИЯ НИГЕРИЙСКИХ ПОХИТИТЕЛЕЙ (" PROJECT SYNDICATE ", США )

Тони Блэр (Tony Blair)

Лондон. - Похищение более 240 нигерийских девочек шокировало мир. Но, к сожалению, этот случай не ограничивается только Нигерией. Действительно, мучения этой страны распространены и в других станах Африки, и мотивация, стоящая за этими похищениями происходит от одной глобальной идеологии.

Та идеология базирована на извращенном и неправильном взгляде на религию. Она преподается в официальных и неофициальных школьных программах. Конечно, ужасные и сумасшедшие слова лидера "Боко Харам" из группировки похитивших девочек, являющимися яркими представителями самой экстремальной части этой идеологии. Но, пока мы не очистим землю в которой пустило корни это ядовитое растение, оно продолжит отравлять шансы на жизнь миллионам молодых людей во всем мире, и подвергать опасности нашу собственную безопасность.

Эта огромная проблема теперь проходит сквозь Черную Африку. Мали, Чад, Нигер, Центральная Африканская Республика, Сомали, Кения, и даже Эфиопия пострадали или сталкивались лицом к лицу с распространением экстремизма. Много других стран признали экстремизм как единственную проблему.

Государства решительно сталкиваются с данной проблемой, и использование сил Африки во многих других странах в попытке сохранить мир - награда за эту смелость. Но факт в том, что проблема продолжает расти.

Это не случайность. Когда я стал премьер-министром Великобритании в 1997 году, Нигерия служила примером продуктивного сотрудничества между христианами и мусульманами. Разрушительная идеология, представленная "Боко Харам" не является частью традиций страны; она была импортирована.

Так как население растет, также будет расти проблема. Сегодня в Нигерии приблизительно 168 миллионов жителей, по некоторым расчетам к 2030 будет 300 миллионов, и она разделена примерно поровну между христианами и мусульманами. Без климата мирного сосуществования последствия для страны и всего мира будут огромными.

Нищета и недостаток развития играют большую роль в создании благодатной почвы для процветания экстремизма. Но сама по себе нищета не является проблемой, большим фактором, который сдерживает развитие - терроризм. Кто бы инвестировал в северную Нигерию в текущих условиях? Как местные экономики процветают в такой атмосфере?

Эта проблема не ограничена Африкой. Средний Восток, как мы знаем, погружен в процесс революций и переворотов, который был сильно отягощен исламизмом и его экстремистскими ответвлениями. В Пакистане более чем 50 000 людей потеряли свою жизнь в терактах за последнее десятилетие. Насилие, связанное с той же идеологией взяло невинные жизни и разрушило целые общины в Индии, России, Центральной Азии и так же Дальнем Востоке.

Чем является та идеология? Вот загадка проблемы. Поскольку введение в заблуждение преследует любое заявление по этому вопросу, позвольте мне ясно заявить несколько вещей. Эта идеология не представляет ислам. Большинство мусульман не согласны с ней и не приемлют ее. Это должно нам дать надежду на будущее.

Но эта идеология - в рамках организованного ислама, который представляет собой организованное, существенное, сильное и профинансированное меньшинство. То, что едва можно назвать исламизмом основано на политизации религии, которая изначально несовместима с современным миром, так как она считает, что есть только одна истинная религия, только одна интерпретация этой религии, и то что эта интерпретация должна преобладать и доминировать в политике всех стран, государственных учреждениях и общественной жизни. Те, кто не разделяет эту точку зрения должны быть подавлены.

Эта исламская идеология - спектр. В одном группировки такие как "Боко Харам". В другом группировки, не поддерживающие насилие (даже если иногда поддерживают), но все равно проповедуют взгляд на мир, который опасен и враждебен к тем, кто не согласен. Чтобы понять, что я имею в виду, прочитайте заявление Мусульманского Братства 2013 года осуждающее декларацию женщин ООН, между прочим, защищающую права женщин путешествовать или работать без разрешения своих мужей.

Это идеология, а не только акты экстремизма, которым необходимо противостоять.

Мой фонд, который оказывает практическую поддержку, с целью помочь предотвратить религиозные предрассудки, конфликты и экстремизм, был активным в Нигерии в течении многих лет сближая христианское и мусульманское духовенство для того, чтобы укрепить взаимопонимание. В более чем 20 странах мира, у нас есть школьные программы, которые объединяют детей разного вероисповедания, чтобы узнать, как можно больше друг о друге. Даже в самых проблематичных местах у нас сильные и ясные результаты.

В Сьерра-Леоне, где мы часть кампании против малярии, мобилизуем церкви и мечети, чтобы работать в своих местных общинах и помогать семьям эффективно использовать москитные сетки, для того чтобы защитить себя от болезни, которая до сих пор каждый год убивает до 750 000 беременных женщин и детей в Африке.

В результате межрелигиозного сотрудничества, мы имеем около двух миллионов людей, проявляющих сострадание и заботу и дающими замечательные результаты.

Таким образом, битва не проиграна. Но надо увидеть то, как оно есть. Каждый год, Запад тратит миллиарды долларов на оборону и борьбу с терроризмом. Сейчас, то за что мы боремся - это предоставленная возможность роста систем образования многих стран с которыми мы работаем, включая наши страны.

Сегодняшнее образование - проблема безопасности. G20 должен согласится с тем, что образование с широким кругозором, которое поощряет религиозную толерантность должно быть обязанностью всех стран. Мы должны на этом настаивать в наших школьных системах, и затем настаивать на введении этого в школьные системы других стран.

Похищенные девочки из Нигерии - жертвы не только акта насилия, но и способа мышления. Если мы сможем победить эту идеологию, мы начнем прогрессировать по пути к более безопасному миру.

Тони Блэр - премьер-министр Великобритании 1997-2007 годов.

Нигерия > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 мая 2014 > № 1088754 Тони Блэр


Нигерия > Авиапром, автопром > af-ro.com, 30 июня 2006 > № 340355

Вертолеты

В апр. 2001г. нигерийские ВВС приобрели 6 ударных вертолетов Ми-35П и 3 легких тренировочных (они же патрульные) Ми-34С (один из Ми-35П разбился сразу же после поставки – зацепил винтом землю во время посадки из-за ошибки нигерийского пилота). Общая сумма контракта составила 100 млн.долл. Еще 5 Ми-34С было поставлено в 2002г. компанией «Легкие вертолеты Ми». «Рособоронэкспорт», не имеющий своего представителя в Нигерии, заключал контракт через своего традиционного посредника в Африке – компанию «Мидвест» Ары Абрамяна и Кирилла Шубского. Шубский и Абрамян, в свою очередь, действовали в Нигерии через влиятельного «местного» посредника – серба Данилу Джуровича. Джурович много лет прожил в Нигерии и обладал широкой сетью связей в руководстве страны. Одним из основных его партнеров был Алиу Мохаммед Гусау (Aliu Mohammed Gusau) – советник президента по безопасности. После реализации контракта по Ми-35 отношения между Джуровичем и Шубским испортились, после чего Джурович зарегистрировал в Нигерии собственную компанию «Мидвест».

В 2002-06гг. «Мидвесты» Шубского и Джуровича конкурировали в Нигерии между собой, успешно стремясь сорвать любые контракты, лоббируемые другой стороной. После гибели Джуровича в начале 2006г. его наследники, скорее всего, не будут заниматься поставками оружия, и перед «Мидвестом» Шубского теоретически открываются возможности восстановления монополии на переговоры с нигерийской стороной по поставкам российской военной техники. До президентских выборов (февр. 2007г.) ждать от нигерийцев принципиальных решений на этом направлении не приходится.

Дополнительные проблемы создает репутация «Мидвеста», значительно пострадавшая после поставки некондиционных вертолетов. Поставленные в 2001-02гг. Ми-35П, по сведениям нигерийской стороны, вопреки условиям контракта, были не новыми, а отремонтированными и покрашенными Ми-24. В этой связи (а также из-за конфликта между Шубским и Джуровичем) нигерийцы заморозили реализацию соглашения на поставку 4 Ми-171Ш (от 20 млн.долл.) производства УУАЗ, также заключенного при посредничестве «Мидвест».

Ми-35 базируются на аэродроме в Порт-Харкорте (база специального отряда ВВС), их основная задача – патрулирование районов нефтедобычи и противодействие незаконным вооруженным формированиям в Дельте Нигера. По различным данным, в относительно боеспособном состоянии находится от 1 до 4 вертолетов. Летом 2004г. зафиксировано боевое применение 1 вертолета во время вооруженных действий против незаконных формирований в районе Дельты.

В 2005г. был поставлен 1 вертолет Ми-8МТВ для «нигерийского МЧС» – Nigerian Emergency Management Authority (NEMA). Стоимость контракта составила 6 млн.долл. Посредник – Данила Джурович («другой» Мидвест), координатор поставки в Нигерии – Николай Сальников. Контракт предполагал поставку еще одного вертолета, она пока не произведена, возможно, в связи с гибелью Джуровича. МЧС Нигерии курирует вице-президент Атику Абубакар. После фев. 2007г. он вряд ли останется у власти, потребность NEMA в вертолетах будет только расти, в том числе в связи с возможным участием в операциях за пределами Нигерии.

Потребности Нигерии в вертолетной технике можно оценить так:

1) штурмовые вертолеты Ми-24(35) или Ми-171Ш с функциями патрулирования в районах добычи нефти и газа (Дельта Нигера). Финансовая основа – доходы от добычи нефти и желание правительства Нигерии пресечь или, по крайней мере, сократить контрабанду нефти, которая составляет 4 млрд.долл. в год;

2) транспортные вертолеты Ми-8(17) для NEMA. Помимо того, что «войска МЧС» могут стать личной гвардией вице-президента, их важнейшее значение (как и миротворцев) будет заключаться в утверждении Нигерии в качестве регионального лидера;

3) транспортные вертолеты Ми-26 для участия в миротворческих операциях за пределами Нигерии. На закупку таких вертолетов возможно получение кредита ООН или Ecowas (по принципу, отработанному в Гане). Участие в миротворческих операциях рассматривается как приоритет развития нигерийских ВС (это участие хорошо оплачивается). В соответствии с этой стратегией может быть заключен контракт на поставку украинских БТР;

4) в 2005г., по непроверенным данным, администрация президента Нигерии обращалась к российским посредникам с намерением закупить 1 Ми-17 и 1 Ми-26 для транспортных нужд (VIP-салон);

5) нигерийские частные инвесторы заинтересованы в создании транспортной компании, эксплуатирующей вертолеты Ми-26 в интересах нефтегазового комплекса страны. Переговоры о создании СП ведутся в настоящий момент (лето 2006) с украинской стороной.

Неудачный опыт сотрудничества с компанией «Мидвест» убедил нигерийцев в том, что в дальнейшем закупки вертолетов «Ми» возможно осуществлять только при условии организации в Нигерии сервисного центра по их обслуживанию. Такой центр целесообразно организовать в форме СП с участием частного нигерийского инвестора (ряд подходящих партнеров – в основном, бывшие военные, имеющие легальные интересы в нефтяном бизнесе). Подходящее место базирования – г.Порт-Харкорт. Обязательное условие – поставки запчастей, желательное – обучение пилотов. Совместное сервисное предприятие могло бы также выполнять функции продвижения продукции. Андрей Маслов.

Нигерия > Авиапром, автопром > af-ro.com, 30 июня 2006 > № 340355


Нигерия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > af-ro.com, 30 июня 2005 > № 340361

Связи с Россией-2005

Деловое сотрудничество России с Нигерией ограничивается поставками стали и удобрений. Объем экспорта, с учетом поставок через третьи страны, можно оценить в 200 млн.долл. в год. В тек.г. состоялось важное событие в российско-нигерийских отношениях – «Русский алюминий», правда, через виргинскую компанию, приобрел алюминиевый завод в штате Аква-Ибом.

В центре Нигерии расположен крупнейший промышленный объект советской постройки – недостроенный сталелитейный комбинат в г.Аджаокута. Общая масса металлоконструкций, поставленных для строительства завода из СССР, составила 250 тыс.т. В начале 1990гг. строительство было приостановлено на этапе готовности 90% (прекратилось финансирование из нигерийского бюджета).

После этого недостроенный завод передавался в управление американской Solgas, а затем индийской компании Global Infrastructure. Global Infrastructure является арендатором завода и ведет его восстановление и достройку некоторых мощностей. Запущен проволочный стан. Перспективы запуска всего комбината становятся все сомнительными – с каждым месяцем он, кажется, становится все дальше и дальше от того момента, когда будет возможен запуск домны. Заводу нужен инвестор, настоящий хозяин, а не располагающий минимумом средств временный арендатор.

Теоретически инвестор может быть российским. Хотя бы потому, что комбинат является полной копией Новолипецкого меткомбината (НЛМК), принадлежащего Владимиру Лисину. Экономика завода требует обстоятельного просчета. Не ясна ситуация с энергообеспечением; не готова пока ведущая к заводу железная дорога; поблизости, да и вообще в Нигерии, нет месторождений коксующихся углей. На завод все же стоит обратить внимание – во-первых, из-за сверхдешевого нигерийского газа (металлурги могут получать его по 10 долл. за 1 тыс.куб.м. – такова политика правительства); во-вторых – из-за быстро растущего, на фоне нефтяного бума, рынка сбыта металла и металлоконструкций в Западной Африке – а Аджаокутский завод должен быть именно центральным и основным производителем стали во всем регионе.

Для того чтобы закрепиться в Нигерии, требуется готовность к первоначальным вложениям и значительное терпение. Сложность завоевания позиций на нигерийском рынке компенсируется, как правило, относительной простотой их удержания.

Пока российские компании проявляют не вполне понятную склонность к сотрудничеству с «пустыми», лишенными собственных активов, посредническими структурами или с компаниями, представляющими интересы действующих чиновников, высокопоставленных военных. Сотрудничество с ними может, в ряде случаев, принести краткосрочный эффект, в долгосрочной перспективе ненадежно и неэффективно. Партнерство с ними в дальнейшем (особенно в случае естественной смены элит в стране) будет обременять российскую сторону, не принося каких-либо преимуществ.

Российской стороне стоит обратить внимание на уже сложившиеся нигерийские финансово-промышленные группы. Они во многом похожи друг на друга: начинали свое развитие с импорта (продукты питания, оборудование) и торговли, затем занялись производством, строительством, инфраструктурой, а теперь постепенно подбираются к добыче нефти, газу и энергетики. В Нигерии уже сформировалось поколение предпринимателей, которые, обладая хорошими личными, а зачастую и родственными связями, создали и развивают свои компании в первую очередь за счет собственного эффективного управления, привлечения кредитов и т.д. То есть они готовы вкладывать свои деньги, умеют просчитывать долгосрочные риски и т.п.

Заметные игроки такого уровня – Oando (компания Вале Тинубу, сына губернатора Лагоса), Zenon Petroleum (компания Феми Отедола), Dangote Group (Алико Данготе), Conoil Petroleum (Майк Аденуга) и ряд других, меньших по размеру. Именно с представителями упомянутой «большой четверки» стоит, в первую очередь, вести переговоры о создании совместных предприятий – как в инвестиционных, так и в экспортных (для России) секторах.

В Нигерии всего 4 НПЗ, все государственные, их планируется приватизировать, уже выдано 18 лицензий на строительство НПЗ частным нигерийским компаниям. Oando Вале Тинубу планирует участие в приватизации НПЗ в Порт-Харкорте, а также строит собственный НПЗ Lekki в Лагосе; Oando также управляет сетью газопроводов в р-не Лагоса и планирует строительство собственной газовой ТЭС. Conoil Майка Аденуги владеет битумными заводами в г.г.Апапа и Порт-Харкорт. Zenon Феми Отедолы владеет заводом по производству масел и смазок в г.Апапа. Феми Отедола заявил о планах инвестировать 100 млн.долл. в строительство НПЗ в Лагосе, Эпе или Бадагри. Его партнером по НПЗ является Transnational Corporation of Nigeria – государственный инвестиционный холдинг. В мае 2006г. Отедола заявил об интересе к строительству частной газовой электростанции.

Правительство Нигерии проводит т.н. Nigerian Content Policy («политику нигерийского содержания» или «политику нигеризации»), суть которой заключается в том, что как можно больше работ и поставок в интересах нефтегазового сектора страны должны осуществляться местными компаниями (то есть такими, контрольный пакет в которых принадлежит нигерийцам). Например, на последнем конкурсе по распределению нефтеносных и нефтегазоносных участков (авг. 2005г.) к претендентам предъявлялось требование взять на себя обязательства по освоению как можно большего объема запланированных инвестиций силами нигерийских поставщиков товаров и услуг. Какой % поставок предполагалось отдать нигерийским компаниям, конкурсантам начислялись баллы, которые, наряду с signature bonus, общим объемом предполагаемых вложений и условиями СРП, учитывались при выставлении суммарной оценки и определении победителя. В результате, у большинства участников объем «нигерийских» заказов в инвестиционных программах составил 45%.

В долгосрочной, стратегической перспективе экспорт российской техники будет расти и развиваться только при создании условий для эксплуатации этой техники. И это не только сеть сервисных центров и налаженные каналы поставки запчастей, но и инвестирование в капитал эксплуатирующих компаний, которое является, оптимальным способом продвижения на африканские рынки российской машинотехнической продукции.

В связи с Нигерией можно привести 2 примера. Переговоры о создании транспортной компании в Абудже ведет компания «Русские автобусы». Идея замечательная. В Абудже, столице Нигерии, нет автобусов, и они действительно там нужны; 2 млн. население одного из самых благополучных городов Африки предъявляет вполне платежеспособный спрос; проект на первый взгляд выглядит абсолютно реальным и окупаемым. Он должен, получить поддержку со стороны мэрии и лично губернатора Федеральной столичной территории (Абуджа). Самое главное, что необходимо российской компании, – грамотный партнер, готовый вложить свои средства в совместное эксплуатирующее предприятие. И если такой партнер не будет найден (или его не станут искать) – хорошая идея наверняка будет использована другими – индусами, например.

Другой пример: малоизвестная украинская компания выступает с инициативой создания в Нигерии транспортной компании, эксплуатирующей вертолеты Ми-26. Украина эти вертолеты не производит и, в долгосрочной перспективе, подобная активность украинцев все равно выгодна именно России – когда «Рособоронэкспорт» и «Вертолеты Ми» создадут, наконец, свою сеть сервисных центров по обслуживанию Ми за рубежом, гипотетическая украинская компания окажется их клиентом не только на ремонт, но и на поставку машин. Это обстоятельство совершенно не отменяет острой необходимости создания за рубежом эксплуатирующих вертолеты Ми транспортных компаний с российским участием. (некоторая работа в этом направлении ведется UTair – их усилий явно недостаточно).

В ряду российских поставщиков имеет смысл объединить усилия и создать постоянно действующий выставочный центр для демонстрации машинотехнической продукции российских производителей. Поддержку в организации сети таких центров может и должно, как нам кажется, оказать российское государство – оптимальным будет долгосрочное и льготное кредитование желающих такие центры построить.

Российские предприниматели любят судить о Нигерии по многочисленным представителям этой страны, которые предлагают себя в качестве посредников и консультантов на различных конференциях, деловых форумах, а то и просто по электронной почте или факсу. Что бы ни производило ваше предприятие, или в каком секторе экономики вы ни собирались бы инвестировать – всегда найдется множество нигерийских фирм-посредников, которые будут предлагать вам свои услуги. Они будут готовы говорить с вами о создании совместного предприятия, об организации контрактов, о регистрации вашей фирмы в Нигерии... Большинство из них будет состоять из 1 чел., а в качестве адреса компании запросто может быть указано несуществующее здание. В Лагосе я слышал историю про то, как крупнейший российский автопроизводитель долгое время всерьез вел деловую переписку о продаже 10 тысяч легковых машин с компанией, принадлежащей мойщику на автозаправке и зарегистрированной по адресу этой же автозаправки в одном из беднейших районов города. Таких примеров множество – и самое удивительное, что участниками подобного рода историй становятся зачастую крупнейшие российские предприятия.

Компания «Одимонтаж» (Odimotazh Nigeria) – единственное российское предприятие, постоянно работающее в Нигерии (г.Порт-Харкорт). 50%-1 акция у российской компании «Зарубежстроймонтаж» (бывшая госкомпания-генподрядчик промышленных строек за рубежом, приватизирована), 50%+1 акция – у нигерийских партнеров (бывший министр энергетики и стали). «Одимонтаж» эксплуатирует оборудование советского производства и поставляет кислородные баллоны (а также еще 5 видов газов в баллонах), в основном, для сервисных нефтегазовых компаний в Нигерии – газ используется при сварке и монтаже металлоконструкций. Объем продаж – 1 млн.долл. в год, с прошлого года предприятие приносит прибыль (начало работать в конце 1990гг.). Количество сотрудников: 40 чел. местного персонала и 3 российских специалиста. Гендиректор (managing director) – Аркадий Владимирович Коваленко, в 1980гг. работал главным энергетиком сталелитейного комбината в Аджаокуте. Подготовлена инвестиционная программа развития «Одимонтажа», которая была утверждена советом директоров. Вся прибыль будет инвестироваться в развитие. Андрей Маслов.

Нигерия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > af-ro.com, 30 июня 2005 > № 340361


Нигерия > Нефть, газ, уголь > af-ro.com, 28 февраля 2005 > № 340352

Газ-СПГ

Газ постепенно занимает место нефти в мировом энергетическом балансе. Потребление газа растет в два раза быстрее, чем потребление нефти. До недавнего времени основным и единственным способом транспортировки газа были трубопроводы. В 1990гг. начался быстрый рост потребления сжиженного природного газа (СПГ). 27% мирового производства СПГ приходится на 4 африканские страны: Алжир, Нигерию, Египет и Ливию.

Сжиженный природный газ – это не продукт. При его производстве, то есть при сжижении газа, добавленная стоимость не создается. Собственно сжиженный газ никому не нужен, он становится продуктом только после регазификации -обратного превращения в газообразное состояние. СПГ – это не продукт, а способ его транспортировки. Сжижение газа целесообразно там, где между поставщиком и потребителем трудно или невозможно протянуть трубопровод.

Перевозки СПГ осуществляются исключительно морем. Основные элементы транспортной инфраструктуры в данном случае следующие: завод по сжижению на побережье, совмещенный с терминалом; специальный танкер (танкеры); завод по регазификации – также на побережье и также совмещенный с терминалом. Все заводы по сжижению (и, «разжижению») газа находятся на побережье. К заводу ведут газопроводы от месторождений – или со стороны моря (с шельфа) или со стороны суши.

Рост потребления сжиженного газа вызван двумя обстоятельствами: во-первых, стали дешеветь технологии сжижения. Во-вторых, сыграла свою роль общая либерализация газового рынка: при поставках сжиженного газа покупатель в меньшей степени зависит от продавца, а продавец – от покупателя.

СПГ (LNG) занимает в 600 раз меньший объем, чем исходный продукт (газ в его природном состоянии). 1 куб.м. СПГ весит 400 кг. (0,40 т.). Следовательно, из 1000 куб.м. природного газа получается 1,67 куб.м. или 0,67 т. СПГ. Производительность завода измеряется в кубометрах исходного сырья или в т. производимого СПГ. Важно не путать эти два показателя при сопоставлении. Заводы по сжижению газа есть в Алжире, Индонезии, Тринидаде и Тобаго, Венесуэле, Нигерии, Норвегии, Катаре, Австралии и Омане. Рост потребления сжиженного газа в мире составляет 6-7% в год (газа в целом – 2%).

Алжир. Самый первый в мире завод по сжижению газа был построен в Алжире, в порту Арзев, в 1964г. Небольшой по мощности (1,7 млрд.куб.м.) завод был закрыт в 1997г., затем модернизирован и снова введен в строй в 1999г. Спустя 4г. он должен был быть закрыт окончательно, но из-за дефицита мощностей продолжает работать до сих пор, на пределе своих возможностей.

Самый старый в мире завод давно не является для Алжира основным. 95% производства приходится на три других завода, два из которых также расположены в Арзеве (установленная мощность – 11,2 и 12,3 млрд.куб.м.). Третий по размеру алжирский завод находится в Скикде. Расчетная мощность производства в Скикде – 6,5 млрд.куб.м. 19 янв. 2004г. на заводе произошли взрыв и пожар. Не исключено, что причиной взрыва в Скикде был теракт, погибли 27 чел. – работников производства.

3 из 6 модулей завода вышли из строя, производительность сократилась на 44% – до 3,6 млрд.куб.м. по итогам 2004г. Министр энергетики Алжира Хелил заявил, что вместо трех взорванных модулей будут построены 2, но по мощности вместе они будут в 2 раза больше трех взорванных. На это необходимо 800 млн.долл., и пока восстановление мощностей завода не произошло.

Алжирский газ занимает 17% мирового рынка СПГ (2 место после Индонезии). Основные поставки приходятся на Францию (Gaz de France), Бельгию (Distrigaz), Испанию (Enagas), Турцию (Botas), Италию (Snam), Грецию (DEPA), а также США (5% всего объема). Алжирские заводы целиком находятся в собственности и управлении государственной монополии Sonatrach.

Нигерия. В Нигерии построен пока всего один завод по сжижению газа, но этот завод может вскоре стать крупнейшим на континенте. Планируется строительство еще 3-5 заводов, в результате чего Нигерия может занять 15% мирового рынка и выйти на первое место в Африке по производству СПГ.

Единственный пока завод расположен на острове Бонни в Гвинейском заливе, недалеко от впадения в океан одного из рукавов Нигера (вся добыча нефти и газа в Нигерии сосредоточена вокруг Дельты Нигера). Завод начал работу в 1999г., в 2002г. закончено строительство третьего модуля, после чего проект вышел на первоначально запланированную мощность 10,7 млрд.куб.м. Успех проекта вдохновил акционеров, и ведутся работы по расширению завода, известного под названием Bonny Island (о-в Бонни). В 2005г. должны быть введены в строй 4 и 5 модули по сжижению газа, в результате чего мощность завода должна удвоиться (составит 21 млрд.куб.м.).

Собственником Bonny Island является Nigeria Liquefied Natural Gas Corporation (NLNG). Крупнейший акционер (49%) – NLNG – государственная нефтяная корпорация, ей не принадлежит контрольный пакет, что является отступлением от основного принципа развития нефтегазовой промышленности Нигерии (стандартная доля NNPC во всех объектах – 60%). Преобладание иностранного капитала в Bonny Island компенсируется его разнообразием – акционерами являются британская Shell (25,6%), французская TotalFinaElf (15%) и итальянская Agip (10,4%).

Большинство газа в Нигерии находится в нефтяных месторождениях, этот газ уже извлекается и, по большей части, сжигается. Развитие производства СПГ на данный момент представляется реальной программой использования нигерийского газа. В большинстве случаев не требуется проводить специальную разведку. 99% разведанных запасов газа находится вблизи побережья (в прибрежных районах или на шельфе), поэтому нет необходимости в строительстве дорогостоящих магистральных газопроводов до побережья (как в Алжире и Ливии, например).

Помимо расширения завода на острове Бонни существует еще ряд перспективных проектов создания мощностей по производству СПГ. Среди них проработаны следующие (см. карту): West Niger Delta (инвестор – ChevronTexaco); Brass River (инвестор – Phillips); Nnwa (плавучий, инвестор – Statoil); Без названия (плавучий, ExxonMobil). Их совокупная мощность может составить 26,5 млрд.т. в год (15% нынешнего мирового рынка СПГ).

Египет. Первый завод по сжижению природного газа начал работать в Египте в янв. 2005г. Завод расположен на побережье Средиземного моря, в окрестностях г.Думьят (Dumietta) и рассчитан на переработку 7,1 млрд.куб.м. газа в год. Cобственник и оператор завода – совместное предприятие Segas (Spanish Egyptian Gas), образованное испанской Union Fenosa (80%) и двумя египетскими госкомпаниями – Egyptian Gas Holding (EGAS, 10%) и Egyptian General Petroleum Corp (EGPC, 10%). В свою очередь, 50% Union Fenosa Gas принадлежит итальянской Eni (остальные 50% – Union Fenosa SA, Испания).

Строительство завода происходило с некоторыми задержками, инвестиции в проект составили 1,4 млрд.долл. 17 дек. 2004г. агентство Dow Jones сообщило о выделении займа в 250 млн.долл. на достройку завода. Заем выделил Европейский инвестиционный банк (European Investment Bank). В янв. Segas объявил о начале пробных поставок СПГ. В июле 2004г. британская компания BG (бывшая British Gas) заключила соглашения о поставках своего газа на завод и закупках готового СПГ (то есть об экспорте своего газа «через» завод). Речь в соглашениях шла о газе с офшорных месторождений Дельты Нила Scarab Saffron. Соглашение рассчитано на поставки 6,3 млн.куб.м. газа в день (2,3 млрд. в год) в течение ближайших 4 лет. BG разрабатывает месторождения совместно с египетской EGPC и малазийской Petronas. BG будет закупать на заводе 700 тыс.т. жидкого газа в год для реализации в Европе (информация компаний). Предполагаются поставки в интересах Eni и Gas de France (Франция).

Открытие второго египетского завода, с приблизительно такой же производительностью, ожидается в конце 2005г. Строительство ведется также на побережье Средиземного моря, в 50 км. к востоку от Александрии. Завод строится в интересах BG, которая выступает «в партнерстве» с Petronas (Малайзия). Первая очередь завода должна быть готова в III кв. 2005г., вторая – в середине 2006. Газ для этого завода будет поставляться с офшорных месторождений Siman/Sienna, разрабатываемых BG. В окт. 2002г. подписано соглашение сроком на 20 лет (c 2005) о продаже 3,6 млн.т. в год СПГ (50% всего объема) французской Gaz de France (информация African Energy). После ввода в строй второй очереди (середина 2006) основным покупателем СПГ должна стать BG, которая будет закупать газ в том числе для своего завода по регазификации в Lake Charles (Луизиана, США). По предположению EIA, с 2007г. BG может начать поставлять египетский газ и на терминал в Бриндизи (Brindisi), Италия. В финансировании этого проекта участвовали как европейские, так и арабские финансовые структуры: European Investment Bank, Credit Lyonnais, HSBC Bank, Arab Petroleum Investments Corporation, Societe Generale и другие; а также египетский кредитный пул: Commercial International Bank, Misr International Bank, и дочерний банк Societe Generale в Египте.

Если оба завода, в Думьяте и Икду, заработают на полную мощность, то Египет, по нашим оценкам, уже в 2006г. может занять 3-4% газового рынка Евросоюза, причем весьма вероятно, что за счет сокращения российской доли в поставках (сейчас – 38%).

Ливия. В Ливии пока функционирует всего один небольшой завод по сжижению газа (Мерса-ал-Брега). Он был построен еще в 60гг. прошлого века американской компанией Esso и начал работу в 1971г. Ливия тогда стала вторым в мире (после Алжира) экспортером СПГ. Установленная мощность завода составляла 100 млрд.куб. футов газа (2,8 млрд.куб.м.). Из-за введения американских санкций против режима Каддафи ливийский завод испытывает хроническую нехватку запчастей и квалифицированного обслуживания. Он пришел в упадок, объем переработки составляет 0,9 млрд.куб.м. в год. Собственник и управляющая компания – государственная нефтегазовая монополия NOC, покупатель газа – испанская компания Enagas.

Развитие газодобычи является приоритетным направлением для госкомпании NOC. Пока на газ приходится только 6% добычи углеводородов в Ливии (в пересчете на нефтяной эквивалент), в то время как доля газа в разведанных запасах – 18%, а в прогнозируемых запасах – еще выше. После снятия международных санкций появились проекты строительства как магистральных трубопроводов, так и заводов по сжижению газа, но пока говорить о них детально нет смысла.

Ангола. Помимо 4 уже состоявшихся экспортеров СПГ, на карте Африки могут появиться новые. Наибольший интерес представляет в этой связи проект строительства завода в Анголе, в порту Сойо на севере страны. Уже создан консорциум инвесторов, в который вошли ChevronTexaco (США, 32%), Sonangol (ангольская госмонополия, 20%), Norsk Hydro (Норвегия, 12%), BP (Великобритания, 12%), Total (Франция, 12%) и ExxonMobil (США, 12%). Оператором завода будет лидер консорциума – американская ChevronTexaco. Ангольский завод может стать первым подобным объектом на континенте под управлением именно американской компании. Первоначально завод предполагали строить близ столицы страны Луанды, но затем проект был перенесен ближе к запасам газа, в северную провинцию Заире. Первая очередь завода будет состоять из одного модуля, рассчитанного на переработку 6 млрд.куб.м. газа в год. Разработка проекта должна закончится в середине 2005г., а окончательное инвестиционное решение должно быть принято, по данным EIA, в середине 2006.

Перспективы. У четырех рассмотренных нами африканских производителей принципиально различается доля, которую СПГ занимает в их газовом экспорте. 0,1 млрд.куб.м. газа в год будет перекачиваться из Египта в Иорданию по трубопроводу (введен в строй в июле 2004г.). В 70 раз больше поставляться с одного только завода в Думьяте. После введения в строй аналогичного по мощности завода Идку доля трубопроводного транспорта в экспорте газа составит менее 1% (хотя еще полгода назад составляла 100%). В Нигерии завод по сжижению на о-ве Бонни – единственный экспортер газа, как и ливийский Мерса ал-Брега. Только в Алжире наблюдается паритет: на магистральные трубопроводы в Европу приходится 54% экспорта, на заводы по сжижению – 46%.

Во всем в мире в целом сжиженный газ постепенно увеличивает свою долю рынка – за счет трубопроводного транспорта. В Африке ситуация не будет развиваться столь однозначно. Совершенно очевидно, что мощности по сжижению газа будут существенно расширяться во всех рассмотренных нами странах – в Алжире, Ливии, Египте и Нигерии. Рано или поздно появится завод по сжижению природного газа в Анголе. Монополия СПГ на экспорт в Нигерии, Ливии и Египте может быть нарушена.

В первую очередь это касается Ливии. Скорее всего, будут реализованы проекты строительства магистральных трубопроводов по дну Средиземного моря в Италию (напрямую или через Тунис). В результате соотношение СПГ/газопроводы в ливийском экспорте может приблизиться к алжирскому (46:54). В самом Алжире доля СПГ может даже сократиться. В результате ввода в строй трубопроводов Medgaz (во Францию) и Galsi (в Италию) к 2008г. доля СПГ в экспорте может сократиться до 38-40% (с учетом имеющихся планов по расширению мощностей сжижения).

В Египте и Нигерии также популярны проекты развития трубопроводной инфраструктуры. Газопровод Египет-Турция вряд ли станет реальностью в ближайшие годы (Турция затоварена российским и иранским газом), направление Ливия-Италия представляется весьма перспективным для экспорта египетского газа. Из Нигерии строится газопровод в Гану (WAGP, первая очередь 1,5 млрд.куб.м. в год). Недавно был подписан контракт на обоснование строительства (feasibility study) газопровода через Алжир в Европу пропускной способностью от 10 млрд.куб.м. Анализ показал, что, с учетом имеющихся планов строительства заводов по сжижению и трубопроводов, доля СПГ в нигерийском экспорте газа может составить к 2012г. от 62% до 91% (сейчас 100%) при увеличении экспорта в 8-13 раз.

Во всем мире доля СПГ на рынке будет расти, а в экспорте из африканских стран – снижаться. Африканские страны еще не прошли до конца первую – трубопроводную – фазу развития газовой инфраструктуры. Для Ливии, Египта и Нигерии газ – сверхновый продукт, освоение крупных месторождений только начинается. Поэтому данные страны, начав с СПГ, постепенно будут смещаться в пользу паритета. Остальной мир также, возможно, будет двигаться в сторону паритета, но с другой стороны.

Сжижение газа не ведет к созданию добавленной стоимости. Не ведет оно и к созданию внутреннего рынка. Строительство заводов по производству СПГ в стратегическом плане выгодно только покупателям газа. Трубопроводы в этом отношении привлекательны для экспортеров (производителей) газа. Строительство труб – это развитие инфраструктуры. Вместе с трубами можно строить дороги, линии электропередачи. От трубопроводов могут быть сделаны ответвления на внутренний рынок – для развития газовой энергетики и промышленности. Строительство крупных трубопроводов обеспечивает подрядами местные компании, создает рабочие места – чего не происходит в случае со сжиженным газом.

Раздутая популярность СПГ-проектов может пойти на спад в ближайшие годы. Особенно в тех случаях, где есть альтернатива: понятно, что для островов Тринидада и Тобаго, например, сжижение является единственным возможным способом экспорта газа. Во многих других случаях сжижение газа больше подходит на навязанный выбор, стратегически не выгодный странам-производителям.

Россия. Для России проекты по сжижению газа в Африке представляют интерес в первую очередь потому, что наша страна является крупнейшим в мире производителем и экспортером газа. Поэтому африканский сжиженный газ составляет прямую конкуренцию российскому газу, в первую очередь на европейском рынке. Сама Россия сжиженный газ не производит и не продает. В данном случае это обстоятельство принципиального значения не имеет. Совершенно очевидно, что страны Евросоюза ставят перед своими нефтегазовыми компаниями задачу диверсифицировать поставки, проще говоря – снизить долю российского газа в импорте.

Даже большую «угрозу» для России, чем СПГ, несут трубопроводные проекты – по дну Средиземного моря и через Сахару уже очень скоро на европейский рынок пойдут десятки млрд.куб.м. газа. Вначале они компенсирую рост потребления, потом – заменят норвежский газ; российская доля будет медленно, но верно сокращаться с нынешних 38% до 25-27% (неофициальный целевой уровень). С СПГ в этом отношении ситуация не столь однозначна: нигерийский и алжирский сжиженный газ поставляется в том числе в США, туда же в скором времени должна направиться значительная часть египетского. Строительство заводов ущерба положению России на газовом рынке нанести не должно.

Российским производителям газа («Газпром», прежде всего) стоит ближе присмотреться к возможностям по инвестированию в газодобычу за рубежом. Если крупная национальная компания ограничивается добычей только внутри «своей» страны, то рано или поздно становится объектом колониального захвата: диктат покупателя определяет ее инвестиционные решения, кадровую политику, структуру переработки. В конечном счете, опасна для государственного суверенитета.

Запасы и добыча нефти и газа в Африке (2004г.) (принят эквивалент 1 т. нефти = 1250 куб.м. газа)

    нефть газ

эквивалент

     млрд.т. млн.

т/г

трлн.

куб.м

млрд.

куб.м

млрд.т. млн. т/г
1 Нигерия 4,5  110  5,5 40 8,9 142 (2)
2 Ливия 4,9 75 1,3 6 5,9 80 (3)
3 Алжир 1,5 93 4,5 80 5,1 157 (1)
4 Египет 0,5 38 1,9 34 2,0 65 (4)
5 Ангола 0,7 46 0,0 0,5 0,7 46 (5)
2004г., подсчеты «Аф-Ро» на основе данных производителей, WGJ, EIA, WB, McKenzie.

Андрей Маслов, Борис Свинцов.

Нигерия > Нефть, газ, уголь > af-ro.com, 28 февраля 2005 > № 340352


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter