Всего новостей: 2229320, выбрано 17 за 0.106 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Словакия > СМИ, ИТ. Образование, наука > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277213

Йозеф Гурбан и культура славянских народов

Константин Долгов, Главный научный сотрудник Института философии РАН, профессор, доктор философских наук, заслуженный деятель науки РФ

Ународа Словакии древняя история своего бытия, деятельности и творчества, история, изобилующая драматическими и трагическими событиями. Словаки, всегда отличавшиеся любовью к своей родине, свободе и независимости, вынуждены были постоянно бороться за свои идеалы. История для них была и есть не абстрактное и отвлеченное понятие, а нечто реальное, конкретное - сама жизнь.

Среди великих деятелей словацкого народа особое признание получили такие фигуры, как Л.Штур, Й.Гурбан, юбилейные даты которых широко отмечались и отмечаются в последнее время. Это были в высшей степени образованные и благородные люди, овладевшие основными достижениями европейского просвещения, науки и культуры. Например, Л.Штур прекрасно знал древнегреческий, латинский, церковнославянский и целый ряд других европейских и славянских языков, владел обширными знаниями в различных областях современной ему культуры. Столь же образованным, воспитанным и благородным являлся его друг, соратник и последователь Й.Гурбан. Можно сказать, что это были люди культуры (ľhomme de la culture), которыми может гордиться не только народ Словакии, но и народы европейских стран.

Их жизнь и деятельность проходила в период бурных событий и интенсивного развития европейских стран. Это время характеризовалось необычайным взлетом европейской мысли, развитием промышленности и культуры и одновременно острейшими противоречиями в социально-политической, экономической и культурной жизни. Л.Штур и Й.Гурбан были современниками таких величайших европейских мыслителей, как Г.В.Ф.Гегель, А.Шопенгауэр, В. фон Гумбольдт, Ф.Ницше, русских философов и писателей - П.Чаадаева, Н.Данилевского, А.Хомякова, И.Киреевского и других.

Неудивительно, что в основе идей Л.Штура и Й.Гурбана лежали прежде всего учение и идеи И.Г.Гердера, Г.В.Ф.Гегеля, В. фон Гумбольдта, других европейских и русских мыслителей.

Основные идеи Л.Штура и Й.Гурбана - идеи духа народов, исторического развития, национального сознания и самосознания, национальной культуры, свободы, справедливости и веры, а также высшие духовные ценности, такие как Истина, Добро, Красота, Любовь, национальная независимость и другие. Все это стало основным содержанием их теоретической и практической деятельности применительно к реальной жизни славянских народов.

Особое значение Л.Штур и Й.Гурбан придавали пониманию духа народа, поскольку любой народ является таковым только тогда, когда он осознает наличие этого духа во всей своей истории и деятельности как в практических, так и теоретических сферах. В этом смысле, как они полагали, народ может быть народом именно тогда, когда он постигает сущность и содержание своего Духа, который охватывает всю его жизнь - от индивидуального, семейного, родового бытия до племенного, национального, государственного. При этом они указывали, что Дух словацкого народа проявился еще в ранней юности этого народа и задача словаков состоит не в произвольном придумывании каких-то фантазмов Духа, а в познании и осознании того Духа. Феноменология духа Г.В.Ф.Гегеля превращается у них в феноменологию духа реальной истории словацкого народа. Эта феноменология имеет исключительно важное значение для всей истории словаков, включая настоящее и будущее. Неслучайно Й.Гурбан в своих воспоминаниях о Л.Штуре приводит его оригинальное, глубокое и верное толкование истории: «История для народа живого является тем же, чем совесть для человека. Человек без совести - это лишь жалкая, бесполезная кожа; народ без сознания исторического о себе и предках своих - лишь кучка кож рабов».

Заслуживает внимания и положение, выдвинутое Л.Штуром и Й.Гурбаном, о единстве слова и дела. Они оба, хотя и были идеалистами и романтиками, понимали, что слово без дела, а дело без слова обречены на неудачу. Неслучайно свою научную, теоретическую, литературную деятельность они тесно связывали с практическими, революционными делами, задачами преобразования общества. И хотя в тех конкретно-исторических условиях их революционная деятельность была, по существу, обречена на неудачу (поддержка Л.Штуром и Й.Гурбаном династии Габсбургов в надежде получить национальную независимость для словаков, что, к сожалению, ни к чему не привело), зато общественно-просветительская деятельность оказалась весьма и весьма плодотворной как для современников, так и для последующих поколений, для настоящего и будущего.

Исключительно важное значение имела активная литературно-просветительская и научная деятельность Й.Гурбана, его поэтическое творчество. Это альманах «Нитра», участие в создании культурно-просветительских обществ Матицы Словацкой, Татрин; кодификация (совместно с Л.Штуром и М.Годжей) словацкого литературного языка, критические статьи, исследования по литературе и т. д. Что касается его поэтического творчества, то оно по сей день вызывает восхищение глубиной проникновения в Дух словацкого народа, верой в его будущее, несмотря на трагические перипетии его истории.

Трудно сказать, насколько Л.Штур и Й.Гурбан ясно представляли себе необходимость разработки серьезной научно-просветительской и культурной программы, но, несомненно, они чувствовали и понимали, что для пробуждения народа к активной революционной практической деятельности необходима серьезная, терпеливая, систематическая и длительная работа, которая могла бы сформировать у словацкого народа политическую волю. Кроме того, для формирования политической воли необходима твердая вера в свои идеалы и в достижение этих идеалов, что в конечном счете зависит от развития национальной культуры. И этой деятельностью активно занимались и Л.Штур, и Й.Гурбан, о чем свидетельствуют их научные, исторические, литературные, поэтические произведения.

Неслучайно в России еще при его жизни, в 1871 году, вышел сборник лучших произведений славянских народов в переводах русских писателей «Поэзия славян» под редакцией известного поэта-переводчика, критика, литературоведа Н.В.Гербеля, в который были включены переведенные стихотворения Й.Гурбана. Достаточно привести такие его стихотворения, как «Нитра» и «Поважье», чтобы понять всю глубину и значение его поэтического творчества.

Предлагаю эти стихотворения в переводе русского поэта, переводчика, журналиста и историка Н.В.Берга (в дореволюционной орфографии).

НИТРА

Нитра, Нитра наша! что съ тобою сталось?

Где твое величье прежнее девалось?

Пышный градъ когда-то - ныне весью сирой

Смотришь ты, что липа, ссеченна секирой!

Испытали много рухнувшія стены

Всякихъ бедъ и горя - бури, перемены.

Безъ тебя и детямъ стало не-подъ-силу:

Скоро все мы ляжемъ въ чорную могилу!

«Полно вамъ крушиться, дорогія дети!

Поживемъ еще мы съ вами въ этомъ свете!

У меня вы, дети, все лихіе хваты:

Встаньте только дружно - дрогнутъ супостаты!

Встаньте только дружно - Славія не сгинетъ,

Слезы наши, горе - все пройдетъ и минетъ;

Возвратится снова золотое время,

Оживетъ, воскреснетъ доблестное племя!»

ПОВАЖЬЕ

Только брошу взоры

По теченью Вага:

Чувствуется въ жилахъ

Сила и отвага!

Ретивое сердце

И стучитъ, и бьется;

А кругомъ, далеко,

Все тебе смеется;

Все тебе смеется,

И зоветъ, и манитъ...

Хоть велико горе,

Все жь тутъ легче станетъ!

А какъ взглянешь кверху,

Къ Сречне отъ Житины:

Ты услышишь голосъ

Вековой кручины:

Это наши Татры

Стонутъ тамъ и плачутъ,

Да и волны Вага

Тамъ сердитей скачутъ:

Тяжко имъ подъ игомъ

Чуждаго народа;

Снится имъ былая

Слава и свобода -

То, что дни иные

Чтить намъ завещали:

На скалахъ остались

Дивныя скрижали!

Ахъ, Поважье наше!

Кто хоть разъ тутъ будетъ,

Никогда про это

Онъ не позабудетъ!

Содержание этих стихотворений свидетельствует о том, что Й.Гурбан не только любил свою родину, но и боготворил ее прекрасную природу, которая для него была неразрывно связана с жизнью словаков. Природа Словакии страдала и разрушалась под чужеземным игом, так же как и жизнь самого словацкого народа. Одновременно мы видим, что Й.Гурбан находит в природе истоки необычайной силы, которая помогала выстоять словакам в самых трудных, исторических и трагических условиях. Больше того, органическая связь природы и человека - это верный залог светлого будущего Словакии.

Хотелось бы сказать и об оригинальных философско-эстетических взглядах Й.Гурбана, отличающихся прежде всего тем, что для него Красота природы и Красота человека неразрывно связаны друг с другом. А Красота тесно связана с Добром и Истиной, а также с такими высокими ценностями, как Любовь, Милосердие, Справедливость и Свобода. Следует напомнить, что великие русские писатели ставили эти категории в центр своего творчества. Например, Л.Н.Толстой считал самой главной ценностью Добро, а Ф.М.Достоевский - Красоту, в то время как философ и поэт В.С.Соловьев - Истину, указывая при этом, что Добро, Истина и Красота - единое целое, они пребывают в неразрывной диалектической взаимосвязи друг с другом. Насколько это важно для художественно-эстетического и поэтического творчества вообще, в том числе для творчества Й.Гурбана, трудно переоценить. Можно предположить, что Й.Гурбан был одним из первых среди славянских и европейских мыслителей, придававших столь большое значение эстетике и эстетическому критерию, который по своей значимости и универсальности превосходит все другие критерии - научные, нравственные и т. д. В этом смысле творчество Й.Гурбана не только не устарело, но и становится все более актуальным.

Следует особо сказать о такой ценности, как Любовь, которая пронизывает всю жизнь и творчество Й.Гурбана. Поскольку народный Дух органически связан с такой высочайшей ценностью, как Любовь, то, естественно, народный Дух возникает, формируется, развивается и передается от поколения к поколению именно благодаря Любви. Главным носителем Любви всегда была, есть и будет женщина, женщина-мать, которая продолжает человеческий род, рождая детей, и передает им Дух народа во всей его целостности. Неслучайно апостол Павел говорил: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится… А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (Первое послание к Коринфянам. Гл. 13).

Вот почему в жизни всех народов, всего человечества женщина должна занимать особое, самое привилегированное положение как живое вечное воплощение самых высших ценностей. Неслучайно у христианских народов столь силен культ Пречистой Девы Марии, Божьей Матери, Пресвятой Богородицы.

Творческое наследие Й.Гурбана имеет непреходящее значение особенно в настоящее время, когда объединение европейских народов в Евросоюз не столько предоставило им национальную свободу и независимость, сколько привело к утрате и свободы, и независимости, увяданию национального духа, языка и культуры. Попытки противостоять этому процессу со стороны некоторых мыслителей, например Ф.Ницше, через конструкцию типа «сверхчеловека», якобы противостоящего «среднему европейцу» (К.Н.Леонтьев) и «человеку-массе» (Х.Ортега-и-Гассет), приводили и приводят к еще большей утрате культурной самобытности народов.

Неслучайно Л.Штур и Й.Гурбан обращали свои взоры к России, великое будущее которой они связывали с судьбами всех славянских народов, видя Россию как могучий центр притяжения славян, их государств, культур при сохранении исторических традиций, духовной и культурной самобытности.

Революционная, практическая и теоретическая деятельность Л.Штура и Й.Гурбана имела основной целью создание самых благоприятных условий для развития словацкого народа. Они мечтали о том, что словацкий народ станет жить достойной материальной и духовной жизнью, когда будут созданы все условия для всестороннего развития каждого человека и всего общества. К великому сожалению, в современном мире, и прежде всего в США и странах Европы, в настоящее время произошел колоссальный разрыв между богатыми и бедными. Так, в США власть и богатства страны принадлежат 1,1% населения, то есть небольшой группе олигархов. То же самое наблюдается в Европе и во многих других странах. Во всем мире насчитывается около 6 тыс. сверхбогатейших людей, владеющих основными богатствами планеты, а огромная часть населения живет в бедности, в вопиющей нищете, зачастую на один-два доллара в день, в то время как сверхбогатые не знают, куда девать миллиарды. В ближайшие 20-30 лет ожидается появление триллионеров. А что дальше?

В этом смысле учения Л.Штура и Й.Гурбана приобретают особенно актуальное значение, и не только для Словакии, но и для народов Европы.

Современная мировая политика (внутренняя и внешняя), по существу, является мертвым отпечатком экономических интересов транснациональных корпораций, которые не останавливаются ни перед чем вплоть до развязывания вооруженных конфликтов и войн ради извлечения максимальных прибылей. Об этом особенно наглядно свидетельствует история нашего времени. Без ориентации на высшие духовные ценности, на дух народа, о чем так убедительно и проникновенно писал Й.Гурбан, любые экономические и политические реформы теряют всякий смысл, а так называемая демократия, насаждаемая в разных странах с помощью вооруженной силы, превращается в свою противоположность.

Следует отметить, что воззрения Й.Гурбана на развитие народного духа во всей его глубине, универсальности и полноте не только сохраняют свое значение для нашего времени, но и являются могучим ориентиром для будущего словацкого народа, славянских народов, народов Европы.

Словакия > СМИ, ИТ. Образование, наука > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277213


Чехия. Словакия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 июля 2017 > № 2258208 Александр Борисов

Мюнхенская трагедия Размышления о том, чему учит судьба Чехословакии

Александр Борисов, Профессор МГИМО МИД России, доктор исторических наук

Тема национальных интересов, оказавшаяся немодной в век сплошной глобализации, неожиданно вновь возникла в центре общественного дискурса в связи с затяжным кризисом всего либерального мегапроекта Запада. «Конец истории», наивно преподнесенный Ф.Фукуямой как торжество американоцентричного мира, обернулся лишь очередной сменой мировых противоречий, болезненным переходом к новому, полицентричному миропорядку. «Век национализма» - так в специальной статье еще в 2013 году анонсировал суть наступающей эпохи влиятельный американский журнал «The National Interest»1.

Лев и лис

Между тем история учит, что забвение национальных интересов под давлением внешних обстоятельств или в результате корыстных расчетов «своей» правящей элиты не только оборачивается трагедией для народа данной страны, но может иметь и далеко идущие международные последствия. В длинной цепи событий, подтолкнувших мир ко Второй мировой войне (1939-1945 гг.), особое место занимает Мюнхенская конференция 1938 года, вошедшая в историю как преступный сговор Великобритании, Франции, нацистской Германии и фашистской Италии с целью «мирной» выдачи Гитлеру Чехословакии.

По сути дела, Мюнхенский сговор, от которого решительно отмежевался СССР, явился пиком проводимой западными державами политики «умиротворения» агрессоров и обозначил «точку невозврата» в переходе от мира к войне. Его логическим следствием стали двусторонние соглашения, подписанные Англией, Францией и, много позже других, Советским Союзом с гитлеровской Германией, чтобы отвести угрозу агрессии от себя. Получилось так, что эгоистический интерес, возведенный в ранг государственной политики западными демократиями, одержал верх над коллективной ответственностью. Когда предвоенные годы стали уже далекой историей, глава Советского правительства И.В.Сталин в перерыве между заседаниями Ялтинской конференции (февраль 1945 г.) лаконично скажет Президенту США Ф.Рузвельту, что если бы не было Мюнхенского сговора, то не было бы и советско-германского пакта о ненападении2. Президент не найдет, что ответить. Тем более что США формально остались в стороне от «грязной сделки».

В исторической литературе, как в отечественной, так и зарубежной, давно расставлены все основные акценты и выявлены главные виновники и пособники постыдного сговора, его жертвы и их защитники. Имена английского премьера Н.Чемберлена, французского премьера Э.Даладье, не говоря уже о кровавых диктаторах Гитлере и Муссолини, занесены в книгу памяти в качестве больших и малых злодеев. Но остается еще большое историческое закулисье, выявление роли тех, кто не был на авансцене, но реально определял хитросплетения европейской политики и вполне мог воспротивиться неблагоприятному сценарию, но не захотел этого сделать. Речь идет о предвоенной дипломатии Соединенных Штатов, нити которой крепко держал в своих руках такой крупный государственный деятель, большой мастер политических интриг и игры на противоречиях, каким был Президент Рузвельт. Неслучайно в близком кругу его сравнивали с «львом и лисицей» в одном лице.

В отечественной литературе как советского, так и постсоветского периода в какой-то мере под влиянием американских исследований и, разумеется, роли Рузвельта как одного из руководителей антигитлеровской коалиции и по контрасту с его преемником сложился несколько идеализированный образ американского президента, присутствующий и в сегодняшних российских политических оценках. Бесспорно, в критический момент мировой истории Рузвельт оказался на высоте положения и, отбросив идеологическую предвзятость, проявил политическую мудрость, заключив вместе с Великобританией военный союз с СССР. Но в довоенные годы, когда решался вопрос быть или не быть мировой войне, США, несмотря на все показное миролюбие Белого дома, сознательно попустительствовали державам-агрессорам - Германии, Италии и Японии и не мешали им творить произвол и беззаконие, рассчитывая остаться в стороне от военного конфликта к своей выгоде. Как иронически замечал тогда У.Черчилль, «Америка ни во что не вмешивалась и лишь всем желала добра». Идейной подоплекой этой стратегии являлся американский изоляционизм или так называемое невмешательство в мировые дела, временами дополнявшие политику активного интервенционизма.

Известное представление о внутренних пружинах американской политики в то судьбоносное для мира время дают ранее не публиковавшиеся материалы из архива крупного американского бизнесмена, друга Президента Рузвельта, щедро финансировавшего его предвыборные кампании, Джозефа Дэвиса, назначенного в конце 1936 года послом США в Советском Союзе. В отличие от своего предшественника, пронацистски настроенного Уильяма Буллита, Дэвису удалось установить доверительные отношения с Кремлем. Известно, что Сталин отвечал ему взаимностью и считал, что «с ним можно иметь дело». Перед послом была поставлена конкретная задача «выяснения военной и экономической мощи русских» и ответа на вопрос, весьма волновавший Рузвельта, «на чьей стороне они будут в случае войны»3.

В то довоенное время в Москве еще испытывали определенные иллюзии в отношении политики США и надеялись, что в Вашингтоне сумеют трезво оценить опасность, исходящую от блока агрессоров, и важность сотрудничества с Москвой. Тем более что на том этапе главные угрозы для СССР исходили из Европы и Дальнего Востока, а США какое-то время, пока окончательно не раскрылось своекорыстие их политики, рассматривались в роли потенциального партнера, если и не союзника, особенно в дальневосточных делах. Между тем для Вашингтона, отдаленного от основных центров конфликтов гладью двух океанов, мир был большой шахматной доской, где принципиальное значение имела расстановка основных фигур, особенно когда речь зашла о судьбе Чехословакии.

Во времена Мюнхена Дэвис через голову реакционеров из Госдепартамента будет выполнять ответственные поручения Рузвельта в европейских столицах, выступая в роли «честного маклера», до конца, вероятно, не проникая во все тонкости, если не сказать коварство, дипломатической тактики своего шефа. Когда сталинская игра с Гитлером потерпит фиаско и Германия в нарушение пакта о ненападении всей своей мощью обрушится на Советский Союз, Дэвис окажется чуть ли не единственным среди правительственных чиновников-маловеров в Вашингтоне, кто пророчески публично заявит, что «русские еще изумят мир».

Дневник посла Дэвиса

Едва заступив на свой дипломатический пост, Дэвис 9 марта 1937 года сообщает пресс-секретарю Белого дома Стиву Эрли: «Нельзя не отдавать себе отчет в том, что здесь вызревают силы, с которыми будущему придется считаться. При условии мира они достигнут крупных экономических успехов. Но о мире можно разве только мечтать. Германия и Япония - постоянная угроза». 1 июня после кратковременного посещения Лондона и встреч с английскими политическими деятелями Дэвис записал в своем дневнике: «Все, что я рассказал им об увиденном [в СССР], поразило их воображение, но я все же мог видеть, с каким недоверием они относились к мощи России при Советах»4.

Информация посла Дэвиса противоречила устоявшимся в западных столицах взглядам о «слабости СССР», подорванного массовыми репрессиями и «чистками» Красной армии, его стремлении к «экспорту революции» и т. д., что складывалось в миф о колоссе на глиняных ногах и опасности сотрудничества с ним Запада. Именно поэтому Советское правительство, видя в Дэвисе доброжелателя, создало для американского посла, вопреки традиционной «закрытости» режима для иностранцев, привилегированные условия. В дипломатическом корпусе он был на особом положении, часто встречался с советскими руководителями и получал «из первых рук» интересующую его информацию. Ему разрешили совершить ряд ознакомительных поездок по крупнейшим промышленным центрам, включая новые индустриальные гиганты в Сибири и на Урале.

Следуя указаниям президента, Дэвис особое внимание уделял изучению потенциальных возможностей СССР на случай большой войны. 10 июля 1937 года он сообщает помощнику президента Марвину Макинтайру: «Англия и Франция преуменьшают военную мощь этого правительства, а Гитлер - нет». В конце июля посол подготовил для президента обстоятельный документ под названием «Важность промышленности для обороны», в котором отмечал: «Европейские военные наблюдатели неофициально признают, что [Красная] армия является первоклассной, с точки зрения рядового и командного состава. Советская промышленность, судя по тому, что я увидел, поразит Запад в случае войны». 28 июля он информирует государственного секретаря Корделла Хэлла об арестах в армии и вопреки волне поднявшихся слухов о «шаткости» режима Советов сообщает, что «положение этого правительства и стоящего у власти режима выглядит неприступным в настоящее время и, вероятно, на обозримое будущее»5.

Дэвис одним из немногих на Западе достаточно трезво оценивал и советскую внешнюю политику в тот кризисный период. В 30-х годах прошлого века, особенно после прихода Гитлера к власти в Германии, в Кремле думали уже не о том, как разжечь революционный пожар на Западе, а как не оказаться в полной изоляции перед лицом единого фронта капиталистических держав. А к этому неизбежно вела политика «умиротворения» агрессоров, главным инициатором которой выступал Туманный Альбион, объединивший традиционный имперский антирусский синдром с новой классовой враждебностью к большевикам, при некоторой непоследовательности и колебаниях Парижа и скрытой поддержке со стороны американцев.

Линии на «умиротворение» агрессоров советская дипломатия попыталась противопоставить идею коллективной безопасности с опорой на механизм Лиги Наций, что в Кремле рассматривали как попытку использовать межимпериалистические противоречия в духе ленинского учения. Борьба этих двух тенденций в европейской и мировой политике достигла своего апогея во время мюнхенского кризиса.

Все это не из-за океана, а с близкого расстояния наблюдал посол Дэвис, постепенно теряя присущий ему оптимизм. 1 сентября 1937 года в рубрике «Европейская ситуация по отношению к России» он записывает в журнале посла свои мысли: «Германия - эпицентр бури. Замыслам Германии отвечает изображать коммунизм в качестве советской угрозы для цивилизации. Россия, по моему мнению, является искренним поборником мира». Из этих размышлений за рабочим столом посла рождались телеграммы в Вашингтон. 3 ноября он сообщает Хэллу: «Советский Союз уже является действенным фактором международного мира, значение которого неуклонно нарастает»6.

При этом Дэвиса едва ли можно было считать идеалистом, попавшимся на крючок сталинской пропаганды. Ситуацию в СССР он видел во всей ее сложности и трагизме, оказавшись в Москве на пике массовых репрессий, когда в одном только 1937 году, согласно докладной записке КГБ, подготовленной по указанию Н.С.Хрущева для его известного «антисталинского» секретного доклада перед делегатами ХХ съезда КПСС в феврале 1956 года, было репрессировано 918 671 человек, из которых 353 074 было расстреляно7.

Можно только поражаться способности Дэвиса не поддаваться доминировавшим тогда в Вашингтоне и на Западе в целом настроениям в отношении СССР. 6 октября он пишет министру Х.Каммингсу: «Здесь, в России, дела идут в обычной русской манере. Как это понимать? Ситуация отчаянно озадачивающая. Но в чем я совершенно уверен, так это в том, что нынешнее правительство состоит из очень способных и сильных людей, которые хорошо владеют ситуацией. Сообщения, которые превалируют в Западной Европе на тот счет, что режим разваливается и, по существу, падает, принимают желаемое за действительное и не отражают того, что могло бы быть подкреплено фактами. Конечно, ужасно и прискорбно созерцать, как эти расстрелы продолжаются, и лично я всегда буду считать, что эта в своей основе вселяющая оптимизм попытка поднять уровень жизни масс запятнана и принижена политикой, которая осуществляется таким ужасным и тираническим путем… Они делают здесь так много хорошего, что это поистине прискорбно»8.

Могут сказать: а какое все это имеет отношение к нашей теме? Самое непосредственное. Мощная пропагандистская завеса, созданная вокруг СССР усилиями «умиротворителей», серьезно дезориентировала западную общественность в отношении подлинных угроз, исходящих от держав-агрессоров, и, напротив, породила большую настороженность к политике и намерениям Москвы. В то же время Гитлера долго воспринимали как эдакого «обиженного ребенка», которому надо было помочь встать на ноги, то есть избавить от несправедливостей Версальского договора, чтобы он успокоился. В конце концов, в отличие от загадочного большевистского деспота Сталина (помните: «Чингисхан с телефоном», как окрестил его Р.Роллан) он был «свой», из одной и той же семьи, хотя и не без врожденного уродства.

С особым пиитетом во влиятельной части американской правящей элиты относились к Гитлеру - востребованной временем сильной личности в эпоху социальных потрясений, гению «корпоративного государства». Это уже после того, как нацистский фюрер «выйдет из-под контроля» и поднимет руку на самих «умиротворителей», он превратится в «кровавое чудовище» и врага всего человечества. А пока он был известен как человек порядка в раздираемой противоречиями послевоенной Германии и принципиальный борец с коммунизмом, умеющий гипнотизировать разуверившуюся толпу.

Американцы рано выделили его как яркую личность среди безликих деятелей Веймарской республики и не спускали с него глаз вплоть до его прихода к власти. Интересно свидетельство на этот счет в мало известных дневниках американского военного атташе в Берлине Трумэна Смита. Он не скрывал своего восхищения личностью и организаторскими способностями Гитлера, когда впервые встретился с ним еще в 1922 году. «Великолепный демагог. Я редко слышал столь логически мыслящего и фанатичного человека. Его власть над толпой, должно быть, беспредельна» - записал он по свежим следам.

Хорошо зная о настроениях в США в годы «великого красного страха» и пальмеровского террора, Гитлер пустил в ход беспроигрышную карту в последовавшей беседе с американцем. Он подчеркнул, что его движение (тогда оно едва насчитывало 100 человек) преследует цель «противостоять марксизму», и далее предостерегал: «Если Америка не поможет германскому национализму, большевизм завоюет Германию. Тогда… русский и германский большевизм чисто из самосохранения нанесут удар по западным странам»9.

Особая тема - участие американских корпораций в восстановлении военного потенциала Германии в нарушение ограничений Версальского договора. Тема, которая не получила своего развития на Нюрнбергском процессе10. Оказывается, большой грех на душу взяло сталинское руководство в период подготовки процесса, вступив в тайный сговор с американцами, как стало известно из недавно опубликованных дневников генерала И.А.Серова, и осуществив своеобразный «размен» наиболее щекотливых с точки зрения интересов сторон вопросов. По свидетельству одного из руководителей советской контрразведки генерала П.В.Федотова, входившего в комиссию по подготовке процесса, «американцы пошли нам навстречу, сняв вопрос о секретных протоколах Молотова - Риббентропа 1939 года в обмен на то, что мы не поднимаем тему о финансовых связях США с гитлеровскими промышленниками11. Остается только гадать, сколько еще подобных тайн хранится в архивах у нас и за рубежом.

Интересно, что в наши дни известная реабилитация Гитлера на Западе началась даже не столько с публикации в ФРГ «по истечении срока давности» нацистской библии «Майн кампф» с 700-страничными «научными» комментариями, сколько с попыток отобразить «феноменальные» личные качества Гитлера, его гениальную «харизму»12. Надо прямо сказать, что авторы этих работ в погоне за скандальной известностью выглядят довольно беспомощно, пытаясь показать «магнетизм» фигуры нацистского вождя на фоне его кровавых преступлений. Остается только удивляться, что эта скользкая тема не получила пока адекватной оценки со стороны некоторых международных организаций, обычно внимательно отслеживающих любые покушения на проблему Холокоста. Как будто можно всерьез повествовать об «обаянии» маниакального приверженца «окончательного решения» еврейского вопроса в отрыве от газовых камер Освенцима. Правда, кровавый антисемитизм Гитлера почему-то не мешал заигрывать с ним администрации Рузвельта, в составе которой было немало лиц с еврейскими корнями.

Ревизионистская держава

А в Москве, по мере обострения ситуации в Европе и на Дальнем Востоке, внимание посла Дэвиса все больше переключается на военные вопросы. Его единомышленником в оценке «намерений и потенциалов» сторон был американский военный атташе полковник Филипп Феймонвилль, которого недолюбливали в военном ведомстве в Вашингтоне за независимый нрав и «симпатии к русским».

В апреле 1938 года, то есть в самый канун общеевропейского кризиса вокруг Чехословакии, Феймонвилль по заданию посла подготовил обширный документ под характерным названием «Военная мощь Советского Союза», в котором дал оценку боеспособности Красной армии. В частности, он отмечал: «Красную армию на апрель 1938 года можно рассматривать как мощную военную организацию, состоящую из великолепных солдат, великолепных младших командиров и по меньшей мере неплохого старшего комсостава. Армия вооружена хорошим стрелковым оружием, имеет на вооружении очень приличные самолеты и превосходные танки. Ее артиллерия вполне удовлетворительна и быстро совершенствуется. Армия опирается на огромную оборонную промышленность, которая в высшей степени централизована и способна подчинить все ресурсы страны осуществлению программ вооружений».

И далее: «Оборонительные позиции Советского Союза в своей основе очень прочные. Было бы, по существу, невозможно в буквальном смысле слова завоевать Советский Союз. Враг мог бы скорее надеяться на внутренний крах советского режима, но Советское правительство, хорошо зная о такой эвентуальности, предпринимает все возможные предосторожности с тем, чтобы вооруженные силы сохраняли лояльность правительству и чтобы в стране не появились какие-либо оппозиционные группы, которые могли бы угрожать власти Кремля. В военном отношении Советский Союз может устоять в одиночку против любой комбинации из двух враждебных держав. Если бы Советскому Союзу угрожала военная коалиция из более чем двух держав, часть его территории, возможно, была бы оккупирована, но, скорее всего, нынешние Вооруженные силы Советского Союза не допустят решающего поражения и маловероятно, что вторгнувшиеся армии добьются окончательной победы»13.

Заметим, что этот документ, отражающий мнение посла и весьма прохладно встреченный в Вашингтоне, был подготовлен за три с лишним года до начала Великой Отечественной войны, когда Феймонвилль, вновь оказавшись в том же качестве в Москве, сумел сам проверить точность своих довоенных прогнозов. Эти прогнозы, разумеется, показывали конкретное соотношение сил на тот момент, когда Германия еще не набрала дополнительную мощь и ее легко можно было остановить именно во время Судетского кризиса. Отсюда, возможно, в свете последующих событий и несколько оптимистические оценки военного атташе о способности Советского Союза выдержать одновременное нападение двух агрессоров, скорее всего речь шла о Германии и Японии. Слава богу, что судьбе было угодно не испытывать Советский Союз на прочность в 1941 году нападением агрессора еще и на Дальнем Востоке, от которого СССР все время был на волоске.

По мере того как европейский кризис вступал в решающую фазу, голос посла из Москвы все больше диссонировал с превалирующими в Вашингтоне настроениями, особенно в оплоте консерваторов - Госдепартаменте. На смену Дэвису прибудет кадровый служака Лоуренс Штейнгардт, который будет пророчить Советскому Союзу после 22 июня 1941 года скорую гибель. Что касается самого Дэвиса, то известной проверкой его востребованности на ключевых постах явился многозначительный отказ Рузвельта на просьбу направить его главой американского посольства в Берлин. О многом говорил тот факт, что на смену либералу и ученому-пацифисту Уильяму Додду туда был направлен профашистски настроенный Хью Вильсон. «Смена караула» в ключевых точках ясно говорила о том, что в Вашингтоне на местах хотели иметь людей, понимающих его «генеральную линию» с полуслова по мере приближения международной ситуации к кульминации.

Честному Дэвису пришлось принять более скромное назначение на пост американского посла в тогда провинциальном Брюсселе. Но и оттуда он будет продолжать предостерегать Вашингтон о пагубности политики «умиротворения» агрессоров и важности сотрудничества с СССР. Перед тем как отбыть к новому месту службы, он направил государственному секретарю Хэллу обстоятельную телеграмму (в то время, заметим, было не принято как у нас, так и у американцев экономить на связи и ограничивать шифротелеграммы 3-5 страницами текста), в которой содержались такие шокировавшие Госдепартамент строки: «По моему мнению, следующее поколение станет свидетелем того, как эти люди здесь [в Советском Союзе] будут оказывать колоссальное влияние не только на положение дел в Европе, но и во всем мире… Великие силы таятся здесь и еще более великие силы вызревают. Они неизбежно вызовут далекоидущие последствия». Воистину, взгляд сквозь годы, хотя и чужой. Если бы мы сами еще умели не быть себе врагами!

В политике есть такое понятие, как «идеологическая зашоренность», или «неспособность сойти с взятого курса», какие бы факты ни ставили его под сомнение. Бывает трудно отказаться от полюбившейся цели, хотя все говорит о ее несбыточности, а то и о возможных роковых последствиях. Среди солидных монографий, приуроченных к 100-летию со дня начала Первой мировой войны, была одна работа, которая, может быть, в чем-то упрощенно называлась «Лунатики» («The Sleepwalkers»), - о государственных деятелях того времени, якобы против своей воли ввергнувших мир в первую кровавую бойню14. Скорее всего, большие и малые войны начинались как в результате стратегических просчетов, так и опасных идеологических заблуждений, принятия желаемого за действительное. В политике особенно трудно предвидеть результат, когда авантюрное начало сталкивается с традиционным, классическим. Простая арифметика здесь не помогает.

Вчерашний ефрейтор, или «богемский капрал», как презрительно называл его престарелый фельдмаршал Пауль фон Гинденбург, из рук которого Адольф Гитлер получил власть, не был традиционным политиком. Его представление о возможном и невозможном не укладывалось в рамки немецкой «реалполитик» и, наверное, повергло бы в ужас таких классиков старой школы, как Карл Клаузевитц или Отто фон Бисмарк. Его приход во власть объяснялся затянувшимся глубочайшим кризисом, поразившим Германию после проигранной мировой войны и навязанного ей несправедливого Версальского мира. Немецкие промышленники и финансисты ждали от него наведения социального порядка в стране и изменения правил конкуренции вовне, если потребуется с применением военной силы.

Их партнеры и конкуренты, прежде всего победители - англосаксы, видели в нацистской партии и ее вожде силу, способную противостоять социально враждебному Советскому государству. Нужно было только помочь «послевеймарской» Германии встать на ноги и не допустить ее преждевременного «схода с дистанции». Этой цели и служила западная политика «умиротворения», пиком которой и стал Судетский кризис. К моменту его возникновения нацисты имели уже большой опыт достижения поставленных задач в вопросах преодоления как военных, так и территориальных ограничений Версальского договора.

В рамках нашей темы нет смысла подробно останавливаться на всех «победах» Гитлера на дипломатическом фронте. Стоит лишь отметить, что этот опасный авантюрист каждый раз очень трепетал за успех очередного рискового предприятия и боялся получить по рукам от своих противников. За его внешней уверенностью скрывался животный страх. Красноречивым примером служил захват Рейнской демилитаризованной зоны в марте 1936 года.

Это был первый серьезный вызов европейскому миру со времен прошедшей войны и вместе с тем глубокий зондаж, если не сказать «разведка боем», позиции западных держав, прежде всего Франции. О том, что творилось в тот момент в душе нацистского фюрера, ринувшегося, как считали многие его приближенные, в чреватую крахом авантюру, можно судить по воспоминаниям одного из близких к нему людей - Альберта Шпеера. «Нервничая, Гитлер ждал первой реакции. В специальном поезде, в котором мы ехали в тот день (7 марта) в Мюнхен, царила от вагона к вагону напряженная атмосфера, исходившая из купе, занятых фюрером. На одной из станций в вагон было передано сообщение. Гитлер вздохнул с облегчением: «Наконец-то! Король Англии не вмешается. Он верен своему обещанию. Это означает, что все может сойти благополучно». «Тем не менее, - продолжает Шпеер, - он был чрезвычайно взволнован и даже позже, когда он вел войну почти против всего мира, всегда называл ремилитаризацию Рейнской зоны «самым своим отчаянным предприятием».

И далее Шпеер раскрывает, как блефовал Гитлер. «У нас не было армии, заслуживающей своего названия, в то время у нас не хватило бы боеспособности продержаться против поляков [немецкая армия насчитывала 100 тыс., а польская - 300 тыс. человек]. Если бы французы предприняли какие-либо действия, мы были бы легко разбиты, нашего сопротивления не хватило бы и на несколько дней. А о наших военно-воздушных силах тогда нельзя было говорить всерьез. Несколько гражданских «Юнкерсов-52», которым к тому же не хватало даже бомб»15.

Было бы чрезмерным упрощением, чем грешила советская историография, считать, что политикой главных «умиротворителей» руководил лишь один классовый инстинкт - стремление в нужный момент подтолкнуть Гитлера на Восток против Советского государства. На самом деле тесно переплетались многие факторы. Старые колониальные державы - Англия и Франция боялись требования Германии о возвращении ей колоний, потерянных по итогам войны, и поэтому были не прочь удовлетворить ее аппетиты в Европе. Американцам, как и немцам, вообще была близка тема «ревизии» Версальского договора, не оправдавшего их ожиданий, как, впрочем, и всего построенного на нем межвоенного мирового порядка с сохранением невыгодного им колониального компонента.

Это в следующем веке, выиграв холодную войну, американцы будут дорожить построенным на фундаменте их гегемонии мировым порядком, обвиняя Россию в «ревизионизме», а себя вместе с зависимыми от них европейцами изображать «охранителем статус кво». А в то смутное межвременье международная стабильность лишь на словах волновала Вашингтон. Тогда США выступали в роли ревизонистской «восходящей державы», как сегодня западные политологи нередко изображают Китай, стремились поживиться плодами «управляемого хаоса» в международных отношениях. Пресловутый изоляционизм был лишь оборотной стороной игры на мировых противoречиях с целью дестабилизации всей мировой системы.

Лучше Гитлер, чем Сталин

Известную роль в массовой психологии «умиротворения», особенно в восприятии его логики западным общественным мнением, играла запредельная цена победы стран Антанты в Великой войне, пока она была еще, как верили, первой и последней по своему масштабу и числу жертв. Западные политики умело играли на пацифизме, объясняя своим «миролюбием» потворствование агрессорам. Французы вколачивали огромные средства в «линию Мажино», надеясь с ее помощью оградить себя от новой агрессии из-за Рейна и не понимая, что в век мобильной войны время крепостей в духе инженерной мысли выдающегося военного инженера своего времени, маршала Франции, маркиза де Вобана навсегда ушло в прошлое. Во многом такая психология «осажденной крепости» порождала настроения обреченности, пораженчества и капитулянства, которые довели европейцев до потери национальной независимости. Боязнь новой крови привела к ее потокам в доселе невиданных масштабах.

Вот характерное свидетельство на этот счет одного из западных авторов. «Так же как и французы, - пишет он, - англичане были сильно ошеломлены ценой сухопутных сражений мировой войны. Три четверти миллиона англичан, или 9% всего мужского населения в возрасте до 45 лет, погибли, и полтора миллиона были ранены или отравлены газами. Английские лидеры всячески стремились избежать повторения такого побоища на континенте»16. Причем англичане, словно это было в ХIХ веке, а не в век авиации и, как потом оказалось, ракет, считали, что они вновь, как в эпоху наполеоновских войн, отсидятся за Ла Маншем, и поэтому активно подталкивали к «умиротворению» Германии более географически уязвимых и морально надломленных войной французов.

Как это ни покажется кому-то парадоксальным, но стратегия Гитлера, несмотря на всю его антикоммунистическую риторику, была куда меньше отягощена классовыми мотивами, чем действия западных демократий, и следовала скорее законам геополитики. Главным в этой стратегии было учесть печальный опыт недавней войны и не допустить заведомо проигрышной для Германии войны на два фронта. Прежде чем начать войну против России - главного препятствия на пути Третьего рейха к покорению Европы, надлежало обезопасить тылы, то есть разбить Францию и так или иначе нейтрализовать Англию. В отношении Соединенных Штатов Гитлер до последнего момента верил, что «великая еврейская плутократия» не станет вмешиваться в европейские дела и будет сохранять заявленный нейтралитет.

Именно в таком духе обсуждались вопросы военной стратегии на совещании Гитлера с высшими военными чинами рейха 5 ноября 1937 года. «Германская политика, - указывал он, - должна иметь в виду двух заклятых врагов - Англию и Францию, для которых мощный германский колосс в самом центре Европы является бельмом на глазу…» Перед немецким генералитетом была поставлена задача разгрома Чехии и одновременно Австрии, чтобы снять угрозу с флангов при возможном наступлении на Запад. При этом уже тогда расчет строился на том, что «Англия, а также предположительно и Франция втихомолку уже списали со счетов Чехию и согласились с тем, что когда-нибудь этот вопрос будет решен Германией»17. Роль Франции ставилась под сомнение в связи с подписанным ею в 1935 году договором о взаимопомощи с Чехословакией, который наряду с заключенным в том же году советско-чехословацким пактом о взаимопомощи вполне мог стать надежной гарантией суверенитета Чехословакии, разумеется при условии их точного и своевременного выполнения.

Малоизученная сторона дела - реакция приглашенных участников совещания, воспитанных в прусских военных традициях Бисмарка и Мольтке-старшего («политика есть искусство возможного», а война, как известно, «продолжение политики иными средствами»). Эта реакция со стороны большинства собравшихся была настороженной если не сказать скрыто-враждебной. Сказанное фюрером - нижним чином и дилетантом в вопросах военной стратегии - многим показалось верхом опасного авантюризма. Слишком мало прошло времени после позора Компьена и Версаля, еще свежа была горечь поражения и живо поколение проигравших, а Германия была слишком слаба и неподготовлена, чтобы всерьез думать о реванше. В результате в верхушке старого прусского офицерства, не принявшего догмы нацизма и испытывавшего откровенное презрение к личности нового вождя нации, начал зреть серьезный заговор.

Во главе его стояло все высшее руководство вермахта - генералы «старой школы» Бломберг, Фрич, Бек, Гальдер, бывший министр и мэр Лейпцига Герделер, статс-секретарь МИД Вайцзеккер и другие. Военный переворот был приурочен к вторжению немецких войск в Чехословакию. Его организаторам и в голову не приходило, что захват чужого государства может быть бескровным. Заговорщики связывали основные надежды на успех заговора с поддержкой извне, прежде всего из Лондона.

С этой целью в английскую столицу в августе 1938 года по поручению заговорщиков был направлен крупный прусский землевладелец, до 5 февраля того же года командир армейского корпуса в Бреслау Эвальд фон Клейст, где он был принят вторым человеком Форин-офис Р.Ванситартом и в то время еще оппозиционным У.Черчиллем. Большой любитель закулисных интриг, будущий британский премьер с энтузиазмом встретил немецкого эмиссара и, как мог, постарался воодушевить заговорщиков. Ему уже грезилось свержение Гитлера и его клики в результате военного переворота и восстановление монархии в Германии. Напротив, Ванситарт, полностью разделяя линию Н.Чемберлена на «умиротворение» Гитлера, хранил настороженное молчание.

Заговорщики весьма некстати своими действиями вносили элемент неопределенности и могли поломать отлаженную стратегию Великобритании. Не скрывая своего раздражения создавшейся ситуацией, премьер-министр 17 августа 1938 года сообщал свое мнение лорду Галифаксу, который незадолго до этого сменил колеблющегося А.Идена на посту министра иностранных дел: «Фон Клейст настроен воинственно против Гитлера и крайне жаждет возбудить своих друзей в Германии предпринять попытку свергнуть его. Он напоминает мне якобинцев при французском дворе во времена короля Уильяма, и я думаю, что мы должны пренебречь многим из того, что он говорит»18. Еще бы, не хватало того, чтобы ради сомнительной затеи оппозиционеров поставить под сомнение успех дела поддержки нацистов. В итоге Клейст, говоря по-русски «не солоно хлебавши», вернулся в Германию, чтобы сообщить своим товарищам обескураживающее мнение английского правительства. Дипломатический триумф Гитлера, достигнутый без единого выстрела, окончательно выбил почву из-под ног оппозиционеров и укрепил его положение среди высшего армейского офицерства.

Дух обреченности перед мощью Германии постепенно овладевал старой Европой. Сказывался исторический страх европейцев перед «тевтонами» - зачинщиками многих войн. «Мир любой ценой!», «Лучше Гитлер, чем революция», «Лучше Гитлер, чем Сталин» - пугала пресса обывателей. Эти упаднические настроения сумел почувствовать Дж.Дэвис, предпринявший по поручению Рузвельта летом 1937 года поездку по 14 европейским странам. Белый дом, начиная чувствовать некоторую тревогу в связи с закулисной активностью англичан, хотел быть в курсе развития событий в Европе. Напомним читателю, что до «особых отношений» англосаксов было еще далеко и Лондон уверенно играл самостоятельную роль, свысока поглядывая на неуклюжих американцев на противоположной стороне Атлантики.

В июле личная яхта Дэвиса «Морское облако», которую советские власти в качестве особого расположения к американскому послу разрешили держать в Ленинградском порту, в сопровождении кораблей Балтийской эскадры вышла в открытое море. За время своего месячного путешествия Дэвис подготовил и отправил в Вашингтон 12 больших докладов о состоянии европейских дел, в которых высказывал мысль о вероятности начала войны в 1938 или 1939 годах. Данциг он называл «пороховой бочкой» и отмечал, что «ситуация здесь искусственно нестабильная и, вероятно, может в конечном счете разразиться бедой». После посещения Вены и Будапешта Дэвис сообщал: «Австрийское государство в отчаянном положении как внутри, так и извне… Существует реальная возможность того, что Германия может поглотить Австрию без серьезных трудностей практически в любое время, когда пожелает». В письме Элеоноре Рузвельт, супруге президента, он заключает: «Европейская ситуация полна трагизма… Сегодняшнее мышление в Европе столь близоруко и путано, что почти теряешь надежду»19.

Дело шло к новой европейской войне, а многие политические деятели отказывались в это верить и надеялись, что «все так или иначе образуется». К их числу относился Президент Чехословакии Эдвард Бенеш - один из главных героев нашего повествования. Личность, безусловно, противоречивая, но, можно сказать, в чем-то и последовательная, когда речь шла о принятии ответственных решений. Дэвис встретился с ним во время своего посещения Праги. У американцев было особое отношение к буржуазной Чехословакии - «витрине западной демократии», созданной на обломках империи Габсбургов, как считалось, при активном содействии Президента США Вудро Вильсона - горячего сторонника фрагментации европейских империй и борца за «самоопределение малых народов». Казалось бы, что уж здесь американцы должны были бросить на чашу весов весь свой вес и влияние, чтобы взять под защиту свое детище. Но Чехословакию ожидала другая участь.

Во время беседы с Дэвисом Бенеш вел себя самоуверенно, уповал на силу Антанты, утверждал, что Румыния «не подведет», но все же до конца не мог скрыть своей тревоги, когда разговор коснулся вопроса о помощи со стороны Франции. Вот как завершилась эта беседа: «Когда я уже уходил, - записал Дэвис, - он проводил меня до двери, но внезапно повернулся и сказал: «Вы задали мне вопрос, который я хотел бы задать вам… Вы поинтересовались моим мнением на тот предмет, придет ли Франция к нам на помощь, если нападет Гитлер. Вы, похоже, удивились, когда я ответил, что не имею и тени сомнения в том, что они выполнят свои договорные обязательства. Почему вы спросили об этом?

- Г-н президент, - ответил я, - только лишь потому, что я задавал этот вопрос везде во время моей поездки по Европе.

- И не скажете ли вы мне, каков же был ответ?

- Охотно. Он был однозначным за одним исключением. Иное мнение высказал один американец в Париже. Тот сказал «нет».

- Он (Бенеш) ничего не ответил. Вероятно, это потрясло его. Я бы предпочел быть в состоянии пробудить его надежды, но он сам хотел, чтобы я сказал ему правду»20, - закончил Дэвис.

Загадочным «американцем в Париже», скорее всего, был Бернард Барух, крупный американский финансист и азартный игрок на Уолл-стрит, доверенное лицо Президента Рузвельта, как, впрочем, советник и еще пяти президентов в течение своей долгой жизни. Дэвис встретился с ним в шикарном парижском отеле «Риц» во время своего турне по европейским столицам. Еврей Барух наотрез отказался принять приглашение своего старого друга Дэвиса отобедать на открывшейся в Париже Всемирной выставке, когда выяснилось, что заказать места можно было только в ресторане в немецком павильоне. «Его чувства, - записал в дневнике Дэвис, - были слишком обострены из-за преследований Гитлером его соплеменников. Нам не хватало его, но мы с уважением отнеслись к его решению».

Большое отражалось в малом в то драматическое время, если добавить еще одну живописную деталь к нашему повествованию. Французские власти, видимо, неслучайно отвели площадки под строительство советского и германского павильонов напротив друг друга, желая этим подчеркнуть непримиримость идеологической борьбы и антагонизм двух смертельных врагов - нацизма и коммунизма. Французы заранее любезно ознакомили любимого архитектора Гитлера Шпеера - исполнителя гигантских маниакальных проектов фюрера, призванных увековечить «тысячелетний рейх», с макетом советского павильона. У его входа предполагалось установить известную десятиметровую скульптуру В.И.Мухиной «Рабочий и колхозница». Общая высота композиции вместе с постаментом составляла более 30 метров и, по замыслу создателей, должна была символизировать победное шествие людей труда по планете.

Когда Шпеер узнал об этом, в его голове немедленно созрел ответный замысел, за что он был потом удостоен в Берлине почетной золотой медали. По его проекту у входа в немецкий павильон была установлена огромная серая цементная кубическая глыба, увенчанная германским орлом со свастикой в когтистых лапах. Эта символика как бы подкрепляла близкую «умиротворителям» мысль о незыблемости прочного заслона в лице нацистской Германии на пути «натиска большевизма» и неотвратимости конфликта между двумя тоталитарными государствами.

План «Грюн»

Наступил 1938 год - критический для будущего Европы и всего мира. Агрессия выходила на стратегический простор. Предлогом для Гитлера явилась забота о немецком населении в Австрии и Чехословакии, а определенным сигналом к действию послужило назначение на пост главы Форин-офис хорошо известного им по визитам в Германию и близкого к Чемберлену лорда Галифакса вместо ушедшего А.Идена, расходившегося с премьером по тактическим вопросам. Как отметил в своем дневнике один из ответственных чиновников Госдепартамента, решение Чемберлена «переброситься мячом с Гитлером и Муссолини достигло конкретной стадии и не являлось более простой абстракцией»21.

12 февраля 1938 года австрийский канцлер К.Шушниг, словно какой-то вассал, был вызван в альпийскую резиденцию Гитлера в Берхтесгадене и подвергнут там тактике «устрашения». Когда австриец в начале беседы по-светски заикнулся о чудесном зимнем пейзаже, открывавшемся из окна, Гитлер грубо оборвал его: «Мы собрались здесь не для того, чтобы говорить о красотах природы или погоде». Говорить он собирался об «аншлюсе» Австрии как «о втором немецком государстве» и ее включении в состав Третьего рейха. Иначе, трубила нацистская пропаганда, австрийцам угрожал «большевизм».

В Лондоне и Париже расценили случившееся как «семейное дело» немцев и предпочли держаться в стороне. Дж.Дэвис записал в дневнике: «Теперь нацисты заявляют, что Шушниг является большевиком. Это слишком трагично, чтобы казаться смешным. В смелости им не откажешь по части большой лжи»22. В ночь на 12 марта 1938 года немецкие войска вступили в Австрию, оставив по пути, по свидетельству генерала Йодля, из-за плохого технического состояния 70% всего своего механизированного парка. «Несокрушимая» боевая мощь Германии на том этапе была сплошным блефом, к созданию которого приложило руку не только ведомство Геббельса, но и одураченные им люди на Западе, вроде известного авиатора, кумира американцев полковника Чарльза Линдберга, уверовавшего после посещений Германии, что вермахту в Европе «не было равных»23.

Жертвой агрессии стало первое суверенное европейское государство с населением в 7 млн. человек. Сегодня в Австрии популярна точка зрения, которую мне приходилось выслушивать от австрийцев в Совете Европы, согласно которой судьбу их страны решила не столько внешняя агрессия, сколько корыстный выбор национальной элиты, отдавшей себя в руки более сильного, чтобы гарантировать свои привилегии. Как бы то ни было, но это привело к изменению всей военно-политической конфигурации. Отныне немецкий рейх с трех сторон нависал над территорией Чехословакии. Гитлер считал, что «ковать железо надо было пока горячо». 21 апреля 1938 года он вызвал к себе начальника Генерального штаба генерала Кейтеля, чтобы обсудить с ним план «Грюн» - операцию по захвату Чехословакии.

Ответная международная реакция большого беспокойства в Берлине не вызывала. И действительно, выступая в Палате общин, Чемберлен заявил, что случившееся нельзя было предотвратить, если не говорить о применении силы. Французы в этот момент переживали очередной правительственный кризис и были всецело поглощены своими внутренними делами.

Ну а Вашингтон? Еще 2 марта полпред А.А.Трояновский сообщал из американской столицы, что «судьба Австрии не вызывает здесь большого беспокойства»24. А куратор европейского направления в Госдепартаменте Дж.П.Моффе, получив сообщение об «аншлюсе», меланхолично записал в своем дневнике, что «Гитлер сделал еще один шаг к полному господству над Европой». Госсекретарь Хэлл дружелюбно принял германского посла Дикхофа и был вполне удовлетворен его разъяснением, что «аншлюс» означал «конец аномалии» и «являлся вкладом в упрочение европейского мира».

И лишь Москва в правительственном заявлении от 17 марта 1938 года решительно осудила совершенное насилие в центре Европы и выразила готовность приступить к обсуждению практических мер вместе с другими государствами в целях предотвращения дальнейшей агрессии. Как и следовало ожидать, советское предложение не получило отклика и лишь усилило подозрения в отношении истинных намерений русских. Можно сказать, что международное доверие тогда было на нуле и это объективно работало в пользу Гитлера. Каждая сторона подозревала другую в коварных замыслах, и это непосредственно влияло на формирование внешней политики. Принципиальное значение приобретал вопрос, чего добивался в то непростое время Советский Союз и какую цель ставила сталинская дипломатия в связи с кризисом вокруг Чехословакии.

Не вызывает сомнения, что политика Кремля до и после расчленения Чехословакии была в корне различной. Если в Москве не испытывали иллюзий в отношении двуличия Чемберлена, то определенные надежды сохранялись в отношении позиции Франции, все-таки связанной с чехами пактом о взаимопомощи и заключившей в 1935 году договор о взаимопомощи с СССР. При этом, возможно, недооценивалось то, что во французской политике закончилась «эра Барту» и наступила «эра Даладье, Лаваля и Бонне» - будущих коллаборационистов.

После большевистской революции 1917 года в России классовый момент был решающим в европейской политике. Именно на этих весах взвешивались все «за» и «против», когда элиты, власть имущие определяли вектор национальных интересов. Между тем в Москве, определяя свою тактику в отношении угрозы, нависшей над Чехословакией, рассчитывали на то, что национальный интерес, понимаемый как защита отечества вопреки старым марксистским догмам, окажется решающим и создаст условия для отпора агрессору.

Вместе с тем ситуация оставалась исключительно щекотливой и требовала от Кремля большой осторожности и осмотрительности, чтобы не дать повода для обвинений во вмешательстве в чужие дела и «экспорте революции». Неслучайно в современном дискурсе с подачи в основном «младоевропейцев» упор уже давно перенесен с темы освобождения Европы от фашизма Красной армией на тему ее «оккупации».

В этой связи основной причиной отказа правительства Бенеша обратиться к Москве за военной помощью называется боязнь «советизации» Чехословакии за десять лет до 1948 года. В статье под характерным названием «А если бы в 1938 году СССР нам помог?», увидевшей свет в конце прошлого года, ее автор Ян Яндоурек (Jan Jandourek) утверждает: «Так или иначе победа, хотя ее трудно себе представить, привела бы к распространению советского влияния в нашей стране на десять лет раньше, чем это случилось на самом деле»25. Словом, имеем еще одно утверждение об «обреченности» Чехословакии и повторение старого лозунга «умиротворителей» - «Лучше Гитлер, чем Сталин!».

Известные документы советской внешней политики не дают оснований считать, что в то судьбоносное время СССР видел своим приоритетом не борьбу с гитлеровской агрессией, а распространение коммунизма в соседних странах. Идея «мировой революции» была уже давно мертва, и Сталин скорее руководствовался традиционно державными и геополитическими интересами, нежели классовыми. Весьма сомнительно, чтобы в той конкретной исторической ситуации, окажись Красная армия на территории Чехословакии, как, впрочем, и предполагал советско-чехословацкий договор, она стала бы менять существовавший социальный строй под предлогом борьбы с агрессором. Однако это уже область гипотетических фантазий или модной сейчас альтернативной истории, а не строгого научного анализа. Ясно одно, что для спасения Чехословакии в условиях надвигающейся гитлеровской агрессии требовались, во-первых, твердое решение ее правящей верхушки об отпоре агрессору и, во-вторых, обращение за внешней помощью. Причем наиболее важным было именно первое. Как известно, ни того ни другого не последовало и судьба страны была предрешена.

Но продолжим по порядку. В период с мая по сентябрь 1938 года Европа жила Судетским кризисом, который развивался по нарастающей. Все всё понимали, но 16 марта нарком иностранных дел М.М.Литвинов заявил встретившимся с ним американским журналистам, что СССР в случае нападения на ЧСР «выполнит свои союзнические обязательства». Когда дотошные американцы, хорошо зная об отсутствии общей границы с Чехословакией, стали допытываться у него, как «СССР может оказать помощь», Литвинов ответил, что «уж какой-нибудь коридор найдется»26.

Внешняя уверенность наркома, политическая судьба которого находилась в руках Сталина и во многом зависела от успеха политики коллективной безопасности, не могла полностью скрыть двусмысленность положения Советского Союза. Вопрос о вводе советских войск в Чехословакию был делом далеко не техническим, как его порой представляли, речь шла о суверенитете соседних государств. «Коридором» могла служить лишь территория Польши или Румынии, правящие верхушки которых, особенно Польши, были настроены крайне антисоветски и к этому времени уже перестроились с ориентации на Малую Антанту во главе с ненадежной Францией на уверенную в себя Германию.

Вполне вероятно, что твердость и дипломатическая последовательность, проявленные в это время советской дипломатией, имели цель подтолкнуть колеблющуюся Прагу к сопротивлению, вселить в чехов мужество и избавить их от чувства одиночества и обреченности. Вполне вероятно, что если бы чехи дали отпор Гитлеру, то всем стало бы ясно, кто агрессор и кто его жертва, и в дело вступили бы механизмы коллективной защиты, включая Лигу Наций, заявило бы о себе и пацифистски настроенное общественное мнение и т. д. В этой ситуации СССР было бы намного легче прийти на помощь Праге, не боясь столкнуться с объединенным фронтом западных держав. Именно поэтому Гитлер блефовал, делая главную ставку на дипломатические, а не на военные усилия по захвату Чехословакии.

Русские уверены в себе

Интересно посмотреть, как виделась ситуация «с американского угла», когда события подошли к кульминации. 1 марта Дэвис сообщал в Госдепартамент, анализируя советские мотивы: «Что касается положения в Европе, то оно выглядит как мир, навязанный фашизмом. Литвинов говорит, что Франция будет следовать за Англией и что Чемберлен сделает все, чтобы умилостивить Гитлера». Дэвис хорошо понимал, что для СССР - великой евроазиатской державы дело не сводилось к одной только Европе, росла угроза его безопасности и на Дальнем Востоке.

В середине марта он делится своими мыслями с супругой влиятельного сенатора Тайдингса: «Как и вся Европа, Россия остро и обоснованно живет предчувствием войны. Они боятся нападения как с Востока, так и с Запада. Огромные поставки военных материалов и проч. направляются Красной армией на Восток из-за боязни японского удара. Они боятся, что у них нет друзей и что они должны полагаться только на себя… Весна и лето этого года для Европы - критическое и ответственное время»27.

Судя по дипломатическому наследию Дэвиса, он стремился подняться над идеологическими или, говоря сегодняшним языком, «ценностными» разногласиями и обращался к здравому смыслу и чувству самосохранения на Западе. 26 марта 1938 года он пишет заместителю госсекретаря Самнеру Уэллесу - человеку Рузвельта в Госдепартаменте, который был на связи с фашистскими главарями («миссия Уэллеса»), что, мол, он готов согласиться с антикоммунистическими страхами англичан и французов и понимает истоки их враждебности к стране Советов. «Но с точки зрения борьбы за выживание демократии, которая идет в мире сегодня, ввиду того факта, что Англии и Франции непосредственно угрожает полное господство фашизма в Европе, довольно трудно понять, почему имеющиеся в наличии здесь силы не следует поддержать и использовать по меньшей мере в той степени, в какой это отвечает поддержанию международной морали и справедливости в мировых делах». И хорошо зная о подозрениях своего адресата в отношении Советского Союза, он заключал на прагматической ноте: «По моему мнению, они представляют в настоящее время меньшую реальную угрозу, чем фашистские государства»28.

Некоторый свет на борьбу мнений на Западе по вопросам угрозы фашизма проливают беседы Дэвиса с английским послом в Москве лордом Чилстоном. Посланец Сент-Джеймского двора в отличие от своего американского коллеги не пользовался расположением советского руководства. Когда однажды он заикнулся о желательности получения аудиенции в Кремле по делам Комитета по невмешательству в испанские дела, то в НКИД ему было сухо отвечено, что «И.В.Сталин дипломатической деятельностью не занимается»29.

30 марта 1938 года Дэвис записывает в дневнике, что он имел «долгую беседу» с Чилстоном на предмет выяснения того, что произойдет, потерпи Чемберлен неудачу в попытках стабилизировать европейскую ситуацию путем создания нового «баланса сил», как уклончиво выразился он. «Англия потерпит перворазрядное крупное поражение, если Советы будут отчуждены тем, что выглядело бы как английская враждебность, и либо останутся нейтральными, чтобы сохранить мир для своей страны, либо, возможно, будут вынуждены принять Гитлера в качестве союзника».

Отметим, что возможность такой «эвентуальности» в порядке догадки была высказана американским дипломатом, вполне вероятно, еще задолго до того, как над этим задумались в Москве как о запасном варианте. Англичанин не стал с этим спорить и, хорошо зная об установке Вашингтона своим дипломатам «не высовываться», предложил коллеге вместе с ним отправиться в Лондон и хорошенько обсудить это. Дэвису оставалось лишь бессильно воскликнуть: «Если бы я мог!»

3 апреля 1938 года состоялась новая беседа с Чилстоном «с глазу на глаз», на этот раз по инициативе англичанина. Посол, видимо, имел поручение из Лондона поинтересоваться мнением американцев в отношении позиции Чемберлена по вопросу будущего Чехословакии. Стала бы неизбежной рано или поздно война между Германией и Англией, если бы англичане продолжали придерживаться занятой позиции? (Проще говоря, спасла бы Англию политика «умиротворения» от войны с Германией.) Дэвис ответил утвердительно, пояснив, что Гитлера так просто не остановишь. В свою очередь, Дэвис поинтересовался, способны ли Англия и Франция вместе нанести поражение Гитлеру без русской помощи. Чилстон счел такой ход (или такое развитие) событий маловероятным и заявил, что это в конечном счете означало бы их поражение от объединенной мощи «оси» Берлин - Рим - Токио.

И здесь Дэвис, все-таки скорее бизнесмен, чем карьерный дипломат, что называется, дал волю своим чувствам. «Я спросил, - записал он, - какой же «чертик» влиял на Чемберлена, препятствуя установлению противостоящей «оси» Англия - Франция плюс Россия. Я могу понять их враждебность к коммунизму. Мы все так настроены. Но нам угрожает господство над миром фашистских держав. Россия, в конце концов, та держава, которая может предотвратить прорыв Гитлера на Украину и помочь английскому флоту задушить Гитлера голодом. В ином случае Гитлер получит житницу мирового значения здесь, на Украине, и прямой выход к Ближнему Востоку и Азии». Ну а что же Чилстон? Тот вновь повторил свою уловку, предложив отправиться вдвоем в Лондон, подозревая, видимо, «коварных американцев», как и Чемберлен, в желании «столкнуть Альбион с Третьим рейхом к своей выгоде»30.

На следующий день, 4 апреля 1938 года, Дэвис «по горячим следам» подытожил свои мысли в письме к старому другу, секретарю Рузвельта Марвину Макинтайру, с просьбой показать письмо президенту. Послание любопытно своей логикой и глубиной анализа. Судя по его выводам, Дэвис на том этапе уже исключал возможность сохранения мира. «Фашистские державы, - писал он, - пытаются изолировать Советы от западных держав, используя жупел коммунизма, фашист Гитлер - как закопченный котелок, который называет чайник черным. Ясно, что мировой комбинации - «оси» Берлин - Рим - Токио - может противостоять только «ось» Лондон - Париж - Москва [себя американцы при любом раскладе не видели в числе активных участников мировых событий].

Для Англии наступит «печальный день», если она окажется зависимой от милости Германии и Италии в отношении доступа к Индии через Средиземное море. Отчуждение России от Англии и Франции может быть столь же серьезным для демократических государств Европы, как и для Советского Союза. Русские здесь уверены в себе. Они верят, что сумеют защитить себя. Они становятся все более антигитлеровски настроенными и открыто враждебными даже ценой риска для дипломатических отношений… В Европе много желаемого принимается за действительное в отношении политической неустойчивости этого режима и его индустриального развала. Все это пустое… Этот режим надолго у власти. Страна столь богата, что, несмотря на потери и неэффективность бюрократической системы управления, она все равно накапливает богатство и будет, я думаю, продолжать делать так, пока эта группа находится в Кремле»31.

Ходом своего анализа Дэвис явно опережал время и до конца, видимо, не понимал все нюансы «большой стратегии» своего «босса», как нередко в письмах он называл Рузвельта. А президент находился под сильным влиянием политики «умиротворения» Германии и исходил из желательности и неизбежности в последующем советско-германского и советско-японского столкновений для американских интересов. По-английски это называется «убить двух птиц одним камнем», а по-русски - «двух зайцев одним выстрелом». Разница, как видим, чисто стилистическая, а смысл один и тот же. Предостережения посла были верными, но не ко времени. Запад должен был пройти свою часть кровавого пути, сменить правящую элиту на национально ориентированную (У.Черчилль, де Голль), прежде чем здравый смысл восторжествовал в политике и привел к антигитлеровской коалиции с СССР. А пока послу оставалось лишь беспомощно разводить руками и уповать на божий промысел.

Вероятно, поэтому свое послание в Белый дом он и завершил на пессимистической ноте: «Судя по тому, как развиваются события в этом сумасшедшем мире, я боюсь, что в какой-то момент демократии, возможно, будут чертовски рады воспользоваться мощью, которую сможет предоставить это правительство [советское] в случае, если вооруженные фашисты «свихнутся». И, поверь мне, из того, что я видел здесь, если эти фашистские диктаторы будут по-прежнему сходить с ума, жизнь не будет стоить того, чтобы жить, когда придется жить на условиях, которые они продиктуют»32.

Майский кризис

Для захвата Чехословакии Берлин принял на вооружение тактику «пятой колонны», сводившейся к искусственному нагнетанию вопроса о судьбе «судетских немцев». Ничем не примечательный на вид, но отличавшийся салонной обходительностью, бывший преподаватель гимнастики Конрад Генлейн, вставший во главе Судето-немецкой партии, получал прямые указания из Берлина, подкрепленные денежными субсидиями (15 тыс. марок в месяц). Главная его задача заключалась в том, чтобы постоянно выдвигать непомерные требования и тем самым делать их неприемлемыми для правительства Бенеша. «Мы всегда должны требовать так много, чтобы нас никогда нельзя было удовлетворить», - говорил своим сторонникам Генлейн.

Проще говоря, нацистам нужен был предлог для вторжения в Чехословакию. Созданный ими «национальный вопрос», тем не менее был воспринят в Лондоне и Париже как «веское основание» для вмешательства в дела Чехословакии и удовлетворения требований Гитлера. 20 мая 1938 года план «Грюн» был скорректирован в сторону более тесной координации военных усилий с дипломатическим и политическим давлением на чехов в расчете на благоприятную реакцию их союзников - англичан и французов. Гитлер все еще колебался между «мирным» и военным решением вопроса. Серьезные сомнения у него вызывала лишь позиция Советского Союза, воодушевлявшая брошенных всеми чехов. Эту неустойчивую международную ситуацию, когда еще можно было спасти положение, отразил «майский кризис» вокруг Чехословакии, поломавший планы Гитлера.

Вопрос об оказании действенной помощи Чехословакии рассматривался в советских руководящих кругах в качестве важнейшей военно-политической задачи. Было принято решение на самом высоком политическом уровне, о котором был немедленно поставлен в известность чехословацкий посланник З.Фирлингер. 23 апреля он сообщал в Прагу: «В Кремле состоялось совещание, на котором присутствовали Сталин, Молотов, Ворошилов, Литвинов и Каганович. После доклада Александровского [советский полпред в Праге] о политическом положении в Чехословакии было решено: СССР, если его об этом попросят, готов с Францией и Чехословакией предпринять все меры по обеспечению безопасности Чехословакии. Для этого он располагает всеми необходимыми средствами. Состояние армии и авиации позволяет это сделать»33.

Итак, принципиальное значение имела оговорка «если его об этом попросят», вместившая в себя все непростые особенности внутренней и международной обстановки, сложившейся к этому времени вокруг Чехословакии. Без соблюдения указанного условия не мог вступить в силу «механизм союза» и действия СССР могли быть расценены как акт агрессии и вмешательства в чужие дела. Причем с самого начала кризиса помощь Франции имела второстепенное значение и не рассматривалась как обязательное условие оказания помощи. Об этом недвусмысленно заявил через несколько дней после принятия судьбоносного для чехов решения член Политбюро, Председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И.Калинин. Напомнив о том, что Советский Союз обязан оказать помощь Чехословакии в том случае, если ей помогает Франция, и наоборот, он отметил: «Разумеется, пакт не запрещает каждой из сторон прийти на помощь, не дожидаясь Франции»34.

Это был совершенно ясный призыв к национальной элите Чехословакии проявить волю к сопротивлению, который в тот момент был услышан Прагой. Тем более что он был подкреплен во многом демонстративными действиями со стороны Москвы. В те дни укреплялись и переводились на особое положение западные приграничные округа, войска получали дополнительные партии вооружения, прежде всего самолеты и танки, поддерживались тесные контакты с представителями чехословацкой военной промышленности и представителями вооруженных сил. В Москве немедленно откликались на все просьбы Праги о поставках вооружения, главным образом самолетов. Шла напряженная «война нервов», в которой чехи в дни майского кризиса одержали полную победу.

Им было что противопоставить агрессору. Армия была готова сражаться, ее отличал высокий боевой дух, она была одной из самых подготовленных и хорошо вооруженных в Европе. На армию работали крупнейшие в Европе заводы «Шкода». Население охватил небывалый патриотический подъем. Английский военный атташе в Москве полковник Файрбрейс 30 мая 1938 года сообщал в Лондон, что даже без поддержки извне чехословацкая армия могла бы продержаться в течение трех месяцев. По мнению многих военных специалистов, отмечает американский историк У.Муррей, «вермахт во всех отношениях не был готов к большой войне в 1938 году»35.

В ответ на угрозы из Берлина в Праге 20 мая 1938 года была объявлена частичная мобилизация, войска выдвигались к границе, чехи демонстрировали решимость воевать. Берлин был явно не готов к такому развитию событий и был вынужден временно отступить. Удалившийся в свое альпийское убежище диктатор чувствовал себя глубоко уязвленным и униженным «несговорчивыми чехами». Нескрываемое раздражение «неуступчивостью» Праги, отказавшейся совершить национальное самоубийство во имя «сохранения мира в Европе», испытывали в западных столицах, особенно в Лондоне. Под угрозой оказалась личная репутация самого премьер-министра. В правительственной резиденции замка в Градчанах в Праге теперь могли судить, кто являлся союзником Чехословакии, а кто подталкивал ее на путь национальной катастрофы.

Вот как оценивал ситуацию со слов министра иностранных дел ЧСР К.Крофты в своей телеграмме в Москву полпред С.Александровский после того, как кризис пошел на спад: «Крофта несколько раз и в довольно теплых выражениях высказывал прямую благодарность за ту спокойную и твердую поддержку, которую он чувствовал за последнее критическое время со стороны СССР. Уверенность в том, что СССР совершенно серьезно и без всяких колебаний намеревается и готовится оказать помощь Чехословакии в случае действительной нужды, действует очень ободряюще и успокоительно на Чехословакию». Вместе с тем в ходе беседы советский полпред почувствовал нотки самоуспокоенности с чехословацкой стороны, расчеты на помощь англичан и французов, надежды на «умеренность» требований агрессора. В ответ на это с советской стороны было сказано: «Гитлер обжегся на своем намерении взять Чехословакию лобовым ударом… Если Чехословакия будет слабой или нерешительной, то Гитлер ее съест под любым предлогом, а то и без предлога. Если она будет сильной и решительной, то никакой предлог Гитлеру не поможет»36.

Волею истории Чехословакия оказалась в центре борьбы вокруг вопроса, быть или не быть новой европейской и мировой войне и оставаться ей или нет в числе независимых государств. В конечном счете все зависело от того, какой путь выберет национальная элита этой небольшой по размерам, но стратегически исключительно важной восточноевропейской страны. Еще Бисмарк говорил: «Кто владеет Богемией, тот держит ключ ко всей Центральной Европе».

Выбор национальной элиты к лету 1938 года сузился: или возглавить национальное сопротивление, призвать население к оружию, рискуя разбудить неконтролируемые силы, или, говоря языком ХХI века, отдать страну под «внешнее управление», одной из первых в Европе встать на путь коллаборационизма и смириться с потерей национальной независимости и иностранной оккупацией. Надо сказать, что это был тяжелейший выбор, который с той или иной степенью остроты и ущемления национальных интересов будет впоследствии вставать перед многими странами, не исключая и Россию после распада СССР. Лишь ответ на него был у всех разный.

Особый трагизм ситуации, с точки зрения интересов чешской и словацкой национальных элит, заключался в том, что они не отдавали себе отчета, что столкнулись с натиском совершенно нового вида европейского государства, каким стала Германия под властью нацистов, - государства криминального типа, которое отбросило законы «честной конкуренции» и занималось откровенным разбоем и грабежом частной собственности покоренных стран, подчиняя их экономики задачам военной машины вермахта и обогащению германских концернов, не говоря уже о прямой конфискации еврейского капитала по примеру самой Германии. В результате этого многих представителей национальной элиты в Праге и Братиславе, уверенных, что деньги можно делать «при любой власти», ждало сильное разочарование, а некоторых, не успевших удрать в Лондон, застенки гестапо и даже расстрел, как премьер-министра уже Богемии и Моравии Алоиса Элиаша.

Майский кризис 1938 года вызвал замешательство не только в лагере агрессора, но и в стане «умиротворителей». Учитывая, что атака «сходу» на непокорную республику не удалась и что она оказалась куда более крепким орешком, чем сдавшаяся без боя Австрия, было решено предпринять глубокий обходный маневр с целью добиться полной международной изоляции Чехословакии. Лето 1938 года прошло в интенсивном дипломатическом маневрировании европейских столиц. Тон задавал Лондон. Похоже, что для Чемберлена готовившийся сговор становился делом чуть ли не всей его жизни, венцом его политической карьеры. Было известно, что Гитлер установил срок вторжения в Чехословакию не позднее 1 октября, и это вносило особую нервозность в политическую обстановку.

Задача, как ее видели «умиротворители» с учетом недавних неудачных уроков, заключалась в том, чтобы «полюбовно», не прибегая к военной силе, выдать Гитлеру Судетскую область и при этом сделать все возможное, чтобы изолировать Прагу от своего единственного надежного союзника - СССР. Советская помощь могла вновь спутать все карты и, как боялись в Лондоне и Париже, вызвать европейскую войну в момент, когда ее больше всего хотели избежать, чтобы уберечь от поражения нацистский режим, а европейский мир - от новых социальных потрясений. Чтобы убедить чехов в «безрассудстве» дальнейшего сопротивления, Чемберлен в конце июля направил в Прагу «с посреднической миссией» престарелого лорда Ренсимена. Американский журналист Уильям Ширер, находившийся в то время в Берлине, записал в своем дневнике, что «вся миссия Ренсимена дурно попахивает… Из записей, сделанных в моем дневнике в первый и последующие дни визита Ренсимена в Чехословакию, явствует, что чехам миссия Ренсимена была предельно ясна - Чемберлен послал его, чтобы подготовить передачу Судетской области Германии»37.

Развязка

Трагическая развязка неудержимо приближалась, несмотря на все усилия советской дипломатии переломить ход событий. Требования Гитлера, чувствовавшего себя хозяином положения, становились день ото дня все воинственнее и непримиримее. Под давлением Запада ужесточилась политика Польши и Румынии в отношении транзита советских войск к границам Чехословакии. Если поляки с самого начала были категорично настроены против появления Красной армии на своей территории, ссылаясь на «марш конницы Буденного» и «чудо на Висле», то румыны одно время колебались и даже обсуждали пролет над своей территорией советских бомбардировщиков, правда на высоте не ниже 3 тыс. метров. Более того, участники «санитарного кордона» - поляки и хортистская Венгрия, поощряемые из Берлина, имели собственные планы в отношении части территории Чехословакии (Тешинской Силезии, части территории Словакии).

А как в тот момент виделась ситуация на другой стороне Атлантики, в Вашингтоне? Вот что записал в своем дневнике шеф европейского отдела Госдепартамента Дж.П.Моффе: «Пятница, 12 августа 1938 года… Утром зашел чешский посланник, чтобы выразить возросшее беспокойство по поводу ситуации в Европе. Кажется, все, что происходит, делает перспективы еще хуже. Последние сообщения из Германии о мобилизации автомобильного транспорта, почтовых автобусов и тому подобного в районе Баварии, переброска германских войск - все указывало на возрастание напряженности. Он чувствовал, что по многим признакам ситуация была хуже, чем во время кризиса 21 мая… Он дал понять, что если госсекретарь был намерен выступить с новым заявлением по типу того, которое было сделано 28 мая, то он надеялся, что это будет сделано достаточно быстро. Я осторожно ответил, что госсекретарь внимательно следит за развитием событий и пытается выявить их значение».

Ничего не скажешь, просто верх дипломатической эквилибристики. А дальше уж совсем цинично. «Президент [Рузвельт] вернулся и провел в это же утро заседание кабинета. Одним из его первых результатов была просьба к А.Берли [замгоссекретаря] подготовить две речи для президента ко вторнику, с которыми он собирался выступить в Канаде. Берли пригласил меня обсудить одну из них, которую он хотел посвятить европейским делам. С первого же захода мы не придумали ничего лучшего, как поумничать на тему о вечной неопределенности американской внешней политики, а именно о том, что нашим лучшим вкладом будет породить сомнения в умах Германии и Ко в отношении того, что при всех обстоятельствах мы останемся в стороне, и в то же время заронить сомнения в умах Англии и Ко на тот счет, что они смогут положиться на нас в оказании прямой помощи независимо от того, что произойдет»38. Иначе как подогреванием страстей это и не назовешь.

Между тем маятник «европейского замирения» словно застыл где-то посередине и малейшее движение могло склонить его в ту или другую сторону. В обстановке пугающей неопределенности, когда на карту был поставлен его личный престиж, Чемберлен решает идти ва-банк и принимает решение, ошеломившее Европу, отправиться в Германию на встречу с Гитлером. «Бог мой!» - только и вырвалось у нацистского диктатора, когда он прочел послание человека, правившего огромной Британской империей и в свои 69 лет решившегося впервые в жизни на риск семичасового воздушного перелета в самый конец Германии, в Берхтесгаден. Гитлер даже не счел нужным перенести ее куда-нибудь поближе, на берега Рейна, что сократило бы полет вдвое.

15 сентября 1938 года в середине дня «миротворец» прибыл в Мюнхен и оттуда специальным поездом был доставлен в альпийскую резиденцию «фюрера и канцлера». Случайно или нет, но Гитлер принимал англичанина в том же кабинете на втором этаже, где за семь месяцев до этого он обрушился на австрийца Шушнига. Наци №1 выглядел мрачным и негостеприимным и особенно не церемонился с гостем. Оставив без внимания призывы Чемберлена найти почву для англо-германского сближения, пока не будет решена «судетская проблема», он метал громы и молнии в адрес правительства Бенеша, обвиняя его в притеснении судетских немцев, и угрожал войной. Премьер-министр сразу же проявил сговорчивость и подчеркнул, что «Великобритания не заинтересована в судето-немецком вопросе», и пообещал сделать все для изоляции Чехословакии, прежде всего от России.

Лихорадочная дипломатическая активность человека с неизменным зонтиком объяснялась тем, что из Праги и Москвы поступали пугающие Запад сигналы о готовности СССР выполнить свои союзнические обязательства перед Чехословакией. Нажим на чехов со стороны англичан и французов особенно усилился после свидания Чемберлена с Гитлером. Поэтому 19 сентября Бенеш официально запросил Москву, выполнит ли СССР свои обязательства по советско-чехословацкому договору, при этом подчеркнув, что речь о помощи может идти только при условии оказания помощи французами. Вполне вероятно, что присутствие французских войск (хотя трудно сказать, как это мыслилось сделать практически) должно было застраховать деятелей в Праге от возможных классовых неожиданностей.

Тем не менее на запрос Праги из Москвы на следующий день, 20 сентября 1938 года, по дипломатическим каналам пришел утвердительный ответ, не оставлявший никаких сомнений в отношении позиции СССР. Кроме того, согласно директиве наркома обороны СССР от 21 сентября, в Киевском особом военном округе были организованы крупные военные учения. 23 сентября нарком обороны и Генштаб дали дополнительную директиву о приведении в боевую готовность части Белорусского особого и вновь созданного Калининского военных округов и о выдвижении к госгранице ряда их оперативных объединений. Всего в боевую готовность в ряде военных округов были приведены 30 стрелковых и десять кавалерийских дивизий, танковый корпус, семь танковых и мотострелковых бригад и другие воинские части39. Было ясно, что Москва не шутила и была готова дать отпор агрессору. Дело было за руководителями Чехословакии.

И в этот ответственный исторический момент, чувствуя, что почва уходит из-под ног, посланники Франции и Великобритании в Праге в беседе с Президентом Бенешем 21 сентября 1938 года предприняли совместный дипломатический демарш, заявив от имени своих правительств, что ЧСР, отвергая англо-французские предложения, берет на себя риск войны, и просили подумать о «способе, как принять англо-французские предложения, что является единственной возможностью предотвратить непосредственную агрессию Германии». В противном случае они грозили, что «снимают с себя ответственность за все, что произойдет». «Это ультиматум», - сказал Президент Бенеш. На что английский и французский посланники ответили: «Нет, это только советы». И «они требуют немедленного ответа, иначе Чемберлен не сможет поехать к Гитлеру и Гитлер, очевидно, выступит [вероятно, Гитлер предъявил им нечто вроде ультиматума]», - подчеркнул министр иностранных дел ЧСР К.Крофта, ведший запись этой беседы40.

Вечером в тот памятный сентябрьский день, который войдет в историю как день предательства и позора, после лихорадочных правительственных консультаций англо-французский ультиматум был «с горечью» принят Прагой. Участники того исторического заседания сами успокаивали себя, что лучше, мол, отдать часть, чем потерять все. Выступая в тот же день, 21 сентября 1938 года, в Лиге Наций, М.М.Литвинов от имени Советского правительства отмежевался от принятых решений и заявил, что капитуляция Чехословакии «рано или поздно будет иметь совершенно необозримые катастрофические последствия»41.

С согласием Бенеша в кармане воодушевленный Чемберлен утром 22 сентября отправился на новую встречу с Гитлером, на этот раз в небольшой рейнский городок Годесберг, где остановился в старинном отеле «Петерсхоф». Гитлер ожидал премьера на противоположном берегу Рейна в отеле, владелец которого, некий герр Дизен, был давним приятелем фюрера. Здесь и предстояло закрепить грязную сделку. Однако неожиданно Гитлер, почувствовав себя хозяином положения, взвинтил свои требования. Это касалось размеров требуемой территории и сроков ее передачи, а также удовлетворения польских и венгерских территориальных притязаний.

Теперь настал черед Чемберлена воскликнуть: «Но это ни больше ни меньше, как ультиматум. Или требованиям канцлера лучше подходит немецкое слово «диктат»?» - язвительно произнес он. На что Гитлер явно издевательски парировал: «Это совсем не диктат. Посмотрите, документ именуется «меморандум». В историю этот документ вошел как Годесбергский меморандум - свидетельство ненасытных аппетитов агрессора. Удрученный случившимся, Чемберлен не решился принять документ и счел более благоразумным забрать его с собой в Лондон. В конце концов, тактика «выкручивания рук» чехам имела свои пределы. В переговорах неожиданно возникла зловещая пауза, которая грозила сорвать почти уже готовую сделку.

И тогда среди замешательства «умиротворителей» родилась идея четырехсторонней конференции европейских держав в духе давно вынашиваемой ими идеи «пакта четырех». На этот раз инициатива исходила из Вашингтона, обеспокоенного возникшей паузой в решении «чешского вопроса». Предпочитавший до этого держаться в тени, Рузвельт рискнул выйти на авансцену европейской политики. В Белом доме и Госдепартаменте закипела работа по подготовке его обращения к европейцам «мирно» уладить свои споры. Как следует из дневника министра финансов США Г.Моргентау, это подразумевало полное удовлетворение требований Гитлера42.

26 сентября 1938 года, исключив из окончательного текста какое-либо упоминание о возможном посредничестве США, Рузвельт обратился к Праге, Берлину, Лондону и Парижу с настойчивым призывом продолжать переговоры, что в тех условиях могло означать только одно - скрытую поддержку требований Гитлера. Причем Москва не была включена в число адресатов «пастырского» послания. Это окончательно деморализовало деятелей в Праге.

На следующий день, видя, что ситуация остается без изменений, Рузвельт направил миротворческое послание Муссолини, которого втайне считал более порядочным деятелем, чем Гитлера, и в то же время повторил свой призыв лично к германскому канцлеру продолжать «неутомимые поиски мира». Память присутствовавших в Овальном кабинете сотрудников закрепила, как, не выпуская изо рта привычного мундштука с дымящейся сигаретой, возбужденно советуясь с приближенными и поблескивая стеклышками пенсне, Рузвельт на этот раз собственноручно набросал текст телеграммы Гитлеру с призывом созвать международную конференцию для мирного урегулирования конфликта. Местом встречи американцы хотели бы видеть нейтральную Гаагу, но окончательный выбор пал на баварский Мюнхен, как того захотел Гитлер43.

А дальше последовали те хорошо известные события, к которым мало что можно добавить. Утром 29 сентября Гитлер отправился в местечко Куфстейн на бывшей австро-германской границе для трогательной встречи Муссолини. На обратном пути в Мюнхен, раскрывая свои ближайшие планы, Гитлер говорил дуче: «Приближается время, когда нам придется воевать бок о бок против Франции и Англии»44. Холодно встреченные двумя диктаторами в «коричневом доме» на Кёнигсплатц, где после полудня начались переговоры, Чемберлен и Даладье и не подозревали, что из охотников они уже становились дичью. Переговоров в общепринятом смысле этого слова, собственно говоря, и не было. Предстояло лишь утвердить отдельные детали ранее выработанной сделки о расчленении Чехословакии и установить конкретные сроки ввода немецких войск в Судетскую область, начиная с 1 октября. Хотя на соглашении стояла дата «29 сентября», в действительности его подписание состоялось уже после полуночи.

А потом оставалось лишь сообщить о состоявшейся сделке двум чехам - посланнику в Берлине д-ру В.Мастны и чиновнику Министерства иностранных дел Х.Масарику, терпеливо, как и полагается побежденным, дожидавшимся приговора в соседней комнате. Гитлер высокомерно отказался принять участие в этой простой формальности, и вынесением вердикта «без права обжалования» пришлось заниматься Чемберлену и Даладье. Время было уже позднее, и премьер-министр, утомленный заботами дня, непрерывно зевал, не проявляя никаких признаков смущения. «Нам было объяснено довольно грубым образом, - сообщали в Прагу чешские представители, - и притом французом, что это приговор без права апелляции и без возможности внести в него исправления… Мы простились и ушли. Чехословацкая Республика в границах 1918 года перестала существовать»45.

Оставим за скобками ликование толпы в Лондоне, собравшейся у входа в резиденцию премьер-министра на Даунинг-стрит, 10, чтобы поприветствовать «старого доброго Невилла», заполучившего подпись Гитлера на англо-германской декларации с клятвенными обязательствами «вечного мира», не просуществовавшими и года, как, впрочем, и точно такие же обязательства, взятые перед французами двумя месяцами позже. Особое удовлетворение испытывали за океаном. Президент выступил в роли миротворца, и при этом не скомпрометировал себя прямым участием в сомнительном предприятии. Для места в истории это, ох, как важно. Воздав для порядка должное британскому премьеру за его подвижнические усилия лаконичным телеграфным текстом: «Молодец!» (Good man!), Рузвельт верил, что Америка была на правильном пути. В середине октября он писал американскому послу в Риме У.Филипсу: «Я хочу, чтобы Вы знали, что я ничуть не расстроен конечным результатом»46.

Мюнхенская трагедия свершилась. Меньше чем через полгода Гитлер разорвал подписанное соглашение и оккупировал всю Чехословакию. Только тогда ее элита полностью осознала, что совершила акт национального самоубийства, но было уже поздно. В Европе начинался предвоенный политический кризис. Москве было о чем задуматься в создавшейся качественно новой международной ситуации. Сталин болезненно переживал неудачу в Чехословакии и считал, что его крепко надули. Недоверие к западным партнерам с тех пор стало фирменной чертой его стиля. Первой его жертвой оказался горячий сторонник коллективной безопасности нарком Литвинов, отправленный в отставку в мае 1939 года. Страна очутилась в полной международной изоляции. Необходимо было любой ценой разомкнуть сжимающееся кольцо враждебных государств. Неотвратимо вставал вопрос о принципиальной смене внешнеполитического курса. То, что еще недавно казалось абсолютно невероятным и неприемлемым по идеологическим соображениям, с точки зрения прагматической логики становилось неизбежным. Остановить агрессию коллективными средствами не удалось. Пришла пора позаботиться о собственных национальных интересах.

 1Pillar P.R. The Age of Nationalism // The National Interest. September-October 2013.

 2Foreign Relations of the United States. Diplomatic Papers. The Conferences at Malta and Yalta. Washington, 1955. P. 367.

 3Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Con. 5. Diary June 1, 1937.

 4Ibidem.

 5Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. J.Davies Journal. July 28, 1937.

 6Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. J.Davies Journal. November 2-7, 1937.

 7Серов И. Записки из чемодана. М., 2016. С. 463.

 8Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 6. J.Davies Journal. October 6, 1937.

 9Berlin Alert. The Memoirs and Reports of Truman Smith. Hassen - Stanford, 1984. P. 48, 52-54, 60-61.

10Борисов А.Ю. Нюрнберг-2, или Несостоявшийся суд над спонсорами нацизма // Новая и новейшая история. 2016. №3.

11Серов И. Указ. соч. С. 536-537.

12Rees L. The Dark Charisma of Adolf Hitler. Leading Millions into the Abyss. London, 2013.

13Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Вox 7. J.Davies Journal. April 17, 1938.

14Clark Ch. The Sleepwalkers. How Europe Went to War in 1914. London, 2013.

15Speer A. Inside the Third Reich. New York, 1970. P. 113.

16Posen B. The Sources of Military Doctrine. France, Britain and Germany Between the World Wars. Ithaca - London, 1984. P. 144.

17Документы и материалы кануна Второй мировой войны. 1937-1939. Т. 1. М., 1981. С. 27, 30-31.

18Lamb R. The Ghosts of Peace. 1935-1945. Wilton, 1987. P. 71.

19Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 6. J.Davies Journal. August 20, 1937.

20Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 6. J.Davies Journal, September 13, 1937.

21The Moffat Papers. Selections from the Diplomatic Journals of Jay Pierrepont Moffat, 1919-1943. Chicago, 1956. Р. 18.

22Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 6. J.Davies Journal. February 15, 1937.

23См. подробнее: Гудериан Г. Воспоминания немецкого генерала. М., 2013. С. 47-67.

24Документы внешней политики СССР. Т. ХХI. М., 1977. С. 617.

25Яндоурек Ян. А если бы в 1938 году СССР нам помог? // http:// inosmi.ru/politic/20161004/237963267.html (19.XI.2016).

26Документы по истории Мюнхенского сговора. 1937-1939. М., 1979. С. 57.

27Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 7. J.Davies Journal. March 17, 1938.

28Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 7. J.Davies Letter to Sumner Welles. March 26, 1938.

29Международная жизнь. 1987. №11. С. 148.

30Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 7. J.Davies Journal. March 30, April 3, 1938.

31Library of Congress. Manuscript Division, Joseph Е.Davies. Chronological File, 1936-1938. Box 7. J.Davies Letter to Marvin McIntyre. April 4, 1938.

32Ibidem.

33Документы по истории Мюнхенского сговора… С. 87.

34Там же. С. 88-89.

35Murray W. The Change in the European Balance of Power, 1938-1939. The Path to Ruin. Princeton, 1984. Р. 222.

36Документы внешней политики СССР... С. 299.

37Ширер У. Взлет и падение Третьего рейха. М., 1991. Т. 1. С. 413.

38The Moffat Papers... P. 218.

39Документы по истории Мюнхенского сговора... С. 240, 254-256.

40Там же. С. 245-246.

41Там же. С. 262.

42Blum J. From the Morgenthau Diaries. The Years of Crisis, 1928-1938. Boston, 1959. Р. 501.

43The Moffat Papers... Р. 309.

44Hibbert Ch. Benito Mussolini. The Rise and Fall of Il Duce. London, 1962. Р. 119.

45Документы и материалы кануна Второй мировой войны... С. 236.

46Hearden P. Roosevelt Confronts Hitler. America’s Entry into World War 2. Decalb (Illinois), 1987. P. 109.

Чехия. Словакия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 июля 2017 > № 2258208 Александр Борисов


Словакия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 28 декабря 2016 > № 2019106 Роман Косыгин

До новой встречи, Братислава!

Роман Косыгин, Исполнительный директор издательства «Молодая гвардия»

В начале XXI века славянский мир переживает непростые времена. Распад социалистического лагеря, развал Югославии, война на Украине отдаляют все дальше друг от друга братские народы. Необходимо искать наиболее приемлемые способы примирения. И здесь на первый план выходит то, что роднит всех славян, - общая культура: и языка, и ценностей, и культура быта. Именно на этом и строится работа посольств Российской Федерации в славянских странах. А помогают воплощать эти идеи в жизнь крупные культурные форумы. Об одном из них и хотелось бы рассказать.

Недавно в Братиславе состоялась 24-я Международная выставка «Библиотека - Педагогика-2016». Россия на ней занимала центральное место. Организатором экспозиции под общим названием «Read Russia» уже не первый год выступает Институт перевода при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. В ее рамках были проведены интересные презентации, в которых приняли участие известные российские писатели Павел Басинский и Алексей Варламов. П.Басинский представлял свою новую книгу «Лев Толстой - свободный человек», которая за короткое время успела завоевать сердца читателей, а А.Варламов, являясь автором восьми книг в серии «Жизнь замечательных людей», поделился интересными фактами из жизни своих героев и рассказал, что часть своих книг он написал в Словакии, когда работал в Университете св. Кирилла и Мефодия в Трнаве.

Книги издательства «Молодая гвардия» имели большой успех. Русисты Словакии помнят еще с советских времен, как доставали молодогвардейские издания и коллекционировали серию «ЖЗЛ». Словакам интересна Россия. Поэтому презентация программного директора Института перевода Нины Литвинец «Книжный рынок России: достижения и проблемы» привлекла к российскому стенду как профессионалов книжного дела, так и простых читателей, которые владеют русским языком. А таких немало. По последней информации, около 80 тыс. человек знают русский язык, а изучают его в 1071 школе по всей Словакии. Недавно русский язык признали языком национального меньшинства, а этот статус дает некоторые преференции. В частности, Евросоюзом выделяются средства на сохранение, популяризацию и помощь в изучении языка А.С.Пушкина.

Большая работа, направленная на сбережение культурных, политических, экономических связей, проводится Посольством РФ в Словакии. В этот раз, воспользовавшись приездом российских писателей и издателей на выставку в Братиславу, были организованы встречи со студентами, которые изучают русский язык. Алексей Варламов прочитал лекцию в Прешовском университете на тему «Русская литература сегодня: поиск смыслов и смысл поисков». Алексей Николаевич является ректором Литературного института им. А.М.Горького. Поэтому он, как никто, видит основные тенденции в современном литературном процессе в России.

В Университете им. Константина Философа, который находится в городе Нитра, прошла встреча со студентами философского факультета. Мы рассказали о последних новинках, в их числе биография Льва Толстого, написанная Павлом Басинским, который сам ее и презентовал. Словацкие студенты хорошо знакомы с творчеством Льва Николаевича. Поэтому рассказ о жизненном пути писателя был им близок и интересен.

В вопросах к автору не обошли и тему Душана Петровича Маковицкого, словака по национальности, личного врача Толстого, который до последних мгновений жизни писателя сопровождал его. Знаменитое бегство из Ясной Поляны было организовано при непосредственном участии Маковицкого. После смерти Толстого Душан Петрович опубликовал свои дневники. В них он буквально поминутно фиксировал, что говорил и делал великий писатель. Скончался Маковицкий в Словакии. Его соотечественники горды тем, что именно он оказался рядом с Толстым в последние годы жизни и оставил подробнейшие воспоминания. Они помогают исследователям жизни Льва Николаевича лучше изучить и понять писателя. Павел Басинский тоже отметил этот факт, когда рассказывал, как писал книгу «Лев Толстой - свободный человек».

Павел Басинский - критик, литературовед, доцент Литературного института, обозреватель отдела культуры «Российской газеты», давний автор «Молодой гвардии». Его первая книга в серии «ЖЗЛ» вышла более десяти лет назад. Это была биография А.М.Горького. Узнав об этом факте, словацкие студенты засыпали автора вопросами. Взаимоотношения со Сталиным, подробности смерти, отношение к Горькому в России сейчас - все это интересовало их. Данная встреча еще раз подтвердила тот факт, что в Словакии знают, любят и скрупулезно изучают русскую литературу. Такую же историю можно было наблюдать и в Университете им. Я.Коменского в Братиславе. Там, на философском факультете, тоже была проведена презентация издательства «Молодая гвардия» с участием Павла Басинского.

В рамках выставки «Библиотека - Педагогика-2016» состоялась Вторая научно-практическая конференция русистов, литераторов и славистов «Образ России в слове». Она была организована Посольством РФ в Словакии. На ней рассматривалась методика преподавания русского языка как иностранного. По данному вопросу высказывались российские специалисты и местные преподаватели. Все с интересом заслушали интерактивный авторский курс доктора педагогических наук, профессора, начальника Научно-методического отдела по русскому языку Государственного института русского языка им. А.С.Пушкина Н.В.Кулибиной «Уроки чтения - «праздник, который всегда с тобой» как возможность воспитания «идеального» читателя».

Со словацкой стороны было несколько выступлений. Вначале слово взял профессор Института русистики Прешовского университета В.Купко. Он рассказал о проблеме обучения русской литературе студентов словацких вузов без навыков чтения. Со своим докладом познакомила слушателей преподаватель Института русистики Прешовского университета И.Купкова. Она поведала о передовом методе обучения художественному переводу. Очень интересным было выступление профессора кафедры славянских языков философского факультета Университета им. М.Бела в Банска-Быстрице Л.А.Сугай. Он сосредоточил внимание на роли художественного слова и синтезе искусств в преподавании курса «История и культура России».

Во второй части конференции обсуждались тенденции в современной русской литературе. Алексей Варламов и Роман Косыгин выступили от российской стороны. Словакию представляли профессор А.Элиаш, преподаватель кафедры русистики и восточноевропейских исследований философского факультета Университета им. Я.Коменского, преподаватель философского факультета Университета им. М.Бела доцент В.Биловеский, доцент кафедры славистики философского факультета Университета им. Палацкого в Оломоуце (Чешская Республика) З.Выходилова и преподаватель кафедры русистики и восточноевропейских исследований философского факультета Университета им. Я.Коменского профессор М.Куса.

Третья часть конференции была посвящена вопросам славянской тематики в России и Словакии. С большим интересом восприняли слушатели выступление члена Программного совета Форума славянских культур, научного сотрудника Института славяноведения РАН, кандидата филологических наук Ю.А.Созиной. Ее тема: «Перевод как фактор межнациональной истории культуры. Россия - славяне - Европа». По-особому прозвучал доклад директора Института славистики Словацкой академии наук П.Женюха «Институт славистики и актуальные вопросы исследований». В центре внимания оказалось и выступление преподавателя Института русистики Прешовского университета профессора Й.Сипко на тему «Исторические реминисценции России и современность». Неменьший интерес вызвал и подробный рассказ старшего научного сотрудника Института славяноведения РАН, кандидата филологических наук Д.Ю.Ващенко о том, какое важное место занимает Людовит Штур в исследованиях российских славистов. Во время конференции часто возникали дискуссии, из которых можно было сделать следующие выводы: интерес к России в Словакии очень большой, к изучению русского языка относятся серьезно и видна тяга к взаимному культурному обмену. Эти факты настраивают на позитивный лад.

Как уже говорилось, огромную роль в налаживании связей со Словацкой Республикой играет МИД РФ. Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в СР А.Л.Федотов - искусный дипломат, страстный книжник и поклонник серии «Жизнь замечательных людей». Заходя в российское посольство в Братиславе, сразу отмечаешь полки с изданиями знаменитой серии. Владимир Святой и Александр Невский, канцлер Горчаков и министр иностранных дел Громыко, Рахманинов и Прокофьев, Достоевский и Есенин и многие другие наши великие соотечественники помогают представлять Россию на международном уровне. Алексей Леонидович отмечает, что чаще всего подарками на приемах являются книги. И львиную их долю составляют тома серии «ЖЗЛ».

Серия биографий «Жизнь замечательных людей» была основана в 1890 году выдающимся просветителем Флорентием Павленковым. После его смерти книги перестали выходить. Но в 1933 году серию продолжил Максим Горький. За 125-летнюю историю «ЖЗЛ» заняла совершенно особое место не только в истории издательства «Молодая гвардия», где она выпускается с 1937 года, но и в отечественном книгоиздании в целом. Наряду с Большим театром в области сценического искусства, Третьяковкой и Русским музеем в живописи данная серия является подлинным национальным достоянием. При этом необходимо вспомнить слова Президента РФ Владимира Путина, который в одной из поздравительных телеграмм сказал следующее: «Благодаря «Молодой гвардии» этот издательский проект приобрел масштабы, равных которым нет в международной практике. Без преувеличения, это настоящий «бестселлер» века, знакомый каждому образованному человеку». Приятно отмечать и тот факт, что издания «ЖЗЛ» помогают в работе различных государственных ведомств. Лишний раз в этом можно было убедиться в Братиславе, где повышенный интерес проявлен к новинкам легендарной серии. А похвастаться было чем.

В 2016 году вышла биография Александра III. Как отмечается в предисловии к этому изданию, написанном епископом Егорьевским Тихоном (Шевкуновым), «именно во времена Александра III вышла в свет первая книга серии «Жизнь замечательных людей». И удивительно, что за все существование серии «ЖЗЛ» так до сих пор не появилась книга, посвященная жизни императора Александра III». Этот пробел восполнил историк Александр Мясников. В основу его повествования положены дневники, письма, воспоминания современников и участников событий. Многие факты биографии «Царя-Миротворца» для большинства читателей звучат весьма неожиданно. В частности, открываются новые подробности крушения императорского поезда на станции Борки под Харьковом. Считалось, что в тот момент Александр III с семьей возвращался из поездки по Крыму. Однако эту версию автор опровергает, поскольку были обнаружены документы, которые говорят о том, что император путешествовал по Кавказу и посетил Владикавказ, Новороссийск, Тифлис, Батуми, Баку и имение Цинандали. Подобных уточнений к общепринятым фактам в книге немало.

К новинкам года относится и книга Сергея Шаргунова «Катаев: «Погоня за вечной весной», которая тоже вышла в серии «ЖЗЛ». Это первая подробная биография выдающегося прозаика и поэта, тонкого мастера слова Валентина Катаева. Немногие знают, что писатель происходил из старинного священнического рода, среди его близких родственников были архиепископы - новомученики. Герой Социалистического Труда В.Катаев был в свое время белым офицером, учеником Бунина, сидел в расстрельном подвале Одесской губчека… Писателю Сергею Шаргунову, опиравшемуся на воспоминания, архивные документы, мемуарную и биографическую литературу, удалось блестяще воссоздать непростую, отчасти таинственную, тесно сплетенную с литературным творчеством жизнь Валентина Катаева - сложного и противоречивого человека, глубоко вовлеченного в исторические события ХХ века.

Пополнила книжную полку серии «ЖЗЛ» и долгожданная биография Александра Зиновьева. Павел Фокин, автор книги «Александр Зиновьев: Прометей отвергнутый», работал над ней несколько лет. Необычная по форме, она представляет собой попытку постичь «феномен Зиновьева» - писателя, философа, логика, социолога, художника, поэта, религиозного мыслителя, общественного деятеля, педагога.

Обратила на себя внимание читателей очередная книга Николая Долгополова «Надежда Троян». В его сборнике биографий «Легендарные разведчики» Надежде Викторовне была посвящена небольшая глава. Здесь же вышла полноценная книга в серии «ЖЗЛ». Она рассказывает о яркой и драматичной судьбе Героя Советского Союза, разведчицы партизанского отряда НКВД, участницы операции возмездия по уничтожению гауляйтера Белоруссии группенфюрера СС Вильгельма Кубе. Н.Троян в послевоенное время избрала самую мирную профессию - врача, успешно руководила советским Обществом Красного Креста и Красного Полумесяца.

О подвиге, судьбе и личности Надежды Викторовны рассказывают ее родные и близкие, а также историки спецслужб. В книге впервые публикуются рассекреченные документы из Центрального архива ФСБ России.

Мария Залесская после биографии Рихарда Вагнера написала книгу для серии «ЖЗЛ» «Ференц Лист». Он давал концерты австрийскому и российскому императорам, королям Англии и Нидерландов, неоднократно встречался с Папой Римским и гостил у писательницы Жорж Санд, возглавил придворный театр в Веймаре и вернул немецкому городку былую славу культурной столицы Германии. Его называли «виртуозной машиной», а он искал ответы на философские вопросы в трудах Шатобриана, Ламартина, Сен-Симона. Любимец публики, блестящий пианист сознательно отказался от исполнительской карьеры и стал одним из величайших композиторов.

Стоит отметить выход в свет двухтомника «Молотов: Наше дело правое». Это биографическое исследование известного советского политика, политолога и историка, доктора исторических наук Вячеслава Никонова посвящено судьбе видного советского политического и государственного деятеля В.М.Молотова. В своей работе автор опирается на многочисленные архивные материалы, в том числе на личный архив В.Молотова, труды отечественных и зарубежных исследователей, позволяющие по-новому взглянуть не только на важнейшие этапы биографии героя книги, но и на узловые моменты истории дореволюционной России и советского периода. Дополнительный колорит изданию придает тот факт, что Вячеслав Никонов является внуком Молотова. В 2017 году на основе двухтомника выйдет книга в серии «ЖЗЛ».

Продолжают пополняться новыми изданиями дочерние жэзээловские серии. Одна из них - «ЖЗЛ: Биография продолжается…» была основана в 2005 году. Автором проекта является генеральный директор «Молодой гвардии» Валентин Юркин. Именно с его легкой руки в серии «ЖЗЛ» стал возможен выход жизнеописаний ныне живущих современников. В начале 2016 года вышла книга о Нурсултане Назарбаеве, который по праву считается создателем нового, независимого Казахстана. Первый президент республики и ее общепризнанный национальный лидер, он уже третье десятилетие возглавляет динамично развивающуюся страну, последовательно укрепляя ее позиции на мировой арене.

Не менее интересна биография Минтимера Шаймиева. Это необычная книга! И дело не только в яркой и неординарной личности самого героя. Трудно найти еще один пример столь же неразрывного слияния биографии человека и истории его родной страны. Поэтому неслучайно в повествовании органично слиты и прямая речь от первого лица, и живые воспоминания соратников, друзей и родных Минтимера Шариповича, и «жизнеописание» Татарстана, вне которого представить себе нашего героя просто невозможно.

В серии «ЖЗЛ: Великие люди России», которая представляет собой совместный проект издательства «Молодая гвардия» и банка ВТБ, вышел очередной трехтомник под общим названием «Ребята с нашего двора». В него вошли книги В.Новикова «Владимир Высоцкий», Л.Данилкина «Юрий Гагарин» и М.Макарычева «Александр Мальцев». Героев этих книг объединяет одно - все они вышли из народа, достигли выдающихся успехов в своем деле и всемирной славы, оставшись при этом простыми и близкими всем нам - настоящими «ребятами с нашего двора». Это относится и к москвичу Владимиру Высоцкому, лучшую биографию которого написал известный литературовед Владимир Новиков, и к Юрию Гагарину, уроженцу маленького городка на Смоленщине, чей звездный жизненный путь осветил в своей нашумевшей книге публицист Лев Данилкин, и к воспитаннику кирово-чепецкой хоккейной школы Александру Мальцеву, автором книги о котором стал журналист Максим Макарычев.

В преддверии 100-летия революции издательство «Молодая гвардия» выпустило книгу Святослава Рыбаса «Заговор верхов, или Тотальный переворот». Она рассказывает о феврале 1917 года, тайных обстоятельствах и пружинах государственного переворота, совершенного политической, финансовой и военной верхушкой Российской империи. Автор рассматривает природу заговора как проблему взаимоотношений общества и власти на фоне столкновения внутриэлитных экономических и политических интересов, а также международной конкуренции за доступ к ресурсам и коммуникациям. Эту книгу надо рассматривать как комментарий к книгам Рыбаса «Столыпин», «Сталин», «Василий Шульгин: Судьба русского националиста» из серии «ЖЗЛ».

Также к 100-летию революции готовятся сборники в серии «ЖЗЛ» о героях Белого движения и знаменитых красноармейцах. Выйдет и долгожданная биография Владимира Ленина, которая уже до появления получила лестные отзывы в прессе и писательском сообществе. И это понятно: автор книги - интересный писатель Лев Данилкин.

Книги помогают понять историю и сделать соответствующие выводы. Труд Владимира Широгорова «Украинская война: Вооруженная борьба за Восточную Европу в XVI-XVII вв. Кн. I: Схватка за Русь (До середины XVI в.)» как никогда актуален.

Современное устройство мира сложилось в XVI-XVII веках. Тогда же в Восточной Европе зоной соперничества стала Западная Русь - широкая полоса земель от Львова до Смоленска. В борьбе за эту территорию столкнулись крупнейшие державы того времени - Литва и Польша, Швеция и Орда, Турция, Крымское ханство, а также Московское княжество - будущая Великороссия. И кто мог предположить тогда, что речь шла не просто о разделе пространств Восточной Европы, но о захвате здесь полного и безусловного господства? Что небольшое Московское княжество уничтожит гораздо более мощные Орду и Литву, отодвинет не менее динамичные Турцию, Польшу, Швецию на южные, западные и северные «задворки» Украины, подавит на долгие века попытки создания там собственных государств и станет всевластным и единственным хозяином всех этих земель, превратившись в великую мировую державу?

О забытой в нашем историческом сознании Украинской войне и рассказывается в книге. Как доказывает автор, эта война не просто повлияла на судьбы всей (и не только Восточной!) Европы, но стала одной из самых плотных в истории концентраций боевых действий, выразивших собой все: идеологию, экономику, общественные процессы, качества лидеров и стремления народов. Книга I «Схватка за Русь» является первой частью исследования Украинской войны XVI-XVII веков. Она посвящена становлению противоборствующих государств и их армий, а также первым сражениям этой войны - до середины XVI века.

Поездка в Братиславу позади. А я еще нахожусь под ее впечатлением. По-другому и быть не может: нашей молодогвардейской делегации довелось побывать в гостях у истинных друзей. Следовательно, стала крепче славянская дружба. А что способствовало тому? Интерес к русскому языку, к нашей великой литературе, в частности к серии «ЖЗЛ», которой нет равных в мире. И как приятно сознавать, что ею широко пользуются в Братиславе российские дипломаты, наводя свои мосты в укреплении деловых, экономических, политических и дружеских связей.

До новой встречи, Братислава! Братьям слава!

Словакия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 28 декабря 2016 > № 2019106 Роман Косыгин


Словакия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 октября 2016 > № 1940848

Почему словаки любят россиян, несмотря на пропаганду

Словаки негативно относятся к американской внешней политике и позитивно к России даже в большей степени, чем все близлежащие страны. Это следует из опубликованных данных организации Globsec Policy Institute, которая исходила из опросов агентств Чехии, Венгрии и Словакии.

Людовит Штевко (Ľudovít Števko), Napalete, Словакия

До 59% словаков оценивает политические действия США в Европе и в мире негативно. 60% полагает, что НАТО является средством США для захвата малых стран. Позитивный образ России в сознании словаков 8 сентября прокомментировало издание Sme в двух специальных статьях, в которых приводились цитаты некоторых политологов, прежде всего известного русофоба Александра Дулебы и чрезвычайно компетентного «специалиста» по вопросам внешней политики Магды Вашариовой.

Лучшая информированность против пропаганды

Несколько социологов размышляют над феноменом пророссийской ориентации большей части словацкого народа и ищут ответ — одни в штуровской истории, а другие — в оценке военной интервенции США и трансатлантического альянса в разных частях мира. Бывший дипломат Вашариова даже видит причину в наивности словаков, которые за 25 лет так якобы и «не поняли, что для нас значит членство в НАТО».

Дулеба тоже полагает, что в вопросах внешней политики мы наивны, и возлагает вину на политиков, которые были неспособны обсуждать внешнеполитические проблемы. Словаки якобы чувствуют себя более нравственными, когда отвергают военные операции за рубежом. Характерно, что этот господин называет агрессию военной операцией, которая, согласно ему подобных «гавлоидов», является необходимым гуманитарным актом, направленным на установление демократии в недемократических или непослушных странах.

Согласно Sme, поразительно, что в Словакии говорят о нейтралитете, который является «одни из ключевых моментов российской пропаганды». Разумеется, подобные рассуждения — это глупость. Желаемое выдается за действительное. Отношение словаков к россиянам в значительной степени определяется славянской ментальной близостью и общей исторической памятью.

Даже подавление Пражской весны армией Варшавского договора и пребывание советских войск в ЧСФР на протяжении 20 лет сегодня воспринимаются в контексте холодной войны и политики брежневского руководства Советского Союза, а не как волеизъявление русского народа, который во времена так называемого тоталитаризма тоже страдал.

Военные события конца ХХ начала ХХI века словаки (и не только они) воспринимают как вооруженное вмешательство США и НАТО в суверенные дела многих государств на Балканах, в Африке и на Ближнем Востоке. Циничные военные авантюры и бессмысленные бомбардировки Югославии, Ливии, Ирака в интересах гегемонии заокеанской державы совершили не россияне, а американцы и Североатлантический альянс.

На понимание этих событий не повлияла, да и не должна была повлиять, российская пропаганда. Роль сыграла лучшая интернет-информированность народа, которому не удалось промыть мозги с помощью СМИ, и на который не повлияли антироссийские инициативы некоторых политиков и неправительственных организаций.

То, что словаки не приемлют любого использования силы, включая военные операции НАТО, это похвальное качество, в котором упрекать народ могут только глупые или завербованные клеветники вроде актрисы Вашариовой, бывшего марксиста Мсежникова, президента Киски, некоего активиста Сматана и других обскурантов в нашем политическом паноптикуме.

Сознание славянства

Русофобы в Словакии уже тянут за короткий конец веревки. И это хороший, пусть для кого-то и удивительный, результат недавнего опроса. С русскими нас связывает вековое сознание славянства, родственные языки, общей основой которых была литургическая речь святых Кирилла и Мефодия. В отличие от других европейских языковых групп (германской, романской, балтийской) славянские языки крайне похожи.

Поэтому тем, кто сеет мировой хаос, так необходимо поссорить славян, поэтому русофобия является для них важным средством в достижении цели — контроля над народами. Славяне относятся к тем народам, которые эмоционально и прагматично поняли, что значит членство в НАТО, и поэтому американцам предпочитают россиян. Это начинают понимать и немцы, правда, кроме Ангелы Меркель и некоторых помешанных и полных ненависти персон у нас дома. Мы можем гордиться тем, что большая часть нашего народа сохранила в этом хаотичном и скупом на правду мире здравый смысл.

Опрос: Согласно опросам отношение словаков к россиянам наиболее позитивно из всех окружающих народов. Как вы думаете, почему это так, и как вы это оцениваете?

Ян Чарногурский, председатель Словацко-российского общества

Отношения словаков и русских имеют давние традиции, начало которых даже трудно разглядеть. В хроники Нестора написано, что первоначально все славяне жили по Дунаю, потом распространились и только некоторые остались жить близ Дуная. «Дочь Славы» Коллара со строкой «…О мощный обоприся дуб…» вышла почти 200 лет назад. Людовит Штур призывал нас стать самостоятельным княжеством в рамках Российской империи. Даже Андрей Глинка в заключении в Сегеде начал изучать русский язык. Густав Гусак написал в 1944 году письмо в Москву о том, что словаки предпочли бы стать советской союзной республикой. Мы — малый народ, и перспектива надежной российской опоры положила бы конец притеснениям со стороны других малых народов.

Ондрей Зимка, академический скульптор

Мы происходим из одного праславянского народа, к которому наши (не)приятели постоянно применяют старый принцип «Разделяй и властвуй!». То, что мы неофициально поддерживаем душевный, а также практический союз, не только хорошо, но и, по сути, необходимо для сохранения нас, славян.

Роман Михелко, политолог и издатель

Я рад, что, несмотря на русофобскую пропаганду СМИ мэйнстрима, грубая демагогия не оказывает на словацких граждан серьезного влияния. Это, вероятно, потому, что Словакия традиционно была русофильской. Одно из объяснений нашего доброго отношения к России состоит в том, что известную оккупацию 1968 года большинство словаков воспринимает как оскорбление не со стороны русских, а со стороны конкретных политиков, которые тогда правили в Кремле. Большую симпатию, несомненно, вызывает и тот факт, что в последние 25 лет мы прошли один путь, пережив серьезный имущественный передел. Но Путин укротил олигархов и ограничил их влияние на политику, а словацкие граждане еще только ждут этого.

Юрай Сарваш, актер и режиссер

В самые тяжелые минуты нашего народа именно великие русские духовные лидеры придавали нам сил. Например, Штур поддерживал крепкие культурные связи со Срезневским, Сладкович встречался с Бодянским, Ваянский был несколько раз в России и поддерживал замечательные отношения с Ламанским. Каждый раз, когда я приезжаю в Россию, на сердце у меня становится невероятно хорошо, и я удивлен, что великий русский народ с богатой культурной историей умеет склоняться в уважении перед малым пятимиллионным народом.

Марош Смолец, заведующий «Матица словенска»

Причина во взаимопроникновении словацкой и русской историй, несмотря на то, что они не были простыми. Русские всегда старались помогать словакам. Наиболее очевидно это проявилось во времена инициативы штуровцев, добивавшихся признания словацкого народа как политической единицы в Австрийской империи. Последующие кризисные исторические события в Европе, такие как Первая и Вторая мировая война, только подтвердили нашу близость. Надевшие австрийскую униформу словацкие солдаты очень скоро поняли, что не могут воевать со славянскими братьями. Во время Второй мировой войны словаки даже выступили вместе с Третьим рейхом против России. Но генералы очень скоро вывели наши бригады с русской территории. Наша близость основана и на генетике, на чертах характера русских и словацких людей. По прошествии более 160 лет, как мне кажется, в жизнь претворяется пророчество Штура о том, что в итоге нам придется укрыться под крылом русского орла от неевропейских и антихристианских нападок глобализованного мира.

Любош Блага, депутат Национального совета Словацкой Республики

Словаки воспринимают русских, прежде всего, как освободителей от фашизма во Второй мировой войне. Заслуг Красной армии никто не может опровергнуть. Правых и левых сторонников России объединяет тот факт, что эта держава символизирует некий отпор западной индивидуалистической и либеральной традиции, у которой в этом регионе нет такой интеллектуальной силы, как в Западной Европе или США. Восхищение Россией также, несомненно, связано и с замечательной культурой, начиная с Достоевского и Чайковского и заканчивая ансамблем Александрова. Россия заключает в себе нечто магическое, и часть этой магии воздействует на словаков. В отличие от Польши? мы не таим глубокой исторической обиды на Россию, быть может, исключая 1968 год, но те события, однако, разворачивались в крайне специфических геополитических условиях. Для большинства словаков Россия никогда не будет врагом, а совсем наоборот.

Ева Кристинова, актриса

Наши взаимоотношения имеют давние традиции. Великие словаки были связаны, и не только перепиской, с деятелями русской науки и литературы. Произведения великих русских писателей, как и народный фольклор, у нас всегда активно переводились, даже во времена первой Словацкой Республики, то есть во времена так называемого военного клерофашистского словацкого государства. Если подытоживать одним предложением, то мы близки по природе вне зависимости от обстоятельств, в которых живем.

Андрей Мишанек, художник и карикатурист

Не все словаки позитивно относятся к России и русским — в отличие от русских, среди которых нет «словакофобов». Однако в большей степени у нас проявляется неопределенная иррациональная внутренняя родственность, не говоря уже о понимании общности славянских народов, языковой близости, русской культуре… Для меня русский народ — это самый настоящий «справедливейший из народов». Он — большая надежда для мира, путь света веры и любви, спасение от грозящего катаклизма.

Ян Берки Мреница, музыкант

Мы близки этнически, с языковой точки зрения. Оба народа чтят свою историю, традиции, культуру, в том числе любовь к фольклору. Я как скрипач восхищаюсь русской скрипичной школой. Многие словаки не забывают о том, кто освободил нас в 1945 году. В отличие от многих СМИ, словаки не видят в России геополитической или военной угрозы. Напротив, они симпатизируют России. Многие уже сыты по горло американизмами, будь то в речи или в музыке, и им не нравятся навязанные американские праздники… Наверное, поэтому они с надеждой устремляют свой взор на Россию.

Словакия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 октября 2016 > № 1940848


Словакия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июля 2016 > № 1850844 Иван Гашпарович

Словацкая Республика заинтересована в развитии отношений с Россией

Иван Гашпарович, Экс-президент Словацкой Республики

Беседу провел Игорь Гущин, обозреватель журнала «Международная жизнь».

«Международная жизнь»: Господин президент, ваша политическая жизнь была очень насыщенной. Вы были генеральным прокурором Чехословакии (1990-1992 гг.), председателем Национального совета Словацкой Республики (1994-1998 гг.) и президентом страны (2004-2014 гг.). Как вы можете оценить этот период времени?

Иван Гашпарович: Для Словакии это был решающий исторический этап, который требовал принятия однозначных и ответственных решений, имею в виду прежде всего разделение Чехословакии. После 1990 года в некоторых регионах страны безработица превышала 50%, встал вопрос о государственной самостоятельности Словакии.

Существовало два варианта решения этой проблемы - либо создание унитарного государства, с чем словаки не были согласны, либо полное разделение на две независимые республики. Проводить референдум по данному вопросу никто не хотел, так как все прекрасно понимали, что это может только усугубить и без того непростую ситуацию и возникнет хаос. В итоге нам удалось договориться, в результате чего в 1993 году появились два независимых самостоятельных государства - Словакия и Чехия.

Это было тяжелое испытание для граждан обеих республик. Уже после обретения суверенитета Словакия пережила несколько серьезных кризисов, в том числе и международных. Могу с гордостью констатировать, что словаки выдержали и сумели с честью справиться со стоящими перед республикой трудностями.

Хотел бы также отметить, что мне выпала ответственная роль быть непосредственным участником всех значимых для современной Словакии исторических событий и политиком, который сумел дольше всех оставаться на руководящих постах государства с момента его образования. Надеюсь, что мой вклад в развитие республики был позитивным.

«Международная жизнь»: Господин президент, сегодня, наверное в этом нет сомнений, главной мировой угрозой является терроризм. Эту опасность Европа ощутила в полной мере. Как вы оцениваете деятельность специальных европейских служб безопасности в борьбе с международным терроризмом?

И.Гашпарович: В наши дни это самая большая угроза для всего мира, не только для Европы, Америки или России. Могу напомнить слова Уинстона Черчилля о том, что демократия - отвратительная форма правления, но ничего лучшего человечество пока не придумало. Также могу добавить, что демократия должна иметь свои границы и понимание того, где заканчивается либеральный взгляд на свободу. Абсолютный либерализм рождает анархию и терроризм.

Думаю, что в вопросах борьбы с терроризмом специальные службы во всех странах не смогли грамотно воспользоваться своими возможностями. Как только стало известно о формировании террористических группировок, необходимо было сразу пресечь их планы. Известно, что СМИ сообщили о том, что Брюссель предупреждал Париж о возможных террористических атаках, однако этому никто не придал особого значения.

Считаю, что надо активизировать сотрудничество между специальными службами различных государств мира и расширить их возможности, даже если это будет нарушать права и свободы граждан. Полностью поддерживаю идею об организации тщательного контроля в аэропортах, да и сегодняшняя мировая ситуация подтверждает необходимость создания таких мер безопасности. Это обязательные меры с точки зрения сохранения жизни тысячам людей. Терроризм мы не победим, если не будем сотрудничать, и именно поэтому в решении данной проблемы не должно существовать разделения по политическим взглядам. У нас должна быть общая идея по уничтожению организованных террористических группировок, угрожающих безопасности граждан всего мира.

«Международная жизнь»: Международный терроризм во многом стал причиной и европейского миграционного кризиса. По вашему мнению, как нужно решать эту проблему?

И.Гашпарович: Действительно, тысячи беженцев из стран Ближнего Востока и Северной Африки устремились в Европу с целью сохранения своей жизни и жизни близких. Люди бегут от террора.

Однако возникает вопрос: что делать с мигрантами? Стоит отметить, что среди этих несчастных людей есть огромное количество беженцев, которые хотят использовать сложившуюся ситуацию в целях улучшения своего уровня жизни, так называемые экономические мигранты. Но уже совершенно точно известно, что среди них присутствуют и террористы. Полностью разделяю идею о необходимости помогать беженцам для сохранения их жизни, однако, как показала практика, Европейский союз не готов к решению данной проблемы.

Что касается Словакии, в которой проживают несколько сотен мигрантов, точно могу сказать, что специальные службы республики знают абсолютно все о каждом из них, вплоть до размера их

обуви, а когда на твоей территории находятся тысячи беженцев, то это просто невозможно. По моему мнению, возникший в Европе миграционный кризис может решить только сама Европа, а не Турция, как думают некоторые европейские чиновники. Европейскому союзу необходимо придерживаться единой политики в решении данного вопроса. В случае если члены ЕС не смогут договориться и не найдут правильного решения, то кризис будет длиться годами и, возможно, за это время ситуация только ухудшится и решить ее будет гораздо сложнее. Именно поэтому считаю, что Европа должна использовать все имеющиеся возможности, чтобы остановить такое нереальное расширение миграции.

«Международная жизнь»: Как вы относитесь к практике квот мигрантов, которых должна принять каждая страна Европейского союза?

И.Гашпарович: Словацкая Республика с самого начала выступала против навязывания обязательных квот по количеству беженцев и открыто говорила о том, что это не решит сложившуюся проблему с миграционным кризисом в Европе. Очень часто происходит так, что никто не хочет задумываться о последствиях принятых мер, квоты - яркий тому пример. Брюссель принял решение о необходимости навязывания конкретного числа мигрантов каждой стране ЕС, однако не подумал о возможных последствиях.

Что касается решения Еврокомиссии о штрафных санкциях в размере 250 тыс. евро за каждого отвергнутого мигранта, то в нашем случае, если, например, Словакия не примет 1 тыс. беженцев, она должна будет заплатить 250 млн. евро. Это не поддается никакому здравому смыслу. Словакия подала иск в Европейский суд в Люксембурге с требованием отменить решение Евросоюза о распределении беженцев по квотам между странами - членами ЕС. Мы использовали право, которое имеется у каждой страны ЕС, и мы это сделали не только ради защиты своих интересов, но и в интересах всех остальных членов Союза, так как к решению, принятому Европейским судом, обязаны будут прислушаться и принять его к исполнению. Словакия хочет найти справедливое решение и надеется, что Европейский суд его вынесет.

В целом Европа судорожно ищет пути выхода из миграционного кризиса.

«Международная жизнь»: Господин президент, как вы думаете, необходимо ли налаживать сотрудничество между Европейским союзом и Россией в вопросах борьбы с нелегальной миграцией и в области решения проблем беженцев?

И.Гашпарович: Естественно, Россия тоже должна принимать участие в решении проблем, связанных с миграционным кризисом, так как и она участвует в военной операции в Сирии. Стоит отметить, что благодаря грамотным действиям российских вооруженных сил совместно с сирийской армией удалось нанести серьезный ущерб террористам ИГИЛ (запрещенная в России террористическая группировка. - Прим. ред.). Думаю, что в определении будущего Сирии главную роль должны сыграть Россия, США и НАТО.

Один из серьезных вопросов, который стоит на повестке дня, - это судьба Асада: будет ли он снова выдвигать свою кандидатуру на пост президента или нет. Однако, глубоко убежден, такое решение должны принимать сами граждане Сирии, а не большие политические игроки. Все политические кризисы, прошедшие в арабских государствах, могли бы иметь совсем другие результаты, если бы в них не принимала активного участия внешняя сила.

Страны Ближнего Востока и Африки имеют свою историю, традиции, определенные жизненные устои, и мне не совсем понятно, почему кто-то приходит к ним и начинает навязывать свои правила, привычки. По моему мнению, они должны решать свои внутренние проблемы сами, и именно поэтому для решения сирийского кризиса я вижу необходимость проведения выборов в кратчайшие сроки.

В современном мире существует множество конфликтов, которые могут привести к большой войне, но никто этого не хочет. В этой связи я глубоко убежден, что необходимо искать точки соприкосновения и проводить переговоры.

«Международная жизнь»: Как вы оцениваете современные российско-словацкие отношения и что думаете об экономических санкциях против России?

И.Гашпарович: Экономические санкции, которые Европейский союз принял против России, естественно, нанесли ущерб и словацкой экономике. Именно поэтому уверен, что мы должны восстановить прежний уровень сотрудничества с Россией. Словакия является членом Европейского союза, и мы вынуждены поддерживать санкционную политику, однако с самого начала обсуждения данного вопроса премьер-министр страны Роберт Фицо заявил, что санкции не решат проблему и необходимо искать другие альтернативные пути. В этой связи надеюсь, что Словакия сможет использовать свое председательство в Совете ЕС во второй половине 2016 года и предложить другие варианты решения этого вопроса. Экономические санкции нельзя назвать позитивными. Уже сейчас существуют все основания сделать вывод о том, что они наносят существенный ущерб гражданам всех стран-участниц.

По моему мнению, целью словацкой политики и политики ЕС в целом должно являться стремление найти практическое решение выхода из сложившегося международного кризиса. В настоящее время мир не может существовать без компромиссов, и мы должны их постоянно искать. Поэтому в решении вопроса санкционной политики против России вижу необходимость поиска компромисса и убежден, что сейчас уже большее количество европейских государств по-другому смотрят на санкции в отношении РФ.

Сегодняшняя политическая ситуация в мире не должна препятствовать поиску новых точек соприкосновения и способствовать ухудшению добрых отношений между Словакией и Россией. В связи с этим могу сказать, что Словацкая Республика заинтересована развивать отношения с РФ в различных областях и создавать совместные новые проекты. Несмотря на то что в некоторых вопросах у нас существуют разногласия, мы должны продолжать диалог.

«Международная жизнь»: Затронув санкционную политику по отношению к России, не могу не спросить вас о ситуации на Украине, которая не торопится выполнять Минские соглашения. Как вы оцениваете происходящее там?

И.Гашпарович: В том, что сейчас происходит на Украине, большую роль сыграл Европейский союз, который после «оранжевой революции» начал интенсивно вмешиваться во внутренние политические процессы республики и, в свою очередь, дал Украине надежду на то, что она станет равноправным членом ЕС. При этом Европа поставила перед ней условия, которые Украина просто физически не способна выполнить, и ждала от Украины таких реформ, которые не смогли осуществить многие государства Европейского союза.

Что касается Януковича, то в переговорах с Европой, США и Россией он не имел единой позиции и всегда говорил противоположные вещи. Его действия невозможно было предугадать.

Сегодняшняя политическая ситуация на Украине, по моему мнению, катастрофическая. Независимое государство не может самостоятельно сформировать правительство, на ключевые министерские посты назначаются иностранцы, причем такие ненадежные политики, как Саакашвили, которому уже не верят его же бывшие граждане.

Так, что можно думать о такой стране? Украине, естественно, нужна помощь, но навести порядок она должна сама. Необходимы новые выборы, но это не даст стопроцентных гарантий, что новое руководство страны сможет как-то выйти из кризиса. И это большая проблема.

«Международная жизнь»: Господин президент, сегодня в европейских государствах все чаще активизируются националистические, нацистские движения. Данное явление можно видеть на Украине, и не только. На волне этой реанимируемой идеологии идет подмена героев, воевавших во время Второй мировой войны, фальсифицируются исторические факты, в последнее время нарастает опасность стирания исторической памяти об истинных причинах и уроках той войны…

И.Гашпарович: Да, сегодня все чаще можно услышать споры о том, кто внес больший вклад в победу над фашизмом. Эта ситуация напоминает мне некоторых политиков, которые задаются вопросом: был Холокост или не был? Могу сказать четко, что был, и это одна из самых ужасных страниц истории, которая касается не только евреев, но и словаков, чехов, русских и многих других народов. Совершенно определенно могу ответить и на вопрос о вкладе в победу над фашизмом. Самый большой вклад внесла Россия, и считаю, что переписывание истории, а также искажение фактов абсолютно недопустимо.

Словакия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 июля 2016 > № 1850844 Иван Гашпарович


Словакия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 2 февраля 2016 > № 1635352 Мирослав Лайчак

Мирослав Лайчак: Словакия готова делиться с украинскими партнерами know-how в энергосбережении и внедрении возобновляемых источников энергии

Эксклюзивное интервью вице-премьера - министра иностранных и европейских дел Словакии Мирослава Лайчака агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Считает ли Словакия, что санкции против России должны быть отменены только при полном выполнении Минских соглашений?

Ответ: Европейский Союз постепенно принял ряд ограничительных мер в связи с ситуацией в Украине. Индивидуальные санкции как реакция на нарушение территориальной целостности Украины, секторальные санкции – как реакция на незаконную аннексию Крыма и Севастополя, уже упоминавшиеся секторальные санкции против России – на дестабилизацию на востоке Украины, связанные с Минским процессом, а также санкции за хищение украинских государственных финансовых средств.

Я считаю важным увязывание продолжительности санкций с полным выполнением Минских соглашений - именно такое увязывание повышает значение применяемых санкций для обеспечения безопасности и стабильности в регионе. Пересматривая режим санкций против России, ЕС должен будет рассматривать конкретное состояние выполнения Минских соглашений и шаги России при их выполнении. Согласно заключению Совета Европы с марта 2015 года Минские соглашения должны быть полностью выполнены.

Я всегда считал, что санкции - это, прежде всего, инструмент политики ЕС. Для этого лидеры ЕС увязали эти секторальные санкции с полным выполнением Минских соглашений. Именно такое увязывание повышает значение применяемых санкций для обеспечения безопасности и стабильности в регионе. Поэтому, по логике, полная отмена санкций возможна тогда, когда перестанут существовать причины, по которым мы их применили. С другой стороны, постепенное ослабление секторальных санкций, связанных с Минским процессом, можно было бы рассматривать, если страны ЕС будут разделять общее мнение, что конфликт на Донбассе безвозвратно перешел с военного в сугубо политическую плоскость.

Вопрос: Страны "Вышеградской четверки" созывают встречу для обсуждения проблемы мигрантов. Насколько эта проблема серьезна для Словакии и как вы видите ее решение?

Ответ: Миграционный кризис, которому мы сейчас противостоим, является большим вызовом для стран, которых это касается. Каждый день, несмотря на зимние погодные условия, в Европу прибывает несколько тысяч мигрантов – главным образом, через Грецию и Италию, и дальше направляются на север. Сегодня в Европе не существует страны, которой бы не коснулся этот кризис, Словакия не является исключением. С начала кризиса Словакия подчеркивает необходимость эффективной охраны внешних границ и предотвращения миграционных потоков. Правда, Словакия не подвержена такому миграционному давлению, как некоторые другие страны. Однако это вовсе не означает, что для нас эта проблема не является серьезной. Мы видим, как развивается ситуация у наших ближайших соседей, и мы должны ответственно готовиться к любым сценариям. Словакия - надежный партнер. Мы помогаем финансово - на решение миграционного кризиса мы выделили 21 млн евро, помогаем гуманитарной помощью или же полицейскими силами. Так, с этой целью мы создали специальную часть, которая насчитывает 300 полицейских и специализируется на охране границы. С 1 февраля 20 полицейских будут задействованы в Словении и - 25 в Македонии. Также вместе с Чехией и Венгрией мы предоставим агентствам "Frontex" и "EASO" 225 экспертов, которые помогут им в работе.

Предметом саммита будет, прежде всего, стремление найти такие решения, которые адекватным образом будут реагировать на современное развитие и на ближайшее будущее. Ведь очевидно, что в этом году поток мигрантов не уменьшится, скорее наоборот.

Вопрос: Ощущается ли рост количества украинцев в Словакии?

Ответ: Мы можем утверждать, что растет количество выданных разрешений на жительство. Что же касается выданных виз, то здесь наблюдается спад. И нельзя однозначно говорить, что количество заявлений от украинцев на оформление виз в Словакию уменьшается из-за выдачи многолетних виз.

Вопрос: Какова ситуация с потоками контрабанды (сигарет и др.) через украинско-словацкую границу после предпринятых Украиной мер? Проводится ли координация с Государственной пограничной службой Украины по этому вопросу и насколько она эффективна?

Ответ: Мы отметили снижение крупных поставок контрабандных сигарет. Однако остаются попытки контрабанды различных товаров в меньших размерах. В качестве примера могу привести, что после предпринятых мер уже не повторялись случаи нелегальной перевозки янтаря через государственную границу.

Между Таможенной службой г.Михаловце и Закарпатской таможней Государственной фискальной службы Украины в рамках регионального сотрудничества через отделения таможенной службы и непосредственно на пунктах пересечения границы происходит взаимный обмен информацией о перемещении товаров, транспортных средств и лиц, а также о нелегальном ввозе/вывозе через отдельные пограничные пункты пропуска. В случае возникновения чрезвычайной ситуации она решается оперативно совместными усилиями словацких и украинских частей, работающих на границе.

Вопрос: Какие проекты помощи Украине сейчас осуществляет Словакия?

Ответ: На основании объявления о представлении заявок на финансирование проектов, направленных на развитие, из средств "SlovakAid" сначала было выделено 700000 евро.

В рамках "SlovakAid" в 2015 году было утверждено 5 проектов по смете примерно 100000 евро каждый, некоторые с требованием коррекции сметы. В частности, это проект общественного объединения PDCS (Partners for Democratic Change Slovakia), направленный на укрепление гражданского общества в Украине, Институт экономических и социальных реформ INEKO реализовывает проект, целью которого является создание прозрачного, финансово и конкурентоспособного самоуправления в Украине, а Исследовательский центр словацкой ассоциации внешней политики предложил проект наращивания мощностей для реформирования энергетической отрасли Украины. Также это проект Карпатского фонда "Действительно вместе 2.0", направленный на поддержку развития гражданского общества, повышение качества территориального управления в Украине и трансфер словацкого опыта. Последний из утвержденных проектов покрывает построение мощностей Национальной академии государственного управления при президенте Украины для содействия открытому местному управлению и самоуправлению.

Вопрос: Словакия в 2014-2015 гг. стала основным альтернативным маршрутом поставок газа из Европы. На Ваш взгляд, каковы перспективы дальнейшего углубления сотрудничества наших стран в энергетической сфере?

Ответ: У Словакии и Украины многолетняя традиция сотрудничества в сфере транспортировки нефти и газа в Европу. И в дальнейшем в наших общих интересах остается содержание украинского транзитного коридора как главной трассы поставок энергетического сырья в Европу. Ключевым проектом современности являются реверсные поставки газа, осуществление которых началось в сентябре 2014 года, они существенно способствуют энергетической безопасности Украины. В 2015 году из Словакии в Украину было импортировано 9,7 млрд куб.м газа.

Что касается будущего, то я вижу здесь большой простор для углубления сотрудничества в сфере энергоэффективности. Словацкая Республика является лидером технологий в сфере централизованного отопления, экономии энергетики и внедрения возобновляемых источников энергии. Мы готовы делиться с украинскими партнерами собственными know-how в этой сфере. Доказательством этого является, например, совместное мероприятие стран "Вышеградской четверки" - так называемый "V4 Ukraine Roadshow" по вопросам энергоэффективности, которое должно состояться во Львове 25 февраля 2016 года. В продолжение этого мероприятия состоится словацко-украинская ярмарка энергоэффективности (26 февраля 2016 г., Львов), направленная на передачу опыта и установление деловых контактов между словацкими и украинскими фирмами.

Вопрос: Насколько заинтересованными могут быть словацкие компании во вхождении в Украину в газотранспортный бизнес, возможно, в газовые хранилища? Тем более, что Eustream в последнее время действительно показала себя как одна из наиболее квалифицированных и прогрессивных компаний на европейском газовом рынке.

Ответ: Через акционерную компанию "NAFTA a.s.", которая в Словакии занимается изучением месторождений и добычей углеводородов и хранением газа, Словацкая Республика заинтересована вести переговоры о возможном соучастии в изучении месторождений и добычи углеводородов в Украине и продолжать развитие сотрудничества с украинскими компаниями в этой сфере. Акционерная компания "NAFTA a.s. Bratislava" проявила заинтересованность в использовании подземных хранилищ природного газа, в получении лицензии на изучение его месторождений. Долгосрочными целями акционерной компании "NAFTA a.s. Bratislava" в Украине является реализация проекта с украинским партнером по активизации существующего хранилища, его эксплуатация, активизация добычи природного газа, а также изучение месторождений и добыча природного газа.

Вопрос: До нынешнего газового сотрудничества между нашими странами активно развивалось сотрудничество в электроэнергетике. Каковы здесь перспективы?

Ответ: Словакия заинтересована в продолжении сотрудничества с Украиной в деле усиления сетей совместных электропередач в соответствии со стандартами безопасности ENTSO-E и предлагает совместные шаги для реконструкции и расширения существующих межгосударственных линий передач Вельке-Капушаны - Мукачево. Также Словацкая Республика заинтересована в дальнейшем расширении взаимодействия эксплуатационников систем передач при размещении трансграничных мощностей и создании аукционного комитета. Словакия предлагает обмен опытом по управлению системами в рамках наднациональной синхронной системы электропередач, то есть эксплуатации в рамках ENTSO-E, и более интенсивную координацию программ развития линий электропередач обеих стран.

Вопрос: О торговли. Экспорт украинских товаров в Словакию в январе-ноябре 2014 года упал на 30,7%, тогда как импорт вырос на 23,9% и сальдо впервые за долгое время стало позитивным для Словакии. С чем Вы связываете такую динамику?

Ответ: Снижение нашего товарооборота мы считаем негативным явлением и готовы искать пути для постепенного восстановления его роста. После значительного падения в 2014 году, в 2015 году развитие стабилизировалось и текущие статистические показатели товарооборота составляют 800 млн евро, что мы воспринимаем как позитив. По нашим статистическим данным, мы постоянно констатируем незначительное пассивное сальдо со стороны Словакии. Снижение нашего экспорта мы объясняем, прежде всего, низким уровнем инвестиций из-за нестабильной ситуации на юго-востоке Украины и медленный процесс экономических реформ. Свою роль играет также и низкая покупательная способность иностранных товаров населением из-за падения гривни.

Вступление в 2016 году в силу Соглашения о зоне свободной торговли с ЕС должно стать шагом к прозрачности рыночной среды и к его приближению к европейскому уровню. Вскоре станет видно, кто из предпринимательских субъектов и какие сектора имеют потенциал быть конкурентоспособными в среднесрочной перспективе и куда необходимо направлять реформы. При хорошей динамике процессов реформ через короткое время подавляющее большинство населения Украины почувствует преимущества Соглашения о зоне свободной торговли с ЕС. А Словакия готова передать свой опыт по осуществлению реформ.

Вопрос: Насколько реалистичными являются ожидания украинских властей и бизнеса, что в западных областях Украины в связи с ЗСТ могут появиться новые сборочные производства, "украинский Китай для Европы"?

Ответ: Запад Украины имеет все предпосылки для заинтересованности иностранных инвесторов. Все будет зависеть от того, каким образом такие положительные элементы, как естественное богатство, квалифицированная рабочая сила и близость к ЕС, удастся ввести в более широкий контекст и создать для инвесторов стабильную и прозрачную среду. Это опять же тема, связанная с необходимостью проведения реформ.

Вопрос: Одной из наиболее известных словацких инвестиций в Украину была покупка компанией VSE Energy в 2001 году украинских облэнерго, однако затем стало очевидно, что под видом словацкой компании в Украину вошли российские инвесторы. Есть ли другие успешные примеры словацких инвестиций?

Ответ: По нашим данным, к 2014 году словацкие компании в целом инвестировали в Украину 75 млн долларов США. Как хороший пример можно привести словацко-голландскую компанию "Eugroil", которая специализируется на производстве электроэнергии из возобновляемых источников; компанию "Hemomedika Group", которая работает в области медицинской диагностики и радиодиагностики; компанию "IPP Slovakia", которая участвует в строительстве завода по производству топливных пеллет из сельскохозяйственных отходов.

Словацкая правовая система не учитывает территориальное происхождение владельцев компаний. Что касается надежности предпринимательского субъекта, то главным является соблюдение им законов и договорных обязательств.

Словацкие инвесторы, как субъекты права, по собственному усмотрению могут вступать в какой-либо сектор экономики. Условием является опять же стабильность и прозрачность предпринимательской среды, важным критерием является также заинтересованность Украины в развитии данного сектора, выраженная в форме предложения стимулирующих преимуществ для потенциальных инвесторов.

Вопрос: Много лет неурегулированным вопросом между нашими странами остается достройка Криворожского горно-обогатительного комбината окисленных руд (КГОКОР), в котором еще во времена СССР участвовала Словакия. Есть ли какие-то перспективы его решения в ближайшее время, особенно с учетом ухудшения конъюнктуры мирового рынка руды?

Ответ: Возможность принять участие в достройке КГОКОР была предложена словацким частным предпринимателям еще во времена Чехословакии в связи с реформами и переходом на рыночную экономику. Однако еще в 90-е годы прошлого столетия, после оценки проекта с точки зрения экономической выгоды в рыночных условиях, Словакия отказалась от участия в достройке КГОКОР. Сейчас невозможно уверенно высказаться по словацкому участию в этом проекте.

Вопрос: Существуют ли планы возобновления воздушного сообщения между Украиной и Словакией? Может ли что-то изменить вступление в силу договора "Об открытом небе"?

Ответ: Воздушное сообщение между Украиной и Словакией было восстановлено в прошлом году. С мая 2015 года действует прямое авиасообщение между городами Кошице и Киевом, которое обеспечивается компанией "Чешские авиалинии", с рейсами четыре раза в неделю современными самолетами Airbus A319. Это сообщение служит для поддержки предпринимательских контактов и туризма. Словакия поддерживает и другие воздушные сообщения между нашими странами, способствует открытию новых рейсов - это зависит от потребностей рынка и намерений авиакомпаний. Договор "Об открытом небе" призван упростить авиакомпаниям принятие решений и снять некоторые существующие препятствия.

Вопрос: Возможно ли присоединение Словакии к "Новому Шелковому пути" в обход России? Какова судьба проекта "широкой" железнодорожной колеи до Вены после конфликта России и Украины?

Ответ: Проект "Нового Шелкового пути", который поддерживается Китаем, мы воспринимаем не как обход России, а как возможность модернизации и создания новых транспортных маршрутов между Азией и Европой. Таким образом для нужд производителей и предпринимателей будут предложены варианты перемещения, а они смогут выбрать именно тот вариант, который их будет наиболее удовлетворять в зависимости от вида груза. Одним из таких вариантов могла бы быть ширококолейная железнодорожная трасса до Вены. Словакия поддерживает пересмотр выгодности этого транспортного решения. Окончательное решение будет результатом прагматической оценки стран-участниц. Сейчас между Украиной и Словакией нет отработанного совместного проекта в сфере транспортной инфраструктуры. Мы открыты к сотрудничеству в развитии трансграничных сообщений для того, чтобы Украина была полностью присоединенной к европейской транспортной сети автомобильного и железнодорожного сообщения.

Вопрос: Будет ли увеличено количество пунктов пропуска на границе между Словакией и Украиной?

Ответ: На словацко-украинской государственной границе находится 5 пунктов пропуска, 2 из которых - железнодорожные: Чиерна над Тисой - Чоп (для легкового и грузового транспорта) и Матьовске Войковце - Павлово (для грузового транспорта) и 3 автомобильных: Вышне Немецкэ - Ужгород (для легкового и грузового транспорта), Убля - Малый Березный (для легкового и грузового транспорта до 3,5 т), Вельке Слеменце - Малые Селменцы (для пешеходов и велосипедистов).

В настоящее время количество пунктов пропуска увеличиваться не будет. Однако в долгосрочной перспективе остается актуальным вопрос строительства пункта пропуска Чиерна над Тисой - Соломоново, мощность которого должна превышать мощность существующего пункта Вышне Немецкэ - Ужгород. Оформление документов всех путешествующих происходит на всех пунктах пропуска стандартным образом без задержек. Увеличение грузопотоков наблюдается в конце года, когда предприниматели пытаются выполнить свои обязательства по контрактам.

В 2015 году в рамках проекта "Модернизация и реконструкция пограничных пунктов пропуска на словацко-украинской границе" в пункте пропуска Вышне Немецкэ была выполнена реконструкция, которая длилась 5 месяцев, с апреля по сентябрь. В рамках реконструкции в пункте пропуска через границу на въезде в Словакию было увеличено количество полос движения для автомобильного транспорта с 3 до 4 полос. На выезде из Словакии было увеличено количество полос движения для автомобильного транспорта с 2 до 3, оборудованы коридор для пеших путешественников и велосипедистов, установлена новая система видеонаблюдения, установлен новый металлический портал и информационное табло перед въездом на территорию Словакии.

Это также способствовало повышению пропускной способности пункта пропуска Вышне Немецкэ, повышению комфорта оформления документов путешественников, уменьшению времени ожидания для автомобильного транспорта и повышению безопасности. Одновременно с окончанием реконструкции на словацкой стороне, начались работы по реконструкции на украинской стороне пограничного пункта пропуска.

Вопрос: В последнее время увеличилось количество отъезжающих из Украины IT-специалистов и специалистов ряда других специальностей, часть из них едет в Кошице, Братиславу. Спонтанный ли это процесс или Словакия борется за привлечение таких специалистов?

Ответ: Я считаю, что это спонтанный и естественный процесс. Отдельные специалисты из любой отрасли предпочитают профессиональный рост и лучшие материальные условия за рубежом. Словакии хорошо знаком такой процесс, поскольку в ЕС открытый рынок труда. Этому нельзя помешать административным путем. Это нужно воспринимать как импульс для улучшения отечественных условий, в том числе с помощью тех, кто возвращается домой после приобретения опыта за рубежом.

Украинские специалисты в сфере IТ-технологий очень хорошо зарекомендовали себя в Словакии. Словацкие предприниматели заинтересованы в сотрудничестве с Украиной в сфере IТ на коммерческой основе. Например, компания "IT Valley Košice" выступает с предложением разместить в Кошице резервный накопитель для хранения данных украинских фирм. Также эта компания совместно с украинскими компаниями и в дальнейшем готова участвовать в инициативах в сфере образования - сотрудничать с университетами, повышать уровень квалификации сотрудников фирм, делиться знаниями для воплощения разнообразных инновационных технологий в обучение в средних и высших учебных заведениях. Украинская компания "Miratech" учредила в Кошице аутсорсинговый центр, принимающий на работу и украинских специалистов.

Словакия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 2 февраля 2016 > № 1635352 Мирослав Лайчак


Чехия. Словакия. РФ > Образование, наука > ved.gov.ru, 8 сентября 2015 > № 1481451

В чешских вузах в 2014 году училось 22,6 тыс. словацких студентов, что составляет 6,5% от общего числа учащихся в университетах и институтах. Второй самой многочисленной группой, обучающихся на чешском языке, являются россияне, которых в прошлом году было зарегистрировано 5,2 тыс. человек.

Hospodářské noviny, 07.08.2015

Чехия. Словакия. РФ > Образование, наука > ved.gov.ru, 8 сентября 2015 > № 1481451


Словакия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 2 июня 2015 > № 1388038 Дмитрий Медведев, Роберт Фицо

Российско-словацкие переговоры.

Дмитрий Медведев провел переговоры с Председателем Правительства Словацкой Республики Робертом Фицо.

Стенограмма начала беседы:

Д.Медведев: Господин Председатель Правительства, очень рад нашей новой встрече! Мы с Вами встречались в разные периоды в разных качествах, но это не меняет наших добрых отношений. Хотел бы в этом контексте вспомнить и свой визит в Словакию в 2010 году и целый ряд других мероприятий, которые мы с Вами совместно проводили. Сейчас тоже не самое простое время, поэтому вполне органично и хорошо, что Вы приехали, для того чтобы обсудить перспективы российско-словацкого сотрудничества. Сердечно Вас приветствую!

Р.Фицо (как переведено): Спасибо большое, господин Председатель Правительства Российской Федерации. Прежде всего я хотел бы поблагодарить Вас за искренний приём и гостеприимство – славянское гостеприимство, которое оказали мне и моей делегации. Словацко-российские отношения не усложнены никакими открытыми вопросами. Наоборот, существует большое количество исторических событий, которые нас связывают. Я также хотел бы поблагодарить за приглашение принять участие в торжествах, посвящённых окончанию Второй мировой войны и победе над фашизмом. Эти события глубоко укоренились в нашей памяти, находятся в иерархии наших ценностей, и мы будем вести себя так и далее. Несмотря на то что у нас нет открытых вопросов, мы встречаемся в сложной экономической ситуации. Она отрицательно влияет на наши экономические отношения. Я, конечно, без радости констатирую тот факт, что взаимный товарообмен между нашими странами снижается. И поэтому с первых наших встреч мы уделяем большое внимание решению вопросов наших реальных экономических отношений. Вчера я имел возможность встретиться с господином Якуниным, президентом «Российских железных дорог», с которым мы обсуждали конкретные проекты.

<…>

Документы, подписанные по завершении российско-словацких переговоров

По итогам переговоров Дмитрий Медведев и Роберт Фицо подписали Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Словацкой Республики о сотрудничестве в борьбе с незаконной миграцией.

В присутствии глав правительств России и Словакии были подписаны также следующие документы:

- Меморандум взаимовыгодного сотрудничества между ОАО «Агропромышленный холдинг "Дороничи"» и Словацко-Российским деловым советом;

- Соглашение о сотрудничестве в области разработки, исследований, производства и продвижения лекарственных средств между Научно-внедренческим биомедицинским технопарком «Новоуральский» и компанией «Медикарим»;

- Соглашение о сотрудничестве Российского профессионального союза железнодорожников и транспортных строителей (РОСПРОФЖЕЛ) и здравницы АО «Словацкие лечебные источники "Турчанске Теплице"»;

- Меморандум о сотрудничестве между АО «Федеральная пассажирская компания» и Словацко-Российским деловым советом;

Подписание документов по завершении российско-словацких переговоров

Подписание документов по завершении российско-словацких переговоров

- Меморандум о сотрудничестве между ОАО «Российские железные дороги» и «Железные дороги Словацкой Республики» с целью развития железнодорожных транзитных грузоперевозок по европейским транспортным коридорам;

- Соглашение о сотрудничестве между АО «Корпорация развития Владимирской области» и Словацком агентством по развитию инвестиций и торговли (САРИО);

- Соглашение о сотрудничестве между Деловым советом по сотрудничеству со Словакией и Словацко-Российским деловым советом;

- Меморандум о сотрудничестве между Федеральным агентством по туризму и Словацким агентством по развитию туризма;

- Меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области стандартизации, метрологии и оценки соответствия между Федеральным агентством по техническому регулированию и метрологии (Российская Федерация) и Управлением по стандартизации, метрологии и испытаниям (Словацкая Республика);

- Меморандум о взаимопонимании о проведении конкурса на предоставление субсидий (грантов) в рамках российско-словацкого научно-технического сотрудничества;

- Меморандум между Министерством сельского хозяйства Российской Федерации и Министерством земельного хозяйства и сельского развития Словацкой Республики о сотрудничестве в сфере модернизации агропромышленного комплекса.

Словакия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 2 июня 2015 > № 1388038 Дмитрий Медведев, Роберт Фицо


Словакия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 25 апреля 2015 > № 1352477

Словацкий президент Андрей Киска проедет 8 мая с востока на запад по всей республике, зажигая символические свечи на могилах советских воинов, которые погибли при освобождении страны.

"Главное заключается в том, кому мы должны поклониться за свое освобождение от нацизма. Для меня здесь неясностей нет — мы должны отдать дань памяти тем людям, которые здесь положили свои жизни", — сказал Киска в субботу, отвечая на вопрос братиславской газеты Sme.

Он напомнил, что во время освобождения Словакии от фашистов погибли около 100 тысяч воинов, в основном бойцов Красной армии.

В день Победы над гитлеровской Германией (в Словакии он, как и во всей Европе, отмечается 8 мая) Андрей Киска намерен проехать от Дукельского перевала на восточной границе республики до мемориала "Славин" в центре Братиславы, расположенной вблизи западной границы страны, зажигая по пути на каждом захоронении павших за свободу воинов одну символическую свечу.

Дукельский перевал в Карпатах в результате тяжелейших боев с фашистами осенью 1944 года преодолели части Красной армии, спешившие на помощь участникам Словацкого национального восстания. На мемориале "Славин", расположенном на высоком холме в центре Братиславы, находятся могилы советских воинов, павших весной 1945 года при освобождении словацкой столицы.

"Я физически не смогу, конечно, побывать на каждом кладбище в республике, где покоятся погибшие бойцы, но остальные попрошу посетить и зажечь символические свечи моих сотрудников и друзей, а также всех жителей Словакии, считающих своим долгом почтить память наших освободителей", — сказал Киска.

Александр Куранов.

Словакия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 25 апреля 2015 > № 1352477


Словакия. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 4 апреля 2015 > № 1333574

Премьер-министр Словакии Роберт Фицо посетил мемориальный комплекс советским воинам на холме Славин в Братиславе, поблагодарив Красную Армию за освобождение словацкого народа от нацизма, сообщает РИА Новости.

«Каждый год я прихожу на это место с благогоговением и каждый раз бываю глубоко тронут. Здесь лежат останки более шести тысяч советских воинов, отдавших свои жизни в боях за освобождение Словакии, многие из них — молодые люди, не старше моего сына», — заявил Фицо во время церемонии возложения цветов к памятнику павшим советским солдатам, которая состоялась при участии министра иностранных дел России Сергея Лаврова.

Глава российской дипломатии подчеркнул, что в оценке исторических событий Второй мировой войны позиции России и Словакии совпадают, а также призвал «свято беречь память о героях» и «не допускать искажения правды».

Со своей стороны, премьер Словакии отметил, что 4 апреля 1945 года, когда была освобождена Братислава, в городе началась новая жизнь. «Поэтому мы пришли сегодня сюда, чтобы выразить благодарность тем, кто принес Словакии свободу и остался ей верен до гроба», — сказал глава кабмина. Политик призвал мэров городов, где находятся эти памятники, относиться к ним с надлежащей заботой и вниманием.

Словакия. Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 4 апреля 2015 > № 1333574


Украина. Словакия > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 6 февраля 2015 > № 1301732

Премьер-министр Словакии Роберт Фицо сообщил президенту Украины Петру Порошенко, что Словацкая Республика может поставить украинскому государству 14,5 млрд куб. м газа в год, сообщает пресс-служба главы украинского государства.

"Мы фактически выходим на 1/3 объема вашей внутренней потребности", - отметил Р.Фицо, проинформировав в ходе встречи в Киеве в пятницу о об увеличении с 1 марта мощности газопровода "Ужгород-Вояны" с 11,5 млрд куб. м до 14,5 млрд куб м в год.

При этом он подчеркнул, что стратегической задачей правительств двух стран является сохранение транзитного характера Украины и Словакии.

Президент Украины выразил особую благодарность за эффективное сотрудничество стран в энергетической сфере. "Запущенные с вашим участием 2 сентября реверсные поставки газа через участок "Вояны-Ужгород" сегодня доказали свою эффективность", - сказал П.Порошенко.

Глава Украинского государства подчеркнул, что увеличение с 30 января мощности газопровода до 40 млн кубометров газа в сутки полностью отвечает интересам Украины.

"Мы заинтересованы в скорейшем запуске большого реверса из Словакии", - заявил президент Украины.

П.Порошенко выразил уверенность, что создание крупного газового хаба на базе рынков стран "Вышеградской пятерки" (Словакия, Венгрия, Чехия, Польша и Украина), о чем говорилось в Братиславе в ноябре 2014 года, отвечает интересам всех стран региона.

"Мы будем благодарны, если Словакия и Венгрия ускорят также введение в эксплуатацию этого газопровода", - сказал он, отметив, что намерен обсудить эти вопросы в ходе визита в Украину премьер-министра Венгрии Виктора Орбана.

Украина. Словакия > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 6 февраля 2015 > № 1301732


Украина. Словакия > Агропром > interfax.com.ua, 21 ноября 2014 > № 1251752 Юрай Сивачек

Посол Словакии Юрай Сивачек: В поставках газа коммерческая система работает лучше, чем политическая

Вопрос: Господин посол, Словакия в этом году стала основной надеждой Украины на быстрое построение мощного альтернативного маршрута поставок газа из Европы. И несмотря на определенные сомнения, звучавшие в том числе и из украинских властных кабинетов, сегодня этот маршрут работает на полную мощность. В Украине с оптимизмом восприняли и назначение вице-президентом, еврокомиссаром по энергетике в новой Еврокомиссии представителя Словакии Мароша Шевчовича. На Ваш взгляд, каковы перспективы дальнейшего углубления сотрудничества наших стран в энергетической сфере?

ОТвет: Хочу подчеркнуть, что мы с Украиной сидим на одной газовой трубе, так что мы взаимосвязаны. В условиях предстоящей зимы мы заинтересованы обеспечить поставки газа в нашу страну и дальше в Европу, поэтому если такого типа сотрудничество повышает безопасность и надежность таких поставок, то мы будем всячески его приветствовать.

У словаков нет никаких проблем в общении с вашими людьми, наша ментальность одинакова. Мы дружественные, славянские страны и соседи еще. Так что мы чувствуем и понимаем, что этот вопрос очень важный. И тот факт, что заместитель председателя Европейской комиссии родом из Словакии, хочу вас уверить, означает, что он как словак будет намного лучше понимать ситуацию, чем другой европеец. Я думаю, это хорошо, и для Украины, и для Словакии.

Опять же, я бы хотел подчеркнуть, что мы сидим на одной трубе и наши интересы здесь полностью совпадают, например, в вопросах так называемого "Южного потока". Мы заинтересованы, чтобы мощности транзита через Украину и Словакию, а потом и в Чехию подольше сохранились, чтобы газ поступал в Европу именно через этот хорошо работающий коридор. Что касается реверса газа мы пошли на то, что построили коммерческую схему, я бы хотел подчеркнуть – прежде всего, коммерческую схему, каким образом транзитом подавать газ с западного направления назад в Украину.

Коммерческая система, я думаю, работает всегда лучше, чем другие системы, политические и другого рода. Она построена на коммерческих интересах определенных компаний, которые между собой подписывают договоры по европейскому праву, все прозрачно, с нашей точки зрения, и устойчиво. Мы видим сейчас по последним данным, что наш реверс работает на полную мощность, он будет снабжать Украину объемами газа до 10 млрд кубометров в год. Это очень существенная мощность, учитывая мощностипольского и венгерского направлений.

Помимо того возможность реверсных поставок газа, естественно, играет и на пользу украинским переговорщикам в вопросах цены. Это самый важный момент, потому что сейчас ситуация уже такова, что у Украины есть возможность покупать и крупные партии газа через Словакию в Европе, и через Россию, поэтому цена становится более реальной.

Что касается повышения объемов, увидим, как проект будет развиваться. Я думаю, здесь тоже смотреть надо на интересы частных компаний. Мы слышали недавние позитивные заявления главы Eustream - нашего словацкого газового оператора. Я думаю, наши люди, когда будут видеть хорошие условия для бизнеса, будут думать, каким образом развивать и укреплять его.

Вопрос: Насколько заинтересованными могут быть словацкие компании к вхождению в Украину в газотранспортный бизнес, возможно, в газовые хранилища, которые размещены очень недалеко от границы со Словакией. Тем более, что Eustreamв последнее время последнее время действительно показал себя как одна из наиболее квалифицированных и прогрессивных компаний на европейском газовом рынке.

Ответ: Конечно, мы знаем, что в Украине находятся одни из крупнейших в Европе подземных хранилищ газа. Мне известно, что некоторые словацкие компании уже были в Украине, и ведутся переговоры о возможном использовании и модернизации ваших подземных хранилищ. Я думаю, что компании просто видят здесь возможности кооперации. Пусть они поработают в этом направлении. Опять повторю, надо, чтобы система сотрудничества соответствовала, прежде всего, коммерческим интересам. Поэтому некоторые компании ищут, каким бы образом это профинансировать.

Нам были представлены возможные проекты тоже с украинской стороны на прошлойвстрече Вышеградском четверки на уровне наших государственных секретарей. Значит, этот интерес взаимный, просто надо, чтобы в ходе переговоров этот интерес более-менее конкретизировался.

Вопрос: До нынешнего газового сотрудничества между нашими странами активно развивалось сотрудничество в электроэнергетике… Каковы здесь перспективы?

Ответ: Я бы сказал, есть постоянный интерес словацких компаний к такому сотрудничеству. И в сфере купли-продажи электроэнергии, и, может быть, в проектах выработки чистой экологической электроэнергии в Украине. Несколько проектов работающих.Интерес, возможно, мог бы быть и повыше. Но компании сейчас смотрят на то, что здесь происходит, какие условия для бизнеса создаются, чтобы принять решение -- присутствовать в Украине или нет. Я уверен в том, что здесь есть хорошие возможности для кооперации, и компании хотели бы видеть более устойчивый бизнес.

Вопрос: Перейдем к вопросам торговли. Экспорт украинских товаров в Словакию в январе-августе 2014 года снизился всего на 2,1% - до $488 млн, тогда как импорт - на 28,6%, до $290 млн.После подписания Соглашение об ассоциации с ЕС негативное сальдо Словакии в торговле с Украиной выросло. Насколько это болезненно для вас, как долго Словакия готова терпеть такую ситуацию?

Ответ: Думаю, что эти процессы для нас не представляют жизненно важных проблем, хотя мы все были бы рады выдеть больше наших товаров на украинских рынках. Более того, если бы мы видели приток украинской электроэнергии (такого пока еще нет), это было бы хорошо, потому что мы тоже заинтересованы и как потребители, и граждане Словакии, покупать чистую, но все-таки дешевую электроэнергию.

Что касается других видов продукции, здесь надо посмотреть на состав вашего и нашего экспорта и импорта. Я думаю, здесь мы пока не конкурируем друг с другом, но все будет зависеть от качества вашей продукции. Мы понимаем, что со временем вашего приближения к стандартам Евросоюза украинские компании все-таки начнут вырабатывать свою продукцию в соответствии с этими стандартами. И, может быть, для нас это тоже будет хорошо, что Словакия сможет покупать качественную (сейчас я уже говорю как потребитель, как человек, который живет в Киеве) и дешевую продукцию, например, сельского хозяйства. Сейчас же, еще раз хочу сказать, я не думаю, что мы ваши конкуренты.

Вопрос: Много лет неурегулированным вопросом между нашими странами остается достройка Криворожского горно-обогатительного комбината окисленных руд (КГОКОР), в которой еще во времена СССР участвовала Словакия. Есть ли какие-то перспективы его решенияв ближайшее время?

Ответ: Конечно, хотелось бы, чтобы в этом процессе каким-то образом поставлена точка, чтобы по обязательствам рассчитались.И в наших, и в ваших интересах будет закрыть этот вопрос. Хотя вминувшем году, когда проходило заседание украинско-словацкой межправительственной комиссии, этот вопрос не поднимался.

До конца этого года должно было состояться очередное заседание межправительственной комиссии здесь, в Украине. В связи с происходящим, мы не получили информацию, кто будет руководителем этой комиссии (ранее от Украины ее сопредседателем был министр инфраструктуры), какое министерство будет курировать ее от украинской стороны. Так что мяч на украинской стороне, в том числе и по вопросу ее повестки дня.

Вопрос: Одной из наиболее известных словацких инвестиций в Украину была покупка компанией VSE Energy в 2001 году украинских облэнерго, однако затем стало очевидно, что под видом словацкой компании в Украину вошли российские инвесторы. Есть ли другие успешные примеры словацких инвестиций, что сдерживает их приход в Украину? Какие сектора наиболее привлекательны для инвесторов из Словакии?

Ответ: Я думаю, что словацкие компании, наши предприниматели воспринимают возможности инвестировать или сотрудничать с Украиной как важный вопрос. Это несомненно. Более того, мы приветствуем европейский выбор вашей страны, ваших граждан, сотрудничество и развитие кооперации с Европой и со Словакией в том числе. Но должен сказать, что нашим компаниям для хотелось бы видеть лучшие условия для работы инвесторов и большую прозрачность на всех уровнях по сравнению с тем, что было раньше. Это касается и возможности построить бизнес, это касается и бюрократической нагрузки, как этот бизнес выстраивать, это касается и возможности сотрудничества с местными банками, общения с местными чиновниками. То, что мы сейчас видим, что пока в этом направлении все препятствия не были сняты, а наоборот, остаются многие проблематичные явления. Жаль, потому что потенциал большой. Вы сами понимаете, что для развития и упрочнения этих отношений было бы хорошо, если бы мы заинтересовали конкретной инициативой и малый, и средний бизнес. Состав словацкой экономики такой, что малый и средний бизнес вырабатывает большую долю нашего национального продукта, и такие предприниматели могли бы свободно работать с соседями на 500-600 км. Но для выхода малого и среднего бизнеса в Украину надо, чтобы была создана хорошая почва. Такой, к сожалению, мы не видим. Но, надеемся, что мы ее увидим.

Если бы такая почва была создана, я думаю, что наши производители были бы заинтересованы не ввозить свои товары, потому что это невыгодно, а как раз наоборот, привносить свои инвестиции и работать со своими украинскими партнерами. То, что мы слышим от тех компаний, которые здесь работают (а некоторые неплохо работают), есть проблемы, прежде всего, в финансовой области. Мы в последнее время слышали такие конкретные жалобы и доводили их до представителей украинских властей, что хотелось бы видеть улучшения для бизнеса.

Но всеобщая оценка такова, что наши инвесторы могли бы найти на украинском рынке хороших, заинтересованных партнеров. Здесь есть хорошая среда на рынке труда, люди, которые заинтересованы работать и иметь устойчивый доход от нормальной работы на хорошем предприятии. Мы видим, что на украинском рынке труда множество хороших экспертов, подготовленных людей молодого, среднего, даже старшего возраста, так что с этой точки зрения здесь не было бы проблем. Хотелось бы видеть просто лучшие условия для развития бизнеса, что позволило бы привлечь намного больше инвестиций. Это единственный способ, каким образом развивать экономику. Мы это на собственном примере видели.

Собственно, эти вопросы мы тоже будем поднимать в ходе заседания нашей межправительственной комиссии. Так что надеемся на скорейшее формирование украинского правительства, распределение в нем полномочий между министрами и проведения межправительственной комиссии.

Вопрос: Какие сектора наиболее интересны для словацких инвесторов?

Ответ: Думаю, что мы будем ориентироваться на вопросы энергетической эффективности: сбережение тепла, электроэнергии в бытовом хозяйстве. Есть конкретные проекты, которые мы предлагаем украинским партнерам в этой сфере. Мы будем по этому поводу говорить в рамках программы реформ, которую правительство и ваш государственный аппарат под лидерством вашего президента готовят. Мы тоже подготовили наши проекты, мы их представили. Уже идут переговоры. Я думаю, у нас хорошие предпосылки для этого.

В рамках проекта есть предварительный интерес разработать такую схему сбережения и эффективного использования электроэнергии для одной или двух-трех пилотных областей, где бы мы смогли бы увидеть конкретный результат. Для нас важно, чтобы даже такой проект был реализован на конкретных коммерческих основаниях, потому что все-таки работа посольства, наших правительств, людей из политики – создавать привлекательные условия для работы бизнеса в рамках нормальных, рыночных экономических торговых отношений и прозрачных практик.

Вопрос: Словакия несколько лет проводила активную политику по привлечению туристов из Украины. Довольны ли вы результатами, не были ли напрасными потраченные усилия с учетом того, что сегодня платежеспособность украинцев сильно упала? Будет ли Словакия и далее проводить либеральную визовую политику для украинцев и предлагать привлекательные условия для бизнес-эмиграции?

Ответ: Мы по-прежнему заинтересованы в привлечении украинских туристов. Мы понимаем ситуацию в Украине, видим условия жизни украинцев, которые привели к некотором спаду туризма, но, наоборот, хотели бы активнее работать в нынешней меняющейся ситуации. Но все-таки, мы остаемся конкурентоспособными, у нас некоторые цены даже меньше, чем, например, в Киеве. И среди украинцев еще много таких, кто не посетил Словакию. Я думаю, что наши туроператоры, наши гостиницы, люди, которые занимаются туризмом, смогут быть очень хорошим поставщиком такого типа услуг, потому что мы считаем, что Словакия очень конкурентоспособна в этом направлении.

Вопрос: Существуют ли планы возобновления воздушного сообщения между Украиной и Словакией? Может ли что-то изменить вступление в силу договора "Об открытом небе"?

Ответ: С нашей стороны препятствий для возобновления авиасообщения нет, так как мы заинтересованы в росте пассажиропотока из Украины.

Вопрос: Будет ли увеличено число пунктов пропуска на границе между Словакией и Украиной, которых сегодня всего два? Граждане Украины неоднократно жаловались на медленную работу словацких таможенников и пограничников на границе, решена ли проблема?

Ответ: Мы должны смотреть очень реалистично на вопрос о погранпунктах. С одной стороны, мы знаем, что при пиковых нагрузках они работают на полную мощность. Поэтому всегда рекомендовали и рекомендуем нашим властям, если это возможно, увеличить число людей на границе в такие периоды времени, расширить пропускную способность.

Но, с другой стороны, надо рассматривать ситуацию в целом, смотреть на деньги и на то, как эти деньги окупаются. Потому что построить новый пункт пропуска -- это тоже большие деньги.

Но в целом, я думаю, что мы должны об этом говорить. Если наши отношения будут так позитивно развиваться, если будет расти количество туристов, которые поедут в Словакию или транзитом через Словакию, то в будущем это вопрос может быть решен позитивно.

Вопрос: Как обстоят в Украине дела у словацкой общины? Нет ли каких-нибудь проблем?

Ответ: Я думаю, что мы, наверное, одни из немногих соседей, с которыми никогда не было проблем у вашего государства, впрочем, как и у нашего государства с вами. По всем параметрам у нас никогда не будет проблем. Мы не претендуем ни на квадратный метр украинской земли. Это вытекает из нашей политики уважительного отношения к национальным меньшинствам. Мы всегда говорим нашим соотечественникам, которые живут за границей, и людям, которые считают себя словаками, что они должны быть лояльными гражданами в странах, где они проживают. И, естественно,они остаются словаками, с которыми мы общаемся, помогаем в культурном смысле. Это фундамент нашей политики, и она не будет меняться. Мы за единую Украину. И очень болезненно переживали все эти события и с Крымом, и то, что сейчас твориться на Донбассе.

Мы не можем признавать изменения границ таким образом, без договоренности между странами, без переговоров, а просто путем нарушения международного права. Это для нас очень болезненно. Мы бы хотели видеть единую Украину. Нам большая единая Украина идет на пользу. Не наша цель видеть дробление Украины Мы рады были бы чтобы Украина стала сильным государством, сильным соседом, надежным соседом, с которым мы могли бы кооперироваться в разных направлениях, включая, естественно, экономическое.

Украина. Словакия > Агропром > interfax.com.ua, 21 ноября 2014 > № 1251752 Юрай Сивачек


Украина. Словакия > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 2 сентября 2014 > № 1167158

"ГАЗ НЕ ИМЕЕТ ЭТИКЕТОК": УКРАИНА ТОРЖЕСТВЕННО ОТКРЫЛА РЕВЕРС ИЗ ЕС ЧЕРЕЗ СЛОВАКИЮ

Сегодня, 2 сентября, премьер-министр Украины Арсений Яценюк, премьер-министр Словакии Роберт Фицо и директор департамента внутреннего энергетического рынка еврокомиссии Клаус-Дитер Борхардт запустили в промышленную эксплуатацию газопровод "Вояны-Ужгород", по которому, как предполагается, газ будет продаваться из ЕС на Украину по реверсной схеме, передает корреспондент ИА REGNUM . Церемония состоялась в словацком городе Вельке Капушаны.

Арсений Яценюк от имени правительства Украины выразил благодарность правительству Словакии "за помощь и реальное сотрудничество в обеспечении энергетической безопасности". "Мы стоим перед большими вызовами, и энергетическая безопасность является одним из ключевых. Благодаря открытию реверса из Словакии и возможности для Украины покупать газ в Европе, мы заместили 40% газа, который раньше покупали у российской компании "Газпром" газом, который покупаем и транспортируем из Европы", - сказал он.

Также Яценюк отметил следующее: "Конечно, это не окончательное решение, но это огромный шаг вперед. Украина сегодня может утверждать, что вместе с нашими словацкими друзьями и Еврокомиссией мы сделали первый шаг к диверсификации энергоснабжения и уменьшению энергетической зависимости... Мой ответ президенту Путину на его жесткое заявление относительно этого реверсного потока - газ не имеет этикеток. Это просто газ. Если мы платим деньги, то кто-то его транзитирует и кто-то покупает".

Украинский премьер дал понять - Киев рассчитывает, что по данной схеме может закупать до 10 миллиардов кубических метров газа. "Еще полгода назад мало кто надеялся, что мы совместными усилиями сможем приобретать из Европейского Союза до 10 миллиардов кубических метров газа. Это очень большой шаг вперед... Мы преодолели все и политические, и технические трудности, и продемонстрировали - мы едины", - отметил он.

Украина. Словакия > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 2 сентября 2014 > № 1167158


Узбекистан. Словакия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.uz, 30 августа 2014 > № 1170609 Павол Иван

Посол: товарооборот Словакии и Узбекистана почти удвоился

Республика Словакия отмечает в эти дни сразу два национальных праздника. В связи с этими событиями посол Словацкой Республики в Республике Узбекистан Павол Иван дал интервью НИА «Туркистон-пресс».

— Господин посол, ваша страна отмечает 29 августа День Словацкого национального восстания и 1 сентября — День Конституции. Примите поздравления по поводу этих национальных праздников. Какое значение они имеют в жизни словацкого народа?

— Так сложилось исторически, что две значимые для истории словацкого народа даты идут практически одна за другой. Эти два национальных праздника относятся к разным временным датам, но при этом имеют между собой большую взаимосвязь.

29 августа 2014 года отмечается 70-летие Словацкого национального восстания — исторического события времен Второй мировой войны. Это было одно из крупнейших вооруженных восстаний, когда народ сказал свое «нет» фашизму, восстал за свою свободу, за свое лучшее будущее. Это событие нашло тогда поддержку более 30 стран мира. Данная историческая дата стала для словацкого народа той основой, на которой он развивал свои традиции демократии.

Вторая дата — День Конституции Словакии, который мы отмечаем 1 сентября, относится к историческому периоду, когда словаки жили в одном государстве с чехами. Эта знаменательная дата связана с выраженным словаками стремлением к государственной независимости, что привело к событию 1 сентября 1992 года, когда Словацкий национальный совет принял Конституцию Словацкой Республики. Она стала Основным законом потом уже независимой Словацкой Республики с 1 января 1993 года — то есть спустя четыре месяца после мирного демократического разделения бывшей Чехословацкой Федерации на два новых государства — Словацкую Республику и Чешскую Республику. Так что для Словацкой Республики обе эти даты взаимосвязаны, и они имеют огромное историческое значение для развития современной Словакии.

У независимости современной Словакии и современного Узбекистана примерно один возраст. Поэтому, учитывая, что наше интервью проходит в преддверии празднования 23-й годовщины независимости Узбекистана, хочу передать свои искренние поздравления с главным национальным праздником всему узбекскому народу! Позвольте пожелать каждому узбекистанцу всего самого наилучшего, прежде всего, мира, спокойствия, стабильности и продолжения позитивного развития вашей страны! Хочу также пожелать вашему замечательному молодому поколению максимально использовать возможности от учебы, получения образования, в том числе высшего, чтобы в полной мере реализовать свои таланты и профессиональные навыки для еще большего развития Узбекистана!

— Большое спасибо за искренние пожелания, в которых чувствуется ваше теплое отношение к Узбекистану. Как вы в качестве посла оцениваете развитие нашего двустороннего сотрудничества?

— Спасибо за этот вопрос, ведь главная задача для работы всего посольства Словакии, его приоритет — это делать все возможное для улучшения, интенсификации, активизации двухсторонних отношений. В этой работе нашими тесными и заинтересованными партнерами являются самые разные структуры Узбекистана, включая Министерство иностранных дел, МВЭСИТ, другие министерства и ведомства, деловые и научные круги страны и т. д.

Эта двусторонняя линия сотрудничества находится в постоянной динамике, идет совместная подготовка условий для активизации, прежде всего, внешнего политического диалога. Надеюсь, в ближайшие месяцы у нас будут конкретные результаты интенсификации совместного сотрудничества в политической области. Это, в свою очередь, помогает открывать больше путей и для развития торгово-экономических связей, и для продолжения расширения контактов по линии образования, туризма, культуры и т. д.

Что касается торгово-экономической области, то отмечу, что за прошлый 2013 год по статистике узбекской стороны наш взаимный товарооборот составил около 21 млн евро, что почти в два раза превысило показатель 2012 года. Безусловно, потенциал наших стран говорит о том, что взаимный товарооборот может быть гораздо выше, и показатель прошлого года я бы назвал скромным. Но то, что он смог почти в два раза превысить показатель предыдущего года, говорит о тенденции и возможностях, которые есть у наших стран для увеличения и расширения торгового обмена, технологической кооперации. Это, безусловно, не может не радовать. Поэтому сегодня мы ведем достаточно интенсивный диалог с представителями бизнеса Узбекистана, МВЭСИТ, Торгово-промышленной палаты и других ведомств, и такое взаимодействие будет наращиваться.

Сегодня мы подошли к такому уровню развития двусторонних отношений, когда дело за прямым общением и переговорами между ассоциациями, компаниями, для обсуждения совместных проектов в самых разных сферах, используя тот большой потенциал, которой есть как у узбекской, так и у словацкой стороны.

В первом полугодии 2014 года тенденция к увеличению товарооборота продолжается. Здесь есть заслуга и проектов, которые реализуются по линии Европейского Союза. Мы стараемся эффективно использовать и эти рычаги, инструменты, возможности для расширения словацко-узбекских связей, в том числе торгово-экономических. Как пример могу привести бизнес-семинар, организованный в июне в Братиславе по инициативе Словацкой бизнес-ассоциации. Большой интерес вызвало участие и презентации представителей Торгово-промышленной палаты Узбекистана. Об условиях ведения бизнеса в вашей стране на семинаре узнали более двух десятков словацких компаний, которые планируют наладить отношения с узбекскими партнерами в области малого и среднего бизнеса. Семинар состоялся как раз в рамках одного из совместных проектов ЕС и Узбекистана, направленного на поддержку малого и среднего бизнеса.

Несколько слов хотел бы сказать о современной структуре нашего товарооборота, а именно словацкого экспорта. Его основой являются продукция автомобильной, транспортной промышленности, машиностроения, технологии для пищевой промышленности, в том числе обработки мяса, овощей и фруктов, техника, оборудование для госпиталей и центров реабилитации, продукция химической промышленности. Считаю, что большой потенциал для дальнейшего развития есть в областях машиностроения, автомобильной промышленности, где можно было бы обсудить возможности, скажем, для производства компонентов. Потому что и Узбекистан, и Словакия очень сильны в этом секторе. Есть хорошие наработки по расширению взаимодействия бизнеса двух стран в области переработки, пищевой промышленности, где Словакия имеет самые современные и признанные в мире технологии. Так что думаю, здесь очень хорошие перспективы.

Интенсификации наших экономических отношений, думаю, будет способствовать дальнейшее развитие договорной базы. В настоящее время идет работа по подготовке нового межправительственного соглашения по привлечению инвестиций, их взаимной поддержке и охране.

Отдельная область наших экономических отношений — туристическая сфера. Буквально на днях состоялась встреча по данному вопросу с руководством Национальной компании «Узбектуризм». Есть хорошие возможности для представления словацкого туризма на осенней Ташкентской международной туристической ярмарке, которая в этом году отмечает свой юбилей — 20-летие. Думаю, в ярмарке примут непосредственное участие представители Словакии, занимающиеся нашими известными курортами. У Словакии особый стиль исторического и оздоровительного туризма, который славен не только своими термальными и минеральными водами, но и замечательной природой, огромными лесами, отдых среди которых оставляет впечатление в любой сезон.

Хотелось бы сказать еще об одной важной сфере сотрудничества — образовательной. С прошлого года студенты Узбекистана впервые могут принимать участие в национальной образовательной программе Словакии на соискание стипендии. Насколько я знаю, в эту программу из стран СНГ включены всего два государства, одно из которых — Узбекистан. Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы об этой возможности знали как можно больше ваших студентов, профессоров, докторантов. Тем более, что этой возможностью можно воспользоваться в онлайн-режиме, о чем есть все данные на сайте нашего посольства.

Интерес узбекских студентов к получению образования в Словакии уже можно назвать традиционным и устойчивым. Ведь немало студентов из вашей страны получали образование в Словакии в образовательных программах, которые реализуются Европейским Союзом, таких как Erasmus Mundus и Tempus. Популярно получение образования в словацких университетах сельскохозяйственного, экономического, гуманитарного профиля. То есть диапазон широк, и включение Узбекистана в Словацкую национальную образовательную программу, уверен, послужит дальнейшему развитию двусторонних отношений. Ведь это те специалисты, которые будут развивать Узбекистан дальше. И отрадно, что знания, полученные в Словакии, сыграют свою роль в этом процессе.

Словакия имеет значительный опыт в развитии сфер, связанных с энергетикой и водопотреблением. Мы могли более интенсивно обмениваться знанием и опытом в данных направлениях, приоритетных для экономического и социального развития обеих стран, кроме того, есть ряд идей по совместным с узбекской стороной проектам в этом отношении.

У Словакии, как и у Узбекистана, накоплен собственный опыт экономической трансформации, перехода к рыночной экономике, и, думаю, обмен опытом здесь был бы важен. За годы независимого развития Словакия немало сделала и для развития своих промышленных технологий, которыми также готова поделиться, в том числе в рамках совместных проектов.

У наших стран большой опыт общения и сотрудничества, а в период независимости он значительно обогатился. Сегодня есть все возможности для большего общения народов Словакии и Узбекистана, и я уверен, что все больше представителей двух государств будут общаться, совершать туристические поездки, завязывать дружеские и деловые контакты, получать образование, узнавать историю и современное развитие наших стран.

Узбекистан. Словакия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.uz, 30 августа 2014 > № 1170609 Павол Иван


Словакия > Госбюджет, налоги, цены > ved.gov.ru, 3 февраля 2014 > № 1004916

Словакия заняла третье место по показателю самой развитой промышленности среди государств-членов Евросоюза. По последним данным Статуправления СР в сентябре текущего года динамика роста словацкой промышленности возросла на 7,5%, в августе данный показатель составлял 4,4%. Таким образом, этот показатель был самым высоким в текущем году.

К концу октября дефицит СР достиг уровня 1,972 миллиарда евро. По данным Минфина СР за девять месяцев текущего года дефицит удалось снизить более чем на 20%. В отчете также говорится о том, что госбюджет выполняется лучше, чем это было запланировано.

SITA

Словакия > Госбюджет, налоги, цены > ved.gov.ru, 3 февраля 2014 > № 1004916


Евросоюз. Словакия. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2013 > № 805384 Збигнев Бжезинский

БЖЕЗИНСКИЙ НА ФОРУМЕ GLOBSEC: ТРАНСАТЛАНТИЧЕСКАЯ ЗОНА СВОБОДНОЙ ТОРГОВЛИ ПРОТИВ КИТАЯ И "ВКЛЮЧЕНИЕ РОССИИ В ЗАПАД"

Дмитрий Семушин

18, 19 и 20 апреля 2013 года в Братиславе состоялся очередной форум по политике безопасности региона Центральной Европы под названием Globsec. Это восьмой по счету с 2005 года форум подобного рода, организуемый в столице Словакии. В этом году для участия в Globsec собралась весьма представительная аудитория: прибыли министры иностранных дел стран Вышеградской группы (V4, Польши, Венгрии, Чехии и Словакии), а также 650 гостей, среди них главы государств, правительств, министры, представители международных организаций ООН, ОБСЕ, ОЭСР. На мероприятии, в частности, присутствовали президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес, премьер-министр Македонии Мило Джуканович . На форум Globsec впервые за всю его историю прибыл министр иностранных дел Польши. Радослав Сикорский стал играть на форуме роль негласного лидера. Одной из главных достопримечательностей Globsec-2013 стал гуру Холодной войны 85-ти летний Збигнев Бжезинский.

Форум открыл его организатор в нынешнем году - премьер-министр Словакии Роберт Фицо. В своем выступлении он связал проблемы безопасности региона с общими проблемами ситуации долгового кризиса в Европе. Социально-экономическая стабильность, экономический рост и занятость непосредственно определяют уровень, как региональной, так и европейской безопасности в целом. Таким образом, по Фицо, безопасность стран региона Центральной Европы во многом зависит от внутренних факторов: устойчивости ЕС, его способности справиться с экономическими проблемами и умением вести консолидированную внутреннюю и внешнюю политику.

Мероприятие подобного рода как Globsec, как правило, отличаются обилием выступлений общего по содержанию характера. Так случилось, по большей части, и на минувшем форуме. По существу, можно констатировать, что министры иностранных дел Вышеградской группы использовали форум Globsec в качестве своего планового мероприятия к предстоящему саммиту ЕС по политике безопасности, запланированному на декабрь 2013 года. Главный итог этой встречи - декларация министров иностранных дел V4 под названием "За более эффективную и сильную общую политику безопасности и обороны". (1) Документ включает три раздела:

- расширять эффективность, видимость и влияние Общей политики безопасности и обороны (SCDP);

- совершенствовать развитие военного потенциала;

- укреплять европейскую оборонную промышленность.

Декларация свидетельствует, что партнерам по Вышеградской группе важно продемонстрировать, что, несмотря на различие их национальных интересов, им удается работать в одной команде вместе. Им, по-прежнему, важно, что Вышеград - это не просто бессодержательный символ региона, но гораздо более важное, а именно система внутри ЕС с элементами стратегического сотрудничества. При этом участники Вышеградской группы хотели бы верить в свои общие ценности и общую идентичность.

Фундаментальным фактором безопасности Центральной Европы, как засвидетельствовал форум, остается система трансатлантических отношений, - читай блок НАТО, возглавляемый американцами. Президент Эстонии Тоомас Ильвес выразил опасения по поводу судьбы Европы без США. "Если США, - сказал он, - имеют все меньший интерес к Европе [с точки зрения обеспечения безопасности]... это значит, что мы должны протереть наши очи, чтобы проснуться и сказать: "Что мы будем делать? Ведь мы оказались в мире Гоббса [т. е. в ХVIII веке в мире войны всех против всех]". Все министры иностранных дел V4 говорили об общих "евроатлантических ценностях", что подразумевает консолидированную позицию по идее опоры безопасности Европы на США. Этот тезис министры иностранных дел в своих выступлениях на форуме подкрепляли заявлениями в связи с американскими пожеланиями, что Европа нуждается в построении общей сильной внешней политики и политики безопасности. С одной стороны, это означает укрепление в Брюсселе общеевропейских структур внешней политики, а, с другой, увеличение расходов на оборонную политику и политику безопасности, как на национальном, так и общеевропейском уровне.

Проблема отношений Центральной Европы с Россией прямо не обсуждалась на конференции, хотя образ нашей страны незримо присутствовал как в зале, так и кулуарах конференции. В вводной части конференции - в выступлениях министров иностранных дел, о значении России наряду с Турцией для стран Вышеградской группы говорил разве что только министр иностранных дел Венгрии Янош Мартоньи . Означенное обстоятельство связано скорее с национальной стратегией Венгрии "открытости на Восток", провозглашенной в 2010 году премьером Виктором Орбаном. Конкретно, в восточном векторе отношения с Россией важны для Венгрии для уменьшения ее дисбаланса в торговле двух стран, не более того. В выступлениях же остальных трех министров иностранных дел - Польши, Чехии и Словакии, Россия даже не упоминалась.

Тем не менее, в проблемах безопасности региона Центральной Европы Россия, в первую очередь, подразумевалась на конференции, когда в ее повестке дня речь зашла о такой специфической области, как проблема энергетической безопасности региона. Энергетика стала первой темой, которую участники Globsec обсудили после выступлений министров иностранных дел на открытии конференции. Правда, в этом аспекте форум Globsec в идейном отношении не дал ничего нового в сравнении с прежней программой, предполагающей, как известно, диверсификацию поставщиков и источников поставки энергии для региона при общей связанности в единую энергетическую инфраструктуру его пространства. Определенные надежды возлагаются на применение технологии добычи сланцевого газа (Польша) и поставок сжиженного природного газа через балтийский и адриатический терминалы. В качестве дополнительной меры для снижения зависимости по газу предусматривается и сохранение атомной энергетики с дальнейшим развитием этой отрасли. Действенное средство, как полагают центральноевропейцы, это единство их действий в энергетической политике стран региона Центральной Европы с опорой на ЕС.

В целом, безопасность региона предполагается обеспечивать не военными, а, главным образом, наступательными внешнеполитическими средствами. Снижение военных расходов воспринимается, как необходимое зло. О необходимости их наращивания в рамках концепции "умной обороны" на конференции существовало единство, по крайней мере, на уровне риторики. Поэтому приоритетом Вышеградской группы является содействие интеграции в ЕС на востоке - Украины и Белоруссии, на юге - государств т. н. Западных Балкан для увеличения восточного буфера, отделяющего центральноевропейский регион от России, и придания ему политической устойчивости. Конкретно это означает продолжение программы Восточного партнерства.

Показательно, что в одно время с конференцией по безопасности в Братиславе, 18 и 19 апреля 2013 года в Варшаве прошло совещание начальников штабов стран Вышеградской группы. Главным вопросом в повестке дня стояла проблема создания совместной боевой группы из подразделений Польши, Венгрии, Чехии и Словакии. Участники видят в своем участии в боевой группе средство для развития многонационального военного потенциала и армейского взаимодействия. 19 апреля на совещание прибыл начальник генерального штаба вооруженных сил Украины генерал-полковник Владимир Замана , который обсудил со своими коллегами из стран Вышеградской группы возможность военного сотрудничества с Украиной. Венгры в связи с этим сразу же вспомнили о старом проекте создания боевой группы из воинских подразделений стран V4 + Австрии и Украины. Австрия в означенном проекте нужна только для изображения симметрии для подключения к европейскому проекту Украины. В целом, боевая группа стран V4 (фактически, это легкая бригада быстрого реагирования) не имеет большого военного значения, и возможное участие Украины в подобном проекте является чисто политическим мероприятием, призванным демонстрировать дрейф Украины в сторону ЕС.

* * *

Все ждали на конференции Globsec выступления Бжезинского. В своем выступлении ветеран Холодной войны признал, что США в 2000-е годы существенно ослабили себя войной и оккупацией Ирака, которые стоили им в общей сумме $3 трлн. Более того, война и полицейская операция лишили легитимности США в качестве "лидера свободного мира". В этой ситуации стала особенно очевидной диспропорция в отношениях США и Европы. Излишняя опора Европы на США в вопросах безопасности делает американское общество более скептическим по отношению к Старому свету, - признал Бжезинский.

Что касается Европы, то он отметил, что некоторые восточноевропейские страны рассматривают ЕС в качестве "копилки" субсидий, в то время как "самодовольные" и "потворствующие собственным слабостям" южные страны жаждут получить спасение с севера. "В Западной Европе сегодня наличествует недостаток исторического воображения и глобальных амбиций, - констатировал Бжезинский, - Там нет ни Черчилля, ни де Голля, ни Аденауэра. В современном политическом дискурсе преобладают узкие перспективы". Главная проблема Европы, по мнению Бжезинского, в том, что она существует больше для банков, чем для людей, ее населяющих. "Она благоволит скорее удобству коммерции, нежели устремлениям чувств европейских народов", - сказал он. Отдельно досталось британскому союзнику США. По мнению Бжезинского, Великобритания преуспела, прежде всего, в продвижении интересов своего Сити. Тем не менее, именно в коммерции Бжезинский видит средство для придания новой энергии Западу. Создание свободной зоны торговли между США и Европой, по его мнению, станет конкретным проектом, способствующим этому. "У этой концепции существует огромный потенциал", - сказал он и добавил, - "Это может способствовать созданию дополнительных трансатлантических связей..., одновременно с этим генерируя для Запада новую жизненную силу и бльшую сплоченность". План создания свободной трансатлантической зоны свободной торговли Запада своим острием направлен против Китая. Об этом Бжезинский говорил открыто на конференции.

Бжезинский вновь пообещал России включение и полноправный статус в составе Запада. Новый нюанс - это должно стать одной из мер против упадка Запада. Ключевой опорой в этом процессе, по замыслу Бжезинского, должен стать российский "космополитичный" и "креативный" средний класс. Обещание "включения России в Запад", таким образом, неявно обуславливается сменой политического режима в нашей стране. Подобного рода надежды, адресованные России для сохранения ее европейского политического вектора, в дополнение к проводимой политике Восточного партнерства призваны нейтрализовать усилия России по созданию Евразийского Союза.

(1) Declaration of the V47 Foreign Ministers "For a More Effective and Stronger Common Security and Defence Policy" ( Bratislava, 18 April 2013) http://www.visegradgroup.eu/download.php?docID=210

Дмитрий Семушин - европейский обозреватель ИА REGNUM

Евросоюз. Словакия. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 25 апреля 2013 > № 805384 Збигнев Бжезинский


Словакия > Приватизация, инвестиции > corpagent.com, 15 февраля 2008 > № 340888

Инофирма

Выбор иностранного инвестора, решившего учредить свое предприятие в Словакии, как правило, останавливается на одной из двух организационно-правовых форм,а именно: Akciova Spolocnost' (A.S.) – открытая компания с ограниченной ответственностью; Spolocnost'S Rucenim Obmezenym (S.R.O.) – закрытая компания с ограниченной ответственностью.

Akciova Spolocnost – A.S. (открытая компания с ограниченной ответственностью) учреждается минимум двумя физическими лицами или минимум одним юридическим лицом.

Минимальный уставный капитал открытой компании составляет 25 000 евро. Капитал необходимо полностью оплатить на момент регистрации предприятия. Максимальное число акционеров (резидентов и нерезидентов Словакии) не ограничено.

В компании разрешен выпуск акций как именных, так и на предъявителя. Акции разрешено котировать на бирже. Управляют компанией совет директоров и наблюдательный совет, состоящий как минимум из б человек. Один из директоров обязан быть резидентом Словакии.

Spolocnost' S Rucenim Obmezenym – S.R.O. (закрытая компания с ограниченной ответственностью) учреждается минимум одним физическим или юридическим лицом с минимальным уставным капиталом в 5000 евро, который должен быть полностью оплачен на момент регистрации.

Максимальное число акционеров компании (любой резидентности) – 50. В закрытой компании разрешен выпуск только именных акций, которые запрещено предлагать для открытой подписки.

Акционерам компании нельзя передавать свои акции третьим лицам без получения согласия остальных участников предприятия. Управлять компанией может один директор, а если их несколько, то один из директоров обязан быть резидентом Словакии.

Все компании должны получить здесь лицензию, соответствующую видам деятельности, указанным в учредительных документах. Как правило, лицензию выписывают на имя директора – резидента Словакии.

Все предприятия подпадают в стране под одинаковый режим налогообложения – 19% на чистую прибыль от доходов, получаемую как на территории Словакии, так и за ее пределами.

К другим корпоративным налогам можно отнести налоги на дивиденды, взимаемые по ставке, равной 15%, а также налоги на проценты, роялти и доход от аренды, взимаемые по ставке в 25%.

Словакия подписала соглашения об избежании двойного налогообложения с такими странами, как: Бельгия, Болгария, Бразилия, Великобритания, Венгрия, Германия, Греция, Дания, Израиль, Индия, Ирландия, Испания, Италия, Канада, Кипр, Китай, Латвия, Люксембург, Мальта, Нигерия, Нидерланды, Норвегия, Польша, Румыния, Россия, США, Тунис, Туркмения, Турция, Украина, Финляндия, Франция, Хорватия, Черногория, Чехия, Швейцария, Швеция, Шри-Ланка, ЮАР, Япония.

Словакия > Приватизация, инвестиции > corpagent.com, 15 февраля 2008 > № 340888


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter