Всего новостей: 2523262, выбрано 66 за 0.132 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576700 Петер Сийярто

Более тесное сотрудничество Востока и Запада — в интересах Венгрии

Истван Леко (István Léko), Česká Pozice, Чехия

Восемь лет правления Виктора Орбана, труд как традиционная христианско-демократическая ценность и миграция — эти и другие темы министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто прокомментировал в интервью, которое он дал Česká pozice во время визита в Прагу в марте этого года.

После выборов в Италии Европейский Союз с большой надеждой ожидал, что парламентские выборы, которые прошли в Венгрии восьмого апреля, положат конец восьмилетнему правлению консерваторов во главе с Виктором Орбаном, и к власти придут устраивающие Брюссель леволиберальные политические силы. Поэтому в Венгрии и правительство, и оппозиция считала эти выборы решающими.

Последний опрос общественного мнения, проведенный независимым агентством Medián, предрекал очередную убедительную победу партии премьера Виктора Орбана. Партия «Фидес», которая в коалиции с христианскими демократами правит с 2010 года, по опросам, могла получить в парламенте 142 из 199 мандатов, то есть более двух третей (около 70%) депутатских кресел.

Парадоксально, но намного более осторожным был прогноз проправительственного аналитического центра Nézöpont Intézet, согласно которому, правительственные партии получат 112 — 123 мандата. В итоге партия «Фидес» получила 48,89% голосов, 134 депутатских кресла и вновь конституционное большинство. Таким образом, Орбан возглавит правительство уже третий раз подряд и как премьер он занимает в Европе второе место (после немецкого канцлера Ангелы Меркель) по продолжительности правления.

В Венгрии смешанная избирательная система: 93 депутата проходят в парламент по партийным спискам, согласно партийным преференциям, а остальные — по мажоритарной системе из 106 избирательных округов. Что самое главное в венгерских выборах? Некоторые проправительственные журналисты описали это вкратце так: правительство составит или Орбан, или Сорос.

Центральной темой выборов было не образование, здравоохранение, социальные проблемы или коррупция, а нелегальная миграция, которую консервативное правительство считает угрозой. Кроме того, оно негативно оценивает не только продолжительную политическую деятельность миллиардера Джорджа Сороса, ЕС и ООН, но и ситуацию в западных странах, где проблема незаконной миграции, прежде всего из мусульманских стран, превращается в серьезную социальную проблему.

Под руководством 54-летнего Виктора Орбана Венгрия уже продолжительное время показывает очень хорошие экономические результаты. Также в его пользу и то, что венгерская оппозиция уже давно разобщена. Ее образует несколько небольших либеральных и левых партий и популистское объединение «Йоббик», которое еще недавно проповедовало крайние антицыганские и антисемистские взгляды.

Большая часть левой и либеральной оппозиции в своей ненависти к Орбану явно забыла о прежде провозглашаемых ценностях и сделала ставку на отчаянный шаг, решив объединиться с экстремистами только для того, чтобы получить шанс на максимум депутатских кресел и на самостоятельное формирование правительства. Этот странный союз проправительственные СМИ назвали «кошмарной коалицией», и возникла угроза, что избиратели либеральных левых откажутся поддерживать крайне националистического кандидата и наоборот.

Кроме того, оппозиция, о которой правительственные пропагандисты отзываются только как о кандидатах Сороса, вела кампанию в стиле, который не сработал ни в США (антиТрамп), ни в Чешской Республике (антиБабиш и антиЗеман). В Венгрии антиОрбан тоже не добился успеха.

Орбана критиковали за авторитарное правление, якобы близкие отношения с российским президентом Владимиром Путиным и некоторые (вскрытые оппозиционными журналистами) коррупционные махинации его зятя, друзей из мира бизнеса и коллег по партии. Венгрия, как и Чешская Республика, разделена на леволиберальный Будапешт и на остальную страну с преимущественными консервативными настроениями.

Министр иностранных дел Петер Сийярто заявил в интервью, которое дал во время своего визита в Прагу в марте этого года: «Нам удалось улучшить нашу экономику, которая когда-то была в очень плохом состоянии, настолько, что сегодня мы принимаем участие в решении проблем Европы, а не создаем их. Мы прошли длинный путь, и для этого нам потребовалась смелость и смелые решения председателя правительства Венгрии. На международной арене нас всецело поддерживали страны Вышеградской четверки, то есть на этот альянс мы всегда могли положиться».

Česká pozice: Как Вы оцениваете прошедшие восемь лет правления премьера Виктора Орбана?

Петер Сийярто: В 2010 году Венгрия балансировала на грани экономического коллапса. Сегодня об этом уже мало кто помнит, но тогда наше положение было хуже, чем у греков. Нашу страну поддерживал на плаву только кредит от Международного валютного фонда, и было понятно, что если мы пойдем по пути традиционной экономической политики, то максимум, чего мы достигнем, это переживем кризис, но набраться новых сил нам не удастся. Поэтому мы решили встать на путь новаторской экономической политики и сделать акцент на обществе, в основе которого лежит труд.

Это повлияло на нашу налоговую систему, экономическую стратегию и социальную систему. Сначала мы подвергались сильнейшему международному давлению, но в итоге жизнь подтвердила нашу правоту. Сегодня уровень безработицы в Венгрии очень низкий (3,8% — прим. авт.), и теперь год от года мы бьем собственные рекорды в области внешней торговли.

Таким образом, оторвавшись от дна, от экономики в очень плохом состоянии, мы достигли того, что сегодня мы принимаем участие в решении проблем Европы, а не создаем их. Мы прошли длинный путь, и для этого нам потребовалась смелость и смелые текущие решения председателя правительства Венгрии. На международной арене нас всецело поддерживали страны Вышеградской четверки, то есть на этот альянс мы всегда могли положиться.

— То есть главное — практические шаги. А на каких ценностях, идеологии и философии основывались эти изменения?

— Мы основываемся на традиционных христианско-демократических принципах. Я учился в гимназии бенедиктинцев, а их девиз: «Ora et labora!» («Молись и работай!»).

Труд — это традиционная христианско-демократическая ценность: прогресса можно достигнуть только трудом и усердием. И с этим связана наша философия: все, кто способен, должны работать и взять на себя часть нашего общего бремени. Наша политика основана на принципе, согласно которому вместо поддержки нужно обеспечить людей работой. Государство вознаграждает за труд и усердие.

В 2010 году дефицит государственного бюджета и государственный долг были огромными, поэтому политики начали экономию с самих себя. Так, в парламенте мы сократили количество депутатских мест на половину: с 386 до 199. Все усилия мы направили на государственные обязательства, но не только на словах, а и на деле.

— Нам в Европе кажется, что с тех пор, как во главе правительства стоит Виктор Орбан, Венгрия подвергается множеству нападок. Это сказывается на всей стране в целом. Сформировались два лагеря. И так произошло не только в Венгрии, но и в США и в Великобритании в связи с Брекситом. Схожая ситуация сложилась в Чешской Республике. В чем Вы видите причины этого?

— Объяснить эту ситуацию можно двумя явлениями. Во-первых, мир во всех смыслах ускоряется, и, если присмотреться, полностью изменилась роль и характер современной внешней политики. Раньше она была намного более неспешной. В солидных залах, выпуская дым из трубок и попивая утонченные напитки, политики могли вести философские разговоры часами и вдумчиво обсуждали проблемы мира. Времени было достаточно, и никто никуда не спешил.

Сегодня все иначе, и обстановка меняется за минуты или даже секунды. Интернет-СМИ распространяют новости или фальшивые сообщения мгновенно, что само по себе может быть важным фактором, создающим напряжение. С другой стороны, в европейских политических дебатах еще никогда не было столько лицемерия и политической корректности, как сегодня.

По-моему, наше общество крайне разочаровано тем, что некоторые политические элиты явно заняты чем угодно, только не народом. Эти политические элиты увлечены сами собой, и им совершенно неинтересно, чего хотят люди, которые их выбрали. И именно здесь, как мне кажется, проходит линия раздела: существуют политические силы, которые по-настоящему представляют интересы людей, а есть такие, которые совершенно оторваны от своих избирателей.

— Любого, чьи представления о политике хоть немного отличаются, противоположная сторона, которая сама себя считает либеральной, тут же клеймит популистом, расистом, ксенофобом или «путинофилом», а потом в СМИ и социальных сетях начитается кампания по дискредитации…

— Факт в том, что, к сожалению, сегодня стигматизация остальных в европейской политике наиболее выражена, чем когда-либо прежде. Хороший пример: если либералы проигрывают выборы, то, по их мнению, система вдруг уже не демократическая. Но это не так, просто они не победили в ней. И по этому поводу порой ведутся просто оскорбительные однобокие дискуссии, полные эмоций.

Например, в ноябре 2016 года я, как министр иностранных дел, сформулировал точку зрения, которая не соответствовала европейскому мейнстриму. Меня тут же назвали сторонником Путина. С тех пор ситуация изменилась только в том, что теперь у меня есть выбор: считаться сторонником Путина или поклонником Трампа.

А ведь венгерская внешняя политика всегда представляет национальные интересы, и нам совершенно неважно, кем нас считают. Вместо того чтобы обсуждать вопросы рационально и исходя из здравого смысла в поисках окончательного решения, уже на второй минуте разговора мы сталкиваемся с тем, что нас начинают клеймить и втаптывать в грязь. Это ни к чему хорошему не приведет.

— Либералы часто называют Виктора Орбана диктатором, который ловит каждое слово Путина и хочет вывести Венгрию из ЕС. По-Вашему, у этих обвинений есть реальные основания?

— Это ерунда, и мы решительно отвергаем подобные мнения. Кстати, лучше посмотреть, кто из европейских государств сотрудничает с русскими теснее всех. Это не Венгрия. Некоторые западные страны значительно обогнали нас в этом. А что касается сотрудничества в области энергетики, то и там есть несколько европейских стран, которые поддерживают с Россией на зависть тесные отношения, и я уже не говорю об экономических и торговых связях. Ситуация такова, эти государства обвиняют других, а собственные контакты умело маскируют.

Мы маленькая страна в Центральной Европе с совершенно определенным историческим опытом, который подсказывает нам, что в случае конфликта между Востоком и Западом страдает как раз Центральная Европа. Мы отстаиваем более тесное сотрудничество Востока и Запада не потому, что служим чьим-то чужим интересам, а потому, что это соответствует интересам Венгрии. А мы всегда действуем сообразно им. Исторический опыт свидетельствует о том, что Венгрии нужно, чтобы восточная и западная часть континента могли тесно сотрудничать и с уважением относиться друг к другу.

— Огромной политической проблемой является попустительство в области незаконной миграции и система квот, которую продвигает Брюссель. Это камень преткновения не только на уровне единой Европы, но и в отдельных странах ЕС. Вот уже более двух лет венгерское правительство в связи с этой проблемой предупреждает, что на кону — будущее Европы. Неужели нелегальная миграция действительно столь опасна?

— Помимо уже упомянутой политической корректности и лицемерия, одной из серьезнейших проблем современных европейских политических дискуссий являются двойные стандарты. Иногда мне кажется, что право на то или иное действие обусловлено площадью или размером ВВП государства. Это неправильно.

Если говорить о миграции, то Венгрия вместе с остальными странами Вышеградской четверки уже давно и последовательно отстаивает мнение о том, что нелегальная миграция опасна, поэтому ей надо препятствовать. Надо защитить свои границы. Сегодня уже однозначно доказано, что представители Центральной Европы были правы: за последние два с половиной года террористы из рядов мигрантов совершили в Европе 27 террористических акта, во время которых погибло 330 и было ранено 1300 человек.

Мы четко сказали, что миграцию можно остановить. Мы доказали это тем, что на южной границе Венгрии (с помощью Польши, Чехии и Словакии) сумели остановить миграционные процессы. Мы утверждали, что система квот не работает. Потом выяснилось, что так и есть, ведь нам известно, что даже те страны, которые приняли эти квоты, сумели заполнить их всего на 25%. Западные европейцы нас критикуют, а сами заполнили квоты всего на 25%. К сожалению, двойные стандарты продолжают существовать.

Думаю, что мы в Центральной Европе успешно доказали, что нужно упорно настаивать на том, чтобы Европа осталась европейской. Мы должны настаивать на том, что мы — христианский континент. Нужно настаивать на том, чтобы здесь не могли возникать смешанные общества. Наконец, нужно сказать, что утверждения, которые прежде считались неприкосновенными догмами (вроде того, что Европе удалось интегрировать всех пришлых), — это ложь.

Стоить посмотреть, что происходит там, где рапортовали об успехах интеграции мигрантов в общество. Там возникли параллельные общества, зоны «ноу-гоу». И там постоянно растет напряженность, совершается физическое насилие. Мы не хотим быть такой страной, и все должны с уважением относиться к нашей позиции.

— Западноевропейские политики, прежде всего немецкие правящие круги, говорят странам, которые отказываются от квот, что если им нужны европейские дотации, то в вопросе миграции нужно проявить солидарность. То есть эти страны должны принять часть мигрантов, прибывших в Европейский Союз. Вы согласны с этим мнением?

— Это не по-европейски, поскольку, по сути, мы имеем дело с шантажом стран Центральной Европы. Мы должны четко понимать, что европейские дотации не гуманитарная помощь. У членов ЕС есть право на эти средства, согласно договору. Когда мы, страны Центральной Европы, вступили в Европейский Союз, мы все открыли свои рынки для стран Западной Европы, благодаря чему их компании стали зарабатывать огромные суммы.

Как минимум 70% финансовых средств, поступающих к нам из ЕС, в итоге перетекают в западноевропейские компании. То есть на практике это означает, что около 70% средств, отправляемых нам Евросоюзом, возвращаются в Западную Европу. Теперь к вопросу о том, кто солидарен, а кто нет. Если бы мы с помощью Вышеградской четверки не закрыли южную границу Венгрии, то сегодня в западной части Европы было бы не полтора миллиона нелегальных переселенцев, а намного больше.

Венгрия потратила миллиард евро на защиту шенгенских границ, а от Брюсселя не получила на это ни одного евро. Я уже не говорю о том, что мы, страны Вышеградской четверки, вместе выделили 35 миллионов евро на защиту южной границы Ливии, чтобы мигранты не использовали ее в качестве зеленого коридора в Европу.

— Вот уже почти год венгерское правительство ведет жесткую кампанию против американского миллиардера венгерского происхождения Джорджа Сороса. Мы в Чешской Республике не очень понимаем, в чем суть спора с Соросом. Не могли бы Вы объяснить?

— Действительно, между Венгрией и Джорджем Соросом существуют огромные противоречия. И этот спор нужно довести до конца. Сорос представляет позицию, которая для Венгрии крайне опасна.

Я читал основные публикации Сороса и поддерживаемых им организаций о том, каким они видят будущее Европы. По их представлениям, к нам нужно пустить массы мигрантов, нужно демонтировать национальные государства и открыть границы для переселенцев. Все это совершенно противоречит интересам Венгрии и венгров.

Реализация плана Джорджа Сороса представляет для Венгрии (и для вашей страны тоже) огромный риск. Поэтому мы вступили в борьбу, и мы доведем ее до конца.

— Неужели влияние Сороса на Европейский Союз действительно столь сильно?

— Все помнят фотографии, на которых председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер радушно приветствует Сороса. Он не занимает никакого государственного поста, но тем не менее его принимают с почестями, подобающими премьеру или главе государства.

Кроме того, появился список депутатов Европейского парламента, которых сеть Сороса считает благонадежными. Совершенно очевидны невероятные масштабы сети, на которую Сорос тратит миллионы долларов. Таким образом, к сожалению, я должен сказать, что Сорос оказывает очень большое влияние на механизмы принятия решений на уровне ЕС.

— В связи с кампанией против Сороса руководство Венгрии также критикуют за то, что в кампании есть антисемитский подтекст, поскольку у американского миллиардера еврейские корни…

— Нам неинтересно, какое у Сороса вероисповедание. Мы боремся с ним не из-за его веры или происхождения, а делаем это потому, что он хочет превратить Европу в континент переселенцев, а Венгрию — в страну переселенцев.

— Кстати, Сорос не пользуется симпатией и израильского правительства…

— Я думаю, что некорректно всякий раз поднимать тему антисемитизма только потому, что мы спорим с Соросом.

— Что Вы думаете о так называемой двухскоростной Европе, о которой в последнее время говорит президент Франции Эммануэль Макрон?

— Сейчас есть страны, которые являются членами еврозоны или шенгенской зоны, а есть те, которые туда не входят. Но существует и другой аспект. Мне очень нравится подход вашего председателя правительства Андрея Бабиша. Во время визита в Будапешт он сказал, что Европа действительно двухскоростная: есть Центральная Европа, которая динамично развивается, и есть остальные, кто так не развивается. Сегодня Центральная Европа превратилась в двигатель европейского роста.

Также ясно, что кое-кто вынашивает радикальные планы по созданию Соединенных Штатов Европы. Это федералистский подход. Ему противостоим мы — рационально мыслящие жители Центральной Европы, не лишенные здравого смысла. И мы говорим, что хотим сильный Европейский Союз, основанный на суверенных и сильных странах-членах. Между этими двумя подходами и ведется борьба.

Некоторые предложения президента Франции игнорируют реальность некоторых стран-членов ЕС. В некоторых западноевропейских странах полагают, что конкурентоспособности можно достигнуть при меньших объемах труда и больших налогах. Именно поэтому им так не нравится, что в Центральной Европе налоги снижаются. Но в Западной Европе забывают, что низкие налоги не шанс, который сваливается с неба.

Страны Центральной Европы могут позволить себе низкие налоги потому, что граждане этих стран много и хорошо работали, а правительства проводили дисциплинированную фискальную политику. Если бы французы раньше были более дисциплинированными и требовательными к себе в области финансов, то сегодня они тоже могли бы снизить налоги. Давайте не будем лишать других возможности использовать экономические преимущества, которых они добились самостоятельно.

— Неужели Западной Европе действительно не нравится, что правительства нашего региона снижают налоги?

— Западная Европа говорит о налоговой гармонизации и налоговом демпинге, а также о том, что мы снижаем налоги благодаря средствам из Фонда сплочения ЕС. Это ложь. Все не так. Мы снижаем налоги благодаря собственной экономической дисциплинированности и труду людей.

— Тогда почему их это не устраивает?

— Потому что западные компании инвестируют свои средства в Центральной Европе.

— Вы расширили бы Вышеградскую четверку? Говорят о возможном участии в ней Словении и Австрии.

— Вышеградская группа является самым крепким и самым эффективным альянсом Европейского Союза, который хорош в нынешнем своем виде. Мой словацкий коллега Мирослав Лайчак как-то сказал мне, что не стоит ремонтировать то, что исправно. Я думаю, что он совершенно прав, поэтому расширение Вышеградской группы сегодня неактуально.

Напротив, актуально тесное сотрудничество Вышеградской группы с другими странами. Как правило, мы называем это V4+. Так что, Австрия и Словения — потенциальные партнеры, потому что мы активно поддерживаем расширение Европейского Союза за счет Западных Балкан.

— Как Вы оцениваете положение чешского премьер-министра и споры вокруг его правительства?

— Мы предполагаем, что премьер Андрей Бабиш воплощает собой политику, основанную на здравом смысле, которая крайне важна не только для сотрудничества в Центральной Европе, но и для будущего всего Европейского Союза. Ничто не ново под луной: совершенно ясно, что против такого типа политиков применяют все возможные средства.

Посмотрите, к примеру, каким нападкам подвергаются политики, которые отказались примкнуть к европейскому мейнстриму. Поэтому со своей стороны мы надеемся, что положение премьера Бабиша стабилизируется, и в итоге он сможет сформировать правительство, и мы сможем как можно теснее сотрудничать с ним в будущем.

Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576700 Петер Сийярто


Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 апреля 2018 > № 2564041 Анна Немцова

Главные победители на выборах в Венгрии? Страх, ненависть и Путин

Анна Немцова | The Daily Beast

"За несколько недель до воскресных парламентских выборов жители столицы Венгрии обнаружили в своих почтовых ящиках изображения смуглого мужчины с пулеметом на фоне черного флага. Месседж был прост: если не проголосуете за правящую партию "Фидес", ваши дома захватят исламские террористы", - пишет The Daily Beast.

"Венгрия сегодня, похоже, наживается на угрозах - по крайней мере, так делают венгерские политики", - отмечает автор статьи Анна Немцова. Стратегия устрашения сработала: "Фидес" выиграла выборы с 49,5% голосов, а ее популистский лидер Виктор Орбан провозгласил себя "защитником Европы".

Кампания с целью обострить среди венгров страхи, если не паранойю, была такая, что даже члены печально известной правой партии "Йоббик" говорят, что потрясены. "В атмосфере ненависти виноват Орбан, его партия намного более праворадикальная, чем наша", - заявил один из лидеров "Йоббик" Мартон Генгеши.

Еврейское сообщество в Венгрии не скоро забудет откровенно антисемитские заявления самого Генгеши, в том числе призывы избавиться от евреев в правительстве. "Но теперь даже "Йоббик" представляется менее ультраправой, чем правящая партия", - отмечает Немцова.

"На одной из реклам "Фидес" изображен большой красный знак "Стоп" поверх фотографии толпы мужчин с Ближнего Востока или из Южной Азии, бредущих вдоль дороги, некоторые их них с детьми на плечах, - говорится в статье. - Другой постер, который можно увидеть на автобусных остановках по всей столице, представляет собой изображение улыбающегося Джорджа Сороса в компании лидеров оппозиции с кусачками в руках". Месседж снова прост: если вы нас не поддержите, наши соперники разрушат наш забор на границе и позволят толпам иностранцев наводнить страну.

"В чем Орбан прав, так это в своей антимигрантской политике", - сказал The Daily Beast один из его сторонников, 36-летний специалист по коммуникациям Даниэль Би. Его расстраивает "непомерная коррупция" в правительстве, но предполагаемое вторжение иностранцев, на его взгляд, все еще важнее.

"Никогда в своей истории Венгрия не проявляла такого большого интереса к парламентским выборам, - подчеркивает журналистка. - К 20:30 в воскресенье проголосовало более 68% населения, и после того, как избирательные участки должны были закрыться, венгры еще долго стояли в длинных очередях, надеясь получить шанс проголосовать".

Кремль праздновал победу Орбана как свою собственную. Как заявил сенатор Константин Косачев, она продемонстрировала, что Венгрии удалось отстоять свои национальные интересы в ЕС и НАТО.

Сторонники оппозиции недоумевали, почему ЕС терпит Орбана и авторитарный режим его партии, продолжает Немцова. Многие чувствовали себя как в ловушке из-за преобладания повесток крайне правых партий. "На этом голосовании предлагается выбирать только между крайне правыми и крайне правыми, мы загнаны в угол, и все наши ожидания мрачны", - сказала The Daily Beast Эстер - попросившая не называть ее фамилию менеджер музыкальной группы.

Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 апреля 2018 > № 2564041 Анна Немцова


Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 апреля 2018 > № 2562755 Максим Саморуков

Клуб четвертого срока. Как долго Орбан будет непобедим

Максим Саморуков

За следующие четыре года разрыв между предложением FIDESZ и запросами венгерского общества только увеличится. Память о грехах тех, кто правил до Орбана, станет слабее, а усталость от несменяемого премьера, вышедшего на первые роли еще в 90-х, наоборот, усилится. Одной только пропаганды будет уже недостаточно для того, чтобы FIDESZ смог удержать власть в 2022 году. Потребуется или радикальное обновление партии, включая высшее руководство, или что-нибудь совсем чрезвычайное, а это вряд ли возможно внутри Евросоюза. В любом случае Виктору Орбану не остается места ни в одном из этих вариантов

Четвертые сроки входят в моду в Европе. В конце прошлого года – Ангела Меркель, в начале этого – Владимир Путин, а в это воскресенье к ним присоединился венгерский премьер Виктор Орбан. Его партия FIDESZ в очередной раз получила конституционное большинство в парламенте, выведя своего бессменного с 1988 года лидера на тринадцатый год у власти.

Орбану всегда удавалось заранее уловить смену глобальных трендов и оказаться на несколько шагов впереди других политиков Восточной Европы. Партию FIDESZ, тогда молодежную и отчаянно либеральную, он основал в марте 1988 года, когда Валенса, Гавел или Желев еще сидели в подполье, не надеясь на скорый успех. Два десятилетия спустя, успев поработать четыре года либеральным и проевропейским премьер-министром, Орбан не потерял чутья, перековался в консервативного патриота и триумфально вернулся к власти в 2010 году, начав строить первую в Европе нелиберальную демократию.

Сейчас, в 2018 году, когда остальная Европа переживает из-за подъема национал-популизма, для Венгрии эти переживания давно в прошлом. Те, кого в Европе называют национал-популистами, правят страной уже восемь лет, причем большую часть времени – имея конституционное большинство в парламенте. Получается такая смесь альтернативной реальности и машины времени: посмотрите на Венгрию, и вы получите примерное представление о том, что ждет другие европейские страны, где национал-популисты недавно пришли или вот-вот могут прийти к власти.

Популистский монетаризм

В мировых СМИ такое национал-популистское будущее на венгерском примере обычно описывают самым жутким образом как беспросветное царство коррупции, бедности и ксенофобии. И действительно, при желании в Венгрии можно найти достаточно иллюстраций и одного, и другого, и третьего. Но если сравнивать Орбана не со шведскими социал-демократами, а с его венгерскими предшественниками и конкурентами, то ситуация будет намного многообразнее и перестанет сводиться к примитивному популизму и ксенофобии.

Например, когда Орбана обвиняют в экономическом популизме, то на его сторонников это имеет ровно противоположный эффект. Они лишь убеждаются в том, что бессмысленно прислушиваться к такой критике – она предвзятая и не имеет отношения к венгерской реальности. И действительно, если посмотреть на динамику практически любого макроэкономического показателя Венгрии, то окажется, что Орбан проводит самую ответственную экономическую политику в новейшей венгерской истории.

В предыдущие восемь лет правления леволиберальных кабинетов (2002–2010) дефицит венгерского бюджета и близко не подходил к маастрихтским критериям, составляя по 6–8% ВВП. А у Орбана уже на третьем году правления упал ниже 3% ВВП и с тех пор не превышал этого порога. То же самое с государственным долгом. За леволиберальную восьмилетку он вырос с 55% ВВП в 2002 году до 80% в 2010-м. За восьмилетку Орбана упал с 80% ВВП до 73%.

На 2002–2010 годы приходится не только финансовый кризис 2008 года, но и экономический бум середины нулевых, когда страны Восточной Европы росли по 6–8% в год. Но Венгрию, жившую тогда под руководством коалиции либералов и социал-демократов, коснулся только кризис, а бум нет. Реальный ВВП страны за эти восемь лет вырос всего на 12,6%. За следующие восемь лет Орбана, которые пришлись на гораздо менее благоприятную конъюнктуру в экономике ЕС, рост составил 15,6%.

Апокалиптические прогнозы, что чрезвычайные налоги Орбана на банки и торговые сети приведут к бегству иностранного капитала и затяжной рецессии, не оправдались. Некоторые западноевропейские компании действительно ушли, но в основном не только из Венгрии, а из региона в целом. А суммарные накопленные прямые иностранные инвестиции продолжили расти: с 68 млрд до 78 млрд евро в 2010–2017 годах. К тому же исчез дефицит платежного баланса: дефицит 7–8% ВВП сменился профицитом 3–5%.

Но ладно макроэкономика, репортажи с нынешних выборов были полны рассказов, как правительство Орбана накануне голосования рассылает венгерским пенсионерам подарочные сертификаты – примерно на 30 евро. Трудно придумать пример более примитивного популизма, чем прямая покупка лояльности социально незащищенных слоев населения.

Это все так, только первым подарочные сертификаты придумал не Орбан. Наоборот, в конце своего первого премьерского срока он проиграл выборы 2002 года в том числе потому, что оппозиционные социал-демократы тогда раздавали венгерским пенсионерам сертификаты на 80 евро (по тогдашнему курсу), которые обещали обменять на реальные деньги в случае своей победы. Эту акцию социал-демократы объясняли тем, что именно такую сумму потерял каждый венгерский пенсионер из-за бездарного премьерства Орбана в 1998–2002 годах.

Конечно, раздавать пенсионерам такие сертификаты перед выборами – это примитивный популизм. Но в Венгрии политические традиции сложились так, что или сертификаты раздаешь ты, или это делают твои оппоненты и выигрывают. Перед выборами 2006 года лидер нынешней либеральной оппозиции Ференц Дьюрчань так старался остаться на посту премьера с помощью повышения пенсий и зарплат бюджетникам, что уронил дефицит венгерского бюджета почти до 10% ВВП – это в 2006 году, на пике экономического бума в Восточной Европе. И большинство венгерских избирателей, в отличие от западных корреспондентов, прекрасно помнят достижения Дьюрчаня в правительстве и не готовы за него голосовать, что бы он там теперь ни говорил про важность либеральных европейских ценностей.

Семь колонн оппозиции

В отличие от экономики в области общественно-политических свобод ситуация в Венгрии за время правления Орбана заметно ухудшилась. Но это ухудшение совсем не является синонимом авторитарного режима и диктатуры.

Часть крупных венгерских СМИ действительно была скуплена провластными олигархами, что соответствующим образом сказалось на их редакционной политике. Но в Венгрии по-прежнему есть крупные общенациональные телеканалы, газеты, интернет-порталы, которые остались независимыми или оппозиционными. Те же расследования коррупционных скандалов в окружении Орбана, которые так охотно пересказывают западные СМИ, делаются в основном местными венгерскими журналистами и публикуются в общедоступных венгерских СМИ.

Да и олигархи могут пересматривать свои политические взгляды: до 2013 года Лайош Симичка был провластным олигархом и его медиаимперия работала на Орбана, а потом старые товарищи поссорились, и СМИ олигарха стали оппозиционными.

Мощь и эффективность пропагандистской машины Орбана сильно преувеличена. Она хорошо работает только там, где совпадает с реальными общественными настроениями – например, в неприятии иммиграции из мусульманских стран.

Но стоит отойти немного в сторону, и навязать нужное мнение получается гораздо хуже. Например, в последние полгода до выборов главной темой провластной агитации была идея, что Джордж Сорос через неправительственные организации хочет навязать Венгрии нелегальных мигрантов. Но, несмотря на несколько месяцев упорной и агрессивной пропаганды, по опросам, даже среди сторонников правящей FIDESZ в существование коварного плана Сороса поверили всего 38%.

Венгерские оппозиционные партии работают не в идеальных условиях, но говорить о жестком административном давлении на них, по типу России или Белоруссии, не приходится. Гораздо больше венгерским оппозиционерам мешают бесконечные претензии друг к другу и нежелание отказаться от персонажей, которые полностью дискредитировали себя во время пребывания у власти в 2002–2010 годах.

Если сложить результаты шести крупнейших леволиберальных партий, которые выдвигались против Орбана на этих выборах, то получится около 30% голосов. Плюс 20% за правый, но оппозиционный Jobbik. Эти цифры не похожи на голосование в диктатуре. FIDESZ не набрала даже половины голосов (48,5%), а конституционное большинство получила просто потому, что странно идти на выборы сразу шестью колоннами (не считая седьмой от Jobbik), если у вас половина парламента избирается по мажоритарному принципу.

Когда за несколько недель до выборов венгерской оппозиции все-таки удалось о чем-то договориться и выдвинуть единого кандидата на выборах мэра города Ходмезёвашархей, они их благополучно выиграли.

Пределы возможного

В итоге зловещая победа беспринципных национал-популистов в Венгрии распадается на довольно заурядные слагаемые: экономические успехи на фоне предшественников, раздробленность и ошибки оппозиции, правильное попадание в общественные настроения. Эти настроения (и страхи) могут быть не самыми благородными, как в случае с беженцами. Но приравнивать желание общества контролировать, кто живет в их стране, к фашизму, тоже не самый конструктивный способ искать решение проблемы.

Более того, несмотря на убедительную победу и обвинения в диктаторстве, этот срок, скорее всего, станет для Орбана последним. Проведя 30 лет в первом ряду венгерской публичной политики, он заметно устал от нее. Раньше во время предвыборных кампаний Виктор Орбан старался лично съездить даже в крохотные города, был готов выступать по несколько раз в день перед самыми разными аудиториями. В эту кампанию он ограничился парой торжественных речей на больших митингах.

Вместе с энтузиазмом уходит и чутье. Еще в 2014 году Орбан вел FIDESZ на выборы с проработанной и многосторонней программой, где были идеи и по экономике, и по энергетике, социальной сфере, внешней политике. Сейчас от былого разнообразия осталась одна борьба с нелегальной иммиграцией, страх потерять национальную идентичность. В какой-то момент, на пике кризиса с беженцами, эта тема действительно хорошо работала, но с тех пор прошло уже несколько лет, венгерское общество успело переключиться на другие проблемы, а Орбан – нет.

По опросам видно, что вопреки усилиям провластных СМИ тема иммиграции волнует жителей Венгрии все меньше и меньше. 72% называют главной проблемой страны ситуацию в системе здравоохранения, дальше по убывающий идут бедность, имущественное неравенство, коррупция. У иммиграции всего 11%, у терроризма – 3% (можно было выбирать сразу несколько вариантов).

За следующие четыре года этот разрыв между предложением FIDESZ и запросами венгерского общества только увеличится. Память о грехах тех, кто правил до Орбана, станет слабее, а усталость от несменяемого премьера, вышедшего на первые роли еще в 90-х, наоборот, усилится. Одной только пропаганды будет уже недостаточно для того, чтобы FIDESZ смог удержать власть в 2022 году. Потребуется или радикальное обновление партии, включая высшее руководство, или что-нибудь совсем чрезвычайное, а это вряд ли возможно внутри Евросоюза. В любом случае Виктору Орбану не остается места ни в одном из этих вариантов.

Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 апреля 2018 > № 2562755 Максим Саморуков


Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 2 апреля 2018 > № 2558155 Виктор Орбан

Виктор Орбан: "Враг жаждет мести и атакует всегда в самое сердце"

Томас Розер | Die Zeit

На этой неделе в Венгрии пройдут парламентские выборы. Коррупционные скандалы вредят репутации правящей партии "Фидес - Венгерский гражданский союз" премьера Орбана. Тот реагирует, сея панику среди своих же сторонников, пишет в своей статье на сайте Die Zeit обозреватель издания Томас Розер.

"Настойчиво и пафосно предостерегает Виктор Орбан от "коварства и хитрости врага" сторонников своей правопопулистской партии, приехавших со всей страны. Противник, как заявляет глава венгерского правительства перед собравшимися в середине марта на митинге, сражается не с открытым забралом, он прячет свое лицо. "Он действует по всему миру, не верит в работу, а зарабатывает на спекуляциях; он жаждет мести и атакует всегда в самое сердце, особенно если оно окрашено в красно-бело-зеленые цвета".

Сторонники партии "Фидес - Венгерский гражданский союз", собравшиеся на митинге в поддержку партии, молча слушают зловещие предсказания. "Международные силы" с помощью местных "ястребов" планировали заселить Венгрию сотнями тысяч мигрантов, угрюмо заявляет премьер. Самая большая битва еще предстоит - 8 апреля, в день выборов. "У нас хотят забрать нашу страну", - уверен 54-летний политик.

И тогда он призывает собравшихся вместе "защитить Венгрию". "Венгрия, подними флаги! Идите и боритесь! Да здравствует родина, вперед, к победе!"

Петер Креко, директор аналитического фонда Political Capital в Будапеште, называет подобные призывы "истеричной военной риторикой". "С ее помощью "Фидес - Венгерский гражданский союз" Орбана реагирует на снижающийся рейтинг популярности и растущее число коррупционных разоблачений. Партия нынешнего премьера могла бы основывать свою предвыборную кампанию на объективных экономических успехах, но вместо этого она предпочитает (...) распространять фейковые новости и теории заговора. Представители правящей партии то и дело сообщают о кознях, которые якобы плетет Джордж Сорос, а также о мнимой угрозе, которую представляют мигранты, которых на деле в Венгрии нет", - замечает Креко.

По мнению эксперта, подобная предвыборная риторика активирует не только электорат "Фидес", но и мобилизует оппозицию. В качестве примера Креко приводит венгерский город Ходмезёвашархей, который всегда считался оплотом правящей партии, однако в конце февраля здесь на выборах мэра неожиданно победил кандидат от оппозиции. "Это несколько приободрило оппозицию и заставило занервничать "Фидес", - говорится в статье.

В преддверии парламентских выборов, по словам Креко, с определенной точностью можно сказать лишь одно: "результат этих выборов непредсказуем". При этом повторение ситуации, когда партия на выборах 2010 и 2014 годов получила две трети голосов, на этот раз, по мнению собеседника издания, исключено.

Как напоминает журналист, "в Венгрии на долю прямых мандатов приходится 106 из 199 мест в парламенте. Остальные распределяются по партиям в соответствии с количеством набранных на выборах голосов. Эта система была введена в 2011 году по инициативе "Фидес" и откровенно играет на руку партии-победительнице: в 2014 году "Фидес" благодаря полученным на выборах 96 прямым мандатам обеспечила себе две трети мест в парламенте, несмотря на то, что за нее проголосовало всего 44,11% избирателей".

"Оппозиция могла бы положить конец этому доминированию, если бы ей удалось объединиться и поддержать кандидатов с самыми реальными шансами на успех", - отмечает Die Zeit. Однако именно это и представляет собой самую большую проблему.

"Йоббик" - лучшая правая партия для венгров", - говорит участник предвыборной акции в поддержку партии, проходившей в Будапеште. "Она сменила агрессивный тон", - уверен он. По его словам, победить "Фидес" удастся, только если оппозиция объединится, но голосовать за кандидата от левого фланга он не станет.

"Орбан больше не может рассчитывать на повторение успеха 2010 или 2014 года, - констатирует журналист. - Образ отца народа, который со всей самоотдачей защищает интересы своей страны, тщательно создаваемый правительственными СМИ, все больше уступает в последнее время имиджу феодала, которого заботят лишь интересы его клана". Все чаще стала просачиваться информация то об удивительном росте благосостояния его родной общины; то о представителях высшего эшелона власти с офшорными счетами; недавно разгорелся скандал вокруг тендера, подтасованного в пользу компании зятя премьера.

"Однако пропасть, разделяющая оппозиционные силы, снова может обеспечить партии Орбана большинство голосов", - говорится в статье. По словам сторонницы леволиберальной оппозиции, сотрудничество с "Йоббик" выглядит проблематичным. "Однако, если каждый из нас будет упорно стоять на своей позиции, ничего так и не поменяется - и Орбан останется с нами навечно".

При всей неизвестности, связанной с исходом выборов, политолог Петер Креко уверен в том, что "если "Фидес" одержит победу, но продемонстрирует не самый лучший результат, Орбан еще решительнее займется борьбой с "враждебными силами", решится на более жесткие действия против независимых СМИ, гражданских инициатив и оппозиции".

Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 2 апреля 2018 > № 2558155 Виктор Орбан


Венгрия. Украина. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2018 > № 2494280 Олег Пономарев

Венгрия перекрыла Украине переговоры по вступлению в НАТО и похоронит мечту о ЕС

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Весьма неприятное для украинских властей решение приняли в Венгрии — официальный Будапешт добился того, что заседание комиссии Украина — НАТО больше не значится в календаре встречи министров обороны стран Альянса. Венгрия попросту заблокировала эту встречу, наложив право вето. Отметим, что это далеко не первое «антиукраинское» решение Будапешта и чем вызвана такая резкая «нелюбовь» мы и попытались выяснить.

МИД Венгрии: «Украина — это страна, где нарушаются все европейские ценности»

Заседание комиссии Украина — НАТО не значится в календаре встречи министров обороны стран Альянса, так как заблокировано Венгрией.

Об этом сообщило издание «Европейская правда», публикуя сообщение НАТО в ответ на свой запрос.

Как отметили в Альянсе, министерское заседание комиссии должно было состояться 14 или 15 февраля 2018 года в Брюсселе (Бельгия) во время встречи министров обороны всех стран Альянса.

«Венгрия применила право вето и заблокировала встречу, это подтвердили несколько источников», — говорится в ответе изданию ЕП.

«В настоящее время не запланировано проведение заседаний Комиссии НАТО-Украина», — добавили в НАТО еще одному украинскому информационному агентству.

Чтобы понимать, что это далеко не пустые угрозы и уж тем более не ситуативное решение, напомним, что Венгрия давно «точит зуб» на Украину.

Месяцем ранее, в январе 2018 года, министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто после встречи с председателем Общества венгерской культуры в Закарпатье и депутатом Верховной Рады Василием Брензовичем заявил, что его страна не будет способствовать проведению заседания НАТО-Украина на уровне министров обороны.

По словам венгерского министра, позиция остается неизменной — официальный Будапешт не поддержит евроинтеграционные устремления Киева, пока в стране нарушаются европейские и международные права.

При этом Петер Сийярто отметил, что Венгрия готова к консультациям и заключению договоренностей с Киевом в вопросе Закона «Об образовании». Но только в случае, если их содержание будет совпадать с интересами и желанием венгерского меньшинства на Закарпатье. Министр иностранных дл дал четко понять, что Будапешт по-прежнему рассматривает образовательный закон Украины как направленный против международных и европейских норм, а в соответствии с ожиданиями ЕС, уже полученные нацменьшинствами права нельзя отбирать.

Ссора Украины с Венгрией — это «рука Кремля»

Что же вызвало столь бурную реакцию страны-соседки, бывшей еще вчера другом и партнером? А проблема лежит на поверхности. 28 сентября 2017 года на Украине вступил в силу Закон «Об образовании», который, в частности, определяет, что языком обучения в стране является исключительно государственный — украинский язык. А вот языки национальных меньшинств — румынский, венгерский и русский, будут законными лишь до 2020 года. До сих пор национальные меньшинства Украины имели возможность обучения на родном языке от детского сада до университета, а в будущем возможность для этого будет только в детских садах и в первых четырех классах школы.

Документ вызвал резкую критику целого ряда стран, в частности, Венгрии. Будапешт даже обратился к верховному комиссару ООН по правам человека провести расследование из-за украинского закона. Тогда же Венгрия официально заявила, что если данный Закон будет принят, Украина сможет забыть даже о гипотетическом сближении с ЕС.

«Мы можем гарантировать, что это больно ударит по будущему Украины», — заявил тогда глава венгерского МИД Петера Сиятро.

В сообщении внешнеполитического ведомства также отмечается, что Украина может забыть об интеграции в Европу.

«Венгрия будет блокировать любые инициативы, выгодные Украине, в международных организациях, особенно в ЕС», — заявил министр.

Тем не менее, президент Украины Петр Порошенко подписал скандальный закон, а МИД Венгрии назвал это решение «позорным». В заявлении МИД Венгрии отмечается, что Петр Порошенко вопреки собственной декларации о стремлении Украины стать ближе к Европе сделал «огромный шаг в обратном направлении».

По мнению бывшего пресс-секретаря президента Украины Виктора Ющенко, а сегодня — первого вице-спикера Верховной Рады Украины Ирины Геращенко, активизация негативных настроений связана напрямую с приближающимися парламентскими выборами в Венгрии. «В Венгрии скоро выборы, и некоторые местные политики используют защиту венгероязычного населения за рубежом как внутренний объединяющий козырь. Как по мне, весьма специфический козырь, заимствованный в Кремле», — заявила Ирина Геращенко.

Украина и дальше будет гнуть свою «линию партии»

Ответ украинской власти на заявления Венгрии не заставил себя долго ждать. Мол, блокирование Будапештом заседания НАТО для Украины проблемой не является.

Об этом заявил народный депутат Украины от партии Арсения Яценюка «Народный фронт», председатель комитета Верховной рады по вопросам нацбезопасности и обороны, член межпарламентского совета Украина-НАТО Сергей Пашинский.

«Я бы не драматизировал. Причина конфликта между Украиной и Венгрией всем известна — это закон „Об образовании“. Нас удивляет позиция Венгрии, которая заняла такую деструктивную позицию. Украина не будет поддаваться на шантаж. Более того, все знают, что есть решения Евросоюза, Венецианской комиссии и самого НАТО по отношению к Венгрии, где ее предостерегают от использования правовых механизмов для шантажа Украины. Альянс дал ей понять, что не позволит использовать себя как инструмент давления на Киев. Так что я не вижу тут какой-то серьезной проблемы», — заявил Сергей Пашинский.

По его словам, у Петра Порошенко достаточно четкая позиция в сложившейся ситуации, в частности вокруг Закона «Об образовании» и отношений с ЕС.

«Позиции президента Порошенко в данном вопросе достаточно сильные. Если Венгрия и дальше будет так себя вести по отношению к Украине, НАТО изменит регламент. Даже с точки зрения самой Венгрии подобные действия нелогичны. Украина уже давно не объект, а субъект внешней политики. Нравится это кому-то или нет — мы уже реальная геополитическая сила на востоке Европы. Да и в Европе в целом. Это понимают в том числе и в НАТО», — добавил Сергей Пашинский.

По мнению большинства экспертов, Украине бы не стоило «зарываться» или смотреть на ситуацию столь оптимистично. По словам ведущего научного сотрудника Института славяноведения РАН Александра Стыкалина, нынешнее правительство Венгрии ставит защиту венгерских диаспор за границей во главу угла и своей позиции не поменяет.

«Принятие нового закона об образовании на Украине привело к тому, что более 150 тысяч закарпатских венгров потеряли возможность получать на родном языке не только высшее, но даже среднее образование. И руководство Венгрии не может воспринимать это положительно», — говорит эксперт.

Он уверен, что если политика официального Киева продолжится в том же духе, то, несмотря на напряженные отношения с Румынией, Будепашт и Бухарест объединятся и пойдут против Украины общим фронтом, чтобы не допустить вступления Украины в ЕС.

Венгрия. Украина. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 февраля 2018 > № 2494280 Олег Пономарев


Украина. Венгрия > Транспорт > interfax.com.ua, 2 февраля 2018 > № 2486136 Джозеф Варади

Генеральный директор Wizz Air Джозеф Варади: мы поставили себе цель быть серьезным игроком на украинском рынке

Эксклюзивное интервью генерального директора Wizz Air Джозефа Варади для информационного агентства "Интерфакс-Украина".

Wizz Air продемонстрировала хорошие результаты деятельности в 2017 году – количество перевезенных пассажиров увеличилось на 65%. Компания также объявила об удвоении количества мест на украинских рейсах. Могли бы вы рассказать подробнее о промежуточных планах в Украине? Какие еще шаги можно предпринять для поддержки столь решительных планов?

Украина интересна нам на протяжении уже многих лет. Раньше мы вели нашу деятельность через местную дочернюю авиакомпанию, но теперь украинские рейсы выполняет Wizz Air Hungary из-за ситуации, которая сложилась в стране несколько лет назад. Тем не менее, Wizz Air остается приверженной Украине, мы расширяем наше присутствие, как в Киеве, так и в других городах. Например, развиваем маршрутную сеть во Львове, открыли рейсы в Харьков. Мы продолжаем искать возможности для расширения сети наших маршрутов в стране, увеличения количества самолетов и баз.

Могли бы Вы привести какие-либо цифры из планов компании на 2018 год?

Мы уже объявили о том, что в 2018 году планируем увеличить более чем в два раза количество мест на украинских рейсах. Кроме того, в этом году Wizz Air планирует перевезти более 1 миллиона пассажиров. Это много, но мы считаем, что сможем добиться и гораздо большего. Wizz Air также намерена пополнить флот в стране: на киевскую базу будет поставлен третий самолет. Мы уже объявили о восьми новых маршрутах в 2018 году - из Киева, Харькова и Львова. Кроме того, думаю очень скоро, мы будем готовы поделиться новой порцией новостей.

Вы бы могли назвать условия, при которых Wizz Air готова будет возобновить деятельность в Украине через местную дочернюю компанию?

Самая большая проблема, которая возникла в прошлом, и думаю, будет существовать и дальше, это невозможность конвертировать гривню в "твердую" валюту. Как вы знаете, большая часть расходов авиакомпаний осуществляются в свободно конвертируемой валюте и ситуация, возникшая в Украине несколько лет назад, создала серьезную угрозу для нашей деятельности. Материнская компания должна была оплатить расходы дочерней авиакомпании в Украине, поскольку та просто не могла использовать гривню и конвертировать ее в "твердую" валюту. Мы обсуждали этот вопрос и с правительством и с Национальным банком Украины (НБУ), но, в итоге, практически ничего не изменилось. Поэтому мы решили изменить формат нашей работы на украинском рынке.

НБУ в последнее время активно снимает валютные ограничения, вводившиеся с 2014 года. На фоне дальнейшей валютной либерализации, возможно ли возобновление деятельности украинского подразделения, скажем, в этом или следующем году?

Не думаю. Учитывая нынешние рыночные условия и особенности регуляторной системы, мы продолжим расширять нашу деятельность в существующем формате.

Каковы ваши ожидания, в целом, относительно дальнейшего развития лоу-кост рынка в Украине? Интересно также ваше мнение об улучшении конкуренции на рынке. Какую долю рынка, на ваш взгляд, будет занимать Wizz Air?

Wizz Air поставила своей целью быть серьезным игроком на украинском рынке. Однако в настоящее время существуют определенные ограничения. Мы, например, хотели бы выполнять рейсы в большее количество стран, но, по разным причинам, не можем этого сделать. В частности, мы бы хотели открыть рейсы в Италию или Испанию, но этому препятствуют ограничения, и даже не с украинской стороны, а со стороны регуляторных органов Испании и Италии. Также есть ряд нюансов, связанных с выдачей лицензий и разрешений на маршруты.

Тем не менее, мы продолжаем развивать наш бизнес и Wizz Air уже является одним из трех крупнейших игроков на украинском рынке. В дальнейшем, как только Украина либерализует доступ на авиационный рынок, мы увидим еще более быстрое развитие инфраструктуры аэропортов, повышение конкуренции на рынке, от чего выиграет не только отрасль, но и страна в целом.

Прокомментируйте такие факторы, как цена на нефть, колебания иностранной валюты – как они могут повлиять на планы развития компании?

Не скажу, что они существенно влияют на наши планы развития в целом или в Украине в частности. В некоторой степени эти факторы могут компенсировать друг друга. Кроме того, в долгосрочной перспективе ценовые колебания, независимо от того растут цены или снижаются, в конце концов возвращаются к справедливому уровню в период от пяти месяцев до полутора лет. Соответственно структура расходов сбалансируется.

Wizz Air стремится развивать свой бизнес, удерживая затраты на максимально низком уровне. В этом плане мы являемся одной из самых эффективных лоу-кост авиакомпаний в Европе.

Кроме того, наша бизнес-модель обеспечивает значительные перспективы для развития: с каждым годом мы расширяем наш бизнес и с 2004 года ежегодно достигаем двузначных показателей роста. Таким образом, у нас есть потенциал, возможности и надежная бизнес-модель, чтобы продолжать уверенно развиваться.

Украина. Венгрия > Транспорт > interfax.com.ua, 2 февраля 2018 > № 2486136 Джозеф Варади


Украина. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2475954 Олег Бондаренко

«Я не против, чтобы над Ужгородом развевался венгерский флаг»

Габор Штир (Gábor Stier), Magyar Nemzet, Венгрия

На днях российского политолога развернули в аэропорту Берлина по решению польских властей. Случай Олега Бондаренко не единственный. В последнее время «благодаря» Польше и странам Прибалтики список нежелательных в ЕС россиян пополнился большим количеством политологов и журналистов. Откуда пошла эта волна, вызывающая устойчивые ассоциации с советскими временами и методами? Почему под прицелом оказались политологи и журналисты? Какова обстановка на поле боя информационной войны между Россией и Западом? Об этом мы поговорили с «потерпевшим» Олегом Бонадаренко, руководителем московского Фонда прогрессивной политики.

— Габор Штир: Вас очень шокировало задержание в аэропорту Берлина и сообщение о том, что Вы не можете находиться на территории ЕвропейскогоСоюза?

— Олег Бондаренко: Очень. Не было никакого намека на вероятность подобного развития событий. В прошлом году я регулярно ездил в Германию. В этот раз я ехал на заседание Die Linke (партия «Левая») с целью передать приглашение от кандидата в президенты от Коммунистической партии РФ Павла Грудинина члену руководства немецкой партии Саре Вагенкнехт. Пограничники лишь спросили, какие проблемы у меня возникали с Польшей, а потом сообщили, что 17 ноября 2017 г. по инициативе Варшавы мне запретили въезд на территорию ЕС на 3 года. При этом в декабре я был в Риме. Польша никак не мотивировала запрет и не отреагировала на запрос МИД России.

— В российских СМИ Вас считают героем, раненым в пока что информационной войне между Россией и Западом. Польша же видит в Вас российского агента, представляющего угрозу ее национальной безопасности. Как Вы попали в такую ситуацию?

— Я в полной мере согласен с утверждением, что мы возвращаемся к временам холодной войны, жертвой которой наряду с другими стал и я. В то же время я хотел бы в этой связи обратить внимание на то, что, поскольку я являюсь журналистом, политологом, моя деятельность в полной мере открыта.

— То есть, Вы не считаете себя агентом?

— Знаете, если уж на то пошло, то я агент Льва Толстого, Федора Достоевского или Александра Пушкина. В таком понимании слова меня наказывают за мои взгляды.

— Я правильно понимаю, что в связи с тем, что обстановка между Россией и Западом накаляется, всех, с кем не согласны, с радостью называют агентами и пропагандистами?

— То, что сейчас происходит в США, это даже не охота на ведьм, это намеренное создание образа врага. Безумие — обвинять послов, журналистов или политологов в том, что они встречаются с политиками. Это входит в их обязанности, без этого невозможно выполнять свою работу. Часть моей деятельности также тесно связана с Европой. Прежде всего, с Германией, Италией или Австрией, где я встречался с различными политиками, аналитиками, проводил конференции. Я последовательно выступаю за то, что Россия, несмотря на все попытки это отрицать, несмотря на санкции, является неотъемлемой частью Европы. Россия — держава, которая влияет на европейскую политику.

— Это сегодня многим не нравится. Как Вы думаете, почему?

— Основная причина заключается в том, что нынешняя европейская элита в большинстве своем обслуживает интересы Америки. Силы, формирующие немецкий политический курс, бьются в сетях Вашингтона. Именно поэтому на политической арене из ниоткуда возник президент Эммануэль Макрон, этим интересам служит изгнание в свое время Доминика Стросс-Кана. Я могу назвать лишь несколько самостоятельных политиков, которые руководствуются интересами своих стран: например, глава венгерского правительства или руководители нового австрийского кабинета. Европейская элита стоит на пороге обновления, во всех странах появляются альтернативные силы — от «Австрийской партии свободы» до «Альтернативы для Германии».

— Скажите, почему Россия так очевидно интересуется европейскими радикалами? Только потому, что эти силы симпатизируют Владимиру Путину?

— Я бы не назвал эти силы радикальными. Немецкая партия «Левая», или «Альтернатива для Германии», или «Австрийская партия свободы» не радикальные. Я бы сформулировал так: в отличие от обслуживающего Америку большинства они думают самостоятельно. Понятно, что Россия ведет переговоры с теми, кто не представляют собой продолжение руки США. Конечно, разговаривать надо со всеми, но есть те, с кем это не имеет смысла.

— В списке лиц, которым запрещен въезд на территорию ЕС, в последнее время оказывается все больше политиков и политологов, что можно объяснить усилением информационной войны. Что изменилось на этом «фронте»?

— Прежде всего то, что нарушена информационная монополия Запада. Россия хоть и с опозданием, но вышла на арену. Сейчас все боятся медиакомпаний «RT», «Sputnik». Боятся того факта, что не они говорят правду. То есть существуют новостные каналы, которые понимают и говорят, что основной соперник Владимира Путина — не прославляемый западной прессой Алексей Навальный, а Павел Грудинин. Нельзя обвинения преподносить в качестве доказанных фактов, не обращая внимания на следствие в отношении этого оппозиционера, а также опуская тот факт, что он «играет картами Кремля». О том, насколько они боятся, свидетельствует и моя история. Полякам не нравится, что российские эксперты сотрудничают с немецкими. Я это делал в период выборов в Германии. Они не хотят, чтобы в итальянском сенате непосредственно из уст российских политологов узнавали, какова реальная обстановка в восточной части Европы. Они поступают с несогласными так же, как и во времена советского режима.

— То есть, это факт, что Россия приняла вызов на информационном фронте…

— Это факт. Но я бы не сказал, что Россия настолько активна, чтобы об этом говорить. Ее позиция все еще остается слишком мягкой. По крайней мере по сравнению с позицией соперника. Россия разрешает глумиться над тем, над чем нельзя. Возьмем мой случай. В качестве ответной меры необходимо запретить въезд на территорию России польским политологам. Надеюсь, дело дойдет и до этого.

— Вряд ли связи с «Альтернативой для Германии» или «Левой» нравятся немецким властям, но именно поляки запретили Вам въезд. Почему Варшава и страны Прибалтики возглавляют процесс наложения санкций на российских журналистов, политологов и политиков?

— Помимо исторических обстоятельств, я снова вижу в этом руку Америки. Эти государства — самые верные слуги Вашингтона. Последний раз я был в Польше, с которой у меня никогда не было конфликта, более того, с учетом исторических противоречий между нашими странами я был очень сдержан, в 2015 году. На протяжении десяти лет меня постоянно звали на экономический форум в Крынице, я принимал участие в премьерном показе фильма о волынской резне в Варшаве. Что касается запрета на въезд, я думаю, что Варшава «оказала мне такую услугу» из-за моей решительной и всегда открыто выражаемой позиции в отношении Украины. Если для кого и представляет собой опасность моя позиция, то для Киева. Как и большинство русских людей, меня многое связывает с Украиной. Я 8 лет работал в Киеве, к тому же для меня, мягко говоря, не безразличным стал путч четырехлетней давности. Я сделал все от меня зависящее для успеха «русской весны». Был наблюдателем на Крымском референдуме, на выборах в Луганске и Донецке, организовал совместно с моими луганскими коллегами-экспертами конференцию по вопросам текущей ситуации. Кроме того, я обращал внимание на опасность украинского национализма и при каждом удобном случае говорил своим европейским друзьям, что Крым — органичная часть России. Я утверждаю, что интересы Польши, Румынии, Венгрии и России в вопросах меньшинств совпадают. Я бы не возражал, если бы надо Львовом развевался польский флаг, над Ужгородом — венгерский, над Черновцами —румынский. Вопрос в том, надо ли это вышеупомянутым странам. Варшава мстит за Украину, прикрываясь якобы своими искусственно созданными интересами.

— То есть, Вы считаете нормальным, что Вас не любят новые украинские власти, объявляют персоной нон-грата, примешивая сюда Польшу. Я правильно понимаю?

— Да. Я не понимаю, почему меня считают тайным агентом. Свое мнение по Украине я всегда озвучивал открыто.

Украина. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 января 2018 > № 2475954 Олег Бондаренко


Венгрия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inopressa.ru, 8 января 2018 > № 2449375 Виктор Орбан

Виктор Орбан: "Вы хотели мигрантов, а мы нет!"

Николаус Бломе, Кристиан Штенцель, Даниэль Бискуп | Bild

"Он входит в число самых непримиримых критиков миграционной политики Ангелы Меркель и решений Брюсселя относительно квот на размещение беженцев" - так издание Bild предваряет эксклюзивное интервью с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном.

Отвечая на вопрос журналистов, почему Венгрия не хочет принимать 1294 беженцев, в то время как Германия уже приняла 2 млн, Орбан указал, что "против квот выступают более 20 стран ЕС, однако лишь Будапешт подвергается критике". По словам главы венгерского правительства, следует продолжить обсуждение этого вопроса.

"Разница в том, что вы хотели мигрантов, а мы нет, - заявил собеседник Bild. - Мы делаем свою работу, охраняя внешнюю границу Евросоюза с Сербией. Начиная с 2015 года это обошлось нам в дополнительный миллиард евро - от Брюсселя мы не получили на это ни цента. Решение проблемы не в том, чтобы распределить по всей территории ЕС тех, кто незаконно находится в Евросоюзе. Мы полагаем, что надо помогать там, где сосредоточена суть проблемы".

"Мы рассматриваем этих людей не как мусульманских беженцев. Для нас они мусульманские захватчики. Чтобы, например, добраться до Венгрии из Сирии, нужно пересечь четыре страны, каждая из которых не столь благополучна, как Германия, однако весьма стабильна. То есть для них речь идет не о выживании - это доказывает, что это миграция по экономическим причинам, люди находятся в поисках лучшей жизни", - сказал Орбан.

"Если к вам кто-то пришел, он стучит в дверь и спрашивает, можно ли войти, можно ли остаться. Эти люди так не поступают, они незаконно пересекают границы. Это было не волной мигрантов, а вторжением, - заявил премьер. - Я никогда не понимал, как такая страна, как Германия, которая для нас является примером дисциплины и правовой государственности, преподносила как нечто хорошее хаос, анархию и незаконное пересечение границ".

По мнению Орбана, в "политическом плане вопрос с беженцами стал европейской проблемой, но в социологическом - остается проблемой Германии. И уж если разговор зашел о квотах. Почему премьер-министр Португалии мог восклицать: "Добро пожаловать, приезжайте к нам!"? А потому, что ни один мигрант не хочет в Португалию - все хотят в Германию! Причина, по которой у вас так много мигрантов, не в том, что они все беженцы, а в том, что они хотят жить жизнью немцев".

"Народ Венгрии не хочет никаких мигрантов, - подчеркнул премьер-министр. - Я считаю, что правительство не может противиться основополагающей воле народа. Мы говорим здесь о суверенитете и культурной идентичности страны. Мы должны сохранить за собой право решать, кто имеет право жить на территории Венгрии".

"Большое число мусульман неизбежно формирует параллельное общество. Христианское общество и мусульманское общество не могут объединиться: идея мультикультурализма - это иллюзия. Да мы и не хотим этого. Нам не нравится, что нам это навязывают", - заявил Орбан.

Почему бы тогда не выйти из ЕС? "Сегодня самую большую опасность представляют собой разнообразные попытки Брюсселя хитро захватить часть национального суверенитета. Но даже при том, что мы критикуем Брюссель, наша позиция не является антиевропейской, - подчеркнул собеседник издания. - Брюссель - это не весь ЕС. Евросоюз - удивительный проект, мы счастливы в нем участвовать и хотим оставаться его частью и впредь".

Комментируя ситуацию со свободой слова в Венгрии, а также критику в адрес своего непримиримого оппонента Джорджа Сороса, Орбан сказал, что "Сорос ведет кампанию против венгерских властей, причем никто его ни в чем не ограничивает. Господин Сорос, который сколотил свой капитал на доходах от казино, считает себя главой несуществующего государства. Он оказывает финансовую поддержку 60 неправительственным организациям, которые поддерживают миграцию, в том числе и незаконную. Речь здесь идет не о свободе слова, а о национальной безопасности, и мы не можем сидеть сложа руки. А что касается СМИ - я не считаю, что в Германии пресса свободнее, чем в Венгрии".

Организация "Репортеры без границ" поместила Венгрию на 71-е место в рейтинге свободы слова, Германию - на 17-е, отметили журналисты Bild. "Я не знаю, как формируется этот рейтинг. Венгерская пресса на 80% находится в частных руках, большая часть критикует Будапешт. Еврокомиссия выдала нам письменное подтверждение, что наш закон о СМИ соответствует нормам ЕС", - ответил Орбан

Венгрия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inopressa.ru, 8 января 2018 > № 2449375 Виктор Орбан


Венгрия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 ноября 2017 > № 2382828 Анна Немцова

Как Путин использует Венгрию для разрушения Европы

Анна Немцова | The Daily Beast

"У российского президента Владимира Путина есть ряд ключевых союзников в ЕС. В некоторых странах это исключения из правил, даже маргинальные элементы. В некоторых, таких как Франция и Нидерланды, они сделали впечатляющие заявки на власть, но, в конечном счете, провалились. Но в Венгрии, стране с населением в 10 млн человек к востоку от Австрии, западу от Украины и к северу от Балкан, родственная душа Путина - это премьер-министр Виктор Орбан", - пишет The Daily Beast.

Как и в случае со столь многими союзниками и апологетами Путина (в том числе в США), Орбан сделал борьбу с иммиграцией главной темой своей программы. Но потом он пошел еще дальше, назвав другого венгра олицетворением злостного "либерализма", отмечает автор статьи Анна Немцова.

Миллиардер Джордж Сорос, когда-то поддерживавший Орбана, сейчас публично и повсеместно называется его врагом номер один. В недавнем публичном заявлении Орбан назвал крупнейшего в мире филантропа "Сатаной", заявив, что создатель одного из лучших университетов Венгрии хочет уничтожить Европу, впустив туда иммигрантов-мусульман, говорится в статье.

"Кремль потратил много энергии, пытаясь дискредитировать политику ЕС в Прибалтике, на Балканах и в Западной Европе, но необходимости убеждать венгерского лидера не было, поскольку Владимир Путин и Виктор Орбан мыслят одинаково, и Орбан добился значительной поддержки на местах благодаря своим идеям", - пишет Немцова.

"Мы поддерживаем тесные связи со всеми правыми идеологами в Венгрии, потому что это единственное место в управляемом из Вашингтона ЕС, где лидеры настолько отважны, чтобы открыто заявить о том, что все думают об иммигрантах и либералах", - заявил советник кремлевской администрации Сергей Марков.

Главный редактор венгерского правого журнала Demokrata Андраш Бенчик утверждает, что лидер его страны Орбан и его партия "Фидес - Венгерский гражданский союз" "храбро" использовали крайне правую риторику, несмотря на то, что только 44% зарегистрированных избирателей явились на антииммигрантский референдум в прошлом году.

Убежденный венгерский националист, Бенчик хорошо говорит по-русски, часто посещает мероприятия в российском посольстве и в особенности в Российском культурном центре, который находится непосредственно по соседству с офисом журнала Demokrata. Редактор недавно ездил в Москву вместе со своим сыном и другом, также членами правящей партии "Фидес", чтобы принять участие в конференции, посвященной проблемам международной безопасности.

"Я рад видеть, что Владимиру Путину нравится посещать Будапешт", - сказал Бенчик, широко улыбнувшись. "В этом году Путин был здесь дважды", - отмечает Немцова.

"И Орбану, похоже, тоже нравится ездить в Москву. В 2014 году он подписал с Кремлем контракт на сумму в 12 млрд долларов на расширение АЭС советских времен в Пакше", - говорится в статье.

Йозеф Петер Мартин, исполнительный директор Transparency International в Венгрии, говорит, что беспокойство вызывает потенциальная коррупция вокруг этой сделки: "Никто не сообщает нам никаких подробностей о кредите на строительство АЭС, которое официально является государственной тайной".

Антилиберальная позиция Венгрии настолько воинственна, что она, возможно, даже вдохновляет агентов Кремля как в Европе, так и внутри страны, пишет Немцова. "Мы считаем правую партию Орбана примером нашей идеальной политики, - говорит Леонид Решетников, отставной генерал-лейтенант Службы внешней разведки России. - В отличие от Венгрии, в России до сих пор не создана сильная правая партия".

Венгрия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 10 ноября 2017 > № 2382828 Анна Немцова


Венгрия. Украина > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 октября 2017 > № 2347019

Санкции и раздел страны: как Будапешт борется с Киевом

За нацистский закон о тотальной украинизации школ Киев может заплатить санкциями и разделом страны

Венгрия проводит впечатляющий мастер-класс по давлению на Киев и отстаиванию собственных интересов. За закон о тотальной украинизации школ Киев может получить европейские санкции, международное давление, венгерскую автономию на западе Украины и много чего еще.

Месяц назад Пётр Порошенко подписал поправки в закон об образовании. С 2020 года преподавание на любых языках, кроме украинского, запрещается. Закон написан ради борьбы с русским влиянием и ради выращивания новой, контролируемой «нации». Но пострадали от этого закона также венгры, румыны, поляки: на Украине не только русскоязычное большинство, но и многотысячные национальные меньшинства. Они не понимают, с какой стати их дети должны учиться не на родном языке, а на государственном. Этот закон, подобно героизации Бандеры, задел их за живое. И с майданом начали бороться всерьез.

В авангарде борьбы с нацистским законом встала Венгрия. В Будапеште сразу сказали, что Киев может попрощаться со своими фантазиями о членстве в ЕС. В МИД страны заявили, что будут блокировать все инициативы Киева и любое движение Украины к европейским структурам. А потом открыли сразу несколько антимайданных фронтов.

Вчера, во вторник, 10 октября, профильный комитет Парламентской ассамблеи Совета Европы по инициативе Венгрии осудил украинский закон и указал Киеву на недопустимость языковой дискриминации. Пленарное заседание ПАСЕ по этому вопросу состоится сегодня, 11 октября, и исход, по всей видимости, будет тем же. Как максимум, ПАСЕ заставит Киев отменить закон, как минимум — явит миру неадекватную сущность майдана.

Второй фронт, открытый Будапештом — встреча министров иностранных дел стран-членов ЕС 16 октября, где тоже обсудят скандальный закон. Поскольку Украина, приняв такой закон, нарушает договоры с ЕС, то соглашение об ассоциации Украина — ЕС надо расторгнуть, полагают венгры. Кроме того, они предложат ввести против Украины торгово-экономические санкции. Ни о каком дальнейшем движении Киева в сторону ЕС в такой атмосфере не может быть и речи.

Третий фронт Будапешта — политический. В украинском МИД продолжают говорить, что Киев защищает Европу от русской чумы, и потому ЕС должен его поддерживать. В ответ на эту галиматью в Будапеште констатируют, что такой дискриминации венгров не было ни при Сталине, ни при Брежневе. Все ближе день, когда ЕС с подачи Венгрии осознает: смотреть нужно не на киевские слова, а на киевские дела, а киевские дела — это нацизм 2.0: искусственное выращивание злобного государства с помощью запретов на родные язык, культуру и память.

Четвертое направление атаки Будапешта — это Закарпатье, где и живут почти все венгры Украины (около 150 тысяч человек). Глава МИД Венгрии Петер Сийярто во вторник, 10 октября, совершил рабочую поездку в Ужгород, где встречался с директорами школ и общественниками. Те просили его не сбавлять давления на Киев, он согласился. От встречи с главой МИД Украины Павлом Климкиным Сийярто отказывался. И просил ему передать, что разговаривать нужно было до принятия закона, теперь же говорить не о чем. Ранее с аналогичной формулировкой депутаты венгерского парламента отказались встречаться с депутатами Рады.

Часть Закарпатья фактически является Венгрией, и все об этом знают. На чью сторону станут представители других национальностей региона, что предпочтут при выборе между хуторским нацизмом и европейской Венгрией — тоже вопрос риторический. И вот в Закарпатском областном совете и в Партии венгров Украины заговорили об автономии. De facto она есть, нужно оформить ее de jure.

Если Киев не принудят к адекватности, венгры установят собственные законы на той территории, которую считают своей и в которую ездят на рабочие встречи без всяких украинских министров. Их язык — и родной для них, и европейский, дети должны учить его и по законам природы, и по карьерной логике, а вот украинский им не нужен ни для того, ни для другого. Вслед за Будапештом своих прав аналогичным образом начнут добиваться поддерживающие Венгрию румыны и поляки. Распад страны ускорится.

Таким образом, в самом лучшем для Киева случае о сущности его режима будет заявлено прямо и открыто, причем не из Москвы, а в Брюсселе и Страсбурге. В западной части Украины убедятся, что с майданом им не по дороге, и продолжат курс на автономию, фактическую или формальную.

Неслучайно именно языковой вопрос стал точкой невозврата. Борьба с родным языком — это борьба с самой человеческой сущностью. Именно при обсуждении школьной темы в странах ЕС выяснили, что «евроустремления» майдана — это слова, а сущность его — выращивание политического уродца ценой борьбы с живыми людьми. Чем дольше и чем последовательнее будет идти эта борьба, тем быстрее Украина прекратит свое существование как в нынешнем облике, так и в нынешних границах.

Сергей Гуркин

Венгрия. Украина > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 октября 2017 > № 2347019


Венгрия. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 сентября 2017 > № 2329065 Алексей Смирнов

Восточная политика Венгрии в свете украинского кризиса

Алексей Смирнов, Старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, кандидат политических наук

Продолжающийся украинский кризис стал жестким испытанием для России и Евросоюза, наиболее болезненно коснувшись государств, недавно «оформивших» свое членство в объединенной Европе. Причина тому как территориальная близость к очагу напряженности, так и особое исторически обусловленное отношение к украинским делам. В первую очередь это касается непосредственных западных соседей Украины, то есть Венгрии, Польши, Словакии и Румынии. Их практическая мотивация в благоприятном развитии ситуации так или иначе имеет отношение к проблеме украинской государственности, по-своему понимаемой и воспринимаемой правительством конкретной страны.

Более подверженная подобным переживаниям Польша в прошлом владела украинскими землями, а ныне позиционирует себя в качестве «повивальной бабки» современной Украины. Как «главный адвокат» Киева в ЕС Варшава тем не менее очень чувствительна к теме отторгнутых «восточных крессов» и агрессивному национализму соседней «незалежной державы».

Вишеградская четверка: тест на прочность

Однако на фоне лоббирования властями Польши прозападного курса украинских властей стоит обратить внимание на позицию Венгрии, которая обозначилась в свете событий последних лет. Она во многом интересна тем, что по ряду показателей не совпадает с подходами Варшавы и в определенном смысле противоречит им.

Будапешт также проявляет заметную активность на «украинском направлении». И дело тут не только в обостренном чувстве исторической ответственности за судьбу венгерского меньшинства, проживающего на территории Украины, или в общенациональной тоске по некогда утраченным закарпатским областям, хотя и то и другое по-прежнему весьма актуально. Основной побудительный мотив венгерской активности тоньше, он не вытекает из понятного желания восстановить «историческую справедливость», как того можно было бы ожидать, а более соотносится с нынешним положением государства на европейской арене.

Вместе с Польшей, Чехией и Словакией Венгрия является участником Вишеградской группы - неформального объединения наиболее развитых восточноевропейских государств. (Следуя традиции, будем называть эти страны восточноевропейскими, хотя их представители предпочитают говорить о регионе Восточно-Центральной Европы, отличном от Европы Юго-Восточной.) История складывания и развития этого взаимодействия насчитывает уже более четверти века. В ней были и кризисные моменты, и топтание на месте, и значимые прорывы в совместное европейское будущее.

Важно, что переживаемый ныне этап существенно, а возможно, и качественно отличается от уже пройденного Вишеградской «четверкой». Позади время неопределенности с его переходной экономикой, неоформившимися политическими системами и неясными геополитическими перспективами, достигнуто изживание «постсоциалистического синдрома», вожделенное вступление в евроструктуры и НАТО, в прошлом остались угрозы региональной безопасности, исходившие с территории распавшегося СССР и охваченной войной Югославии1

Вместе с тем, единовременно присоединившись к Евросоюзу, страны группы обозначили свой еврокритический настрой и продолжают его демонстрировать всякий раз, когда речь заходит об интеграционных инициативах Брюсселя. Причем в последние годы «конструктивная» критика все более приобретает характер протеста в связи с миграционным кризисом, охватившим Европу. А программа «Восточное партнерство», осуществлявшаяся ЕС под фактическим кураторством стран «четверки» и при особо усердном участии Польши, спровоцировала кризис на Украине, который очень быстро перерос в полномасштабную геополитическую катастрофу. В результате вместо гипотетической (и довольно призрачной) угрозы «импорта нестабильности», поначалу ожидаемой с постсоветского пространства, восточноевропейские страны получили реальный и крайне опасный очаг напряженности с громадным разрушительным потенциалом.

На всем протяжении 1990-х годов восточноевропейские страны ощущали близкое присутствие внешнего источника нестабильности, каковым являлись то тлевшие, то разгоравшиеся с новой силой вооруженные конфликты на территории бывшей Югославии. Тем не менее югославские события, включая военную операцию стран НАТО против Белграда, не стали серьезным вызовом для восточноевропейских государств, не потребовали от них сплоченности и напряженных дипломатических усилий, поскольку происходили в «зоне ответственности» стран Запада. Разразившийся через полтора десятилетия украинский кризис, напротив, не оставляет странам «четверки» ни малейшего шанса остаться в стороне. Он не только ближе территориально, но и возвращает этим странам уже подзабытое ощущение «пограничья», поскольку при всем навязчивом желании украинских властей не может быть представлен внутренним делом Европы (что, надо думать, не сильно огорчает «старожилов» Евросоюза).

В целом можно констатировать, что «украинский фактор», приведший в действие механизмы геополитического противоборства, обозначил новую и, судя по всему, очень непростую проблему во взаимоотношениях восточноевропейских государств. События на Украине стали ярким показателем разногласий между ними. Если рассматривать ситуацию более конкретно, все страны региона солидарны в отстаивании территориальной целостности Украины и единодушно осуждают действия России в Крыму, но не показывают единства по целому ряду ключевых вопросов. Среди них - принципы урегулирования конфликта на Донбассе, соразмерность используемой Киевом военной силы, формы и пределы поддержки украинских властей, применение антироссийских санкций, политическое будущее Украины как государства и т. д.

Украинский вопрос фактически противопоставил позицию радикально настроенной Польши, готовой (хоть и не безоговорочно) поддерживать киевский режим во всех его действиях, остальным странам, придерживающимся более осторожных подходов. И тут основным раздражителем послужило навязчивое, исторически мотивированное желание Варшавы «дирижировать» антироссийскими настроениями в бывших советских республиках, укрепляя собственные позиции везде, где ослабло влияние «московской деспотии». Особая позиция Варшавы проявилась еще в 2009 году, когда она выступила главным двигателем в реализации программы «Восточное партнерство». За несколько лет до этого польское руководство при активной поддержке ЕС стимулировало «европейский выбор» постсоветских государств, формируя к востоку от себя недолговечные региональные объединения преимущественно антироссийской направленности.

Участвуя в стартовавшей программе, восточноевропейские страны не только становились активными проводниками политики Евросоюза, но и получали в свое распоряжение серьезный инструмент геополитического влияния. Однако государства региона не сразу и не в равной степени воспользовались предоставленными возможностями. В частности, Венгрия и Словакия сделали упор на развитие двусторонних отношений с бывшими советскими республиками, ставя во главу угла свои национальные интересы. И в настоящий момент Будапешт продолжает проводить собственную «политику соседства», которая имеет иные векторы, нежели политика Польши. В первую очередь это касается Украины, где наблюдается наибольшее несовпадение во взглядах Варшавы и Будапешта.

Собственно, еще до начала украинского кризиса венгерские политики и дипломаты, судя по всему, осознали, что избранная стратегия «Восточного партнерства» способна привести Евросоюз на грань конфликта с Россией.

На стыке двух направлений внешней политики

В 2013 году заместитель госсекретаря по иностранным делам Венгрии Саболч Такач, говоря о внешнеполитических приоритетах страны, выделил два значимых направления: «Восточное партнерство» и интеграция Западных Балкан в ЕС. При этом он признал второе направление более важным для долгосрочных интересов своей страны2. В 2016 году Такач, уже будучи госсекретарем по делам ЕС, заявил о необходимости учитывать влияние России при проведении политики «Восточного партнерства», что выглядело несколько запоздалым в свете украинских событий3. По мнению ряда экспертов, Венгрия обречена на пассивное следование в русле заявленной инициативы без каких-либо ощутимых выгод для себя. Единственной моральной компенсацией для нее является солидарность с Варшавой, Прагой и Братиславой по вопросам восточной политики ЕС4.

Если смотреть на вещи непредвзято, восточноевропейским странам не в чем упрекнуть друг друга. В конечном счете почти все западные соседи имели персональный геополитический интерес к Украине, отличный от официальной политики «Восточного партнерства», проводимой Евросоюзом, и даже не особо скрывали сей факт. Так и Венгрия повела свою игру в украинском вопросе, не особо прислушиваясь к недовольному ворчанию из Варшавы и Берлина. Правда, с момента начала кризиса венгерский премьер-министр Виктор Орбан настойчиво демонстрировал коллегам по Евросоюзу готовность действовать в «едином строю», если это не нарушает суверенитета Венгрии. Будучи наиболее яростным критиком европейской политики санкций в отношении России, Будапешт ни разу не проголосовал против их принятия, продления, расширения, как бы разделяя национальные интересы и поддерживая международную солидарность. Равным образом он ни разу не пошел наперекор позиции Брюсселя, когда дело касалось осуждения «российской агрессии».

Украинский кризис как многомерное явление нельзя свести лишь к «майданной революции» и последующим трагическим событиям на Юго-Востоке страны. Для Украины глубинная суть происходящего заключена в катастрофической активизации цивилизационных разломов, проходящих сквозь общество с присущей ему сложной идентичностью, региональную структуру и «аварийный» фундамент государственного здания. А в контексте международной политики речь должна идти о самом серьезном за последние 30 лет кризисе отношений между Россией и Западом.

С учетом данного обстоятельства позиция Венгрии по украинскому вопросу соответствует общей, «восточной» политике государства. Но она также геополитически выверена в координатах российско-венгерских отношений, начавших динамично развиваться еще до дестабилизации Украины. Некий «дуэт» Орбана и Путина, не дающий покоя «изоляторам» России, является лишь выражением взаимной заинтересованности Москвы и Будапешта. А рассуждения о злокозненной Москве, подрывающей европейское единство, невольно ассоциируются с советской борьбой за «сплоченность рядов» стран социалистического блока. По сути же, они пронизаны явным неуважением к политике государств, самостоятельно определяющих свои приоритеты на международной арене. Явные исторические параллели проводит и сам Орбан, используя в отношении политики Брюсселя термин «советизация», то есть жесткое - похожее на внутриблоковую политику СССР - навязывание руководством ЕС своих правил новым и старым участникам союза.

В.Орбан, судя по всему, видит в сближении с Россией возможность выйти за рамки западных геополитических схем, составленных без учета мнения своей страны и оставляющих Венгрии слишком мало места для свободного маневра. Есть основания полагать, что главе венгерского правительства импонирует избранная стратегия, которую некоторые наблюдатели уподобили парому, курсирующему между Востоком и Западом. Необходимость двигаться «поперек течения» не останавливает Орбана. Отвечая в одном из интервью на вопрос корреспондента Би-би-си, сложно ли балансировать между Востоком и Западом, он заметил: «Если вы родились здесь, то это часть вашей жизни»5. Кроме того, затраченные усилия сулят в дальнейшем немалые материальные выгоды для страны и, соответственно, политические дивиденты для действующей власти, в связи с чем происходящее на Украине воспринимается как помеха выстраеваемым отношениям.

Немаловажным аспектом укрепляющихся связей является и личная расположенность венгерского премьера к политическим взглядам и стилю руководства российского лидера, хотя на первом месте все же остается экономический и внешнеполитический прагматизм. Первый реализуется в виде весьма выгодных для венгерской стороны энергетических проектов. Второй пока не столь очевиден, но имеет шанс реализоваться в не столь отдаленном будущем. В.Орбан не раз упоминал о возможной посреднической роли Венгрии в содействии развитию отношений России и ЕС6. Очевидно, по мере нарастания усталости от конфронтации, уже заметной у многих государств ЕС (как западных, так и восточноевропейских), все более востребованными и успешными будут не «патентованные» борцы с «российской угрозой», а сторонники взаимовыгодного сотрудничества (сколь бы банально это ни звучало).

Как уже отмечалось, Будапешт пристально следит за происходящим на территории Украины. Длящийся несколько лет кризис открыл для него новые окна геополитических возможностей, при том что изначально данное направление находилось на периферии внешней политики страны. В самом начале украинских событий официальная реакция Венгрии была весьма сдержанной по сравнению с другими странами региона, и в последующем венгерские власти избегали слишком резких оценок происходящего и российской политики. Исключение составило лишь внешнеполитическое ведомство, неоднократно выступавшее с жесткой критикой России.

В отношение официального Будапешта к «постмайданной» Украине можно выделить как минимум пять векторов. Среди них общее геополитическое положение украинского государства между Евросоюзом и Россией, политическая ситуация в стране и действия киевских властей, пути урегулирования вооруженного конфликта на Юго-Востоке Украины, роль России и политика антироссийских санкций, положение венгерского меньшинства в Закарпатье. Чтобы составить более рельефное представление о политике Венгрии, стоит обратить внимание на позицию ее представителей по ряду ключевых вопросов.

Прагматизм или политика?

Упомянутый госсекретарь по делам Евросоюза С.Такач в офисе венгерского премьера заявил в интервью одному из украинских изданий о бесперспективности дальнейшей конфронтации с Россией. По словам венгерского дипломата, такой вывод обусловлен не слабостью, робостью и мягкотелостью европейских политиков, а отсутствием у Евросоюза инструментов, позволяющих эффективно влиять на ситуацию, прежде всего в самой Украине. Считая недопустимым отторжение Крыма и нарушение суверенитета Украины, европейские структуры не собираются поставлять Киеву оружие, не готовы оказать мощную финансовую помощь и, что самое главное, не могут заменить Россию в качестве источника дешевых энергоносителей и обширного рынка для реализации украинской продукции.

В силу последних причин вся программа европейского содействия Киеву не приближает его к равноправному экономическому партнерству, а лишь удерживает в зоне политического влияния. Единственная реальная мера поддержки, на которую способен Брюссель, - это предоставление безвизового режима, и Венгрия последовательна в данном вопросе. В сложившихся условиях бескомпромиссная антироссийская политика не только бесполезна, но и контрпродуктивна, поскольку ведет лишь к ненужной эскалации. Такач уверен, что Украина и Евросоюз не смогут избежать договоренности с Россией, а значит, сами должны убедить российскую сторону в необходимости диалога. В то же время он не считает санкции подходящим средством, способным поколебать позиции Москвы. «Мы в Венгрии в этом не уверены, - заметил дипломат. - Фактом является, что в настоящее время ряд стран - не только Венгрия - выступают за то, чтобы взвесить будущее санкций. От санкций теряют три стороны - Россия, Украина и ЕС»7

Характерно, что отвечающий за евроинтеграцию высокопоставленный представитель Венгрии доказывает необходимость диалога именно украинской стороне, хотя подобные призывы и вызвали нервную реакцию в Киеве. Так, вице-премьер по вопросам европейской и евроатлантической интеграции Украины Иванна Климпуш-Цинцадзе выразила надежду на «здравомыслие» венгерского руководства, благодаря которому диалог с Россией не помешает Венгрии «понимать, что агрессор, напавший на Украину, должен нести ответственность за свои действия»8.

Конечно, выступая за отмену антироссийских санкций ЕС, Будапешт преследует в первую очередь свои собственные цели. На начало 2017 года венгерские компании потеряли в общей сложности 6,5 млрд. евро потенциального экспорта в нашу страну из-за ограничений, наложенных Брюсселем и ответных контрсанкций9. В августе 2014 года Орбан вообще сравнил политику санкций с «выстрелом себе в ногу». А в январе 2017 года, накануне визита В.Путина в Венгрию, министр иностранных дел страны Петер Сийярто заявил: «Позиция Венгрии по поводу санкций заключается в том, что они бесполезны. Должны ли мы радоваться тому, что экономика России снижалась? Нет, мы сожалеем об этом»10

Помимо подхода к санкциям, между Киевом и Будапештом существуют серьезные противоречия, связанные с транспортировкой углеводородов. В больной теме снабжения Европы газом Украине все более отводится роль объекта, который не способен контролировать происходящее. В феврале 2017 года официальный Киев был крайне раздосадован заявлением венгерского лидера о ненадежности транзита российского газа через Украину. На совместной пресс-конференции с Президентом России В.Путиным В.Орбан сказал: «Мы не можем обойти вопрос, насколько стабильной является поставка газа через Украину. Мы всегда ратовали за то, что нужно осуществлять диверсификацию поставок»11. Под диверсификацией подразумевались проекты «Северный поток-2» и «Турецкий поток».

В чем-то венгерская сторона вынуждена оправдываться перед Украиной. Так, посол Венгрии в Киеве Эрно Кешкень, отвечая на вопрос украинских репортеров о российско-венгерских экономических связях и политике санкций, сетовал на зависимость страны от поставок российских энергоносителей. При этом, дабы снять подозрения в наличии политической составляющей у российско-венгерских отношений, он подчеркнул их чистый прагматизм и высказался за диверсификацию поставок. «После Германии и Австрии Россия - третий самый важный экономический партнер Венгрии. И хотя Венгрия стремится к диверсификации, почти 80% всех энергоносителей мы получаем именно из России. Венгрия связалась интерконнекторами с соседними странами, мы можем покупать газ и у Норвегии, но это будет намного дороже, чем покупать у России. То есть речь идет об абсолютно прагматических отношениях», - говорил он12. Но, как мы видим, глава венгерского правительства в Будапеште подразумевает под диверсификацией нечто существенно иное, нежели глава венгерской дипломатической миссии в Киеве. Вопрос о том, какая из двух смысловых «версий» диверсификации станет в итоге реальностью, является, пожалуй, главным вопросом современной восточноевропейской геополитики.

С началом войны на Донбассе Венгрия заняла в целом по-соседски озабоченную позицию в отношении Украины. Вместе с тем, дабы избежать негативной реакции Москвы, венгерские политики предпочитали говорить не о российско-украинском, а о внутриукраинском конфликте, чем вызывали заметное недовольство киевских властей и их европейских (особенно польских) политических кураторов.

Дальнейшее развитие конфликта на украинском Юго-Востоке со всей очевидностью показало, что Венгрия и Польша по-разному представляют себе условия его прекращения. Причем за венгерской позицией угадывается возможность более расширительного подхода, в перспективе касающегося всей Украины. Во время своего визита в Варшаву, состоявшегося в феврале 2015 года и сопровождавшегося демонстративно холодным приемом польской стороны, В.Орбан приветствовал незадолго до того подписанное соглашение Минск-2, чем вызвал нескрываемое раздражение своих внешнеполитических оппонентов.

В противоположность ему польские власти (как прежние умеренные либералы, так и нынешние правые консерваторы) назвали разработанный при активном участии России Минск-2, определяющий порядок урегулирования конфликта, «ударом по национальным интересам Украины». Столь резкая оценка связана с тем, что принятый документ предполагал действия Киева, в том числе в направлении конституционной реформы, что, по сути, ставило мирный процесс в зависимость от этих усилий. Венгерское руководство, напротив, усмотрело в нем основу для консолидации усилий всех сторон. По мнению В.Орбана, выполнение соглашений соответствует общеевропейским интересам. То есть Украине для восстановления контроля над частью своей территории следует провести конституционную реформу, а Евросоюзу вместо возведения геополитических барьеров - сотрудничать с Россией в создании общего экономического пространства13

В своем видении перспектив урегулирования затянувшегося конфликта Будапешт исходит из общей оценки кризисной ситуации, которая сложилась на Украине не без европейского участия, которую нельзя легко исправить. Так, летом 2016 года во время своего визита в Румынию венгерский премьер дал весьма нелестную характеристику действиям Евросоюза, приведшим к украинскому кризису. «Украина - одна из самых тяжелых политических проблем и проблем совести Европы, - отметил он. - Если посмотреть на результат последних трех лет, итог трагичен. Страна потеряла значительную часть территории и населения, но не в войне, а за счет эмиграции на Запад. Нет ни следа стабильности». Орбан добавил, что качество жизни на Украине упало, у страны возникли экономические трудности, а руководители Европы дали обещания и не выполнили их14.

Проблема соотечественников

Однако в контурах «обоюдоострой» критики кроется еще один частный интерес Будапешта. Он связан с провозглашенной еще в 2010 году политикой поддержки венгерских соотечественников за рубежом. В контексте подобной заинтересованности многообещающе выглядит конституционная реформа на Украине, зафиксированная в тексте вторых Минских договоренностей и предполагающая децентрализацию государственного управления. Для правящих в Венгрии национал-консерваторов это означает перспективу автономии венгров Закарпатья.

Сегодня тема венгерского меньшинства на Украине вызывает повышенное внимание общественности. Почти любой материал касательно венгерско-украинских отношений возвращает к закарпатской «проблеме». В итоге складывается превратное впечатление, будто Будапешт якобы претендует на часть украинской территории и лишь выжидает благоприятного момента, чтобы реализовать свои намерения. Отчасти такое внимание обусловлено политической нестабильностью на Украине после «майданной революции» 2014 года. На самом деле основная причина состоит в том, что нынешние венгерские власти педалируют «закарпатскую» тему, адресуя ее главным образом внутривенгерской политической аудитории. Аналогичным образом привлекается внимание к положению венгров в других соседних странах - Румынии, Словакии, Сербии и т. д.

Вопрос о закарпатских венграх принадлежит к числу традиционных раздражителей, осложняющих политический диалог Киева и Будапешта. Вместе с тем до трагических событий февраля 
2014 года он не оказывал особого влияния на двусторонние отношения. С молчаливого согласия киевских властей Венгрия финансировала инфраструктурные, социальные и культурные проекты в районах компактного проживания соотечественников. Симптоматично, что министр иностранных дел Венгрии Янош Мартони, вместе со своими вишеградскими коллегами посетивший украинскую столицу в феврале 2014 года и бывший свидетелем разгоравшегося политического кризиса, на обратном пути проехал через Закарпатскую область, где встретился с представителями венгерской общины. По итогам поездки премьер-министр В.Орбан заявил, что в свете киевских событий правительство пристально следит за судьбой закарпатских соотечественников15.

Смена власти в Киеве не замедлила сказаться на положении венгерского меньшинства, ощутившего непосредственную угрозу со стороны победившего украинского национализма и бесчинствующих радикалов. Венгерские власти отреагировали на происходящее рядом довольно жестких заявлений. Но окончательно новый вектор отношений был оформлен в мае 2014 года, когда глава венгерского правительства озвучил перечень мер по данному вопросу, «ожидаемых» от киевских национал-патриотов.

Выступая 10 мая с инаугурационной речью перед новым составом венгерского парламента, он заявил: «Для всех актуально положение живущего на Украине 200-тысячного венгерского сообщества, которое должно получить двойное гражданство, должно получить все коллективные права, должно получить возможности самоуправления. Это наши ясные ожидания от новой Украины, которая формируется и которая ощущает нашу поддержку в процессе построения демократического общества»16. Еще через неделю в интервью национальному телевидению Орбан конкретизировал свои пожелания: «Мы заинтересованы в стабильной и демократической Украине... Тем не менее ни стабильной, ни демократической не может быть Украина, если она не предоставит проживающим там меньшинствам, национальным сообществам, в том числе венгерскому сообществу, то, чего они заслуживают. Это означает двойное гражданство, коллективные или общественные права и автономию»17. Речь шла именно о праве на автономию, причем Будапешт признавал его за всеми «национальными сообществами» Украины.

Эти высказывания вызвали бурную реакцию в украинском политическом сообществе. Посол Венгрии был вызван для объяснений в украинский МИД. В официальном заявлении дипломатического ведомства было сказано, что Украина разочарована высказываниями премьер-министра Венгрии, а разговоры об «автономии» нацменьшинств «играют на руку пропаганде России». Но такого рода заявления звучали, по крайней мере, на протяжении последних семи лет. Просто украинский кризис добавил этим положениям актуальности и несколько сместил смысловые акценты, заставив соотносить венгерскую проблему с происходящим на Донбассе и в других частях страны.

«Закарпатский вопрос» не перестает быть актуальным и спустя три года после победы «евромайдана». Киевские власти по-прежнему крайне болезненно реагируют на любые упоминания о правах венгерского меньшинства, исходящие от официального Будапешта. Показательным в этом отношении является скандал, разразившийся вокруг высказываний вице-премьера Венгрии Жолта Шемьена. Его заявление, прозвучавшее 21 марта 2017 года, было посвящено общей проблеме самоопределения и политического представительства этнических венгров, проживающих за границей, причем конкретно Украина в нем даже не упоминалась. Шемьен, в частности, сказал: «В интересах внешней политики Венгрии пропагандировать венгерские партии. Давайте говорить честно: государства заинтересованы в ассимиляции венгров. А мы заинтересованы в том, чтобы остановить ассимиляцию и сохранить венгерскую идентичность. Выживание венгров, проживающих за границей, зависит от того, смогут ли они достичь успеха, двигаясь в направлении достижения автономии»18. Через несколько дней на состоявшемся в Будапеште форуме венгерских депутатов от стран Карпатского бассейна схожим образом высказались спикер парламента Венгрии Ласло Кёвер, министр иностранных дел Петер Сийярто, госсекретарь по вопросам национальной политики Арпад Янош Потапи.

Дипломатическое ведомство Украины выступило с резким осуждением таких «подстрекательских» речей со стороны официальных лиц: «Любые спекуляции на эту тему не соответствуют интересам наших двух стран и народов и, надеемся, не отражают официальную позицию Будапешта». Звучит, по крайней мере, странно, если учесть, что практически все высокопоставленные представители венгерского руководства открыто высказываются в пользу автономии для этнических венгров, а принцип поддержки соотечественников зафиксирован в Конституции страны19

Украинская сторона продолжала гнуть свою линию. Сначала замминистра иностранных дел Украины Вадим Пристайко назвал происходящее как «удар в спину», нанесенный его стране «безответственными венгерскими политиками»20. А позже уже Президент П.Порошенко во время встречи с премьер-министром Венгрии выразил обеспокоенность заявлениями венгерских чиновников. Но, чтобы уж совсем не испортить встречу, все-таки признал необходимость заключить межправительственное соглашение о двойном гражданстве для венгров на Украине21. Последнее позволило В.Орбану буквально на следующий день встретиться с президентом культурного альянса венгров Закарпатья Ласло Брензовичем и проинформировать его, что спор вокруг гражданства, похоже, приближается к разрешению22. На самом деле топтание на месте продолжалось. Уже через неделю внешнеполитическое ведомство Венгрии выразило обеспокоенность по поводу предпринимаемых Киевом ограничений прав венгерского меньшинства23.

В целом можно констатировать, что у Будапешта нет ни намерения, ни возможности проводить политику ирредентизма в отношении закарпатских венгров. Напряженность подпитывается политической слабостью и неуверенностью Киева, склонного к поискам врагов и позиционированию себя в качестве потенциальной жертвы.

Плыть на запад при восточном ветре

Политика «открытия на Восток», провозглашенная венгерским правительством в 2010 году, служит наиболее рельефным выражением прагматического подхода, принятого во внешнеполитической стратегии Будапешта. Формулируя суть своей новой политики, премьер-министр Виктор Орбан произнес знаменательную фразу: «Мы плывем под западным парусом, но при восточном ветре». При всей образности смысл данной формулы предельно прозрачен. К 2011 году стало очевидно, что членство в ЕС не дает Венгрии никаких автоматических преимуществ, даже напротив, оно требует от нее дополнительных усилий, чтобы сохраниться в качестве суверенного государства с присущими ему интересами и «национально ориентированной» экономикой. Поэтому сохранять конкурентоспособность в рамках европейского интеграционного проекта (также «буксующего») возможно лишь с опорой на внешние ресурсы. Для Будапешта, в силу уже имеющихся связей, такую ресурсную опору может обеспечить лишь Россия. Причем, как следует из самой формулировки, политика «открытия на восток» никоим образом не ставит под сомнение стратегический европейский вектор развития страны.

Оппоненты правящей партии Фидес и лично Орбана пытаются оспорить верность взятого страной курса, причем главной мишенью для критики выступает именно его небесспорный прагматизм, имеющий, на взгляд критиков, свою политическую цену. Установившиеся у венгерского руководства «особые отношения» с Россией выступают постоянным раздражителем для сторонников «западного выбора» и дают им основание заподозрить, что заявленная открытость не ограничивается лишь сферой экономики. Они усматривают в происходящем присутствие некого иррационального начала, которое никак не вяжется со ставкой на целесообразность. Основанием для нарастающих подозрений служит прогрессирующий антилиберализм, характеризующий внутреннюю политику консерваторов. В том же смысловом ключе воспринимаются все более серьезные разногласия с Брюсселем и по-прежнему напряженные отношения с Вашингтоном. Наиболее «проницательные» наблюдатели считают пресловутый «путинский след» объективной реальностью, едва ли не определяющей политику Будапешта.

Разразившийся в 2014 году украинский кризис явился вызовом для венгерской внешнеполитической стратегии, осложнившим ее реализацию. Вместе с тем в характере воздействия «украинского фактора» на отношения между странами есть своя несколько парадоксальная логика. Хотя развитие долгосрочных экономических связей с Российской Федерацией требует теперь твердой политической воли и концентрации усилий дипломатов, оно остается в числе приоритетов для Будапешта. А вот восточноевропейские страны вместо ожидавшегося единения демонстрируют столь глубокие разногласия по той же украинской проблеме, что под вопросом находится уже само их взаимодействие в рамках политики «Восточного партнерства».

Если суммировать поступающие «политические сигналы», на данном этапе Венгрия более всего озабочена не геополитическим выбором украинцев, а их способностью поддерживать гражданский мир в собственной стране. Ее интересам более всего отвечает единая, по возможности децентрализованная, равно дружественная Европе и России, но обязательно мирная и стабильная Украина. Судя по высказываниям официальных лиц, Будапешт не против, чтобы в преодолении кризиса был задействован посреднический потенциал и венгерской дипломатии.

 1Шишелина Л.Н. Вишеградская группа: этапы становления и развития // http://www.perspektivy.info/book/vishegradskaja_gruppa_etapy_stanovlenija_i_razvitija_2014-08-20.htm

 2Deputy State Secretary Szabolcs Takács: The Year of Central Europe in Hungarian Foreign Policy continues. 12.08.2013 // http://2010-2014.kormany.hu/en/ministry-of-foreign-affairs/news/deputy-state-secretary-szabolcs-takacs-the-year-of-central-europe-in-hungarian-foreign-policy-continues

 3Вытащить голову из песка и взглянуть в глаза реальности»: Венгрия об отмене санкций и реформе ЕС // Европейская правда. 30.09.2016 // http://www.eurointegration.com.ua/rus/interview/2016/09/30/7055198/

 4Отношения России и стран Вишеградской группы: испытание Украиной. №22/2015; Российский совет по международным делам (РСМД). М.: Спецкнига, 2015. С. 37-38.

 5Цит по: Светник Э. Виктор Орбан: от критика до друга Путина // http://www.bbc.com/russian/international/2015/02/150216_hungary_orban_putin

 6Orban mintha diszlexias lenne. 23.02.2015 // http://www.nol.hu/kulfold/putyin-meg-az-uveges-tot-1517755

 7Вытащить голову из песка…

 8Why Putin needs Orban // http://www.politico.eu/article/why-vladimir-putin-needs-viktor-orban-russia-hungary/

 9Orban: Russian Sanctions «Shot in our own leg» // http://hungarytoday.hu/news/orban-russian-sanctions-shot-leg

10Hungary set on closer ties with Russia. U.S.: foreign minister. 27.01.2017 // http://www.reuters.com/article/us-hungary-minister-russia-usa-idUSKBN15B194

11Negotiations to begin on the transport of gas after 2021. 03.02.2017 // http://www.kormany.hu/en/the-prime-minister/news/negotiations-to-begin-on-the-transport-of-gas-after-2021

12Посол Венгрии в Украине: «Из-за санкций против России Венгрия потеряла несколько миллиардов долларов». 03.02.2016 // http://www.ukrreal.info/ua/intervyu/89421-posol-vengrii-v-ukraine-iz-za-ssiy-protiv-rossii-vengriya-poteryala-neskolko-milliardov-dollarov

13Viktor Orbán on Ukraine: We are facing a real war // http://budapestbeacon.com/public-policy/viktor-orban-on-ukraine-we-are-facing-a-real-war/19421

14We need to establish a European army. 23.07.2016 // http://www.kormany.hu/en/the-prime-minister/news/we-need-to-establish-a-european-army

15Orban: «Flawless» minority policy a must for Ukraine. 22.03.2014 // https://dailynewshungary.com/orban-flawless-minority-policy-a-must-for-ukraine/

16Prime Minister Orbán re-elected by Parliament. 10.05.2014 // http://2010-2014.kormany.hu/en/prime-minister-s-office/news/prime-minister-orban-re-elected-by-parliament); PM Orban calls for autonomy for ethnic Hungarians beyond borders. 10.05.2014 // http://www.reuters.com/article/us-hungary-orban-idUSBREA4904X20140510

17Orban renews autonomy call for ethnic Hungarians in Ukraine. 17.05.2014 // http://www.reuters.com/article/us-ukraine-crisis-hungary-autonomy-idUSBREA4G04520140517

18The continued existence of Hungarian communities abroad depends on successful progress within the field of autonomy. 21.03.2014 // http://www.kormany.hu/en/prime-minister-s-office/news/the-continued-existence-of-hungarian-communities-abroad-depends-on-successful-progress-within-the-field-of-autonomy

19Конституция Венгрии // https://archive.is/20130417225826/worldconstitutions.ru/archives/298/1

20Замглавы МИД: Кое-кто в Венгрии наносит нам удар в спину. 12.04.2017 // http://www.pravda.com.ua/rus/news/2017/04/12/7141056/

21Viktor Orbán holds talks with President of Ukraine on dual citizenship of Hungarians in Ukraine. 30.03.2014 // http://www.kormany.hu/en/the-prime-minister/news/viktor-orban-holds-talks-with-president-of-ukraine-on-dual-citizenship-of-hungarians-in-ukraine

22Dispute over dual citizenship for Ukrainian Hungarians seems to be approaching a solution. 31.03.2017 // http://www.kormany.hu/en/the-prime-minister/news/dispute-over-dual-citizenship-for-ukrainian-hungarians-seems-to-be-approaching-a-solution

23The Government is asking it Ukrainian partners to refrain from harassing Hungarian institutions in Subcarpathia. 09.04.2017 // http://www.kormany.hu/en/ministry-of-foreign-affairs-and-trade/news/the-government-is-asking-it-ukrainian-partners-to-refrain-from-harassing-hungarian-institutions-in-subcarpathi 

Венгрия. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 сентября 2017 > № 2329065 Алексей Смирнов


Венгрия. Россия. Евросоюз > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > fapmc.ru, 26 сентября 2017 > № 2325209

В Будапеште обсудят роль СМИ в «перезагрузке» отношений России и Европы

5 октября 2017 года в Будапеште состоится шестая международная конференция «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики».

Основными темами дискуссий в рамках конференции станут: «Россия-Европа: возможна ли «перезагрузка» отношений. Роль СМИ», «Возрождение неонацизма: анализ медийных технологий, используемых заинтересованными сторонами. Создание контрстратегии» и «СМИ России и Европы. Взгляд «изнутри»».

На официальной церемонии открытия c приветственными словами выступят: Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Венгрии Владимир Сергеев; заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Татьяна Наумова; главный редактор журнала «Международная жизнь» Армен Оганесян; премьер-министр Словакии (1991–1992), председатель общества словацко-российской дружбы Ян Чарногурский.

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь», председатель конференции:

«В эпоху быстрого роста информационных и коммуникационных технологий средствам массовой информации отводится важная роль в общих усилиях по оздоровлению ситуации в Европе и мире. Заинтересованный отклик, который мы получили от будущих участников конференции, показывает их готовность к диалогу. Сегодня, если мы хотим мира на европейском континенте, альтернативы диалогу на самых разных уровнях не существует».

Запланированы выступления как российских, так и зарубежных медиа экспертов, представителей смежных отраслей. В конференции примут участие: Александр Бикантов, заместитель директора Департамента информации и печати МИД России (Россия); Джон Номикос, директор института европейских и американских исследований RIEAS (Греция); Тамаш Ланци, главный редактор журнала «Фиделё» (Венгрия); Эрик Фурнье, посол Франции в Венгрии (Франция); Андрей Рихтер, старший советник Представителя ОБСЕ по вопросам свободы СМИ (Австрия); Омар Шайфо, руководитель внешнеполитической редакции журнала «Мадьяр Демократа» (Венгрия); Вячеслав Чарский, заместитель шеф-редактора Russia Beyond The Headlines (Россия); Тиберио Грациани, директор международного журнала «Геополитика» (Италия); Чавдар Минчев, главный редактор журнала «Международные отношения» (Болгария); Тром Андраш, вице-президент ассоциации венгерских журналистов (Венгрия); Ян Дурынник, редактор ежемесячного журнала «Extra Plus» (Словакия); Валерий Платонов, директор российского культурного центра в Венгрии (Россия); Ленгьел Лазло, исполнительный председатель Профсоюза Венгерских Журналистов (Венгрия); Анис Байрактаревич, профессор международного права и политики в Университете прикладных наук IMC (Австрия) и многие другие.

Международная конференция «Россия и Европа: актуальные проблемы современной международной журналистики» проходит ежегодно в различных странах мира. В конференции традиционно принимают участие руководители европейских СМИ, политические деятели, дипломаты, ученые, политологи, менеджмент международных компаний.

Первая конференция, прошедшая в ноябре 2011 года в Париже, показала, насколько тема взаимодействия российских и европейских СМИ важна как для самих СМИ, так и для их аудиторий. Конференция имела значительный резонанс в российских и европейских СМИ, которые дали ей определение как «важнейшему событию в международном медиапространстве».

Конференция проводится журналом «Международная жизнь» при поддержке Министерства иностранных дел и Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Венгрия. Россия. Евросоюз > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > fapmc.ru, 26 сентября 2017 > № 2325209


Украина. Венгрия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 сентября 2017 > № 2318259 Габор Штир

Венгерский эксперт: Украинский закон об образовании – это самоубийство

Новый закон «Об образовании», принятый парламентом Украины, 19 сентября направлен на подпись президенту Петру Порошенко. Обеспокоенность законом уже выразили Венгрия, Польша, Румыния, Болгария, Греция и Молдова. С особенно резкой критикой выступил венгерский МИД, назвав новый закон «ножом в спину Венгрии». Глава МИД Венгрии Петер Сийярто дал указание дипломатам не поддерживать ни одной украинской инициативы на международном уровне. Что именно вызвало столько громкое возмущение Венгрии и других соседей Украины? Об этом корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал политолог Габор Штир, заведующий отделом внешней политики крупнейшей венгерской газеты Magyar Nemzet.

- Господин Штир, украинский закон «Об образовании» вызвал резонанс в ряде европейских стран. то именно вызывает недовольство Венгрии?

- В Венгрии давно не было такого единства политических сил: правительство и оппозиция вместе выступили по этому вопросу. У нас недовольство очень сильно, и говорят, что попробуют нажимать на все дипломатические педали и протестовать везде, где это возможно.

В Украине в Закарпатье живет 150 тыс. венгров – это 14-15% населения всего Закарпатья. В пяти районах число венгров превышает 50% населения.

Украина сейчас пытается строить национальное государство средствами Советского Союза. Мы часто слышали, как они страдали от Советского Союза, не могли разговаривать и учиться на украинском языке. Сейчас они забыли это и тем же самым образом относятся к нацменьшинствам.

- Какова была политика по отношению к нацменьшинствам на Украине до этого закона, и как он изменит ситуацию?

- После распада Советского Союза в образовании было все нормально. Венгры могли учиться даже до аттестата зрелости (в основном с венгерским финансированием). Есть высшая школа в Берегово, где студенты могут учиться на венгерском языке.

В целом новый закон нормальный, кроме седьмого параграфа о языках. Если все будет так, как в нем написано, после 2020 г. в Украине венгерские дети смогут учиться на венгерском языке только в детском саду и младшей школе (до четвертого класса). С пятого класса все предметы будут преподаваться только на украинском языке, и высшая школа также будет на украинском.

Все выступают против этого, так как это нарушает букву основного закона Украины и международные соглашения, не соответствует европейским ценностям. Украина с утра до вечера твердит о том, что идет в Европу и уважает европейские ценности, но это абсолютно им противоречит.

Мы понимаем, что в основном это геополитический проект, который придуман против русских, но касается он всех нацменьшинств. Против русских – это тоже не европейский подход. Если есть нацменьшинства, они должны получить возможность учиться и выражать себя на родном языке.

- Как украинские политики объясняют необходимость этого закона?

- По поводу венгерского нацменьшинства в украинском Закарпатье говорят, что это ее [Украины] граждане, и этим законом они только помогут им. Якобы если сохранится текущая ситуация, то дети не смогут поступать в университеты Киева, у них не будет перспектив, смогут учиться только в Будапеште.

Я не думаю, что те, кто живет на Украине, не должны говорить на украинском языке. Это нормально: если живешь там, то и говоришь на языке своего государства. Но на родном языке обязательно надо говорить.

Им стоит продумать, как обучать украинскому языку как иностранному. Сейчас эти методы не работают. Из-за этого венгры, румыны, поляки плохо говорят на украинском языке. В Украине на это отвечают, что на украинском долго не могли разговаривать – только последние 25 лет [начали], поэтому методы еще не выработаны. Тогда вырабатывайте, туда надо вкладывать.

Раньше большинство венгров плохо говорили на украинском и не могли поступать в Киев или в другой украинский вуз. Они шли в Берегово или в Будапешт. Теперь получается, что венгры не будут хорошо разговаривать по-украински, потому что эти методы так и не выработаны, но они и не будут знать математику, физику, химию, потому что будут слушать их на украинском языке. И предмет не знают, и язык не знают. До этого только язык не знали.

В украинской прессе это не главная тема, многие даже не знают о том, что Венгрия и ряд стран выразили протест. Уже появляются статьи о том, что протесты в Венгрии – это российский проект с целью усилить сепаратизм в Закарпатье. Это громко прозвучит в украинской прессе, если пойдет туда.

Педагогически – это тупик. Политически – это тупик и цинизм. Когда уже заключено соглашение об Ассоциации и безвизовый режим с Евросоюзом, стало «можно» это делать. Если говорить о правах человека, то это не европейский подход. Нельзя строить государство, вытесняя из него всех, кто не украинец. Украина – это многонациональная страна, для нее это – самоубийственный подход. После Майдана первые мысли были запретить русский язык. Теперь они наступают на те же грабли. Это тупик.

- Министр иностранных дел Венгрии Петер Сиярто употребил очень жесткую риторику, заявив, что Украина таким образом «вонзила Венгрии нож в спину»…

- Да, это очень точно. Мы пригласили к себе 2600 украинских ребят, которые страдали последние годы – месяц они отдыхали в Венгрии. Деньги даем на Закарпатье, дали газ через Венгрию, много делали жестов и в ответ на них получили это. Конечно, это цинизм и нож в спину.

- Венгрия намерена приостановить поддержку инициатив Украины в международных организациях. На Ваш взгляд, повлияет ли это на решение проблемы?

- Мы говорим об этом. Но тут важно еще то, что никто не хочет принимать Украину в Евросоюз в ближайшем будущем. Давить на Украину можно будет, если Венгрия, Польша, Румыния, Болгария, Греция, которые связаны с этой проблемой, вместе выступят на европейских площадках. Если выступит только Венгрия, ответ будет один: «Вы это делаете, потому что Венгрия – это пророссийская страна. Это [Владимир] Путин и [Виктор] Орбан вместе хотят отделить Закарпатье».

Только вместе получится чего-то добиться, тем более что это касается не только 150 тыс. венгров, но и 400 тыс. румын и молдаван. Немногим меньше, чем венгров, число поляков, проживающих на Украине. Многим это затруднит жизнь, и исчезнут эти нацменьшинства, если исчезнут языки.

- Какие варианты рассматриваются для разрешения конфликта?

- Пишут, что [Петр] Порошенко не подпишет этот закон еще год, хотя, мне кажется, что невозможно его дольше задерживать. Я не знаю, есть ли у него внутриполитическое пространство для маневра по этому вопросу. Другой вариант – из этого закона изымают языки Евросоюза. Тогда Венгрию он не затронет, но это тоже дискриминация: что будет с другими нацменьшинствами, которые не в Евросоюзе?

Есть третий вариант, более политический. Новый закон не касается крымских татар, потому что Украина определила их как коренное население. А венгры не коренные? Тысячу лет там живут. Тем не менее, если все будут определены как коренные меньшинства, тогда закон их тоже не коснется, но тогда он потеряет смысл, так как единственной целью его будет запрет русского языка.

- Как Запад отреагировал на новый закон?

- Обычно Запад не реагирует на вопросы, касающиеся нацменьшинств. Мы привыкли, что Евросоюз к этим вопросам нечувствителен. Но в какой-то группе в Евросоюзе уже начали изучать, что это за закон. Официальных заявлений не было, но он рассматривается. Американское посольство в Киеве одобрило новый закон об образовании.

- Украина сама как-то пытается решить возникшее противоречие?

- Чувствуется, что в дипломатических кругах Украины уже начали пытаться объяснить то, что необъяснимо, искать пути, как, сохранив лицо, выйти из этого тупика. Поссориться одновременно с Венгрией, Болгарией, Румынией, Польшей не в их интересах.

В последние два года уже обостряются польско-украинские отношения. Политически Варшава поддерживает Киев, но когда речь заходит об образовании, нацменьшинствах, историческом прошлом, начинаются споры.

Раньше невозможно было представить высказывание со стороны Польши, что с Бандерой Украину не ждут в Европе (об этом в феврале 2017 г. заявил лидер правящей в Польше партии «Закон и справедливость» Ярослав Качиньский – прим. «ЕЭ»). Качиньский и раньше критиковал Украину, но не так. В интересах Киева наладить отношения и не поссориться с западными соседями. В Венгрии есть надежда, что они придумают что-то, чтобы выйти из этого тупика. Что будет с другими нацменьшинствами – это еще вопрос.

Беседовала Юлия Рулева

Источник – Евразия.Эксперт

Украина. Венгрия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 21 сентября 2017 > № 2318259 Габор Штир


Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 1 сентября 2017 > № 2293472 Габор Штир

Газ, АЭС и санкции. Венгерский эксперт – о том, что стоит за встречей Путина и Орбана

28 августа президент России Владимир Путин посетил Венгрию с однодневным визитом и встретился с венгерским премьер-министром Виктором Орбаном. Официальным поводом для визита стала церемония открытия 31-го Чемпионата мира по дзюдо. Однако эксперты строят версии о реальных мотивах российского лидера, посещающего Венгрию уже второй раз за полгода. Среди них есть и предположение о том, что Москва таким образом пытается наладить отношения с Брюсселем через Будапешт. Действительно ли это так? С чем российский президент приезжал в Венгрию? Об этом в интервью корреспонденту «Евразия.Эксперт» рассказал венгерский политолог Габор Штир, заведующий отделом внешней политики ведущей венгерской газеты Magyar Nemzet.

- Господин Штир, каковы итоги визита президента России Владимира Путина в Венгрию?

- В этом году в феврале Путин уже был в Будапеште. Тогда было мало нового. В этот раз был повод – Чемпионат мира по дзюдо. И Путин, как почетный президент Международной федерации дзюдо, использовал эту возможность, чтобы приехать.

Пресса мало знает о том, что обсуждали стороны. Но Путин, выступая перед журналистами, несколько раз повторил, что ничего нового в двусторонних отношениях нет. Стороны подвели итоги, отметили, что отношения развиваются, несмотря на санкции и контрсанкции.

После 2014 г. объем товарооборота снизился приблизительно на 50%, и Россия в венгерском списке [торговых партнеров] упала с третьего места на десятое. Поэтому нам есть, о чем говорить и что делать. В этом году (в январе-мае) уже на 30% вырос товарооборот, венгерский экспорт повысился на 34%. Конечно, это невысокий уровень, и надо развивать отношения дальше.

Главным проектом, безусловно, является строительство АЭС «Пакш», которое дает большие возможности в укреплении взаимоотношений во всех сферах. Кроме «Пакша» мало что делается. Проект потребует €12 млрд. Путин снова повторил прессе, что Россия готова предоставить Венгрии кредит на €10 млрд, но если потребуется, сможет дать кредит на все €12 млрд. Пока Венгрия не дала ответ, хватит ли €10 млрд или потребуется €12 млрд.

В энергетическом секторе обсуждались газовые контракты после 2021 г., отношение Венгрии к «Северному потоку», что будет после 2019 г., когда закончится транзит газа через Украину. Говорили также о строительстве «Турецкого потока» через Сербию в Венгрию. По нему в Венгрию будет прибывать 10 млрд куб. м газа в год, и далее через Венгрию он пойдет в Австрию.

Таковы основные итоги встречи, но я думаю, что важнее сам факт визита. Обе стороны использовали повод Чемпионата мира по дзюдо для своих целей. Россия показала, что санкционная политика Запада не работает, и в Европе есть разные мнения относительно сотрудничества с ней. Венгрия в данном случае – это хороший пример для того, чтобы продемонстрировать другое мышление в Европе.

Орбан тоже может показать встречами с Путиным, что он весомый политик в Евросоюзе. Это может быть как плюсом, так и минусом. К тем идеям, о которых Орбан в последнее время говорит, разное отношение: западные элиты относятся к ним негативно, западное общество – позитивно.

Как всегда в последнее время в связи с визитом Путина венгерская пресса и оппозиция кричала, что Венгрия потеряет суверенитет, спрашивала, почему так мало известно об их встрече и «Пакше».

Я думаю, что, как и в Соединенных Штатах, российская тематика станет сюжетом предвыборной кампании (весной следующего года в Венгрии будут парламентские выборы). Но я уверен, что Орбан выиграет.

Еще о «Пакше» очень важно то, что строительство опаздывает на 22 месяца – не было уверенности, что Евросоюз даст «зеленый свет». Весной дали, поэтому сейчас необходимо ускорить процесс. Идет подготовка к строительству, и с начала следующего года начнется стройка, прибудут российские эксперты.

- Весной Еврокомиссия одобрила схему финансирования строительства новых реакторов АЭС «Пакш». Могла ли она этому воспрепятствовать и почему этого не сделала?

- Еще полтора-два года назад многие боялись (или надеялись – в зависимости от отношения к строительству АЭС), что Еврокомиссия не даст согласия на этот проект. Я думаю, что она изменила свою позицию в отношении «Пакша» по нескольким причинам.

Во-первых, юридически сложно было бы препятствовать строительству, потому что русские с помощью немецких лоббистов очень грамотно подготовили и пролоббировали этот проект. Сам Гюнтер Эттингер, бывший европейский комиссар по энергетике, поддержал его. Во-вторых, Германия поняла, что тоже может получить прибыль с этого проекта – поставить турбины Siemens, например, или другое оборудование.

Третья причина – это негативное отношение к Венгрии в последнее время со стороны Евросоюза. Некоторые эксперты говорят, что если будет двухскоростная Европа, то Венгрия окажется во второй скорости, не в ядре. Многие в Евросоюзе думают, что не надо ссориться, пусть Венгрия делает, что хочет.

- Виктор Орбан не раз открыто выступал против санкций Запада в отношении России. Сталкивается ли Венгрия с давлением со стороны Евросоюза из-за этой позиции?

- Уже не сталкивается. Все уже привыкли, что Венгрия часто выступает против, не только в связи с санкциями. Орбан и венгерское правительство сильно критикует сегодняшнюю структуру Евросоюза, говорят, что санкции против России неэффективны и контрпродуктивны, что Евросоюз должен сотрудничать с Россией и таким образом усиливать свою конкурентоспособность. Так думает не только Венгрия. Италия, Греция, Австрия, Словакия говорят то же самое, продолжают держать эту тему живой. Но когда надо голосовать, все голосуют за продление санкций. Я думаю, что пока никто не будет голосовать против.

- Что должно произойти, чтобы проголосовали? Голосование будет зависеть от позиции Германии?

- Да. Для Венгрии было бы контрпродуктивно голосовать против, потому что венгерский ВВП растет, в этом году ожидается рост на 3%. Из них мультинациональные компании (в основном, немецкие) дают 1%, и еще 1% – это европейские деньги. Если экономика растет только на 1%, то это стагнация. Поэтому венгерская экономика почувствовала бы отсутствие европейских денег.

Мы критикуем Евросоюз, и эта критика обоснована, потому что он очень бюрократический и тяжело работает. Это недовольство есть почти во всех странах, не только в Венгрии.

Кроме того, антибрюсельская риторика Орбана важна и для внутреннего пользования. Венгерская политика построена так, что мы всегда ищем какого-то врага: Евросоюз, мигранты, [финансист Джордж] Сорос. В этом есть политическая технология, которая помогает сплотить ядро.

Однако, несмотря на то, что риторика Орбана антизападная, он никогда не говорил, что Венгрия не должна быть в евроатлантической коалиции. По многим вопросам у нас разные мнения, в том числе и в отношениях с Востоком. Но выходить из Евросоюза Венгрия не будет – для нас выгодно быть его членом. Большинство венгерского населения (около 60%) поддерживает членство в Евросоюзе.

- В июне этого года Венгрия и Беларусь заключили соглашение о сотрудничестве. Как Вы оцените венгерско-белорусские отношения? Как в целом развивается сотрудничество на восточном направлении?

- С Беларусью Венгрия поддерживает хорошие отношения, но в экономике этого не видно. Иногда министры иностранных дел встречаются друг с другом, но реальных результатов на практике нет. А с Китаем уже кое-что есть. Китай, например, дает кредит на то, чтобы между Белградом и Будапештом модернизировать железную дорогу. С китайцами много чего хотели делать, но они так просто деньги не дают. Но кредит для нас – это тоже хорошо. Я думаю, что Китай – это приоритетный партнер.

В двусторонних отношениях России и Венгрии тоже есть возможности. В феврале, например, Египетские железные дороги объявили тендер на закупку 700 вагонов. Российская компания вместе с венгерской идут на этот тендер. Пока неясно, что будет, но идея хорошая.

- Сотрудничество с Евразийским экономическим союзом пока тоже незначительное?

- Да. В целом о Евразийском союзе мало говорится. В основном говорим отдельно о России и Казахстане. Но и там тоже нет широкого сотрудничества. Казахстан – это стратегический партнер Венгрии, но из Вышеградских стран (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия – прим. «ЕЭ») наименьший товарооборот с Казахстаном именно у Венгрии. Риторика и стремление есть, но они медленно реализуются на практике. Об этом стоило бы думать вместе, но инициатива должна исходить и от этих стран тоже.

- Вернемся к встрече Владимира Путина и Виктора Орбана. Часть наблюдателей вновь предположили, что Москва пытается повлиять на Брюссель через Будапешт. Так ли это?

- Это серьезно? Не надо преувеличивать влияние Венгрии в Евросоюзе. У Будапешта и Брюсселя сейчас напряженные отношения. России в долгосрочной и среднесрочной перспективе это было бы выгодно, если бы у Венгрии была хорошая позиция внутри Евросоюза. Венгрия может поднять вопрос о санкциях, но не больше. Если эти идеи внутри Евросоюза когда-то будут сильнее, тогда это будет хорошее капиталовложение в Венгрию. Но сейчас между Будапештом и Брюсселем не такие хорошие отношения, и пока у Орбана, на мой взгляд, нет сил для этого.

Беседовала Юлия Рулева

Источник – Евразия.Эксперт

Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 1 сентября 2017 > № 2293472 Габор Штир


Казахстан. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > kapital.kz, 12 августа 2017 > № 2271864

Венгерские бизнесмены готовы создать в ЮКО совместные предприятия

За первое полугодие 2017 года товарооборот между Венгрией и Казахстаном составил 1 млн. долларов

Аким Южно-Казахстанской области Жансеит Туймебаев принял венгерскую делегацию, в состав которой вошли Шандор Ковач, председатель Мажилиса Яс-Надькун-Сольнок, генеральный консул Венгрии в Алматы Ференц Блауманн и почетный консул Республики Казахстан в Венгрии Ласло Хорват. Об этом сообщает пресс-служба акимата ЮКО.

В ходе встречи стороны обсудили вопросы развития торгово-экономических, социально-гуманитарных и культурных связей. Так же, глава региона рассказал иностранным гостям об основных показателях социально-экономического развития Южно-Казахстанской области и о предоставляемых льготах иностранным инвесторам.

«Южно-Казахстанская область — аграрный регион. Ежегодно производится около 300 тысяч тонн хлопка. Сфера сельского хозяйства является приоритетной. В области выращивают плодово-ягодные, овощные и бахчевые культуры. Кроме того, с каждым годом улучшается индустриальный потенциал региона. На сегодняшний день в области работают 11 индустриальных и 1 специальная экономическая зона. Указанные зоны полностью обеспечены инфраструктурой, и для иностранных инвесторов предусмотрены льготы», — сказал Туймебаев.

В свою очередь гости из Венгерской Республики выразили уверенность в дальнейшем развитии отношений между двумя странами. Представители делегации выразили твердое намерение тесно сотрудничать в области сельского хозяйства, а также наращивания культурно-гуманитарных и торгово-экономических отношений.

«Венгрия — важный торгово-экономический партнер Казахстана. Между двумя странами активно работают Казахстанско-Венгерский стратегический совет, межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству, Деловой совет, а также совместный фонд по инвестициям. Используя эти возможности, мы намерены создать совместные предприятия в Южно-Казахстанской области. Безусловно — эти шаги поспособствуют развитию дальнейших отношений между двумя странами», — сказал генеральный консул Венгрии Ференц Блауманн.

Стоит отметить, что с каждым годом нарастает взаимосвязь между двумя странами. За первое полугодие 2017 года товарооборот между Венгрией и Казахстаном составил 1 млн. долларов США.

Напомним, 28 января 2017 года состоялся визит государственного секретаря министерства внешних экономических связей и иностранных дел Венгрии Микола Иштвана и посла Венгрии в РК Андраша Барани. По итогам данного визита открыто Почетное Консульство Венгрии в Шымкент. Почетным консулом был назначен К.Молдасеитов.

Казахстан. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > kapital.kz, 12 августа 2017 > № 2271864


Венгрия > Транспорт > interfax.com.ua, 19 июля 2017 > № 2251945

Авиакомпания Wizz Air (Венгрия), крупнейшая лоу-кост-авиакомпания в Центральной и Восточной Европе, с 29 октября 2017года не будет взимать с пассажиров дополнительную плату за провоз большого предмета ручной клади в кабине самолета на всех рейсах, сообщается в пресс-релизе компании.

"Пассажиры смогут брать с собой на борт один предмет ручной клади размером 55x40x23 см. Стоимость его провоза включена в стоимость билета. Это соответствует 50%-му увеличению объемов багажа, провозимого бесплатно, по сравнению с предыдущими размерами", - отмечается в сообщении.

Согласно ему, пассажиры, путешествующие в день или после 29 октября 2017 года, которые уже заплатили за провоз ручной клади непосредственно через каналы Wizz Air, получат возмещение в размере 120% оплаченной суммы на свои WIZZ счета.

Как сообщалось, Wizz Air объявила об удвоении операционной деятельности в Украине в 2018 году.

Она добавит третий самолет Airbus A320 на свою киевскую базу в аэропорту "Киев" (Жуляны) с апреля 2018 года. Начиная с 19 апреля 2018 года, новый авиалайнер будет обеспечивать перелеты по двум новым маршрутам из Киева в Таллин и Лиссабон. Рейс Киев - Лиссабон станет единственным прямым сообщением между двумя столицами.

На сегодня Wizz Air предлагает своим пассажирам 21 лоу-кост-маршрут в восемь стран из аэропортов Львова и Киева.

Wizz Air, предлагает рейсы более чем по 500 маршрутам с 28 баз, соединяя 141 направление в 42 странах. Флот авиакомпании состоит из 83 самолетов Airbus A320 и A321.

Венгрия > Транспорт > interfax.com.ua, 19 июля 2017 > № 2251945


Австрия. Бразилия. Венгрия. Весь мир. СЗФО > Электроэнергетика. Экология > energyland.infо, 14 июля 2017 > № 2242269

Большая делегация из 42 постоянных представителей зарубежных стран при международных организациях в Вене на этой неделе посетила Санкт-Петербург для ознакомления с передовыми российскими технологиями в области ядерной энергетики.

Послы посетили ООО «Балтийский завод – Судостроение», где осмотрели плавучий энергоблок «Академик Ломоносов» (предназначен для обеспечения электроэнергией порта Певек и предприятий Чукотки) и сооружаемый атомный ледокол нового поколения. Также они посетили действующую Ленинградскую АЭС и строящуюся Ленинградскую АЭС-2 (г. Сосновый Бор Ленинградской обл.), где Росатом готовит к физическому пуску второй в мире энергоблок поколения «3+» ВВЭР-1200, отвечающий всем «постфукусимским» требованиям безопасности.

Мероприятие организовано по приглашению России как ведущего участника Международного агентства по атомной энергии и члена совета управляющих МАГАТЭ. С 2013 года это пятый по счету визит по линии постоянного представительства РФ при МАГАТЭ и рекордный по числу участников. В составе делегации - дипломаты и ядерные эксперты из Австрии, Бразилии, Венгрии, Иордании, Китая, Панамы, Перу, Сингапура, Судана, Тайланда, Швейцарии, ЮАР и других стран.

«Важнейший вопрос, который вошел в повестку визита, – это связь атомной энергетики с экологией. Станция расположена в одном из самых чистых мест Ленинградской области и наглядно демонстрирует, что атомная энергетика является «зеленой». На АЭС наши гости получили глубокие ответы на все вопросы, касающиеся безопасности, и понимают, что российские станции – пожалуй, самые, безопасные в мире», - отметил Владимир Воронков, постоянный представитель России при международных организациях в Вене.

«Я хотела бы поблагодарить Росатом за эту поездку и прекрасный опыт, который мы получили во время тура на Ленинградскую АЭС. Мы увидели, как функционирует атомная станция, и узнали, какие инвестиции вкладываются в эту сферу. Основываясь на том, что мы увидели, могу сказать, что атомная станция демонстрирует высокий уровень безопасности, и это очень важно. Я хотела бы отметить еще один момент – усилия по информированию населения, общества, заинтересованных сторон. Я считаю очень важным, что Росатом выбрал такую стратегию, чтобы его деятельность была понятна местному населению, всем тем, кто живет вокруг атомной станции», - сказала Паулина Мария Франчески Наварро, посол Панамы при международных организациях в Вене.

«Это моя третья поездка из пяти, организованных Росатомом для послов в Вене. Должен сказать, что в каждой из этих поездок мы получаем огромные впечатления от тех новых технологий и разработок, которые нам представляют. В этот раз самыми главными темами технического тура стали вопросы безопасности, и в этот раз благодаря полученной информации мы убедились не только в безопасности ядерных технологий самих по себе, но и в безопасности технологий, предлагаемых именно Росатомом. Мы все более и более убеждаемся в ценности ядерных технологий, и это в свою очередь позволяет нам проводить информационную работу среди нашего населения, имея на руках цифры и информацию о технических характеристиках атомных энергоблоков и уровне их безопасности, которую нам предоставили здесь. Мы можем предоставить нашему населению не только информацию, подтверждающую привлекательность атомной энергетики, но и рассказать о том, что вовлеченность в использование этих технологий может приносить хорошие плоды для окружающей среды», - сказал Хуссан аль-Хуссейни, посол Иордании при международных организациях в Вене.

Австрия. Бразилия. Венгрия. Весь мир. СЗФО > Электроэнергетика. Экология > energyland.infо, 14 июля 2017 > № 2242269


Венгрия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 13 июля 2017 > № 2341813

Венгерская компания будет выращивать в Татарстане посадочные материалы.

Министр сельского хозяйства РТ Марат Ахметов, гендиректор ГУП «РАЦИН» Асхат Шарапов и директор компании MKSZN Золтан Кастовский провели переговоры на тему запуска в Татарстане производства венгерской компании.

Совместное предприятие будет организовано на базе ООО «Лаишевский питомник» в Лаишевском муниципальном районе Татарстана. «Реализация проекта позволит обеспечить сельхозтоваропроизводителей республики и других регионов страны качественным посадочным материалом. Ожидается, что MKSZN предоставит полный технологический трансфер и сопровождение проекта ведущими венгерскими специалистами», — передают в пресс-службе министерства сельского хозяйства.

«Татарстан считается животноводческой республикой, мы уделяли недостаточное внимание выращиванию овощных и плодово-ягодных культур, – сказал в ходе переговоров Ахметов. – Несмотря на это, у нас большой рынок для сбыта продукции. Отрадно, что благодаря данному соглашению мы сможем развиваться и в этом направлении».

Венгрия. ПФО > Агропром > agronews.ru, 13 июля 2017 > № 2341813


Казахстан. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 1 июня 2017 > № 2196011 Андраш Барани

Андраш БАРАНИ: «Мы – кочевой народ Европы…»

Европейский лоукостер впервые открывает рейсы в Казахстан. С 8 июня дважды в неделю, по четвергам и воскресеньям, авиакомпания Wizz Air приступает к осуществлению прямых авиарейсов по маршруту Астана – Будапешт – Астана. В беседе с нашим корреспондентом Чрезвычайный и Полномочный Посол Венгрии в РК Андраш Барани проинформировал читателей о работе по дальнейшему развитию партнерских отношений между двумя дружескими странами, ответив на интересующие вопросы.

Айгуль БЕЙСЕНОВА

Несмотря на географическую отдаленность, РК занимает третью позицию по товарообороту Венгрии со странами СНГ. Среди стран Восточной Европы Венгрия является одним из ключевых экономических партнеров Казахстана.

– Со дня установления дипломатических отношений между Казахстаном и Венгрией в этом году исполняется 25 лет. Что, на ваш взгляд, является стратегическими моментами в отношениях между нашими странами?

– В 1992 году Венгрия стала одним из первых государств, признавших независимость Казахстана, а в 1993 году именно в Будапеште было открыто ваше первое дипломатическое представительство в Центральной и Восточной Европе. Казахстан – официальный стратегический партнер Венгрии в Центральной Азии. За четверть века партнерства активно развились торгово-экономические связи, успешно реализован ряд совместных торгово-экономических проектов, создан совместный сельскохозяйственный фонд прямых инвестиций, открыт Торговый дом Венгрии в Астане.

В число крупных инвесторов в вашу экономику входит венгерская нефтегазовая компания «MOL». Можно с уверенностью сказать, что наше стратегическое партнерство будет и далее укрепляться на благо народов двух стран. Венгрия планирует принять участие в выставке ЭКСПО-2017, более того мы были в числе первых, кто подтвердил свое участие. Как и положено стратегическим партнерам, мы всячески поддерживаем такие мероприятия и стремимся к развитию сотрудничества. Активно идет декоративное оформление основных элементов нашего павильона – это «Дерево жизни – Байтерек», символ, присущий и казахской и венгерской мифологии.

– Как по-вашему отразится открытие прямых авиасообщений на двусторонних связях?

– С 8 июня текущего года Астану и Будапешт будет разделять всего пять часов перелета. Столицы двух стратегических партнеров стали еще ближе, что безусловно благоприятно отразится на двустороннем товарообороте и взаимовизитах. Думается, что с открытием прямого рейса возникнет большой спрос на новый маршрут, потому как наши народы любят путешествовать, казахстанцы часто летают в Европу, а через Будапешт можно проехать по многим маршрутам, как в Европе, так и за ее пределами. Билеты на рейсы Астана – Будапешт приобретаются на сайте wizzair.com.

Венгерский народ испытывает большой интерес к Казахстану. После объявления об официальном открытии прямого рейса у меня разрывался телефон, звонили знакомые, друзья с просьбой помочь им с размещением, и думаю, что открытие рейса послужит хорошей возможностью для венгров посетить ЭКСПО-2017. С запуском прямого рейса однозначно увеличится число туристов в обоих направлениях.

– В каких сферах бизнеса и экономики имеются наибольшие перспективы двустороннего сотрудничества?

– На сегодняшний день у нас 160 СП. Эти цифры могут быть зарегистрированными, но спящими, ожидающими пробуждения. Есть несколько действующих предприятий, венгерская нефтегазовая компания «MOL» вложила в казахстанскую экономику около $200 млн. Мы очень заинтересованы в создании совместных предприятий на базе венгерских технологий. У нас хорошо развито сельское хозяйство, машиностроение, пищевая промышленность, логистика и другие сферы.

«КазАгро» и «Aton Invest» заключили меморандум о сотрудничестве. Проект направлен на развитие животноводства и птицеводства, а также модернизацию сельского хозяйства и смежных отраслей перерабатывающей промышленности РК. У нас очень сильный сектор экономики в медицинском оборудовании и фармацевтике. По данным венгерского Статистического комитета, наш товарооборот вырос на 16% и составляет $188 млн. Можно сказать, что товарооборот вернулся к докризисному показателю. Показатели первого квартала 2017 г. по сравнению с 2016 г. возросли на 40%. Думаю, что к концу года эта цифра достигнет $200 млн. Если использовать статистические понятия, то 80% ввоза в Казахстан это так называемая переработанная продукция, а если говорить о казахстанском экспорте в Венгрию, то 95% – это нефтегазовая продукция.

– Наступает туристический сезон, знаю, что у вас есть чудесное озеро Балатон, которое называют венгерским морем. А большинство наших туристов предпочитает именно пляжный отдых, каков поток туристов из Казахстана в Венгрию?

– Если исходить из визовых данных, то число выезжавших за прошлый год составило 2125 человек. Учитывая суровые казахстанские зимы, особенно в северных регионах, прогреваться в наших термальных источниках можно круглый год. В Венгрии мягкий климат, а Будапешт – признанный центр термальных вод. Во всей Европе нет такой столицы, где бы около 100 термальных источников различного минерального состава были сосредоточены в одном месте. Зимы в Будапеште мягкие, работает масса купален, большинство из которых целебные. Приезжая на рождественские праздники, первым делом мы с семьей идем прогреваться, поэтому для туристической поездки время года не имеет значения.

– Имеется ли статистика по медицинскому туризму?

– Статистические данные я пока не готов озвучить, но лечебный туризм очень популярен. К нам съезжаются туристы со всего мира для лечения опорно-двигательного аппарата, суставов и других заболеваний. Около 80 % территории страны может похвастаться наличием полезнейших минеральных лечебных вод.

– Много было сказано об общности наших исторических корней, что вы думаете по этому поводу?

– Наш премьер-министр часто повторяет нам с экранов: «Не забывайте, что вы полуазиатский народ!» Мы с гордостью говорим о том, что мы – кочевой народ Европы, который докочевал до Европы верхом на лошади. Возможно, в нашей кухне нет столько конины, как в казахской. Но все еще сохранилась конская колбаса. Но это не казы, здесь совсем иная технология приготовления, мясо пропускается через мясорубку с добавлением различных приправ и специй. На рождественской ярмарке конская колбаса пользуется большим спросом.

Как мы знаем из истории, в XIII столетии несколько кыпчакских племен под предводительством хана Котяна, спасаясь от монгольского нашествия, попросили убежища у венгерского короля Белы IV. Он оказал им поддержку, и до сих пор в двух центральных областях Венгрии, которые так и называются Большая и Малая Кумания, проживают около 350 тыс. потомков кыпчаков, которые сохраняют свою идентичность. Почетным председателем Союза кыпчаков Венгрии является наш министр национальной экономики. Он родом из города Карцаг, а министр сельского хозяйства Венгрии тоже из этих мест. То есть, двое из восьми министров имеют кыпчакские корни. Я имею честь довольно часто встречать их в Казахстане, тем более что наш министр экономики по совместительству является сопредседателем венгерско-казахстанской межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству.

Для венгерских кыпчаков Казахстан был и остается прародиной. Более того, в венгерском языке сохранилось более 300 тюркских слов, которые были переняты венграми еще до Османского периода. Более 150 лет мы находились под Османской империей и оттуда также позаимствовали множество тюркских слов.

– Каковы ваши успехи в изучении казахского языка?

– Должен признаться, что получил три урока казахского языка, потом не хватало времени, но я очень загорелся. В отличие от индоевропейских языков, финно-угорские и тюркские языки имеют общую урало-алтайскую основу. Приведу несколько примеров схожести венгерского языка с казахским: у венгерского языка нет мужского, женского или среднего рода, у нас гендерное равноправие, по крайней мере, языковое. Как и в казахском языке, нет предлогов, агглютинативный язык. И думаю, казахам будет легко изучать венгерский язык, так же, как и венграм казахский. Имея логику построения предложений, слушая радио, мне всегда интересно улавливать знакомые слова, понимая какую-то суть сказанного.

– У вас хороший русский, сколько иностранных языков вы знаете?

– Я учился в русской школе еще в советские времена, так что ничего удивительного. На основе одного славянского языка не так уж и сложно освоить другие, поэтому знаю около 5-6 славянских языков, английский, начал изучать румынский. Надеюсь, что через некоторое время смогу похвастаться знанием казахского языка.

– Была информация, что вузы Венгрии с этого года увеличили число грантов для казахстанских студентов.

– Да, правительство Венгрии по образовательной программе Stipendium Hungaricum планирует выделить 200 стипендий на 2017-2018 учебный год для казахстанских студентов. Эта программа предполагает бесплатное высшее образование для иностранных студентов в ведущих вузах Будапешта и других городах страны по бакалавриату, магистратуре, аспирантуре и стажировкам.

Согласно требованию венгерской стороны, претенденты должны иметь сертификат на знание английского языка с уровнем не ниже IELTS, а также высокую академическую успеваемость. Молодежь также может проходить языковую подготовку на венгерском языке, что вполне реально, и продолжать обучение уже на венгерском. Любой новый язык открывает новый мир и новые возможности, и наша задача распространить эту информацию, потому что многие, возможно, просто еще не знают об этой образовательной программе. Наши вузы считаются очень престижными и популярными.

К примеру, 70% врачей Норвегии получили профессию в Венгрии. Я имел честь закончить юридический университет. У нас очень популярны экономические и аграрные университеты. Из 14 венгерских лауреатов Нобелевской премии большинство обучалось в Будапештском Политехническом университете. Поэтому выбор специальностей очень широкий, а обучение качественное.

– В Будапеште теперь есть новая улица «Астана»?

– Да, на этой улице установлен памятник Абаю, и это был первый памятник за пределами РК. В Государственной библиотеке Будапешта находится казахский уголок культуры. В рамках сотрудничества с международной тюркской Академией недавно вышел сборник венгерских сказок и легенд в переводе с венгерского на казахский.

С 26 по 30 мая прошел фестиваль венгерских фильмов, на встречу с казахстанскими зрителями приехал венгерский режиссер Дердь Пальфи. В Астане, Алматы и Шымкенте прошла презентация книги Иштвана Мандоки «Пришельцы с Востока» на английском и венгерском языках и был показан документальный фильм режиссера Шомфаи Кара Давида «О жизни и работе ученого-тюрколога Иштвана Коныра Мандоки». Одна из школ Алматы названа его именем, где нами были организованы курсы венгерского языка, там же расположен музей Мандоки.

Известно, что Иштван Мандоки был женат на казашке Онгайше Максумкызы, которая сейчас вместе с сыном живет в Будапеште и продолжает дело своего мужа, возглавляет «Общество венгерско-казахской дружбы». Мероприятия прошли в рамках 25-летия со дня смерти ученого. Нам очень приятно, что казахстанцы высоко ценят и чтут память нашего земляка, который своей деятельностью поддерживал духовные и культурные связи наших народов.

Казахстан. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 1 июня 2017 > № 2196011 Андраш Барани


Венгрия. Россия > СМИ, ИТ > kurier.lt, 8 мая 2017 > № 2178324 Денис Мацуев

О МУЗЫКАНТАХ, МУЗЕ И МАГИИ

Перед концертом в Будапеште Денис МАЦУЕВ дал интервью Матэ УРУ.

Денис, когда вы решили стать пианистом?

С самого раннего возраста я любил выступать. Играл с 6 лет концерты в филармонии в Иркутске. Это было то место, где мне очень нравилось бывать, но о профессии тогда не задумывался, потому что страсть к футболу была сильнее. Тогда не знал, чем буду заниматься, просто не думал об этом. Когда я переехал в Москву в 15-летнем возрасте, начались концерты, затем, когда Фонд начал подключать меня к большим гастролям по всему миру, понял, что хочу заниматься концертированием долгое время.

Как складывалась ваша карьера музыканта и каково ваше отношение к русской пианистической школе?

Слово «карьера» мне не очень нравится, потому что карьера связана с работой, с каким-то заработком. Известность, может быть, кому-то и нравится, но так совпало, что для меня работа - удовольствие и счастье. Я выступаю по 240 раз в сезон по всему миру, с самыми выдающимися дирижерами и оркестрами во всех залах, и для меня это настоящее счастье. Моей мечтой было выступать на сцене как можно больше. Здесь я хорошо себя чувствую, концерты меня «лечат».

Такое количество концертов объясняется еще и тем, что я не умею говорить слово «нет». Если меня приглашают, я всегда стараюсь прилететь и выступить (если только у меня имеется техническая и физическая возможность добраться до того или иного места, будь то Токио, Нью-Йорк или Рио-де-Жанейро).

Что же касается русской фортепианной школы, то существует множество мнений. Кто-то говорит, что школа не имеет национальности, я думаю, что это неправда, потому что русская, советская пианистическая школа существует, просто она была сконцентрирована в одном месте - Советском Союзе, а потом она разбрелась по разным странам и перемешалась с другими школами, и я считаю, что это хорошо. Но тем не менее вопреки всему в самых отдаленных регионах, в самых маленьких городах, даже деревнях, поселках рождаются фантастические таланты. Без всяких традиций, просто рождается ребенок, который обладает фантастическим талантом. Таких детей каждый год у нас появляются десятки и сотни. Я имею в виду не просто талантливого человека, а гениального, который в своем возрасте подает огромные надежды. Думаю, это традиция, и не знаю, на каком генном уровне она заложена, но тем не менее такое происходит, и не только у нас, а в Китае, Корее... Что тоже парадокс. Они очень четко работали в этом направлении. Сначала приезжали к нам учиться, а потом поняли, что выгоднее забирать педагогов. Это действительно большая проблема для России, что педагоги у нас получают небольшие деньги, а, скажем, в Корее или Китае они зарабатывают в несколько раз больше. Я думаю, что русская фортепианная школа дала толчок рождению новой китайской и корейской школы. Посмотрите, сколько замечательных молодых музыкантов появилось в этих странах. Я думаю, что русская музыкальная школа способствовала этому очень серьезно.

Скажите, кто вам ближе по манере выступления - Рихтер или Гилельс?

Существуют по сей день «фан-клубы», причем даже среди молодого поколения, которые чуть ли не воюют друг с другом. То же самое было со знаменитыми певцами - Козловским и Лемешевым в Большом театре. У каждого были свои поклонники. Знаете, я не буду здесь разделять, кто мне больше нравится, потому что каждый из них - выдающийся музыкант, и в моей жизни были периоды, когда я поклонялся одному, потом другому. В детстве и юношестве - Гилельсу, когда учил Третий концерт Рахманинова, или бетховенские сонаты, или Грига, а Рихтеру - чуть позже. Не могу разделить, кто из них мне ближе. Оба - абсолютно выдающиеся пианисты, но это не значит, что в русской фортепианной школе только эти два ореола. Они гении, но был еще целый ряд выдающихся пианистов, которых, к сожалению, совсем не знают на Западе. К примеру, сюда можно причислить Владимира Софроницкого. Существует и много других. Естественно, Владимир Горовиц. Поэтому я бы не говорил о национальности. Например, великий пианист - Ван Клиберн. Русская национальная школа - да! Она существует. Можно сказать, что русская школа существует и у китайского мальчика, и у корейской девочки, которые занимались у русского педагога. Это тоже русская фортепианная школа. Как в спорте, фигурном катании. Я думаю, что для молодых людей очень полезно впитывать в себя разные школы, брать мастер-классы, иметь возможность учиться у одного или другого педагога, я думаю, это только развивает молодые таланты.

Денис, когда вы впервые оказались в Будапеште?

Это был 1998 год, сразу после победы на Конкурсе Чайковского. Я приехал сюда по приглашению дирижера Рико Саккани. Он работал тогда с оперным оркестром, и мы в этом замечательном театре играли очень много программ, он сам пианист и прекрасно знает русский репертуар. Так что мы переиграли все концерты Рахманинова, все концерты Чайковского - Первый, Второй, Третий. Затем концерты Бетховена и прочее. У нас с будапештской публикой очень добрые отношения, и каждый раз, когда я сюда приезжаю, чувствую себя как дома. В общей сложности был раз 15. Играл и с Золтаном Кочишем, к сожалению, ушедшим из жизни. Потрясающий был музыкант, жалко, что ушла такая фигура. Для Венгрии это был один из выдающихся представителей венгерской музыкальной культуры. Он обожал русскую музыку, встречался с Рихтером неоднократно, он мне рассказывал об этом. Каждый приезд - это всегда была встреча с добрыми и близкими мне людьми. Я так называю будапештскую публику, которая сохранила свои традиции, потому что с первых секунд, когда я выхожу здесь на сцену, чувствую особую энергетику между сценой и залом.

Что вы представили на этот раз венгерской публике?

Если приезжаю в город уже не первый раз, то никогда не повторяюсь, всегда привожу только новую программу. Репертуар сегодняшнего вечера состоит наполовину из нового, наполовину из старого. 31-ю сонату Бетховена я в этом году только начал играть, долго шел к ней, «пристраивался». Мы «знакомились» долгое время, и на сцену я ее начал «выводить» только в этом году. Сейчас переиграл уже раз 30, поэтому в нашем романе с этим произведением мы находимся на пике наших отношений. Симфонические этюды Шумана я еще в ЦМШ учил, играл во время учебы у Алексея Наседкина, в целом 3 года. Мы с ним их учили в 1993 году. Действительно, Симфонические этюды - это симфонии для рояля.

То же самое, как и большая соната Чайковского, которую я выучил за рекордный срок в 3 недели. Но, в отличие от предыдущего, это произведение как концерт для фортепиано без оркестра. То же самое и 7-я соната Прокофьева, которую я сегодня буду исполнять. Настоящая трагедия в мажоре.

Второе отделение - русская музыка: Рахманинов, Чайковский и Прокофьев, одни из самых гениальных русских композиторов, хотя не только русских, а тех, кто создал «золотой репертуар» фортепиано. Этюды Рахманинова, прелюдии Рахманинова - это моя визитная карточка. Записал их на рояле Рахманинова в его имении в Швейцарии. Скоро выйдет пластинка, которую мы записали с Валерием Гергиевым - две двойки: два Рахманинова, два Прокофьева.

Как вам удается аккумулировать силы?

На этот вопрос точного ответа не существует, все очень непредсказуемо. Иногда приезжаешь в гениальном состоянии, выспавшийся, отдохнувший, с готовой программой, выступаешь на гениальном инструменте, зал с потрясающей акустикой, а выступление получается неудачное. А бывает так, что ты прилетишь после 12-часового перелета из Токио в Нью-Йорк, программу не повторил, в плохом душевном настрое, не выспался, смена часовых поясов, температурит, но ты выходишь на сцену, видишь полный зал народу и получается очень неплохой концерт. Предсказать заранее невозможно. Но у меня есть интуиция - как правило, мне достаточно посмотреть на заполненный зал за секунду до выхода, и он меня сразу вдохновляет.

А объяснить, откуда я черпаю силы, - так они, конечно, в самой музыке! Наверное, если говорить о повседневной жизни, то я очень люблю баню, сауну. Она потрясающе восстанавливает, полезна для мышц, для сухожилий, снимает стресс. Вдохновляет меня и озеро Байкал, самое глубокое озеро в мире и самое чистое - край, где я родился. Из него можно пить воду. У меня там проходит большой фестиваль «Звезды на Байкале», где побывали самые знаменитые музыканты. Он проходит каждый год в сентябре. Каждый музыкант, который туда приезжает, ныряет в Байкал. Я сначала иду в баню, а потом только ныряю в Байкал. Вода +8 градусов, очень холодно. Зато после этого невероятный прилив сил, потому что озеро обладает фантастической энергетикой. И я там бываю 2 раза в год и заряжаюсь на полгода.

А муза у вас есть?

Если говорить о живой музе, физической, то это моя супруга, балерина Большого театра, которая родила мне дочь в прошлом году - Анну Денисовну Мацуеву, ей 5 месяцев. И, конечно же, вся моя жизнь кардинально поменялась после этого события. Так что у меня теперь две музы - Екатерина и Анна. И, конечно, мои родители, герои нашего времени. Такие яркие представители интеллигенции, очень много сделавшие, чтобы талантливого ребенка сохранить и правильно развить. Словом, команда очень важна. С детства, когда я играл в футбол, у меня была своя команда. И сейчас у меня есть своя команда. Команда единомышленников, команда близких людей, которые работают со мной и дружат со мной. Мы делаем фестивали вместе, у меня 10 разных фестивалей и собственный фонд. Мы организуем два детских конкурса, и везде мне помогает команда. Настоящая, вдохновляющая, воодушевляющая, заряжающая. Самое важное для меня - чувство близких мне людей рядом в этом сумасшедшем ритме жизни. Но самая главная муза - это сцена, обладающая магическим действием. На ней случаются абсолютно фантастические, мистические и сказочные вещи. Я очень рад, что сегодня публика будет не только в зале, но и на сцене, что я очень люблю. Часто, когда раскупают все билеты в кассах, прошу организаторов поставить стулья на сцене. Делаю такое очень часто в разных странах мира, но начал в России. Приходят студенты или учащиеся школ, которые не могут позволить себе купить билет. От них исходит особая энергетика, а я получаю от этого огромный прилив энергии. Эмиль Гилельс делал так, на его концертах всегда на сцене сидела публика...

Спасибо, Денис, что смогли уделить мне время. Желаю особой венгерской энергетики на концерте!

Матэ УР

Венгрия. Россия > СМИ, ИТ > kurier.lt, 8 мая 2017 > № 2178324 Денис Мацуев


США. Польша. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > inosmi.ru, 16 апреля 2017 > № 2141823

Джордж Сорос — пугало демократур

Американский финансист венгерского происхождения оказался под прицелом авторитарных государств за продвижение «открытых обществ» через свой фонд.

Эстель Патте (Estelle Pattée), Liberation, Франция

Джордж Сорос стал главным врагом Виктора Орбана. В последнее время венгерский премьер обрушивается с новыми нападками на американского миллиардера. 4 апреля парламент принял закон о том, что неевропейские университеты не могут выдавать венгерский диплом без предварительной договоренности с правительством. Кроме того, им придется подтвердить, что они ведут деятельность и на территории собственной страны. Закон направлен непосредственно против Центрально-Европейского университета, который расположен в Будапеште и был основан Соросом в 1991 году. «ЦЕУ мошенничал с дипломами. Если ты миллиардер, это не значит, что ты выше закона», — заявил глава правительства, породив тем самым небывалую волну протестов.

Три дня спустя партия Орбана «Фидеш» внесла еще один законопроект, который обязывает НКО декларировать иностранное финансирование при объеме более 23 тысяч евро в год. Имена спонсоров будут указаны на общедоступном сайте. Такая мера напоминает закон об «иностранных агентах» в России 2012 года и вступивший в силу в Китае 1 января регламент о деятельности иностранных НКО. «Путин стал первопроходцем: Орбан идет по его стопам и пользуется похожей схемой», — отмечает Жак Рюпник (Jacques Rupnik), эксперт по Центральной Европе и старший научный сотрудник Парижского института политических исследований. В черный список, понятное дело, попал фонд «Открытое общество» Сороса, чей бюджет составил в 2017 году 940,7 миллиона долларов. В 2016 году он выделил венгерским НКО порядка 3,6 миллиона долларов.

Орбан больше даже не пытается скрывать отвращение к 86-летнему филантропу. В выступлении о положении дел в Венгрии 10 февраля он раскритиковал «трансграничную империю Джорджа Сороса с его колоссальным состоянием и тяжелой международной артиллерией», а также обвинил его организации в «неустанной работе по транспортировке мигрантов в Европу сотнями тысяч».

Так, кто же такой Джордж Сорос? «Архитектор хаоса», — писал прокремлевский сайт Sputnik в 2005 году. «Психопат из психопатов», — утверждал RT в 2016 году. Подобная критика со стороны российских сайтов отнюдь не случайна. В его профиле есть все, чтобы не понравиться: он — мультимиллиардер (25,2 миллиарда евро, по оценкам Forbes), еврей и известный своими акробатическими выходками финансист-глобалист. В 1992 году он стал человеком, который подорвал Банк Англии спекуляциями с фунтом стерлингов (на них он заработал более миллиарда долларов всего за сутки).

Сегодня Сорос известен на международной арене прежде всего своей филантропической деятельностью. В 1984 году он создал фонд «Открытое общество» в соответствии с вдохновившими его идеями австрийского философа Карла Поппера (Karl Popper). Тот отстаивал концепцию «открытого общества» на основании свободы и прав человека в противопоставление авторитарному обществу. «Здесь играет роль одновременно то, кто он есть, еврейский финансист, и то, чем он занимается, то есть поддерживает в Восточной Европе движения за демократию через фонд «Открытое общество», который борется с авторитарными тенденциями», — считает доктор политических наук и специалист по Балканам Лоик Трегурес (Loïc Tregourès).

Несколько лидеров восточноевропейских и балканских стран назвали его врагом номер 1. Они обвиняют его во вмешательстве в их внутренние дела через финансируемые им НКО. «Обозначение кого-то как «соросоида» становится для власти способом дискредитировать противников, показав, что они одновременно предатели и марионетки Сороса и ЦРУ», — объясняет Лоик Трегурес. В Македонии бывший премьер Никола Груевский призвал к «десоросизации» общества и создал для этого движение «Stop Operation Soros». Ее задача в том, чтобы пролить свет на «подрывную деятельность всех организаций Джорджа Сороса».

В Польше основатель партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский (Jaroslaw Kaczynski) утверждает, что финансируемые Соросом НКО стремятся к «обществам без идентичности». Основанному Соросом в 1988 году Фонду Стефана Батория тоже приходится за это расплачиваться, пусть и в меньшей степени. «Мы подвергаемся вербальным нападкам, в частности со стороны близкой к власти прессы, за то, что мы делаем, представляем демократическую и либеральную культуру, а также наши связи с Соросом, — говорит президент фонда Александр Смоляр (Aleksander Smolar). — Тем не менее пока что нет ничего, что угрожало бы существованию организации. Это нельзя сравнивать с ситуацией в Венгрии, потому что Сорос, венгр по происхождению, не играет столь значимой роли в Польше».

«Продались Иуде»

Как бы то ни было, движение противников Сороса сформировалось отнюдь не вчера, а еще в середине 2000-х годов, в обстановке цветных революций, «которые, по словам некоторых лидеров, готовились Соросом и ЦРУ, — отмечает Трегурес. — Все это можно даже отследить еще дальше: в 1990-х годах хорватский лидер Туджман говорил, что оппозиционеры «продались Иуде». Иудой был Сорос, который, как утверждал президент, финансировал подрывную деятельность».

В Америке насчет Сороса тоже нет единого мнения. Он был ярым сторонником Хиллари Клинтон, а на экономическом саммите в Давосе в конце января называл Трампа «диктатором-подмастерьем», которого неизбежно ждет провал. «Орбана и прочих стоящих у власти в Восточной Европе авторитарных националистов роднит с Трампом неприятие Сороса, — считает Жак Рюпник. — Трамп представляет неприятие «открытого общества», и его появление в Белом доме подтверждает их авторитарные тенденции. Они чувствуют, что ветер меняется, причем не только на востоке с Россией и Турцией, но и на западе с Брекситом и Трампом, чья победа опирается на закрытость».

«Они считают, что давления нет, и путь свободен, — добавляет Лоик Трегурес. — ЕС не представляет для них проблемы: они заинтересованы лишь в стабильности региона». 12 апреля Европейская комиссия заявила, что «обеспокоена» принятыми в Венгрии законами и может начать процедуру по нарушению европейского права.

США. Польша. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > inosmi.ru, 16 апреля 2017 > № 2141823


Белоруссия. Венгрия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 11 апреля 2017 > № 2234710

Венгрия планирует реализовать в Беларуси перспективный проект в области животноводства по разведению крупного рогатого скота с улучшенной генетикой. Об этом сообщил сегодня журналистам директор департамента развития экономических отношений со странами СНГ Торгово-промышленной палаты Будапешта Йозеф Ковач перед открытием белорусско-венгерского бизнес-форума, передает корреспондент БЕЛТА.

Йозеф Ковач подчеркнул, что промышленная и сельскохозяйственная продукция Венгрии и Беларуси хорошо известна на рынке благодаря тому, что странам удалось сохранить свой потенциал в этих отраслях. "Сейчас намечаем новые совместные проекты. Одним из таких является проект в области животноводства по разведению крупного рогатого скота с хорошей генетикой. Спрос на такой скот в России и среднеазиатских странах СНГ довольно большой", - отметил директор департамента.

Он также рассказал, что перспективной для сотрудничества Венгрии и Беларуси является фармацевтическая сфера. Представители деловых кругов Венгрии во время Дней Будапешта в Минске уже провели ряд встреч со своими белорусскими коллегами. Венгерская сторона не исключает возможности налаживания производства некоторых видов лекарств в Беларуси.

Кроме того, Йозеф Ковач отметил, что ТПП Будапешта и Национальный центр правовой информации Беларуси имеют действующее соглашение, согласно которому венгерские предприниматели получили возможность изучать белорусские законодательные акты, которые регламентируют интересующую их деятельность.

Тематика перспектив сотрудничества Венгрии и Беларуси в области сельского хозяйства стала одной из центральных тем бизнес-форума. Так, например, директор занимающейся селекцией и реализацией гибридных семян кукурузы и других сельскохозяйственных культур компании "Хунгаросид Кфт" Габор Мароши, рассказал об успешном 10-летнем опыте работы на белорусском рынке. Компания является одним из крупнейших поставщиков семян кукурузы для выращивания ее на зерно. Раннеспелые гибриды кукурузы поставляются практически во все регионы Беларуси и имеют ряд конкурентных преимуществ. "В прошлом году компания поставила семена зерновой кукурузы, которыми были засеяны 11% посевных площадей в Беларуси. Рассматриваем возможность создания в будущем совместного предприятия", - сказал Габор Мароши.

Церемонию открытия белорусско-венгерского бизнес-форума посетили председатель Мингорисполкома Андрей Шорец и мэр Будапешта Иштван Тарлош. Руководители двух столиц были солидарны в том, что площадка бизнес-форума поможет укрепить деловые контакты и наметить пути реализации конкретных проектов. Иштван Тарлош констатировал падение в последние два года оборота товаров и услуг между Венгрией и Беларусью, что вызывает беспокойство обеих сторон. "Осенью текущего года в Будапеште будет очередное заседание межправительственной комиссии по экономическому развитию. Думаю, что это мероприятие сможет повлиять на то, чтобы отрицательная тенденция сменилась положительной, для чего мы будем прилагать усилия", - высказал уверенность мэр Будапешта. Он пригласил Андрея Шорца посетить с визитом венгерскую столицу весной 2018 года для укрепления двустороннего сотрудничества.

Бизнес-форум проходит в рамках Дней Будапешта в Минске. Сегодня на его полях состоялась презентация венгерской столицы, обсуждены перспективы сотрудничества Беларуси и Венгрии, финансирование экспортных сделок и другие вопросы. Также пройдут переговоры между деловыми кругами двух стран. С венгерской стороны в них примут участие представители предпринимательской зоны "Захонь", Фестивального и туристического центра Будапешта, банков, Ассоциации венгерских производителей посевных семян, винодельческого завода "Керн", производители оборудования для мясной промышленности, тормозных систем для автомобилей и грузовиков, деревообрабатывающих предприятий и др. В беседе с журналистами председатель Белорусской торгово-промышленной палаты Владимир Улахович прогнозировал результативное завершение переговоров, т.к. Минск и Будапешт обладают значительным промышленным потенциалом. "В двух городах работают производства, что открывает новые возможности по сотрудничеству в освоении инновационной продукции, а также в области развития торговых сетей", - сказал руководитель БелТПП.

Дни Будапешта проходят в Минске 10-12 апреля. 10 апреля состоялись переговоры председателя Мингорисполкома и мэра Будапешта. Венгерская делегация также посетила ОАО "Управляющая компания холдинга "Белкоммунмаш". Вечером 11 апреля в концертном зале "Верхний город" в Минске пройдет концерт венгерского ансамбля народной музыки.

Белоруссия. Венгрия > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > belta.by, 11 апреля 2017 > № 2234710


Китай. Венгрия. Казахстан. РФ > Транспорт > dknews.kz, 3 апреля 2017 > № 2125040

1 апреля примерно в 17 часов из города Сиань, административного центра провинции Шэньси /Северо-Западный Китай/, отправился грузовой поезд, целью назначения которого является столица Венгрии -- город Будапешт.

Состав из 41 грузового контейнера пересечет госграницу через погранпереход Алашанькоу Синьцзян-Уйгурского автономного района, после чего проедет через территории Казахстана, России, Беларуси, Польши и Венгрии. 9312 км пути поезд преодолеет примерно за 17 дней, что будет почти на 30 дней меньше времени перевозки из провинции Шэньси в Европу по прежнему сухопутно-морскому маршруту.

Поезд гружен в основном товарами из города Иу /восточнокитайская провинции Чжэцзян/, включая одежду, ткань, домашние электроприборы, игрушки и предметы повседневного обихода.

Это четвертый по счету грузовой железнодорожный маршрут Китай - Европа со стартовым пунктом в Сиане. До этого подобные маршруты соединили Сиань с Варшавой, Гамбургом и Москвой.

Напомним, что курсирующие между Китаем и Европой экспрессы -- это международные грузовые поезда, эксплуатирующиеся Китайской железнодорожной корпорацией под единым логотипом "Express CR". Поезда курсируют по определенным маршрутам, связывающим Китай со странами вдоль Экономического пояса Шелкового пути и другими европейскими государствами.

На данный момент экспрессы CR следуют в зарубежные страны по трем основным маршрутам: восточному -- через погранпереходы Маньчжоули и Суйфэньхэ на границе с Россией, центральному -- через Эрэн-Хото на границе с Монголией и западному -- через Алашанькоу и Хоргос на границе с Казахстаном.

Китай. Венгрия. Казахстан. РФ > Транспорт > dknews.kz, 3 апреля 2017 > № 2125040


Азербайджан. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 15 марта 2017 > № 2149323 Имре Ласлоцки

Президент Азербайджана в 2017 году посетит Венгрию

Агентство «Интерфакс-Азербайджан» и ресторан Анадолу продолжают совместный проект «Завтрак с дипломатом». В рамках этого проекта разговор с представителями иностранного дипкорпуса, работающих в Азербайджане, ведется в неформальной обстановке. Очередной гость проекта посол Венгрии в Азербайджане Имре Ласлоцки.

Господин Ласлоцки, благодарны Вам за то, что приняли наше предложение позавтракать с нами. Будьте добры, расскажите немного о себе. Как давно вы находитесь в Азербайджане? Где работали до Азербайджана и какую должность занимали?

Азербайджан мое десятое место работы, десятая страна, где я представляю свою страну в качестве дипломата. На дипломатической службе нахожусь уже 30 лет. Поскольку я арабист, первые четыре страны, в которых я работал - были арабские.

Начал я свою карьеру в Ираке. После этого 4,5 года работал в Ливии, затем Марокко. Правда, недолго, меньше года. А замкнул «арабский квартет» службой в Кувейте.

После арабских стран я четыре года проработал в Москве, потом служил в Лиссабоне. Затем уже был назначен послом Венгрии в Казахстане. Из Астаны я также был аккредитован в Таджикистан и Кыргызстан.

В Азербайджане я работаю уже в течение полутора лет.

И какие у вас сформировались впечатления за эти полтора года?

Вы знаете, Венгрия и Азербайджан сопоставимы. Приблизительно такое же население, правда, Азербайджан территориально, чуть меньше. Как-то я задал этот вопрос своему сыну. Он студент АДА. Он ответил, что лучший город в мире - это Будапешт, а второй, точно Баку.

Баку отменный европейский город, открытый для всех. Хорошие и добрые и приветливые люди. Сразу понимают людей, стремятся чем-то помочь. Бескорыстно помогают на улицах. Это гостеприимство словами не описать, это ценность. С местным населением очень быстро образуются дружеские отношения. Вот это все… очень впечатляет, сразу чувствуешь себя дома.

Наряду с этим, отметил бы, что в наших культурах есть много схожего. Мы тоже любим хорошо и вкусно поесть. Климат у нас похожий. И у вас и у нас есть все четыре сезона года. Есть страны, в которых только два сезона. Если в Ленкорани у вас растут апельсины, то ближе к горам Кавказа значительно холоднее. Климатическое разнообразие.

У нас 9 климатических зон. А у вас?

Точно не скажу. Но Венгрия это страна различных фруктов и овощей, сельскохозяйственная страна. Южная часть - это почти средиземноморский климат, а на севере небольшие горы. Правда, это не Кавказ, но на лыжах можно кататься. У вас есть Каспий, у нас – озеро Балатон, которое является самым большим в центраЛьной Европе термальным озером. Сюда приезжает много туристов на семейный отдых. Потому что южная часть озера мелководье. Можно километр ходить, а вода до колена. Это безопасно для малолетних детей.

Вы отметили много схожего в блюдах…

Это мясные блюда. Жареное мясо в любом виде, овощные блюда. У вас известное блюдо плов. У нас тоже есть блюдо наподобие плова. Мы тоже любим и едим плов.

Господин посол, насколько известно в венгерском языке также есть много тюркских слов.

Да, Вы правы. Наш язык, ряд ученых относят его к так называемой финно-угорской языковой группе. Вы же брали интервью у представителя Эстонии. Из Европы в эту группу входят эстонцы, финны и мы - венгры.

Но есть еще и другая группа ученых, и я склонен к их убеждениям, считающих, что венгерский язык все-таки тюркского происхождения. В их утверждениях много свидетельств и фактов принадлежности венгерского языка к тюркской языковой группе. Конечно же, с финно-угорским языком также нельзя отрицать сходство. Но в этом случае у нас всего лишь 50 схожих слов. Но если на финском языке скажешь слово, которое ученые считают общим, венгры не поймут. А с тюркским языком у нас, как минимум 1,5 тыс. схожих и созвучных слов, по мнению некоторых ученых – 3 тыс. Например, алма (яблоко) и звучание и значение одинаковое. Я могу привести много таких примеров.

Некоторые считают, что эти слова вошли в обиход венгров в силу влияния Османской империи. Ничего подобного. Ученые доказали, что древние оригинальные венгерские слова – тюркского происхождения. В VI – VIII веке во время великого переселения народов мы жили вместе с тюркскими племенами.

На территории нынешней Венгрии жили семь племен, которые приобрели новую родину, как наследство Атиллы. Как вы знаете, говоря современным языком, и штаб-квартира Атиллы была на территории Венгрии. Они оттуда громили и Западный Рим, и Восточную Византию. Когда умер Атилла, на его место пришли аварцы. Но это не те аварцы, которые сегодня живут на Кавказе. Они тоже были кочевыми племенами. В целом, известный факт, что Карпатский бассейн, это наследство Атиллы. На их место в конце XIX века пришли венгерские племена. 7 племен – из них, по крайней мере, 4 тюркского происхождения - и уже более 1 тыс. лет живем и дорожим своим наследством.

Четыре из семи племен унаследовавших земли Атиллы это тюркские племена?

Да, было семь племен. Это был союз. С ними же вместе были три кабардинских племени. Это уже однозначно тюркские племена. Но, они были на передовых позициях. И атаки в основном приходились на них. Это были своего рода служащие главенствующих племен. Но потом и они смешались с остальными племенами.

Далее в XIII веке, во время нашествия монголов во главе с Батый-ханом, в Европу переселилось 60 тыс. кыпчаков и спаслись они на территории Венгрии. Сейчас их потомки живут в центральной части Венгрии.

В целом же, мы венгры, считаю, что больше близки с огузами, нежели тюрками Османской империи. Знаете, я интересуюсь историей, историческими фактами, много читаю. Но, это не означает, что я компетентен давать научное обоснование всему этому.

Вы посещали регионы Азербайджана?

Многие. Был в Гебеле, Шеки, Шемахе, Ленкорани, Гяндже. Смотрел Гей-гель. Планирую посетить все регионы Азербайджана.

В Нахчыване были?

Еще нет.

Тоже довольно-таки интересный регион с древней историей.

Да, я слышал. Может быть, этой весной поеду туда. Знаю, что с историей современного Азербайджана также многое связано с Нахчываном.

Да. Независимость Азербайджана была объявлена в Нахчыване Гейдаром Алиевым.

Что вам больше всего понравилось в Азербайджане? Что вас привлекает больше всего?

Баку, конечно прелесть. Бульвар, Ичери шехер. Эта дорога с аэропорта в центр всех впечатляет. Достойно, грандиозно и чисто. Сочетание древности с современностью. Очень грамотно. Приятно для глаз. Вы счастливые люди. Живете у великих гор Кавказа. Эта также целая история, культура. А то, что мне больше нравится, как это сейчас модно говорить, мультикультурализм.

Впечатляет тот факт, что в Азербайджане это не мода, это сущность азербайджанского народа. В Азербайджане реальная толерантность ко всем религиям не на словах, а на деле. Тут представлены православные, католики и другие представители христианства, которые бок о бок живут с евреями, мусульманами. Все вместе в мире и согласии и никаких проблем. Эта открытость Азербайджана ко всем религиям очень впечатляет. Эта большая ценность.

Да, это наша визитная карточка. Живем, так сказать, в мире и согласии с представителями всех религий и национальностей.

Азербайджан открытое мусульманское государство, но, тем не менее, дружит с такими государствами как Израиль, Венгрия, которые конфессионально совсем другие.

Единственная наша проблема, это Армения.

Это тоже понятно. Я помню времена, когда еще не было этой проблемы. И насколько я помню, у вас тоже не было никаких проблем. Помню, что в Баку жили сотни тысяч армян.

Господин посол, как сегодня складываются отношения между Азербайджаном и Венгрией?

Если в шутку, „лучше не бывает”. Но понятно, что нужно всегда стремиться к еще большему и лучшему. Но, действительно, мы добились такого уровня взаимоотношений, что между нашими лидерами сложились доверительные отношения. Наши лидеры понимают друг друга с полуслова. Политические отношения на высоком уровне не только на уровне первых лиц, но и на уровне министров, в том числе, между моим непосредственным шефом, главой МИД Венгрии, сложились дружеские отношения с партнером посовместной межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству. Словом, между нашими странами очень хорошие отношения.

Азербайджан у нас, так сказать, в ладошке и я чувствую любовь азербайджанцев к Венгрии. Что значительно облегчает мою работу. То есть у Азербайджана тоже особая любовь к моей стране. Что еще посол может хотеть кроме этого?

Успешно развиваются экономические отношения. Конечно, есть некоторые трудности. Кризис влияет, тем не менее, могу похвастаться, что в экономической сфере наши отношения существенно не пострадали. Конечно, манат девальвировался и стал слабее, что в свою очередь поощряет азербайджанский экспорт. И то, что раньше не было характерным, сегодня азербайджанский экспорт присутствует в Венгрии. Это нужно поддерживать. Главное поддерживать взаимный торговый оборот. Естественно, для блага двух народов экономическое сотрудничество является приоритетным и главным направлением в наших отношениях, и мы совместно с нашими азербайджанскими партнерами работаем над их расширением и углублением.

А какой показатель товарооборота за 2016 год?

Скажем так, более половины товарооборота Венгрии со странами Южного Кавказа приходится на долю Азербайджана. Стабильный рост экономических взаимоотношений между двумя странами наблюдается с 2013 года. Товарооборот между нашими странами в 2015 году составил $66 млн., а за 11 месяцев 2016 года - около $50 млн.

Это из-за девальвации маната?

Не только. Падение цен на нефть также оказали свое влияние. Но я вам скажу, что снижение показателей взаимной торговли незначительное, в том числе, по сравнению с показателями торгового оборота с другими странами.

А какие товары Венгрия закупает у Азербайджана?

В основном сельскохозяйственную продукцию. В Венгрии на сегодняшний день везде можно купить гранатовый сок, гранатовые продукты, да и сами гранаты. Есть много разновидностей сельхозпродукции, которая завозится из Азербайджана. Это значительно выросло, в несколько десятков раз. Правда, сам базис изначально был маленький, но, впечатляет и радует, что у нас есть азербайджанский импорт и что он значительно вырос.

А что поставляет Венгрия в Азербайджан?

Разное. Машины, автомобили Suzuki, сельхозпродукцию. Но, в основном это лекарства. Наш основной экспорт - фармацевтическая продукция. Компанию Гедеона Рихтера знают все. Также, компания Санофи, но это уже не чисто венгерская компания. Но все-таки поставки идут из Венгрии, и считается венгерским экспортом. Мы также экспортируем в Азербайджан техническое оборудование, продукты питания, напитки, крупнорогатый скот.

Помимо роста товарооборота, главной нашей целью является стимулирование взаимных инвестиции. Мы с нашими азербайджанскими партнерами достигли долгосрочного сотрудничества на основе передовых технологий. Экономический рост в Венгрии позволяет нам создать множество возможностей для стратегического сотрудничества с Азербайджаном.

Венгрия является хорошей платформой для азербайджанских инвесторов.

Главное направление экономических отношений и самыми многообещающими секторами являются инфраструктурное строительство, АПК, энергетика, водоснабжения и ИКТ.

Венгрия предлагает Азербайджану перенять опыт технологий в системе электронной оплаты в транспорте, электронных систем в сферах сельхозпроизводства, городского планирования, электроснабжения и водной индустрии. Также предлагаем новые технологии в сфере переработки сельхозпродукции и пищевой промышленности. В этих сферах Венгрия обладает техническими решениями высокого уровня.

Обе страны заинтересованы в создании совместных предприятий, в том числе, в сфере высоких технологий.

Вот вы отметили, что такие фармацевтические гиганты, как Гедеон Рихтер и Санофи экспортируют свою продукцию в Азербайджан. Недавно Азербайджан приступил совместно с Ираном к строительству фармацевтического завода. Возможно ли подобное сотрудничество с Венгрией?

Да, я в курсе закладки фундамента в Азербайджане азербайджано-иранского фармацевтического предприятия. Еще я знаю, что до Ирана, фундамент подобного совместного предприятия был заложен с российской компанией. Наши азербайджанские партнеры сделали нам такое предложение.

Гедеон Рихтер огромная и чисто венгерская компания регионального значения, где нет международной монополии. Там нет собственников из разных стран. Государственная часть в предприятии всего лишь 25%. Мы, конечно, можем сделать им предложение, но последнее слова не за нами. Да, мы со стороны государства заинтересованы, но и мешать бизнес-плану предприятия, мы тоже не можем. Мы можем сделать предложение менеджменту компании. Но, опять-таки, это им решать.

Скажите, а функционируют ли на данный момент совместные азербайджано-венгерские предприятия? В целом, какие планы на совместную деятельность, в том числе по совместным инвестициям?

Есть хорошая идея, и мы уже работаем над ней. Мы намерены создать совместный фонд для высоких технологий. Стороны готовы вложить в этот фонд средства, чтобы облегчить деятельность предприятий и финансировать совместные проекты. На данном этапе идут работы по определению приоритетных проектов. Затем будут сделаны финансовые взносы. Условно его можно назвать совместным инвестиционным фондом для развития высоких технологий.

Этот фонд в основном охватит сферу ИКТ. Но не исключены и другие области сотрудничества. По итогам последних переговоров с азербайджанской стороной смело можем заявить, что стороны готовы финансировать проекты не только в сфере ИКТ. Любая другая высокая технология может быть рассмотрена и при ее рентабельности профинансирована сторонами. Остается, как я уже говорил, определить в каких проектах будем работать.

А это действенно? Хочу сказать, что существуют же банки и другие финансовые и кредитные организации, которые «собаку съели» в вопросах выделения долгосрочных кредитов для подобного финансирования.

Да, эти фонды работают. Подобный опыт у нас существует с Казахстаном и рядом других стран. Механизм проще, чем банковский кредит. Кстати, если говорить о банках, в венгерском «Eximbank» открыта очень большая кредитная линия, которой могут воспользоваться и азербайджанские предприятия. Я знаю, что здесь в Азербайджане проводится очень грамотная кредитная политика. Это очень хорошая цель, что азербайджанское правительство не хочет брать много в долг.

Ну да, «долг платежом красен»…

На мой взгляд «Eximbank» предлагает благоприятные условия и эти условия не настолько рыночные…

И какие условия предлагает «Eximbank» азербайджанским предпринимателям?

Очень широкие возможности. Целый ряд предложений. Есть венгерское агентство HIPA (Hungarian Investment Promotion Agency), которое очень помогает тем, кто хочет вложить инвестиции в Венгрии.

Венгрия, среди стран бывшего «Варшавского договора» первая и самая успешная в политике по привлечению иностранного капитала. У нас созданы такие индустриальные условия, что мы производим сегодня автомобили марки Mercedes, Audi, Opel. Самый большой завод Mercedes расположен в Венгрии. Мы производим двигатели для автомобилей Audi, Volkswagen и.т.д. В Венгрии находятся и центры технологического развития этих автомобилей.

Если спросите, какой самый большой экспортный товар Венгрии, однозначно это двигатели Audi. Сумма ежегодного экспорта двигателей Audi составляет $1,5 - $2 млрд. Кроме того, у нас осуществляется и сборка определенных серий автомобилей. Собираем также Opel, Suzuki. Правда Suzuki это не премиум класс, но это первое японское предприятие и довольно известная марка автомобиля, сборочный завод открыт в начале 90-ых именно в Венгрии. Кроме того, более 80% автомобилей Mercedes класса «В», производимых в Венгрии, идет на экспорт. Для венгерской промышленности важно то, что большая часть запчастей производят местные предприятия, а это положительный момент для нашего технологического развития. Мы производим множество различных важных деталей этого автомобиля. Порядка 400 наименований.

А не задумывались о производстве собственной марки автомобиля?

Серийного, нет. Скажем, такой разработки как в Чехии Skoda, нет. Но двигатели для Skoda тоже производятся в Венгрии на заводе Audi.

В Азербайджан Audi поставляется из Венгрии?

Нет, из Германии. За исключением нескольких моделей. Сборка спорткара Audi ТТ осуществляется в Венгрии. Сейчас начали производство нового спорткара (Audi R8 V12 TDI – Ф.И).

Помимо того фонда, что Вы отметили, есть ли другие совместные проекты?

Я в курсе трех проектов. Знаю, что в сфере АПК будем внедрять венгерские технологии. В Азербайджане будут элеваторы. В рамках совместных проектов создана азербайджано-венгерская компания, которая будет инвестировать. Мы очень многого добились за последние два года. Идут интенсивные переговоры, которые сулят хороший результат. Думаю, что в этом году, максимум следующем, заработают наши совместные проекты.

Каковы показатели в сфере туризма? Нам есть, чем похвастаться?

Самое главное, что мыдоговорились и возобновили прямое авиасообщение лоукостера Wizz Air. В чем прелесть Wizz Air? Азербайджанские туристы могут лететь в 67 европейских направлениях из Будапешта. Самолеты Wizz Air всегда полны и летят в различных направлениях, в частности по Европе.

Наши отношения в этом направлении развиваются поступательно. В Венгрии уже начали открывать азербайджанское направление.

Вы знаете, в плане развития туризма вам очень помогла Formula-1 (F-1). Европейские игры и Евровидение не столько помогли, как F-1. Представьте себе, за три недели до соревнований, открываешь CNN, а там реклама «Your speed is higher – on the Land of Fire». Это нечто.

Венгрия еще при коммунизме проводила F-1. Это очень успешный бизнес. И не надо смотреть на то, сколько зрителей, сколько билетов продано. Потому что, кто приезжает смотреть соревнования, они захотят и кухню попробовать, и исторические места посмотреть. Кроме того, эти соревнования транслируются три дня ведущими мировыми телевизионными гигантами. Это также играет важную роль в рекламе страны.

Господин посол, Азербайджан ввел систему упрощенного получения визы. Как Вы думаете, стимулирует ли этот шаг увеличение турпотока?

Упрощение визового режима в Азербайджане потрясающий шаг правительства. Если Азербайджан на самом деле нацелен на развитие туризма, это ключевой момент – легкое и дешевое приобретение визы. Нужно упрощать процедуру и минимизировать все трудности.

Мы до того как вступили в Шенгенскую зону, еще со времен социализма в Венгрии, в одностороннем порядке ввели безвизовый режим со многими странами. Это исходило от нашего желания и заинтересованности в привлечении туристов. У нас был такой опыт.

Каков показатель турпотока из Азербайджана в Венгрию?

Я могу судить по визам. Мы выдаем более 5 тыс. виз.

В год?

Да. Но есть люди с мультивизой. Считаю, что нельзя останавливаться на достигнутом и надо поднимать эти цифры. Вы сами знаете, что азербайджанцы осторожный народ. Столько потрясений (экономических – Ф.И) было за последние два года. Поэтому берегутсбережения.

Да, потрясения мировой экономики не обошли Азербайджан.

Будет лучше. 2017 год еще тяжелый будет. У вас мудрое правительство и проводит грамотную фискальную политику. Не разрешает, чтобы бюджет вышел из программы. Это очень важно. Грамотные и опытные политики стоят во главе министерств по хозяйственной части. Они не допустят бюджетных проблем.

Да, согласен, что глобальный экономический кризис в прошлом и в этом году немного задушил развитие, остается меньше средств на развитие и соответственно меньше возможностей для подключения в разные программы. Но, все нормализуется в ближайшее время.

Господин посол, а есть ли в Венгрии азербайджанские инвестиции?

Пока нет. Но я знаю о двух планах. Ваши серьезные корпорации рассматривают их.

Это в сфере туризма?

Нет, это сфера недвижимости.

Строительство? Отели и прочее?

Или покупать будут недвижимость или развивать. Девелопмент.

А венгерские инвестиции в Азербайджане?

Сейчас один конкретный. Мы планируем построить завод по переработке лечебных трав и специй. В Ленкоранском регионе, возможно в Масаллы, где есть новый промышленный парк с хорошими инвестиционными возможностями. Сейчас пока идет оценка рынка и возможностей поставки сырья. То есть построить завод, а затем не иметь сырья не правильно. Деловые круги изучают и исследуют целесообразность данного проекта, причем довольно-таки конкретно. Думаю, что через пару месяцев выйдем на конкретное решение, где и что построить. Это не большой проект, но хороший. Производимый товар потом можно будет экспортировать. Опять-таки все упирается сырье. Необходимо достаточное нужно количество, качество сырья, а также одинакового сорта. Все это требует времени для изучения.

Азербайджанская сторона на данном этапе организует сеть поставщиков, а венгерская сторона будет строить завод.

Вот это я понимаю дело. А то, нефть, да нефть.

Да, необходимо диверсифицировать экономику, развивать другие сферы, налаживать гарантированное промышленное производство, естественно, где есть прибыль. Я это прекрасно понимаю.

Как я уже отмечал, я был послом в Казахстане. Там тоже экономика связана в основном с нефтью. Даже при таких высоких ценах на нефть $120 за баррель, когда себестоимость сырья обходилась гораздо дешевле, и прибыль соответственно была высокой, создание инфраструктуры для использования альтернативных источников электроэнергии требовали огромных инвестиций. Окупаемость подобного вложения происходит в течении 20-30 лет. А нефть это прибыль сразу.

Заинтересована ли Венгрия в присоединении к проекту «Южный газовый коридор» (ЮГК)?

Безусловно. Мы всегда выступали за альтернативные источники энергии. Если вы помните, был проект Nabucco. Венгрия была одним из лидеров в этом проекте. Мы с того времени говорим, что у нас стратегический интерес подключиться и получить газ по ЮГК.

На данный момент мы ведем переговоры. Как только у нас будут возможности, мы войдем в проект.

В конце прошлого года Баку и Брюссель дали старт переговорам по проекту нового стратегического соглашения с ЕС. Какую роль может сыграть Венгрия в сближении Азербайджана и Евросоюза?

Это очень важный момент. Венгрия член ЕС, мы рады, что между Баку и ЕС развиваются отношения. Мы будем всячески способствовать положительному развитию этих отношений, и поддерживать азербайджанскую позицию.

Баку и Будапешт стратегические партнеры, но сейчас уже речь идет об установлении подобного партнерства в еще большем по масштабам формате - с 28 странами Евросоюза. Те страны, которые уже имеют эти отношения с Азербайджаном, а их восемь, они будут двигателем установления стратегического партнерства Азербайджан-ЕС со всем европейским сообществом.

Сейчас стороны ведут переговоры, в частности, об энергетике. Мы в Венгрии думаем, что на повестку можно включить и какие-то другие области. Наша идея, пока что, не получила согласия всех членов ЕС и находится на рассмотрении. Евросоюз, все-таки демократическая организация и все вопросы решаются путем консенсуса. Пока консенсус достигнут только в вопросе стратегического партнерства в области энергетики. Но потихоньку можно будет развивать и другие направления.

Кроме того, все зависит и от желания Азербайджана, главное быть готовым сотрудничать с ЕС.

Мы со своей стороны можем помочь азербайджанскому бизнесу, азербайджанским предпринимателям с выходом на большой рынок ЕС. Мы можем предоставить возможность для создания предприятий, вложения инвестиций, а также открыть рынок для продажи традиционных азербайджанских товаров.

Венгрия также является членом НАТО, и посольство Венгрии в Азербайджане выполняет функцию посольства-координатора. Что входит в Ваши обязанности?

Это добровольное дело. Члены НАТО сами берут на себя эту миссию. В наши обязанности входит организация переговоров, логистики при визитах официальных представителей альянса. Эту функцию 6 лет выполняло посольство Румынии в Азербайджане. Мы получили возможность взять на себя эту функцию. Мы рады этому, но не хочу, чтобы преувеличивали наши полномочия.

Намечается ли в ближайшее время визиты делегаций альянса в Азербайджан?

В марте приезжает делегация среднего уровня. Будут переговоры по вопросам партнерства. Нужно отметить, что у Азербайджана великолепные отношения с НАТО. Азербайджан проводит успешную деятельность в миссии «Решительная поддержка» в Афганистане. Все члены альянса очень довольны сотрудничеством Азербайджана с североатлантическим альянсом. Мы до сих пор еще не слышали ни одного отрицательного мнения. Азербайджан выполняет все обязательства взятые на себя.

Считаю, что уровень этих отношений можно было бы приподнять. Но это не моя задача. Это должны решить официальный Баку и Брюссель.

Какой уровень военно-технического сотрудничества (ВТС) непосредственно между Венгрией и Азербайджаном?

ВТС между Венгрией и Азербайджаном практически нет, оно минимальное. Да, для таких партнеров, как Азербайджан и Венгрия, это может быть и плохо. Нужен какой-то толчок, какой-то визит, чтобы активизировать отношения в этом направлении. Думаю, что в среднесрочной перспективе состоятся взаимные визиты представителей оборонных ведомств. Если будет визит, тогда полагаю, что будет определенное содержание в двусторонних отношениях в этом направлении.

Господин Ласлоцки, в Азербайджане стартуют Дни культуры Венгрии. Не могли бы Вы дать краткую информацию об этом мероприятии?

Это будет нечто. В течение двух дней, а именно 16-17 марта, состоится цикл из 11-ти мероприятий. Практически на все мероприятия вход свободный. Основной момент, что это пройдет под патронажем первой леди Азербайджана, первого вице-президента Мехрибан Алиевой и в сотрудничестве с Фондом Гейдара Алиева.

Будет очень интересно. Выставка художественных картин венгерского живописца о Баку. В Азербайджан мы не можем привести ковры, т.к. у вас самих хорошие ковры. В Музее ковра будет выставка венгерского художественного текстиля - выставка гобеленов. Все ручной работы.

Также состоится научная конференция в библиотеке при Национальной Академии Наук Азербайджана. В Центре мугама состоится концерт венгерской народной музыки, будет выступать Государственный народный ансамбль аутентичной музыки. Хотя Баку я считаю центром хороших культурных событий, такой концерт это большая редкость.

Кроме того, будет презентация венгерской книги на азербайджанском языке «Трагедия человека» и показ одноименного анимационного фильма, который в прошлом году получил награду Берлинской биеннале. Наша кинематография всегда славилась.

Скажу больше, Голливуд берет начало, в том числе и в венгерской кинематографии. Как минимум треть, больших американских киностудий в Голливуде были основаны венграми. Между первой и второй мировыми войнами в Венгрии кинематография была очень развита.

Интересно…

Например, Адольф Цукор. Очень известный режиссер и продюсер. Основал кинокомпанию «Paramount Pictures».

А намечаются ли дни Азербайджана в Венгрии в 2017 году?

Планы есть, но конкретику пока не знаю. Может во второй половине года или в следующем году.

Каков уровень сотрудничества в сфере образования?

В 2014 году в ходе государственного визита (президента Азербайджана – Ф.И.) в Венгрию, было подписано несколько основополагающих документов. Тогда и была подписана «Декларация о стратегическом партнерстве» между Азербайджаном и Венгрией. Тогда, в том числе, был подписан договор о предоставлении бесплатного обучения азербайджанским студентам. На три года. Сейчас мы думаем о продлении этого договора. Жду изъявления желания с азербайджанской стороны о намерении продлить это соглашение.

Мы в преддверье нового визита вашего президента в Венгрию, думаю, в рамках визита можно подписать этот документ. Мы готовы. Нам нужно знать хочет ли Азербайджан продления этого договора.

В настоящее время несколько сотен азербайджанских студентов уже получают образование в Венгрии. А в этом году мы предоставим еще 200 мест. Венгерское государство каждый год выделяет 200 стипендий для азербайджанских студентов. В это включено - бесплатное обучение, жилье в общежитии, медицинская страховка, и как я сказал, стипендия. Думаю это очень щедро.

На каких условиях можно получить образование в Венгрии?

Процедура такова. Мы запускаем онлайн регистрацию. Но поскольку есть договоренность с Министерством образования Азербайджана, то кандидатам нужно пройти проверку через это ведомство.

Какие направления обучения предлагаются кандидатам?

Мы всегда идем на встречу, выбирают самостоятельно. Много возможностей в технических вузах, что важно для Азербайджана. Много всего по сельскому хозяйству. В Венгрии сельское хозяйство очень развито. У нас несколько университетов именно в этом направлении. Самые разные направления. Музыканты могут учиться, экономисты, юристы.

А если кто хочет на венгерском, дается один год на изучение языка. Кстати, это приветствуется, возможностей на венгерском языке больше. Иностранные же языки обучения - английский и немецкий.

На русском языке есть обучение?

Есть, но очень мало. Уже мало таких преподавателей, которые могли бы вести занятия на русском языке на должном уровне.

Вы отметили, что мы в преддверье визита Ильхама Алиева в Венгрию. На какое время намечен визит?

На данный момент идут консультации по срокам и повестке. Ориентировочно это вторая половина 2017 года. Наши лидеры в ходе последней встречи договорились, что будут встречаться ежегодно. Это хороший знак.Потому что визиты высоко уровня дают толчок развитию сотрудничества, в том числе экономическому.

Ожидаются ли межмидовские консультации?

Они проходят часто. Наши министры раза три в году точно встречаются, в том числе на международных платформах. Мой предшественник, посол Жолт Чутора, ныне замминистра иностранных дел Венгрии по странам СНГ, Китай, Монголию, часто бывает в Азербайджане. Это сфера его курации. Он очень любит Баку и в целом Азербайджан. Он оставил частичку своего сердца тут.

Помню его. Был одним из открытых для СМИ дипломатов.

Потому что между нашими странами хорошие отношения. В таком случае бывает легко общаться с прессой. Между нашими странами нет щекотливых вопросов и проблем. Наоборот, взаимная симпатия.

Кстати, какое количество договоров насчитывает договорно-правовая база?

Свыше 30 различных международных документов. Если считать все. Мы их по-разному считаем. В русской терминологии есть понятие межгосударственный, межправительственный и межведомственный договор. Мы это называем международными. По нашим понятиям, их свыше 30. Они охватывают всевозможные сферы.

Ожидается ли в этом году заседание межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству?

Ожидается. Как я отметил, наши лидеры договорились, что будут встречаться каждый год. Если будет визит президента Ильхама Алиева, думаю, что целесообразно организовать заседание межправкомиссии до визита, так как если что-то невозможно решить на межправкомиссии, можно решить на уровне лидеров.

Вы недавно побывали в селе Джоджуг Марджанлы Джабраильского района Азербайджана, где жизнь стала безопасной после боестолкновений в апреле 2016 года в зоне карабахского конфликта. Какие у Вас впечатления от увиденного?

Удручающие. Это был шок. Село полностью уничтожено. Мы приветствуем, что Азербайджан начал работы по восстановлению. Мы не можем не согласиться с возвращением людей в свой родной дом. Посол России дал хорошую оценку, что в этом есть эмоциональный момент. Я с его оценкой полностью согласен. Потому что, сочувствую людям, которые были вынуждены покинуть свои дома в результате военных действий. Считаю, что все должны выполнять зависящие от них работы, чтобы все переселенцы вернулись в свои дома.

Восстановление села Джоджуг Марджанлы начало стратегического проекта «Большое возвращение» правительства Азербайджана. Как вы думаете, может ли это дать толчок урегулированию конфликта?

Наша позиция в вопросе карабахского конфликта полностью совпадает с позицией ЕС. Но нужно понимать, что такая страна как Венгрия мало что может сделать. Это геополитика и мы не такие крупные игроки.

Конечно, это может оказать определенное влияние. Да, мировая общественность узнает об этом посредством СМИ и начнет еще больше интересоваться. Вот подобный процесс может способствовать возвращению людей, может способствовать тому, чтобы люди в мире больше узнали о конфликте и его последствиях.

Хотел бы спросить о взаимоотношениях Венгрии с Россией, как они складываются на фоне санкций Евросоюза?

У нас с Россией очень хорошие отношения. Недавно Владимир Владимирович Путин был в Венгрии, где между лидерами двух стран состоялся конструктивный и последовательный диалог. Мы с Россией строим прагматические отношения. Не скрываем, что и мы пострадали от санкций. Считаем, что они не самым лучшимспособом влияют на ситуацию. Политическую волю, такой большой стране как Россия, экономическими санкциями не навязать. Мы считаем это не реалистичным. Но опять-таки мы член Евросоюза, и мы будем действовать так, как и все члены ЕС. С другой стороны, мы выступаем на различных платформах Евросоюза и разъясняем наши позиции партнерам. Стараемся объяснить нашим коллегам и союзникам по Евросоюзу, что может, настало время пересмотра проводимой против Москвы политики. Так как желаемых результатов санкции против Кремля не дали.

Господин Ласлоцки, еще раз благодарим Вас за интересное интервью.

Беседовали Фардин Исазаде и Гамид Гамидов

Азербайджан. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.az, 15 марта 2017 > № 2149323 Имре Ласлоцки


Венгрия. Россия > Миграция, виза, туризм > kurier.hu, 8 марта 2017 > № 2101235

8 ДЕВУШЕК - О БУДАПЕШТЕ

Автор Nina Popova

К 8 Марта мы сделали блиц-интервью с нашими соотечественницами по некоторым вопросам:

1. Как давно вы живете в Венгрии?

2. Одним словом ваше отношение к стране.

3. Что нравится, что не нравится.

4. Ваше любимое венгерское блюдо.

5. Любимое место.

6. Любимое венгерское слово.

7. Хотите ли вы прожить здесь всю жизнь?

8. Что вы посоветуете тем, кто собирается переезжать жить в Венгрию?

ДАРЬЯ ДИКАЛО, Oasis Apartments Budapest, менеджер по продажам

1. Живу в Будапеште 3 года.

2. Из временного моста в Европу - в долгосрочные планы!

3. Нравится компактность города, множество заведений и вариантов проведения досуга, купальни и Дунай. Люблю ездить на велосипеде по городу! Не нравится умение местных жителей загрязнить город до неузнаваемости за пару часов, обилие бомжей и неприятных запахов на улицах.

4. Mákos guba - десерт с маком.

5. Площадь перед парламентом с видом на реку.

6. Не слово, а фраза - Sajnos, nem beszélek magyarul (к сожалению, я не говорю по-венгерски).

7. Нет, Будапешт - веселый и доступный город, но в определенный момент захочется «повзрослеть».

8. Если вы таки решили изменить свою жизнь к лучшему, то приготовьтесь к безумной бюрократии, которая порой будет отбивать все желание биться за что-либо, но все возможно! Главное - оставаться настойчивым и находить нужных людей.

ДАРЬЯ ФОМЕНКО, менеджер по экспортным продажам в компании Scitec Nutrition

1. 9 марта будет ровно 4 года, как я переехала в Венгрию.

2. По-домашнему.

3. Нравится климат, природа, очень нравится Будапешт, люди в целом хорошие. Не нравится сервис и зачастую необязательность людей.

4. Суп-гуляш.

5. Озеро Балатон летом на закате.

6. Komolyan (серьезно).

7. Пока что в раздумьях.

8. Быть готовым к бюрократии, как в России.

ДАРЬЯ ЕМЕЛЬЯНОВА, Oasis Apartments Budapest, менеджер по бронированию

1. 1 год.

2. Переменчивое.

3. Нравится: большое количество людей из разных стран и культур, красота архитектуры Будапешта, размеренный темп жизни, большое количество разнообразных культурных мероприятий (фестивали, выставки, концерты). Не нравится: большой процент людей, не способных общаться на английском языке, нетолерантность многих венгров к другим нациям/культурам, обилие бездомных людей.

4. Kürtőskalács - десерт.

5. Парк Normafa.

6. Szívem (мое сердечко).

7. Считаю, что в Венгрии можно прожить всю жизнь, только если в совершенстве овладеть венгерским языком.

8. Подготовиться к двум вещам: 1. Снова и снова влюбляться в Будапешт, когда, казалось бы, уже ничем не удивишь. 2. Жить без знания венгерского в стране довольно тяжело, поэтому нужно быть готовым к языковому барьеру и проблемам с коммуникацией.

ДИНАРА ПРОЦЕНКО, woman fashion buyer (Италия - Украина), бывший продавец-консультант Furla Budapest

1. Январь 2015.

2. Оптимизм.

3. Нравится: красивый и динамичный город, приветливые люди, foreigners-friendly. Не нравится: сервис и обслуживание в публичных местах, бюрократия, резкое различие между центром и другими районами города.

4. Mangalica и токайские сухие вина (сорт Furmint и Hárslevelű).

5. Mikszáth Kálmán tér.

6. Jó, jó (хорошо).

7. На пмж - нет, но регулярно возвращаться - да.

8. Учить язык, а не откладывать или ссылаться на то, что венгерский очень трудный.

Зарегистрироваться в группах экспатриантов Facebook (русскоязычных/англоязычных) - вся информация о жизни в Будапеште там.

Для любителей вина: посетить дегустацию вин в винодельческих районах Венгрии.

Для путешественников: увидеть излучину Дуная в Вышеграде.

Для спортивных: марафон в Будапеште.

Для любителей моды: не делать шопинг в Будапеште.

И термы, термы, термы.

ЛЕСЯ КРАВЦИВ, мастер по маникюру, педикюру и оформлению бровей

1. Уже 2 года как живу в Будапеште, этот город чрезвычайно меня удивил своим спокойствием и красотой с первого дня.

2. Нравится: Венгрия - прекрасная страна, имеющая разнообразный туристический потенциал, комфортная для безопасной и семейной жизни. Не нравится: в принципе тяжело сказать, вроде нравится все, только как в Украине, так и в Венгрии очень много бездомных, бродяг и к тому же агрессивных.

3. К еде отношусь хорошо, обожаю рыбный традиционный суп.

4. Любимые места - это Будапештские термальные купальни.

5. Не задумывалась.

6. Прожить здесь можно и всю жизнь, правда, надо выучить язык.

7. Зависит от того, с какой целью переезд.

8. Сперва ознакомиться со всеми интересующими вопросами, подходит ли вам эта страна. Как только вы переехали, постарайтесь как можно скорее получить статус резидента, а также начинайте учить язык и понимать людей.

МИЛА ГУСЕВА, журналист, фрилансер

1. В Будапеште я живу чуть больше полугода.

2. Удивление.

3. Мне нравится климат, нравится, что большую часть года тепло и солнечно. Нравится большое количество велосипедов и бегунов на улицах города - это радует и вдохновляет. Нравится система общественного транспорта в Будапеште, ночные автобусы. Очень удобно добираться в любой конец города в любое время дня и ночи. Нравятся летние винные фестивали и старый трамвай № 2, который идет мимо здания парламента и по набережной Дуная. Нравится интернациональность города. При желании можно найти друзей со всех уголков света и научиться разговаривать понемногу сразу на нескольких языках. Нравится, как звучит венгерский язык.

Не нравится медицинская система. Все очень медленно и поверхностно. Непривычно, что супермаркеты закрываются в 22.00 и не работают по выходным. А если работают, то до обеда. Не очень нравится поведение сотрудников в сфере обслуживания. Часто сталкиваюсь с безразличием и отсутствием желания помочь, вникнуть в суть вопроса. Не нравится, что в гололед используют реагенты с солью. Соль сильно портит обувь. И не нравится, что местные жители не уважают свой собственный город и ходят в туалет прямо в арках и у входных дверей во дворы.

4. Гуляш с сухим красным вином.

5. Площадь перед зданием парламента и здание Западного вокзала.

6. Szép (красивый).

7. Насчет всей жизни не знаю, но ближайшие лет пять я бы здесь прожила. А дальше пока не загадываю. Состояние комфорта и счастья зависит больше от собственного ощущения себя в предлагаемом пространстве. Ну и от окружения в какой-то степени. К счастью для меня, я попала сюда в окружении прекрасных людей и нашла в этом красивом городе свое вдохновение и очарование! Долго ли они продлятся? Наверное, это все-таки зависит только от меня. Пока что я влюблена - в город, в людей в этом городе, в свои ощущения и в то, что из всего этого рождается.

8. Не сомневаться! И доверять своим ощущениям! Если это ваше место, ваш город, вы это почувствуете сразу. Как будто вас здесь давно ждали. Конечно, еще хорошо бы изучить особенности налогообложения и ценообразования. Но это не заменит ощущения свободы и возбуждения от нового этапа вашей жизни. Не сомневайтесь!

САНЯ ТЕПАВЧЕВИЧ, научный сотрудник и преподаватель в BGE; гостующий преподаватель международных отношений в ELTE

1. 8 лет.

2. Моя любимая страна.

3. Нравится: рельеф, климат, исторические памятники, отношение к детям, детские площадки, театры, кафе и рестораны, городской транспорт. Не нравится: относительная закрытость общества, выражающаяся в довольно высокой степени не совсем осознаваемой ксенофобии, недостаток перспектив профессионального роста.

4. Rantott sajt rizsel (жареный сыр с рисом, я вегетарианец).

5. Margit Sziget, Óbudai Sziget, Gellért, Rudas Fürdő; из кафешек: Terv, B-terv, Bombay Salaam Étterem, Kisvendéglő Pozsonyi uton.

6. Szerelem (любовь).

7. Это зависит от многих факторов; если есть возможность, то да.

8. Это зависит от причин для переезда. А так, советую изучать венгерский. Его знание понадобится в жизни в Венгрии. Кроме этого, оно расширяет кругозор, как, впрочем, знание любого дополнительного языка. Надеюсь, что это поможет!

ТАМАРА ЯКОВЛЕВА, визажист, мастер по бровям

1. В Венгрии живу полтора года.

2. Одним словом - позитивное.

3. Мне очень нравятся люди - в основном приветливые и доброжелательные. Нравится сам город, атмосфера. Нравится погода, в сравнении с нашей украинской, - гораздо больше солнечных дней даже зимой.

4. Суп баб-гуляш. У нас даже традиция с мужем уже есть. Как возвращаемся из путешествия - первым делом за баб-гуляш.

5. Набережная.

6. Hihetetlen (невероятно).

7. Нет, я хочу пожить еще во многих местах, но вполне возможно, что захочется и вернуться.

8. Самый общий совет - это, наверное, пробовать учить язык, так как очень тяжелый.

Венгрия. Россия > Миграция, виза, туризм > kurier.hu, 8 марта 2017 > № 2101235


Польша. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 3 марта 2017 > № 2095061

"Вместе дерутся, вместе надираются". Почему венгр и поляк – братья навек

Куинн Харгитай

BBC Travel

Сегодня, когда в мире то тут, то там вспыхивают конфликты, рассказ обозревателя BBC Travel о двух странах, которые даже не граничат друг с другом, но ежегодно отмечают общий для двух государств праздник дружбы, вызывает удивление и умиление.

Когда я был маленький, папа рассказывал мне о своих поездках в Польшу.

"Это было для венгерской молодежи своеобразным ритуалом, - говорил он. - Приехав в Польшу, мы путешествовали по стране автостопом и останавливались у местных жителей - достаточно было вывесить у обочины маленький флаг Венгрии, и нас охотно подвозили".

"А чем вам помогал флаг?" - спросил я у него как-то раз.

"Эти две страны всегда были дружны между собой, есть даже такая старая пословица: Lengyel, magyar két jó barát, együtt harcol s issza borát, что означает: "Венгры и поляки - братья, вместе дерутся и вместе надираются", - ответил папа.

И хотя я всю свою жизнь слушал такие истории, меня все равно поразило то значение, которое имеет дружба между польским и венгерским народом. Это настолько важно, что в честь этой дружбы установлен государственный праздник.

В 2007 году парламенты обеих стран единогласно провозгласили 23 марта Днем польско-венгерской дружбы.

Я испытал удивление и умиление, узнав, что сегодня, когда обстановка в мире накалена до предела, когда то тут, то там вспыхивают конфликты, есть две страны, которые даже не граничат друг с другом, но ежегодно отмечают день дружбы.

Загоревшись желанием выяснить, чем так важна связь между этими странами, я обратился к профессору Габору Лагзи, специалисту по истории и полонистике из Университета Паннонии в венгерском городе Веспреме.

"Дружба Венгрии и Польши - это удивительное явление, - рассказал Лагзи. - Словно два дуба росли порознь, но сплелись корнями под землей. Нас связывает почти тысячелетняя история активного взаимодействия в сфере политики, экономики и культуры".

Ответить, когда именно начали складываться эти отношения, Лагзи затруднился, но отметил, что значительную роль сыграло наличие общих монархов в Средние века.

В XIV веке король Венгрии Людовик (Лайош) Великий унаследовал польский трон, когда его дядя с материнской стороны, король Польши Казимир III, умер, не оставив преемника.

Людовик Великий правил в этих странах по очереди, в разные периоды своей жизни. После его смерти на трон взошла первая королева Польши Ядвига, память которой чтят и по сей день.

В 1576 году польский трон снова занял венгр - на сей раз по воле народа, избравшего своим правителем трансильванского воеводу Иштвана (Стефана) Батория.

Но королевская власть - не единственное, что объединяет эти страны.

"Один из периодов расцвета польско-венгерской дружбы пришелся на "весну народов" 1848 года, - поведал Лагзи. - Чуть ли не каждый слышал о герое освободительной борьбы Юзефе Беме - польском генерале, который сражался бок о бок с венграми в войне за независимость от Австрийской империи. В Венгрии его зачастую ласково называют Бем Апо, дедушка Бем".

Бем, который участвовал и в восстаниях поляков против Российской империи в 1830 году, и в восстании венгров против Австрийской империи в 1848-м, стал народным героем в обеих странах, хотя по происхождению и был поляком.

По словам Лагзи, в то время в Польше набрал популярность девиз "За нашу и вашу свободу!", и это отражает тот факт, что многие польские герои стали путешествовать по миру, участвуя в освободительной борьбе.

Несомненно, общие монархи и народные герои сплотили Венгрию и Польшу, но в Средние века связи между ними часто укреплялись и за счет заключения династических браков и военных союзов для совместного введения боевых действий.

Я спросил Лагзи, чем именно венгерско-польский союз отличается от любого другого, и он в ответ напомнил о временах Второй мировой войны, когда странам удалось сохранить свою дружбу несмотря на то, что они оказались по разные стороны баррикад: Венгрия примкнула к гитлеровской коалиции, а Польша приняла сторону союзных войск.

"Один из самых прекрасных моментов нашей дружбы - прием более 100 тысяч польских беженцев после захвата страны фашистами в 1939 году. В то время Венгрия, как вы, наверное, помните, была союзником Германии, но, тем не менее, беженцы там оказались в безопасности".

"А что, укрывательство беженцев обходилось без последствий?" - спросил я.

"Немецкие чиновники - преимущественно сотрудники Посольства Германии в Будапеште - были недовольны, - ответил Лагзи. - Однако многие польские беженцы были в безопасности вплоть до оккупации немцами Венгрии. Все венгры, от аристократов до простолюдинов, очень сочувствовали полякам".

И хотя в первые годы войны венгерские власти иногда принимали решение о депортации беженцев, ситуация накалилась только в 1944 году, после начала переговоров между Венгрией и союзными войсками о возможном перемирии.

Германия восприняла эти переговоры как предательство и в отместку ввела в стране оккупационный режим, так что вскоре под угрозой казни или депортации в концлагерь оказались и поляки, и венгры - особенно евреи и цыгане.

Впрочем, вскоре после окончания Второй мировой войны, как рассказал Лагзи, польскому народу представился случай отблагодарить своих товарищей.

В 1956 году в Будапеште у памятника тому самому Бему собрался митинг в знак протеста против чрезмерного влияния Советского Союза, который вылился в Венгерское восстание - кровопролитный конфликт, окончившийся сокрушительным поражением венгерских повстанцев.

Польский народ бросился на помощь осажденным венграм. В братское государство потекли боеприпасы и предметы первой необходимости, тысячи поляков сдавали кровь для раненых.

Этот жест дружбы не был забыт, и в честь 60-летия восстания парламент Венгрии провозгласил 2016-й годом венгерско-польской солидарности.

При этом Лагзи дал понять, что заявления со стороны государства - не просто прихоть правящей верхушки, они во многом отражают волю и настрой всего народа.

"Предложение об объявлении 23 марта днем дружбы было принято в парламентах Венгрии и Польши единогласно - никто не воздержался и не проголосовал против", - уточнил он, подчеркнув, что это весьма необычное явление, учитывая глубокие разногласия между политическими партиями Венгрии и Польши.

"Такое единодушное решение показало нам, что венгерско-польская дружба стоит вне политических споров - и даже над ними. Она объединяет всю политическую элиту обеих стран".

День польско-венгерской дружбы отмечается ежегодно, основные празднества проходят в городах-побратимах: венгерском Дьёре (по четным годам) и польской Познани (по нечетным).

Это повод собрать вместе крупнейшие политические фигуры обеих стран; кроме того, к празднику часто приурочивают театральные постановки, показ фильмов и проведение художественных выставок, посвященных крепким узам между этими двумя народами.

Но даже вооружившись новыми, более полными знаниями об истории отношений между этими двумя странами, я чувствовал, что у меня что-то не сходится, что от меня ускользает какая-то важная переменная в этом уравнении, не поддающаяся количественному измерению.

Лагзи прекрасно знакомо это ощущение, он и сам признает, что эта дружба может показаться странной, особенно стороннему наблюдателю.

"В поисках ответа на этот вопрос можно обратиться к истории, но лично я думаю, что логическому объяснению этот факт не поддается. Почему-то мы, венгры, просто по определению любим поляков, и наоборот", - сказал профессор.

"И если спросить любого человека в Польше или Венгрии об этих отношениях, почти каждый ответит: "Мы друзья навек".

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Travel.

Польша. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 3 марта 2017 > № 2095061


Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kurier.hu, 8 февраля 2017 > № 2065675 Владимир Сергеев

«И САНКЦИИ НЕ ДЛЯТСЯ ВЕЧНО...»

Россия высоко ценит прагматизм венгерского правительства в рамках выстроенных с Москвой отношений. Несмотря на то, что недавно ЕС продлил направленные против российского правительства санкции, они не будут длиться вечно. Венгрия между тем сделала все в интересах быстрой интенсификации своих отношений с Россией там, где это позволяют еэсовские рамки, - следует из интервью, которое дал 24 декабря российский Посол в Будапеште Владимир Николаевич Сергеев корреспонденту газеты Magyar idők Михаю Салонтаи.

Что Вы считаете самым значимым результатом уходящего года в российско-венгерских отношениях?

Самое значимое достижение в двусторонних отношениях заключается в том, что обе стороны продолжают последовательно стремиться к их дальнейшему развитию на основе принципов взаимной выгоды и прагматизма. Об этом свидетельствует динамичный обмен мнениями, который осуществляется не только на высшем и высоком политическом уровне, но и между российскими регионами и их венгерскими партнерами. В тех сферах, которые не подпадают под действие санкций, например, в культуре, этот динамизм приносит ощутимые результаты. В Венгрию регулярно приезжают российские артисты и коллективы мирового уровня.

Какими Вы видите двусторонние отношения в перспективе?

На мой взгляд, главную роль и в дальнейшем продолжит играть энергетика. Ожидаемое начало работ по расширению АЭС «Пакш», безусловно, интенсифицирует и наше экономическое взаимодействие в целом. При этом Россия продолжит оставаться главным поставщиком энергоресурсов на венгерский рынок. Я уверен, что нам удастся найти взаимовыгодное решение для обеспечения надежных поставок газа и на период после 2019 года. Ведутся переговоры о расширении маршрутов российских поставок в регион ЦВЕ в рамках Северного и Турецкого потоков. Помимо этого, Россия сыграет ключевую роль в развитии венгерской столичной системы общественного транспорта, о чем свидетельствует модернизация вагонов третьей ветки будапештского метро. Также серьезные возможности таит в себе перспективно развивающееся региональное взаимодействие, в рамках которого в текущем году состоялись переговоры с участием глав Республики Татарстан и Республики Мордовия, а также мэра Москвы и губернатора Санкт-Петербурга и руководителей целого ряда российских областей. Импульс данному взаимодействию может придать новая межправительственная комиссия по региональному сотрудничеству, первое заседание которой состоится в начале следующего года.

Что, на Ваш взгляд, может в наибольшей степени угрожать сложившемуся хорошему уровню взаимоотношений?

Не прекратились попытки оказать давление на Россию, стремление изменить ее внешнеполитический курс и испытать на прочность внутриполитическую стабильность. В этом активно проявила себя уходящая американская администрация и некоторые ее союзники в ЕС. Эти попытки привели к похолоданию в отношениях России с Евросоюзом и негативно сказались и на торгово-экономическом сотрудничестве. Эти попытки тем не менее не заставят Россию отказаться от основ своей внешней политики, однако они ущемляют национальные интересы европейских стран, избиратели которых в последнее время все громче заявляют о своем недовольстве в этой связи. На этом фоне отношения Москвы с Будапештом можно считать достаточно сбалансированными. Несмотря на членство в ЕС и НАТО, Венгрия находит возможности и для взаимодействия с Россией. Российская сторона с пониманием относится к тому, что у Будапешта есть союзнические обязательства, хотя это и создает препятствия развитию двустороннего политического и экономического сотрудничества.

Это в большей степени проявляется в экономике. Как выглядит двусторонний торговый оборот?

К сожалению, мы являемся свидетелями продолжающейся тенденции на снижение, хотя эту динамику и удалось замедлить. Этому есть и такие субъективные причины, как упомянутые выше санкции, и объективные, как падение цен на энергоносители на мировом рынке. Это привело не только к сокращению российских экспортных доходов, но и к девальвации рубля, что привело к снижению спроса и на внутреннем российском рынке. По оценке наших экспертов, российская экономика адаптировалась к санкциям, которые имели не только негативные последствия. В сельском хозяйстве и пищевой промышленности, например, определенно оживилось отечественное производство, но и в других областях активно идет процесс импортозамещения. При этом американцы и европейцы не представляют собой весь мир, Россия привлекает товары, капитал и технологии и из других регионов. Таким образом, чем дольше длятся санкции, тем более сложным и затратным будет для заинтересованных стран возвращение на российский рынок.

Каковы, на Ваш взгляд, шансы на возвращение?

Россия готова к взаимодействию с каждой страной мира, руководство которой готово принять принципы взаимного уважения ценностей и невмешательства в чужие дела. Экономику необходимо освободить от политического давления и необходимо положить конец бесперспективной кампании, нацеленной на международную изоляцию России. Из недавно утвержденной российским президентом концепции внешней политики следует, что мы и в дальнейшем рассматриваем Евросоюз как важного партнера, в т.ч. в сфере экономики и торговли. Нашей стратегической задачей является формирование такого общего экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана, в рамках которого становится возвозможной гармонизация процессов европейской и евразийской интеграции без проведения на карте новых разделительных линий. Надеюсь, что Венгрия и другие страны ЕС станут нашими конструктивными партнерами в достижении этих целей.

Михай Салонтаи

Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kurier.hu, 8 февраля 2017 > № 2065675 Владимир Сергеев


Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > kurier.hu, 6 февраля 2017 > № 2065677 Николай Ливенцев

ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКИЕ СВЯЗИ РОССИИ И ВЕНГРИИ. ПЕРСПЕКТИВЫ

Торговый представитель Российской Федерации в Венгрии Николай Николаевич ЛИВЕНЦЕВ касается аспектов российско-венгерских торговых отношений.

Николай Николаевич, в связи с напряженностью в российско-украинских отношениях могут ли европейские покупатели рассчитывать на стабильные поставки российского газа этой зимой?

Поставки советского (позже - российского) газа через территорию Украины в Европу начались в 1967 г. с вводом в эксплуатацию газопровода «Братство». В 70-80-е гг. прошлого столетия в целях расширения поставок были построены трансконтинентальные газопроводы «Союз» (Оренбург - Западная граница), «Уренгой - Помары - Ужгород», «Прогресс» и ряд других. С тех пор и до настоящего времени, практически полвека, Россия, как и СССР, добросовестно выполняла и выполняет взятые на себя обязательства. ПАО «Газпром» по праву считается надежным поставщиком энергоресурсов для европейских потребителей. Компания ни разу не допустила нарушения взятых на себя контрактных обязательств. И нет никаких оснований полагать, что «Газпром» нарушит их этой зимой или в последующие периоды.

Наши отношения с Украиной складывались в последние годы по-разному. К сожалению, бывали проблемы в прокачке газа по трубопроводам в украинской зоне ответственности. Но даже в этих условиях «Газпром» всегда предпринимал шаги, необходимые для доставки согласованных объемов газа своим партнерам. Думаю, что и этой зимой будет так же. Потребители в Европе могут быть уверены в том, что газ будет поставляться стабильно.

Насколько пострадали российско-венгерские экономические связи в результате введения против России экономического эмбарго?

Начну с того, что неправильно говорить о введении против России экономического эмбарго. Евросоюз ввел секторальные санкции в отношении ряда хозяйствующих субъектов Российской Федерации из-за событий на Украине. Это консолидированное решение 28 стран-членов ЕС. В августе 2014 г. Россия была вынуждена предпринять ответные меры по ограничению импорта ряда товаров, в основном продовольственных, из стран, поддержавших санкции ЕС. Безусловно, любые искусственные ограничения в экономической и финансовой сферах отрицательно сказываются на двустороннем товарообороте.

Обратимся к цифрам. В 2008 г. товарооборот между Россией и Венгрией достиг рекордного уровня - около 13 млрд. долл. США. Россия стала вторым после Германии внешнеэкономическим партнером Венгрии. Даже в советские времена эта цифра была скромнее. В 2013 г., по данным венгерской статистики, товарооборот между Венгрией и Россией составлял 11,9 млрд долл. США, в 2014-м - 10,1 млрд, а в 2015-м - только 5,4 млрд. В 2013 году российский экспорт составил 8,5 млрд долл. США, импорт - 3,4 млрд. В 2015 году эти показатели составили 3,7 и 1,7 млрд соответственно. В прошедшем 2016 году наблюдалось существенное замедление темпа снижения товарооборота между нашими странами. По сравнению с 2015 годом его сокращение в денежном выражении составило около 10%.

Конечно, следует учитывать, что падение объемов взаимной торговли обусловлено не только санкционными мерами, но и кризисными явлениями в мировой экономике в целом.

Думаю, приведенные цифры наглядно демонстрируют последствия санкционной политики для наших экономик. При этом я не упомянул объемы упущенной выгоды для обеих сторон. Вспомним хотя бы о нереализованных планах одной из крупнейших российских сетевых компаний «Магнит» по созданию на востоке Венгрии масштабного логистического центра. Или о предстоящих трудностях возвращения на российский рынок поставщиков венгерской сельскохозяйственной продукции в случае отмены ограничительных мер. Как говорится: «Свято место пусто не бывает». Уже сейчас освободившиеся рыночные ниши активно занимают экспортеры из стран СНГ и азиатско-тихоокеанского региона, а также отечественные производители. Одновременно, активно идет процесс импортозамещения, что безусловно положительно сказывается на развитии экономики Российской Федерации.

Каковы в настоящее время главные направления экономического сотрудничества между Венгрией и Россией?

К основным направлениям двустороннего экономического сотрудничества можно отнести нефтегазовый сектор, атомное машиностроение, фармацевтику, химическую промышленность, производство машин и оборудования, банковскую сферу. Хорошие традиции и потенциал сотрудничества есть у нас в области сельского хозяйства и пищевой промышленности, строительства, туризма и ряда других отраслей.

Какую венгерскую продукцию Россия готова закупать в настоящее время и за счет каких новых товарных позиций мог бы расшириться ассортимент российского экспорта в Венгрию?

Есть ряд товарных позиций, по которым Венгрия традиционно является давним и надежным поставщиком российского рынка. В качестве примера могу упомянуть продукцию фармацевтических и химических предприятий. В последние годы существенно возросли объемы поставок из Венгрии машин и оборудования для атомной энергетики, транспорта, станкостроения и ряда других отраслей российской экономики. Мы и в будущем готовы закупать эту продукцию у венгерских производителей.

Сегодня Россия считает чрезвычайно важным приоритетное развитие промышленного производства с высокой степенью переработки, основанного на современных технологиях и научных достижениях. Поставлена задача стабильного увеличения доли несырьевого экспорта, в том числе и в страны ЕС. Существующий курс национальной валюты делает продукцию российских предприятий весьма конкурентоспособной на европейском рынке. В последнее время российские предприятия и компании все чаще обращаются к нам за содействием в поиске венгерских покупателей их продукции. Речь, в частности, идет о предприятиях деревообрабатывающей, металлургической, электротехнической промышленности. Немалый потенциал у российских разработок в области прикладных компьютерных программ, медицинской техники, продукции ряда других отраслей.

Какие новые направления сотрудничества, партнерства просматриваются между нашими странами?

Во-первых, мы еще далеко не исчерпали потенциал традиционных направлений сотрудничества, таких как энергетика, сельское хозяйство, фармацевтика, туризм и ряд других. Здесь у нас много заделов, которые мы хотим реализовать в самой обозримой перспективе. Но, как вы знаете, политические решения совсем недавнего прошлого обуславливают существенные ограничения, с которыми сталкивается наше традиционное экономическое сотрудничество со странами Евросоюза и, в частности, с Венгрией. Это не наш выбор. Мы глубоко убеждены, что политика санкций наносит вред обеим сторонам и не ведет к конструктивному диалогу.

В сложившейся ситуации мы и наши венгерские партнеры прилагаем серьезные усилия для поиска новых форм и областей сотрудничества. В частности, хорошие перспективы видятся нам в развитии прямых экономических связей между Венгрией, ее областями и отдельными регионами Российской Федерации. Руководство наших стран придает большое значение межрегиональному сотрудничеству. В рамках визита в Венгрию Президента России В. В. Путина в феврале 2015 года было подписано «Соглашение между правительствами Российской Федерации и Венгрии о содействии межрегиональному сотрудничеству». На основании этого документа создана Межправительственная комиссия по межрегиональному сотрудничеству, разработана Комплексная программа сотрудничества в межрегиональной сфере, рассчитанная на несколько лет. За последние 2 года состоялось более полутора десятков визитов в Венгрию российских региональных делегаций - так называемых «комплексных бизнес-миссий», состоявших из представителей власти и бизнеса. Достигнуты договоренности о реализации совместных проектов в различных областях экономики - в переработке сельхозпродукции, строительстве хозяйственных и социальных объектов в российских городах, в развитии транспортной инфраструктуры и ряде других. Для российских регионов очень привлекательным является участие венгерских компаний, обладающих современными технологиями, в модернизации предприятий пищевой промышленности, создании современных систем городского коммунального хозяйства, иных значимых проектах.

Российские компании, в свою очередь, готовы предложить венгерским партнерам свои разработки в области металлургии, производства композитных материалов, создания современного программного обеспечения и пр.

Все это дает основание для уверенности в том, что двустороннее экономическое сотрудничество будет развиваться и впредь.

Насколько привлекательна Венгрия для российских туристов, в чем ее сильные стороны и чего не хватает для дальнейшего увеличения объемов российского туризма в Венгрию?

Венгрия обладает исключительными природными «данными» и внушительным потенциалом для привлечения иностранного туризма, начиная с большого количества различных целебных источников и заканчивая богатым историческим и культурным наследием. В последние годы страна демонстрирует завидные темпы развития этой отрасли. Много делается для модернизации имеющихся и создания новых объектов туристической инфраструктуры. Венгерское направление традиционно было и остается популярным для российских туристов. Не следует забывать, что в последние полтора-два года, по причине существенного ослабления рубля, наблюдается спад российского выездного туризма в целом. Но вот статистика 2014 г. показывает, что количество российских туристов, посетивших Венгрию, составило около 762 тыс., что позволило нам, по данным Венгерского агентства по туризму, занять в тот год третье место по числу посетивших страну иностранных граждан.

Россиян привлекает возможность познакомиться с богатой историей и культурой страны, отдохнуть и поправить здоровье на берегу Балатона или у целебных источников, попробовать знаменитые венгерские вина и блюда национальной кухни. Одним из важных факторов туристической привлекательности страны является традиционно высокий уровень сервиса, разумные цены на товары и услуги.

Мы не видим каких-либо объективных препятствий для дальнейшего роста туристического потока из России. Однако, как и в других сферах сотрудничества, это - улица с двусторонним движением. России тоже есть что предложить туристам из Венгрии. Отрадно отметить, что отраслевые ведомства двух стран в последнее время прилагают существенные усилия для расширения сотрудничества, в том числе и в рамках Рабочей группы по туризму при МПК, а также на полях специализированных туристических выставок в Москве и Будапеште. Это должно в ближайшем будущем принести свои плоды и придать дополнительный импульс развитию двустороннего туристического обмена.

Несмотря на санкции против России, сотрудничество в оборонной сфере (имеется в виду соглашение о ремонте вертолетов) идет. Какова ваша оценка?

Военно-техническое сотрудничество между нашими странами по понятным причинам является деликатной сферой. Венгерские вооруженные силы по-прежнему располагают определенным вооружением и военной техникой советского (российского) производства. Мы понимаем, что членство Венгрии в НАТО подразумевает в конечном счете полный переход на стандарты альянса, в том числе в отношении военной техники. Перевооружение армии - процесс длительный и недешевый. В то же время определенные виды военной техники советского (российского) производства и в настоящее время являются одними из лучших в своем классе. В определенных условиях поддержание их в рабочем состоянии и продолжение использования силовыми структурами страны может быть целесообразным.

Например, вертолеты Ми-8 и их модификации настолько хорошо себя зарекомендовали в Афганистане, что до самого недавнего времени Пентагон приобретал их для нужд афганской армии и использовал в своих воинских подразделениях. Вполне логично, что венгерское руководство приняло решение поддерживать техническое состояние своих вертолетов этого типа, а не тратить немалые средства на новые приобретения. Мы заинтересованы в таком сотрудничестве и готовы оказывать всю необходимую помощь нашим венгерским партнерам.

Как Вы видите свои задачи в качестве торгового представителя России в Венгрии на данный момент?

Моя цель - добиться, чтобы российские и венгерские компании, представители органов власти Венгрии и российских регионов были всегда уверены в том, что в лице Торгового представительства РФ в Венгрии они найдут надежного союзника и компетентного помощника, готового содействовать им в реализации планов двустороннего экономического сотрудничества.

Интервью предоставлено Торговым представительством РФ в Венгрии по материалам изданий Figyelő и Világgazdaság

Nina Popova

Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > kurier.hu, 6 февраля 2017 > № 2065677 Николай Ливенцев


Россия. Венгрия > Медицина > rosminzdrav.ru, 3 февраля 2017 > № 2059559 Вероника Скворцова

Интервью Министра Вероники Скворцовой венгерской газете «Вилаггаздашаг»

Как Вы оцениваете нынешний уровень российско-венгерских торговых отношений?

Венгрия в течение многих десятилетий является для России приоритетным торгово-экономическим партнером в Центральной Европе, наши отношения практически по всем направлениям развиваются в позитивном ключе. В основе связей России и Венгрии – принципы равноправия, уважение друг друга и взаимного учета интересов. В русле договоренностей, достигнутых в ходе переговоров Президента Российской Федерации Владимира Путина с Премьер-министром Венгрии В. Орбаном наши страны готовы активизировать межпарламентские, межрегиональные, культурно-гуманитарные связи.

Значительный вклад в эту работу вносит деятельность российско-венгерской Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству.

Должна констатировать, что сегодня наши торгово-экономические отношения с Венгрией подвергаются серьезным испытаниям. Так, в 2016 году все еще наблюдалось уменьшение объема товарооборота, однако, хочу отметить, по сравнению с аналогичным периодом 2015 года темпы снижения значительно замедлились.

Какие возможности Вы видите для остановки спада?

На фоне снижения товарооборота между нашими странами мы видим серьезные перспективы взаимовыгодного сотрудничества в самых разных областях. Как показывает многовековая история наших взаимоотношений, кризисные явления приходят и уходят, а солидная база двустороннего сотрудничества должна укрепляться и развиваться. Залогом преодоления спада во взаимной торговле являются крупные совместные высокотехнологичные проекты.

Со стороны Российской Федерации мы готовы создавать благоприятные условия на всех стадиях реализации инвестиционных проектов и поощрять любые обоюдовыгодные инициативы.

Ожидаются ли в будущем какие-либо крупные совместные инвестиционные проекты, кроме модернизации АЭС «Пакш»?

Да, конечно. Например, вместе с венгерскими коллегами мы уже успешно реализуем ряд проектов в сфере транспортной промышленности. Российское предприятие ОАО «Метровагонмаш» в 2015 году выиграло тендер по модернизации вагонов Будапештского метро. В настоящее время все работы выполняются четко в установленные сроки, в Венгрию уже поставлены три состава вагонов. Хочу отметить, что в целом, в январе – ноябре 2016 года поставки наземного транспорта в Венгрию возросли в 7 раз (на 7,8 млн. долл). Ведется активное взаимодействие и по другим направлениям промышленности. В частности, на постоянной основе осуществляются поставки комбайнов Ростсельмаша (порядка 10 машин в год), газовых горелок для металлургии, инновационных мобильных генераторов аэрозоля.

Продолжает развиваться сотрудничество в сфере энергетики. С удовлетворением хотела бы отметить продление контракта с венгерской компанией «Панрусгаз» на поставку российского природного газа до конца 2019 года.

Также одним из устойчиво развивающихся направлений двустороннего сотрудничества является взаимодействие в сфере здравоохранения. По здравоохранению мы проводим сейчас сразу несколько проектов: это медицинский центр в Новосибирске, построение завода биоактивных различных веществ: бадов и витаминов из облепихи, произрастающей, например, в Сибири, и других наших природных возможностей на территории Венгрии.

Также несколько венгерских фармацевтических компании, таких как Гедеон Рихтер и Эгис, вот уже много лет успешно работают на российском рынке. В свою очередь, российская компания «Алтайвитамины» приступает к созданию совместного производства на территории Венгрии.

Сейчас мы рассматриваем возможности совместного сотрудничества в области диагностики инфекционных заболеваний, в частности, вируса Зика.

Какие отрасли могут стать своего рода мотором для динамичного развития двусторонних экономических связей?

Ключевыми для российско-венгерского партнерства в контексте получения наибольшего синергетического эффекта являются транспортное и специальное машиностроение и сотрудничество в сфере здравоохранения.

Однако не могу ни отметить укрепление взаимодействия по направлению обмена студентами в рамках реализации Межправительственного соглашения о сотрудничестве в области высшего образования. В результате предпринятых мер нам удалось увеличить объем российских студентов, направляемых на обучение в Венгрию в 2016/2017 году до 103 человек. В то же время на обучение в российских вузах подали заявки 38 граждан Венгрии.

По Вашему мнению, насколько готовы российские регионы принять венгерские компании и инвестиции?

Готовы, без всякого сомнения. Российская Федерация, безусловно, заинтересована в сохранении венгерского присутствия в традиционной торговой сфере. Мы также приветствуем освоение имеющихся производственных ниш посредством создания в России венгерских дочерних предприятий.

Подтверждение тому - начало работы Российско-Венгерской межправительственной комиссии по межрегиональному сотрудничеству. Был подписан ряд межправительственных соглашений с субъектами Российской Федерации, такими как Республика Татарстан и Мордовия, Курская область, Санкт-Петербург.

В некоторых регионах России компании из Венгрии реализуют крупные инвестиционные проекты. В пример осуществления планов по сотрудничеству на региональном уровне можно привести открытый в прошлом году и успешно работающий в Тульской области завод по производству кормовых премиксов, построенного венгерской компанией «Агрофид», или завод фармацевтической компании «Гедеон Рихтер» расположенный в Московской области, который в 2016 году отметил 20-летие своей успешной работы.

По Вашему мнению, насколько заинтересованы в российских бизнес-кругах венгерскими инвестициями? Что нужно для того, чтобы возросла сила притяжения венгерского рынка в глазах российских бизнесменов?

Интерес, конечно, есть. Он проявляется как со стороны венгерских бизнесменов, так и российских предпринимателей. По экспертным оценкам российских бизнес-инвестиций в Венгрии накоплено в размере 0,9 миллиардов долларов, венгерских в России - 1 миллиард долларов.

В ближайшем будущем мы планируем достижение взаимовыгодных результатов по крупным инфраструктурным проектам в сфере энергетики, интенсифицировать взаимодействие в таких отраслях как транспорт, строительство и туризм. Мы нацелены на максимальное благоприятствование иностранным инвестициям в российскую промышленность, в том числе венгерским.

Россия. Венгрия > Медицина > rosminzdrav.ru, 3 февраля 2017 > № 2059559 Вероника Скворцова


Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 февраля 2017 > № 2057935 Владимир Путин, Виктор Орбан

Совместная пресс-конференция с Премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном

В.Орбан (как переведено): Добрый день, уважаемые дамы и господа! С уважением приветствую Президента Российской Федерации!

Хочу поблагодарить его от имени Венгрии и венгерских людей за то, что он посетил нас. Визит Президента России для нас всегда большая честь. Мы провели длительные, очень успешные переговоры. В центре внимания этих переговоров стоят экономические вопросы. Вы, наверное, знаете, что Венгрия стремится поддерживать прозрачные, хорошие контакты с Россией. Мы раз в год обсуждаем положение наших дел. В прошлом году был в Москве по приглашению господина Президента, благодарим, что он прибыл к нам с ответным визитом.

Мы заявили, что обещания, данные два года тому назад, год тому назад, обе стороны выполнили. Мы подписали документы о региональном сотрудничестве. Венгрия открыла Генеральное консульство в Казани, и мы подписали план консультаций на уровне министерств иностранных дел.

Мы благодарим господина Президента за то, что были модифицированы наши предыдущие соглашения о поставке газа, и, таким образом, газ гарантирован для нас до 2021 года. А сегодня мы приняли решение, что попросим наших сотрудников, чтобы они начали переговоры о поставках газа после 2021 года.

Мы отдельно говорили также о сотрудничестве в области атомной энергии. Мы установили, что большую часть преград нам уже удалось устранить, остаётся один открытый вопрос, и мы ждём решения Европейского союза по этому вопросу. Мы уверены в том, что наши соглашения во всём удовлетворяют требованиям Европейского союза, и мы очень надеемся, что в этом году мы сможем уже начать подготовительные работы, а в 2018 году непосредственно приступить к строительству.

Результаты экономического сотрудничества стоит особо оценить, поскольку мы достигли этих результатов в особо трудной международной ситуации. Вы видите, что на континенте, в западной его части, стала очень модной антироссийская политика. И именно в этих условиях нам пришлось защищать свои экономические контакты и сохранять в них что можно. Я с грустью говорю, что, несмотря на все наши усилия, к сожалению, в товарообороте между нашими странами мы многое потеряли. 6,5 миллиарда долларов – это урон, который был нанесён нашим экономикам. И Венгрия продолжает утверждать, что неэкономические проблемы нельзя решать экономическими способами. Не надо переносить другие конфликты на территорию экономики, потому что это нанесёт ущерб всем. Именно поэтому мы надеемся, что в ближайшем будущем мы сможем поприветствовать новые хорошие отношения между Россией и Европейским союзом. Очень трудно жить, если у нас не будет открытых, плодотворных и интенсивных форм сотрудничества с сильными мира сего.

Многие наши ожидания были реализованы и в культурно-гуманитарной области. Мы договорились об обмене студентами. И Венгрия приняла решение, что мы будем реконструировать на венгерские средства четыре православных прихода.

Я уверен, что одним из самых важных результатов нашего сотрудничества является то, что за последние два года в соответствии договорённостям с господином Президентом нам удалось реализовать инвестиции в области пищевой промышленности. Это для венгерской экономики исключительно важно, и мы хотим из области сельского хозяйства перейти и предоставить возможность инвестиций венгерским предприятиям и в области водного хозяйства. Венгрия имеет технологию мирового уровня, и это будет большим прорывом и с точки зрения внешней торговли между нашими странами.

Мы отлично знаем, что в Европейском союзе ведутся открытые дискуссии по целому ряду внешнеполитических вопросов. Мы их также обсудили. Мы постарались сохранить и спасти всё, что могли, из российско-венгерских контактов, и когда мир вернётся к хорошей логике сотрудничества, венгерская экономика с хороших позиций будет дальше развиваться на российских рынках.

Из этого я могу сделать вывод, что и с экономической, и с экономико-политической точки зрения наши переговоры были успешны, за что я благодарю господина Президента.

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Дамы и господа!

Прежде всего хочу поблагодарить господина Премьер-министра, всех наших венгерских коллег за приглашение и за возможность продолжить сложившуюся практику обмена мнениями на самом высоком уровне.

Мы обсудили практически весь комплекс вопросов российско-венгерских отношений, и, конечно, как только что сказал господин Премьер-министр, акцент был сделан прежде всего на поддержание, развитие, на поиск сотрудничества в экономической сфере.

Мы ценим настрой венгерского руководства на последовательное развитие взаимовыгодного сотрудничества с Россией, и, безусловно, Венгрия является важным и надёжным партнёром России в Европе. Между нашими странами налажен регулярный политический диалог, осуществляются тесные контакты на уровне министерств иностранных дел, эффективно работает Межправительственная комиссия по экономическим вопросам.

Сегодня в ходе переговоров мы также уделили первостепенное внимание, как я уже сказал, вопросам экономического взаимодействия. Я присоединяюсь, это объективные данные, к сожалению, за последние три года, вынужден констатировать, в двустороннем товарообороте – сокращение почти вдвое. Отрицательная динамика фиксируется и в сфере инвестиций. В прошлом году взаимные капиталовложения снизились тоже почти в два раза.

Такое положение дел, разумеется, не может никого устраивать. В этой связи были рассмотрены и намечены конкретные меры по активизации взаимной торговли и инвестиций. Господин Премьер-министр только что сказал об одной из таких возможностей – о том, чтобы расширить сферу применения этих инвестиций для пользы экономик России и Венгрии.

В частности, договорились наращивать совместную работу в сфере энергетики. Большое значение придаём реализуемому «Росатомом» проекту строительства двух новых энергоблоков на атомной электростанции «Пакш», стоимость, напомню, 12 миллиардов евро. Эта атомная электростанция, как известно, уже давно работает в Венгрии и сейчас уже производит почти 40 процентов электроэнергии, вырабатываемой в Венгрии. Ввод в строй дополнительной мощности позволит удвоить объёмы выработки электроэнергии, удовлетворив спрос на электроэнергию, необходимую для запуска новых производств в Венгрии. Будут созданы и новые рабочие места, порядка 10 тысяч.

Хорошие перспективы для наращивания сотрудничества имеются и в нефтегазовой сфере. Сегодня значительный объём углеводородов, используемых в Венгрии, поставляется именно из нашей страны. И, кроме всего прочего, конечно, Венгрия является надёжным звеном в транзите российского топлива в страны Западной Европы.

Венгрия успешно участвует в освоении углеводородных запасов на российской территории. Венгерский энергетический концерн MOL разрабатывает нефтяные залежи Западной Сибири России и собирается наращивать объём добычи. В настоящее время уже «дочка» MOL добывает в России 590 тысяч тонн нефти в год.

В ходе переговоров мы условились энергичнее укреплять и промышленную кооперацию, в том числе в высокотехнологичных и наукоёмких отраслях. Отмечу, что с использованием российских композитных материалов в Венгрии налажен выпуск пассажирских автобусов. На основе наших технологий осуществляется модернизация подвижного состава будапештского метрополитена. В планах – совместное производство и поставки железнодорожных вагонов на рынки третьих стран.

Венгерские компании активно работают в российской фармацевтической промышленности и в нашем агропроме. Установлены тесные партнёрские связи между всеми 19 венгерскими областями и более чем 50 субъектами Российской Федерации. Мы всячески будем поддерживать это стремление регионов к прямому сотрудничеству, и, как известно, сегодня должна быть утверждена и комплексная программа развития регионального сотрудничества на 2017–2022 годы.

Успешно развиваются двусторонние культурно-гуманитарные связи, расширяются контакты и в сфере образования. Отрадно, что в Венгрии возрождается интерес к изучению русского языка. И мы, конечно, очень благодарны господину Премьер-министру, всем нашим венгерским друзьям за содействие, которое они оказывают и в деле преподавания русского языка, в деле расширения гуманитарных контактов, в том числе и в сфере возрождения и ремонта, которые проводятся по инициативе венгерского Правительства, культовых учреждений, культовых зданий.

В ходе переговоров подробно обсуждались и актуальные вопросы европейской и глобальной повестки дня. Я подробно проинформировал о наших оценках того, что происходит, скажем, на востоке Украины, о том, что происходит на Ближнем Востоке, в том числе в Сирии. И здесь, во всяком случае, у нас точно общий подход, он заключается в том, что нам необходимо объединять усилия в борьбе с международным терроризмом. Политическое урегулирование в Сирии и других ближневосточных странах, скорейшее возвращение всего региона к нормальной жизни будет, безусловно, способствовать и снятию острого миграционного кризиса в Европе в целом.

Я очень рассчитываю на то, что мы будем активно взаимодействовать с нашими венгерскими партнёрами по всем этим направлениям. И в заключение хочу ещё поблагодарить венгерских партнёров и господина Премьер-министра за радушный приём, за содержательные и продуктивные переговоры.

У нас ещё намечена вторая часть. Мы сейчас с участием наших министров продолжим эту дискуссию. Но уже начало работы в узком составе показывает, что настрой на достижение конкретных договорённостей имеется с обеих сторон.

Благодарю вас за внимание.

Вопрос (как переведено): Вопрос господину Виктору Орбану. Как Вы видите международное пространство, где Россия и Венгрия могут сотрудничать в дальнейшем? Есть ли тут какие-то изменения?

В.Орбан: Конечно, вместе с национальной гордостью мы должны отдавать себе отчёт в том, что Россия и Венгрия движутся в разных измерениях: это касается военных, геополитических, внешнеполитических вопросов. Но я считаю, что самыми лучшими человеческими качествами является то, когда человек знает, где его место, и берёт на себя такую роль и ставит перед собой такую цель, которая соответствует весу, размеру и влиянию страны. Господин Президент проинформировал нас о положении в Сирии. Мы можем присоединиться только к тем миротворческим действиям, которые направлены на защиту христианского сообщества, потому что защиту христианских сообществ мы считаем очень важной во всём мире. То есть Венгрия может присоединиться к разрешению международных вопросов даже там, где она главную роль не играет. Мы очень благодарны за информацию господина Президента.

Что касается международной арены, мы все чувствуем, это висит в воздухе, что в мире происходят очень серьёзные изменения. Мы считаем, что те изменения, которые сейчас происходят, создают более благоприятные условия для европейско-российского, и в том числе венгерско-российского, сотрудничества, будет лучше, чем было раньше. Я с надеждой смотрю на последующие годы и думаю, что основным условием европейского мира являются уравновешенные контакты между Россией и Европейским союзом.

Вопрос (как переведено): Перед переговорами в прессе сообщалось, что в центре внимания переговоров будут вопросы энергетического характера. Говорили ли вы о том, что «Северный поток» каким-то образом будет направлен в Венгрию, и о том, будут ли новые переговоры, связанные с пакшским кредитом? Благодарю вас.

В.Орбан: Что касается последнего вопроса, об этом мы не говорили. Конечно, финансовое положение Венгрии в международном экономическом пространстве улучшилось за последнее время, но у нас есть хорошая договорённость с Россией, мы не хотим ею рисковать, мы стремимся к её реализации. Мы ждём, чтобы наконец-то начались строительные работы, потому что – что это за атомная электростанция, о которой все говорят, но никто не видел? Даже лопатой первую ямку не вырыли. Мы ждём этого. Сейчас пересмотр этого соглашения на повестке дня не стоит. То, что я раньше подписал с господином Президентом, это мы хотим реализовать.

Что касается поставок газа, мы не можем обойти вопрос, насколько стабильным является поставка газа через Украину. Это является ключевым вопросом. Мы знаем об очень многих неуверенных моментах, поэтому мы всегда ратовали за то, что нужно осуществлять диверсификацию поставок. То, что было бы в интересах Венгрии, Европейский союз заблокировал. То есть это сейчас находится в каком-то застое, но мы заинтересованы в том, чтобы это снова вышло на повестку дня. У нас есть мощности и на севере, которыми мы сейчас не пользуемся, но если нужно будет и национальные экономические интересы этого потребуют, мы будем покупать в России газ через север.

В.Путин: Два слова добавлю. Мы говорили и о проекте, который, к сожалению, прекратил своё существование – «Южный поток», говорили и о «Северном потоке». Что касается «Северного потока – 2», то, конечно, технологическая возможность для Венгрии получать российский газ через «Северный поток – 2» существует. Через Словакию, через Австрию, можно по-разному это сделать, это вполне реализуемый проект. Возможно также и движение российского сырья через Турцию по «Турецкому потоку», возможны и другие варианты.

Кстати говоря, мы не ставим перед собой никаких целей политического характера в отношении транзита через Украину. Если это будет экономически целесообразно, если это будет надёжно, то мы не исключаем и продолжения какого-то объёма транзита через Украину. Вопрос в диверсификации и в экономической целесообразности всех этих маршрутов. Мы изучаем все возможности. Одно точно можно сказать: российский газ будет надёжно поступать на венгерский рынок, это 100 процентов.

Что касается других составляющих, например того же проекта атомной электростанции «Пакш», – 12 миллиардов, я сказал, стоит этот проект, – 80 процентов предполагалось за счёт российского кредита. Я проинформировал господина Премьер-министра о других возможных вариантах. Мы готовы финансировать все 100 процентов, но тогда условия самого соглашения должны быть немножко другими. Здесь тоже возможно всё к реализации.

Обращаю ваше внимание на то, что, как я уже сказал, это 10 тысяч дополнительных хорошо оплачиваемых высокотехнологичных рабочих мест. Это, конечно, повышение надёжности и работа на будущее развитие венгерской экономики в целом.

Вопрос: Вопрос по Украине.

Владимир Владимирович, Ваша позиция по конфликту на Донбассе известна. Я хотел у Вас уточнить: на Ваш взгляд, почему нынешняя вспышка произошла именно сейчас, в этот период?

И позвольте, раз мы находимся в Венгрии, спросить у господина Орбана: Ваше мнение в отношении ситуации на Украине, тем более что в Закарпатье есть венгерское меньшинство. Вы можете как-то повлиять на Киев, чтобы не было дискриминации венгерского населения?

Спасибо.

В.Путин: Что касается сегодняшнего обострения, то мы зафиксировали, что оно началось – наша позиция, действительно, известна: его спровоцировали – с украинской стороны. В пятницу, на прошлой неделе, начались, по сути, боевые действия. В воскресенье украинские так называемые добровольческие отряды захватили один из опорных пунктов оппозиции и продвинулись на территорию, контролируемую ополчением, на 200 метров. В воскресенье они были оттуда выбиты.

Почему это происходит сейчас? На мой взгляд, несколько причин. Первая причина заключается в том, что украинскому руководству сегодня нужны деньги, а деньги лучше всего вышибать из Евросоюза, из отдельных стран Европы, из Соединённых Штатов и из международных финансовых институтов, выставляя себя в качестве жертвы агрессии. Первое.

Второе. Как мы знаем, в ходе предвыборной кампании в Соединённых Штатах действующая украинская власть заняла одностороннюю позицию в поддержку одного из кандидатов. И больше того, некоторые олигархи, наверняка с одобрения политического руководства, финансировали этого кандидата, или эту кандидатку, если сказать более точно. Теперь им нужно наладить отношения с действующей администрацией, и тоже через конфликт, это всегда лучше, это всегда удобнее, легче втянуть действующую администрацию в решение украинских проблем ну и наладить таким образом какой-то диалог.

Третья причина – внутриполитическая. На фоне явных неудач в сфере экономической, социальной политики активизировалась оппозиция, её нужно заткнуть, нужно мобилизовать население вокруг действующего руководства. Эта задача тоже достигается легче на фоне возобновления какого-то конфликта.

Есть ещё одно соображение. Я думаю, что сегодняшняя украинская власть вообще не готова к реализации минских соглашений и ищет повод для того, чтобы отказаться от их исполнения, и этому тоже способствовало бы развитие конфликта. Очень рассчитываю на то, что здравомыслящие силы на самой Украине, а также те, кто заинтересован в решении вопросов подобного рода политическими средствами, не позволят развиваться ситуации на юго-востоке Украины по наихудшему сценарию, а наоборот, сосредоточат всё своё внимание и усилия для того, чтобы исполнять минские соглашения.

Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 2 февраля 2017 > № 2057935 Владимир Путин, Виктор Орбан


Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 января 2017 > № 2053554 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии П.Сиярто, Москва, 23 января 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели переговоры с моим венгерским коллегой Министром внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии П.Сиярто, которые прошли в деловой, конструктивной, дружеской атмосфере и были весьма конкретными.

Венгрия – давний партнер нашей страны. В основе связей России и Венгрии – принципы равноправия, уважение друг друга и взаимного учета интересов. Сегодня мы обсудили ключевые аспекты этих отношений, включая предстоящие контакты на различных уровнях, в том числе и высший. Как вам известно, в начале февраля Президент Российской Федерации В.В.Путин посетит с визитом Будапешт.

Условились приложить дополнительные усилия для восстановления уже набирающей силу позитивной динамики двустороннего товарооборота. Значительный вклад в эту работу вносит деятельность российско-венгерской Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству, следующее заседание которой состоится в текущем году в Москве. Надеемся, что уже к очередному саммиту в Будапеште сопредседатели этой комиссии Министр внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии П.Сиярто и Министр здравоохранения Российской Федерации В.И.Скворцова смогут доложить Президенту Российской Федерации В.В.Путину и Премьер-министру Венгрии В.Орбану о тех результатах, которые уже были достигнуты по итогам прошлогодней сессии.

Венгерские партнеры подтвердили твердый настрой Будапешта продолжить работу над расширением АЭС «Пакш» при содействии «Росатома». Подписанные двусторонние соглашения и контракты охватывают весь жизненный цикл станции – от строительства до обеспечения топливом и технического обслуживания. По масштабу и высокотехнологичному характеру это стратегический проект. Также мы отметили успешную реализацию других проектов, включая модернизацию силами ОАО «Метровагонмаш» вагонов для третьей линии будапештского метрополитена, целый ряд других договоренностей, которые были достигнуты ранее и находятся в стадии активной реализации.

Межрегиональные обмены набирают силу. В прошлом году Будапешт посетили губернатор Санкт-Петербурга Г.С.Полтавченко, президент Татарстана Р.Н.Минниханов и глава Республики Мордовия В.Д.Волков. Подписаны многие рамочные соглашения и контракты. В октябре прошлого года состоялся визит в Москву мэра Будапешта И.Тарлоша. В ноябре в Будапеште при поддержке Международного инвестиционного банка (МИБ) состоялся очередной российско-венгерский экономический форум. Сейчас завершаются процедуры межведомственного согласования соглашений о сотрудничестве Министерства иностранных дел Венгрии с Республикой Карелия, Липецкой и Самарской областями Российской Федерации. В условиях такого насыщенного обмена на уровне регионов наших стран было принято решение создать еще одну межправительственную комиссию по межрегиональному сотрудничеству. Сейчас готовится ее учредительное заседание.

Мы с удовлетворением отметили углубление культурно-гуманитарного сотрудничества, включая расширение студенческих обменов и обоюдный рост к изучению русского языка в Венгрии и венгерского языка в России.

Диалог по линии наших министерств развивается весьма динамично. В прошлом году мы с Министром внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии П.Сиярто встречались четыре раза. Сегодня одобрили План консультаций на текущий год, подписать который планируем в самое ближайшее время.

Мы уделили немало внимания ситуации в мире и в регионе, в том числе на европейском континенте. Затрагивали незавидное состояние отношений в рамках Совета Россия-НАТО, а также в контексте России и Евросоюза. Тем не менее, особое внимание уделили положению в регионе Ближнего Востока и Севера Африки, откуда исходят общие для всех нас угрозы терроризма и подпитывается миграционный кризис. Считаю, что с Венгрией у нас совпадение позиций по тем шагам, которые необходимо было бы предпринять, чтобы обеспечить сотрудничество России с Европой и США по преодолению этого кризиса. Это, конечно же, охватывает сирийскую ситуацию, ситуацию в Ливии, Ираке, Йемене и в целом в регионе Ближнего Востока и Севера Африки.

По Сирии мы с моим коллегой исходим из того, что открывшаяся сегодня в Астане встреча между Правительством САР и вооруженной оппозицией должна стать важным шагом на пути урегулирования этого уже почти шесть лет продолжающегося кризиса.

Коснулись мы и ситуации на Украине. Мы подтвердили безальтернативность выполнения «Комплекса мер», который был подписан в Минске 12 февраля 2015 года. Мы привлекли внимание к серьезной озабоченности, вызванной последними высказываниями Президента Украины П.А.Порошенко, который безапелляционно заявил, что Украина не будет делать ничего из тех политических реформ, которые прописаны в Минских договоренностях, пока не будут безоговорочно выполнены все аспекты, касающиеся сферы безопасности, включая восстановление полного контроля украинских вооруженных сил над границей с Россией. Иначе, как он подчеркнул, они не перейдут к реализации политических положений Минских договоренностей. Это прямо противоречит тому, что записано в «Комплексе мер», где сказано, что лишь после выполнения всех без исключения положений, включая проведение амнистии, обеспечение особого статуса Донбасса и закрепление его в конституции Украины на постоянной основе и проведение выборов под контролем ОБСЕ, будет восстановлен полностью контроль над российско-украинской границей. Надеемся, что те страны Евросоюза, которые выступают гарантами Минских договоренностей (а их наряду с Россией и Украиной подписали Германия и Франция), обратят внимание на это неподобающее заявление Президента Украины П.А.Порошенко, который пытается увильнуть от своих обязательств.

Мы обсуждали целый ряд других вопросов, которые связаны с нашим совместным участием в международных событиях. Подтвердили нацеленность на дальнейшее тесное сотрудничество.

Я признателен Министру внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии П.Сиярто за очень полезный разговор.

Вопрос (обоим министрам): Г-н П.Сиярто говорил, что международная обстановка изменилась, и это может способствовать хорошему развитию российско-венгерских отношений. Москва до сих пор довольно сдержанно говорила о перспективах развития отношений, так как Президент США был только избран. Сейчас он уже является действующим главой государства, и в своих первых высказываниях Д.Трамп уже сказал, что ИГИЛ нужно стереть с лица земли. Как вы смотрите на перспективы развития отношений между Россией и США?

С.В.Лавров (отвечает первым): Если быть точными, то сегодня, по сути, первый полный рабочий день новой Администрации США. До этого была инаугурация, несколько часов Президент Д.Трамп провел, подписывая свои первые решения, а потом было два выходных дня. Мы все исходим из того, что нужно дождаться официальных расстановок, акцентов, изложения позиций по всем основным международным проблемам и полного формирования команды Д.Трампа. Целый ряд министров, которые имеют не последнее значение для внешнеполитической сферы, включая Госсекретаря, пока еще не утверждены Сенатом и не назначены.

Тем не менее, мы следим за развитием ситуации в США, видим немало совпадающих моментов по принципиальным вопросам, касающимся видения целей внешней политики, которые были изложены Д.Трампом и которые очень тесно перекликаются с тем, как Президент России В.В.Путин видит внешнеполитические цели Российской Федерации. Во-первых, это опора на развитие собственной страны как база успешной внешней политики, опора на укрепление собственной страны в интересах своих граждан. Во-вторых, в основе действий на международной арене Д.Трамп явно выдвигает не идеологию, не попытки вмешательства в дела других государств, а продвижение коренных интересов США. Именно с таких позиций ведет свою внешнеполитическую деятельность и Российская Федерация. При этом команда Президента США подчеркивает, что жестко продвигая свои интересы, они будут готовы уважать интересы других стран. В тех случаях, когда эти интересы совпадают, перекликаются, они будут готовы сотрудничать с тем, чтобы совместно добиваться результата на международной арене. В числе главных приоритетов была названа борьба с ИГИЛ, причем не её симуляция, а борьба до полного уничтожения этого террористического образования. Здесь уже налицо совпадение интересов России, США и многих других государств, включая Венгрию. Я не знаю, кто может отказаться от того, что борьба с терроризмом является сегодня главным приоритетом для всех нас. В этом смысле совпадение налицо.

Напомню, полтора года назад Президент России В.В.Путин выступал за создание полноценного, подлинно универсального фронта борьбы с терроризмом. Эта наша инициатива остается в силе. Будем в полной мере готовы учитывать те конкретные направления борьбы с террором, которые сформулирует Д.Трамп и его Администрация. Так что совершенно точно налицо концептуальная и практическая основа для противодействия по антитеррористической проблематике.

Понятно, что в США, и вы это видите каждый день, есть желающие в основном из числа «ветеранов» холодной войны или неолиберальных кругов политистеблишмента помешать сотрудничеству, руководствуясь не коренными интересами США, а своим видением того, как должны выстраиваться действия других стран и как необходимо разговаривать с этими странами с позиции силы. Причем, с позиции силы не для того, чтобы продвигать интересы своей страны, а чтобы заставить согласиться с некими идеологическими постулатами и навязываемыми со стороны неолиберальными либо прочими ценностями.

Как известно, администрация Б.Обамы в свои последние дни суетливо попыталась максимально затруднить нормальные отношения между Россией и США уже при Администрации Д.Трампа, порасставляла законодательные «красные флажки» и «минные поля», которые, разумеется, будут серьезно затруднять нормальное общение.

Зная эти и другие особенности политической системы США, мы не обольщаемся, но, как уже неоднократно говорил Президент России В.В.Путин, будем готовы пройти свою часть пути для нормализации отношений с США. Это возможно сделать исключительно на основе равноправия, уважения друг друга и взаимных интересов, а также поиска баланса этих интересов там, где перед нами стоят общие цели на международной арене, такие как борьба с террором. Повторю еще раз, вижу в этом главный приоритет России, США и всего международного сообщества.

Вопрос: Хотелось бы поподробнее остановиться на теме переговоров по Сирии в Астане. Началу этих переговоров предшествовал долгий и сложный этап консультаций на фоне неоднозначных заявлений сторон о том, кто с кем не желает переговариваться и сидеть за одним столом. Сейчас мы видим, что впервые вооруженная оппозиция и делегация Правительства САР сидят лицом к лицу за столом переговоров. Как Вы оценивает процесс, происходящий сейчас в Астане? Чего Москва ожидает от этих переговоров? Есть ли некий «план минимум» и «план максимум»?

С.В.Лавров: Мы изначально говорили, что замысел Астаны призван вывести усилия по сирийскому урегулированию на качественно новый уровень, прежде всего в том, что касается завязывания прямого диалога между Правительством САР и, подчеркну, вооруженной оппозицией. До сих пор эта оппозиция во всех схемах оставалась как бы «за кадром». Попытки начать межсирийский диалог вовлекали только политическую оппозицию, которая в своем подавляющем большинстве состоит из эмигрантов и является внешней оппозицией. Наконец, была достигнута договоренность, которая сейчас выполняется в Астане, чтобы к процессу определения судьбы Сирии подключались те, кто противостоял Правительству САР с оружием в руках до 29 декабря, когда было подписано соглашение о прекращении огня и о формировании условий для переговоров.

Мы активно содействовали этим договоренностям вместе с нашими турецкими коллегами при поддержке иранцев. Мы рады, что сегодня эти переговоры открылись вопреки прогнозам и попыткам помешать этому процессу. Переговоры открылись в виде прямой встречи между Правительством и оппозицией в присутствии стран-гарантов России, Турции и Ирана, специального посланника Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуры и Посла США в Казахстане в качестве наблюдателя. Как Вы знаете, мы пригласили в этот формат американских представителей новой Администрации Президента США Д.Трампа. Учитывая небольшое время, прошедшее с момента вступления Администрации в свои права, американские коллеги попросили рассматривать их в качестве наблюдателя и делегировали на астанинскую встречу своего Посла в Казахстане.

Были так же попытки не допустить прямого контакта Правительства Сирии с вооруженной оппозицией. Как я уже сказал, эти попытки удалось нейтрализовать, и такой контакт состоялся. Открытие проходило в виде прямой встречи Правительства САР и сирийской оппозиции в присутствии внешних игроков. Кроме того, были попытки пересмотреть договоренность о том, что Правительство должно встречаться с теми, кто подписал соглашение от 29 декабря, т.е. именно с вооруженной оппозицией. Были маневры, нацеленные на то, чтобы, по сути дела, подменить делегацию вооруженных отрядов сирийских оппозиционеров политическими оппозиционерами из эмигрантских кругов. Мы не пытаемся «изгнать» политическую оппозицию из процесса, но исходили из того, что Астана предназначена именно для того, чтобы оформить договоренность о полноправном участии в этом процессе и вооруженных отрядов. Это сейчас главное. Последующие раунды межсирийских переговоров, в т.ч. те, которые намечаются в Женеве, конечно, будут посвящены переговорам сирийского Правительства со всеми без исключения группами оппозиционеров: «эр-риядской», «московской», «каирской» группами и другими. Теперь к этим политическим оппозиционерам подключится делегация вооруженной оппозиции, что, конечно, сделает разговор между всеми сирийцами более предметным и более перспективным. Это в полной мере будет соответствовать резолюциям Совета Безопасности ООН, требующим полностью инклюзивного межсирийского процесса, который должен включать Правительство САР и весь спектр оппозиции. До сих пор, до Астаны это положение не выполнялось, и весь спектр оппозиции вовлекать в переговоры не удавалось.

Сейчас в Астане завершается церемония открытия, где впервые за одним столом сидели как представители Правительства САР, так и представители оппозиции. После небольшого перерыва делегации перейдут к рабочим контактам. Специальный посланник Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура будет выступать в качестве модератора при поддержке Российской Федерации. В контактах с Правительством САР будет помогать также делегация Ирана, а в контактах С.де Мистуры с вооруженной оппозицией будет помогать делегация Турции. Пользуясь этой возможностью, хотел бы еще раз выразить признательность Казахстану, Президенту Казахстана Н.А.Назарбаеву, который поддержал обращение со стороны России, Турции и Ирана и пригласил эти переговоры в столицу страны. Признательны всем нашим казахстанским друзьям, в том числе Министру иностранных дел, за внимание и усилия, которые приложили наши коллеги для обеспечения организационных условий и помощи в поиске договоренностей по содержательным аспектам начавшихся переговоров. Надеюсь, что мы еще услышим хорошие новости из Астаны.

Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 января 2017 > № 2053554 Сергей Лавров


Венгрия > Миграция, виза, туризм > inopressa.ru, 24 октября 2016 > № 1944444

Предоставление убежища в Венгрии стоит 360 тыс. евро

Моритц Айххорн | Frankfurter Allgemeine

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан называет иммиграцию "ядом" и заявляет, что Венгрии не нужен "ни один мигрант". Но за последние четыре года страна "тихо, быстро и без особых формальностей" предоставила убежище почти 18 тыс. человек из стран, не входящих в Евросоюз, пишет немецкая газета Frankfurter Allgemeine. Все эти люди получили неограниченный вид на жительство всего за 30 дней.

Причина кроется в том, что венгерское правительство создало особые условия для так называемых "налоговых беженцев". Так, разрешение на пребывание в стране стоит 360 тыс. евро. Причем за эти деньги желающий может привезти в Венгрию всю свою семью, а именно - супруга, детей и даже родителей. Все они получат право беспрепятственно перемещаться по Шенгену, учреждать фирмы и искать работу.

Покупка разрешения на жительство для иностранцев, как говорится далее, была одобрена венгерским парламентом еще четыре года назад. До июня нынешнего года для этого надо было инвестировать в венгерские ценные бумаги 250 тыс. евро. С июня минимальная сумма инвестиций была повышена до 300 тыс. евро. Спустя пять лет средства возвращаются, но без процентов. Кроме того, желающему получить вид на жительство необходимо заплатить агентствам, которые сопровождают покупку, еще 60 тыс. евро пошлин.

Между тем столь высокая стоимость не отпугивает клиентов. С 2012 года право жить в Венгрии купили для себя около 3600 человек, каждый из которых привез с собой в страну в среднем по четыре родственника. Большая часть просителей являются гражданами России и Китая, затем следуют Сирия, Ирак, Афганистан, Йемен и Пакистан. Таким образом Венгрия привлекла более одного миллиарда евро, добавляет издание.

Венгрия > Миграция, виза, туризм > inopressa.ru, 24 октября 2016 > № 1944444


Венгрия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > kurier.hu, 23 октября 2016 > № 1960825 Агнеш Хеллер

Как это было?

Венгерская революция 1956 г. глазами Агнеш Хеллер

Агнеш Хеллер (1929) - всемирно известный венгерский философ, специалист по этике, эстетике, философии истории и культуры, видный представитель Будапештской школы, ученица великого марксиста XX в. Дёрдя Лукача. Жизнь Агнеш Хеллер - отражение всех значимых событий венгерской истории второй половины ХХ и начала ХХI веков: в 1944 г. отец Хеллер был депортирован в Освенцим, сама же она чудом осталась в живых, после войны поступила в Будапештский университет на физико-химический факультет, но увлеклась марксизмом в изложении Дёрдя Лукача и перешла на философский; в 1947 г. вступила в Коммунистическую партию, однако с приходом к власти Матяша Ракоши в 1949 г. была из нее исключена. В 1953 г. Хеллер смогла-таки поступить в аспирантуру под руководством Лукача, а в 1955 г. начала преподавать в Будапештском университете. Поворотным моментом в карьере и личной жизни философа стал 1956 г. - события этого периода и описывает предлагаемый отрывок. За отказ поддержать обвинения в адрес Лукача была вместе с ним уволена из университета в 1958 г. и пять лет проработала учительницей в средней школе. В 1963 г. Агнеш Хеллер пригласили в Институт социологии при Венгерской академии наук, где она продолжила свои научные изыскания и приняла активное участие в деятельности Будапештской школы - философского форума, созданного под влиянием Дёрдя Лукача и направленного на возрождение марксизма. Ключевыми представителями школы, наряду с Хеллер, были также Ференц Фехер, Дёрдь Маркуш, Михай Вайда, Миклош Крашшо и др. После смерти Лукача в 1971 г. члены этого философского объединения подверглись политическим преследованиям и, в конечном счете, были вынуждены эмигрировать. В 1977 г. Агнеш Хеллер и ее муж, Ференц Фехер, выехали в Австралию, где Хеллер почти десять лет проработала в университете Ля Троб (Мельбурн), а также в университетах Торино и Сан-Паулу. В 1986 г. Агнеш Хеллер возглавила кафедру Ханны Арендт в Новой школе социальных исследований в Нью-Йорке. С начала 1990-х Хеллер начала ездить в Венгрию, а в 1995 г. стала действительным членом Венгерской АН, с 2010-м в качестве почетного профессора возобновила работу на кафедре эстетики Будапештского университета им. Лоранда Этвеша. Агнеш Хеллер и по сей день принимает активное участие в политической и интеллектуальной жизни Венгрии, критикуя нынешнее правительство страны за сдвиг в сторону авторитаризма и проявления антисемитизма, чем вызывает массу обвинений со стороны правых - вплоть до судебных исков. Научные достижения Хеллер отмечены огромным количеством наград, в том числе премией Ханны Арендт (1994), премией Соннинга (2006), Германа Когена (2007) и т.д.

Перечисление всех книг и статей Агнеш Хеллер заняло бы несколько страниц, однако на русский язык до сих пор были переведены лишь два небольших эссе: Иммануил Кант приглашает на обед // Вопросы философии, 1992, № 11; и Можно ли писать стихи после Холокоста // Звезда, 2011, № 3). Если в начале деятельности ее занимали трансформации марксизма и вопросы кризиса социалистической системы, то после разгрома Будапештской школы Хеллер в большей степени обратилась к актуальным вопросам эстетики, социальной философии, антропологии, истории, а ее отношение к марксизму претерпело сдвиг в сторону неолиберализма. Исследователи относят философию Хеллер к области философской антропологии.

Среди людей, упомянутых в мемуарах, немало видных деятелей венгерской культуры - писатель Тибор Дери, друзья Хеллер - молодые в то время интеллектуалы Иштван Месарош, Дёрдь Маркуш и др., получившие впоследствии международную известность.

Агнеш Хеллер‘56

Из книги «Обезьяна на велосипеде»

«Непременно приходите!» - обязала нас Эдит Молнар, ответственная по факультету за Союз рабочей молодежи, 22 октября после воодушевленного отчета о переговорах с Университетом экономики и права насчет демонстрации, запланированной на следующий день. Митинг в поддержку событий должен был состояться перед памятником Петёфи. 22-го вечером у моей дочери Жужи резко поднялась температура - как это обычно случалось в разгар исторических событий. Накануне уже было видно, что она заболевает. Мы с мужем [Иштваном/Пиштой Херманном] решили, что пойдем на митинг, а после сразу побежим домой к Жуже. К памятнику Петёфи успели вовремя, присоединились к митингующим и выдвинулись в сторону площади генерала Бёма. Я вдруг сразу поняла: начинается революция. Нечто такое, о чем мы раньше только в книгах читали. Мы вбрасывали в толпу новые и новые лозунги и смотрели, как их воспринимают. «Имре Надя - в правительство, Имре Надя - в правительство!» Вдруг кто-то прокричал: «Имре Надя - в премьеры!» Гигантский скачок. Решили попробовать порадикальнее: «За независимую Венгрию!» Продвинулись еще дальше. «За свободные выборы!» Определить, кто выкрикивал все более безрассудные требования, было невозможно. Да и кого это интересовало: толпа воспринимала все подряд - слова проносились над головами, точно вихрь. Очередной лозунг витал в воздухе до тех пор, пока не начинал звучать следующий, и так дальше. Фантастически интересно было наблюдать за тем, как градус ползет все выше и выше, как с каждым новым лозунгом растет волна. С площади Бёма мы отправились домой. Температура у Жужи была очень высокая. Дома оставлять ее было уже нельзя, пришлось везти в амбулаторию на улице Холд. Там дочери сделали рентген, и выяснилось, что у нее вирусное воспаление легких, необходима госпитализация. Мы бросились ловить такси. 23 октября никаких такси на улице не было. Вызвали скорую, еле-еле сумели проехать сквозь толпу. В больнице Кароя Роберта нас успокоили: жизни ребенка ничто не угрожает, но придется полежать в стационаре, может, даже несколько недель. Общественный транспорт по всему городу встал. Пошли пешком. Куда идти? К Парламенту. Там уже бурлила толпа. Все хотели услышать Имре Надя.

Будапешт бурлил, все вышли на улицы. Мы вернулись обратно - там тоже толпа, народу стало еще больше. На площади перед Парламентом - людское море. Встретились с Пиштой Месарошем, он сообщил, что лекцию в кружке Петёфи, запланированную на предстоящую неделю, отменили из-за нынешних событий, но нам обязательно надо будет прийти. Прибежали еще люди - задыхаясь сообщили, что у здания Радио стреляют. Не может такого быть! Где стреляют? Речь Имре Надя разочаровала. Когда толпа ловит каждое твое слово, нельзя говорить, мол, мы все обсудим потом и «я - не премьер-министр…» С народом надо говорить! Или не выходи тогда. Меня прямо зло взяло - человек не на высоте положения, ведет себя, как функционер.

«У Дома радио стреляют! Идем туда!» Направились туда, но к моменту, когда мы туда дошли, там уже не стреляли. Наступила ночь, мы мотались по городу, непонятно было, что происходит, все было в движении, сообщили, что открыли казармы, можно взять оружие. Мы бродили туда-сюда. Жужа осталась в больнице, надо бы отдохнуть, поспать. В три утра вернулись домой, прикорнули ненадолго, на рассвете побежали к Жуже. Там на всю громкость работало радио, Эрне Герё призвал сдать оружие, обещал амнистию. Рванули в университет, там нам сообщили, что надо сформировать Революционный комитет интеллигенции и что скоро к нам придут выступить Геза Лошонци и Дёрдь Адам. В ожидании их прихода мы с Дюри Литваном «основали» Венгерскую социалистическую рабочую партию (ВСРП). Я больше и слышать не хотела о Партии венгерских рабочих. Надо было создавать другую социалистическую партию, совершенно другую, которая начала бы все заново, с чистого листа. Чтобы она была ничем не запятнана, не отягощена грехами предшествующего десятилетия. Мы с Дюри Литваном вдвоем - может, и втроем, Дюри помнит только, что была я, а я только его помню, - «основали» ВСРП. Литван потом разыскал протокол заседания, в котором речь шла о создании второй ВСРП, и там кто-то заявил, что они не могут так себя назвать, потому что контрреволюционеры уже один раз назвали себя Венгерской социалистической рабочей партией. Янош Кадар - согласно этому протоколу - быстро заткнул рот выступавшему: «Да кто вспомнит этих нескольких вшивых интеллигентов». Вопрос был снят. Литван посмеивался: «Вот мы и вошли в историю». Мы ждали Адама и Лошонци. Тогда-то я и встретилась - перед долгим перерывом - с моим племянником, Дёрдем Балашша, через много лет удалось пообщаться с ним уже как с режиссером Джорджем Балом. Он тоже был членом Революционного комитета интеллигенции от студентов университета. Разыгрывались забавные сцены: Дюри Литван не сумел раздобыть оружие, даже пистолета ему не досталось, хотя они валялись повсюду. Петер Йожа с женой, Юдит Пор, нашивали на одежду ленточки с цветами венгерского флага. Юдит при каждом движении повторяла как автомат: «Русские - домой!», «Завтра - забастовка!», «Русские - домой!», «Завтра - забастовка!»

После заседания комитета понеслись к Жуже, потом - обратно в гущу событий. Врачей в больнице не было - не смогли приехать из-за транспорта, не могли пешком дойти, в отличие от нас. Бедная Жужа лежала там одна, больная, присматривали за ней только сестры. В 56-м чаевые никому нельзя было дать. В те дни никто не воровал, выпущенные из тюрем преступники не убивали, грабители не грабили. Весь народ находился на высочайшей ступени морали, каждый словно бы прыгнул выше головы. В этом смысле, в жизни Венгрии 56-й год стал не только республиканским моментом, но и явным торжеством морали.

Геза Лошонци, которого мы ждали с посланием от Имре Надя, так и не пришел. Надь, скорее всего, ничего нам и не передавал. Наконец, появился Адам Дюри и сообщил, что пока идут переговоры. Но и на следующий день мы напрасно прождали посланников Имре Надя, за время революции так с ними и не встретились и не узнали, что же он хотел сообщить университетской интеллигенции. В одну из ночей по дороге из комитета домой нас задержал человек с трехцветной повязкой на руке, приставив к груди револьвер. Я вытащила билет члена союза писателей. Этот документ - точно козырная карта - мог нейтрализовать любые препятствия.

Как услышали новости о стрельбе у парламента, помчались на квартиру к Ивану Варге. Впоследствии Иван стал университетским профессором в Канаде. На тот момент он был моим коллегой - одним из троицы вундеркиндов. Вместе с Ференцем Броди и Миклошем Крашшо его взяли в университет без экзаменов. Иван стал членом делегации философского факультета, которая хотела наладить связь с Имре Надем. Мы слышали, что по ним стреляли. Подробностей никто не знал, говорили только, что от пуль гэбистов, стрелявших по площади перед Парламентом, погиб декан Тот и был ранен Петер Занак. Мы с Пиштой дико перепугались: «Что с Иваном? Идем к нему». Ринулись к нему на квартиру - слава богу, живой. Когда полетели пули, он закрыл голову руками, лег на землю и так спасся. Мы нашли его в состоянии жуткого шока, но больше ничего с ним не случилось. Оправившись от испуга, я сообразила: «А ведь я пересекла. Снова пересекла границу района Липотварош. Наконец-то выздоровела!» Так я избавилась от агорафобии. Невроз, приобретенный в результате шока, прошел благодаря противошоковому действию революции.

Мы с мужем бегали с места на место, искали друзей: кто и где сражается. А если не сражается, то чем занят? Ситуация была неоднозначная. В университете собрались профессора. Ласло Бока написал на двери кабинета: «Здесь, в университете, я преподавал». Все сочиняли революционные речи. Лингвист Дежё Пал, скромнейший человек, сопровождал национальную риторику театральными жестами. За два дня вчерашние коммунисты, все без исключения, превратились в антикоммунистов. Причем не только члены парторганизации, но и мамелюки, которые без устали нападали на тех, кого считали недостаточно преданными. Многих я спрашивала, не хотят ли они вступить в ВСРП. В ответ получала от ворот поворот; оказывается, все эти люди именно теперь обнаружили в себе христианских или социал-демократов. «Быстро же все происходит, ты ведь вчера шею мне хотел сломать - такой был коммунист». Хвала небесам, за два дня все вдруг обнаружили, что с самого начала и навеки решили стать социал-демократами, сторонниками крестьянской партии или националистами - так, задним числом, договорились со своей совестью. Меня происходящее не возмущало, но забавляло. Я настолько радовалась революции, что человеческая комедия, скорее, вызывала у меня смех. Возмутилась я тогда, когда те же самые персонажи вновь обнаружили, что главной для них все-таки оставалась коммунистическая суть.

В те упоительные дни, если можно так выразиться, сердце всего народа билось в унисон. Все радовались возможности свободно дышать. Можно было где угодно оставить пачку сигарет и на следующий день обнаружить ее на том же месте - чужого не брали. Если в магазине у кого-то не оказывалось денег, за хлеб платили остальные. Мельчайшие, но тем более глубинные моральные проявления показывали, что общее дело возвышает - пусть и не короткое время. Все понимали: это не с нами что-то происходит, мы сами что-то совершаем. Создавались революционные комитеты и рабочие советы - даже в больнице, где лежала Жужа. Каждый день появлялся манифест очередного рабочего совета: «Что мы требуем?» - и перечислялись требования. Мы с нетерпением вычитывали, что предлагают люди. «Свободные выборы!», «Ответственное венгерское правительство!» - красивый лозунг революции 1848 года. Встречались понятия «самоуправление», «рабочие советы». «Заводы, землю обратно не отдадим!» - то есть не отдадим средства производства ни капиталистам, ни государству, все наше. Вместе будем вести хозяйство, вместе руководить. Теперь говорят, что в 56-м произошла социалистическая революция, единственная социалистическая революция в истории, поскольку большая часть лозунгов спонтанным образом отражала социалистические идеи. Данное утверждение во многом справедливо, так как в этой революции действительно присутствовало немало социалистических элементов. При этом я бы не стала называть ее социалистической в полном смысле этого слова, ведь ее суть состояла в использовании самых различных форм свободы. Начала работать человеческая фантазия, каждую минуту творческая энергия вызывала к жизни новое учреждение. Я называю это республиканским моментом. Люди взяли свою судьбу в собственные руки, никто не бросился брать власть. В чьих руках была власть? Ни в чьих. Царила ли анархия? Нет. Никогда люди не были так собранны и организованы, как в те дни. Не ходили трамваи? Была забастовка. Но народ стоял в очередях перед магазинами, люди не крали, не занимались мошенничеством, а ведь тюрьмы были открыты. Царила свобода, но не вакханалия.

По моим ощущениям, Венгрия отвоевывала свою нормальность, утраченную в 1919 году после жуткого потрясения в виде трианонского мирного договора, коммуны, белого террора, хортизма, нацизма, коммунизма - сплошного безумия. Я впервые ощутила себя дома! В 56-м впервые почувствовала: здесь моя родина. Это значит не только то, что я говорю на этом языке, всю жизнь слушала эти стихи, но то, что я сделала свою жизнь частью этой истории. Переживаю за Израиль, хочу, чтобы там все получилось, для меня это существенно. Но Израиль - не моя родина, я не ощущаю его в своей крови, ни я, ни мои дети за него не сражались. Болею душой за израильтян, пусть у них все получится, но свою жизнь я связала с Венгрией. Первый раз ощутила это в 56-м. Раньше не ощущала. Во времена Холокоста подавила в себе все венгерское, а после - похоронила в себе еврейское начало. Все перекрыла универсальная коммунистическая иллюзия. Очнулась от фантазмов универсализма в 56-м и поняла: мой дом - здесь. В смятении шестидневной войны 1967 года снова почувствовала себя еврейкой. Тогда стала тем, кем остаюсь и по сей день, - венгерской еврейкой.

На совещании преподавателей, где Пайш озвучил националистические лозунги, Ласло Бока дал волю сарказму, а вчерашние коммунисты оказались социал-демократами, либералами, националистами и еще черт-те знает кем, кто-то принес новость, будто «на площади Республики гэбисты, переодетые медсестрами, пытались сбежать, но их пристрелили». «Это неправда», - стали утверждать отдельные участники. Есть такой тип людей, которые всегда на уровне рефлекса отвергают неприятные или разрушающие иллюзии явления словами «это неправда». Я вот никогда не бываю стопроцентно уверена. Холокост и сталинизм меня научили: если говорят, что там-то и там-то убивают людей, нельзя сразу отмахиваться, если нет желания поверить. В нашем кругу все среагировали одинаково: «Неправда, это все коммунисты выдумали». «Погодите, я столько раз в жизни говорила, мол, это неправда, они все выдумали, что теперь стала осторожнее». Пошла на место, расспросила, что произошло. Мне рассказали, что нескольких человек убили и повесили. С несколькими друзьями побежала в редакцию газеты «Сабад Неп», где все кто ни попадя занимались выпуском разных газет. В одну из них я написала статью против самосуда - вот и вся моя литературная деятельность за время революции. В статье я призывала не линчевать преступников, но предать их суду. В тот момент я чувствовала и думала ровно то же, что и в 1945 году - по отношению к нилашистам, когда меня позвали посмотреть, как их будут вешать на фонарях на площади Октогон. Статью писала в страшной спешке, от руки, сразу отдала в печать. В какой-то из тогдашних газет ее можно найти за подписью «А. Х.».

Во времена Ракоши антисемитские выпады не допускались. Если теперь можно все - можно и евреев преследовать. Лично я не сталкивалась с проявлениями антисемитизма, хотя мне о них рассказывали. На это я отвечала: если можно свободно говорить что угодно, то и юдофобские разговоры возможны. И ведут их антисемиты. Эстергайош, управляющий домом 24 по улице Микши Фалка, который во время боев на улицах организовывал работу убежища, реагировал на антисемитские выпады намного болезненнее, чем я. 2 ноября он созвал всех жильцов и сказал: «Все помнят: в сорок четвертом в этом доме не было ни евреев, ни коммунистов. И теперь нет!» Я не верила, что будут искать евреев и коммунистов, но Эстергайош как старый социал-демократ был готов и к такому повороту событий. Ощущение ведь тоже есть субъективная реальность, иначе зачем бы он обратил на это внимание?

Мы с друзьями перемещались с места на место, прилипали к радиоприемнику, ловили новости. Периодически вводили комендантский час. Мы возбужденно обсуждали обрывки информации: этот сказал, тот сказал, речь Кадара, речь Миндсенти. Мы без конца говорили, ничего не делали, возмущались, когда кто-то утверждал, будто по радио врут. «Имре Надь обещал, что обманывать не будет, а все-таки обманул, русских-то именно он позвал». - «Не звал он русских!» - «Кто позвал русских?» Разворачивали пропаганду в защиту Имре Надя и его товарищей, мол, они не врут, говорят правду. «За Надем стояли гэбисты, они его и заставили произнести эту речь…» - сбивчиво заклинали мы друг друга. Торчали в университете и рассусоливали - в бесконечной горячке обсуждали происходящее и формулировали разнообразные воззвания в свете очередной новости, терявшей смысл в течение ближайшего часа. Что произошло сегодня? Как думаешь, к чему приведет то-то и то-то? Надо делать это, надо делать то. Но ничего мы не делали, ничегошеньки. Только наслаждались тем, как бурлит и бушует мир вокруг нас. Наверное, таковы все революции.

Каждый день мы ходили к дяде Дюри [Дёрдю Лукачу]. Дядя Дюри второй раз в жизни стал членом правительства, министром культуры. Тогда, в первый раз его звали народным комиссаром, теперь - министром. Он ходил в министерство, как настоящий чиновник. До определенного момента мы были единодушны в оценке событий, потом возникла проблема: Лукач тоже создал ВСРП, только не такую, как мы. Мы с Херманом бросились к нему, были: Иштван Месарош, Ференц Фехер, Иштван Эрши, Миклош Алмаши и дети Лукача - Ферко Яношши, Лайош Яношши и Анна. Анна боялась идти домой в Ракошкерестуру - ей угрожали как коммунистке и выросшей в России. Лукач, старый нарком, заявил: «Никто не должен проявлять трусость, пусть все спокойно идут по домам». У меня на этот счет было другое мнение: «Анна, я тебе кой-кого подыщу, с оружием и повязкой. В сопровождении ополченца ничего с тобой случиться не должно». Я позвонила в революционный комитет, там оказался Дёрдь Крашшо, младший брат Миклоша Крашшо; у него на рукаве красовалась шикарная повязка, а за плечом болталось огромное ружье - настоящий ополченец, даже принимал участие в каких-то боях. «Дюри, Анна, познакомьтесь. Анна боится идти домой, проводи ее, чтобы никто девушку не обидел». Дюри Крашшо согласился. Потом его судили как контрреволюционера, я была свидетелем защиты и рассказала на суде эту историю: «Как можно называть контрреволюционером человека, который взялся защищать коммуниста против контрреволюционеров?»

У Лукача раздвоилось сердце - данная катахреза отлично описывает ситуацию. У него словно бы выросло два сердца: правое и левое. С одной стороны, он испытывал восторг, постоянно видя перед глазами революционное движение. Именно так он представлял себе революцию, так пережил и 1919 год. Лукач наслаждался толпами на улицах, потому что обожал борьбу, восстание - формы активной деятельности. Однако люди на улице выступали как раз против его коммунизма, они требовали свободных выборов и введения многопартийной системы. Дядя Дюри был уверен в исключительных достоинствах однопартийной системы, считая ее более развитой, нежели многопартийная. Многопартийность - шаг назад по сравнению с однопартийностью. С этой точки зрения, происходящее ему не нравилось, но он никогда не называл эти события контрреволюцией. Даже само слово «контрреволюция» никогда не хотел произносить, ведь одно из его сердец билось в ритме революции. Лукач хотел бы жить в такой Венгрии, где, в ходе революции, возникло бы подобие Советского Союза, ни капли не похожее на Советский Союз - абсолютно коммунистический и абсолютно свободный режим. То есть совершеннейший абсурд.

После событий на площади Республики можно было опасаться зверств в отношении коммунистов. Ферко Янош и Мария (впоследствии - его жена) посоветовали Лукачу спрятаться, мол, за ним могут прийти контрреволюционеры. Дядя Дюри впал в гнев: «Совсем с ума посходили, как это я буду прятаться?» Гнев этот означал вовсе не уверенность в том, что не придут, но осуждение: тот, кто прячется - трус и негодяй. Человек предполагает, а бог располагает, - 4 ноября Лукач все-таки спрятался. Как и остальные, искал убежища в югославском посольстве. Пошел туда - как впоследствии объяснял - после того, как Золтан Санто позвонил и сказал, что русские пришли и надо исчезнуть, звонок разбудил Лукача, тот был настолько сонный, что рассуждать не мог, вот и пошел.

К Лукачу можно было забежать всегда, особенно когда он уже перестал быть министром. В последние три дня революции было сформировано временное правительство, а предыдущее, в котором было довольно много коммунистов, - распущено. «Малое» временное правительство заявило о выходе из Варшавского договора. Лукач, вместе с Золтаном Санто, выступил против и подверг Имре Надя резкой критике, осудив это решение по двум причинам: во-первых, мы не порывали с Советским Союзом, во-вторых, он считал этот поступок тактической глупостью, ведь выход из Договора давал русским право ввести войска. Вечно все переворачивалось верх дном: тот же Золтан Санто, который в 49-м упрекал Лукача: «Да вы совсем с ума сошли, что верите в эту чушь насчет процесса над Райком?» - теперь заявлял: «Дюри, нельзя выходить из Варшавского договора, Имре Надь - предатель».

В рабочем кабинете Лукача даже в самый разгар революции царил непреходящий покой. Профессор сидел в кресле, курил сигару и с невозмутимым интересом наблюдал за нашими волнениями. Мы прибегали к нему, задыхаясь от революционного угара, нам казалось, что происходит нечто исключительное. Лукач флегматично нас выслушивал, мол, всякое бывает. Вероятно, подобную безучастность можно списать на возраст, но я никогда не смогу стать настолько старой флегмой. Лукач был традиционным философом; он верил, что единственное место, где мировой дух может сконцентрироваться, - это его, Дёрдя Лукача, философия, а важные события - всего лишь явления, выражения сущности, сосредоточенной в его голове. У него не возникало ощущения, как у нас, будто мы что-то делаем. Другой вопрос, что мы ничего не делали, а все равно чувствовали себя так, словно взяли судьбу (нашего) мира в свои руки.

Близкая родственница, сестра мужа, сначала уехала в Англию, потом оттуда - в Америку, следуя за возлюбленным - он подготовил отъезд, ждал этой минуты с 1948 года. Прощальный ужин устроили на квартире у Херманнов. «Не поедем, - заявили мы с Пиштой, - во-первых, Лукача нельзя здесь бросить, во-вторых, нам здесь, наконец, стало нравиться, неужели надо ехать теперь, когда все начинает идти на лад? Мысли об этом быть не может! Если уж пережили весь этот кошмар, поучаствуем и в нормальной жизни». Фери Броди собрал жену, двоих детей и отправился в сторону границы. Перед отъездом зашли к нам, я приготовила ужин, мы поплакали, поцеловались, пожелали друг другу удачи. Через два дня раздается звонок в дверь: на пороге семейство Броди, просят напоить чаем. Их задержали на границе и отослали обратно. Есть дураки, которые не могут уехать вместе со всеми. Миклош Крашшо сбежал уже после 4 ноября - был уверен, что его арестуют, как и младшего брата, который остался дома. Пишта Месарош уехал официально - был в хороших отношениях с министром внутренних дел Ласло Пирошем, он и жена получили нормальные паспорта.

3 ноября еще казалось, что все будет хорошо. На город опустилась обнадеживающая тишина, выстрелы затихли, Венгрия вышла из Варшавского договора. 4 ноября мы проснулись от грохота пушек. Русские вернулись. Накануне вечером мы ложились спать с сознанием, что у нас таки все получилось. Лишь те, кто наблюдал за развитием событий извне, а не переживал революцию изнутри, мог рассуждать объективно и де-факто понимать, что происходит. Боев на улицах не было, рабочие заявили, что с понедельника выйдут на работу. В понедельник начнется работа, нормальная жизнь, снова пойдут трамваи. Мы полагали, что у революции может быть шанс. С высоты сегодняшнего дня я утверждаю то же самое: шанс был. Хрущев тоже не был уверен, хочется ли ему вторгаться в Венгрию. Максимум - раньше распалась бы империя, всем бы было хорошо - и нам, и русским.

Спать ложилась со спокойным сердцем, а проснулась от оружейной пальбы. Грохот стоял страшный - мы жили у самого Министерства обороны. Конец. Революция разгромлена. Мы знали, что в каких-то местах люди еще сражаются, пытаются сопротивляться, но иллюзий не было никаких: против русских танков у нас шансов нет.

Революция длилась всего девять дней. Не слишком долго. Часть времени мы провели в больнице Кароя Роберта и забрали Жужу домой уже после 4 ноября в закрытой детской скорой - вокруг еще стреляли.

Оставалась слабая надежда: вдруг русские будут готовы хоть к малейшему компромиссу. По прочтении кадаровского манифеста растаяла и она. На Запад мы не рассчитывали ни одной минуты, что бы там ни заявляла «Свободная Европа». Того, что мы не в состоянии отвоевать сами, не существует. Мы не догадывались, что Запад не оказывает давления на СССР ради достигнутого компромисса. Тогда-то мы и поняли значение Ялтинской конференции. По идее, мы знали, что там были какие-то договоренности, и только теперь сообразили, что в Ялте нас отдали русским, причем навсегда. Рабоче-крестьянское правительство не предвещало ничего хорошего. Кадара ненавидели все, за исключением пары примкнувших к нему коммунистов. «Здесь народ поссать собрался, Янош Кадар обосрался» ,- писали на стенах общественных туалетов, и это выражало национальные чувства.

Речь шла о разгроме революции - это было очевидно, но мы не знали, до какой степени удалось ее повергнуть. Что будет после? Будет ли восстановлен режим Ракоши, или зародится нечто новое? Мы рассматривали альтернативы: что будем делать, как вести себя, что говорить, какие позиции представлять, будем ли вступать в ВСРП?

По последнему вопросу спорили особенно много. Доводы Херманна (и, по сути, он оказался прав) сводились к тому, что в партию вступать не надо, будут проблемы. Человек либо замалчивает свое мнение, либо высказывает его вслух. Замалчивает - плохо, высказывает - еще хуже. Моя точка зрения состояла в следующем: единственным форумом для выражения мнения может остаться партийное собрание. Буду вести себя так, чтобы меня исключили из партии, - спустя полгода именно так и случилось. Херманн тогда вступать не стал, а я вступила, потому что испытывала потребность высказаться. Наши тайные беседы на острове Маргит никого не интересуют, а то, что я произнесу публично, останется. На самом деле, мой тогдашний выбор - не просто преступление, но ошибка. Многие не поняли, почему я так поступила. Вступление в партию приравнивалось к оппортунизму. Однако это был вовсе не оппортунизм. Когда спустя 9 месяцев мне удалось-таки довести дело до исключения, положение мое оказалось куда хуже, чем если бы я вообще не вступала. Человек, исключенный из партии, считался намного опаснее беспартийного. В 1957 году у Херманна возникла идея получить от официального венгерского правительства дипломатическое поручение и остаться потом за границей. Это самый удобный вид эмиграции - уезжаешь не в нищету. Самое возмутительное из того, что Пишта мне в жизни говорил.

Лукач исчез, мы не знали, где он. В квартире - нет. Позвонила его дочь, хотела у нас узнать, где может находиться отец. «Вдруг в Союзе писателей знают», - решили сходить туда. В Союзе царил совершеннейший хаос, никто не мог нормально ответить, так мы ничего и не узнали. Встретились с Мартоном Хорватом, заметила, что он странным образом изменился. У меня с ним уже был один случай: когда я вернулась с берлинской конференции в марте 1956 г., он пригласил меня к себе. Что хотел от меня всесильный редактор главной партийной газеты «Сабад Неп»? Попросил отчитаться о поездке. В течение всей встречи Хорват жевал носовой платок - явно очень нервничал, развитие событий ему не нравилось. На прощание ничего мне не сказал. Когда же я пришла в Союз писателей в редакцию «Литературной газеты» в поисках Лукача, Хорват вместе со мной ехал в троллейбусе (после 4 ноября транспорт уже ходил). Он понятия не имел, сколько стоит билет. «Что я должен делать, сколько платить за билет? А здесь продают билеты? Что с ними надо делать?» - последние несколько лет Хорват ни разу не садился в общественный транспорт, передвигался исключительно в авто с занавешенными окнами. Бела Иллеш тоже не знал. Тоже ехал с нами тогда. Оба не знали даже, где ближайшая к Союзу писателей остановка. У них даже зимних пальто не было - зимой функционеры по улицам не ходили, а ездили в отапливаемых машинах.

Жена Лайчо Яношши намекнула, что стоит поискать Лукача в румынском посольстве. Позвонили туда: «Говорят, Дёрдь Лукач с товарищами находятся у вас. Его невестка хочет поговорить с господином послом». Посол принял нас и сообщил: «В румынском посольстве товарища Лукача и других товарищей нет. Поверьте, бог свидетель, их здесь нет, мы о них ничего не знаем и сообщить ничего не можем». Сказал он это по-венгерски. Неправда, будто румыны ничего не знали - на тот момент они уже договорились с Кадаром, что отвезут всех в Снагов. Где искать Лукача? Ходили слухи, будто они могут быть в югославском посольстве, но и оттуда их уже увезли. Куда? В Румынию. Я снова пошла в румынское посольство. Позвонила в дверь, меня принял тот же сотрудник, что и в прошлый раз. «Вот письмо для товарища Лукача, я знаю, что он в Румынии, прошу ему передать». Письмо взяли. Содержание письма было примерно следующее: «Дорогой товарищ Лукач, я сейчас готовлю новый курс по этике для университета и знаю, что Вы работаете над похожей темой. Не могли бы Вы поделиться соображениями насчет того-то и того-то». Я хотела получить ответ, написанный рукой профессора. Все равно Лукач не стал бы писать, что с ним делают, на это я и не надеялась, просто хотела знать, там ли он, жив ли, выяснить из письма, нормально ли работает мозг, не пичкают ли его какими-нибудь лекарствами. Три-четыре недели спустя, к превеликому удивлению, получила ответ. Лукач писал об этике: «К таким-то и таким-то вопросам я еще вернусь, здесь, как мне кажется, Вы правы, здесь - не правы, я бы на Вашем месте занялся тем-то и тем-то».

До революции мы с Андрашем Б. Хегедюшем, Дёрдем Литваном и другими из нашей компании строили разные наивные планы. Центром притяжения был Хегедюш, к нему мы ходили постоянно. У Хегедюшей тогда как раз родился ребенок. Еще в мае, июне в Пюнкёшдфюрде сформировали собственное правительство: кто станет министром культуры в новом правительстве Имре Надя? Мы с Марией Эмбер ломали голову, как распределить портфели. В ноябре друзей поочередно начали арестовывать. Иштвана Эрши искали постоянно, мы предложили ему ночевать у нас - как будто его не задержали бы, ночуй он не дома. Последний день перед арестом он провел у нас. В романах о заговорщиках мы вычитали глупую идею о том, что надо ночевать не дома - тогда не арестуют. На самом деле, всегда известно, кто где находится. Арестовали Иштвана Кемени, Хегедюша, Иштвана Эрши, потом - Дёрдя Литвана: волна прокатилась по всей нашей компании. На кафедре эстетики нас осталось двое: я и Миклош Алмаши. В какой-то момент Миклош сообщил, что гэбешники нашли у нас в библиотеке револьвер. Почему они его там нашли? Сами же и положили. Мы сказали себе: «Пришла наша очередь». В библиотеку регулярно ходили только мы вдвоем. До нового года занятий в университете не было, и в декабре мы с Пиштой уехали в Вишеград, где сидели и думали, когда за нами придут. Ходили-бродили, ждали людей из органов. Делать ничего не делали, как и те, кто уже сидел в тюрьме. Горе-заговорщики. Показательна история Ференца Фехера. Когда арестовали Тибора Дери, Бёбе, жена писателя, попросила Ференца, чтобы тот послал на определенный адрес телеграмму и зашифрованным способом сообщил о факте ареста. Текст должен был быть примерно следующий: «собака родила крохотного черного котенка в три часа утра». Женщина на почте спросила: «Извините, но я не могу принять телеграмму без имени отправителя». Ференц пришел в замешательство: «Ну, напишите тогда: Янош Ковач».

Я тоже получила задание: поехать в Варшаву и через Союз польских писателей рассказать миру о суде над Дери и аресте Эрши. Поручение мне дал Лукач.

В апреле раздался телефонный звонок:

- Товарищ Лукач, вы откуда звоните?

- Из дома.

На следующий день опубликовали коммюнике: Золтана Ваша, Золтана Санто и Дёрдя Лукача отпустили на родину. За Лукача вступилась французская компартия, потому-то он и решил, что я должна поехать и поднять на ноги французов - знал, что его самого из Румынии вытащил Арагон. Итальянцы тоже могли оказаться полезны, хотя итальянская компартия обладала меньшим влияниям, но и на них можно было рассчитывать в лице Тольятти. По возвращении Лукач сразу же созвал учеников на ужин. 13 апреля собрались на празднование дня рождения профессора. В разгар ужина зазвонил телефон. Все притихли. Вдруг слышим, как дядя Дюри кричит в трубку: «Никаких больше труб, никаких труб». Лукач вернулся к столу и пояснил, что Йожеф Реваи пытался уговорить его немедленно вступить в партию и, в интересах истинного коммунизма, поддержать его против ревизионистов. Дядя Дюри на это ответил, что никаких труб больше не будет - то есть, что Реваи больше его в эту трубу не затащит. После именинник рассказал, где был, но подробно описывать то, что там происходило, не стал - прилюдно ничего не хотел говорить, опасался, что домработница работает на органы. «Теперь я понял: Кафка - реалист, ведь то, что произошло с нами, подтверждает его правоту, - делился Лукач. - Нас посадили в самолет, мы не понимали, куда направляемся, высадились в каком-то месте, даже не знали, в какой стране находимся, всех рассадили по машинам, привезли в замок… такое только у Кафки встретишь».

Меня тогда никуда не вызывали, зато Алмаши таскали в органы постоянно: «Каждую неделю вызывают в органы и постоянно расспрашивают о тебе», - жаловался Миклош. «Если товарищей так интересует мнение Агнеш Хеллер, почему бы вам ее не вызвать?» - поинтересовался он как-то раз у гэбиста. Ответ сотрудника органов - самая большая похвала, какую я получала в жизни: «Умная слишком - заморочит нам голову». Мои собственные приключения с органами начались в шестидесятых. После событий 56-го ни ко мне, ни к Херманну не приставали. Видимо, полагали, будто нас еще можно «завоевать».

Лешек Колаковский1 еще в октябре 56-го прислал в Венгрию своего друга, Виктора Ворошильского, корреспондента газеты «По просту», и порекомендовал ему встретиться со мной. Я рассказала, что думаю о революции, и поляки устроили, чтобы меня на две недели пригласили в Варшаву, чтобы я непосредственно проинформировала польскую интеллигенцию о разгроме революции и перспективах. Ворошильский опубликовал воспоминания о венгерской революции и упомянул меня под выдуманным именем. В 1991 г. книга вышла повторно - на этот раз Анджей написал, что под псевдонимом скрывалась я. Литван преподнес мне книгу в подарок, а Институт 1956 года [при новой власти - прекратил свое существование] издал ее на венгерском языке.

При беседе с глазу на глаз дядя Дюри рассказал, что в югославском посольстве на первых порах ладил с Золтаном Санто и Силардом Уйхеи; отношения с Имре Надем были напряженные, общались мало. Сам Надь тоже отгородился от Лукача, потом особенно и не встречались, так как после прилета в Румынию Имре Надя сразу отделили от остальных. Санто еще в посольстве, а потом и в Снагове показательно дистанцировался от Надя. «Это меня так возмутило, - делился Лукач, - что я пересел за другой стол, не мог есть рядом с этим человеком. Я ему сказал то же самое, что и гэбистам потом: если б я шел по Будапешту и увидел, что мне навстречу идет Имре Надь с сигарой, то не стал бы с ним здороваться, но до тех пор, пока Надь остается моим товарищем по несчастью, таким же пленником, ни одного слова критики в его адрес не скажу - ни как частное лицо, ни публично - тем более вам». В общем, Лукач пересел к семье Габора Танцоша и занимался с его детьми (их тоже держали в плену). Санто, таким образом, оказался в изоляции. Потом, во время суда над Имре Надем, он сыграл унизительную роль, дал показания против Надя. Из-за этого Лукач больше никогда с ним не общался. У него были странные представления об этике: партию предавать нельзя, надо хранить ей верность, ведь «худший социализм лучше самого прекрасного капитализма», но товарища по несчастью коммунистическому государству не сдам. В личности Лукача странным образом смешались буржуазные представления о чести и коммунистический цинизм. Настоящий патриций. Когда его пригласили в Веймар на какое-то празднование в честь Томаса Манна, философ и писатель оказались за разными столиками в ресторане, так как Манна пригласил лично Вальтер Ульбрихт, первый секретарь ЦК СЕПГ, а Лукача отправили в другой зал, к тем, кто был пониже рангом. Я потом спросила, удалось ли побеседовать с Манном? Лукач ответил, что не искал общества Манна, поскольку тот обедал с Ульбрихтом. «Почему?» - «Я такой же патриций, как и он. Подобное поведение - удел плебеев». В деле Имре Надя Лукач тоже повел себя как патриций. «Пусть меня лучше повесят, но против товарища по несчастью я слова не скажу», - так говорили венгерские господа. Об этом мне рассказывала одна старая большевичка, сидевшая в тюрьме вместе с аристократами: когда их уводили в бомбоубежище, девушек-коммунисток не брали, и один из графов Андрашши сказал: «До тех пор, пока коммунистические барышни не спустятся, я тоже не пойду». Дядя Дюри тоже был человек благородный. В Снагов к нему прислали румынского надзирателя венгерского происхождения - уговорить сотрудничать с новой властью. Лукач попытался приохотить надзирателя к философии, а тот безрезультатно старался переубедить профессора. Потом Лукача привезли в Бухарест на встречу с венгерской делегацией, во главе которой был Дюла Каллаи. Венгры поставили условие, мол, пустят домой, если пойдет на уступки, выступит с самокритикой и публично раскритикует Имре Надя. Уговаривали три дня, но Лукач был непреклонен: «Нет, нет и нет, поеду обратно в Снагов к товарищам, здесь оставаться не хочу». Единственный плюс от поездки в Бухарест - «купил себе прекрасное пальто, холодно было, вот и прикупил пальто». Это пальто прослужило Лукачу аж до семидесятых годов - когда Мария Яношши пробовала вытащить тестя в магазин за зимним пальто, он возразил: «Мне пальто не нужно, в 1956-м такое отличное пальтишко привез из Бухареста, и теперь сойдет». Упрямство себя оправдало. «Самобичеванием больше заниматься не буду! Хватит! Знаете, Агнеш, если бы в деле Рудаша я знал, что меня не расстреляют, как Райка, и тогда бы не стал самокритику разводить. Я не знал, что тех, кто приехал из Москвы, не сажают и не расстреливают. Теперь умнее стал, в трубу меня больше не загонят». Лукачу нравилось это выражение.

Короткий, меньше двух месяцев, весенний семестр 1957 года не сильно отличался от предыдущих: чистки еще не начались, студенты были в смятении, репрессий не было, хотя мы знали, что Иштвана Эрши и других уже пересажали, а многих других интернировали. Перед праздниками и годовщинами особо неблагонадежных арестовывали, а потом - выпускали. Когда осенью 1957 г. разнеслась весть о смертных приговорах и казнях, страх усилился. Я читала в университете лекции по этике. Десять лет спустя, на основе этих лекций, вышла моя книга «От намерения к последствию», но из нее пришлось вымарать все политические аллюзии - даже через десять лет нельзя было об этом говорить. Осталась одна теория. Может, у кого-то остались конспекты, интересно было бы посмотреть. Под видом рассуждений об этике я клеймила Сталина и его режим. Об этике, конечно, тоже шла речь: что есть намерение, что есть последствие, что хорошо, что плохо. Опубликовала материал в университетском издании. Неудивительно, что текст не понравился. В «Философском обозрении» вышла критическая статья, авторы - Тамаш Фёльдеши и Мария Макаи - утверждали, что это рассуждения контрреволюционера, что я хуже Колаковского. Журнал «Венгерское философское обозрение», между прочим, основала я и редактировала первый номер издания в 1956 году. Тогда свои тексты дали Лукач, Фогараш и все виднейшие венгерские философы. Журнал вышел еще до революции, мы начали работать над вторым номером, планировали издать весной 1957 г. Йожеф Сигети прислал в этот номер статью, в которой фигурировало слово «контрреволюция». Я статью вернула, сказал, что под моей редакцией текст, где события 1956 г. описываются как контрреволюция, в «Философском обозрении» опубликован не будет. Меня сразу сместили.

Изменения происходили не сразу: убивали нас медленно, рубили головы в спокойном, выверенном темпе, используя т.н. «колбасную» тактику. Окончательно террор установился к зиме 1957 г. - тогда начали вешать. Дюла Обершовски и Йожеф Гали сначала получили по году тюрьмы, а на следующем этапе давали уже пожизненное или смертную казнь. Адвокаты отговаривали клиентов от подачи апелляций.

Весной 1957 г. нас еще выпускали в страны народной демократии. В Варшаве я встретилась с Лешеком, а потом, благодаря ему, - с Зигмунтом Бауманом, Брусом и многими другими социологами, экономистами, известными польскими интеллектуалами, которые тогда еще были у власти, хотя Гомулка уже начал отходить от реформ в сторону антиреформ. В то время реформаторы еще занимали какие-то посты, в 1968 г. их согнали. Лешек преподавал в университете. Через Валицкого вышла на польский Союз писателей. Они послали два письма - Тольятти и Луи Арагону, насчет протестов. Какой-то эффект от этого был, но не знаю, благодаря кому - мне ли, или миллионам других, кто бился за это же дело. Польских друзей очень интересовало, что происходит в Венгрии после революции и каковы перспективы. На этот раз наши пессимистические настроения совпали. Раньше нам казалось: если в одной из стран (Польше или Венгрии) ситуация тяжелая, в другой - полегче. Но теперь и поляки не верили, что у нас может быть иначе. С реформами и у венгров ничего не вышло. Подобная синхрония лишь усугубила наше общее чувство приближения темноты.

Собственная участь казалась мне глубокой ямой. Тьма поглотила не только мою судьбу, но судьбы тех, кто занимал высокие посты. Страну неумолимо несло в темный туннель. Когда-нибудь этот туннель закончится, но я до конца не доберусь. Длилось все это долго, очень долго, до 1989 г. Многие так и не выбрались на свет. Из детства помню один дурацкий стишок о нашествии турок. Не знаю, кто автор, - наша учительница, Эржебет, зачитывала его с явным политическим намеком во времена гитлеризма: «Наступает ночь, пятисотлетняя ночь. Что делать тому, кто рождается ночью? Работать, молиться, терпеть, ждать, пока ест слезами омытый хлеб, потому что звезды над ним меняются»2. Стихотворение не очень, но «звезды над нами меняются», и у туннеля будет конец. Но я завершу свой путь в туннеле.

Семестр я еще до конца доработала, но знала: надежды нет, меня собираются уволить из университета и, тем самым, отстранить от работы, от запаха книг, возможности мыслить, вести умные разговоры. От всего, что казалось мне смыслом жизни.

В мае я вступила в ВСРП, и уже в марте следующего года меня из партии исключили. Мария Макаи была моей лучшей подругой. Ей первой я дала прочесть рукопись книги «От намерения к последствию». Мария еще не приобрела известность. Для девочки из буржуазной еврейской семьи историей было уготовано лишь маргинальное существование и постоянное отчуждение. В 1956 г. Мария уже решила стать коммунистом. Пришло ее время. Хотя после 56-го политические разногласия между нами усилились, я всегда знала: Мария - моя лучшая подруга, потому и дала ей свежую рукопись. Вместо того чтобы высказать свое мнение о книге, она написала заявление в парторганизацию - предупредила товарищей, что я занимаюсь в университете пропагандой и распространяю контрреволюционные тексты. Вот и настал конец нашей дружбе. Больше с Марией я не разговаривала, даже руку не подавала. В восьмидесятые получила от нее письмо в Мельбурне. Она писала, что знает о моем нежелании общаться, но что я должна ее понять, ведь то, что она тогда написала против меня, было основано на ее убеждениях, просила ответить. Я отвечать не стала. Когда я вернулась в Венгрию в 1990 г. и впервые прочла лекцию на философском факультете, Мария пришла туда и выступила с критикой в мой адрес. Я ответила ей так, как ответила бы любой студентке. Теперь она член Рабочей партии и в русле идеологии этой партии всегда меня ругает, как и в прежние времена, но на лекции мои уже не ходит - надоело. В начальной школе я узнала, что существует два типа подлецов: наушники и подлизы. Мария Макаи повела себя как наушница в школе. Содержание ее критики не имеет никакого отношения к поступку, совершенному против подруги. Подлизами-любимчиками люди становятся по разным причинам. Понятие «парвеню», введенное Ханной Арендт, родственно понятию «карьерист». Парвеню поднимается снизу вверх, прокладывая себе путь лестью. Бывают льстецы иного порядка - те, что стремятся наверх из середины, или, наоборот, продираются вниз. Карьерист жаждет не только реализоваться, но и показать, что он лучше остальных. Ему хочется, чтобы его похвалили: папа, учитель, премьер-министр, а все остальные должны ему завидовать и смотреть на него снизу вверх - в этом он находит почти чувственное удовольствие. Лесть как явление не обязательно связано с социальной мобильностью или конкуренцией. Примеры подобного поведения можно обнаружить и в придворной жизни, например. Шекспир бесподобно изобразил вечного персонажа, который постоянно лижет задницы правителям или вельможам. Конкурировать, побеждать на рынке, зарабатывать больше денег свойственно капиталистам. Карьеризм - атавизм феодального или даже «коренного», племенного общества. В нем раскрывается стремление получить признание харизматичного отца: пусть лучше меня признает отец-вождь, нежели любой другой человек. Парвеню спешит по схожему пути, его цель - не просто заполучить денег побольше, но и титул подлиннее и ранг повыше. Лукач рассорился со своими родственниками-парвеню тоже не потому, что у семьи было много денег, но из-за желания родных стать аристократами. Отец философа жаждал стать венгерским дворянином. Он хотел признания. Карьеризм - форма еврейской ассимиляции. Когда еврей хочет зарабатывать большие деньги - это нормально. Если же он хочет войти в правящий класс, добивается графского титула, готов отдать все, чтобы аристократ позвал его на ужин, это одновременно поведение нахального карьериста [азеса] и парвеню. Карьеризм Макаи имеет те же корни. Странная она была карьеристка - контркарьеристка. В силу буржуазного и еврейского происхождения, Мария оставалась чужой и в эпоху Ракоши, и во времена Хорти. Она была классово чуждой, парией - потому я с ней и подружилась; не знала, что на самом деле она - парвеню. В 1956 г. Мария Макаи, наконец, сумела вскочить на поезд зарождающегося нового мира, показав, что является большей коммунисткой, нежели пролетарий или бедный крестьянин, суперкоммунисткой. Таким образом Мария хотела сделать из себя личность. «Теперь я могу доказать, что я - та, кем не являюсь. Могу стать тем, кем буду казаться, кем сотворю себя». Во время октябрьских событий 1956 г. Мария отправилась защищать какое-то партийное здание, которое совершенно не нуждалось в ее защите, - хотела показать, что она-то и есть настоящая, действительно так думает, а потом и правда начала так думать - до такой степени вошла в роль. […] Тамаш Фёльдеши изменился, даже прощения попросил за то, что накропал тогда. Дело прошлое. Но Фёльдеши никогда не был моим другом. Если кто-то пишет ругательную статью против меня, это, само по себе, еще не причина навсегда прекратить с ним общение. Но если этот человек - лучшая подруга, скрывшая от меня факт доноса, то дружбе конец.

Дисциплинарная комиссия прошла очень просто. Меня вызвали в комитет, перечислили грехи. Заправлял всем Йожеф Сигети как заместитель министра культуры, он возглавлял высшее образование. Партийный центр и Сигети решили, что чистка пройдет в университете. В начале 1958 г. увольняли тех, кто участвовал в революции. С другого факультета, с филологического, выгнали куда больше народу. Мой ученик Лаци Гараи (ныне - психолог-экономист) написал письмо в ЦК, протестуя против моего увольнения - думал, чего-то этим добьется.

Решение было мне ясно с самого начала, но комедию надо было отыграть. Зачитали заявление Марии Макаи. О чем я веду речь в своих записках? Я попыталась прочесть небольшую лекцию по философии, с ее помощью ответить на политические вопросы. «Что я имела в виду, когда писала: здесь царит террор? - Что цель не оправдывает средства; Почему обвиняю государство? - Я писала о платоновском государстве: это государство существовало две с половиной тысячи лет назад и выглядело так-то и так-то», - и начала объяснять собравшимся, что такое платоновское государство. Мне задавали прямые вопросы, я уходила в сторону. Слушание продолжалось час, потом сказали выйти и подождать. Ждать пришлось три с половиной часа. Я знала: решение уже есть. Профессор психологии Лайош Кардош - потому и запомнила его в лицо - вышел ко мне и спросил: «Товарищ Хеллер, дорогая, вам воды принести? Не хотите попить? Мне так стыдно…» Трижды выходил: «Не сердитесь, что так долго». Не знаю, как они там приняли решение о моем увольнении - большинством или единогласно, такие вещи узнать было невозможно, да я и не интересовалась. Позвали обратно, сообщили, что выгоняют из университета, но дают возможность преподавать в средней школе. Разрешили даже самой выбрать, в какой школе я хочу преподавать, и положили передо мной список. Я наобум ткнула пальцем в ту школу, которая была ближе всего к моему дому. Это оказалась Гимназия имени Жужи Кошшут. Дюри Маркуш подошел ко мне и продекламировал стихи Аттилы Йожефа. Никогда не забуду - что бы ни случилось, он всегда был мне хорошим другом. Маркуш вернулся в Венгрию из СССР в 1957 г., я тогда еще была членом партии, а его назначили руководителем партгруппы. «Пишта, нам прислали какое-то чудище из Союза, прямиком из Ленинского университета, чтобы он тут нас контролировал», - жаловалась я Херманну. На другой день пришла домой со словами: «Поговорила я с этим юношей - нормальный парень, хоть и из Союза». Постепенно подружилась с ним и с его женой, Маришей. Спустя недолгое время они вошли в самый близкий круг наших друзей, а через нас - стали вхожи и к Лукачам.

Херманн тогда работал в философской группе Академии наук, но продлилось это недолго. Там тоже устроили дискуссию о Лукаче - когда точно, теперь уже не спросишь, пришлось бы Иштвана с того света вызывать. Каждый должен был сделать доклад о Лукаче. Тогда Фогараши написал статью, направленную против Лукача. Херманн защитил учителя, и его тоже уволили. Сослали в другую гимназию - имени Маргит Каффки.

Дисциплинарную партийную комиссию со мной осенью 1958 г. проводил Центральный контрольный комитет, а не местная парторганизация. Я тогда уже работала в гимназии. Мне поставили в вину участие в контрреволюции 1956 г. - это и была причина увольнения. Подать апелляцию было невозможно. Я сильно рассердилась и расплакалась - они думали, с расстройства, а на самом деле - от нервного напряжения. Кто-то из комиссии сказал: «Не плачьте, товарищ Хеллер, с другими товарищами уже тоже такое было». На том же слушании я защищала свою позицию. Мне говорили: «За контрреволюционную деятельность…» Я отвечала: «Это была не контрреволюция, а революция, агитации против социалистического устройства не было». «Вы писали и распространяли в университете контрреволюционные материалы…» - «Я писала об этике - это научный вопрос». Высказала им все, что хотела, хотя и знала - все разговоры напрасны. Смотрела в их пустые лица, испытывая сильное напряжение. Человек всегда боится. Боится себя. В подобных ситуациях боится уступить, в последнюю минуту начать каяться, заниматься самокритикой. Меня прямо-таки трясло, я выступала радикальнее обычного, чтобы не дать слабину. Дерзила как могла, только бы внутри ничего не надломилось. Тюрьмы я тогда уже не боялась. Когда поняла, что делу о «найденном» на кафедре револьвере не дали ход, сделала вывод, что сажать меня не собираются. После того как выпустили Лукача, окончательно уверилась - его отправили на пенсию с сохранением академического статуса - чувствовала, что не могут теперь себе позволить отправить в тюрьму его ближайших учеников.

«Хочешь на волынке играть научиться, в ад поначалу попробуй спуститься».3 Я была даже не против, что меня отовсюду повыгоняли: сначала из Академии, потом - из университета, из партии, отовсюду. Вот он и ад, сюда я хотела спуститься. Увидев меня на улице, люди переходили на другую сторону. Господи, в 56-м все ко мне подлизывались, столько друзей было. Без конца звонили по телефону, мол, давай встретимся, выпьем кофе, и постоянно зудели в ухо, какая я замечательная. Из этих «друзей» практически никого не осталось. А я верила, будто они меня действительно любят, уважают и желают мне добра.

Телефон замолчал. Все, с кем я общалась в университете, бывшие коллеги вычеркнули мой номер из своих записных книжек. Я была членом Философского комитета, редактором «Философского обозрения». От всех этих должностей я отказалась - и с этого момента со мной перестали здороваться на улице. Как будто никогда не были знакомы: проходили мимо или демонстративно отворачивались. Эти не любят, сообразила я. Не любят, не уважают - не друзья они мне. А ведь когда-то льстили и подлизывались. Не могла для себя определить: потому ли они рвались со мной дружить, что подлизывались и на самом деле я их не интересовала, или же действительно искали моего расположения, а теперь переходят на другую сторону улицы из страха. Или и то и другое. Я никогда не отличалась подозрительностью. «Изначально» доверяла людям, говорила со всеми обо всем и обо всех. Верила: наши разговоры останутся между нами. Встречались исключения, лишь подтверждающие правило: бедный Петер Йожеф - потом он стал сторонником Имре Надя, его даже посадили, - когда мне не понравился советский фильм «Весна на Одере», побежал к секретарю парторганизации Бекешине, и в стенгазете прописали, что мне не нравятся советские фильмы. Я и тогда знала о существовании доносчиков, но вообще людям доверяла. Вдруг стали понятны слова Аттилы Йожефа: «не растранжирь свое доверье» - часто повторяла это стихотворение. С той поры доверием я больше не разбрасывалась. Стала недоверчивой. Странным образом, когда я вернулась в страну в 1989 г., во мне еще жило это недоверие - слишком долго оно на меня давило, потребовалось усилие, чтобы стряхнуть его с себя: «Теперь уже можно доверять, хватит всех подозревать!» Я пыталась как-то избавиться от этого чувства, хотя подозрительность вообще мне не свойственна. Увы, я безвозвратно утратила природную доверчивость и до сего дня верю только проверенным людям. Тогда я сказала себе: «Каждого человека надо узнать несколько раз: когда он находится очень высоко и когда падает совсем низко. И еще - когда сама взлетаешь высоко, и потом - когда падаешь вниз. Если дружба выдерживает все эти испытания, тогда и доверие возможно. Когда не знаешь, каков человек в разных ситуациях, невозможно предугадать, как он себя поведет с тобой». Долгие годы я придерживалась этого правила. Сегодня мне уже это не нужно - думаю, сейчас мало шансов увидеть меня раздавленной, и многих знакомых я не могу себе представить раздавленными: придется довольствоваться тем, что дарить доверием я буду тех, кто, по моим ощущениям, этого заслуживает. […]

Примечания переводчика:

1. Лешек Колаковский (Leszek Kołakowski, 1927, Радом — 2009, Оксфорд) - английский философ-марксист польского происхождения.

2. Не совсем точная цитата из стихотворения трансильванского поэта Шандора Ременика «После Мохача» (1926).

3. Этот стишок проходит лейтмотивом через всю книгу «Обезьяна на велосипеде», иллюстрируя перипетии судьбы Агнеш Хеллер.

Источник: Bicikliző majom. Kőbányai János interjúregénye. Budapest, Múlt és Jövő Kiadó, 1997

Перевод с венгерского Оксаны Якименко (Санкт-Петербург)

Венгрия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > kurier.hu, 23 октября 2016 > № 1960825 Агнеш Хеллер


Венгрия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917691 Золтан Ковач

«Цель голосования в Венгрии — усилить ненависть и к беженцам, и к Еврокомиссии»

Якоб Уссинг (Jakob Ussing), Berlingske, Дания

Золтан Ковач: Не пора ли начать к нам прислушиваться?

Золтан Ковач (Zoltán Kovács) — пресс-секретарь венгерского правительства, которое призывает граждан в воскресенье пойти на избирательные участки и высказать свое мнение о том, имеет ли ЕС право распределять квоты на прием беженцев.

— Зачем проводится референдум о квотах?

«Венгрия стремится осуществлять волю венгерского народа. Мы надеемся на однозначные результаты, чтобы никто не смог заявить, что у референдума не будет юридических или политических последствий. Они будут. Этот референдум — ясный сигнал, причем не только для Венгрии, но и для инстанций ЕС в Брюсселе. Однако речь ни в коем случае не идет о том, чтобы покинуть ЕС. Венгрия и ЕС тесно связаны».

— Но почему референдум, а не коалиция, которая могла бы заблокировать квоты?

«На высшем уровне ЕС все решения принимаются единогласно, но на уровне министров нужно квалифицированное большинство голосов. Мы уже видели, как Еврокомиссия обманывала нас, продавливала собственное решение, даже когда главы государств и правительств заявляли, что распределение будет добровольным. Нам пришлось провести черту».

— Только центральноевропейские государства и чувствуют себя обманутыми.

«Остальные не жалуются, но и не выполняют решение о распределении беженцев. За год распределили всего пять тысяч человек. Решение совета министров (о распределении 120 тысяч — прим. ред.) мы считаем незаконным, поскольку главы государств и правительств особо подчеркивали, что это будет добровольное решение. В этом заключается наш аргумент в Суде Европейского Союза. Сейчас мы ожидаем его вердикта. Референдум не даст этой ситуации повториться».

— Но если все страны поступят, как Венгрия, ЕС не сможет функционировать.

«Это вопрос национального суверенитета. Вероятно, возникнет сложная политическая и юридическая дискуссия с властями ЕС. Но нельзя будет не принимать во внимание сигнал от венгерских избирателей. Венгерский Конституционный суд принял это дело, понимая, что будут правовые последствия».

— Если Венгрия не хочет проявить солидарность в вопросе о предоставлении убежища, то почему другие страны ЕС должны быть солидарны, например, в вопросе о региональной помощи?

«Когда мы говорим о так называемой гибкой солидарности, то это значит, что никто, кроме нас, не может решать, кому жить в нашей стране. Венгрия проявила солидарность, когда выделила более 300 миллионов евро на защиту внешних границ Шенгена, и мы не получили никакой помощи. Справедливые стандарты солидарности — следить за тем, кто следует правилам, а кто нет».

— Премьер-министр Люксембурга Ассельборн считает, что Венгрию надо исключить из ЕС, если она не будет играть по общим правилам.

«В последние шесть лет Венгрию называют антиевропейской или угрожают ей исключением из ЕС каждый раз, когда она идет против доминирующего курса. Так было с законом о СМИ и с конституцией. Когда прекратятся эти угрозы? Не пора ли начать к нам прислушиваться? Политический шантаж не сработает, он лишь помешает нам решать стоящие перед нами проблемы».

Марта Пардави: кампания посылает крайне расистский сигнал

По мнению Марты Пардави (Márta Pardavi), сопредседателя венгерского Хельсинкского комитета по правам человека, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан играет на распространенном среди венгров страхе перед чужаками.

— Почему референдум — это плохая идея?

«Референдум — это политический инструмент правительства, которое заранее попыталось усилить страх граждан в ходе национальных слушаний о связи миграции и терроризма. Восьми миллионам граждан прислали анкеты, которые фактически являлись пропагандистскими материалами. Сейчас эта кампания идет дальше и близится к референдуму. Правительство потратило на нее массу налоговых средств, не дав другим партиям и организациям, имеющим средства, уравновесить расходы. И от этой враждебной пропаганды нигде не спрячешься».

— Почему вы говорите о ненависти?

«Кампания посылает крайне расистский сигнал, заявляя, что все нелегальные мигранты — это мусульманское войско, мечтающее уничтожить христианство, распространяющее ценности, которые допускают сексуальные домогательства. Хотя даже папа римский говорит, что это неправда. Премьер-министр Орбан сам не очень-то ревностный христианин, но защита христианской Европы — важнейший элемент его кампании. Вот почему многие венгры поддержали его курс».

— Можно ли сказать, что венгры в целом согласны с Орбаном?

«Его сигнал достиг многих ушей, но в целом население Венгрии проявляет апатию, что касается участия в политической жизни. Люди разочарованы, а оппозиция крайне слаба, так что никто не протестует всерьез против экстремистских высказываний. Среднестатистический житель Венгрии боится иностранцев, он не путешествует и не говорит на иностранных языках. Так что весь наш регион весьма неохотно принимает неевропейцев и людей другой расы. В Венгрии крайне мало мигрантов, а Орбан пользуется этим страхом народа».

— Серьезная оппозиция отсутствует именно потому, что народ согласен с Орбаном?

«В обществе присутствует критика бедности и коррупции, но она обычно слышится со стороны ультраправой партии „Йоббик“ („За лучшую Венгрию“). „Йоббик“ — крупнейшая оппозиционная партия, и в последнее время она стремится к центру как народная партия, а не радикалы за пределами политического поля. В долгосрочной перспективе „Йоббик“ может стать серьезным конкурентом партии „Фидес“ Виктора Орбана. Ультраправые — единственная угроза Орбану, поэтому логично, что он сконцентрировался на проблеме мигрантов, которую иначе перехватили бы члены „Йоббик“».

— Как референдум повлияет на отношения Венгрии и ЕС?

«Цель кампании — усилить ненависть как к беженцам, так и к Европейской комиссии, даже если в будущем она откажется от обязательного квотирования. Постоянно повторяется, что Венгрия — единственная страна, соблюдающая правила Шенгенского и Дублинского соглашений, а это откровенная ложь. Венгры хотят следовать европейским курсом, но эта кампания крайне негативна по отношению к ЕС. Она может повлиять на отношение к ЕС в Венгрии».

Венгрия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917691 Золтан Ковач


Венгрия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 октября 2016 > № 1917653

«Вытащить голову из песка и взглянуть в глаза реальности»: Венгрия об отмене санкций и реформе ЕС

Сергей Сидоренко, Украiнська правда, Украина

С госсекретарем по делам Евросоюза в офисе премьера Венгрии — первым после Виктора Орбана, кто занимается вопросами ЕС, — «Европейская правда» встретилась в Будапеште, готовя материал о «миграционном референдуме», который состоится 2 октября.

Но наша беседа оказалась достойной отдельной публикации, ведь касается она не только миграционной политики страны.

Саболч Такач, карьерный дипломат, оказался откровенным и даже недипломатичным во многих оценках.

Почему Евросоюз должен измениться? Каким он должен стать после реформы? Почему Будапешт является сторонником отмены санкций? Ответы на эти и другие вопросы — в интервью, которое мы публикуем накануне референдума.

Не все ответы нам нравятся, но именно так считают власти страны. Маленькая Венгрия доказала свою принципиальность в дискуссиях внутри ЕС, поэтому ее мнение действительно весомо.

К слову, было бы ошибкой считать эту позицию антиукраинской — скорее, она является сигналом о том, что Киеву следует активнее работать с государствами-соседями. А еще — обращать внимание на то, что для каждой страны защита собственных граждан важнее защиты соседей. И это — объективная реальность.

— Зачем Венгрия инициировала референдум по распределению мигрантов, какой в нем смысл?

— ЕС сейчас в беспрецедентной ситуации. До сих пор не было такого количества кризисов, которые ставят под вопрос европейский стиль жизни.

Мировой финансовый и экономический кризис; внутренние политические кризисы в ряде государств ЕС; существенный рост безработицы, особенно среди молодежи; банковский кризис, кризис еврозоны. Одновременно по ЕС ударили внешние проблемах безопасности — и события в Украине и «арабская весна», а также миграционный кризис, начавшийся вследствие последней.

И хотя все вызовы, о которых я упомянул, непросты, миграционный кризис — наибольший.

Причем в ближайшие годы и десятилетия проблема массовой миграции станет еще сильнее.

Посмотрите на демографическую картину стран Африки, Ближнего Востока, Южной Азии с 1970-х годов, и вы увидите постоянный рост населения.

В 2030-50-х годах в бедных странах будут миллионы молодых людей дополнительно. И из-за внутренних кризисов этих стран, гражданских войн, безработицы, бедности, голода, климатических изменений эти люди попытаются уехать в поисках лучшей жизни.

Есть три части мира, которые кажутся привлекательными для мигрантов. Первая — Северная Америка, прежде всего США, где действует достаточно жесткая миграционная политика, и об этом хорошо знают потенциальные искатели убежища.

Вторая часть мира — Австралия, которую дополнительно защищает ее географическое положение.

И третья — это Европа. И нам, европейцам, надо быть готовыми дать ответ на этот вызов.

— Как здесь может помочь референдум?

— Речь идет о политике на десятилетия, и поэтому мы решили посоветоваться с народом. Конечно, кто-то считает, что мы просто хотим усилить позицию правительства, но нынешнее правительство не вечно. А миграционный кризис еще долго будет влиять на жизнь ЕС.

И мы верим, что единственный путь — это усиление внешних границ.

Каждая страна-член Шенгена должна обеспечить полную защиту внешних границ. То, что мы делаем на границе — просто выполнение наших обязательств в рамках Шенгена.

— Но этот референдум не касается стены на границе. Речь идет лишь о выполнении решения ЕС о распределении мигрантов.

— А я не могу найти норму законодательства ЕС, которая обязывает нас перераспределять мигрантов.

— Есть решение Совета ЕС, оно обязывающее.

— Мы не воспринимаем решение Совета ЕС, принятое 22 сентября 2015 года на уровне министров внутренних дел. Ведь за несколько недель до этого руководители правительств в формате Европейского совета приняли решение, что перераспределение мигрантов может быть только добровольным!

То есть министры переписали решение руководителей правительства. И поэтому мы вместе со Словакией не признаем это решение и обжалуем его в суде ЕС — надеюсь, решение будет во второй половине 2017 года.

Будет решение суда — мы его воспримем, но сейчас мы не считаем, что решение Совета ЕС действительно.

Нам говорят про европейскую солидарность, которая лежит в основе Евросоюза. Мы воспринимаем этот аргумент. Но сначала давайте придем к согласию по поводу того, что означает «солидарность».

Мы в Венгрии верим, что солидарность можно выражать по-разному. Некоторые страны, если считают это возможным, могут принять часть мигрантов. Другие могут сделать свой вклад, защитив границы, уменьшив количество искателей убежища. И Венгрия сейчас делает именно это.

— Мне кажется, что здесь речь идет о параллельных процессах. Защита границ не меняет потребность выполнять решение о перераспределении мигрантов.

— Это может происходить параллельно, но на практике мы видим, что часть членов ЕС не выполняет задачи по защите границы, в то время как Венгрия делает это.

И мы рассчитываем, что Еврокомиссия заставит страны-члены ЕС бескомпромиссно выполнять положения Шенгена и Дублинской конвенции.

Кроме того, давайте придерживаться здравого смысла. Посмотрите сами, насколько успешным было перераспределение мигрантов? Они планировали перераспределить 160 тысяч человек. Пока распределены только 13 тысяч, это меньше 10%.

И даже в странах, которые согласились принять мигрантов, их интеграция в общество оказалось очень непростой задачей.

Не является большим секретом, что мигранты пытаются попасть только в две-три страны ЕС. Причина — очень высокий уровень социальной помощи. Но даже эти страны — Германия, Швеция или Голландия — не могут их интегрировать в свое общество.

Что уж говорить о странах, куда мигранты изначально не хотят ехать. И это не только я говорю — об этом заявил глава МИД Австрии Себастьян Курц.

Нам просто необходимо вытащить голову из песка и посмотреть в глаза реальности. Перераспределение мигрантов могло бы быть идеалистическим и красивым выходом из кризисной ситуации, но оно просто не работает, поскольку мигранты не хотят ехать в ту страну, куда их «распределили» — к примеру, в Латвию или Португалию.

Португальцы, кстати, готовы принять даже больше мигрантов, они уже сделали заявление, что могут разместить еще 5 тысяч. Но мигранты к ним не едут!

Мы также готовы к миграции, но мы не готовы размещать людей, которые происходят из принципиально иного культурного поля.

— Вернемся к статусу решения о перераспределении мигрантов. Демократия — это прежде всего соблюдение процедур. Если решение Совета ЕС некорректно, если оно не выполняется, его надо отменить еще одним решением Совета.

— Каким тогда является статус решения на уровне премьеров?

— Договор ЕС говорит, что решение лидеров не имеет обязывающей силы, но такую силу имеет решение Совета министров, которое его имплементирует.

— Именно в этом проблема: Совет министров не выполнил решение премьеров. Мы бы никогда не согласились на обязательное распределение мигрантов — еще на том этапе, когда встречались руководители правительств, мы бы ветировали такой подход. Именно для этого на саммите ЕС решения принимаются консенсусом.

А теперь, когда решение уже принято, нужно большинство для его отмены, но у нас нет этого большинства. На встрече министров в сентябре 2015-го мы не смогли собрать даже блокирующее меньшинство! Только Чехия, Словакия, Румыния и Венгрия тогда проголосовали против распределения мигрантов, Финляндия воздержалась.

Но мы считаем, что это решение настолько серьезно, что оно требует не только юридического, но и политического решения стран-членов ЕС.

Есть и другая проблема.

Эта ситуация доказывает, что политические элиты в ЕС все больше отдаляются от людей и от общественного мнения.

Посмотрите на популярность правительств в странах-членах Евросоюза! Различные выборы — национальные, региональные, муниципальные — доказывают, что люди недовольны, а правительства теряют поддержку и легитимность.

— Не приведет ли это к появлению общественного запроса на выход из ЕС?

— Об этом стоит спрашивать лидеров тех стран, где евроскептицизм популярен. В Венгрии же население поддерживает членство в ЕС. И это — несмотря на то, что мы постоянно критикуем текущие механизмы ЕС. Спросите у других лидеров, почему так происходит. Не потому ли, что люди недовольны действующими в ЕС механизмами?

Дело в том, что Еврокомиссия уже сейчас существенно выходит за рамки своих полномочий в процессе принятия решений.

В договоре ЕС говорится, что комиссия — только исполнительный орган, зато Европейский совет определяет политику Союза.

А Еврокомиссия сейчас верит, что она главнее, чем страны-члены.

С комиссией Баррозу было значительно проще достичь понимания с ЕК, хотя она также была жесткой по многим вопросам. Однако при нынешнем руководстве Еврокомиссия пытается взять на себя политические полномочия, которых у нее нет в принципе.

— Поддерживаете ли вы идею изменения полномочий органов власти ЕС?

— Конечно, мы должны реформировать ЕС. Полномочия учреждений, взаимодействие Еврокомиссии и Совета ЕС — все это нужно переосмыслить. Также мы должны изменить полномочия парламентов стран-членов в процессе принятия решений.

Британия, кстати, до Brexit постоянно подчеркивала: нужно дать больше полномочий национальным парламентам. В частности, речь идет о процедуре «красной карточки», и Венгрия полностью поддерживает эту идею! Люди должны чувствовать свою причастность к принятию решений.

Суть этой идеи такова: если более 50% парламентов решают, что какое-то законодательное предложение Еврокомиссии неприемлемо, то ЕК обязана его отозвать. Сейчас парламенты могут лишь заставить ЕК «начать консультации», в случае решения более трети парламентов. Но опыт ЕС показывает, что в таких случаях комиссия не слушает парламенты, она и дальше продвигает свои идеи, то есть просто игнорирует мнение людей. Разве это — демократия?

— Звучит идея предусмотреть более четкую «разноуровневую интеграцию» с созданием групп стран внутри ЕС. Правильна ли она?

— У этого подхода есть составляющая, с которой действительно необходимо согласиться.

Мы должны окончательно отбросить идею более тесной политической интеграции в ЕС. Этот подход просто не работает.

Федеральная Европа — это нежизнеспособная идея. Она должна остаться в прошлом, ведь большинство стран-членов не соглашаются с ней.

Наш подход следующий: да, единая Европа должна сохраниться. Но европейское законодательство должно быть только там, где есть необходимость; национальное законодательство — везде, где это возможно.

Что мы хотим сохранить из нынешнего Евросоюза?

Прежде всего — единый рынок ЕС. Жизнь доказала, что он увеличивает экономический рост и конкурентоспособность ЕС в мире. Итак, нам нужно беспрепятственное и легкое функционирование единого рынка, включающего все четыре свободы — то есть свободное перемещение товаров, услуг, капиталов и людей.

А это, со своей стороны, означает сохранение Шенгенской системы.

Но мы не можем хранить Шенген, если не будет гарантирована безопасность внешних границ. Достаточно посмотреть на опыт США, у которых есть граница с Мексикой. Как она контролируется? При помощи огромной стены. Другого способа нет.

Венгрия — не первая страна ЕС, которая идет этим путем. Испания, которая в свое время столкнулась с потоком мигрантов из Северной Африки, возвела в Сеуте и Мелилье (испанские полуанклавы на севере Африки. — ЕП) шестиметровую стену, еще и оборудовала ее электрической защитой.

И тогда это никого не волновало, все считали это внутренним делом Испании.

То же самое есть на границе Турции и Болгарии, а сейчас — строится на венгерско-сербской границе.

Не будем забывать и о границе ЕС с бывшим СССР, в частности между Финляндией и Россией — одной из самых строгих внешних границ Евросоюза.

— В чем заключаются претензии к Будапешту в связи с обустройством границы?

— Мы не можем это понять. Ведь мы лишь выполняем свои обязательства.

Мы спрашиваем их, но не можем получить ответ. Хотя мы верим, что вместо критики, которая порой звучит неприемлемым образом, мы, наоборот, должны получать благодарность со стороны ЕС. Ведь мы защищаем внешнюю границу всего Евросоюза.

И мы намерены усилить границу.

Демография, ситуация в сфере безопасности — все это дает основания предполагать, что пик миграционного кризиса может повториться.

Мы должны быть уверены в своей способности удержать границу, если однажды там окажется даже 100 тысяч мигрантов. США это могут — у них мощная стена, высокие полномочия пограничников. Порой они стреляют и убивают при пересечении границы.

Мы же не застрелили ни одного мигранта, мы хотим избежать такого развития события, но в то же время — хотим направить четкий сигнал, что граница закрыта.

Это, конечно, должно сопровождаться помощью тем странам, откуда идет наплыв мигрантов. Нужна финансовая поддержка, помощь на развитие, экономическая стабилизация, создание рабочих мест. Мы должны сказать лидерам африканских стран: мы даем вам деньги, а вы используйте их, чтобы помочь вашим людям и удержать их в своей стране.

— Сдерживающий эффект «стены» возможен, только если ее построят все страны. Почему ряд государств-членов оставляет открытым границу на «балканском пути»?

— Никто не рад необходимости строить стену, и мы тоже не радовались этому.

Во-первых, возведение физической границы стоит безумных денег. Мы не получили ни цента помощи от ЕС, хотя, поверьте, нам было куда потратить свои бюджетные средства.

Во-вторых, посмотрите, где именно проходит граница.

Сейчас мы строим стену между венграми и венграми.

Ведь в северной Сербии, в Воеводине, живут около 200 тысяч венгров.

Никто в здравом уме не сможет предположить, что мы радовались такой необходимости. Наоборот — мы хотим, чтобы Сербия вступила в ЕС.

Если мы не будем работать над интеграцией Западных Балкан, над выполнением ими критериев членства, это приведет к росту влияния других игроков — России, Турции, Китая, Катара, ОАЭ. И то же самое касается Восточного партнерства. Хотя ситуация в Молдове, Украине, Грузии другая, нельзя игнорировать влияние России.

И когда Западная Европа говорит об усталости от расширения, это просто означает, что они не озабочены событиями в этой части Европы. А для Восточной Европы это — вопрос жизни и смерти. Ведь мы знаем об очень непростых процессах, к примеру, в Боснии, где уже действуют террористические ячейки, где происходит исламская радикализация.

Не пора ли договориться?"

— Что означает необходимость учитывать влияние России? Для Украины неприемлема даже мысль о том, что она должна влиять на нашу интеграцию в ЕС.

— Позицию по Украине нужно разделить на две части. Во-первых, мы никогда не примем то, что сделала Россия в вопросе Крыма. Это — очень жесткое нарушение международного права. Венгрия никогда не признает аннексию Крыма, это никоим образом не ставится под сомнение и по этому поводу у ЕС есть полный консенсус.

Но то, что происходит на Востоке Украины — другая история. Да, эти события также очень беспокоят, но вопрос в том, как мы можем исправить ситуацию.

Готов ли ЕС предоставить Украине оружие? Ответ известен — нет, не готов.

Готов ли ЕС помочь Украине финансово? Ответ — тоже нет. Да, определенная помощь есть, но объемы далеки от достаточных.

Есть вещи, которые ЕС может и должен сделать для поддержки Украины — в частности, предоставить безвизовый режим, и Венгрия, кстати, поддерживает его предоставление. Вы выполнили все свои обязательства и требования для этого. Право без проблем путешествовать в ЕС, налаживать связи между людьми — лучшая возможность приблизить Украину к Европе.

Но этот инструмент не дает Европе возможность повлиять на ситуацию в Украине.

ЕС может работать только путем дипломатии, и поэтому поддерживает Нормандский формат. И поэтому я говорю, что мы не сможем избежать договоренности с Россией. Мы должны убедить Россию в необходимости сотрудничества.

Я не знаю, как мы сможем этого достичь. Кое-кто говорит, что санкции помогают этому, но мы в Венгрии в этом не уверены.

Мы не против Украины, и мы не против России. Но вы не отмените географию, Россия останется вашим соседом. Поэтому сотрудничество между вашими государствами — в интересах и Украины, и России. Россия потенциально является прекрасным торговым партнером для Украины, и низкий товарооборот между вашими странами — это проблема.

Россия — это большой рынок, а также источник дешевой энергии, то есть то, что нужно Украине для развития.

— Весьма странный совет. Я не представляю активной торговли между Советским Союзом и гитлеровской Германией в 1940-х годах. Украина воюет с Россией, и отказ покупать российские товары — сознательное и логичное решение многих украинцев.

— Здоровый патриотизм — это хорошо, у нас тоже он есть. Но сейчас вам прежде всего нужно остановить войну. Возможно ли остановить ее военным путем? Не думаю. В этом случае и Украина, и Россия только потеряют. Поэтому единственный путь — дипломатический.

— Санкции против РФ помогают дипломатии.

— Лишь до определенной степени.

И поэтому лидеры ЕС договорились провести в октябре детальное обсуждение политики санкций.

Я не могу предсказать итоги такого обсуждения, но фактом является то, что в настоящее время ряд стран — не только Венгрия — выступают за то, чтобы взвесить будущее санкций. От санкций, которые действуют сейчас, теряют три стороны — Россия, Украина и ЕС.

Другие мировые игроки, не задействованные в конфликте, тем временем растут.

И поэтому у меня есть вопрос: неужели мы такие глупые или наивные, что вредим друг другу? Не пора ли договориться?

Конечно, вы чувствуете Россию лучше, чем мы, хотя мы чувствуем ее лучше, чем западноевропейские страны. У нас также есть сложная история отношений с Россией, и не сомневайтесь, память об этом остается в Венгрии и до сих пор.

Но мы мыслим прагматично. И поэтому я утверждаю: сотрудничество с Россией выгодно и Европе, и Украине. Просто одновременно мы должны найти путь убедить Россию.

— Сейчас кажется, что ЕС не видит даже такого «убеждения» в списке своих приоритетов. На неформальном саммите ЕС в Братиславе был согласован документ с перечнем приоритетов Союза; восточная политика и Украина в нем отсутствуют. Почему?

— Это так. Хотя страны Вышеграда хотели бы сохранить этот вопрос в повестке дня. Мы, а также страны Балтии, продвигали этот вопрос, и мы действительно считаем, что у нас нет права забывать об Украине.

Поэтому этот вопрос стоит задавать не нам, а государствам Западной Европы.

— В завершение — о конфликте с Люксембургом. Глава МИД этой страны на днях заявил о необходимости исключить Венгрию из ЕС за нарушение ею европейского единства и решений ЕС. Реально ли это?

— Да, это заявление прозвучало от главы МИД Люксембурга. Но даже премьер-министр Люксембурга, который, если не ошибаюсь, является его боссом, заявил, что это не является официальной позицией правительства страны. Поэтому я воспринимаю заявление Жана Ассельборна как литературное творчество, не более того.

Вы можете быть абсолютно уверены в том, что Венгрия останется членом ЕС.

Венгрия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 октября 2016 > № 1917653


Украина. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 28 июля 2016 > № 1842200 Эрно Кешкень

Посол Венгрии в Украине: "Мы заинтересованы в мирном сосуществовании людей разных национальностей в Закарпатье"

Эксклюзивное интервью чрезвычайного и полномочного посла Венгрии д-ра Эрно Кешкеня агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан сказал, что Европа, с его точки зрения, сделала не все для Украины, что могла бы. О чем именно идет речь?

Ответ: Он сказал то, о чем говорил и раньше. Он подчёркивает, что Украина – это соседняя страна, и она чрезвычайно важна для Венгрии. Мы очень заинтересованы в стабильности Украины, в её экономическом развитии и политической стабильности. И он говорил о том, что Европа недостаточно помогала Украине для того, чтобы она вышла из экономической ситуации, в которой сейчас находится. Кроме того, что Европа недостаточно помогала финансово, она не сделала даже таких жестов, как, скажем, безвизовый режим, который ничего не стоит в финансовом плане. По его мнению, нужно было сделать такой жест, по которому украинский народ поймет, что Европа действительно ждет его и что Европа хочет привлечь украинцев. И это верно даже в том случае, если – согласно данным – только около 5-10% украинцев регулярно ездит в европейские страны. Это было бы символическим шагом или даже больше.

Вопрос: Какая позиция Венгрии относительно дальнейшего продления санкций против России?

Ответ: Венгрия считает очень важным единое мнение в ЕС, и это мнение было представлено, то есть поддержка санкций. И также вы должны понимать, что нам не нравятся эти санкции, потому что они очень сильно ущемляют экономику Венгрии, мы несём большие потери. Из-за санкций против РФ наша экономика уже потеряла более $4 млрд.

Сейчас для нас по объему товарооборота Россия является четвертым экономическим партнером. Это абсолютно прагматические отношения, в них нет эмоций. Для нас очень важно, чтобы было сотрудничество. Примерно 80% энергии, которую потребляет Венгрия, идет из России. Сейчас в рамках диверсификации мы, конечно, могли бы купить и у США, и у арабских стран, или у Норвегии соответствующие энергоносители, есть уже разработанная система. Однако, это очень дорого. И это совершенно не значит, что в политическом отношении мы не поддерживали бы Украину, ее суверенитет или территориальную целостность.

Вопрос: Не все венгерские политические силы едины в поддержке Украины. В частности, некоторые парламентарии из партии "Jobbik" посещали оккупированный Крым…

Ответ: Партия "Jobbik" – это крупная венгерская партия, она оппозиционная и не представлена в правительстве. Они имеют право выражать свое мнение и это их ответственность. Но то, что они говорят, не является позицией партии власти. Если представитель оппозиционной партии поедет в Крым, то это, я повторюсь, его ответственность. Правительство же явно выражает свое мнение об аннексии Крыма. И очень важным в таких вопросах является именно то, что говорит правительство Венгрии. Конечно, крайности в таких моментах присутствуют, только мы не хотели бы акцентировать на этом внимание, или придавать этому преувеличенное значение.

Хотел бы подчеркнуть, что крайности существуют и здесь, в Украине. Стоит привести пример, когда 13 марта этого года, перед национальным праздником Венгрии, в Ужгороде Закарпатской области прошло шествие радикально настроенных людей в камуфляжной форме, которые скандировали призыв к уничтожению венгров. Считаю абсолютно неприемлемыми и недопустимыми в демократической стране такие призывы, не понимаю, каким образом было дано разрешение на проведение шествия такого характера.

Я хочу сказать, что Украина – наш дружественный сосед, и для нас также очень важно, чтобы по соседству был мир. В этом конфликте на востоке Украины погибают молодые солдаты, в том числе закарпатские венгры, за которых мы несем конституционную ответственность. По нашим сведениям, уже погибло 7 этнических венгров. К сожалению, конфликт продолжается, и эти данные постоянно меняются. Поэтому мы за то, чтобы был мир, была стабильность, и мы заинтересованы в том, чтобы этот мир наступил как можно раньше. Я не побоюсь сказать, что мир нужно установить, несмотря ни на что. Без установления мира невозможно поднять страну.

Вопрос: Что подразумевает такая "конституционная ответственность"?

Ответ: Я имел в виду Конституцию Венгрии, в которой есть определенный пункт. В Венгрии сейчас проживает 10 млн венгров, и исторически так сложилось, что ещё 5 млн венгров оказались за пределами сегодняшней Венгрии. Бóльшая часть этих людей всегда проживала на той территории, где они живут сейчас. Закарпатские венгры не прибыли на Закарпатье, они жили там всегда, это коренное население.

Поэтому, когда правительство в 2010 году возглавила партия "FIDESZ", именно она – располагая большинством в 2/3 парламента – включила в Конституцию положение о том, что всякое правительство Венгрии, какой бы политической направленности оно ни было, несёт ответственность за венгров, которые живут за пределами нынешней Венгрии.

Вопрос: Сколько этнических венгров проживает в Украине?

Ответ: Всего в Украине живет около 200 тыс. венгров. В Закарпатье их примерно 150 тыс. Правительство Венгрии помогает Закарпатью, но это помощь не только венграм, а, в принципе, Закарпатской области. Сейчас в Закарпатье только 12% населения считают себя венграми. Поэтому, когда за финансы Венгрии делают, например, ремонт в школах, то это помощь не только для детей этнических венгров, а для всех национальностей.

Вопрос: О каком объеме финансовой помощи идет речь?

Ответ: Сложно назвать сейчас сумму, потому что мы говорим не только о конкретной финансовой помощи, но и о материальных благах, которые идут в учреждения Закарпатья. И помощь Венгрии очень важна не только для Закарпатья. Мы участвуем в различных благотворительных мероприятиях и организовываем благотворительные акции. Венгерское правительство выделяло деньги на помощь переселенцам, которую мы непосредственно передавали с участием благотворительных, волонтерских организаций. Я и сам, когда ездил в Днепр, лично передавал продуктовые наборы семьям. Должен признаться, я был очень тронут тем, как у мам с маленькими детьми, забиравших пакеты с продуктами, были слёзы на глазах и они искренне благодарили нас за помощь.

В прошлом году мы приняли в Венгрии на реабилитацию и лечение 20 тяжелораненых украинских военнослужащих. На этот год мы предложили такое же число мест, четверо солдат уже были у нас. Также мы помогали в организации каникул для детей из зоны АТО, отдых которых на венгерском озере Веленце полностью финансировало венгерское правительство. В прошлом году у нас побывало 680 детей, в этом году планируем оздоровить примерно такое же количество украинских детей. Мы также регулярно возим на отдых детей из Закарпатья, не только этнических венгров.

В связи с официальной помощью Венгрии, мы видим, что некоторые пытаются провести параллели между Закарпатьем, Крымом, Донбассом, говорят, что есть схожие явления. Мы считаем это абсолютно неправильным, это совершенно другая ситуация. И мы заинтересованы, чтобы в Закарпатье мирное сосуществование разных национальностей продолжалось и в будущем.

Вопрос: В украинских СМИ периодически появляется информация о предоставлении жителям Закарпатья гражданства Венгрии…

Ответ: Нужно сказать, что в Европейском Союзе, куда стремится Украина, практика двойного (а то и больше) гражданства существует во многих странах. Программа упрощённого получения или возвращения венгерского гражданства не направлена против Украины. Она распространяется на страны всего мира. Мы обеспечиваем упрощенное возвращение собственного венгерского гражданства или упрощенное возвращение гражданства своих предков для тех людей, которые живут в любой стране мира за пределами Венгрии, и считают себя венграми, могут подтвердить, что их предки были венграми, то есть они жили на исторической территории Венгрии. Эти люди оказались сейчас за ее пределами не по своей воле, а так сложилось исторически. И мы считаем, что располагая ранее венгерским гражданством или имея венгерские корни, эти люди имеют моральное право обращаться к нам с такой просьбой.

Вопрос: Сколько, по Вашим подсчетам, изъявивших желание получить гражданство Венгрии?

Ответ: Есть такие политические заявления, что до 2018 года эта цифра достигнет миллиона человек во всём мире. Напомню, программа началась с 2010 года.

Вопрос: Как вы оцениваете уровень сотрудничества между Украиной и Венгрией?

Ответ: Отношения между странами, безусловно, улучшаются. Украине следует также делать ответные шаги, потому что Венгрия является не просто соседом, а еще и членом НАТО и Евросоюза, куда стремится Украина. В Венгрии два года не было посла из Украины, сейчас мы приветствуем недавнее назначение госпожи Любови Непоп – карьерного дипломата, уже дважды работавшего в Венгрии, прекрасно знающего язык, в том числе нашей страны. Мы очень тесно сотрудничаем.

Очень позитивно, что уже есть посол и ситуация с политическими отношениями также начала оживляться. После двухлетнего перерыва в украинских официальных визитах, в феврале этого года с официальным визитом в Будапеште побывал министр иностранных дел Украины Павел Климкин. Сейчас мы планируем визит министра сельского хозяйства Венгрии в Украину.

Вопрос: Какие перспективные сферы сотрудничества в экономике?

Ответ: В постсоветском пространстве Украина – второй экономический партнер Венгрии после России. В 2013 году товарооборот составлял $4,23 млрд, в прошлом году только $2,5 млрд. Это падение произошло из-за экономической и правовой нестабильности, и, безусловно, конфликта на востоке Украины. По этой причине мы тоже заинтересованы в том, чтобы закончилась война, чтобы можно было возродить экономику и торговлю. Мы больше экспортируем, чем импортируем. Даже в этой ситуации Венгрия является шестой по счету такой страной, которая больше всего экспортирует в Украину. И тринадцатой – по инвестициями.

Мы не только говорим о том, что нужно развивать динамику наших экономических отношений, но и активно действуем в этом направлении. На должности посла Венгрии в Украине я полтора года, и за это время мы организовали три крупных экономических форума: в Киеве, Днепре и Одессе. Осенью мы планируем еще один крупный инвестиционный бизнес-форум в Харькове. Из Венгрии приезжают представители крупных предприятий и бизнеса, которые заинтересованы в сотрудничестве. Мы предоставляем детальную информацию касательно того, какие возможности существуют для двустороннего сотрудничества в экономическом плане, говорим о системе венгерского налогообложения, возможностях создания совместных предприятий, перспективах их развития с венгерской государственной поддержкой.

Вопрос: Насколько велик интерес венгерских инвесторов к Украине?

Ответ: Я думаю, что если остановят военный конфликт в Украине, то уже не будет той неуверенности, которую мы чувствуем в экономическом правовом поле. Иностранные компании, инвесторы будут все более интересоваться сотрудничеством. Очень сложно сейчас, в таких условиях, инвестировать. Поэтому в том числе и венгерский интерес не так велик, как можно ожидать. И на самом деле, с украинской стороны также заметна заинтересованность в том, чтобы свои компании перенести в Венгрию. Не будет также секретом то, что я слышу от украинских бизнесменов о рейдерстве – это сейчас также весьма актуальный вопрос, что тоже не добавляет уверенности инвесторам. И когда такое видит венгерский предприниматель, то для него это не является привлекательным. Нам хотелось бы, чтобы правительство Гройсмана смогло урегулировать эти вопросы, и мы готовы на экспертном уровне помогать в этом. Еще два года назад мы предложили за счет финансовой поддержки венгерского правительства отправить в Украину экспертов из Венгрии для передачи нашего опыта. Нам неизвестно, была ли хоть одна заявка со стороны правительства на это предложение.

Вопрос: 9 июля 2016 года возобновился реверс природного газа из Венгрии, который был временно приостановлен…

Ответ: Самым важным является то, что венгерская сторона сейчас обеспечила технические моменты касательно реверсных поставок газа. Мы даем возможность для Украины принять газ с венгерской территории. Конечно, есть какие-то ограниченные возможности, именно технические, этой системы газоснабжения. Иногда в украинской прессе появляются статьи, в которых совершенно неправильно говорится "сколько Венгрия даёт газа". Венгрия не предоставляет газ. Она предоставляет возможность для Украины купить газ, который идёт по венгерским газотранспортным системам. И тот газ, которой проходит по трубам на территории Венгрии – это газ коммерческих организаций и его, по большей части, покупает не Венгрия, а он проходит по ее территории. Украинские торговые организации больше покупают газ из австрийского хаба Баумгартен.

Вопрос: Какие наработки уже существуют в вопросе приграничного сотрудничества?

Ответ: Общая граница Украины и Венгрии составляет 137 км. Есть пять пунктов пропуска через границу, мы хотели бы модернизировать их и открыть новые. И также хотели бы соединить автобаны Украины и Венгрии. Кроме того, ввести такие пункты пропуска, в которых проверка была бы общей, то есть венгерская и украинская в одном месте, а также перенаправить часть транспорта из пункта пропуска "Чоп-Захонь" в пункт пропуска "Астей-Берегшурань", чтобы разгрузить Чопскую таможню. Но конечно, если мы перенаправляем грузовой транспорт из Чопа в "Астей-Берегшурань", не должно быть большой транспортной нагрузки на Берегово, где проходит дорога, которая ведет к границе, то есть, следует построить объездную дорогу. На недавней встрече с министром инфраструктуры Владимиром Омеляном мы обсуждали эти вопросы. Совсем скоро, в ближайшие месяцы будет встреча экспертов, нацеленная на переговоры по этому вопросу.

Вопрос: Как Вы оцениваете сотрудничество в противодействии контрабанде между странами?

Ответ: Контрабанда абсолютно недопустима, то есть, мы должны бороться с этим явлением. Думаю, губернатор Геннадий Москаль очень активно действует в этом направлении, и мы только поддерживаем эту деятельность. Совершенно очевидно, что когда вопрос идет о контрабанде, то это не может быть только с одной стороны, а затронута и другая тоже. С венгерской стороны также были аресты таможенников. Думаю, что венгерская и украинская стороны очень хорошо и плодотворно сотрудничают в деятельности, которая направлена против контрабанды.

Вопрос: Какой процент отказов в визах гражданам Украины?

Ответ: Приблизительно 2%, совсем незначительный. В прошлом году посольство Венгрии в Киеве приняло около 40 тыс. визовых заявлений, Генеральное консульство в Ужгороде – около 50 тыс., а консульство в Берегове – приблизительно 30 тыс. заявлений. А в этом году только посольством выдано уже приблизительно 24 тысячи виз. Мы всегда рады приветствовать граждан Украины в нашей стране.

Украина. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 28 июля 2016 > № 1842200 Эрно Кешкень


Венгрия. ЦФО > СМИ, ИТ > kurier.hu, 31 мая 2016 > № 1779894 Дмитрий Бертман

Об опере, творчестве и Мишкольце

На вопросы корреспондента Матэ Ур отвечает Дмитрий Бертман

Вы уже несколько раз посетили Венгрию. В этом году с какими чувствами отправляетесь в Мишкольц?

С чувством любви, ожиданием встречи с благодарной публикой Мишкольца. Театр «Геликон-опера» четыре года сотрудничал с фестивалем в Мишкольце. Сейчас мы едем в пятый раз, и все счастливы, потому что Венгрия - фантастическая страна с потрясающей культурой и великолепной оперной традицией. Еще очень хочу сходить в ресторан и съесть самый вкусный в мире суп-гуляш с фасолью и повидаться с друзьями в кафе у Stage Door, где потрясающая атмосфера!

Вы выступите 12 июня на Международом оперном фестивале в Мишкольце. Откуда вы знаете этот фестиваль?

Он хорошо известен в Европе и за ее пределами. Что самое удивительное, весь Мишкольц живет этим фестивалем. Барток - один из самых знаменитых и влиятельных оперных композиторов начала XX века. И я надеюсь, что скоро в репертуаре нашего театра появится его шедевр «Замок герцога Синяя Борода». Сама идея «Барток плюс» - потрясающая, потому что этот фестиваль открыт мировой музыке и ставит произведения других композиторов в один ряд с творениями великого Белы Бартока.

Какую программу вы подготовили на этот раз?

Сейчас организаторы фестиваля остановили свой выбор на опере «Средство Макропулоса» Яначека - композитора, чье творчество меня всегда очень волновало. Я поставил в Канаде его грандиознейшую оперу «Из мертвого дома», ставил и другие сочинения. Очень рад, что в нашем театре мы осуществили постановку «Средства Макропулоса» с выдающимся дирижером Геннадием Рождественским. Она исполнялась на сцене Братиславской оперы, на фестивале Яначека, и сейчас мы сыграем ее в Мишкольце с дирижером Константином Хватынцом - любимым учеником Геннадия Николаевича.

Геннадий Рождественский сказал о вас: «Что касается Бертмана, он профессиональный оперный режиссер. У него масштабное мышление. Он профессиональный музыкант, пианист, может и клавир, и партитуру сыграть на фортепиано, что чрезвычайно важно». Как вы думаете?

Я благодарен Геннадию Николаевичу за эти слова. Для оперного режиссера очень важно разговаривать с композитором на одном языке, потому что музыка является автобиографическим кодом того, кто ее написал. Чтобы поставить оперу, нужно хорошо знать ее музыку и другие сочинения композитора, знать его биографию и судьбу. Только в этом случае можно раскодировать музыкальный язык и сделать его сценическим.

Пo-вашему, режиссер оперного спектакля - это его автор либо просто интерпретатор композиторского замысла?

Любая интерпретация является тоже авторской работой. На режиссере лежит огромная ответственность. Он тот, кто берет партитуру из рук композитора. От мировоззрения режиссера, его морали, профессиональных качеств и мироощущения зависит будущее произведения.

Что вас вдохновляет в опере Яначекa «Средство Макропулоса»?

Потрясающая драматургия литературного произведения, замечательный сюжет, история о смысле и ценности жизни, о вечной идее человечества продлить жизнь, и к чему это может привести.

Спасибо за встречу!

Венгрия. ЦФО > СМИ, ИТ > kurier.hu, 31 мая 2016 > № 1779894 Дмитрий Бертман


Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 25 мая 2016 > № 1776153 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова венгерской газете «Мадьяр немзет»

Вопрос: Уважаемый господин Министр, нынешнее состояние российско-венгерских отношений за последние пять лет можно считать образцово-показательным, что подтверждается регулярностью двусторонних контактов. Что, на Ваш взгляд, является их основой: стратегия, тактика либо прагматизм?

С.В.Лавров: Венгрия – наш важный и надежный партнер в Европе. Отношения между двумя государствами обладают добрыми традициями и хорошим потенциалом. Высоко ценим искренний настрой венгерского руководства на их дальнейшее поступательное развитие, что, на наш взгляд, отвечает коренным интересам наших стран и народов.

Залог успешной работы заключается, по нашему мнению, в том, что российско-венгерское взаимодействие опирается на принципы равноправия, прагматизма, взаимного уважения и учета интересов друг друга. Несмотря на непростую ситуацию в Европе, наше сотрудничество продолжает продвигаться в самых различных областях.

Необходимый импульс этой работе придает регулярный конструктивный диалог на высшем уровне. В ходе встречи в Москве в феврале нынешнего года Президент В.В.Путин и Премьер-министр Венгрии В.Орбан предметно обсудили ключевые аспекты отношений, наметили планы на перспективу.

Вопрос: Ключевой темой двусторонних отношений является расширение мощностей АЭС «Пакш», однако давление со стороны Брюсселя может осложнить реализацию данного проекта. Не боитесь ли Вы, что под таким напором Венгрия может отказаться от проекта? Вы видите такую угрозу?

С.В.Лавров: Проект расширения построенной при техническом содействии СССР Пакшской атомной электростанции силами российской государственной корпорации «Росатом» действительно является стратегическим по своему значению. Это касается и его стоимости – свыше 10 млрд. евро, и времени осуществления – до 2032 года, и его роли в деле надежного обеспечения энергетической безопасности Венгрии – уже сейчас АЭС «Пакш» вырабатывает более 40% всей производимой в стране электроэнергии. Хотел бы особо подчеркнуть, что значительная часть работ будет выполняться венгерскими компаниями и специалистами, которым в конечном счете и предстоит эксплуатировать станцию.

Конечно, мы в курсе повышенного внимания, которое уделяют нашему совместному проекту европейские структуры, в частности, Еврокомиссия, инициировавшая в этой связи целый ряд разбирательств. Не видим на данном этапе оснований сомневаться, что венгерское правительство, неоднократно заявлявшее о своей твердой приверженности проекту, сумеет дать необходимые разъяснения на поставленные Брюсселем вопросы.

Вопрос: Венгрия относится к тем странам ЕС, которые хоть и голосовали за санкции против России, но не считают текущую санкционную политику нормальной и правильной. Какие конкретные шаги могла бы предпринять российская сторона в ответ на такого рода поведение, и какие возможности Вы видите для отмены санкций?

С.В.Лавров: Очевидно, что попытки давления на Россию путем односторонних санкций не заставят нас отказаться от нашей принципиальной линии, поступиться национальными интересами. Российский ответ на эти недружественные шаги был сбалансированным и учитывал права и обязательства России по международным договорам, в том числе в рамках ВТО.

Что касается будущего этих рестрикций, то данный вопрос следует задавать тем, кто был инициатором раскручивания санкционной спирали. Мы не обсуждали и не будем обсуждать какие-либо условия или критерии отмены ограничительных мер. В Евросоюзе обусловили их снятие выполнением Россией Минских соглашений. Такая увязка абсурдна, ведь наша страна, как известно, стороной конфликта на Украине не является. Подобная постановка вопроса лишь поощряет Киев безнаказанно саботировать реализацию минского Комплекса мер. Получается, что российско-есовские связи стали заложником безответственной линии украинских властей.

Стараемся объяснить партнерам пагубность такой логики, неуместность сложившейся ситуации. Дело – за проявлением политической воли со стороны ЕС и входящих в него государств. Судя по нашим контактам с европейскими странами, все больше партнеров осознают пагубность конфронтации на санкционном поле. Некоторые, в том числе наши венгерские друзья, прямо говорят, что эту неприятную страницу надо побыстрее перевернуть. К сожалению, пока этого сделать не удается.

Вопрос: Москва, как ощущается, разочаровалась в Европе. Вполне очевидно, что Брюссель все больше видит в лице Кремля агрессора, а сотрудничающие с Москвой страны, в т.ч. Венгрию, считает «троянским конем», посредством которого Россия намерена подорвать союзное единство. В какой Европе заинтересована Россия: в слабой или сильной? Каким Вы видите будущее Евросоюза? И в продолжение темы: больше ЕС нуждается в России или Россия заинтересована в ЕС?

С.В.Лавров: Прежде всего, хотел бы отметить, что нынешний кризис в отношениях с Евросоюзом стал результатом упорного нежелания партнеров выстраивать диалог на основе подлинного партнерства.

Напомню, что Россия неизменно выражала готовность к взаимодействию с ЕС по самому широкому спектру вопросов – от отмены краткосрочных виз до сближения в сфере энергетики. К сожалению, в Брюсселе возобладала близорукая линия на захват геополитического пространства, в том числе через реализацию инициативы «Восточное партнерство», на деление народов на «свои» и «чужие». Кульминацией такого курса стал поддержанный в том числе рядом стран ЕС государственный переворот на Украине. Когда захватившие вооруженным путем в Киеве власть националисты своими безответственными действиями поставили страну на грань раскола, развязали гражданскую войну – страны Запада почему-то стали во всем обвинять Россию, ввели против нас односторонние рестрикции.

Похоже, мы несколько переоценили самостоятельную роль европейцев на мировой арене. Представляется, что украинский кризис высветил высокую степень зависимости ЕС от политического и экономического влияния Вашингтона. Нам же хотелось бы иметь дело с сильным Евросоюзом, который бы выстраивал отношения с партнерами на международной арене, исходя прежде всего из собственных интересов, а не ставя во главу угла солидарность с внерегиональными игроками. Попутно отмечу, что санкции Брюсселя наносят ощутимый ущерб экономикам государств-членов ЕС, разрушая создававшиеся десятилетиями связи между коммерческими операторами, в целом не способствуют укреплению стабильности и доверия на европейском континенте, по сути, порождают новые разделительные линии в Европе.

Вместе с тем убеждены, что нам под силу преодолеть нынешний негативный тренд и выйти на траекторию устойчивого укрепления сотрудничества. Исходим из того, что разумной альтернативы взаимовыгодному партнерству между Россией и Евросоюзом не существует – слишком многое связывает нас в географическом, экономическом, историческом, просто человеческом плане. Ведь Россия и ЕС – два крупнейших игрока на европейском континенте. Наша страна на обозримую перспективу останется для Евросоюза основным партнером в энергетической сфере. В общих интересах – углубление взаимодействия в сфере реагирования на новые угрозы и вызовы, по линии правоохранительных органов, в научной и культурной областях.

Разумеется, такая работа не может быть успешной без отказа от логики противостояния и сдерживания, без ведения диалога на принципах подлинного равноправия, реального учета взаимных интересов. Иными словами, «бизнеса как обычно», когда нам пытались навязать схемы взаимодействия, не отвечающие российским интересам, или поставить перед свершившимися фактами, больше быть не должно.

Сейчас Россия и Евросоюз подошли к рубежу, когда необходимо ответить на вопрос: как мы видим будущее наших отношений, в каком направлении собираемся идти? По-прежнему уверены, что на перспективу обоюдным интересам отвечало бы поэтапное создание на обширном пространстве от Атлантики до Тихого океана зоны экономического и гуманитарного сотрудничества, опирающегося на архитектуру равной и неделимой безопасности. Важным шагом в этом направлении была бы гармонизация процессов европейской и евразийской интеграций.

Вопрос: В Центральной Европе заметно усиливают свое присутствие, с одной стороны, НАТОвские силы, с другой – непосредственно американские. Военная инфраструктура все ближе подходит к российским границам, и, по мнению многих, это приближает возможность развязывания новой мировой войны. Вы тоже так считаете?

С.В.Лавров: Не хотелось бы уподобляться тем безответственным политикам, которые в угоду собственным амбициям готовы с легкостью принести в жертву интересы поддержания мира и стабильности в Европе и, не задумываясь о последствиях, продолжают повышать ставки, раскручивая маховик алармистских настроений.

Мы не склонны излишне драматизировать ситуацию. При этом, безусловно, не можем игнорировать нарастающие негативные тенденции, складывающиеся в результате взятого в НАТО курса на сознательный подрыв стратегического баланса сил в Европе, включая укрепление военного потенциала Североатлантического альянса вблизи российских границ, создание европейского сегмента глобальной ПРО США. Иначе как дестабилизирующими и недальновидными такие действия назвать нельзя.

В этом контексте российская сторона будет предпринимать все необходимые шаги для парирования рисков и угроз, возникающих для нашей национальной безопасности.

При этом Россия по-прежнему привержена построению архитектуры взаимовыгодного и широкого общеевропейского сотрудничества в сфере безопасности на основе принципа ее неделимости, с опорой на международное право. Рассчитываем, что в НАТО в конечном итоге возобладает здравый смысл, и наши западные партнеры найдут в себе силы отказаться от выстраивания конфронтационных схем, обусловленных стремлением обеспечивать собственную безопасность за счет других.

Вопрос: Разрабатывается новая российская внешнеполитическая доктрина. Каковы ее приоритеты? Как позиционирует себя Россия в меняющемся мире? Региональной державой с глобальными амбициями или однозначно мировой державой? В какой степени реализации этих амбиций могут воспрепятствовать внутренние, прежде всего, экономические трудности?

С.В.Лавров: Действительно, работа над обновлением Концепции внешней политики России продолжается. В обновленном тексте будут отражены наши оценки перемен в международных делах за последние три года, включая похолодание отношений с Западом, наращивание интеграционных процессов на евразийском пространстве, деградацию обстановки в регионе Ближнего Востока и Севера Африки и связанный с этим всплеск терроризма и экстремизма.

Однако вести речь о новой внешнеполитической «доктрине» вряд ли корректно. В документе будут подтверждены ключевые принципы внешней политики России, в том числе ее самостоятельность, многовекторность, открытость к равноправному взаимодействию со всеми, кто проявляет к этому встречный интерес, в том числе в целях эффективного решения многочисленных проблем современности. Они прошли проверку временем и доказали свою эффективность и востребованность.

Мир проходит через сложный, турбулентный период формирования новой полицентричной системы мироустройства. Усиливается конкуренция по вопросу о том, какие контуры примет будущая международная система. В этих условиях последовательно выступаем за необходимость направить эти процессы в цивилизованное русло, за совместную работу по поиску адекватных ответов на общие вызовы, на первом месте среди которых сегодня – международный терроризм.

Такие подходы России находят поддержку со стороны большинства государств. Наша страна всемерно содействует оздоровлению ситуации, снижению конфликтности в мире. Используем для этого потенциал участия в ООН, «Группе двадцати», ЕАЭС, БРИКС, ШОС, других многосторонних форматах. Напомню, что во многом благодаря принципиальной и творческой линии России удалось выйти на договоренности по иранской ядерной программе, запустить «венский процесс» по содействию политическому урегулированию в Сирии, согласовать целый ряд других важных международных решений.

Российская экономика в целом приспособилась к неблагоприятным внешним воздействиям, включая волатильность цен на энергоносители и введенные США и ЕС односторонние санкции. Удалось стабилизировать промышленное производство и курс национальной валюты. Замедлились темпы инфляции.

Продолжим курс на модернизацию и диверсификацию экономики, в том числе путем наращивания импортозамещения, повышения качества и конкурентоспособности отечественной продукции. При этом закрываться от остального мира не собираемся. Будем и далее открыты для наращивания взаимодействия с партнерами на равноправной и взаимовыгодной основе.

Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 25 мая 2016 > № 1776153 Сергей Лавров


Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 25 мая 2016 > № 1776152 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии П.Сиярто, Будапешт

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего хотел бы поблагодарить Министра внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии П.Сиярто за приглашение. Мне очень приятно быть в Будапеште, в этом прекрасном городе.

Сегодня состоялась беседа с Премьер-министром Венгрии В.Орбаном, прошли подробные переговоры на уровне министров иностранных дел. Беседа с Премьер-министром Венгрии В.Орбаном и переговоры с Министром внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии П.Сиярто состоялись в очень конструктивной и доверительной атмосфере.

Венгрия – важный партнер России в Европе. Наши отношения опираются на принципы прагматизма, равноправия, учета интересов друг друга, и, я уверен, имеют очень хорошие перспективы.

Мы предметно обсудили все ключевые аспекты двусторонних связей, прежде всего в развитие работы, которая проводится по итогам договоренностей, достигнутых в ходе прошлогоднего визита Президента Российской Федерации В.В.Путина в Будапешт и визита Премьер-министра В.Орбана в Российскую Федерацию в феврале нынешнего года.

Мы едины в том, и об этом только что сказал П.Сиярто, что необходимо принять дополнительные меры по преодолению нынешней тенденции к сокращению товарооборота. Важную роль в этом отводим деятельности Межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству, очередное заседание которой пройдет здесь, в Будапеште, 21-22 июня. Кроме того, мы подтвердили нацеленность на выполнение договоренностей наших руководителей о повышении внимания к инвестиционному сотрудничеству на основе взаимности. Здесь важное значение имеет сфера энергетики, включая нефтегазовую, а также продолжение работы над расширением АЭС «Пакш» силами российской корпорации «Росатом». Рассматриваем данный проект как стратегический, в том числе в силу его высокотехнологичного и долгосрочного характера. Убеждены, что реализация этого проекта будет способствовать укреплению энергетической безопасности Венгрии, созданию новых рабочих мест и в целом развитию венгерской экономики.

В числе других примеров взаимовыгодного взаимодействия отметили успешную работу в России нефтегазового концерна «МОЛ», банка «ОТП», компании «Гедеон Рихтер» и ряда других, о которых сегодня уже сказал Министр внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии П.Сиярто.

В Венгрии работает целый ряд российских предприятий, включая ОАО «Метровагонмаш», который приступил к модернизации вагонов для третьей линии будапештского метрополитена.

Мы также рассчитываем на существенное повышение активности по линии регионов России и Венгрии. Состоялось несколько визитов в Будапешт глав субъектов Российской Федерации, включая Санкт-Петербург, Татарстан. На повестке дня начало работы Межправительственной комиссии по содействию межрегиональному сотрудничеству, о чем договорились Президент Российской Федерации В.В.Путин и Премьер-министр Венгрии В.Орбан. Убежден, что это поможет поставить региональное взаимодействие на системную основу.

Очень динамично продвигается культурно-гуманитарное сотрудничество. В соответствии с договоренностями наших лидеров в феврале прошлого года расширяются студенческие обмены. Мы приветствуем также тенденцию к возрождению в Венгрии интереса к изучению русского языка.

Продолжается диалог между министерствами иностранных дел России и Венгрии. У нас есть план консультаций на этот год, который в полной мере выполняется и охватывает все значимые темы международной и региональной повестки дня.

При рассмотрении глобальных и региональных проблем особое внимание мы уделили миграционному кризису в Европе и его первопричинам, необходимости налаживания коллективных усилий мирового сообщества по противодействию международному терроризму, проанализировали состояние отношений между Россией и Евросоюзом. Обменялись мнениями о том, где мы сейчас находимся в том, что касается отношений между Россией и Североатлантическим альянсом. У нас общее понимание, что работа Совета Россия-НАТО при всех обстоятельствах должна опираться на согласованные принципы, которые предполагают равноправие и консенсус.

Разумеется, мы говорили и об украинском кризисе. Россия и Венгрия исходят из безальтернативности политического урегулирования на основе Минских договоренностей от 12 февраля прошлого года, которые, как известно, предполагают налаживание прямого диалога между Киевом и Донбассом, что пока далеко не всегда удается обеспечить. Но работа в этом направлении ведется. Рассчитываю, что состоявшийся позавчера телефонный разговор лидеров государств «нормандской четверки» поможет продвинуться по всем остающимся несогласованным вопросам.

В заключение хотел бы еще раз поблагодарить Министра внешнеэкономических связей и иностранных дел Венгрии П.Сиярто за гостеприимство и прекрасную организацию нашей работы. Будем рады видеть П.Сиярто в Санкт-Петербурге на Международном экономическом форуме.

Вопрос: Не могли бы Вы рассказать нам о темах переговоров с Премьер-министром Венгрии В.Орбаном? Обсуждалась ли закупка вертолетов? Это очень важный проект для Венгрии, который не был реализован по разным причинам. Возможно ли решить этот вопрос с Россией – нашим старым партнером?

С.В.Лавров: Что касается вертолетов, то если имеется в виду советская военная авиационная техника – вертолеты и самолеты, которые венгерская сторона хотела бы модернизировать и затем распоряжаться ею по своему усмотрению, то такие переговоры ведутся. Я бы не сказал, что ничего не делается. Наоборот, по всем этим вопросам прошли предметные консультации, намечены пути решения этого вопроса.

Вопрос (адресован П.Сиярто): В отечественной и международной прессе Венгрию называют «троянским конем» и говорят, что сегодняшняя встреча происходит перед саммитом НАТО. Успокойте общественное мнение: есть ли у западных союзников повод переживать из-за данной встречи?

С.В.Лавров (добавляет после П.Сиярто): Полностью согласен с тем, что сказал П.Сиярто. Хочу дополнительно подчеркнуть, что, наверное, правильно вести речь не о том, чтобы успокаивать общественное мнение, а о том, чтобы его не возбуждать. Особенно, когда это происходит искусственно.

Вопрос: Политическая оппозиция Венгрии и «зеленые» оспаривают инвестирование в проект АЭС «Пакш-2». Как Вы считаете, если бы не было данного проекта, считала бы Россия Венгрию столь же надежным партнером, как сейчас?

С.В.Лавров: Наши отношения не зависят от какого-то одного проекта. Атомная станция «Пакш» работает давно. У Венгрии есть заинтересованность в повышении своей энергообеспеченности. На основе взаимного учета интересов и выгоды была достигнута такая договоренность.

Я не хотел бы вторгаться во внутриполитическую жизнь наших друзей, но если подходить к делу не с целью навредить правительству и повысить собственные ставки в общественном мнении, а разобраться в сути, то, я убежден, что современные технологии, которые предлагает российская госкорпорация «Росатом», являются максимально безопасными. У нас есть свои разработанные после трагедии на АЭС «Фукусима» в Японии стандарты, которые по целому ряду параметров гораздо более требовательные, чем применяемые к ядерной безопасности стандарты в других странах, в том числе в ЕС. Искренне заинтересованные в охране окружающей среды организации вполне могут получить всю необходимую информацию.

Вопрос (адресован П.Сиярто): Есть показатели товарооборота между нашими государствами, уровень которого упал за последние несколько лет. Какие конкретные решения могут быть приняты для улучшения этих показателей?

С.В.Лавров (отвечает до П.Сиярто): Мы только что полчаса говорили об этом.

Вопрос (адресован П.Сиярто): Как известно, Венгрия выступает против строительства газопровода «Северный поток - 2». Есть ли какие-то условия, при которых эта позиция Будапешта может быть изменена? Считаете ли Вы Украину достаточно надежным в данном случае партнером по транзиту газа?

С.В.Лавров (добавляет после П.Сиярто): «Северный поток - 2» , как вы знаете, это не российская инициатива, а, как сейчас сказал П.Сиярто, инициатива компаний ряда стран Евросоюза, которую характеризуют, по крайней мере в Германии, как сугубо коммерческую и не имеющую никакой политической подоплеки. В качестве таковой ПАО «Газпром» ее и рассматривает.

Хочу согласиться с тем, что сказал Министр иностранных дел Венгрии П.Сиярто относительного различных стандартов, которые применяются Еврокомиссией, когда рассматривается соответствие того или иного проекта т.н. «третьему энергетическому пакету» ЕС. Совсем недавно из этого «третьего энергопакета» были сделаны исключения для т.н. «Трансадриатического газопровода», причем были сделаны именно те исключения и по тем позициям, по которым в исключениях было отказано проекту «Южный поток». Под этим предлогом данный проект не был одобрен Европейской комиссией. Тем не менее, Газпром, рассматривая заинтересованность западных компаний в проекте «Северный поток - 2», изучает возможности дополнительных проектов на южном фланге Европы. Убежден, что если Еврокомиссия будет объективно подходить к обеспечению энергобезопасности Европы, а не ставить ее в зависимость от сугубо политической позиции, связанной с необходимостью обеспечить украинский транзит, то можно найти решения, которые будут устраивать всех.

Напомню также, что в январе этого года заместитель Председателя Еврокомиссии М.Шевчович, отвечающий за энергетику, согласился с тем, что необходимо возобновить в полном объеме энергетический диалог между Россией и ЕС, который Брюссель «заморозил» пару лет назад. Мы, разумеется, согласились. Но до сих пор Еврокомиссия не предпринимает каких-то шагов, чтобы на практике этот диалог возобновился. Мы готовы, но в отсутствие какой-либо заинтересованности Евросоюза в практических шагах будем договариваться с нашими соответствующими партнерами.

Вопрос (обоим министрам): Говорили ли вы об антироссийских санкциях и о возможности их снятия? На что вы рассчитываете летом, когда будет решаться вопрос о продлении или снятии санкций? Какова будет точка зрения Венгрии в этом вопросе?

С.В.Лавров: Россия исходит не из того, что нам нужно на что-то рассчитывать или не рассчитывать, а из расчета на свои собственные силы. Видим в санкционной политике ЕС, США и некоторых других стран абсолютно политическую подоплеку. Уже не раз у некоторых политиков прорывались высказывания «по Фрейду», из которых следовало, что украинская проблема совсем не единственная, из-за которой эти санкции были введены. Поэтому мы уже не раз заявляли, что нацеливаемся сами на работу в нынешних условиях. У нас есть все необходимое, чтобы преодолеть объективные трудности, которые возникли в связи с санкциями и стать более самостоятельными, менее зависящими от политической конъюнктуры, особенно связанной с антироссийскими действиями некоторых западных лидеров.

С.В.Лавров (добавляет после П.Сиярто): В ходе наших сегодняшних переговоров, в части касающейся отношений между Россией и Евросоюзом, «всплыла» тема интервью Высокого представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини газете «Ди Вельт». На вопрос, сохраняется ли стратегическое партнерство между Россией и ЕС, она ответила, что нет. Хотя замечу в скобках, что Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, которое существует между Россией и ЕС, никто пока не отменял. При этом она, правда, сказала, что стратегического партнерства нет, но Россия остается стратегическим государством - такая игра слов. Затем ее спросили, возможно ли восстановление стратегического партнерства. Она ответила, что возможно, если будут полностью выполнены Минские договоренности, и добавила, что, правда, выполнять эти договоренности должна не только Россия, но и Украина. То есть получается, что восстановление стратегического партнерства между Россией и ЕС зависит от капризов и позиции официального Киева, который всеми силами старается эти Минские договоренности извратить либо вообще торпедировать. Вот такую логику Представителя ЕС мы не можем принять.

Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 25 мая 2016 > № 1776152 Сергей Лавров


Венгрия. СЗФО > СМИ, ИТ > kurier.hu, 26 февраля 2016 > № 1680241 Станислав Кочановский

«Музыка начинается там, где заканчиваются слова»

Маэстро Станислав Кoчановский отвечает на вопросы РК перед венгерскими гастролями.

Уважаемый маэстро, бывали ли Вы раньше в Венгрии? Какие у вас первые ассоциации возникают в связи с Венгрией, венгерской культурой? Расскажите о первом впечатлении.

Я никогда не был в Венгрии и с большим интересом жду встречи с венгерским оркестром и, конечно, с одним из самых красивых городов Европы - Будапештом.

Первые ассоциации это, конечно, крупнейшие венгерские композиторы: Ференц Лист, Бела Барток, Золтан Кодай… Разумеется, Имре Кальман и Ференц Легар с их необыкновенными шедеврами в мире оперетты! Сейчас я вспомнил о том, что один из основоположников современной школы дирижирования, величайший дирижер Артур Никиш, так же был родом из Венгрии!

Вы выступите с Венгерском оркестром Обуды «Данубия» 1-ого марта в Большом зале Академии музыки им. Ференца Листа, каково ваше впечатление о нем, и откуда вы знаете этот коллектив?

Около года назад я получил приглашение от Máté Hámori продирижировать очень интересную программу в Будапеште с его оркестром. Естественно, я с радостью согласился. Как раз на днях в Москве я разговаривал с Ю. И. Симоновым, главным дирижером Московской Филармонии, который очень тепло отзывался о Симфоническом оркестре Danubia.

Какие музыканты повлияли на Ваше представление о музыке и исполнительстве в процессе профессионального развития? Считайте ли Вы себя представителем какой-либо дирижерской школы?

Я считаю себя приверженцем Санкт-Петербургской-Ленинградской дирижерской школы. Я родился в Петербурге, закончил Санкт-Петербургскую Консерваторию. Разумеется, мой творческий вкус сформировали мои педагоги и выдающиеся коллективы: Оркестр Санкт-Петербургской Филармонии под руководством Ю. Х. Темирканова и Мариинский театр - В. А. Гергиева.

Вы считаете себя классическим дирижером или новатором?

Классика мне ближе, но я всегда открыт всевозможным экспериментам и не боюсь пробовать что-то новое. Во главе всегда партитура композитора, в первую очередь я стараюсь максимально выполнить то, что вижу в партитуре.

Какую программу Вы исполните в Будапеште, и кто ее выбирал?

Программу мне предложил Máté Hámori. Она мне очень понравилась, и я не стал ничего менять. В 2015 году весь мир отмечал 175-летие со дня рождения П. И. Чайковского. Я всегда и везде с большим удовольствием играю его произведения. В нашей программе прозвучит его симфония «Манфред».

Как, на Ваш взгляд, необходимо сегодня играть Чайковского? А как дирижер модернизирует для себя музыкальный материал?

Я думаю, ничего специально модернизировать не нужно. Нужно максимально точно и внимательно изучить партитуру. И попробовать проникнуть в волшебный мир, который находится за нотами. Словами это объяснить невозможно, музыка, как известно, начинается там, где заканчиваются слова.

Как Вы считаете, способн ли искусство что-то изменить в обществе?

Разумеется! Любое искусство направленно на созидание. Я убежден, что человек, побывавший на концерте классической музыки, становится чуточку лучше.

Каковы Ваши ближайшие творческие планы?

Ближайшие планы - концерт в Москве с Оркестром Московской Филармонии, спектакли «Евгений Онегин» и «Борис Годунов» в Мариинском театре. Потом гастрольные туры в Японию с Оркестром NHK, в Корею с Госоркестром им. Светланова, постановка оперы «Князь Игорь» в Амстердаме. Запись CD-диска в Штутгарте, концерты в Париже, Милане, Антверпене и Флоренции.

Ваши увлечения, не связанные с музыкой?

После музыки моей второй страстью являются лошади. У меня разряд по конкуру (преодоление препятствий, прыжки). Еще с большим удовольствием езжу в горы, кататься на лыжах.

Венгрия. СЗФО > СМИ, ИТ > kurier.hu, 26 февраля 2016 > № 1680241 Станислав Кочановский


Венгрия > Агропром > kurier.hu, 23 февраля 2016 > № 1663694 Арпад Ласло

«Робинзон» в Городской роще

Эксклюзивное интервью с владельцем одного из престижных ресторанов Будапешта Арпадом ЛАСЛО

Как давно существует ресторан «Робинзон»?

С 1989 года. То есть он был создан 26 лет назад, перед самой сменой строя, когда было принято решение разрешить открытие частных ресторанов. И мы оказались в первой шестерке. Я изначально хотел создать ресторан именно здесь, в Городской роще, в связи с чем было довольно сложно получить все необходимые разрешения.

А что на том месте было раньше?

Раньше такого размера острова, как сегодня, не существовало. Здесь был малюсенький островок с площадкой для выгула собак. Я решил увеличить площадь и построить ресторан, дав ему название «Робинзон». Естественно, сюда нужно было подводить все коммуникации - электричество, газ, канализацию, телефонные линии, и все это было непросто.

Сегодня ресторан выглядит так же, как и вначале, или были произведены более поздние перестройки?

За 26 лет мы перестраивались два раза. Но самые масштабные работы поводились 3 года назад. Атмосфера ресторана, с одной стороны, современна, с другой стороны - есть определенная стилизация под старину. Верхний этаж скорее напоминает лофт из-за больших стеклянных поверхностей и металла. Однако много декоративных деталей делают помещение очень домашним и уютным. Кстати, отсюда можно наблюдать и за работой кухни. Видно, как готовятся блюда. Можно сказать, что я снес первоначальное здание и сделал новое - уже двухэтажное. Теперь внизу имеется ресторан, а наверху мы сделали «стейкхаус». Кстати, у верхней части тоже имеется терраса с видом на озеро с фонтаном и Городскую рощу. Для верхнего ресторана мы импортируем мясо из США и Аргентины. Также специальное мясо мы привозим из Италии, из Тосканы. Притом покупаем его у мясника, который экспортирует свою продукцию всего в два места. К нам и в отель в Лас-Вегасе.

Какова концепция меню?

Я бы сказал, что мы готовим блюда французского типа. Но так как к нам приходит много иностранцев, то мы предлагаем блюда, ассоциирующиеся с венгерской кухней. Естественно, обязательно подаем гуляш и пёркельт. Традиционно мы готовим из продуктов качества премиум. Для этого мы покупаем куриц, к примеру, только в провинции на частных фермах. К тому же у нас очень креативный шеф-повар, которого зовут Лоранд Варга. Мы особое внимание уделяем недельным предложениям. То есть работаем только с такими продуктами, из которых можно приготовить вкусные блюда. В отличие от многих других мест, у нас нет летнего и зимнего меню.

У вас очень серьезный ресторан, каков персонал?

50 человек обслуживают гостей ежедневно. Из них только 20 - повара. Мы постоянно проводим тренинги для наших поваров. Нас, кстати, любят не только из-за качества блюд, но и из-за летней террасы. Она находится на уровне озера, и с верхней террасы открывается прекрасная панорама на все озеро.

Есть ли у вас постоянные посетители?

Да, и их очень много. Приходят иностранцы, представители фирм, заходят туристы. Мы находимся всего в 10 минутах от центра города, но, придя к нам, люди сразу оказываются на природе. Рядом расположены основные музеи, зоопарк. В следующем году здесь будет осуществлен огромный проект в Городской роще. Будут построены три новых музея. Так что можно сказать, что наш ресторан обслуживает площадь сравнимую с Княжеством Монако или Центральным парком в Нью-Йорке. Думаю, что в ближайшее время это будет самое посещаемое место в Будапеште.

Приближается весна. Когда вы собираетесь открыть террасу?

Все зависит от погоды, но, как правило, с апреля. С приходом первых теплых дней мы обязательно открываем окна. А когда становится тепло и вечером, то подаем на террасу и ужин. В общем, терраса открыта до конца сентября.

Этот район всегда считался дипломатическим.

Так и есть, близлежащие посольства часто проводят деловые встречи у нас. Мы проводим несколько десятков мероприятий в год для посольств и крупных фирм. Но из-за романтической атмосферы у нас проводят часто и свадьбы. Естественно, перед Рождеством свои мероприятия организуют фирмы. Притом хочу отметить, что кэтерингом мы не занимаемся. Дело в том, что наша кухня и обслуживающий персонал оптимизированы под размер нашего заведения. А у себя мы можем разместить одновременно до 320 человек. Но в связи с тем, что ресторан двухуровневый, то можем организовать отдельные мероприятия от 20 человек сепаратно.

Если кто-то из читателей «Российского Курьера» у нас еще не был, то мы ждем вас! Уверен, что вы будете довольны и порекомендуете наш ресторан своим родственникам и друзьям.

Александр ПОПОВ

Венгрия > Агропром > kurier.hu, 23 февраля 2016 > № 1663694 Арпад Ласло


Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 февраля 2016 > № 1658502 Владимир Кара-Мурза

Спасет ли Орбан Путина?

Владимир Кара-Мурза-старший, Габор Хорват, Юлий Нисневич, Максим Саморуков

В Москве прошла традиционная ежегодная встреча президента России Владимира Путина и премьер-министра Венгрии Виктора Орбана. По итогам переговоров в Ново-Огарево, правительственная "Российская газета" отметила, что Путин, прежде всего, высоко оценил убежденность собеседника в бессмысленности антироссийских санкций. Орбан же, по мнению газеты, ясно дал понять, что очередного автоматического продления санкций против России не будет.

Что стоит за этим многолетним путинско-орбановским флиртом, каковы возможности венгерского лидера подорвать единство Европы в отношении агрессивного внешнеполитического курса России? Эти темы обсуждают обозреватель венгерской газеты "Непсабадшаг" Габор Хорват(Будапешт), доктор политических наук Юлий Нисневич, заместитель главного редактора сайта Carnegie.ru Максим Саморуков.

Ведущий – Владимир Кара-Мурза-старший.

Владимир Кара-Мурза-старший: В Москве состоялась встреча президента России Владимира Путина и премьер-министра Венгрии Виктора Орбана. По итогам переговоров Путин высоко оценил убежденность собеседника в бессмысленности антироссийских санкций. Орбан же ясно дал понять, что очередного автоматического продления санкций против России не будет.

Спасет ли Орбан Путина от санкций? Такова тема сегодняшней беседы с нашими гостями – Юлием Нисневичем, доктором политических наук, бывшим депутатом Государственной Думы, и Максимом Саморуковым, заместителем главного редактора Carnegie.ru, автором статьи "Почему бесплодна дружба России и Венгрии".

Юлий Анатольевич, не много ли на себя берет венгерский лидер, обещая освобождение Кремля от политических санкций?

Юлий Нисневич: Я думаю, что он берет на себя слишком много. Видимо, у него такой имидж, такая позиция, что он все понимает лучше всех остальных европейских руководителей. Кстати, это касается не только санкций, но и вопросов с миграцией. В последнее время это такой рефрен венгерского руководства. Но я подозреваю, что, скорее, Венгрия выпадет из Европейского союза, чем будут сняты санкции с России.

Владимир Кара-Мурза-старший: Максим, как вы ответили на поставленный вами же вопрос: почему бесплодна дружба России и Венгрии?

Максим Саморуков: Потому что те области, где пытаются сотрудничать Россия и Венгрия, в гораздо большей степени зависят от тех западных структур, в которые входит Венгрия, вроде НАТО или Евросоюза, чем от самой Венгрии. Поэтому, какие бы ни были пожелания самой Венгрии, все равно ей приходится учитывать, что думает об этом НАТО и Евросоюз. Невозможно создать отдельную, сепаратную дружбу между Путиным и Орбаном, между Москвой и Будапештом, которая бы позволила реализовать эти проекты, при всем взаимном желании стран, без одобрения Евросоюза и НАТО.

Владимир Кара-Мурза-старший: А какова предыстория прихода Виктора Орбана к исполнительной власти?

Юлий Нисневич: У меня в гостях был профессор из Венгрии, он был министром в правительстве до Орбана. Он написал огромную работу, которая называется "Мафиозное государство". Это именно про правительство Орбана. Я ему пытался доказать, что мафиозное государство – это, пожалуй, слишком круто. Но то, что по целому ряду параметров Венгрия, скажем так, не на самом почетном месте среди европейских стран – это точно. По коррупции, по работе демократических институтов – там существует куча проблем.

И такое ощущение, что приход Орбана – это очень серьезный звонок... В свое время руководитель Центра Карнеги в Москве Томас Карозерс ввел понятие для стран с электоральной демократией, где есть выборы, "режим доминантной власти". Похоже, что Орбан – это человек, который идет в сторону режима такой власти. Характеризуя этот режим, Карозерс писал, что основные его характеристики – это приятельский капитализм и безмерная коррупция.

Владимир Кара-Мурза-старший: Максим, вы согласны, что режим Венгрии подпадает под эти признаки?

Максим Саморуков: Мне кажется, с Орбаном еще интереснее. Он же не первый раз у власти, он уже был у власти в Венгрии с 98-го по 2002 годы, когда он всех устраивал. Все понятно и насчет коррупции, и чрезмерной концентрации, и разделения властей, и переписывание Конституции. Но при этом он выражает тенденцию Восточной Европы разочарования в западных ценностях, в западном пути развития. Аналогичные политики есть в Польше, в Словакии. Но в силу исторических причин у них не получилось так широко развернуться, как Орбану.

Владимир Кара-Мурза-старший: У нас на прямой связи из Будапешта Габор Хорват, обозреватель газеты Nepszabadsag, который некоторое время работал корреспондентом в Москве.

Габор, какие-то личные отношения связывают Виктора Орбана и Владимира Путина?

Габор Хорват: Орбан имеет свои корни в антикоммунизме. Он сделал себе имя в 1989 году, когда первым потребовал вывода советских войск из Венгрии. Это выступление сделало его политиком. С тех пор он несколько раз менял свое мнение – и не только о Советском Союзе, о России, о коммунизме.

Я не думаю, что между этими двумя лидерами есть личная дружба. Скорее всего, это целесообразный, деловой контакт двух руководителей, которые хотят переиграть друг друга.

Владимир Кара-Мурза-старший: А ведь венгерское направление кремлевской дипломатии всегда стояло несколько особняком.

Юлий Нисневич: Действительно, есть некая особая ситуация со странами Восточной Европы, которые вошли в Европейский союз. Но Венгрия, конечно, стоит особняком. Кстати, она всегда стояла особняком, начиная с 56-го года, всегда вела себя по-особому по отношению к Советскому Союзу. Венгрия – довольно специфическая страна. Там своя языковая группа, своя история. Она во многом отличается от других стран.

Но в Восточной Европе есть не столько разочарование, сколько более националистически выраженная окраска всех позиций. То есть молодые государства, гражданам которых еще очень трудно воспринять, что национальное государство может входить в более общую канву. И их последние события – это воссоздание национального государства. Европейский союз немножко эту ситуацию меняет. И Орбан – очень характерный представитель, я бы сказал, борьбы национализма за государственный суверенитет и так далее. Вот здесь с господином Путиным у них взгляды сближаются, потому что это ключевая дилемма, ключевое ценностное различие между Россией и Европейским союзом, у которого ценность – не государство. А для Орбана – это ситуация национализма, но не в жесткой форме, а с точки зрения воссоздания национального государства.

Владимир Кара-Мурза-старший: А в чем своеобразие венгерской модели, когда-то народной демократии, а сейчас ее перехода к иной модели?

Максим Саморуков: То, что их очень сильно сближает с Россией, – это давняя и отчасти оправданная обида на Запад. Потому что все остальные восточноевропейские государства в основном увеличивались благодаря Западу. А Венгрия – уменьшалась. Это ее с Россией объединяет. И это у нее создает недоверие, что западные страны могут свои ценности как-то использовать, но "они все время их используют их так, чтобы у нас чего-нибудь отнять". Такой подход к западным структурам и к западным державам очень сближает Россию и Венгрию, потому что у всех остальных восточноевропейских стран взаимодействие с Западом связано, наоборот, с обретением собственного государства.

Не только Венгрия разочарована в своем взаимодействии с Западом. Запад у нее отнял половину территории, половину населения еще в 1918-м году. И это все сохраняется. По опросам по доверию к Евросоюзу Венгрия всегда окажется на последних местах. Представить себе, что какой-то политик в восточноевропейской стране сможет всерьез прийти к власти и получить огромный рейтинг на том, что он будет бороться против Евросоюза, сейчас сложно. И только в Венгрии это прекрасно работает. Это подтверждает их старый национальный стереотип, который передается из поколения в поколение, что "Запад настроен на то, чтобы нас расчленить, разделить, ослабить и этим воспользоваться ".

Владимир Кара-Мурза-старший: Габор, чем вы объясняете традиционный евроскептицизм официального Будапешта?

Габор Хорват: То, о чем говорят ваши гости, очень характерно для нынешнего правительства, но не для всего венгерского народа. Естественно, есть определенное разочарование, потому что в Венгрии еще в 90-м году думали, что если мы выходим из СЭВ, из Варшавского договора и присоединяемся к Западу, то через год все будут иметь вместо своих "Жигулей" – Volkswagen или даже Mercedes. Этого не произошло. Но разочарование характерно в Венгрии не для всех.

Примерно полмиллиона человек ушли из Венгрии на Запад, большинство из – за последние пять лет, когда Орбан пришел к власти в стране. Довольно большая часть венгерского населения до сих пор верно идеям Евросоюза. И очень интересно, что больше половины сторонников ультраправой политической партии Jobbik в Венгрии – тоже за Евросоюз. По статистике, если бы сейчас объявили референдум, большинство венгров проголосовали бы за Евросоюз.

Так что Орбан в определенной мере идет против течения. Но, конечно, ему очень помог кризис с беженцами. Потому что он в этом случае может успешно выступать в роли спасителя Европы. Очень интересно, сколько таких "спасителей Европы" было во время турецких войн, начиная с болгар, сербов, албанцев, венгров, русских. Но эта терминология многим в Венгрии по вкусу.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте посмотрим видеосюжет сегодняшней встречи Владимира Путина и Виктора Орбана.

Владимир Путин: Связывать снятие санкций со стороны Евросоюза с окончательным решением, доведением до логического завершения минского процесса бессмысленно сегодня, потому что, повторяю, не на стороне России находится этот шар. Но мы относимся к этому процессу спокойно, уверены, что рано или поздно это произойдет – нормализация отношений между Россией и Евросоюзом.

Владимир Кара-Мурза-старший: Как вы считаете, оправдан ли оптимизм президента?

Юлий Нисневич: Его оптимизм совершенно не оправдан. Потому что в ближайшие десятилетия никакого сближения между Россией и Евросоюзом не будет. Есть фундаментальные вещи, которые не связаны с сиюминутными ситуациями. Понятно, что все санкции сняты не будут, потому что остается история с Крымом. Все время идет характерная подмена понятий. Есть часть санкций, которая введена в связи с Крымом, а есть часть санкций, которая введена в связи с Донбассом. И те санкции, которые введены в связи с Крымом, в обозримом будущем сняты не будут.

Логика такова: сближение – это взаимные экономические интересы. Парадокс современного мира заключается в том, что сегодня экономические интересы не являются доминантой, когда страны образуют союзы. А вот тут есть очень серьезное расхождение в ценностных ориентирах и европейских стран, и России. Отношения могут быть более или менее нормализованы в каком-то экономическом взаимодействим, но в сближение в ближайшие десятилетия я не верю.

Владимир Кара-Мурза-старший: Максим, прав ли президент, ожидая со дня на день отмены санкций?

Максим Саморуков: Санкции делятся на несколько частей. И как же они снимут санкции за Крым, если Крым не вернули? Такого не может быть. Будет снята более неприятная часть санкций, которая относится к Донбассу, через какое-то время. По крайней мере, это реалистичная перспектива, в отличие от крымской.

Западные страны очень плохо идут на серьезное сближение, особенно в сфере безопасности, взаимодействия со странами с непредсказуемыми режимами. Как же вы можете доверять вопросы собственной безопасности государствам, которые плохо предсказуемы? А авторитарные государства считаются по определению плохо предсказуемыми. Или вы взаимодействуете по вопросам безопасности с Западом, или вы строите авторитарный режим.

Владимир Кара-Мурза-старший: Габор, а воспринимает ли венгерское общество режим в Кремле как авторитарный, может быть, антинародный, тоталитарный?

Габор Хорват: Насколько я понимаю, в Венгрии имидж России хуже, чем в действительности. К России в Венгрии всегда относились по меньшей мере с подозрением. В XIX столетии и дважды в XX столетии российская армия прошла по Венгрии. Конечно, впечатления не самые наилучшие. За последние 20-25 лет, когда Венгрия вновь приобрела свою независимость от России, от Советского Союза, конечно, были различные правительства, которые прагматично подходили к отношениям с Россией. Мы понимаем, что мы покупаем нефть и газ в первую очередь у России, это долгосрочные интересы обеих сторон. Тут есть место для долгосрочных деловых контактов, связей. Но в то же время предыдущие венгерские правительства подчеркивали, что нас с Западом связывают безопасность и наши политические ценности. В последние пять лет наши позиции уже не те, потому что Орбан хочет всячески расширять свободу своей деятельности, маневрирования. И в этом отношении он во многом опирается на Путина.

А что венгерское общество думает об этом – это, конечно, очень сложный вопрос. Я думаю, что мы были бы не против деловых контактов. Но, насколько я понимаю, большинство венгров против той тесной дружбы, которую Орбан старается установить с Путиным.

Владимир Кара-Мурза-старший: Юлий, как вы думаете, генетическая память венгерского народа хранит черные страницы 1849-го и 1956-го года?

Юлий Нисневич: Когда народ действительно чтит свою историческую память, он помнит не только победы, но и поражения. То есть это не столько генетическая, сколько историческая память. И в народах, которые реально оценивают свою историю, объективно ее пытаются понять и из нее вырастают, конечно, помнятся все события. На мой взгляд, 1956-й год – это одна из самых болезенных ран. Может быть, XIX век не так отражается. Но в странах Восточной Европы, которые присоединились к Европейскому союзу (я это знаю и по Германии, и по другим странам), самые болевые точки – это точки, связанные с вмешательством Советского Союза во внутреннюю жизнь этих стран. Берлинская стена, восстание 56-го года в Будапеште и так далее.

Владимир Кара-Мурза-старший: Тогда же расстреляли руководство венгерской партии...

Юлий Нисневич: Раньше похожий эпизод был в Восточной Германии в 49-м году. Все-таки Венгрия была не первой страной, тем не менее, это было самое массовое вторжение российских войск, даже по сравнению с Германией 49-го года.

Владимир Кара-Мурза-старший: Потом потребовалось национальное примирение. Не оттуда ли идут корни недоверия Будапешта к Кремлю?

Максим Саморуков: Нет же такого вопроса, что страны Восточной Европы, в частности Венгрия, выбирают между Европой и Россией. В принципе, всем странам, в том числе и Венгрии, очевидно, что выбирать, конечно, надо Евросоюз, а не Россию. Россия используется как рычаг, как способ надавить на Евросоюз, чтобы усилить там свои позиции. Если поставить любую страну Восточной Европы перед выбором – Евросоюз или Россия, то даже у Сербии нет никаких сомнений, кого выбирать. Потому что Евросоюз предлагает какую-то целостную картину будущего, понятную и всестороннюю. А Россия предлагает скидку на газ. Это очень приятно, и хорошо бы эту скидку получить, но она не может составить цивилизационную альтернативу европейскому развитию.

Владимир Кара-Мурза-старший: А какие пределы союза между Москвой и Будапештом виделись бы идеальными? Взаимный нейтралитет или ненападение? Или все-таки союз?

Габор Хорват: Если был бы выбор, то Венгрия все равно выбрала бы Евросоюз. Мы уже однажды принадлежали к зоне влияния Советского Союза, России. Честно говоря, мы были там не совсем счастливы. А может ли Евросоюз предложить больше – для большинства венгерского народа это уже не вопрос. Конечно – да! И свободу, и демократию, и материальные блага. То, что можно строить с Россией, конечно, зависит не от нас. Венгрия – страна маленькая. И сейчас наши самые тесные союзники – в первую очередь Польша, у которой свои проблемы с Россией. Это Германия, у которой до сих пор были достаточно хорошие деловые контакты с Россией, но в последнее время они ослабли. Наша безопасность в первую очередь зависит от Соединенных Штатов Америки и НАТО. На самом деле у нас тут нет выбора. А то, что можно строить с Россией, – это те деловые контакты, которые защищены от политики. К сожалению, наш опыт показывает, что долгосрочные контракты по нефти и газу тоже от нее не защищены. Так что мяч на вашей половине поля. Россия должна показать себя более надежным партнером, чем в последние два года.

Владимир Кара-Мурза-старший: А почему Россия утеряла имидж надежного партнера?

Юлий Нисневич: Откройте карту России и посмотрите, какие у нас остались, мягко говоря, союзные государства по периферии. Их просто нет, кроме Белоруссии. И то это довольно сомнительный партнер. Есть ли среди окружающих нас стран близкие нам по духу страны, союзники? Есть нейтральный Казахстан, более или менее нейтральный Китай. А все остальное – это страны, которые, мягко говоря, к России относятся с большим недоверием. А где мы будем искать виноватых – с той стороны? Или все-таки давайте искать, как принято в нормальном обществе, причину в собственных действиях.

Те внешнеполитические шаги, которые делались за последние несколько лет, безусловно, не приводят к возрастанию доверия к России. Ни один шаг не стимулировал доверия к России. И это связано не только с авторитарным режимом. Я приведу пример другого авторитарного режима, и с ним тоже мало кто готов вступить в тесный союз, но, по крайней мере, там нет напряжения – это Казахстан. Ищите ошибки на своей стороне.

Владимир Кара-Мурза-старший: А улучшились ли отношения с Венгрией при президентстве Владимира Путина? Или они заморозились?

Максим Саморуков: Очень сложно сказать. Тут такие улучшения, которые потом могут оказаться ухудшениями. Проблемы России – в ее контактах с Восточной Европой. Она их выстраивает не с институтами, не с государствами, а с конкретными людьми. И вот сегодняшнее сближение и дружба с Орбаном строится только на Орбане, с ним выстраиваются контакты, ему даются преференции. А если Орбан проигрывает выборы, то оказывается, что Россия – главный враг, потому что она поддерживала Орбана, против которого все проголосовали, затем его выгнали из власти, – а Россия была его главным союзником. Это была дружба не с Венгрией, а с Орбаном. И все то, что было достигнуто за счет этой дружбы, оборачивается в противоположную сторону.

Владимир Кара-Мурза-старший: Габор, это ошибка кремлевской дипломатии, что она строит отношения не с нацией, не со страной, а персонально с ее лидером?

Габор Хорват: Да, я согласен. Но мы должны признать, – с кем еще можно строить отношения, если не с лидером? С оппозицией строить отношения нельзя.

Хочу обратить внимание, что Россия согласилась дать кредит Венгрии в 10 миллиардов евро на строительство двух новых блоков Пакшской атомной станции. И эти деньги во многом помогают Орбану укрепить свои позиции внутри страны. Если Россия будет в состоянии выполнить этот контракт, это будет большой успех Орбана в экономическом и политическом смысле. Но тут есть большие сомнения в связи с ухудшением ситуации в российской экономике.

Нельзя обвинять Москву, Кремль в том, что они стараются приобрести новые позиции в Евросоюзе, и они это делают достаточно успешно, по крайней мере, в случае с Венгрией. Но насколько это будет служить долгосрочным интересам России и Венгрии – это другой вопрос. Строить новую атомную станцию при нынешних ценах на энергоносители – это дело рискованное.

Юлий Нисневич: Действительно, это очень рискованный проект. Потому что это так называемые "связанные кредиты". Не факт, что от этого больше получает Венгрия, чем российская атомная промышленность. Потому что это не просто деньги, которые даются в кредит, это кредит под конкретное строительство, многое для которого производит Россия. То есть это проблема энергетическая, сейчас особенно острая в Европе. Последнее решение Евросоюза – максимально сократить энергопоставки из России, дифференцировать поставки во все страны, должно быть не менее трех поставщиков энергии. И понимая отношение в Европе к атомной энергетике, не факт, что этот проект является большим благом для Венгрии. Это классический пример того, что могут существовать какие-то локальные экономические интересы. Но это не значит, что страны при этом абсолютно сближаются.

А других крупных проектов больше нет, потому что у России нет инвестиционных возможностей.

Владимир Кара-Мурза-старший: А Россия может как-то пощедрее спонсировать Венгрию? Или 10 миллиардов – это потолок?

Максим Саморуков: 10 миллиардов пока еще никто не давал. И в общем-то, вряд ли даст, потому что условия не располагают. И зачем же тратиться заранее, когда это все может потом обнулиться? Был "Южный поток", был "Турецкий поток", и во всем этом Венгрия должна была участвовать, и все это касалось энергетики, потому что у России такая специализация. Все эти стратегии разрабатывались еще во времена высоких цен на энергоносители, и по инерции они тянутся до сих пор, ведь энергетика – это наш козырь в Европе. И именно с помощью энергетики мы будем интегрироваться в европейскую экономику, сближаться с ней. Но один за другим проекты отпадают. К тому же, Евросоюз очень активно строит газовые соединения, чтобы страны Восточной Европы смогли присоединиться к единой энергосистеме Евросоюза, чтобы не зависеть от одной российской трубы, чтобы они в любой момент могли получить газ, который доставлен из общей западноевропейской системы. А там цены на газ формируются не монополистически, там рыночные принципы, которые обычно оказываются дешевле.

Проблема российской внешней политики не только в Восточной Европе. Есть гигантский упор на энергетику, который, конечно, лучше, чем ничего. Но что предложить в других сферах? Можно предложить оружие. Ведь были разговоры, что Венгрия купит 30 российских вертолетов за полмиллиарда долларов. И в российских государственных СМИ анонсировалась такая новость: большая победа российского оборонного комплекса, Венгрия купит 30 вертолетов и заплатит нам полмиллиарда долларов. Это огромные деньги – примерно половина годового военного бюджета Венгрии. Но на практике оказалось, что во время встречи никто не вспомнил про эти вертолеты. Ну, не может страна НАТО скупать в значительных количествах оружие у России.

Владимир Кара-Мурза-старший: У вероятного противника.

Габор, насколько ощущаются издержки социалистического периода, когда Венгрия претендовала на то, чтобы быть "сборочным цехом" социалистического лагеря, и зависела от поставщиков? Вот "Икарусы" всем миром собирали.

Юлий Нисневич: Венгрия – одна из самых экономически развитых стран в Восточном блоке.

Габор Хорват: Этой промышленности в Венгрии уже нет, она держалась еще лет пять после перехода к демократии, к рыночной экономике. В Венгрии собирают сейчас Opel, Audi, Suzuki, которые поставляются на российский рынок. В венгерском товарообороте это занимает большое место, но это уже не венгерская продукция, потому что дизайн, техника, технология – все западное. А венгерская рабочая сила дешевле, чем на Западе.

Конечно, у нас есть хороший опыт с советской техникой. Скажем, в будапештском метро до сих пор бегают очень старые, советские вагоны Мытищинского машиностроительного завода. Два года назад я был в Москве, и я был удивлен, потому что в Москве метро намного современнее, чем в Будапеште. И сейчас около 250 миллиардов форинтов (около 1 миллиарда долларов) стоит обновление вагонных составов одной линии будапештского метро. Это самый благотворный и самый большой деловой контракт, который Россия получила за последние годы от Венгрии. Других нет.

Что касается вертолетов. Я написал небольшую заметочку о том, что из Соединенных Штатов Америки серьезно предупредили Венгрию, что члены НАТО должны покупать оружие у других членов НАТО по причинам безопасности, политики и существования этого военного союза. Так что, может быть, Орбан и хотел бы купить вертолеты у России, но ему сказали, что нельзя.

Владимир Кара-Мурза-старший: Тогда нужно постепенно перевооружать венгерскую армию.

Юлий Нисневич: Мы считаем, что в России мы не должны использовать в оборонной промышленности комплектующие, поставленные с Запада. Но почему-то при этом мы болезненно реагируем, когда другие страны поступают точно так же. Есть понятие стандартизации вооружений для военных союзников. А российское вооружение в стандартизацию для стран НАТО, естественно, не попадает. Даже вопрос не в том, что это потенциальные противники, – есть просто понятие единой системы стандартизации вооружений. Мы можем сколько угодно хотеть, но пока Венгрия является членом военно-политического блока со своими стандартами техники, своими стандартами технологий, вряд ли кто-то из европейских стран будет покупать российскую технику. Я сейчас не обсуждаю ее характеристики, которые, мягко говоря, не самые лучшие, несмотря на разговоры о том, что они кого-то превосходят. Это не совсем так. Все наши разработки – это прошлый век. Идет некая модернизация, но новых технологий практически не появляется. А за последние несколько лет стандарты вооружений, технологии очень серьезно поменялись во всех развитых странах, тем более в странах, входящих в НАТО.

То же самое происходит и с энергетикой. Если вы образовали тесный не экономический союз... Евросоюз – это не экономический союз, это союз политический, ценностный. Там все инфраструктурные системы должны объединяться еще дальше. Тогда у всех возникает одинаковая потребность в том, чтобы никто из этого союза какими-то искусственными приемами не выбивался.

Простой пример. После последнего конфликта с Украиной в 2008 году доля поставок газа на европейский рынок упала с 50-и до 30 процентов, и будет еще дальше падать. Потому что это защита собственного суверенитета в понимании экономической независимости. Ну а в "оборонке" – сам Бог велел.

Владимир Кара-Мурза-старший: А если на ближайших выборах чуть поколеблется популярность Орбана – это скажется на отношениях между Москвой и Будапештом?

Максим Саморуков: Безусловно. Потому что отношения с Россией, особенно в Восточной Европе, – это всегда вопрос не только внешней, но и внутренней политики. Если какой-то политик делает ставку на тесные отношения с Россией, то противоположная сторона, как правило, делает ставку на противоположное. И так как эти отношения сильно политизированы и внутри страны, обычно это оборачивается сильным откатом назад при смене власти. И такие примеры уже были. В Болгарии, где Россия очень тесно дружила с Социалистической партией, как только эта партия потеряла власть, было свернуто все: и нефтепровод "Бургас – Александруполис", и АЭС "Белене", куда уже успели вложить миллиарды. Тем не менее, новое правительство Болгарии решило, что им лучше отказаться от этих проектов, потому что внутриполитические выгоды от отказа будут больше, чем экономические потери. Они отказались и от "Южного потока". Так получилось, что все вопросы взаимоотношений с Россией там политизировались, как и в Венгрии. "Южный поток" у избирателей четко ассоциировался с влиянием России, что это дальнейшее увеличение зависимости от России. Поэтому когда оппозиция пришла к власти, они сказали: "Мы вас спасаем от лишнего влияния России". И все проекты были резко свернуты – как выполнение предвыборных обещаний.

То же самое может произойти и в Венгрии, потому что венгерская оппозиция уже много лет говорит: "АЭС "Пакш", новые энергоблоки – это только увеличивает нашу энергетическую зависимость от России. Мы этого не хотим, поэтому когда мы придем к власти, мы все это отменим".

Владимир Кара-Мурза-старший: Я всегда болезненно воспринимаю, что трудно достигается взаимопонимание, например, относительно Второй мировой войны. Советская оккупация – для Венгрии особенно болезненный вопрос после 56-го года. Ценят ли сейчас в Венгрии подвиг советских солдат, которые освободили Будапешт, не разрушив его? Погибли парламентеры, которые пришли на переговоры в январе 45-го года. Или, как в Польше, это считается чуждым и безразличным для Венгрии событием?

Габор Хорват: Я хотел бы добавить, что друзья Венгрии в России могут успокоиться, потому что все венгерские правительства выступают за улучшение отношений с Россией, а оппозиция всегда против этого.

А об искренности Орбана достаточно сказать, что несколько лет назад он обвинил тогдашнего премьер-министра Ференца Дюрчаня в измене Родине за то, что он согласился на "Южный поток". И мы все знаем, что произошло позже.

Что касается памяти российских воинов, которые пали за освобождение Венгрии, – это вопрос очень сложный. Я принадлежу к тем людям, которые не были бы в живых, если бы советские войска задержались бы на две недели с взятием Будапешта. Но очень многие потомки тех, кто воевал во время войны против российских солдат, считают, что большой трагедией, что Венгрию заняли советские войска, а не англичане или американцы. И до сих пор обвиняют Запад в том, что нас бросили в 45-м году в объятия коммунизма, как и в 56-м году. Я считаю, что это неправильные исторические подходы, потому что у Запада тогда не было никаких возможностей противостоять Сталину, а потом Хрущеву. Тем не менее, широкие слои нашего населения считают, что советские солдаты оккупировали Венгрию, насиловали женщин, грабили, брали мужчин на работу в Советский Союз. Сегодня появилась новость о том, что венгерские историки нашли в Москве списки венгерских военнопленных. Их насчитывалось где-то 420 тысяч, из которых 48 тысяч не возвратились на родину. Так что до сих пор это болезненные раны. Я понимаю, что наши потери меньше, чем потери русского народа в войне, что венгерские солдаты сначала оккупировали часть Украины. Тем не менее, этот вопрос очень болезненный.

В прошлом году Путин был в Будапеште, посетил на будапештском кладбище могилу советских солдат, которые погибли в 45-м году при освобождении города. А рядом были могилы советских солдат, которые погибли в 56-м году. И на некоторых фотографиях Путин стоял рядом с этими могилами. Из-за этого в Будапеште был большой скандал. Народ очень чувствителен к этому. И должно смениться еще не одно поколение, прежде чем совсем примирятся с тем, что тогда произошло.

Владимир Кара-Мурза-старший: И как с этим быть?

Юлий Нисневич: Это историческая память народа, и это довольно трудная вещь. Особенно когда эти раны в историческом периоде не очень далеко ушли в прошлое. Всегда будет эмоциональная, животрепещущая оценка, но она должна, конечно, уйти. Все-таки мы должны признать, что освобождение советской армией Венгрии, Будапешта спасло очень много жизней. Но были, конечно, и факты противоположные. Безусловно, было и то, и другое. Вопрос в том, что является большей доминантой. Но это должен решить сам венгерский народ, ему не надо навязывать чужую точку зрения. Он должен четко отрефлексировать, восстановить всю картину. И задача венгерских историков – показать своим гражданам всю картину, со всеми ее белыми и черными пятнами. И должен быть национальный консенсус по отношению к этой проблеме. Когда по историческим событиям нет консенсуса – это расколотое общество, это не самое лучшее состояние общества. Это большая трагедия для общества.

Владимир Кара-Мурза-старший: Максим, еще не отболели события 70-летней давности? Или пора их уже сдать в архив?

Максим Саморуков: Мне кажется, что все эти раны довольно легко заживляются, если есть четкое представление о совместном будущем. Если есть чем заняться в настоящем и в будущем, то про прошлые неприятности забывается гораздо легче. В Западной Европе возникла идея строительства Евросоюза, и все поняли, что им есть что друг другу предложить, им есть над чем работать и строить единую Западную Европу. И прекрасно забылись все исторические проблемы. А когда нет ничего нового, что можно предложить для дальнейшего развития, тогда всплывают... В принципе, при желании можно найти достаточно поводов для претензий и выставления счетов к любой европейской нации. Вопрос в том, на что вы делаете больший упор.

Владимир Кара-Мурза-старший: Давайте посмотрим в будущее. Хорошо бы удержать на нынешнем уровне российско-венгерское сотрудничество?

Юлий Нисневич: Действительно, это принципиальная вещь, что страны находятся в союзном отношении, – тогда они видят общее будущее. Но проблема в том, что мы внутри России не видим собственного будущего. Это основная претензия, которая сегодня выдвигается к нынешнему руководству всеми, кто болеет за Россию: "А как вы видите будущее развитие страны?" И если нет этого проекта, то надеяться на долгосрочные союзнические отношения у меня нет оснований. Если бы у России был свой проект развития – тогда можно искать точки соприкосновения. А если в России нет проекта развития, то какие точки соприкосновения искать?.. Только скидки на газ, а больше ничего и нет.

Максим Саморуков: Проблема российских отношений со всей Восточной Европой в том, что ей нечего предложить в целом: что мы делаем, что мы строим, куда стремимся. Проблемы возникают с тем, что предложить собственному населению. Поэтому это и замещается возвращениями к величию прошлого. Когда будущее туманно и непонятно, приходится заполнять пустоту обращением к прошлому. Так же и с Восточной Европой. Как они могут переориентироваться на Россию, если непонятно, на что именно они переориентируются?

Юлий Нисневич: Не о переориентации идет речь. Если есть страна, у которой есть свое развитие, вы можете искать точки соприкосновения. Не обязательно переориентироваться. Можно находить точки. Но этих точек нет.

Владимир Кара-Мурза-старший: А какие должны произойти события на Украине или, может быть, в мировом пространстве, чтобы начался обратный процесс – разблокирование спорных проблем и узлов в российско-европейских отношениях?

Габор Хорват: Кризис обернулся новой эпохой развивающихся отношений с Россией. В этом году начали вновь продавать машины Lada в Венгрии. Уже больше 100 штук продано, насколько я понимаю. Если бы они оказались надежными машинами, тогда мнение венгерского населения очень быстро изменилось бы в отношении российских товаров вообще. Конечно, их сейчас очень мало в Венгрии. В первую очередь их покупают русские, которые живут здесь.

Конечно, нужно ослабление напряженности в Украине. Необходимо определенное доверие между Евросоюзом и Россией. Я думаю, что с Америкой будут большие проблемы. Потому что в этом году у них выборы президента, и новый президент начнет с того, что обострит отношения с Россией еще больше, чем сейчас. Но есть возможность улучшить отношения с Евросоюзом, если Россия продемонстрирует в Украине несколько жестов доброй воли. И если военное противостояние в Сирии обойдется без каких-то резких движений с любой стороны – это бы помогло. А то, что российские бомбардировщики делают беженцами десятки тысяч сирийцев, которые могут постучать в двери Евросоюза, – это, конечно, не помогает тем политикам, как Орбан, которые хотели бы улучшить отношения и контакты с Россией.

Владимир Кара-Мурза-старший: А что касается 56-го года – когда мы сможем сесть за стол переговоров? Ведь произошла реабилитация жертв...

Юлий Нисневич: У нас внутри очень противоречивое отношение к 56-му году. То есть формально есть позиция, что это была трагедия, с другой стороны, вспомните заявление президента, который считает, что распад Советского Союза – это геополитическая катастрофа. Вот такая эклектичность в головах нашего руководства – вся манера поведения, в принципе, советская. У нас же советская дипломатия. Она исходит из того, что есть какие-то интересы, какие-то военные цели и так далее. На мой взгляд, при таком отношении к тому, что происходит в мире, к любому государству, именно советская позиция такова: союзники, противники, экономика на первом месте. То есть никаких реальных шансов сближения я не вижу, пока это все сохранится. А это связано в первую очередь даже не с конкретными людьми, не с личностью президента, – так сегодня устроена в России вся система власти. Завтра у нас будет другой президент, но при той же системе власти ситуация практически не изменится, я в этом глубоко убежден.

Владимир Кара-Мурза-старший: Если венгры остро вспоминают56-й год, то у нас Никита Михалков снял фильм про Крым, где венгры были палачами, топили русских офицеров.

Юлий Нисневич: Корни более глубокие, чем личностные отношения. Максим сказал, что дипломатия строится на конкретных личностях, – это чисто советский подход. Это другая дипломатия. В мире так сегодня ничего не получится.

Владимир Кара-Мурза-старший: А смогут ли российско-венгерские отношения стать "паровозом" нормализации отношений России с Европой?

Максим Саморуков: Скорее, ухудшение отношений с Европой мешает развитию российско-венгерских отношений. Это было видно из последней встречи. Венгрия не против все эти проекты реализовывать, но она не может, потому что она является членом Евросоюза. И ради этих небольших проектов, чтобы построить два энергоблока она не готова отказываться от выгод Евросоюза. В принципе, необходимо налаживание отношений с Западом. В конфронтации с Западом построить успешную страну очень сложно. И никакие попытки найти отдельных западных лидеров, даже с западной периферии, которые нам покажутся правильными, с которыми мы наладим какие-то сепаратные дружбы, с которыми мы найдем какие-то проекты, которые мы будем реализовывать, несмотря на общую конфронтацию, – эти усилия не срабатывают. Оказывается, что все эти страны, даже когда у них очень авантюрные лидеры, как Орбан, они все равно настолько глубоко заинтересованы в том, чтобы оставаться частью западного мира, что они не станут отказываться от этого статуса ради каких-то небольших и даже больших проектов с Россией.

Владимир Кара-Мурза-старший: Сегодня нам удалось рассмотреть проблематику взаимоотношений постсоветских государств Восточной Европы и Кремля.

Радио Свобода

Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 февраля 2016 > № 1658502 Владимир Кара-Мурза


Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 февраля 2016 > № 1658497

Почему бесплодна дружба России и Венгрии

Максим Саморуков

В отношениях России и Венгрии и с вертолетами, и с газопроводами, и с АЭС возникает одна и та же проблема. Венгрия уже слишком глубоко интегрирована в западные институты, и даже такой авантюрный лидер, как Орбан, оказывается очень ограничен в своей внешней политике

Раз в год, ближе к концу зимы, лидеры России и Венгрии ездят друг к другу в гости, чтобы сообщить городу и миру, что их дружба крепка, как никогда. Что их страны во всем между собой согласны, ценят друг друга очень высоко и намерены дальше углублять сотрудничество.

С каждым годом произносимые формулы становятся все более ритуальными, нововведений в переговорах все меньше, и уж совсем полный застой царит в той части, где про практическое сотрудничество. Вот-вот оно должно начать углубляться и выходить на качественно новый уровень, но год идет за годом – а там все без перемен. И не то чтобы два лидера как-то специально друг другу врали или лицемерили на публику – желания что-нибудь реализовать хватает с обеих сторон. Но даже самые авантюрные лидеры не могут преодолеть некоторые международные обстоятельства.

АЭС тройного риска

И Россия, и Венгрия очень хотят построить два новых энергоблока для венгерской АЭС «Пакш». Россия готова выделить для этого Венгрии 10 млрд евро кредита, венгры готовы добавить еще 2,5 млрд евро из своего бюджета. Первые на десятилетия вперед закрепятся на атомном рынке Восточной Европы, вторые получат недорогую электроэнергию примерно на треть всего энергопотребления страны. Соглашение подписано больше двух лет назад. Обе стороны довольны и несметное количество раз публично подтвердили, что оно им очень нравится, они хотят его выполнить.

И тем не менее работы до сих пор не начинались. Ни одного евро из обещанного кредита не выделено. Обе стороны, несмотря на весь свой энтузиазм, ждут. Ждут того, на что повлиять практически не могут, – разрешения Евросоюза. Потому что зачем русские будут выделять деньги, а венгры – начинать строительство, если Брюссель может в любой момент объявить, что проект нарушает нормы общеевропейского законодательства, и обнулить затраченные усилия.

А Евросоюз не спешит давать такое разрешение, потому что ему в этом проекте не нравится практически все. Брюссельские чиновники относительно новых энергоблоков «Пакша» сейчас ведут не одно, а сразу три расследования, каждое из которых может закончиться запретом на строительство.

Во-первых, ЕС не устраивает то, как заключалось соглашение. Если деньги на строительство будет давать венгерское государство, то оно должно было организовать нормальный открытый тендер, чтобы все желающие могли поучаствовать, причем на равных. Вместо этого переговоры велись только с Россией, и без лишнего шума. Получается не очень прозрачно и конкурентно.

Вторая претензия тоже связана с конкуренцией. Выдавая бюджетные деньги на новые блоки АЭС, Венгрия как бы субсидирует одного из производителей электроэнергии. А на венгерском энергетическом рынке таких производителей много, в том числе из других стран ЕС. Они, получается, оказываются в неравных условиях. Своих атомщиков венгры субсидируют из бюджета, а каких-нибудь австрийских газовиков – нет. Тоже не дело.

Наконец, есть еще экологический аспект. Евросоюз в принципе не любит АЭС, но особенно он не любит русские АЭС. За последние годы Брюссель закрыл их в Литве, в Словакии, в Болгарии. И не дал открыть ни одной новой, хотя проекты были, и довольно продвинутые, – например, болгарская АЭС в Белене, куда Россия и Болгария успели вложить несколько миллиардов евро. После стольких усилий, потраченных на то, чтобы все это закрыть, ЕС, конечно, не хочется, чтобы венгры открывали что-то новое и все пришлось начинать сначала.

Конечно, несмотря на целых три расследования, трудно представить себе, чтобы Евросоюз взял и прямо запретил Венгрии строить эти энергоблоки с русскими. Все-таки одно национальное правительство договорилось с другим национальным правительством, они нашли для проекта деньги, все между собой согласовали. И тут вдруг приходит Евросоюз и все запрещает. Такое попрание венгерского суверенитета вызовет сильное недовольство и у самих венгров, и у многих других национальных правительств стран ЕС.

Но в случае с «Пакшем» прямой запрет не требуется. Брюсселю достаточно тянуть время, а там проект сам развалится. Или у русских кончатся деньги – в январе замминистра финансов Сторчак уже заявил, что в этом году России придется сильно ограничить выдачу кредитов иностранным государствам. Или у венгров сменится власть – лидеры венгерской оппозиции уже давно обещают отказаться от проекта, как только выиграют выборы. Поэтому нынешние лидеры Венгрии и России, наверное, еще несколько лет поповторяют, что они не намерены отказываться от своих планов по «Пакшу», а потом вопрос рассосется сам собой.

Газовый шум

Аналогичным образом сами собой растворились в вечности другие крупные проекты России и Венгрии в энергетике. Сколько было торжественных встреч, на которых объявлялось, что Венгрия – всей душой за строительство «Южного потока». Что этот газопровод – лучшая гарантия энергетической безопасности Европы и венгры обязательно будут участвовать в его строительстве и лоббировать на уровне ЕС. Потом, правда недолго, похожие вещи говорили про «Турецкий поток». И почему бы не говорить, если это ни к чему Венгрию не обязывает. Оба проекта отменились без всякого участия венгров, и ни помешать, ни поспособствовать этой отмене они не могли.

Правда, газовая сфера все равно остается вечным резервом, с помощью которого всегда можно придать значительности любой встрече лидеров. Вот и в ходе нынешнего визита Орбана в Москву стороны торжественно объявили, что договорились продлить долгосрочный контракт на поставку российского газа в Венгрию до 2019 года.

Такое объявление смотрится довольно эффектно, особенно рядом с сообщением о том, что более 80% потребляемого газа Венгрия импортирует из России. Но в реальности у России и Венгрии в этой области не возникает никаких серьезных проблем, которые требовали бы вмешательства лидеров государств. Венгры уже давно выторговали себе серьезные скидки и возможность платить только за реально полученный газ. Падение мировых цен на энергоносители сняло остатки напряжения в этом вопросе.

В конце концов, российский газ играет похожую и даже большую роль в энергобалансе многих других стран Восточной Европы. Но в отличие от Орбана они не ездят в Кремль и не трубят о прорывных газовых сделках. И тем не менее газ у них от этого не исчезает.

Просто не могут же два амбициозных лидера встретиться просто так, поговорить и тихонько разойтись. Надо заявить о чем-нибудь масштабном. Вот и приходится за неимением лучшего перебивать даты в долгосрочном контракте по газу, выдавая это за невиданный прорыв в двустороннем сотрудничестве.

Мечта о вертолетах

В этот раз объявление об очередной газовой сделке века смотрелось особенно одиноко. Ведь ожидания были совсем другие. Накануне приезда Орбана российские госСМИ сообщали, что венгры готовы закупить у России 30 военных вертолетов на общую сумму полмиллиарда долларов.

Конечно, многие страны Восточной Европы, даже вступив в НАТО, продолжали закупать российское вооружение. Все-таки ни за день, ни за год невозможно полностью перевести армию с советских технологий на натовские. Но тут масштабы анонсированной сделки выглядят совершенно нереалистично. Полмиллиарда долларов – это почти половина всех военных расходов Венгрии за год.

При этом руководство НАТО уже много лет критикует венгров за то, что они мало тратят на оборону, меньше 1% ВВП, когда по нормам НАТО положено хотя бы 2%. Поэтому совершенно невозможно было поверить, что после всей этой критики, после украинского кризиса и кучи других проблем, которые и так есть в отношениях Венгрии с западными структурами, венгры вдруг возьмут и потратят половину своего военного бюджета на покупку российских вертолетов. И действительно, про вертолеты во время визита Орбана не вспоминали.

Очень может быть, что сам Орбан был бы не против купить российские вертолеты, особенно на хороших условиях. В отличие от многих других лидеров Восточной Европы он не склонен идеологизировать вопросы внешней торговли. Но и с вертолетами, и с газопроводами, и с атомной станцией возникает одна и та же проблема. Венгрия уже слишком глубоко интегрирована в западные институты, и даже такой волюнтаристский лидер, как Орбан, ничего не может поделать. Внутри Венгрии он еще может несколько раз переписать Конституцию, но во внешней политике он слишком сильно ограничен.

Пустота визитов Орбана как нельзя лучше показывает, что России бессмысленно надеяться на то, что у нее получится найти каких-то правильных лидеров западных стран и с ними наладить выгодное сотрудничество, а остальных – игнорировать. Даже с Орбаном, который вроде бы совсем на все готов, такое провернуть не получается. На словах он может сколько угодно критиковать диктат ЕС, но в реальности не осмеливается на серьезный конфликт с западными структурами – слишком опасными могут быть последствия и во внешней, и во внутренней политике. Даже Орбан не станет так рисковать ради пары энергоблоков и скидки на вертолеты.

А если не станет рисковать Орбан, то остальные – тем более. И без нормализации отношений с Западом в целом все эти отдельные дружбы, особые личные отношения и хитрые сепаратные проекты будут оставаться такими же пустыми и бесплодными, как в случае с Венгрией.

Россия. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 февраля 2016 > № 1658497


Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 февраля 2016 > № 1659712 Владимир Путин, Виктор Орбан

Пресс-конференция по завершении российско-венгерских переговоров.

В.Путин: Уважаемые дамы и господа! Хотим вас проинформировать о результатах нашей работы.

Вначале отмечу, что переговоры с господином Премьер-министром прошли в конструктивной и деловой атмосфере. Мы обсудили ключевые аспекты российско-венгерского сотрудничества, подвели итоги взаимодействия за год, прошедший после нашей предыдущей встречи в Будапеште, наметили планы совместной работы на перспективу.

Хочу отметить, что Венгрия – наш важный и надёжный партнёр в Европе. И мы высоко ценим искренний настрой венгерского руководства на последовательное развитие дружественных и многоплановых двусторонних отношений.

Между нашими странами поддерживаются регулярные политические контакты, в том числе с участием парламентских кругов. Осуществляются контакты по линии МИД, других ведомств, министерств, действует Межправительственная экономическая комиссия. Традиционно тесный и взаимовыгодный характер носят российско-венгерские торговые связи. Россия входит в тройку основных экспортных рынков Венгрии за пределами Евросоюза.

В прошлом году, и это известно, двусторонний товарооборот сократился, причём существенно – на 40 процентов. Столь заметный спад, на наш взгляд, вызван прежде всего, конечно, конъюнктурными факторами: нестабильностью валютных курсов, прежде всего цен на энергоносители, а также введёнными ЕС – и это тоже нужно отметить – антироссийскими санкциями. Уверен, со временем нам удастся вернуть взаимную торговлю на траекторию устойчивого роста, что отвечает нашим общим интересам.

Отмечу также, что Россией и Венгрией накоплен большой опыт инвестиционного сотрудничества. Капиталовложения российских компаний в венгерскую экономику превышают полтора миллиарда долларов, а венгерских в Россию – два миллиарда долларов.

Укрепляется промышленная кооперация в индустриальном производстве и транспортном машиностроении, строительстве, добыче полезных ископаемых. Реализованы масштабные совместные проекты в высокотехнологичных отраслях, в том числе в фармацевтике: венгерское предприятие «Гедеон Рихтер» наладило выпуск лекарственных препаратов в России, в Подмосковье.

Приоритетной сферой двустороннего взаимодействия остаётся энергетика. Россия обеспечивает более чем две трети потребностей Венгрии в углеводородном топливе: 75 процентов нефти и 65 процентов природного газа. В декабре прошлого года «Газпром» продлил с венгерскими партнёрами контракт на поставки российского природного газа до конца 2019 года.

Значительная доля используемой в Венгрии электроэнергии – это 40 процентов – производится на построенной при содействии наших специалистов АЭС «Пакш». «Росатом» готовит к реализации комплексную программу модернизации станции и возведения двух новых атомных энергоблоков на основе самых современных российских технологий. Их ввод в строй удвоит объёмы электрогенерации в стране, серьёзно будет укреплять энергетическую независимость Венгрии. Будут созданы тысячи рабочих мест, придан импульс развитию всей экономики страны.

Наши государства настроены на активизацию двусторонних научных, образовательных, гуманитарных контактов. Планируется возобновить работу российско-венгерской комиссии по научно-техническому сотрудничеству. Мы намерены расширять и студенческие обмены: в текущем учебном году венгерским учащимся выделено 120 стипендий для обучения в российских вузах на безвозмездной основе.

Россия продолжает оказывать содействие Венгрии в подготовке квалифицированных преподавателей-русистов, помогая поддерживать традиционно высокий интерес к изучению русского языка.

В прошлом году в наших странах с успехом прошли «перекрёстные» дни культуры, в рамках которых состоялось несколько десятков выставок, концертов, других мероприятий. Мы намерены и далее всячески поощрять взаимный интерес народов России и Венгрии к изучению истории, культуры и традиций друг друга.

Важное значение в развитии российско-венгерских отношений играют межрегиональные контакты и связи. В ближайшее время запланирована серия визитов в Венгрию делегаций крупных российских регионов. По нашей с господином Орбаном инициативе создана и скоро приступит к работе специальная межправкомиссия, которая будет оказывать практическую поддержку регионам в реализации их проектов и инициатив.

В ходе сегодняшних переговоров мы также обменялись мнениями по актуальным вопросам международной повестки дня, в том числе затрагивалась и ситуация на Ближнем Востоке, в Северной Африке и связанный с ней острый миграционный кризис.

На наш взгляд, чтобы решить проблему беженцев, необходимо в первую очередь добиться политического урегулирования конфликтов в Сирии, Ливии, других странах, граждан которых война и разруха вынудили покинуть свои дома. Нужно сообща бороться с терроризмом, содействовать возвращению всего ближневосточного региона к мирной нормальной жизни.

Говорили мы и о перспективах возобновления полноценного диалога между Россией и Евросоюзом. Мы ценим усилия, которые предпринимаются в этом направлении венгерским руководством и господином Премьер-министром.

В завершение хочу ещё раз поблагодарить Премьер-министра Венгрии, всех наших венгерских коллег и друзей за содержательные и полезные переговоры. Убеждён, они послужат дальнейшему продолжению двустороннего сотрудничества по всем направлениям.

Благодарю вас за внимание.

В.Орбан (как переведено): Многоуважаемый господин Президент! Уважаемые дамы и господа!

Мы провели длительные и очень ценные переговоры. Между Россией и Венгрией уже сложилась такая политическая традиция, что мы ежегодно на встрече в верхах рассматриваем самые актуальные вопросы наших стран. Это сделали мы и сегодня.

Как Вы слышали, господин Президент перечислил обсуждаемые нами вопросы. Я могу оценить это таким образом, что наши контакты развиваются хорошо, и это просто удивительно. Потому что совершенно очевидно, что международная обстановка далеко не благоприятная. И в этих условиях мы должны улучшать наши контакты. А то, что мы достигаем результатов, это проистекает из нашей ответственности.

Что касается моей ответственности, ситуация совершенно очевидна. Вы слышали, господин Президент также сказал, что очень тесно переплетён энергетический экспорт России, и это исключительно жизненно важный вопрос для Венгрии. И что эти вопросы просто отделить друг от друга нельзя.

Без соответствующих хороших экономических контактов между Россией и Венгрией венгерская промышленность будет просто недееспособна. Ответственность за это мы оба видим, и мы стремимся в интересах граждан Венгрии поддерживать эти добрые отношения.

Мы и сегодня говорили, и я уверен в том, что Россия не враг Венгрии, а партнёр Венгрии. Россия нашей стране, нашему отечеству не угрожает, а предлагает хорошие партнёрские отношения.

Мы также согласились с тем, что Венгрия и Россия заинтересованы в том, чтобы безопасность в Европе укреплялась, нормализировались отношения между Европейским союзом и Российской Федерацией. Мы можем также сказать, что в международных вопросах обойти Россию просто нельзя.

И я благодарю за все те мысли, которые вы высказали нам о роли урегулирования проблем на Ближнем Востоке. Мы очень высоко это ценим. Венгрия также страдает от беженцев. Мы очень высоко ценим все усилия, направленные на решение этой проблемы, в том числе на усилия России в интересах того, чтобы этот вопрос отрегулировать и прекратить этот поток мигрантов. Желаем Вам больших успехов в ваших международных начинаниях.

Что касается наших двусторонних отношений, хочу сказать, что во всех областях мы достигли успеха и продвижения вперёд, несмотря на снижение в области товарооборота. Однако в этом виноваты не мы, а неблагоприятная международная обстановка. Совершенно очевидно, что венгерская экономика за последние годы получила серьёзные возможности. Возможности фармацевтической промышленности Венгрии в России сохранены, вернее, они даже возросли. Господин Президент упоминал предприятие «Гедеон Рихтер», и мы очень рады, что Венгрия может содействовать фармацевтическому развитию России.

Хочу также сказать, что Венгрия и в дальнейшем считает соглашение о расширении атомной электростанции «Пакш» соглашением номер один нашего столетия. У нас с 60–х годов идёт сотрудничество в этой области. И мы ничего другого не сделали, кроме того, как продлили это сотрудничество. Блоки, срок службы которых истекает, мы намерены сменить. И мы очень благодарны России за то, что она была готова это соглашение, заключённое в 60–е годы, продлить и на будущее.

Хочу также сказать, что мы очень надеемся на то, что сможем наладить партнёрские отношения и сотрудничество в области машиностроения. И подчеркну значимость того, что Венгрия предоставляет 200 стипендий, предлагаемых венгерским государством российским студентам. Я благодарю, что вы предпринимаете шаги для того, чтобы направить к нам студентов.

Потому что я уверен в том, что, если мы хотим и дальше расширять российско-венгерские контакты, мы должны воспитывать молодёжь – только это может обеспечить очень стабильную базу для нашего дальнейшего сотрудничества. Для этого нужны студенты, обмен студентами, поэтому эти шаги с точки зрения нашего будущего являются исключительно важными.

Вопрос: Господин Президент говорил об инфраструктурных капиталовложениях. Раньше шла речь о том, что на чемпионате мира по футболу у венгерских предприятий будет возможность принять участие в развитии инфраструктуры в ходе подготовки к этому чемпионату. Шла ли речь об этом сегодня?

В.Путин: Господин Премьер-министр этот вопрос поставил. Две венгерские компании заявились на работу подобного рода, одна из них потом свою заявку сняла перед нашим генеральным подрядчиком, а вторая участвует в этой подготовительной работе. Исхожу из того, что не только она, но и другие венгерские подрядчики смогут принять участие в этой работе.

Дело в том, что мы приняли решение не прерывать уже заключённых контрактов, с кем бы они ни были заключены. Но действительно много работы связано и с подготовкой инфраструктурных объектов, и здесь мы будем рады любым нашим партнёрам, которые готовы на соответствующих конкурентных условиях, на рыночных условиях принять участие в этой работе. Повторяю, сейчас одна из фирм Венгрии эту подготовительную работу ведёт.

Вопрос: У меня вопрос господину Президенту и господину Премьер-министру. Вы уже упомянули, что на сегодняшних переговорах речь шла о беженцах с Ближнего Востока в Европу. Известно, что у Венгрии своё понимание этой проблемы. Совпадает ли позиция России и Венгрии на первопричины этого кризиса и на пути его урегулирования?

В.Путин: Мы высказали свои соображения по поводу причин этого кризиса. Как мне представляется, наше видение в значительной степени совпадает. Но что касается проблемы беженцев, то это внутриеэсовская проблема. Мы не вмешиваемся в эти вопросы.

Мы знаем, что внутри самого Евросоюза идут соответствующие дискуссии по этой проблеме. Позиция руководства Венгрии и Премьер-министра Венгрии, которая заключается в отстаивании европейской идентичности, идентичности своей страны, своего народа, нам симпатична.

Что касается многих других аспектов, связанных с политическим урегулированием на Ближнем Востоке, связанных с проведением боевых операций и так далее, то господин Премьер-министр придерживается позиции, которая в целом сформулирована Евросоюзом, и мы относимся к этому с пониманием.

В.Орбан: Характер современной политики таков, что из меньшинства становится большинство, а из оппозиции правящее руководство. Так что мы в Европейском союзе не отказываемся от надежды. Потому что сегодня действительно ситуация такова, что по самым важным вопросам меньшее количество членов Европейского союза разделяют наше мнение. Но мы считаем, что события, вернее, в первую очередь события, связанные с ухудшением безопасности в Европе, привлекают на нашу сторону всё больше и больше людей, которые понимают и начинают разделять нашу точку зрения.

Если вы позволите, венгерская граница отсюда далеко, и Брюссель тоже далеко, поэтому хотел бы выделить и рассказать вам о тех вопросах, о которых сейчас в Европе дискутируют.

Первый вопрос звучит как. Мигранты, которые толпами бесконтрольно проходят в Европу, – это хорошо или плохо? Самые крупные страны в Европе сегодня считают, что это в общей сложности хорошо. Я не знаю, удивляет ли это вас, но, во всяком случае, они считают, что это хорошо и что это в общей сложности не вредит Европе, а идёт ей на пользу.

А наша точка зрения такова, что это плохо. Мы без всякого контроля по сто тысяч человек пускаем к себе беженцев, и мы не знаем, зачем они сюда идут. Это всегда увеличивает угрозу безопасности, угрозу терроризма. И это плохо.

Второй вопрос, который дискутируется в Европе: является ли ценностью то, что в Европе живут нации с национальной идентичностью и у них общие христианско-демократические корни, ценности, которые мы должны сохранить? Кто–то считает, что это ценность, и мы относимся к этой группе.

А большинство в Европе считает, что мир это уже преодолел, что мы подаём свой голос из тёмного средневековья, а современный мир уже без религиозной и национальной идентичности должен существовать.

Третий вопрос, который дискутируется, – нужно ли соблюдать заключённые договорённости. Мы считаем, что если мы подписали Шенгенское соглашение, все должны его исполнять. То есть мы, венгры, должны защитить свои границы, потому что наша граница – внешняя шенгенская граница. Второе: конечно, можно от этих соглашений, от этих договорённостей отказаться – это мнение нашей оппозиции.

А ещё есть четвёртое отличие. Если страна бесконтрольно пропускает на свою территорию миллионы неизвестных, незнакомых иностранцев, имеет ли она право требовать распределить этих людей в тех странах, которые в этом не принимали участия и не хотят в этом принимать участие? Сегодня ведётся очень большая дискуссия.

Завтра будет встреча премьер-министров в Европе, где будут обсуждаться эти вопросы. И там надо принять решение о том, может ли кто–то принять решение вместо венгров о том, кого мы хотим принимать у себя в стране. То есть это вопросы, которые выходят за рамки политики или находятся над политикой.

Венгрия стабильно стоит на такой точке зрения, что все соглашения должны соблюдаться, никого нельзя заставлять жить с теми людьми, с которыми они не хотят. И христианские национальные ценности являются настолько же важными в будущем, как и раньше. И неконтролируемая миграция причинит больше зла, чем пользы. Значит, вот наши карты, мы их раскрываем перед всеми, и мы берёмся за эту дискуссию.

В.Путин: Позвольте, о нашей позиции скажу, буквально два слова ещё добавлю.

Причина сегодняшней проблемы с мигрантами в дестабилизации государств, целых регионов мира: Северная Африка, Афганистан, другие страны. И чтобы решить проблему мигрантов, нужно устранить эту первопричину – нужно восстановить государственность, экономику и социальную сферу этих государств, чтобы люди могли жить в своей собственной стране или вернуться туда. Нужно создать для этого все необходимые условия. А для этого нужно прежде всего уничтожить террористов. Это задача номер один.

В.Орбан: Хотел бы ещё сделать одно замечание. Потому что экономический потенциал России не сравним с потенциалом Венгрии. Но я хочу сказать, что Венгрия взяла на себя ответственность, что на свои средства в Сирии построит больницу. И таким образом мы хотим содействовать стабилизации этой ситуации в стране.

Вопрос: Добрый день! Во время переговоров вы говорили об экономических санкциях Европейского союза в отношении России. Ожидается ли улучшение ситуации в ближайшем будущем? Если да, то в какой форме это произойдёт?

В.Путин: Это вопрос скорее к Премьер-министру и другим лидерам европейских стран. Как известно, мы ввели только ответные меры на санкции, которые были в одностороннем порядке введены против России Евросоюзом, и не от нас зависит, когда Евросоюз их снимет. Мы слышали и слышим сегодня, что всё это зависит прежде всего от выполнения Минских соглашений между конфликтующими сторонами на Украине и поддержаны в нормандском формате Россией, Францией и Федеративной Республикой Германией, но мне кажется, что любой объективный наблюдатель сегодня видит, что мяч на стороне украинских властей. Это они прежде всего должны выполнить эти условия Минских соглашений.

Напомню, ключевая вещь – это политическое урегулирование, создание политических условий, главнейшим из которых является внесение изменений в Конституцию Украины, что прямо записано в Минских соглашениях, где чёрным по белому значится, что до конца 2015 года украинская сторона должна внести изменения в свою Конституцию. Как мы видим, этого сделано не было.

Есть и другие соображения, связанные с подготовкой и проведением местных выборов, с имплементацией и проведением и имплементацией уже принятого закона об особом статусе соответствующих регионов на Украине, – всё это, к сожалению, пока не решено. Но это зависит не только от России и не столько от России сегодня, а в первую очередь от наших партнёров в Киеве. Будем надеяться, что политические турбулентные процессы там будут преодолены, и те политические силы на Украине, которые действительно выступают за урегулирование этой проблемы, смогут найти в себе силы, смогут найти сторонников, для того чтобы довести этот процесс до конца.

Связывать снятие санкций со стран Евросоюза с окончательным решением доведения до логического завершения Минского процесса сегодня бессмысленно, потому что, повторяю, не на стороне России находится этот шар. Мы относимся к этому процессу спокойно. Уверены, что рано или поздно это произойдёт – нормализация отношений между Россией и Евросоюзом.

В.Орбан: Венгрия – лояльный член Европейского союза. По этому вопросу я хочу сформулировать своё мнение очень осторожно. Согласно нашему пониманию мира, сегодня во всемирной экономике ведётся не только такая экономическая борьба, которая ведётся между странами, но ещё стоит вопрос о том, кто с кем может сотрудничать. И кто может наладить больше региональных сотрудничеств, тот продвинется вперёд. Поэтому возникает всё больше и больше предложений со стороны создания зон свободной торговли, в том числе и со стороны Соединённых Штатов.

Поэтому я считаю, что если Россия и Европейский союз не смогут наладить экономическое, региональное сотрудничество, союз, тогда мы все вместе проиграем в этом соревновании всемирной экономики. Все заинтересованы в том, чтобы Европа и Россия как можно быстрее нашли возможность сотрудничества, чтобы в соревновании региональных сотрудничеств мы были успешными.

Если смотреть на этот вопрос со стороны Европейского союза, я должен сказать, что экономический рост Европейского союза исключительно медлителен, и такой регион не может позволить себе роскошь не сотрудничать со всеми, кто может быть динамитом для развития ее экономики. То есть здравый смысл свидетельствует о том, что мы должны сотрудничать. Я думаю, что это совершенно очевидные политические понятия.

Понимают ли это все? До сих пор автоматически продлевались санкции, я думаю, что этот период уже позади, все больше и больше людей в Европе понимают то, о чем я говорю. Я думаю, что в этом году, в середине года не будет возможности автоматически продлевать санкции со стороны Европейского союза, потому что всё больше и больше таких стран, которые придерживаются того мнения, о котором я вам буду говорить.

Это сейчас будет высказана мною венгерская позиция, но другие тоже ставят вопрос о том, что же делать с этими санкциями. То есть все начинают понимать, что нужно сотрудничать, и я считаю, что есть шанс на то, что мы и будем сотрудничать.

Вопрос: Если позволите, вопрос тоже обоим лидерам. Во время прошлогоднего визита в Венгрию Владимира Путина Виктор Орбан заявлял о том, что, несмотря на санкции и антисанкции, очень важно, чтобы между Россией и Венгрией развивалось именно экономическое сотрудничество. А что, кроме слов, уже конкретно сделано? Есть ли какие–то примеры, особенно с учётом давления Евросоюза на реализацию проекта «Пакш» или судебных разбирательств ВЭБа в связи с банкротством авиакомпании Malev?

В.Путин: Если позволите, я начну.

Господин Премьер-министр сказал, что он придерживается общей политики Евросоюза в отношении ряда ключевых проблем, в том числе и в отношениях с Россией. Это естественно. Хочу ещё раз повторить нашу позицию: мы относимся к этому с пониманием. В то же время у нас развиваются двусторонние связи, и, несмотря на это, 40–процентное падение, которое обусловлено прежде всего снижением цен на нефть и нефтепродукты, – это очевидный факт, объёмы, кстати говоря, физического выражения даже нефти, нефтепродуктов и газа увеличились, поставки увеличились.

Кроме этого мы начали развивать наши отношения и в других областях. Сегодня обсуждали возможные новые шаги не только в сфере металлургической промышленности, но и в машиностроении, транспортном машиностроении. Договорились продолжать работу по некоторым другим направлениям, и не только в фармацевтике, как здесь уже сказали, по транспорту. В общем, наша межправкомиссия постоянно держит руку на пульсе наших взаимных возможностей. И я бы хотел поблагодарить здесь и Министра иностранных дел Венгрии, и нашего Министра здравоохранения, которые с обеих сторон возглавляют эту межправкомиссию.

Как вы заметили, для того чтобы развивать экономические отношения, господин Премьер-министр сегодня об этом говорил, по целому ряду направлений, нужно повышать доверие друг к другу. И такое доверие, мне кажется, растёт. И этому способствует развитие наших гуманитарных связей и в сфере образования, и в сфере культуры, и по другим направлениям, и межрегиональные связи. То есть движение по развитию двусторонних связей совершенно очевидно. Мы видим заинтересованность наших венгерских партнёров в этом сотрудничестве и благодарны им за такой подход.

В.Орбан: Я могу 14 пунктов высказать на Ваш вопрос. Из планов в прошлом году у нас были проведены Дни культуры в обеих странах с большим успехом. Мы говорили о том, что пересмотрим соглашение о поставках газа – это произошло. Мы говорили о расширении сотрудничества в области фармацевтики – это произошло. Мы договорились об участии венгерских строительных компаний в строительстве стадионов – шаги были сделаны. Мы говорили об аграрно-промышленном сотрудничестве. Для этого надо было осуществить аудит на венгерских предприятиях – это было осуществлено. Наш старый спор – это финансовое урегулирование нашей старой дискуссии в отношении Malev – мы договорились о рамках.

Мы говорили о том, что откроем генеральное консульство в Казани, – открыли. Договорились о том, что примем 200 студентов, – это происходит. Мы говорили о сотрудничестве в области производства транспортных средств и совместном выходе на третий рынок – об этом договорились. Говорили об увеличении экспорта – и тут есть какой–то результат. Говорили о сотрудничестве на уровне регионов – и уже есть соглашения, которые находятся перед подписанием. Мы договорились о продлении проектов «Пакш» – несмотря на все проблемы, продолжаем это сотрудничество. И также говорили о том, что создадим условия для совместного хранения газа на территории Венгрии, – это также на пороге.

В.Путин: У атомной электростанции «Пакш», как известно, общий объём финансирования 12 миллиардов евро, 80 процентов должно быть обеспечено за счёт российского кредита. Я подтвердил сегодня господину Премьер-министру, что российская сторона полностью готова к исполнению взятых на себя обязательств.

Спасибо.

Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 17 февраля 2016 > № 1659712 Владимир Путин, Виктор Орбан


Казахстан. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 27 января 2016 > № 1626010 Нурбах Рустемов

В своем Послании народу "Казахстан в новой глобальной реальности: рост, реформы, развитие» Президент Нурсултан Назарбаев отмечал, что сегодня возникает новая глобальная реальность с иными возможностями и рисками. На экономику Казахстана негативно влияет ряд внешних факторов, вызванных обвалом на мировых рынках.

В интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Республики Казахстан в Венгрии Нурбаха Рустемова говорится о том, какие меры принимаются в Казахстане по борьбе с кризисом, сохранению экономической и политической стабильности, а также о перспективах развития партнерских отношений между двумя странами.

- Казахстан, наряду с другими странами-экспортерами нефти, вынужден решать критические вопросы в связи с падением цены на «черное золото». Чем отличается «казахстанский рецепт» от практики других стран?

- Казахстан уже имеет определенный опыт преодоления экономических трудностей. По поручению Главы государства разработаны различные варианты действий на случай снижения цен на нефть. Разработаны и реализуются два антикризисных плана: государственная Программа инфраструктурного развития «Нұрлы жол» и План нации «100 конкретных шагов». Казахстан приступил к реализации Второй пятилетки государственной программы индустриально-инновационного развития. Драйверами экономического роста становятся новые сектора экономики, создаваемые в рамках инновационной индустриализации. Таким образом, «казахстанский рецепт» заключается в уходе от сырьевой зависимости.

- Кризис не только стимулирует реформы, но и заставляет принимать такие решения, как, например, приватизация крупных государственных корпораций. Каков интерес к казахским компаниям?

- По поручению Главы государства Правительство разрабатывает новую Программу приватизации, куда будут включены все государственные организации. Это более 7 тысяч предприятий. Приватизации подлежат и крупные национальные холдинги «Самрук-Казына», «Байтерек» и «КазАгро», которые будут преобразованы в компактные организации. Приватизация будет осуществляться по справедливой рыночной стоимости, открыто и конкурентно. Ключевыми механизмами станут размещение акций на фондовом рынке и открытые аукционы. Также будут созданы условия для максимального участия иностранных инвесторов в процессе приватизации.

- Кризис оказывает свое влияние и на политическую стабильность. Сегодня страна готовится к проведению досрочных парламентских выборов, какую роль они сыграют в консолидации общества?

- Самую непосредственную - об этом можно судить и по реакции общества на обращение мажилисменов. 13 января депутаты Парламента обратились к Президенту с просьбой провести досрочные парламентские выборы. Основной причиной обращения стала реализация Плана нации «100 конкретных шагов», а также обострившаяся экономическая ситуация в стране. 20 января Нурсултан Назарбаев подписал указ о роспуске Мажилиса и назначении досрочных выборов в Мажилис на 20 марта 2016 года. Этот шаг направлен на построение более эффективной политический системы на долгосрочную перспективу. Кроме того, выборы помогут консолидировать нацию в период экономических трудностей и вывести Казахстан на новые рубежи развития.

- Сохранение не только политической, но и социальной стабильности является весьма важным вопросом для многих стран. Какие меры Правительства Казахстана вы бы назвали наиболее значимыми в этом направлении?

- За десять лет государственные расходы на социальную сферу выросли, в реальном выражении, почти в 3 раза. Различные государственные пособия и выплаты получают более чем 1,5 миллиона казахстанцев. Президент Нурсултан Назарбаев в своем ежегодном Послании народу объявил, что с 1 января 2016 года будут повышены зарплаты работникам здравоохранения - в среднем до 28 процентов, образования - до 29 процентов, социальной защиты - до 40 процентов. По его поручению в этом году будет разработана новая Дорожная карта занятости.

Таким образом, приоритетом государства в социальной политике станут масштабные инвестиции в развитие человеческого капитала. Далеко не во всех странах могут противопоставить кризису такую мощную защиту своих граждан.

- Казахстан часто упоминает о своей цели вхождения в 30-ку развитых стран мира к 2050 году. Насколько это реально в условиях нынешнего кризиса?

- Два года назад Президент Нурсултан Назарбаев обнародовал Стратегию «Казахстан-2050», главная цель которой - вхождение в число 30 самых развитых государств мира к середине ХХI века. На сегодня Казахстан уже добился внушительных результатов по её реализации. По показателю Индекса глобальной конкурентоспособности Казахстан занял 42 место в мире; в мировом рейтинге стран, создающих самые благоприятные условия для бизнеса, Казахстан занял 41 позицию; наша страна стала полноправным членом ВТО. Экономический кризис - это не только опасность, но и новые возможности.

- Преодолеть трудности вместе легче, чем в одиночку. Это правильно как на национальном, так и региональном уровне. Текущая ситуация стимулирует или замедляет интеграцию внутри ЕАЭС?

- Евразийский экономический союз расширяет внутренний рынок, делает его регулирование более эффективным, помогает предприятиям выживать и развиваться в нынешних условиях. Это достигается за счет снятия торговых барьеров, свободы перемещения товаров и создания единого рынка услуг. По нашему мнению, ЕАЭС дает возможность минимизировать негативные последствия нынешнего экономического кризиса, который, в свою очередь, стимулирует интеграционные процессы в рамках Союза. По мнению Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам, этот альянс открывает всем странам-участницам новые возможности для торговли и инвестиций.

- Наверное, кризис влияет и на возможности казахстанско-венгерских экономических отношений?

- Венгрия - важный торгово-экономический партнер Казахстана. Между двумя странами работают Казахстанско-венгерский стратегический совет, Межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству, Деловой совет, а также Казахстанско-Венгерский совместный фонд прямых инвестиций. Подписаны межправительственные соглашения об экономическом сотрудничестве, о поощрении и взаимной защите инвестиций, об избежании двойного налогообложения. Сегодня мы предлагаем венгерским предпринимателям принять участие в процессе приватизации, а также - создавать совместные предприятия в Казахстане. Это поможет увеличить объем взаимной торговли между двумя странами.

Автор: Мейрамбек Байгарин

Казахстан. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 27 января 2016 > № 1626010 Нурбах Рустемов


Израиль. Венгрия > Транспорт > vestnik-news.com, 5 декабря 2015 > № 1591700

Венгерский бюджетный авиаперевозчик Wizzair расширяет список маршрутов, действующих из Израиля.

Накануне авиакомпания сообщила, что с 3 июля 2016 года начнет работать на маршруте Тель-Авив-Яссы. Рейсы будут осуществляться дважды в неделю – по субботам и вторникам.

Четвертый по величине город Румынии, расположенный недалеко от границы с Молдавией, станет третьим румынским аэропортом, в который будут летать самолеты Wizzair из Тель-Авива. Ранее компания начала обслуживать маршруты на Бухарест и на Клуж-Напоку.

Также Wizzair работает на маршрутах в Будапешт, Варшаву, Катовице, Прагу, Софию и Вильнюс.

Израиль. Венгрия > Транспорт > vestnik-news.com, 5 декабря 2015 > № 1591700


Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 ноября 2015 > № 1539152 Янош Балла

Будапешт намерен в условиях западных санкций против РФ искать новые возможности сотрудничества с Москвой, и венгерские компании готовы вернуться на рынок, как только он вновь откроется для них. Венгрия также рассчитывает на развитие двусторонних отношений в области энергетики и выступила с предложением значительно увеличить заполнение подземных хранилищ российским газом. Об этом, а также о том, почему Евросоюз оказался расколот на два лагеря из-за миграционного кризиса, чрезвычайный и полномочный посол Венгрии в РФ Янош Балла рассказал в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Татьяне Калмыковой.

— В конце октября с рабочим визитом Москву посетил глава МИД Венгрии Петер Сийярто, о чем удалось договориться? Какие новые проекты нас ожидают?

— Целью визита господина Сийярто в Москву 21 октября было дать еще один толчок развитию двусторонних отношений в различных направлениях — это и область энергетики, аграрной промышленности, торговли, культурные аспекты, образование. Мы стремимся к прагматическим отношениям, которые всегда имеют созидательный, положительный характер. Прагматические, потому что условия всегда меняются, мы должны приспосабливаться к новой реальности.

Еще одной целью визита было познакомиться с (министром здравоохранения РФ — ред.) Вероникой Скворцовой, она стала новым председателем со стороны РФ в венгерско-российской межправительственной комиссии. Эта встреча доказала, что все те проекты, как и с российской, так и с венгерской стороны, которые мы уже начали подготавливать, идут по стабильному плану.

— Какие договоренности были достигнуты в области энергетики?

— Очень крупный энергетический проект — двусторонний газовый контракт по снабжению. Это очень важный проект. Мы рассмотрели также вопрос, как российская сторона может подключиться к тому, чтобы подземные хранилища были заполнены российским газом в Венгрии. Мы выдвинули это предложение и надеемся, что на основе коммерческого сотрудничества российская сторона проявит интерес в процессе заполнения газом подземных хранилищ. Здесь тоже была зафиксирована возможность дальнейшего развития двусторонних отношений. На всех уровнях мы подтверждаем интерес и готовность венгерской стороны к продолжению сотрудничества. И с российской стороны мы всегда получаем положительные ответы.

— О каких цифрах идет речь?

— Мы имеем возможность сохранить 3 миллиарда кубометров или даже больше. До сих пор были использованы 800 миллионов кубометров, и мы готовы это расширять в два-три раза. Если для российской стороны это интересно и выгодно, то у нас есть место для хранения. Если Россия нуждается еще больше хранить в европейских странах, то у нас есть возможность.

— Планирует ли Венгрия участвовать в строительстве газопроводов для транзита российского газа из Турции?

— Я отвечу так. Для нас газоснабжение является очень важным, так как 80% ресурсов мы покупаем из России. Для нас особо важным вопросом является, что станет после 2019-2020 года, если газ из России не будет поступать через Украину. Мы слышим, что разговоры об этом идут. Мы за то, чтобы найти все способы, чтобы газ дошел до Венгрии. Есть очень много проектов, среди них и "Турецкий поток", и Eastring, и Tesla. И хотя пока ни один из этих проектов не вступил в фазу реализации, но мы надеемся, что каким-то образом газ поступит в наши трубы из России.

— Делаете ли вы ставку на конкретный проект?

— Для нас самое важное — найти проект, соответствующий всем тем правилам, которые перед собой ставил Евросоюз. Пока мы проводим различные консультации для определения проекта. Может быть, будет больше газопроводов или они будут совместно действовать. Очень важно, будут ли создаваться интерконнекторы или те типы газопроводов, которые работают на новых технологиях, то есть будут пропускать газ в двустороннем направлении — и принимать и отправлять. Как это будет — пока надо вести очень много переговоров между поставщиками и покупателями. Россия является самым крупным продавцом на европейском рынке. Мы думаем, что для России европейский рынок и останется самым важным для продажи своего газа.

— Что касается нашего сотрудничества в атомной области. Сейчас идет работа по поставкам оборудования для модернизации венгерской АЭС "Пакш", какие вы еще видите направления сотрудничества с российскими атомщиками?

— Я бы хотел отметить, что все договоренности (о расширении атомной станции Пакш-2 — ред.), контракты, которые были подписаны, соблюдаются, выполнение этих соглашений идет по графику, нас это очень удовлетворяет. Специалисты в Венгрии, которые будут работать на новых блоках АЭС, должны получить образование, знания именно в России. Эта венгерская нужда обсуждается. Те специалисты, которые должны иметь образование, они его получат. По нашей информации, есть все необходимые условия, чтобы начинать учебу.

— Ранее в Кремле заявляли, что, несмотря на санкции, РФ сможет сотрудничать с Венгрией в агропромышленном комплексе. Обсуждался ли вопрос смягчения продовольственного эмбарго?

— Нет, об этом речи не идет. Мы не просим больше мер от РФ, чем те, что она дает и другим европейским странам. Здесь нет никаких особенностей. В условиях санкций и эмбарго мы ищем новые возможности, поэтому мы предлагаем российской стороне наши знания в пищевой промышленности, у нас есть очень интересные планы. Из проектов, которые уже осуществились, — мы создали на юге России в Дагестане на основе частного предпринимательства очень крупный консервный завод. Мы предлагаем это и для других регионов России. У нас очень развиты технологии по селекции животных. Я думаю, что российская сторона продолжает не только осуществлять эти проекты, но и рассматривает новые возможности. Я бы хотел подчеркнуть, что в пищевой промышленности очень важна передача РФ технологий селекции зерна, это тоже очень важная часть нашего сотрудничества.

Ну а что касается таких классических отраслей сотрудничества, как фармацевтика, мы подчеркнули готовность компаний приспосабливаться к новым условиям, то есть не только продавать наши медикаменты, но и создавать такие условия, когда медицинская продукция будет уже производиться здесь, в России. Это очень важный аспект, поскольку идет импортозамещение и в отрасли российской фармацевтики. Венгерская промышленность готова способствовать этому.

— В МИД РФ заявили по итогам встречи министров иностранных дел, что ожидают активизации межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству. Когда должно пройти заседание, что на повестке дня?

— Заседание должно быть в следующем году, оно пройдет в Венгрии. Сейчас идут переговоры, когда и в каком месяце. Наверное, в середине следующего года. Очень печально, что двустороннее торгово-экономическое сотрудничество России и Венгрии упало почти на 50%. Раньше Россия была вторым торговым партнером для нас, сейчас 13-14-й. Проблема в том, что теряется рынок. Хотя это и не влияет негативно на экономику Венгрии, так как у нас ВВП растет очень динамично, даже не чувствуется, что продажа продуктов идет не на российский рынок. Венгерская экономика просто нашла новые рынки. Мы готовы, когда российский рынок откроется, вновь вступить на него.

— Есть ли перспективы для активизации торгово-экономического сотрудничества?

— Перспективы всегда существуют, но печально, что пока спад очень глубокий. Нам надо искать общие или новые направления, где мы можем дать что-то другое. Самое важное, и мы всегда об этом говорим, чтобы доверие в отношении России развивалось, потому что это помогает возврату тех деловых кругов, которые решили уйти с российского рынка.

— Как вы считаете, в вопросах миграционного кризиса в Европе насколько венгерская модель доказала свою успешность?

— Все недоразумения, которые были раньше, основаны на том, что многие участники этого вызова путали категории беженцев и мигрантов. Со стороны Венгрии, беженцев мы всегда принимали сразу и в соответствии с международным правом. Венгрия беженцев и сейчас принимает. Недоразумение идет из-за того, что явление, которое мы сейчас видим, — это явление экономических мигрантов. Они не являются беженцами.

— То есть сейчас под видом беженцев прибывают в Европу экономические мигранты?

— Да, в основном это экономические мигранты, потому что те, кто доходит до границ ЕС, — уже не беженцы. Кто считает себя беженцем, тот сейчас находится очень близко к границе Сирии, Ирака и Афганистана, живет на стороне Турции, Иордании, в Ливане. Действительно, там много миллионов людей, они беженцы. Самое важное, чтобы причина этого огромного потока мигрантов была решена. То есть надо урегулировать конфликт в Сирии. Это источник тех трагических явлений, которые мы видим сейчас.

Существует двойной подход со стороны Европейского союза. Так, для Венгрии, как члена ЕС и Шенгенской зоны, созданы очень строгие правила, чтобы обеспечить пересечение границы по правилам Шенгенского договора. Если быть очень конкретным, то шенгенскую границу можно пересекать с документами, с визой в определенное время и через определенные пункты. Мигранты идут через зеленую границу, без регистрации. Когда Венгрия решила идти по закону, вначале нас очень критиковали. Мы теперь видим, что все те страны ЕС, которые непосредственно сталкиваются с явлением мигрантов, принимают те же решения, что были приняты в августе — в середине сентября Венгрией. За полтора месяца Венгрия со своей стороны успела дать понять всем, что надо соблюдать шенгенские нормы. Те страны, которые не принимали нашу позицию, теперь сами принимают те же меры, которые были приняты нами.

Конечно, миграция — это очень сложное и разнообразное явление. Только через меры ужесточения решить эту проблему нельзя, самое главное — решить причину.

— В таком случае, как вы оцениваете операцию ВКС РФ в Сирии?

— Мы рассматриваем это как часть урегулирования кризиса в Сирии. Без России невозможно решить конфликт в Сирии, это всем ясно. Для нас важно, чтобы были найдены все те условия, которые помогут урегулированию кризиса.

Мы очень заинтересованы, чтобы США и Россия нашли общие возможности, которые помогут мирному урегулированию сирийского конфликта. Мы ожидаем, что все страны, непосредственно участвующие в этом конфликте, смогут договориться. Мы надеемся, что НАТО найдет общий язык с Россией, особенно по вопросу урегулирования конфликта в Сирии.

Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 ноября 2015 > № 1539152 Янош Балла


Венгрия. Россия > Транспорт > ved.gov.ru, 19 августа 2015 > № 1468901

Подписание российско-венгерского контракта на ремонт вагонов Будапештского метро

Газета «Вилаггаздашаг» от 10 августа с.г. поместила сообщение о состоявшимся 7 августа с.г. в Будапеште подписании контракта между ОАО «Метровагонмаш» и ЗАО «Будапештская транспортная компания» (BKV Zrt.) на проведение капитального ремонта 222 вагонов третьей линии Будапештского метрополитена. Контракт подписан генеральным директором ОАО «Метровагонмаш» А.А. Андреевым и президентом BKV Zrt. Тибором Болла в офисе венгерской компании в присутствии Торгового представителя РФ в Венгрии Л.Г. Шурыгина.

Общая сумма контракта составляет 219 млн.евро (240 млн.долл.США). Срок реализации проекта – 34 месяца с момента вступления в силу контракта. Поставка первого состава запланирована через 265 дней.

Согласно контракту, на старых вагонах метро после диагностики будут проведены работы по капитальному ремонту. Полностью обновится пассажирский салон, кабина и пульт управления, произведется замена интерьера. Системы управления, видеонаблюдения и безопасности пройдут модернизацию.

В поездах установят систему кондиционирования воздуха кабины машиниста и салона. Пройдет модернизацию ходовая часть, компрессорная система, тормозное оборудование, система тягового привода. Кроме того, по итогам диагностики планируется провести и другие необходимые работы по капремонту.

После реконструкции значительно повысится надежность оборудования вагонов и уровень ремонтопригодности, снизится потребление электроэнергии, будут обеспечены современные эстетические качества, повышен уровень комфорта для пассажиров и улучшены условия работы машиниста. Срок службы вагонов будет продлен на 25 лет.

ОАО «Метровагонмаш» был объявлен победителем тендера, объявленного BKV Zrt., 8 июля 2015 г. Помимо российской компании в конкурсе принимали участие Alstom Transport SA (Франция), Skoda Transportation a.s. (Чехия), Skinest Rail a.s. (Эстония), а также Сonstrucciones y Auxiliar de Ferrocarriles S.A. (Испания).

Венгрия. Россия > Транспорт > ved.gov.ru, 19 августа 2015 > № 1468901


Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 9 августа 2015 > № 1453021 Дмитрий Медведев, Виктор Орбан

Встреча Дмитрия Медведева с Премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном.

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Уважаемый господин Премьер-министр! Прежде всего позвольте Вас поздравить с третьей золотой медалью вашей команды. Мне кажется, это хороший подарок к Вашему приезду – как планировали, как раз всё и сделали.

У Вас здесь особая миссия, потому что следующий чемпионат мира по водным видам спорта будет принимать Венгрия.

Это и хороший повод для нас, чтобы встретиться, обсудить развитие российско-венгерского сотрудничества. Наши отношения с Венгрией, несмотря на общие проблемы, которые существуют в настоящий момент с Евросоюзом, тем не менее всё равно являются устойчивыми и дружественными. Мы сотрудничаем в разных областях – от энергетики до сельского хозяйства, считаем, что это выгодно и для наших стран, и для наших народов.

Ещё раз спасибо, что Вы приехали к нам посмотреть один из наших регионов и поучаствовать в этом хорошем спортивном событии. Приветствую Вас.

В.Орбан (как переведено): Большое спасибо, господин Премьер-министр.

Я тоже Вас приветствую. У мирового чемпионата была хорошая организация. Здесь можно говорить о том, что он проведён на высоком уровне. Хотел также напомнить, что недавно состоялась встреча с Путиным в Будапеште.

Мы сейчас живём в непростое время, но наш посыл состоит в том, что, несмотря на все трудности, Венгрия смогла по максимуму сохранить всё хорошее, что есть в наших отношениях. Это даст в том числе и в будущем хороший шанс для развития наших отношений. Хотел бы сказать, что в вопросах мира, в других вопросах Венгрия будет хорошим партнёром России.

Ещё раз большое спасибо, что мне удалось принять участие в таком замечательном мероприятии.

Венгрия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 9 августа 2015 > № 1453021 Дмитрий Медведев, Виктор Орбан


Венгрия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 мая 2015 > № 1409856 Петер Сийярто

Стена между Россией и Европой — это большая проблема, считает глава МИД Венгрии ("Lidovky", Чехия)

LIDOVKY.CZ: Еще недавно Венгрию воспринимали как крепкую часть Запада, но в последнее время в связи с украинским конфликтом большинство полагает, что правительство премьера Виктора Орбана предпочитает поддерживать хорошие отношения с Россией. С чем связаны такие изменения?

Петер Сийярто: Для понимания отношения Венгрии к украинской войне нужно выделить три важнейших момента. Во-первых, к нарушению международного права необходимо подходить со всей соответствующей серьезностью. И Венгрия всегда уважала все совместные европейские решения, касающиеся санкций. Мы участвовали в принятии этих решений и соблюдали их, хотя некоторые фигуры в Европейском союзе стараются создать впечатление, что это не так. Во-вторых, для нас приемлемо только мирное решение. Мы соседствуем с Украиной, и никто не хочет войны прямо у своих границ. Кроме того, большая часть энергии поступает к нам через Украину, где, кстати, проживает около 150 тысяч венгров. Поэтому никто не хочет, чтобы ситуация развивалась в другом — отличном от мирного — направлении. В-третьих, не только Венгрия, но и вся Европа нуждается в прагматичном сотрудничестве с Россией. Исключать Россию из будущего Европы, как мы считаем, неправильно. Европа никогда не сможет вернуть обратно свою конкурентоспособность, если не сможет умело наладить сотрудничество между восточной и западной половиной континента.

— Несмотря на все это, ваше правительство часто критикуют за то, что вы лавируете между Востоком и Западом.

— Это ошибочное впечатление. Его о нас стремятся создать потому, что мы открыто и ясно заявляем о том, что даже от крупных участников международной политики мы ожидаем, что при подготовке планов, касающихся Восточной Европы, они учтут и интересы восточноевропейских стран.

— Это можно воспринимать как стремление Венгрии иметь хорошие отношения преимущественно с Германией и Россией. Многие говорят о том, что причины этой позиции экономические: Венгрия стремится достичь успеха, используя комбинацию из российского сырья и немецкой техники.

— Те, кто когда-то создавал планы, касающиеся европейского будущего, говорили, что конкурентоспособность Европы в ближайшие десятилетия будет обеспечена только единством российских ресурсов и передовых европейских технологий. Теперь все не так: между Россией и Европой воздвигается не мост, а стена. И это огромная проблема. В наших интересах — соблюдение всеми сторонами тех решений, которые вошли в Минские договоренности. Поэтому мы против всех попыток сделать невозможным выполнение Минских договоренностей. А что касается Германии, то это наш первоочередной партнер как с точки зрения политики, так и с позиций бизнеса и торговли. Успешность нашей экономики зависит в большой степени от экспорта, и почти треть нашего экспорта идет в Германию. В немецких компаниях работают тысячи венгров, то есть понятно, что в наших интересах — процветание Германии. Если будет процветать она, будем процветать и мы. Кроме того, мы стремимся к прагматическому сотрудничеству с Россией. Но я полагаю, что прагматические отношения с Россией входят в интересы не только Венгрии, но и всей Европы.

— Вы заявили, что Россия — часть Европы. Недавно президент Чешской Республики Милош Земан заявил, что Россия, по его мнению, в долгосрочной перспективе должна стать членом ЕС. Согласны ли вы с этим мнением?

Совместное фото лидеров ЕС на саммите "Восточное партнерство" в Риге, Латвия

— Я не делал бы таких долгосрочных прогнозов, но могу сказать, что мне кажется логичным предложение Германии начать как можно скорее консультации между Европейским и Евразийским союзами. В настоящее время разворачивается глобальное соперничество между региональными интеграциями. Например, США налаживают невиданно тесное сотрудничество с Китаем. Они также ведут переговоры о Транстихоокеанском партнерстве с 11 странами Тихоокеанского региона, а также о договоре TTIP (Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство — прим. ред.). Китайцы, арабы и русские, в свою очередь, делают все для того, чтобы играть главную партию в африканском сотрудничестве. Россия создает Евразийский экономический союз. Так что надо следить за тем, чтобы ЕС в этой области не отставал. Венгрия однозначно поддерживает предложение канцлера Ангелы Меркель о том, чтобы от Лиссабона до Владивостока простиралась торговая зона, которая помогала бы сотрудничать находящимся в ней странам.

— Конфликт на Украине за 1,5 года разделил ЕС на два лагеря. Если обратиться к Польше, странам Прибалтики, Румынии и Болгарии, то создается впечатление, что им важнее отношения не с ЕС, а с США. С другой стороны, есть такие страны, как Венгрия, Греция, Словакия, которые, пусть это звучит неприятно, больше тянутся к России. К чему может привести такое разделение, если ЕС придется принимать какое-то серьезное решение?

— Я бы хотел такой внешней политики, которая далека от духа насильственной категоризации. Почему мы должны выбирать между пророссийской и проамериканской политикой? Мы — венгры, и мы проводим провенгерскую политику. Мы ведем такую внешнюю политику, которая соответствует интересам Венгрии. Три наших геополитических приоритета легко описать: мир, энергия и торговля. И, конечно, мы формулировали их без оглядки на то, что говорят об этом США или Россия.

— Как Венгрия, в конституции которой прописан абсолютный запрет генетически модифицированных организмов в стране, относится к переговорам о TTIP (так называемый доступ ГМО является одним из спорных пунктов в переговорах — прим. ред.)?

— Политики должны высказаться по всем вопросам, особенно если речь идет о таком важном деле, как TTIP. Неправильно, если кто-то уже сейчас, на этом этапе, делает принципиальные выводы. Ведь пока мы не знаем, чем закончатся переговоры. Мы знаем, что Европейский совет дал мандат на переговоры Европейской комиссии. Если этому будет соответствовать и результат переговоров, то хорошо. Но если Европейская комиссия не справится со своим мандатом, то ситуация будет другой. Я думаю, что уже сейчас нам стоит сосредоточиться на том, чтобы поддержать Европейскую комиссию и стимулировать ее к тому, чтобы в соответствии с мандатом Европейского совета она вела переговоры достаточно жестко, решительно и с учетом европейских интересов.

Если все так и будет на самом деле, то для ЕС это будет очень позитивно. Мы ожидаем в случае позитивного результата рост экспорта в США на 20%, прирост ВВП — еще примерно на 0,3% и как минимум 20 тысяч новых рабочих мест. США — это наш значимый торговый партнер. Чем меньше будет бюрократических и таможенных препятствий на пути наших предпринимателей, экспортирующих в США, тем больших успехов они добьются. Другой вопрос — в том, какие опасности таятся за открытием европейского рынка. Поэтому мы довольны тем, что все предлагаемые послабления пошлин, которые включены в мандат на переговоры, были сформированы в соответствии с нашими интересами. По-моему, позитивный результат как для Венгрии, так и для ЕС в целом, возможен. Что касается запрета на генетически модифицированные организмы, то отступиться от него мы не можем, потому что он значится в нашем основном законе, что, кстати, отражено в мандате на переговоры, выданном Европейской комиссии, так что пока нам нечего опасаться.

— Какова позиция Венгрии в вопросе беженцев?

— Катастрофы, которые, к сожалению, происходят в Средиземном море, своей трагичностью отвлекают внимание о того, что ЕС должен заняться и тем маршрутом, который проходит через Западные Балканы. В прошлом напор там был скорее сезонным. Когда погода была лучше, и было бы меньше гроз, люди выбирали путь через Средиземное море. А вот в холодное время года дорога шла по суше. Но теперь все изменилось, и к нам ежедневно пытаются проникнуть тысячи людей с двух направлений.

Мигранты на корабле у берегов Сицилии

Такой напор нуждается в реальном решении проблемы. И его нужно искать за пределами Европы. Для этого нужны три вещи. Это опять-таки мир: никто не должен покидать свой дом из-за войны. Далее, конечно, экономическая стабильность. Деньги, которые ЕС выделяет на развитие, должны использоваться так, чтобы никто, стремясь к достойному уровню жизни, не был вынужден покидать родину по экономическим причинам.

Третье условие, как я считаю, это создание работающего государства в Ливии — только так эта североафриканская страна будет способна контролировать свои границы. Сегодня через Ливию проходит огромный миграционный поток в страны ЕС — можно сказать, бесконтрольно.

Мы должны понять, что первый случай нарушения прав человека происходит не тогда, когда тысячи несчастных садятся на старые лодки на побережье Средиземного моря. Первый случай нарушения прав происходит намного раньше — уже тогда, когда эти несчастные вынуждены покинуть свои дома.

— Миграционный напор чрезвычайно силен и в Венгрии, хотя в европейских СМИ об этом не пишут. О каких цифрах сейчас идет речь?

— Были дни, когда к нам в направлении от Косово приезжали более тысячи беженцев ежедневно. Я могу вам сказать, что за первые два месяца этого года число беженцев в Венгрии выросло в 4 раза (по последним данным венгерского статистического комитета этой недели, только за первые четыре месяца этого года в Венгрию прибыли 42 тысячи беженцев, то есть столько же, сколько за весь прошлый год — прим. ред.).

— Брюссель предлагает квоты на беженцев для стран-членов ЕС. Почему Венгрия — против?

— Эту проблему нужно решать иначе. Самое время для того, чтобы мы наконец начали говорить о реальных решениях, а не просто о последствиях. Мы должны заниматься не проявлениями, а причинами, которые их вызывают, и именно на этом сейчас нужно сосредоточиться.

— Вы не боитесь, что ситуация на Украине может ухудшиться до такой степени, что беженцы будут прибывать и из этой страны? Судя по тому, что я читал, слышал и видел, когда недавно разговаривал с людьми на украинских границах, экономическая ситуация там — просто катастрофическая.

— Экономическая ситуация на Украине — очень плохая. Это известно всем. Поэтому ясно, что все соседние страны должны приготовиться к тому, что на Украине будут запущены миграционные процессы. Вообще, я согласен с мнением еврокомиссара по вопросам политики добрососедства Йоханнесом Ханом. Он призывает проводить инвестиционные конференции, потому что Украине нужны главным образом большие инвестиции.

Венгрия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 мая 2015 > № 1409856 Петер Сийярто


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter