Всего новостей: 2225940, выбрано 7 за 0.106 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Замбия. Эфиопия. Судан. Африка. РФ > Электроэнергетика > regnum.ru, 17 июля 2017 > № 2253450 Борис Мацинкевич

Африка стремится в «атомный клуб»

Кто бы что бы ни говорил, а частенько, вспоминая об этом континенте и о странах, которые на нем расположены, мы взираем на это свысока. Действительно, от фактов никуда не деться — страны Африки не имеют высокоразвитой науки, техники и специалистов, далеко не всегда и не везде там все в порядке с энергетикой, транспортом, промышленностью. Но это вовсе не значит, что тамошние народы не мечтают о развитии своих стран, о новых технологиях, о повышении уровня жизни. И участие в атомном проекте, вступление в «атомный клуб» — мечта для многих из африканских государств, в которых руководители понимают, что это может стать своеобразным прыжком сразу через несколько ступеней.

Желанные гости АТОМЭКСПО

В нашей первой статье о форуме АТОМЭКСПО-2017 мы писали о том, что «Росатом» подписал несколько меморандумов о развитии атомной энергетики сразу с несколькими африканскими странами. Почему мы уверены, что такие инициативы полезны и важны для России? Не секрет, что атомная энергетика в Европе и в США испытывает серьезные трудности, что в этих странах, искусственно прикрываясь радиофобией, нарастают технологические проблемы, из-за которых вот уже Германия и Швейцария приняли решение о закрытии своих АЭС — всех, подчистую. Но это их суверенные проблемы, а для нас важно то, что Европа и Америка на наших глазах утрачивают возможность экспорта своих ядерных технологий. Влияние, авторитет в мире завоевываются отнюдь не только силой оружия, а атомный проект особенно хорош тем, что дает возможность присоединять к нашей научной, технической, технологической, инженерным школам всерьез и очень надолго. Так что экспорт наших атомных технологий — это наша новая дипломатия, ядерная дипломатия XXI века. АЭС нашего, советского и российского дизайна, подготовка в наших ядерных вузах необходимых новым членам «атомного клуба» специалистов — это мирное наступление, которому никто не сопротивляется, которому только рады. Так что каждая новая страна, желающая «причаститься», — это рост нашего авторитета и нашего влияния в мире. И это — хорошо.

А потому давайте коротко присмотримся к тому, как обстоят дела у тех, кто не просто так приезжал в Москву на АТОМЭКСПО-2017.

Замбия

Что вы знаете про эту страну, кроме того, что она «где-то в Африке»? Правильно — да почти ничего. Выхода к морю нет, главная река — Замбези, население около 14 миллионов человек. Бедность, безработица — ну, таковы там реалии практически повсеместно. Но при этом последние 7−8 лет рост ВВП по 7% в год, добравшийся до 65,5 млрд долларов. Но — медь, кобальт, недоразведанные урановые месторождения, уголь, свинец, цинк, золото, серебро, сурьма, индий. Потенциал для роста есть, иностранные инвесторы наращивают активность, сельское хозяйство тоже вполне на уровне. Но для Геоэнергетики это все «прилагательные» к базе, к основе — к энергетике. В дальнейшем описании мы сознательно не касаемся социально-политического устройства, военных, политических и иных проблем, а стараемся показать состояние дел и перспективы развития только энергетики. И, кроме того, всего, что связано с гидроресурсами, поскольку в Африке два главных вопроса — вода и энергетика.

ГЭС Замбии, достижения и проблемы

Замбези — река полноводная, поэтому все вполне логично, что ее гидроресурсами стали пользоваться, хоть ГЭС и строилась в разное время специалистами разных стран. ГЭС Kafue на одноименном притоке Замбези построена в 1973 году — 6 агрегатов по 150 МВт; ГЭС Дамба Itezhi-Tezhi 1977 «года рождения» — 2 агрегата по 60 МВт. Ну и, само собой, бетонный гигант, ГЭС Kariba на границе с Зимбабве и на двоих с бывшей Южной Родезией. 578 метров длины, два искривления, 128 метров высоты. Это сегодня Kariba не входит в топ-100 крупнейших ГЭС мира, а в 1959 году, когда ее сдали в эксплуатацию, она была местным «чудом света». Мощность станции — 1'600 МВт, за плотиной — огромное водохранилище в 5'400 квадратных километров, максимальная глубина — 97 метров, общая вместимость — 185 кубических километров или, в привычных кубометрах — 185'000'000'000. Но это плотина — одна, а ГЭС там, как ни странно, две. 6 гидроагрегатов по 111 МВт поставила Зимбабве, 6 агрегатов на 960 МВт принадлежат Замбии. У Зимбабве есть планы модернизировать свою ГЭС, чтобы увеличить ее мощность еще на 300 МВт, и китайские товарищи обещают закончить эту работу в 2019 году. Куда столько электроэнергии? Да спрос на нее в стране растет и растет, на 5−6% ежегодно.

И все бы хорошо, да только время берет свое. С 1959 года падает вода в нижний бьеф, выбив на дне внушительных размеров «кратер». Основание у плотины базальтовое, и на технической конференции 2014 года состояние плотины было признано аварийным, а возможная авария будет носить поистине катастрофический характер — плотина рухнет едва не целиком и одномоментно, если базальт окончательно «устанет». А это — цунами, которое в считаные часы домчится до Мозамбика и до Cabora-Bassa, крупнейшей ГЭС континента. Выход из строя сразу двух этих ГЭС, даже если не говорить о последствиях самой гигантской волны (посмотрите еще раз на количество миллиардов кубометров) — это «минус» 40% генерирующих мощностей континента.

Почему этого не происходит, что бережет от катастрофы? Эль-Ниньо и рост сельского хозяйства Замбии и Зимбабве, которому нужна вода, много воды. В конце 2015 года уровень воды в хранилище был всего на пару метров выше минимального, при котором способны работать ГЭС. Плотина стоит целехонька, а вот генерации электроэнергии в Зимбабве не хватает, нужен как минимум еще 1 ГВт. Плотина стоит, а по стране — веерные отключения предприятий и жилого сектора на срок до 14 часов в сутки. Да, вовсю ввозятся дизель-генераторы, начато строительство угольной электростанции на 300 МВт. Но так уж случилось, что к власти в Замбии пришли люди, предпочитающие думать не только о дне сегодняшнем, но и о перспективах, о необходимости продолжать развивать страну без зависимости от погодных условий. Конечно, есть нечто «модное» — европейские инвесторы готовы вкладываться в солнечные электростанции, кто-то поговаривает о перспективности ветровой генерации. Но, повторимся, новые власти страны думают о стабильном развитии на годы вперед. Ну и, собственно говоря, к кому они могли обратиться за помощью по вхождению в «атомный клуб»?

Сотрудничать с американскими банкротами — нет, не вариант. Пообщаться с французами, стоимость пары реакторов EPR-1600 у которых по проекту в Англии составляет 26 миллиардов долларов? Простите, никаких изумрудов не хватит (Замбия — один из крупнейших в мире добытчиков этих драгоценных камней). Китай на экспорт АЭС строит только для Пакистана, но это отдельная история, которая не сильно нравится МАГАТЭ. И президент Замбии Эдгар Лунгу вскоре после инаугурации в сентябре 2016 года понял, что все пути ведут в Рим. В Третий Рим. Именно в Москву, поскольку есть и еще одна причина: чтобы решить проблему дефицита электроэнергии как можно быстрее, в Зимбабве весьма и весьма перспективно развивать малые ГЭС. А что может быть быстрее сооружено как не модульные ГЭС? Так что для трезвомыслящего Эдгара Лунгу партнер для решения всех проблем был очевиден — «Росатом».

Замбия выбирает путь в «атомный клуб»

16 февраля этого года в Москве было подписано межправительственное соглашение о сотрудничестве в сооружении центра ядерной науки и технологий (ЦЯНТ) на территории Республики Замбия. Замбийцы аккуратны и действовать намерены шаг за шагом. Готовить кадры, объяснять своему населению, что радиофобия при наличии российских ядерных технологий — дикость и варварство, которым в Африке не место, поскольку это удел Европы и Америки. И начать покорение атомных технологий замбийцы намерены с исследовательского реактора ВВЭР. На нем приступать к обучению и постепенному переходу на самостоятельные физические и материаловедческие исследования, учиться производить радиоизотопы для медицинских и сельскохозяйственных целей и — главное — готовить кадры для работы на будущей АЭС. Уполномоченная организация с российской стороны, разумеется, «Росатом», со стороны Замбии — кабинет министров. Генерального подрядчика определяет российская сторона, контролировать строительство ЦЯНТ будет уже созданная совместная комиссия.

Но это было только рамочное соглашение, временем для наполнения его конкретикой стала АТОМЭКСПО-2017. 19 июля были подписаны три контракта: по оценке ядерной инфраструктуры Замбии, по проведению инженерно-изыскательских работ по поиску места для ЦЯНТ и между двумя министерствами образования о подготовке специалистов. Что эти контракты дают России, оценить не так уж и сложно. Еще одна страна добровольно и с удовольствием переходит в сферу нашего влияния, ведь «носителями знаний» в самой передовой для Замбии отрасли науки и техники будут специалисты, которых подготовят наши вузы. Исследовательский реактор мощностью до 10 МВт, «горячие» лаборатории, поставка оборудования и топлива — это точно не экспорт углеводородов. Время, которое уйдет на работу с ЦЯНТом, тоже не будет потрачено понапрасну — в Замбии необходимо создавать всю систему «атомного законодательства», стране нужна помощь в создании системы технического контроля, лицензирования всего, что связано с атомным проектом. И, есть такое подозрение, за это время изменится звучание использованной идиомы «недоразведанные ресурсы урановой руды». Будут идти работа и учеба на исследовательском реакторе, будут вестись геологические изыскания, будет идти большая юридическая работа. Если все пойдет по плану — Африка начнет вступать в новый этап своего развития. Под нашим чутким руководством и при нашей помощи.

Исследовательские реакторы России

Ну, а что касается самой главной составляющей для ЦЯНТа — исследовательского реактора, то тут с нашей стороны никаких трудностей не предвидится. Сегодня Россия в лице Госкорпорации «Росатом» является мировым лидером в области строительства исследовательских реакторов. За последние 50 лет компания построила более 100 исследовательских реакторов, включая 19 за рубежом, многие из которых работают до сих пор в странах Северной Африки, Европы, Центральной и Юго-Восточной Азии. В России в настоящее время эксплуатируется 52 исследовательских реактора, что составляет свыше 20% от общего числа работающих исследовательских реакторов в мире. Из свежих новостей по этому поводу — пуск в мае 2016 года исследовательского реактора на низкообогащенном уране ВВР-К в Казахстане. Впервые такой реактор запускали еще в 1967 году, но тогда он работал на уране с обогащением в 90%, поэтому модернизация под требования, налагаемые обязательствами по нераспространению ядерного оружия, была весьма глубокой. Новое топливо для старо-нового ВВР-К разработали и производят на Новосибирском заводе химконцентратов, это топливо получило все необходимые лицензии МАГАТЭ. Да, номинальная мощность ВВР-К чуть ниже той, которую просят в Зимбабве, — 6, а не 10 МВт, но поток нейтронов в нем плотный, что вполне позволяет производить радиофармпрепараты и изотопы, необходимые для промышленности и сельского хозяйства. Есть и другой исследовательский реактор — ИБР-2, работающий в подмосковной Дубне. 20 июля, во время второго дня АТОЭКСПО-2017, полюбоваться работой этого реактора прибыла целая иностранная делегация, в числе которой были и гости из Замбии. Если ВВР-К — реактор бассейнового типа, на котором мощность не прыгает «выше-ниже», то ИБР-2 — реактор импульсный, обеспечивающий высокую мощность пучка нейтронов. Но тут уж решать заказчикам — в документах указан исследовательский реактор типа ВВЭР, а ИБР-2 — реактор на быстрых нейтронах, с теплоносителем в виде жидкого натрия. В общем, подходящий именно Замбии исследовательский реактор подбирать есть из чего.

Эфиопия

Вот что мы знаем про эту страну? Бедная, погрязшая в войнах, мятежах и революциях — таков, пожалуй, стандартный набор обрывков знаний о некогда весьма значимом союзнике СССР. Да, от строительства социализма там давно отказались, Эритрею отпустили в самостоятельное плавание, но легче от этого особо не стало. 40% населения за чертой бедности, основная статья экспорта — продукция сельского хозяйства, в котором занято 85% трудоспособного населения. Население в Эфиопии, надо заметить, — 100 миллионов человек, причем больше 60% из них христиане, эта религия стала тут государственной в 330 году нашей эры. Но, само собой, журнал «Геоэнергетика.ru» интересуется энергетикой, а вот тут ситуация в Эфиопии весьма интересна и перспективна. Это самая высокогорная страна Африки, здесь немало рек с быстрым течением, здесь рождается и течет левый приток великого Нила — Голубой Нил. И, как бы кто ни относился к властям Эфиопии, но в начале 2000-х годов они сделали ставку на системное развитие гидроэнергетики. Первенцем эфиопской гидроэнергетики в 1988 году стала ГЭС Malka-Wakana мощностью 153 МВт, но ее 543 млн кВт⋅часов для такого большого населения было катастрофически мало.

ГЭС Эфиопии и атомный проект Египта

Потенциал гидроресурсов Эфиопии действительно огромен — по оценкам специалистов, он составляет не менее 40 ГВт. Эфиопское нагорье дает рождение не только Голубому Нилу, который течет на север, в Судан (где он сливается с Белым Нилом и возле столицы Судана становится «просто» Нилом — рекой, которую мы привыкли видеть в Египте), но и крупной реке Омо, которая «стартует» с высоты два с лишним километра и уходит на юг, чтобы через 760 км влиться в озеро Рудольф, что в Кении. В низовьях Омо имеет течение спокойное и неторопливое, а в горах ведет себя, как и положено горной реке — ущелья, перекаты, мощь и напор. Вот здесь и началось становление большой гидроэнергетики Эфиопии.

2004 год — начало эксплуатации ГЭС Gilgel Gibe I мощностью 184 МВт, 2010-й — ГЭС Gilgel Gibe II мощностью 420 МВт, 2015-й — ГЭС Gilgel Gibe III, самая высокая плотина на континенте и мощность 1'870 МВт или 6,5 млрд кВт⋅часов. В 2010-м построили еще и ГЭС Beles в 460 МВт, так что комплект получился внушительным. Все, цель уже достигнута — Эфиопия начала экспорт электроэнергии, превращая инвестиции Африканского банка развития в источник вполне приличного дохода. Сейчас дорабатываются проекты еще двух ГЭС каскада — на 1'450 МВт и на 660 МВт.

Какое отношение успехи гидроэнергетики Эфиопии имеют к атомному проекту? Удивительно, но самое прямое. В 2011 году гидроэнергетики впервые заговорили о проекте ГЭС на Голубом Ниле, которую называют по-разному. «Великая Эфиопская плотина Возрождения», «Плотина тысячелетия» или коротенько — ГЭС «Возрождение», или Hidāsē — на языке одного из народов Эфиопии. Задумка действительно грандиозная — 6,45 ГВт, что совпадает с мощностью нашей Саяно-Шушенской, плотина высотой 175 метров и длиной 1'800, водохранилище объемом 74 кубических километра и площадью 1'541 км2. А это 15,7 млрд кВт⋅часов электроэнергии в год, это решение проблем дефицита электричества в Судане, в Кении, в Джибути. Да, название у ГЭС с явной претензией, но, согласитесь — не без оснований на то. По состоянию на зиму этого года строительство завершено на 56% — Африканский банк развития и население Эфиопии собрали 4,8 млрд долларов на строительство этого энергетического гиганта.

Но не менее сложным делом, чем поиск финансирования и строительство, было решение мгновенно возникших проблем с Египтом, который сразу почувствовал тревогу. До 2011-го Эфиопия очень хотела, но не могла — Египет грозился просто разбомбить стройку, поскольку вот тот самый объем водохранилища грозил отобрать воду у «большого» Нила, который был и остается для Египта единственным источником пресной воды. 2011 год, напомним — год «цветной революции» в Египте, и эфиопы справедливо посчитали, что Каиру какое-то время будет не до них, потому проект и стартовал именно в это время.

Утвердившись в кресле президента, Мухаммед Мурси принялся грозить Эфиопии войной, но та уже успела заручиться поддержкой всех стран, которые рассчитывают получать электроэнергию этой ГЭС, а таких набралось немало. Уганда, Танзания, Руанда, Кения, Бурунди, да и Судан, для которого новое водохранилище означает уменьшение площади нильских болот, — серьезная компания. Мурси не рискнул, а ас-Сиси весной 2015 года подписал соглашение с Эфиопией и Суданом о справедливом разделе вод Нила. Квоты питьевой воды для Египта будет хватать для сельского хозяйства, но сопоставьте дату подписания договора Египта с Россией о строительстве АЭС El Dabaa (декабрь 2014-го) и дату подписания тройственного соглашения. Правильно — могут возникнуть проблемы с генерацией электроэнергии на Асуанской ГЭС. «Ядерная страховка» помогла Египту остаться миролюбивой державой, а предложенные нашими специалистами заводы по опреснению воды, которые будут работать на тепле, производимом реакторами АЭС, чуточку уменьшили и водные тревоги. Вот такой оказалась связка воды и атома — довольно замысловатой, зато предотвратившей потенциальный конфликт.

Эфиопия берет в «опекуны» «Росатом»

Эфиопия, похоже, добавила Египту решительности в быстром решении вопроса о строительстве АЭС, но и пример Египта, в свою очередь, оказался «заразительным» для Эфиопии. Уже в 2016 году власти страны начали первые, самые предварительные переговоры с «Росатомом», но до каких-то практических результатов дело не дошло. Ничего удивительного, ведь, прежде чем размышлять о развитии атомного проекта, нужно начинать с приведения в порядок законодательства страны. Есть Договор о нераспространении, есть требования по безопасности со стороны МАГАТЭ — все это необходимо учитывать в своде законов и правил.

В марте 2016 года в Дубне, в Объединенном институте ядерных исследований побывала представительная делегация — заместитель премьера, министр науки и технологий и министр образования Эфиопии. Знакомство оказало на гостей самое благоприятное впечатление, и 19 июня уже этого года на АТОМЭКСПО «Росатом» и Эфиопия подписали меморандум, который уже можно называть стартом атомного проекта этой африканской страны. Меморандум о мирном использовании атомной энергии в медицине, сельском хозяйстве и в промышленности, о подготовке и обучении кадров, о разработке программ по повышению информированности населения об атомных технологиях и об их применении. Впереди — создание совместных рабочих групп по отдельным направлениям, разработка проектов и программ, кропотливая работа с законодательством. Дорога длинная и не простая, но Эфиопия на примере гидроэнергетики уже продемонстрировала незаурядные способности упорно двигаться в выбранном направлении.

Очевидно, что в ближайшие 10 лет Россия приступит к строительству АЭС в этой стране, нужно нарабатывать и нарабатывать человеческий и научно-технический потенциал, да и финансовый вопрос очень непрост. Но Эфиопия может оказаться своего рода новатором — зарабатывая деньги при помощи гидроэнергетики, двигаться вперед по пути в «атомный клуб». Ускорить процесс со своей стороны может и «Росатом», обладающий возможностью создавать удивительно недорогие исследовательские и медицинские реакторы. Но к «Аргусу» и его перспективах мы обязательно вернемся, причем в ближайшее время.

Судан

Третья сторона не состоявшегося конфликта вокруг воды Нила. Именно возле столицы этой страны, города Хартрума, сливаются Голубой и Белый Нил, именно здесь река обретает свое величие, спокойствие и становится «хрестоматийным» Нилом, который мы видим на всех картинах и фотографиях страны пирамид. Судан — 30 миллионов человек населения (после отделения Южного Судана) с приростом в 2,5% в год, половина из которых живет в городах.

Энергетика Судана — российские проекты, китайские строители, арабские финансы

Справочники говорят нам, что в экономике все традиционно для Африки — нефть и сельское хозяйство, но есть довольно интересная особенность: основным покупателем суданской нефти стал Китай, который много и охотно инвестирует в развитие не только нефтяной промышленности, но и в другие отрасли. И тут никто не удивляется вот такой, к примеру, фразе:

«Введены в строй первые два из десяти блоков новой электростанции «Мерове» суммарной мощностью 1'150 Мвт, которую строят китайцы на арабские деньги по русскому проекту»

Проект действительно нашего «Гидропроекта», и традиционно сделан он был так, что никаких изменений по ходу строительства вносить в него не пришлось. На создание проекта ушло 4 года, в 1998-м наши специалисты приступили к детальному изучению течения, дна, берегов Нила, в 2002-м передали проект заказчику. Если в Эфиопии введут в эксплуатацию ГЭС «Возрождение», суданская плотина станет выполнять функцию контрГЭС, течение Нила станет более регулируемым, что позволит решать вопросы ирригации и судоходства.

Но электроэнергии Судану не хватает катастрофически — веерные отключения в городах и на промышленных предприятиях, половина населения не имеет электроэнергии и вовсе. Проблемы возникают даже у нефтеперерабатывающих предприятий, а они сейчас составляют основу валютных поступлений в бюджет государства.

С одной стороны, кроме ГЭС Merowe «Гидропроект» прорабатывал проекты строительства еще трех ГЭС, но это, помимо несомненной пользы для Судана, может спровоцировать осложнение отношений с Египтом. И снова выход власти страны, какие бы там преступления им ни приписывали, видят в атомной энергетике. Не в солнечной, не в ветре — в атомной. Можно что угодно говорить о недостаточном развитии, об отсутствии технологий, опыта, научных кадров, но мы рассматриваем вот уже третью по счету развивающуюся страну и третий раз видим одно и то же: для них атомная энергетика явно важнее, чем энергетика, основанная на ВИЭ. Сначала — база, основа, а дополнительные возможности — позже. И не случаен наш, российский интерес к этим странам. Они ведь только на первом этапе создания, формирования своих энергетических систем, у них есть все возможности для формирования энергосистем по нашему «эскизу» — мощная атомная генерация как основа и безуглеродная энергетика ВИЭ как дополнительная, помогающая «расшить узкие места».

Судан делает ставку на атомную энергетику

В 2010 году МАГАТЭ одобрила для Судана (тогда еще единого) восемь проектов использования атомной энергии — в здравоохранении, экологии и образовании, при этом на переговорах представители и МАГАТЭ, и Судана особо подчеркивали, что Африка должна оставаться зоной, свободной от атомного оружия. В том же году делегация Судана отправилась в Южную Корею, заявив, что намерена использовать опыт именно этой страны для создания собственного атомного проекта. Но никаких новостей об этом сотрудничестве не слышно, никаких официальных заявлений нет.

Летом 2013 года на международной конференции «Атомная энергия в 21-м веке» в Петербурге министр науки и коммуникаций Судана сообщил о намерении правительства его страны построить собственные АЭС:

«Вклад атомной энергетики в энергетический баланс очень существенный, она практически не наносит ущерба окружающей среде. Мы считаем необходимым иметь и эксплуатировать АЭС в нашей стране. Об этом говорят потребности Судана. На данном этапе нам необходимо сотрудничество с МАГАТЭ. И всё это касается стратегии развития атомной энергетики. У нас уже есть дорожная карта. Мы готовим юридическую базу. Подготовили закон, который отвечает за вопросы безопасности, а также вопросы общественного регулирования. Создали независимый регулирующий орган. Университет Судана имеет факультет атомной энергетики. Мы добились очень многого. Конференция «Атомная энергия в XXI веке» подтверждает важность ядерной безопасности. И я благодарю Россию и всех тех, кто внёс вклад в то, что мы смогли встретиться на этой конференции».

В 2016 году Судан подписал два рамочных соглашения о строительстве АЭС мощностью 600 МВт и о помощи в планировании организации атомной энергетики страны с государственной корпорацией Китая — СNNC. Подробностей соглашений — о каком реакторе идет речь, какова стоимость и сроки выполнения контракта — пока что нет. Есть информация «из кулуаров» — Китай разработал 600-мегаваттник III поколения «Хуалун-1» и уже заявлял о своих амбициозных планах добиться к 2025 году продаж на экспорт до 30 таких реакторов. Китай — проверенный экономический партнер, инвестор, вкладывающийся в развитие производства на территории Судана. Казалось бы, что никакого лучшего варианта Судан искать и не будет пытаться, но что-то пошло как-то не совсем так. То ли в Судане действительно внимательно следят за развитием технологий реакторов и знают про ВВЭР-1200 в Нововоронеже, где в прошлом году, как все мы знаем, заработал первый в мире реактор поколения III+, то ли суданцы сравнили опыт и комплексность услуг китайских и российских атомщиков — трудно сказать.

Атомный проект Судана — дракон или медведь?

Китай и Судан продолжают сотрудничество, обмениватются делегациями высокого уровня, создают совместные предприятия, создавая впечатление, что Китай «монополизировал» свое шефство над этим государством, что Судан такое положение дел совершенно устраивает. Международные санкции, введенные США за поддержку Суданом Саддама Хусейна, отменять никто не собирается, изобретаются все новые предлоги для этого, потому наличие такого мощного союзника, как Китай, для Судана — большая удача. Но.

В большую прессу как-то так и не сумел прокрасться один примечательный документ 2013 года рождения. В декабре в Хартуме состоялось первое заседание российско-суданской межправительственной комиссии по торговому сотрудничеству, и вот протокол этого заседания, как нам кажется, весьма и весьма интересен. Вместо обычного переливания из пустого в порожнее министр природных ресурсов России Сергей Донской и министр минеральных ресурсов Республики Судан Ахмед аль-Карури подписали очень конкретные соглашения. Протокол длинный, потому приводим только «выжимку».

Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в области геологии и минеральных ресурсов предусматривает, что «Росгеология» займется комплексным изучением и развитием минерально-сырьевой базы Судана, привлекая для этого свои специализированные подразделения. «Зарубежгеология» создаст металлогеническую карту, «ВНИИЗарубежгеология» оценит золотоносность территории и отдельных участков, ФГУ ГП «Урангео» будет искать, картографировать и оценивать запасы сами-понимаете-чего. Ну, и далее:

«Суданская сторона проинформировала о намерении разработать национальную программу мирного использования атомной энергии в соответствии с национальными потребностями и приоритетами. Российская сторона выразила готовность рассмотреть данную просьбу. Стороны приветствуют договоренность между Суданской комиссией по атомной энергии и «Научно-техническом центром инноваций» о начале сотрудничества, включая … строительство ядерного исследовательского и учебного центра на базе многофункционального исследовательского реактора».

«Правительство Республики Судан проинформировало правительство РФ о своей заинтересованности в сотрудничестве с Россией в строительстве АЭС».

Извините за длинные цитаты, но нам они показались важными. Правительство Судана ищет вторую опору в своем противостоянии диктату США, а Россия предлагает конкретный, гармонизированный по разным направлениям план действий. И, в числе прочего, Судан, судя по всему, несмотря на свои замечательные отношения с Китаем, переориентирует свои атомные планы на сотрудничество с Россией. При этом называет вещи своими именами — это их добровольный выбор, это их просьбы, а не некие происки России, направленные против Китая. На территории Судана есть уран, а Россия имеет лучшие в мире технологии по его добыче, по созданию горно-обогатительных фабрик. Китай обогащает уран на наших газовых центрифугах 6-го поколения, Россия переходит на поколение №10 и производит топливо для реакторов и нашего, и западного дизайна. Китай не имеет возможности обогащать уран нигде, кроме как на своей территории — наши технологии были предоставлены без права их «тиражировать».

В России работают десятки исследовательских реакторов и стендов, мы умеем производить медицинские изотопы — у Китая позиции значительно слабее. Нас приглашают — мы не отказываем в просьбах. От «Силовых машин» нужны запчасти на электростанции, построенные в Судане СССР? Будут. Нужны ГЭС «Дагаш» и ТЭС «Красное море»? Готовы помочь, «Силовые машины» — оборудованием, ИнтерРАО — проектом и строительством уже задуманного, «Технопромэкспорт» — составлением ТЭО для новых объектов электрогенерации. И поверх всего перечисленного — обучение, обучение и еще раз обучение будущих суданских специалистов-энергетиков во всех отраслях.

Судан зовет Россию строить автомобильные и железные дороги, аэропорты и порты, больницы и заводы, нас просят рассказать, как обеспечить сохранность плотин и водохранилищ ГЭС. Интерес Судана к России огромен, о причинах можно строить разные предположения. Мы вот подозреваем, что все это может быть основано вот на таких строках все того же протокола:

«Республика Судан и «Научно-технический центр инноваций» выражают обоюдный интерес к строительству заводов по опреснению морской воды на базе ядерной энергетической установки».

Этой технологии нет ни у кого, кроме России, а для стран Африки, расположенных в регионе Сахары, есть два «кита», на которых только и может стоять их экономика и само существование — вода и энергетика. Тот, кто сумеет предложить комплекс технологий, обеспечивающих то и другое, и будет «старшим партнером» для всех этих государств, поскольку вода и энергетика важнее всего прочего, в том числе и огромных финансовых ресурсов.

Комплексное решение проблем энергетики Судана

В мае этого года в Хартруме побывала весьма представительная делегация «Росатома». Посмотреть и послушать рассказы о передовых российских атомных технологиях и новейших решениях в атомной сфере, о неядерных направлениях российского концерна прибыли представители 80 государственных ведомств Судана. Министерства горнодобывающей промышленности, медицины, окружающей среды, нефти, промышленности, высшего образования, иностранных дел, внутренних дел — всем было, что послушать и на что посмотреть. Шокирующей новостью для суданцев стала демонстрация продукции венгерского предприятия «Ганз ЕЕМ», дочерней компании Атомэнергомаша — блочные, контейнерные мини-ГЭС вызвали настоящий фурор. В Судане немало отдаленных горных районов, жители которых едва знакомы с таким чудом, как электричество, а мини-ГЭС «Росатома» — это сборка за месяц, отсутствие вреда для экологии, отсутствие плотин и низкая стоимость производимой электроэнергии.

Так что, как видите, ничего удивительного нет в том, что на АТОМЭКСПО-2017 среди гостей была и делегация из Судана. Министр водных ресурсов, ирригации и электричества Республики Судан Юсиф Абдуллах подписал с «Росатомом» меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области использования атомной энергии в мирных целях. В положениях меморандума — создание рабочих групп для разработки дорожной карты по конкретному налаживанию сотрудничества. Начало совершенно традиционно для «Росатома» и стран — новичков в атомной энергетике: создание центра ядерной науки и технологии на базе исследовательского реактора с перспективой строительства АЭС российского дизайна. Ну, и как говорят в таких случаях господа дипломаты — «о реакции представителей Китайской Народной Республики информации не поступало».

Перспективы континента

Иностранные гости, впервые побывавшие на АТОМЭКСПО, прибыли туда, как видите, совершенно не случайно — эти визиты стали логическим продолжением контактов и переговоров, проходивших на протяжении предыдущих лет. Да, конечно, если говорить о различных регионах мира, то Европа — наиболее финансово обеспеченный рынок, Юго-Восточная Азия — самый динамично развивающийся и так далее, а Африка как бы немного в стороне, на периферии. Но рассмотренные нами три страны, несмотря на низкую базу, последние годы показывают двузначные проценты роста ВВП. Да, впереди у каждой из них — большая и трудная дорога на пути повышения уровня жизни, уровня владения знаниями и технологиями. Но именно поэтому важно, кто даст знания, кто даст технологии, кто поможет освоить их собственные ресурсы. И мы с вами воочию наблюдаем, как одна страна континента за другой делает выбор в пользу России. Процесс неспешный, но, как нам кажется, идет он в совершенно правильном направлении.

Следующая статья Геоэнергетики будет продолжением этой темы — после первого репортажа об АТОМЭКСПО-2017 настала пора внимательно и без спешки изучить технологии концерна «Росатом», которыми мы готовы поделиться с будущими членами атомного клуба.

Борис Марцинкевич

Замбия. Эфиопия. Судан. Африка. РФ > Электроэнергетика > regnum.ru, 17 июля 2017 > № 2253450 Борис Мацинкевич


Китай. Эфиопия. Весь мир > СМИ, ИТ. Агропром. Экология > russian.china.org.cn, 2 декабря 2016 > № 1990137

24-сезонный китайский сельскохозяйственный календарь в минувшую среду был включен в Репрезентативный список нематериального культурного наследия ЮНЕСКО на проходящей в Аддис-Абебе /Эфиопия/ 11-й сессии Межправительственного комитета по охране нематериального культурного наследия.

В китайском сельскохозяйственном календаре год делится на 24 сезона по положению Земли относительно Солнца, он используется уже более двух тысяч лет. Сезоны отражают смену времен года, задают направление сельскохозяйственным работам и оказывают влияние на повседневную жизнь китайских крестьян.

В древности китайцы вычислили по отбрасываемой предметами в полдень тени время летнего и зимнего солнцестояния и разделили время между ними на 24 промежутка, которые и стали сезонами календаря: личунь /начало весны/, юйшуй /дожди/, цзинчжэ /пробуждение насекомых/, чуньфэнь /весеннее равноденствие/, цинмин /ясные дни/, гуюй /хлебные дожди/, лися /начало лета/, сяомань /малое изобилие/, манчжун /колошение хлебов/,сячжи/летнее солнцестояние/, сяошу/малая жара/, дашу /большая жара/, лицю /начало осени/, чушу /конец жары/, байлу /белые росы/, цюфэнь /осеннее равноденствие/, ханьлу /холодные росы/, шуанцзян /выпадение инея/, лидун /начало зимы/, сяосюэ /малые снега/, дасюэ /большие снега/, дунчжи /зимнее солнцестояние/, сяохань /малые холода/ и дахань /большие холода/. -

Китай. Эфиопия. Весь мир > СМИ, ИТ. Агропром. Экология > russian.china.org.cn, 2 декабря 2016 > № 1990137


Россия. Эфиопия > Внешэкономсвязи, политика > magazines.russ.ru, 25 июня 2016 > № 1900925

Тобиас Руппрехт

«Африканские братья по вере»: Россия, СССР и их «эфиопская политика»

(вторая половина XIX – конец XX века)

Тобиас Руппрехт (р. 1981) – историк, сотрудник Университета Эксетер (Великобритания), автор книги «Soviet Internationalism after Stalin» (2015).

Известно, что царская Россия не участвовала в европейской схватке за Африку в конце XIX века. Менее известно, что у Российской империи в то время завязались особые отношения с Эфиопией, едва ли не единственной в Африке страной, не захваченной какой-либо иноземной империей. Сохранить независимость Эфиопии удалось не без некоторой помощи из Санкт-Петербурга. Эфиопия привлекала внимание российских политиков и части русского православного духовенства. Ее близость к Красному морю и Ближнему Востоку, ее положение между Северной и Юго-Восточной Африкой являлись стратегическим активом в геополитической игре против Британской империи. К тому же многие верующие испытывали чувство солидарности с теми, кого воспринимали в качестве православных братьев на далеком Африканском Роге.

Религиозные представления о мироустройстве конца XIX века оказались удивительно живучи в XX веке, несмотря на серьезные геополитические и идеологические изменения. Эфиопия сохранила особое место в геополитических представлениях и после захвата власти большевиками. Реинтерпретация прошлого Российской империи часто использовалась, чтобы объяснить и оправдать советскую политику в странах «третьего мира» после смерти Сталина. А с момента установления в Эфиопии в 1970-х годах коммунистического режима СССР принялся активно использовать Русскую православную церковь для укрепления своего влияния. На протяжении всей истории современной России и Эфиопии православные церкви этих стран всегда c готовностью подчинялись государственным интересам. На международном уровне они охотно сотрудничали со своими идеологическими противниками, если это требовалось для достижения собственных целей[1].

Россия и Эфиопия – год 1900-й

История миссионерской деятельности Русской православной церкви за границей значительно короче аналогичной истории римско-католической или протестантской церквей. Тем не менее русская церковь активно поддерживала российскую экспансию в Средней Азии и колонизацию некоторых территорий в Северной Америке. В XIX веке Священный синод интересовался событиями на Святой земле и Афоне. Православная церковь – вместе с имперской властью – выступала ярой защитницей находившихся под властью Османской империи православных христиан на Балканах, в Сирии и Египте. Это панправославие можно считать первой в современной истории попыткой противодействия западноевропейскому универсализму. Некоторые православные священнослужители и мыслители пытались даже представить эту новую всеобъемлющую восточную православную культуру в качестве противовеса материалистической романо-германской Европе[2].

Эти антизападные идеи способствовали восторженному восприятию «экзотических» братьев по вере в Восточной Африке, окруженных европейскими колониальными владениями. Эфиопия была единственной страной в Африке, у которой была некоторая история отношений с Россией. Еще в XIV веке существовали контакты между русскими и эфиопскими монахами в Иерусалиме. Афанасий Никитин побывал в Эфиопии в XV веке, а почти три века спустя Петр I неудачно попытался установить российское военное присутствие на Африканском Роге. Но лишь в конце XIX века стали устанавливаться постоянные контакты между Россией и Эфиопией. В обеих империях часть элиты связывала свои (впрочем, разного типа) националистические проекты с церковью и верой. Славянофилы в России совмещали православие с антизападным романтическим национализмом; коптские священники в Эфиопии собирали и систематизировали старые религиозные тексты, утверждавшие роль Эфиопской православной церкви как воплощения эфиопской нации[3].

Эфиопская церковь, автокефальная только с 1950-х годов, является одной из древних восточных православных церквей, отколовшейся от европейского христианства за полтысячелетия до основания русской церкви. Сходство в обряде и одеянии русских и эфиопских священников помогло скрыть значительные доктринальные различия, а геополитические интересы позволили еще более сократить этот разрыв. В 1850-х годах монах Порфирий Успенский был послан Священным синодом в Иерусалим в рамках секретной миссии с целью укрепления российского влияния на Ближнем Востоке. Изначально его рекомендация наладить сотрудничество с православной Эфиопией нашла больший отклик среди российских военных, чем среди богословов. Идеи Успенского заложили основу для российского увлечения Эфиопией в последние годы существования Российской империи, но на тот момент и высшая бюрократия, и церковные иерархи считали их нереалистичными. Письма к царю эфиопского императора Йоханнысa IV, взывавшего к православным узам и просившего российской помощи в борьбе против османского Египта, в 1870-е годы остались без ответа[4].

Вместо этого, в конце XIX века в Эфиопию отправились несколько российских авантюристов. В 1885 году казак Николай Ашинов получил от Йоханныса IV разрешение построить русский православный монастырь и колонию «Новая Москва» в обмен на поставки русского оружия. Четыре года спустя он отплыл из Одессы в Массауа, но итальянская колониальная администрация в Эритрее не разрешила семьям поселенцев сойти на берег. Ашинов отправился в Сагаллу, а потом в Джибути, где был принят группой эфиопских монахов. История первого русского поселения в Африке была недолгой. Французские власти вскоре выслали всех обратно в Россию, где патриоты воспели «подвиг» Ашинова, а власти отрицали свою причастность к его деятельности.

Вторая российская экспедиция в 1889 году была менее масштабной, но на этот раз официальной: в Эфиопию послал делегацию киевский митрополит. В ее составе значился дипломат Виктор Машков, который предложил военную помощь новому императору Менелику II, рассчитывая в обмен на концессию российской гавани в Красном море. Машков вновь поехал в Эфиопию в 1891 году, официально с «географической миссией» – но при этом он привез партию оружия, предназначавшегося для борьбы против итальянцев. Православная церковь направила миссию во главе с Александром Елисеевым и священником Патером Ефремом для изучения возможности сотрудничества – или даже объединения – обеих церквей. Менелик II, основатель современной Эфиопии, не проявил никакого интереса к религиозной стороне дела, однако живо заинтересовался возможностью российской помощи в его борьбе с Италией.

В группе Елисеева был еще один авантюрист, казак Николай Леонтьев. Без официального на то разрешения по возвращении он привез к царю целую эфиопскую дипломатическую делегацию. Рассказывая в Петербурге о воображаемых богатствах Эфиопии, Леонтьев пытался сколотить группу поселенцев и найти финансовых покровителей для своей затеи. Свою цель он определил так: основать в Эфиопии миссию Русской православной церкви и помочь этой стране защититься от итальянского колониализма. В конец концов, винтовки, военные советники и русская миссия Красного Креста прибыли лишь после того, как эфиопы сами разбили итальянцев при Адуа. Впрочем, они помогли дальнейшему расширению эфиопской империи. Леонтьев стал называть себя «граф Абай», раздражая эфиопов в Аддис-Абебе своим заносчивым поведением. Чтобы избавиться от Леонтьева, Менелик назначил его губернатором юго-западных провинций, а позднее выслал из страны за то, что тот без спроса начал военные действия.

Другие российские авантюристы, а также ученые и благочестивые православные христиане отправились в Эфиопию около 1900 года. Страна была привлекательной не только как экзотическая, но и как близкая по духу: в ней видели важное стратегическое значение. Такое переплетение разных интересов отразилось на биографиях нескольких людей. Так, например, русский офицер Евгений Сенигов остался в Эфиопии в качестве художника, рисовавшего африканские пейзажи. В русской миссии Красного Креста состоял Александр Булатович, высокопоставленный офицер, который позже стал монахом и под именем иеросхимонаха Антония основал еретическое движение имяславие. Он пытался создать русский православный монастырь на острове в озере Хорошал, но ему не удалось обеспечить концессию на земельный участок. Еще один персонаж русско-эфиопского сюжета, казак Алексей Сучков, был отправлен в Эфиопию, где находился с 1903-го по 1907 год, после чего вернулся в Россию, прихватив с собой диких животных для московского зоопарка. Эти и другие путешественники привезли в Россию большую коллекцию эфиопских артефактов, по сей день хранящуюся в петербургской Кунсткамере. Эфиопия становилась все более популярна в России. Для поддержки Эфиопии в ее противостоянии западному колониализму собирали деньги. Николай Гумилев побывал в Эфиопии дважды и написал стихи об Африке. Именно в этом контексте сложился миф об эфиопских корнях Пушкина. На самом деле его прадед Ганнибал был молодым рабом с южных берегов озера Чад, подаренным царю османским султаном[5].

Вместе с тем, судя по тому, что показывают скудные эфиопские источники, Менелик II к русским относился не столь романтически. Чтобы сохранить независимость Эфиопии, ему был необходим импорт новых военных и гражданских технологий и помощь их носителей. Эфиопский император видел в России, во-первых, источник поставок современного оружия, во-вторых, державу, не заинтересованную в колониальном захвате африканских территорий. Еще один немаловажный фактор: и Россия, и Эфиопия были абсолютными монархиями – в отличие от прочих европейских стран, так что Россия казалась для Менелика более подходящим местом для отправки на учебу молодых эфиопов, чем республиканская Франция. Первая партия эфиопских студентов приехала в Санкт-Петербург накануне 1900 года. Среди них был Такла Наварят, который после многих лет изучения в России военного дела и техники стал министром финансов Эфиопии. Такла Наварят написал первую конституцию страны, и он же от имени Эфиопии выступал в Лиге Наций после того, как Италия снова вторглась в страну в 1935 году[6].

Советский Союз и Эфиопия при Хайле Селассие

Советский Союз был единственной крупной державой, которая поддержала Эфиопию во время вторжения Муссолини в 1935 году (в СССР был даже снят фильм «Абиссиния»). Впрочем, присутствие большого числа русских белоэмигрантов в качестве влиятельных советников при императорском дворе в Аддис-Абебе препятствовало налаживанию более тесных контактов в то время. Дипломатические отношения были установлены только в 1943 году.

Как известно, во время войны Московскому патриархату разрешили возобновить контакты с христианами за рубежом, что должно было помочь выполнению дипломатических задач советского государства. Церковные сановники были отправлены на территорию Болгарии, Ирана, в Палестину, Египет и Антиохию. Эти поездки также возобновили связи между православными церквями. Для Сталина роль СССР как защитника православных христиан была важным геополитическим ресурсом. После войны автокефальная церковь в Польше и украинская униатская церковь были насильственно включены в состав русской церкви. Советское государство и РПЦ имели здесь общие интересы. Кремлю была нужна церковь для укрепления своего режима на территории Восточной Европы. РПЦ выиграла от присоединения православных церквей и переориентации греко-католической (униатской) церкви с Рима на Москву[7].

В 1946 году в Московской патриархии был создан Отдел внешних церковных связей, ставший эффективным средством советской пропаганды и дополнительным дипломатическим каналом в странах с православным населением, в первую очередь в Греции (будущем члене НАТО) и в странах Ближнего Востока. В мае 1946 года во время празднования тысячелетнего юбилея Святого Иоанна Рыльского в болгарском Рыльском монастыре бывший генеральный секретарь Коминтерна Георгий Димитров предложил превратить Москву – этот некогда «Третий Рим», а ныне столицу мирового коммунизма – в подобие православного Ватикана. Димитров объяснил верующим рамки, в которых церковь может продолжать существовать в коммунистическом обществе, представив «большую Русскую православную церковь» образцом, которому они должны были следовать. Руководители русских и болгарских церквей продемонстрировали свою лояльность Сталину. Неудивительно, что церкви за пределами досягаемости Красной армией не выражали особого интереса к идее православного Ватикана под коммунистическом руководством, так что после смерти Сталина эта тактика изменилась[8].

Новый первый секретарь ЦК КПСС Хрущев сделал немало, чтобы покончить с изоляционизмом советского лагеря и распространить влияние за его пределы. В годы его правления были установлены (или нормализованы) связи со странами со значительными православными меньшинствами – Египтом, Индией и Югославией. В самом СССР при Хрущеве новая антирелигиозная кампания 1950–1960-х годов затронула верующих всех конфессий, но не институции РПЦ. Напротив, руководство церкви все более привлекалось к сотрудничеству с государством. На международном уровне православные священники стали полезным инструментом советской внешней политики. В Восточной Европе РПЦ была призвана ослабить влияние католической церкви. В странах «третьего мира» контакты с местным духовенством были использованы для распространения советского влияния.

Позиция Москвы в отношениях с Эфиопией в 1950–1960-е годы отражала изменения в советской политике в отношении к странам «третьего мира» после смерти Сталина. Главы государств за пределами влияния Запада в то время рассматривались как потенциальные союзники – вне зависимости от их политической ориентации. Хайле Селассие, (как было принято считать, модернизатор Эфиопии) объявил себя прямым потомком Соломона. Эфиопская православная церковь владела примерно третью земли в стране и мало интересовалась благополучием своей крайне бедной паствы. Все это не помешало установлению дружественных отношений между СССР и Хайле Селассие. В 1956 году Хайле Селассие посетил СССР, его наградили орденом Суворова и дали немалый кредит в 400 миллионов рублей. Совинформбюро начало вещание программы «Радио Москвы» на амхарском языке и инициировало перевод на него русской литературы. Советские учителя основали политехническую школу в Бахр-Даре, а советские инженеры построили нефтеперерабатывающий завод в Ассабе[9].

В большей степени, чем в других странах «третьего мира», СССР использовал православную церковь в своих отношениях с Эфиопией, продолжая тем самым традиции Российской империи. Эфиопский патриарх Теофилос был приглашен в Советский Союз в 1959 году; высокопоставленные делегации РПЦ посетили Эфиопию в 1959-м, 1962-м, 1966-м и 1969 годах. Русский патриарх Пимен приезжал в Эфиопию в 1974-м. Всемирный Совет церквей в Женеве предоставлял платформу, на которой русские и эфиопские священнослужители могли общаться между собой. Восточные и древние православные церкви сближались; в 1960-х годах на серии международных встреч в Орхусе, Бристоле и Женеве обсуждался вопрос об «общем причастии» (первые подобные попытки предпринимались еще в XIX веке). После Всемирного Совета Церквей в Аддис-Абебе в январе 1971 года представители РПЦ встретились с Хайле Селассие и некоторыми эфиопскими епископами. В результате было принято решение направить в СССР эфиопских студентов, изучавших богословие[10].

Обучение эфиопских студентов-богословов в СССР было организовано и профинансировано Русской православной церковью, под эгидой ленинградского митрополита Никодима (Ротова), близко связанного с КГБ и впоследствии ставшего президентом Всемирного Совета Церквей. Эфиопская православная церковь во время правления Хайле Селассие послала на родину научного коммунизма около 25 студентов для получения образования в двух семинариях – в Ленинграде и Загорске. Для РПЦ приглашение африканских студентов позволило продемонстрировать поддержку ей советской внешней политики и таким образом поддержать существование собственных семинарий и академий, постоянно находившихся под угрозой закрытия. По воспоминаниям студентов, видимого участия советского или эфиопского государства в одобрении и финансировании этой программы не было. «Там никого идеологически не обрабатывали», – вспоминает один студент, описывавший опыт своего пребывания в СССР как «полностью положительный». По возвращении в Эфиопию студенты заняли определенные позиции в церковной иерархии – среди них Абба Хабте Селассие, учившийся в Ленинграде и ставший начальником Отдела внешних связей Эфиопской православной церкви[11].

Зеркало России: Эфиопская православная церковь и коммунистический режим Дерг

Хайле Селассие, Рас Тафари, царя царей Эфиопии, Льва-Завоевателя от колена Иудейского, избранника Бога, свергло народное восстание в 1974 году. Возмущение, в частности, вызвало то, что власти ничего не сделали, когда в стране начался голод, унесший жизни 200 тысяч человек. Образованные горожане, а также студенты, многие из которых принесли марксистские идеи из университетов Европы и США, вышли на улицы. Постепенно военные взяли власть. В сентябре был создан временный военно-административный совет, Дерг, во главе которого оказался Тафари Бенти (он был православным). Подобно тому, что происходило в России после свержения царя в феврале 1917 года, новые правители – коалиция либералов, консерваторов и революционных коммунистов – объявили о проведении широкой земельной реформы и об отделении церкви от государства. Патриарх Теофилос протестовал против назначения новых священников, многие из которых настаивали на более активном участии церкви в социальных вопросах, в то время как другие, получившие образование в соцстранах, активно участвовали в реформировании церкви после революции. Так эфиопская церковь оказалась втянутой в конфликт между старыми элитами и реформаторами, аналогичный борьбе между Тихоном и обновленцами, развернувшейся в России за полвека до этого.

Советский Союз не принимал участия в ранней фазе эфиопской революции. Первый контакт между Дерг и Кремлем состоялся при участии делегации РПЦ в Аддис-Абебе. Отношения укрепились, только когда левые радикалы, группировавшиеся вокруг генерала Менгисту Хайле Мариама, расчистили себе путь к власти. В начале 1975 года делегация Дерг прибыла в Советский Союз для проработки условий будущего союза. Когда в 1977-м Менгисту Хайле Мариам установил абсолютную власть в стране, он уже имел полную поддержку Кремля. Новый этап отношений СССР с «желтой жаркой Африкой» возродил старое русское увлечение Эфиопией. Публикация и переиздание книг о русских путешественниках в эти края подпитывала имперскую романтику[12]. Однако на геополитическом уровне СССР столкнулся с дилеммой, так как он предоставлял военную поддержку также и главному сопернику Эфиопии в Африканском Роге, Сомали, в обмен на возможность использовать сомалийский порт в Красном море[13].

В то время, как СССР пытался возродить старую идею всеправославной антизападной солидарности с Эфиопией, новые коммунистические правители в Аддис-Абебе черпали вдохновение в советской религиозной политике. Площадь Мескаль (Площадь Креста) стала площадью Революции, а государственные школы заменили уроки морали (их обычно вели православные священники) марксизмом-ленинизмом. Вскоре книжные магазины во всей Эфиопии начали продавать переводы антирелигиозных сочинений Георгия Плеханова. Преследование верующих не достигло уровня советских 1920-х, но многие эфиопские монастыри и храмы стали музеями, а религиозная литература и церковные владения были конфискованы. Верующим могли отказать в продовольственных карточках, их могли уволить с работы и даже убить.

Патриарх Теофилос был арестован в феврале 1976 года, уличен в растрате и заменен Аббой Мелаку (под именем Абуна Такла Хайманот), необразованным, но ориентированным на социальные реформы, популярным монахом из сельской местности. Во внутреннем документе Дерга говорилось:

«Настоящий патриарх Эфиопской православной церкви происходит из угнетенного класса. Эти люди не очень образованны. Поэтому ими можно манипулировать, сделав невольным инструментом антирелигиозной кампании. Патриархат уже заявил, что сам Христос распространял социализм. […] Нам необходимо выбирать священников и церковных работников, которые смогут распространить эту иллюзию совместимости христианства с коммунизмом, и продвигать их в ближний круг руководства патриарха»[14].

Ситуация стала неопределенной, когда Всемирный Совет Церквей, в который входили представители Русской православной церкви, начал расследовать судьбу Теофилоса. РПЦ в знак протеста остановила свою программу студенческих стипендий, но безрезультатно. Теофилос был казнен вместе с сотнями представителей старой элиты императорской Эфиопии. Аресты христиан и даже казни были в порядке вещей. Погибли епископ Самуил (молодой глава религиозной консультативной группы в начальный период работы Дерг, который изучал богословие в Болгарии) и многие другие иерархи. Менгисту Хайле Мариам публично поддержал расправы, ссылаясь на опыт русской революции и на необходимость ответить «красным террором» на «белый». И так же, как в Советском Союзе 1930-х, террор уничтожал и самих лидеров революции, в том числе Тафари Бенти и популярного военного Атнафу Абате[15].

Война за Огаден (1977–1978) – смена курса

Хотя политический курс Менгисту Хайле Мариама, в том числе и в отношении церкви, напоминал ленинский и сталинский, СССР в середине 1970-х практически не влиял на ход событий в Эфиопии. Кремль подписал секретное соглашение с Менгисту Хайле Мариамом в мае 1977 года, но не вмешивался – надо сказать, в довольно хаотическое – развитие событий внутри Эфиопии. Положение дел изменилось во время войны за Огаден. Вначале в Тигре, Эритрее и Огадене вспыхнули восстания оппозиции; режим Менгисту Хайле Мариама оказался на грани краха, когда сомалийская регулярная армия, оснащенная советским оружием, напала на Эфиопию летом 1977 года – это была часть плана создания так называемого «Большого Сомали»[16]. После неудачных попыток содействовать прекращению огня Кремль перестал поддерживать Сомали и начал широкомасштабную военную помощь Эфиопии.

СССР послал в Эфиопию около тысячи советников, по воздушному мосту поставил оружие примерно на миллиард долларов, Куба направила почти 12 000 солдат и 6000 советников; поддержать эфиопскую армию прибыл даже батальон из Южного Йемена. Эфиопии удалось остановить сомалийское наступление. Сложно сказать, почему Москва предпочла в качестве союзника Эфиопию, а не Сомали – ведь первая не могла предложить СССР взамен ровным счетом ничего из того, что Сомали уже гарантировал. Определенную роль в этом сыграла традиция солидарности с Эфиопией и представления о некоей культурной близости между двумя странами. Генерал-лейтенант Петр Чаплыгин, главный советский военный советник Менгисту Хайле Мариама, вспоминал: «Нам дали три задачи: спасти социалистическую революцию, сохранить целостность государства, а также сохранить традиционную дружбу между нашими странами». Успешное военное вмешательство Кремля в Эфиопии способствовало – наряду с другими факторами – концу «разрядки» с Соединенными Штатами, но оно же укрепило позиции СССР как мировой державы[17].

В последующие годы соцстраны немало помогали Эфиопии. Спецслужбы ГДР и северокорейские военные отправляли туда консультантов. Официальные советско-эфиопские договоры были подписаны в 1978 году; крупные проекты в области промышленности, образования и сельского хозяйства реализованы при содействии СССР. В Мелка Вакена была построена крупнейшая ГЭС в Эфиопии. В СССР приехали учиться более двадцати тысяч эфиопов, так что теперь наступили времена, когда эфиопским студентам-богословам уже пришлось терпеть еженедельные политучения[18].

Изменение политики эфиопского режима в отношении церкви в ходе войны с Сомали – еще одна яркая параллель с историей СССР. Дерг, ослабленный внутренней оппозицией и сепаратистскими движениями, остро нуждался в мерах по укреплению единства общества. Подобно Сталину после нападения немцев, Менгисту Хайле Мариаму пришлось остановить террор внутри страны и разыграть карту «народного единства». И так же, как Сталин, эфиопский диктатор укрепил свою власть, используя «традиционные ценности» – православную церковь и национальную культуру, – впрочем, подминая их под себя. Так же, как РПЦ, эфиопская церковь увидела в смене государственного курса шанс не только выжить, но и обеспечить свой контроль над некоторыми провинциями. Эритрея со своей собственной автокефальной традицией оказалась для Эфиопии тем, чем Западная Украина была для РПЦ; и теперь появилась возможность полностью подчинить эритрейскую паству себе, сотрудничая с коммунистическим режимом[19].

Свидетельства высокопоставленных членов Дерг и многочисленные встречи эфиопских и русских священников показывают, что РПЦ дала совет своим африканским братьям по вере сотрудничать с коммунистическом государством. Эфиопские священники охотно приезжали в СССР на совещания международных религиозных лидеров, посвященные «борьбе за мир». Летом 1977 года в Москве представитель Эфиопской церкви публично объявил, что в Советском Союзе свобода религии не находится под угрозой со стороны государства. Год спустя в Москву отправился новый патриарх Эфиопской православной церкви Такла Хайманот; выступая там, он назвал внутрицерковную оппозицию «сторонниками старого режима». В 1978 году на межрелигиозном семинаре в Аддис-Абебе патриарх утвердил декларацию из девяти пунктов, выразив полную поддержку правительству, в частности, в отношении войны против Сомали и повстанцев на севере страны. Наблюдатель от Всемирного Совета Церквей отметил: «Очевидно, что патриарх пришел к такой позиции под сильным влиянием [...] своего пребывания в России и Польше»[20].

В 1979 году, в то время как Советский Союз вторгся в Афганистан, Гэс Саломон Габра Селассие был назначен на должность генерального администратора Эфиопской православной церкви. Будучи восторженным сторонником Дерг, изучавшим богословие в ленинградской Академии с 1967-го по 1970 год, он, используя цитаты из Библии, воспевал строительство социализма в СССР, а также отрицал факты преследования верующих в Советском Союзе. Так же, как обновленцы в советские 1920-е, как иерархи РПЦ в годы «холодной войны», эфиопские церковные власти защищали политику коммунистической власти. Как и в СССР, некоторые священники выступали против официального курса, но инакомыслящие немедленно становились жертвами «революционной справедливости» (говоря попросту, их убивали), а других отстраняли от священства и бросали в тюрьмы[21].

Митрополит Сирийской православной церкви в Индии Павел Мар Григорий сообщал из Эфиопии в марте 1978 года: «Как ни странно, в светской социалистической Эфиопии на всех крупных общественных церемониях патриарх [выступает на стороне] главы государства. Правительство по-прежнему назначает руководителя церкви». А один из делегатов Всемирного Совета Церквей был в ужасе от деятельности Гэс Саломона в Эфиопии:

«На кону наша вера и свобода веры. Наш брат из православной церкви продемонстрировал чрезвычайную гибкость. Раньше геэз был священным языком церкви, потом амхарский, а теперь кажется, что русский скоро будет канонизирован»[22].

Жесткий государственный контроль над Эфиопской православной церковью продолжался до самого конца коммунистического правления. Такла Хайманот, боровшийся за выживание церкви, умер в 1988 году. Его преемник Абуна Меркориос, имевший тесные связи с Дерг во время «красного террора» в провинции Гондар, еще более укрепил сотрудничество церкви с властью. Меркориос продержался до падения Менгисту в 1991 году, после чего бежал в США.

***

В отличие от католических и протестантских церквей, православные церкви редко проявляли себя в качестве оппозиционной силы в условиях господства коммунистических режимов. В XX веке в России и Эфиопии православное духовенство придерживалось государственнических и «патриотических» взглядов независимо от идеологической ориентации власти. В обеих многонациональных империях православные элиты были носителями националистических настроений еще с XIX века. На основе этой совместной (безусловно, сконструированной) православной идентичности Россия культивировала дружбу с Эфиопией начиная с дореволюционных времен. Русские священнослужители и многие верующие чувствовали солидарность с «африканскими братьями по вере». В советские времена – несмотря на глубокие изменения – «особые связи» остались. Как и Российская империя, СССР оказывал военную и военно-техническую помощь Эфиопии, а также помогал образовывать специалистов в разных областях – от богословия до медицины и инженерного дела. Обоснованием такого – довольно спорного, как мы видели, – выбора в пользу режима Менгисту Хайле Мариама отчасти стали ссылки на эти «особые связи» между двумя странами.

[1] Большинство академических исследований истории и настоящего состояния Русской православной церкви рассматривают ее деятельность исключительно в пределах России: Wessel M.S. (Ed.). Nationalisierung der Religion und Sakralisierung der Nation im östlichen Europa. Stuttgart: Franz Steiner Verlag, 2006; Chumachenko T. Church and State in Soviet Russia. Russian Orthodoxy from World War II to the Khrushchev Years. London: Routledge, 2002; Pospielovsky D. The Orthodox Church in the History of Russia. New York: St. Vladimir’s Seminary Press, 1998. Некоторые из этих авторов описывают отношения с другими православными церквями, но не с эфиопской. Единственная работа, в которой делаются некоторые параллели между советским и эфиопским опытом, принадлежит православным богословам: Persoon J. Spirituality, Power and Revolution. Contemporary Monasticism in Communist Ethiopia. With an Overview of the Orthodox Church during Communism by Vásclav Ježek. Volos Academy for Theological Studies, 2014.

[2] Бурнакин А. О судьбах славянофильства. Петроград, 1916. С. 11–14.

[3] Bayly C. The Birth of the Modern World 1780–1914. Global Connections and Comparisons. Oxford: Blackwell, 2004. P. 349.

[4] Wilson E. Russia and Black Africa before World War II. New York: Homes and Meier, 1974. P. 10–12; Успенский К. (Порфирий). Восток христианский. Богослужение абиссинцев. Киев: Издательство Киевской духовной академии, 1869; Он же. Абиссинцы, их церковь и религиозные обряды. Киев: Издательство Киевской духовной академии, 1866.

[5] Nepomnyashchy T.C., Svobodny N., Trigos L. Under the Sky of My Africa. Alexander Pushkin and Blackness. Evanston: Northwestern UP, 2006; Matusevich M. No Easy Row for a Russian Hoe. Ideology and Pragmatism in Nigerian-Soviet Relations. 1960–1991. Trenton: Africa World Press, 2003. P. 16–18.

[6] Итальянские оккупанты уничтожили большинство эфиопских политических архивов в 1930-е годы. Соответственно, источники более ранних периодов довольно скудны и неточно датированы: Хренков А. Российско-эфиопские отношения в XIX – начале XX в. Москва, 1998; Rollins P.J. Russia’s Ethiopian Adventure 1888–1905. Syracuse: Syracuse University, 1967; Jésman C. The Russians in Ethiopia. An Essay in Futility. London: Chatto and Windus, 1958; Zaghi C. I Russi in Etiopia. Napoli, 1972–1973; Краснов П. Казаки в Абиссинии. Дневник начальника конвоя Российской Императорской Миссии в Абиссинии. Санкт-Петербург, 1898; Елец Ю. Император Менелик и война его с Италией. По документам и походным дневникам Н.С. Леонтьева. Санкт-Петербург, 1898; Волгин А. В стране черных христиан. Санкт-Петербург, 1895; Ascinoff N. La Spedizone Ascinoff nel Mare Rosso. Roma, 1887; Болотов В. Несколько страниц из церковной истории Эфиопии. К вопросу о соединении абиссин с православной церковью // Христианское чтение. 1888. № 3-4. P. 450–469.

[7] Stricker G. Religion in Russland. Darstellung und Daten zu Geschichte und Gegenwart. Gütersloh: Gütersloher Verlagshaus, 1993; Anderson P. The Orthodox Church in Soviet Russia // Foreign Affairs. 1961. № 2. P. 299–311.

[8] Metodiev M. Between Faith and Compromise. The Bulgarian Orthodox Church and the Communist State (1944–1989). Sofia: Institute for Studies of the Recent Past, 2010; Stricker G. Op. cit. S. 97.

[9] Reform Breeze Stirs in Ethiopia. Swirls about Selassie’s Palace // New York Times. 1961. August 11.

[10] Eide O. Revolution and Religion in Ethiopia. A Study of Church and Politics with Special Reference to the Ethiopian Evangelical Church Mekane Yesus 1974–1985. Stavanger: Misjonshogskolens forlag, 1996. S. 33; Известия. 1974. 26 января.

[11] Интервью с Абуна Тимотиосом, деканом Богословского колледжа Святой Троицы, студентом богословия в Советском Союзе с 1966-го по 1974 год. Аддис-Абеба, 11 июля 2014 года.

[12] Лукницкая В. Пусть будет земля. Повесть о путешественнике А.В. Елисееве. М., 1985; Артамонов Л. Через Эфиопию к берегам Белого Нила. М., 1979; Кацнельсон И., Терехова Г.И. По неизведанным землям Эфиопии. М.: Наука, 1975.

[13] Ghebresillasie G. Kalter Krieg am Horn von Afrika. Regional-Konflikte. A?thiopien und Somalia im Spannungsfeld der Superma?chte 1945–1991. Baden Baden: Nomos, 1999. S. 156–186; Raiser K. Report on a Visit to Ethiopia. October 13–20, 1974. World Council of Churches (WCC) Archives. P. 848. General Secretariat. Dr. K. Raiser. Ethiopia.

[14] Provisional Military Government of Socialist Ethiopia, Ministry of Information & National Guidance: The Anti-Revolutionary Nature of Religion [перевод директивы правительства в амхарском языке для всех политических кадров]. WCC-archives. 42.4.023. General Secretariat. Были некоторые споры о подлинности этого документа, который контрабандным путем привез из страны и переводил Абуна Матевос, архиепископ Эфиопской православной церкви в Иерусалиме (и патриарх Эфиопской православной церкви с 2013 года).

[15] Festnahmen im Gottesdienst. Christenverfolgung in Äthiopien. Mengistu setzt weiter auf Terror. Auch Piloten erschossen // Frankfurter Allgemeine Zeitung. 1979. 20 januar; Letter by Philipp Potter to Fidel Castro (13.10.1978). WCC-archives. 42.3.003. General Secretariat.

[16] Ghebresillasie G. Op. cit. S. 156–186.

[17] Цит. по: Westad O.A. The Global Cold War. Third World Interventions and the Making of Our Times. Cambridge: Cambridge University Press, 2006. P. 279; более прагматичное объяснение, см. в: Митрохин Н. Элита «закрытого общества». МГИМО, международные отделы аппарата ЦК КПСС и просопография их сотрудников // Ab Imperio. 2013. № 4. С. 178.

[18] Интервью с эфиопским православным богословом, учившимся в Загорске в 1981–1986 годах (Аддис-Абеба, 10 июля 2014 года).

[19] Donham D. Marxist Modern. An Ethnographic History of the Ethiopian Revolution. Oakland: University of California Press, 1999. P. 130, 143.

[20] Kaplan S. The Ethiopian Orthodox Tawahedo Church // Leustean L. (Ed.). Eastern Christianity and the Cold War, 1945–1991. New York: Routledge 2010. P. 306; World Council of Churches Memorandum, W. Schmidt to K. Raiser. Brief Account of My Visit to Ethiopia. 08.12.1978. WCC-archive. P. 848. General Secretariat, Dr. K. Raiser, Ethiopia.

[21] Larebo H. The Ethiopian Orthodox Church // Ramet P. (Ed.). Eastern Christianity and Politics in the Twentieth Century. Durham: Duke University Press, 1988. P. 396.

[22] Eide O. Revolution and Religion in Ethiopia. A Study of Church and Politics with Special Reference to the Ethiopian Evangelical Church Mekane Yesus 1974–1985. Stavanger: Misjonshogskolens forlag, 1996. Р. 206.

Неприкосновенный запас 2016, 3(107)

Россия. Эфиопия > Внешэкономсвязи, политика > magazines.russ.ru, 25 июня 2016 > № 1900925


Россия. Эфиопия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 25 апреля 2016 > № 1776106 Сергей Лавров

Выступление и ответ на вопрос СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Эфиопии Т.Адханомом

Добрый день,

Мы провели переговоры с Министром иностранных дел Эфиопии Т.Адханомом, которые прошли в конструктивной, доверительной атмосфере.

Ценим более чем вековую историю традиционно дружественных отношений с Эфиопией – одним из наших ключевых партнеров на Африканском континенте. За период развития наших отношений мы накопили очень солидный опыт в самых разных областях.

Сегодня мы обсудили перспективы расширения двусторонних связей с акцентом на торгово-экономические и инвестиционные проекты. Со стороны российских компаний есть интерес по объединению усилий с эфиопскими партнерами для реализации перспективных совместных проектов в сфере энергетики, включая добычу углеводородов, создания объектов инфраструктуры. Приветствовали настрой эфиопской стороны на расширение взаимодействия в области образования, науки и высоких технологий. У нас имеются соответствующие планы. Мы высказались за то, чтобы поскорее провести очередное заседание Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству.

Поддержали также дальнейшее углубление взаимодействия в сфере военно-технического сотрудничества. Есть соответствующая совместная рабочая группа, в рамках которой вполне предметно обсуждаются дальнейшие шаги по углублению этого взаимодействия.

Мы высоко ценим сбалансированную линию Эфиопии в мировых делах – активную роль Аддис-Абебы в Африканском союзе, субрегиональных структурах, миротворческих усилиях африканского сообщества. Самостоятельный внешнеполитический курс Эфиопии способствует росту ее международного авторитета.

В ходе обмена мнениями по вопросам региональной и глобальной повестки дня мы констатировали совпадение или близость подходов. Россия и Эфиопия последовательно выступают за формирование справедливой и демократической полицентричной архитектуры, опирающейся на международное право, уважение самобытности народов, их права самим определять свое будущее. Наши страны привержены коллективному поиску ответов на вызовы и угрозы современности. Особое внимание мы уделили дальнейшим шагам по консолидации усилий в борьбе с терроризмом, наркоиндустрией, за счет которых финансируются террористические операции.

Условились продолжать практику внешнеполитической координации, прежде всего в рамках ООН, где наши делегации очень тесно взаимодействуют.

Как я уже сказал, Аддис-Абеба играет важную роль в Африканском союзе. Для нас были весьма интересны и полезны оценки, которые Министр иностранных дел Эфиопии Т.Адханом изложил о положении дел в Африке с акцентом на различные кризисные ситуации, прежде всего на Африканском Роге и в Южном Судане, в отношениях между РЮС и Республикой Судан и по ряду других направлений.

Мы подтвердили нашу общую линию на урегулирование любых проблем исключительно политико-дипломатическими методами через многосторонние механизмы при центральной координирующей роли ООН. Россия неизменно выступает за то, чтобы решающая роль в урегулировании африканских проблем принадлежало самим африканцам, а также, чтобы ООН и другие международные структуры оказывали им в этом всемерную поддержку. Именно с этих позиций Россия выступала и далее будет выступать в СБ ООН.

В целом переговоры были весьма полезны. У нас есть «дорожная карта», определяющая дальнейшие шаги по развитию взаимовыгодного двустороннего партнерства и наращиванию внешнеполитической координации.

Вопрос: В связи с ситуацией в переговорном процессе в Женеве как Вы думаете, удастся ли соблюсти установленный Советом Безопасности ООН шестимесячный срок? Как Россия прореагирует на выдвинутую США инициативу о разделе Сирии на зоны влияния? Как проходит процесс согласования с американской стороной новой системы мониторинга режима прекращения боевых действий, о котором на днях заявлял Государственный секретарь США Дж.Керри?

С.В.Лавров: Ситуация на переговорах могла бы быть гораздо лучше, если бы одна из делегаций оппозиции не покинула, правда, как они объявили, временно, Женеву. Переговоры продолжаются, никакой паузы нет. Специальный посланник Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура регулярно встречается с делегацией Правительства САР, с делегацией т.н. «московско-каирской платформы», с делегацией внутренней оппозиции (как ее еще называют группой «Хмеймим»), с отдельными независимыми оппозиционерами. В принципе шестимесячный срок был обозначен Советом Безопасности ООН по предложению МГПС в качестве ориентира. Мы все хотели бы, чтобы этот процесс занял меньше времени, чтобы раньше, чем через полгода появилась бы новая конституция, которая могла бы быть одобрена на референдуме, чтобы завязался политический процесс, включая процесс национального единства и примирения. Но для того, чтобы договориться за шесть месяцев или тем более за четыре-пять месяцев, не нужно хлопать дверью и «вставать в позу», как это сделали некоторые делегаты т.н. эр-риядской группы, хотя по сути дела, решающее влияние на эту группу оказывает Турция, и это хорошо всем известно. Не надо приходить на такие переговоры с ультиматумами, нужно садиться за стол и договариваться. Именно это требуется от всех сирийцев в соответствии с резолюциями Совета Безопасности ООН. Очевидно, что эта группа людей, назвавшая себя «Высшим комитетом по переговорам», не выполняет требования высшего органа ООН.

В отношении инициативы США, как Вы сказали, о разделе Сирии на зоны влияния, то, наверное, имеется в виду недавнее заявление Госсекретаря США Дж.Керри о том, что нужно договориться, где «наши» и «ваши», чтобы не трогать эти зоны, а между ними можно было бы всех бомбить. Это немного упрощенный подход. Принципиальным моментом является борьба с террористами. Мы договаривались, что те, кто связаны с «Исламским государством» и «Джабхат ан-Нусрой» и, естественно, сами эти группировки, которые упомянуты в качестве таковых в резолюциях СБ ООН, не могут быть частью перемирия. Другие группировки, которые будут сотрудничать с вышеупомянутыми, тоже, по нашему убеждению, не могут быть частью перемирия по очевидным причинам. Сейчас мы аккумулируем накапливающуюся достаточно богатую информацию о том, как та же «Джабхат ан-Нусра» взаимодействует и «подминает» под себя группировки, которые вроде бы заявили об участии в перемирии и готовности присоединиться к режиму прекращения боевых действий. Там много интересных фактов, которые мы будем обобщать и представлять Совету Безопасности ООН для уточнения списков террористических организаций.

Возвращаясь к идее американцев, то мы давным-давно согласились с тем, что у группировок, оказавшихся вдруг на позициях террористических структур, но являющихся нетеррористическими и желающими в качестве патриотических участвовать в перемирии и в последующем политическом процессе, должно быть очень простое решение – они должны территориально уйти оттуда, где рядом с ними находятся террористы. В пользу этого публично выступал Госсекретарь США Дж.Керри еще в январе, если не ошибаюсь, на очередном заседании Международной группы поддержки Сирии(МГПС). Когда в практическом плане нас стали просить не бомбить те или иные районы вокруг Алеппо потому, что, как нам говорили, там есть не только «Джабхат ан-Нусра», но и «хорошие» оппозиционеры, мы договорились с американской стороной, что они будут использовать свое влияние на этих оппозиционеров и выведут их оттуда, чтобы никто не мешал уничтожать террористическую группировку «Джабхат ан-Нусра». Твердое обещание США, которое они нам дали, провести такое размежевание уже два месяца не выполняется. Поэтому не знаю, что конкретно американцы имеют в виду, когда говорят про зоны влияния, но знаю точно, что они должны выполнить то, что обещали - убрать оппозиционеров, сотрудничающих с ними и готовых участвовать в режиме прекращения боевых действий, с позиций, которые занимают террористы.

Система мониторинга режима прекращения боевых действий между Россией и США согласована. Она фактически в ежедневном режиме применяется в регулярных контактах между руководством российской военной базы в Хмеймиме и американскими военными, которые руководят созданной США коалицией и базируются в столице Иордании Аммане. Повторю, что практически в ежедневном режиме идет достаточно эффективный и профессиональный разговор, который помогает без какой-либо политизации решать практические задачи. Так что эта система работает, несмотря на то, что Пентагон, а в последнее время и Госдепартамент публично пытаются открещиваться от наличия какой-то координации между нашими военными и говорят, что все контакты с российскими ВКС заключаются лишь в договоренностях об избежании инцидентов. Не знаю, почему такие заявления делает Госдепартамент и вообще наши американские партнеры – может, они стесняются сотрудничать с Российской Федерацией. Но мы же сотрудничаем в борьбе с террористами и стесняться здесь не надо.

Мы слышали много вопросов относительно того, почему так неохотно работают участники созданной американцами коалиции против «Джабхат ан-Нусры». Ставим эти вопросы перед США и надеемся, что какие бы ни были резоны и какими бы желаниями они не руководствовались для того, чтобы «ублажить» кого-то из своих союзников в регионе, все исходят из того, что СБ ООН все-таки недвусмысленно назвал «Джабхат ан-Нусру» террористической организацией. Еще раз подчеркну, что все, кто хочет от нее отмежеваться, должен это сделать физически – уйти с этих позиций «на земле».

Россия. Эфиопия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 25 апреля 2016 > № 1776106 Сергей Лавров


Китай. Эфиопия > Транспорт > chinapro.ru, 18 декабря 2015 > № 1585965

В Эфиопию поступила первая партия электровозов из Китая. Все 22 транспортных средства доставлены в порт Джибути.

Эти машины будут курсировать по магистрали протяженностью более 1500 км, соединяющей Эфиопию и Джибути. Электровозы выпустила Чжучжоуская электровозостроительная компания, входящая в корпорацию "Чжунго Чжунчэ".

В частности, 19 из 22 электровозов предназначены для грузовых перевозок. Их мощность составляет 7200 кВт, что позволяет вести поезд массой 3500-4000 т.

В соответствии с контрактом, который был заключен в 2014 г., китайская компания отправит в Эфиопию еще 13 электровозов.

Ранее сообщалось, что с конвейера Чжучжоуской электровозостроительной компании, которая находится в центрально-китайской провинции Хунань, сошел скоростной подвижной состав, предназначенный для экспорта в Македонию (Европейский Союз). Впервые китайские железнодорожные составы будут использованы для работы в Европе. Ранее китайские компании поставляли европейским заказчикам электровозы, составы для метрополитена и легкий рельсовый транспорт.

По итогам 2014 г., объем экспорта железнодорожного оборудования из Китая составил 26,77 млрд юаней ($4,36 млрд). Это на 22,6% больше, чем в 2013 г. Только за декабрь прошлого года объем экспорта китайского железнодорожного оборудования составил 2,81 млрд юаней, показав рост на 42,3% относительно уровня декабря 2013 г.

Китай. Эфиопия > Транспорт > chinapro.ru, 18 декабря 2015 > № 1585965


Италия. Эфиопия > Экология > pereplet.ru, 16 февраля 2015 > № 1337093

Ввиду того, что во многих поселениях Эфиопии очень сложная ситуация с питьевой водой, женщины и дети должны тратить по несколько часов в день для сбора некачественной воды.

Чтобы бороться с этой проблемой инженеры разработали итальянское устройство Warka Water, которое можно использовать для улучшения обеспечения жителей водой.

Принцип его действия заключается в следующем : за счёт 9-ти метровой конструкции, сделанной из бамбука и специальной полиэтиленовой ткани, водяной пар накапливается из воздуха. Для сбора 60-килограммовой конструкции необходимо на несколько часов задействовать 4 человека. Благодаря 1 конструкции ежесуточно можно получать до 100 л чистой и свежей воды прямо из воздуха, не тратя дополнительную энергию.

Разработчики Warka Water рассказали, что название происходит от эфиопского слова «warka» — дикая смоковница, символизирующая плодовитость и щедрость.

В некоторых эфиопских сёлах Warka Water начнут работать уже в этом году.

Италия. Эфиопия > Экология > pereplet.ru, 16 февраля 2015 > № 1337093


Эфиопия. Египет. Африка > Экология > interaffairs.ru, 3 июня 2013 > № 883215 Сергей Филатов

«Стояние на Ниле»: Эфиопия против Судана и Египта

Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»

Все было тихо, и вдруг взорвалось!

Пресса пестрит заголовками:

«Эфиопия начинает отвод воды из русла притока Нила для сооружения плотины гидроэлектростанции»;

«Египет и Судан протестуют против строительства ГЭС на Ниле»;

«Исламисты Египта грозят Эфиопии войной из-за ГЭС»;

«Пресса Каира начала обсуждать сценарии будущей войны с Эфиопией».

Что вдруг случилось?

Чья ты, нильская вода?

В 2011 году Эфиопия обнародовала проект строительства ГЭС Grand Ethiopian Renaissance Dam («Великая Дамба Эфиопского Возрождения») в верховьях Голубого Нила – правого притока Нила, близ границы с Суданом.

Стоимость проекта составляет почти 5 миллиардов долларов (интересно, откуда такие суммы, кто финансирует?), проектная мощность ГЭС — 6 тысяч мегаватт, что сделает электростанцию мощнейшей на африканском континенте.

Египет и Судан сразу же стали возражать против строительства плотины, опасаясь, что после её возведения водозабор из Нила в этих странах существенно уменьшится.

Их беспокойство понятно – ведь сейчас Египет получает около 70% вод Нила, а вместе с Суданом — 90%. А страны из верховьев Нила – жалкие 10 процентов. Прямо как в сказке про «вершки и корешки»…

Поэтому Каир и Хартум инициировали создание специальной трехсторонней комиссии, изучающей возможные последствия возведения «Великой Дамбы Эфиопского Возрождения».

Но, у них-то – свой интерес, а Эфиопия, уж решив один раз заняться своим «Возрождением» в виде строки новой ГЭС и приняв по этому поводу принципиальное решение, отнеслась к идее создания комиссии весьма прохладно. Эфиопы отделались заявлением министра энергетики Алемайеху Тегену (Alemayehu Tegenu) о том, сооружение ГЭС не «несет вреда ни одной стране».[1]

При этом эфиопская сторона уже неоднократно констатировала стремление Египта не допустить иностранного инвестирования проекта, но делает всё по-своему и в своих интересах.

Официально строительство ведется итальянской компанией Salini Costruttori, которая планирует использовать бетон «исключительно эфиопского производства». Что означает создание тысяч новых мест для эфиопских рабочих – и на производстве бетона, и на строительстве самой ГЭС.

Высота плотины, в соответствии с проектом, составит 170 метров, а длина — 1,8 километра.

Сообщается, что ГЭС будет обеспечивать электроэнергией не только Эфиопию, но и ряд соседних стран.

Понятно, что Эфиопия и Судан от нас далеко, Египет чуть поближе, но все равно каждый день нет возможности наблюдать, что же там происходит. Поэтому верну уважаемых читателей к опубликованному здесь материалу «Судан: острые приступы «независимости», в котором ровно год назад эта проблема – распределения вод Нила и соответствующих противоречий между прибрежными странами – была поднята и разобрана.

Написал тогда по этому вопросу, в частности, вот что:

«В Африке назревает новый серьезный конфликт из-за воды, грозящий перерасти в полномасштабную войну. Причем уже сейчас начинают складываться будущие коалиции.

С одной стороны конфликта — арабские страны Судан и Египет, к которым может присоединиться Эритрея. С другой стороны — центрально-африканские страны, такие как Бурунди, Руанда, Уганда, Кения, Танзания, Демократическая Республика Конго, Эфиопия и Южный Судан.

Все они находятся в бассейне великой африканской реки Нил…

В немалой степени египетско-суданские противоречия обострил водный спор. Согласно договору между странами от 1959 года, лишь четверть нильской воды доставалась Судану. Всё остальное забирал Египет, обосновывая это тем, что 97% из 84-миллионного египетского населения живет на 4% территории страны, и это – районы, примыкающие к Нилу.

В последние годы и Судан, и Египет не раз пытались пересмотреть прежние соглашения, настаивали на перераспределении воды в свою пользу. Ведь для каждого из них проблема воды является вопросом жизни и смерти.

И вот теперь двум «историческим противникам» приходится – «охота пуще неволи» – объединяться перед лицом угроз со стороны африканских стран тропического пояса, которые вдруг «вспомнили» (или кто-то подсказал) о том, что именно на их территории рождается великая река Нил.

Вот они, эти страны тропического пояса, и решили покончить с «несправедливостью», когда Египет и Судан диктовали всем остальным меру потребления воды из Нила. Притом, что эти «остальные» не признают договора «по Нилу» 1959 года, поскольку в нем абсолютно не учтены их интересы.

И у них есть свои резоны.

Та же Эфиопия, с территории которой Голубой Нил дает гигантский сток в Большой Нил, указывает, что она использует всего 1,1% этого водного объема. А в условиях продолжающегося демографического взрыва (каждый год ее население увеличивается на 3% и к 2025 году составит 100 миллионов!) у нее просто нет выхода, кроме как делать ставку на интенсивное орошение. Иначе всех не прокормить.

И Эфиопия в своих претензиях не одинока. С Бурунди она уже приступила к возведению серии гидротехнических сооружений на притоках Большого Нила.

Это вызвало ярость в Египте и Судане, которые опасаются, что из-за того, что Бурунди перекроет стоки в Большой Нил из Белого Нила, они не получат тех объемов воды, которые им самим необходимы.

Эфиопскую инициативу поддерживают и другие «нильские» страны, среди которых особую заинтересованность в совместных действиях проявил – кто бы мог подумать – Южный Судан, где приступают к реализации целой серии ирригационных сооружений на Ниле.

И именно это обстоятельство заставляет египтян и суданцев действовать гораздо активнее, чем раньше.

Соломонова решения для выхода из этой ситуации нет: в случае малейшего изменения сложившегося положения пострадают и Каир, и Хартум. А при его сохранении страдают интересы почти десятка стран, по сути, лишенных реального доступа к источникам воды на своей же территории.

Будем надеяться, что «водный вопрос» не стравит Эфиопию с Суданом и Египтом».

Так писал год назад.

И к чему все прикатилось сегодня? – Египет с Суданом создают объединенный «водный фронт» против Эфиопии.

А уж именно этим двум странам, оказавшимся сегодня в новой политической ситуации, только вопросов обеспечения своих народов водой из Нила и не хватало к «букету» всех остальных болезненных проблем: Судан расколот надвое; в Египте после контрреволюции – кризис и общества, и власти.

Самое показательное – какие «благие намерения» формулируются эфиопскими властями: «Новая ГЭС на Ниле будет обеспечивать электроэнергией не только Эфиопию, но и ряд соседних стран».

Надеюсь, никто не забыл, чем устлана дорога в Ад? – «Благими намерениями»...

Пресса обсуждает «сценарии будущей войны Египта с Эфиопией»

И вот после двух лет молчания вокруг эфиопского проекта ГЭС на Голубом Ниле информационное пространство, как по команде, просто «Взорвалось»!

После того, как 28 мая эфиопский премьер объявил о начале отвода воды из нильского притока в том месте, где и будет возведена плотина.

Дальше – материалы из каирской прессы. Накаленные. Воинственные. Зовущие к отмщению.

Если копнуть, что выясняется, что война с Эфиопией хорошее себе занятие для того, чтобы отвлечь внимание публики от происходящего в самом Каире, где только что, например, Конституционный суд «закрыл» верхнюю палату – Совет шуры – временного парламента и объявил, что Конституция, принятая на общенациональном референдуме, нелегитимна.[2]

Что после этого будет на улицах?..

И вот в разгар очередного острого внутриполитического кризиса каирская пресса пишет о том, что Египет может пойти на военную интервенцию, с целью свержения существующего в Эфиопии режима, и воспользоваться при этом современным американским оружием, которым оснащена египетская армия.[3]

Вот Вам и наметки для ещё одного конфликта в Африке между не самыми слабыми в военном отношении странами!

И у Египта, и у Эфиопии армии опытные и хорошо вооруженные.

Да ещё многим на Ближнем Востоке будет интересно переключить египтян с местных дел на африканские.

Возможно, и самому правящему сегодня в Каире режиму война, которая позволит консолидировать раздираемое внутренними противоречиями общество?

Правда, на войну нужны деньги, но именно их могут «подкинуть» ближневосточные соседи, руководствуясь своими мотивами. Им не нужен Египет, как лидер региона и арабских государств – чем он и был в течение многих десятилетий.

Подтолкнуть Египет к войне на юге – хороший предлог самим продолжить борьбу за арабское лидерство.

Да и Израиль своего интереса здесь не упустит…

Итак, что же пишет арабская пресса по поводу растущего напряжения вокруг проблемы перераспределения вод реки Нил?

Египетская газета Al-Watan публикует серию статей о «Великой Дамбе Эфиопского Возрождения» и о том, как нерешительность президента Мухаммеда Мурси и его правительства усугубляет кризис.

Что может предпринять Египет?

Редакционная статья Al-Watan называется «Сценарии будущей войны с Эфиопией».[4]

Диспут вокруг дамбы, а вернее – прав на Нил, продолжается уже долгие годы. Эфиопский демарш, последовавший буквально на следующий день после окончания визита президента Египта Мурси в Аддис-Абебу, большинство египтян сочло «плевком в лицо нации», пишет газета.

Эфиопия считает дамбу «воротами в будущее». ГЭС будет производить электроэнергии в три раза больше, чем знаменитая дамба Гувер на реке Колорадо.

Это позволит Эфиопии не только расширить собственные проекты в области сельского хозяйства, но и продавать электричество соседним странам, испытывающим его хроническую нехватку – Кении, Судану, Южному Судану и Джибути.

С политической точки зрения, дамба даст Эфиопии орудие влияния на Египет, который до последнего времени был доминирующей силой в регионе.

В то же время, Египет и Судан прилагают максимальные усилия к тому, чтобы Эфиопия не нашла инвесторов, готовых вложиться в данный проект. Его стоимость составляет 5 миллиардов долларов – эквивалент годового бюджета Эфиопии.

У Египта есть три сценария прекращения эфиопского проекта.

Первый – дипломатическое давление.

После заявления правительства Эфиопии о начале строительства, невзирая на то, что, с точки зрения существующих соглашений о разделе воды Нила оно является нелегальным, его эффективность представляется сомнительной.

Второй – поддержка вооруженных мятежников на территории Эфиопии.

Египет, а позднее Судан, активно занимались этим в 1970-80-х годах. Результатом их стараний и «щедрости» в отношении Народного Фронта Освобождения Эритреи стали: раскол(!) Эфиопии и возникновение в 1994 году государства Эритрея. (Похоже, сегодня Эфиопия готова дать «ассиметричный исторический ответ» своим обидчикам – С.Ф.).

Египет может и сейчас выбрать данный вариант – с учетом того, что против правительства Эфиопии в данный момент воюют 12 вооруженных оппозиционных групп.

Публикации в эфиопской оппозиционной газете Awramba Times свидетельствуют о том, что Египет уже активно участвует в усилиях по дестабилизации Эфиопии – с территории Эритреи.

Недавно Эфиопия объявила о перехвате 500 единиц стрелкового оружия и большого количества амуниции, которые пытались ввезти мятежники с территории Судана – через месяц после того, как шесть основных мятежных групп объявили о формировании единого вооруженного движения, целью которого является свержение правительства Эфиопии.

Существуют признаки того, что Египет начал помогать ваххабитским группировкам, добивающимся установления шариата в преимущественно христианской Эфиопии, еще в 2011 году.

Третий возможный сценарий – прямое военное столкновение Египта и Эфиопии.

Египет может пойти на военную интервенцию, с целью свержения существующего в Эфиопии режима, и воспользоваться при этом современным американским оружием, которым оснащена египетская армия. По данным, просочившимся в прессу из секретных телеграмм, опубликованных wikileaks, правительство Мубарака готовилось и к такому варианту развития событий.

Шеф разведки Мубарака Омар Сулейман в 2010 году сказал: «Мы обсуждаем планы военного сотрудничества с Суданом – единственной страной, не сотрудничающей с Эфиопией. В любом случае, мы можем просто послать бомбардировщик, который сбросит бомбу и разрушит дамбу. Я думаю, мы это уже сделали один раз, в 1976 году. Тогда наш самолет просто потопил в море корабль с оборудованием для такой дамбы».[5]

Израильский исследователь Арнон Софер, профессор географии университета Хайфы замечал ещё до начала кризиса, в апреле, что египтяне активно сооружают военный аэродром на границе с Суданом в Абу-Симбель.

Вывод из этого исторического экскурса газета делает простой и очевидный: Египет сегодня представляет военную угрозу южным нациям на Ниле, а не Израилю.

В чем роль Израиля?

В другой статье, опубликованной в Al-Watan, говорится, что генеральный директорат разведки и МИД Египта давно предупреждали Мурси о возможном ходе эфиопов, и призывали его принять немедленные политические меры.

По данным Al-Watan, египетская разведка считает, что главным спонсором строительства дамбы является Израиль, которому удалось выстроить систему отношений со всеми странами бассейна Нила.[6]

Этот союз прямо направлен против Египта, и потому дальнейшие переговоры с Эфиопией бессмысленны. Египетская разведка полагает, что за эскалацией в вопросе сооружения дамбы стоит Израиль, и требует занять «твердую позицию» – в отношении Эфиопии, и в отношении Израиля.

И с точки зрения Израиля, и с точки зрения Эфиопии, речь идет больше, чем о сотрудничестве в энергетическом секторе. – Израиль получает дополнительный, и очень мощный рычаг давления на Египет.

Эфиопы надеются на то, что одного израильского присутствия будет достаточно для того, чтобы египтяне не предприняли «необдуманных» действий.

Африканцы относятся к Египту, как к «политическому трупу» (наряду с союзным ему Суданом) и считают, что настал момент, когда они попросту могут проигнорировать интересы некогда могущественных арабских соседей, пишет PostSkriptum.[7]

На происходящее неожиданно последовала реакция Саудовской Аравии.

В Каире с официальным визитом побывал заместитель министра обороны королевства Саудовской Аравии принц Халид бин Султан. Принц принял участие в заседаниях «Арабского Водного Комитета» и обрушился с уничтожающей критикой на эфиопов.

Принц сказал, что «Великая Дамба Эфиопского Возрождения» будет иметь паводковый сток объемом в 70 миллиардов кубометров – на высоте 700 метров. Если она по какой-то причине обрушится, то столица Судана – Хартум – будет полностью затоплена, а последствия катастрофы будут чувствоваться далеко вниз по течению Нила – даже в районе Асуана.

Принц также указал на то, что перемещение подобного объема воды может привести к «сейсмическим последствиям» в регионе.

Сооружение плотины в 12 км от суданской границы – это, скорее, политический заговор, а не экономический проект. Дамба есть прямая угроза национальной безопасности Судана и Египта, указал саудовский принц.

Он открытым текстом заявил, что сооружение дамбы означает: Эфиопия будет контролировать «каждую каплю воды» в странах, лежащих ниже по течению, и перенесет на эфиопское плато массы воды, пополняющие сейчас искусственное озеро Насер в Египте.

По оценке бин Султана, из-за осуществления эфиопского проекта, дефицит воды в Египте в 2050 году составит 94 миллиарда кубометров в год.[8]

Премьер-министр Эфиопии, Хайлемариам Десалень отнесся к скандалу спокойно.

Он заявил, что его страна стремится к эксплуатации Нила без того, чтобы причинить какой-либо ущерб Египту и Судана, и что сооружение плотины «поддержит экономическое развитие и Египта, и Судана».

Он также напомнил о том, что «Нил – не единственная арена сотрудничества между нашими государствами».

В атаку пошли египетские исламисты

Египетская радикальная исламистская группировка «Аль-Гамаа аль-Исламия» объявит джихад Эфиопии в случае, если переговоры и дипломатические усилия по прекращению возведения плотины ни к чему не приведут, сказал муфтий этого радикального движения в эфире телеканала «Аль-Арабия».[9]

По его словам, строительство плотины, является заговором и давним планом Израиля по оказанию политического давления на Египет.

Само начало строительства ГЭС будет фактически означать объявление войны всем жителям Египта.

МИД Египта уже потребовал от эфиопских властей координации действий в отношении планов по строительству этой ГЭС.

Каир также предложил Эфиопии дождаться выводов той самой трехсторонней комиссии экспертов, изучающей возможные последствия строительства плотины для находящихся ниже по течению Нила Судана и Египта.[10]

«Необходима координация и совместное обсуждение любых дальнейших шагов в отношении возведения плотины в рамках позитивного сотрудничества, которое до сих пор наблюдалось в трехсторонней комиссии экспертов», - заявил заместитель министра иностранных дел Египта Али аль-Хафни на встрече с послом Эфиопии в Каире.[11]

Замглавы внешнеполитического ведомства напомнил эфиопскому посланнику, что в Аддис-Абебе «неоднократно обещали не наносить урон Египту в области, касающейся его квоты на водные ресурсы».

Лучше бы под землю заглянули…

В общем, ситуация стала накаляться.

И этот конфликт становится прямым подтверждением опасений ряда экспертов о том, что XXI век может принести Человечеству войны за воду...

А выход-то из этой коллизии мог бы быть простой! К сожалению опять: «если бы, да кабы».

Если бы не порушили Ливию, Египет мог бы договорится со своим западным соседом о поставках в Египет пресной воды из Ливии. Там – под Ливийской пустыней плещется огромное подземное пресное море.

По некоторым подсчетам его объемы соотносятся с 200 годами дебита воды Нила!

При Каддафи в Ливии строили «Великую искусственную реку» - систему переброски подземных вод из южных районов Ливии на побережье. И она – эта Великая река – уже начала давать хорошие результаты при орошении сельхозугодий и подачи воды в жилье.

По некоторым сведениям, была уже почти подготовлена система перекачки пресной воды из Ливии в Египет.

И, если бы не пресловутая «арабская весна», которую уже неприлично поминать в приличной кампании, то вопрос о снабжении водой Египта был бы решен, а уж Эфиопия взялась бы за воды Нила. Но…

Это к вопросу о «благах» «арабской весны» - она порождает ещё один конфликт в Африке.

Мало, что ли, здесь крови уже пролито?..

[1] http://pda.ria.ru/world/20130529/940025760.html

[2] http://www.rg.ru/2013/06/02/egipet-site-anons.html

[3] http://postskriptum.me/2013/05/29/damb/

[4] http://postskriptum.me/2013/05/29/damb/2/

[5] http://postskriptum.me/2013/05/29/damb/3/

[6] Там же

[7] http://postskriptum.me/2013/03/10/dam-2/2/

[8] Там же

[9] http://www.ria.ru/world/20130531/940662130.html

[10] http://rus.ruvr.ru/news/2013_06_01/Egipetskie-islamisti-prigrozili-JEfiopii-vojnoj-v-sluchae-vozvedenija-plotini-na-Nile-7426/

[11] http://1prime.ru/INDUSTRY/20130529/763721766-print.html

Эфиопия. Египет. Африка > Экология > interaffairs.ru, 3 июня 2013 > № 883215 Сергей Филатов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter