Всего новостей: 2355226, выбрано 1162 за 0.123 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Чехия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455366 Милан Зелены

Чешский профессор Зелены, признанный в мире экономист, уверен: «Санкции только вредят невиновным и укрепляют политические элиты. А что касается Крыма…»

Parlamentní listy, Чехия

Профессор, занимающийся системами управления, и один из самых уважаемых чешских экономистов Милан Зелены согласен с тем, что экономические отношения стоит поддерживать со всеми странами. Он хотел бы установления хороших торговых отношений и с Китаем. Успешность его деятельности в этом направлении подтверждает медаль, которую в декабре ему вручили представители Китайской академии наук за вклад во взаимный экспорт. По мнению профессора Зелены, санкции, в том числе антироссийские — это политическая ошибка. Санкции только вредят невинным людям, укрепляют позиции политических элит и ускоряют негативную трансформацию отстающих экономик.

— Parlamentní listy: Скоро закончится первый срок работы нынешнего президента Милоша Земана. Все это время он проводил политику «нескольких азимутов», которая предполагает при сохранении всех союзнических обязательств поддержание дружественных и, главное, экономических отношений практически со всеми странами или хотя бы со всеми крупными. Как Вы оцениваете эту позицию Земана?

— Милан Зелены: Я согласен с тем, что экономические отношения стоит поддерживать со всеми странами, особенно когда их могут выбирать сами фирмы и бизнесмены, сообразуясь с эффективностью собственных шагов. Политик не сможет понять экономику лучше, чем настоящий предприниматель. Национальная экономика не должна становиться заложником или инструментом политического шантажа. Но где же эти предприниматели? Почему они сами не отстаивают свою позицию? Оставаться в тени политиков нельзя. Политика и бизнес — два совершенно разных мира.

— Милош Земан не скрывает, что отдает предпочтение экономической дипломатии. Он хочет, чтобы послы помогали чешским экспортерам добиться успеха на зарубежных рынках, а также поддерживали их в том, чтобы избыточный капитал из-за рубежа отправлялся в Чехию. При этом Земану не нравится, когда некоторые политики претендуют на роль людей, формирующих мировую политику. В случае держав президент еще мог бы это понять, но для такой страны, как Чешская Республика, по его мнению, это смешно. Насколько справедливы его требования к дипломатам?

— «Экономическая дипломатия» — это оксюморон, то есть противоречие. Мы имеем дело просто с государственным политическим вмешательством в политических целях. Это своего рода государственная дотация (а также возможность для коррупции) для так называемых «бизнесменов». Представьте себе, чтобы Масарик возил Батю по миру. Они со стыда бы сгорели. И почему сегодня марку «Батя» развивают швейцарцы, а не чехи? Кто тому виной? Не позор ли это?

— В ноябре прошлого года во время своего визита в Российскую Федерацию президент Милош Земан возглавил самую большую за последние 25 лет бизнес-делегацию. Его сопровождали представители 120 чешских компаний. Перспективен ли для Чешской Республики бизнес с Россией, и если да, то в каких отраслях?

— Перспективность отраслей могут с уверенностью оценить только настоящие предприниматели, а не политические «попутчики» и государственные чиновники, политики и дипломаты. Не стоит возвращаться к солидарности коммунизма и деструктивному всемогуществу СЭВ. Свободный (но не вольный) рынок должен стать основой для потомков Бати. Поиск собственного пути, а не подглядывание из-за портьеры за другими — вот вызов, достойный чешских традиций.

— Торговлю с Россией ограничивают санкции, которые против этой страны ввел Европейский Союз и США из-за Крыма и отношения к боям на востоке Украины. Очень оживленные торговые связи с Россией поддерживает Германия, однако канцлер Меркель является сторонницей санкций. Президент Земан не скрывает, что санкции бессмысленны. Так какова ситуация с санкциями на самом деле? И пользу или вред Чехии приносит открытая позиция нашего президента?

— Я уже несколько раз ответил на этот вопрос: санкции — политическая ошибка. Чем больше сбой, который дает политика, тем чаще вводятся санкции. За них расплачиваются только фирмы, их сотрудники и, прежде всего, потребители, то есть избиратели. В некоторых культурах это происходит даже добровольно. При этом санкции только вредят невинным людям, укрепляют позиции политических элит и ускоряют негативную трансформацию отстающих экономик. Мы живем в Век трансформации (Transformation Age), правда, Чешская Республика — исключение. Последствия отмены каких-нибудь санкций, несомненно, оживили бы Чешскую Республику, но никому это не надо. Что касается Крыма, то, насколько я помню, исторически это российская территория, которую Украине подарил деспот Хрущев вместе со всем населением, как в средневековье.

— Другой державой, с которой Милош Земан добивался хороших торговых отношений, является Китай. Во время визита в Пекин весной прошлого года Земан стал единственным главой государства, который лично поддержал проект Нового шелкового пути. Где Чехия может извлечь больше выгоды из сотрудничества с Китаем? Непосредственно в этой стране, где уже успешны такие чешские компании, как и PPF и Home Credit Петра Келлнера и Škoda Auto, или у себя дома, где размеры китайских инвестиций достигают пока всего двух процентов? Или же для нас сотрудничество с Китаем в будущем будет иметь минимальное значение?

— С Китаем и я хотел бы поддерживать хорошие торговые отношения. Разумеется, Шелковый путь — другое дело: в рамках нашей организации ZET Foundation мы стараемся убедить китайцев в том, что Китаю выгодно, чтобы этот «путь» работал в обоих направлениях. Разумеется, экспорт должен быть взаимным, а Чешская Республика до сих пор не может его Китаю обеспечить. И я бы не спешил делать окончательные выводы по поводу успехов немецкой VW Škoda. Когда-то Батя экспортировал в Китай, но не обувь, а целые города, где размещалось обувное производство. Именно это в ZET Foundation мы и добиваемся: мы хотим создать чешский экспорт в Китай без всякой «экономической дипломатии», но с добавленной стоимостью.

— Германия и Великобритания весьма заинтересованы в сотрудничестве с Китаем. Достаточно вспомнить, как торжественно принимали китайского президента, который проехал по центру Лондона в золоченой карете с королевой Елизаветой II. А у нас во время такого же визита проходили протесты, и политики заворачивались в тибетские флаги. Какой будет роль Китая в Европе, и можно ли предположить, кто окажется прозорливее?

— Президент Си Цзиньпин не слишком гонится за этими «торжественными приемами», особенно в компании Елизаветы. Он заинтересован, прежде всего, в экономическом развитии Китая и стабильности своего режима, но посмеиваться над дипломатическим безумством Старого света у него получается превосходно. В ответ он без труда готовит им такие же глупости в виде незабываемых банкетов и представлений китайского театра Кабуки (так в оригинале статьи — прим. ред.). В Дели представители Китайской академии наук передали мне медаль как раз за вклад во взаимный экспорт, то есть за Интегрированные продуктивные пространства (IPP, те самые города), которые ZET-network планирует туда экспортировать.

— В странах Западной Европы промышленность переживает спад, однако там надеются, что импорт дешевого сырья и готовой продукции окажется выгодным, а доход обеспечит только сектор услуг. Что касается относительно новых членов Европейского Союза, включая Чехию, промышленность, наоборот, растет. Поможет ли нам в этой связи ориентация на экспорт на Восток, которую Милош Земан старался поддержать своими поездками не только в Россию и Китай, но и в некоторые страны бывшего Советского Союза?

— Сокращение рабочих мест в сельском хозяйстве, промышленности, сфере услуг и государственном секторе характерно для всех развитых экономик. Запад вошел в Век трансформации. Старое промышленное производство постепенно перемещается в страны с дешевой рабочей силой, такие, как, например, Чехия. Это временный этап: традиционное производство замещается автоматизацией и роботизацией на региональном и самодостаточном уровне. Это так называемая деглобализация. Разница между сельским хозяйством и промышленностью в этих IPP стирается, как я уже говорил раньше. Целый ряд дешевых экономик искусственно удерживается и остается в зависимости от 20 века. Я бы не стал делать ставку на то, что в итоге у нас останется только выбор между Россией и Китаем, ведь они трансформируются быстрее, чем мы. А мы остаемся сидеть в традиционной промышленной сфере давно минувших дней.

— К поискам нового главы государства для Чехии подключилась Экономическая палата ЧР, которая провела у себя дебаты кандидатов. Обсуждение вел президент палаты Владимир Длоуги. Целью было выяснить, какую конкретную пользу принесли бы предпринимателям претенденты на пост президента в случае избрания. Могли бы Вы рассказать, чем три прежних чешских президента помогли бизнесу?

— Экономическая палата ЧР является всего лишь единицей, или это ассоциация независимых, полноправных и друг друга дополняющих чешских предпринимателей, которые знают, чего хотят? Именно на этот вопрос предприниматели должны ответить в первую очередь и, главное, сами. Я не знаю, что общего с чешской бизнес-средой у президента, а тем более отдельных субъектов, а тем более политиков. Неужели предприниматели — только дополнение к политическим функционерам? А может, все же нечто большее? Неужели дух и наследие Бати полностью исчезли? Должна ли Чехия и в будущем остаться развивающейся экономикой? Не стоит ли уже начать по-настоящему и уверенно вести бизнес? А не только выполнять приказы иностранных владельцев.

— Перед выборами Мирек Тополанек, который в итоге проиграл, на основании противоречивых ориентиров Земана составил список, куда включил наших партнеров за пределами ЕС сообразно важности в рамках экономической дипломатии. Список возглавили США, Япония и Корея, а в хвосте оказались Африка, Китай и Россия. Михал Горачек, еще один кандидат, проигравший в первом туре, поставил на первые два места Соединенные Штаты и Великобританию (она покидает ЕС). Кроме того, Горачек хотел бы вернуться к политике прав человека, которая всегда должна предшествовать переговорам о бизнес-сотрудничестве с Китаем и Россией. По мнению Йиржи Драгоша, прошедшего во второй тур президентских выборов, стоит расширить нашу экономическую деятельность за счет стран БРИКС, то есть Индии, Бразилии и ЮАР, а также растущих экономик Латинской Америки, стран Юго-Восточной Азии, некоторых стран Африки. Что Вы думаете о такиих приоритетах?

— Я придерживаюсь того правила, что великие люди обсуждают идеи, посредственные люди комментируют события, а мелкие — других людей. Поэтому я не собираюсь комментировать этот список своеобразных «кандидатов». Неужели кто-то может всерьез считать, что действительно может знать, как и почему с той или иной упомянутой страной вести «экономическую дипломатию»? Что я думаю по поводу этих списков? Все это просто «идеи», но только настоящие и, что главное, чешские предприниматели могут разумно оценить свои шансы и потребности с точки зрения ЧР. Представьте себе, чтобы Бенеш говорил Яну Бате, надо или не надо работать с Китаем, Бразилией или Тайванем? Такое могло бы вдохновить даже Сальвадора Дали.

— Так что же на самом деле нужно делать для экономики? Вы не раз упомянули Фонд ZET, который Вы создали со своими соратниками для развития национального бизнеса. Какие его основные проекты?

— ZET-Town Network создает сложные интегрированные производственные комплексы для экспорта в регионы с трудной экономической обстановкой, то есть речь идет о размещении производства как можно ближе к конечному потребителю, о восстановлении автономного местного сообщества и ограничении вынужденной миграции, внешней и внутренней.

ZET-Tech-Share centers оказывает поддержку совместным технологическим центрам в образовательных целях. Консорциум предприятий позволяет осваивать и использовать самые передовые технологии для повышения конкурентоспособности предприятий и лучшего сотрудничества между ними.

Цель ZET-cubator Startup — развивать образование бизнес-талантов. Инновационные инкубаторы и стартапы предназначены для возрождения наследия чешских предпринимателей на уровне современной проблематики, технологий и знаний.

ZET-camps — это лагеря для молодежи, предназначенные для пробуждения талантов, мотивировки, для получения целенаправленных этических и креативных навыков и умений в самом эффективном возрасте, когда формируется характер, способности и цели молодого поколения.

ZET-Impulse — это особый бизнес-коридор Острава-Злин-Брно-Бржецлав-Братислава, как сеть сотрудничающих бизнес-университетов для отечественных и иностранных талантов. Цель — создание новых предприятий, интегрированных продуктивных пространств и оригинальных стартапов.

ZET-authority предполагает поддержку аккредитации образовательных программ в области бизнес-образования. Совместная работа государственных и частных институтов крайне важна для формирования инновационных, предпринимательских и стратегических навыков.

Бизнес-университет, о котором мечтал чешский Ян Батя. Бизнесу не научиться, читая книги о нем. Вести бизнес мы учимся, когда им занимаемся. Предпринимательство — это знание дела, а не его описание. Знать — еще не значит уметь.

ZET-solutions поднимает проблему роста числа и интенсивности конфликтов в обществе и в бизнесе в условиях, когда люди все хуже умеют решать конфликты. Традиционные методы не устраняют конфликты, а только вызывают новые. ZET предлагает так называемое «растворение» конфликтов благодаря известной альтернативе, которая обеим сторонам гарантирует лучшую позицию, чем традиционный компромисс.

Самообновляющееся предприятие ZET-Podnik. В эпоху постоянных перемен выживание традиционно организованного предприятия под вопросом. Современная компания должна работать как трехчастная организация, сочетающая в себе прошлое, настоящее и будущее.

Университет ZET-univerzita. В эпоху постоянных перемен самообразование и самообучение являются необходимыми дополнениями к традиционному школьному и вузовскому образованию. Вместо пассивно выслушиваемых лекций, вместо информации акцент делается на знания. Преобладают конкретные задания в виде нерешенных проблем, которые предстоит решить в команде.

— Во время интервью Вы постоянно подчеркивали, что мир политики нужно отделить от мира бизнеса. Вы спрашивали, что общего у политиков с чешской бизнес-средой. И Вы, разумеется, не поддержали бы того, кто руководствуется девизом «Руководить государством, как фирмой». Я прав?

— Государством нельзя управлять, как фирмой. Государство не зарабатывает деньги, а собирает, конфискует или печатает их. Деньги зарабатывают предприниматели, получая их за предложенную ими продукцию. Чешская попытка «трампизма» — это ошибка избирателей, но не тех, кто был избран. Они совершают ошибку только после избрания. Не извлечь урок из недавнего опыта США — значит добровольно отречься от функционирующего государства и экономики. «Порядок» — это только следствие, а не предпосылка хорошего государства и перспективной свободной экономики. Вспомните, сколько диктаторов начали свой путь с установления «порядка».

Чехия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455366 Милан Зелены


США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 января 2018 > № 2455324 Энн Эплбаум

Той Америки, в которой нуждается Европа, больше нет

Энн Эплбаум (Anne Applebaum), The Washington Post, США

До сих пор никому так и не удалось выяснить, кто на самом деле управляет и финансирует их, хотя чешские журналисты потратили на это много лет. Но усилия этих журналистов не мешают 30 «пророссийским» сайтам ежедневно распространять в Чешской Республике теории заговора, клевету, выдуманные скандалы о несуществующих мусульманских мигрантах и атаках на США, НАТО и Евросоюз, а также превозносить Россию и пророссийского президента Чехии Милоша Земана (Milos Zeman).

На первый взгляд, число этих сайтов может показаться довольно незначительным, но в условиях маленькой страны с крохотным рынком рекламы и слабыми «ведущими» СМИ, подобные сайты превратились в настоящую силу. Четверть чешской общественности не только читает и доверяет пророссийским «альтернативным» сайтам, но и выбирает их в качестве основного источника новостей. Со временем неиссякающий поток фальшивых новостей и оскорбительных заявлений позволил изменить фокус общественных дебатов в этом государстве Центральной Европы, которое не так давно было опорой трансатлантической солидарности, и теперь в Чехии НАТО поддерживают менее 50% граждан, а Евросоюз — еще меньше.

Выдуманные истории — к примеру, история о том, что главный оппозиционный кандидат тесно связан с секретной полицией или что США тайно финансируют протесты против Земана — становятся фоном для президентских выборов в Чехии, первый раунд которых должен начаться уже в пятницу, 12 января. Хотя сейчас никакие варианты развития событий не исключаются — на результаты прошлых президентских выборов повлияло опубликованное в последние минуты заявление о том, что оппонент Земана связан с нацистами — особых сенсаций не ожидается, и аналитики вполне могут прийти к заключению, что «Россия не вмешивается» в эти выборы — так же, как они пришли к заключению, что «Россия не вмешивалась» в сентябрьские выборы в Германии.

Однако такой вывод аналитиков объясняется тем, что чешская политика, как и немецкая политика, уже во многих отношениях испытывает на себе влияние России. Начиная с информационных изданий с их тайными источниками финансирования и заканчивая явными связями между аппаратом президента Чехии и российской компанией «Лукойл», весь политический ландшафт уже подвергся деформации. Сенсационные утечки и публикация украденных хакерами материалов не нужны, когда значительная доля населения уже находится на крючке у поддерживаемой Россией пропаганды, а значительная часть правительства уже связана с Россией финансовыми узами.

Такая форма непрерывного искажения действительности стала главной темой 200-страничного доклада под названием «Ассиметричная атака Путина на демократию в России и Европе», который на этой неделе опубликовал аппарат комитета Сената по международным делам. В этом докладе нет раздела, посвященного Чехии, но там есть разделы, посвященные Франции, Германии и Великобритании, также Венгрии, Болгарии и странам Балтии. Большая часть материалов доклада не является чем-то новым — сноски ведут к опубликованным материалам и материалам открытых слушаний — но их кумулятивный эффект поразителен.

Этот доклад комитета Сената по международным делам рисует довольно мрачную картину многолетних непрекращающихся попыток дестабилизировать политику и экономику всех важнейших союзников США в Европе. Расходы российского государства на эту кампанию ничтожны: одни и те же дезинформационные материалы распространяются по всему континенту с небольшими изменениями, отвечающими предпочтениям жителей конкретной страны, а расходы на приобретение влияния и финансирование политических партий, по всей видимости, берут на себя частные компании.

Некоторые страны пытаются бороться с влиянием России. Страны Балтии и севера Европы начали реализацию программ по отслеживанию дезинформации, а французские СМИ подготовились к вмешательству России в прошлогодние президентские выборы и активно ему сопротивлялись. Между тем США пока не активизировались перед лицом вызова со стороны этого нового мира. Наша собственная политика настолько сильно искажена президентом, который отказывается признавать свои связи с Россией, что республиканцы-члены комитета Сената по международным делам отказались поставить свои подписи под этим подробным, аргументированным и совершенно несенсационным докладом и прислушаться к приведенным в нем разумным и прагматичным рекомендациям.

Часть европейского политического руководства постепенно начинает концентрироваться на этой угрозе — угрозе для единства альянса и демократии в целом — которую представляют собой российские кампании влияния. Но той Америки, которая в прошлом взяла на себя роль лидера в борьбе против фашизма и коммунизма, больше нет. Сейчас у США не только нет последовательной и тщательно продуманной стратегии — в докладе говорится, что Госдепартамент Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson) по сей день отказывается относиться к этой проблеме серьезно, несмотря на все требования Конгресса, — но и даже символического стремления к солидарности союзников и отстаиванию демократических ценностей.

Белый дом, который в распространении фейковых новостей обвиняет свой собственный пресс-корпус, вряд ли помогает этим ослабленной независимой прессе в Праге. Президент, который разглагольствует по поводу ядерных кнопок в Твиттере, вряд ли может вернуть Америке роль лидера в мировой политике. Дело не только в том, что проамериканские чехи не могут рассчитывать на поддержку США в условиях нынешнего кризиса. Дело в том, что этот Белый дом может полностью лишить их шанса на победу в их спорах.

США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 января 2018 > № 2455324 Энн Эплбаум


Казахстан. Евросоюз. Китай. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 11 января 2018 > № 2453401

Рост ВВП Казахстана в 2017 году составил 4% - Тимур Сулейменов

По предварительным данным рост ВВП в 2017 году составил 4%, передает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на министра национальной экономики РК Тимура Сулейменова.

«Главным итогом 2017 года для казахстанской экономики стала активизация восстановительных процессов с поступательным переходом экономики страны на более высокие темпы роста. По предварительным итогам 2017 года рост ВВП составил 4,0%. Экономический рост был сбалансированным с синхронным улучшением практически во всех сегментах экономической деятельности», - отметил Тимур Сулейменов на заседании Правительства РК.

По его словам, основными катализаторами роста стали расширение производства в торгуемых секторах, повышение инвестиционной активности и постепенное восстановление внутреннего спроса. Внешняя среда также положительно повлияла на внутриэкономическую активность. К факторам позитивных внешних условий министр отнес более высокую ценовую конъюнктуру на нефть и металлы, а также улучшение экономической ситуации в основных торговых партнеров - ЕС, России и Китая.

«Вследствие чего зафиксированы положительные сдвиги по внешней торговле.

По итогам 11 месяцев экспорт в Россию вырос на 33%, в ЕС - 31% и Китай - 34,9%», - пояснил он.

Министр отметил, что ключевую роль в активизации восстановительных процессов сыграл ценовой фактор. Инфляционный фон по сравнению с 2016 годом понизился на 1,4 процентных пункта, составив 7,1%.

«Наряду с этим, в течение 2017 года показатели рынка труда оставались стабильными, уровень безработицы составил 5%», - добавил он.

Вместе с тем, на 1 декабря 2017 года активы Национального фонда составили 57,6 млрд долларов США даже с учетом значительного привлечения средств на поддержку финансового сектора страны. Между тем, отметил он, реализация мер по оздоровлению банковского сектора и улучшение общей экономической ситуации сформировали предпосылки для начала восстановительной фазы кредитного цикла.

«В целом, позитивная динамика роста экономики, улучшение состояния платежного баланса и наращивание производственных мощностей обеспечили в 2017 году подтверждение уровня инвестиционной надежности Казахстана международными рейтинговыми агентствами и позволили улучшить прогноз с «Негативного» на «Стабильный», - заключил он.

Казахстан. Евросоюз. Китай. РФ > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 11 января 2018 > № 2453401


Китай. Монголия. Евросоюз > Транспорт > gudok.ru, 11 января 2018 > № 2452825

В 2017 году был зарегистрирован рекорд по объему железнодорожных перевозок импортных и экспортных грузов на КПП «Эрэн-Хото» и «Ганьцимаоду» на китайско-монгольской границе, сообщает агентство «Синьхуа».

По данным железнодорожных и таможенных ведомств Внутренней Монголии, в прошлом году через крупнейший железнодорожный КПП на китайско-монгольской границе «Эрэн-Хото» прошли 11,22 млн тонн экспортных и импортных грузов, на 16% превысив показатель 2016 года. В частности, объем перевозок импортных грузов составил 10 млн тонн при увеличении на 15%.

За 2017 год по маршрутам грузовых перевозок Китай – Европа через КПП «Эрэн-Хото» госграницу пересекло 570 составов, что на 243% больше по сравнению с 2016 годом.

По сообщению ведомства пограничного контроля, в 2017 году объем грузовых и пассажирских перевозок через КПП «Ганьцимаоду» достиг 17,4 млн тонн и 724,9 тыс. человек, увеличившись на 26,2% и 31,5% соответственно.

Ирина Таранец

Китай. Монголия. Евросоюз > Транспорт > gudok.ru, 11 января 2018 > № 2452825


Россия. Евросоюз. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 января 2018 > № 2452024 Александр Щерба

Что Россия понимает под «традиционными ценностями»

О дебатах в Совете Европы по вопросу о том, как обращаться с Россией.

Александр Щерба (Olexander Scherba), Die Presse, Австрия

В настоящее время в Совете Европы ведутся дебаты о направлении политики. Речь идет о возвращении России в организацию. Напомню о том, что после прозападной революции на Украине Россия аннексировала полуостров Крым и спровоцировала кровопролитие на Украине. Естественно, Европа не могла безучастно наблюдать. Пришлось ввести санкции — в той ситуации единственный способ разграничить добро и зло.

Теперь идут разговоры о том, чтобы отказаться от этого способа. Что изменилось? Зло перестало быть злом? Война наконец закончилась? Международное право восстановлено? Или просто не существует больше Европы, которую мы до недавних пор знали?

Когда «зеленые человечки» Владимира Путина провозгласили в Донбассе «Народные республики», наступил момент истины, причем не только в том, что касается готовности России применить силу и нарушить суверенитет соседнего государства. Тогда стало также понятно, что Москва имеет в виду, когда с восторгом рассуждает о Европе, основой которой являются традиционные ценности.

Представителей других религий изгнали из оккупированных территорий или же убивали (например, в июне 2014 года в Славянске были убиты четыре баптиста), международное право отменили, гомосексуальность де-факто объявили преступлением, провели «ресоветизацию». В общем, та самая модель альтернативной Европы, которую Путин мастерит в России и которую тестируют на Украине.

Кража территории — это нормально?

Санкции и храбрость украинцев предотвратили дальнейшую советизацию этой части Европы. Но взгляды Москвы не изменились. Оживление, заметное в Совете Европы, скорее вызвано изменением европейских убеждений. Немыслимое вновь стало возможным. Многих уже не шокирует то, что одна европейская стране крадет у другой кусок территории и развязывает в соседнем государстве кровавую войну.

Российские аппетиты

С Россией хотят «вести диалог на равных». Не вопрос: диалог — дело хорошее. Впрочем, есть проблема: Россия не чувствует себя равной с Европой. «С вашего разрешения, наша почтенная Европа стала незначительной. Существуют только два человека, которые что-то решают: Путин и Трамп, потому что в их руках — оружие». Это слова Алексея Пушкова, ведущего российского политика — эксперта в сфере внешней политики.

Настрой в России таков: мы переживаем подъем, вы — падение. Отмена санкций станет пугающим знаком того, что это отчасти верно. И российские аппетиты будут расти.

Первая жертва войны появилась 3 марта 2014 года. 39-летний украинец Решат Ахметов отправился на акцию протеста перед оккупированным зданием правительства Крыма. Он стоял один. Немного спустя его арестовали люди в зеленой униформе. Через две недели обнаружили его тело.

Число жертв исчисляется тысячами. Если бы суд вынес Решату смертный приговор, у России не было бы шанса находиться в Совете Европы. Это было бы несовместимо в принципами Совета Европы. «Внесудебные» убийства, перенос европейских границ, вмешательство в выборы в других государствах, запуск конвейера ненависти и лжи — кажется, это дело другое. Но совместимы ли такие вещи с принципами Совета Европы?

Александр Щерба — посол Украины в Австрии. На дипломатической службе с 1995 года.

Россия. Евросоюз. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 января 2018 > № 2452024 Александр Щерба


Венгрия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inopressa.ru, 8 января 2018 > № 2449375 Виктор Орбан

Виктор Орбан: "Вы хотели мигрантов, а мы нет!"

Николаус Бломе, Кристиан Штенцель, Даниэль Бискуп | Bild

"Он входит в число самых непримиримых критиков миграционной политики Ангелы Меркель и решений Брюсселя относительно квот на размещение беженцев" - так издание Bild предваряет эксклюзивное интервью с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном.

Отвечая на вопрос журналистов, почему Венгрия не хочет принимать 1294 беженцев, в то время как Германия уже приняла 2 млн, Орбан указал, что "против квот выступают более 20 стран ЕС, однако лишь Будапешт подвергается критике". По словам главы венгерского правительства, следует продолжить обсуждение этого вопроса.

"Разница в том, что вы хотели мигрантов, а мы нет, - заявил собеседник Bild. - Мы делаем свою работу, охраняя внешнюю границу Евросоюза с Сербией. Начиная с 2015 года это обошлось нам в дополнительный миллиард евро - от Брюсселя мы не получили на это ни цента. Решение проблемы не в том, чтобы распределить по всей территории ЕС тех, кто незаконно находится в Евросоюзе. Мы полагаем, что надо помогать там, где сосредоточена суть проблемы".

"Мы рассматриваем этих людей не как мусульманских беженцев. Для нас они мусульманские захватчики. Чтобы, например, добраться до Венгрии из Сирии, нужно пересечь четыре страны, каждая из которых не столь благополучна, как Германия, однако весьма стабильна. То есть для них речь идет не о выживании - это доказывает, что это миграция по экономическим причинам, люди находятся в поисках лучшей жизни", - сказал Орбан.

"Если к вам кто-то пришел, он стучит в дверь и спрашивает, можно ли войти, можно ли остаться. Эти люди так не поступают, они незаконно пересекают границы. Это было не волной мигрантов, а вторжением, - заявил премьер. - Я никогда не понимал, как такая страна, как Германия, которая для нас является примером дисциплины и правовой государственности, преподносила как нечто хорошее хаос, анархию и незаконное пересечение границ".

По мнению Орбана, в "политическом плане вопрос с беженцами стал европейской проблемой, но в социологическом - остается проблемой Германии. И уж если разговор зашел о квотах. Почему премьер-министр Португалии мог восклицать: "Добро пожаловать, приезжайте к нам!"? А потому, что ни один мигрант не хочет в Португалию - все хотят в Германию! Причина, по которой у вас так много мигрантов, не в том, что они все беженцы, а в том, что они хотят жить жизнью немцев".

"Народ Венгрии не хочет никаких мигрантов, - подчеркнул премьер-министр. - Я считаю, что правительство не может противиться основополагающей воле народа. Мы говорим здесь о суверенитете и культурной идентичности страны. Мы должны сохранить за собой право решать, кто имеет право жить на территории Венгрии".

"Большое число мусульман неизбежно формирует параллельное общество. Христианское общество и мусульманское общество не могут объединиться: идея мультикультурализма - это иллюзия. Да мы и не хотим этого. Нам не нравится, что нам это навязывают", - заявил Орбан.

Почему бы тогда не выйти из ЕС? "Сегодня самую большую опасность представляют собой разнообразные попытки Брюсселя хитро захватить часть национального суверенитета. Но даже при том, что мы критикуем Брюссель, наша позиция не является антиевропейской, - подчеркнул собеседник издания. - Брюссель - это не весь ЕС. Евросоюз - удивительный проект, мы счастливы в нем участвовать и хотим оставаться его частью и впредь".

Комментируя ситуацию со свободой слова в Венгрии, а также критику в адрес своего непримиримого оппонента Джорджа Сороса, Орбан сказал, что "Сорос ведет кампанию против венгерских властей, причем никто его ни в чем не ограничивает. Господин Сорос, который сколотил свой капитал на доходах от казино, считает себя главой несуществующего государства. Он оказывает финансовую поддержку 60 неправительственным организациям, которые поддерживают миграцию, в том числе и незаконную. Речь здесь идет не о свободе слова, а о национальной безопасности, и мы не можем сидеть сложа руки. А что касается СМИ - я не считаю, что в Германии пресса свободнее, чем в Венгрии".

Организация "Репортеры без границ" поместила Венгрию на 71-е место в рейтинге свободы слова, Германию - на 17-е, отметили журналисты Bild. "Я не знаю, как формируется этот рейтинг. Венгерская пресса на 80% находится в частных руках, большая часть критикует Будапешт. Еврокомиссия выдала нам письменное подтверждение, что наш закон о СМИ соответствует нормам ЕС", - ответил Орбан

Венгрия. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inopressa.ru, 8 января 2018 > № 2449375 Виктор Орбан


Евросоюз. Германия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > newizv.ru, 1 января 2018 > № 2449148

Грибок, плесень, формальдегиды... Чем "радуют" новоселов новостройки

Принятая в 2017 году программа реновации Москвы предполагает возведение жилых домов с вентилируемыми фасадами и самым широким применением пеноблоков и минеральных ват в качестве утеплителей. Специалист по строительству предупреждает: жить в таких домах крайне опасно для здоровья!

От редакции:

Автор статьи - Виталий Николаев - профессиональный строитель, который в последние 30 лет (как он сам о себе пишет) "имел стимул и инструменты для мониторинга и оценки качества строящегося жилья". При этом его оценки были направлена не на видимые потребительские свойства жилья – наличие или отсутствие отделки, качество планировок квартир, а на архитектурно-конструкторские решения строящихся объектов и на материалы, при помощи которых эти решения воплощались в жизнь." И вот здесь потребителя ждут масса удручающих открытий.Итак...

Прежде всего, хочется описать состояние жилого строительства к началу 90-х годов - для фиксации той исходной точки, с которой началась активная трансформация рынка.

Московское панельное домостроение конца 80-х было самым массовым, а соответствующие типовые проекты, разработанные московскими проектными институтами, явились основой для региональных проектов. Вот названия самых распространенных московских серий многосекционных домов - П-3, ПД-4, П-30, П-42, П-44, П-46, П-55, КОПЭ. Одноподъездные «башни» представляли сериями П-4, П-43.

И теперь очень важный момент - конструктивные элементы домов в указанных сериях состояли из инертных материалов, проверенных десятилетиями применения (!!!). Внутренние стены и перекрытия – железобетон. Внешние стены – керамзитобетон в основной массе. В отдельных сериях (П-3, П-4, ПД-4, П-30, П-44, КОПЭ) начали применяться трехслойные панели с синтетическим утеплителем (полистирол) или базальтовая минеральная вата. При этом, большая часть утеплителя была почти герметично «утоплена» в тело панели.

Шли годы… Монолитное домостроение, являясь более гибкой формой организации строительства и имея значительно превосходящим прочие виды строительства набор выразительных средств (новые архитектурные и конструкторские решения, помноженные на новые строительные материалы), постепенно вытесняло их.

Развивающееся монолитное домостроение практически вытеснило все виды строительства, кроме серий, которые вынуждены постоянно модернизироваться, пытаясь остаться на рынке, но, тем не менее, теряют свою долю в нем. Жилые дома стали красивее, а квартиры в них просторней и функциональней. И, пожалуй, это единственный плюс…

Ранее, при типовом строительстве, качество изготавливаемых конструктивных элементов централизованно контролировалось на заводе. Заводской технолог «закрывал» вопрос качества изготовления сборочных элементов, а прораб на стройке осуществлял монтажные работы, собирая дом из «кубиков» отдельных элементов. Теперь же производство пришло на строительную площадку, и прораб стал, по совместительству, технологом.

Казалось бы, в этом нет ничего страшного, стоит лишь наладить контроль на площадке. На деле, учитывая существенное изменение внутренних характеристик строительной отрасли (развивавшейся длительное время без присмотра - в отсутствие профильного министерства), эта задача для большинства объектов и застройщиков оказалась непосильной. Качество возведенных объектов резко упало.

Это в прошлом веке все рабочие на стройках имели удостоверения с указанием разряда и квалификации. Сейчас это совершенно не обязательно. Более того, мы дожили до того, что даже для инженерного состава подтверждение квалификации являлось не обязательным (стаж и какое-то техническое образование есть и слава богу).

Появились новые виды застройки городов – апартаменты – для которых оказались не обязательными многие из градостроительных и строительных нормативов, и без того ранее благополучно усеченных.Стали массово применяться новые строительные материалы – пеноблоки и минераловатные утепляющие панели.И здесь предлагается читателю второй раз «занырнуть» в подробности. Настоятельно предлагается! Ниже представлена таблица со сравнительными характеристиками самых распространенных строительных материалов. Это, в том числе, минвата и пеноблоки из газобетона - далее мы уделим им повышенное внимание.

Новые материалы существенно превосходят материалы традиционные по показателям плотности и теплопроводности (см. таблицу; теплопроводность от 5 до 15 раз ниже , плотность – от 4 до 10 раз). Сами конструкции стали легче, но при этом еще и тоньше - низкая теплопроводность и хорошая шумоизоляция новых материалов изменили конструкцию внешних и внутренних стен. Существенно снизился вес наземной части строений за счет замены бетона и кирпича во внутренних перегородках, несущих и ограждающих конструкциях на пеноблоки и минераловатный утеплитель.

Все это привело, как следствие, к облегчению всех несущих конструкций, упрощению подземной части зданий и значительному снижению общего веса зданий (массы вещества, использованного для их строительства). В жилых домах, строящихся в 2017 г., до 60% объема строительных конструкций зданий (в зависимости от этажности и архитектурных решений) составляет пенобетон.Элементы конструкций зданий, будучи возведены с широким использованием новых материалов, оказались заметно дешевле, чем в случае применения традиционных материалов.Рынок не мог пройти мимо ТАКОЙ возможности заработать. К тому же есть еще одна существенная причина.

Новые материалы оказались значительно технологичней (скорость укладки и легкость обработки) и превратили в уходящую натуру значительную часть традиционных и дорогих строительных работ (кладка, штукатурка, шпатлевка).Что же на этом замечательном и многообещающем фоне получил потребитель?

Минеральная вата

Самое широкое распространение имеет минеральное волокно, изготавливаемое из базальтовых пород и шлаков. Это волокно в дополнение к теплоизолирующим свойствам обладает также свойствами противопожарными, поэтому имеет существенно более широкое распространение по сравнению с волокном, изготовленным из стекла.

К базальту, как к основному источнику сырья для производства минваты, претензий нет никаких. Однако, при ближайшем рассмотрении, у самой минеральной ваты минусов - хоть отбавляй…

ЕС озаботился применением минеральной ваты еще с 90-х годов 20 века. Первым шагом явилась Директива Европейского Союза 97/69/ЕС. Требования директивы по минеральным волокнам были внесены в национальные законодательства всех стран ЕС. Содержание директивы вкратце. Отмечен раздражающий и канцерогенный эффект (2 и 3 группы канцерогенной опасности). Канцерогенное действие определяется наличием соединений щелочных и щелочноземельных металлов, а также микрочастицами самих волокон. Чем тоньше волокна, тем больше потенциальных очагов и тем выше риск. Директива признала особенно опасными волокна с диаметром до 3 мкм (сверхтонкое волокно) и рекомендовала к производству более грубые волокна с диаметром более 6 мкм. В 2001 г. основные положения директивы подтвердило МАИР (Международное агентство по изучению рака).

С тех пор ситуация развивается только в сторону ужесточения требований и ограничения сферы применения минеральной ваты в Европе. Самый жёсткий подход применяется в Германии. Здесь вообще запрещены к применению многие виды минеральных волокон, рассматриваемых в других странах ЕС как безопасные. С 2000 г. действует запрет на производство обращение и использование биоперсистентных (противостоящих растворению в организме) искусственных минеральных волокон для теплоизоляции, звукопоглощения и технической изоляции в любых зданиях (вот, оказывается, почему немцы так широко применяют в течение 15-20 лет поризованный кирпич!).

И все это происходит в Европе, жестко следующей существующим ограничениям и стандартам сертифицированных технологий. Чем же ответила и отвечает Россия?

Европа запрещает все, что тоньше 3 мкм, а мы в то же самое время внедряем новые технологии именно в этом сегменте. Очевидный вопрос «почему?» ведет к очевидному ответу. Потому что экономически выгодно – расход материала на единицу объема для супертонкого волокна существенно ниже, чем для простого.В технологии его производства упоминаются не только горные породы, но и техногенные отходы. Речь идет о шлаках. И здесь имеется 2 варианта.

Первый – шлаки, являющиеся отходами металлургических производств. Очевидно, что они содержат широкий и практически не нормируемый спектр химических элементов и их соединений в разных концентрациях. Второй – шлаки могут быть получены из совершенно неожиданного сырья. Например, из золы мусоросжигательных заводов, содержащей полный состав таблицы Менделеева. К таким щлакам применяются специальные технологические процедуры очистки (например, выщелачивания тяжелых металлов из шлака), делающие их в теории «практически безвредными и инертными». Процентный состав сырья, использованного при производстве минерального волокна, может варьироваться производителями в самых широких пределах. Но!!!

Очевидно, что шлак использовать гораздо выгоднее, чем базальт – он несоизмеримо дешевле.Традиционно вольное отношение российских производителей к любым технологиям, особенно требующим серьезных стартовых инвестиций, туго увязывает два предыдущих пункта воедино. Таким образом, проблемы, описанные выше, следует помножить на коэффициент современной российской специфики. Ничего личного – только бизнес!

Переходим ко второй его части – применению фенолформальдегидных смол в качестве связующего элемента, придающего минеральной вате необходимую форму и прочность при изготовлении из нее плит различной прочности. Фенолформальдегидные смолы является материалом с набором уникальных свойств, но... могут оказывать при контакте с ними вредное воздействие на кожу и органы дыхания. Воздействие определяется содержанием в смоле свободного фенола и формальдегида (фенол-формальдегидные конденсаты), которые при отвержении смол должны связываться до следовых концентраций.

Однако, их содержание сильно зависит от технологии производства смолы (не забываем, что стремление заработать «по-быстрому» может творить любые чудеса с технологиями) и составляет до 10% общей массы. А смола, в свою очередь, составляет до 10% веса плит из минеральной ваты. То есть, несложный расчет позволяет установить, что в облицовке современных жилых домов может содержаться до 1% несвязанного фенола и формальдегида, которые постепенно выделяются в окружающую атмосферу.

Формальдегид (формалин – водный раствор формальдегида) высоко токсичен, обладает аллергенным, мутагенным и канцерогенным действием. Может провоцировать онкологические, кожные заболевания, заболевания и дегенеративные процессы внутренних органов.

Классификация химически опасных веществ в РФ производится по классам опасности, устанавливаемым в соответствии с нормативными и отраслевыми документами. 1-й класс - это чрезвычайно опасные вещества. 2-й класс - высоко опасные. Фенол и формальдегид относятся ко 2-му классу. При этом формальдегид включен МАИР (Международной ассоциацией по изучению рака) в категорию 1 «Канцерогенные для человека» (самую тяжелую, туда же помещен асбест) Классификатора канцерогенной активности веществ, смесей и факторов воздействия.

А что в Европе? Там в начале 2000-х произошел полный (опять Германия) или частичный отказ от применения фенолформальдегидных смол в строительстве. Для нанесения минераловатных покрытий стали использоваться технологии, принципиально отличные от фенольных. Самая распространенная технология такого рода основана на применении в качестве связующего вещества комбинации тетрабората натрия (бура – натриевая соль борной кислоты) и ПВС (поливиниловый спирт, получаемый из поливинилацетата, раствор которого известен как клей ПВА). Технология более дорогая и трудоемкая, чем отечественная.

К сожалению, на просторах отечественного интернета удалось найти единственный пример применения в РФ аналогичной технологии (см. здесь http://www.sprefix.su/).

Остается добавить, что в результате механической обработки плит из минеральной ваты (в т.ч. на заводе-изготовителе, а, тем более, на строительной площадке) образуется масса микрочастиц минеральных волокон и фенолформальдегидных смол, попадающих во внутренние полости строящихся зданий. После этого при наличии минимальной циркуляции воздуха внутри конструкций здания, обусловленной проектными решениями, наличием зазоров между элементами конструкций и перепадами давления воздуха внутри зданий, эти микрочастицы будут годами попадать в жилые помещения.

Пеноблоки

Конструкции современных жилых строений (включая фундаменты, ограждающие конструкции, перекрытия, внутренние и межквартирные перегородки, коммуникационные шахты) состоят до 60% из пенобетона (дом, построенный из пены и воздуха - J). Этот очень интересный материал имеет ярко выраженные положительные характеристики, но обладает, в качестве их продолжения, и серьезными недостатками.

Химический состав пеноблоков не вызывает опасений (масштаба, сопоставимого с минеральной ватой). Он включает в себя: вяжущее (портландцемент, известь), кремнеземистый компонент (молотый кварцевый песок, зола уноса ТЭС), порообразователь (алюминиевая пудра и раствор перекиси водорода, обеспечивающие химическую реакцию с выделением пузырьков водорода). Показатели по плотности и теплопроводности являются превосходными.

Но при этом пеноблоки из газобетона имеют худший в представленном сравнении показатель водопоглощения – способность впитывать и удерживать в капиллярах воду. От этой способности резко ухудшается теплопроводность, а для пеноблоков это одно из двух основных преимуществ (вопрос – за что боролись?).

При достижении пеноблоком влажности в 25% его теплопроводность возрастает примерно в 4 раза в сравнении с паспортными данными и становится сопоставимой с полнотелым кирпичом.Механические свойства пеноблоков характеризуются заметно меньшим, в сравнении с бетоном и кирпичом, количеством циклов промерзания/оттаивания даже при проектной влажности (25-50 против 100 и более). И тут высокая способность к водопоглощение играет резко диструктивную роль, так как для потери увлажненным пеноблоком механических (и, как следствие, теплоизолирующих) свойств достаточно в разы меньшего количества циклов промерзания/оттаивания. (из этого факта легко сделать вывод о том, сколько на самом деле простоят новостройки - ред.)

И, наконец, главная проблема. Пеноблоки подвержены в гораздо большей степени, чем традиционные материалы, биологическому воздействию. Плесневые грибы (или, проще говоря, грибок и плесень) при повышенной влажности чувствуют себя на пеноблоках исключительно комфортно, появляясь в течение нескольких месяцев после сдачи объекта.

Каким образом формируется повышенная увлажненность блоков? Для этого, необходимо понимать, как выглядит стандартный «пирог» ограждающей конструкции жилого корпуса с навесным вентилируемым фасадом. Если двигаться со стороны внутренних помещений это последовательность слоев определенной толщины:

пеноблок 300-400 мм;минераловатный утеплитель 100 мм;ветрозащитная и паропроницаемая мембрана;воздушный зазор до 50 мм для естественного удаления атмосферных осадков, проникших под облицовку;облицовочные панели вентилируемого фасада, монтируемые на соответствующую подконструкцию.Критически важным при этом является качество материалов и выполнения работ при монтаже указанного пирога, а именно:

- качество мембраны и ее монтажа определяют более 50% будущих неприятностей; чем дешевле материал, тем ниже его эксплуатационные свойства и тем быстрее он их теряет, так как микроотверстия в мембране за несколько лет эксплуатации забиваются уличной пылью и микрочастицами строительной пыли; при монтаже могут возникнуть повреждения мембраны и неполное укрытие находящихся под ней слоев «пирога»;

- особенности подконструкции вентфасада, качество ее монтажа могут создать массу незащищенных зон, обеспечивающих прямое проникание атмосферных осадков внутрь ограждающей конструкции;

- стыки оконных проемов, герметизированные с дефектами, так же создают незащищенные зоны;

- регулярно приходится наблюдать на стройках и на складах продавцов/производителей минераловатные плиты, валяющиеся под открытым небом в любое время года (стоят дешево, а места занимают «вагон», где ж еще их хранить, как не на открытых площадках); будучи установленными на фасад, уже имеющий описанные выше дефекты, плиты, укрытые мембраной, могут не просохнуть никогда; при этом гидрофильность минеральной ваты способствует ее промерзанию и деформации, ведущей к последующему промерзанию пеноблоков.

Вообще говоря, современный московский жилой дом с вентфасадом мало, чем отличается от офисного здания (с точки зрения архитектурно-конструктивных решений). Однако, источников увлажнения (в т.ч. аварийного) в офисе в сотни раз меньше, чем в жилом доме. Каждый может вспомнить такого рода примеры именно в отношении жилья.

От указанных факторов вполне можно избавиться посредством тщательного проектирования продуманной ограждающей конструкции здания и использования для ее монтажа высококачественные материалы и комплектующие. Но кто ж позволит реализовать подобные «изыски» на жилье эконом-класса?!! Тем более, что принцип «и так сойдет» - это лучший способ экономии затрат.

Описанные факторы касаются увлажнения внешних стен и приводят к падению механических и теплозащитных свойств пеноблоков. Неприятно, конечно, и накладно раз в 5-10 лет жителям дома оплачивать массовые восстановительные фасадные работы. Но с этим уже нельзя ничего сделать (судьба!..). И потом, эти проблемы не несут значительный ущерб здоровью. Потенциал роста простудных заболеваний – не в счет.

Того же, к сожалению, нельзя сказать о плесневых грибах, которым для прекрасного существования внутри здания из пеноблоков не хватает лишь влажности. Очаги на внешних стенах уже имеются (см. выше). А что же происходит внутри нашего дома? Ничего хорошего!!! Ведь здесь массово применяются пеноблоки, даже там где ранее никогда не применялись:

- перегородки между квартирами оказываются каналом «влажностной коммуникации» между соседями, так как блоки лежат на плите перекрытия; любой залив в соседней квартире, опрокинутое ведро с водой и т.д. тут же приводит к увлажнению пеноблоков смежной стены, которые будучи защищены в т.ч. влагоизолирующими покрытиями, могут так и не успеть просохнуть до появления плесени;

- стены ванных комнат и санузлов (где постоянные протечки и периодическая 100% влажность) собранные из пеноблоков (!!!), являются шедевром проектной оптимизации и прекрасным местом для обитания разнообразных плесневых грибов;

- вентстояки и каналы с коммуникациями теперь тоже модно собирать из пеноблоков, наверное, для того что бы грибам и их спорам было легче путешествовать с этажа на этаж;

- массовые заливы, продуцируемые первым запуском систем отопления (особенно вероятными, если дом передается жильцам в весенне-летний период), являются источником повышения влажности всех внутренних конструкций из пеноблоков, расположенных на этажах ниже места залива.

И все это происходит внутри дома, укутанного мембраной (в связи с дефектами монтажа прекрасно пропускающей атмосферные осадки), превращающейся через несколько лет в большой полиэтиленовый пакет или в ... Впрочем, обойдемся без излишне ярких сравнений.

Для полноты картины остается только изучить особенности плесневых грибов. Размножаются при помощи спор (размер от 2 до 40 мкм), которые обладают предельно высокой выживаемостью и могут противостоять даже воздействию специальных химических веществ - фунгицидов. Споры грибов попадают в помещения из внешней среды с атмосферным воздухом, либо заносятся на одежде, обуви, различных предметах. В воздухе среднестатистической квартиры находится до нескольких десятков спор в 1 м3 воздуха. Что касается квартиры, оккупированной грибами, то концентрация может подскакивать на порядки - до 10 тысяч спор и более. Обладая для целей пищеварения широчайшим набором ферментов, грибы могут питаться самыми разнообразными веществами. В жилых домах это могут быть ткани, древесина, обои, масляная и водоэмульсионная краски, штукатурка, побелка, цемент. Колонии плесневых грибов появляются со временем на мебели, стенах, потолке, оконных рамах, трубах отопления, одежде, обуви и т.д. Пищевые продукты и бытовая пыль – лучшая среда для развития грибов. Главное условие развития грибниц – достаточная влажность воздуха или постоянное увлажнение поверхностей, на которых происходит их развитие.

На сегодняшний день в РФ не существует регламентов и стандартов, нормирующих ПДК спор и продуктов метаболизма плесневых грибов в жилых помещениях.

Плесень оказывает на здоровье человека следующие виды воздействия:

риниты, фарингиты, воспаления легких, бронхиты, бронхиальная астма;заболевания кожных покровов, которые выражаются в виде аллергических дерматитов, экзем и других воспалительных процессов;яды плесневых грибов вызывают отравления, сердечно-сосудистые патологии, поражения центральной нервной системы, отеки мозга, развитие раковых заболеваний печени и легких,прорастая внутри организма, плесень, воспринимающая организм с ослабленным иммунитетом в качестве питательной среды, способна вызвать токсические некрозы тканей при поражении бронхов, легких и других внутренних органов, что в тяжелых случаях может привести к летальному исходу;усугубление течения хронических заболеваний.

История процесса

Разумная экономия (а когда она бывает неразумной?) очень часто в истории приводила к катастрофическим последствиям. Кардинальный сдвиг строительной стратегии на рынке отечественного жилья произошел сразу после начала кризиса в период 2009-2011 г.г. До этого момента технология строительства объектов с вентилируемыми фасадами полностью захватила нежилые сегменты строительной отрасли. После начала кризиса в Москве в состоянии строительства находились офисные комплексы на миллионы квадратных метров. Коммерческие перспективы этих объектов были крайне тяжелыми.

И тут (совершенно неожиданно…J) появляется гениальная идея с вводом нового формата застройки – апартаментов. Это нечто среднее между жильем и офисом. Грубо говоря, офис, допускающий жилое использование. Ряд крупных застройщиков был спасен от неминуемого банкротства… Здорово! Вот только никто не подумал (или не захотел?) о том, что нормативные требования в отношении офисов, не предполагающих постоянное пребывание людей, содержат гораздо меньше ограничений, чем для случая жилья с постоянным пребыванием людей.

Направление дальнейшего развития было указано всему рынку! А почему бы не применить аналогичные подходы не только к апартаментам, но и к жилью?!

Дальнейший путь каждый из застройщиков прокладывал по-своему. И вот, сегодняшние жилые корпуса ничем не отличаются (разве что инженерное оборудование победнее и попроще) от офисов В-класса 2000-х годов. Естественное стремление к улучшению экономических показателей проектов, захватившие умы застройщиков, привело к не менее естественным последствиям, массово перекладываемым на будущих жителей объектов с вентилируемыми фасадами. Эти объекты олицетворяют современные прогрессивные тенденции отечественной строительной и проектной мысли, не совпадающие, однако, с мировыми тенденциями.

Рекомендации

Было бы совершенно неправильно оставить читателя в беде открытого ему нового понимания действительности, не предложив в качестве ответа на вопрос «Что делать?» некоторых вариантов разумных действий:

Тщательно и взвешенно подходить к вопросу качества приобретаемого жилья, понимая, что жилые объекты, описанные в данной статье, составляют не менее 90% рынка новостроек Москвы.

Отдавать предпочтение объектам, построенным с максимальным применением традиционных технологий и материалов.

Объекты, построенные по технологии, применяемой для строительства офисных зданий (вентфасады, массовое использование минераловатных утеплителей в комбинации с пенобетоном) по возможности вообще исключить из рассмотрения.

Если же акт покупки уже состоялся, рассмотреть имеющуюся в текущем моменте возможность продать или обменять на что-то более традиционное.

Ну, а если уж «попали» в такой дом, примите меры:защитные (а в местах контакта с влагой - гидроизолирующие) покрытия следует наносить на все поверхности, даже перед поклейкой обоев; это удорожает ремонт, но сохраняет здоровье;регулярное проветривание помещений – окна/форточки лучше держать открытыми максимальное время; при закрытых окнах использовать устройства, очищающие воздух от паров и пыли – ионизаторы, озонаторы, фильтры (например, воздухоочистительные приборы с НЕРА—фильтром (High Efficiency Particulate Air), задерживающие мелкодисперсные частицы от 0,1-0,3 мкм);не пренебрегать регулярной влажной уборкой, своевременно обрабатывая места появления плесневых грибов фунгицидными средствами; пылесос желательно иметь тот, в котором применен аквафильтр.

Ситуация, описанная в статье, уже зашла слишком далеко. Она затягивает все большее и большее количество застройщиков. Представляется, что остановить этот вал сумасшествия сможет только позиция рядового потребителя продукции строительной отрасли, предельно взвешенно подходящего к потребительским свойствам покупаемого жилья.

Евросоюз. Германия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Экология > newizv.ru, 1 января 2018 > № 2449148


Украина. Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > minprom.ua, 30 декабря 2017 > № 2441887

Польша напомнила ЕС о войне в Украине

Польша отказывается принимать сирийских беженцев по решению ЕС. Об этом заявила пресс-секретарь польского правительства Иоанна Копцинська в интервью изданию w Polityce.

"Польша решает, может ли она принять беженцев, или нет. Это наше суверенное решение", - заявила она. По словам И.Копцинськой, позиция страны по приему беженцев в рамках квот ЕС остается неизменной.

"Я хотела бы напомнить вам, что сейчас Польша приняла многих беженцев из Украины, где идет война. Может показаться, что Европейская Комиссия этого не заметила, хотя несомненно, что на востоке Украины происходит война, и там гибнут люди", - сказала она.

По словам И.Копцинськой, официальная Варшава попытается объяснить ЕС, что она оказывает помощь тем, кто страдает от войны, однако делает это иначе, чем этого пока требуют некоторые европейские страны.

"Благодаря тому, что мы пускаем беженцев из Украины, мы помогаем облегчить напряженность на восточном фланге Европейского Союза. И об этом, к сожалению, слишком часто забывают или даже хуже, не замечают наши западные партнеры", - сказала она.

Украина. Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > minprom.ua, 30 декабря 2017 > № 2441887


Италия. Евросоюз > Электроэнергетика. Транспорт. Авиапром, автопром > energyland.infо, 29 декабря 2017 > № 2449250

Enel установит в Европе сверхбыстрые зарядные станции для электроавтомобилей

Начинается тестирование сети зарядки для электромобилей на расстояния более 300 км. Проект «E-VIA FLEX-E», координатором которого выступил Enel в сотрудничестве с EDF, Enedis, Verbund, Nissan, Groupe Renault и Ibil, предусматривает софинансирование Европейской комиссией в размере 6,9 млн. евро

Стартовал проект мобильность в Италии, Франции и Испании» по установке 14 сверхбыстрых станций подзарядки. Координатором проекта, софинансируемого Европейской комиссией, является компания Enel. Цель проекта – провести испытания зарядной сети, которая позволит новым электромобилям с запасом хода более 300 км увеличить дальность поездок, тем самым способствуя развитию и распространению электротранспорта в Европе.

Этот проект был выбран Европейской комиссией в рамках конкурса «Connecting Europe Facility Transport» в 2016 г., после того, как его представила на рассмотрение Enel в сотрудничестве с энергетическими компаниями EDF, Enedis и Verbund, производителями автомобилей Nissan и Groupe Renault, а также испанской компанией Ibil, специализирующейся на услугах по услугам подзарядки электромобилей. Проект получит софинансирование, которое покрывает половину требуемых инвестиций. Общий бюджет софинансирования Европейской комиссией составит порядка 6,9 млн. евро. Enel, в свою очередь, инвестирует в проект 3,4 миллиона евро, что тоже будет при участии софинансирования Европейской комиссии.

Сверхбыстрые зарядные станции (High Power Charging - HPC) будут установлены до конца 2018 года на 14 площадках: 8 из них находятся в Италии, 4 в Испании и 2 во Франции. Все станции подзарядки будут высокого напряжения, от 150 до 350 кВт.

Сеть сверхбыстрых зарядных станций в рамках проекта E-VIA FLEX-E станет дополнением к ранее запланированным программой EVA+ (Магистрали для Электромобилей), которая также софинансируется Европейской комиссией. EVA+ предусматривает установку 180 быстрых пунктов подзарядки (Fast Recharge Plus) в течение трех лет на загородных автодорогах Италии. Уже установлены первые 40 станций быстрой подзарядки, что позволяет осуществлять поездки на электромобиле по маршруту Рим-Милан.

E-VIA FLEX-E является одной из инициатив, за реализацию которых выступает компания Enel с целью продвижения электромобилей в Италии. Кроме того, компания реализовывает Национальный план создания зарядной инфраструктуры, который предусматривает установку около 7 000 станций к 2020 году. К 2022 году их количество должно достичь 14 000. Программа предусматривает широкое покрытие данной инфраструктурой во всех итальянских регионах. В одном только 2018 году на всей территории страны будет установлено более 2 500 зарядных станций.

Италия. Евросоюз > Электроэнергетика. Транспорт. Авиапром, автопром > energyland.infо, 29 декабря 2017 > № 2449250


Евросоюз. Нидерланды. Россия. Весь мир. ЦФО > Агропром. Экология > agronews.ru, 29 декабря 2017 > № 2441850 Григорий Беленький

Комментарий. «Контрол Юнион Сертификейшенс» вступил в Союз органического земледелия.

Органика набирает силу и вес в России. В стране имеют право сертифицировать по международным стандартам органического сельского хозяйства только 16 органов по сертификации. «Контрол Юнион Сертификейшенс» входит в их число. Это самый представительный сертификационный орган в сфере органического сельского хозяйства в нашей стране. В Москве расположено представительство компании. Помимо России осуществляет органическую сертификацию еще в 130 странах мира.

Недавно компания расширила свою деятельность в России на сферу сертификации по органическому сельскому хозяйству и вошла в Союз органического земледелия. У каждого из сертифицирующих органов, работающих в России, есть аккредитация на определенные виды сертификации. Т.е. не каждый сертифицирующий орган, допустим, может сертифицировать органическое животноводство в России. Информация о них открыта, доступна в интернете. Еврокомиссия ЕС ежегодно выпускает документ о всех аккредитованных органах по сертификации в сфере органического сельского хозяйства. Информацию о них можно посмотреть на сайте Союза органического земледелия.

«Контрол Юнион Сертификейшенс» имеет право проводить органическую сертификацию по следующим видам: растениеводство (сырье), животноводство, аквакультура, переработка сельхозпродуктов, переработка кормов, посадочный материал и семена. Это максимальный перечень видов сертификации.

Недавно генеральный директор ООО «Контрол Юнион Сертификейшенс» Григорий Беленький дал интервью Союзу органического земледелия.

– ГК «Контрол Юнион Сертификейшенс» — крупный международный орган по сертификации с многолетней историей. Что стало причиной открытия направления сертификации в сфере органического сельского хозяйства в России?

— В последние несколько лет все большую актуальность набирает вопрос популяризации отечественного сельскохозяйственного рынка. Особенно в условиях импортозамещения. Ранее мы привели в Россию стандарт GlobalGap (выпустили первый в России сертификат), который по сей день широко применяется в сельскохозяйственном сегменте. Эта отрасль активно развивается и все больше предприятий интересуются органической сертификацией, и мы видим, что пришло время переходить на новый уровень. Мы уже провели первые аудиты в России.

– Проводились ли маркетинговые исследования? Каким образом оценивался потенциальный рынок сертификации органической продукции России?

— Безусловно, мониторинг был. Не стоит забывать, что помимо сертификации по международным стандартам пищевых\непищевых, сельскохозяйственных и лесообрабатывающих предприятий, наша компания на регулярной основе проводит аудиты производителей по заказу крупных сетей. Таким образом, мы находимся в постоянном контакте с огромным числом сельхозпроизводителей и переработчиков, а также являемся постоянными участниками и организаторами различных конференций и круглых столов. Все это позволяет нам обсудить потребности и возможности предприятий, выявить потенциальных кандидатов на органическую сертификацию в том числе.

– Как Вы оцениваете состояние рынка органического сельского хозяйства в России и его перспективы? Какие шаги необходимо предпринимать для его развития?

— Приятно осознавать, что предприятия, имеющие в планах органическую сертификацию, нацелены не только на международный рынок, но также и планируют реализовывать свою продукцию в России. Это касается не только производителей отечественной сельхозпродукции, но и переработчиков импортного сертифицированного сырья.

Если говорить об органическом земледелии, то для развития этой отрасли необходимо поддержать предприятия в вопросах обеспечения посевным материалом и разрешенными препаратами (удобрения и т.д.). Так же многие предприятия не имеют даже малейшего понятия, какими методами осуществляется борьба с вредителями и болезнями растений. Аналогичные вопросы возникают и в животноводстве. Поэтому популяризация принципов органического сельского хозяйства на начальном этапе крайне необходима.

– Насколько российские сельхозпроизводители готовы к тому, чтобы проходить сертификацию по международным стандартам органик?

— К сожалению, перечень предприятий, уже сегодня готовых соответствовать принципам органического сельского хозяйства, невелик, но зато это те, кто уже глубоко разобрался в этом вопросе и осознано движется к намеченной цели.

– В развитых странах, в том числе, Нидерландах, где расположен ваш головной офис, рынок уже сформировался. Какие виды органического сельскохозяйственного производства характерны для Нидерландов? В какие страны она экспортирует органическую продукцию? Какие продукты популярны на внутреннем рынке?

— Типичное органическое сельскохозяйственное производство в Нидерландах: молочные продукты, хлебобулочные изделия, фрукты и овощи, все виды переработанных пищевых продуктов. Основные импортируемые органические продукты: корма, чай, банан, кофе и т. д. Крупнейшим партнером для экспорта является США, но, помимо этого, достаточная доля сертифицированной продукции фигурирует в обороте между странами ЕС и внутри Нидерландов.

– Как Вы считаете, какую поддержку должно оказывать государство производителям органической продукции? Как поставлено это дело в Нидерландах?

— На текущий момент данная программа сертификации является добровольной, как в России и Нидерландах, так и по всему миру. Для некоторых стран это более привычная процедура в связи с общей тенденцией экологизации всех процессов (сельское хозяйство, промышленность, энергетика и т.д.). Для таких стран очень полезно частичное субсидирование, применяемое практически во всех странах Европы.

Для стран, где органическая идеология только начинает внедряться, как в России, например, очень полезна будет еще и информационная поддержка, так как многие предприятия с потенциальной возможностью выпуска органической продукции не обладают достаточной информацией.

– Недавно Союз органического земледелия внес предложения в Минсельхоз РФ по мерам развития органического сельского хозяйства, в том числе предлагается компенсировать часть затрат на сертификацию. Как Вы считаете, насколько такая мера может быть эффективной?

— Такая мера, безусловно, должна принести хорошие результаты. Но стоит понимать, что для перехода на органическую систему необходимо время. Только через 2-4 года можно будет оценить эффективность. Любому сельхозпроизводителю нужен рынок сбыта и если уже сейчас он будет видеть реальные перспективы и начнет подготовку к сертификации, то уже спустя 3 года мы сможем наблюдать ощутимое увеличение органической продукции, произведенной в России.

– Чем отличается менталитет российских производителей? Трудно или легко с ними работать?

— Мы не делим предприятия на российские и зарубежные. В любом случае без человеческого фактора не обойтись, но мы стараемся найти индивидуальный подход к каждому. Как правило, долгосрочные проекты реализовываются немного сложнее, и это, скорее, связано с отсутствием у предприятий понимания рынка на несколько лет вперед ввиду сложной внешнеэкономической ситуации.

– Какие средства защиты растений и удобрения разрешаются в органическом сельском хозяйстве? Ведь инспектор по каждому хозяйству решает индивидуально, ориентироваться на таблицу разрешенных веществ в стандарте не всегда получается.

— Вы совершенно верно отметили, что речь идет о таблице разрешенных веществ, а не о перечне разрешенных препаратов. Поэтому, если применяемый препарат отсутствует в перечне ранее утвержденных к применению в органическом сельском хозяйстве, то в первую очередь тщательно изучается его состав на предмет наличия разрешенных веществ в его составе и, главное, на предмет отсутствия запрещенных.

– Каким образом контролируется деятельность сертифицирующих органов в ЕС? Какие критерии и требования к Вам как к органу по сертификации предъявляются? Насколько это прозрачная система?

— Органы по сертификации аккредитованы независимыми государственными органами по аккредитации в соответствии с ISO 17065. Это означает ежегодный аудит и оценку эффективности работы аудитора. Для органической программы ЕС в дополнение к аккредитации компетентный орган государства-члена ЕС (или Комиссии ЕС) контролирует деятельность органа по сертификации.

– Чтобы стать инспектором органического сельского хозяйства что необходимо — обучение, практика? Сколько по времени занимает аккредитация инспектора?

— Все наши аудиторы (инспекторы) проходят одинаковую поэтапную процедуру подтверждения по всем системам менеджмента, и органические стандарты не исключение. Для начала специалист должен иметь профильное образование и опыт работы в профильной сфере. Далее он проходит обучение по стандарту и сдает экзамен по теоретической части. После успешной сдачи экзамена следует череда стажировок с более опытными коллегами.

Продолжительность стажировки зависит от количества и длительности аудитов, а также области проверки каждого аудируемого предприятия. Тут в большей степени играет роль не общее число часов стажировки, а объем практических навыков, полученных в ходе стажировок. После того, как достаточно опыта было получено, новоиспеченный аудитор проводит проверку самостоятельно в присутствии более опытного коллеги и только потом приступает к самостоятельной работе.

– Ваши пожелания и наставления тем, кто собирается переходить на органическое сельское хозяйство? К чему им необходимо быть готовыми?

— Переход на органическое сельское хозяйство помимо экономической составляющей в своей основе должен иметь некоторую идеологическую часть. Только тогда проект будет успешно реализован и много лет прослужит примером для других предприятий.

Для перехода на органическую систему потребуется время и немало усилий, поэтому предприятия должны быть готовы к тому, что мгновенного эффекта не получится. Более того объем производимой сельхозпродукции не останется на прежнем уровне. Несмотря на вышесказанное, все вложения будут оправданы в будущем, т.к. польза для здоровья потребителей от использования органической продукции, выращенной и произведенной по всем правилам, несомненна. Такая продукция всегда пользуется повышенным спросом, поэтому не стоит бояться сделать первый шаг и начать подготовку к органической сертификации.

Наша справка. Группа компаний «КОНТРОЛ ЮНИОН» основана в 1956 году и, помимо сертификации по органическим стандартам, имеет широкий спектр деятельности. Организация сертифицирована по ISO 9001 и имеет зарегистрированные представительства в 43 странах мира. В России компания работает с 1998 года в 19 регионах нашей страны, у нее есть собственные лаборатории в Москве, Новороссийске, Ростове-на-Дону, аккредитованные Госстандартом РФ и GAFTA. «Контрол Юнион Сертификейшенс» является членом международных торговых ассоциаций: ассоциации по торговле зерновыми и кормовыми культурами (GAFTA), ассоциации по торговле растительными маслами, масличными культурами и жирами (FOSFA), лондонской ассоциации по торговле сахаром (SAL).

Автор: Анна ЛЮБОВЕДСКАЯ, Союз органического земледелия

Евросоюз. Нидерланды. Россия. Весь мир. ЦФО > Агропром. Экология > agronews.ru, 29 декабря 2017 > № 2441850 Григорий Беленький


Евросоюз > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441392 Мария Орешина

О некоторых аспектах политики Евросоюза в области культуры

Мария Орешина, Кандидат исторических наук

Евросоюз в условиях финансового кризиса, размывания и подрыва есовской матрицы фундаментальных ценностей - демократии, верховенства права и прав человека - придает культуре особое значение, рассматривая ее в качестве сердцевины внешнеполитической деятельности и основы социально-экономического развития ЕС1. Если до 1992 года вопросы культуры как отрасли экономики находились в исключительной компетенции стран - членов ЕС, то после заключения Маастрихтского договора культурная политика стала прерогативой Евросоюза, катализатором пересмотра образа ЕС и переосмысления стремительно терявшей популярность идеи единства Европы и неким противовесом утрате доверия к евроинтеграционному проекту.

Есовцы совершенствуют нормативно-правовую базу в области развития культуры и творческой индустрии на предмет ее соответствия текущей внешнеполитической и социально-экономической повестке дня.

В рамках программной деятельности ЕС в сфере культуры инициированы проекты не только европейского, но и международного значения («Креативная Европа», «Европейские культурные столицы», «Достопримечательность европейского наследия», «Европейский год культурного наследия», мониторинг по развитию культурной и креативной индустрий европейских городов, проекты по присуждению премий ЕС в области современной архитектуры, культурного наследия, литературы, кинематографии, фестивальной деятельности и т. д.).

Есовцы плотно сотрудничают в таких международных организациях, как ЮНЕСКО и Совет Европы, увязывая вопросы культуры с продвижением своих демократических ценностей. Кроме того, приобретает актуальность проблематика предотвращения незаконной торговли культурными ценностями в свете открытия к подписанию в 2017 году новой Конвенции Совета Европы «О борьбе с правонарушениями в отношении культурных ценностей» (CETS №221).

Особого внимания заслуживает расстановка приоритетов в области культурной политики стран, председательствующих в Совете ЕС, которые во многом определяют степень включенности отрасли культуры в качестве полноценной составляющей во внешнеполитическую деятельность Евросоюза и его государств-членов.

Нормативно-правовая база ЕС в сфере культуры

В соответствии с Лиссабонским договором 2007 года деятельность Брюсселя в области культуры по отношению к есовским столицам носит комплиментарный и взаимодополняющий характер при сохранении полномочий за странами - членами ЕС. В соответствии со статьей 167 Договора о функционировании Европейского союза есовцы исключают гармонизацию законодательных и регламентарных положений государств-членов в области культуры, преследуя цель продвижения общего культурного наследия.

Согласно принятой в 2007 году Европейской повестке дня в области развития культуры в глобализирующемся мире2, основными приоритетами деятельности ЕС на данном направлении являются продвижение культурного многообразия и межкультурного диалога, развитие экономического потенциала культурной и творческой индустрий в рамках общих задач экономического роста Союза, включение культуры в качестве одного из основополагающих элементов внешнеполитической деятельности ЕС.

Эти приоритеты дополнительно конкретизированы в третьем по счету Рабочем плане по культуре на 2015-2018 годы3, принятом в 2014 году. В нем акцент сделан на массовую и инклюзивную культуру, охрану и защиту культурного наследия, развитие инноваций в культурном и творческом секторах, включение вопросов культуры в программную деятельность ЕС с третьими странами. 

Созданная в марте 2016 года в рамках инструмента партнерства с третьими странами4 Платформа культурной дипломатии5 призвана обеспечивать поддержку экспертного потенциала, который предполагается задействовать в разработке рекомендаций Еврокомиссии и ЕВС по вопросам внешней политики в области культуры с целью эффективной реализации Стратегии по развитию культурного измерения внешней политики Евросоюза.

В представленной 8 июня 2016 года Верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности и Еврокомиссией Стратегии по развитию культурного измерения внешней политики Евросоюза6 обозначены ключевые задачи развития и укрепления сотрудничества ЕС в данной сфере со странами-партнерами в целях содействия стабильности и безопасности в соседних с Евросоюзом регионах. Среди них: 1) содействие третьим странам через поддержку соответствующих двусторонних/многосторонних программ и проектов в целях развития экономического потенциала сектора культуры, повышения его социальной значимости и создания рабочих мест; 2) увязка продвижения межкультурного диалога с правозащитным досье, а также с тематикой интеграции мигрантов, борьбы с радикализацией среди молодежи в целях снижения конфликтного потенциала как «у себя дома», так и за его пределами; 3) защита наследия как ключевого элемента развития культурного туризма.

В резолюциях Европарламента, принятых в 2008-2016 годах, отражены основные тенденции развития сектора культурной и креативной индустрии Европы и сформулированы задачи Евросоюза по раскрытию творческого потенциала европейских стран в целях повышения экономического роста и уровня занятости7

Программная деятельность 
Евросоюза в области культуры

Есовский транснациональный мегапроект «Креативная Европа 2014-2020 гг.» вобрал в себя отдельно финансировавшиеся в 2007-2013 годах Еврокомиссией программы «Культура» (400 млн. евро)8 и «Медиа» (755 млн. евро) и сегодня представляет собой единый механизм поддержки творческой деятельности в сфере культуры и аудиовизуального сектора9

Согласно статье 24 Регламента №1295/2013 Европарламента и Совета ЕС от 11 декабря 2013 года, семилетний бюджет проекта составляет 1,46 млрд. евро (422 млн. евро предусмотрено на ре-ализацию программ в сфере культуры). Максимальный финансовый вклад Евросоюза на 2017 год, согласно статье 2 «Ежегодного рабочего плана по реализации программы «Креативная Европа», - более 200 млн. евро10

Если до 2014 года финансовая поддержка целого ряда премий в области культуры осуществлялась из бюджета профильных программ Еврокомиссии, то теперь финансирование продолжается в рамках подпрограммы «Культура» (Culture Sub-programme).

Усилия есовцев в этом обновленном формате направлены на обеспечение стабильного экономического роста в ЕС путем развития сектора культуры, рынка аудиовизуальных услуг и научных исследований, предоставляя возможность разрабатывать и анализировать транснациональную культурную политику и результаты обмена наилучшей практикой.

В организационном плане ответственными за выполнение программы являются два генеральных директората Еврокомиссии - Генеральный директорат ЕК по вопросам образования и культуры (DG EAC)*, (Directorate General Education and Culture.) Генеральный директорат ЕК в области коммуникаций, контента и технологий (DG CNECT)**, (**Directorate General for Communications Networks, Content and Technology.)  а также Агентство ЕК по вопросам образования, аудиовизуальных услуг и культуры (EACEA)***, (***The European Commission’s Education, Audiovisual and Culture Executive Agency.)  в руководящем комитете которого представлены сотрудники вышеупомянутых директоратов. Контроль над реализацией таких проектов, как «Европейские культурные столицы», «Европейский памятный знак наследия», а также проектов международного значения осуществляется напрямую Еврокомиссией. Кроме того, с целью эффективной имплементации проекта «Креативная Европа» на уровне стран - членов ЕС создана сеть национальных координаторов - Creative Europe Desks. Согласно статье 18 вышеупомянутого Регламента («Мониторинг и оценка»), к 30 июня 2022 года Еврокомиссия предоставит на рассмотрение Европарламента окончательный отчет о реализации программы «Креативная Европа» с подготовкой промежуточного отчета к 31 декабря 2017 года.

В соответствии со статьей 8 Регламента Европарламента и Совета ЕС №1295/2013 об учреждении программы «Креативная Европа» в ней могут принимать участие представители 28 государств - членов Евросоюза, стран - кандидатов на вступление в ЕС, стран Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ), а также ряда фокусных стран Европейской политики соседства. В обновленный Еврокомиссией 28 сентября 2017 года список участников программы входят 12 неесовских стран11. Албания, Армения, БиГ, Грузия, Исландия, Македония, Молдавия, Норвегия, Сербия, Тунис, Украина, Черногория. Кроме того, предполагается участие профильных структур международных организаций - ЮНЕСКО, Совета Европы, Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Программа «Европейские культурные столицы», стартовавшая в 1985 году, ныне является составной частью есовского транснационального мегапроекта «Креативная Европа 2014-2020 гг.»12 и преследует цели содействия экономическому росту и повышению занятости, поощрения межкультурного диалога и сохранения культурного наследия городов, получивших этот титул, а также развития образования, туризма и сектора услуг. С 1985 по 2017 год статус европейской культурной столицы был присвоен 56 городам.

Консолидированный ежегодный бюджет программы составляет от 6 до 100 млн. евро и пополняется по линии «Креативной Европы» и других заинтересованных организаций. В среднем сумма призового фонда оценивается в 60 млн. евро, не считая отдельной строки финансирования работ по подготовке к проведению культурных мероприятий. Причем по линии «Креативной Европы» каждый город, которому присваивается статус европейской культурной столицы (а за один год номинантами могут стать два европейских города), получает в среднем по 1,5 млн. евро. Таким образом, Еврокомиссия на проведение этой акции ежегодно расходует приблизительно по 3 млн. евро в год.

Если ранее, согласно решениям Европарламента и Совета ЕС №1622/2006 ЕС от 24 октября 2006 года13 и №445/2014/EU от 16 апреля 2014 года14, учредившим проект «Европейские культурные столицы» на период с 2007 по 2019 год и с 2020 по 2033 год, на соискание титула могли претендовать представители 28 стран - членов ЕС и стран-кандидатов на вступление в Евросоюз, то теперь в соответствии с новым решением этих евроинститутов №2017/1545 от 13 сентября 2017 года и резолюцией ЕП от 13 июня 2017 года15 к участию в проекте в период с 2020 по 2033 год допускаются представители государств ЕАСТ - Исландии, Лихтенштейна и Швейцарии, Норвегии, от которых будут приниматься заявки на 2024, 2028, 2030 и 2033 годы. Заявки на присвоение этого почетного статуса также могут подать страны - участницы мегапроекта «Креативная Европа 2014-2020 гг.».

Многоступенчатый процесс выдвижения городов на титул «Европейской культурной столицы» проходит в рамках Рабочей группы (РГ) экспертов* (*В состав РГ входят десять представителей от евроинститутов - по три от Европарламента, Еврокомиссии и Совета ЕС, один - от Комитета регионов и по два - от страны-участницы. Эксперты от ЕП назначаются сроком на три года, от ЕК - на два, а от Совета ЕС и Комитета регионов - на один год, от страны-участницы - на три года. Эксперт должен обладать гражданством ЕС, опытом работы в секторе культуры или развития культурной индустрии городов, организаторскими способностями в части, касающейся международного культурного сотрудничества, а также располагать достаточным временем для надлежащего исполнения своих обязанностей.)

 в несколько этапов. Среди них - отбор заявок на национальном уровне**, (**Заявки отбираются на предмет их соответствия ряду критериев - прогнозирование «долгоиграющего» эффекта от запланированных мероприятий в целях повышения уровня социально-экономического развития города, степень вовлеченности в культурные проекты молодежи, уровень сотрудничества между региональными властями и творческими коллективами. ) проведение странами-участницами консультаций с претендующими на титул городами, составление предварительного шорт-листа номинантов, подготовка промежуточных отчетов о всех поступивших на рассмотрение заявок с указанием рекомендаций кандидатам, формальное согласование предварительного шорт-листа в странах-участницах и Еврокомиссии, доработка поданных заявок с учетом ранее полученных рекомендаций, предоставление скорректированного финального перечня городов, объявление Еврокомиссией списка европейских культурных столиц, мониторинг и отчеты о подготовке культурных мероприятий номинантами с их презентацией Еврокомиссии. На завершающей стадии ЕК при привлечении специализированного агентства издает свой доклад о результатах проведения и эволюции этой инициативы за всю историю ее существования. Все отчетные материалы ЕК направляются на рассмотрение Европарламенту, Совету ЕС и Комитету регионов: первый доклад планируется подготовить к 31 декабря 2024 года, второй - к 31 декабря 2029 года, третий - к 31 декабря 2034 года.

Интерес к этому проекту Евросоюза среди жителей европейских стран лишь возрастает. Предшествующий опыт проведения культурных мероприятий в рамках «Европейской культурной столицы» свидетельствует о том, что культурный потенциал городов позволяет успешно развивать культурный туризм, привлекать инвестиции, преображать облик городов, вовлекать в сохранение их культурного наследия молодое поколение. В Ливерпуле в 2008 году было задействовано около 10 тыс. зарегистрированных волонтеров; городским властям Кошице в 2013 году удалось превратить этот индустриальный город в туристический хаб Карпатского региона; Марсель в том же году посетили 11 млн. туристов, а его экономика получила от частных компаний 16,5 млн. евро; Вроцлав в 2016 году привлек самое большое количество инвестиций за всю историю этого проекта - 615 млн. евро*. (*В списке претендентов на титул «европейской культурной столицы» на период с 2017 по 2020 г. фигурируют: 2017 г. - Орхус (Дания) и Пафос (Кипр), 2018 г. - Лёварден (Нидерланды) и Валетта (Мальта), 2019 г. - Пловдив (Болгария) и Матера (Италия), 2020 г. - Риека (Хорватия) и Гэлвей (Ирландия). В список кандидатов на проведение этой акции в 2021-2033 гг. включены такие страны, как: 2021 г. - Тимишоара (Румыния), Элефсис (Греция) и Нови-Сад (Сербия), 2022 г. - Литва и Люксембург, 2023 г. - Венгрия и Великобритания, 2024 г. - Эстония и Австрия, 2025 г. - Словения и Германия, 2026 г. - Словакия и Финляндия, 2027 г. - Латвия и Португалия, 2028 г. - Чехия и Франция, 2029 г. - Польша и Швеция, 2030 г. - Кипр и Бельгия, 2031 г. - Мальта и Испания, 2032 г. - Болгария и Дания, 2033 г. - Нидерланды и Италия.)

«Европейский год культурного наследия»16 - проект ЕС по координации усилий стран-членов в области комплексной защиты, сохранения, восстановления, использования и популяризации европейского культурного наследия как стратегического ресурса экономики и внешней политики ЕС, а также повышения уровня их взаимодействия по линии противодействия незаконной торговле культурными ценностями и преднамеренному уничтожению культурных объектов в зонах ведения боевых действий. Культурное наследие рассматривается есовцами довольно широко: это все формы материального и нематериального, а также цифрового наследия, включая памятники истории, культуры, народного творчества, садово-парковой архитектуры, достопримечательные места и исторические коллекции музеев, библиотек и архивов17

2018 год является символическим и исторически значимым годом для Европы и ее культурного наследия: европейцы будут отмечать 100-летие со дня окончания Первой мировой войны и 400-летие со дня начала Тридцатилетней войны.

Бюджет этого проекта на период с 1 января 2017 по 31 декабря 2018 года составляет 8 млн. евро. Среди основных спонсоров - Еврокомиссия, есовские программы «Креативная Европа», «Горизонт-2020», «Натура-2000», «Европа для граждан», «Эразмус плюс», «Европейская программа для малых и средних коммерческих предприятий», Европейский структурный и инвестиционный фонды*. (*Предполагается следующая схема финансирования проекта: 1 млн. евро запланирован бюджетом текущего года; 3 млн. евро поступят по линии программы ЕК «Креативная Европа»; 4 млн. евро - из других источников.)

В организационном плане каждая страна - член ЕС назначает координатора, в то время как Еврокомиссия берет на себя обязательства по проведению совещаний национальных координаторов и заинтересованных НПО и учреждений культуры для обмена мнениями по реализации этой инициативы как на национальном, так и европейском уровнях. ЕК наделена полномочиями по сотрудничеству с профильными международными организациями - ЮНЕСКО, Советом Европы, Международным советом музеев (ИКОМ), Международным советом по сохранению памятников и достопримечательных мест (ИКОМОС), Международным исследовательским центром по сохранению и реставрации культурных ценностей (ИККРОМ), НПО «Европа Ностра», «Европейским альянсом наследия 3.3», «Сетью европейских музейных организаций» (NEMO), Европейской сетью по управлению в сфере культуры и культурной политики.

В сентябре 2017 года Еврокомиссия в рамках реализации проекта ЕС «Креативная Европа 2014-2020» (подпрограмма «Культура») объявила конкурс на предоставление грантов для участия театральных, музыкальных и творческих коллективов, оркестров, фестивальных организаций, музейных, библиотечных и архивных учреждений в мероприятиях, приуроченных к проведению в 2018 году в ЕС «Европейского года культурного наследия»**. (**К концу 2019 г. Еврокомиссия планирует представить на рассмотрение Европарламента и Совета ЕС отчет о ходе реализации, результатах и оценке проведенной инициативы.)

Общий бюджет конкурса, рассчитанного на один год, составляет 5 млн. евро. Гранты планируется предоставлять по трем категориям18. К первым двум категориям отнесены проекты учреждений культуры не менее чем из трех и шести стран, рассчитанные на 48 месяцев и направленные на укрепление трансграничного сотрудничества в Европе с бюджетом до 200 тыс. евро (но не более 60% от общих затрат) и до 2 млн. евро (но не более 50%) соответственно. Третья категория рассчитана исключительно на проекты, имеющие прямое отношение к проведению «Европейского года культурного наследия» с бюджетом до 200 тыс. евро (но не более 60% от общих затрат). Отчет о реализации инициативы ЕК планирует представить на рассмотрение европарламентариев и Совета ЕС к концу 2019 года.

Проект по присуждению премии ЕС в области культурного наследия19, запущенный Еврокомиссией в 2002 году, реализуется совместно с общеевропейской федерацией ассоциаций по сохранению культурного и природного наследия Европы - «Европа Ностра»20 и направлен на продвижение передового опыта по сохранению материального и нематериального культурного наследия, поощрение инновационных инициатив, сохранение высоких стандартов в этой сфере. Присуждение премии проходит в четырех номинациях: 1) сохранение, реставрация и реновация объектов культуры; 2) исследовательские проекты в области оцифровки памятников; 3) вклад частных лиц или организаций в защиту, охрану и популяризацию памятников истории и культуры; 4) проекты в области образования, обучения и популяризации культурного наследия.

Конкурсанты вправе подавать заявки, направленные на сохранение урбанистической и сельскохозяйственной инфраструктур, в том числе инженерно-технических и индустриальных зданий, новых сооружений, возведенных в исторически значимых местах; культурных ландшафтов с элементами урбанистической застройки, включая площади и улицы больших и малых городов; садово-парковой архитектуры, ценных археологических объектов, в том числе памятников подводной археологии, а также предметов искусства и коллекций, представляющих историко-культурную ценность.  

За последние 15 лет подано 2720 заявок как от учреждений культуры, так и от физических лиц из 39 стран. Наибольшее число проектов, претендовавших на премию ЕС в области культурного наследия, представлено Испанией (498), Великобританией (286) и Италией (278). Повышенным интересом пользовались первая и четвертая номинации -1606 и 457 проектов; во второй было поддержано 340, а в третьей - 317 проектов. Ежегодно денежный приз в размере 10 тыс. евро присуждается каждому из 31 победителя. Очередная церемония награждения состоится 22 июня 2018 года в Берлине.

«Европейская премия по литературе»21, с 2009 года ежегодно присуждаемая Еврокомиссией совместно с Европейской и международной федерацией книготорговцев, Европейским советом писателей и Федерацией европейских издателей начинающим писателям стран - членов ЕС, направлена на раскрытие их творческого потенциала и международное признание, популяризацию художественной литературы Европы, расширение читательской аудитории, увеличение доли книжной продукции, повышение уровня продаж художественных произведений из других стран. Ежегодно кандидатами на соискание этой премии становятся 12 писателей, представляющих12 стран - членов ЕС*. (*В 2017 г. победителями стали писатели из Албании, Болгарии, Чехии, Греции, Исландии, Латвии, Мальты, Черногории, Нидерландов, Сербии, Турции, Великобритании.)  Призовой фонд составляет 60 тыс. евро.

Особого внимания заслуживает стартовавший в июле 2017 года по инициативе Совместного исследовательского центра Еврокомиссии (СИЦ ЕК)** (**The Directorate-General Joint Research Centre (DG JRC) - структурное подразделение ЕК (Испра, Италия), объединяющее более 3 тыс. экспертов из разных отраслей знания c ежегодным бюджетом в 330 млн. евро. Финансируется в рамках есовской программы «Горизонт-2020». В его компетенцию входят вопросы преодоления социально-экономического кризиса, формирования единого цифрового рынка, а также юстиции и фундаментальных прав. Подробнее см.: https://ec.europa.eu/info/departments/joint-research-centre_enпилотный проект по мониторингу развития культурной и креативной индустрий европейских городов***. (***«The cultural and creative cities monitor» // http://publications.jrc.ec.europa.eu/repository/bitstream/JRC107331/kj0217787enn.pdf Подготовка мониторинга велась с 2003 г. в рамках семинаров по проблематике разработки индикаторов экономики знаний (The project KEI - Knowledge Economy Indicators), инициаторами которых выступили ОЭСР и СИЦ ЕК. Мероприятия, профинансированные Еврокомиссией и правительством Дании, преследовали цель отразить реальное положение дел в области конкурентоспособности в промышленном секторе, устойчивого развития, глобализации и инноваций. Промежуточные результаты мониторинга представлены в рамках специализированных семинаров в Италии (Испра, 17-18 сентября 2015 г.) и Бельгии (Брюссель, 9 ноября 2016 г.). В проведении мониторинга, помимо специалистов СИЦ ЕК, задействованы эксперты генеральных директоратов ЕК по вопросам образования и культуры и по региональной и городской политике, Международного университета иностранных языков и СМИ при Гарвардском университете, Европейского культурного фонда (Амстердам); Всемирной организации интеллектуальной собственности, Университета искусств в Утрехте (Нидерланды), Университета Ла Сапиенца (Италия).)

Исходя из того, что рост городов поставлен в прямую зависимость от инвестирования в высокотехнологичные отрасли экономики и поддержки деятельности одаренных людей, культурная и творческая отрасли рассматриваются в качестве инструмента возрождения урбанистики и локомотива экономического развития. Мониторинг преследует задачи повышения значения и популяризации городского потенциала Европы, которая стала соцветием «глобальных культурных городов» (Лондон, Париж, Милан и Берлин), «исторических культурных городов (Флоренция и Афины) и «новичков» (Нант, Эссен, Монс, Познань или Пльзень), с трудом оправляющихся от постиндустриального кризиса*. (*В методологическом плане ключевым элементом проекта стали изданные в 2008 г. двумя подразделениями ОЭСР (Статистическим управлением и Управлением по исследованиям в области науки, технологии и промышленности) и Управлением прикладной статистики и эконометрии СИЦ ЕК методологические рекомендации по многокомпозитным индикаторам - «Handbook on Constructing Composite Indicators: Methodology and user Guide». Подробнее см.: https://www.oecd.org/std/42495745.pdf) В качестве объектов мониторинга были выбраны 168 городов** (**Из них 93 городам в различные годы уже был присужден титул европейской культурной столицы, есть города, которые станут его обладателями в 2019 г., ряд городов занесен в шорт-лист в качестве претендентов на его получение до 2021 г. Еще 22 города включены ЮНЕСКО в список креативных городов, и, наконец, 53 города, по состоянию на конец 2015 года, провели у себя два постоянно действующих международных фестиваля культуры.) из 30 стран - 28 стран - членов Евросоюза, а также Норвегии и Швейцарии. Для оценки было определено 29 конкретных индикаторов: от количества достопримечательностей, памятников архитектуры, музеев, кинотеатров, концертных залов и шоу-площадок и их посещаемости, выпускников вузов, специализирующихся в области искусств и гуманитарных наук, в том числе иностранных учащихся, числа рабочих мест в сфере СМИ, искусства, культуры и индустрии развлечений, использования ИКТ, средних показателей в рейтингах университетов до потенциальной доступности пассажирских авиаперелетов, автомобильного и прямого железнодорожного сообщения***. (***На основе указанных индикаторов исследованы девять основных направлений развития культуры и творческой индустрии городов Европы: 1) культурные мероприятия и условия обслуживания; 2) степень привлекательности культурного потенциала города с точки зрения возможности проведения в нем культурных мероприятий и участия в них не только местных жителей, но и жителей соседних городов и иностранцев; 3) уровень развития рынка высококвалифицированного труда в таких сферах, как искусство, культура и индустрия развлечений, рынок медиауслуг, а также рынков рекламы и моды; 4) условия для развития инновационных, в т. ч. цифровых, технологий; 5) выявление новых форм занятости в области культуры с учетом творческих и инновационных идей; 6) наличие университетских центров, занимающих лидирующие позиции в таблице мировых рейтингов высших учебных заведений и аккумулирующих талантливых людей, а также выпускников вузов, специализирующихся в области искусства, гуманитарных наук и ИКТ, способных привносить положительную динамику в развитие экономики; 7) диагностирование степени существующего доверия и открытости европейских городов; 8) развитость системы транспортной логистики и инфраструктуры; 9) проведение эффективной и беспристрастной политики властей в области культуры с упором на господдержку и противодействие коррупции.)

Данные были агрегированы и сведены к трем наиболее глобальным исследовательским полям: ритм культуры города и его культурная инфраструктура («Cultural vibrancy»); развитость креативной экономики города и ее влияние на уровень занятости, процесс создания рабочих мест и придание экономике инновационного характера («Creative economy»); формирование благоприятной городской среды для привлечения деятелей культуры и раскрытия их творческого потенциала («Enabling environment»).

В сконструированную виртуальную модель «идеального культурного и креативного города в Европе», сочетающую в себе параметры, присущие восьми европейским городам, вошли: Париж (Франция), возглавляющий группу городов с числом жителей более 1 млн. человек; Копенгаген (Дания), занимающий первое место среди городов с населением от 500 тыс. до 1 млн. человек; Эдинбург (Великобритания), лидирующий среди городов с населением от 250 тыс. до 500 тыс. человек; а также пять городов с населением менее 250 тыс. человек - Корк (Ирландия), Эйндховен (Нидерланды), Умео (Швеция), Лёвен (Бельгия), Утрехт (Нидерланды).

Указанные города необязательно являются лидерами по всем обозначенным выше исследовательским категориям. Если, к примеру, Париж одновременно занимает первое место по степени развитости инфраструктуры культурной отрасли и креативной экономики, то в части, касающейся развитости благоприятной среды, у него лишь второе место в кластере городов с населением более 1 млн. человек. Ему отдана пальма первенства и по посещаемости музеев - по состоянию на 2015 год, несмотря на теракты, один только Лувр посетили 8,6 млн. человек. Среди городов с населением от 500 тыс. до 1 млн. человек по развитости инфраструктуры культурного сектора первое место занимает Лиссабон, по развитости креативной экономики - Штутгарт, по развитости благоприятной городской среды - Дублин.

В кластере городов с населением от 250 тыс. до 500 тыс. человек в области развитости городской инфраструктуры лидирует Флоренция, креативной экономики - Братислава, благоприятной среды - Утрехт, а среди городов с числом жителей до 250 тыс. человек по степени развитости городской инфраструктуры - Корк.

Размер города не является определяющим фактором в развитии культурного сектора городской экономики. Столичный статус предоставляет значительные преимущества, однако также не дает гарантий попадания в национальные лидеры. Наличие успешной культурной и креативной индустрии способствует повышению общего уровня благосостояния жителей, а в некоторых случаях может являться определяющим фактором пополнения городских бюджетов.

В 2018 году проекту планируется придать интерактивный характер посредством создания электронного приложения, которое в режиме онлайн предоставит возможность жителям городов и посещающим их туристам дополнять и обновлять уже имеющиеся статистические данные и высказывать свое мнение в отношении обнародованных результатов. Пилотный модуль уже запущен22. Подобный мониторинг призван стать «долгоиграющим» и востребованным инструментом, позволяющим диагностировать степень развитости культурного и креативного элемента современной европейской урбанистики23. Результаты исследования будут обновляться каждые два года для фиксации динамики, что позволит привлечь инвестиции в профильные отрасли экономики.

О сотрудничестве Евросоюза с ЮНЕСКО 
и Советом Европы в области культуры

В соответствии с меморандумами о взаимопонимании, подписанными Еврокомиссией в 2007 году с Советом Европы24, а в 2012 году с ЮНЕСКО25, Евросоюз принимает участие в проектах по сохранению природного, археологического, в том числе подводного, материального и нематериального, кинематографического, палеонтологического наследия стран Юго-Восточной Европы, Африки, Латинской Америки, Карибского бассейна, Тихоокеанского побережья, региона Южного Средиземноморья, «Восточного партнерства». В среднем доля финансового участия ЕС в проектах вышеупомянутых профильных международных организаций колеблется от 1 до 70 млн. евро, а программы рассчитаны на период от четырех до восьми лет.

Особого внимания заслуживает совместный проект «Европейские дни культурного наследия26, зародившийся в 1984 году в ходе 2-й Конференции министров стран - членов Совета Европы, в компетенцию которых входили вопросы сохранения архитектурного наследия. По предложению министра культуры Франции в том же году был запущен проект «Памятники культуры: день открытых дверей», к которому позднее присоединились Нидерланды (1987 г.), Швеция и Ирландия (1989 г.), Бельгия и Шотландия (1990 г.), а также Люксембург, Мальта, что позволило придать ему европейское звучание. 3 октября 1985 года в Гранаде (Испания) эта инициатива получила официальный статус, а в 1999 году к ней присоединился Евросоюз. На сегодняшний день в этом совместном проекте задействовано 50 стран - участниц Европейской культурной конвенции 1954 года (ETS №018)27. В 50 тыс. объектах культурного наследия ежегодно проходят более 70 тыс. мероприятий, которые посещают 30 млн. человек. Ежегодная разработка и реализация этой программы относится к компетенции Руководящего комитета Совета Европы по вопросам культуры, наследия и ландшафтов - CDCPP* (*The Steering Committee for Culture, Heritage and Landscape (CDCPP).)  и Еврокомиссии. В 2017 году мероприятия в рамках «Европейских дней культурного наследия» были объединены тематикой культурного и природного наследия - «Heritage and Nature: A landscape of Possibilities»**.(**В 2016 г. «Европейские дни культурного наследия» проходили под девизом местных традиций сохранения культурного наследия, в 2015 г. организаторы привлекли внимание к проблематике защиты объектов индустриального наследия (каналы, шахты, мосты, железнодорожная инфраструктура, заброшенные мельницы, ржавое оборудование, кирпичные дымоходные трубы, разного рода мастерские, в том числе гончарные, пивоварни, хлопкопрядильные фабрики и проч.). Речь идет о сохранении объектов индустриальной инфраструктуры посредством их реновации с целью повышения их функциональности.)

Еще одним совместным проектом Евросоюза со страсбургской площадкой является стартовавшая в 1987 году программа «Культурные маршруты» Совета Европы28, направленная на оказание поддержки инициатив национального и регионального уровней в области развития культуры и туризма и предполагающая каждые три года их сертификацию. При отборе эксперты Европейского института культурных маршрутов (EICR) в Люксембурге, разрабатывающие модель управления туристическим и культурным наследием, руководствуются следующими критериями: каждый культурный маршрут должен быть притягательным объектом для транснациональных культурологических научных исследований, сосредоточием памятников культурного наследия Европы, центром культурных и образовательных обменов и развития инновационных проектов в области культурного туризма.

Сотрудничество Брюсселя со Страсбургом в данной сфере началось в соответствии с принятой 8 декабря 2010 года резолюцией Комитета министров Совета Европы CM/Res(2010)53, утвердившей формат и процедуру участия заинтересованных сторон в этом проекте в форме расширенного частичного соглашения о культурных маршрутах29. С 2010 года деятельность ЕС в этом проекте регулируется четырьмя соглашениями, отдельно заключенными между Еврокомиссией и Советом Европы (DG GROW)30. Бюджет программы на 2015-2017 годы составил 311 тыс. евро. Кроме того, реализация этой совместной инициативы происходила в рамках специальной программы «Гектор»31, финанансировавшейся из фондов есовской программы «Эразмус плюс», направленной на обмен наилучшими практиками и разработку инновационных подходов в области образования. Координатором реализации программы «Гектор» с бюджетом в 245 тыс. евро являлся Европейский институт культурных маршрутов совместно с Сорбонским, Барселонским и Болонским университетами.

Программа насчитывает 31 сертифицированный культурный маршрут32 - Путь Апостола Иакова (1987 г.), Ганзейские города (1991 г.), Путь викингов (1993 г.), Дорога франков (1994 г.), Маршрут по наследию Андалусии (1997 г.), Маршруты финикийцев (2003 г.), Европейские маршруты Моцарта (2004 г.), Пиренейский железный путь (2004 г.), Европейский маршрут еврейского наследия (2004 г.), Путь Св. Мартина Турского (2005 г.), По местам Клюнийского ордена (2005 г.), Оливковый путь (2005), Вия Регия (2005 г.), Транс-романика (2007 г.), Путь виноградной лозы (2009 г.), Европейский путь цистерцианских аббатств (2010 г.), Путь европейских кладбищ (2010 г.), По следам первобытного наскального искусства (2010 г.), Европейский маршрут исторических термальных курортов (2010 г.), Маршруты Святого Олафа (2010 г.), Конгрегация аббатств Ля Шез-Дье (2012 г.), Европейский керамический путь (2012 г.), Европейский маршрут мегалитической культуры (2013 г.), Путь гугенотов и вальденсов (2013 г.), Атриум, архитектура тоталитарных режимов XX века (2014 г.), Сеть «Арт Нуво» (2014 г.), Маршруты Габсбургов (2014 г.), Маршрут римских императоров и дунайский винный путь (2015 г.), Европейские маршруты императора Карла V (2015 г.), Направления Наполеона (2015 г.), По маршрутам Роберта Льюса Стивенсона (2015 г.), Города крепости Большого региона (2016 г.).

В 2017 году Совет Европы отметил 30-летний юбилей со дня основания этой программы, приняв в ходе состоявшегося в Италии 7-го Форума экспертов «Дорожную карту» культурных маршрутов Совета Европы (1987-2017 гг.)33.

Среди совместных тем, над которыми последние восемь лет работает как Евросоюз, так и Совет Европы, - облегчение доступа молодого поколения к памятникам культурного наследия в контексте имплементации Рамочной конвенции Совета Европы о значении культурного наследия для общества; разработка основополагающих документов по культурной политике и отражению ключевых тенденций развития сферы культуры; реализация совместной программы Еврокомиссии и Совета Европы «Культурные маршруты»; оцифровка памятников культуры; вопросы развития европейского кинематографа и рынка аудиовизуальной продукции; борьба с незаконным оборотом культурных ценностей34; укрепление международного правового сотрудничества в сфере защиты культурного наследия.

 1Mapping of Cultural Heritage actions in European Union policies, programmes and activities. European Commission. Lastest update: August 2017 // http://ec.europa.eu/assets/eac/culture/library/reports/2014-heritage-mapping_en.pdf

 2Communication from the Commission to the European Parliament, the Council, the European Economic and Social Committee and the Committee of the Regions on a European agenda for culture in a globalizing world // http://eur-lex.europa.eu/LexUriServ/LexUriServ.do?uri=COM:2007:0242:FIN:EN:PDF; Resolution of the Council of 16 November 2007 On a European agenda for culture // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32007G1129(01)&from=EN

 3Conclusions of the Council and of the Representatives of the Governments of the Member States, meeting within the Council, on a Work Plan for Culture (2015-2018) (2014/C 463/02)  // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:52014XG1223(02)&from=EN 

 4Regulation (EU) №234/2014 of the European Parliament and of the Council of 11 March 2014 Establishing a Partnership Instrument for Cooperation with Third Countries // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32014R0234&from=EN 

 5http://www.cultureinexternalrelations.eu/

 6Joint Communication to the European Parliament and the Council:  Towards an EU strategy for international cultural relations. Brussels, 8.6.2016 JOIN(2016) 29 final // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:52016JC0029&from=EN

 7European Parliament resolution of 10 April 2008 on cultural industries in Europe // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P6-TA-2008-0123+0+DOC+XML+V0//EN; European Parliament resolution of 2 April 2009 on the role of culture in the development of European regions // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//NONSGML+TA+P6-TA-2009-0214+0+DOC+PDF+V0//EN;   European Parliament resolution of 12 May 2011 on unlocking the potential of cultural and creative industries (2010/2156(INI)) // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//NONSGML+TA+P7-TA-2011-0240+0+DOC+PDF+V0//EN; European Parliament resolution of 12 September 2013 on promoting the European cultural and creative sectors as sources of economic growth and jobs (2012/2302(INI))  // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//NONSGML+TA+P7-TA-2013-0368+0+DOC+PDF+V0//EN; European Parliament resolution of 13 December 2016 on a coherent EU policy for cultural and creative industries (2016/2072(INI)) // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//NONSGML+TA+P8-TA-2016-0486+0+DOC+PDF+V0//EN

 8Для сравнения, бюджет программы «Культура» 2000-2006 гг. составил 236,4 млн. евро. За этот период было профинансировано 200 проектов. Подробнее см.: https://ec.europa.eu/programmes/creative-europe/previous-programmes_en

 9Официальный сайт программы «Креативная Европа» // https://ec.europa.eu/programmes/creative-europe/; Communication from the Сomission to the European Parliament, the Council, the European economic and social Committee and the Committee of the Regions Creative Europe - a new framework Programme for the cultural and creative sectors (2014-2020). Brussels, 23.11.2011 COM(2011) 786 final // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:52011DC0786&from=EN; Regulation (EU) No 1295/2013 of the European Parliament and of the Council of 11 December 2013 establishing the Creative Europe Programme (2014 to 2020) and repealing decisions No 1718/2006/EC, No 1855/2006/EC and No 1041/2009/EC  // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32013R1295&from=EN

10Commission implementing decision of 16.9.2016 on the adoption of the 2017 annual work programme for the implementation of the Creative Europe Programme Brussels, 16.9.2016 C(2016) 5822 final // https://ec.europa.eu/programmes/creative-europe/sites/creative-europe/files/c-2016-5822_en.pdf

11Eligibility of organisations from non-EU countries // https://eacea.ec.europa.eu/creative-europe/library/eligibility-organisations-non-eu-countries_en  

12European Capitals of culture // https://ec.europa.eu/programmes/creative-europe/actions/capitals-culture_en

13Decision No 1622/2006/EC of the European Parliament and of the Council of 24 October 2006 establishing a Community action for the European Capital of Culture event for the years 2007 to 2019 // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32006D1622&from=EN. Согласно этому решению, начиная с 2010 г. неесовские страны уже не могли претендовать на присвоение титула европейской культурной столицы, в то время как за прошедший период побывать номинантами успели Краков и Прага до вступления Польши и Чехии в Евросоюз, Рейкьявик, Берген и Ставангер (Норвегия) и Стамбул.

14Decision №445/2014/EU of the European Parliament and of the Council of 16 April 2014 establishing a Union action for the European Capitals of Culture for the years 2020 to 2033 and repealing Decision №1622/2006/EС //  http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32014D0445

15European Parliament legislative resolution of 13 June 2017 on the proposal for a decision of the European Parliament and of the Council amending Decision № 445/2014/EU establishing a Union action for the European Capitals of Culture for the years 2020 to 2033 (COM(2016)0400 – C8-0223/2016 – 2016/0186(COD)) // http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//NONSGML+TA+P8-TA-2017-0252+0+DOC+PDF+V0//EN; Decision (EU) 2017/1545 of the European Parliament and of the Council of 13 September 2017 amending Decision No 445/2014/EU establishing a Union action for the European Capitals of Culture for the years 2020 to 2033 // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32017D1545&from=EN

16Decision (EU) 2017/864 of the European Parliament and of the Council of 17 May 2017 on a European Year of Cultural Heritage (2018) //  http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32017D0864&from=EN ; European Commission - Press release. Commission welcomes European Parliament's backing for European Year of Cultural Heritage // http://europa.eu/rapid/press-release_IP-17-1111_en.htm     

17Флорентийская декларация подвела итог первой встрече  министров культуры стран «G7» (Флоренция, 30-31 марта 2017 г.) – «Культура как инструмент для диалога между людьми» // Joint Declaration of the Ministers of culture of G7 on the occasion of the meeting «Culture as an instrument for dialogue among peoples» // http://www.beniculturali.it/mibac/multimedia/MiBAC/documents/1490881204940_DECLARATION-Dichiarazione.pdf

18Culture Sub-programme. Support for European cooperation projects 2018 and for cooperation projects related to the European year of cultural heritage 2018 Guidelines // https://eacea.ec.europa.eu/sites/eacea-site/files/3._guidelines_coop_2018_eacea_32_2017_and_35_2017_0.pdf

19European Union Prize for cultural heritage //  https://ec.europa.eu/programmes/creative-europe/actions/heritage-prize_en

20http://www.europeanheritageawards.eu

21European Union Prize for Literature // https://ec.europa.eu/programmes/creative-europe/actions/literature-prize_en

22https://composite-indicators.jrc.ec.europa.eu/cultural-creative-cities-monitor/

23https://ec.europa.eu/jrc/sites/jrcsh/files/mawp-2016-2017.pdf

24Меморандум о взаимопонимании между Советом Европы и Евросоюзом подписан 23 мая 2007 г. //  https://rm.coe.int/1680597b32

25Меморандум о взаимопонимании между ЮНЕСКО и Евросоюзом заключен 8 октября 2012 г. // https://en.unesco.org/sites/default/files/unesco-eu_mou_8_october_2012.pdf

26Официальный сайт проекта // http://europeanheritagedays.com

27https://www.coe.int/en/web/conventions/full-list/-/conventions/rms/09000016800645e8

28Декларация Сантьяго-де-Компостела 1987 г. учредила программу культурных маршрутов Совета Европы // The Santiago de Compostela Declaration 23 October 1987 //  https://rm.coe.int/16806f57d6

29См.: Resolution CM/Res(2010)53 establishing an Enlarged Partial Agreement on Cultural Routes // https://search.coe.int/cm/Pages/result_details.aspx?ObjectID=09000016805cdb50. По состоянию на начало 2018 г. членами Расширенного частичного соглашения о культурных маршрутах являются 30 государств: Австрия (2011), Азербайджан (2011), Андорра (2012), Армения (2015), Болгария (2011), БиГ (2016), Венгрия (2013), Германия (2013), Греция (2011), Грузия (2016), Испания (2011), Италия (2011), Кипр (2011), Литва (2012), Люксембург (2011), Монако (2013), Норвегия (2011), Польша (2017), Португалия (2011), Россия (2011), Румыния (2013), Сан-Марино (2017), Сербия (2012), Словакия (2014), Словения (2011), Финляндия (2017), Франция (2011), Хорватия (2016), Черногория (2011), Швейцария (2013).

30Joint-Programme with European Commission DG GROW // http://culture-routes.net/partners/joint-programme

31Программа «Гектор» – сеть образовательных программ в сфере управления европейскими культурными маршрутами. HECTOR project (Heritage and Cultural Tourism Open Resources for innovative training schemes related to the Cultural Routes of the Council of Europe) // http://culture-routes.net/content/hector-project 

32https://www.coe.int/en/web/cultural-routes/by-theme

3327 сентября 2017 г. КМСЕ принял Декларацию по случаю 30-летия со дня учреждения программы «Культурные маршруты» Совета Европы (1987-2017) // Declaration by the Committee of Ministers on the 30th anniversary of the Cultural Routes of the Council of Europe (1987-2017) // http://www.culture-routes.net/sites/default/files/files/Decl(27_09_2017)E.pdf; 30 years of Cultural Routes of the Council of Europe: Building dialogue and sustainable development through European values and heritage (27-29 September 2017, Lucca, Italy) - FOLLOW-UP // http://culture-routes.net/news/7th-cultural-routes-council-europe-advisory-forum-2017-followup; http://culture-routes.net/sites/default/files/files/20170929_CRS_ROADMAP_LUCCA_DRAFT(1).pdf

34Council Regulation (EC) No 116/2009 of 18 December 2008 on the export of cultural goods (Codified version) // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32009R0116&from=EN; Directive 2014/60/EU of the European Parliament and of the Council of 15 May 2014 on the return of cultural objects unlawfully removed from the territory of a Member State and amending Regulation (EU) No 1024/2012 (Recast) // http://eur-lex.europa.eu/legal-content/EN/TXT/PDF/?uri=CELEX:32014L0060&from=EN; Proposal for a Regulation of the European Parliament and of the Council on the import of cultural goods Brussels, 13.7.2017 COM(2017) 375 final 2017/0158(COD) // http://eur-lex.europa.eu/resource.html?uri=cellar:e1fd9ba7-67a8-11e7-b2f2-01aa75ed71a1.0003.02/DOC_1&format=PDF 

Евросоюз > СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441392 Мария Орешина


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441388 Армен Оганесян

Россия - часть Европы, которая так и не стала ее частью

Армен Оганесян, главный редактор журнала "Международная жизнь"

Выступление на заседании к 30-летию Института Европы РАН

Образование новоевропейской интеграции совпало с интенсивной фазой процесса глобализации, которая была стимулирующей и вдохновляющей силой при формировании Европейского союза. Сегодня дебаты о кризисе глобализации почти синхронно ведутся с дискуссиями о кризисных явлениях европейской интеграции. На страницах европейской прессы развернулась полемика: кто же виноват в том, что глобализация, которая привнесла немало положительных черт в мировое развитие, так и не стала универсальной и, главное, гармонизирующей моделью мироустройства?

«Неизбежная трилемма мировой экономики - противоречия между реалиями демократии, суверенитета и глобальной экономической интеграции» - оказалась, по мнению авторитетных участников дискуссии, одновременно и яблоком раздора, и камнем преткновения. Эти общемировые тенденции не могли, конечно, не сказаться негативным образом на интеграции, объединившей значительную часть Европы. Как отметил в одном из недавних выступлений Алексей Анатольевич Громыко, прежние принципы евроинтеграции перестают быть предметом копирования.

Европейские элиты, преданные Европейскому союзу, не отрицают, что сама идея изначально приняла очертания политического проекта, структурированного «сверху вниз». В одном из коллективных исследований проблем идентификации в Европе, изданном Кембриджским университетом, говорится: «Специалисты Европейского союза в области политических наук, часто спонсируемые Европейской комиссией, концентрируют свое внимание главным образом на самом Союзе и влиянии, которое оказывают его институты… В то же время практически не обращалось внимания на вопрос, как формировались чувства общности «снизу вверх» и вне институтов ЕС или рядом с ними… То, что внешние дисциплинарные принципы интеграции опережают, а в отдельных случаях противоречат интеграции внутренней, равно как и ее региональному разнообразию, с очевидностью выявил финансово-экономический кризис».

Сегодня для Европы понятна необходимость сохранения глобальной конкурентоспособности и быстрого перехода к новой индустриальной революции. Однако восточноевропейские страны не располагают достаточными финансово-экономическими ресурсами для формирования собственной конкурентоспособной индустрии. 20-процентная доля дотаций из еврофондов в бюджете этих стран помогала в какой-то мере амортизировать очевидный разрыв в социально-экономическом развитии между «старой» и «новой» Европой.

Как считает директор Центра по проблемам европейской интеграции в Минске Юрий Вячеславович Шевцов, «сегодня происходит открытый переход европейской интеграции к новому принципу в отношении слаборазвитых государств. Больше невозможен прежний уровень скрытых и явных дотаций. План Юнкера по стимулированию высокотехнологического сектора ЕС… охватил собою в основном более готовые к нему страны «старой» Европы… Неизбежное сокращение дотаций восточным европейцам создает для них новую реальность надолго. Эта новая реальность стимулирует давно наметившиеся негативные черты развития этого региона. Что ждет Восточную Европу в ближайшие 10-15 лет? К каким последствиям приведет переход ЕС к новой модели развития?»

В связи с этим возникает и другой немаловажный для нас вопрос: создаст ли данная новая реальность возможность для нового исторического сближения России со странами этой части Европы?

Конечно, нас волнуют не только вопросы экономики и то, насколько стабильным будет европейский рынок потребления наших энергетических ресурсов. Постулат о том, что Россия является частью Европы, кажется неоспоримым. Французский историк культуры Пьер Шоню утверждал, что критерием принадлежности к европейской цивилизации может служить лишь вовлеченность во внутрицивилизационный диалог. Разумеется, Россия полностью отвечает этому критерию. И все же откуда ощущение некоторого водораздела и переживаемого нами средостения между Европой и Россией, которые остро чувствовали в свое время как славянофилы, так и западники?

Здесь мы сталкиваемся со своего рода антиномией: Россия - часть Европы, которая так и не стала ее частью. Разве не было мощного влияния византийской культуры на европейскую цивилизацию? Разве мало зримых свидетельств растворенности этой культуры в итальянских, немецких и других европейских городах? Тем не менее Византия так и не стала частью Европы, которая приложила немало стараний для разрушения цивилизации, наследницей которой стала Россия.

Симптоматично, что недавно власти Нидерландов отнесли Россию к списку «стран вокруг Европы». Подобный статус был внесен в концепцию внешней культурной политики королевства на 2017-2020 годы. Но мы знаем, что под такой оценкой подписались бы не только Нидерланды. Парадоксально, ведь именно Голландия была главным партнером и вдохновителем Петра, прорубившего «окно в Европу».

«Россия - часть Европы», - мы произносим это, как будто стоим на другом, противоположном берегу. Почему так? Для нас естественней было бы сказать: «Европа - часть России», тем более что Россия не поглощена Европой и значительная ее часть принадлежит Азии, причем не только территориально. В начале прошлого века один из русских мыслителей писал: «Наблюдая за печатью, прислушиваясь к общественным настроениям, я все же с печалью замечаю: в каком загоне настоящая русская мысль, как робко, будто извиняясь, мыслят русские люди по-русски, если их мысли не совпадают с мыслями западными».

Институт Европы - это не просто академический институт, это центр, средоточие русской мысли о Европе. Причем в своей работе вам удалось сохранить важный баланс, часто игнорируемый, особенно нашей системой образования, когда одной части Европы отдается приоритет по отношению к другой. Это наша историческая «болячка». Уже цитируемый мною мыслитель-наблюдатель, сокрушаясь, говорил: «Из истории, из литературы немецкой, французской и английской мы кое-что знаем, но история и литература славян для нас земля неведомая. Если бы произвести русским людям экзамен по истории славянства, то получилось бы, думается, нечто поучительное, именно: нам стало бы стыдно своего невежества. О Карлах, Фридрихах и Людовиках мы учили в школе, а о славянах - нет».

По образному выражению русского философа Владимира Эрна, в отношении России Европа совершала довольно стремительно трансформацию от «Канта к Круппу». Нам грех забывать об этом.

Какие тенденции возобладают в Европе? Центростремительные, которые приведут к углублению очередной внутренней конвергенции, либо центробежные, которые вернут Европу к конгломерату национальных государств? Ведь история не повторяет себя только в деталях.

Думаю, нет нужды кому-то из нас становиться евроскептиками или еврооптимистами. Хотя иногда мне кажется, что в нашем политологическом (не научном) сообществе еврооптимистов (в процентном отношении) больше, чем в любой европейской стране. Для нас важно понять: как дальнейшее развитие Европы во всех аспектах ее политического, культурного, экономического бытия отразится на нас? Что эти изменения будут означать для России? К чему быть готовыми?

В решении этих задач неоценимую роль и значение приобретает работа вашего института, его уникального коллектива, которому хочется пожелать успехов на столь важном поприще!

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 29 декабря 2017 > № 2441388 Армен Оганесян


Испания. Евросоюз. Финляндия > Госбюджет, налоги, цены > prian.ru, 29 декабря 2017 > № 2441006

В Испании минимальная ежемесячная зарплата вырастет до €740

Правительство согласилось поднять на 4% минимальную заработную плату в 2018 году, до €736 в месяц, а к 2020 году довести эту цифру до €850. Однако это произойдет только в том случае, если удастся достигнуть поставленных целей экономического роста и занятости населения.

Премьер-министр страны Мариано Рахой подписал соглашение с профсоюзами, в котором указано, что самые низкооплачиваемые работники будут ежемесячно получать на €28,4 больше уже в 2018 году. Об этом сообщает The Local. К 2019 году минимальная заработная плата в Испании будет теоретически повышена до €773 евро (+5%), а в 2020 году вырастет до €850 в месяц (+10%).

«Испания пострадала от интенсивной девальвации зарплат. Это стимул для восстановления размера заработной платы людей, которые больше всего потеряли из-за экономического кризиса», - говорит лидер крупнейшего союза рабочих Испании Унай Сордо.

Повышение зарплат состоится при двух условиях. Рост ВВП Испании должен превышать 2,5% в предыдущем году, а среднее число людей, занятых в системе социального обеспечения, должно увеличиться на 450 000. Текущие тенденции показывают, что эти цели реалистичны.

Но даже в случае увеличения зарплат Испания остается в так называемой «группе 2 минимальной зарплаты» Евросоюза наряду с такими странами, как Португалия, Греция, Мальта и Словения. Самая низкая заработная плата в указанных странах составляет €500-1000.

Группа 3, охватывающая страны с самой высокой минимальной зарплатой в государствах-членах ЕС, включает Францию, Германию, Нидерланды, Бельгию, Ирландию и Люксембург, где самый низкий ежемесячный доход превышает €1000.

Средняя ежемесячная зарплата финнов составляет €2800.

Испания. Евросоюз. Финляндия > Госбюджет, налоги, цены > prian.ru, 29 декабря 2017 > № 2441006


Гуам. Самоа. Евросоюз > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440701 Дмитрий Водчиц

Евросоюз воюет с офшорами. Как меняются правила игры для бизнеса

Дмитрий Водчиц

руководитель налоговой практики компании КСК групп

Эра офшоров приходит к концу, теперь «спрятать» активы станет невозможно. ФНС сможет получать информацию из популярных офшоров уже с осени 2018 года

Евросоюз утвердил черный список офшоров — в него вошло 17 государств. В 2013 году Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) приняла план по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и выводу прибыли из-под налогообложения (BEPS – Base Erosion and Profit Shifting). Согласно BEPS, государства должны принимать меры для борьбы с уклонением от уплаты налогов: устранять различия в налогообложении, ужесточать правила о «контролируемых иностранных компаниях», совершенствовать меры по борьбе с налоговыми злоупотреблениями, установить порядок обмена информацией, разработать порядок сбора и анализа информации о размывании налогооблагаемой базы и выводе прибыли из-под налогообложения.

Евросоюз, большинство членов которого входят в ОЭСР, уделяет большое внимание реализации BEPS. 17 стран, которые не принимают достаточных усилий, ЕС включил в список ненадежных офшоров. Эти государства рассматриваются как «серые» зоны, которые можно использовать для отмывания денег и уклонения от уплаты налогов.

В перечень, опубликованный 5 декабря, вошли: Американское Самоа, Бахрейн, Барбадос, Гренада, Гуам, Макао, Маршалловы острова, Монголия, Намибия, Объединенные Арабские Эмираты, Палау, Панама, Самоа, Сент-Люсия, Тринидад и Тобаго, Тунис, Южная Корея. Если какая-то из этих стран предпримет необходимые меры, то в будущем ее исключат из списка. Последствия попадания в список для страны и для бизнеса Государства, попавшие в перечень, скорее всего, не смогут претендовать на получение кредитов от стран Евросоюза. Для предпринимателей, у которых есть бизнес в офшорах, попадание этих стран в список грозит более жесткими условиями налогообложения. Велика вероятность, что ЕС

введет повышенные ставки для выплат в адрес компаний в государствах — членах списка. Тогда аккумулировать доходы в ненадежных юрисдикциях станет невыгодно. В первую очередь речь

идет о выплате роялти, процентов и дивидендов.

В некоторых странах Евросоюза повышенные ставки уже применяются. Например, в Чехии и Португалии при выплатах роялти на офшор из черного списка нужно заплатить в бюджет 35%, при выплате на компанию из белого списка — 15% в Чехии и 25% в Португалии. В Латвии налог при выплатах роялти и дивидендов на компанию из черного списка — 15%, а в остальных случаях – 0%. Существуют также дополнительные налоги при оформлении недвижимости на офшорные компании. Например, в Испании — 3%. У российских предпринимателей популярны офшоры ОАЭ и Панама. Эти юрисдикции используют для формирования в них центра прибыли от товарных операций и вывода дивидендов. В этом

случае налоговые платежи могут сильно возрасти. IT-компании часто переезжают в ОАЭ. У таких фирм могут возникнуть проблемы – платежи за программное обеспечение (услуги или лицензии) будут облагаться налогом в Европе по повышенным ставкам.

Что дальше: как будут развиваться события и что делать? Возможны два варианта развития событий. Первый — страны из черного списка начинают реализовывать положения BEPS и раскрывают информацию. В этом случае о бенефициарах и их доходах станет известно налоговым органам. Второй вариант – бизнес будет платить налоги по повышенным ставкам. Скорее всего, страны из списка рано или поздно начнут раскрывать

информацию. Это общемировой тренд – заграничные бизнес-структуры становятся все более прозрачными.

Что можно посоветовать предпринимателям? Если источник прибыли находится в Европе, офис и юрлицо лучше перенести в оншор из серого или белого списка стран и платить налоги там. Например, это могут быть Кипр или Мальта. Также в черный список не попали и многие офшоры: Белиз, Британские Виргинские острова и др.

Но в этих юрисдикциях невозможно открыть офис и перевести в них штат. Если это сделать, то организация станет налоговым резидентом юрисдикции и ей придется платить в ней налоги. Банки же не принимают на обслуживание компании без офиса присутствия и штата. Поэтому использование офшоров становится все более затруднительным. Ни один надежный европейский банк не откроет счет для компании из страны, вошедшей в черный список.

Если часть бизнес-структуры продолжает оставаться в странах из списка, нужно быть готовым к ограничениям, связанным с трансфертным ценообразованием. Это значит, что налоговые органы могут пересматривать цены сделок внутри группы компаний и ограничивать движение капитала. Уже сейчас банки особое внимание уделяют расчетам с офшорами и проводят дополнительные проверки, а иногда отказывают в платежах или вообще в обслуживании. Например, компания на Британских Виргинских островах получила платеж за товар от панамской компании. Банк принял платеж. Спустя некоторое время собственник захотел вывести деньги, но банк отказал в этом. Кредитная организация поставила ультиматум: либо вернуть панамской компании, либо оставить на счете. В этот момент панамской компании уже не существовало. Деньги повисли в воздухе.

В Европе также есть ограничения для физлиц. Бывают случаи, когда банки отказывают в открытии счетов европейцам, имеющим налоговое резидентство ОАЭ. Мир изменился — бизнес тоже должен меняться. Не стоит ждать, когда Евросоюз примет единые для региона ограничения на работу со странами из черного списка — это грозит бизнесу большими потерями. Мир стремительно меняется, «спрятать» активы скоро станет невозможно. Даже Британские Виргинские и Каймановы острова создали открытые реестры бенефициаров. «Эра офшоров» заканчивается, должен измениться и бизнес.

Гуам. Самоа. Евросоюз > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440701 Дмитрий Водчиц


Молдавия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 декабря 2017 > № 2438613

Без войны и мира. Как найти выход из приднестровского тупика

Stanislav Secrieru

Приднестровский конфликт далек от разрешения, но и резкого обострения там ждать не стоит. Международные игроки, каждый по своим соображениям, заинтересованы в поддержании мира. В сочетании с развитыми связями между Молдавией и Приднестровьем это обеспечивает региону стабильность. Но такая стратегия управления конфликтом опирается на неоптимальное равновесие, и одной стабильности недостаточно: нужно сделать гораздо больше, чтобы создать почву для урегулирования в дальнейшей перспективе

Уже больше двух десятилетий приднестровский конфликт остается замороженным. Перемирие, заключенное еще в начале 1990-х, оказалось устойчивым, этническая напряженность снизилась, а Молдавия и Приднестровье активно взаимодействуют друг с другом, поэтому конфликт считается одним из наименее проблемных на постсоветском пространстве.

После событий в Крыму и Донбассе некоторые эксперты предсказывали, что следующим на очереди будет Приднестровье, но эти страхи не оправдались. Как ни парадоксально, Россия, бурно возражавшая против создания зоны свободной торговли между Молдавией, Украиной и ЕС в 2014 году, легко согласилась на то же самое для лояльного Москве Приднестровья в 2015 году. Кремль не стал разжигать страсти, а скорее, наоборот, помог не допустить дестабилизации.

Однако последние события в регионе опять вернули Приднестровье на первые полосы. Президентские выборы в Молдавии выиграл пророссийский кандидат Игорь Додон, и некоторые увидели в этой победе шанс продвинуться в разрешении конфликта. Но по молдавской Конституции полномочия президента весьма ограниченны, а правительство страны едва ли намерено поддерживать его политику. Наоборот, молдавские власти вновь потребовали от России вывести войска из Приднестровья, а в августе объявили российского вице-премьера Дмитрия Рогозина персоной нон грата.

Многим кажется, что это может привести к новой эскалации. Глава Приднестровья Вадим Красносельский заявил, что Молдавия «не отказалась от намерения решить конфликт военным путем», а президент Молдавии Додон – что Кишинев следует сценарию, написанному внешними силами, «жаждущими войны» (под ними он подразумевает Румынию и НАТО). Однако в реальности за этой эмоциональной риторикой стоит скорее желание консолидировать власть и выбить себе финансирование, чем стремление развязать войну.

Деньги без обязательств

Считается, что стороны конфликта будут заинтересованы в его разрешении, если сложившаяся тупиковая ситуация слишком дорого им обходится или если они сталкиваются со значительным внутриполитическим давлением. Но и Молдавию, и Приднестровье пока устраивает статус-кво, и острой необходимости в окончательном разрешении конфликта они не чувствуют.

В молдавском обществе нет запроса на урегулирование конфликта. В опросе 2017 года лишь 1,3% респондентов назвали это приоритетом номер один для страны. Гораздо важнее другие проблемы: общественный порядок (24%), экономическое развитие (22%), повышение качества жизни (20%) и борьба с коррупцией (13%). Еще меньше эта тема волнует молодое поколение, которое не помнит советской Молдавии. В 2007 году лишь 4,6% молдаван в возрасте 18–29 лет назвали реинтеграцию Приднестровья в числе приоритетов для страны, в 2017 году – всего 1%.

В то же время подавляющее большинство жителей страны считает, что Приднестровье должно быть частью Молдавии, только без насильственных решений. Молдаване хотят мирной реинтеграции, но лишь после того, как будут удовлетворены их более базовые запросы.

А в разрешении этих основных проблем правительство Молдавии пока не слишком продвинулось. Его неэффективность увеличивает популярность проевропейски настроенной оппозиции. На президентских выборах 2016 года проевропейский кандидат Майя Санду, несмотря на отсутствие доступа к главным СМИ и весьма ограниченное финансирование, заняла второе место, набрав 48% голосов.

Чтобы компенсировать недостаток легитимности и отбиться от критики, в том числе от обвинений в коррупции и в профанации европейской повестки, правящая партия вместо проведения реформ использует все более агрессивную риторику в вопросе Приднестровья, надеясь склонить общественное мнение в свою пользу. К примеру, требования о выводе российских войск адресованы не столько Москве или Тирасполю, сколько внутренней и западной аудитории.

Таким образом, молдавское правительство пытается потеснить укрепляющиеся оппозиционные партии и перетянуть к себе избирателей, негативно относящихся к России. Власти также надеются убедить Запад, что только они в состоянии не допустить победы пророссийских партий на парламентских выборах 2018 года. Правительство рассчитывает, что, изображая кризис вокруг Приднестровья, они смогут сохранить европейское финансирование, несмотря на то что не выполнили взятые на себя обязательства по реформам.

Кишинев явно не собирается снова начинать военные действия на Днестре. Расходы Молдавии на оборону одни из самых низких в Европе (менее 0,5% ВВП), и даже война в соседней Украине ничего в этом плане не изменила. В 2017 году военный бюджет Молдавии сократился с 0,42% до 0,40% ВВП. Военные учения тоже проходят все реже: в 2015 году было проведено 18 учений с участием 1504 солдат, а в 2017 году – 16 с участием 1151 солдата.

В основном эти деньги уходят на зарплату и поддержание дряхлеющей военной инфраструктуры. Денег на модернизацию вооружений и наращивание боеготовности нет. В этих условиях для Кишинева будет самоубийством провоцировать столкновение с Приднестровьем, которое, по словам одного бывшего молдавского министра, гораздо лучше вооружено и подготовлено к войне. Правительство Молдавии не особенно разборчиво в средствах, когда борется за власть или осваивает европейские транши, но войны оно не хочет.

С любовью, но строго

Евросоюз, однако, не намерен подыгрывать молдавским властям. Щедрая финансовая поддержка «проевропейских» правительств Молдавии (561 млн евро был выделен в 2007–2013 годах, 700 млн предусмотрено на 2014–2020 годы) пока принесла весьма скромные результаты, а имидж ЕС в стране пострадал: общество воспринимает эту помощь как поддержку коррумпированной власти.

Поэтому теперь ЕС ужесточил свою политику. Европейские чиновники все меньше прислушиваются к обещаниям молдавских властей и все больше внимания обращают на их реальные действия. В ЕС хотят, чтобы Кишинев не мог использовать геополитические аргументы для уклонения от серьезных реформ. Слабая, бедная, неэффективная Молдавия, управляемая коррумпированными политиками, едва ли может быть привлекательной для Приднестровья.

Так что теперь ЕС выставляет более строгие условия. В ответ на просьбы Кишинева о кредите на 40 млн евро и гранте на 60 млн Евросоюз предложил кредит на 60 млн и грант на 40 млн. Брюссель впервые объявил, что дальнейшие транши будут предоставляться только после проведения ряда реформ, направленных на укрепление верховенства права, что, скорее всего, замедлит выделение средств. Из 700 млн евро, предусмотренных на помощь Молдавии до 2020 года, пока передано лишь 40%. Как сказал бы Остап Бендер, «утром – стулья, вечером – деньги».

Эта европейская политика «строгой любви» сопровождается постепенным созданием новых стимулов для Приднестровья. Уже более 60% экспорта из Молдавии и Приднестровья сейчас идет на рынок ЕС, и Брюссель пользуется этой зависимостью, чтобы убедить обе стороны снижать барьеры и укреплять взаимное доверие. Есть надежда, что такая умеренная политика создаст подходящие условия для урегулирования.

Один из главных приоритетов ЕС сейчас – ускорить внедрение соглашения о свободной торговле в Приднестровье, чтобы непризнанная республика и дальше могла пользоваться беспошлинным выходом на европейский рынок. В краткосрочной перспективе это поможет стабилизировать приднестровскую экономику, а в дальнейшем может способствовать экономическому сближению с Молдавией.

ЕС также пересмотрел формат Миссии по приграничной помощи Молдавии и Украине (EUBAM), созданной в 2005 году. По новому мандату ее работа продлевается до 2020 года, штаты сокращаются, а главным предметом внимания становится приднестровская часть молдавско-украинской границы. EUBAM поможет внедрять соглашение о свободной торговле, создавать совместные с Молдавией и Украиной пункты пограничного контроля и бороться с трансграничной преступностью.

Еще один приоритет ЕС – восстановление и укрепление экономических и социальных связей, разрушенных в ходе конфликта. Пример успешной инициативы – реконструкция на средства ЕС моста между селами Гура-Быкулуй и Бычок, уничтоженного в 1992 году. Его восстановление началось в 2000 году, а в этом году мост снова открылся для движения. В 2014 году ЕС выделил 28 млн евро на укрепление доверия между Молдавией и Приднестровьем; это проекты в области образования, здравоохранения, миграции, торговли, поддержки малого и среднего бизнеса. Правда, Приднестровье продемонстрировало к этой теме куда меньше интереса, чем к беспошлинному доступу на европейские рынки.

Вечные безбилетники

Общественное мнение в Приднестровье трудно оценивать, так как Тирасполь блокирует независимые опросы, а исследования, проведенные по заказу местных властей, не вызывают большого доверия. Но после двух лет резкого экономического спада настроения жителей левого и правого берегов Днестра вряд ли сильно отличаются друг от друга.

Правящие элиты в Приднестровье действуют не менее цинично и оппортунистично, чем их коллеги в Кишиневе. Они изображают Румынию или Молдавию главными угрозами существованию Приднестровья, но при этом могут пользоваться румынскими паспортами (по сообщениям СМИ, жена Вадима Красносельского – гражданка Румынии) или искать в Молдавии убежище от преследований на родине (например, бывший глава Приднестровья Евгений Шевчук после бегства из Тирасполя какое-то время жил в Кишиневе).

Они заинтересованы в сохранении нынешней ситуации, при которой Россия предоставляет щедрую финансовую поддержку, а ЕС – беспошлинный доступ на свой рынок. Приднестровские чиновники не видят противоречия между проповедями в поддержку евразийской интеграции и тем фактом, что в Румынию Приднестровье экспортирует больше, чем в Россию. Приднестровские власти извлекают немало выгоды из такого положения вещей, но сохранять его становится все сложнее.

После подписания соглашения о свободной торговле между ЕС и Молдавией летом 2014 года в Тирасполе надеялись, что приднестровские компании смогут экспортировать товары на европейский рынок на прежних условиях автономных торговых преференций (АТП). Но вскоре стало ясно, что АТП не будут продлеваться бесконечно, и в конце 2015 года Тирасполь был вынужден согласиться на новый план, по которому он получит доступ к европейским рынкам в обмен на выполнение определенных целевых показателей, в числе которых постепенный отказ от пошлин на импорт из ЕС и введение НДС.

В таможенной политике определенные успехи достигнуты: были отменены пошлины на 1900 товаров. Но налоговые реформы еще впереди. Власти Приднестровья оправдывают свое бездействие тем, что республика якобы стала жертвой «экономической блокады», которая делает экономические реформы еще более болезненными. Однако статистика опровергает эти доводы. Число приднестровских компаний, зарегистрированных в Кишиневе, – это условие получения экспортного сертификата, – стремительно растет. Только в первой половине 2017 года их количество выросло с 1587 до 2396, а экспорт из Приднестровья за первые девять месяцев 2017 года увеличился на 13%.

При этом самые впечатляющие результаты достигнуты в торговле с Украиной: несмотря на разговоры про экономическую блокаду, приднестровский экспорт туда вырос на 55%, а импорт – на 45%. Этот стремительный рост, возможно, свидетельствует о сокращении контрабанды и увеличении легальной торговли с Украиной. Утверждения Тирасполя, что молдавско-украинский пропускной пункт Кучурган – Первомайск тормозит легальную торговлю и повышает издержки для Приднестровья, не подтверждаются.

Жалобы приднестровских властей на экономическое давление со стороны Молдавии адресованы прежде всего Москве. Лидеры сепаратистов позиционируют себя как последний «пророссийский оплот» в регионе, надеясь добиться дополнительной помощи от Москвы. В 2017 году Тирасполь запросил долгосрочный кредит на $130 млн на льготных условиях, и это не считая того, что Приднестровье получает российский газ бесплатно (счета выставляются «Молдовагазу»). Правда, на этот раз Москва слезам не поверила и в кредите отказала.

В ожидании урожая

Вопреки обыкновению, Россия отказалась выделять дополнительное финансирование Приднестровью и сдержанно отреагировала на открытие молдавско-украинского пункта пропуска в Кучургане. Дипломаты, участвовавшие в этих переговорах, говорят, что поддержка Тирасполя со стороны России по пограничным вопросам была весьма вялой. Дмитрий Рогозин даже удалил несколько резких постов о Молдавии и Румынии, написанных в июле.

Можно предположить, что экономические трудности, с которыми столкнулась Россия, отражаются и на ее сателлитах в регионе. Экономика помогает объяснить и то, что Россия фактически согласилась с включением Приднестровья в зону свободной торговли: доступ непризнанной республики к европейским рынкам сокращает для Москвы расходы на ее содержание.

Но есть и еще одно объяснение: возможно, Москва заключила с Кишиневом неформальное соглашение, по которому Россия не будет возражать против новых пропускных пунктов, если Молдавия и дальше будет закупать электричество на Кучурганской электростанции в Приднестровье, принадлежащей «Интер РАО». В таком случае Москва одним махом убивает сразу трех зайцев: Молдавия будет импортировать с Украины меньше электричества, Приднестровье сохранит важный источник доходов (около $100 млн в год), а долг «Молдовагаза» (в 2017 году достигший $6,5 млрд) продолжит расти, ведь для выработки электроэнергии в Приднестровье используется российский газ.

В то же время экономические факторы могут играть и второстепенную роль. Независимость Приднестровья никогда не была для Москвы самоцелью: главное здесь – возможность влиять на внутреннюю и внешнюю политику Молдавии. Когда Россия ожидает прихода к власти в Кишиневе дружественных политических сил, Приднестровье временно отходит на второй план. Сейчас, например, предполагается, что Партия социалистов, которая обещает восстановить тесные связи с Россией, добьется больших успехов на следующих парламентских выборах. Вопрос пока лишь в том, насколько социалисты опередят конкурентов и хватит ли у них депутатов, чтобы сформировать правительство в одиночку.

В начале 2016 года Москва отвергла предложения молдавского правительства о перезагрузке отношений и предпочла усилить поддержку президента Игоря Додона, бывшего лидера Партии социалистов, надеясь добиться решительной победы социалистов и на парламентских выборах. За десять месяцев 2017 года Додон встречался с Путиным шесть раз, а Россия объявила амнистию для молдавских мигрантов, нелегально находящихся в стране, и вновь открыла некоторые рынки для сельскохозяйственного экспорта из Молдавии. Реальные последствия амнистии оценить трудно, но статистика молдавского экспорта в Россию в январе – сентябре 2017 года показывает умеренный рост. Москва, похоже, дает молдавским избирателям сигнал: проголосуете за социалистов, и будет вам хорошо.

Если это так, то эскалация приднестровского конфликта перед выборами Москве ни к чему, потому что она негативно скажется на результатах Партии социалистов и может спровоцировать мобилизацию молдавских избирателей против пророссийских сил. Неудивительно, что российские дипломаты призвали к формальному возобновлению переговоров в формате 5+2 и к более активному взаимодействию Кишинева и Тирасполя.

Вероятно, именно Москва инициировала январскую встречу между приднестровским лидером Красносельским и молдавским президентом Додоном, и вскоре Объединенная контрольная комиссия, в чьи задачи входит поддержание мира и безопасности в зоне разъединения, возобновила работу после двухлетнего перерыва. Таким образом, Додон получил возможность укрепить свой имидж миротворца.

Сейчас в интересах Кремля поддерживать спокойствие в регионе, чтобы повысить шансы пророссийской партии на победу. Однако если социалисты выступят неудачно или после выборов отвернутся от Москвы (такое в молдавской политике уже бывало), Россия может начать действовать в Приднестровье гораздо более агрессивно.

Что делать?

Приднестровский конфликт далек от разрешения, но и резкого обострения там ждать не стоит. Международные игроки, каждый по своим соображениям, заинтересованы в поддержании мира. В сочетании с развитыми связями между Молдавией и Приднестровьем это обеспечивает региону стабильность. Но такая стратегия управления конфликтом опирается на неоптимальное равновесие, и одной стабильности недостаточно: нужно сделать гораздо больше, чтобы создать почву для урегулирования в дальнейшей перспективе.

Международному сообществу не следует придавать особое значение воинственной риторике Кишинева и Тирасполя. Нужно настаивать на практических мерах, которые повысят качество жизни по обе стороны Днестра, и прежде всего на дальнейшей реализации соглашения о свободной торговле в Приднестровье, что может подтолкнуть местные власти к экономическим реформам.

Молдавии и Украине нужно продолжать строительство совместных пунктов пропуска на приднестровской части границы. И если Тирасполь хочет избавиться от имиджа «черной дыры», вести легальную торговлю и привлекать инвестиции, то прозрачный пограничный контроль в его интересах.

Эти меры нужно дополнить систематическими усилиями по восстановлению транспортного сообщения и инфраструктуры, коммуникаций и финансовых связей, разрушенных в ходе конфликта. Информационный разрыв между Приднестровьем и Молдавией можно сократить, если они договорятся о взаимной трансляции телеканалов. Постепенно, если приложить достаточно усилий и терпения, жители обоих берегов Днестра почувствуют, что связи и контакты – это хорошо, и, возможно, осмелятся мечтать о чем-то большем.

Молдавия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 декабря 2017 > № 2438613


США. Евросоюз. Китай. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 декабря 2017 > № 2438606 Дмитрий Тренин

Каким был 2017 год для внешней политики России

Дмитрий Тренин

Российская внешняя политика 2017 года запомнилась прорывом на Ближний Восток, углублением конфронтации с США и отчуждением с Европой, тактическим продвижением в Азии и статус-кво на постсоветском пространстве. Россия существенно расширила свой внешнеполитический инструментарий, но резкий контраст размаха внешней политики с ограниченными возможностями российской экономики по-прежнему сохраняется

2017 год отметился в истории российской внешней политики большими успехами и разочарованиями. Очевидным успехом стало завершение основной фазы военной операции в Сирии. Вопреки многим прогнозам, щедро раздававшимся осенью 2015 года, Москва не увязла в «ближневосточном Афганистане», не осрамилась на поле боя, не попала в тиски суннитско-шиитского разлома, не понесла тяжелых потерь в живой силе и технике, не стала жертвой массированных атак террористов и при этом не утратила способности к миротворчеству между противоборствующими сторонами.

Наоборот, военные действия и дипломатические усилия России удачно сочетались и эффективно координировались политическим руководством страны, которому удалось создать невиданную ранее коалицию с Ираном и Турцией, одновременно взаимодействуя с Саудовской Аравией и Иорданией, Египтом и Израилем.

Таким образом, удалось решить не только ближайшие задачи: сохранение у власти режима Асада и через это – сохранение целостности сирийского государства, а также разгром боевой силы экстремистского, запрещенного в РФ «Исламского государства», но и задачу среднего уровня – возвращение России на Ближний и Средний Восток как влиятельного игрока и наконец достичь главной цели всей операции – подтвердить статус России как великой мировой державы.

Российские лидеры и в 1990-е годы утверждали, что Россия даже после распада СССР остается великой державой. Но только сейчас это утверждение стало общепризнанным фактом. Относительно недавнее неосторожное высказывание бывшего президента США Барака Обамы о России как о региональной державе воспринимается теперь с усмешкой даже в Америке. Да, пожалуй, Россия действительно стала региональной державой – теперь еще и на Ближнем и Среднем Востоке.

Западное направление

От успехов – к разочарованиям. Надежды на то, что новоизбранный президент США Дональд Трамп закроет период конфронтации с Россией и начнет глобально договариваться с Москвой на основе пересекающихся национальных интересов двух стран, оказались не только разбиты, но сменились гораздо более мрачными, чем прежде, прогнозами относительно будущего отношений России и США.

В 2017 году Россия стала фактором внутренней американской политики, которая переживает острейший за последнее время кризис. Это делает практически невозможным улучшение отношений в течение президентства Трампа – сколько бы оно ни длилось. Теперь, наоборот, речь идет о дальнейшем ухудшении отношений.

Расследование спецпрокурора Роберта Мюллера, нацеленное на поиск следов государственной измены в действиях Трампа и его команды, создает в США психологический климат, в котором Конгресс в отместку за российское вмешательство в выборы последовательно расширяет санкции против РФ, а средства массовой информации изображают Россию худшим врагом Америки, чем в свое время СССР. В этих условиях усилия президента Путина выстроить личные отношения с Трампом могли привести лишь к очень скромным результатам.

Другим разочарованием для России стала Европа. Президентские выборы во Франции выиграл не фаворит Москвы Франсуа Фийон, а гораздо менее расположенный к Москве Эммануэль Макрон. Надежды, что Париж станет застрельщиком в процессе ослабления, а затем и снятия антироссийских санкций, развеялись. Более того, при Макроне французская внешняя политика приобрела динамику, которая способна не столько сблизить Москву и Париж, сколько развести их еще дальше.

Подобная динамика уже несколько лет присутствует в российско-германских отношениях, которые из одной из опор стабильности на Европейском континенте превратились в фактор взаимного раздражения и растущей подозрительности. Поглощенная внутренними проблемами, Европа – за исключением ее восточного фланга – сегодня меньше интересуется Россией, чем когда бы то ни было в прошлом. В итоге Москве не удалось компенсировать фактическую блокаду отношений с США позитивной активностью на европейском направлении.

Важнейшей причиной неудачи в отношениях с Европой стало продолжение вооруженного конфликта в Донбассе и неспособность сторон обеспечить даже прекращение огня на линии соприкосновения. Постоянные перекрестные обстрелы, в которых продолжают гибнуть люди, очевидно невыгодны Москве и лишь подкрепляют позицию Киева как «жертвы агрессии». Сознавая это и, возможно, понимая нереальность смены власти на Украине в благоприятном для Кремля направлении, Владимир Путин выступил с инициативой введения в регион миротворцев ООН. Идея замораживания конфликта по кипрскому образцу была предсказуемо отвергнута Украиной и США. Европейские попытки распространить путинскую инициативу на весь регион конфликта были, в свою очередь, отклонены российской стороной.

Вероятно, в Москве все отчетливее понимают, что уход Украины из российской сферы влияния и ее переориентация на Запад – свершившийся факт, который имеет в том числе и позитивные последствия для России (прекращение многолетнего субсидирования Киева Москвой, исключение украинского газового шантажа в отношении России и так далее). Вместе с тем осознание реальности длительного – на всю обозримую перспективу – соседства с враждебной сорокамиллионной страной, которая будет постоянно требовать деоккупации территорий и компенсации за нанесенный ущерб, придет не скоро. Между тем это осознание абсолютно необходимо для того, чтобы понять, что нужно и что можно делать в отношении Украины. Пока же остается лишь констатировать: если Сирия – высшая точка российской внешней политики, то Украина, безусловно, ее низшая точка.

Восточное и постсоветское направление

На фоне блестящего успеха и горьких разочарований остальные направления российской внешней политики выглядят не столь драматично. Крепнет китайско-российская геополитическая антанта, основанная на обоюдном стремлении Москвы и Пекина к полицентричному мировому порядку. Китай получает все больший доступ к российским энергоресурсам и военным технологиям. Москва тесно координирует с Пекином свои действия в кризисе, возникшем вокруг ракетно-ядерной программы Северной Кореи.

В то же время более широкое экономическое сотрудничество продвигается не очень быстро, российский ответ на китайскую инициативу «Пояса и пути» не особенно впечатляет, а тем временем асимметрия между динамичным и все более сильным Китаем и пока еще не запустившей свою стратегию экономического и научно-технического развития Россией становится все больше.

Формирование большой евро-азиатской стратегии Москвы как сердцевины ее внешней политики пока идет неровно. Укрепление отношений с Пекином проводится параллельно с затянувшейся стагнацией в российско-индийских отношениях. Вступление Индии и Пакистана в 2017 году в Шанхайскую организацию сотрудничества, безусловно, важнейший шаг на пути создания геополитической и геоэкономической системы Большой Евразии, но пока что расширение ШОС выглядит скорее формальным актом, чем реальным усилением организации.

Москву можно поздравить с тем, что ей удается вести дела одновременно и с Дели, и с Исламабадом, но в целом южноазиатское направление внешней политики РФ в уходящем году очевидно просело. Возможно, это отчасти результат дефицита ресурсов, в том числе человеческих, но будет печально, если проседание продолжится и приоритетность отношений с Индией останется лишь риторической, а отношения с Пакистаном будут сосредоточены только на афганских делах.

Москва, впрочем, сделала в 2017 году заметный шаг в направлении Юго-Восточной Азии, которая рассматривается как составная часть большой евразийской конструкции наряду с ее ядром – странами ШОС. Помогли саммит G20 во вьетнамском Дананге и Восточноазиатский саммит на Филиппинах. Вьетнам – российские ворота в АСЕАН, где крупнейший потенциальный партнер – Индонезия. Для России выход в этот регион, где проживает 500 млн человек, и желателен, и труден – из-за ограниченного предложения конкурентоспособной российской продукции и из-за недостатка экспертизы. Главное теперь, чтобы желание было подкреплено ресурсами и волей и помогло преодолеть трудности.

В Северо-Восточной Азии российская дипломатия 2017 года, помимо совместных с Китаем шагов по корейской ядерной проблеме, продолжала плотный диалог с Японией. Этот диалог уже открыл путь к договоренностям по вопросам экономического сотрудничества, в том числе на Курильских островах. Гораздо более важным, учитывая развитие ситуации на Корейском полуострове, стало военно-политическое направление диалога. Постепенно между президентом Путиным и премьером Абэ укреплялось взаимопонимание и нарабатывался потенциал доверия. Фактически Россия и Япония уже вплотную приблизились к наиболее чувствительному вопросу двусторонних отношений – вопросу о мирном договоре и о границе между двумя странами. Учитывая политический календарь, для решения этой проблемы у Москвы и Токио остается довольно узкое окно возможностей – 2018–2020 годы.

Наконец, в ближайшем постсоветском окружении России внешняя политика Москвы продолжала решать многочисленные тактические задачи. Евразийский экономический союз оставался полезным, но не особенно заметным объединением, как и Организация договора о коллективной безопасности. Институты Содружества независимых государств, в которое все еще формально входит Украина, постепенно отходят на второй-третий план или тихо отмирают.

В сфере двусторонних отношений российская внешняя политика спокойно наблюдала за умеренной диверсификацией – в сторону развития отношений с Евросоюзом – внешних политик Белоруссии и Армении, стараясь при этом поддерживать тесные контакты с Минском и Ереваном. Сама Москва при этом уделяла больше внимания давно диверсифицировавшимся Казахстану и среднеазиатским соседям, включая Узбекистан.

Новые инструменты

Итак, российская внешняя политика 2017 года запомнилась прорывом на Ближний Восток, углублением конфронтации с США и отчуждением с Европой, болью конфликта на Украине, тактическим продвижением в Азии и поддержанием статус-кво на постсоветском пространстве. Такой анализ, однако, был бы не полон без короткого упоминания еще о двух моментах: методах внешней политики и ее цене.

В последнее время Россия существенно расширила свой внешнеполитический инструментарий. Важной составляющей его стала внешнеполитическая пропаганда, которая, казалось, умерла вместе с Советским Союзом. Вместо этого она возродилась в иной, гораздо более динамичной форме.

Речь уже не идет о пропаганде достижений российской политической системы, экономики, науки и техники, культуры или идеологии и ценностей. Не особенно усердствует нынешняя версия пропаганды и по части продвижения российской внешнеполитической повестки. Вместо этого она сосредоточена на критике современных западных обществ, но не извне, а изнутри; на развенчании западной демократии, «как она есть на самом деле», и на формулировании убедительной альтернативы унифицированным подходам мейнстримных СМИ. В каком-то смысле она напоминает западную радиопропаганду, популярную в СССР.

Боязнь «кремлевской пропаганды», возродившаяся на Западе впервые со времен зиновьевского Коминтерна, является, вероятно, наиболее объективной оценкой действенности нынешних московских усилий на этом направлении. Недаром большинство материалов открытой части доклада американских спецслужб о российском вмешательстве в президентские выборы 2016 года были посвящены деятельности телеканала RT.

Другой новацией стала диверсификация политических контактов Москвы. Долгое время эти связи ограничивались общением с действующими властями и системной оппозицией. Сейчас эти рамки значительно расширены. Знаковым в этом отношении стало приглашение в Кремль в ходе французской предвыборной кампании кандидата в президенты Франции Марин Ле Пен.

Российские политики налаживают контакты с теми силами в Европе, кого принято считать крайними – правыми или левыми. Москва – через государственные СМИ – не скрывает своих предпочтений на тех или иных выборах, выражая готовность работать со всеми, кто пользуется сколь-нибудь значимой поддержкой в своих странах.

Вероятно, этому в России научились, наблюдая, как высокие западные чиновники активно общаются с несистемной оппозицией в странах с авторитарными режимами. Известно, что общение такого рода нередко связано с материальной поддержкой – как публично признаваемой, так и скрытой. Наряду с активизацией внешнеполитической пропаганды новый формат общения глубоко шокировал западные элиты, успевшие отвыкнуть за последние 30 лет от московского политического активизма на чужих площадках.

Наконец, третьей новацией стало участие в российской внешней политике граждан и групп, номинально не связанных с государством. Владимир Путин говорил о «патриотических хакерах», в Донбассе открыто признается наличие российских добровольцев, из Сирии идут сообщения о частных военных компаниях. Есть частные, но дружественные властям спонсоры, реализующие различные интересные Москве проекты; есть частные, но безусловно дружественные Кремлю СМИ. Есть отдельные персоны – их, правда, немного, – которые не только делают важные внешнеполитические заявления, но и проводят крупные мероприятия за пределами страны – и все от своего имени.

Такое расширение инструментария российской внешней политики дает возможность осуществлять действия, формально не неся ответственность за них. В этом случае российское руководство, которое, вероятно, так или иначе координирует подобную деятельность, берет в качестве примера не Советский Союз, а современный Запад с его множеством игроков, нередко работающих в области внешней политики рука об руку с официальными властями на принципах особого рода частно-государственного партнерства.

Активность и размах российской внешней политики резко контрастируют с ограниченными экономическими и финансовыми возможностями современной России. В Кремле, судя по высказываниям главы государства, осознают угрозу возможного перенапряжения: урок Советского Союза еще свеж в памяти у многих. Сирийскую кампанию, насколько можно судить по косвенным признакам, удалось удержать в финансово приемлемых рамках. Более того, она окупилась и еще окупится в результате роста престижа России и ее оружия на Ближнем и Среднем Востоке – одном из главных мировых рынков вооружений.

С другой стороны, некоторые акции – например, приглашение Ле Пен в Кремль – скорее направлены на то, чтобы сделать громкое заявление, чем в расчете на конкретный результат. Предполагаемые действия российских «патриотических хакеров» на американском поле настолько возмутили политическую элиту США, что она солидарно заняла жесткую антироссийскую политику, выразившуюся в усиливающихся санкциях. Главная проблема здесь, как представляется, в увлечении тактическим эффектом и оперативной стороной дела без постановки стратегических целей и проработки путей их достижения. Эта проблема, правда, появилась не в 2017 году.

США. Евросоюз. Китай. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 декабря 2017 > № 2438606 Дмитрий Тренин


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 декабря 2017 > № 2438605 Михаил Комин, Таисия Шенцева

Переключая скорости. Что означают для России споры о реформе ЕС

Михаил Комин, Таисия Шенцева

Для России сейчас важно приложить максимум усилий, чтобы выйти из числа угроз, от которых европейцы отталкиваются при определении будущего вектора развития. Долгосрочные программы модернизации и реформ на то и долгосрочные, что структурируют взаимодействие на десятки лет вперед, выстраивая такие парадигмы при принятии решений, выйти за границы которых, пусть даже в сторону взаимовыгодного улучшения отношений, будет крайне сложно

В 2017 году поиск образа будущего стал главной темой политической жизни не только в России, но и в Евросоюзе. Всплеск популярности этого старого как мир занятия еще в 2016 году спровоцировала избирательная кампания Дональда Трампа, выигравшего президентские выборы с лозунгом «Make America Great Again». Трамп описывал хоть и противоречивую, расплывчатую, но все же привлекательную для многих граждан США картину новой американской мечты.

Вслед за ним – уже в 2017 году – устремились европейские лидеры, где самую яркую кампанию со схожей идеей провел во Франции Эммануэль Макрон. Вместе со своим движением «Вперед!» он смог перехватить призывы к обновлению даже у более радикально настроенных конкурентов. Перед российскими выборами на поиски образа будущего тоже брошены силы множества институтов, организаций и кандидатов в президенты.

Но одно дело – пытаться нарисовать прекрасные перспективы в рамках внутреннего, национального политического процесса, и совсем другое – попробовать вдохнуть новую жизнь в организации наднациональные, такие как Европейский союз. Здесь и участников в разы больше, и противоречий между ними, и количество проблем за последние годы интеграции увеличилось на порядок. Уже несколько месяцев дискуссия о векторах развития ЕС не прекращается, свои взгляды на проблему дальнейшей интеграции высказывают как страны-участницы, так и европейские бюрократы.

Несмотря на все попытки, собрать образ будущего для единой Европы пока не получается, хотя стремлений столько, что очертания нового договора ЕС становятся главной темой европейской политики. Более того, именно отношение к проектам дальнейшей интеграции в ближайшие годы будет определять позиции стран ЕС по другим вопросам, а также формировать поведение наднациональных общеевропейских институтов, завершающих свою трансформацию из бюрократического инструмента в политического игрока.

Вопрос «Куда мы движемся и что будет дальше?» неслучайно вышел на повестку дня в ЕС именно в этом году. Множество новых кризисов – от миграции и терроризма до брекзита и авторитарных тенденций в некоторых странах – трактуются Евросоюзом не в логике проблем, а в логике вызовов, которые необходимо преодолеть в ближайшем будущем, задействуя интеграционные инструменты.

Одна скорость Юнкера

К концу этого года были сформулированы и продолжают обсуждаться два базовых сценария развития ЕС. В Белой книге, приуроченной к 60-летнему юбилею Римских соглашений, они были названы «Doing much more together», что подразумевает интенсификацию равноскоростной, одинаковой для всех членов ЕС интеграции, и «Those who want more do more», что отсылает к Европе разных скоростей, то есть дифференцированной или гибкой интеграции.

Подробное видение первого сценария, односкоростной Европы подробно сформулировал председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер в традиционном обращении к депутатам Европарламента в сентябре этого года. Юнкер представил амбициозную картину будущего единой Европы, которая на первый взгляд кажется несбыточной мечтой и фантазиями евробюрократов.

Однако этой вдохновляющей речи Юнкера предшествовал этап длительных и крайне тяжелых консультаций в течение всего лета с представителями стран-участниц. В результате бывший премьер Люксембурга, славящийся своими талантами переговорщика, оценил масштаб раздирающих ЕС противоречий и нашел единственный выход – поднять ставки, включив в новый интеграционный проект максимальное число идей и предложений от каждой заинтересованной стороны. Расширение еврозоны, создание Европейского валютного фонда и Европейского разведывательного подразделения, объединение постов главы Еврокомиссии и Евросовета, уход от консенсусного голосования – это лишь малая часть пакета смелых предложений Юнкера, обсуждение и детализация которых продолжается до сих пор.

Идея этого пакета проста: поскольку договориться об изменениях в наиболее острых областях не получается, необходимо расширить зону обсуждаемых мер настолько, чтобы в нее вместились предложения, устраивающие каждую из стран, а от горизонта перспектив интеграции захватывало дух. С увеличением зоны обсуждения увеличивается и зона компромисса, а значит, появляется шанс на успех переговоров.

В итоге пакетный характер плана Юнкера использует три важных механизма.

Первый помещает в ядро предложений то, что беспокоит подавляющее большинство. Для ЕС сейчас это вопросы обороны и безопасности, обострившиеся в связи с терактами, непредсказуемостью Трампа и ощущением уязвимости восточных границ от России. Помимо стандартного набора мер типа интенсификации взаимодействия спецслужб и разговоров об общеевропейской армии, Юнкер включает в это ядро новые, неочевидные интеграционные шаги.

Один из них – создание полноценного энергетического союза, который будет формировать обязательства взаимопомощи европейских стран при дефиците энергоносителей у одной из них, а попутно еще больше ослаблять возможности российского политического влияния. Или учреждение наднациональной комиссии по аудиту иностранных инвестиций в Европе. Этот шаг направлен прежде всего на защиту от скупки Китаем стратегической инфраструктуры и передовых технологий.

Второй пакетный механизм – включить в число общих мер то, что гарантирует кровную заинтересованность тех, кто меньше всего склонен к компромиссам. Например, Вишеградская группа постоянно напоминает о худшем качестве продуктов и лекарств, поставляемых европейскими производителями на рынки Центральной Восточной Европы по сравнению с Францией и Германией. Предложим в ответ усилить полномочия национальных правительств по пресечению нарушений стандартов качества.

Польша негодует из-за сохраняющейся разницы зарплат между польскими и немецкими рабочими – создадим специальный наднациональный орган по контролю над соблюдением требований равноправия при приеме на работу. Балтийские страны боятся, что Россия скупит все их земли, – попросим уже упомянутую комиссию по иностранным инвестициям обращать особое внимание на пресловутые русские деньги. Хорватия стремится вступить в еврозону, но пока не очень успешно – поставим это отдельной задачей в общем плане интеграции. Бережливая Меркель лично ратует за создание поста общеевропейского министра финансов – да без проблем.

Третий механизм – показать перспективы роста экономического пирога в сферах, которые еще не успели стать проблемными, – например, в области кибербезопасности. По данным 2016 года, на 80% европейских компаний хотя бы раз нападали хакеры, всего же с 2015 года число кибератак с целью вымогательства увеличилось на территории ЕС в четыре раза, что уже несет гигантские убытки и компаниям, и частным лицам.

В ответ на эту проблему Юнкер предложил создать Европейское агентство кибербезопасности, на самом деле имея в виду усиление полномочий уже существующего агентства по сетевой и информационной безопасности (ENISA). До недавнего времени ENISA по своим функциям напоминало исследовательский центр и занималось лишь разработкой рекомендаций для национальных правительств, что не спасало от роста ущерба от киберпреступлений.

Еврокомиссия разработала ряд мер по усилению ENISA, в которые входит расширение штата и увеличение бюджета агентства вдвое (до 23 млн евро в год), внедрение схемы сертификации в области информационно-коммуникационных технологий, а в перспективе – создание общеевропейского киберщита, способного к тому же защитить от случаев, похожих на попытки взлома почты Эммануэля Макрона в период избирательной кампании. Возникающая за счет эффекта масштаба экономия от интеграции в этой сфере и приведет к выгоде для всех стран.

Реформирование кибербезопасности важно для ЕС еще и потому, что это является заявленным шагом на пути создания единого цифрового рынка – еще одной новой и потенциально взаимовыгодной точки интеграции. Стратегия единого цифрового рынка была опубликована еще в 2015 году, и ее цель – к 2019 году облегчить жизнь потребителям и бизнесу и стимулировать рост индустрии через отмену устаревшего регулирования авторского права, обеспечения свободного потока данных, внедрение системы ePrivacy и так далее. Но реализация стратегии забуксовала, и комиссия пытается придать этому движению новый импульс, тем более что вместе с мерами по повышению прозрачности и изменению системы налогообложения для крупных технологических компаний это пользуется поддержкой бизнеса.

Интеграция для желающих

Тем не менее, несмотря на все переговорческие таланты Юнкера, представленный им вариант углубления интеграции скорее микширует, чем решает огромное число накопившихся между странами ЕС противоречий. Второй базовый сценарий интеграции – «Those who want more do more» – признает эту проблему и предполагает, что дальнейшая интеграция должна происходить на основе возвращающего себе популярность принципа Европы разных скоростей.

Идея этого подхода – в постепенном выращивании внутри самого ЕС продвинутого ядра интеграции, не связанного обязательствами учитывать интересы аутсайдеров, не сумевших или неспособных на той же скорости, что и ядро, включиться в интеграционный процесс. Прообразом такого ядра на данном этапе должна стать еврозона, за исключением наиболее слабых стран типа Греции. На периферии, соответственно, останутся и Вишеградская группа, и страны Северной Европы, и государства, которые пока еще не достигли критериев для вступления в зону евро, – например, Хорватия.

По факту принцип Европы разных скоростей в его сильно смягченной форме реализуется в ЕС с начала века. Он был сформулирован еще в 1990-е годы на фоне осознания растущего разнообразия Европы и планов масштабного расширения Союза на восток. Понимая, что для сохранения темпов интеграции теперь нужно уметь находить исключения из правил и разрешать отдельным странам игнорировать какие-то общие требования, евробюрократы надеялись, что на общей волне популярности европейского проекта различия со временем сотрутся.

К моменту ратификации Лиссабонского договора в 2009 году подобная гибкость добралась и до вопросов защиты прав человека, когда Великобритании, Польше и Ирландии разрешили исполнять Хартию фундаментальных прав в той степени, в какой она соответствует национальному законодательству, то есть, к примеру, не ратифицировать статьи об абортах.

До кризиса 2008–2009 годов интеграция действительно продолжалась, новые интеграционные инициативы удавалось проводить сначала через ядро в виде 10–15 стран, а затем перекидывать на остальные государства в более мягком режиме. Один из таких последних плодов реализации принципа Европы разных скоростей – создание Европейского банковского союза, оформившегося в 2014–2015 годах.

Несмотря на точечные успехи, минусы разноскоростного подхода очевидны и подробно описаны исследователями. Речь идет о риске распада ЕС фактически на два объединения, находящиеся под общей крышей. О дальнейшем углублении различий между странами, прекращении традиционных для интеграции позитивных эффектов, вроде spillover (когда интеграция, достигая определенного уровня в одной сфере, стимулирует интеграцию в соседних секторах), и ослаблении стимулов к принятию более компромиссных решений, свойственных любому многостороннему объединению.

Дополнительный негативный эффект для ЕС связан с отказом от принципа единообразия применения права на всей территории Союза, хотя изначально именно принцип равенства стран в применении и следовании общеевропейским нормам ставился в приоритет. Общие для всех стран преимущества от интеграции основываются на одинаковой для всех мере ответственности за их соблюдение. Не надо делать исключения и копить противоречия, нужно дожидаться естественного сближения интересов и выстраивать гармоничную политику. Все эти минусы можно найти в практике работы ЕС за последние десять лет.

Тем не менее большинство западноевропейских стран, в том числе Германия, Франция, Италия и Испания, одобрили идею многоскоростной Европы. Их поддержали страны Бенилюкса и даже Мальта. Польша и другие страны Вишеградской группы выступили против, а один из евродепутатов от Болгарии даже сравнил принцип разных скоростей с апартеидом, имея в виду углубление и формализацию и так существующего в ЕС неравенства при принятии важнейших решений.

Такая резкая риторика вполне объяснима. Польша или Венгрия выступают за маргинальный для большинства других стран ЕС сценарий, названный в Белой книге «Doing less more efficiently». Этот вариант образа будущего Европы подразумевает частичное возвращение наиболее спорных наднациональных полномочий на уровень национальных правительств, но взамен предлагает большую интеграцию в наиболее проблемных областях, прежде всего в сфере обороны и безопасности и единых стандартов качества продукции.

Критикуемые за авторитарные тенденции Польша и Венгрия, таким образом, надеются вернуть себе часть суверенитета, например, в вопросах регулирования СМИ и соотношения функций судебной и законодательной властей, но при этом продолжать получать общеевропейские субсидии и гарантии безопасности. Крупные западноевропейские землевладельцы и многонациональные супермаркеты вытесняют с рынка локальных фермеров стран Центральной Восточной Европы, а потому те будут выступать за такой вариант интеграции, где ЕС больше ориентируется на оборону и безопасность и меньше на дальнейшую гармонизацию экономической и таможенной политики.

Разные скорости Макрона

Несмотря на противодействие со стороны Вишеградской группы и ряда других стран, президент Франции Эммануэль Макрон развивает принцип Европы разных скоростей в своей программе по модернизации ЕС. Выдвинутый им образ будущего для ЕС, хоть и не менее амбициозен, чем план Юнкера, является реальной альтернативой намерениям Еврокомиссии. Пока Юнкер мыслит идеалами единой Европы, Макрон думает об интересах Франции и возрождении ее ведущей роли в тандеме с Германией, как исторически и задумывалось.

Выход Британии делает давнюю мечту немного ближе, но стремительному развитию мешают отстающие страны ЕС, которых Макрон ждать не намерен. Будущее Европы по-макроновски – это интеграция по плану «who want more do more» из Белой книги, но с еще большим упором на принцип Европы двух скоростей. Все ключевые экономические и оборонные инициативы Макрона, схожие по идеям с программой Юнкера, предполагают вовлекать в них только страны еврозоны, то есть только тех, кто уже находится на интеграционном фронтире и готов идти дальше.

Более того, французский президент видит особую роль в будущем ЕС франко-германского центра, с объединенным к 2024 году рынком, едиными условиями ведения бизнеса и фактически единым пространством безопасности. Таким образом, Евросоюз должен превратиться в трехслойный пирог, где ядром будут Франция и Германия, модернизированная еврозона станет внутренним контуром, а остальные останутся на периферии интеграционного процесса.

Несмотря на серьезное сопротивление программе Макрона не только со стороны традиционных оппонентов Европы разных скоростей, но и, например, Нидерландов, нельзя сказать, что предложения французского лидера лишены перспектив. Сильной позицию Макрона делает честность – он призывает признать, что страны ЕС вовсе не едины по большинству вопросов, а потому могут и должны двигаться дальше в разных темпах, но в одном направлении. Даже внутри еврозоны есть страны-кредиторы, а есть получатели, их интересы противоположны друг другу, а потому добиться единогласия в рамках старых правил невозможно. Лучше разными идти вперед, чем делать вид, что все одинаковые, и топтаться на месте.

Вторая надежда Макрона – брекзит. У Лондона всегда было особое мнение, тормозящее интеграционные инициативы Франции или Германии. Великобритания чаще остальных голосовала в Совете министров ЕС против большинства, выступая щитом для остальных стран-евроскептиков. Без такого прикрытия Польше, Швеции или Дании будет сложнее противостоять объединенному фронту Франции и Германии, хотя и сам этот фронт проходит сейчас испытание на прочность.

Сразу после выборов Меркель поддержала план Макрона, особенно его часть про новую роль франко-германского ядра. Но из-за разразившегося политического кризиса приходится корректировать позицию. К примеру, к идее единого бюджета еврозоны большинство немецких партий относится скептически, а если в коалицию все же войдут свободные демократы, которым тогда уйдет кресло немецкого министра иностранных дел, поддержка может смениться ярой критикой.

Однако самое важное в проектах интеграции вовсе не то, насколько они полезны для отдельных стран или насколько они помогут углубить интеграцию. Намного важнее, насколько представленные сценарии в принципе выполнимы, поскольку ЕС уже давно стал не просто экономическим объединением, а политическим проектом с собственным внутренним политическим процессом и игроками.

Противоборство Макрона и Юнкера ярко иллюстрирует два альтернативных подхода к евроинтеграции. Речь идет о принципе, известном как Европа наций, где государства играют определяющую роль, и наднациональным подходом, когда для успеха интеграционного проекта все большим влиянием наделяется независимый наднациональный институт. Еврокомиссия пытается забрать себе все больше полномочий, завершая свою трансформацию из бюрократического института в политического игрока и обосновывая это возвышение позитивными эффектами от интеграции. В то время как страны ЕС, например Франция Макрона, напротив, исходят из позиции Европы наций, настаивая, что драйвером интеграции должны быть частные, но совпадающие у большинства интересы национальных государств.

Амбициозность стратегий Макрона и Юнкера вызывает скептицизм, но главная их задача не выполнить план максимум, а возродить дебаты об интеграции, завоевать лидирующие позиции среди тех, кто определяет ее ход, и максимизировать свое политическое влияние в будущем.

Значение для России

Для России в такой момент важно приложить максимум усилий, чтобы выйти из числа угроз, от которых европейцы отталкиваются при определении будущего вектора развития. Долгосрочные программы модернизации и реформ на то и долгосрочные, что структурируют взаимодействие на десятки лет вперед, выстраивая такие парадигмы при принятии решений, выйти за границы которых, пусть даже в сторону взаимовыгодного улучшения отношений, будет крайне сложно.

Сигналом для подобного переключения отношений может стать актуализация обсуждения какого-то нового рамочного договора между ЕС и Россией вместо устаревшего и утратившего силу Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС). В условиях санкций и украинского конфликта, разумеется, заключение такого же широкого по тематике договора вряд ли возможно, но возобновление конструктивного диалога и демонстрация позитивных намерений уменьшат шансы оказаться в числе угроз, конституирующих новое институциональное состояние европейской интеграции.

Тем более что сегодняшняя стратегия России во взаимодействии с ЕС – попытка играть на противоречиях между странами-членами для проведения нужных России решений – с неминуемым нарастанием интеграции будет становиться все менее эффективной. Последний пример такого подхода России к Европе – строительство газопровода «Северный поток – 2». Изначально предполагалось, что, поскольку проект не попадает под правила ЕС, он должен быть одобрен только теми странами, по территории которых будет проходить труба, – Финляндией, Данией, Швецией и Германией. Несмотря на это, Польша и страны Балтии пытались торпедировать проект, обеспокоенные тем, как строительство нового трубопровода в обход Украины повлияет на безопасность и экологию ЕС.

Чтобы сгладить противоречия, Еврокомиссия пошла на беспрецедентный шаг, впервые в истории ЕС запросив мандат от стран ЕС для переговоров с Россией по этому вопросу. Жесткая позиция Германии и последующая негативная реакция со стороны юридической службы Совета ЕС на выдачу такого мандата все же заблокировали возможности Еврокомиссии затянуть процесс строительства «Северного потока – 2», но удалось это с большим трудом. Кроме того, Еврокомиссия по-прежнему пытается найти способ повлиять на ситуацию за счет расширения действия правил внутреннего энергетического рынка, и таких возможностей у наднациональных институтов, приобретающих статус политического игрока, будет все больше.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 декабря 2017 > № 2438605 Михаил Комин, Таисия Шенцева


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 декабря 2017 > № 2437940 Александр Квасьневский

Александр Квасьневский: ЕС сделал для Украины больше, чем я ожидал, и даже больше, чем ожидал Путин

Элина Бекетова, 112.ua, Украина

Президент Польши в 1995-2005 годах Александр Квасьневский вошел в историю Украины как один из посредников во время политического кризиса в Киеве во время Оранжевой революции. Польша под его руководством окончательно перешла на рыночные рельсы, вступила в ЕС и НАТО. В это непростое для Киева и Варшавы время Квасьневский рассказал, как закончить конфликт между Украиной и Польшей вокруг исторического наследия, что может побудить Владимира Путина закончить войну на Донбассе, а также о перспективах вступления Украины в ЕС и НАТО.

«Нельзя отдавать диалог в руки националистов»

«112»: Когда мы с вами общались в сентябре, вы уже тогда сказали, что между Польшей и Украиной могут возникнуть напряженные отношения на почве национализма. Сейчас мы видим непростую ситуацию в отношениях. Что необходимо сделать, чтобы убрать эти разногласия, и может ли в этой истории каким-то образом быть задействована Россия?

Александр Квасьневский: По-моему все, что сейчас происходит, помогает России. Я не знаю, насколько они влияют на это, везде в мире говорят, что Россия влияет на все. И на выборы, и так далее, но я смотрю на это спокойно. И повторю то, что сказал вам в сентябре: будет большой ошибкой политических лидеров наших стран, если польско-украинский диалог будет в руках националистов с двух сторон, потому что тогда мы не найдем ответа, как разговаривать, не найдем идеи, как создать будущее, как организовать сотрудничество. Я бы предлагал лидерам наших стран начать серьезный диалог об истории. Историю мы уже не изменим. Она была очень трагическая, оценки были разные. Но она уже была. Есть хороший пример того, что произошло между Польшей и Германией или между Германией и Францией после войны. Это называется процесс примирения. И он связан с тем, что начинается диалог, что нет никаких табу, что спокойно среди академиков, историков, артистов, людей молодого поколения мы говорим обо всем, что произошло, какие факты, почему это так, что случилось, и тогда можно выработать взаимопонимание. И вот уже когда есть диалог и начинается взаимопонимание, только тогда уже возможен шаг к примирению. Я думаю, что есть много примеров в мире, как можно это делать, я думаю, что мы много сделали во время моего президентства и Леонида Кучмы, мы подписывали разные документы, открыли польское кладбище во Львове, а в Польше — кладбище украинцев. Думаю, было много небольших фактов, но таких, которые изменяли положение к лучшему. И теперь нужно вернуться к этой политике. Но самое главное — нельзя отдать эту тему в руки националистов. Потому что будет только хуже.

— Мы знаем, что будет работать комиссия на уровне вице-премьеров. Вы считаете, этого достаточно? Или президентам Порошенко и Дуде нужно придумать что-то еще?

— Это надо делать, конечно, такая комиссия должна быть, но это только одна метода. Важно тоже, чтобы эта комиссия пригласила к работе хороших историков с двух сторон. Я вам скажу так, мы в Польше придумали такую идею, что хотели написать книгу о польско-немецкой истории, которая была совместной книгой двух стран, чтобы там принимали участие и немецкие, и польские историки. Конечно, эта идея выглядела немножко странно. Я думал, что если они начнут работу и не будет согласия, то две стороны напишут свою версию. Я думал, что эта книга будет поделена, будут разные оценки. А в итоге оказалось, что этих разных оценок очень немного. Все, что касается фактов — для двух сторон ясно, что касается политических, исторических оценок, они более-менее совпадают. Я думаю, такая работа не для политиков, она для историков важна. Следующее, что нужно будет сделать — пригласить артистов, чтобы они тоже разговаривали об этом. Чтобы показать, как эта история выглядела, и посмотреть на гуманитарные элементы. Но и очень важно образование молодых людей, потому что без образования молодых людей, без исторической правды, без дискуссии не будет понимания всех этих проблем. Не будет настоящего примирения. Я думаю, нужно работать с учителями, надо работать со студентами. Надо спокойно об этом говорить, не использовать твердых аргументов. Только диалог поможет нам понять, какая сложная и трагическая у нас история. И это наша задача. И тех, кто являются лидерами наших стран, и молодого поколения, которое должно создать лучшее будущее, чтобы никогда мы не могли уже вернуться к этим страшным временам, которые были во время Второй мировой войны.

— Господин президент, спасибо за эти советы. Мы знаем, что сейчас в Польше новое правительство. Как вы считаете, какой будет политика Матеуша Моравецкого относительно Украины?

— Надеюсь, что не будет изменений. Я не хочу говорить про наших внутренних политиков. Как Черчилль когда-то сказал: я никогда за рубежом иностранным журналистам не говорю критически о своем правительстве, потому что я могу это сделать у себя дома. Но что касается Украины, я не беспокоюсь. По-моему, политика Польши на Украине более-менее стабильна. Лех Качиньский, брат-близнец (нынешнего лидера правящей партии «ПиС» Ярослава Качиньского, — прим. ред.), тоже шел в этом направлении, добавил своей активности к процессу, следующий президент Коморовский тоже это делал, надеюсь, что эта политика не будет меняться. Если бы я мог что-либо советовать премьеру Моравецкому и Дуде, то только то, чтобы активность этих отношений была более сильная… Я понимаю, почему она не такая сильная, потому что первые два года правительство занято теми делами, которые здесь в Польше. И, конечно, это понятно. Но стратегически Украина является нашим очень важным партнером, для нас ваш украинский суверенитет — это вопрос нашей безопасности. Я думаю, Моравецкий это понимает и будет развивать отношения как премьер-министр.

После выборов, возможно, Путин изменит стратегию в отношении Украины

— Анджей Дуда говорил в Харькове о том, что Польша поддержит инициативу Украины относительно введения миротворческой миссии на всей территории Донбасса. Польша уже в следующем году будет непостоянным членом Совета Безопасности ООН. Как можно повлиять на Россию?

— Каждый голос в рамках Совета Безопасности важен, но он не решающий, потому что решение может быть только тогда, когда все страны, которые имеют право вето, скажут для какого-то проекта «да».

— Или «нет», как это может сказать Россия…

— Или «нет»… К сожалению, я не вижу ничего, что может измениться в российской политике. Наверное, это не изменится до президентских выборов, которые, слава Богу, будут в марте следующего года. Нам нужно выдержать эти несколько месяцев, а потом конечно возникнет вопрос — что будет делать новый президент России. Я не знаю, как вам, но мне кажется, что это будет Владимир Путин, здесь сюрпризов никаких не будет (улыбается, — прим. ред.). Вопрос в том, насколько он может открыть новые возможности для отношения с миром. Без решения вопроса по Украине, без положительных шагов — например, миротворческие силы или конец помощи для всех этих сепаратистов, денег, оружия, которые он отправляет туда — без изменения этого украинский кризис и кризис отношений с Россией будет продолжаться, война и замороженный конфликт в Донбассе будет сохраняться, и это будет большой проблемой для Путина, которому надо провести модернизацию своей страны, а для этого нужны партнеры на Западе.

— А на что может пойти Путин, если будет понимать, что ему нужно показать Западу, что он демократический правитель?

— Я думаю, номер один — это решить вопрос Украины. Не думаю, что тут можно много сделать относительно Крыма, но что касается Донбасса, минского договора, конца поддержки сепаратистов и понимания со стороны Москвы, что Луганск и Донецк остаются частью Украины, имея какой-то специальный статус, форму своего самоуправления… И если он не будет этого понимать, не будет хотеть сделать, то будет это многолетний замороженный конфликт. Вы знаете, что Россия — это хороший специалист по замороженным конфликтам. Нагорный Карабах с 1991 года, Приднестровье с 1991 года, Осетия и Абхазия с 2008. Россия не боится замороженных конфликтов, они для других регионов и тех стран, где есть замороженный конфликт, и это страшно…

— А вы давно общались с Владимиром Путиным?

— Давно. У нас были хорошие отношения, встречал его, когда он был еще премьер-министром, а потом, когда в 2005 году завершил свое президентство после второго срока, согласно польской Конституции, у нас отношения были не такие хорошие, потому что первый кризис наших отношений — это была Оранжевая революция, потому что моя поддержка компромисса, круглый стол в Киеве, Путину это не понравилось, и с этого момента у нас тоже замороженные отношения.

— Вот вы говорите, господин президент, что необходимо подождать несколько месяцев до выборов…

— Но это недолго. 4-5 месяцев…

— А потом Путин что решит сделать? Отказаться от Донбасса, вернуть Крым? Или что он может сделать?

— Возможности такие… Первое — будет так, как теперь. Ничего не изменится, потому что по этой стратегии никаких шагов не будет…

— Будет держать Донбасс?

— Держать Донбасс — это означает дестабилизацию Украины, ограничение возможностей этой страны. Он может, конечно, считать, что будет новый кризис внутри Украины, и тогда новые политики, которые будут избраны во время следующих выборов, они будут более гибкие для Москвы, лояльные, дружеские… Такая возможность есть, но есть также такой сценарий: Путин понимает, он моложе уже не будет, для него важно, что он сделает для истории своей страны. Конечно, он может сказать, ничего другого не нужно делать, потому что такого популярного политика в России не было, не знаю, сколько десятков лет. Он очень популярный, и это не искусственная популярность. Он популярный.

— Это почему? Потому что есть Донбасс, Крым?

— И поэтому тоже. Сильный лидер, который борется за гордость. Россияне уважают таких сильных лидеров. И это очень интересно, что в других странах, например, если были бы санкции, то были бы экономические проблемы после такой политики, а сам политик имел бы какие-то проблемы, чтобы объяснить, зачем мы это делаем, мы живем хуже, у нас стандарты снижаются, но в России этого пока нет…

Смотрите, весь мир против нас…

— А мы воюем… И мы выдержим!

— А действительно ли выдержат? Как российская экономика справляется с санкциями?

— Это второй сценарий, о котором хочу рассказать. По-моему, он понимает тоже, что это большая страна, что нужно сделать глубокую модернизацию. И это модернизация не только промышленности — для России нужна модернизация государства, управления государством, децентрализация этой страны. Нужна глубокая реформа юридической системы. Один из близких сотрудников Путина мне сказал: «Теперь система управления России — это такая гибридная, между советской и ельциновской. Это не может работать в 21 веке. Это неэффективно. И по-моему, если Путин понимает, что этой стране необходима модернизация, что это нужно для эффективности этой страны, что это нужно, чтобы продемонстрировать серьезную роль этой страны. Смотрите, другой пример. Теперь никто в мире не знает российских товаров, которые были бы на международном рынке, хотя еще в 60-х годах Россия гордилась спутниками, космонавтами, конечно, оружием. А теперь нет. В 21 веке думать, что мы хотим быть суперсилой, имея только ядерное оружие, газ и нефть — этого мало.

— Что-то еще надо?

— Новые технологии, новые товары, новые идеи…

— А с этим у России не очень?

— Совсем нет! Я надеюсь, что Путин это понимает. И он будет хотеть сделать такие шаги, чтобы эта модернизация началась и чтобы он мог занять свое место в истории как человек, который не только возвратился к этой российской исторической гордости, но сделал современную страну, которая имеет эффективную экономику и так далее. Но если он пойдет в эту сторону, конечно, ему нужны нормальные отношения с миром, ему нужны тогда отношения с Западом, потому что Запад — это и политическая поддержка, и деньги, и технологии, и ноу-хау, и все-все-все… И если бы он выбрал после выборов такой проект, тогда надо найти выход из этого конфликта. Он должен предложить что-то, что будет приемлемо для Украины и что мир будет понимать, что это выход из замороженного конфликта.

— То есть, в ближайшие время не стоит ожидать быстрых решений по Донбассу и Крыму? Сколько необходимо лет, чтобы Украина восстановила там свой контроль?

— Никто этого не знает, одно могу точно сказать: ничего не нужно ожидать до выборов. Потому что сегодня каждый шаг на компромисс с Украиной избиратели Путина будут воспринимать не как силу и мудрость, а как слабость. Но выборы — это март следующего года, ну пусть еще один или два месяца будет реорганизация какая-то, хотя там вроде ничего не надо, Путин сидит в Кремле и будет сидеть в Кремле… Я думаю, первые интересные идеи будут перед летом следующего года. Но они как могут быть, так могут и не быть. Если такой замороженный конфликт будет продолжаться и это будет для него интересно, это может затянуться на много лет. Это может быть весь срок Путина как президента или еще дальше. Поэтому повторяю еще раз: Россия — хороший специалист по замороженным конфликтам. Они этого не боятся, они этим управляют.

— Шансов у российской оппозиции никаких нет?

— Конечно, нет. Первое — популярность Путина высокая, второе — это система так организована, что оппозиция — как коммунисты и Жириновский, которые имеют свое место в этой системе, так и те, кто хочет организовать демонстрации на улице — они пока шанса не имеют. Если страна не будет модернизироваться, почему так много молодых людей пошло с протестами не только в Москве и Петербурге, но и в других городах? Этого никогда не было, чтобы во многих городах молодые люди пошли показать, что они думают. Потому что этот лозунг борьбы с коррупцией, — это первая правда и это сильно организует все эти эмоции, и конечно, это большая проблема, что с этим делать. Но пока еще в следующем году для оппозиции никаких серьезных шансов нет.

Киев должен выполнять домашние задания

— Если Россия — это специалист по замороженным конфликтам, то как необходимо дальше действовать Европе? Достаточно ли делает Европейский Союз для Украины и, например, Польша?

— Скажу как реалист — мечтать можно, многие мои украинские друзья мечтают о том, что ЕС может сделать. Я вам скажу, что с моей точки зрения, Европейский Союз сделал больше, чем я ожидал, я думаю, сделал больше, чем думал Путин. Потому что Путин после Крыма и после Донецка был уверен, что атака не может пойти со стороны Германии, потому что у него всегда были близкие отношения с Германией. Первая сильная критика со стороны Меркель — он был уверен, что ЕС такая структура, что поболтают, поговорят, ничего не будет. А тут ЕС показал, что принимают санкции, все принимают санкции, даже такие страны, которые всегда к России имели теплое отношение, как Италия, как Испания, я думаю, что он не ожидал, что реакция будет такая…

— Кардинально жесткая?

— Да-да, жесткая и объединенная. Пока ЕС держит это, а нужно сказать, что для многих европейских лидеров это очень неудобно, их бизнес, предприниматели все время говорят, мол, уходите от этих санкций, нам этот российский рынок нужен. Они под сильным нажимом своих крупных бизнесменов. Второе, что касается отношений ЕС и Украины, шаг по безвизовому режиму — исторический, это помогает миллионам людей учиться, путешествовать, работать. Третье — если Украина будет проводить реформы, исполнять условия Соглашения об ассоциации, европейских законов, сотрудничество ЕС и Украины будет теснее… Этот процесс долгий. Мы подписали первый договор с ЕС в 1991 году, мы стали членом ЕС в 2004, нужно было 13 лет, а все говорят в мире и в Европе, что Польша была самым хорошим учеником в этой школе. И все-таки надо было 13 лет. Надо понимать, что если этот процесс идет положительно с двух сторон, все равно это не будет через месяц или год, это будет через несколько лет. Но это, конечно, будет процесс сближения.

— Интересно, сколько тогда Украине понадобится лет, чтобы стать членом ЕС и НАТО?

— Европейский Союз — это легче представить себе, если Европейский Союз будет развиваться нормально. Парадокс, но для вас есть новый шанс, потому что Европейский Союз без Великобритании создает немножко больше пространства для новых стран, для таких больших стран, как Украина.

— Думаю, можно представить Украину в близких отношениях в течение следующих 10-15 лет.

— Важно, чтобы в это время ЕС не вошел в следующий кризис, или, например, волна мигрантов не была такая сильная. Ведь тогда в ЕС скажут, что не можем никого принимать, это зависит от многих факторов. Но самое главное, чтобы, несмотря на все факторы, которые очень сложно предусмотреть, надо делать свое. Я вам скажу такую вещь — во время вступления Польши в ЕС я разговаривал со многими лидерами, и они все время мне говорили: «Александр, вам надо делать домашнее задание!» Я чувствовал себя как ученик. Но после этого, я вам скажу, хорошо сделанное домашнее задание очень помогает. И все эти скучные политики, которые говорили о домашнем задании, они были правы.

— Это помогало или мешало?

— Это помогало, потому что это надо было делать… Если этого не сделаешь, опоздаешь, не можешь использовать деньги, которые приходят. Первое, что Украина должна знать и делать — это выполнить свою домашнюю работу, тогда будут неплохие условия, чтобы сделать этот окончательный шаг. Что касается НАТО, по-моему, здесь проблема сложнее, потому что здесь Россия. Да, они не хотят ЕС и Украины в ЕС. По-моему, Россия заинтересована, чтобы ЕС был в каком-то постоянном кризисе и не мог идти вперед. Им такой сценарий, что Украина будет в ЕС, не понравится, но его еще можно принять. Но что касается НАТО, их позиция жесткая. Потому что они были против расширения НАТО, я это понимаю хорошо, я боролся за это, помню наши разговоры с Ельциным, главный аргумент был, что во время объединения Германии Запад обещал Горбачеву, что как бывшая Германская демократическая республика дальше НАТО не пойдет. А пошло — в Польшу и так далее.

И, конечно, многие политики на Западе имеют такое впечатление, что уже тогда это было таким большим риском сделать, а теперь пойти еще дальше, еще ближе к России, это будет очень большой риск и может быть ошибкой. Я думаю, это серьезная проблема и в отношениях с Америкой, и со многими странами НАТО. Но это не проблема с Польшей, очень важно для Польши, чтобы Украина была в НАТО. Что касается НАТО, здесь проблема сложная, здесь очень важно посмотреть, как будут эти все вопросы безопасности развиваться, потому что теперь видно, что Европа подписывала документы о том, как организовать свою структуру безопасности. Не думать, что вот есть НАТО, что оно нам поможет, а организовать европейские силы, европейский потенциал, потому что американская политика меняется. Это началось еще перед Трампом, они теперь фокусируются не только на атлантической зоне, они смотрят больше в сторону Азии. И здесь тоже будет важно, может быть, в этой системе безопасности и военного сотрудничества Европы можно найти какое-то место, которое будет хорошей гарантией безопасности для Украины.

— Но это получается не НАТО, а отдельная система безопасности в Европе?

— Это все может быть. Несмотря на Украину, этот процесс уже пошел, здесь будет много чего меняться, вам на это тоже нужно смотреть. Запад, конечно, имеет большую проблему с Украиной. Почему? Потому что все гарантии, которые дали члены Совета безопасности ООН и которые были подписаны в Будапеште, после того, как Украина отказалась от ядерного оружия, они были только на бумаге. Во время кризиса в Крыму оказалось, что бумага — это только бумага… И теперь, конечно, найти какую-то новую форму гарантий безопасности для Украины — не принимая Украину в НАТО — это вопрос сложный, потому что надо ответить тогда и вам, и украинским лидерам, на какие гарантии будет подписана следующая бумага?

— То есть, можно сказать, та бумага была не выполнена…

— И другая тоже не будет. Здесь очень тонкая проблема.

— А вот если мы говорим о том, НАТО вообще нужна Украина? Или там не особо видят Украину?

— Конечно, для безопасности в Европе Украина очень важна. Потому что это большая страна в центре Европы, между Россией и Западом и так далее. Проблема в том, что при такой реакции России, конечно, очень сложно решать этот вопрос. Идеальное положение, которые мы можем изобразить — это хорошие отношения НАТО и России, все вместе работаем над безопасностью, и Украина тогда может быть членом НАТО, а Россия говорит: «Нам это не мешает, мы работаем хорошо с НАТО, пусть будет». Но она так не скажет. Мы хорошо знаем, что они говорят все время «Нет!» То есть Украина в НАТО — нет!

— То есть, Россия всегда будет ставить палки в колеса?

— Это 100%! Но вопрос в том, какие будут отношения между миром и Россией? И какая будет возможность решения этого вопроса. Если, конечно, ценой за это решение будет какая-то новая война, тогда все будут бояться это сделать… Если же это можно будет сделать, как в нашем случае, для Польши, Чехии, Словакии, Венгрии, мы вошли в НАТО, и ничего плохого не случилось… Живем, работаем. Но это были другие времена, конец 20-го века, теперь уже будет 20 лет нового века, он сложнее и хуже. Проблема безопасности сегодня выглядит гораздо сложнее и хуже, чем 20 лет назад.

— Господин президент, вы вспомнили о безвизовом режиме. Что означает для Польши больше миллиона украинцев разных специальностей?

— Это означает хорошую вещь. Первое — они помогают нашей экономике. Вам надо знать, что после входа Польши в ЕС, более 2,5 миллиона поляков поехали работать, прежде всего, в Великобританию, Ирландию, Францию, и, конечно, сегодня без наших украинских друзей очень тяжело развивать строительство. Это нормально. Это, по-моему, такой свободный рынок труда, где украинцы находят в Польше хорошую работу с лучшей зарплатой, чем у себя. А для нашей экономики они очень важны. Я думаю, что это будет продолжаться. Это не создает никаких проблем в смысле каких-то напряжений, какого-то там культурного конфликта. Надо сказать, что мы люди очень похожие, языки похожие, это не создает никаких больших проблем. Есть какой-то один или второй случай, который кому-то может не понравиться, но я думаю, что этот миллион украинцев, который здесь работает, который заработал деньги и помогает своим семьям на Украине, — это часть нормальности 21 века.

«Шанс стать генсеком ООН потерял в Киеве»

— Сменим тему. Смоленская трагедия. Появились новые подробности, мол, на крыле Ту-154М нашли следы взрыва. Весной еще будут детали. Будут какие-то неожиданности? И если Польше удастся доказать, что Россия виновата в этой катастрофе, какие могут быть последствия для России?

— Нет никого в Польше, кто больше бы использовал этот самолет, чем я. Я его хорошо знаю, летал 10 лет, был в Азии, Южной Америке. По-моему, все, что раньше сказала комиссия, которой руководил господин Миллер, это все правильно — это был несчастный случай, много сделано ошибок, по-моему, здесь не было никакого взрыва, не было никакого политического заговора или чего-то такого… Я не ожидаю, что много серьезного можно еще найти… Посмотрим, что эта комиссия, которую создал уже после выборов министр обороны, что она нам скажет. Конечно, все что говорится в Польше об этой катастрофе, не помогает отношениям между Польшей и Россией. Но эти отношения и раньше были на таком уровне. Уровень отношений был совсем низкий. Я хотел бы, чтобы был положен конец этой политической игре вокруг этой катастрофы. Для жертв, для их семей было бы важно сказать, что это было большое несчастье, трагедия, но не используйте больше это для политических целей, потому что это плохо.

— Господин президент, давайте о вас поговорим. Вот вы не планируете вернуться в активную политику? Потому что после президентства в 2005 году вы говорили, что не против стать генеральным секретарем ООН. Такое желание еще есть?

— Тогда такая возможность была. Говоря откровенно, я потерял эту возможность в Киеве. Потому что тогда Черномырдин, который был послом России в Киеве, он даже спрашивал меня, а не заинтересован ли я. Но я знал, в чем дело, во время вашего круглого стола. Это было мне понятно. Если бы я сказал, что я заинтересован, тогда надо было работать в этом конфликте совсем по-другому. Я абсолютно не имею с этим проблемы, горжусь тем, что помог тогда Украине выйти из того конфликта. Теперь не думаю ни о чем таком конкретном, потому что быть бывшим президентом — это тоже политика.

— Не планируете баллотироваться в президенты в Польше?

— Нельзя. Я вам расскажу такую историю. Перед выборами в 1995 году я был председателем конституционной комиссии, и мы там написали, что в Польше можно быть избранным президентом два раза, по очереди, не по очереди — просто два раза. Я вам расскажу хорошую историю. Я прощался в 2005 году с Бушем в Америке, и в Белом доме был организован хороший обед, и он там спросил:

— Александр, вот ты такой хороший президент, скажи, почему ты не можешь еще быть в третий раз президентом?

А я говорю, мол, знаешь, такая у нас Конституция, у нас нельзя.

— Какой дурак написал эту Конституцию?

— Тихо, этот дурак сидит рядом с тобой.

Это был я. Но я думаю, что это правильно. Я абсолютно уверен, что для здоровой демократии два раза по 5 лет — это хорошо, достаточно, чтобы много сделать и уйти и чтобы люди вспоминали хорошо. Я много раз на улице встречаюсь с людьми, и они спрашивают, мол, господин президент, почему вы не можете еще раз. Мне это приятно… Лучше жить с такой мыслью, чтобы все думали, почему я не могу еще раз, чем быть три ли четыре раза президентом, и все думали, когда же он уйдет, когда уже будет его конец. Для демократии это правильно.

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 декабря 2017 > № 2437940 Александр Квасьневский


Китай. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 декабря 2017 > № 2435899 Бранимир Видмарович

Как Россия и Китай борются за роль главного неевропейца на Балканах

Бранимир Видмарович

Принципиальное отличие в балканской политике России и Китая – это планы. Пусть Китай делает куда меньше, чем заявляет, но он предлагает Западным Балканам долгосрочное видение будущего, где региону отведена не последняя роль. У России такой стратегии экономического развития российско-балканского партнерства попросту нет

Недавний саммит «16+1» в Будапеште, где Китай обсуждал сотрудничество с лидерами только Восточной Европы, показал, что Евросоюз испытывает все большие опасения из-за китайской активности в регионе. Причем переживают в Брюсселе не только из-за того, что Пекин может вбить клин между Западом и Востоком ЕС, но и из-за напора и успехов китайцев на Западных Балканах.

В Евросоюзе и так не могут решить, как им лучше поступить с этим небогатым, коррумпированным и нестабильным регионом. А Китай со своими альтернативными предложениями сотрудничества может еще сильнее замедлить непростой процесс внедрения на Западных Балканах европейских стандартов прозрачности, плюрализма и подотчетности.

Основания для беспокойства есть и у другой присутствующей в регионе стороны – России. Пока прямого соперничества между Пекином и Москвой на Балканах нет – каждый преследует свои интересы, которые практически не пересекаются. Поэтому проблемы возникают не столько в экономике, сколько в позиционировании: Китай плавно и последовательно вытесняет Россию из ниши главной альтернативы Западу для балканских государств.

Расклад интересов

Интересы России на Западных Балканах не ограничиваются желанием создать там атмосферу доверия на случай реализации своих новых (старых) энергетических проектов. Помимо экономических вопросов, для Москвы важно замедлить, а лучше вообще остановить процесс интеграции балканских государств в НАТО, а также сохранить свою мягкую силу в регионе, состоящую из смеси культуры, истории и претензий к Западу.

Цели Китая более туманны. Ясно, что Западные Балканы должны стать частью китайского проекта «Пояс и путь», одной из его магистралей – между портом Пирей в Греции и Центральной Европой. Развертывание базы в африканском Джибути, приобретение греческого порта Пирей, терминала в Валенсии, инвестиции в Клайпеду и планы покупки бельгийского порта Зебрюгге говорят о том, что Пекин намерен всерьез и надолго укрепиться как в Средиземном, так и на других европейских морях.

Также понятно, что низкая по сравнению с ЕС стоимость рабочей силы и отсталая экономика делают регион привлекательным для инвестиций в промышленность, в том числе и для обеспечения занятости китайских работников. Поэтому можно предположить, что в недорогих странах Западных Балкан Китай может развернуть «перевалочный пункт» – производство отдельных видов товаров для (ре)экспорта на соседние рынки.

Закрепившись в Европе, китайским властям также будет проще отслеживать «иррациональные инвестиции», то есть бегство капитала, и давить по этому вопросу на местные правительства. По мере возрастания влияния Пекина раздражающие разговоры про Тибет, уйгуров и религиозные свободы будут угасать. Но вопрос, есть ли у Китая какие-либо планы в области безопасности и создания военных опорных пунктов, например в Средиземноморье, пока остается в сфере догадок и спекуляций.

Дороги, уголь, электричество

Основное различие в подходах Пекина и Москвы к Западным Балканам заметить нетрудно – Пекин готов давать гораздо больше быстрых и дешевых денег на различные местные нужды при минимальных требованиях. Сербия лучший тому пример. Точно подсчитать совокупные китайские инвестиции в Сербию за последние годы невозможно, но их оценки уже колеблются в недостижимых для России объемах: от 1,8 до 5,5 млрд евро.

Китай готов вкладываться в самые разнообразные проекты на Западных Балканах. В той же Сербии это возобновляемые источники энергии, строительство электростанции, которая работает на переработанном мусоре, строительство завода по утилизации медицинских отходов и дорожно-транспортной инфраструктуры. Несмотря на то что пока единственным инфраструктурным проектом, который можно потрогать, является мост «Михайло Пупин» в Белграде (компания CRBC, 211 млн евро), сербские власти доверили компании CCCC строительство участка автодороги E763 Сурчин – Обреновац протяженностью 17,6 км. CCCC также обещала вложить 200 млн евро в строительство объездной дороги вокруг Белграда.

В сфере энергетики Китай вложил свыше 600 млн евро в реконструкцию ТЭЦ Костолац и увеличение мощностей близлежащего угольного рудника Дрмно. Идут переговоры с компанией HEAG по строительству комплекса ветряных турбин мощностью 500 МВт. Параллельно в Сербии началось строительство завода автомобильных частей «Мэй та» за 60 млн евро. Компания Hebei Iron & Steel за 46 млн евро купила убыточный чугунолитейный завод «Смедерево» и теперь намерена вложить 300 млн евро в его модернизацию. Также достигнута договоренность о покупке литейного завода «РТБ Бор». России, которая в последние годы практически прекратила инвестировать в Балканы, уже не может конкурировать с Китаем ни по масштабам, ни по разнообразию вложений.

Без претензий в будущее

Не менее важное различие состоит в том, что Китай, в отличие от России, пока не связывает экономическое сотрудничество с какими-либо политическими условиями. Китайское руководство не давит на балканские страны, требуя сделать выбор в пользу одного геополитического полюса, и не пытается замедлить интеграцию региона в евроатлантические структуры, как это делает Москва. Наоборот, Пекин ясно дает понять, что поддерживает вступление Западных Балкан в ЕС, а вопрос, входит та или иная страна в НАТО или нет, его вообще не волнует. С точки зрения Китая все это разногласия между Россией и Западом, которые он может обходить стороной.

То есть китайские инвестиции не только щедрее российских, но и точнее соответствуют мечте политического класса балканских стран: «деньги ваши – идеи наши». Принимать и соблюдать чужие условия тут не любят. Можно вспомнить пример Черногории, которая, несмотря на многолетние потоки русских денег, развернулась в своей внешней политике на 180 градусов, как только ей представилась реальная возможность вступить в НАТО.

К тому же российские инвестиции несут с собой не только геополитическое давление со стороны Москвы, но и репутационные риски, связанные негативным имиджем российских компаний в Европе. Например, «Газпромнефть» приобрела сербский нефтегазовый гигант НИС еще 10 лет назад, но до сегодняшнего дня не утихают разговоры о том, что Москва использует эту покупку как геополитическое оружие, устанавливает слишком высокие цены, мешает Сербии диверсифицировать поставки и вообще держит страну в энергетической кабале.

С Китаем таких трудностей пока гораздо меньше. Пекин готов просто дать денег да еще и нахваливать своих партнеров. В этом году Китай буквально подарил Сербии 14 млн евро довеском к пакету других договоренностей. Поэтому неудивительно, что на Балканах в китайцах начинают видеть готового помочь старшего брата, хотя раньше в этом амплуа выступала Россия. Министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич, хоть и в шутку, сказал: «Нас и китайцев миллиард и 260 миллионов». Это переделка старой сербской пословицы про то, что сербов и русских 300 миллионов.

В сфере символизма Балканы становятся все более прагматичными. Разговоры о братстве, религии и истории, за которыми не стоит ничего, кроме обид, потихоньку теряют свою силу. Но недоверие к Западу сохраняется, поэтому теперь часть балканских государств рвется уже в китайские объятия. А Пекин с удовольствием пользуется таким поворотом событий. Как отмечает эксперт по китайско-сербским отношениям Драган Павличевич, Сербия на государственном уровне приняла политику отказа от присоединения к любым критикующим Китай инициативам.

Хотя и в исторически сентиментальном плане у сербов и китайцев тоже при желании можно найти общее. В сербских и китайских СМИ теперь мелькают упоминания бомбежки китайского посольства в Белграде как объединяющего трагического эпизода общей истории. К этому следует добавить и то, что Пекин отказывается признавать независимость Косова. Китай такой же постоянный член Совбеза ООН с правом вето, как и Россия, и его непризнание имеет не меньшее значение, чем российское.

Наконец, принципиальное отличие в балканской политике России и Китая – это планы. Пусть Китай делает куда меньше, чем заявляет, но он предлагает Западным Балканам долгосрочное видение будущего, где региону отведена не последняя роль. У России такой стратегии экономического развития российско-балканского партнерства попросту нет.

Балканское счастье

Вместе с тем у сотрудничества Китая с Западными Балканами есть свои трудности. На Балканах очень мало знают о Китае, плохо понимают его политику и интересы. Для балканских стран Китай – явление совсем новое. Китайские эксперты жалуются на недостаток фундаментального понимания проекта «Пояс и путь». Да и вообще, к Китаю и китайским товарам здесь до сих пор сохраняется доля презрения.

Чем больше Китай проникает в экономические и политические сети Балкан, тем больше вопросов и трудностей ему приходится встречать на своем пути. Рано или поздно перед Китаем может встать вопрос об измене одному из «пяти принципов»: вмешиваться ему в крайне нестабильную и конфликтную внутреннюю политику Западных Балкан или нет?

В то время как Россия – при всех проблемах – партнер старый и проверенный. Газ, Путин, вставание с колен, альтернатива Западу – все эти понятия на Западных Балканах давно стали своего рода брендом. Российскую политику могут не любить, но ее мотивы всем понятны. В Москве, в свою очередь, тоже гораздо лучше разбираются во всех конфликтах и хитросплетениях региона и умеют ими пользоваться.

Скрытая конкуренция между Китаем и Россией за место главного неевропейца на Балканах будет нарастать. Темпы этого процесса будут зависеть в том числе и от хода диалога ЕС – Китай. Для России Пекин может создать проблемы в самых неожиданных областях – например, в энергетике. Москва пока не обращает внимание на китайские вложения во возобновляемые источники энергии, а Пекин старается открыто не лезть в нефтегазовую или ядерную отрасль. Однако по мере развития технологий в самом Китае и в зависимости от будущих директив ЕС Китай может вдруг оказаться одной из энергетических альтернатив для российского газа в регионе.

Правда, тут остается большой вопрос, нужно ли Китаю такое счастье, как Западные Балканы, и не выйдет ли это влияние ему боком. Пренебрегая экологическими и правовыми упреками ЕС и бравируя партнерством с Китаем, балканские кандидаты в Евросоюз могут сыграть с Пекином злую шутку – Брюссель еще больше укрепится в своих подозрениях по поводу недобросовестности китайских намерений. Уже говорят о подтасовке тендеров в Македонии, а недавно Еврокомиссия начала расследование коронной китайской инвестиции в регионе – скоростной железной дороги Белград – Будапешт, подозревая, что тендер был написан под Китай.

Балканские государства любят играть в жертв и шантажировать своих более могущественных партнеров. Роль страшилки для Запада традиционно играла Россия. Однако с ростом влияния Китая Пекин может сменить Москву на этой почетной должности.

Китай. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 декабря 2017 > № 2435899 Бранимир Видмарович


Франция. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 декабря 2017 > № 2435894

От амбиций к сути: как Макрон меняет внешнюю политику Франции

Charlotte Desprat

Инициативы Макрона придали новый импульс французской внешней политике. Ему определенно удалось поднять статус Парижа в международных делах, в том числе в вопросах европейской безопасности и в отношениях с Россией. После того как недавние выборы в Бундестаг ослабили позиции Ангелы Меркель, Макрону удалось перехватить инициативу в регулировании непростых отношений Европы и России

Эммануэль Макрон занимает президентский пост уже полгода – вполне достаточно, чтобы составить представление о том, какой он видит внешнюю политику Франции. Новый президент явно стремится вернуть стране статус одной из великих держав, его внешнеполитический стиль сочетает трезвый реализм и страстный идеализм, а главный приоритет – заявка на европейское лидерство. Еще со времен президентской кампании Макрон настаивает, что Франция должна играть роль посредника в международных кризисах.

Таких кризисов сейчас в мире в избытке, и большинство из них так или иначе связаны с нарастающей враждебностью в отношениях России и Запада. Неутихающие столкновения на востоке Украины, подвешенный вопрос о статусе Крыма, наращивание военного присутствия России и НАТО на Балтике, затяжные конфликты в Молдавии и на Южном Кавказе – все это создает в Европе напряженную атмосферу нестабильности.

Макрон с самого начала показал, что готов активно работать с российским президентом Путиным, у которого были сложные отношения с предыдущим президентом Франции – Франсуа Олландом. Макрон старается не занимать однозначно проамериканскую или пророссийскую позицию, а считает, что сотрудничество и с США, и с Россией необходимо, чтобы добиться результатов в самых разных областях, от Украины до Сирии.

Нежелание становиться на ту или другую сторону также объясняется проблемами, которые в последнее время возникли у Франции в отношениях с обеими странами. США вышли из Парижского соглашения о климате, а Россию обвиняют в организации кибератаки на штаб Макрона во время президентской кампании. Но главное, президент Франции надеется, что такая стратегия посредничества обеспечит определенный уровень диалога между Вашингтоном и Москвой, а это поможет разрешению украинского и сирийского конфликтов и смягчит остроту противостояния между Россией и НАТО на востоке Европы.

Также Макрон стремится снизить напряжение и в отношениях России с Европой, поэтому включает в число приоритетов темы, которые открывают возможности для сотрудничества и сближения: борьбе с терроризмом, стабилизации «несостоявшихся государств» и регулированию колоссального потока миграции из Африки и с Ближнего Востока.

Для борьбы с терроризмом Макрон предлагает вернуться к проекту общеевропейской системы обороны PESCO («постоянное структурированное сотрудничество»). В прошлом эта идея не получила хода из-за недостатка финансирования, необходимости единогласной поддержки и того, что часть компетенций PESCO совпадала с функциями НАТО.

Борьба с терроризмом прямо связана со стабилизацией «несостоявшихся государств», главных источников экстремизма. Макрон расширил военную поддержку сирийских сил, сражающихся с ИГИЛ, предостерег от применения химического оружия и пообещал дальнейшую гуманитарную помощь. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан назвал меморандум о деэскалации в Сирии, подписанный Россией, Турцией и Ираном, обнадеживающим первым шагом, но подчеркнул необходимость более долгосрочного политического решения.

Представления Макрона о том, как нужно стабилизировать ситуацию в Сирии, опираются на два основных пункта: во-первых, необходимо гарантировать права меньшинств, а во-вторых, нынешнему президенту Башару Асаду тоже может быть отведена определенная роль в послевоенном урегулировании. Франсуа Олланд жестко выступал против сохранения Асада у власти, но, как объяснил Макрон в недавнем интервью, альтернативные лидеры в Сирии отсутствуют, поэтому без Асада в стране не получится восстановить хотя бы подобие государственности. Этот подход, за который Ле Дриан выступал еще на посту министра обороны при Олланде, открывает для Франции возможность более тесного сотрудничества с Россией по сирийскому урегулированию.

В числе приоритетов Макрона есть и другое «несостоявшееся государство» – разрушенная войной Ливия. Макрон призвал к созданию единой ливийской армии с участием командующего ополчением на востоке страны генерала Хафтара, которого поддерживает и Москва. Задачей этой армии станет борьба с исламистами. Стабилизация в Ливии позволит ограничить потоки беженцев из Северной Африки в ЕС, а это еще один важный пункт внешней политики Макрона.

После того как президент США Дональд Трамп отказался сертифицировать соблюдение иранскими властями условий ядерной сделки 2015 года, Макрон объявил о намерении нанести визит в Иран. А Путин, ездивший в Тегеран в ноябре 2017 года, провел телефонный разговор с Макроном по итогам поездки.

Для ослабления напряженности между Европой и Россией самое главное – урегулировать украинский кризис. Макрон, разумеется, обвинил Россию в аннексии Крыма и одобрил продление антироссийских санкций ЕС. В то же время президент Франции проявил реальный интерес к совместной работе с Москвой по стабилизации обстановки в Донбассе, что в конечном счете может привести к постепенному смягчению санкций. В частности, Макрон договорился с Путиным возобновить переговоры «нормандской четверки» – Франции, Германии, России и Украины.

Хотя Макрон считает Минские договоренности 2015 года оптимальным рецептом разрешения конфликта и полагает, что их результативность оценивать пока рано, он стремится изменить подход к этому кризису. По мнению президента Франции, нужно перестать спорить о принципах Минских договоренностей и сосредоточиться на их реальном воплощении в жизнь. Макрон предложил составить детальный план отвода сил от линии соприкосновения, расширить участие международных наблюдателей, более плотно заняться гуманитарной ситуацией и обменом пленных. По этим вопросам он уже пообщался с Ангелой Меркель, Владимиром Путиным и президентом Украины Петром Порошенко.

Инициативы Макрона придали новый импульс французской внешней политике. Ему определенно удалось поднять статус Парижа в международных делах, в том числе в вопросах европейской безопасности и в отношениях с Россией. После того как недавние выборы в Бундестаг ослабили позиции Ангелы Меркель, Макрону удалось перехватить инициативу в регулировании непростых отношений Европы и России. Его планируемое участие в Петербургском экономическом форуме в мае 2018 года может помочь возобновить нормальный диалог между бывшими партнерами, прояснить политические разногласия Европы и России, а также расширить экономическое и культурное сотрудничество.

Франция. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 декабря 2017 > № 2435894


Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433237 Витольд Юраш

Геополитические аспекты информационной войны

Интервью с бывшим дипломатом Витольдом Юрашем.

Адам Лелонек (Adam Lelonek), Defence24, Польша

Defence.24: Вмешательство в избирательный процесс в США, Франции и Германии; операции против стран Балтии, Швеции и Финляндии; информационные и психологические атаки на страны, входящие в ЕС и НАТО — это лишь начало длинного списка шагов, которые предпринимает Кремль. Что, если взглянуть на проблему в контексте Польши, играет в российском наступлении ключевую роль: деньги, люди, технологии?

Витольд Юраш (Witold Jurasz): Когда заходит речь о российских успехах во внешней политике, мне всегда вспоминается название самого известного фильма Лени Рифеншталь (Leni Riefenstahl) — «Triumph des Willens». Российские успехи — это практически всегда «триумф воли». Россия, на самом деле, слабое государство, но она очень серьезно относится к этой игре, и этим ее подход отличается от нашего.

Конечно, существует российская агентура, проводятся операции по дезинформации, но у меня складывается впечатление, что во многих наших провалах виноваты мы сами. В последние 27 лет мы проигрываем борьбу за будущее Украины и Белоруссии отнюдь не из-за России. Мы создаем «кружки взаимного восхищения», не наказываем людей за ошибочные прогнозы или неэффективную работу, продвигаем дипломатов, которые не добились никаких результатов во время своей службы на востоке. Мы позволяем существовать аналитическим центрам, чья работа носит академический и теоретический, а не прикладной характер, не осуждаем конформистов в рядах экспертов, аналитиков и дипломатов, которые вчера поддакивали партии «Гражданская платформа» (PO), а сегодня лебезят перед «Правом и Справедливостью» (PiS). Все это наши собственные проблемы, а не результат действий России.

Конечно, Россия предпринимает свои шаги и инициирует какие-то события, но, честное слово, 99% проблем — это наша вина. Мне кажется, политики и экспертные круги нашли удобную отговорку, чтобы не заниматься анализом своих слабых сторон. «Злые россияне не дают нам быть эффективными», — говорят они. Это не так. Россияне мешают нам быть эффективными, но если бы мы сами взялись за игру всерьез, мы смогли бы добиться большего. Польская восточная политика — это, однако, настоящее дно. Я часто замечаю, что ею занимаются индивидуумы с не самыми выдающимися способностями. Сложно поверить, что все эти люди, на счету которых нет никаких заслуг, обязаны своими карьерами ФСБ, СВР или ГРУ.

— Фронт российских действий не ограничивается Украиной и Белоруссией. Россия старается разрушить сплоченность ЕС и НАТО, подорвать наше доверие к партнерам и институтам, расшатать основы демократии и нашу систему ценностей.

— Все это, конечно, есть, однако, здесь тоже появляется одно «но». Я как-то занимался поиском первопричин российско-польской «перезагрузки» и пытался найти следы того, что она произошла с подачи Москвы. Однако сколько я ни искал, я натыкался только на американские следы. Я знаю, что Вашингтон оказывал давление на Варшаву, призывая ее нормализовать отношения с Москвой. Это совершенно логично. Представим, что в тот момент состоялись американо-российские переговоры. Чего добивались американцы, мы знаем: поддержки на Ближнем Востоке и в переговорах по Ирану, остановки экспорта зенитно-ракетных систем С-300 в эту страну, активного участия России в шестисторонних переговорах на тему северокорейской ядерной программы, а также предоставления транзитного коридора в Афганистан.

Чего добивались россияне, обычно не говорят, но ведь им тоже что-то было нужно. Если бы я был представителем российской стороны, я бы сказал, что первым и вторым пунктом идет Украина, а третьим — Белоруссия, но первостепенной роли она не играет. Я бы наверняка подумал, какая из связанных с США западных стран, ведет самую активную политику на этом направлении. Ответ — Польша. Так что, извините, зачем россиянам раскрывать своих агентов (которые находятся у нас в стране, как я подозреваю, для того, чтобы оказывать влияние на польское руководство), если достаточно сказать американцам, чтобы они попросили поляков успокоиться. Я знаю, что польско-американские переговоры были посвящены этой теме.

Конечно, я не хочу сказать, что от США и от России исходит одинаковая опасность. За шпионаж в пользу Москвы следует сажать в тюрьму, а за шпионаж в пользу США достаточно дать пощечину. (Смеется.) Нам, как мне кажется, следует начать делать две вещи, которых мы, насколько я знаю, не делаем. Во-первых, контрразведка должна взять под опеку не только российское, но также белорусское и украинское посольство. Во-вторых, нужно начать шпионские операции на Западе. Я сильно сомневаюсь, что при той сильной контрразведке, которой обладает Восток, мы можем что-то узнать там. Не буду даже говорить о таких мелочах, как талантливые кадры, которых мы по собственной воле лишились. Возможно, нам будет проще узнать на Западе, о чем тот разговаривает с Россией.

Самое главное, во время американо-российского сближения, может удивительным образом выясниться, что США и Россия заключили сделку, а их интересы совпадают. Я говорю это как человек, который приветствует присутствие американских военных в Польше и выступает за союз с Вашингтоном.

— Геополитический контекст и отношения между Кремлем и Вашингтоном как элемент информационной войны?

— Отчасти да. У нас принято говорить, что россияне обманывают американцев. Но ведь США — самая могущественная держава мира, что-то мне не кажется, что если бы Владимир Путин во всем водил их за нос, они бы продолжали с ним разговаривать. Нет, так это не работает. Кто-то играет главную роль, кто-то второстепенную, кто-то — глобальный игрок, а кто-то — региональный, кто-то «сильный парень», а кто-то (если убрать за скобки ядерный потенциал) обладает средними возможностями. В этой паре Россия выступает «младшим партнером». В отличие от большинства польских комментаторов я считаю, что Москва это понимает, поэтому она, в частности, сыграла положительную (с точки зрения США или как минимум администрации Обамы) роль в сирийском конфликте.

У нас все говорят, что россияне, мягко говоря, обманули американцев, но давайте посмотрим на этот «обман» внимательнее. Если бы россияне не вмешались в ситуацию после того, как Башар Асад применил химическое оружие, США пришлось бы начать бомбардировку Сирии. К этой войне наверняка подключился бы Иран, а это бы перечеркнуло перспективу на заключение ядерного соглашения между ним и Вашингтоном. В итоге американцам пришлось бы отказаться от выхода с Ближнего Востока, поскольку Израилю продолжала бы угрожать опасность. Конечно, можно сказать, что у Биньямина Нетаньяху свое мнение на этот счет, но реальной угрозы ядерной атаки на Израиль в ситуации, когда Иран не ведет ядерной программы, нет.

Обеспечив Израилю безопасность, американцы могли перенести центр тяжести, то есть сконцентрировать внимание на Китае, который стал для США серьезной проблемой. Пока существовала угроза, что Тегеран может получить ядерное оружие, Вашингтону приходилось одновременно заниматься двумя стратегическими направлениями. Есть еще один важный момент: отказ иранцев от ядерной программы означает, что от нее может отказаться и Саудовская Аравия.

Конечно, она ведет с Ираном так называемую опосредованную войну в Йемене, но это не то же самое, что две конкурирующие ядерные программы. При этом ядерное оружие в руках режима аятолл не так опасно, как оружие в руках саудовского режима, ведь мы помним, что «Аль-Каида» и «Исламское государство» (запрещенные в РФ террористические организации — прим. ред.) — это суннитские, а не шиитские группировки. Первую, кстати, создал выходец из Саудовской Аравии.

И, наконец, есть еще один важный элемент: уход США, выступавших гарантом существования саудовского режима, заставляет его заняться внутренними реформами. Дом Саудов мог закрывать глаза на разные выходки ваххабитской части истеблишмента, поскольку американцы гарантировали ему безопасность. Конечно, на международном уровне гарантии продолжают действовать, но центр внимания американцев сместился. Чем больше США разворачиваются в направлении Юго-Восточной Азии, тем активнее в Саудовской Аравии начинают расправляться с ваххабитами, которые представляют потенциальную опасность для дома Саудов. Таким образом, уходя с Ближнего Востока, американцы способствуют борьбе с исламским фундаментализмом, который берет исток не в Иране, а в Саудовской Аравии. А началось все с того, что благодаря действиям россиян не разразилась американо-сирийская война. Вся эта сложная конструкция появилась благодаря вмешательству России. Значит, другая сторона должна сделать ответный шаг.

— Как все это соотносится с польской тематикой?

— В столкновении держав мы всегда будем играть второстепенную роль. При этом в момент возникновения конфликтов между США и Россией Польша всегда будет активизировать украинское и белорусское направление политики, а в момент разрядки напряженности — отодвигать его на второй план. Так было, так есть, так останется в будущем. Нам приходится приспосабливаться, ведь наша безопасность зависит от американцев, мы не можем проводить такую политику, с которой они не согласны, однако, нам следует сохранять хотя бы минимум автономности и стараться извлекать выгоду из каждого очередного «поворота» американо-российских отношений. Это серия партий, как в покере. Садясь за стол переговоров, мы должны каждый раз получать чуть более сильные карты, чем в прошлый раз, но для этого нужна минимальная автономность. Это прозвучит жестко, но особенного выбора нет: нам приходится быть на 25% американской колонией. Другие варианты — стать на 50% колонией Германии или на все 100% — России. Но стоит помнить, что хотя бы 75% независимости у нас остаются.

— Ситуация в Польше будет зависеть от того, что происходит на более высоком уровне международной политики. Однако Россия устраивает дезинформационные и пропагандистские кампании, направленные на нас и наших партнеров. Как нам защитить себя, раз наши возможности по геополитическим причинам ограничены?

— Я думаю, нам следует избрать в восточной политике метод малых шагов, а не строить масштабные планы. Слабость нашей политики заключается в том, что у нас всегда есть концепции, но мы забываем о тактическом уровне, о «modus operandi». Нужно чего-то добиться. Можно купить какую-нибудь компанию, позаботиться о том, чтобы борьба за демократию в Белоруссии не превратилась в борьбу за исторические концепции, чтобы польское меньшинство на Украине не попало в объятия «русского мира» (а это происходит), чтобы мы смогли представить нашим партнером какое-то конкретное предложение (пока у нас его нет). Будет достаточно любого успеха.

Возвращаясь к теме России, напомню, что сейчас Facebook и Twitter уже пошли на сотрудничество с американской администрацией. Значит, на переговорах с американцами, нам пора заявить, что мы ожидаем того же самого, ведь у нас возникли те же проблемы. Нам тоже нужно поставить вопрос о блокировке фейковых аккаунтов, решить, как помешать троллям работать. Эти вопросы должны стать темой наших переговоров. Еще мы можем завести собственных троллей. В противостоянии России у нас есть одно преимущество: чтобы навредить российскому режиму, не придется даже особенно лгать, хотя лично я мог бы делать и это. Раз уж война, то война.

И, наконец, нам следует задуматься, не считает ли российский режим, что наши усилия по демократизации ему угрожают, не является ли то, что кажется нам атакой, на самом деле контратакой. Таким тезисом я, видимо, задену чувства тех, кто считает, что миссия Польши — нести на восток демократию (раньше это место занимало просвещение). Мы уверены, что пропаганду демократии нельзя назвать информационной агрессией, поскольку это правое с моральной точки зрения дело. Но что с того! Следует задать себе вопрос, выгодно ли нам этим заниматься, кому это больше всего вредит. Возможно, будет правильно отказаться от борьбы с россиянами и возложить эту задачу на американцев или немцев, конечно, если они согласятся.

— Раз мы заговорили о продвижении демократии, я бы хотел спросить у вас о Белоруссии.

— Здесь все очень просто. Если говорить максимально кратко: мы делаем слишком мало, чтобы свергнуть Лукашенко, но слишком много, чтобы показать ему, что мы этого добиваемся. То есть мы избрали самую глупую политику из возможных. Впрочем, у нас нет способа его свергнуть, поскольку мы обиделись на белорусскую номенклатуру. Причина всего этого традиционная: мы ощущаем моральное превосходство и ходим, гордо рассказывая о своих высоких моральных качествах. Будто в Европе это кого-то интересует! Если прибегнуть к простой метафоре, можно сказать, что если у нас нет возможности ударить кого-то в точку на стыке нижних конечностей и туловища, то не стоит бить его по лодыжкам. Но мы занимаемся именно этим.

— Что вы можете сказать о действиях России в сфере информационной и психологической войны, которые направлены не на весь Запад, а только на Польшу?

— У меня складывается впечатление, что, к сожалению, существует конкретная причина, по которой у канала Russia Today нет польскоязычной версии: такой канал нам просто не нужен. Набожная, то есть основная часть наших правых кругов, не нуждается в российских подсказках, чтобы говорить о разложении Запада, господстве гомосексуалистов и гендерной идеологии. Россияне могут не открывать у нас отделение RT, достаточно, что правые делятся своими реальными идеями, которые (по своим причинам), к сожалению, полностью совпадают с российскими. Либеральные элиты, между тем, считают Польшу «бесперспективной невестой», которой нечего предложить. У нас есть два течения: в одном полагают, что Польше нечего сказать, а во втором сами отказываются от того, чтобы иметь право голоса. Что тут еще делать россиянам? Достаточно просто позволить нам быть самими собой, ведь противоположностью глупости у нас выступает не мудрость, а другая глупость.

— Но мы видим конкретные пропагандистские и дезинформационные операции.

— Конечно, они есть, но мне кажется, что российскую пропаганду успешно затмевает взаимная польская ненависть и глупость, из-за которой нас бросает из крайности в крайность. Я вел интервью с российским послом на канале Polsat News 2, и во время нашего разговора был такой момент, когда я задал вопрос, какие перед ним стоят задачи, а он замешкался с ответом. По неписаному закону послами не назначают сотрудников разведки, а если они работали в этой структуре, их освобождают от обязанностей на время несения дипломатической службы. Мне кажется, что посол колебался с ответом на мой вопрос не потому, что он не мог сказать о своей работе на разведку, а потому, что никаких задач в Польше перед ним не ставят.

Говорят, что во времена СССР каждый советский посол мечтал работать на Сейшельских островах. Место для пенсионера: делать ничего не нужно, но дадут яхту с флагом. Мне иногда кажется, что послу России в Польше очень скучно. Добавлю еще одну любопытную деталь (надеюсь, господин посол не обидится): после программы я поблагодарил его за интервью и в шутку добавил, что посла США мне пригласить не удалось. Посол улыбнулся и ответил: «это потому, что он гораздо важнее меня».

— У нас много говорят о завуалированных действиях России, которые связаны с информационным и психологическим воздействием. Как вы оцениваете их с позиции бывшего дипломата?

— Я помню момент, когда один высокопоставленный белорусский чиновник сказал мне, что однажды россияне начали настойчиво просить белорусов приглашать в Белоруссию Матеуша Пискорского (Mateusz Piskorski) и даже, если возможно, устроить ему встречу с Лукашенко. Белорусы решили, что польский политик — это человек, с которым они не хотят иметь ничего общего. Из этого можно сделать выводы. Зачем были нужны поездки Пискорского в Белоруссию? Затем, чтобы привлечь к нему внимание. В Польше, на Украине и даже в России он может встречаться с кем хочет, а Белоруссия — это уже подозрительная страна с определенной репутацией. То есть россияне хотели, чтобы мы Пискорского заметили.

Конечно, он мог быть российским агентом, но точно не таким, который добывает тайную информацию и делает копии секретных документов: он не смог бы получить к ним доступ. Также он не был человеком, который мог кого-то вербовать, ведь все знали, что он занимает пророссийскую позицию. Но какую-то же роль он играл, правда? Если россияне так сильно хотели привлечь к нему внимание, то логично предположить, что у него была другая задача. Раз он не похищал секреты и никого не вербовал, значит, он отвлекал внимание от кого-то другого. Напрашивается вопрос: что предприняло польское экспертное сообщество? Ответ: занялось Пискорским! Это значит, что мы разыграли сценарий, который написали в Москве.

— Политики и некоторые эксперты в Польше и на Западе сосредоточили свое внимание на фальшивых новостях, но это не самая большая опасность, это даже не тот инструмент, которым активнее всего пользуется у нас Россия. Пожалуй, не все верно оценивают масштаб проблемы.

— У меня тоже сложилось впечатление, что польское экспертное сообщество сосредоточило внимание на фальшивых новостях. Они, конечно, сыграли некоторую роль в том, чтобы изменить наше отношение к Украине, но вряд ли настолько важную. Я думаю, что у нас подхватили тему фальшивых новостей и занялись какими-то второстепенными вещами, чтобы объяснить ими польские поражения в восточной политике. Но, извините, поражения в этой сфере мы терпим вот уже 27 лет, а раньше не было ни фальшивых новостей, ни явных пророссийских кругов в нашей стране. Человек, который занимает в Польше пророссийскую позицию, скорее, лишает себя политического будущего, чем получает шанс продвинуться. С одной стороны, Москва сама хочет, чтобы мы занимались этими кругами, а с другой — мы пытаемся замять вопросы об эффективности нашей деятельности или причинах ее неэффективности.

Напомню историю об одной из стран, лежащих за нашей восточной границей, — Литве. Во время визита Войчеха Ярузельского в Москву в 1986 или 1987 году, с датой я могу ошибаться, советские товарищи рекомендовали Варшаве заняться польским меньшинством в этой республике. Они даже назвали людей, которые, по удивительному совпадению, в момент, когда Литва боролась за независимость, встали на сторону России.

Значит, россияне уже в 1985 или 1986 году продумывали сценарии на случай, если Советский Союз распадется. Раз они рассматривали такой сценарий, значит, они готовили таких же людей и в Польше. Так что если бы я искал российских агентов, в том числе агентов влияния, я бы присмотрелся не к тем, кто стал заметен с 2014-2015 годов, а к тем, кто проявлял активность в восточной политике гораздо дольше.

— Возможно, нам стоит обратить внимание и на тех, и на других?

— Возможно. Однако «Право и Справедливость» отходит все дальше от наследия Леха Качиньского (Lech Kaczyński) не под влиянием радикальных политических деятелей, каких-то «бритоголовых» или интернет-троллей. Так происходит в результате действий конкретных молодых политиков. Ответственность лежит на них, а не на неких радикальных силах.

— Многим слушателям и зрителям на Западе и в Польше сложно осознать масштаб пропагандистских и дезинформационных операций, поскольку ко многим процессам подключаются дипломатические структуры государства.

— Разумеется, все это мы видим. Ярким примером служат здесь польско-российские отношения. Есть еще одно обстоятельство: по обе стороны границы действуют провокаторы, которых вдохновляет или даже инструктирует Москва. Происходят инциденты с применением насилия. Жертв, к счастью, пока нет, но, кто знает, что будет. Проблема заключается в том, что на действия полутора десятка провокаторов реагируют тысячи людей. Вина, кстати, лежит на либеральных элитах: они думали, что если замять тему Волыни, она исчезнет. В свою очередь, партия «Право и Справедливость» решила не обсуждать Волынскую резню, а использовать ее в качестве инструмента, не разобраться с проблемой, а привлечь радикальный электорат.

Возвращаясь к вышеупомянутым провокаторам, вспомню одну историю. Однажды глава Днепропетровской области Игорь Коломойский рассказал в интервью, как он победил у себя сепаратистов, когда на Украине начиналась война. Его люди «вывезли сепаратистов в лес и провели с ними воспитательную беседу». Я, конечно, понимаю, что у нас совсем другая страна, но, думаю, если кто-то работает в Польше на другое государство, а у нас есть на эту тему оперативная информация, нам тоже нужно проводить воспитательные беседы (не в лесу, разумеется). Наш государственный аппарат умеет действовать жестко. Мы видим акции против футбольных фанатов, против людей, занимающихся сайтом, где высмеивают президента, или против активистов, которые блокируют Смоленские марши (ежемесячное мероприятие в память о жертвах катастрофы польского самолета, разбившегося под Смоленском в 2010 году — прим.пер.). Но с людьми, открыто поддерживающими нашего врага, государственный аппарат ничего поделать не может. Так было при прошлом правительстве, так осталось при нынешнем.

— Что вы думаете о реакции Москвы на внесение поправок в так называемый закон о декоммунизации? Она запустила кампанию, в которой объяснялось, что неблагодарные одержимые русофобией поляки начинают уничтожать советские памятники и кладбища.

— То, что подлежало демонтажу, следовало снести за один день, и тема была бы закрыта. Новость в наше время живет не больше двух суток. Кроме того, в этом нет ничего нового: россияне всегда изображали поляков русофобами, это никуда не уйдет. Мы с россиянами уже не первую сотню лет пытаемся перетянуть на свою сторону Украину и Белоруссию.

Москва понимает, что без помощи Запада, у нас ничего не получится, ведь именно к нему мы стараемся приблизить эти страны. Раз так, россияне сделают все возможное, чтобы испортить наш имидж на западе континента.

Проблема в том, что если мы, польское государство, не снесем эти памятники, Россия поспособствует тому, чтобы кто-то их взорвал или, в порыве гражданских чувств, повалил трактором. Примерно то же самое происходит сейчас на польско-украинском фронте.

Так что если мы даже откажемся от идеи сносить эти памятники, россияне найдут тех, кто сделает это за нас. Кстати, интересно, не увидим ли мы тех же людей, которые сейчас разрушают украинские монументы. Теоретически можно вообразить, что Польша решит отказаться от сноса, например, по внешнеполитическим соображениям. Вам придется себе это представить, я лично не верю, что кто-то, особенно при правительстве «Права и Справедливости», способен принять такое решение.

Так что следует разобраться с этой проблемой раз и навсегда, а в день, когда мы это сделаем, президент и премьер должны возложить венки на советском военном кладбище. Мы покажем этим шагом, что проблема была в памятниках, а не в некрополях. Если Рональд Рейган смог возложить венок на кладбище, где похоронены солдаты Ваффен СС, то мы, пожалуй, можем возложить пару цветов на кладбище простых солдат (даже не сотрудников НКВД). Стоит сделать то, что у нас не получается сделать в контексте демонтажа памятников бойцам УПА (запрещенная в РФ экстремистская организация — прим.ред.).

— Это реально?

— Нет. Я забрался в сферы фантастики, ведь и вы, и я понимаем, что никто этого не сделает, правда?

Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433237 Витольд Юраш


Украина. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433180 Олег Пономарев

Граждан Украины массово депортируют из ЕС

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Согласно данным украинской Государственной пограничной служба за первые шесть месяцев действия безвизового режима со странами Европейского союза, (начиная с 11 июня 2017 г.), в Европе побывало 355 тысяч человек. Львиная доля туристов (277 тысяч человек) пересекли сухопутную границу с Румынией и Польшей, а еще 128 тысяч человек воспользовались авиасообщением. При этом, по данным украинской стороны, количество отказов во въезде украинцам составляет «меньше статистической погрешности». А вот по данным европейского агентства по пограничной и береговой охране FRONTEX за тот же период по числу отказов во въезде, депортациям и нелегальному пребыванию в ЕС украинцы стали абсолютными лидерами среди всех остальных стран. Еще хуже ситуация обстоит в Израиле — украинцев оттуда целыми самолетами возвращают на родину прямо из аэропорта, а количество нелегалов, которым грозит депортация, исчисляется десятками тысяч человек.

Европа уже сама не рада, что отменила визы для Украины

По сравнению с первом кварталом 2017 г., (январь-март), к апрелю-июню количество отказов украинцам во въезде на территорию ЕС увеличилось на 5%. При этом, что ранее всегда благосклонная к Украине Польша, раздававшая мультивизы тысячами, стала также лидером — 36% от всех отказов. По данным FRONTEX 64% всех отказов было выдано при пересечении сухопутных границ с ЕС, 30% — при авиаперелетах, 5,6% — на водных границах. Стоит отметить, что в 2016 г., когда между Украиной и ЕС действовал визовый режим, украинцев все равно тысячами разворачивали на границе. Но тогда по этому показателю Украина уступала Российской Федерации, а во втором квартале вырвались вперед. Выходит, что украинцам стали чаще отказывать во въезде, чем, когда они путешествовали по Европе с визами. Если же смотреть картину в целом, то Украина по количеству отказов на первом месте, Россия на втором, Албания на третьем.

С одной стороны, значительный рост отказов можно было бы связать именно с отменой виз, а значит ростом количества путешественников. Но с другой, до отмены безвизового режима украинцы спокойно ездили в Европу и так, а процент отказов был минимальный. Значит проблема не в визах или их отсутствия.

Если смотреть на цифры в развитии, то становится очевидным не резкий всплеск отказов, а их планомерный рост начиная еще с прошлого года. По сравнению с 2016 г. количество отказов во въезде возросло на 34%. А по сравнению с началом 2017 г. — на 6,4%.

При этом из более 9 тысяч отказов большинство (4 тысячи 334 случая), связаны с неподтвержденной целю и длительностью поездки. Например, у «туристов» не было брони гостиницы, обратного билета или достаточной для пребывания в ЕС суммы денег. 2 тыс. 260 украинцам отказано во въезде было по причине отсутствия действующей визы или разрешения на пребывание.

Напомним, что согласно статистике Госпогранслужбы Украины, за первый месяц действия безвизового режима с ЕС (11 июня —11 июля 2017 г.) им воспользовались почти 95,5 тысячи украинцев. При этом пресс-секретарь ведомства Олег Слободян заявил, что из этого числа отказов было всего пятьдесят.

Украинцы массово едут в Европу на заработки и не хотят возвращаться любой ценой

Еще до введения безвизового режима, (во втором квартале 2017 г.), на территории ЕС было выявлено больше 8 тыс. нелегалов именно из Украины. Среди национальностей, чьи граждане нелегально пребывали в ЕС, Украина занимает второе место после Марокко, обгоняя Албанию, Афганистан, Пакистан, Алжир, Ирак, Судан, Нигерию и Сирию. В целом же, по разным оценкам, сегодня в ЕС находится до 30 тысяч нелегалов-украинцев. Это можно объяснить частично тем, что после введения безвизового режима к т.н. «нелегальным мигрантам» причисляют не только тех, у кого закончится срок действия визы или разрешения на проживание, но и тех, кто превысил лимит краткосрочного пребывания в ЕС без визы (не более 90 дней на протяжении каждых 180-ти).

Однако с точки зрения экспертов, в первую очередь показатель выявленных украинских нелегалов в ЕС возрастает за счет трудовых мигрантов, которые пытаются использовать безвизовый режим для упрощенного пересечения границы с целью нелегального трудоустройства.

При этом эксперты FRONTEX отмечают значительный рост случаев использования украинцами поддельных документов при пересечении границ. Так, во втором квартале 2017 г. 1 тыс. 682 человека проникли в ЕС по поддельным документам, что на 4% больше, чем в первом квартале 2017 г. Среди таких нелегалов — представители 101 национальности, из которых большинство — украинцы (252 человека). Далее дут марокканцы (147 человек) и иранцы (88 человек).

«Но количество случаев мошенничества украинцев с документами, которое снизится при въезде в Шенгенскую зону, вероятно, уравновесится с другой стороны более высоким числом таких обнаружений при выходе из Шенгена в направлении Соединенного Королевства и Ирландии, где визовая политика остается неизменной», — прогнозируют эксперты FRONTEX.

Во втором квартале 2017 г. власти ЕС издали 69 тысячи 674 решений о депортации граждан третьих стран.

При этом во FRONTEX отмечают, что соотношение эффективных (то есть реально осуществленных) возвратов к возвратным решениям снизилось по сравнению с первым кварталом 2017 г. Число лиц, фактически вернувшихся во втором квартале, составляют менее 50% от выданных возвратных решений. Во втором квартале 2016 г. эта цифра достигала 63%. Это говорит о том, что властям ЕС все сложнее обеспечить соблюдение решений о депортациях и выпроводить «гостей» из страны. И в этом рейтинге Украина, кстати, занимает вторую позицию — после Албании. При этом если в случае с Албанией тенденция идет на спад, то с Украиной дела обстоят печальней — с каждым годом депортаций украинцев становится все больше.

Даже Святая земля не принимает украинцев

17 октября 2017 г. МВД Израиля также ввело в действие новое правило, позволяющее рассматривать по ускоренной процедуре ходатайства граждан Украины, которые претендуют на статус беженца. Это решение позволяет депортировать тех, кто не соответствует установленным властями критериям, сообщают израильские СМИ.

В последнее время в Израиле значительно увеличилось количество просьб на получение статуса беженца от граждан Украины, которое достигло уже 15 тысяч. Только с начала текущего года количество таких заявлений составило семь тысяч. И если ранее проверка каждого заявления могла длиться по нескольку лет, то теперь, благодаря статусу безопасной страны, этот процесс продлится всего неделю. Соответственно, можно будет значительно скорее депортировать на Украину лиц, которым отказали в предоставлении статуса беженца.

Напомним, что октябре 2017 г. Израиль внес Украину в список стран, граждане которой живут в безопасности, а значит право на статус беженца не имеют.

С началом боевых действий на Донбассе израильские ведомства не решались признать Украину безопасной страной, рассматривая каждое заявление на получение статуса беженца от украинцев, по существу. Однако, несмотря на принятое решение, уроженцы Луганской и Донецкой областей не будут подпадать под статус лиц, прибывших из безопасной страны, поэтому их заявления на получение убежища будут рассматривать, как и до этого времени, по индивидуальной процедуре, отметили представители Управления регистрации населения и миграции Израиля.

Посол Украины в Государстве Израиль Геннадий Надоленко в интервью радиостанции «КАН-РЭКА» заявил, что украинская сторона была партнером в выработке такой политики. Ситуацию, при которой граждане Украины могли без всяких на то оснований претендовать на статус в Израиле, он назвал ненормальной. Дипломат также посетовал на то, что вокруг этой проблемы сложилась целая индустрия нелегальной миграции.

В то же время, как пишет украинское издание «Страна», многие прикидываются беженцами, чтобы потянуть время с оформлением рабочей визы. Рассмотрение их заявления занимает месяцы, за которые они успевают неплохо заработать. Трюк с беженцами поставили на поток фирмы-посредники. В интернете можно найти сотни объявлений с обещаниями легализации в Израиле за несколько тысяч долларов без гарантий.

«Людям обещают работу, а по прибытии советуют подавать на статус беженца. Мол, нужно говорить, что они из Донбасса, там война и опасно и для жизни. А пока дойдет до рассмотрения их заявления и собеседования, пройдут месяцы, за которые они успеют неплохо заработать. Фактически они нелегалы, но юридически к ним вопросов не было. Едут и по одному, и парами», — рассказывает израильский журналист Ян Штеренберг.

По словам главы МВД Израиля Арье Дери, депортация — вынужденная мера, так как число украинцев и грузин, незаконно оставшихся в стране, уже превысило число беженцев из Африки.

«Мы задействуем все средства, которые есть в нашем распоряжении, чтобы положить конец этому явлению. Тысячи таких заявок, большинство из которых лишены всякого основания, затрудняют работу системы и не дают нашим специалистам заниматься реальными обращениями. В случае отказа в статусе беженца человек обязан покинуть Израиль в течение семи дней. Если он отказывается это сделать добровольно, выдается ордер на его арест. И из тюрьмы нелегала доставляют в аэропорт и отправляют на родину», — отметил глава израильского ведомства.

Украина. Евросоюз > Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 22 декабря 2017 > № 2433180 Олег Пономарев


США. Евросоюз > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 20 декабря 2017 > № 2429873 Эдвин Труман

Есть риск, что новые страны выйдут из Евросоюза – американский экономист

Со времени начала мирового финансово-экономического кризиса 2008 г. прошло уже 9 лет. Цикличность экономических процессов подсказывает, что когда-нибудь подобное событие должно произойти вновь. По мнению экс-главы отдела международных финансов в Федеральной резервной системе (1977-1998 гг.) Эдвина Трумана, в ближайшие несколько лет повторение такого сценария маловероятно. Однако проблемы в экономике Евросоюза сохраняются и могут привести к дальнейшему раздроблению ЕС. Вероятно также дальнейшее падение темпов роста экономики в Китае. Американский экономист рассказал «Евразия.Эксперт» рассказал о причинах возникновения экономических кризисов, подоплеке экономических противоречий в ЕС, состоянии экономик ЕАЭС и Китая.

- Господин Труман, начиная с 1960-х гг. в мире можно выделить семь крупных экономических кризисов, из которых четыре последних происходили с периодичностью в 7-10 лет (1982, 1991, 2001, 2009 гг.). Стоит ли верить в цикличность экономики и когда, на ваш взгляд, ждать нового мирового кризиса?

- Никто не знает, когда случится очередной кризис. Мы можем быть уверены, что очередной кризис обязательно случится в формате отдельно взятой страны или даже региона, но маловероятно, что это произойдет в ближайшие пару лет.

Каждый кризис отличается от предыдущего, но по сути кризисы – это результат чрезмерного изобилия и оптимизма людей по поводу своей страны, рынка или же мира в целом.

Люди теряют меру: слишком много занимают, слишком много дают в долг, слишком много тратят. А потом оказывается, что такое поведение было ошибкой, и системы рушатся – иногда в отдельном государстве, но иногда волна может прокатиться по всему миру.

США были эпицентром мирового финансового кризиса 2008 г. Но на деле это был североатлантический кризис, затронувший, помимо США, Западную и даже Восточную Европу.

- Бывший партнер Джорджа Сороса, американский инвестор Джим Роджерс заявил, что «в 2018 г. в мире наступит кризис, люди будут напуганы, будут вкладывать деньги в доллары, что в итоге приведет к превращению доллара в «пузырь» и его падению, после чего люди захотят из него выйти и вложиться в другие активы – рубли, юани, золото и т.д.». Что вы можете сказать об этом?

- Ситуация в мире, конечно, далека от идеала, но я был бы крайне удивлен, если бы в следующем году разразился крупный кризис, или если в течение следующих двух-трех лет случился бы кризис доллара или финансовой системы.

Я полагаю, мистер Роджерс озабочен тем, что многие центральные банки выпускают все больший объем денег, и это, по его мнению, приведет к кризису. Однако я уверен, что центральные банки способны контролировать свой объем эмиссии и ее темпы. Поэтому я сомневаюсь, что мы в течение следующего года увидим кризис по сценарию «мыльного пузыря» или же кризис из-за взлетов и падений курса доллара.

Во время мирового финансового кризиса доллар изначально был слабым, потом взлетел, а затем опять упал. Краха доллара не произошло, и мы не бросились, сломя голову, к золотым резервам. И я сомневаюсь, что рубль, юань или даже золото как-то выиграют в следующем кризисе.

- Сегодня много говорят о кризисе еврозоны. С какими проблемами сталкивается Европа в экономическом плане?

- Во-первых, существует определенная политическая проблема. Правительства Европы в первую очередь заботятся об экономиках своих стран, а уже потом – о Евросоюзе. В последние несколько лет они, как правило, не доверяют своим странам-партнерам, и это затрудняет сотрудничество.

Во-вторых, некоторые европейские банковские системы довольно хрупкие, например, в Италии. В ЕС, как и в США, очень низкими темпами идет рост производства, а рабочая сила в целом находится в состоянии упадка.

В-третьих, нельзя не сказать о брекзите, который является проблемой не только для Великобритании. Скорее всего, он будет иметь негативные последствия для экономики Евросоюза, о чем, мне кажется, сами европейцы не задумывались. С другой стороны, в этом году показатели ЕС были хорошими, даже лучше, чем многие ожидали, и я не вижу причин, по которым в ближайшие пару лет должны возникнуть какие-либо шоки.

- Какая участь ждет финансовые институты, подконтрольные Евросоюзу?

- Думаю, говоря о финансовых институтах Евросоюза, расположенных в Лондоне или где-либо еще, трудно будет сделать обобщение. Большинство наиболее крупных из них действуют в глобальном масштабе, и уже по этой причине с ними все будет в порядке.

Вопрос состоит в том, что случится с небольшими институтами, ориентированными на внутренние рынки. В течение следующих нескольких лет или десятилетия будет разумным ожидать консолидации банковских систем.

Во многих европейских странах налицо переизбыток банков. Поэтому логичными прогнозами были бы консолидация и слияния этих институтов. Полезными были бы слияния банков разных европейских стран, но европейская финансовая структура к такому пока не готова.

Опять же, все упирается в то, что власти отдельных стран не доверяют друг другу. И отчасти поэтому в Италии и в меньшей степени в Испании у банков огромная внутренняя государственная задолженность. Власти многих стран видят в этом угрозу европейской финансовой системе в целом. Мне кажется, проблемы в европейской финансовой системе сохранятся. В различных странах они будут своими и связанными с разными финансовыми институтами, поэтому какие-либо обобщающие выводы делать сложно.

- Каким вы видите будущее ЕС? Ряд экспертов заявляет, что евро благоприятствует интересам немецких экспортеров, что вызывает недовольство других стран-членов Евросоюза…

- Я думаю, со второй частью вашего вопроса согласится большинство экономистов. Германия извлекает преимущество из евро, потому что, если бы в ходу все еще была немецкая марка, она была бы гораздо сильнее по отношению к доллару и некоторым другим европейским валютам. В какой-то мере слияние других валют в евро способствовало падению немецкой марки. Поэтому немецкие экспортеры сейчас гораздо более конкурентоспособны, чем они были бы, если бы немецкая марка все еще существовала как отдельная валюта.

Глава социал-демократической партии Германии высказывал соображения в пользу соглашения о создании «Соединенных Штатов Европы». Я думаю, проект европейской интеграции должен пойти дальше, если он нацелен на успех в долгосрочной перспективе, но существует и риск, что какие-то страны выйдут из ЕС или еврозоны.

- ФРС поднимает процентную ставку. Как это скажется на состоянии экономик стран-членов Евразийского экономического союза – России, Казахстана, Беларуси, Кыргызстана и Армении?

- Федеральный резерв находится в процессе нормализации своей политики. Скорее всего, очередное повышение процентных ставок произойдет позже в этом месяце. Ожидается также три или четыре повышения в 2018 г., а затем примерно столько же – в 2019 г. Но нормализация будет очень плавной, она не подорвет экономику и финансовую систему США и других стран. Нормализация будет оказывать растущее давление на мировые ставки кредитования, но важно понимать, что это делается в условиях здоровой экономической обстановки в США и других промышленно развитых странах. В Западной Европе и Великобритании, а возможно, и в Японии в следующем году также можно будет наблюдать шаги в сторону денежной нормализации.

Идет постепенный возврат к норме. Я думаю, этот процесс будет медленным. Хорошая новость для стран ЕАЭС состоит в том, что, несмотря на более высокие ставки кредитования, экономические условия улучшатся.

- Рост китайской экономики замедляется, и прогнозы относительно ее развития сейчас очень разные. Каким вы видите будущее китайского «экономического чуда»?

- Я думаю, «чудо» никуда не денется, но рост китайской экономики действительно замедлился, и мне кажется, такая тенденция будет сохраняться.

Существуют два серьезных вопроса: насколько сильно замедлится рост китайской экономики (по сравнению с 6-7%, на которых он находится в данный момент), и как быстро Китай придет к этому новому показателю.

Если замедление будет постепенным, по полпроцента в год, а конечный уровень роста установится на 3-4%, то все будет в порядке. Вопрос состоит в том, будет ли падение резким или постепенным, здесь существуют определенные риски из-за финансовых эксцессов.

Учитывая масштаб китайской экономики и степень ее интегрированности в мировую экономику, если в Китае произойдет резкое снижение темпов роста экономики, это может стать проблемой для всех нас.

Эдвин Труман

Источник – Евразия.Эксперт

США. Евросоюз > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 20 декабря 2017 > № 2429873 Эдвин Труман


Евросоюз. Россия. Украина. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 декабря 2017 > № 2430095 Андрей Девятков

В поисках modus vivendi: как Россия и ЕС продвигаются к «общему соседству»

Андрей Девятков

ЕС и Россия осознали, что ни одна из сторон не сможет полностью реализовать свои ожидания, которые были у них, когда они поставили страны общего соседства перед жестким геополитическим выбором. И хотя сейчас стороны по-прежнему не готовы к радикальным шагам для выхода из конфронтации, они постепенно начинают ощущать все издержки и риски, связанные с сохранением противостояния в регионе общего соседства

Без малого через 14 лет после большого восточного расширения Евросоюза в 2004 году концепция «общего соседства» России и ЕС так и остается красивым политическим лозунгом. В 2013 году, после вильнюсского саммита Восточного партнерства судьба пограничных стран, в первую очередь Украины, Молдавии и Армении, стала предметом открытой конфронтации Москвы и Брюсселя.

Кажется, что эта ситуация остается неизменной до сих пор: Евросоюз продолжает настаивать, что его отношения с восточными соседями не касаются России, а Россия до сих пор применяет торгово-экономические ограничения против Украины и Молдавии в ответ на их сближение с ЕС и ожидает от Брюсселя полноценного признания Евразийского экономического союза.

Однако при более внимательном рассмотрении можно заметить, что в последние месяцы и у Москвы, и у Брюсселя наметились определенные подвижки в подходе к проблематике «общего соседства», которые дают надежду на возможное улучшение в будущем.

Другое видение?

Так, в этом году Евросоюз в преддверии ноябрьского саммита Восточного партнерства в Брюсселе попытался активизировать отношения с Арменией и Белоруссией, учитывая и де-факто признавая их членство в ЕАЭС. Белорусского президента Александра Лукашенко даже впервые пригласили на саммит, где представители ЕС, скорее всего, предложили бы Минску дополнительные опции для сотрудничества в условиях, когда Белоруссия явно не соответствует экономическим и политическим представлениям, доминирующим в Евросоюзе.

Эта инициатива ЕС в отношении Минска является продолжением политики, первые контуры которой были заданы еще в начале 2016 года, когда с Белоруссии, ранее считавшейся «последней диктатурой Европы», сняли большую часть санкций. Своей основной задачей на белорусском направлении Брюссель теперь видит не столько демократизацию страны, сколько предотвращение там социально-экономической и тем более политической дестабилизации.

Что касается Армении, то Брюссель и Ереван смогли выработать новое соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве, которое, с одной стороны, не предполагает создания зоны свободной торговли и не делает Армению ассоциированным партнером ЕС, но с другой – дает сторонам много возможностей для взаимодействия по приоритетным направлениям, таким как реформа госсектора и рынка электроэнергетики, сотрудничество в борьбе с нелегальной миграцией, а также в образовательной сфере.

Тут показательны слова бывшего канцлера Австрии Кристиана Керна, который в связи с подписанием этого документа заявил: «Я думаю, мы сделали выводы после событий на Украине». Кроме того, соглашение Армении и ЕС даже в резолюции Европарламента по Восточному партнерству было отмечено как положительный пример одновременного участия страны и в Евразийском экономическом союзе, и в Восточном партнерстве. Всего год назад такую формулировку было сложно себе представить в европейских документах.

В свою очередь, в России в целом спокойно отнеслись к подписанию соглашения между Арменией и ЕС. Министр по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии Татьяна Валовая не только заявила, что между обязательствами Армении в ЕАЭС и подписанием ею рамочного договора с ЕС нет каких-либо противоречий, но даже приветствовала заключение такого соглашения.

Нельзя не увидеть сдвиги и в российской политике по отношению к другим проблемным вопросам, касающимся стран «общего соседства». На украинском направлении Москва выступила с проектом резолюции по размещению миротворцев ООН в Донбассе, в целом согласившись с тем, что эти миротворцы могут быть введены везде, где действует наблюдательная миссия ОБСЕ. Позднее появилась инициатива активизировать обмен военнопленными, которую министры иностранных дел России и Украины смогли обсудить на отдельной встрече, первой за последние несколько лет.

В других постсоветских конфликтах также развивается сотрудничество между Россией и ЕС. Особенно хорошо это видно на примере приднестровского конфликта. Именно с подачи ОБСЕ, России, ЕС и США Кишинев и Тирасполь смогли в ноябре согласовать пакет решений, снимающих ряд проблемных вопросов практического характера между двумя берегами Днестра. Причем Москва выступала одним из главных инициаторов этих переговоров, настаивая в том числе на выработке механизма внедрения принимаемых решений во внутреннее законодательство конфликтующих сторон.

Кроме того, Москва не стала чрезмерно политизировать вопросы, связанные с размещением молдавско-украинских таможенных постов на приднестровском участке границы, а также с постепенным де-факто вхождением Приднестровья в зону свободной торговли между Молдавией и Евросоюзом.

Усталость от конфронтации

С чем связаны все эти хоть и робкие, но положительные тенденции? По всей видимости, и Россия, и Европейский союз по-прежнему не готовы к радикальным шагам для выхода из нынешней конфронтации, но постепенно начинают ощущать все издержки и риски, связанные с сохранением противостояния в регионе общего соседства.

Во-первых, и для России, и для Евросоюза крайне опасен сценарий, когда новое военное обострение на Украине может не только усилить санкционное давление на Москву (чреватое угрозами для энергетической безопасности самого ЕС), но и привести к прямому вмешательству России в конфликт в Донбассе. Если же США в такой ситуации начнут поставки летального оружия Киеву, последствия могут быть непредсказуемыми.

Во-вторых, и в Евросоюзе, и в России, видимо, осознали, что ни одна из сторон не сможет полностью реализовать свои ожидания, которые были у них, когда они поставили страны общего соседства перед жестким геополитическим выбором. Москва не может не видеть, что Украина, Молдавия и Грузия, несмотря на отсутствие перспектив вступить в ЕС и дискредитацию их национальными политиками европейской идеи, вряд ли откажутся в обозримой перспективе от сближения с Евросоюзом и согласятся на те формулы урегулирования конфликтов, которые Россия считает желательными. При этом сохранение статус-кво в этих конфликтах будет означать для Москвы лишь рост финансовых издержек.

С другой стороны, для Евросоюза становится очевидным, что ключевые страны программы Восточного партнерства – Молдавия, Украина и Грузия – не смогут реализовать все намеченные реформы, которые сблизили бы их с ЕС и стали бы серьезной имиджевой потерей для Москвы. Причем этот провал реформ связан не столько с отсутствием перспективы вступить в ЕС, сколько с доминированием олигархических интересов и институциональной незрелостью этих стран. Знаковым событием в этом контексте стал отказ Брюсселя предоставить Украине третий транш макрофинансовой помощи на 600 млн евро.

Кроме того, в ЕС не могут не понимать, что в среднесрочной перспективе европейский рынок не способен заместить российский по всем традиционным для Украины и Молдавии статьям экспорта. Это неизбежно создаст проблемы в экономике, решение которых потребует постоянной финансовой поддержки со стороны Брюсселя. А у Евросоюза вряд ли есть желание бесконечно долго сохранять такую финансовую зависимость.

Наконец, в-третьих, сохранение конфронтации между странами соседства и ЕС, с одной стороны, и Россией – с другой, неизбежно приведет к упущенной экономической выгоде. Так, реализация проекта транспортного коридора «Север – Юг» через Армению, что связало бы Россию не только с Ереваном, но и с Тегераном, стопорится во многом из-за нерешенности вопроса о восстановлении железнодорожного транзита через территорию Абхазии. Россия и Грузия за последний год провели несколько раундов переговоров по этому вопросу, но пока так и не договорились. При этом Москва и Тбилиси в январе 2017 года смогли решить другой существенный и крайне политизированный в Грузии вопрос – о переводе на коммерческую основу расчетов за транзит российского газа в Армению через Грузию.

Все эти факторы подталкивают Москву и Брюссель к тому, чтобы постепенно осознать необходимость договариваться. Неслучайно между Евразийской экономической комиссией и Европейской комиссией начались технические консультации, хотя пока они касаются в основном вопросов работы европейского бизнеса в странах ЕАЭС. Министр ЕЭК Татьяна Валовая и комиссар ЕС по вопросам расширения и политики соседства Йоханнес Хан недавно даже выступили на одном мероприятии в Вене (хотя и не пытались продемонстрировать какое-либо единство в подходах), что раньше трудно было представить. Участились и контакты на уровне экспертных сообществ.

Трудности начала

Тем не менее пока не приходится говорить о том, что в отношениях России и ЕС накопилось достаточно позитива для начала полноценного диалога, особенно о регионе общего соседства. Внутри Евросоюза нет консенсуса по поводу отношений с Россией, и вряд ли даже такой прагматичный политик, как Жан-Клод Юнкер, пытавшийся в 2015 году запустить диалог, сможет с этим что-то сделать.

Препятствуют диалогу и правящие элиты в ключевых государствах Восточного партнерства, так как геополитическая повестка во многом служит основой их внутренней легитимности. Да и в самой России не выработано какое-либо понимание, как можно нормализовать отношения с Евросоюзом, против которого продолжает действовать логика позиционной войны.

Поэтому «большие сделки» сейчас вряд ли возможны. Не стоит в обозримой перспективе ожидать и каких-либо глобальных соглашений между ЕС и ЕАЭС или совмещения двух зон свободной торговли (ЕС и СНГ). Россия не отменит введенный в отношении Молдавии и Украины режим наибольшего благоприятствования, а также вряд ли откажется от дополнительных ограничений на их товары: в украинском случае из-за того, что Киев присоединился к санкциям ЕС против Москвы, а в молдавском – из-за ухудшающихся двусторонних отношений.

Речь сегодня идет скорее о том, чтобы создать механизмы, препятствующие дальнейшей деградации отношений между Россией и ЕС в зоне общего соседства, и решить некоторые вопросы, представляющие интерес для всех сторон.

В экономической сфере ключевым проектом сотрудничества могло бы стать обеспечение транзита российского газа через территорию Украины после 2018 года. Россия вряд ли сможет полностью отказаться от украинского маршрута, а для Киева транзит важен для пополнения госбюджета.

Евросоюз также заинтересован в сохранении транзита, поэтому при поддержке Еврокомиссии ряд компаний уже предложили Киеву в соответствии с нормами Третьего энергопакета создать независимого оператора, который при их инвестиционных вложениях на долгосрочной основе закупал бы газ у «Газпрома» не на западной, а на восточной границе Украины. Пока все вовлеченные стороны не ведут открытых переговоров, предпочитая находить решение только в случае кризисных ситуаций. Так как контракт «Газпрома» и «Нафтогаза» скоро заканчивается, такая кризисная ситуация, очевидно, возникнет и потребует взвешенных решений.

В сфере безопасности ключевой темой не может не стать украинское урегулирование. И в России, и на Западе вряд ли кто-то ожидает полной реализации Минских соглашений, но есть большой запрос на стабилизацию военно-политической ситуации. В Евросоюзе с большим вниманием отнеслись к предложению Москвы по размещению миротворцев в зоне конфликта, возражения были высказаны открыто скорее со стороны Украины и США.

В дальнейшем переговоры между США и Россией будут продолжены, но ЕС мог бы сформулировать свою общую позицию и открыто представить ее Вашингтону и Киеву. Что касается Москвы, то она могла бы согласиться на некую формулу присутствия миротворцев за пределами линии разграничения, например в виде мобильных групп. Конечно, размещение миротворцев не решило, а только заморозило бы конфликт в Донбассе, но по крайней мере сделало бы его более предсказуемым.

Евросоюз. Россия. Украина. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 декабря 2017 > № 2430095 Андрей Девятков


Великобритания. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 декабря 2017 > № 2427780 Борис Джонсон

Эксклюзивное интервью Бориса Джонсона: Россия, Йемен, "Брекзит"... бобры - поручите все это мне

Тим Шипман | The Times

Борис Джонсон полон сил, что много говорит о его стойкости и оптимизме, пишет журналист The Sunday Times Тим Шипман, предваряя интервью министра иностранных дел Великобритании.

По мнению корреспондента, визит Джонсона в Москву в ближайший четверг - это возможность "блеснуть своей решительностью а-ля Черчилль и оптимистичной верой в то, что мир может стать лучше. Он бескомпромиссно сообщит "другу Сергею", что Москва больше не должна вести себя словно пария мировой политики. "За весь период с окончания холодной войны Россия никогда не относилась так враждебно к Великобритании или к западным интересам", - говорит он, ссылаясь на длинный список обвинений во вторжениях, в убийствах и попытках вмешаться в выборы на Западе.

"В Крыму - отъем части суверенной европейской территории у чужой страны и удержание ее происходит впервые с 1945 года. Добавьте к этому дестабилизирующие действия на Западных Балканах, - сказал о россиянах Джонсон. - Мы буквально располагаем отпечатками пальцев России при покушении на убийство в Черногории. Посмотрите, что они делают со средствами ведения кибервойны, с попытками сорвать демократические процессы в Великобритании".

Министр заявил, что "не видел никаких доказательств" влияния российского вмешательства на результаты референдума о выходе Британии из ЕС, но добавил: "Есть определенные доказательства того, что был российский троллинг на Facebook".

"Джонсон называет эту ссору "трагедией", вспоминая с нежностью времена, когда недоверие к Москве, владевшее им в детские годы, переродилось с концом холодной войны в убеждение, что отношения могут улучшиться", - пишет автор материала. Министр заметил: "Когда я был ребенком, Россия была крайне пугающей перспективой. Идея дружбы с Россией казалась абсурдной, так как Россия угрожала нам ядерными боеголовками".

"Я читал историю Пелопонесской войны, написанную Фукидидом. Мне было ясно, что Афины и их демократия, открытость, культура и цивилизация были аналогом США и Запада. Россия в моих представлениях была закрытой, злобной, милитаристской и антидемократической - как Спарта. Был экстраординарный момент надежды и перемен, когда рухнула [Берлинская] стена и вдруг возникло совершенно иное ощущение. Теперь кажется, что это была абсолютная иллюзия", - сказал собеседник издания. Корреспондент пишет: "Но Джонсон, в чьем восприятии стакан всегда наполовину полон, ищет возможности для сотрудничества с русскими и отмечает, что у него с ними общие предки: его мать - внучка русского еврея-палеографа, его самого назвали в честь некого русского эмигранта".

Джонсон также заявил: "Мы должны проявлять твердость, мы должны быть бдительными, но нам надо взаимодействовать. Вместе мы разгромили нацизм. Нам нужно снова наладить сотрудничество, чтобы разгромить исламский терроризм".

"Нам необходимо поговорить с Россией о том, как она видит эндшпиль в Сирии. Она сумела удержать своего клиента Башара Асада у власти в Дамаске, но не создала политического решения для Сирии. Мы будем очень сильно напирать, чтобы понять, как русские видят эту ситуацию, и выяснить, как мы можем достичь там какого-то движения вперед", - отметил Джонсон.

В интервью Джонсон также обосновал свою позицию по "Брекзиту" (соглашение о торговле между Британией и ЕС должно быть таким, чтобы после выхода из блока Британия смогла дистанцироваться от законов ЕС). Он собирается добиться прорыва в кризисе в Йемене, всеобщего 12-летнего среднего образования для девочек в Содружестве и провести конференцию о борьбе с нелегальной торговлей дикими животными.

Великобритания. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 декабря 2017 > № 2427780 Борис Джонсон


Австрия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 18 декабря 2017 > № 2427732 Игорь Юшков

Шок для Европы. Кому выгодна авария на газовом хабе в Баумгартене

Игорь Юшков

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ.

Взрыв на газовом хабе в Австрии вновь поднял проблему энергобезопасности Европы и ее зависимости от российского газа. При этом ЕС относит часть проектов новых газопроводов к группе нежелательных по политическим причинам

Отношения России и Европы в газовой сфере всегда были напряженными, а в последние годы градус возрос крайне высоко. Поэтому новостям по этой теме уделяется особое внимание. Авария на австрийском газовом хабе Баумгартен в обычных условиях должна проходить в рубрике происшествий. Однако в сегодняшних условиях это событие имеет не только экономические, но и политические последствия, так как вновь ставит вопрос об энергетической безопасности Европы.

Сразу же после взрыва газовый регулятор Австрии E-Control сообщил о прекращении транзитных поставок в направлении Италии, Словении и Венгрии. По большому счету решение об ограничении использования газопроводов стало перестраховкой, так как оператор не знал, какие трубы и объекты инфраструктуры повреждены, а какие нет. Чуть позже появилась предварительная информация, что взорвался газовый фильтр-сепаратор (служит для очистки газа от влаги и механических примесей), а газопроводы не пострадали. Примерно через сутки после аварии работа газопроводов была восстановлена.

Сравнительно незначительный, с точки зрения реальных технических последствий, инцидент привел к открытой панике на рынках. На итальянском хабе PSV цена поднималась до $600 за тыс. куб. м, в Баумгартене — на 17,5%, до $304 за тыс. куб. м. Котировки повысились и на других европейских спотовых площадках. В целом можно выявить, кто больше всего пострадал от данной аварии, а кто может выиграть.

Стоит заметить, что говорить о фактическом ущербе от взрыва в Баумгартене можно только в отношении Австрии: гибель работников газораспределительной станции и разрушение оборудования. Все остальные — компании и страны — просто не успели почувствовать на себе последствия аварии, так как газоснабжение было восстановлено очень быстро. Но если бы газоснабжение через Баумгартен прервалось бы на более значительный срок, пострадали бы сразу несколько групп.

Во-первых, не досчитались бы газа Италия, Словения и Венгрия. Хотя последняя получает российский газ как через Баумгартен, так и напрямую из Украины, поэтому полностью без российского газа страна не осталась бы. У Словении и Италии ситуация хуже. Около 70% газа Словения получает из Австрии (через Баумгартен). А в Италию весь объем российского газа идет через Австрию. Если взять данные 2016 года, получается, что Венгрия зависит от российского газа примерно на 64%, Словения — на 65%, Италия — на 35% от объема потребления и на 38% от объема импорта.

В Италии Министерство экономического развития ввело чрезвычайное положение. Дело в том, что на севере Италии, куда и приходит российский газ через Австрию, установилась холодная погода и потребителям нужен большой объем сырья. Помимо российского газа Италия получает трубопроводный газ из Алжира, Ливии, Нидерландов и Норвегии, а также СПГ из Катара. Но именно наша страна является крупнейшим поставщиком итальянских потребителей.

В случае остановки поставок трубопроводного газа на одну-две недели «Газпром» для исполнения контрактов стал бы поднимать газ из подземных хранилищ (ПХГ) на территории ЕС. Причем в начале зимы, как сейчас, объем газа в ПХГ куда более существенен, чем, скажем, в феврале-марте, когда он находится на минимальном уровне. «Газпром» владеет долями в 8 ПХГ на территории Европы: в Германии, Австрии, Нидерландах, Сербии и Чехии. Однако суммарная мощность этих ПХГ на начало 2017 года составляла всего лишь 5 млрд куб. м. А возможность суточного отбора из них невелика. К тому же австрийское ПХГ «Хайдах» мощностью 2,89 млрд куб. м, обеспечивающее сбалансированные поставки потребителям Италии, Словении, Хорватии, Венгрии, Австрии, Германии и Словакии, расположено выше Баумгартена. А значит, оно не помогло бы «Газпрому» в случае аварии на хабе.

Вторая группа потенциальных пострадавших от аварий, аналогичных взрыву в Австрии, — потребители, подписавшие контракты с привязкой цены к спотовым площадкам. Инцидент в Баумгартене показал, насколько нестабильны котировки на биржах. Цены взлетели не только на австрийском хабе, но и на всех спотовых площадках Европы. Между тем европейские политики и экономисты долгие годы говорят о необходимости отказа от якобы архаичных контрактов с привязкой стоимости газа к ценам на нефть. Хотя клиенты «Газпрома» наверняка остались довольны тем, что эта архаика сейчас уберегла их от лишних трат.

Влияние взрыва на работу «Газпрома»

После взрыва в Баумгартене у многих остался вопрос: выиграл ли «Газпром» от происшествия или проиграл? То, что ЧП произошло не на российской территории, на руку российской компании. Россия стремится доказать европейцам, что необходимо диверсифицировать маршруты доставки газа. В настоящее время у «Газпрома» нет выбора, по какой трубе качать газ в Европу: все «неукраинские» трубы загружены на максимум возможного, а все, что в них «не влезло», идет через газотранспортную систему Киева. В связи с этим тезис «Газпрома» прост: если бы ЕС разрешил концерну построить «Южный поток», вторую нитку «Турецкого потока» или «Северный поток-2», то авария на одной трубе не привела бы к «газовому шоку» в целом регионе Европы.

ЕС и в своих собственных документах приоритетной задачей ставит развитие газотранспортной системы, то есть соглашается с тем, что чем больше газопроводов, тем лучше. Однако далее часть проектов новых газопроводов относят к группе нежелательных по политическим причинам, а другие, наоборот, получают все возможные преференции. Так, кстати, получилось с остановленным «Южным потоком» и азербайджанским «Южным газовым коридором».

Традиционные критики «Газпрома», в свою очередь, будут трактовать взрыв в Баумгартене как подтверждение ненадежности России как поставщика. Хотя им будет сложно объяснить, почему нехорошей является Россия, а не Норвегия, чей газ также проходит через австрийский хаб.

Остается только надеяться, что авария в Австрии вновь выведет надежность газоснабжения на первый план, отодвинув политические интриги.

Австрия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 18 декабря 2017 > № 2427732 Игорь Юшков


Австрия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 декабря 2017 > № 2426851 Станислав Климович

Правее, ультраправее. Что означает новое правительство Австрии для России и ЕС

Станислав Климович

Ожидать от нового правительства Австрии решительных действий по отмене санкций не стоит, но позитивный эффект для России все равно возможен. Во-первых, кабинет Курца может выступить посредником в нормализации отношений с ЕС: австрийские министры умеют слушать российскую сторону и готовы непредвзято транслировать ее позицию своим европейским союзникам. Во-вторых, сам факт участия в правительстве европейской страны партии, дружественной России на институциональном уровне, дает Москве дополнительный символический ресурс

Весь 2017 год в Западной Европе с замиранием сердца ждали результатов то одних, то других выборов – не прорвутся ли где-нибудь к власти ультраправые пророссийские силы. Опасность миновала в Голландии, потом во Франции, потом в Германии, и вроде бы можно было уже расслабиться. Но вдруг под самый конец года – срыв. В Австрии сформировали правительство с участием ультраправой и пророссийской Австрийской партии свободы.

Австрийская партия свободы – это та партия, где состоят несколько политиков, месяц назад посетившие Ялту для участия в Форуме друзей Крыма. Больше всех из-за этой поездки переживал ставший канцлером Себастьян Курц. Его правоцентристская Австрийская народная партия в ноябре уже вела непростые коалиционные переговоры со свободовцами, и подобный удар по имиджу еще не сформированного правительства был совсем ни к чему. Курц тогда заявил, что переговоры будут продолжены, но у него «совершенно другое мнение насчет Крыма, и оно не изменится». В Партии свободы тоже осознали серьезность момента и заверили, что члены партии поехали в Ялту по собственной инициативе, никаких официальных партийных полномочий у них не было.

Теперь, когда Себастьян Курц и лидер Партии свободы Хайнц-Кристиан Штрахе официально объявили, что новое правительство Австрии сформировано, появляется возможность проверить, насколько искренни были их заявления по Крыму. А также оценить, как в целом изменятся отношения России и Австрии после появления в австрийском правительстве политиков, считающихся в Европе «пророссийскими ультраправыми».

Австрия в новом цвете

После многих лет правления в Австрии большой центристской коалиции в октябре канцлер социал-демократ Кристиан Керн проиграл выборы своему министру иностранных дел, лидеру правоцентристов Себастьяну Курцу. Обновленная при деятельном участии Курца правоцентристская Народная партия сумела выйти на первое место, а социал-демократы с минимальным отрывом отвоевали второе у ультраправой Партии свободы. В итоге Керн ушел в оппозицию, а Курц – в канцлеры.

Взлет Курца к вершинам австрийской политики оказался стремительным: в 23 года он возглавил венское отделение молодежного крыла Народной партии, затем стал лидером всей молодежной организации, побывал членом горсовета Вены, государственным секретарем по интеграции, а в 2013 году избрался в парламент, получив портфель министра иностранных дел. Тогда ему было 27 лет, и он стал самым молодым действующим главой МИДа в мире. Сейчас, в 31 год, он принимает присягу федерального канцлера Австрийской Республики.

Наибольшие опасения и внутри Австрии, и за рубежом связаны с возможной радикализацией нового австрийского правительства под влиянием младшего коалиционного партнера – Партии свободы. Говорят о возможном закрытии границ, орбанизации политической системы, братании с Россией и прочее. Однако сам Себастьян Курц сразу после выборов поторопился сделать однозначное заявление: «Правительство будет ориентировано на Европу (нем. europagesinnt), или его не будет». Сейчас на пресс-конференции, посвященной презентации нового состава правительства, и Курц, и лидер свободовцев Штрахе еще раз подтвердили то же самое – что они привержены идее единой Европы и намерены активно участвовать в жизни Евросоюза, хотя и меняя его.

В Австрии хорошо помнят опыт предыдущей коалиции народников и свободовцев в 2000 году, когда в ответ на приход ультраправых в правительство страны ЕС наложили санкции на Австрию, которая на тот момент всего пять лет была членом Евросоюза. Тогда на девять месяцев двусторонние межгосударственные контакты были сведены к минимуму, австрийским кандидатам на должности в международных организациях было отказано в поддержке, а австрийских послов в столицах остальных четырнадцати стран ЕС принимали только на «техническом уровне».

Курц намерен не повторять ошибок прошлого. На волне обновления его Народная партия даже сменила официальный цвет с черного на бирюзовый, и есть все основания полагать, что черно-синего (синий – цвет Партии свободы) внешнеполитического фиаско образца начала столетия теперь не произойдет. В этом смысле крен австрийской политической системы вправо совершенно не означает резких изменений во внешней политике страны.

Вопросы интеграции

Народники и свободовцы сходятся во многих внешнеполитических установках. Новое руководство Австрии едино в стремлении полностью прекратить нелегальную иммиграцию, оказывать помощь только тем беженцам, кто действительно нуждается в защите по политическим, религиозным и этническим причинам, при этом «фильтровать» их в специализированных лагерях, желательно за пределами ЕС.

Обе партии выступают за полное неприятие (нем. Null Toleranz) политического ислама на территории Австрии, поскольку он угрожает основополагающим ценностям и установкам австрийского общества. Новое правительство намерено углублять интеграцию мигрантов, в том числе с большей поддержкой и контролем над этим процессом со стороны государства, не допуская создания параллельного общества и распространения фундаментализма в Австрии.

«Европа должна вернуться к истокам» – такой формулой можно описать видение новой австрийской коалицией будущего Евросоюза. ЕС должен стать более компактным, сконцентрироваться на своих ключевых компетенциях в экономической сфере и безопасности. Новое правительство настаивает на возрождении принципа субсидиарности и безусловного соблюдения суверенитета стран-участниц во всех вопросах, выходящих за рамки специализации ЕС.

Большая демократичность и прозрачность принятия решений может быть достигнута за счет прямых выборов председателя Европейской комиссии. Коалиция Курца не приемлет идею вступления Турции в Евросоюз и предлагает снять этот вопрос с повестки дня, разработав другие формы взаимовыгодного сотрудничества с режимом Эрдогана. С Европой или без нее, новое австрийское правительство намерено обеспечить безопасность границ, для чего собирается увеличить финансирование и перевооружить австрийскую армию, а также выступает за однозначное сохранение военного призыва.

Канцлер и канцлер

«Больше понимания, больше диалога, больше гибкости» – такую формулу в отношениях с Россией тогда еще глава австрийского МИДа Курц предложил в июле этого года на неформальной встрече ОБСЕ в пригороде Вены. Он выступает за поэтапное смягчение антироссийских санкций, увязывая их с прогрессом в реализации Минских соглашений.

Стало популярным противопоставлять такую «умеренную» позицию нового канцлера Австрии политике другого канцлера – Ангелы Меркель. На посту министра иностранных дел в неспокойном 2015-м Курц постоянно критиковал политику «открытых границ» канцлера Меркель и сыграл важную роль в закрытии балканского маршрута беженцев в Европу. Отсюда возникает ощущение, что новый канцлер Австрии действительно готов бросить вызов устоявшемуся порядку.

Однако переоценивать возможности и готовность нового австрийского правительства идти наперекор партнерам по Европейскому союзу все же не следует. Австрия – типичная малая страна, участвующая в большом объединении. Для продвижения своей повестки она вынуждена создавать свои или присоединяться к уже существующим коалициям внутри ЕС. Поскольку создание собственной коалиции требует больших ресурсов, которыми Австрия не располагает, правительство Курца, скорее всего, предпочтет идти в фарватере европейской политики, передавая ответственность за решения более крупным игрокам и заявляя о себе лишь тогда, когда эти решения могут серьезным образом повлиять на ситуацию внутри страны – как это было в случае с массовым наплывом беженцев.

Вместе с тем такое поведение сохраняет для Австрии определенное пространство для инициативы – например, в вопросах перестройки европейских институтов в свете недавних предложений французского президента Макрона. И если образы будущего ЕС у французского президента и новой австрийской коалиции значительно расходятся (более глубокая интеграция vs большая свобода действий национальных правительств), то сама идея о необходимости поиска и обсуждения новых решений для будущего Евросоюза играет на руку австрийцам. В рамках общеевропейской дискуссии их предложения тоже могут быть услышаны. Кроме того, во втором полугодии 2018 года Австрии в порядке ротации предстоит возглавить Европейский совет, а значит, у Курца и компании появится дополнительная площадка для продвижения своего видения Европы.

Россия – друг, но Австрия дороже

Младшего партнера Курца по правительственной коалиции, Партию свободы называют «друзьями России» или «друзьями Путина». В декабре прошлого года Партия свободы даже подписала пятилетнее соглашение о сотрудничестве с «Единой Россией». Партии договорились о консультациях по актуальным вопросам австрийской и российской политики, более активном взаимодействии в сферах экономики и торговли, а также о совместных усилиях по «воспитанию молодого поколения в духе патриотизма».

Дружественность по отношению к России проявляется прежде всего в однозначной позиции Партии свободы по европейским санкциям – их называют «безумием» (нем. Wahnsinn) и выступают за их отмену. Но яркие внешнеполитические лозунги скорее призваны показать непохожесть партии на другие политические силы и не предполагают автоматической трансформации в программу действий правительства, тем более коалиционного. Да и сами лидеры свободовцев в большей степени ориентированы на изменения во внутренней политике страны – недаром председатель партии Хайнц-Кристиан Штрахе еще до выборов называл получение портфеля министра внутренних дел обязательным условием для любых коалиционных переговоров.

Партия свободы стремится в первую очередь реализовать свои программные предложения по обеспечению национальной безопасности и проведению реформ внутри страны. В отношении санкций против России Штрахе подчеркнул на презентации нового правительства, что коалиция хотела бы их постепенной отмены. Но если убедить в этом европейских партнеров не удастся, Австрия будет неукоснительно соблюдать решения, принятые большинством на уровне ЕС, потому что это и есть демократия.

Хотя ожидать от Австрии решительных действий по снятию антироссийских санкций, разумеется, не стоит, можно выделить два значимых позитивных эффекта для России от нового австрийского правительства. Во-первых, руководство Австрии настаивает на необходимости диалога и убеждено в необходимости отмены антироссийских санкций при выполнении общеизвестных условий по Украине. Коалиция Курца в этом смысле может выступить посредником в процессе нормализации отношений с ЕС: его министры умеют слушать российскую сторону и готовы непредвзято транслировать ее позицию своим европейским союзникам.

Во-вторых, сам факт участия в правительстве европейской страны даже в качестве младшего коалиционного партнера партии, дружественной России на институциональном уровне, дает российскому руководству дополнительный символический ресурс.

Вена – место для дискуссий

Не стоит забывать о законодательно установленном нейтралитете Австрии, который новое правительство страны считает важнейшей ценностью. Как участница ЕС и еврозоны, Австрия не входит в состав НАТО и видит себя в качестве площадки для переговоров по самым разным темам – от иранской ядерной программы до гражданской войны в Сирии. Курц даже намерен пригласить в Вену общеевропейские организации, которые будут вынуждены покинуть Лондон после брекзита.

Показательно, что новым министром иностранных дел республики, которого по коалиционному соглашению назначала Партия свободы, стала беспартийная Карин Кнайсль, известный австрийский дипломат и эксперт по Ближнему Востоку. «Чтобы подчеркнуть особую важность принципа нейтралитета», – объяснил такой выбор Штрахе на презентации правительства.

В условиях набирающего обороты блокового мышления в отношениях Запада и России Австрия может выступить в роли своеобразной транзитной зоны, где стороны смогут свободно обмениваться аргументами. Российскому правительству следует с большим вниманием отнестись к этой возможности и попытаться инициировать какой-то формат дискуссий с западными партнерами или аккуратно подтолкнуть новое правительство Австрии к проявлению подобной инициативы.

При этом необходимо пытаться выстраивать диалог не только в привычном двустороннем формате с избранными странами ЕС, которые Россия считает наиболее влиятельными, но и с Евросоюзом как с единым институтом. Можно долго ждать, пока свою позицию изменит Ангела Меркель, или торпедировать санкции через восточноевропейских лидеров типа Земана и Орбана, представлять себе ЕС как некую производную политики стран-участниц и игнорировать роль наднациональных институтов в принятии общеевропейских решений. Однако сама сложность украинского конфликта и многослойность взаимных претензий Европы и России должны стимулировать стороны к поиску сложных решений в переговорах, которые одновременно будут и многосторонними, и многоуровневыми. И где разрабатывать такие сложные решения, как не в столице страны, которая в скором времени станет председателем Европейского совета, строго придерживается военно-политического нейтралитета и при этом управляется умеренной коалицией, младший партнер в которой дружествен России?

Большее понимание между новой правящей коалицией Австрии и Россией действительно открывает еще одно окно возможностей для снижения напряженности в отношениях нашей страны с ЕС. Но для Москвы важно не только его не упустить, но и не переоценить, ожидая от Вены слишком многого.

Австрия. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 декабря 2017 > № 2426851 Станислав Климович


Дания. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > oilru.com, 15 декабря 2017 > № 2439882 Анатолий Яновский

Смена машрута "Северного потока-2" повлияет на сроки.

В Министерстве энергетики РФ отметили, что газопровод "Северный поток-2" продолжает строиться, потенциальное изменение маршрута газопровода повлияет на сроки реализации проекта.

Об этом заявил заместитель министра энергетики РФ Анатолий Яновский в интервью журналу Nefte Compass информационно-аналитической группы Energy Intelligence.

В частности, он констатировал, что изменение маршрута "Северного потока-2" из-за возможного запрета властей Дании на строительство газопровода в территориальных водах страны может изменить сроки и общие затраты на проект, однако это не повлияет на его конечную реализацию.

– Новые санкции угрожают нашим трубопроводам "Северный поток-2" и "Турецкий поток". Каким образом государство будет реагировать на эти угрозы?

– Проект "Северный поток-2" реализуется коммерческими структурами, как нашими, так и зарубежными. И государство в реализации этого проекта не участвует, в отличие от "Турецкого потока", для реализации которого Правительство России заключило международный договор с Правительством Турецкой Республики. Я думаю, что проекту "Турецкий поток" санкции не помешают, потому что есть суверенная страна Турция, есть суверенная страна Россия. Турция хочет получать газ из России по новой трубопроводной системе – пожалуйста.

Если наши европейские коллеги, те или иные, не захотят покупать с территории Турции дополнительные объемы газа, значит, этот газ поставляться не будет.

– А с точки зрения привлечения финансирования и иностранных подрядчиков, трубоукладчиков например, есть риски?

– Вы же знаете, что эти санкции не имеют обратной силы. Они не касаются тех проектов, которые были начаты до введения санкций. Люди, которые эти санкции принимают, тоже вполне разумные. Они понимают, что можно делать, а что нет.

– А какие риски связаны с последней инициативой Европы распространить Третий энергопакет на "Северный поток-2"? Он будет тогда реализован?

– "Северный поток-2" – это проект, который реализуется нашей компанией совместно с ее зарубежными партнерами, участники этого проекта заинтересованы в его реализации исключительно из экономического интереса: это самое короткое расстояние транспортировки от мест добычи. Оно на 1000 км короче, чем любой другой маршрут, и дешевле благодаря использованию современных технологий транспортировки газа. Проект экономически выгоден, интересен. Отсюда возникает вопрос, как государства, входящие в Евросоюз, будут защищать свои национальные интересы, другими словами, интересы своих экономик и населения? Это вопрос к ним, а не к нам.

– Так мы будем его строить?

– "Северный поток-2" строится.

– А если будут приняты дискриминационные меры, "Газпром" опять понесет потери?

– Ответить на ваш вопрос и просто, и сложно. Приведу пример. У нас был построен "Северный поток-1", и было его сухопутное продолжение OPAL. И вот на протяжении нескольких лет блокировались возможности полноценного использования OPAL.

Оказало ли это влияние на сроки окупаемости самого "Северного потока-1" для его акционеров? Да, конечно, оказало. Предположим, там был срок окупаемости 15 лет. Ну, а в результате будет не 15, а 20.

Сказать, что проект "Северный поток-2" невыгодный, нельзя. Если газ по этому газопроводу является востребованным на рынке, то он там рано или поздно появится. Об этом свидетельствует и вся история газовых взаимоотношений между СССР и нашими европейскими партнерами.

– Позиция Дании тоже не повлияет?

– Она может повлиять на сроки реализации морской части строительства. Если маршрут изменится, то это потребует дополнительных проектно-изыскательских работ, дополнительных затрат.

Дания. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > oilru.com, 15 декабря 2017 > № 2439882 Анатолий Яновский


Германия. Франция. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 декабря 2017 > № 2426260

Россия и ЕС: почему особых отношений с Германией и Францией больше не будет

Sabine Fischer

Настроения и установки, определяющие политику Германии и Франции на российском направлении, в последние несколько лет существенно изменились. Сегодня Германия и Франция занимают скорее скептическую позицию, а идеи стратегического партнерства с Москвой отодвинуты в сторону. Россия уже не сможет вернуться к традиционному двустороннему формату отношений. И если в будущем российское руководство захочет нормализовать отношения с ЕС, для начала ему придется признать практически полное исчезновение доверия в отношениях с Германией и Францией

Ключевую роль в отношениях Евросоюза с Россией традиционно играют Германия и Франция. Исторически обе эти страны считали отношения с Россией более важными, чем с другими постсоветскими государствами, и были главными партнерами Москвы с ЕС. Россия тоже делала ставку на сотрудничество прежде всего с крупными странами ЕС, пренебрегая европейскими институтами и более мелкими государствами союза и нередко используя разногласия между ними в своих целях. До недавнего времени Берлин и Париж были главными поборниками стратегического партнерства между Евросоюзом и Россией, а Москва, в свою очередь, считала их важнейшими стратегическими партнерами в Европе.

И у Германии, и у Франции были свои причины для особых отношений с Россией. В Германии восприятие России до сих пор во многом выводится из наследия Второй мировой войны. «Новая восточная политика» Вилли Брандта стала важной частью коллективной памяти немцев, потому что в свое время помогла объединить Германию и закончить холодную войну. В посткоммунистический период немцы, руководствуясь этими идеями, верили, что «перемены через сближение» (Wandel durch Annäherung) в конечном счете приведут к тому, что Россия демократизируется и интегрируется в европейский политический порядок и систему безопасности, а это, в свою очередь, положительно скажется на других странах постсоветского пространства.

Более того, тесное партнерство с Россией считалось необходимым условием для интеграции стран Центральной и Восточной Европы в ЕС и НАТО – еще одной важной задачи немецкой внешней политики в 1990-х и начале 2000-х. Политические отношения между Германией и Россией опирались на растущую экономическую взаимозависимость. Германия еще в советские времена была крупнейшим торговым партнером Москвы на Западе, и это положение дел сохраняется и сегодня, несмотря на взаимные санкции. Германия по-прежнему серьезно зависит от поставок энергоносителей из России.

Во франко-российских отношениях картина заметно иная. Франция не играет большой роли в российской внешней торговле. Если Германия активно реформирует энергетику, то Франция полагается на атомные станции и гораздо меньше зависит от российских энергоносителей. С точки зрения Парижа политическое партнерство между Францией и Россией разворачивается скорее на международной арене, где у них немало общего: обе страны – постоянные члены Совета Безопасности ООН с ядерным оружием, обе считают себя великими державами, обе часто высказывают недовольство гегемонией Соединенных Штатов. Поэтому французская элита и общество в какой-то степени сочувствуют претензиям, которые Москва все чаще предъявляет в связи с политикой Запада – особенно США и НАТО, – на постсоветском пространстве, и не только.

Однако в последние несколько лет настроения в Германии и Франции заметно переменились. Немцы были явно разочарованы очень скромными результатами медведевской модернизации и обстоятельствами возвращения Владимира Путина на президентский пост. События на Украине еще больше усилили эти опасения: впервые после окончания холодной войны немцы увидели в России источник нестабильности и угрозу европейской безопасности. И если Россию застали врасплох жесткие шаги Берлина после событий в Крыму и Донбассе, то сами немцы были потрясены тем, насколько бурно Россия отреагировала на санкции ЕС.

То, как российские государственные СМИ и иновещание освещали кризис с беженцами и особенно пресловутое «дело Лизы», очень плохо сказалось на имидже России в Германии. В 2014 году действия Москвы на Украине воспринимались как угроза европейской, но не непосредственно немецкой безопасности. Теперь Россия уже видится как сила, которая угрожает стабильности внутри Германии, распространяет дезинформацию и разжигает рознь. Российские попытки повлиять на президентские выборы в США в 2016 году вызвали еще более серьезное беспокойство. А в сентябре 2017 года, перед выборами в Бундестаг, немцы встревоженно следили за работой российских СМИ и за контактами российских политиков с руководством крайне правой партии «Альтернатива для Германии». В результате в российско-немецких отношениях почти не осталось доверия.

Париж в целом поддержал политику Берлина на российско-украинском направлении. Но из-за внутренних проблем и слабого президентства Франсуа Олланда Париж не смог сыграть более серьезную роль в урегулировании. Во Франции, в отличие от Германии, общественное мнение восприняло российское вмешательство на Украине не столь критически. Важные политические силы – Республиканская партия во главе с кандидатом в президенты Франсуа Фийоном и ультраправый Национальный фронт Марин Ле Пен – жестко раскритиковали европейские санкции и призвали как можно скорее нормализовать отношения с Россией. После начала российской военной операции в Сирии в сентябре 2015 года и во Франции, и в Германии поняли, что теперь проблему беженцев невозможно рассматривать в отрыве от отношений с Москвой. Политики, выступавшие за нормализацию отношений с Россией, увидели доказательство своей правоты: роль России на Ближнем Востоке усилилась, Москва стала позиционировать себя как стабилизирующую силу в регионе. Но после российско-сирийских авианалетов на Алеппо в 2016 году этот эффект сошел на нет.

Во время президентской кампании во Франции Россия открыто поддержала двух главных соперников Эммануэля Макрона, в том числе оказывала финансовую помощь Национальному фронту. Однако после прихода Макрона к власти ситуация значительно изменилась. Новый президент, который не воспринимается как представитель прежнего истеблишмента, выдвинул проевропейскую повестку, рассматривая отношения с Россией сквозь призму европейского и франко-немецкого сотрудничества. К Москве Макрон относится с большим скептицизмом, учитывая попытки взлома и саботажа его избирательной кампании, следы которых, как считается, ведут в Россию. Возможно, французское общественное мнение все еще в какой-то степени симпатизирует российской версии украинских событий, но у нового президента и его окружения позиция Москвы явно не вызывает энтузиазма. Более того, российские «союзники» во Франции, Республиканская партия и Национальный фронт, потерпели на выборах сокрушительное поражение, от которого еще неизвестно, когда восстановятся, если восстановятся вообще.

Внутриполитическая ситуация и в Германии, и во Франции остается неоднозначной. У программы реформ Макрона по-прежнему немало противников, а Меркель столкнулась с беспрецедентными проблемами при формировании правительства, так что ей еще только предстоит отреагировать на проевропейские инициативы французского президента. Более того, властям обеих стран в ближайшие годы придется считаться с правоэкстремистскими и популистскими силами, спекулирующими на теме миграции.

Самое важное здесь то, что настроения и установки, определяющие политику Германии и Франции на российском направлении, в последние несколько лет существенно изменились. Доверие к России резко упало, особенно после попыток Москвы вмешаться в избирательный процесс. Сегодня Германия и Франция занимают скорее скептическую позицию, в духе «пяти принципов ЕС по построению отношений с Россией», а идеи стратегического партнерства с Москвой отодвинуты в сторону. В этой ситуации Россия уже не сможет вернуться к традиционному двустороннему формату отношений. И если в будущем российское руководство захочет нормализовать отношения с ЕС и поучаствовать в восстановлении европейской безопасности, для начала ему придется в числе прочего признать практически полное исчезновение доверия в отношениях с Германией и Францией.

Германия. Франция. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 декабря 2017 > № 2426260


Италия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 декабря 2017 > № 2425669 Андерс Фог Расмуссен

Расмуссен: «Путин хочет использовать Италию, чтобы расколоть ЕС и добиться снятия санкций»

Бывший генсек НАТО: «У вас тоже есть партии полезных идиотов».

Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen), Паоло Мастролилли (Paolo Mastrolilli), La Stampa, Италия

Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen), бывший генсек НАТО, предостерегает: «Путин вам не друг. Он хочет использовать Италию, чтобы расколоть Европу и освободить Россию от санкций».

La Stampa: В журнале Foreign Affairs бывший вице-президент США Джо Байден (Joe Biden) обвинил Россию в нападках на западную демократию. Вы согласны с его заявлением?

Андерс Фог Расмуссен: Российские лидеры ошибочно представляют западные ценности как угрозу своему существованию, поэтому они встают на атакующие позиции, чтобы подорвать их. Они мобилизовали различные средства, как военные, так и информационные. В военном отношении Россия сражается в нескольких странах, принадлежавших когда-то к советскому блоку и стремящихся к сближению с НАТО и ЕС, речь идет о Молдавии, Грузии и Украине. В ЕС и США нападки не носят военный характер, здесь применяются интриги, основным оружием становятся поставки энергетических ресурсов; они также пытаются дестабилизировать демократические институты при помощи кибератак и хакерских взломов, чтобы потом опубликовать содержимое компьютеров на Wikileaks; они продвигают и распространяют «фейковые новости», чтобы создать атмосферу сомнения в легитимности наших лидеров и институтов. Москва систематически пытается нарушить порядок, строящийся на законах и уже не одно поколение обеспечивавший мирное, свободное и процветающее существование Европы. Мы не должны быть столь наивны, чтобы помогать в этом России.

— Байден обвиняет Россию в стремлении оказать влияние на ближайшие итальянские выборы в пользу партии «Лига Севера» и движения «Пяти звезд». Согласны ли вы с его утверждением, и есть ли у вас этому доказательства?

— В Италии «Лига Севера» не скрывает своих связей с Путиным, она уже заключила соглашение о сотрудничестве с его партией «Единая Россия». Что касается вторых, то я не могу сказать, связаны ли они напрямую с Москвой. Однако российское вмешательство многогранно. Уже не раз разные партии в Италии и Европе проявляли наивность и принимали помощь со стороны союзников России, чтобы распространить их идеи. Мы наблюдали это в Великобритании, где российские средства помогли движению Ukip. В Шотландии и Каталонии очень много внимания уделяется продвижению движений, ратующих за выход из состава Великобритании и Испании. Эти партии считают, что «враг моего врага — мой друг», поэтому они принимают предложенную помощь. Но позвольте мне поставить точки над i: Путин вам не друг. Он не хочет добиться величия Италии, он хочет использовать ее, чтобы расколоть Европу и освободиться от санкций, наложенных на Россию за ее агрессивные действия.

— Какую стратегию вы бы рекомендовали избрать, чтобы противостоять этому?

— НАТО и ЕС очнулись перед лицом угрозы. Например, сейчас появились центры StratCom, созданные для противодействия дезинформации и укрепившие системы киберзащиты. Мы должны делать больше, но никаких простых средств не существует, и для того, чтобы справиться с этой задачей, потребуется множество действий со стороны НАТО. За противодействие этим нападкам несут ответственность многие стороны, от ЕС до европейских правительств, политических партий, социальных сетей, традиционных СМИ. Правительства должны пересмотреть правила финансирования избирательных кампаний, чтобы гарантировать их независимость от внешних влияний. Партии должны задаваться вопросом, не исполняют ли они роль «полезных идиотов» в российской машине дезинформации. СМИ должны лучше проверять факты и источники. Социальные сети должны нарастить силы, чтобы удалять фальшивые аккаунты и ботов и привлекать внимание к необходимости более критического отношения к онлайн-контенту.

— Москва аннексировала Крым и ведет войну на Украине. Как реагировать на это?

— Необходимо сохранять санкции. Любое облегчение станет для диктаторов сигналом, что применение силы для передвижения границ имеет свою цену. Мы должны помочь Украине защитить себя, обеспечив ее оборонными системами, и оказывать давление на Россию, пока она не согласится на миротворческую миссию ООН, целью которой будет окончание конфликта.

— Вы опасаетесь военного столкновения России и НАТО?

— Враждебные действия Путина вынудили нас изменить нашу позицию, усилив оборону на восточных границах. Мы развернули в Латвии войска, в том числе и итальянские. России слишком дорого обойдется военная агрессия против границ НАТО, поэтому она сменила тактику, чтобы нанести удар по союзникам изнутри.

— Вывод войск из Сирии открывает для НАТО какие-то возможности?

— В Сирии я вижу трудности только для Запада. Благодаря России Асад одержал победу. Теперь мы должны найти формулу, которая обеспечит безопасность граждан Сирии. Мы не должны забывать, что решение Москвы нанести бомбовые удары по мирным районам Сирии обострило кризис с беженцами в Европе. Учитывая огромные проблемы, которые это вызвало в Италии, я считаю удивительным, как итальянцы до сих пор могут воспринимать Россию не как враждебную сторону.

Италия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 декабря 2017 > № 2425669 Андерс Фог Расмуссен


США. Евросоюз. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Экология > kg.akipress.org, 14 декабря 2017 > № 2430092 Самюэль Фурфари

Миф о постепенном отказе от ископаемого топлива

Самюэль Фурфари

Автор объясняет, почему ископаемое топливо, за счёт которого сегодня удовлетворяется более 80% мировых энергопотребностей, в обозримом будущем будет и дальше оставаться фундаментом глобального энергопроизводства. Это, наверное, не самая приятная новость для тех, кто требует немедленно начать поэтапно отказываться от углеводородов.

Тема использования миром энергоресурсов стала очень горячей для нашей нагревающейся планеты, а страхи перед выбросами парниковых газов и дефицитом ресурсов спровоцировали чуть ли не «гонку вооружений» в сфере стратегий энергоэффективности. Страны мира – от Евросоюза до Китая – обещают сократить энергопотребление с помощью технологических инноваций и изменений в законодательстве.

Однако, вопреки всем этим обещаниям, потребительский спрос на энергоресурсы, согласно прогнозам Международного энергетического агентства, будет расти, как минимум, до 2040 года. Как же правительства смогут гарантировать поставки необходимых энергоресурсов в условиях, когда потребности мира в ней растут?

Что касается размеров запасов этих ресурсов, то здесь миру совершенно не о чем беспокоиться. После 40 лет страхов по поводу возможного дефицита углеводородов, мы вступили в эру изобилия. Нам надо остерегаться ложных теорий, а не скудости ресурсов.

В появлении теории о дефиците виноват Римский клуб, глобальный аналитический центр, который в 1970-е годы своими абсурдными пророчествами, основанными на сомнительных моделях, вызвал обеспокоенность по поводу будущего энергоресурсов. Преданный последователь Томаса Мальтуса и Пола Эрлиха, этот клуб доказывал, что экспоненциальный рост приводит к плохим последствиям, а линейный рост – к хорошим. Из этой идеи вытекал прогноз: к 2000 году нефть в мире закончится.

Усвоив эту бредовую догму, развитые страны дали возможность авторитарным лидерам, таким как Муаммар Каддафи в Ливии и аятолла Рухолла Хомейни в Иране, пользоваться запасами нефти в качестве инструмента противодействия Западу, особенно западной политике поддержки Израиля. Всё это способствовало нефтяным шокам в 1970-х годах и укреплению ошибочного мнения, будто запасы углеводородных ресурсов в реальности даже более скудны и находятся в основном на Ближнем Востоке.

Однако со временем быстрый технический прогресс, особенно в сфере геологоразведки и добычи углеводородов на новых видах месторождений, перевернул данную теорию с ног на голову. Сегодня энергетический «кризис» объясняется не дефицитом ресурсов, а опасениями по поводу загрязнения природы.

Впрочем, данные опасения не привели к торможению привычных темпов геологоразведки. Напротив, политические решения и международное право, например, Конвенция ООН по морскому праву, менялись специально, чтобы дать возможность совершать новые открытия. Взять, например, газовое месторождение Рувума на шельфе Мозамбика. Консорциум международных компаний, в том числе из Италии и Китая, готовятся начать здесь добычу, благодаря чему одна из самых бедных стран Африки получит огромные доходы.

Или, например, выяснилось, что Израиль, который когда-то считался единственной страной Ближнего Востока без углеводородов, обладает 800 млрд кубометров офшорных запасов газа, которых хватит на то, чтобы обеспечивать годовое потребление газа в стране на нынешнему уровне в течение 130 с лишним лет. Ранее чистый импортёр энергоресурсов, Израиль сегодня стоит перед очень реальной задачей стать экспортёром газа.

Впрочем, наверное, самой крупной встряской, вызванной развитием технологий, для мировых энергетических рынков в последние годы стало начало добычи сланцевого газа и нефти в США. Объёмы добычи нефти в США – 8,8 млн баррелей в день – сейчас больше, чем в Ираке и Иране вместе взятых. Американский сланцевый газ уже поставляется в страны Азии, Латинской Америки и Европы. Эти рынки долгое время контролировали Катар, Россия и Австралия, но сегодня мировая отрасль сжиженного природного газа (LNG), как и нефтяной рынок, вступила в период перепроизводства.

Все вместе эти события способствовали снижению цен на энергоресурсы и уменьшили силу ОПЕК. Более того, поскольку транспортный сектор (особенно морские грузоперевозчики) по экологическим причинам предпочитает LNG, возможность использовать нефть в качестве геополитического оружия испарилась. Иран так отчаянно хотел увеличить экспорт нефти, что согласился отказаться от своей ядерной программы (поразительно, но в иранском ядерном соглашении слово «нефть» упоминается 65 раз).

Ветер и солнце часто представляют альтернативой нефти и газу, но они не в состоянии конкурировать с этими традиционными источниками энергии. Если бы они могли конкурировать, тогда у ЕС не было бы причин поддерживать возобновляемую энергетику на законодательном уровне. Кроме того, хотя ветряные и солнечные технологии действительно позволяют генерировать электроэнергию, самая большая доля спроса в энергопотреблении приходится на отопление. Например, в ЕС доля электричества в конечном энергопотреблении составляет лишь 22%, а на отопление и охлаждение приходится 45%; оставшиеся 33% потребляет транспорт.

Все эти факторы помогают объяснить, почему ископаемое топливо, за счёт которого сегодня удовлетворяется более 80% мировых энергопотребностей, в обозримом будущем будет и дальше оставаться фундаментом глобального энергопроизводства. Это, наверное, не самая приятная новость для тех, кто требует немедленно начать поэтапно отказываться от углеводородов. Но, может быть, их отчасти утешит тот факт, что технологические инновации сыграют ключевую роль в снижении негативного влияния углеводородов на качество воздуха и воды.

На фоне глобальных разговоров об изменении климата понятно, почему развитые страны пообещали значительно повысить энергоэффективность. Но хотя Евросоюз и привержен идее снижения выбросов CO2, другие страны, подписавшие Парижское климатическое соглашение 2015 года, не выглядят столь же решительно настроенными. Будет неудивительно, если большинство подписавших это соглашение стран в реальности повысят своё энергопотребление в предстоящие годы, причём за счёт ископаемого топлива, поскольку никаких других вариантов они позволить себе не смогут.

Энергетическая политика будет стоять на повестке развитых стран ещё долгие годы. Но когда эти страны будут стараться создать баланс между гарантиями энергопоставок и экологическими задачами, им придётся также обязаться трезво оценивать факты.

Самюэль Фурфари, профессор энергетической геополитики в Свободном университете Брюсселя, автор книги «Меняющийся мир энергетики и геополитические вызовы».

Project Syndicate

США. Евросоюз. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Экология > kg.akipress.org, 14 декабря 2017 > № 2430092 Самюэль Фурфари


США. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 14 декабря 2017 > № 2423589 Александр Дель Вал

Чем больше Евросоюз расширяется, тем больше контролируется НАТО – французский эксперт

Евросоюз переживает не лучшие времена. Из-за непростых отношений России и США Европа оказалась втянута в невыгодные «санкционные войны». Америка в этой ситуации говорит с позиции сильного, ведь безопасность ЕС целиком зависит от НАТО. При этом расширение Евросоюза увеличивает влияние НАТО на европейский проект. Об этом «Евразия.Эксперт» рассказал французский политолог, специалист по геополитике и международным отношениям, известный публицист Александр Дель Вал.

- Господин Дель Вал, Франция когда-то продвигала идею о формировании оси США – «старая Европа» с приглашением в этот союз России. Сегодня очевидно, что подобный план отсрочен если не навсегда, то надолго. Россия объявлена врагом, доверие подорвано, охладели и трансатлантические отношения. В чем корень этих зол, что пошло не так?

- Франция не объявляла Россию своим врагом. Такая риторика исходит не от Парижа, а от системы НАТО и глубинного государства США. Причина очевидна – это опасения американцев и НАТО, что Россия объединится со «старой Европой».

Благодаря России Европа обеспечила бы себя энергоносителями, превратилась бы из «слабой» зоны в «сильную», в ней усилился бы патриотизм.

И с кем-то вроде Путина Европа стала бы гораздо более активной и играла бы по своим правилам. С Россией Европа перестала бы быть «протекторатом» США или того мирового объединения, которое американский социолог Бенджамин Барбер называет «МакМиром». Этот термин означает «американо-англосаксонскую империю», которая контролирует «периферию», окружает российскую «центральную часть» и формирует практически все международные механизмы, а также контролирует судоходные маршруты свободной торговли.

По этой причине (сдерживание и окружение России-«центра» и Китая – конкурента США) делается все возможное, чтобы убедить европейских лидеров следовать антироссийской стратегии. Европейских лидеров нельзя назвать геополитически независимыми, поскольку оборона Европы осуществляется НАТО и США.

С одной стороны, некоторые европейские лидеры хотели бы иметь хорошие отношения с Россией и даже с Ираном. Но из-за американской политики, которая заставляет союзников США придерживаться антироссийских взглядов и стратегии «нового сдерживания», это едва ли осуществимо. А вот значительная часть лидеров «новой» Восточной Европы (Польша, страны Прибалтики, Румыния и другие) занимают пронатовскую позицию и гораздо сильнее настроены против России, чем страны «старой Европы» (Франция, Италия, Греция и т.д.).

Чем больше Европа расширяется, тем больше она теряет независимость и становится зоной, контролируемой НАТО. По этой причине нежизнеспособны панъевропейские и пророссийские геополитические взгляды. «Старая Европа» и Евросоюз должны следовать за Западом и его лидером – США. Это не хорошо и не плохо, это просто факт.

Невозможно отрицать, что постсоветская Россия все еще воспринимается и изображается врагом, как это было во времена холодной войны. Несмотря на то, что ни берлинской стены, ни СССР с 1990-х не существует. Я думаю, холодная война все еще идет, и это то, что я называю «новым сдерживанием сдерживанием» или даже «новым «откатом назад».

- Западные государства активно выступали за смену режима в Сирии. Но ведь альтернативой Башару Асаду были радикальные группировки. Их укрепление на Ближнем Востоке – это экзистенциальная угроза для Европы. В чем причины этого противоречивого курса ряда западных государств?

- Евросоюз ведет странную игру, западные правительства играют с огнем. Стратегия Запада не особенно изменилась со времен холодной войны: Запад все еще использует то, что я называю «джихадистской парадигмой». Это означает использование некоторых суннитов-салафистов, такфиристов, джихадистов, которые могут быть «полезны» для уничтожения национальных государств, которые слишком близки к России или слишком независимы, а также врагов Саудовской Аравии, Катара и Братьев-мусульман. Они тесно связаны с западным блоком еще со времен холодной войны и даже раньше, со времени так называемого пакта Куинси (союза между президентом Рузвельтом и бывшим королем Саудовской Аравии ибн Саудом).

По той же причине на протяжении многих лет Запад пытался ослабить кемалистов в Турции. В сущности, Запад предпочитает исламистов кемалистам-националистам. Я много раз бывал в Турции и был крайне удивлен после разговора с местными военными и националистами, поскольку они постоянно обвиняют «предполагаемо» демократический и секулярный Запад в поддержке радикальных исламистов в Турции (Рефах, Партия добродетели, Партия справедливости и развития).

Как я писал в своих книгах (например, «Исламизм и Соединенные Штаты: альянс против Европы»), многие американские, западные и европейские лидеры «во имя демократии» предпочитают радикальные исламистские группировки, а не секулярные национальные государства.

- На постсоветском пространстве после распада СССР развернулась борьба за влияние. НАТО продолжает расширяться в Восточной Европе на Балканах. Насколько велики риски эскалации конфликта и войны?

- Ответ в данном случае заключен в вопросе, поскольку, как нам известно, причина войны в Грузии, а затем и в Украине – это самонадеянность Запада, который хотел бесконечно расширять свою «империю» (НАТО и ЕС) на восток, чтобы отобрать территорию российского «контролируемого соседства». Мы все знаем, что это была «красная линия» для Москвы. После развала СССР и конца холодной войны была заключена неформальная сделка между США и Россией: США обещали не расширять НАТО на восток, нослово не сдержали.

Россия с трудом приняла, что Польша, страны Прибалтики, Румыния, бывшая Чехословакия и даже Болгария вступят в НАТО. Но такое же решение со стороны Украины и Грузии было неприемлемым для Москвы из-за стратегической важности Крыма и выхода к Черному морю. ЕС и США помогли антироссийским партиями и силам в западной Украине свергнуть предыдущего законно избранного президента Виктора Януковича, чтобы заменить его пронатовскими и антироссийскими силами. Россия считает эти «мягкие цветные революции» в Грузии и Украине (2004-2008 гг.) геополитической и стратегической «агрессией».

Кризис на Украине и гражданская война доказывают, что нам стоит сменить свое отношение и быть сдержаннее. Однако НАТО, не сумев извлечь урок из ужасающей гражданской войны на Украине, все еще делает все возможное, чтобы расширить сферу влияния на восток, на Балканы (Черногория недавно стала частью НАТО). Предпринимаются попытки повлиять на Швецию, Норвегию и другие нейтральные государства с тем, чтобы они вступили в НАТО. США прекрасно понимают, что Россия не станет мириться с расширением НАТО у своих границ. Я думаю, это делается с целью спровоцировать «жесткую реакцию» со стороны Москвы.

Геополитическая задумка состоит в том, чтобы заставить Москву совершить ошибку, чтобы ее можно было обвинить в нарушении международных границ, международного права и прав человека. Именно этого США хотели добиться, провоцируя Москву поддержкой антироссийского путча на Украине.

На самом деле Америка не боится Россию. Однако США недооценили РФ и ее способность сплотить государства, которые вместе хотят бросить вызов мировой монополии Штатов. Америка хочет заставить Россию совершать ошибки, чтобы ее можно было назвать государством, угрожающим международной безопасности. Это делается для того, чтобы предотвратить геостратегический союз между Западной Европой и Россией, разделить континент.

*Братья-мусульмане, Аль-Каида – запрещенные в России террористические организации – прим. «Е.Э».

Источник – Евразия.Эксперт

США. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > camonitor.com, 14 декабря 2017 > № 2423589 Александр Дель Вал


Армения. Казахстан. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423575 Юрий Сигов

Как пробить «слуховой тоннель» в Россию?

На примере Армении - только через Европу

Юрий Сигов, Вашингтон

Ни для кого не секрет, что одной из главных причин постепенного "отчаливания" бывших советских республик от России является отнюдь не их какая-то антироссийская настроенность. И вовсе не переход на латиницу с кириллицы или вступление в различные организации, где России либо вовсе нет, либо ее влияние там почти нулевое. Главная здесь причина - это полный провал самой российской внешней политики по отношению к постсоветским странам. И особенно ярко он проявляется на примере так называемых "самых близких союзников" Москвы.

Если с Украиной, Грузией, Молдовой и тем же Узбекистаном все вроде бы понятно, то такие страны, как Армения, к примеру, числятся в списке все еще надежных российских союзников. Но, как оказалось, числились. Причина тому- недавнее подписание Ереваном соглашения об углублении сотрудничества в рамках программы "Восточного партнерства", и укрепление связей с Евросоюзом вплоть до открытия своего рынка для европейских товаров, а также возможной отмены Шенгенских виз для армянских граждан.

Разумеется, подобный демарш "верных и надежных союзников" из Еревана был тут же очень критически воспринят в Москве. А поскольку аналогичную политику сближения с Европой и сохранения некоего подобия союзничества с Россией проводят фактически все страны Центральной Азии (и Казахстан, наверное, больше, чем его региональные соседи), вопрос этот - отнюдь не прихоть обычных двусторонних связей. А процессы куда более существенные, глубинные, и фактически необратимые.

Что может предложить Армении Россия? Защиту от Турции и Азербайджана. А что предлагает Еревану Брюссель?

Надо сказать прежде всего о том, что недовольство политикой России на территории бывшего советского пространства по моим личным наблюдениям- повсеместное, стойкое и только усиливающееся с каждым днем. Здесь и обвинения России в сохранении неких имперских пережитков восприятия независимых республик как части своей "временно отколовшейся территории". Это и полное отвращение, которое испытывают во всех республиках от программ ток-шоу (а точнее -пустопорожней пропагандистской болтовни) на российских телеканалах, поскольку они по-прежнему регулярно транслируются во многих постсоветских странах, включая Казахстан.

Это, наконец, ощущение полного непонимания российскими властями того факта, что вот уже более четверти века "бывшие" союзные республики живут будущим, причем совсем даже отличным от московских планов и интересов. Что-то в этих независимых курсах не очень получается, что-то напротив - идет явно вперед. Но главное то, что к России и желаниям ее руководства все это не имеет никакого отношения. И пока это будет по-прежнему восприниматься в Москве как некий "подрыв союзничества и взаимовыгодного партнерства" с Россией, до тех пор ситуация будет в этих отношениях только обостряться.

И здесь, на мой взгляд, как раз пример маленькой Армении (по последним данным, там проживает меньше двух миллионов человек, хотя после распада СССР было более трех миллионов) в этом плане более чем символичен. Именно резкий поворот Еревана в сторону Брюсселя за последний месяц четко обозначил не просто недовольство тем, как строит свои отношения с "потенциальными союзниками" Россия. Но и то, что фактически ничего полезного и перспективного за прошедшие четверть века Москва своим ближайшим соседям так и не предложила.

Интересно, что как только Армения и ЕС подписали документы о сотрудничестве, российские телеканалы, политики всех мастей и партийной принадлежности, а также те, кто кормится от существования различных постсоветских организаций, резко выступили против якобы "продажности армянских властей". Причем во всех этих оценках не понималось недовольными главного: Армения давно уже является самостоятельным государством. И сама вправе решать, что и как ей делать, с кем дружить и какие документы подписывать.

Почему пример Армении в этом плане очень показателен? Прежде всего потому, что у армян до сих пор ощущается чувство очень большого разочарования по потерянной когда-то собственной империи. Которая, между прочим, простиралась в сравнительно недавние времена от берегов Средиземного моря до Персидского (Арабского) Залива, не говоря уже о побережье Каспия. Когда я недавно был в Армении, эти ощущения просматривались практически во всем - от общения с рядовыми гражданами до бесед с религиозными лидерами или гидами в музеях.

Также армяне мне говорили, что Россия для них (а затем и СССР) - уже девятая по счету великая империя, с которой они соприкасались. И о которой они до сих пор сохраняют теплые воспоминания, выражая готовность дальше состоять в военном союзе (потому что больше в регионе фактически не с кем). Что также хочу лично отметить: по моим ощущениям на всей постсоветской территории именно армяне лучше других относятся нынче к подданым России. Но явно не к тем, кто в ней правит сегодня.

Что еще мне показалось интересным. В России сейчас идет активная борьба властных структур с так называемыми "понаехавшими" (точно как Д. Трамп пытается прижучить всех не пойми как попавших в США незаконных мигрантов). И тем же армянам достается наряду с киргизами, таджиками и узбеками по полной программе со всякими регистрациями, патентами на трудовую деятельность, и уж тем более - на получение вида на жительство и российского паспорта. Так вот, могу вам сказать, что армяне подобное к себе отношение воспринимают крайне болезненно, и это еще мягко сказано.

И когда началась полномасштабная сирийская заваруха, а российский военный самолет был сбит турецкой ракетой (я как раз в это время был в Армении), то все - от обычного крестьянина до руководителя коньячным производством в Ереване - говорили мне: врежьте этим туркам, мы готовы пойти все с Россией до конца, пока мы не уничтожим этих потомков янычар. А когда Россия все Турции очень быстро простила и теперь называет Эрдогана чуть ли не лучшим союзником и "надежным торговым партнером", не было на свете, наверное, более разочарованных в России и ее нынешних правителях людей, чем армяне.

Поэтому если та же Россия по каким-то "анти-имперским причинам" и развалится, то больше всего по этому поводу будут переживать точно в Армении. Потому что там хотят, чтобы сначала пусть развалится Турция (Азербайджан там воспринимают как продолжение турецкого влияния на каспийском побережье). А потом уже пусть будет все что угодно остальное.

И самое принципиальное в этом измерении: армяне просто жутко возмущаются, когда в России (что на телевидении, что в политических кругах) их страну воспринимают как какое-то политико-историческое недоразумение. У армян же совсем другие взгляды на происходящее: у страны никогда за более чем 700 лет существования не было своего государства. А сейчас есть (что получилось - то и имеют, но какое и кому из посторонних до этого дело?). А тех, кто это ну никак 26 лет спустя не хочет понять - каким образом всю эту публику попытаться перевоспитать?

Пойдем походом в Брюссель - для начала в "перевоспитательных целях"

Здесь хотелось бы сделать сразу три уточнения, которые касаются не только Армении, но и фактически всех постсоветских стран, где существуют российские посольства, включая Казахстан. Речь идет о том, что так называемая деятельность по укреплению дружбы, на которую из российского бюджета выделяются колоссальные средства, не только эту самую дружбу не укрепляет, а только отталкивает народы друг от друга.

Все так называемые "про-российские силы" и кадры, которые именно через посольства и их бюджеты формируются, никакого влияния (реального, а не отчетного по выплаченным деньгам) на жизнь любой постсоветской страны не оказывают (я бы добавил сюда и республики Прибалтики, где также проживает большое число русскоговорящих граждан). Все эти прикормленные "местные якобы пророссийски настроенные персонажи" на самом деле только помеха для России, а вовсе не ее "позитивный актив".

К примеру, Армению в Москве почему-то упорно относят к так называемому "русскому миру". Но ведь к нему они не имеют на самом деле никакого ни исторического, ни ментального отношения. Говорить хорошо на русском языке, и уважать свою историю, которой на порядок больше лет, чем истории России и Российской империи, - совершенно разные понятия и измерения. То же евразийство: Армения ведь к нему ну никаким концом не "приплетается". С тюркскими народами армяне категорически не желают состыковываться - и это, в принципе, их право и давний исторический выбор (как бы и кому бы это не нравилось),

Теперь - пару слов о так называемой "российской внешнеполитической многовекторности". Постоянные прогибы под США и коллективный Запад, плевки в лицо с Олимпиадой и полнейший провал политики по Украине - все это только отталкивает ту же Армению (и не только ее) от России и все ближе "прижимает" к сотрудничеству с единой Европой.

А та же продажа Россией оружия Азербайджану? В Москве считают, что это все в порядке вещей, потому как Баку платит хорошие деньги, и если не Россия, то кто-то другой это же оружие ему продаст. Но ведь Армения - член ОДКБ (а Азербайджан - категорически нет). Армения имеет на своей территории около пяти тысяч российских венных, и вместе с ними охраняется армянско-турецкая граница. Так какая тут может быть "военная многовекторность"? В Армении это называется одним словом - предательство, измена, и "очень даже ненадежное партнерство".

По тому же Карабаху армянам вообще ничего непонятно: как это можно поддерживать Армению и не поддерживать присоединение к ней Карабаха? Как можно состоять в так называемой Минской группе и постоянно сидеть между двумя стульями, периодически соскальзывая на пол? Какой-нибудь Франции и Америке в Ереване могут подобное поведение простить. Но России? Какие же вы после всего этого "союзники"? И "союзники" ли вы вообще кому-то на постсоветской территории (я подобные высказывания слышал в Армении практически повсеместно)?

Европа ни для Армении, ни для остальных клиентов "Восточного партнерства" не спасение. Но может быть это как-то изменит российскую политику?

Понятное дело, что Армения - лишь маленький, но тем не менее весьма красноречивый пример того, как постсоветские страны, откровенно недовольны отношением к себе со стороны России. Именно поэтому они пытаются в своих интересах разыгрывать (кто удачнее, кто - не совсем) так называемую "европейскую карту". Европе, в принципе, это на руку, потому как чем дальше эти республики будут от России, тем проще их будет "полностью перевоспитать" в независимом духе, и никаким концом уже не дать шансов Москве туда вернуться.

Очень показательно в этом плане то, как мне кажется, растущие антироссийские настроения по всему периметру постсоветских границ. Чем это вызвано? По моим наблюдениям, лишь в очень незначительной мере растущим влиянием там стран Запада или традиционными "американскими происками" (не важно, кто там рулит процессом - Госдеп или ЦРУ). Важно другое. Люди видят на местах, что все те, кто фактически открыто "кормится" на укреплении дружбы со странами того же СНГ в Москве, - это очень мутная и никакой дружбы и сотрудничества не желающая публика.

Все эти ознакомительные командировки, бесконечные конференции, заседания-приседания, вручения премий и грамот за "активное не пойми в чем участие" - совершенно нулевая отдача именно в конкретном измерении. А именно - по своей сути вся эта бурная деятельность не более чем показушная туфта (так мне откровенно говорили и в Армении, и в целом ряде центральноазиатских государств). Деньги (и немалые) "пилятся" в основном российскими "ответственными лицами", а на местах те, кого Россия "кормит", из своих друзей первыми же, как правило, перебегают на другую сторону, стоит, к примеру, Евросоюзу выделить средства на какой-нибудь семинар или ознакомительную поездку в Брюссель или Вену с Парижем.

Интересно, что та же Армения в 2013 году отказалась от ассоциации (экономической, прежде всего) с Евросоюзом. Россия тогда очень сильно надавила на Ереван, намекая на важность вопросов безопасности (дескать, без членства в Евразийском союзе Армения может подвергнуться внешней агрессии - а это и Азербайджан, и Турция). Сначала Ереван по этой причине присоединился к Таможенному союзу, а потом и к Евразийскому. Но стало ли Армении в чем-то от этого безопаснее? Вовсе нет-зато началась в прошлом году 4-х дневная война с Азербайджаном, погибли люди, и мира никакого на Кавказе как не было, так и не светит.

Нынче Армения фактически полностью окружена "не самыми добрыми соседями", а с Россией у нее нет общей границы. Что также показательно: если в 1992-94 годах очень многие в Армении хотели бы, чтобы их республика вошла поскорее в состав России или "обновленного СССР", то сейчас таких - единицы (да и то только в случае нападения на Армению Турции или развязывания полномасштабной войны за Карабах со стороны Азербайджана).

Зато по всему постсоветскому пространству растет "спрос" на Европу. При этом армяне прекрасно знают обо всех тех сумасшествиях (и с беженцами, и с однополыми браками, что для консервативно-христианской страны, как Армения - сущий ад), которые сама себе навязала европейская современная цивилизация. И тем не менее Армения выступает на более широкой основе за развитие программы "Восточное партнерство", которое придумано и устроено, в принципе, не столько для процветания Армении или Украины, сколько в пику России.

И что? А ничего - Ереван все-таки на подобное идет. Зачем? С очень тщетной, как мне кажется, надеждой на то, что Россия все-таки изменит свою полностью провальную политику на всей постсоветской территории и начнет наконец предлагать своим вчерашним "младшим братьям" нечто более существенное, чем пустопорожнюю болтовню телеканалов и "политический туризм" многочисленных российских чиновников, якобы заинтересованных в укреплении "российско-армянской дружбы".

И здесь, думаю, очень важно всем остальным странам, включая Казахстан, повнимательнее подобные события проанализировать. Ведь проекция Армении на ее нынешнее поведение в отношении России (и созданных ею под себя так называемых интеграционных структур) - информация к глубокому размышлению уже для того же казахстанского руководства. И относительно того, как строить свои отношения с Россией на данном этапе, и как использовать для этого не только китайскую и турецкую карты, но и европейскую.

Армения. Казахстан. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 14 декабря 2017 > № 2423575 Юрий Сигов


Иран. Евросоюз. Индия. Ближний Восток. СКФО > Агропром. Транспорт > agronews.ru, 13 декабря 2017 > № 2420813

Дагестан станет мировым центром по перевалке сельхозпродукции.

Министерство сельского хозяйства и продовольствия Республики Дагестан рассказало о создании транспортно-логистического коридора «Север-Юг».

Планируется, что он свяжет Северную Европу с Ираном, Индией и странами Персидского залива. Порты, автомобильные и железные дороги России, Азербайджана и Ирана будут объединены в единую систему с центральным коридором в Дагестане. Также планируется, что через него будет проходить до 5 миллионов тонн грузов в год, в дальнейшем объемы будут увеличены до 10 миллионов тонн.

Для реализация данного проекта в Махачкалинском морском торговом порту уже готова площадка, которая сможет принимать единовременно до 200 рефрижераторных контейнеров, что упростит доставку из прикаспийских стран.

Как считают в министерстве, этот амбициозный проект позволит республике в полной мере реализоваться в качестве одного из главных пунктов по перевалке производимой в стране и республике сельхозпродукции.

Иран. Евросоюз. Индия. Ближний Восток. СКФО > Агропром. Транспорт > agronews.ru, 13 декабря 2017 > № 2420813


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 13 декабря 2017 > № 2420711

Киев отстает от графика проведения реформ, которые предусматривает имплементация соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, заявил глава представительства ЕС в Украине Хьюг Мингарелли во время презентации анализа имплементации соглашения в период с 1 декабря 2016 по 1 ноября 2017 года.

"Сегодня мы знаем о том факте, что прошло три года (с момента подписания соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС — ред.) и в некоторых секторах мы опаздываем", — сказал Х.Мингарелли.

Он отметил, что, по мнению ЕС, Украина должна приложить больше усилий в таможенной и налоговой политике, в вопросе создания рабочих мест.

"До этого момента Украина не смогла выполнить все обязательства согласно расписанию", — добавил Х.Мингарелли.

Он отметил, что в экологической и энергетической сфере, в вопросе имплементации санитарных и фитосанитарных норм, защите прав потребителей реформы продвигаются "достаточно хорошо".

При этом, согласно анализу представительства ЕС на Украине, в период с 1 декабря 2016 года по 1 ноября 2017 года Киев должен был выполнить 86 обязательств в проведении реформ, однако украинские власти выполнили только 10 из них, что составляет 11%.

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > minprom.ua, 13 декабря 2017 > № 2420711


Польша. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421057 Витольд Ващиковский

Долгий путь к миру

Перед Европой стоит сложная задача — сохранить согласованную политику безопасности. Если члены ЕС, борющегося с последствиями Брексита и наплывом мигрантов, расколются из-за расхождений в отношениях с Россией, это будет катастрофа, пишет глава МИД Польши.

Витольд Ващиковский (Witold Waszczykowski), Rzeczpospolita, Польша

Мы начинаем привыкать к разворачивающимся в последнее время драматическим событиям и к тому, что система европейской безопасности находится в критическом состоянии. За последние годы европейцы в какой-то мере свыклись с террористической угрозой, с войной на востоке Украины, нестабильностью в Ливии, замороженными конфликтами в Приднестровье и на Кавказе. Будничным делом стали усилия отдельных государств и международных организаций, направленные на предотвращение очередных терактов или дальнейшей дестабилизации соседствующих с Европой регионов. К сожалению, далеко не все европейцы готовы смириться с мыслью, что проблемы, с которыми мы столкнулись, не исчезнут в ближайшие годы, а останутся с нами на ближайшие десятилетия.

Восток и Юг

Перед Европой стоят две стратегические проблемы, связанные с ее ближайшим окружением. Во-первых, ей приходится иметь дело с последствиями агрессивной политики России, которая несет ответственность за существование замороженных конфликтов в Молдавии и Грузии, за нападение на Украину и, главное, за разрушение царившего на континенте консенсуса вокруг идеи, что международное доверие должно опираться на уважение суверенитета и территориальной целостности отдельных государств, а также на отказ от применения силы в международных отношениях. Эти элементарные принципы, зафиксированные в документах СБСЕ/ОБСЕ, были понятны даже СССР в годы холодной войны. Современная Россия, развязавшая необъявленную войну против Украины, показала, что она готова попрать эти принципы.

Протест европейских стран против агрессии и стремление сохранить санкции не следует рассматривать исключительно в категориях сочувствия к жертве агрессии и осуждения агрессора. В первую очередь это вопрос политического порядка на европейском континенте. Допустимо ли применять силу в международных отношениях, можно ли передвигать границы, прибегая к насилию?

К этим хорошо известным проблемам недавно добавилась новая угроза: российское стремление дискредитировать демократические режимы при помощи вмешательства в избирательный процесс разных стран. Смириться с этим означает лишить Европу устойчивых демократических механизмов, стабильных границ, перспектив на дальнейшее мирное развитие, то есть обречь ее на катастрофу.

Вторая фундаментальная проблема, угрожающая безопасности всего континента, — это ситуация на юге. Конечно, оттуда не исходит серьезной ядерной угрозы, однако, мы видим там вызванную вооруженными конфликтами нестабильность, слабость отдельных государств, организованную преступность, нищету и резкий рост населения. Самыми яркими проявлениями угроз, проистекающих из наложения этих факторов друг на друга, стали терроризм, который вырастает на почве исламского экстремизма и ненависти к современной цивилизации, а также массовая миграция.

Будущее Европы

Одной из важнейших задач для жителей Европы на фоне такого многообразия угроз стало сохранение согласованной политики и предотвращение раздробленности, которая в долгосрочной перспективе может привести к катастрофическим последствиям. Если члены ЕС, борющегося с последствиями Брексита и наплывом мигрантов, расколются, например, из-за расхождений в отношениях с Россией, это будет катастрофа.

Польская концепция европейской безопасности основана на принципе, что стратегия в этой сфере должна быть единой и неделимой, а одновременно распространяться как на Восток, так и на Юг. Угрозы, исходящие с этих направлений, носят, конечно, разный характер, однако, подходить к ним следует комплексно. Им можно и нужно противостоять совместными усилиями, используя при этом разные инструменты. От того, насколько мы осознаем важность этого принципа и сможем последовательно претворить его в жизнь, зависит, насколько эффективно мы сможем взаимодействовать и использовать те средства, которыми располагают европейские народы.

Альтернативы НАТО нет

Все государства нашего континента солидарны в том, что фундаментом европейской безопасности выступают принципы ОБСЕ. Без возврата к ним (не на словах, а на деле) сложно вообразить себе восстановление международного доверия и мира. Граница проходит сейчас между Россией, которая де-факто отвергла эти нормы, и странами, которые продолжают их придерживаться. Мирное будущее нашего континента зависит прежде всего от того, вернутся ли к принципам ОБСЕ все без исключения члены Организации.

Путь к этой цели, судя по всему, будет долгим. Польша подключается к миссии ОБСЕ в Донбассе (самой масштабной операции в истории этой организации) и делает упор на шагах, которые могут предотвратить военные инциденты, способные усугубить и без того сложную ситуацию, а также на механизмах, обеспечивающих прозрачность военных учений. Обе польские инициативы получили положительную оценку многих европейских стран, а одновременно столкнулись с критикой Российской Федерации. Примером может здесь послужить позиция, которую та заняла в отношении учений «Запад-2017».

В Европе начинают звучать голоса, что на фоне глубокого кризиса или даже коллапса системы международной безопасности пора обратиться к энергичным шагам в сфере разоружения и контроля над вооружениями. Снизить уровень военной конфронтации в Европе (и не только там), безусловно, нужно, есть только одно «но»: как обсуждать и претворять в жизнь соглашения такого рода с государством, которое демонстративно и умышленно попирает нормы и принципы, ставя себя выше международного права, а одновременно наращивает военный потенциал? Польша надеется, что подходящий момент для контроля над вооружениями еще наступит, но путь к нему лежит через Донбасс, Крым, политическую разрядку и восстановление доверия в военной сфере.

Тем временем в ожидании возобновления реального диалога на тему архитектуры европейской безопасности нам придется задуматься об укреплении коллективной обороны НАТО. Перемены, произошедшие в последние годы, повысили уровень безопасности в Польше. Переломным моментом в этом процессе стал варшавский саммит Альянса, на котором мы вместе с нашими союзниками приняли решение, что нам следует продолжить процесс подготовки к отражению возможной агрессии.

Восстановление механизмов «жесткой» безопасности в Европе идет быстрым темпом. Сейчас на польской земле находятся как американские, так и многонациональные подразделения. НАТО проводит учения, создает планы защиты от нападения, развивает военную инфраструктуру. Агрессивная политика России заставила нас задуматься о развитии так называемых «follow-on forces», войск второго эшелона, которые в случае возникновения конфликта позволят перейти к действиям, позволяющим побудить противника к отступлению.

Концепция европейской безопасности на восточном направлении должна опираться на широкий диапазон средств, в том числе на ядерное сдерживание. Поэтому альтернативы НАТО у нас нет. Только Альянс благодаря США обладает таким военным потенциалом, который гарантирует нашей части континента безопасность. В этом контексте звучащие из уст некоторых политиков призывы к тому, чтобы Европа обрела стратегическую автономию, звучат неубедительно.

Американо-европейское сотрудничество

Залогом европейской автономии служит присутствие НАТО на восточном фланге и ответственная политика таких стран, как Польша, которые, модернизируя свои вооруженные силы и выделяя значительные средства на оборонную сферу, позволяют Европе сохранять стратегическую глубину. В связи с этим политическая самостоятельности ЕС должна строиться не на принципе противопоставления Альянсу, а на сотрудничестве с ним. НАТО и ЕС располагают разнообразными возможностями, и если мы хотим добиться максимальной эффективности, эти возможности должны гармонично дополнять друг друга.

Это, однако, не означает, что для военной активности объединенной Европы не найдется своего места. Одним из основных достижений варшавского саммита НАТО стало заявление о сотрудничестве Альянса и Евросоюза. Сейчас оно развивается параллельно с подготовкой к запуску программы по Постоянному структурированному сотрудничеству в сфере безопасности и обороны стран ЕС (PESCO).

Нам бы хотелось, чтобы она с самого начала включала в себя гармоничное взаимодействие с НАТО, оставалась доступной для всех заинтересованных сторон и учитывала угрозы, исходящие со всех направлений, то есть следовала «принципу 360 градусов». Отличные перспективы для сотрудничества двух организаций мы видим прежде всего в сфере кибербезопасности, развития инфраструктуры, модернизации военной промышленности и борьбы с гибридными угрозами.

Задачи ЕС

Здесь мы подходим к вопросу разделения функций НАТО и Европейского союза. Если на восточном фланге последний может играть лишь вспомогательную роль, то на южном направлении ему следует вести себя гораздо более активно. Этого требует характер угроз, с которыми мы там сталкиваемся. Причины миграции, терроризма, религиозного экстремизма невозможно уничтожить при помощи одних военных средств, хотя к ним, порой, тоже приходится обращаться. Заслоном на пути идущих с юга угроз станет согласованная военно-гражданская стратегия, включающая в себя как действия пограничных служб и полиции стран-членов ЕС, так и подуманную дальновидную программу эффективной помощи, способствующей развитию соседних регионов.

При этом европейская политика на юге должна руководствоваться реализмом и четко формулировать политические цели осуществляемых операций. Южные соседи превосходят Европу по площади, а в недалеком будущем они обгонят ее по численности населения. Польша, присоединившаяся к «антиигиловской коалиции» и вкладывающая средства в развитие обсуждаемого региона (несколько десятков миллионов евро в 2017 году), готова принимать участие в разработке и реализации европейской стратегии в отношении Юга, как того требует принцип коллективной ответственности за безопасность всего нашего континента.

Общий знаменатель европейских программ для Востока и Юга — это готовность нести расходы, без которых любые заявления об ответственной политике останутся пустым звуком. Принятый НАТО принцип выделения 2% от ВВП на оборону должен стать ориентиром для всех европейских стран вне зависимости от того, являются ли они членами Альянса. Безопасность Европейского союза нужна всем его жителям, и поэтому все обязаны вкладывать в нее свои средства. Безопасность — это не только вопрос денег, но и осознания тех угроз, перед лицом которых мы, европейцы, стоим. Если при поддержке союзников мы сплотим наши усилия в борьбе с этими угрозами, мы сможем быть уверенными, что Европа останется стабильным, процветающим и безопасным континентом.

Польша. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421057 Витольд Ващиковский


Великобритания. Евросоюз > Агропром > agronews.ru, 9 декабря 2017 > № 2417702

Подземная ферма: выращивание растений на глубине 33 метров.

Два предпринимателя в Лондоне занимаются подземным растениеводством, считая эту нишу очень перспективной.

Под улицами Лондона на глубине 33 метра в старом бункере времен мировой войны идет выращивание популярных пряностей. Швайзер Бауэр и Стивен Дрин, владельцы оригинального старт-апа говорят, что зелень и пряные травы пользуются постоянным спросом. Ежедневно они поставляют заказчикам около 5000 упаковок из подземных овощей.

В подземной ферме на матах хорошо растет фенхель, кориандр, васаби и ряд других трав, которым для вегетации достаточно освещения светодиодными и люминесцентными лампами и соблюдения температурно-влажностного режима.

По оценкам экспертов, к 2050 году около 80 процентов населения мира будет жить в мегаполисах.

Городское растениеводство поможет промышленному сельскому хозяйству накормить человечества. «Мы хотели выращивать такие растения, чтобы их можно было «срывать с грядки» и тут же продавать, чтобы сэкономить на транспортировке, — говорит Стивен Дрин. — Наше предприятие весьма успешно, но из-за выхода Великобритании из состава ЕС мы, скорее всего, лишимся субсидий в 2019 году, которые получаем из Брюсселя».

Великобритания. Евросоюз > Агропром > agronews.ru, 9 декабря 2017 > № 2417702


США. Евросоюз. Весь мир > Агропром. Экология > agronews.ru, 9 декабря 2017 > № 2417696

Треть производимой в мире еды идет на выброс.

40% купленных продуктов не съедается, а отправляется в мусорное ведро, сообщает Международный совет по защите природных ресурсов.

Больше всего выкидывают еды американцы — на $2 тыс. в год каждый. В глобальном масштабе человечество выбрасывает продуктов на $750 млрд в год.

По данным «Ъ», выбрасывается треть производимой пищи — 1,6 млрд тонн. При этом на Земле около 1 млрд страдает от голода.

Член Международного совета по защите природных ресурсов Дана Гандерс отмечает, что еда теряется на всех этапах: во время уборки урожая, доставки к фабрикам и супермаркетам, в торговых сетях. Кроме того, сами потребители ее выбрасывают.

Так, до 7% урожая остается на полях, так как из-за низких рыночных цен на продукты фермеру дорого его собирать. До 20% уже собранного урожая приходится выбрасывать, поскольку фрукты и овощи не соответствуют «стандартам красоты» торговых сетей.

Немалую роль играет и «ловушка срока годности». В США и Европе на упаковке есть две временные границы: «годен до» и «лучше употребить до». Обычно продукты отправляются в мусорное ведро за 2-3 дня до истечения последней даты.

США. Евросоюз. Весь мир > Агропром. Экология > agronews.ru, 9 декабря 2017 > № 2417696


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 декабря 2017 > № 2425924 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам 24-го заседания СМИД ОБСЕ, Вена, 8 декабря 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Хотел бы начать с благодарности и признательности Действующему председателю ОБСЕ, Федеральному министру европейских, интеграционных и иностранных дел Австрии С.Курцу и его сотрудникам за отличную организацию Председательства и заседания Совета министров иностранных дел ОБСЕ.

Наверняка вы знакомы с содержанием дискуссии, которая проводилась вчера весь день на пленарных заседаниях. Ставились острые вопросы, высказывались, порой, противоречивые или полярные позиции.

Мы констатировали и, по-моему, с этим очень трудно спорить, что архитектура безопасности в Евроатлантическом регионе переживает, мягко говоря, далеко не лучшие времена. Растет военно-политическая напряженность, в том числе вследствие курса НАТО на «сдерживание» России, безоглядное продвижение на Восток, включая наращивание там своего потенциала. Озабоченность вызывают борьба с инакомыслием, наступление на свободу СМИ, языковые и образовательные права и, безусловно, непрекращающийся рост неонацистских тенденций, который не встречает должной реакции, в том числе в Евросоюзе. При этом ряд стран используют голословную риторику о российской «пропаганде» и «гибридной угрозе» с тем, чтобы снять с себя ответственность за многие вопиющие нарушения принципов, которые лежат в основе деятельности ОБСЕ. Разобщенность между странами ОБСЕ мешает объединению усилий в целях эффективного противодействия реальным, а не вымышленным, и общим для всех угрозам – терроризму, наркотрафику, организованной преступности.

К СМИД в Вене Россия вместе со своими союзниками по ОДКБ и Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) подготовила ряд проектов решений по объединительным темам, включая необходимость борьбы с террористической идеологией в поддержку резолюции 2354 СБ ООН, сопряжение интеграционных процессов на нашем общем пространстве и необходимость жестко противодействовать сносу и осквернению памятников, которые посвящены победителям во Второй мировой войне.

От имени Российской Федерации в национальном качестве мы также представили проект решения о реформе мероприятий человеческого измерения ОБСЕ. К сожалению, наши западные партнеры оказались не готовы честно обсуждать поставленные в этих документах реально существующие вопросы. Эти решения не были согласованы. Мы будем продвигать эти темы в ходе дальнейшей работы.

Государства-участники СНГ распространили свое Заявление о недопустимости осквернения мемориалов в честь победителей «коричневый чумы».

Мы поддержали неплохой документ по военно-политическим аспектам безопасности (по первой «корзине») – о легком стрелковом оружии и запасах обычных вооружений. Жаль, что из-за разногласий не были согласованы проекты об укреплении военной стабильности и о 25-летии Форума ОБСЕ по сотрудничеству в области безопасности. Но, тем не менее, мы надеемся, что этот диалог будет продолжен. Мы настроены на то, чтобы военно-политические вопросы обсуждались предметно и конструктивно, без какой-либо политизации. Если это будет так, то мы сделаем неплохой шаг в сторону восстановления доверия.

В «копилке» нынешнего СМИД ОБСЕ скромный, но важный документ о необходимости наращивания усилий ОБСЕ в сфере кибербезопасности. Надеемся, что будет принят ряд еще обсуждающихся сейчас документов по экономической и экологической проблематике.

Из третьей гуманитарной «корзины» приветствуем принятый документ о борьбе с торговлей людьми и еще один документ, который представили Белоруссия, Италия и США – по предотвращению торговли и сексуальной эксплуатации детей. Защита детей – в числе наших безусловных приоритетов в человеческом измерении ОБСЕ.

К сожалению, многие другие документы, которые планировалось рассмотреть по гуманитарной проблематике, не смогли быть приняты, прежде всего, из-за неконструктивной позиции ряда стран. Четвертый год подряд эта позиция не позволяет, например, согласовать решения по борьбе с христианофобией и исламофобией, также как и декларацию о борьбе с антисемитизмом, которую СМИД принимал в 2014 г. В стремлении уйти от осуждения нападок на христиан и мусульман в Европе наши западные партнеры пытаются объяснить необходимость генерических призывов к всеобщей толерантности. Я считаю, что это абсолютно недостаточно. Это «страусиная» позиция. Вчера вместе с нашими венгерскими коллегами мы провели специальное мероприятие, посвященное ущемлению прав христиан на конкретных фактах. Было также показано насколько серьезна эта проблема. Европа со своими христианскими корнями, конечно же, не должна оставаться в стороне от отстаивания прав своих единоверцев. Жаль, что опять же в гуманитарной части нашей повестки дня из-за откровенно политизированной позиции некоторых стран не удалось принять решение по свободе и плюрализму СМИ.

Мы рассмотрели комплекс вопросов, которые связаны с преодолением конфликтов на пространстве Организации. Были отмечены подвижки в приднестровском урегулировании, включая открытие моста через Днестр, достижение договоренностей по ряду вопросов, которые касаются практической жизни граждан, в том числе в сферах образования, мобильной связи. В документе, который мы сегодня приняли, приветствуется тактика «малых шагов», проведение в конце этого года встречи в формате «5+2». Сегодня мы можем констатировать принятие заявления по Приднестровью, приветствующее достигнутый прогресс. В этой связи отмечу, что прогресс был достигнут благодаря тому, что Кишинев и Тирасполь напрямую договорились о конкретных шагах, призванных сделать повседневную жизнь людей в Приднестровье и в Молдове в целом более комфортной и удобной.

Призываю наших украинских коллег также не манкировать своими обязательствами, которые закреплены в Минских договоренностях, и, как Кишинев разговаривает и Тирасполем, начать напрямую говорить с Донецком и Луганском. Это даже не совет, а требование, которое было одобрено СБ ООН, когда мы единогласно поддержали Минские договоренности.

Мы также согласовали Заявление тройки сопредседателей Минской группы ОБСЕ (Россия, США и Франция) по урегулированию в Нагорном Карабахе, в котором подтвердили хорошо известные принципы, на которых должно основываться урегулирование.

Вы слышали, что по Украине дискуссия была весьма напряженной. Несмотря на все разногласия, выделю главное. Никто не подвергает сомнению безальтернативность минского «Комплекса мер», все поддерживают усилия ОБСЕ по содействию урегулированию конфликта в Донбассе как в рамках работы Контактной группы, так и через ту деятельность, которую проводит специальная мониторинговая миссия ОБСЕ (СММ) на Востоке Украины. К сожалению, из-за деструктивной позиции наших киевских коллег не удалось согласовать декларацию, которая отражала бы эти подходы. Украинская сторона пыталась «насытить» ее абсолютно политизированными, идеологизированными и неприемлемыми тезисами. Но, тем не менее, еще раз подчеркну, никто не оспаривал актуальность и безальтернативность минского «Комплекса мер».

Также в очередной раз не удалось принять заявление в поддержку Женевских дискуссий по Закавказью из-за разногласий между их участниками.

Вернусь к тому с чего я начал. Главное, что состоялся откровенный разговор по ключевым проблемам в Евроатлантике. Было много риторики и полемики, что, наверное, естественно. Мы выступаем за то, чтобы такие крайние позиции, которые звучат неизбежно в дискуссиях, все-таки не препятствовали последующей практической работе над подготовкой решений. Мы все, даже в этой непростой ситуации в Европе и в международных делах в целом, говорим, что «бизнеса» как обычно быть не может, но надо сотрудничать там, где это отвечает интересам соответствующих участников. ОБСЕ предоставляет для этого хорошую возможность, а именно согласовать решения, которые не будут отталкиваться от конфронтационной риторики, а будут основываться на необходимости вычленить общее в позиции всех сторон и принимать договоренности, отражающие консенсус, который будет контролировать баланс интересов, а не какие-то запросные подходы.

Я убежден, что ОБСЕ сохраняет свой потенциал. Для того, чтобы он полностью раскрылся необходимо все-таки добиваться реальных шагов в реформировании этой Организации. На столе переговоров уже не один год лежат внесенные Россией вместе с нашими партнерами предложения о разработке Устава Организации, о введении правил деятельности всех ее институтов, включая БДИПЧ, в том числе и в вопросах наблюдения за выборами, правил, которые предполагают упорядочение работы миссии ОБСЕ в странах-участницах, и целый ряд других вопросов.

Приветствуем то, что, наверное, впервые за всю историю существования ОБСЕ в ноябре Секретариат подготовил документ, показывающий состояние дел с проектами, которые реализуются на внебюджетные взносы. До последнего времени на наши настойчивые попытки узнать, на что же расходуются внебюджетные деньги, нам отвечали, что это дело доноров. Если это доноры, и вы хотите, чтобы ваш проект осуществлялся в том виде, в котором вы его задумали, никто вам не мешает делать это напрямую. Но, если вы приходите в ОБСЕ и говорите, что даете деньги на проект в стране «икс» и вешаете на него флаг ОБСЕ, тогда, по-моему, элементарная порядочность требует, чтобы вы рассказали, что это за проект и что будет в качестве цели его реализации.

Уверен, что у нас по-прежнему есть общая цель, которая была поставлена на саммите в Астане в 2010 г., о создании всеобъемлющего сообщества, основанного на сотрудничестве и неделимой безопасности на всем пространстве Евроатлантики и Евразии. Если это политическое обязательство, которое мы все приняли на высшем уровне в Астане, будет на самом деле определять практические шаги всех стран-участниц, я убежден, что мы сможем достигать более позитивных результатов, чем те, которые мы сегодня констатировали.

Вопрос: На заседании СМИД ОБСЕ наблюдалось неодинаковое отношение к различным конфликтам в Европе. Так, больше всего внимания было уделено конфликту на Украине. Это особенно тревожно воспринимается в Азербайджане с учетом наличия нагорно-карабахского конфликта. На недавнем заседании Парламентской Ассамблеи ОБСЕ в Вене такого избирательного подхода не было. Не стоит ли так же объективно действовать и в рамках СМИД?

С.В.Лавров: Отношение к урегулированию того или иного кризиса всегда сочетает в себе два подхода. Это некие базовые принципы и прямые контакты между сторонами, поиск баланса интересов, выполнение достигаемых на разных этапах договоренностей, чтобы потом не было отката назад. Российская Федерация вместе с нашими партнерами уже много лет назад (как минимум семь) предложила принять в ОБСЕ документ, в котором бы перечислялись принципы, являющиеся основой «одинакового», как Вы сказали, подхода ко всем конфликтам. Конечно, западные партнёры сказали, что это не годится, что каждый кризис имеет свою специфику. Это так. Поэтому наряду с общими критериями, которыми должны руководствоваться посредники при урегулировании того или иного конфликта нужно учитывать специфику каждого из них. Например, у нас по Приднестровью идет процесс, в большей степени связанный не с прекращением насилия (там практически нет никакого насилия благодаря присутствию российских миротворцев), а о налаживании повседневной жизни. На Украине сейчас прежде всего необходимо прекратить нарушать перемирия, которые объявляются регулярно. ОБСЕ докладывает, что семь дней уже никто не стреляет, можно разводить тяжелую технику. Киевские власти говорят, что это статистика ОБСЕ, а по украинской статистике было несколько выстрелов. Это я дословно говорю о том, во что сейчас уперлась проблема разведения сил в районе станицы Луганской, о чем договорились лидеры «нормандского формата» еще в октябре прошлого года в Берлине.

Конечно, в каждом конфликте нужно понимать, что на данный момент является приоритетным. Но также необходимо опираться на некие общие, как Вы сказали, «одинаковые» подходы. Среди них, прежде всего, прямой диалог между сторонами конфликта, который есть в нагорно-карабахском урегулировании. К сожалению, пока он не дает нам серьезного прогресса, но тот факт, что в этом году состоялся диалог на уровне президентов и не раз на уровне министров иностранных дел, нам кажется позитивным. Будем продолжать работать в направлении, в котором идет коллективный подход сопредседателей России, США и Франции. На этой сессии мы вновь его подтвердили. Он содержит принципы урегулирования, который стороны приняли, но пока еще не перевели на язык практических шагов. Это непростое дело, но мы продолжаем им заниматься.

Вопрос: Вчера у Вас состоялась встреча с украинским коллегой П.А.Климкиным. Как мы знаем, речь была об обмене пленными. О чем удалось договориться? Шла ли речь о цифрах и датах? Затрагивался ли вопрос обмена украинских заключенных, содержащихся в российских тюрьмах, на россиян, находящихся в тюрьмах на Украине?

С.В.Лавров: Действительно, на встрече с П.А.Климкиным, состоявшейся по его инициативе, мы говорили о реализации принципиальной договоренности, которая была достигнута после приезда в Россию координатора делегации Правительства Украины в Контактной группе по гуманитарным вопросам В.В.Медведчука. Он, как Вы знаете, привез предложение об обмене порядка трехсот представителей Донецка и Луганска на семьдесят с лишним украинских граждан, которые находятся на территории этих провозглашенных республик.

Вы тоже знаете, что по просьбе Президента России В.В.Путина В.В.Медведчук специально связывался с руководителями этих республик и призвал их поддержать такой подход. Все с этим согласились, и вчера мы просто обсуждали с украинским коллегой некоторые нюансы, которые касаются цифр, а также необходимость выверить некоторую информацию. По-моему, завтра в Минске встречаются советники президентов «нормандского формата», где тема подготовки этого размена будет главной.

Вопрос о тех, кто содержится в российских тюрьмах, затрагивался по касательной. Объяснили, что граждане Украины, которые одновременно являются и гражданами России, содержатся в полном соответствии с нашим законодательством, к ним не предусмотрено никакого консульского доступа, потому что они наши граждане. Граждане Украины, которые содержатся по обвинению в целом ряде тяжелых преступлений, имеют консульский доступ и могут встретиться с родственниками, когда это становится необходимым.

Вопрос: Вчера у Вас состоялась встреча с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном, после чего на сайте МИД появилось заявление, в котором было указано, что продвижение политического процесса в Сирии в формате Женевы и подготовки Конгресса национального диалога в Сочи привязано к полному уничтожению террористических группировок в Сирии. После объявления об уничтожении ИГИЛ идет ли речь о какой-то совместной операции в Идлибе?

С.В.Лавров: Действительно, ИГИЛ нанесено окончательное и полное поражение. Президент давал соответствующие оценки. Остающиеся очаги не представляют какой-либо серьезной угрозы. Они будут подавлены.

В Идлибе сохраняется непростая ситуация. Мы вместе с турецкими, иранскими и сирийскими коллегами проводим работу, чтобы максимально эффективно запустить функционирование зоны деэскалации в этой части САР. С США по этому конкретному району Сирии никаких планов не имеется. Думаю, что это абсолютно непродуктивно.

Вопрос: Вчера Вашингтон заявил, что Москва секретно разворачивает на своей территории крылатые ракеты наземного базирования, нарушая при этом договор о РСМД. Как Вы это можете прокомментировать? Соблюдает ли Вашингтон этот договор?

С.В.Лавров: Я о такой информации неслышал. Я готов посмотреть эти сообщения. Тогда, возможно, выражусь более внятно. Но в принципе Президент России В.В.Путин уже не раз комментировал нашу приверженность Договору между СССР и США о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности (Договор о РСМД), напоминал историю этого вопроса, когда этот договор был заключен. У СССР были только ракеты наземного базирования. У США имелись также ракеты воздушного и морского базирования. Поэтому подписав договор о запрете и уничтожении таких ракет, мы, конечно, серьезно себя обезоружили в этой конкретной категории вооружений. Но с тех пор в рамках модернизации своих ВКС мы создали соответствующие ракеты морского и воздушного базирования, не запрещенные Договором. В этих условиях непонятно, зачем нам надо совершать какие-то нарушения. Если СМИ пишут генерически, голословно, наверное, на это даже не стоит тратить свое время.

Вопрос: В Туркменистане нарушаются права и осуществляются преследования российских граждан, в частности, вчера пропала защитница животных Г.Кучеренко. Может ли Россия получить информацию о ее судьбе, а также о судьбе российских граждан, пропавших в Туркменистане, в частности, об экс-министре иностранных дел Туркменистана Б.Шахмурадове?

С.В.Лавров: Б.Шахмурадов был не только российским, но и туркменским гражданином. Когда человек с двойным гражданством оказывается в каком-то конфликте с законом или с правоохранительными органами, общепринятой безальтернативной правоохранительной практикой предусмотрено, что его дело рассматривается по закону той страны, где он находится в данный момент. Тем не менее, мы интересовались у предыдущих властей Туркменистана о его судьбе, как мы это делаем всегда, как только возникает какая-то кризисная ситуация с российскими гражданами.

Я ничего не знал про пропавшую вчера женщину. Но мы никогда не оставляем в стороне случаи, которые становятся нам известными, с любым гражданином России в любой стране мира, будь то Туркменистан, США, европейские, азиатские или африканские государства.

Случаи происходят везде. Сейчас у нас, к сожалению, наряду с открытостью и возможностью путешествовать по всему миру наблюдается утрата бдительности граждан. Если я правильно понимаю, эта женщина занимается неправительственной работой по охране животных? Я попрошу своих коллег, чтобы они дали мне соответствующую информацию. Мы поручим Послу поинтересоваться у наших туркменских коллег, что можно узнать о ее судьбе, если они знают.

Вопрос (перевод с английского языка): Вчера прошла Ваша встреча с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном, по итогам которой Вы сказали, что руководство Северной Кореи ожидает от США гарантий безопасности. Какова была реакция на это Госсекретаря? Как Вы считаете, возможно ли это? Второй вопрос относится к ситуации вокруг переноса Посольства США в Иерусалим. В заявлении Кремля говорится о том, что признание США Иерусалима столицей Израиля может расколоть международное сообщество. Планирует ли Россия предпринять в этой связи какие-либо шаги?

С.В.Лавров: Насчет Северной Кореи наша позиция не изменилась. Мы убеждены, что должны быть предприняты шаги по деэскалации ситуации. Нам, наверное, лучше сказать это публично. В сентябре американские коллеги дали понять, что до весны не планируются никакие военные учения в районе Корейского полуострова. Мы восприняли этот сигнал как готовность, если сохранится спокойствие со стороны Пхеньяна, начать создавать условия для диалога. Мы передали этот сигнал в Пхеньян. Там не сказали «нет». Но ровно через два дня было объявлено о внеочередных, внеплановых, масштабных учениях в октябре, которых никто не ожидал. После этих учений Пхеньян опять не делал резких движений. Тогда, словно желая, чтобы эти резкие движения все же состоялись, в конце ноября было объявлено о еще одних учениях в декабре, которые, как я понимаю, сейчас продолжаются, - самые крупные в истории военно-воздушные учения США и Республики Корея. После объявления о них произошел очередной запуск той самой ракеты, которая, судя по всему, имеет характеристики межконтинентальной. Я не пытаюсь оправдывать этот запуск. Мы его осудили и потребовали от Северной Кореи полного выполнения резолюции СБ ООН. Но США действовали так, как будто хотели спровоцировать на очередную авантюру и сделали это.

Сейчас, конечно, будет труднее создавать условия для возобновления диалога. Но мы убеждены, и северокорейцы не раз нам это говорили, что им нужны гарантии безопасности, особенно в ситуации, когда Вашингтон пытается выйти из договоренностей по иранской ядерной программе, которая была принята пару лет назад и предусматривает полный отказ Ирана от военной ядерной программы в обмен на снятие санкций.

Сейчас, когда, я надеюсь, мы сможем завязать диалог по северокорейской проблеме, по ядерной проблеме Корейского полуострова, конечно, многие будут задаваться вопросом (его уже публично упоминали) как убедить КНДР в том, что если будут достигнуты договоренности о демонтаже ядерной программы, и санкции будут сняты, то следующая администрация не отвергнет эту договоренность через год - два. Это очень серьезный вопрос. Как говорится «слово не воробей», но вот такая ситуация.

Отвечая на Ваш второй вопрос, скажу, что я вчера спросил у Госсекретаря США Р.Тиллерсона, как Америка понимает дальнейшее движение по урегулированию. То, что заявление противоречит всем имеющимся договоренностям, это факт.

Вы сказали, что оно разделило мировое сообщество, но если и сделало это, то на две очень и очень неравные части. Госсекретарь США Р.Тиллерсон ответил, что есть нюансы в том, как данное решение будет реализовываться (необходимо ждать шесть месяцев, потом нанимать архитектора и прочее) и намекнул, что США рассчитывают, тем не менее, принять «сделку века», которая решит одним махом палестино-израильскую проблему. Мы бы хотели понять, как это будет теперь выглядеть.

Напомню, кстати, что до недавнего времени эмиссары США, посещавшие Ближний Восток, разговаривавшие с палестинцами, израильтянами и представителями других стран региона, публично призывали поменять фокус в подходе к проблеме ближневосточного урегулирования и предлагали сделать упор на Арабскую мирную инициативу, которая была принята в 2002 году и предполагала, что как только палестинская проблема будет решена и будет создано Палестинское государство с советующими параметрами, весь арабский мир признает Израиль и нормализует с ним отношения.

Нынешняя администрация в своих планах, которые обсуждались в ходе многочисленных поездок на Ближний Восток, продвигала обратную логику - сначала нормализация отношений между Вашингтоном и всем арабским миром. После того, как это произойдет, то и палестинская проблема решится сама собой. Если администрация продвигала такой подход, который переворачивает последовательность, предусмотренную Арабской мирной инициативой, то объявлением о переносе Посольства в Иерусалим она резко осложнила себе линию на нормализацию вначале отношений с арабским миром, а потом уже решение палестинской проблемы.

Я попросил у Госсекретаря США Р.Тиллерсона объяснить, в чем логика этих действий. Даже с точки зрения проводимой до последнего дня Администрацией линии это объявление не укладывается в понятные рамки. Сегодня СБ ООН будет заседать на эту тему. Надеемся, там американские коллеги пояснят, как и куда они видят дальнейшие движения.

Вопрос (перевод с английского языка): Вчера Госсекретарь США Р.Тиллерсон заявил, что для того, чтобы покончить с конфликтами в Грузии, Молдавии, а также в Нагорном Карабахе необходимо осудить Россию по вопросу Абхазии и Южной Осетии. Как Вы прокомментировали бы эти заявления? Когда Вы будете готовы признать территориальную целостность Грузии и прекратить оккупацию наших регионов?

С.В.Лавров: Мне, наверное, нечего комментировать, так как Госсекретарь США Р.Тиллерсон призывал осудить Россию не меня, а Вас. Осуждайте. Мы уважаем территориальную целостность Грузии, равно как и уважаем территориальную целостность двух новых независимых государств Республики Абхазия и Республики Южная Осетия.

Вопрос: Одной из тем общения с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном была Украина. По итогам беседы в официальном сообщении МИД было сказано, что при рассмотрении ситуации на востоке Украины российской стороной отмечена безальтернативность Минских договорённостей. Ставит ли американская сторона под сомнение их безальтернативность? Какова из позиция?

С.В.Лавров: Они не высказывали сомнений по этому поводу. Как я уже отмечал, в ходе дискуссии вчера все выступавшие (по крайней мере, я не слышал других тезисов) говорили именно о том, что Минские договорённости должны выполнятся.

Вопрос возникает не в связи с тем, что думают другие, а в связи с происходящим в Киеве. Министр внутренних дел Украины А.Б.Аваков публично призывал отказаться от Минских договорённостей, придумать что-то еще и даже добавлял, что скоро украинская армия и силы безопасности обретут достаточный потенциал для решения этой проблемы без этих договорённостей. Учитывая, что США – главный куратор украинской власти, мы призвали их осознать свою ответственность и призвать к ответственности опекаемых в Киеве, чтобы они не делали подобных заявлений. К сожалению, западные кураторы не проводят пока такой воспитательной работы с киевскими властями. Нас убеждают что потихоньку, в приватных беседах подталкивают Киев в направлении выполнения Минских договорённостей. Но публично я ни разу не слышал, чтобы кто-то хоть что-то сказал негативного о той игре, которую затеяли киевские власти. Единственная публичная критика из уст США и некоторых европейцев звучала по поводу нападок киевского правительства на созданный при прямом участии США антикоррупционный орган (кого-то арестовали, кого-то посадили в тюрьму, кого-то обвиняют). Думаю, с тем энтузиазмом, с которым американцы требуют выполнения антикоррупционных схем, созданных при их участии, нужно требовать выполнения Минских договорённостей. Вот, собственно, и все.

Я вчера еще комментировал тему миротворцев ООН, которую опять же украинская сторона хочет использовать для того, чтобы похоронить Минские договорённости.

Минские договоренности предусматривают работу наблюдателей ОБСЕ, передвижения которых должны согласовываться со сторонами, на чьей территории они находятся или хотят осуществлять патрулирование. Поскольку возникали проблемы с безопасностью, мы давно предлагали их вооружить. От этого отказались европейские страны. Они сказали, что у ОБСЕ нет опыта миротворческой деятельности. Тогда мы предложили устами Президента России В.В.Путина сформировать миротворцев ООН в рамках миссии по охране наблюдателей ОБСЕ. Куда бы они не шли в соответствии со своим мандатом по согласованию с соответствующей стороной, на чьей территории не находились бы, они должны сопровождаться охранниками ООН. Это не передергивает Минских договорённостей. Наши украинские коллеги, к сожалению, при вроде позитивном отношении США (по крайней мере, мы слышали это от К.Волкера) хотят из миссии миротворцев ООН сделать, по сути, внешнюю администрацию на Донбассе, которая будет решать все те вопросы, которые необходимо согласовывать в прямом диалоге между Киевом, Донецком и Луганском. Вместо обоюдоприемлемых договорённостей по вопросам амнистии, специального статуса Донбасса, проведения выборов, эта администрация, по задумке киевлян, решила бы за них проблемы возвращения региона в лоно Украины без особого статуса. Они об этом публично не говорят, но мы знаем, что если бы дело пошло по их сценарию, то этим бы и кончилось.

Госсекретарь США Р.Тиллерсон не выступал с таких крайних позиций в поддержку «антиминского» подхода, но выразил готовность продолжать искать на основе, надеюсь, наших предложений какие-то общеприемлемые обращения в ООН, которые не подрывали бы Минских договорённостей.

Вопрос: Как обстоит дело с расширением наблюдательной миссии личного представителя Председателя ОБСЕ в зоне нагорно-карабахского конфликта?

Сейчас в Азербайджане активно муссируются слухи среди профессиональных кругов, что Азербайджан не дает агреман на назначение нового посла России Г.В.Зуева из-за его проармянской позиции. Есть ли кандидатура нового посла или это просто слухи?

С.В.Лавров: На линии соприкосновения в Нагорном Карабахе тема увеличения числа наблюдателей ОБСЕ обсуждалась в 2016 году в Вене, на встрече президентов Армении, Азербайджана с участием министров иностранных дел США, Франции и России и в июне в Санкт-Петербурге уже с участием Президента России В.В.Путина. После этого принципиальная договорённость была передана в ОБСЕ. Я знаю, что специальный представитель ОБСЕ стремится согласовать практические параметры ее реализации.

Относительно нашего нового посла в Азербайджане, который будет направлен, как только завершит свою миссию нынешний Посол В.Д.Дорохин, я видел в Интернете слухи, о которых вы упомянули. Мы никогда не запрашивали агреман на Г.В.Зуева у Правительства Азербайджанской Республики. Но сама тема, кто какие имеет связи и как это сказывается на политике, конечно, не совсем отвечает современным цивилизованным требованиям.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 декабря 2017 > № 2425924 Сергей Лавров


ОАЭ. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 8 декабря 2017 > № 2418204

По словам заместителя министра финансов Юсефа Хаджи Аль Хури, правительство ОАЭ «удивлено и разочаровано» включением страны в список стран, несоответствующих налоговым требованиям Европейского союза.

Во вторник Евросоюз анонсировал черный список из 17 налоговых гаваней, стран, не входящих в ЕС, в который в том числе попали ОАЭ и Бахрейн. Для составления данного списка чиновникам Евросоюза потребовался год, функционеры обвинили ряд стран в содействии созданию фиктивных компаний и иных структур, используемых для уклонения от уплаты налогов.

Помимо черного Евросоюзом был составлен еще и так называемый «серый список», в который вошли 47 стран.

Аль Хури прокомментировал данную ситуацию следующим образом:

«ОАЭ упорно работали над соблюдением требований Европейского Союза по обмену налоговой информацией. В данный момент в нашей стране осуществляются преобразования, которые будут завершены к октябрю 2018 года. Мы абсолютно уверены в том, что после завершения всех реформ ОАЭ будут вычеркнуты из этого списка. Мы выражаем свою готовность и желание сотрудничать с нашими партнерами из Евросоюза в таком важном вопросе, как налоговое регулирование».

Аль-Хури отметил, что органы Евросоюза оценили озабоченность ОАЭ данным вопросом, подготовку правительством страны соответствующих законопроектов и реформ для обеспечения тесного сотрудничества со странами-партнерами по Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) согласно принципам международного законодательства.

Единственной нерешенной проблемой в ОАЭ является подготовка законодательной базы для борьбы с таким феноменом как BEPS (размывание налогооблагаемой базы и вывод прибыли из-под налогообложения). В октябре 2018 года правительство ОАЭ примет ряд мер, нацеленных на борьбу с уклонением подобного рода, которые будут окончательно ратифицированы во всех семи эмиратах в марте.

Правительство выразило свою уверенность в том, что уже в следующем рейтинге Эмираты будут признаны международным партнером Евросоюза.

Источник: Arabian Business

ОАЭ. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 8 декабря 2017 > № 2418204


США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 8 декабря 2017 > № 2417778 Кевин Зиси

Часть элит США видит выгоду в военном конфликте с Россией – американский эксперт

7-8 декабря в Вене проходит заседание совета министров иностранных дел государств-участников Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). На его полях состоялась очередная встреча Сергея Лаврова и Рекса Тиллерсона. МИД и Госдепартамент вынуждены поддерживать постоянный контакт с тем, чтобы избежать эскалации. Однако сегодня мало кто верит в скорую нормализацию отношений между двумя крупнейшими ядерными державами. По мнению американского юриста и политического аналитика Кевина Зиси, определенные силы в США активно противодействуют конструктивному диалогу между Москвой и Вашингтоном. Политик рассказал «Евразия.Эксперт» о том,

- Господин Зиси, 7 декабря в Вене на полях заседания Совета министров иностранных дел ОБСЕ состоялась встреча Сергея Лаврова и Рекса Тиллерсона. Каковы ваши ожидания от встречи и насколько реалистичным является сценарий отставки Тиллерсона с поста госсекретаря в свете последних событий?

- Я думаю, на Лавров и Тиллерсон могли бы совершить осторожные шаги в сторону улучшения российско-американских отношений. В США есть силы, которые настроены против такого развития событий, поэтому действовать придется осмотрительно. Мне бы хотелось увидеть встречу Трампа и Путина, но, боюсь, антироссийские силы сейчас слишком сильны. Возможно, это будет последняя крупная встреча Тиллерсона, так как в начале следующего года он уже может уйти в отставку.

Отставку Тиллерсона сейчас широко обсуждают, в Вашингтоне по этому поводу ходят слухи, хотя Трамп их опровергает. Согласно этим слухам, конгрессмен из Канзаса Майк Помпео, который сейчас возглавляет ЦРУ, – это наиболее вероятный кандидат на замену Тиллерсону, если тот будет вынужден оставить свой пост. Тиллерсон был одним из немногих противников милитаризма в администрации Трампа. Из-за его действий большое количество чиновников покинуло свои высокие посты в Госдепартаменте, что ослабило дипломатические возможности Госдепа. Майк Помпео был бы гораздо более агрессивным госсекретарем. Он выступал против иранской ядерной сделки и, скорее всего, подтолкнул бы США к более жесткому противостоянию с Ираном.

- На ваш взгляд, какие изменения могут произойти во внешней политике США по отношению к России, если место Тиллерсона займет директор ЦРУ Майк Помпео?

- Не уверен, что в этом вопросе все зависит от Помпео и Тиллерсона. Дело, скорее, в давлении, которое оказывают на Трампа Конгресс и расследование специального прокурора относительно его предполагаемых связей с Кремлем. Помпео, определенно, милитарист в гораздо большей степени, чем Тиллерсон, но он в основном сосредоточен на Иране.

Трамп хотел бы более дружелюбных отношений с Россией. Тиллерсон – бывший председатель совета директоров «ExxonMobil», и мне кажется, Трамп хотел бы переговоров с Россией с целью получения доступа к ее нефти и газу, но из-за позиции Конгресса и расследования по поводу его связей с Москвой мы не увидели такого развития событий.

У США и России долгая история противостояния еще со времен холодной войны, и идея о том, что Россия – враг номер один, не нова. Американо-российские отношения очень сложные, и я не знаю, удастся ли Трампу сделать их проще.

- Трамп выступает за нормализацию российско-американских отношений, но в США есть силы, которые мешают налаживанию диалога между Москвой и Вашингтоном. Что это за силы?

- В правительстве США, в разведке и среди военных очень силен контингент противников нормализации отношений с Москвой. США сотрудничают с определенными странами НАТО, перебрасывая войска и оборудование к границам России. В сирийском конфликте Россия и США находились по разные стороны. Россия и Сирия добились успеха, и мы посмотрим, как США на это отреагируют.

В США есть группа людей, которая видит выгоду в военном конфликте с Россией. Да, от увеличения расходов на вооружение и разведку кто-то, определенно, получит прибыль. Но некоторые придерживаются другой позиции, согласно которой США выиграют от сотрудничества с Россией с ее богатыми запасами газа и нефти.

Поэтому в США сейчас наблюдается конфликт на очень высоком уровне, бизнес и правительство никак не могут решить российский вопрос.

Многие люди думают, что расследование против Трампа ведется из-за его предполагаемых связей с Россией. Однако по сути оно проистекает из страха возможной нормализации отношений между Россией и США. Этот конфликт сейчас в самом разгаре, и ситуация может очень быстро накалиться.

- В последнее время все чаще говорят о том, что новой точкой противостояния могут стать Балканы, где США наращивают давление на Сербию с целью отказа от ее нейтрального статуса. Атлантический совет – близкий к НАТО научно-исследовательский центр – разработал новую стратегию в отношении Балкан. В чем суть этой стратегии и почему она представлена именно сейчас?

- Атлантический совет – это один из тех научно-исследовательских центров, которые сотрудничают с государством и учитывают его интересы. Балканы сейчас находятся в переходном периоде, стоят между США и Россией. Одни балканские страны являются членами ЕС, другие нет, некоторые имеют базы США на своей территории. И, конечно, на Балканах сосредоточено множество ценных ресурсов, которые США хотели бы заполучить.

Если страны Балканского полуострова сделают шаг в сторону членства в ЕС или НАТО, они станут частью очень крупного антироссийского блока. Не уверен, что со стороны балканских стран это было бы мудрым решением.

Мне кажется, для них лучше быть независимыми от ЕС, России и США и брать от каждой стороны то, что им необходимо. Если у них в союзниках будут ЕС или США, можно ожидать появления большего количества военных баз, американских и европейских корпораций, старающихся получить на Балканах максимальную выгоду. Банки США и ЕС приложат все усилия, чтобы Балканы залезли в долги, и тогда их станет легко контролировать.

Для Балкан сейчас время быть осторожными. Американская империя слабеет, американская экономика не так сильна, как раньше. Если взглянуть на ВВП, то Китай и Европа сейчас сильнее США. Усиливается и Россия, наращивает военную мощь. Балканским странам в современном мире следует избегать ситуации, когда их будут перетягивать между Россией и США, им стоит прокладывать свой собственный курс.

- В последнее время большое внимание приковано к противоречиям внутри евроатлантического сообщества. Например, в связи с отношением Дональда Трампа к Евросоюзу и брекзиту, который он активно поддержал...

- На этой неделе британский парламент делал все возможное, чтобы Трамп не прибыл с официальным визитом в Великобритании. Твиты Трампа об экстремистских группировках в Великобритании задели большое количество людей. Тереза Мэй оказалась в сложной политической ситуации. Ее партия победила на прошлых выборах с минимальным перевесом. Джереми Корбин, лидер лейбористов, на выборах выступил гораздо лучше, чем ожидалось. Между тем, в Великобритании нарастает движение за более справедливую экономику. Недавно группа членов кабинета Терезы Мэй ушла со своих постов, чем поставила кабинет в кризисное положение.

Тереза Мэй теряет позиции, а Джереми Корбин становится сильнее. И Трамп поддерживает слабую сторону, поэтому его вмешательство в Великобритании еще больше ослабит Терезу Мэй и укрепит позиции Корбина.

- Великобритания и Евросоюз пока не смогли достичь окончательных договоренностей по выходу королевства из ЕС (брекзиту). Что мешает этим странам?

- Когда Великобритания голосовала за выход из ЕС, не думаю, что люди осознавали, насколько трудным будет этот процесс. Это первый случай выхода страны из Евросоюза. Не думаю, что они понимали, что ЕС не позволит им просто уйти, перед ними будут поставлены определенные требования. Поэтому Тереза Мэй оказалась в крайне сложной ситуации.

Множество представителей как левых, так и правых хотят, чтобы Великобритания была независимой страной, а не частью ЕС. Среди правых заметны и националистические настроения. У британцев сложилось ощущение, что корпорации обладают очень сильным контролем над ЕС, и что Евросоюз не уважает демократии стран-членов.

Недавно ЕС и Великобритания пытались прийти к соглашению, и я думаю, что Великобритании оно очень дорого обойдется. И когда оно все-таки будет достигнуто, предполагаю, уже гораздо меньшему количеству людей захочется платить за брекзит и независимость.

Решение Великобритании выйти из ЕС было далеко не единогласным. Возможно, когда станут известны детали договоренностей, и люди узнают цену, которую они должны заплатить за выход из Евросоюза, они предпочтут остаться частью ЕС.

Источник – Евразия.Эксперт

США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 8 декабря 2017 > № 2417778 Кевин Зиси


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 декабря 2017 > № 2425911 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на 24-м заседании СМИД ОБСЕ, Вена, 7 декабря 2017 года

Уважаемый г-н Действующий председатель,

Уважаемый г-н Генеральный секретарь,

Дамы и господа,

Сегодня архитектура в Евроатлантике, краеугольными камнями которой остаются Устав ООН и хельсинкский Заключительный акт, подвергается серьезным испытаниям. Наращивание потенциала НАТО на «восточном фланге», курс на безоглядное расширение альянса, развертывание ПРО США в Европе существенно подрывают принцип неделимости безопасности. Глубокую озабоченность вызывают грубые нарушения международного права: вмешательство во внутренние дела, включая прямую поддержку государственных переворотов, попытки силовых решений имеющихся проблем, использование нелегитимных односторонних мер принуждения, в том числе в качестве инструмента недобросовестной конкуренции в самых разных областях – от энергетики до спорта. Принципы демократии, свободы рынка, честной состязательности в мировых делах хотят подменить грубым диктатом и ультиматумами.

Как результат – рост конфликтного потенциала, обострение угроз терроризма, нелегальной миграции и прочих транснациональных рисков, особенно в регионах, от положения в которых зависит безопасность всех наших стран. Особую озабоченность вызывают попытки тех, кто проводит авантюрную политику на Ближнем Востоке и Севере Африки, использовать самые нечистоплотные методы для достижения своих узкокорыстных целей.

Имею, в частности, в виду финансовую и иную поддержку некоторыми членами ОБСЕ таких маскирующихся под НПО структур, как «Белые каски», которая ведет откровенно провокационную деятельность в Сирии, прямо содействуя преступлениям экстремистов. Фактов на этот счет достаточно.

Убеждены в необходимости активизации ОБСЕ – причем без каких-либо двойных стандартов – в борьбе с идеологией терроризма в соответствии с резолюцией 2354 СБ ООН.

Востребована и консолидация усилий в борьбе с наркоугрозой. Мы продолжаем реализацию проектов ОБСЕ по обучению в России наркополицейских из Афганистана, где производство опиума и героина достигло рекордных показателей, несмотря на многолетнее присутствие в этой стране войск НАТО. Подтверждаем предложение о создании в Секретариате отдельной антинаркотической структуры.

Необходимо ответственное поведение государств в информационном пространстве, которое все чаще используется в противоправных целях. Призываем сосредоточиться на разработке и выполнении конкретных дополнительных мер доверия в интересах обеспечения кибербезопасности, а не сотрясать воздух голословными, без единого факта, обвинениями.

Говоря о сфере безопасности, надеемся на способность ОБСЕ внести вклад в снижение военно-политической напряженности. Запущенный год назад по инициативе Германии «структурированный диалог» призван способствовать восстановлению доверия. Насколько он будет полезным – зависит от того, удастся ли избежать его политизации, которую пока агрессивно навязывают некоторые участники дискуссий.

Считаем важным добиваться не только неделимости безопасности, но и неделимости социально-экономического развития. Россия совместно с партнерами по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) выступает за диалог о сопряжении различных интеграционных процессов на нашем общем пространстве в интересах формирования в перспективе Большого евразийского партнерства, как это было предложено Президентом Российской Федерации В.В.Путиным. Полезный вклад в налаживание такого диалога способна внести и ОБСЕ, в том числе стимулируя контакты между ЕС и ЕАЭС.

Глубокое беспокойство вызывает ситуация с соблюдением прав и свобод в Евроатлантике. Утверждается порочная практика деления СМИ на «свободные» и «пропагандистские». Во Франции журналистов агентства «Спутник» не пускают на пресс-конференции. Власти США накладывают серьезные ограничения на деятельность телеканала «Раша Тудей», навешивая на него ярлык иностранного агента. На Украине и в странах Прибалтики преднамеренно сокращают русскоязычное информационное пространство. К сожалению, институты ОБСЕ исповедуют двойные стандарты, зачастую храня молчание по поводу подобных действий в западных и опекаемых Западом странах и подавая голос только тогда, когда Россия вынужденно принимает ответные зеркальные меры. Хотел бы напомнить, что когда в июле этого года согласовывался «пакет» в отношении кандидатов на четыре основные должности в Секретариате ОБСЕ, нас публично заверяли, что все они будут работать объективно и беспристрастно. Надо выполнять обещания, которые позволили достичь консенсуса по упомянутому «пакету» должностей.

Ущемление свободы слова проявилось и в том, что в ноябре журналистам из Крыма не позволили рассказать свою правду о ситуации на полуострове. Сначала им отказали в визах на мероприятие в Вене по линии БДИПЧ, где они уже были зарегистрированы, а затем запретили обратиться к участникам с видеообращением.

По-прежнему серьезную тревогу вызывает положение национальных меньшинств. До сих пор не решена позорная для Евросоюза проблема безгражданства в Латвии и Эстонии. Крайне невнятна реакция Брюсселя на украинский закон «Об образовании», который грубо нарушает международные обязательства Киева в отношении языковых и образовательных прав. Если Венецианская комиссия, рассматривающая этот закон, займет соглашательскую позицию, то она нанесет серьезнейший ущерб своей репутации. Обращаю внимание на абсолютную неприемлемость предпринимаемых попыток вывести из-под действия откровенно дискриминационного украинского закона языки Евросоюза. Надеемся, все понимают постыдность потакания затеянной игре против русского языка – родного для миллионов граждан Украины.

Мы не раз обращали внимание и на попустительство украинских властей радикалам, захватывающим и оскверняющим храмы Русской церкви. Теперь официальный Киев вознамерился законодательно закрепить свое т.н. «право» вмешиваться в церковную жизнь.

Тревожат и вводимые в странах ЕС запреты на религиозную атрибутику, случаи лишения родителей права воспитывать детей в духе христианской морали, усиление антиисламских настроений.

Мы неоднократно поднимала вопрос о необходимости исполнить одобренное еще в 2014 г. поручение СМИД ОБСЕ в Базеле о принятии, наряду с декларацией о противодействии антисемитизму, отдельных документов о борьбе с христианофобией и исламофобией. Договоренности надо выполнять.

Не прекращаются попытки переписать историю Второй мировой войны, обелить и даже героизировать нацистов. В Латвии принят закон, уравнивающий членов СС – организации, осужденной Нюрнбергским трибуналом, с теми, кто освобождал Европу от коричневой чумы. Кощунственна затеянная в Польше война с мемориалами в честь воинов-освободителей, оскорбляющая память десятков миллионов жертв фашизма и чувства их потомков.

Ради будущего Европы ОБСЕ должна жестко осудить подобные явления. Привлекаю внимание к распространённому на нашем заседании заявлению восьми стран СНГ на эту тему.

Важным направлением деятельности Организации остается содействие урегулированию конфликтов. Мы поддерживаем усилия ОБСЕ в Контактной группе, а также работу специальной мониторинговой миссии на Донбассе. Обе эти функции ОБСЕ должны быть нацелены на развитие прямого диалога между Киевом, Донецком и Луганском, как того требует минский «Комплекс мер», которому нет альтернативы. Однако пока усилия в рамках Контактной группы, как и в «нормандском формате», искусственно тормозятся Киевом. Опасная ситуация сложилась вокруг Совместного центра контроля и координации (СЦКК). Украинская сторона, конкретно лично Президент Украины П.А.Порошенко, выступив в 2014 г. инициатором создания такого Центра, сегодня делает все, чтобы поставить российских офицеров в его составе в невыносимые условия, выдвигая в их адрес неприемлемые требования, и чтобы сам Центр прекратил свое существование. Вся ответственность за это, конечно же, ляжет на украинские власти. Вызывают глубокое беспокойство попытки «замотать» предметное рассмотрение российского проекта резолюции СБ ООН о создании миссии ООН по содействию охране наблюдателей специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (СММ) в строгом соответствии с их мандатом. Взамен предлагаются идеи, равнозначные введению на Донбасс оккупационной администрации с целью похоронить «Комплекс мер», единогласно одобренный СБ ООН, и решить проблему силой. Об этом, кстати, уже без стеснения говорят киевские власти, включая действующих министров, которые одновременно делают все, чтобы оставить безнаказанными преступления, совершенные в ходе и после государственного переворота.

По Нагорному Карабаху Россия, в том числе и как сопредседатель Минской группы ОБСЕ, будет и далее способствовать поиску сторонами взаимоприемлемых развязок в соответствии с принципами, неоднократно одобрявшимися президентами России, США и Франции.

В приднестровском урегулировании отмечаем некоторый прогресс в реализации Кишиневом и Тирасполем тактики «малых шагов». Для того, чтобы положительная динамика сохранилась, предлагаем добиться от Кишинева и Тирасполя заключения соглашения о гарантиях выполнения достигаемых договоренностей.

Призываем ОБСЕ в рамках Женевских дискуссий по Закавказью способствовать согласованию документа с обязательствами неприменения силы между Грузией и Абхазией с Южной Осетией. Все проблемы Закавказья должны решаться исключительно мирным путем.

Востребована активность Организации на Балканах, где наблюдается рост нестабильности, террористической угрозы, транснациональной преступности. В значительной степени это связано с деградацией ситуации в Косово, которая должна оставаться предметом постоянного внимания со стороны как ОБСЕ, так и СБ ООН. Предостерегаем от необдуманных шагов, идущих вразрез с резолюцией 1244 СБ ООН. Выступаем за взаимоуважительный, без одностороннего давления диалог Белград–Приштина.

Весь опыт деятельности ОБСЕ подтверждает давно назревшую необходимость реформ. Речь идет о принятии Устава, правил работы исполнительных структур, наведении порядка и прозрачности в финансах, кадровых делах, внебюджетных проектах и хронических проблемах миссий, институтов и правил участия НПО.

Убежден, что только совместными усилиями, с опорой на принципы равноправия и консенсуса, мы сможем укрепить Организацию, достичь цели, зафиксированной на саммите в Астане: двигаться по пути формирования свободного, демократического и неделимого сообщества безопасности от Ванкувера до Владивостока. Мы готовы всемерно этому способствовать. Ждем конкретной реакции на наши предложения и озабоченности. Вся наша критика нынешнего положения дел предметна и направлена на то, чтобы вернуть ОБСЕ к её изначальному предназначению: быть форумом поиска компромиссов, выработке общеприемлемых решений, а не пристанищем активистов пропагандистских войн, послушным инструментом навязывания односторонних подходов.

В заключение выражаем признательность австрийскому Председательству и желаем успеха предстоящему Председательству Италии.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 декабря 2017 > № 2425911 Сергей Лавров


Чехия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 декабря 2017 > № 2419462 Андрей Бабиш

Андрей Бабиш: "Европа двух скоростей вызывает у меня хохот"

Сильвия Кауфман | Le Monde

Чешский предприниматель и бывший министр финансов, в среду назначенный премьер-министром Чехии, не соглашается с политикой квот на беженцев. Андрей Бабиш - второй человек в Чехии по размеру состояния, он опровергает свою принадлежность к популизму и определяет себя как "прагматика", который хочет "управлять государством, как семейным предприятием". Интервью взяла специальный корреспондент Le Monde в Праге Сильвия Кауфман.

"Какой месседж намерены вы передать Европейскому совету 14 декабря, чтобы подправить ваш имидж евроскептика?" - спросила журналистка.

"Какой имидж? Тот, что сфабриковали на мой счет СМИ? Имидж Берлускони? Трампа? Это ложный имидж, - ответил Бабиш. - Парадоксально, но в опросах общественного мнения в момент, когда Великобритания выходит из ЕС, 66% британцев говорят, что они удовлетворены ЕС, зато чехи выглядят как самые большие евроскептики".

"Решение по квотам для беженцев было ошибочным?" - поинтересовалась журналистка.

"Да, потому что оно не принесло никакого решения. Европе следовало быть активнее в Сирии и Ливии, чтобы найти решение для этой проблемы, с которой она не может справиться с 2014 года. Мы потеряли время и, к сожалению, свои позиции в пользу президента Путина. Европе следовало принять участие в "плане Маршалла" для Сирии и Ливии. Это было бы очень хорошо для экономического роста Европы. Надо инвестировать. Чешские компании могут инвестировать в Сирии, исторически мы это уже там делали, при коммунистическом режиме, когда мы производили много оружия", - сказал премьер-министр.

"Вы уже встречались с Владимиром Путиным?" - спросила интервьюер.

"Нет, никогда. У меня нет никаких контактов с Россией. Те журналисты, которые говорят, что я приятель для русских, лгут", - ответил собеседник издания.

"Думаете ли вы, что Россия вмешивается в избирательные кампании в Европе, в частности, в социальных сетях?"

"Я не знаю, - ответил Бабиш. - Это то, что мы читаем в газетах, у нас демократия, знаете, как это происходит, СМИ что-то пишут, а потом кто-то говорит, что это неправда... Моя партия ("Акция недовольных граждан", ANO. - Прим. ред.) не подвержена такому влиянию, так как она не нуждается в поиске денег и является прозрачной".

"Вас беспокоит то, что чешский президент Милош Земан близок к России?" - спросила журналистка.

"Близок к России... Он туда поехал, потому что наши компании стремятся экспортировать. Внешнюю политику ведет правительство. Если президент едет в Россию или в Китай, то это его выбор. В качестве премьер-министра я постараюсь сосредоточиться, прежде всего, на ЕС, на вопросах, стоящих перед нами, таких как миграция, терроризм и, возможно, реформы. Но необходимо искать решение по выходу из тупика с Россией, поскольку Россия является поставщиком нефти. Такая ситуация никому не приносит счастья", - уверен Бабиш.

"Словакия находится в еврозоне, а вы - нет. Это создает для вас проблему?" - спросила Кауфман.

"Когда говорят о Европе двух скоростей, у меня это вызывает хохот. Как вы измеряете скорость? Скорость у Чехии отличная, сопоставимая с отдельными странами еврозоны! У нас положительный баланс бюджета, одна из самых низких степеней задолженности в Европе. Взгляните на страны, не являющиеся членами еврозоны, Великобританию, Польшу, Данию: я не вижу доказательств того, что кто-то больше процветает в еврозоне", - отметил премьер-министр.

"Новое разделение Восток-Запад внутри ЕС вызывает у вас обеспокоенность?" - спросила журналистка.

"Нет, это не решение! Это только его видимость, поскольку Брюссель говорит: "Вы должны согласиться на квоты", в то время как у нас другая история иммиграции. Именно поэтому нам трудно согласиться на то, что кто-то нам скажет, кто должен у нас жить. Мы не хотим этих мигрантов, мы хотим мигрантов из Украины и других стран, позвольте нам самим выбирать тех людей, которые приедут к нам работать!" - заявил Бабиш.

Чехия. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 декабря 2017 > № 2419462 Андрей Бабиш


Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 7 декабря 2017 > № 2419182 Павел Петренко

Петренко: Рассчитываю, что 2018 год будет годом очень хороших новостей для Украины по поводу продвижения дел с РФ в ЕСПЧ

Эксклюзивное интервью министра юстиции Украины Павла Петренко агентству "Интерфакс-Украина"

-- Давайте начнем с темы отстаивания интересов Украины в международных судах…

-- Международные суды у нас делятся на несколько категорий. Давайте начнем с тех судов, которые инициировала Украина против Российской Федерации. Тут мы имеем пять больших дел в Европейском суде по правам человека (ЕСПЧ), мы имеем два больших дела в Международном суде ООН, которые касаются двух конвенций – это запрет дискриминации и запрет финансирования терроризма. И мы имеем ряд дел, инициированных нашими государственными субъектами-компаниями самостоятельно в коммерческих арбитражах относительно незаконной потери или экспроприации активов в Крыму со стороны российских агрессоров. Речь идет о государственном Ощадбанке, о ставшем государственным ПриватБанке и о "Нафтогазе Украины".

-- Коммерческие дела – это в Гааге?

-- Да, в Гааге. То есть огромный юридический фронт войны с Россией в разных судебных юрисдикциях по разному международному законодательству. Позитивно то, что мы, как Министерство юстиции, в этом году сделали фундамент для рассмотрения по сути дел ЕСПЧ по двум большим блокам. Во-первых, это Донбасс: мы подали юридическую позицию с доказательствами по событиям 2014 и 2015 года - это наиболее горячие события. ЕСПЧ получил от нас большую доказательную базу, больше 100 свидетелей, очень много видеоматериалов и бумажных материалов. Во-вторых, мы подали свою юридическую позицию по незаконной аннексии Крыма. Далее это уже определение процессуального графика. Для суда это тоже вызов, на самом деле. У них мало практики в рассмотрении таких дел.

- Выше вы сами говорили о разумных сроках рассмотрения дел, но в том же Гаагском трибунале "ЮКОСу" потребовалось 10 лет на разбирательства с Россией.

-- В вопросе разумных сроков международное и национальное судопроизводства отличаются. В международном - это вопрос годов, и объясню почему. К тому моменту, как Украина начала подавать свои заявления, ЕСПЧ имел очень небольшой опыт рассмотрения таких государственных дел - всего 16 или 17 дел за все время существования Европейского суда. По аналогии нашим это были дела, которые касались спора Турции и Кипра, а также Грузии. В случае Кипра суд рассматривал дело почти 30 лет, которое касалось периода немногим менее 30 дней беспорядков и военных действий. В случае Грузии, где большинство дел еще рассматривается, речь идет о событиях одной недели. В Крыму же мы описываем в исках события нескольких месяцев. Что касается Донбасса, то там первое дело – это события полутора лет, следующее – еще года, и еще одно - почти года. И описываются события ежедневно, в хронологии. Для суда это огромный вызов, потому что суд должен такой массив доказательств обработать, опросить свидетелей и потом принимать решения по нарушению абсолютного большинства статей Конвенции (о защите прав человека и основных свобод). Наши заявления так построены, что мы, кроме хронологии, описываем нарушения еще и по статьям Конвенции, которые российская сторона нарушила уже много раз, фактически - все статьи конвенции.

Мы уже несколько раз направили к суду запросы, чтобы они определили разумные сроки и порядок рассмотрения. Мы очень рассчитываем, что в следующем году мы хотя бы поймем сроки и перспективы, а также порядок рассмотрения этих дел. Потому что, не исключено, что допрос свидетелей будет происходить в Украине. А возможно придется всех свидетелей доставить в Страсбург - это вопрос к суду и судьям, каким образом они для себя определят рассмотрение этих дел.

-- Говорилось еще о подаче иска по морскому праву, по Керченскому проливу.

-- Морское право и Керченский пролив – это немного разные вещи. По нарушению Конвенции ООН по морскому праву, действительно, Украина подала соответствующее заявление по поводу рассмотрения трибуналом в рамках международного суда ООН. Но это касается незаконного использования шельфа и природных ресурсов в Крыму, в Черном море.

Керченский пролив и строительство моста - это немного другая история. Это ограничение судоходства и это фактически незаконное строительство на нашей территории. Вопрос больше касается применения санкций к тем компаниям, которые могут быть привлечены к этому процессу.

Я думаю, что следующий год будет годом первых новостей по коммерческим делами по тем срокам, которые суды выбрали для рассмотрения этих дел. Это будет годом хороших, я очень на это рассчитываю, очень хороших новостей для Украины по поводу продвижения дел в ЕСПЧ. Согласно процессуальному графику, который определил международный суд ООН, в следующем году будет очередь Украины подавать свои правовые позиции. МИД сейчас этим занимается, так как они являются основным министерством по делам в международном суде ООН. Должны быть поданы соответствующие правовые позиции по Конвенции о запрете дискриминации, по Конвенции о запрете финансирования терроризма. После того, у другой стороны появляется возможность предоставить пояснения на наши правовые позиции. И в 2019 году, если не ошибаюсь, суд определит даты слушаний.

-- А как обстоят дела с другим блоком - защитой интересов Украины в международных судах по коммерческим искам? Как вы оцениваете риск больших по сумме судебных решений не в пользу Украины в 2019-2020 годах, на которые приходится пик внешних выплат?

- Мы находимся в процессе ежедневной судебной войны. У нас огромный объем споров, где Украина является ответчиком, который сложился исторически: по памяти, по всем требованиям, если не считать крупный иск от миноритариев "Укрнафты", - более $1,7 млрд было требований к Украине по разного рода инвестиционным арбитражам. Однако в большинстве случаев нам удается свести суммы компенсации к минимуму или вовсе убедить трибунал отклонить требования к Украине! Исторически Украине удалось отразить до 95% заявленных требований. Даже если брать недавнее дело по JKX (британская нефтегазовая компания с активами в Украине, которая подала в арбитраж после повышения в 2014 году рентных ставок), то они просили около $300 млн, а получили около $12 млн и едва покрыли затраты на своих юристов.

Из нового….мы начали работать над тем, чтобы осуществить регресс по тем делам, где Украина вынуждена была заплатить. Это касается решений европейского суда: государство особо не платило по ним, а по тем, по которым платило, - не искало виновных. Вопросом регресса практически никогда не занимались, интересов государства не отстаивали, убытки госбюджета никого не интересовали. Мы можем анонсировать вам, что в ближайшую неделю в украинском суде будет большой иск Украины к компании с владельцами из Российской Федерации о взыскании в регрессном порядке почти 1 млрд грн. Это решение Европейского суда, которое Украина проиграла, к сожалению. В середине 90-х годов – начала 2000-х годов украинская компания через судебную систему и влияние органов исполнительной власти на судебную систему отобрала большой массив объектов, в том числе один из нефтеперерабатывающих комбинатов. Уточню сразу, что не Кременчугский (Лисичанский НПЗ, дело "Агрокомлекса" - ИФ). Пострадавшая компания судилась более 10 лет в ЕСПЧ и выиграла спор у Украины, Украина вынуждена была исполнить это решение ЕСПЧ и заплатить EUR25 млн. Мы год готовили доказательную базу, и идем с регрессом к той компании, которая сейчас владеет частью тех объектов, которые были экспроприированы. Выяснилось, что эта компания управляется россиянами.

-- Одно из новшеств 2017 года -- частные исполнители. Было много опасений, что их появление приведет к тем же проблемам и конфликтам, с которыми связана работа коллекторских компаний. Как вы оцениваете первые результаты внедрения этого института? Как его появление отразилось на уровне исполнения судебных решений?

-- Напомню, что институт частных исполнителей на уровне закона появился в конце 2016 года, когда принимался пакет законов, связанных с реформой судебной системы. Была поставлена амбициозная цель - за несколько лет практически заменить персональный состав судейского корпуса по всей стране. Уже сейчас мы имеем новый Верховный суд, новые апелляционные суды, которые должны быть созданы на протяжении следующих двух лет, и большое количество местных судов. Происходит практически полное обновление: в ближайшие месяцы около 600 новых судей зайдут на должности в местные суды! Наконец-то в стране появится украинский судья в украинской судебной системе – это была основная философия судебной реформы.

В то же время мы понимали, что очень важной была реформа исполнения, потому что судебное решение ничего не стоит, если оно не выполняется. Ранее государство фактически не выполняло свое основное обязательство перед гражданином – обеспечение защиты и реализации прав, закрепленных законом, через решение суда и процесс принуждения к его исполнению лицом, которое нарушает свое обязательство перед истцом, получившим решение суда.

Так складывалось, что в Украине средний уровень исполнения судебных решений был 5-6% -- это позорная цифра. Тогда был принят пакет законов, которые сделали такую радикальную реформу системы исполнения. Среди внедренных новшеств - создание смешанной системы исполнения судебных решений. Мы тут не придумывали велосипед, а проанализировали опыт стран-соседей из Восточной Европы, ставших членами ЕС. У них была схожая проблема полтора десятилетия назад: та же постсоветская система исполнения судебных решений с очень низким показателем, и они прошли похожий путь реформирования этой системы. Кто-то внедрил полностью систему частного исполнения, где-то вообще нет государственных исполнителей…

-- Есть такие примеры?

-- Если говорить о классическом примере частных исполнителей, опыт которого копируют некоторые страны Восточной Европы, – это Франция, где институт исполнения судебных решений доверен самозанятым лицам – частным исполнителям. Во Франции исполнитель по важности и по функциям имеет в юридической профессии авторитет на уровне почти как судья.

Мы сделали пока что смешанную систему, когда ввели новый институт частных исполнителей. Это - самозанятые лица, они не могут создавать какие-то коллекторские конторы, заниматься выбиванием денег. Их действия четко регламентированы законом, они могут исполнять только решения суда и пока только в отношении ограниченного круга лиц.

-- И ограниченной суммы взыскания.

-- Сумма определена в законе и увеличивается с опытом: чем дольше работает частный исполнитель без нарушений, тем большую сумму исполнений он может выполнять. Это -предохранитель от недобросовестности или незаконных действий.

Минюст начал набор в эту профессию с начала этого года. Было заявлено на учебу и прохождение стажировки свыше 1,1 тыс. человек - юристы, адвокаты, арбитражные управляющие, лица, которые ранее работали с системе государственной исполнительной службы. У нас был предварительный план до конца года выйти на количество активно работающих частных исполнителей свыше 200. Но это добрая воля претендентов идти на экзамены, так что пока имеем немногим более 115-120 частных исполнителей, которые успешно сдали экзамены и получили доступ к профессии.

Если смотреть по географии, то в каждой области уже есть больше или меньше частных исполнителей. В городах-миллионниках их больше, что логично, так как они имеют больше возможностей для получения работы и выполнения судебных решений.

- Что мы получили за неполный год работы нового закона?

-- Сейчас оценивать эффективность частных исполнителей еще рано, потому что фактически они начали выполнять судебные решения с сентября: открыли офисы, начали работать. Мы сможем увидеть скорость работы частного исполнителя через электронную систему исполнительных производств, к которой подключаются все и которая предназначена для мониторинга со стороны Минюста и реагирования, если происходят какие-то незаконные действия. Пока что мы анализировали работу частных исполнителей лишь во Львове, и уже увидели: скорость исполнения судебного решения в среднем составляет до двух недель – это в несколько раз быстрее, чем работают государственные исполнители. Однозначно, имеет место мотивация быстро реализовать процессуальные действия, выполнить судебное решение, получить свое вознаграждение.

Другое новшество, которое дало уже более существенный результат, -- это мотивация не только частных, но и государственных исполнителей вознаграждением, привязанным к фактическому исполнению судебного решения. За этот неполный год благодаря этому, а также четко прописанным срокам и алгоритмам действий мы смогли увеличить фактическое выполнение судебных решений почти втрое.

-- Это уже 15-18%

-- Да, около 18% судебных решений выполняется сейчас по стране. Можно говорить, что такая прописанная в законе и подзаконных актах мотивация, к сожалению, достаточно цинична, но человек остается человеком. И она дает результат даже при довольно строгих ограничениях и регламентах действий и сроков, введенных для госиполнителей, по которым уже имеется более детальная статистика и анализ, чем по частным. Напомню: если госисполнитель хочет получить вознаграждение (часть средств, которые взыскиваются с должника, ограниченных верхней планкой в 200 минимальных заработных плат), он должен обеспечить фактическое выполнение всех исполнительных производств, которые поступают к нему, на уровне не ниже 50% или 60%.

Более того, через автоматическое распределение исполнительных производств все исполнители получают пропорционально одинаковое количество разных категорий решений, так как не все решения судов легкие. Например, взыскание алиментов, заработной платы или выселение – это сложные исполнительные производства, а взыскание с предприятия задолженности по контракту более простое, так как надо меньше потратить усилий и ты получаешь конкретное вознаграждение с суммы решения. Поэтому мы на уровне закона закрепили такую интересную формулу: например, в исполнительной службе работают 10 исполнителей, на которых есть суммарно 1000 исполнительных производств: по 20% -- взыскания алиментов и классических долгов компаний, 15% -- заработной платы, какая-то часть -- выселения, неимущественные исполнительные производства…Система распределяет эти дела между этими десятью исполнителями пропорционально процентам этих категорий, то есть каждый исполнитель получает по 100 решений судов, из них по 20 -- алиментов и долгов компаний, 15 - заработной платы и так далее… Он выполняет эти решения судов на протяжении года, вознаграждение ему постепенно начисляется, но выплачивается лишь тогда, когда исполнитель выйдет на показатель фактического исполнения минимум, условно говоря, 60 решений из этих 100. Если же исполнитель на такой показатель за год не вышел, то все, что ему было начислено как вознаграждение, списывается. Это очень честная мотивация, и она за такое короткое время привела к увеличению исполнения решений втрое в системе Государственной исполнительной службы.

Очень рассчитываем, что в следующем году, когда частные исполнители активно включатся в конкуренцию, уровень фактического исполнения вырастет, так как тогда у граждан и бизнеса будет альтернатива обращаться к частному или государственному исполнителю. Кто будет более эффективен, тот и получит решение на исполнение.

-- Каков ваш прогноз по формированию сети частных исполнителей в 2018 году?

- Сейчас совместно с нашими партнерами из ЕС (проект ЕС "Поддержка реформ в сфере юстиции в Украине") мы работаем над популяризацией этой профессии. Они сопровождают это направление с момента принятия закона, вместе с нами разрабатывали и тесты, и методологию обучения. А сейчас мы приняли решение делать рекламную кампанию – приглашать юристов, так как оказалось, что они более консервативно присматриваются к этой профессии. Мне сложно прогнозировать, сколько придет в эту профессию - это добрая воля каждого. Но я очень хотел бы, чтобы в следующем году появилось 1000 частных исполнителей, тогда они бы составили серьезную конкуренцию государственным исполнителям.

- А сколько сейчас государственных?

-- Около 4000. Если бы появилось хотя бы 1000-1200 частных, это бы сформировало соответствующий конкурентный рынок по всей стране. Я рассчитываю, что первые частные исполнители, которые рискнули и начнут сейчас показывать результат, станут примером для других и продемонстрируют, что в эту профессию приходить выгодно.

-- Поставлен ли какой-то критерий эффективности (KPI) в реформе системы исполнения: было 5-6%, теперь 18%...

-- Мы поставили целью выйти на среднеевропейский уровень выполнения судебных решений – это около 50-70%, в зависимости от категории решения.

-- За какой срок?

-- Поставили пять лет с момента запуска реформ. Прошел год, у нас уже есть конкретные результаты. Думаю, следующие три-четыре года будут решающими и мы сможем спокойно выйти на этот уровень. Тем более что заработает по-новому судебная система и качество решений будет выше.

-- Мы уже затронули вопрос судебной реформы. На днях был опубликован новый закон о судебной реформе – о внесении изменений в Хозяйственный и Гражданский процессуальные кодексы, Кодекс об административном судопроизводстве -- на 78 страниц в "Голосе Украины."

-- Вообще-то, там страниц на порядок больше. Закон является самым большим в истории украинского парламента – и по объему, и по системности, и по масштабам изменений.

-- Это в газете мелким шрифтом 78 страниц. Уже известно, что он вступит в силу с 15 декабря, когда заработает новый Верховный суд. Думаю, что мало кто его читал, в особенности из простых граждан, но заявлений о последствиях его внедрения уже много в диапазоне от "перемоги" до "полной зрады". В том числе и о том, что этот закон снизит возможности граждан защитить свои права. Какова ваша точка зрения?

-- На самом деле идеальных законов не бывает. Это действительно уникальный комплексный законопроект, которого никогда ранее не знала Верховная Рада. Действительно, многие даже из представителей профессии его не читали, хотя я бы советовал прочитать -- это правила, по которым мы будем жить в судебной системе в ближайшее, очень рассчитываю, десятилетие. Потому что должна быть стабильность процессуального законодательства.

Очень рассчитываю, что этот закон станет наследником судьбы Гражданского кодекса, который был принят в 2000-х и является одним из лучших кодифицированных документов в стране: в этот документ не вносят много изменений на протяжении уже более 10 лет его действия в украинской правовой системе!

Что мы имеем на выходе нового принятого закона? Измененную философию процессуальных положений нашего законодательства, когда мы вместо избыточной четырехуровневой системы (которая была, по моему глубокому убеждению, искусственно создана и перегружена) получили более простую и понятную, классическую трехуровневую судебную систему. Напомню, у нас раньше были местные суды, апелляционные, затем кассационные – так называемые высшие специализированные, а лишь затем - Верховный суд с ограниченными, искусственно кастрированными полномочиями. Хотя Верховный суд -- это есть наивысший судебный орган, закрепленный Конституцией. Сейчас мы вернулись к трехуровневой системе, где Верховный суд является высшим кассационным судом. Кроме того, он получил огромные полномочия в отношении обобщения формирования практики во всех сферах судопроизводства - как административного и гражданского, так и хозяйственного и уголовного.

Кроме того, мы упростили (это было принципиальная позиция, когда планировали изменения к Конституции и законодательству) доступ к правосудию. Можно спорить о новшествах в кодексы, но в них есть много новелл, которые позволяют гражданину или предпринимателю рассчитывать на вынесение решения в разумный срок. В чем была проблема украинской судебной системы и украинского процессуального законодательства? Проблема, которая отражалась во многих решениях Европейского суда? Украинское законодательство и судебная система злоупотребляли рассмотрением дел без вынесения конечного решения по сути. Практика, когда дела отправлялись на новое рассмотрение судами всех инстанций по несколько раз, – это была норма.

Что написано в Конвенции о защите прав человека? Что гражданин имеет право на судебное рассмотрение в разумный срок. Поэтому судья европейского суда, когда смотрит материалы из Украины и видит, что Высший специализированный суд или тогдашний Верховный суд четыре раза отправляет достаточно простое с точки зрения фабулы дело на новое рассмотрение в первую инстанцию только из-за каких-то допущенных процедурных моментов, для него это очень странно. Почему суд не принимает решения по сути, которое может принять очень легко и тем самым сэкономить деньги и средства на судебные разбирательства и восстановить нарушенное право гражданина?

Наши партнеры в Европе всегда спрашивали, почему мы не можем обеспечить в законодательной практике четкую, понятную для истца процедуру, чтобы он представлял сроки получения конечного решения. Сейчас этим кодексами мы к этому пришли. Много новелл, которые делают невозможным "процессуальный футбол". Как по мне, это основное новшество, которое мы увидим в судебной практике уже в ближайший год, поскольку судам придется перестроиться. Особенно судам апелляционной инстанции и новому Верховному суду. Я очень рассчитываю, что именно Верховный суд задаст этот новый тон.

Множество новшеств связано с электронным судопроизводством. Для нас это пока что новинка, которая еще не работала в судебной системе (которая объективно является консервативной). Однако я рассчитываю, что это тоже станет правилом, когда для экономии времени и расходов стороны будут пользоваться возможностями электронного суда: коммуникация, подача документов, получение дополнительных доказательств, вынесение решений. Это будущее, и точно его надо внедрять, апробировать.

Помимо этого, многие новшества связаны с исследованием доказательств, привлечением специалистов и экспертов при вынесении решений судьями в разных делах. Моя оценка даже не как министра, а как юриста, который практиковал в адвокатской среде, что вместе с получением нового украинского суда мы сейчас имеем шанс получить еще и новые правила рассмотрения дел, которые будут users' friendly -- дружественными для пользователя услуг. Вершить правосудие - услуга, которую государство дает гражданину, и мы движемся к тому, чтобы создать такую услугу и чтобы она была дружественной пользователю – украинским гражданам, которые требуют правосудия и вынесения решения судов, защищающих их права.

-- А финансовый барьер не будет создавать доступ к правосудию?

-- О финансовом барьере – это неправда и спекуляция, поскольку размер судебного сбора урегулирован другим законом еще полтора года назад. Да, он был повышен, это правда. Но там есть градация, которая отдельным категориям граждан, которые не могут платить за доступ к правосудию, дает льготы.

Что же касается новых кодексов, то они, наоборот, вводят возможности для снижения финансового барьера. Теперь можно выбирать две процедуры: одна - полный судебный процесс по всем стадиям, другая, предложенная в новом Гражданском процессуальном кодексе, - сокращенный судебный процесс в наказном производстве. Когда процесс несложный, например, взыскание долга, для этого не нужно судье проходить все этапы (подготовительное заседание, предварительное…) и тратить время и ресурсы суда на рассмотрение дела, которое можно рассмотреть в наказном производстве в одном заседании, исследовать доказательства и вынести решение. Так что есть мотивация, чтобы истцы использовали эту упрощенную процедуру с уменьшением объема уплаты сбора. Точно так же электронный суд и подача документов также дают возможность получать скидку при уплате судебного сбора.

Поэтому вопрос по судебному сбору - отдельный вопрос, который, да, нуждается в определенной ревизии. Считаю, что есть категории граждан, которые должны получить еще дополнительные льготы, даже не льготы – а освобождение от судебного сбора. Но, повторюсь, это отдельный разговор, не касающийся процессуальных кодексов.

-- Как быстро центры бесплатной правовой помощи смогут овладеть новыми знаниями и предоставлять квалифицированные услуги?

-- Буквально на днях мы провели профильное аппаратное совещание в министерстве на эту тему. У нас есть время до 15 декабря, но так как мы готовились к этому и раньше, то выходим на финишную прямую в отношении формирования методологических рекомендаций нашей системе бесплатной правовой помощи по основным новеллам, которые будут в кодексах. Мы проведем серию обучающих семинаров по всей стране, и центры будут, конечно, готовы, чтобы с первых дней, когда эти кодексы вступят в силу, помогать гражданам или в формате представительства в суде их интересов, или в формате консультаций.

- Чтобы завершить тему судебной реформы, задам еще два вопроса. Всегда была дискуссия между цивилистами и хозяйственниками о том, нужны ли нам хозяйственные суды и Хозяйственный кодекс. Вы говорите, что желательно в ближайшие 10 лет уже ничего не менять, значит, сохранится статус-кво?

– Специализация по рассмотрению хозяйственных или коммерческих дел – это один блок дискуссии, это не касается процессуальных кодексов. Я как цивилист считаю искусственным хозяйственное законодательство, Хозяйственный кодекс в Украине. Потому что суд может рассматривать дела между предпринимателями, представителями бизнеса. Принятие Хозяйственного кодекса лоббировала, по странному стечению обстоятельств, группа, имеющая отношение к правящей на тот момент Партии регионов. Протолкнули абсолютно искусственный законодательный акт. Если Гражданский кодекс – это фундаментальный акт материального права, который регулирует абсолютное большинство правоотношений между субъектами - гражданами, представителями бизнеса, то Хозяйственный кодекс – это мертворожденное дитя, которому выдумали некий объект регулирования. Позаимствовали много вещей из так называемого советского периода планирования и приняли целый кодекс. Поэтому я являюсь системным сторонником того, что Хозяйственный кодекс должен быть отменен.

– То есть в этом направлении изменения еще могут быть?

– Конечно, но это не касается процессуального законодательства. Оно определяет процедуру рассмотрения дел, а не материальное право, на основании которого дело рассматривается.

– Тогда еще о Третейских судах. Какова их судьба, так как первые попытки их внедрения в Украине были неудачными.

– Институт третейских судов должен быть для решения спорных ситуаций по некоторым категориям дел по согласию участников договорных отношений. И тем самым разгружать классическую судебную систему. Это основная задача третейских судов и других институций, таких как мировые суды в странах с англосаксонской судебной системой, которые разрешают споры между жителями того или иного региона. Это несложные споры, но именно они могут потопить классического судью в рутине, и он не обратит внимания на более сложные и важные дела. Я являюсь сторонником возобновления нормальной работы института третейских судов. У нас много коммуникаций с экспертной средой, с международными партнерами, которые занимаются подготовкой качественного законодательства относительно института третейских судов. Думаю, мы увидим институт третейских судов и институт медиации в ближайшие годы.

– Антирейдерская тема. Год тому назад был принят антирейдерский закон относительно регистрации. Каковы результаты? Удалось ли достичь поставленных целей?

– То, что мы сняли целый массив рейдерских захватов с использованием поддельных документов, которые длились в последнее десятилетие, -- это факт. Напомню, что в 2012 году были приняты странные изменения в законодательство, которые сделали очень либеральными изменения директора и собственников компаний. Без нотариально засвидетельствованной подписи собственника компании. Вы, например, в реестре числитесь собственником общества с ограниченной ответственностью "Надежда". Находится злоумышленник, который прочитал ваше имя в реестре. Напечатал на белом листе бумаги протокол собрания участников ООО "Надежда" о том, что участник бесплатно передает свои корпоративные права такому-то гражданину и меняет директора. На этом листе стоит как бы ваша подпись. И еще заполняется ряд простых анкет. Регистратор осуществляет регистрацию, так как формально, по закону, он не обязан проверять какие-то другие документы, хотя обычно он находится в сговоре. На следующий день вы просыпаетесь и узнаете, что не имеете ни малейшего отношения к ООО "Надежда".

Тогда Партия регионов протолкнула этот закон, рассказывая, что они очень либерализовали наше законодательство по регистрации. А затем специалисты Всемирного банка очень удивлялись (это было, когда я только пришел в министерство, в 2014 году), что такое либеральное законодательство по регистрации корпоративных прав -- это же возможности для манипуляции. Именно антирейдерским законом мы убрали возможности использования поддельных документов и манипуляций. Кроме того, ввели впервые в истории Украины уголовную ответственность за рейдерство – восемь-десять лет тюрьмы и спецконфискация всего имущества у тех лиц и компаний, которые были выгодоприобретателями. Ведь за каждым захватом есть конкретная группа лиц и бизнес-интересы людей, не брезгующих украденным имуществом. В результате уже за первый квартал 2017 года мы получили фактически вдесятеро меньше жалоб по делам с классическими признаками рейдерства. Всего за этот год жалоб на классические признаки рейдерства было немногим более 50. Сравните это с минувшими годами, когда их было по 3-3,5 тыс. ежегодно только к Министерству юстиции.

С трех тысяч до полусотни?

– Это по состоянию на сентябрь, но все равно количество таких жалоб сократилось на порядок. Есть много жалоб на технические ошибки регистраторов, но это не жалобы относительно классического рейдерства, когда регистратор использует поддельные документы или вообще без любых документов заходит в реестр и меняет там собственника компании или недвижимости.

Есть также и первые дела: правоохранительные органы в нынешнем году только по заявлениям Министерства юстиции расследуют несколько десятков уголовных дел. Первые дела в Киеве против ряда нотариусов уже в судах с обвинительными актами. Направляя материалы в правоохранительные органы, мы регистраторов сразу же отключаем от реестра, а горе-нотариусов лишаем свидетельства. Рассчитываю, что первые приговоры появятся в начале следующего года. Это будет хорошая прививка системе.

Но есть другая большая категория кейсов, которые я не называю рейдерством. Как раз таких случаев, к сожалению, много в аграрной сфере. Это бандитизм. Рейдерство предполагает интеллектуальный подход: подделка документов, получение дефектных решений суда…А бандитизм – это когда приезжают на поле, забирают урожай, бьют фермеров. Именно поэтому были созданы соответствующие антирейдерские агроштабы. В итоге имеем фактически первый сбор урожая без крови, без массовых конфликтов с пострадавшими.

Из Киева казалось, что конфликты вокруг сельхоземель и урожая все же больше были связаны с махинациями с договорами аренды, а не с такой откровенной преступностью.

Вы себе не представляете, какое большое количество таких бандитских захватов. Уж поверьте, так как мы анализируем работу штабов, с какими вопросами туда обращались. В основном это обращения о том, что на поле выехали определенные ребята, нанятые одним фермером, чтобы собрать урожай другого.

- Мы как информагентство больше отслеживаем новости крупных агрохолдингов, у которых, видимо, это проблема отсутствует или они ее решают самостоятельно.

– Абсолютно. Это вопрос средних и мелких фермеров. Как правило, заказчиками таких бандитских захватов являются соседние конкуренты, такие же небольшие фермеры. К сожалению, такова реальность. Но в этом году нам удалось предотвратить большинство таких случаев. В антирейдерские штабы входили и правоохранители, и представители Министерства юстиции, и местные ассоциации. На место выезжала оперативная группа с полицией, прокурор. Каждый из губернаторов был ответственен персонально. За счет этого многих потенциальных бандитских конфликтов такого рода мы избежали.

Но еще следует учить людей по-другому относиться к собственности, к бизнесу. Минюст создал мобильные группы, которые проехали 1900 маленьких сел за это время. Самыми пострадавшими в спорах между фермерами являются даже не они сами, а простые жители сел, собственники паев. В некоторых селах к ним относятся как крепостным, та же самая печально известная Врадиевка в Николаевской области. В нескольких селах местный предприниматель просто забрал себе правоустанавливающие документы у людей и держал их как крепостных. Ничего не платил. Тех, кто пытался подавать заявления в правоохранительные органы, физически били, запугивали. Это реальность Украины в 2017 году. Пока мы не включились на уровне Киева, пока я не показал на уровне Кабинета министров мини-фильм, где люди обращаются и рассказывают о том, что у них происходит, ситуация не сдвинулась с места. Местные правоохранительные органы – в полной связке со злоумышленниками. Врадиевка была одним из этих сел.

Из инноваций: планируем введение на техническом уровне невозможности двойной регистрации в Земельном кадастре и Едином реестре имущественных прав. Это одна из причин споров. Часть договоров аренды регистрировалась в Земельном кадастре до 2013 года, а после 2013 года – в Едином реестре имущественных прав, который ведет Министерство юстиции. По закону, регистратор при регистрации договора аренды земельного участка обязан проверить в Земельном кадастре, не был ли зарегистрирован другой договор аренды. У него есть доступ, обязанность и ответственность за это. Но денежные знаки творят чудеса. И иногда у регистратора, а это, как правило, сотрудники сельских советов или райгосадминистрации, или память отшибает, или со зрением что-то случается, и он регистрирует повторно аренду на землю, которая еще находится в аренде. Это становится причиной конфликта. Учитывая украинские реалии, мы разработали совместно с Министерством аграрной политики и продовольствия механизм, который на техническом уровне делает невозможным регистрацию такого договора, если договор об аренде на этот участок уже есть в Земельном кадастре. Мы синхронизировали два реестра. Чтобы зарегистрировать такой договор, регистратор сначала вводит кадастровый номер в соответствующую аппликацию – и система автоматически проверяет его действительность. (Как вы знаете, раньше была распространенная практика регистрировать участки-привидения без кадастровых номеров.) Далее регистратор вносит информацию о земельном участке, собственнике. Если что-то не совпадает, дальше уже двигаться нельзя, система не пускает. Это снимет часть манипуляций в сфере прав собственности на землю.

Но подчеркиваю: тут важны изменения в ментальности предпринимателей в отношении к вопросам собственности. Если собственник средней или крупной агрокомпании не брезгует повторным подписанием договора аренды на землю своего соседа, зная, что у него еще не истек срок аренды и провоцируя конфликт, то он должен отдавать себе отчет в том, что рано или поздно такое же произойдет и с ним. Наша задача, как Министерства юстиции, так и всех государственных институций, – менять ментальность.

– Возможно, есть смысл держать реестры в одном месте? Следует ли ожидать каких-то действий в этом направлении в следующем году?

– Не стоит сводить все реестры в одном месте. Это тоже миф, что должен быть орган, который держал бы все реестры… Так это не работает ни в одной стране. Вопрос не в том, где находятся реестры. Вопрос в том, как происходит взаимообмен между ними. Принятие закона о кибербезопасности и то, что этим занимается СНБО (Совет национальной безопасности и обороны), комиссия на его базе – это правильно. Это вопрос не только уровня Кабмина, а несколько выше. Должны подключиться спецслужбы.

– То есть реестр могут быть распределены по разным органам, главное – чтобы они были связаны друг с другом?

- Да. Мне импонирует прибалтийская система: там реестры поделены, но между ними происходит взаимообмен и обязательная верификация. Главное – защита информации, наличие базовых копий всех реестров. И мы можем такое построить у себя.

– И Центры админуслуг и онлайн-дома юстиции смогут предоставлять услуги по всем реестрам?

– Верно. Мы, как Минюст, уже строим архитектуру по такой модели, которая сможет быть имплементирована в общую систему взаимообмена. С точки зрения сохранения резервных копий, защиты информации Министерство юстиции сейчас наиболее продвинуто. Так получилось, потому что почти два года тому назад мы были первыми, кто подвергся DDоS-атакам. Пришлось активно включиться в эту работу. Сейчас тот же СНБО считает Министерство юстиции одним из примеров. За нами движется Пенсионный фонд, Миграционная служба. У каждого свой план: кто-то быстрее, кто-то медленнее. Но за несколько лет при наличии необходимого законодательства и системы координации мы можем построить такую систему, и не нужно все реестры собирать в одном месте.

– Какие новинки в 2018-м году Минюст сможет предложить в сфере он-лайн услуг?

– Мы в январе 2018-го года презентуем новый набор он-лайн сервисов. Все сервисы, которые связаны с регистрацией бизнеса, сменой собственника компании, корпоративных прав директора, КВЭДов будут альтернативно доступны в онлайн-режиме. Сейчас из них есть только часть - можно зарегистрировать ФЛП или компанию и ликвидировать ФЛП. Это базовые сервисы. Мы же делаем слепок всех сервисов, существующих в бумажном виде для бизнеса, в электронном виде.

Кроме того, будем делать онлайн-регистрацию новорожденного. Сейчас вы получаете бумаги в роддоме, а мы дадим альтернативную возможность получить эти бумаги через регистрацию в электронном кабинете. У некоторых родителей возникают проблемы в роддоме, так как они выписываются в течение трех дней, а для получения свидетельства о рождении уже в первый день после рождения нужно подать заявление и для этого определиться с именем. Поэтому в среднем по стране только 30-35% родителей новорожденных получают документы в роддоме. Остальные забирают ребенка и оформляют по стандартной процедуре. Мы дадим альтернативную возможность – дома открываете электронный кабинет, заполняете аппликацию с электронной цифровой подписью и готово.

К тому же со следующего года у нас появится, кроме электронной цифровой подписи, еще и банк-ID, и mobile-ID. Отец, например, тихонько, пока мама спит, придумал имя, заполнил анкету и получил свидетельство о рождении, которое, при желании, будет доставляться курьерской почтой (смеется). Думаю, следующий год будет интересным.

Украина. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 7 декабря 2017 > № 2419182 Павел Петренко


Германия. США. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 7 декабря 2017 > № 2418450

Новые санкции США против России угрожают немецким экономическим интересам.

Антироссийские санкции со стороны США затрагивают даже действующие немецкие газопроводы, идущие из России.

Глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль выступил за поворот в немецкой внешней политике в сторону большей независимости от США и к большей европейской самостоятельности. Новые санкции США против России летом 2017 года, распространяются на проекты газопроводов с немецким участием и угрожают немецким экономическим интересам, подчеркнул он на Берлинском форуме по внешней политике.

«Антироссийские санкции, которые Конгресс США принял летом, содержат условия, которые затрагивают даже действующие немецкие газопроводы, идущие из России. Эти санкции угрожают, по существу, нашим собственным экономическим интересам», – отметил Габриэль.

«Россия остается соседом Европы, и очень влиятельным соседом, как показывает пример Сирии. Безопасность и стабильность в долгосрочной перспективе возможны только с Россией, а не против нее. Кроме того, угроза распространения ядерного вооружения может быть остановлена только при участии США, России и КНР», – подчеркнул глава МИД ФРГ.

Германия. США. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 7 декабря 2017 > № 2418450


Евросоюз. Барбадос. Бахрейн. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 6 декабря 2017 > № 2420585

Европейский Союз представил на своем официальном сайте список государств, которые не имеют необходимой финансовой прозрачности, были замечены в содействии схем уклонения от налогообложения и иных мошеннических и незаконных действиях. "Черный список" было опубликован ЕС после заседания министров финансов стран, входящих в Союз, во вторник.

Также перечень раскрывает информацию по тем странам, которые не вступали в диалог на основе разработанных в ЕС критериев законности финансовых сделок и операций, и не предпринимали должных усилий по нивелированию обнаруженных недостатков.

В число "не сотрудничающих с ЕС юрисдикций" были включены 17 территорий и стран. Среди них Бахрейн, Барбадос, Самоа, Гуам, Корея, Монголия, Гренада, Маршалловы Острова, Панама, Тринидад и Тобаго, Тунис, Намибия, ОАЭ и ряд других.

Большинство из вышеуказанных юрисдикций обладают преференциальными налоговыми режимами. У них отсутствуют намерения менять их либо отменять к 31 декабря 2018 года. Кроме того, эти территории и страны не применяют каких-либо значимых мер по устранению перемещения прибыли и размывания налоговой базы. Все эти сведения были опубликованы в сообщении Министров финансов Евросоюза.

Письма с официальными обращениями юрисдикциям с непрозрачной налоговой системой были разосланы еще в октябре текущего года. Многие из фигурантов списка ответили о твердой политической воле в приверженности борьбе с международными налоговыми правонарушениями. Такие территории и страны в итоге не были включены в опубликованный "черный список", но их действия будет находиться под пристальным вниманием ЕС, прогресс будет отслеживаться и фиксироваться.

Согласно заявлению председательствующей в данный момент в Совете ЕС Эстонии (министра финансов государства - Т. Тынисте), данный процесс не будет одноразовым. Он станет регулярным, а список будет постоянно обновляться на основе полученных в ходе мониторинга результатов. Цель ЕС - добиться того, чтобы грамотное налоговое управление было новой нормой.

Евросоюз. Барбадос. Бахрейн. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 6 декабря 2017 > № 2420585


Украина. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 декабря 2017 > № 2419264 Степан Полторак

Полторак: за год силы АТО ни разу не нарушили Минские соглашения в части территорий

Интервью министра обороны Украины Степана Полторака агентству "Интерфакс-Украина" и телеканалу "1+1"

Из штаб-квартиры НАТО уже были заявления о том, что ветирование Венгрией заседания комиссии Украина – НАТО на уровне министров не отразится на партнерстве в целом. Министерство обороны получало ли какие-либо сигналы от Альянса об изменениях сотрудничества?

У нас в этом плане полное взаимопонимание, я общался со многими министрами обороны стран Альянса. Недавно в Ванкувере (Канада) у меня были встречи с 40-а министрами обороны, двусторонние встречи я провел с 10-ю министрами обороны, из них 8 – министры стран НАТО.

В ходе встречи с польским коллегой, с коллегой из США было подтверждено, что у нас нет никаких проблем в общении, у нас наоборот идет наращивание нашего сотрудничества.

Относительно проведения комиссии Украина-НАТО на уровне министров, - эта работа запланирована на следующий год, с самого начала года. Заседания Комиссии в декабре не будет, но у нас был ряд очень важных двусторонних и многосторонних встреч. И главнейшая – заседание Комиссии Украина-НАТО в июле в Киеве, визит генсека Йенса Столтенберга. Наше взаимодействие только наращивается. Наш потенциал имеет перспективы для увеличения. Поэтому тут проблем никаких нет.

Как сейчас исполняются соглашения, подписанные с Канадой в начале 2017 года? Насколько близка перспектива предоставления оружия, или нашей закупки оружия у Канады?

У нас регулярные встречи с министром обороны Канады Хаджитом Саджаном, у нас очень хорошие с ним отношения, он патриот Украины. Во время визита в Ванкувер я встречался и с министром иностранных дел (Канады – ИФ) Христей Фриланд, которая тоже патриот Украины.

Процессы, которые сейчас происходят в Канаде по поводу предоставления разрешения на закупку или поставку вооружения, техники, оснащения они происходят планово. Мы подписали в апреле с министром обороны Канады соглашение о сотрудничестве в оборонной сфере, которым предусматривается возможность закупать вооружение в Канаде. Процесс в Канаде проходит определенные этапы, и он в декабре должен быть завершен. Об этом говорили все, с кем я встречался, и главы МИД и Минобороны, и глава украинской диаспоры в Канаде.

Речь идет о возможности проведения поставки стрелкового вооружения. Имеется в виду все, весь комплекс. И я думаю, что до нового года они должны принять это решение.

Как вы оцениваете ход реформ, реально ли их завершение до 2020 года?

В плане выполнения стратегического оборонного бюллетеня сказано, что указом президента могут вноситься изменения каждый год. Ситуация меняется, поэтому мы внесем изменения в наши планы, их немного, но они будут.

Что касается украинской армии, я хотел бы сказать, что нами был принят план до 2020 года, - мы должны выполнить все критерии, что бы вступить в НАТО, чтобы быть совместимыми с войсками стран НАТО. Но я хотел бы сказать, что мы должны принять за стандарт систему, которая существует в тех странах, систему Вооруженных сил. Но я глубоко убежден, что мы должны строить свою систему, потому что одинаковой формулы для всех случаев нет. Каждые Вооруженные силы имеют свои особенности даже в странах Альянса. Наши партнеры много чего поменяли в своих армиях после того, как были в Украине. После того как услышали нас, увидели наши трудности.

Поэтому нам необходимо строить ту армию, которая отвечает нашим потребностям, исходя из угроз, экономического положения. Я хотел бы, чтобы нам удалось создать армию, которая имела бы преимущества в воздухе, на море, на суше и в информационных вопросах. Тогда, я думаю, что эта армия будет той, которой будет гордиться Украина, украинский народ. И я буду служить народу Украины.

Как называть правильно то, что происходит на востоке Украины? Это антитеррористическая операция или война?

В 2014 году, когда принималось решение о введении режима антитеррористической операции, тогда я был командующим Национальной гвардии Украины, это было единственно правильное решение. Была возможность сконцентрировать силы и средства и провести мероприятия по приведению армии в боевое состояние и всех силовых структур. Это дало нам возможность выстоять в первые дни, когда все силовые подразделения были не готовы к боевым действиям в Донецкой и Луганской областях. Со временем Россия начала массировано вводить свои группировки, регулярные войска, артиллерию, танки, на территорию Донбасса, потом была выстроена четкая вертикаль командования теми подразделениями со стороны России, и 1-й и 2-й армейские корпусы вошли в состав 8-й армии ВС России. Сейчас есть четкая вертикаль управления, и, кстати, последние происшествия в Луганске, там были непонятные события, а 2-й армейский корпус туда не вмешивался.

Сейчас ситуация сменилась, необходимо менять законодательную базу. Поэтому и подготовлен проект закона, где четко определено, что происходит в Донецке и Луганске – агрессия со стороны РФ.

Я не вижу разницы между террористическими группировками и ВС России. Армия, которая перешла границу другого государства и осуществила агрессию, это и есть террористическая группировка. Все, что происходит в Донецке и Луганске, это все происходит при поддержке, при разрешении и полном управлении России.

Можно говорить, что на сегодня конфликт на Донбассе заморожен?

Когда лишь в этом году 14 тыс. раз были обстреляны наши позиции и населенные пункты, погибли 400 гражданских лиц, нельзя говорить, что конфликт заморожен. Он находится в активной фазе. Имеют место и боевые столкновения и обстрелы.

Главная задача ВСУ – защитить народ, страну, территориальную целостность. Для нас выгодно, чтобы Российская Федерация ушла с Донбасса и вернула Крым.

Мы готовимся к тому, чтобы не повторить ошибок 2014 года, создаем армию, которая может защитить наши границы. В 2014 году в этому не были готовы ни Вооруженные силы, ни другие подразделения не были готовы. Армия была в таком состоянии, что по некоторым направлениям не было ни одного подразделения на пути от границы до Киева. На сегодня у нас достаточно сил и средств в зоне проведения АТО, достаточно сил в учебных центрах и на полигонах, где они проходят подготовку, боевое слаживание, чтобы реагировать на угрозы не только с направления АТО. У нас сформированы новые части и соединения на опасных направлениях. Все, что связано с Россией – это опасное направление, начиная от Приднестровья, Крыма и востока Украины, где формируется инфраструктура российских сил, создаются новые части и подразделения.

Наших соседей на Западе – Венгрия, Польша – мы рассматриваем, как партнеров, которые помогают нам реформироваться.

У сил АТО есть возможность сдерживать агрессию на линии разграничения или все же на госгранице?

Мы готовимся к тому, чтобы территориальная целостность Украины была восстановлена. Что касается ВСУ, то это можно сделать путем создания сильных ВСУ. Необходимо повышение обороноспособности, надо закупать технику, вооружение, менять систему подготовки, надо реформировать ВСУ, создавать инфраструктуру, наращивать силы. В 2014 году мы были к этому не готовы. Но принятые меры позволили нам остановить врага и обеспечить ВСУ основными элементами, которые определяют боеспособность армии, сегодня мы готовы защищать страну.

Возможна ли вторая волна российской агрессии?

Мне тяжело сказать, потому что я не знаю, что думает Путин, невозможно прогнозировать какие действия он спланировал. Но в любом случае мы должны готовиться, тем более что такая угроза, конечно, остается.

Учитывая инфраструктуру, части, подразделения, объединения которые разворачиваются на границе с Украиной, все это свидетельствует о том, что Путин точно не отказывается от агрессии против Украины.

Но если раньше они могли пройти до Киева без потерь, то сегодня, конечно потенциал у России большой, но это совсем другая война будет. И в том числе сильные Вооруженные силы Украины являются сдерживающим фактором, для того чтобы отражать открытую агрессию против страны.

Довольны ли вы армией по контракту?

За прошлый год на военную службу по контракту пришли свыше 69 тыс человек, в этом году – 34 тыс. Большинство из них имеют боевой опыт, они обучены и мотивированы. Сегодня наша армия уже в основном контрактная, потому что военнослужащих срочной службы у нас около 20 тыс, и они не привлекаются к выполнению боевых задач. Срочники находятся на полигонах, обеспечивают учебный процесс, а также выполняют другие задачи, возложенные на другие подразделения ВСУ. В зоне АТО нет ни одного солдата-срочника, там только контрактники.

У нас кроме 250 тыс военнослужащих ВСУ еще есть 100 тыс резервистов, которые каждый год проходят боевые учения. Там не только мобилизованные, там бывшие добровольцы, другие военные, которые имеют опыт и желание.

Госбюджет на 2018 год позволит повысить зарплаты военнослужащим?

Предварительно запланировано в бюджете 83,3 млрд грн, бюджетный запрос у нас был 143 млрд грн. Наши бюджетные возможности ограничены, но даже с такой суммой можно улучшить реальное положение дел. Это рациональное использование средств, проведение прозрачных торгов, закупка необходимых вещей. Это все нам позволит максимально рационально использовать выделенные средства. Сначала мы обеспечим срочные направления, по боеспособности ВСУ, выполнению задач в зоне АТО. В этом бюджете мы большинство средств закладываем на развитие.

Какова ситуация с небоевыми потерями в ВСУ?

Проблема небоевых потерь существует и во всех армиях мира, и у нас. Если сравнить с предыдущими годами, то количество таких потерь уменьшилось в 5 раз. В этом году у нас 90 таких случаев. И это прогрессивная динамика. Хотя еще не все сделано – и командирами на местах, и специалистами по отбору личного состава.

Сумма, предусмотренная в проекте госбюджета-2018, включает средства на охрану складов и арсеналов?

Что касается хранилищ и арсеналов, это системная проблема государственного значения. За всех годы Независимости этой проблеме никто внимания не уделял, а ее решение требует комплексного подхода. Мы подготовили предложения, идет работа, я думаю, что в течении месяца мы приступим к системному решению этой проблемы.

У нас сотни тысяч боеприпасов, вывезенных с Европы, остались Украине. Проблема в том, что эти ракеты, боеприпасы, хранятся на земле, а это постоянная опасность диверсии. Мы сейчас планируем строительство подземных железобетонных хранилищ, которые даже при существующей системе охраны и обороны обеспечат надежность хранения этих боеприпасов.

На это надо до 10 млрд грн, это на то, чтобы все арсеналы привести в должное состояние. Это невозможно сделать за один год. Мы разработали программу сроком действия на несколько лет, выбрали арсеналы, по которым необходимы срочные решения и по ним мы работаем. А есть арсеналы, на которых охрана в принципе обеспечивается, поэтому на них мы будем тратить меньше средств.

Что качается недавних инцидентов на военных складах, то по каждому из них есть приказ министра и назначена комиссия. В отчетах указаны все предпосылки таких событий, есть приказ о привлечению ответственности должностных лиц и спланированы необходимые мероприятия.

Не считаете ли вы, что необходимо менять международный формат по урегулированию конфликта из-за того, что Минские соглашения не работают?

Как работает Россия? Она сначала создает проблему, а потом выступает миротворцем. Также происходило и в Украине. Сначала РФ захватила Крым, начала открытую агрессию против Донецка и Луганска, а потом приехала в Минск, села за стол и начала выступать, как миротворец.

Минские соглашения, когда были подписаны, были жизненно необходимы для ВСУ. Решение, принятое президентом Порошенко, было единственно правильным на то время.

Я тоже недоволен качеством выполнения этих договоренностей, но я убежден, что очень сложно рассчитывать на выполнение договоренностей со стороны России. К сожалению, Минские соглашения не работают, потому что Россия не хочет мира в Украине, а не потому, что документ плохой или что-то еще.

Россия блокирует выполнение Минских соглашений, так как хочет, чтобы Украина теряла территории, людей, и она над этим работает.

Необходимо сильное давление на Россию, с тем, чтобы она начала выполнение хотя бы первого пункта этих соглашений. Одним из вариантов для того, чтобы начать хоть какой-то диалог может стать размещение миротворческой миссии ООН в Донецке и Луганске. Об этом я говорил на конференции в Ванкувере (Канада). Там было 40 министров обороны, я выступал, доносил им позицию официального Киева, наши условия для размещения такой миссии.

Есть вопросы к наблюдателям СММ ОБСЕ, в частности, последний случай братания члена миссии и боевика

Давать оценку СММ ОБСЕ должно руководство ОБСЕ. Я не буду этого делать. Есть человеческий фактор. Но чтобы приступить к процессам, которые бы свидетельствовали о том, что Россия желает восстановить территориальную целостность Украины, для начала надо прекратить огонь. Это можно сделать путем введения миротворческой миссии ООН на Донбасс, при чем – на всей территории.

Мог бы изменить ситуацию в зоне АТО факт предоставления западными партнерами Украине летального вооружения?

Нам не надо делать акцент на том, что кто-то должен нам дать летальное вооружение, или денег для того, чтобы мы могли сами себя защищать. Нам надо сначала использовать все свои возможности, а у нас их достаточно. И то, что сегодня происходит в ВПК, свидетельствует о наличии у нас потенциала, просто надо немного больше работать.

У нас много говорится о Джавелинах (Javelin - переносной противотанковый ракетный комплекс, США), но давайте посчитаем, сколько он стоит. Сможем ли мы с нашим бюджетом обслуживать его, обучать наших военных. По моему убеждению, мы должны рассчитывать на собственные силы, возможности нашего ВПК, создавать свои ракеты, танки, противотанковые средства, средства ПВО.

Сколько территорий вернули в этом году силы АТО?

По территориальному признаку, размещению на линии разграничения мы ни разу не нарушили свои обязательства по Минским соглашениям. Для того, чтобы с нами вели диалог, в том числе и наши партнеры, мы должны выполнять наши обязательства. Что касается тех участков, которые выгодны в военном плане для сил АТО, которые нам принадлежат по некоторым направлениям, конечно же мы их заняли. Но мы передвигаемся по нашей территории. Там тоже наша территория, но тут я имею в виду территории, определенной Минском.

По состоянию на сегодня нужна ли волонтерская помощь военнослужащим, выполняющим задачи в зоне АТО?

Я с большим уважением отношусь к тем людям, которые вместе с военными поехали из дома, правда, без оружия, чтобы помочь Вооруженным силам. Сегодня волонтеры есть, и даже при Минобороны работает Совет волонтеров. Но, по моему убеждению, главными задачами волонтеров, большинство из которых очень прогрессивные, является помощь в реформировании ВСУ, делать их более открытыми, выносить новые идеи и помогать контролировать процессы. Я практически каждый день встречаюсь с волонтерами.

Я буквально неделю назад был на линии столкновения в зоне АТО и могу заверить, что на сегодня все необходимое для того, чтобы ВСУ, подразделения и соединения успешно выполняли задачи – все есть. Конечно, когда человек находится далеко от дома и ему привозят то, чего в зоне операции нет, то это хорошо. Но такой острой необходимости, как в начале АТО, на сегодня нет.

На днях я встречался с волонтерами, которые занимались авиаразведкой и многие сейчас готовы помогать в подготовке и они начинают работать в новом формате.

Если же какой-то человек хочет помочь армии, он может приехать в военную часть, не обязательно на передовую, и помочь военчасти, которая готовится к АТО, но пока что находится в пункте постоянной дислокации.

Расскажите о новосозданном подкомитете по реформам, сколько там будет людей, чем будут заниматься, войдут ли туда те волонтеры, которые сейчас работают при Минобороны?

Во всех странах во время проведения реформ в Вооруженных силах создавались комитеты, которые под руководством министра осуществляли эти реформы. Сейчас создается подразделение, которое контролирует, что сделано, что не сделано, корректирует программу, докладывает, осуществляет полностью мониторинг и координацию всей этой работы.

У меня 65 советников по реформам, а также 6 советников стратегического уровня – от США, Великобритании, Канады, Германии, Польши и Литвы. Мы вместе с ними решили, что для улучшения работы необходимо создать подразделение, которое будет мониторить ход реформ и ускорять их.

Я сначала получил предложение, чтобы сделать отдельное подразделение численностью, по-моему, человек 40. Но я считаю, что это неправильное решение. Поэтому мы сделали подразделение с численностью 12 человек. Оно будет подчинено генералу Петренко, директору департамента, который занимается стратегическими планированиями, и это будет один коллектив, который будет направлять, контролировать и докладывать обо всех проблемах, связанных с реформами.

До конца года Верховной Раде осталось меньше 10-и пленарных дней. Вы можете назвать самые необходимые Министерству законодательные инициативы, которые необходимо принимать срочно?

Очень нужен бюджет Украины (госбюджет на 2018 год - ИФ), я очень надеюсь, что он будет принят на этой неделе. Потому что нам нужно время для того чтобы правильно спланировать государственный оборонный заказ на следующий год, планировать все наши закупки, чтобы мы впопыхах не делали все это, и начали реальные тендера и процесс закупки и поставки вооруженной техники и оснащения буквально с января месяца. Это для нас очень важно и очень нужно.

Очень нужен закон про полицию. Этот законопроект неоднократно подавался в Верховную Раду, я надеюсь, что он будет принят. Там четко определен порядок использования военной полиции, она будет иметь определенные полномочия относительно привлечения к ответственности. Мы сможем давать более обоснованную и профессиональную, как мне кажется, оценку событиям, которые совершили военные.

По поводу судов, тут разные мысли. Я думаю, что по большому счету, даже если не создавать специальные суды по рассмотрению дел, связанных с военными, то судья, который рассматривает дела военных, точно должен быть незаангажирован и должен быть подготовлен. Потому, что очень много есть документов, которые определяют деятельность каждого военного. И такой судья, перед тем, как рассматривать дела военных, должен пройти определенную подготовку. Или это может быть вообще отдельный суд.

Украина. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 декабря 2017 > № 2419264 Степан Полторак


Франция. Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 декабря 2017 > № 2413098 Рено Жирар

Рене Жирар: «Ошибочно было думать, что Майдан — это Украина»

В эксклюзивном интервью le Courrier de Russie в трех частях французский геополитолог Рено Жирар анализирует ухудшение отношений России и Запада на фоне украинского кризиса.

Жан-Клод Галли (Jean-Claude Galli), Le Courrier de Russie, Россия

Часть I: революция на Майдане и неспособность европейских держав обеспечить выполнение договора, который они заставили подписать президента Виктора Януковича и лидеров оппозиции 21 февраля 2014 года.

Le Courrier de Russie: В конце ноября 2013 года, после саммита в Вильнюсе, когда президент Украины Виктор Янукович отказался подписать соглашение об ассоциации с Европейским союзом, на киевском Майдане началась революция. Не получилось ли так, что ЕС сам невольно способствовал возникновению украинского кризиса?

Рено Жирар*: Нет, мне так не кажется. Кризис и последовавшая за ним война на Украине стали результатом череды нежелательных и совершенно непредсказуемых событий, как это часто бывает в истории. Как бы то ни было, европейская дипломатия не лучшим образом проявила себя в начале и середине кризиса. Когда Украине предлагалось партнерство, ЕС следовало торжественно провозгласить, что те же самые условия предлагаются и России. У нас предпочли оставить этот вопрос в руках Брюсселя, что стало ошибкой.

Москве нужно было предложить такое же соглашение об ассоциации, как после Второй мировой войны странам Восточной Европы и СССР был предложен план Маршалла (Советский Союз и его сателлиты ответили тогда отказом, но это уже была их проблема).

Далее, на Европе лежит большая ответственность за этот кризис. В частности, это касается тогдашних министров обороны Германии, Франции и Польши: Франка-Вальтера Штайнмайера (Frank-Walter Steinmeier), Лорана Фабиуса (Laurent Fabius) и Радослава Сикорского (Radosław Sikorski).

19 февраля 2014 года была организована встреча Франсуа Олланда и Ангелы Меркель в Париже. В Киеве же началась стрельба. Чтобы остановить кровопролитие, президент Франции и канцлер ФРГ решили отправить туда глав своих дипломатий. На следующий день Фабиус и Штайнмайер заехали в Варшаву за Сикорским и вылетели на Украину. Там, как всем известно, были начаты переговоры с Януковичем и лидерами оппозиции. Уже одного этого оказалось достаточно, чтобы остановить убийства. Это уже стало значительным успехом! Переговоры продолжались всю ночь и оказались весьма непростыми. Но 21 февраля 2014 года европейской тройке блестяще удалось добиться внутриукраинского соглашения.

В тот день к пяти часам вечера все увидели, как Арсений Яценюк, Олег Тягнибок и Виталий Кличко пожали руку пророссийскому президенту Януковичу. К сожалению, европейские министры совершенно непонятным образом не смогли защитить этот чудом возникший плод их трудов. Они попросту уехали!

Когда вам удается добиться такого феноменального успеха, каким было соглашение от 21 февраля, с ним нужно «нянчиться». Напомню, что договор предусматривал поправки в конституцию, досрочные выборы и правительство национального единства. Ночью же европейские министры вернулись к себе, а лидеры оппозиции были освистаны толпой и отказались от поставленных подписей. Президент Янукович испугался и уехал из Киева в Харьков.

— Янукович бежал…

— Говорят, что он бежал, но это звучит пренебрежительно. Конституция Украины не запрещает президенту путешествовать, как он считает нужным. Он мог бы отправиться на месяц в отпуск на Бали, и это не было бы неконституционным. Когда россияне говорят о государственном перевороте (Януковича сместили на следующий день после его отъезда из Киева), у них имеются определенные основания, поскольку ничто не запрещало Януковичу куда-то уехать. Кроме того, в воскресенье Рада провела спешное голосование и отменила признание русского вторым официальным языком восточных областей Украины. Все это на блюдечке предоставило Владимиру Путину предлог для вмешательства. А европейских министров там уже больше не было… Это большая ошибка, которую будут разбирать в дипломатических академиях по всему миру.

— Что могли сделать Фабиус и Штайнмайер?

— После шампанского и рукопожатий в пятницу вечером нужно было позвонить Владимиру Путину и договориться с ним об ужине в Кремле. Если бы французский и немецкий министры попросили устроить им встречу, их обоих бы приняли. Там им следовало бы сказать Путину три вещи. Во-первых, Севастополь в любом случае останется вашим. Во-вторых, Украина никогда не станет членом НАТО, а альянс не расширится на Киев. Как вы помните, Владимир, в апреле 2008 года в Бухаресте мы, французы и немцы, наложили вето на вступление Украины в НАТО. В третьих, в восточных областях Украины, разумеется, надо продолжить говорить на русском языке.

Несколько работающих в России дипломатов заверили меня, что если бы мы выступили с таким предложением, президент Путин принял бы его. То же самое сказал мне год назад в Париже украинский олигарх Сергей Тарута, защитник Мариуполя, который придерживается откровенно антироссийских взглядов, но лично знал Путина до кризиса. Таким образом, европейцы допустили очень серьезный промах в плане превентивной дипломатии.

— Объясняет ли такой недостаток превентивной дипломатии взятие Крыма Россией?

— Взятие Крыма прошло мирным путем. Тем не менее нужно называть вещи своими именами: это аннексия, противоречащая обязательствам, которые взяла на себя Россия в декабре 1994 года в Будапеште, выступив гарантом территориальной целостности Украины в обмен на ее отказ от ядерного оружия.

Что касается конфликта в Донбассе, мне кажется, Россия допустила ошибку, когда начала эту гибридную войну. Она может принести ей только проблемы. Сейчас там сформировался режим, который России, судя по всему, непросто контролировать.

Да, в истории наций, хотя бы той же французской, допускаются стратегические ошибки. К их числу относится Донбасс. Я считаю, что нам нужно помочь России избавиться от этой занозы и поспособствовать ее примирению с Украиной. Кроме того, необходимо, в целом, вернуть Россию в европейскую семью.

— Как вам кажется, США разделяют эту политическую позицию? Клан Януковича и некоторые эксперты по Украине обвиняют их в подрыве соглашения 21 февраля 2014 года, которого удалось добиться европейской тройке…

— Нет, мне не кажется, что американцы действительно пытались сорвать соглашение. Как бы то ни было, часть сотрудников Госдепартамента и в частности Виктория Нуланд (Victoria Nuland, заместитель госсекретаря по Европе и Евразии в администрации Обамы — прим.ред.) вели себя, мягко говоря, небеспристрастно, и играли отнюдь не дипломатическую роль. Представьте, что бы у нас подумали об американском дипломате, который раздавал бы печенье на бульваре Сен-Мишель в Париже в мае 1968 года? И что сказали бы о российских дипломатах, если бы они участвовали в протестах против Обамы в США?

То есть, я считаю, что американская дипломатия продемонстрировала недостаток объективности и вышла за границы своей роли. Но я не верю в существование у Барака Обамы плана по подрыву европейского переговорного процесса для разжигания кризиса и войны. Все произошло слишком быстро. Возможно, тут имели место личные инициативы некоторых прибывших из Вашингтона сенаторов, однако внешнюю политику США определяет президент.

В то же время совершенно не исключено, что некоторые украинцы и в частности лидеры оппозиции придерживались экстремистских позиций, поскольку думали, что заручились поддержкой США. Так было с президентом Грузии Саакашвили, когда он решил обстрелять Цхинвали вечером 7 августа 2008 года. Он тоже думал, что американцы поддерживают его, хотя они призывали его к сдержанности. Такая же точка зрения могла сформироваться и в Киеве. Это, кстати говоря, объяснило бы готовность прозападных украинцев идти до конца. При этом они получили предупреждение на родном языке от Сикорского. Тот вышел на Майдан после подписания соглашения и сказал им: «Вам нужно принять его, потому что лучше уже не будет».

Связана эта непреклонность и с наивностью лидеров украинской оппозиции, которые посчитали Майдан всей Украиной. Майдан не был Украиной, как театр Одеон в мае 1968 года не был Францией. Пусть даже их освистали, отступаться было нельзя.

Просто в голове не укладывается, что европейские державы могли так просто смириться с попранием соглашения, на котором стояла их подпись. В России этого тоже не поняли. В те выходные они не знали, что делать. Они не понимали, что происходит. Не понимали, почему Запад не говорит трем лидерам: «Постойте, раз вы подписали договор, выполняйте его!»

Владимир Путин взял инициативу в свои руки лишь в понедельник. Он собрал советников и принял с ними решение о силовой операции в Крыму, которая началась в четверг. Но если ознакомиться с сообщениями Кремля на тех выходных, можно увидеть в них полную растерянность. События не поддавались их пониманию. Они были поражены тем фактом, что европейцы позволили растоптать договор, гарантами которого выступили. Европа же, повторюсь, ушла с дипломатического поля еще в пятницу вечером. Разумеется, нужно было остаться в Киеве и проследить за выполнением этого чудом подписанного соглашения. Были забыты уроки великого Киссинджера, который три недели пробыл на Ближнем Востоке, чтобы добиться прекращения огня в войне Судного дня.

* Рено Жирар (Renaud Girard), геополитолог, преподаватель Парижского института политических исследований, эксперт по международной политике, обозреватель le Figaro.

Франция. Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 декабря 2017 > № 2413098 Рено Жирар


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 декабря 2017 > № 2413062 Олег Пономарев

Европа в шоке: Украина намерена вступить в ЕС вопреки желанию самих европейцев

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Европейский Союз неоднократно заявлял, что в ближайшие десятилетия расширять границы сообщества за счет вступления новых членов не намерен. Тем не менее Украина намерена прорываться даже вопреки здравому смыслу. «Вы не берете нас в семью европейских стран? Тогда мы «вступим в вас» сами!». Приблизительно так выглядит очередная инициатива президента Украины Петра Порошенко о проведении референдумов по членству в ЕС и НАТО. На самом же деле, это скорее всего отвлекающий маневр украинской власти от насущных проблем, который можно использовать до очередных выборов, кормя электорат байками, а не реальная перспектива членства Украины в европейских институциях.

Курт Волкер: Украина не готова вступать в Альянс. Страна вообще ни на что не готова

Не успев озвучить очередную и весьма бредовую идею о проведении на Украине референдума по вступлению в НАТО и ЕС, президент Украины Петр Порошенко, заранее знает его результат. А это, как минимум, говорит о готовящихся фальсификациях и «натягиванию» недостающих голосов за заведомо провальное решение.

Порошенко не сомневается в позитивных результатах референдумов о вступлении в НАТО и Евросоюз, которые обязательно пройдут в стране. Об этом он заявил в пятницу, 1 декабря, на торжественном мероприятии по случаю Дня работников прокуратуры. «Мы твердо держим курс на евроатлантическую интеграцию, — и даже не сомневайтесь, что в обозримом будущем в Украине точно пройдут референдумы и о вступлении в НАТО, и я убежден, что народ Украины поддержит такую мою инициативу, и о членстве в Европейском Союзе», — сказал Порошенко. Он также выразил уверенность, что результаты голосований будут «такими же убедительно позитивными, как уже вписанный в анналы истории референдум о независимости».

При этом, пресс-служба Порошенко явно манипулирует общественным мнением и жонглирует цифры используя результаты мифического опроса Центра Разумкова и фонда «Демократические инициативы» о которых никто не слышал. Тем не менее, по данным этих социологов, вступление Украины в НАТО поддерживают 72% населения. А в самом референдуме участие бы приняли 62% украинцев. Не верят в «светлое будущее» Украины даже самые ее ярые сторонники — США. По словам специального представителя госдепартамента США по вопросам Украины Курта Волкера Украина и Грузия пока не готовы к вступлению в Североатлантический альянс. При этом, что по сравнению с Украиной, у Грузии есть куда больше прогресса. «Я имею в виду прозрачность, тот вклад, который Грузия внесла в глобальную безопасность, реформы в сфере обороны, борьбу с коррупцией и т.д., однако не думаю, что сегодня кто-то скажет в НАТО, что мы готовы принять Грузию», — заявил политик.

По словам Волкера, для вступления в Альянс в стране необходимо построить успешную, прозрачную, безопасную демократия, как в других странах НАТО. А это на Украине нет и в помине. «Напомню пример стран Балтии — в 1999 году им сказали, что невозможно их вступление в НАТО, однако в 2002 году их пригласили в Альянс. Для принятия в НАТО необходим консенсус всех стран — членов Альянса», — отметил Волкер.

Украина-ЕС напоминает ситуацию о «Божьей росе»

Возвращаясь же к вопросу консенсуса по вопросу НАТО следует напомнить Порошенко и Ко, что у европейцев его нет. Как и нет никакого желания видеть Украину в составе Европейского союза. И об этом официальному Киеву говорились в лицо и не раз. Еще в 2015 г. официальный Брюссель дал четко понять, что течение ближайшего десятилетия, как минимум, расширение Европейского Союза не планируется, однако переговоры с заинтересованными странами будут продолжаться. Об этом на Третьем Восточном форуме в Берлине заявил комиссар Европейской Комиссии по вопросам расширения и политике добрососедства ЕС Йоханнес Хан.

«Ближайшие 10 лет не будет приемов в ЕС», — сказал Хан, добавив, что в силу обстоятельств прием в ЕС в этот период нереален. Однако, успокоил еврокомиссар, это не означает, что мы не ведем переговоров». Он также подчеркнул, что страны-кандидаты должны приблизиться с экономической точки зрения, чтобы европейские граждане были готовы к этому. Пока же, по словам Хана, опросы показывают, что в настоящий момент нет ни одной страны ЕС, где большинство выступало бы за расширение. «Мы должны действовать целенаправленно, чтобы все понимали, что новый член — очень ценный, а не объект дополнительных выплат», — отметил он. Представитель Еврокомиссии выразил надежду, что именно Сербия станет «новой главой» в следующем периоде расширения Евросоюза. «Хотел, чтобы открылась новая глава, например, с Сербии, чтобы в следующем периоде мы могли приветствовать новых членов», — сказал Хан.

Ранее свое категоричное «нет» Украине высказал, и глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, исключивший расширение ЕС в ближайшее время, но высказавшийся за укрепление партнерских отношений с Украиной. По его словам, ЕС также не намерен принимать новых членов.

Какие еще сказки «втирает» украинцам Порошенко?

В преддверии т. н. «Революции Достоинства» Петр Порошенко дал очередное громкое обещание по безвизовому режиму еще с несколькими странами. «В течение двух-трех месяцев у нас еще будет несколько стран, очень важных для Украины», — заявил президент. Вместе с тем он не уточнил, о каких именно странах идет речь, однако ранее сообщалось, что украинский МИД работает над введением безвизового режима с Кувейтом и Катаром. О скором введении безвизового режима со странами Европейского Союза П. Порошенко заявил еще в бытность свою кандидатом на пост главы государства. Причем говорил он о конкретных сроках.

«Возможность свободно путешествовать в Европу даст скорейшее введение безвизового режима с ЕС в течение уже первого года моего президентства. К концу же срока моих полномочий рассчитываю добиться необходимых политических решений со стороны ЕС и начать переговоры о полноценном членстве Украины в Европейском Союзе, чтобы жить в семье вольной, новой», — заявлял Порошенко в 2014 г. Баллотируясь на главный пост страны, политик и бизнесмен Порошенко обещал продать концерн «Roshen»: «Если меня изберут президентом Украины, я буду играть честно и продам концерн Roshen. На посту президента я хочу и буду заботиться исключительно о благосостоянии Украины», — обещал Порошенко.

Позднее для продажи Roshen была привлечена компания Rothschild, однако кондитерская империя президента до сих пор не продана. Сам Порошенко заявлял, что в условиях войны очень сложно найти покупателя, поскольку иностранцы боятся инвестировать в Украину и заключать какие-либо сделки по приобретению активов. Многие помнят о громком обещании президента закончить АТО в Донбассе за несколько часов. «Антитеррористическая операция не может и не должна продолжаться месяцами, она должна проходить за часы», — заявлял Порошенко.

К слову, АТО продолжается уже четыре года. Президент также обещал вернуть Крым и Донбасс и выполнить Минские соглашения. На сегодняшний день переговоры в Минске по конфликту на Востоке зашли в тупик, а в контексте проблемы Донбасса заговорили о миротворческой миссии. В 2014 году президент обещал мгновенный старт реформ сразу же после начала работы парламента восьмого созыва, заявив о недовольстве борьбы с коррупцией. Быструю борьбу с коррупционными проявлениями гарант анонсировал в 2015 г., перед началом работы Национального антикоррупционного бюро. В 2017 г. же об антикоррупционных войнах вылились в обещание «поотрубывать руки» ворующим, в частности у армии.

«Позиция первая: никому не позволю воровать в армии. Тем, кто будет воровать в армии, руки поотрубаю», — пообещал Порошенко после громкого скандала с хищениями в Минобороны. Вместе с тем борьба с коррупцией дальше громких и показательных процессов не зашла, а люстрация и е-декларация коррупцию на Украине так и не искоренили.

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 декабря 2017 > № 2413062 Олег Пономарев


Чехия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411622 Александр Вондра

Запад сам отказался играть с Россией белыми

Укрiнформ, Украина

Александр Вондра — человек с богатой биографией: диссидент во времена Чехословакии, в Чешской Республике он занимал немало значимых постов, в числе которых можно назвать такие как заместитель министра иностранных дел Чешской республики (причем дважды: в 1993-1997 годы, тогда он руководил формированием штата МИДа независимой Чехии, и в 2003-м, тогда он отметился тем, что выступал против увеличения импорта нефти из России), министр иностранных дел (2006-2007), заместитель премьер-министра Чехии по европейским вопросам (2007-2009), министр обороны (2010-2012)… Политик сыграл немалую роль в процессах интеграции страны в евроатлантические структуры.

Сегодня Вондра — директор Пражского центра трансатлантических отношений. Демонстративно подчеркивая, что не занимает никаких официальных должностей, продолжает держать руку на пульсе, выступает на различных чешских и международных конференциях.

Для изменения поведения России недостаточно ограниченных санкций Запада

«Укрiнформ»: Господин Вондра, вы критиковали Запад за его слабый ответ на нарушение Россией международного права. Каким он, по-вашему, должен был быть?

Александр Вондра: Прежде всего, я думаю, что Запад должен вести политику с позиции силы, а не слабости. Он должен быть в состоянии сдержать поведение России до того, как она начнет действовать. Потому что отвечать всегда сложнее, чем изначально определить порядок дня самому. Потому что отвечать — это как играть в шахматы черными фигурами. А играть лучше белыми, потому что они задают повестку дня.

Я вижу проблему в том, что Запад в прошлом отказался от игры белыми и начал плохо играть черными. Это было сделано из-за неспособности отреагировать на аннексию Россией Крыма, что стало попросту нарушением обязательств, данных в начале 1990-х, когда Украина отказалась от ядерного оружия в обмен на политические гарантии своей территориальной целостности. В таких ситуациях должен быть зеркальный ответ — что-то, чтобы не допустить повторения Россией подобного сценария, особенно в отношении тех стран, которые являются членами и партнерами НАТО и находятся под ее защитой.

Единственным подходящим ответом было бы предупредить Россию, что она нарушила Будапештский меморандум, и с этого дня мы больше не обязаны придерживаться наших обязательств от 1997 года (Основополагающий акт Россия — НАТО 1997 года — прим. ред.). Но Запад не отважился сделать это и стал уязвимым.

Например, Россия нарушает Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, значит, США либо тоже могут модернизировать свои вооружения, либо дать правильный ответ о размещении аналогичного оружия в Центральной и Восточной Европе. Но есть обязательства от 1997 года.

Запад вместо этого объявил санкции против России. Но, постойте: ограниченные санкции вредят России недостаточно, чтобы изменить ее поведение. Запад переиграл сам себя и загнал себя в ловушку, потому что однажды ему придется отказаться от санкций, они не навсегда. Уже сейчас идут дебаты, в том числе в Германии, в США, о том, чтобы вернуться к business-as-usual с Россией. И в этом проблема.

— В такой ситуации как, по-вашему, можно не допустить повторения сценария в будущем? Россия может пойти на это?

— Я не могу говорить за россиян. Надеюсь, что они не станут повторять сценарий, который осуществили в Крыму.

Но нельзя полностью уповать на то, что они этого не сделают. В сегодняшних международных делах доверия недостаточно, если речь идет о нации-конкуренте, а не о дружественной стране.

Поэтому Запад должен одобрить меры, которые будут сдерживать Россию от повторения.

России не под силу разрушить западные демократии

— Вас невозможно заподозрить в русофилии, однако на недавней конференции «Разговор о НАТО возле Бранденбургских ворот» в Берлине вы жестко раскритиковали Запад за то, что рукопожатия с русскими уже приравниваются к «политическому самоубийству». Это вы что имели в виду?

— Это другая проблема. Россия — большая страна, ядерная. Держава, которую, я думаю, невозможно изолировать. И уж точно ее нельзя изолировать одними лишь санкциями. И кто-то же должен с ними говорить с позиции принципов. Диалог между Западом и Россией крайне нужен. Не только о том, что разделяет, а о вещах, которые беспокоят и нас, и их. Исламский радикализм, например, это общий вызов и России, и нам.

Кто как не американский президент имеет власть, чтобы говорить с Путиным? Кто как не НАТО как крупнейший альянс, организация, которая объединяет американцев и европейцев? Но из-за истерии, в частности, в США, в политике стало уже почти невозможным приближаться к русским и говорить с ними, не совершая «политического самоубийства». И поэтому никто не говорит с русскими из-за внутренних политических причин. Из-за мании, что российский КГБ вмешивается в американские выборы и по всему миру. Послушайте, это глупо: Америка — великая держава, и русские попросту не могут победить ее демократию. Они недостаточно сильны для того, чтобы разрушить даже нашу (чешскую) демократию, я уверен в ней. И поэтому думать, что они управляют всем и вся… — это не соответствует действительности.

Даже в самые тяжелые годы холодной войны, когда СССР был величайшим из врагов, велись переговоры. Они должны быть

Я уверен, что они работают против нас, это естественно, спецслужбы за это получают деньги. Но и мы должны работать против них, а не просто кричать, что они работают против нас. Но Запад погружен в мечты, что он живет в каком-то чудесном 21 веке, в котором будет общее управление, и все будут счастливы, что ада нет вовсе. Таким образом мы сами создаем альтернативный ад. И теперь мы платим цену за глупость Запада.

Стратегический диалог — нормальная вещь. И даже в самые тяжелые годы Холодной войны, когда Советский Союз был величайшим из врагов, велись переговоры. Они должны быть.

Международная политика — большой бизнес

— В январе этого года вы были одним из подписантов открытого письма президенту США, предостерегая его от «большой сделки» с Путиным. Какими вам видятся действия американского президента в отношении России сегодня?

— Я подписал письмо, потому что ощущал, что есть приступ наивности среди американских политиков времен Обамы в том, что касается отношений с Россией. Но международная политика — это не воскресная молитва в церкви, это в большей степени бизнес. И поскольку я наблюдал это пренебрежение ключевыми принципами делового характера международной политики, я и написал письмо Трампу.

Я думаю, с одной стороны, Трамп как-то понимал, что вызов России требует другого ответа, и тут я согласен с ним. С другой стороны, я опасался, что, играя по-крупному, он может продать малое.

Другими словами, приход Путина в Европу — это не приход Сталина или Ленина, это как явление царя Александра на Венском конгрессе. Наша единственная проблема — у нас нет Меттерниха (Клеменс Меттерних, австрийский министр иностранных дел, руководивший организацией Венского конгресса 1814-15 гг, перекроившего карту Европы — прим. ред.). Чехи или поляки считают, что если бы у нас был Меттерних, он бы не продал нас.

Так что мой мессидж Трампу был: если ты хочешь быть Меттернихом, это отлично, но ты не должен продавать нас.

— Президент Чешской Республики Земан сделал не так давно заявление с международной трибуны, что Россия должна заплатить за Крым — и дело решено…

— Я не голосовал за Земана, и я не согласен с Земаном. Я могу сказать лишь, что это пожилой человек, который пытается быть деловым. Но ставки, цену он установил слишком низкие. Как русская проститутка, которая хочет продать свое тело по очень скидочной цене.

Украине повезло, что у Бабиша нет бизнеса в России

— В Чехии сейчас проходит процесс формирования правительства. Как вы думаете, какой будет его политика в отношении России и Украины?

— Я не знаю. Я даже не знаю, будет ли правительство. И я не фанат Бабиша. Мне он представляется скорее проблемой, чем решением для формирования чешской политики.

Вы должны быть счастливы тем, что у него нет никакого бизнеса на Востоке (Европы), в России. Пока нет. У него большой бизнес в Германии. Поэтому я не думаю, что он будет «свободным художником», поскольку ему нужны деньги ЕС, субсидии для его основного бизнеса.

КОНТЕКСТ

Новая газета

Россия опаснее, чем СССР

AldriMer.no30.11.2017

Россия не собирается отступать на Украине

The National Interest04.12.2017

Россия очень кстати демонстрирует рост!

Akşam01.12.2017

Россия контролирует Трампа?

The New York Times29.11.2017

Я вижу в Бабише человека, который, с одной стороны, использует очень популистский язык, привлекая внимание дома, но в то же время, я ожидаю, что он будет вести себя очень конформистски и прагматично для своего бизнеса.

Проблема в том, что он толкает неким образом чешскую демократию в восточном направлении, меняя ее натуру. С 1989 года мы строили демократию как какой-то процесс «вверх дном». Он переворачивает это на «верхом вниз». Он — второй богатейший человек в стране. Его абсолютное богатство равняется таковому Трампа. Но в относительном измерении его богатство может сравняться с объемом чешской экономики. В этом разница: он — абсолютный монополист в чешской экономике, Трамп же лишь сравнительно небольшой застройщик недвижимости.

Мне трудно сказать, чего вам ожидать от Бабиша, но сейчас он испытывает трудности с формированием правительства большинства. Потому что он, как акула: традиционные партии бояться вступать с ним в коалицию, потому что он их проглотит. Стоит огромный вопрос, сможет ли он создать солидное правительство при доверии парламента.

Думаю, еще месяц-полтора ничего не будет происходить на международном направлении, а там посмотрим.

Ради блага страны надо забыть о личных амбициях

— Вы были одним из тех, кому приписывают одну из самых больших заслуг в том, чтобы Чехия стала членом НАТО в 1999 году. Что бы вы посоветовали нашей стране, чтобы приблизить членство в НАТО и в ЕС?

— Честно говоря, у меня нет простого ответа на эти вопросы. Я много сделал для того, чтобы помочь вам году в 2003-м, накануне Оранжевой революции. Я провел много дней и недель в Киеве, несмотря на болезнь моей жены, которая была в Праге. Но потом вы так много напортили… Эти стычки между Тимошенко и Ющенко…

Могу сказать на примере нашей демократии. После 1989 года («Бархатной революции» в Чехословакии — прим. ред.) тоже было два парня — Гавел и Клаус (Вацлав Гавел — первый президент Чехии, в 1993-2003 гг., Вацлав Клаус — второй президент Чехии, в 2003-2013 гг. — прим. ред.). Они были как день и ночь. Они ненавидели друг друга. Но ради блага демократии, блага страны они смогли сотрудничать и отставить в сторону свою враждебность. И в самое критическое время, между 1990 и 1997 они просто работали вместе. Потом Гавел объявил «войну» Клаусу, они разошлись полностью, но к тому моменту у нас уже были обязательства со стороны НАТО и ЕС. Страна получила «якорь» и могла позволить себе роскошь внутренних раздоров и битв. Но в часы, когда мы старались закрепить страну, мы были едины.

А вы совершили ошибку, вы не использовали время между 2003 и 2008 гг., когда все еще было окно возможностей, когда Запад показывал мощь, когда дверь была открыта. Но после 2008-го, после прихода в 2009 году Барака Обамы, с началом экономического кризиса в Европе, Запад начал плохо играть на восточном и южном направлениях. Я думаю, это продолжается.

Я не могу вам предложить некий рецепт легкой дороги на Запад. Теперь многое зависит от вас. Если мы имеем огромную геополитическую игру, то надо либо бороться, откинув все сомнения, либо вообще не играть в нее.

Есть три альтернативы: пригласить на обед и быть готовым платить за него, не приглашать на обед (и тогда страна хотя бы понимает, о чем речь, и может сконцентрироваться на своих реформах сама) или пригласить на обед и не платить в конце. И это — наихудший сценарий. И это то, что Запад сделал в свое время в отношении Украины, предложив ей соглашение об Ассоциации. Это цинично, но это правда.

Проблема была в том, что Обама переложил украинские дела на плечи европейцев, а плечи Европы были настолько слабы, что не смогли удержать ее. И в целом неспособность европейцев играть жестко привела к тому, что Путин интерпретировал это и аннексировал Крым. Для нас это должно быть уроком, что если вы решили играть, то играть надо жестко.

Не переборщить с интеграцией

— Чехия — все же не очень большая страна, чтобы оказывать определяющее влияние. Но Германия таковой является. Готова ли она взять на себя ответственность?

— Боюсь, что нет. Было известное высказывание британского премьера Бенджамина Дизраэли, который так прокомментировал акт объединения Германии в 1871 году: Германия слишком большая, чтобы быть лишь одним из многих игроков, но слишком мала, чтобы навязывать свою волю другим. И это традиционная немецкая ловушка. Сейчас Европа другая, мы имеем европейскую интеграцию, но это все еще очень незавершенное дело. Посмотрите на Испанию, Каталонию, Италию. Думаю, это правило Дизраэли работает и сегодня.

— Брексит, референдумы в странах… Не кажется ли вам, что европейский проект потихоньку разваливается?

— Я надеюсь, что он не провалится. Потому что эта свобода передвижения капиталов, людей, услуг, товаров — это то, что для всех нас очень важно. Внутренняя открытость Европы, по крайне мере для нас, чехов, напрямую связана с благосостоянием. Закрытие границ вновь будет катастрофой для экономического развития Чехии. Я надеюсь, мы останемся вместе.

Но для того, чтобы оставаться вместе, я думаю, мы должны умерить наши амбиции. Мы должны быть осторожны в продвижении интеграции выше лимитов, с которыми люди могут жить.

Европа, несмотря на всю интеграцию в экономике и политике, по-прежнему остается еще очень многоликой. Континент с разнообразными культурами. Нет никакой политической европейской нации; есть немецкая нация, французская…

Я бы был осторожным в ускорении интеграции выше пределов, потому что это как веревка — если тянуть слишком сильно, она может порваться в любой момент.

— То есть, нет — дальнейшему расширению?

— Я в большей степени предупреждаю по поводу непомерного углубления интеграции, а не расширения.

В то же время, будем реалистами: среди западноевропейских институтов не слишком много воли и желания продолжать расширение так быстро, как они делали в прошлом.

Я далек от того, чтобы обещать вам что-то, что от меня не зависит.

Александр Вондра, экс-министр обороны, экс-министр иностранных дел Чехии

Чехия. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411622 Александр Вондра


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter