Всего новостей: 2226892, выбрано 624 за 0.107 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Турция. Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318264 Екатерина Чулковская

Турецкая колонна. Зачем Анкара вмешивается в немецкие выборы

Екатерина Чулковская

Турецкая диаспора численностью 3-4 млн человек выглядит могучей электоральной силой в Германии, но реально голосовать из них сможет всего треть. В основном те, кто хорошо интегрирован в немецкое общество и скептически относится к турецкому режиму. Поэтому призывы Эрдогана не голосовать за врагов Турции рассчитаны прежде всего на тех, кто по-прежнему имеет турецкое гражданство и голосует на турецких выборах

По мере приближения немецких выборов турецкий вопрос становится в Германии одной из ключевых тем избирательной кампании. Как дальше выстраивать отношения с Эрдоганом? Стоит ли продолжать переговоры о вступлении Турции в ЕС? Надежный ли партнер по НАТО нынешний режим в Анкаре?

Поводов для таких разговоров немало. Власти Турции вынудили немецких военных покинуть турецкую базу Инджирлик, после того как Анкара долгое время не пускала туда немецких депутатов. В турецких тюрьмах находятся по меньшей мере 11 граждан Германии, некоторых из них обвиняют в связях с терроризмом. МИД Турции рекомендует своим гражданам не ездить в Германию. Берлин, в свою очередь, грозится ввести экономические санкции и уже приостановил поставку вооружений Анкаре.

Однако самым большим раздражителем для немцев стали советы турецкого президента, как следует голосовать на немецких выборах. Эрдоган прямо призвал своих соотечественников не голосовать «за врагов Турции». К их числу он относит христианских демократов Ангелы Меркель, социал-демократов и зеленых. Все эти политические силы, по мнению турецкого лидера, строят свои предвыборные кампании на антитурецкой основе.

Слова Эрдогана рассматриваются немецкими политиками не иначе как вмешательством в выборы. Представители почти всех партий назвали заявления главы Турции возмутительными. На теледебатах основных конкурентов на предстоящих выборах – канцлера Ангелы Меркель и главы социал-демократов Мартина Шульца – турецкому вопросу было уделено особое внимание. Оба политика сошлись на том, что риторика Эрдогана неуместна и с Турцией надо быть строже. Шульц пообещал, что прекратит переговоры о вступлении Турции в ЕС, если станет канцлером. Меркель была более сдержанна, заявив, что вопрос о вступлении Турции в ЕС надо вынести на уровень Брюсселя и принимать решение коллегиально.

Две части диаспоры

Чтобы реально оценить шансы Эрдогана повлиять на голоса выходцев из Турции, нужно понимать, что представляет собой турецкая диаспора в Германии и каковы политические предпочтения немецких турок. В Германии, по разным подсчетам, проживает порядка 3–4 млн выходцев из Турции. В основном они живут в крупных городах на западе страны (Кельн, Дюссельдорф), а также в Берлине.

Политически турецкая диаспора Германии очень разрозненна. Она включает в себя весь спектр политических сил Турции: националистов, левых, курдов, исламистов и так далее. Так сложилось исторически, что в Германию приезжали не только далекие от политики турецкие рабочие и их семьи – сюда также убегали, спасаясь от преследований на родине, разнообразные политические активисты и их сторонники.

Если посмотреть на турецкую диаспору упрощенно, то она делится на две части. Большая часть проживающих в Германии турок – это так называемый консервативный сегмент. Выходцы из турецкой провинции, которые, как правило, заняты в сфере обслуживания и торговли. У них обычно многодетные семьи, женщины традиционно не работают, многие из них не владеют немецким языком на должном уровне, они поддерживают тесные связи с исторической родиной. Про таких турок в Германии говорят как о не поддающихся интеграции мигрантах.

Подавляющее большинство этой части диаспоры поддерживает нынешнее руководство Турции, за исключением некоторых сторонников религиозного движения Фетхуллаха Гюлена, признанного в Турции террористическим. Удивляться тут нечему. Любовь к турецкому режиму вполне объяснима: Эрдоган и его риторика им ближе, она своя – ставит религиозные и семейные ценности превыше всего и скептически относится к так называемому западному образу жизни. Именно эти немецкие турки ходят на митинги правящей в Турции Партии справедливости и развития, которые Анкара любит проводить в Германии перед различными политическими событиями в самой Турции. Что же касается немецкой политики, то консервативная часть турецкой диаспоры там практически никак не представлена.

Но есть и совсем другая часть турецкой диаспоры. Это выходцы из Турции, которые успешно интегрировались в немецкое общество, свободно владеют языком, имеют среднее или высшее образование, полученное в Германии. Они активно вовлечены в немецкую экономику. К сегодняшней Турции у них своеобразное отношение. Они, как и консервативные турки, с любовью отзываются о своей родине, но при этом, за очень редким исключением, критикуют нынешние турецкие власти и уж точно не восхищаются ими.

Эта часть турецкой диаспоры очень активна в немецкой политике. Многие являются членами политических партий Германии, в основном это социал-демократы и левые. Яркие представители этой части выходцев из Турции – сопредседатель Партии зеленых Джем Оздемир и уполномоченная федерального правительства по вопросам миграции Айдан Озогуз. Озогуз, кроме всего прочего, еще и первая женщина-мусульманка в Германии, занимающая министерский пост.

Попытка создать лобби

Хотя многие выходцы из Турции вовлечены в немецкую политику, а в самой Германии проживает 3–4 млн турок, оформленного турецкого лобби в Германии нет. Скорее наоборот, немецкие политики турецкого происхождения жестко критикуют нынешнее руководство Турции и лично президента Эрдогана. Они постоянно привлекают внимание к болезненным для Анкары вопросам: проблеме прав человека, свободе слова, курдской проблеме, исламизации страны и так далее.

До недавнего времени единственной точкой соприкосновения немецких политиков турецкого происхождения и нынешнего руководства Турции был вопрос евроинтеграции. И те и другие выступали за европейское будущее Турции. Но сейчас ситуация изменилась и здесь: турецкие власти все реже говорят о намерении вступить в ЕС, а порой и вовсе угрожают вынести вопрос о европейском будущем страны на референдум. Учитывая растущие антизападные настроения в Турции, подпитываемые властью и государственными СМИ, исход такого референдума предречен.

Правда, в последнее время Анкара попыталась найти в Германии лояльную политическую силу, но безуспешно, поэтому решила создать собственную протурецкую партию. В 2016 году выходцы из Турции основали в Кельне партию Альянс немецких демократов. Многие сразу же назвали ее зарубежным отделением эрдогановской Партии справедливости и развития. Партия апеллирует к консервативным ценностям и обещает защитить мусульман Германии от роста исламофобии и правых настроений. На предвыборных плакатах Альянса немецких демократов изображен не кто иной, как сам Эрдоган. Но, судя по опросам, популярность проэрдогановской партии крайне низка, и ей вряд ли удастся пройти в Бундестаг.

За кого голосуют турки

По предварительным опросам, большинство турок, которые могут участвовать в немецких выборах, отдадут свои голоса социал-демократам. До недавнего времени отношения Анкары и СДПГ были вполне позитивными. На выборах в 2005 году власти Турции, где уже тогда лидером был Эрдоган, открыто агитировали своих соотечественников, проживающих в Германии, голосовать за СДПГ и Герхарда Шредера, который в то время поддерживал курс Турции на евроинтеграцию в отличие от христианских демократов во главе с Меркель.

Но сейчас ситуация иная: нынешний лидер социал-демократов Мартин Шульц занимает более антитурецкую позицию, чем Меркель. В случае победы он обещает прекратить переговоры о вступлении Турции в ЕС, да и в целом отзывается о турецком режиме гораздо более критично, чем ХДС.

Турецкая диаспора численностью 3–4 млн человек выглядит могучей электоральной силой даже в 80-миллионной Германии, но тут надо учитывать, что далеко не все живущие в стране турки имеют право участвовать в немецких выборах. На предстоящих выборах проголосовать смогут только 1,25 млн турок, проживающих в Германии. То есть примерно треть от общего количества, причем это та треть диаспоры, которая лучше всего интегрирована в немецкое общество, придерживается в основном светских взглядов и скептически относится к турецкому режиму.

В Анкаре об этом прекрасно знают и не особенно рассчитывают, что проэрдогановский Альянс немецких демократов станет серьезной силой в немецкой политике. Показательные призывы Эрдогана не голосовать за врагов Турции рассчитаны прежде всего на тех немецких турок, кто по-прежнему имеет турецкое гражданство и голосует на турецких выборах и референдумах. Для Эрдогана гораздо важнее заручиться их поддержкой во внутритурецкой политике.

Как показали результаты голосования по поправкам в турецкую Конституцию, турки, живущие в Германии, поддерживают политический курс Анкары гораздо активнее, чем те, что живут в Турции. За предложенные Эрдоганом изменения в Германии проголосовали 60%, в то время как в Турции всего 51%. Для немецких турок с турецким гражданством образ сильного лидера и все более консервативной Турции оказывается гораздо привлекательнее, чем чуждые им западные ценности.

Турция. Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 21 сентября 2017 > № 2318264 Екатерина Чулковская


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 20 сентября 2017 > № 2317583 Герхард Шредер

Герхард Шредер: "Бундесвер в странах Балтии - абсолютно неверный сигнал"

Катя Глогер | Stern

Герхард Шредер вынужден сносить шквал критики в свой адрес в связи с ангажементом в России. Экс-канцлера это не особенно тревожит, напротив: в интервью Stern он говорит об ошибках НАТО, о будущем Крыма и своем друге Путине.

Экс-глава федерального правительства Германии подверг критике присутствие бундесвера в странах Балтии. О непосредственной угрозе России речи нет, сказал он, но "присутствие немецких военных у российских границ - это абсолютно неверный сигнал: он говорит о нехватке чутья относительно определенных моментов нашей совместной истории". В рамках натовской стратегии устрашения Enhanced Forward Presence в Литве в настоящее время размещены 450 военнослужащих бундесвера, напоминает Stern.

Шредер, на которого обрушилась критика в связи с его работой в российском энергетическом секторе, считает "опасным" получившее негативную окраску определение "человек, понимающий Путина". По словам экс-канцлера, нужно приложить усилия, чтобы понять своего визави, и, "конечно, надо иметь желание понять и Россию, и ее президента". С точки зрения России, НАТО смыкается в кольцо, которое идет от Турции через Южную и Центральную Европу, и заканчивается у Балтийского моря.

Комментируя аннексию Крыма, Шредер предупредил об угрозе отчуждения России и Германии: "На фоне объединяющих нас исторических моментов многие русские выражают разочарование позицией Германии, особенно касающейся санкционной политики". В беседах нередко слышится такой упрек: "Мы же помогли Германии объединиться", - пояснил Шредер.

Крым, сказал экс-канцлер, был частью России начиная с XVIII века. "Я могу предсказать, что ни один российский президент больше не вычленит полуостров из состава РФ".

Что касается "восточной политики", по мнению Шредера, Германия "в отношении России не должна ориентироваться на интересы США". Америка не заинтересована в сильной России, уверен экс-канцлер, "а Европа, и особенно Германия, заинтересованы".

С Путиным они друзья, и дружеские отношения с российский президентом для него важны, подчеркнул Шредер. Политической значимости эта дружба не имеет, сказал он: "Я же больше не занимаю политической должности".

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 20 сентября 2017 > № 2317583 Герхард Шредер


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316296 Анна Немцова

Вот лишь несколько из российских грязных трюков, нацеленных на немецкие выборы

Анна Немцова | The Daily Beast

"С приближением федеральных выборов многие в Германии интересуются, какие сюрпризы Москва готовит для Mutti - "мамочки", как многие немцы называют канцлера Ангелу Меркель, с любовью или с иронией", - пишет Анна Немцова в американском издании The Daily Beast. По словам журналистки, либералы по всему миру возлагают на 63-летнюю фрау канцлер наибольшие надежды в момент неустойчивого лидерства США. И именно по этой причине чиновники в Бундестаге, по их словам, ожидают "русские сюрпризы" в последние дни перед выборами 24 сентября.

Один из ведущих экспертов Бундестага по иностранным делам, Нильс Аннен, рассказал Немцовой, что Берлин уже года три наблюдает за российскими усилиями, имеющими целью взбудоражить, дискредитировать и поиздеваться над немецкими институтами и европейскими ценностями.

"Российские хакеры атаковали нас в Бундестаге в 2015 году, но никакие данные, украденные у Меркель и других чиновников, не были пока обнародованы, - сообщил Аннен. - И хотя мы слышали слова главы российского МИД [Сергея] Лаврова, российского президента [Владимира Путина] и премьер-министра [Дмитрия] Медведева о том, что у Кремля нет намерений вмешиваться в наши выборы, я не столь наивен, чтобы верить, что это что-то значит; мы пытаемся подготовиться к любым событиям".

Попытки Москвы разжечь и использовать эмоции примерно 4 млн русскоговорящих граждан Германии были очевидными, пишет Немцова. История "девочки Лизы" в конце концов оказалась фейком, но она вдохновила многих русскоговорящих немцев на поддержку крайне правой популистской партии "Альтернатива для Германии" (АдГ). "Сотни русскоговорящих граждан Германии - иммигранты из бывших советских государств и ярые критики европейской демократии - вступили в АдГ за прошедшие три года, включая несколько русских сотрудников, работающих в штаб-квартире АдГ в Берлине, - передает автор. - Немецкие чиновники до сих пор недоумевают, почему московские чиновники, включая главу российского МИД Сергея Лаврова, так и не извинились за запущенную в Берлине кампанию, основанную на очевидно ложной истории об изнасиловании".

Политический обозреватель Борис Райтшустер описывает в книге "Скрытая война Путина" сеть активистов, действующих в Германии при поддержке Кремля. "Кажется, как будто кто-то в Москве нажал кнопку и активировал "спящих солдат" в соответствии с каким-то старым руководством КГБ", - сказал Райтшустер в беседе с журналисткой. Особенно его беспокоит множество спортивных клубов под названием "Система", которые обучают техникам боевых искусств по "системе спецназа", разработанной в ГРУ, говорится далее. Как рассказал Райтшустер Deutsche Welle в прошлом году, это привлекает многих энтузиастов, потом некоторых отбирают для дальнейших тренировок в России, где их могут вербовать как агентов после возвращения в Германию.

В Свободном университете Берлина профессор Мартин Эммер следит за спонсируемыми Кремлем СМИ, Sputnik и Russia Today, продолжает Немцова. Недавно он заметил на сайте Russia Today на немецком языке "статью о докладе 1950-х годов, в котором говорилось, что ЦРУ заявило, будто бы Гитлер пережил Вторую мировую войну, - это пример антиамериканских новостей, согласно обычной схеме: RT издевается над идиотами из ЦРУ".

"Если вчитаться, там нет ложных фактов, но схема демонстрирует наличие стратегии по мобилизации людей", - цитирует автор Эммера. "Антиамериканская риторика нацелена как на немецкоговорящую, так и на русскоговорящую аудиторию, превращая будущие отношения между Россией и Германией в одну из ключевых тем выборов", - отмечает журналистка.

"Никто в Германии не является русофобом. Большинство немцев любят российскую литературу, музыку, хотят, чтобы Сибирь осталось русской, а не стала китайской. Мы хотим видеть процветающую, модернизированную Россию, - говорит Карл-Георг Вельман, председатель парламентской группы, занимающейся немецко-российскими и немецко-украинскими делами. - Однако большинство немцев не одобряет политику Путина, "гибридные войны" Кремля, которые нацелены на подрыв нашей демократии; это напрасные усилия. Ничто не может испортить репутацию Меркель".

Как передает Немцова, парламентарий надеется, что после проигрыша во Франции крайне правой Марин Ле Пен, которую поддерживал Кремль, Москва прекратит тратить зря миллионы долларов и серьезно задумается о примирении с Европой.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 19 сентября 2017 > № 2316296 Анна Немцова


Германия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316253 Леонид Бершидский

Что произошло, когда в Германию приехал миллион беженцев?

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Еще не так давно кризис с беженцами в Германии выглядел так, что возникало впечатление, будто все может закончиться закатом политической карьеры канцлера Ангелы Меркель. Теперь понятно, что этого не произойдет, так как Меркель, скорее всего, победит на своих четвертых выборах, которые состоятся 24 сентября. Неужели Германия действительно справилась с проблемой, как и обещала Меркель в 2015 году?

Если говорить честно, пока не справилась.

После 2015 года, когда Меркель настежь открыла двери Германии для искателей убежища, и в страну приехало около миллиона человек, наплыв беженцев пошел на убыль. Но с января по август 2017 года было подано 149 880 заявлений на предоставление убежища. Это больше, чем за весь 2013 год, а к концу года этот показатель может превысить цифры 2014 года.

Надежной статистики по расселению беженцев не существует. Последние официальные данные имеются за 2015 год, и они показывают, что 61 процент искателей убежища жил в приемниках для беженцев или в квартирах общего проживания. То есть, жили они совместно, а не в домах на одну семью. В мае 2017 года издание Der Spiegel попыталось провести собственный подсчет и пришло к выводу, что десятки тысяч людей по-прежнему живут во временных убежищах, куда они попали после приезда, скажем, в блоках контейнеров или в ангарах бывшего аэропорта Темпельхоф. По сравнению с этим коммунальное жилье, к которому можно отнести переполненные хостелы, это большой шаг вперед.

Просители убежища обязаны посещать курсы по интеграции. Однако немецкий язык очень труден для изучения, и поэтому, когда Федеральное управление миграции в конце 2016 года провело масштабное исследование среди беженцев, выяснилось, что лишь 18% из них хорошо освоили язык, а 47% признались, что знают его плохо.

Ситуация на рынке труда складывается отвратительная. По официальным данным за август 2017 года, 497000 беженцев были зарегистрированы в немецких центрах занятости как люди, ищущие работу. А 196000 из них (на 43000 больше, чем годом ранее) являлись безработными. Остальные беженцы даже не имеют права на работу, потому что их заявления пока не рассматривались, либо не прошел первоначальный трехмесячный период ожидания, когда они должны посещать курсы по интеграции, а работать в это время им запрещено. В среднем, время на принятие решений по заявлениям беженцев у иммиграционных властей сократилось: сейчас за 10 месяцев рассматривается около 40% документов иммигрантов, в то время как в 2013 году этот показатель был ниже 20%. Тем не менее, по состоянию на конец июля была значительная задержка с рассмотрением 129 ъ000 заявлений, о чем сообщает Федеральное управление занятости.

Сейчас ситуация лучше чем в 2015 году, когда новые иммигранты бесконтрольно пересекали границу. Немецкая правительственная машина после первоначального потрясения начала справляться с возросшей нагрузкой, и сейчас немцы практически не видят беженцев на улицах. На поверхности все довольно тихо и гладко, но жизнь у беженцев по-прежнему резко контрастирует с жизнью окружающего их состоятельного общества. Каковы же в таком случае успехи Меркель? Сегодня, когда речь заходит о преодолении миграционного кризиса, она говорит намного увереннее, чем в 2016 году. Тогда она сожалела, что не может повернуть время вспять для исправления ошибок. В этом году она подает сигналы о том, что поступила бы точно так же.

Народная поддержка

«Среди элиты и других представителей немецкого общества распространена уверенность в том,что интеграция иммигрантов — это правильный путь», — говорит генеральный директор Центра региональных исследований в городе Эрлангене Петра Бендель (Petra Bendel), являющиеся также членом экспертного совета Немецкого фонда по интеграции и миграции. Это влиятельная организация, объединяющая в своих рядах немецких экспертов, интересующихся вопросами миграции. Бендель приводит данные проведенного недавно опроса, в ходе которого три четверти немцев осудили миграционную политику, назвав ее «плохо подготовленной». Но примерно такое же количество респондентов сказали, что она «нравственно необходима». В ходе того же опроса 51 процент сказал, что Германия испытывает огромную потребность в работниках, и с этой задачей могут справиться беженцы. По словам Бендель, это очень важно. «В конце концов, преимущество Меркель на выборах это экономика», — говорит она. Действительно, Германия, где почти полностью отсутствует безработица, испытывает дефицит трудовых ресурсов по ряду профессий и направлений, начиная с программистов и кончая парикмахерами. В этом году вакансия сантехника остается открытой в течение 156 дней, в то время как в 2016 году этот срок составлял 142 дня. Чтобы найти работника по уходу за престарелыми людьми, требуется 167 дней. Поэтому немецкие компании с энтузиазмом говорят о прибытии мигрантов.

В 2015 году Меркель провела совещание с руководителями крупных компаний, на котором обсуждался вопрос об интеграции беженцев на рынке труда. После этого совещания на свет появилась организация, получившая название «Мы вместе» (Wir Zusanmmen). Она занимается координацией интеграционных проектов различных компаний. Свою деятельность организация начала в феврале 2016 года, приняв в свои ряды 36 фирм. Сегодня в ее рядах насчитывается 220 членов, в том числе, 19 фирм, включенных в немецкий индекс DAX. В этот список входят исключительно «голубые фишки» немецкой промышленности, в том числе, такие фирмы как Adidas, Bosch, Opel, Siemens, Volkswagen, Lufthansa, Deutsche Telekom и прочие.

Интеграционные программы в этих компаниях дают доступ к прославленный немецкой системе профессионального обучения, в рамках которой опытные работники готовят новых специалистов, а те параллельно занимаются в профессиональных училищах. К этим проектам привлечены 18000 сотрудников, которые также помогают беженцам изучать язык, оформлять иммиграционные документы, и знакомят их с тонкостями немецкой повседневной жизни, которая, как мне известно из личного опыта, может привести иностранца в замешательство.

По словам руководителя проекта «Мы вместе» Марлис Пейне (Marlies Peine), многие компании нашли в этих программах интеграции большие преимущества, поскольку им удается привлекать к работе квалифицированных немцев, желающих делать добрые дела. Первоначальный энтузиазм, который я наблюдал в 2015 году, пошел на спад, но миллионы немцев по-прежнему добровольно помогают беженцам. И им нравится то, что это можно делать на рабочем месте. Но здесь есть одна проблема: количество беженцев, участвующих в этих программах, составляет всего 7 000 человек. Это крохотная цифра по сравнению с численностью сотрудников, работающих в этих компаниях.

Пейне говорит, что работать хотят очень многие беженцы. Однако компаниям трудно найти людей с достаточно солидным иммиграционным статусом, указывающим на то, что долгосрочная интеграция даст положительный результат. Согласно данным опроса Миграционного управления, 90% беженцев хотят остаться на длительный срок. Однако Меркель и другие политики из Христианско-демократической партии говорят, что когда закончится война в Сирии, многим беженцам придется вернуться домой.

В четверг вечером Меркель постаралась донести эту мысль до одного сирийца, находившегося в студии, где шла телевизионная программа. Этот человек поблагодарил канцлера за то, что она позволила его семье приехать в Германию, и сказал, что не хочет расставаться с этой страной. По словам Пейне, иногда компании, принимающие беженцев на курсы интеграции, спустя несколько месяцев выясняют, что эти люди депортированы. Правительство Меркель активизировало процесс депортации, чтобы успокоить консервативных избирателей.

Государственная железнодорожная компания Deutsche Bahn, у которой в Германии примерно 200 000 сотрудников, имеет всего 200 вакансий в своей программе интеграции, хотя эти места еще не заполнены. Об этом мне рассказала создательница программы Ульрике Штодт (Ulrike Stodt). Компания находит желающих трудиться беженцев через центр занятости и на ярмарках вакансий, но чтобы пройти весь процесс интеграции, требуется очень сильная мотивация.

Deutsche Bahn приспособила под нужды беженцев свою программу «допрофессиональной подготовки» для людей моложе 25 лет, не имеющих профессиональной квалификации. За год участники этой программы могут познакомиться с компанией и пройти подготовку на рабочем месте в ее многочисленных подразделениях, выяснив за это время, какая работа подходит им больше всего. Беженцы также изучают язык и культуру, чтобы подняться до того уровня, который необходим для начала профессионального обучения. Правда, изучение технической терминологии это уже следующий шаг. По словам Штодт, у беженцев возникает очень мало проблем культурного свойства. Кое-кто в компании волновался по поводу того, что проходящим обучение мусульманам будет трудно подчиняться наставницам-женщинам, но оказалось, что это не очень большая проблема. Точно так же беженцы из Сирии, Ирака, Ирана, Афганистана, Сомали и Эритреи согласились с тем, что молиться можно лишь тогда, когда это позволяют условия работы. «Это как у христиан, которые не всегда могут посещать церковь по воскресеньям из-за того, что у них выпадает рабочий день», — говорит Штодт. В основном беженцы ведут себя точно так же, как и другие ученики, за исключением очень слабого знания языка. Для тех, кто прошел первый год и приступил к настоящей учебе с ее трудными теоретическими занятиями и подготовкой на рабочем месте, язык является главным препятствием. Еще одно препятствие это низкая зарплата, которую в Германии получают ученики. В среднем она составляет 854 евро в месяц. Даже если учесть небольшое социальное пособие, которое получают беженцы, на эти деньги трудно прожить три года — а именно столько времени занимает учеба в компании Deutsche Bahn. Только твердое обещание предоставить работу (в Deutsche Bahn это означает практически пожизненную занятость) может заставить людей продолжать занятия в рамках программы. Первые выпускники появяся только в 2019 году. В землях Германии существуют аналогичные государственные программы, и на эти средства выделен федеральный грант на сумму 50 миллионов евро; однако эти программы не гарантируют занятость по окончании учебы.

Deutsche Bahn также принимает беженцев, прошедших профессиональную подготовку в своих странах. Они учатся, а правительство пытается проверить их дипломы и свидетельства. Этот процесс может занять много месяцев и даже окончиться неудачно.

По словам Штодт, те усилия, которые Deutsche Bahn затрачивает на интеграцию небольшого количества беженцев, вполне оправдывают себя. Это в равной степени социальная ответственность и попытка найти необходимую рабочую силу, обучаемую в соответствии с немецкими стандартами. Когда в пятидесятых и шестидесятых годах в Германию начали приезжать гастарбайтеры из Турции и других бедных стран, их подготовка велась не столь тщательно, из-за чего процесс интеграции этих людей проходил медленно, и зачастую заканчивался неудачей. Германия не хочет повторять допущенные ошибки.

Добрых намерений недостаточно

Минусом такого скрупулезного подхода является отсутствие гибкости. Одна из самых серьезных проблем сегодняшнего дня состоит в необходимости создавать последовательные процедуры для признания квалификации и оценки приобретенных навыков, которые порой появляются у беженцев неформальным путем. Об этом в своей статье для издания Bertelsmann Stiftung написала Ютта Альтмюллер (Jutta Altmueller). Еще одно серьезное препятствие это изучение языка. Качество бесплатных языковых курсов, которые в настоящее время предлагают беженцам, откровенно низкое. Официально установленные стандарты владения языком не дотягивают до требований, предъявляемых к претендентам на реальные рабочие места. Если эти проблемы не будут решены, и если правительству Германии не хватит смелости сказать иммигрантам и их потенциальным работодателям, что оно не намерено пересматривать их статус после окончания конфликтов на Ближнем Востоке и в Африке, страна упустит прекрасную возможность получить дополнительные трудовые ресурсы в количестве 600000 человек. В этом случае беженцы просто заполнят теневую экономику страны, которая в последние годы пошла на спад из-за снижения безработицы.

Меркель в этом году получит карт-бланш в отношении беженцев, хотя работа по интеграции далеко не закончена. Германия сталкивается с нехваткой правовых механизмов, и кроме того, ей серьезно не хватает ресурсов. Похоже, что демократические партии договорились не раздражать людей проблемами иммиграции, говорит политолог Бендель. В 2021 году, когда состоятся новые выборы, консенсуса может и не быть. А выступающая против эмиграции немецкая партия «Альтернатива для Германии» может укрепить свои позиции, причем довольно значительно. Но возможно и такое, что Меркель больше не будет баллотироваться. Поэтому она, скорее всего, избежит долговременной ответственности за принятые в 2015 году смелые решения. Но знаменитая фраза канцлера «Мы справимся» является твердым обещанием для ее партии и для беженцев. А в конечном итоге, и для немецкой экономики. Остается только надеяться, что почти стопроцентная победа Меркель на выборах не приведет к тому, что она откажется от своих обещаний.

Германия > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 19 сентября 2017 > № 2316253 Леонид Бершидский


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2017 > № 2316033 Станислав Климович

Чего ждать России от немецких выборов

Станислав Климович

От того, кто станет новым партнером Меркель по правящей коалиции, не приходится ожидать резкого изменения статус-кво в отношении России – ни в сторону отмены санкций, ни в сторону их ужесточения. Пока ХДС придерживается своего внешнеполитического курса и остается правящей партией, в зависимости от младшего партнера по коалиции она может предложить чуть больше или чуть меньше диалога с Россией, но не более того

До выборов в немецкий Бундестаг осталось еще несколько дней, но мало кто сомневается, что победит на них опять Христианско-демократический союз во главе с действующим канцлером Ангелой Меркель. Правда, абсолютного большинства мест в парламенте она, скорее всего, не наберет, а значит, придется создавать коалицию. Собственно, главная интрига нынешних немецких выборов и состоит в том, кто станет партнерами Меркель по правящей коалиции. Этот выбор может серьезно повлиять на политику нового правительства Германии, особенно на российском направлении, где позиции потенциальных союзников ХДС заметно расходятся.

Коалиционная классика

Традиционно федеральные правящие коалиции в Германии состоят из двух партий, в немецкой политической традиции соображать на троих не принято. Только во времена отца-основателя новой Германии Конрада Аденауэра создавались многопартийные союзы, но тогда политические институты еще не устоялись и в парламент попадало много самых разных объединений. С тех пор коалиции были двухпартийными и минимальными выигрышными – такими, чтобы голосов просто хватило для устойчивого большинства в парламенте. Считается, что так проще договориться и выработать общий политический курс.

Cложилась прочная система двух идеологических блоков: право- и левоцентристского, где каждая из больших «народных» партий (ХДС и СДПГ) обладала комфортным союзником. Христианские демократы стремились создать правительства вместе со Свободной демократической партией (СвДП), а их вечные оппоненты – социал-демократы – с Зелеными.

Когда для таких удобных коалиций с обеих сторон не хватало мест, как это было в 2005 и 2013 годах, ХДС и СДПГ договаривались о новом правительстве между собой и вступали в своеобразный брак по расчету (нем. Zwangsehe) – большую коалицию. При первой же возможности, то есть после очередных выборов, этот брак распадался в пользу идеологически близкого варианта. Так, в 2009 году ХДС сформировал коалицию с либеральными свободными демократами, оставив социал-демократов в оппозиции. Сегодня вторая большая коалиция доживает последние дни перед выборами. И канцлеру Меркель вскоре предстоит сделать выбор между чувствами, расчетом и поиском новых ощущений.

Брак по любви: ХДС и СвДП

Если по результатам выборов христианские демократы и либералы вплотную приблизятся к отметке 50% голосов, дорога к правоцентристской коалиции будет свободна. Перераспределение голосов, поданных за партии, которые не прошли в парламент, сможет сыграть в пользу ХДС и СвДП, создав для них большинство в пару-тройку мест.

Правда, лидеры СвДП оговариваются, что арифметическая возможность черно-желтой (по цветам партий) коалиции не предполагает ее автоматического создания, но это скорее демонстрирует стремление либералов обстоятельно поторговаться со старшим партнером как в вопросе распределения министерских постов, так и при определении политического курса нового правительства. Они хорошо помнят, как в спешке договорились с ХДС о коалиции в 2009 году, не смогли отстоять свою повестку, растворились в составе правительства и в результате на следующих выборах вылетели из Бундестага. В этот раз СвДП собирается действовать по-другому: например, продвинуть свою технологическую повестку и добиться создания на федеральном уровне министерства цифровизации.

В вопросах внешней политики либералы, ориентирующиеся на немецкий бизнес, стремятся к конструктивному диалогу с Россией. В своей программе они выступают за поэтапное смягчение санкций вплоть до их отмены (при деэскалации конфликта на Украине) и указывают на то, что наши страны крепко связаны – экономически, культурно и политически.

Лидер СвДП Кристиан Линднер вообще недавно отметился нетипичным для представителя германского истеблишмента заявлением, что присоединение Крыма к России, которое его собственная партия в своей программе считает оккупацией, является «долгосрочным временным состоянием» (нем. Dauerhaftes Provisorium). Таким образом, Линднер предлагает заморозить текущий статус Крыма, снять его с повестки и в переговорах с Россией сконцентрироваться на достижении взаимопонимания по другим вопросам. Это заявление ожидаемо вызвало бурю эмоций: от восторженной поддержки со стороны левых и правых популистов, сдержанного сочувствия социал-демократов до резкой критики из рядов ХДС и особенно Зеленых.

Пока голосов для черно-желтой коалиции не хватает, но либералы четко обозначили, что готовы бороться за министерские портфели только при условии их наполнения соответствующим политическим курсом. Они заранее заготовили виртуальную «таблицу противоречий» с ХДС, чтобы пункт за пунктом отстаивать свои интересы, и вопрос отношения к России занимает довольно высокое место в этом списке.

Брак по расчету: ХДС и СДПГ

Однако запрос на перемены в немецком обществе может оказаться настолько слабым, что его не хватит даже для того, чтобы сменить второго участника правящей коалиции. Принцип «лучшее – враг хорошего» в этом смысле очень немецкий. Ответом на такое поведение избирателей может стать политический курс «дальше в том же духе» (нем. Weiter-so-Politik), когда впервые в истории после выборов может быть продолжена работа большой коалиции. У этой опции есть немало сторонников в обеих партиях, правление расширенного центра сегодня многими воспринимается как безальтернативное.

Декларативно СДПГ, разумеется, выступает за смену правительства, за новый политический курс. Но серьезность таких заявлений социал-демократов с трудом выдерживает критику: опросы дают им 23–24% голосов, а с таким активом получить возможность сформировать правительство можно только в фантастическом фильме, которых немцы практически не снимают. На деле СДПГ очень рассчитывает на то, что при итоговом распределении мест арифметически создание правоцентристской коалиции окажется невозможным и Меркель будет вынуждена опять пригласить их на переговоры. При этом сама канцлер, по-видимому, также намерена оставить эту опцию открытой, для чего совсем недавно публично хвалила «большую» коалицию и отмечала ее достижения.

СДПГ в ходе предвыборной кампании разыгрывает карту «партии мира» на фоне ястребов из ХДС. Их программа пропитана политикой разрядки, социал-демократы стремятся к политическому диалогу и поэтапной отмене антироссийских санкций. Они убеждены, что мир и безопасность в Европе невозможно представить без России и уж тем более в противостоянии с ней.

За такую позицию СДПГ активно критикуют их давние соратники по левоцентристскому политическому лагерю – Зеленые. Лидер этой партии Джем Оздемир прямо обвиняет социал-демократов в «политике обнимашек» (нем. Kuschelkurs) по отношению к России. За социал-демократами прочно закрепился ярлык «ферштееров», то есть политиков, активно продвигающих повестку более плотного сотрудничества с Россией, отказ от санкций и переход к стратегическому партнерству.

Но, учитывая, что в рамках действующего правительства эту повестку социал-демократы отстоять не смогли, вероятность серьезного изменения курса в отношении Росссии при продолжении большой коалиции крайне мала. Ведь политика «дальше в том же духе» распространяется на всю программу потенциального правительства, в том числе и на ее внешнеполитическую часть.

Ямайский эксперимент: ХДС, СвДП и Зеленые

Третий возможный вариант будущего правительства самый интересный и необычный. На федеральном уровне такого состава коалиции еще не было. Зеленые длительное время были слишком левыми, чтобы оказаться в одной лодке сразу с двумя правыми партиями – христианскими демократами и либералами. Но идеологические изменения последнего десятилетия привели к тому, что вся немецкая политика сместилась чуть влево, а Зеленые, наоборот, – чуть вправо. В результате программная и ценностная дистанция между непримиримыми в прошлом политическими лагерями сократилась, а пространство для переговоров и компромиссов увеличилось.

В 2008 году в Гамбурге была создана первая в истории коалиция ХДС и Зеленых на региональном уровне. В 2013 году этот опыт повторили в Гессене. Полноценная «Ямайка» (коалиция ХДС, СвДП и Зеленых, как ее называют по партийным цветам, похожим на флаг этой страны) состоялась в 2009 году в Сааре – маленькой земле на западе Германии. Последняя репетиция перед федеральными выборами этим летом – выборы в ландтаг Шлезвиг-Гольштейна – завершилась еще одним успешным формированием «Ямайки», что стало лишним доказательством принципиальной готовности и партий, и общества к такой коалиции.

Сегодня в публичном поле звучат самые разные коалиционные сигналы: пока представители ХДС все активнее говорят о возможности такого союза, согласия среди либералов и Зеленых нет. Премьер-министр Шлезвига Даниэль Гюнтер заявил, что его земля может послужить примером для строительства коалиции на федеральном уровне. Зампреды СвДП говорят прямо противоположные вещи: Катя Зундинг считает, что «Ямайка» в Берлине может получиться; ее коллега Вольфганг Кубики парирует, что успех в Шлезвиге и успех в Берлине – это «две большие разницы».

Джему Оздемиру, лидеру Зеленых, «не хватает фантазии», чтобы представить себе тройственную коалицию после выборов в Бундестаг, а Ангела Меркель, напротив, «позитивно настроена» относительно возможной коалиции с либералами и Зелеными. В конце июня она сделала явный шаг навстречу: не стала препятствовать легализации в Германии однополых браков. Учитывая, что «брак для всех» был обязательным условием со стороны СвДП и Зеленых для потенциального участия в будущем правительстве, Меркель таким образом устранила важный барьер на пути возможных переговоров с этими партиями после выборов.

Что касается внешнеполитической повестки, в таком тройственном союзе позиции хардлайнеров в отношении России могут быть существенно усилены именно за счет Зеленых. Вдобавок к Крыму и Украине они ставят в вину российскому руководству еще и поддержку режима Башара Асада в Сирии. В своих программных документах Зеленые признают целенаправленные санкции эффективным методом внешней политики, которым они намерены пользоваться и дальше. Этот подход радикально отличается от того, что предлагают либералы. При этом лидер старшего партнера по потенциальной коалиции Меркель осторожно говорит о необходимости укрепления контактов с российским руководством, признавая, что обеспечение безопасности в Европе невозможно без России.

Право первой ночи

По традиции победившая на выборах партия получает преимущественное право на проведение переговоров и может приглашать потенциальных партнеров для консультаций. Сразу после объявления итогов начинается политический спид-дейтинг – партии проходят через серию встреч (нем. Sondierungsgespräche), на которых стараются прощупать своих визави на предмет совместимости интересов.

Вероятность того, что в случае победы Меркель решит зондировать сразу все опции, очень высока. Постепенно начнут отсеиваться неудобные варианты, а партии перейдут к конкретным переговорам. Весь переговорный процесс занимает около месяца, когда партии близки идеологически (ХДС + СвДП), и около двух – когда есть существенные расхождения (ХДС + СДПГ и ХДС + СвДП + Зеленые). Поэтому в любом случае к декабрю у Германии должно появиться новое правительство.

Любой из обозначенных вариантов будущей коалиции предполагает, что выбор остается за Меркель. Наличие ясной альтернативы – ее главный козырь на переговорах: оппонент знает, что если договориться не получится, то она запросто хлопнет дверью и уйдет к другому.

Какая опция наиболее вероятна? В принципе, если земли воспринимаются как пространство для эксперимента (16 немецких земель сейчас управляются 13 разными видами коалиций), то на федеральном уровне классика все же выглядит предпочтительнее. Больше всего будет зависеть от того, набирает ли союз ХДС и СвДП большинство. Возможно, если этого не произойдет, Меркель решится на глубокое изменение политического курса и попытается убедить либералов и Зеленых войти в состав правительства. А если переговоры зайдут в тупик, у нее всегда есть запасной аэродром в виде большой коалиции с социал-демократами.

Сообразит Меркель на троих или нет, резкого изменения статус-кво в отношении России ожидать не приходится – ни в сторону отмены санкций, ни в сторону их ужесточения. Пока ХДС строго придерживается своего внешнеполитического курса и остается правящей партией, в зависимости от младшего партнера по коалиции (хардлайнера или ферштеера) она может предложить чуть больше или чуть меньше диалога с Россией, но не более того. Поэтому тем, кто требует радикальных перемен, остается надеяться только на сюрприз от немецких избирателей, хотя они к неожиданностям не особенно склонны.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 сентября 2017 > № 2316033 Станислав Климович


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314496 Федор Лукьянов

Что действительно интересует Россию на выборах в немецкий Бундестаг

Федор Лукьянов | Frankfurter Allgemeine

Если верить определенным людям в Германии, то "Россия (...) собирается участвовать в предвыборной кампании в Германии. Целая армия хакеров только и ждет команды "фас" от Владимира Путина, чтобы наконец-то вмешаться и сделать Александра Гауланда канцлером Германии, а Сару Вагенкнехт - главой немецкого МИДа", пишет главный редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов в статье для немецкой газеты Frankfurter Allgemeine.

"Возможно, я плохой патриот, но я, как, впрочем, и подавляющее большинство россиян, не в состоянии поверить в подобную мощь моей страны, - отмечает автор. - Да, на Западе уже более года считают аксиомой, будто Путин фальсифицирует выборы во всем мире и хочет подорвать западную демократию. Но в самой России эта версия вызывает отчуждение и вопрос: "А можем ли мы действительно все это сделать?" "Так, если у нас и вправду есть такие высококвалифицированные специалисты, то почему мы не видим никаких следов их таланта внутри самой России, где ничего не работает так, как должно, и где чиновники ставят рекорды в бумажных войнах и неэффективности?" - подчеркивает Лукьянов.

"Тем не менее, выборы в Германии все же представляют огромный интерес для России", - продолжает Лукьянов. Во-первых, в России верят в то, что "Европейский союз - это, по большей части, Германия. (...) Отсюда и убеждение, что вопрос санкций зависит от позиции канцлера или ее преемника". Во-вторых, для многих русских сама по себе интересна роль Ангелы Меркель: "В России, как известно, смена политиков происходит довольно проблематично. И потому тот факт, что Меркель, которая и так находится у власти почти 12 лет, останется еще на четыре года, сыграет на руку тем, кто полагает, что России не нужна смена власти". "И, разумеется, многих в России интересует, продолжится ли после выборов отход Германии от США", - отмечает Лукьянов.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314496 Федор Лукьянов


Германия. Швейцария. Россия > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 сентября 2017 > № 2312734 Сергей Недорослев

«Вы не станкостроители, а кружок юных пионеров»

Сергей Недорослев об импорте станков и потребностях ОПК

Михаил Ходаренок

«Газета.Ru» поговорила с президентом компании «СТАН» Сергеем Недорослевым о том, какие станки нужны оборонно-промышленному комплексу, в чем разница между немецкими и тайваньскими аппаратами, а также что происходит в отрасли в настоящее время.

— Как бы вы охарактеризовали отношения мировой индустрии станкостроения с компаниями, производящими продукцию оборонного назначения?

— Начну немного издалека. Любой инженер-механик или разработчик, который ищет сложных и интересных задач, мечтает работать в оборонной индустрии, в какой бы стране он ни жил. Почему? В ОПК зачастую самые сложные и продвинутые разработки. Поставленная задача — на первом месте, и чтобы она была выполнена, востребованы лучшие инженерные решения, пусть дорогие, только придумывай.

Рентабельность технологий, которые разрабатываются с целью обороны от средств поражения потенциального противника, не так уже и важна, так как цель всегда намного дороже, а ущерб, который она может причинить, огромен.

Поэтому инженеры в своем творчестве в ОПК меньше ограничены, чем их коллеги из других отраслей. Главное в ОПК — сделать механизм, способный надежно выполнить миссию, и крылья тут особо никто не подрезает. Поэтому такие производства везде в мире, и у нас в том числе, нуждаются во все более умном, точном и быстром металлообрабатывающем оборудовании, и это сильно продвигает станкостроение вперед.

— Наш станочный парк устарел?

— Здесь можно ответить и да, и нет. С одной стороны, если в станке есть компьютер, то надо предполагать, что он и его программное обеспечение очень быстро устаревают. И это действительно так. С другой стороны, большая часть станка — это все-таки металл, который должен себя хорошо вести при разных обстоятельствах и температурах, быть жестким, держать геометрию, чтобы обеспечить точность обработки изделий. Казалось бы, на любом станкостроительном предприятии априори вы должны ожидать самое лучшее оборудование, потому что странно было бы, если бы самые современные станки строили на устаревшем оборудовании.

Однако, зайдя на практически любой из станкостроительных заводов мира, если он не вчера построен, вы с удивлением обнаружите там станки и 25-летней, и 30-летней давности, очень много немецких, швейцарских, итальянских станков — отличных, но преклонного возраста. И, что любопытно, значительная часть из них и сегодня отвечает требованиям по точности обработки, и на них делаются уникальные вещи. Поэтому в некоторых сегментах иногда и нет необходимости в кардинальном обновлении станочного парка.

— То есть возраст для станка не всегда критичен?

— Именно так — не всегда критичен. Однако на рынке есть разные концепции. Как правило, швейцарские или немецкие станки очень хорошо сделаны, могут работать десятилетиями. Похоже, что другая концепция у китайских и тайваньских производителей. Они зачастую в короткие сроки делают станки, которые недорого стоят и быстро выходят из строя, или у них деградируют основные параметры.

И сейчас, и 25 лет назад швейцарцы, немцы и японцы поставляли очень хорошие станки. За этот период во многих отраслях промышленности произошел просто гигантский скачок, но станкостроение — более консервативная отрасль. Да, изменились скорости, значительно усовершенствовалось программное обеспечение, но основа осталась.

Эта консервативность и сослужила нам хорошую службу — станкостроительная школа в целом сохранилась, и это дало нам шанс вернуться в этот бизнес.

Надо прямо сказать, во многом это произошло благодаря помощи государства. Правительство совершенно четко сказало: мы защитим инвестиции тех, кто будет вкладывать в отечественное станкостроение, мы введем ограничения на закупку импортного оборудования, если вы сделаете необходимого качества станок, который нужен российскому рынку, ОПК.

— Почему именно для ОПК?

— По одной простой причине -- оборонно-промышленный комплекс закупает оборудование за бюджетные деньги, а, значит, он должен приобретать только отечественный станок.

Импортный станок закупается только в том случае, если в России нет соответствующего аналога.

— Что бы вы могли сказать о нашей школе станкостроения?

— Являясь больше аграрной страной, у нас своей школы станкостроения до определенного момента не было в принципе. Ее фундамент во многом создан специалистами из Германии, Англии еще до Первой мировой войны. Немцы — великолепные инженеры. Они, как и швейцарцы, во многих странах создавали основу национального станкостроения. Получается, что в России — немецко-швейцарская школа, на основе которой позже возникла и отечественная, советская школа станкостроения.

Считается, что вы станкостроитель только в том случае, если вы придумываете и конструируете станок. Если в стране есть компетенция разработки, конструирования станков, технология его производства, значит, страна станкостроительная. При этом что-то вы, конечно, можете сделать и по кооперации, например, заказать кому-то обработку деталей станка для вас. В данном случае это не так важно, главное, что вы идеолог, разработчик станка. Если же у вас нет опыта в разработке конструкции, то вас, конечно, «партнеры» могут научить собирать станки из деталей, но вы никогда даже не догадаетесь, как спроектировать этот станок и разобраться во всех тонкостях, в «ноу-хау».

Не имея этих компетенций и школы, с нуля это сделать невозможно. Нужны огромные вложения и собственная конструкторская школа. Иначе, если ваши «партнеры» уйдут, вы останетесь, как ребенок, с набором деталей, с красивым зданием, а что делать дальше и у кого спросить — непонятно.

Так что нужно развивать любой ценой свою, отечественную школу станкостроения. Как? Да просто поощрять компании, которые сами станки разрабатывают. Сделать так, чтобы торговать чужими и собирать чужие станки было экономически невыгодно.

— То есть станкостроителей в России не так уж и много?

— В настоящее время у нас в стране сборкой станков занимается, наверное, компаний 20, а то и 50, и почти все утверждают, что они станкостроители. Раньше большинство из них торговало импортными станками, хорошо зарабатывали. Вкладывать деньги ни во что не надо было — ни в конструкторов, ни в производство. Нужен был офис в Москве, продавцы и «инженеры по ремонту и наладке». И как раз ВПК взялся техперевооружаться, были выделены огромные деньги на станки и оборудование, и началось!

К 2010 году общими усилиями этих продавцов довели долю импортного оборудования на российском рынке до 95%.

Торговать было выгоднее, чем производить. Но потом Минпром, правительство выпустили запрет на покупку станков «нероссийского происхождения» за счет бюджета, и тогда продавцы вдруг стали отечественными станкостроителями — арендовали помещения, шоурумы и стали собирать импортные станки в России.

Что тут можно сказать? Спросите любого станкостроителя старше 50 лет с опытом разработки и производства станков. Он ответит, нет, ребята, вы не станкостроители, а кружок на станции юных пионеров с учителем-наставником из-за границы. Что вы будете делать, когда руководитель кружка уедет? Вам кажется, что всему научились, видели, как собирает станок руководитель. А смогут ли они создать, разработать с нуля под конкретные сложные задачи станок без него? Ответ однозначный — нет.

Вот почему нужно сохранять и беречь собственную компетенцию и станкостроительную школу. У нас это Стерлитамак, Коломна, Рязань, Азов, Иваново — традиционные места, где станкостроительной школе 50 лет. Это ведь было очень непросто — советская власть потратила огромные деньги на развитие станкостроения, чтобы мы сами могли задумать станок под свои задачи, сконструировать, отработать с технологами, запустить в производство. Вот это самое сложное. Нам эта школа очень тяжело далась: мы выпускали станков больше всех в мире, ошибались больше всех в мире, потратили, я думаю, тоже больше всех в мире.

— В России сегодня делаются конкурентоспособные станки?

— Да, разрабатываются и производятся. И довольно оригинальные, вот только продавать их непросто. Трудно конкурировать с мировыми гигантами, у которых и денег огромное количество, и маркетинг мощнейший, и огромный опыт продаж. Отечественным же станкостроителям почти невозможно найти деньги, профинансировать производство, даже когда найдешь заказ. Спросите наших коллег во Владимире, Липецке, Уфе и многих других местах, у них у всех одинаковые сложности.

— А почему иностранные компании проявили подобный интерес к этой сфере?

— Все очень просто. Когда было объявлено, что выделено 20 трлн рублей на реформу армии и ОПК, все сразу задали вопрос: а будет ли осуществлено техперевооружение компаний? Было публично заявлено, что на техперевооружение выделят 3,8 трлн рублей. Деньги немалые. И вот тут сразу появились иностранные компании в промышленном масштабе и стали массово поставлять станки, и, конечно, отечественным производителям реально просто невозможно было конкурировать.

— Но им же были поставлены какие-то условия?

— Сначала условий не было никаких, только позже, увидев, как импорт сметает отечественное станкостроение с рынка, правительство решило — вы ничего поставлять не будете, если не сделаете здесь заводы и не локализуете производство своих станков.

Компании посчитали, сколько они заработают на поставке. Получилось, что строительство завода и 10% не стоит от возможной прибыли, нужно просто организовывать сборку и пообещать изготовление деталей для станка в будущем. И начали собирать.

Это намного дешевле, чем содержать целое конструкторское бюро, технологов, производство. Рано или поздно они освоят все деньги, которые правительство заложило на техперевооружение, и усилят на них же станкостроение в своей стране.

Лет на двадцать поставят нас в зависимость от своих запчастей, потому что если станок собран, и он работает, то рано или поздно придется закупать запчасти. Вот какая чисто коммерческая задача была у иностранцев. И здесь нет никакого хитрого замысла. И никакие они нам не враги, наоборот, относятся дружески. Но KPI-то их менеджерам никто не отменял: им нужно мало вкладывать и много зарабатывать. Это элементарный коммерческий расчет.

— И не более того?

— А вы думаете, у них задача — строить у нас станки дешевле и потом по всему миру продавать? Нет, самые толковые специалисты находятся там, где создается вся добавочная стоимость. На операции сборки особой прибыли нет. Сборка — это, конечно, очень важный процесс, мелочей в станкостроении нет, но там нет прибыли. Нет прибыли и в изготовлении деталей, и в изготовлении самого станка.

Вся прибыль заключается в разработке станка и маркетинге, и если этого нет, то в конечном итоге не останется ничего.

Если завтра в Ульяновске, к примеру, откажутся точить детали, то разработчики закажут их в сотне других мест — от Индонезии до Мексики.

Германия. Швейцария. Россия > Судостроение, машиностроение. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 сентября 2017 > № 2312734 Сергей Недорослев


Германия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 15 сентября 2017 > № 2310623 Урсула фон дер Ляйен

Министр обороны Германии: "Из-за действий на Украине Россия полностью утратила доверие к себе"

Корреспондент | Bild

Глава Минобороны Германии Урсула фон дер Ляйен прокомментировала в интервью Bild начавшиеся российско-белорусские учения "Запад-2017".

Численность солдат на учениях, повторила свое мнение министр, превосходит официально указанную. "Точную численность знают только в Москве и в Минске. На прошлой неделе я была в Прибалтике. И страны, граничащие с Россией, а также многие партнеры по НАТО исходят их того, что истинное количество войск на российской и белорусской стороне превышает указанные 12,7 тыс. человек в несколько раз", - сказала фон дер Ляйен.

По поводу маневров "Запад-2017" министр сказала, что Германия ничего не опасается, но "я понимаю те серьезные опасения, которые испытывают наши союзники". "У них был опыт с Россией, и теперь им приходится сталкиваться со столь крупной концентрацией войск у своих границ. Из-за действий на Украине Россия полностью утратила доверие к себе", - заявила она.

"НАТО очень хорошо реагирует на эти крупномасштабные военные учения: разумно, с прохладной головой, но и настороженно, - считает фон дер Ляйен. - Очень важно, чтобы наши союзники из стран Балтии и поляки почувствовали солидарность альянса".

Германия. Украина. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 15 сентября 2017 > № 2310623 Урсула фон дер Ляйен


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310584 Зигмар Габриэль

Зигмар Габриэль: «Меркель отчасти виновна в успехе АдГ»

Вице-канцлер, министр иностранных дел — а после выборов? Зигмар Габриэль рассказал о своем политическом будущем, длительной службе в качестве антикризисного дипломата и неудачах канцлера.

Флориан Гатман (Florian Gathmann) Северин Вейланд (Severin Weiland), Der Spiegel, Германия

График поездок Зигмара Габриэля в последнее время — напряженный, как никогда. Кроме поездок в качестве министра иностранных дел, он принимает участие в предвыборной кампании: социал-демократ колесит сейчас по всему миру и по стране. Это интервью также проводилось в самолете.

Габриэль ведет борьбу в пользу СДПГ и ее кандидата на пост канцлера Мартина Шульца, а также против обвинений в том, что он заботится прежде всего о себе. «Я всеми силами поддерживаю Мартина Шульца. Что мне ответить на такую чепуху?— говорит он Spiegel Online. — И да, я верю в нас. ‘Чувство удовлетворения приходит в конце' — так всегда говорил Герхард Шредер. Исход выборов решится 24 сентября в 18 часов, не раньше».

Он борется и против АдГ. «Если АдГ действительно окажется в бундестаге, то впервые за 70 лет в рейхстаге будет звучать голос нацистов», — говорит Габриэль. По его мнению, виновна в этом в том числе и политика Ангелы Меркель, и политика коалиционных партий.

Министр также затронул эскалацию в отношениях с Турцией, свои усилия по выстраиванию новой политики в отношении России и роль Герхарда Шредера.

Spiegel Online: Турция выпустила предостережение для туристов из Германии — как далеко может зайти напряженность в отношениях с президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом?

Зигмар Габриэль: Предупреждение турецких властей абсурдно. Мы приняли решение не реагировать на это. По всей видимости, турецкий президент совсем не заинтересован в том, чтобы вернуться к нормальному диалогу. Но намного хуже в действительности все новые аресты немцев в Турции. Каждый раз нам приходится с трудом добиваться доступа из консульства, хотя по нормам международного права это само собой разумеющаяся вещь. Отсутствуют правдоподобные причины арестов, и даже после многих месяцев в камере предварительного заключения обвинения остаются неясными для тех, кого это затрагивает.

— Лидер «Зеленых» Джем Оздемир обвиняет федеральное правительство в дружественном курсе по отношению к Эрдогану.

— Глупость. И он это знает.

— Больше ничего?

— Я ценю усилия г-на Оздемира по вопросам прав человека в Турции или еще где-то. Но такие высказывания связаны сейчас не с Турцией, я с его личной предвыборной кампанией. Мы сократили экономическую помощь, ужесточили рекомендации для туристов, ввоз оборонной продукции в Турцию практически сокращен до нуля, что из-за членства Турции в НАТО не совсем просто — я не знаю, что еще представляет себе г-н Оздемир? Мы не прекратим дипломатические отношения с Турцией — тогда у нас было бы меньше возможностей позаботиться о задержанных немцах и добиться их освобождения.

— А что с требованием главы вашей партии и кандидата на пост канцлера Мартина Шульца относительно прекращения переговоров о вступлении в ЕС?

— То, что он сказал, — это только то, что знают и думают подавляющее большинство немцев. Было бы фарсом продолжать переговоры с Турцией при Эрдогане о вступлении в ЕС. Что немецкая политика не может делать постоянно, так это приводить аргументы против собственного населения. Кстати, Эрдоган сам больше никак не заинтересован во вступлении в ЕС.

— Но на уровне ЕС настроения, очевидно, другие.

— В ЕС интересы, как это часто бывает, и по данному вопросу неоднозначные. Европарламент давно настаивает на приостановке переговоров о вступлении, для других речь идет о своих национальных экономических интересах. Но для меня понятно: как мы можем говорить с таким человеком, как Эрдоган, о членстве в ЕС, когда он безосновательно отправляет за решетку наших и, кстати, многих своих соотечественников? Он отдаляет Турцию от ЕС — не мы.

— СДПГ ужесточила курс по отношению к Турции. Правда ли, что Вы также изменили и курс в отношении России — только в противоположном направлении?

— Срочно необходимо налаживать отношения с Москвой. В этом меня убеждал недавно и Генри Киссинджер. Иначе мы окажемся в очень опасном мире.

— И поэтому Вы хотите ослабления антироссийских санкций и перемирия на востоке Украины до того, как будут выполнены условия Минских соглашений?

— Я с удовольствием сказал бы о том, почему над миром нависла угроза опасности. Если Северная Корея получит ядерное оружие, многие другие страны начнут это делать. И наши соседи. Мир с большим количеством маленьких стран, обладающих ядерным оружием, станет намного более опасным, чем прежняя конфронтация между Востоком и Западом. Только при помощи сотрудничества США с Россией и, кстати, Китаем это можно предотвратить. Нам нужна новая политика разрядки.

— Вернемся к антироссийским санкциям.

— Я давно выступил с предложением пошагового ослабления санкций в случае пошагового выполнения Минских соглашений. Это просто нереалистично говорить, что когда Минские соглашения будут выполнены на 100%, последуют эти шаги. По-настоящему стабильное, длительное перемирие будет важным шагом. Для этого российский президент сейчас выступил с предложением, которым он явно изменил свою прежнюю позицию — если он говорил серьезно. Сейчас это нужно рассматривать как основу для дискуссий — тем более, что фигурировавшее в словах Путина задействование миротворцев на востоке Украины уже несколько лет является нашим требованиям. Я сам неоднократно говорил с ним об этом, и, по моей просьбе, это делала и Ангела Меркель.

— Но ведь Путин выдвигает другие условия.

— Верно. Но тем временем он и тут сделал шаг нам навстречу. Поэтому мы поступим правильно, если примем эту инициативу. Сейчас нам следует оперативно начать переговоры в Нью-Йорке. Если это получится, и мы сумеем это быстро реализовать, нам, конечно, тоже следует действовать, то есть ослабить санкции.

— Возможно ли, что в разговорах на эту тему проявляется позиция Вашего однопартийца Герхарда Шредера?

— А если бы это было так?

— Тогда?

— Если бы Герхард Шредер дал мне совет, я не утаил бы это. Но верите вы мне или нет, я в состоянии мыслить самостоятельно.

— Бывший канцлер должен возглавить совет директоров российской нефтяной компании «Роснефть». Г-жа Меркель и Мартин Шульц раскритиковали его за это. Вы приняли бы такой пост после окончания вашей политической карьеры?

— Вопрос глупый.

— Почему?

— Потому что я сейчас вместе с Мартином Шульцем борюсь за то, чтобы возглавить следующее правительство.

— Вы недавно дали интервью неоднозначному российскому телеканалу RT Deutsch, до этого вы встречались в Йене с русскими немцами. Это попытка привлечь избирателей?

— Если бы это было так, что в этом такого? Мы, немецкие политики, должны привыкнуть к тому, что есть не только наши авторитетные СМИ. Во-первых, существуют социальные сети и иностранные телеканалы, которые выпускают программы на немецком языке. Мы говорим и с другими, такими как Al Jazeera, почему бы не разговаривать и с китайскими телеканалами? А что касается RT, то я не хочу отдавать их зрителей АдГ.

— Вы возвышаете такой канал, давая ему интервью как вице-канцлер и министр иностранных дел.

— Я этого не понимаю. В любом случае там я получаю доступ к людям российского происхождения, которые живут у нас в Германии и не читают Spiegel Online.

— Вы, наверное, добились бы этого, дав интервью право-национальной Junge Freiheit, но несмотря на это, Вы не даете ей интервью.

— RT — не Junge Freiheit. Мы как немецкие демократы заинтересованы в том, чтобы наш голос слышали и в авторитарных странах.

— Но RT — инструмент российской пропаганды.

— Это скорее аргумент в пользу того, чтобы давать им больше интервью. Вы можете мне поверить, я и там в состоянии четко выразить свою позицию.

— Недавно в Галле в ходе предвыборного выступления против Вас выступили правые радикалы, и Вы дали им отпор. Ангела Меркель тоже с этим сталкивается, но она им не мешает. Это неправильно?

— Это должен каждый решать для себя сам. Тут я не дам советов канцлеру. Мое лично убеждение — таким людям нужно оказывать сопротивление и разоблачать их мнимые аргументы. И необходимо провести различие.

— Что Вы имеете в виду?

— Нарушителям я оказываю сопротивление. Но не каждый потенциальный избиратель АдГ — правый радикал. Было невероятно сложно дать понять Ангеле Меркель и ХДС/ХСС, что мы должны заботиться и о тех, у которых возникло чувство, что мы о них забыли. Когда я потребовал увеличить в три раза постройки жилых домов и ввести минимальные пенсии, чтобы показать, что мы заботимся и о социальных проблемах граждан внутри страны, министр финансов от ХДС назвал это «достойным сожаления». Я потребовал двойной интеграции — интегрировать тех, кто приезжает в статусе беженцев к нам, но также и сплотить тех, кто уже живет здесь. Правые радикалы бесстыдно используют эти упущения. И поэтому я на последнем заседании бундестага на прошлой неделе был несколько расстроен и опечален.

— Почему?

— Потому что я думал о том, что это было, вероятно, последнее заседание нашего парламента без праворадикальных депутатов. Если АдГ действительно попадет в бундестаг, впервые за более чем 70 лет голос получат нацисты в рейхстаге.

— Вы знаете о критике, отчасти и в рядах вашей партии, связанной с тем, что вы ведете своего рода параллельную предвыборную кампанию.

— Нет, о такой критике в своей партии я не знаю.

— Но мы знаем. Говорят, что вы заботитесь прежде всего о собственном продвижении.

— Если бы для меня было это важно, я бы сам мог выступить в качестве кандидата на пост канцлера. Но я считал и считаю немецкого европейца Мартина Шульца правильным кандидатом от СДПГ. Я поддерживаю всеми силами Мартина Шульца. Что я еще должен сказать в ответ на такую чепуху?

— Мы ждем с нетерпением.

— На счет этих инсайдерских берлинских сплетен мне нечего сказать.

— СДПГ, согласно опросам, значительно отстает. Сейчас Шульц определил четыре основных социал-демократических пункта. Что это должно принести?

— Это было абсолютно правильно, мы об этом долго говорили друг с другом. Надежная пенсия, лучшее образование, равенство зарплат для женщин и мужчин и Европа — за это выступает СДПГ. И да, я верю в нас — «Результаты известны в конце» — так говорил Герхард Шредер. Исход выборов решится 24 сентября в 18.00 часов, не раньше. И за это я борюсь вместе с Мартином Шульцем.

— Черно-желтое большинство, кажется, не исключено. Почему ваша партия больше не атакует СвДП?

— Давайте подождем. Граждане еще хорошо помнят, какими катастрофичными были четыре черно-желтых года с 2009-го по 2013-й. Кстати, глава СвДП Кристиан Линднер в свое время написал для Гидо Вестервелле неолиберальную партийную программу. Я всегда удивлялся, когда говорили, что только Филипп Реслер и Райнер Брюдерле виновны в падении СвДП.

— Многое говорит в пользу того, что следующим министром иностранных дел будет не Зигмар Габриэль.

— Это было бы, конечно, жалко. А если серьезно, в действительности, мои шансы при канцлере Мартине Шульце остаться в этой роли, малы. Но здесь нужно принести это в жертву.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 сентября 2017 > № 2310584 Зигмар Габриэль


Россия. Германия > Образование, наука > fadm.gov.ru, 14 сентября 2017 > № 2309407

Россия и Германия: развитие спортивных молодежных обменов

14 сентября в Ростове-на-Дону состоялось подписание Соглашения о сотрудничестве между Российским студенческим спортивным союзом (РССС) и объединением «Немецкая спортивная молодежь». Мероприятие прошло в рамках Фестиваля студенческого спорта «Буревестник».

Соглашение подписали исполнительный директор РССС Дмитрий Киселев и официальный представитель «Немецкой спортивной молодежи» Арне Клиндт в присутствии руководителя Российского координационного бюро по молодежным обменам с ФРГ Дины Соколовой.

«Подписание Соглашения очень важно не только для развития российско-германских спортивных молодежных обменов, но и для будущего двусторонних отношений в целом, так как сегодняшние участники обменов – это будущие руководители спортивных организаций и клубов», – отметил Дмитрий Киселев.

Документ направлен на расширение двустороннего молодежного сотрудничества в области массового спорта, создание, укрепление и развитие партнерских связей между молодежными спортивными организациями России и Германии на региональном и национальном уровне.

«Мы очень рады, что нашли партнера в России в лице Российского студенческого спортивного союза, вместе с которым мы будем проводить двусторонние молодежные встречи в области спорта», – прокомментировал Арне Клиндт.

Первый совместный проект двух организаций – Российско-Германская конференция организаторов спортивных молодежных обменов – пройдет в Берлине с 24 по 29 сентября.

«Тема спорта – одна из приоритетных в рамках российско-германского молодежного сотрудничества. Уверена, что подписание Соглашения станет импульсом для активизации молодежных обменов и появления новых интересных совместных проектов. Всё это позволит еще больше укрепить дружбу между молодежью наших стран», – отметила заместитель директора Международного молодежного центра, руководитель Российского координационного бюро по молодежным обменам с ФРГ Дина Соколова.

Сотрудничество Российского студенческого спортивного союза и «Немецкой спортивной молодежи» стало возможным благодаря совместной инициативе двух координационных бюро – Российского координационного бюро по молодежным обменам с ФРГ, функции которого выполняет Международный молодежный центр Росмолодежи, и Фонда «Германо-Российский молодежный обмен», при поддержке Минобрнауки России.

Россия. Германия > Образование, наука > fadm.gov.ru, 14 сентября 2017 > № 2309407


Германия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 11 сентября 2017 > № 2305196 Ангела Меркель

Нам нужна смелость

Фолькер Цастров (Volker Zastrow), Фридерике Хаупт (Friederike Haupt), Томас Гучкер (Thomas Gutschker), Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия

Ангела Меркель: Я рада, что люди — такие разные. Это в сущности одна из движущих мною сил: интерес к людям. В ГДР в своей работе в области теоретической физической химии я мало общалась с людьми. Собственно говоря, только в свободное время, а так — лишь с коллегами. Большую часть дня я проводила тогда молча, в мыслях. Потом, когда пала стена, и я вступила в партию «Демократический прорыв», то я заметила, что охотно разговариваю с другими людьми. Тогда я думала, что у политиков когда-нибудь наступает момент, когда они теряют к этому интерес. Однако когда я хорошо придерживаюсь своего рабочего расписания, то это просто замечательно, со сколькими людьми я могу тогда познакомиться — в самых разных ситуациях, с совсем обычными людьми и с теми, кем восхищаются многие.

Frankfurter Allgemeine Sonntagszeitung: Изменилось ли Ваше представление о людях в результате Вашей работы? Получили ли Вы такой опыт, который нельзя приобрести, если ты не канцлер ФРГ?

— Этого я не знаю. Есть ведь и другие профессии, например, журналист или священник, представители которых тоже знакомятся с очень многими людьми. Я выросла в пасторском доме. У моих родителей всегда было в доме много гостей.

— В политике узнаешь людей не только с хорошей стороны.

— Да, постоянно приходится узнавать людей вместе с их слабостями. Ведь у каждого из нас есть слабости. Я стараюсь сначала увидеть в каждом человеке что-то хорошее. Совсем не переношу, когда люди не решаются что-то сказать кому-то прямо в лицо, а говорят за спиной. Это бывает в политике, но, конечно, не только там. И я знаю: смелость могла бы быть выражена у людей более ярко, но не заносчивость или безрассудство, этого у нас предостаточно. Я имею в виду смелость человека, который сначала все досконально продумал и потом твердо этого придерживается.

— То есть смелость — это и демократическая добродетель?

— Да. Смелость кому-то что-то открыто сказать. Мужество долго за что-то бороться. Вспомним историю германского единства. Когда я сейчас слышу, что российскую аннексию Крыма нужно просто признать, я думаю: что произошло бы, если бы тогда так поступили и с нами в ГДР, по принципу, что Германия должна остаться разделенной, что в этом никогда ничего не изменится? Я считаю, что это было мужественно, что тогда нашлись люди, которые были готовы до конца жизни придерживаться чего-то. Разделение Германии, к счастью, продлилось не дольше одной человеческой жизни. Такое мужество я рассматриваю как большую добродетель.

— Надо ли людей воодушевлять или они могут справиться сами?

— Я думаю, что в политике мы как раз являемся примером — как в хорошем смысле, так и в плохом. Я вовсе не хочу говорить об образцах. Но каждого человека формируют другие люди, его родители, друзья, знакомые, те, с кого берут пример, или идолы. Все они влияют на то, как может развиваться скрытое в каждом из нас. Так что это важно — получить поддержку. Чем больше, тем лучше. И в демократии нам нужно гражданское мужество, то есть смелость.

— В какой мере?

— Потому что все-таки постоянно чувствуется скрытая ненависть, скрытая злоба. Если каждый, заметив это, сразу что-то предпримет против, тогда что-то может получиться. Я научилась тому, что язык в политике является бесконечно важным инструментом. В моей деятельности в естественных науках это был сокращенный язык, научный. В политике надо с языком обращаться осторожно. Я пытаюсь это делать, что мне не всегда удается. Очень осторожным надо быть, потому что язык может содержать злобу или способствовать ее развитию. Языком можно манипулировать. Можно пробудить эмоции, а они могут привести к очень многому, вплоть до насилия. Для политической деятельности очень важно знать, с какими средствами мы там работаем, какое влияние может оказать язык. Мы должны обходиться с этим очень ответственно.

— При этом Вы имеете в виду не только внутреннюю политику, но, конечно, также и Европу?

— Да, и европейская политика имеет много общего с языком. Я всегда очень старалась убеждать: «люди, никогда не говорите про «этих» греков и «этих» итальянцев и «этих» французов. Имейте в виду всегда отдельного человека. Точно также мне не нравится, когда, например, говорят об «этих» жадных немцах. Именно это и является отличием от прежней Европы: нас всех характеризует не только национальное, но как раз разнообразие, индивидуальность. Как среди немцев есть и ленивые, и толковые, и жадные, и такие, которые охотно делятся, точно так мы должны воспринимать и людей в других странах и опасаться стереотипов.

— В первой половине последнего срока полномочий главным спорным моментом была помощь Греции, во второй половине это была ситуация с беженцами. В обоих случаях друг другу противостояли одни и те же лагеря. Одни аргументировали так: мы лучше решим проблемы на национальном уровне. Другой лагерь во главе с Вами говорил: многие важные проблемы мы не можем решить на национальном уровне, для это существуют лишь европейские решения. В этом и Ваше видение будущего?

— В 1990 году я из-за социальной рыночной экономики вступила в ХДС. На посту министра по делам женщин и молодежи я очень много занималась национальной политикой, работала над созданием германского единства с помощью разработки детского и молодежного права. Затем я стала министром окружающей среды. Важным опытом для меня стала большая конференция по климату здесь, в Берлине, в апреле 1995 года, в которой приняли участие 170 наций, которой руководила я и которая закончилась принятием Берлинского мандата, из которого потом получился Киотский протокол. Мне пришлось заниматься соотношением сил. Это доставило мне необычайно много радости. Как я могу добиться результатов, которым по крайней мере ни одно государство не противоречит и которые по сути являются прогрессом? С тех пор я увлечена глобализацией. Большие вызовы, такие как защита климата, природного разнообразия, защита океанов — ведь это основы нашей жизни. Здесь действуют в конечном итоге лишь глобальные решения, для которых нам нужны механизмы. Когда после Второй мировой войны были созданы Организация Объединенных Наций и Совет безопасности, то ведь тогда целые части мира лежали в развалинах, это была экстремальная чрезвычайная ситуация. Конечно, сегодня совсем иные времена, но мы может многому научиться у событий времен создания ООН. Так, например, мы сегодня выступаем за глобальные механизмы также и в области экономики, финансов. Этому нас научил международный банковский кризис.

— Но сегодня нужда уже не столь велика, как после Второй мировой войны.

— Совершенно верно. И в целом правильно: всегда есть вызовы, которые мы лучше решим на национальном уровне, и есть другие, по поводу которых Европа примет лучшее решение, чем национальное государство. Но есть еще вызовы, с которыми не может справиться в одиночку и Европа. Для них нам необходимы глобальные институты. И поэтому для меня президентство в Большой двадцатке было такой большой радостью и честью. Я убеждена в том, что в таких рамках мы может сделать гораздо больше, чем каждый в одиночку. По этой же причине я являюсь убежденной европейкой. Я не могу вспомнить, чтобы у ХДС в предвыборной борьбе в Бундестаг когда-либо был какой-нибудь выразительный европейский плакат. На этот раз он у нас есть: «Укрепить Европу — значит укрепить Германию». Мы хотим совершенно четко дать понять, что и нам здесь, в Германии, в продолжительной перспективе будет только тогда хорошо, когда Европа будет сильной.

— Как нам сделать Европу сильной?

— С одной стороны, тем, что мы будем принимать решения именно на тех уровнях, на которых они и должны приниматься. Это может быть коммунальный, национальный или как раз европейский уровень. С другой стороны, тем, что национальные государства будут готовы передать компетенции. Это означает также признать, что нас иногда переубеждают, что, конечно, не нравится ни одной стране. Я считаю правильным, что в некоторых областях должно царить единодушие. Например, внешняя политика является такой областью. И все же надо принять и то, что иногда нас могут переубедить. В Европе нельзя становиться на такую точку зрения, что какое-то решение не является хорошим только потому, что оно кому-то не подходит.

— Имеет ли то, чего мы можем добиться в Европе, что-то общее со смелостью?

— Хорошая политика требует известную меру мужества, это относится как к коммунальному политику, так и к европейскому. Нам надо понять, какие проблемы мы гораздо лучше можем решить в Европе, чем в одиночку, и уже из этого определить следующие задания.

— Некоторые немцы смотрят на будущее Европы прежде всего с озабоченностью и сомнением. Как Вам удается видеть его заинтересованно?

— Любознательность без озабоченности является лихостью. Здравомыслящий человек должен понимать. что сначала надо все обдумать. И все же я являюсь тем человеком, который всегда подходит к делу оптимистически, с надеждой. Конечно, можно по каждой теме сначала вывалить столько проблем, что вообще не захочется браться за эту работу. Но если я хочу продвинуться вперед, то озабоченность не должна победить. Победить должно желание созидания, действий. Из истории я знаю, что уверенность была востребована во все времена.

— Недавно Вы сказали, что со временем не стали спокойнее. Как это?

— Конечно, некоторые дела стали для меня рутиной. Когда вы в первый раз выступаете в германском Бундестаге как депутат или министр, то, конечно, это совсем другое дело, чем когда вы выступаете в сотый раз. Но надо к каждой задаче подходить с такой же тщательностью и глубиной, как к самой первой задаче. Иначе вы очень скоро станете поверхностным. Тогда вы и к людям уже не будете относиться справедливо. Безусловно и я в моих политических буднях уже слишком часто давала людям слишком короткие ответы, из-за чего они чувствовали себя обиженными. Но я принципиально опасаюсь поддаться на этакий настрой, что, мол, «все это уже когда-то было». Это было бы началом того, что вы не справляетесь с заданиями.

— Но как это получается: разве после двенадцати лет на посту канцлера ФРГ «всего этого уже когда-то не было»? Не начинаешь ли тогда автоматически работать по шаблону?

— Чтобы избежать этого, я должна очень часто отказываться от запросов и встреч. И делать это по возможности своевременно, а не утром, когда я вдруг вспоминаю, что повестка дня слишком переполнена. Иначе я стану причиной большого разочарования. Этому я научилась как канцлер ФРГ: если я кому-то дала сначала согласие на встречу, тогда для подавляющего большинства отказ становится грубым разочарованием. Я не хотела бы вызвать такого рода разочарование. Поэтому в случае сомнения я лучше своевременно отказываюсь. И это я делаю еще и потому, что план мероприятий, который мне по силам, помогает мне смотреть на вещи по-новому.

— Что интересует Вас, когда Вы представляете себе Европу в ближайшие десять лет?

— Здесь мне многое приходит на ум. Например, создание внутреннего цифрового рынка…

—… затем речь идет об уравнивании правовых норм в Европе…

— … да, о защите данных, об авторских правах. Нам надо выравнивать стандарты, чтобы на национальной границе не исчезала каждый раз мобильная связь. Это будет очень важно при передаче в режиме реального времени. Нам надо выравнять правила дорожного движения так, чтобы стала возможной автономная езда повсюду. Важными являются также телемедицинские данные. Короче: внутренний рынок означает удаление барьеров и в цифровом пространстве, надо сгладить различия и построить пространство для совместного создания ценностей. Сюда же относятся и налоговые вопросы. Мы не имеем права получить в Европе драматический налоговый демпинг. Налоговые ставки в некоторых государствах-членах ЕС не должны произвольно занижаться.

— Цифровой внутренний рынок — это только одна тема. А как обстоит дела с политикой безопасности?

— Мы сейчас очень быстро продвинули вперед структурированное сотрудничество в оборонной политике. Интересно, какие дальнейшие возможности для интенсивного сотрудничества предоставит Договор ЕС. Теперь у нас в европейской политике безопасности и обороны есть своего рода генеральный штаб, стратегический центр, в котором мы осуществляем работу в нашей общей внешней политике и в политике безопасности, то есть военные дела, дипломатию и сотрудничество в области оказания помощи на развитие. Это имеет неоценимое значение.

— Какие задачи Вы еще видите?

— Мы должны то, что мы уже практикуем в еврозоне, закрепить также и в договоре. До сих пор мы действуем во многом — как это называется официально — intergouvernemental, то есть путем согласия государств-членов, потому что государства —члены пока не имели ни времени, ни сил на изменения договора ЕС. Больше интеграции в еврозоне станет в некоторых случаях возможным лишь в случае изменения договоров. Большую задачу в политике безопасности я вижу в том, что мы, европейцы, хотим очень точно знать, кто находится на нашей территории. Это было слишком наивно, когда в свое время создали свободное европейское пространство без действенного контроля за нашими европейскими внешними границами. Тем временем мы добились значительного прогресса в защите внешних границ. Сейчас мы создаем регистр, в котором будет зафиксирован каждый, кто въезжает в Европейский союз или выезжает из него. Этими данными мы будем обмениваться между собой. И затем большим следующим шагом станет безусловно проведение более внятной внешней политики. Внешняя политика означает единодушие. К сожалению, в ЕС есть много очень различных позиций как по отношению к Китаю, так и к России. Но мир должен чувствовать, что ни в одной из этих тем государства-члены не смогут выйти за рамки единодушия Европейского союза. По крайней мере мы должны пробовать все, чтобы добиться совместных европейских позиций.

— В миграционной политике это кажется особенно трудным. Европейский суд на этой неделе отклонил жалобу. с помощью которой Венгрия и Словакия хотели отменить принятое большинством решение о распределении беженцев среди государств-членов. Свободен ли тем самым путь для того, чтобы теперь заново сформулировать дублинскую систему и добиться большей солидарности в Европе?

Я очень приветствую это решение суда. Подавляющее большинство государств-членов ЕС не жаловались на распределение и не придерживаются такой точки зрения, чтобы никогда не принимать ни одного беженца. Поэтому я вижу шанс, что мы в недалеком будущем придем все же к солидарному распределению беженцев, если мы будем тщательно работать и учтем и индивидуальные возможности каждого государства-члена, а также их различные экономические мощности. Возможно, мы скорее получим такой механизм распределения в Европе, когда все другие элементы миграционной политики будут более стабильными — если мы успешно будем бороться с причинами бегства, будем действенно защищать границы, наладим партнерство в развитии Африки и заставим контрабандистов отказаться от их ремесла. Потому что именно тогда недоверие по отношению к отрегулированной легальной миграции будет устранено. Однако мы должны добиться внутренней солидарности Европейского союза без каких-либо оговорок. Потому что если не будет солидарности в вопросах миграции, то этого не будет и в других областях, что было бы очень горько для единства Европы.

— Теперь мы уже значительно продвинулись вперед. Центральный маршрут по Средиземному морю из Ливии в Италию уже несколько недель практически закрыт. Приписываете ли Вы это Вашей политике?

— Основной пример был дан соглашением между ЕС и Турцией. Конечно, этот опыт нельзя применить к Ливии, потому что правительство национального единства в Ливии по-прежнему сравнительно слабо и контролирует далеко не всю территорию. Мы должны сделать все, чтобы поддержать их. Но в любом случае будет правильным, если представить международным организациям по оказанию помощи допуск к мигрантам в лагерях, чтобы их плохие условия жизни сделать более достойными. Кроме того, надо сделать так, чтобы Ливия сама охраняла свое собственное побережье. Конечно, было бы лучше всего, если бы вообще никто не собирался в этот путь через Сахару. Чтобы избежать этого, надо сотрудничать с транзитной страной Нигерией и со странами происхождения беженцев по ту сторону Сахары. Потому что ясно: мы должны избавиться от перекосов в благосостоянии в мире, иначе постоянно будут беспорядки и толпы беженцев.

— Правильно ли это — платить предводителям вооруженных формирований в Ливии за то, чтобы они задерживали беженцев. То есть платить тем, кого ООН обвиняет в том, что они до этого заработали много денег на контрабанде людьми?

— Ливия не является страной-народом, как Германия, это большое количество племен и семейных кланов. Некоторые из них организуются в вооруженные формирования, и многие пытаются за неимением других перспектив заработать на беженцах. Поэтому правильно, что надо разрушить эти экономические структуры и не дать людям тысячами тонуть в Средиземном море. Сюда относится также необходимость создания экономических возможностей для ливийского населения. Но я бы считала неправильным длительно сотрудничать с формированиями, которые не поддерживают правительство единства.

— С тех пор, как им за это платят, эти вооруженные формирования сотрудничают с правительством единства!

— Наше четкое требование к премьер-министру Сараджу состоит в том, чтобы комитет по работе с беженцами ООН и Международная организация по миграции получили доступ к беженцам, с которыми правительство прямо или через формирования наладило бы контакт. Поэтому мы поддерживаем обе организации значительными суммами. Мы не можем выдавать деньги на криминальные структуры. Конечно, и ливийское правительство хочет получать от нас деньги. Здесь мы должны найти правильное распределение между международными организациями по оказанию помощи и правительством единства. Недопустимо лишь одно: мы не можем, с одной стороны, жаловаться на то, как плохо живется беженцам и мигрантам в Ливии, и с другой стороны, не заботиться о них, потому что структуры в стране нам не нравятся. Поэтому для меня сотрудничество с UNHCR и международной организацией по миграции является ключом к этой проблеме.

— Вернемся в Европу. Если на продолжительное время удастся остановить нерегулируемый поток, тогда Венгрия и Словакия должны отказаться от своих возражений по поводу распределения беженцев. Но между этими двумя странами уже есть различия. Открывается ли тем самым шанс все же найти решение, в конце концов, ведь не должно быть полного единодушия?

— Я действительно вижу нюансы и различия между государствами Вышеградской группы. Словакия и Чешская Республика — более гибкие. Поэтому целесообразно говорить с каждым правительством отдельно.

— Еще больше разногласий по поводу Турции. Рамочное соглашение для переговоров по вступлению в ЕС предусматривает в случае наличия тяжелых и продолжительных нарушений против основных принципов, что страны-члены могут отказаться от переговоров. Для этого достаточно двух третей голосов государств. Хотите ли Вы в октябре говорить об этом с Вашими коллегами из других государств? Или Вы стремитесь к окончательному разрыву этих переговоров, что возможно лишь при единодушном решении?

— В октябре нам предстоит в Европейском Совете проанализировать нашу политику по отношению к Турции. Я не собираюсь официально спорить по этому поводу со странами-членами. То, что мы в настоящее время переживаем с немецкими гражданами в турецких тюрьмах, тяжело и абсолютно неприемлемо. Турция все больше отдаляется от Европы и ее ценностей. Мы в основном следим за двумя моментами: во-первых, нельзя вести сейчас переговоры о расширении таможенного союза, во-вторых, решать, прервем ли мы переговоры о вступлении или вообще их закончим. При этом я руководствуюсь тем, что пойдет на пользу людям, и не в последнюю очередь — арестованным немцам. Нам надо умно продумывать свои шаги. Перед нами на столе много вариантов.

— Еще один момент: Северная Корея. Стоит ли Европе держаться в стороне от этой проблемы?

— Как обращаться с противоправной атомной программой режима в Северной Корее — это важный вопрос и для Европы, даже если Северная Корея географически расположена далеко от нас. Я вижу возможность только для дипломатического решения. Никто не может желать, чтобы во всем регионе начался новый виток гонки вооружений. Европа должна и здесь показать единую позицию, выступить за дипломатическое решение и сделать все, что можно сделать с помощью санкций.

— Во время переговоров с Ираном Германия сидела за столом переговоров, хотя она и не является постоянным членом Совбеза ООН. Как Вы считаете, будет ли это так и в случае с Северной Кореей?

— Если наше участие в переговорах будет востребовано, то я сразу скажу — да. Переговоры по Ирану начались еще то того, как я стала канцлером ФРГ, и завершились лишь в прошлом году. Это был хотя и долгий, но важный период дипломатической работы. Такой формат я бы представила себе и для участия в урегулировании конфликта с Северной Кореей. Европа и особенно Германия должны быть готовы внести свой очень активный вклад.

Германия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 11 сентября 2017 > № 2305196 Ангела Меркель


Узбекистан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > dw.de, 8 сентября 2017 > № 2301769

"Свободно конвертируемая валюта" - для россиян это словосочетание напоминает что-то из начала девяностых, и сегодня воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Не так - в Узбекистане, где после 1996 года конвертация местной валюты была заморожена на долгие двадцать с лишним лет правления президента Ислама Каримова.

Его преемник Шавкат Мирзиёев сделал шаг вперед на пути к либерализации экономики, резко облегчив конвертацию валют на территории республики в начале этой недели. С 5 сентября 2017 года резиденты Узбекистана могут свободно продать свои доллары и евро в официальных обменных пунктах. Для этого правительство пошло на резкую девальвацию национальной валюты - сума. В один день официальный курс доллара на покупку повысился с 4200 до 8000 сумов.

5 сентября в Ташкенте и в других городах открылись десятки новых обменных пунктов. Одновременно с этим прекратилась работа черных рынков по обмену валюты - судя по сообщения очевидцев с мест, торговцы оттуда ушли. Теперь курс национальной валюты, упавший одномоментно почти в два раза, определяется по итогам биржевых торгов. Власти собираются ограничиваться вмешательством только с целью ослабления колебаний курса.

Купить доллары на сум сложнее

По-настоящему легко продать доллары и евро. Это разрешается делать без паспорта, если сумма не превышает 9360 долларов, сообщают местные издания. Сложнее обстоят дела с покупкой валюты - получить наличные доллары и евро в обменных пунктах пока нельзя, но разрешено провести операцию по зачислению нужной суммы на банковскую карту. Правда, она ограничена - 5000 долларов в три месяца.

Как сообщает информагентство "Фергана", со сложностями столкнулись держатели российских рублей, казахстанских тенге, киргизских сомов и других валют соседних стран. Их к обмену пока не принимают. Новые меры ажиотажа в стране не вызвали: очереди в обменных пунктах, судя по рассказам очевидцев, возникали редко.

Сдержать виток инфляции

Одновременно власти Узбекистана отменили требование для экспортеров продавать часть валютной выручки в иностранной валюте. Часть ограничений для юридических лиц по конвертации валюты были отменены в течение 2017 года.

Чтобы не провоцировать рост инфляции, ряд таможенных пошлин были или снижены или отменены. Сдержанно отреагировали и коммерческие компании в Узбекистане, которые раньше определяли тарифы в долларах. Компании из сектора телекоммуникаций, туристические бюро, а также главный авиаперевозчик страны сохранили свои расценки, исходя из прежней котировки узбекского сума. Как долго частные компании смогут вести операции по столь невыгодному для себя курсу и будут ли они получать субсидии от государства, не ясно.

Надежда немецких инвесторов

Либерализация национальной валюты Узбекистана вызвала волну одобрения у международных инвесторов. Узбекистан - самая многонаселенная страна региона с большим и до сих пор мало освоенным рынком, отмечают они.

Деловые круги в Германии новость о начале конвертации узбекского сума восприняли с энтузиазмом. "Шаг на пути к либерализации до сих пор строго регламентированных валютных операций в Узбекистане является важным сигналом для повышения инвестиционной привлекательности Узбекистана", - ответил за запрос DW представитель рабочей группы по Центральной Азии в Восточном комитете германской экономики Манфред Грундке (Manfred Grundke).

Немецкий бизнес, по его словам, приветствует реформы, запущенные Ташкентом: "При достижении полной конвертации отпадет один из самых больших барьеров в вопросах торговли с Узбекистаном и деятельности иностранных компаний на его территории", - сказал Грундке.

2017 год может стать поворотным

Объемы торговли с Узбекистаном в последние годы постоянно снижались: с 759 миллионов евро в 2010 году до 460 - в 2016-м. Одновременно с этим росла сумма, которую немецкий бизнес не мог свободно конвертировать и вывести из страны - в Германии говорили о полумиллиарде евро. Многие немецкие предприниматели, в том числе и на фоне скандала с неоплаченными счетами за строительство Дворца международных форумов в Ташкенте, поспешили покинуть страну в 2010-х годах.

В итоге, к началу 2016 года в Узбекистане было зарегистрировано всего 54 немецкие фирмы. Однако, судя по статистике Делегации германской экономики в Центральной Азии, интерес к Узбекистану снова усиливается - объем торгового оборота с января по июнь 2017 года вырос на 18 процентов.

Узбекистан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > dw.de, 8 сентября 2017 > № 2301769


Германия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 сентября 2017 > № 2300896

В Германии растет число преступлений на почве антисемитизма

Ансгар Грау | Die Welt

В Германии растет число преступлений антисемитской и антиизраильской направленности, сообщает Die Welt со ссылкой на ответ правительства ФРГ на запрос депутата "Зеленых" Фолькера Бека.

Согласно документу, который находится в распоряжении издания, в первом полугодии 2017 года было совершено 681 подобное преступление, что на 4% больше, чем за аналогичный период прошлого года. С 14 до 15 возросло количество насильственных преступлений и с 425 до 434 - количество случаев разжигания межнациональной розни.

"К тому же это только те случаи, когда жертвы решили обратиться в полицию. Реальные цифры намного выше", - заявил Бек.

По данным немецкого МВД, 632 из 681 преступления были совершены правоэкстремистами.

Однако руководитель берлинского Центра исследования антисемитизма (RIAS) Беньямин Штайнитц сомневается, что такое большое число преступлений совершается одними только правоэкстремистами. "Существуют некоторые расхождения между полицейской статистикой и наблюдениями жертв антисемитских нападений и оскорблений", - отмечает Штайнитц.

Так, эксперты ссылаются на опрос, проведенный среди немецких евреев. В ходе опроса 8% респондентов показали, что их родственники или знакомые за последний год становились жертвами "физических нападений", еще 36% сообщили, что подверглись вербальным оскорблениям, а 52% рассказали о "скрытых намеках". При этом, согласно опросу, особенно часто евреи утверждали, что "преступления совершали мусульмане: на долю мусульман пришлось 48% скрытых намеков, 62% оскорблений и 81% "физических нападений".

Германия > Армия, полиция > inopressa.ru, 8 сентября 2017 > № 2300896


Германия > СМИ, ИТ. Электроэнергетика > inosmi.ru, 8 сентября 2017 > № 2300860

Особо энергичный медведь: как хакеры атакуют энергетические предприятия

Юстус Бендер (Justus Bender), Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия

Если в Германии когда-нибудь сложится такая же ситуация, как на Украине 23 декабря 2015 года, то это станет настоящим кошмаром для немецких органов безопасности. В этот день около 700 тысяч семей на западе Украины остались без электричества. Однако произошло это не потому, что сепаратисты обстреляли какую-то электростанцию, и не из-за какого-то технического дефекта. Достаточно оказалось всего лишь нескольких электронных писем с компьютерными вирусами на адреса сотрудников компании-оператора.

С учетом конфликта на Украине появились две версии возникновения ЧП. Во-первых, это могли быть действия российских хакеров, стремившихся ослабить противника. Во-вторых, это могла быть специфическая проблема бывшей советской союзной республики, которые маловероятны в таких странах, как Германия.

К тому моменту, как на Украине в массовом порядке погас свет, западные энергокомпании, по всей вероятности, уже давно подверглись нападениям российских хакеров. Так, группа хакеров, получившая от служб безопасности прозвища Energetic Bear или Dragonfly, атаковала западные предприятия энергетической отрасли еще с февраля 2013 года. Они просто рассылали зараженные вирусами электронные письма и взламывали сайты, на которых общались между собой сотрудники этих компаний. От этих атак пострадали такие страны как Испания, США, Франция, Италия, Германия и прочие.

Целью этих атак была кража паролей, а также установка программ, позволявших дистанционно вмешиваться в работу предприятий. Исследование, проведенное тогда специалистами фирмы Symantec, выявило, что все вредоносные программы были настроены на время, соответствовавшее девятичасовому рабочему дню по московскому времени (среднеевропейское время +4 часа), причем особенно часть атаки совершались по вторникам и никогда по выходным. Впрочем, это нельзя было назвать неопровержимым доказательством, потому что чисто технически можно настроить то или иное время.

Это было в 2013 году. Согласно опубликованному в среду докладу Symantec, эта же группа вновь активизировалась в этом году. Так, ее члены атаковали энергетические предприятия в Швейцарии, США и Турции. Кроме того, эксперты Symantec выяснили, что сотрудники немецких предприятий также посещали инфицированные хакерами Dragonfly сайты. В частности, это происходило на сайтах, где была возможна регистрация на специализированные заседания или семинары. Пока, однако, не было ни одного доказанного случая заражения какого-нибудь энергетического предприятия в Германии, однако полностью исключать это нельзя.

«С мая 2017 года мы зафиксировали повышенную активность, продолжающуюся до сих пор. Эта волна атак еще не прошла, и поэтому мы считаем важным проинформировать пользователей об этом», — сказал эксперт Symantec Кандид Вюст (Candid Wüest) нашему изданию. «Мы не хотим распространять лишнюю панику, но когда существует возможность дистанционного отключения энергии, это является серьезным средством давления», — добавил он по поводу соотношения сил противостоящих стран.

Согласно докладу, эта группировка теперь «имеет потенциальные возможности по саботажу и контролю над этими системами, если решится на подобные действия». Впрочем, Вюст воздержался от утверждений, что речь однозначно идет именно о российских хакерах. «Как при любой кибератаке, невозможно что-то утверждать наверняка». По его словам, в ходе исследования программного кода его коллеги встречали слова на русском, но также, к примеру, на французском языке.

Американские правительственные круги, в свою очередь, не стесняются обвинять именно Россию в хакерских атаках. Так, газеты Washington Post и New York Times со ссылкой на американские спецслужбы называли Dragonfly «русской группировкой». А в июле ФБР и министерство внутренней безопасности США предупреждали о возможных атаках на энергетические объекты. Wolf Creek Nuclear Operating Corporation, оператор АЭС в Канзасе, к примеру, действительно стала жертвой такого нападения со стороны Dragonfly.

Немецкое Ведомство по безопасности информационной техники (BSI), по словам его руководителя Арне Шёнбома (Arne Schönbohm), также наблюдает «систематические кибератаки на предприятия энергетической отрасли». В этой связи ведомство распространило в июле соответствующее предупреждение среди компаний-операторов критически важных объектов инфраструктуры. По крайней мере, в будущем жизнь хакеров не должна стать легче. До 31 января 2018 года немецкие энергетические предприятия должны предъявить BSI соответствующие сертификаты и доказать, что принятые ими меры безопасности соответствуют минимально допустимым нормам. А между тем после первых атак Dragonfly прошло уже целых пять лет.

Германия > СМИ, ИТ. Электроэнергетика > inosmi.ru, 8 сентября 2017 > № 2300860


Германия. Весь мир. УФО > Медицина. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 5 сентября 2017 > № 2297602

Всемирный конгресс людей с ОВЗ в Екатеринбурге – итог 20-летнего развития движения конгрессов в мире.

Всемирный конгресс людей с ОВЗ, который стартует в Екатеринбурге 7 сентября, станет итогом 20-летнего развития движения таких конгрессов во всем мире. Об этом заявил председатель международного координационного комитета Томас Краус.

«Это движение, стартовав 20 лет назад, прошло по всей Европе, достигло Азии, попало в Южную Америку и, конечно, есть и в России. Все эти 20 лет мы находились в постоянном развитии. Мы не знали, что такое движение действительно станет реальностью. Но, планируя всемирный конгресс в Екатеринбурге, мы предположили, что приехать на него может 700 участников. И самое прекрасное, что этой цифры мы достигли», – сказал Томас Краус.

По словам министра социальной политики Свердловской области Андрея Злоказова, то, что инициатива проведения мероприятия в Свердловской области была выдвинута общественными организациями инвалидов Свердловской области, – это уже большой успех. Официальное открытие конгресса состоится 7 сентября во Дворце игровых видов спорта. В этот же день в Центре развития архитектуры и дизайна с утра будет работать специализированная выставка «Социальная поддержка и реабилитация лиц с ограниченными возможностями здоровья.Технические средства, технологии, услуги», которую организовала Уральская торгово-промышленная палата. Данная выставка проходит каждые два года с целью демонстрации новых технологий, возможностей для реабилитации и интеграции людей с инвалидностью в социум. В этот раз выставка станет еще более масштабной.

«Участниками выставки станут более 40 предприятия, которые представят свои разработки по многим направлениям: это компании, ориентированные на людей с ограниченными возможностями по слуху, зрению, с нарушением опорно-двигательного аппарата и другие. Все дни на территории выставки будет проходить большое количество мероприятий и мастер-классов. Например, мастер-классы и обучение по оздоровительной гимнастике, по канистерапии. Будет проходить большое количество дискуссий по адаптации людей с ограничениями к жизни в обществе. Цель выставки – познакомить граждан с государственными программами социальной и юридической защиты лиц с ограниченными возможностями и предоставить возможность предприятиям продемонстрировать технические средства и передовые технологии реабилитации», – сказал президент Уральской торгово-промышленно палаты Андрей Беседин.

Как подчеркнули организаторы, первый Всемирный конгресс людей с ограниченными возможностями здоровья внесет существенный вклад в развитие инклюзии в Свердловской области, в России и в мире.

«Наша цель – активизация глобального диалога по поиску новой роли человека с инвалидностью и создание инклюзивного общества. Поэтому на конгрессе мы предусмотрели несколько открытых мероприятий, посетить которые смогут все желающие», – рассказал член подготовительного комитета конгресса, руководитель организации «Белая трость» Олег Колпащиков.

Первые делегации уже прибыли в Екатеринбург. Среди них – представители Германии, Монголии, Швеции, Норвегии, Франции. Все они посетили финальную пресс-конференцию с организаторами всемирного конгресса. В личной беседе участники из Германии признались, что очень довольным приемом в России, в том числе и встречей в аэропорту, организацией логистики и вниманием со стороны всех задействованных в подготовке мероприятия лиц.

Напомним, в ближайшие дни для участия в конгрессе в Екатеринбург прибудут 711 участников из 27 стран мира, включая Великобританию, Китай, Германию, США, Австрию, Аргентину, Армению, Бельгию, Грузию, Данию, Израиль, Индию, Ирландию, Киргизию, Непал, Нидерланды, Норвегию, Сербию, Таджикистан, Таиланд, Узбекистан, Украину, Финляндию, Францию, Швейцарию, Швецию, Новую Зеландию и более 20 субъектов Российской Федерации.

Пресс- служба Уральской ТПП

Германия. Весь мир. УФО > Медицина. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 5 сентября 2017 > № 2297602


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297720

Опасная политика

Франциска Аугштайн (Franziska Augstein), Süddeutsche Zeitung, Германия

«Восточный комитет германской экономики» относится к тем немногим инстанциям, которые еще заинтересованы в мирном сотрудничестве с Россией. Естественно: немецкие предприятия хотят зарабатывать деньги. Но это законно, независимо от того, любит кто-то капитализм или нет. Сегодня вновь обращаются к философии времен просвещения: там, где ведется торговля, нельзя одновременно вести войну. Однако в нынешние времена приоритет отдается вооружению.

США и Россия собираются ликвидировать важнейшие договоры по контролю за ядерными вооружениями. Под угрозой находится соглашение о запрете ракет среднего радиуса наземного базирования из 80-х годов. Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений (СНВ), касающийся межконтинентальных ракет, должен быть обновлен. Однако обе страны более не сотрудничают в военной области. Это приводит к недоразумениям, которые печально напоминают фильм Стэнли Кубрика «Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу».

Недавно сенат США ужесточил санкции против России. Причем таким образом, что президент ничего не может здесь изменить. Клаус Шефер (Klaus Schäfer), заместитель председателя Восточного комитета, с некоторым ужасом высказался в июне по поводу ужесточения санкций: «Эти санкции сената США вызывают крайнюю тревогу и в принципе представляют собой угрозу для европейской и немецкой экономики. Здесь девиз „Америка прежде всего“ претворяется в жизнь в совершенно новом измерении».

Министра иностранных дел Германии Зигмара Габриэля (СДПГ) мы застали во время его поездки в автомашине. Он говорил без запинки, поэтому предоставим ему слово. На вопрос о том, были ли целесообразными санкции против России из-за присоединения Крыма, он сказал: «Оккупация Крыма была тяжким нарушением заключительного акта Хельсинки, в котором все государства заверили друг друга в том, что границы неприкосновенны. Это является архитектурой безопасности Европы. Вера в это была, кстати, необходима и Горбачеву для того, чтобы согласиться с объединением Германии. Надо ли просто согласиться с оккупацией Крыма? Какой урок стоит извлечь из этого? Можно ли это сделать, не опасаясь последствий и чтобы в конце победили экономические интересы? Это не может быть позицией Германии и Европы».

«Какими могли бы быть альтернативы?, — продолжает Габриэль. — Самим проявить военную активность, чего никто не мог желать. За исключением США, где подумывали о том, чтобы поставлять Украине оружие. К сожалению, теперь это вновь актуально. Другая возможность была в то время — вообще ничего не делать. Так что остаются только санкции, независимо от их эффективности. Не может быть такого, чтобы мы вообще ничего не делали. Тогда урок для любого будущего фюрера в Европе был бы таким: о, в конце концов Европа — просто беззубый тигр, мы можем применять силу, и никто не отреагирует. Поэтому санкции были тогда правильными».

Санкции против России не должны в конечном счете способствовать сбыту американского газа

На вопрос о том, разумны ли дальнейшие санкции против России, Габриэль сказал: «То, что обсуждается сейчас в США, на мой взгляд, направлено скорее против президента, чем против России. Этот закон пользуется поддержкой большинства у демократов и республиканцев, поскольку Трамп подозревается — справедливо или нет — в том, что он поддерживал деловые отношения с Россией, которые скрывались от общественности. Чтобы его обуздать, американцы додумались до этого закона, который однако создает огромные проблемы. Во-первых, американцы отказываются тем самым от прежней позиции совместного согласования нашей политики. Во-вторых, по представлению США, такие санкции являются экстерриториальными, они должны затрагивать также европейские, немецкие фирмы, то есть те фирмы, которые, собственно говоря, подпадают под европейское право. И в-третьих, что вообще выглядит как авантюра: что эти новые санкции объясняются даже желанием вытеснить российский газ с европейского рынка, чтобы продавать там американский. Это то, с чем мы никак не можем согласиться: когда американцы вводят санкции для того, чтобы отстоять свои экономические интересы. Кроме того я опасаюсь, что эта чрезмерная санкционная политика будет иметь в России опасные последствия. Российскому президенту предстоит предвыборная борьба. Вместо того, чтобы делать ставку на контроль за вооружением и на разоружение, Запад повторяет наихудшие ошибки холодной войны».

Следующий вопрос к Габриэлю: как, собственно говоря, дальше обращаться с Россией? Он отвечает: «Чем дальше на Запад и чем моложе люди в России, тем с меньшим одобрением они относятся к тому, что делает Путин. Чем старше люди в Германии, тем больше они хотят отказа от санкций. Я этого тоже хочу. Но для этого, по крайней мере, должно соблюдаться перемирие в Восточной Украине. Русские и украинцы многие годы заявляли, что они хотят этого. Но обе стороны постоянно нарушают это соглашение. К сожалению, мы не сможем быстро добиться полного осуществления Минского мирного соглашения. Кроме того, я не думаю, что нынешняя позиция Европы является правильной: сначала стопроцентное осуществление Минского соглашения, а потом отмена санкций. Я твердо убежден в следующем: так, как мы пошагово вводили санкции, их следует так же пошагово отменять. Предпосылкой для этого является осуществление перемирия. Тогда можно было бы также отменить существенную часть санкций. К сожалению, мы далеки от этого».

Зигмар Габриэль учился у Эгона Бара (Egon Bahr), режиссера немецкой политики разрядки. Его следует внимательно слушать.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 сентября 2017 > № 2297720


Германия. США. Евросоюз. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 августа 2017 > № 2300064 Ульрих Кюн, Тристан Фольпе

Никакой ядерной бомбы, пожалуйста

Ульрих Кюн – сотрудник программы ядерной политики Фонда Карнеги за международный мир.

Тристан Фольпе – сотрудник программы ядерной политики Фонда Карнеги за международный мир.

Резюме Заигрывания с ядерным оружием в Германии – преходящая реакция на избрание Трампа. Но они отражают более глубинную проблему – ощущение незащищенности в Берлине, вызванное непоследовательной политикой США в отношении России и Европы на протяжении многих лет.

Избрание Дональда Трампа президентом США в ноябре прошлого года привело Берлин в смятение. Как трактовать неопределенные или даже враждебные заявления Трампа по поводу Евросоюза и НАТО и его явные симпатии к России, размышляли немецкие политики и журналисты. Некоторые надеялись, что Трамп хочет подтолкнуть членов НАТО к увеличению военных расходов, но в итоге оставит американские гарантии безопасности Европе без изменений. Другие, менее оптимистично настроенные, утверждали, что времена, когда Германия могла полагаться на Соединенные Штаты в вопросах обороны, закончились и стране нужно самой заботиться о себе.

Эти опасения возродили старую идею – фактор ядерного сдерживания в Европе. Родерих Кизеветтер, влиятельный член ХДС, – партии канцлера Ангелы Меркель – через несколько дней после избрания Трампа заявил, что, если США не хотят обеспечивать Европе ядерный щит, Франция и Великобритания должны объединить свои ядерные арсеналы в систему сдерживания, которая будет финансироваться из военного бюджета Евросоюза. В феврале Ярослав Качиньский, лидер правящей польской партии «Право и справедливость», высказался в поддержку идеи о Евросоюзе как «ядерной супердержаве», если его система сдерживания будет соразмерна ядерному потенциалу России.

Некоторые немецкие эксперты полагали, что идея британо-французской системы сдерживания под эгидой ЕС не получит развития. Бертольд Колер, один из издателей влиятельной консервативной газеты Frankfurter Allgemeine Zeitung, отмечал, что британский и французский арсеналы слишком незначительны, чтобы противопоставить их России. Он предлагал Германии задуматься о «собственной системе ядерного сдерживания, которая позволит отбросить сомнения по поводу американских гарантий». Другие немецкие аналитики, в том числе Торстен Беннер, глава берлинского Института глобальной публичной политики, и эксперт по международным отношениям Максимилиан Терхалле пришли к аналогичному выводу. «Германии нужно ядерное оружие», писал Терхалле в журнале Foreign Policy в апреле.

Пока идею создания немецкой бомбы поддерживает маргинальное меньшинство. На протяжении десятилетий Германия являлась одним из самых непоколебимых сторонников ядерного нераспространения и глобального разоружения. В феврале официальный представитель Меркель заявил, что «планов по ядерному вооружению в Европе с участием федерального правительства нет». По-видимому, канцлер и ее помощники считают подобные планы плохой идеей: наличие ядерного арсенала у Германии пошатнет отношения Брюсселя и Москвы и повысит риск разработки ядерного оружия другими странами.

Хотя заигрывания с ядерным оружием в Германии, скорее всего, являются преходящей реакцией на избрание Трампа, они отражают более глубинную проблему – ощущение незащищенности, обусловленное непоследовательной политикой США в отношении России и Европы на протяжении многих лет. Над решением этой проблемы Германия и Соединенные Штаты должны работать сообща. Правительству Меркель следует содействовать более эффективной координации по вопросам обороны в ЕС. США в свою очередь должны подтвердить заинтересованность в процветании Евросоюза и НАТО и активно способствовать широким переговорам с Россией о будущем европейской безопасности.

Тень прошлого

За последние 10 лет Европа пережила серию кризисов, кульминацией которых стала аннексия Крыма Россией в 2014 году. Каждый раз Германия как крупнейшая страна Европейского союза координировала ответную реакцию. Например, в 2015 г. она стала основной движущей силой переговоров между Россией и Украиной, которые привели к шаткому перемирию. Но каждый раз, когда Германия брала на себя роль лидера, ее соседи вспоминали историю и начинали нервничать по поводу немецкой гегемонии в Европе.

Корни этих страхов уходят в 1871 г., когда было создано современное германское государство. С тех пор и до раздела страны после Второй мировой войны перед европейскими лидерами стоял «германский вопрос» – простая, но неразрешимая дилемма. Размеры Германии не позволяли ни одному европейскому государству уравновесить ее экономическую и военную мощь. Тем не менее Германия никогда не была настолько сильной, чтобы управлять Европой в одиночку. Отчасти проблема была обусловлена так называемым Mittellage, расположением страны в центре Европы, в окружении потенциально враждебных государств. Ответом Германии на внешние угрозы был Sonderweg, «особый путь» – термин, применяемый историками для обозначения склонности Германии к авторитаризму и попыток навязать такую форму правления другим странам Европы. Когда это происходило, на континенте начинались разрушительные войны.

Раздел Германии – после того как под руководством Гитлера страна предприняла последнюю и самую катастрофическую попытку управлять Европой – временно снял эту проблему. Западная Германия не могла доминировать в Европе в период холодной войны, поскольку противостояние между Востоком и Западом не предполагало внутриевропейского соперничества. После объединения в 1990 г. институциональные рамки ЕС и НАТО не позволяли германской проблеме вновь выйти на первый план. Окруженная друзьями, Германия не беспокоилась по поводу своего Mittellage. В то же время США сохранили ограниченное военное присутствие в Европе (включая Германию), и бывшим западным союзникам удалось превратить страну в мирное демократическое государство, так что возвращение к Sonderweg невозможно было представить. Американские гарантии безопасности позволили немцам сохранить антимилитаристскую позицию, пользоваться экономическими плодами мира и периодически ощущать моральное превосходство над Вашингтоном, чрезмерно полагающимся на свою военную мощь.

Эра безмятежности неожиданно закончилась в 2009 году. Из-за «великой рецессии» и последовавшего за ней долгового кризиса в еврозоне многие страны ЕС стали нуждаться в германском лидерстве. Но когда Берлин стал навязывать свои решения – например, требуя от стран Южной Европы реализации жестких мер экономии, – это вызвало обвинения в германской гегемонии. В 2015 г. правящая греческая партия СИРИЗА заявила, что Берлин угрожал «финансовым удушением» и аннигиляцией Афин, если правительство Греции нарушит жесткие условия плана Евросоюза по оказанию помощи.

Первый серьезный удар по европейской безопасности был нанесен в 2014 г., когда Россия вторглась на Украину. Прагматичные отношения Меркель с президентом России Владимиром Путиным резко ухудшились. Оттеснив США, Германия вместе с Францией стала посредником на переговорах по перемирию на востоке Украины, возглавила процесс введения антироссийских санкций и направила солдат в занервничавшие страны Балтии. Годы непоследовательной американской политики в отношении России, когда Вашингтон то пытался ослабить влияние Москвы в Восточной Европе, то пробовал провести «перезагрузку», не оставили Германии выбора – ей пришлось взять на себя роль лидера.

На этом фоне избрание Трампа усилило напряженность между взаимоисключающими факторами: потребность в германском лидерстве, ограничение влияния Германии и нетерпимость Европы к германскому доминированию. В ходе предвыборной кампании Трамп равнодушно относился к возможному распаду ЕС и приветствовал националистические политические движения, включая сторонников Brexit. Такая позиция ставила под угрозу политическую идентичность Германии как центра Европейского союза, Берлин был вынужден защищать объединение. Более того, назвав НАТО «устаревшим», Трамп нанес удар по системе, которая обеспечивала безопасность в Европе и сдерживала Германию на протяжении полувека.

Но хуже всего то, что, демонстрируя симпатию к Путину, Трамп вновь поставил Германию в Mittellage – на этот раз между Белым домом и Кремлем. Эффект ощущался не только в Германии, перспектива сближения Путина и Трампа заставила нервничать весь Евросоюз. В январе, перечисляя угрозы, стоящие перед ЕС, глава Европейского совета Дональд Туск не только традиционно назвал джихадизм и российскую агрессию, но и отметил «тревожные заявления новой американской администрации». Лидеры стран континента стали опасаться, что Трамп поддержит популистские силы, стремящиеся к распаду ЕС, или откажется от американских ядерных гарантий европейской безопасности ради большой сделки с Россией.

Опасная идея

Если Европа окажется между враждебной Россией и индифферентными Соединенными Штатами, Берлин почувствует необходимость защищать континент военными, а не политическими средствами. Но тогда перед ним встанет проблема: как гарантировать европейскую безопасность, не вызывая страхи по поводу немецкой гегемонии? Если Германия будет наращивать военную мощь, не интегрируя ее в общеевропейский проект, это приведет к изоляции страны и распаду ЕС.

Ядерное оружие, казалось бы, предлагает Германии выход из тупиковой ситуации. По мнению сторонников этой идеи, ядерное оружие позволит противостоять экзистенциальным угрозам и уменьшить зависимость Европы от США, не вызывая опасений по поводу германского доминирования. «Проецирование ядерной мощи со стороны Берлина будет признано легитимным», пишет Терхалле, потому что «Вторая мировая война не имеет реального политического веса в современных отношениях». На самом деле политику в Центральной и Восточной Европе определяет «ощущение угрозы со стороны России». Это утверждение базируется на шатком фундаменте. Возможно, действия России на востоке Украины заставляют европейские страны объединяться, но страх перед возрождением Германии полностью не исчез. Если у нее появится ядерное оружие, нынешнее единство Евросоюза быстро начнет разрушаться.

Даже если остальные члены ЕС примут наличие ядерного арсенала у Германии, это не решит всех проблем европейской безопасности. Ядерное оружие не может остановить ограниченные войны, которые Россия успешно вела в Крыму и на востоке Украины, независимо от того, кто осуществляет сдерживание. Даже просто заменить американский ядерный щит над Европой на германский или общую систему Евросоюза будет нелегко. На протяжении холодной войны Соединенные Штаты стремились убедить СССР в своей готовности защищать Западный Берлин ядерным оружием, особенно учитывая советское превосходство в обычных вооружениях. Германия столкнется с аналогичной проблемой, пытаясь убедить Россию в своей готовности применить ядерное оружие для защиты других членов ЕС, особенно стран Балтии, которые ощущают наибольшую угрозу от России.

Франция и Великобритания уже имеют ядерное оружие. Их опыт не позволяет однозначно судить о плюсах ядерного арсенала. Создав собственные ядерные силы, оба государства получили некоторую независимость от США, тем не менее они по-прежнему полагались на американские обычные вооруженные силы в Европе. Кроме того, ни британский, ни французский ядерный арсенал не был сопоставим с советским. Их ядерные силы также не могли существенно повысить коллективную безопасность НАТО. Только Великобритания обещала применить свои силы сдерживания для защиты других членов НАТО, Франция не входила в ядерную структуру альянса. Великобритании потребовалось много сил и времени, чтобы сделать свои обязательства заслуживающими доверия. Германии не стоит забывать, что само по себе обладание ядерным оружием не может автоматически повысить безопасность союзников.

Независимо от конечного эффекта наличия ядерного арсенала, сначала Германии придется преодолеть технические и политические препятствия, а также барьеры в сфере безопасности. Придется переориентировать инфраструктуру атомной энергетики на военные нужды или быстро строить новые военные объекты. Оба пути потребуют значительных затрат времени и сил. Оба предполагают деятельность, которая неизбежно вызовет тревогу. Германии будет трудно скрыть разработку ядерного оружия на военных объектах, учитывая масштабное строительство, которое для этого потребуется. Нельзя будет также полагаться на инфраструктуру атомной энергетики. После катастрофы на японской АЭС «Фукусима» в 2011 г. правительство Меркель решило закрыть все атомные электростанции Германии к 2022 году. Поэтому не удастся начать работы над бомбой под прикрытием мирной программы. Даже такие факты, как продолжение функционирования нескольких реакторов после установленного дедлайна, вызовут опасения.

В любом случае в какой-то момент Берлин не сможет скрывать свои ядерные амбиции. Правительство Германии столкнется с мощной внутриполитической оппозицией и, возможно, даже гражданскими акциями протеста. По данным опроса, проведенного в марте 2016 г., 93% немцев поддерживают международный запрет ядерного оружия, 85% хотели бы, чтобы американцы вывели свои ядерные силы из Германии. Население страны не поддержит официальную ядерную программу, а лидер, начавший секретные разработки, рискует потерять власть.

Кроме того, наличие ядерного арсенала у Германии подорвет международный режим нераспространения. Прежде чем получить бомбу, Германии придется выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), этот шаг поставит под угрозу само существование документа. Несмотря на успешную историю ДНЯО, его будущее можно назвать неопределенным. Согласно ДНЯО, страны, обладающие ядерным оружием, договорились идти по пути разоружения, однако в последние годы процесс достижения этой цели застопорился, и государства, не имеющие ядерного оружия, все чаще высказывают недовольство невыполнением обязательств. Фундаментальной целью договора являлось удержание Германии от разработки ядерного оружия. Если Берлин развернет ядерную программу, режим нераспространения полностью рухнет, потому что другие страны не будут чувствовать себя связанными условиями договора.

Германии также придется модифицировать Договор «2+4», соглашение об объединении Восточной и Западной Германии, подписанное с Францией, СССР, Великобританией и США в 1990 г., или выйти из него. В документе Германия подтверждает «отказ от производства, владения и распоряжения ядерным, биологическим и химическим оружием». Договор был призван не только завершить холодную войну, но и не допустить немецкого Sonderweg в будущем; аннулирование документа возродит «германский вопрос» и станет ударом для четырех стран, заплативших самую высокую цену за победу над нацистской Германией во Второй мировой войне.

Стремление Германии к ядерному арсеналу вместо сдерживания агрессии увеличит риск конфликта в Европе, поскольку Россия скорее всего постарается помешать Берлину получить бомбу. Москва может совершить покушения на немецких ученых-ядерщиков, осуществить кибератаки на энергетическую инфраструктуру или даже нанести авиаудары по ядерным объектам страны. Тайные операции могут быстро перерасти в прямую конфронтацию.

Даже если Германии удастся получить ядерное оружие, перед ней встанет новая задача – убедиться, что оно выдержит российскую атаку. В последние годы Россия передислоцировала ракетные части на запад, нацелив их на Германию и других членов НАТО. По некоторым данным, Россия развернула крылатые ракеты в нарушение Договора 1987 г. о ликвидации ракет средней и меньшей дальности между СССР и США, и теперь ее возможности уничтожить немецкий арсенал только увеличились. Если Германии не удастся с самого начала скрыть и защитить свое ядерное оружие, в случае кризиса с Россией германское руководство будет испытывать соблазн нанести упреждающий удар, чтобы не потерять ядерный арсенал страны, если Москва ударит первой.

Препятствия, с которыми может столкнуться немецкая ядерная программа, вынуждают вернуться к идее британо-французской системы сдерживания. Однако в свете грядущего выхода Великобритании из ЕС у Берлина остается только один вариант – обратиться за помощью к Франции. Германия и Франция не первый раз задумываются об общеевропейской системе ядерного сдерживания. В 1957 г., вскоре после Суэцкого кризиса, когда напряженность между Парижем и Вашингтоном достигла пика и французское правительство сомневалось в надежности американских ядерных гарантий, Париж предложил Италии и ФРГ совместно разрабатывать ядерное оружие. Через год президентом Франции стал Шарль де Голль, который быстро прекратил секретные переговоры и начал работу над собственной ядерной программой. Идея сотрудничества в ядерной сфере вновь обсуждалась с канцлером Германии Конрадом Аденауэром уже в 1962 году. А в 1990-е гг. Франция предложила расширить свой ядерный щит на территорию объединенной Германии, стремясь уменьшить влияние Соединенных Штатов в Европе. Все эти идеи провалились отчасти потому, что французы не хотели отдавать контроль над своим арсеналом, так как это лишило бы их автономности во внешней политике. Сегодня подход не изменился, поэтому немецкие политики не спешат обращаться к Франции. Более того, возобновив переговоры, Берлин рискует дать сторонникам изоляционизма в администрации Трампа именно то, чего они ждут: основания уйти из Европы.

Вместе – сильнее

Ядерное оружие не решит проблемы Европы, но Вашингтону не следует игнорировать германские ядерные устремления, поскольку они отражают растущее чувство неопределенности в Берлине. Неопределенность обусловлена непоследовательностью американской политики в отношении России, которая началась задолго до избрания Трампа. С 2000-х гг. в распоряжении Вашингтона было несколько противоположных опций: сосредоточиться лишь на защите союзников по НАТО и сдерживании России; предложить поддержку бывшим советским республикам, прежде всего Грузии и Украине, пытающимся противодействовать российскому доминированию, или сотрудничать с Москвой в решении глобальных проблем безопасности.

Соединенные Штаты экспериментировали со всеми тремя. Они приветствовали вступление новых государств в НАТО, несмотря на жесткие, хотя и неконкретные угрозы России. Вашингтон по-прежнему держит двери альянса открытыми для бывших республик СССР, но не может заставить Москву уважать суверенитет таких стран, как Грузия и Украина. В то же время американские администрации пытались сотрудничать с Кремлем в решении различных вопросов, включая борьбу с терроризмом и иранскую ядерную программу.

Спустя три года после аннексии Крыма и начала войны на Украине Вашингтон все еще не выбрал четкую линию. Из-за подобной непоследовательности и агрессивности России Европа оказалась на грани новой холодной войны. Если добавить к этому эксцентричные заявления Трампа о России и НАТО, совершенно неудивительно, что европейцы задаются вопросом: каковы реальные долгосрочные приоритеты Вашингтона и как он намерен их реализовывать.

Кризис в трансатлантических отношениях несет в себе многочисленные риски, но одновременно предоставляет лидерам в Берлине и Вашингтоне новые возможности.

Для Германии речь идет о практических шагах по повышению способности Европы обеспечивать собственную безопасность обычными вооружениями, не вдаваясь в ядерные фантазии. Германии не стоит зацикливаться на увеличении расходов членов НАТО до 2% от ВВП, важнее стремиться к более тесному сотрудничеству военных в рамках Евросоюза, активно участвовать в подготовке и снаряжении боевых подразделений ЕС, стараться не дублировать в рамках Евросоюза военные разработки, производство и закупки вооружения, преодолеть германскую национальную гордость и работать над созданием общеевропейской военной отрасли и укреплять защиту стран единой Европы от российской пропаганды.

Вашингтон, в свою очередь, должен осознать пределы американских возможностей и сосредоточиться на укреплении существующих альянсов в Европе. Для этого нужно направить более высокопоставленных представителей в страны Балтии и разместить в регионе дополнительный батальон, чтобы подкрепить американские гарантии безопасности самых уязвимых членов НАТО. Вашингтон также должен выяснить, ограничиваются ли цели Москвы защитой своих интересов на постсоветском пространстве или у нее более масштабные амбиции. Для этого Соединенным Штатам стоит вынести на обсуждение отказ от политики открытых дверей в НАТО на будущих переговорах с Россией по конфликту на Украине. Если такая стратегия не остановит угрозы Кремля в отношении стран НАТО, США всегда могут вернуться к проверенной тактике сдерживания.

Чтобы эта политика сработала, Берлин должен взять на себя роль посредника. Вашингтону следует обратить внимание на давнее предложение Германии о переговорах по европейской безопасности с участием России, Соединенных Штатов и всех стран Европы. В 1975 г. аналогичная встреча в Хельсинки позволила улучшить контакты между советскими и американскими военными и выработать обязательства по уважению прав и свобод человека. Представители ЕС и США должны стремиться к соглашению, которое повысит безопасность членов НАТО и России, прекратит кровопролитие на Украине и будет способствовать экономическому развитию постсоветских государств. Предыдущие американские администрации не обнаруживали особой веры в эту идею. Администрация Трампа должна воспользоваться возможностью и пересмотреть американскую политику.

Как показывает неожиданно возникшее у Германии желание обладать ядерным оружием, даже случайные заявления, ставящие под вопрос европейскую безопасность, могут привести к серьезным последствиям. Поэтому администрации Трампа нужно изменить настрой и по возможности поддерживать Евросоюз и НАТО. Необходимо также в более широком контексте рассматривать безопасность России и Европы. Соединенные Штаты должны позволить Берлину аккуратно балансировать между потребностью Европейского союза в руководящей силе и страхом перед германской гегемонией. Совместными усилиями Германия и США смогут восстановить трансатлантические связи, на которых построена современная Европа.

Опубликовано в журнале Foreign Affairs, № 4, 2017 год. © Council on Foreign Relations, Inc.

Германия. США. Евросоюз. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 30 августа 2017 > № 2300064 Ульрих Кюн, Тристан Фольпе


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 30 августа 2017 > № 2299108 Борис Райтшустер

Причина, по которой Путин пока не вмешивается в предвыборную кампанию в Германии, вызывает беспокойство

Борис Райтшустер | Huffpost Deutschland

В отличие от выборов в США и Франции, Германию за несколько недель до того, как граждане пойдут на избирательные участки, обходит стороной кампания по дезинформации с явным российским следом. Неужели Путин отправил "голубя мира"? Определенно нет, уверен постоянный автор Huffington Post Deutschland Борис Райтшустер.

"Будучи опытным офицером КГБ, Путин ничего не оставляет на волю случая. Однако многое говорит в пользу того, что российский президент не считает необходимым устраивать крупномасштабные дезинформационные атаки в преддверии выборов в Германии: в отличие от Вашингтона или Парижа, с Берлином необходимая работа и так уже проделана", - пишет Райтшустер.

"Шредеризация - так, по фамилии экс-канцлера ФРГ, по-русски стали называть коррумпированность представителей западной элиты - зашла у нас настолько далеко, что шеф Кремля спокойно может откинуться в кресле где-нибудь в шикарной резиденции в подмосковном Ново-Огарево", - говорится в статье.

Сегодня, продолжает знакомый с российскими реалиями немецкий журналист, "пять из семи партий, имеющих шанс пройти в Бундестаг, соревнуются за расположение автократа, напавшего на Украину, оппоненты которого уходят из жизни". Речь идет о партиях СДПГ, ХСС, СвДП, Левые и АдГ.

"Оплеухой для Германии" считает Райтшустер возможное назначение экс-канцлера Герхарда Шредера не просто членом совета директоров "Роснефти", "пресловутого российского нефтяного концерна, находящегося в санкционном списке ЕС", но и его председателем. Автор считает это "публичным унижением, в котором прослеживается почерк Путина".

Тот же Шредер возглавляет совет акционеров одной из дочерних компаний "Газпрома", напоминает автор.

Германия, осознавая собственную беспомощность, сетуют высокопоставленные сотрудники спецслужб в Берлине, давно превратилась в вотчину "Газпрома" и "Роснефти", говорится в статье.

По мнению Райтшустера, не только у многих политиков, но и у немалого числа журналистов стрелка компаса сместилась в направлении Москвы. "Практически ежедневно они в полный голос возмущаются Дональдом Трампом, но испытывают трудности с критикой в адрес Путина. Можно подумать, что не диктатор в Москве, а президент США напал на соседнюю страну, несет ответственность за сбитый гражданский самолет, убийства своих критиков, подтасовки результатов выборов, манипулирование системой правосудия, за произвол и военные преступления в Сирии", - говорится в статье.

Автор приводит несколько примеров "достигшей невероятного размаха шредеризации Германии". "Гигантские газовые хранилища могли бы защитить нас от шантажа и приостановок поставок - например, со стороны Кремля, то есть "Газпрома" (...). Но кто их контролирует? Они под контролем "Газпрома".

"Немцы предпочитают получать газ из России, а не сжиженный газ из США", - об этом свидетельствуют результаты опроса, проведенного по заказу имеющего тесные связи с Москвой немецкого нефтегазового концерна Wintershall", - продолжает автор.

"В конце 2016 года Марион Шеллер, бывший руководитель бюро канцлера Гельмута Коля перешла в дочернюю компанию "Газпрома" Nord Stream, оператора газопровода "Северный поток", совет директоров которой возглавляет Шредер, - сообщает Райтшустер. - До этого Шеллер возглавляла в Министерстве экономики и энергетики, во главе которого в свое время стоял друг Шредера Зигмар Габриэль (нынешний глава МИД ФРГ. - Прим. ред.), отдел, отвечавший за энергетическую политику. Именно в это время министерство активно выступило в поддержку второй ветки "Северного потока". Немецкими СМИ, замечает журналист, этот переход не освещался.

Газопровод "Северный поток", за который так ратовал Шредер в свою бытность канцлером, делает Германию еще более зависимой от российского газа. Он стимулирует имперские интересы Москвы и выглядит оскорбительным для Украины и других стран Восточной Европы, усиливая их зависимость от Москвы.

"Даже канцлер Ангела Меркель (ХДС) косвенно поддержала "Северный поток-2", публично встав на сторону министра иностранных дел Германии Габриэля, критикующего новые американские санкции в отношении России", - считает автор материала.

"С момента визита Меркель к шефу Кремля в Сочи в мае этого года, похоже, на фронте гибридной войны установилось перемирие. Никаких грязных пропагандистских атак - и никакого сопротивления энергетической экспансии Москвы со стороны Германии", - указывает Райтшустер.

Журналист делает вывод: "Путин выиграл битву за Германию. Точнее - борьбу за решающее влияние в ФРГ, за дистанцирование Германии от США и расползание ЕС по швам".

Единственный риск для политики Путина в Германии Райтшустер видит в нем самом: "В прошлом хозяин Кремля сам неоднократно перегибал палку - например, во Франции. Поскольку никто не рискует открыто высказывать свое мнение перед автократом, боясь его разгневать, (...) он нередко принимает ошибочные решения. Вместо того чтобы просто подождать и насладиться триумфом, Путин может в последнюю минуту не сдержаться и нажать на "красную кнопку пропаганды". Вопрос лишь в том, способна ли такая ошибка серьезно повредить его успеху, рассуждает автор.

"Берлин образца 2017 года выглядит настолько не способным конфликтовать и жаждущим гармонии, что трудно даже представить, что такого надо сотворить Путину, чтобы большинство политиков, журналистов и представителей бизнеса увидели все в четком свете - и перестали приукрашивать и закрывать глаза", - резюмирует автор.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 30 августа 2017 > № 2299108 Борис Райтшустер


США. Германия > Транспорт. Авиапром, автопром > forbes.ru, 28 августа 2017 > № 2314562

Маск подвел итоги конкурса на создание поезда для Hyperloop

Анастасия Ляликова

Руководитель отдела новостей Forbes.ru

Победители представили проект поезда, который может двигаться со скоростью больше 300 км/ч, однако амбиции миллиардера этим не ограничиваются — теоретически она может достигать 1 200 км/ч

Спустя несколько дней после того, как Boring Co. получила одобрение на строительство двухмильного испытательного тоннеля под ракетной фабрикой SpaceX, и через месяц после того, как Илон Маск (№80 в глобальном рейтинге Forbes, состояние $13,9 млрд) получил «устное» разрешение властей на строительство подземного тоннеля Hyperloop по маршруту Нью-Йорк — Вашингтон, миллиардер объявил конкурс на проектирование поезда для Hyperloop.

В конкурсе приняли участие более 600 студентов-инженеров из 24 университетов по всему миру. Амбициозные команды соревновались в том, какая из них сможет добиться максимальной скорости при запуске прототипов транспортного сердства в 1,25-километровой трубе, постороенной около завода SpaceX в Калифорнии. Аналогичный конкурс состоялся в январе.

Победителем стала команда WARR Hyperloop из Мюнхенского технического университета, чей поезд двигался со скоростью 327 км/ч, сообщает Forbes. Этот показатель более чем в три раза превышал результат Paradigm Hyperloop, команда Канады и США, которой удалось разогнать аппарат до 102 км/ч.

Результаты конкурса, пишет Forbes, необыкновенно обрадовали Маска. «Вы нуждаетесь в этих вещах — и это нас вдохновляет. А иначе еще в чем смысл жизни?», — заявил он.

Первоначальная концепция Hyperloop появилась в 2013 году, она подразумевает создание транспортной системы из труб с крайне низким аэродинамическим давлением, по которой будут передвигаться грузопассажирские капсулы. Внутри Hyperloop скорость движения поезда теоретически сможет достигать 1 200 км в час, что намного быстрее срокости передвижения любого высокоскоростного железнодорожного транспорта, но при этом значительно дешевле.

При это сам Маск заявлял, что реализацией проекта заниматься не намерен, но надеется, что это сделает кто-либо еще. Сейчас над этим работают три компании в Лос-Анджелесе, в том числе Hyperloop One. В состав акционеров компании входит Зиявудин Магомедов F 63. Как он сам говорил в беседе с Forbes, его цель — реализация технологии Hyperloop в России. Сегодня, 28 августа, президент технологического отдела Hyperloop One Джош Гайгел заявил, что Россия может стать первой страной, где появится разрабатываемый предприятием сверхскоростной поезд.

В июле 2017 года Маск сообщил, что получил «устное» одобрение правительства на продолжение строительства скоростной транзитной линии, соединяющей Нью-Йорк, Филадельфию, Балтимор и Вашингтон. По словам бизнесмена, когда проект будет закончен, поездка из Нью-Йорка в Лос-Анджелес будет занимать 29 минут.

На конференции TED в этом году Маск сообщил, как Boring Co. сосредоточится на строительстве туннелей, которые будут проходить под основными городскими районами, для легковых автомобилей, которые в свою очередь будут доставляться с уровня улиц на специальных лифтах.

Независимо от того, создает ли Маск свою собственную компанию Hyperloop или, возможно, объединbт ее с Boring Co., он уже привлек к совему проекту внимание молодых энтузистов, мечтающих создать новый способ передвижения. Третий конкурс инженеров Hyperloop состоится в начале следующего года.

США. Германия > Транспорт. Авиапром, автопром > forbes.ru, 28 августа 2017 > № 2314562


Германия. Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 26 августа 2017 > № 2285417

«Мы являемся жертвами Второй мировой войны»

Заявления Варшавы о репарациях ведут к деевропеизации Польши

Александр Братерский

Правительство Германии заявило, что не собирается рассматривать вопрос о выплате Польше репараций за ущерб во время Второй мировой войны. Вопрос о выплате репараций — это политика повышения ставок не столько с Германией, сколько с ЕС, что пока приводит лишь к усилению позиций правящей консервативной элиты страны. К чему приведет риторика варшавских властей, направленная на деевропеизацию Польши, — в материале «Газеты.Ru».

Вопрос репараций Польше за ущерб, нанесенный нацистской Германией во время Второй мировой войны, ранее был урегулирован с польской стороны, заявил официальный представитель немецкого правительства Ульрике Деммер. Данное заявление стало ответом на слова премьер-министра Польши Беаты Шидло о том, что польское правительство имеет право затребовать от Берлина репараций.

«Польша говорит о справедливости. Польша говорит о том, что должно быть выполнено. Мы являемся жертвами Второй мировой войны. Мы являемся жертвами, которым ущерб никаким образом еще не был возмещен», — заявила польский премьер.

Кроме того, Варшава заявила, что не признает решение властей Польской Народной Республики отказаться от репараций, которые по соглашению между союзниками должна была выплатить стране образованная после войны Германская Демократическая Республика.

«Это неправда, что польское государство отказалось от причитавшихся ему немецких военных репараций. Это советская колония, именуемая Польской Народной Республикой, отказалась от части репараций», — заявил ранее глава минобороны Польши Антоний Мачеревич. Он также добавил, что документа, подтверждающего отказ Польши от репараций, не существует.

Против Германии и против ЕС

Вместе с тем стоит отметить, что отказаться от репараций, которые Польша могла получить в то время от социалистической ГДР, руководство Польши действительно убедили в Москве. Однако власти ПНР были недовольны этим решением.

Согласно документам комиссии по трудным вопросам в российско-польских отношениях, в 1957 году глава тогдашнего правительства Юзеф Циранкевич даже подверг сомнению советские расчеты относительно репараций, заявив, что они не соответствуют действительности.

Тогда же польское правительство произвело собственные расчеты и заявило, что сумма репараций, которую ПНР должна была получить от ГДР, была уменьшена более чем на $100 млн. Вопросы выплат подымались и позже, однако, чтобы не портить отношения, союзники СССР, ГДР и Польша старались не выносить их в публичное поле. В СССР «польских друзей» призывали не раскачивать лодку, указывая на то, что ПНР после войны получила часть бывших немецких территорий.

Сегодня многие эксперты считают, что вопрос репараций, поднятый правительством нынешней Польши, связан с общим осложнением отношений не только с Германией как страной, но с Германией как лидирующим центром ЕС. Как отмечается в материале, опубликованном на сайте экспертного центра Европейского совета по международным отношениям, «антигерманская кампания», которую ведет руководство нынешней Польши, «является симптомом деевропеизации польской политики».

Здесь же отмечается, что ответственность за сложившуюся в польско-европейских отношениях несет правящая ультраконсервативная партия «Право и справедливость» (ПиС).

По мнению экспертов центра, ситуация вокруг дебатов о репарациях демонстрирует, что «международные отношения Польши стали заражены примитивным подходом к морали истории и суверенитету со стороны ПиС».

Польский политолог Якуб Корейба считает, что, затевая спор с Германией, руководство страны во главе с президентом страны Анджеем Дудой и его политическим ментором — лидером ПиС Ярославом Качиньским не ставит целью удовлетворение своих финансовых претензий. «Они понимают, что это юридически, экономически и политически невозможно», — говорит эксперт.

По мнению политолога, руководство ПиС действует по «заветам» главы дипломатии СССР Андрея Громыко.

«Ее суть: повышение ставок до невозможного, чтобы потом можно было в чем-то уступить. Это тактический ответ на требования Еврокомиссии, касающиеся недавних реформ в сфере СМИ, правосудия и других сомнительных с точки зрения европейских ценностей законов», — подчеркивает эксперт.

Речь идет о недовольстве ЕС принятой недавно в Польше судебной реформой, которая дает больше полномочий властям во влиянии на судебные органы, ставя их в зависимость от законодательной власти.

К тому же в требованиях о репарациях звучат и личные мотивы борьбы Качиньского против своего политического соперника Дональда Туска, бывшего премьера Польши, который сейчас возглавляет Европейский совет. Политик может стать кандидатом в президенты на следующих выборах, чего опасается Качиньский. Как отмечает Корейба, Качиньский считает, что в период, когда премьер-министром страны был Туск, Польша превратилась в «немецко-российский кондоминиум».

В связи с этим, считает завсектором стратегических оценок Центра ситуационного анализа ИМЭМО имени Е.М. Примакова Сергей Уткин, главной задачей Варшавы стало «позиционирование правительства как единственного защитника польских интересов во враждебном окружении».

«Не исключено, что идеолог ПиС Качиньский действительно верит, что такого рода темам нужно отдавать приоритет. Для других стран ЕС, и прежде всего для Германии, такие инициативы — очередной повод сомневаться в возможности конструктивно взаимодействовать с нынешним польским руководством», — говорит эксперт.

Однако, несмотря на критику со стороны Германии и ЕС, для продвижения подобной политики у современного польского руководства крепкие тылы, так как правящую партию поддерживают 40% населения страны — в два раза больше, чем оппозиционную «Гражданскую платформу».

И против России

Идя на ухудшение отношений с Германией, руководство Польши также идет и на обострение отношений с Россией, которую Варшава продолжает обвинять в оккупации Польши после Второй мировой войны.

Новое дипломатическое обострение случилось после того, как руководство Польши отказалось включить Россию в комитет по строительству мемориала на месте концлагеря Собибор. Это вызвало возмущение российских властей, которые напомнили, что восстание в лагере, которое привело к освобождению части заключенных, поднял пленный советский гражданин Александр Печерский.

Ранее жесткую реакцию России вызвало решение Польши демонтировать более 500 монументов, связанных с эпохой социалистической ПНР, в том числе памятников советским воинам, которые освобождали Польшу от нацистов. Эти меры предусмотрены поправками в закон о декоммунизации.

В свою очередь, в России считают, что закон вступает в противоречие с соглашением «О захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий», подписанного РФ и Польшей в 1994 году. В Совете Федерации отметили, что действия Варшавы приведут к пересмотру действующего формата совместной работы с Польшей по сохранению и содержанию мест захоронения польских военнослужащих и гражданских лиц на территории России.

Отношения между Россией и Польшей в ближайшее время вряд ли наладятся. Одной из наиболее напряженных точек в отношениях обеих стран является ситуация вокруг останков самолета Ту-154 польского президента Леха Качиньского, которые в настоящее время находятся в России. Самолет пока не передан Польше, что провоцирует правящие круги и Ярослава Качиньского на выдвижение самых радикальных обвинений против Москвы. В 2016 году президент России Владимир Путин заявил, что самолет не передан польской стороне, так как следствие по делу о катастрофе в настоящее время не закончено.

Германия. Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 26 августа 2017 > № 2285417


Германия. Белоруссия. Казахстан. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 25 августа 2017 > № 2285543

Предложено создать единое экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока

Проект презентован в рамках форума «Евразийская неделя»

Генеральный директор Schneider Group Ульф Шнайдер, выступая на международном форуме «Евразийская неделя», презентовал Берлинский меморандум, который предполагает создание единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока, передает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

Берлинский меморандум разработан главой группы компаний Schneider совместно с известным немецким политологом Александром Раром. В рамках проекта создана рабочая группа, которая намерена объединить бизнес, деловые ассоциации и политических деятелей Евразии, и выступает за официальный диалог между Европейской комиссией и Евразийской экономической комиссией.

В рабочую группу Берлинского меморандума входят пять крупных бизнес- и промышленных ассоциаций Европы, несколько крупных компаний, таких как Siemens и Bosh, а также 50 человек — разработчиков общих законодательных правил и стандартов.

«Мы считаем, что единое экономическое пространство от Владивостока до Лиссабона должно быть нашим совместным будущим. В странах Евросоюза имеются стандарты промышленности и очень сильные и интересные технологии, а в странах ЕАЭС, особенно в России и Казахстане, имеются ресурсы. К тому же в ЕАЭС живут хорошие IT-специалисты — в России, Беларуси и Армении. И, чтобы объединить потенциал Евросоюза и ЕАЭС, мы и приступили к разработке Берлинского меморандума», — прокомментировал инициативу Ульф Шнайдер.

По словам главы Schneider Group, документ рассчитан на 10 шагов. И один из самых важных — требование о начале конкретных переговоров между комиссией ЕС и ЕАЭС.

«Мы предлагаем начинать не с глобальных политических вопросов, как, например, отмена таможенных пошлин между ЕС и ЕАЭС. Это слишком большой вопрос, чтобы его можно было быстро уладить. Нужно начинать с вопросов, волнующих средний бизнес Европы и ЕАЭС. Например, вплотную заняться процедурами растаможивания и получения сертификатов качества на продукцию. Сертификаты должны быть едиными. Мы проанализировали и пришли к выводу, что между сертификатами качества на товары внутри Евросоюза и внутри ЕАЭС не такая уж большая разница. Но имеется огромная разница в процедуре их получения. Вот этот путь мы и можем начать унифицировать, чтобы любой продукт, любая бутылка могли иметь общий стандарт качества от Владивостока до Лиссабона», — рассказал Ульф Шнайдер.

К тому же авторы Берлинского меморандума предлагают вести переговоры исключительно на уровне комиссий ЕС и ЕАЭС, а не на уровне двусторонних отношений между странами.

Между тем отдельно Ульф Шнайдер остановился на необходимости постепенной отмены визового режима между странами Евросоюза и ЕАЭС.

«Это облегчит ведение бизнеса, коммуникации и просто дружбу среди людей. Но безвизовый режим от Владивостока до Лиссабона, между ЕАЭС и ЕС не может наступить сразу — нужны первые конкретные шаги. И такие шаги делаются. Например, Казахстан сделал правильный шаг в этом направлении, объявив безвизовый режим на 30 дней с гражданами стран ЕС. Сейчас этому примеру последовала Беларусь — страна ввела 5-дневный безвизовый режим. Это очень хороший вклад в фундамент безвизового проекта между Евросоюзом и Евразийским экономическим союзом», — констатировал Ульф Шнайдер.

Германия. Белоруссия. Казахстан. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > kapital.kz, 25 августа 2017 > № 2285543


Германия. Россия. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 24 августа 2017 > № 2286755 Роман Терентьев

Миссия выполнима, или Дипломаты в погонах.

Представительства МВД России функционируют в тридцати государствах мира, обеспечивая взаимодействие правоохранительного ведомства нашей страны с зарубежными коллегами. На сотрудников этих специфических подразделений возложены обязанности по изучению передового опыта борьбы с преступностью, работа с оперативными запросами как с российской стороны, так и со стороны компетентных органов стран пребывания. Помимо этого, представители помогают соотечественникам, в отношении которых совершаются преступления.

О том, как несут службу дипломаты в погонах, корреспонденту «Щита и меча» рассказал представитель МВД России в Федеративной Республике Германия полковник полиции Роман Терентьев.

Планка высока

- Стать своеобразным послом Министерства внутренних дел России в иностранном государстве весьма непросто. Требования к кандидатам довольно жёсткие: в первую очередь - знание языка. Я, к примеру, в своё время окончил иняз, свободно владею немецким и английским. Кроме того, необходимы практические навыки работы в сфере международного сотрудничества, а также оперативный опыт. Предпочтение отдаётся старшим офицерам, занимавшим руководящие должности в центральном аппарате ведомства. Это не случайно, так как в нашей службе крайне важно досконально разбираться в вопросах обмена оперативной информацией, порядке реализации тех или иных задач.

В моём случае деятельность на посту представителя МВД России в Германии стала логичным продолжением полицейской карьеры. Начиная с 1999 года в сферу моих должностных обязанностей входило поддержание и укрепление контактов с правоохранительными органами ФРГ, формирование и совершенствование нормативно-правовой базы и оперативно-служебной деятельности представителей МВД России в иностранных государствах. Теперь я и сам являюсь частью этого института и, не побоюсь сказать, работаю на самом ответственном и интересном его направлении - на российско-германском.

Многое зависит и от умения налаживать контакты с зарубежными коллегами. Потому с первых дней работы в Германии я первостепенное внимание уделял не только организации взаимодействия с основными федеральными органами правопорядка: министерством внутренних дел, ведомством криминальной полиции, структурами юстиции, но и установлению деловых, даже дружеских отношений с их сотрудниками.

Не только приёмы и праздники

Службу представитель МВД России несёт при посольстве нашей страны в ФРГ, и участие в мероприятиях дипломатического представительства также является неотъемлемой частью его работы. Это не только присутствие на официальных приёмах, а главным образом информационная поддержка руководства дипмиссии в решении вопросов правоохранительной сферы, выполнение отдельных поручений и многое другое.

Здесь находится большое количество мемориалов, посвящённых погибшим в борьбе с фашизмом советским воинам, и наши сотрудники всегда участвуют в мероприятиях, приуроченных ко Дню Победы, совместных с германскими официальными властями антифашистских акциях в местах расположения бывших концлагерей, на воинских кладбищах, других местах, связанных с освобождением Германии.

Во время таких акций мы встречаемся и с представителями местных органов власти, и с простыми гражданами. По личному опыту могу сказать, что немцы с большим вниманием относятся к памяти погибших советских солдат. Кстати, именно подобные знакомства позднее перерастают в дружеские отношения, что помогает решать задачи, в том числе в сфере правоохранительной деятельности.

От разбоя до футбола

Результатом активного сотрудничества с коллегами из многих регионов ФРГ стали успешные расследования целого ряда уголовных дел и экстрадиции подозреваемых. Среди них - раскрытие в 2016 году серии разбойных нападений на ювелирные магазины в Германии и других странах ЕС членами международной преступной группы, в которую входили граждане России. Полиция баварского города Аугсбурга в том случае тесно взаимодействовала с ГУУР МВД России. Сейчас преступники осуждены и отбывают длительные сроки заключения на территории Германии.

Также благодаря слаженной работе ГУУР, НЦБ Интерпола МВД России и УУР МВД по Чеченской Республике было раскрыто совершённое в 2015 году в Германии убийство гражданина России Шарипа Макаева.

Успешно завершился первый раунд совместной работы по проведению Кубка конфедераций. В июне в России находились представители Федеральной полиции, помогавшие коллегам предотвратить противоправные действия со стороны немецких болельщиков. Сейчас готовится проект совместного документа по обеспечению правопорядка во время грядущего чемпионата мира по футболу.

Мы учимся друг у друга, берём на вооружение полезный опыт коллег.

В частности, многие новшества в области обеспечения безопасности на транспорте были «подсмотрены» нашими специалистами именно в Германии. Например, используем немецкие наработки в решении проблем организации дорожного движения. Не так давно служба ГИБДД стала использовать скрытое патрулирование автотрасс, которое давно применяется в ФРГ и приносит ощутимый эффект.

И правоохранительным органам Германии есть что перенять у нас. Так, их сотрудники давно и пристально изучают опыт использования системы «Безопасный город» в российских населённых пунктах, только вот внедрить его у себя им пока мешает принцип невмешательства в личную жизнь граждан. С откровенной завистью коллеги отзываются о работе участковых уполномоченных полиции. Дело в том, что подобной службы в ФРГ вообще нет, аналогичные задачи выполняют обычные патрульные. Понятно, какова отдача у них и у нас.

Если где-то человек попал в беду…

Ещё одна важная часть деятельности правоохранительной дипмиссии - оказание помощи попавшим в беду российским гражданам. Так, в 2014 году была ликвидирована преступная группа, промышлявшая кражами багажа, документов и ценных вещей у россиян в аэропорту Дюссельдорфа. Выяснилось, что работала банда выходцев из Балканского региона численностью 40 человек. Нанесённый ими ущерб оценивался в сотни тысяч евро. Тогда удалось убедить руководителей полиции федеральной земли Северный Рейн - Вестфалия принять активные меры по нейтрализации преступников в аэропорту. К работе подключались также представители российской авиакомпании, призывавшие пассажиров к бдительности.

После серии полицейских спецопераций количество обращений граждан в посольство за дубликатами похищенных документов резко снизилось.

Работа мне нравится. Она связана с большим количеством интереснейших встреч, изучением самых разных материалов, возможностью ознакомиться со страной, её культурой, людьми. А главное - служба в составе российской дипмиссии позволяет прочувствовать личную сопричастность к важнейшим политическим событиям.

Записал Михаил КОБЫЛЕЦКИЙ

Германия. Россия. Весь мир > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > mvd.ru, 24 августа 2017 > № 2286755 Роман Терентьев


Германия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Транспорт > metalinfo.ru, 24 августа 2017 > № 2283416

ЕВРАЗ НТМК отгрузил Deutsche Bahn партию железнодорожных колес новой конструкции

ЕВРАЗ НТМК впервые отгрузил партию железнодорожных колес ВА220 для пассажирских вагонов в адрес крупнейшего оператора Германии – Deutsche Bahn. Объем партии составил 240 штук, сообщает пресс-служба компании.

Железнодорожные колеса конструкции ВА220 – новый продукт для комбината. Колеса изготовлены из стали марки ER7 и имеют твёрдость обода от 235 единиц по Бринеллю и выше; диаметр колеса составляет 920 мм.

По требованию заказчика на колеса наносится особое лакокрасочное индикаторное покрытие, которое изменяет цвет колеса, если при эксплуатации оно нагревается до критической температуры. Нагрев указывает на возможные структурные изменения, поэтому при изменении цвета колесо выводят из эксплуатации и исследуют. Такой тип краски в России применяется впервые. Также специально для DB изменена технология упаковки колес. Она адаптирована под размеры европейских складов и собирается из металлопрофиля.

«Новый контракт с Deutsche Bahn – самый крупный и долгосрочный в истории наших партнерских отношений. Кроме того, мы впервые поставляем на рынок Европы пассажирские колеса. Сотрудничество с немецким оператором даст нам возможность заявить о себе в новом сегменте продукции и откроет широкие возможности на европейском рынке», – отметил Илья Широкоброд, Вице-президент ЕВРАЗа по продажам и логистике.

Представители DB при приемке подтвердили соответствие колёс всем предъявляемым техническим требованиям. В начале лета эксперты Deutsche Bahn провели масштабный аудит в конвертерном и колесобандажном цехах, управлении технического контроля, центральной лаборатории комбината и многих других подразделениях. Представители немецкой корпорации убедились, что ЕВРАЗ НТМК полностью соответствует их требованиям и подтвердили действие сертификата на отгрузку продукции.

До конца 2017 г. ЕВРАЗ НТМК изготовит и поставит для Deutsche Bahn 1440 колес.

Германия. УФО > Металлургия, горнодобыча. Транспорт > metalinfo.ru, 24 августа 2017 > № 2283416


Германия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 августа 2017 > № 2299311 Зигмар Габриэль

В Германии не место борьбе культур, устроенной Эрдоганом

Зигмар Габриэль, Хайко Маас | Der Spiegel

В совместной статье, опубликованной на сайте Der Spiegel, министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриэль и министр юстиции Хайко Маас требуют ужесточения контроля над союзами и мечетями, поддерживающими президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

"Мы должны более подробно узнать о том, какие ценности и политические взгляды пропагандируются в мечетях и общинах на территории Германии, находящихся под контролем Турции. Параллельно с радикализацией политики Эрдогана произошла смена курса и здесь, в Германии", - указывают министры, имея в виду, в частности, возникновение на территории ФРГ организаций и сетей с неясной структурой.

"Мы должны следить за тем, чтобы мусульманская община в Германии не попала под влияния президента Турции. Государственное турецкое телевидение, к сожалению, нередко предоставляет туркам, проживающим у нас в Германии, искаженную картину происходящего в Турции", - уверены авторы публикации.

В этой связи члены федерального правительства в целях формирования более объективной политической картины предлагают обеспечить гражданам Германии турецкого происхождения доступ не только к пропагандирующим курс Эрдогана турецким СМИ, но и к европейским, придерживающимся принципа плюрализма.

"Риторика Эрдогана, касающаяся образа врага, очернение тех, кто оказывает ему неповиновение, как "неверных" и "предателей родины", представляет собой угрозу демократической культуре Германии", - считают Габриэль и Маас.

"Мы должны дать отпор влиянию, которое оказывают на турецкую общину в Германии подстрекатели с турецкой стороны, с такой же силой, с какой мы по закону решительно преследуем преступную террористическую и экстремистскую деятельность на территории ФРГ таких турецких организаций, как Курдская рабочая партия", - говорится в статье.

Кроме того, министры призывают "позаботиться о том, чтобы выходцы из Турции нашли свою нишу в наших политических партиях".

"Сегодня мы наблюдаем, как в Турции попираются права человека, - аргументируется это религиозными догмами. Мы просто не можем импортировать в Германию столь опасную идеологию через отдельные мечети", - уверены авторы материала.

По их мнению, провокации Эрдогана нацелены на то, чтобы "втянуть наших турецких друзей в Германии в борьбу культур".

"Германия должна досконально проверить, кому она оказывает финансовую и иную поддержку. Мы ни в коем случае не должны допускать формирования параллельных обществ", - говорится в статье.

Германия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 августа 2017 > № 2299311 Зигмар Габриэль


Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 августа 2017 > № 2281363 Дмитрий Карцев

Враг хорошего. Почему Шульц не может победить Меркель

Дмитрий Карцев

Проигрывает эти выборы не только Шульц – проигрывает их прежде всего Социал-демократическая партия. СДПГ угодила в ловушку: стоит ей радикализировать свои требования, и она рискует потерять свой новый ядерный электорат. Но в нынешнем состоянии она перестала прирастать теми немцами, кто чувствует социальную фрустрацию. Они уходят к «Альтернативе для Германии» и к Левой партии

Когда в январе лидером избирательного списка Социал-демократической партии Германии (СДПГ) стал бывший председатель Европарламента Мартин Шульц, немецкая политика пережила несколько небывалых за последние годы недель. Рейтинги СДПГ поползли вверх, в начале февраля они даже немного опередили христианских демократов канцлера Ангелы Меркель. А по личной популярности Шульц вообще уверенно обходил действующую главу правительства. За первые три месяца 2017 года в партию вступило более 14 тысяч человек – в некоторых регионах их было больше, чем за весь предыдущий год. Немецкие СМИ заговорили о «Шульц-эффекте».

Но тут наступила весна, прошли региональные выборы сначала в Сааре, после в Шлезвиг-Гольштейне, наконец, в родной земле Шульца Северном Рейне – Вестфалии, и везде социал-демократы не просто проиграли партии Меркель, а показали результат хуже, чем четырьмя годами ранее. Сегодня, за месяц до выборов в Бундестаг, ни у кого нет особых сомнений, что победу на них одержит ХДС/ХСС, и только совершенно невероятное стечение обстоятельств сможет помешать Меркель занять пост канцлера четвертый раз подряд.

По данным последних опросов, за ХДС/ХСС готовы проголосовать 39%, за социал-демократов – 24%, за Левых – 9%, за Зеленых и Свободных демократов – по 8%, за «Альтернативу для Германии» – 7%. Если бы немцы выбирали главу своего правительства напрямую, то Меркель имела бы хорошие шансы победить уже в первом туре. «Шульц-эффект» оказался кратковременным. Почему?

Проблемы на среднем уровне

Особенность современных СМИ состоит в том, что они пытаются подменить собой учебники истории. Во всякой политической сенсации увидеть новую глобальную закономерность. Политическая звезда Шульца стремительно взошла через полгода после брекзита и всего через несколько месяцев после победы Трампа на выборах в США. Европа с тревогой ожидала выборов в Нидерландах, на которых социологи сулили националистам чуть ли не первое место, а выход Марин Ле Пен как минимум во второй тур французских выборов окончательно покинул область фантастики.

Вердикт прессы был однозначным: западное общество требует новых подходов к политике. Новых идей. Новых людей. И чем дольше будет мешкать истеблишмент, тем успешнее будут радикалы и популисты всех мастей. Меркель казалась образцовым воплощением «старой политики» хотя бы в силу длительности своего пребывания у власти, Шульц – идеальным ответом на вызов. Системным политиком, которого ждали.

Внутрипартийная интрига, сопровождавшая избрание Шульца главой списка СДПГ, подогревала это ощущение: благодаря годам, проведенным в Страсбурге, он приобрел репутацию человека, свободного от влияния берлинского партийного аппарата. Кроме того, в отличие от прежних лидеров социал-демократов, Франк-Вальтера Штайнмайера и Зигмара Габриэля, он не был членом ни одного из кабинетов Меркель и, соответственно, мог восприниматься не как конъюнктурная, а как реальная альтернатива канцлеру.

Даже детали личной биографии Шульца играли на руку этому имиджу «другого своего». В молодости он был запойным алкоголиком, о чем откровенно рассказывал в своих интервью, но в итоге поборол разрушительное пристрастие. Получилась такая голливудская история на немецкий лад: добропорядочный бюргер, как положено, но с большой внутренней драмой, как положено в современном мире.

Глядя теперь на результаты свежих опросов, трудно не вспомнить анекдот о том, что «больной перед смертью потел». Но у безвременной кончины предвыборной интриги в Германии много причин. И первая из них в механизме работы самих же СМИ. Сами провозгласили новую эпоху, сами нашли ее героя, сами его развенчали. На Шульца возложили заведомо больше надежд, чем он мог оправдать: строго говоря, ничто в его предыдущей деятельности не говорило о том, что он за несколько месяцев сможет сместить с пьедестала одного из самых опытных политиков Европы и мира. Конечно, то же самое можно сказать о Трампе или Макроне, но то, что попало дважды, совершенно не означает, что должно и в третий раз.

А главное, чем сильнее подогревалось ожидание будущей сенсации, тем глубже было разочарование от первых неудач. СДПГ во главе с Шульцем проиграла выборы в Сааре в конце марта – объективно это вовсе не обещало провала в «битве за Берлин». Но журналисты тут же заговорили о конце «Шульц-эффекта», поскольку это обещало не меньший резонанс, чем предыдущие статьи о его удивительном воздействии на немецкую политику.

Нужно признать, что и собственных ошибок у Шульца было вполне достаточно. Он сделал довольно любопытную политическую карьеру. Свыше десяти лет он был бургомистром небольшого даже по немецким меркам – меньше 40 тысяч жителей – города Вюрзелен, а потом сразу перебрался в евродепутаты. Некоторые реалии «среднего уровня», федеральной немецкой политики, он, очевидно, мог просто не учесть.

Отсюда его реакция на поражение в Сааре: ничего страшного, заявил он, «один пропущенный мяч еще не значит проигранную игру». По сути верно, тем более что общенациональные рейтинги социал-демократов в тот момент еще оставались очень высокими, но по форме крайне неудачно. Немцы живут в Германии, но живут также и в своих федеральных землях. Соответственно, каждое региональное событие самоценно и одновременно имеет и всеобщий резонанс. Комментаторы тут же объявили, что Шульц больше думает о власти, чем о проблемах людей на местах.

Но главное, что тогда, в марте, выяснилось неприятное: социологи и в Сааре сулили социал-демократам хороший результат, уж никак не поражение с отставанием десять процентов. Но когда люди дошли до избирательных участков, они проголосовали так, как проголосовали. Мобилизационный потенциал христианских демократов оказался выше, чем многие думали. И сделать с ним что-то в последующие месяцы Шульц так и не смог. Можно предположить, что рациональное ощущение стабильности, которую в Германии ассоциируют с правлением Меркель, оказалось важнее, чем субъективное чувство усталости.

Ловушка стабильности

Немецкая стабильность кажется настолько прекрасной, что за время кампании Шульц так и не смог найти подходящую тему, чтобы продемонстрировать какую-то собственную, отличную от Меркель повестку. Свою агитацию он начал с обещания большей справедливости, и аналитики сошлись на том, что это весьма удачный риторический ход. Но в дальнейшем Шульц так и не разъяснил, что конкретно имеет в виду.

В конце июня была опубликована предвыборная программа СДПГ, она содержит изрядное число предложений по новациям в налоговой и пенсионной системе. Но ни одно из них не обещает радикального улучшения жизни ни одной из групп населения – это сложная игра цифр, которая ясна экономистам, живущим долгосрочными прогнозами развития страны, но не вполне понятная обывателям, которые в Германии и так, надо сказать, по большей части удовлетворены своим положением.

Куда большим предвыборным потенциалом, как казалось, обладает тема беженцев, но как раз в нынешнем году острота кризиса внутри Германии явно спала: за первые шесть месяцев нынешнего года количество прибывших в страну иммигрантов снизилось на 72%.

При этом либеральные комментаторы не устают повторять, что нужно смотреть на картину шире и не игнорировать, что тем временем число новых африканских беженцев в Италии выросло по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 20%. На этом и попытался сыграть Шульц, обвинив канцлера в отсутствии стратегического видения проблемы. И это, возможно, справедливо. Как справедливы в долгосрочной перспективе высказанные им идеи. Но здесь и сейчас они едва ли могут вызвать большой энтузиазм среди беженцев.

Больше солидарности со странами юга Европы. Больше финансовой помощи странам Магриба. Больше интеграции для тех, кто уже здесь. За все эти гуманные идеи на Шульца тут же обрушились партнеры Меркель из Христианско-социального союза Баварии – южной немецкой земли, которую мигранты буквально штурмовали в течение двух лет. И фрау канцлерин в одночасье превратилась из политика, обещавшего справиться с 500 тысячами мигрантов и пустившего в страну полтора миллиона, чуть ли не в главный оплот неприступной германской границы.

Да и вообще, Шульц со своим многолетним пребыванием во главе Европарламента плохо годится на роль убедительного критика иммиграционной политики действующего канцлера. Хотя более 70% немцев выступают за то, чтобы Германия осталась в составе ЕС, почти столько же убеждены, что Евросоюз развивается в неверном направлении. Еще больше граждан ФРГ уверены, что другие страны Европы оставили Германию наедине с проблемой иммиграции. И если у немцев и есть претензии к Меркель, то в основном в связи с тем, что она, по их мнению, слишком оглядывается на другие страны, забывая о собственных трудностях Германии. Но Шульц на ее фоне совсем не выглядит выигрышно. Бюрократ, только не берлинский, а страсбургский. Другой, но такой же. Если не хуже.

Можно сказать, что если для всей остальной Европы Ангела Меркель является воплощением этой самой Европы с многочисленными неурядицами последних лет, то внутри Германии она предстает как раз альтернативой бурям, кризисам, маргиналам и радикалам окружающего мира.

Поразительно, но все, что пришлось делать Меркель в ходе этой кампании, – это демонстрировать поистине дзенское бездействие в ожидании провала оппонента, да еще предложить легализовать однополые браки, чтобы окончательно спутать избирателям карты, кто тут консерватор, кто прогрессист.

Это любопытный пример, как причудливо может быть переплетено рациональное и иррациональное в политике. Меркель не подогревает градус эмоций, подобно Трампу; не играет на патриотических чувствах, как Ле Пен; не обещает новой политики, как Макрон. Она вообще почти ничего не обещает, заставляя аналитиков удивляться скупости своей предвыборной программы. На первый взгляд все подчеркнуто прагматично, но на самом деле очевидно, что кампания Меркель воздействует именно на довольно иррациональное ощущение, что при ней точно хуже не будет.

Элемент личностного противостояния скрыт в немецкой избирательной кампании куда глубже, чем во Франции и тем более в США, и хорошо, если он вообще возникнет хотя бы в ходе прямых теледебатов в начале сентября. Тем не менее он, безусловно, наличествует, просто менее отрефлексирован за добропорядочным нежеланием переходить на личности, как «кое-где». И именно поэтому пока побеждает та, кто особенно мастерски прячет собственную индивидуальность.

Но проигрывает эти выборы не только Шульц – проигрывает их прежде всего Социал-демократическая партия. И у этого поражения куда более глубокие корни, чем у неготовности ее кандидата на равных противостоять канцлеру Меркель. Проблема в том, что партия утеряла собственную политическую идентичность. Избирателю все труднее уловить разницу в партийных программах. И это коррелирует не только с многолетним сотрудничеством в правительстве, но и с общностью социальной базы. Грубо говоря, среднестатистический избиратель СДПГ и ХДС/ХСС – это один и тот же человек. Имеющий высшее образование, ежемесячный доход порядка трех тысяч евро, полностью удовлетворенный своим финансовым положением.

Пожалуй, самая красноречивая иллюстрация – доля рабочих в электорате каждой из партий. В 2000 году среди сторонников СДПГ их было 44%; у ХДС/ХСС – 35%. Сегодня 17% и 16% соответственно. Учитывая, что среднегодовой рейтинг христианских демократов выше, чем у их оппонентов, в абсолютных цифрах партию Меркель сегодня поддерживает даже большее число выходцев из рабочего класса.

Партия Шульца постарела (пенсионеры составляют 36% ее сторонников, на 10% больше, чем в начале 2000-х) и разбогатела. И окончательно потеряла имидж «партии маленьких людей».

СДПГ угодила в ловушку: стоит ей радикализировать свои требования, и она рискует потерять свой новый ядерный электорат. Но в нынешнем состоянии она перестала прирастать теми немцами, кто по тем или иным причинам чувствует социальную фрустрацию. Таких в стране вообще немного, но именно эти несколько процентов могли бы решить судьбу выборов. А они уходят к «Альтернативе для Германии» и к Левой партии. В такой ситуации что-то изменить может фактор личности партийного лидера, а он не сработал.

Будущие запросы

Значит ли все это, что немецкая политика на ближайшие годы предопределена и неизменна? Вовсе нет. Во-первых, социал-демократы могут надеяться на то, что «саарский феномен» сработает в обратную сторону: опросы сулят убедительную победу христианским демократам, а избиратели на участках смешают социологам все карты.

Но даже если исключить такую вероятность и считать, что уже ничто не сможет помешать итоговой победе Меркель, то в любом случае ей понадобятся партнеры по коалиции. И здесь простор для вариантов довольно широкий. Если бы выборы состоялись в ближайшее воскресенье, правоцентристский союз ХДС/ХСС плюс партия Свободных демократов (СвДП) не смогли бы собрать в парламенте большинство голосов и сформировать правительство, подобное существовавшему в 2009–2013 годах.

Поэтому может сохраниться и нынешняя «большая коалиция» христианских демократов и социал-демократов. Но аналитики и сами партийные лидеры неоднократно говорили, что этот вариант крайне нежелателен с точки зрения демократии, поскольку парламент без сильной оппозиции неполноценен.

Значит, Меркель может попытаться создать трехчастную коалицию, где третьей силой наряду с христианскими и свободными демократами могли бы стать Зеленые. Такой вариант в Германии называют «Ямайкой», по цветам флага карибского государства – черному, символизирующему ХДС/ХСС, золотому СвДП и зеленому, – и он уже был несколько раз опробован на региональном уровне. Однако на общенациональном уровне ничего подобного Германия не знала, но умение Ангелы Меркель подстраиваться под самые разные обстоятельства давно стало притчей во языцех. Как и то, что в итоге получается, что это она подстроила обстоятельства под себя.

И большой вопрос, что выгоднее для социал-демократов в длительной перспективе. Политический стиль Меркель довольно специфично влияет на ее партнеров по правительству. На каждых следующих выборах число проголосовавших за них резко снижается. Свободные демократы после четырех лет в правительстве в 2013 году и вовсе вылетели из Бундестага. Получается, что избиратели склонны связывать достижения правительства с хорошим канцлером, а неудачи – с плохими министрами. Нужно ли социал-демократам подобное партнерское соглашение, грозящее окончательной утратой собственной политической идентичности?

В конце концов, первоначальный всплеск популярности Мартина Шульца демонстрирует, что запрос на новых политиков действительно существует в Германии. И чем дольше Меркель останется у власти, тем сильнее он будет.

Удовлетворять этот запрос, находясь внутри правительственной коалиции, будет явно не с руки. Другое дело, что в ходе нынешней кампании Шульц ничем не показал, что в принципе способен на это, а в СДПГ тем не менее уже заверяют, что намерены оставить его во главе партии вне зависимости от итогов выборов. И именно это обещает вовсе не будущий ренессанс социал-демократов, а дальнейшее перетекание недовольных избирателей к правым и левым популистам, которых, похоже, пора отвыкать называть маргиналами.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 августа 2017 > № 2281363 Дмитрий Карцев


Германия. Испания. Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 19 августа 2017 > № 2278615

Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) в субботу, 19 августа, в телефонном разговоре со своим испанским коллегой Альфонсо Дастисом Кеседо выразил беспокойство о судьбе немецкого писателя турецкого происхождения Догана Аханли (Dogan Akhanli). Тот был накануне задержан правоохранительными органами Испании по требованию Турции.

Габриэль попросил Кеседо не выдавать писателя Турции и включить Берлин в процедуру принятия решения о депортации гражданина Германии. Кроме того, глава немецкого МИД попросил коллегу помочь как можно скорее оказать консульскую поддержку писателю. Ранее с этой же просьбой обратилось к испанским властям посольство ФРГ в Испании.

"Охота на критические умы"

Причиной задержания писателя стало уголовное дело, открытое против гражданина Германии властями Турции, которые объявили его в розыск по линии Интерпола. Адвокат Аханли заявил, что дело против его подзащитного имеет политическую подоплеку и охарактеризовал его как "целенаправленную охоту, которую турецкое правительство ведет в отношении критически настроенных умов в Европе".

Доган Аханли живет в Германии с 1991 года, немецкое гражданство он получил вскоре после своего переезда в ФРГ. Турецкого гражданства у Аханли нет. Одной из главных тем его произведений является геноцид армян в Османской империи в начале XX века и отрицание этого факта правительством Турции.

Германия. Испания. Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 19 августа 2017 > № 2278615


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 августа 2017 > № 2272814 Леонид Бершидский

Нудизм как важный вопрос на выборах в Германии

Ностальгия по нудизму, который был распространен в Восточной Германии — свидетельство прочной политической традиции

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Есть немного стран, где лидер крупной политической партии занимался бы предвыборной агитацией на нудистском пляже. Но немецкий политик Грегор Гизи (Gregor Gysi), лидер партии антикоммунистических левых Die Linke, которая является третьей по численности в нынешнем парламенте, на этой неделе провел такое мероприятие, чтобы посетовать на снижение популярности натуризма в своей стране. Тем самым он проник за «культурный барьер», до сих пор существующий между Востоком и Западом, и, возможно, заручился поддержкой еще нескольких избирателей.

Политическая карьера Гизи началась в Восточной Германии, где он был кем-то вроде диссидента внутри правящей Социалистической единой партии Германии (СЕПГ). В 1980-е годы, когда Гизи активно выступал за реформы, в коммунистической Восточной Германии был широко распространен нудизм или, как его называют в Германии, «культура свободного тела» (FKK), с помощью которой политически подавляемые люди демонстрировали окружающим, что у них на самом деле существует нечто вроде свободы. В 1982 году в этой коммунистической стране насчитывалось 40 официальных нудистских пляжей и еще множество других, которые не упоминались в туристических путеводителях, печатавшихся в государственных издательствах.

Хотя в немецкой организации натуристов DFK, по-прежнему состоят около 40 тысяч человек, объединенных в 135 местных общества, их число неуклонно сокращается, и нудистские пляжи закрываются. Это заметно в Берлине. Начиная с 2014 года, когда я туда переехал, некоторые из многих городских пляжей на берегу озера отказались от своей политики «отказа от одежды».

В своем интервью на нудистском пляже Гизи (он был в брюках и рубашке) процитировал слова сексолога, который сказал ему, что из-за западногерманских мужчин, не знакомых с восточногерманской культурой натуристов и приходящих на пляж со своими «эротическими взглядами», многие восточногерманские женщины стали чувствовать себя на пляже уже не так комфортно.

«Но женщины, — говорит Гизи — не пытались выставлять себя напоказ, они просто хотели ощущать свободу для собственного удовольствия». Говоря о своей ностальгии в интервью журналу «Плейбой», он также упомянул о владельцах гостиниц, которые больше не желают, чтобы на гостиничных пляжах находились обнаженные люди. «В некоторых вопросах ГДР была более ханжеской страной, чем бывшая ФРГ, — говорит Гизи, имея в виду две прежние Германии. — Зато в других сферах она была более открытой».

Как это ни парадоксально, в результате смены поколений теперь становится легче пропагандировать идеалы бывшей ГДР, вызывать в душах людей «остальгию» (от немецкого слова Ost, означающего «восток» — прим. пер.): молодые люди, которых привлекают идеалы, пропагандируемые левыми, не помнят всех отвратительных сторон коммунистического режима. Все идет к тому, что на всеобщих выборах в сентябре партия Die Linke выступит так же, как в 2013 году, или несколько лучше. И Гизи предпринял удачный «маркетинговый ход», выбрав это место для продвижения своих идей: официального признания движения FKK в Восточной Германии удалось добиться только в результате упорного сопротивления общественности властям.

Движение FKK приобрело популярность в Веймарской Германии, где оно было связано как с национализм, так и с социал-демократическим пацифизмом. В 1933 году нацисты запретили натуризм, но вскоре после этого отменили запрет под давлением со стороны влиятельных членов партии и офицеров СС, которые утверждали, что в естественной красоте немецкого тела нет ничего плохого. В 1950-е годы коммунисты снова запретили его: им были очень неприятны ассоциации со старыми социал-демократами и фашистами и они следовали ханжеской советской политике во всем, что хоть даже отдаленно было связано с сексом. «„Нудистские союзы" были побочным продуктом распада империализма в области культуры тела и массового спорта, — говорилось в заявлении государственной спортивной организации, прозвучавшем в 1951 году. — „Нудистские союзы", являющиеся проявлением империалистической распущенности, „недопустимы"». К 1954 году на пляжах Балтийского моря купание в обнаженном виде было запрещено — даже при том, что нудисты и не состояли ни в каких группах.

Запрет долго не продержался, и его опять отменили, что стало редким примером того, как простые жители ГДР смогли отстоять свое мнение. В 2007 году Джози Маклеллан (Josie McLellan) из Бристольского университета написал в своей статье:

Основной причиной этого было постоянное неповиновение со стороны граждан Восточной Германии, которые считали запрет абсурдным и отказывались его соблюдать. Их тактика была разнообразной — они не только продолжали купаться и загорать в обнаженном виде, но и демонстративно саботировали решение властей, препятствовали им, когда те пытались обеспечить соблюдение запрета, и высмеивали их действия.

Обнаженные купальщики завязывали на шеях галстуки, чтобы показать полиции, что они не совсем раздеты. Когда приближалась полиция, можно было услышать крики «мятежников»: нудисты придумали свою систему оповещения. Иногда патрули «нарывались» на группы голых партийных и государственных чиновников.

Жители ГДР также засыпали власти гневными петициями, утверждая, что нагота не опасна для дела строительства социализма. Поэтому в 1956 году нудистские пляжи были разрешены официально, и хотя еще несколько лет время от времени предпринимались попытки очистить пляжи от обнаженных людей, было ясно, что натуристы победили. Приверженность идеям FKK стала приемлемой формой выражения индивидуальной свободы. Восточногерманский режим к моменту своего падения уже принял эту идеологию. Официальная пропаганда даже расхваливала нудистские нормы, «проталкивая» их в другие страны, как свидетельство прогрессивности страны.

В Западной Германии тоже существовала культура «обнаженного тела» — традиция, зародившаяся в союзах нудистов еще до прихода нацизма. Но традиция это была далеко не так распространена и предусматривала больше правил, чем в ГДР, где нагота была повсюду.

Падение популярности FKK, вероятно, объясняется не столько ханжеством и распущенностью капиталистического общества, сколько увеличением численности мусульманского населения и распространением мобильных телефонов с мощными и качественными камерами. В этом меняющемся мире культура FKK сведена до минимума и теперь занимает в обществе очень скромное место. Она уже никогда не будет такой популярной, как в той почти закрытой, этнически однородной коммунистической стране.

Но было бы досадно, если бы Германия утратила свою богатую традицию коллективных действий, которая не только заставила власти ГДР разрешить нудизм, но еще и позволила разрушить Берлинскую стену. Совсем недавно она служила основой политики «открытых дверей», проводившейся канцлером Ангелой Меркель по отношению к беженцам (пока общественное мнение не отказалась от этой политики). Благодаря этой традиции стало возможным признание законности однополых браков. В эпоху политического застоя эту в основном «левацкую» традицию необходимо всячески беречь. И даже если партия Die Linke, пытаясь обелить ГДР, явно действует в своих собственных интересах, она играет свою роль — помогает сохранить и уберечь скрытую «неудобную» и неформальную демократию. Не давая ей погибнуть.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 августа 2017 > № 2272814 Леонид Бершидский


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 августа 2017 > № 2271401

Германия стала какой-то другой. Во-первых, 83% считают новые санкции против России неправильными. Во-вторых, 77% убеждены, что так США укрепляют свои торговые позиции и с этим надо как-то бороться. А есть еще в-третьих и в-четвертых.

Это я куда попала? Меркель, выйдя из отпуска, не узнает свою страну

А немцам это даже понравилось. Отсутствие Ангелы Меркель. Потому что без нее Зигмар Габриэль – он сейчас здесь временно главный – дважды жестко поставил США на место. Ладно – первый раз. Их новые антироссийские санкции напрямую затрагивают интересы бундесбизнеса. Поэтому были основания. Но сейчас-то формально конфликт Вашингтона с Пхеньяном к Берлину не имеет никакого отношения. Ну и промолчал бы, коль не захотел проявлять традиционную безропотно-западную солидарность. Так нет же. Заявил, что именно слова Трампа вызвали у него беспокойство. Напомнили Первую мировую, только "с акцентом на атомное оружие".

"Такая риторика является поводом для опасений, что мы, как и в 1914, подобно лунатикам, ввяжемся в войну", – заявил глава МИД ФРГ. И фактически низвел Трампа до уровня Ким Чен Ына, дипломатично назвав их лексику идентичной. Хотя, наверняка, на языке крутилось что-нибудь из серии "оба хороши". Это, конечно, не значит, что Габриэль готов повторить своего соратника по СДПГ Герхарда Шредера, который в 2003 наотрез отказался поддержать вторжение США в Ирак. Как минимум потому, что Шредер тогда был канцлером, а Габриэль – только вице.

Поэтому ему легко говорить, – услышав своего правительственного зама, вероятно, подумала про себя Ангела Меркель. Действительно, это же не он принимает решения, а она. Но и она, выйдя из отпуска, вынуждена принять хотя бы к сведению, что здесь что-то не так. Вроде тот же Берлин. Бранденбургские ворота – на месте. За окном ее кабинета – привычная арабская речь. Но как будто попала в другую страну. Какую-то немецкую, что ли. Нет, мигрантов меньше не стало, хотя Меркель, быть может, и хотела, чтобы все рассосалось, пока ее нет. Но их присутствие не мешает немцам чувствовать себя независимо.

Из чего вовсе не следует, что в этой Германии и шансы Мартина Шульца выше. Напротив. Социал-демократы, возможно, уже и пожалели, что выдвинули в канцлеры именно его, а не Зигмара Габриэля. Кажется, что глава МИД сейчас на пике славы. Но в этой Германии Ангеле Меркель, чтобы сохранить свои шансы, надо кое-что для себя уяснить. И не только то, что пока ее не было, ее рейтинг потерял 10 пунктов. Во-первых, 83% считают новые санкции против России неправильными. Во-вторых, 77% убеждены, что так США укрепляют свои позиции на европейском рынке энергоресурсов и с этим надо как-то бороться.

В-третьих, около 44% поддержали предложение лидера Свободной демократической партии Кристиана Линднера снять с повестки вопрос о статусе Крыма и восстановить отношения с Москвой. А ведь Линднер, между прочим, пятый номер в политическом рейтинге ФРГ. И это его партией Меркель планирует заменить в правящей коалиции СДПГ. Есть и в-четвертых, и в-пятых, и где-то в разряде "и т.д. и т.п." – сбор подписей за выдворение зарвавшегося украинского посла.

Но и это не все. Вышел в свет обновленный вариант авторитетного словаря немецкого языка Duden. Среди пяти тысяч новых терминов, таких как Brexit, например, "фейк", "селфи", есть и хорошо забытый старый. "Народный предатель". Появился он при нацистах, а потому его употребление после них считалось признаком дурного тона. В последнее время лишь радикалы позволяли себе так выражать отношение к правительству из-за мигрантов. Теперь "народный предатель" у всех на языке. Ничего личного. У той, кто у всех на уме, в словаре есть отдельная статья. Она так и называется "Ангела Меркель". Это для тех, кто все-таки может подумать, что это одно и то же.

Автор Михаил Шейнкман, радио Sputnik

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 августа 2017 > № 2271401


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 августа 2017 > № 2271380

Депутат бундестага от партии "Левые" Андрей Хунко в эфире радио Sputnik поддержал предложение председателя СвДП Кристиана Линднера, призвавшего "вынести за скобки" проблему Крыма в интересах диалога с Москвой.

Политики и пресса ФРГ продолжают обсуждать недавнее заявление председателя Свободной демократической партии Германии (СвДП) Кристиана Линднера, призвавшего "вынести за скобки" проблему Крыма в интересах диалога с Москвой.

Немецкая пресса отмечает, что своим заявлением глава СвДП фактически внес тему России в повестку дня предвыборной кампании в бундестаг.

В интервью Sputnik Deutschland, также прозвучавшем в эфире радио Sputnik, депутат бундестага от партии "Левые" Андрей Хунко заявил, что предложение Кристиана Линднера аналогично инициативе "Левых", которую они продвигают уже не первый год. Андрей Хунко напомнил в этой связи о другом случае, когда известный политик вызвал бурную дискуссию своим заявлением по поводу Крыма.

"Я еще несколько лет назад говорил, что я поддерживаю любые действия, направленные на деэскалацию. Тогда поднялся еще больший шум, когда Маттиас Платцек (видный немецкий политик, представитель СДПГ – ред.) выступил с предложением провести повторный референдум в Крыму с участием международных наблюдателей, чтобы прояснить статус Крыма", – напомнил Андрей Хунко.

Депутат признался, что он был даже немного удивлен инициативой главы СвДП в пользу диалога с Москвой. Он полагает, что Линднер получит в этом вопросе поддержку со стороны немецкого общества.

"Я был немного удивлен, это правда. В этой связи я сразу вспомнил выступление тогдашнего главы МИД (ФРГ) Гидо Вестервелле по поводу резолюции об операции в Ливии в 2011 году – при голосовании по этой резолюции (в Совете Безопасности ООН) Германия воздержалась. Тогда поднялась волна возмущения, направленная против Вестервелле, но партия "Левые" его поддержала. Теперь, с учетом дальнейшего развития событий в Ливии, ясно, что это было правильное решение. А сейчас США ужесточили санкции против России. Опросы общественного мнения в Германии свидетельствуют, что 80% населения выступают против этого. Так что, выступив с подобной инициативой именно сейчас, Линднер не так уж и ошибся с выбором момента", – полагает Андрей Хунко.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 августа 2017 > № 2271380


Россия. Германия. Евросоюз > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 10 августа 2017 > № 2271159

Россия развязала против Европы "войну фейковых новостей". Теперь Германия дает отпор

Саймон Шустер | Time

В ноябре 2016 года политолог Симон Хегелих (Технический университет Мюнхена), к своему удивлению, получил срочное приглашение из канцелярии канцлера Меркель, повествует Time. Меркель пожелала побольше узнать об исследованиях Хегелиха о манипуляциях настроениями избирателей, поясняет журналист Саймон Шустер. После победы Трампа на выборах в США она стремилась спешно узнать, что такое "пузырь фильтров", "боты", "фейковые новости" и "дезинформация".

По словам автора, Меркель знает, что ее попытка остаться на четвертый срок в результате парламентских выборов в Германии, назначенных на 24 сентября, "может стать мишенью тех же грязных уловок, примененных при президентских выборах в США. В качестве самого могущественного в Европе лидера и самого решительного критика Кремля Меркель давно является объектом российских "кампаний влияния", говорится в статье.

По словам Хегелиха, Меркель также обеспокоена существованием интернет-ботов, распространяющих ложные новости.

"Итак, правительство Меркель готовится отражать осаду", - пишет автор. В июне коалиция Меркель провела через парламент "Акт о соблюдении правопорядка сетями", согласно которому соцсети будут штрафовать не менее чем на 50 млн долларов, если они не удалят немедленно "незаконный контент". "Этим термином правительство Меркель обозначает все: от призывов к ненависти до порнографии и злокозненной пропаганды", - поясняет автор.

"ЕС также создал ведомство по опровержению фейковых новостей и российской пропаганды. Чехия учредила полицейское агентство, которое прочесывает соцсети в поисках дезинформации и других "гибридных угроз". Президент Франции Макрон в апреле закрыл двум российским СМИ - RT и Sputnik - доступ в свой избирательный штаб", - пишет издание.

Издание комментирует: "Все эти шаги указывают на опасения - на параноидальный страх, как сказали бы некоторые, что инструменты политического саботажа настолько усовершенствовались, что могут стать угрозой для западных демократий".

"Россия и Германия показали себя как самые решительные игроки при спешной адаптации к этой обстановке и стремлении по возможности ее перекроить", - говорится в статье. По мнению Шустера, грядущие выборы в Германии станут "лакмусовой бумажкой": либо кампания будет протекать в атмосфере хакерских атак, утечек и дезинформации, либо окажется размеренной и слегка скучной.

"Акт о соблюдении правопорядка сетями" обеспечит соцсетям новую, более весомую роль в политических дебатах. "Вместо того чтобы поручить судам или законодателям решать, что представляет собой "фейковые новости", клевету или пропаганду, закон пытается сделать "Фейсбук" "арбитром истины", - говорит Ричард Аллан, вице-президент "Фейсбука" по вопросам государственной политики в Европе. "А нас это попросту не устраивает", - добавляет он.

Как бы то ни было, "Фейсбук" отдал функцию проверки фактов на аутсорсинг - независимым специалистам. "В США "Фейсбук" начал предостерегать пользователей о "спорном контенте" и давать ссылки на надежные источники типа Associated Press", - пишет автор. В Германии "Фейсбук" вступил в партнерство со стартапом Correctiv, который занимается расследовательской журналистикой.

Командой фактчекеров из четырех человек в Correctiv руководит Ютта Крамм. Каждое утро "Фейсбук" присылает ей подозрительные материалы, выловленные автоматическими фильтрами либо отмеченные обычными пользователями. Сотрудники Correctiv выискивают среди них материалы, которые намеренно вводят в заблуждение и, вероятно, широко распространятся.

"Мы не станем работать со слухом, которым кто-то просто делится со своими дальними родственниками", - поясняет один из фактчекеров, Жак Пезе. "В Германии самые распространенные измышления касаются иммиграционной политики. Их задача - плодить ксенофобию и ослаблять Меркель, играя на опасности ее гостеприимства в отношении мигрантов", - пишет автор.

Журналисты Correctiv пытаются вычислить первоисточник статьи и составляют доклад, где изобличают ошибки и ложь, которые в ней содержатся. По словам Крамм, особенность Correctiv в том, что он при содействии "Фейсбука" может "проникнуть в пузырь фильтра к людям, которые читают фейковые новости".

"Фейсбук" согласился отмечать предупреждающей меткой спорные записи в ленте друзей у пользователей. "Идея не в том, чтобы цензурировать или удалять контент, а в том, чтобы побудить читателей хорошенько задуматься о его источниках, одновременно предоставляя им способ перепроверить содержание контента", - пишет издание.

Стартап составил список "крупных сил в сфере пропаганды: это преимущественно правые агитаторы, анонимные блогеры и сети ботов, которые генерируют или распространяют свежие измышления. Как представляется, часто они работают слаженно, хватаясь всем скопом за тему, которая привлекает их внимание или продвигает более широкие цели".

"Среди самых агрессивных постоянных фигурантов этого списка - небольшой, но растущий российский проект News Front - мультимедийное СМИ, которое выдает контент на нескольких языках, в том числе на немецком, испанском и английском. У него около десятка штатных сотрудников и несколько дюжин авторов по всему миру, по качеству ресурсов это один из первых игроков в экосистеме российских медиа, хотя источники его финансирования непрозрачны", - пишет автор.

"Константин Кнырик, 28-летний основатель и редактор News Front, считает себя не столько журналистом, сколько бойцом информационной войны в цифровую эпоху, а его карьера и связи это подтверждают", - пишет автор. В 16 лет Кнырик стал представителем Евразийского союза молодежи в Крыму. "Весной 2014 года, когда российские войска вторглись в регион и приготовились его аннексировать, Кнырик руководил колонной пророссийского военизированного формирования, которая захватила штаб-квартиру крымского "Центра журналистских расследований" - ведущего независимого источника новостей в регионе. Бойцы насильно выгнали журналистов "Центра" и конфисковали их технику. Затем Кнырик создал на его месте News Front", - говорится в статье.

В июне в телефонном интервью Кнырик сказал: "Мы хотим, чтобы люди видели альтернативную точку зрения". По его словам, в США и Европе "все, что у них есть, - это информационный вакуум, им в головы вбивают все эти вещи, всю эту абсурдную ложь с каналов официальной пропаганды".

Шустер комментирует: "Это любимая версия российских государственных СМИ; в 2015 году главный редактор финансируемой Кремлем вещательной компании RT Маргарита Симоньян сказала в интервью TIME во многом то же самое: "Объективную реальность не показывает никто".

"Кнырик уверяет, что его редакция независима от правительственного влияния, а финансирование поступает от пожертвований через интернет и от "сочувствующих бизнесменов". Но репортерам News Front иногда предоставлялся экстраординарный доступ к российским вооруженным силам", - пишет автор.

"Sputnik и RT - российские СМИ, открыто финансируемые государством, - пытаются действовать наподобие профессиональных медийных компаний, показывая мировые события в российском ракурсе, но обычно не прибегая к откровенному шовинизму и фальсификациям", - утверждает издание. По словам Шустера, News Front "действует скорее наподобие расхристанного военизированного формирования, проталкивая те же цели и идеологию более агрессивно, свободно от прямых связей с Кремлем. Авторы сайта из Европы часто публикуют свои материалы анонимно, что обеспечивает дополнительный уровень защиты от властей, которого нет у российских официальных СМИ". Кнырик отказался раскрыть реальное имя стрингера News Front в Германии. "Я беспокоюсь за него и других добровольцев. Их могут арестовать", - сказал он.

Digital Forensics Lab при Atlantic Council в своем докладе назвала News Front одним из трех основных кремлевских средств пропаганды в Германии, наряду со Sputnik и RT, и сочла, что их главный ресурс - сеть немецких "усилителей" (ботов и реальных пользователей), которые делятся их материалами и делают их перепосты тысячи раз.

В 2015 году ЕС создал в Брюсселе организацию East StratCom для противодействия российской дезинформации. Шустер полагает, что эта организация "увы, недостаточно хорошо оснащена для достижения этой цели". У нее даже нет своего бюджета, а на странице в "Фейсбуке" всего 17 тыс. лайков (на странице Sputnik их миллион с лишним).

Впрочем, считает Шустер, если нанять для противодействия пропаганде целую армию госслужащих, не факт, что от нее будет толк: "Погоня за измышлениями в интернете часто лишь привлекает к ним внимание, а в эпоху узкопартийной разобщенности многие читатели готовы верить лжи, если она подтверждает их политические взгляды".

Преподаватель Лейденского университета Петер Бургер считает, что лучше включить основы проверки фактов в программу учебных заведений. Но на это потребуются годы, а технологии производства фейковых новостей развиваются. В Вашингтонском университете создано ПО, с помощью которого была "синтезирована" видеозапись, на которой Барак Обама произносит слова, которых никогда не говорил.

В данный момент потребуется несколько часов или даже дней, чтобы доказать, что такая видеозапись подделана. За этот срок последствия распространения фальшивки окажутся почти необратимыми. "Это на всем оставляет тень сомнения", - говорит Хегелих. Автор комментирует: "Для любой попытки подорвать демократию это будет значить, что цель достигнута".

Россия. Германия. Евросоюз > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inopressa.ru, 10 августа 2017 > № 2271159


Германия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 9 августа 2017 > № 2271111

Кристиан Линднер, смутьян Свободной демократической партии Германии

Виолетта Бонба | Le Figaro

Призывая к смягчению санкций против России, молодой председатель Свободной демократической партии Германии (СвДП) всколыхнул кампанию выборов в Бундестаг, пишет журналистка Виолетта Бонба на страницах французской Le Figaro.

После объявленной победы партии Ангелы Меркель Христианско-демократический союз (ХДС) немецкая предвыборная кампания до сей поры была монотонной. Но это если не считать Кристиана Линднера, неуемного председателя СвДП (Свободной демократической партии Германии), говорится в статье. В прошлую субботу восходящий деятель немецкой политики вызвал переполох, призвав к смягчению санкций против России и к признанию аннексии Крыма. "Безопасность и процветание Европы зависят, в частности, от отношений с Москвой, - заявил он в интервью газете Westdeutsche Allgemeine Zeitung. - Я боюсь, что к Крыму следует пока относиться как к долгосрочному временному состоянию".

Несмотря на единодушную критику со стороны прессы и политического класса - за исключением значительной части радикальных левых, Линднер придерживается своих взглядов, указывает журналистка. "Кристиан Линднер не русофил, к тому же программа его партии требует возвращения Крыма, - отмечает политолог Ульрих фон Алеман. - Но он стремится заставить о себе говорить во время предвыборной кампании, показать, что у него хватает смелости занять позицию по внешнеполитическим вопросам, а также выразить свое понимание ожиданий немецкой экономики, желающей вновь обрести возможность массированного экспорта в Россию".

Либерал, ратующий за развитие бизнеса, молодой 38-летний политический руководитель положительно оценивается теми, кто сравнивает его с Эммануэлем Макроном и Джастином Трюдо, говорится в статье.

За семь недель до выборов в Бундестаг опросы общественного мнения признают правоту Кристиана Линднера: "черно-желтая" коалиция - цвета ХДС и СвДП - должна получить необходимое большинство для формирования будущего правительства. Его предложение по Крыму все же возмутило Ангелу Меркель. Находящаяся в отпуске в Италии госпожа канцлер дала знать, что "аннексия украинского Крыма Россией является нарушением международного права", на которое "просто нельзя соглашаться". Однако, по мнению Ульриха фон Алемана, это не поставит под угрозу возможную коалицию. "По характеру Ангела Меркель и Кристиан Линднер сильно разнятся, - подчеркивает он. - Но программы их партий схожи, в частности, по экономическим и экологическим вопросам".

Германия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 9 августа 2017 > № 2271111


Германия. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261277

Больше мягкой силы для Европы!

Мягкая сила (soft power) приобретает все большее значение в международных отношениях — даже президенту России Путину хотелось бы ее увеличить. Но без жесткой (военной) силы она ничего не стоит.

Вольф Пуле (Wolf Poulet), Frankfurter Allgemeine Zeitung, Германия

Многие государства сегодня хотели бы обладать «мягкой силой». Соединенные Штаты, несмотря на их яркого президента, по-прежнему государство номер один по применению «мягкой силы», Германия, бесспорно, также придерживается этой стратегии. «Мягкая сила» сегодня пользуется спросом и все больше приобретает политическую привлекательность — даже для таких автократических держав, как Россия и Китай. У нас на западе это пока еще не так сильно ощущается. При этом для такого развития событий есть веские причины.

Что такое «мягкая сила»? Такие великие культурные нации, как Китай (институт Конфуция), Франция (Альянс Франсез) и Великобритания (образец развития демократии) претендуют на то, что основная функция мягкой силы закреплена в их собственном историческом развитии. Самое краткое определение термина «мягкая сила» звучит так: «The ability to attract» — способность привлекать. Иначе говоря, политическое применение силы, основанное на культурном воздействии и заслуживающих доверия предложениях по межгосударственному сотрудничеству. Таким образом, ключевым признаком «мягкой силы» является осуществление власти посредством влияния на цели политических субъектов без применения (экономических) поощрений или (военных) угроз.

Потенциал такой «мягкой силы» велик. Влиятельные крупные и средние державы тем временем озабочены вопросом, обладает ли их собственная страна достаточной «мягкой силой». Президент Китая Ху Цзиньтао уже в 2007 году объявил Коммунистической партии, что Китай должен наращивать свою мягкую силу. Президент России Владимир Путин еще летом 2013 года также потребовал от своих дипломатов чаще применять «мягкую силу». К осени 2013 года российское Министерство иностранных дел должно было разработать соответствующую концепцию. Но после оккупации Крыма и военной агрессии на востоке Украины в начале 2014 года вопрос о «мягкой силе» России был закрыт.

Во Франции и Великобритании также уже долгое время обсуждается понятие «мягкой силы». В Соединенных Штатах понятие «soft» («мягкая») охотно заменяют на «smart» («умная») — но принципы остаются теми же. «Мягкая сила» представляет собой силу убеждения и привлекательности, но прежде всего, авторитет, правдоподобность и в отдельных случаях также образцовость страны. Спектр при этом достаточно широк, он простирается от силы привлекательности «American Way of Life» («американского образа жизни») до таких западных ценностей, как демократия и права человека. Классическим примером мягкой силы Америки считается «план Маршалла», от которого после войны получили выгоду даже бывшие враги.

Инженерное искусство, чемпионат мира, правовое государство

«Мягкая сила» может осуществляться совершенно по-разному: через достойное подражания правительственное руководство, через надежную авторитетную внешнюю политику или через особенные блестящие достижения в различных социальных сферах, таких, как культура, наука и спорт. Германская «мягкая сила» состоит, прежде всего, из правового общественного порядка, способной к кооперации внешней политики, но также и из литературного и музыкального наследия великих классиков, из инновационного инженерного искусства, впечатляющего чемпионата мира по футболу или силы урбанистической привлекательности столицы Берлина. Таким образом, цивилизованное общество подает важные сигналы при оценке «мягкой силы» нации. Высокий финансовый вклад в развитие сотрудничества и гуманитарную помощь по всему миру — тоже факторы германской мягкой силы, значение которых нельзя недооценивать.

Сила привлекательности такой комбинации велика. В 2013 году в годовом отчете «Soft Power Survey» Германия была выбрана «мягкой силой» номер один из 30 стран, она опередила Англию, Соединенные Штаты, Францию, Японию, Швецию, Австралию, Швейцарию, Канаду и Италию. Из 50 рассматриваемых показателей для такого заключения оценивались, среди прочего, стандарты работы правительства, дипломатические структуры, культурный потенциал, ресурсы системы воспитания и привлекательность для иностранных инвесторов. Также при оценке «мягкой силы» имеют значение культурные мероприятия, олимпийские медали (!), привлекательность национальной архитектуры или пользующиеся успехом по всему миру промышленные изделия.

В рейтинге «Soft Power 30 Ranking 2016» Германия оказалась на третьем месте, после Соединенных Штатов и Великобритании. Россия заняла 27 место, Китай — 28 место. Актуальный рейтинг «Soft Power 30, Ranking 2017» внес на первое место Францию, что среди прочего связано с динамичностью президента Макрона. «Мы видим, что глобальный ангажемент и влияние Франции растут». Следующие места заняли Великобритания, Соединенные Штаты, Германия и Канада.

Не должно удивлять то, что в рейтинге «мягкой силы» появляется и Россия: Москва тоже давно осознала значение «мягкой силы». Но ее реализация крайне критически оценивается многими специалистами. «После краха коммунизма России не удалось стать привлекательной для соседних стран», — написал Ярослав Цвек-Карпович (Jaroslaw Cwiek-Karpowicz) в июле 2012 года в своей статье «Провал России как мягкой силы» для Немецкого общества внешней политики. А затем продолжил: «Ее социальное и политическое развитие не кажется привлекательным. Кроме того, она продолжает общаться с соседями имперскими жестами. Очевидно, Москва превратно понимает „мягкую силу" как инструмент манипуляции общественным мнением в целевых странах. Недостаточная активность России в том, что касается применения мягкой силы, усугубляется ее неоимперским отношением к соседним странам. Москва не способна предложить им привлекательные перспективы интеграции, не прибегая к прежним моделям доминирования и зависимости».

Никакой привлекательности без успехов во внутренней политике

Также невозможно излучать привлекательность, не достигнув успехов в своих внутриполитических проблемах, писал далее Цвек-Карпович. «Но в России сохраняются большие проблемы с коррупцией, с нарушением прав человека, с недостаточной демократией и слабым правовым государством. Поэтому ее политическая и социально-экономическая трансформация не годится в качестве примера для других постсоветских государств».

Еще четче выразился американский профессор-политолог Джозеф Най (Joseph Nye) в декабре 2014 года в телевизионной дискуссии: «В мировом соперничестве существуют не только экономическая и военная силы, но и привлекательность и харизма, — сказал он. — У Америки есть эта „мягкая сила", у России — нет». Най считает, что мягкая сила России сокращается — с потенциально губительными последствиями. «Проблема России в том, что у нее уже очень мало мягкой силы, которую она могла бы использовать».

Российские аналитики и политики давно уже осознали критические факторы развития. В свое время они привели к распаду мировой державы Советского Союза в эру Горбачева. Исключение: Московский центр Карнеги оглядывается даже на последние дни царской власти. «Все же последние дни Романовых принесли мрачные уроки. Если для всесторонних реформ не хватает политической воли, тогда, как это произошло с царским режимом 100 лет назад, острый внешнеполитический кризис может привести не только к краху системы, но и всей страны». Вероятно, есть только одна обнадеживающая возможность для России превратиться в настоящую «мягкую силу» и тем самым стать устойчивой и стабильной «жесткой силой». Она состоит в том, чтобы управляемое Владимиром Путиным правительство приступило к настоящим внутренним реформам, направленным на либерализацию экономики и демократизацию политической системы.

Только мягкой силы Германии недостаточно

С 2007 года существуют политические комментарии специалистов по отношению к Германии, как, например, Петера Виттига (Peter Wittig), посла Германии в Вашингтоне («Роль и понимание мягкой силы в германской внешней политике») и Фолькера Пертеса (Volker Perthes), директора Фонда науки и политики (SWP) («Мягкая сила» как часть внешней политики»). Так Пертес предостерегает от преувеличенных ожиданий при использовании мягкой силы: «Комбинация мягкой силы с другими инструментами власти (например, экономической помощи и военных средств давления) описывается Джозефом Наем как „умная сила"… Решающее значение — именно потому, что при обращении к „мягкой силе" речь часто идет об идеальных ценностях — имеет честность политики: чтобы разрыв между дискурсом и практической политикой не был слишком велик…

В качестве предостережения от слишком идеалистического толкования мягкой силы следует сказать, что мягкая сила может повлечь за собой ожидание расширенного применения жестких средств давления. В Германии и Европе определенно возросло ожидание увеличения затрат материальных ресурсов и, при определенных обстоятельствах во время кризисов и конфликтов, не только политического и экономического вмешательства, но и военного. Таким образом, развитие мягкой силы не избавит нас от жестких конфликтов этого мира». (Пертес)

Бывший министр иностранных дел Йошка Фишер недавно метко сказал редакции FAZ.: «Мягкая сила принесет эффект только тогда, когда вы располагаете и жесткой. Тогда люди воспринимают это всерьез».

Внутриполитическая дискуссия о роли Германии в полном конфликтов и сложном мировом порядке все же позволяет предположить, что многие местные политики, очевидно, не осознают взаимосвязь (непреложных) геополитических обязательств с одной стороны и разумеющихся германских (и европейских) интересов — с другой. Вопрос в том, хотят ли и могут ли они развивать не идеологические новые предпосылки сбалансированной внешней политики и политики безопасности во благо Германии и на пользу стабильного европейского мирового порядка. Жесткие требования президента Трампа к европейским партнерам по НАТО внести 2% своего валового внутреннего продукта для финансирования атлантического оборонительного договора, должны были привести к серьезным размышлениям, чтобы избежать скандала с лидирующей державой Америкой и остальными партнерами. Трамп навсегда не останется, а двухпроцентный взнос — наверняка.

Такое значимое требование, которое не в последнюю очередь связано с нашим участием в единственном эффективном союзе в этом мире, заслуживало больше рационализма и логики, чем неловкие попытки немецких внешних политиков вести себя как этические миротворцы без какой-либо связи с реальным мировым порядком.

Требование 2% могло было быть наполнено жизнью

Что было бы с этим предложением, если бы правительство конструктивно решало вопрос 2%? Условное предложение могло бы выглядеть так: от 2% ВВП 55% использовались бы для расходов на оборону. Не на вооружение, а только на восстановление в течение восьми-десяти лет утерянной 25 лет назад боеготовности вооруженных сил. 10% пошли бы на развитие сотрудничества, при этом главной задачей должно было бы быть экономическое сотрудничество с Африкой. 10% дополнительно предусмотрены для расходов на приезжающих беженцев. 10% — на гуманитарную поддержку для оказания помощи беженцам войны, как, например, в Турции или Судане.

5% будут использованы для поддержки союзных государств для реализации согласованных действий, как гражданских, так и военных — и, при необходимости, также взамен не выплачиваемых сейчас взносов Соединенных Штатов в международные организации. 10% останутся в резерве на пока еще неопределенные цели. На базе такого условного предложения можно было бы обменяться укрепляющими доверие доводами внутри союза, а также с Соединенными Штатами.

Что вместо этого произошло летом 2016 года? Три ведущих политика богатой традициями народной партии СДПГ (SPD) в прошедшие месяцы раскрыли карты, однако, в совершенно неожиданном русле: обвинили собственный альянс НАТО в «громком бряцании оружием и военных криках» против России. Грубыми высказываниями по отношению к министру иностранных дел Трампа Рексу Тиллерсону (Rex Tillerson) отклонили поставки авианосцев и воскресили страх соседних государств перед хорошо вооруженной Германией.

Невежество в геополитическом развитии

Эти, по меньшей мере, упрощенные возражения позволяют обнаружить не только невежество в сфере геополитического развития. Они также негативно влияют на «производство» германской «мягкой силы», полностью замалчивая другие области внешней и внутренней политики из-за отказа от надежности и рационализма в политике безопасности. И они показывают, что столь важная партия, как СДПГ в сфере политики безопасности больше не дает права слова опытным консультантам, которые со здравым смыслом подходят к полным конфликтов событиям в мире. Имеет значение только одно: как получить голоса своего основного электората.

Дальновидные политические партии, как и формирующие общественное мнение элиты, очень скоро должны будут для себя прояснить, не является ли стратегия «эффективной мягкой силы» нежелательной. Как Германия сможет активно принять на себя стабилизирующую роль «мягкой силы», которая вызывает доверие у соседей и всего мира, но, одновременно, серьезно и перспективно будет справляться с будущими кризисами? «Речь будет идти о том, чтобы найти (военный) бюджет, который сможет выполнить две задачи: эффективное сдерживание и способность к сотрудничеству. Это может стоить больше 2% в год.

К сожалению. Но безопасность слишком важна, чтобы проявлять в этом вопросе халатность… Эффективное сдерживание — это хорошее оружие и хорошая, то есть миролюбивая, позиция. Германии должны доверять… Немцы связаны в альянсах с США и Францией. Обе страны отвечают за безопасность Германии. Поэтому может быть целесообразным поддержать их в их войнах… это эгоистичный альтруизм. И для таких случаев Германия должна быть вооружена, для участия в иностранных операциях…

Вторая часть двойного решения должна звучать так: Европа станет предотвращающей силой, будет разбираться с кризисами по всему миру, консультировать, содействовать, инвестировать. Речь при этом идет о воде, климате, бедности, притеснениях. Это несколько причин войн по всему миру. Европа должна заботиться о себе. Уже потому, что проблемы не остаются там, где они возникают, они приходят к нам, как теперь об этом узнали немцы после начала кризиса беженцев». Можно только согласиться с редактором издания Spiegel Дирком Курбювайтом (Dirk Kurbjuweit): «Все это требует, по меньшей мере, столько же внимания, сколько и военная безопасность. Вооружение и предотвращение совместно могли бы превратить Европейский союз в настоящую мировую державу».

Если бы — все еще — успешная средняя держава Германия смогла бы прийти к осознанному принятию роли «эффективной мягкой силы» и разделила бы способность к ее использованию в политике и мировом порядке с максимальным количеством европейских партнеров, у ЕС появилась бы новая привлекательная цель: стать настоящей мировой державой, именно европейской мягкой силой. Фундамент уже заложен.

Вольф Пуле — профессиональный военный, офицер бундесвера. В течение двух лет в качестве сотрудника НАТО занимался планированием в штабе тогдашней группы армий «Центр», Гейдельберг. Сейчас Пуле является исполнительным директором Международной консалтинговой компании, которая консультирует правительства в политически нестабильных развивающихся странах.

Германия. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261277


Германия. Украина. ЮФО > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261249 Павел Климкин

Нелегальные турбины Siemens в Крыму

Павел Климкин, Die Welt, Германия

Сегодня уже не может быть сомнений в том, что поставленные немецкой фирмой Siemens в Россию газовые турбины должны быть установлены на аннексированном полуострове Крым в нарушение экономических санкций ЕС. Это вызывает глубокое разочарование и дает повод для возмущения.

В течение трех лет после аннексии Крыма Украина на всех международных форумах постоянно высказывала озабоченность по поводу того, что санкции, объявленные из-за российской агрессии против Украины, не соблюдаются некоторыми крупными фирмами.

Эти опасения высказывались во время многочисленных бесед на самом высоком уровне — однако, как выясняется сегодня, они не были услышаны. Тем тяжелее нарушение доверия, связанное с делом концерна Siemens.

Творчески обходить санкции

Творчество, с которым здесь ищут пути обхода санкционных предписаний, заставляет задуматься. Так, например, поставленные концерном Siemens турбины были переведены в разряд российских продуктов, чтобы несмотря на запрет, поставить их в Крым. Слишком сильно здесь стремление к наживе и слишком мало морали.

Сегодня никто не умеет вести игру с пустыми политическими обещаниями более виртуозно, чем Кремль. Одновременно из Москвы все громче слышно требование, что следует перейти к «business as usual» в духе реальной политики.

Считается, что надо, мол, думать о результате в соответствии с лозунгом некоторых современных макьявеллистов: «цель оправдывает средства». Однако при этом они отбрасывают тот факт, что великий флорентийский мастер теории власти и сам иногда — и даже в его всемирно известном трактате «Государь» — пытался объединить политику и мораль.

В турбулентной современности войны теневые сделки рано или поздно становятся политикой. И как тогда можно в такие времена обуздать нарушителя мира? Рецепт успеха очевиден.

Снимите розовые очки

Следует с самого начала подстраховать себя с помощью строгих правил и обязательств, сразу досконально изучить подозрительные случаи, сразу наказать за нарушения права и принять меры, чтобы не использовались слабые места. Наступило самое время, чтобы снять розовые очки и посмотреть реальности в глаза: крымский вопрос и есть такое слабое место в мировой дипломатии.

Концерн Siemens столкнулся теперь с обвинениями в том, что он обошел обязательства по санкциям. Для Москвы, напротив, нет ничего нового в том, чтобы оказаться нарушителем договоренностей. В трехлетней борьбе за реализацию Минских соглашений Украина и ее западные партнеры по Нормандскому формату вынуждены были с горечью следить за тем, что означает реальная политика «по-русски».

Однако высокая бризантность дела концерна Siemens приводит теперь к тому, что под вопросом оказываются вообще все дальнейшие зарубежные инвестиции в российскую экономику. Афера с турбинами — это не недоразумение, а ошибка. Она равносильна тяжелому нарушению санкций.

Пересчитайте свои пальцы

Безусловно, теперь это в первую очередь обязанность концерна Siemens — юридически разобраться с этим примечательным происшествием, незамедлительно и полностью проверить обстоятельства этой противоправной поставки турбин в Крым и отменить их.

Однако этот случай стал проверкой всей санкционной политики в отношении России. И здесь Украина вместе с правительством ФРГ и европейскими институтами сделает все для того, чтобы эта потеря доверия со всеми ее серьезными последствиями превратилась бы в общее последовательное отношение мирового сообщества к вопросу об аннексии Крыма.

Ибо это дело касается действительно всех нас. Мы должны знать всю правду о сделке Siemens. Однако пока есть один совет для Siemens и других фирм, которые идут на сделки с российскими государственными предприятиями: после того, как вам пожали руку, пересчитайте ваши пальцы.

Автор является министром иностранных дел Украины.

Германия. Украина. ЮФО > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261249 Павел Климкин


Германия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 27 июля 2017 > № 2257994

В ужасе от санкций: Германия отклонила 5 проектов по «Северному потоку-2»

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

Федеральное сетевое агентство Германии объясняет решение необходимостью защиты немецких потребителей газа от ненужных затрат. Расширение немецкой газовой сети должно быть признаны необходимым только тогда, когда появится уверенность в безопасности проекта

Федеральное сетевое агентство Германии (Bundes­netz­agentur) потребовало внести изменения в план развития газотранспортной системы до 2026 года и исключить из него пять проектов, связанных с расширением газопровода «Северный поток-2» на территории страны. «Пять проектов, связанных с расширением Nord Stream («Северный поток»), все еще неопределенны. Они должны быть добавлены в план развития газотранспортной сети только когда будет получено разрешение на расширение Nord Stream», — отмечается в заявлении, опубликованном в четверг, 27 июля, на сайте германского регулятора.

«Коррективы плана необходимы для защиты немецких потребителей газа от ненужных затрат», — заявил президент Федерального сетевого агентства Йохен Хоманн. Он пояснил, что дорогостоящие меры расширения в немецкой газовой сети должны быть признаны необходимыми только тогда, когда есть уверенность в их безопасности.

Всего Федеральное сетевое агентство изучило 122 проекта по развитию газотранспортной системы Германии общей стоимостью €4,5 млрд. Были утверждены 112 из них с общим объемом инвестиций в €3,9 млрд. Это проекты по строительству 822,6 км газопроводов и компрессорных станций мощностью 429 МВт. Таким образом в план не вошли 10 проектов (из них 5 связаны со строительством ответвлений от «Северного потока-2») общей стоимостью €0,6 млрд.

Федеральное сетевой агентство опубликовало свое заявление после того, как накануне, 25 июля, палата представителей конгресса США практически единогласно одобрила законопроект об ужесточении односторонних ограничительных мер в отношении России. День спустя глава сенатского комитета по международным отношениям Боб Коркер сообщил, что сенат США пришел к соглашению по законопроекту о санкциях в отношении России. «Я рад сообщить, что мы пришли к соглашению, которое позволит нам положить законопроект на стол президенту», — цитирует его слова агентство Reuters.

В одном из пунктов законопроекта, описывающем цели политики США, говорится: «Продолжать противостоять «Северному потоку 2», учитывая его пагубные последствия для энергетической безопасности Европейского Союза, развития газового рынка в Центральной и Восточной Европе и энергетических реформ на Украине». Следующий пункт гласит: «Правительству Соединенных Штатов следует уделять первоочередное внимание экспорту энергетических ресурсов Соединенных Штатов в целях создания американских рабочих мест, оказания помощи союзникам и партнерам Соединенных Штатов и укрепления внешней политики Соединенных Штатов».

Министр экономики и энергетики Германии Бригитте Циприс признала, что немецкие компании могут пострадать от новых антироссийских санкций США. Она отметила, что Вашингтон отклонился от единого с Европой курса по вопросу санкций. И предупредила о возможной торговой войне с США. «Есть вероятность введения ответных санкций», — подчеркнула Циприс.

Всего, по данным интернет-издания Euractiv, службы Еврокомиссии подготовили список из восьми проектов с участием европейских и российских компаний, которые пострадают от нового законопроекта. Это Baltic LNG, в котором сотрудничают Schell и «Газпром», «Голубой поток» (Eni и «Газпром»), нефтепровод «Каспийского трубопроводного консорциума» (Shell, Eni и «Роснефть»), «Северный поток-1» (европейские компании и «Газпром»), «Северный поток-2» (европейские компании и «Газпром»), расширение проекта «Сахалин-2» (Schell и «Газпром»), разработка месторождения Шах-Дениз и строительство Южно-Кавказского трубопровода (ВР и «Лукойл»), разработка месторождения Зор (BP, Eni и «Роснефть»).

Газопровод «Северный поток-1» был построен в 2012 году. Среди его акционеров «Газпром» (51%), немецкие Wintershall и PEGI/E.ON (по 15,5%), голландская N.V. Nederlandse Gasunie и французская Engie (по 9%).

Проект «Северный поток-2» предполагает строительство двух ниток газопровода общей мощностью 55 млрд куб. м газа в год из России в Германию по дну Балтийского моря. У компании Nord Stream 2 AG в настоящее время один акционер — «Газпром». В апреле 2017 года пять европейских компаний, среди них ENGIE, OMV, Royal Dutch Shell, Uniper и Wintershall, подписали с Nord Stream 2 AG соглашение о финансировании 50% проекта общей стоимостью €9,5 млрд. Вклад каждой из компаний составит €950 млн.

Германия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 27 июля 2017 > № 2257994


США. Германия. Весь мир. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256990

Как автогиганты и страховщики пытаются сократить число аварий

Сергей Дианин

генеральный директор компании LeasePlan в России

Какие технологии помогут сохранить жизни потенциальным жертвам ДТП

Опыт использования больших данных в оптимизации транспортной инфраструктуры – не совсем новый тренд. К примеру, в Лионе еще в 2012 году городские власти внедрили проект, позволяющий управлять светофорами, пробками и в целом транспортными и пешеходными потоками. Но сегодня современные технологии идут дальше. Уже в скором блокчейн-будущем, собирая «большие данные» по статистике жертв ДТП и причин аварий на дорогах и анализируя их, блокчейн-технологии передадут сведения в «умные» автомобили и позволят избежать аварий или по крайней мере большинства из них.

Данных по автомобильной статистике становится все больше и больше. Так, в авто появляется все больше сенсоров, датчиков, камер, беспроводных устройств, связанных между собой. Чем умнее становится автомобиль, тем больше разных данных он может собрать, передать и даже проанализировать. Современные модели «умных» транспортных автомобилей различных производителей уже аккумулируют каждый час десятки гигабайт данных. На сегодняшний день данные хранятся централизованно, то есть чтобы хранить растущий объем сведений, нужно наращивать мощности хранилищ данных и как минимум тратить электроэнергию (а также человеческие ресурсы).

Блокчейн-технологии, ставшие трендом цифровизации последних лет, позволяет сократить расходы без необходимости развертывания дополнительных площадей и инвестиций в «железо» и поддержание работоспособности. Технология децентарилизованных данных, собственно, блокчейн, позволит хранить, обрабатывать большие данные. Располагая массой информацией и инструментами анализа, можно предсказать, что точность прогнозов будет высокой и все это позволит сократить число жертв в результате ДТП.

Примеры аккумуляции данных от «умных» транспортных средств уже есть. Например, автопроизводитель BMW совместно с IBM создает специализированную автомобильную платформу CarData. Цель организации такой платформы — создание эффективного инструмента, который мог бы обрабатывать данные, передаваемыми «умными» авто. В прошлом году аналогичный проект стартовал у General Motors. В первую очередь, эти данные будут полезны собственно производителям и владельцам авто. Производители будут выпускать более качественные транспортные средства, а автовладельцы узнают о возможных поломках или необходимости ТО, к примеру, заранее. Или заказать деталь прямо из машины и получить в ближайшем магазине запчастей. В планах ИТ-гиганта – создать некий информационный порт, куда аккумулируются данные ото всех производителей, выпускающих «умные» авто.

Работают над сходными историями и Microsoft, Cisco Systems, Google и AT&T. Пригодятся данные от «умных» автомобилей и страховщикам, которые смогу в режиме онлайн получать информацию об авариях и повреждениях авто, и смогут отправить на место ДТП эвакуатор – а оттуда сразу на ремонт. Плюс подготовят быстро нужные документы для выплаты страховки. По прогнозам PwC, объем мирового рынка подключенных автомобилей (connected cars) в денежном выражении в течение пяти лет вырастет более чем в три раза, к 2021 году он превысит 122 млрд евро. Интернет вещей – кросс-функциональная история, и «умные» технологии помогут и эффективнее пользоваться автомобилем (в части сервиса и ремонта), и страховым компания, и людям – например, избежать многих проблем, в частности, связанных с ДТП.

По данным ВОЗ, в мире в ДТП ежедневно погибают более 3 000 человек и свыше 100 000 получают серьезные травмы. Ежегодные цифры еще более впечатляющие: в авариях на дорогах получают разные травмы от 20 млн до 50 млн человек, а умирают более 1,25 млн человек. Согласно данным исследования Американский аналитический центр RethinkX о безопасности, наполнение дорог «умными» автомобилями может снизить число аварий на 90% (по сравнению с обычными). По статистике, 94% аварий происходят из-за человеческого фактора (ошибки, невнимательности).

Автономные автомобили будут в пять раз безопаснее, чем управляемые людьми транспортные средства уже к 2020 году. И этот показатель – по безопасности – будет увеличиваться с развитием технологий. У «умных» автомобилей есть уникальное преимущество – они умеют учиться друг у друга, таким образом, получая данные, анализируя их, они смогут постоянно совершенствоваться, в том числе, в части безопасности и защиты водителя и пассажиров.

США. Германия. Весь мир. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256990


Германия. Россия > Авиапром, автопром > regnum.ru, 24 июля 2017 > № 2256047 Максимилиан Келльнер

Что BMW готовит для россиян. Интервью с главой бренда в России

О том, что россияне выбирают более дорогие модели, нежели европейцы, об осторожном расширении дилерской сети и о грядущих новинках BMW на рынке РФ

В июле BMW открыл шестьдесят шестой салон в России. Произошло это в Оренбурге, где на вопросы представителя ИА REGNUM ответил Максимилиан Келльнер, глава марки в России.

С самого начала Келльнер порадовал присутствующих журналистов информацией о готовящихся новинках, которые придут на российский рынок уже в этом году. Учитывая рост популярности сегмента кроссоверов и автомобилей с полным приводом, трудно не согласиться с генеральным директором BMW GROUP Россия в том, что новые модели придутся «по вкусу» приверженцам бренда.

В октябре на рынок России придет новый BMW X3. В компании отмечают, что дизайн и характер этого авто стали более агрессивными и спортивными. Продажи стартуют от 2 950 000 рублей. Оснащение базовой версии будет более богатым, нежели у предыдущего поколения. Уже в базе будет автоматическая трансмиссия, акустические стекла, благодаря чему снижается уровень шума в салоне и улучшается акустический комфорт, мультируль, светодиодная оптика.

Кроме того, до конца года будет представлена в РФ и самая мощная версия в линейке Х. Это Х3 М40i. Чуть позже придет на наш рынок «шестерка» с индексом GT, о которой ИА REGNUM писало в публикации «Названа цена BMW 6 серии GT для России».

Что касается ближайшей перспективы, то в течение месяца на рынок выйдет 520i. В конце 2017 года на рынке России появится и «эмка» пятой серии. Которая стала гораздо легче, существенно снизив время разгона до сотни. Новинка получит название М5 X-Drive. Оснастят её и подключаемым полным приводом.

В одном из своих интервью другим СМИ Максимилиан Келльнер говорил, что в России бренд увеличит продажи в пять раз. С этого вопроса и началась наша с ним беседа. Оказалось, что Максимилиан говорил не только о новых авто, а в большей мере ориентируясь на продажи авто с пробегом. Он признал, что продажи автомобилей BMW с пробегом на нашем рынке оставляют желать лучшего. А ведь именно продажи таких авто косвенно влияют на реализацию новых автомобилей, привлекая клиентов, и дают возможность зарабатывать официальным дилерам на предоставлении услуг сервиса.

Расскажите о стратегии развития дилерской сети BMW в России. Этот салон стал шестьдесят шестым. Можно ли говорить о том, что к концу года их будет восемьдесят восемь, к примеру?

О каком-то конкретном росте количества салонов говорить сейчас нельзя. Да, до конца года будет небольшое увеличение в тех областях РФ, где мы ранее не присутствовали. Мы исследуем потенциал каждого города и региона. И если покупательская возможность горожан позволяет, то мы откроемся и там. Если потенциал хороший, но недостаточный, то мы рассматриваем открытие только СТО или малого салона. Конечно, в этой связке идут такие показатели, как удовлетворенность клиента и финансовая стабильность дилера. И в целом, если для открытия салона инвестиции дилера будут высоки, а потенциал ниже, то тут может возникнуть проблема, которую мы создавать не хотим. Мы предпринимаем очень аккуратные шаги в этом плане.

(Открытию салона BMW в Оренбурге предшествовал скандал, связанный с работой предыдущего дилера. Несколько клиентов остались без денег и без автомобилей. Примечание автора).

Вы говорите об открытии салонов в регионах, где бренд пока не отметился присутствием. Значит ли, что в Москве и Санкт-Петербурге не будет открываться новых площадок?

Нет, не значит.

Маленький салон, это по квотам на продажу или по площади?

И то и другое. Если есть потенциал, то мы хотим видеть в салоне весь модельный ряд. Говоря о маленьком салоне, мы имеем ввиду помещение, в котором разместятся 2−3 модели.

Какие программы привлечения клиентов вы считаете самыми эффективными?И будут ли повторяться такие агрессивные акции как с участком платной трассы М11? (Владельцам BMW летом прошлого года открыли бесплатный проезд по платному участку М11. Кроме того, владельцам других премиум марок предлагали заклеить значок собственного авто логотипом BMW, чтобы получить право проезда. Примечание автора).

Очень важно просто информировать клиентов, проводить клиентские тест-драйвы, размещать информацию в онлайн среде. Этого достаточно.

Что касается таких акций, как на М11, то мы всегда выбираем лучшее, но делать одно и тоже не будем. Да в этом году мы подготовим что-то иное, но не менее интересное.

Ваш ближайший конкурент «падает» в нишевом сегменте. Перспективны ли в России такие авто, как компактвэны?

Да, Mercedes в нем падает, как показывает статистика. Мы только пришли в этот сегмент и уверены, что это маленький рынок. Но такие авто очень будут популярны в таких сферах, как каршеринг, который в свою очередь становится очень популярным в России.

Как отличаются предпочтения россиян от предпочтений европейцев в плане выбора авто баварского бренда?

В России очень популярны кроссоверы и авто с полным приводом. В Европе такого нет. Если говорить о премиум сегменте, то в России он гораздо выше. Что касается моделей, с владения которыми начинается знакомство с брендом, это первая и вторая серия, то в сравнении со всем модельным рядом их мы в России продаем меньше чем в Европе и мире.

Значит ли это, что в России преемственность внутри бренда среди россиян не такая яркая? Люди не пересаживаются с первой серии на вторую и так далее.

Конечно, это, в первую очередь, распределение покупательской способности. И позиционирования в социуме. Процент тех, кто может позволить премиум авто выше чем процент тех, кто может позволить авто средней ценовой категории.

Комментируете ли Вы ситуацию с возможным строительством нового завода марки в Калининграде?

Да, конечно. Та территория и система, которую нам предлагает Калининград, очень нам интересна с точки зрения производства авто. Очень высока вероятность того, что именно в Калининграде мы разместим новое производство. Но принятого решения пока нет. Сейчас мы фокусируемся именно на том, что мы можем сделать в Калининграде. Другие площадки для производства мы не рассматриваем ввиду существующей истории партнерских отношений и условий, которые предоставляет правительство региона. Это очень важно для нас.

В мире, а теперь и в России, мы наблюдаем, хоть и малые, изменения в плане смещения интереса к электромобилям.

Мы лидируем на рынке электро– и гибридных авто. В 2017 году в этом сегменте мы перешагнем планку в 100 000 авто по миру. Но не все понимают, что такое электомобиль. Ведь есть полностью электрические авто, а есть гибриды, использующие два вида энергии. Если рынок потребует увеличить именно их количество, то это будет очень просто сделать.

Германия. Россия > Авиапром, автопром > regnum.ru, 24 июля 2017 > № 2256047 Максимилиан Келльнер


Германия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > dw.de, 23 июля 2017 > № 2253453

Скандал с поставками газовых турбин Siemens в Крым осложняет отношения между Берлином и Москвой. Оборудование было поставлено в Крым, несмотря на санкции ЕС и обещание президента РФ Владимира Путина занимавшему тогда пост министра экономики и нынешнему министру иностранных дел Зигмару Габриэлю (Sigmar Gabriel), сообщает в воскресенье, 22 июля, газета Bild am Sonntag.

"Федеральное правительство еще раз напомнило российским властям об этих гарантиях и указало на то, что такое серьезное нарушение санкционного режима в очередной раз нанесет вред германо-российским отношениям", - заявил в воскресенье изданию представитель министерства иностранных дел ФРГ. По его словам, правительство Германии в прошлом многократно предупреждало Москву об опасности нарушения режима санкций и действиях российских компаний в нарушение существующих договоров.

"Крымский скандал" компании Siemens

5 июля стало известно о поставке двух газовых турбин марки Siemens в порт Севастополя с Таманского полуострова. Позже в Крыму были обнаружены еще две турбины Siemens. Российская компания "Технопромэкспорт" изначально закупила технику для строительства электростанции на Тамани.

В заявлении, распространенном 21 июля, руководство Siemens утверждает, что российские партнеры направили оборудование в Крым в нарушение договорных обязательств и в нарушение санкций, наложенных ЕС на этот регион. В заявлении также говорится, что Siemens продолжит судебное преследование должностных лиц "Технопромэкспорта", ответственных за незаконное перемещение турбин, а также судебный процесс, призванный предотвратить поставки нового оборудования в Крым и обеспечить возврат уже поставленного.

Siemens принял решение разорвать лицензионные соглашения с российскими компаниями о поставках оборудования для электростанций с комбинированным парогазовым циклом. Помимо этого, Siemens продаст миноритарную долю в российской компании "Интеравтоматика", которая предлагает продукты и услуги в области систем управления электростанциями. Кроме того, немецкий концерн решил прекратить поставки оборудования для электростанций российским компаниям, контролируемым государством.

Германия. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > dw.de, 23 июля 2017 > № 2253453


Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250406 Юрий Саакян

Турбины для Крыма: как избежать новых подозрений

Юрий Саакян

Генеральный директор Института проблем естественных монополий (ИПЕМ)

Только активное участие государства в развитии отрасли и проведение системной промышленной политики поможет снизить зависимость электроэнергетики от поставок импортного оборудования и комплектующих

Появление летом 2017 года в российском Крыму турбин для строящихся электростанций вызвало множество слухов и споров об их происхождении, уступающее лишь событиям февраля-марта 2014 года и «вежливым людям». Их, к слову, могло и не быть, если бы во время реформы электроэнергетики закладывались не только механизмы гарантированного обогащения немногих за счет всех, но и использовались инструменты системной промышленной политики. Термин «промышленная политика», будучи на протяжении десятилетий «либеральных» реформ чуть ли не ругательным, все же в итоге получил свое признание и был законодательно оформлен в России в конце 2014 года. Однако отсутствие промышленной политики в 2000-е годы привело к тому, что Россия почти потеряла стратегически важную отрасль промышленности.

Напомню, что в 2008 году было закончено разделение РАО «ЕЭС России» на отдельные генерирующие, сетевые и энергосбытовые компании, значительная часть которых была в дальнейшем приватизирована. Для привлечения инвестиций и обеспечения ввода новых мощностей был использован механизм договоров на предоставление мощности (ДПМ), который под угрозой штрафов требовал ввода электростанций в конкретный срок, но гарантировал инвестору продажу мощности и возврат средств в короткие по отраслевым меркам сроки, а также дополнительную доходность за счет продаж электроэнергии.

С применением механизма ДПМ в 2008-2016 годах было введено 22,3 ГВт мощностей, что составило более 61% всех вводов за этот период. Государство получило выполнение планов (к слову, изначально сильно завышенных), инвесторы — выгоднейший механизм, исключающий предпринимательские риски, потребители — колоссальный рост цен на электроэнергию, а вот российские энергомашиностроители не получили практически ничего. Условия ДПМ не были увязаны с задачами по развитию российского энергомашиностроения и защитой отечественного рынка силового оборудования.

На российский рынок массово стали поставляться турбины крупнейших иностранных производителей — Siemens, General Electric, Alstom, Hitachi и др. При этом примечательно, что пришедшие зарубежные инвесторы покупали только импортное оборудование.

Российские аналоги либо отсутствовали, либо не выдерживали конкуренции по тем или иным причинам. Например, единственная российская газовая турбина высокой мощности — ГТД-110 — разрабатывалась еще в 90-е годы прошлого века. Однако все пять построенных турбин ГТД-110 (четыре были установлены на Ивановских ПГУ, еще одна — на Рязанской ГРЭС) в процессе опытной эксплуатации столкнулись с «детскими болезнями», свойственными любой, в том числе и зарубежной, технике, и все имевшиеся соглашения о дальнейших поставках были заморожены, ограничив, таким образом, возможность вывести уже готовый продукт в серию.

В результате доля вводов на базе основного оборудования отечественного производства резко сократилась. Например, без учета АЭС только за период 2008–2011 годов она снизилась с 95,6% до 30,8%. В проекте стратегии развития энергетического машиностроения России до 2030 года мы указывали, что возникшее в результате реформы отсутствие скоординированности между генерирующими компаниями и машиностроителями ограничивает потенциал трансфера зарубежных технологий и собственной инновационной деятельности.

Понимание возникшей проблемы приходило постепенно. Сначала на различных отраслевых площадках начал подниматься вопрос о невозможности проведения ремонта импортного оборудования без привлечения компаний-производителей, что не только увеличивало сроки и стоимость ремонта, но и ставило российскую энергетику в уязвимое положение. Определенный прорыв в осознании глубины проблемы наступил в конце 2014 года на фоне введения санкций и ослабления рубля. Уже в марте 2015 года Минпромторг России сформировал отраслевой план импортозамещения, в который вошли пункты и по газотурбинным технологиям. Но, по сути, было уже поздно — программа ДПМ близится к завершению, потребности в новых энергоблоках нет (перерезерв оценивается в десятки гигаватт), а значит, и нет объема рынка, столь важного при локализации или выводе на рынок нового оборудования.

Существуют и альтернативные примеры из того же времени. Так, в железнодорожном машиностроении в 2000-е годы также стоял вопрос ускоренного создания конкурентоспособной техники. Ее ключевой заказчик ОАО «РЖД» был заинтересован в сохранении взаимодействия именно с отечественными производителями. В результате стратегия развития, принятая компанией, включала пункт о стимулировании трансфера технологий на российские заводы.

Также стратегическое значение атомной и гидроэнергетической отраслей для национальной безопасности государства было учтено путем создания единых профильных холдингов «Росатом» и «Русгидро» и недопуска в данные сегменты иностранных производителей. Как показало время, такой подход сработал только в плюс. Например, сохраненное в атомной сфере взаимодействие позволило реализовать технологический потенциал, и сегодня Россия является лидером мирового рынка, поглощая практически все мировые заказы на строительство объектов атомной энергетики и эффективно развивая новые гражданские сегменты с учетом наработанных технологий.

Несмотря на упущенное десятилетие, возможности для возрождения энергетического машиностроения в целом и производства газовых турбин большой мощности (наиболее проблемного сегмента) в частности еще существуют. Для этого должны быть определены соответствующая современным условиям стратегия развития отрасли, инструментарий поддержки спроса (механизм, который придет на смену ДПМ, каналы для продвижения российской продукции за рубежом), механизмы координации предприятий электроэнергетики и энергетического машиностроения. Главную сложность представляет относительно небольшой объем рынка в перспективе ближайших 10-15 лет, что предопределяет необходимость введения требований по унификации энергоблоков и сокращения номенклатурного ряда оборудования.

Стоит отметить и консолидационные тренды на мировом рынке машиностроения, которые делают конкурентную борьбу еще более сложной. Крупнейшие энергомашиностроительные холдинги General Electric и Siemens расширяются, поглощая в том числе конкурентов (например, обмен активами между GE и Alstom). Во многом это является реакцией на усиление Китая, где также идут по пути укрупнений: так, в 2015 году в одну компанию были объединены два крупнейших мировых холдинга железнодорожного машиностроения — CNR и CSR.

Создание отечественного объединенного энергомашиностроительного холдинга предлагалось уже давно. Выгоды очевидны — эффект масштаба, кредиты под более низкие проценты, возможности государства как акционера «прятать» поддержку от ВТО, синхронизация продвижения на международных рынках и т. д. Однако сначала необходимо нивелировать ключевой риск — время, которое в российских реалиях может занять создание такой компании с учетом борьбы различных групп интересантов.

Так или иначе, проблему отсутствия конкурентоспособных российских аналогов в сфере газовых турбин большой мощности нельзя решить в одночасье. Только активное участие государства в развитии отрасли путем реализации системной долгосрочной промышленной политики поможет снизить зависимость электроэнергетики от поставок импортного оборудования и комплектующих, а также лишить любителей слухов возможности погадать: так чьи же там турбины в Крыму?

Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250406 Юрий Саакян


Китай. Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > russian.china.org.cn, 14 июля 2017 > № 2243965

Китай надеется, что Германия и ЕС смогут избежать помех со стороны приверженцев протекционизма при разработке соответствующих мер и не пошлют негативный сигнал внешнему миру. Об этом заявил в пятницу представитель МИД КНР Гэн Шуан на очередной пресс-конференции.

На пресс-конференции был задан вопрос: по сообщениям, 12 июля Германия утвердила новые правила, в соответствии с которыми она планирует ужесточить контроль за приобретением германских стратегических предприятий инвесторами из-за пределов Европейского союза. Германия также готова работать вместе с Францией и Италией над внесением аналогичных коррективов в законодательство ЕС. Новые правила рассматриваются как реакция на опасения относительно потери прав интеллектуальной собственности в связи с приобретением Китаем высокотехнологичных предприятий Германии и других стран ЕС. Как это прокомментирует китайская сторона?

Гэн Шуан отметил, что китайская сторона приняла во внимание соответствующие шаги Германии и ЕС. Китай многократно заявлял, что цель торгово-экономического сотрудничества Китая с другими странами, в том числе с Германией, заключается в достижении взаимной выгоды и общего выигрыша. В последние годы китайско-германское и китайско-европейское торгово-экономическое сотрудничество дало позитивные результаты, что принесло реальную пользу предприятиям и народам обеих сторон.

В нынешней международной обстановке Китай желает прилагать вместе с Германией и ЕС общие усилия для содействия либерализации торговли и упрощению процедур инвестирования, подчеркнул Гэн Шуан.

Китай. Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > russian.china.org.cn, 14 июля 2017 > № 2243965


Германия. Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 14 июля 2017 > № 2243881

Совестное китайско-немецкое предприятие BMW Brilliance Automotive (BBA) сообщило о вводе в эксплуатацию нового высокотехнологичного исследовательского центра в Шэньяне — столице китайской провинции Ляонин.

Новый исследовательский центр, площадь которого составляет более 40 тыс. кв. метров, является самым большим центром BMW, построенным за пределами Германии, пишет «Чжунго жибао».

Строительство уникального комплекса началось в 2012 году. На сегодняшний день в центре работают более 800 специалистов, в том числе инженеры безопасности, инженеры-конструкторы и проектировщики автомобилей. 75% сотрудников являются гражданами КНР.

Китай является одним из крупнейших рынков сбыта автомобилей BMW. В мае 2017 года в китайском Шэньяне открылся цех крупноузловой сборки BMW, в январе 2016 года в Китае начали собирать двигатели для BMW. Основанная в 2003 году, BMW Brilliance Automotive Ltd является совместным предприятием BMW Group и Brilliance China Automotive Holdings Ltd.

Как сообщало ИА REGNUM ранее, проблемы с фронтальными подушками безопасности стали причиной отзыва более 193 тысяч автомашин. Автоконцерн BMW в Китае намерен устранить обнаруженный дефект.

Германия. Китай > Авиапром, автопром > regnum.ru, 14 июля 2017 > № 2243881


Россия. Германия > Образование, наука > fadm.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2243594

17000 молодых людей стали участниками молодежных обменов между Россией и Германией

13 июля в Министерстве иностранных дел Германии состоялась пресс-конференция, посвященная торжественной церемонии закрытия российско-германского Года молодежных обменов 2016-2017.

Ключевыми темами встречи стали роль российско-германских молодежных обменов в условиях отношений между двумя странами и реализация молодежных проектов в Российской Федерации.

На конференции присутствовали исполнительный директор Фонда имени Роберта Боша, профессор, доктор Йоахим Рогаль, министр ФРГ по делам семьи, пожилых граждан, женщин и молодежи Катарина Барли, руководитель Федерального агентства по делам молодежи Александр Бугаев, исполнительный директор Фонда «Германо-Российский молодежный обмен» Томас Хоффманн и директор ФГБУ «Международный молодежный центр» Алексей Любцов.

Руководитель Федерального агентства по делам молодежи Александр Бугаев отметил важность международного молодежного сотрудничества в современных условиях и роль молодежных обменов с Германией.

«Мы придаем большое значение международному молодежному сотрудничеству, где дружба, общение и сотрудничество между молодыми людьми ни в коем случае не должна зависеть от политики. Количество участников молодежных обменов с Германией – порядка 17000 молодых людей – это серьезный показатель того, насколько процесс интересен как немецкой, так и российской молодежи», – подчеркнул Александр Бугаев.

Глава Росмолодежи также обратил внимание, что российско-германский Год молодежных обменов 2016-2017 стал позитивным импульсом для развития сотрудничества между странами.

По словам Александра Бугаева, в России существует огромное количество некоммерческих организаций, общественных движений, которые работают напрямую с молодежью, а участниками этих объединений также являются молодые люди. Он отметил, что Федеральное агентство по делам молодежи оказывает широкий спектр поддержки, чтобы именно молодежные общественные организации могли развиваться и принимать участие в обменах между Россией и Германией.

Как отметила министр ФРГ по делам семьи, пожилых граждан, женщин и молодежи Катарина Барли, сотрудничество между Россией и Германией на молодежном треке продолжается, проходит много выставок, открыты культурные каналы, проводятся молодежные мероприятия. Также она выразила надежду, что молодежь будет продолжать искать актуальные темы, которые будут объединять молодых лидеров.

Директор Международного молодежного центра Алексей Любцов рассказал о работе Российского национального координационного бюро по молодежным обменам с Германией, функции которого с 2012 года выполняет подведомственное учреждение Росмолодежи Федеральное государственное бюджетное учреждение «Международный молодежный центр».

«Вопросы визовой поддержки, образования, культурных обменов – все эти темы остаются актуальными и востребованными среди молодых людей. У нас идет постоянное взаимодействие с нашими коллегами из Германии: во время встреч и обсуждения мероприятий мы находим новые формы для сотрудничества и приходим к единому мнению для создания комфортной площадки для развития молодежных обменов», - отметил Алексей Любцов.

Исполнительный директор Фонда «Германо-Российский молодежный обмен» Томас Хоффманн рассказал о ключевых мероприятиях, которые проходили на протяжении Года молодежных обменов. Также он заметил, что немецкое и российское общество не так отличается друг друга, а молодежные обмены являются инструментом для получения межкультурной компетенции, самореализации молодых людей и позволяет им укрепиться и быть готовыми действовать условиях глобализации.

Немецкая сторона акцентировала внимание на необходимости снижения административного барьера, создании пространства для всестороннего общения молодежи и важности сотрудничества в этом направлении с российскими партнерами.

Напомним, российско-германское молодежное сотрудничество осуществляется в соответствии с Соглашением между Правительством Российской Федерации и Правительством Федеративной Республики Германия в области молодежного сотрудничества от 21 декабря 2004 года. В целях реализации Соглашения в России и Германии в 2006 году были созданы координационные бюро по молодежным обменам, а также действует Российско-германский совет в области молодежного сотрудничества. Функции Российского национального координационного бюро по молодежным обменам с ФРГ с 2012 года выполняет «Международный молодежный центр» — подведомственное учреждение Федерального агентства по делам молодежи.

Россия. Германия > Образование, наука > fadm.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2243594


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 13 июля 2017 > № 2252971 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе церемонии закрытия «перекрестного» российско-германского Года молодежных обменов, Берлин, 13 июля 2017 года

Уважаемый господин статс-секретарь,

Коллеги, друзья,

Прежде всего хотел бы передать Вице-канцлеру, Федеральному министру иностранных дел ФРГ З.Габриэлю пожелания скорейшего выздоровления. Действительно, жизнь богата сюрпризами. Надеюсь, там нет ничего серьезного.

Сегодня мы проводим церемонию закрытия «перекрестного» Года молодежных обменов России и Германии.

Как уже сказал статс-секретарь М.Эдерер, можно с уверенностью утверждать, что «перекрестный» Год удался. В новейшую историю двусторонних отношений вписана еще одна яркая страница. Состоялись сотни мероприятий, работал российско-германский молодежный парламент, проводились научно-практические конференции, форумы, многочисленные акции в сфере образования, культуры, спорта. Надеюсь, всем присутствующим и тем, кто помимо вас принимал участие в мероприятиях этого года, содержательная программа предоставила самые широкие возможности для неформального и творческого общения, которое позволяет откровенно обсуждать любые вопросы и высказывать свою точку зрения.

Я считаю, что все, что помогает поддерживать и укреплять доверие и взаимопонимание между нашими народами, приобретает особое значение в нынешней ситуации в Европе. Пожалуй, впервые после окончания Второй мировой войны стали раздаваться голоса о признаках отчуждения между россиянами и немцами. Считаю, что допустить этого ни в коем случае нельзя. Слишком тяжелым был путь послевоенного примирения и последующего сближения. Слишком высокая цена была за это заплачена. Поэтому инвестиции в молодежь, которые сейчас осуществляют правительства России и Германии, – это важнейший залог того, что никогда ничего подобного в нашей истории не повторится, и мы, напротив, будем опираться на те исторические страницы наших отношений, которые всегда оказывали на нее позитивное влияние.

Отрадно, что, несмотря на определенные испытания, российско-германский диалог постепенно возвращается в конструктивное русло. Хотя проблемы остаются (нечего их скрывать), мы видим, что в немецком обществе, как и во многих других странах Европы, растет понимание того, что язык давления, угроз и ультиматумов не дает результатов, а наносит обоюдный ущерб. Мы проводим самостоятельную, независимую внешнюю политику, отвечающую нашим национальным интересам и опирающуюся на убеждения о правде, справедливости, которые в нас воспитали наши предки. При этом наши действия на международной арене никогда не выстраиваются в эгоистичной манере, не ставят целью нанесение экономического или политического ущерба нашим партнерам. К сожалению, здесь мы не всегда встречаем взаимность. Некоторые наши партнеры буквально провозгласили цель – нанести урон Российской Федерации. Мы исходим из того, что это аномалия, и этот период, безусловно, будет преодолен. Российская политика всегда основывалась и будет основываться на принципах уважения интересов других стран, на готовности вырабатывать компромиссы, выходить на взаимовыгодные решения любых вопросов. В особенности это относится к Германии – нашему важному и давнему партнеру.

С удовлетворением отмечаем постепенное восстановление двусторонних форматов взаимодействия. Возобновляется деятельность межведомственной Рабочей группы высокого уровня по вопросам политики безопасности. Идет интенсивный политический диалог, в том числе на высшем уровне и уровне министров. Продолжаются межпарламентские, межрегиональные, межведомственные обмены.

Положительные сдвиги наметились в торгово-экономической сфере, чему во многом способствует успешное функционирование межведомственной Рабочей группы по стратегическому сотрудничеству в области экономики и финансов. После нескольких лет спада в торговле взаимный товарооборот за первые четыре месяца нынешнего года вырос почти на 30 %. Думаю, эту тенденцию необходимо всячески поддержать и закрепить. Реализуются совместные проекты в сфере инноваций, высоких технологий, энергетики. Видим оживление инвесторов.

Ведется совместная работа в культурно-гуманитарной, научно-образовательной и историко-мемориальной областях, а также по линии гражданских обществ, в том числе в рамках таких авторитетных форумов, как «Петербургский диалог» и «Потсдамские встречи».

Так что примеров плодотворного сотрудничества у нас достаточно. Считаем важным не останавливаться на достигнутом, продолжать движение вперед, не поддаваясь влиянию переменчивых политических ветров, выстраивать прагматичное взаимодействие, что всегда, по-моему, отличало немцев и русских.

Очевидно, что отношениям добрососедства и партнерства нет разумной альтернативы. В основе такой позиции – осознание долгосрочного, стратегического характера российско-германских связей, их значения для стабильности в Европе.

Как сказал статс-секретарь М.Эдерер, сегодня мы не ставим точку в проведении «перекрестных» годов. Пару недель назад в Краснодаре в ходе российско-германской Конференции городов-партнеров, которая прошла с большим успехом, мы с Вице-канцлером, Федеральным министром иностранных дел ФРГ З.Габриэлем дали старт новой совместной инициативе – «перекрестному» Году регионально-муниципальных партнерств. Реализация этого проекта, безусловно, обогатит межрегиональные обмены, будет всемерно способствовать дальнейшему углублению межобщественных контактов.

Я считаю, что и диалог между молодежью России и Германии не завершится с проведением Года, который мы сегодня закрываем, но останется важной составной частью устремленной в будущее двусторонней повестки дня. Господин М.Эдерер сказал, что молодежь договаривается, по крайней мере, в рамках таких мероприятий лучше, чем договариваются правительства. Я бы очень хотел, чтобы молодежь поскорее вошла в политику и избиралась в правительства, а также укрепляла основы нашей дружбы. Именно молодым россиянам и немцам очень скоро предстоит обеспечивать гармоничное, поступательное развитие своих стран и, конечно же, определять общее будущее нашего общего европейского дома.

Приношу самые искренние слова признательности всем организаторам этого мероприятия. Желаю вам всего самого доброго!

?

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 13 июля 2017 > № 2252971 Сергей Лавров


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 июля 2017 > № 2252966 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в Фонде им.К.Кербера, Берлин, 13 июля 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Рад возможности выступить в Фонде им.Кербера перед столь представительной аудиторией. Ценим конструктивное взаимодействие с вашим Фондом, в мероприятиях которого принимают активное участие представители Министерства иностранных дел Российской Федерации, ученые и политологи.

В ситуации, которая сегодня сложилась на мировой арене и в европейских делах, диалог, конечно, необходимо активизировать. Мы всегда открыты для дискуссий, в том числе по самым острым, неоднозначным сюжетам.

К сожалению, до сих пор приходится слышать утверждения, как на политическом, так и на экспертном уровнях, о том, что Москва виновата в нынешней напряженности в Европе и в целом во всем мире. Хотел бы напомнить, что все годы после падения «Берлинской стены» мы действовали с «открытыми картами», стремились делать максимум возможного для утверждения в международных делах ценностей равноправного партнерства, основанного на уважении интересов друг друга, на готовности выходить на выверенные, сбалансированные компромиссы.

В данной аудитории вряд ли стоит подробно говорить о том, что именно наша страна сыграла, без преувеличения, решающую роль в процессе объединения Германии, чему, кстати, до конца пытались препятствовать некоторые участники антигитлеровской коалиции. Еще в начале 1990-х мы вывели войска из Восточной и Центральной Европы, из государств Балтии, резко уменьшили военный потенциал у своих западных рубежей. Подчеркну, на своей собственной территории.

Мы неизменно были открыты к сближению с Евросоюзом по самому широкому спектру вопросов – от ликвидации визовых барьеров и создания энергоальянса до выработки совместных решений в сфере безопасности и антикризисного регулирования. Мы активно работали над реализацией Соглашения о партнерстве и сотрудничестве и одобренных на саммите Россия-Евросоюз в Москве в 2005 г. «дорожных карт» по формированию четырех общих пространств. Вносили конкретные предложения, призванные сделать наше партнерство подлинно стратегическим.

Когда эпоха «холодной войны» подошла к концу, в России надеялись, что это станет нашей общей победой – и стран бывшего социалистического лагеря и Запада. Мечты об установлении всеобщего мира и сотрудничества, казалось, были близки к материальному воплощению. Однако США и их союзники решили провозгласить победителями только себя, отказавшись от взаимодействия по созданию архитектуры равной и неделимой безопасности. Сделали выбор в пользу переноса разделительных линий к нашим границам – через расширение НАТО, а потом и через реализацию программы Евросоюза под названием «Восточное партнерство». При этом откровенно ставили «восточных партнеров» перед выбором – либо с Россией, либо с Западом. Примеров тому множество. Прямым следствием такой близорукой линии Вашингтона и Брюсселя стал во многом спровоцированный извне украинский кризис.

В то время, как элиты западных государств проводили политику политического и экономического сдерживания России, в мире усиливались старые и появлялись новые вызовы и угрозы, справиться с которыми так и не удалось. Основная причина, на мой взгляд, заключается в том, что модель «западноцентричной» глобализации, которая сформировалась после демонтажа биполярной архитектуры и заточена на обеспечение процветания лишь одной седьмой части населения земли за счет остальных, оказалась неэффективной. Все яснее становится, что узкая «группа избранных» неспособна самостоятельно обеспечить устойчивый рост мировой экономики, решить такие масштабные проблемы, как бедность, изменения климата, нехватка продовольствия, других жизненно важных ресурсов. Неравномерность в развитии отдельных регионов и стран в последние десятилетия только усилилась. Главные выгоды от плодов научно-технического прогресса продолжают получать самые развитые государства, а внутри этих государств – далеко не все слои населения.

Увеличение числа недовольных и обездоленных в национальном и глобальном масштабе на фоне нерешенности многих проблем безопасности подстегивает экстремистские настроения, обесценивает человеческую жизнь.

Грубое вмешательство в дела региона Ближнего Востока и Севера Африки повергло в глубокий кризис Ирак, Ливию, Сирию и многие другие страны, спровоцировало небывалый рост террористической угрозы, нелегальные потоки боевиков и оружия, глубокий миграционный кризис.

Крайне деструктивную роль играет резкое усиление недобросовестной конкуренции в мировой политике и экономике. Применение такой открытой формы протекционизма, как односторонние рестрикции, не просто незаконны, не просто ппротиворечат нормам международного права и принципам ВТО, но и подрывают доверие в международных делах, мешают налаживанию коллективной работы по преодолению общих насущных проблем, а зачастую бьют по инициаторам таких односторонних рестрикций. Напомню еще раз, хотя это очевидно, что введение санкций – прерогатива СБ ООН, которая используется исключительно в интересах поддержания международного мира и безопасности.

Хотел бы еще раз подтвердить, что мы не будем ввязываться в переговоры о неких условиях снятия санкций. Как вам известно, мы были вынуждены ответить взаимностью и приступить к решению задач развития России, исходя из необходимости освободиться от зависимости от тех, кто оказался ненадежным партнером и кто готов приносить (как выяснилось) свои национальные интересы в жертву блоковой дисциплине и геополитическим играм.

Печально, что расплачиваться европейцам за это во многом приходится разрушением качества связей с нашей страной, которые на протяжении десятилетий бережно укрепляли наиболее прозорливые и ответственные лидеры континента.

Кто знает россиян, тот поймет, что не в нашем характере обижаться, держать зло на кого-нибудь. Если и когда в Евросоюзе осознают необходимость вернуться к нормальным отношениям с Россией, мы в долгу не останемся, будем продвигать сотрудничество теми темпами и на ту глубину, на которые будут готовы партнеры. Но «страховочную сетку» от возможных новых рецидивов конфронтации, думаю, сохраним.

Сегодня важно четко представлять ключевые тенденции глобального развития и руководствоваться этим пониманием при принятии внешнеполитических решений. События последнего времени – наглядное свидетельство того, что настойчивые попытки сформировать однополярную модель мироустройства потерпели неудачу. Объективный характер процессов формирования многополярной архитектуры глобального управления трудно подвергать сомнению. Новые центры экономического роста и связанного с этим политического влияния берут на себя ответственность за положение дел в своих регионах. Повторю еще раз, становление полицентричности – это факт, реальность. Стремление затормозить этот процесс, удержать свои несправедливо привилегированные позиции ни к чему хорошему не приведет. Мы видим все больше примеров, когда народы стран мира все громче говорят о своем праве самим распоряжаться своей судьбой.

Для того, чтобы в этих условиях обеспечить подлинную «полифонию» в международных делах, считаем необходимым соблюдать общие для всех правила игры, кодифицированные в нормах международного права, укреплять авторитет ООН, обладающей уникальным мандатом и универсальной легитимностью, имеющий в своем распоряжении действенные механизмы решения ключевых международных проблем. Востребовано возвращение к сформулированным в Уставе Всемирной организации несущим принципам межгосударственного общения, включая суверенное равенство государств, невмешательство в их внутренние дела, мирное урегулирование споров.

Однако вопреки здравому смыслу опять приходится слышать заявления о том, что Россия хочет ослабить Евросоюз, чуть ли не расколоть его. Заявления абсурдные. Еще раз напомню (мы говорили об этом не раз), что мы хотим видеть ЕС единым и крепким игроком, способным самостоятельно, без подсказок или указаний со стороны, определять свои внешнеполитические приоритеты на основе подлинного баланса интересов всех своих членов. Надеюсь, что европейцы найдут в себе силы отказаться от выстраивания своей российской политики по принципу «наименьшего знаменателя», когда очевидные выгоды от сотрудничества приносятся в жертву малочисленной, но, к сожалению, агрессивной группе русофобов, которых используют для того, чтобы под лозунгом «трансатлантической солидарности» тормозить процессы взаимовыгодного сотрудничества в подлинно общеевропейском масштабе, препятствовать сложению естественных конкурентных преимуществ России и Евросоюза, Европы и Евразии, в том числе в такой стратегической сфере, как энергетика. Насколько воскрешение мифа об «угрозе с Востока» соответствует европейским интересам? Решать самим европейцам. Но подчеркну, что к вопросам безопасности нельзя подходить безответственно. Когда уже не таблоиды, а политики, занимающие определенные должности в своих странах, начинают вводить в публичный оборот сценарии военного конфликта между НАТО и Россией, это становится не просто тревожным, а опасным.

Со своей стороны по-прежнему исходим из того, что потенциал мирного и созидательного взаимодействия между Европой и Россией в самых разных областях – от торговли и энергетики до гуманитарных обменов и совместной борьбы с терроризмом огромен. Главное – его правильно реализовать. Хотел бы напомнить, что о необходимости широкого партнерства с нашей страной говорили такие политические гранды, как Ш. де Голль и Г.Коль. Г.Коль в своей книге «Беспокоясь о Европе» отмечал, что «для стабильности системы безопасности в Европе привлечение России жизненно необходимо».

Снижению напряженности на нашем общем континенте могло бы способствовать разрешение внутриукраинского кризиса посредством полного, последовательного и честного выполнения минского «Комплекса мер». Пока способность Киева пройти свою часть пути вызывает большие сомнения. Надеемся, что Германия и Франция в качестве партнеров по «нормандскому формату», а также США, имеющие особое влияние на киевский «истэблишмент», используют имеющиеся у них рычаги, чтобы изменить эту ситуацию.

Уважаемые дамы и господа,

Напряженность последних лет между Россией и государствами Запада дорого обходится для мира и международной стабильности. Это не наш выбор. Мы по-прежнему выступаем за формирование общего пространства безопасности и развития в Евразии и Евроатлантике, как об этом договаривались семь лет назад на саммите ОБСЕ в Астане. Будем и далее продвигать предсказуемую, доброжелательную, устремленную в будущее повестку с нашими зарубежными партнерами. Именно таким образом выстраиваем взаимодействие в рамках ЕАЭС, ШОС, БРИКС, ОДКБ, СНГ, со многими государствами АТР, Латинской Америки и Африки. Надеюсь, что политическая мудрость позволит восстановить наши отношения с Евросоюзом и его членами на основе подлинного добрососедства, предсказуемости и открытости.

Спасибо за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Наше кредо – говорить друг с другом, а не друг о друге. Мы так и будем делать. Вы говорили, что не в характере русских быть злопамятными. В чем, на Ваш взгляд, заключается наиболее предпочтительный сценарий развития отношений между Россией и ЕС в ближайшие три года?

С.В.Лавров: Я, по-моему, уже сказал, как мы видим перспективы наших отношений с точки зрения интересов наших народов. И на три года вперед мы будем думать о принципах, о которых я говорил, которые неоднократно провозглашались и в ОБСЕ, и в Совете Россия – НАТО, и в документах между Россией и ЕС. Эти принципы абсолютно непреходящи, нужно только руководствоваться тем, что в них отражено, их сутью – это равноправие, взаимное уважение интересов, баланс интересов как способ договариваться, невмешательство во внутренние дела и ненауськивание наших общих соседей к тому, что они должны делать выбор – либо Запад, либо Восток. Примеров тому множество.

Поэтому ничего революционного я предложить не могу. Это принципы, выстраданные всей историей человечества, которое прошло через многие войны и старается (не всегда успешно) извлекать уроки из тех событий, которые приносили страдания миллионам людей. Но, по крайней мере, в том, что касается принципов, еще раз скажу, что они все известны и содержатся в Уставе ООН, в других основополагающих документах международного права и общеевропейского сотрудничества.

Вопрос: Действительно ли у нас есть общее понимание этих принципов? Вы говорили, что безопасность в Европе должна быть неделимой, поэтому нам нужна общая архитектура безопасности. Европа говорит, что у неё есть принципы, есть Хельсинки, Париж и ничего нового ей не надо. Как прийти к общему знаменателю?

С.В.Лавров: Я, честно говоря, не очень понимаю, что отвечать, потому что это не я говорю об этих принципах. Принцип неделимости безопасности был провозглашен на саммитах Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). Лидеры всех стран Евроатлантики записали обязательство каждого из них о том, что никто не будет укреплять свою безопасность за счет безопасности других. А вот насчет имплементации был интересный момент, кстати, связанный конкретно с этим принципом. Когда было понятно, что политическая декларация, пусть даже на самом высоком уровне, относительно необходимости обеспечивать неделимость безопасности не работает, когда возникли проблемы (помните, США вышли из Договора о противоракетной обороне, мы высказывали свою озабоченность и предъявляли конкретные оценки того, как это будет нарушать принцип неделимости безопасности), на каком-то этапе, в том числе после того, как расширение НАТО не привело к успокоению некоторых наших соседей, а наоборот спровоцировало их на то, чтобы они весь Североатлантический альянс и Европейский Союз тянули за собой в таком русофобском направлении, мы, по-моему, в 2009 году, честно поговорили с нашими партнерами из НАТО, коллегами из ОБСЕ и предложили сделать еще один шаг и кодифицировать принцип неделимости безопасности. Мы подготовили проект соответствующего договора, передали его членам ОБСЕ, членам Совета Россия – НАТО. В ответ мы услышали очень простую фразу о том, что мы должны об этом забыть и что никакой юридической обязательности в плане обеспечения безопасности за пределами НАТО быть не может. Западный Альянс юридические гарантии безопасности может предоставлять только тем, кто будет вступать в НАТО. По-моему, совершенно очевидная позиция, которая говорит о том, что ни о какой неделимости безопасности Запад никогда и не собирался разговаривать. Сделали красивый лозунг, произнесли декларацию, а как только дошло до того, чтобы сделать это обязательство юридическим, сразу сказали, что только те, кто вступит в НАТО, будет иметь их «зонтик». Как в этой ситуации быть? Нужно, наверно, проверять готовностью на практические шаги приверженность той или иной страны к тому или иному провозглашенному принципу.

Вопрос: В Берлине в преддверии выборов в бундестаг многие думают, что Россия каким-то образом попытается вмешаться в предвыборный процесс. Президент России В.В.Путин в кулуарах «Большой двадцатки» сказал, что Россия не вмешивались в выборы в США и не будет это делать в Германии. Но он также сказал, что не может исключить, что это делали т.н. «патриотически настроенные хакеры». Возможно ли, что такие хакеры будут также активно действовать и в Германии?

С.В.Лавров: Наверное, в политологических кругах времена сильно изменились, если не только немецкая пресса, но и такой солидный аналитический фонд занимает себя этим вопросом. Мне нечего добавить к тому, что сказал Президент России В.В.Путин. Нам, конечно, лестно, что нас преподносят, как страну, которая может вершить судьбы мира и в США, и в Германии. Если бы это было так, то все наши бывшие советские республики были бы иногда далеко не так настроены по отношению к Москве, как это происходит, не было бы ни украинского кризиса, ни других проблем, в том числе с приднестровским урегулированием. Россия посадила бы везде своих людей. Если мы такие мощные и справились с Америкой, неужели не справимся с кем-то, кто поменьше и поближе к нам?

Я считаю, что такое смакование утечек, фальшивок и ситуаций – это разрушительный подход. Если взять США, то за восемь месяцев разбирательств, которые там идут, не было предъявлено ни единого конкретного факта, только то, что кто-то из команды нового президента с кем-то – то ли журналистом, то ли бизнесменом, то ли адвокатом – когда-то встречался. Честное слово, я не могу представить, что серьезные взрослые люди занимаются этим с такой ожесточенностью.

(Вынужден был ответить немного дольше, чем просто «нет», поэтому не беспокойтесь.

Вопрос: Если говорить об «эрозии доверия» между Россией и ЕС, может быть, этот разговор о вмешательстве является только симптомом, а не причиной утраченного доверия? Как Вы считаете, что могли бы сделать Россия и Евросоюз для восстановления доверия?

С.В.Лавров: Я уже сказал, здесь дело не за нами. Мы не обижаемся на абсолютно противоправные решения, которые принимал Евросоюз. Догадываемся, кто был драйвером этих решений изнутри и извне ЕС. Еще раз подчеркну, что сейчас мы принимаем все меры, чтобы дальнейшее развитие нашей страны в будущем не зависело от подобных возможных конфронтационных, противоправных решений наших партнеров.

Но при всем этом у нас развиваются торговые отношения. Евросоюз наш самый крупный торговый коллективный партнер. В России остаются инвестиции в очень большом количестве. Ни одна западноевропейская компания не покинула российский рынок. Я регулярно встречаюсь с бизнесменами. Они далеко не в восторге от того, что происходит. Если Вы вспомните, на самом раннем этапе, когда произошел государственный переворот на Украине (кстати, о нем можем поговорить, потому что в общественном мнении складывается не очень фактологическая картина о его корнях) и когда на абсолютно легитимные действия России по защите людей, которые отказались подчиняться путчистам и видели свое будущее и будущее своих детей вместе с российской культурой и русским языком, были введены санкции, германский бизнес призывал к тому, чтобы экономика не приносилась в жертву политике. Но руководство ФРГ тогда четко заявило, что это как раз то самый случай, когда Россию нужно проучить, поэтому политика будет довлеть над экономикой. Этот подход нас не приведет туда, где мы все хотели бы быть. Я говорю о поступательном развитии нашего сотрудничества.

Вопрос: Я рада, г-н Министр, что вы затронули тему Украины. Давайте начнем с основополагающих моментов. Как бы Вы определили три самых главных стратегических интереса России на Украине?

С.В.Лавров: У нас их там может быть и больше и меньше, смотря как формулировать. Мы очень хотим, чтобы Украина была нормальным демократическим государством, чтобы власть, которая сейчас в значительной степени находится в руках радикалов, не подчиняющихся никому, включая своего верховного главнокомандующего, была ликвидирована, чтобы была монополия на силу в этом государстве. Там сейчас действуют добровольческие батальоны, состоящие из ультрарадикалов, которые, кстати, и организовали блокаду Донбасса. Президент Украины П.А.Порошенко заявил торжественно, что он эту блокаду ликвидирует, но у него не получилось это сделать. Тогда он эту блокаду просто легализовал своим указом.

Мы хотим видеть Украину стабильной страной, в которой все, языковые, религиозные и этнические меньшинства живут свободно и пользуются всеми правами, которые предусмотрены международными конвенциями, в том числе конвенциями Совета Европы, страной, в которой искусственно не создается русофобская политика. Мы не хотим видеть Украину страной, которая хочет забыть свою историю и написать новую, поставив на одну доску тех, кто спасал Европу от фашизма, и тех, кто служил нацистам.

На эту тему можно говорить много. Со своей стороны, мы очень хотим добрососедства с Украиной, хотим, чтобы наши западные коллеги, которые выстраивают целый ряд программ, включая «Восточное партнерство», не ставили наших соседей, включая Украину и любые другие страны, перед выбором – либо вы с Западом, либо с Россией.

Это ведь давно началось. В 2004 г. произошел первый майдан. В то время в Бельгии министром иностранных дел был К. де Гюхт, который, когда этот майдан стал закипать, публично говорил, что Украина обязана решить с кем она – с Европейским Союзом или с Россией.

Последний пример. В 2013 г., когда начинался нынешний кризис (вы помните, об этом Президент России В.В.Путин многократно говорил), ЕС отказался согласовывать интеграционные устремления Украины в Европу и в СНГ, заявив, что всё, что записано в Соглашении об Ассоциации, Объединение менять не собирается, а на то, что у России возникли какие-то вопросы, ему наплевать. У России не то, чтобы возникли вопросы – просто обязательства, которые брала на себя Украина, подписывая Соглашение об Ассоциации с Европейским Союзом, вступали в противоречия с её же обязательствами и правами по зоне свободной торговли в СНГ. Мы попросили только об одном – сесть и посмотреть, чтобы не было так, что мы поставим Украину в ситуацию, когда у нее будут противоречивые обязательства по торговым и инвестиционным вопросам. Нам буквально ответили, что это не наше дело, что они не лезут в наши отношения с Китаем, и чтобы мы не лезли в их отношения с Украиной.

Потом был переворот, стыдливая неспособность наших коллег и друзей из Германии, Франции и Польши настоять на том, чтобы соглашение В.Ф.Януковича с оппозицией, которое они сами завизировали и гарантами которого они же и выступали, «растоптанное» на следующее утро, всё-таки сработало. Никто не старался говорить с оппозиций на тему того, что она вела себя предательски, в том числе по отношению к Европе. Ведь Европа гарантировала это соглашение. Нам потом сказали, что В.Ф.Янукович уехал из Киева, поэтому они умывают руки. Если вы читали соглашение, то помните, что оно было не про В.Ф.Януковича. В этом соглашении В.Ф.Янукович обязался вообще не использовать вооруженные силы и силы безопасности ни для каких-либо целей, кроме охраны правительственных зданий. Соглашение начиналось с интересного параграфа о том, что президент и оппозиция обязуются создать правительство национального единства. Когда соглашение было «растоптано», А.П.Яценюк пошел на майдан и сказал: «Поздравьте нас, и мы вас поздравляем - мы создали правительство победителей». Есть разница между правительством национального единства и правительством победителей?

Европа и США, которые поддерживали это соглашение, просто «проглотили» действия, которые последовали. Я сейчас закончу, есть просто интересный факт насчет двойных стандартов, о которых мы говорим периодически.

Примерно в то же время, когда произошел государственный переворот на Украине, произошел переворот в Йемене. Президент М.Хади бежал из страны в Саудовскую Аравию, в которой он находится до сих пор. Но в отличие от украинского случая, несмотря на то, что и тот и другой президенты покинули свои столицы, всё мировое сообщество требует, чтобы бывший президент Йемена вернулся обратно в свою страну и приступил к выполнению своих обязанностей президента. Почему такая разница? Чем Йемен лучше Украины, чем Украина хуже Йемена? Это так, для анализа. В выборы в Йемене мы не вмешивались.

Вопрос: Можно ли создать позитивный прецедент сотрудничества России и ЕС в стране, находящейся где-то от нас по-соседству и которая видит себя частью Русского мира, без конфронтации, которая могла бы расколоть эту страну? Как Вы думаете, в случае с Белоруссией мы могли бы выполнить такой сценарий, который не получился с Украиной?

С.В.Лавров: Могли бы, конечно. Но я пока не вижу готовности Европейского Союза отказаться от игры в одни ворота и от выбора, перед которым он хочет ставить все страны.

Республика Беларусь - наш ближайший союзник. У нас совместное Союзное государство, договоры, которые выравнивают права граждан России и Белоруссии. В течение последних многих лет мы многократно разъясняли нашим западным коллегам, в том числе в ЕС и НАТО, пагубность курса на изоляцию Белоруссии, выступали за её вхождение в основные европейские структуры (пока Белоруссия не член Совета Европы). На это наши коллеги на Западе весьма прохладно смотрели, продлевали санкции против белорусского руководства.

Мы же видим, что последние позитивные жесты в сторону Минска последовали только в тот момент, когда разразился украинский кризис. Я не буду даже дальше комментировать причины таких позитивных жестов. Я думаю, все люди взрослые и все понимают.

Я уже сказал, что генезис украинского кризиса заключается в грубейшем нарушении принципов международного права. Когда переворот на Украине состоялся, из Киева прозвучали громкие заявления, что русских надо убрать из Крыма, потому что русские никогда не будут думать, как украинцы. Постпереворотный парламент даже принимал закон, резко ограничивающий права русскоязычных, который, правда, не вступил в силу. Но намерения этого парламента, который первым своим актом ввел дискриминацию в отношении русских, прозвучали.

Не забудьте, что те, кого сейчас Киев называет террористами, ни на кого не нападали. Они лишь сказали, что не приемлют государственный переворот и просили оставить их в покое и дать им понять, как жить дальше и к чему приведет то, что было затеяно в Киеве. Тогда их объявили террористами, была объявлена т.н. антитеррористическая операция, в ходе которой напали на них. Они ведь никого не трогали, они просили дать жить им по конституции. Кстати, Верховный совет Крыма, который провел референдум на основе своих полномочий, избирался еще в 2010 г.

К вопросу о том, кто как к кому относится. Когда был кризис на майдане и пролилась кровь, наши западные коллеги, включая А. Ф.Расмуссена, который тогда был генеральным секретарем НАТО, многократно и публично требовали от В.Ф.Януковича не применять силу против собственного народа. Когда произошел путч и была объявлена т.н. антитеррористическая организация против собственного народа, Североатлантический альянс призывал новые власти применять силу пропорционально. Разница небольшая, но существенная – не применять и применять пропорционально. Как эта сила там применяется, мы тоже видели.

Движение в сторону поиска развязки кризиса, которое началось в Нормандии в июне 2014 г., мы, безусловно, приветствовали. Мы увидели в этом (особенно потому, что это инициировали Германия и Франция) желание всё-таки установить справедливость по отношению к Украине. Повторю, что соглашение об урегулировании в этой стране было гарантировано Германией, Францией и Польшей.

«Нормандский формат» сыграл и продолжает играть очень важную роль. Это пример того, как надо искать общеприемлемые компромиссы. Минские договоренности всеми признаны как единственный путь к урегулированию, они одобрены СБ ООН и надо их выполнять. «Нормандский формат» работает параллельно с важнейшим механизмом, который называется Контактная группа – единственная структура, в которой украинское правительство напрямую разговаривает с представителями Донбасса. У них есть перед глазами решение, которое открывает путь к урегулированию. Минские договорённости должны выполняться. Мы очень ценим, что Федеральный Канцлер Германии А.Меркель подтверждает своё намерение добиваться выполнения этих документов, а Президент Франции Э.Макрон сразу после своего избрания также проявил живой интерес – не ослаблять усилия на этом направлении. Мы это приветствуем. Будем вместе сотрудничать.

Вопрос: Между НАТО и Россией сложились сложные отношения. Обе стороны обвиняют друг друга в провокациях. Говорится о ремилитаризации Европы. В сентябре этого года Россия планирует масштабные учения «Запад-2017» вместе с Белоруссией. Если говорить о восстановлении доверия, можно не проводить эти учения или сдвинуть их?

С.В.Лавров: Чтобы договариваться о масштабах учений, разрабатывать меры, которые позволяют укреплять доверие, снижать подозрения, нужно сотрудничать. 8 августа 2008 г., Олимпиада в Пекине, М.Саакашвили нападает на Южную Осетию. Российская Федерация, у которой там были миротворцы по мандату ОБСЕ, срочно просит созвать Совет Россия-НАТО (СРН). Занимавшая тогда пост Госсекретаря США К.Райс отвечает отказом, говорит, что они его закрывают, что мы туда больше ходить не будем, разговаривать они с нами не будут. В конце 2008 г. все признали, что это была ошибка, собрались, приняли решение, что Совет Россия-НАТО должен работать при любой погоде, и, наоборот, в моменты кризисов его польза только еще выше.

После майдана эту ошибку повторили снова. Запад заморозил все сотрудничество, контакты в Совете Россия-НАТО. У нас были развернуты программы, в том числе по совместной борьбе с терроризмом. Россия, Германия, Франция работали над системой «СТАНДЭКС», которая позволяет выявлять взрывчатку при входе в общественные места. Это была уникальная разработка, но все «заморозили». «Заморозили» сотрудничество по Афганистану. Сейчас опять пытаются немного возродить СРН – по-моему, сегодня встречаются послы. Мы знаем, как в НАТО обсуждается подготовка заседаний с Россией. Превалирует не стремление начать деловой разговор, найти пути снижения напряженности и нормализации отношений, а желание того самого русофобского меньшинства в НАТО, которое говорит, что русских надо отчитать по Украине, сказать им, что это неприемлемо, что это агрессия, аннексия и оккупация. Если использовать Совет Россия-НАТО для этого, то лучше туда вообще не приходить. Сегодня пройдет заседание, посмотрим, насколько здравые голоса там пробьются сквозь антироссийский хор.

Конечно, нам не хочется создавать напряженность в Европе. Мы понимаем, что развертывание военной инфраструктуры происходит прямо на наших границах: в Прибалтике – Канады, ФРГ, Великобритании, а в Польше – США, размещается огромное количество тяжелой техники. Здесь даже дело не в том, что это всего-навсего батальон (нам говорят, что не стоит опасаться, там всего по одному батальону), в дело вступают уже какие-то символы и аналогии.

Год назад Президент Финляндии С.Нийнистё выдвинул инициативу (не будучи членом НАТО, Финляндия тем не менее заинтересована в том, чтобы в районе Балтийского моря была спокойная обстановка), чтобы Россия и НАТО договорились летать со включенными транспондерами. Наша сторона эту инициативу положила на бумагу. Мы еще дополнительно разработали некоторые идеи и распространили их год назад на Совете Россия-НАТО. Но дело не движется. Натовцы, которые постоянно призывали снижать напряженность и о чем-то договариваться, не проявляют особого энтузиазма. Нас обвиняют в том, что мы что-то нарушаем, а мы говорим, что НАТО наращивает свои силы, выходя далеко за пределы объемов, которые были согласованы в Основополагающем акте Россия-НАТО. Мы давно спрашиваем, почему нельзя, чтобы в рамках Совета Россия-НАТО военные, профессионалы наших стран сели, разложили карту, показали друг другу и провели инвентаризацию, где и что конкретно у кого есть в Европе. Тогда мы сможем сопоставить эти потенциалы. Можно будет профессионально, а не демагогически подходить к этим вопросам.

Очень важно возобновить работу по анализу и сопоставлению военных доктрин, которую НАТО тоже прервал. Это все тоже заморожено. Мы открыты и готовы. Насколько готовы наши партнеры? Мы же не будем уговаривать, чтобы они вернулись за стол переговоров. Каждый должен решать сам.

Вопрос: Я читала, что Вы на досуге любите писать стихотворения. Если бы Вы написали стихи о взаимоотношениях между Россией и Евросоюзом, как бы Вы их назвали?

С.В.Лавров: Может выйти не очень цензурная рифма, поэтому я воздержусь.

Вопрос: В чем Вы видите корни феномена русофобии? Что Вы подразумеваете под этим словом?

С.В.Лавров: Под этим я обозначаю абсолютно голословные, агрессивные попытки изолировать нашу страну. Никогда не будет ситуации, когда крупные игроки на мировой арене во всем будут соглашаться друг с другом. Мы не раз об этом говорили. Президент России В.В.Путин излагал свое видение этой ситуации. После того, как перестал существовать СССР, Запад решил, что Россия у него «в кармане». Вы помните, как тогда Россия выглядела. Поскольку это ощущение перестало подтверждаться через какое-то время, с начала двухтысячных годов и Россия стала выстраивать свою самостоятельную политику, в ней увидели конкурента. Конечно, помогли тучные экономические годы, экономика быстро росла, мы смогли полностью перевооружить и модернизировать на современных основах армию. Наверное, это то самое ощущение сильного конкурента, которое подогревает стремление изолировать нас и держать в раздраженном состоянии, постоянно создавая какие-то раздражители вокруг. Мы это понимаем. Я это говорю без всяких эмоций. Но, наверное, должны быть какие-то правила игры, приличные, «неподковёрные» методы ведения внешней политики. В принципе, мы за то, чтобы, когда возникают какие-то проблемы, садиться и излагать их своему партнеру, договариваться о том, как выйти из ситуации таким образом, чтобы был соблюден баланс интересов, чтобы искать взаимовыгодные решения. Я уже приводил примеры, когда мы предлагали начать работу с НАТО по договору о неделимости безопасности, укреплению безопасности над Балтикой. Еще год назад в Санкт-Петербурге Президент России В.В.Путин передал на бумаге Председателю Европейской Комиссии Ж.-К.Юнкеру наши идеи о том, как проинвентаризировать то, где мы есть в отношениях между Россией и ЕС. Больше года назад Евразийский экономический союз передавал предложения Еврокомиссии о том, как установить контакты между двумя организациями. Ответов нет. Если будет нормальный процесс, когда мы будем друг друга слушать и слышать с обеих сторон, тогда, наверное, мы выйдем на правильную траекторию.

Что касается русофобии, то достаточно почитать газеты, в том числе, и здесь, в Германии. Я регулярно слежу, как описываются украинская, российская и сирийская темы. Сейчас не осталось ни одного конфликта, в котором в качестве главного зла не обвиняли бы Россию. Это печально. Потому что конфликты можно решить только на основе сложения сил, как мы это делаем, по крайней мере, пытаемся в «нормандском формате» и по Сирии. Надо просто подходить без чувства, без комплекса собственного превосходства к отношениям со своим партнером.

Вопрос: Как член бундестага я долго боролся за то, чтобы выплачивать компенсации тем, кто был в немецком плену – русским, украинским и белорусским ветеранам. Считаю, что это важный фактор в дружбе между Германией и народами бывшего СССР.

С.В.Лавров: Хочу напомнить, что с фашистской Германией сражались и пострадали не только русские, украинцы и белорусы, но и все народы СССР. Представители всех национальностей также являлись и военнопленными, узниками концлагерей. Мы ценим, что сейчас у нас с ФРГ налажена очень интенсивная мемориальная работа. Она охватывает поддержание в достойном виде памятников тем, кто освобождал Европу. Мы искренне ценим такое отношение германских властей, тем более, что по соседству есть абсолютно возмутительный пример иного рода. Надеюсь, что Евросоюз тоже не пройдет мимо решений, которые принимаются в Польше по сносу памятников. Вроде бы недавно там были какие-то решения Еврокомиссии – Польша еще сделала что-то, за что ее ругали. А вот за отношение ее к итогам Второй мировой войны Евросоюз почему-то проявляет пассивность.

У нас есть целый ряд программ, германскими коллегами были осуществлены разовые выплаты. Говоря о ветеранах и о том, как нам все-таки отдать им свой долг, упомяну один эпизод. Надеюсь, официальные представители МИД ФРГ не будут обижаться. Какое-то время назад в Германии было принято решение осуществить разовые выплаты тем, кто пережил блокаду Ленинграда. Не понятным для меня образом эта программа реализовывалась по линии компенсаций жертвам Холокоста, поэтому компенсации были выплачены только блокадникам Ленинграда еврейской национальности. Я считаю, что это несправедливо. Я говорил с Ф.-В.Штайнмайером и З.Габриэлем на эту тему, они понимают несправедливость этой ситуации, но почему-то существуют какие-то правовые препятствия для того, чтобы отблагодарить этих людей, хотя бы отдать им дань, которую они явно заслужили наряду со всеми, кто был в Ленинграде независимо от того, еврейская у него кровь или какая-то другая.

Вопрос: Существуют ли совместные принципы между НАТО и Россией для обеспечения безопасности в Европе? Каковы эти принципы? Относится ли сюда целостность границ государств? Будапештским меморандумом была гарантирована целостность границ Украины. Однако, к сожалению, в последние годы Россия не соблюдает эти принципы.

С.В.Лавров: Вы упомянули Будапештский меморандум, в котором Россия, США и Великобритания (позже присоединилась Франция) взяли на себя обязательства не применять ядерное оружие против Украины, как это было сделано и в отношении других республик Советского Союза, которые отказались от ядерного оружия. В Будапештском меморандуме, действительно, было подтверждение принципов ОБСЕ. Один из этих принципов – нерушимость границ кроме как по обоюдному согласию. Но там есть и другие принципы – демократия, верховенство закона, которые тоже нужно уважать. Я надеюсь, все понимают, что подписывая Будапештский меморандум, Россия не дала карт-бланш на совершение государственных переворотов ни Украине, ни кому-либо еще.

В Африканском союзе и Латинской Америке в рамках СЕЛАК есть норма, которая требует не признавать правительства, пришедшие к власти путем антиконституционных и тем более государственных переворотов. Поэтому здесь я не вижу каких-либо причин обвинять Россию в том, что мы нарушили наши обязательства. Мы не ставили свою подпись под договоренностями В.Ф.Януковича с оппозиций. Я уже сказал, как был согласован этот договор и как потом его разорвали при полном молчании и попустительстве Запада.

Вопрос: Каково положение с правами человека в Чечне? Мы слышали, что 27 молодых людей, находившихся там в тюрьмах, погибли. Мы получаем постоянные сообщения о гомосексуалистах в Чечне, которые были переданы родственниками впоследствии убиты. Что делает Российская Федерация для соблюдения прав человека в своем субъекте? Судя по поступающей информации, эти действия не приносят ощутимых результатов.

С.В.Лавров: Мы открыты к любому диалогу. Как только появились сообщения о том, что притесняют лиц нетрадиционной сексуальной ориентации в Чеченской Республике, Президент Российской Федерации В.В.Путин поручил Уполномоченной по правам человека Т.Н.Москальковой разбираться с этим вопросом, что она и делает. Отмечу лишь, что разбирательство затрудняется тем, что, несмотря на перечисленные Вами события и обилие сведений, 27 человек пропали, убиты, куда-то уехали родственники, представители ЛГБТ сбежали из России к своим родственникам. До сих пор в публичном пространстве и в рамках расследования, порученного провести нашему омбудсмену, не было ни единого имени или факта, который привязывал бы эти сообщения к какому-то городу, месту или какой-то дате. Меня многие спрашивают об этом, когда я общаюсь с прессой или коллегами. Я это все объясняю и спрашиваю, если у них есть такие данные, почему они ими не поделятся. Они говорят, что вроде не хотят подвергать рискам жизни этих людей. А если человек уже уехал или сбежал из России к родственникам на Запад? Понимаете, если будут факты, мы обязательно будем реагировать. У нас нет каких-либо законов, запрещающих гомосексуализм, в отличие от целого ряда стран, где это уголовное преступление, за которое лишают жизни. Единственное, в нашем законе прописан запрет пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних, потому что, в конце концов, есть не только право на выражение мнений, но и права родителей воспитывать своих детей в той религиозной и философской концепции, которую они сами разделяют. Есть Конвенция о правах ребенка, почитайте. Если любые нарушения прав человека в отношении представителей ЛГБТ будут фиксироваться в Российской Федерации, смею вас заверить, наш закон достаточно жесткий.

Вопрос: Почему Россия поддерживает режим Б.Асада? Вы думаете, что с Б.Асадом эта страна вновь обретет мир? Вы говорите, что страна должна сама решать. Но с Б.Асадом не будет свободных выборов, с моей точки зрения. Почему Вы его поддерживаете?

Какие возможности влияния имеет Россия на Северную Корею для того, чтобы прекратить бесконечные запуски ракет?

С.В.Лавров: Корею на нас теперь повесите, я так понимаю. По Северной Корее есть решения Совета Безопасности, они вырабатываются всеми членами этого Совета. Мы им полностью привержены. Мы категорически против тех провокаций, которые устраивает Северная Корея. У нас нет каких-либо особых каналов связи с Пхеньяном, хотя это наш близкий сосед. Учитывая традиции, которые установились при новом лидере, я не думаю, что у кого-то есть какие-то устойчивые каналы воздействия. Тем более, важно найти пути деэскалации этой ситуации и сделать все-таки шаг назад от опасной черты. Китайское предложение заморозить любые ядерные и ракетные испытания в Северной Корее и крупномасштабные учения США и Южной Кореи, чтобы все немножко остыли и сели за стол переговоров и начали договариваться, мы активно поддерживаем, потому что иной путь – это очень, я бы сказал, страшно. Неслучайно какое-то время назад Министр обороны США Дж.Мэттис прямо сказал, что применение силы для решения проблемы Корейского полуострова будет катастрофой. Это правда.

Что касается Б.Асада, то мы его не поддерживаем. Мы привержены резолюциям Совета Безопасности ООН. В случае с Сирией там черным по белому записано, и за это голосовали все (проект, кстати, готовился в рамках Международной группы поддержки Сирии, где и Германия является полноправным членом, потом его одобрил Совет Безопасности), что судьбу Сирии может решить только сирийский народ. Что касается конкретных шагов в этом направлении, то там также сформулированы несколько принципов, которые должны лежать в основе реформ. Параллельно с прекращением огня и решением гуманитарных вопросов должна идти разработка новой конституции при параллельном обеспечении взаимодействия Правительства и оппозиции. После принятия новой конституции – проведение выборов под контролем ООН, в том числе во всех лагерях беженцев. Если лицензия ООН смущает, и вы думаете, что это по-прежнему могут быть нечестные выборы…Но так было решено.

Что касается Б.Асада, то мы его не поддерживаем. Мы просто категорически не хотим повторять то, что произошло в Ираке, когда почти у всех наших западных партнеров (Германия и Франция были в стороне) было кровожадное желание ликвидировать этого диктатора. Я боюсь, как бы страну не ликвидировали вместе с ним, потому что там сейчас очень непростые процессы. В Ливии просто государство было подорвано, потому что тоже хотели ликвидировать М.Каддафи.

Здесь сидит В.Ишингер. Недавно я прочел его интервью одной из наших газет, где он назвал российскую внешнюю политику катастрофой. Интересно, как он охарактеризует политику тех, кто устраивал «Большой Ближний Восток» в Ираке, Сирии, Ливии, Йемене. Наверное, там триумф.

Мы не гонимся за какими-то похвалами, но мы вполне можем объяснить, ради чего мы делаем те или иные внешнеполитические вещи. Мы не могли оставить ультрарадикалам украинцев, которые хотели сохранить свою русскую культуру. Мы не могли пойти против воли народа Крыма, который высказался на основе решений абсолютно легитимного парламента (кстати, парламент Крыма тогда был единственным легитимным органом на всей Украине) в пользу воссоединения с Россией. Точно также мы не могли допустить того, чтобы эта череда агрессий, начавшаяся в Ираке, а потом в Ливии, продолжалась с превращением этого важнейшего региона мира в постоянную «пороховую бочку», откуда бегут экономические и неэкономические мигранты, через который в Черную Африку проникают бандиты всех мастей, идет оружие и наркотрафик.

Как сказал один герой в известном фильме, «никто не совершенен». По крайней мере, мы готовы честно объяснять ради чего мы делаем те или иные вещи в нашей международной политике, нам скрывать нечего. Если аналитики смогут объяснить, где те благородные цели, которыми были движимы люди, вторгшиеся в Ирак и Ливию, буду признателен. Пока я таких благородных целей не вижу.

* * *

Я тоже хотел бы поблагодарить всех присутствующих и особенно руководство Фонда им.Кербера за это приглашение. Мне кажется, что откровенно задавать любые вопросы и ожидать откровенного ответа – это абсолютно нормальное состояние общения между людьми, которые всерьез озабочены тем, как дальше будет развиваться положение дел в Европе.

Мне приятно, что сразу после этого мероприятия я буду участвовать в церемонии закрытия российско-германского Года молодежных обменов. В рамках Года состоялось несколько сотен мероприятий, работал российско-германский молодежный парламент, проходили научно-практические конференции, были организованы образовательные, культурные и спортивные мероприятия. Мне кажется, это очень правильные инвестиции в будущее наших стран.

Надеюсь, что Год регионально-муниципальных партнерств, который стартовал две недели назад, когда мы с Вице-канцлером, Федеральным министром иностранных дел ФРГ З.Габриэлем были в Краснадаре, также будет насыщен мероприятиями, в которых участвует молодежь. По-моему, сейчас самое главное не позволить подорвать то историческое сближение, которое произошло между нашими народами и странами после Второй мировой войны.

Спасибо вам большое.

?

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 июля 2017 > № 2252966 Сергей Лавров


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 июля 2017 > № 2241292

Президент Германии: Казахстан является «якорем» стабильности в регионе

Выступая перед представителями средств массовой информации, глава государства отметил символичность визита Президента Германии, происходящего в год 25-летия установления дипломатических отношений между двумя государствами.

"Сегодня мы выходим на уровень стратегического партнерства по самому широкому спектру политических и экономических отношений. Я поделился с президентом Германии о процессах развития в Казахстане, внешнеполитических задачах, стоящих перед республикой. Германия – наш надежный друг и ключевой экономический партнер. В Казахстане успешно работают свыше 900 предприятий с участием немецкого капитала, а сумма прямых инвестиций составила более 4 млрд долларов", - сказал Нурсултан Назарбаев.

Президент Казахстана подчеркнул, что постоянная работа по углублению взаимоотношений имеет динамику роста.

"Обсуждена возможность участия германского бизнеса в процессах индустриализации Казахстана с использованием передовых технологий. Ключевое внимание уделяется эффективной реализации Соглашения о партнерстве в сырьевой, промышленной, технологической сферах. Необходимо усилить взаимодействие в рамках проводимой приватизации, подготовке профессионально-технических кадров", - резюмировал глава государства.

Также Назарбаев отдельно остановился на вопросах активизации двусторонних отношений в сельском хозяйстве, транспортно-транзитной сфере.

"Учитывая выгодное географическое расположение Казахстана, мы намерены объединить усилия по дальнейшему продвижению идеи сухопутной доставки грузов из Китая через Центральную Азию в Германию. Значительный интерес представляют совместные проекты по внедрению в Казахстане элементов Четвертой промышленной революции. Большое значение имеет продуктивная работа Межправительственной комиссии и Делового совета. По итогам сегодняшнего дня подписано более 20-ти документов на общую сумму порядка $1 млрд", - заключил президент Казахстана.

Кроме того, глава государства обратил внимание на проводимую работу в научно-образовательной и культурно-гуманитарной сферах.

"Важны дружеские, родственные связи многотысячной немецкой общины Казахстана с казахстанскими немцами, проживающими в Германии. Хотел бы отметить общность подходов наших стран по актуальным вопросам международной политики. Благодаря поддержке Германии и лично господина Штайнмайера была принята первая Стратегия Европейского союза по Центральной Азии на 2007-2013 годы, а также запущена Водная инициатива для нашего региона. Выражаем признательность Вам и Вашей стране за ратификацию Соглашения о расширенном партнерстве Казахстана с Европейским союзом", - резюмировал Назарбаев.

Глава Казахстана высоко оценил роль Германии в мировой политике, отметив прошедший в Гамбурге саммит G-20.

Наряду с этим, он проинформировал представителей СМИ об обмене мнениями с президентом Германии по конфликтам, имеющим место на юго-востоке Украины и Ближнем Востоке.

Президент Федеративной Республики Германия в своей речи отметил, что в ходе диалога по проблематике на Ближнем и Среднем Востоке и на юго-востоке Украины был проведен открытый разговор.

"За 25 лет с момента установления дипломатических отношений сотрудничество между нашими странами не ограничивается только экономическими вопросами, оно стало более разнообразно. В первую очередь, это различные образовательные институты, фонды, которые активно работают в Казахстане. Это положительная тенденция совместного развития", - сказал Штайнмайер.

Президент Германии высоко оценил внешнеполитическую роль Казахстана в регионе.

"Казахстан является «якорем» стабильности в регионе, уверенным в себе государством. Для обеспечения мира в целом регионе и придания импульса успешному развитию страны Вы, господин Президент, отказались от ядерного наследия. На протяжении 25 лет Независимости Вы наглядно показываете приверженность и пример справедливого разрешения споров и конфликтов дипломатическими способами, успешно выполняете свою роль в качестве ответственного партнера в Совете Безопасности ООН. Казахстан предоставил площадку для урегулирования сирийского конфликта", - подчеркнул Франк-Вальтер Штайнмайер.

Также президент ФРГ остановился на идее Китая по развитию Нового Шелкового пути.

"Мы надеемся, что данная инициатива, которая являлась в историческом прошлом не только инфраструктурным проектом, но и выполняла роль культурного моста между народами, в настоящее время будет рассматриваться не только с позиций инвестиционной привлекательности, но и будет служить реальному сближению Востока и Запада. Уверен, что Казахстан, находясь между Китаем и Западом, сыграет большую роль в этом процессе, - сказал президент ФРГ.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 июля 2017 > № 2241292


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 июля 2017 > № 2241287

В Акорде проходит встреча главы Казахстана с федеральным президентом ФРГ

В резиденции «Акорда» в Астане проходит встреча президента Казахстана Нурсултана Назарбаева с Федеральным президентом ФРГ Франком-Вальтером Штайнмайером, прибывшим в Казахстан с официальным визитом.

После официальной церемонии, президенты провели переговоры в узком составе. Нурсултан Назарбаев поприветствовал высокого гостя, который не первый раз в Казахстане, но первый раз в должности президента.

«Вы известный всему миру политик, очень позитивный, уважаемый. Я думаю, что германский народ приобрел очень авторитетного президента. Мы давно с Вами знакомы, сотрудничаем, наши встречи всегда были приятны, обсуждали разные вопросы, когда Вы были министром иностранных дел», - отметил глава государства.

Нурсултан Назарбаев подчеркнул, что у Казахстана с одной из крупнейших экономик мира - Германией - хорошие отношения.

«Сейчас есть новая программа нашего сотрудничества. Мы заинтересованы развивать эти отношения по всем направлениям. В настоящее время проходит деловой совет в рамках Вашего визита, подписываются около 20 соглашений между бизнес-структурами. Мы проведем эти переговоры, посетим с вами вместе ЭКСПО, посмотрим павильон Вашей страны. Есть у Вас по плану целый ряд встреч», - сообщил Нурсултан Назарбаев.

«В этом году мы празднуем особую веху - это четверть века дипломатических отношений между нашими странами. Это четверть века, когда мы крепли, становились все более тесными экономические, культурные и политические взаимоотношения между нашими странами. Одним из выражений этих дружественных взаимоотношений является активное участие германских организации на выставке ЭКСПО в Астане. Эта выставка посвящена одной из центральных тем нашего будущего - энергообеспечение», - отметил президент Штайнмайер.

Германский президент поблагодарил Нурсултана Назарбаева за гостеприимство и теплые слова в его адрес.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 июля 2017 > № 2241287


Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241151 Екатерина Еременко

Притворная сделка: Forbes выяснил детали иска Siemens по «крымским турбинам»

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Немецкий концерн считает, что «Технопромэкспорт» ввел поставщиков в заблуждение, требует признать сделку о поставке всех четырех газотурбинных установок недействительной и вернуть их

Арбитражный суд города Москвы 11 июля зарегистрировал иск немецкого концерна Siemens к компании «Технопромэкспорт» (входит в Ростех) из-за поставки турбин в Крым, следует из картотеки арбитражных дел. Кроме «Технопромэкспорта», ответчиком по делу выступает совместное предприятие Siemens и «Силовые Машины» — ООО «Сименс технологии газовых турбин».

Согласно материалам дела, с которыми удалось ознакомиться Forbes, истец предполагает, что действия «Технопромэкспорта» изначально были направлены на то, чтобы ввести ООО «Сименс технологии газовых турбин» в заблуждение и, под видом использования для строительства электростанции на Таманском полуострове, приобрести у него четыре газотурбинных установки для последующего фактического использования при строительстве электростанций в Севастополе и Симферополе.

ООО «Сименс технологии газовых турбин» заключило контракт на поставку семи газотурбинных установок с ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт», специально обозначив в документе запрет на использования поставляемого оборудования в Крым и указав место разрешенного использования — на Таманском полуострове Краснодарского края. Подписав документ, ответчик гарантировал, что газотурбинные установки не будут использованы на электростанциях, имеющих подключение к энергосистеме Крыма.

Сумма контракта от 10 марта 2015 года составляла около €213 млн, стоимость одной газотурбинной установки была предусмотрена в размере €27 950 000, однако для четырех установок также были заказаны мероприятия по повышению сейсмоустойчивости, а также другие дополнительные услуги и сопутствующее оборудование. При этом поставки были разделены на два этапа — четыре установки, а затем еще три. В соответствии с контрактом четыре из семи установок были переданы заказчику.

Однако ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт» заключило 16 октября 2015 года контракт с ООО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт» на сумму €129,18 млн, предполагающий поставку четырех газотурбинных установок, соответствующих по описанию закупленным у ООО «Сименс технологии газовых турбин». «Если бы ООО «СТГТ» знало, что четыре газотурбинные установки приобретаются для их последующего использования при строительстве электростанций в Севастополе и Симферополе (что запрещается законодательством Европейского Союза), ООО «СТГТ» бы, очевидно, не совершило такую сделку», — говорится в материалах, с которыми ознакомился Forbes. Истец требует признать сделку о поставке четырех газотурбинных установок недействительной и вернуть их, либо возместить полную стоимость поставленного оборудования. Авторы иска отмечают, что в СМИ появилась информация о монтаже установок в Крыму, в связи с этим истец требует наложить арест на поставленные в Россию газотурбинные установки и запретить их фактическому владельцу вести монтаж.

Официальная позиция

В госкорпорации Ростех отказались прокомментировать Forbes данную информацию, Forbes также запросил комментарий «Технопромэкспорта». Официальный представитель Siemens в России Кристина Невская сообщила, что дополнительной информации по иску, помимо изложенной в пресс-релизах компании, пока нет. Детали иска в компании не комментируют. В свою очередь представитель Siemens в Мюнхене Вольфрам Трост пояснил Forbes, что иск направлен против «Технопромэкспорта», а не совместного предприятия ООО «Сименс технологии газовых турбин». Он уточнил, что подача иска в том числе к этой компании носит технический характер и необходима в силу особенностей российского арбитражного законодательства.

Еврокомиссия находится в контакте с германскими властями по вопросу о возможных поставках турбин Siemens в Крым, сообщил РИА Новости представитель Еврокомиссии. Представитель Siemens Филипп Энч заявил РИА Новости, что немецкий концерн не располагает доказательствами, что находящиеся в Крыму турбины принадлежат ему, но имеет причины так полагать.

В свою очередь министр промышленности и торговли России Денис Мантуров заявил, что российская сторона обеспечила максимальную юридическую корректность при использовании технологий Siemens в производстве турбин для ТЭС в Крыму. Немецкая компания была вынуждена обратиться в суд из-за давления, заявил он в интервью ТАСС. «Они вынуждены это делать, на них давит «старший брат» из-за океана. При этом мы обеспечили максимальную корректность в части использования тех технологий, которые были использованы в данном случае. У турбин есть российский сертификат, поэтому коллег не должно это сильно затронуть», — отметил Мантуров.

Ранее агентство Reuters со ссылкой на источники сообщило, что турбины Siemens были поставлены в Крым в обход санкций Европейского союза. Строительство двух тепловых электростанций по 470 МВт (в Симферополе и Севастополе) запланировано федеральной целевой программой «Социально-экономическое развитие республики Крым и города Севастополя до 2020 года», которая предусматривает на развитие энергетики полуострова 49 млрд рублей. ТЭС возводит компания «Технопромэкспорт», входящая в госкорпорацию «Ростех».

Для бесперебойного обеспечения электроэнергией потребителей и предприятий Крыму нужно до 1350 МВт, а к 2021 году эта цифра, по прогнозу властей Крыма, удвоится. Сейчас собственная генерация дает около 400 МВт, в планах — увеличить показатель вдвое. Ввод в эксплуатацию первых блоков ТЭС на 470 МВт запланирован в сентябре 2017 года. В 2018 году, когда объекты заработают на полную мощность, к ним добавятся еще 470 МВт. При этом глава Ростеха Сергей Чемезов не исключал, что из-за задержки с поставкой турбин строительство станций завершится только в середине 2018 года, хотя завершение строительства запланировано на конец 2017 года.

Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241151 Екатерина Еременко


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > akorda.kz, 12 июля 2017 > № 2240949

Брифинг для представителей средств массовой информации по итогам официального визита Президента Федеративной Республики Германия Франка-Вальтера Штайнмайера

Выступая перед представителями средств массовой информации, Глава государства отметил символичность визита Президента Германии, происходящего в год 25-летия установления дипломатических отношений между двумя государствами.

- Сегодня мы выходим на уровень стратегического партнерства по самому широкому спектру политических и экономических отношений. Я поделился с Президентом Германии о процессах развития в Казахстане, внешнеполитических задачах, стоящих перед республикой. Германия – наш надежный друг и ключевой экономический партнер. В Казахстане успешно работают свыше 900 предприятий с участием немецкого капитала, а сумма прямых инвестиций составила более 4 млрд долларов, - сказал Нурсултан Назарбаев.

Президент Казахстан подчеркнул, что постоянная работа по углублению взаимоотношений имеет динамику роста.

- Обсуждена возможность участия германского бизнеса в процессах индустриализации Казахстана с использованием передовых технологий. Ключевое внимание уделяется эффективной реализации Соглашения о партнерстве в сырьевой, промышленной, технологической сферах. Необходимо усилить взаимодействие в рамках проводимой приватизации, подготовке профессионально-технических кадров, - резюмировал Глава государства.

Также Нурсултан Назарбаев отдельно остановился на вопросах активизации двусторонних отношений в сельском хозяйстве, транспортно-транзитной сфере.

- Учитывая выгодное географическое расположение Казахстана, мы намерены объединить усилия по дальнейшему продвижению идеи сухопутной доставки грузов из Китая через Центральную Азию в Германию. Значительный интерес представляют совместные проекты по внедрению в Казахстане элементов Четвертой промышленной революции. Большое значение имеет продуктивная работа Межправительственной комиссии и Делового совета. По итогам сегодняшнего дня подписано более 20-ти документов на общую сумму порядка 1 млрд долларов, - заключил Президент Казахстана.

Кроме того, Глава государства обратил внимание на проводимую работу в научно-образовательной и культурно-гуманитарной сферах.

- Важны дружеские, родственные связи многотысячной немецкой общины Казахстана с казахстанскими немцами, проживающими в Германии. Хотел бы отметить общность подходов наших стран по актуальным вопросам международной политики. Благодаря поддержке Германии и лично господина Штайнмайера была принята первая Стратегия Европейского союза по Центральной Азии на 2007-2013 годы, а также запущена Водная инициатива для нашего региона. Выражаем признательность Вам и Вашей стране за ратификацию Соглашения о расширенном партнерстве Казахстана с Европейским союзом, - резюмировал Нурсултан Назарбаев.

Президент Казахстана высоко оценил роль Германии в мировой политике, отметив прошедший в Гамбурге саммит G-20.

Наряду с этим, Глава государства проинформировал представителей СМИ об обмене мнениями с Президентом Германии по конфликтам, имеющим место на юго-востоке Украины и Ближнем Востоке.

Президент Федеративной Республики Германия в своей речи отметил, что в ходе диалога по проблематике на Ближнем и Среднем Востоке и на юго-востоке Украины был проведен открытый разговор.

- За 25 лет с момента установления дипломатических отношений сотрудничество между нашими странами не ограничивается только экономическими вопросами, оно стало более разнообразным. В первую очередь, это различные образовательные институты, фонды, которые активно работают в Казахстане. Это положительная тенденция совместного развития, - сказал Ф.-В. Штайнмайер.

Президент Германии высоко оценил внешнеполитическую роль Казахстана в регионе.

- Казахстан является «якорем» стабильности в регионе, уверенным в себе государством. Для обеспечения мира в целом регионе и придания импульса успешному развитию страны Вы, господин Президент, отказались от ядерного наследия. На протяжении 25 лет Независимости Вы наглядно показываете приверженность и пример справедливого разрешения споров и конфликтов дипломатическими способами, успешно выполняете свою роль в качестве ответственного партнера в Совете Безопасности ООН. Казахстан предоставил площадку для урегулирования сирийского конфликта, - подчеркнул Ф.-В. Штайнмайер.

Также Президент ФРГ остановился на идее Китая по развитию Нового Шелкового пути.

- Мы надеемся, что данная инициатива, которая являлась в историческом прошлом не только инфраструктурным проектом, но и выполняла роль культурного моста между народами, в настоящее время будет рассматриваться не только с позиций инвестиционной привлекательности, но и будет служить реальному сближению Востока и Запада. Уверен, что Казахстан, находясь между Китаем и Западом, сыграет большую роль в этом процессе, - сказал Ф.-В. Штайнмайер.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > akorda.kz, 12 июля 2017 > № 2240949


Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 10 июля 2017 > № 2238157 Дитрих Меллер

Чем Казахстан интересен компании «Сименс»?

О проектах, «Индустрии 4.0» и «умной» энергетике

«Казахстан для нас является перспективным рынком, куда мы готовы поставлять решения для энергетики и инфраструктуры», — Дитрих Мёллер, президент «Сименс» в России, говорит об интересе концерна к нашей стране. В Казахстане глобальный игрок присутствует более двух десятков лет и за это время реализовал масштабные проекты в сфере нефтедобычи, переработки нефти и газа, металлургии, электроэнергетики и здравоохранения. В числе проектов — модернизация системы наружного освещения Алматы. Также использование элементов «умных» сетей на территории выставочного комплекса ЭКСПО-2017. Об этом Дитрих Мёллер рассказал в интервью деловому еженедельнику «Капитал.kz».

— Д-р Мёллер, какие проекты интересуют «Сименс» в Казахстане?

— Компания «Сименс» представлена в Казахстане по всем традиционным направлениям своей деятельности. Мы активно участвуем в модернизации ключевых отраслей экономики и инфраструктуры и к настоящему времени реализовали несколько десятков масштабных проектов в сфере нефтедобычи, переработки нефти и газа, металлургии, электроэнергетики и здравоохранения.

Приведу несколько примеров. В этом году был завершен уникальный проект концепции «умного» города — «Освещение Алматы». Модернизация системы наружного освещения позволила сократить энергетические и эксплуатационные расходы почти на 50%. Элементы «умных» сетей также начали использоваться на территории выставочного комплекса ЭКСПО-2017. Подобный проект осуществляется в распределительных сетях Казахстана и стран СНГ впервые.

Среди знаковых проектов есть и поставки оборудования для газопровода Бейнеу — Бозой — Шымкент, электростанции газохимического комплекса «Карабатан», газопровода Казахстан — Китай (часть транснационального газопровода Центральная Азия — Китай).

Также были реализованы такие проекты, как оснащение современным оборудованием рельсобалочного завода в городе Актобе, модернизация тяговых подстанций для АО «НК «Қазақстан темiр жолы» и поставка оборудования для подстанции «Бозарык» 110−220 кВ.

— Сколько было инвестировано «Сименс» за время присутствия в Казахстане?

— Компания «Сименс» работает в Казахстане с 1994 года. В 2016 финансовом году (на 30 сентября 2016 года) оборот «Сименс» в Казахстане составил 194 млн евро, количество сотрудников — около 130. Казахстан для нас является перспективным рынком, куда мы готовы поставлять решения для энергетики и инфраструктуры. В модернизации нуждаются многие отрасли, и «Сименс» может выступать здесь технологическим партнером по внедрению современных решений в промышленность.

— У «Сименс» есть производства в России. Планируется ли открытие производств в Казахстане?

— К настоящему времени у «Сименс» в России функционируют 10 локальных предприятий, в том числе такие крупные, как «Уральские Локомотивы», «Сименс Технологии Газовых Турбин» и «Сименс Трансформаторы». За последние годы в российские проекты было инвестировано около 1 млрд евро. Всего на производственных площадках задействовано около 4 тыс. сотрудников. Сейчас мы концентрируемся на работе и загрузке этих предприятий. Вместе с тем мы продолжаем искать новые возможности, в том числе и в Казахстане.

— По вашему мнению, когда в Казахстане начнет развиваться «Индустрия 4.0», будут появляться цифровые заводы? Рассматривает ли «Сименс» возможность создания в Казахстане такого производства, применив тот опыт, который наработан на цифровых заводах «Сименс»?

— В Казахстане делается упор на инновации, новые технологии, диверсификацию экономики. Новые технологии, «Индустрия 4.0», дигитализация — это как раз то, в чем «Сименс» является одним из глобальных лидеров. Казахстанская экономика более зависима от нефтегазового сектора и горно-металлургической промышленности. В связи с этим внедрение цифровых технологий на объектах энергетической отрасли было бы серьезным шагом для модернизации отрасли в целом.

Сегодня мы стоим на пороге больших изменений. Будущее за созданием полностью цифровых производств. Именно поэтому в нашей компании выработана стратегия Digital Enterprise («Цифровое предприятие»). Здесь речь идет о выводе на рынок различных программных и аппаратных продуктов для полной дигитализации производственного процесса — создании цифрового двойника реального производства. Несмотря на то, что в этом направлении многое еще предстоит сделать, сегодня «Сименс» является одной из немногих компаний, предлагающих объединить реальный и цифровой миры с помощью программных решений.

Именно дигитализация промышленности, которую мы называем четвертой промышленной революцией («Индустрия 4.0»), будет иметь решающее значение в будущем. Мы уже видим интерес у наших клиентов и партнеров к созданию цифровых производств и внедрению подобных технологий. И Казахстан не станет исключением.

Дигитализация — это очень емкое понятие, которое включает в себя не только цифровые фабрики и создание двойников производственного процесса, но и прежде всего внедрение «умных технологий» во всех отраслях экономики. Например, использование интеллектуальных сетей (Smart Grid) в энергетике является частью дигитализации. И в этом направлении у нашей компании есть хороший опыт построения «умных» сетей, в том числе в Казахстане и в России. В Астане на территории ЭКСПО можно увидеть практическое воплощение решений Smart Grid.

— На ЭКСПО вы представите проект создания интеллектуальной сети Smart Grid на территории выставки. Могли бы вы рассказать подробнее, в чем его суть и механизм работы? Планирует ли компания реализовывать подобные проекты в городах Казахстана?

— На территории всего выставочного комплекса ЭКСПО-2017 в Астане используются элементы «умных» сетей. В рамках проекта запущен новый диспетчерский центр (ДЦ) управления электросетями. Современный энергообъект консолидирует работу сетей и выполняет полный мониторинг нагрузки оборудования. В настоящее время центр является одним из самых инновационных и технологичных в Казахстане. С его помощью до 100% увеличивается наблюдаемость распределительной сети и снижается риск ошибок персонала при эксплуатации.

В ходе работ внедрены решения «Сименс», позволяющие объединить все ключевые элементы энергоснабжения выставочного комплекса в единую интеллектуальную сеть. Впервые были применены микропроцессорные устройства релейной защиты пятого поколения, способные не просто автоматически отключать поврежденные участки, но и передавать информацию об аварии на пульт диспетчера в режиме онлайн. Также внедрены устройства учета и контроля качества, способные обрабатывать данные о потреблении энергии на территории выставки, а также проверять качество электроэнергии, поступающей из городских сетей Астаны.

Уверены, что демонстрация возможностей системы в рамках ЭКСПО станет убедительным аргументом для внедрения аналогичных решений в повседневной жизни городов и промышленной инфраструктуры.

— По вашим оценкам, каков интерес инвесторов к интеллектуальным энергетическим системам в мире и в Казахстане? За какой период могут окупиться инвестиции в такие системы?

— Мы полагаем, что интерес к интеллектуальным сетям со стороны инвесторов и государственных институтов с каждым годом будет только увеличиваться. Мы это наблюдаем не только в европейских странах, но и в России, и в Казахстане.

К примеру, в 2013 году мы запустили первый проект по интеллектуальным сетям в партнерстве с «Башкирской электросетевой компанией» в Уфе. Уже тогда мы задумывались о том, что данный пилотный проект станет своеобразным центром компетенций для последующего тиражирования технологий интеллектуальных сетей в других регионах России. Так, в ближайшее время аналогичный проект мы начнем реализовывать с «Ленэнерго» в Санкт-Петербурге, есть намерение внедрить Smart Grid и в Ярославле.

Отвечая на вторую часть вопроса об окупаемости подобных проектов, приведу тот же пример с Уфой. Модернизация электросети в соответствии с концепцией интеллектуальных сетей в одном из спальных микрорайонов города позволила на 70% сократить коммерческие потери. Окупаемость проекта составляет около 10 лет.

Здесь гораздо важнее другое. Инвестируя в переоснащение сетевого хозяйства, компании получают максимальную наблюдаемость, что снижает аварийность, простои и коммерческие потери, а потребители могут быть уверены в безопасном, надежном и бесперебойном электроснабжении.

— Что представляет собой проект модернизации системы наружного освещения в Алматы? Какие проблемы удалось решить с помощью модернизации?

— В 2017 году совместно с ТОО «Казахстан электро» мы завершили проект концепции «умного» города — «Освещение Алматы». Модернизация системы наружного освещения позволила сократить энергетические и эксплуатационные расходы от 30% до 50%, а также внести реальный вклад в решение проблемы эффективного использования ресурсов.

В рамках проекта «Освещение Алматы» мы применили интеллектуальные системы для управления SCADA, WinCC OA. Они позволяют одновременно измерять, анализировать и снижать потребление энергии. Благодаря этим технологиям возможен удаленный мониторинг и управление электросетевым хозяйством. Интеллектуальная система способна рассчитать суммарную продолжительность горения городских светильников и предусмотреть время их выхода из строя.

Использование современных решений оптимизировало график отключения и включения наружного освещения, что ведет к экономии электроэнергии на 30%. Для оперативного реагирования в аварийных случаях создан Центральный диспетчерский пункт (ЦДП). Там осуществляется обработка и хранение данных. Каждые 30 минут показания с приборов учета поступают в ЦДП и анализируются.

В современных городах около 40% общего расхода энергии приходится именно на наружное освещение, которое помимо функционального освещения улиц и автострад включает в себя также декоративную иллюминацию. Мы надеемся, что «Освещение Алматы» — это первый, но не последний подобный проект в Казахстане.

Казахстан. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > kapital.kz, 10 июля 2017 > № 2238157 Дитрих Меллер


Германия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 8 июля 2017 > № 2235698 Владимир Путин

Пресс-конференция по итогам саммита «Группы двадцати».

Президент России Владимир Путин ответил на вопросы журналистов об итогах двухдневного саммита «большой двадцатки».

В.Путин: Добрый день!

Давайте я не буду делать заявлений, никакого монолога. Вы всё, многое видели, слышали. Давайте сразу к вопросам перейдем.

Пожалуйста.

Вопрос: Владимир Владимирович, известно, что как эксперты, так и рядовые граждане, часть из которых сейчас буянит, протестует неподалёку от этого здания, по-разному оценивают полезность саммитов «двадцатки». На этом, например, больше разговоров было о Вашей встрече с Трампом. Тем не менее, какая тема, которую обсуждала нынешняя «двадцатка», по Вашему мнению, самая актуальная для России? Спасибо.

В.Путин: «Двадцатка» – это, прежде всего, экономический форум, хотя возникает много вопросов политического характера и смежных. Тем не менее всё-таки основная тема – это развитие мировой экономики, и именно этому уделялось основное внимание.

Мы договорились об определении принципов устойчивости мировой экономики, и это чрезвычайно важно для того, чтобы вместе работать по единым стандартам.

Затем мы продолжили тему, которая, кстати, начата ещё в Петербурге. Это работа с отмыванием денег и всё, что связано с «налоговыми гаванями» и уходом от налогообложения. Вещь чрезвычайно важная и имеет практическое значение.

Затем, не менее важно, это тоже связано с экономикой, но это как раз смежная, но очень важная тема – борьба с террором, отслеживание денежных потоков с целью предотвращения финансирования терроризма.

Наконец, большая тема и очень чувствительная – это климатические изменения. Здесь председателю [в «Группе двадцати»], Федеративной Республике Германия, мне кажется, удалось добиться оптимального компромисса в непростой ситуации, в которой председатель оказался, а именно в связи с выходом Соединенных Штатов из Парижского соглашения. Была достигнута договоренность, компромисс, когда все страны зафиксировали, что Соединенные Штаты из этого соглашения вышли, но готовы продолжать сотрудничество по отдельным направлениям и с отдельными странами над решением вопросов климатических изменений. Это, мне кажется, уже положительный элемент, и это можно точно записать в актив канцлеру Меркель.

Но есть и другие вопросы, которые мы изучали. Например, цифровая экономика. Здесь наше предложение было – выработать общие правила в сфере цифровой экономики, обозначить, что такое кибербезопасность, разработать целую систему правил поведения в этой сфере.

Мы говорили сегодня, Президент Южно-Африканской Республики об этом говорил достаточно убедительно, что нужно предпринимать общие усилия, собственно говоря, это звучало почти во всех выступлениях, отражено так или иначе и в итоговом документе, – нужно быть готовым к высвобождению рабочей силы, нужно знать, что нам делать с высвобождающимися рабочими руками, как заниматься переквалификацией, в какие сроки, какие должны быть здесь правила. Я в том числе обращал внимание на то, что нужно работать будет и с профсоюзами, потому что профсоюзы должны будут защищать не только интересы трудовых коллективов, но и индивидуальных предпринимателей, работающих в цифровой экономике, а таких рабочих мест становится все больше и больше. Это так или иначе связано с правами женщин и с образованием девочек это то, о чем в принципе говорится на многих форумах, но сегодня это обсуждалось применительно к цифровой экономике.

В общем, это Форум, безусловно, полезный, и думаю, что он сыграет свою роль в стабилизации мировой экономики в целом.

Вопрос: Владимир Владимирович, я продолжу тему моего коллеги. Хотя политических вопросов на саммите было много, они все больше и больше на «двадцатке» появляются, тем не менее Вы перечисляли экономические темы, они все же в приоритете. Многие выступающие, министры разных стран, отвечающие за экономику, говорили о том, что 2017 год может стать годом роста мировой экономики. Насколько, Вы считаете, это оправдано и коснется ли этот рост России с учетом неблагоприятных тенденций – санкций, ограничений, других факторов?

В.Путин: Неблагоприятных тенденций мы пока не видим, или, скажем так, уже почти не видим, тенденций, во всяком случае. Есть факторы, которые не способствуют развитию экономики, в том числе мировой экономики, и в еврозоне, и в России, те самые нелегитимные ограничения, о которых Вы упомянули. Мы выступаем за снятие всяких ограничений, за свободу торговли, за то, чтобы работать в рамках Всемирной торговой организации, в рамках правил ВТО. Кстати говоря, одной из обсуждаемых тем в экономической сфере была как раз свобода торговли и борьба с протекционизмом. Это тоже одно из важнейших направлений, которые нужно упомянуть.

В целом, движение есть. Правда, несколько снижены относительно первоначальных оптимистических прогнозов показатели роста, но все-таки рост, и рост очевидный, в том числе и в России.

Я уже совсем недавно говорил, а здесь я еще раз повторил это: рост российской экономики очевиден, российская экономика, совершенно определенно можно это сказать, вышла из рецессии. Мы растем третий, вот уже, наверное, скоро будет четвертый квартал подряд. В мае рост российской экономики превысил три процента – 3,1 процента. Думаю, что у нас будет в среднем по 2017 году процента два роста. Это заметный вклад и в рост мировой экономики.

При этом напомню, что у нас на низком уровне находится безработица – 5,2 процента, растут резервы, в том числе резервы Центрального банка, резервы Правительства. Резервы Центрального банка выросли уже до 412 миллиардов долларов. У нас на 40 процентов увеличились доходы федерального бюджета, и это все на фоне достаточно низкой инфляции – 4,4 процента. Всё это вместе, безусловно, не может не вселять оптимизма, хотя, конечно, нельзя сказать, что этот тренд является абсолютно устойчивым. Мы должны внимательно следить за тем, чтобы поддержать этот тренд на рост. У меня есть все снования полагать, что нам это удастся.

Вопрос: Владимир Владимирович, к Вашей встрече с Трампом было приковано внимание всего саммита, это без преувеличения можно сказать. Как Вы оцениваете итоги этой встречи? Ведь не секрет, что в Польше, например, звучала достаточно жесткая риторика из уст американского Президента, американские СМИ вообще провели недружественную «артподготовку». Трамп прямо ставил вопрос о вмешательстве России в выборы в США? Вам он по-человечески понравился? Вам удастся поладить, как Вы считаете?

В.Путин: Президент Соединенных Штатов ставил вопрос, мы обсуждали этот вопрос. И это был не один вопрос, это было много, он уделил этому много внимания. Наша позиция хорошо известна, я ее воспроизвел. Нет никаких оснований считать, что Россия вмешивалась в выборный процесс Соединенных Штатов.

Но что важно – это то, что мы договорились о том, что ситуации неопределенности, особенно в будущем, не должно быть в этих сферах. Кстати говоря, я сказал это на последней сессии, это имеет прямое отношение к киберпространству, к интернет-ресурсам и так далее.

Мы договорились с Президентом Соединенных Штатов о том, что мы создадим рабочую группу и будем вместе работать на тему о том, как совместно контролировать безопасность в области киберпространства, как обеспечить безусловное соблюдение международных правовых норм в этой сфере, как не допускать вмешательства во внутренние дела иностранных государств. Прежде всего, речь идет в данном случае о России и Соединенных Штатах. Мы полагаем, что если нам удастся выстроить эту работу, а у меня нет оснований в этом сомневаться, то тогда больше и не будет спекуляций на эту тему.

А что касается личных взаимоотношений, я считаю, что они установлены. Не знаю, как это прозвучит, но скажу так, как я это вижу. Трамп «телевизионный» очень сильно отличается от реального человека, он конкретный абсолютно, абсолютно адекватно воспринимает собеседника, достаточно быстро анализирует, отвечает на поставленные вопросы либо на возникающие в ходе дискуссии какие-то новые элементы. Поэтому мне кажется, что если так мы будем строить отношения, как шла наша беседа вчера, то есть все основания полагать, что мы сможем восстановить, хотя бы частично восстановить тот уровень взаимодействия, который нам нужен.

Вопрос: В развитие Вашего ответа скажите, пожалуйста, Президент Трамп, когда Вы отрицали российское участие, российское вмешательство в американские выборы, согласился с Вашей позицией, принял Ваш отказ?

В.Путин: Он задал, повторяю, много вопросов на эту тему. Я, насколько был в состоянии ответить, ответил на все эти вопросы. Мне кажется, что он принял это к сведению и согласился. Но на самом деле, как он к этому отнесся, Вы лучше спросите у него.

Вопрос: И еще, если можно, про внутреннюю политику. Правда, это не касается «двадцатки», но вопрос про внутреннюю политику России. Я хотел спросить, как Вы относитесь к Алексею Навальному, его деятельности. И почему Вы не упоминаете его фамилию и имя, когда отвечаете на вопросы про него?

В.Путин: Я считаю, что мы можем иметь диалог, особенно с такого уровня, как президентский или правительственный уровень, с людьми, которые предлагают конструктивную повестку дня, даже критического характера. А если речь идет только о том, чтобы привлечь к себе внимание, то это неинтересно для диалога.

Вопрос: У Вас сегодня утром была встреча с Президентом Франции и Канцлером Германии. Могу предположить, что был подробный разбор, а может быть, и предельно откровенный разбор ситуации на Украине. Появилось ли новое видение, есть ли надежда, что ситуация на Донбассе будет выведена из некоторого оцепенения, в котором она сейчас находится? Может ли в этом сыграть свою роль и начавшееся обсуждение этой темы с Президентом Соединенных Штатов, или интересы России и США на Украине по-прежнему расходятся, а может быть, в чем-то и противоположны друг другу? Что, кстати, насколько понимаю, можно предположить из бэкграунда американского дипломата, который был назначен спецпредставителем.

Спасибо.

В.Путин: Интересы России и Украины, интересы российского и украинского народов – я в этом глубоко уверен, просто полностью убежден – совпадают. Наши интересы полностью совпадают. Не совпадают только, может быть, интересы сегодняшнего руководства Украины и некоторых политических кругов сегодняшней Украины. А если объективно подойти, то, конечно, Украина и Россия заинтересованы в сотрудничестве, заинтересованы в том, чтобы объединять свои конкурентные преимущества, развивать свои экономики просто потому, что многое нам досталось из еще советских времен, имею в виду и кооперацию, единую инфраструктуру, фактически единую энергетику, транспорт и так далее.

Но, к сожалению, наши сегодняшние украинские коллеги считают возможным этим пренебречь. У них остался только один «товар», которым они успешно торгуют. Это русофобия. И еще они торгуют политикой разделения России и Украины, растаскивания двух народов и двух государств. Кому-то это нравится на Западе, кто-то считает, что нельзя ни в коем случае допустить сближения на какой бы то ни было почве России и Украины. Поэтому сегодняшнее украинское руководство активно и небезуспешно торгует этим «товаром».

Но я думаю, что это когда-нибудь закончится, а мы, во всяком случае, заинтересованы в том, чтобы такая ситуация закончилась как можно быстрее.

Что касается участия Соединенных Штатов в урегулировании ситуации на Украине, мы об этом говорили с Президентом Трампом и договорились о том, что будет назначен, – собственно, это уже состоялось, – специальный представитель администрации, который будет заниматься на постоянной основе этой проблемой, будет в контакте как с Россией, так и с Украиной, со всеми сторонами, заинтересованными в урегулировании этого конфликта.

Вопрос: Владимир Владимирович, у меня вопрос по Ближнему Востоку, который «бурлит»: и Сирия, и Катар, другие страны. По Сирии у вас наверняка были дискуссии в рамках саммита «двадцатки». После этих дискуссий, после недавней встречи в Астане как Вы оцениваете перспективы сирийского урегулирования? Поменялось ли или, может быть, стала более конструктивной позиция новой администрации США по этому вопросу, особенно с учетом ваших вчерашних договоренностей?

И, если можно, еще по Катару. Как Вы оцениваете ситуацию с этой стороны? Обсуждалась ли она на «двадцатке»?

И если еще позволите…

В.Путин: Прямо доклад Вам нужно сделать. (Смех.)

Вопрос: Ну, не так часто выпадает возможность.

По проблематике терроризма. Насколько я знаю, достаточно тяжело шло согласование коммюнике по терроризму. Если не секрет, в чем были основные противоречия?

В.Путин: Честно говоря, я не знаю об этих сложностях, это Вы у шерпы спросите. По-моему, принципиальных возражений ни у кого не было. Может быть, вопрос каких-то формулировок. Но мне, честно говоря, об этом не известно. Я знаю, что текст согласован. Во всяком случае, на таком уровне – глав делегаций, глав государств, правительств – никаких сложностей, трений у нас не возникло. Все признают, что это общая угроза и все заявляют о своей готовности бороться с этой угрозой.

Что касается Катара, то эта проблема не обсуждалась. Она, конечно, достаточно острая, региональная, и она может повлиять на определенные процессы и, кстати говоря, в экономике, в энергетике и с точки зрения безопасности в регионе, но я ни с кем этот вопрос в ходе саммита не обсуждал.

По поводу Сирии. Да, мы практически со всеми моими собеседниками обсуждали этот вопрос. Поменялась или нет позиция Соединенных Штатов – мне кажется, что она стала более прагматичной. В целом вроде не поменялась, но есть понимание, что, объединяя усилия, мы можем многого добиться. И как результат, вчерашняя договоренность по южной зоне деэскалации. Знаете, кто бы как на это ни реагировал, но я Вам могу сказать, что это один из прорывов, который нам удалось сделать, кстати говоря, в ходе работы с Президентом Трампом. Это реальный результат совместной работы, в том числе с США. К этой работе была подключена Иордания, некоторые другие страны региона. Мы провели консультации с Израилем и будем еще проводить эти консультации в ближайшее время. Но это реальный хороший результат, это прорыв в известной степени. Поэтому, если мы так же будем двигаться по другим направлениям, по другим зонам деэскалации…

Мы сегодня очень подробно говорили об этом с Президентом Турции. Это в значительной степени не от нас зависит, многое связано с противоречиями между странами региона. У всех свои озабоченности, у всех свои предпочтения, свои интересы, причем законные интересы, и нужно к этому именно так и относиться – как к законным интересам, нужно искать компромиссы.

Вы знаете, нам иногда это удается сделать. Во всяком случае, то, что прекращены активные боевые действия, то, что мы сейчас занимается этими зонами деэскалации, – это уже огромный шаг вперед.

Теперь нам нужно договориться о том, каковы будут конкретно границы этих зон, как будет обеспечиваться безопасность в этих зонах. Это очень кропотливая, на первый взгляд даже нудная, но чрезвычайно важная и ответственная работа. Опираясь на позитивный опыт, который был достигнут за последнее время, опираясь на добрую волю Ирана, Турции, разумеется, сирийского правительства и Президента Асада, мы можем сделать дальнейшие шаги.

Самое главное заключается в том, – и мы это подтвердили, в том числе, кстати говоря, и в документах об образовании вот этой зоны на юге с выходом на иорданскую границу и с выходом на примыкающие Голанские высоты, – самое главное – обеспечить в конечном итоге территориальную целостность Сирии, с тем чтобы вот эти зоны деэскалации были прообразом таких территорий, которые смогли бы и между собой сотрудничать, и с официальным Дамаском. И если нам это удастся сделать, то тогда мы создадим, безусловно, хорошую базу, предпосылки для решения в целом сирийской проблемы политическими средствами.

Вопрос: Мы уже говорили про вмешательство в выборы, но вот у нас предстоят новые в Германии.

В.Путин: У вас в Германии?

Вопрос: Теперь это считается «у нас», «у нас» в Германии в сентябре. Россия планирует в них вмешаться? Вы уведомляли Ангелу Меркель о том, как мы это будем делать? И, может, Вы мне тоже подскажете? (Смех в зале.)

В.Путин: Какие-то провокационные вопросы Вы задаете. Но я же вам сказал, мы и в США не вмешивались. Зачем нам еще здесь создавать какие-то проблемы? У нас добрые отношения с Федеративной Республикой. Это самый крупный наш торгово-экономический партнер в страновом измерении в Европе, один из ведущих наших торговых партнеров в мире. У нас на повестке дня – крупные совместные проекты, которые мы поддерживаем, например, «Северный поток-2». Вокруг него много всяких небылиц, споров и даже противодействия, но это, совершенно очевидно, это в интересах экономики Европы и в интересах экономики Германии, которая отказывается от атомной энергетики.

Зачем нам? Еще не хватало вмешиваться во внутриполитические процессы.

Если вы проанализируете прессу, немецкую прессу или вообще европейскую, французскую, вот они занимаются постоянным вмешательством в наши внутренние дела. Но поскольку мы чувствуем себя уверенно, нас это не беспокоит.

Вопрос: Спасибо большое, господин Президент, за возможность задать Вам вопрос от нашей телекомпании. Мы хотели Вас спросить о встрече с Президентом Трампом, и мой коллега уже задал такой же вопрос. И Вы сказали, что мы должны спросить Президента Трампа о том, что произошло.

В.Путин: Нет. Вы должны спросить о том, как он к этому отнесся, к моим ответам. А что произошло – ничего не происходило, мы не вмешивались.

Реплика: Просто от Белого дома, к сожалению, практически никакой информации нет о том, что происходит.

В.Путин: Мы им строго укажем. (Смех.)

Реплика: Не могли бы Вы просто поделиться, что именно Президент Трамп Вам сказал во время встречи, когда Вы сказали ему, что Россия не вмешивалась в политический процесс?

В.Путин: Он начал задавать наводящие вопросы, его реально интересовали какие-то детали. Я, насколько мог, достаточно подробно на все это ответил. Я рассказал ему и о своих диалогах на этот счет с предыдущей администрацией, в том числе и о моих разговорах с Президентом Обамой. Но я не считаю себя вправе детали [бесед], допустим, с Президентом Обамой рассказывать, это в мировой практике не принято на таком уровне. То же самое, мне кажется, было бы не совсем корректно с моей стороны в деталях рассказывать о нашем разговоре с Президентом Трампом. Он меня спросил – я ему ответил. Он задал наводящие вопросы – я их разъяснил. Мне показалось, что он этими ответами удовлетворен.

Реплика: Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста.

Вопрос: Возвращаясь к теме ускорения экономического роста, тем мерам, которые мы можем принять, Правительство уже подготовило план, и, насколько нам известно, Вы с ним уже ознакомились, но он секретный по какой-то причине. Мы знаем какие-то моменты из него. Вы их озвучивали.

В.Путин: Я сейчас объясню. Вы знаете наверняка, у нас работает несколько групп. Работает группа, которую возглавляет, организует господин Титов, с предпринимателями, с предпринимательским сообществом. Работает группа, которую возглавляет господин Кудрин, он собрал большое количество авторитетных экспертов. Работает Правительство. Но мы должны сделать план, который был бы приемлем, был бы оптимальным для следующих шагов в экономике, начиная с 2018 года. И мы должны посмотреть все предложения, их оценить и в конечном итоге принять окончательное решение.

Может быть, это будет не какой-то конкретный из предложенных вариантов, может быть, это будет нечто такое, что будет основано на этих трех вариантах. Но над этим сейчас идет работа, и мы просто заранее об этом не говорим.

Но, безусловно, Правительством проделана очень большая работа по этому направлению, и мы будем в значительной степени опираться на предложения Правительства. Не можем без внимания оставить то, что сделано группой Алексея Леонидовича Кудрина, и у Титова там есть дельные предложения. Поэтому мы сейчас работаем, смотрим, какой будет окончательный вариант предложений по развитию российской экономики начиная с 2018 года.

Вот и все. Там никаких секретов нет. Просто дело-то в чем? Дело в том, что заявлять заранее то, что окончательно еще не принято, – это же неправильно. Мы можем подать просто неправильные сигналы в экономику, вот и все, только в этом дело.

Вопрос: По внутренней политике вопрос. Я узнал, что Вы уже ознакомились с машиной проекта «Кортеж». По плану ее хотят использовать на инаугурации Президента в 2018 году.

В.Путин: И Вы знаете лучше меня, я даже первый раз об этом слышу.

Вопрос: А у Вас не возникло в связи с этим желания проехаться на этой машине уже на официальном мероприятии, то есть на инаугурации?

В.Путин: Нет, пока не возникло. Потому что она еще не готова. Вы сами поездите на машине, которая не готова, а потом покатаетесь, я посмотрю, как это происходит, и вместе с Вами еще ее испытаем.

Вопрос: Вы уже рассказали о встрече с Эрдоганом. Можно у Вас уточнить? Когда поднимался вопрос о первой, северной зоне, Вы обсуждали проблематику курдов и непосредственно территории Африна, где есть представители российского Центра по примирению сторон? Турецкие СМИ уже готовят почву к военной интервенции турецкой армии туда. И также с Эрдоганом, с Трампом обсуждали Вы будущее Президента Сирии Башара Асада? Вчера, например, Тиллерсон сказал, что этот человек не имеет будущего в сирийской политике. Он не сказал, когда и как, но все-таки это прозвучало.

В.Путин: Давайте начнем с последней части Вашего вопроса. Господин Тиллерсон – уважаемый человек, российский орденоносец, у него орден Дружбы, мы его уважаем и любим, – но он все-таки не сирийский гражданин, а будущее Сирии и будущее Президента Асада как политического деятеля должен определять сирийский народ. Это первое.

Второе, что касается курдской проблемы. Это в целом очень большая и многогранная проблема. Мы в контакте со многими курдскими формированиями и не делаем из этого секрета. Но с точки зрения боевого обеспечения их деятельности, здесь, пожалуй, наши американские коллеги гораздо впереди нас, они гораздо в этом отношении больший объем работы проделывают. Наши не советники, а наши военнослужащие, которые занимаются осуществлением контроля за прекращением огня, да, они есть во многих регионах Сирии, там, где достигнута договоренность о примирении… Но если иметь в виду районы, о которых Вы сказали, то их там – не знаю, – один-два человека, это не какие-то боевые подразделения. Они выполняют такую функцию, в осуществлении которой заинтересованы все. Но мы пока не видим никаких приготовлений к каким бы то ни было боевым действиям, а наоборот, рассчитываем на то, что наши предварительные наработки по созданию зон деэскалации в нескольких регионах – в идлибской зоне, на севере – будут достигнуты. И это невозможно сделать без поддержки Турции.

Вопрос: Тут уже коллеги вспоминали слова Трампа в Варшаве. Было еще одно высказывание о том, что США готовы начать прямые поставки сжиженного природного газа и в Польшу, и в Центральную Европу. Как Вы такие намерения оцениваете, особенно в контексте и планов по «Северному потоку»? Не станет ли газ новой, еще одной точкой напряженности в отношениях с американцами?

В.Путин: Я оцениваю это в высшей степени положительно, потому что здоровая конкуренция всем идет на пользу. Мы за открытый рынок, за здоровую конкуренцию.

Президент Соединенных Штатов вчера на сессии в ходе дискуссии сказал, что США выступают за открытую, честную конкуренцию. И, кстати говоря, когда я выступал, этот тезис поддержал. Так что нас это вполне устраивает, если это будет так, – открытая и честная конкуренция, не ангажированная политикой и без использования каких-то политических ресурсов, – то нас это вполне устраивает. Потому что на сегодняшний день, – это совершенно очевидный факт, любой специалист вам это скажет, – себестоимость производства и доставки сжиженного природного газа из Соединенных Штатов гораздо выше, чем наш СПГ, даже СПГ, и несопоставим по стоимости с трубным российским природным газом. И у нас нет никаких сомнений в том, что у нас есть абсолютные конкурентные преимущества. Ну а чтобы они сохранились, наши участники рынка должны активно работать и должны сохранить за собой эти конкурентные преимущества.

Давайте будем завершать. Пожалуйста.

Вопрос: После первой встречи с Трампом как Вы считаете, все-таки удастся ли постепенно вытаскивать российско-американские отношения из того глубокого кризиса, в котором они оказались, или пока вообще сказать что-то сложно?

В.Путин: Я очень на это надеюсь и мне кажется, что определенные предпосылки для этого созданы.

Спасибо вам большое. Всего хорошего.

Германия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 8 июля 2017 > № 2235698 Владимир Путин


Германия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 6 июля 2017 > № 2235703 Владимир Путин

Статья Владимира Путина в немецкой газете «Хандельсблатт».

Накануне поездки в Германию для участия в очередном саммите «Группы двадцати» хотел бы поделиться с читателями одной из самых популярных и авторитетных немецких газет Handelsblatt некоторыми соображениями о сотрудничестве в рамках «двадцатки».

За прошедшие годы «Группа двадцати» зарекомендовала себя как востребованный механизм согласования интересов и позиций ведущих экономик мира. Скоординированные действия «двадцатки» способствовали принятию необходимых мер, не только позволяющих преодолеть последствия финансово-экономического кризиса, но и заложивших фундамент для совершенствования системы глобального управления, которая в силу ряда причин переживает сейчас далеко не лучшие времена. И, что очень важно, нам вместе удалось выйти на решение многих застарелых проблем.

Так, мы в России высоко ценим практические шаги по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и уводу корпорациями прибыли в так называемые «налоговые гавани». От такой практики страдают все экономики. Добавлю, что подобное безответственное поведение компаний негативно влияет на уровень жизни миллионов людей, оборачивается большими социальными издержками.

Ещё одно достижение «двадцатки» – практическая имплементация договорённостей в сфере реформы финансового регулирования. К примеру – о специальном регулировании тех банков, банкротство которых было бы нежелательно и рискованно из-за размеров их бизнеса. Впервые в истории начато взаимодействие органов по надзору за операциями участников небанковского финансового сектора. Большое значение имеют решения о принципах предотвращения и преодоления кризисов в банковском секторе, об организации работы агентств страхования вкладов и многое другое.

И, разумеется, важным шагом вперёд стало создание Совета финансовой стабильности. Благодаря этому работа над реформой финансового регулирования приобрела системный, плановый характер, а Совет превратился в значимого партнёра МВФ в регулярно проводимых исследованиях по оценке рисков. Учреждение Совета стимулировало появление аналогичных структур на национальном уровне.

Эффективность «двадцатки» как инструмента глобального управления не снижается даже в условиях нарастания геополитических рисков и неопределённостей. Во многом это происходит благодаря той исключительной ответственности, с которой страны-председатели подходят к выполнению возложенной на них миссии. Говорю это, опираясь в том числе и на наш собственный опыт, поскольку Россия председательствовала в «Группе двадцати» в 2013 году и получила серьёзную поддержку со стороны всех партнёров.

Основа успехов Объединения – это уважение мнения и позиции каждого участника независимо от размера экономики и места в международной валютно-финансовой системе. Конструктивная дискуссия и поиск компромиссов стали своего рода фирменным стилем «двадцатки», неписаной нормой взаимоотношений, которые проводит в жизнь и нынешняя страна-председатель – Германия.

Предстоящая встреча лидеров «Группы двадцати» в Гамбурге – это хорошая возможность обсудить наиболее актуальные вопросы глобальной повестки дня. Мы разделяем приоритеты немецкого председательства и готовы работать для их продвижения. Разумеется, при сохранении преемственности прежних решений.

Приветствуем расширение круга тем, рассматриваемых в «Группе двадцати». Имею в виду вопросы устойчивого развития, изменения климата, противодействия терроризму и коррупции, здравоохранения, миграции и беженцев. Считаем крайне важным и то, что, благодаря китайскому председательству в 2016 году, а в этом году – усилиям германских партнёров, Объединение стало уделять больше внимания цифровой экономике как одному из источников роста и новому фактору глобального управления.

Перед нами стоят действительно масштабные задачи. Прежние экономические модели практически исчерпали себя, протекционизм превращается в норму, а его скрытой формой становятся односторонние, политически мотивированные санкционные ограничения в торговле и инвестициях. В том числе – на распространение технологий. На наш взгляд, такие санкции не только бесперспективны, но и противоречат продвигаемым «двадцаткой» принципам взаимодействия в интересах всех стран мира.

Уверен, только открытые, основанные на единых нормах и стандартах торговые связи стимулируют рост глобальной экономики, способствуют поступательному развитию межгосударственных отношений. Как это и заложено в основах деятельности Всемирной торговой организации.

«Двадцатка» предметно занимается такой значимой проблемой, как глобальное изменение климата. Деятельность человека существенно увеличивает нагрузку на экосистему планеты, затрудняя достижение целей устойчивого развития. Россия – один из лидеров международного климатического процесса – перевыполнила свои обязательства по Киотскому протоколу. Таким образом, мы в значительной степени компенсировали рост эмиссии в других странах и регионах мира. Рассматриваем подписанное в апреле прошлого года Парижское соглашение в качестве надёжной международно-правовой основы для долгосрочного климатического урегулирования и намерены всецело содействовать его выполнению.

Все последние годы «Группа двадцати» уделяет серьёзное внимание проблематике миграции. По данным ООН, в 2017 году трудящиеся мигранты переведут в развивающиеся страны сумму, превышающую 500 миллиардов долларов. Это в три раза больше средств, выделяемых в качестве официальной помощи на цели развития, а также объёмов прямых иностранных инвестиций. В рамках Объединения идёт активная проработка вопросов интеграции мигрантов на рынки труда принимающих стран, их культурной адаптации и социальной защиты.

Кроме того, в этом году удалось сформулировать решения, которые открывают возможность урегулирования проблем вынужденных переселенцев. В их основе – укрепление региональной и глобальной стабильности, рост экономик государств, которые «генерируют» беспрецедентные потоки беженцев.

Новая тема в рамках «двадцатки» – информационная безопасность. Россия последовательно выступает за свободу доступа к коммуникационным технологиям, включая сеть Интернет. Большое значение придаём защите прав человека в информационном пространстве. При этом в цифровой среде, как и в любой другой, свобода ни в коем случае не должна подменяться вседозволенностью и безнаказанностью. Это ведёт к разгулу киберпреступников, хакерских группировок, всех тех, кто, используя передовые технологии, посягает на неприкосновенность частной жизни граждан или суверенитет государств.

Россия, одна из первых обозначившая опасность данного вызова, не первый год продвигает идею заключения универсальных международных договорённостей в рамках ООН, призванных противодействовать этим негативным явлениям. Рассчитываем здесь на позитивную, заинтересованную реакцию со стороны других стран. В повестку дня «двадцатки» также стоит внести и вопросы цифровой грамотности – ключевого элемента защиты прав потребителей в электронной коммерции.

Отмечу, что возможности, которые открывает цифровая экономика, переход на новый промышленный и технологический уклад, одновременно усиливают разрыв в уровне развития между богатыми и бедными странами, обостряют проблемы неравенства между различными социальными слоями. Поэтому в центре наших усилий должен быть человек, его интересы и заботы. Считаю это важнейшим приоритетом в деятельности «Группы двадцати».

Очевидно, что «двадцатка» может внести весомый вклад в укрепление стабильности мировой экономики и её гармоничное развитие. Только вместе, объединяя усилия, можно преодолеть нынешние дисбалансы и обеспечить устойчивый рост, выработать справедливые правила торговли и честной конкуренции, снизить уровень бедности, решить острейшие социальные проблемы.

Российская делегация примет активное, заинтересованное участие в работе саммита в Гамбурге, который, уверен, пройдёт результативно. Желаю нашим германским коллегам успехов в его организации. И, конечно же, вместе с партнёрами по «двадцатке» подключимся к практической реализации договорённостей, принятых по итогам встречи.

В заключение хотел бы передать читателям газеты Handelsblatt, всем гражданам Германии искренние пожелания здоровья и благополучия.

Германия. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 6 июля 2017 > № 2235703 Владимир Путин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter