Всего новостей: 2294495, выбрано 3 за 0.120 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Танзания > Медицина > rospotrebnadzor.ru, 27 декабря 2015 > № 1601726

По данным Всемирной организации здравоохранения и Министерства здравоохранения и социального обеспечения (МЗСО) Танзании в стране к началу декабря зарегистрировано 9871 случай заболевания холерой, 150 из которых закончились смертельным исходом.

Заболевания зарегистрированы в следующих районах: Дар-Эс-Салам (4482 случая), Танга (1398 случаев), Сингида (861 случай), Мванза (504 случая), Мара (436 случаев), Кигома (353 случая), Додома (284 случая), Морогоро (248 случаев), Аруша (239 случаев), Пвани (222 случая), Кагера (128 случаев), Шиньянга (96 случаев), Линди (78 случаев), Геита (48 случаев), Руква (28 случаев), Маньяра (25 случаев), Табора (12 случаев), Иринга (2 случая) и Килиманджаро (2 случая).

В Занзибаре зарегистрировано 425 случаев заболевания, 9 из которых закончились смертельным исходом. На двух затронутых островах, Унгуджа и Пемба, зарегистрировано 223 и 202 случая, соответственно.

Число ежедневно регистрируемых случаев уменьшается. Однако из-за приближающегося сезона дождей и, по прогнозам, сильнейшего за последние 20 лет явления Эль-Ниньо можно ожидать экстенсивных наводнений и необычайно обильных осадков, что может способствовать повышению уровней передачи инфекции.

Министерством здравоохранения и социального обеспечения (МЗСО) Танзании принимаются профилактические меры по борьбе со вспышкой болезни, в том числе усилены меры по обеззараживанию воды, также организованы мероприятия по социальной мобилизации с обходом всех домов.

ВОЗ оценивает сложившуюся ситуацию как напряженную, но не вводит какие-либо ограничения на поездки и торговлю в Республике Танзания.

Роспотребнадзор рекомендует учитывать указанную информацию при планировании поездок в этот регион. Ситуация остается на контроле Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

Танзания > Медицина > rospotrebnadzor.ru, 27 декабря 2015 > № 1601726


Танзания > Внешэкономсвязи, политика > af-ro.com, 30 августа 2005 > № 340381

Страны-доноры

Большую роль в экономике ОРТ играет иностранная помощь (на 90% безвозмездная). Она составляет 42% бюджета, обеспечивается грантами доноров, мягкими кредитами Бреттон-Вудских институтов, Африканского банка развития, программой HIPC (Всемирный банк и МВФ, Heavily Indebted Poor Countries). Объем иностранной помощи в 2003/4 фин.г. составил 1,175 млрд.долл., из них 727 млн.долл. – гранты, 448 млн.долл. – льготные кредиты, из которых 405 млн.долл. – помощь на поддержку бюджета в рамках программы по борьбе с бедностью. Из внешних источников в 2004/5 фин.г. покрыто 1,6 млрд.долл. бюджетных расходов ОРТ. Из всех ассигнований госбюджета на цели развития (1,1 млрд.долл.) в 2004/5 фин.г. 860 млн.долл. обеспечено внешними спонсорами ОРТ, 240 млн.долл. – из внутренних источников. Из 860 млн.долл. 700 млн.долл. – гранты. Помощь предоставляется в виде физического вклада (строительство), товаров (оргтехники, машин), прямой денежной помощи (с контролем вложения средств), человеческого вклада (иностранные специалисты).

Основные доноры Танзании – ЕС и Япония. ЕС – прежде всего, скандинавские страны – увязывает размеры и постоянство потока помощи с продолжением социально-экономических реформ по рецептам МВФ и ВБ, с сохранением общественно-политической стабильности в стране, а также с реформами по демократизации политического строя и предоставлением оппозиции права свободно вести пропагандистскую работу среди населения. При этом европейцы не замечают или не хотят замечать, что оппозиция – это, в основном, плохо замаскированные исламисты и что природа этой оппозиции деструктивна.

В отличие от ЕС, Япония, а также Китай и Индия, не увязывают свою помощь с политическими условиями. И это очень ценится танзанийцами. Японские компании получают значительные преференции, например, в торговле автомобилями. Похожая ситуация с КНР, оказывающей поддержку танзанийской армии.

Танзания, благодаря относительной внутренней стабильности, а также своему законодательству (см. в этом номере о процедуре получения свидетельства о льготах Инвестиционного центра Танзании), продолжает оставаться привлекательной для инвесторов. В скором времени, вероятно, будет наблюдаться динамичное развитие сельского хозяйства за счет развития индустрии переработки сельскохозяйственной продукции. Страна перспективна для развития туристической отрасли, особенно на фоне соседней Кении. Выявляются резервы в горнодобывающей промышленности, есть перспективы в стройиндустрии, электроэнергетике, особенно в том, что касается мини-электростанций.

Российско-танзанийские политические и экономические связи находятся в вялотекущей стадии, иногда разбавляемой визитами в Россию представителей танзанийского правительства. Последний такой визит был в конце мая 2005г. Министр промышленности и торговли ОРТ Джума Нгасонгва принял участие в инвестиционном форуме, организованном посольством ОРТ в Москве и Торгово-промышленной палатой РФ. Нгасонгва обсудил с председателем правления нефтегазовой компании «Итера» Валерием Отчерцовым вопросы сотрудничества и участия компании в инвестиционных проектах на территории ОРТ. По сообщению пресс-службы «Итера», речь шла об участии компании в разведке и добыче нефти и газа, редкоземельных и драгоценных металлов, строительстве объектов нефтегазовой инфраструктуры. Определенный интерес к танзанийскому рынку проявляет компания «Северсталь-Авто» (автомобили УАЗ). Одним из организаторов форума выступила компания Enline, танзанийское отделение которой – самый успешный проект российского бизнеса в ОРТ.

Крупный российский бизнес в ОРТ не шел, отдельные мелкие бизнесмены, зачастую авантюристы, приезжали в страну, рассчитывая обогатиться на торговле алмазами, но их обычно ждал провал.

Проблема многих российских бизнесменов – излишнее доверие к выпускникам вузов бывшего СССР. Среди них много настоящих мошенников (как, впрочем, и среди выпускников вузов других стран), играющих, в основном, на знании языка. Безусловно, среди них есть порядочные, адекватные люди, настроенные на реальное развитие всесторонних экономических связей РФ и ОРТ, и прежде всего, вышеупомянутая Ассоциация выпускников советских вузов, но осторожность никогда не помешает.

Можно отметить появление определенного интереса к Танзании со стороны крупных российских компаний, но их танзанийские планы пока только в стадии разработки. В стране уже несколько лет присутствует наблюдатель «Алросы», следящий за местной алмазодобычей, но активных действий компания не предпринимает.

Если говорить об отношении танзанийцев к России, то старшее поколение, за исключением, может быть, некоторых мусульман, к России относится позитивно. Это отношение связано с прежней советско-танзанийской дружбой, с тем, что многие танзанийцы получили высшее, среднее техническое или военное образование в СССР (вице-президент Али Мухаммад Шеин). Молодежь практически ничего о России не знает и не может сформировать о ней какого-либо определенного мнения.

Танзания, благодаря внутренней политической и экономической стабильности, остается одной из самых привлекательных африканских стран для инвесторов. Поток иностранной помощи в страну по-прежнему не иссякает. Продолжается развитие экономики: разрабатываются новые месторождения, строятся, восстанавливаются и создаются объекты инфраструктуры, растут доходы от туристического бизнеса. Основную проверку на прочность Танзания будет проходить осенью, когда, наряду с федеральными, состоятся президентские выборы на Занзибаре. Чем меньший урон понесет танзанийская социально-политическая и этноконфессиональная стабильность в результате этих выборов, тем меньше пострадает ее экономика и общее развитие страны. Артем Герасимов.

Танзания > Внешэкономсвязи, политика > af-ro.com, 30 августа 2005 > № 340381


Танзания > Внешэкономсвязи, политика > af-ro.com, 30 августа 2005 > № 340374

Этнос

Население Объединенной Республики Танзания отличается редкой даже для Африки мультиэтничностью и поликонфессиональностью. В стране проживает 120 народов и народностей. Большая часть африканских этносов ОРТ относятся к банту: чагга, ньямвези, ха, нгони. Известны также зарамо, ндегереко, хайа, гого, сукума, маконде, макуа, яо, занаки, ньятуру, хехе, самбаа (шамбала), (зарамо, ндегереко, макуа, маконде, самбаа, ригуа), (чагга, хайа, ха, хехе, гого), (сукума, ньямвези, нгони). В стране проживает несколько нилотских этносов – масаи, несколько кушитских (ираку) и два народа-представителя койсанской семьи (древнейшего населения Африки) – хадза и сандаве.

В конфессиональном плане все они отличаются тем, что очень мало народов полностью исламских или христианских. Есть исламизированные народы, есть христианизированные, есть с равным соотношением христиан и мусульман. Есть народы, большая часть которых придерживается традиционных верований (масаи).

В анкетах, в графе «религия», масаи, ведущие традиционный образ жизни, обычно пишут «католик», но представляется, что католики они чисто номинальные. Чагга, в основном, – христиане, они были «фаворитами» англичан, % чагга с высшим и средним образованием значительно выше, чем у других народов. Видимо, то, что чагга проживают на возвышенностях в районе Килиманджаро, в отличие от большинства других этносов, живущих на саванных и степных равнинах, сделало их пассионарными.

Отношения между представителями различных этносов и конфессий ровные, противоречий между ними практически не бывает, есть некое общее самосознание танзанийских африканцев (Waafrika Watanzania), сильное, чем самосознание на уровне этнической группы (kabila – «племя») или даже конфессии. Чем ниже уровень образования, тем менее танзаниец соотносит себя со своим этноконфессиональным статусом. На уровне людей с высшим образованием встречается иногда, например, неприязнь к чагга, так как по историко-культурным и ментально-психологическим причинам чагга выделяются на фоне других этносов в сфере госслужбы и в экономике. Подобные настроения редки и не оказывают существенного влияния на спокойный фон отношений между различными группами Waafrika Watanzania. Как пока не оказывает на него значительного влияния и прогрессирующая радикализация танзанийских мусульман. В основном, она проявляется в резком неприятии политики США и их союзников на Ближнем Востоке, в неприязни к западной масскультуре, в требованиях «подлинно мусульманского» политического представительства в органах власти.

На Занзибаре несколько иная ситуация. Вышеперечисленные проявления исламской радикализации происходят там значительно чаще и принимают резкие формы. К этому добавляется отсутствие толерантности в отношении немногих собственных христиан и последователей западной масскультуры. Большую роль в дестабилизации обстановки на Занзибаре играют внешние силы, а именно исламисты из соседней Кении. По данным наших источников, во время выборов в 2000г. основными погромщиками были приплывшие из Момбасы на зафрахтованном судне кенийские радикалы. Деятельность международных исламских организаций также не способствует стабилизации.

Что касается внутриконфессионального деления, можно отметить, что мусульмане, в подавляющем большинстве, – сунниты, приверженцы различных тарикатов (суфийских братств). Самосознание на уровне тарикатов достаточно слабо по причине, во-первых, постколониальной секуляризации, а во-вторых, активной деятельности саудовских организаций на территории Танзании. В последние годы на средства, выделенные Саудовской Аравией, по всей стране, особенно в провинции, были построены типовые мечети и обучены священнослужители для них.

Большинство христиан – католики, много лютеран, есть англикане, адвентисты, представители других ветвей протестантизма, небольшое количество православных.

Приверженцы местных традиционных верований живут, в основном, на западе Танзании, составляя небольшую часть населения. При этом большинство танзанийцев так или иначе связано с традиционными культами. Ислам и христианство сочетаются с традиционными представлениями. Многие танзанийцы (прежде всего христиане) пользуются услугами традиционных докторов (mganga wa kienyeji).

Индийская диаспора. Индийцы – самая крупная неафриканская этническая общность ОРТ. Большинство танзанийских индийцев – мусульмане, индуистов среди них мало. Среди индийских мусульман достаточно значительно число приверженцев различных направлений шиизма исмаилитского толка. В Дар-эс-Саламе находится значительное число исмаилитских мечетей, а также Центр Ага-хана (Aga-Khan Centre) с аффилированными организациями (больница, учебные заведения, клубы). Большинство мусульман-индийцев – сунниты, причем крайне ортодоксальные.

Индийцы обычно группируются не по этническому, а по конфессиональному признаку. Помимо прилежного следования религиозным традициям, у танзанийских индийцев сохраняются и традиции социальные, а именно кастовые. По словам одной образованной и богатой индийки, таких кастовых пережитков, как в Танзании, в Индии уже не встретишь. Сохраняется, в значительной степени, кастовая, конфессиональная и этническая эндогамия. В Дар-эс-Саламе широко известна история об одном африканце, который хотел жениться на индийской девушке из высокой касты. Нанятые родителями девушки молодчики зверски избили жениха, а ее отправили к родственникам в Индию.

Приходится констатировать, что в индийской среде нередки проявления нетерпимости в отношении других этнических общностей. Об этом говорят и многие представители самой индийской общины. Глава дар-эс-саламского общества борьбы за трезвость сикх Индер Баджадж рассказывал, что, когда он женился на китаянке, сикхская община его просто отвергла. С тех пор он живет в общине сингалов-буддистов. Индийские хозяева часто бьют своих слуг-африканцев, к африканцам-подчиненным начальники-индийцы зачастую относятся гораздо хуже, чем к индийцам.

Представители низших каст индийской общины часто не знают никакого языка, кроме своего родного. Но те, кто работает вне индийской среды, хорошо говорят на суахили (например, таксисты). Для большинства индийцев основной язык – английский. Географически индийцы, в большинстве своем, проживают в историческом центре Дар-эс-Салама, где они являются хозяевами или служащими различных лавок, магазинов, аптек, закусочных, интернет-кафе. Им также принадлежит значительное число танзанийских промышленных предприятий, авторемонтных мастерских, туристических фирм, СМИ. Среди индийцев есть также врачи, учителя, инженеры. В парламенте индийцы имеют свое лобби. Среди них много сотрудников банков, местных отделений ТНК. Сами индийцы жалуются на плохое отношение к ним со стороны африканцев, на поборы местных дорожных полицейских.

Несмотря на все сложности взаимоотношений индийцев и остальных танзанийцев, открытое противостояние между ними вряд ли возможно. Индийцы, играя очень важную роль в экономике ОРТ, не пытаются использовать это обстоятельство для того, чтобы влиять на политический процесс в стране.

Арабская диаспора. Арабов в Танзании намного меньше, чем индийцев, но их культурное, языковое и политическое влияние было на протяжении веков гораздо ощутимее. После получения независимости Танганьикой и Занзибаром и резни в 1964г. это влияние было сведено к минимуму, но сейчас заметны предпосылки к его реставрации. Танзанийских арабов следует разделить на 2 группы: оманцы и все остальные. Для оманских арабов Танзания – «своя» страна. С Х века Оман через зависимых от него султанов Занзибара контролировал побережье нынешних Танзании и Кении. Багамойо, Килва, Ламу, Малинди и другие города на побережье были перевалочными пунктами в торговле товарами и рабами между Экваториальной и Южной Африкой и Ближним Востоком. Постоянно шли процессы ассимиляции и миграции населения из Омана на Занзибар и побережье и в обратном направлении. Это закончилось в 1964г., когда произошла революция на Занзибаре, султан был свергнут, большинство арабов уничтожено или насильно ассимилировано.

Сейчас оманцы остались в небольшом количестве и, в основном, на материковой части Танзании. В последнее время община оманских арабов стала проявлять определенную активность в политической сфере. Малозаметную на первый взгляд, но в перспективе, возможно, очень важную. По наблюдениям, община оманских арабов в Дар-эс-Саламе является основным источником финансирования и идеологической основой местного отделения оппозиционной партии CUF.

CUF не является «арабской» партией: на Занзибаре арабов даже меньше, чем на материке. Лидеры местной общины понимают, что для них, оманских арабов, это один из немногих шансов вернуться в большую политику Танзании, а в перспективе, возможно, и восстановить утерянное политическое влияние. Поэтому вряд ли оманских арабов устроит отделение Занзибара, без культурно-политических ресурсов которого невозможна полноценная Танзания, скорее им импонирует идея политического доминирования Занзибара внутри федерации. Дар-эс-саламское отделение CUF будет стараться, по возможности, нейтрализовать автономистские (но не исламистские) настроения в партии. Вообще, представляется, что оманское ядро дар-эс-саламского отделения со временем попытается играть руководящую роль в партии и, во всем оппозиционном движении.

Танзанийские оманцы обычно занимаются средним бизнесом: переработкой сельхозпродукции, торговлей золотом, – обыкновенно являясь владельцами фирм и организаций, имея определенную финансовую базу для занятия политической деятельностью. Большинство танзанийских оманцев – ибадиты (как и в Омане), есть небольшое число суннитов. Отличаются ортодоксальностью и традиционализмом. Оманские арабы в Танзании – понятие достаточно условное, оно относится скорее к самосознанию, чем к реальному антропологическому типу. Среди них много людей смешанного арабо-африканского происхождения. Секретарь общины (отец – оманец, мать – ньямвези) по внешности – африканец, правда, с менее смуглой кожей. Оманцы стараются, по мере возможности, сохранять свою культуру и язык, но большинство из них говорят на суахили значительно лучше, чем по-арабски, собрания общины проводятся именно на суахили.

Вторая основная группа танзанийских арабов – йеменцы. В отличие от оманцев, танзанийская история которых очень давняя и насыщенная, йеменцы появились в Танзании одними из последних. Активное переселение их в страну началось в начале 1940гг. в связи с голодом в Йемене. Практически все танзанийские йеменцы – из Южного (Британского, затем НДРЙ) Йемена, поэтому они – сунниты. Изначально йеменцы занимали низкое положение в танзанийском обществе: были носильщиками, дворниками и т. д. Но со временем они поднялись на высокий уровень: сейчас они занимаются средним бизнесом, работают по найму в банках, отделениях корпораций. В политической жизни Танзании, в отличие от оманцев, участия не принимают. К последним относятся как к близкородственному народу, но не более. Ходят друг к другу на свадьбы и похороны, в остальном контакты между общинами ограничены. Арабский язык у йеменцев находится в лучшем состоянии, чем у оманцев, они значительно менее культурно и этнически ассимилированы с коренным населением.

Помимо оманцев и йеменцев, в ОРТ есть небольшое количество ливанцев и единичные представители других арабских народов. К другим конфессиональным и этническим группам танзанийские арабы относятся подчеркнуто нейтрально и ровно (по крайней мере, внешне).

Европейцы, китайцы. Европейцы – третья по величине неафриканская этническая общность Танзании, и третья по времени появления. Первыми в 1880гг. на территории нынешней Танзании появились немцы, вскоре превратившие страну в свою колонию под названием Германская Восточная Африка. При немцах были построены основные железные дороги в центре и на севере страны, заложены основы экономики. Была введена такая сельскохозяйственная культура как сизаль. После Первой мировой войны колония перешла к британцам и получила название Танганьика. Британцы перенесли административный центр страны в город-порт Дар-эс-Салам, основанный занзибарским султаном в 1860гг., и впоследствии немало сделали для развития Танганьики.

В колониальное время в Танганьике проживали достаточно многочисленные общины немцев и британцев. Немецкие поселенцы, еще остававшиеся здесь после Первой мировой войны, вынуждены были покинуть «территорию Танганьика» после начала Второй мировой. В ОРТ остались единицы из числа потомков немецких поселенцев и незначительное число британцев. Растет число европейцев – экспатриантов новой волны. Они обычно работают по контрактам в различных международных организациях и занимают высокие должности в отделениях ТНК и банков, занимаются собственным бизнесом. Среди них заметнее других граждане ЮАР, немцы, итальянцы, скандинавы. Отдельного упоминания достойна греческая община, которая начала формироваться в Танзании в начале XX в. К окончанию Второй мировой войны в стране проживало 3 тыс. греков. Они были, крупными землевладельцами. После получения Танганьикой независимости, образования ОРТ и начала политики уджамаа большинство плантаций, которыми владели греки, были национализированы. С этого времени идет постепенное уменьшение численности общины: ее представители эмигрируют на историческую родину, что грекам-иммигрантам из других стран греческое гражданство предоставляется автоматически, а также в Австралию, США. На настоящий момент греческая община – это 2-3 сотни чел., занимающихся средним бизнесом, менеджерской работой. Греческая община Дар-эс-Салама достаточно сплочена и объединена вокруг храма Александрийской православной церкви на Ali Hassan Mwinyi Road. Храм относится к Митрополии всея Восточной Африки, центр которой – в Найроби (Кения). Настоятель храма – грек. Остальные священнослужители – поровну греки и африканцы. В последнее время, с сокращением числа прихожан-греков, наблюдается некоторое увеличение количества прихожан-африканцев. Но их совсем немного. Значительная часть прихожан – выходцы из бывшего СССР. Богослужение ведется на греческом языке. В Пасху во время песнопения специально для русскоязычных прихожан употребляются и слова из старославянского церковного языка.

Китайская община – самая молодая из значительных некоренных общин ОРТ. При этом динамично развивающаяся. Ее численность – 2 тыс. чел., но она стремительно растет. Как говорят в Танзании, каждый самолет из Китая привозит новых иммигрантов. Китайцы держат десяток ресторанов, магазины, торгующие текстилем, посудой, мотоциклами, другими товарами широкого потребления из Китая. Китайцы – люди подчеркнуто секуляризованные, светские, ровно и позитивно относящиеся к остальным танзанийским этноконфессинальным общностям.

Можно также выделить 2 переходные этнические группы. Они произошли от смешения раннего африканского населения (банту) с пришлыми этническими группами. Во-первых, вышеупомянутые ширази – результат очень давнего смешения африканцев и выходцев из Шираза (Иран). Они давно утратили европеоидные черты, но у них осталось сильное ширазское самосознание. До начала XIX в. занзибарские султаны по происхождению были ширази. В 1832г. Саид Великий (1804-56гг.), султан Омана, от которого на протяжении многих веков султаны Занзибара находились в вассальной зависимости, перенес столицу своей страны на Занзибар. Традиционные правители-ширази были отстранены от власти. В 1856г., после смерти Саида, во главе Занзибара встал один из его сыновей. Правление оманской династии продолжалось до 1964г., когда ширази вернулись к власти в лице Абейда Каруме. Но позициям президента Занзибара Амани, сына Абейда Каруме, представляет угрозу CUF, который, в свою очередь, находится под определенным арабским влиянием, в том числе Саудовской Аравии и оманцев с материка. Среди членов CUF, наряду с арабами, немало ширази и африканцев. Со временем именно арабы будут доминировать в партии, что ознаменует реставрацию арабского влияния и оттеснение ширази от власти.

Вторая переходная группа шангази – потомки арабов, ассимилировавшихся с местным африканским населением. В скором времени они, как ведущие носители арабской культуры и религиозных традиций на Занзибаре, будут играть заметную роль в политической жизни на островах, а, возможно, и в ОРТ в целом.

Самая крупная группа иммигрантов из других стран Африки – малавийцы. Обычно работают слугами и чернорабочими. Среди других иммигрантов из африканских стран выделяются кенийцы, угандийцы, руандийцы, бурундийцы и конголезцы. Малавийцы, кенийцы и угандийцы живут по всей стране, конголезцы – только на западе, на побережье Танганьики, а руандийцы и бурундийцы – это, в подавляющем большинстве, беженцы, причем часто вооруженные, живущие в лагерях на северо-западе Танзании. Помимо этих групп, среди иммигрантов из других стран выделяются сомалийцы. Их мало, и они, в основном, занимаются крупным и средним бизнесом. Сомалийцы – мусульмане-сунниты. Среди них велик % смешанных браков с танзанийскими суннитами, прежде всего, арабами. В целом, иммигранты из африканских стран не оказывают существенного влияния на экономические, культурные и политические процессы в ОРТ. Но их наличие и рост численности, может, в перспективе, создать определенную социальную напряженность в обществе, особенно в силу высокого уровня безработицы среди местных танзанийцев.

Выходцы из бывшего СССР – это, во-первых, жены африканцев, учившихся в СССР, и их дети. Во-вторых, – бизнесмены. В-третьих, работающие в Танзании по контрактам. Все они объединены вокруг Российско-Танзанийского культурного центра (Russian-Tanzanian Cultural Centre, RTCC) в Дар-эс-Саламе. В центре проходят приемы, концерты российских артистов, художественные выставки, работает студия детского рисунка, ведется преподавание русского и других языков. Центр занимается набором студентов в российские вузы, а также переводит и издает на суахили произведения русской и советской литературной классики. На местной радиостанции «Тумаини» центр имеет свою еженедельную радиопрограмму на языке суахили для выпускников советских и российских вузов, которая называется «Вспоминая Россию». По пятницам в центре проходят встречи «Русского клуба». Помимо представителей русскоязычной общины, там собираются выпускники советских вузов, объединенные Ассоциацией выпускников советских и российских вузов «Союз» (The Tanzania Soyuz Alumni Association). Председатель ассоциации – консультант VAC Income Invest (T) Эндрю Китенге, секретарь – преподаватель русского языка Фиделис Магенге. Артем Герасимов.

Танзания > Внешэкономсвязи, политика > af-ro.com, 30 августа 2005 > № 340374


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter