Всего новостей: 2225698, выбрано 16934 за 0.132 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318260 Иван Давыдов

Технология обиды. Как живая Матильда помогла мертвому Сталину

Иван Давыдов

Чему научила коммунистов история с «Матильдой»? Бьющиеся против гламурного фильма церебожники, похоже, и не знают, за что Николай Второй причислен к лику страстотерпцев. Важна не историческая правда, важен миф. Миф о великой России, растоптанной инородцами и безбожниками. Но от тезиса «святой государь неприкосновенен» до тезиса «любой государь свят» небольшая дистанция. У коммунистов есть прекрасный шанс эту дистанцию преодолеть, и комедия «Смерть Сталина» может стать в этом деле хорошим подспорьем

На официальном сайте КПРФ – показательная, достойная анализа речь высокопоставленного функционера. «Член президиума и секретарь ЦК КПРФ Сергей Обухов в разговоре с «360» заявил, что не слышал о фильме («Смерть Сталина» Армандо Ианнуччи), но подчеркнул, что провокация против Сталина – это провокация не против коммунистов, а против России. «Дискредитация лидеров страны, а тем более Верховного главнокомандующего в годы Великой Отечественной войны – это и принижение роли России в мировых делах, – сказал он. – Если Россия правопреемница и победы, и продолжательница СССР, то все вот эти инсинуации – очередная форма психологической войны против нашей страны в целом», – сказал Сергей Обухов.

Источник новости для официального сайта КПРФ, а следом и для всей страны – телеканал правительства Московской области «360», о существовании которого и в Московской области немногие слышали. Сами коммунисты, в том числе и ответственные за официальный сайт, спросить Обухова не догадались. Оно и неудивительно: Обухов честно говорит, что до заданного журналистами вопроса о фильме даже не слышал. Не слышал, но готов не просто обидеться, а также и разоблачить враждебные происки. Срабатывает понятный раздражитель: слова «Сталин» и «комедия» оказываются рядом, этого достаточно, чтобы в голове заслуженного коммуниста заиграл органчик.

«Матильда» и окрестности

Контекст и правда давит. Контекст – это борьба разнообразных обиженных граждан во главе с депутатом Натальей Поклонской против фильма Алексея Учителя «Матильда». Борьба настолько напряженная, что борцы уже начали жрать друг друга – Поклонская ликует по поводу задержания лидера движения «Христианское государство – Святая Русь» Алексея Калинина, который еще зимой грозился сжечь все кинотеатры, рискнувшие показать кощунственное кино, и даже заявляет, что его арест – ее рук дело.

Ранимые граждане обижаются не в первый раз. Обиды ранимых граждан – привычный фон российского бытия. Обижались на вагнеровского «Тангейзера» в постановке Тимофея Кулябина, на «Нуреева» в постановке Кирилла Серебренникова, на многие менее заметные спектакли и выставки, да что там – даже на рок-оперу «Иисус Христос – суперзвезда» Эндрю Ллойда Уэббера и Тима Райса. Это если не вспоминать про дело Pussy Riot, один из ключевых моментов становления зрелого путинизма, подаривший стране закон о защите чувств верующих, а заодно и фразу эксперта на телевизионном шоу, которая чувства обидчивых верующих характеризует исчерпывающе: «Кто вообще придумал эту ерунду про необходимость подставлять вторую щеку?»

Но Pussy Riot – особый случай. Прочие истории хоть и были резонансными, но их все же получалось списать на местечковую дурь, даже если дело происходило в столице. Война против «Матильды» – дело всероссийского масштаба, и дело явно успешное. В активе борцов – сожженный кинотеатр в Екатеринбурге, отказ крупнейшей сети кинотеатров от показа фильма «из соображений безопасности» и обильные рассуждения прогрессивной общественности про «православный ИГИЛ*» (впрочем, стоит упомянуть, наверное, что во времена скандала вокруг кулябинского «Тангейзера» модно было рассуждать про «православный "Талибан"»).

Как тут не соблазниться, не позавидовать чужому успеху, не встать грудью на защиту любимого тирана? Коммунисты готовы.

Два тезиса

Любителям людоеда обижаться на фильм Армандо Ианнуччи вроде бы немного странно. «Смерть Сталина» показали на фестивале в Торонто, критики довольны, хотя французский комикс, ставший основой для сценария комедии, говорят, скучный. Главный герой там не Сталин, а Хрущев (Стив Бушеми). Сталин умирает в самом начале, следовательно, у режиссера со сценаристами просто нет времени на его «дискредитацию».

Фильм о том, как интригуют людоеды помельче, как недооцененный коллегами весельчак Хрущев затевает заговор против грозного Берии и в конце концов получает трон. Кстати, это все действительно смешно. В России права на прокат купила продюсерская фирма «Вольга», за прокатным удостоверением в Минкульт пока никто не обращался (это утверждает сам министр Владимир Мединский, его тоже успели спросить, общество ждет битв за фильмы, журналисты греют ожидания). Мировая премьера – впереди. Но контекст важнее реалий и уж точно важнее содержания фильма.

Чему же научила коммунистов история с «Матильдой»? Бьющиеся насмерть против гламурного фильма про любовь наследника к балерине царебожники, похоже, даже и не знают, за что именно государь Николай Второй причислен к лику страстотерпцев. Иначе просто не стали бы отрицать общеизвестный факт – да, была по юности интрижка, в десятках мемуаров зафиксирована. Важна не историческая правда (хоть и странно ее требовать от художественного произведения, но это спор вечный), важен миф. Миф о великой России, растоптанной инородцами и безбожниками. Сегодня, когда Россия снова провозгласила себя великой, инородцы и безбожники подняли головы и пытаются Россию, олицетворяемую святым царем, убить еще раз. Об этом и речь, в этом и конфликт.

Но от тезиса «святой государь неприкосновенен» до тезиса «любой государь свят» не такая уж большая дистанция. И вот сейчас у коммунистов есть прекрасный шанс эту дистанцию преодолеть, и англо-французская комедия может оказаться в этом благом деле хорошим подспорьем.

Гимн человекоядцу

Все девяностые, когда возможность «красного реванша» казалась вполне реальной, коммунисты стряпали новую идеологию взамен похороненной под руинами СССР. Пытались скрестить марксизм-ленинизм с черносотенством и рассуждениями о величии тысячелетней империи. Потом пришел Путин и сначала, в 1999-м, конфисковал вершки этой идеологии.

Теперь докопались и до корешков, один из отцов дикого красно-коричневого коктейля Александр Проханов – у Путина в советниках, но коммунисты все равно чувствуют себя обделенными. Это их изобретение стало цементом для современной российской пропаганды, это их постперестроечные идеи про особый путь России, предательство элит в 90-е и мировой заговор против родины сделались мейнстримом, – но они-то вроде как и ни при чем. Марксизм с ленинизмом – за скобками формул государственного величия, а прочее досталось на прокорм единороссам, среди которых немало выходцев из проклятых девяностых.

К тому же есть скользкий момент – история политических репрессий и отношение к образу Сталина. Он, конечно, теперь не только тиран и убийца, но еще образцовый государственник, эффективный менеджер, Отец Победы. Однако все же – тиран и убийца. Памятники Сталину, как прыщи, вылезают то тут, то там, но ставят их отдельные энтузиасты, а не государство. Министр культуры уже не стесняется рядом с таким памятником позировать для фотожурналистов, но президент пока держится. Больше того, в Москве достраивают памятник не тирану, а его жертвам. Плюс – грандиозный храм в память о новомучениках, возведенный в том числе и на пожертвования больших людей с Лубянки, где настоятелем сам Тихон Шевкунов, а речь на открытии произносил Путин.

При этом Сталин для того представления о России, созданием которого бредит государственная пропаганда, много удобнее, чем, к примеру, неоднократно помянутый выше государь-страстотерпец. Сталин – победитель, Сталин – созидатель, Сталин – собиратель земель. В КПРФ этот шанс чувствуют и со времен последнего «патриотического подъема» натужно пытаются защитить светлое имя палача от либеральных нападок, а заодно – застолбить права на бренд, который для государства все-таки не совсем удобен.

Используют любую возможность. Ссылаются на данные соцопросов (соцопросы стабильно фиксируют рост позитивных оценок личности и деяний великого вождя, и заслуга здесь, конечно, пропаганды с ее образом России), вписывают Отца Победы в квазирелигиозный культ Победы, который фактически уже учредило государство.

Мелкий, но показательный пример – печальная история музея политических репрессий «Пермь-36». Опубликованный «Комсомольской правдой» донос местных коммунистов, которые усмотрели в экспозиции «Перми-36» «реабилитацию бандеровцев», сыграл, возможно, и не ключевую, но важную роль в деле разгрома музея. Отметим, как удачно донос был вписан в актуальный пропагандистский контекст, здесь чувствуется мастерство, здесь видна хватка.

«Смерть Сталина» в такой ситуации – просто подарок. Вспомним речь Обухова, с которой мы начали. Обухов фильма не видел и явно не знает, о чем он, но это не мешает ему почти на автомате воспроизвести все необходимые штампы: «дискредитация Верховного главнокомандующего» оказывается «принижением России в мировых делах», и все это прет на нас, как «Тигр» на выдуманных панфиловцев, с тлетворного Запада. «Очередная форма психологической войны», и даже объяснять не надо, кто войну развязал и почему сейчас. Это все от зубов отскакивает у любого современного пропагандиста вне зависимости от партийной принадлежности.

Есть Сталин, мог бы сказать Обухов, есть Россия. Нет Сталина – нет России. А дальше оскорбляться можно и на само название. Кто это решился утверждать, что Сталин смертен? Что это за гнусный плевок в нашу русскую душу?

Место на карте

Российский коммунизм не столько политическое учение, сколько религиозная вера, давно замечено, и не нами. Но и со стороны светских консерваторов у коммунистов в их борьбе за честь и достоинство генералиссимуса наметились союзники. Глава общественного совета при Министерстве культуры Павел Пожигайло (знаменитый, кстати, и нападками на «Матильду», и ценными идеями по защите детей от классической русской литературы) намерен добиваться права на «предпросмотр» фильма Армандо Ианнуччи.

Иные его аргументы – под стать обуховским: «Это спланированная провокация, которая имеет своей целью попасть в разные группы населения. Если история с Николаем Вторым – это православные люди, то история со Сталиным – это коммунисты. И то же самое, что сейчас с «Матильдой», возникнет и в коммунистических рядах. Я не удивлюсь, если одновременно появится фильм про имама Шамиля, например. Потому что еще один удар должен быть по мусульманам. Тогда это технология, просто технология цветной революции. По разным слоям населения можно выпустить 5–6 фильмов, и в России вспыхнет череда национальных конфликтов».

Но посещают министерского советника и более игривые мысли: «Если в фильме будет намек на какую-то любовь Иосифа Виссарионовича и Никиты Сергеевича, в западных фильмах такое практикуется, то, наверное, это будет не очень допустимо». Есть ли вещь страшнее любви однополой для настоящего русского консерватора? Нет такой вещи, а от Запада настоящий русский консерватор и не ждет ничего, кроме педагогона в афедрон. Кстати, в английской комедии, конечно, ничего такого нет, а вот в заслуженно не любимой господином Пожигайло русской литературе имеется. Но, по счастью для писателя Владимира Сорокина, роман «Голубое сало» Пожигайло, видимо, не читал.

Красные и белые консерваторы готовы совместно ринуться на защиту Сталина от западных хулителей – это ли не вожделенное национальное примирение, да еще и в год столетия октябрьского переворота? Ненависть к нормальному миру, умеющему ценить хорошую шутку, – идеальная скрепа для такого союза. Жаль, директор екатеринбургского цирка, клоун Анатолий Марчевский (кстати, видный единоросс) проиграл свою войну против фильма «Оно» по роману Стивена Кинга. Отлично смотрелся бы третьим в компании Обухова и Пожигайло.

Сама собой приходит на ум еще одна история с кинематографом – история борьбы Северной Кореи против фильма «Интервью», американской комедии про покушение на Ким Чен Ына. Прокат фильма в КНДР, естественно, и не предполагался, но некоторые действия северокорейской стороны кажутся знакомыми до боли. КНДР жаловалась в ООН, обвиняя авторов фильма в «спонсировании терроризма» и «развязывании войны». Корейские хакеры грозили организовать серию терактов в американских кинотеатрах. Россия здесь могла бы увидеть себя как в зеркале, и это зеркало совсем не льстит. Это как раз и есть то самое место на интеллектуальной карте мира, куда спихивают родину разноцветные консерваторы, озабоченные поточным производством обид.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318260 Иван Давыдов


Россия > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 21 сентября 2017 > № 2318016

Корней Биждов: без господдержки сельхозстрахования вложенные в АПК 242 млрд рублей окажутся ничем не защищены

20 сентября в Госдуме РФ состоялось очередное заседание рабочей группы Комитета по аграрным вопросам по подготовке законопроекта о внесении изменений в федеральный закон «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования». Помимо Национального союза агростраховщиков, в заседании участвовали представители Министерства финансов, Центробанка, страхового сообщества и ФГБУ «Федеральное агентство господдержки АПК».

Обращаясь к участникам заседания, президент НСА Корней Биждов заострил их внимание на том, что на сегодняшний день, по данным НСА, в 26 регионах не просубсидирован ни один из заключенных договоров страхования, по которым аграрии уже оплатили 50% стоимости полиса. Еще 12 регионов, планировавших заключать договоры по страхованию сельхозрисков с господдержкой, не смогли это сделать. Причина – отсутствие до настоящего времени нормативных документов, на основе которых оплачиваются субсидии, что вносит неопределенность в дальнейшие взаимоотношения страховщиков и сельхозпроизводителей. В связи с этим в ходе дискуссии депутат Госдумы Геннадий Кулик предложил возложить на Минсельхоз как обязанность по утверждению нормативной базы, так и ответственность за результат.

Планировалось, что на заседании на рассмотрение рабочей группы будет представлен согласованный всеми ведомствами – НСА, Минсельхозом, Центробанком и Минфином – документ. Так как ранее рабочая группа комитета Госдумы одобрила две трети поправок в закон по агрострахованию, инициированных НСА, – в целом, они совпали и с предложениями Минсельхоза. По остальным предложениям, хоть они и не вызвали принципиальных разногласий у участников обсуждения, требовалось провести доработку по согласованию позиций - ведомствам предстояло обсудить отдельные замечания и технические поправки. Обязанность по проведению дальнейших согласований была возложена на Минсельхоз, однако совместное заседание так и не состоялось.

В ходе заседания активное обсуждение у депутатов вызвало предложение о применении безусловных франшиз и об исключении из договоров порога гибели урожая, после которого аграриям по закону полагается страховая выплата.

«По статистике, более 40% отказов в страховой выплате происходит из-за того, что гибель урожая оказывается меньше, чем установленный порог, - говорит Корней Биждов. – По этому поводу к нам неоднократно обращались сельхозпроизводители из регионов. В связи с чем НСА выступил с таким предложением и вынес эту инициативу на рассмотрение рабочей группы. По сути, исключить порог гибели - это настойчивое желание самих аграриев». Корней Биждов подчеркнул, что снятие порога утраты (гибели) урожая кардинально не повысит стоимость полиса – актуарии уже провели расчеты. Применение же франшиз позволит сделать условия страхования гибкими с учетом возможностей сельхозпроизводителей, тем самым повысив их привлекательность у страхователей и в целом увеличив охват страхованием.

«На начало сентября уже 30 регионов объявили о ЧС, - отметил Корней Биждов. – Ущерб подсчитали еще не все хозяйства, но даже по тем, кто успел подать сведения, прямые выплаты из бюджета составляют 1,5 млрд рублей. Однако из-за снижения в этом году числа заключенных договоров, страхованием покрывается только 120 млн рублей ущерба. Во всех странах с развитым аграрным комплексом государство поддерживает своих сельхозпроизводителей, субсидируя, в том числе, расходы на страхование. Можно не помогать нашим аграриям, но тогда инвестированные в отечественный АПК деньги – а это сотни миллиардов рублей, по сути, будут ничем не защищены».

Россия > Агропром. Финансы, банки > zol.ru, 21 сентября 2017 > № 2318016


Россия. СФО > Миграция, виза, туризм > regnum.ru, 20 сентября 2017 > № 2317988

И медведи по улицам бродят: чем и почём Барнаул завлекает туристов

Суточный бюджет пребывания в столице Алтайского края не превышает 2,5 тыс. рублей на двоих. Развитие внутреннего туризма сдерживают высокие цены на авиаперелёты

Барнаул привлекает российских туристов не только «рублём» (столица Алтайского края входит сейчас в ТОП самых бюджетных городов для путешествий этой осенью), но и новыми достопримечательностями, а также — совершенствованием рынка туристических услуг. Об этом свидетельствует тот факт, что количество туристов, посетивших Барнаул за последние 5 лет, увеличилось почти вдвое: ежегодно сюда приезжают более 400 тыс. человек.

Барнаул — довольно молодой город (недавно ему исполнилось 287 лет), но его славная история известна далеко за пределами Сибири. Сюда хотел приехать поэт Александр Блок, намеревался поселиться Фёдор Достоевский (в письмах писателя город упоминается 45 раз). В разное время город посещали Иосиф Сталин и Никита Хрущёв: по итогам их визитов были приняты важные государственные решения. В начале 60-х Барнаул встречал Владимира Высоцкого: здесь актер и поэт и отметил свой 26-й день рождения. Его память горожане увековечили памятником (он был открыт в 2002 году).

Богатое наследие промышленника Акинфия Демидова, построившего сереброплавильный завод, и изобретателя паровой машины Ивана Ползунова барнаульцы пытаются сохранить посредством реализации проекта «Барнаул — горнозаводской город».

На создание инженерной инфраструктуры этого туркластера из федерального бюджета направили около 900 миллионов рублей. Также привлекли почти 2 миллиарда рублей частных инвестиций.

Туристические услуги в Барнауле представляют сейчас не меньше сорока фирм и еще больше — гидов, организующих экскурсии.

Кстати, из-за тёплой погоды летний экскурсионный сезон-2017 стартовал в Барнауле довольно рано — в первой декаде мая. Туристам предлагали традиционные маршруты: «Барнаул — горнозаводской», «Барнаул — купеческий», «Барнаул — литературный», «Барнаул — православный», «Барнаул — театральный», «Деревянное кружево», «Каменные сокровища». Также разработан очень интересный проект «Барнаул и барнаульцы в годы Великой Отечественной войны». Новинкой года стала «Фито-экскурсия» по ленточному сосновому бору, во время которой экскурсантам рассказывают о пользе местных растений.

Всего, по оценке заведующей отделом по развитию туризма Татьяны Сибиркиной, в городе на сегодня действуют более 30 экскурсионных маршрутов различной тематики, автобусных и пешеходных, ориентированных на детей и взрослых.

«Количество участников растёт ежегодно. Экскурсии посещают не только туристы, но и жители города. Так, в 2015 году на экскурсиях побывали 8,7 тысяч человек, в 2016 году с историей города познакомилось уже 11,1 тысяч человек (на 21% больше)», — пояснила она.

Напомним, наиболее активно преображение исторической части Барнаула ведется в последние два года. Прошлой осенью горожане получили новую лестницу в нагорный парк: это место, оборудованное скамейками и освещенными террасами, полюбилось многим горожанам. А в конце прошлой недели в «подарок» на 80-летие Алтайского края был открыт «барнаульский Арбат»: пешеходная улица в обрамлении старинных купеческих зданий (их тоже планируется реконструировать) несомненно повысит туристическую привлекательность Барнаула.

Следующим этапом реализации проекта станет сохранение уникального комплекса зданий «сердца Барнаула» — сереброплавильного завода.

Такими темпами, может быть, и до других архитектурных памятников дело дойдет. Если они, конечно, не успеют распасться на кирпичики от старости. Особенно актуально сказанное в отношении дома купца Поскотинова 1910 года постройки. Его реконструкция осложнена тем, что оно находится в федеральной собственности.

Как известно, Барнаул в число самых бюджетных городов для осенних путешествий ТурСтат включил потому, что стоимость проживания вдвоем в гостинице или апартаментах, обеда в кафе и посещения городского музея здесь минимальны.

Гостиничный бизнес в городе действительно заметно развился. Если в 80-е, 90-е годы в городе имелось лишь 5 гостиниц («Колос», «Центральная», «Сибирь», «Барнаул» и «Турист»), а в «нулевых» насчитывалось уже более 30 средств размещения, то на сегодняшний день в Барнауле их более 90. Стоимость апартаментов тоже разнится, но вполне можно найти предложения до 2 тысяч рублей.

Попасть в музей «Город» можно за символическую плату — 35 рублей, а в алтайский краеведческий — и вовсе вход бесплатный. Обед из трех блюд на двоих в кафе и ресторанах Барнаула обойдется в среднем около 600—800 рублей.

В 2016 году общий турпоток в Алтайский край составил более 2 млн человек. Прогноз по итогам текущего турсезона пока не так высок, как ожидалось.

«Ждали прирост на 10 процентов туристического потока, пока есть 5-процентный прирост. Туризм — очень погодозависимая отрасль. Но будем считать по итогам года, есть положительные предпосылки, например, существенный, на 20 процентов, рост авиапассажирских перевозок», — заявил накануне в ходе пресс-конференции алтайский губернатор Александр Карлин.

Между тем очевидно, что ещё одним фактором, сдерживающим развитие внутреннего туризма, является дороговизна авиаперелетов. К примеру, чтобы в одиночку совершить поездку из Москвы в Барнаул и обратно, потребуется заплатить не менее 25 тысяч за билет. Туристам из северной столицы такое путешествие обойдется дороже на 3—4 тысячи.

Впрочем, тех, кто по-настоящему влюблён в Алтай, это обстоятельство мало когда останавливало. Знаю немало историй о тех, кто приезжал сюда «на перекладных», автостопом, а то и вовсе пешком. И оставался здесь на всю жизнь. Так было и с нашей семьей. В послевоенное время мои самые дорогие фронтовики — бабушка и дед — осуществили свою мечту, перебравшись в Алтайский край из Амурской области. Их уже давно нет живых, но если бы они могли видеть Барнаул сегодняшний, уверена, им бы пришёлся по душе его преобразившийся облик.

Как уже сообщало ИА REGNUM, в первую десятку самых бюджетных столичных городов в регионах России, популярных у туристов, вошли города: Барнаул, Воронеж, Краснодар, Волгоград, Смоленск, Кемерово, Орел, Челябинск, Брянск и Ижевск. Пребывание в этих городах обойдется туристам от 2 до 2,5 тысячи рублей в сутки.

По данным ТурСтат, в 2017 году внутренний туризм в России может вырасти до 60 миллионов человек.

Светлана Шаповалова

Россия. СФО > Миграция, виза, туризм > regnum.ru, 20 сентября 2017 > № 2317988


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2317639

Идентификация стремится на "удаленку"

Елизавета Титаренко

Поправки в 115-ФЗ ("О противодействии легализации и отмыванию доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма") об использовании Единой системы идентификации и аутентификации (ЕСИА) для удаленной аутентификации могут вступить в силу к середине 2018 г. Поправки позволят кредитным организациям открывать для новых клиентов счета без их личной явки в банк. Пока посещение банковского офиса для такой цели обязательно, и это сдерживает большую часть банков от перехода на digital-обслуживание клиентов, считают игроки рынка.

Поправки в 115-ФЗ предполагают первичную очную явку физлица в одно из отделений банка, сотрудник которого зарегистрирует человека и соберет его биометрию, в частности, сделает фото, которое потом будет занесено в ЕСИА. "Помимо банков мы в ближайшее время планируем расширить список организаций, которые смогут собирать биометрию, - до МФЦ, удостоверяющих центров и точек выдачи паспортов", - рассказал директор проектного офиса по цифровой идентичности "Ростелекома" Иван Беров, отвечая на вопрос корреспондента ComNews во время II конференции о трансформации клиентских операций для банков ABBYY Digital Banks. Напомним, "Ростелеком" выступает подрядчиком по созданию в России Единой биометрической системы (ЕБС, до недавнего времени она называлась "Национальная биометрическая платформа").

По словам Ивана Берова, в сентябре должно состояться первое чтение поправок в 115-ФЗ. Он рассчитывает, что во время осенней сессии документ пройдет все три чтения и после будет утвержден. "Законопроект предполагает отлагательную норму в 180 дней, соответственно в середине 2018 г. документ, если все сложится удачно, вступит в силу", - отметил Иван Беров.

Механизм удаленной идентификации также предполагает, что правительство установит минимальный порог схожести фотографии на документе и фотографии, сделанной через смартфон. Требования к оборудованию и условиям для съема биометрии пока не готовы, но "Ростелеком" обещает их в скором времени представить банкам. Это нужно для того, чтобы кредитные оганизации смогли оценить затраты на оборудование и скорость его установки в розничных офисах.

По словам Ивана Берова, "Ростелеком" активно сотрудничает с вендорами биометрических технологий и планирует, что платформа для проведения удаленной идентицифкации будет мультивендорной. С точки зрения технологической реализации планируется организовать облачную платформу с использованием open API. Таким образом она будет открыта для интеграции с ПО различных биометрических вендоров. На первом этапе основными биометрическими данными будут голос и лицо, потом добавится радужная оболочка глаза и рисунок линий на ладони.

"Банковский сектор переживает кризис. Мы достигли той же точки, что и телекоммуникационные компании в начале 2000-х годов: стоимость владения инфраструктурой превышает маржинальность услуг. Вопрос сейчас будет стоять так: будут ли выбирать вас клиенты, если вы не предоставляете определенных услуг. Facebook и WeChat реализовали настолько гибкую платформу, что если мы сейчас не подготовимся, то не банки друг другу будут страшны, а крупные площадки", - отметил Иван Беров. По его словам, надо шаг за шагом менять клиентский опыт, переводить его в digital и обеспечивать максимально быстрое и комфортное взаимодействие банка с клиентом.

"Ситуация будет похожа на ту, что сложилась на рынке мобильной связи: тарифы у всех примерно одинаковые, поэтому клиенты выбирают оператора по каким-то другим критериям", - согласен менеджер по работе с финансовыми организациями компании Abbyy Алексей Кирьянов.

Представитель пресс-службы Сбербанка рассказал корреспонденту ComNews, что для тех, кто еще не стал клиентом банка, процедура идентификации по документу, удостоверяющему личность в присутствии гражданина, является требованием 115 ФЗ. "Это существенно ограничивает возможности для оказания услуг в "цифровом мире". Сбербанк активно участвует в развитии удаленной идентификации и поддерживает инициативы ряда рабочих групп, организованных на площадках Банка России, Ассоциации Финтех и Сколково в рамках программы "Цифровая Экономика". Мы видим большие перспективы и возможности для развития подобных решений, так как эти сервисы делают услуги банков и других участников цифровой экономики доступнее для пользователей, значительно удобнее и безопаснее", - подчеркнул он.

Сбербанк также делает ставку на инновационные способы, прежде всего биометрические, и готовит к выводу в промышленную эксплуатацию ряд сервисов удаленной идентификации уже до конца текущего года, подчеркнул сотрудник банка.

Начальник управления цифровой трансформации банка ВТБ Алексей Чубарь считает, что в скором времени единая биометрическая система идентификации (ЕСИА и ЕБС) будет масштабирована практически на все банки. "Это позволит проводить идентификацию клиента без предъявления документов. На данный момент существует ограничение регулятора, согласно которому клиент все же обязан явиться для первичной идентификации в банк. Надеемся, что в перспективе нормативная база регулятора изменится, и это позволит проводить идентификацию клиента без явки в офис", - сказал он.

"Банкам очень не хватает единой законодательно разрешенной системы по идентификации клиентов. В Ассоциации Финтех есть проект единой системы идентификации и аутентификации банковских клиентов. Суть системы такова, что в ней надо будет один раз идентифицироваться, и после этого человек может стать клиентом любого банка без физического присутствия в отделении. Но в этой системе пока нет информации, в том числе и биометрической", - отметил директор по архитектуре и стратегии Альфа-Банка Сергей Радул. Он выразил надежду, что в ближайшие годы такая информация в системе появится и она заработает.

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2317639


Россия > СМИ, ИТ. Транспорт. Авиапром, автопром > comnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2317636

Беспилотники помогут "Почте России" с доставкой посылок

Анна Устинова

ФГУП "Почта России" начнет тестировать доставку почтовых грузов дронами (беспилотными летательными аппаратами, БПЛА). Об этом заявил генеральный директор "Почты России" Николай Подгузов на пресс-конференции в рамках форума генеральных директоров почтовых служб мира. Пилотный проект российский почтовый оператор планирует запустить в первом-втором квартале 2018 года в Якутии.

Главной целью проекта, по словам главы "Почты России", станет тестирование доставки посылок от сортировочных центров до удаленных отделений почтовой связи (ОПС) с помощью дронов, которые могли бы перевозить грузы от 50 до 300 кг. Николай Подгузов отметил, что данная инициатива - не задача для немедленного внедрения, тем не менее в отдаленных районах потребности в доставке грузов существуют.

Глава "Почты России" подчеркнул, что для успешной реализации проекта необходимо соответствующее государственное регулирование. Точных затрат, выделенных компанией на выполнение данной инициативы, он не назвал.

"Автоматизация, робототехника и дроны – это те направления, по которым мы планируем развиваться", - отметил глава "Почты России". Он рассказал про ребят, которые на чемпионате WorldSkills в Казани представили для "Почты России" специального робота, cпособного брать посылку и доставлять ее в отделение почтовой связи к окошку, чтобы выдать получателю. Николай Подгузов отметил, что подобные технологии почтовая служба обязательно будет внедрять.

Его коллега, глава национальной почтовой службы Турции (РТТ) Кенан Бозгейик, присутствовавший также на конференции генеральных директоров почтовых служб мира, отметил, что турецкое ведомство пристально следит за всеми новинками технологической отрасли и старается по возможности их внедрять. "В частности, одна из таких инноваций – это так называемые каргоматики, т.е это автоматические грузовые автомобили, которые мы начали использовать и планируем представить этот проект на следующей неделе на международной почтовой выставке в Женеве", - отметил он. Кенан Бозгейик сообщил, что почтовая служба Турции также работает с дронами и собирается начать активное использование БПЛА для доставки посылок в 2018 году. "Но, конечно, надо смотреть на это реально, мы не можем организовать доставку всех возможных посылок с использованием дронов в ближайшем будущем с учетом территориальных особенностей нашей страны", - добавил он.

Генеральный директор Всемирного почтового союза Бишар Хусейн подчеркнул, что технологии не являются монополией какой-то конкретной отрасли в государстве. Он указал на два технологических подхода: автоматизация и механизация внутри почтового отделения, которые способны сделать работу службы более эффективной. При этом Бишар Хусейн скептически отнесся к идее использования дронов и говорил на эту тему с осторожностью. Он отметил, что ему трудно представить как множество посылок "будет летать по небу". Директор Всемирного почтового союза заявил, что данная услуга – не вопрос завтрашнего дня. Однако доставка дронами лекарств и донорской крови в отдаленные районы уже делается, добавил Бишар Хусейн.

Председатель комитета по стандартизации Ассоциации компаний интернет-торговли (АКИТ) Александр Логун отметил, что настороженно относится к инициативе доставки грузов при помощи дронов в России. Он объяснил это тем, что процесс никаким образом не отрегулирован в настоящий момент: не существует никаких правил доставки, не продуманы пути, позволяющие оптимизировать процесс. "Есть такая проблема как кражи дронов, управление дроном можно перехватить, они могут просто не долететь до пункта назначения по техническим причинам. А поскольку это доставка посылок, например, товаров из интернет-магазинов – то это дорогостоящие товары. Кто в данном случае возьмет на себя ответственность?", - задается вопросом эксперт.

По его словам, требуется жесткий контроль и развитие индустрии доставки при помощи дронов. "Пока это не будет выработано на общем уровне или совместно с другими логистическими компаниями - это не будет очень эффективно", - добавил Александр Логун. Он считает, что логистические компании могут сами договориться о стандартах, при этом участие государства не обязательно. По словам эксперта, это перспектива ближайших пяти-десяти лет. Запустить проект в следующем году, по оценкам Александра Логуна, будет нереально. Однако, он положительно оценил тот факт, что "Почта России" задумывается об инновационности своей логистики и развитии инфраструктуры.

Председатель комитета по стандартизации АКИТ сообщил, что об успешности проекта можно будет говорить, если доставка дронами будет дешевая и быстрая, по сравнению с традиционными способами доставки. Он добавил, что это позволит "Почте России" значительно увеличить свою долю в интернет-торговле. Также эксперт из АКИТ заверил, что компания готова предложить свою помощь "Почте России", если это потребуется, например, в составлении некоторых стандартов по доставке дронами.

Отметим, что интерес к доставке грузов при помощи беспилотных летательных аппаратов проявляют и компании из других сфер. Например, летом текущего года Сбербанк провел эксперимент в рамках которого осуществил доставку денег при помощи беспилотного летательного аппарата. Специальный дрон перевез груз, преодолев дистанцию в 10 км со скоростью 180 км/ч. В Сбербанке отмечали, что будут продолжать испытания по доставке наличных денег посредством дронов. (см. новость ComNews от 19 июня 2017 г.).

Еще осенью 2015 г. оператор мобильной связи Yota (ООО "Скартел") начал проект по доставке SIM-карт дронами. В специальных местах (Yotaport), установленных в четырех точках Москвы, пользователи могли подключиться к Yota. Сначала нужно было самому прийти к Yotaport с паспортом, там сотрудник Yota помогал заполнить и подписать заявление на оказание услуг, а потом вызывал "летающего курьера", который появлялся через пару минут. База летательных аппаратов вместе с SIM-картами располагалась в соседнем здании, в нескольких сотнях метров (см. новость ComNews от 3 сентября 2015 г.). Однако уже весной 2016 г. оператор остановил проект из-за изменений в законодательстве, регулирующих использование беспилотников. Они повлияли на стоимость доставки дронами: она выросла более чем в два раза, и это сделало проект экономически неэффективным (см. новость ComNews от 13 апреля 2016 г.).

Россия > СМИ, ИТ. Транспорт. Авиапром, автопром > comnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2317636


Россия > СМИ, ИТ. Транспорт > comnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2317635

"Яндекс" проникает в автомобили

Анна Устинова

"Яндекс" представил "Яндекс.Авто" - платформу для мультимедийных систем автомобилей, оснащенную голосовым управлением и единым интерфейсом, разработанным специально для использования за рулем. В "Яндексе" отмечают, что при помощи сервисов платформы "Яндекс.Авто" водители в дороге смогут, не отвлекаясь от вождения, решать множество задач: выбрать полосу для маневра, ответить на звонок, включить музыку.

В компании сообщили, что первые автомобили со встроенным "Яндекс.Авто" появятся в продаже уже этой осенью. Первыми моделями автомобилей, в которые будет встроена данная платформа, станут Toyota Camry Exclusive и Toyota Rav4. Они поступят в продажу в октябре. Также "Яндекс" подписал меморандумы о сотрудничестве с компаниями "Ягуар Ленд Ровер", "АвтоВАЗ", "Форд Соллерс Холдинг" и "КамАЗ".

"Яндекс.Авто" способна реагировать на голосовые команды. Например, по голосовой команде система может проложить маршрут, или включить радиостанцию. Сервис также сможет отвечать на вопросы водителя (например, сообщить рассчетное время пути до пункта назначения) и выводить на экран важные сообщения. "Кроме того, с помощью "Яндекс.Авто" автопроизводители могут поддерживать связь с водителем - скажем, напоминать о техобслуживании", — говорит руководитель лаборатории автомобильных решений "Яндекса" Андрей Василевский. За голосовое управление в машине отвечает комплекс речевых технологий SpeechKit.

"Яндекс.Авто" можно адаптировать для каждой марки или даже модели: например, изменить набор встроенных продуктов или выполнить дизайн в фирменном стиле", - отмечает Андрей Василевский. Сроки и стоимость разработки платформы "Яндекс.Авто" в компании не раскрывают.

В пресс-службе "Яндекса" отметили, что в рамках этого проекта главную задачу видят в развитии сферы connected cars (автомобили, подключенные к сети Инернет) вместе с автопроизводителями и стремлении еще лучше решать задачи автомобилистов. "Что касается формата сотрудничества с автопроизводителями, то это license fee (плата за лицензию). Это базовое решение, однако бизнес-модель может поменяется вместе с тем как изменится сфера connected cars", - сообщил представитель пресс-службы компании "Яндекс". По его словам, сфера автомобильного мультимедиа - естественная среда для сервисов компании. "Встраивать навигационные и информационные сервисы напрямую в автомобили изначально было нашим видением. Мы уверены что сфера connected cars развивается и будет расти, а у "Яндекса" есть технологии, которые помогут и автопроизводителям и автолюбителям", - отметил представитель компании.

Также в компании уточнили, что у каждого автопроизводителя подключение мультимедийной системы к сети Интернет устроено по-разному. Самые распространенные варианты: LTE/3G/GRPS-модем, Wi-Fi от смартфона, Интернет от смартфона, подключенного по USB. При этом в "Яндексе" отметили, что в будущем готовы изучать возможности партнерства с кем-либо из операторов "большой четверки" для реализации совместного предложения, включающего платформу "Яндекс.Авто" и услугу беспроводного доступа в Интернет.

В пресс-службе "Яндекса" отметили, что аналогичные "Яндекс.Авто" системы в целом на рынке существуют, среди них Android Auto и Apple CarPlay. "Но нам не известно об их широком распространении на российском рынке", - отметили в "Яндексе".

По оценкам начальника управления операциями на российском фондовом рынке ИК "Фридом Финанс" Георгия Ващенко, в месяц в России продается порядка 130 тысяч легковых автомобилей. Эксперт полагает, что "Яндекс" нацелится на ключевые модели автомобилей и его доля рынка в сегменте платформ для мультимедийных систем автомобилей до конца будущего года не превысит 25%.

"Если рассчитывать на срок автомобиля три года, то вложения окупятся за счет таргетированной рекламы в приложениях. Кроме того, компания может рассчитывать на то, что вырастут продажи приложений, таких как "Яндекс.Музыка", которая дает от 150 рублей в месяц. Возможно, за место в мультимедийных системах развернется борьба поисковиков", - отметил Георгий Ващенко.

Аналитик ГК "Финам" Леонид Делицын, рассуждая о конкурентах "Яндекса" по данному сегменту рынка, отметил, что на рынке будут работать не только прямые конкуренты, то есть другие интернет-гиганты, но и стартапы, и компании, которые разрабатывают гаджеты, электронику, и т.п. По словам аналитика, для "Яндекса" данный проект – это попытка выйти на автомобильный рынок.

"В отличие от своего наиболее опасного конкурента, Google, российский поисковик пока не имеет ресурсов для расширения на три крупных и важных рынка будущего: рынок мобильных операционных систем, рынок гаджетов и рынок беспилотных транспортных средств", - считает Леонид Делицын.

По его словам, первый из них в ближайшее время будет занят Google. Полноценный выход на рынок гаджетов и беспилотных транспортных средств требует многомиллиардных затрат, отметил аналитик. "Google будет постепенно отбирать долю рынка у конкурентов на поисковом рынке, проникая через эти новые каналы - из гаджетов, из устройств, из автомобиля и т.п.", - считает Леонид Делицын. "Поскольку "Яндекс" думает о будущем, его задача - остаться в поле зрения пользователей. Из поля зрения пользователей смартфонов компания Google российский поисковик наполовину уже выдавила - теперь надо бороться за другие каналы доступа", - отметил аналитик.

Россия > СМИ, ИТ. Транспорт > comnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2317635


Япония. Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 20 сентября 2017 > № 2317609 Осаму Масуко

Президент Mitsubishi Motors Осаму Масуко: «Меры господдержки считаю недостаточными»

Алексей Сивашенков

Корреспондент Forbes

Российский авторынок возрождается, но сможет ли он выйти на докризисные показатели, зависит не от усилий автокомпаний, а от долгосрочной политики государства.

Производство внедорожника Mitsubishi Pajero Sport на заводе в Калуге, ранее замороженное из-за экономического кризиса, будет возобновлено. Предполагается, что в год будет выпускаться 7000 автомобилей. Для этих целей штат «ПСМА Рус» будет увеличен на 440 человек, предприятие перейдет на двусменный режим работы. Кроме того, японская компания заявила об увеличении прогноза продаж с 20 000 до 30 000 автомобилей до конца текущего финансового года. Все говорит о том, что отечественный авторынок постепенно возрождается, но сможет ли он выйти на докризисные показатели и продолжить развитие, зависит не от усилий автокомпаний, а от долгосрочной политики государства. Об этом Forbes рассказал президент Mitsubishi Motors Corporation Осаму Масуко.

Возобновление производства Mitsubishi Pajero Sport в Калуге свидетельствует об оптимистичном видении российского рынка. Наблюдающееся сейчас восстановление спроса — устойчивый тренд?

Не сомневаюсь в грядущем росте продаж: в прошлом году мы реализовали 16 000 автомобилей, планы на 2017 год — уже 30 000. Однако в истории нашей компании были периоды, когда мы продавали в России более 100 000 машин за год. То есть мы знаем, что ваш рынок обладает мощным потенциалом. Но будет ли он в полной мере реализован, зависит от государства.

Скажется ли запланированное увеличение продаж на дилерской сети?

Конечно, мы думаем о расширении. Не так давно у нас появился партнер в Новосибирске, сегодня практически достигнута договоренность с компанией в Нижнем Новгороде. Параллельно ведутся переговоры с дилерами в еще нескольких городах.

Как вы оцениваете действующие меры государственной поддержки?

Считаю их недостаточными. Речь, впрочем, идет не о стимулировании покупательского спроса или поддержке автокомпаний, а о развитии производства автокомпонентов. Эта индустрия является ключевой для отрасли, однако реализуемая в России политика слабо ее охватывает.

Почему она так важна?

Собственное автомобилестроение — то, к чему стремится любая развитая страна. Это один из локомотивов роста экономики. Однако ничего не может расти без корней: в данном случае, индустрия выпуска автокомпонентов выступает в роли густой корневой системы, обеспечивающей приток инвестиций, создание дополнительных рабочих мест, и так далее. Если вы не выпускаете 100% компонентов внутри страны, происходит дисбаланс.

Решает ли проблему стратегия развития автомобильной промышленности до 2025 года, представленная Минпромторгом?

Заложенные в ней идеи фундаментально правильные. Но автомобилестроение требует определенных масштабов. То есть 2-3 компании, производящие детали, это неподходящий для нас масштаб. Нужно, чтобы такое производство не просто появилось в России, но стало действительно конкурентной отраслью промышленности.

Без этого документ начинает расходиться с реальностью. Например, российское правительство планирует расширять экспорт автомобилей. Однако для реализации этого плана необходимо добиться конкурентоспособной цены без потери качества. Как можно об этом говорить, если до сих пор автокомпании вынуждены импортировать детали?

Что можно было бы предпринять?

Одним из вариантом могло бы стать привлечение иностранных компаний разнообразными преференциями. Например, снижением или даже полной отменой пошлин на ввоз оборудования для подобных производств. Если не заниматься этим, выпуск автокомпонентов так и останется на сегодняшнем — довольно низком — уровне.

Почему налаживанием локального производства не могут заняться автопроизводители, уже пользующиеся поддержкой государства?

У нас просто нет интеллектуальных прав на выпуск целого ряда компонентов. Ведь самая типичная модель развития авторынков в мире — это когда сначала появляются компании-производители компонентов, а вслед за ними в страну приходят автокомпании и налаживают сборочное производство из выпускаемых деталей.

То есть мы с самого начала пошли не по тому пути?

Нет, я не скажу, что Россия ошиблась. Вы сейчас на пути, который проходят многие страны. Это как притча про курицу и яйцо: чтобы зайти на рынок, производителям автокомпонентов требуются определенные объемы выпуска машин. Но мы не можем их обеспечить, пока они не придут. Получается дилемма, которая должна быть решена государством. Некоторые страны выходят из положения, создавая индустриальные парки, предлагающие резидентам значительные налоговые и таможенные льготы.

Такие парки создаются в России, но взрывного интереса со стороны компаний-производителей не наблюдается.

Посмотрите как это сделано в Японии. Они открываются везде, где существуют крупные автомобильные кластеры: под Иокогамой, Наго и так далее. Это упрощает логистику, позволяет предприятиям работать, не имея товарных запасов. Соответственно, в России такие территории должны появиться под Санкт-Петербургом, около Калуги, там, где есть потребность в автокомпонентах.

Япония. Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 20 сентября 2017 > № 2317609 Осаму Масуко


Россия. СФО > Транспорт > forbes.ru, 20 сентября 2017 > № 2317597 Роман Троценко

Кооператив и озеро: чем сегодня живет Байкал

Антон Иванов

журналист

Миллиардер Роман Троценко инвестирует в аэропорт «Байкал» 3 млрд рублей. А что происходит с самим озером?

Новость о том, что Роман Троценко F 55 собирается превратить аэропорт «Байкал» города Улан-Удэ в авиахаб, вызвала огромный интерес: через пять лет аэропорт сможет обслуживать 1 млн пассажиров в год. То есть в регионе будет больше туристов. Чтобы эта новость была хорошей, придется активнее защищать крупнейшие природные запасы пресной воды от последствий наплыва гостей. Одним из ярых защитников и борцов за экологию озера выступает компания En+ Group Олега Дерипаски F 23.

Защитная реакция

2017 год в России объявлен годом экологии и особо охраняемых природных территорий — по той причине, что самая первая такая территория в нашей стране появилась ровно 100 лет назад: 11 января 1917 года на Байкале был создан Баргузинский заповедник. Не менее важным годом для сохранения экологии озера стал 1996-й, когда ЮНЕСКО включило Байкальский участок площадью почти 9 млн га в Список всемирного наследия.

Статус всемирного наследия помогает озеру: во многом благодаря международным акциям протеста (тут подключились все: от профессоров и глав структур ООН до дворников) было остановлено строительство нефтепровода компании «Транснефть» по берегу Байкала. 26 апреля 2006 года Владимир Путин заявил о необходимости отодвинуть нефтепровод от берега озера.

Штука в том, что есть и негативные стороны. Поток туристов на Байкале рос год от года, но после падения цен на черное золото, а следом и обвала рубля в 2014-м, количество туристов из Китая стало зашкаливать (От Пекина до Улан-Удэ лететь 4 часа, до Иркутска — на час меньше). Сейчас планируется строительство совместных российско-китайских гостиничных комплексов на $11 млрд — к таким количествам гостей Байкал не готов, нужна соответствующая инфраструктура с современными системами очистки сточных вод. Отдыхающие и туристы убирают за собой далеко не всегда и именно это, вместе с нехваткой банальных туалетов на берегах Байкала, становится серьезной проблемой для озера. Для того, чтобы упорядочить «дикий» туризм в районе Байкала и минимизировать ущерб для прибрежных экосистем, в 2003 году ученые и волонтеры начали строительство «Большой Байкальской тропы», а точнее — системы туристических экологических троп, запланированная длина которой около 1800 километров. Тропа преграждает путь низовому пожару, препятствует процессу уничтожения растений.

Еще одна угроза Байкала, не дающая экологам спать спокойно — планы Монголии по строительству ГЭС на реке Селенга, главной водной артерии Байкала.

Целлюлозно-бумажный комбинат против здравого смысла

На Байкальском ЦБК работали более 2000 человек и, как бы ни радовало закрытие этого предприятия в 2013 году «зеленых», спасаясь от экологической катастрофы образовались предпосылки для катастрофы социальной. Надо ведь еще найти, чем занять бывших работников предприятия. В противном случае, многие просто займутся браконьерством, от чего страдать, опять же, будет озеро. Для решения проблем в Иркутской области открыли Школу Экологического Предпринимательства (ШЭПР). Сделано это силами местных энтузиастов и компании En+ Group Олега Дерипаски F 23. Школа, родившаяся на проблеме моногородов, лишившихся ключевого предприятия, проводит всего лишь две очные сессии в год (обычно это 4-5 дней почти круглосуточной работы местных предпринимателей с тренерами и консультантами по теме развития бизнеса), но на них не просто учат, а устраивают глобальный мозговой штурм по развитию бизнеса, в результате которого совместными усилиями находят решения. Например, идея дополнить производство меда гончарной мастерской (чтобы фасовать продукт в горшочки), привела к появлению у производителя дополнительной линии товаров: гончарной посуды и керамических сувениров.

Самое интересное, что после закрытия БЦБК экологи зафиксировали рост загрязнения озера. Это означает, что угроза осталась и эта угроза — сам человек. Рост интереса к Байкалу (а инвестиции в аэропорт «Байкал» интерес точно подхлестнет) приведет к новому строительству турбаз и гостиниц на берегах озера, которые увеличат нагрузку на экологию региона. Для управления ситуацией местные общественные организации и владельцы отелей вместе с группой компаний En+ Group Олега Дерипаски создали платформу для экопросвещения туристического потока на Байкала, сформировали научно-практическую основу исследования последствий эвтрофикации озера, а тривиальную уборку мусора превратили в масштабный экологический марафон En+ «360 минут»: например, только 9 сентября, в день Байкала, 17 000 волонтеров убрали 1249 га прибрежной территории озера.

При правильном подходе на очистке озера можно заработать

Одна из проблем озера — водоросль спирогира, распространяющаяся в воде из-за сброса человеком сточных вод, в которых много фосфатных моющих средств. Длинные зеленые нити спирогиры, тянущиеся со дна, влияют на легендарную прозрачность воды (в Байкале видно в глубину на 40 метров), а гниение водорослей, выносимых на берег, а потом, снова попадающих в воду, может сделать байкальскую воду непригодной к использованию. В 2016 году молодежный благотворительный фонд «Возрождение земли сибирской» и En+ Group организовали «Байкальскую экспедицию», которая начала изучать обитающую в озере спирогиру, а Школа экологического предпринимательства разработала для нее практическое применение, которое может заинтересовать местных предпринимателей.

Так, выяснилось, что водоросль можно использовать в сельском хозяйстве в качестве гумуса и мульчи, а из прессованной спирогиры делать дизайнерскую бумагу. Для сравнения на Бали, где волны также выносят огромное количество водорослей на берег, их тут же убирают местные жители: они в курсе, что это отличный корм для домашнего скота. Кстати, о корме. Туристы привыкли, что главный деликатес озера — байкальский омуль. Для информации: выпускники ШЭПРа делают рыжиковое масло (идущее в том числе на экспорт) или кексы, рецептура которых близка венскому штруделю, но адаптирована под сибирские продукты: добавлены кедровые орехи, мёд и пр. Такие кексы могут храниться до 30 суток без консервантов и не черствеют.

Война нерп с рыбаками

Байкальская нерпа, которую также называют ушканом, обладает массой особенностей. Например, это единственное млекопитающее в мире, способное приостанавливать свою беременность (зародыш перестает развиваться, но не умирает, а ждет в анабиозе следующего брачного периода, когда нерпа будет готова родить). Как работает этот механизм, до конца не изучено. Впрочем, пока люди изучают нерп, нерпы тоже присматриваются к людям. Например, они отлично поняли приемы рыбной ловли на Байкале, из-за чего ушканы стали главной головной болью для рыбаков: заметив, что те закинули сети, нерпы дожидаются, когда в них соберется достаточно рыбы, а потом разрезают сеть и воруют улов. Если один раз такое случилось, дальше на этом месте рыбачить бессмысленно — нерпы запоминают рыбные места и регулярно проверяют, нет ли там рыбаков, так что тем приходится искать еще не рассекреченные точки.

Ежегодные ледовые побоища

Зимой, когда озеро сковывают льды, а вода, говоря языком физики, переходит из одного агрегатного состояния в другое, на лед начинают выезжать машины. Это не только рыбаки, но и путешественники, автотуристы или местные жители, активно использующие дороги на замерзшем озере, которые размечает МЧС. Съезжать с этих ледовых трасс без провожатых крайне опасно, поэтому лучше обратиться за помощью в Байкальскую лигу ледовых капитанов, которые могут по мельчайшим признакам понять, где можно ехать, а где нет.

При этом, если вы проехали в одном направлении с провожатым, это не значит, что обратно можно спокойно ехать там же одному. Ледовая обстановка меняется постоянно. Так, изменение окружающей температуры всего на один градус вызывает расширение льда на 70 мм на каждый километр (всего в Байкале 23 000 куб. км воды). Треск и взрывы лопающегося под собственным давлением льда на озере слышны очень часто, а длина трещин достигает 30 км. Впрочем, иногда, выезжать на слегка припорошенную снегом льдину куда опаснее, чем преодолевать ходом здоровую трещину во льду. Опытный водитель легко перепрыгнет даже метровый провал.

Каждый год зимой на озере проходит «Неделя скорости»: на отобранной профессионалами льдине (ее поиск начинается, как только лед сковывает Байкал) гонщики на спортивных автомобилях пытаются устанавливать рекорды. В отличие от финских аналогов, на Байкале машины-участницы «обувают» в обычную зимнюю резину без гипертрофированных шипов. На данный момент рекорд принадлежит седану Jaguar XF (двигатель 3,0 л, полный привод), пилот Андрей Леонтьев разогнал его до 263,5 км/ч.

Россия. СФО > Транспорт > forbes.ru, 20 сентября 2017 > № 2317597 Роман Троценко


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 20 сентября 2017 > № 2317583 Герхард Шредер

Герхард Шредер: "Бундесвер в странах Балтии - абсолютно неверный сигнал"

Катя Глогер | Stern

Герхард Шредер вынужден сносить шквал критики в свой адрес в связи с ангажементом в России. Экс-канцлера это не особенно тревожит, напротив: в интервью Stern он говорит об ошибках НАТО, о будущем Крыма и своем друге Путине.

Экс-глава федерального правительства Германии подверг критике присутствие бундесвера в странах Балтии. О непосредственной угрозе России речи нет, сказал он, но "присутствие немецких военных у российских границ - это абсолютно неверный сигнал: он говорит о нехватке чутья относительно определенных моментов нашей совместной истории". В рамках натовской стратегии устрашения Enhanced Forward Presence в Литве в настоящее время размещены 450 военнослужащих бундесвера, напоминает Stern.

Шредер, на которого обрушилась критика в связи с его работой в российском энергетическом секторе, считает "опасным" получившее негативную окраску определение "человек, понимающий Путина". По словам экс-канцлера, нужно приложить усилия, чтобы понять своего визави, и, "конечно, надо иметь желание понять и Россию, и ее президента". С точки зрения России, НАТО смыкается в кольцо, которое идет от Турции через Южную и Центральную Европу, и заканчивается у Балтийского моря.

Комментируя аннексию Крыма, Шредер предупредил об угрозе отчуждения России и Германии: "На фоне объединяющих нас исторических моментов многие русские выражают разочарование позицией Германии, особенно касающейся санкционной политики". В беседах нередко слышится такой упрек: "Мы же помогли Германии объединиться", - пояснил Шредер.

Крым, сказал экс-канцлер, был частью России начиная с XVIII века. "Я могу предсказать, что ни один российский президент больше не вычленит полуостров из состава РФ".

Что касается "восточной политики", по мнению Шредера, Германия "в отношении России не должна ориентироваться на интересы США". Америка не заинтересована в сильной России, уверен экс-канцлер, "а Европа, и особенно Германия, заинтересованы".

С Путиным они друзья, и дружеские отношения с российский президентом для него важны, подчеркнул Шредер. Политической значимости эта дружба не имеет, сказал он: "Я же больше не занимаю политической должности".

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 20 сентября 2017 > № 2317583 Герхард Шредер


Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317576 Александр Гольц

«Запад-2017»: Минск и Москва поссорились?

Никакой российско-белорусской региональной группировки войск не существует в природе. Стороны даже не считают нужным оперативно договариваться о сценарии боевых действий.

Александр Гольц, Новое время страны, Украина

Военные маневры «Запад-2017», которые так взволновали российских соседей на Западе — не только страны Балтии и Польшу, но еще недавно принципиально нейтральные Швецию и Финляндию, — близки к завершению. Войска Союзного государства героически разгромили условного противника. Владимир Путин уже понаблюдал за победным наступлением на Лужском полигоне под Санкт-Петербургом. Видимо, 19 или 20 сентября Александр Лукашенко будет приветствовать войска где-нибудь в Белоруссии. Те, кто опасался, что под прикрытием маневров Москва концентрирует силы для удара по Прибалтике или Украине, могут выдохнуть с облегчением: никакой концентрации войск не происходит. Более того, похоже, не подтвердятся и более «скромные» опасения тех, кто предполагал, что Москва воспользуется маневрами, чтобы разместить склады тяжелого вооружения в Белоруссии. Пока единственными пострадавшими являются те зрители, которых случайно обстреляли вертолеты во время тренировки на Лужском полигоне.

Кажется, что Минобороны РФ в последние дни всячески пытается притушить возникшее беспокойство. Начальник российского Генштаба Валерий Герасимов около часа беседовал с председателем Комитета начальников штабов Джозефом Данфордом, а до этого общался в Баку с председателем Военного комитета НАТО Петром Павлом. С одной стороны, это хорошо. В условиях, когда Москва откровенно манипулирует цифрами, занижая количество участников маневров, Россия все-таки считает нужным дать разъяснения, пусть на уровне личного общения военачальников. С другой — все это зависит от доброй воли России: хотим даем разъяснения, хотим — не удостаиваем Запад вниманием, хотим — приглашаем наблюдателей, хотим — нет. И говорит о глубочайшем кризисе, в котором находится система обеспечения безопасности на Европейском континенте.

Второй вывод, который следует из учений «Запад-2017», заключается в том, что никакой объединенной российско-белорусской региональной группировки войск не существует в природе. Стороны даже не считают нужным оперативно договариваться о сценарии боевых действий, который они отрабатывают. Москва в последний момент решила не дразнить НАТО, не заявлять в открытую, что войска отрабатывают войну с альянсом. Посему в качестве сценария было предложено нечто идиотическое: некие «боевики» мелкими группами просочились через границу, а потом объединились в несколько крупных отрядов численностью до 500 человек каждый. По легенде, бандиты захватили большое число легкомоторных самолетов и беспилотников, поэтому в учениях принимали участие средства ПВО. Помнится, несколько лет назад, чтобы оправдать пуски тактических ракет, в сценарий учений вписали, что злокозненные боевики располагают ракетными установками…

Дальше — больше: «террористов» уничтожали при огневой поддержке артиллерии и бронетехники (в том числе танков Т-90, им помогала новейшая боевая машина поддержки танков «Терминатор»), бомбовыми ударами фронтовых бомбардировщиков Су-24 и истребителей-бомбардировщиков Су-34, неуправляемыми авиационными ракетами с ударных вертолетов Ми-24, Ми-28 и Ка-52. В результате скоординированной атаки с земли и воздуха на террористов был также выброшен тактический и оперативный десант — «бандиты» были блокированы, а затем уничтожены. Совершенно очевидно, что это была никакая не антитеррористическая, а общевойсковая операция. Надо сказать, что к таким же уловкам Россия прибегала и четыре года назад в ходе маневров «Запад-2013».

Интересно, что белорусские военные то ли не знали, что Москва спешно поменяла сценарий учений, то ли не посчитали нужным вносить коррективы. «Штабам любого уровня предстоит отработать широкий спектр задач, связанных с управлением войсками при отражении наступления сухопутных группировок противника», — сообщил журналистам пресс-секретарь Министерства обороны Белоруссии Владимир Макаров. Более того, из скупых официальных сообщений о маневрах следует: Россия и Белоруссия не создали единых органов военного управления. Военачальники лишь периодически наносят визиты в штабы «товарищей по оружию», отмечая всякий раз возросший уровень координации действий. Отсутствие единого командования операции означает, что войска воюют рядом друг с другом, но никак не вместе.

Наконец, вопреки традиции, лидеры двух государств не встретились на этих маневрах. В белорусской печати выдвигаются разные версии причин демарша Лукашенко, отказавшегося приехать в Россию. В частности, одни говорят, что Россия не предупредила Минск о выдвижении соединений 1-й танковой армии в сторону белорусской границы, другие утверждают, что присутствие Лукашенко на военных маневрах вместе с Путиным может повредить имиджу Батьки в глазах западных лидеров.

Я считаю, что Александр Лукашенко вполне заслужил упоминания в любом учебнике дипломатии. В течение многих лет он ловко играл на комплексах российского руководства, никак не желающего смириться с отсутствием реальных военных союзников. Он умудрялся получать многомиллиардные экономические бонусы в обмен на словесные заверения о готовности воевать плечом к плечу с россиянами. Но вот после аннексии Крыма и секретной войны на Донбассе натовские батальоны развернулись в странах Балтии и Польше. Военное противостояние России и Североатлантического альянса стало реальностью. И белорусский лидер мгновенно понял: в этом случае военные объекты на территории его страны превращаются в цели первого удара. И немедленно отказался от своих обещаний. Он до бесконечности уточняет положение о Единой системе ПВО, отвергает любую возможность развертывания российской авиабазы в Белоруссии. Так что нельзя исключать, что «Запад-2017» станет началом размежевания двух стран в военной сфере.

Россия. Белоруссия > Армия, полиция > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317576 Александр Гольц


Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317562 Мария Максакова

То, что мне устроили в России, — это доведение до самоубийства

Оперная певица Мария Максакова о карьере на Украине и российской пропаганде.

Светлана Шереметьева, Апостроф, Украина

В интервью «Апострофу» российская оперная певица, экс-депутат Госдумы РФ Мария Максакова рассказала о продолжении своей карьеры в Украине, о покойном супруге, об «отречении от России» и выступлении своих старших детей в аннексированном Крыму.

«Апостроф»: Мария, у вас состоялось открытие сезона в Национальной филармонии, после начинаются первые лекции в Национальной академии руководящих кадров культуры и искусств Украины. Вы планировали такое развитие событий?

Мария Максакова: Для меня все, что происходит в последнее время в моей жизни, неожиданно. Такое сложно придумать или спланировать. Удивительно, как после трагических обстоятельств я вновь стала обретать почву под ногами.

Повторюсь, дело не в том, что я не пробовала или не пыталась найти поддержку в России, когда там находилась. Конечно, я стучала везде, просила и даже в какой-то степени (может быть, громко будет сказано) валялась в ногах, но ради своего мужа я готова была на все. Но, тем не менее, люди там остались совершенно равнодушны ко всей этой истории, зная прекрасно, что он ни в чем не виноват. Они просто не посчитали нужным вмешиваться. Его фактически вынудили к отъезду, а потом произошло то, что произошло.

А вот Украина — совершенно другая страна. На Украине людям моя судьба не была безразлична. На Украине произошли совершенно другие события. Отношение ко мне было иное. Все поняли мое горе. Я понимаю, что на Украине идет война, и многие остаются в таком же положении, как я. Может быть, это как-то роднит. Но отзывчивость и сострадание — это особенное качество украинцев.

Открытие сезона в Национальной филармонии в Киеве — это, конечно, для меня большой якорь. После того как я потеряла самое главное, остаться без работы и потерять профессию, чего, конечно, очень хотели мои враги, для меня просто недопустимо. Они все делали, чтобы создать мне ощущение небезопасности, чтобы я не смогла выйти на сцену… Приводили в пример даже Столыпина (премьер-министр Российской империи Петр Столыпин был убит в киевском театре в 1911 году — прим. ред.). Их цель — завести меня в такое состояние, чтобы я боялась всего вообще, сделать мою жизнь невыносимой. Наверное, не всякая психика это выдержит. Поэтому я действительно очень рада, что в моей жизни произошли эти радостные перемены.

— Как вам удается находить силы идти дальше?

— Забыть то, что я пережила, конечно, сложно, но, во всяком случае, я сейчас отвлеклась на работу. В процессе подготовки концерта я познакомилась с президентом международной организации «Зеленый крест» на Украине, послом мира, профессором Национальной академии управляющих кадров культуры и искусств Максимом Тимошенко. А он познакомил меня с профессором Василием Чернецом — ректором этой академии. Он решил дать мне возможность продолжить мою педагогическую деятельность на Украине, и я с большой радостью согласилась.

Я довольно-таки успешно в России преподавала семь лет в Академии имени Гнесиных. У меня был очень большой класс — мои студенты постоянно завоевывали международные награды. Это я сейчас говорю, не преувеличивая. Они действительно были лучшими, каждый на своем курсе, они были всегда у меня первые. И это даже несмотря на то, что я в какой-то момент была истощена работой, потому что это и Мариинский театр, который находится в другом городе, и Государственная дума, которая тоже требует внимания, плюс ученики с сольной карьерой… Мне было тяжело, но тем не менее я человек очень ответственный. А сейчас у меня другой настрой.

— Чего хотите добиться на этой должности?

— Я хотела бы, чтобы мои ученики действительно отличались качеством пения, чтобы они не просто издавали звук, как Бог на душу положит, а чтобы они знали, что делают на сцене. Конечно, это не одного месяца процесс, это годы, чтобы у меня получилось создать такой же класс, а может гораздо интереснее и лучше, чем в академии Гнесиных.

— Вы будете оставаться «играющим тренером»?

— Да. Преподавание — это полезное занятие для певца. Если он знает, что он делает. Потому что я знаю таких преподавателей (это очень смешно), которые сами не знают, как петь, и тем более не понимают, как учить студентов. Они просто перекрикивают друг друга весь урок, а в процессе сипнут, что тот, что другой, и оба уходят с ощущением, что они потрудились. Когда я преподаю, когда я учу студента, я и сама лишний раз утверждаюсь в каких-то вещах. Насколько важны детали, насколько нужно внимательно следить за процессом. Это академическое искусство, оно и отличается тем, что такая школьная, ремесленная часть, серьезная часть очень необходима. Это не просто талант или голос, это умение владеть этим голосом. Так что в принципе полезно, что я, как вы говорите, играющий тренер.

— Вы говорили, что сейчас для вас концерты на Украине более приоритетны, чем в Европе. Вам именно здесь хочется самореализоваться?

— Прежде всего, я приняла для себя решение — остаться жить на Украине, поэтому для меня сейчас важнее всего очаровать украинскую публику. Я думаю, что для артиста самое главное — когда его где-то знают. Вот меня сейчас обсуждают каждый день в каких-то передачах в России… Но вы же понимаете, что мне от этого ни холодно, ни жарко. Это не та среда, в которой я живу. И мне безразлично, делают они что-то или нет. Мне важнее, что обо мне думает мое ближайшее окружение, поэтому я сейчас больше думаю о том, как наработать отношение украинского зрителя к себе. Да, безусловно, у меня есть концерты: осенью в Италии, потом в Великобритании, тур по США. Но от ряда концертов я отказываюсь, так как сейчас в приоритете Украина. Поэтому неудивительно, что «Википедия» написала в какой-то момент «українська оперна співачка». Потом опомнились и опять переписали «российская». В любом случае, когда пройдет какое-то время, думаю, меня и в Европе, и везде будут ассоциировать с Украиной.

— А гражданство не планируете в таком случае менять? Если вы хотите представлять Украину, это был бы логичный шаг.

— Я думаю, что это должно быть не только мое решение или желание. Для гражданства должны быть какие-то более формальные основания. Но думаю, что гражданство вполне может получить мой сын, будучи сыном гражданина Украины. Но, повторюсь, это не решение моего уровня и даже не зависящее от моего желания. Всему свое время. Сначала я должна убедить Украину в том, что я достойна этого. Первых пять месяцев моей жизни на Украине ничего не происходило, как будто я сидела в такой, знаете, тишине. Но, как говорится, медленно запрягали, зато быстро поехали.

— Ваше выступление на День Независимости вызвало несколько неоднозначную реакцию. Как думаете, почему? И каковы ваши ощущения от выступления?

— Я участвовала в совершенно потрясающем проекте. Режиссер Сергей Проскурня придумал что-то невероятное. Это сводный оркестр. Духовые инструменты, три военных оркестра… Мы поем классику, но звучит она как бы иначе. Очень впечатляюще. Репетировать нам было не так просто, потому что это не совсем стандарт, скажем так. Но тем не менее все с большим рвением и интересом каждый день пели сначала классический репертуар, я в рамках этого концерта пела каватину Нормы из оперы Беллини «Норма», а потом мы пели грандиозный финал — ораторию «Слався, Вкраїно», написанную ко Дню Независимости композитором Иваном Тараненко.

— А с кем бы вы хотели спеть дуэтом из украинских исполнителей?

— Конечно, с Анатолием Кочергой. Он великий. Для меня он просто пример.

— Я видела еще несколько ваших клипов, больше эстрадных. Вам в этом направлении хотелось бы поэкспериментировать?

— Любому человеку, если он поет оперу, по типу Сары Коннор в Германии или Джамалы, уйти в эстраду несложно. А вот наоборот — я таких случаев не видела.

— Вам хотелось бы еще в таком жанре попробовать себя?

— У нас была идея как-то это все вылить в какую-то балладу на украинском языке. Посмотрим, насколько она реализуется.

— Вы уже упомянули российские телепрограммы, на которых вас часто вспоминают. Один из таких примеров — эфир на «Пусть говорят». Это очередная провокация?

— Они постоянно звонят, представляются «Вести Украина», а потом в эфире пускают телефонный разговор… Меня все больше это удивляет. Мне совершенно все равно, кому говорить, потому что я буду говорить в любом случае одно и то же. Мне нечего скрывать и не от кого прятаться. Я делаю то, что я делаю, и делаю это совершенно с открытым забралом, с чистой совестью и открытой душой. Другой вопрос, у меня же нет стокгольмского синдрома, чтобы выходить, как к падре де Лойоле на исповедь. К чему это все, если мне люди устроили такое, пять месяцев они добивались моего уничтожения. Наверное, на моем месте кто-то другой и с ума бы сошел. Я считаю, что это вообще доведение человека до самоубийства, это мое мнение. То, что они делают, — это сознательная травля.

— В этих программах всегда красной линией проходит тема, готова ли Мария Максакова окончательно отречься от России. А готова ли Мария Максакова? Или вы уже отреклись?

— Все дело в том, что Россия сделала невозможным мое возвращение. Они такое натворили… Во-первых, преступление [убийство Дениса Вороненкова], и нити все ведут туда. Во-вторых, всем своим поведением они фактически на стороне убийцы. Они это демонстрируют постоянно. Эти наглые вбросы по поводу того, что Денис жив, обсуждение, достаточно ли я искренне рыдала на могиле, еще что-то, например, что у меня в этот момент были накрашены ногти. Нет, я должна была в этот момент побежать в салон и первым делом снять маникюр? Они вылили на меня такое количество помоев, столько грязи — и ни за что. Так что это не я приняла для себя такое решение, это они сделали все для того, чтобы у меня пропало всякое желание думать в этом направлении вообще. Поэтому что значит «отреклась»? Я должна быть психически нездоровым человеком, чтобы в такую ситуацию еще лезть. Какое желание туда ехать? Эти вбросы, видимо, востребованы, если рейтинги на эфирах такие.

— Вы к тому, что кто-то же это смотрит?

— Не просто смотрит, но и смакует еще. Для меня страна Россия создала совершенно небезопасные условия в случае моего гипотетического возвращения.

— В Киеве вы безопасно чувствуете себя?

— Конечно, я чувствую безопасность с точки зрения Украины и украинцев. У меня нет никакой проблемы, потому что когда со мной 24 часа в сутки находится СБУ, все проверено, я могу чувствовать себя в безопасности. Со стороны Украины я абсолютно не боюсь каких-то провокаций.

— А провокаций со стороны России на Украине?

— Такие, безусловно, могут произойти. И, конечно, каждый мой следующий шаг проверяется. Тем более, они долго муссировали, что я тут никому не нужна. Сейчас у них пошел следующий период: Максаковой, которая делает успешную карьеру на Украине. Так получилось, что я ломаю стереотип пропаганды, над которой работали три года и споткнулись, в их понимании, просто о какую-то девчонку. Я понимаю меру своей ответственности перед Украиной, так как я один из самых успешных контрпропагандистских примеров за последнее время. Каждый день они рассказывают не только обо мне, но об Украине, что каких-то мальчиков вешают, каких-то старушек-эпилептичек насилуют, по Киеву ходят какие-то непонятные толпы людей, которые должны меня повесить на фонарном столбе или еще что-то. Однако события развиваются совершенно иначе. Я успешно развиваюсь в Киеве. Безусловно, я учу украинский с удовольствием, однако никто не отказывается общаться со мной по-русски — ни на телевидении, ни в личном общении. Конечно же, встает вопрос, какой «русский мир» и от кого здесь нужно защищать.

— Сейчас вас еще сравнивают с Ириной Бережной, мол, вы можете оказаться, как и она, в каких-то «расстрельных списках»…

— Вы же сами должны понимать, что это — полная ерунда. Каждого человека жаль, тем более молодого. Разговаривать можно, о чем угодно, но история с ее гибелью… Они же ехали на машине. Вы считаете, что водитель — самоубийца? Это просто несчастный случай. Зачем рассказывать про какие-то «списки» или выдумывать истории, которые не имеют никакого смысла?

— Используют любой возможный случай для дальнейших манипуляций.

— Люди, которые сами никогда не отличались избыточной нравственностью, думают, что имеют право осуждать меня за что-то. Я хорошо знаю, как устроена модель средств массовой информации в России. Там на СМИ выделяется бюджет, сопоставимый с бюджетом, выделяемым на целую производственную отрасль. Вы думаете, что на каналах работают настолько неадекватные люди, что они все делают несогласованно? Вы считаете, что [российский ведущий Борис] Корчевников или генеральный продюсер на свое усмотрение устраивают этот сериал «Просто Мария»? Он наштамповал их уже более 20! Нет, конечно. Это значит, такое решение было принято Управлением внутренней политики администрации президента. Значит, так, им кажется, со мной нужно поступить. Значит, они считают, что со мной так можно обращаться. Вот и все.

— Какую реакцию они от вас ждут?

— Задумка спектакля была такова, чтоб казнить, желательно на лобном месте, одного человека и унизить до предела другого. Но что-то пошло не так.

— А кто основной палач в этой истории? Если это публичная казнь, как вы уже сказали.

— Следствие в ближайшее время назовет имена всех виновных. Уверена, что этот случай еще войдет в учебники криминалистики, как чуть ли не единственное раскрытое заказное убийство.

— А как следствие сейчас идет?

— Я всячески желаю удачи следователям. Они просто молодцы, они действительно ведут себя самоотверженно. [Генпрокурор Юрий] Луценко недавно сказал, что следствие приблизилось к раскрытию. Для меня самое главное, чтобы кроме всей той оперативной информации, которая есть, виновные были наказаны.

— Вы верите, что человек, виновный в этом убийстве, будет наказан?

— Убеждена.

— Вы очень часто в интервью говорили, что Денис Николаевич всегда помогал вам принимать важные жизненные решения.

— Я его очень любила и люблю. Но кроме любви, он во всем помогал мне. Начнем с того, что он же чрезвычайно умный, вообще выдающийся человек. Он профессор, доктор наук, полковник юстиции и полковник полиции, с золотой медалью закончил Суворовское училище. То есть он везде всегда был командиром, всегда был на руководящих должностях и постах.

— А кто в семье был главный? У вас ведь тоже очень сильный характер.

— Конечно он, тут даже без вариантов. Таня (пресс-секретарь Марии Максаковой — прим. ред.) видела нас вместе, она подтвердит. Мы были командой. У нас были партнерские отношения, можно даже так сказать. Но в любом случае я ему всегда уступала, я с ним никогда не спорила. Я, конечно, его старалась убедить, но как только понимала, что его решение принято, дальше было как во фразе: «Мы посовещались, и я решил».

— С кем вы сейчас советуетесь? У вас есть сейчас такой человек, которому вы доверяете?

— Конечно, есть те, с кем советуюсь. Не буду говорить, с кем, потому что не хочу ставить этого человека под удар волны российской пропаганды. Конечно, у меня есть люди, которые мне советуют, которым я верю, которые вступились за меня, которые сделали мою жизнь на Украине, не побоюсь этого слова, интереснее, чем была в России.

— А с кем-то из той жизни вы общаетесь?

— Отваги особой у людей на это нет.

— Боятся?

— Конечно. Видите, вот уже [российского режиссера Кирилла] Серебренникова арестовали.

— Я видела у Ильи Пономарева на странице в Facebook, что вы собирались на пикет в поддержку Серебренникова.

— Илья Пономарев — умнейший человек, который прилагает немало усилий, чтоб помочь политическим узникам. Я с ним часто советуюсь в каких-то своих важных решениях. Очень ценю его отношение. А пойти на пикет мне не разрешили, так как на следующий день готовилось выступление на Майдане Независимости, и была опасность провокаций. Но я очень хотела выразить свою позицию. Мы всегда будем прилагать все усилия — идеологические или юридические, все абсолютно, которые возможны, чтобы спасти политических узников, в том числе украинца Олега Сенцова.

— А как вы видите возможным его возвращение?

— Существует ряд юридических и политических механизмов, но главное — изо дня в день этим заниматься. Вся Украина ждет его возвращения. Все чиновники и политики, с которыми я общалась, готовы приложить усилия для этого.

— Как думаете, ситуация все-таки может переломиться и пойти в каком-то правильном направлении?

— Мне очень жаль, что это все случилось. Вы даже себе не можете представить, как мне жаль.

— Вы имеете в виду российскую агрессию по отношению к Украине?

— Да.

— Но исход ситуации рано или поздно должен быть.

— Да, выход рано или поздно будет. Мы здесь все хотим мира. Но на вменяемых условиях.

— А предстоящие президентские выборы в России как-то могут эту ситуацию изменить, как считаете?

— Я думаю, что там ежедневно происходит бесчисленное количество совещаний. А главные вопросы: кем быть, что делать и кто виноват.

— А почему? Потому что тоже поддержки не видят?

— Потому что они оказались в ситуации, когда корабль плывет в условиях шторма. Он не привык, этот корабль. И все, кто этим кораблем руководит, все, кто на этом корабле ходит, придут ли они к штилю? К выгодным международным условиям, к рукопожатности, к хорошей конъюнктуре с хорошими ценами на нефть? Они привыкли к совершенно другим условиям. Я не говорю о том, что этот корабль не ходит в шторм, он, безусловно, в состоянии плыть в шторм, и это было много раз в истории доказано. Но вопрос очень сильно зависит от того, какая команда руководит кораблем в шторм и куда они плывут.

— Вы бы хотели вернуться в политику?

— У меня в политике настолько грустный был финал, что нет. Я буду заниматься общественной деятельностью, у меня есть фонд. Детьми буду заниматься. Я с удовольствием общаюсь с украинскими политиками. Если я могу быть им чем-то полезна в смысле совета, доброго слова, то я открыта для общения. Но я сама — нет… Вы видите, чем для меня занятие политикой закончилось? Мне больше уж точно не нужно. Я думаю, что на Украине бесконечное количество внутренних ресурсов. Перспектива очень и очень хорошая, и это все быстро будет развиваться. Я думаю, мы будем еще довольны всем.

— Вы уже вспомнили про детский фонд. Открытие подобного фонда было вашей мечтой? Или как получилось?

— Я нечто подобное делала в России. У меня фонд работал очень успешно, мы в Астраханской области делали просто невозможное. Они до сих пор возмущены, что я прекратила заниматься этим фондом. Как же так. Здесь перед нами стоит очень интересная задумка, которая заключается в том, что я, наконец, реализую то, что я хотела давно сделать. Российский фонд создавал определенные программы, карьерные лифты, дети выступали с симфоническим оркестром на лучших сценах, где они раньше не могли выступить, с известными музыкантами. Благодаря своему таланту и усидчивости. И немножко благодаря тому, что я им давала соответствующее окружение. А сейчас у нас затея в том, что мы делаем портал наподобие социальной сети — все будет интерактивно. Не просто список детей. Мы хотим включить в этот процесс максимально широкий круг людей. Создаем для них виртуальные пространства. Такое будет ноу-хау. Я думаю, что в тестовом режиме он начнет работать уже в октябре.

— Отдельно хотелось с вами поговорить о выступлении ваших старших детей в Крыму. Как вы это все восприняли?

— Это меня взбесило до такой степени, вы не представляете. Что — поехать больше некуда было?! Негде больше концерты собирать? К тому же, они там прочитали стихи, которые учили со мной еще два-три года назад. Сыграли то, что Илья (сын Марии Максаковой — прим.ред.) играл в прошлом году в Каннах, причем он играл гораздо быстрее и эффектнее. Я в его возрасте учила и играла на концертах по четыре программы в год. Три зачета и один экзамен в Центральной музыкальной школе при консерватории. У парня абсолютный слух, вполне нормальные руки. Я вообще не поняла, что это за позорище было, все вместе взятое. Это называется: куда конь с копытом, туда и рак с клешней.

— Вы общались с ними после этого?

— Я иногда разговариваю с Ильей по телефону. Я ему это все высказала.

— Что он вам сказал?

— Ой, он сказал, что он учит «Полет шмеля», но не может его играть… Что-то еще он учит, но не может играть. В общем, все не может играть. Я говорю: «А что же такое, что же ты играешь спустя год то же самое? Год ты чем занимался?» Сказал, что, вот, в этом произведении он уверен. Ну, молодец, что тут еще сказать.

— А вы спрашивали, ему нравится вообще развиваться в музыке?

— Вы понимаете, когда у нас рождается ребенок с абсолютным слухом и с такими данными, я посчитала просто своей обязанностью дать ему возможность заниматься музыкой. Что касается его усидчивости, ее никогда не было. Я считаю, что в его возрасте, в 13 лет, он должен сам перед собой ставить какие-то задачи и выполнять их, реализовываться. Невозможно ходить за человеком и постоянно его понуждать к тому, чтобы он учил какое-то новое произведение, запоминал что-то новое. Почему он играет то, что выучил со мной, я могу вам объяснить. Потому что я очень упертая. Видимо, у меня действительно большой педагогический талант.

— Строгость — не всегда лучший подход к ученикам.

— Тут дело не в строгости. Строгостью отобьешь всякое желание, абсолютно. А это, как вам сказать, неизбежность. Легче просто поддаться, потерпеть час-два, а потом пойти и заниматься своими делами. Поэтому раньше все выучивалось прекрасно. Конечно, мне очень жаль, что так получилось, безусловно. Любая мать любит своего ребенка. Но что же я могу сделать в той ситуации, которая сложилась? Они как назло специально едут именно туда, там выступают.

— Но это же было не их решение.

— Ну, естественно, не их. Вы понимаете, как относится ко мне их отец (Владимир Тюрин — прим. ред.)?! Что он еще может мне сделать, чтобы было больно?

— А вы хотели бы, чтобы они к вам приехали?

— Конечно. И, кстати, по украинскому законодательству это возможно.

Мария Максакова — российская оперная певица, экс-депутат Госдумы РФ от «Единой России», вдова бывшего российского депутата Дениса Вороненкова, убитого в центре Киеве в марте этого года.

Россия. Украина > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 сентября 2017 > № 2317562 Мария Максакова


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317455 Григорий Трубников

Академик Григорий Трубников: «Я поездил по стране и могу точно сказать, что наша наука развивается»

Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев утвердил план реализации Стратегии научно-технологического развития России.

О cтратегии и о будущем российской науки — заместитель министра образования и науки РФ, академик РАН ГРИГОРИЙ ТРУБНИКОВ.

— Григорий Владимирович, Стратегия научно-технологического развития — это чрезвычайно важный для российской науки документ, важная программа. Расскажите, пожалуйста, почему Стратегия научно-технического развития принята именно сейчас, каковы предпосылки к разработке этого документа?

— Стратегия научного развития — важнейший для государства документ, он по определению должен с определенной периодичностью обновляться. Подобные документы в России принимаются каждые семь-десять лет, то есть и время пришло. Это с одной стороны. С другой стороны, мир сегодня стоит на пороге очередной технологической революции — промышленной, интеллектуальной. И мы непременно должны на это реагировать. Кроме того, в нашей стране произошли тоже определенные перемены в секторе науки и технологий: идут определенные трансформации в Академии наук и в вузовском секторе, созданы объединенные корпорации, созданы институты генеральных конструкторов и технологов, начали сооружаться первые мегасайенс-проекты. Наконец, определенные глобальные политические и экономические процессы нас тоже тонизируют. Одним словом, считаю, что для принятия стратегии выбран правильный момент. Кстати, крайне важно заметить, что современная Стратегия научно-технического развития поставлена руководством нашего государства на один уровень со Стратегией национальной безопасности. — Видимо, подобные стратегии существуют и в других странах. Учитывался ли их опыт? Если да, то каков он?

— Обязательно. Такие стратегии принимаются во всех развитых странах. А Россия не просто развитая страна. Я считаю, что в науке и технологиях мы относимся к лидерам. И мы должны эту планку держать, участвовать в конкурентной гонке, которая довольно агрессивна. В США стратегия была принята в 2010–2011 годах, Китай тоже недавно принял новую стратегию научно-технического развития. Такой документ сейчас активно обсуждается и вот-вот будет принят в Японии. При компиляции своих стратегий, несомненно, страны учитывают опыт других государств. Мы, конечно, не абсолютные изобретатели, мы тоже ориентируемся на базовые стратегические документы некоторых стран. У нас есть ряд сильных институтов: ИМЭМО им. Е. М. Примакова, ВШЭ, МГУ, СПбГУ, многие другие ведущие институты и университеты, которые, помимо прочего, занимаются анализом научных стратегий развитых стран. Очень активно в этой экспертной деятельности участвуют Российская академия наук, МИД, НИЦ КИ и ОИЯИ. Наверное, важно упомянуть, что при подготовке стратегии в 2016 году были созданы десять тематических рабочих групп, объединяющие в целом несколько сотен человек. Это ведущие ученые, эксперты в разных областях. Группы были распределены по разным направлениям: «наука и общество», «наука и экономика», «наука и исследовательская инфраструктура», «фундаментальная наука», «наука и бизнес», «наука и инновации» и другие. В каждой группе работали по несколько десятков экспертов. Мне, например, выпала честь координировать работу группы по исследовательской инфраструктуре. На различных площадках — вузы, аналитические центры — эти тематические группы обсуждали и собирали материал, анализировали, предлагали разделы стратегии по своей тематике. Затем, после сборки документа, он довольно долго и конструктивно обсуждался экспертным научным сообществом, и в конце концов была сформулирована Стратегия НТР, которая была одобрена Президентским советом и затем утверждена в декабре 2016 года президентом страны. Уровень и задачи этого документа серьезны. В Китае, например, подобный документ используется в том числе для последовательного проведения в жизнь реформ в сфере науки и секторе исследовательских организаций — их разумной и прагматичной реструктуризации во имя достижения поставленных результатов. Что, на мой взгляд, правильно и логично. Думаю, нет сомнений, что если есть принятая государственная стратегия, в которой закреплен сценарий развития отрасли (огромной, в которой задействованы в той или иной степени миллионы человек) и общество понимает, для чего это делается, государству проще реализовывать процессы развития и реформирования отрасли.

— В упомянутых странах такие документы принимаются на уровне академического сообщества, научных организаций или на высшем государственном уровне? — Конечно, на уровне руководства страны — на высшем.

— Существует ли консенсус в отношении стратегии или у нее есть оппоненты? Если есть, то каковы их аргументы? — Мне кажется, что вокруг нашей стратегии есть консолидация сообщества, не только, кстати, научного, но и бизнес-сообщества, отраслевой науки, вузов. Это потому, что она принималась, как я уже говорил, при самом активном участии широкого сообщества. Но и оппоненты тоже есть — куда же без них. Никакой документ не может быть идеальным и всегда есть несколько точек зрения. А научное сообщество как раз ценно и сильно тем, что истина всегда рождается в споре. — Видимо, это означает, что стратегия открыта для изменений, модернизации. — Конечно. Главная особенность принятой стратегии в том, что это не инструкция работы для научного сообщества, а предложенная система координат будущего научно-технологического уклада. Она создана с учетом анализа мировых трендов, развития глобальной экономики, развития технологий и промышленности, анализа различных практик и систем подготовки кадров. Кстати, мы крайне внимательно изучаем и опыт в области научной кадровой политики, в частности, в странах «двадцатки ». Вообще, очень интересно — наблюдать, насколько агрессивная борьба сейчас идет в развитых странах за мозги (ученые) и за руки (инженеры). Стандартные инструменты этой борьбы известны — скажем, финансовая поддержка. Да, зарплата, несомненно, важна. Но не менее важны условия работы, состояние инфраструктуры, социальные меры поддержки. Однако, мне кажется, что в научной сфере первичны цели и задачи. Наука все же не та сфера, в которой можно зарабатывать такие же деньги, как в банковской отрасли. Специфика и мотивы другие. Здесь достигают успеха те, кто мотивирован целью, научной задачей, то есть получением новых знаний. Это ведь фундаментальная задача самой науки. Поэтому когда государство говорит обществу, что наука является приоритетом, наряду с государственной безопасностью, говорит, что готово создавать условия, развивать инфраструктуру, поддерживать прорывные исследования, — это приводит молодых людей в науку ради решения амбициозных научных задач. — Вопрос об одной из важнейших частей стратегии — «Больших вызовах». Они по определению глобальны. А международную обстановку вокруг России сегодня трудно назвать благоприятной. Насколько это влияет на реализацию стратегии? Как вы, ученый с большим международным опытом, видите в этих условиях возможность кооперации с трезво мыслящими зарубежными учеными, научными организациями? — Без международной кооперации большой серьезной науки быть не может. Поэтому один из базовых разделов стратегии, план действий на ближайшие несколько лет, содержит раздел о развитии международного научного сотрудничества. Нам необходимо сформулировать и утвердить прагматичную концепцию МНТС для России. Во-первых, очень важно раз в несколько лет оглядываться, смотреть на конкурентов и оценивать свое реальное место в мировой науке. Во-вторых, необходимо пересматривать приоритеты и делать это регулярно с оглядкой на международную арену. И в-третьих, не стоит гнаться за лидерством во всех приоритетных направлениях, это бессмысленно и безнадежно. Нужно поддерживать те направления, в которых у нас есть заделы, в которых мы можем и осознанно хотим стать лидерами. По некоторым направлениям нам достаточно просто мониторить ситуацию и определенные тематики исследований. Разные страны в разной степени могут себе позволить соблюсти экономически разумный баланс между подобными вещами. Кстати, в той сфере, где у нас есть задел, где мы самодостаточны — с учетом интересов национальной безопасности, с учетом экономических, геополитических, военных и прочих аспектов — определенная часть исследований может становиться закрытой. Эта грань четкая, все ее понимают, многие страны идут по такому пути.

— Международная напряженность, очевидно, является некоторым барьером. Преодолим ли он, позволяет ли стратегия находить выход в конкретных ситуациях?

— Барьеры есть, они и были и будут. Мы испытываем трудности с доступом к определенным технологиям и знаниям, это неизбежно, это тоже элемент национальной безопасности различных блоков государств. Геополитическая ситуация развивается, бывают потепления и похолодания, случается и «дружба навек» между странами, это нормальный цикличный процесс, который проходят все государства, особенно претендующие на лидерство в мире. Тем не менее скажу одну важную мысль: лидеры всех крупных государств понимают, что вне зависимости от состояния дипломатических отношений, взаимоотношения в сферах науки и культуры должны поддерживаться до последнего. Ведь именно они являются мостиками для становления периода потепления и нормализации отношений, а там и нового цикла сотрудничества и дружбы.

— Мегапроекты уже показывают свою значимость, и не только в России. Каким вам видится будущее этого начинания? Не могли бы вы в этой связи рассказать о проекте NICA, к которому имеете самое прямое отношение?

— Это важная тема. Фактически мегапроекты создаются в мире начиная с 1940-х годов (например, атомный и космические проекты). На мой взгляд, мегапроект — это не просто крупная научная установка для получения фундаментальных знаний. Mega Science Project — это элемент научной сферы, который одновременно решает очень большое количество фундаментальных вопросов. Мегапроект — это вызов для государства, которое его решило создавать. Если вы посмотрите историю некоторых заявленных мегапроектов, вы увидите, что когда, к примеру, Китай или Япония громко заявляли, ну, скажем, о многокилометровом коллайдере, то через два-три года эта инициатива затухала — оказывается, не хватает людей или не хватает знаний и технологий. Поначалу кажется, что любые технологии можно купить и они тут же у тебя заработают, как у соседей. Но потом оказывается, что для того чтобы организовать производство high-tech-продукции с тем же качеством и темпами, необходимо лет десять потратить, чтобы приобрести практику и опыт. В чистом неудобренном и невзрыхленном поле, без должной подготовки и стараний никогда ничего хорошего быстро не вырастет. Вроде все делают по чертежам и скопированным рецептам и инструкциям, но ресурс у собранных двигателей получается почему-то не десять лет, а десять дней. Оказывается, есть тонкости и детали, присадки, оснастка, освоенные методики и экспериментальное чутье, основанное не на интуиции, а на опыте. Практика — важнейшая вещь! Многие мегапроекты — например, сооружение Большого адронного коллайдера — потребовали усилий даже не десяти, а двадцати-тридцати стран. И тут еще один важный аспект: кроме обладания технологией, одной из критически сложных вещей является организация создания, управления и эксплуатации такими крупными проектами. В первую очередь нужны знания и опыт, потом технологии, сборка, а когда огромное сооружение создано, его надо еще запустить — как самолет или ракету. Можно в точности повторить все элементы, собрать, а он не полетит. Необходимо организовать сложнейший процесс взаимодействия участников такого проекта. Повторю, мегасайенс-проекты — это серьезный вызов для любой страны: технологический, научный и инвестиционный вызов. Но это и колоссальный магнит для научных кадров. Когда государство его объявило и начинает безусловно строить, сообщество поверило в реализацию планов, когда мегапроект проходит свой «экватор» (а горизонт сооружения это семь-десять лет) — он начинает притягивать колоссальные кадровые ресурсы: лучших, амбициозных, молодых. Быть причастным к большой задаче — это огромный мотив для ученого, особенно молодого. Когда мегапроект уже «на колесах», в нем задействована национальная высокотехнологичная (да и не только она) промышленность — все начинают из-за престижа дела становиться в очередь за заказами. Это в конечном итоге создает огромное преимущество для государства, потому что ты загружаешь свое производство и становишься конкурентным на рынке. Мегасайенс-проект двигает все государство — и образование, и науку, и промышленность, и политику, конечно. Что касается коллайдера NICA, то это родной для меня проект, в котором я участвовал фактически с его начала. Самым сложным было консолидировать вокруг него международное сообщество. В этой области физики сейчас развиваются четыре мегапроекта — коллайдер в Брукхейвене, экспериментальная установка на фиксированной мишени в ЦЕРНе, немецкий уникальный комплекс FAIR и наша NICA. Убедить научное сообщество, конкурентов участвовать в нашем мегапроекте было задачей непростой. Но умные люди понимают, что лучше объединять усилия, а не конкурировать. Мы с Брукхейвеном по текущим этапам, по науке, по ожидаемым датам начала эксперимента идем ноздря в ноздрю. А дальше кому повезет, тот и будет первым, в этом всегда есть определенный элемент везения. Но только складывая усилия в такой сложнейшей гонке, все проекты развиваются. Если бы работали в изоляции друг от друга, то сроки эксперимента отодвинулись бы за 2030 год. На мой взгляд, идеальный вариант мегапроекта — это когда научная идея предлагается в той же стране и теми же людьми, которые этот проект реализуют. Как с бозоном Хиггса получилось: Хиггс, Браут и Энглер независимо предложили теорию еще в далекие 1960-е годы, дальше весь мир «сложился» и созрел только в 90-е годы к созданию такого коллайдера, потом мегапроект еще почти 20 лет строили. Кстати, Россия тоже вложила огромный и финансовый и материальный и интеллектуальный вклад в него. Хиггс и Энглер получили за бозон Хиггса Нобелевскую премию (точнее, конечно, за теоретическое открытие механизма, который обеспечил понимание происхождения масс элементарных частиц). Мы, да и многие другие страны участвовали в проекте. Это тоже было хорошо и важно — мы получили технологии, получили знания, воспитали людей. Тем не менее сливки снимают те, кто идею предложил и дожил до ее воплощения. Что касается проекта NICA, то в его основе лежат идеи в том числе наших, дубнинских теоретиков о том, что именно в определенном диапазоне плотностей и температур и с определенными пучками сталкивающихся тяжелых ядер нужно искать эффекты фазовых переходов в сильновзаимодействующей ядерной материи. Если повезет, у нас будет проект Born in Russia, который от идеи и до получения результата будет иметь абсолютно наш приоритет. У нас в России развиваются еще пять проектов. Это высокопоточный реактор ПИК, совершенно уникальное сооружение. Когда он заработает, это будет лучший и самый мощный нейтронный источник в мире. Его создает в Гатчине Курчатовский институт. Еще один проект — токамак нового поколения на базе научного центра в Троицке — это путь к управляемой термоядерной реакции с помощью сверхсильных магнитных полей и исключительно омического нагрева плазмы. Далее, мощная лазерная установка со сверхсильными световыми полями в Нижнем Новгороде на базе ИПФ РАН — это уникальный проект. Лазерные импульсы будут создавать локальные поля колоссальной мощности, которые позволят исследовать пространственно-временную структуру вакуума и смоделировать процессы, которые протекают в недрах звезд. И еще один проект — новый электрон-позитронный коллайдер в Новосибирске в Будкеровском институте. Тоже уникальная машина, которая позволит проводить эксперименты по проверке Стандартной модели и изучению структуры материи с недостижимой ни для кого в мире точностью. Коллайдеры были предложены у нас еще в 1960-е годы в ИЯФ СО РАН академиком Г. И. Будкером. Дальше эта технология распространилась по всему миру, во многих местах заработали коллайдеры, несколько экспериментов на них получили Нобелевские премии, только не в России. То есть технологию предложили именно мы, мы являемся экспертом в этой области, но при этом самый лучший коллайдер — не у нас. Это неправильно. Советский Союз вообще предложил много технологий всему миру, при этом лучшие работающие образцы таких технологий, к сожалению, не нашли места и поддержки у себя в Отечестве. Кстати, по поводу экспорта технологий можно и в такую неожиданную сторону порассуждать. Возможна и такая политика, когда наука, таланты наряду с технологиями тоже являются продуктами экспорта. Например, Индия занимается подготовкой и экспортом специалистов в области медицины. У них одно из лучших медицинских образований, одна из лучших практик, они для всего мира готовят хороших врачей. У нашего научного сообщества есть еще несколько прекрасных предложений по мегапроектам: я надеюсь, что за два-три года мы пройдем с ними также путь от идеи до сформулированного проекта. Это, в частности, мегаустановки по исследованию одной из самых загадочных частиц нашей Вселенной — нейтрино. Очень перспективное направление, предмет охоты всего мира. В Антарктиде недавно запустили мегапроект для нейтринной физики — кубокилометровый детектор нейтрино во льду — «Ice Cube». Он измеряет потоки нейтрино, влетающие в нашу Землю с Северного полушария и проходящие сквозь нашу планету. Мы (ИЯИ РАН, ОИЯИ, немецкие и итальянские наши коллеги) на Байкале тоже начали создавать похожий детектор, в уникальной чистой байкальской воде, у которой будет преимущество перед антарктическим. В Антарктиде гирлянды детекторов вморожены в лед на глубину почти в километр. А слои льда, как выяснилось, со временем движутся — рвутся гирлянды, возникает преломление световых потоков от детектируемых частиц и это снижает точность экспериментальных данных. На Байкале постановка эксперимента куда проще, а значит, удобнее и дешевле, да и ожидаемые точности измерений гораздо выше. Я надеюсь, что проекты, связанные с нейтринной физикой, в следующем году обретут статус Mega Science и мы начнем двигаться в этом направлении в контакте с международным сообществом. Для международной науки важно, что создаем партнера для Ice Cube, который будет исследовать потоки нейтрино, влетающие со стороны Южного полюса, таким образом, оба детектора совместно смогут дать наиболее полную картину о космических потоках нейтрино, летящих из космоса к нам и несущих информацию о различных процессах и объектах Вселенной. Еще один проект наверняка состоится в области астрономии и астрофизики, где наши научные школы традиционно очень сильны. Мы стараемся также консолидировать сейчас научные организации и университеты для создания большого сетевого распределенного инфраструктурного мегасайенс-проекта в России для работы в области анализа и хранения больших данных. — Вам не кажется, что информационное сопровождение российской науки значительно отстает от новостного шума вокруг западной науки? — Я с вами согласен. Конечно, мне бы хотелось, чтобы, включая центральные каналы в прайм-тайм, я и дети мои видели сюжеты об успехах в науке: нашей и мировой. Политика важна. Но наука важна не менее. Придя на пост замминистра, я считал, что много знаю о российской науке (в первую очередь, конечно, в своем секторе, в ядерной физике). Однако, поездив стране, познакомившись с установками, я понял, насколько успешно у нас в регионах развивается сфера исследований и разработок. В Архангельске, во Владивостоке, в Иркутске, Красноярске, Казани, Ростове, Нижнем Новгороде… Нам есть чем гордиться, у нас очень много ярких проектов — от маленьких лабораторий до больших центров. Об этом надо говорить. Я считаю, что небольшие яркие сюжеты на центральных каналах в доступном формате (а наши ученые умеют это делать) о научных достижениях должны стать элементом политики государства. Каналы государственные, государство должно влиять на их политику. Нужно освещать и геополитику, и экономику, это важно, но рассказывать об успехах российской науки — обязательно. — Вы много лет проработали в Дубне. А это особое место на карте российской науки. После знаменитого роммовского фильма это символ романтического, бескорыстного отношения к науке. Оно было очень сильно в послевоенной российской науке и, как мне кажется, отличает Россию от Запада. Как вы думаете, такая доминанта еще сохранилась или она уже затерта иными, материальными мотивами? — Считаю, что сохранилась. Кстати, предлагалась идея снять «Девять дней одного года» в версии 2017 года. Но сейчас время другое: телеканалов слишком много, интернет нас опутал, трудно достучаться до аудитории. Нужно искать современные пути популяризации науки, пути доступа к обществу, их много. Надо работать с молодежью, проводить международные фестивали науки и конкурсы работ, проектов, стартапов, развивать институт научно-популярных лекций (этакий «Научпросвет»). Например, в Дубне мы проводим «Школу русского репортера», которая в нынешнем году собрала около 700 человек (пару лет назад я тоже читал там лекцию, тогда было порядка 400). Палатки, лес, Волга, проекты — ребята там живут месяц, горящие глаза… Я общался с ними два часа, и меня приятно поразила глубина их вопросов и понимания, мне было с ними безумно интересно. Атмосфера служения науке сохранилась — в Дубне, в Новосибирске, Санкт-Петербурге, Томске, такие точки в России есть, но их немного и их надо поддерживать, да и вообще-то множить, конечно. Самому мне очень повезло в том, что больше 20 лет назад я оказался в Дубне, приобрел бесценный опыт, не теряю веры когда-нибудь туда вернуться, в науку. Сейчас, работая на посту заместителя министра, я могу транслировать традиции, менталитет, «воздух» научного сообщества Дубны, который считается эталоном, наряду с легендарной научной культурой новосибирского Академгородка, Курчатовского института, Питерского физтеха… К тому же одной из сильных сторон сообщества Дубны являются традиции международного сотрудничества. — Личный вопрос. Вы многодетный отец, как вам удается сочетать такую, без преувеличения, титаническую нагрузку с воспитанием детей, с семейными делами? Позволяете ли вы себе — и как — хотя бы на время отключиться от служебных обязанностей?

— Да, у меня трое детей, они еще все маленькие, так что пока, как говорят: маленькие детки — маленькие бедки. Когда жил в Дубне, активно занимался спортом — волейбол, лыжи, одно время альпинизмом, поездки с семьей по многочисленным красивым уголкам нашей любимой страны. Сейчас ритм жизни, конечно, изменился: тоскую по спортивной нагрузке и общению со старыми друзьями, моими близкими коллегами, с которыми практически жили на ускорителе. На выходные стараюсь вырываться в Дубну, чтобы пообщаться с семьей: дети и жена — конечно, это главное, они мне преданы и они всегда ждут. По поводу своей роли в воспитании детей приведу одну хорошую аналогию. Хорошая, правильная семья — это фактически хорошая научная школа. Это ведь отнюдь не седовласые старцы, облеченные наградами, окруженные учениками, ничего не делающие и почивающие на лаврах, как считают некоторые. Научная школа — это прежде всего преемственность и взаимопомощь поколений. Родители, у которых самый продуктивный возраст, занимаются работой, обеспечивают семью и собственным примером показывают, как нужно правильно в этой жизни поступать. У них, занятых, как правило, мало времени на системное (можно и так сказать) общение с детьми. А бабушки и дедушки, у которых времени и опыта больше, занимаются спокойным методичным воспитанием внуков, читают им, наполняют их время знакомством с окружающим миром, прививают мораль, человеческие ценности и хорошие манеры. По такому же принципу устроена классическая успешная научная школа. А Дубна — это конечно, Дубна! Вырываясь туда, обязательно стараюсь попасть на площадку коллайдера NICA: понаблюдать, как идет это грандиозное строительство, почувствовать себя частью большой команды и большого проекта. Конечно, в Дубне меня обогащает общение с моими друзьями, коллегами по Институту и моими научными учителями. Родителями, которые переживают за нашу науку и за слишком динамичную и суетную нашу жизнь. Зимой — лыжи, летом — Волга, лес, волейбол — в любое время года. Одним словом, набираюсь энергии. А потом в Москву — и за работу.

Интервью взял Андрей Михеенков , Коммерсантъ Наука

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317455 Григорий Трубников


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317454 Геннадий Красников

Академик Геннадий Красников: Как вернуть РАН прежний высокий статус

Учёный не должен бегать за грантами

Первая попытка выбрать президента Российской академии наук была предпринята ещё в марте. Но накануне голосования все трое претендентов вдруг сняли свои кандидатуры. После срыва выборов Госдума приняла поправки в закон о Российской академии наук, дающие правительству право согласовывать кандидатуры на пост главы РАН, а президенту – право отказаться утверждать избранного академиками руководителя.

Новые выборы пройдут на общем собрании академии 25 сентября, 27-го должна быть официально объявлена фамилия нового президента РАН. Сегодня о настоящем и будущем науки размышляет один из кандидатов на этот пост – академик РАН, генеральный директор АО «НИИМЭ», председатель совета директоров ПАО «Микрон», доктор технических наук, профессор Геннадий Красников.

– Геннадий Яковлевич, после скандалов последних лет в обществе создаётся ощущение, что РАН уже не руководит наукой. Так ли это?

– Нельзя сказать, что РАН уже не руководит наукой. Российская академия наук по-прежнему – ведущая научная организация страны. Однако за годы реформ она, к сожалению, утратила возможность прямого руководства наукой, влияния на принятие решений по запуску стратегических проектов, свой авторитет у власти и общества. В результате учёные чувствуют себя на обочине общественных процессов, а фундаментальные исследования финансируются по остаточному принципу.

Необходимо срочно предпринять ряд шагов, которые вернут академии реальное управление научной деятельностью не только в институтах РАН, но и в стране в целом. Нужно сформировать на новой качественной основе целостный научный сектор, включающий все стадии получения и развития научного знания, технологий, хозяйственных и управленческих практик.

РАН должна взять на себя ответственность за научно-методическое обеспечение формирования и реализации научно-технической политики, восстановить статус организации, способной в инициативном порядке и по запросу государства реализовывать масштабные стратегические проекты, способные изменить положение всей страны в мировом научно-технологическом пространстве – от совершенствования системы образования до модернизации высокотехнологичной российской экономики.

Для развития фундаментальной и прикладной науки нужно создать механизмы достаточного финансирования из нескольких источников: за счёт средств государственного бюджета, внебюджетных фондов, федеральных целевых программ, инвестиций со стороны бизнеса.

Кроме того, для повышения эффективности в новых условиях необходимо существенно перестроить работу руководства РАН, Президиума, отделений, аппарата и служб академии. Нужно восстановить единую систему управления институтами РАН, их подчинённость отделениям, а роль отделений РАН, в свою очередь, должна быть значительно усилена: они должны получить больше полномочий. Региональным отделениям РАН необходимо дать больше возможностей для решения задач научно-технологического развития регионов.

– Как должны строиться отношения РАН и ФАНО?

– К сожалению, за прошедшие с начала реформы четыре года ФАНО не удалось оптимизировать бюджеты на науку, обеспечить первоочередность финансирования фундаментальных исследований: бюджет академических институтов за 2013–2017 годы сократился почти на 20 млрд руб. При этом ФАНО вполне удовлетворительно справилось с учётом имущества академических институтов.

Но этим агентство не ограничилось и в последнее время стало всё активнее осуществлять надзорные функции по отношению к академическим институтам, формировать «параллельную» систему управления научными исследованиями. В борьбе за эффективность расходования бюджетных средств ФАНО сокращает количество институтов РАН, проводя их объединение в научные центры по формальному признаку, совершенно не учитывая их подчинённости различным отделениям академии и то, что они ведут исследования в непересекающихся научных направлениях. Такой подход неизбежно приводит к деструктивным для развития науки последствиям.

Подобные действия, по мнению многих членов РАН, просто недопустимы: управление наукой может осуществляться лишь профессиональными учёными, которые тонко чувствуют зарождение и развитие мировых и национальных трендов научных исследований, их возможные трансформации и появление перспективных технологий.

Нужно признать, что правило «двух ключей» так и не стало эффективным способом управления наукой – оно просто не работает. Сейчас нам необходимо как можно быстрее законодательно зафиксировать контуры управления всей наукой в стране, определив РАН ведущей организацией в этом процессе, чётко и недвусмысленно сориентировав ФАНО исключительно на управление имущественным комплексом организаций.

– Недофинансирование академической науки привело к тому, что многие учёные работают в основном по грантам.

– Вся наука не может строиться на одних только грантах. Основной доход должен быть связан с заработной платой. Только так учёный может на системной основе выполнять научные исследования, получая достойные научные результаты.

У нас же основной доход учёных связывают не с заработной платой, а с грантовым и проектным финансированием. Но сами гранты, как правило, небольшие, и приходится постоянно за ними «бегать», заполнять бесчисленные анкеты и отчёты в ущерб своей основной научной деятельности. Работой по грантам активно занимаются те, кто умеют эти гранты «добывать», а как быть учёным, которые этого не умеют? Мы должны дать им возможность работать за достойную базовую заработную плату, чтобы они не тратили своё время на «беготню».

Конечно, это не отменяет требований к оптимальному сочетанию различных источников финансирования, но от перекоса в сторону конкурсного финансирования нужно уходить.

– Чтобы создать наукоёмкую промышленность, нужны и учёные, и высококвалифицированные специалисты-практики. Академия наук участвует в разработке стратегии развития образования?

– Значительный успешный опыт РАН в области научно-педагогической деятельности определяет необходимость участия академии в разработке образовательных программ и их экспертизе на каждом уровне образования. Принятие этой меры необходимо не только в интересах развития кадрового потенциала научных организаций, но и для возвращения российскому среднему образованию статуса лучшего в мире. Должна быть реализована новая технология гибких индивидуальных образовательных траекторий подготовки исследователей.

Нам необходимо создать на базе институтов РАН национальный исследовательский академический университет нового сетевого типа, действующий в масштабе всей страны и занимающийся научно-образовательной деятельностью на уровне магистратуры и аспирантуры, который будет дополнять существующие высшие учебные заведения, аккумулировать образовательный потенциал.

РАН, являясь ключевым экспертом в сфере науки, должна также стать экспертом и в вопросах присуждения учёных степеней и званий, получить возможность запускать и сопровождать исследовательские аспирантуры и магистратуры в организациях научного сектора. Академия должна получить полномочия по созданию и закрытию диссертационных советов, оценке качества научных исследований, результаты которых представлены в диссертационных работах, а Высшая аттестационная комиссия должна войти в состав РАН.

– Сегодня экспертизу, по сути, всех проектов для государства ведёт Высшая школа экономики. Разве это не задача РАН?

– Академия наук всегда была главным стратегическим экспертом для государства в вопросах геополитических отношений, безопасности страны, развития промышленности. За годы реформы академией создан корпус экспертов, включающий более 7000 учёных из 79 регионов России, экспертные комиссии при Отделениях РАН и главный Экспертный совет при Президиуме РАН. За три года академия провела экспертизу более 10 000 научных результатов; 100 проектов нормативно-правовых актов, государственных программ, крупномасштабных проектов.

Институт независимой экспертизы РАН должен развиваться: она должна стать основным механизмом отбора проектов, соответствующих научно обоснованным приоритетам развития страны, обязательной при принятии на государственном уровне законодательных инициатив, определяющих развитие научно-технологического и инновационного сектора.

Накопленная исследовательская мощь и уникальный кадровый потенциал академии обеспечат качественную экспертную оценку инновационных проектов и их результатов во всех отраслях экономики, позволят проводить постоянный мониторинг не только качества исследований, но и предотвращать дублирование работ при их выполнении за счёт средств государственного бюджета.

– Если вы станете президентом РАН, с чего начнёте? С улучшения микроклимата в самой академии или с восстановления диалога с властью и обществом?

– Необходимо наладить взаимодействие и с внешней, и с внутренней средой. Здесь всё взаимосвязано: невозможно строить рабочие отношения с властью, когда внутри академии нет единства и наоборот – налаживать взаимодействие внутри академии, когда власть и общество не понимают, что в академии происходит.

Меня очень беспокоит то, что наше общество утратило умение гордиться отечественными научными разработками и начинает воспринимать учёного только в случае его успеха за границей. Такое отношение не вполне объективно, его просто необходимо изменить.

РАН существует на государственные средства, и мы обязаны разъяснять власти, обществу, чем занимается академия, какие исследования и работы ведутся и зачем. Решение этой задачи требует научной и просветительской активности членов РАН, а также повышения активности опытных журналистов в серьёзных и объективных изданиях.

Беседу вёл Алексей Дианов, Литературная газета

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 сентября 2017 > № 2317454 Геннадий Красников


Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 сентября 2017 > № 2317361 Ирина Бусыгина

Разворот к малым. Что России следует пересмотреть в своем подходе к ЕС

Ирина Бусыгина

Из-за ставки на дальнейшее ослабление Евросоюза Россия уверена, что развивать отношения имеет смысл только с крупными державами ЕС. Но европейские институты устроены так, что крупные страны не имеют возможности там доминировать. России необходимо изменить подход в отношении малых стран Евросоюза, ведь именно они будут стремиться к большему объединению в сферах обороны и безопасности

Отношение России к Евросоюзу всегда отличала некая мелодраматичность: от надежд мы переходили к разочарованию, от разочарования – к почти открытому пренебрежению. ЕС как региональное объединение не принимался в серьезный расчет, «политический карлик» не считался и не считается серьезным игроком на международной арене.

Из такой перспективы строились и политические калькуляции: почти общим местом стало рассуждение о том, что сплоченный Евросоюз и невозможен, и невыгоден России, так что вместо выстраивания продуманного подхода к ЕС в целом России целесообразнее строить отношения сепаратно, с наиболее крупными его членами, особенно с теми, кто по различным причинам склонен относиться к России с пониманием.

Эти расчеты оказались неверны. Именно сейчас в Евросоюзе идет интенсивное развитие процессов интеграции, причем в тех областях, которые до сих пор считались неподъемными для интеграции, – это сферы общей обороны и политики безопасности.

Тем не менее ЕС, этот «восточный фланг Большого Запада», еще не потерян для России. И если принципиальное улучшение отношений, по крайней мере в краткосрочной перспективе, невозможно, поскольку доверие к России подорвано, то существует надежда на неухудшение отношений, что уже означало бы изменение неблагоприятной для России динамики последних лет. Один из способов добиться этого – принципиально изменить подход к малым странам Союза.

Как мы читаем сигналы

Казалось бы, ничто из происходящего в ЕС не остается в России без внимания. А происходит в последние годы многое. Тем удивительнее, что практически любой процесс получает в России исключительно негативную оценку с точки зрения дальнейших перспектив евроинтеграции.

Кризис еврозоны толкуется как манифестация того, что ряд входящих в нее стран не способен и не желает соответствовать навязанным другими странами критериям в ущерб собственным национальным интересам. Миграционный кризис – как неспособность наднациональных институтов разработать и ввести механизмы регулирования и добиться солидарности стран Союза. Брекзит – как первый (но важный и, главное, не последний) кирпичик, выпавший из здания Евросоюза, свидетельство неизбежности его грядущего распада. Наконец, подъем популизма в Европе интерпретируется как манифестация разочарования европейских граждан в общих ценностях и наступление эпохи национализма. Выражения типа «бессильная старушка Европа» все больше определяют нынешний российский дискурс в отношении ЕС.

Фактически речь идет о том, что, рассматривая извне происходящее в чрезвычайно сложной системе, мы видим то, что хотим видеть, то, что полагаем выгодным для себя, и пропускаем те сигналы и интерпретации, которые либо могут свидетельствовать о чем-то другом, либо просто не укладываются в наши изначальные – увы, жесткие и примитивные – предпосылки. Боюсь, что подобный подход касается не только отношения к ЕС, но и используется шире – часто в отношении всего внероссийского: если кризис происходит не у нас, то это признак дефектов, ошибок, слабостей; если кризисные явления затрагивают Россию – это проверка ее жизнеспособности, которую она выдержит с большей или меньшей легкостью. Но выдержит непременно.

Ставка на ослабление

Между тем однозначная и плоская оценка происходящего в ЕС, которую в концентрированном виде можно сформулировать как ставку на ослабление и/или распад Евросоюза, чрезвычайно вредна для России. Вредна по двум причинам.

Во-первых, она не стыкуется с общей логикой интерпретаций и прогнозов общемировых процессов, принятой сегодня в России, и тем самым делает эту логику несостоятельной в глазах мирового сообщества. Ставка на провал ЕС противоречит отстаиваемой Россией идее об объективном и теоретически обоснованном процессе регионализации мирового пространства, ведущем к оформлению макрорегионов. Именно на этом теоретическом фундаменте базируется интеграция в рамках ЕАЭС. Однако если принять эту теорию, то она объясняет не только ЕАЭС, но и Евросоюз, возникший много раньше. Почему же ЕС в этом отказано?

Помимо этого, отказ от восприятия Евросоюза как консолидированного игрока ведет к тому, что и у Союза, в свою очередь, появляются не только стимулы, но и основания не воспринимать серьезно ЕАЭС. Вспомним, в 2015 году Комиссия ЕАЭС направила официальное предложение в Еврокомиссию начать диалог о создании общего экономического пространства. В ответ председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер направил письмо о принципиальной готовности рассмотреть такую возможность при соблюдении Россией ряда условий. Примечательно, однако, что письмо было направлено не в Комиссию ЕАЭС, а лично российскому президенту Путину. Это ясное указание на то, что ЕС считает Евразийский союз не более чем российским проектом.

Во-вторых, следствием неверного видения и оценок становятся неверные политические калькуляции и неверные предсказания реакции ЕС на российские действия. Посмотрим, в чем расчеты оказались неверны.

Прежде всего это санкции. В 2014 году расчет России состоял в том, что, невзирая на принятые в отношении нее санкции США, Евросоюзу договориться по этому вопросу не удастся. Такие расчеты базировались, казалось бы, на вполне достоверных данных. Действительно, в отличие от простого президентского декрета в США, в ЕС по процедуре для принятия санкций нужен консенсус, то есть одобрение всех 28 государств в Европейском совете. А это практически невозможно, принимая во внимание различную интенсивность экономических связей с Россией, а значит, и разную тяжесть экономического бремени, которую страны-члены будут нести при приеме санкций.

Следовательно, ЕС должен был расколоться по российскому вопросу. В пользу такого предположения вроде бы свидетельствовали и заявления глав ряда государств ЕС. Тем не менее консенсуса в ЕС достигли: санкции были не только одобрены, но и неоднократно продлены. И едва ли стоит рассчитывать на их отмену в начале 2018 года.

Далее. Ставка на ослабление ЕС явно игнорирует происходящее. Пока мы тщательно собираем свидетельства грядущего распада и общего хаоса, охватившего Союз, он объединяется, как никогда ранее. Причем сотрудничество идет как раз в тех областях, которые наиболее сложны для интеграции, – в области оборонной политики и политики безопасности. В этих областях за последний год было сделано больше, чем за прошлые десять.

Обеспечение безопасности стало главным приоритетом Евросоюза, большинство его граждан поддерживают лозунг «больше Европы», когда речь идет о безопасности и обороне. В «Глобальной стратегии ЕС», представленной Федерикой Могерини, верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности, в июне 2016 года усилия по продвижению к созданию полноценного союза европейских государств в этой области были названы определяющими для будущего ЕС. Интересно, что именно выход Великобритании из ЕС (пресловутый кирпичик, выпавший из здания) считается многими экспертами позитивным событием с точки зрения такого продвижения, поскольку Британия была основным тормозом процесса.

Не стоит забывать и то, что практическое воплощение такого подхода России к Союзу объективно подталкивает ЕС к сближению его позиции по России с позицией США. Серьезное военное сдерживание России в ЕС считают (пока) слишком рискованным, идея о формулировании альтернативы подходу к России, который сложился в США, пока не отброшена, и России стоит это использовать.

Наконец, следствием ставки на дальнейшее ослабление Евросоюза становится идея, что развивать отношения имеет смысл только с крупными державами ЕС. Понятно, что видение международных отношений в духе игры с нулевой суммой между несколькими мощными странами, где выигрышем является доминирование и контроль, отличает российский подход в принципе. Не стоит обсуждать в рамках этой статьи эффекты такого подхода в глобальном масштабе, однако можно утверждать, что он точно неразумен в отношении ЕС, где малых стран значительно больше, чем крупных (которых, кстати, после брекзита стало на одну меньше). А нормы представительства в институтах ЕС, по крайней мере Европейского совета, который и определяет внешнюю политику Союза, устроены таким образом, что крупные страны не имеют возможности доминировать.

О важности малых стран ЕС

Одним из основных мотивов, определяющих внешнюю политику малых стран, является чувство уязвимости – политической и экономической. Экономическая открытость и уязвимость по отношению к внешним вызовам как следствие контроля над относительно небольшими ресурсами повышают вероятность и масштаб потерь для малого государства по сравнению с крупным. Следовательно, малые государства будут более склонны к формированию коалиций или вступлению в уже существующие; участие в коалициях потенциально должно позволить малым странам разделить бремя потерь с союзниками и/или успешнее отвечать на внешние вызовы, действуя в группе. Иными словами, в составе коалиции малые страны получат больше шансов сформировать и реализовать успешную политику в отношении изменяющихся внешних условий и проводить решения, которые они бы не смогли проводить, действуя независимо.

Вступая в союзы (альянсы, коалиции), малые государства получают сразу несколько выгод – от экономии на расходах (прежде всего на обеспечение безопасности) и возможного фрирайдерства (что дает возможность еще большей экономии) до формирования коалиций внутри союзов (что позволяет повышать вероятность появления желаемого общего решения). Исследователи малых европейских стран сходятся в одном: по тем или иным причинам малые государства будут стремиться либо сформировать коалицию, либо присоединиться к уже существующей и, находясь в ее составе, предпринимать усилия для того, чтобы поддерживать и наращивать ее жизнеспособность. Сказанное тем более верно для политики малых стран ЕС, когда в Союзе отсутствует гегемон и институты устроены благоприятным для представительства малых стран образом.

Кроме того, в отличие от крупных стран ЕС, которые формируют свои приоритеты по всей повестке Союза, малые страны (в силу ограниченности ресурсов) концентрируют свои интересы внутри ЕС более направленно, то есть по ограниченному кругу вопросов. Малый размер позволяет им четко формировать свои приоритеты и отстаивать их, проводя более гибкую политику по другим вопросам. Малые страны служат важной опорой Еврокомиссии, мотора европейской интеграции. В то время как крупные страны зачастую выступают против брюссельских инициатив.

Помимо этого, сила малых стран в ЕС существенным образом зависит от их способности формировать коалиции и в дальнейшем поддерживать их, находя компромиссы между участниками. Формируя и поддерживая коалиции, малые страны делают существенный шаг вперед в продвижении своих интересов: от выгод пассивного фрирайдерства к проактивной защите своих интересов в Евросоюзе.

Существует так называемая дилемма малых стран, которую можно описать как «сопротивляться или примкнуть к победителю» (balance-or-bandwagon dilemma). Эта дилемма традиционно обостряется для малых стран в период конфронтации между крупными державами.

В случае Евросоюза дилемма малых стран выглядит следующим образом. Сценарий, предполагающий, что после распада ЕС малые страны сформируют в дальнейшем свои союзы, не выглядит реалистичным. Сценарий, предполагающий, что часть этих стран (расположенных на восточном фланге Евросоюза) примкнет к коалиции вокруг России, попросту безумен. Поэтому логично предположить, что малые страны будут активно выступать за дальнейшую интеграцию в рамках Евросоюза, особенно в приоритетных ныне сферах политики безопасности и обороны, располагая при этом институциональными ресурсами, которые много больше их чисто экономического потенциала.

Что может сделать Россия

Как пишет Андрей Кортунов: «Прежде всего, не следует тешить себя иллюзиями, что наши проблемы в отношениях с Западом каким-то образом решатся за счет радикальных перемен на самом Западе и что главная задача Москвы – перетерпеть, переждать, пересидеть, пережить пусть крайне неприятный для нас, но непродолжительный период неблагоприятной мировой политической конъюнктуры». Это чрезвычайно здравое и справедливое замечание. Однако если в отношении США такой иллюзии нет (что бы ни утверждалось публично), то в отношении Евросоюза она явно присутствует. Дескать, подождем – сами ослабеют и развалятся.

Подобные калькуляции не только неверны в принципе, они опасны в практическом отношении, поскольку подталкивают российское руководство к неверным внешнеполитическим подходам и решениям. Гораздо разумнее было бы использовать нынешний момент для перелома динамики в отношениях с Евросоюзом, пока такая возможность существует и мысль, что нужно искать выход из сложившегося тупика в отношениях с Россией вне сценария жесткого сдерживания, присутствует в умах европейских элит. Необходимо ставить задачу не качественного улучшения отношений (это сейчас невозможно), но хотя бы не ухудшения переговорной позиции России.

Для этого необходимо изменить подход в отношении малых стран Евросоюза, ведь именно они будут стремиться к большему объединению в сферах обороны и безопасности. Изменить подход следует принципиально, а не селективно, когда отношения развиваются с теми национальными элитами, которые настроены пророссийски или, по крайней мере, критичны в отношении наднациональных институтов.

Послать соответствующий сигнал о диалоге Евросоюзу можно было бы, предложив возродить институт саммитов ЕС – Россия, последний из которых состоялся в 2014 году. А разговаривать об этом можно было бы с малой страной Эстонией, которая сейчас председательствует в Совете ЕС.

Такой поворот к малым странам труден для России по многим соображениям, однако он не означает (или может не означать) принципиального изменения общего подхода России к структуре международных отношений. Речь идет лишь о признании того, что в Евросоюзе все устроено по-другому и малые страны действительно играют чрезвычайно важную роль. Понятно, что даже это признание потребует усилия, однако его необходимо сделать. Иначе дальше потерь будет больше, причем потерь стратегических.

Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 сентября 2017 > № 2317361 Ирина Бусыгина


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 сентября 2017 > № 2316637 Александр Калинин

Встреча с президентом общественной организации «ОПОРА России» Александром Калининым.

Состоялась встреча Владимира Путина с президентом Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА России» Александром Калининым.

Обсуждались вопросы, связанные с внедрением кассовых аппаратов, позволяющих в режиме реального времени передавать фискальные данные в налоговые органы, а также экономические последствия для малого и среднего бизнеса реализации инициативы по уравниванию МРОТ и прожиточного минимума.

* * *

В.Путин: Александр Сергеевич, прежде всего хочу поздравить Вас и всех ваших коллег с юбилеем одной из наиболее активно действующих организаций, которая занимается поддержкой малого, среднего предпринимательства в нашей стране.

Уже 15 лет прошло, за это время проделана очень большая работа Вами, Вашими коллегами в контакте с Правительством Российской Федерации, Администрацией Президента.

Вы принимаете непосредственное, прямое участие в подготовке проектов законов, подзаконных актов, других актов, которые так или иначе, напрямую либо косвенно влияют на деятельность бизнеса, прежде всего в данном случае на деятельность малого и среднего предпринимательства. Хотел бы поблагодарить Вас и Ваших коллег за такое активное, деятельное участие, совместную работу.

Знаю, что совсем недавно, на днях прошёл юбилейный форум, где тоже обсуждались конкретные вопросы, представляющие интерес для людей, которые занимаются предпринимательством. В этой связи пару вопросов хотел бы с Вами сегодня отдельно обсудить.

Первый касается внедрения новых кассовых аппаратов, которые позволяют в режиме реального времени онлайн передавать в налоговые органы фискальную информацию. Знаю, что высказывались различные соображения и опасения по этому поводу от представителей бизнеса в связи с тем, что этот переход не учитывает специфику отдельных направлений деятельности малого и среднего бизнеса. Этот переход уже начался, с середины следующего года предполагается сделать следующий большой шаг, он будет касаться, по-моему, почти двух миллионов предпринимателей. Давайте на эту тему поговорим, как Вы видите решение этого вопроса.

И второй вопрос заключается в том, что, тоже известно Вам наверняка, нами принято решение об уравнивании МРОТ, минимального размера оплаты труда, и прожиточного минимума. Это одно из фундаментальных решений, которые всё-таки, на мой взгляд, должны привести к тому, чтобы элементарные потребности человека не находились ниже заработка, который некоторые из наших граждан до сих пор продолжают получать.

Но в то же самое время это имеет и экономические последствия для представителей малого и среднего бизнеса, которые должны делать соответствующие отчисления в социальные фонды. Здесь тоже нужно быть очень внимательными, чтобы, делая одно доброе дело, не совершать ошибок по другим направлениям и не создавать трудности для предпринимательства, в данном случае, как я уже говорил, мелкого, среднего бизнеса и самозанятых граждан.

На эти темы предлагаю прежде всего поговорить, а потом по любым другим вопросам, которые Вы считаете важными. Пожалуйста.

А.Калинин: Владимир Владимирович, прежде всего я благодарю Вас за тёплые поздравления, которые Вы прислали на юбилей нашей организации. Они были зачитаны перед делегатами форума, а там было более тысячи человек со всей нашей страны. Представительство Правительства на форуме тоже было беспрецедентным: был первый вице-премьер [И.Шувалов] и глава Центробанка [Э.Набиуллина], министры ключевые. И, естественно, в рамках форума мы обсуждали и те проблемы, которые волнуют малый и микробизнес, о которых Вы говорите.

Во-первых, контрольно-кассовая техника. Вы знаете, что мы всегда стараемся в «ОПОРЕ» идти на гребне технологий, и, когда мы обсуждали внедрение этой кассовой техники, мы, прежде всего, увидели в контрольно-кассовой технике возможности для бизнеса. Ведь на самом деле получается, ты, находясь в офисе или дома, видишь через интернет, где у тебя сколько продаётся, какой продавец работает лучше или хуже, в какое время какой товар. Это действительно технология XXI века, и мы поддержали её внедрение.

Но мы справедливо также указывали на то, что темпы, заложенные в действующем законе, чреваты тем, что это невозможно будет выполнить и бизнесу, и самим производителям. К примеру, в этом году предпринимателям поставили 1,2 миллиона касс и 1,2 миллиона накопителей. А в следующем году нужно будет поставить три миллиона касс, три миллиона накопителей, и ещё 1,2 миллиона придёт с того года, который нужно менять. Соответственно это огромные риски и срывов поставок, и очередей. Да и такое количество предпринимателей просто по своим компетенциям не успеет к установке: по подготовке сотрудников и так далее.

Поэтому первое, что бы мы предложили, – раздвинуть сроки этого закона. К примеру, что-то оставить на 2018 год, причём не на 1 июля, а, может быть, чуть позже (как показал опыт этого года, это было всё равно сдвинуто на осень), второй этап – на 2019 год и третий этап – на 2020 год. Это первое, что бы мы предложили, общаясь с бизнесом.

Второе – у нас есть 20 категорий видов деятельности по действующему закону, по которым вообще не нужно эти кассы ставить. Мы считаем, что этот перечень нужно расширить существенным образом, прежде всего посмотреть тех, кто работает по патенту. Мы предложили на 40 видов деятельности ещё расширить, чтобы они не ставили эти кассы. Они на баланс, на прозрачность потоков не влияют.

И, наконец, третий вопрос. Было ваше поручение Государственной Думе, с тем чтобы индивидуальные предприниматели не за свой счёт эти кассы покупали, а за счёт бюджета фактически, то есть предоставление им налогового вычета. Таких очень много – почти три миллиона человек. Тогда эти люди справедливо получат технологию XXI века фактически бесплатно. То есть все сервисы будут созданы другими и государством. И мы, конечно, ждём от Государственной Думы в конце этого года принятия такого порядка, чтобы индивидуальные предприниматели могли свои расходы на кассу вычесть из тех налогов, которые они платят в местный, как правило, или в региональный бюджет.

Что касается второго вопроса, про МРОТ, Вы справедливо указываете, что он также волнует бизнес. Так получилось, что индивидуальные предприниматели платят страховые взносы в привязке к величине минимального размера оплаты труда. Была такая схема принята в своё время, она работала.

Но Вы справедливо заметили, что МРОТ очень низкий, и – действительно, в чём-то это помощь бедным слоям населения – мы также считаем, что он должен быть поднят, существенно и быстрыми темпами. Но тогда индивидуальные предприниматели становятся заложниками: вроде бы благосостояние мы начинаем поднимать за счёт поднятия МРОТ, а у них платежи резко увеличиваются. К примеру, если ничего не изменить, то платёж в следующем году вырастет на 17 процентов у индивидуальных предпринимателей при декларируемой инфляции где-то четыре [процента], а в следующем году – ещё на 22 процента.

Поэтому мы бы предложили, Владимир Владимирович, если Вы это поддержите, чтобы отвязать [страховые взносы] от МРОТ и, к примеру, перейти к баллу, который даёт социальная пенсия. Если это будет не МРОТ, а размер минимальной социальной пенсии (восемь с чем-то тысяч), тогда нагрузка вырастет, но незначительно – меньше чем на 10 процентов. И вместе с тем индивидуальный предприниматель уже будет платить столько, чтобы получить именно минимальную социальную пенсию как минимум. И это затрагивает тоже более трёх миллионов человек, то есть также вопрос большой социальной значимости.

В.Путин: Что касается кассовых аппаратов, то давайте мы так пока договоримся. Торговые предприятия должны перейти, как и договаривались, к середине следующего года. Не знаю, нужно ли сдвигать с 1 июля куда-то там подальше, – поработайте с Правительством, я такое поручение Правительству сформулирую. А остальные виды бизнеса, в зависимости, конечно, от этих видов, можно перенести на год.

А то, что Вы говорили по тому, чтобы расширить количество бизнесов, которые работают по патенту, которые не должны были бы устанавливать у себя эти новые кассовые аппараты, – давайте тоже отдельно обсудим. Я считаю, что это вполне вероятно, вполне можно сделать, надо только поконкретнее посчитать, но в целом это предложение вполне приемлемо и может быть реализовано.

По второму вопросу – приравнивание минимального размера оплаты труда к прожиточному минимуму. Я не случайно этот вопрос поднял, мы обязательно это сделаем, это наша задача, наши обязательства перед гражданами и из чисто моральных соображений: люди не могут получать зарплату меньше, чем прожиточный минимум, это просто невозможно. Мы жили в таких условиях, когда не было возможности решить эту задачу. Теперь, несмотря на все сложности, всё-таки экономика растёт, мы в этом смысле взрослеем, и возможности увеличиваются. Мы обязаны это сделать, и мы это сделаем.

Конечно, таким способом нужно делать, чтобы не навредить, в данном случае тем людям, которые сами зарабатывают, да и ещё, может, какие-то рабочие места создают. Поэтому это тоже возможно, Правительству тоже эту задачу обязательно сформулирую – доработаете с ними, имею в виду [предложение] оторвать прямую связь уплаты взносов от величины МРОТ; поработайте с Правительством, это можно сделать.

Если вернуться к первому вопросу, то налоговый вычет при внедрении новой кассовой техники тоже вполне возможен. Мы с Минфином это обсуждали, в целом они не возражают, надо только детали продумать, потому что в деталях, как мы знаем, всегда проблемы, но это решаемые задачи. Как до сих пор «ОПОРА России» работала с Правительством – надеюсь, эта тесная работа продолжится. Все эти решения могут быть найдены, они будут найдены, и чем раньше мы это сделаем, тем лучше.

А.Калинин: Владимир Владимирович, я благодарю Вас за то, что Вы верите в малый бизнес, и мы это чувствуем. Я уверен, что если в конструктиве работать и с Администрацией Президента, с Вами, с Правительством, то малый бизнес покажет темпы роста выше среднемировых.

В.Путин: Очень на это рассчитываю, удачи вам!

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 20 сентября 2017 > № 2316637 Александр Калинин


Россия. СФО > Рыба > fish.gov.ru, 20 сентября 2017 > № 2316599

В Кемеровской области открылся завод по выращиванию радужной форели

В запуске первой очереди рыбоводного комплекса, где планируется выращивание до 10 пород рыб и производство до 2,5 тыс. тонн продукции ежегодно, принял участие заместитель руководителя Росрыболовства Василий Соколов

Кемеровская область, 20 сентября 2017 года. – Крупнейший в сибирском регионе завод по производству товарной форели открылся 20 сентября на территории опережающего социально-экономического развития «Юрга» (ТОСЭР «Юрга») в Кемеровской области. В торжественной церемонии приняли участие заместитель руководителя Росрыболовства Василий Соколов, первый заместитель губернатора Кемеровской области Владимир Чернов, заместитель губернатора Кемеровской области по агропромышленному комплексу Елена Жидкова, руководитель Верхнеобского территориального управления Росрыболовства Владимир Султанов и представители рыбопромышленного комплекса региона.

На мощностях завода планируется производить более 80 тонн экологически чистой форели ежемесячно. Реализация первых партий товарной рыбы намечена на конец 2017 года. На следующем этапе развития производства предполагается выращивать до 10 различных пород рыб, в первую очередь осетра, муксуна, тилапию.

Проект строительства комплекса профинансирован лизинговой компанией ПАО «ТрансФин-М». В рамках реализации инвестиционного проекта в сентябре 2015 года создано ООО «Сибирская Инвестиционная Группа», которое уже в октябре 2016 года стало первым резидентом ТОСЭР в Кемеровской области.

Объем инвестиций на первом этапе строительства составил около 750 млн рублей. Плановый объем выпускаемой продукции 1007 тонн рыбы в год.

В 2018 году планируется строительство второй очереди. Ежегодно комплекс будет производить 2,5 тыс. тонн рыбы в год.

В основе проекта - лучшие технологические решения российских научно-исследовательских институтов ВНИРО и ВНИИПРХ по выращиванию рыбы на установке замкнутого водоснабжения, а также передовой опыт зарубежных инжиниринговых компаний в области аквакультуры.

Завод оснащен современными автоматическими системами контроля: температуры, содержания кислорода в воде, а также системами водоочистки и биофильтрации. Автономность и энергетическую безопасность обеспечивает собственный энергоблок, работающей на газе.

На третьем этапе реализации проекта рыбопромышленного комплекса, рассчитанного на 6 лет, планируется построить завод по производству комбикормов.

«Удивительно, что завод по производству радужной форели открыт именно на Кузбассе, в шахтерском крае. Уникальность проекта в том, что здесь при строительстве использованы только российские технологии, что является ярким примером импортозамещения», - сказал Василий Соколов. Он также отметил перспективы развития производства рыбной продукции в регионе и большие возможности нового предприятия в обеспечении населения области рыбной продукцией и выходу на всероссийский рынок.

Россия. СФО > Рыба > fish.gov.ru, 20 сентября 2017 > № 2316599


Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2316201 Светлана Лисиенко

Образовательный стандарт теснее привязали к профессиональному.

Минобрнауки утвердило новые стандарты для высшего образования по направлениям подготовки бакалавриата и магистратуры – «Промышленное рыболовство», «Водные биоресурсы и аквакультура». Введение этих стандартов, которые вступают в силу с 30 декабря 2017 г., Fishnews прокомментировала заведующая кафедрой «Промышленное рыболовство» Дальрыбвтуза Светлана Лисиенко.

– Светлана Владимировна, вы участвовали в разработке и профстандартов, и образовательных стандартов с самого начала. В чем суть нововведений?

– Хотелось бы немного уточнить. Непосредственной разработкой образовательных стандартов и профстандартов занимались наши коллеги из Калининградского государственного технического университета (КГТУ). Это уполномоченный Министерством образования и науки университет, на базе которого работает научно-методический совет в области рыбного хозяйства ФУМО по укрупненной группе направлений и специальностей 35.00.00 «Сельское, лесное и рыбное хозяйство». Мы – преподаватели и сотрудники кафедр «Промышленное рыболовство» и «Водные биоресурсы и аквакультура» Дальрыбвтуза – участвовали в обсуждении основных положений, давали экспертные заключения, вносили предложения, замечания, корректировки. Иными словами, в полном объеме участвовали в «рождении и продвижении» стандартов.

К слову, профстандарты по должностям, для занятия которых нужно получить профильное образование в соответствующих областях рыбного хозяйства, были утверждены одними из самых первых, еще в 2014 году. Тогда Минтруда только начинало процесс стандартизации должностей во всех отраслях народного хозяйства. В 2015 году Минобрнауки начало внедрение образовательных стандартов уровней высшего образования, так называемых стандартов 3+. В них уже была заложена основная идеология «новой» подготовки бакалавров, специалистов и магистров – ориентация на практическую подготовку, потребности работодателей и региональные рынки труда в конкретных отраслях.

Утвержденные «новые» образовательные стандарты – совсем не новые, это логичное продолжение обозначенной идеологии образования. Углубляются и связываются в одно целое подготовка специалистов с высшим образованием и их последующая интеграция в профильную отрасль для работы на конкретных должностях по соответствующим квалификационным уровням профстандартов.

Сейчас к каждому образовательному стандарту «привязан» перечень профстандартов, в соответствии с требованиями (обобщенными трудовыми функциями) которых образовательные организации должны разработать и начать реализацию образовательных программ. В помощь учебным заведениям предложат примерные основные образовательные программы, разработанные уполномоченными Минобрнауки организациями, в нашем случае это КГТУ. Поскольку «рыбное» образование в сфере рыбного хозяйства оказалось практически пионером в этом направлении, уже сейчас, с 13 по 15 сентября, в Санкт-Петербурге на очередном Пленуме научно-методического совета по рыбному хозяйству обсуждался вопрос о создании примерных основных образовательных программ. Именно на этой площадке мы обсудили все тонкости будущей подготовки специалистов не только с высшим, но и со средним профессиональным образованием, т.к. система СПО также находится на этапе структурной перестройки.

Время на так называемый переход к реализации новых образовательных программ есть. Хотя они вводятся с 30 декабря 2017 года, Минобрнауки дает образовательным организациям практически год на разработку таких программ. Т.е. можно приступать к их реализации уже с 1 сентября 2018 года и набирать новых абитуриентов.

Перевод студентов последующих курсов для обучения по «новым» образовательным стандартам можно также производить по их согласию. Такие организационные вопросы образовательные организации будут решать самостоятельно. Главное – быть готовым, иметь весь комплект учебной и учебно-методической документации, необходимое материально-техническое и кадровое обеспечение. Для образовательных организаций это не является большой проблемой, т.к. за последние 6 лет - это будет третий переход на образовательные стандарты. Система образования не стоит на месте!

– Как между собой будут увязаны профессиональный и образовательный стандарты в процессе дальнейшего трудоустройства выпускников?

– По нашему мнению, трудоустройство специалистов будет происходить по следующему сценарию. Например, есть должность мастер по добыче рыбы, на которую имеется соответствующий профстандарт. В нем установлены требования к наличию образования, к опыту практической работы для первичного занятия должности или для перехода на следующий квалификационный уровень. Также в документе определены обобщенные трудовые функции по квалификационным уровням по должностям: мастер по добыче рыбы (тралмастер), сменный мастер по добыче рыбы, старший мастер по добыче рыбы (старший тралмастер), помощник капитана по добыче рыбы, начальник службы по добыче рыбы, флагманский мастер по добыче рыбы (флагманский тралмастер), старший мастер-флагман по добыче рыбы. Это я привожу все должности, обозначенные в профстандарте «Мастер по добыче рыбы», на которые кадровые службы рыбацких предприятий могут принимать сотрудников.

При приеме на работу на эти должности или переводе на более высокий квалификационный уровень («повышающую» должность) специалист по кадрам должен руководствоваться требованиями к конкретной должности: наличием образования, опытом практической работы. Кроме того, работодатель должен проводить аттестацию на соответствие кандидата обобщенным трудовым функциям по компонентам «трудовые действия», «необходимые умения», «необходимые знания». При полном соответствии требованиям профстандарта работодатель будет обязан принять соискателя или перевести сотрудника на более высокую должность. Это, безусловно, должно создать благоприятные условия для трудоустройства и выпускников вузов и ссузов и определить их так называемую дорожную карту профессионального роста.

Одновременно образовательные организации должны разработать новые программы, ориентированные на подготовку выпускника к работе на имеющихся должностях. Учебным заведениям нужно установить набор и объем дисциплин, практик, с помощью которых студент освоит компетенции, являющиеся одновременно обобщенными трудовыми функциями по одной или нескольким должностям профстандарта.

Безусловно, будет иметь место и согласование компетенций работодателями, в т.ч. их общественными объединениями. В нашей отрасли это различные ассоциации рыбопромышленников.

Пока мы в начале пути. Думаю, что в процессе разработки новых образовательных программ образовательные организации все больше и больше должны взаимодействовать с организациями реального сектора экономики – предприятиями рыбной отрасли. Мы к этому готовы всецело.

– Будет ли еще кто-то, кроме непосредственно работодателя, проводить аттестацию на соответствие должности?

– Пройти профессиональную аттестацию можно будет как на своем предприятии, так и в планируемых Минтрудом независимых центрах аттестации, которые будут выдавать документ о соответствии. Думаю, что это правильно – уйти от субъективизма в случае возникновения каких-либо трений с работодателем. Система независимой оценки будет принята со временем для всех должностей во всех отраслях.

На сегодня такие центры только начинают создаваться. Еще нет общего представления, как это будет реально действовать на практике. Поживем – увидим.

– Центры аттестации будут при вузах?

– Нет. Вероятнее всего, на начальном этапе система независимой оценки будет выстроена на уровне региона, города. Все только начинается. Вероятно, что в аттестационные комиссии будут привлекать профильных специалистов, в том числе из вузов и профессиональных организаций (СПО).

– У вас есть представление о том, сколько и какие специалисты требуются отрасли на этот отрезок времени или на перспективу (краткосрочную или долгосрочную)?

– Такой информации, к сожалению, нет. Конечно, нам бы хотелось иметь в этом вопросе более точную информацию. Пока не существует системы прогнозирования потребности в кадрах для отраслевых предприятий по регионам.

На сегодняшний день имеется большая проблема трудоустройства выпускников на предприятия рыбной отрасли. К слову, показатель трудоустройства выпускников учитывается при ежегодном мониторинге деятельности образовательных организаций – они должны достичь установленного Минобрнауки критерия. Кроме того, у учебных заведений есть государственное задание (количество «бюджетников») на подготовку специалистов, в соответствии с которым определяется бюджетное финансирование. Иными словами, государство дает госзадание, выделяет средства, а образовательные организации должны выучить студентов или курсантов и дать готовых специалистов государству для работы в реальных секторах народного хозяйства. Это, конечно, идеальный сценарий.

На практике, к сожалению, все не так. Большинство предприятий рыбной отрасли не являются государственными. По большому счету, государство не может заставлять их нести ответственность за трудоустройство выпускников. Однако не секрет, что сегодня в рыбном хозяйстве имеется проблема с кадрами, связанная со старением персонала и другими социальными и экономическими факторами. Поэтому и для предприятий очень важен вопрос обеспечения своей потребности в кадрах на перспективу, если, конечно, предприятие работает на перспективу своего развития. Вот бы и сложить потребности бизнеса и возможности образовательных организаций в одну систему. Тем самым обозначив вектор развития и системы отраслевого образования, и кадрового обеспечения предприятий.

Безусловно, сегодня учебные заведения делают все возможное для обеспечения трудоустройства своих выпускников. Например, заключают договоры на трудоустройство с «продвинутыми» предприятиями, которые обращаются напрямую к вузам и ссузам. Но, поверьте, таких компаний практически единицы! К сожалению, одних усилий образовательных организаций не хватает. Нужны и реальные действия бизнеса в этом направлении.

– Светлана Владимировна, хотелось бы задать вам, как специалисту в области отраслевого образования, вопрос о перспективах Мурманского государственного технического университета, который «вливают» в Мурманский государственный арктический университет. С этой целью МГТУ уже вывели из системы Росрыболовства и передали в ведение Минобрнауки. Как вы к этому относитесь?

– Укрупнение вузов прокатилось по всей стране волной. Это, знаете, как известное высаживание кукурузы в хрущевское время или вырубки виноградников в рамках борьбы с алкоголизмом – в горбачевское. Сейчас эта волна пошла на спад (кое-где начались уже обратные процессы), но МГТУ под нее все-таки попал.

У России пять основных рыбохозяйственных бассейнов (Северный, Западный, Азово-Черноморский, Каспийский и Дальневосточный). И у каждого из них до настоящего времени был свой профильный отраслевой вуз. Кроме того, сетью филиалов этих вузов мы закрывали еще и внутренние водоемы – реки, озера. А сейчас у нас Северный рыбохозяйственный бассейн остался без своего вуза. Конечно, в этом сыграли роль местные власти с их желанием усилить создаваемый университет за счет потенциала МГТУ.

Мы знаем МГТУ как сильный отраслевой вуз. Они выступили, на мой взгляд, с вполне оправданной инициативой: сохранить морское и рыбохозяйственное образование путем выделения соответствующих направлений и специальностей в отдельное образовательное учреждение – Академию рыбопромыслового флота, которая бы входила в отраслевую систему образования. Заручились поддержкой региональных рыбопромышленных предприятий.

Считаю, что это был бы хороший выход. В том числе и для нас. Так как развивать различные формы межвузовского взаимодействия, например, при сетевой реализации образовательных программ, было бы, безусловно, проще и профессиональнее при отсутствии межведомственных барьеров и ненужных согласований, тормозящих любой процесс. Есть много своих тонкостей, которые характерны именно для нашей профильной системы обучения и их можно было бы решать оперативно и грамотно! Хочу пожелать своим коллегам терпения и мужества!

Андрей ДЕМЕНТЬЕВ, Fishnews

Россия. ДФО > Рыба. Образование, наука > fishnews.ru, 20 сентября 2017 > № 2316201 Светлана Лисиенко


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 сентября 2017 > № 2317425 Андрей Архангельский

Пост-«Матильда»: новый консерватизм или старая манипуляция?

Андрей Архангельский

Это хороший противовес тем же «либералам». Кремлю выгоднее не противостоять им напрямую, а быть арбитром между ними и консерваторами. Отсюда вытекает и идейное обоснование четвертого срока – примирение враждующих сторон. Видите, одна «Матильда» до чего довела страну, расколола. Нельзя вас оставлять одних. Людей нужно успокоить, с этим мы и идем к людям. Это и есть наша задача – удерживать хрупкий мир

На прошлой неделе, после отказа многих кинотеатров показывать «Матильду» и новых актов насилия, скандал с фильмом Алексея Учителя перешел в качественно новую фазу, скажем так, пост-«Матильды». У Хантингтона в «Столкновении цивилизаций» есть интересный пассаж: говоря о религиозном ренессансе после конца идеологического противостояния в 1990-х, автор указывает, что этот ренессанс не «та же самая религия». То есть неправильно рассматривать это как «возвращение к традициям», это не возвращение, а, напротив, преломление. Религия, пережитая и переоткрытая по-новому, по-своему. Не я меняюсь, а я вижу это «иначе».

Самая большая ошибка поэтому – рассматривать проявления религиозного фанатизма или экстремизма в рамках традиционных религий. Они, эти религии, сами, так сказать, в шоке – они не знают, как себя вести с этим новым явлением. Нет даже языка для описания этой проекции.

Это важно для понимания глубинных причин человеческого бунта в XXI веке – в самом, казалось бы, комфортабельном мире, – они также описаны у Хантингтона. Все дело в кризисе идентичности – конец идеологий не только освободил человека политически, но и экзистенциально, лишив его заодно, как выяснилось, оснований бытия. В этой ситуации человек судорожно цепляется за то, что всегда под рукой, – за расу, национальность, территорию, наконец, религию. Но это всегда уже новая проекция: «того же самого», которое становится «не тем же самым».

Например, традиционное понятие «национализм» – это всего лишь старое слово для нового явления, которое точнее было бы называть «пред- или пранационализмом». Поиск новой веры, новых оснований – лишь знаки масштабного экзистенциального кризиса после 1990-х годов.

Лоялистские радиостанции типа «Комсомольской правды» или «Говорит Москва», в отличие от официоза, иногда дают слово представителям «царебожия», тем самым, которые являются инициаторами процесса против «Матильды». Они весьма откровенны – сообщают нам, что пугающая движуха последних недель доказывает сохранившуюся еще в народе «пассионарность», и употребляют выражение «что-то настоящее» – в том смысле, что наконец появилась сверхценность, ради которой и стоит жить.

То, что этим настоящим стал, в свою очередь, довольно искусственный концепт – вера в то, что царь своей мученической смертью искупил прежние грехи России, – не имеет значения. Как и то, что поводом стал фильм «Матильда», а не, допустим, какой-то мультфильм про князя или идентификационный номер, цифровой код, – это лишь игра случая.

Кризис идентичности порожден в том числе и постмодернистской разомкнутостью личного пространства. Модернизм предполагал интеллектуальную оппозицию всему внешнему, то есть кухня или келья как спасение от мира; внутреннее как спасение от внешнего мира (подробнее см.: Тишунина Н. В. Современные глобализационные процессы). Ситуация постмодернизма принципиально иная: она буквально выгоняет из кельи и кухни наружу, как бы принуждая к выходу в мир. Человек, лишенный опоры, вынужден еще и куда-то при этом идти – на редкость некомфортное сочетание.

Но почему этот поиск себя, настоящего сегодня превращается в насилие над другими, откуда берется парадоксальное понимание насилия как спасения?

Ничего своего

Справиться с этим кризисом идентичности пока невозможно, это не только российская проблема, рецептов нет ни у кого в мире. Но есть компромиссный вариант. Это возможность создания собственного малого мира, малого выхода в мир – утверждение себя через разные социальные практики, от обустройства клумбы перед домом до участия в политике. Это создает пусть и иллюзорную, но все же возможность обрести себя рыночным путем, выставляя свой мир на общий аукцион идей существования.

В любом европейском городе нас поражает многовариативность обустройства придомового пространства: клумбы, кадки, вазы с цветами, побогаче, победнее, не важно – каждая неповторима, видно, что это сделано руками людей, живущих тут. Это и есть метафора выставления себя на публичный аукцион, ведь клумба повернута к обществу, к миру, и одновременно попытка обретения малой идентичности.

В России в крупных городах вместо этого предусмотрено типовое оформление – согласно стандарту и ГОСТу. Российское социальное пространство устроено таким образом, что тут нет почти ничего своего: понятие «частная собственность» ограничилось для большинства квартирой, дачей и машиной. Но понятие «собственость» предполагает и символическое значение: хочется владеть, например, чужим вниманием. Чтобы его добиться, нужно что-то предложить другим. Но такого символического рынка идей в России так и не появилось – государство не впустило человека в публичную сферу. Это суть государственного эгоизма в России – власть не хочет делиться даже иллюзией власти. Не понимая, что сегодня как никогда именно участие в публичном поле, то есть в политике, стало самым универсальным способом обретения себя, обретения идентичности.

В России нет возможности выставлять свой малый мир на торги. Ах так, говорит человек, не признаете мой малый мир, тогда получайте большой, теперь вы все будете жить по моему плану. И выкатывает из кельи или кухни, как в «Сноу-шоу» Славы Полунина, огромный ком – плод длительных размышлений – со словами «либо вы принимаете его, либо он вас раздавит».

Было бы наивно думать, что всего этого в Кремле не знают. Напротив, там делают все возможное, чтобы предупредить ваши желания. Множество людей буквально занимаются тем, чтобы придумать вам судьбу – как в компьютерной игре, чтобы она была хорошо детализирована, с максимальным эффектом присутствия. Для вас предусмотрен разнообразный ассортимент, то есть это уже не два типа существования, как в позднем СССР (комсомол или рок-н-ролл), а двадцать два.

Кремль использует национализм с самого начала как инструмент, впрочем, как и либерализм; но до сих пор считалось, что вариантов хватит на любой вкус. Вариант «за веру, царя и Отечество» также был предусмотрен как пространство для подгруппы «религиозный консерватизм» – об этом подробно написал Александр Баунов.

Но идентичность не формируется сверху, коллективно, не совершается с помощью только разрешенных каналов – вот в чем главный парадокс. Люди не могут обрести себя новых под тотальным контролем. А возможность сделать что-то самому в легальном поле исключена. Тем самым власть как бы вынуждает искать себя вне легального поля, то есть через те каналы, которые до сих пор по каким-то причинам не приватизированы государством.

Самые низовые, непрезентабльные, архаичные практики, граничащие с нарушением табу. Пространство мистического, ритуального, катакомбного, пространство карго-культа и карт Таро. Но именно неподконтрольное действие и рассматривается его участниками как единственное «настоящее», и в этом объяснение пассионарности анти-«Матильды», а также запредельной архаичности их сознания – с точки зрения XXI века.

Там, где самостоятельное действие становится дефицитом, оно превращается в сверхценность. Чем оно архаичнее, тем более «настоящее». Вина тут целиком на власти, которая опять закупорила сферу публичного, и теперь поиск себя означает «делать что-то вне или поперек государства». Так, пространство архаики парадоксально понимается в качестве свободы и настоящего: как свобода быть хуже других, свобода не считаться с общечеловеческими ценностями, свобода как насилие.

Точно так же поступали государственые пропагандисты, которые в 2014 году довели общество до истерики, они понимали агрессию сверх разрешенной государством как «свободу» – свободу быть хуже и бесчеловечнее. Как необъяснима была самоубийственная логика милитаристов (ведь «превратить Америку в ядерный пепел» означало автоматически самим превратиться в то же самое), так же необъяснима и логика яростного сопротивления какому-то фильму о романе царя. Но все эти порывы означают в первую очередь одно: сигнал о болезни общественного организма.

Политическое измерение

Политическое закрыто, заперто от всех; ключ у Кремля. Но любой запрет только политизирует ситуацию – в этом еще один парадокс нового времени. «Матильда» еще недавно проходила по ведомству общественного раздражения; ситуация пост-«Матильды» вводит ее уже в качестве политического фактора. Пост-«Матильда» политически многогранна.

Понятие «консерватизм» настолько же привычно для России, насколько и невербализованно. Оно как бы растворено в воздухе, оно есть – и его нет. Все ссылаются на «консервативные ценности», которые никем и никогда не формулируются. Это поразительный эффект: в стране, где на каждом шагу повторяют про консерватизм, до сих пор нет консервативной партии, хотя все партии используют консерватизм как постулат, модус и каркас.

Парадокс: либерализм во враждебном окружении как раз сумел сформулировать свои основные принципы, артикулировать их – они выражаются простым словом «свобода»; недавно это было впервые политически капитализировано – с помощью муниципальных выборов в Москве. С консерватизмом дело обстоит иначе: он вроде бы везде – и нигде. Есть какие-то частные попытки его сформулировать, но они тонут в яростном разоблачении чужого, либералов и демократии. Консерватизм весь состоит из «не»: мы не Европа, не Америка, не Азия. А кто? Нет ответа. В теоретическом плане российский консерватизм оказался слаб, он ничто, он целиком состоит из отрицания чужого, а не из утверждения своего.

Это в известном смысле образовало лакуну на предвыборном поле перед 2018 годом. И скандал с «Матильдой», вышедший на федеральный уровень, очень подходит именно для того, чтобы легализовать партию консерваторов, ввести ее наконец в легальное политическое поле. Вообще овеществить идею консерватизма, внушить себе и остальным, что консервативное большинство существует и его окончательная идентификация, а точнее, архаизация состоялась благодаря «Матильде».

Первая такая попытка была в 2014 году, но мы помним, как недолго продержался в умах концепт «русский мир». Мир анти-«Матильды» продержится, думается, еще меньше. Но сейчас это очень выгодный конструкт: с одной стороны, он будет держать под контролем этих самых консерваторов; с другой – можно будет опять говорить от лица консерватизма, вводя новые запреты. Подземный бунт можно легко перевести в организованный – вот уже и киносети прислушиваются к голосу консерваторов, – а затем приватизировать его.

Наконец, это хороший противовес тем же «либералам»; Кремлю выгоднее не противостоять им напрямую, а быть арбитром между консерваторами и либералами. Заодно это и хороший таран против самих либералов, если что. Отсюда вытекает и идейное обоснование четвертого срока – примирение враждующих сторон. Видите, одна «Матильда» до чего довела страну, расколола. Нельзя вас оставлять одних. Людей нужно успокоить, с этим мы и идем к людям. Это и есть наша задача – удерживать хрупкий мир.

Наконец, история с «Матильдой» совершенно заслонила «подведение итогов революции 1917-го». Кремль весь год всячески избегал этической оценки революции, прикрываясь формулой «решайте для себя сами, триумф это или поражение». «Матильда» вообще затмила тему революции, отшвырнула ее подальше. Какие там итоги, когда фильм вот-вот выйдет в прокат? В общем-то овчинка стоит выделки, а то еще придется произнести что-то принципиальное, дать оценку террору, Гражданской войне, не говоря уже о прощении и покаянии. «Матильда» тут очень кстати, она уводит от обсуждения сущностных вещей. Будоражит новыми вызовами.

Таким образом, случай с «Матильдой» является выплеском снизу, вызванным искусственной закупоркой сверху. Что тут подлинно, а что следствие манипуляции, невозможно разобрать. В имитационной модели все конфликты так и выглядят – и будут в дальнейшем: они просачиваются через случайные прорехи со свистом обреченного, с уханьем и гиганьем «спасибо, что живой». Это в большей степени всегда заявление о собственном существовании, чем что-то еще; и выглядят они всегда как бунт плоти или кипение разума. И, как и в 2014 году, новая политическая реальность – это всплеск животных инстинктов внутри наглухо застегнутого общества. Этот скандал и невыгоден, и выгоден власти одновременно, сейчас она пытается капитализировать его полезную часть и нивелировать негативную. Именно этим и объясняется двойственность реакции власти: с одной стороны, осуждение проявлений экстремизма, а с другой – попытка сделать вид, что это «не страшно».

Однако отныне мы живем в пространстве пост-«Матильды», где каждое слово и каждый жест способны поколебать устои. И это история не про фильм или секту, а о том, что общество слишком хрупкое и не имеет никаких внутренних скреп – чем громче о них кричат, тем с большим треском они вываливаются из обшивки.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 сентября 2017 > № 2317425 Андрей Архангельский


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316296 Анна Немцова

Вот лишь несколько из российских грязных трюков, нацеленных на немецкие выборы

Анна Немцова | The Daily Beast

"С приближением федеральных выборов многие в Германии интересуются, какие сюрпризы Москва готовит для Mutti - "мамочки", как многие немцы называют канцлера Ангелу Меркель, с любовью или с иронией", - пишет Анна Немцова в американском издании The Daily Beast. По словам журналистки, либералы по всему миру возлагают на 63-летнюю фрау канцлер наибольшие надежды в момент неустойчивого лидерства США. И именно по этой причине чиновники в Бундестаге, по их словам, ожидают "русские сюрпризы" в последние дни перед выборами 24 сентября.

Один из ведущих экспертов Бундестага по иностранным делам, Нильс Аннен, рассказал Немцовой, что Берлин уже года три наблюдает за российскими усилиями, имеющими целью взбудоражить, дискредитировать и поиздеваться над немецкими институтами и европейскими ценностями.

"Российские хакеры атаковали нас в Бундестаге в 2015 году, но никакие данные, украденные у Меркель и других чиновников, не были пока обнародованы, - сообщил Аннен. - И хотя мы слышали слова главы российского МИД [Сергея] Лаврова, российского президента [Владимира Путина] и премьер-министра [Дмитрия] Медведева о том, что у Кремля нет намерений вмешиваться в наши выборы, я не столь наивен, чтобы верить, что это что-то значит; мы пытаемся подготовиться к любым событиям".

Попытки Москвы разжечь и использовать эмоции примерно 4 млн русскоговорящих граждан Германии были очевидными, пишет Немцова. История "девочки Лизы" в конце концов оказалась фейком, но она вдохновила многих русскоговорящих немцев на поддержку крайне правой популистской партии "Альтернатива для Германии" (АдГ). "Сотни русскоговорящих граждан Германии - иммигранты из бывших советских государств и ярые критики европейской демократии - вступили в АдГ за прошедшие три года, включая несколько русских сотрудников, работающих в штаб-квартире АдГ в Берлине, - передает автор. - Немецкие чиновники до сих пор недоумевают, почему московские чиновники, включая главу российского МИД Сергея Лаврова, так и не извинились за запущенную в Берлине кампанию, основанную на очевидно ложной истории об изнасиловании".

Политический обозреватель Борис Райтшустер описывает в книге "Скрытая война Путина" сеть активистов, действующих в Германии при поддержке Кремля. "Кажется, как будто кто-то в Москве нажал кнопку и активировал "спящих солдат" в соответствии с каким-то старым руководством КГБ", - сказал Райтшустер в беседе с журналисткой. Особенно его беспокоит множество спортивных клубов под названием "Система", которые обучают техникам боевых искусств по "системе спецназа", разработанной в ГРУ, говорится далее. Как рассказал Райтшустер Deutsche Welle в прошлом году, это привлекает многих энтузиастов, потом некоторых отбирают для дальнейших тренировок в России, где их могут вербовать как агентов после возвращения в Германию.

В Свободном университете Берлина профессор Мартин Эммер следит за спонсируемыми Кремлем СМИ, Sputnik и Russia Today, продолжает Немцова. Недавно он заметил на сайте Russia Today на немецком языке "статью о докладе 1950-х годов, в котором говорилось, что ЦРУ заявило, будто бы Гитлер пережил Вторую мировую войну, - это пример антиамериканских новостей, согласно обычной схеме: RT издевается над идиотами из ЦРУ".

"Если вчитаться, там нет ложных фактов, но схема демонстрирует наличие стратегии по мобилизации людей", - цитирует автор Эммера. "Антиамериканская риторика нацелена как на немецкоговорящую, так и на русскоговорящую аудиторию, превращая будущие отношения между Россией и Германией в одну из ключевых тем выборов", - отмечает журналистка.

"Никто в Германии не является русофобом. Большинство немцев любят российскую литературу, музыку, хотят, чтобы Сибирь осталось русской, а не стала китайской. Мы хотим видеть процветающую, модернизированную Россию, - говорит Карл-Георг Вельман, председатель парламентской группы, занимающейся немецко-российскими и немецко-украинскими делами. - Однако большинство немцев не одобряет политику Путина, "гибридные войны" Кремля, которые нацелены на подрыв нашей демократии; это напрасные усилия. Ничто не может испортить репутацию Меркель".

Как передает Немцова, парламентарий надеется, что после проигрыша во Франции крайне правой Марин Ле Пен, которую поддерживал Кремль, Москва прекратит тратить зря миллионы долларов и серьезно задумается о примирении с Европой.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316296 Анна Немцова


Россия. США > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316292 Леонид Бершидский

Запрет американского правительства на продукцию "Лаборатории Касперского" создает некрасивый прецедент

Леонид Бершидский | BloombergView

"Что это - благоразумная предосторожность или неприкрытый протекционизм?" - задается вопросом обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский, анализируя запрет правительства США на использование продукции "Лаборатории Касперского".

"Можно привести аргументы в пользу обоих объяснений. Но, по большому счету, не так важна обоснованность запрета, как его последствия для характера индустрии кибербезопасности - индустрии, не знающей государственных границ - а также для ИТ-индустрии в целом", - считает Бершидский.

Министерство внутренней безопасности США в своем заявлении о "Лаборатории Касперского" исходит из логического умозаключения, что любая российская компания, вероятно, действует в интересах российского правительства. Бершидский полагает: эта логика "означает, что потенциальное доверие к такой компании выше, когда речь идет об угрозах, порожденных США". "Это потенциально хорошо для "Лаборатории Касперского" за пределами США, но несет некрасивые последствия для индустрии кибербезопасности; если сегодня лучшие фирмы пользуются равным доверием, то подобный прагматичный подход заставит относиться к ним всем с одинаковым подозрением", - рассуждает Бершидский.

Автор выявляет еще одну проблему: "Поскольку, когда речь идет о кибервторжениях, наибольшая опасность исходит от инсайдеров, фирмы больше не могут спокойно рассчитывать на талантливых специалистов из разных стран, как делалось много лет". "И вообще, если национальные государства считают киберпространство театром боевых действий, то, наверное, всем правительствам и крупным компаниям следует использовать только отечественный софт?" - вопрошает автор. Он напоминает, что именно это предписал президент Путин российским ИТ-компаниям, которые хотят получить госконтракты. Возможно, Соединенным Штатам тоже следует проявить осторожность, считает он.

"Но для правительств других стран (кроме России и США. - Прим. ред.) и для частного бизнеса такой менталитет может означать, что они прозевают угрозы, которые сегодня причиняют реальный экономический и политический ущерб. Формат, который индустрия кибербезопасности имела до новой холодной войны, - средоточие многонациональных интеллектуальных ресурсов и специализированных умений, которые сплотились против всех угроз, - лучше годился для отражения атак", - заключает автор.

Россия. США > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316292 Леонид Бершидский


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316288 Владимир Козловский

Русские тролли в Америке

Владимир Козловский, 7 Дней, США

В прошлую среду «Вашингтон пост» вышла с шапкой «Русская фирма, которую связывают с прокремлевской пропагандой, во время выборов размещала рекламу в «Фейсбуке». Имелось в виду санкт-петербургское ООО «Интернет исследования», известное как «фабрика троллей» («ферма троллей» по-английски) и неоднократно описанное в прессе США. Это контора, в которой сидят люди (обычно молодежь, но попадаются и пенсионеры), за деньги гадящие в сети, в том числе и в «Фейсбуке». Тролли также проказничают в «Твиттере» и других соцсетях, на форумах и в чатах.

Привычному глазу распознать их почерк нетрудно, хотя в сети полно и самодеятельных идиотов, которые троллят не за плату, а по зову сердца. Я плохо разбираюсь в российских реалиях и не могу отличить платных путинских троллей от бесплатных дебилов. Вот, например, комментарии на форуме сайта Ura.ru под сообщением о том, что журналистка Юлия Латынина покинула отечество после того, как у нее сожгли машину. До этого ее дом облили каким-то химикатом, а ее саму — фекалиями. Сообщение иллюстрируется ее фотографией, которая вызвала самые хамские отклики.

«Блеванул», — пишет некий Мика. «Обезьяна на фото», — вторит ему Микс. «Алгоритм понятен, — пишет Опер. — Обливаешь свой дом, сжигаешь надоевшую, сломавшуюся машину — кровавый режим готов, плюс запад прижал к груди, аншлаг на лекциях о режиме, профит, все в шоколаде». «В добрый путь», — пишет Олег. «Туда ей и дорога», — пишет Юрий. «На гиену похожа», — пишет Зоозащитник. «Скатертью дорога», — опять возникает Олег. И в таком духе. Я не могу отличить тех, кто написал комментарии за деньги, от тех, кто написал от души.

Вернемся в Америку. «Нью-Йорк таймс» в тот же день поместила пространную статью, озаглавленную «Фейковые русские аккаунты купили в «Фейсбуке» политическую рекламу на 100 тысяч долларов». Одновременно главный специалист соцсети по безопасности Алекс Стамос вывесил в ее блоге сообщение, из которого явствовало, что в связи с разговорами о российском вмешательстве в американский избирательный процесс «Фейсбук» провел расследование закупок у него политической рекламы, которое обнаружило злоупотребления. Оказалось, что с июня 2015 по май 2017 года владельцы примерно 470 липовых аккаунтов и страниц истратили вышеуказанную сумму на закупку рекламы, поместив в соцсети более 3 тысяч объявлений. «Наш анализ приводит к выводу, — продолжал Стамос, — что эти аккаунты и страницы были связаны друг с другом и, скорее всего, находились в России».

Поскольку «Фейсбук» не признает недостоверных аккаунтов, он закрыл те из них, которые еще продолжали действовать. По словам Стамоса, оплаченные их владельцами политические объявления в массе своей не содержали комментариев по поводу американских выборов и не упоминали имен конкретных кандидатов. Вместо этого они касались тем, вызывающих раздоры в Америке, таких как положение ЛГБТ, расовые проблемы или право на оружие. Примерно четверть объявлений была нацелена на жителей конкретных географических районов США. В 2015 году такая географическая привязка наблюдалась гораздо чаще, чем в 2017-м.

Эксперты «Фейсбука» также изучили политическую рекламу, которая теоретически могла иметь российское происхождение. Например, это были объявления, оплаченные с аккаунтов, имеющих американские IP-адреса, но настроенные на русский язык. Они не нарушили никаких правил «Фейсбука» и поэтому не были закрыты соцсетью. Ими была оплачена политическая реклама объемом примерно 2 тысячи 200 объявлений и стоимостью 50 тысяч долларов. Вместе со 100 тысячами, которые потратили для этой цели тролли в России, в общей сложности речь идет о 150 тысячах долларов.

Многие комментаторы не понимают, зачем было огород городить из-за такой суммы, которую один назвал «смехотворной», а несколько охарактеризовали как «каплю в море». СМИ напоминают, что штаб Дональда Трампа истратил на цифровую агитацию не много, ни мало 90 миллионов долларов, и что доход «Фейсбука» от рекламы составил в прошлом квартале 9 миллиардов долларов. Однако в пятницу разом появилось несколько публикаций, доказывающих, что даже за такую сумму можно разместить в «Фейсбуке» политическую пропаганду, которая охватит буквально миллионы людей. Комментаторы расходились лишь в том, сколько миллионов.

Например, Аарон Саари, консультирующий компании по вопросу наиболее оптимального использования рекламы в «Фейсбуке», написал на сайте Business Insider, что реклама, купленная в этой соцсети за 100 тысяч долларов, может в конечном итоге достигнуть 100 миллионов американцев. Если россияне истратили за два года 100 тысяч, то они тратили около 140 долларов в день. В результате несложных калькуляций Саари заключает, что если бы они целились во все 320-миллионное население США, то, тратя по 140 долларов в день, они сумели бы охватили от 12 до 73 миллионов американцев. Но, продолжает эксперт, тролли «Интернет исследований» скорее всего не стремились охватить американцев вообще — они, видимо, рассчитывали достучаться до каких-то конкретных групп населения. Например, они могли бы обрабатывать афроамериканцев, возмущенными постами о нашумевших случаях, когда полиция открывала огонь по чернокожим.

По выкладкам Саари, 10 тысяч долларов хватило бы на то, чтобы донести эти посты до 7 миллионов афроамериканцев. За те же деньги можно было бы охватить пропагандой более миллиона американцев, дорожащих Второй поправкой к конституции США, которая ограждает их право на оружие. Автор приходит к выводу, что Россия, вполне вероятно, могла за 100 тысяч долларов прямо или косвенно повлиять своей пропагандой на 100 миллионов или более американцев.

А популярный сайт The Daily Beast заявляет, что, по выкладкам его экспертов, «русские фейковые новости в «Фейсбуке» могли достичь 70 миллионов американцев». Эта цифра вынесена в заголовок статьи, а в ее тексте говорится, что пропагандистские посты, скорее всего, видели в соцсети как минимум 23 миллионов людей. Как считают американские комментаторы, цель этой кампании вряд ли состояла в том, чтобы кого-то всерьез переубедить: идея, по всей видимости, была в том, чтобы посеять смуту, усугубить идеологические раздоры и обострить в США расовые противоречия.

Анализ российской пропаганды в «Фейсбуке» осложняется тем, что он закрыл подозрительные аккаунты и не оглашает имена их владельцев или содержание оплаченной ими политической рекламы. Соцсеть ссылается при этом на свои внутренние правила и на федеральный закон, хотя не указывает, на какой именно. В СМИ несколько раз мелькало мнение, что вышесказанное — это лишь верхушка айсберга, и предсказывают, что конгресс или спецпрокурор Роберт Мюллер, расследующий предполагаемый сговор Трампа с Кремлем, рано или поздно затребуют у «Фейсбука» информацию повесткой, которую ему, скорее всего, придется уважить.

Предположение, что Россия помещает рекламу в «Фейсбуке», первым высказал в мае журнал Time. Как замечает The Daily Beast, сейчас «Фейсбук» впервые официально признал, что он «неосознанно сыграл роль в кремлевской кампании активных мероприятий». Сайт The Verge ехидно напоминает, что не далее как 20 июля соцсеть уверенно заявила: «Мы не видели никаких признаков того, чтобы русские деятели покупали в связи с выборами рекламу в «Фейсбуке». Закон США запрещает иностранным правительствам, компаниям и гражданам участвовать в американских избирательных кампаниях деньгами или агитацией.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316288 Владимир Козловский


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 сентября 2017 > № 2316102

У МТС заработал BDaaS

Елизавета Титаренко

ПАО "Мобильные ТелеСистемы" (МТС) начало предоставлять услуги по облачной обработке больших массивов данных (Big-Data-as-a-Service, BDaaS) на базе собственных ЦОД. Пока этот сервис работает только на базе дата-центра МТС в Москве, но оператор планирует расширять географию оказания услуги по мере роста спроса. Интерес к BDaaS уже проявили предприятия сферы финансов, торговли и производства. Другие операторы связи, как и ИТ-компании тоже активно развивают облачные сервисы.

Как рассказал корреспонденту ComNews пресс-секретарь МТС Дмитрий Солодовников, запуск услуги занял около трех месяцев. Пока МТС предоставляет новый сервис на базе ЦОД в Москве. Позже оператор планирует запуск BDaaS на мощностях дата-центра в Петербурге. "Мы будем масштабировать проект на другие ЦОД по мере роста спроса на услуги BDaaS", - уточнил он. Напомним, всего МТС эксплуатирует в России около десятка дата-центров, они находятся в Москве, Петербурге, Самаре, Нижнем Новгороде, Новосибирске, Владивостоке и Краснодаре.

Оператор фиксирует интерес к услугам BDaaS со стороны предприятий сферы финансов, торговли и производства. "Некоторые из них уже являются нашим действующим клиентами, в том числе и по части облачных услуг IaaS", - говорит Дмитрий Солодовников. Государственных заказчиков среди потребителей услуги BDaaS пока нет.

Применение BDaaS позволит клиентам быстро и гибко организовывать обработку и анализ больших массивов данных без создания собственных вычислительных мощностей. Клиенты будут анализировать данные в открытых программных средах Hadoop-as-a-Service и Spark-as-a-Service. Для оказания услуг BDaaS МТС использует, в частности, оборудование VMware, Cisco, Huawei и других вендоров.

BDaaS решает задачи бизнес- и финансовой аналитики, целевого маркетинга, таргетирования рекламы, анализа и персонализации контента, сбора и обработки открытых данных. Например, таксопарк в городе с населением 50-100 тыс. сможет анализировать маршруты, протяженность поездок, расход топлива, время заказов для оптимизации расходов на содержание и обслуживание автомобилей, время подачи автомобилей, оплату труда водителей. Компании сферы ритейла получат возможность анализировать поведение клиентов в зависимости от их возраста, пола, среднего чека, частоты покупок, времени года и праздников. Такое решение частично сэкономит фирме расходы на содержание промоутеров и маркетологов и увеличит количество адресных продаж.

"Сегодня работа с большими данными перестает быть прерогативой ИТ-компаний и крупных корпораций. С появлением на российском ИТ-рынке облачного сервиса МТС обработка Big Data становится доступной малым и средним предприятиям, что повышает конкурентоспособность их бизнеса. Мы предлагаем клиентам защищенную отказоустойчивую среду с большими вычислительными ресурсами и предустановленными инструментами расчета, в которую пользователю остается загрузить информацию по своим шаблонам и алгоритмам и получить результат обработки. Решение легко масштабируется и отвечает самым жестким требованиям информационной безопасности", – заявил директор Центра инноваций МТС Владимир Хренков.

МТС с начала 2017 г. сфокусировалась на оказании облачных услуг по всей стране. Как ранее сообщал ComNews, в марте этого года МТС вышла на рынок облачных услуг для крупного бизнеса. Оператор начал с оказания услуг IaaS и отмечал большой интерес к этому решению со стороны компаний банковского сектора. Для реализации проекта по предоставлению облачных услуг крупному бизнесу оператор создал кросс-функциональную команду на базе Центра инноваций МТС, объединившую сотрудников оператора и системного интегратора "Энвижн Груп". Кроме того, МТС построила коммерческую облачную платформу на базе решения VMWare, а также переоборудовала ЦОДы в Москве, Петербурге и Новосибирске, установив современные системы хранения данных и серверы (см. новость ComNews от 31 марта 2017 г.). Оператор уверен, что направление облачных услуг станет одним из наиболее быстрорастущих сегментов бизнеса МТС в ближайшие годы.

Летом ПАО "МТС-Банк" разместил в облачной платформе МТС ряд критически важных банковских ИТ-систем. Это помогло МТС-Банку ускорить внедрение новых продуктов и услуг, а также сократить затраты на вычислительные ресурсы (см. новость ComNews от 6 июля 2017 г.).

Как говорит пресс-секретарь ПАО "ВымпелКом" Анна Айбашева, более половины клиентов компании активно используют облачные сервисы. "Это для нас один из главных фокусов развития на этот год и дальше, - подчеркнула она. - Сейчас уже началась трансформация операторов связи в технологические компании, и мы стараемся быть на шаг впереди. Поэтому мы активно развиваем направление виртуальных вычислительных мощностей, на которых можно развернуть различные программные решения".

ПАО "Ростелеком" уже несколько лет лет предоставляет клиентам доступ к линейке облачных сервисов IaaS, PaaS и SaaS, реализованных на базе Национальной облачной платформы. Цель компании - стать крупнейшим провайдером цифровых сервисов в России для компенсации насыщения в традиционных сегментах. Развитие облачных услуг - одно из приоритетных направлений "Ростелекома". Кроме того, в компании есть центр компетенций по машинному интеллекту, он создан на базе "дочки" оператора - "Айкумен ИБС". Компания активно развивает технологии машинно-обучаемого интеллекта и готова предлагать или адаптировать для внешних клиентов готовые решения по анализу больших массивов данных, отметил представитель "Ростелекома".

ПАО "МегаФон" в мае этого года запустило услугу "Виртуальный ЦОД". Она позволяет крупным компаниям арендовать виртуальные экосистемы и хранилища данных. Интерес к услуге оператор наблюдает у компаний из сегментов ретейла, страхования, добывающей и производственной промышленности и онлайн-продаж (см. новость ComNews от 29 мая 2017 г.). Представитель оператора говорит, что компания обладает широкой экспертизой по работе с большими массивами данных. Для тех корпоративных клиентов, которые планируют опираться на большие данные операторов, компания предлагает решения для развития бизнеса, например, услугу "МегаФон. Таргет". Это интерфейс, с помощью которого можно отправлять рекламные SMS с использованием настроек-фильтров (пол, возраст, интересы и др.).

Недавно ИТ-компания "Крок" запустила сервис по облачной обработке больших массивов данных и уже подписала первый контракт. Как рассказал корреспонденту ComNews заместитель директора департамента информационных технологий, директор по бизнес-приложениям "Крок" Максим Андреев, компания остановилась на решении Informatica Big Data Management. По его оценкам, рынку скорее требуется построение "индивидуального" аналитического хранилища в соответствии с концепцией Data Lake и его предоставление по модели "Управляемый сервис", нежели Big-Data-as-a-Service.

Максим Андреев отметил, что сервис по облачной обработке больших массивов данных - новый для рынка. "Если изначально интерес к проектам по Big Data проявляли крупные финансовые и телеком- компании, то теперь мы ожидаем спрос и от менее крупных организаций из этих же секторов, и от компаний из других сфер - розницы, производителей товаров народного потребления, сферы услуг, - пояснил он. - Хотя объемы рынка невелики, уже сейчас предложение превышает спрос. Это та самая ситуация, когда не запросы бизнеса определяют развитие IT-предложений, а наоборот: возможности IT-решений формируют новые потребности".

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 19 сентября 2017 > № 2316102


Россия. ДФО > Образование, наука. Металлургия, горнодобыча > fano.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2316092

Российские ученые создали трехмерную модель месторождения, которое обеспечивает теплом Петропавловск-Камчатский

Российские ученые из Института вулканологии и сейсмологии (ИВиС) ДВО РАН создали трехмерную модель месторождения горячих подземных вод, которое обеспечивает теплом Петропавловск-Камчатский и ближайшие населенные пункты. Согласно прогнозам, с нынешней технологией добычи месторождение будет эксплуатироваться до 2040 года. Исследования поддержаны грантом РНФ.

Полученные результаты опубликованы в журнале Geothermics.

Геотермальные месторождения содержат запасы горячих подземных вод, которые находятся в естественных подземных пустотах в горных породах. Паратунское геотермальное месторождение (Камчатский край) эксплуатируется уже более 50 лет для отопления теплиц и жилых домов, а также для лечения минеральными водами в пос. Паратунка. Согласно расчетам, за последние полвека из месторождения извлечено более 321 миллиона тонн теплой воды.

Месторождение эксплуатируется в режиме самоизлива. Это значит, что вода сама истекает из пробуренной скважины, и для ее перекачки в трубы центрального отопления используют наземные насосы при давлении не более 1 атмосферы. Ученые проанализировали гидрогеологические условия Паратунских месторождений (Паратунского и Верхне-Паратунского) и создали их 3D-модель.

Cотрудники ИВиС ДВО РАН проанализировали изотопный состав воды в Паратунском месторождении и выяснили, что областью его питания является снеговая шапка Вилючинского вулкана, расположенного в 25 км от Паратунских месторождений. Холодная вода проходит через потухший вулкан и сквозь трещины в его фундаменте достигает глубин 4-5 км. Затем вода перемещается по ослабленным зонам и постепенно нагревается под воздействием местных магматических систем до 80–100 °С. Благодаря избыточному давлению нагретая вода по трещинам в земной коре поступает в резервуары геотермальных месторождений.

Численная 3D-модель включает в себя сведения о распределении температуры в пределах геотермального Паратунского месторождения, учитывает проницаемость вмещающих пород, различие в химическом составе воды и скорости ее циркуляции. Благодаря всем собранным результатам была создана модель разработки месторождения на 20 лет вперед.

«Если у месторождения высокая проницаемость, как в случае Паратунских месторождений, то мы сможем намного увеличить его производительность за счет использования погружных насосов. По предварительным расчетам, тепловая потребность Петропавловска-Камчатского и расположенных рядом поселений (Елизово, Вилючинск) может быть закрыта за счет ресурсов этих месторождений», - сообщил автор работы, заведующий лабораторией тепломассопереноса ИВиС ДВО РАН Алексей Кирюхин.

Погружная технология подразумевает использование более мощных насосов, которые опускают непосредственно в пробуренную скважину большего диаметра, чем при самоизливе.

«На данный момент мы смоделировали эксплуатацию месторождения в условиях самоизлива до 2040 года и показали, что эксплуатация в действующем режиме не приведет к большому понижению давления воды в резервуаре. В планах у нас моделирование насосной технологии добычи», - пояснил Алексей Кирюхин.

Россия. ДФО > Образование, наука. Металлургия, горнодобыча > fano.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2316092


Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316090 Екатерина Еременко

Отказ «Системы». АФК обжаловала решение суда по спору с «Роснефтью» на 136,3 млрд рублей

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Пресс-секретарь «Роснефти» заявил, что нефтяная компания расценивает подачу жалобы как односторонний отказ АФК от мирового соглашения

АФК «Система» во вторник, 19 сентября, подала апелляционную жалобу на решение башкирского суда по иску «Роснефти», взыскавшего с корпорации 136,3 миллиарда рублей в пользу «Башнефти». Об этом Forbes сообщил официальный представитель «Системы» Сергей Копытов.

«В апелляционной жалобе подробно изложена оценка корпорацией решения суда первой инстанции. В то же время в соответствии с процессуальным законодательством подача апелляции является необходимым этапом для возможного мирового соглашения, которое может быть утверждено только в рамках судебного процесса», — объяснил он. Отвечая на вопрос о планах по мирному урегулированию спора, он подчеркнул, что позиция АФК не изменилась. «Как мы ранее заявляли, корпорация стремится к нахождению приемлемого для обеих сторон решения», — добавил Копытов.

Пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев заявил Forbes, что юристы нефтяной компании еще не ознакомились с текстом жалобы. «Жалобу мы комментировать не можем, поскольку ее еще не видели. Но сам факт подачи жалобы расцениваем как односторонний отказ от мирового соглашения», — пояснил Леонтьев.

В свою очередь президент АФК «Система» Михаил Шамолин передал через представителя, что в нефтяной компании неверно интерпретировали необходимые процессуальные действия.

«Подача апелляционной жалобы не только не является односторонним отказом АФК от мирового соглашения, а напротив, является обязательным условием его заключения, поскольку только суд может такое соглашение утвердить. Без подачи жалобы в суд второй инстанции решение суда первой инстанции вступает в силу автоматически», — пояснил Шамолин. Он также подчеркнул, что АФК заинтересована и готова заключить мировое соглашение с НК «Роснефть», и хотя его условия являются предметом переговоров, в компании уверены, что вместе с истцом смогут «реализовать ожидания», обозначенные президентом России Владимиром Путиным.

Арбитражный суд Башкирии 23 августа частично удовлетворил иск «Роснефти», постановив взыскать сумму убытков в размере 136,3 млрд рублей. Как следует из опубликованного решения, арбитражный суд Башкирии признал реорганизацию «Башнефти», которую в 2014 году провели бывшие собственники АФК «Система» и «Система-Инвест», способом неправомерного вывода активов из компании.

История судебного разбирательства и выводы суда

С 2005 по 2014 год «Башнефть» входила в состав АФК «Система» Евтушенкова. В 2014 году «Башнефть» была возвращена в государственную собственность. Евтушенков тогда находился под следствием в связи с нарушениями в ходе приватизации компаний башкирского ТЭКа, которые достались сыну бывшего президента Татарстана Муртазы Рахимова — Уралу. В 2016 году 50,1% акций «Башнефти» приобрела «Роснефть», заплатив за пакет 329,7 млрд рублей. Позднее, после оферты миноритариям, «Роснефть» стала контролировать 57,7% уставного капитала «Башнефти».

Сразу после приобретения «Башнефти» у покупателя возникли претензии к тому, как управлялась компания: главный исполнительный директор «Роснефти» Игорь Сечин заявил о выводе нефтесервисных активов «Башнефти». АФК «Система» их вернула за те же деньги, что и покупала, — 4,1 млрд рублей.

2 мая 2017 года Арбитражный суд Москвы зарегистрировал иск «Роснефти» и подконтрольной ей «Башнефти» о взыскании 106,6 млрд рублей с АФК «Система» и ее дочернего АО «Система-Инвест». В сумму в 106,6 млрд рублей вошли 57,2 млрд рублей за потерю акций «Системы-Инвест», 36,9 млрд рублей долга «Башнефти» и 12,5 млрд рублей расходов, понесенных при обязательном выкупе акций компании у миноритариев, несогласных с условиями реорганизации «Башнефти».

10 мая Арбитражный суд Москвы вернул иск без рассмотрения на том основании, что дело ему неподсудно. После этого «Роснефть» подала иск на ту же сумму в арбитражный суд Башкирии. На своем первом заседании 6 июня башкирский суд удовлетворил ходатайство «Роснефти» об увеличении суммы исковых требований до 170,6 млрд рублей с учетом девальвации рубля.

Официальный представитель АФК «Система» Сергей Копытов тогда заявлял, что и предыдущая сумма требований была абсолютно не обоснована, подчеркивая, что «все документы, касавшиеся реорганизации «Башнефти», включая разделительный баланс, были подготовлены в полном соответствии с корпоративными процедурами и требованиями действующего законодательства».

В июне 2017 года АФК «Система» предложила «Роснефти» урегулировать спор во внесудебном порядке, однако в «Роснефти» посчитали, что конкретных предложений «Система» не представила. 26 июня Федеральная служба судебных приставов по Москве наложила арест на принадлежащие АФК «Система» и АО «Система-Инвест» 31,76% акций в уставном капитале ПАО «МТС», 100% акций в уставном капитале АО «Группа компаний «Медси» и 90,47% акций в уставном капитале АО «БЭСК».

Арбитражный суд Башкирии 23 августа частично удовлетворил иск «Роснефти», постановив взыскать сумму убытков в размере 136,3 млрд рублей. Как следует из опубликованного решения, арбитражный суд Башкирии признал реорганизацию «Башнефти», которую в 2014 году провели бывшие собственники АФК «Система» и «Система-Инвест», способом неправомерного вывода активов из компании.

Россия > Финансы, банки. Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316090 Екатерина Еременко


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316089 Юрий Мильнер

Заглянуть за горизонт. Как наука поможет человеку выйти в межзвездное пространство

Юрий Мильнер

Эссе сооснователя Mail.Ru Group и создателя инвестфонда DST Global Юрия Мильнера к 100-летию американского Forbes

21 ноября 1783 года Бенджамин Франклин наблюдал за первым полетом человека на воздушном шаре. Он представлял человечество не таким, каким оно являлось, а каким оно могло бы стать. И он понимал, что с каждой новой вершины виден новый горизонт. Вот, что самое важное.

Когда я рос в Советском Союзе, мой отец говорил мне, если я хочу научиться вести бизнес, придется заглянуть дальше моего горизонта, хотя бы в Америку. Лучшие решения в моей карьере я принял, пытаясь заглянуть за горизонт.

Первый раз это произошло в 90-х, когда я сделал ставку на интернет. Я верил, что интернет станет одним из величайших прорывов для человечества с тех пор как изобрели электричество. Я создал один из самых больших интернет-стартапов в Европе, затем основал DST Global, инвестиционную компанию для работы с интернет-компаниями по всему свету. Основа нашей инвестиционной философии — поддерживать основателей стартапов, продвигая прогресс через технологии.

Четыре года назад вместе с Марком Цукербергом и Присциллой Чан, Сергеем Брином и Анной Войжитски мы основали Breakthrough Prize, крупнейшую в мире премию за развитие фундаментальных наук, включая математику. Мы верим, что лучшие инструменты для познания вселенной и развития цивилизации. В прошлом году Марк Цукерберг присоединился ко мне и Стивену Хокингу в запуске проекта Breakthrough Starshot, который станет первой практической попыткой достичь другой звезды (проект посвящен разработке концепции межзвездного флота зондов — Forbes).

Франклин понимал, чем выше мы поднимаемся, тем шире становится горизонт, и тем больший вызов — заглянуть за его пределы. Проект Breakthrough Starshot, если он добьется успеха, раздвинет горизонт наших возможностей до космического масштаба.

Перевод Екатерины Еременко

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316089 Юрий Мильнер


Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316082 Максим Артемьев

Инструмент капиталиста. Как журнал Forbes пришел в Россию

Максим Артемьев

Историк, журналист

Forbes появился в России не раньше и не позже, чем это могло произойти. К 2004 году капитализм победил окончательно и бесповоротно, и ему требовалась своя культура, олицетворением которой и стал журнал

В 2003-м — начале 2004 года Россия узнавала много нового про героев капиталистического труда. Сообщения появлялись одно другого интереснее. Роман Абрамович F 12 купил футбольный клуб «Челси». Виктор Вексельберг F 10 — коллекцию яиц Фаберже (у семьи Форбс) более чем за $100 млн. Годом ранее Михаил Ходорковский F 172 первым приоткрыл завесу секретности над своим состоянием, оповестив, что его доля в гибралтарской Group MENATEP Ltd равна $7,8 млрд. На этом фоне русское издание Forbes весной 2004 года не могло не появиться.

Как и любой бизнес-проект, русский Forbes стал результатом встречи удачной идеи и мотивированной команды. Мысль издавать Forbes в России пришла в голову двум выходцам из издательского дома Independent Media — Леониду Бершидскому и Ирине Силаевой. Бершидский к тому времени, несмотря на свои тридцать два года, был уже легендарной фигурой в мире столичной журналистики. За его плечами был успешный запуск газеты «Ведомости», организованной по современным зарубежным лекалам. Работавший со времен перестройки исключительно с западными СМИ, либо в изданиях, принадлежавших иностранному капиталу, получивший образование в бизнес-школе INSEAD Бершидский представлял ту часть российской журналистики, которая ориентировалась на новейшие тенденции. Силаева, бывшая спортсменка, считалась очень сильным медийным организатором, пройдя в Independent Media отличную школу у Дерка Сауэра. Оба были типичным порождением 1990-х годов, когда карьеры делались стремительно и конкурентным преимуществом обладали люди, оказавшиеся в нужный момент в нужном месте.

Со своими планами они отправились на переговоры в немецкий издательский дом Axel Springer, завершившиеся удачно. Германские издатели согласились стать инвесторами проекта. Вторым этапом стала встреча уже с американцами из собственно Forbes. И здесь команду русского Forbes ожидал сюрприз. Неожиданно для них появился человек, которого и назначили главным редактором.

Сорокалетний Пол Хлебников к тому времени был хорошо известен в России, благодаря его судебному процессу в Лондоне против олигарха Бориса Березовского, которому не понравилась статья в Forbes «Крестный отец Кремля?». Историк по образованию, потомок русских эмигрантов, он сделал карьеру в Forbes, специализируясь на расследовании запутанных экономических процессов 1990-х в России. Продолжением тяжбы с магнатом стала книга «Крестный отец Кремля, или История разграбления России».

Хлебников убедил владельцев американского Forbes, что именно он должен на первом этапе возглавить российское издание. Команда Бершидского (издатель) — Силаевой (гендиректор Axel Springer Russia) к тому времени уже была сформирована. В нее вошли такие признанные журналисты, как Максим Кашулинский, Кирилл Вишнепольский, Александр Малютин, Юрий Львов, занявшие руководящие посты в редакции. Они были выходцами из двух соперничающих лагерей — школы «Коммерсанта» (Владимира Яковлева) и школы «Ведомостей» (Бершидского), но различный генезис не мешал их совместной работе. Обеим сторонам надо было идти на компромисс: Хлебникову пришлось работать с теми, кого пригласил Бершидский, а российским сотрудникам — учиться у него и перестраиваться на ходу.

Круг общения и задачи журналиста

Одной из журналисток при первой встрече Пол задал вопрос, показавшийся ей странным: «А с кем вы общаетесь?» Оказалось, что Хлебникова интересовал круг ее знакомых. Ему не нравилось, что российские журналисты вращаются в основном в своем кругу. Он считал, что это сужает видение проблем страны и общества. Хлебников любил повторять: в Forbes должны размещаться только эксклюзивы. У читателя не должно создаваться впечатления, что он уже где-то видел подобный материал. Он мог с пониманием отнестись к тому, чтобы маленькая заметка писалась месяц, но зато являлась эксклюзивом.

Пол (впрочем, многие звали его на русский манер Павлом) запрещал публикацию интервью в чистом виде. По его мнению, задача журналиста — провести много интервью и уже на основе этих бесед написать статью, в которой использовать лишь несколько ярких цитат. Автор должен «переварить» материал и рассказать его от себя, причем предполагалось, что он его знает лучше, чем тот человек, о котором он пишет.

Хлебников поначалу пребывал в шоке. «В России никто не умеет писать», — жаловался он. Пол хотел, чтобы авторы Forbes выдавали яркие, увлекательные статьи со множеством интересных фактов. Выходцам из деловых газет, которые составляли основную часть коллектива, было непросто перестроиться.

Хлебников уточнял: любой текст в журнале должен быть расследованием. Журналисту не нужно входить в положение собеседника. Как он выражался, возможно, из-за нетвердого владения русским, «вы должны ньюсмейкеров ненавидеть, собрать весь доступный материал, честно все изложить, невзирая на лица». Установка была проста — пришел на беседу с диктофоном, показал, что ты записываешь, а дальше полная ответственность интервьюируемого за все, им сказанное.

Пол учил журналистов, что необходимо работать над 3-4 темами одновременно. Иначе может получиться так, что в номер пойдет лишь одна статья — что-то автор не успеет, сорвется беседа, затянется проверка фактуры. Хорошая статья пишется столько времени, сколько требуется. И потому надо брать в работу сразу несколько сюжетов. Соответственно, каждый день следует делить на несколько частей, трудясь пару часов над одним материалом, пару часов над другим и так далее.

Пол напоминал: работать в ежемесячном журнале гораздо труднее, чем в ежедневной газете, где сам ритм выпуска номера заставляет тебя крутиться как белка в колесе. В журнале необходимо самому себя мотивировать и уметь организовать свой ежедневный график. Заявки на будущие темы принимались, только когда уже имелась какая-то фактура, беседа с главным героем и так далее. Это являлось гарантией того, что материал будет написан.

От журналистов Хлебников требовал писать простую человеческую правду, не какую-то макроэкономическую заумь. Примером служил его материал в первом номере Forbes о «Северстали», суть которого заключалась в рассказе о том, как Алексей Мордашов F 2 перехитрил «красного директора».

Российская команда поначалу недоверчиво воспринимала слова Пола, который, как им казалось, ориентирует журнал на «глянец», тогда как им хотелось делать сугубо деловой журнал. Он призывал вставлять в статьи занимательные истории о том, как, например, на ужине в Сан-Тропе соперничающие олигархи «перетерли» между собой какой-то острый вопрос, про увлечения миллиардеров, про их «игрушки» (яхты, виллы, самолеты и прочее). Он был редактором «драматургическим» и мог заметить журналисту: «У тебя третья главка скучно написана». Требовалось увлекательное и напряженное повествование.

И самое главное, Хлебников прививал культуру тщательной проверки фактов, так называемый fact checking. Правилам фактчекинга была посвящена целая брошюра, которую каждый вновь прибывший должен был внимательно изучить. Перепроверять следовало все цитаты, цифры, названия, даты, имена, вплоть до имени первой жены героя сюжета, если оно использовалось в статье.

Капитализм с человеческим лицом

По своей американской натуре Пол Хлебников был идеалистом, видевшим в журналистике не только способ зарабатывания денег, но и инструмент преобразования России. Он искренне верил, что Forbes поможет становлению российского капитализма с человеческим лицом, с развитым гражданским обществом и местным самоуправлением, всерьез принимая эти слова и считая это общей миссией редакции.

Хлебников ясно смотрел на вещи и видел в процессах 1990-х именно «разграбление России», тогда как многие из его русских коллег считали это приемлемой ценой для построения рынка, и в их глазах он являлся безнадежным идеалистом. Но авторитет, знания и опыт Пола были бесспорны, и он всегда мог убедить редакцию прислушаться к его мнению по принципиальным вопросам, в свою очередь идя на компромисс и доверяя журналистам в их знании специфики российской экономики.

Это проявилось во время подготовки главного материала, которого все ждали, — первого списка 100 богатейших бизнесменов России. Хлебников терпеливо разъяснял американскую методику, но в России для расчетов было гораздо меньше информации, чем в Америке. В ходе работы журналистам иногда приходилось изобретать свои методы оценки тех или иных активов.

Список появился только во втором, майском номере 2004 года. Это было сделано не случайно. «Изюминкой» первого номера стал сам его выход — появление на российском медийном рынке легендарного американского издания. На его обложке красовался Алексей Мордашов — в номере был текст самого Пола об олигархе, построенный на основе доверительной беседы с бывшим гендиректором «Северстали» Юрием Липухиным, в котором раскрывалась изнанка становления миллиардера.

Этой статьей — на тот момент сенсационной — Хлебников как бы задал планку для журнала, показывая, как надо писать. Тот факт, что он сам создавал тексты, не сосредотачиваясь на руководстве, мотивировал сотрудников. Пол приехал в Россию с двумя чемоданами, набитыми «компроматом» на олигархов, который он предполагал использовать в работе. Уникальность положения Пола заключалась и в том, как отечественные миллиардеры разговаривали с иностранным корреспондентом с «благородным американским акцентом», от которого исходил флер человека из большого мира. Они держали себя с ним более откровенно, и перед ним распахивались двери, недоступные для российских журналистов.

И уже вторым пиар-ударом стал список 100 самых богатых россиян. Это было информационной бомбой, которую обсуждали в российском обществе потом еще долго. Первая реакция самих героев была противоречивой, кто-то обиделся на свое включение в него, кто-то, напротив, на не включение. Елена Батурина F 90, например, очень не хотела в нем фигурировать, но потом признавалась, что после попадания в рейтинг ей стали доставаться более дешевые банковские кредиты на Западе.

Признание рыночной экономики

Forbes появился в России не раньше и не позже, чем это могло произойти. К 2004 году капитализм победил окончательно и бесповоротно, и ему требовалась своя культура, олицетворением которой и стал журнал. Франшиза на его издание стала закономерным шагом, своего рода актом признания состоятельности российской рыночной экономики.

Выход журнала оказал большое влияние на российские СМИ. В деловой журналистике были заданы новые стандарты, на которые ориентировались другие издания. Это касается, в частности, и процедуры расследований, и методики подсчета богатства. Прошедшие школу Forbes журналисты сегодня активно работают в других изданиях, распространяя свой уникальный опыт.

Возникла и обратная связь с героями публикаций — если ранее миллиардеры предпочитали прятаться от внимания публики и медиа, то теперь они поняли, что скрыться все равно не получится. Они стали больше уделять внимания своему имиджу, представлению и должному оформлению принадлежащей им собственности, начали активнее заниматься благотворительностью. В этом смысле усилия трагически погибшего Пола Хлебникова были не напрасны.

Автор благодарит за помощь в подготовке материала Елену Березанскую, Кирилла Вишнепольского, Максима Кашулинского, Михаила Козырева, Александра Малютина.

Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 сентября 2017 > № 2316082 Максим Артемьев


Россия > Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2017 > № 2316065 Виктор Данилов-Данильян

Выборы в Академии наук. Что происходит с наукой в России, и как ей управлять?

Виктор Данилов-Данильян, директор Института водных проблем РАН, член-корреспондент РАН

"В России есть две структуры, которые нельзя реформировать. Это Церковь и Академия наук".

Дмитрий Лысков: Здравствуйте! Меня зовут Дмитрий Лысков. И я рад приветствовать вас на дискуссионной площадке программы "ПРАВ!ДА?". И вот тема нашего обсуждения сегодня:

25 сентября пройдут выборы президента Российской академии наук. Впервые в нашей истории эти выборы проводятся максимально открыто, с большим количеством кандидатов и жаркими дебатами. Это уже вторая попытка академиков выбрать себе нового президента. Первая, состоявшаяся в марте текущего года, провалилась – неожиданно все претенденты, в том числе и действовавший на тот момент глава РАН академик Владимир Фортов, сняли свои кандидатуры. Выборы перенесли на осень.

В июле РАН внесла на утверждение в Правительство список из семи кандидатур, из них государственный фильтр прошли пятеро. Официально в Министерстве образования и науки заявляют, что не намерены вмешиваться в эти выборы. Однако в СМИ называют одного из кандидатов – академика Владислава Панченко – наиболее удобным для власти.

Ситуация осложняется тем, что многие ученые так и не приняли реформу 2013 года, в ходе которой хозяйственные функции РАН были переданы ФАНО – Федеральному агентству научных организаций. Таким образом, Академия больше не может распоряжаться собственностью, а далекие от науки управленцы получили возможность определять направления научных исследований.

Критики говорят о развале системы управления наукой в России. Сторонники реформы, напротив, считают, что прежняя модель устарела. Самая радикальная точка зрения такова: РАН стоит не просто перед выбором руководителя, а перед вопросом самого своего существования.

Дмитрий Лысков: Итак, если верить многочисленным публикациям, шекспировской остроты вопрос стоит перед нами: быть или не быть Академии наук? Виктор Иванович, вот ваша точка зрения – насколько такая постановка вопроса действительно оправдана?

Виктор Данилов-Данильян: Без Российской академии наук или, если угодно, без российской науки Россия не сможет стать великой страной и великим государством. Поэтому: "Хотим мы остаться на задворках истории или мы хотим играть в будущем хотя бы отчасти такую большую роль, какую мы играли до сих пор?" – вопрос нужно ставить вот именно таким образом. Если хотим остаться играть какую-то роль, то наука абсолютно необходима для Российской Федерации. А другой формы организации российской науки, кроме как Академии наук, пока не видно.

Дмитрий Лысков: Юрий Сергеевич, как это связано с выборами? И почему такое внимание сейчас приковано именно к выборам президента Академии наук?

Юрий Пивоваров: Ну, это естественно. Всегда было приковано внимание. А уж после мартовских событий, о которых было сказано, – тем более. Я помню это ощущение в марте. Это был понедельник, 21-е, по-моему, марта, когда вдруг все три кандидата снимают… Я был абсолютно оскорблен, абсолютно, потому что… Я не знаю, что стояло за кулисами, но явно там что-то такое стояло, к науке не имеющее никакого отношения. Это было оскорбительно. И я видел на многих лицах знакомых и незнакомых академиков такое же выражение, как и на моем.

Что касается сегодняшнего дня, то, разумеется… Понимаете, какая штука? Пока у нас есть врио. Этого мало, нужен президент Академии наук. Но то, как дело ведется, то, что отрезали двух достойных кандидатов – этого плохо, да. И мы еще не должны забывать, что даже если академики изберут своего президента, по новому закону президент Российской Федерации имеет право не утверждать. Кстати говоря, это традиция императорская. Первого президента наша Академия избрала лишь в мае 17-го года, уже после падения царизма. И, разумеется, при советской власти все фигуры обговаривались в ЦК, тут нет вопросов никаких. Но я думаю, что президенты Осипов и Фортов тоже были обговорены где-то в Администрации президента и прочее.

Но я не думаю, что судьба Академии наук все-таки зависит от того, кто станет президентом. Пока существует вот этот дуализм ФАНО (Федерального агентства научных организаций) и Российской академии наук, то ничего хорошего для Академии наук не будет. Я готов вслед за Виктором Ивановичем продолжить его мысль. Я вообще считаю, что реформа 2013 года – это никакая не реформа, а это убийство науки в России, убийство Российской академии наук. Не могут чиновники… Из ФАНО, может быть, самые лучшие в мире чиновники, самые лучшие в мире люди, но они не знают науку. Я не могу дирижировать оркестром, потому что я не музыкант. А они пытаются дирижировать не только финансово-хозяйственными делами, а они мне объясняют, чем мой институт должен заниматься. Я 50 лет…

Дмитрий Лысков: Давайте нюансы управления, административные нюансы обсудим чуть позже.

Юрий Пивоваров: Хорошо. Но это центральный вопрос – отношения Академии наук и ФАНО.

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, во-первых, согласны ли вы, что от выборов президента Академии наук… нет, сами по себе выборы важны, но принципиальная проблема не в самих выборах сейчас, а именно во взаимоотношениях двух организаций, а именно – управленческой и самой Академии?

Алексей Хохлов: Ну, я согласен с тем, что на выборах должен определяться дальнейший путь развития Академии наук. И безусловно, с этой точки зрения эти выборы очень важные. И важно, кто будет избран президентом Российской академии наук. И важно, как дальше будет построена работа, в том числе с Федеральным агентством научных организаций, с другими органами власти и с российским обществом. И вот мы сейчас стоим перед таким выбором.

Ведь то обстоятельство, что произошли эти изменения в Российской академии наук… Ну, коллеги говорили, что они действительно были произведены таким образом, что они не работают в полной мере. Но, с другой стороны, надо понять, что и Академия наук в том виде, в котором она существовала, она уже не могла существовать – вот эта закрытость для общества, архаичность функционирования и так далее. Поэтому речь идет о том, сможет ли Академия наук найти в себе силы для решительного реформирования, для того чтобы обратиться лицом к обществу, для того чтобы наладить конструктивные и разумные взаимоотношения с властью. И вопрос стоит именно таким образом. Думаю и надеюсь, что это произойдет.

Дмитрий Лысков: То есть сейчас Академия не лицом к обществу? Сейчас Академия закрыта?

Алексей Хохлов: Да, совершенно верно. Сейчас Академия наук предпочитает не высказываться ни по каким вопросам.

Дмитрий Лысков: Анатолий Степанович, вот прозвучала мысль о необходимости реформирования. У нас в стране само слово "реформа" воспринимается с определенным содроганием. С 90-х годов как звучит слово "реформа" – так все и вздрагивают. Здесь стоит вздрагивать или, может быть, радоваться дальнейшему реформированию Академии?

Анатолий Миронов: Ну, источник этой реформы был, вообще говоря, под большим вопросом. Когда как снежный ком или как гром с ясного неба упала эта реформа 2013 года, она вызвала бурю эмоций, конечно. Это вы отметили. Но до сих пор все-таки не понятна движущая сила этой реформы. Почему с такой настойчивостью проводятся эти реформы, не подкрепленные ресурсом? То есть главный вопрос, который я отмечаю во всем этом: любая реформа требует ресурса. А она приходится на то, что мы видим, что ресурс-то снижается или где-то стабилизирован на каком-то уровне. Если свести все к финансам, например, к оценке показателей, то ВВП является базовым. И на науку, на всю науку у нас уходит 1,1% ВВП (плюс-минус одна десятая).

Дмитрий Лысков: То есть ничтожное финансирование?

Анатолий Миронов: Да. И даже если на этот график посмотреть (у меня есть график), то не заметно, что эта реформа действительно привела бы к качественному изменению. А качественное изменение для науки очень необходимо, потому что у нас есть, так сказать… ну, не определенные нормативы, а определенная практика существует. Вот доля ВВП – 5%. И страны, ранжированные по количеству финансирования, по объему финансирования. Россия находится внизу, где-то на уровне 1%.

Дмитрий Лысков: Давайте попробуем продемонстрировать нашим телезрителям, чтобы было видно.

Анатолий Миронов: Да, пожалуйста.

Дмитрий Лысков: Я думаю, что здесь, конечно, диаграмма не слишком контрастная. Вот место России в общем ряду стран.

Анатолий Миронов: И получается так, что главный смысл реформы – казалось бы, выйти на уровень передовых стран со своими технологиями, дать движение всей стране. "Наука – локомотив" и все такое. Многое об этом говорится. Но по ресурсному обеспечению, по отношению государства к этой реформе, в общем-то, это не почувствовалось. И это вызывает непонимание и недовольство этой реформой.

Дмитрий Лысков: Артем Анатольевич, вы научный журналист. Вот насколько сейчас (возьмем пока научное сообщество) резонансы эти выборы в научном сообществе, насколько приковано к ним внимание? Каковы публикации и каковы оценки?

Артем Космарский: Ну, я бы сказал, что ситуация тут сложная. Научные журналисты, конечно, с большим интересом относятся к этой ситуации. Все сотрудники Российской академии наук… ну, многие сотрудники Российской академии наук и институтов на это смотрят.

Но я бы хотел согласиться с Алексеем Ремовичем, что проблема вот этой архаичности и коммуникационной замкнутости РАН очень серьезная. Если открыть сайт РАН, то его архаичность видна невооруженным глазом. А ведь проблема-то, правда ведь весьма серьезная – сейчас на дворе не 45-й год и даже не 85-й, а сейчас в обществе безусловность, авторитет и необходимость не только Российской академии наук, но и науки как таковой стоит под вопросом.

Нельзя как бы исходить… Я не считаю, что надо все ликвидировать. Нет. Просто это, к сожалению, правда, что необходимо доказывать, зачем нужна РАН и зачем нужна наука. Доказывать не просто: "Ну да, конечно, наука, великая держава", – и все такое, а доказывать это на макроуровне, на мезоуровне, на микроуровне, начиная от Администрации президента и кончая каким-нибудь региональным начальством, и наконец заканчивая собственно людьми, читателями, просто обычными людьми, которых так или иначе наука странным образом касается.

Дмитрий Лысков: Борис Георгиевич, вот смотрите – все сходятся в том, что реформа нужна. Ну, разве что Юрий Сергеевич из нашей аудитории не согласен, да.

Виктор Данилов-Данильян: Я тоже не могу сказать, что я на сто процентов согласен.

Дмитрий Лысков: Тоже все-таки нет? Потому что из прозвучавшего, у меня по крайней мере, сложилось мнение, что первоочередной задачей избранного президента Российской академии наук будет дальнейшее реформирование. Или вы тоже не согласны с этим мнением?

Борис Салтыков: Если можно, я начну все-таки с довольно глубокой истории. Скажем, всем известно, что российское правительство переехало в Москву в 18-м году.

Юрий Пивоваров: В марте 18-го года.

Борис Салтыков: А Академия наук переехала из Петербурга в Москву в 34-м году.

Юрий Пивоваров: Это была не российская, а большевистская.

Борис Салтыков: Большевистская, я согласен.

Юрий Пивоваров: Но не российская.

Борис Салтыков: Ну, она была АН СССР.

Дмитрий Лысков: Академия наук Советского Союза.

Борис Салтыков: Совершенно верно.

Юрий Пивоваров: С 25-го года.

Борис Салтыков: И она была довольно небольшой институцией, так сказать, с малым ресурсом – не человеческим, а, скажем так, не очень понятно, для чего она нужна власть. Но именно в этом году Сталин издает указ, потому что перед этим был "философский пароход", он поссорился и выгнал всех умных людей. Надо было привлекать… в общем, предстояла действительно модернизация хозяйства, в том числе нужны были и умные люди, и умные техники-инженеры. И он тогда впервые вывел Академию наук из-под Наркомпроса, под которым она и была. Назвали даже это "Министерство непромышленной науки" (в кавычках, конечно). И дал ей вот то, что она получила: стипендии, возможность избирать самой своего президента. Но вы правильно сказали, что потом, когда ЦК КПСС взял все в руки, конечно, избирали того, кто…

Юрий Пивоваров: Ну, первый президент был избран еще при Временном правительстве и был до 36-го года – Карпинский.

Борис Салтыков: Правильно, правильно, правильно. Я говорю, что… Я же, так сказать, не жил в те годы, но я изучал это место истории как раз. И тогда это был такой шаг навстречу научной интеллигенции: "Я вам даю свободу, даю стипендии". Кстати, именно на эти деньги Капица Петр Леонидович работал, когда был изгнан отовсюду. "Изба Академии наук" называлась его дача.

Так вот, это с чего начиналась так называемая (уже даже без кавычек) свобода или свободное изъявление Академии наук. Хотя действительно прав Юрий Сергеевич. Изначально что мы наследуем в Академии? Конечно, это императорская академия, где президент академии назначался императором. Начиная с 92-го года, никто не управлял Академией ни из Правительства, ни из Администрации президента. Только приведу две цифры…

Дмитрий Лысков: Вы ведь в этот самый период занимали пост министра науки и технологий Российской Федерации.

Борис Салтыков: Совершенно верно. Оно называлось Министерство науки, высшей школы и технической политики. Оно так называлось.

Дмитрий Лысков: Технической политики. Я прошу прощения, да. Неужели руки не тянулись контролировать Академию наук? Вот признайтесь честно. Я пытаюсь понять мотивацию чиновника.

Борис Салтыков: Абсолютно честно… Ну, насчет чиновников я вынужден сказать, что в советское время чиновник был другой. Я взял, так сказать, объединение ГКНТ СССР. 473 человека. 2 членкора, 23 доктора и 120 кандидатов в чиновничьем аппарате ГКНТ.

Дмитрий Лысков: То есть контролировать рука не тянулась?

Борис Салтыков: Не в этом смысле. А вот бюрократы, которых ругают, тогда все понимали. Они шли через парткомы, конечно, но они шли из научных институтов. То же самое в отделе науки ЦК – возглавлял его доктор технических наук. И я его прекрасно знал и работал на них, пытаясь реформировать советскую науку.

Поэтому я завершу чем? Объективно проблема… Из юротдела Администрации президента говорили: "А почему у вас в Правительстве сидят министры, которых можно выгнать, наградить и так далее, кроме одного? Сидит Юрий Сергеевич, который избран и вам не подчиняется".

Дмитрий Лысков: Президент Академии наук.

Борис Салтыков: Совершенно верно.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо. Вот тогда рука не тянулась контролировать. Юрий Сергеевич, что изменилось сейчас?

Юрий Пивоваров: Вы знаете, мне кажется, что… Я, к сожалению, с коллегами не согласен. Но я могу говорить только за социально-гуманитарную часть Академии, к которой я принадлежу.

Дмитрий Лысков: Ну, естественно.

Юрий Пивоваров: Я не знаю, что у физиков, химиков, биологов и так далее. В девяностые и нулевые годы, получив свободу, идеологическую прежде всего свободу, у нас начался подъем этих наук, как ни странно, с одной стороны. С другой стороны, нас перестали финансировать. Например, мой Институт научной информации, где была крупнейшая библиотека (сгоревшая, к сожалению): если в 90-м году мы получали 100% на закупку новой литературы, то в 92-м – 3%. Все это рухнуло мгновенно! Денег не было. Была свобода, но не было денег. Это плохо.

Но что я должен сказать? Во всяком случае социально-гуманитарная часть науки Российской академии наук повернута к обществу. Было бы время, я бы десятки фамилий назвал, которые являются такими спикерами на телевидении, в радио, в прессе и так далее, и так далее. Для меня главное – это то, что нападения на науку – это не только нападения на науку, а это нападения на один (их осталось уже немного) из островков гражданского общества в нашей стране.

Дмитрий Лысков: Вы рассматриваете это именно как нападения на науку?

Юрий Пивоваров: Ну, может быть, это очень сильная и экспрессивная фразеология, свойственная, так сказать, экспрессивному человеку, но по существу, конечно, это так.

Понимаете, какая вещь? Академия наук действительно самоуправлялась. И даже в советские времена я, занимавшийся историей, правом, политической наукой, никогда не чувствовал какого-то идеологического давления. Ну, были какие-то минимальные ограничения, но не более того. И в этом смысле это было общество гражданское, вот такая часть гражданского общества в авторитарной стране. И такой же Академия наук оставалась в девяностые и нулевые годы.

Я был 17 лет директором крупнейшего гуманитарного института. Если бы меня спросили: "Что вам было нужно?" – а меня и спрашивали, я говорю: "Деньги". Нас перестали финансировать и не дали возможностей юридических самим каким-то образом зарабатывать деньги. Гуманитариям это сложнее, но тем не менее.

Но главная проблема, коренная проблема даже глубже, чем наука. Это нападения на один из последних островков гражданского общества, где есть своя мысль, свое самоуправление, свое понимание, как надо двигаться. Я не хочу, чтобы мне чиновники, даже самые лучшие, говорили, как я должен заниматься, почему я занимаюсь. Когда мне какой-нибудь из ФАНО говорит: "А вы что-нибудь открыли?" – "Ну, я историк, – говорю, – я не знаю…" – "А тогда зачем? А чем вы занимаетесь?" Я говорю: "Я читаю, я пишу". – "Мы тоже, – говорит, – читаем и пишем".

Понимаете, это некие чиновники, о которых Борис Георгиевич говорил. Это чудовищно! Но это для всей страны чудовищно не только потому, что мы науку потеряем, а мы потеряем остатки нашей свободы.

Дмитрий Лысков: Виктор Иванович, вы согласны с такой характеристикой? То есть – нападения на науку?

Юрий Пивоваров: На гражданское общество.

Дмитрий Лысков: На гражданское общество, на островок свободы.

Виктор Данилов-Данильян: Такой момент, конечно, во всей этой истории есть. Но я хочу вот что еще сказать. Я не знаю, в какой степени президиум Российской академии наук от общества отграничен и так далее, и так далее. Но что касается института, где я почти 15 лет директор (несколько месяцев осталось мне до 15 лет), то я никак не могу согласиться с тем, что наш институт как-то от общества отгорожен. Ничего подобного! Мы прекрасно взаимодействуем и с Министерством природных ресурсов и экологии, и с Росводресурсами, и с Министерством образования и науки, и вообще с Государственной Думой, и с Советом Федерации. Какая же это отгороженность? Мы выполняем государственные задания. Нашими усилиями сформирована, например, государственная программа "Водная стратегия Российской Федерации до 2020 года". Ну и так далее, и так далее. Что это за отгороженность? И я хочу…

Дмитрий Лысков: Ну, хорошо, отгороженности нет. Но я хочу на данный момент сосредоточиться на вопросе нападения на науку, на гражданское общество. Вы сказали, что "отчасти, может быть, да".

Виктор Данилов-Данильян: Отчасти.

Дмитрий Лысков: Тогда я пытаюсь понять, с какой-то целью-то? Ну, как? Просто из злокозненного интереса, что ли?

Виктор Данилов-Данильян: Знаете, будучи представителем естественных наук, я считаю, что о цели надо спрашивать тех, кто является носителем этой цели, а не строить…

Дмитрий Лысков: Ну, предполагать-то можете?

Виктор Данилов-Данильян: Ну, как-то это… Я вот о другом хочу сказать. В 2007 году у нас были национальные проекты. Насколько, я помню, это было "Образование"…

Дмитрий Лысков: "Здравоохранение".

Виктор Данилов-Данильян: Это было "Здравоохранение", "Жилищно-коммунальное хозяйство"…

Дмитрий Лысков: "Доступное жилье".

Виктор Данилов-Данильян: А?

Дмитрий Лысков: Ну, "Доступное жилье".

Виктор Данилов-Данильян: Совершенно верно. В чем состояли эти программы? Ну, решительно ни в чем, кроме увеличения финансирования в этих секторах. Только это фактически там было. Прибавили зарплату работникам здравоохранения, прибавили зарплату…

Дмитрий Лысков: Нет, ну как? Закупки медтехники современной, оснащение, строительство федеральных медцентров.

Борис Салтыков: Увеличение ресурсов, да.

Виктор Данилов-Данильян: Вот мы реформируем Академию наук – никакой зарплаты никому по этому случаю не прибавили. Но меня, честно говоря, гораздо больше волнует другое. Меня волнует именно тот момент, который только что был отмечен – закупка техники. Мы сейчас технику можем покупать какую-то только на гранты и хоздоговора. Только. Мы бюджетного финансирования ни на какие закупки вообще не имеем. Мы не имеем бюджетного финансирования командировки. Мы – Институт водных проблем Российской академии наук, который занимается географической некой отраслью, гидрологией, – не имеем ни копейки бюджетных денег на экспедиции. Что это за реформа такая?

Дмитрий Лысков: Ну, это потому, что у нас не было нацпроекта "Наука". У нас были многочисленные нацпроекты, но проекта "Наука" у нас, к сожалению, не было.

Виктор Данилов-Данильян: Так, может быть, и надо было сделать нацпроект "Наука" и с этим нацпроектом "Наука" обращаться примерно так же, как с другими нацпроектами? Было бы толку, ей-богу, больше.

Алексей Хохлов: Можно?

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, да, конечно же. Прошу вас, ваша реплика.

Алексей Хохлов: Коль скоро, так сказать, получилось несогласие с коллегами, я хочу сказать следующее. Действительно, когда был Советский Союз, надо вспомнить, что Академия наук не имела финансовой самостоятельности. Право финансовой подписи президент Академии наук не имел. Ее имел управляющий делами, который назначался ЦК КПСС.

Дмитрий Лысков: А, то есть ничего, в принципе, по сравнению с реформой 2013 года и не изменилось?

Алексей Хохлов: До 91-го года…

Борис Салтыков: Была секция общественных наук, которую возглавлял академик Федосеев, которого назвали "отдел кадров Академии наук".

Алексей Хохлов: В 91–92-м году в результате событий Академия получила полную самостоятельность. Вот когда денег не было, как сказал Юрий Сергеевич, все было хорошо, так сказать. Но в нулевые годы… Я за девяностые годы руководству Академии твердо выставил бы хорошую оценку. Но в нулевые годы, когда деньги появились, вот эта финансовая самостоятельность, в общем, сыграла, с моей точки зрения, не очень хорошую вещь – ну, стали заметны определенные злоупотребления. Мы все о них знаем. И я думаю, что это было одним из моментов, которые привели к реформе.

Дмитрий Лысков: Легли в основу реформы 2013 года. Это заявлялось, да.

Алексей Хохлов: Сказать, что реформа ни на чем не основана, какие-то злые люди в Правительстве, которые решили уничтожить науку, – такого нельзя сказать.

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, а можно я тогда сразу, что называется, возьму быка за рога? Вы ведь выдвигали свою кандидатуру на пост президента Академии наук.

Алексей Хохлов: Да.

Дмитрий Лысков: А с какой программой вы шли? Вот можно просто по пунктам рассказать, какие реформы, какие изменения вы предлагали в рамках своей кандидатуры?

Алексей Хохлов: Значит, смотрите. Конечно, я могу рассказать, но программа большая…

Дмитрий Лысков: Нет, ну вкратце, естественно. У нас время-то все-таки ограниченное.

Алексей Хохлов: Она была опубликована за два месяца до выборов. И на самом деле я ее разослал всем членам Российской академии наук. Получил очень много откликов, очень было интересно. Ну, я могу только пунктиром сказать.

Мы должны исходить из той ситуации, которая сейчас есть, не смотреть в прошлое, а смотреть в будущее, и смотреть, как Академия наук должна развиваться. Ну, первая очень важная проблема, которую, безусловно, необходимо решить, – это проблема статуса Российской академии наук. Российская академия наук в настоящее время является федеральным государственным бюджетным учреждением. Это совершенно не соответствует…

Дмитрий Лысков: А должна она, с вашей точки зрения, быть?..

Алексей Хохлов: Должна иметь особый статус – государственная Академия наук. У нас много… У нас и "Сколково" имеет особый статус, и МГУ, в котором я работаю, имеет особый статус. Это должен быть особый статус. И все особенности, связанные с функционированием Российской академии наук, которые прописаны 253-м законом, они там должны быть отражены и более детально изложены.

Второе. Конечно, вот это функционирование президиума Академии наук как очень закрытой и архаичной системы должно быть изменено. Когда я говорю "лицом к обществу"… Вот тут Виктор Иванович говорил про министерства. Общество – это не государство. Академия наук должна быть послом науки в обществе, то есть она должна…

Дмитрий Лысков: Популяризировать науку.

Алексей Хохлов: Да, популяризировать науку, рассказывать обществу о последних достижениях науки, о том, как эти достижения меняют жизнь человека, и так далее.

Дмитрий Лысков: Вы знаете, вот интересный момент – ученых-популяризаторов на самом деле не так уж и много. И по большому счету, обществу их имена известны. Должна ли эту функцию брать на себя целиком Академия наук? Вопрос на самом деле открытый, конечно.

Алексей Хохлов: Нет, подождите, подождите…

Виктор Данилов-Данильян: Один момент. Мы делаем то, что более или менее востребовано. Да не востребовано! Нет сейчас спроса на популяризацию науки. Ну, что мы будем наводить тень на плетень?

Дмитрий Лысков: Ну, я не знаю. На самом деле совсем недавно общался с издательством научно-исторической литературы. Говорят, что спрос есть, а авторов нет.

Алексей Хохлов: Вот смотрите. Московский университет ежегодно проводит "Фестиваль науки", каждый второй уикенд октября. С 6 по 8 октября в этот раз это будет. Это всероссийское мероприятие. Приходят миллионы людей по всей России. Вы понимаете, что молодым людям надо рассказывать, что наука – как это хорошо, как интересно работать в науке, как интересно быть ученым, преподавателем и так далее, как достижения науки меняют жизнь. Вместо этого сегодня в топе "Яндекса" у нас была новость о том, что…

Дмитрий Лысков: Вечный двигатель.

Алексей Хохлов: …китайские ученые изобрели двигатель.

Виктор Данилов-Данильян: Очередной.

Дмитрий Лысков: Это уже даже не новость.

Виктор Данилов-Данильян: Это в N+1-й раз.

Дмитрий Лысков: Действительно.

Алексей Хохлов: Но это же нужно, так сказать, как-то…

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, и все-таки возвращаясь к выборам. Вы правительственный фильтр, который создан по новому закону, не прошли. Вроде бы программа звучит логично. А что, с вашей точки зрения, не устроило? Предположения, наверное, есть?

Алексей Хохлов: Нет, у меня нет никаких предположений.

Дмитрий Лысков: Нет?

Алексей Хохлов: Ко мне никто не обращался, никаких документов никто не запрашивал. И в этом смысле я просто даже и не знаю, с чем это связано.

Дмитрий Лысков: Тогда давайте сейчас посмотрим небольшой сюжет о других кандидатах, посмотрим фрагменты их программ, сравним с тем, что здесь прозвучало, и потом продолжим наше обсуждение.

Каблов Евгений Николаевич – 65 лет, генеральный директор Всероссийского научно-исследовательского института авиационных материалов, доктор технических наук, профессор: "Сложившаяся ситуация противостояния РАН и ФАНО недопустима и только увеличивает разрыв между руководством Академии и основной массой научных работников". Деятельность ФАНО должна быть полностью интегрирована в работу РАН".

Красников Геннадий Яковлевич – 59 лет, генеральный директор НИИ молекулярной электроники, председатель Совета директоров компании "Микрон", доктор технических наук, профессор: "Я очень хорошо помню, как развалился СССР. Конечно, я считаю, это трагедией. И сейчас у меня такое же чувство, когда я вижу, как разваливается РАН. Образно говоря, на носу 41-й год, а все учены в военных лагерях, нет топлива, нет самолетов… Я хочу сказать, что если мы хотим быть независимой страной, у нас осталось очень мало времени".

Нигматулин Роберт Искандерович – 77 лет, научный руководитель Института океанологии РАН, доктор физико-математических наук, профессор: "Кроме того, что будущий президент должен курировать развитие фундаментальной науки, он обязан стать государственной фигурой, активно включиться в решение проблем страны. Закончился период вежливого выслушивания. Президент РАН не должен молчать, он должен представить научную концепцию развития производительных сил страны, возглавить разработку стратегию социально-экономического развития России. Почему этим сейчас занимается только Центр стратегических разработок во главе с Алексеем Кудриным?"

Панченко Владислав Яковлевич – 70 лет, заведующий кафедрой медицинской физики Физического факультета МГУ, научный руководитель Института проблем лазерных и информационных технологий РАН, доктор физико-математических наук, профессор: "РАН должна вернуть себе роль интеллектуального центра российской науки, обеспечивающего генерацию новых знаний и компетентную экспертизу. Необходимо принципиально изменить формат взаимодействия между РАН и Федеральным агентством научных организаций. От формальных, бюрократических взаимоотношений надо перейти к конструктивному взаимодействию, при котором во главе угла будет поставлена научная деятельность и ее поддержка. ФАНО должно не усложнять жизнь российских ученых, а стать их главным помощником в работе".

Сергеев Александр Михайлович – 62 года, директор Института прикладной физики РАН в Нижнем Новгороде, доктор физико-математических наук, профессор: "Только ученый может действительно понимать, что происходит в его области, никто из чиновников с этим не справится. Поэтому следует отдать финансирование на уровне понимания под инициативные проекты ученым и не командовать ими".

Дмитрий Лысков: Борис Георгиевич, вы просили слово. И позвольте сразу тогда вопрос. Наверное, вы обратили внимание в ходе этого сюжета… Да, понимаю, долгий сюжет, но нужно было посмотреть и кандидатуры, и выдержки из программ. Все, в принципе, говорят о том, что что-то нужно менять – нужно менять и статус по реформе 2013 года, и возвращать роль интеллектуального центра Российской академии наук. Что-то неладно, видимо, в Академии, да?

Борис Салтыков: Я хотел бы сделать замечание, касающееся… Откуда возникла проблема ФАНО, вообще откуда она появилась? В 2006 году, по-моему, впервые провели указ президента… Нет, указ был принят Академией наук. Впервые было сказано, что избранный президент Академии потом утверждается президентом страны. Это называлось "модельный устав". И была тоже дикая дискуссия в СМИ и внутри Академии. И я присутствовал как эксперт уже на этих заседаниях. Министром был Фурсенко, а замом у него был Ливанов, тогда он был замминистра. И когда посыпались такие обвинения… Все, приняли этот устав модельный, то есть теперь президент Академии наук утверждался президентом страны, но он не имел права предложить свою кандидатуру (так же, как и сейчас).

Ливанов, который… Мы вышли, и я говорю: "Я не очень понимаю, а куда денутся институты?" – "Как куда? – говорит. – Мы их передаем в министерство". Я тогда говорил, что я категорически против, потому что я знаю, что такое министерства тех времен. Это не то, где доктора, кандидаты и членкоры были, а совсем другое. Эти люди говорят иногда на двух-трех языках, но предмета не знают. И тогда Ливанов мне говорит: "У меня есть еще один проект по типу американской академии. Экспертное сообщество – мы им увеличиваем в три раза стипендию. Они замолчат, конечно. И все институты переходят в ведение министерства". Я сказал: "Категорически против!" И возникло вместо министерства еще и ФАНО. Я по этому поводу… Где набрать специалистов такого класса?

Дмитрий Лысков: Чтобы они управляли недвижимостью.

Борис Салтыков: Чтобы они знали… Нет, не только. Они, может, знают и недвижимость, но они не понимают, что это объект научный, особый, так же как медицинский, и так далее.

Дмитрий Лысков: Артем Анатольевич, ну хорошо, с ФАНО-то все понятно. Реформа, как мы уже слышали, тоже прошла, что называется, не на пустом месте. Мы услышали вот сейчас, что "вернуть роль интеллектуального центра Российской академии наук". С вашей точки зрения как человека, который занимается, в принципе, и медийными технологиями, и общественным мнением, сейчас РАН утратила такую роль?

Артем Космарский: Интеллектуального центра?

Дмитрий Лысков: Да. Если речь идет о том, чтобы вернуть.

Артем Космарский: Я далеко не уверен, что она… А что такое интеллектуальный центр? Надо конкретизировать этот вопрос.

Я бы сказать вот о чем. Тут много говорится о власти, о министерстве, о чиновниках и так далее. Но важно иметь в виду, что власть неоднородна, это не одна какая-то злая или добрая сила, у которой четкая программа действий. Действительно, говорить о науке и обществе – ну, тут более или менее понятно. В принципе, не надо изобретать колесо. С властью все, конечно, сложнее.

Но я хочу сказать, что я далеко не уверен, что у нашего государства есть четкая программа развития науки, РАН и даже есть четкая программа развития страны. Тут есть много сил, много идей, начиная просто от жесткого секвестирования, срезания, экономии и так далее и заканчивая выстраиванием военной какой-то сверхдержавы. И РАН должна именно на уровне формальных и неформальных переговоров с этими силами четко доказывать важность науки, и важность науки для развития страны в частности. Вот в этом смысле РАН может стать интеллектуальным центром.

Дмитрий Лысков: Анатолий Степанович, ну а у науки-то есть четкий план развития науки в стране?

Анатолий Миронов: У науки появилась "Стратегия научно-технологического развития страны". И в этой стратегии, на мой взгляд (ну, не только на мой взгляд, но и коллег), в общем-то, довольно слабо отражена на самом деле роль Академии наук. Даже под эту стратегию…

Дмитрий Лысков: Подождите. А кто же тогда ее разработал? Академия наук? Вы сказали, что в науке разработана.

Анатолий Миронов: Ее разрабатывала комиссия, по сути дела. Там участвовали и ученые из Академии, действительно. Но документ куцый получился. Во-первых, непонятно – наука для какой страны? В какой стране мы должны жить? Это первый вопрос и главный, который отложен, как было объявлено, на президентские выборы. А без этого вопроса дело стратегии…

Дмитрий Лысков: Ну, понятно, что без этого принципиального вопроса дальнейшую стратегию, в общем-то, можно оставлять сразу на обочине.

Анатолий Миронов: Поэтому эта стратегия получилась как вода. Там какие-то хорошие фразы есть, правильные фразы есть, но конкретная постановка цели, выделение ресурса, определение ответственных и конкретные результаты выполнения этой стратегии – это все как-то…

Дмитрий Лысков: То есть из ваших слов я понимаю, что такой стратегии развития науки в стране у науки нет тоже. Юрий Сергеевич.

Юрий Пивоваров: Мы все время говорим – РАН, РАН. А с 2013 года нет никакой РАН. Что такое РАН? Это президиум, как Виктор Иванович говорит, закрытый, и это 2 тысячи академиков, которые раз в год собираются. Все. А чем была РАН или Академия наук СССР, Российская академия наук, императорская до этого? Она была прежде всего совокупностью институтов – сотни институтов с запада на восток и с севера на юг. И там работали ученые. И ими руководили вот эти академики, члены-корреспонденты, президиум.

Теперь нас разорвали. И Академией наук в нынешнем виде может быть все что угодно, но пока институты подчинены ФАНО… Ни отделение, в котором я состою, ни президиум не могут влиять на деятельность моего института, а только чиновники ФАНО. Это надо иметь в виду. И надо выйти из этой ситуации пагубной. Вторая проблема…

Дмитрий Лысков: А какие пути выхода из этой пагубной ситуации существуют вообще?

Юрий Пивоваров: Ну, здесь идеальный путь – ликвидировать ФАНО или менее "идеальным" сделать ФАНО.

Дмитрий Лысков: Отменить реформу 2013 года?

Юрий Пивоваров: Если угодно – да. А что, умный правитель может и признаться в своих ошибках. Проблема денег – ключевая проблема.

Виктор Данилов-Данильян: Можно передать ФАНО в состав Академии наук в качестве подразделения, ведающего собственностью.

Юрий Пивоваров: Пожалуйста, можно и так, да, но только под руководством Академии наук. Деньги. В моем институте ИНИОН средняя заработная плата – 22 тысячи людей. Талантливая молодежь никуда не пойдет, старики помирают и так далее.

Дальше. Интеллектуальный ли центр Академия наук? Ну, разумеется да. Где работают лучшие историки России? В Институте российской истории, в Институте всеобщей истории, этнологии и так далее. И я уверен, что так же у физиков, химиков и так далее. Не обижаю Московский университет…

Дмитрий Лысков: Вы знаете, справедливости ради… Это к вопросу об авторитете Академии наук. Буквально на днях… Ну, как на днях? Несколько недель назад по радио слушал выступление академика Российской академии наук (кстати говоря, Виктор Иванович, вашего коллеги), специалиста по воде, который на протяжении часа рассказывал слушателям о том, что такое структурированная вода, как она структурируется разнообразными волновыми воздействиями, что у нее есть время релаксации и оно зависит от того, какое волновое воздействие на нее оказано, что волновое воздействие бывает…

Виктор Данилов-Данильян: Ну, это не академик Российской академии наук.

Дмитрий Лысков: Это академик Российской академии наук.

Виктор Данилов-Данильян: Может быть, естественных наук?

Дмитрий Лысков: Нет! Российская академия наук. Он пришел из РАМН после слияния.

Виктор Данилов-Данильян: А-а-а!

Дмитрий Лысков: Он специалист по структурированной воде и всю жизнь именно этим и занимался. Я специально проверил. Извините, после этого, после этой программы, когда я час слушал про структурированную воду от имени академики Российской академии наук, я специально потом пошел и проверил. Да, это действительно действующий академик Российской академии наук. Авторитет Академии наук в моих глазах, конечно, рухнул, извините, ниже плинтуса. Это моя реплика.

Юрий Пивоваров: Почему? Из-за одного идиота?

Дмитрий Лысков: Да. Потому что он имеет статус действующего академика Российской академии наук.

Юрий Пивоваров: Ну, мало ли как бывает.

Дмитрий Лысков: Если Академия наук не может навести порядок в своих рядах, то я не знаю, как быть в этой ситуации.

Виктор Данилов-Данильян: Юрий Сергеевич, я согласен с нашим ведущим. Ну, как бы вы реагировали, если бы кто-нибудь начал рассказывать, что Вторая мировая война началась в 1935 году, а кончилась…

Юрий Пивоваров: Ну, я бы сказал, что он дурак, в школе не учился. Вот что я бы сказал.

Дмитрий Лысков: А если он при этом имеет статус академика Российской академии наук?

Юрий Пивоваров: Ну, значит, мы идиоты, что такого избрали, если вот в нашем отделении истории. Но у нас таких нет.

Дмитрий Лысков: Вот в этом и странность. Алексей Ремович, может быть, как-то Академии наук самой задуматься, извините за такое слово, над чистотой рядов?

Юрий Пивоваров: Как и всем остальным организациям.

Дмитрий Лысков: Несомненно, несомненно. Но для того чтобы вернуть роль интеллектуального центра, наверное, имеет смысл об этом подумать. Нет?

Алексей Хохлов: Конечно да. И в моей программе собственно об этом и говорилось: нужно изменить систему выборов в Российской академии наук, начиная с системы объявления вакансий. Не надо объявлять вакансии в тех случаях, когда просто кто-то уходит в мир иной. Наука меняется, возникают новые направления. Надо объявлять вакансии, когда есть достаточное количество хороших ученых, работающих в данном направлении. Надо после объявления вакансий широко и подробно освещать и показывать обществу достижения данного ученого. После того как отделение сделало свой выбор и кто-то был выбран, не надо сразу утверждать этого человека на общем собрании, а надо дать какой-то период, временной люфт, чтобы коллеги посмотрели, кто был утвержден отделением, и высказали какое-то свое мнение. И тогда не будет…

Дмитрий Лысков: Вы говорите о будущем. А что делать с настоящим?

Алексей Хохлов: Подождите, подождите…

Дмитрий Лысков: Переаттестацию проводить? Ну, как?

Алексей Хохлов: Кто избран – тот уже избран.

Дмитрий Лысков: Такие мнения ведь тоже звучат. Я почему и спрашиваю.

Алексей Хохлов: Мы знаем, что гомеопатия… один из гомеопатов был избран на последних выборах в Российскую академию наук, был избран. Один математик обратил на это внимание.

Дмитрий Лысков: Так гомеопатия юридически является сферой медицинской науки.

Алексей Хохлов: Один из математиков обратил на это внимание. Понимаете, нам раздают эти объективки в тот же день, и утром они еще не готовы. Это даже, наверное, специально сделано, чтобы мы не посмотрели, кого там отделения навыбирали.

И я еще хотел сказать следующее. Я в такой странной роли. Вроде Правительство меня не утвердило, но я хотел бы все-таки защитить Правительство. Тут вы все критикуете и критикуете. "Стратегия научно-технологического развития" – в ее разработке принимали участие очень много академиков Российской академии наук.

Я считаю, что документ вполне нормальный, хороший. Он говорит о том, что наука для того, чтобы быть полезной обществу, она должна продемонстрировать, что она отвечает на большие вызовы так называемые. Там разработан механизм, как это делается, советы по приоритетным направлениям. И в рамках этих советов будут представлены и Российская академия наук, и институты, подведомственные Федеральному агентству научных организаций, и вузы. И решение о финансировании той или другой разработки будет приниматься с учетом мнений этих людей на межведомственном уровне. Министерство не будет вот эту "гравицапу" больше… "Гравицапа" в ваше время финансировалось. Ведь финансировалось?

Дмитрий Лысков: Это же непрерывный конфликт интересов – то ли Правительство должно определять направления развития науки, то ли наука должна определять.

Анатолий Степанович, каковы шансы, что кто-то из существующих, текущих, действующих кандидатов на пост президента Академии наук займется решением вот этих намеченных сейчас нами острых вопросов? Первое – взаимодействие Академии наук и ФАНО (и возможно, даже переподчинение ФАНО обратно Академии наук). Второй вопрос – это чистота рядов опять же. Ну, извините, вот как-то так оно звучит. Оценка деятельности институтов и распределение полномочий. Вот есть шансы, что эти вопросы начнут решаться?

Анатолий Миронов: Ну, гадать, кто лучше, кто хуже, в общем-то, профсоюзу не с руки, поэтому позиция наша такая профсоюзная: кто бы ни был избран, мы будем работать и сотрудничать, и будем предлагать свои те находки, которые мы видим. То, что нужно для страны, то, что нужно для науки – вот это в комплексе должно быть решено с любым из тех кандидатов, которые сегодня фигурируют на эту должность. Мы хотим выходить на мировой уровень, мы хотим поддерживать этот уровень. Но где у нас материальная база эксперимента? Потому что, сидя у компьютера, не многие научные открытия можно сделать, далеко не многие. И основная сила – это все-таки экспериментальная база, работа с материалами, архивами, животными и так далее. И вот на это все должно быть ресурсное обеспечение.

Дмитрий Лысков: Так это же опять вопрос финансирования. Виктор Иванович, вы прокомментируйте…

Анатолий Миронов: Ну, нас-то ругают.

Дмитрий Лысков: При таком количестве нерешенных проблем мы все время переходим к вопросу финансирования. Но ведь я понимаю государственного чиновника. Когда государственному чиновнику, который видит эти проблемы, я думаю, не хуже, чем я, журналист, говорят: "Нет, вы нам денег дайте, а дальше мы сами разберемся", – ну, любой государственный чиновник не даст денег.

Юрий Пивоваров: А какие они проблемы видят? Они что, в науке понимают?

Виктор Данилов-Данильян: Я как раз, между прочим…

Дмитрий Лысков: Когда выступают деятели…

Виктор Данилов-Данильян: Проблемы реформы науки нельзя сводить к взаимоотношениям между Академией наук и ФАНО ни в коем случае. Нужно говорить о взаимоотношениях науки и общества, науки и государства. Надо, чтобы государство относилось к науке не так, как оно сейчас к ней относится.

Дмитрий Лысков: А как?

Виктор Данилов-Данильян: Потому что научные результаты, нужные государству научные результаты остаются сплошь и рядом просто невостребованными по совершенно разным причинам, между прочим. Опять-таки из моей собственной области: многие наши результаты остаются невостребованными, потому что в бассейновых водных управлениях нет людей, которые способны работать с математическими моделями на компьютерах. Ну, просто никого нет! А это абсолютно необходимо.

Дмитрий Лысков: Виктор Иванович, подождите. Президент Академии наук присутствует на заседаниях Правительства, он присутствует на совещаниях…

Юрий Пивоваров: Член Совета Безопасности.

Дмитрий Лысков: Член Совета Безопасности. На совещаниях Совета Федерации.

Виктор Данилов-Данильян: И молчит. И всегда молчит.

Дмитрий Лысков: А почему молчит-то?

Виктор Данилов-Данильян: У него спросить надо.

Борис Салтыков: Вот этот вопрос бы Осипову задать. Я думаю, это одна из причин, почему его сменили. Его называли "молчащий президент".

Дмитрий Лысков: Юрий Сергеевич, есть ли шанс, что новый президент не будет молчать?

Юрий Пивоваров: Я согласен с Виктором Ивановичем в том, что эта проблема государственная. Если мы не нужны государству и обществу – ну, значит, не нужны. А если нужны, то тогда нужно другое отношение.

Дмитрий Лысков: Нет, подождите. Президент Академии наук молчит, но проблема государственная?

Юрий Пивоваров: Во-первых, президент Академии наук Осипов уже давно не президент Академии наук. Хотя я согласен, что это был "молчащий президент". С другой стороны, Фортов, насколько мне известно, был более говорящий президент, хотя мы ждали большей активности от него. Посмотрим, кто будет сейчас. Во всяком случае, все то, что говорилось здесь, то, что говорил Алексей Ремович, – все это очень симпатично, кстати говоря. Но дадут ли ему возможность это делать? Ну и что, что он член Правительства? Он что, решает эти вопросы? Он может их поставить.

Дмитрий Лысков: Он их может хотя бы озвучить, поставить, заявить.

Юрий Пивоваров: А откуда мы с вами знаем, озвучивали ли, как вы говорите, эти президенты или не озвучивали?

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, вы выдвигали свою кандидатуру на пост президента Академии наук. Сейчас, кстати говоря, я прочитал, что вы предложили поддержать академика Александра Сергеева. Это действительно так, да?

Алексей Хохлов: Да.

Дмитрий Лысков: Ну, пока все-таки ваша кандидатура. Как вы планировали строить взаимодействие с органами власти? Вот были бы вы на заседании Правительства – и молчали бы?

Алексей Хохлов: Нет конечно.

Дмитрий Лысков: А что бы вы говорили?

Алексей Хохлов: Все, кто меня знают, знают, что я не молчу.

Дмитрий Лысков: Что бы говорили?

Алексей Хохлов: Что надо, я говорю. Ну, как? Очень многие вещи нужно решать вместе… Вот проблема статуса, проблема изменения 253-го закона – это проблема, которая не может быть решена внутри Академии наук. Надо четко поставить эту проблему и ее решить.

О чем еще можно говорить на заседаниях Правительства? Надо формулировать (и у меня это было написано) проекты, под которые можно получить финансирование. Не ждать, что финансирование свалится откуда-то, а формулировать проекты. Вот мы считаем, что, например, проект кадрового роста молодых российских ученых, когда им дается самостоятельная лаборатория, если у них возраст, так скажем, до 45–50 лет, под эту программу можно было бы получить дополнительное финансирование. И в принципе, такие вещи я уже даже предлагал, будучи председателем Совета по науке при Минобрнауки. В общем, это все воспринималось все достаточно хорошо.

Программа интеграции. Не знаю, при вас она начиналась? Ну, это же программа, когда усилия институтов Академии наук и вузов объединяются для подготовки…

Борис Салтыков: Называлась "Научно-образовательные центры".

Алексей Хохлов: Да.

Юрий Пивоваров: Алексей Ремович, а сейчас по-другому – ФАНО против этого. Вот я преподаю…

Алексей Хохлов: Так вот, надо убеждать Правительство, что в ФАНО люди не понимают, что эту программу нужно возродить. Это же очевидно.

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, а это реально, с вашей точки зрения – убедить Правительство, продавить эти идеи?

Алексей Хохлов: Реально. Понимаете, у меня гораздо меньше было возможностей на посту председателя Совета по науке при Минобрнауки. Многие вещи нам удалось сделать и довести до конца, начиная от некой либерализации сферы закупок научного оборудования (а она совсем была ужасная, когда мы начинали пять лет назад, сейчас она тоже плохая, но все-таки получше) и кончая вещами, связанными с диссертационными работами, чисткой определенных экспертных советов ВАК и так далее, и так далее. Вот это, безусловно.

Вот вы упомянули, что я поддержал Александра Михайловича Сергеева. Ну, у нас на прошлой неделе состоялось с ним несколько разговоров. И я понял, что, в общем, мы достаточно комплементарны, что это человек, который обладает вкусом к новому. Он прекрасный ученый. Он работает в самой передовой области науки – в лазерной физике. Кстати, в той области, в которой…

Дмитрий Лысков: Алексей Ремович, резюмируйте. У нас просто уже времени совсем мало, и я бы хотел перейти…

Алексей Хохлов: Да. И я уверен, что он справится. И я поддерживаю его кандидатуру. И мы решили объединиться.

Дмитрий Лысков: Я с вашего позволения перейду к финальному вопросу, хочу задать каждому из вас. Ну, буквально в режиме блица, по возможности коротко, в двух-трех предложениях попрошу ответить вас на очень простой вопрос. По историческим меркам совсем уже скоро, в общем-то, будет 300-летний юбилей Российской академии наук. И вопрос очень простой. Доживет ли Академия наук до этого юбилея? И в каком виде и что будет с Академией наук в недалеком будущем? Юрий Сергеевич, ваше мнение.

Юрий Пивоваров: Ну, я не знаю, я не пророк. Был такой писатель…

Дмитрий Лысков: Вы ученый.

Юрий Пивоваров: Был писатель Замятин, который говорил: "У меня есть такое ощущение, что будущее русской литературы в ее прошлом". Вот у меня примерно такое же сейчас ощущение. Может быть, как "клуб пожилых ученых" кто-то и доживет. А восстановится ли эта система институтов, совершенно потрясающая и эффективная? Не убежден. Здесь многое зависит от власти и от самих академиков.

Дмитрий Лысков: Спасибо, спасибо. Борис Георгиевич, ваше мнение.

Борис Салтыков: Я считаю, что после (ненавистное слово) реформы Академии наук, о которой говорили и члены Академии, и мы, конечно, доживет. Вопрос – куда деть институты Академии наук? Ну, тут надо посадить умных людей и разбираться точечно.

Дмитрий Лысков: Надо разбираться. Спасибо, спасибо. Это блиц. Артем Анатольевич, ваше мнение.

Артем Космарский: Я тоже согласен с коллегами, что до юбилея, безусловно, доживет. Думаю, что будут какие-то сокращения и перестановки, но потом, возможно, из этого начнет расти что-то вообще новое, чего мы пока вообще себе не представляем.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Виктор Иванович, ваша позиция.

Виктор Данилов-Данильян: Я думаю, что доживет Академия и, может быть, даже будет выглядеть немножко лучше, чем сейчас. Хотя у нас катастрофический провал в возрасте от 40 до 55 лет – ну, просто никого нет!

Но я хочу сказать, что не нужно преувеличивать роль президента Академии наук. У нас сейчас такой разговор шел, будто от президента вообще все зависит – живы мы или уже на кладбище. Да ничего подобного! Президент силен, если в Академии демократическая обстановка, если в президиуме открытые обсуждения, если ученых слушают, слушают и директоров, и не только директоров. И я очень надеюсь на то, что будущий президент сумеет создать такую обстановку.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Анатолий Степанович, так доживет ли и в каком виде?

Анатолий Миронов: Я поддерживаю Виктора Ивановича, прежде всего, и считаю, что губительным будет продолжение разделения отделений выдающихся ученых от институтов. Это должен быть все-таки единый организм. И обязательно вот это все должно быть продумано, о чем я тоже сегодня сказал. Это ресурсное обеспечение.

Дмитрий Лысков: Спасибо. Алексей Ремович, ваше мнение.

Алексей Хохлов: Мне кажется… Как Мартин Лютер Кинг говорил: "У меня есть мечта". Так вот, у меня есть мечта, чтобы Академия наук к своему юбилею подошла сильной и независимой организацией, которая определяет все научные вопросы в институтах Российской академии наук – и не только в них, но и в вузах, и в государственных научных центрах. Ну а управляются, с точки зрения имущественного комплекса и каких-то хозяйственных вопросов, эти институты соответствующими ведомствами, в частности Федеральным агентством научных организаций.

Дмитрий Лысков: Спасибо. На этой оптимистической ноте мы заканчиваем наш разговор о Российской академии наук, в которой, конечно, немало проблем, но надеюсь, что к юбилею они будут разрешены. Спасибо уважаемым экспертам за эту содержательную дискуссию!

ОТР

Россия > Образование, наука > ras.ru, 19 сентября 2017 > № 2316065 Виктор Данилов-Данильян


Россия. Япония. СФО. ДФО > Транспорт. Медицина. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 сентября 2017 > № 2316051

Первые дистанционные консультации врача стали доступны пациентам в клинике «РЖД-Медицина» в Новосибирске, сообщает пресс-служба ОАО «РЖД-Медицина». В настоящее время новый инструмент для повышения качества и доступности оказываемой медицинской помощи стал доступен специалистам НУЗ «Дорожная клиническая больница» на станции Новосибирск.

Телеконсультация, дистанционное ведение больного и использование мобильных диагностических устройств станут доступны во всех клиниках уже с начала 2018 года. Предполагается, что внедрение «Цифрового здравоохранения» позволит повысить качество и доступность медицинских услуг. Автоматизация управления и внедрение современных технологий диагностики и лечения позволит сделать работу учреждений здравоохранения более прозрачной, оперативной и эффективной.

Теперь пациентам станет доступно удаленное консультирование с использованием видеоконференцсвязи, ориентированное на оказание помощи в таких ситуациях, когда рядом с пациентом нет медицинских работников. Таким образом, пациенты, прошедшие стационарное лечение или очное консультирование, смогут воспользоваться данным сервисом. Данная возможность позволит получить грамотную и своевременную медицинскую помощь при экономии финансов и времени.

Напомним, в конце июля Президент России Владимир Путин подписал закон о внедрении в РФ телемедицины. Он позволит россиянам получать дистанционные консультации у своего лечащего врача по Интернету. Закон предполагает создание Единой государственной информационной системы (ЕГИС) в сфере здравоохранения, которая свяжет больницы, поликлиники и органы управления здравоохранением, позволит составлять электронные медкарты и вести учет пациентов с рядом заболеваний в специальных регистрах.

Как ранее сообщал Gudok.ru, еще одним важным направлением, которое реализует ОАО «Российские железные дороги», является проект по созданию передвижного инновационного центра для оказания медицинских услуг железнодорожникам и населению, проживающему в труднодоступных районах. Клиника на колесах будет включать в себя более 10 вагонов с самым современным оборудованием. В настоящее время проект по созданию нового крупного передвижного инновационного центра находится в разработке.

Холдинг «РЖД» также в ближайшее время приступит к реализации проекта Российско-японского центра превентивной медицины и диагностики, который планируется создать в Хабаровске на базе дорожной клинической больницы ОАО «РЖД». В центре будут открыты диагностический, профилактический и реабилитационный блоки, а также центр телемедицины для проведения дистанционных консультаций с японскими специалистами.

Бэлла Ломанова

Россия. Япония. СФО. ДФО > Транспорт. Медицина. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 сентября 2017 > № 2316051


Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 сентября 2017 > № 2316046 Евгений Чаркин

Евгений Чаркин: «Мы хотим получить 3D-карту состояния инфраструктуры и предсказывать потенциальные внештатные ситуации»

Директор по информационным технологиям ОАО «РЖД» рассказал «Гудку» о наиболее перспективных направлениях работы IT-сектора в компании и новых возможностях которые холдинг предлагает пассажирам, операторам и грузоотправителям

– Евгений Игоревич, что собой представляет сегодня IT-комплекс ОАО «РЖД» и какие задачи перед ним стоят?

– Начнём с того, что своеобразным стержнем IT-комплекса компании является Департамент информатизации (ЦКИ). Он аккумулирует вокруг себя всю работу в компании, связанную с внедрением IT-технологий и информатизацией. Он состоит из нескольких отделов, каждый из которых отвечает за своё функциональное направление: это отделы систем управления грузовыми перевозками, систем управления пассажирскими перевозками, систем управления инфраструктуры и подвижным составом. Есть в структуре департамента и отдел, отвечающий за системы управления финансами, экономикой и персоналом. То есть подразделениями Департамента информатизации охвачены все основные функциональные направления деятельности холдинга «РЖД».

В IT-блок в качестве филиалов также входят Главный вычислительный центр, Центральная станция связи, Проектно-конструкторское техническое бюро ОАО «РЖД» и «Трансинформ». Плюс аналоги этих структур на всех дорогах. Кроме того, внутри холдинга существует ряд дочерних структур, таких как Отраслевой центр разработки и внедрения информационных систем (ОЦРВ), Научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт информатизации, автоматизации и связи на железнодорожном транспорте (НИИАС), АО «Компания ТрансТелеКом», Научно-исследовательский институт железнодорожного транспорта (ВНИИЖТ).

– Каково функционально-ролевое разделение между структурами, входящими в IT-блок?

– Департамент информатизации является в РЖД своеобразной службой заказчика для всех задач в сфере IT-технологий. Он постоянно взаимодействует с нашими функциональными партнёрами на предмет определения и формирования их потребностей, а затем трансформирует их в формат технического задания для исполнителей. Далее к работе приступает проектно-конструкторское техническое бюро ЦКИ, которое занимается техническими разработками и отвечает за управление портфелями IT-проектов и корпоративной IT-архитектурой в рамках её программного обеспечения. Оно, в частности, определяет, исходя из возможностей корпоративной IT-архитектуры, в какой системе заданные технические требования лучше будет реализовать с точки зрения экономической и функциональной целесообразности, трудоёмкости и затратности.

В итоге формируется техническое задание, которое поступает на оценку в «Трансинформ», где производятся расчёты, в какую сумму обойдётся его реализация. Исходя из этого формируется технико-экономическое обоснование, и весь этот пакет, включающий техническое задание, IT-архитектуру, технико-экономическое обоснование, все финансовые и коммерческие составляющие, выносится на рассмотрение архитектурного комитета, который и принимает окончательное решение по реализации данной задачи. А уже готовый проект поступает для дальнейшей практической эксплуатации в ГВЦ. Вот и вся цепочка.

Но, подчеркну, цель IT-комплекса компании состоит не только в том, чтобы обслуживать технологические потребности заказчиков. Мы берём на себя более глобальную задачу – определение технологических потребностей клиентов и предложение им принципиально новых технических решений для реализации этих потребностей, о которых сам клиент, возможно, до этого и не догадывался в силу своей сосредоточенности на конкретных задачах.

– Из ваших слов следует, что цифровые технологии всё шире используются на железнодорожном транспорте. В связи с этим возникает вопрос: насколько уже «оцифрована» сегодня деятельность ОАО «РЖД»?

– Степень цифровизации РЖД достаточно высокая. С точки зрения информационных технологий и технологий автоматизации производственного процесса холдинг «РЖД» сейчас по ключевым показателям в IT-секторе превосходит многих своих зарубежных партнёров. В компании реализовано достаточно много пилотных проектов, которые можно считать прорывными. Но они функционируют пока лишь в локальных масштабах. Встаёт вопрос их тиражирования на всю сеть. И здесь мы должны учитывать, что есть базовые принципы, на основе которых и должна развиваться IT-инфраструктура в РЖД: это снижение стоимости технологий и оборудования, повышение уровня информационной безопасности, снижение рисков. Когда мы говорим об удешевлении процессов, то подразумеваем в первую очередь существенное снижение количества информационных систем. Ведь эти системы у нас сплошь и рядом просто дублируют друг друга. Потому нашими специалистами была тщательно проанализирована и переработана целевая IT-архитектура компании «РЖД», прежде всего с точки зрения прикладного программного обеспечения. В ней и очерчен тот целевой ландшафт, к которому мы должны в результате прийти, чтобы из полутора тысяч различных информационных систем оставить соразмерный реальным задачам минимум. Соответствующие акценты обозначены и в новой IT-стратегии ОАО «РЖД», которую одобрило правление ОАО «РЖД» в конце прошлого года.

– Одной из главных составляющих в реализации этой стратегии является создание «Цифровой железной дороги». В чём особенности этого глобального проекта?

– «Цифровая железная дорога» – это целый комплекс различных инициатив и проектов, он охватывает все аспекты деятельности железнодорожной отрасли, включая управление перевозочным процессом. Но «Цифровая железная дорога» – это больше, чем просто проект. Это та стадия развития компании, когда информационные технологии становятся не просто частью технологических процессов, а привносят туда дополнительную сущность, таким образом выводя их на новый, качественный уровень.

– В новой IT-стратегии акцент сделан на собственные разработки и отечественные программные продукты, по-видимому, в связи с задачей импортозамещения?

– Вопрос импортозамещения для сферы информационных технологий является весьма тонким. С одной стороны, до 80% тех решений, которые сейчас используются в холдинге, являются отечественными, поскольку разрабатывались либо внутри компании «РЖД», либо специально для неё. Но, с другой стороны, мы хорошо понимаем, что в определённой степени это лукавство. Потому что речь пока идёт о базовых низовых технологиях, к коим относятся базы данных и системное программное обеспечение. Наша главная цель – полностью избежать зависимости от западного программного обеспечения и перейти на отечественные разработки, особенно в части низового программного обеспечения и систем управления базами данных. Но, как верно отметил президент компании Олег Белозёров, наша задача состоит не только в том, чтобы успешно реализовать программу импортозамещения, но и в том, чтобы по возможности не платить за неё дважды. То есть такой роскоши, как замена не отработавшего свой ресурс зарубежного оборудования на аналогичное отечественное только ради выполнения программы, мы не можем себе позволить. А вот закрыть проблемные места, как, например, обновить низовое программное обеспечение и системы управления базами данных, мы можем и должны. И эта работа сейчас ведётся силами Департамента информатизации. Отмечу, что именно на этом, низовом, уровне как раз и можно достичь быстрого экономического эффекта.

А вот в том, что касается программного обеспечения верхнего уровня, то есть прикладного программного обеспечения, с которым работают непосредственно пользователи, – здесь нужно быть очень аккуратными. То же самое касается и IT-инфраструктуры, то есть действующего оборудования. Заменять его на отечественное нужно по мере естественного выбытия его из эксплуатации ввиду морального и физического старения. Словом, к процессу импортозамещения мы стараемся подходить системно и вдумчиво.

– Будет ли востребован собственный интеллектуальный потенциал?

– На наш взгляд, внутри компании целесообразно держать лишь тех специалистов, которые обладают компетенциями, уникальными для отрасли, и от которых мы постоянно зависим. Поэтому в нынешней IT-стратегии отдельным звеном стоит сервисная стратегия, определяющая, какой персонал целесообразно иметь внутри компании, а какой – вне её. И в этой связи, считаю, нам имеет смысл прирастать прежде всего программистами-технологами. Люди, которые, кроме знания информационных технологий, хорошо ориентируются в технологиях железнодорожных перевозок и долгое время проработали в отрасли, представляют для нас наибольшую ценность. В этом и состоит самая большая проблема. Ведь сегодня такие специалисты в основном подходят к «критичному» возрасту. Поэтому мы стараемся активно сотрудничать с РУТ (МИИТ), у нас есть студенты целевого набора, которых мы ведём от поступления в вуз и до выпуска.

– Интересно узнать, как продвигается автоматизация ключевых составляющих перевозочного процесса? Над чем здесь идёт работа?

– Процесс автоматизации осуществляется планово и системно. Перед нами сейчас стоит задача выстроить чёткую вертикаль между автоматизированной системой организации управления перевозками (АСОУП) и информационной системой управления железнодорожным транспортом (системой ИСУЖТ). Это необходимо для того, чтобы в соответствии с принятой ещё два года назад схемой IT-архитектуры компании иметь возможность производить анализ и контроль информации. Всё это позволит избавиться от прямых связей между различными низовыми информационными системами, что облегчит вопросы их интеграции. Для той же АСОУП актуальным остаётся вопрос перехода на новую платформу, чтобы получить возможность обрабатывать всё больше и больше объёмов данных. Если смотреть дальше, возникает вопрос о создании систем управления пассажирскими перевозками нового поколения, включая развитие системы «Экспресс». Сегодня она пока ещё справляется с возросшим потоком продаж билетов, в том числе через сеть Интернет. Но при этом уже сейчас нужно прогнозировать – как изменится ситуация за ближайшие полтора-два года и как в связи с этим должна совершенствоваться система. На повестке дня и задача объединения систем, управляющих различными элементами инфраструктуры в рамках единого комплекса ЕКАСУИ.

– Раз речь зашла об инфраструктурном комплексе, то как цифровизация, на ваш взгляд, может повлиять на инфраструктуру железнодорожного транспорта в будущем?

– Сегодня IT-сектор компании «РЖД» занимается внедрением технологий, которые в перспективе могут перевести железнодорожный транспорт нашей страны фактически на новую ступень развития. Выделю два наиболее важных направления. Во-первых, строительство ВСМ, которое требует внедрения принципиально новых технологий, в том числе и информационных, на всех этапах жизненного цикла, от проектирования до эксплуатации, включая организацию управления движением. Это сейчас главная тенденция, которая уже через несколько лет может в корне преобразить нашу железнодорожную сеть.

Во-вторых, технологии Интернета вещей и обработки «больших данных» позволяют реально перейти к управлению содержанием объектов инфраструктуры по их фактическому состоянию. В этом случае обслуживание и ремонт будут выполняться не в соответствии с регламентом, как это делается сейчас, а по фактическому состоянию объекта. То есть когда параметры тех или иных объектов начинают только приближаться к критическим значениям – например, потреблять больше тока, перегреваться, – это и будет сигналом для того, чтобы приступить к обслуживанию и профилактике данного объекта. Главное – вовремя определить, в какое время и какой объём работ на этом объекте необходимо произвести.

В компании уже разработана программа создания интеллектуальной системы управления эксплуатацией инфраструктуры. Мы успешно интегрируем в неё средства диагностики, применяем технологии Интернета вещей, обработки больших данных и машинное обучение. Уже сейчас можно в онлайн-режиме снимать большое количество данных о состоянии инфраструктуры и, исходя из этого, предотвращать отказы. В перспективе хотелось бы добиться устойчивого баланса между обслуживанием инфраструктуры по нормативам и по состоянию. В идеале на выходе мы хотим получить 3D-карту состояния инфраструктуры, когда все сигналы визуализируются в рамках 3D-модели. Тогда можно будет видеть все проблемы и предсказывать потенциальные внештатные ситуации.

Ещё одно важное направление – это управление жизненным циклом инфраструктуры. Мы начинаем внедрять технологию BIM – Building Information Modeling (информационное моделирование сооружений. – Ред.). Она позволит повысить производительность и снизить затраты. Пилотным проектом станет высокоскоростная магистраль Москва – Казань. В рамках этого проекта планируется выработать стандарт и внедрить технологическую оболочку для технологии BIM. Затем то же самое будет реализовано на всей сети.

Кроме того, на повестку дня выходят малолюдные технологии. И в качестве примеров здесь уместно привести систему управления маневровой работой на станции Лужская, а также разрабатываемые технологии автоматического обмена данными между поездными информационно-управляющими системами, вырабатывающими решения, которые могут влиять на процесс движение поездов без участия человека. А в перспективе цифровые технологии в управляющих системах будут распространяться по всем сегментам инфраструктуры и другим функциональным сферам железнодорожного транспорта. За ними – будущее.

– Но кроме перевозочного процесса ведётся цифровизация и таких сфер деятельности ОАО «РЖД», как финансы, экономика, управление персоналом?

– Здесь вопрос упирается прежде всего в систему SAP. Анализ возможностей перехода на отечественный продукт пока ещё только ведётся. В связи с этим возникает закономерный вопрос к отечественным производителям: готовы ли они к этому? Ведь на сегодня инсталляция SAP в РЖД чуть ли не самая большая в Европе – по числу пользователей, количеству задействованного персонала, по сложности самой системы. Пока ещё не доказана возможность реализации аналогичной отечественной системы. Но мы работаем над этим вместе с ведущими производителями отечественных программных продуктов, таких как 1С, «Галактика», «Парус». Но пока какие-либо выводы делать преждевременно.

– В связи с недавними кибератаками на информационные системы многих российских компаний не могу не спросить: какие меры предпринимаются по киберзащите?

– Разработана долгосрочная программа мероприятий, направленных на повышение уровня киберзащищённости и надёжности IТ-инфраструктуры компании. Помимо обычных в таких случаях технических мер, она предусматривает и такие мероприятия, как повышение уровня осведомлённости персонала в вопросах информационной безопасности и, соответственно, грамотных их действий при кибератаках. Мы также планируем обеспечивать корпоративных пользователей современными удобными средствами, существенно облегчающими их работу с информационными ресурсами. Ведь не секрет, что наиболее частый вектор атаки – через брешь, которую открывает сам пользователь, пытаясь самостоятельно организовать хранение файлов или перенос данных через флеш-накопитель.

Уже сейчас, когда реализованы только первоочередные шаги в этом направлении, можно утверждать, что киберзащищённость значительно повысилась.

– Какими ещё перспективными проектами занимается сегодня IT-сектор компании?

– Мы занимаемся в первую очередь развитием клиентских сервисов. До конца 2017 года все фирменные поезда будут обеспечены Wi-Fi. Сегодня из них уже 109 пар оборудованы такими системами. В этой связи нельзя забывать и о необходимости оснащения подобными системами и вокзальных комплексов, прежде всего для осуществления внутренней навигации.

Для пассажиров мы начали реализовывать проект, который называется «Инновационная мобильность». Наша концепция очень простая: сделать так, чтобы во время путешествия по железным дорогам у пассажира была привычная среда – Интернет, сервисы электронной коммерции и мультимедийные сервисы. В рамках этого проекта в поездах внедряется «Попутчик». Это портал для пассажиров, где будет постоянный доступ к мультимедийному контенту, а значит, будет возможность чётко спланировать свою поездку, приобрести товары в пути, заказать туристические услуги и получить всю необходимую информацию о пути следования. Но всё это невозможно без качественной телекоммуникационной инфраструктуры. А это пока является проблемой, поскольку сигнал, который передаётся на борт состава, берётся с вышек сотовых операторов, а у них есть сложности с качественным покрытием. Сейчас запущен проект модернизации оборудования на поездах «Сапсан». Это позволит предоставить клиентам качественную связь на большей скорости. Замечу, что на линии Москва – Санкт-Петербург модернизация внутрипоездного оборудования проходит параллельно с модернизацией технических средств операторами мобильной связи по предварительной договорённости с ними, поэтому особых проблем там быть не должно.

Для грузоотправителей в этом году мы запустили в действие новую платформу «Электронная торговая площадка «Грузовые перевозки», которая даёт им возможность самим заказать перевозку в подвижном составе любого типа из любой точки, где есть доступ к Интернету, и оплатить её с единого лицевого счёта или банковским платежом. Кроме того, в отношении грузоотправителей мы начали применять концепцию «больших данных», то есть обрабатываем всю информацию о клиенте и историю его взаимодействия с ОАО «РЖД» с целью подготовки для него персонифицированных предложений, в том числе и по глобальным сервисам. Ведётся активная работа и с другими перевозчиками – для того чтобы предложить грузоотправителю перевозку «от двери до двери». То есть наша задача сегодня состоит в том, чтобы знать потребности нашего клиента лучше, чем он сам.

Завершая большой разговор о цифровизации компании, хочу подчеркнуть, что для нас это не просто красивые слова – это условие повышения конкурентоспособности российских железных дорог в долгосрочной перспективе.

Сергей Евсеев

Россия > Транспорт. СМИ, ИТ > gudok.ru, 19 сентября 2017 > № 2316046 Евгений Чаркин


Россия. СКФО > Экология > premier.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2315105 Юрий Коков

Встреча Дмитрия Медведева с главой Кабардино-Балкарской Республики Юрием Коковым.

Глава республики доложил Председателю Правительства о работе по ликвидации последствий схода селя в горах Кабардино-Балкарии в августе текущего года. Обсуждались также меры по предупреждению подобных чрезвычайных происшествий в будущем.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Юрий Александрович, у Вас на территории республики в августе произошло чрезвычайное происшествие, даже несколько – я имею в виду сход селя. Какие меры сейчас принимаются для ликвидации последствий этого ЧП и какие решения необходимо ещё принять, в том числе по федеральной линии?

Ю.Коков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы держите ситуацию на контроле, на сегодняшний момент она выглядит следующим образом.

Во-первых, общими усилиями, прежде всего с помощью Правительства, федеральных министерств и ведомств, нам удалось очень активно и целенаправленно поработать в первые дни, что дало нам возможность в кратчайшие сроки восстановить электроснабжение, дорогу и газ. Газ сейчас – около 4 км по временной схеме, тем не менее он даёт нам возможность спокойно отапливать помещения, и проблем нет.

Очень активно мы взаимодействовали в рамках правительственной комиссии с МЧС, с Министерством обороны – 58-я армия нам очень серьёзно помогла, временные мосты доставили очень оперативно. Всё это ускорило процесс ликвидации самых главных проблем.

Нам удалось сделать воздушный коридор, почти 1,5 тыс. человек мы эвакуировали. В самом же Приэльбрусье жизнедеятельность не прекращалась.

И сегодня можно с удовлетворением отметить, что люди возвращаются в Приэльбрусье, там идёт обычная, размеренная жизнь.

Что касается федеральной трассы (дороги, которая на восьми участках была снесена), сейчас идёт очень активная работа с Росавтодором в рамках поручений, которые Вы давали. Мы сейчас работаем с газовыми корпорациями. Уже готово всё полностью для того, чтобы стационарно поставить все газовые коммуникации – эти 4 км с лишним. С дорожниками уже согласовали и в ближайшее время всё будет сделано. Мы, кстати, и временную газовую линию решили оставить пока, и сделать стационарную.

Там как раз попало и на 1 сентября. Мы не останавливали учебный процесс в школах, всё там было обеспечено – продукты, питание. Поэтому я хотел бы, пользуясь случаем, Дмитрий Анатольевич, поблагодарить. Очень слаженно поработали. Надеюсь, что мы в таком же темпе завершим эту работу.

Второй вопрос, который Вы поставили: что делать дальше, какие предложения? Совместно с МЧС, Минтрансом мы сейчас очень активно работаем над программой. В последний раз такой слив двух этих озёр на высоте почти 4000 м произошёл в 1960 году. И с учётом последних климатических изменений в мире там ситуация непростая, она нас будет постоянно беспокоить, если мы сейчас по-настоящему не сделаем. Если бы в 2003 году не было сделано селевого лотка – он фактически спас ситуацию. Город Тырныауз, а там 20 тыс. население… В 2000 году, когда тоже было большое ЧП и фактически до третьего этажа весь город был затоплен, было принято на федеральном уровне решение построить этот селевой лоток (1,5 км, 7 м глубиной). Он фактически сейчас и сработал. Поэтому нам надо тоже на упреждение работать.

Д.Медведев: Давайте об этом сейчас и поговорим, чтобы сработать на упреждение и постараться в максимальной степени предотвратить возможные проблемы.

Россия. СКФО > Экология > premier.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2315105 Юрий Коков


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2017 > № 2316033 Станислав Климович

Чего ждать России от немецких выборов

Станислав Климович

От того, кто станет новым партнером Меркель по правящей коалиции, не приходится ожидать резкого изменения статус-кво в отношении России – ни в сторону отмены санкций, ни в сторону их ужесточения. Пока ХДС придерживается своего внешнеполитического курса и остается правящей партией, в зависимости от младшего партнера по коалиции она может предложить чуть больше или чуть меньше диалога с Россией, но не более того

До выборов в немецкий Бундестаг осталось еще несколько дней, но мало кто сомневается, что победит на них опять Христианско-демократический союз во главе с действующим канцлером Ангелой Меркель. Правда, абсолютного большинства мест в парламенте она, скорее всего, не наберет, а значит, придется создавать коалицию. Собственно, главная интрига нынешних немецких выборов и состоит в том, кто станет партнерами Меркель по правящей коалиции. Этот выбор может серьезно повлиять на политику нового правительства Германии, особенно на российском направлении, где позиции потенциальных союзников ХДС заметно расходятся.

Коалиционная классика

Традиционно федеральные правящие коалиции в Германии состоят из двух партий, в немецкой политической традиции соображать на троих не принято. Только во времена отца-основателя новой Германии Конрада Аденауэра создавались многопартийные союзы, но тогда политические институты еще не устоялись и в парламент попадало много самых разных объединений. С тех пор коалиции были двухпартийными и минимальными выигрышными – такими, чтобы голосов просто хватило для устойчивого большинства в парламенте. Считается, что так проще договориться и выработать общий политический курс.

Cложилась прочная система двух идеологических блоков: право- и левоцентристского, где каждая из больших «народных» партий (ХДС и СДПГ) обладала комфортным союзником. Христианские демократы стремились создать правительства вместе со Свободной демократической партией (СвДП), а их вечные оппоненты – социал-демократы – с Зелеными.

Когда для таких удобных коалиций с обеих сторон не хватало мест, как это было в 2005 и 2013 годах, ХДС и СДПГ договаривались о новом правительстве между собой и вступали в своеобразный брак по расчету (нем. Zwangsehe) – большую коалицию. При первой же возможности, то есть после очередных выборов, этот брак распадался в пользу идеологически близкого варианта. Так, в 2009 году ХДС сформировал коалицию с либеральными свободными демократами, оставив социал-демократов в оппозиции. Сегодня вторая большая коалиция доживает последние дни перед выборами. И канцлеру Меркель вскоре предстоит сделать выбор между чувствами, расчетом и поиском новых ощущений.

Брак по любви: ХДС и СвДП

Если по результатам выборов христианские демократы и либералы вплотную приблизятся к отметке 50% голосов, дорога к правоцентристской коалиции будет свободна. Перераспределение голосов, поданных за партии, которые не прошли в парламент, сможет сыграть в пользу ХДС и СвДП, создав для них большинство в пару-тройку мест.

Правда, лидеры СвДП оговариваются, что арифметическая возможность черно-желтой (по цветам партий) коалиции не предполагает ее автоматического создания, но это скорее демонстрирует стремление либералов обстоятельно поторговаться со старшим партнером как в вопросе распределения министерских постов, так и при определении политического курса нового правительства. Они хорошо помнят, как в спешке договорились с ХДС о коалиции в 2009 году, не смогли отстоять свою повестку, растворились в составе правительства и в результате на следующих выборах вылетели из Бундестага. В этот раз СвДП собирается действовать по-другому: например, продвинуть свою технологическую повестку и добиться создания на федеральном уровне министерства цифровизации.

В вопросах внешней политики либералы, ориентирующиеся на немецкий бизнес, стремятся к конструктивному диалогу с Россией. В своей программе они выступают за поэтапное смягчение санкций вплоть до их отмены (при деэскалации конфликта на Украине) и указывают на то, что наши страны крепко связаны – экономически, культурно и политически.

Лидер СвДП Кристиан Линднер вообще недавно отметился нетипичным для представителя германского истеблишмента заявлением, что присоединение Крыма к России, которое его собственная партия в своей программе считает оккупацией, является «долгосрочным временным состоянием» (нем. Dauerhaftes Provisorium). Таким образом, Линднер предлагает заморозить текущий статус Крыма, снять его с повестки и в переговорах с Россией сконцентрироваться на достижении взаимопонимания по другим вопросам. Это заявление ожидаемо вызвало бурю эмоций: от восторженной поддержки со стороны левых и правых популистов, сдержанного сочувствия социал-демократов до резкой критики из рядов ХДС и особенно Зеленых.

Пока голосов для черно-желтой коалиции не хватает, но либералы четко обозначили, что готовы бороться за министерские портфели только при условии их наполнения соответствующим политическим курсом. Они заранее заготовили виртуальную «таблицу противоречий» с ХДС, чтобы пункт за пунктом отстаивать свои интересы, и вопрос отношения к России занимает довольно высокое место в этом списке.

Брак по расчету: ХДС и СДПГ

Однако запрос на перемены в немецком обществе может оказаться настолько слабым, что его не хватит даже для того, чтобы сменить второго участника правящей коалиции. Принцип «лучшее – враг хорошего» в этом смысле очень немецкий. Ответом на такое поведение избирателей может стать политический курс «дальше в том же духе» (нем. Weiter-so-Politik), когда впервые в истории после выборов может быть продолжена работа большой коалиции. У этой опции есть немало сторонников в обеих партиях, правление расширенного центра сегодня многими воспринимается как безальтернативное.

Декларативно СДПГ, разумеется, выступает за смену правительства, за новый политический курс. Но серьезность таких заявлений социал-демократов с трудом выдерживает критику: опросы дают им 23–24% голосов, а с таким активом получить возможность сформировать правительство можно только в фантастическом фильме, которых немцы практически не снимают. На деле СДПГ очень рассчитывает на то, что при итоговом распределении мест арифметически создание правоцентристской коалиции окажется невозможным и Меркель будет вынуждена опять пригласить их на переговоры. При этом сама канцлер, по-видимому, также намерена оставить эту опцию открытой, для чего совсем недавно публично хвалила «большую» коалицию и отмечала ее достижения.

СДПГ в ходе предвыборной кампании разыгрывает карту «партии мира» на фоне ястребов из ХДС. Их программа пропитана политикой разрядки, социал-демократы стремятся к политическому диалогу и поэтапной отмене антироссийских санкций. Они убеждены, что мир и безопасность в Европе невозможно представить без России и уж тем более в противостоянии с ней.

За такую позицию СДПГ активно критикуют их давние соратники по левоцентристскому политическому лагерю – Зеленые. Лидер этой партии Джем Оздемир прямо обвиняет социал-демократов в «политике обнимашек» (нем. Kuschelkurs) по отношению к России. За социал-демократами прочно закрепился ярлык «ферштееров», то есть политиков, активно продвигающих повестку более плотного сотрудничества с Россией, отказ от санкций и переход к стратегическому партнерству.

Но, учитывая, что в рамках действующего правительства эту повестку социал-демократы отстоять не смогли, вероятность серьезного изменения курса в отношении Росссии при продолжении большой коалиции крайне мала. Ведь политика «дальше в том же духе» распространяется на всю программу потенциального правительства, в том числе и на ее внешнеполитическую часть.

Ямайский эксперимент: ХДС, СвДП и Зеленые

Третий возможный вариант будущего правительства самый интересный и необычный. На федеральном уровне такого состава коалиции еще не было. Зеленые длительное время были слишком левыми, чтобы оказаться в одной лодке сразу с двумя правыми партиями – христианскими демократами и либералами. Но идеологические изменения последнего десятилетия привели к тому, что вся немецкая политика сместилась чуть влево, а Зеленые, наоборот, – чуть вправо. В результате программная и ценностная дистанция между непримиримыми в прошлом политическими лагерями сократилась, а пространство для переговоров и компромиссов увеличилось.

В 2008 году в Гамбурге была создана первая в истории коалиция ХДС и Зеленых на региональном уровне. В 2013 году этот опыт повторили в Гессене. Полноценная «Ямайка» (коалиция ХДС, СвДП и Зеленых, как ее называют по партийным цветам, похожим на флаг этой страны) состоялась в 2009 году в Сааре – маленькой земле на западе Германии. Последняя репетиция перед федеральными выборами этим летом – выборы в ландтаг Шлезвиг-Гольштейна – завершилась еще одним успешным формированием «Ямайки», что стало лишним доказательством принципиальной готовности и партий, и общества к такой коалиции.

Сегодня в публичном поле звучат самые разные коалиционные сигналы: пока представители ХДС все активнее говорят о возможности такого союза, согласия среди либералов и Зеленых нет. Премьер-министр Шлезвига Даниэль Гюнтер заявил, что его земля может послужить примером для строительства коалиции на федеральном уровне. Зампреды СвДП говорят прямо противоположные вещи: Катя Зундинг считает, что «Ямайка» в Берлине может получиться; ее коллега Вольфганг Кубики парирует, что успех в Шлезвиге и успех в Берлине – это «две большие разницы».

Джему Оздемиру, лидеру Зеленых, «не хватает фантазии», чтобы представить себе тройственную коалицию после выборов в Бундестаг, а Ангела Меркель, напротив, «позитивно настроена» относительно возможной коалиции с либералами и Зелеными. В конце июня она сделала явный шаг навстречу: не стала препятствовать легализации в Германии однополых браков. Учитывая, что «брак для всех» был обязательным условием со стороны СвДП и Зеленых для потенциального участия в будущем правительстве, Меркель таким образом устранила важный барьер на пути возможных переговоров с этими партиями после выборов.

Что касается внешнеполитической повестки, в таком тройственном союзе позиции хардлайнеров в отношении России могут быть существенно усилены именно за счет Зеленых. Вдобавок к Крыму и Украине они ставят в вину российскому руководству еще и поддержку режима Башара Асада в Сирии. В своих программных документах Зеленые признают целенаправленные санкции эффективным методом внешней политики, которым они намерены пользоваться и дальше. Этот подход радикально отличается от того, что предлагают либералы. При этом лидер старшего партнера по потенциальной коалиции Меркель осторожно говорит о необходимости укрепления контактов с российским руководством, признавая, что обеспечение безопасности в Европе невозможно без России.

Право первой ночи

По традиции победившая на выборах партия получает преимущественное право на проведение переговоров и может приглашать потенциальных партнеров для консультаций. Сразу после объявления итогов начинается политический спид-дейтинг – партии проходят через серию встреч (нем. Sondierungsgespräche), на которых стараются прощупать своих визави на предмет совместимости интересов.

Вероятность того, что в случае победы Меркель решит зондировать сразу все опции, очень высока. Постепенно начнут отсеиваться неудобные варианты, а партии перейдут к конкретным переговорам. Весь переговорный процесс занимает около месяца, когда партии близки идеологически (ХДС + СвДП), и около двух – когда есть существенные расхождения (ХДС + СДПГ и ХДС + СвДП + Зеленые). Поэтому в любом случае к декабрю у Германии должно появиться новое правительство.

Любой из обозначенных вариантов будущей коалиции предполагает, что выбор остается за Меркель. Наличие ясной альтернативы – ее главный козырь на переговорах: оппонент знает, что если договориться не получится, то она запросто хлопнет дверью и уйдет к другому.

Какая опция наиболее вероятна? В принципе, если земли воспринимаются как пространство для эксперимента (16 немецких земель сейчас управляются 13 разными видами коалиций), то на федеральном уровне классика все же выглядит предпочтительнее. Больше всего будет зависеть от того, набирает ли союз ХДС и СвДП большинство. Возможно, если этого не произойдет, Меркель решится на глубокое изменение политического курса и попытается убедить либералов и Зеленых войти в состав правительства. А если переговоры зайдут в тупик, у нее всегда есть запасной аэродром в виде большой коалиции с социал-демократами.

Сообразит Меркель на троих или нет, резкого изменения статус-кво в отношении России ожидать не приходится – ни в сторону отмены санкций, ни в сторону их ужесточения. Пока ХДС строго придерживается своего внешнеполитического курса и остается правящей партией, в зависимости от младшего партнера по коалиции (хардлайнера или ферштеера) она может предложить чуть больше или чуть меньше диалога с Россией, но не более того. Поэтому тем, кто требует радикальных перемен, остается надеяться только на сюрприз от немецких избирателей, хотя они к неожиданностям не особенно склонны.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2017 > № 2316033 Станислав Климович


Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 18 сентября 2017 > № 2314533

ФИПИ провел экспертное обсуждение вопросов организации и проверки итоговых сочинений

Федеральный институт педагогических измерений (ФИПИ) в рамках серии семинаров провел экспертное обсуждение организационных и содержательных вопросов, связанных с проведением итогового сочинения (изложения).

В ходе первого семинара были обсуждены предложения по совершенствованию процедуры проведения итогового сочинения, методических материалов, рекомендуемых к использованию при организации, проведении и оценивании сочинения, были рассмотрены результаты анализа проведения итогового сочинения (изложения) в 2016/17 учебном году.

Заместитель председателя Комиссии по образованию и науке Общественной палаты Российской Федерации, председатель координационного совета Ассоциации учителей литературы и русского языка Людмила Дудова представила результаты анализа предложений субъектов Российской Федерации по совершенствованию процедуры проведения и модели итогового сочинения.

Участники семинара обменялись опытом по вопросам оценивания работ, методике обучения написанию сочинения, обсудили влияние ЕГЭ по русскому языку и литературе на подходы обучающихся к написанию итогового сочинения.

Второй семинар был посвящен оцениванию итогового сочинения при приеме на обучение в вузы. Специалисты ФИПИ представили выводы по результатам анализа использования и оценивания итогового сочинения при приеме на обучение в вузы и методические рекомендации по разработке подходов к оцениванию итогового сочинения образовательными организациями высшего образования.

Подходами к организации учета итогового сочинения в вузах поделились преподаватели МГУ им. М.В. Ломоносова, Высшей школы экономики, Московского педагогического государственного университета, Московского городского университета управления Правительства Москвы, Ульяновского государственного педагогического университета имени И.Н. Ульянова, Российского государственного социального университета и других вузов.

В семинарах приняли участие 170 специалистов из 37 субъектов РФ: эксперты, проверяющие сочинения, методисты и представители органов исполнительной власти субъектов РФ, представители общественных организаций, сотрудники региональных центров обработки информации, представители вузов.

Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 18 сентября 2017 > № 2314533


Украина. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314502 Анна Немцова

Президент Украины Петр Порошенко осудил агрессию Путина в недвусмысленных выражениях

Анна Немцова | The Daily Beast

"Украинский президент Петр Порошенко четко и осторожно произносил английские слова, выступая перед иностранными участниками на форуме "Ялтинская европейская стратегия" (Yalta European Strategy - YES), теперь ставшем ежегодным событием на Украине", - рассказывает Анна Немцова в американском издании The Daily Beast. Как отмечает журналистка, "голос Порошенко звучал как никогда самоуверенно - а порой и угрожающе, - в то время как он назвал Москву "агрессором", обвинив Кремль в поддержке "незаконно украденных" территорий на востоке Украины".

"Через несколько дней Порошенко отправится в Нью-Йорк, чтобы объяснить Генассамблее ООН, какую миротворческую миссию Украина надеется увидеть на пострадавших от войны территориях Донбасса вдоль российской границы, - говорится в статье. - Киев хочет окончания разрушительной войны и одобряет миротворцев ООН, но только если российские войска будут исключены из миссии". Находясь в Штатах, Порошенко также планирует достичь сделки с администрацией президента Дональда Трампа касательно смертоносного оружия, которое, по заявлениям Москвы, только ухудшит конфликт, добавляет Немцова.

"Позднее критики заявили, что речь Порошенко звучала слишком милитаристски и в ней недоставало доводов по внутренним вопросам: ошеломляющей коррупции, несправедливости и давлению на свободу слова", - пишет автор.

"В обращении в прошлом году к участникам YES президент сказал, что наш главный и самый опасный враг - это коррупция; в этом году крупнейшие внутренние вопросы не упоминались", - заявил изданию Григорий Немыря, председатель комитета по правам человека в Верховной Раде. Как передает журналистка, после того как в пятницу Порошенко окончил свою речь и пришло время вопросов, он испытывал трудности при объяснении того, почему усилия страны по проведению реформ по-прежнему далеки от успеха.

"Порошенко нравится все контролировать как главнокомандующему, генеральному прокурору, главе МИД, суду и полиции; порой его правление может казаться авторитарным, - отметил в беседе с изданием телевизионный журналист Евгений Киселев, работающий в Киеве. - Порошенко воспринимает все очень серьезно и на свой счет, например, когда он лишил Саакашвили украинского гражданства, многие сказали, что это было личным наказанием президента для оппонента".

Как отмечает Немцова в завершение, "Украина и ее президент сталкиваются с ловушками каждодневно, но мир не отказался от этой страны на восточной границе ЕС. Месседж участников Киеву в первый день форума YES можно сформулировать в одном предложении: Украины, у тебя много проблем, ты терпишь неудачу в реформах, но мы по-прежнему остаемся в твоем лагере, потому что думаем, что Путин ждет, что ты распадешься, и мы не собираемся этого допустить".

Однако остается понять, насколько администрация Трампа поддержит эту точку зрения, когда Порошенко посетит ООН, заключает автор.

Украина. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314502 Анна Немцова


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314501 Вольфганг Ишингер

Вольфганг Ишингер: "Пока что Путину сопутствует успех, но в перспективе он этого темпа не выдержит"

Герхард Гнаук | Die Welt

Глава Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер считает, что Россия гораздо слабее, чем кажется. В интервью Die Welt он говорит о шансах в украинском конфликте и хвалит Дональда Трампа за позицию по Северной Корее.

"Россия действительно демонстрирует изменения своей позиции (по Украине), - замечает Ишингер, комментируя готовность президента Путина разместить на Донбассе "голубые каски" ООН. - Тут надо в любом случае все детально проверить, получится ли из этого что-то сделать? И, возможно, не только для Донбасса, но и для взаимоотношений между Востоком и Западом в целом, для выстраивания доверия между Западом и Россией. Это было бы правильной дипломатией. Неправильной, ошибочной дипломатией было бы отметать российскую инициативу, изначально считая ее трюком или уловкой".

По мнению собеседника издания, "было бы хорошо, если бы миссия состояла не из представителей стран - постоянных членов Совбеза ООН. Предпочтительнее страны, не втянутые в политическом смысле в события в регионе. Например, Индия или другие азиатские государства".

Комментируя причины, которые могли толкнуть Москву на подобные перемены, руководитель Мюнхенской конференции по безопасности указывает на то, что, возможно, "Москва хочет скинуть немного балласта на фоне (...) застоя в российско-американских отношениях. Возможно, это происходит и из-за новых американских санкций, которые в этот раз задели Москву сильнее. Кроме того, Вашингтон взвешивает возможность поставок противотанковых вооружений для украинской армии - Россия определенно хочет этого избежать. Что касается Донбасса, Москва, вполне вероятно, все больше понимает, что из этих квазигосударств, в которых происходит и много незаконного, ничего не получается и что вся эта ситуация стоит России и денег, и репутации".

"Валовой национальный продукт России меньше итальянского. Тем не менее, Россия пытается вести себя как великая мировая держава и несет в связи с этим значительные политические убытки - в том числе в Сирии и на Украине. Внутри страны Москва вынуждена чудовищно напрягаться, чтобы продемонстрировать хотя бы минимальный рост. В итоге: энергичная внешняя политика России пока что выглядит успешной, но в перспективе страна такого темпа не выдержит", - уверен Ишингер.

Останавливаясь на антироссийских санкциях, Ишингер говорит о том, что "не стоит переоценивать их эффективность".

По словам главы Мюнхенской конференции по безопасности, было бы неплохо, если бы ЕС был задействован в переговорах по Северной Корее, если им суждено состояться - причем в соответствии с показавшей себя успешной "иранской моделью". "В Сирии ЕС отодвинули на задний план, на переговорах по Украине ЕС вообще не представлен: это неправильно. ЕС представляет 500 млн европейцев и должен уверенно заявлять об интересах стран Евросоюза на подобных переговорах. Это касается и ситуации вокруг Северной Кореи".

"Весьма необычная внешняя политика Дональда Трампа впервые привела здесь к успеху. (...) Именно благодаря США удалось достичь консенсуса в Совбезе ООН относительно новых санкций против Северной Кореи. (...) Но что, если режим в Пхеньяне продолжит как ни в чем не бывало проводить свои испытания? Военная интервенция США исключена, поскольку в таком случае не обойтись без гигантского числа человеческих жертв. И что тогда? Если ядерное устрашение и сдерживание показали свою эффективность в эпоху холодной войны в отношении СССР, почему они не должны сработать и в отношении Северной Кореи? Мировые политические кризисы редко имеют идеальное решение", - констатирует собеседник Die Welt.

"На фоне "тихой" дипломатии могут открыться новые каналы для переговоров с Северной Кореей, - замечает Ишингер. - Центральную роль при этом должен взять на себя Китай. Можно предположить, что первым шагом станет двойная заморозка: северокорейская сторона замораживает свои испытания, а США и Южная Корея не проводят учений. (...) Позитивным стимулом могут стать и программы экономической поддержки. Северная Корея также должна получить весомые гарантии того, что никто, в том числе и США, не намеревается начать военную операцию с целью свержения режима".

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314501 Вольфганг Ишингер


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314496 Федор Лукьянов

Что действительно интересует Россию на выборах в немецкий Бундестаг

Федор Лукьянов | Frankfurter Allgemeine

Если верить определенным людям в Германии, то "Россия (...) собирается участвовать в предвыборной кампании в Германии. Целая армия хакеров только и ждет команды "фас" от Владимира Путина, чтобы наконец-то вмешаться и сделать Александра Гауланда канцлером Германии, а Сару Вагенкнехт - главой немецкого МИДа", пишет главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов в статье для немецкой газеты Frankfurter Allgemeine.

"Возможно, я плохой патриот, но я, как, впрочем, и подавляющее большинство россиян, не в состоянии поверить в подобную мощь моей страны, - отмечает автор. - Да, на Западе уже более года считают аксиомой, будто Путин фальсифицирует выборы во всем мире и хочет подорвать западную демократию. Но в самой России эта версия вызывает отчуждение и вопрос: "А можем ли мы действительно все это сделать?" "Так, если у нас и вправду есть такие высококвалифицированные специалисты, то почему мы не видим никаких следов их таланта внутри самой России, где ничего не работает так, как должно, и где чиновники ставят рекорды в бумажных войнах и неэффективности?" - подчеркивает Лукьянов.

"Тем не менее, выборы в Германии все же представляют огромный интерес для России", - продолжает Лукьянов. Во-первых, в России верят в то, что "Европейский союз - это, по большей части, Германия. (...) Отсюда и убеждение, что вопрос санкций зависит от позиции канцлера или ее преемника". Во-вторых, для многих русских сама по себе интересна роль Ангелы Меркель: "В России, как известно, смена политиков происходит довольно проблематично. И потому тот факт, что Меркель, которая и так находится у власти почти 12 лет, останется еще на четыре года, сыграет на руку тем, кто полагает, что России не нужна смена власти". "И, разумеется, многих в России интересует, продолжится ли после выборов отход Германии от США", - отмечает Лукьянов.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314496 Федор Лукьянов


Россия > Химпром > forbes.ru, 18 сентября 2017 > № 2314477 Александр Левинский

Дела офшорные. Британский суд принял многомиллионный иск бывшего менеджера «Фосагро» к акционерам холдинга

Александр Левинский

Обозреватель Forbes

Высокий суд Лондона принял к рассмотрению иск бывшего менеджера «Фосагро» Игоря Сычева. Сама компания считает все его претензии надуманными и необоснованными

Иск бывшего менеджера «Фосагро» Игоря Сычева к холдингу, его основному владельцу Андрею Гурьеву F 26 и миноритарию компании Игорю Антошину принят к рассмотрению Высоким судом Лондона. Согласно имеющимся в распоряжении Forbes копии иска и другим документам, дело ведет судья Морского и коммерческого суда Отделения Королевской скамьи Найджел Тиэр. Истцами выступают Сычев и его белизский офшор Verlox International, ответчиками — Гурьев, Антошин, «Фосагро», а также связанные с ними сейшельский офшор Parmas Corporation и белизский офшор Avec Ltd. Сычев требует передать ему 1% акций компании или выплатить их стоимость ($55,8 млн на 15 сентября на Лондонской бирже) и $8 млн наличными за оказанные «Фосагро» услуги по урегулированию налоговых споров.

По словам Сычева, его адвокаты уведомили его, что «[судом] дано разрешение вручить иск всем [упомянутым] ответчикам». «Теперь придется побегать за ними, чтобы вручить повестки», — говорит он. В Отделении Королевской скамьи суда подтвердили, что «работа по делу начата, и суд принял документы [от истца]». По словам клерка суда Лиэнн Осборн, «[обычно,] как только дело принято, вручить иски ответчикам должен истец».

Если в России извещать участников процесса должен суд, то в Соединенном Королевстве это обязанность истца, и пока не представлены доказательства, что ответчик уведомлен, производство по делу останется без движения (многие помнят рассказ Бориса Березовского, как он застал Абрамовича в лондонском бутике и бросил ему под ноги пакет с судебными документами).

В «Фосагро» сообщили, что «компании ничего не известно об иске Сычева». «С текстом иска мы не знакомы и поэтому комментировать не можем, — заявил представитель компании. — Тем не менее, как мы и раньше заявляли, компания «Фосагро» считала и считает все претензии Сычева надуманными и необоснованными».

История спора

Конфликт Сычева с акционерами «Фосагро» тянется уже несколько лет. С 2002 по 2013 год он был руководителем налогового департамента «РБЦ Фосагро», занимаясь, среди прочего, судебным спором входящего в холдинг комбината «Апатит» на 17 млрд рублей. Комбинат этот спор выиграл, и, как пишет в иске Сычев, Игорь Антошин от себя лично и от лица основного владельца заключил с ним устное соглашение о вознаграждении — 1% акций «Фосагро» и $13 млн. Однако в 2013 году Антошин, по словам Сычева, потребовал от него уволиться.

После многих обращений в различные инстанции и длительных переговоров, объясняет Сычев, сторона ответчиков согласилась выплатить требуемую сумму и для этого предложила создать офшор, на который будут перечисляться средства. К маю 2014 года от офшоров ответчиков на счет офшора Сычева несколькими траншами поступило $4,987 млн.

В 2016 году Сычев неожиданно узнал, что офшоры ответчиков требуют вернуть средства как выданные в долг. Директор его офшора подтвердил, что он действительно заключал с офшорами ответчиков договоры займа, но юристы этих офшоров объясняли, что договоры были нужны как подтверждение для банков законности платежей. Договоры содержали оговорку, что в случае непреодолимых разногласий споры решаются по британскому праву, и потому Сычев, исчерпав другие средства, обратился в Высокий суд Лондона.

Примерно в то же время, как офшоры-заимодавцы требовали у Сычева возврата кредитов, сотрудники Следственного комитета Санкт-Петербурга провели обыск в квартире Сычева в Москве. Выяснилось, что еще в сентябре 2015 года Василеостровский суд Санкт-Петербурга возбудил против него уголовное дело о вымогательстве у Антошина обещанных средств. Как утверждает Сычев, основанием стало письмо, якобы подброшенное в почтовый ящик Антошина. В конверте содержалась часть официальной претензии, отправленной руководству «Фосагро», но с отрезанной частью, указывавшей на адресатов и обстоятельства дела.

Когда Сычев перестал приходить на заседания судов, он был объявлен в федеральный розыск. В марте 2016 года он выехал на Украину, а в мае — в Великобританию. С сентября 2016 года Сычев проживает в Латвии, где имеет временный вид на жительство и добивается статуса беженца.

Россия > Химпром > forbes.ru, 18 сентября 2017 > № 2314477 Александр Левинский


Россия. СФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > fano.gov.ru, 18 сентября 2017 > № 2314463

Ученые ТНЦ СО РАН ведут работы по созданию методов защиты поверхности космических аппаратов от повреждений

Ученые Томского научного центра СО РАН в кооперации с Томским государственным университетом ведут работы по созданию методов защиты поверхности космических аппаратов от повреждений и моделируют условия возникновения подобных чрезвычайных ситуаций на орбите. В условиях космоса автоматические и пилотируемые аппараты постоянно подвергаются опасности. Встреча с крупным осколком техногенного происхождения может стать причиной серьезной аварии, и чтобы предотвратить это, необходимо изменить траекторию движения спутника. Но вот столкновений с мелкими частицами космического мусора и метеорных тел, летящими с космическими скоростями избежать нельзя.

Решением этой проблемы занимается объединенный коллектив из специалистов ТНЦ СО РАН и НИИ прикладной математики и механики ТГУ. Ученые создают физико-математические модели, позволяющие спрогнозировать условия возникновения подобных ситуаций на орбите. Реализация проекта, получившего финансовую поддержку Российского научного фонда, предусматривает эксперименты на специальных установках, численное моделирование и собственно разработку технологических решений, обеспечивающих защиту космических аппаратов от внешних механических воздействий.

«Нашим научным коллективом проводятся эксперименты на уникальных баллистических установках, позволяющих в наземных условиях имитировать воздействие мелких частиц на космические аппараты. Очень важно изучить процессы деформации и разрушения, которым подвергаются металлы, стекло, композиционные материалы, а также получить представление о повреждениях элементов корпуса космического аппарата и различного оборудования, например, оптических приборов», – рассказывает руководитель проекта, зав. отделом НИИПММ профессор Александр Герасимов.

Наряду с экспериментальными методами большое значение имеет численное моделирование, осуществляемое на базе суперкомпьютера ТГУ «СКИФ Cyberia». Как поясняет профессор Сергей Зелепугин, зам. начальника отдела структурной макрокинетики ТНЦ СО РАН, математические модели позволяют спрогнозировать, как поведут себя те или иные конструкции в ситуациях с заданными условиями внешнего воздействия. В рамках реализации проекта РНФ ученые должны создать новые установки для высокоскоростного метания, позволяющие проводить еще более сложные эксперименты, а также разработать так называемый SPH-метод, позволяющий в несколько раз повысить эффективность и скорость проводимых расчетов (его применение дает возможность эффективно рассчитывать процессы высокоскоростного соударения и фрагментации).

Уже полученные результаты исследований позволили предложить и новые средства защиты космических аппаратов. Так, по заказу НПО им. С.А. Лавочкина выполнены расчеты и экспериментально проверены ряд защитных конструкций для исследовательского спутника – орбитальной обсерватории «Спектр-УФ».

«Нами доказано, что практически стопроцентный уровень безопасности от маленьких частиц гарантирует использование комбинированной защиты – двухслойных экранов, выполненных из сетки и сплошного материала. Специальная сетка имеет «зубчатую» конфигурацию и действует по принципу обычной терки. Соударяясь с сеткой, микрочастица дробится, а сплошной экран не дает ее остаткам столкнуться с корпусом спутника. Уже подобраны такие варианты размещения этих элементов, которые позволяют кратно повысить их эффективность», - подчеркнул Александр Герасимов.

В перспективе планируется изучить возможность применения для защиты перспективных слоистых материалов, чем-то напоминающих строение оболочек морских раковин. Работы по изучению и созданию подобного класса материалов ведутся на базе ТНЦ СО РАН. Результаты, полученные объединенным научным коллективом, подтверждены патентами и получили признание как в России, так и за рубежом.

Россия. СФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > fano.gov.ru, 18 сентября 2017 > № 2314463


Россия. Весь мир > Образование, наука > fano.gov.ru, 18 сентября 2017 > № 2314462

Научные организации, подведомственные ФАНО России, представили свои научно-технические разработки в рамках 3-й международной специализированной выставки «Импортозамещение- 2017»

На объединённом стенде, организованном Выставочным центром РАН, ученые продемонстрировали инновационные разработки в области альтернативной энергетики, волоконной оптики, фармацевтики, радиоэлектроники и других.

В работе выставки приняли участие представители девяти научных институтов институтов из системы ФАНО России:

1. Институт элементорганических соединений им. А.Н. Несмеянова РАН (ИНЭОС РАН);

2. Институт машиноведения им. А.А. Благонравова РАН (ИМАШ РАН);

3. Институт физики твердого тела РАН (ИФТТ РАН);

4. Институт химии высокочистых веществ им. Девятых РАН (ИХВВ РАН);

5. Физико-технический институт им. А.Ф. Иоффе РАН (ФТИ Иоффе РАН);

6. Институт радиотехники и электроники им. В.А. Котельникова РАН (ИРЭ РАН);

7. Институт физической химии и электрохимии им. А.Н. Фрумкина РАН (ИФХЭ РАН);

8. Тувинский институт комплексного освоения природных ресурсов Сибирского отделения РАН (Тув ИКОПР СО РАН);

9. Всероссийский научно-исследовательский институт сельскохозяйственной микробиологии (ВНИИ СХМ).

Коллективная экспозиция заинтересовала специалистов и потребителей отечественной продукции, достигнуты договоренности о сотрудничестве с рядом предприятий.

Специализированная выставка «Импортозамещение-2017» - проводится третий год подряд, она призвана продемонстрировать возможности и достижения отечественных производителей в области конкурентоспособного импортозамещения товаров и услуг как за счёт расширения и налаживания собственного производства, так и за счёт переориентации на новых зарубежных поставщиков и партнёров, а также новейшие технологии, перспективные разработки и инвестиционные проекты, характеризующие научно-технический и производственный потенциал России. Является одной из крупнейших дискуссионных площадок для диалога представителей государства и бизнеса.

Россия. Весь мир > Образование, наука > fano.gov.ru, 18 сентября 2017 > № 2314462


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > comnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2314452

ЦОД для майнера

Анна Устинова

Денис Шишулин

ООО "Стек Дата Нетворк", оказывающее услуги ЦОД под брендом Xelent, запустило сервис аренды мест в серверных стойках для размещения майнинговых ферм. Несколько крупных промышленных проектов майнинга уже разместили свое оборудование в дата-центре. Другие игроки рынка ЦОД разошлись во мнениях относительно перспективности такого направления бизнеса.

Петербургский дата-центр Xelent запустил услугу аренды мест в серверных стойках для размещения майнинговых ферм (майнинг – получение криптовалют путем предоставления собственных вычислительных мощностей для проведения и проверки какой-либо транзакции криптовалюты).

Преддставители Xelent отмечают, что несколько крупных промышленных проектов майнинга уже разместили свое оборудование в дата-центре. На сегодняшний день объем размещенных мощностей уже исчисляется десятками стоек. При этом инфраструктура ЦОД готова к приему нескольких сотен стоек от клиентов, специализирующихся на майнинге.

"Благодаря привлекательной цене за электроэнергию, которая составит 5 рублей за кВт в час, услугой могут воспользоваться как крупные компании, так и частные майнеры", - отметил директор по маркетингу компании Xelent Илья Рогов. По его словам, с новой услугой для майнеров становятся доступными все преимущества размещения в дата-центре уровня Tier III: бесперебойное питание чистой электроэнергией, охлаждение и поддержание нужного температурного режима, фильтрация и увлажнение воздуха, а также многоуровневый режим безопасности и постоянный доступ в Интернет.

По словам эксперта проекта "Майнинг" дата-центра Xelent Сергея Ключникова, майнинг превращается в успешный бизнес. "Помимо "кустарных" майнеров появляется все больше тех, кто занимается майнингом в промышленных объемах, и мы видим для себя возможности для роста, по крайней мере, на ближайшие 2-3 года. Новое решение – логичное продолжение услуги colocation (размещения своего сервера в дата-центре хостинг-провайдера). Мы планируем развивать это направление, подключая услуги облачного майнинга и аренды оборудования в дальнейшем", - отметил он.

Для размещения и обслуживания оборудования для майнинга в дата-центре разработали Xelent Rig – универсальный корпус для установки майнинговых ферм в стандартные 19'' серверные стойки.

Другие игроки рынка ЦОД разошлись во мнениях относительно перспективности такого направления бизнеса. По словам руководителя пресс-службы ГК "Техносерв" Екатерины Андреевой, то, что предлагает Xelent – это стандартная услуга colocation, которая есть у каждого коммерческого ЦОД. "То, что компания позиционирует "новую" услугу как "colocation для майнинговых ферм" - это чистый маркетинг и попытка привязать стандартную услугу к модной теме криптовалюты. Этим они хотят привлечь внимание целевой аудитории и продать имеющиеся у них незагруженные стойко-места и энергетику", - высказала свое мнение Екатерина Андреева.

Управляющий директор дата-центра IXcellerate Дмитрий Фокин отметил, что компания не оказывает услугу аренды мест в серверных стойках для размещения майнинговых ферм, но у IXcellerate есть специализированный зал под майнинг. При этом, такое направление бизнеса ЦОД как аренда стоек для нужд майнеров Дмитрий Фокин оценивает как рискованное. "Если услуга предоставляется на базе ЦОД, то есть риск, что инфраструктура и ресурсы используются на полную, а окупаемости не приносят", - отметил он. Тем не менее, IXcellerate готовы запустить такую услугу, но "под индивидуальный крупный заказ".

Руководитель сети дата-центровкомпании "Крок" (ЗАО "КРОК Инкорпорейтед") Павел Колмычек отметил в беседе с корреспондентом ComNews, что профессиональное оборудование для майнинга имеет специфические требования к размещению. Оно обычно не рассчитано на стандартные стойки и при этом предъявляет высокие требования к охлаждению. "В нашем ЦОД доступен открытый машинный зал, где можно установить нестандартное оборудование и обеспечить для него высокий уровень обслуживания, разную плотность размещения, разные схемы обдува и т.д. Если же заказчики используют для майнинга оборудование стандартного форм-фактора, мы можем предложить для размещения зал, где каждая стойка обеспечена 10 кВт энергии для охлаждения — в два раза больше стандартных 5 кВт. Это позволяет без неприятных последствий увеличить плотность размещения и, соответственно, уменьшить количество требуемых стоек", - говорит он.

Павел Колмычек отметил, что компания видит большие перспективы в части оказания услуг для игроков рынка, развивающих технологию блокчейн. "Технология блокчейн, лежащая в основе майнинга, может стать основой для многих успешных сервисов, успешных проектов. Особенно активно в процессе этого развития участвует Россия, что открывает большие перспективы как для отечественного рынка ЦОД, так и для применения блокчейна в различных отраслях нашей экономики", - говорит Павел Колмычек. По его словам, оказание услуг для майнеров может стать одним из драйверов роста российского рынка ЦОД, но не в виде самостоятельного направления, а в составе блокчейн-индустрии в целом.

Говоря о технологических трудностях для ЦОД при оказании услуг размещения для майнеров представитель "Крок" отмечает высокое энергопотребление и тепловыделение майнингового оборудования, а также его нестандартный форм-фактор. "Мы не видим в этом никаких проблем, наши ЦОД полностью готовы к таким сценариям", - уверяет Павел Колмычек.

"По нашим оценкам количество майнеров в РФ по итогам этого года составит 25-30 тысяч, однако к концу следующего может вырасти до 170 тысяч. Общий объем добытой в России криптовалюты в прошлом году составил порядка ста миллионов долларов, в этом году может превысить полмиллиарда долларов. В случае легализации одной из криптовалют, например, построенной на базе технологии Etherium, рынок легко может вырасти на порядок", - прогнозирует финансовый аналитик группы компаний "Финам" Леонид Делицын.

По его словам, в ближайшие 2-3 года услуги для майнеров могут стать одним из основных драйверов роста российского рынка ЦОД в том случае, если Китай не смягчит политику в отношении биткоинов, а привлекательные цены на электроэнергию вызовут интерес майнеров из других стран.

Говоря о рисках для ЦОД на этом рынке, Леонид Делицын отмечает, что конкуренция будет вынуждать ЦОД предлагать майнерам все более привлекательные условия, и здесь точность расчетов зависит от правильной оценки перспектив криптовалют в целом. "Главное, чтобы ЦОД не начали кредитовать майнеров. Возможна и ситуация, когда с резким падением курса криптовалют, майнеры начнут выходить из бизнеса. Однако и в этом случае для их "железа" может найтись применение – например, в области обработки больших данных", - говорит он.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > comnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2314452


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > comnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2314451

Postgres Professional упростит работу с Ethereum

Анна Устинова

Российская компания Postgres Professional создала образец расширения Posthereum, которое способно соединить систему управления базами данных (СУБД) PostgreSQL с блокчейн-платформой Ethereum. По словам представителей компании, решение позволит организациям и госструктурам, работающим с СУБД PostgreSQL, воспользоваться преимуществами блокчейн-технологий.

В Postgres Professional отметили, что с помощью нового расширения администраторы и пользователи СУБД PostgreSQL будут в курсе операций, совершаемых компаниями. В частности, появится возможность отследить количество, географию и сумму транзакций, совершаемых в блокчейне. Руководитель разработки Postgres Professional Александр Коротков сообщил корреспонденту ComNews, что спектр применения разработаноого решения достаточно широк, но наибольшее число пересечений существует в финансовой сфере. Он подчеркнул, что на стадии завершения работ был получен запрос от компании из медицинской сферы, заинтересовавшейся технологией блокчейна и защищенного реестра на PostgreSQL.

Кроме того, расширение Posthereum позволит вызывать функции "умных контрактов" Ethereum из SQL-кода, выполняющегося в базе данных PostgreSQL. В технологии будет применяться принцип гетерогенных транзакций, когда изменения данных в PostgreSQL и блокчейне происходят одновременно. Компания приводит в пример сервис продажи авиабилетов на блокчейне. Сделки по приобретению билетов совершаются через приложение Ethereum, в котором содержатся данные о билетах, покупках и сумме транзакций в криптовалюте. Подробную базу данных по всем рейсам авиакомпания хранит у себя в полнофункциональной СУБД, доступной ограниченному кругу лиц. С новым расширением Posthereum появится возможность передать изменения из основной базы данных в блокчейн. Таким образом, исключается ситуация, когда в основной базе время вылета рейса поменялось, а в данных блокчейн-приложения осталось прежним, и наоборот.

Директор по интеграционным решениям компании "Крок" (ЗАО "КРОК инкорпорейтед") Алексей Смирнов сообщил корреспонденту ComNews, что данный функционал может быть востребован у государственных органов, финансовых институтов, крупных розничных и логистических компаний и холдинговых структур. По его словам, данное решение необходимо компаниям, где нужно обеспечить высокий уровень доверия к данным при взаимодействии с партнерами и исполнении децентрализованных бизнес-процессов.

Например, Альфа-Банк и S7 Airlines уже запустили сервис по продаже авиабилетов на базе блокчейн-платформы Ethereum. Приложение на основе "умных контрактов" позволило существенно сократить время на выполнение операций формирования заявки на платеж, проверки достаточности средств, списания средств и обновления статуса. В Postgres Professional считают, что для запуска решений на основе блокчейна необходимо наладить контакт между отдельными системами управления базами данных и общей распределенной системой. В России СУБД PostgreSQL используют "Яндекс", "Ростех", банк "Открытие", Сбербанк, Правительство Москвы и Московской области, Avito и другие копании.

Александр Коротков сообщил корреспонденту ComNews, что разработка прототипа расширения Posthereum заняла два месяца. "На стадии проектирования команда включала трех сотрудников Postgres Professional, на стадии разработки – одного. Цель данного этапа состояла в том, чтобы продемонстрировать техническую возможность интеграции PostgreSQL с Ethereum и работоспособность расширения", - отметил руководитель разработки Postgres Professional. В компании подчеркнули, что работы велись параллельно с решением других задач, и дополнительные финансовые вложения не понадобились.

Технический директор почтовых и облачных сервисов Mail.Ru Group Денис Аникин (компния использует и ктивно продвигает н рынке СУБД Tarantool, которя является собственной разработкой Mail.Ru Group), говоря о востребованности функционла, позволяющего интегрировать возможности СУБД с блокчейн-платформами, отметил, что такое решение скорее всего будет востребовано на рынке. Он предположил, что использовать такой функционал в первую очередь будет интересно компаниям, относящимся к сфере финтех, а также интернет-компаниям.

"Работа с блокчейн и с Ethereum в частности предполагает наличие хранилища информации. Понятно, что любая СУБД, которая поддерживает работу с блокчейн-платформами дает разработчикам новый инструмент. Все что упрощает жизнь для блокчейна сегодня очень востребовано. В целом это очень хорошая идея и разработчикам придется по вкусу этот функционал", - отметил Денис Аникин.

Как заявил корреспонденту ComNews Алексей Смирнов, интеграция СУБД и блокчейн-платформы будет достаточно востребованной по мере роста количества проектов, использующих технологии блокчейн и распределенного реестра. "Она может использоваться и для организации так называемого off chain хранения, когда в блокчейн сохраняются критичные факты или хеши критичных данных, а в классической реляционной БД осуществляется хранение, например, образов документов, больших объемов данных и т.п.", - считает он. "Интеграция может использоваться и в тех случаях, когда необходимо организовать взаимодействие между существующими учетными системами, например, ERP или CRM, и распределенным реестром, обеспечив целостность и согласованность данных между ними", - добавил Алексей Смирнов. Компания "Крок", по его словаам, использует практически во всех блокчейн-проектах комбинации классической СУБД и распределенного реестра на базе блокчейн. "Это связано с тем, что не все операционные данные приложения стоит сохранять в распределенном реестре, а только наиболее критичные и те данные, которые необходимы для исполнения распределенных бизнес-процессов", - добавил Алексей Смирнов.

"Появление целостного платформенного решения, такого как Posthereum, должно существенно облегчить выполнение конкретных бизнес-задач, повысить практическую применимость блокчейн-технологии, сделать ее более функциональной и адаптированной для корпоративного сегмента", - считает директор по инновациям компании "Иннодата" Александр Дроздов. "Одной из ключевых проблем, а скорее особенностей, технологии блокчейн является структура данных, точнее ее отсутствие. Ведь блокчейн – это в первую очередь распределенный реестр с "плоской" структурой", - заявил эксперт. По его мнению, обрабатывать такие данные и применять их в промышленном масштабе крайне затруднительно. Александр Дроздов видит решение задачи в интеграции блокчейн-платформы с существующими или специально разворачиваемыми (под конкретную задачу) базами данных. "Именно такая схема позволяет дополнять систему распределенных реестров модулями аналитики, отчетности, средствами обогащения и обработки информации и другим жизненно необходимым функционалом", - заключил он.

Директор по стратегическим проектам компании "Сервионика" (ГК "Ай-Теко") Федор Гриценко считает, что интеграция PostgreSQL c Ethereum сильный и системный ход со стороны отечественного разработчика. Он видит в этом серьезный технологический сдвиг в вопросе защищенности данных от внутреннего нарушителя, например, администратора баз данных. "Блокчейн позволяет отследить подобные несанкционированные изменения и дать возможность повлиять на исправление ситуации", - добавил Федор Гриценко.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > comnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2314451


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > comnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2314450

Сбербанк поместил торговлю в облако

Мария Андреева

Сбербанк запустил облачный сервис "Моя торговля" для небольших компаний, интернет-магазинов, малых производственных предприятий. В банке отметили, что сервис позволяет привести деятельность предпринимателей в соответствие с требованиями нового федерального закона №54 ("О применении контрольно-кассовой техники"), в том числе и для онлайн-торговли. Эксперты наблюдают тенденцию внедрения облачных технологий во все аспекты коммерческой деятельности, начиная от продаж через интернет-площадки, заканчивая передачей данных в налоговую при помощи онлайн-каналов.

О запуске облачного сервиса для предпринимателей рассказал представитель Сбербанка. Он уточнил, что сервис объединяет в одной системе продажи, закупки, склад, финансы и CRM (Customer Relationship Management). "Владелец магазина в любой момент видит остатки товаров по всем торговым точкам и понимает, какие из них необходимо докупить, может удаленно контролировать работу продавцов (открытие/закрытие смены, продажи, сумму скидок, создаваемые в сервисе документы)", - рассказали в пресс-службе банка, добавив, что уже через несколько дней накопившиеся данные помогут оценить эффективность торговли. Оператором сервиса является разработчик облачных решений для торговли – компания "МойСклад" (ООО "Логнекс").

"Мы активно развиваем линейку облачных небанковских сервисов для клиентов Сбербанка. С их помощью можно существенно облегчить предпринимателю ведение дел в самых разных областях", - заявил директор проектов дивизиона "Цифровой корпоративный банк" Сбербанка Сергей Паршиков.

В пресс-службе банка уточнили, что воспользоваться сервисом "Моя торговля" может любой предприниматель, зарегистрировавшийся на специальном сайте. Представитель Сбербанка отметил, что первые три месяца предприниматель может воспользоваться сервисом бесплатно.

"После регистрации аккаунта потребуется пройти 15-минутное интерактивное обучение. Затем можно приступать к работе: загружать каталог товаров и поставщиков, оформлять продажи. Если у бизнесмена есть интернет-магазин, он может воспользоваться возможностями интеграции с любой популярной CMS (Content Management System), что займет не более получаса", - сказали в пресс-службе Сбербанка.

Кроме того, в банке отметили, что сервис интегрирован с другими подобными продуктами Сбербанка: онлайн-кассой "Эвотор" и сервисом "Сайт для бизнеса". "Используя их, предприниматель может существенно снизить издержки, вести автоматизированный учет, анализировать и систематизировать производственные процессы", - добавили в Сбербанке.

"ВТБ24 предлагает несколько сервисов с заявленным функционалом. При этом не с "триал-периодом", а я с постоянной скидкой для клиентов банка", - сказал корреспонденту ComNews представитель банка. Он добавил, что в маркетплейсе, интегрированном в интернет-банке для малого бизнеса, есть сервис от "Калуга Астрал" (ООО "Астрал-М"), позволяющий быстро начать работу в соответствии с 54-ФЗ, который работает с прошлого года. Кроме того, добавил представитель ВТБ24, в это решение включен аналитический модуль, позволяющий вести учет и статистку по торговле. Помимо этого, в маркетплейс входит сервис от компании InSales, позволяющий помимо создания интернет-магазина вести также полную статистику и учет в точках электронной торговли, он был запущен в сентябре этого года.

"До конца 2017 г. в маркетплейсе мы планируем запуск самостоятельного сервиса (не white label) "МойСклад", - добавил представитель ВТБ24.

В разговоре с корреспондентом ComNews представитель "Почта Банка" сказал, что у банка сервиса, подобного тому, который предлагает Сбербанк, пока нет, так как основные клиенты "Почта Банка" – розничные. "Мы только в перспективе планируем обслуживать малый бизнес", - отметили в "Почта Банке".

В Альфа Банке, банке "Открытие" не стали комментировать данную тему.

По словам руководителя проекта 1office.pro (ГК "ИТ-Град") Павла Захарова, использование онлайн-касс, передающих данные о совершенных операциях продажи в налоговую через сеть Интернет, согласно 54-ФЗ "О применении контрольно-кассовой техники" создает дополнительное финансовое бремя для предпринимателей, которые должны заменить действующие кассовые аппараты на новые.

"Безусловно, новый закон касается и интернет-торговли, поскольку теперь печатать чеки необходимо при оплате банковской картой или через электронные кошельки, а сведения о таких операциях должны поступать в налоговую через операторов фискальных данных", - заметил эксперт.

Павел Захаров сказал, что в "ИТ-Граде" наблюдают тенденцию внедрения облачных технологий во все аспекты коммерческой деятельности, начиная от продаж через интернет-площадки, заканчивая передачей данных в налоговую при помощи онлайн-каналов. "Услуга "Аренда 1С в облаке" становится все более востребованной в рамках управления торговлей и бухгалтерского учета", - добавил он.

В разговоре с корреспондентом ComNews руководитель отдела разработки и внедрения департамента бизнес-решений группы компаний Softline Михаил Савицкий отметил, что компании с большой клиентской базой, независимо от отрасли, стараются монетизировать этот ресурс за счет предоставления новых услуг. "Сбербанк со своей базой корпоративных клиентов – не исключение. Тем более, что Сбербанк уже давно диверсифицировал свой бизнес: буквально несколько дней назад был анонсирован пилотный проект по выдаче гражданам паспортов и других документов", - заметил Михаил Савицкий.

На его взгляд, все крупные компании идут по аналогичному пути. Например, добавил эксперт Softline, МГТС (ПАО "Московская городская телефонная сеть") предоставляет различные бытовые услуги жителям Москвы и Московской области – начиная от генеральной уборки помещений и химчистки ковров, заканчивая ремонтом окон.

"Любой современный банк, как и любой телеком – это по сути ИТ-компания. Любой банк, особенно федерального уровня, имеет собственную огромную сеть передачи данных и ИТ-инфраструктуру, которая функционирует в рамках всей страны. Так как все клиенты банка имеют личные кабинеты, все они заведены в CRM, подключены к интернет-банкингу и т.д., для организации не представляет большой сложности подключение дополнительных сервисов. Как правило, они привлекают для этого внешних подрядчиков, таких как компания "МойСклад" в случае с сервисом "Моя торговля", - сказал Михаил Савицкий.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > comnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2314450


Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2314449

"ЭР-Телеком" построит всероссийскую IoT-сеть

Елизавета Титаренко

АО "ЭР-Телеком Холдинг" в 2018-2019 гг. планирует запустить сеть стандарта LoRaWAN (Long Range Wide Area Networks, сеть Интернета вещей) в 60 городах с населением свыше 300 тыс. человек, включая производственные площадки корпоративных клиентов. Компания уже осуществила проект по цифровизации скважин компании "Волгодеминойл" (российско-германское СП для освоения нефтяных месторождений в Волгоградской области) на основе IoT-среды по технологии LoRaWAN и намерена развивать это направление дальше. В 2017 г. "ЭР-Телеком" намерен построить 1 тыс. базовых станций для новой сети.

Об этом рассказал директор по продажам нефтегазовой отрасли в компании "ЭР-Телеком" Кирилл Порошин, выступая на III Федеральном ИТ-форуме нефтегазовой отрасли России "Smart Oil and Gas 2017: Цифровая трансформация нефтегазовой индустрии", организованном ComNews Conferences.

"ЭР-Телеком" планирует в ближашие два года строительство и запуск федеральной IoT-сети на базе технологии LoRaWAN, которая охватит города от Калининграда до Владивостока. По планам компании, сеть охватит большую часть европейской территории России, а за Уралом базовые станции сети будут построены в таких городах, как Владивосток, Хабаровск, Благовещанск, Чита, Иркутск, Красноярск, Кемерово, Томск, Барнаул, Новосибирск, Тюмень и др. Кроме того, сеть охватит также и производственные площадки корпоративных клинетов компании. "ЭР-Телеком" уже строит базовые станции для новой сети и проводит пилотные проекты по применению технологии LoRaWAN.

По словам Кирилла Порошина, "ЭР-Телеком" недавно успешно завершил первый пилот по внедрению технологий промышленного Интернета вещей. Пилотный проект заняд год: за это время дочерняя компания "ЭР-Телеком Холдинга" - ООО "Престиж-Интернет" (торговая марка "Энфорта") - осуществила цифровизацию ряда скважин компании "Волгодеминойл" на основе IoT-среды по технологии LoRaWAN и облачной платформы работы с данными AVlST.Operation, разработанной российской группой компаний ITPS. "ЭР-Телеком" оснастил IoT-датчиками нефтяную скважину. Датчики передавали основные технологические параметры с оборудования (скважины и автоматической групповой замерной установки) на базовую станцию LoRaWAN, далее в облачную платформу для обработки данных и дистанционного контроля параметров технологических процессов. При этом расстояние от базовой станции сети LoRaWAN, построенной оператором, до скважины составляло 15 км, а расстояние от скважины до базы добывающей компании - 100 км.

Пилотный проект позволил снизить аварийность до 12% за счет выявления повторяющихся событий, а также до 8% снизить потери за счет сокращения времени на устранение инцидента. Датчики на сети LoRaWAN работали стабильно и зимой, и летом.

"Интернет вещей в промышленности позволил повысить технологичность основных производственных процессов и снизить человеческий фактор за счет массового применения простых низкостоимостных решений. По итогам пилота компания "Волгодеминойл" решила расширить проект на все скважины механизированного фонда", - рассказал Кирилл Порошин. В разговоре с корреспондентом ComNews он уточнил, что компания уже занимается проработкой похожих проектов еще с десятком нефтегазовых компаний.

Глава Ассоциации Интернета вещей (АИВ) Андрей Колесников так прокомментировал результаты проекта "ЭР-Телекома" для компании "Волгодеминойл": "Они сделали отличный проект малыми силами, показывающий, как технологии Интернета вещей в нефтегазовой отрасли могут повышать эффективность производства". По его словам, подобные сети на базе LoRaWAN развертывают и другие компании. "Главное, что эту технологию поддерживают многие участники рынка. Это дает гарантию, что инвестиции долгосрочные и с рынка технология не уйдет", - резюмировал Андрей Колесников.

Президент Национальной ассоциации участников рынка промышленного Интернета (НАПИ) Виталий Недельский уверен, что подобные сети будут продолжать строиться для различных применений в таких отраслях, как нефтегаз, транспорт, сельское хозяйство, ЖКХ и другие.

Сеть Интернета вещей на базе стандарта LPWAN в России развивает и российская компания "Стриж Телематика". Сегодня сеть компании охватывает 30 регионов. В планах "Стрижа" на 2018 г. - нарастить присутствие в более чем 60 регионах РФ и еще семи странах СНГ. Например, в 2016 г. компания запустила сеть для IoT в одном из городов Казахстана, а также начала пилотный проект по запуску в коммерческую эксплуатацию IoT-сети в Китае.

Тестирование IoT-сетей - в планах москоских властей. Они намерены протестировать различные технологии связи для умного города и Интернета вещей. "ЭР-Телеком Холдинг" договорился с Департаментом информационных технологий Москвы о локальном тестировании LoRaWAN, сообщала газета "Ведомости".

"Ростелеком" совместо с "Таттелекомом" и Министерством информатизации и связи Татарстана договорились построить опытную зону мобильной связи пятого поколения в республике. "Мы прорабатываем детальную дорожную карту по запуску опытной зоны 5G. В третьем квартале этого года мы планируем согласовать дорожную карту и дальше действовать в соответствии с ней, - рассказывал в интервью ComNews вице-президент по работе с корпоративным и государственным сегментами "Ростелеком" Валерий Ермаков. - Опытная зона 5G в Татарстане - это не закрытая лабораторная зона, а сеть 5G в реальной застройке. Мы будем смотреть, как работает сеть 5G в городе Иннополисе" (см. интервью ComNews от 24 июля 2017 г.).

Россия > СМИ, ИТ > comnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2314449


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 18 сентября 2017 > № 2314420 Михаил Задорнов

Михаил Задорнов: «К сожалению, в России комплаенс строится не так, как на Западе»

Михаил Задорнов, Президент-председатель правления "ВТБ 24"

Беседовала: Татьяна Терновская, редактор Банкир.Ру

Впервые за 4 года объемы портфелей кредитов малому бизнесу начали расти. При этом, как заявил в своем выступлении на форуме «Банки России - XXI век» в Сочи глава ВТБ24 Михаил Задорнов, сегодня фининституты в руках регуляторов и государства оказались основным инструментом борьбы с отмыванием денег и серыми схемами. «Последние полгода мы отклоняем треть заявок на открытие расчетного счета», - заявил он. В интервью Bankir.Ru Михаил Задорнов рассказал, в чем причина такой придирчивости банков.

— В своем выступлении на форуме вы говорили о том, что в этом году впервые за несколько лет начал расти портфель кредитов малому бизнесу. В будущем, по вашим прогнозам, рост продолжится, и это будет «здоровый» рост. Некоторые эксперты вообще склонны предполагать, что в недалеком будущем малый бизнес может стать новой точкой роста для российской экономики. Вы согласны с этим?

—С точки зрения банка или группы, которая имеет очень большую долю на рынке обслуживания МСБ, я могу сказать, что это очень прибыльно. Мы и еще, может быть, пара игроков смогли построить очень доходный бизнес с точки зрения обслуживания клиентов малого бизнеса.

Мы изменили модель. Мы уже не кредитуем малый бизнес. Вот что такое раньше был малый бизнес? Тогда рассматривалось только кредитование. Мы полностью за последние три года ушли от этой модели, поняв, что она неправильная. Мы идем от потребности клиента. Что ему нужно? Ему нужно, прежде всего, качественное банковское обслуживание, ему нужно дистанционное обслуживание. И поэтому мы уже четыре года бросаем основные инвестиции в дистанционные каналы, в онлайн-банкинг, в объединение банковской платформы с целым рядом других маркетинговых платформ – с Google, с биржами, где проходят торги государственными гарантиями, с 1С, с бухгалтерскими программами, с аутсорсингом некоторых услуг.

Мы фактически создаем на базе своих банковских платформ такую, если так можно сказать, мультиплатформу - для того, чтобы малые предприятия получали не только банковские, но и все другие услуги, причем онлайн. И это движение очень важно и для малого бизнеса, и, не скрою, дает нам дополнительный комиссионный доход.

Малые предприятия начали верить в то, что их бизнес будет расти. А если их бизнес будет расти, будет расти и экономика

Наша клиентская база ежегодно прирастает примерно на 15-20%. Значит, услуги для малого бизнеса востребованы. Кредитуется же не более 20%. Сейчас наш кредитный портфель – не более 20% от общего числа наших клиентов. Поэтому сейчас у нас совершенно другая модель обслуживания. Но – что важно - впервые за четыре года кредитный портфель стал расти. Это говорит о том, что есть спрос, есть потребность в кредитовании. А, значит, малые предприятия начали верить в то, что их бизнес будет расти. А если их бизнес будет расти, будет расти и экономика. И я рискну сказать, что наши доходы будут расти, как растут наши доходы от кредитования физических лиц.

— Банки сейчас развернули настоящую конкурентную борьбу за малый бизнес…

—Так же, как и за частного вкладчика и частного заемщика.

— Но это очевидно – чуть ли не каждый день тот или иной банк объявляет об улучшении условий по тому или иному продукту для малого бизнеса.

—Так это же хорошо для клиента!

— Это сейчас настолько конкурентный сектор для банков? Потому что он очень прибыльный, как вы сказали?

Все сейчас конкурируют за хорошего клиента. Но надо этого клиента привлечь и оставить у себя. А клиент разборчив

— Не только потому, что прибыльный, но и потому, что вообще банковская сфера очень конкурентна. Мы ищем сферы активного приложения и денег, и сферы пассивов – откуда привлечь пассивы. Все сейчас конкурируют за хорошего клиента. Но надо этого клиента привлечь и оставить у себя. А клиент разборчив.

То есть, это хорошая ситуация – борьба за клиента.

— Вы сегодня говорили о том, что отказываете в открытии счетов по трети заявок от малого бизнеса. Глава Сбербанка Герман Греф недавно тоже заявил, что очень часто предприятия малого бизнеса – это «прачечные» для отмывания денег.

—По сути это не предприятия малого бизнеса. Это различного рода схемы. Это предприятия – элементы в цепочках либо по обналичиванию денег, либо по отправлению этих денег за границу, либо просто по зачислению их на счета других компаний. И, поскольку ЦБ уделяет этому большое внимание, мы также делаем на этом серьезный акцент.

— Предприниматели, в свою очередь, жалуются…

— Говорят, что правила ужесточились?

— Да. И они часто не понимают, что случилось, по какой причине им отказали в открытии счета или в обслуживании. При этом они предполагают, что, возможно, крупным банкам невыгодно возиться и тщательно разбираться с каждым клиентом.

— Они ошибаются. К сожалению, действительно - само ужесточение правил всегда влечет за собой какие-то такие перегибы с точки зрения их применения. Но мы, к примеру, у себя создали специальные рабочие группы. То есть, не комплаенс принимает окончательное решение, а рабочая группа, где как раз с каждым конкретным клиентом работают бизнес-подразделения. По сути, внутри банка есть арбитраж. Мы не сразу отказываем в открытии счета или, наоборот, закрытии счета. Мы разбираемся с каждым клиентом. Кстати, значительная часть клиентов, от трети до половины, вновь к нам возвращается на обслуживание - когда мы разблокируем операции.

Обращайтесь к своим менеджерам, настойчиво показывайте документых. Давайте ту информацию, которую запрашивает банк

Что я посоветовал бы клиентам – не только нашего банка, но нашего прежде всего. Обращайтесь к своим менеджерам, настойчиво показывайте документы – о своей реальной регистрации, об оборотах, об уплаченных налогах. Давайте ту информацию, которую запрашивает банк. Если клиент не предоставляет никакой информации, он с высокой степенью не сможет у нас обслуживаться.

Нужно работать, понимая, что в России комплаенс строится не так, как на Западе. На Западе комплаенс на входе. Клиент очень тщательно проверяется, и потом уже работает, ну, до какого-то момента. В России, в основном, комплаенс работал по факту проведения тех или иных операций. Сейчас постепенно система будет сдвигаться к комплаенсу на входе в банк.

— В следующем году кредитным организациям придется разделиться на банки с универсальной и базовой лицензией. И предполагалось, и ЦБ заявлял об этом, что банки с базовой лицензией выберут для себя приоритет в работе – это обслуживание малого бизнеса.

—Ну, это так предполагалось. Может быть, не обязательно малый бизнес. Это могут быть региональные банки, это могут быть какие-то ниши. Например, рыболовецкая отрасль. То есть, те ниши, где банк является специалистом и может дать какой-то уникальный продукт или сервис.

— Сейчас малый бизнес пытается идти на обслуживание в крупные банки, считая их более надежными?

В России реально работает 4,5 миллиона малых предприятий и ИП. Это большое число, и они обслуживаются в совершенно разных банках

— Малый бизнес идет и в небольшие банки. Здесь нет какого-то общего поведения. Как и у физических лиц. Вы знаете, в России реально работает 4,5 миллиона малых предприятий и ИП. Это большое число, и они обслуживаются в совершенно разных банках. И не концентрируются где-то в одном сегменте.

— Ощущает ли группа ВТБ и банк ВТБ24 приток клиентов из сегмента малого бизнеса в этом году, после отзывов лицензий у таких крупных банков как Татфондбанк, «Югра», после истории с «Открытием»?

—Мы не ощущаем. Мы ежемесячно открывали до 12 тысяч счетов. С ужесточением комплаенс сейчас в месяц мы открываем 7,5-9 тысяч новых счетов. Как правило, не менее 15-20% - переход из других банков. Мы внимательно это отслеживаем – переходы из Сбербанка, из Альфа-банка. Мы имеем всю эту картинку. И всегда где-то 10-15% – это клиенты из банков, которые в той или иной степени либо уже испытали отзыв лицензии, либо находятся под риском. Это абсолютно нормальная работа, она как была в 2016 и в 2015 годах, так есть и сейчас. За последние месяцы у нас нет никаких всплесков в доле таких переходов.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 18 сентября 2017 > № 2314420 Михаил Задорнов


Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bankir.ru, 18 сентября 2017 > № 2314419 Роман Ткачук

Рубль пока не воспринимает всерьез страшные сказки дяди Сэма

РОМАН ТКАЧУК

старший аналитик группы компаний «Альпари»

Как известно, финансовыми рынками правят страх и жадность. Неудивительно, что там периодически появляются мифы, подталкивающие граждан к резким и необдуманным решениям. На мой взгляд, страшилка о новых санкциях США в отношении российского госдолга именно из этой серии.

Безусловно, в этом мире ничего исключать нельзя, но всё же такой сценарий – инициатива, исходящая от Госдепа США в адрес международных инвесторов, запрещающая покупку госдолга России - выглядит маловероятным. США может трясти оружием в направлении Северной Кореи и грозить принять санкции в отношении всех, кто имеет торговые отношения с этой страной. Но с Россией такой фокус не пройдёт. Россия тесно интегрирована в мировую финансовую систему, а Европа и вовсе зависит от поставок российской нефти и газа. В ближайшие годы избавиться от этой зависимости европейским странам даже при всём желании не представляется возможным. И США помочь в этом вопросе не могут. А, значит, не стоит ждать и запрета на покупку российских энергоносителей.

Можно перевести деньги в другую юрисдикцию, например, в азиатскую, при желании можно использовать офшоры. Через них можно вкладываться в любые активы

Аналогично не стоит ждать запрета на покупку российского долга. Даже если США введут его, инвесторы найдут способ обойти. Можно перевести деньги в другую юрисдикцию, например, в азиатскую, при желании можно использовать офшоры. Через них можно вкладываться в любые активы. Smart money найдут лазейки в погоне за более высокой доходностью. Как говорится: мухи – отдельно, котлеты – отдельно. То есть политика политикой, а бизнес бизнесом. А раз так, то смысла в запрете на покупку российских облигаций, кроме ещё большего ухудшения отношений, нет.

Если это всё же произойдёт, то спрос на российские облигации немного снизится, а рубль окажется под давлением, но в любом случае о девальвации речи не идёт. Российская экономика адаптировалась к санкциям и давлению со стороны западных стран, а российские власти готовы к различным сценариям.

Показательно, что рубль пока не воспринимает всерьёз угрозу запрета покупки российского госдолга. Показателен высокий спрос на российские облигации. Индекс ОФЗ RGBI (Russian Government Bond Index) даже рос на 1,5% за до 140 пунктов, что являлось очень сильным движением для облигаций и пятилетним максимумом. Последнее размещение ОФЗ Минфином вызвало небывалый ажиотаж, спрос превысил предложение в три раза.

Рис.1 Индекс российских облигаций RGBI – на пятилетних максимумах

После заседания Центробанка мы ожидаем ослабления национальной валюты. Об этом говорят макроэкономические факторы: дефицит бюджета и отрицательный счёт текущих операций платёжного баланса

На прошлой неделе рынком российского долга двигали другие факторы. Прежде всего – это растущие нефтяные цены и ожидание снижения ставки на заседании Центробанка России, которое произошло 15 сентября. У регулятора были все карты на руках, чтобы смягчить денежно-кредитную политику – инфляция замедлилась, рубль крепок, экономический рост нужно стимулировать. Впрочем, на наш взгляд, середина сентября может стать разворотной точкой для рубля. После заседания Центробанка мы ожидаем ослабления национальной валюты. Об этом говорят макроэкономические факторы: дефицит бюджета и отрицательный счёт текущих операций платёжного баланса. Да и непростые отношения с западными державами не стоит сбрасывать со счетов. Я считаю, что девальвации рубля ждать не стоит, но прикупить немного валюты вполне разумно.

Россия. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bankir.ru, 18 сентября 2017 > № 2314419 Роман Ткачук


Китай. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 18 сентября 2017 > № 2313634 Ли Хуэй

Китай и Россия совместными усилиями в течение двух последних лет достигли очевидных успехов в сотрудничестве по сопряжению "Экономического пояса Шелкового пути" с ЕАЭС. Об этом заявил сегодня посол Китая в России Ли Хуэй.

"Благодаря совместным усилиям Китая и России, в течение двух последних лет были достигнуты очевидные успехи в сотрудничестве по сопряжению национальных стратегий развития, которые касаются нескольких ключевых аспектов", -- сказал Ли Хуэй, выступая на открытии российско-китайского форума "Москва-Пекин: торгово-экономическое и культурное сотрудничество на Шелковом пути".

Среди перечисленных послом сфер -- торгово-экономическое и энергетическое сотрудничество, инфраструктурная взаимосвязанность, реализация крупных проектов, финансово-инвестиционное взаимодействие и гуманитарные обмены.

По словам Ли Хуэя, значительно вырос товарооборот между КНР и РФ. "За первые 7 месяцев 2017 года он достиг 46,626 млрд долларов, что на 24,96 проц больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Китай на протяжении 7 лет подряд остается крупнейшим торговым партнером России", -- отметил дипломат.

"Идет успешная реализация проекта китайско-российского газопровода по восточному маршруту. Китай и Россия запустили совместное строительство Амурского газоперерабатывающего завода", -- заявил посол, говоря об энергетическом сотрудничестве. Он добавил, что уже в нынешнем году будет завершена работа над первой очередью проекта "Ямал СПГ"

Среди выделенных Ли Хуэем инфраструктурных проектов -- строительство трансграничного железнодорожного моста, соединяющего северо-восток Китая и Дальний Восток России, и крупных транспортных коридоров "Приморье-1" и "Приморье-2".

По словам посла, стороны достигли новых сдвигов в сельскохозяйственном сотрудничестве, трансграничной интернет-коммерции и сфере высоких технологий. "Эти успехи имеют большое значение для расширения торгово-экономического сотрудничества, улучшения его структуры, содействия продолжительному развитию и координации двусторонней торговли", -- подчеркнул Ли Хуэй.

"В будущем Китай и Россия развернут более интенсивное сотрудничество в реализации инициативы "Пояс и путь", чтобы превратить его в новый канал укрепления традиционной дружбы, чтобы еще быстрее, лучше и больше работать на благо народов двух стран, а также внести новый вклад в достижение мира, стабильности и продолжительного развития в Евразии", -- заявил посол.

Китай. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 18 сентября 2017 > № 2313634 Ли Хуэй


Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2313543 Андрей Филимонов

Капитанам следует помнить о полноте и качестве документов.

Андрей ФИЛИМОНОВ, Заместитель начальника Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю.

Значительная часть нарушений в области рыболовства допускается из-за недостаточного знания требований в этой сфере, отмечает заместитель начальника Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю, контр-адмирал Андрей Филимонов. В интервью Fishnews он рассказал также о борьбе с незаконным промыслом, которые осуществляют «подфлажники», и ответил на вопросы об аквакультуре.

- Как вы оцениваете ситуацию с браконьерством в зоне деятельности пограничного управления по сравнению с предыдущими годами?

- Комплекс мероприятий, которые пограничные органы проводят по противодействию ННН-промыслу, в значительной степени повлиял на снижение активности браконьеров, работающих под «удобными» флагами.

Согласно межправительственным соглашениям о противодействии ННН-промыслу, таким судам запрещены заходы для сдачи морепродукции в южнокорейские и японские порты. В результате значительная часть недобросовестных добытчиков водных биоресурсов Дальнего Востока отказалась от использования судов-«подфлажников», вывела их из регистра третьих стран. Кроме того, благодаря работе пограничников по защите водных биоресурсов, которая осуществляется в тесном взаимодействии с правоохранительными ведомствами, за последние десять лет в подзоне Приморье восстановлена до промышленных объемов популяция краба-стригуна опилио. Сейчас добыча этого объекта разрешена.

Вместе с тем тенденция незаконного лова, который ведут в российской экономзоне иностранные граждане, сохраняется.

Существенным фактором, негативно влияющим на обстановку в морском пограничном пространстве, остаются заходы судов КНР и КНДР в территориальное море и исключительную экономзону России для незаконного лова биоресурсов – кальмара, краба.

Чтобы бороться с такими нарушениями, сотрудники нашего пограничного управления постоянно проводят профилактические мероприятия, в том числе с использованием дипломатических каналов.

- Изменились ли браконьеры – их тактика, оснащение, юридическая защита?

- Тактика браконьеров, которые специализируются на добыче ценных видов водных биоресурсов с использованием «подфлажников», за последнее время сильно не поменялась. Они стремятся действовать скрытно. Поэтому в большинстве случаев стараются установить на суда современное дорогое оборудование, на плавсредства, которые применяются на прибрежном направлении, устанавливают мощные подвесные моторы.

Если говорить о юридической защите компаний-владельцев «подфлажников», то стоит отметить, что, несмотря на многочисленные ухищрения капитанов по сокрытию улик, уйти от ответственности чаще всего не удается.

- Предприниматели, которые занимаются марикультурой в Приморье, жалуются на российских браконьеров, похищающих значительную часть урожая. Можно ли с этим что-то сделать?

- Согласно федеральному закону от 2 июля 2013 г. № 148, аквакультура – это вид предпринимательской деятельности, относящийся к сельскохозяйственному производству.

В соответствии с федеральным законодательством, объекты аквакультуры, ее продукция, рыбоводные участки, объекты рыбоводной инфраструктуры являются объектами гражданских прав, а рыбоводные хозяйства – это собственники объектов аквакультуры. Законодательство четко определяет, что организация охраны рыбоводных хозяйств – вопрос частный, он находится вне компетенции пограничников.

- На какие требования законодательства вы хотели бы обратить внимание рыболовецких компаний?

- Как показывает статистика, значительная доля нарушений в области рыболовства происходит из-за недостаточных знаний требований в этой сфере. Капитанам рыбопромысловых судов следует обратить внимание на полноту и качество ведения регламентируемого перечня документации. При подготовке судовых суточных донесений значения показателей и реквизитов должны строго соответствовать судовому, промысловому и технологическому журналам. На борту судна должен быть документ, который подтверждает соответствие судовладельца требованиям Международного кодекса по управлению безопасной эксплуатацией судов и предотвращением загрязнений, а также свидетельство об управлении безопасностью для судов. Нужно помнить о том, что запрещается вести учет и представлять сведения о вылове водных биоресурсов с искажением фактических размеров улова, его видового состава, используемых орудий промысла, сроков, а также районов добычи.

Александр ИВАНОВ, Fishnews

Россия. Весь мир. ДФО > Рыба. Экология > fishnews.ru, 18 сентября 2017 > № 2313543 Андрей Филимонов


Китай. Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313511

Открытие филиала МГУ в городе Шэньчжэнь

Путин и Си Цзиньпин считают, что обеим странам необходимы квалифицированные кадры

Чжу Цзяньбинь (Zhu Jianbin, 朱健斌), China Youth Daily, Китай

По данным информационного агентства Синьхуа, 13 сентября председатель КНР Си Цзиньпин и президент России Владимир Путин выступили с речью на церемонии открытия Совместного российско-китайского университета в Шэньчжэне (Московский государственный университет совместно с Пекинским политехническим институтом, МГУ-ППИ, в Шэньчжэне). Кроме лидеров двух стран, на церемонии присутствовали вице-премьер Госсовета КНР, председатель (с китайской стороны) российско-китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству Лю Яндун и заместитель председателя Правительства РФ, председатель (с российской стороны) российско-китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству Ольга Голодец.

В приветственной речи Си Цзиньпин отметил, что образование является движущей силой национального развития и прогресса, а также представляет собой связующее звено между народами всего мира. В последние годы китайско-российское сотрудничество в области образования стало еще более плодотворным, а обмен между двумя странами — более тесным. Это сыграло позитивную роль в улучшении взаимопонимания и укреплении дружбы между двумя странами. Кроме того, подобное взаимодействие содействуют достижению высокого уровня всестороннего стратегического сотрудничества между Китаем и Россией. «МГУ-ППИ в Шэньчжэне, учрежденный китайской и российской стороной, — это совместное решение, достигнутое в ходе моих встреч с президентом Путиным, и также это показательный пример развития гуманитарного сотрудничества между двумя странами».

Си Цзиньпин выразил надежду на то, что комитеты по образованию и работники образовательных учреждений Китая и России раскроют свой потенциал, и все объекты МГУ-ППИ будут постоянно совершенствоваться. Он подчеркивает, что обе стороны должны поддерживать высокий уровень преподавания и готовить высококвалифицированные кадры, внося значительный вклад в углубление российско-китайского сотрудничества и укрепление дружбы народов двух стран.

Путин в свою очередь отметил, что сотрудничество в области образования является важной составляющей российско-китайского стратегического партнерства. Прямой обмен между двумя университетами расширяется с каждым годом, а программы по обмену иностранными студентами становятся все более совершенными. Учащиеся средней школы обеих стран, отдыхающие в национальных оздоровительных лагерях, уже стали обычным явлением. «Я считаю, что создание российско-китайского университета на базе двух известных вузов еще больше укрепит дружбу и взаимопонимание между двумя странами. Выпускники этого вуза смогут найти свое призвание не только в России и Китае, но и в любой стране мира».

Совместный российско-китайский университет в Шэньчжэне — это некоммерческое образовательное учреждение, созданное в результате трехстороннего сотрудничества Шэньчжэньского народного правительства, Московского государственного университета и Пекинского политехнического университета. МГУ-ППИ в Шэньчжэне является первым китайским университетом, привлекшим российские кадры и ресурсы, что отражает развитие российско-китайского гуманитарного сотрудничества.

Согласно документам Министерства образования, в Совместном российско-китайском университете обучение по программам бакалавриата, магистратуры, аспирантуры и докторантуры ведется на русском, китайском и английских языках. По плану первые пять лет университет будет принимать по 300-500 человек в год, в долгосрочной перспективе планируется принять 5000 человек, среди них доля иностранных студентов составит 30-50%, причем соотношение учащихся бакалавриата и магистратуры будет 1:1.

Известно, что в данный университет на программу бакалавриата уже поступило 113 человек из восьми китайских городов центрального подчинения.

Что касается преподавательского состава МГУ-ППИ, большая часть — это российские преподаватели и ученые, доктора наук (что эквивалентно докторской степени в Китае).

С 7 августа в Совместном российско-китайском университете китайские студенты-бакалавры, поступившие в 2017 году, начали интенсивно изучать русский язык. Для студентов, которые не учили русский до поступления, на первом курсе обучение ведется на китайском языке, при этом идет активное изучение русского языка. На втором году китайский и русский язык чередуются, а на третьем курсе обучение ведется только на русском языке.

Раскрытие сильных сторон двух университетов, многообразное пересечение наук

Вслед за углублением взаимодействия между КНР и зарубежными странами, Китай начал привлекать лучшие ресурсы университетов всего мира. Однако сотрудничество в этой сфере с Россией остается на первом месте.

«МГУ-ППИ возьмет на себя инициативу по внедрению передовой системы преподавания и академических стандартов Московского государственного университета, что не только поможет углубить понимание и сотрудничество между китайской и российской системой высшего образования, но и будет способствовать общему развитию системы высшего образования двух стран», — сказал Ху Хайян, президент Пекинского политехнического института. «МГУ-ППИ также восполнит пробелы в развитии проектов по созданию совместных с другими странами университетов».

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова является всемирно известным высшим учебным заведением. Кроме того, МГУ — крупнейший и старейший университет Российской Федерации, хорошо оснащенный, с сильными преподавателями, высоким качеством обучения и высокими же академическими стандартами. Московский государственный университет существует более 250 лет, и на сегодняшний день более десяти его выпускников стали лауреатами Нобелевской премии.

ППИ был основан в 1940 году, и является ключевым объектом в новейшей истории Китая. Он включен в список влиятельного английского рейтинга «Топ-500 лучших университетов мира» и в список 15 лучших китайских университетов.

В настоящее время в МГУ-ППИ в Шэньчжэне открыты специальности в таких областях как: русский язык и литература, искусство и культура, прикладная математика и информационные технологии, экономика, международное коммерческое право и финансы, менеджмент и аудит, наука о Земле, телевидение и средства массовой информации, здравоохранение, прикладная химия и физика, транспорт и логистика, космические исследования, инженерные дисциплины и другие. Кроме того, в университете будет создан ряд исследовательских центров.

Первый директор МГУ-ППИ Чжао Пин, сказал, что данные направления отражают сильные стороны МГУ в основных дисциплинах и преимущества ППИ в инженерных дисциплинах.

1 марта 2014 года

Мэр города Шэньчжэнь Сюй Цинь и проректор Московского государственного университета Сергей Шахрай подписали меморандум о сотрудничестве Шэньчжэньского народного правительства и Московского государственного университета имени Ломоносова в сфере управления Совместным российско-китайским университетом в Шэньчжэне.

16 апреля 2014 года

Представители Шэньчжэньского народного правительства, МГУ и ППИ подписали в Пекине меморандум о сотрудничестве и масштабе управления.

20 мая 2014 года

Был подписан межправительственный меморандум о взаимопонимании для поддержки развития МГУ-ППИ в Шэньчжэне.

Август 2014 года

Представители Шэньчжэньского народного правительства, МГУ и ППИ подписали трехстороннее соглашение.

Сентябрь 2014 года

МГУ и ППИ подписали межвузовское соглашение.

31 августа 2015 года

Министерство образования КНР одобрило проект строительства Совместного российско-китайского университета.

27 октября 2016 года

Министерство образования официально разрешило создание Совместного российско-китайского университета.

Июль 2017 года

В МГУ-ППИ поступило 113 студентов.

13 сентября 2017 года

Совместный российско-китайский университет официально начал работу.

Китай. Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313511


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313508 Вольфганг Ишингер

«У Путина непродолжительный успех, но он перенапрягается»

Герхард Гнаук (Gerhard Gnauck), Die Welt, Германия

Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger) почти десять лет руководит влиятельной Мюнхенской конференцией по безопасности. Опытный дипломат и госсекретарь по вопросам внешней политики, он является глубоким знатоком глобальных конфликтов. На киевском форуме YES 2017 71-летний политик выступил по поводу российско-украинского конфликта. В нем в последнее время наблюдается некоторое движение.

DIE WELT: Украина давно требовала введения «голубых касок» ООН в Донбасс. Сейчас президент России Путин впервые заявил о готовности к этому и ссылается при этом даже на позицию Ангелы Меркель. Что это — шанс или уловка?

Вольфганг Ишингер: Российская позиция действительно изменилась. Здесь в любом случае следует тщательно проверить: может ли из этого что-то получиться? И, если возможно, то не только для Донбасса, а в конечном итоге вообще для отношений между Западом и Востоком, для создания доверия между Западом и Россией. Это хорошая дипломатия. Совершенно неправильной, плохой дипломатией было бы просто отмахнуться от этого российского предложения без дальнейшей проверки, не является ли это предложение обманом или уловкой.

— Какие страны должны будут посылать солдат «голубых касок»? Например, сама Россия?

— Было бы хорошо, если бы постоянные члены Совета безопасности ООН не принимали в этом участия. Лучше было бы, если бы это были страны, которые не задействованы в этом регионе политически. Например, Индия или другие азиатские государства.

— Почему Россия выступила сейчас с этим предложением?

— Возможно, Россия хочет из-за нынешнего, а также из-за ожидаемого в ближайшем будущем застоя в российско-американских отношениях сбросить некий балласт. Также и из-за недавно объявленных санкций США, которые заденут Москву сильнее, чем предыдущие. Кроме того, в Вашингтоне планируют поставлять на Украину противотанковое оружие. Россия, конечно, хочет этого избежать. Что касается Донбасса, то в Москве, пожалуй, все больше замечают, что с этими так называемыми государствами, в которых происходит много криминального, ничего не получится и что все это стоит России только много денег и авторитета.

— Политик США Ньют Гингрич (Newt Gingrich) сказал на конференции YES 2017 здесь в Киеве, что последняя экспансия российской власти из-за «изнеможения» в среднесрочной перспективе снова закончится. Как и к 1989-му году в случае с Советским Союзом.

— Российский ВВП — немного меньше, чем ВВП Италии. Несмотря на это, Россия пытается представить себя как великую или мировую державу и платит за это высокую цену своей политики, в том числе в Сирии и на Украине. В самой стране Москве приходится сильно напрягаться, чтобы добиться хотя бы малого роста. Короче: активистская внешняя политика России на ближайшую перспективу кажется успешной, но в долгосрочной перспективе страна не рассчитывает свои силы. В этом Гингрич не так уж неправ.

— Сыграли ли прежние санкции Запада из-за кризиса на Украине большую роль в переосмыслении в России? По оценкам, они обошлись России всего в один процент ее ВВП.

— Эта цифра, пожалуй, реалистична, но один процент — это и есть один процент. И кроме того, есть еще санкции, направленные против отдельных лиц. Однако российские политики неоднократно спрашивали меня: господин Ишингер, можете ли Вы объяснить мне, почему я не состою в санкционных списках? Очевидно, они полагают, что тот, кто состоит в этих списках, считается на Западе более важным. В любом случае нам не следует переоценивать действие таких санкций.

— Какой видится Вам роль ЕС в кризисе с Северной Кореей?

— Предпринимаемые с 90-х годов попытки провести переговоры, чтобы заставить Северную Корею отказаться от ядерного курса, каждый раз заканчивались провалом, по разным причинам. Кстати, ЕС еще в 90-е годы участвовал в этом. Поэтому хорошо, что канцлер ФРГ сейчас вновь заявила о готовности принять участие. Однако я не вижу здесь какой-либо специальной немецкой роли. Лучше всего было бы, если бы ЕС как таковой принимал участие во всевозможных переговорах, по примеру удачной модели переговоров с Ираном. В Сирии ЕС вытеснили на обочину, в переговорах по Украине он вообще не сидит за столом переговоров: это неправильно. ЕС представляет интересы 500 миллионов европейцев и должен уверенно отстаивать интересы ЕС на таких переговорах. Это касается также и конфликта с Северной Кореей.

— Кое-что говорит о том, Россия помогла своему соседу Северной Корее в осуществлении ее ракетной программы.

— Если это так, то русские должны сейчас глубоко сожалеть об этом. У России не может быть заинтересованности в Северной Корее с ядерными ракетами.

— Ваш прогноз по поводу этого конфликта?

— Очень нетрадиционная внешняя политика Дональда Трампа здесь впервые привела к успеху, надо отдать ему должное. В Совете безопасности ООН удалось по поводу новых санкций против Северной Кореи достичь консенсуса благодаря США. Здесь я должен сказать: снимаю шляпу! Но что, если Северная Корея будет и дальше спокойно проводить свои испытания? Военная интервенция США отпадает, потому что в таком случае опасаются слишком большого количества жертв среди мирного населения. Но что же тогда? Если по отношению к Советскому Союзу ядерное устрашение и сдерживание в холодной войне в течение десятилетий подействовали, то почему это не может сработать в случае с Северной Кореей? Идеальные решения в мировых политических кризисах являются редкостью.

— Как могло бы выглядеть решение?

— Путем тихой дипломатии, возможно, удалось бы создать новый переговорный канал с Северной Кореей. При этом центральную роль должен играть Китай. Тогда двойное замораживание могло бы стать, вероятно, первым шагом. Северокорейская сторона замораживает свои испытания, США и Южная Корея отказываются от военных учений. Это могло бы стать началом. Экономические программы по поддержке могли бы создать положительные стимулы. И Северную Корею надо правдоподобно заверить в том, что никто, в том числе и США, не планирует интервенцию с целью смены режима. Так это видят и некоторые американские коллеги.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313508 Вольфганг Ишингер


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313502 Михаил Ходорковский

Вместо Путина может прийти только другой Путин

Беседа с Михаилом Ходорковским.

Марис Антоневичс (Māris Antonevičs), Latvijas Avize, Латвия

Существует мнение, что именно Михаила Ходорковского президент России Владимир Путин считает своим самым серьезным политическим оппонентом. Один из богатейших в свое время людей в мире, владелец нефтекомпании «ЮКОС» примерно в 2003 году начал демонстрировать политические амбиции, критикуя кремлевскую власть и поддерживая российскую либеральную оппозицию. Вскоре последовал ответ: Ходорковского арестовали и обвинили в мошенничестве. Пока другие российские олигархи в это время друг за другом находили убежище за границей, у владельца «ЮКОСа» не только отобрали бизнес, но и посадили в тюрьму на 10 лет. Возможно, этот срок был бы еще дольше, если бы не стечение обстоятельств. В 2013 году Путин накануне Олимпийских игр в Сочи хотел улучшить свой международный имидж и подписал акт о помиловании.

После освобождения Ходорковский сразу же покинул Россию, вначале направился в Германию, затем — в Швейцарию, сейчас живет в Лондоне. Путь в Россию для него в данное время закрыт, потому что там, по всей вероятности, снова ожидает тюрьма. Несмотря на пережитое, Ходорковский не расстается с желанием изменить российскую политику, к тому же, считает, что перемены должны быть радикальными.

С Ходорковским мы беседовали в Таллине, куда он прибыл, чтобы принять участие в совещании группы Европейского парламента «Европейская народная партия» и разъяснить депутатам европейских стран, чего можно ожидать от современной России.

LA: На мероприятии вы были представлены как российский «оппозиционный активист». А как вы шире охарактеризуете свою нынешнюю позицию?

Михаил Ходорковский: Хотя я живу за границей, по-прежнему являюсь гражданином России. Свое занятие могу охарактеризовать как общественную деятельность, потому что я не борюсь ни за какой политический пост. Сейчас в России политикой считают все, что каким-то образом связано с критикой власти. Хорошо, допустим, я занимаюсь общественно-политической деятельностью… Я основатель движения «Открытая Россия». Наша цель — смена режима в России. Речь не только об уходе Путина, что, разумеется, важно. Но задача шире — исправить ошибку, которая была допущена в 1993 году, когда изменили Конституцию России, и президент получил очень большую единоличную власть. Мы должны вернуться к модели парламентской республики и к реальному федерализму. Государство большое, регионы развиваются по-разному, и довольно глупо пытаться все унифицировать из Москвы.

— Но готов ли к этому русский народ? В истории России фактически не было периода без явного лидера во главе государства.

— Действительно, за последние 300 лет не было периода, когда отсутствовал какой-либо персонифицированный символ власти. Но если посмотрим в еще более давнее прошлое, то найдем достаточно много примеров, когда Россия развивалась, скорее, как парламентская республика. Скажем, северо-западная Русь в 12-м — 15-м веках, в которую входили Новгород и Псков, боярская дума… И если посмотрим историю новейших времен, то увидим, что не всегда руководители государства были сильными лидерами. К примеру, Брежнев не был сильным лидером, он, возможно, был «лицом» Политбюро КПСС, но не тем человеком, кто реально принимал решения. И царь Николай II или руководитель Временного правительства Керенский в 1917 году не были сильными лидерами. Это не высечено в камне, что у России только авторитарный путь развития.

— Российская экономика переживает довольно тяжелые времена, и внешнее давление усиливается, однако очень большая часть общества выражает доверие президенту Путину. Почему?

— Если верить социологическим опросам (но это не всегда обязательно нужно делать), то я большую поддержку Путину объясняю тем, что он выдавливает с политического поля все более-менее серьезные альтернативы. Люди, может быть, и хотели бы другого лидера, но им такой выбор не предлагается. Каждый, кто пытается вступить в политическую борьбу, незамедлительно сталкивается с огромным давлением пропаганды. Но главная проблема в том, что российскому обществу навязана парадигма: или Путин, или какой-то другой лидер. Каждый, кто придет на место Путина, вскоре начнет вести себя так же, как Путин, если не будет изменена система. Мне хочется вырвать людей из этой парадигмы, сказать, что не обязательно менять Путина на какого-то Шмутина…

— Самым сильным кандидатом оппозиции обычно называют Алексея Навального…

— Нет, нет, у него нет никаких шансов стать президентом при такой парадигме. Там может быть только какая-то рокировка, аналогичная рокировке «Путин-Медведев-Путин». Может быть, (министр обороны) Шойгу или даже (нефтяной бизнесмен) Сечин, но не Навальный.

Но не нужно сейчас говорить о кандидатах в президенты и рассуждать, кто будет лучше. Если у человека диабет, то неправильно обсуждать, какой торт ему следует съесть — шоколадный, бисквитный или какой-то другой. Все торты будут плохими для его здоровья.

Во главе государства должен быть не президент, а правительство, которое формирует сотрудничество между регионами, чтобы от этого была большая польза для общества. Россия большая, и между регионами имеются существенные различия, нельзя всеми управлять по одной модели, поэтому регионы должны быть достаточно самостоятельными.

— Как вы намерены добиться таких изменений системы?

— Убеждая людей, образовывая их. Люди не должны думать, кого выбрать «царем горы», а больше должны думать о том, какое представительство выбрать в парламент от своего региона.

— Коль скоро речь зашла о самостоятельных регионах, нельзя не упомянуть Чечню, где сейчас фактически свой режим.

— Чечня не такая, как нам пытается преподнести Кадыров. Многие люди там считают себя частью России. Они учат детей русскому языку, собирают деньги, чтобы отправить их в вузы России. Там, конечно, есть «золотая молодежь», дети элиты, для которых это не проблема, но большая часть жителей бедные, и им приходится прилагать много усилий. Однако власть на этой территории принадлежит банде — примерно 15-20 тысячам человек, которые все контролируют и определяют. Это ответственность Путина, что он отдал чеченцев в рабство это средневековой феодальной банде. Это просто предательство. Может ли ситуация измениться? Могут ли чеченцы выбрать выход из Российской Федерации, когда избавятся от этой банды? Мне это сложно представить. Чеченцы знают, что они тесно — экономически и культурно — связаны с Россией, там живут их родственники и друзья. Но, естественно, демократическая Чечня, как и демократическая Шотландия, могут инициировать референдум о независимости. И если на референдуме большинство проголосует за это, то такое решение нужно будет уважать.

— Вы допускаете, что упомянутая банда может отступить без насильственной борьбы?

— Суверенные государства для того и существуют, чтобы ни одна банда не могла диктовать гражданам, как жить. Наверное, будут столкновения, придется разрешать конфликт, искать мирный выход, если кто-то не согласится, может быть, нужно будет воевать…

— Значит, будет третья чеченская война…

— Нет, это будет не третья чеченская война, это будет война с бандитами. Нужно объяснить чеченцам, что никто их не собирается колониальными методами держать в составе России, а при принятии решений необходимо соблюдать демократические процедуры. Пусть они подумают, примут решение. Лично я считаю, что чеченцы проголосуют за то, чтобы остаться в составе России. Может быть, я ошибаюсь. Но каким бы ни было решение, оно не должно быть принято под дулами автоматов.

— Считаете ли вы, что в будущем в России возможно рассмотрение вопроса о возврате Крыма Украине?

— Мне сложно представить, что демократически избранный парламент России может получить такой мандат от российского общества. Есть много причин, почему русские считают Крым своей национальной территорией. И то общество, которое сейчас живет в Крыму, считает себя частью России. К примеру, сложно представить, что Украина начала бы обсуждать вопрос о возврате Львова Польше, хотя с исторической точки рения об этом можно было бы говорить. Однако уже сама постановка такого вопроса вызовет резкую контрреакцию. Я думаю, что и в России таким образом вопрос Крыма не удастся обсудить. Но дискуссию можно начать иначе. Россия так же, как и Украина, стремится и будет стремиться в Европу, даже если русские временами пытаются это отрицать. Даже географически — 128 миллионов человек живут к западу от Урала и только 20 миллионов по другую сторону. То есть: подавляющее большинство — это часть Европы. Вот, именно сближаясь с Европой, можно начать поиск возможностей урегулирования конфликта.

— Страны Балтии уже привыкли к тому, что России нужно остерегаться. Например, сейчас обеспокоенность вызывают военные учения «Запад-2017». Но является ли военная угроза самой опасной для нашего региона?

— Вероятность того, что Кремль может напасть на страны Балтии, я оцениваю, как очень низкую. Путин не очень любит применять такие прямые методы, он больше ищет различные гибридные формы, как это теперь обозначают. Самое опасное для Балтии — это информационное влияние, при помощи которого может быть разрушен внутриполитический консенсус. Если еще точнее — конституционный и национальный консенсус — это самое важное, потому что относится к суверенитету государства. По другим политическим вопросам точки зрения могут различаться. С этой угрозой надо бороться.

Что касается внешнеполитических целей Путина, то неверно воспринимать его как империалиста, который только и мечтает захватить новые территории. Его главная цель — обеспечить себе полную свободу действий в России. Но это не причина расслабляться. В случае Крыма главную роль сыграли не борьба за новую территорию или противодействие присутствию НАТО на полуострове. Это была борьба за рейтинг. Популярность Путина в конце 2013 года резко упала, и аннексия Крыма позволила эту ситуацию переломить. В ближайшее время в России не ожидается экономического расцвета. У Путина еще не раз может возникнуть соблазн решить внутренние проблемы при помощи какой-либо внешнеполитической авантюры. У Европы есть несколько слабых сторон, и самая важная из них — энергетическая зависимость. В среднем ситуация нормальная, доля России на европейском энергетическом рынке составляет 20-30%, но в отдельных государствах ситуация довольно драматична.

Еще одна угроза — Путин нащупал слабые места Запада на информационном поле, что ловко использует, но пока ни Европа, ни США не нашли на это надлежащий ответ.

— Вы время от времени встречаетесь с западными политиками. Как вам кажется, насколько хорошо они понимают Россию?

— Могу сказать, что политики стран Балтии Россию понимают очень хорошо. Даже несмотря на то, что более 25 лет мы развивались в параллельных реальностях, опыт и знания не исчезли. Я не могу сказать, что, к примеру, в Германии такое же глубокое понимание о России. Там много мифов. На Западе, разумеется, есть эксперты по России, но со времен холодной войны их стало меньше, что мешает полноценно понять российские реалии.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313502 Михаил Ходорковский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313319 Максим Трудолюбов

Москва преподнесла Путину неприятную неожиданность: влияние его оппонентов растет

Максим Трудолюбов, Newsweek, США

Выборы, которые прошли во многих российских областях в воскресенье, 10 сентября, оказались одновременно скучными и многообещающими. Эти выборы, в ходе которых граждане выбирали в основном глав органов местного самоуправления, во многих областях были лишены соревновательного компонента и служили лишь для того, чтобы узаконить позиции назначенцев Кремля, сделав их избранными чиновниками.

Интересная ситуация сложилась в Москве. То, что там произошло, не смогло поколебать позиции правящей партии, однако оно все же смогло нарушить сонный ритм излишне предсказуемых российских выборов.

На выборах мэра в 2013 году Алексей Навальный стал воплощением народной альтернативы той тактике проведения предвыборной кампании «сверху-вниз», которой обычно пользуется Кремль. На этот раз группа предприимчивых политтехнологов, которые, как и Навальный, не относятся к тем политическим кругам, где господствует Кремль, нашли способ сделать предвыборные кампании кандидатов из народа более успешными.

Примерно год назад 37-летний Дмитрий Гудков, бывший депутат Государственной Думы, и 33-летний Максим Кац, бывший член муниципального совета одного из московских округов, решили попытать счастья на выборах в муниципальные советы в Москве. Члены местных советов, в сущности, не имеют никакой власти, но Гудков и Кац все равно решили помочь независимо мыслящим москвичам получить несколько из этих мандатов.

И их протеже, многие из которых — это довольно молодые люди, действительно получили как минимум 266 мандатов, что составляет немногим более 15% мест в советах Москвы. Правящая партия «Единая Россия» получила 1 154 места.

Это не слишком много. Получить достаточное количество мест в советах очень важно. Если получить места во всех 110 избирательных округах, это позволит пройти сквозь региональный избирательных фильтр. Чтобы зарегистрироваться в качестве кандидата на выборах губернатора, нужно набрать определенное количество голосов сторонников из числа членов муниципальных советов.

Кампания оппозиции в этом смысле оказалась не слишком успешной. Число выигранных мест не позволяет кандидату от оппозиции принять участие в выборах губернатора Московской области в 2018 году. Таким образом, те законодательные препятствия, которые были созданы для того, чтобы помешать аутсайдерам участвовать в выборах губернатора, сделали свое дело.

Однако результаты все равно впечатляют из-за новизны подхода. Лидеры этого проекта создали единую платформу, открытую для кандидатов от большинства движений, независимых от правящей партии. Она стала своего рода инкубатором — благоприятной почвой для политических кампаний, а не для бизнеса.

Гудкову и Кацу помогал Виталий Шкляров, политтехнолог, который живет в США и который работал в предвыборных штабах Барака Обамы и Берни Сандерса (Bernie Sanders), а также на некоторых кандидатов на губернаторских выборах в США.

По словам Шклярова, выборы в муниципальные советы Москвы 2017 года, вероятно, стали одной из его самых эффективных кампаний. Было более тысячи кандидатов, и 267 из них одержали победу каждый в своей маленькой битве. Эта кампания привлекла около 50 миллионов рублей, и это был бюджет на всю тысячу кандидатов. «Мы тратили примерно по 2 доллара на каждого кандидата в день», — с гордостью сообщил Шкляров.

Правительство тоже сыграло свою роль. Московские власти могли с легкостью помешать независимым кандидатам принять участие в выборах, но решили этого не делать. Места в муниципальных советах почти никак не влияют на работу правительства города, но их приятно занимать.

Муниципальные власти не стали рекламировать предстоящие выборы и сделали ставку на низкую явку избирателей. Очевидно, план состоял в том, что пенсионеры и работники бюджетных организаций, как всегда, явятся на избирательные участки и проголосуют за нужных депутатов.

Явка избирателей (15%) действительно оказалась очень низкой, однако все сработало не совсем так, как было рассчитано. В районах с высокой долей избирателей, придерживающихся оппозиционных взглядов, такая низкая явка сработала против действующих чиновников.

Претенденты на места в муниципальных советах проводили агитационную работу в социальных сетях и мобилизовали свой оппозиционно настроенный электорат. Так произошло в центральном и юго-западном округах Москвы. В социальных сетях также много внимания было уделено тому факту, что на избирательном участке к югу от Садового кольца, где в качестве избирателя зарегистрирован президент России Владимир Путин, была представлена только оппозиция.

Разумеется, все это ниже уровня правления Путина. Возможно, он даже не обратил внимания на результаты. Мало кто обратил на них внимание. Большинство вообще не стало голосовать. Это всего лишь символический переворот, а не настоящий. Однако результаты этой кампании имеют значение.

Кремлевские политтехнологи и оппозиционные группы в других регионах проанализируют ноу-хау Гудкова. Тысячи молодых людей, которые приняли участие в этой кампании в качестве кандидатов, менеджеров и добровольцев запомнят этот свой опыт и будут отталкиваться от него в будущем.

В течение нескольких месяцев, предшествовавших голосованию, они выстраивали стратегии, планировали и координировали сотни маленьких, но вполне реальных кампаний своих сверстников. Это было похоже на игру, однако это одновременно было курсом прикладной политики.

Своими собственными глазами они увидели, что претендовать на государственную должность в рамках рестриктивной политической системы, такой как Россия, — это вполне реально. Гудков также продемонстрировал, что оппозиция не сидит сложа руки, что она способна выступить единым фронтом и что она не ограничивается Алексеем Навальным.

Тем не менее, проект Навального пока остается самым динамичным проектом, способным генерировать свою собственную политическую программу.

Та «поквартирная» предвыборная кампания, которую пропагандируют Навальный и Гудков, возможно, в будущем станет новым стандартом. Москвичи неоднократно демонстрировали, что ничто в их культуре не может помешать им принять участие в конкурентных выборах.

Между тем опыт Москвы 2017 года может оказаться всего лишь эпизодом. Давайте не будем забывать о том, что символический успех оппозиции на выборах в прошлое воскресенье во многом объясняется крайне низкой явкой. На избирательные участки пришли только самые активные и независимо мыслящие люди. Даже в таком богатом и разностороннем городе, как Москва, типичный избиратель поддерживает линию Кремля.

«Оппозиции необходимо заручиться сочувствием медианного избирателя повестке постепенной демократизации региональной политической жизни», — написал в своей статье известный политический комментатор Кирилл Рогов.

Предвыборные кампании, подобные тем, которые проводят Гудков и Шкляров, должны быть официальными, то есть они должны соответствовать множеству требований. Они также должны уметь противостоять прихотям администрации. Кремль руководит ходом выборов, регулируя доступ к участию в них.

Исход большинства выборов определяется уже в момент регистрации кандидатов, потому что уже в этот момент становится понятно, что голосовать можно только за одного конкретного кандидата. Это значит, что власти регионального и федерального уровней могут с легкостью предотвратить любые новые неожиданности, подобные тем, которые неделю назад произошли в Москве.

Максим Трудолюбов — старший научный сотрудник Института Кеннана, главный редактор независимой деловой газеты «Ведомости».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313319 Максим Трудолюбов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter