Всего новостей: 2300549, выбрано 1486 за 0.114 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390304 Константин Елисеев

Вопрос Украины к ЕС: скажите, за что мы боремся

Константин Елисеев, EUobserver.com, Бельгия

Через две недели страны Евросоюза и их восточноевропейские друзья соберутся в Брюсселе на пятый саммит Восточного партнерства.

Это может стать знаковым событием, знаменующим новую стратегическую концепцию, новый взгляд на эту инициативу ЕС на многие годы вперед.

За период с 2009 года, когда был запущен этот проект, политическая обстановка кардинально изменилась. Маски сняты. У проекта Восточного партнерства теперь есть явный и злейший враг — Россия.

Этот враг понимает, насколько велик потенциал проекта Восточного партнерства, который может поставить под угрозу его собственные реваншистские интересы.

Россия потрясена преобразующим воздействием мягкой силы Евросоюза на ее соседей и боится его последствий для авторитарного режима в Москве.

Нет ничего удивительного в том, что сегодня каждый восточноевропейский партнер и многие государства-члены ЕС подвергаются актам прямой или гибридной агрессии, совершаемым Россией в ответ.

Сейчас не время для колебаний, политики умиротворения, полумер или политики выжидания.

Нам нельзя оставаться в тени, занимая выжидательную позицию, мы должны действовать активнее и быть более амбициозными. Не выбирать технократический подход, а действовать со всей страстью. Иметь мужество и не бояться называть вещи своими именами: агрессора — агрессором.

Нельзя допустить, чтобы европейские ценности сводились на нет, когда приходит Россия и размахивает выгодными газовыми контрактами. Прикрываться сегодняшними вызовами или недостаточными амбициями других восточных партнеров проще простого. Ведь это — еще и стремление уйти от реальности, хотя от нее в конечном счете уйти невозможно.

Трудный путь

Украина поняла это на своем горьком опыте.

Мы — не просто европейское государство, а европейское государство, которое за свои законные устремления платит самую высокую цену.

Мы — европейская страна, которая стремительно продвигается по пути сложных политических и экономических реформ в то время, когда нам приходится еще и противостоять внешней агрессии со стороны современных и технически оснащенных вооруженных сил России

Четыре года назад на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе вся Украина с замиранием сердца ждала подписания договора об ассоциации с ЕС.

Этот договор был символом мечты украинцев о лучшей жизни в единой Европе. После того как бывший президент Украины решил не подписывать договор, это страстное стремление народа вылилось в «Революцию достоинства» на Майдане.

Это привело к полномасштабной агрессии России в Крыму и гибридной войне на Донбассе — на востоке Украины, откуда я родом.

На протяжении последних четырех лет миллионы украинцев мужественно противостоят этой смертоносной угрозе под флагом общих ценностей ЕС — кто-то на линии фронта, а кто-то — в тылу. За наш европейский выбор более 10 тысяч украинцев заплатили жизнью.

Можно ли найти другой пример, когда на такие жертвы шли ради всего того, что должен олицетворять флаг ЕС?

Так наступило пробуждение Украины — новой Украины с ее активным, смелым и решительным гражданским обществом, мощным политическим импульсом для проведения реформ, и, что самое главное — с возросшей преданностью европейским идеалам и принципам.

Первая в повестке дня

В европейской повестке дня Украина всегда была главной страной в нашем регионе.

Мы готовы и дальше строить общее будущее, и президент Украины вынес на обсуждение долгосрочные инициативы по углублению взаимовыгодного процесса сближения Украины и Европы.

Мы успешно движемся к решению таких вопросов как интеграция с энергетическим союзом ЕС, интеграция с единым цифровым рынком ЕС, вхождение в Шенгенскую зону, в которой отменен таможенный контроль, а также возможная интеграция с Таможенным союзом ЕС.

Наши цели, связанные с проведением реформ, можно будет воплотить в жизнь гораздо проще благодаря стратегической программе помощи, основанной на Плане помощи Европейского союза Украине, который недавно представила Литва.

Ты борешься за то, за что выступаешь. А то, за что ты выступаешь — это то, кто ты есть на самом деле.

Мы, украинцы, не просим Евросоюз отстаивать Европу на Донбассе — мы можем делать это и сами. Но ЕС должен хотя бы четко сказать, за что он выступает.

Честность

Евросоюз должен выступать за расширение зоны свободы и процветания, стать маяком для других, протянуть руку всем, кто стремится к дальнейшему сближению с Европой. Именно в такой Евросоюз мы верим.

В принципе Украине необходим лишь сигнал: «Как только вы будете готовы — мы вас примем в свой состав». Наша задача — подготовиться. А задача ЕС — решить, готова ли Украина или когда она будет готова.

Для нас это имело бы огромное значение, а Евросоюзу это ничего не стоило бы.

Это был бы честный и справедливый шаг исторического масштаба. Это укрепило бы принцип европейского единства, вдохнув в него новую жизнь. И стало бы наглядным свидетельством того, что Евросоюз действительно является оплотом демократии, свободы и достоинства.

Константин Елисеев — советник президента Украины Петра Порошенко и бывший представитель Украины при Европейском Союзе.

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390304 Константин Елисеев


Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388899 Леонид Радзиховский

Сойти с ума: Украина пойдет захватывать Приднестровье при одном условии

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Вхождение Приднестровья, молдавского «аналога» так называемых ДНР-ЛНР, в состав Украины абсолютно не нужно ни Тирасполю, ни Киеву, ни Кишиневу. Украина стала бы захватывать никому не нужную непризнанную «республику» лишь в одном случае — если бы сошла с ума. Такое мнение «Апострофу» высказал российский публицист и журналист Леонид Радзиховский, комментируя заявление президента Молдовы Игоря Додона о том, что Приднестровье может войти в состав Украины.

Слова Игоря Додона производят впечатление какого-то бреда. Я впервые слышу о главе государства, который говорит о том, что будет, если его государство перестанет существовать. Это по меньшей мере странно. Непонятно, чем это заявление мотивировано. Еще менее понятно, почему его волнует, что будет с Приднестровьем, если его государство перестанет существовать. Наконец, совсем уж странно, что он решает за Украину, присоединит она к себе Приднестровье или нет. Все тезисы этого человека производят впечатление бреда. Никакого рационального смысла в этих словах ни с какой стороны я не вижу. Если он таким образом хотел подлизаться к России, то это тоже крайне глупо.

Насколько я понимаю, основное развлечение Додона — это собачиться с парламентом Молдовы. Он хочет загнать в угол своих парламентариев и получить какое-то преимущество. В частности, он показывает, что вот у него есть решение проблемы Приднестровья, которое состоит в федерализации Молдовы. Но это опять же, насколько я понимаю, пустой треп, поскольку от него это не зависит, а парламент на это никогда не пойдет. Это во-первых.

Во-вторых, сама эта [Приднестровская молдавская] «республика», как мне кажется, меньше всего хочет вернуться в Молдову в любом качестве, будет она частью федерации или нет. Им и так хорошо. Зачем им Молдова? Потому эти его предложения — чисто демагогические, поскольку ни Кишинев, ни Тирасполь ему не подчиняются.

По поводу Украины это могло быть чисто теоретическое допущение, поскольку есть общая граница. Но практически вхождение Приднестровья в состав Украины абсолютно не нужно ни Тирасполю, ни Киеву, ни Кишиневу. А продать это так, что вот я, Додон, защищаю Тирасполь от поглощения Украиной, — ну, это детский сад какой-то, опасности такой нет.

Что касается того, что интересует Россию… Думаю, Россию интересует одно — чтобы поменьше говорили о Приднестровье, потому что России это сегодня ни с какой стороны не интересно и не важно. Сейчас я не могу вообразить себе условия, при которых Россия вновь активно займется вопросом Приднестровья. Для этого в России, во-первых, должны появиться лишние деньги, которых, мягко говоря, нет. Как правильно сказал Додон, сейчас даже газ Приднестровью Россия бесплатно не поставляет.

России явно не до них. Если бы Украина сошла с ума и стала реально захватывать никому не нужное Приднестровье, тогда Москва бы, наверно, вмешалась. Или если бы Кишинев вдруг взбесился и стал посылать войска в Приднестровье… Другими словами, чтобы Москва вновь заинтересовалась Приднестровьем, его надо спасать от кого-то. Но спасать его абсолютно не от кого, кроме самих руководителей Приднестровья, от которых спасать его невозможно.

Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388899 Леонид Радзиховский


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388884 Ильми Умеров

«Я обязательно вернусь в Крым»

Ильми Умеров о политических преследованиях, своих планах и будущем Крыма

Антон Королев, Open Democracy, Великобритания

Заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умеров уже вторую неделю находится в Киеве. Здесь он оказался совершенно неожиданно. После секретного указа президента Владимира Путина о помиловании Умерова и другого замглавы Меджлиса Ахтема Чийгоза, Россия выдала активистов крымскотатарского движения Турции. В сентябре Симферопольский райсуд приговорил Умерова к двум годам колонии-поселения за призывы к нарушению территориальной целостности Российской Федерации. Чийгоза — к восьми годам лишения свободы за организацию массовых беспорядков возле парламента Крыма 26 февраля 2014 года.

Об интервью с Умеровым Open Democracy договаривалось еще до его выдачи Турции, когда замглавы Меджлиса находился в Крыму, однако встретиться с ним удалось уже в Киеве. Ильми Умеров рассказал о том, как происходило освобождение, о первых днях пребывания в столице Украины, о предстоящей поездке в Германию и планах вернуться в Крым.

«Вы же понимаете, что Чубаров и Джемилев вас бросили»

- То, как происходил процесс выдачи вас и Ахтема Чийгоза турецкой стороне, напоминало спецоперацию. Хотя изначально планировали отправить вас на материковую Украину. Что же случилось?

— Я не был посвящен в эти схемы. Видимо, сыграли роль большой резонанс наших уголовных дел, то, что мы с Ахтемом являемся заместителями председателя Меджлиса. Позиция ООН, отраженная в различных докладах, позиция Европейского Союза, мнение лидеров ведущих стран мира — все это создавало определенный фон. И конкретная встреча президента Турции Реджепа Эрдогана с Путиным привела к определенной договоренности между ними. Вот об этом я знал. На пресс-конференции в Киеве Эрдоган заявил: «Ждите результатов». За две недели до выдачи турецкой стороне у меня были гости из Москвы. Это два высокопоставленных сотрудника ФСБ, которые сказали следующее: «Есть договоренность президента Турецкой республики и президента Российской Федерации о помиловании и освобождении вас и Чийгоза. Осталась только небольшая формальность: нужно написать прошение о помиловании».

Я категорически отказался. Они начали меня шантажировать доводами: Ахтем Чийгоз якобы написал прошение. То есть обманывали. «Вы же понимаете, что Чубаров (председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. — oD) и Джемилев (экс-глава Меджлиса, народный депутат Украины Мустафа Джемилев. — oD) вас бросили. Вы сейчас будете сидеть в тюрьме, а они будут шиковать в Киеве, ездить по миру, пить дорогой кофе. Подумайте о том, что будет с вами при вашем здоровье», — убеждали меня сотрудники ФСБ. Договориться со мной им не удалось. Других контактов со мной не было.

- Как происходил процесс выдачи Турции?

— Несколькими днями ранее у меня случился гипертонический криз, и я попал в Бахчисарайскую районную больницу. 25 октября утром ко мне пришел сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). Он предложил мне проехать в офис ведомства, где меня ознакомили бы с указом «о реабилитации», и привезли бы обратно. Мы в сопровождении врачей поехали в Симферополь. Однако почему-то отправились не в здание ФСИН, а в аэропорт. В этот момент я стал волноваться, так как меня обманули, а что будет дальше, я не знал.

Спустя какое-то время мы оказались в самолете. Там было полтора десятка людей в гражданской одежде. Пока шел по салону, увидел в его конце Ахтема Чийгоза. Мне запретили с ним разговаривать и смотреть в его сторону. Когда я попросился в туалет, то, проходя рядом, смог поздороваться с Ахтемом. Тут же посыпались угрозы в мой адрес. «Только благодаря вашему возрасту и вашим болезням, вы сейчас не оказались лицом на полу, мы не заковали вас в наручники. Вы совершили серьезное правонарушение», — причитали сопровождающие. Через час мы вылетели из Симферополя и приземлились в Анапе. Дозаправившись, полетели в Анкару. Там нас уже встретили представители турецкой стороны и крымскотатарской общины. В тот же день мы встретились с послом Украины в Турции, а на следующий день — с президентом республики. Мы попросили Эрдогана поспособствовать освобождению украинских политзаключенных, в частности, режиссера Олега Сенцова (Сенцов осужден на 20 лет по обвинению в терроризме, в настоящее время содержится в колонии «Белый медведь» в Ямало-Ненецком автономном округе в России. — oD).

- Вы уже вторую неделю находитесь за пределами Крыма. Хотя всегда подчеркивали, что покидать родную землю не намерены. Какие у вас чувства?

— Чувства, однозначно, не поменялись. Я и сейчас остаюсь сторонником того, что должен находиться в Крыму. С позиции сегодняшнего дня считаю, что я должен воспользоваться приглашением канцлера Германии Ангелы Меркель и поправить немножко здоровье (Ильми Умеров страдает болезнью Паркинсона и сахарным диабетом. — oD). После возвращения из Германии я обязательно вернусь в Крым.

- Когда вы собираетесь в Германию?

— Пока неизвестно. Этим занимается посольство Германии в Украине. Также я не знаю, в какой клинике будет проходить лечение. Я знаю, что с моей стороны не воспользоваться этим было бы нечестно по отношению к Ангеле Меркель, которая в сложный для меня период сделала это предложение. А после моего освобождения без напоминания вновь его продублировала.

- Ваше возвращение в Крым зависит от результатов лечения?

— Нет. Независимо от результатов лечения в Германии, я вернусь в Киев и через некоторое время обязательно поеду в Крым.

- Вы осознаете, что последствия могут быть самыми непредсказуемыми в случае вашего появления в Крыму?

— Более того, мы не знаем текста указа президента (России. — oD) о моем помиловании. Есть ли там какие-то условия о недопущении меня в Крым. Есть ли запрет на въезд в какой-то другой форме. Может быть, запрет оформлен каким-то другим документом. Я не знаю.

- Негласно вам никто не говорил о нежелательности поездки в Крым?

— Нет, никто на эту тему не вел никаких переговоров. Мне никто не ставил условие, что я не могу возвращаться в Крым. Если бы в Крыму, когда я находился дома и в больнице, мне кто-то сказал: меня освобождают с условием покинуть Крым, я бы ответил: ради несчастных двух лет в колонии, лишаться родины не буду.

«Плыву по течению»

- Чем вы намерены заниматься до того, как отправитесь на лечение в Германию?

— Пока идет первый период пребывания в Киеве. Множество интервью, эфиров, встреч. Следующий этап: возобновление контактов с политиками, знакомыми и незнакомыми — теми, кто интересуется крымскотатарским вопросом. Пока я плыву по течению.

- Вы госслужащий с большим стажем. Последняя ваша должность — глава Бахчисарайской райгосдаминистрации, на которой вы проработали 9 лет. Если так получится, что придется остаться в Киеве, готовы ли рассмотреть предложения о работе?

— Это будет зависеть от предложений. Однажды мне уже предлагали стать заместителем председателя Херсонской облгосадминистрации. Тогда я отказался, сказав, что хочу жить в Крыму. Сейчас мне уже 60 лет и есть инвалидность. Я не ставлю перед собой цель вновь устраиваться на работу, но теоретически это возможно. Если будет должность, которая будет приносить пользу Крыму и крымскотатарскому народу, почему бы и нет.

- Ваше уголовное дело вызвало большой резонанс в мире. Внимательно наблюдая за процессом, можно было заметить, что в суде так и не удалось установить факт призыва к нарушению территориальной целостности России, в чем вас обвиняло следствие. Поводом послужило ваше интервью крымскотатарскому телеканалу ATR. Чем же руководствовался судья, вынося обвинительный приговор?

— Сразу хочу обозначить: меня судили не за интервью телеканалу ATR, а за мою позицию и мнение. Я не признаю российскую юрисдикцию в Крыму, не признаю референдум о присоединении Крыма к России, не признаю власть, которая существует в Крыму, в том числе суды и судебные разбирательства. Телепрограмма — это формальный повод. Что касается уголовного дела, то оно было полностью сфальсифицировано еще до начала расследования. Следователи сделали перевод с крымскотатарского языка, добавили в мою речь слово «надо» — таким образом «подогнали» самые важные моменты, в которых я якобы призывал усилить санкции для того, чтобы Россия сама отказалась от претензий на Крым, а также ушла из Донецкой и Луганской областей. Обвинительное заключение строилось на результатах лингвистической экспертизы, которая основывалась на сфабрикованном переводе и фальсифицированном заключении эксперта.

Прокурор во время судебных прений просил в отношении меня условный срок. Однако судья под давлением, скорее всего, ФСБ, принял более жесткое решение (лишение свободы на два года с отбыванием в колонии-поселении. — OD), что в принципе в судебной практике России не принято. Суд не принял во внимание ни выводы экспертизы, ни перевод, который был сделан с ошибками. В тексте решения просто написали фразу: «в совокупности высказываний доказано, что был призыв к нарушению территориальной целостности Российской Федерации».

- Подконтрольный Кремлю глава Крыма Сергей Аксенов назвал вас «тунеядцем» и призвал сдать российский паспорт после того, как вы оказались в Киеве. Готовы последовать его призыву?

— Российский паспорт я у них не просил. Когда работал главой Бахчисарайского района, мне принесли этот паспорт в кабинет. Я пользуюсь им только для обеспечения медицинской помощи, в которой я постоянно нуждаюсь. Без «аусвайса» очень трудно находиться на этой территории. Поэтому если я продолжаю жить в Крыму, российский паспорт мне в этом немного оказывает полезную услугу. Что касается тунеядства, я 20 лет был госслужащим Украины и успешным руководителем. Сейчас я на пенсии. Слова Аксенова никак не могу считать правильной оценкой.

«С Меджлисом они просчитались»

- Первая волна репрессий в Крыму была направлена против политически активных людей и тех, кто связан с запрещенным в России Меджлисом. Последние аресты и задержания в основном связаны с религиозными организациями «Хизб ут-Тахрир» и «Таблиги Джамаат», деятельность которых запрещена на территории России. Как вы воспринимаете эту тенденцию? Это попытка распространить недоверие в отношении крымских татар, представив их в образе «исламских террористов», в Крыму, Украине, России и, возможно, среди международного сообщества?

— Однозначно, да. Скорее всего, Российская Федерация именно так и хочет. Но в вопросе с Меджлисом они просчитались, потому что когда дело касается представительного органа крымскотатарского народа резонанс происходит очень сильный. А когда речь идет о ликвидации ячейки «Хизб ту-Тахрир» и арестовывают ее членов, такого мирового резонанса не получается. Наверное, возникает мысль: а вдруг это террористическая организация, вдруг это на самом деле террористы? Хотя мы, живя в Крыму, знаем, что, во-первых, в Украине эта организация не была запрещенной и ее деятельность никак не противоречила законодательству. Во-вторых, нет никакой организации «Хизб ту-Тахрир», потому что она никак не структурирована. Никаких регистрационных документов даже в период украинской юрисдикции не было. Никаких действий с их стороны, кроме организации митингов в Симферополе и фотосессии в Ханском дворце в Бахчисарае, не зафиксировано.

- На международном уровне мы видим некоторую «усталость от Украины», есть ли нечто подобное в отношении Крыма? Насколько важна поддержка крымских татар мировой общественностью?

— Я думаю, что у Путина расчет именно на это: вдруг с течением времени угаснет интерес к Крыму, мировое сообщество в лице ООН, ЕС и других организаций смирится по вопросу Крыма. А изменить отношение к России можно только в том случае, если она вернет территорию Крыма Украине, выведет свои войска из частей Донецкой и Луганской областей. Только тогда можно будет говорить о смягчении санкций или их отмене. Если этого не произойдет, никакой речи об уменьшении санкций не должно быть. Только усиление санкций — с целью не допустить решение этого вопроса военным путем.

Я категорически не рассматриваю военный путь, поскольку это чревато большими человеческими жертвами. Их достаточно на Донбассе. В этой ситуации очень многое зависит от Украины. Если государство не признает аннексию и во всех контактах с международными организациями напоминает эту тему, напоминает об усилении санкций и сама активно участвует в этих процессах, только тогда возможен положительный результат.

- Несмотря на серьезный уровень давления на крымских татар со стороны российских силовых органов, сопротивление не уменьшается. Как меняются взгляды людей за три года?

— В последнее время шок от аннексии начинает проходить. Нельзя сказать, что страха нет, он, конечно, присутствует, и чувство самосохранения у каждого человек есть. Но люди понимают ответственность за свое будущее, преодолевают этот страх. Все больше и больше крымских татар приходят к зданию суда, чтобы поддержать соотечественников. Люди приходят к домам соседей, у которых проводятся обыски. Люди выходят на улицы с одиночными пикетами, участвуют в «Крымском марафоне» по сбору средств для оплаты штрафов. Из Крыма выдворили Мустафу Джемилева, Рефата Чубарова, посадили Ахтема Чийгоза. Но появились люди, которые начали активно говорить.

- Крым сегодня стал неким испытательным полигоном для российских силовиков. Что бы вы сказали гражданам России о Крыме сегодня? Почему их — даже сторонников аннексии — это должно волновать?

— Каждый народ, каждая этническая единица имеет свою родину — территория, на которой сформировался народ. По международному праву неотъемлемым является право на самоопределение и никто не должен лишать представителей народа этого права. Украине необходимо принять закон о статусе крымских татар как коренного народа, внести изменения в Конституцию Украины в вопросе крымскотатарской автономии. А российские граждане должны понимать, что у украинцев есть Украина, у россиян — Россия, у французов — Франция. У крымских татар есть одна территория — Крым. Статус Крыма должен определять крымскотатарский народ. Желание крымскотатарского народа — Крымскотатарская автономия в составе Украины.

Желание крымскотатарского народа — Крымскотатарская автономия в составе Украины

- Сейчас уже можно сказать, что ситуация в Крыму вряд ли улучшится до президентских выборов в России в марте 2018 года. Согласно прогнозам, Путин сохранит за собой кресло главы российского государства. Но что означает еще один путинский срок для крымских татар?

— В целом, для России это означает продолжение прежнего курса. Народ будет также находиться в зомбированном состоянии, когда подавляющее большинство не способно самостоятельно думать, самостоятельно принимать решение и участвовать в собственной судьбе. Что касается крымских татар: пока есть Путин, Россия вряд ли самостоятельно откажется от Крыма. Я думаю, что наши проблемы будут продолжаться.

- Вы согласны с мнением, что Россия продолжит вытеснять политически активных людей из Крыма, используя гибридные методы? А следующими на очереди могут стать ваши соратники, живущие на полуострове?

— Вполне допускаю такую мысль, хотя в отношении себя считаю — пока не выдавленный, но в процессе.

- Как вы относитесь к идее обмена политзаключенных между Россией и Украиной?

— Это гораздо более сложный процесс, чем просто обмен. Российская Федерация — такое государство, которое не считается с судьбами людей. Для нее гораздо важнее обменять человека на какие-то политические преференции. Мне нравится выражение одного украинского политика, который сказал: об освобождении заложников нужно говорить после их освобождения на второй день. Не надо афишировать, необходимо проводить все доступные методы и варианты переговорного процесса.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388884 Ильми Умеров


Украина. Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388868 Олег Пономарев

На Украине начались реальные репрессии за русский язык

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Наступление на русский язык на Украине продолжается по всем фронтам. После скандального закона об образовании, принятого Верховной радой и согласно которому национальные меньшинства будут лишены права обучаться на родном языке, в первую очередь речь идет о румынских и венгерских этнических группах, неумные украинские националисты продолжают выискивать, где и кто еще смеет говорить вслух на «великом и могучем». И, как правило, находят, устраивая «инакомыслящим» чистки похлеще сталинских. На этот раз нешуточный скандал разгорелся на Западной Украине — в Ивано-Франковской области, где директора школы м обучением на польском и русском языках едва не довели до сердечного приступа. Что примечательно, на защиту педагога встали даже родители, но местная власть в лице ультра-наци-патриотов из партии «Свобода» намерена если не загнать директора в гроб, то сделать ее жизнь невыносимой.

Департамент образования — директору школы: «Вот тебе листок и вот тебе ручка, и пиши заявление…»

Скандал разгорелся в середине сентября 2017 г. в общеобразовательной школе №3 г. Ивано-Франковск. Директор учебного заведения — Светлана Долгова, которая проработала на своей должности более 20 лет, обвинила Департамент образования и науки Ивано-франковской мэрии в предвзятости и давлении. Эта школа — одна из немногих на Западной Украине, где преподавание чудом сохранилось на русском языке. Кроме этого учатся дети также на украинском и польском языках. Здесь учатся почти 900 учеников разных национальностей. Кроме украинцев — армяне, татары, русские, евреи, поляки, грузины и даже немцы. И до сих пор в голову никому не приходило раздувать скандал не на почве качества образование, а по языковому признаку. Спустя две недели директор была вынуждена написать заявление об увольнении «по собственному желанию».

«Я шла с заявлением о котором не знал никто в школе. Я его написала, ну, это не было то давление, когда говорят — садись, вот тебе листок и вот тебе ручка, и пиши, это не этот было давление, это были такие условия, в которых я работала», — объясняет Светлана Долгова.

Этот шаг стал полной неожиданностью, как для учителей, так и для родителей. На общем собрании директора уговорили одуматься и забрать заявление. Но в Департаменте образования заявили, что обратной силы у заявления нет. Разгневанные родители буквально ворвались в кабинет директора Департамента Игоря Смаля, но также отказал им в восстановлении директора в должности. Кстати, чиновник является членом националистической партии «Свобода», идеология которой на дух не переносит русский язык.

«Он так и сказал: я решение своего не меняю и предложил участвовать Светлане Владимировне в конкурсе, он на контакт с нами не шел, выбежал из зала, ну просто нас проигнорировал», — рассказывает председатель попечительского совета школы №3 Зоряна Свитна.

Родительский комитет школы утверждает, что бывшие выпускники — это элита Украины, школа с многолетними традициями всегда была многоязычной и менять сегодня директора просто недопустимо.

Руководство боится признать гонения по языковому признаку

По словам СДолговой городское руководство и ее непосредственное начальство будет выкручиваться из ситуации, как может. Но никогда не признает, что реальные репрессии в отношении ее связаны именно с языком. Да и доказать это сейчас будет крайне сложно.

«Я не хочу сегодня вслух говорить то, что я слышала в свой адрес не только от директора департамента, от других должностных лиц. Я не могу в такой среде работать», — говорит директор школы №3 Светлана Долгова.

Но она уверена — все проблемы у нее начались именно из-за русского языка. Ей не раз приходилось слышать от чиновников различные упреки по этому поводу. Но руководство, естественно, все обвинения отвергает.

«По моему убеждению, не знаю чья, не знаю с какой целью, но это провокация. Если просьба заменить в школе все таблички и вывески, написанные на русском языке — на украинский, считать давлением или каким-то предвзятым отношением ну тогда так и есть», — оправдывается директор департамента образования и науки Ивано-Франковского горсовета Игорь Смаль.

Мэр Ивано-Франковска, представляющий более чем неонацистскую, а не националистическую партию «Свобода», Руслан Марцинкив все же пообещал учителям и родителям, что встретится с ними и якобы разберется в ситуации. А пока попечительский совет школы готовит обращение в прокуратуру и суд о давлении и незаконном увольнении директора.

Чуть позже Департамент образования и науки сменил свое решение в отношение Светланы Долговой, оставив ее работать в школе на должности простого учителя, но со статусом «исполняющая обязанности директора» пока не будет проведен конкурс и избран новый директор. По совету родительского комитета она все же решила подать иск в суд с требованием аннулировать приказ руководства об увольнении и восстановить ее в должности директора школы. Также, как это принято в случаях явно незаконного увольнения, она просит суд компенсировать ей разницу в зарплате, так как в связи с приставкой «и. о.» ей значительно понизили ставку. О компенсации же морального ущерба или защите чести и деловой репутации речь пока не идет, но С. Долгова вполне может на рассчитывать. Иск от директора школы судья Ирина Пастернак приняла и назначила первое судебное слушание на 31 января 2018 г.

Ради своих интересов Европа закроет глаза на преследование русских

Этот вопиющий случай нарушения на Украине конституционных прав русскоязычной диаспоры, общины, называйте это как хотите, является далеко не единственным. Кто-то молчит, кто-то пытается отстаивать права, но не всем удается привлечь внимание широкой общественности к этой проблеме, так как сегодня украинские СМИ ее практически не «замечают». И чаще делается это сознательно: проблема не освещается — значит ее нет.

После скандального закона «Об образовании» и угроз со стороны Венгрии и Румынии, президент Украины Петр Порошенко пошел на попятную и согласился на анализ этого закона Веницианской комиссией. Но, что самое интересное — запрет обучать детей на родном языке сохранился только для русскоязычных. Во время своего визита в Бухарест глава МИД Украины Павел Климкин заявил, что для европейских языков будет сделана поблажка:

«Уже на сегодня в законе мы сделали исключение для языков Европейского союза. Предметы могут также изучаться и на языках ЕС. Это четко прописано в образовательном законе», — заявил министр иностранных дел.

Чтобы не терять окончательно лицо, украинская власть придумала обходной маневр. Закон «Об образовании» меняться не будет, но будут приняты подзаконные акты и отдельный закон «О среднем образовании», которые позволят детям национальных меньшинств учиться в школе на родном языке. Всем, кроме русских. Собственно говоря, вся эта реформа образования и была затеяна для того, чтобы лишить русскоязычную часть населения Украины права учить своих детей на родном для них языке. А таковых, кстати, по данным исследование института Гэллапа в стране насчитывается порядка 82%.

По словам Директора украинского Института анализа и менеджмента политики Руслана Бортника прежде всего нужно сейчас дождаться выводов ПАСЕ. Хотя уже очевидно, что отступать от насильственной «украинизации» официальный Киев не намерен.

«Выводы этой комиссии всегда двоякие, будут выявлены позитивные и негативные стороны. Но весной на Украине начнется избирательная кампания. Президент Порошенко не захочет конфликтовать с правыми, он рассматривает их как свою целевую аудиторию. Поэтому сегодняшние обещания Климкина — это в большей мере политическая игра. Не стоит ожидать существенных изменений в это законодательство», — отметил эксперт.

Президент Российской ассоциации международного права Анатолий Капустин считает, что как только Украина договорится с европейскими странами о смягчении языковых ограничений для их представителей, Евросоюз закроет глаза на нарушение прав русских.

«Раз в два года генсеку Совета Европы подаются доклады по этому поводу. Иных юридических процедур нет. У остальных сторон хартии нет прав делать что-либо против государств, не выполняющих ее положения. Поэтому можно оказывать только дипломатическое давление. Комитет министров СЕ может на основе докладов выпускать лишь рекомендации. Поэтому усилия Венгрии и других стран, которые критикуют Украину, направлены лишь на то, чтобы побудить Евросоюз оказать коллективное политическое дипломатическое давление. Ставка делается на то, что в каждом государстве лица, чьи языковые права ограничиваются, могут обращаться в местные национальные суды», — отметил Капустин.

Украина. Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388868 Олег Пономарев


Китай. Словакия. Украина. РФ > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > gudok.ru, 15 ноября 2017 > № 2387137

Грузовой поезд, следующий из Китая в Словакию в рамках проекта «Китайско-европейский экспресс», прибыл из Даляня в словацкий порт Братислава на реке Дунай. Он стал первым контейнерным составом, который прибыл напрямую из Китая в Словакию, сообщает агентство «Синьхуа».

В составе поезда 41 контейнер с электроникой, запчастями к оборудованию и продукция легкой промышленности, произведенные в восточной и северной частях Китая. Общая стоимость грузов -– более 3 млн долларов США.

Как отметил на церемонии приема поезда министр транспорта Словакии Арпад Ерсек, запуск маршрута имеет важное значение для словацко-китайских экономических связей и является обоюдным выигрышем для двух стран. Посол КНР в Словакии Линь Линь в свою очередь заявил, что запуск маршрута в дальнейшем укрепит двустороннее сотрудничество в сферах транспорта и логистики.

Маршрут поезда Далянь – Братислава проходит по территории России и Украины, его общая протяженность составляет 10537 км.

Напомним, поезд покинул китайский порт Далянь 27 октября. В сравнении с традиционным маршрутом, проходящим по территориям Беларуси и Польши, новый позволяет сократить время в пути и сделать более эффективными перегрузочные процессы.

Ирина Таранец

Китай. Словакия. Украина. РФ > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > gudok.ru, 15 ноября 2017 > № 2387137


Украина. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384534 Эндрю Уилсон

В Украине два вида национализма, лишь один полезен в войне с Россией - западный политолог

Эндрю Уилсон об Украине, Европе и войне с Россией

Владислав Кудрик, Апостроф, Украина

Британский политолог, старший научный сотрудник Европейского совета по международным отношениям, профессор украинских исследований Университетского колледжа Лондона, автор книг об Украине ЭНДРЮ УИЛСОН во второй части интервью «Апострофу» рассказал, что действительно имеет значение для вступления Украины в Евросоюз, какой национализм идет на пользу государству, а какой — во вред, как решить языковой конфликт, о политическом цинизме и том, чем отличается отношение украинцев к Владимиру Путину и обычным россиянам.

Первую часть интервью читайте тут: Украина может сделать Путину плохо в ближайшие шесть месяцев — западный политолог

— Уже в конце ноября должен состояться саммит Восточного партнерства. Какой вопрос, связанный с Украиной, сейчас ключевой для ЕС в этом контексте?

— Если быть реалистом, нет никакого большого горшка с золотом, внутри ЕС нет большого желания проводить более широкую, хорошую и смелую политику [в отношении Украины]. ЕС имеет свои внутренние проблемы. Но можно делать больше и при нынешнем состоянии отношений — это и был такой вдохновляющий месседж моей новой статьи на эту тему для Европейского совета по международным отношениям. Я также пытаюсь привести причины, почему скептические аргументы об упадке Восточного партнерства ошибочны. Оно способствует некоторым реформам, помогает стабилизации и суверенитету государств региона. Успех или провал Украины будет ключевым. Только вот поддерживать процесс реформ в момент, когда правящая элита сопротивляется отечественным неправительственным организациям, журналистам, политическим силам, которые настаивают на реформах… При дальнейшем участии ЕС работу все-таки можно будет сделать, несмотря на то, что подталкивать к реформам сейчас сложнее, чем в 2014 году.

Один из примеров — изменение позиции [президента Украины Петра] Порошенко относительно антикоррупционных судов. В июле ЕС не обращал внимания, и это позволило ему пересмотреть процесс. Но когда ЕС вновь начал давить, Порошенко еще раз полностью изменил свою позицию — что программа еще не завершена. Это показывает, что давление, когда его правильно применить, может сдержать чиновников от, как назвал это мой друг и коллега Ярослав Грицак, «сладкой контрреволюции».

— Выглядит так, что ЕС сейчас очень боится дать Украине сигнал, что ее ждут в Евросоюзе. Такой вывод можно сделать, учитывая и декларацию относительно Соглашения об ассоциации, которую год назад приняли по инициативе Нидерландов, и дискуссии относительно формулировок в нынешней итоговой декларации саммита Восточного партнерства. Это должно беспокоить Украину?

— Знаю, что психологически это важно для Украины, но моим ответом на ваш вопрос будет — «нет», это не должно иметь такого значения, какое оно имеет. Украине не нужна какая-то особая формулировка, потому что Статья 49 [Договора о ЕС] о вступлении на самом деле вполне понятна: если вы отвечаете Копенгагенским критериям, вы — потенциальный член Европейского Союза. Поэтому я не думаю, что стоит устраивать большую символическую дискуссию о словах. Если давить слишком сильно, слишком открыто, вы рискуете отдалиться от цели, а не приблизиться к ней. Украина имеет путь к возможному членству по Статье 49. Если она будет отвечать Копенгагенским критериям, вот это будет важно, чтобы стать потенциальным членом.

Но есть потребность в теплых словах и большей солидарности [со стороны ЕС]. Не думаю, что будет очень продуктивно забыть и на этом саммите о формулировке относительно перспективы членства. Но не должно быть за пределами возможностей умных бюрократов найти другие слова, которые были бы теплыми и поддержали бы устремления Украины.

— Вы согласны, что критерии не были единственным фактором в процессе либерализации визового режима с Украиной? Когда Украина выполнила все критерии, ЕС откладывал и откладывал введение безвиза. Почему в случае с членством Украины в ЕС политические факторы не могут вмешаться так же? Конечно, не через пару лет, а значительно позже.

— Я бы сказал немножко по-другому. Вы правы, что Украина выполнила все условия Плана действий по либерализации визового режима (VLAP), и ЕС ответил отсрочкой. Если бы ЕС в итоге так и не ввел безвизовый режим, это было бы крайне плохим решением. Ведь ЕС — бюрократический, легалистический, «скучный». Если вы выполняете Копенгагенские критерии, вы становитесь потенциальным членом. То же самое с VLAP, так же визовая либерализация произошла на Балканах. И хотя эта задержка была болезненной для Украины, в конце концов визовая либерализация состоялась. Поэтому, я думаю, мы забыли о задержке и праздновали то, что результат был в итоге достигнут. Да, политика вмешалась, и если бы она сорвала процесс, это было бы полной катастрофой и ужасной тактической ошибкой ЕС. Но этого не произошло. В конце концов, Украина достигла цели — и это основное.

— Какие есть риски для Украины в споре с Венгрией относительно закона об образовании? Вы знаете, наверное, что Будапешт заявил, что заблокировал проведение в декабре заседания комиссии «Украина — НАТО». Какую позицию в дальнейшем могут занять ЕС и НАТО?

— Этот вопрос также потенциально очень опасен. Потому что большей частью отношениями между Украиной и ЕС вполне оправданно занимается Европейская комиссия. То есть это уровень Брюсселя, а не государств-членов. И Восточное партнерство в целом — это политика, полностью сформированная и управляемая Европейской комиссией. Поэтому когда Венгрия кричит и угрожает затянуть процесс, действительно ли она способна это сделать? Да, потому что иногда политика действительно вмешивается, особенно если есть экстраординарное событие, вроде нидерландского референдума.

Думаю, это очень опасно, потому что вопрос отношений между Украиной и ЕС должен решаться на уровне 28 государств-членов через Еврокомиссию. Если вы позволяете отдельным государствам иметь право вето, это играет на руку России, потому что она точно будет в состоянии использовать это. Не думаю, что ЕС в достаточной мере осознает эту опасность. Это будет альтернативным будущим, в котором вы не дойдете до момента потенциального применения Статьи 49, когда Украина сможет присоединиться к ЕС, если наделите отдельные государства-члены правом вето.

— Какая языковая политика сейчас нужна Украине?

— Это был очень странный процесс, поскольку уменьшение объема обучения на языках меньшинств [в законе «Об образовании»] произошло очень-очень поздно — это точно не хорошая политика. Думаю, в более широком плане Украина требует комплексного решения.

Украиноязычное население определенно ущемлено. На самом деле нужна новая перепись, чтобы доказать, насколько велика доля украиноязычного населения. Но с точки зрения школьного образования и даже более — медиа, газет, издательской отрасли — украиноязычные ущемлены, если вы понимаете, что я имею в виду. Однако также должны быть обеспечены права для всех языков меньшинств. Русский находится в особой позиции, являясь одновременно языком меньшинства, как определено Конституцией, но также языком многих этнических украинцев. По моему мнению, закон идет слишком далеко в попытке форсировать этот процесс, занижая статус языка меньшинства. Я понимаю аргумент украиноязычных насчет обделенности, но есть пути исправления этой ситуации лучше, чем дискриминация языка меньшинства.

— Являются ли украинцы националистами в ваших глазах, или это только то, что хочет показать российская (и не только) пропаганда?

— Есть очень интересный и очень важный феномен роста гражданского национализма с 2014 года. О важности гражданского национализма в Украине говорили на протяжении 26 лет, но всегда было что-то вроде пустой коробки — чем украинцы должны гордиться, кроме этнической принадлежности, языка, вероисповедания или чего-то другого. Но прошла Революция Достоинства, продолжается война на востоке, украинцы стали более сплоченной нацией, невзирая на язык, вероисповедание и тому подобное. У вас очень позитивное признание роли конкретных меньшинств, например, крымских татар. «Два флага — одна страна» — очень хорошая кампания.

Также заметен рост и этнического национализма. Больше как продукта войны на востоке, чем как ее причины. Когда российская пропаганда пытается изобразить Евромайдан полностью вызванным этническим национализмом, это большое преувеличение. Но война радикализирует, мы видим подъем националистических группировок. Хотя и не все из радикальных националистических группировок являются этническими националистами — ультраправыми могут быть и гражданские националисты. Такие группировки могут основываться на экстремистской идеологии, враждебной к мигрантам, исламу и так далее.

Так что с 2014 года есть рост как гражданской, так и этнической стороны украинского национализма. Но в целом я бы отметил новый гражданский национализм, который важнее.

— Насколько оправданно, по вашему мнению, использование националистических идей во время войны? Это может сыграть злую шутку с Украиной, которая стремится стать частью ЕС?

— Гордость за оборону собственного государства, гражданский вклад в эту борьбу, жертвенность украинских солдат, независимо от их происхождения, взносы волонтеров, церквей, чтобы помочь военным усилиям или внутренне перемещенным лицам — вся эта гражданская национальная гордость, также связанная с флагом и национальными символами, почти полностью хороша. Это никак не связано с Бандерой.

Если взглянуть на результаты опросов общественного мнения, украинцы совершенно правы в том, кто виноват в войне. Можно увидеть значительное изменение в отношении к Путину, российской политической системе, но немного — в общем отношении людей к русской культуре, общему украинско-российскому культурному контакту в историческом прошлом. И это очень правильно: эту войну начал Кремль, нужно винить, скорее, его, а не обычных россиян.

Конечно, кое-кто это смешивает. Возродив старые традиции, появились новые национальные группировки вроде «Азова». Все они используют очень вредные, агрессивные, шовинистические или даже неонацистские символы. Ничто из этого не является полезным. Вы можете вести эту войну с гражданских позиций — вам не надо делать ее этнической.

Запад должен существенно поддерживать Украину, потому что она является жертвой, а Россия — агрессором с империалистической и агрессивной политической культурой. Именно это Украина должна показывать, потому что это основной нарратив войны. Все, что подрывает его, вредит.

— Относительно нынешних протестов в Киеве. Вам не кажется, что они дискредитируют саму идею гражданских протестов?

— Три первоначальных требования были согласованы общественными и политическими организаторами протестов. А потом протесты себе присвоили Михаил Саакашвили и радикальные маргиналы, добавив требования отставки Порошенко и тому подобное. Не думаю, что это помогло. Были три согласованных требования, совершенных и резонных. В демократии — а Украина до сих пор является демократией, хотя и несовершенной — глупо постоянно призывать к отставке лидеров.

— Возможно, согласитесь, что сейчас в Украине достаточно разочарования в деятельности и молодых политиков, и неправительственных организаций. Как можно побороть эту проблему? Чем может помочь опыт других переходных обществ?

— Я бы отделил новые политические силы от НПО. Это было неизбежно, и все равно в значительной мере разочаровало, что столько новых людей в октябре 2014 года были избраны как народные депутаты, но оказались такими же плохими, как и старая гвардия. Не все из них, но многие. В более широком смысле это проблема системы.

Если говорить в целом о смене власти и реформировании коммунистических партий после 1989 или 1991 года, тогда было больше консенсуса относительно того, что нужно сделать, старая гвардия была значительно дискредитирована, Россия в ранние 90-е не была чем-то вроде государства-вредителя, каким она является сейчас. Поэтому в определенном смысле посткоммунистическую систему реформировать труднее, чем коммунизм. После 26 лет понятно, что коррупционный фактор очень глубоко въелся в систему. Новые политики приходят, но это в действительности не имеет значения — они принимают и адаптируются к правилам системы. Это крайне заметно и удручающе. Но есть способы противостоять этому — нужно взглянуть на механизмы самовоспроизводства системы и попытаться взломать их.

Я бы значительно осторожнее критиковал НПО, особенно потому, что в 2017 году украинская власть устроила кампанию по их дискредитации. Большинство НПО делают хорошую работу по продвижению реформ. Конечно, есть разочарование общества, в Украине это «зрада»: все коррумпировано и испорчено, все коррумпированы до костного мозга, даже новые лица. В этом есть доля правды, но опасно быть слишком циничным, поскольку Россия также использует эти настроения. С другой стороны, важно и признание повсеместной коррупции и политического цинизма. Украина реформируется, с 2014 года произошло много хорошего, но это чрезвычайно сложный процесс, именно из-за патологий, которые посткоммунизм развил за эти 26 лет.

Украина. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384534 Эндрю Уилсон


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 ноября 2017 > № 2384487 Олег Пономарев

Порошенко «включил заднюю»

Украина не будет разрывать дипотношения с Россией.

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — 8 ноября 2017 г. депутат Верховной рады от провластной партии «Блок Петра Порошенко» Иван Винник внес в проект закона о «Реинтеграции Донбасса» поправку, которая предусматривает разрыв дипломатических отношений с Россией. Сама идея не нова. О необходимости разрыва дружбы и любых связей неоднократно заявляли украинские националисты, но дальше разговоров дело не пошло.

Например, авиасообщение с «агрессором» давно прекращено, но действует железнодорожное. Областные и местные советы время от времени устраивают демарши против российского бизнеса на Украине, но Украина продолжает покупать российский газ и уголь. Сам Петр Порошенко не раз повторял, что нам давно пора сказать России «окончательное прощай», но сам попрощаться с бизнесом в соседней стране не готов. Впрочем, не готовы к этому и простые украинцы: люди хотят нормальных отношений, люди продолжают отдыхать в Крыму и ездить в Россию, люди просто устали от популизма и пустых угроз официального Киева.

Какой-то не агрессивный получается «агрессор»

С одной стороны, на Украине немало сторонников окончательного разрыва отношений с Россией и, в большинстве своем, это т. н. «патриоты» и националисты. По словам автора скандальной поправки «в обществе есть на это социальный запрос» и по последним социологическим данным таковых на Украине большинство. Вот только, когда и кем этот «опрос» был проведен, Винник не говорит. Тем не менее, рациональное зерно в разрыве все же есть: если в законе о реинтеграции Донбасса Россия признается страной-агрессором, то и дипломатические отношения с ней выглядели бы неестественно.

«В заключительных положениях я предложу комитету обратить внимание на то, что исполнительная ветвь власти — кабинет министров — обязана будет привести наше законодательство, наше правоотношение и дипломатические отношения со страной-агрессором к практике международного права и его применения, а именно — разрыв дипломатических отношений и соответственно — рассмотреть возможность привлечения какой-то третьей стороны для осуществления отдельных представительских функций Украины в РФ, которая будет признана страной-агрессором», — заявил Винник в комментарии агентству «Интерфакс-Украина».

По словам бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова, киевская власть вынуждена всячески поддерживать на Украины образ России, как врага, чтобы отвлечь внимание людей от нищеты и сумасшедшего курса доллара, отсутствия реформ и тотальной коррупции. А так, как все способы уже перепробованы, а украинцы по-прежнему ездят в Россию отдыхать и работать, включается «тяжелая артиллерия».

«Правые давно захватили власть в Киеве, отменили все социальные гарантии населению, дальше «праветь» уже некуда. При этом экономическая обстановка все хуже, промышленность убита, 10 миллионов украинцев покинули страну, чтобы зарабатывать копейку, а киевские власти все твердят об «агрессии России» и даже грозятся разорвать дипломатические отношения», — пишет Николай Азаров в своем Facebook.

По его словам, это очередной безответственный шаг той части украинского руководства, которая нацелена на дальнейшее осложнение между Россией и Украиной. Ситуация экономическая и социальная ухудшается, надо постоянно нагнетать образ врага. С этим же связываю недавние обстрелы центра Донецка.

Порошенко: «Вы неправильно все поняли»

Еще один член БПП — Алексей Гончаренко, еще несколько лет назад носивший георгиевские ленты и верно служивший Партии Регионов и экс-президенту Виктору Януковичу, первым заявил, что решение о разрыве дипломатических отношений «несвоевременно».

«Решение о дипломатических отношения с Российской Федерацией — это отдельное решение, которое мы можем принимать и нужно десять раз его взвесить, потому что если мы разрываем дипломатические отношения с РФ, как это отразится на Минском процессе, на защите украинцев, которые находятся на территории РФ… Там много украинцев, которые нуждаются в помощи. Как это отразится на тех тысячах украинцев, которые продолжают работать в РФ, нравится нам это или нет», — заявил Гончаренко.

Чуть позже против разрыва дипломатических отношений высказался и сам президент Петр Порошенко. Об этом заявил сам инициатор поправки Винник.

«Я могу только сказать, что президент не поддерживает идею разрыва дипломатических отношений с Российской Федерацией. Идею, которую я предложил комитету, — она остается на рассмотрении комитета», — сказал он.

Дипотношения между Украиной и Российской Федерацией были установлены в 1992 г. соответствующим протоколом. По законодательству Украины, предложения о разрыве дипотношений вносятся МИД либо другими центральными органами исполнительной власти (Кабинет министров, министерства, ведомства). Ранее МИД Украины заявлял, что также не поддерживает идею разрыва дипломатических отношений с Россией, так как считает, что это может негативно сказаться на гражданах Украины. Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил в среду, что принятие решения о разрыве дипотношений — суверенное дело и от этого, в первую очередь, пострадает сама Украина.

Грузия все это уже проходила

В ближайшее время Грузия может вернуться к диалогу о восстановлении дипломатических отношений с Россией. Об этом заявил специальный представитель премьер-министра Грузии по взаимоотношениям с Российской Федерацией Зураб Абашидзе. В свою очередь заместитель главы МИД РФ Григорий Карасин поддержал заявление своего грузинского коллеги.

Он отметил, что такое заявление можно только поприветствовать.

«Дело в том, что с 2008 года не по инициативе российской стороны произошел разрыв дипотношений с Грузией, и сейчас Россия не препятствует тому, чтобы страны восстановили дипломатические связи. Так что сроки позитивных перемен в этом вопросе зависят исключительно от Тбилиси», — заявил представитель России.

Напомним, что в 2008 г. на фоне войны в Южной Осетии и признания Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии парламент Грузии призвал правительство страны разорвать дипотношения с Россией. За это решение единогласно проголосовали 106 депутатов. Один из авторов решения отметил, что, согласно Венской конвенции о дипломатических отношениях, их разрыв не всегда означает разрыва консульских отношений. Иными словами, окончательно дружба не разрывается все равно. Интересы стран представляли посольства Швейцарии в Москве и Тбилиси, однако в 2012 г. Грузия все же пошла первой на уступки и ввела безвизовый режим для краткосрочных поездок граждан России. В том же году российские и грузинские дипломаты впервые провели двусторонние переговоры после войны.

В октябре 2012 г. после смены власти в Грузии, новое правительство назвало одним из главных приоритетов внешней политики нормализацию отношений с Россией. На данный момент между Россией и Грузией диалог поддерживается в рамках женевских дискуссий и регулярных встреч.

«Диалог Грузии с Россией в определенной степени способствовал осуществлению успешного европейского проекта», — добавил спецпредставитель премьера Грузии по связям с РФ Зураб Абашидзе.

Данное заявление он сделал в рамках проходящей в Тбилиси конференции под названием «25 лет конфронтации и сотрудничества: грузино-российские отношения и другие модели отношений», которое проводит Центр культурных взаимосвязей «Кавказский дом» при финансовой поддержке посольства Великобритании.

«То, что у нас есть с Россией коммуникации, и мы имеем неформальный диалог, повторюсь, это в определенной части способствует осуществлению нашего европейского проекта. Наши европейские коллеги всегда нам об этом говорят», — заявил Абашидзе.

По словам политолога Федора Лукьянова, чтобы заново установить дипотношения, нужно чтобы проблемы, которые послужили причиной их разрыва, сдвинулись с мертвой точки.

«В Грузии сейчас все понимают, что дипотношения с Россией хорошо бы восстановить. Но поскольку никаких перемен ни с Абхазией, ни с Южной Осетией нет и не предвидится, то грузинская сторона при всем желании не может пойти на восстановление. Если бы Саакашвили тогда не разорвал дипотношения с Россией, а просто снизил их до минимального уровня, если бы посольства продолжали работать, (пусть даже без послов, как это сейчас происходит в посольствах России и Украины), то сейчас уровень отношений можно было бы тихой сапой поднимать. Тоже самое и с Украиной. Разорвать отношения не проблема, а вот под каким соусом их потом восстанавливать, учитывая, что вопрос Крыма не имеет решения в обозримой перспективе? Иными словами — это шаг почти необратимый. И если Украина на него пойдет, это очень осложнит ситуацию», — считает эксперт.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 ноября 2017 > № 2384487 Олег Пономарев


Украина. Германия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 9 ноября 2017 > № 2381352 Мацей Зелиньски

Глава "Сименс Украина": Мы следуем принципу основателя Вернера фон Сименса "Я не поставлю на кон будущее компании ради быстрой наживы"

Эксклюзивное интервью генерального директора ДП "Сименс Украина" Мацея Томаша Зелиньски агентству "Интерфакс-Украина"

- Поскольку 30 сентября у Siemens завершился финансовый год, думаю, уместно начать наше интервью с вопроса об основных финансовых итогах работы компании в Украине в сравнении с теми планами, которые компания намечала в начале года.

- Прежде чем говорить об итогах этого года и дальнейшей стратегии, важно понимать связи между концерном Siemens и Украиной в прошлом. История присутствия компании в Украине насчитывает более 160 лет. Это десятки тысяч реализованных проектов - и крупных, и небольших. Все началось с прокладки телеграфной линии, которая проходила через Киев, Одессу до Севастополя, открытие первой трамвайной линии в стране в Киеве на Европейской площади, первой электростанции во Львове, или участие в строительстве Днепровской ГЭС. Кстати, недавно Днепровская ГЭС отметила 85-летие со дня своего основания. За эти годы много всего удалось воплотить в жизнь. Конечно, были и проблемы, но мы пережили все кризисы, в том числе и последний 2013-14 года, когда значительно уменьшился объем рынка из-за падения ВВП.

Если же говорить об итогах прошлого года, то важно понимать связь с общими экономическими показателями. В течение нескольких кварталов мы наблюдаем рост экономики Украины, кризис остался позади, прирост ВВП на уровне 2,5-3%. Этого, конечно, недостаточно, потому что базовый уровень невысокий, но тем не менее. В Украине мы работаем по трем основным направлениям: автоматизация, электрификация и цифровизация промышленности и инфраструктуры, Если в прошлом году в целом рост промышленности в Украине составил 2,4–2,5%, а в этом году по разным прогнозам рост будет на уровне 2%, то в тех отраслях, где работает Siemens, рост значительно выше.

Динамичнее всего мы совместно с партнерами развиваемся в горно-металлургическом секторе, металлургии, электроэнергетике, аграрном секторе и машиностроении. В этих отраслях рост инвестиций значительный, и, закрывая финансовый год, (конечно, не все цифры окончательные) могу сказать, что объемы новых заказов по сравнению с прошлым годом у нас выросли на 28%. Это говорит о том, что наши клиенты вкладывают деньги уже в капитальные инвестиции (CAPEX), а не только в операционные (OPEX).

Поэтому я очень горжусь 160-летней историей совместной работы с украинской промышленностью. Но еще важнее смотреть вперед, вместе справляться с новыми вызовами, которые готовит четвертая промышленная революция, и тем самым выводить реальный сектор экономики Украины на абсолютно новый уровень в энергетике, аграрном секторе, ГМК, машиностроении, автопромышленности, которая рано или поздно начнет развиваться.

- Одним из важных направлений компании было также здравоохранение, но Вы ничего не сказали об этом секторе

- Дело в том, что медицина и здравоохранение в Siemens в настоящее время – это отдельное юридическое лицо. C марта 2016 года было создано ООО "Сименс медицина" как отдельное юрлицо. Концерн запланировал IPO на первую половину 2018 года, поэтому ООО "Сименс медицина" отделилось от ДП "Сименс Украина" и является на сегодня независимой юридической единицей.

- Если говорить о росте новых заказов, в каких именно секторах они наиболее заметны?

- Новые заказы выросли по всем подразделениям: цифровое производство, автоматизация промышленности, непрерывные процессы и приводы, электроэнергетика, (производство, передача и распределение энергии), автоматизация зданий и инфраструктуры. Например, в этом году мы заключили договор на поставку турбины мощностью более 10 МВт для компании агропромышленного комплекса. В этом секторе мы работаем со всеми крупными холдингами, по разным направлениям, предлагаем системы и решения, которые позволяют им улучшить свои финансовые показатели

Можно ли говорить, что аграрный сектор и ГМК – это сейчас самые крупные ваши потребители?

- Да, в аграрном секторе прежде всего это касается переработки и инфраструктуры – переработка подсолнечного масла или зерна, хранение зерна, строительство новых элеваторов – это большие инфраструктурные инвестиции, которые должны иметь систему автоматизации, энергоснабжения. Кроме того, мы затрагиваем вопросы перевалки зерновых и не только.

- А насколько болезненной для компании была потеря клиентов в Донецкой области, тем более что в Донецке у "Сименс Украина" был большой региональный офис

- Безусловно, в ГМК определенная потеря была ощутима, мы работали там со многими заводами. В Донецке мы создали металлургический хаб, который обладал компетенциями для реализации проектов в металлургической сфере. Хаб практически целиком переехал в Днепр и сейчас реализует задачи по проектированию и поставкам систем автоматизации и приводов.

- Можете поделиться конкретными объемами контрактов?

- Поскольку формально мы еще не закрыли финансовый год в плане рапортирования, сейчас пока не хочу оперировать цифрами, потому что даже незначительная ошибка недопустима. Но то, что новые заказы выросли на 28% - это для меня месседж, что украинская промышленность развивается активно в тех отраслях, где есть потребление технологий, предлагаемых Siemens.

Мы выиграли за последние годы ряд тендеров, проводимых "Укрэнерго" по поставке высоковольтного оборудования и систем, ряд проектов в металлургической отрасли по автоматизации производственных объектов "ArcelorMittal Кривой Рог" и предприятий группы "Метинвест". В аграрной промышленности реализовываются проекты с такими крупными холдингами, как Cargill, "Кернел", "Астарта". Siemens является поставщиком компонентов и комплексных решений для этих и других отраслей промышленности.

- Конечно, нельзя не коснуться ситуации с поставками Россией турбин Siemens в Крым, и в этой связи, прежде всего, интересно влияние сложившейся ситуации на работу в Украине: понесли ли вы ли какие-то репутационные риски, или вам удалось их минимизировать и каким образом?

- Такая информация, конечно, не помогает нам работать, но важно обсуждать эту проблему и взвешенно относиться к фактам… Наша позиция, как и позиция концерна в этом вопросе, категорична: перемещение турбин в Крым является грубым нарушением условий соглашений о поставках с Siemens и законодательства Европейского Союза.

Если же говорить о репутационных рисках, то, разумеется, любая негативная информация о компании может нанести вред авторитету, который завоевывался годами. Здесь хочу привести слова основателя компании Вернера фон Сименса: «I will not sell the future for a quick profit!» - "Я не поставлю на кон будущее компании ради быстрой наживы". Этим принципом руководствуется компания и сегодня.

- Не так давно на 14-й ежегодной конференции YES в Киеве глава "Нафтогаза Украины" Андрей Коболев обвинил Siemens в том, что из-за боязни потерять рынок России она отказалась от поставок оборудования для модернизации украинской ГТС, и "Нафтогаз" был вынужден обратиться за новыми поставками к General Electric. Как Вы прокомментируете это заявление?

- Я в 2013 году не работал в "Сименс Украина", но как только мы из прессы узнали о заявлении на конференции, сразу отправили запрос в штаб-квартиру с просьбой разъяснить ситуацию. И хочу сказать, что мы не можем подтвердить то, что процитировано в СМИ.

В 2013 году проект находился на стадии обсуждения, но по бизнес-причинам не дошло до заключения договора с одним из поставщиков комплектной системы для конечного потребителя в Украине.

Но связывать это с политикой – я не вижу никакой связи. Каждый проект индивидуальный, и при принятии решения всегда надо обсуждать разные факторы. Конечно, есть требования клиента – сроки поставки и реализации, есть разные загрузки заводов, поэтому тут не могу оперировать деталями, но контакт не был подписан именно по бизнес-причинам, и привязки к политике я не подтверждаю.

"Нафтогаз" – большой холдинг и мы работаем с большинством его предприятий. Конечно, такие структуры работают в системе транспарентных закупок, и если нам есть что предложить нашим партнерам и заказчикам, мы участвуем в тендерах через платформу ProZorro.

- А как вы оцениваете для себя эффективность системы ProZorro?

- Оцениваем очень позитивно, потому что для нас очень важно работать прозрачно, честно и открыто. Это большой шаг вперед для улучшения позрачности бизнеса. Мы делаем предложения для "Нафтогаза", "Укрэнерго" и других компаний, и часто выигрываем тендеры, поэтому считаю, что ProZorro вполне прозрачная и эффективная система, которая позволяет сотрудничать и соперничать честно.

- Базируясь на итогах прошлого финансового года, что вы можете сказать о планах на следующий?

- Планы очень амбициозны, и во всех отраслях я вижу значительные перспективы и много возможностей. Мы в прошлом финансовом году выросли больше, чем ожидали: доходы выросли на 11%, новые заказы – на 28% и показатели прибыли оказались выше заложенных в бюджете. И в следующем году мы планируем работать с нашими клиентами еще активнее. Я ожидаю, что рост будет на уровне 10% и выше.

Один из наших приоритетов – это дигитализация промышленности: не только программное обеспечение, но и весь цикл от создания цифрового двойника продукта, через цифровое производство к предоставлению сервиса, и что еще очень важно в Украине – обеспечение кибербезопасности, как промышленной, так и энергетической.

Кроме этого, как мы уже говорили, мы создали инженерный центр, в котором основным из направлений является тема интеллектуальных электрических сетей, или дигитализация в энергетике. Это тема, которая развивается по всему миру и она стратегически важна для Украины. Дигитализация позволяет эффективно управлять нашей электроэнергией. Данные технологии позволяют Украине развивать электроэнергетику в соответствии с современными стандартами и трендами. В будущем это может ускорить объединение украинской и европейской энергосистем.

У нас есть инженеры и специалисты, которые непосредственно предлагают решения для систем передачи и распределения энергии. Кроме того, наши инженеры центра компетенции в области цифровых подстанций и кибербезопасности участвуют в проектах на всех континентах мира. Крупные проекты уже реализованы в разных странах – Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, последние контракты - в Норвегии, Швейцарии, Германии, Англии. Инженеры занимаются полным комплексом работ (проектированием, программированием и пуско-наладкой) в области цифровых систем управления и релейной защиты подстанций.

В последнее время нам удалось значительно развить компетенцию в этой инновационной технологии. Также у штаб-квартиры есть намерения интенсивно развивать штат сотрудников для этого направления. Инженеры данной направленности должны обладать как знаниями традиционных технологий в энергетике, так и знаниями в области IT. Это взаимодействие между традиционной и современной промышленностью носит название "индустрия 4.0". Я всегда говорю, что Украина – это страна IT, где есть около 100 тыс. опытных инженеров, которых необходимо привлекать на такие проекты. Более того, каждый год университеты выпускают около 35 тыс. новых IT-специалистов. Все специалисты нашего центра - это украинские, высокообразованные инженеры. Их средний возраст 30 лет, но они уже получили колоссальный опыт в больших проектах.

Например, сейчас Siemens в Египте реализует крупнейший проект по строительству трех электростанций общей мощностью 14400 МВт. Это позволит компенсировать дефицит мощности в энергосистеме страны. Наши инженеры принимают активное участие в данных проектах на всех стадиях от разработки концептов до ввода в эксплуатацию.

-Такие хабы функционируют еще в каких-то странах?

- Да, в разных странах. Хаб для энергетических систем цифровых сетей создан, например, в Словакии, и сейчас есть намерения перенять этот опыт и в Украине. В большей степени мы сосредоточены на том, чтобы совместно с "Укрэнерго" развивать системы цифровых сетей и кибербезопасности для украинской энергетики

- Еще одна тема - сотрудничество с "Укрзализныцей". Много лет ведутся разговоры об интересах Siemens к участию в проектах по локомотивостроению, компания уже неоднократно заявляла о том, что не заинтересована в создании СП по производству локомотивов, но надеется на "частную тягу". Тем не менее, мы помним, что опыт совместного сотрудничества с Днепропетровским электровозостроительным заводом у компании был не совсем удачный…

"Укрзализныця" - большая компания, которая занимается перевозками, и тут мы предлагаем всю линейку для электрификации железных дорог, и в последнее время идут разговоры по поводу новых проектов, которые пока на стадии обсуждения, а когда они выйдут на тендеры – мы будем в них участвовать.

Что касается электровозов – да, мы поставляли компоненты для украинских электровозов совместно с украинским производителем. Последнее время мы с УЗ отремонтировали два из них, поэтому можно сказать, что тема развивается.

В 2016 году мы подписали протокол о намерениях, что будем совместно разрабатывать ТУ под потребности железных дорог. Сейчас обсуждаем сертификацию наших электровозов, поэтому хотелось бы, чтобы эти проекты шли быстрее, поскольку потребность в новых средствах ж/д-транспорте в Украине огромна, и для Siemens это очень важный рынок, на котором мы продолжаем работать с УЗ.

- А в каких направлениях вы ожидаете наиболее динамичного развития в этом году

- Например, в металлургии очень много зависит от цен на ресурсы на мировой бирже, поэтому там динамика инвестиций меняется из года в год. Безусловно, агропромышленный сектор – ведь 30% всех черноземов в мире находится в Украине. Последние инвестиции в порту "Южный" нам показали, что очень динамично развивается вся инфраструктура агропрома. Украина лидирует в производстве подсолнечного масла, зерновых культур, кукурузы, и поскольку их потребление растет, я более чем уверен, что этот сектор будет развиваться и требовать новых современных технологий, в том числе в выработке биоэнергии, перевалке, хранении, т.е. там, где Siemens обладает компетенцией и широким портфолио продуктов и услуг.

- Планирует ли компания участвовать в приватизации такого предприятия энергомашиностроения, как "Турбоатом", даже если на продажу будет выставлен только блокпакет его акций?

- Каждый проект приватизации особенный, поэтому тут важно оценить перспективы, возможности локального и регионального рынков, мы будем наблюдать за процессом, но какое финальное решение будет принято, на этой стадии сказать не могу.

- Еще одна интересная мировая новость - 11 октября в Брюсселе обсуждалось создание батарейного альянса для конкуренции с компаниями из США и Азии. Знаю, что был приглашен Siemens. Как Вы считаете, могла бы Украина встроиться в этот альянс с учетом богатых запасов лития?

- Это хорошая идея, но надо смотреть глубже, чтобы разобраться в ресурсах, которые есть в Украине. Если появится дополнительная возможность для сотрудничества Siemens и украинских предпринимателей – это может стать темой для изучения.

- Можно ли сказать, что компания в Украине переживала определенный кризис, и какова сегодня ее дальнейшая стратегия?

- Кризис был во всей Украине, мы также ощутили его на себе. Мы пережили его благодаря продаже услуг, в том числе благодаря нашему энергетическому хабу, а также группе, отвечающей за разработку решений в металлургической промышленности. Сейчас мы уже вышли из этого кризисного положения… Рост заказов составил 28%. Мы намерены развивать долгосрочный бизнес в Украине, в том числе с нашими партнерами переходить к цифровой промышленности и цифровой энергетике. Одним из свидетельств нашей долгосрочной стратегии стало подписание договора аренды с бизнес-центром "Астарта" на Подоле - это говорит о том, что "Siemens Украина" намерен развиваться.

Какова сегодня региональная сеть компании?

- Основная задача региональных представительств - быть ближе к клиенту. Основной офис компании находится в Киеве, и кроме офиса есть центр обучения автоматизации, в котором обучаем клиентов и партнеров. Есть крупный инжиниринговый центр для металлургической промышленности в Днепре, в Одессе, и, конечно, в Харькове. А расписание тренингового центра во Львове забито на два-три квартала вперед. Мы создали развитую сеть региональных офисов, чтобы быть ближе к клиенту.

Есть ли проблемы с оптимизацией штата?

- Штат растет динамически, набираем инженеров, экономистов, IT-специалистов, инженеров-электриков и, надеюсь, эта позитивная динамика сохранится. Тесно работаем с местными партнерами, которые предлагают решения на основе систем программного обеспечения и оборудования Siemens, с ними работаем по конечным клиентам.

Везде, где видим рост потребления, набираем новых сотрудников, чем больше оборудования у нас появляется на рынке, тем больше потребностей в обслуживании, поэтому сервис динамично развивается. Сегодня в штате ДП " Siemens Украина" работает более 200 человек.

Есть ли у компании в Украине какие-либо проблемы с фискальными органами?

- Поскольку мы выполняем все законы и требования фискальных и других служб, нас эти проблемы не касаются. Я работаю в Украине год, и наблюдаю во многих областях значительные улучшения – например, уменьшение проверок, улучшение коммуникации с государственными службами, коммуникации с правительством.

Кстати, площадкой для диалога, на которой бизнес может узнать о планах правительства, а правительство – о настроениях бизнеса, может стать платформа, созданная тремя ассоциациями – Европейской бизнес-ассоциацией (ЕБА), Американской торговой палатой (АТП) и Союзом украинских предпринимателей (СУП). Встреча с участием президента Петра Порошенко в рамках EBA была достаточно эффективной.

Обсуждали и систему ProZorro, насколько она удобна для бизнеса, фискальную и финансовую политику. Такой диалог очень полезен, и президент обещал, что будем регулярно встречаться на таких площадках.

- Некогда Siemens входил в Национальный инвестиционный совет при президенте Украины, но в новый инвестсовет совет, состав которого в октябре утвердил П.Порошенко, вы не вошли, но в то же время в него вошел General Electric

- Но это не означает, что мы не будем стараться стать его членом в будущем. Наша компания всегда была заинтересована развивать украинскую промышленность и экономику. Уверен, что для этого у нас есть и опыт, и ресурсы, и компетенции. В подтверждение этого, приведу тот факт, что совсем недавно американский журнал Forbes в своем рейтинге назвал Siemens самой авторитетной компанией, что стало своеобразным подарком на 170–летний юбилей Siemens.

Украина. Германия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 9 ноября 2017 > № 2381352 Мацей Зелиньски


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 ноября 2017 > № 2380912 Олег Пономарев

На Украине окончательно растоптали память о Великой Отечественной войне

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — 6 ноября 2017 г. Киев отметил 74-ю годовщину освобождения от немецко-фашистских захватчиков. Столица тогда еще советской Украины была освобождена войсками 1-го Украинского фронта под командованием Николая Ватутина. Общие потери составили от 1 до 2 человек. За мужество и героизм при освобождении Киева были награждены орденами и медалями более 17 тысяч бойцов и командиров. Спустя семь десятилетий, в то время, когда в стране еще проживает немало живых свидетелей, неблагодарные потомки устраивают пляски на костях, сносят памятники советским солдатам, пытаются переписать или стереть историю. Возможно, какое-то неприятие к советской идеологии еще можно объяснить. Но как объяснить то, что особи, называющие себя людьми, глумятся над могилами? Это уже за гранью понимания.

Националисты требуют раскопать могилу Ватутина

В самом центре Киева, в старинном Мариинском парке, расположена могила легендарного Николая Ватутина — генерала, освободившего Киев от фашистов. В его честь был назван целый район, проспект, станция метро и масса памятных мест Киева. Сегодня же внуки тех героев цинично топчут и уничтожают любую память о событиях 1943 года. Так, в начале 2017 г. Киевский городской совет постановил, что герою Советского Союза в центре «европейской» столицы не место, памятник должен быть снесен, а прах за свой счет забрать родственники. Вот только беда в том, что родственники живут в России и люди они далеко не богатые. И могут только наблюдать, как могилу обливают краской, вытаптывают цветы, ломают ограду… Вслед за могилой Ватутина фашиствующие молодчики из Нацкорпуса начали нападки и на проспект, названный его именем. Он соединяет центр Киева со спальным районом Троещина и по иронии судьбы в районе Южного моста через Днепр переходит в Московский проспект. Немногим ранее его переименовали в проспект Степана Бандеры. Проспект Ватутина предложили переименовать в честь другого националиста — Романа Шухевича. Это решение вызвало бурю протеста среди киевлян. Активистам удалось приостановить переименование и на данный момент во всех инстанциях идут судебные тяжбы. Ведь большинству киевлян память генерала Ватутина дорога, а многим переименование — просто не к чему. Чем закончится это противостояние — пока неясно.

Вандалы цинично надругались на Вечным огнем

К сожалению, на Украине День освобождения Киева давно не считают праздником и помнят об этом с каждым годом все меньше людей. 6 ноября к памятнику Ватутину и Вечному Огню в Парке Славы пришло от силы 30-40 человек. Скромная церемония, минимум слов и цветов. Тем не менее, в Киеве еще остаются люди, которым эта память дорога. Чего не скажешь о «двуногих особях», надругавшимися на следующий день на Могилой Неизвестного солдата.

7 ноября в полицию поступило сообщение о том, что неизвестные залили цементом Вечный Огонь мемориального комплекса «Парк Славы». Испорченный памятник заметил прохожий. Прибыв на место происшествия, полиция обнаружила, что огонь действительно залили цементом, а вблизи неизвестные оставили еще 8 ведер.

Позже, как сообщили в КП «Киевблагоустройство», памятник был очищен.

«Убирали после вандалов сотрудники «Киевгаза», именно они являются балансодержателями этого монумента. Они же и цемент убирали, и ведра унесли, памятник, если все в порядке, должен работать, как и прежде», — говорится в сообщении.

В Национальной полиции на данный момент выясняют все обстоятельства инцидента, причины — пока не известны.

Лавров и Аксенов: «Осквернение Вечного огня — святотатство»

Первым и весьма болезненно на сообщение о вандализме в Киеве заявил глава Республики Крым Сергей Аксенов. По его словам, осквернение Вечного огня — святотатство, оскорбление коллективной памяти украинского народа, черная неблагодарность по отношению к предкам, глумление над памятью павших воинов.

«То, что произошло в Парке Вечной Славы, есть прямое следствие преступной политики киевского режима, той безумной пропаганды бандеровщины и русофобии, которой отравлены информационное пространство и общественная атмосфера в соседнем государстве. Напомню, что первой страной, которая увековечила мемориальным огнем память о погибших во Второй мировой войне, стала Польша. Вечный огонь, зажженный в Варшаве 8 мая 1946 года, горит до сих пор. Как горит он в России и Белоруссии, в странах СНГ, во многих странах Европы и Азии, в Канаде и США. Но бандеровским выродкам наплевать на любые традиции, на любые святыни, на чувства десятков миллионов людей. Невозможно залить цементом общую историю русского и украинского народа, нашу общую память», — сообщает пресс-служба главы РК.

Осквернение Вечного огня в Парке Славы в Киеве является неприемлемым кощунством против всех европейских ценностей. Об этом заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров.

«Это — кощунство, неприемлемое кощунство, которое идет против всех европейских ценностей, против тех принципов, которые лежат в основе ООН, и подобные вещи, к сожалению, связанные с осквернением памятников Великой Отечественной войны на Украине — не редкость», — подчеркнул глава российского МИД.

Лавров добавил, что в этом проявляется неспособность киевского режима урезонить ультрарадикалов, неонацистов, которые себя очень комфортно чувствуют в сегодняшней Украине.

Война еще не окончена: под Киев продолжают хоронить солдат Великой Отечественной войны

Пожалуй, единственными, кто помнит о Великой Отечественной войне и отдает ей дань уважения, являются некоторые депутаты от оппозиции, некогда члены Партии регионов. Ежегодно в Киевской области приводятся в порядок солдатские могилы, проводятся поисковые работы, с почестями перезахораниваются останки. Не стал исключением и 2017 г.: останки 58 солдат перезахоронили в селе Гатное, в окрестностях столицы. Их нашли во время поисковых экспедиций на линии обороны Киева, но опознать удалось только 12 человек.

«Все останки подняты в Киевской области, это Юровка, Гатное и Барышевский район и Бориспольский район — это зона отступления по 41 году. Продолжаем сейчас поиск родственников по 1941 году — это капсулы идентификаторы, так называемые смертные медальоны, а с 1943 года, к сожалению, ввели книжки красноармейцев, и они не дают шанс восстановить солдат, — рассказывает командир поискового отряда «Днепр-Украина» Сергей Распашнюк.

За 11 лет работы поискового отряда его членам удалось отыскать останки больше тысячи военнослужащих и восстановить данные о 161 бойце. Народный депутат от «Оппозиционного блока» Юрий Бойко говорит, эти солдаты — были теми, кто защищал столицу в самые трудные месяцы войны. И таким образом — мы благодарим их за защиту и отдаем им дань уважения.

«Мы считаем это очень важным, поскольку пока не похоронен последний солдат — война не закончена. Поэтому это благородное дело которое делают ребята из «Днепра-Украины». Это то, что нужно сегодня нашей стране. Память, нужно, чтобы был мир, вот такие мероприятия они как раз нужны для этого», — заявил он.

Отметим, что в этом году киевляне придумали новшество, а именно общественный знак в честь дня Освобождения Киева. Он исполнен в цветах штандарта Первого Украинского Фронта, войска которого освободили Киев. Активисты раздавали эти знаки тем, кто пришел почтить память освободителей Киева. Также знаки были переданы в Организацию ветеранов Украины.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 ноября 2017 > № 2380912 Олег Пономарев


Украина. Германия > Медицина > interfax.com.ua, 8 ноября 2017 > № 2381319 Владимир Подворный

Директор "Фрезениус Медикал Кер Украина": "Госклиники не заинтересованы в корректном подсчете стоимости гемодиализа"

Эксклюзивное интервью директора "Фрезениус Медикал Кер Украина" Владимира Подворного о влиянии медицинской реформы на инвестиции в среду здравоохранения

- Почему 10 лет назад вы приостановили реализацию проекта по созданию сети центров гемодиализа?

- Наша инвестиционная программа была утверждена в 2008 году и предусматривала строительство 10 центров гемодиализа в разных регионах Украины. Мы смогли открыть всего два центра. Причин приостановки было несколько. Основная – несовершенство законодательства, точнее то, что в соответствии с действующей до сих пор практикой пациент лишен права выбирать место лечения. Куда пойдет лечиться пациент и, соответственно, куда "уйдут" за ним средства на лечение, решает чиновник. Быстро сориентировавшись, распорядитель бюджетных средств прекратил направлять нам пациентов и максимально усложнил оплату предоставленных услуг. В итоге центры заполнены едва на треть, долги за предоставленные услуги колоссальные, и только упорство и требовательность наших пациентов, ощутивших разницу в качестве лечения, позволяют продолжать работу. В настоящее время эта программа приостановлена, но не закрыта. Мы очень надеемся на изменения в законодательном поле, которые позволят нам продолжить работу в этом направлении. Медреформа в ее основных положениях даст зеленый свет для национальных и иностранных инвестиций в сферу здравоохранения.

- Разве государство не должно поддерживать государственные клиники?

- Государство должно поддерживать пациентов, обеспечивая качественное лечение, независимо от формы собственности клиники. Благодаря принятой медреформе, учреждения здравоохранения всех форм собственности будут бороться за высокое качество медицинской услуги, чтобы пациент их выбрал.

Очень важно понимать, что медреформа в основных положениях призвана, в том числе, усилить финансовую дисциплину, заставить лечебные учреждения рационально использовать бюджетные средства.

- Что именно в реформировании системы здравоохранения может дать инвесторам уверенность?

- Когда мы говорим о реформе, мы говорим о трех основополагающих компонентах. Это переход на оплату медицинской услуги вместо финансирования лечебных учреждений, свободный выбор пациентом места, где он будет получать медуслугу, и принцип "деньги идут за пациентом", предполагающий использование бюджетных средств на конкретного пациента. Если этот принцип не будет реализован, то не будет реализована и реформа.

- Ваши центры гемодиализа это, по сути, частные клиники. Частная клиника может гарантировать, что не будет завышать цены?

- Я бы сказал, что гемодиализ – это сфера, которая полностью готова к медреформе. Есть пациенты, есть протоколы, есть утвержденная методика расчета стоимости услуги – методика расчета стоимости лечения пациентов с хронической болезнью почек пятой стадии методом диализа. Эта методика существует с 2011 года, она юстирована и по ней очень легко, прозрачно и понятно можно рассчитать стоимость процедуры в любом учреждении.

- Сколько стоит такая услуга в ваших центрах?

- На сегодняшний день – около 2,1 тыс. грн за процедуру.

- А в госклиниках?

- А государственные и коммунальные клиники не заинтересованы в корректном подсчете. В тех редких случаях, когда расчет произведен, цена больше, ведь себестоимость выше: государственные отделения гемодиализа находятся в составе многопрофильных больниц, и на стоимость процедуры влияют все затраты больницы.

В наших же клиниках стоимость ниже, хотя в нее включены все компоненты, необходимые для проведения диализа в соответствии с требованиями стандартов. Кроме того, очень важно, что мы являемся частью международной сети клиник "Фрезениус", и безусловное соблюдение требований стандарта и протоколов лечения регулярно контролируется, в том числе онлайн, клиническим советом в Германии.

- Как вы оцениваете украинский рынок продукции для гемодиализа и закупки расходников, вокруг которых постоянно существуют скандалы и разбирательства?

- Мы не участвуем в тендерах. Мы выступаем, прежде всего, оператором своих центров гемодиализа, занимаемся сервисным обслуживанием оборудования производства "Фрезениус" вне зависимости от того, кто и когда его поставил. Кроме того, мы занимаемся маркетингом, информационной поддержкой специалистов и врачей, проводим научно-практические конференции по проблеме гемодиализа. Мы не осуществляем поставки и не участвуем в тендерах.

Заместительная почечная терапия развивается стремительно, изменились технологии и сам подход к этому виду лечения. Изменились в лучшую сторону стандарты использования продукции. Например, сегодня на смену технологии гемодиализа приходит гемодиафильтрация онлайн, на треть повышающая выживаемость пациентов.

- Сколько нужно инвестировать государству, чтобы, условно говоря, перейти на более совершенные технологии лечения, например, на метод гемодиафильтрации?

- Мне трудно сказать, ведь с 2008 года государство не покупает оборудование для гемодиализа вообще. Поставщики на безоплатной основе передают его больнице, зарабатывая потом на продаже расходников.

- Какой ежегодный объем рынка диализа в денежном выражении?

- Около $63 млн. Эти цифры ежегодно увеличиваются. К сожалению, нравится нам это или нет, но количество больных с хронической почечной недостаточностью будет постоянно увеличиваться.

- Есть ли украинские производители расходников и оборудования для гемодиализа?

- Нет, в Украине для гемодиализа никто ничего не производит. Это высокая технология на сегодня и достаточно дорогой вид производства. Наверное, такое производство появится в Украине в том случае, если будет сбыт не только на внутреннем рынке.

Для того чтобы производить расходники для гемодиализа, есть другой путь – покупка лицензии на производство по уже готовой технологии, но все зависит от переговоров с производителем.

Всего продукция "Фрезениус" производится на 40 заводах по всему миру.

- На какую сумму примерно вы поставляете оборудование в Украину?

- Мы поставляем около 60 аппаратов и несколько систем очистки в год на сумму около EUR2 млн – это стоимость оборудования, которое поступило в лечебные учреждения Украины. В целом же продукция производства "Фрезениус" – оборудование и расходные материалы для диализа – поставлена на сумму около EUR18 млн за 2016 год.

Объемы продаж растут за счет того, что появляются новые отделения, добавляются пациенты.

Очень важно при формировании государственного и местных бюджетов учитывать тех пациентов, которые еще не находятся на гемодиализе, но нуждаются в нем. Если бы их реальные потребности учитывались в полной мере, в Украине гемодиализ получали бы не 6 тыс. пациентов, а минимум 20-25 тыс. пациентов.

- Но это потребовало бы значительного увеличения финансирования?

- На самом деле, если бы все государственные клиники пересчитали реальную стоимость процедуры по утвержденной методике, по факту смогло бы пролечиться гораздо большее количество пациентов, чем сейчас. Мы видим, что в государственных клиниках деньги часто используются неэффективно, расходы особо не учитываются. Главная проблема в том, что государственные клиники не продают свою услугу, а просто финансируются государством. Мы же продаем услугу, поэтому очень четко отчитываемся за каждую гривну.

Когда государственные киники начнут продавать услугу гемодиализа по заранее определенной цене, все будет иначе.

- Как вы оцениваете ситуацию с доступностью гемодиализа в Украине?

- В Украине пациенты с почечной недостаточностью 5-й стадии в большинстве остаются без помощи. Украина существенно отстает от своих соседей по показателям пациентов, которые находятся на такой терапии из расчета на 1 млн населения. Мы отстаем даже от Беларуси. По оценке директора Института нефрологии Николая Колесника, в Украине гемодиализ получают только 25% нуждающихся пациентов.

Мы с большой надеждой восприняли информацию о разработке пилотного проекта по трансплантации почки, о которой недавно заявил Минздрав. Трансплантология является тем локомотивом, который тянет за собой развитие заместительной почечной терапии, ведь чем лучше диализ, тем успешнее трансплантация.

Несмотря на такую критическую недоступность гемодиализа для украинцев, государственные больницы не хотят направлять к нам пациентов.

- Откуда же у вас сейчас берутся пациенты? Они лечатся за свои деньги?

- Нет, за свои деньги – это очень дорого. Лечение за свои деньги возможно, когда речь идет о каких-то ситуативных моментах, когда человеку нужно получить несколько процедур, например, в поездке. Наши пациенты – это те, кого "диализные комиссии" направили к нам несколько лет назад, когда мы открывали центры в Чернигове и Черкассах. Мы не можем получить оплату медуслуги из госбюджета, если пациент пришел к нам без направления.

Таким образом, у нас практически нет новых пациентов, за исключением переселенцев из Луганской и Донецкой областей, которых мы лечим в нашем центре в Чернигове. Правда, нам никто нам за них не платит, мы лечим их за свои деньги.

- Сколько их?

- Было 13 человек, осталось шесть: кто-то вернулся домой, кто-то переехал в другие места.

- Существуют ли случаи задержек выплат, задолженности со стороны бюджета?

- Да. Например, в Чернигове мы в 2017 году работаем без контракта, и нам до сих пор возвращают деньги за прошлый год. На сегодня нам остается неоплаченным лечение на более чем 50 млн грн только по Черниговскому центру, включая 18 месяцев 2011-2012 гг., не оплаченных вообще никак.

- А если контракта нет, то городские власти могут вообще не заплатить вам?

- Могут, но тогда мы подадим в суд, ведь пациенты направлены к нам в лечебное учреждение учреждениями здравоохранения города.

Наши центры гемодиализа, безусловно, опередили время. Сегодня понятно, что они натолкнулись на серьезное сопротивление: многим трудно согласиться с тем, чтобы допустить частную клинику к бюджетному финансированию. Но я противник того, чтобы говорить, что этот проект у нас не получился. С точки зрения инвесторов, с экономической точки зрения, безусловно, он не успешен, но с точки зрения внедрения в Украине новых технологий лечения, он получился. Например, наш Черкасский центр в 2012-2013 гг. занимал четвертое место среди всех европейских центров "Фрезениус" по качеству предоставляемого гемодиализа. Украина в лице наших центров получила хороший пример модели оказания медуслуг.

Сейчас в наших клиниках лечатся около 170 пациентов. Это не много, учитывая, что по всей Украине лечение гемодиализом получают около 6 тыс. человек, но наши пациенты живут дольше и качество их жизни выше.

- Сколько лет люди могут жить на гемодиализе?

- Это зависит от многих факторов. При благоприятных условиях и четком следовании технологии – десятки лет. Я говорю о наших клиниках.

- А у вас есть страховые пациенты?

- Разве что приезжающие с визитами из-за границы. Наши страховые компании не страхуют такие заболевания и такой вид терапии.

- Когда вы примите решение, будет ли возобновлена ваша программа открытия центров гемодиализа?

- Я думаю, что надо дождаться, и посмотреть, как заработает медреформа.

Украина. Германия > Медицина > interfax.com.ua, 8 ноября 2017 > № 2381319 Владимир Подворный


Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 ноября 2017 > № 2384441 Олег Пономарев

Украина стремительно «сжигает мосты» даже с самыми верными европейскими партнерами

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Польша намерена закрыть въезд украинским националистам не только в свою страну, но и в Европу. А маленькая, но гордая Сербия и вовсе намерена выслать из страны украинского посла. Такого позора нормальная страна не пережила бы. Некогда даже самые преданные Украине европейские страны одна за другой начинают в ней разочаровываться. Майдан, унесший жизни десятков тысяч людей, окончательно разрушенная экономика, небывалый уровень преступности и коррупции во власти — все этого не замечать просто нельзя. Видят это и в ЕС. Говоря одно, а делая абсолютно противоположное, украинская власть умудрилась поссориться с Израилем на почве «оккупации Палестины», с Венгрией — за отказ в праве этнических венгров учиться на родном языке, с Польшей — и вовсе она показывает небывалую двуличность, героизируя пособников нацистов — отморозков из УПА (экстремистская, запрещенная в России организация — прим. ред.). Но в отличие от нашей страны, где понятие свободы слова и демократии давно стало фикцией и пустым звуком, западные страны молчать уже не будут.

Сербия готова вышвырнуть посла Украины из страны

Министерство иностранных дел Сербии обвинило посла Украины Александра Александровича в попытках ухудшить отношения Сербии и России и просит дипломата быть не только сдержанным, но и выбирать слова и риторику в своих заявлениях.

Как сообщает сербский телеканал РТС, госсекретарь Министерства иностранных дел Сербии Ивица Тончев напомнил, что роль послов заключается в улучшении двусторонних отношений, прежде всего политических и экономических, а также всех других форм сотрудничества:

«Наверное посол Украины в Сербии забыл об этом, а вся его деятельность ведет к тщетным попыткам нарушить отношения Сербии с Российской Федерацией», — говорится в сообщении телеканала.

Сербский политик также напомнил послу его участие в ряде в скандальных интервью, где прямо заявлял о зависимости внешней политики Сербии и о том, что страна является «инструментом в руках России, которая таким образом дестабилизирует весь регион Западных Балкан, и, таким образом, уничтожает Европу».

«Украинский посол постоянно политизирует вероятное участие сербских добровольцев в вооруженном конфликте в Донбассе, заявляя, что граждане Украины принимали участие в войнах на территории бывшей Югославии, и Сербия никогда официально не упрекала Киев», — добавил Тончев.

О также подчеркнул, что Сербия уважает территориальную целостность Украины и сохраняет приверженность политике лучших двусторонних отношений.

«Учитывая, что неоднократные замечания, сделанные МИД Сербии, с советами направить свою энергию на обязанности, указанные в Венской конвенции о дипломатических отношениях, не имели никакого эффекта, я бы хотел обратиться к МИД и правительству Украины с просьбой указать ему на недопустимость подобного поведения. Иначе мы будем вынуждены применить обычные в таких случаях меры», — подытожил представитель МИД Сербии.

Согласно Венской конвенции, речь может идти об отзыве правительством Сербии аккредитации посла и объявлении его персоной нон грата.

Отреагировал на слова украинского посла и президент Сербии — Александр Вучич, заявивший о том, что не понимает замечаний украинской стороны.

Вучич отметил, что Украина является дружественной для Сербии страной и сербские суды уже приняли вердикты в отношении лиц, воевавших за рубежом.

«Не знаю, что еще мы должны сделать. Никто не имеет разрешения государственных органов Сербии участвовать в военных действиях за рубежом, в Донбассе, в Крыму или в любой части конфликта между Россией и Украиной», — заявил сербский президент.

И если президент Сербии, с присущей ему «мягкостью» выразил удивление заявлением украинской стороны, то лидер оппозиционной Сербской радикальной партии Воислав Шешель выражений уже не выбирал. В ходе заседания местного парламента он открыто обвинил Украину в оскорблении своей страны и потребовал немедленной высылки посла из Сербии.

Польский сенатор: «Украина показала себя настоящим варваром»

Окончательно Украина может испортить отношения и с некогда самым верным своим союзником — Польшей. В стране уже не скрывают не только своего недовольства проводимой официальным Киевом политикой, но и варварским отношением к общей истории.

«Украина не хочет принадлежать к римской цивилизации. Она ведет себя как варвар в вопросах исторической памяти. В нынешней внешней политике у нас много общего, у нас есть много положительных предложений. Но взаимные отношения будут очень неглубокими, если Украина не поймет, что более глубокие отношения идут из культурного измерения относится к исторической памяти, которая касается Польши», — заявил польский сенатор и историк Ян Жарин.

При этом, он полностью перекладывает ответственность за напряжение ситуации на Украину и просит ее как можно скорее найти выход из кризиса: «Решение сейчас — на стороне Украины. У нее есть ключ к тому, хочет ли она быть с Польшей, с польской культурой. Украина должна ответить, хочет ли она взять на себя общую ответственность за древнюю материальную культуру в современной Украине».

В первую очередь Польша шокирована отсутствием крестов в местах массового погребения поляков на Украине и полное запустение могил: «Поляки гибли в этих районах во время Первой мировой войны. Могилы, которые существуют со времен боев легионов, с сентября 1939 года, со времени геноцида на Волыни… Это события, связанные с польским наследием в XX веке. Если мы не поймем эту простую истину с украинской стороны, тогда наша дружба будет все более отдаленной».

Еще сложнее обстоят дела с героизацией на Украине вояк УПА и пособников фашистов — СС «Галичина». Председатель правящей партии Польши «Право и Справедливость» Ярослав Качиньский в который раз напомнил, что в случае продолжения героизации Степана Бандеры о евроинтеграции Украина может забыть, а сторонникам фашистской идеологии и вовсе будет закрыта дорога в Европу.

По словам главы МИД Польши Ващиковского, терпение страны лопнуло и они запускают процедуру, которая не позволит людям, демонстрирующим крайне антипольские взгляды, въехать в страну:

«Сейчас мы запускаем процедуры, которые не будут допускать людей, которые демонстрируют крайне антипольские позиции, на территорию Польши. Люди, которые демонстративно носят мундиры СС «Галичина», в Польшу не въедут! Мы осознаем, насколько важна для нас Украина с точки зрения геополитики, но украинцы, зная об этом значении своей страны для нашей безопасности, считают, что в таком случае вопросы, которые нас разделяют, в частности исторические, должны сойти на второй, третий план. Но так быть не может», — заявил министр в эфире польского телеканала TVP1.

Напомним, что июле 2016 г. Сейм Польши установил 11 июля Днем памяти жертв геноцида, совершенного украинскими националистами против жителей II Польской Республики в 1943-1945 гг.

Попытки же украинских властей препятствовать поискам и эксгумации останков жертв геноцида на Волыни и солдат, которые погибли от рук НКВД в сентябре 1939 г., и вовсе могут поставить жирую точку на польско-украинских отношениях. Если ситуация не измениться в лучшую сторону, МИД Польши будет рекомендовать президенту Анджею Дуде отменить запланированный на декабрь 2017 г. визит на Украину.

Украина. Польша > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 ноября 2017 > № 2384441 Олег Пономарев


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 5 ноября 2017 > № 2392168 Дмитрий Тренин

Понять Украину

Новый этап становления российского государственного проекта

Дмитрий Тренин – ведущий научный сотрудник Национального исследовательского Института мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова РАН, член Совета по внешней и оборонной политике.

Резюме «Мать городов русских», Киев, вероятно, со временем займет в российском общественном сознании место, схожее с тем, которое принадлежит сейчас Константинополю-Царьграду, так сильно манившему русские элиты от Екатерины II до Николая II.

Украинский кризис привел к политическому столкновению России и США, отчуждению России от стран Европейского союза. Он подвел черту под неоднократными попытками РФ «встроиться» в Евро-Атлантическое сообщество, стать частью «расширенного Запада». Последствия кризиса имеют фундаментальное значение и для самой России, ее национального самосознания и геополитического самоопределения. События на Украине завершили постимперский период российской истории, в ходе которого еще существовали надежды на глубокую реинтеграцию бывших советских республик, и открыли эпоху становления Российской Федерации как отдельного и самодостаточного государства, рассматривающего другие страны бывшего СССР как близких соседей, но не как часть единого геополитического пространства во главе с Москвой.

«Украина – не Россия»

Украинский кризис стал суровым испытанием для российской внешней политики. Важнейший его урок для России состоит в необходимости воспринимать Украину всерьез, комплексно, и изучать ее внимательно, без эмоций. До сих пор российская политика на украинском направлении обычно сосредоточивалась на двух-трех актуальных текущих темах: вначале – на выводе с Украины ядерного оружия бывшего Союза и разделе советского Черноморского флота; затем – на ценах за поставляемый из России газ и условиях его транзита через украинскую территорию в страны ЕС. Тематика Украины, образно говоря, сужалась до размеров ракет, кораблей и пресловутой «газовой трубы», в то время как коренные проблемы взаимоотношений оставались в стороне.

Несмотря на «большой договор» 1997 г., подтверждавший независимость Украины в границах УССР, в Москве видели Украину хотя формально и отдельным государством, но «не чужим», не иностранным для России, связанным с ней многочисленными неразрывными, как казалось, узами. Фактически же Украина многими рассматривалась как часть ядра исторической России, а ее независимость – как состояние преходящее. Адресуясь к российскому читателю и полемизируя с подобными взглядами, второй президент Украины Леонид Кучма назвал свою книгу «Украина –

не Россия», причем отрицание «не» на обложке было выделено красным. Это предостережение, однако, заметили не все.

В «оранжевой революции» 2004–2005 гг., которая стала первой крупной неудачей российской политики на Украине, в Москве увидели почти исключительно результат внешнего вмешательства с далеко идущими геополитическими целями. Американские «режиссеры» украинской и других «цветных» революций, как считалось, использовали противоречия внутри украинской верхушки, подкупили или завербовали часть ее, одновременно воспользовались недовольством населения социально-экономической ситуацией в стране и, наконец, пустили в бой взращенную на западных грантах активную молодежь. События в Киеве, таким образом, представлялись попыткой США как минимум «выдавить» Россию с ключевой позиции на постсоветском пространстве, а как максимум – протестировать сценарий аналогичного «уличного» переворота в Москве.

Склоки, вскоре начавшиеся между «оранжевыми» победителями, притупили эти опасения, вернув многим в Москве самоуспокоенность. Тревогу, однако, вызвала внезапно появившаяся в начале 2008 г. просьба киевских властей о предоставлении Украине плана подготовки к членству в НАТО, немедленно поддержанная Вашингтоном. Президент России Владимир Путин совершил беспрецедентный шаг: он прибыл в Бухарест на апрельский саммит НАТО, чтобы попытаться убедить лидеров альянса в опасности смуты на Украине и раскола страны в случае движения Киева в сторону блока. Фактически Москва провела «красную черту», предупредив Запад об опасности конфликта с Россией, а Киев – о том, что она может перестать уважать территориальную целостность Украины, если страна расколется по вопросу о присоединении к Атлантическому альянсу. Начавшаяся в августе 2008 г. война в Южной Осетии подтвердила серьезность российских намерений. Вопрос о членстве Украины и Грузии в НАТО в результате «подвис».

Казалось, что твердость Москвы в отношении Соединенных Штатов в сочетании с прагматическим подходом к киевскому руководству приносит плоды. Избрание Виктора Януковича президентом Украины в 2010 г. трактовалось как реванш за поражение пятилетней давности, исправление геополитического «зигзага» и залог будущей интеграции Украины в единое с Россией экономическое, политическое и стратегическое пространство. В концепции Евразийского союза, ставшей в 2011 г. основой внешнеполитической части президентской программы Владимира Путина, Украина занимала важнейшее место. Успех всего проекта евразийской интеграции фактически был поставлен в зависимость от экономической и политической ориентации Киева.

Могло быть и хуже…

Политику России на украинском направлении непосредственно перед кризисом 2013–2014 гг. часто называют провальной. Действительно: ведь она не сумела предотвратить свержения Януковича киевским Майданом и не смогла обеспечить как минимум политический противовес новой власти в лице русскоязычного по преимуществу юго-востока страны. Сосредоточившись исключительно на отношениях с украинской верхушкой и подменив политику политтехнологиями, Москва практически ничего не делала для укрепления дружественных России политических сил на Украине – за важным исключением Крыма.

Тем не менее цена провала украинской политики России оказалась ниже совершенно неподъемной цены ее несостоявшегося успеха. Представим себе, что было бы, если бы президент Янукович в 2013 г. однозначно выбрал сторону России и согласился бы на полноценное участие Украины в проекте Евразийского союза. Россия получила бы 45-миллионную страну, которую пришлось бы поддерживать материально, прежде всего финансово, на протяжении неопределенно долгого периода времени; Киев обрел бы возможность каждый раз задорого продавать свое согласие на любые решения в рамках Союза; а в конце концов, несмотря на всю оказанную помощь, России пришлось бы – скорее всего, опять-таки через конфликт – отпустить Украину: ведь, как писал Кучма, «Украина – не Россия».

Представим себе также, что Янукович в начале 2014 г. сделал бы то, что многие в Москве от него ожидали: разогнал Майдан, ввел чрезвычайное положение. В результате гражданская война на Украине все равно началась бы. Только не на востоке в Донбассе, а на западе страны, где появилась бы новая Западно-Украинская народная республика со своими партизанами, для усмирения которых Янукович был бы вынужден начать собственную антитеррористическую операцию. Вряд ли бы он преуспел: в свое время даже Сталину не удалось до конца подавить галицийскую партизанщину. Польша и НАТО открыто не вмешались бы, но помогали бы повстанцам, конечно, не только морально.

Украина при этом подпала бы под санкции Запада, компенсировать потери от которых пришлось бы России; сама Россия в этом сценарии также подверглась бы санкционному давлению – скорее всего, более жесткому, чем сейчас – «за поддержку марионеточного и репрессивного киевского режима». Для укрепления позиций этого режима Москве пришлось бы посылать на Украину специалистов в области безопасности, включая части спецназа. Это провоцировало бы широкое недовольство и массовое сопротивление не только в Галиции и на Волыни. В результате Россия бы попала в капкан, выбраться из которого у нее не было бы возможности без катастрофических последствий для нее самой. При всей его сложности нынешнее положение дел более благоприятно для России.

«Украинский проект» и становление российской политической нации

Основная причина неудач российской политики на Украине лежит в игнорировании того неприятного для многих россиян факта, что практически вся украинская элита – политическая, экономическая и культурная; западная, юго-восточная или киевская – пропитана духом «самостийности», мечтой об осуществлении самостоятельного украинского политического проекта, отличного и отдельного от российского. На практике подобный проект нельзя реализовать даже в рамках только экономического сближения Украины и России, не говоря уже о полномасштабной интеграции двух стран. Совершенно очевидно также, что большая притягательная сила России, русского языка и русской культуры затрудняет формирование украиноязычной политической нации. Украинский политический проект в принципе может быть успешен только в условиях максимального обособления Украины от России.

Неудивительно поэтому, что в России украинский национализм видится как явление сугубо негативное и опасное. В самой России преобладает точка зрения, что «русские и украинцы –

практически один народ», в частности, это не раз заявлял президент Путин, а «самостийники», украинские националисты – фактически раскольники, покушающиеся на единство «братского народа». С этой точки зрения украинские националисты предстают врагами не только русских, но и украинцев. Проблема, однако, в том, что украинские верхи еще задолго до кризиса 2013–2014 гг. склонялись на сторону националистов, видя в них «настоящих» украинцев, а не «малороссов» – младших братьев русских. После киевского Майдана, Крыма и Донбасса эта тенденция стала господствующей. Реальностью стал и постоянно углубляющийся раскол между Украиной и Россией. Украинская политическая нация формируется на антироссийской основе.

В Москве это еще не вполне осознали. Упор здесь до сих пор делается на то объединяющее, что сближает восточнославянские народы, в особенности на общую веру и общую историю, а на их отличия обращается гораздо меньше внимания. В итоге эти различия в общественном сознании остаются на уровне фольклорно-региональном. Тем временем усилиями российских властей фактически возрождается концепция единого православного русского народа, которая была официально принята в Российской империи в конце XIX — начале ХХ века. Сегодня речь в этой связи идет о «русском мире» как об особой цивилизационной общности. Такой подход, однако, отчасти справедлив только применительно к культуре, а не к экономике и политике. Использование лозунгов «русского мира» в 2014 г. в поддержку политического единства России и Украины быстро скомпрометировало саму идею общности, причем не только на Украине, но и в Белоруссии.

Между тем становление самостоятельных и не зависимых от Москвы Украины и Белоруссии – нормальный и естественный процесс, который обусловлен логикой развития соседних народов и который России лучше понять и принять как он есть, чем пытаться во что бы то ни стало «вернуть» Украину или любой ценой удержать в своей орбите Белоруссию. Как бы ни относиться к лозунгу «Украина – це Европа», ясно, что вектор устремлений направлен туда, в сторону Европейского союза. Можно с достаточной степенью уверенности говорить и о том, что белорусы также ассоциируют свою страну с Европой, не рассматривая ее как простое продолжение Российской Федерации. Президент Александр Лукашенко последовательно выстраивает независимое белорусское государство, которое ни в коем случае не должно полностью интегрироваться с Россией.

Здесь очевидно геополитическое размежевание. Процесс самоопределения российской нации еще не завершен, но Россия, в отличие от ближайших соседей, взяла курс на свое утверждение в качестве самостоятельной великой державы, не ассоциированной с Евросоюзом или другими центрами силы, такими как Китай. Россия рассматривает себя как глобальную силу, важнейшей площадкой активности которой становится «Большая Евразия» – весь огромный континент от Атлантики до Тихого океана и от Арктики до океана Индийского. Россия в этом контексте – не Европа и не Азия, а просто Россия, т.е. равна сама себе. Перефразируя фразу Кучмы, можно сказать: Россия – не Украина.

Можно пойти дальше и предложить тезис о том, что независимое украинское государство и украинская политическая нация – благо для Российской Федерации, поскольку их становление облегчает России выход из переходного постимперского состояния, в котором страна находилась после 1991 г., и создает лучшие условия для формирования собственно российской политической нации. Фактически процесс стал продвигаться гораздо быстрее после 2014 г., и речь не столько о присоединении Крыма, сколько об отсоединении Украины. Официальная версия российской истории уже считает «главным» местом крещения Руси крымский Херсонес, а колыбелью отечественной государственности – Новгород. «Мать городов русских», Киев, вероятно, со временем займет в российском общественном сознании место, схожее с тем, которое принадлежит сейчас Константинополю-Царьграду, так сильно манившему русские элиты от Екатерины II до Николая II.

Урегулирование конфликта в Донбассе и европейская безопасность

Конфликт в Донбассе локален, но противостояние вокруг Украины имеет международное значение. Он стал спусковым крючком для нового противоборства России и США. Это противоборство имеет глубокие корни, поскольку отражает фундаментальное противоречие между представлениями Москвы и Вашингтона о мировом порядке. Нынешняя «гибридная война» – по аналогии с холодной 1940-х–1980-х гг., от которой она разительно отличается, – продлится еще долгое время. Исход ее будет иметь принципиальное значение для будущего положения России и Соединенных Штатов в глобальной системе международных отношений. Стратегические компромиссы между РФ и США – в том числе по Украине – вряд ли возможны, поскольку будут рассматриваться как победа Москвы и уступка Вашингтона. Поэтому украинский конфликт разрешится не раньше, чем исход американо-российского противоборства станет ясен.

Он, однако, происходит на территории Европы. Между Россией и странами Европейского союза есть фундаментальные расхождения, которые не стоит преуменьшать, тем более игнорировать, но нет столь острых противоречий, как между Россией и Соединенными Штатами. В отличие от российско-американских отношений, которые в целом не улучшатся даже под влиянием сотрудничества на ряде конкретных направлений (Сирия, нераспространение ядерного оружия, Арктика и т.п.), отношения России и Европы в принципе вполне могут стать менее напряженными и более продуктивными уже в обозримом будущем. Добиться этого – важнейшая задача российской внешней политики на западном направлении. И деэскалация конфликта в Донбассе, а в перспективе – частичная стабилизация ситуации на крайнем юго-востоке Украины являются важнейшими условиями преодоления напряженности в отношениях с ЕС.

Предложения президента Путина о миротворцах ООН в Донбассе, сделанные в сентябре 2017 г., открывают путь к реальному прекращению огня и частичной деэскалации конфликта. За заявлением российского президента, открывающим доступ иностранным войскам в глубь территории исторического ядра Российского государства, стоит, вероятно, признание краха надежд на то, что Москве удастся уладить конфликт на двусторонней основе с «более вменяемым» правительством в Киеве. Подтвержденным фактом является то, что российские ожидания относительно возможности заключения «большой сделки» с администрацией Дональда Трампа также не оправдались. В этих условиях Кремль делает ставку на Европу, прежде всего Германию и Францию, и стремится продемонстрировать европейцам свою добрую волю и готовность к диалогу. Это – позитивная динамика, отражающая больший реализм в российской политике.

Предложения Путина, разумеется, не последнее слово, а, наоборот, первый ход в новом раунде дипломатического взаимодействия России и Европы, в котором также участвуют Украина и США. Варианты гипотетической операции ООН будут являться предметом переговоров, если о них удастся договориться. Договориться, однако, будет трудно. «Кипрская» модель раздела Донбасса, которую фактически предлагает Москва, неприемлема для Киева и Вашингтона. Действительно, если бы в Донбассе удалось обеспечить прекращение огня при сохранении политического статус-кво, то украинский конфликт неизбежно исчез бы из заголовков международных новостей, а Украина лишилась бы образа жертвы российской агрессии. С другой стороны, модель «Косово-наоборот», т.е. постепенное, при содействии международных организаций, возвращение Донбасса под полный контроль киевской власти – неприемлема для Кремля, поскольку означала бы в глазах части элит и общества «предательство идеалов “русского мира”».

Что же касается увязки инициативы о миротворцах ООН с Минскими соглашениями 2015 г., то проблема состоит в том, что эти соглашения были в целом выгодны Москве и неприемлемы для подписавшего их в момент военной катастрофы Киева. По горькой иронии, дипломатическая победа России с самого начала не могла быть реализована на практике, т.к. невозможно представить, чтобы США или даже Германия с Францией стали бы требовать от своего партнера Киева серьезных уступок оппоненту – Москве.

В нынешней ситуации принципиальный политический вопрос для Москвы — гарантированно исключить любые шаги, ведущие к фактической «сдаче» ДНР/ЛНР Киеву. Принципиальный вопрос для Украины и Запада – обеспечить в той или иной форме эффективный международный контроль над российско-украинской границей на донбасском участке. Такие фундаментальные расхождения предвещают сложные и трудные переговоры, но крайне важно, чтобы они начались. Если удастся надежно исключить обсуждаемый в Москве вариант, при котором Украина под прикрытием флага ООН или при попустительстве ооновских миротворцев просто введет войска в Донецк и Луганск и ликвидирует республики Донбасса, то вопросы о мандате миротворцев и контроле над границей могут быть решены.

Альтернатива переговорам – сохранение нынешней ситуации с непрекращающимися обстрелами с обеих сторон и усугубляющейся гуманитарной ситуацией. Более того, конфликт может вновь эскалировать на уровень более масштабного применения силы. Очевидно также, что сохранение статус-кво объективно выгодно тем кругам в Киеве, которые привыкли списывать различные проблемы страны на продолжающуюся войну и роль России в ней, а равно и тем силам в Донбассе, которые пользуются фактическим безвластием и беспорядком на территории ДНР/ЛНР в собственных интересах. России как государству такая ситуация объективно совершенно не выгодна.

Согласившись с идеей о миротворческой роли ООН в Донбассе, Россия должна быть готова развивать свои предложения по деэскалации конфликта ради того, чтобы переломить негативные для себя тенденции в Европе. Принципиальной позицией Москвы должно оставаться обеспечение прав населения ДНР/ЛНР при одновременном признании суверенитета и независимости Украины в ее международно-признанных границах – за исключением Крыма, ставшего частью Российской Федерации. Признание российского статуса Крыма со стороны Украины и международного сообщества, а также условия такого признания – вопрос отдаленного будущего. Сейчас важно подтверждение того, что Россия рассматривает Донбасс как часть украинского государства и заинтересована в деэскалации конфликта с последующей поэтапной стабилизацией положения в регионе.

Другие элементы российской позиции нуждаются в уточнении. Ясно, что Украина в обозримом будущем не станет членом НАТО. Ясно вместе с тем, что, несмотря на это, она останется государством, крайне враждебно настроенным по отношению к России. При этом Киев, по-видимому, будет пользоваться политической и военной поддержкой Вашингтона. Борьбу с расширением НАТО на территорию стран СНГ Россия, таким образом, внешне выигрывает, но от этого военно-политическая ситуация на юго-западном направлении не становится спокойнее. Такое положение делает для Москвы менее актуальным создание препятствий для украинского членства в НАТО в виде права отдельных регионов Украины блокировать заявку на вступление в альянс.

То же относится и к идее федерализации Украины, которая к тому же не имеет сегодня серьезной поддержки в стране. Наконец, вопрос о русском языке на Украине также требует переосмысления. Он перестал быть политическим маркером. Во время войны в Донбассе по обе стороны фронта основным языком противоборствовавших сторон был русский. Новые законы Украины, требующие полной украинизации школьного образования к 2020 г., могут вызвать недовольство и даже сопротивление граждан, но этот вопрос – дело прежде всего русскоязычных граждан Украины. Российское государственное вмешательство в языковую проблему может только повредить интересам русскоязычных украинцев.

Ни Украина, ни США в обозримом будущем не станут основными партнерами России в урегулировании конфликта в Донбассе. Возможности деэскалации этого конфликта, а затем поэтапной стабилизации отношений между Россией и Европейским союзом, однако, существуют. Реализация этих возможностей требует активизации диалога с лидерами ЕС – Германией и Францией, а также с другими странами Европы, заинтересованными в снижении уровня напряженности на континенте. Нормандский формат, двух- и трехсторонние консультации необходимы на всех уровнях – от экспертного и рабочего до высшего. Если Москва проявит искреннюю готовность к поиску мирных решений, которые не ущемляют ее главные интересы и не противоречат ее принципам, то климат в отношениях с Европой может улучшиться и, главное, безопасность на всем западном фланге России укрепится.

Уроки Украины для России можно суммировать так:

Отход Украины от России – не результат внутреннего заговора или происков внешних сил, а следствие процесса становления украинской политической нации. Этот процесс не обязательно должен был принять форму насильственных действий, но в любом случае привел бы к обособлению Украины от России. Для иллюстрации «мягкого» отхода части исторического ядра России от РФ можно посмотреть на медленный, но реальный дрейф Минска от Москвы.

Становление самостоятельной украинской и белорусской государственности способствует развитию собственно российского национального проекта, нацеленного в будущее, а не на реставрацию прошлого. Важнейшая его черта в сфере внешней политики – реальный суверенитет и свобода геополитического маневра. В начале XXI века Российская Федерация заново обустраивается в рамках формирующейся Большой Евразии, используя свое уникальное геополитическое положение с максимальной пользой для собственного развития.

Концепция «русского мира» имеет право на существование, но в основном в области языка, культуры, религии, а также гуманитарных вопросов. Применение ее для оправдания конкретных геополитических шагов, прикрытия вмешательства во внутренние дела других государств и в целом в качестве инструмента внешней политики компрометирует политику РФ и губительно для самой концепции.

Политика противодействия расширению НАТО на восток требует серьезной и внимательной оценки. В тех случаях, когда она увенчалась успехом – прежде всего на Украине, – результат в виде враждебного крупного государства, способного создать дееспособные вооруженные силы, по качеству личного состава не уступающие Вооруженным силам РФ, не может быть признан удовлетворительным. Проблема, конечно, не в том, что Россия противостояла усилиям по включению Украины в НАТО, а в том, что на первом плане в этих усилиях всегда стояли задачи противодействия Западу, прежде всего США, а работа в отношении Киева сводилась к минимуму.

Главный урок для России состоит в необходимости внимательно наблюдать, глубоко изучать и стараться понять Украину, которая, даже обращенная на запад, останется важным соседом. Поскольку конфликт Украины с Россией еще очень далек от разрешения, а Крым еще может стать восточноевропейским аналогом Эльзас-Лотарингии, главная задача российской политики на украинском направлении в обозримом будущем будет состоять в предотвращении войны и постепенном развитии диалога. Под разговоры о братстве и единстве Россия заплатила большую цену за игнорирование реальной Украины. Пора учиться принимать ее всерьез.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 5 ноября 2017 > № 2392168 Дмитрий Тренин


Украина > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 5 ноября 2017 > № 2392167 Александр Воронович, Дмитрий Ефременко

Политика памяти по-киевски

Стратегии формирования украинской идентичности в контексте евроинтеграционных процессов

Александр Воронович – PhD по сравнительной истории

Дмитрий Ефременко – доктор политических наук, заместитель директора Института научной информации по общественным наукам РАН.

Резюме В чрезвычайных политических обстоятельствах последних лет происходит решительное наступление на альтернативную культуру исторической памяти, приверженцами которой остаются миллионы жителей Украины.

Выдающийся французский мыслитель и историк религии Эрнест Ренан в своей Сорбоннской лекции (1882) дал определение нации: «Нация – это душа, духовный принцип. Две вещи, которые в действительности являются лишь одной, создают эту душу, этот духовный принцип. Одна относится к прошлому, другая – к настоящему. Одна является совместным обладанием богатым наследием воспоминаний, другая есть актуальное согласие, желание жить вместе, воля продолжать пользоваться доставшимся неразделенным наследством».

Несомненно, что две составляющие формирования нации теснейшим образом взаимосвязаны, и важной предпосылкой желания жить вместе оказывается политический менеджмент богатого наследия воспоминаний. Сегодня для обозначения такого менеджмента чаще всего используется термин политика памяти. Ее можно рассматривать как функционирующую систему взаимодействий и коммуникаций различных акторов относительно политического использования прошлого. Иначе говоря, политика памяти ­– один из важнейших инструментов формирования макрополитической идентичности того или иного сообщества.

Сложную систему взаимодействий и коммуникаций в рамках политики памяти нельзя редуцировать до линейного процесса нациестроительства на основе использования различных практик коммеморации, преподавания истории и представления исторических сюжетов в популярных медиа и т.д. Все гораздо сложнее, поскольку устремления участников процесса зачастую оказываются разнонаправленными, а в основе их действий могут быть не только идеи сплочения нации, но и гораздо более приземленные задачи укрепления конкретного социально-политического порядка или, напротив, его подрыва. Не остаются в стороне и факторы внешней среды, связанные с позитивным или негативным отношением к макрополитической идентичности другого сообщества.

Следует подчеркнуть, что основным драйвером политики памяти в той или иной стране выступают интересы, устремления и действия внутренних сил, направленные на утверждение той или иной трактовки истории. Но на определенном этапе взаимодействий относительно прошлого может резко возрасти роль внешних игроков, способных существенно повлиять на содержание и направленность политики памяти в той или иной стране. Все чаще политика памяти становится предметом межгосударственных интеракций; по этому кругу проблем начинают формировать свою собственную позицию и наднациональные структуры (прежде всего Европейского союза).

Расходящиеся траектории европейской политики памяти

Проблемы политики памяти неоднократно обсуждались на страницах журнала «Россия в глобальной политике», в частности, в публикациях Алексея Миллера и Ольги Малиновой. Стоит ожидать дальнейшего продолжения дискуссии, поскольку политика памяти отдельных сообществ способна выступать фактором динамики конфликтов как внутри отдельных стран, так и на международном уровне. С помощью политики памяти конфликты можно разжигать, но можно превратить ее и в инструмент постконфликтного урегулирования. Строго говоря, политика памяти в странах послевоенной Западной Европы внесла важнейший вклад в переработку трагического опыта Второй мировой войны, преступлений нацистского режима и формирования на этой основе консолидирующего исторического нарратива.

Как убедительно показала Алейда Ассман, Холокост стал базовым элементом европейской политики памяти. В основе такого подхода – понимание уникальности Холокоста как главной европейской трагедии XX века, осознание коллективной вины и ответственности всех народов Европы за эту трагедию. Коллективная ответственность европейцев опиралась на понимание того, что в Холокост была вовлечена не только нацистская Германия и ее союзники, но также население оккупированных территорий. Холокост стал нитью, связывающей общеевропейский исторический нарратив XX века. Ключевая роль Холокоста в политике памяти Европы и в целом Запада получила институциональное воплощение в таких структурах, как Международный альянс памяти Холокоста, Всемирный форум памяти Холокоста и т.д. Холокост постепенно становился ключевым элементом политики памяти в странах Западной Европы с 1970-х – 1980-х гг., и с начала 2000-х гг. он прочно закрепился в общеевропейских коммеморативных практиках.

Закрепление за Холокостом центральной роли в европейской политике памяти совпало с постепенным присоединением к Евросоюзу многих бывших социалистических стран Центральной и Восточной Европы. Коммеморация Холокоста фактически стала одним из требований к новым членам ЕС, маркером принадлежности к «европейской семье» и приверженности «европейским ценностям». Однако для политических элит стран Центральной и Восточной Европы такая политика памяти оказалась дискомфортной. В частности, это вызвано тем, что зачастую связанные с нацистской Германией и причастные к Холокосту местные акторы после войны сформировали ядро антисоветского сопротивления и теперь прославляются в качестве национальных героев. Особенно это относится к странам Балтии. В результате, став полноправными членами ЕС, эти государства только поверхностно приняли повестку европейской политики памяти, сфокусированную на Холокосте.

Одновременно они начали продвигать на европейской арене собственную политику памяти, представляющую эти страны как жертвы и коммунизма, и – в меньшей мере – нацизма. Заручившись поддержкой некоторых видных западноевропейских политиков и интеллектуалов, новые члены единой Европы значительно преуспели в этом направлении. Постепенно отходя от центрального значения общеевропейской ответственности за геноцид евреев и акцентируя линию на самовиктимизацию, перенося ответственность на внешние тоталитарные силы, они заложили основу для новых конфликтов и даже для «войн памяти».

Декларации Европейского парламента и Парламентской ассамблеи ОБСЕ, принятые в 2009 г., можно интерпретировать как победу новой версии политики памяти. Обе резолюции упоминали уникальность Холокоста и не уравнивали напрямую коммунизм и нацизм. Тем не менее общая смена акцентов уже тогда была очевидна.

В настоящее время можно говорить и о более долгосрочных последствиях такого сдвига в европейской политике памяти. Расширение Европейского союза в 2004 г., по сути, похоронило надежды на то, что консенсус относительно прошлого может стать фактором дальнейшей консолидации Евросоюза. Как верно отметил Алексей Миллер, «политика памяти, и, шире, культура памяти оказались не клеем, а растворителем, который разъедает единство ЕС». Разъединяющая роль актуальной версии политики памяти могла игнорироваться до тех пор, пока сам Евросоюз рассматривался как уникальный пример успешного интеграционного проекта. Но теперь это уже далеко не так. После «Брекзита» неизбежной становится масштабная перегруппировка сил в ЕС, причем наиболее вероятный ее сценарий (несмотря на заверения Жана-Клода Юнкера и других еврократов) – «Европа разных скоростей». И вот здесь-то можно ожидать, что политика памяти станет весьма эффективным инструментом дивергенции.

Однако и это еще не все. Центрально- и восточноевропейские механизмы коллективной памяти, «подмявшие» под себя европейскую политику памяти, при их распространении на страны постсоветского пространства порождают напряженность, вступая в конфликт как с конструируемой в России макрополитической идентичностью, так и с идентичностями, восходящими к советскому времени. Динамику украинского кризиса, особенно такие его стадии, как отделение Крыма и провозглашение «народных республик» на востоке Украины, невозможно адекватно реконструировать без учета этого клинча идентичностей. Дальнейшее развитие событий на территории Украины, подконтрольной киевским властям, также необходимо рассматривать в контексте этого конфликта идентичностей, который сегодня лишь кажется подавленным.

Украинские исторические нарративы

В независимой Украине конкурируют между собой два основных исторических нарратива. В научном отношении оба подхода так или иначе опираются на трактовки истории Украины, представленные главным образом в трудах Михаила Грушевского и его последователей. В то же время современные интерпретации характеризуются реверсивностью, подстраиванием исторического материала под реалии постсоветской Украины («украинизация» истории Киевской Руси – один из множества примеров), подчеркиванием украинской особости даже применительно к тем периодам, когда Украина входила в состав Российской империи и Советского Союза.

Более радикальный нарратив можно назвать националистическим. Он прослеживает телеологическое движение украинского народа к собственной государственности и основан на героизации борцов за ее независимость и развитие. Также подчеркивается статус украинского народа как жертвы внешних сил, особенно «России–СССР». Соответственно, в рамках этих представлений негативно воспринимается советский период Украины и восхваляются борцы с ним. Лавры героев достаются ОУН-УПА как антисоветским борцам за украинское государство. Однако причастность этих групп к Холокосту и антипольским акциям преимущественно замалчивается или даже отрицается. Необходимо отметить, что такой взгляд активно поддерживается украинской диаспорой, роль которой в украинской исторической политике весьма значительна.

Оппоненты подобной линии также придерживаются многих элементов национального нарратива, особенно в отношении истории страны до XX века. Советский период они оценивают не столь отрицательно. Например, Голодомор занимает важное место, однако он не подается как геноцид украинского народа. Негативно воспринимается радикальный национализм, особенно ОУН-УПА. Используются советско-ностальгические чувства части населения Украины. Своеобразной квинтэссенцией можно считать книгу бывшего президента Леонида Кучмы с красноречивым названием «Украина – не Россия».

Различия в культурах памяти Украины, несомненно, имеют региональное измерение, которое сохранилось даже после 2014 года. Правда, вместо упрощенного деления на Запад и Восток необходимо рассматривать гораздо более нюансированную картину политико-географического и социокультурного ландшафта.

«Україна – це Європа» как лейтмотив политики памяти

В различных версиях украинской политики памяти в разных пропорциях и вариациях присутствовали мотивы как дистанцирования от России, так и исторически «предначертанного» европейского пути (даже при том, что и в радикально-националистической версии присутствуют ноты недоверия к европейскому Западу). По-настоящему мощный импульс «европеизация» украинской политики памяти получила после «оранжевой революции», когда курс на евроинтеграцию вошел в число политических приоритетов Киева. Впоследствии даже политические силы и лидеры, приходившие к власти с пророссийскими лозунгами или же воспринимаемые как лояльные Москве, продолжали дрейф в сторону Европы.

В свою очередь, Евросоюз пытался все более активно поддерживать проевропейские устремления на Украине, в Молдавии и других странах постсоветского пространства. В 2009 г. Брюссель запустил программу Восточного партнерства, целью которой провозглашались более тесное сотрудничество с государствами-участниками и постепенное приближение их к европейским нормам и ценностям. Программа должна была активизировать ранее начавшиеся институциональные преобразования, призванные приблизить эти страны к европейским стандартам демократии, политического управления и рыночной экономики. Своеобразной промежуточной кульминацией этой политики стало подписание в последние годы соглашений об ассоциации ЕС с Украиной, Молдавией и Грузией, а также введение безвизового режима. Тем не менее остается вопрос – в какой мере решения Брюсселя обусловлены реальными успехами этих государств в реформах, а в какой – обострившимся геополитическим противостоянием с Россией. Достижения Украины, как и Молдавии, в процессах демократизации, развития свободного рынка, социальных программ и инфраструктуры вызывают значительную критику. Однако процесс евроинтеграции не сводился только к реализации или зачастую имитации политических и экономических преобразований. Одним из негласных требований Брюсселя к стремящимся к евроинтеграции постсоветским государствам было принятие норм европейской политики памяти. Выполнение этих условий рассматривалось как входной билет в «европейскую семью».

Для сменявших друг друга после «оранжевой революции» киевских властей соблюдение общих правил европейской политики памяти становилось необходимостью. В то же время у них появилась возможность использовать европейскую политику памяти в своих целях. Постепенное формирование двух противоречащих друг другу тенденций европейской политики памяти предоставило Украине возможности для маневра. И власть, и оппозиция пытались использовать ключевые мотивы европейской политики памяти в борьбе с политическими оппонентами.

В период президентства Виктора Ющенко украинская историческая политика была четко ориентирована на националистический нарратив, при этом значительно усилилось влияние украинской диаспоры. Ключевыми элементами исторической политики Ющенко стали восхваление и героизация ОУН-УПА и упор на жертвенный нарратив украинской истории в советские годы, с фокусом на Голодомор как геноцид украинского народа. Европейская политика памяти, на тот момент опиравшаяся на тенденцию общеевропейской ответственности, создавала для повестки Ющенко определенные трудности.

Стремление Ющенко к героизации ОУН-УПА и широкомасштабная национальная и международная кампания признания Голодомора геноцидом вызвали значительный международный резонанс. Оба эти направления исторической политики Ющенко противоречили европейской тенденции общеевропейской ответственности. Попытки признания Голодомора геноцидом с числом жертв, превышающим Холокост, ставили под сомнение уникальность последнего для европейской истории и укладывались в парадигму поиска многими другими восточноевропейскими государствами своего собственного «геноцида». В свою очередь, героизация ОУН-УПА, известных своим участием в Холокосте, отрицала ответственность местного населения за трагедию. Парадоксальным образом основные элементы исторической политики прозападного президента Ющенко шли вразрез с тенденциями европейской политики памяти в эти годы. Это вызывало недовольство на общеевропейском уровне и в отдельных странах. Неудивительно также, что отношения с Израилем были напряженными.

Ющенко не игнорировал Холокост. Скорее, он активно использовал трагедию еврейского народа для продвижения собственной политики. В 2006 г., на 65-ю годовщину трагедии в Бабьем Яре, где нацисты и их местные коллаборанты расстреляли более 30 тыс. евреев, в Киеве прошел Международный форум памяти Холокоста. В своей речи на Форуме Ющенко подчеркивал важность Бабьего Яра как места не только еврейской, но общей трагедии различных этнических групп Украины. Он также опустил вопрос участия украинцев в Холокосте, подчеркнув при этом роль украинцев, спасавших евреев. Такой подход был заметен и при дальнейших коммеморациях Холокоста, в которых участвовали Ющенко и другие представители официального Киева. Годом позже, в следующую годовщину трагедии в Бабьем Яре, Ющенко возложил цветы к мемориалу расстрелянным там же членам ОУН. Кроме того, Ющенко неоднократно пытался представить Голодомор как «украинский Холокост». В декларациях и нормативных актах о Голодоморе и пояснительных записках к ним эти две трагедии нередко шли в паре. Холокост служил примером и аргументом к признанию за Голодомором статуса геноцида, криминальной ответственности за непризнание этого статуса и т.д. Ющенко пытался использовать символический вес Холокоста для обоснования и усиления своего подхода. Таким образом, он использовал коммеморацию Холокоста утилитарно, как для усиления своего аргумента о «геноцидном» характере Голодомора, так и для очевидного задабривания западных партнеров, возмущенных некоторыми его решениями в сфере исторической политики. Ющенко отрицал сам факт участия ОУН-УПА в антиеврейском насилии, что, впрочем, не убеждало его внутренних и внешних оппонентов.

В целом его политика укладывалась в распространенную в Восточной Европе концепцию уравнивания жертв двух тоталитарных режимов – нацизма и коммунизма – и исключения ответственности собственной нации за эти преступления. Такая радикальная политика мобилизовала те слои населения, которые не разделяли взгляды Ющенко на историю. В какой-то мере историческая политика способствовала победе на следующих выборах его оппонентов.

На президентских выборах 2010 г. победил Виктор Янукович. Многие наблюдатели воспринимали его успех как торжество пророссийских сил и связанного с ними нарратива украинской истории. В целом новое украинское руководство действительно было намного более открыто к сотрудничеству с Россией, в том числе и в сфере политики памяти. Так, например, в 2010 г. президенты Медведев и Янукович вместе возложили цветы к памятнику Голодомору. За два года до этого Медведев отказался приехать в Киев на годовщину трагедии, куда его пригласил Ющенко. Тем не менее дрейф Украины в западном направлении продолжился вплоть до ноября 2013 г., когда во многом неожиданно было принято решение приостановить подписание соглашения об Ассоциации Украины с ЕС, которое привело к началу Евромайдана.

По сравнению с националистическим курсом Ющенко, в исторической политике новой украинской власти укреплялась культура памяти, предполагавшая более позитивный взгляд на советский период и российско-украинские отношения за столетия совместной истории. Одновременно демонстрировался негативизм по отношению к радикальному украинскому национализму XX века. Тем не менее сохранялась общая приверженность концепции национальной истории в политике и образовании. Будучи преимущественно технократом, сам Янукович не имел выраженной линии исторической политики, которая во многом свелась к пересмотру некоторых решений его предшественника, в частности к отмене нормативных актов по героизации Шухевича и Бандеры. Если говорить о влиянии европейской политики памяти в этот период, то стоит отметить два момента. Первый касается введения новых школьных учебников истории министром образования Дмитрием Табачником, назначение и деятельность которого получили широкий общественный резонанс. Табачник известен на Украине своими пророссийскими взглядами. В программной статье, опубликованной в 2010 г., он призвал опираться в разработке новых учебников на «гуманитарный, антропоцентричный подход к истории». Единственная значительная отсылка к «европейской традиции» относится к решению не рассматривать в учебниках последние десять лет истории страны.

Другим важным моментом стало введение в 2011 г. Дня памяти жертв Холокоста. Это решение зафиксировано в одном из пунктов постановления Верховной рады о 70-летии трагедии Бабьего Яра. При этом в качестве Дня памяти жертв Холокоста было предложено 27 января, то есть Международный день памяти Холокоста и дата, не привязанная непосредственно к событиям в Бабьем Яре. В то же время в объяснительной записке к проекту постановления дата 27 января не только никак не эксплицирована, но и вовсе не упомянута, хотя очевидно, что за таким выбором стоит именно международный контекст. Интересно и то, что проект был предложен депутатом Коммунистической партии Украины. Очевидно, что это также была попытка политических сил, выступающих против курса на реабилитацию ОУН-УПА, создать коммеморативный день, который они могли бы использовать против своих идеологических противников.

После Евромайдана: сепарация памяти и ответственности

Антикоммунистические мотивы политики памяти вновь обрели актуальность в резко изменившемся политическом контексте сегодняшней Украины. После Евромайдана, бегства Януковича, событий в Крыму и Донбассе новое украинское руководство посчитало выгодным переформатировать символическое пространство и фактически перевести в еще более горячую фазу идущую в стране «войну памяти». В апреле 2015 г. Верховная рада в спешке приняла пакет из четырех законов – «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов», «Об увековечении победы над нацизмом во Второй мировой войне», «О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в ХХ веке» и «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима». Эти документы запустили официальную «декоммунизацию» украинского публичного пространства. Некоторые сторонники новой власти объясняли принятие этих актов задачами безопасности, поскольку отношение к советскому прошлому воспринималось именно как проблема национальной безопасности. Очевидно, что такая трактовка возникла в рамках идеологического противостояния с Россией и теми украинцами, которые скептически относились к принятой в Киеве линии. Однако несомненно, что эти законы отражают резко возросшее влияние националистических идей в украинских правящих кругах после Евромайдана.

Здесь также необходимо подчеркнуть ключевую роль Украинского института национальной памяти в разработке этих законов. Институт, созданный по примеру комиссий и институтов других стран с социалистическим прошлым, в последние годы стал источником множества резонансных решений и деклараций. Руководит институтом Владимир Вятрович, известный, в частности, своим отрицанием причастности ОУН и УПА к Холокосту. В одной из своих книг Вятрович утверждал, что УПА спасала евреев от нацистов, а не способствовала их уничтожению.

Первый закон – «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов» – полностью соответствовал линии на самовиктимизацию. В преамбуле устанавливались связи с шестью решениями Совета Европы, ОБСЕ и Европейского парламента. Таким образом, авторы легитимизировали новый закон как часть общеевропейской тенденции. Решение Верховной рады имеет серьезные амбиции. Спектр предусмотренных мер очень широк: от запрета «тоталитарной символики» до ликвидации памятников советским лидерам и переименования населенных пунктов. Упоминающийся в законе нацизм в значительной степени является только удобным фоном и – посредством уравнивания двух типов тоталитаризма – аргументом для криминализации коммунизма. Налицо стратегия, нацеленная на подавление альтернативной культуры памяти. Европейские тенденции последних лет в политике памяти оказались удобной основой для обоснования такого решения внутриполитических задач. Кроме того, резкое ухудшение российско-европейских отношений после событий 2014 г. значительно расширило возможности для маневра в исторической политике для стран Восточной Европы. Евросоюз теперь смотрит сквозь пальцы на кампании и решения, которые раньше воспринимались как подрывающие отношения с Россией.

Закон «Об увековечении победы над нацизмом во Второй мировой войне» делает упор на «Второй мировой войне» и исключает ранее использовавшуюся формулу «Великая Отечественная война». Таким образом Верховная рада пытается исключить мемориальную культуру, связанную с нарративом «Великая Отечественная война». Она связывает Украину с другими странами бывшего Советского Союза, прежде всего с Россией, совместной борьбой с нацизмом, начиная с 1941 г. и опуская предшествующие события. Вместо этого предлагается альтернативная «Вторая мировая война», в которой Украина начиная с 1939 г. оказывается жертвой двух тоталитарных режимов. При этом игнорируется тот факт, что объединение «украинских земель» в единой республике произошло, во-первых, в результате событий 1939–1945 гг., во-вторых, из-за решений, принятых одним из «тоталитарных режимов». Важной новацией закона, в котором отражается столкновение двух трактовок того периода, является введение 8 мая «Дня памяти и примирения». В то же время он устанавливает 9 мая «День победы над нацизмом во Второй мировой войне (День победы)». Появление 8 мая в качестве «Дня памяти и примирения» неслучайно. В этот день многие европейские страны отмечают окончание Второй мировой войны, хотя резолюции ООН, на которые ссылается украинский закон, упоминают обе даты – и 8, и 9 мая – в качестве подходящих для коммеморации. В украинском случае под предлогом следования «европейским моральным и культурным ценностям» предпринимается попытка вытеснить предыдущий подход к коммеморации окончания войны.

Тем не менее это в значительной степени полумера. Украинские руководители очевидно осознавали силу традиции и поэтому не решились на полное исключение «Дня победы» и замены его «европейской» альтернативой. При этом украинское руководство пытается придать «Дню победы» другой смысл, что, в частности, отражено в новом полном названии памятной даты. Некоторые действительно остались неудовлетворены степенью изменений. В 2017 г. Институт национальной памяти предложил новую редакцию закона о государственных праздниках и памятных датах. Важным изменением стал перенос выходного дня с 9 мая на 8-е. Как объяснил Вятрович, такое решение должно подчеркнуть «европейскую традицию завершения Второй мировой войны». В данном случае следование «европейской традиции», однако, подчеркивает раскол в украинском обществе. Об этом свидетельствуют постоянные столкновения между группами населения, которые происходят в эти дни.

Тем не менее нельзя сказать, что нарратив «Великой Отечественной войны» исключен даже среди украинского руководства. В рамках идеологической борьбы вокруг вооруженного конфликта на востоке Украины украинские руководители нередко обращаются к элементам этого нарратива, пытаясь вложить в них новый смысл, но используя их символический заряд. Нередко события предстают в качестве нового этапа «героической борьбы украинского народа» с захватчиками, включающего также годы Второй мировой войны. Используются узнаваемые структуры и символы (например, «наш Сталинград»). Лидеры сепаратистских республик также активно эксплуатируют нарратив «Великой Отечественной войны» в собственной коммеморации вооруженного конфликта. Появление 9 мая в руках лидеров непризнанных республик фотографий погибших сепаратистских военных руководителей в рамках акции «Бессмертный полк», несомненно, также является проявлением этой тенденции.

Возвращаясь к европейской политике памяти, необходимо отметить, что ее другой элемент, сфокусированный на Холокосте, также продолжает оказывать влияние на украинскую историческую политику после Евромайдана. В целом влияние этого фактора ослабло, но все же коммеморация Холокоста остается частью репертуара, обязательного для членов «европейской семьи». Это позволяет восточноевропейским режимам использовать Холокост в качестве «дешевого» (по сравнению со структурными реформами) способа улучшения имиджа в глазах западных партнеров. Коммеморация Холокоста становится во многом ритуальным действием. Общий репертуар украинских властей сводится к публичным декларациям, мероприятиям, связанным с Днем памяти жертв Холокоста 27 января, открытию памятников и музеев. Однако все эти действия, как правило, не предусматривают признания ответственности собственного народа за трагедию Холокоста – признания, выступающего ключевым элементом реализации общеевропейской ответственности в политике памяти. Украинский закон «О правовом статусе и чествовании памяти борцов за независимость Украины в ХХ веке» фактически исключил многих местных акторов из перечня возможных участников антиеврейского насилия. Таким образом, хотя в последние годы тема Холокоста активно эксплуатируется украинскими властями, прежде всего для внешнеполитических целей, на внутренней арене это не приносит им значительных политических потерь, сопряженных со всесторонним и беспристрастным обсуждением участия местных жителей в геноциде евреев. Ответственность за Холокост возлагается на внешние силы, «нацистов» и иногда даже Советский Союз.

Еврейская трагедия в таком нарративе растворяется в общей трагедии населения конкретного государства, которое становится жертвой внешних «тоталитарных» сил.

* * *

Постъевромайданная версия украинской политики памяти вкупе с другими действиями официального Киева в области образования, языковой и информационной политики будет иметь долгосрочные последствия для будущего Украины, ее отношений с Евросоюзом, Россией и другими странами. По своей значимости последствия вполне сопоставимы с любым из возможных вариантов развития (или – хотелось бы верить – разрешения) конфликта на востоке страны. Впрочем, отделить одно от другого невозможно. Да и сам конфликт, отдельные его события и участники уже становятся объектом политики памяти как на территории, подконтрольной Киеву, так и в мятежных «народных республиках» Донбасса.

Необходимо осознавать, что формируемая на такой основе макрополитическая идентичность неизбежно оказывается этноцентричной, причем доминирующий исторический нарратив всемерно развивает комплекс этноса-жертвы при одновременном табуировании тем, связанных с признанием собственной вины и ответственности за трагедии прошлого и настоящего. Националистический нарратив политики памяти в условиях постоянного нагнетания страстей в связи с «российской угрозой» делает рессентимент основным мотивом политики Киева по отношению к Москве.

В чрезвычайных политических обстоятельствах последних лет происходит решительное наступление на альтернативную культуру исторической памяти, приверженцами которой остаются миллионы жителей Украины. Однако даже после потери Крыма и контроля над частью Донбасса Украину никак нельзя считать консолидированной страной с единой идентичностью и взглядом на историю, что демонстрируют многие социологические опросы. Региональные различия сохраняются, а попытки их ускоренного стирания могут возыметь обратный эффект. В зависимости от радикальности действий украинского «политикума» в части культивирования этноцентричной идентичности, а также от шагов центральной власти в сфере языковой и региональной политики, можно предполагать, что сочетание этих факторов приведет к усугублению социальной, межэтнической и политической напряженности. В долгосрочном плане такая динамика будет способствовать закреплению Украины в нише «страны-проблемы», причем не только в глазах России, но и других соседних стран, а также Европейского союза.

Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда (проект №17-18-01589) в Институте научной информации по общественным наукам РАН.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 5 ноября 2017 > № 2392167 Александр Воронович, Дмитрий Ефременко


Украина > Медицина > interfax.com.ua, 2 ноября 2017 > № 2381205 Павел Ковтонюк

Павел Ковтонюк: "После принятия закона о медреформе, автономизация клиники намного ускорится"

Эксклюзивное интервью заместителя министра здравоохранения Павла Ковтонюка об основных этапах медреформы

- Когда Минздрав опубликует проекты постановлений, подготовленных для реализации положений закона о медреформе?

- Это произойдет тогда, когда закон будет подписан. Сейчас эти проекты находятся в разных стадиях готовности, большинство на последних стадиях, мы очень быстро сможем их завершить после того, как президент подпишет принятый закон.

- Когда президент может подписать этот закон?

- Он пока не может его подписать, так как парламент должен рассмотреть проект постановления об отмене проголосованного закона. Мы ожидаем, что проект постановления будет вынесен 6-7 ноября. Таким образом, закон может быть подписан не ранее 20-24 ноября. Думаю, что самый реальный срок - 27-30 ноября или начало декабря.

- Многие эксперты жалуются, что не видели текст закона в редакции, в которой он проголосован.

- Текст закона будет всем виден после подписания его главой Верховной Рады.

- Насколько сильно он изменился по сравнению с тем, что было подготовлено ко второму чтению?

- Он изменился не сильно. В нем появилась только одна существенная правка. Она касается того, что в течение двух лет для финансирования предоставления медпомощи может использоваться и новый механизм оплаты медуслуги, и действующий механизм медицинской субвенции. Т.е. фактически, введен переходный период на 2018-2019 годы.

- Т.е. медучреждение будет использовать два механизма?

- Да, так и будет. Это наш единственных выход, таким образом у медицинских учреждений сохраняется субвенция, базовое минимальное финансирование. Основные же деньги нужно будет зарабатывать по новым правилам.

В бюджет на первичку на 2018 год заложено 13,28 млрд грн. Мы фактически их разделим на две части - субвенция на уровне прошлого года, то есть 9-10 млрд грн, и деньги, которые будут идти через Национальную службу здоровья Украины (НСЗУ).

- В какой стадии находится НСЗУ?

- Она сейчас находится в стадии подготовки к созданию, мы разрабатываем положение о НСЗУ. Как только постановление о ее создании будет принято, мы объявим конкурс на руководителя.

- Что будет заложено в положении об НСЗУ?

- Это будет достаточно формальный документ, в котором будут описаны предусмотренные законом функции НСЗУ. По сути, это учредительный документ.

- Кто возглавит НСЗУ?

- Будет объявлен конкурс.

- Но кого вы бы хотели видеть на этой должности?

- Я бы хотел видеть на этой должности человека, скажем так, новой формации, можно не из медицины. НСЗУ – это финансовая организация, она очень близка к страховому бизнесу или к казначейству в госсекторе. То есть, чтобы ее возглавлять, не нужно быть врачом. Ну и помимо всего этого нужно быть немного лидером. Лидерские качества будут важны, потому что НСЗУ станет со временем основным драйвером реформы, поэтому ее руководителю недостаточно будет быть только управленцем. В медреформе НСЗУ является одним из краеугольных камней.

- Сейчас какие-то персоналии, которые обсуждаются в Верховной Раде, в Кабмине, уже есть?

- Фамилий нет. Есть только образ, который я уже более-менее сформировал. Когда мы будем объявлять конкурс, мы не просто будем давать объявление, мы будем активно мониторить рынок, искать. Возможно, привлечем кого-то из компаний, которые занимаются рекрутингом. Думаю, что это не будет очень быстро.

- НСЗУ будет работать без главы?

- Она не будет работать без главы. Вопрос в том, чтобы она смогла работать, когда конкурс пройдет, потому, что победителю конкурса нужно будет пройти процедуры, спецпроверку. Мы очень заинтересованы в том, чтобы руководитель НСЗУ начал работать как можно быстрее. В условиях острого дефицита кадров это не простая задача.

- Это дефицит кадров в стране или просто у вас завышенные требования?

- Я думаю, что это все вместе, и дефицит кадров в стране, и недоверие к государству как к работодателю. Мне кажется, что действительно сильные люди, которые себя бы в этом видели, не готовы начинать бежать с низкого старта. Возможно, в 2014 году они все побежали бы, но сейчас они очень осторожны. Поэтому мы считаем, что лучше два раза провести конкурс и выбрать достойного человека, чем не угадать, и провалить все. Для НСЗУ цена будет очень высока. Если не заработает НСЗУ, то реформа будет провалена.

- То есть, чтобы остановить реформу, можно затянуть или сорвать конкурс с отбором руководителя НСЗУ?

- Да. Есть группы людей, группы влияния… Минздрав максимально заинтересован в том, чтобы конкурс был как можно более открытым, чтобы все было на виду. Мы заинтересованы в хорошем сильном современном руководителе, в том, чтобы эта служба развивалась, чтобы в перспективе была лицом здравоохранения. В Великобритании никто не знает министерство здравоохранения, все знают NHS (Национальная служба здравоохранения), в Польше все знают Национальный фонд - они являются лицами своей системы. Тут нельзя ошибаться, это одна из важнейших задач, лучше потратить больше времени, чем ошибиться.

- Какие сейчас существуют риски для принятого закона и для реформы, кроме ошибки с назначением главы НСЗУ?

- Сейчас, я думаю, что уже ничто не помешает закону быть подписанным и вступить в силу. Этот закон принимался при поддержке президента и большинство фракций его поддержали. Я не думаю, что постановление наших оппонентов наберет голоса. Он будет подписан.

Я думаю, что значительным риском является имплементация закона.

Тут есть два аспекта. Первый аспект – это наша способность его имплементировать. В принципе, я достаточно уверен в своих силах, хотя я осознаю, насколько это будет тяжело. Команда у нас не большая, но намного больше, чем была год назад, и союзников у нас сейчас намного больше, чем было год назад. Парламент дал сигнал, что мы готовы к переменам, и нас теперь воспринимают серьезно. Поддержка будет, но будет сложно, потому, что мы делаем то, чего не делают другие. Это первый, внутренний риск, но я, по крайней мере, вижу, как им управлять.

Есть еще второй, внешний риск – это политическая обстановка и то, что реформа будет проводиться в год перед выборами. Год перед выборами означает, что, во-первых, будет нежелание рисковать имплементацией у внешних политических стейкхолдеров, во-вторых, это то, что называют "раскачивать лодку". То есть наша оппозиция будет еще большей оппозицией, наши сторонники будут нас поддерживать в быстрых и жестких шагах, но будет также часть людей, которые будут хотеть делать реформу мягче, дольше, отложить, перенести… Никто не хочет рисковать перед выборами.

Например, поправка о том, что в течение двух лет можно оставлять субвенцию. С одной стороны, она позволила проголосовать реформу. Наши депутаты- мажоритарщики боятся риска для финансирования их округов, и хотят более мягкий переход. Но я убежден, что в реформах лучше двигаться быстрее и жестче. Тем не менее, я надеюсь, что имплементация реформы найдет поддержку.

- И все-таки, начнется ли реформа с 1 января?

- Все ожидают, что она начнется с 1 января, но технически это невозможно сделать.. У нас была стратегия, что закон нужно принять к концу весны, потом к концу лета. Все эти наши призывы строились на планах начать активные изменения с 1 января, но получилось, что закон будет подписан почти в декабре. То есть, даже если бы мы захотели запуститься с 1 января, это не получится, или мы скомпрометируем реформу. Поэтому все изменения начнутся позже – мы всегда планировали полгода для старта.

Это очень сжатый срок для того, чтобы создать НСЗУ, подготовить нормативку, прокоммуницировать все детали. Каждому учреждению, которое будет переходить на контракт, нужна будет более детальная разъяснительная информация в мелочах – как договор подписать, как к системе подключиться. Но нельзя было это коммуницировать пока не было закона. Теперь, когда закон есть, для коммуникации нужно время.

Кроме того, нужно принять нормативные акты. Они тоже имеют свой цикл подготовки, даже если есть политическая воля, все равно нужно какое-то время, чтобы пройти процедуры. Поэтому нам нужно около полугода. Если мы успеем раньше, то будет хорошо, но сейчас мы исходим из того, что это будет около полугода. Точные даты я смогу назвать в течение ближайших дней.

- Уже сейчас появляется много информации о том, как заключить договор с семейным врачом. Если нет НСЗУ, нет нормативных актов, то зачем нужны эти договоры?

- Хорошо, что есть такой ажиотаж, это значит, что мы готовимся. Я за пациентов не боюсь, они быстро поймут, как найти доктора. Я больше боюсь за врачей и за медучреждения, которым нужно будет серьезно перестроить механизм работы.

Мы сейчас прорабатываем вариант, при котором доктора «первички» смогут подписать декларации (договора) с пациентами до того, как заработает НСЗУ. А она, в свою очередь, сможет валидировать то, что есть. Это было бы оптимальным вариантом. Нам сейчас нужно некоторое время, чтобы подготовится к такому варианту технически.

- Есть информация о том, сколько заключено контрактов?

- Да, электронная система уже работает в тестовом режиме. Сейчас в системе несколько сотен пациентов. Они уже начали регистрироваться. Сейчас мы активно ангажируем туда медучреждения. Тут я не вижу препятствий.

- Вопрос по сооплате: она будет или нет? Будете ли вы возвращать эту норму в правовое поле? Если да, то в каком виде?

- Вопрос сооплаты это вопрос 2020 года, когда заработает гарантированный пакет для всех видов медицинской помощи, то есть когда закон полноценно вступит в действие. Важно понять, что фактически для реформы полноценным началом является 2020 год. То, что будет до 2020 года, это будут элементы реформы, подготовительная работа. Именно с 2020 года станет реальностью программа медицинских гарантий. Тогда же станет актуальным и вопрос сооплаты. Мы будем готовить к 2020 году какое-то решение по ней, до этого времени в этом нет необходимости.

Мы выберем какой-то вариант, обсудим его с обществом. Наши предварительные консультации и социологические данные говорят о том, что мы, население, к этому готовы, но в парламенте не нашлось поддержки.

Я думаю, что к 2020 году этот вопрос будет актуализирован, либо в виде подзаконных актов, либо в виде изменений в закон. Рано или поздно в повестке дня нужно будет создать дизайн этой системы. Вопрос сооплат будет постоянно выпрыгивать, его придется решать при любом правительстве

- Сооплата будет из кармана пациента или из каких-то фондов? Это принципиально разные вещи для тех же депутатов…

Сооплата – это часть стоимости медуслуги, часть тарифа, которую пациент, как сторона отношений, разделяет с государством. Это ответственность пациента, он может найти разные способы как внести свою часть, например, застраховавшись. Да, сейчас у нас рынок частного медстрахования настолько мал, что о нем даже говорить не стоит, но работодатели, тем не менее, уже страхуют своих сотрудников в корпоративных пакетах. Индивидуального страхования почти нет, оно не интересно из-за малого объема рынка. Но, возможно, после внедрения реформы страховщикам станет интереснее индивидуальное страхование.

Кроме того, местная власть может предложить свои социальные пакеты и программы.

- Есть опасения, что гарантированный пакет медуслуг будет слишком мал…

Разговор о гарантированном пакете можно вести в двух направлениях – отбиваться от страхов людей или вести экономический разговор.

Я могу заверить, что с введением гарантированного пакета никакого ужаса не произойдет. У государства хватит денег на то, чтобы покрывать на более-менее хорошем уровне все базовые услуги. Мы сейчас тратим много денег в никуда, поэтому когда мы начнем их считать, денег хватит.

Но, конечно, главный вопрос будет о том, что мы исключим.

Прежде всего, неургентную стоматологию и пластическую хирургию, это мировая практика.

Удаление гландов, скорее всего, войдет в пакет, это острая ситуация, а вот плановая операция по удалению родинки – нет. Все будет зависеть от показаний.

Я хотел бы, чтобы правительство – наше или другое, хотя первый пакет будем разрабатывать мы, чтобы любое правительство достаточно жестко подходило к формированию госпакета, чтобы не давать лишних обещаний, иначе мы никогда не поборем неформальные платежи.

Сейчас важно, что мы должны показать свои возможности заплатить за услуги хорошую, настоящую стоимость, чтобы никто не мог требовать от пациента дополнительной оплаты. В этом случае будет результат реформы, и уже лет через пять у нас будет хороший пакет услуг.

Но если в первый год мы "размажем" госпакет по чуть-чуть на все услуги, и люди продолжат платить из кармана, мы ничего не добьемся ни через пять, ни через 10 лет.

- Как решить вопрос неформальных платежей при условии гарантированного пакета?

- За то, за что государство заплатило, не нужно будет платить ничего и никому. Неформально или формально. Государство оплатило за гарантированную услугу, и пациенты больше не платят. Такой результат нам нужен к 2020 году.

- На ваш взгляд, есть ли сейчас сопротивление главврачей и больниц вторичного, третичного уровня, райбольниц?

- До сих пор был скепсис. Это тоже вид сопротивления, но не вреда, дальше посмотрим.

Я не делю тех, кто может оказать сопротивление или поддержку на райбольницы и областные больницы. Я делю на людей инициативных и безынициативных. Инициативные люди есть и в райбольницах. Например, райбольница в Умани, это отличная больница, которую можно ставить в пример, которая умеет хозяйствовать, считать деньги, умеет быть эффективной и пациентоцентричной, когда пациент становится в центре системы. Я за такие больницы не боюсь, они выиграют от этой реформы.

Но есть и безынициативные больницы. Я вижу сопротивление от тех, кто будет ждать до последнего в надежде, что реформы не будет, что они как-то проскочат. Такие, назовем их "силы" будут пугать закрытием и будут оттягивать реформу до того момента, пока люди действительно останутся без медпомощи. Хотя на самом деле это может произойти потому, что руководители больниц не хотели ничего менять.

Вот это я считаю настоящей оппозицией

Будет ли процесс очищения руководящего кадрового состава медицинских учреждений?

Это сделает рынок. Собственник каждой больницы – местная власть, должна будет задать себе вопрос: мы доверяем этому человеку или нет в новых условиях, когда нужно зарабатывать на больницу, а не просто выбивать и получать?

Иногда говорят, что мы против децентрализации, но это не так.

Люди до конца не понимают, что такое децентрализация. Децентрализация – это больше полномочий и решений, отданных вниз.

Наша реформа позволяет очень много решений передать вниз. Местная власть получает полную свободу и возможность принимать полный спектр решений относительно своей больницы. Мы как Минздрав вообще перестаем регулировать их больницу. Мы просто покупаем или не покупаем у нее медуслугу, в зависимости от того, насколько хорошо или не хорошо она их предоставляет. Местная власть может распоряжаться своими активами, она назначает главврача и она будет от него требовать, она будет определять, куда развивается больница, сколько там коек, сколько там метров, корпусов.

Возвращаясь к вопросу о кадрах: новая система будет толкать местные власти к тому, чтобы они обновляли свои кадры. Если они этого не будут делать, они будут нести ответственность перед людьми, которые там живут.

Будут ли меняться лицензионные условия и условия аккредитации медицинских учреждений?

Да. К началу реформы, к 2018 году мы изменим лицензионные условия для первички. Для стационаров тоже изменим, но это будет ближе к 2020 году.

Но самое главное изменение – это переход в автономный статус, статус коммунального неприбыльного предприятия. Если медицинское учреждение не перешло в статус неприбыльного коммунального предприятия, оно не сможет работать с НСЗУ, не сможет заключить с ней договор и должно будет с 2020 года искать себе другие источники финансирования, кроме бюджета.

- Механизм перехода в неприбыльное предприятие уже готов?

- Он существовал и ранее, он не меняется. Такой переход делается решением местных советов, принятием устава и назначением директора.

Мы сейчас собрали всю информацию в одни методические рекомендации по такому переходу, и распространяем их в помощь местной власти и руководителям больниц.

- Когда заработает закон об автономизации клиник, который был принят в апреле?

- Я думаю, что сейчас, после принятия закона о медреформе, автономизация клиники намного ускорится, потому что руководители больниц и местные власти понимают, зачем она нужна. Раньше, до принятия закона о государственных финансовых гарантиях, когда не менялось финансирование и все жили за счет медсубвенции, в автономизации не было смысла. Тем более, что дед-лайна в законе об автономизации, даты, до которой все это нужно сделать, не было. А теперь у клиник появляется четкое понимание того, что они просто не смогут иметь договор с НСЗУ и получать деньги за услуги. Конечно, деньги у них еще есть до 2020 года, но процесс автономизации придется ускорить.

- Часто говорят об отсутствии подзаконных актов к закону об автономизаии…

- От таких подзаконных актов возможность провести автономизацию не зависит. Они не являются пусковым механизмов для процесса автономиазации. У местных властей всегда было право и инструменты, чтобы перевести клиники в статус неприбыльного предприятия.

Мы же хотим разработать подзаконные акты, которые не только позволят усовершенствовать процедуру автономизации, но и позволят работать закону о государственных финансовых гарантиях предоставления медуслуг и лекарственных средств, а также примем вспомогательные нормативные акты, например, методику расчета стоимости медуслуги. Эта методика больше нужна для работы с НСЗУ, чем для автономизации, если нет НСЗУ и нет государства-заказчика, то эта методика не нужна.

Для автономизации будет подзаконный акт о разделении функций и полномочий директора и главврача, будет порядок конкурса на должность директора, но сама процедура переведения из одного статуса в другой уже есть и для этого не нужны подзаконные акты.

Как наладить коммуникацию с медиками в регионах?

Я думаю, что сейчас, после принятия закона коммуникация наладится. Раньше, мы использовали, в основном коммуникацию через неформальные каналы, через медиа, общественные организации.

Наша официальная вертикаль была достаточно инертна, потому, что она привыкла работать на исполнение принятых нормативных актов. Наша вертикаль – местные департаменты здравоохранения достаточно вяло воспринимали идеи. Они ничего не понимали, не смотря на то, что законопроект был готов уже полгода назад, и его можно было хотя бы прочитать.

Но как только проект стал законом, это сразу стало интересно. Я думаю, сейчас эта формальная вертикаль активнее включится, закон нужно будет исполнять, пойдут протокольные поручения, приказы, и все в нем разберутся.

Насколько судьба действующей команды Минздрав зависит от успеха имплементации медреформы?

Это наше политическое обязательство, на который нам выдали мандат. Мы пообещали, что мы будем делать реформу.

Если все провалится, то наш мандат на этом и закончится. Поэтому ставки очень высоки, я воспринимаю все очень серьезно. Правда, есть еще несколько способов, чтобы нас отсюда "уйти", например, при смене правительства во время выборов.

Когда можно будет понять, провалилась реформа или нет?

Я думаю, что мы увидим это явно в конце 2018 года, хотя некоторые сигналы мы поймем раньше.

Я думаю, что если мы провалим создание НСЗУ, если не сможем платить по новому принципу, если будет затягивание в старые механизмы, дополнительные переходные этапы, это поставит под вопрос всю реформу. Я, как человек ответственный за техническую имплементацию, могу сказать, что без динамики ничего не будет. Если пойдут "пилоты" и "обсуждения", то все остановится.

Украина > Медицина > interfax.com.ua, 2 ноября 2017 > № 2381205 Павел Ковтонюк


Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 2 ноября 2017 > № 2380976 Саймон Шустер

Как Пол Манафорт содействовал избранию "человека России" на Украине

Саймон Шустер | Time

"По словам его адвоката, в 2005 году Пол Манафорт отправился работать на Украину с самыми непорочными намерениями", - пишет журналист TIME Саймон Шустер. Он "представлял кампании за Европейский союз для украинцев", заявил адвокат Кевин Даунинг, "и в рамках этого представительства стремился продвинуть демократию и помочь украинцам сблизиться с США и ЕС".

Шустер возражает: "В депеше посольства США, направленной из Киева в Вашингтон в 2006 году, говорилось, что работа Манафорта состоит в проведении "кардинальной смены имиджа" для кандидата в президенты Виктора Януковича, которого поддерживали Кремль и большинство украинских богатейших магнатов. Его Партия Регионов, говорилось в депеше, была "прибежищем" для "мафиози и олигархов".

В 2004 году "народное восстание помешало пророссийскому Януковичу прийти к власти", говорится в статье. Виктор Ющенко, победивший на президентских выборах, "направил страну по пути к вступлению в ЕС и НАТО", утверждает издание.

Однако "благодаря указаниям Манафорта и поддержке со стороны Москвы в последующие пять лет Партия Регионов поразительным образом вернулась на политическую арену, кульминацией стало успешное участие Януковича в президентских выборах в 2010 году", пишет автор. Он отмечает, что на президентском посту Янукович запретил Украине стремиться к вступлению в НАТО ("этот шаг фактически удовлетворил одно из ключевых геополитических требований России").

"Я вам могу сказать, что он настоящий специалист", - сказал о Манафорте Дмитрий Фирташ. Журнал аттестует Фирташа так: "друг Манафорта, украинский миллиардер и бывший партнер Кремля по торговле газом в Европе". Фирташ пояснил: "Он обеспечил три победы на выборах на Украине. Он знал, что делает".

Арест Юлии Тимошенко нанес сильный удар по репутации Украины на Западе, напоминает издание. "Обязанность Манафорта состояла в том, чтобы решить и эту проблему. На деньги Партии Регионов и ее финансовых покровителей он нанял лоббистов в Вашингтоне, чтобы они изобразили тюремное заключение Тимошенко как пример приверженности Украины верховенству закона", - говорится в статье.

Напомнив о "секретном гроссбухе", обнаруженном на Украине, автор отмечает: Манафорт отрицает, что получал за работу на Украине незаконные платежи. "В понедельник его адвокаты также отрицали, что деятельность Манафорта каким-либо образом продвигала интересы России. Но Манафорт и его партнеры не отрицают, что существовали выгодные побочные проекты, к которым он стремился в пору работы на Партию Регионов. Самым крупным был план приобретения отеля Drake в Манхэттене в 2008 году, который в итоге закончился ничем. Одним из инвесторов, к которым он обратился ради этого проекта, был Фирташ, сторонник Партии Регионов на раннем этапе, который говорит, что в рамках сделки ему обещали прибыль до 50%", - говорится в статье. "Частично это были наши деньги, частично банковские ссуды. Такова была схема, - сказал Фирташ в интервью журналу. - Но сделка не состоялась".

В 2011 году Тимошенко подала в суд, утверждая, что на деле этот проект был схемой отмывания денег, разработанной Фирташем, Манафортом и их партнерами. Суд Нью-Йорка отклонил дело. "Фирташ, со своей стороны, уверяет, что это была попытка Тимошенко оклеветать его и его союзников из Партии Регионов", - пишет издание. "Ударив по мне и Манафорту, она хотела ударить по Януковичу и его электорату", - говорит Фирташ.

Издание отмечает, что Манафорт продолжал помогать своим украинским покровителям. "Он помог партии провести ребрендинг после того, как ее обвинили в кровопролитии во время революции", - говорится в статье. По словам автора, Манафорт также "советовал некоторым бывшим членам Партии Регионов, как завоевать места в послереволюционном парламенте".

Шустер пишет: "Но, когда в нынешнем году у Манафорта усилились проблемы с законом в США, его связи на Украине оборвались". Даже Фирташ говорит, что больше не звонит Манафорту, чтобы посоветоваться. "Если бы я ему сейчас позвонил, то он наверняка приехал бы меня навестить, и мы бы посидели и поговорили, - говорит Фирташ. - Но зачем мне это делать? Я знаю, что происходит. Теперь я не могу получить от него никакого содействия. Он не может мне помочь".

Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 2 ноября 2017 > № 2380976 Саймон Шустер


Украина. Евросоюз > Агропром > interfax.com.ua, 1 ноября 2017 > № 2381256

Экспорт украинской аграрной продукции в европейские страны за январь-сентябрь 2017 года составил $4,177 млрд и увеличился на 39,8% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года, сообщило Министерство аграрной политики и продовольствия.

"Увеличение нашего экспорта на рынки стран ЕС произошло в основном за счет роста объемов поставок таких продуктов как: кукуруза - на 57,4%, семена рапса - на 72,9%, подсолнечное масло - на 23%. Кроме того, значительно увеличились поставки мяса и пищевых субпродуктов птицы, меда, кондитерских изделий, маргариновой продукции и таких интересных нишевых продуктов как сорго или семена льна", - цитируется в сообщении заместитель министра аграрной политики и продовольствия по вопросам европейской интеграции Ольга Трофимцева.

По ее словам, ключевыми импортерами украинской сельскохозяйственной и пищевой продукции среди стран ЕС являются Нидерланды с долей 17,6%, Испания - 15,5%, Польша - 12,9%, Италия - 11,9% и Германия - 9,9%.

"Приятно отметить, что на рынках ЕС растет спрос на украинскую готовую продукцию. Например, за январь-сентябрь 2017 года было экспортировано сливочного масла на сумму $12,6 млн, а в тот же период 2016 года эта цифра составляла всего $5 тыс. Также выросли поставки украинского мороженого, сгущенного молока, крахмала, кондитерских изделий из сахара и др.", - заметила О.Трофимцева.

Замминистра также сообщила, что в январе-сентябре 2017 года импорт аграрной продукции из европейских стран вырос на 11,7% и составил $ 1,581 млрд.

Как сообщалось, экспорт украинской аграрной продукции за девять месяцев 2017 года увеличился на 24,3% по сравнению с аналогичным периодом 2016 года – до $13,07 млрд.

Украина. Евросоюз > Агропром > interfax.com.ua, 1 ноября 2017 > № 2381256


Турция. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 ноября 2017 > № 2374711 Екатерина Чулковская

Зачем Турция заигрывает с крымскими татарами

Екатерина Чулковская

Помимо украинских властей и тех, кто ностальгирует по османскому величию внутри Турции, у крымских заявлений Эрдогана есть еще одна важная целевая аудитория – в Москве. Сейчас Анкара обеспокоена тем, что в Сирии при поддержке России может быть создана курдская автономия. И крымско-татарский вопрос тут нужен Анкаре как удобная аналогия и, соответственно, средство давления на Москву

На прошлой неделе Россия передала Турции двух активистов Меджлиса крымско-татарского народа – Ахтема Чийгоза и Ильхама Умерова. Оба были осуждены в 2014 году по обвинению в сепаратизме. В каком статусе они были переданы турецким властям, неизвестно – пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков отказался комментировать этот вопрос. Представители крымско-татарских активистов отвечают, что российские указы о помиловании Чийгоза и Умерова засекречены.

Но как бы то ни было, очевидно, что освобождение представителей Меджлиса было бы невозможно без посреднических усилий Анкары, которая все активнее примеряет на себя роль главного защитники крымских татар.

Роль диаспоры

Передача Турции крымско-татарских активистов произошла вскоре после того, как президент Эрдоган во время официального визита в Киев призвал освободить всех заключенных крымских татар. В украинской столице он также заявил, что Турция «поддерживает суверенитет Украины и не признает незаконную аннексию Крыма».

Это не первый раз, когда турецкие официальные лица публично осуждают действия России в Крыму. В основном лидеры Турции говорят про Крым во время различных встреч с украинскими коллегами, но не только. Например, в этом году 18 марта турецкий МИД опубликовал заявление, приуроченное к третьей годовщине крымского референдума. Там говорилось, что «Турция поддерживает территориальную целостность Украины» и «продолжит внимательно следить за ситуацией в Крыму и защищать права и интересы крымских татар».

Делая такие заявления, турецкие власти преследуют сразу несколько целей, и не последняя среди них – внутриполитическая. Так, мартовское заявление турецкого МИДа было связано не только с крымским референдумом, но и с турецким – в апреле в стране проходило голосование по конституционным поправкам, расширяющим полномочия президента Эрдогана.

Тогда жесткое заявление по Крыму было с уважением встречено турецкими националистами, которые объединились с правящей партией и поддержали поправки в конституцию. Что касается самой правящей Партии справедливости и развития, то из исламистской она постепенно трансформируется в исламистско-националистическую, поэтому любые жесты в защиту тюркских народов или мусульман добавляют ей популярности.

Кроме того, в Турции проживает порядка трех миллионов человек, имеющих крымско-татарские корни. И многие из них активно участвуют в общественно-политической жизни страны. Работает несколько НКО, представляющих крымских татар. Как правило, турецкие крымские татары придерживаются националистических взглядов. Даже когда Крым был в составе Украины, они призывали освободить полуостров от оккупантов, а сейчас их риторика еще больше ожесточилась.

Мустафа Джемилев, депутат украинской Рады, бывший председатель Меджлиса крымско-татарского народа и влиятельный крымско-татарский активист, стал частым гостем в Турции, где его тепло принимают многие турецкие политики из правящих кругов. В Турции Джемилева называют Кырым-оглу, то есть «сын Крыма».

Время от времени представители крымских татар устраивают в Турции акции протеста против российской оккупации полуострова. Так, в феврале активисты из Ассоциации неправительственных организаций крымских татар организовали пикет возле российского посольства в Анкаре. Участники акции возложили к зданию посольства черный венок в знак протеста против российской политики в отношении Украины.

Реликвия предков

Неоосманская идеология сейчас в Турции в моде. Она прекрасно вписывается в программы и турецких националистов, и правящих исламистов, и крымско-татарских активистов. До 1774 года Крым был частью Османской империи, а в сегодняшней Турции любят вспоминать годы былого величия.

В советские времена Анкара не особо интересовалась полуостровом, но после распада СССР стала проводить в Крыму активную политику. В 1992 году турецкое Агентство по сотрудничеству и развитию (ТИКА) запустило там несколько культурно-образовательных проектов. ТИКА финансировало деятельность различных фондов и организаций крымских татар. Например, Меджлис крымско-татарского народа, Фонд культуры и взаимопомощи крымских татар, Фонд развития Крыма и так далее. Турецкие власти неоднократно обсуждали крымский вопрос и положение крымских татар еще с украинскими властями.

Однако активность Анкары по-прежнему не идет дальше культурно-образовательных программ и заявлений о поддержке коренного народа. В марте 2014 года, накануне референдума в Крыму, когда мировые СМИ говорили о растущем военном присутствии России на полуострове, в Турции внимательно следили за развитием ситуации. Занимавший тогда пост министра иностранных дел Ахмет Давутоглу сделал громкое заявление, что «мы первые поспешим на помощь Крыму – реликвии, оставленной нашими предками».

Тем не менее в реальности на помощь реликвии никто так и не поспешил. Анкара предпочла остаться в стороне от крымских дел. Турция не присоединилась к антироссийским санкциям. Более того, в декабре 2014 года Путин и Эрдоган договорились о строительстве газопровода «Турецкий поток».

Курдский фактор

Помимо украинских властей и тех, кто ностальгирует по османскому величию внутри Турции, у крымских заявлений Эрдогана есть еще одна важная целевая аудитория – в Москве. Сейчас Анкара обеспокоена тем, что в Сирии при поддержке России может быть создана курдская автономия. В конце сентября глава сирийского МИДа Валид Муаллем сказал, что сирийские власти готовы обсуждать с курдами вопрос самоуправления после завершения борьбы с «Исламским государством» (запрещено в РФ).

Сирийские курды сразу же откликнулись на заявление Дамаска, заявив, что готовы к переговорам. Перспектива таких переговоров очень пугает турецкие власти. Чтобы ослабить сирийских курдов, Турция начала в Сирии военную операцию. Но на фоне успехов сирийских курдов в борьбе против ИГИЛ и новостей об освобождении бывшей столицы террористов Ракки возможность курдской автономии в Сирии выглядит вполне реальной. Поэтому сейчас для Анкары как никогда важно заручиться в этом вопросе поддержкой Москвы, которая может оказать влияние как на Дамаск, так и на самих сирийских курдов.

В этой ситуации крымско-татарский вопрос нужен Анкаре как удобная аналогия и, соответственно, средство давления на Москву. Однако активного вмешательства Турции в крымско-татарские дела и тем более открытой конфронтации с Россией по этому вопросу ожидать все-таки не стоит. Дальше риторики и посреднических усилий, как в случае с представителями Меджлиса, дело вряд ли пойдет. У Турции и без Крыма сейчас в избытке внутренних и внешних проблем, решение которых для нее куда важнее, чем самоопределение крымских татар.

Турция. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 1 ноября 2017 > № 2374711 Екатерина Чулковская


Украина. Молдавия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Экология > agronews.ru, 31 октября 2017 > № 2373927 Илья Тромбицкий

Что будет с Молдовой, если Украина реализует свои планы на Днестре?

Украина не отказалась от своих планов по строительству гидроузлов на Днестре, молдавское правительство не смогло защитить интересы своей страны, а Евросоюз решил не вмешиваться в создавшуюся ситуацию. Sputnik решил узнать, какой худший сценарий ждет страну, если заработают украинские проекты на Днестре. На вопросы ответил директор Международной ассоциации хранителей реки Днестр «Eco-TIRAS», доктор биологических наук Илья Тромбицкий.

— Что произойдет с Днестром?

— Надо понимать, что река – это не труба, а сложная экосистема, и изменения будут многогранные. Они, во-первых, будут заключаться в существенном уменьшении стока воды в течение года и особенно – весной. Река будет терять свои речные характеристики и приобретать качества озер – стоячая вода, развитие сине-зеленых водорослей, загнивание ила и образование метана и сероводорода, утрата рекреационных качеств – в реке будет неприятно купаться, там исчезнет рыба промысловых видов и размеров, проблемы с орошением станут постоянными. В целом влияние гидростроительства на Днестре – это вопрос национальной безопасности.

— Что произойдет с окружающей средой?

— Изменения в экосистеме реки приведут к сильному росту парниковых газов, которые будут вносить негативный вклад в борьбу с изменением климата. Водно-болотные угодья, в том числе, международно признанные (дельта Днестра и находящиеся в секторе «Унгурь — Холошница») потеряют свои изначальные качества. Исчезнут водно-болотные птицы. Днестр станет непригодным для спортивного туризма, агро- и экотуризма, а также любительского рыболовства, а о промысловом можно будет забыть. В верхнем Днестре в результате строительства шести русловых ГЭС будут затоплены уникальные природные ландшафты, в том числе, Днестровский каньон. То же касается исторических памятников в Черновицкой, Ивано-Франковской и Тернопольской областях. Влияние на Черное море будет заключаться в уменьшении стока, что ускорит подъём сероводородного слоя к поверхности. В конечном итоге это может вызвать умирание всего живого в море.

— Что произойдет с селами и городами на Днестре?

— Станет остро ощущаться нехватка воды для питьевого водоснабжения. В верхнем Днестре будут затоплены 4000 га поймы реки, а людей вынужденно переселят. В Молдове и нижней украинской части Днестра в большинстве колодцев исчезнет вода. Из-за недостатка воды для орошения и изменения гидрологического режима вдоль Днестра станет сложно заниматься сельским хозяйством. Это вызовет развитие бедности в регионе и массовую эмиграцию.

— Что произойдет с Кишиневом?

— Кишинёву следует подумать о проектах по надёжному водоснабжению, поскольку ситуация лета 2015-2016 годов, когда уровень воды в Днестре достиг критических отметок, станет постоянной. И артезианская вода не спасёт, поскольку её запасы тоже связаны с Днестром. Водоподготовка воды станет очень дорогой в силу низкого качества изначальной воды. Это приведет к снижению уровня жизни населения и привлекательности города и страны в целом для жизни и инвестиций.

Украина. Молдавия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Экология > agronews.ru, 31 октября 2017 > № 2373927 Илья Тромбицкий


Украина. Евросоюз. РФ > Агропром > agronews.ru, 31 октября 2017 > № 2373852

Продовольственная безопасность на Украине названа худшей в Европе.

63-е место по продовольственной безопасности заняла Украина в 2017 году по данным исследования журнала The Economist, заявила председатель Ассоциации животноводов Украины Ирина Паламар, сообщает пресс-служба ассоциации.

По ее словам, четыре года рейтинг Украины в «Глобальном индексе продовольственной безопасности» упал на 16 пунктов. Если в 2013 году Украина занимала в глобальном индексе 47-е место, то в 2017 году — только 63-е.

Паламар добавила, что в 2017 году Великобритания заняла третье место, Германия — седьмое, Россия — 40-е. При этом изменение в рейтинге у других стран было незначительным — либо рост, либо падение на 1−2 пункта.

«Украина прошла огромный путь вниз. На данный момент она занимает наихудшее положение среди всех европейских стран», — считает глава ассоциации.

Она отметила, что, по результатам опроса ассоциации среди экспертов по продовольственной безопасности, 52% респондентов заявили о том, что министерство аграрной политики и продовольствия Украины работает неудовлетворительно.

Одной из главных причин проблем, возникающих с продовольственной безопасностью, эксперт считает увеличение экспорта зерновых за счет других областей. Так, в 2015 году объем экспорта от общего объема урожая составил менее 40%, а в 2016 году — более 60%. Паламар уверена, что это приведет к росту цен на продукты и уменьшению количества продуктов как таковых.

«При этом квоты от ЕС на аграрную продукцию остаются незначительными даже после их увеличения», — говорит эксперт.

Еще одной причиной снижения продовольственной безопасности страны Паламар считает отмену государственного регулирования цен на продукты питания, что уже привело к значительному росту инфляции.

«Печально, что из-за демонстративного отказа государства от любого контроля в сфере безопасности питания страдают потребители. И для исправления ситуации государство не делает ничего», — подытожила глава ассоциации.

Напомним, ранее председатель Ассоциации торговых сетей Украины Алексей Дорошенко заявил, что государственные органы бездействуют в области обеспечения безопасности пищевых продуктов.

Украина. Евросоюз. РФ > Агропром > agronews.ru, 31 октября 2017 > № 2373852


Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 30 октября 2017 > № 2381204 Андрей Перетяжко

Президент УФС: Мы стоим на пороге перерождения страхового рынка

Эксклюзивное интервью президента Украинской федерации страхования, первого вице-президента компании "АХА Страхование" Андрея Перетяжко агентству "Интерфакс-Украина"

Вы много лет работаете в международной страховой компании и возглавляете страховое объединение, часто общаетесь с зарубежными коллегами. Изменилось ли у них за последние годы отношение к украинскому страховому рынку?

- Сегодня главный вопрос у партнеров: "Когда Украина начнет реализовывать свой огромный потенциал в страховом секторе?" Уровень проникновения страхования у нас - менее 1% ВВП в сравнении с 3-4% в Восточной Европе и около 7% в Западной Европе. Возможности на этом рынке огромные: все-таки около 40 миллионов людей, разнообразная индустрия, большой ритейловый рынок, экспорт и транзитный поток. У нас практически не страхуют имущество, профессиональную ответственность, ничтожно мал рынок агрострахования, огромный неиспользованный потенциал на рынке страхования жизни, медицинского страхования, полностью отсутствует пенсионное страхование. В связи с этим главный открытый вопрос, который возникает у зарубежных партнеров - реализация этого потенциала.

Кроме улучшения политической и экономической ситуации, профессиональные страховые инвесторы ожидают увидеть четкое представление развития рынка страховых услуг со стороны государства, которое могло бы дать уверенность в том, что этот рынок будет развиваться с опережением темпов развития экономики страны, как это было во многих странах Восточной Европы. К примеру, если 10 лет назад в Польше после реформ рост ВВП составлял 4-5%, то рынок страхования рос на 15-20%. Похоже, сейчас наступил момент, когда мы стоим на пороге перерождения страхового рынка. Как только инвесторы получат сигнал о начале реальных реформ в страховом секторе, появится и интерес к рынку с их стороны.

Сколько они еще согласны ждать, и есть ли такие, кому это уже надоело?

- Большинство зарубежных компаний оценивает работу своих дочек в Украине по трем основным параметрам. Первое - компания завоевала доверие клиентов, что выражается в достаточно большой доле в рынке, второе - демонстрирует профессиональный подход к управлению, и третье - компания генерирует прибыль и не требует серьезных вливаний для поддержания деятельности на этом этапе.

Как правило, для крупных международных компаний суммы инвестиций в Украину – это несущественные цифры, и продажа украинской "дочки" никак не повлияет на финансовый результат. Если в долгосрочной перспективе акционеры видят Украину интересной для себя, и если вышеизложенные условия выполняются, они готовы ждать и начинать инвестировать, когда появятся четкие сигналы.

Регулятор постоянно ужесточает требования к страховым компаниям, но, как видим, особых изменений на рынке нет. Почему?

- Регулятор действительно демонстрирует желание сделать рынок более прозрачным, прогнозируемым, платежеспособным, таким, который выполняет свои обязательства перед клиентами. Но тех действий, которые были предприняты за последние два года, однозначно недостаточно, чтобы считать эти требования достаточно жесткими, а рынок – очищенным от неплатежеспособных игроков. У нас по-прежнему около 300 компаний, большинство из которых не занимаются реальным страхованием.

Главные инструменты для очистки рынка - всегда экономические. Все начинается с акционеров, с собственников бизнеса, которые должны понимать и принимать новые правила игры, существующие на цивилизованном рынке. Если взять банковский рынок, то именно те реформы, которые были проведены НБУ, в первую очередь, отталкивались от понимания ситуации, от мотивации собственников. Так были решены проблемы, связанные с раскрытием информации о собственниках, с ответственностью менеджмента и акционеров за искусственное доведение до банкротства. НБУ также перекрыл операции со связанными лицами и инсайдерские кредиты, увеличил требования к минимальному размеру уставного капитала, усилил ответственность за качество отчетности и аудита, внес изменения в политику резервирования и так далее. Одновременно с рынка были выведены неплатежеспособные банки и банки, которые фактически занимались нелегальными операциями. Поэтому мы увидели так называемый "банкопад", и вопрос заключался не только в новых требованиях по минимальному размеру уставного капитала, а в новых, единых для всех и прозрачных условиях игры, которые не устроили собственников многих банков.

Для страхового рынка нужно как можно скорее строить такой же подход, с акцентом на платежеспособность, ликвидность и минимальный капитал, который будет основой для выполнения обязательств даже в кризисной ситуации. Это очень сильно изменит мотивацию существующих собственников, для которых качественное управление компанией и прибыльность операций будут эквивалентны вопросу заработать или потерять свои деньги, вложенные в страховую компанию. Так что страховому рынку в ближайшем будущем предстоит пройти этот сложный путь изменений и обновления.

Как быстро это может произойти? Сколько еще необходимо времени, чтобы украинскому рынку стали доверять все?

- К сожалению, этот процесс не может быть быстрым, даже если мы пойдем по пути банковского сектора. На это у них ушло более двух лет, но при этом каждая задача решалась в рамках отдельного проекта, с привлечением лучших специалистов регулятора, международных доноров и представителей рынка. При этом даже сейчас, когда рынок очищен, доверие к банковскому сектору возвращается очень медленно. Поэтому чем быстрее мы начнем работу по очищению страхового рынка, тем быстрее у нас будет шанс увидеть позитивную динамику. В любом случае, это процесс поэтапный, и только на обновление регулятора и изменение законодательства уйдет несколько лет. Как только произойдет возврат доверия, это позволит рынку побороться за передачу части социальных функций от государства к страховщикам. Мы говорим о медицинском и пенсионном страховании, о страховании профессиональной ответственности. Например, страхование профответственности предпринимателей, с одной стороны, позволит защитить потребителей от ошибок исполнителей, а с другой стороны, поможет государству отказаться от многих контролирующих органов и многочисленных проверок бизнеса, таких как пожарная инспекция. Еще один пример – предоставление возможности предприятиям самостоятельно выбирать частного страховщика для страхования от несчастных случаев на производстве вместо государственного фонда.

Почему страховщики не могут объединиться и выйти с единой позицией, каждое из трех объединений лоббирует свои интересы?

- Как у коллег, у нас нет противоречий и мы очень часто находим общий язык, когда речь идет о профессиональных вопросах, связанных со страхованием - актуарных расчетах, вопросах резервирования, урегулирования убытков и многих других. Позиции разнятся только по поводу того, как быстро и в какой последовательности должна происходить очистка рынка, и когда игроки смогут соответствовать минимальным требованиям платежеспособности.

И вопрос даже не в том, двигаться ли нам в сторону европейских стандартов. Основная проблема в том, как должен выглядеть переходный период, чтобы дать шанс многим компаниям остаться на рынке и продолжать работать. Как только закончится этот этап, и рынок будет работать на единых правилах, вопрос объединения страховщиков решится сам собой.

Как вы оцениваете деятельность Моторного бюро, в частности, по пятибалльной шкале?

- После шоковой ситуации, в которой мы оказались с 2012-го по 2014 год, когда страховщики были практически отстранены от участия в управлении Моторным бюро, последние три года можно оценить на "5" по пятибалльной шкале. За это время было сделано очень многое. Мы вернулись к основам Моторного бюро: это саморегулирующееся объединение страховщиков, которое занимается развитием рынка ОСАГО. Среди ключевых изменений – перестройка оргструктуры Бюро, привлечение международного аудита, переход к прозрачному освещению всей финансовой информации, открытая инвестиционная политика, усиление ответственности за скорость и качество отчетности, запуск прямого урегулирования и многое другое.

У нас в работе по-прежнему много проектов, но цифры показывают качественные сдвиги во многих направлениях. Уже работает электронный европротокол, а проект по внедрению электронного полиса готов к запуску. Сказать, что мы выполнили всю дорожную карту, и все хорошо, конечно, нельзя. Мы понимаем, что в МТСБУ 55 компаний, среди которых есть очень устойчивые, клиентоориентированные компании; компании, которые стремятся быть такими; и откровенные временщики, которые все равно уйдут с этого рынка. Наша задача – вместе с регулятором выстроить такие условия, чтобы третья группа компаний исчезла, и чтобы на рынке больше не возникало новых пирамид.

И как это можно сделать?

- Основная роль в этом процессе лежит на регуляторе, который должен эффективно следить за платежеспособностью компаний. Если компания формирует достаточные резервы под будущие обязательства – все становится на свои места. Обеспечить этот подход – главная задача сегодня для этого рынка. Но кроме этого существуют и другие инструменты. Например, для того, чтобы рынок стал более прозрачным, однозначно нужно перейти к онлайн-полису. Сегодня около 10% полисов автогражданской ответственности - поддельные. К тому же. компании иногда уходят "по-английски" и не сдают полисы, которые затем вращаются по всему рынку. Страховщики часто не следят за своими агентами и не получают вовремя информацию о проданных полисах, либо получают ее с большим опозданием. Если будет введена система онлайн-регистрации полиса, когда он выдается автоматически с номером из ЦБД, мы сразу получим доступ к онлайн-отчетности по каждому игроку и по всему рынку в режиме реального времени.

Второй инструмент - это прямое урегулирование. Как только появится 100%-ное прямое урегулирование с участием всех членов Моторного бюро в этом процессе, сразу появится борьба за качество обслуживания клиентов и появится возможность экономически влиять на компанию. Если компания не может погасить долги в течение двух месяцев, значит, возникает вопрос о ее членстве в Моторном бюро. Это опять-таки заставило бы страховщиков правильно относиться к формированию резервов, аквизиционным расходам, ценообразованию и пр. Сейчас только 50% рынка участвует и менее 20% всех страховых событий урегулируется в этом режиме. Опыт двух кварталов показал, что все работает практически идеально, поэтому вопросов к этой модели, позаимствованной в Бельгии, нет. Нужно просто увеличить количество игроков, работающих по данной технологии, чтобы сработал эффект масштаба, и клиенты почувствовали существенное улучшение сервиса. Мы уже сегодня видим, что при прямом урегулировании клиенты получают возмещение в три раза быстрее, чем в стандартном процессе.

Я очень надеюсь, что позитивный опыт участников добровольного пула по прямому урегулированию будет привлекать все больше участников. Думаю, в ближайшее время в МТСБУ будет принято решение, что 100% компаний присоединятся к прямому урегулированию. Это в свою очередь, резко улучшит имидж данной услуги и отрасли в целом.

Как вы относитесь к нашумевшим действиям регулятора по проверке сроков внесения членами бюро информации о полисе ОСАГО в ЦБД и выполнила ли "АХА Страхование" его предписание?

- Такие встряски иногда нужны, полученный посыл от регулятора улучшил сроки внесения информации в базу примерно на четверть только за один месяц. В то же время, целевые показатели должны быть более реалистичными. Сегодня практически ни одна компания не в состоянии вносить данные в ЦБД в течение двух рабочих дней. В любом случае, если мы, как большинство стран, перейдем на онлайн-полис в среднесрочной перспективе, то эта проблема будет автоматически решена.

Можете озвучить краткий прогноз по страховому рынку Украины?

- Хорошие новости состоят в том, что рынок перестал падать и наконец-то демонстрирует положительную динамику. Классический рынок страхования в 2017 году вырастет примерно на 12-15%. С другой стороны, с учетом инфляции, этот рост недостаточный, чтобы нагнать упущенные за кризисные годы объемы. Без сильного регулятора, без дополнительных инвестиций в улучшение имиджа отрасли ожидать серьезного роста очень сложно.

На рынке остается, пожалуй, две заметные проблемы. Во-первых, если говорить о рисковом страховании, - это обязательное страхование автогражданской ответственности. Это более 7 млн автовладельцев, это обязательный вид страхования, и качество работы страховщиков в этом виде очень сильно влияет на имидж рынка. В ОСАГО не работает сугубо рыночный механизм, потому что сама конструкция этого вида страхования строится по другим мотивам, чем, например, в КАСКО, когда клиент ориентируется в первую очередь на надежность компании.

Есть второй рынок, тоже очень чувствительный, пусть и меньший по объему - накопительное страхование жизни. Тут как раз больше задействован механизм, схожий с банковским и имеющий те же проблемы, когда компании уходят, а люди теряют накопления по долгосрочным программам.

Все остальное, за исключением нескольких обязательных видов, которые не сильно влияют на общие цифры, это настоящий рынок, который регулируется простым способом - соотношение цена/качество и положительный опыт клиентов. И здесь все в порядке, здесь мы зависим только от экономики. Будет расти экономика, страхование последует за этим трендом опережающими темпами.

И последний вопрос: в чем залог работы успешной компании?

Когда 10 лет назад я пришел в компанию "АХА Страхование", то был приятно удивлен, прочитав ее философию и стратегию. Она полностью совпадала с той, которую я для себя вывел как "формулу счастливого менеджера". В стратегии АХА написано, что компания должна быть лучшей для своих акционеров, клиентов, сотрудников, партнеров и общества. Это означает, что акционеры должны получать прибыль, на которую они рассчитывают, инвестируя в акции, клиенты должны быть довольны самым высоким уровнем обслуживания, сотрудники должны быть вовлечены и лояльны, партнеры должны доверять компании на 100%. Компания должна быть социально ответственна, платить налоги и активно участвовать в развитии рынка.

Поэтому любой менеджер счастлив, если он видит, что по всем этим позициям ему удается правильно балансировать и достигать хороших результатов. Если показатели для всех участников находятся в "зеленой" зоне, то менеджер может считать себя счастливым руководителем, а компанию – успешной.

Украина > Финансы, банки > interfax.com.ua, 30 октября 2017 > № 2381204 Андрей Перетяжко


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369970 Виктория Погодина

Минский процесс по украинскому урегулированию: хоровод интересов

Виктория Погодина, Атташе Департамента лингвистического обеспечения МИД России

Идет четвертый год Минского процесса по урегулированию ситуации на Юго-Востоке Украины. Информационный фон, сопровождающий украинское урегулирование, с самого начала был далек от благоприятного. На сегодняшний день оценки работы очередного этапа Минского процесса рознятся от лаконичных, внушающих сдержанный оптимизм: «Вполне конструктивный, без прорывных моментов, но в то же время, небесполезный»1, - до откровенно фаталистических заявлений: «Минский процесс - мертворожденный», причем если ранее суждения, подобные последнему, были характерны в большей степени для украинских деятелей, то в последнее время они получают все более широкое распространение.

В свете рассуждений о жизнеспособности Минского процесса на ум невольно приходит строчка из незамысловатого детского стихотворения М.С.Шварца «Нарвал» про кита-нарвала: «Гораздо проще обвинять, чем разобраться и понять…» Для того чтобы лучше понять происходящее в контексте украинского урегулирования, полезным представляется более четко сформулировать, что мы имеем в виду, когда говорим о Минском процессе.

Первый вопрос, на который нужно постараться ответить: является ли Минский процесс проблемой глобальной или региональной?  Пожалуй, каждое государство несет в себе некий конфликтный потенциал. Источник внутренних конфликтов может быть самым разнообразным: этническая,  конфессиональная, культурная, идеологическая, социально-экономическая неоднородность, неравенство в любых формах его проявления и т. д. Также не секрет, что с соседями и партнерами у каждого уважающего себя государства все гладко, да не совсем. Сия скорбная чаша не миновала, увы, суверенное, свободное и независимое государство - Украину. Под влиянием ряда факторов, причем последней соломинкой оказались факторы экономические в виде подписания/отказа от подписания Договора об ассоциации с ЕС, Украина оказалась перед нелегким выбором между дружественным Западом и братской Россией.

Какие это были факторы, кто и какими правдами и неправдами «помог» Украине сделать выбор, остается за рамками данной статьи, нам же интересен результат, который отчасти стал воплощением народной мудрости о том, что «где тонко, там и рвется». В данном случае тоньше всего оказалось внутри самой Украины, на Юго-Востоке, где возник региональный украинский конфликт  между официальным Киевом и Отдельными районами Донецкой и Луганской областей (далее - ОРДО/ОРЛО).

Однако, как известно, сторон - участниц Минского процесса (не следует путать со сторонами конфликта) несколько больше. Помимо Украины, представленной официальным Киевом и ОРДО/ОРЛО, в украинском урегулировании участвуют  Германия, Франция и Россия. Причем известно, что последние три страны являются гарантами выполнения Минских соглашений. При этом США, страны ЕС и ряд других ввели антироссийские санкции, условием снятия которых является выполнение Минских соглашений. Иными словами, складывается парадоксальная ситуация, когда два гаранта выполнения соглашений ввели санкции против третьего гаранта выполнения соглашений за то, что упомянутые соглашения не выполняются. Частично объяснить сложившееся положение дел можно, обратившись к конфликтологии, то есть соотношению глобальных проблем и глобальных конфликтов в современном мире, а также к их взаимосвязи с региональными конфликтами.

Согласно учебному пособию С.М.Емельянова3, первой из таких проблем являются «проблемы войны и мира», которым в качестве глобального конфликта (реального или возможного) соответствует «военно-политическое противостояние между Востоком и Западом», примером которого является холодная война в 1950-1980-х годах или возможная термоядерная война. Даже абстрагируясь от громких заявлений о том, что мир откатывается к временам холодной войны, и искренне надеясь, что о перспективах термоядерной войны речь всерьез не зайдет, вряд ли можно оспорить тот факт, что в настоящее время противостояние между Западом и Россией, представляющей собой один из центров формирующегося многополярного мира, по-прежнему существует.

Региональные конфликты, в свою очередь, могут выступать как воплощение или как предвестники глобальных. Согласно С.М.Емельянову, «с одной стороны, они [региональные конфликты] выступают как одна из форм назревающих глобальных конфликтов, а с другой - могут ускорять процесс созревания таких конфликтов». Интересно было бы отметить, что в современных условиях последствия, казалось бы, регионального украинского конфликта, будучи выражены в экономических санкциях и запрете на въезд в отношении ряда высокопоставленных российских лиц, имеют в большей степени экономический и политический характер, но при этом по степени своего охвата, несомненно, являются глобальными.

Украина как инструмент оказания давления на Советский Союз, а затем на Россию исторически представляла, представляет и будет представлять интерес для любого потенциального оппонента в целом и для западных стран в частности. Примерами тому могут служить требование Германии признать Украину самостоятельным государством при заключении Брестского мира, стремление Германии отщепить Украину от СССР во время Второй мировой войны, стратегия Запада, направленная на создание вокруг России буфера из недружественно настроенных стран4,  политика ЕС на пространстве «общего соседа» (Молдавия, Белоруссия, Украина), упомянутая выше попытка жесткой интеграции Украины в европейское экономическое пространство, получившая выражение в Договоре об ассоциации и т. д. Когда геополитические интересы Запада и России в очередной раз столкнулись на территории Украины, конфликт получил свое материальное воплощение.

На стыке регионального и глобального конфликтов возник тот особый порядок взаимодействия сторон, который мы сейчас наблюдаем. На фоне глобального противостояния между Западом и Россией реализовался потенциальный внутриукраинский конфликт на Юго-Востоке страны и резко обострились противоречия между Россией и Украиной. Именно в этой точке пересекаются интересы всех сторон - участниц Минского процесса. При этом необходимо отметить тот факт, что Германия и Франция в данном случае выступают в двойном качестве. С одной стороны, они являются гарантами выполнения Минских соглашений, то есть совместно с Россией обязуются всячески способствовать украинскому урегулированию, с другой - Франция и Германия отстаивают интересы Запада, которые отнюдь не всегда совпадают с интересами украинского урегулирования и довольно часто противоречат национальным интересам России. Вполне возможно, что сложности и перипетии Минского процесса во многом являются следствием его двойственной природы и двоякой ролью, которую играют западные союзники.

Таким образом, Германия и Франция, страны - лидеры Европейского союза, в рамках Минского процесса закономерно отстаивают интересы «совокупного Запада». Однако хорошо известно, что первую скрипку в определении этих интересов играет отнюдь не Старый Свет. Следовательно, и политику в отношении Украины Евросоюз определяет не в одиночку, наглядным, но не единственным примером чему являются, в частности, синхронизированные между собой американские и европейские санкции, которые то и дело расширяются под надуманным предлогом. 

Украинский вопрос, несомненно, попадает в сферу стратегических интересов Соединенных Штатов Америки. Во время второго президентства Б.Обамы украинский кризис недаром занимал если не первую, то вторую после Сирии позицию в международной повестке дня. Вашингтон не только обладает возможностью корректировать позицию Запада по украинскому вопросу, но и может похвастаться огромным влиянием на официальный Киев, то есть на одну из двух противоборствующих сторон. При этом США не представлены напрямую ни в Трехсторонней контактной группе (ТКГ), ни в «нормандском формате», иначе говоря, формально стороной - участницей Минского процесса не являются.

«В украинском вопросе сплелись проблемы российско-американских отношений, динамики, форм, характера западной экспансии на постсоветское пространство, противоречия по поводу европейской системы безопасности»5, - отмечает А.А.Сушенцов в аналитическом докладе «Украинский вопрос. Сценарии развития украинского кризиса». После победы на выборах в США Д.Трампа  западные союзники оказались в некотором замешательстве. Украинский вопрос выпал из поля зрения американской администрации, его заслонили более насущные проблемы. Прошло более полугода, прежде чем на смену ушедшей в отставку Виктории Нуланд был назначен специальный представитель США по Украине Курт Уолкер. В отсутствии США руководящую роль в отстаивании западных интересов в рамках минского урегулирования на несколько месяцев взяла на себя Германия. После весенних президентских выборов бремя ФРГ разделила Франция.

Несмотря на назначение К.Уолкера, подход новой американской администрации к украинскому урегулированию по-прежнему не сформирован окончательно. К.Уолкер, говоря военным языком, проводит рекогносцировку местности - 23 июля 2017 года посетил Киев и находящуюся на подконтрольной правительству Украины территории Авдеевку (первое «знакомство» К.Уолкера с Киевом состоялось чуть раньше - 9 июля, когда он сопровождал Р.Тиллерсона6), затем 21 августа в Минске встретился со своим российским коллегой  В.Ю.Сурковым. В сущности, именно из таких регулярных встреч американского спецпредставителя с каждой из заинтересованных сторон по отдельности ранее и складывалось публичное участие США в украинском урегулировании. Впоследствии в своем интервью  журналу «Financial Times»7  К.Уолкер выразил обеспокоенность тем, что украинский вопрос «ушел с первых полос газет»8, и заверил, что США совместно с Германией и Францией намерены вернуть ему прежнюю актуальность. Иными словами, США, заручившись поддержкой верных союзников, восстанавливают status quo.

Другое дело, что после президентских выборов многое изменилось в самих Соединенных Штатах. Президент фактически находится в открытом противостоянии с Конгрессом, который, пользуясь уязвимым положением новоизбранного Д.Трампа, перехватил инициативу и делает все возможное, чтобы эту инициативу сохранить. Так, например, без одобрения Конгресса Д.Трамп больше не может снять ранее введенные антироссийские санкции. Показательным является и тот факт, что в качестве повода для введения новых санкций было заявлено не только мифическое невыполнение Россией Минских соглашений, но и российские действия в Сирии, а в первую очередь   предполагаемое кибервмешательство России в американские выборы, причем соответствующий законопроект был одобрен подавляющим (419 против 3) числом голосов9. Самого Д.Трампа регулярно обвиняют в чрезмерных симпатиях к России. Политических противников у Д.Трампа немало, они не гнушаются «грязными» приемами и не оставляют попыток скомпрометировать оппонента.

Исходя из существующего контекста, можно предположить, что американская сторона украинского урегулирования вынужденно проводит политику лавирования, стараясь одновременно угодить сторонникам «партии войны» в собственной стране, сохранить авторитет у европейских союзников и в то же время не обострять и без того напряженные отношения с Россией. С этой точки зрения резонансное заявление Курта Уолкера о «рассмотрении возможности» поставки Украине летального оборонительного оружия, можно было бы расценить, скорее, как попытку потянуть время, ведь «рассмотреть» не значит «поставить», с тем чтобы новая американская администрация смогла принять наиболее выгодное для себя решение, дождавшись наиболее благоприятных для этого обстоятельств, как  реверанс в сторону Конгресса и сторонников жестких мер в отношении России и заодно как отличную возможность вернуть украинскую тематику в заголовки газет.

Итак, консолидированная западная позиция по Украине в силу ряда причин по-прежнему находится на этапе формирования. Тем не менее активная работа в рамках Минского процесса продолжается. В настоящий момент взаимодействие между сторонами-участницами ведется на двух уровнях - в «нормандском формате» и на уровне Трехсторонней контактной группы и ее рабочих подгрупп. Залогом успешного урегулирования в настоящее время принято считать окончательное согласование и выполнение «Дорожной карты». Именно на согласовании «Дорожной карты», то есть устранении разногласий и нахождении компромиссов, сегодня сосредоточены усилия сторон. Следует отметить, что данный процесс строго конфиденциален. В этом контексте особый интерес представляют заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам состоявшейся 2 мая 2017 года в Сочи встречи  Президента Российской Федерации В.Путина с федеральным канцлером Германии А.Меркель10, которые позволяют составить представление о том, какие аспекты сегодня служат точкой приложения усилий сторон.

В ходе анализа предоставленной лидерами информации можно выделить ряд основных заявленных противоречий между сторонами Минского процесса (см. Таблицу 1), а именно: характер предшествующей конфликту смены власти в Украине, роль (статус) России в Минском процессе (следствие упомянутой выше двойственной природы конфликта), соотношение шагов на политическом треке и в области безопасности, сроки восстановления контроля Украины над российско-украинской границей, отношение к экономической, транспортной и т. д. блокаде и изоляции Донбасса. При этом первые два спорных вопроса играют важную роль в понимании позиций и мотиваций сторон, в то время как последовательность шагов и сроки восстановления контроля над границей - два значимых пункта «Дорожной карты». Рассмотрим указанные противоречия более подробно.

Таблица 1

Основные разногласия России, Германии и Франции 
в рамках Минского процесса

Пункт, вызывающий разногласия / сторона - участница Минского процесса

Россия

Германия, Франция

Характер смены 
власти

Незаконный переворот

Демократический 
приход к власти 
нового президента

Скорейший путь 
урегулирования

Прямой диалог между сторонами конфликта

Выполнение Минских соглашений, проведение местных выборов, согласование 
«Дорожной карты»

Последовательность шагов на политическом треке и в области 
безопасности

Одновременность и параллельность

Шаги в области безо-пасности предшествуют шагам на политическом треке

Восстановление контроля Украины над российско-украинской границей

Завершающий шаг по итогам урегулирования (после проведения 
выборов)

Шаг, предшествующий выборам

Роль России

Посредник, гарант

Участник

Отношение к экономической  транспортной блокаде и изоляции Донбасса

Инициирована 
Киевом

Донбасс взял курс на отделение

Характер смены власти в Украине

«22 февраля 2014 года Верховная рада досрочно прекратила полномочия Президента Украины Виктора Януковича» - сообщает ТАСС. Описание дальнейших событий зависит от точки зрения, российской или западной. Показательными будут следующие цитаты из ответов на вопросы журналистов В.В.Путина и А.Меркель: «Первое, что касается событий на Юго-Востоке Украины: это результат государственного переворота, антиконституционной смены власти в Киеве», - поясняет В.В.Путин. А.Меркель, в свою очередь, отмечает: «У нас разные позиции относительно причин этого конфликта, мы не разделяем эту точку зрения, мы считаем, что украинское правительство демократическим путем пришло к власти. И за президентом сейчас ответственность выполнить Минские соглашения».

При этом любопытно, что ответ канцлера выстроен таким образом, что для стороннего слушателя остается неясным, на какого же именно президента возлагается ответственность по выполнению Минских соглашений. Контекст встречи допускает разные трактовки.

Скорейший путь урегулирования конфликта

Представители российской стороны на различных уровнях неоднократно призывали и продолжают призывать к налаживанию прямого диалога между официальным Киевом и ОРДО/ОРЛО. Поскольку, по словам В.В.Путина, «невозможно добиться разрешения конфликта без прямого диалога конфликтующих сторон. Так в мире еще никогда не происходило». При этом на протяжении всего Минского процесса руководство Украины неизменно демонстрирует нежелание вести прямой диалог с Донбассом, одной из причин чему служат опасения украинской стороны, что прямой диалог с Донбассом будет означать фактическое признание Украиной самопровозглашенных Донецкой и Луганской республик.

Западные союзники ранее усматривали возможный выход из сложившейся ситуации в абстрактном неукоснительном выполнении Минских соглашений. В мае 2017 года А.Меркель более четко очертила позицию немецкой стороны: «Тот шаг, которого нам нужно добиться, - это достичь ситуации, которая позволит нам обеспечить легитимное руководство на территориях Луганска и Донецка. Для этого нужна «Дорожная карта», для этого нужны определенные усилия. Программа уже на столе, и по этой программе мы должны дальше работать».

Следует также обратить внимание на то, что ОРДО и ОРЛО в работе над «Дорожной картой» напрямую не задействованы, единственным выразителем их интересов по-прежнему остается российская сторона.

Последовательность шагов на политическом треке и в области безопасности

Данный пункт представляет особый интерес.  На протяжении значительного времени считалось, что стороны - участницы процесса по умолчанию согласны с тем, что основой и залогом выполнения «Дорожной карты» является именно одновременность и  параллельность шагов на политическом треке и в области безопасности, что полностью соответствует позиции Российской Федерации. При этом основная ответственность за принятие мер в области безопасности возлагалась на ОРДО и ОРЛО, в то время как продвижение на политическом треке считалось прерогативой Украины. Соответственно, обе стороны конфликта должны были одновременно и параллельно идти на уступки друг другу.

Выступление А.Меркель показало, что позиция официальной Германии по данному вопросу отнюдь не столь однозначна: «К сожалению, большого прогресса еще нет, снова и снова нам приходится напоминать о нулевой точке Минских договоренностей, о том, что нам нужно перемирие, и затем уже последуют политические шаги». В данном случае канцлер ФРГ исходит из текста Рамочного решения ТКГ о разведении сил и средств11, подразумевая необходимость того, что, в соответствии с данным документом, прежде чем стороны начнут разведение, режим прекращения огня должен продержаться семь дней при том, что отсутствие нарушений режима прекращения огня подтвердит Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ. Таким образом, при определенном толковании два упомянутых документа вступают в противоречие друг с другом и дают сторонам - участницам процесса практически неограниченное пространство для маневров. Подобные случаи в рамках Минского процесса отнюдь не единичны. Иерархия же документов остается дискуссионным вопросом, поскольку напрямую затрагивает  интересы сторон.

Восстановление контроля Украины над российско-украинской границей

Еще одной ранее не столь явно выраженной задачей Германии и Франции является стремление добиться передачи Украине контроля над российско-украинской границей еще до проведения местных выборов на Юго-Востоке Украины. Последнее вряд ли могло бы быть приемлемо для ОРДО/ОРЛО и представляющей их интересы в рамках «нормандского формата» российской стороны, поскольку официально в Донбассе продолжается инициированная Киевом антитеррористическая операция, в то время как все население ОРДО и ОРЛО рассматривается как террористы. В этом контексте маловероятно, что самопровозглашенные республики Донбасса будут готовы отказаться от связи с внешним миром до получения в той или иной степени убедительных гарантий своей безопасности, а именно законодательного  закрепления особого статуса регионов и проведения на этой основе местных выборов.

 

Роль и статус России в Минском процессе

Роль и статус России в Минском процессе с точки зрения Запада отражает двойственность их собственного подхода. Иными словами, РФ для западных союзников одновременно и сторона конфликта (вторая или третья в зависимости от того, оставляет ли говорящий за ОРДО/ОРЛО право считаться стороной конфликта на Юго-Востоке Украины), и один из трех гарантов выполнения Минских соглашений. Увы, в большинстве случаев, скорее, первое, ярким примером чему являются антироссийские санкции.

 

Отношение к блокаде и изоляции Донбасса

Отношение к транспортной и экономической блокаде Донбасса в данном контексте не является основным противоречием как таковым, а, скорее, отражает общий характер текущей полемики, однако ввиду своей показательности заслуживает упоминания в рамках этой статьи. Можно отметить, что в ходе пресс-конференции А.Меркель была весьма сдержана в оценках касательно  блокады Донбасса, однако не преминула напомнить об использовании рубля в ОРДО/ОРЛО, а также о «экспроприации», введении внешнего управления на ряде предприятий Донбасса, из чего пусть и не напрямую, но следовало, что ОРДО/ОРЛО сами стремятся отмежеваться от Украины, нарушают права собственности, а упоминания рубля могло бы быть теоретически призвано навести на мысли о российском следе в событиях на Юго-Востоке.

С российской стороны последовало разъяснение упомянутых обстоятельств. Было подчеркнуто, что и то и другое - меры вынужденные. Ввиду экономической изоляции Донбасса и фактической ликвидации банковской системы региона республики вынуждены прибегать к иным валютам, причем в ходу несколько различных валют иностранных государств. Значительная доля рубля в обращении объясняется тесными экономическими связями с регионами России. Внешнее управление на предприятиях ни в коем случае не подразумевает их конфискацию.

Однако, пока связи с владельцами и остальной Украиной не восстановлены, у стремящихся сохранить производство ОРДО и ОРЛО не оставалось иного выхода, как ввести временную форму управления. В свою очередь, представители российской стороны на различных площадках многократно подчеркивали губительное влияние инициированной официальным Киевом экономической, банковской, транспортной, а в отдельных случаях и энергетической блокады ОРДО/ОРЛО на уровень жизни в регионе в целом и на гуманитарную составляющую в частности.

Разумеется, это не все «камни преткновения», которые существуют в рамках «Дорожной карты» или в контексте Минского процесса как такового. Однако упомянутые разногласия дают представление о том, какие позиции занимают стороны-участницы и как нелегко им находить точки соприкосновения. Таким образом, в настоящее время залогом скорейшего урегулирования ситуации на Юго-Востоке Украины является в том числе то, насколько быстро и эффективно стороны - участницы Минского процесса смогут разрешить или обойти упомянутые и иные существующие противоречия. Для этого всем сторонам - участницам процесса требуется проделать огромную работу, доказывая справедливость своей точки зрения или предлагая компромиссные варианты. И, несмотря на то, что переговорный процесс серьезно осложняется различиями в подходах и оценках сторон, такая работа активно велась и ведется на различных уровнях Минского процесса.

Сегодня все большее распространение в политическом контексте получает английское выражение «Для танго нужны двое». Минский процесс - не танго, не танец для двоих. Минский процесс по украинскому урегулированию - это хоровод, душевный и динамичный народный танец, отражающий стремление к единению и взаимопониманию. Главное для нас - не допустить того, чтобы хоровод превратился в бесцельное хождение по кругу.

 1Брифинг официального представителя МИД России М.В.Захаровой, ответы на вопросы // 31 мая 2017 г. // URL: http://www.mid.ru/web/guest/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2772052

 2Ляшко: «минский процесс» - мертв, берлинскими разговорами его не оживить // Оnline Kiev: информ.интернет изд.  2015. 25 авг. // URL: http://kiev-online.net.ua/top-novosti/Lyashko-minskiiy-process-mertv-berlinskimi-razgovorami-ego-ne-ozhivit-SKRIN.html

 3Емельянов С.М. Практикум по конфликтологии. СПб.: Питер, 2009. С. 176-177.

 4Квицинский Ю.А. Россия - Германия. Воспоминания о будущем. М.: Детектив-Пресс, 2008. 185 с.

 5Сушенцов А.А. Украинский вопрос. Сценарии развития украинского кризиса // Силаев Н., Сушенцов А. Аналитическое агентство «Внешняя политика», 2017. 32 с. // URL: http://www.foreignpolicy.ru/forecasts/ukrainskiy-vopros-stsenarii-razvitiya-ukrainskogo-krizisa/

 6Курт Уолкер, новый человек Трампа в Киеве. Кто он? // Русская служба BBC. 2017. 
9 июля // URL : http://www.bbc.com/russian/features-40547151

 7Ukraine crisis will ‘cripple’ Russia-US relations, envoy warns // Financial Times. 2017. 27 августа // URL: https://www.ft.com/content/c725eb8c-89aa-11e7-8bb1-5ba57d47eff7

 8США рассматривают возможность поставки Киеву летального оружия // Коммерсант.ru . 2017. 28 августа // URL: https://www.kommersant.ru/doc/3395983

 9МИД и Совфед отреагировали на новые антироссийские санкции США //  Коммер-
сант.ru. 2017. 26 августа // URL: https://www.kommersant.ru/doc/3367343

10Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам встречи Президента РФ В.В.Путина с Федеральным канцлером Германии А.Меркель // URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/54439

11Рамочное решение ТКГ о разведении сил и средств  от 20 сентября 2016 г. // URL: http://www.osce.org/ru/cio/266271?download=true

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 30 октября 2017 > № 2369970 Виктория Погодина


Украина. Нигерия. Азербайджан > Госбюджет, налоги, цены > minprom.ua, 28 октября 2017 > № 2366914

Эксперты подсчитали объем теневой экономики Украины

В 2016 г. в Украине объем экономики, с которой не платятся налоги, т.е. "теневой", составил 1,1 трлн грн, по данным исследования международной Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров (АССА). Об этом пишет ZN.UA.

И это при том, что ВВП в том же году составил 2,38 трлн грн, а доходная часть госбюджета — 595 млрд грн.

Издание отмечает, что по данным АССА Украина в 2016 г. заняла третье место (45,16%) в списке стран с крупнейшей теневой экономикой. Нашу страну обогнали только Нигерия с показателем 48,37% и Азербайджан (67,04%).

"Какие в таких условиях могут быть иностранные инвестиции! Тут бы своих легальных предпринимателей не растерять", - иронизирует автор статьи Сергей Следзь.

"Решая проблему детенизации, Минфин совместно с общественностью, экспертами, при поддержке бизнеса и депутатского корпуса в 2017 г. наработал ряд проектов, которые пролили свет на "тень", вскрыли ее первопричины и наметили направления борьбы с нею. Рабочие группы, круглые столы под прицелом небезразличных СМИ, форумы, экспертные разработки, планы действий и даже ряд зарегистрированных законопроектов… Все это было. Нет лишь конкретного результата этой работы, воплощенного в реальность. Более того, нет даже четкого представления, когда именно ожидать этого результата", - пишет издание.

Украина. Нигерия. Азербайджан > Госбюджет, налоги, цены > minprom.ua, 28 октября 2017 > № 2366914


Украина. Франция > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 27 октября 2017 > № 2381230

Французская энергетическая компания Engie обеспечивает до 20% поставок природного газа в Украину с запада, говорится в сообщении пресс-службы Кабинета министров Украины.

В сообщении говорится, что в пятницу премьер-министр Украины Владимир Гройсман провел встречу с исполнительным директором Engie Изабель Кошер (Isabelle Kocher). "Французский энергетический гигант Engie готов всемерно содействовать развитию нефтегазового сектора Украины, в том числе созданию гибкого рынка газа", - говорится в сообщении по результатам встречи.

В нем говорится, что рынок Украины является одним из стратегических для компании, и теперь руководство энергогиганта нарабатывает возможности дальнейшего сотрудничества с Киевом по проектам увеличения добычи газа на территории Украины.

"В свое время Engie была одной из первых компаний, которая начала процесс доставки газа в Украину по западным направлениям и сейчас обеспечивает до 20% таких поставок", - сказано в сообщении.

Премьер приветствовал решение Engie принять участие в развитии нефтегазового комплекса Украины.

"Мы отмечаем амбициозность реформ, прежде всего в нефтегазовом секторе, которые заявляет ваше правительство. Наша цель в Украине - увеличивать местное производство газа, чтобы, в конце концов, Украина стала экспортером и поставщиком газа. И мы готовы сопровождать вашу страну на пути реформ", - сказала исполнительный директор компании.

Украина. Франция > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 27 октября 2017 > № 2381230


Украина. Канада. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 27 октября 2017 > № 2366246

Зачем отрицать связи украинцев с нацистами?

Дэвид Пульезе (David Pugliese), Ottawa Citizen, Канада

Российское посольство в Оттаве вызвало громкий скандал, написав в Твиттере о памятниках нацистам в Канаде.

«В Канаде есть памятники пособникам нацистов, и никто ничего с этим не делает», — говорится в одном из твитов.

В Оуквилле действительно установлен памятник в честь тех, кто служил в дивизии СС «Галичина» (она же — 1-я украинская дивизия). А в Эдмонтоне есть памятник лидеру Украинской повстанческой армии (запрещенная в РФ террористическая организация, прим. ред.) Роману Шухевичу.

Российские твиты быстро осудили, назвав «фейковыми новостями».

По словам некоторых историков, русские пытаются скомпрометировать канадское правительство ложными утверждениями. Люди, которым установлены памятники, не были пособниками нацистов, заявили они.

Российские твиты осудила даже еврейская организация «Бней-Брит». «Безусловно, если бы в Канаде были памятники нацистам, нас бы это очень обеспокоило, — заявил моей коллеге Мари Даниэлле-Смит (Marie-Danielle Smith) исполняющий обязанности директора Лиги за права человека при канадском отделении „Бней-Брит" Айдан Фишман (Aidan Fishman). — Российское государство иногда использует слово „нацист" в более широком смысле, чем это делают другие, особенно в связи с украинским конфликтом».

Безусловно, русские очень рады поставить канадское правительство в неловкое положение, потому что оно неизменно поддерживает власти Украины в продолжающемся конфликте. Заявления о том, что Канада разрешает ставить у себя памятники пособникам нацистам, вполне вписываются в эти устремления России.

Но в данном случае российские твиты не являются фейковыми новостями. Это правда.

Те, кто служил в дивизии СС «Галичина», были пособниками нацистов.

Как и Роман Шухевич.

Для начала поговорим о Шухевиче. Прежде чем присоединиться к Украинской повстанческой армии, Шухевич командовал украинским батальоном «Нахтигаль». Бойцы этого батальона в июне 1941 года устраивали облавы на евреев во Львове, зверски убивая мужчин, женщин и детей. По оценке Центра Симона Визенталя, батальон «Нахтигаль» вместе с немецкими войсковыми формированиями уничтожил во Львове около четырех тысяч евреев. Некоторые историки говорят о шести тысячах убитых. Затем Шухевича перевели в другое подразделение, которое, по словам одного эксперта по Холокосту, выполняло задачи по борьбе с партизанами и уничтожению евреев. Позднее Шухевич выступил против нацистов. А если говорить о дивизии СС «Галичина», то ее бойцы были рьяными пособниками нацистов. Вступить в СС пожелали 80 тысяч украинцев, но отбирали туда только тех, кто соответствовал жестким требованиям.

За формированием этой новой дивизии следили самые закоренелые убийцы из СС. Генерала СС Юргена Штропа (Jurgen Stroop), которого после войны казнили как военного преступника за жестокое уничтожение евреев в варшавском гетто, назначили туда советником. Другие командиры в составе этой дивизии хорошо поднаторели в убийствах евреев, занимаясь этим на оккупированных территориях Восточной Европы.

«Многие украинские офицеры, такие как гауптштурмфюрер СС Михаил Бригидрир (Michael Brygidryr), ранее служили в батальонах СС «Шуцманшафт», которые расстреливали партизан, сжигали деревни, а когда появлялась такая возможность, убивали евреев, — написал в 2011 году в своей знаменитой книге «Иностранные палачи Гитлера» (Hitler's Foreign Executioners) лауреат нескольких литературных премий Кристофер Хейл (Christopher Hale). — Нацисты использовали дивизию СС «Галичина» в самых разных операциях. Одной из самых скандальных стало уничтожение в 1944 году деревни Гута Пеняцкая. По словам Хейла, она считалась «польской» деревней, в которой всего за несколько месяцев до карательной операции укрывались несколько сотен евреев.

Деревню окружили подразделения СС. Мужчин, женщин и детей, укрывшихся в деревенской церкви, выводили группами наружу и убивали. Детей убивали на глазах у родителей, разбивая им головы о стволы деревьев. Об этом рассказывал один из очевидцев.

Других жителей заживо сжигали в домах. «Спастись смогли только те, кто, узнав о приближении украинских эсэсовцев, сумел спрятаться в лесу», — рассказал позднее следователям очевидец этой зверской расправы Мечислав Бернацкий (Miecelslaw Bernacki).

Всего было уничтожено около 850 человек.

Некоторые украинцы не соглашаются с тем, что дивизия «Галичина» принимала в этом участие, либо утверждают, что к карательной операции было привлечено лишь небольшое подразделение из ее состава, действовавшее под командованием нацистов.

Украинский военный совет в 1944 году выслушал показания свидетелей о том, что военнослужащие из дивизии «Галичина» принимали участие в этой акции. Однако совету было заявлено, что эти действия вполне оправданны, так как жители Гуты Пеняцкой убивали украинских крестьян. «Между прочим, в этой деревне прятались евреи», — заявил украинский офицер, давая показания об уничтожении ее жителей.

Так почему же некоторые историки встают на защиту дивизии СС «Галичина»?

«Когда Украина стала независимым государством, многие историки начали по-новому трактовать те события, и назвали дивизию СС „национально-освободительной армией", цель которой заключалась якобы лишь в сопротивлении Советам, — пишет Хейл в своей книге. — Это неверное представление. Формирование „Галичины" и ее действия во время войны свидетельствуют о том, что в планах немцев она предназначалась для массовых убийств».

Если «Бней-Брит» не испытывает никаких проблем с тем, что в Канаде есть памятники дивизии СС «Галичина», то у других людей есть явные претензии в связи с этим. В этом году польский суд выдал ордер на арест 98-летнего Михаила Каркоца, который в годы войны был заместителем командира роты в дивизии «Галичина». Каркоц, ныне живущий в США, пришел в «Галичину» из Украинского легиона самообороны вместе со многими своими бойцами. До перевода в дивизию СС он в 1944 году участвовал в убийстве 44 мирных жителей в польской деревне Хланев, среди которых были женщины и дети. Его сын заявляет, что Каркоц просто боролся за свободу Украины, а теперь стал жертвой российской кампании клеветы и очернительства.

Поляки с этим не согласны. Они требуют экстрадировать Каркоца.

Украинцы считают Шухевича и бойцов дивизии СС «Галичина» героями. Они утверждают, что эти люди служили нацистам, считая их освободителями от русских. Но их конечной целью было независимая Украина. Однако это отнюдь не доказывает, что эти люди не были пособниками нацистов.

В мае 1944 года руководитель СС Генрих Гиммлер обратился к украинским новобранцам СС с речью. «Ваша родина стала еще прекраснее, когда вы избавились — я должен сказать, по собственной инициативе — от тех жителей, которые, зачастую, были грязным пятном на добром имени Галиции, а именно, от евреев, — сказал Гиммлер. — Я знаю, что если отдам вам приказ уничтожить поляков, я дам вам разрешение сделать то, что вы все очень хотите сделать».

Украинские новобранцы встретили слова Гиммлера громкими криками одобрения.

Украина. Канада. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 27 октября 2017 > № 2366246


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364488 Александр Хуг

Александр Хуг надеется на урегулирование на Украине

Мария Перссон Лёфгрен (Maria Persson Löfgren), Sveriges Radio, Швеция

Война на Украине идет уже три с половиной года. Но, в отличие от других долгосрочных конфликтов, на Украине есть надежда на урегулирование, утверждает Александр Хуг (Alexander Hug), один из руководителей наблюдательной миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) на Украине.

«Прекратить эту войну возможно: в отличие от других конфликтов, здесь нет глубинной групповой динамики, которую требуется урегулировать. Когда стороны конфликта договариваются о перемирии, в течение нескольких часов оружие замолкает», — говорит Александр Хуг, имеющий богатый опыт наблюдения за конфликтами.

«Все зависит от воли сторон. Мы видим, что решить проблему возможно. Единственное препятствие — то, что конфликт длится уже три с половиной года, и чем дольше, тем выше риск, что временная линия соприкосновения превратится в настоящую границу между противниками».

Официальная должность Александра Хуга — «первый заместитель главы Специальной мониторинговой миссии» ОБСЕ на Украине. Его задача — наблюдать за ситуацией на месте в Восточной Украине, где все еще идет война, и подавать ежедневные рапорты об обстановке вблизи линии фронта.

Доклады миссии основаны на наблюдениях около тысячи человек, задействованных в работе. Эти люди прибыли из 40 государств ОБСЕ (всего их 57).

Швеция тоже участвует в миссии, вот почему Хуг на два дня приехал в Стокгольм. Юрист Хуг давно выступает как наблюдатель ОБСЕ, он видел изнутри конфликты в Боснии и Герцеговине, Косово и палестинском Хевроне. По его словам, есть один решающий фактор, который внушает надежду:

«Население Донбасса не признает линию соприкосновения, насколько нам известно. Ежедневно ее пересекают от 25 до 35 тысяч человек. В других конфликтах такого нет. Это позитивный аспект конфликта, в котором люди вот уже три с половиной года живут под постоянными обстрелами».

Их выдержка, по словам Хуга, — доказательство того, что есть надежда на перемены: речь не идет о народном конфликте, скорее, это конфликт между сторонами, подписавшими Минские соглашения, но не желающими следить за их выполнением.

Александр Хуг дипломатично избегает возлагать вину на какую-либо сторону, он даже не упоминает, что именно делает конфликт таким сложным: Россия одновременно утверждает, что не имеет к нему никакого отношения, и считает себя вправе участвовать в его урегулировании.

Минск-2 — последнее соглашение о перемирии, и оно все еще не выполнено. Прежде всего, тяжелые вооружения так и не отведены от линии конфликта.

Но Александр Хуг отмечает, что боевые действия стали менее интенсивными по сравнению с прошлым годом.

Минимум 10 тысяч человек уже пали жертвами войны на Украине, а более двух миллионов были вынуждены покинуть свои дома. Большая часть из них стали внутренними беженцами на Украине.

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364488 Александр Хуг


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364484 Леонид Бершидский

Украинская элита не готова сдавать свои позиции

Представители привилегированных кругов, управлявшие Украиной на протяжении всего периода ее независимости, одерживают победу, пока Россия и Запад продолжают перетягивать канат.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Прошло уже три года с момента начала массовых протестов против отказа президента Виктора Януковича подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом — протестов, в результате которых в феврале 2014 года Янукович лишился своего поста — но Украина до сих пор остается полем боя в необъявленной войне между Россией и Западом. По существу, все разворачивается довольно неплохо как для президента России Владимира Путина, так и для его западных оппонентов, а для украинского народа ситуация терпима ровно настолько, насколько это требуется, чтобы лишить его желания снова выходить на улицы.

«В нормальных условиях — то есть в отсутствие войны — Украина могла бы выжить как независимое государство, постепенно „выкарабкавшись" из тяжелой ситуации, как она делала на протяжении всей ее короткой постсоветской истории, — пишет британский аналитический центр в области международных отношений Chatham House в своем новом докладе о ситуации на Украине. — Однако сейчас ей потребуется больше политической, патриотической и военной решимости, чтобы у нее появился такой шанс».

Между тем украинское правительство демонстрирует все признаки того, что оно постепенно скатывается к режиму «выкарабкивания». Пенсионную реформу, на которой настаивает Международный валютный фонд, чтобы стабилизировать государственные финансы, разбавили тысячей поправок. Президент Петр Порошенко и его кабинет не спешат с реализацией еще одного ключевого условия, которое Запад выдвинул в обмен на финансовую помощь, — создание свободного рынка земли — потому что пока неясно, насколько выгодным это может оказаться в ближайшем будущем. Россия закрыла свой рынок для украинской сельскохозяйственной продукции, квоты на экспорт в Евросоюз остаются крошечными, и владельцы украинских сельскохозяйственных предприятий боятся, что, как только будет разрешено продавать и покупать землю, иностранные конкуренты с тугими кошельками просто съедят их заживо. Приватизация по большей части провалилась из-за отсутствия интереса со стороны инвесторов. («Коррупция и война не способствуют росту интереса инвесторов», — отмечается в докладе Chatham House.)

Борьба с коррупцией всегда была во многом чисто формальной. На Украине было создано специальное агентство для расследования коррупционных дел и антикоррупционная прокуратура, но Порошенко не захотел дополнить эту систему специальным судом, заявив о том, что во многих европейских странах такого суда нет.

Между тем украинская политическая элита стала чрезвычайно непопулярной. Согласно последнему опросу, проведенному Украинским центром экономических и политических исследований имени Разумкова, только 9,3% украинцев готовы снова проголосовать за него сейчас. Только 9,6% украинцев готовы проголосовать за партию Порошенко, которая сейчас является крупнейшей партией в парламенте. И это понятно: согласно октябрьскому докладу Всемирного банка о ситуации на Украине, уровень бедности на Украине до сих пор выше, чем до начала революции 2014 года. На Украине традиционно проводятся очень долгие предвыборные кампании, поэтому Порошенко уже пора готовиться к выборам 2019 года. У него и у партий, представленных в парламенте, есть веские причины для того, чтобы использовать плоды макроэкономической стабилизации и налоговой реформы для увеличения расходов на социальную сферу. Это уже происходит: по прогнозам Всемирного банка, в этом году государственный дефицит превысит отметку в 3%, тогда как в 2016 году он достиг уровня в 2,2%.

В докладе Chatham House говорится, что «чем лучше экономическая ситуация на Украине, тем меньше влияния Запад имеет над ней». В сентябре Украина успешно разместила евробонды на сумму в три миллиарда долларов. Она уже может позволить себе задержку финансовой помощи от Евросоюза и отказ в помощи со стороны МВФ.

Аналитики, составлявшие доклад Chatham House, хорошо понимают, почему нынешний истеблишмент не заинтересован в дальнейших радикальных переменах. «Несмотря на два массовых протеста, обладавших революционным потенциалом, губительная культура власти на Украине сумела адаптироваться и переформатировать себя, — говорится в докладе. — Пока существует эта культура, будут существовать и непрозрачные, нерыночные отношения и полукриминализованная экономика». Но они, по всей видимости, недооценивают Порошенко, который, как говорится в докладе, является «слабым монархом в неофеодальной и олигархической системе».

Порошенко и его команда уже достигли той точки, в которой ни западные спонсоры, ни Путин не могут причинить им существенный вред, не выходя за границы дозволенного. На прошлой неделе группа оппозиционных партий и гражданских движений — включая некоторых организаторов протестов 2013 года — попытались устроить массовый митинг в правительственном квартале Киева, чтобы потребовать «крупных политических реформ», включая более решительные меры по борьбе с коррупцией. Однако на их акцию протеста собралось довольно мало людей. В отличие от 2013 года сегодня украинцы уже не готовы устраивать протесты в поддержку сближения с Западом или Россией.

Тот прогресс, которого Украина добилась, сняв остроту финансовых проблем, ставит Россию и Запад в ситуацию продолжительного противостояния друг с другом. Путину хотелось бы, чтобы Украина превратилась в неуправляемую страну, где царит беспорядок, чтобы его союзники, которых сейчас оттеснили на периферию политического процесса, могли вмешаться и стабилизировать ее. Однако этот сценарий с каждым днем становится все менее вероятным. Западные спонсоры хотят, чтобы Украина выстроила институты, открылась для инвестиций и безоговорочно стала частью западного порядка, однако все это противоречит заинтересованности Порошенко в консолидации власти. Это заставляет Путина и западных сторонников украинской революции во главе с США занять выжидательную позицию и попытаться каким-то образом качнуть украинский маятник в одну или другую сторону.

Таким образом, у обеих сторон, ведущих опосредованную войну на Украине, есть стимулы для совершения необдуманных и опрометчивых шагов. «Горькая правда, о которой западные политики, разумеется, молчат, заключается в том, что только рост числа россиян, погибших на украинском поле боя, в сочетании с усилением экономического давления посредством ужесточения санкций могут заставить Россию существенным образом изменить свою политику и ослабить хватку», — говорится в докладе Chatham House. Но усиление военного давления на Россию — к примеру, путем предоставления смертельного оружия украинской армии или посредством активных призывов в адрес Порошенко начать решительное наступление на пророссийские силы — неизбежно заставит Россию признать статус минигосударств, которые она сейчас поддерживает на востоке Украины, как она когда-то сделала с Абхазией и Южной Осетией, и официально отправить туда свои войска.

Аналитики Chatham House не доходят до того, чтобы рекомендовать военную эскалацию. Вместо этого они призывают ужесточить экономические санкции против России, даже если это причинит некоторый вред западным странам, и приготовиться к долгой борьбе: «Сейчас главное — выиграть время и создать условия для проведения реформ, чтобы в конечном итоге в стране сформировалось и пришло к власти новое поколение политиков».

Это довольно обнадеживающая рекомендация, которая лишает Порошенко и те круги, которые он представляет, независимой роли. Однако украинская элита демонстрировала чрезвычайную хитрость и живучесть на протяжении всего периода независимости этой страны. И она сумела достичь гораздо более заметных успехов, чем вся страна в целом. Попытки «выиграть время» дадут этой элите возможность укрепить ее позиции и наладить контакты с «новым поколением политиков». В конце концов умение «выкарабкиваться» — это крайне важный навык, необходимый для управления государством, которое находится на линии фронта.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364484 Леонид Бершидский


Украина > Образование, наука > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364468 Лилия Гриневич

Украинский языковой закон не вредит меньшинствам

Лилия Гриневич, EUobserver.com, Бельгия

В последние недели новый украинский закон «Об образовании» вызывает шумиху в европейских СМИ, в коридорах Европейского союза и институтов Совета Европы.

Сам по себе этот закон — наш ключевой инструмент для модернизации всего образовательного сектора и приближения его к стандартам ЕС. К сожалению, некоторые из европейских политиков видят в нем возможность набрать политические очки и поэтому продолжают бесстыдно распространять недостоверные сведения о том, что он нарушает права национальных меньшинств.

Я хотела бы объяснить ситуацию.

Мультикультурализм и этнокультурное многообразие — краеугольный камень украинского государства. Наша сложная история и наше особое географическое положение сделали Украину домом для множества национальных меньшинств, говорящих на разных языках и сохраняющих свои культуры внутри украинских границ на западе, востоке и юге. Украина также остается единственным домом для некоторых коренных народов — таких, как караимы, крымские татары и крымчаки, — делающих нашу культуру и наше наследие еще богаче.

Мы обеспечиваем образование для национальных меньшинств в 735 начальных и средних школах по всей стране. Почти 400 тысяч школьников используют свой родной язык для получения школьного образования. Наиболее распространенные языки, помимо украинского, — это польский, русский, румынский, болгарский, венгерский и молдавский.

Главный принцип, которым Украина руководствуется в образовательной политике,- это равный доступ к качественному образованию независимо от этнического происхождения. Национальность школьника, учащегося на Украине не важна. Не имеет значения, кто он по происхождению — украинец, поляк или венгр. Все граждане нашей страны имеют право на равные шансы в жизни.

Поэтому мы серьезно обеспокоены ситуацией в областях, густо населенных национальными меньшинствами. Дети там растут в замкнутой среде, говорящей исключительно на родном языке, в которой государственный язык встречается крайне редко. Особенно это относится к русскому, венгерскому и румынскому меньшинствам.

Мы много лет наблюдали за тем, как школы национальных меньшинств преподавали на языках национальных меньшинств, в то время как украинский язык преподавался как отдельный предмет два часа в неделю.

Не знаешь украинский язык, не попадешь в университет

Такое положение дел приводит к катастрофическим результатам в области школьной успеваемости. Скажем, 55% детей, принадлежащих к румынскому национальному меньшинству, и 62% детей, принадлежащих к венгерскому национальному меньшинству, провалились в 2017 году на внешнем независимом оценивании (ВНО).

ВНО — обязательное испытание для всех, кто оканчивает школу на Украине. Оно открывает доступ к высшему образованию. Таким образом, эти данные означают, что более половины детей, принадлежащих к этим национальным меньшинствам, не могут поступить в университет на Украине.

Более того, они лишаются возможности найти работу на государственной службе и в местном самоуправлении, а также занимать высокие посты во всех регионах Украины. Это не просто препятствия, осложняющие жизнь детям. Это грубое нарушение их конституционных прав. В отличие от венгерских политиков, Украина не заинтересована в дальнейшем сохранении языковых гетто. Знание официального языка — фактор социального сплочения и интеграции всех украинских граждан в общество, и должно им оставаться.

Закон «Об образовании» специально нацелен на то, чтобы исправить эту катастрофическую ситуацию. Постепенно повышая количество предметов, преподающихся на украинском языке, мы хотим повышать уровень владения государственным языком в течение всего периода обучения в школе. Новый закон позволяет нам проводить языковую политику, которая уже проводится некоторыми странами Евросоюза,- политику гибкого двуязычного образования.

С первого по четвертый класс школьники будут учиться на родном языке с дополнительными часами украинского как отдельного предмета. Учащиеся начальной школы должны будут овладеть национальным языком, как минимум, на уровне A2. Полноценное двуязычное обучение будет начинаться в пятом классе.

Преподавание будет частично вестись на государственном языке, но при этом некоторые предметы продолжат преподаваться на родных языках меньшинств. Соотношение предметов на украинском и родном языке будет постепенно меняться с пятого по двенадцатый класс. В идеале после девятого класса оно должно составить 60% к 40%.

Развеять венгерские «мифы»

Я хотела бы развеять мифы, которые усердно распространяет о новом законе Венгрия. Никто не собирается запрещать языки каких бы то ни было национальных меньшинств. Эти языки продолжат использоваться в школах наряду с украинским языком. Ни одна из школ национальных меньшинств не будет закрыта. Мы также не собираемся увольнять учителей. Напротив, на 2018 год уже выделены государственные средства на повышение их квалификации и их уровня владения украинским языком.

Украина ценит цивилизованный диалог и конструктивную дискуссию со своими международными партнерами. Венецианская комиссия вправе высказать свое мнение о соответствии закона существующим требованиям «Об образовании», и мы готовы рассмотреть ее рекомендации.

Однако при этом мы призываем всех заинтересованных международных партнеров вместе работать над реальным и действенным исполнением этого прогрессивного закона.

Лилия Гриневич — министр образования и науки Украины.

Украина > Образование, наука > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364468 Лилия Гриневич


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364458 Леонид Радзиховский

Жесткий приказ Кремля: почему Собчак признала Крым украинским

Леонид Радзиховский, Апостроф, Украина

Журналист и возможный кандидат в президенты России Ксения Собчак на пресс-конференции 24 октября заявила, что Крым принадлежит Украине и был отнят Россией в нарушение Будапештского меморандума. Кроме того, она указала на необходимость решения вопроса украинских политзаключенных в РФ. Российский публицист и журналист Леонид Радзиховский рассказал «Апострофу», почему, по его мнению, Собчак выступила с подобным заявлением и что указывает на то, что она баллотируется в президенты «по жесткому приказу Кремля».

Поскольку кандидат в президенты Ксения Собчак — проект Кремля, она же не должна выходить и говорить: «Я — за Путина». Она должна говорить: «Я — против Путина. Я представляю оппозиционную точку зрения». Это ее роль в этом спектакле. Она в соответствии с ролью себя и ведет. Более того, она формулирует такие резкие оценки, которые в России относительно мало кто поддерживает. Потому что, во-первых, ей нет нужды гоняться за большим количеством тех, кто за нее проголосует. Во-вторых, как раз такие резкие оценки, которые не совпадают с мнением большинства жителей РФ, работают на то, чтобы показать, насколько слабы, непопулярны и невлиятельны прозападные либеральные силы. Так что она все делает, как и было задумано.

Она и дальше будет Путина критиковать, и достаточно энергично. Просто не переходя на личности и не задевая темы, связанные с личными деньгами, то есть те, которые Путину неприятны и для него лично болезненны. А политически она, безусловно, будет именно его критиковать. Кого же еще?

По российскому закону, который ради Собчак никто же не изменит, в президенты можно идти или от партии, которая представлена в Думе, либо имеет там какое-то количество голосов («Яблоко», например) — но у Собчак нет никакой партии, вообще никакой, — или собрав не менее 300 тысяч подписей по всем регионам России. У Собчак нет организации, она должна вот сейчас, с колес, создать организацию, которая за полтора-два месяца соберет по всем регионам России 300 тысяч подписей, но не более двух тысяч в каждом регионе. И это должны быть подписи такого качества, чтобы их зарегистрировал ЦИК. То есть нужно раздать деньги местным конторам — ЖЭКам или каким-то бюро, чтобы те собрали подписи. Этот номер нереален — потому что если администрация президента не захочет, то ЦИК эти подписи не зарегистрирует. Кроме того, за месяц создать организацию, которая во всех регионах соберет 300 тысяч подписей, практически нереально.

Второй момент — деньги. В России просто нет таких сумасшедших олигархов, которые будут давать деньги против желания администрации президента. Естественно, ни одного шанса у Собчак нет — все это прекрасно знают. Тогда зачем давать деньги? Кому нужны проблемы? И ради чего?

Следовательно, по двум этим позициям — организационная работа и деньги — очевидно, что Собчак может действовать даже не с согласия, а только по жесткому приказу Кремля. А Кремлю это нужно для оживления этого абсолютно мертвого действа, которое невозможно смотреть (президентских выборов в РФ — прим. ред.). Кроме того, Собчак должна показать, насколько маловлиятельные и малопопулярные либералы, что, мол, вообще либералы — это просто шуты гороховые, клоуны вроде нее.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364458 Леонид Радзиховский


Великобритания. Украина > Агропром. Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > agronews.ru, 25 октября 2017 > № 2363028

Почему беспилотники завоевывают сердца аграриев?

Аграрии не готовы отказаться от трактористов и комбайнеров, но активно интересуются беспилотными аппаратами и датчиками, которые собирают BigData. Каким может вскоре стать сельское хозяйство?

В сентябре в Великобритании состоялся эксперимент Hands Free Hectare по выращиванию ячменя без участия человека. Роботы посеяли, внесли удобрения, выполнили подкормки, провели химобработки на 2,5 га поля и собрали урожай. Беспилотники, GPS-трекеры, датчики контроля, от обработки земли и посева зерна и до его перевозки на элеватор, интерактивные карты позволили автоматизировать весь производственный процесс.

Измерение площади

В настоящее время существует немало систем измерения площади полей — от традиционных геометров и объезда территории с GPS-трекером к анализу спутниковой информации. Самым точным является использование беспилотников.

Основатель SmartFarming Артем Беленков утверждает, что главная задача точного измерения полей — оптимизация бюджетов. «Точный обмер земель обычно обнаруживает погрешности на 1,5-2%. Для земельного банка 30 тыс. га это 450-600 га. Если компания предусматривает расходы на посевные материалы и горючее на 400 га, то экономия составит 180-240 тыс. долл», — говорит специалист.

С помощью беспилотных летательных аппаратов можно быстро и с точностью до сантиметров получить информацию о площади поля. Программа также разрабатывает алгоритм полета, рассчитывает время пребывания в воздухе агродрона и определяет количество батарей.

Мониторинг состояния посевов

Беспилотники используют для создания интерактивных карт о состоянии всходов, количестве сорняков и вредителей, качестве выполнения полевых работ. Важную роль беспилотники играют в прогнозировании урожайности. «На стадии цветения можно делать прогнозы урожайности. Вышли в поле, замеряли количество растений на квадратный метр в разных точках, экстраполировали результаты на всю карту», — рассказывает А.Беленков.

Нет воровству!

Такое удовольствие весьма дорогое — камера ночного видения стоит более 6 тыс. евро. С инфракрасной камерой можно летать ночью, видеть человека. Эффективность работы будет видна тогда, когда повезет сохранить несколько грузовиков урожая.

Для защиты растений

Внесение средств защиты растений — одна из самых сложных задач для беспилотников. По информации руководителя проекта AeroDrone Юрия Педерия, не все СЗР зарегистрированы для авиавнесения. 99% агрономов не знакомы с внесением пестицидов в ультрамалых дозах. Этот рынок только формируется.

Великобритания. Украина > Агропром. Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > agronews.ru, 25 октября 2017 > № 2363028


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > interfax.com.ua, 24 октября 2017 > № 2381373 Евгений Капинус

Госсекретарь Минфина Евгений Капинус: Верификация выявила почти 56 тыс. умерших получателей субсидий

Эксклюзивное интервью госсекретаря Министерства финансов Евгения Капинуса агентству "Интерфакс-Украина"

Что означает для экономики бюджет на 2018 год: это увеличение перераспределения ВВП через бюджет, уменьшение или все же сохранение существующего уровня? Ряд экспертов уже заявили об увеличении давления на экономику…

Сейчас мы меняем саму логику подходов к бюджетному процессу. В Украине много говорили о необходимости вводить среднесрочное планирование. В то же время только мы начали делать первые шаги в этом направлении: разработали Бюджетную резолюцию, предусматривающую трехлетнее планирование. Документ, кроме трехлетней перспективы, показывает также значительную детализацию по каждому распорядителю. Таким образом, при подготовке Бюджетной резолюции распорядители могли видеть основные показатели.

Мы дискутировали с каждым распорядителем в рамках существующих лимитов. И каждый мог видеть показатели в том или ином направлении. Соответственно, когда бюджет еще только готовился, он уже был в значительной степени оговорен с главными распорядителями. Важно, что распорядители получили перспективу на три года.

Мы однозначно поддерживаем уменьшение перераспределения ВВП. Но надо учитывать нынешние реалии, в том числе необходимость выделения средств на социальную поддержку, оборону. Вы видели, что у нас предполагается увеличение финансирования на реформу образования, медицины. Думаю, главное – сохранить баланс. Мы определяли приоритеты согласно Программе действий правительства, поэтому нужно должным образом обеспечить их финансирование. Заложили средства для проведения реформ.

Во-вторых, бюджет сбалансирован, так как его планирование начинали с определения доходной части бюджета, проговаривали ее со всеми экспертами – как внутренними, так и международными, чтобы они признали, что она реалистична. И уже после этого формировали расходную часть. Это дало возможность говорить, что заложенные показатели обеспечены финансовыми ресурсами.

Но если по цифрам, есть ли у вас информация, сколько процентов ВВП будут перераспределены через бюджет в следующем году?

По цифрам нужно смотреть после одобрения бюджета. В Верховной Раде предстоит еще большая дискуссия. И эти показатели могут измениться. Сегодня мы де-факто не выходим за те показатели, которые заложили в 2017 году. В бюджете на 2018 год предусмотрено перераспределение ВВП на уровне 34,4%.

Говорите, что вы подробно все проговаривали с распорядителями. Однако есть и у распорядителей вопросы, есть и у тех, кто обеспечивает доходную часть. Например, Государственная фискальная служба считает, что заложенный вами прогноз таможенных платежей завышен.

В этом году видим значительное перевыполнение по импортному НДС. В следующем году этот показатель будет учитывать нынешний рост. Возможно, в ГФС есть определенные сомнения, но мы получили поддержку по этим показателям от отечественных макроэкономистов и экспертов Международного валютного фонда. Уже по результатам 9 месяцев есть почти 20 млрд грн перевыполнения.

Имеют также сомнения представители табачной отрасли в отношении повышения акцизов...

Я с вами вовсе не соглашусь. Мы проводили много встреч с представителями табачной отрасли. Этот вопрос в большинстве с ними согласован. Правительство внесло законопроект, который предусматривает выполнение наших обязательств по Соглашению об ассоциации - поэтапное повышение акциза до 2025 года до минимального европейского уровня. Этот вопрос неоднократно поднимался производителями: они хотят видеть перспективу этого повышения, чтобы планировать свою деятельность. По ставкам также была большая дискуссия. Ставка у нас заложена 16,7% плюс инфляция на 2018 год и по 20% на последующий период. Во время дискуссии мы не слышали от производителей категорическое "нет". Единственное, с чем они не совсем соглашаются, это то, что ставки заложены в евро. Однако это обусловлено тем, что наши обязательства в рамках соглашения заключаются в приведении показателей к определенному уровню в евро. И если мы хотим заложить долговременную динамику, должны привязываться к показателю в евро. Если производители хотят увидеть долгосрочную динамику и не возвращаться каждый год к этому показателю, то правильно его заложить в этих единицах.

Вы стоите на своем: такое повышение отрасль выдержит и уровень контрабанды не повысится?

По поводу процентов повышения производители в целом поддерживают. Нет согласия в том, что заложено не в гривне, а в евро. Мы пытались предоставить свои аргументы. Что касается контрабанды, мы последовательно отслеживаем акцизы в соседних странах. И Беларусь, и Российская Федерация будут повышать акцизы. Будем в балансе и не получим значительного теневого притока сигарет.

Руководитель Фонда госимущества Виталий Трубаров сказал, что к концу года государство может получить от приватизации максимум еще 200-300 млн грн. Выйдем на 4 млрд грн при плане 17,5 млрд грн. На следующий год ожидания правительства – 22,5 млрд грн. Чем при этом руководствовались?

Правительство пытается изменить подходы к приватизации. Надеемся, удастся сделать приватизацию более прозрачной и более понятной для международных инвесторов. В связи с этим правительство разработало законопроект. Будем привлекать советников, призванных помочь в подготовке и организации открытой и прозрачной приватизации.

Какой перечень объектов принимался при расчетах? "Турбоатом", "Центрэнерго", Одесский припортовый завод, что-то еще?

Перечень ежегодно утверждает Кабинет министров. Вы знаете, есть энергетические объекты, которые, надеемся, будут приватизированы. Надеемся, в следующем году приватизация ОПЗ завершится успешно. Полагаем, что ряд таких объектов обеспечит необходимые поступления в следующем году.

Бюджет на 2018 год активно критикуют местные органы власти. Больше всего – Киев. В очередной раз звучат заявления, что за счет столицы многое финансируется. Говорят о дисбалансе государственного и местных бюджетов. Другие местные органы власти также выражают несогласие. Что можете ответить на упреки, что в очередной раз передаются полномочия - по медицине, образованию, но они вновь не обеспечены доходами?

Децентрализацию считаю одной из самых успешных реформ. Она предусматривает передачу не только поступлений, но и обязательств. Потому что регионы должны иметь полномочия и возможность их профинансировать. Мы последовательно движемся в этом направлении.

Но местные бюджеты говорят, что вы последовательно движетесь в противоположном направлении.

Давайте посмотрим на рост доходов местных бюджетов, остатках на их счетах. Мы стараемся учитывать все показатели.

Чем ближе к выборам, тем больше говорят о возможном политическом давлении на механизм выделения субвенций. Что об этом говорит ваше трехлетнее планирование и непосредственно этот бюджет, изменения в Бюджетный кодекс?

Заложенные механизмы дают возможность местным бюджетам быть более самодостаточными.

То есть, эти изменения вызваны только тем, что у вас накопилась определенная база, которая позволяет говорить о том, что раньше формула была не совсем справедливой, а эта - более честная?

Система работает без ручного управления. Наши изменения направлены только на то, чтобы получить самодостаточные местные бюджеты с должным финансовым ресурсом на реализацию своих функций.

На субсидии в бюджете-2018 заложено 55 млрд грн, как и в нынешнем. Не придется ли вновь дополнительно выделять средства на субсидии, как в этом году?

Не все запланированные мероприятия были должным образом реализованы, и это вызвало необходимость выделения дополнительного ресурса. Я убежден, что ситуация в 2018 году значительно улучшится. Здесь нужно двигаться не в сторону возрастания субсидий, а в сторону увеличения доходов населения.

Какие эффекты ожидаются от монетизации, верификации?

Разработанные проекты по монетизации позволят детально увидеть реальную картину по потребителям. Раньше мы искали проблемы в назначенных субсидиях. Сегодня работаем над тем, чтобы сотрудники органов, назначающих эти выплаты, могли видеть информацию о том или ином потенциального получателе в момент назначения ему субсидии. Это значительно усовершенствует систему, снизит количество ошибочных решений.

Сейчас Минфин активно проводит верификацию субсидий. Например, по ее результатам была предоставлена информация о том, что почти 700 тыс. домохозяйств получает субсидии в нескольких местах одновременно. 55,957 тыс. получателей теми или иными органами считаются умершими. Минфин также регулярно дает рекомендации для устранения несоответствий и ошибок в базах данных и реестров, что, в свою очередь, значительно усовершенствует работу органов социальной защиты, а в будущем позволит уменьшить количество ошибок при назначении той или иной выплаты.

У вас имеется оценка, как изменится количество получателей субсидий в 2018 году? МЭРТ прогнозирует повышение в следующем году тарифов за жилищно-коммунальные услуги и энергоносители в среднем на 20%, а в бюджете заложен прошлогодний показатель по финансированию субсидий.

Объем финансирования такой же, как и в 2017 году. В следующем году минимальная заработная плата повысится. К сожалению, в предыдущие годы имело место существенное падение доходов, поэтому многие люди претендовали на получение субсидий.

Какие резервы и, с другой стороны, так называемые "черные лебеди" Минфин держит в голове. По доходам это может быть конкурс 4G и спецконфискация? По рас ходам -- докапитализация банков?

Показатели по доходной части формировались максимально открыто. Мы не закладывали показатели по спецконфискации. Приватизация и спецконфискация - это не доходная часть бюджета, а покрытие дефицита. Мы же движемся к уменьшению дефицита. На следующий год закладывается 2,4% ВВП.

Какие предохранители от инфляции, курсовых скачков имеет в своем распоряжении Минфин в связи с рекордными остатками на счетах Госказначейства? Можно ли как-то плавно распределить эти деньги на год?

Расходная часть распределена. В основном, речь идет о средствах местных бюджетов. Там действительно нужно более эффективно использовать эти средства.

Недавно правительство утвердило законопроект о налоге на выведенный капитал. До сих пор остается вероятность его введения в 2018 году?

В правительственном законопроекте заложено введение этого налога с 1 января 2018 года. Для такого срока остается мало времени на подготовку. В то же время ряд экспертов отмечает, что положительный эффект для бизнеса аккумулирует больше ресурсов, чем даст негативное воздействие. Кабинет министров принял решение направить в Национальный совет реформ, где еще будет обсуждение.

Какова позиция наших международных партнеров, МВФ по этому поводу?

Реакция международных экспертов сдержанная. На сегодня этот налог не получил широкого распространения, поэтому сформулировать четкое "за" или "против" сложно. Был положительный опыт в балтийских странах, в Грузии.

Когда видишь, как решается проблема "еврономеров", начинаешь сомневаться в нашей готовности к таким современным, построенным на доверии налоговым механизмам.

Но мы к этому должны идти. Как государство, так и бизнес, должны учиться доверять. Если посмотреть на практику введения реестра возмещения налога на добавленную стоимость, это тоже какой-то определенный уровень доверия.

У вас уже есть понимание того, кто эта группа недовольных, которые пытаются противодействовать системе автоматического возмещения НДС?

Когда в прошлом году разрабатывали эти механизмы, все отмечали необходимость исправить ситуацию с возмещением налога на добавленную стоимость. В связи с этим - ввести несколько новых подходов, в частности, реестр возмещения НДС, уход от ответственности налогоплательщиков за действия третьих лиц. Введенный Минфином единый реестр НДС дал положительную динамику. Если в прошлом году за 30 дней возмещалось около 40% НДС, то на сегодня - более 90%. В то же время все прекрасно понимали: механизм автоматического возмещения НДС невозможен при "скрутках" и других уклонениях от уплаты этого налога. Тогда и появился механизм, который без чрезмерного человеческого вмешательства исключил возможность "вброса" НДС. Именно тогда было принято решение о введении системы автоматической приостановки налоговых накладных. Думаю, это один из самых сложных механизмов, который внедрялся в налоговой сфере. Система должна учитывать особенности всех видов деятельности. При этом нужно минимизировать влияние этого механизма на количество предприятий, которые проходят через этот механизм. Из-за множества видов деятельности сложно было запустить с самого начала идеальный механизм. Однако мы постарались максимально минимизировать его влияние на бизнес. В последние месяцы количество заблокированных налоговых накладных сократилась до 0,3% с 1,3%. За последний месяц под блокировку попало всего 300 новых субъектов. В основном, речь идет о сельском хозяйстве и оптовой торговле.

Мы пытались усовершенствовать критерии и минимизировать воздействие на указанные секторы. Подготовленные изменения уже утверждены и вступили в силу. Производителям, чья налоговая накладная заблокирована, разрешено подать таблицу, которую рассмотрит комиссия. Если ее вывод будет положительным, то такие накладные в дальнейшем не будут блокироваться. Для аграриев, имеющих в собственности или аренде определенный земельный участок и показывающие определенные объемы сельскохозяйственной продукции, мы разработали особые условия: их карточки будут регистрировать автоматически, причем не нужно ждать блокирования накладной. Мы также расширили этот механизм на другие виды хозяйствования. Будут приниматься карты автоматически по плательщикам, по которым 2% нагрузки и объем поставок с 01.01.2007 года составляет 25% от общего объема поставок. ГФС будет высчитывать нагрузку автоматически до 10 числа каждого месяца, и плательщик сможет просматривать эту информацию в "электронном кабинете".

Кроме этого, правительство приняло законопроект об использовании принципа "молчаливое согласие", если комиссия не успевает в предусмотренный 5-дневный срок рассмотреть документы.

Значительное количество проблем мы постарались снять. Когда звучит критика системы, в основном происходит нагнетание ситуации в медиапространстве. А когда мы пытаемся увидеть тех же конечных субъектов хозяйствования, которые столкнулись с определенными проблемами, это оказывается невозможным. То есть, они работают в не совсем открытом поле.

Как оцениваете состояние внедрения всех электронных сервисов ГФС? Провели ли вы аудит электронной базы ГФС?

У нас были некоторые временные ограничения по проведению аудита. К сожалению, до указанного срока успели провести только предварительный аудит и попросили Кабмин продлить срок. Сейчас его завершили. Проходит согласование между членами рабочей группы отчета по результатам аудита. Увидели много проблемных вопросов. Совершенствование IТ-составляющей ГФС будет мощным толчком к улучшению работы ведомства.

В этом году пытались убрать контролирующие функции на районном уровне и сделать районные службы исключительно сервисными. Основной массив обращений должен проходить не через офисы, а через электронные сети. Есть недостатки в работе "электронного кабинета". Его следует усовершенствовать - расширить функционал, сервисные возможности, переукомплектовать оборудование.

В этом году Минфин совместно с ГФС и Госказначейством разработал законопроект о возможности оплаты через "электронный кабинет" большинства налогов и сборов, чтобы плательщик через свой "электронный кабинет" мог видеть суммы к уплате, иметь возможность платить без регулярного указания номеров счетов. Эти сервисы позволят упростить процедуры и сократить время и финансовый ресурс на эти процедуры. Законопроект прошел Кабмин, ждем голосования в Раде.

О каких выявленных аудитом проблемах идет речь?

Все мы в этом году столкнулись с проблемой кибербезопасности. Оборудование госорганов нуждается в улучшении. Речь идет не только о ГФС или Минфине. Что же касается ГФС, то в проекте госбюджета на 2018 год для ведомства предусмотрены средства на переоборудование, наращивание мощностей в IТ-сфере и киберзащите. Кроме этого, необходимо усовершенствовать программное обеспечение, которое бы позволило предоставлять больше админуслуг.

Каковым видите решение проблемы долга переплаты по налогу на прибыль?

С тех пор, как была отменены авансовые платежи, ситуация значительно улучшилась. Долг сократился с 29,3 млрд грн на 01.04.2016 года до 15,9 млрд грн. Сегодня субъекты хозяйствования подают корректирующие отчеты и могут уменьшать задолженность. Кроме того, мы сокращаем задолженность.

Но спецмеханизмов не будет?

Видим четкую тенденцию уменьшенного долга за счет корректировок и выплат. При расчетах прогнозов налога на прибыль мы учитываем возможность ГФС проводить соответствующие операции. Сумма закладывается как сальдо. То есть, получаем доходную часть с учетом погашения переплат.

Бизнес говорит, что утверждают не всю сумму, которую он дает на корректировку.

Насколько мне известно, у нас таких ситуаций нет.

Минфин поддерживает депутатскую инициативу по увеличению требований к предпринимателям, которые пользуются упрощенной системой налогообложения, предполагает расширение круга использования кассовых аппаратов?

Кассовые аппараты должны использоваться максимально во всех сферах бизнеса. Но пользование ими следует упростить. Минфин работает над упрощением требований при использовании кассовых аппаратов. ГФС в качестве эксперимента разрешила использование альтернативного кассового аппарата - устройства в виде флэшки, который при подсоединении к планшету, мобильному телефону, другому гаджету будет выполнять функции обычного кассового аппарата. Но стимулировать предпринимателей использовать кассовые аппараты должно не только государство, но и сам покупатель, поскольку кассовый чек - это единственное средство, позволяющее ему защитить свои потребительские права при покупке некачественного товара (услуги).

Какие ожидаются прорывы в трансфертном ценообразовании? Следует ли ожидать налоговой амнистии и декларирования или все это откладывается?

Надеемся, что будем двигаться в рамках наших обязательств по BEPS. Сейчас дорабатываем соответствующие законопроекты, которые должны внедрять указанные механизмы. Работаем над Соглашением о многостороннем инструменте (MLI), что позволит одновременно внести изменения в действующие договора об избежании двойного налогообложения. Этот инструмент будет распространяться на все страны, присоединившиеся к MLI, которые имеют соглашения с Украиной. Сейчас ведем активную работу по пересмотру этих соглашений со всеми странами, а на сегодня это - 71 страна, и не прекращаем диалог о подписании двусторонних соглашений. Заключение двусторонних соглашений позволит комплексно решить этот вопрос.

Надеемся присоединиться к механизму обмена информацией с другими странами с целью контроля над субъектами хозяйствования. Планируем ввести дополнительную отчетность для международных компаний, работающих за границей, по их доходам в других странах. Реализовать некоторые из этих мероприятий планируем в текущем году.

А далеко ли все-таки от внедрения BEPS до идеи налоговой амнистии и всеобщего декларирования? Национальный банк же открыто предлагает налоговую, валютную амнистию как начало "новой жизни"… Без такой амнистии такие инициативы, кажется, не пройдут через парламент, не будут восприняты бизнесом.

Я бы ни привязывал BEPS к амнистии. Этот вопрос нуждается в проработке. В других странах видим как положительные, так и негативные примеры.

С налогом на выведенный капитал не боитесь рисков, хотя там также неоднозначный международный опыт?

С идеей этого налога работаем не один год. Была рабочая группа, мы привлекли к ней максимум участников. Здесь также необходимо рассмотреть вопрос взвешенно, выработать механизм, который даст максимальный эффект, а затем уже принимать решение.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > interfax.com.ua, 24 октября 2017 > № 2381373 Евгений Капинус


Украина > Медицина > inosmi.ru, 24 октября 2017 > № 2361702

Медицинская реформа на Украине загонит в могилу 10 миллионов человек

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — То, о чем так долго говорили, но боялись упоминать вслух, свершилось — на Украине приняли скандальную медицинскую реформу, ставящей жирный крест не только на бесплатной медицине, но и оказании минимальной помощи миллионам украинцев. Иными словами, жить будет только тот, у кого еще остались деньги. А как известно, сегодня в стране «лишние средства» есть у довольно ограниченного количества людей. Население Украины давно занимает первые строчки мировых рейтингов не только среди стран третьего мира, но как одна из беднейших на планете — пенсия сегодня составляет здесь всего 54 доллара, а минимальная зарплата — 123 доллара… О каком качественном и платном медицинском обслуживании может идти речь?!

Бесплатно только если у вас инфаркт

19 октября 2017 года 240 голосами «за» из 450 Верховная рада поддержала во втором чтении и в целом медицинскую реформу, которую уже назвали началом геноцида украинцев. Так называемый законопроект №6327 «О государственных финансовых гарантиях предоставления медицинских услуг и лекарственных средств» парламент должен был рассмотреть еще 18 мая этого года, но тогда в ВР не хватило голосов. Что же так напугало украинцев в новой реформе и какие «подводные камни» в ней нашли специалисты?

В первую очередь медицинская реформа предполагает внедрение принципа «деньги ходят за пациентом» — государство обязуется платить больницам и врачам деньги не за «галочку», а за оказанные конкретным пациентам конкретные медицинские услуги. За каждого нового пациента медики будут получать «премию» в размере 210 гривен или 8 долларов.

В обиход также вводится понятие «Государственного гарантированного пакета» — четкий список услуг и препаратов, которые государство обязуется оплачивать пациенту из государственного бюджета. Каждый год такой список буде утверждаться Кабинетом министров. Рассчитывать на оплату 100% услуг и медикаментов за счет государственного бюджета смогут:

— пациенты с сердечными приступами, тяжелыми переломами или в другом любом случае, требующем экстренной медицинской помощи или угрожающим жизни человека.

— при получении первичной медицинской помощи у семейного врача

— неизлечимо больные, (зачастую это онкология)

Объем средств по государственной программы гарантий или т. н. «условно-бесплатной» медицины должен составлять не менее 5% ВВП, а расходы на нее планируют сделать защищенными статьями расходами. В профильном Комитете Верховной Рады предложили расширить перечень видов медицинской помощи и включить туда медпомощь второго уровня, высокоспециализированную помощь, медпомощь детям до 16 лет, ведение беременности и оплату родов. В редакции к первому чтению было указано, что полной оплате со стороны государства подлежат медицинские услуги и лекарственные средства на уровне первичной и экстренной (около 80% всех обращений граждан), а также паллиативной медицинской помощи.

В остальных случаях предусмотрена оплата услуг или медикаментов за счет пациента или на основе паритета. При частичном возмещении из государственного бюджета расходов на медицинскую помощь, будет введен «Тариф совместной оплаты», который ежегодно устанавливается Кабинетом. Паритетной оплатой услуг будет является:

— частичная компенсация расходов за счет государственного бюджета или бюджета местных советов

— частичная компенсация расходов за счет страховых компаний — «медицинская страховка»

— оплата услуг и медикаментов за счет пациента

А вот оплату эстетической косметологии не предусматривает не один из вышеперечисленных вариантов. Делать красивым лицо, нос или грудь пациент будет обязан только за свой счет.

Медицинская реформа предусматривает и создание нового органа исполнительной власти — Национальной службы здоровья. На нее будут возложены функции сбора оплаты, контроля за расходованием средств и выбора медицинских услуг. Данная служба будет также выступать посредником между государством и населением при подписании договоров «Государственного гарантированного пакета» с учреждениями здравоохранения любой формы собственности и даже частными практикантами.

Внедрение медицинской реформы планирую разбить на несколько этапов. Первый этап или первичные государственные гарантии вступят в силу в января 2018 года. Остальное намерены вводить по капле до 2020 года.

Минздрав клянется, что все ранее внедренные льготы будут сохранены, а вот для участников АТО в законе выделена отдельная статья. Государство обязуется взять на себя 100%-ю оплаты лечения, реабилитации и санаторно-курортному обслуживанию всех бойцов ВСУ, имеющих статус т. н. «антитеррористической операции» на Донбассе.

10 миллионов человек будут лишены медицинской помощи

Неожиданно с резкой критикой медицинской реформы выступила известный украинский врач, доктор медицинских наук, главный врач Института дерматологии и косметологии, народный депутат Украины, советник Президента по гуманитарным вопросам, глава комитета Верховной рады Украины по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец. И к ее мнению стоит прислушаться:

«Принятие антинародной «медреформы» МОЗ вынуждает нас предпринимать экстренные меры по спасению жизни людей, которые с сегодняшнего дня будут лишены какой-либо медицинской помощи. Прежде всего это касается людей которые проживают в сельской местности, а это как минимум 10 миллионов человек. Никакой медицины после принятия законопроектов МОЗ там больше не будет, поэтому главным нашим заданием на данном этапе является внедрение телемедицины, которая обеспечит сельским жителям своевременную диагностику большинства заболеваний и позволит назначить оперативное и правильное лечение», — говорит специалист.

По ее словам, внедрение дистанционной диагностики через Интернет даст возможность обеспечить высококвалифицированными консультационными услугами огромное количество людей:

«Внедрение телемедицины позволит передавать результаты анализов и ультразвуковой диагностики, кардиограммы, фотоснимки новообразований и травм — высококвалифицированным врачам в райцентрах, областных центрах и даже в Киев», — добавила Ольга Богомолец.

По ее словам, уже на основе консультаций профессоров сельские врачи смогут назначить правильное лечение и более эффективно лечить людей:

«Я убеждена, что телемедицина — это один из краеугольных камней эффективной системы охраны здоровья, поэтому я поддерживаю и обязательно буду поддерживать все законопроекты, которые направлены на ее воплощение в жизнь», — подытожила она.

Государство у нас бедное и всем помочь не может

Соблюдая паритет мнений, мы не могли не упомянуть и сторонников медреформы, далеких от власти. По мнению исполнительного директора Центра социально-экономических исследований «CASE Украина» Дмитрия Боярчука, в первую очередь, принятая медицинская реформа хороша тем, что люди и государство теперь будут рассчитывает на имеющиеся средства.

«Фактически, она предусматривает следующее: человек сможет получать определенную часть гарантированных медицинских услуг, и эта часть будет четко прописана в законе. Пациенту никто не сможет отказать в них. Кроме того, человек сможет самостоятельно выбрать, в каком медицинском учреждении и с каким конкретно врачом он будет получать медицинское обслуживание. Этот гарантированный список медицинских услуг будет зависеть от ресурсов, которые есть в наличии, здесь и сейчас. Все понимают, что никто не может прыгнуть выше головы», — говорит Боярчук.

Необходимость данной реформы обусловлена еще и тем, что на сегодняшний день право людей на бесплатную медицину фактически не реализовано. Есть часть медикаментов, которыми государство пациентов якобы обеспечивает, но только по документам, а человек их фактически не получает и все приходится покупать за свой счет — от бинтов и зеленки до дорогостоящих препаратов.

«Теперь же, если будут средства на определенный перечень услуг, его будут финансировать. Будет финансирование лучшим, этот перечень услуг расширят. Но если ресурсов не будет, то и бесплатных услуг будет меньше. К этому нужно быть готовыми», — добавил он.

Что касается финансовой нагрузки на бюджет Украины, то медреформа кардинально не изменит ситуацию. По словам эксперта, ситуация улучшится и появится четкость: люди будут знать, что они имеют право на одно, второе и третье, и что все это — бесплатные услуги. А вот за другую медицинскую услугу придется платить, потому что государство у нас бедное и не может профинансировать все и всех.

А теперь немного цифр…

Как мы уже и говорили, минимальная пенсия на Украине составляет 1 тысяча 400 гривен или 54 доллара, а зарплата — 3 тысячи200 гривен или 123 доллара. А теперь сами посчитайте, смогут ли простые украинцы заплатить по счетам.

— диагностика нарушения ритма сердца у ребенка — 65 тысяч гривен

— репротезирование двух клапанов сердца — 190 тысяч гривен

— аневризма сердца — 154 тысячи гривен

— стеноз — 163 тысяч

— шунтирование аорты — 130 тысяч гривен

— коронарный тромбоз — 103 тысячи гривен

— лечение цирроза печени — 111 тысяч гривен

— удаление фурункулов 7 тысяч гривен

— операция по удалению камня в желчном пузыре — от 34 до 51 тысячи гривен

— лечение острого панкреатита — 72 тысячи

— открытая рана локтя 54 тысячи гривен

— открытая рана предплечья — 33,5 тысячи гривен

— ушиб голени — 71 тысяча гривен

Но по словам Ольги Богомолец, Министерство здравоохранения эти цены еще не утвердило, дабы количество инфарктов среди населения не возросло в разы.

«Министерство здравоохранения не утвердило модель расчета себестоимости медицинской помощи по одной причине — чтобы люди не увидели реальных цен. Я видела эти цены, они ужасные, они неподъемные для людей. То есть операция на сердце, операция по замене сустава — это сотни тысяч гривен. После ознакомления с ценами вы поймете, почему Минздрав до сих пор официально не утвердил модель расчета медицинской услуги, не обнародовал цены на медицинские услуги и не предоставил перечень того, за что после «реформы» государство уже платить не будет…», — поясняет она.

Украина > Медицина > inosmi.ru, 24 октября 2017 > № 2361702


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 24 октября 2017 > № 2361554 Виктор Медведчук

Экспорт Украины: иллюзия роста на фоне провала

Украина не только потеряла в объемах экспорта, за годы евроинтеграционных реформ существенно изменилась и его структура.

Виктор Медведчук, Корреспондент, Украина

Победные реляции еврореформаторов о стремительном росте экспорта, приведенные в отчетах графики и статистические данные создают весьма радужную картину: Украина активно наращивает экспорт. Так, по данным Государственной фискальной службы, за 9 месяцев 2017 года Украина экспортировала товаров на сумму $31,3 млрд. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года экспорт увеличился в 1,2 раза.

Но если сравнивать с аналогичным периодом 2013 года, картина выглядит не радужной, а откровенно удручающей. В январе — сентябре 2013 года (до подписания Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС и договора о ЗСТ с ЕС, когда еще не действовали ни режим автономных преференций, ни «углубленная и всеохватывающая» зона свободной торговли) Украина экспортировала товаров на сумму $46,3 млрд. Если же говорить только об экспорте в страны ЕС, то поводов для оптимизма еще меньше: экспорт вырос крайне незначительно — с $11,9 млрд за 9 месяцев 2013 года до $12,6 млрд за аналогичный период текущего года. Видимо, так в представлении чиновников выглядит «прорыв» на европейские рынки!

Однако это только одна сторона медали. Если на европейском направлении экспортеры хоть и с трудом, но смогли вернуться к показателям доевромайданной экономики, то экспорт в страны СНГ обвалился безвозвратно — снизился почти в 3,3 раза за последние четыре года (с $16,6 млрд в январе — сентябре 2013 года до $5,05 млрд в 2017-м). И, как видим, компенсировать эти потери Украине нечем.

Сегодня евроинтеграторы мечутся в поисках новых рынков сбыта. Они то инициируют присоединение к Таможенному cоюзу ЕС, то провозглашают курс на покорение африканских рынков, то предпринимают попытки пробиться на рынки Азии. Власть пытается убедить предпринимателей в привлекательности рынка Индии, запускает ЗСТ с Канадой, ведет переговоры о зоне свободной торговли с Турцией, Израилем и даже Вьетнамом. Однако подобные, с позволения сказать, реформы помогают экономике не больше, чем мертвому припарки.

Еще один важный момент: Украина не только потеряла в объемах экспорта, за годы евроинтеграционных реформ существенно изменилась и его структура. Теперь страна поставляет на внешние рынки преимущественно сырье и товары с низкой добавленной стоимостью: зерно, масло и жиры, руду и металлы. Продукция с высокой добавленной стоимостью в страны Евросоюза практически не экспортируется — ее традиционно покупала Россия, но с введением Украиной заградительных мер, а затем и ответных зеркальных мер со стороны РФ торгово-экономическое сотрудничество между нашими странами существенно сократилось.

Правда, в последнее время в торговых отношениях наметилась позитивная динамика. Так, по итогам первых 9 месяцев экспорт украинской продукции в РФ (по сравнению с аналогичным периодом 2016-го) вырос на 16%, а российский импорт в Украину — на 33%. Как признают в МЭРТ, крупнейшими статьями импорта из РФ остаются энергоносители, удобрения и запчасти для машиностроения. А вот украинский экспорт растет за счет продукции энергетического машиностроения, электрических машин, металлургии и химической промышленности. Поставщики и производители, чья продукция так и осталась невостребованной в ЕС, пытаются вернуться на свой традиционный рынок сбыта — российский.

Однако на этом позитив заканчивается. О былых объемах двухсторонней торговли с РФ остается лишь мечтать. Кооперационные связи разорваны, инвестиции остановлены, технические наработки утрачены. Соответственно, высокоточные производства простаивают, технологический прогресс проходит мимо, а Украина, как ни прискорбно это констатировать, лишь закрепляет унизительный для себя статус аграрно-сырьевого придатка Запада.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 24 октября 2017 > № 2361554 Виктор Медведчук


Украина > Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 23 октября 2017 > № 2381366 Альгирдас Шемета

Бизнес-омбудсмен Альгирдас Шемета: Остро стоит вопрос нарушений правоохранительных органов

Эксклюзивное интервью бизнес-омбудсмена Альгирдаса Шеметы агентству "Интерфакс-Украина"

Генеральный прокурор Юрий Луценко недавно дал поручение силовикам сперва запрашивать необходимую информацию, прежде чем проводить обыск, а также не использовать "балаклавы" и оружие. Какова здесь ваша заслуга?

Этому предшествовала длительная работа и с Генеральной прокуратурой, и с правительством и представителями президента. Перед подписанием этого письма была встреча президента и премьер-министра с бизнесом, где вопрос нарушений и злоупотреблений силовиков поднимался жестко. Эти усилия привели к подписанию соответствующего письма, которое действительно запрещает сотрудникам Генпрокуратуры использовать "балаклавы" и оружие при обысках компаний. Требуется изначально обратиться с просьбой добровольно предоставить документы и другие материалы, и только если бизнес не сделал этого, прибегать к обыску. Также письмо предусматривает видеофиксацию действий при обыске, разрешение на присутствие адвокатов, когда проводятся следственные действия. Есть отдельное упоминание об изъятии серверов – их позволено изымать только в том случае, если сам сервер является фактажом в уголовном производстве.

Важно, что эти положения распространяются не только на прокуроров, но и на другие следственные органы как полиция, СБУ или налоговая милиция. Это важный этап, но все зависит от того, как это будет выполняться на практике.

Жалобы на нарушения этих указаний уже поступали?

О результатах говорить пока рано – письмо подписано 5 октября. Сейчас поступают жалобы по предыдущим периодам. Но на нарушения наша реакция будет незамедлительной. Договорились о прямой связи с руководством Генпрокуратуры.

Кто из правоохранительных органов вызывал больше беспокойства у бизнеса на момент этой договоренности? Например, летом вы говорили об СБУ, которая по динамике обращений к вам опередила постоянного лидера – Государственную фискальную службу.

Надо признать, что наибольшее количество жалоб продолжает приходить на ГФС. В третьем квартале был скачок, связанный с проблемой автоматической регистрации налоговых накладных. Если исключить этот фактор, то количество обращений на фискалов в третьем квартале сокращалось. А вот среди правоохранительных структур трудно выделить кого-нибудь. Увеличилось в прошлом квартале количество жалоб на СБУ, Нацполицию. По прокуратуре динамика не изменилась по сравнению со вторым кварталом. В целом количество жалоб на силовой блок в третьем квартале возросло значительно. Причины разные, но одна из них – бизнес поверил, что так можно возобновить справедливость. Стал меньше бояться обращаться. Раньше опасались, что обращение на СБУ чревато от силовиков какими-то действиями. Но предприниматели увидели результат нашего вмешательства и стали чаще обращаться. Я надеюсь, что в связи с письмом, количество жалоб на правоохранительные органы сократится, так как больше всего таких - на нарушения в ходе следствия.

Ваша инициатива – создание Всеукраинской сети добропорядочности и комплаенса – это заход с другой стороны, когда бизнес вырабатывает внутри себя какие-то правила против коррупции? Будет ли это дополнительной антикорупционной гарантией, в том числе для правоохранительных органов?

Коррупция имеет две стороны: спрос и предложение. И большинство усилий до сих пор было приложено к спросу. Некоторое время назад я начал замечать, что многие бизнесы говорили о желании открыть новую страницу, придерживаться законов, вводить у себя соответствующие процедуры. Это нам позволило предложить создать Всеукраинскую сеть добропорядочности. Пару лет назад такая инициатива не имела бы успеха. А сегодня членами сети стали 42 компании, и это – на первых порах. Надеемся на дальнейшее расширение – за первый год в сети хотим видеть до 100 компаний. Принцип прост: начни с себя. Если компания вводит высокие стандарты добропорядочности, то она меньше подвержена атакам извне. Любой промах бизнеса может стать поводом давления на него, поводом для уголовных производств. Цель сети – помочь бизнесу с порядком оценки рисков, проверкой поставщиков, покупателей, с порядком процедуры закупок. С тем, как проводить закупки, как действовать с посредниками. Не секрет, что часто коррупция идет через посредников – не само промышленное предприятие несет взятку кому-то. Этим занимается юридическая контора или таможенный брокер. А члены сети обязались распространять эту идею в своих кругах и в целом в бизнес-сообществе, чтобы создать такую критическую массу…

А какова критическая масса?

Трудно сказать. Если будет несколько сотен компаний, которые отвечают высоким стандартам…

Когда вы запускали сеть, рассчитывали, что будет около 40 компаний?

В Литве аналогичная организация действует уже 10 лет и состоит из 65 участников. С другой стороны, украинская сеть делает первые шаги. Все члены организации обязались распространять эту идею. Конечно, есть и другой фактор – бизнес сам вносит часть финансовой поддержки. Мы с самого начала так решили, и это было одним из требований доноров – Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) и Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). Взносы составляют от EUR300 для малого бизнеса до EUR3 тыс. для большого в год. Некоторые компании, которые могли бы быть членами, отказались из-за условия о членских взносах. Это тоже фактор, но серьезная структура должна обладать финансами. Доноры ставят задачу: чтобы одна треть финансирования была от членов сети, две трети – от доноров. Через два года ситуация должна перевернуться: треть средств – донорские, две трети – членские взносы. А через пять лет организация должна полностью себя содержать.

Привлекательность сети – не только использование логотипа. Участие в такого рода организациях делает компанию более привлекательной для международных инвесторов. Это увеличивает доверие к компании. ЕБРР объявил, что готов при кредитовании участников сети, которые будут придерживаться этих стандартов, проводить проверки по упрощенной процедуре, и возможны меньшие проценты по кредитам. Если компания достигла самого высокого уровня, то после сертификации третьим лицом она может использовать логотип сети для маркетинга. Международная практика показывает, что из трех баночек кетчупа разных производителей покупатель выберет продукт той компании, которая ведет себя честно.

Если у них будет одинаковая цена. А если конкурент продолжает платить и может себе позволить сократить цену на 20-30%... Практика с международными почтовыми пересылками, автомобилями с еврономерами показывает, что общество скорее ратует за более дешевые товары, нежели за честный бизнес.

Но и общество нужно обучать. По разным оценкам от 35% до 40% экономики находится в тени. Не собираются налоги – нельзя повысить пенсии так, как хотелось бы. Нельзя обеспечить хорошее социальное страхование или медицинские услуги. Это все взаимосвязано. Для общества полезнее, если большая часть бизнеса работает по правилам. Одна из задач Всеукраинской сети добропорядочности – создать одинаковые условия для ведения бизнеса. Сеть должна способствовать созданию партнерских взаимоотношений с отраслевыми организациями. Это сложно. Мы не наивные, не ждем, что завтра все изменится. Но сейчас наступил момент, когда можно и нужно продвигать такое мышление, чтобы, в конце концов, в Украине стало модно и экономически выгодно вести бизнес по-честному.

А не может быть так, что продолжением этих начинаний станет создание третейского суда? Ведь вы – посредник между бизнесом и властью, но мы понимаем, что часто эти конфликты вызваны другим бизнесом.

Мы не можем решить все проблемы страны. Для этого существуют другие инициативы. Инициатива создания третейских судов в стране пока не реализована. Но есть много ассоциированных структур, способных серьезно заняться этим делом и превратить третейские суды в организации, к которым есть доверие и через которые решаются споры уже между компаниями. Задача бизнес-омбудсмена – помочь защитить законные интересы бизнеса перед государством, местными органами власти, государственными предприятиями. Это о взаимоотношениях "государство-бизнес", а не "бизнес-бизнес".

В чем ключевое отличие Всеукраинской сети добропорядочности от Европейской бизнес ассоциации, Американской торговой палаты, Союза украинских предпринимателей? Ведь они провозглашают те же принципы: "белый" бизнес, честная конкуренция…

Сеть предусматривает очень четкие правила, которые нужно внедрить. Декларировать – мало. Мы смотрим по факту. Компания, которая собирается вступить в сеть, должна заполнить опросник самооценки из 60 вопросов. Некоторые из них идут внутрь предприятия. Мы берем за основу международный добровольный антикоррупционный стандарт ISO37001, который был утвержден в ноябре 2016 года. Правда, несколько снижаем планку, так как украинскому бизнесу достичь такого уровня непросто. Когда бизнес пройдет все процедуры, ему будет намного проще получить сертификат по международному стандарту.

По рейтингу экономической свободы, Украина не показала большого прогресса. На ваш взгляд, с чем это связано?

Для меня самый важный рейтинг – Индекс глобальной конкурентоспособности (Global Competitiveness Index (GCI). По этому рейтингу Украина поднялась на четыре позиции (Украина за 2014-2015 годы потеряла суммарно девять позиций в Индексе глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума (ВЭФ), но отыграла четыре позиции за 2016 год и поднялась на 81-е место из 137 стран – ИФ). Это подтверждается и другими исследованиями. Например, недавно проект "Лев" USAID обнародовал результаты исследования делового климата малого и среднего бизнеса. Индекс в 2016 году вырос на пять пунктов в сравнении с 2015 годом. Тенденция показывает улучшения. Согласно сентябрьскому опросу Европейской бизнес ассоциации, 86% ее участников выразили готовность увеличивать производство и расширяться в Украине. Но для ускорения улучшений нужно довести некоторые реформы до конца. Остро стоит вопрос нарушений правоохранительных органов. К слову, мы разработали изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, которые сейчас обсуждаются в экспертной группе при Минюсте. Сейчас обсуждается в правительстве нами предложенное постановление об урегулировании вопроса санкций по международной торговле…

Нацбанк объявил о возможном принятии закона о валюте, который отменяет, в частности, эти санкции.

Закон требует времени. Мы же предлагаем упорядочить этот вопрос правительственным постановлением. А параллельно работать над законом, чтобы полностью либерализовать внешнюю торговлю. Пока такие реформы не доведены до конца, Украина не может быстро двигаться вверх по разным рейтингам.

Насколько системная проблема с автоматическим возмещение налога на добавленную стоимость (НДС), с автоматической системой блокировки налоговых накладных?

В самой системе крутятся миллионы налоговых накладных. Блокировка касается нескольких десятых процента, по последним цифрам – 0,3%. В процентном соотношении это немного, однако по количеству из миллионов -- это около 200 тыс., значительные числа. По прежней системе бизнес не получал возмещения НДС, которое у него накопилось. Теперь мы говорим о конкретной налоговой накладной. Жалоб относительно блокировки налоговых накладных стало больше. Это жалобы от малого и среднего бизнеса. Вместе с тем по возмещению НДС количество обращений резко сократилось. То есть новая система решает проблемы с возмещением НДС. Однако в ней есть недостатки. В связи с этим мы уже подали свои предложения в Министерство финансов об улучшении работы системы.

Какие?

Например, включить технологические таблицы, которые показывают приобретенные материалы и проданные товары, в сам алгоритм программы. Чтобы система распознавала: если купили древесину – продали стул, то это не "скрутка", а нормальная производственная деятельность. Мы также предложили Минфину создать "люфт" в 5-10% несовпадений, которые не считались бы рискованной операцией. Если это будет сделано, проблемы производственных предприятий были бы устранены. Следует более точно сфокусировать критерии риска. Также предлагаем обязать комиссии четко указывать причину блокировки. Часто они указывают на обширную статью Налогового кодекса, и понять причину блокировки сложно. Закон предусматривает четкие сроки на рассмотрение комиссией жалобы. Если ГФС не успевает, накладную предлагаем регистрировать автоматически, а не в ручном режиме, как сейчас. Некоторые правки были уже внесены.

С началом сезона сбора урожая правительство ввело антирейдерские штабы. Насколько действенный такой подход?

Наш последний системный отчет посвящен проблемам рейдерства. В настоящей ситуации владелец недвижимого имущества информируется SMS-сообщением об изменениях в реестре, но это не предусмотрено для владельцев корпоративных прав. Еще одна проблема: когда права восстанавливаются, правоохранители не берутся выяснять, кто был зачинщиком и соучастником. А наказуемость – лучшая профилактика. Что же касается антирейдерских штабов, мой заместитель входит в соответствующую группу. Это не помешает. Согласно нашим рекомендациям Минюсту и правоохранительным органам по предотвращению рейдерства, часть положений касаются изменений в законодательстве, а часть можно решить подзаконными актами.

А сама апелляционная комиссия – действенный орган? На нее есть жалобы?

Мы дали предложения, где мы видим недостатки в ее работе. Она может мониторить и анализировать действия регистраторов, нотариусов, но этот анализ должен быть публичным. В целом такой досудебный механизм решения позволяет бизнесу быстрее и с меньшими затратами восстановить свои права, чем через суд. Поэтому мы за такую структуру, а изменения позволят ей работать более эффективно.

Ваше видение Службы финансовых расследований (СФР): кому она должна быть подчинена?

СФР не должна подчиняться Государственной фискальной службе и Министерству внутренних дел. А кому будет подчиняться среди органов власти, это не такой уж важный вопрос. С моей точки зрения, наиболее эффективно было бы подчинить ее правительству или Министерству финансов. Мы очень поддерживаем ее создание. В Службе финансовых расследований следует сосредоточить расследование всех экономических преступлений. Часто бизнес даже не знает, кто к ним приходит с обысками, так как и СБУ, и МВД, и другие силовые органы наделены такими полномочиями. Не знаешь, с какой стороны проблема нагрянет. Концентрация в такой службе высококвалифицированных сотрудников с хорошей зарплатой стала бы залогом успеха структуры.

В последнее время намечается тенденция к отмене дерегуляции. Называют разные аргументы: трагедия в Одессе, Соглашение об ассоциации с ЕС, где вводятся более высокие требования по определенным отраслям. Видите ли вы такую тенденцию?

Количество жалоб на регуляторные и контролирующие органы увеличивается, поэтому мы и решили посвятить следующий отчет эффективности реформы контролирующих органов. Результаты планируем огласить в январе. Мораторий на проверки не может действовать постоянно, это временная мера. Есть много секторов, где отсутствие контроля жизненно опасно. Однако это должно быть цивилизованно. Следует изменить философию контролирующих органов. В первую очередь, они должны помочь бизнесу придерживаться этих стандартов.

Многие регуляторные органы на местном уровне создают противодействие. Децентрализация как-то влияет на вашу работу?

Децентрализация – правильный шаг. Но нужно удерживать баланс прав и обязанностей тех, к которым новые полномочия переходят. В последнем квартале количество жалоб на органы местного самоуправления увеличилось в 2,5 раза по сравнению со вторым кварталом. В некоторых случаях новыми полномочиями злоупотребляют на местном уровне. Предпоследний наш отчет как раз был посвящен проблемам местного самоуправления. Некоторые из наших рекомендаций были выполнены, однако далеко не все. Одна из важных – обеспечить надзор над законностью принимаемых решений, особенно коллегиальными органами. Например, часто бизнес жалуется, что местные советы принимают явно противозаконные решения. Отменить его можно только через суд. Пока пройдешь все инстанции, можно и бизнес потерять. Для удержания баланса местной и центральной власти необходим орган, ответственный за то, чтобы местные органы власти соблюдали закон. В Украине было предложение о принятии закона о префектах, однако он завис. Необходимость такой функции есть. Децентрализацию следует сопроводить надзорной функцией.

Спустя 3,5 года после Революции достоинства в случае, если компания подвергается "наезду" со стороны госорганов, что бы вы посоветовали ей в порядке приоритетности: обращаться к бизнес-омбудсмену, в суд, в посольство и Международные финансовые организации (МФО), в бизнес-ассоциации, к политическим партиям и добровольческим батальонам или продавать бизнес и эмигрировать?

Я нахожусь в конфликте интересов в этом вопросе, но все-таки отвечу: предлагаю обращаться в Совет бизнес-омбудсмена. У нас уже есть история работы с бизнесом по самым разным вопросам – чуть ли не со времен Революции достоинства. После завершения каждого дела просим бизнес оценить нашу роботу. И 95% оценивает ее положительно. Госорганы выполнили 87% наших рекомендаций. Есть большая вероятность, что если бизнес обратится к нам, то его проблема будет решена цивилизованным путем, а не теми способами, которые были популярны раньше, а в некоторых слоях распространены и до сих пор.

Украина > Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 23 октября 2017 > № 2381366 Альгирдас Шемета


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360365 Дмитрий Орешкин

Облом для Путина вместо победы

Будущему президенту России нужна победная риторика. «Украинский проект» победным назвать трудно, и с каждым месяцем, делать это все сложнее.

Дмитрий Орешкин, Новое время страны, Украина

Если посмотреть на так называемые патриотические СМИ и некоторые российские источники в интернете, там есть интересный сдвиг. Теперь, оказывается, Путин «победил» Порошенко, потому что заставляет его выполнять пункты «Минска-2». Якобы именно путинский хитрый план привел к тому, что Порошенко «унижен и вынужден выполнять соглашение». Хотя еще полгода назад эти же источники говорили, что «Минск-2» никак не годится для ДНР-ЛНР, потому что подразумевает их переход под юрисдикцию Киева. А еще раньше говорили про то, что идеальным решением являет присоединение ДНР и ЛНР к России.

Но сейчас все эти слова Захарченко о том, что «через 60 дней киевский режим рухнет», забыты, и говорится лишь о том, что «мы победили «хохлов», потому что мы заставляем их выполнять «Минск»«. И это подается как виртуальная победа. Но победа эта — уж больно неоднозначная. Люди же — не совсем идиоты. И даже в ДНР и ЛНР понимают, что «лоханулись» с этой самой «Малороссией», «Новороссией» и прочими пафосными «русскими мирами». Они остались в дураках, инфраструктура в регионе разбита, работы нет, денег и перспектив тоже. У них на загривке кормятся Захарченко и Плотницкий. Никакой победы не произошло, а произошел облом. И те, кто «не совсем дураки», это прекрасно понимают.

Да, «Крым наш». Уже как три года «наш», но лучше от этого не становится, а становится только хуже. Поэтому на сегодняшний день для президентской компании про украинскую тематику лучше не вспоминать вообще. Нечего уже говорить про Украину — это отработанный пар, остывшая тема, и она больше вредит Путину и псевдопатриотам, чем идет им на пользу.

Как, между прочим, накануне выборов не будут вспоминать и тему Сирии. Россия вроде как победила, а там ситуация — неоднозначная. Одна война закончилась, начали вторую. Российским войскам оттуда выходит опасно, иначе режим Асада падет. Похоже, там надо сидеть всерьез и надолго. Поэтому тоже ощущения победы нет. Тем более, что в российском обществе значительная часть людей, половина, считают, что нечего нам там делать.

Но Путину нужна хоть какая-нибудь победа. Сейчас Кремль пытается создавать победу в экономике. Путин говорит, что мы продемонстрировали рост 2%, забывая сказать о падении в предыдущие годы. И теперь рост означает не прибавку, а неполное восстановление достигнутых ранее результатов. Сегодня забыты все слова про «удвоение ВВП», про «рубль — тихую гавань для мировых финансов», — все это забыто.

То есть, нет победы ни на внутреннем, ни на внешнем направлениях. Где найти эту победу, чтобы в обществе «зашкаливало», как после Крыма? Как вколоть людям еще адреналина, чтобы они почувствовали, что «подъем с колен» — это не просто разговоры, а что-то реальное? Кому бы еще дать по морде, чтобы все видели, что мы — крутые? И вроде бы уже некому: Лукашенко — не дашь, Назарбаеву тоже. Остается только внутри кого-то прищучить: найти кого-то плохого, условно говоря, Чубайса. Да, народ вяло поаплодируют, но ощущение упругой радости, как было после Крыма, уже не возникает. И в этом главная проблема нынешнего российского режима.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2360365 Дмитрий Орешкин


Россия. Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 октября 2017 > № 2360315 Энн Эпплбаум

Почему Путин хочет контролировать Украину? Спросите у Сталина

Энн Эпплбаум | The Washington Post

За рубежом усилия России установить контроль над Крымом и остальной частью востока Украины вызвали тревогу: впервые с 1945 года европейская граница была изменена силой. Однако в России это было совершенно здравым ходом событий, согласующимся почти с веком украинофобии, пишет журналистка и писательница Энн Эпплбаум в американской газете The Washington Post. "Глубоко в российском национальном сознании запечатлено представление об украинской жажде автономии, осознание непредсказуемости Украины - и старый страх, что украинские запросы могут распространиться на Россию", - отмечает автор.

"Российское беспокойство насчет Украины уходит своими корнями в самое начало Советского Союза в 1917 году, когда украинцы впервые попытались создать свое собственное государство, - говорится в статье. - После Гражданской войны, которая последовала за революциями в Москве и Киеве, украинские крестьяне - одновременно радикальные, левые и выступающие против большевиков - отвергли насаждение советского правления. Они вытеснили Красную армию и на какое-то время взяли верх. Но в анархии, что последовала за отступлением Красной армии, польские формирования, а также царистская Белая армия вновь вошли на Украину".

Как рассказывает журналистка, впоследствии большевики оправились, но были ошеломлены. "На протяжении многих лет они с одержимостью говорили о "жестоком уроке 1919 года", - пишет Эпплбаум. - Десятилетием позже, в 1932 году, у Сталина возникла причина вспомнить это урок. В том году в Советском Союзе в очередной раз царил беспорядок после катастрофического решения Сталина о коллективизации сельского хозяйства. С распространением голода он был встревожен сообщениями о том, что члены украинской КПСС отказывались помогать Москве в конфискации зерна у голодающих украинских крестьян".

Сталин провозгласил, что настало время сделать Украину "настоящей крепостью СССР, подлинно образцовой республикой". С этой целью требовалась более жесткая тактика, продолжает автор. "Эта более жесткая тактика включала внесение в черный список многих украинских городов и деревень, которым было запрещено получать промышленные товары и еду. Также она запрещала украинским крестьянам покидать республику и выставляла блокпосты между деревнями и городами, препятствуя внутренней миграции. Команды активистов прибыли в украинские деревни и конфисковали все съедобное, не только пшеницу, но и картошку, свеклу, тыкву, бобы, горох, сельскохозяйственных животных и даже домашних питомцев. Они обыскивали амбары и кладовые, разносили стены и печи в поисках еды. Результатом стала гуманитарная катастрофа: по крайней мере 5 млн человек погибли от голода в 1931-1934 годах в Советском Союзе. Среди них было примерно 4 млн из 31 млн украинцев, и они умерли не из-за нерадивости или неурожая, а потому что у них забрали еду".

"После голода Сталин дал старт новой волне террора, - говорится далее. - Украинские писатели, деятели искусства, историки и интеллектуалы - все, кто имел связь с националистскими правительствами или армиями 1917-1919 годов - были арестованы, отправлены в ГУЛАГ или казнены".

По словам журналистки, "его цель не была загадкой: он хотел сокрушить украинское национальное движение и убедиться в том, что Украина никогда вновь не взбунтуется против советского государства". "Сталин опасался, что, если бы Украина отвергла советскую идеологию и советскую систему, это могло бы привести к краху всего Советского Союза. (...) И если бы украинцы смогли создать более открытое, более толерантное государство или могли бы повернуться в сторону европейской культуры и ценностей, как того желали столь многие, то почему бы тогда многим русским не захотеть того же?" - поясняет Эпплбаум.

"Конечно, параллели не точны: Россия Путина - не Советский Союз Сталина, - отмечает автор. - И все же через 80 с лишним лет после голода и более чем через два десятилетия после развала СССР отношения между Россией и Украиной вернулись в исходную точку. Вновь российский лидер с одержимостью говорит о "потере" Украины. Вновь московский режим видит в украинском национальном движении экзистенциальную, внутреннюю угрозу. И вновь Москва приложила невероятные силы, чтобы предотвратить украинский вызов. Как и в 1932 году, постоянные разговоры о "войне" и "врагах" на Украине остаются полезными для российских лидеров, которые не могут объяснить отсутствие роста жизненных стандартов или оправдать свои собственные привилегии, богатство и власть".

Россия. Украина > Армия, полиция > inopressa.ru, 23 октября 2017 > № 2360315 Энн Эпплбаум


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 октября 2017 > № 2358956 Виктор Медведчук

Борьба за Украину или против нее?

Виктор Медведчук, Корреспондент, Украина

За последние три года Украина крайне ослабила свои позиции на рынках стран Евразийского экономического союза, а новых рынков для своих промышленных товаров в Европейском Союзе не нашла.

На днях влиятельный британский аналитический центр Chatham House представил обстоятельный доклад под названием «Борьба за Украину». Этот документ прекрасно демонстрирует, как понимают украинскую ситуацию на Западе и, главное, какой там хотят видеть нашу страну в будущем.

Если опустить все те идеологические клише о демократии, гражданском обществе и славной украинской революции, которыми полон доклад, то обращают на себя внимание два крайне важных момента.

Первый — это, конечно же, то, как толкуются экспертами Chatham House Минские соглашения.

Мне кажется, что именно в этом пункте хитрость авторов документа проявилась во всей красе. Так, в самом тексте доклада, в разделе «Геополитика и безопасность», совершенно справедливо указывается: второе Минское соглашение подтвердило несколько «фундаментальных интересов Украины», поскольку оно «призвало к немедленному и полному прекращению огня, отводу (withdrawal) тяжелых вооружений и беспрепятственному доступу Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ к зоне конфликта (пункты 1-3); выводу (withdrawal) иностранных вооруженных сил (пункт 10); проведению выборов под контролем ОБСЕ (пункт 11)…». Оставим на совести авторов то, что они совершенно «забыли» упомянуть крайне важный пункт 4, предписывающий начать диалог о проведении местных выборов, а Верховной Раде — принять необходимые для политического разрешения конфликта законодательные решения. В данном случае это не столь важно, хотя и показательно.

Давайте обратимся к тому разделу доклада, где авторы предлагают свои рекомендации для того, чтобы борьба за Украину оказалась успешной. А в этом разделе мы читаем, что только беспрекословное выполнение таких условий, как «всеобъемлющее прекращение огня, выведение (withdrawal) иностранных войск и оружия с территории Донбасса и неограниченный доступ мониторинговых групп» ОБСЕ к зоне конфликта «должно предшествовать имплементации политической составляющей сегмента Минских соглашений». По-английски отвод вооружений и вывод вооружений передается одним словом «withdrawal». Боюсь, что авторы документа либо сами оказались жертвой недоразумения, либо сознательно пытаются запутать своих читателей, чтобы показать, что Украина не нарушает Минские соглашения. Ведь в пункте 2 говорится об «отводе» вооружений, после чего должен начаться диалог о реализации политической части соглашений. А в рекомендациях Chatham House говорится о «выводе» иностранных вооруженных формирований, то есть о пункте 10, как об условии реализации политической части.

Такими советами авторы доклада Украине не помогут, а лишь усугубят ситуацию на Донбассе. И они не могут этого не понимать. Тогда возникает закономерный вопрос: с какой же целью даются эти советы?

И второй важный момент — это советы в сфере экономики.

В докладе Chatham House указывается: «Необходимо реформировать более 3000 государственных предприятий Украины. Усилия следует направить в трех направлениях: совершенствование корпоративного управления стратегическими объектами, которые останутся в государственной собственности; продажа остальных предприятий и активов, для которых имеется готовый рынок; закрытие всех остальных».

Я бы хотел обратить внимание на фразу «закрытие всех остальных». Даже если проигнорировать то обстоятельство, что это станет трагедией для тысяч людей — работников этих предприятий и членов их семей, реализация такого совета будет иметь еще одно крайне важное последствие. Как мы видим, в докладе критерием сохранения или закрытия предприятия (если это не стратегический объект) является то, есть ли для его продукции «готовый рынок».

За последние три года Украина крайне ослабила свои позиции на рынках стран Евразийского экономического союза, а новых рынков для своих промышленных товаров в Европейском Союзе не нашла. Если посмотреть на структуру украинского экспорта, то мы увидим, что в нем доминирует продукция сельского хозяйства и металлургии, а не продукция с высокой добавленной стоимостью. И если ориентироваться на нынешние рынки сбыта товаров, как предлагают авторы доклада, то Украина попросту утратит свой промышленный потенциал. Наша страна превратится в аграрный придаток. Собственно, именно этого и хотят авторы документа. Они напрямую призывают к открытию рынка земли и говорят о том, что именно сельское хозяйство станет источником роста всей украинской экономики, «генератором долговременного экономического роста». Но это ложь. Сельское хозяйство не может стать генератором экономического роста для многомиллионной страны. Это знает любой грамотный экономист. Аграрных «супердержав» не бывает, как бы ни уверял нас в обратном американский посол. Так что, если мы не будем бороться за рынки сбыта наших промышленных товаров (а только промышленное производство, наука и инновации способны стать локомотивом экономики и социального развития), если последуем советам Chatham House, Украина на десятилетия станет нищим сельскохозяйственным придатком, некой аграрной колонией ЕС.

После изучения этого аналитического доклада Chatham House у меня к его авторам только один вопрос: за что вы так не любите Украину?

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 октября 2017 > № 2358956 Виктор Медведчук


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 октября 2017 > № 2358990 Сергей Литвинов

Протесты под Радой: идет большая игра

Мы уже почти привыкли к перманентному политическому кризису, протестам в центре столицы и неизбежным проблемам с уличным движением в связи с ними. Поэтому и протесты под Радой не стали чем-то новым

Сергей Литвинов, Корреспондент, Украина

В первый день «вече» падкие до сенсаций журналисты ещё смаковали каждый чих на ул. Грушевского, а вчера без особых эмоций в СМИ прошла информация, что депутаты предсказуемо подтёрлись требованиями протестующих. Все, включая и самих протестувальників, осознают постановочный характер происходящего (поэтому и нет серъёзных столкновений с полицией и нацгвардейцами).

На самом деле организаторы «третьего Майдана» решают задачи, далёкие от заявленных.

И это не пресловутый план «Шатун» с извечным зловещим Путиным и кремлёвскими агентами под каждым диваном, о чём с надрывом (тоже скучным и театральным) кричат офицал-патриоты.

Реальных задач несколько:

1) давление на Порошенко;

2) анализ поведения его окружения, силовиков, депутатов, представителей местной власти в условиях внутренней угрозы и неопределённости указаний «вертикали»;

3) смотр актива и проба сил («учения» или «репетиция»);

4) демонстрация возможностей с видеоподтверждением для заказчиков;

5) освоение бюджета, выделенного на всё вышеуказанное, и его попил (в современных украинских условиях last but not least).

Эти задачи предполагают, что заинтересованные лица находятся не в Москве, которой сейчас не нужно обострение. РФ желает лишь, чтобы все забыли про отжатый в 2014 году Крым, и чтобы сохранялся статус-кво на Донбассе, по крайней мере, до перевыборов Путина (о чём открыто заявил американский представитель Курт Волкер по результатам переговоров с кремлёвским «решалой» Владиславом Сурковым).

Для тех, кто следит за международной политикой, ясно, что Россия придерживается линии на минимизацию конфликтной активности на Украине с целью выиграть время на стабилизацию внутренней ситуации, а также на завершение операции в Сирии, где российские корпорации надеются прибрать к рукам нефтяные поля и транзит газа.

Очередной виток политической нестабильности не выгоден и ЕС (т.е. Берлину), у которого и без Украины хватает проблем с мигрантами, терроризмом, Brexit и Каталонией. Зато у определённых групп истеблишмента США, в частности у неоконов и глобалистских элит, интерес к украинскому сюжету имеется. Влияние неоконсерваторов на украинские дела после отставки правительства Яценюка и особенно после прихода в Белый дом администрации Трампа значительно ослабло. Они сохраняют свою агентуру — группу Авакова-Турчинова-Парубия под вывеской «Народного фронта», но сил для решительных действий у них нет, как нет и решительных целей. Зато всё это есть у глобалистов, называемых конспирологами «клинтонитами», контролирующих ЦРУ, АНБ, крупнейшие мировые СМИ и финансовую систему.

То, что лидеры протеста Саакашвили и Наливайченко тесно связаны с Лэнгли, участие в «Михомайдане» олигархов Коломойского и Фирташа (через своих аватаров вроде «Самопомощи», Семёнченко и Ко), как и их старой политической партнёрши Тимошенко, осторожная, но единогласная поддержка протестов в западном медиапространстве — всё это отнюдь не случайные совпадения.

Идёт большая игра, в которой Украина лишь пешка. Глобалистский мировой порядок существенно дестабилизированный кризисом 2008 года, нуждается в восстановлении равновесия, в новом пространстве для роста, в источниках дешёвых ресурсов и рынках для сбыта товаров. Среди глобальных игроков сложился консенсус, что решение состоит в поглощении и переваривании «больного человека Евразии» — России (зеркальную, но менее масштабную цель ставят паневропейские элиты в отношении Украины), с её колоссальными запасами полезных ископаемых, жадным и слабым политическим классом, неповоротливым, нелепым государственным управлением, деградировавшим населением.

Цель проста — поставить под полный политико-экономический контроль эту территорию, а российскую армию натравить на бурно развивающийся Китай — и два зайца убиты одним выстрелом. Украине в этих замыслах отводится роль эффективного инструмента подчинения РФ интересам глобалистской политики. Наша страна стала хорошим поводом для приведения в жизнь этих планов, а также наживкой, которую кремлёвские рефлекторно заглотили (недаром западные спецы уделяют пристальное внимание анализу психотипов государственных лидеров и реального механизма принятия политических решений). Не более и не менее. А россказни про украинцев как новую нацию цивилизованного мира — это только информационная ширма.

При чём здесь Саакашвили и примкнувшие к нему «реформаторы»? При том, что политический инструмент, как уже было сказано, должен быть эффективным. Чего не скажешь о Петре Алексеевиче и созданной с его ведома системе власти, обнаружившей склонность к необузданной коррупции (то есть к нецелевому использованию средств зарубежных спонсоров), склочности, интриганству, неадекватному чувству собственной важности, стремление к негласному компромиссу с «дорогими московскими партнёрами».

Именно для того, чтобы простимулировать договороспособность украинской власти, её готовность учитывать интересы серъёзных людей и без ненужного виляния попой выполнять «вказівки», запущен симулякр Майдана 3.0. Заодно тестируется сценарий действий на случай, если привести Порошенко к подчинению по-хорошему не получится.

Так что охранительские параноики могут успокоиться, а истеричные революционеры — выдохнуть: кровавой «масакри» не будет. Подвоз печенек, послов и неизвестных снайперов не предусмотрены бюджетом. Зато будет такая стабильность и «життя по-новому», что не только лишь все смогут их пережить.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 октября 2017 > № 2358990 Сергей Литвинов


Украина. Польша > Металлургия, горнодобыча > interfax.com.ua, 20 октября 2017 > № 2381353 Анатолий Федяев

Глава правления ISD Huta Czestochowa А.Федяев: Мы заинтересованы в возобновлении работы Алчевского меткомбината для поставок нам слябов

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" председателя правления металлургического комбината ISD Huta Czestochowa (Польша), бывшего заместителя министра промышленной политики Украины Анатолия Федяева

- Как оцениваете ситуацию в металлургии? Какие прогнозы?

- Ситуация в металлургии на европейском рынке, как и на рынке Польши, достаточно стабильна. Мы выпускаем толстый лист, у нас своя ниша, своя специфичная продуктовая линейка, имеем относительно устойчивый рынок и стабильные объемы за последний год.

- Проходила информация, что после того, как Алчевский комбинат прекратил поставлять вам слябы, то якобы шли переговоры о поставках с мариупольских комбинатов.

- Это не соответствует действительности. По сути, Алчевск потерял рабочие места, а мы их воссоздали - запустили ранее законсервированный сталеплавильный комплекс и работаем на 100% собственной стали, ни одной тонны слябов не покупаем. Запустили свой сталеплавильный комплекс с июня прошлого года, когда у Алчевского меткомбината только начались проблемы, а потом, как известно, комбинат остановился полностью.

- То есть, сейчас вы из Украины не получаете слябы, работаете автономно?

- Да, работаем автономно. Хотя с Алчевским МК нам было экономически выгодно работать. Они производят сталь кислородно-конвертерным методом. Соответственно, по себестоимости такая сталь дешевле, чем производимая на нашем предприятии электросталеплавильным методом.

Но что делать - такая ситуация сложилась, принимаем ее такой, какая есть. Мы наняли около 200 новых работников в сталеплавильный комплекс и продолжаем стабильно работать.

- А если бы возобновил работу Алчевский меткомбинат, вы бы брали их полуфабрикаты для себя? Есть ли заинтересованность и экономическая целесообразность?

- Да, заинтересованность и целесообразность есть. Главное, Алчевский МК - хороший комбинат после проведенной реконструкции, он современный, производит качественные слябы. А то, что Алчевский МК и мы находимся в составе одной корпоративной группы, позволяло нам заказывать различные слябы под наши заказы, в том числе и мелкосерийные. Комбинат производил для нас около 50 марок стали, а если у чужих брать, то это покупать только 3-5 массовых марок стали.

- Сколько сейчас ISD Huta Czestochowa производит продукции? Планируете ли наращивать производство.

- Мы сейчас производим столько толстолистового проката, сколько может обеспечить слябами наш сталеплавильный комплекс – в пределах 50 тыс. тонн листа в месяц, и работаем при 100%-ной загрузке сталеплавильного комплекса. Если бы работал Алчевский комбинат, мы бы могли немного увеличить производство за счет их слябов. Мощности по прокату у нас в резерве есть. С учетом потребности регионального рынка, можно было бы нарастить производство еще на 20 тыс. тонн листового проката в месяц.

Но естественно, при этом все определяет рынок, ведь мы работаем только по конкретным заказам. И в зависимости от потребности рынка и экономической целесообразности мы могли частично использовать полуфабрикаты Алчевского МК, а остальной необходимый объем слябов производить в собственном сталеплавильном производстве.

- Куда реализуете продукцию - в Польше, в другие страны ЕС или еще дальше?

- Как правило, 50-60% реализуется на польском рынке, а 30-40% - в других странах Евросоюза. Производим продукцию и для более дальнего зарубежья, но в меньших количествах.

- У вас основное сырье - металлолом, где его покупаете? Помнится, ранее покупали и в Украине, а сейчас?

- Весь лом черных металлом покупали и покупаем только в Польше. Польские ломосборочные компании хорошо работают, даже экспортируют металлолом. Проблем с ломом в Польше не существует. Ни одной тонны украинского лома к нам не поступает, так как увеличиваются транспортные затраты, потери на перегрузках, проблемы с недогрузкой и так далее. Да и зачем завозить лом из Украины, если здесь есть свой? А украинские компании отгружают лом не нам, а в Турцию и другие страны.

- Как вы считаете, что нужно делать в Украине, чтобы развивать экономику, промышленность? Тем более, что вы работали заместителем министра промышленной политики, знаете ситуацию.

- Это вопрос не ко мне, это нужно решать в Украине. А в общем, нужно создавать условия для нормальной работы - и металлургам, и другим отраслям. Нужно делать так, чтобы в Украине было выгодно работать. Может, давать какие-то преференции по транспорту, а не повышать тарифы на перевозки металлов, сыпучих материалов и других грузов.

И это вопрос больше к правительству: если заинтересованы в развитии металлургии, то нужно найти соответствующие меры, стимулы на государственном уровне, на уровне постановлений правительства.

- На ваш взгляд, как часто нужно менять тарифы на грузовые перевозки? В Украине практически каждый год, а то и два раза в год, повышаются ж/д тарифы...

- В Польше тарифы на железнодорожные и автоперевозки достаточно высокие, но стабильны, в отличие от тарифов на морские.

- Какая ситуация с венгерским меткомбинатом Dunaferr, входящим в корпорацию "Индустриальный союз Донбасса" (ИСД)? Там тоже стабильная ситуация?

- Да, комбинат в Венгрии работает стабильно, они полностью загружены заказами. Хотя ассортимент выпускаемой продукции у них совершенно другой, и поэтому мы не задействованы в производственной цепочке.

- Недавно Еврокомиссия ввела антидемпинговые пошлины на горячекатаный прокат предприятий из нескольких стран, в том числе из Украины (группа "Метинвест") и России. Как это может изменить ситуацию на европейском рынке?

- Это нужно задавать вопрос "Метинвесту" - удовлетворяет ли их размер пошлин? На нас это не отражается - мы польские производители. Но расследование было, факт демпинга был доказан.

И это вопрос также к европейским потребителям металла, которые покупали этот металл, им нужно задавать вопрос - будут ли они сейчас покупать металл, облагаемый антидемпинговыми пошлинами, или нет. Но если к нам потребители обратятся за дополнительными объемами, мы можем еще увеличить производство - такие возможности есть, хотя по производству стали на данный момент мы и работаем на пределе.

Анализировать ситуацию на европейском рынке горячекатаного проката после введения пошлин можно будет после действия антидемпинговых ограничений хотя бы в течение трех месяцев. Мы пока как работали, так и работаем, а дальше посмотрим, как рынок отреагирует, когда закончатся запасы ранее завезенной продукции на европейские склады.

- Как реализуете продукцию - по прямым договорам с потребителями или через металлотрейдеров?

- В Польше есть компании, которые обеспечивают поставки металла конечным потребителям: они заключают с нами договора, платят деньги, мы отправляем металл. Поэтому проблем с поставками нет. НДС на внутреннем рынке Польши, как и на европейском, на толстолистовой прокат не платится.

Только есть разные схемы у потребителей, вопрос - кто финансирует проекты. Это может быть сам потребитель продукции или заказчик реализуемого проекта.

Основные наши потребители - судостроение, конструкционные компании, машиностроение, где используется толстолистовой прокат - от 6 мм до 120 мм.

- Есть ли будущее у металлургии Украины, с учетом ситуации на Донбассе, устаревшего производства и с экологическими проблемами?

- Потенциал для развития металлургии есть. В Украине до 1991 года выплавляли свыше 50 млн тонн стали ежегодно! Потом было падение до 20 млн тонн, с 1999 года начался рост и дошли до 40 млн тонн, сейчас опять близки к 20 млн тонн в год. Опыт вывода металлургии Украины из кризиса есть, и его нужно постараться использовать в сегодняшних изменившихся условиях.

- А если вам будут предлагать поставки Алчевского МК напрямую из ОРЛО (ЛНР)?

- Вопрос неуместен. Должно быть таможенное оформление грузов Украиной, да и контрабанда в Польшу не проходит. Поэтому, если будут поставки продукции Алчевского МК, то все может быть только на законных основаниях, а мы сможем принять полуфабрикаты и слябы, которые официально пройдут таможенную границу Польши. Кстати, до остановки Алчевский МК был перерегистрирован на подконтрольной Украине территории, все поставки его продукции на экспорт, в том числе и нам, были вполне законными и легальными.

- И в завершение, какие перспективы предприятия ISD Huta Czestochowa на следующий год?

- Мы рассчитываем только на собственные силы и собственный потенциал. Сейчас мы производим около 500 тыс. тонн толстого листа в год - на собственной стали, без Алчевского МК и покупке слябов на стороне. У нас есть возможность с минимальными инвестициями обеспечить рост выплавки собственной стали на 20%, поэтому на следующий год планируем рост производства до 600 тыс. тонн. Наша продукция в этих объемах на рынке востребована. Если рынок будет требовать больше продукции, будем думать, как быть дальше. Сам прокатный стан 3600 у нас имеет мощность до 1 млн тонн в год, поэтому потенциал на будущее имеется.

Украина. Польша > Металлургия, горнодобыча > interfax.com.ua, 20 октября 2017 > № 2381353 Анатолий Федяев


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 октября 2017 > № 2358912 Кристель Неан

Майдан 3.0 обещает стать еще более радикальным и неонацистским, чем прошлый

Кристель Неан (Christelle Néant), AgoraVox, Франция

После оранжевой революции в 2004 году и Майдана в 2014 году сейчас наступает «Михомайдан»: смесь лишенного всех паспортов бывшего президента Грузии, «музы» прошлых революций, депутатов-радикалов и немалой доли ультранационалистов, чтобы не сказать неонацистов.

Откуда взялось «народное» название «Михомайдан»? Все просто: это слияние начала имени лидера нового государственного переворота (Михаил Саакашвили) и названия прошлой революции (Майдан). То есть, это Майдан Михаила, Михомайдан.

Только вот наш дорогой Саакашвили тут вовсе не в одиночестве: там находятся члены батальона «Донбасс», которых легко узнать по фуражкам их подразделения (финансируется Игорем Коломойским). Они защищали демонстрантов от полиции, пока те устанавливали палатки на площади.

Члены батальона помогли Саакашвили незаконно пересечь украинскую границу и впоследствии ограждали его от любых репрессий со стороны Порошенко на территории страны. Таким образом «Донбасс» представляет собой службу безопасности одного из столпов нового Майдана. И того, кто его финансирует (Коломойский).

Только здесь они — не единственные «радикалы». Как отмечает украинское онлайн-издание Strana.ua, на месте событий также находятся члены «Правого сектора» (организация запрещена в РФ — прим.ред.), без отличительных нашивок по требованию командования, которые получили приказ пойти на штурм Рады в случае невыполнения требований нового Майдана.

К ним также стоит добавить ряд депутатов ультраправых, чтобы не сказать неонацистских партий, вроде Семена Семенченко (командир «Донбасса») и Надежды Савченко, а также представителей партии «Свобода» и УНА-УНСО, основанная сыном Романа Шушкевича, активного коллаборациониста времен Второй Мировой (обе запрещены на территории РФ — прим.ред.).

Флаг этой неонацистской партии прекрасно виден среди демонстрантов и в палаточном городке.

На фоне такой угрозы со стороны радикальных сил Порошенко (он хитрее, чем многие думают) решил передать на рассмотрение Рады закон об отмене депутатской неприкосновенности и избирательной системы, чтобы умерить народное недовольство и подорвать аргументацию противников.

Как бы то ни было, Порошенко не собирается совсем уж расшатывать свое положение и сопроводил законопроект об отмене депутатской неприкосновенности пунктом о его вступлении в силу с 2020 года, тогда как предложенный депутатами вариант о начале действия закона с 2018 года был отправлен на рассмотрение в Конституционный суд.

Окончательное голосование по законопроектам в Раде может пройти лишь после того, как суд признает, что они не нарушают конституцию страны. Иначе говоря, Порошенко попытается выпутаться из ситуации, заставив суд признать их неконституционными. Таким образом, он сможет сказать, что не виноват в том, что законы не были приняты. Демонстрантам же такая схема явно не по душе.

Некоторые солдаты батальона «Донбасс» дали понять, что ждут распоряжения командования по поводу того, что делать с такой процедурной уловкой.

«Ждем, что решат командиры батальона, которые тут есть. Скажут, идти на Раду — пойдем. Семенченко правильно сказал: если сейчас пойти, то потом мы уже не соберемся», — заявил боец Руслан Strana.ua.

Другие же, как активист Михомайдана Юрий, честно говорят, что какое бы решение ни приняла Рада, дни нынешнего украинского правительства сочтены, и ему скоро придется уйти. Кроме того, он утверждает, что если власти попытаются разогнать протест, как предлагает Аваков, на площади у Рады будет уже не 700 человек, а в 300 раз больше.

Все это явно говорит о том, что требования Саакашвили являются лишь прикрытием для нового государственного переворота. Методы — те же, что во время прошлого Майдана, а радикалы вовлечены с самого начала. Кроме того, они уже вооружены арматурой и украденными у национальной гвардии щитами.

К концу дня ситуация стала весьма напряженной, а собравшиеся демонстранты назвали правительство «преступным» и требовали отставки депутатов. Часть из них надели маски, чтобы защититься от потенциального использования слезоточивого газа, однако многие посчитали, что национальная гвардия не будет применять слишком жестких мер из солидарности с ними.

Посреди всего это хаоса в Киеве появилась новость о задержании в аэропорту украинского депутата Борислава Розенблата, который собирался вылететь в Кельн с золотом и бриллиантами, причем, его уже подозревали в контрабанде янтаря (на нем был электронный браслет). Все это явно говорит о том, какой страх вызывает нынешняя обстановка у украинских политиков.

А ведь Майдан 3.0 только начинается…

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 октября 2017 > № 2358912 Кристель Неан


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Агропром. Металлургия, горнодобыча > ukragroconsult.com, 20 октября 2017 > № 2356685

Украина увеличила экспорт товаров в ЕС на $4,8 миллиарда

Торговый представитель Украины Наталья Микольская сообщила, что экспорт товаров из Украины в Евросоюз за восемь месяцев текущего года вырос на $4,8 млрд. Об этом Микольская написала в Facebook.

"Экспорт товаров за восемь месяцев 2017 составил $27,5 млрд и увеличился на $4,8 млрд по сравнению с восемью месяцами 2016 года", - сообщает Микольская.

Как сообщает пресс-служба Кабинета министров, в структуре экспорта товаров наибольшую долю составила продукция аграрного сектора и пищевой промышленности (41,2%), продукция металлургического комплекса (23,2%), продукция машиностроения (11,5%) и минеральные продукты (9,4%).

Экспорт металлургической продукции составил $6,4 млрд с увеличением на 17,9% по сравнению с прошлогодним периодом.

В экспорте товаров рост объемов поставок наблюдалось почти по всем отраслям промышленности, за исключением продукции из древесины и бумажной массы, экспорт которой сократился на 1,6%.

Снижение объемов экспорта древесины и бумажной массы произошло за счет сокращения поставок в РФ, Китай, Турцию, Казахстан, Кыргызстан, Ливан, Оман – на $1,7 млн (на 66,4%) и Иран – на $1,3 млн (на 75,4%).

Объем экспорта в Европейский Союз составил более половины экспорта области – 55,2%.

Больше всего в экспорте товаров за восемь месяцев выросли поставки: масла подсолнечного (на 666,6 млн долл.), кукурузы (на 634,1 млн долл.), руд и концентратов железных (на 613,5 млн долл.), проката плоского горячекатаного (на 317,3 млн долл.), ферросплавов (на 259,4 млн долл.), семена рапса (на 166,4 млн долл.), сахара (на 149,4 млн долл.), проводов изолированных, кабелей (на 130,5 млн долл.), соевых бобов (на 110,6 млн долл.), проката плоского холоднокатаного (на 108,1 млн долл.), чугуна (106,4 млн долл.).

Локомотивами роста экспорта за восемь месяцев стали восемь регионов Украины: Киев, Днепропетровская, Донецкая, Запорожская, Одесская, Полтавская, Николаевская и Винницкая области. Суммарный положительный вклад указанных регионов составил 16,8 процентных пунктов, что составило 79,6% общего прироста экспорта товаров.

Основным торговым партнером Украины в экспорте товаров за восемь месяцев 2017 года остался Европейский Союз (40%), при этом доля России составила 9,5%.

Экспорт товаров в страны ЕС продолжал демонстрировать положительную динамику. Так, объем украинского экспорта товаров в страны ЕС по итогам 8 месяцев 2017 года относительно аналогичного периода 2016 года вырос на $2,4 млрд (на 27,9%) – это наибольший рост объемов экспорта товаров среди всех торговых партнеров Украины.

В экспорте товаров в страны ЕС наблюдался рост объемов поставок по всем отраслям промышленности. Среди товаров больше всего выросли поставки из Украины в страны ЕС: руды и концентратов железных – на 431,5 млн долл., или в 1,8 раза; кукурузы – на 405,9 млн долл., или в 1,6 раза; ферросплавов – на 162,7 млн долл., или в 1,7 раза; масла подсолнечного – на 155,7 млн долл., или в 1,2 раза; проводов изолированных – на 129,4 млн долл., или в 1,2 раза.

Кроме стран ЕС, основными торговыми партнерами, куда больше экспортировать украинские товары за 8 месяцев 2017 года были: Индия (на $396,2 млн), Россия (на $393,8 млн), США ($275,9 млн), Турция ($221,2 млн), Беларусь ($169,4 млн), Иран (на $165,0 млн), Алжир (на $159,2 млн), Молдова ($123,5 млн), Ирак ($79,6 млн), Израиль ($79,5 млн).

Как сообщал БизнесЦензор, в 2016 году 13,4 тыс. украинских компаний экспортировали продукцию в ЕС, только за первый квартал 2017 года таких компаний было 7,8 тыс., тогда как в 2012 году в ЕС поставляли продукцию 10 тыс. компаний.

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Агропром. Металлургия, горнодобыча > ukragroconsult.com, 20 октября 2017 > № 2356685


Украина > Транспорт > minprom.ua, 20 октября 2017 > № 2356392

Лишь незначительная часть нарушителей правил дорожного движения в Украине привлекается к административной ответственности. Об этом сообщил глава Нацполиции Украины Сергей Князев.

Из 88 тыс. административных протоколов, составленных в этом году за пьяное вождение – ст. 130 (управление в нетрезвом состоянии), суды рассмотрели только половину, отметил он.

"А если посмотреть конечный результат, наложения штрафов и их уплату, то это мизер по отношению к тому, сколько было выявлено правонарушений", – подчеркнул С.Князев.

При этом он выразил надежду на реальное привлечение виновных к ответственности. "Я думаю, мы очень скоро введем те проекты, законодательные акты, реализуем по возможности, контроль за движением транспорта и превышением скорости, что является, пожалуй, основной причиной ДТП, которые приводят к смерти", – сказал он.

Украина > Транспорт > minprom.ua, 20 октября 2017 > № 2356392


Украина > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 19 октября 2017 > № 2358867 Кристель Неан

Ротшильды приберут к рукам украинскую ГТС

Кристель Неан (Christelle Néant), AgoraVox, Франция

Если вас гложут вопросы о причинах событий на Майдане и нынешней войны в Донбассе, одним из самых очевидных мотивов является геополитика США, которые стремятся отрезать Украину от России (см. «Великую шахматную» доску Збигнева Бжезинского) и еще больше приблизить к ее границам базы, солдат и ракеты НАТО.

Как бы то ни было, за этой отвечающей американским планам геополитикой, скрываются очевидные наднациональные финансовые интересы. Многие компании не спускали глаз с Украины еще задолго до Майдана и уже тем более после него.

Это относится, например, к Monsanto, которая мечтает задешево выкупить украинские сельскохозяйственные земли, чтобы начать выращивать свои ГМО на черноземе (эти плодородные почвы в свое время сформировали житницу СССР). Кроме того, это касается добывающих сланцевый газ предприятий (некоторые из рассматриваемых месторождений находятся в Донбассе) и тех компаний, которые хотят за гроши приобрести украинские заводы после краха национальной промышленности в результате разрыва отношений с Россией. Иначе говоря, в желающих нажиться на украинском народе недостатка нет. И их не волнует, что тот в итоге прозябает в нищете и гражданской войне.

К этим не полностью финансовым целям (у продовольствия и энергетики имеется очевидная геополитическая составляющая) следует добавить еще одну, которая имеет огромное значение с точки зрения геополитики и финансов: речь идет о газотранспортной системе. Дело в том, что Украина представляет собой центральный узел в поставках российского газа в Европу.

Кстати говоря, именно эта ключевая роль в поставках столь необходимого Европе газа (Россия обеспечивает почти треть всего европейского потребления) и неоднократные конфликты Киева и Москвы после первого Майдана в 2004 году представляют собой угрозу для снабжения континента. Меркель и Олланд так активно проталкивали подписание Минских соглашений вовсе не ради красивых глаз Порошенко. Все дело в том, что Германия видела риск полного краха Украины и, вместе с ней, поставок российского газа.

Кроме того, именно по этой причине Германия настаивает на строительстве газопровода «Северный поток-2», который позволит ей и дальше напрямую получать газ из России в обход проблематичного транспортного узла, который сегодня представляет собой Украина.

Украина шантажирует Европу, поскольку держит руку на вентиле и может перекрыть поставки в ЕС или же забрать их часть для собственных нужд (стоит напомнить, что Киев украл до 15% предназначавшегося Европе газа в ходе газового конфликта во время первого Майдана, то есть оранжевой революции). Именно с этим связана истерическая реакция Киева на проекты «Турецкий поток» и «Северный поток-2», которые могут лишить его возможности создавать помехи, то есть геополитического влияния.

В таких условиях становится более понятной вся значимость обнародованной «Интерфаксом» 13 октября новости о том, что миланский банк Rothschild выиграл тендер на предоставление Нафтогазу услуг по децентрализации газотранспортной деятельности и поиску партнеров для управления украинской ГТС.

Сумма договора с банком Rothschild составляет 98 миллионов гривен (3,15 миллиона евро), тогда как общая стоимость работы оценивается в 193,3 миллиона гривен (6,213 миллиона евро), как следует из указанных на сайте ProZorro данных тендера.

Если все это кажется вам несколько туманным, я объясню, что сулят последствия этого контракта.

Для начала, посмотрим что подразумевается под децентрализацией? Стоит отметить, что государственная компания Нафтогаз управляет всей газовой отраслью, а также нефтяным сектором, от производства до транспортировки и реализации. Газотранспортной системой в свою очередь занимается Укртрансгаз (полностью принадлежит Нафтогазу и, следовательно, украинскому государству).

Иначе говоря, в нынешних условиях, Нафтогаз контролирует через Укртрансгаз все газопроводы в стране. Кстати говоря, именно Нафтогаз платит Газпрому за поставляемый на Украину газ. Не оплаченные предприятием счета стали причиной газовых конфликтов двух стран.

Так, что же меняет нынешний тендер? Децентрализация украинской газотранспортной системы означает, что она станет открытой для конкуренции. Другими словами, принадлежащие государству газопроводы будут проданы (сначала частично, но впоследствии совершенно определенно полностью) частным компаниям.

Именно здесь Rothschild выступает в качестве «инвестиционного банка». Он будет консультировать Нафтогаз в выборе наиболее подходящих компаний для продажи им долей принадлежащей украинскому предприятию ГТС, то есть должен обеспечить максимально выгодную приватизацию государственного имущества.

Задумка в том, что в итоге украинский газовый узел будет принадлежать уже не государству, а частным предприятиям и, следовательно, инвесторам и банкам вроде Rothschild, который явно не постесняется представить в самом выгодном свете финансируемые (посредством займов, акций и облигаций) или консультируемые им самим предприятия, чтобы извлечь для себя максимальную выгоду.

В результате газовый вентиль будет находиться в руках уже не украинского государства, а частных предприятий и банков, в том числе банка Rothschild (его прошлое в виде кровавых инвестиций с XIX века несложно отследить в сети на сайтах вроде Investopedia или Telegraph).

Украину поделят и продадут по кускам на рынке к выгоде финансистов. Кроме того, с учетом геополитической, стратегической и финансовой значимости украинского газотранспортного узла, страшно видеть, как на него накладывают руки банки с таким кровавым пассивом, как Rothschild.

Стоит помнить, что большинство войн в мире за последние десятилетия (это касается и тех, что еще только готовятся) ведутся в первую очередь ради природных ресурсов (нефть, газ, драгоценные металлы), и что эти конфликты оказываются весьма рентабельными для тех, кто вложил в них средства. Некоторые семьи вроде Ротшильдов сколотили огромные состояния на крови и смерти солдат, которые верили, что защищают родину, хотя лишь помогали другим озолотиться.

Украина > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 19 октября 2017 > № 2358867 Кристель Неан


Россия. Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 октября 2017 > № 2355558 Дмитрий Орешкин

Русским лучше в Харькове, чем в Донецке, а ошибку Путина с Крымом поймут позже — политолог из РФ

Почему «Крымнаш» стал камнем на шее России

Адриан Радченко, Апостроф, Украина

Аннексия Крыма, агрессия на Донбассе и другие действия Кремля загоняют Россию в тупик, результатом может стать очередной цикл распада РФ. Такое мнение в интервью «Апострофу» высказал российский политолог и политический географ ДМИТРИЙ ОРЕШКИН.

— На прошлой неделе президент Чехии Милош Земан сделал заявление, что Украине нужно отказаться от притязаний на возвращение Крыма в обмен на получение финансовой компенсации со стороны РФ. Также Земан сказал, что если Украина откажется признать Крым российским, то начнется европейская война. Как Вы считаете, что несет в себе это заявление?

— Ничего сверхъестественного не произошло. Насчет европейской войны — это слишком смело, потому что она уже по сути дела идет. Я думаю, что вопрос немножко в другом. Да, Крым сейчас под контролем России, и вряд ли в ближайшем будущем удастся его вернуть. Это надо понимать как объективную реальность, но это не значит, что надо с этим примиряться.

В данном случае я не очень понимаю логику чешского руководства, потому что большая часть европейских стран рассматривает ситуацию с Крымом как нарушение европейских представлений о законности. Их волнует не сам по себе Крым и то, кому он принадлежит, а то, что в Европе впервые за последние 50 лет был совершен акт ирридента (отсоединение от одной территории и присоединение к другой — «Апостроф»). Сам по себе процесс сецессионизма (выхода территории из состава государства — «Апостроф») или сепаратизма характерен для Европы, потому что перед Первой мировой войной в Европе было около 15-ти государств, среди которых 5 крупнейших империй, перед Второй мировой войной — уже 30 государств, а сейчас их 55-60. Это первое.

Второе: никто не может сказать про статус. Вот Северный Кипр — это государство или нет? Турция их признала как государство, а в Европе никто не признает. То же самое Крым. Россия считает, что это ее территория. Но никто, кроме РФ, Крым не считает российской территорией.

В данном случае Чехия высказывается в том смысле, что, возможно, это уже состоявшийся факт. У Чехии для этого есть вполне понятные экономические резоны. Чехия рассчитывает, что при своей лояльности в отношении России она получит какие-то экономические приоритеты со стороны Кремля. Но нет — не получит, потому что у России сейчас слишком слабая экономика.

Это элемент гибридной войны, когда Россия старается работать с теми, кто признает ее контроль над Крымом. Но все европейские страны, да и большинство мировых, с этим не согласны.

Чехия делает рискованный ход — отдаляется от европейских ценностей и приближается к российским. Я думаю, что это ошибка, потому что ничего Чехия на этом не заработает, кроме критики со стороны Европейского союза. Но я бы по этому поводу не стал слишком напрягаться. Ну, мало ли, что говорит Чехия. Гораздо важнее, что говорят Германия, Британия, Франция, США и другие крупные мировые державы. Им это, естественно, не нравится и в ближайшем будущем вряд ли понравится. То же самое считают и Китай, и Беларусь, и многие другие страны, которые склонны поддерживать ту простую логику, что если законы существуют, то они должны соблюдаться.

В этом смысле мы имеем конфликт системы ценностей. Россия считает, что она вправе оттягивать территории, на которых много русских. И это создает для РФ невыгодную ситуацию, потому что империю боятся практически все соседи, где есть русские люди. Это не только Украина. Они есть и в Прибалтике, и где угодно их можно найти и попытаться «защитить».

Так что я думаю, что это игра Чехии в расчете на то, что в России ей скажут спасибо и чем-то помогут. Но, кроме спасибо, Чехия вряд ли что-либо заработает.

— Выходит, что это пустые слова. Но, с другой стороны, это ведь сказал президент Чехии.

— Ну и что? Президент Чехии имеет право говорить подобные вещи. Но, я думаю, Чехии от этого лучше не станет, да и ее президенту тоже. Он выбирает свою политическую позицию, но не стоит по этому поводу слишком возбуждаться. Сказал — так сказал. Что тут изменится?

— Как Вы считаете, будут ли делать подобные заявления те же венгры, которые лояльны к России и конфликтуют с Украиной из-за закона об образовании?

— Венгрия вряд ли такое прямо заявит. У Будапешта скорее локальная задача. Они, опираясь на поддержку России, полагают, что, может быть, когда-нибудь им удастся к себе присоединить территории, населенные венграми в Украине. Но едва ли это реально. Скорее они просто создают дополнительные трудности для Украины — я бы сказал, виртуальные трудности.

Здесь речь идет только о том, что венгры переживают из-за языковых ослаблений или поражения языковых прав венгерского меньшинства, как они считают.

Эти вопросы технически решаются — нужно вести международные дискуссии и не более того. У Венгрии нет никаких реальных политических, экономических и военных ресурсов, чтобы повлиять на эту ситуацию. Они могут делать какие-то заявления, но, в общем, это не самая влиятельная страна.

— Тем не менее, с помощью этого вопроса ряд политиков в Венгрии уже пытаются «откусить» часть территории Украины в Закарпатской области. Дело в том, что во многих селах Закарпатья люди даже не знают украинского языка, общаясь исключительно на венгерском. Может ли это обернуться реальной проблемой для Украины?

— Я думаю, что это не только украинский случай. Аналогичные ситуации с меньшинствами, которые говорят на своем языке, есть в Швейцарии, Польше, Германии, Франции. Тут проблема долговременная, которая решается не с помощью какой-то там силы или заявлений. Если жители венгерских сел Закарпатья хотят делать какую-то карьеру, перебираться в города, а не просто находиться на территории своего меньшинства, то им так или иначе надо изучать украинский язык. Так что в этом случае им надо помогать.

Другой вопрос, что это надо делать очень аккуратно, соблюдая права меньшинств и не пытаясь их насильственно украинизировать. Нужно создать им возможности и удобства для того, чтобы они украинизировались. Это вполне естественный процесс — украинский язык крупнее, чем венгерский. И вопрос просто во времени и терпении.

Нация в современном понимании — это вовсе не обязательно какое-то этническое единство, что в современном мире бывает чрезвычайно редко. Нация — это государственное объединение, функция государства. Украинская нация включает в себя людей с разными языками. Но, чтобы адаптироваться в рамках украинской нации, меньшинствам удобно, зная свой язык и сохраняя свои традиции, изучать язык того государства, в котором они находятся. Иначе они себя обрекают на некоторую замкнутость и изоляцию. Кому-то это нравится. И общая тенденция мирового развития ведет к тому, что трудно делать карьеру и реализовывать себя, не понимая государственного языка.

Точно так же в России. Возьмем, к примеру, татарский язык. Для того, чтобы достичь каких-то результатов в общероссийском масштабе, надо изучать русский. И они это прекрасно понимают. Здесь, как я уже говорил, вопрос технический и растянутый во времени.

На самом деле, здесь нет ничего страшного. Эта проблема решается, просто у нас опыта маловато. У нас обычно насильственно людей заставляют учить язык. К примеру, политика русификации, политика полонизации, политика защиты языка в Латвии и так далее. Тут важно создать ясное ощущение, что тебе выгодно знать этот язык, что ты заинтересован в знании этого языка, тогда все само по себе решается. В тех же Штатах есть меньшинства, исчисляемые миллионами — люди испаноязычные, франкоязычные, которые прекрасно себя чувствуют в качестве граждан Америки.

— Вернемся к теме Крыма. Как Вы считаете, выгодно ли России заявление президента Чехии?

— Конечно, в пропагандистском пространстве будут говорить, что Чехия приняла эту точку зрения. Мол, дальше этот процесс будет нарастать. Но это вовсе не факт.

Тут надо понимать, что вот так вот вернуть Крым в ближайшем будущем и в среднесрочной перспективе нет никаких технических возможностей. Запад не захочет решать этот вопрос силой. И Украина не сможет.

Но дело в том, что в современном мире территории — это не то, что увеличивает мощь и экономическую влиятельность страны, а, наоборот — то, что нуждается в инвестициях. Например, Крым является очень серьезным потребителем для федерального бюджета, соответственно, средства не доплачивают другим регионам России. Крым стоит примерно 125 миллиардов рублей в год (более 60 млрд грн — «Апостроф»). Если бы в России были только эти расходы, то было бы не страшно, учитывая большой объем экономики. Но поскольку кроме Крыма надо платить за Донбасс, Сирию, Абхазию и другие вещи, то эта череда «присоединенных» территорий оказывается не поплавками, которые позволяют экономике держаться на поверхности, а наоборот, небольшими, но достаточно весомыми камушками, которые замедляют движение всей экономики. Поэтому, я думаю, в долгосрочной перспективе Россия обречена на отставание от более мелких по площади, но зато более интенсивно организованных экономических пространств.

Например, сейчас в России, если брать номинальный ВВП в долларах, это 1,4 триллиона долларов в год. По ВВП Россия сравнялась с такой страной как Южная Корея, где примерно, в три раза меньше население, не говоря уже о площади. Россия значительно отстает от Японии, у которой территория меньше, чем одна Архангельская область. Так вот — Россия вынуждена размазывать ресурсы на очень большую территорию, в то время как Япония и Южная Корея концентрируют эти ресурсы. Поэтому Россия и проигрывает в экономическом соревновании. И тенденция опускания России в мировом рейтинге по номинальному ВВП продолжается, потому что экономический рост РФ медленнее, чем среднемировой, не говоря уже о глобальных лидерах.

Возьмем Китай. Он своих территорий старается не отдавать, но и на чужие пока всерьез не замахивается. Таким образом, он имеет то преимущество, что все ресурсы может концентрировать на своей территории. А экспансия (захват новых территорий), тем более связанная с санкциями, с потерями для международного престижа — это слишком дорогое удовольствие, которое выворачивается наизнанку.

Если в XIX веке присоединение территорий означало укрепление государства, потому что там новые рекруты, новые театры военных действий, то сейчас, в XXI веке, когда на повестке дня интенсификация территорий — это, скорее, стратегический минус, чем стратегический плюс.

— Что же тогда поможет Украине вернуть полуостров? Какие факторы поспособствуют тому, что Россия откажется от захваченной территории?

— Крым — это очередная черная дыра, очередной дотационный регион. Сейчас пропагандистский выигрыш налицо — все Путину аплодируют, что «Крымнаш» и так далее. Но в долгосрочной перспективе это еще один довольно весомый камень на шею российской экономике. Так что особенно радоваться нечему.

Эта политика влияет на то, что Россия понемножку теряет свое экономическое влияние. Оно уже и сейчас меньше 2 процентов мирового ВВП (у царской России было 7 процентов), меньше 2 процентов глобального населения, территории из-за дефицита средств отстают и деградируют, люди оттуда уезжают, соответственно, происходит депопуляция. Так что в долгосрочной перспективе Россия проигрывает от этой политики, но с этим же никто в РФ не согласится. Все живут ценностями XIX и начала XX века, когда Германия пыталась «прирезать» себе территории, Российская империя пыталась и другие.

Это вчерашний день и с точки зрения России — это большая ошибка. Америка же к себе никого не присоединяет, да и Германия тоже. В основном идет противоположная тенденция — территории скорее дробятся.

Мы же видим, что в стратегическом плане путинская политика приводит скорее к проигрышу, потому что 25 лет назад патриотическая общественность говорила о Приднестровье как о форпосте России в Европе. А прошло 25 лет, и Приднестровье — это черная дыра, которая висит на экономике России. При этом Приднестровье оказалось в блокаде со стороны двух недружественных России государств — Украины и Молдовы. Нам же рассказывали про «Новороссию», коридор для Приднестровья, «присоединение» Одесской, Харьковской и других областей. Но все это вывернулось наизнанку — теперь Приднестровье на Донбассе, а Россия получает Приднестровье 2.0, но с населением в 10 раз больше. И зона геополитического влияния России де-факто сокращается, что бы ни говорили пропагандисты. Соответственно, падают международная роль, экономическая роль и политическая влиятельность России.

Конечно, в пропагандистском пространстве это все представляется иначе, но пропаганда — это одно, а действительность — другое.

Так что если говорить про Крым, то я думаю, что по мере того, как будут ослабевать международные позиции России, так и люди в Крыму будут жить хуже. Достаточно сравнить Приднестровье с Молдовой. На территории Приднестровья численность населения сократилась в два раза. То же самое с Донбассом.

В то же время, к примеру, в Одесской, Харьковской, Днепропетровской областях русским людям, объективно говоря, живется лучше. Хотя бы потому, что их не обстреливают, у них есть возможность развиваться. И если выбирать русским людям, где жить, то, конечно, лучше жить в Харькове, чем в Донецке сейчас. Но наша пропаганда не хочет видеть эту очевидность. И население, которое смотрит телевизор, тоже не хочет этого понимать. Но это действительность, которая существует независимо от пропагандистского пространства.

Поэтому Россия будет ослабевать, проигрывая другим странам экономическое, культурное, демографическое соревнования и так далее.

Я думаю, несколько лет, а может, и десятилетие пройдет, Россия опять ощутит себя в тупике, и вполне может быть, что наступит очередной цикл распада. И тут уже совершенно нельзя предсказать, что будет с Крымом. Но должны пройти годы, чтобы большинство поняло, что это ошибка. Сейчас всего 15 процентов российского населения говорят, что Крым — это ошибка. Вот, собственно, и вся логика.

Россия. Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 октября 2017 > № 2355558 Дмитрий Орешкин


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 октября 2017 > № 2354265 Андерс Фог Расмуссен

Чтобы достичь мира на Украине, нужен метод «кнута и пряника»

Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen), The Globe And Mail, Канада

Я только что вернулся с линии соприкосновения сил, отделяющей свободную Украину от оккупированных Россией частей донбасского региона. По моему мнению, Европа, Канада и Соединенные Штаты сейчас могут найти политическое решение, которое прекратит эту войну. Для этого необходимо, во-первых, начать поставлять украинским военным оборонительное снаряжение, а во-вторых, направить в Донбасс полноценную миротворческую миссию ООН. Вопрос в том, хватит ли трансатлантическим союзникам решимости, чтобы урегулировать этот конфликт, кровоточащий в самом сердце западного мира, или робость заставит их упустить представившийся шанс.

Возможность направить в Донбасс миротворческую миссию создал в прошлом месяце ни кто иной, как российский президент Владимир Путин, представив собственное предложение на эту тему. Конечно, предложенный Москвой проект резолюции Совета безопасности оказался типичным путинским блефом, противоречащим множеству принципов ООН, и не может быть принят в нынешней форме. Однако вместо того, чтобы с ходу его отвергать, Западу следует поймать Россию на слове и превратить очередную ее ловушку в шаг к миру. Для этого можно использовать принцип кнута и пряника.

Кнутом могут стать поставки Украине оборонительного снаряжения. Когда я встречался с украинскими офицерами и солдатами на линии соприкосновения сил недалеко от Донецка, я спросил их, что может помочь им лучше защищать себя и мирное население. Они ясно ответили, что им нужны не боеприпасы, а оборонительное снаряжение — очки ночного видения, средства радиоэлектронного подавления, а также радары для определения огневых позиций противника. Президент США Дональд Трамп сейчас рассматривает предложение о поставках всего этого Киеву. Россия отреагировала на эту перспективу множеством угроз. Многие, особенно в Европе, боятся, что такой шаг будет способствовать эскалации конфликта, однако, так как речь идет именно об оборонительном снаряжении, реакция Москвы может выглядеть оправданной, только если Россия намерена атаковать украинские силы.

Поставки оборонительных систем никоим образом не противоречат отправке миротворческой миссии. Запад, вводя санкции и обучая украинских военных, уже заметно увеличил для г-на Путина издержки агрессии. Судя по тому, как он прощупывает почву в ООН, он сделал из этого определенные выводы. Однако неискренность его инициатив показывает, что переломный момент еще не достигнут. Дополнительные меры должны усилить этот эффект и заставить Москву переосмыслить происходящее. Однако одного увеличения издержек явно недостаточно. Мы также должны предоставить г-ну Путину возможность выйти из войны, которую он начал, сохранив лицо. С учетом того, что он уже доказал свою неспособность соблюдать соглашение о перемирии, отправка в зону конфликта полноценных международных миротворческих сил — это единственный вариант.

Президент Украины Петр Порошенко с 2015 года призывал организовать такую миссию, однако он столкнулся с перспективой российского вето в Нью-Йорке и со скептицизмом со стороны европейских союзников. Также существуют опасения, что присутствие ООН только заморозит конфликт — причем за счет международного сообщества. Однако Совет безопасности может избежать этого, проведя красные черты: во-первых, миссия должна будет охватывать всю территорию до российско-украинской границы, чтобы линия соприкосновения сил не превратилась в новую фактическую границу, а во-вторых, она должна будет защищать население и инфраструктуру, а не только работающих в регионе международных наблюдателей.

Давайте не будем забывать, насколько высоки ставки связанные с этой войной, о которой многие предпочитают не вспоминать. В Донбассе в страхе живут почти три миллиона украинцев. Еще 1,5 миллиона бежали в другие регионы Украины. Сотни деревень либо оказались в серой зоне между двумя сторонами, либо получают воду и электроэнергию с оккупированных территорий. В Донбассе разворачивается гуманитарная катастрофа. Скажем, около тех мест, которые я посетил, находится отстойник с ядовитыми отходами. Он нуждается в ремонте, однако российские ставленники не собираются гарантировать рабочим безопасность. Если он разрушится, 80% питьевой воды в регионе будет отравлено.

Некоторые утверждают, что даже самая мощная миротворческая группировка ООН не сможет справиться с российскими бойцами и российской военной техникой. Однако они исходят из неправильных предпосылок. Согласившись на введение миротворческих сил, Москва должна будет также согласиться на деэскалацию конфликта. Вывод с оккупированной территории российских солдат и техники — предварительное условие для этого. А контроль миротворцев над пограничными переходами дополнительно гарантирует прекращение беспрепятственного притока из России вооружений и живой силы.

Если Россия выведет свои войска и восстановит суверенитет Украины, мы сможем предложить ей главный пряник — смягчение санкций. Разумеется, это нельзя делать на поэтапной основе. Полная отмена санкций возможна только после того, как Россия исполнит все свои обязательства. И хотя создать миротворческие силы будет непросто, со стороны Вашингтона, Оттавы и европейских страниц будет крайне неразумно, если они позволят своему скептическому настрою помешать этим попыткам.

Администрация г-на Трампа уже признала, что дорога к улучшению отношений с Россией пролегает через Украину. Европейцам также пора это признать. Канада может сыграть ключевую роль в трансатлантическом сотрудничестве по этому вопросу. Никто не обманывает себя насчет намерений г-на Путина, однако в настоящий момент решительные действия могут подготовить почву для урегулирования одного из самых кровопролитных конфликтов в Европе.

Андерс Фог Расмуссен — глава консалтинговой компании Rasmussen Global, бывший генеральный секретарь НАТО и бывший премьер-министр Дании.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 17 октября 2017 > № 2354265 Андерс Фог Расмуссен


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 октября 2017 > № 2354217 Сергей Румянцев

Встреча двух революций: «декоммунизация» по-украински

Украинские политики считают наследие СССР важнейшим препятствием в деле построения прекрасного будущего. При этом, с советским наследием они расправляются тем же революционными методами, которые использовали коммунисты.

Сергей Румянцев, Open Democracy, Великобритания

По прошествии почти трети века после распада СССР символическое наследие Октябрьской революции 1917 года вновь, и как никогда прежде, в центре актуального политического дискурса на Украине. Гражданское противостояние на последнем Майдане и конфликт с Россией пробудили, используя метафору Эрнеста Геллнера, казалось бы вновь впавшую после оранжевого 2005 года в мистический сон спящую красавицу — украинскую нацию — на новые масштабные свершения. В их перечне особое место занимает процедура окончательного расставания с советским прошлым.

Почему после стольких лет прошедших с распада СССР его наследие на Украине все еще остается чуть ли не «врагом номер один», важнейшим препятствием в деле построения прекрасного будущего? Почему с советским наследием расправляются революционными методами новой монументальной пропаганды?

Возможно именно в дискурсах и практиках декоммунизации отражается специфика социально-политической атмосферы на постмайданной Украине, как и особенности отношений с «любимыми» и «ненавистными» соседями.

Многие украинские политики и публичные интеллектуалам считают, что в горниле все еще горячего конфликта на востоке страны украинская нация выковала свой необратимый и глубоко осознанный выбор в пользу демократии и Европы. 1 сентября 2017 года президент Петр Порошенко убеждал учеников одной из средних школ Харьковской области, расположенной на самом востоке страны, что нынешние первоклассники обязательно увидят Украину полноправным членом ЕС. Через неделю в своем послании к Верховной Раде он с не меньшим оптимизмом утверждал, что правительство готово к реализации новых инициатив и стратегий, приближающих страну не только к ЕС, но и к НАТО.

При этом, значительная часть жителей страны мало знакомы с европейской демократией и бюрократией на собственном опыте. Для большинства украинцев по советской (или уже постсоветской?) традиции живущих от зарплаты до зарплаты, Европа, как и ностальгия по временам Союза, — это мечта о финансовой стабильности и социальной защищенности. В той же своей речи к Раде, Порошенко говорил, что «украинец должен чувствовать Европу, даже если он не покидает пределов своей страны», подчеркнув, что речь идет и об «уровне материального благополучия граждан». Однако три постмайданных года показали, что провести экономические и социальные реформы, реконструировать систему образования или победить коррупцию и бедность — т. е. сделать страну «истинно европейской» — гораздо сложнее, чем бороться с памятью о Ленине и некоторых его соратниках, доживших в камне и бронзе до наших дней.

В уже упоминавшейся президентской речи перед учениками школы на Харьковщине, Порошенко с пугающим энтузиазмом утверждал, что «новейшие технологии позволят нам [политикам и учителям?] формировать новых украинцев». Видимо как раз и вооруженная такими новейшими технологиями украинская элита на волне очередной смены власти заявила о решимости вновь преодолеть советское прошлое, как способе приблизиться к воображаемой Европе. Еще в мае 2015 года, с поразившей самих политиков и депутатов Рады быстротой, был принят пакет из четырех «декоммунизационных» законов, в числе которых запрет советской символики, как тоталитарной. Другими словами, используя наиболее востребованные в публичном и в повседневном дискурсах метафоры, политическая элита приняла решение окончательно убить в украинцах «совок» и «ватника».

Стороннего наблюдателя, пережившего в какой-нибудь из республик СССР борьбу с советским символическим наследием в 1990 годах, посещает чувство déjà vu. В реконструкции мемориального ландшафта и уничтожении мест памяти, ассоциируемых с советским режимом, трудно найти что-то новое. Как и повсюду, наиболее известные и значимые монументы демонтировали на Украине уже в годы развала Союза. На западе страны этот процесс протекал с большим энтузиазмом, чем в центре, или в юго-восточных областях. Как и везде, монументов, не говоря уже о площадях и улицах, посвященных большевикам, было слишком много (даже на западе), чтобы демонтировать и переименовать их все на волне даже нескольких эмоциональных подъемов, один из которых пришелся на предпоследнюю украинскую революцию осенью-зимой 2004. Не помог и массовый «ленинопад», случившийся зимой 2013-2014 годов.

За некоторым спадом разрушительного энтузиазма как раз и последовал упомянутый пакет законов, позволивший рутинизировать процесс декоммунизации. По словам Дмитрия Меркурова, известного советского скульптора-монументалиста, автора гранитного Ленина, установленного в Киеве перед Бессарабской площадью и ставшего по-настоящему известным после его разрушения в декабре 2013 года, «страна требовала» от него и его коллег «создания огромного количества памятников». От нынешних украинских политиков страна, или, по крайней мере, часть ее населения доминирующая в публичном поле, потребовала их разрушения. Ломать не строить.

Принимая во внимание, что Меркуров и иже с ним свою работу выполняли старательно, да и советский режим средств не жалел, украинская власть еще достаточно долго сможет эксплуатировать популистский образ бескомпромиссного борца с советским прошлым. Тем более, что, на первый взгляд, декоммунизация — это один из немногих «фронтов», на которых можно легко добиться хотя бы статистических успехов. В той же речи 7 сентября Порошенко отчитывался Раде о достижениях в разрушении свыше тысячи трехсот памятников Ленину и переименовании почти тысячи населенных пунктов. И это далеко не все достижения декоммунизации: в разных городах и поселках страны были переименованы свыше 50 тысяч улиц, названия которых так или иначе имели отношение к советскому прошлому. Пост-майданная власть в принципе склонна к монополизации образа единственного истинного борца с наследием советского тоталитаризма. По этой версии, только на 26-ом году независимости Украина наконец по-настоящему избавляется от него, а значит на тысячи памятников и населенных пунктов становится ближе к Европе. Но способствует ли эта политика росту солидарности среди самих украинцев?

Декоммунизация 9 мая

Эмоции, сопровождавшие «ленинопад» (одним из символов этого периода как раз и стал меркуровский памятник), быстро пошли на спад после зимы 2013-14 годов. Но если очередные демонтажи вождя мирового пролетариата теперь уже мало волнуют обывателей, то ключевое со времен Союза место памяти сохраняет свою актуальность для многих украинцев. Историк Алексей Миллер, считает, что исключить коммунизм из национальной истории в России было невозможно, по той причине, что «центральное место в национальной мифологии занимает Победа, чего нет ни у кого из соседей, за исключением Беларуси и Юго-Восточной Украины». Но и для западной Украины Вторая Мировая — это тоже важное место памяти. Только это история не о «нашей Победе», а об «оккупации».

Нужно ли думать, что советская военно-монументальная традиция, миф Победы и ритуалы — это часть тоталитарного наследия, от которого необходимо избавляться? Декоммунизационные законы (и в их числе «Об увековечении победы над нацизмом…»), чаще отвечают на этот вопрос утвердительно. Великая Отечественная становится Второй Мировой, СССР обвиняется в развязывании войны, оба тоталитарных режима — нацистский и коммунистический — повинны в военных преступлениях и геноциде, совершенных против украинского народа. Но, сделав ряд решительных шагов по декоммунизации Победы, власть, видимо, не рискнула поставить это место памяти под полное сомнение и приняла решение в духе оксюморона: праздниками становятся и европейско-американское 8 мая («День памяти и примирения»), и советское 9 мая («день Победы»).

Один праздник для западного региона, другой — для юго-востока? Впрочем, важнее задаться вопросом насколько успешной в принципе может быть попытка декоммунизации 9 мая на Украине? Не принялась ли власть за сизифов труд? Ведь даже советской пропагандистской системе не удалось насадить миф Победы в западных областях и полностью вытеснить память о локальных героях. Стоит ли думать, что украинская национальная пропаганда добьется большего успеха в идеологической обработке юго-востока — сохранив, ко всему прочему, статус официального праздника за Днем Победы?

Любой украинский националист-патриот всегда сможет увидеть в дискурсах памяти и ритуалах празднования Победы что-то советское и путинское. Эстетика военных монументов и ритуалов памяти, ордена и форма ветеранов, значимые персонажи и герои эпохи, фильмы и песни, и многое другое настойчиво отсылают к советскому мифу. Возможно, решением могла бы стать попытка последовательной реконструкции Победы в западноевропейское «8 мая» для всей Украины. Но украинская власть и ее ключевой идеологический агент — институт Национальной памяти в контексте современного конфликта с Россией предприняли очередную попытку национализации этого мифа, через утверждение в публичном пространстве контрсимволов и контрдискурсов. Красный мак против георгиевской ленточки. Возможно, что скоро вместо советского герба на щите у «Родины-матери» в Киеве можно будет увидеть украинский трезубец.

Куда важнее, впрочем, что основной практикой национализации мифа о войне стало очередное возвращение к «своим героям». Порошенко пошел дальше Ющенко и принял закон «О правовом статусе и памяти борцов за независимость Украины в XX веке». В их число, помимо многих прочих, включили Организацию украинских националистов (ОУН) (запрещена на территории РФ. — прим. ред.) и Украинскую повстанческую армию (УПА) (запрещена на территории РФ. — прим. ред.), печально известных своим активным участием в Холокосте и проведением Волынской резни. Отныне отрицание правомерности борьбы за независимость становится противоправным актом, надругательством над памятью борцов и унижением достоинства Украинского народа. В случае неисполнения закона (как и кто будет решать, где начинается и заканчивается достоинство украинского сообщества?) понесут свою долю ответственности даже иностранцы, засомневавшиеся в заслугах борцов. Получившая свою порцию славы политика борьбы с «фальсификациями истории» в России, пик которой пришелся на 2009-2012 годы, отныне кажется весьма скромным достижением путинских идеологов.

Если выпало в империи родиться

Конкуренцию двух мифов: Вторая Мировая или Великая Отечественная — «бандеровцы» или «колорады» — современный конфликт с Россией только обострил, подчеркнув глубину различий в региональных традициях памяти о той войне. В то же время, мобилизационный дискурс, доминирующий после 2014 года, требует от политиков и публичных интеллектуалов отрицания какого бы то ни было регионального раскола. Популярность приобрела сомнительная гипербола, в стиле черной иронии выражающая благодарность Путину, своими действиями (аннексия Крыма, вторжение в восточные области и пр.) наконец заставившему украинцев почувствовать себя солидарным национальным сообществом. Но может ли всерьез и надолго объединять общая нелюбовь к России? Власть своим «революционным декретом» продемонстрировала решимость раз и навсегда утвердить принципы единства для всех западно-юго-восточных украинцев, отдав предпочтение мифу о националистах ОУН и УПА (запрещена на территории РФ. — прим. ред.), известных своей нелюбовью к москалям.

Безусловно, проблема «запада-востока» очень часто упрощается. Как всегда и случается, региональные границы во многом прозрачны и не всегда очевидны. Активная и мобильная часть постсоветского поколения пересекает их с большей легкостью, чем люди среднего возраста. Понятны и опасения украинской власти, ведь немало правды в том, что политизация региональных различий стала мощным препятствием для стабильности. Но помогут ли преодолеть раскол отрицание, замалчивание или ультимативное требование к украинцам, отцы и деды которых сидели в других окопах, уважать и чтить «бандеровцев»?

Региональные различия, отражающие богатство и многообразие культуры — это нормальная ситуация для любой большой страны. Проблема не в различиях, а в их интерпретации. Вслед за развалом Союза в 1991, и после в 2005, или 2014 годах власть могла бы попытаться провести широкий и открытый общественный диалог, направленный на деполитизацию регионализма. Превратить то, что считалось слабостью в сильную сторону сообщества. Но либо грех молчания оказался сильнее, либо власти не хватало легитимности, либо политики использовали регионализм в своих целях.

Годы правления Виктора Януковича и вклад России в дестабилизацию Украины существенно подорвали и даже маргинализировали позиции «юго-востока» и миф «Великой Победы». В ситуации войны многие интеллектуалы или поправели, или просто не идут на риск заведомо непопулярных критических высказываний. В результате, если при советах всей Украине навязывали миф Победы, то теперь слава героям из ОУН-УПА.

Доминирующий ныне национальный миф («бандеровский») по-прежнему мало помогает политической и культурной интеграции Украины, хотя он и встраивается в более широкий нарратив современного национализма, построенного на полном отрицании памяти о сопричастности украинцев созданию Российской империи и СССР. Многие представители постсоветского поколения убежденны в том, что вся их страна была только колонией, а большевики, как некая сугубо внешняя сила, оккупировали добившуюся независимости Украину. В этом нарративе также ощутимо влияние западного региона, попавшего в состав СССР в одно время с Прибалтикой.

Однако территория современной Украины была собрана в результате имперской, а затем и советской экспансионистской политики. Этнические украинцы внесли свой важнейший вклад и получили свою долю «пирога» при разделе Союза. Объединить население страны в контексте современного украинского национализма, полностью отрицающего сопричастность империи и СССР, было непростой задачей, и украинские власти с ней не справились. И этому обстоятельству не стоит удивляться. Нормализовать противоречивое имперское наследие и интегрировать население страны в контексте постсоветского украинского национализма было невозможно.

Современные конфликты и советское наследие

Впечатляют, впрочем, не столько противоречия «декоммунизации», а тот, казалось бы давно канувший в прошлое эмоциональный подъем, сопровождающий этот процесс в современной Украине. Наблюдая за острыми переживаниями его вдохновителей и сторонников как раз и ощущаешь себя вернувшимся в 1990-1991 годы. По словам исследователя традиции публичной монументалистики Сергиуша Михальского, фоторепортажи о низвержении памятников в те уже далекие годы стали «важнейшим визуальным символом» краха советских режимов. В этом смысле, поверженные памятники сыграли куда более значимую роль в истории, чем в бытность свою официальными местами памяти.

Прошло уже почти тридцать лет с момента коллапса СССР, а значит и существования независимой Украины. Откуда вдруг такая темпераментная нелюбовь? Почему опять во всем повинен давно почивший Союз?

Возможно, все дело в том, что на бывших имперских окраинах Россия всегда ассоциировалась с СССР. Учитывая настойчивые попытки путинского режима монополизировать права на заметно «приукрашенное» советское наследие, десоветизация/декоммунизация становится востребованной символической практикой противостояния внешним и внутренним врагам, особенно в ситуации неудачного развития событий в зонах вооруженного противостояния (как, например, в Грузии, где после «пятидневной войны» была принята «Хартия свободы»).

На Украине декоммунизация сопровождается массовой заменой названий населенных пунктов, улиц и площадей. Бум производства новой городской топонимики служит повседневным напоминанием о неспособности украинского политического режима добиваться своевременного и последовательного исполнения собственных громких указов и законов. В центре Славянска можно прогуляться по улице Коммунаров, а в центре Киева по Красноармейской. Официально обе улицы были давно уже декоммунизированы. Днепр практически на всех дорожных указателях по-прежнему остается Днепропетровском. Если продолжать этот перечень, он может оказаться почти таким же длинным, как и список из десятков тысяч декоммунизированных улиц и площадей. Впрочем, большинство обывателей, легко пользующихся старыми названиями, озабочены социальными проблемами и по прошествии почти трех лет после Майдана не сильно интересуются свержением очередного Ленина.

Мобилизационный национализм

Разразившийся в 2014 году конфликт окончательно утвердил «отрицающий» имперское наследие дискурс. Официальный национализм все в большей степени приобретает мобилизационные, милитаристские и реваншистские черты. Образ врага (внешнего и внутреннего) востребован как никогда, через него утверждается необходимость полной солидарности всех украинцев. Власть и Институт национальной памяти пытаются приободрить гордость украинцев активно прибегая к милитаристским дискурсам и нарративам. Современные украинские воины должны следовать примерам тысячелетней традиции и воинственности своих воображаемых этнических предков. Сконструированный институтом Памяти, руководимым Владимиром Вятровичем, в рамках публичного проекта «Воины. История украинского войска» визуальный нарратив в 24 лицах, призван продемонстрировать современникам непреходящий в веках феномен украинской воинственности. Очевидно, что российско-имперскому и советскому воину-украинцу в этом ряду места не нашлось.

Несмотря на то, что вооруженный конфликт на Востоке страны находится в своей горячей фазе (лето 2017 запомнилось очередными обострениями на линии соприкосновения) уже давно параллельно проводится его героическая коммеморация. В Киеве можно поклониться памятнику героям АТО. Вторая и третья годовщина «освобождения Славянска» отмечались и в самом городе, и на Карачун-горе, где располагались главные силы украинской армии. И хотя дискурс травмы весьма популярен, коммеморация носит скорее триумфальный характер прославления победы над «российскими оккупантами» и «террористами». При этом, мирное население часто не в курсе проведения праздников освобождения или безразлично к ним.

Официально поверженное советское мемориальное наследие, его практики и дискурсы насквозь пронизывают популистские речи не только президента Петра Порошенко, но и ультраправых патриотов, собиравшихся в июле 2017 года на горе Карачун. Ветеранов АТО, как и их советских предшественников с юго-востока, прошедших Вторую мировую, все так же благодарят за «мирное небо над головой». А монументальный Бандера во Львове — совсем как Ленин — «такой молодой».

Официальный национальный дискурс утверждает, что воевать нужно за страну, территорию, нацию, народ. Как и при советах, беда и боль отдельного обывателя меркнут перед этими высшими целями, а войны, как известно, без потерь (в том числе и среди своего мирного населения) не бывает.

Перспективы мирной трансформации конфликта

В контексте современного русского и украинского национализмов, мобилизационных и реваншистских дискурсов, популярных в двух странах, мирная трансформация конфликта отодвигается в туманное будущее. Если описанные тенденции будут преобладать в ближайшие 20-30 лет (что вполне возможно), то наиболее вероятным будет непрерывное углубление конфликта.

Определенный ресурс для противостояния этой тенденции можно найти на уровне повседневного сопротивления обывателя. Очень многие жители Украины и России, не готовы к мобилизации и обеспокоены по большей степени социальными проблемами. Экономические и даже культурные связи между Россией и Украиной остаются весьма интенсивными, а многие интеллектуалы готовы инвестировать свои силы в мирную трансформацию конфликта.

Пока Украина, наряду с Россией являющаяся наследницей Российской и Советской империй, не примирилась со своим прошлым, оно остается мощным ресурсом для создания конфликтных дискурсов и ситуаций. Все принятые законы, коленопреклонения Порошенко перед мемориалом жертв Волыни, новые национальные нарративы либо дают поверхностный эффект, либо предлагают замену одного сомнительного героического мифа другим. Такой подход мало помогает признанию глубины своей ответственности перед историей и примирению с собственным прошлым.

Киевский Майдан Незалежности, пространство наполненное памятью о распаде СССР и двух постсоветских «революциях», как нельзя лучше передает дух этой противоречивой ситуации. Архитектурный и мемориальный дизайн и эстетика этого символического центра антиимперской и антисоветской активности является одним из наиболее впечатляющих образчиков тоталитарного наследия. С ним все равно придется жить. Но выбор стилей отношения к прошлому может многое изменить в будущем — или только помочь отретушировать очередной героический миф.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 октября 2017 > № 2354217 Сергей Румянцев


Украина. Весь мир > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 17 октября 2017 > № 2353933 Дэвид Липтон

Замглавы МВФ Липтон: Еще не время думать о выборах!

Эксклюзивное интервью первого заместителя управляющего директора Международного валютного фонда (МВФ) Дэвида Липтона агентству "Интерфакс-Украина".

- Минул месяц с момента вашего визита в Киев…

- А кажется, будто это было вчера!

- Тем не менее, за это время Верховная Рада успела принять закон о пенсионной реформе. Как известно, МВФ уже выразил обеспокоенность по поводу внесенных в документ поправок, а также в связи с другими негативными сигналами, поступающими из Украины. Могли бы вы в этой связи уточнить условия завершения четвертого пересмотра программы EFF (Extended Fund Facility) и прокомментировать, насколько успешно мы продвигаемся в своих обязательствах после вашего визита?

- Что касается пенсионной реформы, мы договорились с правительством о принципах, на которых она должна строиться. Эти принципы, в том числе, включают достижение бездефицитного бюджета пенсионного фонда и обеспечение действительно достойного уровня жизни пенсионеров. У нас пока не было возможности изучить принятый Верховной Радой закон. Тем не менее, в первую очередь мы будем смотреть, учтены ли в окончательном документе принципы, которые мы изложили правительству.

Если говорить о программе с Украиной в целом, то основной ее целью на текущем этапе является переход от стабилизации экономической ситуации к определенным структурным реформам. В связи с этим в программу включен такой структурный ориентир как создание антикоррупционного суда. Я видел, что на прошлой неделе по этому вопросу высказалась Венецианская комиссия, а в Киеве прошли очередные дискуссии на эту тему.

Что для нас важно, и что было согласовано в ходе моего визита - это создание такой антикоррупционной структуры, которая будет эффективной и результативной. Нам очень важно, чтобы были выдержаны эти принципы - эффективность и результативность, чтобы был тщательный процесс отбора судей, гарантирующий их честность и профессиональные качества.

В программу также включен такой структурный маяк как реформирование процесса приватизации госпредприятий, и мы ожидаем принятия соответствующих нормативных актов.

Помимо этих мер, для дальнейшего продвижения по программе важно сохранить уже внедренные изменения, в частности, касающиеся внутренних цен на газ и газотранспортной системы в целом. Некоторое время назад было выражено определенное недовольство по поводу отсутствия прогресса в улучшении корпоративного управления "Нафтогазом Украины". Хочу напомнить, что важным достижением текущей программы была нормализация и совершенствование функционирования газотранспортной системы, а также устранение газовых дотаций. Украина впервые за весьма продолжительный период не импортировала газ из России и создала стимулы для развития внутренней добычи и рынка. Нам хотелось бы, чтобы эти весьма значимые изменения были сохранены и нашли свое развитие в будущем.

Другой не менее важный момент - это системная корректировка внутренних тарифов на газ. С устранением существовавших ранее дотаций тарифы должны изменяться в соответствии с международными ценами на газ: если цены идут вверх - тарифы растут, если падают, снижаются и тарифы. С этой целью согласована определенная формула.

Был также представлен проект госбюджета на 2018 год, но нам еще необходимо вникнуть в его детали. Непростое дело достижения бюджетных целей зависит, в первую очередь, от устойчивости экономики. Поэтому мы будем смотреть, достаточно ли устойчив госбюджет в текущих экономических условиях.

- Существует высокий риск превышения по итогам текущего года заложенного в программе целевого показателя дефицита госбюджета на уровне 3,1% ВВП. Может ли это отразиться на программе и, в частности, на рекомендациях МВФ к госбюджету на 2018 год?

- Здесь присутствуют два аспекта. Первый, это какая политика заложена в госбюджете, и второй – насколько сильной является экономика страны и, соответственно, насколько стабильна налоговая база. Мы должны принимать во внимание оба.

Могу отметить, что в течение последних нескольких лет соблюдение бюджетной дисциплины в Украине было хорошим, как и в целом существенно улучшилась макроэкономическая политика, что и позволило стабилизировать экономическую ситуацию.

- В 2018 году стартуют первые крупные выплаты в рамках погашения кредитов по программе EFF. Принимая во внимание некоторое отставание Украины от графика привлечения кредитных траншей и пополнения резервов НБУ, возможно ли, что предстоящие в 2018 году выплаты будут учтены в следующих траншах?

- Украине, прежде всего, важно следовать плану реформ и достичь соглашения с нами относительно очередного пересмотра. Таким образом, мы сможем и дальше предоставлять свою помощь, выделяя больше средств и создавая бизнес-среду, куда смогут вливаться и другие финансовые ресурсы. Я знаю, что Европейский союз намерен предоставить финансовую помощь, если политический климат в стране будет удовлетворительным, Европейский банк реконструкции и развития имеет ряд проектов, которые могли бы привлечь новые средства в Украину. Есть также много других финансовых ресурсов, которые могут быть доступны Украине, не говоря уже о результатах более сильной экономической деятельности. Все это может создать прочную основу для будущих платежей Украины.

- Как вы оцениваете в целом среднесрочные риски страны, учитывая недавнее размещение правительством еврооблигаций, а также принимая во внимание приближение предвыборного 2018 года?

- Если Украина решит приостановить реформы или сделать шаг назад, она может потерять все достигнутые на сегодняшний день преимущества достигнутых изменений. Подобное уже случалось в украинской истории, и даже не раз.

Если же власти сделают упор на том, чтобы продвинуться вперед, появятся возможности для дальнейшего рефинансирования долга и укрепления государственных финансов в целом.

Главное сейчас - сможет ли Украина укрепить стабилизацию и перейти к экономическому росту, который позволит стране решить ее проблемы. Это наиболее важный вопрос, еще не время думать о выборах. Выборы будут далеко в будущем. Необходимо воспользоваться промежутком времени до выборов, чтобы продвинуться вперед по программе и добиться большего прогресса. Тогда каждый сможет провести избирательную кампанию в условиях более сильной экономики.

- В прошлом месяце велись разговоры о разработке так называемого "плана Маршалла" для Украины. По оценкам его инициаторов, если Украина будет ежегодно получать $5 млрд инвестиций, экономика будет расти на 6-8%. Насколько реалистична эта, скажем так, альтернативная программе EFF идея?

- Никогда ничего не слышал об этой идее, и если бы такая подготовка действительно велась, я бы об этом знал. Однако считаю вполне реальным, что продолжение Украиной реформ поспособствует существенному притоку финансирования, будь то заимствования на долговых рынках или привлечение инвестиций. Наиболее многообещающая перспектива для Украины - в привлечении инвестиций, которые, в свою очередь, начнут создавать в стране связи с европейской цепочкой поставок. Подобные связи имеют немецкие и скандинавские предприятия в Польше и других странах Центральной Европы. Благодаря талантливой и образованной рабочей силе в Украине, а также учитывая уровень заработной платы, будущее страны как части Европы должно строиться не на каких-либо соглашениях, а на инвестициях, которые начнут связывать экономику Украины с экономикой Европы. Ожидаемый в результате этого экономический эффект будет гораздо большим, чем названные цифры.

- Вы уже наметили дату прибытия в Киев следующей миссии, а также предварительное видение сроков предоставления Украине пятого кредитного транша?

- Мы не обсуждали дату прибытия миссии (с украинской делегацией – ИФ). Скорее, мы были сосредоточены на обсуждении дальнейших шагов, необходимых для того, чтобы Украина могла продвинуться вперед в выполнении программы.

Украина. Весь мир > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 17 октября 2017 > № 2353933 Дэвид Липтон


Украина. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358953 Джеймс Карден

Разжигание кровопролития на Украине

В США ненавидящие Россию либералы переходят на сторону неоконсерваторов, стремящихся спровоцировать новый виток эскалации конфликта на Украине, а вероятность рационального и мирного урегулирования кризиса продолжает снижаться

Джеймс Карден (James W Carden), Consortiumnews.com, США

В январе прошлого года сенатор Джон Маккейн (John McCain) вместе со своим давним товарищем, сенатором Линдси Грэмом (Lindsey Graham), возглавил делегацию, отправившуюся на позиции украинских войск, расположенные недалеко от линии фронта на востоке Украины. В присутствии президента Украины Петра Порошенко Грэм сказал, обращаясь к солдатам: «Ваша борьба — это наша борьба… 2017 год станет годом наступления. Мы вернемся в Вашингтон и будем продвигать вопрос о противодействии России».

Маккейн пообещал солдатам: «Мы сделаем все возможное, чтобы обеспечить вас всем тем, что вам необходимо для победы».

Если проанализировать долгую карьеру этих двух республиканцев, можно прийти к выводу, что саркастическое замечание Макджорджа Банди (McGeorge Bundy) в адрес известного колумниста эпохи холодной войны Джо Олсопа (Joe Alsop) — «насколько мне известно, он еще ни разу не ездил туда, где может пролиться кровь, без того, чтобы по возвращении не призвать к еще большему кровопролитию» — вполне применимо к Маккейну и Грэму.

Действительно, принятый в сентябре Закон о национальной обороне доказывает, что Маккейн и Грэм умеют держать данное слово: согласно этому недавно принятому закону о военных ассигнованиях, Киеву на оборонные нужды будет предоставлено 500 миллионов долларов, включая «оборонительное смертельное оружие».

Эта помощь США оказалась чрезвычайно своевременной для президента Украины Перта Порошенко, чей рейтинг одобрения сейчас держится на уровне примерно 16%. В попытке исключить возможность насильственного захвата власти ультраправыми Порошенко снова начал бить в барабаны войны, обещая новый всплеск кровопролития.

В своей речи, которую Порошенко произнес в Военной академии США в Уэст-Пойнте 19 сентября, он пообещал, что «американское оружие поможет нам освободить Донбасс и вернуть украинские территории». Он также отметил, что в настоящее время Украина тратит примерно 6% ВВП на оборону и что эта цифра, добавил он, «намного превышает объемы расходов на оборону, обязательные для членов НАТО».

Несомненно, готовность Вашингтона обличать правительства, ведущие войну «против собственных народов», остается чрезвычайно избирательной и зависящей от того, кто именно убивает своих граждан и кто именно умирает. В данном случае создается впечатление, что русскоязычные украинцы просто не принимаются в расчет.

Помимо обещаний расширить масштабы войны в Донбассе Порошенко несколько раз заявлял о том, что он будет добиваться принятия Украины в НАТО. В августе, во время визита министра обороны США Джеймса Мэттиса (James Mattis) на Украину, Порошенко заявил: «Наш украинский караван идет, и дорога у нас одна — широкий евроатлантический автобан, который ведет к членству в Европейском союзе и членству в НАТО».

Нарушения прав человека на Украине

Существует целый ряд аргументов против дальнейшего расширения НАТО. В феврале 2015 года я писал: «Согласно данным организаций, которые вряд ли можно назвать дружественными Кремлю (Human Rights Watch, Amnesty International, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе), нынешнее [украинское] правительство совершало военные преступления в попытках разгромить поддерживаемых Россией сепаратистов в Донбассе… Главным вопросом, стоящим перед НАТО, должен стать вопрос не о том, сможет ли НАТО сделать Украину более защищенной, а о том, сможет ли Украина сделать НАТО более защищенным. Ответ на этот вопрос очевиден».

В октябре генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) заявил в интервью российским государственным СМИ, что НАТО не рассматривает возможность принятия Украины в свои ряды: «На повестке дня не стоит вопрос о плане действий по подготовке к членству в НАТО». Однако Столтенберг добавил — об этом он также заявил в своей речи перед украинским парламентом в июле — что, с его точки зрения, Украина «имеет право выбирать механизмы обеспечения своей безопасности», отметив также, что «в прошлом месяце мы приняли Черногорию, ставшую 29-м членом нашего альянса. Это доказывает, что двери НАТО остаются открытыми».

Таким образом, эта тема пока никуда не исчезнет.

В своем стремлении добиться вступления Украины в НАТО на фоне ухудшающихся отношений между США и Россией Порошенко упускает из виду — вполне возможно, сознательно — одну из основных причин того тяжелого положения, в котором сейчас оказались Украина и Россия. Именно небезосновательные опасения Москвы, что Украина может вступить в НАТО, стали одной из причин, спровоцировавших кризис в начале 2014 года.

За несколько недель до аннексии Крыма Россией (и примерно за месяц до начала военных действий в Донбассе) трое бывших президентов Украины (Леонид Кравчук, Леонид Кучма и Виктор Ющенко) призвали новый киевский режим выйти из Харьковского соглашения 2010 года, которое давало российскому Черноморскому флоту право базироваться в Крыму (в обмен на скидки на российский природный газ).

По вполне понятным причинам этот последний шаг в совокупности с протоколами безопасности и внешней политики, закрепленными в Соглашении об ассоциации с Евросоюзом (которое Порошенко подписал в июне 2014 года), заставил российское правительство заподозрить, что НАТО готовит почву для принятия Украины в члены альянса.

Несомненно, начало жестокой и беспорядочной «антитеррористической операции» Киева против Донбасса — которая окончательно оттолкнула от нового правительства русскоязычных украинцев, проживающих в восточной части страны, — сыграло существенную роль в том, чтобы Кремль решил прийти на помощь ополченцам летом 2014 года, а затем и в следующем году под Дебальцево.

Менее опасные варианты

Одной из разумных альтернатив членству Украины в НАТО мог бы стать договор, разработанный по образцу Австрийского государственного договора 1955 года. Последний представлял собой соглашение, достигнутое четырьмя оккупирующими державами (США, СССР, Великобритания и Франция), которое предоставляло Австрии независимость при условии, согласно документам Госдепартамента, что «получившее независимость государство Австрия провозгласит нейтралитет, став буферной зоной между Востоком и Западом», то есть не станет вступать ни в НАТО, ни в организацию Варшавского договора под руководством СССР.

Чарльз Болен (Charles Bohlen), легендарный американский дипломат, который был послом США в Москве с 1953 по 1957 год, писал в своих мемуарах «Свидетель истории» (Witness To History), что, если говорить об Австрийском государственном договоре, то, с его точки зрения, «лидеры Кремля и, возможно, советское военное руководство сочли, что по-настоящему нейтральная Австрия могла оказаться для советской России более ценным приобретением, чем расколотая страна, в которой Красная армия будет оккупировать беднейшую половину».

Ситуацию в послевоенной Австрии — которую оккупировали Восток и Запад — нельзя назвать идеальной аналогией к ситуации, которая наблюдается сегодня на Украине, однако западная дипломатия может извлечь весьма ценные уроки из того, что, по мнению Болена, тогда руководило действиями Кремля.

Но вместо того, чтобы выполнять условия Минского соглашения (в соответствии с которым Донбасс остается частью Украины, но при этом получает большую автономию от Киева) или искать более разумную альтернативу решениям важнейших проблем национальной безопасности, Порошенко продолжил бить тревогу в связи с очередным — на этот раз совершенно иллюзорным — вторжением России.

В своем недавнем выступлении перед украинским парламентом Порошенко заявил, что «доказательств ее [Москвы] подготовки к наступательной войне континентального масштаба все больше».

Однако опасность, возможно, далеко не так очевидна и неизбежна, как утверждает Порошенко. Мэри Дежевски (Mary Dejevesky) из британского издания Independent написала следующее: «Альянс НАТО проводил военные учения в Черном море, а перед этим и в районе западных границ Украины. В связи с этим стоит задать вопрос о том, кто и кому угрожает».

Действительно, если бы Россия готовилась к началу масштабной войны в Восточной Европе, стала бы она сокращать свой военный бюджет на 25% до 48 миллиардов долларов, о чем Кремль недавно объявил?

Как бы трудно ни было нашим рыцарям новой холодной войны поверить в это (некоторые из них имеют довольно слабое представление о российско-американских отношениях, о которых они так часто и с таким пафосом высказываются), призывы к мирному урегулированию украинского конфликта исходят не от Вашингтона, а от Москвы и Берлина.

Тем не менее, патовая ситуация сохраняется: урегулирование украинского конфликта — посредством выполнения условий Минского соглашения, а также решения серьезных проблем безопасности всех сторон конфликта — в нынешней ситуации невозможно.

Джеймс Карден — бывший советник Госдепартамента США по России.

Украина. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 16 октября 2017 > № 2358953 Джеймс Карден


Казахстан. Украина > Транспорт. Образование, наука > dknews.kz, 16 октября 2017 > № 2350687

Первый секретарь посольства Украины в РК Володимир Коваль в ходе поездки в морской порт Актау сообщил, что Украина заинтересована в наращивании товарооборота со странами Центральной Азии и рассматривает возможность интеграции транспортных маршрутов через порт Актау,передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«Предлагаю воспользоваться услугами украинских машиностроительных компаний по ремонту портового оборудования», - сказал украинский дипломат.

В. Коваль сообщил, что встречался с первым заместителем акима Мангистауской области Суиндиком Алдашевым и предложил ему провести в Мангистау бизнес-форум с участием представителей украинских логистических компаний, чтобы обсудить вопросы сотрудничества в портовой сфере, дать представителям бизнес-сообществ двух стран возможность открытого и взаимовыгодного диалога.

«У нас действует образовательный проект по обмену 40 студентами между Украиной и Казахстаном, который может дать хорошую возможность обучения молодежи морским и портовым специальностям в лучших учебных заведениях страны и предлагаю порту Актау стать инициатором такого проекта», - сообщил Володимир Коваль.

Вице-президент по эксплуатации Актауского международного морского торгового порта Вячеслав Хартян напомнил, что 15 января 2016 года из украинского Ильичевска (в феврале переименован в Черноморск) отправлен экспериментальный поезд в составе 10 вагонов и 20 сорокафутовых контейнеров, загруженных экспортными продуктами питания и напитками.

Он напомнил, что паром с железнодорожными вагонами прибыл через Черное море в порт Батуми, откуда проследовал до порта Алят по железной дороге, затем вагоны вновь перегрузили на паром до порта Актау, а далее - по стальной магистрали до Китая.

По его словам, второй тестовый контейнерный поезд, следовавший по Транскаспийскому международному транспортному маршруту из Украины в Центральную Азию, прибыл в Баку 11 февраля 2016 года.

«Предполагаемый объем грузопотока из Украины в страны Центральной Азии и Китай в течение следующих 3 лет составит порядка 10 миллионов тонн грузов ежегодно. В планах АО «НК «Қазақстан темір жолы» - к 2020 году увеличить общий объем грузоперевозок по Транскаспийскому транспортному коридору до 300 тыс. контейнеров», - отметил Вячеслав Хартян.

Как сообщалось ранее, в январе 2016 года Азербайджан, Казахстан, Грузия и Украина подписали протокол об установлении конкурентоспособных льготных тарифов на грузоперевозки по ТМТМ, которые уже действуют с 1 июня 2016 года. В феврале 2016 года Украина и Литва подписали меморандум о присоединении контейнерного поезда «Викинг» к Транскаспийскому международному транспортному коридору из Европы в Китай через Азербайджан и Казахстан. В мае 2016 года к проекту ТМТМ официально присоединилась Украина, предложив развитие маршрута за счет направления Грузия - Украина - ЕС, в том числе с использованием поезда «Викинг».

Как известно, в конце текущего года завершится строительство паромного комплекса в порту Курык на Каспийском побережье. А в планах ПАО «Укрзалiзниця» - создание судоходной компании для перевозки железнодорожных грузов по морю, что говорит о том, что эта задача может решиться уже в ближайшее время.

Казахстан. Украина > Транспорт. Образование, наука > dknews.kz, 16 октября 2017 > № 2350687


Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2017 > № 2358932 Энн Эплбаум

Новый взгляд на сталинский голодомор

Лауреат Пулитцеровской премии Энн Эплбаум рассказывает, как в 1930-е Сталин убил миллионы людей, организовав массовый голод с целью подавления национально-освободительного движения и укрепления российского влияния на Украине.

Терри Гросс (Terry Gross), National Public Radio, США

Терри Гросс, ведущий: В эфире программа Fresh Air и ее ведущий Терри Гросс. Темы сегодняшнего интервью: российские дезинформационные кампании вчера и сегодня. Моя гостья Энн Эплбаум — обозреватель Washington Post и один из руководителей нового экспертно-аналитического центра, посвященного анализу, освещению и противодействию дезинформации. Она называется «Арена» и базируется в Лондонской школе экономики, где моя гостья работает профессором. Эплбаум также является автором новой книги о том, как в начале 1930-х годов Сталин прибегнул к дезинформации и организовал на Украине голодомор, унесший жизни почти четырех миллионов человек. Его цель была частично обусловлена стремлением остановить украинское национально-освободительное движение. На востоке Украины, где уже четвертый год идет борьба с российскими сепаратистскими силами, отголоски ощущаются и по сей день. В 2014 году Россия аннексировала Крым у Украины.

Эплбаум также является автором книг «Железный занавес: подавление Восточной Европы (1944-1956)» и «ГУЛАГ» — истории сталинских трудовых лагерей. Она американка, живет в Лондоне и Польше. Ее новая книга называется «Красный голод: война Сталина с Украиной».

Госпожа Эплбаум, добро пожаловать в передачу Fresh air. Давайте кратко поговорим о том, как на протяжении последних нескольких лет Россия вмешивается в дела Украины. Можете просто перечислить нам все, что она совершила.

Энн Эплбаум: В 2014 году украинцы устроили испугавшую российского президента уличную революцию, участники которой размахивали флагами ЕС и призывали к верховенству права и демократии. В ответ на это их президент бежал из страны. Он всегда пытался сблизить свою страну с Россией и изменить конституцию.

Россия, в свою очередь, ответила на это вторжением и оккупацией присоединенного к Украине полуострова Крым, включив его в конечном счете в состав России, а затем вторглась — и продолжает воевать — в восточную часть Украины под названием Донбасс, где российские сепаратисты получают поддержку со стороны России, а также оружие и помощь российской армии с целью оккупации восточной Украины.

— Россия хочет аннексировать Украину? В этом ее цель?

— Нет. Россия не хочет аннексировать Украину. Россия хочет разрушить Украину и любое украинское правительство, которое будет создавать ей какие-либо идеологические или иные проблемы. Россия хочет видеть Украину своего рода колонией, страной, которая присягнет ей на верность, последует за ее политической системой и будет удобна для российского бизнеса.

— Имеет ли история, которую вы рассказываете в своей книге о войне Сталина против Украины и о том, как он помог организовать голод на Украине, какое-то отношение к нынешней ситуации?

— Да, во многом. Наиболее интересным моментом я считаю мотивацию Сталина. Сталин воспринимал Украину проблемой не только в контексте своего политического авторитета, но и для всей большевистской революции в целом. И он стремился ликвидировать Украину как проблему, как суверенное государство, поскольку боялся, что она могла подорвать основы большевизма.

Это очень похоже на восприятие Украины Путиным. Он считает любую продемократическую Украину и любую Украину, близкую к Европе в политическом и экономическом плане, вызовом своей политической системе, которая представляет собой коррумпированную олигархию. И он боится именно тех эмоций, которые побудили людей выйти на улицы Киева. Поэтому считаю справедливым сказать, что оба этих правителя считали Украину источником анархии, недовольства или потенциальных неприятностей для собственных политических систем.

— В 1930-е, период, рассматриваемый в ваших книгах, Украину считали житницей СССР. Поэтому во время голода она стала особенно важна.

— Верно. С самого начала Украина была важна для СССР как источник зерна. Урожайных сезонов на Украине, как известно, два. На ее территории расположен необычайно плодородный черноземный район. Поэтому она была важна как для царской империи, так и для СССР как источник зерна. И, конечно же, это стало одной из причин нежелания Советского Союза ее потерять.

Поэтому во время гражданской войны 1917-18 годов он приложил колоссальные усилия для того, чтобы сохранить Украину и убедиться в том, чтобы не преуспело украинское движение независимости, стремившееся создать суверенное украинское государство. Эта мотивация шла рука об руку со страхами Сталина относительно способности украинского национализма бросить идеологический вызов большевизму.

— Люди голодали, а действия Сталина ситуацию лишь усугубили. Расскажите о масштабах голодомора на Украине. В книгах вы пишете, что людям приходилось есть даже собственные ремни.

— Люди ели изделия из кожи. Ели листья и траву. Они ели кошек, собак и белок. Я читала, что некоторые варили лягушек и жаб, пытались печь хлеб с помощью некоего подобия муки из листьев и корней. Некоторым повезло больше — они жили рядом с реками и лесами и, конечно же, имели возможность ловить рыбу и собирать грибы. Остальные же вскоре начали серьезно голодать.

При голодании умереть можно совершенно неожиданно. Организм ослабевал, и люди умирали в поисках пищи. Они выходили в поле, надеясь найти остатки собранного урожая, и падали прямо там. Они шли пешком к местным железнодорожным вокзалам или городам и падали прямо у дороги. Среди немногих имеющихся у нас фотографий есть и такие, а также множество записей — найденных, в частности, на железнодорожных вокзалах — о том, как люди собирались там и ждали поезда, а когда тот приходил — умоляли взять их с собой.

Одним из сталинских способов обострения голода было создание фактического кордона вокруг Украины. Украинские крестьяне не имели разрешения на выезд, но, разумеется, стремились уехать. Люди пытались проникнуть в города, пытались получить работу на заводах, пытались уйти со своих ферм, чтобы получить еду. Уровень царившего тогда отчаяния нам с вами представить очень трудно.

— Вы также пишете о каннибализме.

— Каннибализм имел место быть. И знаете, украинцы весьма неохотно говорили об этом впоследствии, поскольку стыдились даже одной мысли о том, что такое могло случиться. Нормальным каннибализм не считался никогда, даже в голодные времена. К нему всегда относились как к чему-то поистине ужасному.

Каннибалов отлавливали и арестовывали. Некоторых линчевали. Есть полицейские отчеты, в которых говорится как о людоедах, так и о тех, кто о них сообщал. Десять лет спустя приезжавшие на Украину люди стали расспрашивать о голоде и приходили в ужас от историй о каннибализме, поскольку в условиях нормальной жизни поверить в это трудно.

Но это стало частью тайной истории голодомора. Люди знали и говорили об этом, но в газетах об этом, разумеется, никогда не писали, да и вообще особо не освещали публично.

— Так голод был вызван естественными причинами или его организовал, как вы говорите, Сталин?

— На деле не было никаких естественных причин. Причина заключалась не в погодных условиях и не в насекомых — ни в чем из того, что обычно вызывает голод. Тот голод был вызван исключительно политическими решениями. Сначала было принято общее решение о коллективизации. В связи с чем советское крестьянство — причем во всем Советском Союзе, а не только на Украине — было вынуждено оставить свои дома и присоединиться к колхозам и совхозам.

Это вызвало неимоверные разрушения. Крестьяне сопротивлялись и отбивались, иногда жестко. Их побуждали к этому команды активистов, которых направляли в деревни именно с этой целью. Вся система сельского хозяйства была реорганизована, в результате чего произошел огромный спад производства продуктов питания. Люди покидали свои дома, но у них не было стимула работать на новых фермах, а общее разрушение привело к тому, что продовольствия стало гораздо меньше.

Но как я уже говорила, в 1932 году стало ясно, что люди голодают. Что произошло на самом деле, так это принятое советским Политбюро решение обострить голод на территории Украины. Так что в рамках масштабного советского голода, затронувшего множество людей в России, Казахстане и других местах, некоторые решения были нацелены именно на Украину, в частности, вышеупомянутый кордон. Многие деревни, поселки и колхозы были занесены в черный список. Решения, затрагивавшие одну лишь Украину, были призваны обострить ситуацию именно там.

— Какова была цель Сталина в рамках коллективизации хозяйств и вытеснения украинских крестьян и землевладельцев с их территорий?

— Цель коллективизации состояла, по сути, в том, чтобы превратить крестьян в некий зависимый пролетариат. У них не было бы собственных земель. Они не могли бы принимать самостоятельные решения и находились бы под контролем государства. Это, как он считал, было бы эффективнее. Мне кажется, была и политическая причина: это позволило бы распространить советскую власть на сельскую местность. В городах контролировать людей проще. Можно национализировать промышленность, заставлять людей работать в сельской местности и решать, где именно. У людей была собственность, но жаждавшее получить над ними контроль государство все отняло.

А на Украине его цель была несколько иной. Другими словами, коллективизация ознаменовала первую волну политических изменений на Украине. А у голода была дополнительную цель, заключавшаяся в ослаблении крестьянского сопротивления Украины и национально-освободительного движения, которое он считал связанным с крестьянством, о чем неоднократно говорил. Его идея заключалась в ликвидации Украины как политической проблемы. Крестьянство было общей проблемой всего СССР, а также частной проблемой Украины, где главной составляющей националистического движения были крестьяне. Он собирался ослабить и ликвидировать их с помощью голода и массовых арестов.

— Сталин переселил многих россиян на Украину и заменил ими украинских.

— Произошло две вещи. Во-первых, для организации голода из России и из украинских городов отправили бригады с целью коллективизации крестьян, а затем и конфискации их зерна и другого продовольствия. Отряды активистов прошлись по домам и конфисковали у людей буквально всю еду — все, что у них было. Во-вторых, уже после голода — в 1933, 1934 и 1935 годах — из других частей Советского Союза прибыли россияне для колонизации пустовавших украинских деревень. На огромных сельских территориях больше никто не жил.

Россиян привлекли для русификации сельской Украины. Степень эффективности данного решения остается спорным вопросом и сейчас. Некоторые остались. Были найдены весьма любопытные письма, написанные рукой привезенных в эти пустые общины россиян. Они не знали, куда их посылают и пришли в ужас, обнаружив трупы. Они обнаружили неухоженные поля и не знали, куда их привезли. Поэтому некоторые из них ушли. В течение последующих 10-20-30 лет Украина — причем не только сельская, а вообще вся — подверглась всесторонней русификации.

Русские пришли и заняли множество постов в украинской Коммунистической партии и институтах власти, а также заменили украинцев в сельскохозяйственных районах. Таким образом голод был, по сути, лишь частью более масштабного процесса русификации Украины, замены украинского языка русским, замены людей, считавшихся украинцами русскими — и все ради того, чтобы советизировать Украину и превратить ее в более послушную колонию Советского Союза.

— Помимо прочего, были и массовые депортации украинцев, десятков тысяч человек. Что послужило причиной?

— Частью коллективизации и обусловивших ее причин была демонизация Сталиным части сельского населения, представители которой стали называться кулаками. Термин этот означал богатых крестьян. Многие из тех, кого называли кулаками, ни по каким принятым стандартам богатыми считаться не могли. В том смысле, что у них было просто две свиньи, а не одна. Или поле площадью два с половиной гектара, а не полтора. И многие из них, конечно, богаты не были. Стать кулаком можно было в случае выступлений против коллективизации или, например, отказа отдать зерно или продукты бригадам активистов.

Демонизация кулаков была на руку Сталину, поскольку порождала раскол и ненависть внутри украинских деревень. Целью системы было восстановить одну часть населения против другой. Почему люди страдают? Почему им не хватает еды? Почему их семьи так бедны? Во всем виноваты кулаки. Вините кулаков. Они в ответе за все ваши проблемы. Подобная риторика использовалась на всей территории Советского Союза, в том числе в городах. Городским рабочим, которые также страдали от нехватки продовольствия, внушали, что ответственны за это кулаки. Они стояли на пути революции — мол, революция не увенчалась успехом, поскольку ее остановили кулаки.

Против кулаков проводилась массовая пропагандистская кампания. А еще их депортировали. Сотни тысяч людей из Украины отправили в наиболее отдаленные районы Советского Союза: на крайний север и Дальний Восток. Некоторых отправили в ГУЛАГ, где они стали по сути рабами. Просто смешно. Я столкнулась с ними, когда писала книгу о ГУЛАГе. В 1930-м, '31-м и '32-м годах был зафиксирован резкий прирост населения ГУЛАГа. То были высланные из Украины и других частей СССР кулаки. Именно в этом и заключалась их травля — в массовой депортации.

— Насколько успешным оказалась победа Сталина над украинским национализмом и изменение населения Украины, чтобы ее отождествляли не с националистическим движением, а с Россией?

— Успех Сталина в 1930-х и 1940-х годах заключался в подавлении национального движения, которое в ином контексте могло иметь успех. В то время, в 1917 и 18 годах, Украина стремилась к независимости. В тот период многие европейские нации становились государствами. Или теряли государственный статус. Думая о Польше, вы думаете о Чехословакии, Литве, Эстонии и Латвии. Так что ничего необычного в этом желании не было. Демократический либеральный национализм был важным движением той эпохи.

Сталину наконец удалось подавить это движение и уничтожить его, на время своей жизни и ближайшее будущее. А вот память о нем он уничтожить не сумел. Голод подавил желание крестьян сопротивляться, а последовавшие за этим массовые аресты интеллигенции ликвидировали руководство национального движения. А память осталась. Как и память о голодоморе. Люди хранили ее в своих семьях. Бабушки и дедушки рассказывали о случившемся своим внукам. Люди хранили документы и истории. И в 1980-е и 1990-е годы, когда Советский Союз начал разваливаться, украинцы вернули это движение, нашли своих героев и стали искать примеры того, каким государством могли бы стать в постсоветском мире.

Так что Сталин уничтожил его лишь до конца эпохи существования СССР, но оно появилось снова. И в каком-то смысле появление независимой Украины со своей собственной идентичностью, отличавшейся от Советского Союза, провозглашение независимости и отказ присоединиться к своего рода постсоветскому союзу с Россией и другими бывшими республиками СССР сыграли действительно важную роль. Без Украины Россия не видела смысла даже в попытках продолжения дела Советского Союза. Сталин был прав в том, что возрождение национального украинского государства уничтожило бы Советский Союз, что в конце концов и произошло. Сталин уничтожил его не навсегда, а лишь на какое-то время, и оно вернулось. И сегодняшняя Украина знает эту историю, историю 1920-х годов и историю голодомора. И это стало частью ее современного самосознания.

— В Лондонской школе экономики вы, среди прочего, помогаете с проектом по изучению дезинформации. Изучаете ли вы данный вопрос применительно к выборам и на что именно смотрите?

— Мы занимаемся целым рядом проектов, и среди них действительно был один, в рамках которого мы изучали попытки России манипулировать предвыборной кампанией Германии в интернете и не только, а также выясняли способы, которыми правительство России или агенты российского правительства и представители российского правительства или даже простые россияне пытались содействовать победе ультраправых сил. Какими были их методы и тактики в интернете? Что за сообщения они отправляли? Как пытались создать раскол внутри Германии, поскольку то была пропаганда, который пыталась воспользоваться ультраправая партия «Альтернатива для Германии»?

И раз уж мы затронули тему моей книги, тот факт, что я (смеется) заинтересовалась этим вопросом не случаен, потому что возможность организации голодомора на Украине и других сталинских зверств была обусловлена именно использованием в СССР дезинформации, пропаганды и того, что мы сейчас называем риторикой ненависти, с целью вдохновить людей на ужасные вещи. Так почему же люди согласились на тоталитаризм? Почему согласились на диктатуру? Потому что и убедили с помощью данной весьма спорной и невеселой риторики.

Не хочу проводить прямых сравнений между Советским Союзом и президентом. Все по-другому. Интересно было бы проанализировать, почему. Но, тем не менее, в некоторых суждениях о нынешней российской власти и людях, управляющих ее пропагандистской системой, звучат отголоски прошлого, в особенности идеи раскола и поиска козла отпущения.

Что-то не так с моей жизнью? Моей вины в этом нет. Что-то не так с моим обществом? Наши решения не при чем. Нужно искать козла отпущения, искать врагов. Именно этим и занимаются ультраправые силы Германии. Они выставляют врагами мусульман и ислам, беженцев и иностранцев.

— Разве не это происходит прямо сейчас?

— На Западе эта тема весьма распространена. В России посчитали, что могут использовать это в стремлении разделить и дезорганизовать западные демократии. Что и сделали во многих странах, в том числе и нашей, а также в Соединенных Штатах и Германии.

В Германии это потребовало гораздо меньше усилий. У них большой интерес к Германии, не только к ультраправым. Они, как мне кажется, думают о том, как заставить людей сердиться, бояться и где взять козлов отпущения. Они видят в этом прекрасный способ объединить людей против одного врага.

— В чем заключается интерес России к Германии?

— В том же, в чем и на остальной территории Европы — покончить с Евросоюзом, который, как она считает, подрывает ее способность совершать коррупционные и двусторонние сделки в Европе. Поэтому она поддерживает политические партии, выступающие против Евросоюза. Она стремиться покончить с НАТО, потому что хочет, чтобы США и их влияния в Европе больше не было.

В целом она стремится расшатать и разрушить либеральную демократию везде, где только можно, отчасти из практических соображений, поскольку российским компаниям станет намного проще вести бизнес коррумпированными методами, особенно в тех странах, где не так уж и сильно уважают верховенство закона, и людей можно подкупать. Иными словами, они хотят экспортировать коррупцию, и это помогает с подрывом демократии.

Но я думаю, что за их стремлением подорвать демократию стоит нечто большее: демократическая риторика, а также идеалы верховенства права, свободы слова и свободы решений подрывают нынешний российский режим. Он представляет собой олигархическую коррупционную диктатуру, которая больше всего на свете боится призывающих к демократии людей на улицах. Им выгодно подрывать демократию своих соседей, ведь тогда они смогут сказать своему народу: «демократия — это катастрофа. Она не работает ни в Соединенных Штатах, ни в Германии. Зачем тогда вообще к ней стремиться?»

— Ангела Меркель победила на выборах, но ультраправые выступили недурно и тоже получили места. Стоит ли приписывать это россиянам?

— Нет, не стоит. Русские не создают ультраправых. Они не создают политические партии в зарубежных странах. Несколько раз они пытались, но, как правило, безуспешно. Что они делают, так это пытаются посодействовать иногда деньгами, иногда советом, а иногда онлайн троллингом. Они стремятся помочь ультраправым. И практически в каждой европейской стране у них есть союзники.

Во время французской избирательной кампании они поддерживали Марин Ле Пен. Деньгами. Они оказывали ей финансовую помощь. Она была кандидатом крайне правых сил. В Германии у них были советники и онлайн-кампания, разработанная для помощи ультраправым с использованием тех методов, которые разрабатывались и совершенствовались в ходе нескольких выборных гонок на протяжении многих лет. Они давно над этим работали.

— За что выступают ультраправые силы Германии? Связаны ли они с бывшей нацистской партией и являются ли радикальными антисемитами?

— Нет. Современные ультраправые силы стараются не связываться с нацистской партией потому, среди прочего, что нацизм в Германии противозаконен в буквальном смысле слова. Изображения свастики запрещены. Ультраправые организовались вокруг антиевропейских и антииммиграционных вопросов, а потому агитируют против членства Германии в различных международных клубах и выступают за жесткие ограничения иммиграции и депортацию иммигрантов.

Кое-что из используемой ими риторики в Америке называют «тактикой собачьего свистка». Поэтому иногда в их словах звучат антисемитские отголоски, а один из их лидеров говорил о том, что пришло время перестать стыдиться немецких солдат, воевавших во Второй мировой войне, подразумевая, что память о Вермахте должна рассматриваться с более положительного ракурса. Но открыто поддерживать нацизм в Германии противозаконно.

— Как вы думаете, какова была степень эффективности помощи россиян ультраправым в получении мест в парламенте?

— Очень трудно определить влияние России, но помочь ультраправым они, конечно, пытались. У них, безусловно, есть связи с ультраправыми. И они, разумеется, сильно помогли им с онлайн-кампанией и усилением присутствия ультраправых в немецких соцсетях.

А немецким ультраправым силам внутри многочисленной русскоязычной общины в Германии, состоящей в основном из эмигрантов из бывшего Советского Союза, они помогли особенно. А еще они приложили огромные усилия для привлечения этих людей к немецким организациям ультраправых. Иными словами, точно определить это нельзя, но некоторое влияние в этом отношении они все же оказали.

— Одним из фигурантов расследований по делу кампании Трампа и вмешательства России в выборы является Пол Манафорт, бывший советник на Украине. Он консультировал президента Виктора Януковича и членов его партии, а в 2014 году Янукович бежал из страны после серии демонстраций против него и его антидемократических мер. Итак, вы изучали Украину в то время, когда Пол Манафорт был советником. Как скоро вы узнали о нем и как бы охарактеризовали его роль?

— Когда Пол Манафорт был назначен руководителем кампании Трампа, у меня появилось ужасное чувство столкновение миров. Я работала над вопросом Украины, которая с американской точки зрения центральным вопросом не является. Я знала о роли Манафорта и вдруг увидела, как он оказался в самом центре политики США. И тут я поняла: все его действия и вся украинская политика на протяжении последних семи лет стали актуальны в контексте американских выборов.

Виды агитации, частью которой он был или о которой знал, в частности, использование онлайн-троллинга и масштабных дезинформационных кампаний в сети интернет — об этом я знала от Украины. Речь шла о действиях россиян на Украине и в других странах, а именно об организации масштабных насильственных митингов, где избивают людей. Это еще одна избирательная тактика Украины. В некотором роде он принес эту постсоветскую политику в США. И это стало для меня шоком, как я уже говорила. Совсем не то, что я ожидала увидеть.

Возможно, мы снова оказались в исходной точке. В 1990-е США и Западная Европа экспортировали либеральную демократию и демократическую политику на восток, а теперь мы имеем дело со своего рода реэкспортом. Поэтому они ведут насильственную, сеющую распри, гневную политику, направленную на стравливание людей друг с другом и формирование политических коалиций, основанных на кампаниях ненависти, — вот что было сделано на Украине. Как и в других странах постсоветского мира. Он или кто-то еще привез это в США.

— Чем был известен Манафорт с точки зрения стиля его кампании на Украине?

— Одной из причин его известности было то, что он решил «преобразовать» Виктора Януковича. Виктор Янукович однажды попытался купить выборы, а за несколько лет до этого — сфальсифицировать результаты голосования.

Задачей Манафорта было, скажем так, причесать Януковича, купить ему хорошие костюмы, научить его правильно говорить и организовать его кампанию, а, возможно, и онлайн-кампанию. Именно это и принесло Манафорту известность. В каком-то смысле он взял бывшего преступника и придал ему более президентский вид. Помимо этого, он был также известен ввиду эпизодов, связанных с коррупцией.

Во время американской избирательной кампании произошло кое-что, чему не уделялось особого внимания — группа украинских депутатов и журналистов пролистала свои записи и провела небольшое исследование, обнаружив некий журнал учета партии Януковича, где фиксировались имена тех, кому ее члены давали взятки или платили неоформленные должным образом деньги за весь период пребывания Януковича был у власти. И, естественно, одним из них был Манафорт. Обнародовано это было во время избирательной кампании Трампа, руководителем которой был именно он.

— Получается, во время наблюдения за кампанией Трампа в период руководства Манафорта вы видели экспорт российской политики и импортировавшуюся Манафортом в США дезинформацию.

— Да. Весной прошлого года я написала об этом статью, в которой говорила о том, что представляет из себе Манафорт и что кампания Трампа есть ни что иное, как политика в духе России.

— Вы пишете о России, бывшем Советском Союзе и Украине в благоприятное для изучения этих вопросов время, поскольку после распада СССР архивы были открыты. Вы обратились к ним, чтобы написать книгу о сталинской войне на Украине и организованном им голодоморе.

Что вы нашли в архивах? Мне кажется, что предпринимавшиеся Сталиным действия хранились в тайне на протяжении многих десятилетий — официально в тайне. О голодоморе в школах не рассказывали, эта информация скрывалась. Есть ли об этом какие-то записи?

— Весьма интересный вопрос. Да, записи в СССР велись. О лагерях ГУЛАГа и массовых убийствах, и все это находится в открытом доступе в архивах. Помните: эта политическая система никогда не ожидала краха, она считала себя бессмертной и что этих архивов никто никогда не увидит и, конечно же, не станет обсуждать, как мы с вами.

Архивы сохранили с целью отслеживания численности собственного населения. В КГБ тоже использовали архивы и хранили свою историю с целью дальнейшего ее изучения. В КГБ изучали прошлые операции и учились на полученном опыте. Я видела эти записи, и вы тоже можете изучить их в любое время.

— Были ли там книги учета количества тех людей, которых ежедневно депортировали и у которых отбирали продовольствие?

— Нечто похожее на статистику депортаций было, ведь нужно же им было знать, сколько именно человек окажется в лагерях и прочее. Со статистикой количества погибших сложнее, ведь информацию о голодоморе государство скрывало. Есть много косвенных доказательств того, например, что врачи указывали в свидетельствах о смерти неверную информацию. Они ни разу не указали, что человек умер от голода.

Численность жертв голодомора была подсчитана демографами лишь недавно: они изучили записи о рождении и смерти, прикинули количество людей, которые должны были умереть в определенном году и сравнили показатели с фактическими данными. Но государство, конечно же, сохраняло данные о доступном для работы в трудовых лагерях населении.

— Вы живете в Англии и Польше, правильно?

— Да.

— Но вы американка.

— Американка.

— Вы следите за американской политикой с точки зрения жизни в Европе. Как она выглядит с вашей позиции? Что именно вы видите? Что именно слышите вокруг себя? Вопрос поставлен широко, понимаю, но мне хотелось бы узнать точку зрения живущей в Европе американки.

— Большинство европейцев смотрят на Соединенные Штаты с таким же чувством, какое пришло бы к вам, окажись вы на необитаемом острове и узрев вдали пришедший спасти вас корабль. Для европейцев Соединенные Штаты были своего рода источником комфорта, стабильности на протяжении многих десятилетий. Они предлагают ядерный зонт странам, не имеющим собственного ядерного оружия. И связь здесь не только военная, но и идеологическая, политическая и экономическая.

США действительно были якорем Запада, наиболее значимой и самой большой западной страной, но при этом более других убежденной в собственных идеалах: идее демократии, свободе слова, свободной торговле и всем том, что делало Запад богатым и процветающим. И последний год заставил многих задуматься о том, как долго это будет продолжаться.

Трамп не только не говорит на том языке, на каком американские президенты говорили со времен Второй мировой войны, альянсов и дружеских отношений. Да и на языке демократии он тоже не говорит. Он не говорит об этом, не продвигает это и не кажется заинтересованным в этом, когда произносит громкие речи. Осторожничает, как мне кажется,.

В нем видят человека, стремящегося разобщать, а не объединять, поэтому люди беспокоятся за весь западный союз, западный лагерь. Долго ли продлиться наша сплоченность? Долго ли мы сможем осуществлять торговлю столь же беспрепятственно? Долго ли мы сможем поддерживать свою мощь и значимость в этом мире?

— Что ж, большое спасибо Энн Эпплбаум за то, что поговорила с нами.

— Спасибо большое. Мне очень понравилось.

Украина. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 15 октября 2017 > № 2358932 Энн Эплбаум


Украина. Турция. Алжир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2017 > № 2358916 Владимир Кравченко

Фильтруя восточный «базар»

Владимир Кравченко, Зеркало Недели, Украина

В Киеве и Анкаре постоянно звучат слова о дружбе и стратегическом партнерстве Украины и Турции.

Но если две страны и являются партнерами, то только ситуативными. Как заметил глава «Майдана иностранных дел» Богдан Яременко, в «украино-турецких отношениях на протяжении последнего времени очень мало реальных сдвигов в стратегическом направлении». Это продемонстрировал и визит в украинскую столицу турецкого президента Реджепа Эрдогана, принявшего участие в очередном заседании Стратегического совета высокого уровня.

После трехчасовых переговоров в формате «тет-а-тет» на совместной пресс-конференции П. Порошенко и Р. Эрдогана было заявлено о планах увеличить товарооборот до 10 млрд долл. в год (хотя еще полгода назад речь шла о 20 млрд, но при нынешних 3 млрд и озвученная нынче «десятка» кажется едва ли достижимой). Эрдоган также сообщил, что поддерживает территориальную целостность Украины, осуждает аннексию Крыма и выступает за урегулирование конфликта на Востоке на основе международного права и Минских договоренностей.

В числе подписанных в Киеве документов — протокол о внесении изменений в Соглашение об избежании двойного налогообложения, Соглашение о взаимном содействии и защите инвестиций, контракты между украинскими и турецкими компаниями в оборонной сфере. Среди последних отметим договор о поставках турецкой компанией Aselsan систем тактической связи для Вооруженных сил Украины.

Казалось бы, длительные переговоры (три часа!), некоторые результаты (контракты в сфере ВПК). Петр Порошенко, разумеется, не преминул подчеркнуть, что свидетельством стратегического характера партнерства между нашими странами являются результаты заседания Стратегического совета, состоявшегося в «доверительной и конструктивной атмосфере». Но, комментируя ZN. UA визит Эрдогана, один из наших осведомленных собеседников был категоричен: «Пустышка. Турки нас сливают по полной. Но делается вид, что все хорошо».

Основанием для такой нелицеприятной оценки послужили отсутствие прогресса в переговорах по соглашению о зоне свободной торговли и позиция Анкары в ключевом для Киева вопросе — российском. Ведь, декларируя стратегическое партнерство с Украиной, Турция одновременно является союзником России, ведущей войну с нашей страной, и участником «Турецкого потока», направленного на обнуление транзита газа через украинскую ГТС. Этого не стоит забывать украинским политикам, использующим старую внешнеполитическую лексику «стратегического» партнерства.

Возможно, позиция Эрдогана в отношении России и Украины и претерпела бы изменения, если бы Киев решился предупредить Анкару, что поскольку турецкая сторона позволила строительство «Турецкого потока», то украинская сторона не считает более возможным поддерживать мощности по транзиту газа в Турцию и сохранит в эксплуатации лишь необходимые мощности для удовлетворения потребностей стран Балканского региона. Однако, судя по сонному виду Эрдогана на пресс-конференции, эти слова Порошенко так и не произнес.

В Киеве по инерции видят в Турции влиятельного регионального игрока, к голосу которого прислушиваются в международных организациях. Для украинцев это важно при обсуждении вопроса оккупации Крыма и защиты прав крымских татар. К тому же Турция располагает в Черноморском регионе второй по численности армией, после российской. В Анкаре же смотрят на Украину через призму своих отношений с Россией и Западом и борьбы с внутренней оппозицией — сторонниками исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена.

Эрдоган одержим войной с Гюленом. И среди участников этой священной войны он хочет видеть и Украину. Не случайно на пресс-конференции турецкий президент заявил, что обсудил со «своим дорогим другом» Порошенко шаги в вопросе борьбы с организацией Гюлена. Да и Турецкий культурный центр, открытие которого в Украине анонсировал Эрдоган, также рассматривается в Анкаре как инструмент борьбы с Гюленом.

А приехал Эрдоган в Киев на фоне обострения турецко-американских отношений: Турция и США приостановили выдачу неиммиграционных виз своими посольствами. Это решение стало следствием начавшегося в прошлом году конфликта, когда Вашингтон отказался выдать Анкаре живущего в Америке Гюлена, обвиняемого турецкими властями в организации военного переворота. Поддержка американцами сирийских курдов еще более осложнила отношения.

Примечательно, что на следующий день после визита в нашу страну турецкий президент потребовал отозвать посла США в Турции Джона Басса. Это уже не первый случай, когда Эрдоган настаивает на отзыве дипломатов. Полтора года назад он потребовал от Брюсселя отозвать главу представительства Евросоюза в Турции, влиятельного немецкого дипломата Ханса-Йорга Хабера. И ЕС выполнил это требование. Что, впрочем, не спасло отношений Анкары и Брюсселя, которые нынче на грани разрыва: доверия между сторонами нет, а общая риторика — конфронтационна.

Анкара называет Европу «фашистской», «антиисламской», «антитурецкой» и обвиняет в политике двойных стандартов: европейские страны не содействуют турецким властям в поимке и наказании участников военного переворота, переговоры о вступлении в Евросоюз приостановлены, а ЕС не готов предоставить безвизовый режим и т. д.

В свою очередь Европейский Союз обвиняет Эрдогана и его сторонников в сворачивании демократии и превращении республики в авторитарное государство, в котором ущемляется свобода слова и нарушаются права человека. Зато с Россией у Турции — «дружба и вечный мир».

Анкару с Москвой сблизили сирийский кризис и трудности турецкой экономики. В России Эрдоган видит, во-первых, игрока, способного содействовать стабилизации нестабильного региона. Во-вторых, РФ рассматривается как ситуативный союзник в противостоянии с ЕС и США. Для Путина же Турция — инструмент давления на Запад. Кремль открыл российский рынок для турецкой сельскохозяйственной продукции, Анкара закупила С-400 и ведет переговоры о закупке новых российских комплексов С-500, а по дну Черного моря прокладывается газопровод «Турецкий поток».

Ссориться с Путиным Эрдоган совершенно не стремится. Но, пытаясь сохранить хотя бы видимый баланс в отношениях с Москвой, в Анкаре не рвут связи и с Киевом. Эрдоган не хочет сжигать все мосты, хотя они и раздражают русских: несмотря на показную любовь, в турецко-российских отношениях существуют противоречия (в т. ч. Сирия, курды, Крым), и Анкара время от времени дразнит Кремль.

Помимо геополитического аспекта, в украинской политике Эрдогана присутствуют экономические и внутриполитические мотивы. Для турецкого бизнеса важен украинский рынок. Турецким курортам необходимы украинские туристы. Турецкому истеблишменту нужен еще один союзник в бескомпромиссной войне с Гюленом. Наконец, для Эрдогана важен имидж Турции в исламском и тюркоязычном мире как защитника «братьев» — крымских татар.

Вот почему, будучи противником санкций в отношении России, Эрдоган на пресс-конференции все же выступает в поддержку территориальной целостности Украины, осуждает преследования крымских татар и обещает предпринимать любые меры для освобождения заключенных в РФ крымских татар.

В реальности же Анкара делает не так уж и много для защиты прав крымских татар, ограничиваясь преимущественно декларациями, которые должны унять раздражение крымскотатарской диаспоры в Турции. В конце концов, осуждение аннексии Крыма официальными властями не мешает коммерческим кораблям под турецким флагом заходить в закрытые порты полуострова.

В общем, результаты визита турецкого президента не слишком обнадеживают. Это не означает, что президентам следует перестать встречаться и говорить. Турция нужна Украине. И как экономический партнер, и как политический. Но украинскому истеблишменту следует отбросить стереотипы деклараций 20-летней давности и признать в Анкаре лишь ситуативного партнера, отношения с которым могут со временем ухудшиться. И к этому Киеву следует быть готовым.

Украина. Турция. Алжир > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 октября 2017 > № 2358916 Владимир Кравченко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter