Всего новостей: 2394016, выбрано 311 за 0.117 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Турция. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 16 февраля 2018 > № 2499710

Суд в Турции в пятницу, 16 февраля, в день освобождения репортера газеты Welt Дениза Юджела (Deniz Yücel) приговорил к пожизненному тюремному заключению трех известных турецких журналистов.

Бывший главный редактор ныне закрытой газеты Taraf Ахмет Алтан, его брат - профессор экономики и писатель Мехмет Алтан, а также известная журналистка Назли Иличак признаны судом в Стамбуле виновными в связях с движением радикального проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого власти в Анкаре обвиняют в организации попытки путча в 2016 году, сообщило Анатолийское информационное агентство. Вместе с этими журналистами осуждены также еще трое сотрудников газеты Taraf.

Правозащитная организация "Репортеры без границ" выразила глубокое возмущение решением суда в Стамбуле. "Приговор Ахмету Алтану, Мехмету Алтану и Назли Иличак является катастрофическим сигналом для предстоящих в ближайшие недели дальнейших судебных процессов против журналистов, которые находятся на скамье подсудимых по аналогичным обвинениям", - заявил один из руководителей "Репортеров без границ" Кристиан Мир (Christian Mihr).

Он отметил, что "в связи с этим суровым приговором тем важнее, чтобы мировая общественность и после освобождения Дениза Юджела следила за происходящим в Турции и выступала в поддержку всех журналистов, которые продолжают страдать от произвола органов юстиции в этой стране".

Турция. Германия > СМИ, ИТ > dw.de, 16 февраля 2018 > № 2499710


Турция. Иран. Сирия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 февраля 2018 > № 2496473 Изабель Мандро

Альянс с Турцией и Ираном, созданный Россией в Сирии, ослабляется

Изабель Мандро | Le Monde

Наступление Турции на сирийских курдов и нарастание напряженности между Ираном и Израилем угрожают зданию, выстроенному Кремлем с целью найти решение по Сирии, пишет корреспондент Le Monde в Москве Изабель Мандро.

"Возникновение новой напряженности на сирийском ТВД, между Израилем и Ираном, поддерживающим Асада, ставит Москву в щекотливое положение. С одной стороны, Россия имеет тесные отношения с Израилем, с другой - у нее нет ни средств, ни желания разрывать альянс, заключенный с Ираном для сохранения режима Дамаска. Такое уравнение сделало российские власти почти бессловесными в отношении израильской воздушной операции, проведенной в субботу, 10 февраля, в Сирии", - говорится в статье.

Нетаньяху много раз проделывал путь до Москвы, чтобы предостеречь главу Кремля против "растущего влияния" своего заклятого врага Ирана в Сирии, указывает журналистка.

Не далее как 29 января израильский премьер-министр даже пришел с картами на руках, показывая, что, по мнению Израиля, на сирийской земле присутствуют иранские военные базы, говорится в статье. Тегеран это отрицает, утверждая, что располагает на месте лишь "военными советниками". "Для Москвы Иран - слишком важный союзник в Сирии. Иранские и проиранские отряды сыграли ключевую роль в боях, нацеленных на разгром сирийского восстания, и Тегеран является активным участником того политического решения, которое пытается соорудить Кремль", - пишет Мандро.

Заключенный 20 декабря 2016 года альянс между Россией, Ираном и Турцией, - крестными отцами соглашений в Астане, приведших к созданию зон деэскалации в Сирии, - сегодня расшатывается. После турецкого военного наступления на курдский анклав в Африне, навязанного России, конфронтация Ирана и Израиля - новая неприятность для Москвы.

"Нынешнее оживление напряженности было предсказуемым с самого начала, поскольку для поддержания у власти Башара Асада Россия и Иран вынуждены были оставаться на его стороне, а присутствие Ирана неприемлемо для Израиля, - подчеркивает Александр Шумилин, директор Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады в Москве. - Кремль является заложником той ситуации, которую он сам создал. Расстаться со своими партнерами сегодня невозможно, но оставаться вместе становится все более опасным".

"Первой иллюстрацией возникших трудностей стал провал мирного саммита по Сирии, организованного 30 января в российском Сочи, что не в последнюю очередь произошло из-за турецкой несговорчивости по курдскому вопросу", - заключает Мандро.

Турция. Иран. Сирия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 14 февраля 2018 > № 2496473 Изабель Мандро


Турция. Евросоюз. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2018 > № 2488311 Реджеп Тайип Эрдоган

Эрдоган: «Вместе с папой римским — на защиту Иерусалима»

Президент Турции: статус-кво города необходимо сохранить, нет односторонним действиям. Призыв к Европе: «Хватит чинить нам препятствия, впустите нас в ЕС»

Маурицио Молинари (Maurizio Molinari), La Stampa, Италия

Реджеп Тайип Эрдоган стучится в двери Европы, рассчитывает на папу римского в связи с инициативой по Иерусалиму и беспрестанно сражается с врагами Турции начиная с сирийского Африна. О приоритетах нынешней поездки в Италию и Ватикан нам рассказывает сам президент Турции.

Мы встречаемся на втором этаже дворца Бейлербейи — «Владыки владык» — на азиатской стороне Босфора. Дворец построен султанами Османской империи в середине XIX века. Здесь есть крыло, которое президент использует в качестве рабочего кабинета, возвращаясь в город, где был когда-то мэром. За спиной президента висят ткани с национальными узорами. На вопросы Эрдоган отвечает на турецком языке. Во время разговора он не отрывает глаз от собеседника и не жестикулирует. Усы президента безукоризненно ухожены, он одет в элегантный синий костюм. В целом он транслирует образ уверенного в себе лидера.

Единственный момент, когда он позволяет себе проявить эмоции, — во время беседы о вере: «Для меня все, что бы она ни предписывала, — приоритет». Эрдоган руководит Турцией с 2003 года, пост президента он занял в 2014 году. Справившись с попыткой государственного переворота 15 июля 2016 года, благодаря влиянию, которое после проведенного в прошлом году референдума стало еще сильнее, он подавил внутренних врагов, ведет борьбу с внешними врагами, продвигает войска в Сирии и продолжает создавать собственную сферу влияния на Ближнем Востоке. В этом интервью он демонстрирует и личную, и политическую уверенность, а также выражает желание вновь приступить к переговорам по вступлению в Европейский союз: на данный момент это задача не из легких.

Маурицио Молинари: Болгария, председательствующая в этом году в ЕС, пригласила вас в конце марта участвовать в саммите с Юнкером и Туском. Вы все еще верите в возможность присоединения Турции к Европейскому союзу?

Реджеп Тайип Эрдоган: Турция выполнила свои обязательства государства-кандидата, но этот процесс мы не можем продолжить сами. ЕС тоже должен выполнять свою роль, начиная с выполнения собственных обещаний.

— Что именно вы имеете в виду?

— ЕС блокирует переход к стадии переговоров и дает понять, что отсутствие прогресса связано исключительно с нашей стороной. Это несправедливо. Как и то, что некоторые страны предлагают нам иные опции вместо присоединения к ЕС.

— Значит, вы не принимаете предложения принять статус, аналогичный Великобритании после Брексита…

— Нам нужно полноценное вступление в ЕС. Другие варианты нас не устраивают.

— Сопротивление внутри ЕС связано с несогласием относительно введения чрезвычайного положения и с обвинениями в несоблюдении прав человека в Турции…

— Мы надеемся, что ЕС как можно скорее устранит все искусственно созданные препятствия для нашего вступления и предпочтет им конструктивный подход. Вступлением Турции в ЕС нельзя жертвовать в пользу внутриполитических интересов.

— Чего вы ожидаете от саммита в Варне?

— Борисов, Юнкер и Туск — мои давние друзья, в ЕС нет ни одного политика старше меня. Однако меня огорчает одно: в Европе, как и во всем остальном мире, существует проблема терроризма. Например, ЕС и все государства, входящие в его состав, объявили террористической организацией Рабочую партию Курдистана. А потом почему-то какая-то группировка заворачивается в отрепья Рабочей партии Курдистана и вступает в Европейский парламент. Такого происходить не должно. С одной стороны, Европа запрещает эту организацию, а с другой — в парламенте есть депутаты, появляющиеся там с ее символикой.

— Какова главная тема в повестке вашего разговора с папой Франциском?

— Статус Иерусалима.

— Почему?

— После заявления Трампа, противоречащего международному законодательству, мы поговорили с папой Франциском. Я хочу поблагодарить его за этот телефонный разговор о Иерусалиме, после которого папа Франциск не терял времени и обратился ко всему христианскому миру с правильным посланием. Потому что вопрос Иерусалима связан не только с мусульманами. Мы оба выступаем за сохранение статуса-кво и намерены защищать его. Ни одно государство не имеет права предпринимать односторонние действия и закрывать глаза на международное законодательство в вопросе, касающемся миллиардов людей. Поэтому Генеральная ассамблея ООН 21 декабря 2017 года назвала решение США незаконным. Я счастлив, что Италия тоже проголосовала против. Как оказалось, решение огромнейшей Америки поддержали только Израиль и шесть маленьких государств.

— Остается тот факт, что палестинцы сегодня оказываются в изоляции даже в арабском мире. Какую инициативу могут предложить Турция и Святой престол по Иерусалиму?

— Необходимо сохранить существующий статус города на основании резолюций ООН, обеспечивая мусульманам, христианам и евреям мирное существование бок о бок друг с другом. Международное сообщество должно взять на себя ответственность по обеспечению мира в Иерусалиме.

— Таким образом, ваше решение — это участие международного сообщества?

— Сохранение статуса, безопасность священных мест всех трех религий и признание прав палестинского народа — вот абсолютные приоритеты. Чрезвычайно важно, что папа и различные христианские сообщества в Иерусалиме выступают с подобным посылом.

— В каком направлении следует действовать, чтобы разрешить палестино-израильский конфликт?

— Если мы действительно стремимся к примирению Израиля и Палестины, то единственный способ разрешения этого конфликта — разграничение двух государств. Поэтому должно увеличиться количество стран, признающих Палестину государством. И я прошу Италию как можно скорее признать Палестину.

— Турецкий флаг развевается в Катаре, Судане, в Газе и на многих других территориях Ближнего Востока, где вы стали участником стратегических действий. Каковы цели Турции, чего вы хотите там добиться?

— Турция — влиятельная, сильная сторона, которой можно доверять, сотрудничать с нами стремится не только Ближний Восток, но и весь мир. Мы играем важную роль в задержании мигрантов, направляющихся с Востока в Европу, а также обеспечиваем стабильность и безопасность в Европе. Мы прикладываем значительные усилия в борьбе с террористическими организациями, такими как Рабочая партия Курдистана, Демократический союз и Отряды народной самообороны, ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в России — прим. ред.)

— Однако Европа и Соединенные Штаты не считают сирийских курдов из Демократического союза и Отрядов народной самообороны террористами, напротив, они поддерживали их в борьбе против ИГИЛ…

— Они ошибаются, потому что между Рабочей партией Курдистана и Демократическим союзом и Отрядами народной самообороны нет никакой разницы. Нельзя выискивать различия между террористическими организациями. Ситуация в Сирии доказывает, что террористическую организацию невозможно уничтожить, используя против нее другую террористическую организацию.

— Какой подход необходимо, по-вашему, применять при народных восстаниях в арабском мире?

— Чтобы поддерживать мир и стабильность, требуются всеобъемлющие политические процессы, политическое единство наций и их территориальная целостность. В отношении демократических требований необходимо использовать подход, основанный на принципах, и не дискриминировать отдельные государства и регионы. К сожалению, в последнее время международное сообщество этого не делало, и это должно измениться.

— Папа Франциск неоднократно осуждал насилие против христианского меньшинства на Ближнем Востоке. Как остановить это явление?

— На Ближнем Востоке веками мирно сосуществовали разные конфессии. Положение ухудшилось из-за внешних вмешательств, экстремистских идеологий и конфликтов, причиной которых послужили террористы ИГИЛ и «Аль-Каиды» (организация признана террористической и запрещена в России). Террор на Ближнем Востоке наносит ущерб не только христианам, но и мусульманам. Большинство жертв ИГИЛ — мусульмане. Было бы ошибкой сосредоточивать внимание на правах только одной стороны. Внимание папы римского к страданиям мусульманских рохинья должно служить примером для всего остального мира.

— После проведения референдума о независимости иракский Курдистан оказался в изоляции. Как преодолеть это препятствие?

— Региональное правительство иракских курдов проигнорировало предупреждение Турции и международного сообщества, проведя противозаконный референдум, расколовший территориальное единство Ирака. Чтобы исправить эту ошибку, это правительство должно убедить центральное правительство Багдада в том, что оно останется частью Ирака. Мы выступаем за диалог между Багдадом и Эрбилем.

— После поражения Ракки и Мосула ИГИЛ, на ваш взгляд, действительно повержено? Или оно может воскреснуть?

— После операции «Щит Евфрата» мы нейтрализовали 3 тысячи террористов ИГИЛ, отвоевав территорию в 2 015 квадратных километров, что позволило 130 тысячам сирийцев вернуться домой. В то время как проходила операция по освобождению Ракки от ИГИЛ, Демократический союз и Отряды народной обороны заключили с ИГИЛ соглашение, позволившее сбежать многим террористам, значительное количество которых находятся сейчас в Африне.

— Турецкие вооруженные силы вошли в провинцию Африн, чтобы сражаться с вооруженными группировками курдов. Какие военные цели вы преследуете?

— Прежде всего, позвольте мне скорректировать ваш вопрос, потому что турецкие вооруженные силы вошли в провинцию Африн не для того, чтобы сражаться с «вооруженными группировками курдов». У нас нет никаких проблем с сирийскими курдами. Мы боремся только с террористами. И имеем на это право. Операция «Оливковая ветвь» призвана уничтожить их в провинции Африн, где начались около 700 акций, направленных против наших регионов Хатай и Килис.

— Вас обвиняли в многочисленных убийствах гражданского населения в Африне…

— С начала проведения операций у нас было четверо убитых среди гражданского населения и 90 раненых в Хатае и Килисе из-за ракетных ударов. В убийствах гражданского населения нас обвиняют террористы Отрядов народной обороны, использующие гражданское население в качестве человеческих щитов.

— Когда вы положите конец этим операциям?

— Я буду с вами предельно откровенен: мы не хотим никаких территорий. Мы внесем свой вклад в территориальную целостность Сирии.

— В сирийском вопросе вы сотрудничаете с Россией Владимира Путина, у которой купили в том числе и комплексы противовоздушной обороны С-400. Это решение вызвало серьезные опасения в Североатлантическом альянсе. Почему вы его приняли?

— Атаки с сирийской территории подчеркнули необходимость укрепить и модернизировать наши системы противовоздушной обороны. И на эту тему мы уже в течение некоторого времени ведем переговоры с разными государствами. Приоритетом для нас, помимо цены, была готовность наших собеседников к трансферу технологий с учетом, что мы хотим избежать любых проблем, которые могут возникнуть в ходе этого процесса. Что касается комплексов С-400, то предложение Российской Федерации удовлетворило нашим требованиям, как в том, что касалось цены и транспортировки, так и в вопросе трансфера продукции и технологий. Неверно связывать это соглашение с НАТО, учитывая, что в распоряжении Греции, члена НАТО, имеется предыдущая модель этого комплекса, С-300. Также мы ведем переговоры с Францией и Италией.

— О чем идет речь?

— Компании «Аселсан» (Aselsan) и «Рокетсан» (Rocketsan) сотрудничают с итальянско-французским консорциумом «Евросам» (Eurosam) в проекте по производству комплексов противовоздушной и противоракетной обороны. Во время моего визита во Францию мы пришли к соглашению, начались работы. Мы придаем очень большое значение оборонной промышленности. Мы не хотим быть страной, ограничивающейся исключительно потреблением и импортом.

— В Риме вы встретитесь с Маттареллой и Джентилони. Чего вы ждете от этой встречи?

— Мы должны наладить наши двусторонние отношения с Италией. Бывший председатель совета министров Берлускони (Berlusconi) — наш большой друг, мы начали с ним отличное сотрудничество, можно сказать, что отношения между нашими государствами во время его мандата были очень насыщенными и плодотворными. Мы должны снова создать такую атмосферу. Мы подписали важнейшее соглашение, например, по ударным вертолетам «Агуста-Вестланд» (Attack Agusta Westland), и хотим развивать такого рода сотрудничество. После встречи с папой Франциском я встречусь с президентом республики Серджо Маттареллой (Sergio Mattarella) и премьер-министром Паоло Джентилони (Paolo Gentiloni), к которым отношусь с большим почтением. Кроме того, я встречусь с предпринимателями и надеюсь, что эта встреча будет плодотворной.

Италия — наш третий торговый партнер, но у нас есть больший потенциал. Вы занимаете одиннадцатое место по количеству присутствующих у нас компаний — их почти 1,4 тысяч — и мы хотим, чтобы это количество росло. Мост Осман Гази и мост султана Селима Явуза были построены совместно с итальянскими партнерами. Я убежден, что компании наших стран смогут подписать хорошие контракты благодаря соглашению 2017 года.

— Для Италии Ливия является стратегическим приоритетом. Вы разделяете мнение о необходимости сохранения ее единства? Как преуспеть в достижении этой цели?

— Турция всеми силами поддерживает идею единства ливийской территории и ее политической целостности. Мы поддерживаем стремление к диалогу, которое с 2014 года выражали наши ливийские друзья. Мы констатируем искренность действий Гассана Саламе (Ghassan Salamé), специального представителя ООН по Ливии. Мы выступаем за процесс, начавшийся в том числе и при поддержке специального представителя, целью которого является региональное и национальное примирение, принятие новой конституции и, наконец, проведение выборов.

— Значит, гипотетически существует вероятность совместных действий Италии и Турции в Ливии?

— Италия, как и Турция, стремится в Ливии к миру и стабильности. Италия и Турция возобновили работу своих посольств в Триполи. Это также является знаком того, какое значение наши страны придают Ливии. Чем больше будет присутствие наших стран в Ливии, тем больше возможностей сотрудничества. Скоро начнет действовать совместная рабочая группа по Ливии.

— В Риме по случаю вашего прибытия пройдут даже протестные акции, организованные группами, обвиняющими Турцию в серьезных нарушениях прав человека. Если бы вы могли сказать что-то этим протестующим, что бы вы им сказали?

— Я не произношу речей перед теми, кто поддерживает терроризм, я разговариваю с теми, кто с ним борется. С террористами я веду себя, как в Африне, я делаю это, потому что они понимают только такой язык, и я буду продолжать действовать так же. На каком языке говорила Италия с террористами? Франция, Великобритания, Америка, Россия, на каком языке они говорят с террористами? Вот на том же языке говорю с ними и я.

— Вы встретитесь с понтификом, человеком веры. Но вы — тоже человек веры. Насколько определяющую роль вера играет лично для вас?

— Для меня принадлежность к религии, к вере — это все. Это нечто, без чего я не могу обойтись, и все, что предписывает мне моя религия, для меня является приоритетом.

— Вы управляете своей страной уже 15 лет. Какой вы представляете себе Турцию будущего?

— Я мечтаю о том, чтобы Турция оказалась среди десяти самых развитых стран мира. Мы находимся на пятом месте в Европе и на шестнадцатом месте в мире, моя цель — попасть в первую десятку.

Турция. Евросоюз. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 февраля 2018 > № 2488311 Реджеп Тайип Эрдоган


Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2476072 Гарет Стэнсфилд

Наступление Турции на сирийских курдов может дестабилизировать весь регион

Этот новый фронт — не просто конфликт местного формата. Он может спровоцировать более масштабный бунт курдов, способный изменить существующие границы государств. Запад должен наконец решить, чего он хочет добиться на Ближнем Востоке, потому что в противном случае победа останется за другими

Гарет Стэнсфилд (Gareth Stansfield), The Guardian, Великобритания

Где бы курды ни жили, им приходится очень нелегко. В Иране курды, живущие на западе страны, столкнулись с серьезными преследованиями со стороны властей Исламской республики, а против курдов, живущих на севере Ирака, была проведена хорошо организованная военная операция. Они также столкнулись с дипломатической инициативой, которая продемонстрировала, что даже в условиях беспокойного мира ближневосточной политики устремления курдов могут помочь сплотить Иран, Ирак и Турцию в единый оппозиционный фронт после референдума по вопросу о независимости курдов.

Еще больше поражает то, что западные державы тоже объединились против иракских курдов, которые были ценными союзниками в борьбе против ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.). Рассуждения западных правительств были логичными и даже равнодушно объективными, когда они решили оставаться верными своей политике защиты территориальной целостности Ирака. Но, с точки зрения курдов, их использовали как полезных марионеток, когда было нужно, а после о них все забыли.

Тот же сценарий снова разыгрывается на севере Сирии, в Африне, контролируемом Отрядами народной самообороны и их политическим партнером, партией «Демократический союз». С точки зрения Турции, эти группы тесно связаны с Рабочей партией Курдистана, которую Турция и западные страны считают террористической организацией. Между тем эти группы настаивают на том, что они — сирийцы и что они отстаивают идею об автономии Рожавы — самопровозглашенного курдского образования — в составе будущей федеративной Сирии. Они также являются верными союзниками Запада в борьбе против ИГИЛ.

Проблема всех этих заявлений заключается в том, что они содержат в себе элемент правды. Неважно, насколько убедительно лидеры партии «демократический союз» заявляют о том, что они не являются частью Рабочей партии Курдистана, факты свидетельствуют об обратном. И это неудивительно. Прежде Рабочая партия Курдистана базировалась в Сирии, и сирийское правительство в течение многих лет проводило политику, толкавшую курдов к вступлению в эту партию. Однажды все эти боевики могут вернуться домой. Поэтому, даже если это не значит, что Отряды народной самообороны — это часть Рабочей партии Курдистана, мы вполне можем понять, почему Анкара делает подобные выводы.

Между тем курдские группы продемонстрировали политическую ответственность, управляя своими территориями в тяжелые времена сирийской гражданской войны, начавшейся в 2011 году. А в военном смысле Отряды народной самообороны превратились в своеобразный ближневосточный эквивалент спартанцев. Имея в своем распоряжении ограниченное количество оружия, но при этом неистощимые запасы дисциплины и безусловной веры, эти войска сумели отвоевать у ИГИЛ Кобани, и их победа стала переломным моментом в истории наступления ИГИЛ, которая до этого казалась практически непобедимой.

Потом, став ядром Демократических сил Сирии, они начали постепенно вытеснять ИГИЛ не только на северо-востоке Сирии, но и вдоль границы с Ираком, до самой провинции Дер-эз-Зор. Сотрудничая с западными, в первую очередь американскими военными, курды приобрели опыт и навыки, которые позволили им существенно укрепить свои позиции.

Коротко говоря, с точки зрения Запада, обоснованными являются как позиция Турции, так и позиция курдов, помогавших Западу бороться против ИГИЛ. Столкнувшись с необходимостью делать крайне сложный выбор, возможно, проще всего сделать выбор с пользу допустимого минимума. Но Африн — это не та битва, которую западные правительства могут проигнорировать с той же легкостью, с которой они проигнорировали курдский референдум в Ираке.

На тактическом уровне закаленные в боях курды уже наносят серьезный ущерб марионеточным силам Турции. Смогут ли вооруженные силы Турции добиться большего успеха? Вряд ли, и даже если им это удастся, им придется заплатить за это очень высокую цену. Турецкая армия до сих пор пытается оправиться после неудавшегося переворота, произошедшего в июле 2016 года. Если турецкие войска или даже их посредники захлебнутся в кровавой бойне в Африне, население, в котором сам Эрдоган разжег националистические и антикурдские настроения, усомнится в трезвости его суждений.

Более того, турецкие курды могут воспользоваться всплеском военной активности курдов и увеличить интенсивность своей борьбы. Такой всплеск курдского национализма проявится также в Ираке и Иране. Если подъем курдского движения начнется с успеха — или даже достойного поражения — в обороне Африна, гораздо более масштабный бунт курдов против своих государств и союзников перестанет быть чем-то невозможным.

Это курдское «домино» может оказаться непредсказуемым, иметь самые серьезные последствия и даже поставить под угрозу существующие границы ближневосточных государств. Оно также может стать причиной возникновения еще одной угрозы, предвестники которой уже стали заметны в Африне и которая должна вызывать у Запада особое беспокойство: оно может негативно сказаться на единстве НАТО.

Для России вмешательство в сирийский конфликт стало возможностью нарушить целостность НАТО, продвинуть свои интересы в Восточной Европе, Прибалтике и в других регионах. Помогая Турции в осуществлении ее операции в Африне — позволяя ей использовать свое воздушное пространство и открыто осуждая США за «односторонние» действия, направленные на укрепление Отрядов народной самообороны, — Москва может заявлять о том, что она приняла участие в реализации блестящего плана. А два члена НАТО — США и Турция или как минимум их посредники — могут оказаться втянутыми в кровавый и длительный конфликт.

Таким образом, события в Африне могут оказать существенное влияние не только на курдов на севере Сирии. Они могут трансформировать весь регион — Турцию, Ирак и Иран — и повлечь за собой серьезные последствия для Запада, который сейчас вынужден противостоять угрозе со стороны все более влиятельной и сильной России.

Пришло время Западу ответить на чрезвычайно неудобный вопрос: чего — помимо обтекаемых заявлений о необходимости продвигать мир, стабильность и демократию — он хочет добиться на Ближнем Востоке? Несомненно, это очень сложный вопрос, но на него необходимо ответить. В отсутствии этого ответа события, разворачивающиеся в Африне, будут иметь такие последствия, которые послужат интересам совершенно других сил.

Турция. Сирия > Армия, полиция > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2476072 Гарет Стэнсфилд


Сирия. Турция. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470779

У войск Путина нет шансов против любой современной армии — израильский политолог

Специалист по Ближнему Востоку о позициях главных игроков в Сирии и слабости армии РФ

Александр Куриленко, Апостроф, Украина

Израильский политолог, специалист по Ближнему Востоку, раввин Авраам Шмулевич в интервью «Апострофу» рассказал, что Россия делает в Сирии и как скрывает свои потери, зачем Турция начала операцию против курдов в районе Африна и чему бы стоило поучиться Украине у турецких элит.

— Турецкая армия начала наземное наступление против курдских формирований в районе города Африн на севере Сирии. Чем это мотивировано, учитывая поддержку курдов американцами?

— В первую очередь нужно разобраться с тем, что есть. Для понимания читателей, не существует курдов как таковых. Курды — огромный массив людей от 25 млн до 45 млн. Только в Турции официально существует два курдских языка, которые достаточно удалены друг от друга. Говорить о курдах как о едином целом — то же самое, что говорить о единых славянах или семитах. Среди курдов распространены как минимум четыре крупные религии — шиизм, суннизм, езидизм и алевиты, которые близки к алавитам Сирии. Плюс еще есть различного типа марксисты, как те, против кого сейчас воюет Турция.

Все современные нации — продукт индустриальной эпохи и государств индустриального типа. Проблема курдов в том, что в государствах, где они жили, они не прошли стадию индустриального развития. Нельзя сказать, что у курдов сформировалась нация такого типа, какие существуют сейчас. У них сильна роль кланов, что больше похоже на восточный феодализм.

Между курдами существуют серьезные противоречия. Например, иракские и сирийские курды разные, они даже воюют между собой, сирийские курды обвиняли иракских в геноциде в лагерях беженцев.

На территории Сирии возле границ с Турцией существует анклав Рожава (Сирийский Курдистан), по имени главного города. До войны там жило порядка 500 тысяч человек, но так как прибыло много беженцев, в 2014-2015 годах уже говорили об 1 миллионе человек.

Курды, которые находятся в районе города Африн, часть Сирийского Курдистана, идеологически близки к курдам из Курдской рабочей партии — организации, которая борется с турецким правительством на территории уже Турции. Опять же, в Турции много разных течений курдов. Есть курды, входящие в руководство Турции. Говорят, что проповедник Фетхуллах Гюлен (которого власти Турции обвиняют в попытке госпереворота в стране в 2016 году, — «Апостроф») является курдом. Есть курды среди сторонников Ататюрка, а его идея была в том, что курды и все национальные меньшинства Турции должны создать единую политическую турецкую нацию, курдов они называют «горными турками», хотя курды — иранцы, а не тюрки.

Есть курды, которые выступают за РПК, а она — смесь восточного феодализма и марксизма. Главный их идеолог Мюррей Букчин — потомок евреев из Украины, которые выехали в США. Он — влиятельный левый интеллектуал на Западе, анархист, как еще его называют, либертарный социалист. Немецкая партия «зеленых» объявила его своим идеологом. Он говорил, если вкратце, о самоуправлении общин, что не нужно мощное государство, видел государство как объединение муниципальных общин.

Курды Сирии — это смесь Востока и передовых идей европейского социализма. В этом смысле даже жалко будет, если турки покончат с этим анклавом, так как там социальный эксперимент более интересен, чем то, что строит ИГИЛ (запрещено в России — прим. ред.).

Однако так как турецкая РПК выступает за отделение от Турции и использует силовые методы, турки обоснованно считают их террористами. Курды нападают преимущественно на военных и полицейских, но и гражданские иногда тоже гибнут. Турки считают курдов РПК террористами, а сирийские курды — их партнеры, у них сотрудничество, одна идеология. Турки, естественно, опасаются, что непризнанное государство Сирийского Курдистана превратится в базу для турецкой РПК в борьбе против Турции. Турки никогда не скрывали, что они не потерпят создания такого государства.

— Американцы с курдами Сирии — союзники?

— Во-первых, американцы заключили с сирийскими курдами союз. Оказалось, что из всех военных сил в Сирии курды наиболее боеспособны. Курды действительно противостояли ИГИЛ. Курдские силы заняли районы, которые контролировало ИГИЛ. Надо сказать, что ИГИЛ курдов просто уничтожало, они не считали их народом Книги. При таком исламе евреи и христиане еще могут кое-как существовать, а все остальные должны быть уничтожены. Курдов-езидов не считали людьми. Курды оборонялись, при помощи американского оружия и советников они смогли потеснить ИГИЛ. Американцы это объявили победой над ИГИЛ. Хотя ИГИЛ вполне себе существует и без территории, нападают на кого захотят. Но так как основные города заняты, можно говорить о победе, [президент США Дональд] Трамп может поставить себе галочку.

Во-вторых, даже когда американцы начинали сотрудничать с сирийскими курдами, они говорили, что это — временное сотрудничество. Теперь американцы хоть и требуют прекращения операции Турции, но они понимали, что турки рано или поздно возьмутся за этот регион. [Президент Турции Реджеп Тайип] Эрдоган заявил, что у Турции цель — создание 30 км зоны безопасности на границе с Турцией, где никаких сил курдов не должно быть. Примечательно, что в турецком наступлении участвуют не только турецкие силы, но и курды, которые враждебны левым курдам из Рожавы. Турецкая пресса называет их демократическими курдами. Это еще одно свидетельство того, что между курдами никакого единства нет.

— Чем это может закончиться?

— Первое: достаточно впечатляюще работали турецкие ВВС. Теперь началась наземная операция. Турки говорят о победах, но пока нельзя говорить, что они сильно продвинулись. Есть движение, но до ликвидации анклава еще далеко. По фотографиям очередей в военкоматах в Рожаве видно, что курды готовятся защищаться, у них есть оружие.

Второе: так как это левое движение, современный анархизм, в Европе у них мощная поддержка. В швейцарских городах уже прошли демонстрации в их поддержку. В Европе начинается движение в их поддержку. В отличие от США, в Европе левые имеют достаточное влияние, например, «зеленые» партии.

Третье: еще одна проблема для Эрдогана — сама Турция. Поскольку часть турецких курдов поддерживает Рожаву, то можно сказать, что каждый убитый турками курд в Сирии будет провоцировать курдов в Турции если не брать оружие в руки, то выходить на улицу. Эрдоган и министр внутренних дел Турции уже заявили, что турецкие власти не потерпят никаких протестов. Каждый, кто выходит на митинг, — террорист. Например, вы вышли на улицу с плакатом «Остановить бойню в Африне» — вы террорист! Это официальная позиция Анкары.

Четыре года назад другой курдский анклав Кобани, входящий в Сирийский Курдистан, был осажден ИГИЛ. Были большие жертвы среди мирного населения, Анкара ничего не сделала, чтобы им помочь. Турецкая армия, как советская армия во время восстания в Варшаве в 1944 году, стояла и смотрела. По всей Турции тогда прошли мощные курдские демонстрации, где только по официальным данным был 31 погибший. Тогда протестовали против бездействия Турции. Какие будут протесты уже против действий — открытый вопрос. Кстати, этнические турки левых взглядов тоже поддерживают Рожаву, даже участвуют в боевых действиях.

Четвертое: длительность войны. Есть вопрос: насколько Эрдоган заинтересован в длительной войне? Тут есть риски, но моя гипотеза заключается в том, что у Эрдогана есть основания входить в затяжной конфликт. Дело в том, что турецкая армия пережила полный кадровый разгром, сравнимый с чистками 1937 года в СССР. Как я уже писал, Эрдоган уничтожил самую крупную армию НАТО после США. В армию пришло новое руководство. Думаю, что для Эрдогана важно было бы создать лифт для молодых офицеров, которые будут обязаны продвижением по карьерной лестнице исключительно ему и его режиму. В кадровом смысле война для власти Эрдогана была бы очень хороша, она позволила бы ему завершить кадровую революцию в армии, наводнить ее своими выдвиженцами. Но даже если это и не так, то понятно: если турки действительно решат захватить анклав Африн, то это будет долгая и кровопролитная война для курдов и турецкой армии.

Кстати, если курды посчитают, что американцы их бросили, они могут пойти на союз с ИГИЛ. Тогда, конечно, ИГИЛ снова воспрянет.

— Какова позиция еще одного участника конфликта — России?

— Операция в Сирии показала полную недееспособность российской армии. Единственное, что держит репутацию российской армии на плаву — Украина. В России устаревшие самолеты, процент применения высокоточного оружия, современных бомб или ракет мизерный, даже меньше, чем во время войны с Грузией, где было 8%. Во время «Бури в пустыне», более чем за десять лет до войны РФ против Грузии, у американцев высокоточных современных бомб и ракет было под 90%. Но Украина держит репутацию России. Именно украинское военно-политическое руководство постоянно рассказывает о военной силе России, мол, она такая страшная, какая у РФ мощная авиация, что украинцы даже войну не объявляют, иначе Россия эту авиацию применит. Реально же против современной армии, например, Израиля или США, вооруженные силы РФ небоеспособны. Да и против Украины, которая все делает, чтобы не модернизировать свою армию, тоже не все получилось.

Российские силы находились в Африне, но по первому требованию Анкары они снялись и ушли. Русские сделали еще одну некрасивую вещь — предложили курдам полную капитуляцию, отказаться от своей государственности, перейти под власть [президента Сирии Башара] Асада. Мол, тогда русские гарантируют, что турки не войдут в Африн. Это подлое предложение, они шантажировали курдов турками, на которых они не имеют никакого влияния. Курды объявили Россию причастной к вторжению. Они сказали, что Россия — такой же преступный соучастник этой операции, как и Турция, ответственность за жизни мирных курдов лежит и на российском режиме. Помните, когда турки сбили российский самолет, Путин сказал: «Помидорами не отделаетесь»? Россия просто надувает щеки, но никакой роли не играет.

С другой стороны, Турция — это прекрасный пример государства, которое защищает свои национальные интересы. Американцы, конечно, недовольны решением Анкары. Турки почти прямым текстом сказали, что, если американцы будут поддерживать курдов, турки будут вести огонь по всем, включая американцев. Государство, которое хочет отстаивать свои интересы, делает это даже вопреки мнению великой державы США и тем более вопреки мнению России. В этом смысле другие элиты должны поучиться у турецкой элиты. Ведь в некоторых странах считают, что нужно руководствоваться даже не заявлениями, а просто намеками своих партнеров. Это я в первую очередь говорю про Крым. Когда современная украинская власть говорит, что им кто-то позвонил и намекнул, что Крым нужно оставить, они и оставили… А если я как пранкер позвоню [президенту Украины Петру] Порошенко и потребую отдать Киев?

— Какая в Турции концепция турецкой нации, как они представляют свою нацию?

— Была Османская империя. Но в ХХ веке Ататюрк заявил, что все те жители, которые живут на территории нынешней Турции, которая осталась от Османской империи, являются турками. Понятие «турок» было введено им. В Турции жили группы тюрков, которые говорили на разных диалектах. В Центральной Анатолии были кочевые племена, была городская тысячелетняя культура Стамбула, были турки на европейской территории. Мустафа Кемаль заявил, что все они — единая нация. Был разработан единый литературный турецкий язык, который сильно отличался от литературного языка Османской империи. Благодаря общему образованию этот язык стал языком общения всей Турции.

Кроме тюркоязычных племен и народностей, живших в Турции, были и меньшинства, которые говорили на языках других групп: курды, черкесы и другие кавказцы, греки и армяне, которых большей частью изгнали, евреи. Всем меньшинствам было запрещено говорить на своих языках. Человек, говорящий по-черкесски или по-курдски на улице в 1930-х, мог быть арестован. Нельзя было использовать другие языки в общественных местах, государственных учреждениях и так далее. Кстати, только при Эрдогане, который является этническим аджарцем, то есть грузином-мусульманином, это было отменено. Но турецкая нация при Ататюрке была создана из тюркских элементов и частично ассимилированных других нацменьшинств. Но эту ассимиляцию не удалось провести до конца, что стало причиной противостояния с курдами Турции.

— А Иран как отнесется к активности Турции в Сирии, учитывая неспокойную ситуацию в иранских городах?

— Пока Иран никак не реагирует, это его никак не задевает. Одно из требований протестующих в Иране — сворачивание иранского присутствия в Сирии. Даже из внутриполитических соображений Ирану не нужно акцентировать внимание своего населения на происходящем в Сирии. Кроме того, левая идеология Рожавы весьма подозрительна для иранских аятолл. Мало кто помнит, что шаха в Иране сбросили именно левые, были созданы советы даже при мечетях, были «красные» муллы, которые хотели совместить ислам и социализм, но аятолла Хомейни это все дело прекратил железной рукой — кого-то выдавили из страны, кто-то оказался в могиле. Поэтому они не будут ничего делать. Насколько можно понять по событиям в иракском Курдистане, когда курды без боя сдали Киркук, было какое-то соглашение между Анкарой и Тегераном о разделе сфер влияния. Возможно, оно касалось и сирийской территории. Во всяком случае, интересам Ирана ничего не угрожает, пока он будет наблюдать, но отказываться от своего влияния в Сирии иранцы не будут.

— Как россияне прячут свои потери в Сирии, и что они там делают?

— В РФ, согласно закону, потери являются военной тайной, запрещено их публиковать. Кроме того, действуют так называемые ЧВК (частные военные компании, — «Апостроф»), что позволяет менять принадлежность солдат с государственных на частных наемников. Еще есть такой механизм, когда потери не регистрируются, а зарплату погибшего наемника получает его начальство. В России эту информацию контролирует ФСБ. Оказывается давление на родственников убитых, чтобы они держали язык за зубами. Помогает скрывать потери и то, что многие наемники часто не из больших городов, а из провинции, где информацию утаить легче.

Что они там делают? Это большая тайна для всех. Единственное разумное объяснение дал Путин, он часто говорит, что будет делать, просто его не слушают. Он сказал примерно так: мы готовимся к войне, это полигон для учений. На мой взгляд, есть и коррупционная составляющая. Иранцы и режим Асада могут платить за участие русских в войне.

Сирия. Турция. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 января 2018 > № 2470779


Иран. Турция. Сирия. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 23 января 2018 > № 2470840

Турецко-российское сотрудничество и согласие Ирана в рамках операции "Африн" еще больше укрепит этот союз

Бора Байрактар, доцент Стамбульского университета культуры, считает, что США преследуют свои геополитические цели в регионе и не являются надежным союзником для курдов. Турецкие военные в субботу объявили, что начали операцию "Оливковая Ветвь" в 17.00. В то время как Турция заявляет, что операция направлена на ликвидацию терроризма в регионе, сирийское правительство считает это нарушением. Чтобы узнать больше о возникшей проблеме, мы обратились к доктору Боре Байрактару, доценту Стамбульского университета культуры, пишет Tehran Times. Ниже приводится полный текст этого интервью:

Вопрос: Какова реальная цель провокационных действий США в регионе, таких как создание сил пограничной безопасности в сирийском курдском регионе или вооружение SDF?

Ответ: Я думаю, что Соединенные Штаты все еще пытаются контролировать север региона Персидского залива, который она упустила во время операции "Несокрушимая Свобода" в 2003 году. Американское вторжение в Ирак в 2003 году не принесло результатов, которых ожидал Вашингтон. Сопротивление на северо-востоке Багдада нанесло большой ущерб планам США и терроризировало этот район. Похоже, США пришли к выводу, что суннитское арабское население и националистические шиитские группы также не будут поддерживать американское лидерство в Ираке. По этой причине они хотят сдержать любое антиамериканское урегулирование в Ираке, а также в Сирии. По этой причине США пытаются структурировать проамериканские племена, среди которых преобладают курдские группы.

Вооружение SDF является первым шагом в управлении большой площадью, доминирующей на севере арабского Ближнего Востока. Логика, стоящая за этим, состоит в том, чтобы создать один или два своих гарнизона в этом районе. Испытывая трудности с убеждением Турции в своей деятельности и повышая осведомленность об угрозах национальной безопасности государств региона, США ищут альтернативы. И PYD (курдская милиция) и другие группы предоставляют эту альтернативу США.

Вопрос: Имеют ли США реальную цель бороться с ИГИЛ или под этим предлогом США преследуют свои геополитические интересы?

Ответ: Я думаю, что с одной стороны этой истории, да, каждая нация пытается избавиться от этой безжалостной, дикой террористической организации. Но с другой стороны, многие народы пытаются получить преимущества от существования этой группировки. Было бы наивно думать, что ИГИЛ - единственная причина пребывания Вооруженных сил США на сирийской территории. Восточное Средиземноморье находится на линии разлома глобальной и региональной борьбы за власть.

Россия ищет свою классическую цель - иметь порты в теплых морях, и Сирия это обеспечивает им. Россия хочет иметь сильный флот, действующий в двух океанах. Китай снова ищет порты на Западе. США в своем недавнем документе по национальной безопасности объявили Россию и Китай соперниками. Так вот, это не теория заговора, это очевидно и заявлено в официальных документах. Для противодействия Российской и китайской экспансии, США хотят контролировать регион Персидского залива, а ИГИЛ используется как предлог для размещения американских войск в Сирии.

Вопрос: До сих пор США, особенно в период Трампа, не были надежным союзником или партнером для любого из союзников их страны, включая Турцию. Будут ли американцы также надежным партнером для курдов?

Ответ: Абсолютно нет. Курды чувствуют себя преданными США много раз. Последний яркий пример - референдум о независимости курдов в прошлом году. Президент Курдского регионального правительства был уверен, что достигнет независимости путем референдума, и он добивался поддержки западных стран, включая США, но турецкое, иранское и иракское правительства собрались вместе и осудили этот акт разделения Ирака. Три страны смогли сохранить территориальную целостность Ирака и помешали созданию курдского государства.

В Сирии, во время последней операции Турции в Африне американцы заявили, что не имеют никакого отношения к этому району и признали турецкое движение против своих, так называемых близких союзников. PYD / SDF уже чувствуют себя преданными. Также реакция Турции на попытки США сформировать пограничные силы с помощью SDF, вынудила американских чиновников отрицать эту политику. Когда ситуация в Сирии и Ираке нормализуется, США откажутся от поддержки этих группировок и, к сожалению, курды заплатят за эту ошибку.

Вопрос: Какова цель Турции в наступлении на Африн? В какой степени провокационные действия США вынудили Турцию начать операцию "Оливковая ветвь"?

Ответ: Африн долгое время представлял стратегическую и непосредственную угрозу безопасности Турции. Организации PYD, аффилированные с Рабочей партией Курдистана (РПК), отправляли своих мужчин в Турцию. После проникновения они совершили множество терактов в Турции. Регион Африн также предоставил террористическим организациям свои людские ресурсы и учебные лагеря. Турция долго планировала нейтрализовать этот регион. Но заявление США о создании пограничных сил безопасности из курдских группировок, связанных с РПК, вызвало тревогу в Турции. В течение года PYD увеличила в четыре раза площадь, которую она контролировала при поддержке США. Они получили 4900 грузовиков, полных военной техники. А сейчас США пытаются узаконить их, и кроме того нарушают территориальную целостность Сирии. Турция посчитала, что то же самое может произойти и в Африне, и стала действовать.

Вопрос: Насколько успешной может быть эта операция? Не лучше ли Турции сначала попытаться решить эту проблему дипломатическим путем?

Ответ: В ближайшее время эта операция будет завершена с определенным поражением PYD. Турция расчистила свой путь дипломатическим путем, получила поддержку от России и теперь может использовать сирийское воздушное пространство. Близость к своим границам также помогает Турции. После завершения операции, местные сирийские жители вернут свои дома и, как это показывает пример с операцией "Щит Евфрата", жизнь там скоро нормализуется.

Когда дело доходит до войны с терроризмом, нет дипломатического выбора. Франция разговаривает с ИГИЛ или американцы разговаривают с "Аль-Каидой"? Так, PKK, PYD - это то же самое, что ИГИЛ и "Аль-Нусра". С турецкой точки зрения, единственным решением является ликвидация всех террористических групп.

Вопрос: Повлияет ли операция Турции на мирные переговоры по Сирии?

Ответ: Я думаю, что это положительно скажется на переговорах. Вопрос о PYD отравлял турецко-российские отношения. Решив этот вопрос, Турция внесет еще больший вклад. Кроме того, после обеспечения своих тылов, Турция может внести свой вклад в контроль над регионом Идлиб путем установления большего количества контрольно-пропускных пунктов и политического влияния. Я думаю, что в Сочи консенсус между Ираном, Турцией и Россией будет действовать на благо всех сторон. Турецко-российское сотрудничество и согласие Ирана в рамках операции "Африн" еще больше укрепит этот фронт.

Иран. Турция. Сирия. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 23 января 2018 > № 2470840


Казахстан. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 23 января 2018 > № 2467029 Санат Кушкумбаев

Кушкумбаев об Астанинском процессе: не все было гладко

Говорить о необратимости мирного процесса в Сирии – оптимистично, считает политолог Санат Кушкумбаев спустя год после начала первого раунда переговоров в Астане

Сергей Ким

23 января 2017 года начались мирные переговоры по Сирии в Астане, с идеей проведения которых выступила Россия, а в конце 2016 года было принято окончательное решение о том, что именно столица Казахстана предоставит столь необходимую сторонам "нейтральную" площадку. Sputnik Казахстан спросил у политолога Саната Кушкумбаева – замедлилась ли, по его мнению, динамика переговоров после достижения весомых успехов, есть ли вероятность обострения конфликта интересов у стран-гарантов Астанинского процесса и как он оценивает риск разворота сирийского урегулирования в другую сторону.

- Венские мирные переговоры по Сирии, Женевские мирные переговоры по Сирии, мирные переговоры по Сирии в Астане. Объясните, пожалуйста, обывателю: зачем для дискуссий о сирийской проблеме создаются все эти площадки, когда есть ООН и Совет Безопасности, понятно, что женевский процесс проходит по эгидой этой организации, но все же?

Хотел бы обратить внимание на особенности площадки в Астане. Астанинский процесс – не замена женевского формата или других попыток мирного урегулирования в Сирии. Это дополнение к женевскому формату. На женевской платформе, прежде всего, ведутся переговоры по политическому урегулированию конфликта, в то время как на астанинской поднимаются технические вопросы: создание зон деэскалации и так далее. В Астане не ведутся дебаты о будущем политическом устройстве и судьбе Башара Асада.

- А что помешало с самого начала объединить решение этих вопросов в Женеве?

Дело в том, что сирийская оппозиция разрознена. Там нет одного игрока, представителя, а есть несколько десятков как минимум различных группировок. Есть большая проблема с имплементацией договоренностей. Одни группировки могут поддержать, другие нет. Потом политические представители могут согласиться с дебатами, а на практике реализовать это может быть тяжело. Там действовали и отдельные террористические группировки, которые вообще не являются стороной переговоров, и с которыми никто не ведет переговоры – с ними конфликтуют и те, и другие. Это усложняет ситуацию. Поэтому на женевской платформе переговоры велись опосредованно, представители говорили через посредников. Астанинский формат, как известно, был поддержан важными внешними участниками сирийского мирного процесса – Россией, Турцией, Ираном. Но к Ирану у западных участников, тех же США, недоверие, которые с большим скептицизмом относятся к его участию в переговорах. Поэтому и существуют такого рода форматы, которые пытаются найти какие-то взаимоприемлемые развязки. Плюс им нужна была нейтральная территория места переговоров, которая дистанцирована и от официального Дамаска, и от оппозиции.

- Возможно ли обострение противоречий России, Турции и Ирана в продолжение Астанинского процесса, когда главные, как может показаться, достижения уже достигнуты, а прагматические интересы каждой из стран на этом фоне могут проступать еще сильнее?

Есть разница в позициях, и эти страны подошли к астанинскому процессу с различными точками зрения. И до сих пор существуют разные мнения – Турция, надо не забывать, союзник НАТО, Иран – совсем другая история, позиция России ближе к иранской. Да, по будущему политическому устройству Сирии у них дебаты большие. Позиции Турции известна о судьбе Асада – они бы не хотели, чтобы он был проявлен в эскизах будущей Сирии, в то время как Иран и Россия считают дебаты непродуктивными без Асада. Есть интересы Турции, исторически сложившиеся – курдский вопрос, в эти дни очередная напряженность. Стороны при своих позициях стратегических и остаются, они просто идут на компромиссы ради прекращения военной части конфликта. Дебаты другие останутся, они никуда не уйдут.

- Еще после 7 раунда Астанинского процесса Иран, Россия и Турция заявили, что сирийский конфликт не имеет военного решения и должен быть урегулирован в ходе политического процесса. Как известно, война в Сирии, как и многие войны, началась после провала попыток решить внутренние конфликты политическим путем. Есть ли риск возврата в исходную точку?

Сказать, что политический прогресс в Сирии необратим, было бы чрезмерным оптимизмом. Конечно, риски существуют, но они значительно ниже, чем они были еще год назад, до Астанинского процесса. Мы видим изменения внутри Сирии, военно-политический расклад серьезно изменился. Но в целом, конечно, риски существуют, они полностью не сняты.

- Мы знаем о достижениях Астанинского процесса: привлечение к переговорному процессу Ирана, прямой диалог − "глаза в глаза" − представителей официальной власти и оппозиции, создание зон деэскалации, создание специальной мониторинговой группы, отслеживающей процесс прекращения боевых действий в Сирии. Но есть ли провалы – идеи, которые не реализованы, несмотря на благие намерения?

Дело в том, что договоренности о прекращении огня были достигнуты еще на женевской платформе в конце 2016 года, тем не менее стороны постоянно обвиняли друг друга в нарушениях перемирия. На месте было очень тяжело все реализовать, поэтому на астанинской платформе сразу же были поставлены вопросы в практическую плоскость, и были поставлены те, которые стороны в тот момент имели. Естественно, не все так гладко и быстро происходило. Вплоть до того, что переговоры зависели от участия тех или иных группировок, представителей, бывало до последних часов никто не знал, состоятся они или нет. Да, были паузы. Но сам формат, то, что переговоры шли, даже если ощутимых договоренностей не было бы, сам факт диалога важен. Пусть даже позиции сторон иногда полярны – это же лучше, чем разглядывать друг друга в прицелы. Это до сих пор очень медленный и тяжелый процесс, связанный с постоянным поиском точек соприкосновения.

- А вообще, не кажется ли вам, что уже после шестого раунда переговоров в Астане их динамика пошла на спад?

Мне не кажется. Любые переговоры сами по себе являются знаменательными, учитывая, что стороны враждовали и стреляли друг в друга. Сам факт переговоров, даже минимальный, невидимый для СМИ, является значимым. А прогресс не нам оценивать. Казахстан не является стороной, он просто предоставляет инфраструктуру.

Казахстан. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 23 января 2018 > № 2467029 Санат Кушкумбаев


Иран. Турция. Сирия. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 22 января 2018 > № 2470850

Почему Россия и Иран позволили Турции бомбить сирийских курдов

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 21 января заявил, что турецкая армия фактически начала наземную операцию в сирийском Африне. Ранее генштаб Турции объявил о начале операции «Оливковая ветвь» против формирований курдов в этом районе Сирии. Операция началась в субботу в 17.00 по московскому времени. По данным генштаба, в ней участвовали 72 самолета, были поражены 108 из 113 намеченных целей. Местом проведения следующей операции, по словам президента Турции, станет сирийский регион Манбидж. Ранее Эрдоган не раз заявлял, что Африн необходимо очистить от сил самообороны сирийских курдов (YPG), которые Турция считает террористической организацией, связанной с запрещенной в Турции Рабочей партией Курдистана. Сообщается, что к 21 января от ударов турецких ВВС погибло шесть мирных жителей и три курдских ополченца, еще 13 гражданских лиц были ранены. В воскресенье турецкие танки вошли в сирийский Африн и оказали поддержку оппозиционной Свободной сирийской армии в операции против курдских формирований. Турецкая бронетехника не столкнулась с серьезным сопротивлением сил самообороны курдов, которые отходят от границы вглубь территории Сирии.

Операция ВС Турции «Оливковая ветвь» против курдских формирований на севере Сирии будет проводиться в четыре этапа, заявил премьер-министр Турции Бинали Йылдырым. «Операция будет проводиться в четыре этапа, будет создана 30-километровая зона безопасности», — цитирует ТАСС турецкого премьера. По его словам, Россия не имеет возражений против операции в Африне. «Мы работаем над тем, чтобы устранить беспокойство Ирана, а у России возражений по этой теме нет», — заявил Бинали Йылдырым. Он отметил, что «Анкара поддерживает контакт с Дамаском при посредничестве Москвы и Тегерана». Также господин Йылдырым подчеркнул, что любой, кто окажет военную поддержку курдским формированиям в сирийском Африне, станет целью турецкой операции.

Президент Сирии Башар Асад со своей стороны заявил, что нападение Турции на Африн связано с политикой Анкары, которая, по его словам, основана на поддержке террористических группировок. Он отдельно подчеркнул, что позиция Турции хорошо известна, так как она с самого начала кризиса в Сирии стала сотрудничать с различными экстремистскими формированиями. Такое заявление, как сообщает агентство SANA, Асад сделал во время встречи с делегацией иранского Стратегического совета по внешним связям.

В свою очередь, представители YPG обвинили Россию в одобрении турецкой военной операции. Об этом сообщает агентство Иракского Курдистана Rudaw. «Мы знаем, что турецкие военные силы не атаковали бы Африн без одобрения со стороны международного сообщества, прежде всего России, которая разместила свои войска в регионе», — говорится в заявлении командования самообороны сирийских курдов. По данным YPG, Россия передислоцировала свои войска из Африна в другой район Сирии, в то же время, выражая озабоченность эскалацией конфликта. Представитель Сирийского Курдистана в Москве Роди Осман призвал Россию остановить военную операцию Турции против сирийских курдов, он сообщил об этом РИА Новости. Как отметил Осман, поддержка военной операции Турции и оккупация турецкими войсками Африна подвергает опасности жизнь около миллиона людей. По его словам, населению грозит массовое убийство военными Турции. В Минобороны России заявили, что передислоцировали из региона оперативную группу Центра примирения враждующих сторон и военной полиции по соображениям безопасности. В Минобороны считают, что к сложившейся ситуации привели провокационные действия США, которые поставляли вооружение проамериканским группировкам.

— Я считаю, что Россия действует совершенно правильно, не вмешиваясь в конфликт между Турцией и курдами, — говорит ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО Михаил Александров. — Поскольку курды в последнее время вели себя крайне вызывающе. Они перестали считаться с нашими интересами и интересами руководства Сирии, превратившись, фактически, в марионеток США. Они выполняют распоряжения заокеанских кураторов, пропускают через контролируемую ими территорию исламских террористов, чтобы те могли наносить удары по подразделениям правительственной сирийской армии. Мало того, на курдской территории располагаются лагеря, где американские инструкторы готовят новых боевиков для ударов по Сирийской арабской армии (САР). В целом курды отказываются вести полноценные переговоры о сирийском урегулировании. Не хотят выводить свои вооружённые отряды из тех районов, где они никогда не жили. В ту же самую Ракку они не хотят пропустить войска армии Башара Асада.

Получается, что они играют на стороне США не только против Башара Асада, но и против российских интересов на Ближнем Востоке. У нас нет никаких оснований защищать их. Турки действительно самостоятельно не решились бы проводить операцию против курдов на сирийской территории. Они согласовали свои действия с Россией и Ираном. И нам не было никакого резона перечить Анкаре. Раз американцы взяли на себя функцию патронов курдов, то пусть курды и обращаются к ним за помощью. Пусть американцы защищают их от турецких снарядов и ракет. Тем более, что американцы нечто такое заявляли, намекали на некую военную помощь афринским курдам. До сих пор курды заявляли о том, что они друзья России, однако при этом не раз подкладывали нам свинью.

«Свободная Пресса»: — По логике вещей, на территории Сирии с несговорчивыми курдами должна была разбираться сирийская армия или полиция, а не турецкая…

— У Башара Асада не хватает сил, чтобы действовать сразу на всех направлениях. Асад при поддержке ВКС России проводит сейчас операцию против исламистов в Идлибе. Кстати, турки молчат по поводу этой операции, не высказывают недовольства. Что тоже показательно. Мы умыли руки в отношении действий Турции в Африне, а они — молчат про Идлиб.

Что касается Африна, то России в стратегическом плане нет разницы, будут ли его контролировать проамериканские курды или турки. Наша задача помочь Асаду взять под контроль как можно больше сирийской территории. Ещё хватает недобитых террористических анклавов, которые контролируют проамериканские группировки. Сколько хватит сил у сирийской армии, надо зачищать эти анклавы. И потом уже вести переговоры о мирном урегулировании.

«СП»: — То есть даже с помощью России Асад не способен установить контроль над всей довоенной территорией Сирии?

— Со временем это может произойти. Армия Асада невелика. Россия помогает главным образом ударами с воздуха, иногда — сапёрами. Атаковать сразу на нескольких направлениях САР просто не сможет. Иранцы помогают Асаду войсками, но тоже весьма ограничено.

«СП»: — Трамп известен, мягко говоря, «экстравагантными» высказываниями и решениями, вроде признания Иерусалима столицей Израиля. А могут ли американцы неожиданно признать независимый сирийский Курдистан?

— Я думаю, что американцы будут действовать привычным им методом — туманно обещать свою поддержку, стравливая противоборствующие стороны. А потом от этих обещаний отказываться. Классический пример — война в Южной Осетии в 2008 году. Американцы тогда намекали Саакашвили на поддержку, хотя на самом деле просто хотели посмотреть, как поведёт себя Россия в данной ситуации. Пока мы видим, что Трамп не решается признать даже Иракский Курдистан, где, казалось бы, прошёл некий референдум, и при желании американцы могли бы им «прикрыться». Но Соединённый Штаты, хотя им и выгоден проамериканский формально независимый Курдистан, понимают, что в случае, если зайти слишком далеко в поддержке курдов, можно вляпаться в военные действия. А вот этого американцы делать не любят, предпочитают воевать чужими руками. Мало того, поддерживая курдов, есть риск окончательно поссориться с турками. А это для США означало бы потерю влияния в регионе. И не факт, что в войне с турками победили бы американцы. Поскольку Москва уже обещала продать Анкаре современные системы ПВО, и в случае войны эта сделка совершилась бы весьма оперативно. Да и из Ирака американцев могут «попросить» уйти, если они слишком явно выступят на стороне курдов, особенно иракских.

— У России нет разработанной стратегии действий в Сирии и вообще на Ближнем Востоке, — говорит политолог и блогер Анатолий Эль-Мюрид. — Мы действуем исходя из сиюминутно складывающейся ситуации. По большому счёту, если оставить все сантименты, а исходить из циничного геополитического прагматизма, мы были бы не против, чтобы Турция завязла в войне с курдами. В этом случае Анкара была бы сговорчивей с Кремлём, например, по вопросам «Турецкого потока». Насколько я понимаю, турки упорно не хотят соглашаться с газпромовским предложением, проложить четыре нитки этого газопровода (одна нитка для самой Турции, три — для транзита в Европу). Турки хотели бы ограничиться двумя нитками — одна для их внутреннего потребления, вторая — для транзита. В таком варианте рентабельность «Турецкого потока» невелика и вообще сомнительна.

Иран тоже не против, чтобы турки завязли в войне с курдами. Именно поэтому особенных возражений против операции в Африне не высказывают ни Иран, ни Россия.

«СП»: — Между тем, речь идёт о нарушении суверенитета Сирии со стороны Турции…

— Сейчас вообще сложно говорить о том, до каких пределов распространяется суверенитет Сирии. У турок в приграничных зонах, заселённых курдами, свои интересы. По сути, они хотят, чтобы на формальной территории Сирии не было создано опорной базы для уже турецких курдов. Поскольку позиции Рабочей партии Курдистана в Турции достаточно сильны.

«СП»: — Вообще-то это США подлили масла в огонь, когда заявили, что готовы поставлять курдам современное оружие…

— У США свои интересы. Они выступают такими своеобразными арбитрами, для которых важно, чтобы ни один из участников ближневосточного конфликта не добился своих целей. Чтобы проиграли все. Что касается афринских курдов, то, насколько я знаю, Штаты их никогда особенно не поддерживали.

Алексей Полубота

Источник "Свободная пресса": http://svpressa.ru/war21/article/191021/

Иран. Турция. Сирия. РФ > Армия, полиция > iran.ru, 22 января 2018 > № 2470850


Турция. СЗФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 29 декабря 2017 > № 2449234

В Турции введена в эксплуатацию ГЭС «Кыгы», все три гидроагрегата которой изготовлены российской энергомашиностроительной компанией «Силовые машины». Суммарная мощность станции составила 139,8 МВт.

– Реализуя данный проект точно в срок, «Силовые машины» изготовили и поставили в Турцию современное и надежное гидрооборудование, отвечающее мировым стандартам, – комментирует генеральный директор ПАО «Силовые машины» Юрий Петреня. – Новая ГЭС внесет ощутимый вклад в обеспечение региона электроэнергией и будет способствовать его экономическому развитию.

Со своей стороны руководство турецкой государственной организацией DSI (управление по водохранилищам и ГЭС главного государственного ведомства по водным ресурсам при Министерстве лесного хозяйства и гидротехнических сооружений) отметило высокое качество работы «Силовых машин» и выразило благодарность за вклад в развитие Турции, отметив надежность и эффективность поставленного оборудования.

Контракт на изготовление и поставку гидрооборудования для строящейся в Турции гидроэлектростанции «Кыгы» был заключен между «Силовыми машинами» и турецкой государственной организацией DSI в декабре 2013 года.

В соответствии с контрактными обязательствами «Силовые машины» осуществили изготовление и поставку электромеханического оборудования ГЭС под ключ, включая три гидротурбины мощностью 46,6 МВт каждая с предтурбинными затворами, три генератора аналогичной мощности, все электромеханическое оборудование машинного зала и распределительное устройство.

Участие «Силовых машин» в строительстве ГЭС «Кыгы» является продолжением успешной деятельности российской энергомашиностроительной компании в Турции: в 2008 году компания выполнила проект по поставке и шеф-монтажу оборудования для ГЭС «Торул».

Ранее Ленинградский Металлический завод и «Электросила», входящие в состав ПАО «Силовые машины», изготовили и поставили в Турцию паровую турбину мощностью 210 МВт в комплекте с генератором для ТЭС «Орханели» и две паровые турбины мощностью по 55 МВт для ТЭС «Искандерун».

Также для ТЭС «Искандерун» Таганрогский котлостроительный завод «Красный котельщик» (входит в состав «Силовых машин») поставил шесть котлов для всех энергоблоков станции. С 2003 года в Турции работает региональное представительство компании.

Турция. СЗФО > Электроэнергетика > energyland.infо, 29 декабря 2017 > № 2449234


Россия. Турция > Электроэнергетика > metalinfo.ru, 28 декабря 2017 > № 2441476

В Турции запущена ГЭС, оснащенная оборудованием «Силовых машин»

22 декабря в Турции введена в эксплуатацию ГЭС «Кыгы», все три гидроагрегата которой изготовлены российской энергомашиностроительной компанией «Силовые машины». Суммарная мощность станции составила 139,8 МВт.

"Реализуя данный проект точно в срок, «Силовые машины» изготовили и поставили в Турцию современное и надежное гидрооборудование, отвечающее мировым стандартам, – комментирует генеральный директор компании «Силовые машины» Юрий Петреня. – Новая ГЭС внесет ощутимый вклад в обеспечение региона электроэнергией и будет способствовать его экономическому развитию.

Со своей стороны руководство турецкой государственной организацией DSI (управление по водохранилищам и ГЭС главного государственного ведомства по водным ресурсам при Министерстве лесного хозяйства и гидротехнических сооружений) отметило высокое качество работы «Силовых машин» и выразило благодарность за вклад в развитие Турции, отметив надежность и эффективность поставленного оборудования.

Контракт на изготовление и поставку гидрооборудования для строящейся в Турции гидроэлектростанции «Кыгы» был заключен между «Силовыми машинами» и турецкой государственной организацией DSI в декабре 2013 г.

В соответствии с контрактными обязательствами «Силовые машины» осуществили изготовление и поставку электромеханического оборудования ГЭС под ключ, включая три гидротурбины мощностью 46,6 МВт каждая с предтурбинными затворами, три генератора аналогичной мощности, все электромеханическое оборудование машинного зала и распределительное устройство.

Россия. Турция > Электроэнергетика > metalinfo.ru, 28 декабря 2017 > № 2441476


Турция. США. Сирия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 декабря 2017 > № 2438623 Гюней Йылдыз

В команде президента Эрдогана есть сторонники выхода из НАТО – турецкий эксперт

В турецких СМИ появилась информация, что по соглашению о поставке российских ЗРК С-400 в Турцию Москва может запросить у Анкары создание своей военной базы в Турции. Учитывая, что Турция является членом НАТО, такая ситуация может стать беспрецедентной и вызвать серьезную озабоченность у Cевероатлантического альянса. О том, может ли Турция быть исключена из НАТО, а также о ситуации на Ближнем Востоке в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал научный сотрудник программы Ближнего Востока и Северной Африки Европейского совета по международным отношениям, турецкий политолог Гюней Йылдыз.

- Господин Йылдыз, турецкие СМИ пишут, что в рамках подписанных соглашений о купле-продаже российских зенитно-ракетных комплексов (ЗРК) С-400 Россия до 2019 г. может создать в Турции военную базу. Считаете ли вы возможным такое развитие событий?

- Это очень сложный вопрос. Турция состоит в НАТО, а ни одно государство – член НАТО никогда не помышляло о наличии российской военной базы на своей территории. Чтобы понять и объяснить это, нам придется поговорить о двух вещах: о турецкой стратегии обороны и о том, что турецкая элита, президент Эрдоган и его окружение думают по этому поводу.

Во-первых, турецкая национальная стратегия обороны довольно новая, она была принята всего год назад. Какие бы технологии Турция не имела на своих базах, она хочет иметь возможность производить их самостоятельно, на территории страны, она хочет иметь доступ к соответствующему программному обеспечению. Чтобы добиться этого, Анкара сотрудничает со странами Запада. Пример – соглашение Турции с Великобританией, а также с Германией и Италией, согласно которым Анкара получает помощь в разработке своего истребителя TF-X.

Турция пользуется любой возможностью заполучить западные технологии. А когда она не может этого сделать, она диверсифицирует используемые технологии. Соглашение с Россией о покупке С-400 в основном нацелено на диверсификацию противовоздушной обороны страны.

Что об этом думают турецкие элиты? По их мнению, президент Эрдоган со времен ухода с поста премьер-министра Ахмета Давутоглу и особенно после государственного переворота заключил союз с несколькими исключительно пророссийскими группами. Они считают, что в среде военных также существуют пророссийские группы, поддерживающие линию Эрдогана.

Даже в команде президента есть люди, полагающие, что стране следует выйти из НАТО. Союз с Москвой дает Эрдогану пространство для маневра между США и Россией. Советники турецкого президента, наиболее влиятельные люди в Турции, и сам президент считают, что в ближайшие два года большая игра будет вестись между Москвой и Вашингтоном, а европейским странам не отведена в ней сколь-нибудь значительная роль.

После того, как Турция в 2015 г. сбила российский истребитель, она осознала, что у нее нет рычагов воздействия на Москву, особенно когда речь идет о политике России на Ближнем Востоке. Когда президент Путин и президент Эрдоган восстанавливали отношения между странами, это происходило на российских условиях, а не турецких. Россия диктовала свои интересы, имея политические, экономические и военные рычаги воздействия на Турцию.

Нельзя полностью исключать возможность создания российской военной базы в стране, но в краткосрочной перспективе это кажется мне крайне маловероятным.

Однако после заключения договора о С-400, чтобы Турция могла пользоваться новой технологией, российские военные советники будут контактировать с высокопоставленными турецкими военными. И это вызывает у НАТО опасения, что русские могут воспользоваться ситуацией для получения дополнительной информации о НАТО, к которой у них не должно быть доступа.

- Как изменятся отношения Турции с НАТО? Есть ли риск исключения Анкары из Североатлантического альянса?

- Я прочитал несколько газетных передовиц и заявлений бывших представителей властных структур, особенно американских, об исключении Турции из НАТО. Но я не думаю, что это реалистичная перспектива. Турция нуждается в НАТО больше, чем НАТО нуждается в Турции. А Европе НАТО нужно больше, чем оно нужно США.

Европейские военные чиновники видят реально высокую угрозу со стороны России, и чтобы ей противостоять им необходима страна, расположенная в стратегически важной зоне – такая, как Турция. Поэтому европейские члены НАТО, несмотря на все проблемы, хотят, чтобы Турция оставалась членом Альянса.

Несколько бывших американских чиновников говорят с позиции силы, зная слабые стороны Турции. Если Турция будет исключена из НАТО или лишится его поддержки, будущая стабильность страны не может быть полностью гарантирована.

Президент Эрдоган считает, что он может договориться и с Москвой, и с Вашингтоном, полагая, что хорошие отношения с Россией помогут ему в диалоге с США. Ведение дел с Москвой гораздо более значимо, пока Турция состоит в НАТО. Поэтому Анкара не намерена выходить из Альянса. Она желает диверсифицировать свои вооружения, используя ресурсы как Москвы, так и НАТО.

- Некоторые зарубежные СМИ пишут, что США создают из боевиков ИГИЛ* «новую сирийскую армию». Какие риски несет в себе появление подобной армии для России и Турции?

- По этой теме информации не так много. Американская стратегия создания небольших вооруженных групп осталась в прошлом.

Я думаю, подготовка США предполагаемых членов ИГИЛ направлена на противодействие повстанческим настроениям в стране, а также на укрепление стабильности, а не против президента Асада, сил Ирана или в долгосрочной перспективе – России. Не думаю, что эту «армию» готовят для противодействия какой-либо другой силе. Скорее, это делается для того, чтобы держать под контролем военные группировки в северной и северо-восточной Сирии, где проводят операции союзники США.

Единственная сила, которой США сейчас могут доверять – это антиисламистские Демократические силы Сирии. Тренировать исламистскую группировку – это не в интересах США.

- Какой сценарий развития событий ждет Сирию?

- Возможно, Россия станет доминирующей силой влияния в ближней или среднесрочной перспективе. Особенно если она сможет добиться соглашения между Демократическими силами Сирии (СДС) и Асадом. Это единственная сверхдержава, которая одновременно может вести переговоры с Турцией, правительством Асада, Ираном и СДС.

В этом преимущество России перед Европой и Турцией. Россия – единственная страна, способная дипломатически повлиять на будущее Сирии. От ее действий будет зависеть, удастся ли различным группам, таким как СДС и правительство Асада, создать то, что российские чиновники ранее назвали «федеральной Сирией».

- На ваш взгляд, в свете происходящих в мире событий будет ли укреплено военное сотрудничество между Турцией и Россией в Сирии и в регионе в целом?

- После того, как США признали Иерусалим столицей Израиля, несколько стран могли бы назвать себя лидерами антиизраильской оппозиции. Мы видим, что, несмотря на попытки опротестовать это решение, Саудовская Аравия и Египет не спешат начинать кампанию против Израиля. Об этом говорил только Эрдоган, однако турецкая внешняя политика не может быть исламистской и строиться на почве межконфессиональной вражды. Президент Эрдоган попытается заработать на ситуации с Иерусалимом политические очки, но я не думаю, что это будет способствовать укреплению сотрудничества между Россией и Турцией.

- Как вы думаете, конфликт вокруг статуса Иерусалима приведет к серьезным изменениям на Ближнем Востоке?

- Палестинцы от этих событий проиграли больше всего, а вот Израиль оказался в беспроигрышной ситуации. Если он заставит другие страны признать Иерусалим столицей, это окажется полной победой. Если ситуация примет вид затянувшегося кризиса, то сохранится статус-кво, что опять же в интересах Израиля.

Не думаю, что палестинский вопрос резко станет приоритетом номер один. Сейчас Палестина не может рассчитывать на исламистские или суннитские военные группировки или государства, поскольку в данный момент они борются против сил шиитов или Ирана и не хотят вовлекаться в противостояние с Израилем. Палестинский вопрос – необязательно эпицентр, который может повлечь за собой значительные изменения на Ближнем Востоке, особенно после арабской весны и напряженного противостояния между суннитами и шиитами.

Не думаю, что он станет причиной серьезных конфликтов. Если взглянуть на страны региона, например, Йемен, то там мы наблюдаем противостояние проиранских и просаудовских сил, и этот конфликт возник не из-за того, что происходит с Иерусалимом, а в основном из-за конфликта властей Ирана и Саудовской Аравии. В Сирии правительство Асада не в том положении, чтобы выступить против Израиля, поскольку сейчас внутренние проблемы страны имеют более высокий приоритет. Из-за конфликта вокруг Иерусалима Хезболла в Ливане может улучшить свои позиции, однако она потеряла поддержку суннитов на Ближнем Востоке после вмешательства в сирийский конфликт.

Турция также потеряла поддержку из-за своей непоследовательной политики. В Ираке основным вопросом является стабилизация страны, сдерживание суннитского населения и противостояния между курдами и центральным правительством. Ни одна из этих стран не может ставить события в Иерусалиме в приоритет. Однако в данной ситуации важно оценить, насколько сильным будет влияние Ирана на Ирак, Сирию и Ливан. Может возникнуть конфликт между Израилем и региональными проиранскими силами, которые хотят укрепить свои позиции, используя конфликт вокруг Иерусалима.

- Правда ли, что США создали так называемое курдское правительство во главе с Ильхамом Ахмедом?

- Ильхам Ахмед – лидер сирийского демократического совета, гражданской ветви Демократических сил Сирии. У СДС имеется несколько оппозиционных арабских группировок в каждой из зон, которую они контролируют. Я бывал в Манбидже, месяц назад – в Ракке. Во всех этих регионах имеются арабские группировки, присоединяющиеся к Демократическим силам Сирии. СДС также сотрудничают с Россией на различных уровнях – в Африне в северо-западной Сирии, а также на северной границе страны.

США помогали множеству исламистских группировок в Сирии, тренировали, вооружали их, оказывали политическую поддержку. Однако ни одна из этих группировок не смогла создать правительство. У курдов же подход иной – «федеральная Сирия». Россия была первой страной, поддержавшей его. Их модель работает лучше, чем у любой другой оппозиционной группировки.

СДС действуют как реальный актор, ведя диалог как с США, так и с Россией, которая сейчас выступает медиатором между Демократическими силами Сирии и режимом Асада. Поэтому СДС – это новая реальность.

*ИГИЛ (ИГ, Исламское государство) – запрещенная в России террористическая организация.

Источник – Евразия.Эксперт

Турция. США. Сирия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 26 декабря 2017 > № 2438623 Гюней Йылдыз


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 декабря 2017 > № 2437873 Герхард Шредер

«У Эрдогана есть заслуги, Путину я доверяю»

Михаэль Брёкер (Michael Bröcker), General-Anzeiger, Германия

General-Anzeiger: Что является вашим внутренним компасом?

Герхард Шрёдер: Честность. Честность по отношению к людям, с которыми я работаю, но также и по отношению к политическим противникам. Честность всегда была моей путеводной звездой.

— Вам не всегда удавалось придерживаться этого.

— Нет, в политике это не всегда удается. Но, если я кого-то и задел, то я никогда не делал это умышленно. Я знаю, каково это, когда тебя избегают.

— Потому что когда-то другие дети избегали вас, маленького мальчика из бедной семьи?

— Да, мы увидели, что с оборвышами не хотят играть. Но поймите меня правильно. У меня было счастливое детство. Моя мать воспитала нас с любовью, самоотверженно. Нас никогда не били. Мы были свободны. Мы должны были сами о себе заботиться, но мы также имели на это право.

— Насколько важны для вас деньги?

— Не меньше, чем для других людей. Они дают независимость.

— То есть вы могли бы выполнять работу в Роснефти на общественных началах?

— Конечно. Это очень важное задание.

— Истинная политика не может сделать шага, не присягнув заранее морали, сказал Иммануил Кант. Можно ли считать морально неприемлемой Вашу деятельность в российском концерне, против которого объявлены санкции ЕС и который поддерживает авторитарную систему?

— Знаете, если бы я сидел в наблюдательном совете одного американского, а не российского предприятия, то все говорили бы: отлично. Так что в этой критике есть немного лицемерия.

— Возможно, вы могли бы стать послом от ЮНИСЕФ или издателем газеты Die Zeit.

— Но я не хочу делать ни того, ни другого. Должность в наблюдательном совете Роснефти — это серьезный вызов, а хорошие отношения с этим предприятием и с Россией отвечают интересам Европы. Речь идет о надежном снабжении сырьем, необходимом для нашей экономики, и не в последнюю очередь о рабочих местах в Германии.

— ЕС наложил санкции на Роснефть, которая как полугосударственный концерн служит Владимиру Путину инструментом власти.

— Но я ведь против этих санкций. Когда-нибудь их отменят.

— Но как бывший канцлер ФРГ Вы не можете разъезжать частным образом.

— Во-первых, это моя жизнь. Я — это я. Во-вторых, я считаю, что моя деятельность для общего блага достаточно доказана. И это новое задание, даже если оно и спорное, пойдет в конечном счете на пользу нашей стране.

— Владимир Путин — ваш личный друг?

— Да, это так. И так будет и дальше. Я доверяю Владимиру Путину.

— Как далеко может зайти дружба? В России исчезают оппозиционеры, список нарушений прав человека длинный.

— Ведь дружба означает, что можно высказывать другому свое мнение и критиковать его. Но делается это не публично, а с глазу на глаз.

— Может быть, вы не все знаете о нем?

— Может быть. У каждого есть свои тайны. Так уж устроены люди.

— Когда вы по телевидению видите, как Путин шутит с Асадом, вам не становится дурно?

— В международной политике приходится говорить и с диктаторами. Если бы мы вели переговоры только с безупречно демократическими политиками, то были бы довольно одинокими. Что касается Сирии: речь идет о политическом решении. И Запад понял, что это возможно только с Асадом. Однако после переходного периода единая Сирия должна будет существовать без Асада, эта цель остается.

— Согласно одному опросу, немцы и русские желают сближения. Это возможно только без Путина?

— Нет, я так не считаю. Управлять Россией — это нелегкое дело. Вы должны исходить из того, что после Путина лучше не будет. Шаг по пути сближения помог бы постепенному снятию взаимных санкций.

— В Крыму и в Восточной Украине из-за геостратегических страстей погибли люди.

— Я думаю, что в Крыму и в Восточной Украине и без этого дело дошло бы до кровавых столкновений. Украина — это культурно разорванная страна. Люди в Донбассе чувствуют себя частью России. Там невозможно добиться мира с помощью полиции, которой управляет Киев. Обещанной украинским правительством федерализации все еще нет. Не только Россия, но и Украина еще не выполнила задания.

— Что ЕС сделал неправильно?

— Переговоры Еврокомиссии об ассоциации Украины надо было вести параллельно с Украиной и с Россией. Возможно, тогда и договорились бы.

Шрёдер об Эрдогане, СДПГ и «Ямайке»

— Другой вызывающий беспокойство правитель — это турецкий президент Эрдоган. С ним вы разобрались. Изменился ли он?

— У этого человека есть заслуги. Он экономически модернизировал Турцию. Трагедия в том, что теперь мы видим значительные откаты назад. Я сожалею об этом. Но и ЕС не всегда честно обходился с Турцией и держал эту страну на дистанции.

— Дениз Юджел (Deniz Yücel) уже 300 дней находится в тюрьме. Вы способствовали освобождению господина Штойдтнера. Можете ли Вы дать надежду на освобождение Юджела?

— Как и в случае с господином Штойдтнером, я не говорю публично о моей роли, потому что это делу не помогает.

— Как вы относитесь к СДПГ — прохладно, дистанцированно?

— Нет. Сердечно! (смеется)

— Ах так.

— Если серьезно, то Вы должны различать мое отношение к СДПГ и к отдельным функционерам. У меня вообще нет никаких проблем с членами СДПГ, я получаю много приглашений от местных организаций. Но есть пара функционеров, которые до изнеможения цепляются к бывшему канцлеру, чтобы самим казаться более значительными.

— Вас приглашают как оратора, третейского судью, менеджера. Но не как советника в СДПГ. Почему?

— Странно, да? Но в какой-то степени и понятно. Еще будучи членом «Молодых социал-демократов», я поспорил с Гельмутом Шмидтом (Helmut Schmidt). Каждое новое поколение должно само показать себя. И оно делает это как раз в ходе разногласий со старыми членами партии.

— Вы производите впечатление человека, уставшего от жизни. Теперь не хватает только, чтобы вы помирились с Оскаром Лафонтеном (Oskar Lafontaine)?

— Это сложный вопрос. У меня самого с этим нет проблем. Но моя партия, к которой я очень привязан, не одобрила бы это. Ханс-Йоахим Фогель (Hans-Jochen Vogel) сказал как-то, что Оскар Лафонтен сдал руководство партией как сдают в гардероб старое пальто. Так не поступают. Многие члены СДПГ ему этого не простят.

— Если СДПГ когда-нибудь не пойдет на выборы вместе с Левыми, то она вряд ли сможет превысить планку в 35%.

— Нет, я так не думаю. Посмотрите, что за люди у Левых, ведь с ними невозможно разумно сотрудничать. Как там звали их председателя?

— Бернд Риксингер (Bernd Riexinger).

— Да, точно. С такими государство не построишь. Нынешнее поколение политиков Левых не готово и не в состоянии сотрудничать с нами.

— Поэтому СДПГ так и будет всегда младшим партнером по коалиции?

— Почему? Так не должно быть. После госпожи Меркель и в ХДС больше ничего не будет. Подождем, ведь партии развиваются. Руководство Зеленых на федеральном уровне скорее консервативное. Госпожа Геринг-Экардт и господин Оздемир — это ведь несостоявшиеся члены ХДС. От них не приходится многого ожидать. Но никто не знает, что будет после них.

— Сначала СДПГ хочет со все силой продемонстрировать, что она не хочет никакой власти.

— После выборов в бундестаг я думал, что надо было сделать коалицию «Ямайка», а самим выбрать роль оппозиции. Но затем «Ямайка» провалилась…

— Чего вы не ожидали?

— Я знал, что Зеленые непременно хотят управлять. Но то, что СвДП не захотела брать на себя ответственность за правительство, меня удивило. Здесь надо сказать, что госпожа Меркель, столь уважаемая личность, завела этот процесс в тупик. Это был провал политики. У нее не было стратегии. У господина Линднера по крайней мере была стратегия. Он не хотел быть довеском к «позеленевшей» ХДС и к ставшим консервативными Зеленым. Эту его точку зрения я могу понять.

— Мы говорили о СДПГ.

— После провала «Ямайки» СДПГ совершила ошибку, приняв решение, исключающее большую коалицию. Она могла бы сказать, какие у нее есть принципиальные представления о создании правительства. Тогда можно было бы вести переговоры. Эту позицию им надо занять теперь, когда президент ФРГ призвал их к этому. Но все это производит впечатление нерешительности.

«Все или ничего»

— Что вы скажете о правительстве меньшинства?

— Это не конец света, например, в скандинавских странах это работает. Но в Германии нет такой традиции, и у нас в Европе и в мире другая роль. Для СДПГ это означало бы, что она по поводу любой законодательной инициативы должна была бы доказывать, почему она против. Это было бы испытанием на прочность.

— Поэтому некоторые подумывают о «коко», кооперативной коалиции?

— Что это такое?

— Помогите мне сами.

— Это ерунда. Все или ничего. А совсем ничего — так нельзя.

— СДПГ хочет сначала опросить своих членов.

— Вообще я считаю опрос членов при принятии центральных решений хорошим делом. Я уверен, что подавляющее большинство членов партии выскажутся за большую коалицию.

— Возможно, в выступлении СДПГ слишком много говорилось о справедливости и слишком мало о прогрессе?

— СДПГ должна стать родной для тех, кто хочет вырасти, и для тех, кто считает, что все, что мы сейчас распределяем, надо сначала заработать. Это называется экономической компетенцией. Вот тогда у партии снова будет результат выше 30%. В этом я уверен.

— Как вы празднуете Рождество?

— Здесь, в Ганновере. Во второй день Рождества приедут мои дети. А я буду для них готовить.

— Что именно?

— Жареную картошку с глазуньей.

— И доброе красное вино для вас?

— Сюда это не подходит.

— С вашей новой подругой?

— Без комментариев. Но будьте уверены, что у меня будет прекрасный праздник Рождества.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 декабря 2017 > № 2437873 Герхард Шредер


Турция. Россия > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 11 декабря 2017 > № 2425548

В рамках ограниченного разрешения Росатом начал строительство АЭС Аккую в Турции.

В Турции Росатом торжественно начал строительство атомной электростанции (АЭС) Аккую.

Церемония строительства новой станции прошла 10 декабря 2017 г.

Строительство АЭС Аккую началось в рамках ограниченного разрешения на сооружение (ОРС), выданного Агентством по атомной энергии Турции (ТАЕК).

Бетонирование основания объектов «ядерного острова» является важным этапом подготовительных работ.

В рамках ОРС выполняются строительно-монтажные работы на всех объектах атомной электростанции, за исключением зданий и сооружений, относящихся к безопасности «ядерного острова».

Росатом принял решение о создании Общественного совета АЭС Аккую для постоянного диалога с местными жителями и совместного участия в реализации проекта.

2 декабря 2017 г было завершена подготовка основания фундаментной плиты реакторного здания энергоблока №1 станции.

К работам была привлечена турецкая компания, которая завершила их выполнение точно по графику.

Помимо строительных работ на площадке продолжаются мероприятия по мониторингу окружающей среды: на регулярной основе отслеживаются сейсмологические и метеорологические параметры, состояние подземных вод и морской среды.

Все работы по сооружению АЭС Аккую ведутся согласно турецкому законодательству, при непосредственном участии и согласовании Турецкого агентства по атомной энергии.

В реализации проекта открываются значительные возможности для турецких поставщиков.

По предварительным оценкам, турецкая сторона сможет выполнить порядка 35-40% от всех работ по сооружению АЭС Аккую, что эквивалентно сумме в 6-8 млрд долл США.

Более 350 турецких компаний подали заявки на включение в список потенциальных поставщиков, первые из них уже получили заказы по подготовке инфраструктуры АЭС.

На сегодняшний день общая численность персонала на площадке составляет более 300 человек, из которых 90% граждане Турции, привлеченные к работам из близлежащих населенных пунктов Буюкеджели, Силивке, Ташуджу, Айдынжик.

Специалисты инженерно-технических служб с высокой квалификацией приглашены на работу из турецких компаний, которые строили крупнейшие энергетические и промышленные объекты Турции.

В марте 2018 г Аккую Нуклеар планирует получить лицензию на строительство, после чего состоится бетонирование фундаментной плиты («первый бетон»).

Это станет официальным началом сооружения АЭС Аккую.

Ввод 1го энергоблока планируется в 2023 г, завершение строительства - в 2026 г.

АЭС Аккую строится по схеме BOO, когда владельцем зарубежной АЭС выступает российская сторона.

Росатом сейчас владеет почти 100% в капитале АЭС Аккую, но в дальнейшем может быть принято решение о продаже инвесторам до 49% в проекте.

В составе АЭС Аккую будут работать 4 энергоблока с реакторами ВВЭР-1200 суммарной мощностью 4800 МВт.

Стоимость проекта оценивается в 20 млрд долл США.

Турция. Россия > Электроэнергетика > neftegaz.ru, 11 декабря 2017 > № 2425548


Турция. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 декабря 2017 > № 2419269 Екатерина Чулковская

Турецкий 37-й. Как Эрдоган начал зачистку собственной партии

Екатерина Чулковская

За 15 лет у власти ПСР удалось стать главной партией Турции. За это время она изменилась идеологически, трансформировав свою изначально исламистскую идеологию в исламистско-националистическую. Вместе с изменениями в идеологии и партийными чистками нелояльных Эрдогану политиков ПСР превращается в вертикальную вождистскую партию и все больше срастается с государством

Глядя на растущее доминирование президента Эрдогана в турецкой политике, легко забыть, что 15 лет назад он пришел к власти не в одиночку, а в рядах исламистской Партии справедливости и развития (ПСР). Это движение, меняя официальные названия, на протяжении десятилетий было одной из ведущих политических сил Турции и к приходу к власти в 2002 году могло положиться не только на Эрдогана, но и на целый ряд других известных политиков, а также на проработанную консервативную идеологию.

Тогда многие воспринимали успех ПСР как победу настоящей народной демократии над старой и дискредитированной политической элитой. И действительно, в первые годы своего правления партия активно реформировала социально-экономическую систему страны и начала переговоры о вступлении в ЕС. Политическая система Турции демократизировалась, делались попытки интегрировать в нее курдов, а руководство страны оставалось во многом коллективным, вплоть до того, что депутаты от правящей партии позволяли себе голосовать в парламенте против инициатив своего же правительства.

Но по мере того как Эрдоган превращался из успешного исламистского политика в единственного и безальтернативного лидера турецкой нации, его все меньше устраивали старые партийные структуры ПСР. Разобравшись с независимыми СМИ, судами, военными и старой Конституцией, президент Турции решил, что пришло время избавиться от последних ограничений для его личной власти – зачистить и переформатировать его собственную партию.

Новая кровь

Двадцать первого мая Эрдоган снова возглавил правящую ПСР – такую возможность ему дали новые поправки в турецкую Конституцию. До этого президент должен был быть беспартийным. Хотя и раньше это формальное ограничение не мешало Эрдогану принимать участие в партийных собраниях и съездах, агитировать за ПСР и так далее.

Вновь возглавив ПСР, Эрдоган пообещал «перемены» и омоложение партии. С мая начались активные партийные чистки. Формальной причиной ухода из партии стали связи тех или иных членов ПСР с движением Гюлена, которое в Турции признано террористическим и которое власти обвиняют в организации попытки госпереворота в ночь с 15 на 16 июля 2016 года.

Поначалу из партии выгоняли в основном непопулярных и замешанных в коррупции депутатов и глав муниципалитетов, но в последние несколько месяцев чистки приобрели особый размах. Несколько мэров крупных городов, состоявших в ПСР, были вынуждены уйти в отставку под давлением президента Эрдогана.

В конце сентября покинул свой пост мэр Стамбула Кадир Топбаш. Он стал мэром еще в 2004 году, одержав победу на муниципальных выборах как кандидат от правящей ПСР. С тех пор Топбашу удалось благополучно переизбраться в 2009 и 2014 годах. Отставку мэра связывают со связями его зятя Омера Фарука Кавурмаджи с движением Фетхуллаха Гюлена. Ранее в сентябре зять Топбаша, как и несколько десятков других турецких предпринимателей из бизнес-организации TUSKON, были арестованы по подозрению в финансировании движения Гюлена.

Но это только одна из версий. По другой, Эрдоган попросил Топбаша уйти после того, как на апрельском референдуме большинство стамбульцев (51,4%) проголосовали против поправок в Конституцию, то есть против расширения полномочий Эрдогана. Турецкий президент, который сам начинал свою политическую карьеру как мэр Стамбула и был уверен в своей популярности среди жителей, видимо, не смог простить Топбашу провал не референдуме.

Через месяц ушел в отставку еще один известный мэр от правящей ПСР. Двадцать восьмого октября покинул свой пост старожил турецкой политики Мелих Гекчек, мэр Анкары. Покидая пост, он заявил, что уходит в отставку не по собственному желанию, а по просьбе президента Эрдогана.

Гекчек был мэром Анкары с 1994 года. Первые два срока, в 1994 и 1999 годах, он избирался от исламистской Партии добродетели. После того как в 2001 году партию распустили, он вступил в ПСР и дальше избирался от нее. К слову, на апрельском референдуме большинство жителей Анкары, как и Стамбула, проголосовали против предложенных поправок.

За последние несколько месяцев в отставку также ушли многие другие мэры, представлявшие ПСР: Мехмет Келеш в городе Дюздже, Фарук Айдоган в Нигде, мэр Бурсы Реджеп Альтепе и мэр Балыкесира Ахмет Эдип Угур. Последний уходил в прямом смысле со слезами на глазах. Объявляя о своем решении, он расплакался и сказал, что вынужден уйти, хотя успешен, не связан с движением Гюлена и не замешан в коррупции. По словам Угура, он уходит, потому что боится за свою семью, в адрес которой поступают угрозы. В отличие от других мэров, сохранивших свое членство в ПСР, Угур покинул партию, обвинив ее в «потере связи с народом».

Турецкая оппозиция полагает, что массовые отставки глав муниципалитетов по «собственному желанию» являются грубым нарушением Конституции страны. Оппозиция постоянно подчеркивает, что эти мэры пришли к власти демократическим путем и уходить должны так же, а нынешние отставки под давлением Эрдогана незаконны. Что же касается самого населения, которое выбирало этих мэров, то, как показывают опросы, около 44% турок одобряют их уход.

Дело не ограничивается зачисткой региональных политиков. Эрдоган, действуя по принципу «лояльность важнее заслуг», старательно убирает из партии всех, кто может открыто его критиковать. В свое время такие популярные турецкие политики из правящей ПСР, как бывший премьер-министр и главный архитектор турецкой внешней политики Ахмет Давутоглу и бывший президент Абдулла Гюль также по собственному желанию ушли из активной политики.

Гюль был вынужден уступить президентское кресло Эрдогану в 2014 году после того, как последний выиграл первые прямые президентские выборы (до этого президента избирал парламент). Ожидалось, что произойдет рокировка по российскому сценарию «Путин – Медведев»: Гюль вместо Эрдогана станет премьер-министром. Но Эрдоган предпочел заменить популярного Гюля на менее известного, но более лояльного министра иностранных дел Давутоглу, который в 2014 году возглавил ПСР.

Однако со временем и Давутоглу стал казаться недостаточно лояльным. В мае 2016 года ему пришлось уйти в отставку опять же из-за разногласий с президентом Эрдоганом и возросших амбиций. С тех пор пост премьера занимает проверенный временем товарищ Эрдогана Бинали Йылдырым.

В свое время из-за разногласий с нынешним президентом также ушел из политики бывший вице-премьер Бюлент Арынч, который вместе с Гюлем был одним из отцов-основателей ПСР.

Новые оттенки консерватизма

Все это нужно Эрдогану, чтобы максимально контролировать правящую партию накануне целой серии важных выборов, запланированных на 2019 год. Тогда в Турции пройдут сразу муниципальные, парламентские и президентские выборы.

Также к этим выборам идет пересмотр основ партийной идеологии, чтобы привлечь на свою сторону новый электорат, не отпугнув старый. Яркий пример – новая риторика Эрдогана в отношении основателя Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка.

Десятого ноября, в 79-ю годовщину смерти Ататюрка, турецкий президент удивил всех, во-первых, своим личным присутствием на церемонии. А во-вторых, своей речью, в которой назвал основателя Турецкой Республики «ататюрком» (по-турецки «отец турок/тюрок»). До этого Эрдоган, как нормальный выходец из исламистской среды, предпочитал не уделять лишнего внимания Ататюрку, тем более не признавать за ним титул «отца всех турок». Ататюрк в свое время провел жесткие реформы против ислама, поэтому среди исламистов он не пользуется популярностью. Зато с именем Ататюрка идентифицируют себя многие турецкие националисты, которые отмечают его заслуги не только в вестернизации Турции, но и в строительстве национального турецкого государства.

Слова Эрдогана про заслуги Ататюрка и его значимость для страны были рассчитаны как раз на этот сегмент. Турецкому лидеру и его партии уже мало голосов традиционного консервативного избирателя ПСР, поэтому он хочет привлечь на свою сторону часть светского сегмента, как правило, из среды националистов.

Традиционно эту часть турецкого общества представляла Партия националистического движения (ПНД), но ей становится все труднее конкурировать на этом поле с Эрдоганом. Например, во время апрельского референдума националисты тоже призывали поддержать предложенные властями поправки в Конституцию. Сейчас ПНД, по сути, разваливается: часть ее членов переходит к правящим исламистам, почувствовав крен Эрдогана в сторону турецкого национализма. Другие уходят, чтобы попытаться создать новую, по-настоящему оппозиционную Эрдогану партию.

За 15 лет у власти ПСР удалось стать главной партией Турции. За это время она изменилась идеологически, трансформировав свою изначально исламистскую идеологию в исламистско-националистическую. А в последнее время и вовсе стала играть на поле кемалистов, используя Ататюрка для привлечения новых сторонников. Вместе с изменениями в идеологии и партийными чистками нелояльных Эрдогану политиков ПСР превращается в вертикальную вождистскую партию и все больше срастается с государством. Имея в качестве лидера популярного президента страны, ПСР пользуется поддержкой большинства СМИ и аналитических центров, близких к государству. В таких условиях шансов на то, что в 2019 году ее можно будет отстранить от власти просто на выборах, остается совсем немного.

Турция. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 декабря 2017 > № 2419269 Екатерина Чулковская


Казахстан. Турция. Китай > Транспорт. СМИ, ИТ > inform.kz, 6 декабря 2017 > № 2417619

Нурсултан Назарбаев: Казахстан перестал быть сухопутной страной

В Астане в рамках общенационального телемоста Президент РК Нурсултан Назарбаев запустил автомобильный паромный терминал порта Курык, передает корреспондент МИА «Казинформ». «Уважаемый Нурсултан Абишевич! Порт Курык - ключевое звено Транскаспийского транспортного коридора. За 2017 год мы обеспечили перевалку свыше 1 млн. 200 тыс. тонн грузов. Новый автомобильный паромный комплекс - это дополнительно 2 млн. тонн грузов ежегодно. Сегодня мы запускаем новые маршруты в Турцию и страны Европы», - сказал вице-президент АО «НК «Қазақстан Темір Жолы» Бауыржан Урынбасаров.

Глава государства напомнил, каким образом зародилась идея о строительстве казахстанских портов.

«Сухой порт Хоргос - это идея, осуществленная мной и бывшим Председателем КНР Ху Цзиньтао. И для того, чтобы начать это строительство, мы пригласили президента известного вам всем порта Джэбэль Али в Эмиратах - перевалки огромных грузов. Я его спросил: «Почему ты сюда приехал? У вас Джэбэль Али находится в море и замечательные транспортные маршруты. А у нас моря нет - кругом песок». Он говорит: «Господин Президент, у Вас моря больше, чем у нас. Посмотрите на Китай - большее море, чем Джэбэль Али, имеет». И вот так возник этот сухой порт - ворота, через которые к нам возят товары из Тихого океана», - сказал Нурсултан Назарбаев. Как подчеркнул Глава государства, порт Курык - это осуществленная новинка в нашей стране.

«Вы представляете себе - мы открыли паромную переправу, теперь автомобильный паром в этом году, и порт Курык был готов к открытию маршрута «Порт Курык-Баку-Грузия-Турция», через Босфор в Европу. Теперь мы можем сказать, что Казахстан - это не сухопутная страна и имеет выход ко всем морям, включая Персидский залив», - заявил Президент РК.

Напомним, сегодня стартовал Общенациональный телемост с участием Президента РК Нурсултана Назарбаева. Телетрансляцию обеспечивают 25 мобильных телевизионных станций, спутник «KazSat» и национальные операторы связи. 25 индустриальных объектов находятся на связи в режиме реального времени.

Казахстан. Турция. Китай > Транспорт. СМИ, ИТ > inform.kz, 6 декабря 2017 > № 2417619


Иран. Турция. Сирия. Ближний Восток. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > iran.ru, 24 ноября 2017 > № 2400846

Саммит в Сочи. Итоги и прогнозы

Алексей Романов, специально для Iran.ru

По завершении трехстороннего саммита в Сочи Россия – Иран – Турция, вечером 22 ноября, было согласовано совместное заявление трех лидеров, в котором, в общих чертах, были отмечены несколько моментов: война с ИГ (ИГИЛ) в Сирийской Арабской Республике (САР) почти завершена; экономику Сирии необходимо восстановить, и для этого нужно подумать, как создать для этого специальный фонд, необходимо реформировать нынешнюю систему управления в стране, вплоть до принятия новой конституции; следует провести выборы (правда неясно, президентские или парламентские) под наблюдением ООН (за это выступила исключительно Москва). Также руководители трех стран призвали продолжить процесс деэскалации напряженности в Сирии, подтвердили продолжение сотрудничества в борьбе с террористами и поддержали широкий межсирийский диалог. Звучит очень красиво и заманчиво. Но после саммита каждый из глав государств сделал личное заявление от себя, в которых акцентировано только то, что важно именно его стране, а не всей "тройке". Никто из них не скрывал, что их взгляды на будущее Сирии и на нынешнюю ситуацию там, различаются. И хотя конкретных официальных итогов саммит не дал, но, что очень важно, курс на дальнейшее урегулирования ситуации в Сирии был задан.

Зачем было воевать в Сирии?

Если отбросить красивую риторику, то в сухом остатке результат выглядит так : ИГ почти разгромлена Россией, Ираном и Турцией, но антиасадовская оппозиция процветает в зонах деэскалации и намерена добиваться ухода нынешнего президента САР через женевский процесс и Конгресс по примирению в Сочи; Про Астану в принципе можно забыть; Сирия поделена на зоны деэскалации ( де-факто – зоны военного присутствия) между Россией, Ираном, Турцией, США ( при участии союзников и прокси-сил каждой из этих стран); нефть досталась курдам в лице Сирийских демократических сил (СДС); США приступают к созданию на сирийской территории нескольких военных баз, а Россия выводит своих военных до наступления нового года; Башару Асаду остается либо уйти, либо воевать до конца (если Иран сохранит свое военное присутствие в Сирии); Голанские высоты в качестве трофея, скорее всего, достанутся Израилю, как впрочем будет закрыт вопрос с Палестинским государством, правом палестинцев на возвращение и Иерусалимом (этот процесс уже набирает обороты благодаря Саудовской Аравии и США); восстанавливать сирийскую экономику будет Запад и Совет содружества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), значит и правительство в Дамаске будет соответствующей ориентации.

Остается только проанализировать итоги этого мероприятия и дать прогноз того, что будет дальше. Нужно для начала просто понять, что война в Сирии – это война консервативных суннитов с опорой на Запад против "революционных" шиитов во главе с Ираном. И существует два расклада внешних игроков. С одной стороны - США, Израиль и Саудовская Аравия, с другой - Россия, Иран и Турция. Здесь нужно добавить "и примкнувших к ним" участников, как государства, так и прокси-силы. Абсолютно ясно, что по понятным причинам, в силу мощи первой коалиции, число "примыкающих" к ним существенно больше (все НАТО, все ССАГПЗ и большинство арабских стран).

Сирийский конфликт был важен США и Саудовской Аравии, а также Израилю как раз для ослабления Ирана. В этом, 4 ноября, в интервью Би-Би-Си признался бывший премьер-министр Катара Хамад бен Джассем, который вскрыл весь механизм подготовки войны в САР, начиная с 2007 года. А потому, в любой форме, Сирия должна быть территорией, на которой Иран будет "сжигать и сжигать" свои ресурсы. Для этого еще есть и Йемен, куда иранцы вошли во многом вынужденно, и конечно же Ирак – вотчина Ирана.

В определенном смысле, США действовали на риск, но с холодным расчетом, бросив определенные свои силы на уничтожение ИГИЛ, и пойдя даже на временную коалицию с Ираном. Ведь ИГ только громко вслух называют террористической группировкой, но в реальности ее опасаются не столько как некого трансграничного террористического образования, а скорее, как проекта, способного объединить суннитов значительной части Ближнего Востока. Не зря США помогали боевикам ИГ уходить из окружения в Дейр эз-Зоре и Абу-Кемале.

Опасность только в том, что ИГ смог стать самостоятельным игроком. Потому двух "шайтанов" - суннитского и шиитского – Запад и консервативные арабские режимы Аравии бьют по частям и по очереди. ИГИЛ при этом в принципе не может пойти на союз с Ираном, даже против США - у ИГ и Ирана абсолютно экзистенциальное противоречие, связанное с Ираком, точнее, с инфраструктурным положением суннитских территорий Ирака. По крайней мере, здесь США могут быть абсолютно спокойны - их противники никогда не найдут общего языка. Тем более ИГ в Сирии почти разбит. И настала очередь Ирана и его союзников, прежде всего "Хезболлы". Не зря столько истерии со стороны КСА и Израиля вокруг Ливана и иранского присутствия в Сирии в последние 3 недели после разгрома ИГ.

Разногласия

Рассчитывать на договоренности внутри второй коалиции, как гарантии мирного урегулирования в Сирии, было с самого начала наивно. Противоречий хоть отбавляй. Это и курдский вопрос, и вопрос контроля над транзитным транспортно-энергетическим коридором к побережью Средиземного моря, и сохранение режима в Дамаске (на этот счет у всех трех участников видение тоже кардинально отличается). Для первой коалиции ключевой задачей является поддержание конфликта, пусть и в тлеющем состоянии, а также создание противоречий в коалиции Турция-Россия-Иран.

Если в первой коалиции по ключевому вопросу разногласий нет, то во второй коалиции попытки вести торг даже не скрываются. Туркам важно соблюсти баланс интересов и ни в коем случае не довести дело до выхода из НАТО. Для Москвы важно сотрудничать с Ираном (хотя бы потому, что сейчас Россия изолирована Западом, и вакуум вокруг которой только нарастает, а потому приходится дружить со всеми, кто "против" США, включая ИРИ). Но Москва не может позволить себе, чтобы сотрудничество с Ираном стало причиной полного разрыва с Западом. В итоге позиции оси Турция-Иран-Россия выглядят более шаткими, а это означает их готовность зафиксировать любой, даже промежуточный, результат и выйти из такой несколько необычной коалиции. Так что Сочи – это, скорее, наивысшее достижение трехстороннего альянса. Поэтому и Башара Асада на встречу не позвали, хотя речь шла о Сирии, и он за 2 дня до этого прилетал в Сочи к Владимиру Путину. Чтобы услышать от Москвы, что его ждет лично, ну и Сирию, в конечном итоге.

Отсюда и разница в подходах: американской коалиции нужно спокойное и методичное давление на обстановку, российско-турецко-иранской оси нужен быстрый результат. Особенно России, которая хочет до нового года вывести из САР своих военных: впереди (в марте 2018 года) президентские выборы в России, и властям нельзя рисковать военными неожиданностями накануне их проведения. А быстро и хорошо в гражданской войне просто не бывает.

Новый этап в сирийском вопросе?

Конечно, можно сколько угодно утверждать, что Совместное заявление президентов России, Ирана и Турции по итогам саммита в Сочи заложило практическую основу для начала политического процесса в Сирии. Об этом, кстати, заявил и глава "московской платформы" сирийской оппозиции Кадри Джамиль. По его словам, это "очень важная встреча и очень важное решение, потому что для нас это означает, что положена основа для практического начала политического процесса" в САР. Как отметил Джамиль, "заявление даст новый импульс женевскому процессу". А про Астану ни слова. "Я думаю, те экстремистские (оппозиционные) силы, которые не поняли соотношения сил, не поедут", - сказал он. - И пусть не едут, они будут в изоляции". Можно даже говорить такие глупости в том духе, что "Сочинский саммит – это почти Ялтинская конференция 1945 года", как это сделали по центральным каналам российского ТВ, осквернив память наших дедов и отцов, отдавших жизни за Победу над Германией и Японией.

Но вернемся к Совместному заявлению. Дело в том, что лидеры Турции и Ирана на словах поддержали созыв Конгресса национального диалога, предложенный Россией в Сочи. Он уже был перенесен с середины ноября по требованию Анкары. Сейчас в Москве идут разговоры о середине декабря. В нем примут участие широкие слои сирийского общества (читай – представители всех сил сирийской оппозиции, за исключением террористов – прим. автора). Главы государств поручили министерствам иностранных дел, спецслужбам и оборонным ведомствам проработать вопрос о составе и сроках проведения этого мероприятия в Сочи. То есть пока это мероприятие под вопросом. Тем более что в Сочи Эрдоган назвал курдов СДС "кровавой бандой", с представителями которой турки не будут сидеть под одной крышей. Так какой тогда Конгресс?

Кто за все заплатит?

Кроме того, президент Владимир Путин предложил своим коллегам из Турции и Ирана Раджепу Эрдогану и Хасану Роухани совместно подумать над комплексной программой восстановления Сирии. "Учитывая колоссальный масштаб разрушений, можно было бы вместе подумать о разработке долгосрочной комплексной программы возрождения Сирии", - сказал он в начале встречи президентов РФ, Турции и Ирана в Сочи. При этом Владимир Путин назвал беспрецедентной ситуацию, которая сложилась в Турции из-за наплыва беженцев в связи с сирийским конфликтом. "Сотни тысяч, миллионы людей находятся на территории Турецкой Республики", - сказал он. То есть их надо вернуть домой. Но тут возникает вопрос, который президенты ИРИ и Турции просто проигнорировали: а где на это взять деньги? Ведь, по подсчетом ООН, нужно не менее 300 млрд. долларов, на восстановление Сирии и возвращение беженцев домой, прежде всего из Турции, из которых на восстановление только российской зоны деэскалации потребуется 80-100 млрд. долларов. Ясно, что Москва, Тегеран и Анкара не будут оплачивать то, что уничтожали террористы и боевики оппозиции на деньги США, Катара, КСА, ОАЭ, Кувейта и т.д. Но если отдать это дело и "фонд восстановления" в руки Запада и ССАГПЗ, то получается, что Россия - Иран – Турция воевали за многомиллиардные и очень прибыльные заказы компаний стран, развязавших гражданскую войну в САР? Тогда это нонсенс.

Новая конституция и выборы?

Нонсенсом являются и слова о новой конституции САР и проведении выборов под эгидой ООН. Ведь все понимают, что эгида ООН – это значит под контролем США и Запада. А изменение конституции – это форма отстранения Башара Асада от власти. Но ведь это уже предлагалось Западом и оппозицией еще в 2012 и 2013 гг. И Москва и Тегеран тогда все это отвергали. Справедливо полагая, что такого рода вбросы – это просто поиск повода для ликвидации режима Асада наименее затратным путем, без разрушения экономики САР. Надо было тогда все это и реализовать, а не вести войну на протяжении 6 лет, уничтожая ее экономику и население. И не посылая на гибель своих военных, тратя на войну миллиарды долларов. Зачем было войска посылать в Сирию? Чтобы в конечном счете вернуться к тому, что предлагали на Западе и сирийская оппозиция? То есть мирным путем отдать власть в руки прозападной суннитской оппозиции и убрать Башара Асада.

Уже сейчас идут разговоры о том, что на некий переходный период в САР, после Конференции по сирийскому примирению в Сочи, вместо Асада президентом станет бывший вице-президент Сирии Фарук Шараа. На такой расклад и Турция согласна, но без участия курдов. Эта снова тупиковая ситуация. Как же без курдов? Они ведь контролируют четверть территории САР и 2/ 3 нефтяных месторождений страны?

Да и у Ирана свой взгляд на вещи. Иранцы просили Россию надавить на все страны, включая США и Турцию, чтобы те вывели незаконно присутствующие силы с территории Сирии, и просили обеспечить режим закрытого неба в Сирии для всех стран, кроме самой Сирии и России. Но никто не сбивал ни самолеты ВВС США, ни Израиля хвалеными комплексами ПВО С-300 и С-400, хотя постпред России при ООН громко заявлял при этом о нарушении сирийского суверенитета и соответствующих резолюций СБ ООН по САР. То есть фактически сотрясал воздух. Ведь только Россия и Иран находятся там законно – по приглашению легитимного правительства страны. А не в качестве агрессоров.

Президент Ирана, кстати, подчеркнул в ходе саммита, что Иран - единственная страна региона, где нет американских военных баз, поэтому наличие незаконных баз США и Турции в Сирии в будущем станет большой проблемой для стабильности региона. При этом, сказал он, Иран продолжит консультации и сотрудничество с Китаем и будет выступать лоббистом интересов Китая в регионе. В обмен Иран уже имеет доступ к китайской базе ВМФ в Джибути, и в случае необходимости корабли Ирана смогут иметь в Джибути техническую и материальную поддержку. Последнее очень важно. К сирийскому урегулированию не позвали Китай, который в глобальном плане не слабее РФ и США. И Пекин тоже мог бы поучаствовать в восстановлении Сирии.

Основная война еще предстоит

Также очень примечательна одна из ремарок иранского лидера Хасана Роухани, который в Сочи выразил опасение, что коалиция против ИГ явно перерастает в коалицию против Ирана и шиитов в целом под воздействием некоторых государств (он имел в виду Израиль и КСА – прим. автора). И он имел право такое сказать. Ведь министр обороны Израиля Авигдор Либерман на днях призвал участников антиигиловской коалиции создать новую коалицию против Ирана и "Хезболлы", которую ЛАГ признал террористической организацией.

На последней встрече министров иностранных дел Лиги арабских государств (ЛАГ) была принята резолюция о противодействии Ирану и о необходимости привлечь к этой борьбе ООН. Эр-Рияд еще обвиняет Тегеран в попытке покушения на наследного принца Мухаммеда 19 ноября. Если антииранская коалиция возникнет, это приведет к резкому ухудшению военно-политической обстановки на Ближнем Востоке и в Центральной Азии. Москва в этом случае окажется в очень тяжелой ситуации.

И хотя боевые действия пока еще идут полным ходом, Москва уже сделала заявление о намерении существенно сократить свое военное присутствие в Сирии и оставить там только две военные базы: авиационную в Хмеймиме и морскую в Тартусе. Пока Россия единственная из участниц этой войны заговорила о выводе войск из региона. Ни Тегеран, ни Анкара, ни США таких намерений не высказывали. Более того, Вашингтон объявил о необходимости присутствия американских военных в Ираке так долго, как это понадобится. Речь идет о создании 12-15 военных баз США на этой территории.

В свою очередь, израильские спецслужбы считают, что "шиитское ополчение, участвовавшее в войне, может быть включено в состав сирийской армии". Наверняка "Хезболла" и Дамаск будут верны союзническим связям с Тегераном и выступят на его стороне. Правда, в этом случае Башара Асада наверняка покинут христиане и друзы, ему придется рассчитывать только на алавитов и шиитов. В Сирии коалиция может опираться на суннитскую оппозицию, курдов и друзов. Россия встанет перед выбором: влезать в новую тяжелую и неперспективную для себя войну, грозящую немалыми потерями, или разорвать связи со своими нынешними союзниками Дамаском и Тегераном и спокойно наблюдать за дракой со стороны.

Что касается Багдада, то в Ираке американцев ждет разочарование, шиитское правительство в Багдаде не будет воевать с Тегераном, и здесь Вашингтону придется разыгрывать курдскую карту, что однозначно не понравится Анкаре, а также делать ставку на суннитское ополчение. Турция, возмущенная возвеличиванием курдов, скорее всего не войдет в коалицию или будет в ней состоять лишь формально, действуя сугубо в соответствии со своими интересами. Если война затянется, Багдад встанет на сторону Ирана. Создание международной военной коалиции против Тегерана однозначно приведет к тому, что сначала Сирия, а затем и Ирак повторно ввергнутся в пучину гражданской войны.

Россия уходит. США закрепляются. Израиль входит

Кстати, американская "Washington Post" сообщает о том, что в планах администрации США - продолжение военного присутствия в Сирии, но теперь уже создания подконтрольного им правительства на занятых СДС территориях. Очевидно, это идет полностью вразрез с планами тройки Турция-Россия-Иран и фактически создает предпосылки для раздела Сирии. При этом, подконтрольная американцам зона, выглядит гораздо более привлекательно, чем зона ответственности России – Ирана - Турции: она существенно менее разрушена, на ней расположена значительная часть ресурсов Сирии, она имеет важное инфраструктурное значение. Более того: американская зона контроля позволяет парировать любые усилия конкурентов вполне экономными и точечными действиями. "Шиитский пояс" Ирана находится под постоянной угрозой, конфликт между "умеренной оппозицией" и любым пророссийским правительством в Дамаске гарантирован, а значит - конкуренты будут вести бесконечные согласования позиций и тратить огромные ресурсы на восстановление разрушенного.

Такая конфигурация сложилась не сама по себе. Часть ее создали американцы, четко понимающие, чего они хотят в Сирии, а потому не рефлексирующие и не допускающие метаний, как Россия или Турция. Часть проблем привезли себе сами участники "астанинского процесса": катастрофическое опоздание, с которым Россия вошла в сирийские события, предопределило с самого начала нынешние итоговые результаты.

Чудес не бывает. Помощь Асаду была оказана очень поздно и в ситуации, которая уже сложилась и практически зафиксировалась. "Победа" над ИГИЛ никого не должна обманывать - во-первых, исламская "орденская" структура не может быть разрушена военным путем, она трансформировалась в сетевую форму и продолжает борьбу. Во-вторых, ИГИЛ занимал не самые значимые со стратегической точки зрения территории. К трехлетнему опозданию, в итоге прибавился еще целый год бесполезной со всех точек зрения войны с ИГИЛ, итогом которой стал контроль над пустыней. Условный, кстати, контроль. При этом продолжать войну в прежнем формате, Россия уже не в состоянии - слишком дорого. Придется пытаться фиксировать то, что достигнуто, и надеяться на очередное чудо, чтобы конкуренты тоже сидели тихо в кустах. Но это иллюзия.

А тут еще Израиль повышает градус напряженности. Премьер-министр страны Биньямин Нетаньяху заявил 22 ноября о намерениях Ирана разместить в Сирии армейские подразделения на постоянной основе. Официальный Тель-Авив пригрозил, что в случае отсутствия международной поддержки по данному вопросу, Израиль готов предпринять "определенные действия" в одиночку и не позволить Исламской Республике получить ядерное оружие, а также закрепиться в непосредственной близости от еврейского государства. Налицо угроза нанести удар не только по иранским позициям в Сирии, но и по ядерным объектам на территории ИРИ. Это будет уже не просто война, а Последняя война на Ближнем Востоке. Для Израиля уж точно…

******

Так что после Сочи осталось очень много вопросов. Ясно одно – до завершения войны на Ближнем Востоке еще очень далеко. Более того, отставка ливанского премьера Харири в Эр-Рияде, а затем его неожиданное возвращение в Бейрут, уже создали фон для обвинений Ирана, "Хезболлы" и всех шиитов в региональной экспансии, которой намерены положить конец США, Израиль и ССАГПЗ. Поэтому рано расслабляться. Большая война на Ближнем Востоке еще только замаячила. Это лишь, к сожалению, вопрос времени.

Иран. Турция. Сирия. Ближний Восток. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > iran.ru, 24 ноября 2017 > № 2400846


Турция. Иран. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 ноября 2017 > № 2399309 Анна Немцова

Путин формирует альянс, выгодный Асаду. Что это означает для Америки?

Анна Немцова | The Daily Beast

"Российский президент Владимир Путин занят на этой неделе встречами с лидерами Сирии, Турции и Ирана, стремясь создать то, что изображается как антитеррористический альянс", - пишет корреспондент The Daily Beast Анна Немцова.

Кто отсутствует в этом альянсе? США и члены другой коалиции, организованной Вашингтоном в 2014 году для борьбы с так называемым "Исламским государством"*.

"Путин готовится к эндшпилю", - заявил The Daily Beast высокопоставленный арабский дипломат, и он надеется обойти поддерживаемый Америкой альянс по борьбе с ИГИЛ*, под эгидой которого выступают 70 государств.

"Россия в очередной раз демонстрирует, что она является супердержавой и возвращается на былые позиции", - заявил независимый политолог Аркадий Дубнов.

Немцова напоминает о том, что США и Россия сделали совместное заявление по Сирии ранее в этом месяце, пообещав уважать ее независимость, суверенитет и территориальную целостность. Но между ними существуют фундаментальные разногласия, поскольку Россия и Иран являются союзниками, а США считают, что Иран поддерживает терроризм. В то же время иранцы и русские считают сторонницу Америки, Саудовскую Аравию, спонсором террористов.

Независимые российские обозреватели затрудняются с определением того, что представляет собой внешняя политика Кремля на данный момент. "Москва говорит о выходе из разрушительной войны в Сирии, в результате которой погибли, по меньшей мере, 400 тыс. человек и миллионы были вынуждены покинуть свои дома, но российское руководство также ищет пути остаться в Сирии навсегда", - говорится в статье.

"Путин мечется между Западом, Сирией, Ираном и Турцией: с одной стороны, он заключает договоренность с Трампом о сотрудничестве по Сирии, с другой - сближается с Ираном, что автоматически вызывает недовольство Вашингтона, - отмечает Игорь Бунин, президент фонда "Центр политических технологий" (Москва). - Его внешняя политика на данный момент неясна. Как представляется, Путин стремится к минимальному успеху в сирийской военной операции для России, что для него означает сохранение российской военно-морской базы в Тартусе".

"Что бы они ни говорили о Сирии, Вашингтон и Москва не согласны по многим критически важным вопросам, - продолжает Немцова. - Новая напряженность в духе холодной войны продолжает нарастать, и Сирия все еще может стать театром опосредованных боевых действий".

Путин заявил Асаду, что военная операция России в Сирии "на самом деле подходит к концу".

Означает ли это, что Россия смогла одержать победу в войне с "Исламским государством"*? - задается вопросом Немцова.

Александр Гольц, российский независимый военный аналитик, полагает: "Рано говорить о том, что Россия победила в войне против ИГИЛ*, и возможно, что завтра мы станем свидетелями новых столкновений между российскими силами и военизированными группировками, поддерживаемыми США".

"Очевидно то, что президент Путин выстраивает альянс сторонников Асада вместе с Ираном и Турцией", - сказал Гольц.

*"Исламское государство" (ИГИЛ) - террористическая организация, запрещенная в РФ.

Турция. Иран. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 ноября 2017 > № 2399309 Анна Немцова


Иран. Турция. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 22 ноября 2017 > № 2395630 Владимир Путин, Хасан Рухани, Реджеп Тайип Эрдоган

Заявления для прессы по итогам встречи с Президентом Ирана Хасаном Рухани и Президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом.

В.Путин: Уважаемые коллеги! Дамы и господа!

Только что мы с Президентом Ирана господином Рухани и Президентом Турции господином Эрдоганом завершили весьма обстоятельные переговоры по Сирии, которые прошли в конструктивном и деловом ключе. Предметно обсудили основные аспекты сирийского урегулирования, договорились и впредь прилагать самые активные усилия для решения главной задачи – установления мира и стабильности в этой стране, сохранения её суверенитета, единства и территориальной целостности. С удовлетворением констатировали существенные успехи в совместной борьбе с терроризмом, подтвердили готовность наращивать взаимодействие для окончательного уничтожения ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусры», других экстремистских группировок.

По нашему общему мнению, успехи на поле боя, приближающие освобождение от боевиков всей территории Сирии, открывают и качественно новый этап в урегулировании кризиса в целом. Имею в виду реальную перспективу достижения долгосрочной всеобъемлющей нормализации в Сирии, политического обустройства страны в постконфликтный период. Именно на это и ориентировано согласованное по итогам наших переговоров Совместное заявление.

В документе определены приоритетные сферы дальнейшего сотрудничества России, Турции, Ирана, играющих ведущую роль в сирийских делах, поставлены конкретные задачи на перспективу. Мы едины в том, чтобы продвигать взаимодействие трёх государств в астанинском формате, который уже доказал свою эффективность, способствовал существенному снижению уровня насилия в Сирии, созданию условий для возвращения беженцев и внутренне перемещённых лиц.

Как страны-гаранты, Россия, Иран и Турция продолжают плотно работать над укреплением режима прекращения боевых действий, устойчивым функционированием зон деэскалации, повышением доверия между сторонами конфликта. В этом плане намечены первоочередные шаги по активизации инклюзивного межсирийского диалога на основе резолюции 2254 Совета Безопасности Организации Объединённых Наций.

С удовлетворением отмечу, что президенты Ирана и Турции поддержали инициативу о созыве общесирийского форума – Конгресса национального диалога в Сирии. Условились провести это важнейшее мероприятие на должном уровне, обеспечить участие в нём представителей широких слоёв сирийского общества. Поручили МИДам, представителям специальных служб, оборонных ведомств дополнительно проработать вопрос о составе и сроках проведения Конгресса здесь, в Сочи.

В целом имеется в виду собрать за столом переговоров делегатов от различных политических партий, внутренней и внешней оппозиции, этнических и конфессиональных групп. Конгресс рассмотрит ключевые вопросы общенациональной повестки для Сирии, прежде всего связанные с разработкой параметров будущего государственного устройства, принятием новой конституции, проведением на её основе выборов под надзором Организации Объединённых Наций. В результате появится стимул для активизации усилий по сирийскому урегулированию в рамках женевского процесса. Вновь подчеркну, судьбу Сирии должны определять сами сирийцы – как сторонники действующей власти, так и оппозиция.

Мы проинформировали коллег о состоявшейся здесь, в Сочи, беседе с Президентом Сирии Башаром Асадом, отметили высказанную нам приверженность сирийского руководства принципам мирного решения политического кризиса, готовность провести конституционную реформу и свободные, подконтрольные ООН выборы.

В ходе сегодняшних переговоров мы не обошли вниманием и вопросы социально-экономического восстановления Сирии. Предстоит проделать большую работу – по сути, помочь сирийцам заново создать инфраструктуру, возродить промышленность, сельское хозяйство, торговлю, вновь открыть социальные объекты: больницы, школы, детские сады.

Принципиально важно – мы это подчёркивали не раз – в разы нарастить объёмы гуманитарной помощи населению, полностью разминировать территорию Сирии, сохранить историческое и культурное наследие. На сегодняшней встрече договорились делать всё, чтобы стимулировать подключением к этой работе других государств, региональных и международных организаций.

В заключение хотел бы поблагодарить иранских и турецких партнёров, моих коллег Президента Рухани и Президента Эрдогана, за содержательный и очень полезный, результативный разговор. Хотел бы надеяться, что достигнутые договорённости помогут реально ускорить процесс мирного урегулирования в Сирии, снизят риски возникновения новых конфликтов, обострения межэтнического и межконфессионального противоборства и, как следствие, окажут самое позитивное воздействие в целом на обстановку в ближневосточном регионе.

Благодарю вас за внимание.

Х.Рухани (как переведено): Во имя Аллаха, всемилостивого и милосердного!

Прежде всего необходимо поблагодарить Президента Путина за его важную инициативу по созыву саммита трёх стран в целях обсуждения вопроса мира и стабильности в Сирии и создания безопасных условий для возвращения сирийских беженцев на родину.

Важность того момента, который был выбран для этой встречи, состоит в том, что сейчас наши решения могут оказывать содействие стабилизации ситуации в Сирии, а также помочь в процессе астанинских встреч.

Базы ИГИЛ в Сирии и в Ираке большей частью уничтожены, сформировано согласие в регионе относительно борьбы с терроризмом. Терроризм не может быть инструментом ни для какой страны, терроризм в любых условиях может становиться угрозой для стран. И мы видим, что теперь ИГИЛ угрожает тем государствам, которые в свое время помогали ИГИЛ, и убивает невинных граждан этих стран. В этих условиях была созвана нынешняя встреча.

Встреча очень полезная, мы обменялись мнениями, поделились своими позициями. Основная цель – формирование Конгресса национального межсирийского диалога с участием представителей всех слоев населения Сирии, тех, кто поддерживает сирийское правительство, и тех, кто находится в оппозиции к нему, чтобы они могли собраться, обсудить будущее Сирии и создать условия для разработки новой Конституции Сирии. На основе новой конституции могли бы пройти выборы в Сирии. Это, в свою очередь, могло бы стать посланием мира и стабильности для всего региона. И наши три страны призывают все страны мира оказывать содействие в установлении мира в Сирии и создании условий для возвращения сирийских беженцев на родину, обеспечения условий для экономического восстановления сирийского государства.

Мы изложили свои позиции. Все три страны высказались в пользу проведения Конгресса национального межсирийского диалога здесь, в Сочи, а также встречи на уровне министров иностранных дел трех стран. Представители специальных служб трех стран проведут встречи, чтобы обеспечить условия для проведения этого конгресса.

Мы надеемся, что этот конгресс станет новым шагом к достижению мира и стабильности в Сирии, а также проведению свободных выборов в Сирии на основе новой конституции.

Вновь хотел бы поблагодарить уважаемого господина Путина за его приглашение, а также господина Президента Эрдогана за участие в нынешней встрече. Надеемся, что этот процесс в целях достижения мира в Сирии будет продолжен.

Р.Эрдоган (как переведено): Уважаемые друзья! Уважаемые члены делегаций! Дамы и господа!

Приветствую всех от всей души. Хочу выразить благодарность в лице моего друга господина Путина всем нашим российским друзьям.

С Россией наш тесный диалог продолжается как в плане двусторонних отношений, так и в плане региональных вопросов. Слава Аллаху, мы собираем плоды во всех сферах. Особенно хочу отметить, что мы согласны с господином Путиным относительно того, что нужно придать работе дополнительный импульс.

В ходе двусторонней встречи с господином Рухани мы пришли к единому мнению, что нам необходимо еще больше развивать наши отношения во всех сферах.

Уважаемые представители СМИ! В ходе наших сегодняшних встреч, как с господином Путиным, так и с господином Рухани, мы провели критические встречи.

Мы искренне обсудили вопросы, стоящие на повестке дня. Мы вновь рассмотрели шаги, которые нам придется осуществить для установления перемирия в Сирии. Мы с удовольствием констатировали, что основную роль в снижении напряжения сыграло создание зон деэскалации.

Мы также обсудили шаги, которые могут внести вклад в женевский процесс для устойчивого разрешения вопроса сирийского конфликта с учетом прогресса, который был достигнут в ходе астанинских переговоров.

С другой стороны, хочу отметить, что мы пришли к единому мнению, что нам необходимо оказать поддержку осуществлению масштабного, свободного, справедливого и прозрачного политического процесса под руководством сирийского народа, которое закреплено в резолюции совбеза ООН под номером 2254.

Хочу также отметить, что мы решили, что наши действия должны быть осуществлены в координации для внесения значимого вклада в ходе Конгресса национального диалога Сирии, который будет проведен по инициативе Российской Федерации.

Наше сегодняшнее заявление является первым шагом, отражающим основы нашего сотрудничества. Несомненно, в этом плане самое большое наше желание – эти положительные шаги должны быть продолжены. Позиции сторон в этом плане имеют большое значение для успеха наших усилий. В первую очередь это зависит от позиции правительственного режима и оппозиции. С другой стороны, мы как страны-гаранты, наше взаимопонимание и взаимное уважение имеют критическую роль в этом плане.

Исключение террористических элементов, которые покушаются на национальную безопасность нашей страны, на политическое единство и территориальную целостность Сирии, будет являться приоритетом нашей страны. Никто не должен ожидать, чтобы мы находились под одной крышей с террористической организацией, которая покушается на национальную безопасность. Если мы выражаем приверженность территориальной целостности Сирии, а также политическому единству Сирии, мы не можем видеть в качестве легитимного игрока кровавую банду, которая старается разделить страну.

Уважаемые представители СМИ! В ходе наших консультаций как с господином Путиным, так и с господином Рухани, мы сделали акцент на том, что необходимо осуществить меры по укреплению доверия. Для поэтапного осуществления данных мер необходимо открыть беспрепятственный и бесперебойный доступ к гуманитарной помощи людям, которые на протяжении долгих лет оставались изолированы в этом плане.

Считаю, что достигнутая нами точка будет являться основным этапным решением для этого вопроса. С другой стороны, также считаю, что наши встречи пойдут на пользу и будут иметь положительный отклик в этом регионе. Приглашаю всех ответственных членов международного сообщества поддержать наши усилия.

Большое спасибо.

Иран. Турция. Сирия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 22 ноября 2017 > № 2395630 Владимир Путин, Хасан Рухани, Реджеп Тайип Эрдоган


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 ноября 2017 > № 2394177 Айлин Унвер Ной

Анкара хочет заполучить российские технологии систем ПВО – турецкий эксперт

13 ноября в Сочи состоялась встреча президента России Владимира Путина и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. 22 ноября в Сочи состоится встреча уже в трехстороннем формате, к российскому и турецкому лидерам присоединится президент Ирана Хасан Рухани. Россия и Турция продолжают восстанавливать торгово-экономическое сотрудничество, реализуют совместные проекты в области энергетики. А недавно Турция, вопреки давлению США, подписала с Россией контракт на поставку ракетных комплексов С-400. Старший научный сотрудник Школы передовых исследований международных отношений имени Пола Нитце при Университете Джона Хопкинса, турецкий политолог Айлин Унвер Ной в интервью «Евразия.Эксперт» рассказала, какие причины заставили Анкару пойти на такой шаг.

- Госпожа Ной, на прошлой неделе в Сочи прошла встреча президентов Владимира Путина и Реджепа Эрдогана. «Переговоры длились 4 часа, они были сложными, их детали не могут быть раскрыты», – заявил журналистам пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. Почему переговоры продлились так долго и смогли ли лидеры двух стран прийти к соглашению?

- Откровенно говоря, я не думаю, что президенты пришли к договоренности по спорным моментам. Москва и Анкара имеют разные взгляды по ряду вопросов: Крым, Грузия, Нагорный Карабах, партия «Демократический союз», ПКК. Но первое заявление президента Путина о том, что «отношения с Турцией полностью восстановлены», показывает, что они сосредоточили свое внимание на вопросах, которые отвечают интересам двух сторон.

Здесь в основном речь идет о двух факторах: торгово-экономическом и энергетическом. Согласно официальной статистике, в первом полугодии 2017 г. двусторонний товарооборот между Россией и Турцией вырос почти на 30%, составив более $11 млрд. Нет сомнения, что после этой встречи, когда все барьеры между странами устранены, торгово-экономическое сотрудничество стран приобретет еще большой размах.

В расширенном формате лидеры двух стран обсудили и стратегическое взаимодействие в сфере энергетики. Здесь речь шла о «Турецком потоке» и атомной электростанции «Аккую». Мне кажется, что в ближайшее время мы увидим прорыв в реализации этих двух проектов.

- Какие возможности откроет перед Турцией новая атомная электростанция «Аккую» и как вы оцениваете роль России в этом вопросе?

- Ранее правительство Эрдогана озвучивало свое намерение обзавестись собственной ядерной энергетикой, оно поощряет развитие возобновляемой энергии. С каждым годом потребность Турции в энергии возрастает, и сегодня страна в значительной степени зависит от иностранной энергетики, в частности от природного газа, закупаемого в основном из России.

Главной целью сооружения атомной электростанции является cнижение зависимости Турции от иностранной энергетики. Россия в ближайшее время должна начать практическую стадию реализации этого проекта. Президент Эрдоган пригласил своего российского коллегу на церемонию заливки первого бетона на строящейся АЭС «Аккую». С этой точки зрения российско-турецкое сотрудничество в сфере энергетики выглядит перспективным.

Вторую АЭС общей мощностью 4,5-5 тыс. МВт в черноморском районе Синоп в Турции построит французско-японский консорциум. Общая стоимость проекта оценивается в $22 млрд. Первый энергоблок планируется ввести в эксплуатацию к 2023 г.

- Как вы знаете, Турция подписала контракт на приобретение у России зенитно-ракетных систем С-400. Как вы оцениваете перспективы военно-технического сотрудничества двух стран?

- Турция заинтересована в развитии собственной системы ПВО, поскольку она вынуждена укреплять свою обороноспособность и развивать собственную военную промышленность из-за возросших внешних угроз. Анкара пошла на заключение контракта с Москвой о поставке С-400, так как альянс НАТО не смог удовлетворить потребности Турции в этом виде вооружений. Но Турция гораздо больше заинтересована в передаче ей технологий производства новейших систем ПВО, чтобы уменьшить зависимость от внешних поставщиков.

Продолжающееся военное сотрудничество между Турцией и Россией, включающее закупку новых современных вооружений, скорее всего, будет зависеть от того, передаст ли Москва Анкаре технологию разработки системы ПВО.

Это позволило бы Турции развивать собственное оружие. Недавно Турция также подписала соглашение с Францией и Италией о намерениях по сотрудничеству в совместном производстве систем ПВО. Речь идет о совместном производстве и поставке Турции системы ПВО нового поколения SAMP-T консорциума Eurosam.

- Вашингтон усиливает давление на Анкару из-за закупки С-400. На ваш взгляд, как будут развиваться отношения Турции с НАТО в свете последних событий?

- Невзирая на то, что министр обороны Турции заявил, что «мы не планируем интегрировать С-400 в систему НАТО», США и НАТО обеспокоены этой сделкой. Отношения, конечно, не будут на высоком уровне.

Мы видим, что сближение Турции с Россией как в области торгово-экономического, так и военного сотрудничества сказывается на отношениях Турции с НАТО.

- Некоторые эксперты утверждают, что Турция пошла на сближение с Россией под давлением внешних факторов – это кризис в отношениях с ЕС, последствия неудавшегося военного переворота, а также охлаждение в отношениях со своими радикальными исламистскими партнерами на фоне поражения исламистов в Сирии. Что вы думаете об этом?

- Всякий раз, когда отношения Анкары с Брюсселем и Вашингтоном переживают период охлаждения, происходит потепление отношений с Москвой. Когда ухудшаются отношения Турции с Западом, Анкара и Москва усиливают сотрудничество. В дополнение к этому есть еще несколько факторов, которые заставляют обе стороны отложить свои разногласия по некоторым вопросам в сторону и совместно работать над решением проблем в регионе – это углубление сотрудничества в сферах экономики и энергетики.

- На прошлой неделе 23 государства-члена ЕС подписали соглашение о вхождении в постоянное структурированное сотрудничество в оборонной сфере (PESCO). Приведет ли эта инициатива к созданию европейской армии, как того хочет Макрон? И как это может отразиться на отношениях России и Турции?

- Аналогичные попытки уже предпринимались в истории европейской интеграции. Первая приходится на 50-е годы – речь идет о «Плане Плевена». В 1950 г. премьер-министр Франции Рене Плевен выступил во французском национальном собрании с инициативой о создании Европейского оборонительного сообщества. Ее суть заключалась в формировании единой европейской армии под наднациональным командованием. В 1952 г. между шестью странами был подписан этот договор, но он так и не вступил в силу.

PESCO – еще одна инициатива, впервые введенная Лиссабонским договором в 2009 г. с аналогичной целью. Эта инициатива, поддержанная французским президентом Макроном, также может быть истолкована как отражение того, что сказала Федерика Могерини во время последнего саммита ЕС в Брюсселе: «Для Европы мягкая и жесткая силы идут рука об руку». На саммите было предложено создание мощной европейской оборонной промышленности. Я думаю, что и эта инициатива Макрона потерпит крах.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 ноября 2017 > № 2394177 Айлин Унвер Ной


Россия. Турция. Иран > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 ноября 2017 > № 2398369 Сергей Лавров

Комментарий и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам переговоров министров иностранных дел России, Турции и Ирана, Анталья, 19 ноября 2017 года

Мы собрались для обмена мнениями о конкретных деталях подготовки к саммиту президентов трех наших стран, который состоится 22 ноября в Сочи.

Работа была очень полезной. Мы договорились по всем ключевым вопросам и будем докладывать Президенту наши оценки того, как двигаться дальше, как укреплять процесс, который называется процессом Астаны и который должен создать максимально благоприятные условия для того, чтобы женевский процесс, наконец, обрел некие действенные инструменты для решения задач, поставленных в резолюции 2254 СБ ООН.

Вопрос: Достигнут ли консенсус по поводу участия курдов в Конгрессе национального перемирия Сирии, и когда может состояться этот форум в Сочи?

С.В.Лавров: Обсуждались все вопросы. Не могу вдаваться в детали. Наши рекомендации будут доложены главам государств, и они будут принимать решение по тем предложениям, которые будут внесены.

Вопрос: Были ли достигнуты новые договоренности по вопросу присутствия наблюдателей от стран-гарантов в зоне деэскалации в районе Идлиба?

С.В.Лавров: Этими вопросами занимаются наши военные, которые находятся в постоянном контакте в качестве подготовки по военной линии к саммиту 22 ноября в Сочи. Руководители генеральных штабов трех стран – России, Турции и Ирана – также проведут свою встречу, в ходе которой будут обсуждаться эти вопросы.

Вопрос: Обсуждались ли перспективы расширения зон урегулирования или создания пятой зоны в Сирии?

С.В.Лавров: Фактически, ответ тот же, что и на предыдущий вопрос. Эти темы рассматриваются военными трех стран, и именно они вырабатывают договоренности, которые потом реализуются «на земле».

Россия. Турция. Иран > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 ноября 2017 > № 2398369 Сергей Лавров


США. Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391712 Энгин Озер

Ответ на С-400. США вскоре могут ввести санкции против Анкары – турецкий эксперт

13 ноября в Сочи состоится встреча президента России Владимира Путина и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. Какие темы будут центральными в повестке дня, и почему США могут уже в ближайшее время ввести санкции против Анкары? Об этом «Евразия.Эксперт» рассказал ведущий аналитик Экспертно-аналитической сети «Анкара-Москва», турецкий политолог Энгин Озер.

- Господин Озер, 13 ноября в Сочи проходит встреча президентов Владимира Путина и Реджепа Эрдогана. Каковы ваши ожидания от этой встречи?

- На встрече двух лидеров обсуждение будет вестись в основном вокруг трех вопросов. Во-первых, это ливанский вопрос. На днях МИД Саудовской Аравии призвал своих граждан покинуть Ливан. Очевидно, что там начинаются военные операции против «Хезболлы», ожидаются спецоперации Египта против ХАМАС. Я думаю, что ливанский вопрос будет главной темой обсуждения на встрече президентов Путина и Эрдогана в Сочи. Это напрямую касается и ситуации в Сирии.

Что касается второго вопроса, как вы знаете, в ноябре было запущено железнодорожное сообщение Баку – Тбилиси – Карс. К этому проекту также имеет отношение железная дорога в Абхазию, которая была построена еще в советский период. Затем ж/д сообщение было восстановлено, и по нему был пущен электропоезд Сочи – Сухум. В силу известных причин железнодорожное сообщение между Грузией и Абхазией было приостановлено. Весной текущего года заявляли, что серьезное восстановление абхазского участка ж/д имеет смысл лишь в случае, если там будет организовано транзитное сообщение между Грузией и Россией.

Россия, Грузия и Абхазия уже договорились восстановить железнодорожное сообщение, и теперь осталось подписать соответствующие документы. Благодаря России, Грузия и Абхазия нашли общий язык в этом вопросе.

Российские товары по железной дороге через Абхазию пойдут в Грузию и Турцию, а оттуда в другие страны.

Третий вопрос – это карабахская тематика. Кроме того, через несколько месяцев Россия запускает новый проект, связанный с криптовалютой (крипторубль). Не исключено, что в ходе встречи может быть обсужден и этот вопрос.

- Насколько реалистичен сценарий введения санкций США в отношении Турции после закупки Анкарой у России ракетных комплексов С-400?

- Откровенно говоря, США могут ввести санкции против Турции. Американцы ясно видят, что Анкара все больше отдаляется от Вашингтона и продолжает курс по сближению с Россией, Ираном и восточным странами.

Да и союзники США недружелюбно настроены по отношению к Турции. Еще несколько месяцев назад официальный Каир выступил с призывом ввести санкции против Турции за то, что Анкара поддержала Катар. Глава МИД Египта тогда заявил, что против Турции следует принять такие же санкции, какие в свое время были приняты в отношении Катара.

Ранее турецкое правительство выступило с заявлением в поддержку нынешнего правительства Ливана и высказывалось против военной операции на этой территории, что было неоднозначно встречено в Саудовской Аравии. Поэтому есть основания полагать, что Эр-Рияд может объявить Анкару поборником интересов «Хезболлы» и ХАМАС.

Все вышеуказанные факторы американцы могут разыграть против Турции и применить санкции. Санкционный проект США могут реализовать в любое время, и мне кажется, что это случится довольно скоро.

- Какие чувствительные для Турции сферы могут затронуть санкции? Насколько действенным может оказаться давление Вашингтона на Анкару?

- Если американцы примут санкции, то это ударит по финансовой системе Турции. Первым делом поднимется курс доллара, что приведет к подорожанию продуктов питания и топлива.

Американские санкции ни к чему хорошему не приведут. Турция еще больше отдалится от США. Анкара не будет сидеть сложа руки, будет искать пути выхода из сложившей ситуации. Хотя в Турции хорошо понимают, чем все это обернется. И сегодня мы видим, как Турция усиливает торгово-экономическое сотрудничество с Россией.

Турция уже возобновила поставки томатов после снятия запрета на их импорт. С Тегераном Анкара увеличивает торговый оборот, проводятся переговоры по переходу на систему взаиморасчета в национальных валютах.

- Насколько далеко США могут зайти в противостоянии российско-турецкому сотрудничеству? Какого развития событий стоит ожидать?

- США уже применили все традиционные средства. В Сирии уже готовят войну курдских боевиков и турецкой армии. Американцы оказывают курдам военную помощь, бомбят гражданские и военные объекты в Сирии, когда им заблагорассудится, вооружают, Сегодня американцы вооружают курдских боевиков, и никто не гарантирует, что завтра они не используют это оружие против России. Гибридная война между США и Турцией идет давно, но не думаю, что она перерастет в открытое вооруженное противостояние.

- Президент Эрдоган не раз заявлял, что Турции больше не нужно членство в ЕС. Как вы думаете, чем все это закончится?

- В этой ситуации существуют три пути. Первый путь – это членство в ЕС. Второй путь – отказ от членства в ЕС. Третий путь – это своего рода привилегированное положение Турции в ЕС, то есть Анкара хочет не просто вступить в ряды этой организации, а пользоваться в ней преимущественными правами.

Турция знает, что европейцы выступают против членства Анкары в ЕС, но она хочет продолжить торговлю с Евросоюзом. Соглашения об ассоциации Турции с предшественником Европейского союза – Европейским экономическим сообществом (ЕЭС) – было подписано еще в 1963 г. И с тех пор Анкара стоит у дверей европейского дома. В этом вопросе я пока не вижу возможных сдвигов. Мне кажется, что Турция будет стремиться установить более прочные связи с ЕАЭС.

- Турция и Иран заявили о переходе на взаиморасчеты в национальных валютах. Россия и Китай тоже заинтересованы в постепенном снижении зависимости от доллара. На ваш взгляд, могут ли все эти страны создать единую валюту?

- Президенту Эрдогану предлагали присоединиться к проекту криптовалюты для ведения внешней торговли. Создание единой валюты на фоне давления США на Россию, Иран, Турцию представляет очень важное значение для наших стран.

Если этот проект задуман как единая валюта, он станет серьезным вызовом для доллара. То есть Россия, Китай, Турция и Иран могут устроить валютную «революцию» против доллара. Думаю, что Турция с удовольствием присоединится к этому проекту.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

США. Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 13 ноября 2017 > № 2391712 Энгин Озер


Турция. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384536

Туризм Антальи превысил десять миллионов

Мехмет Чинар (Mehmet Çınar), Hürriyet, Турция

После худших времен, пережитых в 2016 году, Анталья с возвращением на российский рынок приняла более десяти миллионов туристов.

В прошлом году провинция Анталья, известная как «туристическая столица» Турции, пережила худший период в своей истории. Из-за запрета «чартерных рейсов» из России, которая является одним из двух важнейших для региона рынков, туристический поток был низким до октября 2016 года; на европейском рынке в силу терактов, а также некоторых экономических и политических причин тоже произошел серьезный спад. Туристическому сектору, который после урегулирования отношений с Россией вступил в процесс восстановления в сентябре 2016 года, объявленного «худшим» в истории, в последние месяцы удалось залечить эти раны. Показатели, достигнутые в 2017 году, несмотря на то, что цены и число туристов ниже, чем в 2014-2015 годы, все же вселяют в сектор оптимизм.

Общее число приезжих — 10,272 миллиона

По данным Управления аэропорта Антальи, к 5 ноября 2017 года в этот аэропорт прибыло 9,522 миллиона туристов. За аналогичный период через аэропорт Газипаша въезд осуществили 750 тысяч туристов. В результате к концу октября Анталье удалось преодолеть отметку десять миллионов.

Россиян — более четырех миллионов

Свыше четырех миллионов посетителей из всех 10,272 миллиона туристов, прибывших в Анталью до 5 ноября 2017 года, составляют россияне. По данным аэропорта Антальи, в прошлом году к концу октября регион посетило 444 тысячи российских туристов, а за аналогичный период этого года прибыло 3,663 миллиона россиян, и это на 724% больше, чем в 2016 году. Число российских туристов, прибывших в аэропорт Газипаша, составило почти 500 тысяч. Таким образом, Анталью в общей сложности посетило более четырех миллионов россиян.

Губернатор Каралоглу выиграл пари

Туризм на уровне более десяти миллионов приезжих не только посулил хорошую прибыль туристическому сектору и многим другим связанным с ним секторам, но и позволил губернатору Антальи Мюниру Каралоглу (Münir Karaloğlu) выиграть пари, которое он заключил с президентом Торгово-промышленной палаты Антальи Давутом Четином (Davut Çetin) и членом правления ICF Airport Яшаром Дёнгелем (Yaşar Döngel). В то время как в последние месяцы 2016 года представители сектора прогнозировали не более девяти — девяти с половиной миллионов, губернатор Каралоглу дал прогноз: «Мы примем больше десяти миллионов».

Турция. Россия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384536


Казахстан. Турция. Азербайджан > Транспорт. Агропром > inform.kz, 8 ноября 2017 > № 2381188

Первый контейнерный поезд из Казахстана прибыл в турецкий Мерсин

Первый контейнерный поезд, запущенный со станции Кокшетау, в рамках ввода в эксплуатацию новой соединительной линии Баку - Тбилиси - Карс пришел в турецкий город Мерсин, сообщает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу нацкомпании «Қазақстан темір жолы» «Контейнерный состав с тарированным зерном, состоящий из тридцати 20-футовых контейнеров принадлежащих АО «НК «ҚТЖ» и погруженный в вагоны ЗАО «АЖД», преодолел 5 435 километров за 10 дней», - говорится в сообщении ведомства.

Маршрут поезда проходил через паромную переправу порт Курык - порт Алят в Каспийском море. При этом совершен перегруз из вагонов широкой колеи в вагоны узкой колеи на новом грузино-турецком пограничном переходе Ахалалаки - Карс.

«Успешная реализация проекта стала возможна благодаря слаженной работе всех заинтересованных сторон: железнодорожных, портовых, морских администраций, логистических компаний - участников Транскаспийского международного транспортного маршрута», - цитирует пресс-служба директора департамента контейнерных перевозок АО «KTZ Express» Алмата Каримова.

«Потенциал нового маршрута оценивается в 10 миллионов тонн грузов в год. В ближайшее время будет отправлена следующая партия грузов», - отметил А.Каримов и подчеркнул, что запуск маршрутов с применением мультимодальных решений и собственной терминальной инфраструктуры позволит Казахстану увеличить объемы экспортных перевозок зерновых, как в направлении Турции, так и в другие страны ближнего и дальнего зарубежья.

Казахстан. Турция. Азербайджан > Транспорт. Агропром > inform.kz, 8 ноября 2017 > № 2381188


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 ноября 2017 > № 2443606 Екатерина Чулковская

Зачем Турция заигрывает с крымскими татарами

Екатерина Чулковская, Carnegie Moscow Center, Россия

На прошлой неделе Россия передала Турции двух активистов Меджлиса крымско-татарского народа (запрещенная в России организация — прим. ред.) — Ахтема Чийгоза и Ильхама Умерова. Оба были осуждены в 2014 году по обвинению в сепаратизме. В каком статусе они были переданы турецким властям, неизвестно — пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков отказался комментировать этот вопрос. Представители крымско-татарских активистов отвечают, что российские указы о помиловании Чийгоза и Умерова засекречены.

Но как бы то ни было, очевидно, что освобождение представителей Меджлиса было бы невозможно без посреднических усилий Анкары, которая все активнее примеряет на себя роль главного защитники крымских татар.

Роль диаспоры

Передача Турции крымско-татарских активистов произошла вскоре после того, как президент Эрдоган во время официального визита в Киев призвал освободить всех заключенных крымских татар. В украинской столице он также заявил, что Турция «поддерживает суверенитет Украины и не признает незаконную аннексию Крыма».

Это не первый раз, когда турецкие официальные лица публично осуждают действия России в Крыму. В основном лидеры Турции говорят про Крым во время различных встреч с украинскими коллегами, но не только. Например, в этом году 18 марта турецкий МИД опубликовал заявление, приуроченное к третьей годовщине крымского референдума. Там говорилось, что «Турция поддерживает территориальную целостность Украины» и «продолжит внимательно следить за ситуацией в Крыму и защищать права и интересы крымских татар».

Делая такие заявления, турецкие власти преследуют сразу несколько целей, и не последняя среди них — внутриполитическая. Так, мартовское заявление турецкого МИДа было связано не только с крымским референдумом, но и с турецким — в апреле в стране проходило голосование по конституционным поправкам, расширяющим полномочия президента Эрдогана.

Тогда жесткое заявление по Крыму было с уважением встречено турецкими националистами, которые объединились с правящей партией и поддержали поправки в конституцию. Что касается самой правящей Партии справедливости и развития, то из исламистской она постепенно трансформируется в исламистско-националистическую, поэтому любые жесты в защиту тюркских народов или мусульман добавляют ей популярности.

Кроме того, в Турции проживает порядка трех миллионов человек, имеющих крымско-татарские корни. И многие из них активно участвуют в общественно-политической жизни страны. Работает несколько НКО, представляющих крымских татар. Как правило, турецкие крымские татары придерживаются националистических взглядов. Даже когда Крым был в составе Украины, они призывали освободить полуостров от оккупантов, а сейчас их риторика еще больше ожесточилась.

Мустафа Джемилев, депутат украинской Рады, бывший председатель Меджлиса крымско-татарского народа и влиятельный крымско-татарский активист, стал частым гостем в Турции, где его тепло принимают многие турецкие политики из правящих кругов. В Турции Джемилева называют Кырым-оглу, то есть «сын Крыма».

Время от времени представители крымских татар устраивают в Турции акции протеста против российской оккупации полуострова. Так, в феврале активисты из Ассоциации неправительственных организаций крымских татар организовали пикет возле российского посольства в Анкаре. Участники акции возложили к зданию посольства черный венок в знак протеста против российской политики в отношении Украины.

Реликвия предков

Неоосманская идеология сейчас в Турции в моде. Она прекрасно вписывается в программы и турецких националистов, и правящих исламистов, и крымско-татарских активистов. До 1774 года Крым был частью Османской империи, а в сегодняшней Турции любят вспоминать годы былого величия.

В советские времена Анкара не особо интересовалась полуостровом, но после распада СССР стала проводить в Крыму активную политику. В 1992 году турецкое Агентство по сотрудничеству и развитию (ТИКА) запустило там несколько культурно-образовательных проектов. ТИКА финансировало деятельность различных фондов и организаций крымских татар. Например, Меджлис крымско-татарского народа, Фонд культуры и взаимопомощи крымских татар, Фонд развития Крыма и так далее. Турецкие власти неоднократно обсуждали крымский вопрос и положение крымских татар еще с украинскими властями.

Однако активность Анкары по-прежнему не идет дальше культурно-образовательных программ и заявлений о поддержке коренного народа. В марте 2014 года, накануне референдума в Крыму, когда мировые СМИ говорили о растущем военном присутствии России на полуострове, в Турции внимательно следили за развитием ситуации. Занимавший тогда пост министра иностранных дел Ахмет Давутоглу сделал громкое заявление, что «мы первые поспешим на помощь Крыму — реликвии, оставленной нашими предками».

Тем не менее в реальности на помощь реликвии никто так и не поспешил. Анкара предпочла остаться в стороне от крымских дел. Турция не присоединилась к антироссийским санкциям. Более того, в декабре 2014 года Путин и Эрдоган договорились о строительстве газопровода «Турецкий поток».

Курдский фактор

Помимо украинских властей и тех, кто ностальгирует по османскому величию внутри Турции, у крымских заявлений Эрдогана есть еще одна важная целевая аудитория — в Москве. Сейчас Анкара обеспокоена тем, что в Сирии при поддержке России может быть создана курдская автономия. В конце сентября глава сирийского МИДа Валид Муаллем сказал, что сирийские власти готовы обсуждать с курдами вопрос самоуправления после завершения борьбы с «Исламским государством» (запрещено в РФ).

Сирийские курды сразу же откликнулись на заявление Дамаска, заявив, что готовы к переговорам. Перспектива таких переговоров очень пугает турецкие власти. Чтобы ослабить сирийских курдов, Турция начала в Сирии военную операцию. Но на фоне успехов сирийских курдов в борьбе против ИГИЛ и новостей об освобождении бывшей столицы террористов Ракки возможность курдской автономии в Сирии выглядит вполне реальной. Поэтому сейчас для Анкары как никогда важно заручиться в этом вопросе поддержкой Москвы, которая может оказать влияние как на Дамаск, так и на самих сирийских курдов.

В этой ситуации крымско-татарский вопрос нужен Анкаре как удобная аналогия и, соответственно, средство давления на Москву. Однако активного вмешательства Турции в крымско-татарские дела и тем более открытой конфронтации с Россией по этому вопросу ожидать все-таки не стоит. Дальше риторики и посреднических усилий, как в случае с представителями Меджлиса, дело вряд ли пойдет. У Турции и без Крыма сейчас в избытке внутренних и внешних проблем, решение которых для нее куда важнее, чем самоопределение крымских татар.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 ноября 2017 > № 2443606 Екатерина Чулковская


Казахстан. Турция. Азербайджан > Транспорт. Агропром > newskaz.ru, 5 ноября 2017 > № 2380738

Первый контейнерный поезд из Казахстана прибыл в турецкий Мерсин по новой железнодорожной магистрали Баку-Тбилиси-Карс (БТК), сообщает турецкое информационное агентство Анадолу.

Поезд доставил 30 контейнеров с 600 тоннами пшеницы.

Железная дорога БТК открылась 30 октября в порту поселка Аляты (90 километров от Баку). В церемонии открытия приняли участие президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, премьер-министры Казахстана, Узбекистана и Грузии — Бакытжан Сагинтаев, Абдулла Арипов и Георгий Квирикашвили.

Железная дорога Баку-Тбилиси-Карс была построена на основании азербайджано-грузино-турецкого межгосударственного соглашения.

БТК — один из важных участков Транскаспийского международного транспортного коридора, соединяет железнодорожные сети Азербайджана, Грузии и Турции. Магистраль позволит Казахстану получить выходы к Черному и Средиземному морям.

Реализация проекта началась в 2008 году. Общая протяженность БТК составила 826 километров.

Казахстан. Турция. Азербайджан > Транспорт. Агропром > newskaz.ru, 5 ноября 2017 > № 2380738


Германия. Турция. Польша > СМИ, ИТ > dw.de, 5 ноября 2017 > № 2376578

Брюссель и правительство ФРГ должны принять меры для улучшения ситуации со свободой слова в Восточной и Южной Европе. Об этом говорится в резолюции, принятой в воскресенье, 5 ноября, почти 220 делегатами съезда Союза журналистов Германии (DJV) в Вюрцбурге (федеральная земля Бавария).

Председатель DJV Франк Ибералль (Frank Überall) напомнил, что "в Польше, которая является нашим непосредственным соседом, общественное вещание огосударствляется", а критически настроенным журналистам не дают свободно высказываться.

В начале 2016 года президент Польши Анджей Дуда подписал поправки к закону о теле- и радиовещании, предусматривающие преждевременное окончание срока полномочий членов правления Польского общественного телевидения (TVP) и Польского радио (Polskie Radio). В дальнейшем их будет назначать глава одного из правительственных министерств. Кроме того, ведется дискуссия о преобразовании финансируемых из госказны СМИ в подразделения ведомства культуры, уточняет "Радио Польша".

Турецких журналистов должен поддержать Берлин

Ситуация со средствами массовой информации в Венгрии, Болгарии и Румынии также оставляет желать лучшего, отмечается в резолюции.

"Еврокомиссия должна предпринять соответствующие меры для противодействия" этим тенденциям, подчеркивается в документе.

По мнению делегатов DJV, положение со свободой слова в Турции тоже нуждается в улучшении. В этой связи Берлину следует активнее поддерживать работающих на территории этой страны журналистов, считают в профсоюзе.

В Турции остаются в заключении по политическим причинам еще девять немецких граждан, в том числе журналисты Дениз Юджел (Deniz Yücel) и Мешале Толу (Meşale Tolu). В конце октября вышел на свободу и вернулся в Германию немецкий правозащитник Петер Штойдтнер (Peter Steudtner), однако процесс по его делу, ведущийся в Турции, не завершен.

Германия. Турция. Польша > СМИ, ИТ > dw.de, 5 ноября 2017 > № 2376578


Турция. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 ноября 2017 > № 2374711 Екатерина Чулковская

Зачем Турция заигрывает с крымскими татарами

Екатерина Чулковская

Помимо украинских властей и тех, кто ностальгирует по османскому величию внутри Турции, у крымских заявлений Эрдогана есть еще одна важная целевая аудитория – в Москве. Сейчас Анкара обеспокоена тем, что в Сирии при поддержке России может быть создана курдская автономия. И крымско-татарский вопрос тут нужен Анкаре как удобная аналогия и, соответственно, средство давления на Москву

На прошлой неделе Россия передала Турции двух активистов Меджлиса крымско-татарского народа – Ахтема Чийгоза и Ильхама Умерова. Оба были осуждены в 2014 году по обвинению в сепаратизме. В каком статусе они были переданы турецким властям, неизвестно – пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков отказался комментировать этот вопрос. Представители крымско-татарских активистов отвечают, что российские указы о помиловании Чийгоза и Умерова засекречены.

Но как бы то ни было, очевидно, что освобождение представителей Меджлиса было бы невозможно без посреднических усилий Анкары, которая все активнее примеряет на себя роль главного защитники крымских татар.

Роль диаспоры

Передача Турции крымско-татарских активистов произошла вскоре после того, как президент Эрдоган во время официального визита в Киев призвал освободить всех заключенных крымских татар. В украинской столице он также заявил, что Турция «поддерживает суверенитет Украины и не признает незаконную аннексию Крыма».

Это не первый раз, когда турецкие официальные лица публично осуждают действия России в Крыму. В основном лидеры Турции говорят про Крым во время различных встреч с украинскими коллегами, но не только. Например, в этом году 18 марта турецкий МИД опубликовал заявление, приуроченное к третьей годовщине крымского референдума. Там говорилось, что «Турция поддерживает территориальную целостность Украины» и «продолжит внимательно следить за ситуацией в Крыму и защищать права и интересы крымских татар».

Делая такие заявления, турецкие власти преследуют сразу несколько целей, и не последняя среди них – внутриполитическая. Так, мартовское заявление турецкого МИДа было связано не только с крымским референдумом, но и с турецким – в апреле в стране проходило голосование по конституционным поправкам, расширяющим полномочия президента Эрдогана.

Тогда жесткое заявление по Крыму было с уважением встречено турецкими националистами, которые объединились с правящей партией и поддержали поправки в конституцию. Что касается самой правящей Партии справедливости и развития, то из исламистской она постепенно трансформируется в исламистско-националистическую, поэтому любые жесты в защиту тюркских народов или мусульман добавляют ей популярности.

Кроме того, в Турции проживает порядка трех миллионов человек, имеющих крымско-татарские корни. И многие из них активно участвуют в общественно-политической жизни страны. Работает несколько НКО, представляющих крымских татар. Как правило, турецкие крымские татары придерживаются националистических взглядов. Даже когда Крым был в составе Украины, они призывали освободить полуостров от оккупантов, а сейчас их риторика еще больше ожесточилась.

Мустафа Джемилев, депутат украинской Рады, бывший председатель Меджлиса крымско-татарского народа и влиятельный крымско-татарский активист, стал частым гостем в Турции, где его тепло принимают многие турецкие политики из правящих кругов. В Турции Джемилева называют Кырым-оглу, то есть «сын Крыма».

Время от времени представители крымских татар устраивают в Турции акции протеста против российской оккупации полуострова. Так, в феврале активисты из Ассоциации неправительственных организаций крымских татар организовали пикет возле российского посольства в Анкаре. Участники акции возложили к зданию посольства черный венок в знак протеста против российской политики в отношении Украины.

Реликвия предков

Неоосманская идеология сейчас в Турции в моде. Она прекрасно вписывается в программы и турецких националистов, и правящих исламистов, и крымско-татарских активистов. До 1774 года Крым был частью Османской империи, а в сегодняшней Турции любят вспоминать годы былого величия.

В советские времена Анкара не особо интересовалась полуостровом, но после распада СССР стала проводить в Крыму активную политику. В 1992 году турецкое Агентство по сотрудничеству и развитию (ТИКА) запустило там несколько культурно-образовательных проектов. ТИКА финансировало деятельность различных фондов и организаций крымских татар. Например, Меджлис крымско-татарского народа, Фонд культуры и взаимопомощи крымских татар, Фонд развития Крыма и так далее. Турецкие власти неоднократно обсуждали крымский вопрос и положение крымских татар еще с украинскими властями.

Однако активность Анкары по-прежнему не идет дальше культурно-образовательных программ и заявлений о поддержке коренного народа. В марте 2014 года, накануне референдума в Крыму, когда мировые СМИ говорили о растущем военном присутствии России на полуострове, в Турции внимательно следили за развитием ситуации. Занимавший тогда пост министра иностранных дел Ахмет Давутоглу сделал громкое заявление, что «мы первые поспешим на помощь Крыму – реликвии, оставленной нашими предками».

Тем не менее в реальности на помощь реликвии никто так и не поспешил. Анкара предпочла остаться в стороне от крымских дел. Турция не присоединилась к антироссийским санкциям. Более того, в декабре 2014 года Путин и Эрдоган договорились о строительстве газопровода «Турецкий поток».

Курдский фактор

Помимо украинских властей и тех, кто ностальгирует по османскому величию внутри Турции, у крымских заявлений Эрдогана есть еще одна важная целевая аудитория – в Москве. Сейчас Анкара обеспокоена тем, что в Сирии при поддержке России может быть создана курдская автономия. В конце сентября глава сирийского МИДа Валид Муаллем сказал, что сирийские власти готовы обсуждать с курдами вопрос самоуправления после завершения борьбы с «Исламским государством» (запрещено в РФ).

Сирийские курды сразу же откликнулись на заявление Дамаска, заявив, что готовы к переговорам. Перспектива таких переговоров очень пугает турецкие власти. Чтобы ослабить сирийских курдов, Турция начала в Сирии военную операцию. Но на фоне успехов сирийских курдов в борьбе против ИГИЛ и новостей об освобождении бывшей столицы террористов Ракки возможность курдской автономии в Сирии выглядит вполне реальной. Поэтому сейчас для Анкары как никогда важно заручиться в этом вопросе поддержкой Москвы, которая может оказать влияние как на Дамаск, так и на самих сирийских курдов.

В этой ситуации крымско-татарский вопрос нужен Анкаре как удобная аналогия и, соответственно, средство давления на Москву. Однако активного вмешательства Турции в крымско-татарские дела и тем более открытой конфронтации с Россией по этому вопросу ожидать все-таки не стоит. Дальше риторики и посреднических усилий, как в случае с представителями Меджлиса, дело вряд ли пойдет. У Турции и без Крыма сейчас в избытке внутренних и внешних проблем, решение которых для нее куда важнее, чем самоопределение крымских татар.

Турция. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 ноября 2017 > № 2374711 Екатерина Чулковская


Турция. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 23 октября 2017 > № 2368102 Александр Новак

Интервью Министра Александра Новака турецкому агентству "Анадолу".

Каковы основные итоги заседания?

Наши консультации прошли на очень высоком уровне, мы конструктивно обсудили и текущее состояние сотрудничества между нашими странами, и перспективные проекты. Также на заседании прозвучали вопросы, которые требуют дополнительного решения. В их числе - отмена ограничений в торговле, чтобы дать возможность бизнесу осуществлять свою деятельность, активизировать инвестиционные процессы. Я, в принципе, очень доволен тем, как идет процесс. На сегодняшний день торговый оборот между нашими странами вырос на 30% по сравнению с прошлым годом. Тем не менее, этот показатель пока остаётся значительно меньше, чем мог бы быть. Задача, которую поставили лидеры наших стран - увеличить торговый оборот до 100 миллиардов долларов в год. Конечно, мы должны способствовать достижению этой цели, предпринимая все необходимые действия.

Мы рады, что наш российский Фонд прямых инвестиций и турецкий суверенный фонд договорились о создании совместного инвестиционного фонда общим объемом 1 млрд долларов. Эти средства будут направлены на реализацию совместных проектов. Хочу отметить сотрудничество на межбанковском уровне по развитию использования расчетов в рублях и турецкой лире. В области энергетики мы реализуем два крупных проекта - Турецкий поток и атомная электростанция Аккую. По ним подписаны международные правсоглашения, которые требуют внимания для того, чтобы все вопросы решались в установленные сроки. Я уверен, что все эти проекты будут реализованы в существующие сроки.

Мы говорили о сельском хозяйстве, это одна из тем, которая, безусловно, всех волнует. В частности, речь шла о снятии барьеров, в том числе, по поставкам томатов в РФ, и сегодня можно сказать, что такое решение подготовлено и идёт окончательное согласование постановления правительства, которое, надеемся, в ближайшее время будет принято. Конечно, скорость принятия этого решения будет зависеть, в том числе, от вопросов снятия бюрократических барьеров, которые турецкая сторона вела относительно поставок сельскохозяйственной продукции. Речь идёт о счетах-фактурах, которые, в соответствии с принятым решением, надо заверять в Консульстве. Мы считаем, что необходимо двигаться в направлении снятия всех барьеров, наши аграрные ведомства взаимодействуют между собой, соответствующие консультации будут продолжены. Также на встрече обсуждались вопросы транспорта, промышленности, инвестиций, развития туризма между нашими странами, то есть весь спектр взаимоотношений. Я думаю, что сегодняшнее заседание Комиссии даст дополнительный импульс для решения проблем и увеличения торгового оборота между нашими странами.

В последнее время сельское хозяйство было одной из самых популярных тем для обсуждения между Россией и Турцией. Как известно, Россия со своей стороны хотела бы экспортировать в Турцию мясо. Какие детали Вы могли бы сообщить в части данной сферы?

Наши предприятия заинтересованы поставлять продукцию в Турецкую республику, речь идёт о говядине и мясе птицы, утки. Сейчас идёт совместная работа наших министерств сельского хозяйства, а также контролирующих надзорных органов по сертификации соответствующей продукции. Состоялась инспекция турецких коллег на трёх российских предприятиях, в настоящий момент этот отчёт изучается. И мы надеемся, что в ближайшее время турецкая сторона выдаст разрешения для поставок российского мяса.

Также энергетика – очень важная тема для наших стран. Мы знаем, что Россия хотела гарантии от Европы для строительства второй нитки Турецкого потока, получила ли она эти гарантии? Поскольку известно, что уже почти 400 километров второй нитки уже построено.

Действительно, всего по двум ниткам на сегодня уложено более 370 км. В ближайшее время должен быть согласован и подписан протокол по строительству сухопутного транзитного участка, определен его маршрут для того, чтобы успеть в соответствии с оговорёнными межправсоглашением сроками - это декабрь 2019 года - закончить соответствующие работы. «Газпром» подписал Дорожные карты с профильными министерствами Болгарии, Сербии и Венгрии по развитию национальных газотранспортных систем в соответствии с заявками «Газпром экспорта». Но также сохраняется вариант поставок в направлении Греции и дальше через планируемый газопровод Poseidon на рынок Италии.

Есть ли решение по предоставлению скидки по поставкам российского газа?

Переговоры по скидке идут, главным образом, между российским Газпромом и турецким Botas, вы знаете что стороны находятся ещё в суде. Я могу сказать, что тема о скидке возникла ещё до падения цен на нефть, на газ. Цены, которые сегодня складываются, абсолютно конкурентоспособны, они соответствуют рынку. И вопрос о формировании цены на поставляемый газ - это вопрос взаимных договорённостей между двумя коммерческими компаниями, поэтому мы будем ожидать результатов переговоров. Надеемся, стороны придут к взаимному согласию.

Не так давно три турецкие компании стали партнерами Аккую. Как продвигается работа с вашими турецкими партнерами?

Действительно, для реализации этого проекта привлечены турецкие инвесторы. На наш взгляд, это очень хороший сигнал, что проект будет реализовываться российскими компаниями совместно с турецкими партнёрами. На сегодняшний день реализация проекта идёт по плану, получено большинство необходимых согласований и разрешений, ожидаем получения уже окончательной лицензии на строительство, и с этого момента начнётся укладка первого бетона. На днях турецкие партнеры выдали временное разрешение на строительство. Идут работы по планировке территории и землеустроительные работы, идёт проектирование, осуществляется заказ необходимого оборудования. Все мероприятия реализуются в соответствии с графиком.

Кроме энергетики, какие сферы могут быть интересны России для инвестирования?

Конечно, наше сотрудничество не ограничивается только энергетикой, у нас очень много взаимных инвестиций в такие сферы как промышленность, производство оборудования, деревообработка, транспорт, связь. Мы охватываем в нашем сотрудничестве почти все сферы деятельности. Например, турецкие инвесторы вложили в Татарстане 2 млрд долларов в создание более 10 предприятий в различных сферах. В Турции есть металлургические предприятия, в которые были вложены средства российских инвесторов, например, предприятия по сборке автомобилей Газель. Кроме этого у нас есть инвестиции в финансовой сфере, в своё время Сбербанк приобрёл турецкий Демиз Банк. На заседании межправкомиссии говорилось о развитии сотрудничества в космической промышленности и возможности участия российских компаний в тендере на производство спутников. Это тоже одно из направлений сотрудничества.

Можете ли Вы сообщить детали работы Совместного российско-турецкого инвестиционного фонда?

Решение было принято в марте этого года, сейчас идёт юридическая процедура оформления данного фонда. Недавно я в Москве встречался с советником президента Эрдогана, он является членом Наблюдательного совета Турецкого суверенного фонда, мы подробно обсуждали, в том числе и сотрудничество в области инвестиций, создание совместного фонда с нашим российским фондом прямых инвестиций. Мы уверены, что в ближайшее время он заработает.

Как решаются вопросы визового режима?

Мы считаем, что эта сфера постепенно должна быть либерализована. Мы положительно оцениваем введение безвизового режима для граждан Турции. В МИД России уже переданы предложения по введению безвизового режима для владельцев служебных паспортов и водителей большегрузных транспортных средств. Мы оптимистично настроены по поводу решения этого вопроса.

Турция. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 23 октября 2017 > № 2368102 Александр Новак


Китай. Турция. Индонезия > Транспорт > kt.kz, 21 октября 2017 > № 2357852

Скоростной поезд "Фусин" из Пекина в Шанхай преодолевает расстояние в 1300 километров и за 4,5 часа доезжает до шанхайской железнодорожной станции Хунцяо, передает Kazakhstan Today.

По информации газеты "Жэньминь жибао", станция Хунцяо является самой загруженной в Китае, от нее отходит поезд в среднем каждые 84 сек. Этот интервал на 19 секунд короче, чем промежуток времени при отправлении метро в час пик.

1 августа 2008 года первая в Китае высокоскоростная железная дорога Пекин - Тяньцзинь со скоростью поездов 350 километров в час вошла в эксплуатацию, положив начало бурному развитию высокоскоростного железнодорожного транспорта в Китае. За последние пять лет каждый день прокладывалось примерно 9 километров высокоскоростных железнодорожных путей. На данный момент их протяженность уже достигла 22 тыс. километров, а количество вокзалов - 484. В Китае сеть высокоскоростных железнодорожных путей считается самой длинной в мире, однако китайские власти планируют расширять ее и дальше с тем, чтобы покрыть центральный и западный районы Китая.

Большинство китайцев, путешествуя на короткие и средние расстояния, чаще всего выбирают скоростной поезд. Во многих городах вокзалы соединены с метрополитеном. На скоростном поезде также удобно и легко путешествовать, как и на метро. Между городами центрального подчинения Пекином и Тяньцзинем каждый день совершается 251 рейс скоростных поездов, поэтому все больше и больше людей живут в Тяньцзинем, но работают в Пекине.

Постепенно китайские скоростные поезда "выезжают" за пределы страны. У них имеется ряд преимуществ, такие как передовые технологии, безопасность и надежность, а также низкая цена и высокое качество. Первая скоростная железная дорога, построенная китайским предприятием за рубежом, стала Анкара - Стамбул (Турция), а в 2014 году был запущен первый поезд. Серия объектов Джакарта - Бандунг (Индонезия) уже стала ярким примером сотрудничества в рамках "Одного пояса, одного пути". В будущем в разных странах мира можно будет увидеть высокоскоростные поезда, произведенные с использованием китайских технологий.

Китай. Турция. Индонезия > Транспорт > kt.kz, 21 октября 2017 > № 2357852


Иран. Турция. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 17 октября 2017 > № 2358482 Василий Папава

Иран и Турция отворачиваются от доллара США – эксперт

В начале октября президент Турции Реджеп Эрдоган сделал в иранской столице сенсационное заявление: Анкара и Тегеран отказываются от доллара во взаимной торговле. Иран и Турция заявили о переходе на расчеты в национальных валютах и расширении банковского сотрудничества. К этим шагам два государства, враждующих в Сирии, подтолкнул референдум о независимости в Иракском Курдистане. Создание Великого Курдистана угрожает территориальной целостности и Турции, и Ирана. Впрочем, за решением Тегерана и Анкары отказаться от доллара лежат и более фундаментальные сдвиги в мировой экономике и политике. Такое мнение в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал директор Института изучения Ближнего Востока и Кавказа, иранист Василий Папава. По его мнению, в Иране и Турции набирает обороты процесс отказа от доллара, подготовленный Европой и спровоцированный Китаем и Россией. В интервью мы затронули не только дедолларизацию в турецко-иранских отношениях, но и рецепт Тегерана по противостоянию западным санкциям, которые, не исключено, вновь обрушиться на Иран уже в ближайшие месяцы.

- Иран и Турция договорились об использовании национальных валют в двусторонней торговле вместо американского доллара. Они же конфликтуют по Сирии, почему они приняли такое решение?

- Уровень торговли является показателем политического сотрудничества между государствами. Ирано-турецкие отношения не отличались особой стабильностью. Оба государства имеют разные интересы в регионе и разные представления о системе региональной безопасности. Каждое из этих государств пытается самоутвердиться в регионе, завоевав статус военно-политической державы.

Последние события вокруг референдума в Иракском Курдистане подталкивают и Анкару, и Тегеран искать точку соприкосновения, чтобы не оказаться в «офсайде» региональной политики и самим не стать «следующими жертвами» перераспределения сфер влияния на Ближнем Востоке.

Соглашение Анкары и Тегерана об использовании национальных валют в двусторонней торговле может быть неким ответом на референдум в Иракском Курдистане. После визита президента Турции в Иран было заявлено, что в ближайшие недели представители национальных банков двух стран обсудят детали данного вопроса, чтобы снизить давление курса валют на экономические отношения Турции и Ирана. Помимо этого, турецкие банки откроют филиалы в Иране, а иранские банки – в Турции, что позволит активизировать экономические связи. Как известно, Багдад закрыл курдское воздушное пространство на международных рейсах и заявил, что заблокирует переводы в иностранной валюте и продажу долларов банкам в автономном регионе.

- Каковы будут последствия для мировой системы и как это отразится на дедолларизации мировой экономики?

- Здесь можно задать дополнительный вопрос: какие признаки указывают на то, что мир отворачивается от доллара США? Количество стран, которые начинают видеть преимущества децентрализованной (от доллара США) системы, увеличивается.

Иран и Индия, а также Иран и Россия часто торгуют углеводородами в обмен на сырьевые товары, тем самым минуя американские санкции. Аналогичным образом экономическая мощь Китая позволила в обход недавних санкций открыть кредитную линию для Ирана в размере €10 млрд. Северная Корея использует криптовалюты, такие как биткойн, для того чтобы покупать нефть из Китая в обход санкций США.

Чтобы полностью отказаться от продажи нефти в долларах, нефтетрейдеры, работающие с венесуэльской нефтью, переводят платежи в евро. Государственная нефтегазовая компания PdVSA попросила партнеров открыть счета в европейской валюте. Пекин намерен приобрести российские углеводороды, заплатив юанем, что даст Москве возможность конвертировать юань в золото через Шанхайскую международную энергетическую биржу (INE).

Процесс отказа от доллара, подготовленный Европой и спровоцированный Китаем и Россией, набирает обороты. Стремление Турции и Ирана при торговле использовать национальную валюту вместо доллара США лишь усиливает данный процесс.

Можно с уверенностью сказать, что господство каждой мировой резервной валюты в какой-то момент времени все равно закончится.

- Власти Турции и Ирана также договорились о совместных действиях по увеличению объема двусторонней торговли. О какой сумме идет речь?

- Согласно последним статистическим данным, опубликованным Турецким статистическим институтом, торговый оборот между Ираном и Турцией в течение первых 11 месяцев 2016 г. составлял $8,798 млрд. Экспорт Турции в Иран за одиннадцать месяцев 2016 г. составил $4,635 млрд, что на 41% больше по сравнению с аналогичным периодом 2015 г. Турция также импортировала товары из Ирана за этот период в размере $4,136 млрд, что на 26% меньше, чем в первые 11 месяцев 2015 г.

По сравнению с аналогичным периодом прошлого года в Турции за последние семь месяцев 2017 г. произошло значительное увеличение (в размере 142%) импорта сырой нефти из Ирана. Иран, с 7,4 млн т экспорта нефти в Турцию, увеличил свою долю с 23,3% до 50,9%.

После недавнего визита в Тегеран президент Реджеп Тайип Эрдоган подчеркнул, что Анкара выступает за активное и всестороннее сотрудничество с Ираном. Он также напомнил, что страны нацелены довести двусторонний товарооборот до $30 млрд. в год.

- Как сегодня Иран живет под санкциями? Расскажите об особенностях иранской политики преодоления санкций.

- Иран фактически жил в режиме международных санкции с 1979 г., когда был свергнут прозападный шах. Два важных события вызвали психологический импульс в экономике Ирана – это подписание так называемого Совместного всеобъемлющего плана действий в 2015 г. и избрание умеренного лидера Хасана Рухани на второй президентский срок в 2017 г. Первое событие открывает дорогу для смягчения санкций, а результаты выборов позволят умеренным силам в политической системе Ирана внедрить необходимые юридические и структурные механизмы для улучшения бизнес-климата в стране.

В постсанкционный период иранская экономика встала на новый путь роста. Отмена санкций и тот факт, что страна может экспортировать больше нефти и нефтепродуктов, будут способствовать поддержанию траектории роста, несмотря на негативное влияние, которое может быть вызвано снижением цен на нефть.

Тем не менее важно понимать, что иранская экономика не будет достигать 8% годового роста, чтобы создать рабочие места, в которых нуждается молодое население страны. Фактически восьмипроцентный рост может быть достигнут только в том случае, если будут начаты и внедрены ряд структурных, правовых и экономических реформ.

В дополнение к экономическому росту одной из основных сил экономики является устойчивое активное сальдо торгового баланса. Фактически иранская экономика сумела сохранить положительное сальдо торгового баланса за последние несколько лет. Все указывает на то, что снятие санкции будет способствовать увеличению сальдо торгового баланса.

Инфляция и безработица остаются ключевыми негативными показателями в экономике Ирана. Что касается безработицы, то общие тенденции были положительными, но молодое население страны будет продолжать оказывать давление на рынок труда.

Безработица среди молодежи продолжает оставаться высокой. Фактически, согласно официальной статистике, 40% выпускников университетов Ирана не могут найти работу в своей собственной области знаний.

Успех правительства в сокращении безработицы будет зависеть, в первую очередь, от его способности развивать такие интенсивные сектора, как сельское хозяйство и услуги, особенно туризм.

Другой ключевой проблемой является инфляция. Несмотря на то, что правительство смогло сдерживать инфляцию последние несколько лет (в мае 2013 г. она достигла 42%), фактическая инфляция остается высокой. Тем не менее тенденция является положительной, и по состоянию на январь 2016 г. правительству удалось снизить 12-месячную инфляцию до уровня ниже 15%. Это важное достижение, которое можно объяснить относительной стабильностью на валютном рынке, а также попытками правительства увеличить неденежные услуги (например, медицинские услуги, покрываемые за счет государственного страхования) населению.

- Несмотря на временное смягчение со стороны Запада санкционного прессинга, администрация Д.Трампа вновь пытается вернуть санкции против Тегерана. В чем причина?

- Причина этого кроется прежде всего в геополитических расхождениях Ирана и стран Запада по вопросу актуальных проблем региона.

Ближневосточная политика Ирана в корне расходится с западными интересами, так как неизменной остается поддержка Тегерана своих союзников в Йемене, Ираке и Сирии, в то время как Запад в основном поддерживает противоположный лагерь (нефтемонархии во главе с Саудовской Аравией).

- Что может противопоставить Иран новым угрозам, звучащим из Вашингтона?

- Иран пытается уменьшить влияние санкций на экономику страны диверсификацией внешней торговли не только со странами Азии, но и с некоторыми европейскими государствами. В течение последнего иранского финансового года (закончившегося 20 марта 2017 г.) внешняя торговля Ирана составила $87 млрд.

Основным экспортным товаром являлся газовый конденсат ($7,32 млрд). За ним идет легкая нефть, за исключением бензина ($2,49 млрд), сжиженный природный газ ($2,79 млрд), сжиженный пропан ($1,222 млрд) и нефтяные газы и сжиженные углеводороды ($1,204 млрд).

Китай является основным покупателем иранской продукции. Иран экспортировал товаров в азиатскую страну на сумму $3,74 млрд. Другие основные направления экспорта – Ирак ($2,6 млрд), ОАЭ ($2,58 млрд), Южная Корея ($1,67 млрд) и Индия ($1,19 млрд). Основные экспортеры в Иран – Китай ($4,25 млрд), ОАЭ ($3,34 млрд), Южная Корея ($1,34 млрд), Индия ($1,26 млрд) и Турция ($1,13 млрд).

В течение января-мая 2017 г. объем торговли между Ираном и Китаем составлял $15,2 млрд, что на 41% или больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года ($10,8 млрд). Параллельно наблюдается увеличение внешней торговой активности с рядом западных стран. Так, в январе 2017 г. торговля Ирана с Европой составляла €1,5 млрд, что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года свидетельствует об увеличении торговли на 171%.

- Что сдерживает экономическое развитие Ирана сегодня?

Несмотря на активную позицию руководства Ирана по расширению торгово-экономического сотрудничества, существует ряд препятствий, основными из них являются:

• действие санкций и финансовая изоляция Ирана (несмотря на достигнутый в 2015 г. договор, часть санкции остаются в силе);

• отсутствие активного системного взаимодействия банковских и страховых структур, что тоже является следствием многолетних санкций;

• сокращение платежеспособности Ирана на фоне существующих санкций и низких цен на нефть.

Экономическое развитие Ирана в последние годы тормозилось многими неблагоприятными внешнеполитическими факторами. В начале XXI в. значительный экономический спад был вызван международными санкциями. Сейчас у Ирана появился шанс на развитие – но сможет ли Тегеран им воспользоваться, зависит от международной конъюнктуры и ситуации на Ближнем Востоке, который за последние годы превратился в очаг перманентной нестабильности.

Беседовал Сеймур Мамедов

Иран. Турция. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 17 октября 2017 > № 2358482 Василий Папава


Украина. Турция. Алжир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2017 > № 2358916 Владимир Кравченко

Фильтруя восточный «базар»

Владимир Кравченко, Зеркало Недели, Украина

В Киеве и Анкаре постоянно звучат слова о дружбе и стратегическом партнерстве Украины и Турции.

Но если две страны и являются партнерами, то только ситуативными. Как заметил глава «Майдана иностранных дел» Богдан Яременко, в «украино-турецких отношениях на протяжении последнего времени очень мало реальных сдвигов в стратегическом направлении». Это продемонстрировал и визит в украинскую столицу турецкого президента Реджепа Эрдогана, принявшего участие в очередном заседании Стратегического совета высокого уровня.

После трехчасовых переговоров в формате «тет-а-тет» на совместной пресс-конференции П. Порошенко и Р. Эрдогана было заявлено о планах увеличить товарооборот до 10 млрд долл. в год (хотя еще полгода назад речь шла о 20 млрд, но при нынешних 3 млрд и озвученная нынче «десятка» кажется едва ли достижимой). Эрдоган также сообщил, что поддерживает территориальную целостность Украины, осуждает аннексию Крыма и выступает за урегулирование конфликта на Востоке на основе международного права и Минских договоренностей.

В числе подписанных в Киеве документов — протокол о внесении изменений в Соглашение об избежании двойного налогообложения, Соглашение о взаимном содействии и защите инвестиций, контракты между украинскими и турецкими компаниями в оборонной сфере. Среди последних отметим договор о поставках турецкой компанией Aselsan систем тактической связи для Вооруженных сил Украины.

Казалось бы, длительные переговоры (три часа!), некоторые результаты (контракты в сфере ВПК). Петр Порошенко, разумеется, не преминул подчеркнуть, что свидетельством стратегического характера партнерства между нашими странами являются результаты заседания Стратегического совета, состоявшегося в «доверительной и конструктивной атмосфере». Но, комментируя ZN. UA визит Эрдогана, один из наших осведомленных собеседников был категоричен: «Пустышка. Турки нас сливают по полной. Но делается вид, что все хорошо».

Основанием для такой нелицеприятной оценки послужили отсутствие прогресса в переговорах по соглашению о зоне свободной торговли и позиция Анкары в ключевом для Киева вопросе — российском. Ведь, декларируя стратегическое партнерство с Украиной, Турция одновременно является союзником России, ведущей войну с нашей страной, и участником «Турецкого потока», направленного на обнуление транзита газа через украинскую ГТС. Этого не стоит забывать украинским политикам, использующим старую внешнеполитическую лексику «стратегического» партнерства.

Возможно, позиция Эрдогана в отношении России и Украины и претерпела бы изменения, если бы Киев решился предупредить Анкару, что поскольку турецкая сторона позволила строительство «Турецкого потока», то украинская сторона не считает более возможным поддерживать мощности по транзиту газа в Турцию и сохранит в эксплуатации лишь необходимые мощности для удовлетворения потребностей стран Балканского региона. Однако, судя по сонному виду Эрдогана на пресс-конференции, эти слова Порошенко так и не произнес.

В Киеве по инерции видят в Турции влиятельного регионального игрока, к голосу которого прислушиваются в международных организациях. Для украинцев это важно при обсуждении вопроса оккупации Крыма и защиты прав крымских татар. К тому же Турция располагает в Черноморском регионе второй по численности армией, после российской. В Анкаре же смотрят на Украину через призму своих отношений с Россией и Западом и борьбы с внутренней оппозицией — сторонниками исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена.

Эрдоган одержим войной с Гюленом. И среди участников этой священной войны он хочет видеть и Украину. Не случайно на пресс-конференции турецкий президент заявил, что обсудил со «своим дорогим другом» Порошенко шаги в вопросе борьбы с организацией Гюлена. Да и Турецкий культурный центр, открытие которого в Украине анонсировал Эрдоган, также рассматривается в Анкаре как инструмент борьбы с Гюленом.

А приехал Эрдоган в Киев на фоне обострения турецко-американских отношений: Турция и США приостановили выдачу неиммиграционных виз своими посольствами. Это решение стало следствием начавшегося в прошлом году конфликта, когда Вашингтон отказался выдать Анкаре живущего в Америке Гюлена, обвиняемого турецкими властями в организации военного переворота. Поддержка американцами сирийских курдов еще более осложнила отношения.

Примечательно, что на следующий день после визита в нашу страну турецкий президент потребовал отозвать посла США в Турции Джона Басса. Это уже не первый случай, когда Эрдоган настаивает на отзыве дипломатов. Полтора года назад он потребовал от Брюсселя отозвать главу представительства Евросоюза в Турции, влиятельного немецкого дипломата Ханса-Йорга Хабера. И ЕС выполнил это требование. Что, впрочем, не спасло отношений Анкары и Брюсселя, которые нынче на грани разрыва: доверия между сторонами нет, а общая риторика — конфронтационна.

Анкара называет Европу «фашистской», «антиисламской», «антитурецкой» и обвиняет в политике двойных стандартов: европейские страны не содействуют турецким властям в поимке и наказании участников военного переворота, переговоры о вступлении в Евросоюз приостановлены, а ЕС не готов предоставить безвизовый режим и т. д.

В свою очередь Европейский Союз обвиняет Эрдогана и его сторонников в сворачивании демократии и превращении республики в авторитарное государство, в котором ущемляется свобода слова и нарушаются права человека. Зато с Россией у Турции — «дружба и вечный мир».

Анкару с Москвой сблизили сирийский кризис и трудности турецкой экономики. В России Эрдоган видит, во-первых, игрока, способного содействовать стабилизации нестабильного региона. Во-вторых, РФ рассматривается как ситуативный союзник в противостоянии с ЕС и США. Для Путина же Турция — инструмент давления на Запад. Кремль открыл российский рынок для турецкой сельскохозяйственной продукции, Анкара закупила С-400 и ведет переговоры о закупке новых российских комплексов С-500, а по дну Черного моря прокладывается газопровод «Турецкий поток».

Ссориться с Путиным Эрдоган совершенно не стремится. Но, пытаясь сохранить хотя бы видимый баланс в отношениях с Москвой, в Анкаре не рвут связи и с Киевом. Эрдоган не хочет сжигать все мосты, хотя они и раздражают русских: несмотря на показную любовь, в турецко-российских отношениях существуют противоречия (в т. ч. Сирия, курды, Крым), и Анкара время от времени дразнит Кремль.

Помимо геополитического аспекта, в украинской политике Эрдогана присутствуют экономические и внутриполитические мотивы. Для турецкого бизнеса важен украинский рынок. Турецким курортам необходимы украинские туристы. Турецкому истеблишменту нужен еще один союзник в бескомпромиссной войне с Гюленом. Наконец, для Эрдогана важен имидж Турции в исламском и тюркоязычном мире как защитника «братьев» — крымских татар.

Вот почему, будучи противником санкций в отношении России, Эрдоган на пресс-конференции все же выступает в поддержку территориальной целостности Украины, осуждает преследования крымских татар и обещает предпринимать любые меры для освобождения заключенных в РФ крымских татар.

В реальности же Анкара делает не так уж и много для защиты прав крымских татар, ограничиваясь преимущественно декларациями, которые должны унять раздражение крымскотатарской диаспоры в Турции. В конце концов, осуждение аннексии Крыма официальными властями не мешает коммерческим кораблям под турецким флагом заходить в закрытые порты полуострова.

В общем, результаты визита турецкого президента не слишком обнадеживают. Это не означает, что президентам следует перестать встречаться и говорить. Турция нужна Украине. И как экономический партнер, и как политический. Но украинскому истеблишменту следует отбросить стереотипы деклараций 20-летней давности и признать в Анкаре лишь ситуативного партнера, отношения с которым могут со временем ухудшиться. И к этому Киеву следует быть готовым.

Украина. Турция. Алжир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2017 > № 2358916 Владимир Кравченко


Турция. США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351186

Президент Турции: США, вы нам больше не нужны!

Главное о Турции за 9 – 15 октября 2017 года

Как сообщает CNN Turk, посольство США заявило, что «подача заявлений на визы в США из Турции были приостановлены на неопределенный срок. Недавние события заставили правительство пересмотреть вопросы безопасности своих объектов и сотрудников миссии США». Соединенные Штаты отреагировали на арест американских граждан в Турции с использованием ложных обвинений, а также на аресты персонала американских миссий под предлогом их причастности к терроризму. Не так давно в заявлении посольства эти самопроизвольные аресты были отмечены как «события, которые подрывают отношения двух стран».

Президент Турии Реджеп Тайип Эрдоган во время пресс-конференции после встречи с президентом Украины Петром Порошенко заявил, что решение США по поводу виз «вызывает сожаление… Какой бы ни был текст заявлений, озвучиваемых американской стороной, они получат зеркальный ответ от нашего посла. Процедура такова».

Является ли Эмине Эрдоган основной причиной визового кризиса?

Как сообщил заместитель председателя Республиканкой народной партии Эрдал Аксюнгер во время пресс-конференции для журналистов, семья Эрдогана может стоять за дипломатическим кризисом, который привел к взаимному запрету на выдачу виз между Турцией и США. Тот факт, что дело бизнесмена иранского происхождения Рызы Зарраба продолжает расширяться, а жена президента Эрдогана Эмине Эрдоган также была задействована в нем объясняет беспокойство семьи Эрдоган. Аксунгер, говоря о скрытом значении слов Эрдогана по поводу того, что его «семью вмешивают в эту историю», отметил, что фотографии Эмине Эрдоган были приложены к делу не прокурорами, а адвокатами Зарраба.

Резкие слова Эрдогана в адрес США

В четверг президент Эрдоган заявил следующее: «Для США неприемлемо назначать в стратегически важную для нее страну такого посла, который не может отвечать за себя (посол Басс)». Выступая перед губернаторами 81 провинци в Президентском дворце, Эрдоган отметил: «Я буду говорить совершенно четко и открыто, причиной всем этим событиям является посол. Недопустимо, чтобы Америка посылала в страну, которая является столь важным стратегическим партнером, человека, который не может за себя отвечать. Мы не можем это принять. Все принятые ими решения вернутся к ним слово в слово. Им должно быть стыдно, что громадными Соединенными Штатами Америки управляет один посол в Анкаре. На самом деле, это выглядит именно так. Они должны были сказать: «Ты не можешь так поступать с моим стратегическим союзником, ты не можешь так себя вести». Но они этого не сказали. Мы не племенное государство. Мы — Республика Турция, и вы должны это уяснить. Если вы не согласны, уж извините, мы в вас не нуждаемся. Когда мы хотим купить у вас оружие, вы говорите «Конгресс», но террористической организации вы выдаете оружие бесплатно, не взяв за него ни копейки. Почему? Чтобы прижать Турцию с юга. Я не говорю об обратной стороне, здесь есть и обратная сторона, но это отдельная тема. Почти 3500 фур уже находятся в северной Сирии, и эти фуры были доставлены именно ими. Я спросил уважаемого президента (Дональда Трампа), слышал ли он об этом? Он ответил, что это невозможно».

«Таких кризисов с США было очень мало»

Тунджай Озильхан, президент Высокого консультативного совета TÜSİAD, который является ассоциацией владельцев крупнейших фирм Турции, заявил, что кризис по вопросам виз с США вызывает серьезное беспокойство. Проблемы, которые копились в течение долгого времени, обернулись теперь таким «клубком проблем». Могу сказать как человек, который в течение 50 лет наблюдает за отношениями Турции и США, сказал Озильхан, что таких кризисов было очень мало. В последнее время на фоне отношений между Турцией и Россией, Ираном и Венесуэлой, у Запада возникает вопрос, не меняет ли Турция свою ось. США и Западу нужно сделать все, от них зависящее, чтобы нормализовать отношения с Турцией. Сражаясь с несколькими террористическими организациями, Турция хочет видеть рядом с собой своих союзников.

TÜSİAD выступил с заявлением по поводу решения Соединенных Штатов о прекращении выдачи туристических виз для граждан Турецкой Республики. «Решение Соединенных Штатов прекратить выдачу виз для граждан Турецкой Республики — очень неудачный шаг», — говорится в заявлении. Турция и Соединенные Штаты имеют сильные и давние политические, экономические и исторические связи. В рамках альянса НАТО две страны определяют свои отношения с точки зрения региональной и глобальной стабильности. Нужно как можно скорее начать дипломатические процессы для разрешения кризиса. Для международных отношений двух союзников естественно иметь разные взгляды и приоритеты по определенным вопросам. Однако эти разногласия и различия должны быть преодолены с помощью здравой дипломатии. В результате решения, принятого посольством США, пострадают экономические, социальные, культурные и академические отношения между странами и гражданами, которые не являются главной причиной конфликта. Этот кризис должен быть решен в самые короткие сроки в рамках взаимного доверия и конструктивного диалога, не подрывая основы двусторонних отношений.

Предупреждение для глобальных инвесторов в Турцию

Макро-стратег Марк Кудмор, оценивая падение турецкой лиры для Bloomberg, заявил следующее: «Потерь будет достаточно для скачка на рынках. Инвесторы по всему миру должны быть готовы». После визового кризиса между США и Турцией турецкая лира значительно обесценилась по отношению к доллару и евро. Убытки будут настолько велики, что можно ожидать скачка на рынке, который окажет давление на валютные обязательства Турции. По данным Macquarie, опубликованным на CNBC, за последние три месяца бюджетный дефицит Турции достиг самого высокого уровня с 2013 года и составил 4,75 млрд. долларов в месяц. На падение лиры, помимо кризиса с США, повлияла также инфляция. Как отмечает Macquarie, Центробанк для контроля уровня инфляции может повысить процентные ставки и удержать курс в равновесии, но скорость роста не сможет быть возвращена на уровень до переворота.

Турецкие военные вошли в Идлиб

Было объявлено, что турецкие войска и бронетранспортеры пересекли границу и вошли в Идлиб. Сирийские источники также заявили, что турецкие военные машины пересекли сирийскую границу. Согласно информации Рейтер, полученной из двух источников, турецкие Вооруженные силы вошли на территорию Хейет Тахрир Шама, контролируемого Аль-Каидой (организация, деятельность которой запрещена в РФ). После интенсивных переговоров между гарантом оппозиции Турцией и гарантом режима Россией, стороны вышли на этап реализации. Идлиб сейчас находится под контролем антиправительственных военных групп и некоторых оппозиционных групп.

Что будут делать турецкие военные в Идлибе?

В письменном заявлении, опубликованном на сайте Вооруженных сил Турции говорится следующее: «30 декабря 2016 года Турцией, Российской Федерацией и Ираном были начаты мирные переговоры в Астане с целью продолжения объявленного в Сирии режима прекращения огня. Целью процесса являлось повышение эффективности режима прекращения огня, прекращение конфликта, доставка гуманитарной помощи нуждающимся, обеспечение надлежащих условий для возвращения домой беженцам и оказание поддержки в создании благоприятных условий для урегулирования конфликта мирным путем в «Зонах меньшей напряженности и зонах, свободных от конфликта». На данном этапе, для контроля режима прекращения огня представители турецких Вооруженных сил, входящих в состав «Сил по контролю за снижением напряженности» стран-гарантов, 8 октября 2017 года начали разведывательную деятельность с целью установки наблюдательных точек в месте проведения операций в регионе Идлиб. Турецкие вооруженные силы действуют в соответствии с согласованными правилами, установленными странами-гарантами процесса в Астане.

Эрдоган отправился в Украину

Президент Турции посетил в Украину с официальным визитом. Внимание привлек тот факт, что пресс-конференция в аэропорту, о которой говорилось ранее, не состоялась. В первую очередь ожидалось, что Эрдоган сделает заявление по поводу визового кризиса с США. Представители СМИ также долго ожидали начала пресс-конференции Эрдогана в аэропорту. Кортеж президента опоздал на церемония в президентском дворце Украины на полтора часа. Ранее было заявлено, что церемония приветствия в дворце состоится в 13.00. Однако кортеж Эрдогана прибыл на место около 14:30.

Заявления Эрдогана по поводу Крыма

Эрдоган, выступая на пресс-конференции после встречи с президентом Украины Порошенко, заявил, что он поддерживает территориальную целостность Украины и выступает против аннексии России Крыма. Иностранный журналист в ответ на эти слова спросил: «Вы говорите, что поддерживаете Украину в Крыму. Поддерживаете ли вы в этом случае санкции против России?» Эрдоган обошел этот вопрос стороной и сделал заявление, не упоминая в нем Россию: «Мы рассматриваем все международные и региональные вопросы, касающиеся нашей страны, в том числе и безопасность бассейна Черного моря. В этом отношении мы с моим дорогим другом договорились действовать скоординировано. Я еще раз сказал господину Порошенко, что мы будем продолжать поддерживать суверенитет Украины, ее целостность, в том числе и Крыма, и политическое единство. Мы не признали и не признаем незаконную аннексию Крыма. Мы рады поддержать крымских татар, чья преданность стране была восполнена в полной мере. Мы будем продолжать внимательно следить за положением наших сородичей и поднимать этот вопрос на повестке дня у международной общественности. Мы также будем работать в координации с Украиной по этому вопросу».

1 год и 9 месяцев тюремного заключения 13-летнему ребенку за оскорбление Эрдогана!

13-летний А.Ш., которому было предъявлено обвинение в «оскорблении президента», был приговорен к 1 году и 9 месяцам тюремного заключения, несмотря на отзыв жалобы заявителя президента Тайипа Эрдогана. Согласно сообщению газеты Evrensel, по итогу дела 13-летнего А. Ш, заведенного год назад за «оскорбление президента» на странице Facebook, было вынесено решение. Суд вынес решение в отношении А.Ш., назначив ему три года тюремного заключения за «оскорбление президента». По причине «гласности» приговор был увеличен до 3 лет и 6 месяцев. Позже суд уменьшил срок наказания на половину — до 1 года и 9 месяцев, принимая во внимание тот факт, что подсудимому еще не исполнилось 15 лет.

Турция отправила залог по С-400 и сторговалась с США по поводу «Патриотов»

Несмотря на внесенный Анкарой залог по С-400 выяснилось, что турецкая сторона сделала предложение по Patriot за три недели до этого. Заместитель председателя РНП Озтюрк Йылмаз сделал заявление по этому поводу для газеты Hürriyet: «Как мы видим, в рамках борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), США не намерены отказываться от бизнес-коалиции PYD / YPG, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Но мы также заметили, что они пытаются найти способ справиться с чувствительностью Турции. Мы попытались понять, действительно ли администрация США не признает последствия референдума в Иракском Курдистане. В каком-то смысле мы понимаем, что они сосредоточятся на расширении диалога между Багдадом и Эрбилем. Американские официальные лица выразили недовольство покупкой турецкой стороной С-400. Мы спросили, предложили ли США системы ПВО и отвергла ли их Турция, после чего продолжила сотрудничать с Россией? Они ответили, что продажа Patriot ведется с 2009 года, а Турция вынесла это на повестку дня только 2−3 недели назад. Турция заявляет, что она оплатила России залог за С-400, но не так давно она проявляла инициативу по покупке ракет Patriot… В Когрессе считают, что это не пройдет».

Германия жжет мосты с Турцией

Согласно сообщению на сайте журнала Der Spiegel, Германия и некоторые страны в ЕС во время саммита ЕС, который состоится 19 октября, попросят Комиссию подготовить официальный отчет о том, соответствует ли Турция критериям членства. Сообщается, что данные Spiegel были подтверждены дипломатами из ЕС. В новости было отмечено, что доклад будет скорее отрицательным, тем самым давление на Турцию по поводу прекращения переговоров о членстве в ЕС будет усилено. Страна-кандидат в ЕС нуждается в одобрении 28 стран для завершения переговоров о членстве. Spiegel также отмечает, что Комиссия выражает свои сомнения по этому поводу. Согласно информации с сайта, Комиссия планирует поделиться докладом о проделанной работе с общественностью в первой половине следующего года и объяснить, как можно сократить помощь Турции до вступления. Финансовая помощь, оказанная до вступление в членство, была сокращена. В период с 2014 по 2020 год ЕС обещал заплатить Турции 4 миллиарда 500 миллионов евро. Но до сих пор эта сумма составили лишь 250 миллионов евро.

Богатые покидают Турцию

Согласно отчету, опубликованному от имени World Rich and Migration Trends, в 2016 году 82 тысячи человек с активами более 1 миллиона долларов переехали в другую страну. Турция занимает первое место с 500-процентным увеличением потерь миллионеров. 82 тысячи человек из «Клуба миллионеров», чьи активы составляют более 1 миллиона долларов и называется высокими доходами, в 2016 году уехали жить в другие страны. Утверждается, что на принятие решения повлияли политические и экономические условия. 6 тысяч миллионеров эмигрировали из Турции заграницу. Турция заняла первое место с 500-процентным увеличением количества потерь миллионеров. Самым популярным местом для богатых является Австралия. В этом году эту страну выбрало 11 тысяч человек с высоким доходом, что составило рост на 38% по сравнению с прошлым годом. США заняли 2-е место, разместив 10 тысяч приезжих с высоким доходом.

Решение об аресте 826 граждан Турции и Катара в Ливии!

Ливийское министерство юстиции приняло решение арестовать и вывезти 826 человек, включая граждан Турции и Катара. Согласно информации El Arabiya, Ливийское министерство юстиции распорядилось арестовать 826 человек, которые являются гражданами Турции и Катара, якобы поддерживающими ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Ливийские СМИ сообщают, что Ливия уже долгое время совершает набеги на ячейки ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а затем пойманных в результате расследования лиц передает прокуратуре Мисурата, арестовывает и выдает запрет на въезд в страну.

Председателя Федерации женских ассоциаций Турции не пустили в Великое Национальное Собрание Турции.

Председатель Федерации женских ассоциаций Турции Джанан Гюллю не была допущена в Великое Национальное собрание Турции, куда она направилась для встречи по поводу наделения муфтиев полномочиями регистрации брака. В качестве причины был назван тот факт, что 27 июля она приняла участие в пресс-конференции для прессы о «задержанных на Буюкаде», организованном депутатами РНП Вели Агбаба и Шенал Сарыхан. Говоря об этом, Гюллю заявила: «Илкнур Устюн, которая была взята под стражу на Буюкаде, является моим другом, с которой мы боремся за права женщин в течение многих лет. Депутаты РНП Агбаба и Сарыхан пригласили и нас на встречу. Мы просто слушали заявления для прессы. Я и еще два-три человека, мы направились в парламент для групповой встречи с депутатами правительства и оппозиции, мы хотели выразить свое мнение по поводу наделения муфтиев полномочиями по регистрации брака, рассказать о своем опыте, поделиться мыслями. Но у дверей парламента после того, как я отдала свой паспорт, они подождали немного, а потом сказали, что не могут принять меня. Почему, потому что в июле я принимала участие в пресс-конференции? В уставе говорится о том, что если граждане участвуют в пресс-конференции, потом против них будет начато расследование? Если это так, то это катастрофа. Но если нет, а они это делают, то это просто кошмар».

Коротко, но важно

Турецкая национальная сборная по футболу на чемпионате Европы по футболу среди инвалидов-ампутантов EAFF в финале столкнулась лицом к лицу со сборной Англии и стала чемпионом, обыграв Англию со счетом 2: 1. Национальная сборная по футболу среди ампутантов выбралась в финал, победив сборную Польши со счетом 2:0.

Стоимость иностранных валют, таких, как доллар и евро в Турции достигла 165 миллиардов долларов в конце прошлого месяца, побив все рекорды. Центральный банк Турецкой Республики располагает около 110 миллиардов долларов наличными. По мнению экспертов, это накопление депозитов в иностранной валюте отражает недоверие к турецкой лире (TL) граждан страны.

Лондонский журнал Economist в последнем номере на этой неделе опубликовал статью о визовом кризисе между Турцией и Соединенными Штатами. Согласно журналу, отношения между двумя странами находятся на самом низком уровне за последние 40 лет.

Журналист Невзат Чичек, выступая в программе CNN Turk по поводу кризиса между Анкарой и Вашингтоном заявил, что 283 человека, близкие к президенту Реджепу Тайипу Эрдогану, могут быть лишены возможности въезда в Соединенные Штаты.

Ариф Асалыоглу

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351186


США. Китай. Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351163

Китай помогает Ирану и Турции избавиться от доллара

Почему Трамп планирует вывести США из ядерного соглашения?

10 октября с.г. монетарные власти Ирана и Турции подписали соглашение о переводе двусторонней торговли на национальные валюты — риал и лиру. Церемония подписания состоялась в Анкаре, которую посетил глава центрального банка ИРИ Валиолла Сеиф.

«Соглашение благоприятствует двусторонней торговле, готовит почву для расширения экономических связей Ирана и Турции. Отныне иранский риал и турецкая лира будут использоваться в режиме свободной конвертации, что позволит торговцам по обе стороны границы использовать валюты для коммерческих операций», — цитирует Сеифа китайское агентство «Синьхуа».

По словам иранского финансиста, инициатива позволит снизить расходы, связанные с конверсией валют. Документ вступит в силу на предстоящем заседании совместной ирано-турецкой экономической комиссии, которая «пройдёт в ближайшее время». Параметры соглашения были согласованы в ходе визита президента Реджепа Эрдогана в иранскую столицу, который состоялся 4 октября. Для Тегерана переход на риал в межгосударственных расчётах — вынужденная мера, поскольку экономические санкции, введенные против исламской республики в 2012 году, препятствуют использованию доллара и евро в международных расчётах. Так что Анкаре оставалось лишь согласиться с иранской позицией.

Это вовсе не означает, что Турция идёт против интересов своих союзников по НАТО — США и ЕС. Иран в турецком экспорте занимает шестое место после ЕС, Ирака, США, Швейцарии и ОАЭ. На долю Евросоюза приходится до 44,5% турецкого экспорта (по итогам 2016 года экспорт турецких товаров в денежном выражении составил 66,7 млрд евро, а импорт продукции из европейских стран — 78 млрд евро). Что касается объема двусторонней торговли Турции с США, то он составил в минувшем году $17,3 млрд. Поэтому от евро и доллара Анкара отказываться не собирается.

Другое дело — торговля золотом. Переход Турции и Ирана на национальные валюты подрывает контроль Вашингтона и Брюсселя в вопросе закупок Тегераном турецкого золота. Хотя ещё с 2012 года, как сообщает агентство Reuters, турки работали с ИРИ по формуле «золото в обмен на газ», действуя в обход санкционного режима. Причем операции осуществлялись через государственный Halkbank, услугами которого пользовалась даже Индия, закупавшая иранскую нефть. По данным Reuters, слитки попадали сначала в ОАЭ, откуда вскоре направлялись заказчику. Деньги поставщикам переводились через подставные китайские и турецкие фирмы, уточняет колумнист агентства Al Monitor Фехим Тастекин.

«Расследование показало, что у Ирана начались проблемы после его отключения от системы Swift. Тогда Тегеран решил использовать обходную систему, прибегнув к услугам Halkbank. В Китае появилась подставная фирма, на счета которой направлялись иранские деньги под видом возмещения расходов на экспорт. После эти деньги мгновенно переводились на счета реальных компаний в Турции в качестве теперь уже китайских экспортных выплат. Золото, купленное через данную схему, перевозили в Иран через Дубай. Был даже один случай, когда суда перевозили слитки под видом пшеницы», — пишет Тастекин.

Напомним, что именно с золотом связан арест в США (март 2016 года) бизнесмена Резы Зарраба, который имеет гражданства Турции, Ирана и Азербайджана. И здесь возникает простой вопрос: почему Зарраб, получивший в 2013 году турецкое гражданство при поддержке министра внутренних дел Муаммера Гюлера, направился после своего декабрьского ареста (2013 года) в Майами, зная, что ему грозит расправа американской Фемиды? Ведь он мог остаться в Турции, Иране или же в Азербайджане, где проживает его родня.

Значит, Заррабу были даны гарантии. Но кто мог гарантировать такого уровня операцию, кроме самих США? С учётом китайского «следа» в золотых махинациях Эрдогана и его правительства, едва ли уместно ограничивать список кураторов западными странами. И теперь, когда Зарраб заговорит, головы могут полететь не только в Анкаре, но и в Пекине.

Деньги крутились большие. По разным подсчётам, Иран закупил в Турции золота на сумму от $8 до $13 млрд. Причём часть из приобретенного драгметалла до сих пор не поставлена заказчику. Может, с этим связан переход Ирана и Турции на национальные валюты? Растущая экономика исламской республики по-прежнему нуждается в золоте, а президент Дональд Трамп постоянно подливает «масла в огонь», угрожая выходом США из ядерной сделки с ИРИ. У Вашингтона своя цель: чем сильнее он давит на Тегеран, тем осторожнее себя ведут европейские инвесторы.

Вот что думает по этому поводу сам руководитель иранского ЦБ, которого мы цитировали выше: «После подписания Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД — официальное название ядерной сделки шестёрки международных посредников с ИРИ) банковские отношения Ирана с внешним миром не могут оставаться на прежнем уровне. Растёт потребность в клиринговых операциях. Однако крупные европейские кредиторы по-прежнему опасаются работать с Ираном из-за позиции США по СВПД». Что дальше?

11 октября с.г., буквально на следующий день после иранско-турецкого соглашения по торговле в национальных валютах, Пекин объявил о продаже 13-летних казначейских облигаций США на сумму в $2 млрд. Случайно ли?

Саркис Цатурян

США. Китай. Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351163


Турция. Россия > Агропром > forbes.ru, 11 октября 2017 > № 2346166 Екатерина Чулковская

Запретный плод. Зачем Турция ввела ограничения на российскую сельхозпродукцию

Екатерина Чулковская

журналист

Тема возобновления экспорта турецких помидоров неоднократно поднималась на самом высоком уровне наравне со строительством первой в Турции АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», но Москва не спешит снимать санкции. Такая позиция российской стороны, безусловно, раздражает турок

В понедельник, 9 октября, стало известно, что Анкара ввела ограничения на поставки сельхозпродукции из России. Согласно турецким нововведениям, теперь обязательным становится заверение счетов-фактур, представленных в таможенные службы при импорте сельхозпродукции (пшеница, нерафинированное подсолнечное масло, кукуруза, сухой горох, неошелушенный рис, жмых семян подсолнечника, твердая пшеница), страной происхождения которой является Россия. Отечественные экспортеры также отныне должны получать специальное разрешение в торговых и дипломатических представительствах Турции в России.

В понедельник, 9 октября, стало известно, что Анкара ввела ограничения на поставки сельхозпродукции из России. Согласно турецким нововведениям, теперь обязательным становится заверение счетов-фактур, представленных в таможенные службы при импорте сельхозпродукции (пшеница, нерафинированное подсолнечное масло, кукуруза, сухой горох, неошелушенный рис, жмых семян подсолнечника, твердая пшеница), страной происхождения которой является Россия. Отечественные экспортеры также отныне должны получать специальное разрешение в торговых и дипломатических представительствах Турции в России.

Примечательно, что новость об ограничениях на поставки российской продукции из Турции совпала по времени с визитом президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Киев и его «антикрымскими заявлениями». В столице Украины турецкий президент подтвердил в очередной раз позицию своей страны по Крыму. «Мы не признали и не признаем незаконную аннексию Крыма. Мы очень довольны поддержкой, которую оказывает Украина крымским татарам, доказавшим верность своей стране», — заявил турецкий лидер на встрече с украинским президентом Петром Порошенко.

Совершенно не новые заявления по Крыму были с раздражением встречены многими российскими чиновниками и политологами, которые поспешили связать новость про ограничения на поставки российской сельхозпродукции с позицией Турции по полуострову. Было даже выдвинуто предположение, что усложнение процедуры поставок нужно Турции для того, чтобы отслеживать поставки из Республики Крым, о чем якобы Эрдоган пообещал Порошенко.

На практике же введение ограничений со стороны Турции имеют куда более прагматичные цели. Министр таможни и торговли Турции Бюлент Тюфенкджи опроверг «крымский мотив» Анкары. В комментарии для турецких СМИ на следующий день после введения ограничений на поставки российской продукции он объяснил, почему Анкара приняла эти меры, и связал их с аналогичным шагом, предпринятым Москвой. «Ранее Россия потребовала на некоторые импортируемые из Турции товары заверения в торговом представительстве и генконсульствах. Эта проблема дошла до нашего министерства экономики, и оно приняло решение ввести такое же требование на девять наименований сельскохозяйственных товаров»,— заявил турецкий министр. По словам Тюфенкджи, ни о каком ограничении речи нет, но поскольку Россия приняла такие меры, Турция приняла зеркальные меры, которые со вчерашнего дня вступили в силу. Говоря про российские меры, турецкий министр имел в виду разрешение России поставок турецких овощей только с девяти предприятий Турции.

Логика турецкой стороны вполне понятна. Прибегая к введению различных ограничений, Анкара пытается добиться полной отмены санкций на свою продукцию со стороны Москвы. Речь идет, прежде всего, о турецких томатах, запрет на экспорт которых, введенный с 1 января 2016 года, до сих пор не отменен. Хотя тема «турецких помидоров» неоднократно поднималась на самом высоком уровне наравне со строительством первой в Турции АЭС «Аккую» и газопровода «Турецкий поток», Москва не спешит снимать санкции. Такая позиция российской стороны, безусловно, раздражает турок. До введения санкций Турция поставляла большую часть своих помидоров на российский рынок.

На последней встрече президентов России и Турции, которая прошла 28 сентября в Анкаре, сообщалось, что стороны якобы урегулировали противоречия по поставкам помидоров. По крайней мере, об этом после встречи двух делегаций заявил министр экономики Турции Нихат Зейбекчи. «Запрет был отменен. Я надеюсь, что через 1-2 дня этот вопрос будет решен на техническом уровне. Пока что мы только услышали это подтверждение на словах из уст президента Путина. Но мы хотим дождаться, когда это решение будет официально подтверждено», — поделился радостной новостью турецкий министр.

Однако неделю спустя глава Минсельхоза Александр Ткачев сообщил, что Россия откроет свой рынок для турецких томатов в период межсезонья, а вице-премьер Аркадий Дворкович вообще сказал, что допуск турецких томатов будет частичным и решение о нем будет принято не ранее начала следующего года.

Неудивительно, что не дождавшись отмены запрета на экспорт своих томатов и понимая, что в ближайшее время запрет снят не будет, турецкая сторона прибегла к ответным мерам. Тем более подобный метод шантажа уже был опробован в марте этого года, когда 15 марта Турция ввела пошлины на поставки российской пшеницы, кукурузы, подсолнечного масла и шрота. Данный шаг был также предпринят турецкой стороной спустя неделю после встречи Путина с Эрдоганом в рамках заседания Совета сотрудничества высшего уровня под руководством двух президентов. От этой встречи турки ожидали полной отмены российских санкций, но санкции были сняты частично — турецкие помидоры и ряд другой продукции остались под запретом. После этого Турция ввела пошлины на российскую пшеницу, которые были отменены два месяца спустя. В мае состоялась встреча Путина и Эрдогана в Сочи, в результате которой Москва отменила все оставшиеся санкции, кроме томатов. Анкара, в свою очередь, отменила пошлины на российскую пшеницу.

Нынешние ограничения Анкары на поставки российской сельхозпродукции очень напоминают историю с пошлинами на российскую пшеницу и не имеют ничего общего с визитом Эрдогана в Киев, который просто удачно совпал с введением ограничений и спровоцировал таким образом много спекуляций и теорий заговора. С помощью введенных ограничений турки просто хотят снять запрет на свои помидоры. Для Турции, у которой сейчас весьма непростые отношения со своими традиционными западными партнерами — США и ЕС, дружба с Россией имеет важное значение. Как и дружба с Турцией для России, также имеющей напряженные отношения со странами Запада. Анкара и Москва сотрудничают по урегулированию конфликта в Сирии, ведут переговоры о сделке по покупке российский комплексов С-400 и т. д. Ссориться с Россией уж точно не в интересах Турции.

Турция. Россия > Агропром > forbes.ru, 11 октября 2017 > № 2346166 Екатерина Чулковская


Турция. Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318264 Екатерина Чулковская

Турецкая колонна. Зачем Анкара вмешивается в немецкие выборы

Екатерина Чулковская

Турецкая диаспора численностью 3-4 млн человек выглядит могучей электоральной силой в Германии, но реально голосовать из них сможет всего треть. В основном те, кто хорошо интегрирован в немецкое общество и скептически относится к турецкому режиму. Поэтому призывы Эрдогана не голосовать за врагов Турции рассчитаны прежде всего на тех, кто по-прежнему имеет турецкое гражданство и голосует на турецких выборах

По мере приближения немецких выборов турецкий вопрос становится в Германии одной из ключевых тем избирательной кампании. Как дальше выстраивать отношения с Эрдоганом? Стоит ли продолжать переговоры о вступлении Турции в ЕС? Надежный ли партнер по НАТО нынешний режим в Анкаре?

Поводов для таких разговоров немало. Власти Турции вынудили немецких военных покинуть турецкую базу Инджирлик, после того как Анкара долгое время не пускала туда немецких депутатов. В турецких тюрьмах находятся по меньшей мере 11 граждан Германии, некоторых из них обвиняют в связях с терроризмом. МИД Турции рекомендует своим гражданам не ездить в Германию. Берлин, в свою очередь, грозится ввести экономические санкции и уже приостановил поставку вооружений Анкаре.

Однако самым большим раздражителем для немцев стали советы турецкого президента, как следует голосовать на немецких выборах. Эрдоган прямо призвал своих соотечественников не голосовать «за врагов Турции». К их числу он относит христианских демократов Ангелы Меркель, социал-демократов и зеленых. Все эти политические силы, по мнению турецкого лидера, строят свои предвыборные кампании на антитурецкой основе.

Слова Эрдогана рассматриваются немецкими политиками не иначе как вмешательством в выборы. Представители почти всех партий назвали заявления главы Турции возмутительными. На теледебатах основных конкурентов на предстоящих выборах – канцлера Ангелы Меркель и главы социал-демократов Мартина Шульца – турецкому вопросу было уделено особое внимание. Оба политика сошлись на том, что риторика Эрдогана неуместна и с Турцией надо быть строже. Шульц пообещал, что прекратит переговоры о вступлении Турции в ЕС, если станет канцлером. Меркель была более сдержанна, заявив, что вопрос о вступлении Турции в ЕС надо вынести на уровень Брюсселя и принимать решение коллегиально.

Две части диаспоры

Чтобы реально оценить шансы Эрдогана повлиять на голоса выходцев из Турции, нужно понимать, что представляет собой турецкая диаспора в Германии и каковы политические предпочтения немецких турок. В Германии, по разным подсчетам, проживает порядка 3–4 млн выходцев из Турции. В основном они живут в крупных городах на западе страны (Кельн, Дюссельдорф), а также в Берлине.

Политически турецкая диаспора Германии очень разрозненна. Она включает в себя весь спектр политических сил Турции: националистов, левых, курдов, исламистов и так далее. Так сложилось исторически, что в Германию приезжали не только далекие от политики турецкие рабочие и их семьи – сюда также убегали, спасаясь от преследований на родине, разнообразные политические активисты и их сторонники.

Если посмотреть на турецкую диаспору упрощенно, то она делится на две части. Большая часть проживающих в Германии турок – это так называемый консервативный сегмент. Выходцы из турецкой провинции, которые, как правило, заняты в сфере обслуживания и торговли. У них обычно многодетные семьи, женщины традиционно не работают, многие из них не владеют немецким языком на должном уровне, они поддерживают тесные связи с исторической родиной. Про таких турок в Германии говорят как о не поддающихся интеграции мигрантах.

Подавляющее большинство этой части диаспоры поддерживает нынешнее руководство Турции, за исключением некоторых сторонников религиозного движения Фетхуллаха Гюлена, признанного в Турции террористическим. Удивляться тут нечему. Любовь к турецкому режиму вполне объяснима: Эрдоган и его риторика им ближе, она своя – ставит религиозные и семейные ценности превыше всего и скептически относится к так называемому западному образу жизни. Именно эти немецкие турки ходят на митинги правящей в Турции Партии справедливости и развития, которые Анкара любит проводить в Германии перед различными политическими событиями в самой Турции. Что же касается немецкой политики, то консервативная часть турецкой диаспоры там практически никак не представлена.

Но есть и совсем другая часть турецкой диаспоры. Это выходцы из Турции, которые успешно интегрировались в немецкое общество, свободно владеют языком, имеют среднее или высшее образование, полученное в Германии. Они активно вовлечены в немецкую экономику. К сегодняшней Турции у них своеобразное отношение. Они, как и консервативные турки, с любовью отзываются о своей родине, но при этом, за очень редким исключением, критикуют нынешние турецкие власти и уж точно не восхищаются ими.

Эта часть турецкой диаспоры очень активна в немецкой политике. Многие являются членами политических партий Германии, в основном это социал-демократы и левые. Яркие представители этой части выходцев из Турции – сопредседатель Партии зеленых Джем Оздемир и уполномоченная федерального правительства по вопросам миграции Айдан Озогуз. Озогуз, кроме всего прочего, еще и первая женщина-мусульманка в Германии, занимающая министерский пост.

Попытка создать лобби

Хотя многие выходцы из Турции вовлечены в немецкую политику, а в самой Германии проживает 3–4 млн турок, оформленного турецкого лобби в Германии нет. Скорее наоборот, немецкие политики турецкого происхождения жестко критикуют нынешнее руководство Турции и лично президента Эрдогана. Они постоянно привлекают внимание к болезненным для Анкары вопросам: проблеме прав человека, свободе слова, курдской проблеме, исламизации страны и так далее.

До недавнего времени единственной точкой соприкосновения немецких политиков турецкого происхождения и нынешнего руководства Турции был вопрос евроинтеграции. И те и другие выступали за европейское будущее Турции. Но сейчас ситуация изменилась и здесь: турецкие власти все реже говорят о намерении вступить в ЕС, а порой и вовсе угрожают вынести вопрос о европейском будущем страны на референдум. Учитывая растущие антизападные настроения в Турции, подпитываемые властью и государственными СМИ, исход такого референдума предречен.

Правда, в последнее время Анкара попыталась найти в Германии лояльную политическую силу, но безуспешно, поэтому решила создать собственную протурецкую партию. В 2016 году выходцы из Турции основали в Кельне партию Альянс немецких демократов. Многие сразу же назвали ее зарубежным отделением эрдогановской Партии справедливости и развития. Партия апеллирует к консервативным ценностям и обещает защитить мусульман Германии от роста исламофобии и правых настроений. На предвыборных плакатах Альянса немецких демократов изображен не кто иной, как сам Эрдоган. Но, судя по опросам, популярность проэрдогановской партии крайне низка, и ей вряд ли удастся пройти в Бундестаг.

За кого голосуют турки

По предварительным опросам, большинство турок, которые могут участвовать в немецких выборах, отдадут свои голоса социал-демократам. До недавнего времени отношения Анкары и СДПГ были вполне позитивными. На выборах в 2005 году власти Турции, где уже тогда лидером был Эрдоган, открыто агитировали своих соотечественников, проживающих в Германии, голосовать за СДПГ и Герхарда Шредера, который в то время поддерживал курс Турции на евроинтеграцию в отличие от христианских демократов во главе с Меркель.

Но сейчас ситуация иная: нынешний лидер социал-демократов Мартин Шульц занимает более антитурецкую позицию, чем Меркель. В случае победы он обещает прекратить переговоры о вступлении Турции в ЕС, да и в целом отзывается о турецком режиме гораздо более критично, чем ХДС.

Турецкая диаспора численностью 3–4 млн человек выглядит могучей электоральной силой даже в 80-миллионной Германии, но тут надо учитывать, что далеко не все живущие в стране турки имеют право участвовать в немецких выборах. На предстоящих выборах проголосовать смогут только 1,25 млн турок, проживающих в Германии. То есть примерно треть от общего количества, причем это та треть диаспоры, которая лучше всего интегрирована в немецкое общество, придерживается в основном светских взглядов и скептически относится к турецкому режиму.

В Анкаре об этом прекрасно знают и не особенно рассчитывают, что проэрдогановский Альянс немецких демократов станет серьезной силой в немецкой политике. Показательные призывы Эрдогана не голосовать за врагов Турции рассчитаны прежде всего на тех немецких турок, кто по-прежнему имеет турецкое гражданство и голосует на турецких выборах и референдумах. Для Эрдогана гораздо важнее заручиться их поддержкой во внутритурецкой политике.

Как показали результаты голосования по поправкам в турецкую Конституцию, турки, живущие в Германии, поддерживают политический курс Анкары гораздо активнее, чем те, что живут в Турции. За предложенные Эрдоганом изменения в Германии проголосовали 60%, в то время как в Турции всего 51%. Для немецких турок с турецким гражданством образ сильного лидера и все более консервативной Турции оказывается гораздо привлекательнее, чем чуждые им западные ценности.

Турция. Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318264 Екатерина Чулковская


Иран. Ирак. Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 18 сентября 2017 > № 2314510

Почему сейчас не нужен независимый Курдистан

Алексей Романов, специально для Iran.ru

25 сентября должен состояться референдум о независимости Иракского Курдистана, а еще через полтора месяца, намечено провести выборы в парламент этого региона, который может провозгласить национальную независимость и тем самым создать первое курдское государство на Ближнем Востоке. Это может привести не только к расчленению Ирака, но и к резким изменением расстановки сил, как в регионе, так и на глобальном уровне.

Этот процесс сравним по своему значению с созданием государства Израиль. Со всеми вытекающими последствиями. Включая новый раскол на Ближнем Востоке и появление нового очага конфликтов. Хотя, конечно, отрицать право почти 30-миллионного курдского народа на самоопределение нельзя. Просто курды выбрали для этого не самый удачный момент, когда в регионе идет беспрецедентная война с терроризмом глобального масштаба, а суннито-шиитский конфликт достиг своего апогея. И в условиях, когда уже почти 70 лет палестинский народ не может добиться создания своего независимого государства, несмотря на многочисленные резолюции ООН и его Совета Безопасности. И тем более (и это вполне естественно), что в странах со значительным курдским меньшинством — Ираке, Иране, Турции и Сирии – отношение к референдуму резко отрицательное.

Ирак

В Багдаде понимают, что вслед за выходом Курдистана из состава иракского государства, последует дальнейший распад страны с созданием независимых арабских государств с условным названием Шиитостан и Суннитостан. Кроме того, Ирак может потерять часть территорий на севере и северо-востоке, на которые претендуют курды, включая Киркук и крупнейшее киркукское месторождение нефти, на котором добывается почти 40 % всей нефти этой страны. Не случайно 12 сентября иракский парламент, не дожидаясь итогов предполагаемых консультаций в Багдаде между центральным правительством и руководством курдской автономии, выразил свое решительное несогласие с идеей его проведения в принципе.

Турция

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган назвал референдум ошибкой и угрозой территориальной целостности Ирака. Это вполне понятно, поскольку независимость Иракского Курдистана подтолкнет турецких курдов, составляющих почти треть населения страны, к аналогичному шагу. Тем самым вооруженные столкновения армии с боевиками РПК (Рабочей партии Курдистана - ред.) разгорятся с новой силой, как и теракты в Юго-Восточной Анатолии, а возможно и в крупных городах Турции. В этой ситуации возможно вторжение турецкой армии на Север Ирака. Анкара сделает все, что может, чтобы не допустить выхода из состава турецкой республики провинций, населенных курдами.

Сирия

Дамаск, ослабленный 6-летней войной с вооруженной оппозицией и террористами, не хочет раздражать сирийских курдов резким отношением к референдуму, пока они сражаются против общего врага. Но руководство Сирийской Арабской Республики прекрасно понимает, что и так курдские группировки не только сильно окрепли за время противостояния с ИГ и "Джабхат ан-Нусрой", но и де-факто создали свою автономию на Северо-Востоке САР, которая соприкасается с Иракским Курдистаном. Поэтому в случае объявления независимости последнего, сирийская курдская "автономия" наверняка захочет присоединиться к новому государству. Да и США толкают их на откол от Дамаска.

Иран

Свое негативное восприятие проведения референдума демонстрируют и в Иране. Главный военный советник религиозного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи генерал Яхья Сафави несколько дней назад, в интервью иранскому информационному агентству ISNA, выразил консолидированное мнение высшего иранского руководства и иранской военно-политической элиты, заявив, что референдум может вызвать "войну и длительную нестабильность" в ближневосточном регионе. "Его, — сказал Сафави, — реализуют враги мусульман, причем, вынашиваемая ими идея раздела не только Ирака, но и Сирии, чревата самыми серьезными последствиями".

Главный политический советник аятоллы Али Хаменеи, бывший долгие годы главой МИД ИРИ, Али-Акбар Велаяти, в своем выступлении в Свободном университете Тегерана (Университет Азад - ред.) сказал, что Иран не поддерживает идею референдума, так как его позиция вытекает из принципа защиты территориальной целостности стран региона Ближнего Востока. При этом, иранские курды, в отличие от иракских, сирийских и турецких, к независимости не стремятся и не выступают против центрального правительства Исламской Республики Иран, которое в последнее время потратило огромные средства на развитие экономики и инфраструктуры курдских районов страны.

Мировое сообщество пытается избежать нового конфликта

Категорически против проведения референдума выступили Лига арабских государств (ЛАГ) и ООН, и, что крайне важно, Россия и США. А на Вашингтон ориентируется только Масуд Барзани и его сторонники. Правда, Белый дом уклонился от резких и категоричных суждений, предложив отложить проведение этого референдума и признав его сейчас нецелесообразным. Хотя определяющей все-таки, скорее всего, является позиция Анкары, которая может просто перекрыть иракским курдам любой выход во внешний мир в обход Багдада. Более того, турки просто могут ввести на территорию Иракского Курдистана свои войска под предлогом преследования боевиков РПК. А наряду с Анкарой, решающее слово и за Тегераном. Ведь в свое время именно ИРИ спасла тысячи курдов от преследований Саддама Хусейна, в том числе и видных членом семьи Барзани, включая нынешнего премьер-министра Иракского Курдистана Нечирвана Барзани.

Поэтому в Эрбиле ожидают главу турецкой спецслужбы MIT (Milli İstihbarat Teşkilatı, Национальная разведывательная организация - ред.) Хакана Фидана и командующего спецподразделением "Кудс" иранского КСИР генерала Касема Сулеймани, которые хотят убедить Масуда Барзани пойти на компромисс с Багдадом. Кроме того, Хакан Фидан намерен обсудить с руководителем спецслужбы курдов Масруром Барзани его встречу с главой военного крыла Рабочей партии Курдистана (РПК) Кемалем Байюком, который недавно приезжал в Эрбиль для того, чтобы провести консультации с главой разведслужбы Иракского Курдистана. Анкара подозревает, что между двумя этими силами явно намечается альянс. И он становится очевидным опять же в рамках проведения референдума, а вернее — крайней заинтересованности клана Барзани в поддержке этой идеи РПК и ее филиалами в лице прежде всего Партии демократического союза (ПДС) в Сирии.

Это означает, что референдум в Иракском Курдистане автоматически приведет к проведению аналогичных плебисцитов уже в Сирии и к явно вырисовывающейся перспективе образования там сначала квази-государственной автономии с последующим присоединением к независимому курдскому государству. А это уже угроза национальной безопасности Турции и ее территориальной целостности. Тем более что Вашингтон уже создал в курдских районах на севере и северо-востоке Сирии свое военное присутствие.

В принципе, уже давно известно, что США выступают за создание независимого курдского государства для оказания давления на Ирак, Сирию, Иран и Турцию. Однако не сейчас, когда в Сирии и Ираке продолжаются военные конфликты, а международные силы ведут борьбу с террористическими группировками, окопавшимися там. Да и обижать весьма важного союзника по НАТО в лице Анкары Вашингтон не хочет. Кроме того, в США понимают, что еще один конфликт в регионе из-за независимости Курдистана, американская армия просто не потянет, поскольку против курдов в этом случае единым фронтом выступят Турция, Иран, Сирия и Ирак, да и все арабские страны. Ни Саудовской Аравии, ни Египту, ни другим арабским странам независимый Курдистан в чувствительном месте арабского мира не нужен.

Но в обозримом будущем Вашингтон обязательно вернется к этой идее. Прежде всего, чтобы создать прецедент для развала Ирана и Сирии под лозунгом демократизации Ближнего Востока и права народов на самоопределение, для начала отколов от них курдские районы. Не надо забывать, что в ИРИ проживают и другие крупные этносы – азербайджанцы и белуджи. Вслед за Ираном и Сирией, США возьмутся за Турцию. А в дальнем прицеле – многонациональная Россия, где США давно разжигают сепаратизм на национально-религиозной почве, используя для этого Саудовскую Аравию, Катар, Турцию и т.д., особенно на Северном Кавказе и в Поволжье.

На сегодня есть только одна страна, которая однозначно и решительно выступает за создание независимого курдского государства – это Израиль. Еврейскому государству выгодно создать на Ближнем Востоке подальше от своих границ мощный очаг напряженности, который отвлечет внимание и ресурсы основных оппонентов Израиля. Но в данном случае от Тель-Авива мало что зависит, поскольку он не является участником всего этого процесса. В этой связи интересны высказывания Секретаря Совета политической целесообразности, бывшего главкома КСИР Мохсена Резаи на недавней пресс-конференции в Багдаде, сказавшего, что проталкивание идеи референдума в Иракском Курдистане можно сравнить с навязыванием войны Ираку, Сирии и Турции, которая может длиться несколько десятилетий, ввергнув регион в зону нестабильности. Турция, отметил иранский политик, попытается реально противостоять этому событию, и есть вероятность того, что она попытается помешать этому вооруженным путем. "Имеется вероятность и того, что наступит военная фаза также в отношениях между центральным правительством Ирака и регионом Иракского Курдистана", - заявил Резаи.

Он также отметил: "Иран убежден, что Ирак не должен быть расчленен. Если он распадется на несколько частей, то такая же участь постигнет и Сирию, и Турцию. На самом деле, враги ислама хотели бы территориального распада, как Сирии, так и Турции. Начало такого процесса представляет самую большую угрозу миру, безопасности и прогрессу ближневосточного региона".

Внутрикурдский расклад

На этом фоне не все гладко и с раскладом сил внутри самой курдской автономии. В Эрбиле продолжаются тяжело идущие переговоры между делегациями Демократической партии Курдистана (ДПК), Патриотического союза Курдистана (ПСК) и движения "Горран", которое уже 2 года бойкотирует курдский парламент, для достижения соглашения о поддержке этими тремя основными партиями самой идеи референдума через созыв парламента Иракского Курдистана. Отсутствие одобрения на законодательном уровне его итогов просто дезавуирует саму идею его проведения.

Если брать уже согласованные пункты соглашения, то движению "Горран" удалось настоять на том, что Масуд Барзани и его ближайшие родственники не будут баллотироваться на высшие посты в автономии. Остаются нерешенными вопросы согласования закона о выборах президента и новые модели распределения доходов от экспорта углеводородов. Отход "Горран" от идеи проведения референдума возможен путем согласования его позицией с рядом мелких политических партий Иракского Курдистана, например, с Исламской партией Курдистана, которые категорически отвергают идею проведения референдума. Тем более что тема торговли углеводородами и распределение прибыли от этого остается пока непреодолимым препятствием.

И даже если референдум состоится, он, наверняка, останется во многом на бумаге и неким больше пропагандистским явлением в силу просто непризнания его со стороны международного сообщества. При этом, блокирование экспорта углеводородов со стороны одного только Багдада способно вызвать в курдской автономии полный экономический коллапс. Не говоря уже о транспортной изоляции со стороны Турции.

******

Ясно одно – поощряя расколы и сепаратизм на этно-религиозной почве, США и Израиль создали массу проблем в регионе, одной из которых стал референдум о независимости Иракского Курдистана. Все это – продолжение "цветных" революций, запущенных США на Ближнем Востоке в 2010 году. Превращение в кровоточащую рану Ливии, Сирии и Ирака, куда тысячами хлынули международные террористы – итог недальновидной стратегии США с опорой на ваххабитские монархии Персидского залива. И в этих условиях, Россия правильно проводит свою линию, не поддерживая проведение референдума сейчас, но при этом, не отрицая за курдами их национальные права.

Иран. Ирак. Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 18 сентября 2017 > № 2314510


Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 сентября 2017 > № 2311095 Екатерина Чулковская

Амбиции и просчеты. Куда завела Турцию ее политика на Ближнем Востоке

Екатерина Чулковская

Несмотря на первоначальные успехи, неоосманский курс Турции на Ближнем Востоке принес ей целый ряд болезненных неудач и привел к почти полной потере союзников в регионе. Однако Анкара по-прежнему не теряет надежды стать региональным лидером, выстраивая особые отношения с Катаром, сотрудничая с Ираном и борясь за симпатии простых мусульман

Когда речь заходит о внешней политике Анкары на Ближнем Востоке, то критики турецкого режима сходятся в одном – политика Турции в регионе потерпела полный крах. Они говорят, что срочно требуется ее перезагрузка, иначе у Турции в регионе не останется не только союзников, а даже тех, кто к ней относится хотя бы нейтрально.

Такие обвинения в адрес Анкары вполне обоснованны: турецкая модель демократии, про которую было столько разговоров, так и не стала образцом для новых правительств на Ближнем Востоке после «арабской весны»; поддерживаемые Турцией «Братья-мусульмане» в Египте были отстранены от власти в ходе военного переворота; ненавистный режим Башара Асада, в свержение которого турецкое руководство вложило немало сил, продолжает оставаться у власти в соседней Сирии, а тут еще иракские курды надумали провести референдум о независимости, из-за чего у турецких границ может появиться курдское государство.

Возвращение в регион

Вину за ближневосточные проблемы в Турции принято возлагать на бывшего премьер-министра Ахмета Давутоглу, который в мае прошлого года покинул свой пост. С его уходом, по мнению турецких экспертов, закончился период ближневосточных авантюр Турции.

Советник Эрдогана по внешней политике, затем министр иностранных дел и премьер-министр, Давутоглу был главным архитектором внешней политики Турции начиная с 2002 года, когда исламистская Партия справедливости и развития (ПСР) пришла к власти в стране. Особое внимание он уделял развитию отношений Турции со странами Ближнего Востока. По мнению Давутоглу, которое разделяли многие однопартийцы, Турция долгое время уделяла слишком много внимания странам Запада, при этом игнорируя Ближний Восток, как и свои восточные корни, османское прошлое и мусульманскую идентичность.

Именно при ПСР Анкара решила наверстать упущенное и стала активно развивать отношения с регионом. Политика Турции была весьма идеологизированная. Так называемый неоосманизм стал своего рода неофициальной идеологией новых властей, прославляющих былую имперскую мощь и славу Турции. Анкара решила вернуться на Ближний Восток, хотя переговоров о вступлении в ЕС это возвращение не отменяло.

Новое турецкое руководство начало с нормализации отношений с Сирией и Ираком, следуя предложенной Давутоглу концепции «ноль проблем с соседями». Турции удалось установить дружеские отношения с Иракским Курдистаном, что с симпатией было встречено турецкими курдами. Также Анкара стала активно развивать экономическое сотрудничество со странами Персидского залива.

Наконец, волна протестов «арабской весны» стала шансом для Турции заявить о себе как о влиятельной региональной державе. Анкара поддержала требующих перемен арабов и стала претендовать на то, чтобы стать моделью демократии для будущих арабских правительств. На некоторое время (до военного переворота в Египте в 2013 году) что-то похожее получалось в отношении Туниса и Египта, где к власти пришли «Братья-мусульмане», идеологически близкие правящей в Турции ПСР.

Сирийский просчет

Анкара хотела добиться того же и в Сирии. С самого начала кризиса турецкие власти объявили сирийские события «внутренней проблемой» Турции. Они стали поддерживать сирийскую оппозицию, организовывать встречи оппозиции в Стамбуле, принимать сирийских беженцев, которых в Турции сейчас порядка миллиона. Турецкие спецслужбы даже были замечены в переправке оружия сирийской оппозиции, согласно расследованию газеты «Джумхурийет».

В идеале Турция хотела немедленного ухода Асада, установления в Сирии протурецкого режима – желательно прихода к власти «Братьев-мусульман». Но в реальности ситуация в Сирии гораздо сложнее и запутаннее: с помощью России и Ирана Асаду удалось удержать власть; поддерживаемая Турцией оппозиция оказалась слабой и была либо физически уничтожена, либо перешла на сторону радикальных группировок; Сирия стала причиной глубокого кризиса в отношениях с Россией в ноябре 2015 года, когда Анкара сбила российский истребитель над сирийской границей.

Однако самым большим раздражителем для турок стали сирийские курды. Благодаря своим успехам в борьбе с «Исламским государством» (запрещено в России) они заручились поддержкой США и стали претендовать на автономию в послевоенной Сирии. В августе прошлого года Анкара даже начала военную операцию «Щит Евфрата», чтобы очистить приграничные районы от отрядов сирийских курдов.

Для руководства Турции было крайне важно не допустить создания подконтрольных курдам районов у себя на границе. Анкара полагает, что отряды сирийских курдов из Демократического союза являются частью Рабочей партии Курдистана (РПК), курдской сепаратистской организации, признанной террористической в Турции, США и странах ЕС. Если сирийским курдам удастся создать свою автономию в Сирии, то это станет плацдармом для РПК и укрепит позиции группировки.

Теперь сирийские проблемы действительно стали внутренними проблемами Турции – беженцы, обострение курдского вопроса, терроризм. Сейчас Анкара, конечно, пытается как-то спасти лицо – участвует в трехсторонних переговорах по урегулированию сирийского кризиса вместе с Москвой и Тегераном, усилила контроль на границе, даже стала допускать сохранение режима Асада на время переходного периода в послевоенной Сирии. Тем не менее сирийская политика Турции очевидно потерпела крах – Анкара просчиталась по-крупному, став заложницей своих имперских амбиций.

База в Катаре и дружба с Ираном

Сейчас единственным союзником Турции на Ближнем Востоке остается Катар. По многим региональным вопросам Анкара и Доха придерживаются схожих взглядов. Это сирийский кризис, военный переворот в Египте, отношения с Ираном и так далее. Обе страны поддерживают движения «Братья-мусульмане» и ХАМАС, которые во многих странах региона признаны террористическими.

Для экономики Турции особенно важны прямые катарские инвестиции, которые только за последние два года составили более $700 млн. Начиная с 2015 года Катар приобрел в Турции несколько крупных компаний и банков – например, ONB Finansbank, Abank, Digitürk, BMC и Boyer. В свою очередь, турецкие компании в Катаре занимаются реализацией около 130 проектов, в том числе строят метро в Дохе, стоимость которого составляет $4,4 млрд.

Когда в начале июня многие арабские страны во главе с Саудовской Аравией объявили блокаду Катара, турецкое руководство сразу же встало на защиту эмирата. «Мы не оставим наших катарских братьев», – заявил тогда президент Эрдоган. Более того, спустя два дня после объявления Катара региональным изгоем турецкий парламент ратифицировал два соглашения с Дохой, согласно которым турецкие войска будут направлены в Катар, чтобы обучать местных военных. Это первая и единственная военная база Турции на Ближнем Востоке. Соглашение о размещении турецких войск в Катаре обе страны подписали три года назад, в 2014 году. Согласно договору, на базе в Катаре может быть размещено порядка пяти тысяч турецких военных.

В отличие от Катара Иран нельзя назвать союзником Турции на Ближнем Востоке. Скорее их отношения больше похожи на сдержанное соперничество за влияние в регионе. Две страны придерживаются очень разных взглядов на ситуацию в Сирии, но тем не менее участвуют в одном переговорном формате по урегулированию кризиса. Тегеран и Анкару объединяют схожие взгляды на курдскую проблему – никто из них не хочет создания курдской автономии в послевоенной Сирии и независимого курдского государства в Ираке.

Пятнадцатого августа Турцию посетил начальник Генштаба Вооруженных сил Ирана Мохаммад Хосейн Багери. Он встретился с президентом Эрдоганом и начальником Генштаба Турции Хулуси Акаром. Этот визит примечателен тем, что впервые после исламской революции 1979 года Турцию посетил иранский глава Генштаба. По данным открытых источников, стороны договорились обмениваться разведывательными данными и сотрудничать в борьбе с терроризмом. Но можно предположить, что главной темой закрытых переговоров стал курдский вопрос в Сирии и Ираке.

Надежды на лидерство

Несмотря на болезненные неудачи и почти полное отсутствие союзников в регионе, за исключением изолированного Катара, руководство Турции по-прежнему не теряет надежды однажды стать лидером Ближнего Востока. Анкара открыла военную базу в Катаре, продолжает выстраивать особые отношения с Ираном, турецкий бизнес активен по всему арабскому миру. Кроме того, Турция открывает новые арабоязычные СМИ и уже не первый год успешно демонстрирует ближневосточной аудитории турецкий образ жизни в своих сериалах.

Эрдоган все чаще позиционирует себя как защитника всех мусульман, повышая свою популярность на Ближнем Востоке. Начиная со словесной перепалки с президентом Израиля Шимоном Пересом на форуме в Давосе в 2010 году турецкий лидер не упускает возможности обрушиться с критикой на власти Израиля, страны ЕС, США и многих других. Он выступает против притеснения мусульман, роста исламофобии и так далее.

Сейчас Эрдоган активно заступается за мусульман Мьянмы. Анкара по линии своего Агентства по сотрудничеству и координации (TİKA) направила гуманитарную помощь для мусульманских беженцев. Сам турецкий лидер практически ежедневно публично выражает беспокойство по поводу положения мусульман в Мьянме, призывая международное сообщество к действиям. Такая активность нравится жителям Ближнего Востока и, несомненно, добавляет симпатии к президенту Турции. Но эта симпатия существует уже не один год, и у турецкого руководства пока не очень получается конвертировать ее в более конкретные достижения.

Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 сентября 2017 > № 2311095 Екатерина Чулковская


Казахстан. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 9 сентября 2017 > № 2301550

Сегодня, 9 сентября, при поддержке Посольства Казахстана в Турции и АО «Национальная компания «KAZAKH INVEST» было подписано 9 инвестиционных документов на общую сумму 590 миллионов долларов США, сообщила пресс-служба Премьер-Министра РК. Соглашения и меморандумы были подписаны с крупнейшими турецкими холдингами «Calik Holding», «Yildirim Holding», «Yildizlar SSS Holding», «Agrobest Group» и другими, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

В рамках документов планируется реализация проектов по производству строительных материалов, машиностроительной продукции, химической промышленности, горно-металлургического сектора, энергетики в различных регионах Казахстана.

Напомним, за последние пять лет турецкими инвесторами было реализовано 18 проектов на сумму 667,5 млн. долл. США. В ближайшей перспективе планируется реализация новых 10 проектов.

Следует отметить, что после визита Президента РК в Стамбул в апреле 2016 года наблюдается увеличение инвестиционного интереса к Казахстану со стороны как представителей турецкого малого и среднего бизнеса, так и транснациональных компаний. Турецкие компании рассматривают Казахстан как площадку для размещения своих производств с последующим экспортом готовой продукции в страны ЕАЭС и Центральной Азии. Кроме того, за последние три года инвесторы из Турции начали активно реинвестировать и наращивать свои производственные мощности в Казахстане.

В целом на сегодняшний день общий пакет казахстанско-турецких инвестиционных инициатив включает 70 проектов на общую сумму 2,7 млрд. долларов США, из которых 31 реализованы, и порядка 40 проектов являются реализуемыми и перспективными. Приток ПИИ в РК из Турции с 2005 года по 1 квартал 2017 года составил $ 2,1 млрд. Внешнеторговый оборот по итогам 6 месяцев 2017 г. составил $ 925,1 млн. (рост с аналогичным периодом 2016 г. на 36,1%). На 1 июля 2017 г. в РК зарегистрировано 4114 юридических лиц, из них действующие 1831.

Отметим также, что в Ордабасинском районе Южно-Казахстанской области создана казахстанско-турецкая индустриальная зона (КТИЗ). Общая площадь территории составляет 50 га с возможностью расширения до 250 га. В 2017 г. здесь планируется введение в эксплуатацию завода по производству профилей и светопрозрачных конструкций из ПВХ и алюминия ТОО «Gold Aluminum». Кроме того, запланировано начало строительства заводов компаниями «Merkez Asia Madencilik» (концентрата свинца) и «Petronet Otomosyon» (топливораздаточные колонки) на общую сумму 12 млн долл. США.

Вместе с тем, в настоящее время проводятся переговоры с 8 турецими компаниями, в том числе по строительству мебельной фабрики ТОО «Madeyra Group» с объемом инвестиций 10,7 млн.долл.США.

АО «Национальная компания «KAZAKH INVEST» является уполномоченным органом в области привлечения инвестиций в Республику Казахстан. Имеет широкую сеть своих представителей за рубежом.

АО «Национальная компания «KAZAKH INVEST» обеспечивает полный спектр услуг по сопровождению инвестиционных проектов от идеи до реализации по принципу «одного окна» и действует в качестве единого координационного центра по специальным экономическим зонам Республики Казахстан.

Казахстан. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 9 сентября 2017 > № 2301550


Казахстан. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 9 сентября 2017 > № 2301549

Сегодня в г. Астане Премьер-Министр Республики Казахстан Бакытжан Сагинтаев провел встречу с представителями бизнес-структур Турции. Среди них руководители крупнейших турецких холдингов «Calik Holding», «Yildirim Holding», «Yildizlar SSS Holding», «Agrobest Group» и другие, передает primeminister.kz.

В ходе встречи были обсуждены вопросы реализации совместных инвестиционных проектов по производству строительных материалов, машиностроительной продукции, химической промышленности, горно-металлургического сектора, энергетики и агропромышленного комплекса.

Товарооборот между Казахстаном и Турцией за 6 месяцев текущего года составил 925,1 млн долл. США, что на 36,1% выше, чем за аналогичный период предыдущего года. Экспорт из РК в Турцию за этот период вырос на 53,8% и составил 563,3 млн долл. США. С 2005 г. по 1 квартал 2017 года валовый приток прямых инвестиций из Турции в Казахстан составил 2,1 млрд долл. США. За первое полугодие 2017 года в Казахстане зарегистрировано 4114 юр. лиц, филиалов и представительств с турецким участием.

При активном участии Казахстанско-турецкой межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству (МПК) на сегодняшний день согласован новый проект Протокола совместной экономической программы «Новая синергия», который включает в себя 26 совместных инвестиционных проектов на сумму порядка 1 млрд долл.США.

В целом на сегодняшний день общий пакет казахстанско-турецких инвестиционных инициатив включает 70 проектов на общую сумму 2,7 млрд долларов США, из которых 31 реализованы, и порядка 40 проектов являются реализуемыми и перспективными.

Казахстан. Турция > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 9 сентября 2017 > № 2301549


Турция. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 сентября 2017 > № 2301793

Президент Турции Тайип Эрдоган назвал выпадом против Анкары обвинение в нарушении санкций против Ирана, которое было предъявлено в США бывшему министру экономики Турции Мехмету Заферу Чаглаяну.

Ранее минюст США заявил, что американские власти обвинили Чаглаяна, бывшего главного управляющего турецкого госбанка Сулеймана Аслана и еще двух человек в нарушении американских санкций против Ирана. Американские прокуроры считают, что четверо подозреваемых вступили в сговор, чтобы использовать финансовую систему США для осуществления многомиллионных сделок в интересах правительства Ирана и иранских предприятий, что было запрещено санкциями США.

"Это странная история, комментировать ее в юридическом смысле также странно. Обвинения США в адрес нашего бывшего министра я расцениваю как выпад против Турции. Его обвиняют за Иран. Но Иран для нас никогда не был страной, к которой мы применяем санкции. У нас тесные торговые связи, мы покупаем там энергоносители. Этот шаг – полностью политический. Они должны это пересмотреть. От таких шагов плохо пахнет", — сказал Эрдоган журналистам.

Турция. Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 8 сентября 2017 > № 2301793


Казахстан. Азербайджан. Турция. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > dknews.kz, 7 сентября 2017 > № 2301579 Шахмар Мовсумов

Международный форум суверенных фондов благосостояния, проходящий в Астане, собрал видных экспертов, экономистов из России, Турции, Китая, США и других стран. Один из участников - исполнительный директор Государственного нефтяного фонда Азербайджана Шахмар Мовсумов. В кулуарах форума в интервью он рассказал об инвестиционной стратегии фонда, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

- Вы знаете ситуацию по инвестициям ЕНПФ в Международный банк Азербайджана, была информация, что одним из источников погашения будет ваш фонд. Принято ли официальное решение по этому вопросу, как это будет происходить?

- По международному банку Азербайджана, вы знаете, что ситуация была такая, что этот банк был в очень сложном состоянии. И правительство Азербайджана приняло решение его реструктурировать. Я знаю, что деньги из Казахстана были в этом банке, деньги Нефтяного фонда Азербайджана тоже были в этом банке. И в результате реструктуризации нефтяной фонд, так же, как и внешние инвесторы, понес определенные убытки. Около 20 % общей суммы инвестиций в этот банк были списаны, и мы как бы еще раз показали, что правительство Азербайджана не делает разницы между своими инвесторами и зарубежными. Точно такой же подход был и к нам. План реструктуризации утвержден, и по-моему процесс уже начался. Первые операции уже начали совершаться. Более 90% инвесторов проголосовали за план реструктуризации, это говорит о том, что большинство считает этот план справедливым.

- Есть мнение, что нефтяные фонды не нужны государству, необходимо раздать деньги гражданам.

- Создание этих фондов имеет очень серьезную научную базу. Если посмотреть за последние 50 лет, очень много можно найти академической литературы, которая конкретно указывает, что те страны, которые не пытаются управлять этими доходами в централизованной форме, они отстают от других стран по уровню экономического развития. Потому что большой объём поступлений в короткий срок дестабилизируют экономику, приводит к удорожанию национальной валюты, к тому, что частный сектор становится неконкурентным. Это и есть объективные предпосылки для создания этого фонда. Раздавать деньги, конечно можно, но ни к чему хорошему это не приведет.

Многие страны уже на своем опыте показали, что это неправильный подход, поэтому те подходы, которые сегодня используются в Азербайджане и в Казахстане, в частности, они очень правильные, взвешенные, дальновидные. И с точки зрения экономической целесообразности абсолютно обоснованы.

- Наши экономики похожи. У нас тоже есть Национальный фонд, который аккумулирует нефтяные доходы. Расскажите о вашем фонде, из каких поступлений он состоит и куда инвестирует?

- Нефтяной фонд Азербайджана был создан в 1999 году, основной источник фонда - поступления от продажи нефти и газа, которые попадают на долю государства. С момента основания фонда поступило свыше 130 млрд долларов, из которых около 75% были направлены на инфраструктурные проекты, проекты развития, и около 25% сохранены. Сегодня в фонде 35 млрд долларов, фонд по законодательству не имеет право инвестировать внутри Азербайджана. Все наши инвестиции международные, глобальные, мы имеем достаточно диверсифицированный портфель, размещаем по всему миру, по разным видам активов.

- Какой у вас лимит средств, который ежегодно направляется на развитие экономики?

- Такого лимита у нас нет. Но правительство совместно с фондом работает над разработкой специальной формулы, в соответствии с которой будет рассчитываться этот верхний предел использования нефтяных доходов. К концу года мы планируем, что эта формула, это фискальное правило, скажем так, будет разработано и утверждено.

- Какие сектора экономики привлекательны для вашего фонда?

- Как я сказал, фонд по мандату является фондом национального благосостояния и, соответственно, мы не инвестируем в конкретные проекты, мы являемся финансовым инвестором, мы это делаем через фонды, акции. Большая часть наших денег инвестирована в инструменты с фиксированной доходностью, в акции крупнейших компаний мира, мы инвестируем в недвижимость, владеем зданиями в Лондоне, Париже, Токио, Сеуле, разных городах мира.

Соответственно, очень широкое поле для инвестиций. Если брать конкретно, в какие фонды инвестировали в последние годы, то это Глобальный инфраструктурный фонд, которые вкладывает деньги в крупные инфраструктурные проекты по всему миру, в Фонд изменения климата.

- Это не убыточно?

- Нет, вы знаете, есть очень много проектов, так называемая «зеленая экономика», которая приносит реальный доход. Это производство электроэнергии альтернативным способом. Да, во многих странах они, конечно, субсидируются, но для инвестора это все равно прибыльно.

- В какие сферы выгодно вкладывать инвесторам в Азербайджане?

- Во все сферы, Но естественно, в традиционную - это сельское хозяйство. Оно у нас сильно развито, информационные технологии, и конечно, туризм. В последние годы он стал одним из быстроразвивающихся секторов. Я думаю, что есть очень много хороших возможностей.

- Спасибо за интервью!

Казахстан. Азербайджан. Турция. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > dknews.kz, 7 сентября 2017 > № 2301579 Шахмар Мовсумов


Азербайджан. Евросоюз. Турция > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297801

Готовность Трансадриатического газопровода оценивают более чем на 50%. Скоро начнутся морские работы.

Проект строительства Трансадриатического газопровода (TAP) реализован более чем на 50%.

Об этом 6 сентября 2017 г сообщает Axpo, которая является 1м из акционеров TAP.

По информации Axpo, строительство магистрального газопровода (МГП) TAP идет в соответствии с графиком, и МГП будет готов транспортировать газ с азербайджанского месторождения Шах Дениз в Европу в 2020 г.

Axpo готовится к своей роли транспортировщика и покупателя азербайджанского газа начиная с 2020 г.

Работы по строительству морской части МГП TAP начнутся в 2018 г.

В 2019 г специалисты намерены начать газопровода и запустить его в эксплуатацию.

МГП ТАР стоимостью 4,5 млрд евро - часть проекта Южный газовый коридор (ЮГК).

Газопровод будет соединен с Трансанатолийским газопроводом (TANAP) на турецко-греческой границе.

Маршрут газопровода TAP пройдет по территории Греции, Албании, по дну Адриатического моря, а затем направлен на юг Италии.

Протяженность трубопровода составляет 878 км, из которых 550 км будет проложено по территории Греции, 215 км - Албании, 105 км - по дну Адриатического моря и 8 км - по территории Италии.

Первоначальная мощность TAP составит 10 млрд м3/год газа с возможностью увеличения в 2 раза.

Акционеры ТАР: BP - 20%, SOCAR - 20%, Snam - 20%, Fluxys - 19%, Enagás - 16%, Axpo - 5%.

Азербайджан. Евросоюз. Турция > Нефть, газ, уголь > neftegaz.ru, 6 сентября 2017 > № 2297801


Германия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 августа 2017 > № 2299311 Зигмар Габриэль

В Германии не место борьбе культур, устроенной Эрдоганом

Зигмар Габриэль, Хайко Маас | Der Spiegel

В совместной статье, опубликованной на сайте Der Spiegel, министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль и министр юстиции Хайко Маас требуют ужесточения контроля над союзами и мечетями, поддерживающими президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

"Мы должны более подробно узнать о том, какие ценности и политические взгляды пропагандируются в мечетях и общинах на территории Германии, находящихся под контролем Турции. Параллельно с радикализацией политики Эрдогана произошла смена курса и здесь, в Германии", - указывают министры, имея в виду, в частности, возникновение на территории ФРГ организаций и сетей с неясной структурой.

"Мы должны следить за тем, чтобы мусульманская община в Германии не попала под влияния президента Турции. Государственное турецкое телевидение, к сожалению, нередко предоставляет туркам, проживающим у нас в Германии, искаженную картину происходящего в Турции", - уверены авторы публикации.

В этой связи члены федерального правительства в целях формирования более объективной политической картины предлагают обеспечить гражданам Германии турецкого происхождения доступ не только к пропагандирующим курс Эрдогана турецким СМИ, но и к европейским, придерживающимся принципа плюрализма.

"Риторика Эрдогана, касающаяся образа врага, очернение тех, кто оказывает ему неповиновение, как "неверных" и "предателей родины", представляет собой угрозу демократической культуре Германии", - считают Габриэль и Маас.

"Мы должны дать отпор влиянию, которое оказывают на турецкую общину в Германии подстрекатели с турецкой стороны, с такой же силой, с какой мы по закону решительно преследуем преступную террористическую и экстремистскую деятельность на территории ФРГ таких турецких организаций, как Курдская рабочая партия", - говорится в статье.

Кроме того, министры призывают "позаботиться о том, чтобы выходцы из Турции нашли свою нишу в наших политических партиях".

"Сегодня мы наблюдаем, как в Турции попираются права человека, - аргументируется это религиозными догмами. Мы просто не можем импортировать в Германию столь опасную идеологию через отдельные мечети", - уверены авторы материала.

По их мнению, провокации Эрдогана нацелены на то, чтобы "втянуть наших турецких друзей в Германии в борьбу культур".

"Германия должна досконально проверить, кому она оказывает финансовую и иную поддержку. Мы ни в коем случае не должны допускать формирования параллельных обществ", - говорится в статье.

Германия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 августа 2017 > № 2299311 Зигмар Габриэль


Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 августа 2017 > № 2278630

В турецком Измире открылась очередная (86-я по счету) международная выставка-ярмарка. В последние годы Россия успешно участвует в таких мероприятиях. Ее делегации привозят сотни, а то и тысячи контрактов на миллиарды долларов. Неудивительно, что и в этой ярмарке принимают участие практически все основные российские промышленные предприятия. Главная тема ярмарки — энергетика. А это сегодня — большая политика.

Одновременно с ярмаркой проходит российско-турецкий деловой форум. Это логично. Поскольку подавляющее большинство российских предпринимателей, работающих на турецком рынке или планирующих на него выходить, все равно будут присутствовать на ярмарке, представительная правительственная делегация, включающая отраслевых министров и руководителей российских регионов, там совсем не помешает. Возникающие вопросы можно будет решать на месте с участием всех заинтересованных сторон.

Но есть нюанс. Российскую делегацию на деловом форуме возглавил министр энергетики Александр Новак. А это уже указание на то, что Россия считает наиболее перспективным направлением двустороннего сотрудничества.

Что ж, сегодня любой гражданин России, изредка слушающий (читающий, смотрящий) новости, знает, что Россия будет строить в Турции АЭС, что вовсю идет строительство газопровода "Турецкий поток", который собираются ввести в строй раньше планового (2019 год) срока, что за восемь месяцев текущего года "Газпром" почти на четверть (22,4%) увеличил поставки газа в Турцию по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Мы также знаем, что в политическом плане Турция занимает конструктивную позицию в вопросах сирийского урегулирования и критикует западную практику антироссийских санкций.

Но любой гражданин России легко вспомнит, что совсем недавно Турция была настроена по отношению к России (в частности, из-за поддержки Москвой Ассада) враждебно, что Россия сама вводила против Турции экономические санкции. И сделает логичный вывод: сегодняшний союз ситуативен и с изменением общей политической обстановки может быть дезавуирован так же быстро, как оформился.

При этом не требует доказательств утверждение, что союзная Турция для России выгоднее, чем враждебная.

Во-первых, в таком случае для российского флота будут открыты Босфор и Дарданеллы. Международные конвенции, которые сейчас обеспечивают свободный проход российских кораблей через турецкие проливы, могут быть в любой (особенно в кризисный) момент денонсированы или их действие приостановлено. Кстати, в ходе антироссийских провокаций с участием турецких ВВС в 2015 году именно на закрытие проливов для российского флота рассчитывали наши враги и активно подталкивали к такому решению Анкару.

Во-вторых, Турция — не только приграничное государство (пусть и отделенное от России нейтральными водами Черного моря, но предельно близкое), но и один из активных региональных игроков. Российско-турецкий союз гарантирует спокойствие и стабильность в Закавказье, обеспечивает безопасность Крыма и нейтрализует любую антироссийскую активность на Украине. В случае если Турция будет враждебна в отношении России, защита южных границ и поддержка уже не стабильности, а баланса сил в Закавказье потребует избыточного военного присутствия отнюдь не резиновых российских вооруженных сил на Юго-Западе России, в Крыму и на Кавказе.

В-третьих, союз с Турцией и Ираном обеспечивает в перспективе надежное урегулирование сирийского кризиса, прочный мир и присутствие России в стратегически важном для нее регионе Ближнего Востока.

В-четвертых, такой союз выбивает из рук НАТО и США "турецкий козырь" в виде выгодного (блокирующего Россию) географического положения и сильнейшей и самой боеспособной армии в Европе.

В-пятых, к Турции культурно и исторически тяготеют тюркские народы Кавказа и Средней Азии. Союз с ней обеспечивает дружественную России политику Анкары и в этом вопросе. Что значительно лучше конкуренции за влияние на территориях от Каспия до монгольской границы.

И как же превратить Турцию из ситуативного союзника в постоянно стратегического партнера?

Политическая конфигурация, а с ней и оценка государством своих политических интересов и перспектив той или иной ориентации способны внезапно и драматически меняться. Экономическое сотрудничество обеспечивает более глубокие отношения. Но и их бывает не только можно, но и нужно разорвать. Например, Россия легко отказалась от турецких помидоров, которые, в отличие от турецких строителей и туристических компаний, так и не вернулись пока на российский рынок. В свою очередь, Турция всегда может заменить условные КамАЗы немецкими или американскими грузовиками.

То есть если возникнет политическая необходимость, такое экономическое взаимодействие может быть почти моментально похоронено.

Но есть более чувствительные сферы экономического сотрудничества, которые обеспечивают надежное партнерство на десятилетия, а то и на века.

Cотрудничество в военной сфере, в том, что касается высокотехнологичных образцов вооружения. Здесь, как мы знаем, достигнуто согласие о поставке в Турцию комплексов ПВО/ПРО С-400.

Система противовоздушной обороны — не автомат. Ее строят если не навсегда, то на десятилетия. Арабские страны до сих пор используют советские системы ПВО, поставленные им еще в конце 60-х — начале 70-х годов, хоть самого Союза нет уже больше 25 лет. И советские самолеты у них на вооружении стоят. Потому что если вы наладили систему, обучили специалистов и запустили их воспроизводство, если у вас есть контракты на обслуживание и модернизацию системы, то вы сто раз подумаете, стоит ли тратить огромные деньги на замену системы и переобучение всего личного состава во всех ее звеньях и на всех иерархических этажах.

Также на десятилетия запускаются в работу атомные станции. При этом вы зависите от строителя в вопросах не только подготовки персонала и запуска объекта, но и обслуживания, поставок топлива, продления ресурса и в конце концов закрытия и утилизации станции после окончания работы. В нынешнем формате это как минимум 50-70 лет.

Наконец третья сфера — это поставки энергоносителей. Причем не только вам непосредственно, но и через вас на рынки третьих стран, когда вы выступаете одновременно как потребитель и тразитер.

США не случайно активно боролись против еще советско-европейского проекта "Газ-трубы". Им удалось осложнить его реализацию, но не получилось его отменить. С тех пор Россия давно не зависит от европейских поставок труб, но Европа с каждым годом становится все более зависимой от поставок российского газа, который сегодня закрывает уже треть европейского потребления. При этом доля России продолжает расти.

В результате ЕС хотя и не стал особо дружественным в отношении России, но Европа вынуждена даже оппонировать Москве с особой осторожностью. И как только дело доходит до возможной блокады поставок газа, которую неоднократно пыталась организовать Украина в ходе многочисленных "газовых войн" с "Газпромом", позиция Германии, а за ней и ЕС начинает чудесным образом совпадать с позицией России.

Дело в том, что российский газ можно заменить другим. Но нельзя получить за другой столь же привлекательную цену. Поэтому построенные еще СССР газопроводы исправно качают в ЕС газ, а европейские компании совместно с российскими партнерами активно тянут новые нитки (в том числе и в обход ненадежной Украины). И сколько над этим США не бьются, решить эту проблему не могут. Ни продавленный через Еврокомиссию "Третий энергопакет", ни прямые санкции США за сотрудничество с Россией в области энергетики, ничто не останавливает европейцев. Они ребята практичные и, в отличие от Украины, которая ради идей майдана отказалась и от российского газа (не полностью), и от российских рынков (навсегда), за свое право получать газ по привлекательной цене готовы бороться даже с США, которым открыто угрожают санкциями, если те будут мешать работать с "Газпромом" и участвовать в прибыльных проектах с другими российскими энергетическими компаниями.

А теперь обратите внимание. Высокотехнологичное оружие, атомная энергетика, поставки газа и газовый транзит — именно те сферы, в которых Россия наиболее активно сотрудничает с Турцией (кстати, и с Ираном тоже).

Так что США не зря бьются в истерике.

В то время как они растеряли своих союзников на Ближнем Востоке, Россия создает прочный региональный союз и связывает его торгово-экономическими интересами, действие которых продлится ближайшие сто лет.

Ростислав Ищенко, обозреватель МИА "Россия сегодня"

Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 августа 2017 > № 2278630


Германия. Испания. Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 19 августа 2017 > № 2278615

Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) в субботу, 19 августа, в телефонном разговоре со своим испанским коллегой Альфонсо Дастисом Кеседо выразил беспокойство о судьбе немецкого писателя турецкого происхождения Догана Аханли (Dogan Akhanli). Тот был накануне задержан правоохранительными органами Испании по требованию Турции.

Габриэль попросил Кеседо не выдавать писателя Турции и включить Берлин в процедуру принятия решения о депортации гражданина Германии. Кроме того, глава немецкого МИД попросил коллегу помочь как можно скорее оказать консульскую поддержку писателю. Ранее с этой же просьбой обратилось к испанским властям посольство ФРГ в Испании.

"Охота на критические умы"

Причиной задержания писателя стало уголовное дело, открытое против гражданина Германии властями Турции, которые объявили его в розыск по линии Интерпола. Адвокат Аханли заявил, что дело против его подзащитного имеет политическую подоплеку и охарактеризовал его как "целенаправленную охоту, которую турецкое правительство ведет в отношении критически настроенных умов в Европе".

Доган Аханли живет в Германии с 1991 года, немецкое гражданство он получил вскоре после своего переезда в ФРГ. Турецкого гражданства у Аханли нет. Одной из главных тем его произведений является геноцид армян в Османской империи в начале XX века и отрицание этого факта правительством Турции.

Германия. Испания. Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 19 августа 2017 > № 2278615


Казахстан. Турция. Китай > Легпром > kapital.kz, 14 августа 2017 > № 2275196

За полгода в Казахстан завезено одежды на $144,3 млн

Почти 79% импорта продается в Алматы

Казахстанцы начинают одевать отечественное: в 10 регионах местное производство одежды в разы превосходит импорт. Однако средний показатель по стране все еще уступает импорту в три раза. В Алматы объем импорта одежды в 18 раз превышает собственное производство, пишет Finprom.kz.

С января по июль текущего года в страну было завезено одежды на 144,3 млн долларов, что на 0,7% меньше аналогичного периода прошлого года. Из этого объема 78,5% (или 113,3 млн долларов) ушло в Алматы.

Импорт обуви увеличился в два раза и составил 108 млн долларов. Импорт женской одежды в стоимостном выражении на 26% превышает импорт мужской.

По итогам первого полугодия почти 80% всей импортной одежды было завезено из Турции, Китая, Бангладеш, Италии и Узбекистана.

Импорт турецкой одежды сократился на 28% и составил 37,2 млн долларов. Импорт одежды из Китая составил 33 млн долларов, увеличившись на 9%.

Импорт одежды из Бангладеша вырос на 45% и составил 22 млн долларов. Ввоз итальянской одежды вырос на 23%, до 10,8 млн долларов. Импорт одежды из Узбекистана сократился на 13%.

Женская одежда большей частью импортируется из Турции и Китая, тогда как мужская — из Бангладеш. Более 40% импорта детской одежды идет из Бангладеш, 10% - из Китая, 1 — из Италии.

Около 35% импортных пальто, курток и плащей привозится из Китая, 17% - из Бангладеш и 15% - из Италии. 30% импортных костюмов приходит из Турции, 16% - из Бангладеш, 11% - из Китая и 9% - из Италии. 30% импортных рубашек завозится из Турции, 28% - Бангладеш, 9% и 6% - производства Китая и Италии соответственно. Почти 50% маек и футболок завозится из Китая и 14% из Турции.

Отметим, что из Китая также идет 93% всех импортных перчаток и рукавиц, 84% платков и 73% носков.

Рынок импортной одежды в Казахстане превосходит собственное производство почти в 3 раза. Если за полгода было произведено одежды на сумму 16 млрд тенге, то импортировано было на 45,5 млрд тенге, из которых 35,7 млрд тенге приходится на Алматы.

Отметим, что в Алматы рынок импортной одежды превосходит собственное производство почти в 18 раз. На один квадратный метр торговой площади Алматы приходится 2,4 тысячи тенге одежды местного производства и 43 тысячи тенге импортной одежды. Для сравнения среднереспубликанский показатель составляет 2,3 тысячи тенге и 6,4 тысячи тенге соответственно. Цены на одежду в Алматы выше средних по республике на 36%.

Также объем импорта одежды преобладает над местным производством в Атырауской области в 5 раз, в Астане — в 2,5 раза, в Жамбылской области почти в 2 раза и в Южно-Казахстанской области на 36%, в Алматинской области на 4%.

Тем временем в 10 регионах РК наблюдается обратная ситуация — местное производство в разы превосходит импорт. В Северо-Казахстанской области объем собственного производства выше импорта более чем в 1000 раз. За полгода объем производства одежды в Северо-Казахстанской области составил 1 млрд тенге, в то время как импорт иностранной одежды составил лишь 971 тысячу тенге. На 1 квадратный метр торговой площади Северо-Казахстанской области приходится 5,3 тысячи тенге одежды местного производства и лишь 4,8 тенге импортной.

Также в Павлодарской области местное производство превосходит импорт более чем в 200 раз, в Кызылординской области почти в 80 раз, в Западно-Казахстанской области почти в 50 раз, в Акмолинской области почтив 30 раз и в Мангистауской в 20 раз.

Казахстан. Турция. Китай > Легпром > kapital.kz, 14 августа 2017 > № 2275196


Азербайджан. США. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2017 > № 2261980 Александр Шустов

Азербайджан бросает вызов «Турецкому потоку»

США пытаются использовать проект «Южного газового коридора», предназначенного для поставки каспийского газа в Европу, как инструмент противодействия строительству новых российских газопроводов.

Стамбульский нефтяной конгресс

9-13 июля в Стамбуле состоялся 22-й Всемирный нефтяной конгресс, в котором активное участие приняла одна из ключевых нефте- и газодобывающих республик бывшего СССР – Азербайджан. Официальный Баку использовал конгресс для продвижения своего ключевого на сегодняшний день газового проекта – строительства газопровода TANAP (Trans-Anatolian Natural Gas Pipeline), который должен обеспечить независимый от России транзит газа в страны ЕС через территорию Турции. Планы Баку в целом соответствуют и политике США, которые хотели бы использовать TANAP для противодействия строительству новых российских газопроводов, обходящих территорию Украины.

10 июля в Стамбуле состоялась встреча президента Азербайджана Ильхама Алиева с государственным секретарем США Рексом Тиллерсоном. Ее ключевой темой стала ситуация с реализацией проекта «Южный газовый коридор», составной частью которого является газопровод TANAP. «Рекс Тиллерсон отметил, что США и впредь будут поддерживать реализацию этого проекта», – сообщает по итогам переговоров пресс-служба президента Азербайджана.

Как отмечают российские аналитики, Вашингтон фактически стремится втянуть Баку в «энергетическую игру» с Москвой, помешав с помощью реализуемого вместе с Грузией и Турцией проекта TANAP строительству «Турецкого потока» и «Северного потока-2».

Рекс Тиллерсон, вплоть до недавнего времени возглавлявший крупнейшую американскую нефтегазовую корпорацию «ExxonMobil», лишь следует прежней политике США, проводимой ими в отношении южных стран СНГ с момента распада СССР.

Ее главный смысл – преодоление транспортно-коммуникационной и торгово-экономической ориентации республик Средней (Центральной) Азии и Закавказья (Южного Кавказа) на Россию и их последующий отрыв от нее. В рамках этой политики в 2000-е гг. были построены нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум, связавшие нефтегазовые месторождения Азербайджана с Грузией и Турцией в обход России. TANAP же является лишь продолжением этой политики.

Южный газовый коридор

«Южный газовый коридор» – проект строительства сети газопроводов, которые должны обеспечить независимые от России и Украины поставки газа из Каспийского бассейна в Европу. Его предшественником был проект газопровода «Набукко», который также должен был связать Азербайджан с Европой через территорию Турции. Однако «Набууко» так и не был построен из-за проблем с ресурсной базой и согласованием технических деталей. По сути TANAP является видоизмененной версией «Набукко», которая на первоначальном этапе рассчитана на более скромные объемы транзита газа. Но его смысл как альтернативного России маршрута поставок газа в ЕС остается все тем же.

«Южный газовый коридор» по словам И. Алиева состоит из четырех частей. Первой из них является азербайджанское газовое месторождение «Шахдениз», которое должно стать основной ресурсной базой газопровода. Второй – соединяющий Азербайджан с Грузией Южнокавказский газопровод. Третьей – сам газопровод TANAP, трасса которого пройдет через Турцию до греческой границы. Четвертая часть – Трансадриатический газопровод (TAP), который пройдет через Грецию, Албанию и Адриатическое море до Италии. При этом готовность «Шахдениз» составляет в настоящее время 93%, Южнокавказского газопровода – 87%, TANAP – 77%, а Трансадриатического газопровода – 44%. Завершить строительство ключевого проекта «Южного газового коридора» – TANAP – планируется к началу 2018 г.

В проекте «Южный газовый коридор» участвуют семь стран – Азербайджан, Грузия, Турция, Болгария, Греция, Албания и Италия. Еще три балканские страны, по словам И. Алиева, могут присоединиться к проекту в будущем.

При этот как минимум четыре из этих семи стран – Турция, Болгария, Греция и Италия – должны были получать российский газ по «Южному потоку», свернутому в 2014 г. из-за позиции Болгарии и ЕС. На смену ему пришел «Турецкий поток», вторая нитка которого также должна снабжать газом Южную Европу. Между тем, 11 июля азербайджанский ресурс trend.az сообщил, что Анкара считает приоритетными проектом именно TANAP, а не «Турецкий поток». «TANAP в дальнейшем позволит транспортировать не только азербайджанский газ в Турцию и Европу, но и газ из ближневосточных стран в Европу» – цитирует trend.az неназванный источник в администрации Р. Эрдогана.

Газа не хватает

Однако у TANAP есть одна большая проблема – ему остро не хватает ресурсной базы. Проектная мощность газопровода составляет 16 млрд куб. м. в год, из которых 6 млрд предназначены для Турции и 10 млрд – для Южной Европы. Ресурсной базой TANAP пока является только азербайджанский газ, добываемый в рамках проекта «Шахдениз-2». Но способность Азербайджана заполнить газом TANAP на Западе вызывает сомнения. И. Алиев в своем выступлении в Стамбуле заявил, что доказанные запасы газа в Азербайджане составляют 2,6 трлн куб. м. В то же время, по данным ВР Statistical Review of World Energy, совокупные запасы природного газа в республике на конец 2016 г. составляли всего 1,1 трлн куб. м. Причем за январь-май 2017 г. добыча газа в Азербайджане упала на 6%.

Надежды на то, что TANAP удастся заполнить газом, добываемым в Израиле или Иракском Курдистане, пока выглядят призрачными из-за его стоимости или все той же недостаточности ресурсной базы. Еще менее реальной является возможность получения туркменского газа, поскольку строительства газопровода по дну Каспия, правовой статус которого до сих пор не урегулирован, не допустят Москва и Тегеран. Большими запасами газа располагает Иран, но он в проекте TANAP участвовать отказался.

Ввиду этого существенную конкуренцию «Газпрому» азербайджанский газ вряд ли составит. Что касается геополитической переконфигурации Южного Кавказа, которую может вызвать запуск TANAP, то после ввода в строй нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровода Баку-Тбилиси-Эрзурум больших изменений здесь ожидать не стоит.

Александр Шустов, кандидат исторических наук

Источник – Евразия Эксперт

Азербайджан. США. Турция. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 3 августа 2017 > № 2261980 Александр Шустов


Турция > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 24 июля 2017 > № 2254492

В Турции газета Cumhuriyet предстает перед правосудием

Мари Жего | Le Monde

Девятнадцать журналистов и сотрудников самой старой турецкой газеты находятся под угрозой 43 лет заключения за "поддержку терроризма". Судебный процесс над ними открылся в понедельник, пишет корреспондентка Le Monde в Стамбуле Мари Жего.

Из 19 подследственных 12 находятся в тюрьме (большинство уже около девяти месяцев), шестеро находятся на свободе, и лишь один Джан Дюндар, бывший главный редактор Cumhuriyet, сейчас скрывается в Германии и осужден заочно, говорится в статье.

Всем угрожает до 43 лет заключения за то, что они, согласно обвинительному акту, поддержали три террористические организации, а именно - движение проповедника Фетхуллаха Гюлена (обвиненного в том, что он являлся направляющим центром попытки переворота 15 июля 2016 года), запрещенную Рабочую партию Курдистана (РПК) и левую террористическую группку из "Революционной народно-освободительной партии-фронта" (DHKP-C), передает журналистка.

На самом деле обвиненные журналисты беспрестанно обращали свое перо против терроризма во всех его проявлениях. Обвинительный акт основывается на их статьях в прессе, телефонных звонках, твитах, а также на некоторых их заявлениях. Ни одного объективного свидетельства их причастности к террористической организации в досье не фигурирует, отмечает Жего.

"Процесс основан на совершенно раздутых обвинениях. Исламо-консервативная власть стремится напугать интеллектуалов, оппозиционеров, молодежь и все, что осталось от оппозиции, с целью посеять страх", - считает Бедри Байкам, известный в Стамбуле художник и владелец картинной галереи, поддерживающий идеи Народно-республиканской партии (CHP), занимающей кемалистские позиции и основанной Ататюрком, к которой близка газета Cumhuriyet, говорится в статье.

Правительство, управляющее страной на основании указов о введении чрезвычайного положения 20 июля 2016 года, игнорирует критические замечания. Чрезвычайное положение недавно было снова продлено на три месяца, и президент Эрдоган уверил, что так будет продолжаться до тех пор, пока Турция не достигнет "благополучия и мира". После попытки государственного переворота 15 июля 2016 года более 160 журналистов находятся в тюрьме и 150 СМИ были закрыты, сообщает автор статьи.

"2016 год был не только посвящен отстранению от публичной сферы образованных людей - учителей, преподавателей университетов, но еще была сделана попытка уничтожения элементарной способности человеческого существа к размышлению", - изобличает молодая писательница Эдже Темелкуран в обзоре, опубликованном 21 июля на страницах британского издания The Guardian.

Одиннадцать человек были арестованы по всей стране за то, что они носили футболку со словом "герой", написанным большими буквами, власти усмотрели в этой моде некую скрытую поддержку виновникам неудавшегося путча, полагает журналистка.

Выяснилось, что большая часть "героев" были схвачены по доносу - такая практика повсеместно поощряется властями. По доносу 5 июля на острове Бююкада были арестованы и десять турецких активистов-правозащитников, в числе которых глава представительства Amnesty International в Турции Идиль Эсер, а также два преподавателя (один швед и один немец), говорится в статье.

"Страх теперь у нас в крови", - рассказывает служащий Хасан (имя изменено), который ощущает, будто он "постоянно в чем-то виновен". В его учреждении "вошло в моду выкладывать в соцсетях как можно больше фотографий, подтверждающих присутствие служащих на больших собраниях, организованных AKP (правящая с 2002 года Партия справедливости и развития Эрдогана. - Прим. Le Monde.). Эти свидетельства послужат нам защитой в тот день, когда..."

Турция > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 24 июля 2017 > № 2254492


Турция > Армия, полиция > carnegie.ru, 17 июля 2017 > № 2247085 Екатерина Чулковская

Год попытке переворота в Турции: что это было и что из этого стало

Екатерина Чулковская

Прошлогодний июльский путч – парадоксальное явление: вроде бы переворот был предотвращен и демократия одержала верх над военной хунтой. Но спустя год можно сказать, что происходящее в стране ничем не отличается от полноценного военного переворота и все больше турок воспринимают случившееся не как один, а как два конкурирующих переворота, в борьбе которых демократическая Турция потерпела поражение

Год назад, в ночь с 15 на 16 июля, в Турции была предпринята попытка государственного переворота. Группа военных попыталась силой захватить власть в стране. Но им это не удалось – откликнувшись на призыв президента Эрдогана, тысячи людей вышли на улицы поддержать действующее руководство. Более 250 человек погибли в ходе противостояния, а его итог в Турции тогда называли победой демократии – турецкий народ выступил единым фронтом, понимая, что, какой бы плохой ни была нынешняя власть, она все же лучше, чем военная хунта. Но уже вскоре разгром путчистов обернулся укреплением личной власти Эрдогана, и теперь все больше турок воспринимают случившееся не как один, а как два конкурирующих переворота, в борьбе которых демократическая Турция была обречена на поражение.

Кто против кого

Хотя прошлогоднюю попытку переворота по традиции называют военной, не меньшую роль в ней сыграл конфликт между разными движениями турецких исламистов. По версии лидеров правящей исламистской Партии справедливости и развития, взбунтовавшиеся части военной полиции и ВВС тогда действовали по распоряжению известного турецкого богослова Фетхуллаха Гюлена.

Гюлен, который с конца 1990-х годов живет в США, влиятельная фигура не только в Турции, но и во многих других странах, где у его движения «Хизмет» немало последователей. В первое десятилетие правления Эрдогана Гюлен тесно сотрудничал с исламистским руководством Турции. При попустительстве турецких властей движение Гюлена на протяжении многих лет активно внедряло своих людей в судебную и образовательную систему Турции, полицию, МИД и так далее. Но в 2013 году пути Гюлена и Эрдогана разошлись: из союзников, разделяющих консервативные исламистские взгляды, они превратились в заклятых врагов. После июльского путча движение Гюлена было признано в Турции террористическим – его стали называть FETO (Fetullahçı Terör Örgütü – Террористическая группировка фетхуллахчистов).

По версии турецких властей, именно FETO стояла за организацией переворота. Эту версию подтвердила и специальная парламентская комиссия, которая занималась расследоваем событий ночи с 15 на 16 июля 2016 года. В опубликованном в мае подробном докладе комиссия, состоящая из представителей всех четырех парламентских партий, делает вывод, что бунт в вооруженных силах начали люди Гюлена.

Правда, версия оппозиционных депутатов более сложная, чем официальная. Они согласны, что за попыткой госпереворота стояло движение Гюлена, но добавляют, что власти Турции знали о готовившемся путче и осознанно не пытались его предотвратить. В альтернативном докладе специальной парламентской комиссии от главной оппозиционной Народно-республиканской партии отмечается, что путч был контролируемым, спрогнозированным и не был подавлен заранее, чтобы достичь определенных целей в интересах правящего режима.

Эту версию подтверждает то, что парламентской комиссии, которая занималась расследованием, власти Турции не дали получить показания главы разведки MIT Хакана Фидана, начальника ВС Турции Хулуси Акара и некоторых других ключевых фигурантов дела, находящихся под стражей. Члены комиссии от правящей Партии справедливости и развития отклонили это требование оппозиции. В свою очередь популярная оппозиционная газета «Джумхуриет» в мае опубликовала свое собственное расследование, согласно которому турецкая разведка знала о готовившемся перевороте.

Своя версия событий есть и у движения Гюлена. Сторонники «Хизмета» полагают, что никакой попытки переворота вообще не было. А была инсценировка властей с целью сплотить вокруг себя турецкое общество и устранить оппозицию. На следующий день после путча Гюлен заявил, что его движение не имеет отношения к попытке переворота, и осудил произошедшее. Сторонники этой версии обращают внимание на то, что еще в мае 2016 года президент Эрдоган предупреждал, что в скором времени движение «Хизмет» Гюлена будет признано террористической организацией. По их мнению, путч был нужен Эрдогану, чтобы воплотить эти планы в жизнь.

Движение Гюлена действительно стало для турецких властей удобным внутренним врагом еще до переворота. На гюленистов без суда и следствия списывают все подряд: сотрудничество с Рабочей партией Курдистана, помощь ИГИЛ (группировка запрещена в РФ), убийство российского посла Андрея Карлова в декабре прошлого года и так далее. Но в случае с попыткой переворота похоже, что обвинения не лишены оснований.

По всей видимости, угрозы Эрдогана окончательно расправиться с движением Гюлена подтолкнули сторонников проповедника и военных-кемалистов из числа оппонентов турецкого режима организовать переворот. Разведка, скорее всего, знала о готовившемся путче, но предпочла ничего не делать для его предотвращения. Логика проста: пусть и ненадолго, но победа над путчистами сплотила турецкое общество, рейтинг Эрдогана вырос и, самое главное, путч дал возможность турецким властям легально устранить своих оппонентов.

Режим 15 июля

Прошлогодний июльский путч – парадоксальное явление: вроде бы переворот был предотвращен и народная демократия одержала верх над военной хунтой, но спустя год можно сказать, что происходящее в стране ничем не отличается от полноценного военного переворота, а возможно, имеет даже худшие последствия.

Сразу после путча в Турции был введен режим чрезвычайного положения, который несколько раз продлевался и продолжает действовать до сих пор. На деле это означает, что власти имеют право задерживать граждан на неопределенный срок без предъявления обвинений, полицейские могут останавливать любого для досмотра, все обязаны иметь при себе удостоверение личности и соблюдать комендантский час.

Борьба с путчистами дала турецким властям основания провести масштабные чистки в самых разных областях общественной жизни. За прошедший год 138 тысяч человек были уволены, 55 тысяч – арестованы, закрыто около двух тысяч образовательных учреждений. Сильнейший удар был нанесен по свободе слова: более 260 журналистов были арестованы, закрыты 149 СМИ. В основном это оппозиционные медиа, связанные с движением Гюлена, а также прокурдские СМИ. Тем не менее такие светские оппозиционные газеты, как «Джумхуриет», «Созджю», «Биргюн» и крупнейший независимый медиахолдинг «Доган», который владеет газетой «Хюрриет» и телеканалом CNN Turk, продолжают работать в привычном режиме.

Эрдоган призывает всех доносить на гюленовцев, объявив это долгом каждого патриота. Родственники и близкие арестованных не имеют возможности обратиться куда-либо за помощью, им самим в любой момент грозит арест.

Чистки и аресты коснулись не только тех, кто так или иначе связан с Гюленом. Турецкий режим прошелся и по другим оппозиционным силам: светским политикам и журналистам, курдским активистам и так далее. В ноябре прошлого года по обвинению в связях с террористами был арестован лидер прокурдской оппозиционной Демократической партии народов Селахаттин Демирташ и его заместитель Фиген Юксекдаг.

В июне был приговорен к 25 годам лишения свободы Энис Бербероглу, депутат Народно-республиканской партии – крупнейшей оппозиционной силы в парламенте. Его обвиняют в разглашении государственной тайны. В 2015 году Бербероглу передал информацию, что турецкая разведка предоставляет оружие сирийским радикалам, газете «Джумхуриет», которая их опубликовала. Арест Бербероглу – это первый случай в турецкой истории, когда депутат самой старой партии современной Турции получил реальный тюремный срок. Приговор показал, что в условиях чрезвычайного положения никто из политических оппонентов турецкого режима больше не может чувствовать себя в полной безопасности.

Турецкая оппозиция слишком разобщена, чтобы успешно сопротивляться концентрации власти в руках Эрдогана. Националистические и исламистские политические силы, за редким исключением, поддерживают нынешний режим. Курды, как и движение Гюлена, попали под жесткие репрессии.

Организованно противостоять властям сейчас способен разве что светский сегмент оппозиции. По инициативе Народно-республиканской партии и ее лидера Кемаля Кылычдароглу в июне состоялся Марш справедливости. Протестующие прошли от Анкары до Стамбула с требованием справедливости для всех тех, кто стал жертвами послепереворотных чисток. Завершивший марш многотысячный митинг в Стамбуле стал крупнейшей акцией протеста со времен попытки переворота. Но и этот митинг не удалось сделать по-настоящему объединяющим для всех оппозиционных сил: хотя организаторы и говорили, что выступают в защиту всех, кто был осужден и уволен после переворота, они предпочли не упоминать про курдских заключенных. Курды, которых в Турции более 20 миллионов, все больше вытесняются из легальной турецкой политики.

Военные, которые в Турции традиционно наводили порядок во время политических кризисов, больше не способны выполнять эту функцию. После путча состав армии сократился на треть, многие представители военной элиты или под арестом, или получили политическое убежище в Европе. Нынешняя армия лояльна Эрдогану. Так же, как и бизнес-сообщество. Турецкие бизнесмены предпочитают не комментировать происходящее в стране: все крупные бизнес-ассоциации так или иначе зависят от действующей власти.

На волне беспрецедентного роста рейтинга Эрдогана после «победы турецкой демократии» властям удалось успешно провести апрельский референдум о поправках в Конституцию, по которым форма правления в Турции меняется на президентскую и полномочия президента значительно расширяются. Идея такого референдума появилась задолго до прошлогоднего путча, но именно общий враг и рост поддержки властей после путча помогли получить необходимые 51,4% за изменение Конституции.

Неудавшийся переворот так сильно изменил страну, что вполне может стать своего рода точкой отсчета в истории новой Турции. Если для старой кемалистской Турции главной датой было 29 октября – день провозглашения Турецкой Республики, то для новой эрдогановской Турции таким знаменательным днем становится 15 июля – день победы турецкой демократии над путчистами, а заодно и всеми остальными внутренними и внешними врагами.

Однако не все в Турции разделяют радость от такой победы. Турецкое общество расколото на два противоборствующих лагеря, это подтверждает и прошедший недавно многотысячный Марш справедливости, и результаты конституционного референдума, где голоса разделились почти пополам – 51% на 49%. Спустя год многие из тех, кто поначалу выступил против путча, разочаровываются в действующей власти, осознавая, что «победа демократии» обернулась ростом авторитаризма, гонениями на оппозицию и ухудшением отношений с Западом. Пока половина Турции отмечает победу демократии, другая половина чувствует себя все более чужими в собственной стране.

Турция > Армия, полиция > carnegie.ru, 17 июля 2017 > № 2247085 Екатерина Чулковская


Азербайджан. Армения. Турция. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241231

Война в Нагорном Карабахе может привести к столкновению держав

Пер Андерс Юхансен (Per Anders Johansen), Aftenposten, Норвегия

В горах, которые разделяют Армению и Азербайджан, новая европейская война — это лишь вопрос времени. Этому конфликту уже сто лет. Одну из сторон поддерживает Россия, другую — Турция.

«Как правило, стреляют они по вечерам. Тогда мы просто спускаемся в подвал и ждем», — говорит 57-летний Йеник из армянского пограничного села Неркин Кармирахпюр (Nerkin Karmiraghbyur).

В паре сотен метров от разваливающегося домика Йеник и ее мужа — азербайджанские позиции.

В этих долинах собирать абрикосы, виноград и гранаты может быть смертельно опасно. Каждую неделю вдоль границы между двумя кровными врагами убивают людей — с помощью пистолетов, минометов, бомб и артиллерии.

«Мы в основном бываем в саду с этой стороны дома. Здесь и выращиваем все, что нам надо», — говорит Йеник.

Самая опасная ситуация за 23 года

Если разразится война, она может стать опаснее, чем можно предположить. На разных сторонах могут оказаться Россия и член НАТО Турция.

«Армения и Азербайджан более близки к войне, чем когда-либо после 1994 года», — констатировала International Crisis Group в недавнем отчете.

Обе страны модернизировали армии с помощью больших закупок у России, заработавшей миллиарды на продаже оружия обеим сторонам. Все переговоры о мире приостановлены, и обе стороны считают, что война неизбежна. Президент Азербайджана уже пообещал вернуть контроль над Нагорным Карабахом всеми возможными способами. Руководители обеих стран пользуются поддержкой, вызывая у населения волну патриотизма и жажду реванша.

«Мусульмане веками пытались нас уничтожить»

Когда команда Aftenposten отправляется в путь по извилистым дорогам вдоль границы между Арменией и Азербайджаном в село Берд, соседи дают нам совершенно понятный совет — не останавливаться.

Хотя мы находимся в 11 милях (1 норвежская миля равна 10 км — прим. ред.) от самопровозглашенной мятежной республики Нагорный Карабах, являющейся ядром конфликта, война тлеет и здесь, среди этих прекрасных пейзажей:

Опустевшие дома-привидения со следами пуль по обе стороны дороги показывают, что война отсюда — на расстоянии в несколько выстрелов. Горы — армянские, равнины — азербайджанские.

Съезды перегорожены ветками: это предупреждение о том, что из-за снайперов и мин свернуть с дороги означает подвергнуть жизнь опасности.

Кто стреляет?

Мы подскакиваем от неожиданности, когда, находясь на рыночной площади города, слышим звук ружейных выстрелов.

«Не бойтесь. Это наши. Мы, все, кто здесь живут, научились различать на слух», — отвечает Анаит Бадалян.

Она и ее муж сопровождают нас дальше, но настаивают на том, чтобы мы ехали на их старой белой «Ладе».

«Тогда наши будут знать, что мы — друзья», — говорит ее муж Давид. Он — спасатель и пожарный.

Прошло несколько месяцев с того дня, когда белые автомобили наблюдателей ОБСЕ были здесь в прошлый раз. Тогда стрельба всегда прекращалась.

Бабушка и внук погибли

На прошлой неделе бабушка-азербайджанка и внук были убиты армянской гранатой в пограничном селе в Азербайджане на границе с Нагорным Карабахом.

Армяне утверждают, что целились в азербайджанскую артиллерию, но азербайджанцы обвиняют мятежную республику в провокации.

А пятницу утром — пока мировые лидеры проводили встречу «двадцатки» — Азербайджан привел свою армию в состояние наивысшей боевой готовности и стал бомбить армянские позиции.

Турция и Россия — по разные стороны

Многое указывает на то, что от новой войны больше выиграет Азербайджан с его армией, оснащенной новым оружием, большим числом жителей и ресурсами, значительно превосходящими те, что есть у соперника. В последние годы военные расходы Баку — больше, чем весь госбюджет Армении.

«В 2100 году Армения опустеет», — написало азербайджанское информационное агентство AzerNews на прошлой неделе. Обе страны ведут ожесточенную информационную войну.

Чем дольше конфликт остается замороженным, чем больше армяне укрепляют свои позиции, тем сильнее становится вероятность того, что Азербайджан никогда не вернет себе районы, утраченные в ходе войны 1992-1994 годов.

Больше всех от сохранения конфликта в нынешнем состоянии выигрывает Россия.

Русские укрепили свою военную базу в Армении и зарабатывают колоссальные деньги на продаже оружия обеим сторонам.

Вместе с тем растущее российское присутствие несет в себе угрозу члену НАТО Турции, которая описывает Азербайджан как «одну нацию, но два государства».

Конфликт в Нагорном Карабахе

Анклав Нагорный Карабах был отдан Азербайджану Сталиным в 1923 году. В 1989 году большую часть населения этого района (76,4 %) составляли армяне.

После распада СССР этнические противоречия обострились. В 1991 году Азербайджан объявил независимость и отменил автономию анклава. Армяне, живущие в Нагорном Карабахе, потребовали присоединения к Армении.

Война 1992-1994 годов унесла 20-35 тысяч человеческих жизней и сделала миллион человек беженцами.

Сегодня Нагорный Карабах в экономическом и военном отношении управляется Арменией, но с точки зрения международного сообщества считается частью Азербайджана.

Для Азербайджана район, из-за которого возник конфликт, равен 20% территории страны, а для Армении — одну треть.

Поэтому конфликт так опасен

Поэтому новая война между Азербайджаном и Арменией может быстро втянуть в конфликт и Россию, и Турцию, члена НАТО.

Россия ранее дала понять, что, если армяне проиграют, она пойдет на военное вмешательство.

Турция со своей стороны никогда не допустит, чтобы армяне продвинулись вперед и заняли новые территории. Ей для переговоров нужно иметь на руках лучшие карты.

У обеих сторон есть ракеты дальнего радиуса действия, которые могут поразить гражданское население больших городов.

Молодая женщина не поддается страху

«Война уничтожает все. Прошлая война все еще убивает», — говорит Анаит Бадалян, женщина, которая решила идти против течения.

Хотя после развала СССР Берд потерял половину населения, Анаит, закончив учебу в Ереванском Университете, предпочла вернуться на родину.

Вместе с фондом Homeland Development Initiative Foundation и почетным консулом Норвегии и Финляндии Тимоти Стрейтом (Timothy Straight) Анаит создала ресурсный центр для женщин Берда и обеспечила примерно 40 женщин работой. Они собираются каждый день, чтобы вязать крючком фигурки маленьких медведей, брелоки и сувениры.

Стрейт приехал в Армению по линии гуманитарной организации 18 лет тому назад, но предпочел остаться, когда его организация отправилась дальше — помогать в других конфликтах.

«Остается только признать, что об этом конфликте мир забыл», — говорит Стрейт.

Четыре дня войны

В апреле прошлого года ежедневные столкновения привели к «четырехдневной войне», которая ясно дала понять, как мало нужно для того, чтобы все началось снова.

Азербайджан взял две важные высоты после того, как обе стороны потеряли несколько сотен солдат. Баку был опьянен победой, 65% населения хотели продолжения войны.

Популярность семьи Алиева, правящей в Азербайджане, возросла, критика коррупции и нарушений прав человека стихла.

В Армении и мятежной республике Нагорный Карабах начались грандиозные внутренние разбирательства, приведшие к масштабной военной реформе и к мощному стремлению к реваншу.

Армянская диаспора за рубежом также вносит свой вклад — она отправила в мятежную республику 11 миллиардов долларов.

Война заставила и армян, и азербайджанцев поверить в возможность «окончательного решения» с помощью оружия, считает International Crisis Group.

Больше всего страдают женщины

«Многие армяне убеждены, что конечная цель Турции и Азербайджана — уничтожить нас. Мусульмане веками на нас нападали. Поэтому мы боимся, что они хотят нас уничтожить», — говорит Анаит.

Армяне по-прежнему помнят геноцид армян в Турции в 1915-1923 годах, когда погибли от одного до полутора миллионов армян.

Нынешнее руководство Турции карает за использование слова «геноцид» и утверждает, что речь тогда шла лишь о «депортациях» в условиях войны.

«У нас есть все оснований бояться уничтожения. Но я отношусь к тем, кто считает, что конфликт нельзя разрешить с помощью оружия», — говорит Анаит.

Азербайджан. Армения. Турция. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 12 июля 2017 > № 2241231


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter