Всего новостей: 2524588, выбрано 14 за 0.154 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 марта 2018 > № 2532426 Сергей Лавров

Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и международной торговли Республики Зимбабве С.Мойо, Хараре, 8 марта 2018 года

Вопрос: Вы уже посетили ряд африканских стран – Анголу, Намибию и Мозамбик. Какие главные интересы у России в регионе?

С.В.Лавров: Визит в Зимбабве является частью большой поездки по Африке. Мы уже посетили Анголу, Намибию и Мозамбик. Сегодня мы в Хараре. Завтра у нас переговоры в Эфиопии с руководством страны и с руководством Африканского союза.

Если говорить о тех странах, которые мы посетили на настоящий момент, то с каждой из них нас связывают очень добрые дружественные связи, которые зародились еще в период борьбы ваших народов за независимость. Взаимные симпатии и дружественные чувства между нашими народами очень сильны, что обеспечивает очень доверительный и эффективный политический диалог, в том числе на высшем уровне.

Наше общее с африканскими друзьями желание сделать так, чтобы торгово-экономические и инвестиционные связи вышли на уровень, который будет соответствовать политическим и доверительным отношениям.

Сегодня на переговорах с Президентом Республики Зимбабве Э.Мнангагвой, Вице-президентом и с участием подавляющего большинства министров экономического блока мы обсуждали задачи, которые стоят в сфере развития наших торговых и инвестиционных связей. Отводим важную роль повышению эффективности работы российско-зимбабвийской Межправительственной комиссии по экономическому, торговому и научно-техническому сотрудничеству, которая в этом году должна провести свое очередное заседание.

Особое внимание сегодня уделили реализации проекта освоения платинового месторождения «Дарвендейл» – одного из крупнейших в мире, на котором работает совместное предприятие России и Зимбабве.

У нас также состоялся неплохой разговор о перспективах сотрудничества в алмазной области. Мы проинформировали наших друзей о заинтересованности многих российских компаний установить партнерские связи со своими коллегами из Зимбабве – это АО «ВТК КАМАЗ», ООО «Комбайновый Завод «Ростсельмаш», АО «ОКХ «Уралхим», АО «Росгеология» и другие.

Обсудили также перспективы военно-технического сотрудничества. У нас при Межправительственной комиссии по экономическому, торговому и научно-техническому сотрудничеству функционирует соответствующая рабочая группа.

Безусловно, значительное внимание уделили рассмотрению вопросов международной повестки дня, по которым мы тесно координируем наши действия, в том числе и в ООН.

С Министром иностранных дел и международной торговли Республики Зимбабве С.Мойо мы рассмотрели наши контакты по линии Россия – Африканский союз, Россия – Сообщество развития Юга Африки и с другими субрегиональными организациями.

Мы высоко ценим конструктивную роль, которую играет Зимбабве в рамках общих африканских усилий по урегулированию различных региональных кризисов и конфликтов.

Я считаю, что переговоры здесь, как и в странах, о которых я уже упомянул, в Анголе, Намибии и Мозамбике, были весьма полезными как для дальнейшего продвижения нашего двустороннего сотрудничества во всех областях, так и для координации действий по актуальным вопросам внешнеполитической повестки.

Вопрос: Госсекретарь США Р.Тиллерсон сейчас находится в турне по странам Африки. Накануне он раскритиковал китайскую политику на африканском направлении, в частности, рассказал, что такая политика приводит к увеличению долгов, не приводит к созданию рабочих мест и в целом угрожает политической и экономической стабильности. Как Вы можете это прокомментировать?

С.В.Лавров: Я не знал, что Р.Тиллерсон – специалист по китайско-африканским отношениям. Мне кажется, что не вполне корректно, находясь в гостях, высказываться по поводу отношений хозяев с другими странами, да еще и в таком негативном ключе. Если, конечно, это правда, так как я не видел таких сообщений.

Вопрос: Что предполагает создание особых экономических зон (ОЭЗ)? О чем было специальное послание Президента Российской Федерации В.В.Путина Президенту Зимбабве М.Мнангагве?

С.В.Лавров: Сегодня был подписан меморандум между соответствующими министерствами, занимающимися вопросами промышленности и торговли. На самом деле, было подписано несколько меморандумов. Один из них – о намерении создать специальную экономическую зону в Зимбабве. Этот проект будет проработан специалистами, профессионалами. Результаты этой проработки будут доложены руководству наших стран, профильным министерствам. Думаю, что это не займет много времени. Соответствующие решения будут приняты.

Что касается послания, которое было передано от имени Президента В.В.Путина Президенту М.Мнангагве, то, прежде всего, это выражение поддержки усилий руководителя Зимбабве по стабилизации политической обстановки, консолидации общества, развитию всестороннего сотрудничества с теми странами, которые готовы помогать Зимбабве в решении стоящих перед этой страной проблем.

Вопрос (перевод с английского языка): С учётом планов по расширению сотрудничества с Зимбабве, на какие аспекты Вы обратили особое внимание, зная, что во многих странах сомневаются относительно взаимодействия с Зимбабве по причине некоторых особенностей местной политики?

С.В.Лавров: Честно говоря, не совсем понимаю, почему мы должны что-то навязывать нашим друзьям. Мы работаем со всеми странами, которые готовы сотрудничать на основе равноправия и взаимной выгоды. Мы не приемлем односторонних шагов по навязыванию санкций, мер принуждения, которые применяются в том числе и в отношении Зимбабве. Считаю, что подобные политизированные шаги существенно искажают функционирование рынка. Можно сказать, что те, кто применяет односторонние санкции, непозволительным, противоправным образом вмешиваются в игру свободных рыночных сил и в правила, которые заложены в мировой экономике.

Вопрос: Завтра Вы будете в Эфиопии. Насколько нам известно, российская сторона предлагала провести там встречу с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном. Скажите, ответили ли американцы на это предложение?

С.В.Лавров: Не хотел высказываться на эту тему, но сегодня узнал, что вчера американцы заявили о том, что не было никакого обсуждения возможности встречи в Аддис-Абебе между мной и Р.Тиллерсоном. Поскольку они сочли уместным сделать такое заявление, хочу сказать, что это неправда. На самом деле все было следующим образом. В январе состоялось заседание СБ ООН под председательством Президента Казахстана Н.А.Назарбаева, в котором мне было поручено участвовать. Госсекретарь США Р.Тиллерсон туда прибыть не смог. А через три дня после моего возвращения в Москву Р.Тиллерсон позвонил и предложил встретиться и найти для этого удобное для нас обоих время и место. Я ответил, что только что был в Нью-Йорке, что куда удобнее, от Вашингтона совсем близко, но он сказал, что был оба дня, которые я провел в Нью- Йорке, занят в столице. Тогда мы расстались на том, что как только у нас будет понимание, что мы где-то можем оказаться примерно в одно и тоже время, то постараемся встретиться. Когда выяснилось, что сегодня вечером как минимум (это точно) мы оба будем в Аддис-Абебе, наша сторона передала соответствующее предложение. Американцы сказали, что будут думать. Но, когда их вчера спросили, состоится встреча или нет, они ответили, как Вы знаете, что этот вопрос не обсуждался. Я сейчас сказал Вам правду. Еще раз подчеркну, что не хотел вдаваться в эти детали, но раз они публично опровергают очевидные факты, то мне пришлось сделать то, что я сейчас сделал.

Вопрос (перевод с английского языка): В скором будущем в Зимбабве состоятся выборы. Собирается ли Россия оказать содействие в их проведении?

С.В.Лавров: Мы никогда не вмешиваемся ни в чьи внутренние дела. Несмотря на то, что из Вашингтона и ряда других западных столиц ежедневно звучат утверждения об обратном. Хотя ни единого, подчеркну ни единого факта никто предоставить не может. Недавно, по-моему, в «Нью-Йорк Таймс» был опубликован большой материал, который описывает историю вмешательства США в проведение выборов и в целом во внутренние дела десятков и десятков стран в течение многих десятилетий. Когда эта тема стала обсуждаться в американских СМИ, я услышал поразительные утверждения о том, что американцы действительно это делают, но ради блага тех стран, о которых идёт речь, потому что они несут через своё вмешательство "свободу и демократию". Мы такую философию совершенно не разделяем, я считаю такие подходы абсолютно неоимперскими. Никогда не будем заниматься чем-то подобным. Народ Зимбабве, как и народ любой другой страны, сам должен решать свою судьбу. Убеждён, что народ выскажет своё мнение на предстоящих в июле всеобщих выборах в Вашей стране.

Россия. Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 марта 2018 > № 2532426 Сергей Лавров


Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 декабря 2017 > № 2423580 Вадим Зайцев, Андрей Маслов

Жизнь без Мугабе. Что происходит в Зимбабве после смены власти

Вадим Зайцев, Андрей Маслов

Внутри Зимбабве популярной объяснительной моделью для описания текущего положения дел в стране стала аналогия с историей Китая. Мнангагва представляется (потенциально) местным Дэн Сяопином, то есть лидером с прагматичным подходом к восстановлению экономики после потрясений, ассоциирующихся лично с Мугабе (Мао Цзэдуном)

Транзит власти в Зимбабве прошел довольно гладко и завершился почетной отставкой многолетнего лидера страны Роберта Мугабе, день рождения которого объявили национальным праздником. Реальная власть осталась в руках ветеранов военно-освободительного движения, которые с помощью силового давления «поправили» старшего товарища в ключевом для режимов такого типа вопросе – определении преемника. Судя по первым шагам нового президента Эммерсона Мнангагвы, речь о хотя бы номинальной трансформации системы управления не идет.

Ключевое испытание для ветеранов-силовиков – предстоящие летом 2018 года всеобщие выборы. К голосованию новым старым властям Зимбабве необходимо, с одной стороны, предъявить избирателям успехи в социально-экономической политике по сравнению с предыдущим правительством, а с другой – не нарушить внутриэлитный баланс в рамках общего курса на преемственность. Заявленный Эммерсоном Мнангагвой прагматичный подход предполагает возможность перезагрузки отношений с внешним миром, прежде всего с международными финансовыми институтами, но на условиях многостороннего и равноудаленного участия иностранных партнеров.

Возвращение крокодила

Двадцать четвертого ноября 2017 года Эммерсон Мнангагва принял присягу в качестве третьего президента Зимбабве. Меньше трех недель прошло между его отставкой с должности первого вице-президента и бегством из страны и триумфальным возвращением на высший пост. За это время ветераны-силовики убедили Роберта Мугабе добровольно уйти в отставку с постов лидера правящей партии ЗАНУ-ПФ и президента страны, провели легкую чистку партийных рядов от сторонников бывшей первой леди Грейс Мугабе и при этом избежали обвинений в организации военного переворота со стороны мирового сообщества.

Известный как Крокодил (Ngwenya), Эммерсон Мнангагва представляет сплоченный коллектив ветеранов-силовиков, организационно оформленный как Ассоциация ветеранов национально-освободительного движения Зимбабве. Новый президент активно участвовал в партизанской войне в Южной Родезии, а после 1980 года занимал самые разные посты в высшем руководстве страны, включая министра госбезопасности, юстиции, финансов, обороны и спикера парламента. С 2014 и до ноября 2017 года Мнангагва был первым вице-президентом.

Конфликт вокруг кандидатуры преемника 93-летнего Мугабе разворачивался внутри правящей партии ЗАНУ-ПФ между сторонниками Мнангагвы (фракция «Лакост», потому что крокодил) и молодыми партийными функционерами из фракции G40, к лидерам которой относились министр высшего образования Джонатан Мойо и министр местного самоуправления Сэйвио Касукувере. Кандидатом G40 на пост президента считалась первая леди, пятидесятидвухлетняя Грейс Мугабе, репутацию которой хорошо описывают ее прозвища: Гуччи Грейс, DisGrace (Позор) и The First Shopper.

По данным наших источников в стране, организаторы переворота (нынешний президент Эммерсон Мнангагва, командующий Силами обороны Константин Чивенга и глава Ассоциации ветеранов национально-освободительного движения Крис Мутсвангва) провели консультации по поводу возможной силовой акции с представителями ЮАР и Китая еще за несколько недель до отставки Мнангагвы с поста вице-президента 6 ноября 2017 года.

Как отмечает директор лондонского Центра анализа внешней политики Пол Муркрафт, автор книги «Военная машина Мугабе» («Mugabe’s War Machine»), с 2000 года Зимбабве находилось в состоянии, похожем на непрерывный госпереворот. То есть в стране шла милитаризация политического процесса, когда группы силовиков оттесняли представителей других политических сил от процесса принятия решений, конкурируя при этом между собой. Такой режим показал высокую степень устойчивости и адаптивности как к внутренним, так и к внешним вызовам.

В этом смысле вмешательство зимбабвийских силовиков в определение кандидатуры преемника Мугабе закономерно вытекало из логики развития системы. Точно так же в 2008 году генерал Чивенга сыграл ключевую роль в сохранении Мугабе у власти после того, как тот де-факто проиграл выборы оппозиции. Чивенга тогда действовал не столько ради лично президента, сколько в интересах всего партийно-государственного аппарата во главе с ЗАНУ-ПФ.

Сложившаяся в Зимбабве персоналистская система отвечает критериям неопатриархального строя: национальный лидер не концентрирует в своих руках всю полноту власти, а управляет процессом борьбы за нее между разными группами/сетями влияния, которые пронизывают не только аппарат управления, но и фасадные демократические институты вроде парламента и судов. Ключевой площадкой согласования интересов в такой системе в Зимбабве стала партия ЗАНУ-ПФ, под которую подогнан институциональный дизайн государственного устройства.

Немалое значение для внутриэлитных раскладов также имеет соблюдение этнического/кланового баласа в доступе к власти и ресурсам. Эммерсон Мнангагва представляет подгруппу каранга внутри крупнейшего народа страны, шона. К каранга принадлежит и бывший командующий Сухопутными войсками Виталис Звинаваше. Генерал Константин Чивенга относится к другой локальной группе шона – зезуру, как и Роберт Мугабе. С середины 2000-х годов в Зимбабве шел процесс зезуризации силовых структур и органов управления, когда ключевые должности замещались прежде всего представителями зезуру. Переворот 2017 года вернул элиты к более сбалансированному состоянию.

Некоторые эксперты объясняют субэтническим противостоянием внутри шона и само отстранение Мугабе от власти: группа шона-каранга, якобы оформленная как фракция «Лакост», победила шона-зезуру из фракции G40. Однако в случае Зимбабве (да и субсахарской Африки в целом) такие субэтносы зачастую сконструированы колониальными администрациями и отличаются друг от друга лишь особенностями диалектов. А группы лояльности и доверия часто обусловлены не принадлежностью к субэтносам, а прочными трансэтническими клановыми связями. В Зимбабве такими группами выступают чидаво (рода) и мутупо (кланы), объединенные вокруг одного тотема и охватывающие представителей различных языковых и этнических групп.

С точки зрения такой трайбалистской логики и неформальных племенных квот во власти претензии Грейс Мугабе на пост президента Зимбабве выглядели особенно неуместно. Бывшая первая леди родилась на территории ЮАР и принадлежит к лемба, специфической этнорелигиозной группе, исповедующей африканский вариант иудаизма и считающей себя выходцами из древней Иудеи. Отчасти поэтому база ее поддержки в Зимбабве оказалось шаткой.

Первого декабря 2017 года президент Эммерсон Мнангагва сформировал новое правительство, ключевые посты в котором сохранили министры из предыдущего кабинета, разбавленные статусными силовиками. Например, главой МИД стал генерал Сибусисо Мойо, зачитавший от лица Вооруженных сил заявление об очищении окружения Роберта Мугабе от преступников после захвата военными государственной телевещательной корпорации. Командующего ВВС Перенса Шири назначили министром сельского хозяйства и земельных отношений, а главу Ассоциации ветеранов Криса Мутсвангву – министром информации.

Вопреки ожиданиям Мнангагва не стал включать в состав нового правительства оппозиционных политиков. Видимо, новое руководство решило приберечь вариант коалиционного правительства на случай политического кризиса, который вполне может разразиться после выборов 2018 года. Такое решение оставляет всю ответственность за ситуацию в стране исключительно на ЗАНУ-ПФ и дает оппозиции полную свободу в критике властей. Но для нового лидера сейчас важнее сохранить управляемость системы.

Внутри Зимбабве популярной объяснительной моделью для описания текущего положения дел в стране стала аналогия с историей Китая. Мнангагва представляется (потенциально) местным Дэн Сяопином, то есть лидером с прагматичным подходом к восстановлению экономики после потрясений, ассоциирующихся лично с Мугабе (Мао Цзэдуном).

Принял с плугом, оставил с биткоином

Сейчас главная опасность для правительства Мнангагвы – это тяжелый финансово-экономический кризис, который переживает Зимбабве. Не исключено, что причиной силового переворота, поводом для которого стала отставка Мнангагвы с поста первого вице-президента, послужило желание правящей элиты не допустить повторения ситуации 2008 года, когда на фоне экономического кризиса оппозиция едва не перехватила власть в Зимбабве.

В последнее время к внутренним проблемам экономики Зимбабве добавилось ухудшение внешней конъюнктуры. Снизились мировые цены на ключевые статьи экспорта, сократился приток прямых иностранных инвестиций, из-за девальвации ранда упал объем денежных переводов от работающих в ЮАР трудовых мигрантов. Кроме того, засуха привела к самому низкому за последние 25 лет урожаю маиса, одной из основных продовольственных культур в стране. По данным Всемирного банка, число зимбабвийцев в состоянии крайней бедности (extreme poverty) в 2016 году выросло на 200 тысяч человек, до 2,8 млн.

Снижение валютных доходов обострило проблему дефицита счета текущих операций и торгового баланса, нарастает нехватка наличной валюты (из-за гиперинфляции в 2000-х Зимбабве отказалось от собственной валюты и перешло на корзину иностранных валют как легальных денежных средств внутри страны). В мае 2016 года Резервный банк Зимбабве ввел ограничения на трансграничные операции, установив порядок приоритетности закупки тех или иных товаров и услуг за рубежом. Объем неудовлетворенных заявок на покупку заграничных товаров и услуг, по данным на ноябрь 2017 года, достиг $500 млн.

Эти меры позволили сократить дефицит счета текущих операций с 15,6% ВВП в 2013 году до 4,1% ВВП по итогам 2016 года. Но зато в тот же период внутренний госдолг вырос с 3,1% до 24,8% ВВП, а внешний государственный и гарантированный государством долг – с 35,4% до 44,8% ВВП. Реальная ежемесячная инфляция в Зимбабве сейчас составляет примерно 50%.

В ноябре 2016 года Резервный банк Зимбабве начал выпускать собственные банкноты, чтобы постепенно заместить иностранную валюту на внутреннем рынке. Но из-за опасений, что вместо свободно конвертируемых американских долларов на руках у населения останутся новые боллары (от bond notes), спрос на валюту, наоборот, вырос.

Всего в Зимбабве сейчас в обращении три типа долларов: собственно доллары США, золлары (существуют только в электронном виде на счетах жителей) и боллары (выпускаемые Резервным банком Зимбабве наличные). Местные банки регулярно снижают месячные лимиты по операциям, транзакции через международные системы Visa и Mastercard также ограничены. Официально золлары и боллары должны обмениваться на американский доллар в отношении 1:1, но реальный курс этих квазиденежных инструментов к октябрю – ноябрю 2017 года достиг 1:1,5–1,8.

Все это создает в Зимбабве спрос на альтернативные финансовые инструменты. Например, в 2016 году большую популярность в стране получила очередная реинкарнация финансовой пирамиды МММ Сергея Мавроди, которая пережила глобальный ребрендинг и до сих пор работает в развивающихся странах, в том числе в Африке. По данным издания TechZim, в момент обрушения пирамиды в октябре 2016 года пострадали 66 тысяч зимбабвийцев, ущерб оценивается в $3 млн.

Стоимость биткоина в Зимбабве к ноябрю 2017 года почти в два раза превысила мировые котировки ($14 тысяч против $8000 за единицу), что стало популярной темой в мировых СМИ. При этом упускают из виду роль биткоина как средства сохранения (и приумножения) сбережений в ряду других активов, прежде всего товаров длительного пользования, недвижимости и акций и более чем скромный масштаб рынка. Только в октябре 2017 года месячный оборот на зимбабвийской бирже криптовалюты Golix.io впервые превысил $1 млн, а за весь 2016 год объем операций составил всего $100 тысяч.

Навстречу выборам

Мягкое отстранение Роберта Мугабе от власти должно хотя бы частично смягчить усталость общества от экономического кризиса и удовлетворить очевидный запрос на перемены, повысив популярность ЗАНУ-ПФ перед всеобщими выборами летом 2018 года.

Теперь у ЗАНУ-ПФ новый лидер, и перед оппозицией стоит непростой выбор между кооптацией и коллективным противостоянием. Реализация второго варианта затруднена тем, что сейчас оппозиция в Зимбабве разделена на два лагеря. Первый возглавляет предыдущий официальный преемник Мугабе Джойс Муджуру, которую на посту первого вице-президента в 2014 году и сменил Мнангагва. Второй – Морган Цвангираи, который чуть не выиграл выборы у Мугабе в 2008 году и в 2009–2013 годах возглавлял коалиционное правительство национального единства.

По отдельности эти силы вряд ли способны бросить вызов ЗАНУ-ПФ. Успешный опыт Цвангираи на выборах 2008 года нивелируется не слишком удачной работой на посту премьер-министра, а биография Джойс Муджуру, которая много лет входила в состав высшего руководства страны, мешает ей создать себе образ реального оппонента действующей власти.

Международный контекст

Несомненно, новое правительство Мнангагвы постарается использовать отстранение от власти одиозного Мугабе, чтобы ослабить режим ограниченной международной изоляции. Возобновление сотрудничества с международными финансовыми институтами (МВФ, Всемирный банк, Африканский банк развития) могло бы смягчить экономический кризис, но символических шагов и деклараций будет недостаточно для того, чтобы вновь открыть для Зимбабве кредитные линии. Поэтому, скорее всего, Зимбабве продолжит ориентироваться на своих традиционных партнеров – Китай и ЮАР.

Хотя лично для президента ЮАР Джейкоба Зумы отстранение Мугабе от власти после того, как тот попытался назначить преемником собственную жену, имеет негативный внутриполитический эффект. На предстоящих выборах председателя Африканского национального конгресса, правящей партии ЮАР, Зума как раз выступает в поддержку своей бывшей жены, Нкосозаны Дламини-Зумы, что в глазах политических оппонентов явно напоминает Зимбабве.

Первым высокопоставленным иностранным дипломатом, посетившим Зимбабве после смены власти, стал специальный посланник, помощник министра иностранных дел КНР Чэнь Сяодун. Он подтвердил гарантии по заключенным в 2014–2015 годах инвестиционным проектам общим объемом $4 млрд. Таким образом, Пекин дал ясный сигнал, что поддерживает новое руководство Зимбабве.

Основным международным оппонентом Зимбабве на протяжении последних лет была его бывшая метрополия – Великобритания. После отстранения Мугабе британский министр иностранных дел Борис Джонсон даже выразил пожелание «обеспечить вместе с международными партнерами... определение зимбабвийцами собственного будущего» на свободных и честных выборах. Тут явно слышится заявка Британии на хотя бы символическое участие в переходном процессе.

Однако вряд ли Лондон и Вашингтон могут рассчитывать реально вернуться в страну, в политической элите которой существует консенсус по поводу антиколониальной риторики как одного из ключевых инструментов внутренней легитимации и ориентации на незападных партнеров, прежде всего Китай.

В начале ноября 2017 года государственный министр Великобритании по делам Африки и международному развитию Рори Стюарт отметился первым за 20 лет визитом британского чиновника такого уровня в Зимбабве. В Хараре он встретился не только с президентом Мнангагвой, но и с оппозиционерами Морганом Цвангираи и Джойс Муджуру, обозначив, таким образом, желательную для Запада модель переформатирования режима. Однако, судя по тому, что сразу после его отъезда Мнангагва назвал новый состав правительства без участия оппозиции, пока Лондону нечего противопоставить Пекину.

Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 декабря 2017 > № 2423580 Вадим Зайцев, Андрей Маслов


Россия. Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 17 ноября 2017 > № 2454424 Альберт Хаматшин

«Мягкий» переворот, совершенный военными в Зимбабве, вновь пробудил интерес мировых СМИ к этой стране. О том, в чем состоят политические и экономические причины этого события, что сегодня представляет собой независимая Зимбабве и каковы возможные последствия отстранения от власти ее бессменного руководителя Роберта Мугабе, фактически правившего этим южноафриканским государством с момента обретения им независимости в 1980 году, обозревателю «Росбалта» рассказал научный сотрудник Центра исследований Юга Африки Института Африки РАН Альберт Хаматшин.

— Насколько неожиданным для вас, как для специалиста, стал переворот в Зимбабве?

— Достаточно неожиданным. Правда, после того, как Мугабе на днях уволил со своего поста вице-президента Эммерсона Мнангагву и военные заявили, что готовы вмешаться в политический процесс, я начал подозревать возможность такого развития событий.

— Чем было вызвано увольнение вице-президента?

— Политической борьбой внутри правящей партии «Зимбабвийский африканский национальный союз — Патриотический фронт» (ZANU-PF). Учитывая возраст Мугабе (93 года) эта борьба за власть идет уже давно, но особенно обострилась последние года два-три, когда на политической сцене Зимбабве появилась жена президента Грейс Мугабе, возглавившая Женскую лигу ZANU-PF и получившая таким образом место члена политбюро правящей партии.

Грейс моложе своего супруга более, чем на 40 лет и начала проявлять свои политические амбиции три года назад, когда взялась за критику тогдашнего вице-президента Джойс Муджуру. В результате последняя была снята со своего поста, и на него был назначен Эммерсон Мнангагва. После этого Грейс стала критиковать и Мнангагву, что, в конце концов, закончилось его недавним отстранением.

По сути, эти две фигуры — Эммерсон Мнангагва и Грейс Мугабе — представляют собой неофициальные фракции правящей партии, борющиеся между собой. За Мнангагве стоят представители старой партийной элиты, принимавшей участие в национально-освободительной борьбе, а за Грейс — более молодые амбициозные политики, так называемые G40, где цифра указывает на их средний возраст.

— Что представляет собой политическая система в Зимбабве? Там однопартийная система?

— Нет. После обретения страной независимости там прошли выборы, в которых участвовало несколько партий. Две основные — Зимбабвийский африканский национальный союз (ZANU) и Союз африканского народа Зимбабве (ZAPU), которые во время национально-освободительной борьбы поддерживались разными государствами (ZAPU — поддерживал СССР, а ZANU — Китай) в 1987 году объединились в ZANU-PF. Таким образом Мугабе сделал большой шаг к однопартийной системе, но по конституции в стране могли существовать и другие партии. Они все равно возникали и в 2008 году партия Мугабе ZANU-PF по факту проиграла выборы, а оппозиция чуть было не пришла к власти.

Однако в итоге из-за различных событий все свелось к тому, что было создано коалиционное правительство, куда вошли представители правящей партии и оппозиции. На сегодня можно говорить, что правящая партия пользуется поддержкой примерно половины населения, однако в национальном парламенте помимо ZANU-PF имеются и другие партии, всего более 20. Например, Движение за демократические перемены.

— А многопартийность в Зимбабве имитационная или реальная?

— Вполне реальная.

— Какие отношения с Западом были у Мугабе после его прихода к власти в стране?

— Достаточно неплохие. Ухудшились они только в начале 2000-х годов, когда в Зимбабве началась земельная реформа и когда в этой стране, с точки зрения Запада, покусились на «священную» частную собственность.

— Могли бы вы поподробней рассказать об этой земельной реформе. В ходе нее имела место конфискация земель белых колонистов. Говорится также о том, что Мугабе выселил из страны 4 тысячи белых землевладельцев…

— Говорить о том, что он выгнал из страны 4 тысячи человек будет, пожалуй, не совсем корректно. Вопрос состоял в том, что в Зимбабве, преимущественно аграрной стране, перераспределение земли изначально было очень важно. Предполагалось, что эта реформа будет осуществляться постепенно при финансовой помощи Запада, прежде всего Великобритании, чьей колонией до 1980 года была Зимбабве, называвшаяся тогда Южной Родезией. Планировалось выкупать землю у белых землевладельцев и перераспределять ее среди местного населения.

Дело в том, что о Зимбабве нельзя говорить, что здесь взяли и отняли землю у белых фермеров. В отличие от ЮАР, территорию которой белые начали колонизировать более 300 лет назад, в связи с чем местные жители уже не помнят, как это было, в Зимбабве (Южной Родезии) имела место совершенно другая ситуация. Там активный отъем земли белыми колонистами у африканцев начался в 20-е годы XX века, а массовый характер принял в 1950—60-е годы. Поэтому эти события до сих пор в памяти местных жителей. В связи с этим вопрос — нужно ли перераспределять землю в Зимбабве или нет — не возникал. Вопрос стоял в том, как это делать.

Какое-то количество земли в 1980-90 годы было перераспределено по той схеме, о которой я сказал, но с точки зрения местных жителей, процесс шел очень медленно. Инициаторами быстрого перераспределения земли стали ветераны национально-освободительной борьбы. Они сами по факту захватывали эти земли без всякой санкции на это со стороны государства. Причем вплоть до конца 1990-х годов полиция такие захваты пресекала, зачастую возвращая землю белым фермерам.

— Каково состояние экономики Зимбабве?

— К концу 1990-х годов популярность Мугабе стала падать, потому что к тому времени он уже довольно долго был у власти, а экономическое положение страны начало ухудшаться.

— Чем это было вызвано?

— Это было вызвано тем, что в 1990-е в Зимбабве, как и во многих других африканских странах, как в это же время и в той же России, начались либеральные реформы. Ряд африканских стран, включая Зимбабве, в то время нуждались в международных кредитах, поскольку в 1980-е годы государство здесь был очень социально-ориентированным. В Зимбабве большие средства тратились на построение систем здравоохранения, образования, а это требовало больших расходов.

Для получения кредитов МВФ и Всемирного банка эти финансовые институты выдвинули определенные требования, включавшие сокращение социальных расходов, открытие национального рынка для импортных товаров и сокращение поддержки государственного сектора. Уже позже и в МВФ, и в ВБ признали провальность такой политики, но тогда их требования были именно таковы.

Характерно, что в Зимбабве, в отличие от других стран этого региона, наряду с аграрным сектором была довольно развита и перерабатывающая промышленность. Здесь имеются и предприятия тяжелой промышленности, и химическая отрасль, и текстильная, и пищевая промышленность. Когда стране было предложено провести либерализацию, считалось, что ее экономика достаточно сильна, чтобы эти реформы пережить. Однако разработчики этих реформ просчитались. Когда в страну хлынул поток дешевых товаров, в том числе, из Китая и других стран, местная промышленность не смогла с ними конкурировать, производства стали останавливаться и рабочие оказывались на улице.

В конце 1990-х в городах здесь начались довольно серьезные демонстрации недовольных.

— Это подрывало позиции Мугабе?

— Да. И тогда он пошел на такой популистский шаг, как легитимизацию захватов ферм белых колонистов. Тогда же, понимая, что поддержка его со стороны населения начинает падать, Мугабе в 2000 году провел референдум об изменении конституции, в который помимо пункта о расширении президентских полномочий, вносился и пункт о возможности безвозмездного изъятия земли у фермеров. Однако большинство (54,6%) принявших участие в голосовании граждан страны отвергло этот проект.

Чтобы удержаться у власти Мугабе пошел на такой популистский шаг, как самовольные захваты ферм. В результате перераспределение земли в Зимбабве прошло очень беспорядочно, а многие белые фермеры были вынуждены покинуть страну или перейти в другие сферы экономики. Однако после 2008 года, после того как в стране было сформировано коалиционное правительство, некоторые белые начали возвращаться.

После 2008 года ситуация в экономике страны начала улучшаться. Фантастическая инфляция, составлявшая в предыдущие годы миллионы процентов, в 2009 опустилась до 10%, а рост ВВП в 2010-11 годах превысил 9%. Однако последние два-три года ситуация вновь стала ухудшаться, что связанно с нехваткой денежных средств. В 2009 году зимбабвийский доллар фактически был выведен из оборота, так как граждане просто перестали им пользоваться, перейдя на американские доллары, южноафриканские ранды и пулы Ботсваны. Однако этой наличности не хватает для осуществления полноценной экономической деятельности. Цены растут, зарплаты, в том числе, чиновников и военных, обесцениваются. Все эти факторы отразились на тех событиях, которые и произошли несколько дней назад.

Беседовал Александр Желенин

Россия. Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 17 ноября 2017 > № 2454424 Альберт Хаматшин


Зимбабве. ЮАР. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 ноября 2017 > № 2393228 Вадим Зайцев, Андрей Маслов

Ходоки в Пекин. Как в Зимбабве вырабатывается новый формат передачи власти для Африки

Вадим Зайцев, Андрей Маслов

Если ситуация в ближайшее время не выйдет из-под контроля, «переворот» в Зимбабве станет важным этапом в укреплении политических позиций Китая и ЮАР в Африке. Мировое сообщество получит важный сигнал, что эти страны в состоянии решать проблемы в ориентированных на них государствах, в том числе проблемы передачи власти в рамках системы гарантий по линии Юг – Юг, без участия бывших метрополий и в целом Евроатлантического сообщества

Зимбабве часто появляется в российских и западных СМИ как хрестоматийный пример экономически и политически «провалившегося» государства, управляемого карикатурно некомпетентными и коррумпированными автократами. Между тем эта страна – пример удивительной устойчивости персоналистского режима перед лицом экономического краха и многолетнего санкционного давления.

За последние два десятилетия Зимбабве пережила острый экономический и земельный кризис середины 90-х (тогда произошло знаменитое изъятие земель у белых фермеров, которые Великобритания так и не выкупила, не выполнив своих обещаний), гиперинфляцию 2007–2008 годов, когда цены росли на 98% в день и страна отказалась от национальной валюты, а также политический кризис, после которого президент Роберт Мугабе, правящий страной с момента объявления независимости в 1980 году, вынужден был пойти на «Глобальное соглашение» с оппозицией и терпеть своего главного соперника Моргана Цвангираи во главе правительства.

В 2013 году партия Мугабе ZANU-PF получила 61% на выборах, пост премьер-министра был упразднен и страна вернулась к прежнему однопартийному персоналистскому правлению. Однако из-за возраста Мугабе внутри правящего класса развернулась борьба за пост преемника.

Причины кризиса

События в Зимбабве следует рассматривать не как военный переворот, а скорее как попытку части элиты, представленной преимущественно силовиками-ветеранами национально-освободительного движения, не допустить передачу власти через их голову группе молодых партийных функционеров и последующего изменения сложившейся системы контроля за ресурсами. То есть это своего рода превентивный контрпереворот, направленный на сохранение статус-кво.

Ключевые внешние региональные (ЮАР) и мировые (Китай) игроки заинтересованы в сохранении стабильности и преемственности политического курса в Зимбабве. Надежды США и Великобритании на качественные изменения в политическом устройстве Зимбабве в связи с отстранением Мугабе от власти, скорее всего, беспочвенны.

Противоречия между кланами в Зимбабве играют важную роль в политике и доступе к экономическим ресурсам. Почти все высшее руководство страны – это представители одной народности – шона, но это не мешает активной борьбе между субэтническими группами. Президент Мугабе принадлежит к клану зезуру, его многолетний оппонент, лидер оппозиции Морган Цвангираи – к каранга. При этом одним из самых влиятельных лидеров каранга считается и ближайший сподвижник Мугабе – Эммерсон Мнангагва. Несколько дней назад, 6 ноября 2017 года, Мнангагву отправили в отставку с поста вице-президента, что и спровоцировало нынешний политический кризис.

Эммерсона Мнангагву назначили вице-президентом Зимбабве в декабре 2014 года – тогда он считался будущим преемником стареющего Мугабе, компромиссной фигурой, устраивающей политическую элиту страны. В ноябре его отправили в отставку с официальной формулировкой «несоответствие занимаемой должности», но дело было явно в том, что накануне первая леди Зимбабве, 52-летняя Грейс Мугабе (замужем за президентом Мугабе с 1996 года), выступая на митинге, прямо обвинила Мнангагву в подготовке государственного переворота.

После отставки Мнангагвы его сторонников начали исключать из правящей партии ZANU-PF, чтобы они не помешали назначить новым вице-президентом жену Мугабе Грейс. Сам Роберт Мугабе обвинил бывшего зама в «нетерпении» занять место президента и обращении за помощью к неким колдунам.

Однако операцию по смене преемника не удалось провести гладко. Тринадцатого ноября командующий Силами обороны Зимбабве (название национальных Вооруженных сил) генерал Константин Чивенга неожиданно для многих публично выступил на стороне Мнангагвы и обвинил «людей, не принимавших участие в освободительной борьбе в 1970-е» (то есть Грейс Мугабе и группу молодых функционеров внутри ZANU-PF, известную как G40), в попытке захвата партии. Генерал также заявил, что «ради защиты нашей революции военные не станут уклоняться от вмешательства».

Обращение генерала Чивенги ясно обозначило линию противостояния по поводу будущего политического устройства Зимбабве: ветераны национально-освободительного движения, занимающие ключевые посты в силовых структурах и извлекающие ренту из своего рода «силового предпринимательства», против молодых (40–50-летних) партийных функционеров и правительственных технократов, обязанных своим положением распределяющим бюджетные ресурсы персоналистским патронажным сетям и покровительству Грейс Мугабе.

На следующий день после выступления генерала Чивенги, которого партийцы из ZANU-PF немедленно обвинили в посягательстве на мир и стабильность в Зимбабве, военные заняли здание государственного вещателя ZBC и разместили у ряда правительственных зданий бронетехнику, но не стали вводить никаких ограничений на транспортное сообщение, торговлю и перемещение жителей.

Утром 15 ноября Силы обороны Зимбабве в лице генерал-майора Субисисо Мойо заявили, что берут под охрану президента Мугабе и его семью, чтобы выявить «преступников» в окружении главы государства. По данным СМИ, несколько близких к Грейс Мугабе министров уже задержаны, но формального заявления о переходе властных полномочий в руки военных пока сделано не было.

Международный контекст

Военные неслучайно отказываются официально признавать, что взяли власть в Зимбабве. Африканский союз (АС) крайне негативно относится к вмешательству военных во внутреннюю политику. В 2013 году АС приостановил членство Египта в организации после случившегося там переворота.

Для не имеющей выхода к морю Зимбабве любые региональные санкции/ограничения чреваты серьезными проблемами со снабжением. Хотя председатель Союза, президент Гвинеи Альфа Конде заявил, что произошедшее в Зимбабве «похоже на переворот», пока Комиссия АС выпустила относительно нейтральное и взвешенное заявление.

Ни одна из соседних стран, особенно региональный лидер ЮАР, не заинтересована в том, чтобы события в Зимбабве переросли в полномасштабный конфликт. Возможное насилие неизбежно спровоцирует потоки беженцев с перспективой гуманитарной катастрофы в масштабах всей Южной Африки, поэтому именно президент ЮАР Джейкоб Зума взял на себя роль внешнего посредника, переговорил по телефону с Мугабе и заявил, что поддерживает контакт с военными.

За несколько дней до начала кризиса генерал Чивенга побывал в Китае и встретился там с министром обороны Чан Ваньцюанем. То есть Пекин если и непричастен к перевороту, то по крайней мере был поставлен в известность о планах отстранить Мугабе от власти. Официальный представитель МИД КНР, отвечая на соответствующий вопрос журналистов, назвал визит обычным двусторонним мероприятием, но при этом воздержался от оценки ситуации в Зимбабве.

Слухи о причастности китайцев к перевороту распространяются зимбабвийскими СМИ, которые указывают на то, что бывший вице-президент Мнангагва якобы сразу после отставки полетел в Китай, где в 1970-е проходил военную подготовку. Этот визит ему помог организовать глава влиятельной Ассоциации военных ветеранов Кристофер Мутсвангва, посол Зимбабве в Китае в 2002–2006 годах.

Что дальше

Фактическое отстранение Мугабе от власти (точнее, от процесса принятия решения по кандидатуре преемника) похоже на вариант мягкого внутриэлитного контрпереворота. Бессменному лидеру, судя по всему, гарантируют безопасность и важную символическую роль «отца нации», но не позволят сохранить нынешнюю модель правления и дальше, передав власть жене Грейс.

Очередные всеобщие парламентские выборы в Зимбабве, по итогам которых депутаты избирают президента, намечены на лето 2018 года. Возможно, Роберт Мугабе если и не сохранит за собой пост президента, то так или иначе останется на статусной и формально высшей государственной должности, потеряв реальные властные полномочия в результате реформы системы управления. Например, можно восстановить упраздненный в 2013 году пост премьер-министра или создать специально для Мугабе новой конституционный орган.

Скорее всего, дальше режим в Зимбабве трансформируется таким образом, что место Роберта Мугабе формально или фактически займет кто-то из ветеранов национально-освободительного движения. Или в стране сложится менее персоналистский режим, основанный на коллективном правлении ветеранов-военных. И в том и в другом случае основные параметры нынешней политэкономической системы останутся без существенных изменений.

Также ветераны национально-освободительного движения могут попытаться создать правительство национального единства с участием оппозиции. Таким образом, они смогут, с одной стороны, нейтрализовать лично связанных с кланом Мугабе оппонентов, а с другой – использовать это для выхода из международной изоляции. Основное препятствие для такого сценария – фигура Роберта Мугабе, от которой никто отказываться пока не готов.

Если ситуация в ближайшее время не выйдет из-под контроля, «переворот» в Зимбабве станет важным этапом в укреплении политических позиций Китая и ЮАР в регионе. Мировое сообщество получит важный сигнал, что эти страны в состоянии решать проблемы в ориентированных на них государствах, в том числе проблемы передачи власти в рамках системы гарантий по линии Юг – Юг, без участия бывших метрополий и в целом Евроатлантического сообщества, а их влияние уже не зависит от отдельных фигур одиозных лидеров.

Зимбабве. ЮАР. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 ноября 2017 > № 2393228 Вадим Зайцев, Андрей Маслов


Зимбабве > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 16 ноября 2017 > № 2390345 Максим Артемьев

История о свержении Мугабе. Почему переворот невозможен даже в Африке

Максим Артемьев

Историк, журналист

Главный урок нынешних событий в Зимбабве в том, что в современном мире, даже в nретьем, военные больше не имеют той свободы действий, что прежде

Переворот, действительно, невозможен, хотя он и произошел. И противоречия в этом нет никакого — в современной Африке, даже в Зимбабве, вооруженного захвата власти или смещения избранного президента силовым путем быть не может. Поэтому лидеры путча против Роберта Мугабе усиленно отрицают, что они захватили власть, а лишь говорят о «чистке криминальных элементов» в окружении президента, «с которым все в порядке».

После обретения в начале 1960-х годов независимости большинством стран Черного континента, на их территории воцарился невероятный хаос. На смену колониальному владычеству пришли голод, эпидемии, развал экономики, а главное, гражданские войны, этнические конфликты и всевозможные диктатуры, вплоть до самых изуверских, с людоедами во главе. Примечательный факт: уровень жизни реально рос лишь в апартеидной ЮАР, куда и рвались на работу сотни тысяч жителей Мозамбика и прочих бывших колоний, где «независимость» означала тотальную нищету.

Лишь с окончанием холодной войны, в 1990-е годы, Запад, бросивший Африку в 1960-е на произвол судьбы, обратил вновь на нее внимание. С его участием были завершены основные конфликты — в Либерии, Сьерра-Леоне, Конго, Анголе, Мозамбике и т. д. Члены Африканского союза под внешним давлением пришли к признанию основополагающего принципа: не признавать правительства, захватившие власть насильственным путем. Считалось, что родовая болезнь молодых африканских государств — политическая нестабильность и отсутствие уважение к закону — должна быть преодолена именно таким способом.

В последние годы в Африке случались перевороты, например на Мадагаскаре в 2009-м. Тогда бескровным путем к власти пришел молодой выходец из рекламного и медийного бизнеса, бывший диск-жокей, мэр столицы Андри Радзуэлина. И Африканский союз, и Сообщество развития Южной Африки не признавали его все пять лет его пребывания у власти, требуя проведения свободных выборов.

Военные Зимбабве, совершившие переворот, прекрасно об этом знают и никогда не назовут свои действия тем, чем они являются, а будут подыскивать для этого эвфемизмы, чем они и занимаются. Более того, велика вероятность того, что Мугабе дадут возможность какое-то время еще находиться у власти, сделав из него марионетку. Так поступили в 1965 году индонезийские генералы под руководством Сухарто, когда, взяв бразды правления в свои руки, не стали убирать сразу президента Сукарно – имевшего авторитет «отца нации» руководителя антиколониальной борьбы. У Мугабе схожий имидж великого борца с режимом белого меньшинства, он 11 лет провел в тюрьме. Поэтому избавиться от него так просто не получится.

Несмотря на свою удаленность и сравнительное малые размеры, Зимбабве хорошо известна в России, поскольку под руководством Мугабе она пережила несколько экономических катаклизмов, сделавших ее именем нарицательным. В 2007 году страна стала мировым рекордсменом по инфляции – 7600%, но на следующий год этот рекорд был ею побит, дойдя до 100 000%. Урожай кукурузы — основного продукта питания, сократился в четыре раза. Безработица достигла 80%, и такой же процент детей не ходил в школу. Система здравоохранения развалилась, и средняя продолжительность жизни сократилась на 35-40%.

Все это стало следствием авантюристической и популистской экономической политики Мугабе, который систематических изживал из страны белых фермеров, натравливая на них бандитов, называвших себя «ветеранами», и конфискуя у них земли. Вакханалия беззакония и коррупции привела к бегству капитала из страны.

Экономическому хаосу соответствовало укрепление авторитарного режима Мугабе. При этом надо иметь в виду, что, несмотря на все нарушения закона и прямое подавление оппозиции, в Зимбабве всегда проводились конкурентные выборы с реальными соперниками, а не подставными, как в России. То есть откровенной диктатуры в Зимбабве нет, там был популистский авторитарный режим по образцу венесуэльского, с сильной оппозицией в парламенте, с моментами, когда с нею приходилось делиться властью, как в 2009-2013 годах, когда был введен пост премьер-министра, который занимал Морган Цвангираи, главный оппонент Мугабе.

Надо иметь в виду, что 93-летний президент мог сохранять власть благодаря сложной этнической ситуации в стране. 70% населения принадлежит народности шона, и 20% — народности ндебеле, между которыми имеется острая вражда. Мугабе, как представитель шона, опирается на свой этнос, который сплачивается вокруг него, не желая поступаться влиянием. Кроме того, за ним стоят ветераны антиколониальной борьбы, силовики и молодые активисты правящей партии.

До последнего момента армия безусловно поддерживала Мугабе, опасаясь раскола элит и вспышки межэтнической войны, подобной той, что протекала в начале 1980-х. Тут стоит заметить, что все годы войны с белым меньшинством, Мугабе был мало известен в мире, все знали другого активиста — Джошуа Нкомо, которого поддерживал Советский Союз, тогда как за Мугабе был Китай и ряд западных стран. Но на первых же свободных выборах этнический фактор сыграл свою роль – Мугабе победил и сосредоточил в своих руках всю власть.

Большую роль в последние годы играла в политике вторая жена Мугабе Грейс, сорока годами его моложе. Она выступала как движущая сила, управляя своим престарелым мужем. Но фактор жены был двояким — с одной стороны она восполняла своей энергией недостающую витальность супруга, с другой – порождала сильнейшее неприятие вмешательством в политику и государственные дела.

Развязка наступила именно сейчас, поскольку в последние месяцы вспыхнул конфликт между первой леди и первым вице-президентом (их по конституции двое) Мнангагвой. В результате последний несколько дней назад был отстранен от должности и бежал из страны. Заметим, что Мнангагва никогда не был оппозиционером, а всегда был близком соратником Мугабе, ему, кстати, самому уже 75 лет. То есть речь не идет о каких-то идейных разногласиях, а почти исключительно о борьбе за власть.

Армия же перед лицом развала государственности и не прекращающихся скандалов, решила вмешаться. Ее командующий Чивенга также никакой не диссидент, а близкий Мугабе человек. Иными словами, ситуация напоминают ту, что была в Египте в 2011 году, когда армия сместила 83-летнего Хосни Мубарака, когда тот утратил контакт с реальность и ослабил хватку. Но только Мубарака сразу сняли с должности, а потом отдали под суд, а с Мугабе, видимо, поступят мягче. Как бы там ни было, но ясно, что 37 лет его правления истекли и что многострадальное Зимбабве ожидают новые времена.

Главный урок нынешних событий в этой африканской стране в том, что в современном мире, даже в третьем, военные ныне не имеют той свободы действий, что прежде, что они вынуждены маскировать свои действия. Провалившийся в прошлом году путч в Турции — тому доказательство. Эрдоганом были недовольны многие как внутри страны, так и вне. Но стоило армии попытаться взять инициативу в свои руки, как оказалось, что у нее нет сторонников.

Мугабе ненавидят очень многие, и он давно изгой в мировом сообществе. Однако радостных реляций ни из одной из столиц не последовало. Сложилась любопытная ситуация: многие рады, что его отстранили де-факто от власти, но признавать эту радость не смеют, призывая к демократическим принципам решения проблемы и к немедленному восстановлению законности.

Зимбабве > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 16 ноября 2017 > № 2390345 Максим Артемьев


Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390337 Леонид Бершидский

Переворот в Зимбабве — не повод для торжества

Однако он может послужить уроком для других диктаторов, пытающихся удержаться у власти.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В качестве лидера Зимбабве Роберт Мугабе продержался у власти дольше, чем Сталин в Советском Союзе и Мао в Китае. Поскольку его правление подошло к концу — это представляется вероятным, с учетом его очевидной невозможности освободиться из-под домашнего ареста после прихода к власти военных, — то имеет смысл порассуждать о тех ошибках, которые стали причиной завершения такой замечательной карьеры.

Дэниел Трисман (Daniel Treisman), политолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, недавно в одной своей публикации высказал мнение, что падение большинства диктаторов объясняется их излишней человечностью — высокомерием, склонностью к ненужному риску, импульсами в области либерализации, направляющими на опасный путь, выбором неправильного преемника, контрпродуктивным насилием. 93-летний Мугабе не является исключением — он подготовил себе неправильного преемника и слишком сильно полагался на своих военных. А когда он попытался изменить свой выбор, генералы решили, что пора положить этому конец.

Почти на протяжении всего 37-летнего правления Роберта Мугабе Эммерсон Мнангагва (Emmerson Mnangagwa) — как и Мугабе, он является ветераном войны за освобождение от британского господства — был самым близким союзником и помощником. Он был первым министром безопасности страны, а также возглавлял специальные силовые структуры, занимавшиеся подавлением сопротивления со стороны различных племен, несогласных с правлением партии Мугабе.

Бойцы этих подразделений заставляли жителей деревень танцевать на еще свежих могилах своих родственников и произносить при этом лозунги в поддержку Мугабе. Хайди Холланд (Heidi Holland) рассказала об этом в своей книге «Обед с Мугабе» (Dinner with Mugabe), в которой описывается его путь от иконы национального освобождения к автократическому правлению.

Позднее, в конце 1990-х годов, когда государство Зимбабве выступило на стороне правительственных сил во Второй конголезской войне, Мнангагва установил тесные связи с военными, помогая им получать концессии на добычу полезных ископаемых в обмен на поддержку Лорана-Дезире Кабилы (Laurent-Desire Kabila). Политические амбиции Мнангагвы росли, и в 2005 году Мугабе остановил его продвижение наверх, лишил его руководящего поста в правящей партии Зимбабвийский африканский национальный союз (Zanu-PF).

Это произошло после попытки Мнангагвы занять пост вице-президента. Однако он смог пережить понижение своего ранга, и в конечном итоге получил должность вице-президента в 2014 году. Было очевидно, что, несмотря на отсутствие у него необходимых политику качеств — Мнангагва дважды проиграл на выборах в своем родном избирательном округе, — Мугабе, тем не менее, считал его своим потенциальным преемником.

Поскольку Мнангагва продемонстрировал свою способность держаться у власти, укреплять свои связи и добиваться поддержки со стороны различных частей истеблишмента Зимбабве, Мугабе становился все более зависимым от военных. Вот что написал по этому поводу в 2014 году зимбабвийский эксперт Чарльз Мангонгера (Mangongera):

«По мере ослабления авторитарного контроля в результате роста влияния оппозиции военные стали принимать все более и более активное участие в политике. Представители военных элит получили право институционального вето, а также возможность блокировать переход страны к демократии, и делали они это с помощью милитаризации ключевых государственных институтов и использования санкционированного государством насилия в отношении тех людей, который бросали вызов Мугабе. За это представители военных элит получали вознаграждение в виде прибыльных государственных контрактов, доступа к лучшим земельным участкам, концессий на добычу полезных ископаемых и других привилегий хищнического государства во главе с Робертом Мугабе».

Силы обороны Зимбабве нельзя отнести к категории тех военных формирований, которые в критические моменты вмешиваются в происходящие события для того, чтобы гарантировать нормальное функционирование государства и сохранить приверженность к существующим традициям управления, как это делали несколько раз в течение XX столетия турецкие военные. Зимбабвийские силы обороны неразрывно связаны с Зимбабвийским африканским национальным союзом, но не обязательно с Мугабе. По мере того как стареющий диктатор становился все более слабым (он часто засыпал во время публичных мероприятий), Константайн Чивенга (Constantine Chiwenga), командующий Зимбабвийскими силами обороны, стал союзником Мнангагвы.

И когда Мугабе ранее в этом месяце уволил Мнангагву, обвинив его в отсутствии лояльности, и когда стало ясно, что этот диктатор хочет сделать свою жену Грейс вице-президентом, а затем и преемником, Чивенга сделал свой ход, пообещав остановить тех, кто «намерен похитить революцию». На следующий день, во вторник, в Хараре произошел военный переворот.

Особого повода для торжества в данном случае нет. Грейс Мугабе, с учетом ее бурного темперамента и любви к роскоши, вряд ли стала бы великим президентом. 75-летнего Мнангагву тоже нельзя считать более приемлемым вариантом. Наблюдатели называют его жестоким и злым человеком. «Оппозиционный кандидат, победивший его в 2000 году в округе Квекве после проведения жесткой кампании, едва не лишился жизни, когда молодые сторонники Зимбабвийского африканского национального союза похитили его, облили бензином, но не смогли поджечь», — подчеркнула в своей статье Холланд.

Государство Зимбабве, столкнувшееся с травматизирующим насилием и экономическими беспорядками во время правления Мугабе, не может ожидать чего-то особенного от вмешательства военных. Такого рода изменения, возникшие в результате дворцовых интриг, а не народного сопротивления, не позволяют надеяться на какие-то изменения, и ситуация может ухудшиться. Новый диктатор будет пытаться убедить всех в том, что он лучше защищен от переворотов, чем его предшественник, и это может означать еще больше репрессий с применением насилия.

Однако для автократов в других местах события в Зимбабве могут послужить полезным уроком. Многолетний сподвижник, претендующий на роль преемника, не может ждать вечно смерти диктатора. Если ему будет позволено укрепить свою власть, то в таком случае дни диктатора будут сочтены. Кроме того, диктатору не дадут возможности изменить свое решение по поводу преемника.

Постоянная перетряска аппарата безопасности и политического руководства позволила Сталину и Мао умереть на своем посту. Принятое на раннем этапе решение о создании династии хорошо сработало в случае с Ким Ир Сеном. Мугабе не сможет присоединиться к когорте этих непобежденных диктаторов, поскольку он проявил беспечность. Но это вполне человеческое качество, особенно после почти четырех десятилетий пребывания во власти.

Данная статья не обязательно отражает мнение редакционной коллегии, компании Bloomberg LP или ее владельцев.

Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390337 Леонид Бершидский


ЮАР. Зимбабве > Агропром. Агропром > inosmi.ru, 14 мая 2017 > № 2175903

ЮАР: участились нападения на фермерские хозяйства

Предлагаемое решение экономических проблем: выгонять фермеров с их земли, если они белые.

Эндрю Миллер (Andrew Miiller), The Trumpet, США

Когда под залог были выпущены два белых фермера, обвиняемых в убийстве 16-летнего Мосви Матломалы Мошу, в отдаленном северо-западном сельскохозяйственном районе ЮАР начались жестокие столкновения.

Фермерство в Южной Африке является одной из самых опасных профессий. В феврале прошлого года трое мужчин ворвались посреди ночи в дом Сью Ховарт (Sue Howarth) и ее мужа Роберта Линна (Robert Lynn), который находится в отдаленной усадьбе в городке Даллструм в 240 километрах к северо-востоку от Претории. Их разбудили, связали, нанесли несколько ножевых ранений, а потом долго пытали паяльной лампой. Затем нападавшие засунули в рот Ховарт полиэтиленовый пакет, а Роберту Линну надели такой же пакет на голову в попытке задушить эту семейную пару.

Задушить их не удалось, и тогда преступники вывезли своих жертв на дорогу. Они дважды выстрелили Ховарт в голову, а Линну один раз в шею. Это поразительно, но жертвы пережили пытку, и на следующее утро их обнаружил проезжавший мимо человек. Спустя два дня Ховарт скончалась в больнице от множественных переломов костей черепа и от ужасных ожогов груди. Линн пока так и не оправился от полученных ран.

Этот конкретный инцидент вызвал определенный международный резонанс из-за того, что Ховарт была гражданкой Британии. Однако такого рода убийства на южноафриканских фермах случаются довольно часто. Примерно через месяц после этого преступления на 64-летнюю женщину на ферме в Калбасфонтейне напали трое мужчин и начали ее пытать с помощью дрели. В обоих случаях жертвы были белые, а нападавшие — чернокожие.

Официальной статистики о таких нападениях на фермах нет, но 26 апреля исследовательский институт AfriForum в своем докладе подсчитал, что после отмены апартеида в 1994 году нападениям подверглось 11 781 человек. Как минимум 1 683 человека были подвергнуты пыткам и/или убиты. Некоторые правозащитные организации сообщают о том, что на самом деле статистика этой эпидемии убийств намного страшнее, так как известное своей коррумпированностью южноафриканское правительство сознательно скрывает информацию.

Тем не менее, существует общее мнение, что эта проблема становится все серьезнее. По данным Сельскохозяйственного союза Трансвааля, в результате 345 прошлогодних нападений погибли 70 человек, и это самый высокий показатель с 2008 года. Газета The Huffington Post отмечает, что в текущем году количество жертв может увеличиться до 80. Сталкиваясь с этой страшной угрозой, тысячи фермеров выставляют свои земли на продажу и прекращают заниматься сельским хозяйством, а во многих случаях уезжают из страны. Количество белых фермеров в Южной Африке уменьшилось с 60 тысяч в 1993 году до 30 тысяч в 2013-м. Но несмотря на то, что белые фермеры рекордными темпами оставляют свои сельскохозяйственные угодья, по данным полицейского расследования за 2003 год, две из трех жертв нападений на фермах были белыми.

Эрнст Ретц (Ernst Roets) из AfriForum утверждает, что ненавистнические высказывания высокопоставленных политиков подталкивают чернокожих преступников к целенаправленным нападениям на белых землевладельцев. В проведенном в марте 2017 года исследовании отмечается прямая связь между политической риторикой и убийствами на фермах. Президент ЮАР Джейкоб Зума и политик-марксист Джулиус Малема (Julius Malema) регулярно распевают воинственные гимны типа «Дай мне мой пулемет» и «Застрели бура», в которых прославляются убийства белых фермеров.

Во время празднования своего 75-летнего юбилея президент Зума рассказал 20 тысячам однопартийцев, что он готов приступить к насильственной конфискации земель у белых владельцев. «Они говорят, что мы нарушим закон, если начнем забирать земли. Но они первые нарушили закон, украв нашу землю, — заявил он. — Ни один нормальный человек не станет сидеть сложа руки, когда у него крадут его собственную землю».

Грозя насильственной конфискацией земель, часть которых семьи фермеров обрабатывают с начала 17-го века, Зума идет путем зимбабвийского диктатора Роберта Мугабе. Когда правительство Мугабе в 2000 году начало силовой захват принадлежавших белым земель без выплаты какой бы то ни было компенсации, из своих домов были выселены примерно четыре тысячи семей белых фермеров. Десятки человек были убиты. Такая мера обошлась Зимбабве примерно в 12 миллиардов долларов из-за потерь в сельскохозяйственном производстве, и по всей стране начался экономический крах.

В ЮАР было убито от двух до трех тысяч фермеров, а еще 30 тысяч человек бросили свою землю.

Пока в фермерских домах Южной Африки раздаются крики от страха и боли, в Зимбабве происходят парадоксальные и полные иронии события. Там Мугабе всячески уговаривает белых фермеров вернуться и снова заняться сельским хозяйством, которое имеет «стратегическое значение для экономики».

Если ЮАР будет национализировать фермерские земли, в том числе, посредством жестоких пыток пожилых женщин при помощи паяльных ламп и дрелей, это не решит ее экономические проблемы. Вместо этого надо учить людей, как обрабатывать землю, вести хозяйство, поднимать семью, и как ладить друг с другом. Это величайшее веление Господа — дать всем расам, национальностям и этническим группам такого рода обучение, даже если они не захотят слушать. Истинный мир и счастье наступят только в том случае, если люди будут следовать закону и заповедям Бога. Но человеческое сердце наполнено гордыней и не хочет признаться, что не знает пути к долговременному миру, счастью и стабильности. Пока человечество не усвоит этот урок на собственном горьком опыте, навязанные человеком решения типа насильственного перераспределения земли будут способствовать еще большей ненависти и насилию.

ЮАР. Зимбабве > Агропром. Агропром > inosmi.ru, 14 мая 2017 > № 2175903


Белоруссия. Зимбабве > Авиапром, автопром > belta.by, 29 декабря 2014 > № 1266351

Открытое акционерное общество "БелАЗ" - управляющая компания холдинга "БелАЗ-Холдинг" начинает поставки техники в Зимбабве, сообщили корреспонденту БЕЛТА на предприятии.

"До конца года пройдет отгрузка партии карьерной техники (карьерные самосвалы БелАЗ-75131, погрузчики БелАЗ-78221 и бульдозеры БелАЗ-78231) на Африканский континент. Эксплуатироваться техника будет на угольных месторождениях Зимбабве", - пояснили на предприятии. На Африканский континент будет отгружено 10 карьерных самосвалов грузоподъемностью 130-136 т, 5 погрузчиков и 2 бульдозера.

Такая договоренность достигнута во время визита делегации Зимбабве во главе с министром развития горнорудной промышленности на предприятие. "Гости отметили, что сотрудничество Беларуси и Зимбабве носит конструктивный характер, обе стороны заинтересованы во взаимовыгодной реализации совместных проектов", - подчеркнули на предприятии.

Белорусский автомобильный завод (Жодино) основан в сентябре 1948 года. В 2010 году БелАЗ стал акционерным обществом. С сентября 2012 года - ОАО "Белорусский автомобильный завод" является управляющей компанией "БелАЗ-Холдинг". БелАЗ - крупнейший мировой производитель карьерных самосвалов большой и особо большой грузоподъемности, а также другого тяжелого транспортного оборудования, применяемого в горнодобывающей и строительной отраслях промышленности.

Белоруссия. Зимбабве > Авиапром, автопром > belta.by, 29 декабря 2014 > № 1266351


Швеция. Зимбабве > Экология > ria.ru, 23 мая 2013 > № 818655

Стокгольмская международная премия воды за 2013 год присуждена ученому и изобретателю из Зимбабве Питеру Моргану "за работу по улучшению санитарных условий и водных технологий, способствующих защите здоровья и жизни миллионов людей", сообщил в четверг Стокгольмский международный института воды, отвечающего за вручение премии.

"На протяжении последних четырех десятилетий Питер Морган предложил ряд недорогостоящих практических решений для обеспечения доступа к безопасной санитарии и чистой воде, которые используются миллионами людей во всем мире", - говорится в сообщении.

Некоторые из его инновационных решений (насосы, приспособления для туалетов) используются, к примеру, в качестве национальных стандартов в Зимбабве.

Питер Морган родился в 1943 году в Великобритании и сегодня является гражданином Зимбабве, где он и проживает. Ученый - автор более 100 научных статей. В настоящее время Питер Морган занимает пост главы исследовательской компании Aquamor, работающей в сфере водоснабжения сельского хозяйства и канализации Зимбабве. Ученый также выступает советником и консультантом ряда программ по сельскому водоснабжению и санитарии в странах Африки.

Церемония вручения премии состоится 5 сентября и приурочена ко Всемирной неделе воды, организуемой в Стокгольме с 1991 года. Из рук короля Швеции Карла XVI Густава обладатель премии за 2013 год получит хрустальную скульптуру и чек на сумму 150 тысяч долларов.

Фонд Стокгольмской премии воды был основан в 1990 году, награда вручается ежегодно с 1991 года ученым, организациям, научным заведениям или предприятиям за вклад в сохранение мировых водных ресурсов, экосистемы и жизни людей.

В этом году впервые Стокгольмский международный институт воды параллельно с представлением имени обладателя Премии воды за 2013 год, назвал также и обладателя Стокгольмской премии воды в области промышленности (Stockholm Industry Water Award).

Члены жюри отметили, в частности, водосберегающие технологии и решения для орошения сельхозугодий, разрабатываемые в компании Netafim. Предприятие было создано в 1965 году в Израиле и сегодня представляет услуги и оборудование более чем в 110 странах.

Награда в области промышленности вручается с 2000 года представителям бизнес-сектора за вклад в обеспечение устойчивого управления водными ресурсами. Целью награды, которая не имеет денежного вознаграждения, является признание компаний и коммерческих организаций, демонстрирующих ответственный подход к водным источникам. Людмила Божко.

Швеция. Зимбабве > Экология > ria.ru, 23 мая 2013 > № 818655


Зимбабве > Нефть, газ, уголь > af-ro.com, 28 февраля 2005 > № 340368

Энергетика

Зимбабве располагает относительно развитой энергетической системой. Эта система, в основном, находится под контролем ZESA – государственной энергетической компании. ZESA зависит от поставок электроэнергии от Escom (ЮАР). А нефтепродукты Зимбабве импортирует из Мозамбика и ЮАР. Эти два обстоятельства делают экономику, по крайней мере, ее индустриальную часть, политически уязвимой.

Большая часть нефтепродуктов импортируется по трубопроводу Бейра-Мутаре-Хараре. Раньше по трубе Бейра-Мутаре в Зимбабве поставлялась нефть, а в Мутаре, на границе с Мозамбиком, был нефтеперерабатывающий завод, откуда затем нефтепродуктопровод шел в столицу. Этот завод был закрыт, еще когда Зимбабве была Южной Родезией. Импортом нефтепродуктов занимается компания Noczim (National Oil Company of Zimbabwe), импорт составляет 55 млн.долл. в год. Noczim работает в убыток, испытывает проблемы с оплатой поставок, из-за чего в Зимбабве время от времени случаются топливные кризисы.

Основа энергетической самостоятельности – значительные запасы угля. Доказанных запасов нефти или газа нет, хотя работы по их поиску идут уже многие годы подряд. Источником газа могут стать богатые угольные залежи страны. В 1999г. американские инвесторы совестно с компанией Zimasco (Zimbabwe Mining and Smelting) объявили об открытии газового месторождения недалеко от Лупане (Западный Матабелеленд). Для его освоения было создано совместное предприятие, вскоре против Зимбабве были введены американские санкции. Программа разработки Лупане предполагала инвестиции в 62 млн.долл. и строительство электростанции на газе.

Zimasco объявила, что Лупане содержит 500 млрд.куб.м. газа. Это очень много. Заявление – пропагандистский ход, и реальные извлекаемые запасы окажутся в районе 50-100 млрд.куб.м. В любом случае, судя по интересу иностранных компаний, газ в Зимбабве есть, и его разработка может представлять коммерческий интерес. Неизбежно возникает вопрос об использовании зимбабвийского месторождения. Судя по заявлениям, базовая стратегия заключается в строительстве газовой электростанции, возможно, что стоит рассмотреть и другие варианты.

Россия располагает эффективной технологией конверсии газа в моторное топливо. Эта технология будет рентабельной при одновременном соблюдении следующих условий: в стране есть газ; в стране нет нефти; экспорт газа и импорт нефти затруднены (дороги, политически блокированы). Если нефть сравнительно легко доступна, то моторное топливо дешевле делать из нее. Газ выгоднее поставлять на экспорт, чем перегонять в моторное топливо внутри страны. Если же нефти нет, а газ продать невозможно, то технология ММТ (метан – в моторное топливо) становится коммерчески интересной. В России, где были получены соответствующие технологически решения, построить установку ММТ очень непросто – именно потому, что дешевле гнать бензин из нефти. Поэтому опробовать метод можно на зарубежных странах.

Ситуация, когда в стране есть газ, но нет нефти – довольно редкий случай. Чаще бывает наоборот. Еще реже такая ситуация сочетается с изолированностью страны/региона от мировых рынков, то есть со сложностью экспорта газа (имеющегося) и импорта нефти или нефтепродуктов. Изолированность от мировых рынков – это изолированность от моря + осложненные отношения с соседями. Таких стран мы знаем всего 2 – это Эфиопия и Зимбабве.

Во-первых, и там, и там есть немного газа (в Эфиопии – месторождение Кэлуб с запасами 40 млрд.куб.м., в Зимбабве – Лупане). Во-вторых, и там, и там нет своей нефти. В третьих, и там, и там нет мощностей по переработке нефти (в Зимбабве единственный НПЗ закрыт 40 лет назад). Обе страны вынуждены импортировать нефтепродукты и, прежде всего, – моторное топливо. В-четвертых, и Эфиопия, и Зимбабве не имеют выхода к морю, поэтому импорт нефтепродуктов становится делом дорогостоящим. В-пятых, этот импорт еще и осложнен политически: Эфиопия отрезана от моря враждебной Эритреей (импорт идет из Судана и Джибути автотранспортом), а поставки в Зимбабве через Мозамбик зависят от британской ВР. Вывод: конверсия газа в моторное топливо (технология ММТ) может быть рентабельна и политически интересна руководству этих стран.

Проблема заключается лишь в том, что для разворачивания соответствующего производственного комплекса нужны определенные минимальные доказанные запасы газа. Если газа слишком мало (видимо, дело обстоит в Эфиопии), то вложения в конверсию ММТ не успеют окупиться. В Эфиопии проблема не только в том, что месторождение Кэлуб мало само по себе, но и в том, что газа нет и не предвидится нигде по соседству. Невозможно будет в дальнейшей перспективе построить новый трубопровод, чтобы «оживить» производственную цепочку ММТ.

В Зимбабве ситуация может быть иной. Во-первых, если Лупане окажется богаче Кэлуба. Для серьезного разговора о внедрении ММТ необходимо как минимум 100-150 млрд.куб.м. доказанных запасов (на Кэлубе, 40 млрд.), а в Лупане серьезная разведка еще не велась, но есть надежда, что найдется больше. Во-вторых, в Зимбабве, в долгосрочной перспективе, есть хорошие возможности для поставок газа из того же Мозамбика или из ЮАР (такой вариант значительно менее рентабелен, но исключать его из рассмотрения нельзя).

Зимбабве > Нефть, газ, уголь > af-ro.com, 28 февраля 2005 > № 340368


Зимбабве > Госбюджет, налоги, цены > af-ro.com, 28 февраля 2005 > № 340367

Экономика

Одна из самых богатых стран Тропической Африки переживает тяжелый экономический и политический кризис на фоне затяжного конфликта с Великобританией и США. Зимбабве (столица – Хараре) – страна на юге Африки, ранее известная как Южная Родезия. Зимбабве занимает второе место в Африке к югу от Сахары (после ЮАР) по уровню развития инфраструктуры, промышленности и сельского хозяйства. Большинство африканских стран живут за счет одной, реже – двух, максимум – трех-четырех экспортных отраслей добывающей промышленности или сельского хозяйства. Где-то кофе (Эфиопия), где-то нефть (Нигерия и другие); какао (Кот-д'Ивуар) или фосфаты (Того и Бенин); уран (ЦАР) или бокситы (Гвинея); марганец (Габон) или алмазы (Ботсвана) и так далее. Везде чрезмерная зависимость от конъюнктуры одного-двух-трех сырьевых рынков. Везде – местное правительство в опасной близости от роли наемных сотрудников транснациональных компаний. К Зимбабве все это не имеет никакого отношения.

Экономика страны диверсифицирована. На мировой рынок поставляется разнообразная продукция сельского хозяйства (хлопок, табак, кофе), горной промышленности (металлы платиновой группы, золото, серебро, цинк, олово, медь, никель, хромиты). Вес каждой из перечисленных статей составляет 15% в объеме валютных поступлений. Развита обрабатывающая промышленность, транспорт (сеть железных дорог), энергетика. Зимбабве – витрина африканского капитализма. Точнее, могла бы быть такой витриной. В полном несоответствии со всеми перечисленными преимуществами валовой национальный продукт падает уже 5г. подряд. Экономика потеряла за этот год треть своего веса, а профицит внешней торговли сменился дефицитом 50%.

Причина кризиса – в международных санкциях, падении иностранных инвестиций, разрушении крупного фермерского хозяйства. Все эти обстоятельства, в свою очередь, являются следствием политики президента страны Роберта Мугабе и его ближайшего окружения. Но эта политика обусловлена вовсе не злокозненностью Мугабе или его желанием во что бы то ни стало развалить страну ради сохранения собственной власти. Его политику, в значительной степени, определили объективные обстоятельства и желание их преодолеть. Последние события говорят о том, что желание оказалось утопией. Страна не смогла плыть против течения и начала тонуть.

До 1979г. Южной Родезией управляли белые поселенцы (см. нашу историческую справку), хотя страна формально оставалась колонией Великобритании. Затем, по соглашению с бывшей метрополией, власть перешла к коренному населению в лице партии ZANU-PF. Начав с мягкого перехвата управления и реформы армии, новый режим вскоре столкнулся с необходимостью обеспечить минимальные потребности собственного населения. Сотни тысяч молодых людей были лишены земли и работы. Многие из них имели опыт вооруженной борьбы.

Теоретически, соглашения с Великобританией 1979г. предполагали постепенный выкуп земель у белых поселенцев и их передачу коренному населению. Великобритания должна была спонсировать этот процесс, но, по различным причинам, отказывалась от своих обязательств. Не соглашались продавать свои земли и белые. Эти земли были основой крупного фермерского хозяйства (производство табака, хлопка, кофе) – они приносили доход как собственникам, так и казне (через налоги). Зимбабве была одной из немногих стран Африки, которые полностью обеспечивали себя продовольствием.

Демографическое и политическое давление на фоне пассивной политики Лондона привело к тому, что в 1999-2000г. в стране начались силовые захваты фермерских угодий. 13 белых фермеров, вставших на защиту своей земли, погибли (последний из них – 6 фев., 2005г.). Правительство не вмешивалось. С 2000г. белое население стало покидать страну. В 1980г. в Зимбабве жило 175 тыс. белых, сейчас их, по самым оптимистичным оценкам, в десять раз меньше. Заселившие свободные земли черные зимбабвийцы не в состоянии пока наладить товарное производство – доходы от экспорта сельхозпродукции стремятся к нулю (только в 2002 г. они упали на 35%, далее падение продолжилось). Страна стала нуждаться в импорте продовольствия, а необходимых для этого средств ни в бюджете, ни на руках у населения не оказалось.

Результат – продовольственный кризис и инфляция. Дефицит продовольствия и бюджета покрывается за счет международной помощи, источники которой туманны. Режим Мугабе настолько непопулярен в мире из-за изгнания белых фермеров, что немногие страны решаются заявить об открытой поддержке Хараре.

Продовольственный кризис спровоцировал инфляцию и бюджетный дефицит, а дальше началась цепная реакция. Пытаясь остановить инфляцию, правительство зафиксировало курс зимбабвийского доллара по отношению к американскому. Мера имела обратный эффект: инфляция приобрела скрытый характер, курс черного рынка стал в десятки раз отличаться от официального. Затем, чтобы покрыть бюджетный дефицит, правительство установило правило обязательной продажи добытого золота Центробанку по официальному, то есть абсолютно неадекватному курсу. Так кризис перекинулся на добывающую промышленность – она стремительно начала уходить в тень. Официальная добыча упала с 28 т. в 1999г. до 12 т. в 2003. Дефицит бюджета в том же году достиг 25%.

Рост бюджетного дефицита спровоцировал следующий виток – полномасштабный энергетический кризис. Правительство не смогло платить за поставки электроэнергии из ЮАР и нефтепродуктов через Мозамбик. И если госкомпания ЮАР (Escom) пока готова накапливать зимбабвийский долг, то поставки нефтепродуктов из Мозамбика контролирует британская BP. Излишне говорить, что британцы не испытывают никакого желания идти навстречу Мугабе. Всего за 3г. Мугабе удалось пройти путь от экспроприации ферм до потери 1/3 ВВП.

Энергетический кризис ускорил инфляцию, в отдельные периоды 2004г. темпы роста цен составляли 300-350% годовых. Экономический кризис и падение уровня жизни подтолкнули дальнейшую миграцию (уже не по причинам безопасности). Круг замкнулся. Характерно, что Зимбабве покидают не только белые. Они составляют только ручей (10%) в общем потоке зимбабвийцев, отправляющихся за рубеж на постоянное жительство. По данным African Business на апр. 2004г., 3,5 млн. граждан Зимбабве проживают за пределами страны. 1,2 млн. – в ЮАР, 1,1 млн. – в Британии и 0,3 млн. – в Австралии и Новой Зеландии (по другим данным, 2 млн. только в ЮАР). Нелегальные мигранты направляются также в Ботсвану и другие страны региона.

Теперь Роберт Мугабе, находящийся у власти с самого дня обретения независимости Зимбабве, ищет себе преемника (Мугабе 80 лет). Шансы кандидата от оппозиции занять его кресло выглядят предпочтительнее. Выборы должны состояться в 2008г., есть основания предполагать, что пройдут они досрочно.

Несмотря на напряженные отношения с Великобританией, режим Мугабе пользуется достаточно стабильной поддержкой регионального лидера – ЮАР. С некоторыми оговорками, отношения в треугольнике ЮАР-Зимбабве-Великобритания можно сравнить с отношениями Россия-Белоруссия-США с соответствующим распределением ролей. ЮАР признает необходимость движения своего соседа в сторону «демократии», но весьма опасается потери контроля над ситуацией и появления по соседству неких новых, непредсказуемых элит. При этом от того, что «младший сосед» получает карт-бланш на авторитарные действия внутри своей страны, страдает, в первую очередь, крупный бизнес «старшего соседа» (в данном случае – добывающие компании ЮАР, вынужденные работать в непредсказуемой и неблагополучной экономической системе Зимбабве).

В целом, конечно, отношение официальных властей ЮАР к нынешней ситуации в Зимбабве достаточно критично. Менее склонны придавать значение внутренним проблемам этой страны другие ее международные партнеры – Китай, Ливия и Франция. Подчеркнутая лояльность Франции к Мугабе – вряд ли больше чем политический жест, обусловленный желанием уязвить Лондон. Стратегия Китая прямо противоположна: никакой политики, только экономика. Ливия в последние 2г. заметна устранилась от своих африканских инициатив, сосредоточившись на отношениях с США и Западной Европой.

Британско-американские санкции не носят слишком жесткий характер. Как подчеркивал в своих заявлениях Госдепартамент, санкции направлены «против режима, а не против народа». Американские санкции (запрет на заключение сделок) введен против компаний, собственником которых является министр информации Джонатан Мойо (Jonathan Moyo), против оборонного госхолдинга Zimbabwe Defense Industries и «партийного» бизнеса правящей ZANU-PF под названием M&S Syndicate. Также санкции наложены на компании, принадлежащие Виталису Звинаваше (Vitalis Zvinavashe), бывшему министру обороны. С 2002г. действует запрет на въезд (travel sanctions) в США для Роберта Мугабе и ведущих членов его правительства. Зимбабве не участвует в американской программе AGOA.

Распространенный прогноз развития ситуации в Зимбабве – что-то вроде «оранжевой революции»: относительно мягкая смена режима не позднее 2008г. Основная интрига разворачивается вокруг того, под чьим покровительством произойдет эта смена режима – США и Великобритании или ЮАР. Имя следующего президента в этом случае – Морган Чвангирай. Претория с одной стороны, а Лондон и Вашингтон – с другой, будут соперничать за влияние на этого человека и оппозицию в целом. От того, чем закончится это соперничество (оно вполне может закончится некоторым компромиссом), будет зависеть и то, каких инвесторов будет приглашать в страну новое правительство.

Со своей стороны, мы полагаем, что сторонники Мугабе могут реализовать в Зимбабве «Кенийский сценарий», опробованный президентом Кении Мои в 2002г. Основные элементы этого сценария следующие: ключевые функционеры «партии власти» переходят в оппозицию; лидером оппозиции становится фигура, слабая внутри страны, но привлекательная для Запада; новый лидер приходит к власти при поддержке «народа» и «мирового сообщества»; старая (теперь «оппозиционная») команда занимает привычные места в новом руководстве; уходящий лидер получает политические и экономические гарантии. Стоит отметить, что такой сценарий должен быть хорошо понятен и россиянам.

Зимбабве > Госбюджет, налоги, цены > af-ro.com, 28 февраля 2005 > № 340367


Зимбабве > Армия, полиция > af-ro.com, 28 февраля 2005 > № 340366

Вооружения

Армия Зимбабве оснащена, в основном, устаревшими образцами военной техники. Преобладают вооружения китайского производства: танки Тип-59 и Тип-69, из которых только 12 «может быть» на ходу; БМП; буксируемая артиллерия; системы залпового огня (Тип-63). На вооружении военно-воздушных сил стоит 6 истребителей Миг-23 (поставка 2000г. из Ливии), китайские истребители F-7 (аналог МиГ-21, из них 6 на крыле); а также устаревшие модели итальянского и британского производства. На вооружении транспортной авиации стоит от 5 до 10 пригодных к использованию машин, одна из них – Ан-24.

В пригодном к использованию состоянии находятся 4 вертолета АВ412 Bell из 8, и 1 вертолет SA 319 Alouette III из 8; 2 AS-532UL; 4 Ми-35, из них 2 Ми-35Р. Вертолеты Ми-35, поставленные в Зимбабве 2-3г. назад, являются современной частью местных ВВС.

Вооруженные силы испытывают, по данным Jane's, острую нехватку транспорта (75 грузовых машин на ходу), горючего и боеприпасов. Jane's крайне низко оценивает оснащенность, боеготовность и моральный дух армии Зимбабве, предупреждая, о возможности ее раскола на враждующие фракции в случае кончины или ухода Мугабе.

Военно-техническое сотрудничество Зимбабве с иностранными государствами носит ограниченный характер, и данные о его объемах не разглашаются. Известно о ряде отдельных поставок, которые, с учетом имеющейся информации о техническом оснащении ВС Зимбабве, создают достаточно исчерпывающую картину импорта вооружений в страну с момента получения независимости (1980г.).

С 1980г. были зафиксированы следующие поставки вооружений из КНР: 15 истребителей J-6 в 1987г.; 52 истребителя J-7 в 1983г., 1985-87 и 1989гг.; 35 основных боевых танков Тип-59 в 1985-86гг.; 20 легких танков Тип-62 в 1984г.; 1 транспортный самолет Y-12 в 1991г. Исходя из приведенных выше данных об имеющейся на вооружении технике, к этому списку стоит, видимо, добавить 10 основных боевых танков Тип-69 после 1986г., не менее 8 БМП Тип-63 и ряд других поставок.

По данным Military Balance, в 1999г. из Франции было поставлено 23 бронемашины АСМАТ, а из Италии – 6 учебных самолетов SF-260F. В 2000г. в Ливии закуплено 6 МиГ-23БН. Публиковалась также информация о безвозмездной передаче Зимбабве американского военно-транспортного самолета Hercules C-130.

Есть непроверенная информация о поставках в Зимбабве оружия из России: «орудия для вертолетов, истребители, самолеты-корректировщики» (1998г.) и 10 ударных вертолетов Ми-24 (1999г.) (возможно, реэкспорт в ДР Конго). Возможно, первоисточником информации о поставке Ми-24 в Зимбабве из России является отчет Amnesty International 2002г. В том же отчете упоминается поставка 21 тыс. автоматов Ак-47, также из России, в 2000г. Впрочем, в дальнейшем Ми-24 не фигурируют «на балансе» зимбабвийских вооруженных сил.

Из данных отчета ООН по ДР Конго, можно заключить, что конголезская операция армии Зимбабве проходила при поддержке частных военных компаний. Упоминаются Avient Air, Aviation Consultancy Services (ASC) и Raceview. Вероятно, данные компании посредничали и при закупке (а также модернизации) вооружений (прежде всего стрелкового оружия), запчастей и боеприпасов. Утверждается, что ASC поставляла Зимбабве запчасти к самолетам Hawk.

Теоретически вероятно появление в Зимбабве французского оружия (Франция рассматривает свои отношения с Зимбабве как одну из возможностей создания противовеса США в Африке), а также поставки из Китая. Импорт оружия из ЮАР в ближайшее время практически исключен, так как Претория рассматривает возможность интервенции в Зимбабве, и не исключено, что некоторые части зимбабвийских вооруженных сил могут оказать сопротивление вторжению. (во время «дружественной» интервенции ЮАР в Лесото, в сент. 1998г.). Вероятным поставщиком б/у систем вооружения (включая МиГ-23) остается Ливия.

Военно-промышленный комплекс. Зимбабве – единственная страна в Тропической Африке, которая имеет опыт не только производства, но и экспорта вооружений собственного производства.

Оборонная промышленность Зимбабве (Южной Родезии) была создана во время Второй мировой войны для обеспечения британской армии и состояла из двух фабрик: Rhodesia Ordnance Factory (ROFAC) в Булавайо и Salisbury Ordnance Factory (SOFAC) в Солсбери, который теперь называется Хараре и является столицей страны. На этих фабриках производились боеприпасы для легкого оружия, авиационные бомбы и запчасти для танков.

С конца войны и до 1965г. фабрики не работали, и оружие и боеприпасы ввозились из Великобритании. В 1965г. ситуация изменилась: белое правительство меньшинства в Родезии было вынуждено вести гражданскую войну в условиях международных санкций – военное производство было восстановлено. Восстановление фабрик было необходимо для прикрытия нелегального импорта вооружений (из Израиля).

После того, как власть в стране перешла к повстанцам и Южная Родезия получила независимость от Лондона под названием Зимбабве, оборонная промышленность была поставлена под контроль нового правительства. В 1984г. в подчинении Министерства обороны была создана единая компания ZDI (Zimbabwe Defence Industries). К 1990г. в рамках ZDI действовало два основных подразделения – заводы по производству боеприпасов (Explosives Filling Plant и Small Arms Ammunition project); еще два относительно крупных предприятия находились в составе вооруженных сил Зимбабве: Darweendale Clothing Factory (пошив одежды и снаряжения); Harare Base Workshop (ремонтная фабрика, создана при поддержке Lonrho).

В холдинг ZDI входят практически все предприятия Зимбабве, которые можно отнести к оборонной промышленности. Исключением является, частная компания Security Devises (Мсаса, Хараре). С 1997г. производит снаряжение для саперов: маски, фартуки, genital protection. Поставщик армии США (Zimbabwe, Landmine Monitor Report 1999г., HRW).Проверить: Stongman Engineering (Хараре). Подразделение: Mine-Tech (отставной руководитель специальной службы полковник Лайонел Дик (Lionel Dyck).

Завод по производству взрывчатых боеприпасов (Explosive Filling Plant) был построен в Эльфида Фарм, Домбошава (Elphida Farm, Domboshawa) при участии французской компании Luchaire, по образцу завода в Бурже (Bourge), Франция. Французские банки выступали кредиторами строительства. Завод введен в строй в 1990г., производятся боеприпасы калибром 60, 81, 120 и 150 мм. Приблизительно в те же годы и в том же месте китайской компанией Norinco построен завод по производству боеприпасов для стрелкового оружия.

В Родезии производились копии автоматов UZI (Израиль) под маркой LPD/RHUZI и CZ25 (Чехия). Это производство свернуто. (До 1984 масштабы завышались из-за необходимости скрыть израильский экспорт). Хотя существует информация о производстве стрелкового оружия для охотников и даже о поставках подобной продукции в США.

Еще до получения независимости, в Родезии, при содействии ЮАР, было налажено производство мин RAP-1 (Сarrot Mine) и RAP-2 (Adams Grenade). Мину Carrot производила компания Cobrine Engineering (под руководством американского гражданина). Производство этих мин было свернуто, затем стала производиться другая, более совершенная, противопехотная мина PloughShare (тип Claymore, мина также известна под аббревиатурой ZAPS). Производство этих мин прекратилось в начале 1990гг. В 1997г. для иностранных военных атташе и наблюдателей была устроена экскурсия на фабрику ZDI в Домбошава с целью убедить их в том, что производство противопехотных мин свернуто. По словам главы ZDI Чинга Дубе, производство ППМ велось также (до 1991г.) на фабрике в Булавайо. Существуют свидетельства поставок ППМ из Зимбабве RAP-1 и RAP-2 в страны юга Африки (Намибия, Мозамбик, Замбия); мина PloughShare распространена, по-видимому, еще более широко: поставки шли вооруженным отрядам оппозиции на юге Судана. В Зимбабве производится миноискатель NMD-78.

Монополией на легальный экспорт обладает компания ZDI (которая также пользуется этим правом для реэкспорта). Институт проблем безопасности (ЮАР) весьма приблизительно оценивает военный экспорт Зимбабве в 10-50 млн.долл. с 1992-96гг. Основными покупателями выступали «другие африканские страны». По оценкам, после 1996г. основным покупателем оружия из Зимбабве выступала ДР Конго (правительственная армия и «милиции»), поставки могли составлять 10-20 млн.долл. в год. В этих поставках практически невозможно отделить собственно зимбабвийскую составляющую от реэкспорта оружия и боеприпасов из других стран (через Зимбабве). Официальные поставки отмечены в ЮАР, Танзанию, Замбию, Анголу, Малави, Ботсвану, а также США (до 2002г.). В 2000г. обсуждалась возможность открытия совместного предприятия ZDI в Анголе (по существу, эта идея конкурирует с идеей открытия в Луанде сервисного центра «Рособоронэкспорта»). Виктор Лесников.

Зимбабве > Армия, полиция > af-ro.com, 28 февраля 2005 > № 340366


Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика > af-ro.com, 28 февраля 2005 > № 340364

История

Государство Зимбабве названо в честь древнего каменного города. О его происхождении и развитии ведутся споры, но одно очевидно: задолго до прихода европейцев в междуречье Замбези и Лимпопо существовала цивилизация – с развитым земледелием, торговлей и ремеслами. Древние зимбабвийцы уже, возможно, в I тысячелетии н.э. освоили выплавку железа, а также торговали с Ближним Востоком и Китаем. Уже в начале II тысячелетия на территории Зимбабве начинается добыча золота, ориентированная на экспорт. В Китай, на Ближний Восток, в Индию и Европу поставлялась также медь и золото. Правитель страны носил титул «мономотапа» – владыка рудников. От этого титула получила название и вся страна – держава Мономотапа, правители которой остановили свою экспансию только столкнувшись с португальцами.

Историческая преемственность близких друг другу земледельческих культур сохранялась на этой территории до середины XIX в. В результате этой преемственности сложился народ шона (машона), который составляет численное большинство в населении, политической элите и армии современного Зимбабве.

Но до этого в господстве шона случился перерыв длиной приблизительно 150 лет. Равновесие было нарушено тогда, когда белые колонисты – англичане и африканеры начали движение вглубь континента, все отдаляясь от Кейптауна/Капстада – исторической столицы белых на юге Африки. Движение вооруженных и организованных колонистов заставило потеснится чернокожие народы, населявшие восточную часть нынешней ЮАР. Часть племен зулу, под предводительством вождя Мзиликази Кумало, в 1830гг. откочевали на север и перешли через реку Лимпопо. Там они столкнулись с земледельцами шона и покорили их. Ситуация эта, весьма характерна для всемирной истории: в случае скоротечного (относительно) контакта кочевников и земледельцев, победа, как правило, оказывается на стороне кочевников. Они побеждают земледельцев, подчиняют их и поселяются среди них на их территории. Но через несколько поколений земледельческая цивилизация, как правило, берет реванш. Так произошло и на этот раз, но об этом позднее.

Суто, через земли которых проходили миграционные пути зулу Мзиликази, называли их «матебеле», что означало «чужие, пришедшие». Это название позднее было воспринято и самими переселенцами с фонетическими изменениями: они стали именоваться (ама)ндебеле. На территории нынешней Зимбабве политическим центром ндебеле стал крааль (умузи) Мзиликази, носивший название Булавайо, на месте которого потом возник одноименный город, второй по величине и по значимости в Зимбабве.

Уже через 100 лет зулу-ндебеле превратились в самостоятельный народ, уже явно отличающийся от других зулу, в том числе и по языку. (Зулу – ныне крупнейший народ ЮАР, а их язык – самый распространенный среди всех языков черного населения этой страны. Президенты Мандела и Мбеки происходят из коса, близких зулу, но значительная часть их окружения – зулу).

Ндебеле заселили на территории нынешнего Зимбабве плато, которое стало называться «Плато Матебеле», а плато, на котором живут (ма)шона, называется «Плато Машона». Из этих двух плато и состоит, в основном, территория Зимбабве, а население страны состоит, в основном, из двух крупнейших народов: земледельцев-шона (живут «испокон веков») и скотоводов-ндебеле (пришли в XIX в.). В наше время понятия «земледелец» и «скотовод» весьма условны свои традиционные занятия бросили многие шона и большинство ндебеле, соответствующие культурные стереотипы остаются отчасти в силе. Борьба шона и ндебеле в значительной степени определяет внутреннюю политику и в наше время.

В 1889г. на территории нынешнего Зимбабве было создано частное государство. Талантливый бизнесмен Сесил Родс получил санкции на разработку полезных ископаемых в междуречье Замбези и Лимпопо сначала от верховного вождя ндебеле, а затем – от английской королевы. На территории концессий British South Africa Company была основана колония, названная в честь ее создателя и правителя – Сесила Родса. Родс преподнес страну британской короне, в обмен получив право распоряжаться ее минеральными ресурсами. Местных правителей он старался заинтересовать деньгами. На рубеже XIX-XX вв. в Родезию началось переселение белых из Британии, США и Южно-Африканского Союза (ЮАР).

Армия Родезии была скорее частной армией Родса, чем армией королевы. Отношения белых поселенцев с Лондоном были скорее договорными отношениями деловых людей, чем отношением подданных к «Ее Величеству». Возможно поэтому, Британии так и не удалось в полной мере установить контроль над Родезией: ни над белой, ни над черной частью ее населения. Окончательно это стало ясно в 1965г., когда белые поселенцы под руководством Яна Смита провозгласили независимость Южной Родезии от Федерации Родезии и Ньясаленда.

В Родезии началась война между белыми и черными. Великобритания не вмешивалась, а основную поддержку Ян Смит получал от ЮАР и Израиля. Два крупнейших народа Зимбабве – шона и ндебеле по отдельности боролись против белого правительства Яна Смита. Боевые отряды ндебеле действовали под прикрытием партии ZAPU, а шона сформировали ZANU. В результате больших успехов удалось добиться именно ZANU, которая остается у власти и по сей день.

Свой приход к власти в 1980г. Роберт Мугабе отметил подавлением восстания в Матабелеланде, в ходе которого погибло 10 тыс. чел. С тех пор плато Матабеле остается источником постоянной угрозы для правительства. В 1987г. под давлением Мугабе ZAPU (партия ндебеле) вошла в состав ZANU (партия шона). В 1987г. Парламент упразднил квоту в 20 депутатских мест для белого меньшинства страны.

В 1999-2000гг. началось активное вытеснение из Зимбабве белых поселенцев, и противостояние шона и ндебеле временно отошло на второй план. Консолидация чернокожего населения была основной целью провоцирования конфликта с белыми – консолидация нации при помощи образа общего врага.

В 1980г. фермы, принадлежащие белым, производили 90% сельхозпродукции страны, Зимбабве экспортировала продовольствие в соседние страны. Соглашение о независимости, подписанное Мугабе и Маргарет Тэтчер (Ланкастерские соглашения) подразумевали постепенную добровольную продажу белыми фермерами земель государству или представителям коренного населения Зимбабве. Процесс затормозился, белые не желали покидать земли, которые считали своими. Тогда африканцы начали вытеснять их силой и шантажом. Великобритания (обязавшаяся финансировать выкуп земель) выразила Мугабе протест и приостановила перечисление средств. Белых стали сгонять силой, несколько фермеров были при этом убиты, женщины изнасилованы. Непосредственную ответственность за преступления в отношении белых поселенцев ответственность должна нести организация ветеранов войны за независимость (Zimbabwe National Liberation War Veterans Association, сокращенно называющаяся Liberation War Veterans, LWV), а также лидер этого движения Ченджерай Хунзви по кличке «Гитлер» (Chenjerai 'Hitler' Hunzvi).

Правительство Мугабе не только не приняло никаких мер для нейтрализации «Гитлера» и боевиков LWV, но и использовала разжигание ненависти против белых в предвыборной борьбе, для консолидации общества вокруг фигуры Мугабе. (Мугабе пользуется поддержкой прежде всего среди сельского населения; в городах большинство избирателей голосовало за оппозицию). Ряд авторитетных источников обвиняли в организации насилия «консультантов» LWV из Центральной разведывательной организации (CIO), а также лично маршала и командующего ВВС Зимбабве Перренса Шири (Perrance Shiri), который, как сообщается, помогал в организации операций LWV по личному приказу Мугабе.

Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика > af-ro.com, 28 февраля 2005 > № 340364


Зимбабве > Госбюджет, налоги, цены > af-ro.com, 28 февраля 2005 > № 340363

Демография

Трайбализм – формирование политических объединений по этническому, клановому или племенному признаку – является одним из решающих факторов, определяющих результаты выборов. Для того чтобы выяснить структуру неформальных альянсов и противоречий внутри политической элиты Зимбабве, изучить традиционную систему социальной организации шона и ндебеле, которые вместе составляют 96% населения страны.

При анализе этнической ситуации в Зимбабве внимание акцентируется на исторически сложившейся оппозиции шона/ндебеле, при внимательном подходе гораздо большее значение приобретает, например, оппозиция зезуру/каранга (подгруппы народа шона). Общности «шона» и «ндебеле» возникли совсем недавно, и принадлежность к ним еще не стала определять психологию политического поведения. Большее значение имеют другие, архаичные уровни идентичности, прежде всего 1) «клановый» и 2) «племенной». Оба этих термина достаточно условны и вызывают споры по поводу их значения. Вполне подходят для того, чтобы дать адекватную картину альянсов и противоречий в традиционном африканском обществе.

Эта ситуация, характерна и для Африки в целом. Здесь не было и пока нет привычных для Европы «наций». Этнос или народ в Африке – это не более чем люди, говорящие на одном языке. Годы колонизации внесли в это правило множество исключений – европейцам было выгодно «создавать» нации по привычному им (и нам) самим принципу: один язык – одна вера – один народ – одно правительство. Отличились в «конструировании» новых народов англичане: в Нигерии они создали игбо, в Зимбабве они же способствовали возникновению шона. Клановая и племенная принадлежность зачастую оказывается все же важнее этнической, то есть языковой. Поэтому в ответ на вопрос «кто ты?» и «с кем?» африканец очень часто назовет не народ (этнос), а свой клан (родовую группу) или местность, откуда родом его предки. Во втором случае принято говорить о «племенной» принадлежности. Племенные и клановые связи становятся особенно актуальными в критической, конфликтной ситуации, когда важными становятся архаичные пласты коллективного самосознания.

Племена шона. Шона (машона, шуна, свина, суина) – самая многочисленная этническая группа, проживающая в Зимбабве. Согласно данным популярной базы данных ЦРУ, шона составляют 82% от всего населения страны. На самом деле, эта цифра может находиться в диапазоне от 60 до 85% – в зависимости от того, причислять ли к шона многочисленные периферийные группы, постепенно перенимающие их язык. В любом случае, численность шона среди населения Зимбабве растет не только в абсолютном, но и в относительном измерении: за счет ассимиляции других языковых/этнических групп.

Традиционно большая часть шона проживает в северно-восточных районах: провинциях Масвинго (Masvingo), Маньикаленд (Manyikaland), Мидленд (Midlend), Северный (Northern), Западный (Eastern), Центральный (Central) Машоналенд (Mashonaland), а также в районах Белингве (Belingwe), Селукве (Selukwe) и Гвело (Gwelo) южных провинций. Различные племена, племенные и локальные объединения получили общее наименование шона (машона) только в XIX в. Тогда же началось сложение современного этноса шона. Одной из причин этой консолидации было, по-видимому, давление соседей и европейцев.

Существует 5 основных племен шона: каранга, зезуру, маньика, корекоре и ндау. При этом два первых выделяются по численности, каранга составляют 40% шона, а зезуру – 30%. В населении всего Зимбабве доля этих племен, соответственно, составляет 35% (шона-каранга) и 25% (шона-зезуру). Для европейцев противостояние каранга и зезуру «замаскировано» тем, что они говорят на одном языке (чишона), то есть принадлежать к единому «народу».

Группы каранга (mocaranga) и маньика (manyika) упоминаются еще в португальских источниках XVI в. Когда-то эти слова были именами правящих родовых групп (Каранга и Ньика), а затем были распространены (португальцами) на население, которое этим родовым группам подчинялось. Слова «зезуру» и «корекоре» имеют топонимическое происхождение. С одного из диалектов языка чишона «зезуру» переводится как «люди высокогорных районов»; «корекоре» представляет собой самоназвание, означающее «обитатели гор, северных районов».

В период сложения колониальной системы, эти слова (каранга, (ма)ньика, зеруру, корекоре) стали использоваться на обширном пространстве. С одной стороны, это во многом упрощало процесс управления, с другой – способствовало складыванию этнической идентичности, развитию самосознания и формированию внутреннего деления среди шона. Пятое племя шона – ндау – проживает в пограничных с Мозамбиком районах, и о его происхождении нам известно меньше.

Традиционная система управления шона не представляла собой централизованной структуры. Минимальное ядро общности состояло из нескольких семей, во главе его стояла уважаемая и почитаемая семья. Территория проживания этих семей обозначалась по имени главы этой семьи. Например, округ Звимба, где родился президент Зимбабве Роберт Мугабе, назван по имени правителя, проживавшего здесь.

Семьи объединяются в «чидаво». Люди одного чидаво считаются потомками общего предка, и им традиционно запрещается брать жену из того же чидаво. Среди шона зафиксировано 60 чидаво. То есть средняя численность одного чидаво на данный момент составляет 160 тыс. чел. Чидаво – базовая единица в традиционной социальной организации шона.

Каждое чидаво (они имеют свои названия) целиком относится к тому или иному племени: каранга, зезуру и др. Но при этом чидаво из разных племен объединяются между собой в мутупо – обширные кланы. Возможно, система мутупо сложилась в процессе объединения пяти племен в единый народ шона. Чидаво из различных племен устанавливали друг с другом транстерриториальные связи. Эти связи закреплялись браками между представителями разных чидаво в рамках одного мутупо (клана). Каждому мутупо соответствует определенный тотем – животное или предмет-покровитель.

Каждое чидаво является частью какого-либо племени и, одновременно, – частью клана (мутупо). Поэтому племена и мутупо образуют систему координат социальной системы шона: на пересечении осей системы находятся отдельные чидаво. Каждое мутупо состоит из 2-5 чидаво (средняя численность мутупо – 385 тыс. чел.), племя может включать до 20 чидаво. Соответственно, традиционный «политический портрет» отдельно взятого представителя шона зависит от пересечения двух измерений: кланового (мутупо) и племенного. И то, и другое можно определить по чидаво.

Чидаво редко выступают в качестве паспортных фамилий, а принадлежность семьи к тому или иному чидаво установить каждый раз непросто. Точно так же и вся система чидаво, мутупо и локальных групп остается весьма непрозрачной для исследователей.

Президент Зимбабве Роберт Мугабе принадлежит к чидаво гушонго (или гушунго). Это чидаво входит в мутупо нгонья, а также относится к группе зезуру (исторически, – «люди горных районов»). Как зезуру, Мугабе противостоит шона-каранга. Некоторые каранга, а именно чидаво мкумбири, относятся к тому же мутупо нгонья. Этот пример изображен на нашей схеме.

Ндебеле (или амандебеле) – второй по численности народ Зимбабве (14% населения). Проживают в основном в южном и юго-западном регионах страны – провинциях Северный и Южный Матебелеленд, Мидленд (Matebeleland North, Matebeleland South, Midland). Если прямые предки шона жили на территории нынешнего Зимбабве еще 1,5 лет назад, что ндебеле появились рядом с ними только в XIX в. Единая общность ндебеле сложилась также недавно, и именно в процессе переселения.

Миграционные процессы, активное проходившие в XIX-XX вв., оказали значительное влияние на формированию социальной структуры народа ндебеле. В составе ндебеле выделились 3 основные социальные группы, отличавшиеся хозяйственной деятельностью, имущественным положением, правами на власть. В этнографической литературе, посвященной ндебеле, эти группы часто характеризуют как «касты».

Абезанси (abeZansi) – ведут свое происхождение от мигрантов – выходцев из прибрежных районов Зулуленда, т.е. непосредственно от отряда Мзиликази Кумало, а также амасвази, амашангаана и др. К ним относились представители аристократии, семья правителя – все они составляли правящую элиту ндебеле. Абезанси (или занси) – скотоводы.

Абенхла (abeNhla) – потомки суто и тсвана, выходцев из Высокого Вельда, а также суто, присоединившихся к Мзиликази в районе Трансвааля и Северного Наталя. Они занимались земледелием, хозяйственными работами, ремеслами.

Амахоли (amaHoli) (другие названия – abeTjali, amaLozwi) – группа, которая сложилась позднее первых двух. К ней относятся коренные жители региона (шона), оказавшиеся включенными в общность ндебеле посредством браков и военных действий. Эта группа включает в себя представителей каланга, ньяи, лозви, шанкве, нанзви, венда. У амахоли сохранилась традиционная социальная организация шона.

В связи с межгрупповыми браками выделилась четвертая смешанная группа (amacukumbili), которая по своему статусу и положению оказалась ближе всего к амахоли. Представитель высшей касты мог вступать в брак с выходцем из низшей. Ребенок от брака принадлежал к касте отца, но, несмотря на это, его статус был ниже, чем у других детей. Колониальная администрация официально не признавала «кастовое» деление ндебеле, административные должности в косвенной системе управления занимали в основном (абе)занси.

Принадлежность к той или иной «касте» ндебеле можно с достаточной точностью определить по паспортной фамилии, и в этом смысле анализ отношений оказывается легче, чем в случае с шона. Например, для (абе)занси характерна фамилия Кумало (Khumalo) или Нксумало (Nxumalo). Со временем границы между «кастами» стали размытыми, остаются актуальными до сих пор.

Традиционные понятия и будущий президент. На фоне конфликта с белыми и бывшей метрополией, в Зимбабве разворачивается борьба за власть в преддверье ухода Мугабе (ему 81г.). До недавнего времени вероятным преемником Мугабе считается министр информации Джонатан Мойо (Jonathan Moyo), возможно, что его неформальное выдвижение – отвлекающий маневр правящей группировки («семьи»). Другие кандидаты в преемники – влиятельный член правящей партии, бывший министр безопасности Эммерсон Мнангагва (Emmerson Mnangagwa), а также бывший командующий Армией обороны Зимбабве, а ныне бизнесмен Виталис Звинаваше (Vitalis Zvinavashe, в отставке с нояб. 2003г.). И все же реальным претендентом является лидер оппозиции, пользующийся поддержкой Запада Морган Чвангирай. Каковы шансы кандидатов с «традиционной» точки зрения?

Шона обречены на политическое доминирование в Зимбабве. И президент, и его вероятные преемники, и кандидат от оппозиции – все представляют шона. Основная борьба будет разворачиваться между племенами шона-каранга и шона-зезуру, а решающую роль может сыграть то, чью сторону займут ндебеле.

Мугабе и основные фигуры в его окружении принадлежат к племени зезуру. А его «ближний круг» строится вокруг его родного чидаво Гушонго. Клановые связи Мугабе можно проследить через его жену и сестру. Жена Мугабе – Грейс (Grace Mugabe) – родом из округа Чикомбе, Восточный Машоналенд. Ее известные земляки – Соломон Муджуру (Solomon Mujuru) и Пэренс Шири (Perence Shiri).

Соломон Муджуру, как и президент, принадлежит к шона-зезуру. В 1970гг. он проходил военную подготовку в СССР, затем был одной из ключевых фигур в армии и силовых структурах Зимбабве. Ныне – один из крупнейших землевладельцев, Kupukile Resources, работающей на крупнейшем алмазном месторождении Зимбабве.

Значительным влиянием пользуется сестра президента – Сабина Мугабе (Sabina Mugabe) и ее дети – Лео Мугабе (взял фамилию дяди) и Патрик Зуваво. Их деловая активность строиться вокруг Integrated Engineering Group (IEG). Значимой фигурой был старший сын Сабины – Инносент Мугабе, но он погиб или умер в 2001г. при невыясненных обстоятельствах, будучи директором Центральной разведывательной организации (CIO). После этого позиции Сабины, Лео и Патрика также стали слабее.

К чидаво Гушонго принадлежат и другие семьи, близкие Мугабе. Особое место среди них занимает семья Мушайакарара (Mushayakarara), чьи связи с семьей Мугабе уходят в доколониальные времена. Персонально следует упомянуть Элишу Мушайакарару – директора группы Finhold (Zimbabwe Banking Corporation).

Еще одна характерная фигура из Гушонго – Филипп Шиянгва (Philip Chiyangwa). Во время «освободительной» войны он был на стороне Яна Смита, то есть белых поселенцев. После поражения белых в 1979г., он остался влиятельной фигурой, видимо за счет тесных родственных связей с новым лидером, то есть Робертом Мугабе. Филипп Шиянгва стал председателем отделения правящей партии в Западном Машоналенде, а затем – крупной фигурой зимбабвийского ВЕЕ («экономического усиления черных»).

Некоторые каранга и маньика также могут быть традиционными союзниками Мугабе, но уже через клановые связи – мутупо Мугабе (нгонья). Влиятельные сторонники Мугабе из числа каранга – Эммерсон Мнангагва (министр безопасности в отставке) и Виталис Звинаваше (бывший командующий армией). К каранга относится и Морган Чвангирай (Morgan Tsvangirai), лидер оппозиции.

В последние 2г. наметилась любопытная тенденция в кадровой политике Мугабе: влиятельные представители шона-каранга стали терять свои позиции, которые переходили к зезуру. В 2003г., после смерти единственного вице-президента Саймона Музенда (Simon Muzenda, каранга), было назначено два новых – Джозеф Мсика (Joseph Msika) и Джойс Муджуру (Joyce Mujuru). Влиятельные силовые министры из каранга также были отправлены в отставку. Командующим армией вместо Виталиса Звинаваше (каранга) стал Константин Чивенга (Constantine Chiwenga) – зезуру. Другой зезуру – Сидни Секерамайи (Sydney Sekeramayi) стал министром обороны.

Мугабе стал выстраивать отношения с ндебеле, пытаясь привлечь их на свою сторону. Хотя каранга – крупнейшее племя шона (35% всего населения Зимбабве), племя зезуру вместе с народом ндебеле «набирает» 40%. Поэтому потенциально союз шона-каранга и ндебеле может быть перспективным. Известный политик из числа ндебеле – Джонатан Мойо (Johnatan Moyo). Министр туризма и информации, фаворит Мугабе в 2004г.

С традиционной точки зрения сильной кандидатурой представляется Морган Чвангирай, которого можно считать дальним потомков правителей древней Мономотапы. Майя Лобова, Андрей Маслов.

Зимбабве > Госбюджет, налоги, цены > af-ro.com, 28 февраля 2005 > № 340363


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter