Всего новостей: 2354663, выбрано 168 за 0.115 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 декабря 2017 > № 2423591 Ян Бреммер

Ян Бреммер: «Признание Трампом Иерусалима усилит влияние России на Ближнем Востоке»

В экспертной среде не утихают споры вокруг решения президента США Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля. Этот шаг фактически перечеркивает политику США в арабо-израильском конфликте последних нескольких десятилетий. Основатель и президент известного американского «мозгового центра» Eurasia Group, доктор политологии Ян Бреммер в интервью «Евразия.Эксперт» рассказал о причинах решения Трампа и его последствиях.

- Как вы оцениваете решение Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля?

- В целом, я бы сказал, что это решение ничего хорошо не сулит региону. Уже происходят столкновения между израильтянами и палестинцами. Но это не такое большое событие, каким оно было бы еще 10 лет назад. Причина в том, что сегодня палестино-израильский конфликт не входит в число главных приоритетов для большинства стран в регионе, как это было прежде. На данный момент в этой части мира вспыхнуло множество других конфликтов, и внимание мирового сообщества сейчас приковано к новым горячим точкам.

- Почему Трамп принял такое решение? Ведь от него отказывались предыдущие президенты США…

- Дональд Трамп пошел на это по двум причинам. Первая причина – это его обещание, данное во время предвыборной кампании. Он же обещал это сделать, вот и результат. Вторая причина – отвлечь внимание американского общества от продолжающегося расследования в отношении сотрудников Трампа, которое проводится спецпрокурором Робертом Мюллером. Мне кажется, что последняя причина в значительной степени связана с решением Трампа по Иерусалиму.

- Бараку Обаме тоже предлагали признать Иерусалим столицей Израиля, но он воздержался от такого решения. Почему?

- Потому что в этом не было необходимости. Израиль уже главный союзник США в регионе. Поэтому единственное, чего сейчас можно добиться этим поступком – это увеличения рисков дестабилизации региона. Но Трампу есть о чем волноваться у себя дома, внутри страны – и этот фактор тоже сыграл роль в принятии решения по Иерусалиму.

- Многие мировые лидеры осудили решение Трампа по Иерусалиму. Продолжаются столкновения между палестинцами и израильтянами. Что будет дальше?

- Во-первых, противостояние двух конфликтующих сторон будет продолжаться. Во-вторых, стоит ожидать демонстраций палестинцев и осуждающих заявлений от мусульманских правительств. В-третьих, вполне возможен некоторый всплеск террористических атак.

- А как реагирует американское общество на решение Трампа?

- В основной массе американцы безразлично относятся к действиям Трампа. Экспертное сообщество очень негативно относится к решению американского президента по Иерусалиму, но это оказывает ограниченное влияние на более широкий электорат. Евангелисты и произраильское лобби в восторге от этого решения американского лидера.

- На ваш взгляд, затронет ли решение Трампа интересы России и бывших стран СССР?

- Это не главное решение в более широком контексте американской внешней политики. Нет, интересы не затронет, но приведет к усилению влияния России в определенной части Ближнего Востока. Владимир Путин – это внешний игрок со значительными интересами и пространством для маневра. По мере того как США сокращают свою вовлеченность в дела региона, и ее эффекты становятся более поляризующими региональных игроков, у русских появятся широкие возможности. При этом новый виток арабо-израильской конфронтации, спровоцированный решением Трампа, не повлияет на постсоветское пространство.

- Великоритания, Турция, Иран и другие страны выступили против решения Трампа. Повлияет ли это на отношения США с этими странами?

- Лишь в незначительной степени. Это решение уменьшит влияние США, но это влияние уменьшил и выход из Парижского соглашения по климату и Транстихоокеанского партнерства. Просто к этому списку добавится еще один пункт. Турция осудила решение Трампа по отношениям с Израилем, но не отношения с США как таковые. [Президент Турции Реджеп] Эрдоган разыгрывает популистскую карту, но он не хочет из-за этого рисковать дальнейшим разрушением отношений с США.

Ян Бреммер

Источник – Евразия.Эксперт

США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 13 декабря 2017 > № 2423591 Ян Бреммер


США. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421056 Рено Жирар

Рено Жирар: «США утратили роль арбитра на Ближнем Востоке»

Признав Иерусалим столицей Израиля, Трамп разрушил нанес вред переговорам об арабо-израильском мирном договоре, гарантом которого с самого начала были Соединенные Штаты.

Рено Жирар (Renaud Girard), Le Figaro, Франция

Почему признание Иерусалима столицей Израиля президентом США 6 декабря 2017 года вызвало столько эмоций не только во всем арабо-мусульманском мире, но и в Европе? В конце концов, прошло почти 70 лет с тех пор, как Кнессет и премьер-министр Израиля обосновались в Иерусалиме. В конце концов, Иерусалим был уже столицей еврейского государства при царе Соломоне 3 000 лет тому назад. Там он построил большой храм, от которого осталась лишь западная стена, знаменитая Стена Плача. В таком случае, может быть, Дональд Трамп всего лишь признал истинное положение дел? Именно это он и утверждает, и его аргумент вполне приемлем.

Но решение перенести посольство США из Тель-Авива в Иерусалим, отвечающее инициативе Конгресса двадцатилетней давности, создает две серьезные дипломатические проблемы.

Во-первых, это противоречит всем документам ООН, подписанным до настоящего времени Соединенными Штатами. План раздела Палестины в 1947 году (после прекращения британского мандата) предусматривал создание еврейского и арабского государств, а также международный статус Иерусалима как священного города трех великих монотеистических религий — иудаизма, христианства и ислама. Евреи унаследовали 58% территории Палестины, а арабы — 42%. Этому плану не суждено было осуществиться. Как только последний британский солдат покинул эти земли в мае 1948 года, и Дэвид Бен-Гурион провозгласил независимость, арабские государства (Египет, Ливан, Сирия, Иордания, Ирак) напали на совсем молодое еврейское государство. После того, как они проиграли войну, государство Израиль расширило свою территорию до 78 % Палестины, остальные 22 % остались под контролем иорданской армии. В 1967 году, благодаря своей победе в Шестидневной войне, Израиль завоевал Восточный Иерусалим (вместе со Стеной Плача), Западный берег реки Иордан, сектор Газа, Синайский полуостров и сирийские Голанские высоты. Резолюция 242 Совета Безопасности ООН призвала тогда израильтян уйти с оккупированных территорий в обмен на мир со всеми арабскими государствами. Таким образом, «зеленая линия» (линия прекращения огня в феврале 1949 года) стала признанной мировым сообществом границей государства Израиль. Но эта резолюция никогда не была применена. Согласно Кэмп-Дэвидским мирным соглашениям (сентябрь 1978 года) Израиль вернул Синайский полуостров Египту. В мирном договоре с Израилем, подписанном в октябре 1994 года, Иордания отказалась от всех претензий на Западный берег, который должен был стать территорией будущего Палестинского государства в соответствии с условиями соглашений между Рабином и Арафатом в сентябре 1993 года (тайно обсуждались в Осло прежде чем были подписаны на лужайке перед Белым домом). Но соглашения Осло были сорваны из-за серии атак ХАМАСа и неготовности Ликуда. Вот почему по-прежнему нет мира на Ближнем Востоке.

Окончательный статус Иерусалима должен был стать одним из элементов арабо-израильского мирного договора под защитой ООН. Своим, по меньшей мере, поспешным решением, Трамп нанес вред переговорам, которые США поддерживали с самого начала.

Вторая проблема заключается в том, что своим решением Трамп лишил Америку ее способности играть роль арбитра в арабо-израильском конфликте. До сих пор, будучи гарантом Израиля с 1948 года, США всегда стремились сохранить сбалансированную позицию, что позволяло им стать реальным «честным посредником». В ноябре 1956 года именно Вашингтон заставил англичан и французов, союзников Израиля, положить конец Суэцкой войне против Насера. В октябре 1973 года Киссинджер убедил израильтян ослабить кольцо вокруг окруженной египетской третьей армии. В октябре 1991 года президент Джордж Буш инициировал проведение Мадридской мирной конференции, пригласив туда палестинскую делегацию, несмотря на яростное сопротивление стороны Израиля.

Все геополитики знают, какое решение для Иерусалима было бы разумным. Его западная часть должна оставаться столицей государства Израиль, а его арабский квартал мог бы стать под именем аль-Кудс будущей столицей Палестинского государства. Стена Плача, конечно же, должна стать окончательно израильской. С другой стороны, было бы нормально, если бы две святые мечети стали частью палестинской территории.

Когда израильско-палестинская территориальная проблема была просто политической, она казалась вполне решаемой. Теперь, когда все большее число людей с обеих сторон примешивают к этому религию, решение кажется почти нереальным. И еще одна плохая новость: Америка больше не играет роли потенциального арбитра в этом бесконечном конфликте.

США. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421056 Рено Жирар


Германия. Израиль. Палестина. ООН > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > rg-rb.de, 8 декабря 2017 > № 2423909

Cвитки преткновения

Власти Германии отказались признать собственностью Израиля свитки Мёртвого моря, а без такого признания Управление древностей Израиля не даёт санкции на их вывоз из страны для экспозиции в Музее Библии во Франкфурте-на-Майне. Недавно принятое решение ЮНЕСКО, подкреплённое резолюцией СБ ООН, отрицающей историческую связь еврейского народа с Иерусалимом, дало дополнительную мотивацию администрации ПА потребовать возвращения «украденных у палестинцев ценностей».

За последние десять лет так называемые «кумранские свитки» выставлялись в самых престижных музеях мира. До сих пор никто и нигде не чинил препятствий организаторам выставок бесценных артефактов. Нужно ли говорить, как много в свете последних событий будет украдено счастливых мгновений у людей, лишённых возможности созерцать эти древние манускрипты?

Немцы оправдывают свой отказ тем, что поскольку Израиль де-факто лишили юридических полномочий, в том числе в Старом городе Иерусалима, и это зафиксировано на бумаге, Германия, можно сказать, в рамках закона имеет право посягнуть на еврейское историческое наследие. Между тем, устроители выставки в Германии не скрывают своего разочарования. Заместитель мэра Франкфурта Уве Беккер (Uwe Becker) выразил крайнее возмущение по поводу решения своего правительства не признавать за Израилем права собственности на свитки Мёртвого моря.

«Если Германия не намерена ясно высказать своё мнение относительно легального статуса кумранских находок, как части израильского культурного наследия, это драматическим образом изменит отношения между Германией и Израилем. Тогда надо отделить стеной места, где в Святой земле зародилось христианство, потому что то же самое произойдёт с Вифлеемом, Иерихоном, Иерусалимом и другими местами, связанными с именем и жизнью Христа», – заявил Беккер.

Излишне говорить, насколько важны свитки Мёртвого моря для иудаизма и в целом для библейской истории. Хочется напомнить читателю об этом великом открытии.

Согласно легенде, в 1947 году уникальную находку обнаружил молодой пастух-бедуин, случайно оказавшийся у входа в пещеру в поисках заблудившейся козы. История гласит, что он начал швырять камни в тёмный колодец, как вдруг услышал звон разбившейся посуды. Вместо козы юноша нашёл глиняные кувшины, в которых хранились кожаные свитки, исписанные непонятными значками. Пригодится на ремешки для сандалий! – воскликнул пастух, – и по возвращении домой продал находку какому-то священнику за гроши, а тот, в свою очередь, перепродал свитки по эстафете заезжим купцам.

Сегодня кажется невероятным тот факт, что на первые из найденных свитков, которые привёз в Америку арабский антиквар, покупателей не нашлось. На газетное объявление откликнулся только израильский археолог Элиэзер Сукеник (Eleazar Sukenik), выкупивший свитки за четверть миллиона долларов для того, чтобы вернуть их на Святую землю. В последующие годы были найдены более 40 тысяч фрагментов различной величины, представляющих собой остатки примерно 600 книг (в том числе фрагменты из Ветхого Завета), написанных на иврите, арамейском, греческом, других языках и датированных вплоть до III века до н. эры.

Не секрет, что учёные надеялись найти в них свидетельства «очевидцев» жизни Иисуса Христа, но эта тайна по-прежнему остаётся нераскрытой. Имя Христа в них не упоминается, между тем, говорится о некоем Князе Света. И каждый волен толковать это как угодно. Скорее всего, свитки принадлежали религиозной общине ессеев, которая жила в Кумранских пещерах. Древние рукописи содержат тексты, не только имеющие отношение к ТАНАХу и апокрифам, но и документы вполне прозаического содержания – деловые и брачные контракты, амбарные книги и денежные закладные. Интересная деталь: вместе со свитками были обнаружены клочки белой льняной ткани, предположительно фрагменты нательных туник обитателей этих мест.

До 7 июня 1967 года местом постоянной прописки этой бесценной находки был музей Рокфеллера, который располагается в восточном квартале Иерусалима, где в большинстве обитают арабы (что, собственно говоря, и является «камнем преткновения» между евреями и палестинцами). После Шестидневной войны, когда Восточный Иерусалим отошёл к Израилю (в то время эта часть города находилась под властью Иордании), наиболее уцелевшие «парадные» свитки были переправлены в Музей Израиля. К слову, реставрационные лаборатории-мастерские никуда не переезжали, поскольку де-факто Иерусалим является единым целым.

Управление древностей Израиля подчёркивает, что все свитки Мёртвого моря были приобретены законным путём и хранятся артефакты надлежащим образом. Тот, кому посчастливилось побывать в Музее Израиля в Иерусалиме, первым делом обращает свой взор на уникальное сооружение, представляющее собой огромный белый купол денно и нощно омываемый водой. С некоторых пор в этом необычном здании, именуемом Храмом Книги, выставлены на всеобщее обозрение редчайшие манускрипты, написанные рукой неведомого автора более двух тысяч лет тому назад. О цене находки говорит само хранилище, построенное по спецзаказу таким образом, что в случае непредвиденных обстоятельств эта махина со всем своим содержимым может опускаться в бетонную шахту глубиной 40 м.

Беспокойство Израиля по поводу сохранности манускриптов вполне оправданно. А уж тем более, если нет гарантии их возвращения в «родную гавань», как того требуют палестинцы и представители Хашимитского королевства, обвинившие израильтян в «воровстве». До тех пор, пока спор за право обладания свитками Мёртвого моря не будет улажен, в Управлении древностей Израиля решили припрятать рукописи от греха подальше, то есть не выставлять бесценные экспонаты в обозримом будущем в зарубежных музеях из-за возможного их ареста.

Света Блаус

Германия. Израиль. Палестина. ООН > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > rg-rb.de, 8 декабря 2017 > № 2423909


США. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 декабря 2017 > № 2419520 Арег Галстян

Иерусалимская карта. Почему Трамп признал Святой город столицей Израиля именно сейчас

Арег Галстян

американист

Финансовое влияние еврейского капитала не может не отражаться на политических позициях большинства республиканцев. Будучи президентом-республиканцем, Трамп должен делать шаги, направленные на укрепление и расширение американо-израильского диалога во всех сферах

Президент Дональд Трамп в очередной раз оказался в центре международной политики, признав Иерусалим единой и неделимой столицей Государства Израиль. Он также поручил Госдепартаменту начать работу по переносу посольства США из Тель-Авива в Святой город. Эта новость вызвала неоднозначную реакцию как внутри страны, так и в международном сообществе. Против этого шага выступила не только палестинская сторона, но и стратегические союзники Вашингтона по Североатлантическому альянсу (НАТО) — Великобритания, Франция и Германия.

Турция, помимо резких заявлений, поставила ультиматум — разрыв дипломатических отношений с Еврейским государством и приостановка совместных американо-турецких экономических программ.

Не остались в стороне и международные организации. Высокопоставленные чиновники ООН и Европейского союза подчеркнули, что подобные действия не способствуют мирному урегулированию палестино-израильского конфликта, а Лига арабских государств (ЛАГ) созывает экстренное совещание.

В чем заключается проблема Иерусалима и чем мотивировано столь неоднозначное решение американского президента? Еврейский народ получил право создать свое государство на основе резолюции ООН, принятой в 1947 году. Этот документ покончил с британским колониальным мандатом и объявил о формировании двух государств для двух народов: еврейского и арабского. При этом Иерусалим — центр трех старейших мировых религий — должен был перейти под международный контроль. Лидеры арабского мира посчитали это актом международной агрессии и выступили против любой формы еврейской государственности. С тех пор Израилю приходилось доказывать свое право на существование в войнах против арабских коалиций. В результате Шестидневной войны 1967 года израильская армия взяла под контроль территорию Восточного Иерусалима, которую палестинцы считают своей столицей. Международное сообщество воспринимает это как оккупацию и требует от еврейской стороны соблюдать принятые резолюции.

Палестино-израильский конфликт считается одним из самых затяжных в человеческой истории. Переговоры проходят с переменным успехом в рамках международного «квартета» — ООН, ЕС, США и России. Однако ключевую роль в процессе урегулирования играет именно Вашингтон. В международном сообществе по объективным и субъективным причинам сложилось мнение о том, что для Америки отношения с Израилем имеют особую историческую, цивилизационную и политическую ценность. Но не все так однозначно. Чтобы понять природу американо-израильских связей, необходимо знать исторический фундамент, на котором они строились.

При обсуждении вопроса о признании независимости Израиля в администрации президента Гарри Трумэна сложилось два условных блока. Первый блок — это реалисты во главе с госсекретарем Джорджем Маршаллом. Они считали, что официальное признание Израиля может осложнить отношения Америки с арабским миром — гегемоном ближневосточного мира, обладающим крупными запасами нефти и газа. Второй лагерь был представлен политтехнологами, которыми руководил Кларк Клиффорд — близкий советник Трумэна. Для прагматичного Клиффорда внешняя политика была пустым звуком, его единственной задачей было добиться переизбрания президента на второй срок.

Для положительного исхода избирательной кампании Трумэну нужно было одержать победу в округах Нью-Йорка с преобладающим еврейским населением. Известный меценат Эдди Джекобсон обещал Клиффорду, что в случае поддержки независимости Израиля он обеспечит победу Трумэна в этих округах. В итоге на время кампании президент принял сторону политтехнологов. Но после победы Трумэн поддержал идею Маршалла об издании специального указа, в котором отмечалось, что Соединенные Штаты поддерживают создание «двух государств для двух народов». Более того, второй срок демократа был отмечен активизацией американской политики на Ближнем Востоке, где в качестве основных союзников рассматривались Персия и Саудовская Аравия. Таким образом, американские политические элиты с самого начала отнеслись к израильской повестке довольно расчетливо и прагматично, извлекая собственные дивиденды.

Принципиального слома в этом направлении не произошло, но по мере изменения мирополитической картины и усиления израильского лоббистского фактора вносились определенные коррективы. Демократы всегда относились к Израилю как к одному из союзников, однако не пытались выделять его среди прочих. Именно президенты-демократы Джимми Картер и Билл Клинтон, стремясь к сбалансированной политике, старались примирить Еврейское государство и арабский мир (Кэмп-Дэвидские соглашения, соглашения в Осло и т.д.) При Бараке Обаме наметился кризис в двусторонних отношениях после того, как стало известно о секретных переговорах США с Ираном, которые привели к подписанию исторического соглашения. Более того, при демократических администрациях падала американская финансовая, гуманитарная и военно-техническая помощь Еврейскому государству.

Между тем за последние сорок лет в Америке укрепились политические позиции и увеличились финансовые возможности консервативной части еврейской общины. В отличие от большинства американских евреев, ориентированных на Демократическую партию, эта влиятельная группа стала важным элементом Республиканской партии. В идеологическую основу был заложен посыл о священной миссии протестантской Америки — защищать Святую землю и богоизбранный народ Израиля. Позже эта идея привела к формированию влиятельной политико-религиозной концепции христианского сионизма c лозунгом «Я американец, я христианин, я за Израиль».

Второй фундамент — это фактор еврейского капитала в республиканской элите. На протяжении последних тридцати лет в топ-10 крупнейших спонсоров партии входят такие влиятельные американо-еврейские миллиардеры, как Шелдон Адельсон, Пол Сингер, Норман Браман, Стивен Коэн и Марк Эпштейн. По данным Центра ответственной политики, только Адельсон выделил «слонам» на федеральные выборы (президентские и Конгресс) $82 млн, из которых $30 млн были направлены в фонды Дональда Трампа. В целом крупнейшие доноры про-израильских организаций потратили за последние три года $320 млн на выборы в Конгресс, $195 млн на выборы губернаторов и $78 млн на выборы в органах местного самоуправления.

Отдельные пожертвования идут от различных фондов и организаций. Наиболее активным в этом направлении считается Американо-Израильский комитет по общественным делам (АИКОД), выделяющий ежегодно $3 млн на избирательные кампании законодателям из рабочей группы по израильским делам в Конгрессе.

Становится очевидным, что подобное финансовое влияние не может не отражаться на политических позициях большинства республиканцев.

Таким образом, наличие общей идеологической концепции вкупе со спонсорской поддержкой превратили Республиканскую партию в главного лоббиста интересов Израиля. Трамп не является исключением. Будучи президентом-республиканцем, он должен делать шаги, направленные на укрепление и расширение американо-израильского диалога во всех сферах.

В израильскую повестку его предвыборной кампании входило два вопроса: аннулирование соглашения с Ираном и перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. Первое обещание реализовать практически невозможно. За сохранение соглашения с Ираном выступают не только демократы, но и значительное число умеренных республиканцев и законодателей-либертарианцев (избирательные кампании которых финансируют миллиардеры Чарльз и Дэвид Кохи). Более того, по иранскому вопросу президент находится в меньшинстве и в собственной администрации. Военно-разведывательное лобби в лице министра обороны Джеймса Мэттиса, советника по нацбезопасности Герберта Макмастера и руководителя аппарата Джона Келли ратует за мирное разрешение споров вокруг Ирана. В подобной ситуации Трампу оставалось разыграть карту Иерусалима.

Помимо большой политики этот шаг мог преследовать и другую важную цель — отвлечь американское и международное сообщество от результатов расследования комиссии Мюллера о связях членов переходной команды Трампа с представителями России. В данном контексте весьма любопытным представляется тот факт, что кроме «Рашагейт» Мюллер нашел иные серьезные нарушения. Одно из них напрямую связано с Израилем. Предполагается, что Джаред Кушнер — зять и старший советник Трампа — во время переходного периода просил посла Великобритании в США повлиять на отсрочку голосования в Совбезе ООН по резолюции, которая осуждала строительство израильских поселений на Западном Берегу. Сложно сказать, насколько этот эпизод связан с внешнеполитическим шагом Трампа. Однако факт остается фактом: президент принял столь противоречивое решение в тот момент, когда вся Америка обсуждает показания его бывшего советника Майкла Флинна и готовящиеся закрытые слушания в Сенате.

США. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 декабря 2017 > № 2419520 Арег Галстян


США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 декабря 2017 > № 2419268 Марианна Беленькая

Столица Иерусалим. Как решение Трампа изменит Ближний Восток

Марианна Беленькая

Новая палестинская интифада невыгодна большинству арабских стран. Египту, Иордании, Ливану – потому что угрожает их внутренней безопасности. Палестинским властям – потому что усилит позиции радикальных сил и не приведет ни к чему, кроме жертв. Для Саудовской Аравии интифада означает рост влияния Ирана. Именно Тегеран объединяет фронт сопротивления израильской оккупации – силы ХАМАС и ливанской «Хезболлы», а противостояние Ирану для саудовцев важнее заботы о правах палестинцев

Президент США Дональд Трамп официально признал Иерусалим столицей Израиля и дал указание Госдепартаменту начать подготовку к переводу туда американского посольства. Таким образом, спустя год после выборов он сдержал слово, данное избирателям, и исполнил мечты израильтян.

Однако это решение не нашло поддержки международного сообщества, даже среди союзников Вашингтона. Многие мировые лидеры, в первую очередь в арабских странах, говорят о негативных последствиях и считают, что Трамп окончательно похоронил надежды на мир в регионе. Но можно ли похоронить то, что давно мертво?

Что признано

Формально решение американского президента ничего не меняет, кроме расположения посольства США. «Сегодня мы наконец признаем очевидное: что Иерусалим является столицей Израиля. Это признание реальности, не больше и не меньше», – подчеркнул Трамп в своем выступлении.

И он прав. Вопрос, какой город считать столицей, для израильтян никогда не стоял. Иерусалим был и остается центром политической и духовной жизни Израиля. Здесь заседает правительство и работает администрация президента, здесь расположен парламент. Большинство международных переговоров также происходит в Иерусалиме, сюда приезжают послы вручать верительные грамоты.

То есть де-факто Иерусалим давно признан столицей Израиля. И это та реальность, о которой говорил Трамп. Не менее реально и то, что осуществить надежды палестинцев сделать Иерусалим столицей своего государства на практике очень сложно, для этого необходим совершенно иной уровень доверия между двумя народами.

Другой вопрос, что заявление Трампа можно трактовать как угодно. Каждый может услышать в нем то, что хочет. Дьявол в деталях. Или, как заявил накануне выступления Трампа госсекретарь США Рекс Тиллерсон, в нюансах. Он предостерег журналистов и мировых лидеров от поспешных выводов и предложил обратить внимание на нюансы заявления Трампа и общий контекст.

Этот контекст выглядит так: давайте откажемся от иллюзий и начнем строить реальный мир между палестинцами и израильтянами, в том числе на основе принципа «два государства для двух народов», если у палестинцев и израильтян будет такое желание. Трамп подчеркнул, что у США по-прежнему нет позиции относительно окончательного статуса города, открытым также остается вопрос о разделительных линиях и границах между Палестиной и Израилем, в том числе и в Иерусалиме. «Конкретная граница суверенитета Израиля в Иерусалиме – предмет для переговоров об окончательном статусе», – гласит текст заявления.

То есть действительно ничего не меняется. Но было большой иллюзией считать, что кто-то на Ближнем Востоке готов отказаться от иллюзий. Здесь символы важнее реальных смыслов. И в Израиле, и в Палестине воспринимают слова Трампа как безусловную поддержку признания единого и неделимого статуса Иерусалима, то есть однозначную поддержку израильской позиции.

О чем спор?

Согласно плану ООН о разделе Палестины на два государства – еврейское и арабское, принятому в 1947 году, Иерусалим как священный город для иудеев, мусульман и христиан должен был получить самостоятельный статус и не принадлежать никому, по крайней мере в первое время, пока жители города не сделают свой выбор. Но до обсуждения этого вопроса дело так и не дошло. Арабы в принципе не приняли план раздела, независимость Израиля была провозглашена в одностороннем порядке в 1948 году.

В результате Войны за независимость израильтяне получили контроль над западной частью города, при этом у них не было доступа к Стене Плача, главной святыни иудеев. Восточная часть оказалась под управлением Трансиордании (сейчас Иордания). В ходе Шестидневной войны 1967 года израильтяне заняли весь Иерусалим.

В 1980 году израильский парламент (Кнессет) принял закон о том, что Иерусалим является единой и неделимой столицей Израиля. Любое решение об уходе Израиля из восточной части города может быть принято, только если получит 80 из 120 голосов в Кнессете, а также будет одобрено на референдуме. То есть, скорее всего, никогда.

Международное сообщество решение Израиля не признало. До последнего времени считалось, что статус Иерусалима должен быть определен в ходе палестино-израильских переговоров об окончательном урегулировании. Еще в 1988 году палестинцы назвали Иерусалим (Аль-Кудс) своей столицей, но в отличие от израильтян в 1948 году у них не было возможности превратить эти слова в реальность. Они надеялись сделать это сейчас, де-факто и де-юре провозгласить Восточный Иерусалим столицей Палестины. И после Трампа потеряли последнюю надежду, несмотря на вопросы, которые президент США оставил открытыми.

При чем здесь Россия?

Рассуждая о решении США, многие произраильские политики и эксперты ссылаются на заявление МИД России от апреля этого года. Мол, Россия признала Иерусалим израильской столицей еще весной, став первой страной, которая поступила подобным образом, и ни у кого это не вызвало протестов. Почему должна быть другая реакция на слова Трампа?

«Подтверждаем приверженность решениям ООН о принципах урегулирования, включая статус Восточного Иерусалима как столицы будущего палестинского государства. Одновременно считаем необходимым заявить, что в этом контексте рассматриваем Западный Иерусалим в качестве столицы Государства Израиль», – гласит российский документ.

Все в соответствии с решениями СБ ООН. Трамп термины «восточный» и «западный» не употребил. И оставил вопрос открытым – может быть так, а может быть иначе. Палестинцы опасаются, и не без оснований, что будет иначе. Ведь, говоря, что каждый народ имеет право сам решать, какой город считать своей столицей, Трамп говорил только об израильтянах, не упомянув о желаниях палестинцев.

Взорвется ли регион?

Палестинские активисты призывают к забастовкам и дню гнева. ХАМАС называет решение Трампа неприкрытой агрессией. Палестинский лидер Махмуд Аббас оплакивает мирный процесс. Жители Иерусалима, как арабы, так и евреи, опасаются столкновений.

Еще за неделю до речи Трампа Госдепартамент США решил усилить меры безопасности в своих дипмиссиях. Американских граждан за границей предупреждают: будьте бдительны, возможны протесты и нападения.

Саудовский король и другие арабские лидеры предрекают, что решение Трампа вызовет гнев во всем регионе. В выходные на срочное заседание соберется Лига арабских государств; возможно, в ближайшее время проведет встречу и Организация исламского сотрудничества, которая уже обратилась с призывами ко всем государствам, состоящим в ее рядах, разорвать отношения с любой страной, кто переведет свое посольство в Иерусалим и кто признает израильскую аннексию Восточного Иерусалима.

В Организацию исламского сотрудничества, помимо всех арабских стран за исключением Сирии, входят Турция, Индонезия, Иран, Пакистан, Афганистан, некоторые страны Черной Африки, мусульманские республики бывшего СССР. Для большинства из них разрыв отношений с США невозможно представить. Президент Турции Эрдоган, у которого в последнее время достаточно напряженные отношения с США, заявил, что если Вашингтон признает Иерусалим израильской столицей, то Турция разорвет отношения с Израилем. Про разрыв с США сказано не было.

Что касается Лиги арабских государств, то и от нее не стоит ждать ничего, кроме заявлений. Повторения 1973 года, когда арабские страны устроили нефтяной кризис, чтобы надавить на Запад, поддержавший Израиль в войне Судного дня, не будет.

По некоторым слухам, распространяемым в некоторых арабских и израильских изданиях, Эр-Рияд давно согласился с планами США относительного будущего Палестины, которая будет признана государством на бумаге, но не на деле в обмен на большие уступки, в том числе и по Иерусалиму. Но официально в Саудовской Аравии в этом никогда не признаются. Королевство осудило решение Трампа и призвало его пересмотреть.

В реальности палестинская интифада невыгодна большинству арабских стран, в первую очередь Египту, Иордании, Ливану, так как несет угрозу их внутренней безопасности. Невыгодна она и палестинским властям, так как это усилит позиции радикальных сил и не приведет ни к чему, кроме жертв.

Не нужно это и Саудовской Аравии. Для королевства интифада означает рост влияния Ирана. Именно Тегеран объединяет фронт сопротивления израильской оккупации – силы ХАМАС и ливанской «Хезболлы». Противостояние Ирану для саудовцев важнее заботы о правах палестинцев.

Но проблема в том, что резкие заявления арабских лидеров, которые не намерены ничего делать, а только говорить, подогревают улицу. И найдется немало сил, которым нечего терять, им не нужна стабильность, и они будут использовать решение Трампа как повод для беспорядков. Другой дело, насколько длительными и массовыми они будут.

По сути, заявление Трампа ничего не меняет на Ближнем Востоке. Вопросы, как жить палестинцам дальше, какая судьба ждет десятки тысяч арабов, живущих в Иерусалиме без палестинского и без израильского паспортов, по-прежнему открыты. Дело не в посольстве, а в отсутствии решения для палестино-израильского конфликта. Трамп призывает признать реальность, но реальность лишает палестинцев жизни. Если бы в свое время евреи признали реальность, то государства Израиль сейчас бы не было. Израильтяне сами показали палестинцам, что мечты сбываются.

США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 декабря 2017 > № 2419268 Марианна Беленькая


Израиль. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > newsru.co.il, 4 декабря 2017 > № 2445517

Банк "Леуми" и Bank of China открыли кредитную линию для экспортеров в Китай

Израильский банк "Леуми" и китайский Bank of China подписали соглашение о предоставлении кредитов израильским компаниям, поставляющим продукцию в Китай.

В рамках соглашения действующие в Китае израильские компании смогут с разрешения банка "Леуми" получать от Bank of China кредиты в местной валюте.

Общий объем кредитной линии – 200 миллионов долларов.

Израиль. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > newsru.co.il, 4 декабря 2017 > № 2445517


Израиль. Китай. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > newsru.co.il, 4 декабря 2017 > № 2445516

Китай провел переговоры о свободной торговле с Израилем и с ПА

В минувшие выходные в Иерусалиме прошел третий раунд израильско-китайских переговоров по договору о свободной торговле.

Китайскую делегацию возглавлял замминистра торговли КНР Вон Шу Вен, израильскую – гендиректор экономики и промышленности Рои Фишер.

В ходе переговоров стороны рассматривали вопросы таможенных процедур, санитарного и фитосанитарного контроля.

Китай является третьим по величине и крупнейшим азиатским торговым партнером Израиля с товарооборотом 11,36 миллиарда долларов в год.

Между тем в Рамалле прошли переговоры по свободно торговле между КНР и Палестинской автономией. Стороны подписали соответствующий протокол о намерениях.

Израиль. Китай. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > newsru.co.il, 4 декабря 2017 > № 2445516


Израиль. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411621

Израильский удар в Сирии — сигнал Тегерану и Москве

Йоси Мельман, Maariv, Израиль

Ночная атака должна была еще раз подтвердить недавнее предостережение израильского правительства, что еврейское государство не потерпит формирования иранской военной инфраструктуры в Сирии, в непосредственной близости от израильских границ. Таким образом, Израиль перешел от дипломатических сигналов, передававшихся через посредников, к действиям, носящий военный характер. Цель осталась прежней: сигнализировать Кремлю, что Иерусалим не намерен мириться с иранской военной экспансией в соседней Сирии.

На данный момент риск, взятый на себя израильской стороной, кажется оправданным. Асад не может позволить себе реагировать каким-либо серьезным образом на подобное нарушение суверенитета. Кроме того, в случае подобной реакции последует гораздо более мощный израильский ответ. Последнее, что нужно сирийскому президенту после того, как ему наконец, с помощью иранцев и русских, удалось разгромить своих внутренних врагов — в первую очередь «Исламское государство» (запрещенная в России организация — прим. ред.), это открыть фронт против Израиля.

Не совсем ясно, какие объекты были атакованы на базе вблизи Дамаска. Согласно некоторым источникам, был разбомблен склад с оружием. Но важнее всего то, что речь идет о базе, спутниковые снимки которой были опубликованы несколько месяцев назад. Неизвестные структуры передали эти снимки британскому телевидению (некоторые предлагают, что это сделала израильская разведка). На снимках были видны здания, в которых должны были быть расселены иранские военнослужащие, а также тегеранские наемники из других стран, воюющие в Сирии. Распространение этих снимков и было первым предостережением, однако сирийцы не восприняли это в таком качестве и продолжили строительство. Если информация о субботней атаке верна, и в ходе ракетного обстрела не было жертв, это значит, что здания на базе рядом с Дамаском все еще не заселены.

Так или иначе, судя по всему, Израиль формирует новые «красные линии» в том, что касается его интересов в Сирии, что делает его фактически еще одним активным игроком в конфликте, происходящем в соседнем государстве.

В предыдущие годы израильская стратегия включала в себя четыре аспекта (как определил их бывший министр обороны Моше Яалон): невмешательство в гражданскую войну, сохранение спокойствия на границе, умеренная реакция на любой случайный выстрел, нарушающий израильский суверенитет, и точечные удары по караванам с оружием, предназначающиеся для переброски в Ливан — «Хезболле».

Однако в последние полгода произошел ряд серьезных изменений. У израильской стороны появились еще три интересующих ее фактора в Сирии: предотвращение приближения иранских (и проиранских — «Хезболла») сил к израильской границе на Голанскими высотам — более, чем на 40 километров; предотвращение строительства военного порта и базы ВВС для иранской армии; предотвращение удара, который могут исламистские силы нанести по сирийским друзам, живущим рядом с израильской границей.

Израиль. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 4 декабря 2017 > № 2411621


Израиль > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Армия, полиция > newsru.co.il, 3 декабря 2017 > № 2445519

Минабсорбции: ветераны Второй мировой войны получат лекарства из "корзины" бесплатно

Пресс-служба министерства алии и интеграции сообщила о подписании этим ведомством соглашения с минздравом и руководителями больничных касс, в рамках которого все ветераны Второй мировой войны получат 100-процентную скидку на лекарства. Финансирование этой льготы, полагающейся более чем 600 ветеранов, берет на себя министерство алии и интеграции.

Министр Софа Ландвер, комментируя подписанное соглашение, заявила: "Еще один важный шаг в нашей борьбе за достойную старость ветеранов Второй мировой войны сделан! Скидка на лекарства для ветерана - это серьезные деньги, которые теперь эти люди смогут использовать на другие цели. И пусть эта социальная помощь станет просто проявлением нашей заботы о тех, кто воевал и принес миру освобождение от нацизма."

Пресс-служба минабсорбции сообщает, что несколько недель назад по инициативе Софы Ландвер и ряда депутатов Кнессета из фракций "Куляну" и НДИ, начались интенсивные переговоры с минздравом об предоставлении всем без исключения ветеранам Второй мировой войны 100-процентной скидки на лекарства, которые входят в "корзину лекарств". Подобная скидка до 1 декабря 2017 года предоставлялась лицам, пережившим Холокост, а также тем ветеранам войны, которые имели статус "беженца Холокоста". При этом около 650 репатриантов-ветеранов не могли воспользоваться льготой, так как на них не распространялся статус "беженца Холокоста". Пресс-служба поясняет, что именно эта группа людей с 1 декабря получила 100-процентную скидку на лекарства, входящие в "корзину лекарств".

Израиль > Госбюджет, налоги, цены. Медицина. Армия, полиция > newsru.co.il, 3 декабря 2017 > № 2445519


Израиль. Палестина. США. ООН > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 ноября 2017 > № 2407118 Марианна Беленькая

70 лет спустя. Как теперь выглядит будущее конфликта Палестины и Израиля

Марианна Беленькая

Новая формула палестино-израильского урегулирования звучит как «Иран в обмен на Палестину». Ни арабский мир, ни США не будут подталкивать Израиль к переговорам. Давить будут на палестинцев, чтобы те не принимали компромисса с ХАМАС и не позволили Ирану влиять на ситуацию в регионе

Семьдесят лет назад, 29 ноября 1947 года, Ближний Восток изменился навсегда. Генеральная Ассамблея ООН одобрила резолюцию, в которой рекомендовала международному сообществу принять план о разделе Палестины на два государства – арабское и еврейское, на основе экономического союза. Иерусалим должен был получить статус международного города.

План был почти идеальным – неким прообразом будущего Европейского союза, в котором мирно сосуществуют два государства, а Иерусалим превращается еще в один Ватикан – государство в государстве, вернее, в двух. Но, как всякий идеальный план, он был далек от реальности. В итоге вместо мира Ближний Восток получил войну, которой не видно конца.

По данным СМИ, в начале 2018 года президент США Дональд Трамп планирует представить очередной план урегулирования палестино-израильского конфликта. Что может ждать регион на этот раз и может ли Трамп добиться успеха там, где не получилось у его предшественников? Переговоры о мирном урегулировании прекратились еще в 2010 году, а последние прямые консультации между сторонами конфликта проводились в 2014-м.

Дела неминувших дней

Сто лет – это много или мало? Мы видели, как в общем-то равнодушно в России встретили столетний юбилей Октябрьской революции. На Ближнем Востоке все иначе. События столетней и тем более семидесятилетней давности по-прежнему влияют на расклад сил в регионе, как будто произошли вчера.

Второго ноября 1917 года министр иностранных дел Великобритании Артур Бальфур в письме представителю британской еврейской общины лорду Уолтеру Ротшильду выражает поддержку созданию «еврейского национального очага на территории Палестины». Письмо стало известно как «декларация Бальфура». Через несколько лет документ получил признание мировых держав, идею о «создании очага» закрепили в полученном Великобританией мандате на Палестину.

В 1920–1930-е годы численность еврейской общины Палестины резко растет. Внутри нее появляются официальные структуры управления – от профсоюза до армии. Формируется будущая партийная система Израиля, разделение на правых и левых. И одновременно это годы бесконечных арабских восстаний, в ходе которых зародилась самоидентификация палестинских арабов. Именно тогда верх начали одерживать лидеры, не признававшие идею сосуществования двух общин на одной земле.

Еврейская община воспринимала арабские восстания достаточно однозначно – как погромы против евреев. В то же время некоторые сионистские лидеры осознавали, что столкнулись с соперничающим национальным движением.

«Мы видим ситуацию единственно возможным для себя образом. Арабы видят нечто абсолютно противоположное тому, что видим мы… Их страх не в потере земли, а в потере родины арабского народа, которую другие хотят превратить в родину еврейского народа», – писал Давид Бен-Гурион, будущий первый премьер-министр Израиля.

Еврейская община боролась за независимость и свое государство, арабская – за отсутствие еврейского государства. В итоге, когда в 1947 году ООН приняла свое решение, для одних это стало сбывшимся чудом, для других – катастрофой.

«Декларация Бальфура – это не то, что можно забыть», – написал в Guardian к столетнему юбилею документа глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас.

Палестинцы ведут отсчет катастрофы своего народа не с момента, когда арабские лидеры фактически отказались от предложения ООН создать два государства на одной земле, а с момента, когда международное сообщество согласилось на реализацию идеи о «еврейском очаге» в Палестине. И это очень важно для понимания сущности палестино-израильского конфликта и того, почему в 1947 году план Генассамблеи был слишком идеалистичен.

Потребовались десятилетия войн, чтобы факт существования Израиля был признан частью арабских государств и частью палестинской политической элиты. В 1993 году премьер-министр Израиля Ицхак Рабин и председатель Организации освобождения Палестины Ясир Арафат подписали Декларацию принципов о временных мерах по самоуправлению (соглашения Осло). На основании этого документа была создана Палестинская национальная администрация, постепенно получившая под свое управление территорию на Западном берегу реки Иордан и сектор Газа.

Соглашения Осло вызывают противоречивые чувства как у палестинцев, так и у израильтян. Но с этого момента принцип «два государства для двух народов» как основа для окончательных палестино-израильских договоренностей стал непреложным. Идея ООН снова обрела актуальность. Другое дело, что речь идет о совсем других границах, чем в 1947 году, и это один из самых болезненных вопросов для урегулирования.

Палестинцы настаивают на признании границ, существовавших до начала Шестидневной войны 1967 года; Израиль отказывается уходить с части оккупированных территорий, где за эти годы появилось множество еврейских поселений. И ни одна из стороны не готова к компромиссу по Иерусалиму.

Ультиматум Трампа

Заступив на пост президента США, Дональд Трамп, как и его предшественники, пообещал добиться мира на Ближнем Востоке. Ответственным за это направление он назначил своего зятя Джареда Кушнера.

«Всю свою жизнь я слышу, что сложнее сделки в мире нет. И я это видел. Но я предчувствую, что Джаред прекрасно справится с этой работой», – сказал Трамп, добавив, что, если у Кушнера не получится добиться мира между Израилем и Палестиной, это не выйдет ни у кого.

С тех пор прошел год. Кушнер, как и другие советники Трампа, совершил несколько серий поездок по региону; побывал на Ближнем Востоке (в Израиле и Саудовской Аравии) и сам Трамп. Однако никакой четкой программы урегулирования предъявлено не было. Хотя стала понятна главная цель Трампа в регионе – положить конец влиянию Ирана на Ближнем Востоке. Остальное не важно.

Еще в феврале новый президент США заявил, что больше не настаивает на реализации принципа «два государства для двух народов». «Я смотрю и на два государства, и на одно, и мне нравится то, что нравится обеим сторонам. Меня и то и другое устраивает. Одно время мне казалось, что решение на основе двух государств проще, но, честно говоря, если Израиль и палестинцы будут довольны, то и я буду рад тому, что им больше нравится», – сказал Трамп на пресс-конференции в Вашингтоне по итогам переговоров с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху в феврале этого года.

Что имел в виду Трамп, так до конца никто и не понял. Ни тогда, ни сейчас. По словам официального представителя Палестины на переговорах с Израилем Саиба Ариката, единственная альтернатива «принципу двух государств» – это единое демократическое государство с равными правами для христиан, мусульман и иудеев. Однако, как он подчеркнул, эта формула нуждается в двух сторонах, Израиль к этому не готов.

Арикат прекрасно помнит, что понятие «еврейское государство» закреплено в Декларации независимости Израиля; признать право на существование еврейского государства требует Израиль от арабского мира. А единое государство не может быть ни еврейским, ни арабским.

Однако есть версия, что слова Трампа могли означать и то, что он не собирается добиваться окончательного размежевания между палестинцами и израильтянами любой ценой. Два государства – не самоцель. Главное – компромисс, стабильность и нейтрализация Ирана. По сути, новая формула палестино-израильского урегулирования звучит как «Иран в обмен на Палестину».

В начале ноября газета «Аль-Кудс аль-Араби» опубликовала информацию, что США якобы предлагают палестинцам согласиться на признание палестинского государства «на бумаге» в обмен на замораживание строительства еврейских поселений на оккупированных территориях, экономические поблажки и облегчение режима передвижения на границах с Иорданией и Египтом.

По сути все то же самое, что сейчас, с некоторыми дополнительными поблажками. Газета утверждает, что этот план был представлен Аббасу в ходе его неожиданного визита в Саудовскую Аравию в начале ноября. В конце октября Эр-Рияд посетил Кушнер. Согласно источникам издания, если Аббас предложение не примет, Вашингтон откажется от своих обязательств относительно палестино-израильского урегулирования. Другие СМИ сообщают, что Аббасу фактически предъявлен ультиматум: или принять план, или уйти в отставку.

В США сообщение «Аль-Кудс аль-Араби» не подтверждают, но ультиматум, похоже, действительно был. Это подтверждает история вокруг представительства Организации освобождения Палестины в Вашингтоне. Трамп дал палестинцам 90 дней (с 24 ноября) на то, чтобы возобновить переговоры с Израилем о мирном урегулировании, или представительство будет закрыто.

Цена единства

Условие для Аббаса практически невыполнимо. Сейчас для него главная задача – сосредоточиться на внутрипалестинском примирении, прежде всего двух основных политических сил – ФАТХ и ХАМАС, и восстановлении прерванных почти десять лет назад связей между Западным берегом реки Иордан и сектором Газа.

Первого декабря должно начать работу правительство национального единства, а в 2018 году пройти парламентские и президентские выборы. Сроки полномочий Аббаса как главы Палестинской национальной автономии давно истекли. Но из-за раскола выборы были невозможны. Теперь, в рамках процесса консолидации, внутри Палестины предстоит серьезная борьба за власть – за депутатские и министерские кресла и, возможно, за президентское. На этом фоне трудно представить палестинских политиков, идущих на уступки Израилю.

Со своей стороны израильтяне не готовы вести переговоры с палестинцами, если в составе палестинского правительства и органов безопасности окажутся члены ХАМАС и других вооруженных группировок, не признающих государство Израиль.

То есть Аббасу нужно не мириться с ХАМАС, а подавить его, победить политически и взять под контроль его силы безопасности. В этом Аббасу готова помочь Саудовская Аравия, которая обеспокоена резким сближением ХАМАС с Ираном и «Хезболлой» – своими злейшими врагами в регионе. Вопрос, справится ли Аббас, в его ли это силах? Пока тема разоружения ХАМАС отложена, дабы не подрывать и без того хрупкое перемирие внутри Палестины. ХАМАС настаивает на интеграции своего движения в политические структуры автономии. Именно так они видят реализацию соглашений о перемирии.

Ближайшие недели покажут, смог ли установить Аббас контроль над сектором Газа и как работает правительство национального единства, удается ли преодолеть разногласия. Но времени у Аббаса немного. На него будут давить Израиль, Саудовская Аравия и США, которые не примут компромисса с ХАМАС, чтобы не оставить шанс Ирану влиять на ситуацию в регионе.

Еще в 2002 году Саудовская Аравия от лица всех арабских стран заявила о возможном налаживании отношений с Израилем, если будет урегулирована палестинская проблема: освобождены оккупированные территории, провозглашена независимость Палестины со столицей в Восточном Иерусалиме, беженцы получат право вернуться домой. Спустя 15 лет саудовско-израильские контакты больше не являются секретом, две страны создали совместный общий фронт против Ирана. Все разговоры о ближневосточном урегулировании сводятся к нейтрализации Тегерана. Проблемы Палестины отошли на второй план.

Обещания заморозить строительство еврейских поселений – слабая альтернатива независимости. Но ни арабский мир, ни США не будут подталкивать Израиль к переговорам. Давить будут на палестинцев. Нынешнее правительство Израиля во главе с Биньямином Нетаньяху ситуация устраивает – окончательное урегулирование с болезненными компромиссами ему не нужно, да и предлог для отказа от переговоров всегда есть, ведь ХАМАС отказывается признавать Израиль.

Но нерешенные вопросы так или иначе дадут о себе знать, будут постоянно подпитывать радикальные настроения и среди палестинцев, и среди израильских арабов.

«Израиль и друзья Израиля должны понять, что можно отказаться от решения по принципу «два государства», но палестинский народ все равно останется здесь», – подчеркнул Аббас в своей статье в Guardian. Похожие слова когда-то говорили израильтяне: нравится арабам или нет, но мы никуда не уйдем с этой земли.

А значит, придется договариваться. Причем на место Аббаса могут прийти гораздо более несговорчивые политики. Хотя и такой этап в истории двух народов уже проходили и все равно возвращались к необходимости переговоров. Но до тех пор, пока палестинцы и израильтяне не осознают неизбежность компромиссов, не примут друг друга не на словах, а на деле, ни один план, навязанный извне, не сработает, как не сработал 70 лет назад план Генассамблеи ООН.

Израиль. Палестина. США. ООН > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 ноября 2017 > № 2407118 Марианна Беленькая


Франция. Израиль. Эстония > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381338

Париж признан европейской столицей инноваций

Европейская комиссия присудила Парижу звание Европейской столицы инноваций и премию в размере 1 млн евро, передает собственный корреспондент МИА «Казинформ».

«Награда, предоставленная в рамках исследовательской и инновационной программы ЕС «Горизонт-2020», присуждена Парижу за его инклюзивную инновационную стратегию», - сообщили в Еврокомиссии.

Тель-Авив (Израиль) и Таллин (Эстония) заняли второе место и оба были награждены премией в 100 тысяч евро.

За последние десять лет Париж построил более 100 тыс. квадратных метров научных инкубаторов, и сейчас французская столица располагает самым большим в мире кампусом стартапов.

В Таллине испытывались потенциальные прорывные технологии, такие как беспилотные автомобили или роботы по доставке посылок, а в Тель-Авиве создали платформу Smart City Urban Lab, которая связывает инновационные стартапы с ведущими технологическими компаниями.

Франция. Израиль. Эстония > Образование, наука. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > inform.kz, 7 ноября 2017 > № 2381338


Израиль. Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378672 Алексей Филатов

Слежу за тобой: методика израильских спецслужб поможет выявить мошенника в компании

Алексей Филатов

Научный руководитель направления профайлинга компании SearchInform

Найти виновных можно, даже когда программные средства защиты оказались бессильны

За последние два года 48% российских компаний столкнулись с экономическими преступлениями. Это значительно ниже результата за 2014 год (60%), но выше общемирового показателя (36%). Среди самых «больных мест» в наших организациях — присвоение активов, мошенничество в сфере закупок, взяточничество и коррупция. Инциденты обычно расследуют службы безопасности с помощью специальных программ (например, DLP-систем). Но если таких инструментов нет или их недостаточно, то компания может прибегнуть к опыту израильских спецслужб.

Приведу пример из личной практики. Служба безопасности банка, входящего в топ-20 крупнейших в России, заподозрила одного из топ-менеджеров в торговле инсайдом. Он работал с финансовыми инструментами и знал, когда и какие деривативы нужно покупать и продавать, как поступать с акциями, чтобы получить максимальную выгоду. Одни из клиентов как будто стали «угадывать» чаще, другие реже. Это можно было бы списать на случайность, но руководство банка решило убедиться, что никто из клиентов не пользуется покровительством топ-менеджера.

Информация, собранная DLP-системой, подтвердить подозрения не помогла. А открытая проверка полиграфом могла бы испортить рабочие отношения и демотивировать сотрудника, если бы тот оказался невиновен. В итоге банк решил обратиться к профайлингу. Под видом кадрового обучения я пообщался с менеджером лично. Его психологический портрет, реакции и невербальные жесты говорили о том, что подозрения банка могли быть оправданны. Расследование продолжили — третья беседа с топом принесла признание: он действительно сблизился с некоторыми клиентами и помогал им принимать верные решения, за что получал вознаграждение. Чем закончилась история, не скажу: на получении признания моя работа закончилась. Но банк раскрыл инцидент, используя технологии профайлинга.

Первыми прогнозировать поведение людей начали в 1960-е в полиции Израиля, на очередной волне терактов. Силовики оценивали эмоции авиапассажиров по их микровыражениям и стремились выявить преступные намерения. Но с тех пор профайлинг продвинулся и стал использоваться шире: для разоблачения мошенничества, управления кадрами, повышения продаж и просчета рисков личности для окружающих или бизнеса. Причем силовикам в аэропортах тяжелее, чем компаниям: у первых почти нет времени на общение, и оценку приходится выносить на лету. С работой «на месте» куда проще.

Есть преступление и круг подозреваемых, но нет зацепок: что делать

Человеку свойственно симпатизировать людям со схожими убеждениями, поэтому сотрудникам компании трудно быть объективными. Но все же, если инцидент произошел, есть подозреваемые, а зацепок и возможности пригласить эксперта у вас нет, используйте приемы профайлинга самостоятельно. Вот базовая схема.

Освободите полчаса и соберите людей вместе. Озвучьте проблему, обстоятельства, которые уже ясны, и последствия. Расскажите, как будете расследовать инцидент, что ждет виновных и тех, кто поможет разобраться. Ваша цель — «надавить» на причастных и успокоить остальных. Через 15-20 минут тем, кому нечего скрывать, станет скучно. Они расслабятся (и это будет видно по позам), станут отправлять смс и смотреть в окно. Вам нужны другие — люди, которые напряжены, контролируют происходящее, внимательно слушают и следят за реакцией коллег. Выяснить, что «держит» этих сотрудников, поможет индивидуальная опросная беседа.

И это следующий этап, где читать реакции будете уже вы. Цель — понять, где подозреваемый лжет и что на самом деле думает. Базовая стратегия опроса выглядит так:

• Говорите о расследуемом событии (о чем предстоит разговор; зачем, по мнению сотрудника, его вызвали; как он относится к этому разговору и что знает о происшествии?)

• Обсуждаете причины и участников инцидента (что, по мнению опрашиваемого, могло вынудить мошенника к действиям; как бы он вел расследование; о чем, спрашивал бы подозреваемых?)

• Поднимаете тему личного участия в преступлении (кого подозревает сотрудник; по его мнению, действия были намеренными или случайными; почему он сам такого не сделал бы; как считает, почему его самого нельзя исключить из числа подозреваемых?)

• Выясняете отношение человека к мошеннику (за кого, кроме себя, опрашиваемый мог бы поручиться; что, по его мнению, чувствует и заслуживает виновный; имеет ли он право на второй шанс?)

Маркеров для определения причастности к преступлению много. Виновные обычно «не понимают», зачем их пригласили на разговор, и настроены враждебно. В ответах они обобщают уже известную информацию, меняют тему, задают встречные вопросы. Если невиновный человек спокойно заметит, что стал подозреваемым, потому что находился в офисе в момент Х, то мошенник будет с сарказмом заявлять, что следствие задает абсурдные вопросы и впустую тратит его время.

Непричастные готовы рассуждать над тем, кто мог мошенничать. Они приводят аргументы и часто ручаются за кого-то. Аферисты, наоборот, стремятся расширить круг подозреваемых, мол, навредить мог любой. Пока они «продают» положительный образ себя и говорят об ответственности, невинные коллеги могут даже горячиться, ведь их порядочность поставили под сомнение.

Еще один момент: если вы заранее предупреждали персонал о предстоящих беседах, подозреваемый может и не уклоняться от ответов. Наоборот, его речь будет слишком ровной и логичной. Никаких пауз, естественных повторов и возвратов, выверенные и идеально согласованные ответы — все это «маркеры» подготовленности. Человек хорошо заучил «правильную» версию событий и ладно пересказывает ее, иногда используя нехарактерные для себя слова.

И наконец, следите за реакциями подозреваемых. Обычно они довольно яркие, ведь обман всегда стресс. Сделайте вид, что принимаете ложь собеседника, — и увидите сначала облегчение, а потом гримасу презрения: ему удалось вас провести.

Израиль. Россия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 2 ноября 2017 > № 2378672 Алексей Филатов


Израиль. Евросоюз > Агропром > agronews.ru, 28 октября 2017 > № 2373744

Как появились помидоры черри.

Помидоры черри были изобретены двумя учеными из Еврейского университета в Реховоте — Нахумом Кейдаром и Хаимом Рабиновичем. Как пишет «Вести Израиль по-русски», в 1973 году они задались целью вывести «помидорки для телевизора» — полезный и здоровый перекус, который можно жевать всей семьей при просмотре сериалов. Израильские диетологи их поддержали: лучше есть маленькие помидоры, чем чипсы, соленое печенье или орехи, где много калорий и жира.

Первые мини-помидорки так и назвали: «ТВ-томаты». Это уже потом, когда их начали экспортировать за границу, название поменяли на «черри» (вишенки).

Кстати, в самом Израиле их именуют иначе — «шери». И к вишне это не имеет никакого отношения. Шери — современный вариант библейского имени Сарай (Сара), на иврите эти слова пишутся одинаково.

Пять лет два профессора скрещивали большие садовые помидоры с дикими малютками, пока не получили плоды нужного размера и сладости. Помидоры черри имеют 3-6 см в диаметре, идеально приспособлены к израильскому климату, лучше хранятся и более сладкие, чем обычные помидоры. Сначала они продавались только в Израиле, потом покорили Италию, а за ней Европу.

Выращивают помидоры черри круглый год. В некоторых теплицах на юге Израиля они растут в воздухе, без почвы. Нужную температуру и влажность поддерживают компьютеры. Сейчас существуют помидорки разных цветов: желтые, бордовые, полосатые и даже черные. Помимо круглых, появились продолговатые и даже в форме груши.

В Израиле помидоры черри очень популярны. Их добавляют в салаты, их с удовольствием ест детвора. Типичная израильская трапеза выглядит так: большая миска свежего салата, хумус (гороховая паста с оливковым маслом), фалафель (шарики из гороха), помидоры черри и свежий хлеб или пита (арабская лепешка, полая внутри).

В 2002 году двум профессорам была вручена премия Ротшильда в области сельского хозяйства. Но самой важной наградой для Нахума Кейдара стали отзывы его 7 внуков. Они обожают помидорки черри.

Израиль. Евросоюз > Агропром > agronews.ru, 28 октября 2017 > № 2373744


Палестина. Израиль. Египет > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 октября 2017 > № 2358460 Ксения Светлова

Трудности палестинского единства: что сулит Ближнему Востоку примирение ФАТХ и ХАМАС?

Ксения Светлова

По сути, ХАМАС сегодня признается в своей несостоятельности – подходит к концу эксперимент, длившийся 10 лет, на протяжении которых Газа жила без электричества и водопровода, зато с большим количеством боевых туннелей и ракет «Кассам». Решение проблем Газы сегодня необходимо, и на этот раз у сектора появился шанс – благодаря изменившейся геополитической ситуации, надвигающейся гуманитарной катастрофе и общей безысходности

«Я лично сломаю шею каждому, кто будет выступать против палестинского единства», – говорил Ихья Синвар, лидер ХАМАС в Газе. Помогли его угрозы или нет, но 12 октября в Каире лидеры двух противоборствующих палестинских движений, ФАТХ и ХАМАС, в очередной раз заявили, что достигли соглашения по вопросу национального примирения, предъявили подписанное соглашение и пообещали действовать сообща во имя палестинских интересов.

Помирить палестинцев взялся Каир, а в курсе дела были и Вашингтон, где на этот раз не стали накладывать вето на переговоры о единстве, и Иерусалим, который направил свою делегацию в египетскую столицу как раз за день до подписания соглашения. Стороны договорились о размещении в Газе трех тысяч полицейских Палестинской автономии, начале подготовки к выборам, а также к объединению силовых структур в Газе и на Западном берегу во имя принципа «одна власть, один голос, одно оружие».

После военного переворота в секторе Газа и воцарения там ХАМАС прошло 10 лет и три войны с Израилем. Больше 10 лет председатель Палестинской автономии Махмуд Аббас не посещал прибрежный анклав, где живет почти два миллиона палестинцев. Смогут ли заядлые враги ФАТХ и ХАМАС на этот раз выработать формулу, которая позволит им разделить власть таким образом, чтобы удовлетворить требования Египта, Израиля, международного сообщества, а также самих палестинцев?

Шаг вперед, два назад

Примерно раз в три года представители ФАТХ и ХАМАС встречаются в Каире (реже в других арабских столицах) и заключают перемирие. Последний раз это произошло в 2014 году. Палестинские СМИ торжественно объявили о создании правительства национального единства, палестинские чиновники из Рамаллы посетили Газу, глава Центризбиркома подтвердил информацию о том, что президентские и парламентские выборы пройдут в течение года.

До этого было Каирское соглашение 2011 года. Тогда речь тоже шла о проведении выборов в течение года, шли переговоры по вопросу о вступлении ХАМАС в Организацию освобождения Палестины (ООП), создании правительства национального единства и так далее. Еще раньше были встречи в столицах Йемена и Катара, а также в Мекке в 2007 году.

Со стороны ФАТХ выступал опытный переговорщик Аззам аль-Ахмад, член ЦК ФАТХ и бывший министр. ХАМАС представлял доктор Муса Абу-Марзук, второй человек в политической верхушке исламистского движения. Но рукопожатия и объятия всякий раз заканчивались ничем – раскол между Газой и Западным берегом продолжался, и по прошествии нескольких месяцев, а иногда и недель ничто не мешало «участникам диалога о единстве» поливать друг друга грязью, кидать за решетку активистов ХАМАС в Рамалле и ФАТХ – в Газе, отключать электричество, прекращать выплачивать зарплаты и называть друг друга земляным червяком.

Как показывает опыт, стороны были в состоянии договориться о составе правительства, дате выборов и назначении комитетов по решению других вопросов. Но сдвинуть с места самые тяжелые вопросы, например оружие ХАМАС и контроль над границами Газы, до сих пор было невозможно.

На данный момент многие базовые условия изменились. Катарские спонсоры ХАМАС оказались в изоляции и были вынуждены изгнать лидеров ХАМАС из Дохи. К власти в ХАМАС пришли «местные» – бессменный секретарь политбюро Халед Машаль уступил пост Ихье Синвару, родившемуся в лагере беженцев Хан-Юнес. Руководство ХАМАС внесло поправки в свою хартию, а гуманитарный кризис в Газе подрывает популярность движения и создает удобную почву для его противников. Наконец, Аббасу – лидеру Палестинской автономии – необходимо считаться с мнением улицы, где огромное большинство поддерживает единство. Но будет ли этого достаточно для того, чтобы помирить непримиримых?

Полбороды и многоэтажки

Чтобы понять глубину раскола между палестинскими националистами и исламистами, стоит заглянуть не на 10, а на 20 с лишним лет назад. После подписания соглашений в Осло между ООП и Израилем в 1993 году в Газу вернулся лидер ООП и движения ФАТХ Ясер Арафат. Он и его сподвижники, значительная часть которых провела вместе с ним многие годы между Ливаном и Тунисом, заняли ключевые посты в новообразованной Палестинской национальной администрации.

Исламистское движение ХАМАС, созданное в 1987 году на основе близкого к «Братьям-мусульманам» движения «Аль-Мугамма аль-Ислами», тогда отвергло любые попытки договориться с Израилем и отказалось уступать даже небольшую часть «исконной палестинской земли». Пока ФАТХ строило национальные палестинские институты и продолжало переговоры с Израилем, ХАМАС создало в Газе вооруженную милицию – батальоны «Эзз ад-Дин аль-Кассам» и стало устраивать теракты против израильских военных и гражданских лиц. Люди Ясера Арафата то заигрывали с ХАМАС, то наказывали по всей строгости: например, в 1996 году Мухаммад Дахлан, глава службы превентивной безопасности в Газе, бросил в тюрьму всю верхушку ХАМАС и в знак унижения приказал сбрить им по полбороды.

Тем временем переговоры между ФАТХ и Израилем зашли в тупик, стороны обвинили друг друга в несоблюдении многих пунктов соглашений в Осло. Палестинцы указывали на продолжение строительства в поселениях, а израильтяне считали, что Арафат недостаточно борется с террором, который все чаще и чаще поднимал голову (в так называемые мирные годы в Израиле начали действовать террористы-смертники – шахиды взрывались в автобусах, на оживленных улицах и перекрестках).

Все это время ХАМАС продолжал работать, выстраивая сеть детских садов и школ, раздавая гуманитарную помощь и подарки по праздникам, помогая бедным семьям играть свадьбы и собирать приданое для невест. После начала интифады 2000 года ХАМАС – главная сила в Газе. Власти автономии, лишившиеся многих полномочий и возможностей, были уже не способны остановить рост популярности исламистского движения среди молодежи.

В 2005 году, когда Израиль провел одностороннее размежевание с Газой и вывел оттуда свою армию и поселения, ХАМАС де-факто стал правителем сектора. В 2006 году ХАМАС, впервые принявший участие в парламентских выборах, одержал ошеломительную и неожиданную победу, а в июне 2007 года устроил путч в Газе. Люди в черной одежде разгромили учреждения ПНА, а силовики ФАТХ получили пулю в коленную чашечку, падая вниз с крыш высоких зданий. Вот она, месть за сбритые бороды, аресты и унижения. Начиная с 2007 года между Газой и Рамаллой идет информационная война, лидеры ХАМАС обвиняют председателя Палестинской автономии в нелегитимности, он, в свою очередь, не остается в долгу, обвиняя руководство ХАМАС в предательстве.

Граница на замке

Вопрос о примирении между ФАТХ и ХАМАС всегда имел международное значение. С точки зрения международного сообщества власть ХАМАС над Газой – незаконная. Международное признание есть только у ООП и Палестинской национальной администрации, а Махмуд Аббас считается единственным законным представителем палестинского народа. ХАМАС, наоборот, признан террористической организацией в Израиле, США и ЕС.

Еще в 2006 году, вскоре после победы ХАМАС на выборах, международный квартет (ООН, США, ЕС и Россия) выдвинули требования к палестинским исламистам: признать существование Израиля, признать все ранее подписанные соглашения между ООП и Израилем и прекратить вооруженную борьбу против Израиля. В ответ ХАМАС ровно через год взял под свой контроль пропускные пункты на границах Газы с Египтом и Израилем и начал строить боевые туннели на границе с Израилем, чтобы похищать гражданских лиц и солдат. Продолжались и ракетные обстрелы территории Израиля со стороны Газы. Сегодня более 75% ракет, которые находятся в арсенале ХАМАС, производятся на территории сектора.

Обе границы Газы на протяжении последних нескольких лет закрыты – через КПП Эрез в Израиль проходят лишь те палестинцы, кто получил разрешение на въезд от израильских силовых структур, и только для получения медицинской помощи в израильских больницах. Египет держит свою границу с сектором по большей части закрытой. Исключение делается в основном в дни главных исламских праздников. Таким образом, ХАМАС фактически отрезал Газу и ее жителей от внешнего мира.

Газа полностью зависит от международной гуманитарной помощи, безработица в секторе составляет свыше 40%. Особенно тяжело жителям сектора пришлось после войны 2014 года – эта война продолжалась больше 50 дней, было разрушено немало жилых домов, школ и больниц, откуда боевики ХАМАС обстреливали израильские города.

На конференции доноров собрали более $4 млрд на нужды сектора, но доноры не спешат расставаться с деньгами, пока в Газе правит ХАМАС. Во-первых, значительная часть средств оседает в карманах лидеров ХАМАС и потом идет на вооружение исламистов. Во-вторых, никто не гарантирует, что через пару лет не случится еще одна война, и тогда вся инфраструктура вновь будет разрушена. Тем временем в Газе уже полным ходом идет гуманитарный кризис, последствия которого могут вскоре почувствовать и в Египте, и в Израиле.

Фараон-посредник

В Египте до сих пор не могут забыть, что на протяжении 19 лет правили Газой, хотя были вынуждены уступить ее Израилю еще после войны 1967 года. На словах египтяне всегда были солидарны с «братским палестинским народом», хотя в 1950-е годы делали все возможное, чтобы палестинцы не смогли учиться в египетских университетах, а в 2000-х по большей части держали свою границу с Газой закрытой.

Отношения Газы и Египта определяются прежде всего вопросами безопасности. Пока ХАМАС не мешает Египту – Египет не мешает ХАМАС. Но как только стало известно, что определенная часть ХАМАС активно сотрудничают с «Исламским государством» (запрещено в РФ) на Синае, предоставляет им своих инструкторов и лечит пострадавших игиловцев у себя в больницах, отношения разладились окончательно.

После прихода к власти в Египте президента Абд аль-Фаттаха ас-Сиси также выяснилось, что ХАМАС занимался диверсионной деятельностью на территории Египта и даже помогал многим исламистам бежать из тюрем после тахрирской революции 2011 года. С тех пор солидарности с ХАМАС в Египте стало еще меньше, и в течение нескольких лет Каир публично отказывался от каких-либо посреднических усилий.

Что же произошло сейчас? ХАМАС серьезно ослаблен после потери своих катарских сторонников, и возможность переманить ХАМАС на свою сторону – это дополнительная победа над Катаром. Кроме того, таким образом египтяне решают вопрос безопасности на границе Газы и Синая – власти ХАМАС уже пошли на создание буферной зоны в Газе и обязались прекратить какие-либо контакты с местным ИГИЛ. Таким образом, Египет вновь входит в роль посредника-тяжеловеса, способного сдвинуть с места тяжелый камень палестинского единства, разрубает связку Катар – ХАМАС и решает вопрос сотрудничества ХАМАС и ИГИЛ.

Неудобное единство

Несмотря на в целом позитивную атмосферу на переговорах в Каире, два вопроса по-прежнему остаются спорными. Это контроль над КПП и разоружение ХАМАС. Самое опасное для самих палестинцев, а также для всех соседей Газы – это хезболлизация сектора. Если Палестинская автономия вернется в Газу только на уровне гражданской администрации (чтобы собирать налоги и заботиться о каждодневных нуждах жителей сектора), то это означает, что Газа останется взрывоопасным местом, где задают тон те, кто по-прежнему призывает к уничтожению Израиля.

Сегодня лидеры ХАМАС открыто заявляют, что не откажутся от «оружия восстания», используя тот же термин, что и «Хезболла» в Ливане, – «силах аль-мукаввама». В конечном счете это оружие может обернуться и против «единомышленников» из ФАТХ, как уже было не раз в прошлом.

На данный момент все зависит не только от лидеров ФАТХ и ХАМАС, но и от стран-доноров, ООН и арабского мира. Если они примут как данность оружие ХАМАС и его контроль над КПП, то грош цена такому соглашению, потому что оно не продержится и нескольких месяцев и, возможно, приведет к новой войне.

Например, пока трудно понять, как будет выглядеть пункт об «объединении силовых структур в Газе и на Западном берегу». Имеется ли в виду окончательное объединение силовых структур автономии, которые поддерживаются и тренируются США, с боевым крылом ХАМАС «Эзз ад-Дин аль-Кассам», чьи боевики до недавнего времени обстреливали Израиль ракетами и угрожали «стереть в пыль сионистское образование»? Если да, то кому они будут подчиняться? И что станет с ракетным арсеналом ХАМАС? Перейдет ли он к властям автономии? И уж никак нельзя не задать самый крамольный вопрос: что все-таки произойдет со всем этим соглашением, если в Палестинской автономии опять пройдут выборы и на них опять одержит победу ХАМАС? Ждут ли Ближний Восток еще 10 лет хождений по мукам и попыток сделать квадрат круглым?

Как отреагирует на примирение ФАТХ и ХАМАС Израиль? С одной стороны, объединение ФАТХ и ХАМАС, если оно будет успешным, выбивает почву из-под ног у тех, кто обвиняет Аббаса в недееспособности и указывает на то, что «раис» уже почти 11 лет не бывал в секторе. Но что произойдет в тот момент, когда он туда отправится – а это может быть уже через месяц? Многие представители правого крыла скажут, что Аббас идет на поводу у террористов и создает с ними союз.

Все эти реакции хорошо известны, потому что такие соглашения подписываются не впервые. В Израиле действительно существует консенсус в отношении контроля над границами сектора – туда должны вернуться силы Палестинской автономии – и разоружения ХАМАС. Но что, если в результате нынешнего соглашения произойдет и то и другое? Пока что поверить в это крайне сложно, учитывая мириады проблем, которые могут помешать реализации договора. Но если вдруг такое все же произойдет, то тогда израильскому руководству придется тщательно оценить новую ситуацию. Отказываться от переговоров о мире под предлогом, что палестинцы разъединены или в Газе царит ХАМАС, уже не получится.

Итак, после подписания соглашения о примирении может начаться или не начаться новый этап в жизни сектора Газа. Если ХАМАС пойдет на разоружение своего военного крыла и перевод пограничных КПП под контроль автономии, в Газу войдут строительные компании, инвесторы и огромное количество гуманитарной помощи.

Фактически произойдет все то, что уже могло произойти после одностороннего размежевания. Тогда, в сентябре 2005 года, мне как журналисту довелось наблюдать, какую бурную деятельность развернули в Газе подрядчики из ОАЭ и Египта, инвесторы из Европы и арабского мира. Все закончилось после судьбоносных выборов в январе 2006 года и последующего решения ХАМАС не отказываться от своей смертоносной исламистской идеологии. Это решение стоило многим палестинцам в Газе жизни и здоровья.

По сути, ХАМАС сегодня признается в своей несостоятельности – подходит к концу эксперимент, длившийся 10 лет, на протяжении которых Газа по большей части жила без электричества и водопровода, зато с большим количеством боевых туннелей и ракет «Кассам». Решение проблем Газы сегодня необходимо, и на этот раз у сектора появился шанс – благодаря изменившейся геополитической ситуации, надвигающейся гуманитарной катастрофе и общей безысходности. Страшно подумать, что произойдет, если и этот шанс будет упущен.

Палестина. Израиль. Египет > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 16 октября 2017 > № 2358460 Ксения Светлова


США. Израиль > СМИ, ИТ > banki.ru, 10 октября 2017 > № 2343154 Никита Дуров

Гугл действительно хром

Как хакеры используют браузеры, чтобы атаковать пользователей

Гугл хром. Точнее, уязвим для мошенников

Летом 2017 года исследователи Check Point Software Technologies обнаружили зловред Fireball, который поражает браузеры, может управлять трафиком, а также скачивать и запускать любой другой зловред на компьютер жертвы без ее ведома. По всему миру заражению подверглись 250 млн компьютеров.

Вирус для каждой четвертой компании

Разнообразие инструментов, с которыми хакеры реализуют свои преступные цели, растет вместе с появлением новых технологий, устройств и подходов к вычислениям. Например, когда смартфоны стали продолжением наших рук, количество мобильных угроз начало расти в геометрической прогрессии. Аналитики по всему миру постоянно ищут и находят уязвимости в мобильных платформах и гаджетах, в устройствах IoT, веб-платформах, социальных сетях и многом другом. И новый бич безопасников — это шифровальщики, подобные WannaCry.

Однако не стоит забывать и о давно известных векторах атак, которые тем не менее тоже совершенствуются и могут преподнести неприятный сюрприз. Например, атаки через веб-браузеры. Летом 2017 года исследователи Check Point Software Technologies обнаружили зловред Fireball, который поражает браузеры, может управлять трафиком, а также скачивать и запускать любой другой зловред на компьютер жертвы без ее ведома. По всему миру заражению подверглись 250 млн компьютеров. Распространителем зловреда оказалась китайская рекламная компания Rafotech, которая использует зловред для генерации рекламного трафика.

Вредонос скачивается на компьютер жертвы в связке с легальным бесплатным ПО так, что пользователь этого даже не замечает. Удалить Fireball с ПК без помощи специалистов нельзя, а помимо генерации трафика зловред может быть использован для совершения практически любой атаки, будь то сбор личных данных пользователя, получение доступа к личным кабинетам, мобильному банку, вымогательства. Если это корпоративный компьютер, то через него злоумышленники могут получить доступ ко всей сети организации. Тем более что в России в каждой четвертой компании вирусом Fireball заражен хотя бы один компьютер.

Человек в браузере

Атаки через браузеры особенно эффективны для кражи данных и получения доступа, например, к онлайн-банку. Согласно исследованиям Check Point, во второй половине 2016 года так называемые банковские трояны лишь немного уступали по активности программам-вымогателям. В лидерах оказывались Zeus, Tinba и Ramnit. Есть и новые трояны — например, Panda, впервые появившийся в 2016 году. Его использовали во вредоносной кампании против бразильских банков незадолго до Олимпийских игр — 2016.

Банковские трояны часто используют технику Man-in-browser («Человек в браузере») — веб-инъекции или механизмы перенаправления. Они способны подменять картинку в браузере так, что пользователь не замечает, что находится уже не на странице своего банка. Пользователь вводит логин и пароль, и они попадают прямо к злоумышленнику. Другая техника предполагает использование подложных страниц с предупреждениями якобы от банка жертвы и просьбой ввести учетные данные. Еще один вариант — когда пользователя якобы выкидывает из личного кабинета и он должен снова ввести свои данные. Хотя на самом деле это подложная страница, и вы просто отдаете информацию хакеру.

Цель таких атак — получить доступ к счетам и деньгам жертвы. А их особенность в том, что подобные зловреды очень хорошо маскируются и никак себя не проявляют до тех пор, пока пользователь не зайдет на сайт банка.

Почему браузерные атаки эффективны?

Популярность браузерных атак среди хакеров объясняется как раз тем, что для их работы пользователи особенно часто скачивают и устанавливают различные приложения типа ActiveX, Cookies, Plug-In, Flash Player, Java и т. д. Многие веб-сайты фактически требуют от пользователя установки дополнительного программного обеспечения для включения некоторых функций (Google Earth, Webex, Zoom и пр.). Но если в случае с Webex любое расширение будет безопасно, то плагины с неизвестных сайтов вполне могут содержать вредоносные элементы. Таким образом, по привычке скачав расширение из непроверенного источника, пользователь может стать жертвой атаки.

Заражение происходит, как правило, посредством скачивания через браузеры файлов или программ, содержащих вредоносный код, а также переходов по ссылкам в почте. При этом пользователи сами активируют работу вредоносной программы, нажимая «Установить программное обеспечение». Однако иногда, как в случае с Fireball, можно скачать вполне легальное ПО или получить доступ к сервису, в связке с которым устанавливается вредоносный бонус.

Согласно отчету SANS 2016 Threat Landscape Study, загрузка вредоносных программ через браузер является серьезной проблемой в том числе для корпоративных сетей — 41% самых серьезных инцидентов безопасности приходится на браузерные атаки. Так, согласно одному из последних разоблачений WikiLeaks, ЦРУ использовала программу «Архимед», которая действовала внутри корпоративных сетей. Она получала контроль над компьютером и через браузер перенаправляла трафик на сторонний сервис. При этом пользователь не замечает ничего необычного, а обнаружить подозрительный исходящий трафик можно только при анализе кода веб-страницы.

Использование браузеров часто становится частью фишинговых атак, как это было в начале мая с Google Docs: злоумышленники создали поддельный документ в Google, при переходе на который жертва попадает на реальную страницу почты Google в браузере. Если пользователь заходит в аккаунт, доступ к нему получает и зловред, который был в поддельном Google Docs. К счастью, это зловредное приложение можно легко удалить, зайдя в настройки браузера. В отличие от Fireball, который удалить своими силами практически невозможно.

Впечатляющие масштабы

Одним из выделяющихся признаков последних громких атак, включая вымогательские, DDoS, браузерные и другие, является их невероятный масштаб и стремительное распространение по всему миру. Так, масштабы заражения Fireball дают китайским маркетологам из Rafotech практически безграничную власть. По нашим оценкам, в случае если Rafotech решит реализовать этот потенциал, каждая пятая корпорация в мире будет находится в серьезной опасности. В случае с конечными пользователями жертв будет еще больше. Ущерб может быть нанесен критически важным организациям — от крупных поставщиков услуг до операторов инфраструктуры и медицинских учреждений. Возможные потери достигают немыслимых масштабов, и на их компенсацию могут уйти годы.

Никита ДУРОВ, технический директор Check Point Software Technologies в России и СНГ, для Banki.ru

США. Израиль > СМИ, ИТ > banki.ru, 10 октября 2017 > № 2343154 Никита Дуров


Казахстан. Польша. Израиль > Медицина. Образование, наука > dknews.kz, 8 октября 2017 > № 2343932

50 операций провели в Актобе ведущие доктора из Польши и Израиля. Мастер-класс проходил на базе медцентра Западно-Казахстанского государственного медицинского университета имени Марата Оспанова, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Одному из пациентов провели сложнейшую операцию по удалению опухоли почки. За манипуляциями высококлассных специалистов наблюдали как действующие, так и будущие хирурги.

У себя на родине, в городе Хайфа, заведующий урологическим отделением Иоран Деккель в год проводит до 200 таких операций. В будущем израильские медики намерены поделиться опытом в сфере оказания экстренной помощи больным. А в планах у иностранных инвесторов реализовать совместный проект - построить в Актобе хирургический корпус с собственной вертолётной площадкой.

«Уникальность этой операции состоит в том, что орган будет сохранен при удалении опухоли. Такие операции здесь проводятся впервые. Доктор Деккель любезно согласился предоставить свой опыт, и я думаю, что этот визит даст нам возможность поднять уровень онкологии на более высокий уровень», - сказал руководитель медицинского центра ЗКГМУ им. М.Оспанова Батыр Оразалин.

Казахстан. Польша. Израиль > Медицина. Образование, наука > dknews.kz, 8 октября 2017 > № 2343932


Иран. США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 6 октября 2017 > № 2345060 Ноам Хомский

Ноам Хомски: США и Израиль боятся независимого Ирана

Соединенные Штаты и Израиль не могут терпеть Иран как независимую силу, и поэтому Вашингтон и его союзники мучают народ Ирана в течение последних десятилетий, заявил известный американский ученый Ноам Хомски, сообщает Press TV.

В интервью, сделанном в преддверии выхода его книги " Глобальные недовольства: разговоры о растущих угрозах демократии", Хомски обсудил реальные причины многолетней враждебности своей страны по отношению к Ирану, отвергая дымовую завесу вокруг этого вопроса.

"Иран долгое время считался лидерами США, а также комментаторами в СМИ США, чрезвычайно опасной, возможно, самой опасной страной на планете", - сказал Хомски в ответ на вопрос соавтора книги Дэвида Барсамяна.

Ученый отметил, что доктринальная система Вашингтона стремится рассматривать Иран в качестве "двойной угрозы", который "является ведущим сторонником терроризма, а его ядерная программа представляет собой экзистенциальную угрозу для Израиля, если не для всего мира".

Хомски пояснил, что американское описание Ирана, как государственного спонсора террортзма, основывается на интересах Израиля. "В реальном мире, иранская поддержка терроризма сводится к поддержке "Хезболлы", основным преступлением которой является то, что она является единственным сдерживающим фактором для еще одного разрушительного вторжения Израиля в Ливан, и в поддержке ХАМАС, который выиграл свободные выборы в секторе Газа – "преступление", которое мгновенно вызвало жесткие санкции и привело правительство США к подготовке военного переворота", - заявил он.

Довольно иронично, философ указал на безоговорочную поддержку Америкой Саудовской Аравии, которую он назвал "жестокой диктатурой, ужасно репрессивной", совершающей "позорные зверства в Йемене".

США в течение своей более чем двухлетней агрессии обеспечивали вооружением и разведданными режим Эр-Рияда, в результате чего погибло более 12 000 жителей Йемена.

Хомски отклонил заявления США о том, что Иран обладает ядерным оружием и заявил, что любая озабоченность в этом отношении была смягчена собственными призывами Тегерана об уничтожении всего оружия массового уничтожения (ОМУ) в регионе Ближнего Востока.

"Такая позиция особо поддерживается арабскими государствами и большей частью остального мира, и блокируется, в первую очередь, Соединенными Штатами, которые хотят защитить возможности Израиля по ОМУ", - сказал он.

Известный историк рассказал, что истинными причинами враждебности Америки к Ирану, являются растущее региональное влияние страны и Исламская революция 1979 года, которая привела к свержению монарха, поддерживаемого США, Мохаммада Резы Пехлеви.

"Соединенные Штаты и Израиль не могут терпеть независимую силу в регионе, который они считают своим правом", - утверждает он. Хомски сказал, что Вашингтон все еще злится за свержение иранцами шаха - "диктатора, поставленного Вашингтоном".

"Иран не может быть прощен за свержение диктатора поставленного Вашингтоном в результате военного переворота в 1953 году, переворота, который разрушил парламентский режим Ирана и его чрезмерную веру в то, что у Ирана могут быть претензии на собственные природные ресурсы", - заявил Хомски.

Ссылаясь на многочисленные примеры двойных стандартов США, Хомски отметил, что бывший президент США Джордж Буш-старший пригласил иракских ядерных экспертов в США для повышения квалификации в области производства ядерного оружия.

Хомски рассказал, что враждебность Вашингтона к Ирану была постоянной тенденцией на протяжении последних шести десятилетий, и "едва ли проходил день, когда Вашингтон не мучил иранцев".

"После военного переворота 1953 года американская поддержка диктатора, описанного так "Amnesty International", была ведущим нарушением основных прав человека", - сказал он.

После этого коалиция государств при тогдашнем президенте Рональде Рейгане непосредственно помогала бывшему диктатору Ирака Саддаму Хусейну в его военном вторжении в Иран, которое длилось восемь лет.

"Сотни тысяч иранцев были убиты, многие - химическим оружием. Поддержка Рейганом его друга Саддама была настолько экстремальной, что, когда Ирак атаковал американский корабль, "USS Stark", убив 37 американских моряков, в ответ получил легкое похлопывание по запястью. Рейган также пытался обвинить Иран в ужасных нападках Саддама в химических атаках против иракских курдов", - добавил Хомски.

После ирано-иракской войны, Вашингтон попытался оказать давление на Иран, прибегнув к суровым экономическим санкциям. "Вашингтон является движущей силой жестких санкций против Ирана, которые продолжаются и по сей день", - добавил он.

Ситуация только ухудшилась при нынешнем президенте США Дональде Трампе, сказал Хомски, добавив, что президент США "присоединился к самым суровым и самым репрессивным диктаторам в своих криках проклятий в адрес Ирана".

Иран. США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 6 октября 2017 > № 2345060 Ноам Хомский


Израиль > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 октября 2017 > № 2334400 Владимир Бейдер

Как мы сами у себя украли победу

Почему война Судного дня — пример мужества и стойкости израильтян — стала вечным поводом для самобичевания и скорби, и какие у этого последствия.

Владимир Бейдер, Курсор, Израиль

В Судный день, 6 октября 1973 года, в два часа дня, одновременным наступлением египетских войск с юга и сирийских с севера началась самая тяжелая и кровопролитная война Израиля. Ни об одной израильской войне не написано, не сказано, не снято столько, сколько об этой. И почти в каждую годовщину, в канун Судного дня (даты у нас отмечаются по еврейскому календарю), появляются новые публикации, свидетельства, подробности. Не станет исключением и нынешняя.

Но я сейчас — о другом. О чем обычно в канун той войны не говорят — то ли намеренно, то ли по сложившейся традиции. И о самой этой традиции. Речь об отношении израильтян к одному из самых драматичных эпизодов своей истории. А если честно и сразу — о том, как и почему мы сами у себя украли победу.

Войну Судного дня принято вспоминать в Израиле как пример жестокого провала. Она — вечный повод для самобичевания, раскаяния и скорби. На нее навсегда наклеен негативный исторический ярлык.

Она действительно начиналась крайне неудачно для Израиля. И для людей, переживших ее, потерявших родных и друзей, искалеченных, побывавших в плену — египетском и самом страшном, сирийском, эта рана никогда не затянется. Есть основания для скорби и материал для разбора ошибок.

Но это была война. Которую не мы начали. А если бы начали мы, как планировалось, упреждающим ударом, не было бы тех первых страшных дней, которые только и вспоминают теперь в рассказах о ней. А на войне, как на войне, — солнце не всегда на твоей стороне.

Вынесем за скобки сегодняшнюю победную истерию в России, но что было бы с самосознанием советских людей и в том числе ветеранов Великой Отечественной, одолевших Гитлера страшной ценой, если бы при упоминании о ней вспоминали бы только хаос и драп 1941-го, а не торжество 1945-го?

С войной Судного дня мы поступаем именно так. Историческая правда, национальная гордость, уважение к памяти павших и к вкладу сражавшихся на ней требуют восстановления справедливости. Это была великая победа Израиля, тем более ценная, чем труднее она досталась. Пора провести работу над ошибками в отношении ее. На этот раз — не ошибками, допущенными в самой войне Судного дня, чем постоянно занимается израильское общественное мнение, наука и СМИ, а ошибочным отношением к ней.

Можно сколько угодно смеяться над особенностями арабской пропаганды. Над ежегодными парадами в Каире в честь «победы» в «Октябрьской войне», которая закончилась по требованию Совбеза ООН после окружения 3-й египетской армии, когда израильские войска стояли в 80 километрах от того самого Каира. Или музеем героической обороны Кунейтры с диорамами, сооруженными советскими музейными специалистами, где проходили уроки патриотического воспитания поколения сирийских школьников. Той самой Кунейтры, откуда доблестные защитники драпали без всякого сопротивления, пустив израильтян к Дамаску на расстояние танкового выстрела. Но если израильтяне — противники египтян и сирийцев в той войне — не считают себя в ней победителями, значит, арабы вполне могут присвоить эту бесхозную победу себе.

В короткой истории Израиля было немало войн — и официальных и скромно называемых военными операциями, но исключительно мало — признанных побед. Министр обороны Израиля, тоже озабоченный этой проблемой, которую он признает важнейшей для национального духа, выступая на недавнем Всемирном антитеррористическом форуме в Герцлии, назвал только одну — в Шестидневной войне. Наша гипертрофированная, самоедская скромность удаляет самую трудную и убедительную победу даже из перечня.

Израиль не проиграл ни одной войны, иначе его бы уже не было. Но во всех выигранных войнах мы находим основания не признавать своей победы.

Войну за Независимость списываем на недоразумение. По поводу Первой ливанской — первой современной войны, на которой учился воевать в новых условиях весь мир, — вспоминаем только Сабру и Шатилу и посыпаем голову пеплом. Даже в такой очевидной победе, которая одержана в Шестидневной, нашли повод для скорби — это тогда мы захватили территории, которые нам так мешают, и оккупированную иорданцами часть Иерусалима с Храмовой горой — вечное яблоко раздора.

А война Судного дня — вообще классический пример отказа от победы, уже одержанной.

Победа — важнейший фактор национального самосознания и подъема национального духа. Пренебрегать им — непростительная растрата достояния нации. Надо разобраться, почему это раз за разом происходит с нами, и вернуть утраченное. А в следующей войне — победить так, чтобы ни у кого не осталось сомнений в этом. И прежде всего — у нас самих.

Израиль > Армия, полиция > inosmi.ru, 2 октября 2017 > № 2334400 Владимир Бейдер


Саудовская Аравия. Израиль. Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 15 сентября 2017 > № 2310649

Саудовская Аравия и Израиль готовят новый заговор против Ирана

Редакционный материал Iran.ru

Как сообщают некоторые арабские СМИ, и это было подтверждено радиостанцией «Кол Исраэль» («Голос Израиля») на арабском языке 10 сентября, со ссылкой на саудовские и эмиратские источники, наследный принц и министр обороны Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман в сопровождении ряда высокопоставленных чиновников, представителей спецслужб и военных КСА (среди них был и отставной генерал Анвар Ашаки, который в летом 2016 года уже ездил в Тель-Авив) тайно посетил Израиль на прошлой неделе. Состоялась его продолжительная встреча с главой правительства Беньямином Нетаньяху. Канцелярия израильского премьер-министра и министерство иностранных дел воздержались от комментариев в связи с вопросами местных журналистов, но и не опровергли эту информацию.

Характерно поэтому и заявление, сделанное в МИД Израиля премьер-министром Биньямином Нетаньяху 6 сентября на торжественном мероприятии в честь приближающегося еврейского Нового года (20 сентября), о том, что отношения еврейского государства с арабскими странами находятся сейчас на взлете за всю историю, и что сотрудничество Израиля с арабским миром сейчас теснее, чем когда бы то ни было прежде.

Если верить неназванному сотруднику разведки ОАЭ, на которого ссылаются некоторые интернет-сайты, Саудовская Аравия в настоящее время сталкивается с серьезными экономическими трудностями, и потому нуждается в ссудах от Международного валютного фонда (МВФ) и от Всемирного банка. А без официального признания Израиля, этих кредитов не получить, поскольку это является, в данном случае, одним из условий их утверждения со стороны МВФ и МБРР.

Однако трудно поверить в то, что тайный визит министра обороны Саудовской Аравии и делегации высокопоставленных офицеров саудовской армии и спецслужб в Израиль состоялся исключительно по экономическим соображениям, учитывая нынешнюю военно-политическую ситуацию в регионе, прежде всего в Сирии, Ираке, Йемене и вокруг Ирана. В ходе противостояния между суннитами и шиитами, в котором, судя по событиям в Сирии и Ираке, сунниты терпят поражение.

Израиль, открыто являющийся врагом шиитского Ирана, воспринимается Саудовской Аравией и другими суннитскими арабскими монархиями Персидского залива в качестве естественного союзника в борьбе с шиитской коалицией, возглавляемой Ираном. Тем более что Вашингтон тоже проводит жесткую антииранскую политику и периодически призывает к силовым сценариям против ИРИ. Израиль же любыми средствами стремится предотвратить закрепление Ирана и «Хизбаллы» в Сирии, особенно в районах сирийско-израильской границы вблизи Голанских высот. Именно ради этого, Бенъямин Нетаньяху в конце августа с.г. прилетал в Сочи на встречу с президентом России Владимиром Путиным в сопровождении директора разведки "Моссад", который изложил российскому лидеру "факты" усиления иранского военного присутствия в САР.

Саудовская Аравия, со своей стороны, тоже хотела бы убедить Россию в том, что Ирану не следует находиться в Сирии, так как это якобы направлено против суннитского мира и способствует распространению радикальных идей. Этот вопрос поднимался 10 сентября в Джидде руководством КСА во время визита туда Сергея Лаврова. Он будет поднят и в ходе анонсированного на конец октября с.г. приезда в Москву саудовского короля Сальмана.

При этом саудовцы опять предлагают Москве закупить российское оружие и влить инвестиции в российскую экономику, если Россия отойдет от сотрудничества с Ираном. Ничего нового. Такое уже было, и не раз. Но когда Москва проголосовала за американский проект резолюции СБ ООН по введению санкций против ИРИ и отказалась продать Тегерану ЗРК "С-300", саудовцы сразу же аннулировали свои щедрые посулы. А с учетом ситуации вокруг РФ, нагнетаемой США, и предстоящими в России президентскими выборами, верить обещаниям КСА уж точно не стоило бы. Да и ссориться с Ираном нет смысла, учитывая общность интересов Москвы и Тегерана в Сирии, Ираке, мировых газовых делах и т.д.

Обращает на себя внимание и то, что тайные переговоры саудовского принца проходили на фоне ужесточения антииранской линии США. На днях стало известно, что президент США Дональд Трамп рассматривает возможность применения новой, более жесткой политики в отношении Ирана. В том числе планируется ужесточить меры, связанные с перехватом поставок иранского оружия хуситам в Йемене и, палестинским группировкам в Секторе Газа и на Синайском полуострове. Также Трампу предлагается активнее действовать и в Бахрейне.

Пока, конечно, рано делать выводы. Но одно ясно: Израиль, Саудовская Аравия и США готовят новый план действий против Ирана, а значит и против российских интересов на Ближнем Востоке.

Саудовская Аравия. Израиль. Иран > Внешэкономсвязи, политика > iran.ru, 15 сентября 2017 > № 2310649


Израиль. Иран. Ирак. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 сентября 2017 > № 2301871

Израиль больше не враг арабским странам

Арабская молодежь изменила своё отношение к израильскому государству

Выступая в МИД в преддверии еврейского Нового года, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил о прорыве в отношениях со странами арабского региона, хотя, как он сам отметил, палестинский вопрос остается открытым.

По словам Нетаньяху, именно сближение с группой умеренных стран Ближнего Востока на почве борьбы с общей угрозой в лице Ирана является одной из главных задач дипломатии Израиля.

В своем выступлении премьер-министр Израиля заявил, что несмотря на то, что пока сотрудничество с арабскими странами происходит на различных уровнях, в различных форматах и не заметно для широкого круга наблюдателей, «за кулисами» процесс сближения идет гораздо активнее, а тех отношений, которые между странами развиваются сейчас, не было даже в период подписания мирных соглашений.

Тем не менее Израиль был главным врагом арабского народа ещё с 1948 года, когда началась первая война между евреями и арабами. На протяжении арабо-израильского конфликта прошло несколько войн: в 1956, 1967 и 1973 годах. В 1982 году Израиль совершил вторжение в Ливан. С 1978 года между арабскими странами и Израилем зарождаются дипломатические отношения, начавшись с перемирия с Египтом и подписанием соглашения «Кэмп-Дэвид». В 1990-х годах прошлого столетия, после Мадридской конференции и подписания соглашения в Осло, другие арабские страны тоже начали дипломатические отношения с Израилем.

Так что дипломатические отношения с большинством арабских стран у Израиля зародились давно и уже не являются новостью. Говоря о «небывалом сближении», Нетаньяху имеет в виду главным образом зарождение дипломатических отношений с Саудовской Аравией, важнейшей страной Персидского залива, страной, где находятся главные мусульманские святыни.

Почему отношения арабских стран с Израилем стали мягче, а дипломатия развивается, несмотря на то, что с самого начала истории израильского государства его отношения с арабским миром были враждебными и сопровождались постоянными конфликтами?

Главное, как я считаю, — не официальный политический курс стран на сближение и не выстраивание дипломатических отношений между Израилем и арабскими странами, а отношения между арабами и евреями. Жителям арабских стран всё чаще становится интересно: что, как и почему происходит в Израиле, почему Израиль — единственная демократическая страна на Ближнем Востоке, почему в Израиле стало спокойно, хотя в соседних странах бушуют волнения?

Израиль увидел эти настроения среди арабов и начал делать первые шаги к сближению на уровне народа: в социальных сетях, в частности, в Facebook, стали создаваться страницы о жизни в Израиле, где арабы могут напрямую общаться с представителями ЦАХАЛа, среди них, например, Авихай Эдраи из пресс-службы ЦАХАЛа, вещающей на арабском языке. К слову, такие страницы очень популярны, одна из них насчитывает около миллиона подписчиков среди арабов.

Безусловно, подобные страницы в соцсетях изменили взгляды молодых людей на еврейский народ, открыли им об Израиле много новой и интересной информации, которую прежде от них скрывали в образовательных учреждениях, а официальные арабские СМИ искажали.

Не менее удивительное следствие работы Израиля над сближением арабов и евреев в том, что молодые граждане арабских стран изменили свое отношение к самому израильскому государству, в том числе и к пресловутому палестинскому вопросу. Теперь, после десятилетий палестино-израильского конфликта, молодые арабы спрашивают себя и друг друга: а зачем им участвовать в конфликте, который не касается никого, кроме Израиля и Палестины?

В отношениях Израиля и Ирака страницы в соцсетях, курируемые израильскими службами, сыграли интегрирующую роль. После сотен терактов, совершенных палестинцами на иракской территории, иракцы встали на сторону Израиля в палестинском конфликте. С развитием страниц в соцсетях солидарность между ними доходит до такого уровня, что когда в Израиле происходят трагедии, сотни иракцев выражают соболезнования и даже прикрепляют к текстовым сообщениям фотографии своих паспортов, чтобы доказать, что они — реальные люди, и сочувствующих евреям действительно очень много.

Не только среди иракцев, но и среди египтян множество тех, кто считает вражду с евреями изжившей себя. Стоит отметить, что в Израиле живут уже по меньшей мере 25 тысяч египтян, а один из главных египетских писателей нашего века, Юсеф Зидан, в своих трудах призывает всех пересмотреть еврейский вопрос и называет антисемитизм многих политиков «инструментом популярности». Зидан также признает и призывает остальных признать право евреев жить на занятой ими территории Палестины.

За 69 лет, с 1948 года и до сих пор, израильскому государству удалось достичь всех своих целей и перевести враждебные отношения с арабскими странами в новый этап, на котором все страны объединены своей нуждой в помощи Израиля.

Амр Элдиб

Израиль. Иран. Ирак. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 9 сентября 2017 > № 2301871


Израиль. Сирия. Россия. УФО > Армия, полиция > ria.ru, 8 сентября 2017 > № 2301819

Вице-премьер по оборонной промышленности Дмитрий Рогозин удивлен, что Сирия и Израиль только сейчас заинтересовались покупкой российских боевых машин поддержки танков типа "Терминатор".

"Странно, что они так долго "раскачивались", — написал Рогозин на своей странице в Facebook.

В пятницу в Минобороны сообщили, что Сирия и Израиль одновременно заинтересовались "Терминаторами".

"Терминаторы" во многом не имеют аналогов в мире. Их основное назначение — прикрывать танки от пехоты и гранатометчиков противника. Эти машины могут поражать на ходу и с места танки, БМП, дот, дзот и другие высокозащищенные цели. Не исключено, что "Терминаторов" возьмут за основу при разработке наземных боевых роботов будущего.

Также на "Уралвагонзаводе" планируют модернизировать машину, оснастив орудиями новых калибров и обновленными боевыми модулями, сообщила ранее газета "Коммерсант".

Израиль. Сирия. Россия. УФО > Армия, полиция > ria.ru, 8 сентября 2017 > № 2301819


Вьетнам. Иран. Израиль. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 25 августа 2017 > № 2285549

Соглашение о Зоне свободной торговли Евразийского экономического союза со Вьетнамом действует уже год. На очереди ряд стран, желающих попасть в эту зону. О том, как проходят переговоры, рассказала член коллегии (министр) по торговле ЕЭК Вероника Никишина.

В настоящее время открыто семь переговорных треков. И, как подчеркнула министр, каждый из них "абсолютно уникальный". Переговоры ведутся с Египтом, Израилем, Индией, Ираном, Китаем, Сербией и Сингапуром.

"У нас нет типового соглашения, которое мы всем предлагаем. С Израилем у нас товарное соглашение, с Китаем непреференциальное без пошлин, с Ираном временное соглашение по узкой макулатуре и так далее", — отметила Вероника Никишина.

По словам Никишиной переговорный процесс с Ираном практически завершен, особенность переговоров заключалась в том, что Иран не является членом ВТО.

"Что касается Ирана, восемь месяцев мы ведем интенсивные переговоры. У нас прошло семь раундов непростых переговоров. С одной стороны, мы практически завершили эти их. Но результат состоит из трех частей, в частности, сам текст соглашения и регуляторика, которая будет определять правила игры. Иран не является членом ВТО, поэтому описание правил торговли между Союзом и Ираном, описание в юридическом документе — очень важный элемент. Нам кажется, что мы сделали хороший текст, где Иран готов взять на себя очень большой пакет эквивалентных ВТО правил торговли", — пояснила она.

Два других раздела соглашений представляют собой договоренности по пошлинам в промышленных товарах и по пошлинам в сельскохозяйственных товарах, переговоры по которым также практически завершены, но необходимо договориться о позициях, по которым пока нет взаимного удовлетворения сторон.

"Это, наверное, самая большая проблема, которая заключается в том, что если мы вместе с иранскими партнерами в самое ближайшее время остановимся на том этапе договоренностей, которые есть сейчас, понимая что потом окно возможностей будет открыто для расширения этого соглашения, то у нас есть все шансы к октябрю этого года доложить президентам наших стран о завершении переговоров и попросить мандаты на подписание соглашений. Если в ближайшие дни мы не завершим переговоры, а будем настаивать на дальнейшем продолжении улучшения качества договоренностей, то тогда, по всей видимости, мы перейдем на какой-то медлительный этап переговоров и в ближайшее время это соглашение подписано не будет", — отметила министр.

С Израилем пока речь идет только о снижении пошлины и сложность состоит в том, что у Евразийской экономической комиссии есть мандат на ведение переговоров исключительно по вопросам движения товаров.

"Переговоры идут. Пока идентифицируем те отрасли, которые нуждаются в защите. Если говорить о внеуровневой проблеме, то она заключаются в том, что Израиль предлагает нам смотреть на соглашение с точки зрения более современного взгляда. А современный взгляд заключается в том, что они касаются не только товаров, но еще услуг и инвестиций. Все современные соглашения, это всеобъемлющие соглашения, касающиеся товаров, услуг, инвестиций", — сказала Никишина.

Он отметила, что в компетенции комиссии только товары, а компетенция сторон — это услуги и инвестиции.

"И поэтому сейчас мы находимся в обсуждении со сторонами, нужно ли нам включать в переговоры с Израилем услуги инвестиций. Если нужно, то какие от этого будут выгоды и как нам совместить эту наднациональную компетенцию с национальными компетенциями, как нам сделать такую комбинированную переговорную делегацию по тем вопросам, которые будут в такой сложной конструкции обсуждаться", — заметила министр.

С Китаем есть соглашение, которое не касается снижения пошлин, но касается расширения сотрудничества этой страны с ЕАЭС по другим дисциплинам торгово-экономической повестки, кроме референций. ЕЭК пытается сделать это соглашение действительно интересным для бизнеса.

"Если в нем будут такие вопросы, как сотрудничество в таможенной сфере, переход на более быстрые способы обмена информацией, бездокументное взаимодействие бизнеса, элементы электронной, то бизнес получит прибыль в виде упрощения торговли, а оно по определению должно будет привести к увеличению торговли и прибыли. Наше соглашение будет направлено на активизацию, на упрощение ведения бизнеса с Китаем, не затрагивая таможенные пошлины", — рассказала Никишина.

Что касается Сингапура, в силу специфики партнера, у которого практически все пошлины уже нулевые, то соглашение о свободной торговле товарами будет означать снижение пошлин со стороны ЕАЭС.

"Но Сингапур является нашим партнером, в первую очередь, в отношении которого мы видим перспективы по услугам и инвестициями. И в силу сложности нашего национального и наднационального совмещения компетенций мы с Сингапуром три дня назад утвердили директивы, 29 августа у нас пройдет первый раунд переговоров, мы начинаем активную фазу переговоров, где ключевыми будут инвестиции и услуги", — заметила она.

Индия — партнер с емким товарным рынком и очень сложной регуляторикой, тарифными барьерами.

"Кроме того, продукция Индии у стран нашего союза вызывает тревогу. Здесь мы будем не быстро двигаться в рамках переговоров, то есть пока мы находимся на стадии, я бы сказала, первого подхода к снаряду. В силу очень серьезной, штатной и чувствительной работы, которая нам предстоит, это будет чисто товарное соглашение", — подытожила министр.

Вьетнам. Иран. Израиль. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 25 августа 2017 > № 2285549


Израиль. США. Великобритания. Весь мир. РФ > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > 9tv.co.il, 17 августа 2017 > № 2279382

Купить квартиру в США легко, в Британии трудно, в Израиле – крайне трудно

Из 115 стран, вошедших в рейтинг австралийской компании Assured Removalists, которая измерила покупательную способность зарплат применительно к сфере недвижимости, Израиль находится на далеко не почетном 75-м месте (на 40-м месте с конца).

Измерения проводились следующим образом – бралась средняя годовая зарплата по стране нетто (то есть уже после вычета налогов) и средняя стоимость жилья. Затем вычислялось, сколько таких средних зарплат нужно сложить, чтобы получилась средняя стоимость жилья. В результате получился рейтинг по "годам чистой зарплаты", то есть сколько лет одному человеку надо проработать, не тратя деньги ни на что другое (кроме налогов), чтобы оплатить жилье.

Вот рейтинг первой десятки стран, в которых купить жилье легче всего.

1) Суринам (Нидерландская Гвинея) – 1,87 года;

2) Саудовская Аравия – 3,02 года;

3) Оман – 3,41 года;

4) Багамские острова – 3,42 года;

5) США – 4,18 года;

6) Гондурас – 4,68 года;

7) Бруней – 4,79 года;

8) Ямайка – 5,03 года;

9) Кувейт – 5,63 года;

10) Катар – 7,52 года;

Последняя десятка стран с самым дорогим жильем относительно чистого дохода граждан выглядит следующим образом:

106) Таджикистан – 32,05 года;

107) Венесуэла – 32,33 года;

108) Сальвадор – 36,34 года;

109) Китай – 40,8 года;

110) Вьетнам – 40,91 года;

111) Бутан – 50,57 года;

112) Мальдивы – 50,77 года;

113) Соломоновы острова – 106 лет;

114) Барбадос – 173,77 года;

115) Папуа – Новая Гвинея – 181,6 года.

Напомним, что речь идет не об абсолютной стоимости недвижимости, а исключительно о возможности местных жителей купить ее на местную зарплату.

Израиль, как уже отмечалось, находится на 75-м месте в этом рейтинге – израильтянину с его средней зарплатой потребуется копить ее, ни на что не тратя, 18,92 года – почти 19 лет, - чтобы купить себе жилье.

В Британии, которая тоже не славится дешевизной жилья, купить его все-таки легче – среднему британцу с его зарплатой для этого потребуется откладывать ее 13 лет, поэтому Британия на 44-м месте.

Канада в этом списке находится на 11 месте (7,59 года), Болгария на 21-м месте (9,46 года), Иордания на 23-м (9,88 года), Чехия на 40-м (12,47 года), Россия на 55 (15,6 года), Германия на 62-м (15,93 года), Украина – на 90-м (22,49 года).

Полный рейтинг опубликован на сайте компании Assured Removalists. Там есть также интерактивная карта с цветовой разметкой по странам.

Израиль. США. Великобритания. Весь мир. РФ > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > 9tv.co.il, 17 августа 2017 > № 2279382


ОАЭ. Австралия. Израиль. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dxb.ru, 17 августа 2017 > № 2278294

Мельбурн седьмой раз признан самым благоприятным городом для жизни в мире, согласно международному исследованию The Economist Intelligence. Дубай занял высочайшую позицию в рейтинге на Ближнем Востоке и 74-ю строчку в общем зачете.

Оценка в 74,7%, присвоенная Дубаю, выводит город на второй уровень условий для жизни. Это означает, что повседневная жизнь пребывает в порядке, но некоторые аспекты могут повлечь за собой проблемы.

В регионе Ближнего Востока и Северной Африки на втором месте после Дубая находится Тель-Авив, а на третьем — Абу-Даби.

Конфликтные города Триполи и Дамаск оказались в самом низу рейтинга.

Как показывает результат опроса, Дубай высоко оценивается с точки зрения стабильности с наиболее безопасными условиями для граждан. Он также обеспечивает развитую инфраструктуру благодаря инвестиционным проектам.

Авторы отчета заявили, что несоответствия в предоставлении медицинских и образовательных услуг местным жителям и эмигрантам повлияли на общий балл.

За последние пять лет Дубай продемонстрировал значительные улучшения в плане развития условий для жизни в отличие от большей части остального мира. Город нарастил привлекательность в таких категориях, как стабильность, образование, культура и инфраструктура.

ОАЭ. Австралия. Израиль. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dxb.ru, 17 августа 2017 > № 2278294


Украина. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 августа 2017 > № 2278862 Зеэв Элькин

Зеэв Элькин: Текст договора о ЗСТ между Украиной и Израилем будет готов для подписания к концу года

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" министра по вопросам охраны окружающей среды государства Израиль, министра по делам Иерусалима и наследия Зеэва Элькина, возглавляющего с израильской стороны межправительственную комиссию развития международных связей между Украиной и Израилем.

Какая цель вашего визита в Украину?

В первую очередь это подготовка заседания межправительственной комиссии по развитию двусторонних связей между Украиной и Израилем. Заседания комиссии проходят, как правило, ежегодно. В этом году мы проводим его в Киеве 21-22 августа. Кроме заседания комиссии в Киеве будут встречи с президентом Украины Порошенко, премьер-министром Гройсманом, рядом министров правительства, парламентариями, комитетом по иностранным делам Рады и с парламентской группой дружбы "Украина-Израиль". Перед этим я традиционно посещаю регионы. В прошлый визит я был в Днепре и в Харькове, в этот – только в Харькове. В пятницу я встречался с мэром города Кернесом, во вторник – с губернатором Светличной.

Какие вопросы вы планируете обсуждать с премьером и с президентом?

Во-первых, естественно обсуждаются все вопросы двусторонних связей. Во время недавнего визита премьера Гройсмана в Израиль, который я сопровождал достаточно плотно, был поставлен целый ряд задач.

Например, на очень продвинутом этапе находится договор о зоне свободной торговли между Израилем и Украиной. У нас был совсем недавно (в конце июля – ИФ) очередной раунд переговоров. Мы думали, что уже выйдем на рамочное подписание, на парафирование договора. К сожалению, остался незакрытым целый ряд вопросов и мы не смогли выйти на рамочное подписание в рамках комиссии. Но, думаю, что до конца года текст договора будет завершен и подготовлен нашими странами уже к официальному подписанию. Если не в конце этого, то в начале следующего года.

Естественно, это даст очень сильный толчок развитию экономических отношений, потому что зона свободной торговли очень сильно облегчает все налоговые вопросы и делает гораздо более выгодным сотрудничество с финансовой точки зрения. Это - задача, которая была поставлена на встрече двух премьер-министров (Нетаньяху и Гройсмана - ИФ), которая была в мае этого года в Израиле.

Мы также обсуждали целый ряд более конкретных вопросов экономического сотрудничества в разных областях: в области сельского хозяйства, в области инновационных технологий.

Кроме того, идет диалог о сотрудничестве на международной арене, в Организации Объединенных Наций и других международных организациях. Израиль поддерживал Украину на выборах в Совет безопасности. Израиль баллотируется в Совет безопасности на 2018-2019-й год и рассчитывает на поддержку Украины. У нас есть договор о взаимной поддержке с Украиной.

Есть чувствительные для Израиля и для Украины вопросы, решение которых проходит через международные организации, - это тоже обсуждается. Обсуждается туристическое сотрудничество (сейчас очень большой поток туристов между странами), авиационное сотрудничество. Появилось очень много рейсов и, тем не менее, все равно есть нехватка. Мы обсуждаем увеличение количества рейсов, как некоторую поддержку туристического сотрудничества. В общем, у нас большой спектр вопросов для обсуждения.

Что стало камнем преткновения при подготовке соглашения о зоне свободной торговли?

Первый чувствительный момент - список товаров, на которые распространяется этот договор. Как всегда на подобного рода переговорах, у каждой стороны есть товары, которые она заинтересована включить в зону свободной торговли, а есть товары, включение которых проблематично из-за того, что есть поддержка местных производителей по той или иной статье. Переговоры – это попытка достичь некоторого компромисса, взаимного учета интересов по принципу "Пойдите мне навстречу тут, я пойду вам навстречу там". Как правило, такие переговоры всегда доходят до финальной точки, но требуют времени и попыток каждой стороны "перетянуть одеяло" чуть больше на свою сторону - это естественный процесс.

Второй чувствительный момент - вопрос включения услуг в договор. Мы в конечном счете пошли на предложение украинской стороны и согласились, чтобы ускорить подписание, вывести пока услуги за рамки первого варианта договора, а потом его расширить. Т.е. в договор войдет пункт о том, что через некоторое время после его подписания начнутся переговоры о его расширении на сферу услуг. Надо понимать, что в услуги входят и IT-технологии, поэтому это достаточно серьезный вопрос сотрудничества между нашими странами.

Есть еще один вопрос, который важен для Израиля. Украина сегодня – один из главных поставщиков пшеницы в Израиль и она просила гарантировать достаточно большие льготы в рамках зоны свободной торговли по поставкам пшеницы. В принципе Израиль был готов пойти навстречу, но просил гарантий продуктовой безопасности, т.е. гарантий поставок, независимо от того, что происходит в Украине. Это нетривиально, потому что есть правило, согласно которому в неурожайные годы в первую очередь продукт уходит на внутренний рынок и есть право нарушения международных обязательств на поставки. Мы ищем формулы, которые позволят Израилю быть уверенным, что он может рассчитывать в долгосрочной перспективе на украинские поставки зерна, а Украине - получить те льготы при поставке пшеницы, которые она просила в рамках этого договора. У нас уже есть понимание, какова должна быть модель в общих чертах, но о ее деталях пока договоренности нет.

Как изменился объем товарооборота между нашими странами и его структура за последние три года, с момента аннексии Крыма и начала войны на востоке Украины?

В долларовом исчислении товарооборот упал. Это естественно, потому что гривня очень сильно упала по отношению к доллару. В 2016 году совместный товарооборот был чуть больше, чем $750 млн. Для сравнения, например, в 2012-2013 годах это было больше чем $1,2млрд. Что касается структуры, я не вижу принципиальных изменений по статьям. Упала ценность товаров за счет падения гривни, это сильно уменьшило объем товарооборота. И в количественном отношении тоже, думаю, было определенное падение.

А как повлияли события в Украине на процесс репатриации?

Сначала поток вырос, сейчас он чуть-чуть уменьшился. Если перед началом этих событий Франция лидировала как источник репатриации в Израиль, то после Революции на Майдане и начала войны Украина заняла первое место как источник репатриации. Но в последний год на первом месте Россия. Вообще последние лет 5 эти три страны - Франция, Украина и Россия - ведущие по источнику репатриации, они занимают первые три места, меняясь между собой. На четвертом месте Соединенные Штаты.

Не усложняют ли украино-российские отношения, отношения между репатриантами из этих стран в Израиле?

Нет. Понятно, что у граждан Израиля, приехавших из Украины или из России, есть разные позиции по Крыму или конфликту на Востоке Украины и они, кстати, не всегда соответствуют тому, откуда человек приехал. Но вражды между общиной выходцев из Украины и общиной выходцев из России я не наблюдаю. Между ними достаточно тесное сотрудничество. Они, скорее, все вместе видят себя представителями еврейства бывшего СССР, которое представляет из себя отдельную, достаточно большую общину в Израиле, более миллиона человек (это достаточно много по израильским меркам), у которой достаточно серьезный голос и в политике, и в общественной жизни, и в экономике, и в науке, и в культурной жизни страны. Они воспринимают себя как две части единого целого.

Премьер Гройсман во время официального визита в Израиль пообещал, что правительство и он лично сделает все от них зависящее, чтобы израильские инвестиции в Украину были успешными. У вас есть информация, имели ли его слова эффект, кто-то из ваших соотечественников откликнулся на них?

В Украине есть израильские инвестиции. Они начались еще до визита премьер-министра и они продолжаются после него. Есть немало израильских бизнесменов, которые работают в Украине в разных направлениях.

Кстати, есть одно направление, настолько активно развиваемое в последние годы, что это заставляет даже немножко озаботиться о состоянии израильского рынка. Это IT- технологии. Есть очень активный процесс аутсорсинга израильских IT- кампаний в направлении Украины. Это началось в маленьких стартап-компаниях. Как известно, Израиль неслучайно называют startup nation. Сегодня он занимает одно из ведущих мест в мире не только по созданию новых стартапов на душу населения. По количественным показателям Израиль на втором месте в мире. Очень многие стартапы сотрудничают с Украиной: инвестируют здесь, чтобы часть процессов производства через аутсорсинг происходила на территории Украины, в том числе и в Харькове – это одно из самых популярных мест для аутсорсинга. Этот процесс настолько активно развивается, что сегодня его используют не только маленькие стартап-компании, но и средние и даже большие израильские IT-компании. Начинает возникать вопрос о состоянии израильского рынка. В принципе израильский рынок всегда характеризовался нехваткой рабочей силы - не было проблемы устроиться. Но в последнее время есть сигналы о том, что объем аутсорсинга столь высок, что у менее профессиональных программистов уже начинают возникать проблемы с поиском работы, поскольку очень большая часть технологического процесса ушла в Украину.

Что касается интенсификации израильских инвестиций в Украину, я думаю, прошло недостаточно времени, чтобы судить, об изменении их объема. Хочу только заметить, что есть определенная проблема: между нашими странами нет финансового протокола о правительственных гарантиях инвестиций. Это, естественно, осложняет решение инвесторов о вложении инвестиций.

Во время визита премьера Гройсмана в Израиль он поднимал еще одну чувствительную тему - признание Голодомора геноцидом украинского народа. Как вы оцениваете вероятность того, что Кнессет проголосует за это?

В Израиле есть традиция, что, вопросы, связанные с трактовкой тех или иных исторических событий, как правило, не выносятся на политическое решение. Максимум, они выносятся на обсуждение. Например, признание геноцида армянского народа. В Израиле эта тема обсуждалась несколько раз в парламенте, но ни разу не было принято какое-то декларативное решение, хотя практически во всех западных парламентах принимались декларативные решения по этому поводу. Израильский парламент считает, что вопросы прошлого должны решаться не политиками, а профессионалами, как часть профессионального дискурса.

Поэтому я не думаю, что будет принято какое-то декларативное решение по Голодомору, как и по другим тяжелым трагическим страницам в истории тех или иных народов, потому что это не соответствует нашей парламентской традиции. В нашей парламентской традиции как правило декларации подобного рода не принимаются.

Есть ли с вашей точки зрения перспективы в сотрудничестве Украины и Израиля в сфере ВПК?

Эта тема за рамками нашей комиссии, но могу сказать, что с украинской стороны были разного рода запросы. Поскольку речь идет о зоне конфликта, есть определенные ограничения. По принятым международным стандартам мы не продаем атакующее оружие в зону конфликта, в том числе и сюда. Там, где это возможно, с точки зрения тех принципов, по которым мы работаем, сотрудничество обсуждается. Сейчас, например, крупная израильская компания Elbit Systems участвует в тендере на радиосвязь. Израиль активно сотрудничает с Украиной во всем, что касается реабилитации и солдат, пострадавших во время боевых действий, и гражданского населения. У нас, к сожалению, огромный опыт в этой области. Это и медицинская помощь, и психологическая. Ваши пострадавшие приезжали к нам. Наши специалисты приезжают сюда, работают, обучают. Есть центр, который помогал освоить израильский опыт в этой области.

Научный и учебный обмен всегда был в числе перспективных направлений сотрудничества между Украиной и Израилем. Как сейчас обстоят дела?

Есть сотрудничество между целым рядом израильских и украинских университетов. Я сам пришел в политику из Иерусалимского университета. Еще до моего ухода в политику, у нас были совместные проекты с рядом украинских вузов, они продолжаются. Специалисты из Иерусалимского университета преподают в Киево-Могилянском университете, в Украинском католическом университете во Львове, приезжают в Харьковский национальный университет, Одесский университет с циклом лекций.

Есть сотрудничество в гуманитарной области, есть разного рода проекты в естественнонаучной области. Сейчас открылось очень перспективное направление сотрудничества, потому что Украина получила определенный статус в больших европейских проектах, а Израиль, как и Украина, является ассоциативным членом Евросоюза. Поэтому совместные израильско-украинские проекты могут участвовать в достаточно больших европейских фондах. Немало израильских ученых – сами выходцы из Украины, они сохранили здесь связи и рабочие контакты, и поэтому здесь есть достаточно большая перспектива. Совсем недавно украинский министр образования Лилия Гриневич приезжала в Израиль и посещала целый ряд вузов, чтобы посмотреть, как можно интенсифицировать наше сотрудничество. Мы с ней встречались в Израиле, будем встречаться и здесь, в Киеве. Это одна из тем, которые я буду обсуждать.

Украина. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 августа 2017 > № 2278862 Зеэв Элькин


Израиль > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > 9tv.co.il, 9 августа 2017 > № 2279367

Кнессет требует от инвалидов доказать, что на 2342 шекеля невозможно прожить

Нешуточные страсти царят на рассмотрении иска инвалидов против правительства и Кнессета в Высшем суде справедливости.

Истцы требуют повысить пособие по инвалидности до минимальной заработной платы. Они утверждают, что государство нарушает основной закон "О человеческом достоинстве и свободе", дискриминируя 235 тысяч инвалидов и вынуждая их жить за чертой бедности.

"С таким пособием невозможно жить достойно, с таким пособием невозможно жить недостойно, с таким пособием невозможно жить вообще", - утверждают инвалиды в иске. Согласно исковому заявлению, размер пособия практически не менялся за последние 17 лет, в 2000 году он составлял 2239 шекелей в месяц, сейчас – 2342 шекеля.

Представители Кнессета потребовали отклонить иск, утверждая, что эти данные не говорят о "достойной или недостойной жизни". "Достойную жизнь", отмечают в юридическом отделе Кнессета, не измеряют только величиной пособий. В Израиле существует система социальной помощи и скидок для инвалидов, которые во многом компенсируют небольшую величину пособия. По словам представителей Кнессета, в своем иске инвалиды должны доказать, что весь комплекс социальных услуг вкупе с пособием недостаточен для определения "достойной жизни", а этого истцы не сделали. Более того, они демонстративно не упомянули в иске о других аспектах социальной помощи, которые в Израиле действуют только в отношении инвалидов.

В ответе Кнессета по иску говорится о том, что данный вопрос касается не судебной власти, а законодательной, и что комиссия по труду и соцобеспечению во главе с Эли Алалуфом занимается этим вопросом.

В Минфине, который также является ответчиком по иску, попросили двухнедельную отсрочку, и суд удовлетворил эту просьбу.

Депутаты от оппозиции выразили возмущение в связи с официальным ответом Кнессета по иску инвалидов.

"Заявление представителей Кнессета БАГАЦу о том, что инвалиды должны доказать, что невозможно прожить на 2342 шекеля в месяц - позор, проявление равнодушия и бессердечия. Как депутат парламента я не готов подписаться под таким ответом. "Еш атид" продолжит бороться за увеличение пособий по инвалидности до размера минимальной зарплаты. Инвалид не может прожить на 2342 шекеля в месяц, и точка", - заявил лидер партии "Еш атид" Яир Лапид.

Депутат Ксения Светлова ("Сионистский лагерь") резко отреагировала на подобный ответ Кнессета Верховному суду: "Стыд и позор. Требовать у людей, у инвалидов, доказательств того, что 2342 шекеля в месяц недостаточно для того, чтобы вести нормальную жизнь, - просто стыдно. Полное непонимание, презрение и пренебрежение к нуждам простых людей. Обязанность и долг каждого народного избранника находить решения и действовать для того, чтобы помочь решить существующие проблемы, а не издеваться над людьми, прячась за уловками юристов, тянущих время при разбирательстве в Верховном суде. Мы требуем увеличить пособие для инвалидов до уровня минимальной заработной платы в Израиле, - не откладывая, еще до окончания летних парламентских каникул. Собрать депутатов и принять необходимые решения. Вместо того, чтобы требовать таких доказательств, составители подобного ответа в Кнессете могли бы попробовать сами прожить на две с небольшим тысячи в месяц".

Израиль > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > 9tv.co.il, 9 августа 2017 > № 2279367


Израиль. Россия. США > Финансы, банки. СМИ, ИТ > 9tv.co.il, 8 августа 2017 > № 2279368

Российский предприниматель Семенчук создал валюту для евреев – "биткоэн"

Известный российский предприниматель и программист Вячеслав Семенчук, инициатор множества высокотехнологичных проектов, заявил о запуске "кошерной" виртуальной криптовалюты под названием "биткоэн". Она будет действовать в рамках платежной системы, доступной только бизнесам, которые продают кошерные товары и оказывают услуги, не противоречащие законам иудаизма.

Вместе с тем, как заявляют разработчики, купить эту валюту сможет любой, кто пожелает. Но контролироваться новая криптовалюта будет представителями еврейской общины – "Советом шести", в который войдут шесть человек, имеющих авторитет в общине. Каждый из них будет представлять свое направление, в частности финансы, политику, технологии, культуру и общественную деятельность.

При помощи "кошерных" виртуальных денег члены общины смогут давать друг другу деньги взаймы, а также перечислять в пользу бедных десятину (маасер), как того требуют еврейские законы (в частности, десятину со взятого кредита не платят). Специальная система платежей позволит соблюдать и другие правила – например, запрет на выдачу и получение денег под проценты.

По словам Семенчука, первоначальные инвестиции в проект составили 500 тысяч долларов из его собственных средств. На данный момент уже разработана технологическая инфраструктура для Bitcoen на базе блокчейна, проведены тестовые операции. Массовый выход "биткоэна" на рынок запланирован на сентябрь, после проведения первой эмиссии, по итогам которого Семенчук рассчитывает привлечь 15-20 млн долларов.

Всего на протяжении 5 лет будет выпущено 100 миллионов "биткоэнов", первоначальный курс монеты составит 1 доллар США, но создатель ожидает роста курса сразу после выхода на рынок.

К концу года проект планирует привлечь к партнерству более 2 тысяч магазинов и компаний в России, которые смогут принимать к оплате "биткоэн". При этом, подчеркивает Семенчук, проект нацелен на весь мир, главным образом на страны, где проживает большое количество евреев: "Это, помимо России, прежде всего США, Израиль, страны Европы. Китай на начальном этапе мы не рассматриваем, хотя популярность криптовалют там очень высокая. Дело в том, что евреев там не так много. Но я не исключаю, что нашей валютой будут пользоваться и в странах, которые относятся к Азиатскому региону", - отметил предприниматель в интервью сайту "Банки.ру".

Принимать к оплате "биткоэн", по его словам, будут в первую очередь кошерные точки, но стратегия развития проекта предусматривает сотрудничество и с некошерными предприятиями. "Мы можем охарактеризовать это как дополненную программу лояльности, которая будет звучать так: "Хотите получить у себя платежеспособную еврейскую аудиторию — начните принимать "биткоэн", - говорит Семенчук.

Пресс-секретарь главного раввина России Берла Лазара Михаил Лидогостер подтвердил сайту РБК, что проект "Биткоэн" "получил поддержку". По его словам, общины заинтересованы в этой криптовалюте, потому что еврейский закон накладывает значительные ограничения на финансовые операции для иудеев.

Как отмечают эксперты, идея создания "религиозной криптовалюты" сама по себе не нова – в ОАЭ еще в 2016 году собирались запускать ArabCoin, который позволит мусульманам вести расчеты в соответствии с законами Корана.

Израиль. Россия. США > Финансы, банки. СМИ, ИТ > 9tv.co.il, 8 августа 2017 > № 2279368


Израиль. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > 9tv.co.il, 7 августа 2017 > № 2279370

Минфин объяснил, почему израильтяне живут хуже европейцев

Израильтяне с их доходами могли бы гораздо сильнее наслаждаться жизнью, если бы не дороговизна. На этот раз такое заявление сделали не активисты социального протеста и не оппозиционные политики, а Министерство финансов.

Согласно еженедельному отчету экономического отдела Минфина, с точки зрения экономического благополучия Израиль занимает неплохую позицию в ОЭСР – мы на 20-м месте, между Италией и Францией, с ВВП в размере 37.200 долларов в год на одного израильтянина.

Но объективные показатели, как известно, не совсем точно отражают реальную картину благосостояния населения. Поэтому в Минфине взяли еще один параметр – паритет покупательной способности населения, сравнив, что можно купить на одну и ту же сумму в Израиле и в других странах.

Паритет покупательной способности – это не истинный курс валют, а такой, при котором на одинаковую сумму по этому курсу в разных странах можно будет купить одинаковый набор продуктов. К примеру, если в Израиле на сумму, равную доллару США, можно купить один батон хлеба, а в США на доллар можно купить 2 батона хлеба, то в Израиле курс доллара, рассчитанный с учетом ППП, составит не 3,6 шекеля, а 7,2 шекеля. Разумеется, в реальности расчеты несколько сложнее и учитывают большой набор товаров и услуг, иллюстрирующий покупательную способность населения во всех сферах.

При таком сравнении Израиль сразу опустился на три позиции, заняв 23-е место среди 34 стран ОЭСР, между Чехией и Испанией.

В Минфине это объясняют тем, что в Израиле жизнь дороже, чем в странах с похожим ВВП. В частности, разница в цене на бытовую технику и автомобили достигает 52%, на транспортные услуги - 30%, 29% в ресторанно-гостиничной сфере. Во многих других сферах цены тоже выше, но не настолько. Еда и напитки в Израиле на 25% дороже, а здравоохранение – на 19%, даже притом, что медицина в Израиле вроде бы бесплатная.

Единственные три сферы, в которых цены в Израиле ниже, чем в среднем по ОЭСР – связь (на 10% меньше), образование (на 6% меньше), овощи-фрукты (на 8% меньше), отмечают в Минфине.

Поэтому и покупательная способность израильтянина с абсолютным доходом, аналогичным доходу большинства жителей развитых стран, будет меньше, следовательно, израильтяне "беднее" за те же деньги.

В Минфине подсчитали покупательную способность населения еще по нескольким популярным индексам, в частности, по индексу "Биг-мака" – поскольку сеть "Макдоналдс" действует в большинстве стран мира, цена на ее стандартные товары позволяет сравнить покупательную способность населения. Выясняется, что "Биг-мак" в Израиле даже дешевле, чем в США – если подсчитывать курс доллар-шекель по стоимости "Биг-мака", доллар был бы равен 3,3 шекеля, а не 3,6 согласно официальному курсу.

Зато по индексу "Билли", опирающемуся на цену одноименных полок "Икеи" в разных странах, Израиль – одна из самых дорогих стран. Здесь эти полки стоят 90 долларов – 10-е место до дороговизне среди 12 участвующих в индексе стран. В европейских странах цена этих полок – от 40 до 60 долларов.

Израиль. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > 9tv.co.il, 7 августа 2017 > № 2279370


Израиль > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > 9tv.co.il, 7 августа 2017 > № 2279369

Удар по израильским "фармам" – БАГАЦ разрешил заказы в "дьюти-фри" из дома

В последнее время "беспошлинные" продажи, которые осуществляет сеть "Джеймс Ричардсон" в израильском аэропорту и авиакомпания "Эль-Аль" на самолетах, стали доступными из дома.

Разумеется, получить товар без пошлины, не минуя паспортный контроль, не получится, но его можно заказать заранее, чтобы не тратить время в аэропорту или в самолете на выбор и листание каталогов, а забрать и оплатить прямо на месте, уже без очереди.

Таким образом, можно не торопясь, задолго до отъезда, сравнить цены в "дьюти-фри" и обычных магазинах, выбрать нужный товар и оформить предзаказ прямо из дома.

Эта практика, как сообщает экономическое издание "Земаркер", не понравилась израильским парфюмерным магазинам, которые подали иск в Высший суд справедливости, утверждая, что нельзя заказывать беспошлинные товары, находясь в Израиле, и что заказ, особенно включающий оплату по кредитной карте с территории страны, фактически является сделкой.

Представители сетей "Суперфарм", "Нью-Фарм", "Машбир ле-цархан" и Федерации торговых палат заявили в суде, что подобные заказы, подобно любым сделкам, заключающимся на территории Израиля, должны облагаться налогом, в отличие от покупок, осуществляющихся непосредственно в беспошлинных магазинах, которые находятся формально в экстерриториальных зонах.

Судья Йорам Данцигер постановил, что совокупность условий, на которых осуществляется подобный заказ, включая отсутствие доставки в пределы страны, оплату на месте и отсутствии комиссионных за заказ, подразумевают реальную сделку по месту оплаты, то есть в магазине, а не в момент предзаказа в интернете.

Несмотря на то, что в виртуальном магазине компании "Эль-Аль" предварительный заказ можно оплатить заранее по кредитной карте и впоследствии только забрать товар в самолете, Данцигер решил, что сам факт получения товара вне границ Израиля также освобождает подобные сделки от таможенной пошлины.

В связи с этим суд отклонил иск фармацевтических сетей и обязал их выплатить 40 тысяч шекелей за судебные издержки.

Израиль > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > 9tv.co.il, 7 августа 2017 > № 2279369


Израиль. Ирландия. США > Медицина > 9tv.co.il, 6 августа 2017 > № 2279372

Стремительным генериком: акции самой надежной израильской фирмы обрушились на 38%

Израильская фармацевтическая компания "Тева", ведущая деятельность по всему миру, считается одной из самых надежных инвестиций, оплотом биржевого индекса "Тель-Авив-35", который определяется суммарным движением акций 35 крупнейших израильских компаний.

Но из-за неудачного вложения средств эта компания буквально за три дня потеряла 39% своей стоимости – акции "Тевы" рухнули в четверг на тель-авивской фондовой бирже на 17%, затем еще на 18% на нью-йоркской бирже, и на 4% на сегодняшних торгах в Тель-Авиве.

В августе прошлого года "Тева" приобрела Actavis Generics – подразделение фармацевтической фирмы Allergan, производящее лекарства-генерики, то есть аналоги бывших патентованных препаратов, на которые истек срок патента и их можно выпускать другим фирмам и под другими названиями.

"Тева" заплатила "Аллергану" за приобретение около 38 миллиардов долларов (32 миллиарда деньгами и остаток акциями), но прибыли от продажи непатентованных аналогов в США стали падать, и в отчете компании за второй квартал 2017 года упомянуты убытки в размере 6 миллиардов долларов из-за этого приобретения.

Это повлекло за собой корректировку прибыли в 2017 году в меньшую сторону, до 700 миллионов долларов, а также заявления руководства компании о предстоящем сокращении штатов на 7 тысяч человек во всем мире (включая 350 работников в Израиле), продаже 9 предприятий в ближайшие полтора года и сокращении дивидендов, выплачиваемых акционерам, на 75%.

Результатом отчета стало резкое падение стоимости акций. Если 26 июля акция "Тевы" торговалась по 33 доллара, то сейчас ее стоимость упала до 20 долларов 60 центов, что означает падение на 38%.

Аналитики считают, что в ближайший год-полтора улучшения положения "Тевы" ждать не стоит. На американский рынок в конце этого года или в начале следующего должен поступить аналог "Копаксона", лекарства от рассеянного склероза, который "Тева" продает в эксклюзивном порядке, получая прибыль в размере 4 миллиардов долларов в год. Появление аналогов "Копаксона" уменьшит прибыль "Тевы". Ситуация с высокой конкуренцией на рынке медикаментов-генериков и падением прибыли от их продаж также представляется экспертам не временной, а структурной. Кроме того, компания до сих пор не может найти генерального директора, который был бы достаточно авторитетен и вызвал бы доверие инвесторов.

В связи со всеми этими причинами большинство биржевых аналитиков не испытывают оптимизма относительно восстановления финансового положения компании в ближайшей перспективе.

Израиль. Ирландия. США > Медицина > 9tv.co.il, 6 августа 2017 > № 2279372


Израиль > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 июля 2017 > № 2243833 Авигдор Эскин

Кровь на Храмовой Горе

В монотеитической традиции Храмовая Гора — символ гармонии и мира

Весть о теракте на Храмовой Горе в Иерусалиме сегодня утром быстро разнеслась по всему миру. Три арабских гражданина Израиля из селения Ум-Эль-Фахм открыли огонь по охранявшим место бойцам израильской пограничной полиции, а затем пытались найти скрывище в мечети, где и были ликвидированы. Двое убитых офицеров полиции оказались друзами, один из них — сын бывшего депутата Кнессета.

Вселенский медийный налёт на этот теракт в Иерусалиме объясняется особым статусом Храмовой Горы. Никто не будет оспаривать определения это места самой значимой религиозной святыней мира. Обычно сакральными считаются определенные здания или ваяния, но здесь само место является центром мироздания, согласно всем монотеистическим религиям. Там находились Первый Храм и Второй Храм. Согласно преданию, именно Храмовая гора была избрана пупом земли.

В недавней резолюции ЮНЕСКО по Храмовой Горе это святое место определеяется только как мусульманский сакральный участок с мечетями. Надо сказать, что в таком очевидно слепом с исторической точки зрения подходе есть немалая вина Израиля.

Сразу вслед за присоединением Восточного Иерусалима в ходе войны 1967 года правительство Израиля согласилось с продолжением управления на территории Храмовой Горы мусульманского совета ВАКФ. Договорились, что все люди смогут посещать Храмовую Гору, но только мусульмане — молиться там. Вот уже пятьдесят лет в этом святом месте для иудеев и христиан молитва разрешена только мусульманам, и это под израильским началием. А коли сами израильтяне не обустроили хотя бы себе равного доступа к этой святыне, то чего ждать от проголосовавшихся в ЮНЕСКО?

Этот абсурд не поддается рациональному пониманию: почему евреи и христиане не могут молиться на Храмовой Горе? И как можно Храмовую Гору, где располагался Иерусалимский храм, называть эксклюзивно мусульманским местом служения?

После кровавого теракта сегодня были задержаны два главных имама и проповедника на Храмовой Горе. Один из них прославился недавно тем, что из мечети на Храмовой Горе призывал своих собратьев и единоверцев обеспечить себе путь в рай. А путь в рай — это непременно убивать евреев. Так и сказал. Убивать везде и повсюду.

Его коллега тоже известен своим свирепием в проповедях. С Храмовой Горы он возгласил о необходимости освободить всю Европу. Призвал мусульман мира захватить всю Европу. Разумеется, что он не один и что каждую пятницу в тысячах мечетей по всему миру имамы призывают именно к этому. Но есть разница между обычной мечетью и мечетью на Храмовой Горе. Призывы к убийству и к экспансии слышатся оттуда особо зычно и громко.

Интересно, что власти Израиля особо внимательно относятся к возможности попытки ликвидации мечетей со стороны еврейских радикалов. Такие планы были несколько раз обнаружены в семидесятые и восьмидесятые годы. Замышлявшие были судимы и отбывали серьезные сроки заключения. Последние тридцать лет подобных попыток планирования не наблюдалось.

Сегодня в Иерусалиме предприняты такие меры наблюдения и охраны этих мечетей, что любая попытка установить где-то ракетную установку для обстрела мечетей представляется нереальной. Можно сказать с уверенностью, что нигде в мире мечети не охраняются так тщательно как в Израиле, на Храмовой Горе.

Арабские молящиеся, собирающиеся десятками тысяч каждую пятницу на Храмовой Горе, слышат постоянно призывы к терроризму и геноциду из уст своих духовных авторитетов. Некоторые проповеди такого характера были засняты и демонстрируются в интернете с переводом на английский. Однако массовые беспорядки там происходят относительно редко.

После пятидесяти лет израильского правления даже самые радикальные арабские общественно значимые фигуры поняли, что Израиль оттуда не уйдет. После провалившихся попыток договаритьваться при помощи территориального компромисса израильтяне не повторят собственных пагубных ошибок. А в этом случае арабам есть что терять. Сегодня они живут под израильским правлением куда лучше, чем в подавляющем большинстве арабских стран. И чего могут они добиться, если попытаются устроить массовые погромы и ножевтыкания? На дворе ведь не 1929 год, когда англичане относились к таким проявлениям относительно сдержанно.

Поэтому досужие разговоры о том, не приведет ли арест двух имамов к беспорядкам, не принимаются в расчет. Скорее наоборот. Покуда дозволяют подстрекать к убийству евреев и к захвату Европы с Храмовой Горы, то есть угроза насилия. А если Израиль начнет сурово карать за это, то следует ожидать успокоения.

И будем надеяться, что близится тот час, когда власти Израиля уравняют права иудеев и христиан с правами мусульман на Храмовой Горе. Невзирая на все ожидаемые протесты со стороны христианских стран…

Авигдор Эскин

Израиль > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 14 июля 2017 > № 2243833 Авигдор Эскин


Россия. Германия. Израиль > Образование, наука. Электроэнергетика > ras.ru, 27 июня 2017 > № 2228523

Российские ученые разработали перспективные материалы для пластиковых солнечных батарей

Научные сотрудники Института проблем химической физики РАН разработали высокоэффективные и стабильные тонкопленочные солнечные батареи на основе органических полупроводниковых материалов: сопряженных полимеров и производных фуллеренов. Исследования, поддержанные грантом Российского научного фонда, опубликованы в журналах Journal of Materials Chemistry .

Органические солнечные батареи обещают совершить революцию в мировой энергетике: стоимость энергии, получаемой путем преобразования солнечного света, станет ниже, чем цена за электроэнергию, производимую путем сжигания ископаемого топлива. На сегодняшний день более 80% энергии во всем мире производится за счет сжигания нефти, газа и угля. Во-первых, это приводит к серьезному загрязнению окружающей среды. Во-вторых, менее чем за два последних столетия человечество исчерпало более половины доступных запасов нефти, которые формировались на протяжении миллионов лет.

Основной задачей ученых по всему миру является повышение эффективности преобразования солнечного света. Однако при этом очень мало внимания уделяется стабильности разрабатываемых материалов и солнечных батарей на их основе. В рамках проекта РНФ российские ученые занимаются разработкой новых фотоактивных материалов, обладающих в первую очередь высокой фотохимической и термической стабильностью, а также оптимальными свойствами для их эффективного использования в органических солнечных батареях.

«Солнечный свет является перспективным экологически чистым и доступным источником энергии. Годовое энергопотребление всего человечества оценивается примерно в 20 ТВт в год, в то время как Солнце ежегодно дает Земле ~105 ТВт. Поэтому Солнце можно считать практически неисчерпаемым источником энергии для нужд современного общества. Солнечные батареи на основе органических полупроводниковых материалов привлекают значительное внимание исследователей и инновационных предприятий из-за своей легкости, низкой стоимости, гибкости и простоты изготовления с использованием высокоэффективных печатных рулонных технологий», – рассказал руководитель гранта РНФ, кандидат химических наук Павел Трошин.

В своей работе ученые создали новую группу сопряженных полимеров для органических солнечных батарей. Они показали, что использование нерегулярных сополимеров, мономерные звенья в которых располагаются хаотично в основной цепи, позволяет достигать существенно лучших оптоэлектронных характеристик по сравнению с полимерами регулярного строения, где звенья в цепи чередуются в строго определенном порядке. На основе разработанных полимеров были изготовлены органические солнечные батареи с коэффициентом полезного действия более 7%, что является одним из лучших мировых результатов для устройств площадью более 1 см2. Кроме того, изготовленные солнечные элементы показали хорошую эксплуатационную стабильность.

«Другим направлением работы стало создание нового класса электроноакцепторных материалов на основе производных фуллеренов для органических солнечных батарей. Полученные соединения обеспечили стабильную работу органических солнечных батарей в условиях высоких температур (140оС). Это важный шаг на пути к достижению долговременной эксплуатационной стабильности этого типа устройств и их практическому внедрению», – сказал Павел Трошин.

Ученые проводили исследования нескольких типов органических солнечных батарей в реальных полевых условиях в пустыне Негев (Израиль). Это позволило выявить важнейшие факторы, влияющие на стабильность солнечных элементов при их эксплуатации. Оказалось, что скрининг материалов на предмет их фотостабильности и отбор наиболее перспективных структур можно легко делать с использованием метода электронного парамагнитного резонанса.

Работа была выполнена совместно с учеными из Института солнечной энергетики Фраунгофера (Германия), Центра прикладных исследований в области энергетики Баварии и Университета имени Бен-Гуриона (Израиль).

Россия. Германия. Израиль > Образование, наука. Электроэнергетика > ras.ru, 27 июня 2017 > № 2228523


Израиль. Египет. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 8 июня 2017 > № 2206835 Марианна Беленькая

50 лет и 6 дней. Чем опасно, что Шестидневная война до сих пор не закончилась

Марианна Беленькая

Пока арабские лидеры предпочитают иметь дело с Израилем, а не с Ираном и движениями сопротивления, когда среди арабов нет объединяющего лидера, когда на первый план выходят прагматичные интересы, а не идеология, – самое время искать компромиссы и пытаться решить все конфликтные вопросы. Иначе чаша весов может опять склониться в сторону тех, кто готов вернуть на первый план борьбу с Израилем

В эти дни и в Израиле, и в арабском мире отмечают 50-ю годовщину Шестидневной войны. Чудо для одних и катастрофа для других. Эта война кардинально изменила Ближний Восток, и до сих пор многое в этом регионе происходит с оглядкой на события 5–10 июня 1967 года. Не зря с обеих сторон конфликта зачастую можно встретить мнение, что эта война еще не закончилась.

Прийти, победить, оккупировать

Израиль начал третью арабо-израильскую войну, нанеся превентивный удар по армиям Египта, Сирии и Иордании. В итоге израильтяне одержали сокрушительную победу и увеличили свою территорию в четыре раза. Израиль занял Западный берег реки Иордан и Восточный Иерусалим (были под контролем Иордании), Синайский полуостров и сектор Газа (под контролем Египта) и сирийские Голанские высоты.

«Как мы вообще могли бы существовать, если бы ширина страны оставалась 12–13 километров… Из узкой прибрежной страны, живущей под постоянной угрозой, мы превратились в страну с просторами, достаточными для обороны и обеспечения безопасности, страну, в чьей столице больше не хозяйничают вражеские солдаты», – заявил премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху на церемонии в Кнессете, посвященной юбилею.

Выиграв войну, Израиль отстоял свое право на существование. Но в то же время и приобрел массу проблем. Еще в 1967 году многие израильские политики предсказывали, что переварить оккупированные территории будет очень трудно. Тем не менее многие из этих «временно удерживаемых территорий», как изначально называли израильские СМИ новые приобретения, стали неотъемлемой частью Израиля, а в 1980 году Кнессет принял закон, по которому Иерусалим объявлен «единой и неделимой» столицей страны. В свою очередь арабы продолжают настаивать на возвращении к границам, существовавшим до 5 июня 1967 года, как это и зафиксировано в резолюциях СБ ООН. Впрочем, эти голоса сейчас звучат намного слабее, чем раньше.

«Арабская весна», или 50 лет спустя

Звучит удивительно, но «арабская весна» во многом стала логическим завершением той трансформации, которая началась в регионе в 1967 году. Поражение в июньской войне впервые подорвало веру арабов в идеи арабского национализма и арабского единства. Именно тогда был дан первый сильный импульс к активизации политического ислама, в том числе его экстремистских проявлений.

Тираны потерпели поражение, только истинная вера может привести к победе и избавить от унижения – такие идеи нашли подходящую почву в арабском (да и в целом в исламском мире) после 1967 года. Эти слова повторяют и сегодня многие религиозные деятели. Например, шейх Юсуф аль-Кардави, идеолог «Братьев-мусульман» (организация запрещена в России) в своей статье, посвященной 50-летию «июньской катастрофы».

События 1967 года стали переломными и для светской части арабского общества, особенно в среде творческой интеллигенции. Война принесла отрезвление от лозунгов, разочарование в лидерах и ощущение катастрофы. Особенно это было заметно в Египте. А в 2011 году на улицы арабских городов вышли «дети», воспитанные и арабскими «шестидесятниками», и теми, кто превратил ислам в инструмент политической борьбы.

И снова разочарование. То, что происходит сейчас в арабском мире, гораздо хуже шокирующего и неожиданного поражения в войне 1967 года, пишет иорданская газета «Ар-Рай». Ливанская «Ан-Нахар» считает, что за 50 лет Ближний Восток не избавился от последствий июньской войны, но сейчас, в отличие от предыдущих десятилетий, арабы в первую очередь губят себя сами, хотя раньше главной разрушительной силой в регионе был Израиль и западные колонизаторы. В аналогичном ключе пишут и другие издания.

Безусловно, в арабском общественном сознании Израиль не перестал быть источником всех бед арабского мира, а «сионистский заговор» – по-прежнему часто упоминаемое выражение. Но наступило очередное отрезвление. В 1967 году арабы поняли, что Израиль никогда не будет стерт с лица земли, а сионисты скинуты в море. Спустя 50 лет идея сопротивления израильской оккупации перестала играть роль мобилизующего фактора для арабов.

Местные политики сейчас не могут так легко, как раньше, перевести внимание с внутренних проблем в стране на «израильского агрессора» и страдания палестинского народа. Слишком велико разочарование населения в собственных лидерах и одновременно «арабской весне», слишком кровавыми оказались внутренние конфликты в большинстве стран региона. Не до чужих проблем, пусть с Израилем разбираются те, чьи интересы он действительно затрагивает, таких мнений становится в арабском мире все больше.

Нерешенными у Израиля остаются территориальные вопросы с Ливаном, Сирией и Палестиной. Но сирийцам сейчас совсем не до Голанских высот. Они не забыли, что это их территория, но это не вопрос выживания. Так же, как и для ливанцев спорные территории не главная проблема. А вот палестинцам стоит задуматься – еще чуть-чуть, и урегулировать конфликт с Израилем на основе принципа «два государства для двух народов» уже будет нереально.

Опасность нового цикла

Как и 50 лет назад, палестинцы оказались предоставлены сами себе. Война 1967 года окончательно превратила палестинское движение сопротивления в самостоятельную силу, когда стало очевидно, что другие арабы больше не будут вести войну с Израилем на уничтожение. Сегодня арабы отворачиваются от палестинского ХАМАС и ливанской «Хезболлы», фактически единственных региональных сил, которые не готовы садиться за стол переговоров с Израилем, впрочем, как и он с ними (в эту компанию стоит также добавить поддерживающий эти движения Иран).

Такой расклад выгоден умеренным палестинским силам во главе с Махмудом Аббасом, потерявшим из-за ХАМАС контроль над частью территорий (сектор Газа). Без подпитки и поддержки извне хамасовцы постепенно утратят свой вес в регионе. А у Израиля не останется предлога отказываться от переговоров с палестинцами.

Но такой расклад неинтересен руководству Израиля, в первую очередь премьер-министру страны Нетаньяху. Для него самое лучшее – сохранять статус-кво. Пока ХАМАС в секторе Газа, «Хезболла» остается ведущей политической силой в Ливане, а Сирию раздирают внутренние конфликты, мало кто будет требовать от Израиля территориальных уступок и компромиссов. Если же ситуация в регионе стабилизируется, то разговор на болезненные темы – еврейские поселения на оккупированных территориях, статус Иерусалима, судьба Голанских высот – все равно придется вести. И тогда обеспечен раскол в израильском обществе, политический кризис и возможна потеря премьерского кресла.

Впрочем, раскол среди израильтян есть и сегодня. У многих прошла эйфория, которую они испытывали в тот день, когда израильские солдаты вышли к Стене плача в Иерусалиме. Оккупация слишком тяжелое бремя для любого общества, особенно если оно претендует на роль единственной демократии на Ближнем Востоке. И пока одна часть израильтян со слезами на глазах вспоминает объединение Иерусалима, другая говорит о болезненных пятидесяти годах оккупации. Именно на последних намекал Нетаньяху, когда говорил, что «некоторые видят в Шестидневной войне бедствие для Израиля – я вижу спасение».

Но спасение в один исторический момент не панацея. Оккупированные территории остались оккупированными территориями, а Иерусалим так никогда и не сдал де-факто единым городом. Свыше 300 тысяч арабов Восточного Иерусалима не имеют израильского гражданства, а это 37% населения города. Из них 76% живут за чертой бедности. Арабские районы фактически не развиваются. Восточный и Западный Иерусалим – это два разных мира. И ситуация может взорваться в любой момент. Да и не только в Иерусалиме. Израиль уже пережил две палестинские интифады (восстания), множество терактов. Пора поставить точку в войне.

Раздел не будет простым. Израиль слишком тесно связан с палестинцами. За 50 лет для нескольких поколений израильтян оккупированные территории стали домом. И другого они не знают. Есть и масса других вопросов в сфере безопасности и экономики.

Но сейчас, пока арабские лидеры предпочитают иметь дело с Израилем, а не с Ираном и различными движениями сопротивления, когда среди арабов нет лидера, вокруг которого объединятся все остальные, когда на первый план выходят прагматичные интересы, а не идеология, – самое время искать компромиссы и попытаться решить все конфликтные вопросы. Гарантий никто не дает. Но чаша политических весов в регионе может склониться в любую сторону. У власти в арабских странах могут оказаться силы, которым, как и раньше, будет выгодно выдвинуть на первый план знамя борьбы с Израилем.

Уже с обеих сторон выросли те, кто говорит: мне плевать, что было в 1967 году; я хочу жить в стабильном мире сейчас. Вопрос – чье мнение окажется для этих людей определяющим и с какими лозунгами они будут выходить на улицы.

Израиль. Египет. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 8 июня 2017 > № 2206835 Марианна Беленькая


Израиль. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2205099 Эли Гервиц

Эли Гервиц: «Банковская тайна умерла»

«Мы идем к эпохе полной прозрачности», — считает президент крупнейшей в Израиле русскоязычной адвокатской коллегии. О том, почему россиянам нужно опасаться обмена банковской информацией, он рассказал в интервью Business FM на Петербургском экономическом форуме

Закончил работу Петербургский международный экономический форум. В выездной студии Business FM побывал президент крупнейшей в Израиле русскоязычной адвокатской коллегии Эли Гервиц. С ним беседовал генеральный директор холдинга «Румедиа» Михаил Бергер.

У нас в студии израильский адвокат Эли Гервиц. Я смотрю за стекло нашей студии — большое количество людей, их здесь несколько тысяч. И я думаю, что примерно у 95% есть счет не в России. Я говорю о тех российских участниках форума, кто имеет на это право, я не говорю о политиках, мы говорим сейчас про вещи абсолютно легальные. Ситуация в последнее время сильно поменялась. Есть ли что-то, из-за чего владельцы счетов должны сегодня беспокоиться?

Эли Гервиц: Владельцы счетов должны понять, что банковская тайна умерла, что мы идем к эпохе полной прозрачности. Вопрос в том, кто до этой эпохи дойдет и кто сможет до нее дойти без потерь. Израиль в этом плане является очень интересным глазком, через который можно посмотреть в будущее в первую очередь европейских банков. В Израиле очень централизованная банковская система.

Еще более централизованная, чем... Хотя в России уже давно не централизованная.

Эли Гервиц: Мы любим шутить, что в России аннулирование лицензии банка перестало быть новостным поводом, об этом больше не пишут в экономических изданиях, просто потому что это происходит каждую неделю, два раза в неделю.

300 банков в прошлом году, 200 банков в этом, но все равно банков больше тысячи. Когда остановится эта машина, когда «зачистка» остановится, когда будет 1000 банков, 500 банков?

Эли Гервиц: Этого я не знаю, но в Израиле на сегодняшний день есть два мегабанка, три средних банка — и все. Есть еще несколько маленьких банков, часть из которых относится к этим пяти конгломератам, а остальные настолько маленькие, что у вас нет никаких шансов найти их ритейловые отделения. Поэтому у нас на сегодняшний день пять банков. На Израиль, как в пробирке, можно смотреть, куда идут европейские банки.

Что показывает «израильская пробирка»?

Эли Гервиц: Есть два подхода. Один подход, который я считаю более правильным, в том, что вы сегодня не можете открыть счет в израильском банке, если вы не налоговый резидент Израиля или вы налоговый резидент не только Израиля, например, в том числе России, без того, чтобы вы сообщили номер своего ИНН. В 2018 году будет автоматический обмен банковской информацией между Израилем и Россией, поэтому если у вас есть какие-то проблемы в стране вашей налоговой резиденции, в России, то вы за это, говоря простым русским языком, огребете.

Для тех, у кого легальные задекларированные доходы, легальный счет, нет никаких проблем с тем, чтобы сообщить ИНН.

Эли Гервиц: Не хочу вас расстраивать относительно того, что нет никаких проблем, до этого мы доберемся. Так вот, это правильная политика, но есть один из двух израильских мегабанков, который показывает нам тот край, тот максимум требований, которые банки могут и будут выдвигать рано или поздно. Израильский банк «Апоалим», очевидно, не хочет зарубежных клиентов и делает все, чтобы их выдавить. Сегодня им недостаточно, что вы перевели деньги из Российской Федерации, им недостаточно, что вы задекларировали этот счет в России. Они требуют письмо от российского адвоката, а иногда только от адвокатов из списка The Legal 500 или Chambers, где написано: «а» — что счет задекларирован; «б» — что все деньги на этом счету легальны; «в» — что все доходы, извлекаемые на этом счету, налогооблагаются легально. Я вам скажу честно, я такое письмо самому себе не могу выдать. Это совершенно нелегитимное требование.

Это «экстремизм» одного израильского банка, настроение израильской банковской системы, или это общее настроение, которое формирует ФАТФ (Группа разработки финансовых мер по борьбе с отмыванием денег)?

Эли Гервиц: Это общая динамика. У меня есть очень любимая мной аллегория маятника, который, падая, не может остановиться в равновесном положении, он должен пробить потолок с другой стороны. Все банки ведут себя немножко по-разному, есть синусоиды с лагом, но как только какой-то банк вырывается вперед, другие пытаются его со временем догнать. Если раньше банки вырывались вперед с точки зрения клиентоориентированности, приватности, уровня обслуживания, то сегодня, к сожалению, банки вырываются вперед с точки зрения максимальной защиты своих интересов за счет интересов клиента. Попробуйте с улицы, во-первых, найти, во-вторых, зайти в фирму из The Legal 500 и объяснить, что вам нужен, причем обязательно, адвокат — юристов недостаточно. В Израиле не хотят понимать, что у нас разные системы. Попробуйте зайти с кондачка в ЕПАМ, в «Гольцблат» или в фирмы такого уровня и сказать: мне нужна вот такая справка в Гондурас, что я весь совершенно белый и пушистый. Вы или эту справку не получите, или она вам будет стоить совершенно нереальных денег. Бороться с банком в этом плане очень непросто. Мы написали письма и главам банка «Апоалим», и нашему банковскому регулятору, чтобы они немножечко придержали вожжи нашего замечательного банка, который хочет быть святее Папы Римского, чего он делать не должен, по крайней мере, за счет клиентов.

Чего все-таки опасаться?

Эли Гервиц: Обмена банковской информацией, по большому счету, опасаться не нужно или не нужно было бы. Во-первых, потому что подавляющее большинство удачных бизнесменов читают картину будущего мира, и давно никто из не только миллиардеров и мультимиллионеров не выписывает себе 2-НДФЛ на 500 долларов в месяц, а остальное получает налом или выводит в офшоры. Понятно, что всего этого нет. Тем не менее именно россиянам опасаться, к сожалению, нужно, в первую очередь незнания. Во всех странах есть термин «налоговый резидент». В Израиле нет термина «валютный резидент».

А в России действительно есть термин «валютный резидент».

Эли Гервиц: Я не проводил статистического исследования, но многие мои друзья, коллеги, клиенты, люди совершенно не от сохи, которым я рассказываю про термин «валютный резидент», впадают в ступор.

То есть трудно переводится это понятие?

Эли Гервиц: Это перевод с русского на русский. Почему я как израильский адвокат должен рассказывать об этом российским бизнесменам, непонятно. Очевидно, российским органам не очень интересно, чтобы люди об этом знали. Но я воспользуюсь трибуной, которая мне была предоставлена, чтобы объяснить три следующие вещи. Во-первых, человек, который имеет российское гражданство и ступает на эту землю хотя бы на один день в году, в этом году является валютным резидентом. Чтобы не быть налоговым, достаточно упасть меньше 183 дней, чтобы не быть налоговым, нужно или отказаться от гражданства, или просто не появляться в России, что является, с моей точки зрения, совершенно неуместным требованием. Второй момент: если вы валютный резидент, недостаточно того, что вы задекларировали свои зарубежные счета. Список действий, которые вы можете совершать на этом счету, неоправданно узок. Главный пример, который я привожу: если у вас как у россиянина есть квартира за рубежом и вы хотите ее продать, вы находитесь в тупике, из которого нет выхода, потому что вы не можете уговорить своего израильского покупателя Иосифа или испанского Педро отправить вам деньги напрямую в Россию, не говоря уже о том, что если он берет ипотеку, то вы точно не сможете уговорить ни один банк перегнать деньги на зарубежный счет. В этой ситуации человек действительно оказывается в тупике. А если он получает деньги на свой зарубежный счет, даже задекларировав его, даже переправив эти деньги в тот же день в Россию-матушку, даже получив не на свой личный, а на трастовый счет своего адвоката, надежных выходов из этого тупика действительно нет. А самое главное — это мера наказания: конфискация от 75% до 100%.

Вы считаете эту меру чрезмерной?

Эли Гервиц: Это считают чрезмерным израильские правоприменительные принципы. Есть конституция, которой в Израиле нет, и есть неписаные нормы, которые выше конституции. В Израиле конфискация неприемлема и неуместна. Поэтому при всем желании, чтобы между Россией и Израилем было подписано билатеральное соглашение в рамках общей конвенции об обмене информацией, я должен предупредить, что если российские власти не изменят эти три требования, будет много стран, которые откажутся подписывать с Россией билатеральное соглашение об обмене информацией.

Я не думаю, что тайный замысел российских финансовых властей в том, чтобы как раз отказывались от подписания таких соглашений, потому что российские финансовые и налоговые власти заинтересованы в получении информации.

Эли Гервиц: Безусловно, это так. Это даже не эксцесс исполнителя, это эксцесс конкретного закона, который был принят без всякой связи с вопросом об обмене информацией. Мне кажется, что этот закон несколько архаичный.

В своей концепции.

Эли Гервиц: Совершенно верно.

Для бизнеса, для функционирования, для того, чтобы в компании люди эффективно взаимодействовали через границу, это большая помеха.

Эли Гервиц: Закон говорит о неуместной неуверенности в себе. Ведь когда резко упал курс рубля к доллару, России удалось перебороть этот тренд, и в 2016 году рубль был самой растущей валютой в мире, удалось добиться всего этого без регуляторного вмешательства, без закрытия границ.

Было большое давление на финансовые власти, на ЦБ: давайте закроем свободный приток капитала, у нас экстренная ситуация. Надо отдать должное, власти устояли, удержались от этого соблазна.

Эли Гервиц: Совершенно верно. Поэтому, мне кажется, сейчас самое время отпустить эти вожжи, потому что толку от них немного, вреда много уже сегодня с точки зрения реноме государства, с точки зрения построения отношений между гражданами и государством, многие из которых, не ведая того, нарушают закон.

Я вас спрашиваю сейчас как участника форума. Такого рода площадки способны оказать какое-то влияние на настроение тех же финансовых властей, или здесь эти вопросы не решаются? Есть ли практический смысл для решения вот таких вопросов, которые мы сейчас с вами обсуждаем, на мероприятиях, подобных Петербургскому форуму?

Эли Гервиц: Я постоянный участник Петербургского юридического форума и первый раз посещаю Петербургский экономический форум. Такие мероприятия, во-первых, нужно проводить. Во-вторых, если их начали проводить, то их, безусловно, обязательно продолжать проводить, потому что месседж, который был бы передан прекращением таких мероприятий, был бы очень отрицательным. И самое главное — это очень хорошая платформа для общения: контракты подписывают не банки и не заводы, а контракты заключают люди. Точно так же, как для Израиля, очень важно человеческое общение израильтян с неизральтянами, чтобы демонизация Израиля не преуспела, точно так же, мне кажется, и россиянам, которых тоже многие сегодня пытаются неуместно демонизировать, очень важно давать доступ к общению с самим собой. Мне кажется, такая площадка — один из идеальных вариантов.

Израиль. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 5 июня 2017 > № 2205099 Эли Гервиц


Израиль > Образование, наука > forbes.ru, 28 марта 2017 > № 2119144

Обетованные стартапы: за счет чего Израиль стал крупнейшим игроком в трансфере технологий

Андрей Яшунский, Максим Волков, Роман Гольд

В радиусе часа езды от Тель-Авива находятся более 300 инновационных центров международных корпораций и он может поделиться технологиями с Россией

О феномене израильской индустрии инноваций не говорит сегодня только ленивый. Имидж Startup Nation (по названию одноименной книги) прочно закрепился и в России: лидеры российского венчурного рынка — Altair Capital, Flint Capital, LETA Capital, Waarde Capital и др. — системно инвестируют в израильские стартапы, число делегаций из России в Израиль (и наоборот) из года в год растет по экспоненте, а осенью прошлого года Израиль даже стал страной-партнером крупнейшего российского форума «Открытые инновации».

Вместе с тем потенциал российско-израильского сотрудничества в сфере инноваций раскрыт лишь фрагментарно. В инвестиционной сфере наблюдается устойчиво положительная динамика: сегодня на израильском стартап-рынке присутствуют и венчурные фонды из России, и фэмили-офисы, и бизнес-ангелы. Набирает обороты академическое сотрудничество, есть существенный прогресс в рамках межгосударственных экономических соглашений, в частности, создании зоны свободной торговли между Израилем и ЕАЭС. Однако Израиль может предложить России намного больше, чем привлекательный инвестиционный климат и доступ к глобальному рынку инноваций. В первую очередь, речь идет о трансфере технологий — одном из стагнирующих элементов в российско-израильских отношениях. Технологическое сотрудничество между Израилем и Россией традиционно выстраивалось между крупными корпорациями: еще пару десятилетий назад таким образом на российский рынок вошли израильские лидеры в сфере телекоммуникаций, агротехнологий, управления водными ресурсами и др.

Израильский же стартап-бум привлек внимание многих российских инвесторов и очень немногих корпораций. В результате сложилась весьма необычная ситуация. С одной стороны, первым целевым рынком для израильского стартапа по-прежнему остаются США, вторым — Китай, третьим — ЕС, четвертое место в списке приоритетов делят Латинская Америка и Индия, на пятое вырвалась Япония, Россия же практически не присутствует на этой карте интересов. С другой стороны — наш опыт демонстрирует, что целый ряд израильских стартапов готов поставлять свои решения на рынок РФ при наличии операционного партнера с российской стороны. В первую очередь, интерес к российскому рынку проявляют компании из сфер электронной коммерции, финансовых технологий, логистики и ритейла.

На сегодняшний день израильские стартапы могут предложить редкое сочетание высоких технологических компетенций и рыночной валидации — готовые к выходу на российский рынок компании, как правило, имеют в портфеле успешные кейсы с американскими и европейскими корпорациями масштаба tier-1.

Доступность венчурного капитала — лишь одно из достоинств израильской стартап-экосистемы. Не менее значимым фактором является доступность экспертизы и возможность пилотных проектов с крупнейшими международными корпорациями. В радиусе часа езды от Тель-Авива находятся более 300 инновационных центров международных корпораций, значительная часть которых сосредоточена не только на R&D, но и на технологическом скаутинге. За последние несколько лет в Израиле сформировалась целая плеяда корпоративных структур, сфокусированных, помимо венчурной активности, на трансфере технологий: акселераторы Citi и Barclays, центр технологического трансфера UK Israel Tech Hub (чью модель, успешно показавшую себя в Израиле, Великобритания решила экстраполировать на другие страны), первый в мире акселератор IBM Alpha Zone, первый за пределами США центр инноваций Samsung NEXT, стартап-хаб Visa Europe и т.д.

Следует подчеркнуть, что интерес международных корпораций к трансферу технологий израильских стартапов и технологическому скаутингу на израильской стартап-сцене возник не на пустом месте. Оставляя за скобками сложности формирования внутрикорпоративных инноваций, отметим, что на рынке открытых инноваций Израиль уже давно стал серьезным конкурентом Кремниевой долине. Израильский баланс между стоимостью, скоростью, гибкостью и доступностью уникальных компетенций в сочетании с развитой экосистемой и прозрачным законодательством чрезвычайно сложно воссоздать в других регионах.

В качестве примера — индустрия автономных автомобилей, где Израилю удалось занять лидирующие позиции в кратчайшие сроки. В прошлом году свои центры инноваций в Израиле открыли автомобильные концерны Daimler и Qoros, активный технологический скаутинг развернули Renault и Tata, General Motors анонсировал удвоение своего R&D-центра, а Volkswagen стал стратегическим партнером израильского стартапа Gett. Характерно, что новые центры инноваций не будут ограничены исключительно внутренними исследованиями и разработками, а установят тесные связи с израильскими стартап-компаниями, технологическими акселераторами, инкубаторами, центрами компетенций и IT-корпорациями.

На момент написания этих строк стало известно, что корпорация Intel в рамках стратегии выхода на рынок автономных автомобилей объявила о поглощении израильской стартап-компании Mobileye за $15,3 млрд — рекордный экзит за всю историю израильской стартап-экосистемы. Нельзя не отметить, что бенефициарами феноменального успеха Mobileye стали не только акционеры компании: шампанское открыли и в Yissum — центре технологического трансфера при Еврейском университете в Иерусалиме, чьи технологии легли в основу израильского стартапа. Но главное — Intel приняла стратегическое решение о сохранении всей команды Mobileye в Израиле и формировании на ее основе собственного центра инноваций в автономном автомобилестроении. Сложно найти лучшее доказательство привлекательности израильского рынка со стратегической, а не ситуативной точки зрения.

Проектом технологического трансфера является и созданная Da Vinci Capital совместно с внешними инвесторами платформа передовых финансовых технологий – Global FinTech Solutions. Уже сейчас Global FinTech Solutions — это более $10 млн инвестиционных средств и портфель более чем из 20 лицензионных соглашений на доступ к пулу международных финансовых технологий, в том числе к ведущим израильским решениям. Штаб-квартиры Global FinTech Solutions созданы в Москве, Лондоне и Тель-Авиве.

Мы убеждены, что на сегодняшний день сложилась уникальная ситуация: российские компании посредством сравнительно небольших ресурсов могут получить доступ к новейшим израильским технологиям, успешно внедренным в глобальные корпорации. Воспользуются ли корпорации возможностью снизить технологический разрыв между российскими и международными инновациями — решать только им. Если ответ будет положительным — Израиль неоднократно доказал, что готов стать надежным партнером.

Израиль > Образование, наука > forbes.ru, 28 марта 2017 > № 2119144


США. Израиль > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 27 марта 2017 > № 2117181 Ольга Ускова

Сделка Intel и Mobileye: как изменится рынок беспилотных автомобилей?

Ольга Ускова

основатель и Президент группы компаний Cognitive Technologies

У компаний в сфере ИТ, устремившихся на рынок решений для беспилотников, слишком мало опыта, чтобы наладить производство конечных продуктов. Лидерство в новом сегменте останется за автоконцернами

В середине марта 2017 года произошло одно из самых громких событий на рынке беспилотных транспортных средств за 5- 6 последних лет. Корпорация Intel заявила о приобретении лидера рынка для систем компьютерного зрения израильской компании Mobileye за $15,3 млрд. До этой покупки в сегменте уже были миллиардные сделки. Так, год назад GM приобрел американский стартап Cruise Automation, занимающийся разработкой систем автономного вождения — по оценкам СМИ, за $1 млрд. А прошлой осенью Samsung объявила о покупке одного из крупнейших поставщиков автомобильного оборудования класса премиум Harman International Industries за $8 млрд — для корейской компании эта сделка стала крупнейшей за всю ее историю. Однако ни одна из этих сделок не наделала столько шума, сколько соглашение Intel и Mobileye. И дело не только в сумме.

По горячим следам

Для рынка беспилотных автомобилей событие это, безусловно, позитивное. Если до настоящего времени инвесторы были осторожны с оценками стоимости систем искусственного интеллекта (ИИ) для беспилотников, то сделка Intel задала абсолютно правильную планку для показателей стоимости компаний в этом сегменте. Параметры сделки подтверждают высочайшую значимость технологий нового поколения в процессе стремительно набирающей обороты 4-й промышленной революции. Однако у этой сделки есть два уровня оценки. Во-первых, ее сумма абсолютно соответствует предмету приобретения. Mobileye – реальная компания с выручкой в $358,2 млн и прибылью в $108,4 млн, (данные за 2016 год), занимающая, по разным оценкам, около 70% мирового рынка интеллектуальных систем помощи водителю, объем которого по данным «Research and Markets» составил в 2015 году более $22 млрд, а к 2020 году может достигнуть $78 млрд при среднем ежегодном темпе роста в 28%. Во-вторых, многие эксперты сходятся в том, что в своем технологическом развитии израильская компания уже достигла своего совершенства. Ожидать какого-либо прорыва от нее, по крайней мере, в ближайшее время вряд ли приходится. Во многом это связано с использованием Mobileye спорной по своей рациональности концепции on-chip, предусматривающей размещение «математики» непосредственно на аппаратном уровне. С одной стороны, это позволяет оптимизировать целый ряд процессов, а также повышает быстродействие всего решения в целом, но с другой, при замене версий ПО, которая при нынешнем темпе развития всего направления происходит довольно часто (например, в наших системах смена версий происходит в среднем раз в три месяца), серьезно затрудняет модернизацию систем Mobileye.

Для Intel на новом рынке сделка, конечно, стала шагом вперед в конкуренции, в первую очередь с набравшей обороты NVidia, а также AMD и другими компаниями. Правда, нельзя с уверенностью сказать, что Intel поймал журавля в небе. Как показывает практика, на рынках с высокими показателями динамики развития выигрывают мобильные компании с более узкой специализацией, способные быстро корректировать свои разработки и концентрировать маркетинг под рыночные требования. В этой ситуации, скорее, будут наиболее активны те компании, для которых занять свободные рыночные ниши становится вопросом жизни и смерти, — такова ситуация, например, для Tesla.

Нет сомнения, что приход других традиционно сильных игроков сферы электроники и процессоров в эту область продолжится. «Железячники» задекларировали такой переход. Новый сегмент беспилотных технологий слишком заманчив для «голубых фишек». Автомобильный рынок является одним из самых выгодных по соотношению массовость использования/ежегодный доход наряду с рынком смартфонов.

Этот тренд только подтверждают последние сделки AMD с Alphabet, Qualcomm Technologies с французской PSA Group и Panasinic, а также несколькими днями ранее состоявшееся соглашение NVidia с производителем комплектующих для автомобилей Bosch, призванное сбалансировать расклад сил после сделки Intel и Mobileye. Но с чем компании будут выходить на рынок, с отдельным узлом или с готовым изделием (как Tesla)? Этого представители компаний пока точно сказать не могут.

Каков он, рынок беспилотников?

Не смотря на детский возраст рынка беспилотников, более-менее четкую сегментацию на нем провести уже можно. Состоит он из четырех основных групп. К первой можно отнести так называемых финансово-маркетинговых игроков. Основным признаком этой категории является продажа «шоу». Маркетинг и заявления разработчиков этой группы существенно опережают реальное состояние дел. В их числе компании Google, Tesla, Apple. Они фактически декларируют, что уже занимаются разработкой интеллектуальных систем помощи водителю или ADAS (advanced driver assistant system) соответствующих последнему — пятому уровню по международной классификации SAE International. Эти автопроизводители и разработчики предпочитают идти к созданию полностью автономного автомобиля по шагам, предлагая на рынок решения, соответствующие своему текущему состоянию.

Эксперты (в основном из сферы фундаментальной науки) нередко критикуют представителей этой группы, отмечая, что их заявления зачастую противоречат основным законам физики. А госчиновники разных стран предъявляют им претензии в некорректном ведении рекламной кампании и необходимости приведения ее в соответствие с законом на территории своих государств.

Компании этой группы можно также назвать оптимистами. Они приходят на несвойственный для себя рынок, не имея ни практики продажи автомобилей, ни глубокого понимания его особенностей, и пытаются формировать новые правила. Поэтому это группа компаний, достаточно склонных к риску.

Вторая группа — компании-практики. В их числе — известные автопроизводители (Mercedes, Renault-Nissan, PSA и другие), разработчики компонентов Tier -1, Tier – 2 (Valeo, Bosch, ZF TRW, Continental и другие) и другие компании, которые уже сейчас активно продают готовые решения тиражами, исчисляющимися семью и даже восемью нулями. Эти компании играют на консервативных рынках, где правила устоялись. Цель игроков этой группы — создать максимально безопасное решение. Скорость реализации продукта для них вторична. Они декларируют только реальные функции своих систем, понимая всю свою ответственность за безопасность.

Третья группа — компании, поставляющие сервисы. К ней относятся коммерческие парки машин или флоты (такси, грузовые перевозчики, логистика и т.п.), а также всевозможные социальные сервисы (инвалиды и т. д). Среди них — Uber, Lyft, Sidecar и другие. Отличительной особенностью компаний этой группы является специализация на довольно узком и не требующем серьезной математики ПО в комплексе с уже существующими аппаратными устройствами. Например, они имеют дело с программой, добавляющей к используемым технологиям ADAS функцию контроля поведения водителя грузовика, снабженная примитивной камерой и отправляющая информацию в облачную среду. Все ноу-хау разработчика, как правило, заключается именно в этой программе. Обычно вокруг подобных инициатив поставщиков сервисов начинают создаваться компании, которые могут делать либо продукт целиком, либо одну из его функций и продавать ее единому сборщику этого продукта.

И, наконец, есть группа, которая производит отдельные решения для беспилотных автомобилей. Это может быть или коробочный продукт (такие решения как раз предлагает Mobileye, подобные продукты есть у китайских компаний, поставляющих системы предупреждений водителя уровня ADAS 0), или аппаратные решения, или сложные интеллектуальные комплексы. То, что шансы занять ведущие позиции на рынке у компаний именно этой группы высоки, — и подтверждает сделка Intel и Mobileye.

В этом сегменте в последнее время максимальную активность проявляют производители сенсоров, поскольку они являются одним из основных видов устройств для беспилотного автомобиля. В их числе один из ведущих мировых производителей автокомпонентов Delphi Automotive. Стремясь захватить рынок, компания стремится создать максимальное количество альянсов. Летом прошлого года компания заключила соглашение с Mobileye о разработке универсальной системы управления беспилотными автомобилями. Примерно в тот же период состоялся второй раунд инвестиций в ведущего разработчика лидаров Quаnergy. Также в последние годы Delphi поглотила ряд разработчиков ПО для беспилотных автомобилей — Movimento Group и своего рода «дочки» университета Карнеги-Меллона — Ottomatika.

Надо сказать, что для производителя комплектующих такая активность крайне важна, поскольку средний срок контрактов на консервативных автомобильных рыках составляет около пяти лет. Это означает, что решение о том, что та или иная линия автомобилей комплектуется конкретным набором устройств, принимается в пять лет лишь однажды. Кто не успел — получит второй шанс только через столь долгий срок. Поэтому в сегменте беспилотных авто предварительные продажи начинаются задолго до начала производства и идут в условиях серьезной конкуренции. Самого устройства еще может и не быть, а система бизнес-отношений, совместных планов уже формируются. Например, сейчас компании в сфере систем компьютерного зрения обсуждают проекты с производителями беспилотных авто на 2020 год.

На рынке систем для ориентации автомобилей без водителя в пространстве, в целом, есть две группы продуктовых команд. Первая из них работает над сенсорами, вторая — над интеллектуальным ПО для беспилотного автомобиля. Основной возможностью для совершения прорыва у компаний первой группы остается ожидание появления твердотельного лидара — он использует в качестве излучателя не ниодимовый кристалл. Подобное решение позволит существенно сократить его размеры и стоимость до приемлемых рынком параметров. Однако как специалисты, так и эксперты не рассчитывают на скорое появление такого устройства в широкой промышленной эксплуатации.

Прорывов, скорее, стоит ждать в разработке ПО. В последнее время разработчики показали серьезные успехи в точности распознавания окружающих предметов, в том числе и в условиях недостаточной видимости. Действительно, создание интеллектуальных систем помощи водителю можно назвать ключевым механизмом функционирования беспилотного автомобиля. Это сфера, где, собственно говоря, происходит восприятие всех элементов дорожной сцены, их интерпретация (восстановление объектов дорожной сцены), а также принятие решения о том или ином действии авторобота в конкретной ситуации. Именно это направление (точно так же, как и зрение, и мыслительный процесс водителя за рулем сегодня), вносит максимальный вклад в обеспечение безопасности на дорогах. А это основная цель создания беспилотного автомобиля.

Подтверждением этому является создание компаниями этой группы целого ряда интеллектуальных технологий, существенно повышающих безопасность на дорогах, даже в сложных погодных условиях. Например, разработчик ПО для автопилота Аimotive в конце прошлого года представил универсальное ПО AiDrive, подстраивающееся под любые условия и стили вождения. Решение Mobileye Road Experience Management способно собирать и анализировать информацию с машин, оснащенных камерами, и передавать обратно данные о ситуации на дорогах. Исследовательская группа концерна Daimler AG создала технологию 6D-vision, которая позволяет воспринимать окружающее пространство, как воспринимает его человек и предсказывать положение предметов.

Что дальше?

В целом, в будущем рынка беспилотных авто можно выделить два периода.

На первом этапе он будет формироваться по принципу первых побед. Лидерами станут те компании, которые предложат наиболее технологичные и оптимальные по стоимости решения. Например, те, кто первым научится распознавать объекты дорожной сцены с точностью в 99,9999%.

На втором этапе произойдет скупка новоиспеченных лидеров крупными финансистами.

Вместе с тем, можно предположить, что несмотря на всю активность компаний, пришедших на рынок беспилотных авто из сферы ИТ, из-за отсутствия достаточного опыта работы на этом рынке они не смогут наладить производство конечного устройства и останутся в числе поставщиков. Поэтому пальма первенства в итоге останется за автопроизводителями.

США. Израиль > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 27 марта 2017 > № 2117181 Ольга Ускова


Израиль. Сирия. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 17 марта 2017 > № 2108719 Моше Яалон

«Нужно смириться с тем, что Сирию не объединить»

Бывший министр обороны Израиля рассказал о Сирии, США и России

Отдел политики

«Газета.Ru» публикует интервью с Моше «Буги» Яалоном, министром обороны Израиля с 2012 по 2016 год. В нем он рассказал о том, кто в последние годы заменил США на Ближнем Востоке и на какие части распадется Сирия. Беседа состоялась в рамках программы Valdai Talks Международного дискуссионного клуба «Валдай».

— При каких условиях сирийский конфликт может расшириться и более прямо включить в себя мировые державы?

— Сейчас мы наблюдаем коллапс искусственных государств. Это результат западного влияния в регионе, особенно после договора Сайкса-Пико и постколониальной эпохи после Второй мировой войны. Тогда западноевропейские лидеры считали, что к ближневосточным государствам можно применить европейскую систему, но они игнорировали реалии.

Западные страны выдавали желаемое за действительное и пытались диктовать Ближнему Востоку, как правильно поступать.

Даже в Европе не было особого успеха: в Югославии был коллапс искусственного государства. Государства Ближнего Востока больше похожи на Югославию, чем на другие европейские страны. И когда тиранические режимы были свергнуты — как в Ираке, Ливии, Сирии, Йемене, — мы увидели внутренние конфликты. В Ливии — племенной, в Ираке — религиозный, в Сирии — между алавитами, курдами и суннитами.

Нужно понять, что Сирию невозможно объединить. Нужно привыкнуть к тому, что мы увидим сирийский «алавистан», «курдистан», «суннистаны». После террористического «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России. — «Газета.Ru») будет сирийский «суннистан».

Основная моя мысль относительно сверхдержав касается событий в Сирии. Сирийский конфликт стал результатом решений администрации США.

Уход США из региона, пассивность или низкая активность привели к тому, что вакуум заполнили три радикальных исламистских движения и поверх этого Иран.

Ирану понравились ядерное соглашение, снятие санкций и другие положительные условия сделки. У Ирана — гегемония в Тегеране, Багдаде, Дамаске, Бейруте и Сане, в Йемене. Кроме того, есть претензия расширить это влияние на радикальные шиитские движения.

С другой стороны, есть сунниты, ИГ и «Аль-Каида» (организация запрещена в России. — «Газета.Ru») с их претензией на создание исламского халифата. Они тоже заполнили часть американского вакуума.

«Братья-мусульмане» (радикально-консервативное суннитское движение, особенно сильно в Египте. — «Газета.Ru») в очень интересной ситуации. Турция стала их лидером. С одной стороны, эта страна — член НАТО, с другой — она претендует на гегемонию Османской империи с идеологией «Братьев-мусульман».

Это вызов и для сверхдержав. Или шанс. Встреча между Трампом и Путиным позволит обсудить общие вопросы, а также заполнить ближневосточный вакуум, в котором сегодня три упомянутые политические силы борются за власть, гегемонию и влияние.

Переговоры Трампа и Путина могут дать положительный результат.

В ближайшем будущем не будет стабильности. Но есть вероятность, что между силами в регионе установится баланс, и это приведет к стабилизации.

— Вы были министром обороны Израиля до прошлого года. Многие десятилетия после создания этой страны она была примером, как небольшое государство может выжить в недружелюбной среде. В этом контексте много говорилось о стратегических отношениях Израиля и США. Однако и здесь не обошлось без взлетов и падений. Что вы считаете главной гарантией выживания Израиля в будущем, в меняющейся международной обстановке?

— Главный предмет спора между нами и европейцами — израильско-палестинский конфликт. Увы, налицо коренное непонимание процесса, и это приводит к спорам.

Первое — суть конфликта. Европейцы говорят об израильской оккупации с 1967 года. Но дело в том, что даже умеренные палестинцы не разделяют эту точку зрения. Они говорят об израильской оккупации с 1948 года.

Они не готовы признать право существования еврейского государства в любых границах. Арафат не был готов закончить конфликт по границам 1967 года, та же самая позиция сегодня и у Абу Мазена (он же Махмуд Аббас, глава нынешней Палестинской национальной администрации. — «Газета.Ru»). И я говорю об умеренных палестинских организациях, не о радикалах из ХАМАС. Именно в этом заключается корень конфликта.

Во-вторых, израильско-палестинский конфликт — не главный в регионе, он не порождает региональную нестабильность.

Какая связь между израильско-палестинским конфликтом и сирийской гражданской войной с 500 тыс. погибших и миллионами беженцев? Никакой связи.

Какая связь между израильско-палестинским противостоянием и религиозным конфликтом в Ираке, племенным конфликтом в Ливии, революцией и контрреволюцией в Египте? Нет связи.

В Израиле мы бы хотели закончить конфликт, но это сложный вызов. Такое понимание ситуации очень важно для наших союзников в Европе. Мы должны были понимать вызов идеологии Арафата (Ясир Арафат, председатель Организации освобождения Палестины с 1969 года и до своей кончины в 2004 году). Обученные джихадисты приходят из Сирии и Ирака в Европу как нелегальные иммигранты. Нам нужно сотрудничать с Европой, Израиль не виноват в этом.

Конфликт на Ближнем Востоке касается не только США и России. Европейцы тоже вовлечены. Нам нужно достичь понимания между всеми сторонами, чтобы ситуация стала безопасной.

К счастью, мы достигли взаимопонимания с арабами. Можно сказать, что Израиль и суннитские арабские режимы сегодня в одной лодке — у нас общие враги.

Для арабских суннитов Иран — главный враг. Суннитско-шиитский конфликт, персидско-арабский конфликт, мы в одной лодке. Ливанская «Хезболла» признается террористической организацией со стороны Лиги арабских государств — но не со стороны Евросоюза.

Глобальные джихадисты вроде ИГ и «Аль-Каиды» тоже общие враги для Израиля и арабских держав. Если раньше некоторые арабские режимы использовали их как инструмент против шиитов в Ираке и Сирии, то сегодня они отказались от этой практики.

«Братья-мусульмане» — враги египетских властей. ХАМАС — неофициальный враг для Египта. У короля Иордании тоже внутренние вызовы. Идея неоосманской империи — тоже вызов для арабов-суннитов.

Получается, между Израилем и арабскими странами есть место для сотрудничества.

Говоря же о европейцах, хотелось, чтобы у них было лучшее понимание Ближнего Востока. Это позволит ЕС играть положительную роль в регионе.

— Россия несколько лет назад вернулась на Ближний Восток в качестве активного игрока. У нее хорошие отношения с Израилем и Ираном, которых нельзя назвать друзьями. Что бы вы посоветовали России в этой связи?

— Мы рады, что времена «холодной войны» закончились. Тогда Россия и Израиль были на разных сторонах, и это было совсем не нормально. Мы рады, что у нас сегодня есть дипломатические отношения. Даже когда между двумя странами возникают споры, у нас есть каналы для того, чтобы это обсудить.

Лучший пример — координация военных действий в регионе. После развертывания российских сухопутных и военно-воздушных сил в Сирии мы нашли способ оповещать друг друга о планах.

У Израиля есть собственный интерес. У нас там есть противники, которые пытаются нарушить наш суверенитет, передать оружие нашим врагам в регионе. У России — свои интересы. Мы нашли способ создать «горячую линию» между российским штабом в Сирии и израильским штабом в Тель-Авиве.

На этом канале связи сидят русскоговорящие с обеих сторон, чтобы избежать недопонимания или инцидентов, как с перехватом Турцией российского Су-24 на севере Сирии. Мы нашли способ организовать дискуссию и добиться взаимопонимания, пусть и не в полном объеме, с разными и, возможно, противоречащими интересами.

Израиль. Сирия. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 17 марта 2017 > № 2108719 Моше Яалон


Палестина. США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 марта 2017 > № 2101208

Глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас и президент США Дональд Трамп на встрече в Белом доме будут обсуждать мирный процесс между Палестиной и Израилем, передает официальное информационное агентство ВАФА со ссылкой на пресс-секретаря Аббаса Набиля Абу Рудейну.

По его словам, Трамп хочет обсудить с Аббасом пути возобновления палестино-израильского мирного процесса, который был прерван почти три года назад.

"Президент Трампа передал официальное приглашение президенту Аббасу в ближайшее время посетить Белый дом, чтобы обсудить пути возобновления политического процесса", — цитирует ВАФА Абу Рудейну.

Около месяца назад Трамп встретился в Вашингтоне с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и объявил о намерении плотно работать над урегулированием ближневосточного конфликта.

В разговоре с Аббасом Трамп "подчеркнул свою приверженность к мирному процессу, ведущему к реальному миру между палестинцами и израильтянами", сказал представитель палестинского лидера.

"Президент Аббас подчеркнул приверженность миру как стратегическому выбору для образования Палестинского государства рядом с Государством Израиль", — добавил Абу Рудейна.

Палестина. США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 марта 2017 > № 2101208


Израиль. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 9 марта 2017 > № 2102186 Биньямин Нетаньяху

Встреча с Премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху.

Владимир Путин принял в Кремле Премьер-министра Государства Израиль Биньямина Нетаньяху, который прибыл в Россию с кратким рабочим визитом.

Обсуждалась текущая ситуация на Ближнем Востоке, в частности в Сирии, прежде всего в контексте совместных усилий по противодействию международному терроризму, а также основные аспекты российско-израильского сотрудничества.

* * *

В.Путин: Уважаемый господин Премьер-министр! Уважаемые коллеги! Позвольте мне вас сердечно поприветствовать в Москве.

Мне очень приятно отметить, что у нас налажен очень тесный, доверительный контакт. Мы регулярно лично встречаемся, постоянно находимся на телефонной связи, работаем на уровне министерств и ведомств.

И как водится, Вы часто приезжаете к нам накануне праздников. Хочу поздравить Вас с приближающимся праздником Пурим, пожелать Вам и всему Израилю хороших праздников и благополучия.

Очень рад возможности поговорить о наших двусторонних отношениях и по ситуации в регионе.

Б.Нетаньяху (как переведено): Большое спасибо, господин Президент.

Я рад Вас снова видеть в рамках наших постоянных визитов, которые подчёркивают дружеские отношения между нашими странами. Мы видим, как постоянно укрепляются взаимоотношения между нашими странами в экономике, культуре, туризме. И конечно же, тот «живой мост», который связывает наши страны, – миллион говорящих по-русски израильтян – один из них переводит меня в эту минуту.

В этом контексте хочу сказать, что в последние месяцы мы закончили всю официальную процедуру, стратегию нашего пенсионного соглашения. Хочу лично Вас поблагодарить за достижение этого соглашения.

Одна из вещей, которая нас объединяет, – наша совместная борьба с радикальным исламским террором. В последний год было очень серьёзное продвижение в борьбе с радикальным исламским суннитским террором под руководством ИГИЛ и «Аль–Каиды», и Россия внесла большой вклад в этот результат, в это продвижение. Конечно, нам бы не хотелось, чтобы радикальный ислам, суннитский террор был бы сменён радикальным исламским шиитским террором под руководством Ирана.

Благодарю Вас за поздравление с праздником Пурим. Две с половиной тысячи лет назад в древней Персии была попытка уничтожить еврейский народ, которая провалилась. Это то, что мы отмечаем в рамках этого праздника. И сегодня есть попытки со стороны продолжателя древней Персии – Ирана – уничтожить еврейское государство: они говорят об этом открыто, пишут это чёрным по белому в своих газетах.

Конечно, сегодня у нас есть своя страна, своя армия, мы можем себя защитить. Но хочу сказать, что угроза радикального исламского шиитского террора, она не только в наш адрес, но и в адрес региона, в адрес всего мира. Уверен, мы все хотим предотвратить угрозу радикального исламского террора – не важно, каким бы он ни был, шиитским или суннитским.

Ещё раз хочу поблагодарить Вас за тёплый приём, за поздравления.

Израиль. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > kremlin.ru, 9 марта 2017 > № 2102186 Биньямин Нетаньяху


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 марта 2017 > № 2100809 Алексей Голубович

К визиту Нетаньяху: что Россия может получить от экономики Израиля

Алексей Голубович

Forbes Contributor, управляющий директор Arbat Capital

В Россию с рабочим визитом прилетел премьер-министр Израиля. Безопасность — главный, но не единственный пункт повестки. Каковы перспективы экономического взаимодействия, учитывая, что Израиль отказался поддержать санкции?

Торговля между Россией и Израилем с начала века довольно стабильно росла до 2015 года, когда падение цен на нефть привело к сокращению экспорта из РФ (в стоимостном выражении углеводороды составляют до половины нашего экспорта в Израиль), а девальвация рубля вызвала резкий спад в российском импорте. Объем взаимной торговли упал почти на треть и пока не восстановился. При этом общее сальдо торговли много лет остается положительными в пользу России, даже с учетом объема импорта услуг в РФ из Израиля (в основном — инжиниринговых), который составлял в предыдущие 5 лет от $750 млн до $1,2 млрд в год.

Что более всего связывает экономики двух стран? Россия – не только крупнейший поставщик нефти в Израиль, но и один из основных экспортеров неограненных драгоценных камней. На минеральные ресурсы приходится более 90% экспорта, зерновые – 5%. В этом Россия не очень отличается от других стран, поставляющих в Израиль углеводороды и другое сырье (Казахстан, Азербайджан).

Товарный импорт РФ из Израиля на треть состоит из продовольствия (цитрусовые, томаты и др.), около 10% – фармпрепараты, остальное – электронное и электротехническое оборудование. С 2009 года РФ импортировала из Израиля дронов военного назначения почти на миллиард долларов. Для сравнения: США импортируют из Израиля в 10 раз больше, чем мы, в основном – лекарства, бриллианты, оборудование, детали для самолетов, но главное – технологии.

Туризм, как растущая отрасль израильской экономики (до 3,25 млн туристов в 2016 году, в том числе 17% – из РФ), в российско-израильском бизнесе имеет большой потенциал развития. Это связано не только с поездками, обусловленными родственными связями и традиционным туризмом из России в Иерусалим и на Мертвое море. Туристы из РФ занимают второе место после американцев по числу приезжающих в Израиль. Но и на турпотоке сказался экономический спад в России – в 2015 году число наших туристов было почти на 25% меньше, чем в 2014 году, а восстановление потока происходит в основном благодаря резкому спаду турпотока из РФ в другие страны. Но основной потенциал развития бизнеса зависит не только от платежеспособности россиян, но и от создания условий для отдыха на море в соответствующий сезон, а также расширения спектра услуг. Нужны современные отели, больше удобных авиарейсов и снижение цен на билеты.

Для восстановления торговли до «докризисных» объемов нужны не только «хорошие» (для производителя) цены на нефть и рост потребления импортного продовольствия в России. Нужно стимулировать изменения и в структуре торговли и в сотрудничестве в инвестиционной сфере. Это значит, что необходимы новые стимулы и мотивации. Давно обсуждавшаяся «зона свободной торговли» между РФ и Израилем могла бы стать реальностью уже в 2017 году, если российское правительство поймет, что это не «потеря» на таможенных сборах, а лучший путь к импорту в нашу страну самых современных технологий в огромное число отраслей – от пищевой до биотехнологической и микроэлектронной. Нужны также конкретные шаги по укреплению доверия израильских инвесторов к российской правовой системе, изменения в регулировании отдельных отраслей. Для этого могут понадобиться государственные целевые программы, например для развития авиастроения, микроэлектроники, фарминдустрии, современных агротехнологий. Но в ряде случаев достаточно просто «дать людям возможность работать». Например, для повышения уровня российской медицины нужно предоставить юридические права и налоговые стимулы израильским врачам создавать у нас клиники и приглашать специалистов. Это позволит создать в России бизнес с многомиллиардным оборотом без государственных инвестиций (тем более что и сегодня сотни миллионов долларов россияне тратят на «медицинский туризм» в другие страны, но не все могут выехать лечиться за рубеж).

Вряд ли кто-то возразит, что главный потенциал для роста совместного бизнеса — в людях. Хотя данные по миграции из России в Израиль сильно расходятся в разных источниках, очевидно, что по числу русскоязычных граждан Израиль сравним только с США и Германией. Согласно Росстату, «совокупный отток» граждан из России в Израиль за 25 лет после распада СССР составил примерно 250 000 человек, а по израильским источникам (Israel CBS), число граждан, переехавших из стран бывшего СССР в Израиль за тот же период оценивается примерно в 1 млн, из них на долю РФ придется половина. С учетом примерно 165 000 человек, переехавших из СССР в Израиль до облегчения миграции Горбачевым (то есть в 1970-1988 годах), число русскоязычных граждан Израиля составляет сегодня до полутора миллиона и это число растет за счет тех, кто получает второе гражданство. Это один из главных факторов, способствующих развитию экономических отношений, особенно в высокотехнологичных отраслях. Тем более что к этому, видимо, стремится и Израиль, делая ставку на развитие творческого и предпринимательского потенциала исследователей и инженеров.

На фоне сокращения в 2015-2016 годах товарного экспорта оборудования, приборов, вооружений, Израиль наращивает экспорт технологий и привлечение капитала в наукоемкие производства. Не зря применительно к стране возникло определение «Start-Up Nation». По объему привлекаемых из-за границы венчурных инвестиций Израиль уступает только США. Концентрация стартапов и новых технологических компаний на душу населения в стране самая высокая в мире.

Сегодня в израильские технологические компании приходят деньги в первую очередь из США, растет доля некоторых стран ЕС, даже КНР. В первую очередь в такие отрасли, как IТ, телекоммуникационные технологии, биотехнологии, медицина, новые материалы. Инвесторы из России – это и «Роснано», РВК, и частные компании. В Израиле уже инвестируют такие фонды, как AltaIR Capital, Flint Capital, Titanium Investments (эта тройка — лидеры по активности на рынке), Waarde Capital, i2bf Venture Capital, Maxfield Capital, TMT Investments, LETA Capital и др. Самый крупный фонд с российским капиталом – возглавляемый одним наиболее известных в РФ венчурных предпринимателей Игорем Рябеньким – AltaIR Capital.

Millhouse сделал в Израиле целый ряд инвестиций, а том числе в компанию StoreDot, которая разрабатывает новое поколение батарей для сотовых телефонов. Группа также инвестировала в местные высокотехнологичные стартапы: Via (разработчик транспортного приложения для смартфонов), iAngels (краудфандинговая платформа для частных инвесторов) и AcousticEye (разработчик устройств для акустической неразрушающей диагностики труб).

Из крупнейших российских компаний можно упомянуть «Яндекс», открывший исследовательский центр на базе израильского стартапа KitLocate, а также Mail.Ru Group.

В этом направлении, видимо должен развиваться бизнес между Россией и Израилем. Но особенно важно создать условия для его ускоренного роста сейчас, пока искусственные ограничения и барьеры в торговле с другими странами, потребности в импортозамещении, недостаток иностранных инвестиций в РФ и нехватка квалифицированных специалистов во многих областях производства и управления в нашей стране создали уникальные возможности для израильских компаний на российском рынке.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 марта 2017 > № 2100809 Алексей Голубович


Иран. Палестина. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 1 марта 2017 > № 2090242 Александр Проханов

 Я брат твой, ХАМАС!

смещаются континенты, ломаются границы, в мире происходит революция справедливости.

Александр Проханов

Тегеран — великий гигантский город, каменный, мерцающий, гудящий. С дворцами и министерствами, с лазурными гробницами, с волшебными парками, с мечетями, похожими на драгоценные самоцветы. Столица великой цивилизации, которую строили поклонники солнца, мистики света. Их величественное созидание продолжают шиитские мудрецы, проповедующие божественную справедливость.

Здесь, в Тегеране, состоялся огромный форум, посвящённый палестинскому сопротивлению. Парламентские делегации из сотни стран, африканские, европейские мусульмане, с островов Океании, из Индонезии, нью-йоркские евреи — противники сионизма, считающие самообразование еврейского государства на Ближнем Востоке неугодным Господу, — всё это разноликое многоцветное множество сошлось во Дворце заседаний, где выступил духовный лидер Ирана аятолла Хаменеи. Благородный, твёрдый, спокойный, его религиозные суждения сочетались с рациональной политической практикой. Ему аплодировали, его обожали. Когда он покидал трибуну и шёл сквозь ликующие ряды, его приветствовали почитатели, любящие поклонники. Он шёл, окружённый охранниками, сквозь бушующую толпу и раздаривал клетчатые платки, один из которых достался мне. И я благоговейно повязал его себе на шею.

Смысл выступления Хаменеи, напоминавшего проповедь, сводился к тому, что исламский мир, последние годы сотрясаемый неурядицами, войнами, глубинными катастрофами, стал забывать ключевую ближневосточную тему — муки палестинского народа, которого с исконных земель согнало сионистское государство Израиль. Подавляет любой протест, сажает в тюрьмы, гонит, убивает, продолжая выдавливать палестинцев с их родных земель, застраивая эти земли поселениями для новых, приезжающих из разных стран, сионистов. Забвение этой священной темы, говорил аятолла, недопустимо и нарушает заветы, вокруг которых объединялся весь исламский мир, невзирая на государственные различия и религиозные оттенки. Объединиться вокруг палестинской проблемы — значит преодолеть разлады мусульманского мира, противодействовать разрушительной, рассекающей мир политике, которую ведут западные спецслужбы, натравливая суннитов на шиитов, порождая очаги войн, накрывая исламские города взрывами и убийствами.

Само палестинское движение, ввергнутое в карусель ближневосточных противоречий, переживает кризис. В нём становится заметен раскол. Одна часть движения, изнурённая многолетней борьбой, дрогнула, идёт на недопустимые компромиссы, готова уступить Израилю.

Другая часть продолжает сражаться, несёт жертвы, окольцованная стеной в Секторе Газа, подвергается бомбардировкам и атакам, отвечая израильским танкам залпами самодельных ракет. Сопротивление, которое оказывает Палестина Израилю, является общемусульманским, общечеловеческим делом. Сегодняшний мир охвачен революцией справедливости. Справедливость есть высшая божественная ценность, и она через все горести и мучения рано или поздно восторжествует.

На форуме выступали виднейшие представители исламской мысли. Звучал призыв ко всем мусульманским странам: в том случае, если американцы перенесут своё посольство из Тель-Авива в Иерусалим, в исконный палестинский город, мусульманские страны должны отозвать своих послов из США, из Вашингтона.

Радикальным и страстным было выступление делегации ХАМАС, призвавшей к тотальной войне с захватчиками.

На конференции выступал президент Ирана. Многоголосье делегатов слилось в стройный хор, в котором дирижёрская палочка была у главного капельмейстера Ближнего Востока — Ирана. Досадно, что среди парламентских делегаций не было представителей парламента России — страны, где живут мусульмане, неравнодушные к мучительным проблемам сегодняшнего растерзанного мира. Видимо, российским депутатам не рекомендовали появляться в зале, где звучали резкие осуждения Израиля.

Но непарламентская делегация России была представлена на форуме широко. Здесь были учёные-иранисты, муллы, был Сергей Бабурин, был неутомимый деятель и несравненный знаток иранской политики Раджаб Сафаров, был и ваш покорный слуга. В кулуарах форума я обнимался со своими друзьями из ХАМАС, пожимал руку прибывшему из Рима Джульетто Кьезе, беседовал с мудрецами священного города Кум, общался с генералами КСИРа — корпуса Стражей исламской революции, который ведёт в Сирии кровопролитные бои с ИГИЛ, получая с воздуха поддержку наших бомбардировщиков.

Иран и Россия сближаются. Преодолено множество мучительных препятствий не только в сфере политики и экономики, но и связанных с давними предубеждениями — со времён романовской империи или красного Советского Союза. Уже стоят на вооружении Ирана российские зенитные комплексы С-300. Иранские аэродромы открыты для военных самолётов России, которые получают на этих аэродромах техническое обслуживание, снаряжаются для дальнейших полётов в Сирию, где они громят ИГИЛ. Подписан контракт на строительство второй очереди Бушерской АЭС. И совсем недавно было заключено соглашение по строительству усилиями Росатома совершенно новой атомной станции. Множится число делегаций, число коммерсантов из России, получающих выгоду от совместного с иранцами бизнеса. Несколько недель назад с высоких трибун прозвучало предложение установить между Россией и Ираном отношения стратегического партнёрства.

Россия, Иран, Турция — это треугольник союзников, который сошёлся в Сирии. Его появление кажется неправдоподобным и баснословным. Ещё недавно, после сбитого турками российского самолёта, в России говорили о возможности большой войны с Турцией. Турция и Иран, давнишние яростные соперники, не пропускающие случая погрозить друг другу кулаками, теперь с двух флангов участвуют в разгроме ИГИЛ, поддерживают территориальную целостность Сирии.

Палестинцы — это честь, совесть, духовная самоотверженность не только арабского мира, но и всего сегодняшнего человечества. Мир пришёл в движение. Смещаются континенты, ломаются границы, в мире происходит революция справедливости. И там, где этой справедливости недостаточно, вспыхивают войны и мятежи, сыплются бомбы и грохочут террористические взрывы.

Когда я был в Секторе Газа, я посадил в красноватую палестинскую землю саженец оливы, полил его водой и верю, что этот саженец прижился, что взрастает сильное свежее древо. Пусть на это древо не упадёт ни единая бомба. Пусть его не заденет ни одна ракета. Пусть олива покроет своей сенью палестинских бойцов, а когда нарастит пышную крону, пусть напитает своими плодами жителей героической Газы... Я твой брат, ХАМАС!

Иран. Палестина. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 1 марта 2017 > № 2090242 Александр Проханов


США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075877 Яир Розенберг

Эксперты давно уже предлагают альтернативы принципу сосуществования двух государств. Рассмотрит ли их Трамп?

Гибридные альтернативы одногосударственному и двухгосударственному устройству набирают силу. Среди них кондоминиализм и конфедерация.

Яир Розенберг (Yair Rosenberg), Tablet Magazine, США

Сегодня президент Дональд Трамп принял в Белом доме израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху и произвел небольшой фурор, отвечая на вопрос о том, поддерживает ли он решение на основе создания двух государств. «Я смотрю на одногосударственное и двухгосударственное устройство, и мне нравится больше то, которое подходит обеим сторонам, — сказал президент. — Мне очень даже нравится то, которое подходит обеим сторонам. Мне подходит любой вариант, Я даже какое-то время думал, что решение на основе создания двух государств — это самый легкий выход. Но честно говоря, если Биби [Биньямин Нетаньяху] и палестинцы, если Израиль и палестинцы будут довольны, то и я буду доволен тем решением, которое им больше понравится».

Таким образом, вопреки крикливым заявлениям СМИ, Трамп не отменяет американскую поддержку двухгосударственного решения, а скорее указывает на свою готовность рассматривать альтернативы, если на них согласятся израильтяне и палестинцы. С учетом этого важного замечания Трамп своим заявлением никак не поддержал одногосударственное решение в его традиционном понимании. Многолетние социологические опросы показывают, что израильтяне и палестинцы небольшим большинством поддерживают решение на основе создания двух государств, но они решительно против одногосударственного устройства, видя в нем готовый рецепт острой вражды и гражданской войны. Последний опрос на эту тему был проведен в 2016 году, а организовал его Халил Шикаки (Khalil Shikaki), возглавляющий Палестинский центр политических и социологических исследований (Palestinian Center for Policy and Survey Research), и Израильский институт демократии (Israel Democracy Institute). В результате проведенного опроса выяснилось, что 68% палестинцев и 64% израильтян против единого государства. Насильно загонять оба народа в единое государственное образование — это не выход, считает большинство людей, живущих на этой территории.

Значит ли это, что шумиха вокруг заявлений Трампа безосновательна? Не совсем — потому что прямое одногосударственное решение для двух наций не отменяет возможные альтернативы классической модели двухгосударственного устройства. В действительности гибридные решения, сочетающие в себе элементы отдельных государств с единым и общим административно-территориальным устройством, разрабатываются и предлагаются уже довольно давно, причем их становится все больше. Эти модели предлагают очень разные люди, такие как ученые левого толка, руководители Евросоюза и израильский президент с правыми взглядами. И сегодня, когда прозвучало заявление Трампа, настало их время.

В 2013 году директор политического планирования Госдепартамента Энн-Мэри Слотер (Anne-Marie Slaughter), ныне преподающая в Принстоне политику и международные отношения, предложила радикальную альтернативу простым формулам одногосударственного и двухгосударственного решения. Она назвала ее «кондоминиализм»:

Главная идея состоит в том, что израильтяне и палестинцы будут гражданами двух разных государств, а поэтому станут отождествлять себя с двумя разными органами политической власти. Палестина будет считаться государством палестинского народа, а Израиль — еврейским государством. Но при «кондоминиализме» и палестинцы, и евреи получат право селиться где угодно в пределах территории одного из двух государств, и таким образом, два государства сформируют единое двунациональное сообщество поселений.

А теперь давайте подумаем. Согласно определению, палестинцы получат право селиться где угодно в пределах Израиля, а евреи будут вправе селиться где угодно в пределах территории Палестинского государства. В каком бы государстве кто ни жил, палестинцы будут гражданами Палестинского государства, а все евреи гражданами Израиля.

В августе 2015 года израильский президент Реувен Ривлин (Reuven Rivlin) пошел еще дальше Слотер и выступил за создание израильско-палестинской «конфедерации» в составе двух образований с открытыми границами и общей армией. Классический либерал Ривлин, свободно владеющий арабским языком, неизменно отстаивает права палестинцев в Израиле, за что за рубежом его хвалят, а дома грозят убить. Его предложению о создании конфедерации рукоплескали крайние левые, а потом оно получило совершенно неожиданную поддержку.

В октябре следующего года председатель Европарламента Мартин Шульц (Martin Schultz), ныне являющийся главным левофланговым соперником Ангелы Меркель в борьбе за пост канцлера Германии, в своей речи в Дюссельдорфе тоже выдвинул альтернативу традиционной формуле на основе создания двух государств. «Мир на Ближнем Востоке возможен лишь в том случае, если мать всех конфликтов, каким является конфликт между израильтянами и палестинцами, будет разрешен, и оба народа станут жить вместе в двух государствах или в конфедерации», — сказал он.

Что означает такая конфедерация? Прошлой весной ученые Далия Шейндлин (Dahlia Scheindlin) и Дов Ваксман (Dov Waxman) изложили в общих чертах одну из ее версий на страницах журнала Washington Quarterly. Свою научную статью они кратко обобщили в Guardian:

Отчаяние вызвано ошибочным представлением о том, что других вариантов не существует. Но альтернатива есть. Она сочетает в себе элементы одногосударственного и двухгосударственного устройства. Это конфедеративная концепция, предусматривающая существование двух суверенных государств с открытой границей между ними, со свободой перемещения и жительства, и с неким ограниченным совместным управлением. Назовем это двухгосударственным подходом 2.0.

Основой для границы станут линии прекращения огня 1967 года, но это будет другая граница, не сегодняшняя бетонная стена высотой девять метров. Она позволит людям с обеих сторон свободно передвигаться, посещать свои святые места, работать, делать покупки, общаться. Короче говоря, дышать полной грудью.

Кроме открытой границы, еще одно ключевое различие между таким подходом и традиционным двухгосударственным решением состоит в том, что не должно быть никакой увязки между гражданством и местом жительства. У каждого государства будет своя политика в вопросах гражданства, включая законы о возвращении, но гражданам одного государства будет разрешено жить в другом (как в ЕС), и каждое государство будет устанавливать свои лимиты на количество неграждан, получающих право на постоянное проживание на его территории…

И последнее важное различие между традиционным двухгосударственным устройством и конфедерацией состоит в создании неких общих институтов и правовых механизмов, способствующих развитию сотрудничества между двумя государствами, причем не только в вопросах безопасности, но и в сфере экономического развития, а также в совместном использовании ресурсов (например, воды). Это поможет обеспечить экономическое равенство и процветание вместо того, чтобы создавать условия для государственной несостоятельности, если новое Палестинское государство просто останется один на один со своими проблемами. Тесное сотрудничество в области безопасности будет иметь первостепенное значение. Но оно будет осуществляться между двумя независимыми государствами, в отличие от условий сегодняшнего сотрудничества в этой сфере, когда палестинцы в большинстве своем считают, что их автономия выступает в роли подрядчика зарубежного военного правителя.

Шейндлин и Ваксман также подробно рассмотрели свою концепцию применительно к болезненным проблемам поселений, палестинских беженцев и Иерусалима. Они изложили свое мнение о том, как конфедерация создаст новые инструменты для урегулирования этих неразрешимых прежде проблем, стерев границы и дав гражданам полную свободу выбора места жительства и передвижения в пределах всего географического района Израиль / Палестина.

В отличие от простого одногосударственного и двухгосударственного решения, стороны не обсуждали всерьез новые гибридные подходы и не проводили опросы общественного мнения. Но сейчас, когда израильтяне и палестинцы продемонстрировали, что не могут прийти к договоренности на основе создания двух государств, и в то же время выступают резко против одногосударственного решения, такие компромиссные подходы вполне могут стать способом для продвижения вперед, если их подробно разработать и правильно представить населению.

Таким образом, Трамп вольно или невольно открыл дверь для более творческого мышления и выхода из израильско-палестинского тупика.

Яир Розенберг — автор статей в Tablet и редактор англоязычного блога израильского Национального архива.

США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 февраля 2017 > № 2075877 Яир Розенберг


Израиль. Палестина > Недвижимость, строительство > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2066374

Несколько израильских правозащитных организаций обратились в Высший суд справедливости страны с требованием отменить недавно принятый закон о легализации тысяч домов, возведенных еврейскими поселенцами на частных палестинских землях оккупированного Западного берега реки Иордан, сообщил РИА Новости представитель заявителей.

Это первая попытка опротестовать документ, который заменяет практиковавшийся до сих пор снос поселенческого самостроя передачей его в долгосрочную аренду — "до определения политического статуса региона" — нынешним пользователям с выплатой компенсации палестинским собственникам земельных наделов. Закон вызвал бурю протестов со стороны оппозиции, правозащитников, палестинцев и международного сообщества. Критики трактуют инициативу как карт-бланш на присвоение чужого имущества, шаг к аннексии Западного берега и повод усомниться в искренности стремления Израиля к урегулированию ближневосточного конфликта.

"Мы хотим, чтобы суд аннулировал закон, признав его неконституционным", — сказал РИА Новости директор медиа-департамента организации "Адала" Том Мехагер.

В верховную судебную инстанцию Израиля "Адала" обратилась совместно с коллегами из Иерусалимского центра юридической помощи и прав человека, а также объединения "Аль-Мизан". По словам собеседника агентства, правозащитники выступают не только от своего имени, но и от лица 17 палестинских местных советов, на чьих землях стоят еврейские поселения.

Поселенческую деятельность на оккупированном Западном берегу и в аннексированном Восточном Иерусалиме, где уже живут почти 600 тысяч израильтян, принято считать главным раздражителем в отношениях Израиля с международным сообществом и одним из основных препятствий в поисках мира с палестинцами. Те воспринимают строительство жилья как политику закрепления еврейского государства на завоеванных территориях.

С точки зрения международного сообщества, незаконна вся поселенческая деятельность. Израильское законодательство различает легальные поселения и незаконные постройки, в том числе в виде обособленных поселенческих форпостов. Новый закон позволяет задним числом легализовать примерно 4 тысячи "единиц жилья" путем фактической экспроприации 800 гектаров частной палестинской земли на Западном берегу, подсчитала израильская правозащитная организация "Шалом Ахшав", которая ранее также объявила о намерении обратиться в суд.

В правительстве Израиля, которое поддержало инициативу, не все уверены в том, что ее удастся защитить в суде. Местные СМИ ранее цитировали министра обороны Авигдора Либермана, оценившего в 100% вероятность того, что закон будет заветирован, а юридический советник кабинета Авихай Мандельблит отказался выступать в его поддержку на предстоящих слушаниях.

Израиль. Палестина > Недвижимость, строительство > ria.ru, 8 февраля 2017 > № 2066374


Израиль. США. Палестина > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > carnegie.ru, 7 февраля 2017 > № 2105415 Ксения Светлова

Чего ждет и чего дождется Израиль от Трампа

Ксения Светлова

Трамп пока пользуется беспрецедентной поддержкой у руководства Израиля. В Иерусалиме убеждены, что хуже, чем при Обаме, их отношения с США уже точно не будут, поэтому пока прощают Трампу все: и промедление с переносом посольства, и заявления про поселения, и крайне правое окружение, и рост антисемитизма в США

После победы на президентских выборах в США Дональда Трампа шампанское пил не только Владимир Жириновский. В израильском Кнессете тоже состоялось небольшое торжество. Члены парламентского лобби «За неделимую землю Израиля» подняли традиционный тост «лехаим» за нового президента. «Теперь все будет по-новому», – сказал один из представителей этого лобби в интервью израильской прессе.

Еще раз многие израильтяне вздохнули с облегчением 20 января этого года. Несмотря на все скандальные истории, опубликованные в последнее время, Трамп был приведен к присяге и вступил в должность президента США. Израильский премьер Биньямин Нетаньяху, похоже, считал дни до этого исторического момента – в тот день, когда Совет Безопасности ООН принял резолюцию по поселениям, а США воздержались при голосовании, израильский лидер сказал своему окружению: «До 20 января осталось совсем недолго».

Большой брат поможет

Израиль – демократическая страна, и, безусловно, не все израильтяне разделяют такие теплые чувства к новому американскому президенту. И все же очевидно, что очень и очень многие, особенно в правительстве и политических кругах, воодушевлены победой Трампа и рассчитывают, что вместе с новым президентом США и для Израиля начнется новая эра.

Ведь в Израиле от отношений с американской администрацией зависит очень и очень многое. Например, размер американской военной помощи, возможность строить на территории Западного берега и создавать новые поселения вопреки международному законодательству или сила давления на израильское правительство по вопросу переговоров с палестинцами о мирном урегулировании. США и Израиль союзники с давних пор, но градус их отношений постоянно меняется в зависимости от личности и политических предпочтений главы американской администрации и израильского руководства. Случаются и кризисы – напряженные отношения у Израиля были с президентом Эйзенхауэром, с Картером, Бушем-старшим и Бараком Обамой.

Немаловажно и то, что сейчас у власти в Израиле находится коалиция правых и религиозных партий, а большинство из них отвергает возможность создания Палестинского государства в Газе и на Западном берегу и верит, что израильские государственные границы должны быть прочерчены в соответствии с божественным обещанием, данным Всевышним праотцу Аврааму. Поэтому вполне естественно, что участники этой коалиции не станут грустить по бывшему президенту Бараку Обаме, который заранее получил Нобелевскую премию мира и старался ее оправдать, в том числе активно продвигая формулу «два государства для двух народов».

В качестве последнего реверанса перед уходом с президентского поста Барак Обама решил перевести Палестинской автономии $221 млн финансовой помощи, не утвержденной Конгрессом. Дональд Трамп уже успел заморозить перевод этой суммы, которая должна была пойти на реформу в сфере безопасности и госаппарата. Палестинцы, возможно, и были тронуты этим решением Обамы, но в большинстве своем все равно считают, что предыдущий президент США слишком долго ждал и его прощальные жесты в области израильско-палестинского урегулирования – это слишком мало и слишком поздно.

Зато в окружении Дональда Трампа хватает консерваторов – сторонников поселенческого движения, поэтому в Израиле на нового президента возлагают большие надежды. Хотя всего год назад сам Трамп заявил, что процветающие страны не должны получать безвозмездную военную помощь от США, и включил в список «процветающих» и Израиль, с которым только что было подписано соглашение о предоставлении самого большого пакета помощи за всю историю отношений.

Что может измениться в американском подходе к вопросам безопасности Израиля, а также палестино-израильского конфликта в эру Трампа? И совпадают ли планы нового президента с надеждами израильских лидеров? Может ли новая политическая элита в Вашингтоне резко развернуть американскую политику в более произраильскую сторону, даже если это будет идти вразрез с американскими интересами?

Дело о посольстве

Столица Израиля – Иерусалим. Но все без исключения посольства иностранных держав находятся в Тель-Авиве. Дональд Трамп обещает исправить эту несправедливость и перенести посольство в Иерусалим. Таким образом он приведет ситуацию в соответствие с законом, который был принят в США еще в 1995 году. Ведь речь идет о переносе посольства в западную часть Иерусалима, которая в отличие от восточной не является спорной. После Шестидневной войны и победы Израиля обе части (восточная в 1948–1967 годах находилась под контролем Иордании) были объединены, однако в мире это объединение так и не признали, а палестинцы требуют создать в восточном Иерусалиме столицу своего будущего Палестинского государства.

Не только Трамп, но вообще каждый выигравший потом кандидат в президенты США с 1995 года во время кампании обещал, что в случае победы непременно перенесет посольство в израильскую столицу. Однако до сих пор никто обещание не сдержал. Как только Трамп заявил, что намерен сделать то, что до него не сделал никто, израильская реакция не замедлила последовать. «Давно пора», – сказали в израильском правительстве, указывая на то, что в любом случае речь идет о западной части города, и игнорируя предупреждения палестинской, иорданской и египетской администраций, что подобный шаг может зажечь новую интифаду и дестабилизировать ряд арабских режимов в непосредственной близости от израильских границ.

С точки зрения израильского правительства, такой шаг доказывает верность Соединенных Штатов своему ближневосточному союзнику и партнеру, а также ставит точку в вопросе о разделе Иерусалима. В последние недели израильские журналисты и политики заключали пари: перенесет – не перенесет. И вот не прошло и дня после инаугурации Трампа, как его приближенные заявили о том, что «вопрос о переносе посольства находится на ранней стадии». На другой стадии он находиться и не может, потому что по факту в Иерусалиме сегодня нет подходящего для гигантского американского посольства здания. А значит, ранняя стадия может затянуться.

Тем не менее новый посол США в Израиле Дэвид Фридман, религиозный еврей, сторонник строительства в поселениях и представитель национально-сионистского движения, в прошлом уже заявлял, что намерен основать свою резиденцию в Иерусалиме (предыдущий посол, Дан Шапиро, тоже был евреем, однако жил в Герцлии). Так что в ближайшее время надежда на то, что посольство переедет в столицу, вряд ли оправдается, однако посол США, безусловно, станет ближе к священному городу – как в прямом, так и в переносном смысле.

Кто поможет поселенцам?

Являются ли еврейские поселения на Западном берегу препятствием для мирного процесса? Президент Барак Обама считал, что да. Президент Дональд Трамп и многие в его окружении убеждены, что основное препятствие для решения конфликта – это палестинский террор. Эти слова звучат как музыка для «поселенческого отдела» в правящей коалиции, представленного партией «Еврейский дом» во главе с министром образования Нафтали Беннетом.

Трамп уже успел заявить, что намерен всерьез заняться палестино-израильским конфликтом и, по его словам, заключить хорошую сделку, которой будут довольны обе стороны. Но это вряд ли произойдет в ближайшее время, а строить в поселениях можно уже сейчас – так считают главы поселенческого лобби в Кнессете.

Пока Нетаньяху попросил отсрочку для того, чтобы переговорить с Трампом и услышать от него, как новая администрация отнесется к расширению строительства в поселениях и распространению израильского суверенитета на город Маале-Адумим, расположенный неподалеку от Иерусалима. Практически все политические партии в Израиле, как справа, так и слева, считают, что при любом будущем соглашении с палестинцами крупные поселенческие блоки, такие как Гуш-Эцион, Ариэль и Маале-Адумим, должны быть аннексированы Израилем, однако израильская оппозиция на данный момент выступает против односторонних действий, опасаясь дестабилизации ситуации в автономии и европейских санкций против Израиля.

Даст ли Трамп зеленую улицу главам поселенческого движения вопреки резолюции ООН и позиции Евросоюза? Или станет придерживаться традиционной американской позиции, при которой израильтяне строили, но меньше, чем хотели? Ответ на этот вопрос вскоре станет известен – Нетаньяху будет одним из первых лидеров, с которым встретится Трамп. Также Трампу придется учитывать опасения арабских партнеров США в регионе – Египта, Иордании и Саудовской Аравии, где считают, что подобная политика усилит экстремистов и ослабит умеренные силы.

Первым признаком того, что в отношениях с Израилем Трампу все же придется прислушиваться не только к своему внутреннему голосу, стало недавнее заявление Белого дома, что «продолжение строительства в поселениях не помогает мирному процессу». Разница с заявлениями предыдущей администрации, разумеется, существенная – Белый дом Барака Обамы и Джона Керри считал, что «поселения вредят делу мира»; и все же очевидно, что расстояние между предвыборной риторикой по этому немаловажному для Израиля вопросу и реал-политик Дональда Трампа несколько увеличилось.

Вполне возможно, что более ровные отношения с новыми властями в Вашингтоне в конечном счете позитивно скажутся на ближневосточной динамике, но не исключено, что резкие движения нового американского президента поставят под вопрос сотрудничество США с арабскими странами региона, что в итоге неизбежно скажется и на Израиле.

В любом случае Трамп пока пользуется беспрецедентной поддержкой израильского политического истеблишмента, который убежден, что мало кто может быть хуже для Израиля, чем Барак Обама. Поэтому Трампу в Израиле пока прощают все: и заявления про поселения, и крайне правое окружение, и рост антисемитизма в США, и недосказанную фразу про шесть миллионов еврейских жертв в Международный день катастрофы. После восьми лет напряженных отношений с Обамой для израильских властей началась новая эра, эра Трампа, и в Иерусалиме не спешат сбрасывать своего нового кумира с пьедестала.

Израиль. США. Палестина > Внешэкономсвязи, политика. Недвижимость, строительство > carnegie.ru, 7 февраля 2017 > № 2105415 Ксения Светлова


Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 19 января 2017 > № 2056430 Яков Кедми

Яков Кедми: «У Москвы и Тель-Авива много общих задач»

Глеб ИВАНОВ

Когда-то он работал на заводе бетонщиком-арматурщиком и заочно учился в МИИТ. Спустя полвека Яков Кедми более известен соотечественникам как бывший шеф израильской спецслужбы «Натив» и приглашенный эксперт — частый гость российских политических ток-шоу.

В 1967 году, будучи 20-летним рабочим пареньком, он начал свой поединок с властями, добиваясь репатриации. Получив отлуп, Яша Казаков не смирился и написал заявление об отказе от гражданства СССР. Чиновники долго не знали, что делать с активным юношей, и после двухгодичной волокиты все-таки отпустили. В Израиле наш герой поменял фамилию и сделал головокружительную карьеру в секретных ведомствах.

культура: Без малого 50 лет назад Вы пришли в израильское посольство в Москве, где заявили, что хотите репатриироваться. Позднее Вы еще несколько раз буквально прорывались в израильское, а затем и в американское представительство с тем же требованием. С Вами беседовали офицеры КГБ, намекали, что отправят в дурдом. Понимали, что могли в итоге оказаться за решеткой?

Кедми: Все шло к тому, что меня посадят, а шансов на положительный ответ почти не имелось. Но я пытался максимально раскачать свои отношения с властями — рассчитывал, что создам такие условия, при которых им будет невыгодно устраивать показательный процесс, и меня выпроводят за границу.

В советской бюрократической системе решения принимались медленно. Она зачастую опаздывала: если мои инициативы были более быстрыми и заставали чиновников врасплох, у меня оставалось время для подготовки к их ответному ходу. Помнится, однажды я вышел из посольства, и меня не задержали. Тогда подумалось: возможно, советская власть намного слабее, чем представляется, и большую часть ограничений мы на себя накладываем из-за собственных страхов.

культура: В «Википедии» читаем: из-за легкости, с какой Вы добились отъезда, Вас потом в Израиле окружал шлейф подозрений в связях с КГБ...

Кедми: Не знаю, что написано в «Википедии», не читал. Но я приехал в 69-м, а в 71-м, то есть на второй год после окончания офицерского училища, уже поступил в школу военной разведки. Такая быстрота необычна для Израиля. Если были бы какие-то подозрения, меня не приняли бы в такую школу. С 78-го я работал в «Нативе», где наивысшая степень секретности в стране. Проверки предстояли долгие, упорные, но все подозрения существовали не на профессиональном, а на обывательском уровне.

культура: В книге «Безнадежные войны» Вы подробно, шаг за шагом описываете свой первый бой: недалеко от Суэцкого канала во время войны Судного дня 1973 года. Вы сражались в танковых войсках, в одном экипаже с будущим премьером Эхудом Бараком. Вас было трое. Когда пулеметчик погиб, Вы встали за пулемет, высунувшись из башни. Вы, как я помню, отдаете дань уважения за героизм и солдатам противника, египтянам, которых в тот момент уничтожали...

Кедми: Конечно. Они нас убивали, мы — их.

культура: Но Ваши батальные сцены скупы на чувства. Насколько Вы в тот момент нервничали?

Кедми: Это было первое сражение, но не единственное. Потом они шли сплошной чередой. Вообще в бою ощущений нет, ты работаешь, как автомат, как машина. Делаешь то, чему учили. Целишься, ведешь огонь и все фиксируешь. Переключение происходит утром перед битвой, когда звучит команда «Запустить двигатели!» и слышишь, как затарахтел мотор танка. Тут же — полное переключение. Или уже после, когда все закончено: приехали в место расположения батальона, и все разошлись. Тогда появляется несколько минут отдыха. Начинаешь вспоминать, что было. И рождаются чувства.

культура: А сложно было переключиться в иной режим, когда перешли из бронетанковых войск в спецслужбу?

Кедми: Нет. Из армии я уходил офицером военной разведки, поэтому работа оказалась чем-то похожей. Кое-какие навыки, которые получил на передовой, пригодились. Другие — нет.

На новом месте гораздо более важным оказался человеческий фактор. Прежде я не занимался агентурой и вербовкой — тем, что у вас в ведении ГРУ. В армии мои функции ограничивались полем боя, расположением частей противника.

Всех военных тестируют на наличие природных данных быть офицером. Точность, собранность, внимательность, дисциплинированность, умение организовать людей, сохранять в любой обстановке самообладание, холодный расчет. Все это — качества, необходимые командиру.

А какие нужны для службы во внешней разведке? Способность оценивать, систематизировать и анализировать информацию, дар по-особому использовать людей, например, уметь работать среди населения, при этом получая сведения без элементов вербовки. Разумеется, и доскональное знание собственных сотрудников.

культура: Что в «Нативе» доставляло Вам особое удовольствие?

Кедми: Когда планируешь ту или иную операцию и она в итоге удается, то чем меньше было изначально шансов, тем ценнее победа. Адреналин всегда повышен. Особенно, когда ты сам на месте событий, как на борцовском ковре. Это давало чувство внутренней мощи и легкости. Никогда не было страха или ощущения опасности, но предельная собранность перед поединком, охотничий азарт.

культура: В декабре 1988 года Вы оказались в эпицентре истории, связанной с угоном самолета из СССР. Тогда банда Якшиянца захватила на Северном Кавказе автобус с детьми и учительницей, потребовала два миллиона долларов и воздушный коридор в Израиль. Власти выполнили эти условия, однако террористы не учли, что международная обстановка изменилась и отношения наших стран потеплели. В итоге Израиль сразу вернул и самолет, и заложников, и выкуп, и бандитов в наручниках. Но тот злополучный рейс в аэропорту Бен-Гурион Вы встречали лично...

Кедми: Именно я был первым, кого увидел Якшиянц, спустившись с трапа. Я заговорил по-русски, он явно обрадовался. Когда я увидел его подельников, мне стало ясно, что прямого физического риска нет. Обычные бандиты. Единственное, что меня немного напрягало, — Якшиянц был подкуренный и пьяный. Когда такой человек стоит с автоматом перед тобой, не совсем приятно. Неприятно, подчеркну, но не страшно. Я вел переговоры. Сразу сказал: «Ну, положи автомат!» Он положил, и то же самое сделали его ребята, которые вышли из самолета с обрезами. Не было большой напряженности, мне быстро удалось их успокоить и перевести разговор на практические вопросы.

культура: Вы как-то упоминали, что хорошо знаете президента России, даже познакомили его в 1998 году с Ариэлем Шароном. Позднее Вы и Владимир Путин несколько раз подробно беседовали о целях и интересах двух стран на Ближнем Востоке. Как Вам кажется, с тех пор таковые не подверглись корректировке?

Кедми: С первой же беседы стало ясно, что у нас очень много общих задач. И по большому счету ничего нового на сегодня не добавилось. Да, усилился элемент террора. Тогда экстремисты активно орудовали в самой России, на Северном Кавказе, но уже была очевидна связь между ними и исламским террором на Ближнем Востоке.

Мы говорили и о проблемах минувшего, как экономических, так и политических, геополитических. Потом у нас был еще ряд встреч.

Ясно, что не все цели у нас совпадают: у каждого государства они разные, тут не может быть полной идентичности. У России свои отношения с третьими странами, но не помню, чтобы в разговорах выявились какие-то противоречия в оценке Соединенных Штатов. Тут было полное взаимное понимание.

культура: Тогда же Вы конфликтовали с людьми, которые входили в руководство Израиля, а теперь, после многолетнего перерыва, снова у власти, — это господа Биньямин Нетаньяху и Авигдор Либерман. В чем суть Вашего спора? Что-то личное или разница в ценностях?

Кедми: Вероятно, это свойство моего характера. Когда я только приехал, то тоже выступал против политики израильского правительства. Потом мою правоту признали: политика была изменена. Я говорю сейчас о временах Голды Меир. И со службой, которую я затем возглавлял, поначалу имелись стычки.

С Нетаньяху у меня принципиальные споры. Его подход к работе, отношение к евреям СССР и постсоветского пространства, к России, к палестинцам — по всем этим пунктам у нас были разногласия. Сегодня он круто изменил курс относительно Москвы — это больше походит на то, чего я добивался в свое время. Но другие расхождения остаются.

Сам порядок принятия решений Нетаньяху непрофессиональный, и он их очень быстро меняет. Непоследователен, легко поддается любому давлению как в семье, так и извне. Ставит во главу угла личные политические интересы, а не общегосударственные. Не умеет делать выводы, хотя человек интеллигентный. Не так работает с поступающей информацией, как я привык при предыдущих премьерах. Я же, находясь на госслужбе с 70-х, хорошо изучил методы Ицхака Шамира, Ицхака Рабина, Шимона Переса. У каждого были свои плюсы и минусы. Но то, как принимал порой решения Нетаньяху, — это, на мой взгляд, полная катастрофа!

С Либерманом я сталкивался меньше, потому что мы работали параллельно. Сейчас на посту министра обороны он действует гораздо более разумно. Наши разногласия никуда не делись, но я открыто говорю, когда мне нравятся какие-то его шаги.

культура: Когда-то Вы превратились из танкиста в «шпиона», а теперь из «шпиона» — в политолога. Руководили спецслужбой, были закрытым человеком, хранителем секретов, а ныне каждый день выступаете в прессе, на ТВ-шоу. Вам не кажется, что Вы стали более легкомысленным?

Кедми: Нет. Будучи на службе, научился четко формулировать и аргументировать свои мысли. Что я и делаю. На закрытом форуме или перед журналистами — не играет роли. В любой аудитории могу себя контролировать: сказать то, что хочу донести, и не говорить того, что не имею права раскрывать.

Много раз в разведке мне приходилось обосновывать, докладывать, делать выводы по огромному количеству информации по разным тематикам, излагать ее и письменно, и устно. Натренировался вдоволь. Так что когда выступаю, совершаю почти то же самое, только в других условиях.

культура: Перейдем к злободневным вопросам. В ноябре анонимный источник в израильском генштабе предупреждал журналистов, что столкновение с Россией на Ближнем Востоке якобы неизбежно. Вызвано это было тем, что Москва разместила в Сирии С-400 и прочие современнейшие вооружения, после чего Тель-Авив потерял превосходство в воздушном пространстве, которое привык контролировать. И вот буквально несколько дней назад Израиль вновь нанес удар по сирийской территории, по военному аэропорту Дамаска. Риски действительно велики?

Кедми: Допускаю, на уровне дискуссии разведывательное управление Израиля обсудило вопрос о том, что пребывание С-400 в Сирии увеличивает опасность конфликта наших ВВС с российскими военными комплексами, что надо принимать меры, дабы свести вероятность столкновения к минимуму. Никто не отрицает, что все возможно при неаккуратной работе с той или другой стороны.

Думаю, не все в Израиле довольны, что прежней свободы действий в сирийском небе у нас больше нет. Но это реальность, с которой приходится считаться. Надо искать иные способы. Например, мы сейчас нашли возможность поражать объекты «Хезболлы», не залетая в воздушное пространство Сирии. Последние обстрелы проводились ракетами «земля — земля» и «воздух — земля», пущенными с нашей территории или из нашего же неба. Радиус их действия вполне достаточен.

культура: Какими видятся Вам отношения Израиля и США во время правления Дональда Трампа? 45-й американский президент не скрывает симпатий к еврейскому государству.

Кедми: Проблемы, бывшие результатом, во-первых, мировоззрения Обамы, а во-вторых, его напряженных контактов с Нетаньяху, уйдут. Хотя общие причины разногласий останутся. Впрочем, уже хорошо, что их не будут усугублять личные недоразумения между политиками.

культура: Что предпримет Вашингтон на персидском направлении? Придется ли, к примеру, Москве выбирать между Трампом и Тегераном?..

Кедми: Не думаю, что перед Кремлем встанет подобный выбор, это же касается и отношений с Трампом и Пекином. Считаю, Россия сумеет сохранить баланс. Может, и не так, как при Обаме, но Иран с американцами найдут тот или иной способ взаимного существования.

культура: В каком направлении в целом развивается израильское общество? Почему и правящие круги, и значительная часть населения воспринимают любую критику в адрес страны как проявление антисемитизма?

Кедми: Политики часто предпочитают не обсуждать проблему, а переходить на личность того, кто предъявляет им какие-то претензии. Однако это обычная ситуация во многих государствах. В целом общество у нас достаточно терпимое, толерантное, здоровое. Хотя повышение внутри него доли религиозной и националистической составляющей может представлять угрозу демократии. Растет коррупция. Но, надеюсь, мы в состоянии со всем этим справиться.

Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 19 января 2017 > № 2056430 Яков Кедми


Израиль. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > portal-kultura.ru, 18 января 2017 > № 2056429 Юрий Коваленко

Исход по-французски

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

За последнее десятилетие около 40 000 евреев покинули Францию, переселившись в Израиль, Соединенные Штаты, Канаду, Австралию и Великобританию.

Главной причиной такого исхода является рост антисемитских настроений и серия террористических атак. «Во Франции евреев убивают только за то, что они ими являются», — подчеркивается в исследовании Службы защиты еврейского сообщества.

Так, в 2006 году Юсуф Фофана, родители которого прибыли из Кот-д’Ивуара, вместе с подручными три недели пытал, а потом убил 23-летнего Илама Халими. Спустя шесть лет Мохаммед Мера, имеющий французское и алжирское гражданства, напал на еврейскую школу в Тулузе, застрелил учителя и троих детей. В 2015-м Амеди Кулибали расстрелял четырех человек в парижском магазине кошерных продуктов. Все эти расправы дали мощный импульс возвращению евреев на историческую родину. Тем более, что антисемитские акции случаются все чаще. В 2015 году жертвами подобных выступлений стали более 800 человек — в десять раз больше, чем в 1999-м. «Антисемитизм достиг беспрецедентного масштаба. К примеру, в канун Нового года вандалы разрисовали антисемитскими лозунгами типа «Евреям вход воспрещен» стены школы имени Анны Франк в парижском пригороде Монтрей. Еврейская диаспора напугана», — констатируют эксперты Жером Фурке и Сильвен Мантернак в новой книге «В будущем году в Иерусалиме?».

Власти делают все, чтобы положить конец расистским выходкам, берут под усиленную охрану синагоги и школы. «Франция без евреев — это не Франция», — заявил Манюэль Вальс, один из кандидатов от Соцпартии на предстоящих президентских выборах. Со своей стороны, глава государства Франсуа Олланд объявил борьбу с расизмом и антисемитизмом общенациональной задачей, но, по своему обыкновению, особых успехов и на этом поприще не добился...

Социологи отмечают, что эпицентрами антисемитизма являются столичные пригороды, а также некоторые южные районы, где обосновались выходцы из арабских и африканских стран. Во время манифестаций они выступают с лозунгами: «Аллах акбар», «Смерть евреям», «Евреи, проваливайте. Франция не для вас!»

«Все знают, но никто не осмеливается сказать, что в арабских семьях во Франции антисемитизм впитывают с молоком матери», — утверждает известный историк Жорж Бенсуссан. Его слова спровоцировали большой скандал в политкорректных кругах. Ученого обвинили в разжигании ненависти в отношении мусульман, и в конце января он должен предстать перед судом.

«Евреи оказались одной из главных мишеней джихадистов, бьет тревогу глава Представительного совета еврейских организаций Франции Роже Кюкерман. — Практически все акты насилия против них совершаются молодыми мусульманами». Однако антисемитизмом заражены не только они. Эксперты указывают на рост подобных настроений среди католиков, леворадикальных и ультраправых кругов. «Обыкновенный расизм» никуда не исчез.

«Можно ли во Франции оставаться евреем, не рискуя быть убитым?» — задаются вопросом представители еврейской общины. Для многих семей единственный способ защитить себя состоит в том, чтобы спрятаться, призналась на днях на страницах журнала «Экспресс» одна из читательниц, Эмили Тон: «Еще лучше, если нам удается скрыть свою фамилию. Но я больше так жить не могу и хочу положить конец молчанию».

Тем временем израильские лидеры все чаще призывают французских евреев перебираться на Землю обетованную. «Если хотите оставаться евреями, если хотите, чтобы ваши дети и внуки также были евреями, перебирайтесь в Израиль», — заявил в конце года министр обороны Авигдор Либерман. Раньше с тем же призывом обратился премьер Биньямин Нетаньяху, пообещав встретить единоверцев с распростертыми объятиями.

Израиль. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Миграция, виза, туризм > portal-kultura.ru, 18 января 2017 > № 2056429 Юрий Коваленко


Израиль. США. Польша. РФ > Финансы, банки > gaidarforum.ru, 13 января 2017 > № 2047328

Деятельность центральных банков обсудили на Гайдаровском форуме

12 января в рамках Гайдаровского форума – 2017 «Россия и мир: выбор приоритетов», организованного РАНХиГС, состоялась экспертная дискуссия на тему «Глобальный кризис и вызовы для центральных банков: значение для макроэкономической политики». Эксперты обсудили вопросы, касающиеся деятельности центральных банков в различных странах за последние несколько лет, рассмотрели, как изменились подходы к денежно-кредитной политике после 2008-го кризисного года и какие задачи стоят на данный момент перед ЦБ.

С ключевым докладом на экспертной дискуссии выступил председатель правления JP Morgan Chase, председатель Банка Израиля (1991–2000) Якоб Френкель. Он рассказал о деятельности центральных банков, напомнив о кризисе 2008 г. Эксперт отметил, что в тот момент мир изменился. В 2009 г. промышленное производство лидеров экономики снизилось почти на 10%. В этот же год почти на столько же сократилась торговля, которая ранее практически всегда росла и расширялась.

«Когда экономика сократилась в 2009 г., мы оказались в обстоятельствах, которые требовали принятия необычных политических мер. Все центральные банки снижали процентные ставки, и в итоге они упали практически до нуля. Тем не менее возрождения не состоялось, производство не поднялось. Возник вопрос, что делать дальше. Инструмент денежной политики – процентная ставка – был исчерпан. Каким образом ЦБ могут внести свой вклад в экономическое возрождение теперь? Банки стали использовать другие инструменты: ипотека, займы. Они расширили свое финансовое поле», – отметил Якоб Френкель.

Спикер рассказал о сложностях и проблемах стран, у которых инфляция длительное время находилась ниже таргета. В частности, финансовый кризис и «мыльные пузыри» – это следствие низких процентных ставок.

В свою очередь модератор экспертной дискуссии, первый заместитель председателя Центрального банка Российской Федерации Ксения Юдаева отметила, что ситуация, когда инфляция длительное время находится ниже таргета, не характерна для России.

В рамках дискуссионной площадки премьер-министр Польши (2004–2005), президент Национального банка Польши (2010–2016) Марек Белька рассказал о том, как страна на протяжении нескольких десятилетий решала проблему высокой инфляции. Он вспомнил, как в 1989 г. крах командно-административной экономики привел к инфляции в 560%, что стало следствием долларизации. С 1 января 1990 г. Польша выбрала новый курс, что привело к большим изменениям во многих направлениях. Исключением стала денежно-кредитная политика. «В денежно-кредитной политике мы придерживались постепенного подхода. Целое десятилетие – с 1990 по 1999 г. – мы поддерживали систему, которая называлась “политикой ползущих привязок”. Это была инфляционная политика, которая была направлена на поддержание экспорта в очень хрупкой и шаткой экономике. С инфляцией в Польше стали бороться лишь 10 лет спустя. В 1997 г. была принята новая конституция», – сообщил Марек Белька.

В результате польский банк получил возможность создания Совета по денежно-кредитной политике, в который вошли люди, не работавшие ранее в органах власти. Спикер подчеркнул, что за такие меры пришлось платить. Но положительным результатом стала дефляция в 2015–2016 гг. На данный момент уровень инфляции в Польше ниже 2%. «Мы боялись, что снижающиеся цены подорвут бизнес-процессы. Но людям понравилось. Люди спокойно к этому отнеслись», – добавил эксперт.

Вопросы развития денежно-кредитной, фискальной и структурной политики в своем выступлении затронул директор Департамента по бюджетным вопросам Международного валютного фонда Витор Гаспар. Он отметил, что международному сообществу необходимо действовать совместно и использовать эти три элемента. Эксперт добавил, что политика, проводимая ЦБ России, может считаться достаточно успешной.

«Сейчас необходимо организовать режим, который сможет обеспечить стабильность ценообразования и достижение тех ожидаемых целей, которые помогут стабилизировать российскую экономику. Использование денежно-кредитной, фискальной и структурной политики принесет положительные изменения в долгосрочной перспективе», – заключил Витор Гаспар. В конце своего выступления спикер рекомендовал российским специалистам изучить лучшие практики других стран, например Канады, Австралии и Норвегии.

Дискуссионную тему создания мегарегулятора затронул управляющий Международным финансовым центром «Астана», председатель Национального банка Республики Казахстан (2013–2015) Кайрат Келимбетов. Он отметил, что в 2001 г. в Казахстане регулятор был отделен от Центрального банка. А в 2011 г. был создан мегарегулятор внутри ЦБ. «Я считаю, что на сегодняшний день это наиболее оптимальная модель. Такой надзор над финансовым сектором должен быть, и этот голос должен быть слышен», – подчеркнул эксперт.

Кайрат Келимбетов не оставил без внимания и вопрос инфляционного таргетирования в России. «Нужно похвалить блестящую работу ЦБ РФ, который очень хорошо готовился к новому режиму денежно-кредитной политики. И, с другой стороны, осуществлял переход в очень сложное время при катастрофическом падении цен на нефть, при санкциях. Эта работа достигла большого успеха», – считает представитель Казахстана. Он подчеркнул, что инфляционное таргетирование – это лучшая мировая практика. Несмотря на то что она не является панацеей, центральные банки должны придерживаться этой денежно-кредитной политики.

«Основной урок, который, я считаю, очень хорошо сейчас Россия проходит, это построение правильной коммуникации между государственными органами, ЦБ и населением. С другой стороны, важно не забывать, что любая лучшая мировая практика, которую мы привлекаем, все-таки должна базироваться на местной реальности, на тех задачах, которые стоят перед нашими экономиками», – заключил спикер.

Израиль. США. Польша. РФ > Финансы, банки > gaidarforum.ru, 13 января 2017 > № 2047328


США. Израиль. Россия > Медицина > ria.ru, 22 декабря 2016 > № 2014417

Израильская фармацевтическая компания Teva и ее российское подразделение заявили американским правоохранителям, что давали высокопоставленному российскому чиновнику взятки за помощь в продвижении своего лекарства в рамках госзакупок российского Минздрава, сообщает в четверг минюст США. Согласно их свидетельству, чиновник обогатился на 65 миллионов долларов, сама Teva благодаря этой схеме повысила свои доходы на 200 миллионов.

Имя, должность или ведомственная принадлежность чиновника в сообщении не называется.

Минюст США в четверг заявил, что крупнейший в мире производитель фармацевтических дженериков (лекарств без конкретных торговых марок) израильская компания Teva Pharmaceutical и ее стопроцентная российская "дочка" Teva LLC (Teva Russia) согласились на снятие уголовных обвинений и выплату штрафа более чем в 283 миллиона долларов в связи со схемами, включающими подкуп официальных лиц в России, на Украине и в Мексике. Еще 236 миллионов две компании согласились выплатить по досудебному соглашению с американской Комиссией по ценным бумагам и рынкам.

"Две компании признались, что руководители Teva и сотрудники Teva Russia платили взятки высокопоставленному российскому чиновнику, чтобы тот с помощью своих полномочий увеличил продажи препарата копаксон — лекарства Teva от рассеянного склероза, в рамках ежегодных закупок министерства здравоохранения России", — заявляет минюст США.

В американском ведомстве добавили, что указанный чиновник согласился лоббировать интересы Teva, несмотря на усилия российских властей по импортозамещению в этой сфере. "Teva заработала более 200 миллионов долларов прибыли на продажах копаксона российским госорганам. Кроме того, российский чиновник заработал примерно 65 миллионов долларов незаконной прибыли путем завышенных норм прибыли", — говорится в пресс-релизе.

Кроме того, Teva признала себя виновной в том, что заплатила украинскому официальному лицу взятки в 200 тысяч долларов в обмен на помощь в регистрации своей продукции для украинского рынка, заявило ведомство. Аналогичные обвинения против компании были выдвинуты в Мексике, говорится в сообщении.

США. Израиль. Россия > Медицина > ria.ru, 22 декабря 2016 > № 2014417


Израиль. Сирия. Россия. Ближний Восток > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 17 ноября 2016 > № 1972146 Сергей Пашков

Сергей Пашков: «Мы лишь приоткрыли книгу перемен»

Глеб ИВАНОВ

Удивительное стечение обстоятельств: собкор ВГТРК на Ближнем Востоке по образованию и первой профессии — историк. Сергей Пашков, конечно же, помнит: «все проходит — и это тоже пройдет». А значит, главное — уметь и не забывать отличать сиюминутное от действительно важного, прежде всего в собственных репортажах. Впрочем, пару недель назад израильские генералы заговорили вслух ни много ни мало о «неизбежности военного столкновения» с Россией, и такую новость трудно воспринимать без эмоций.

культура: Пишут, ЦАХАЛ чрезвычайно обеспокоен увеличением нашего военного присутствия в регионе. Речь идет о современных ракетных системах вроде С-400 и активизации разведслужб. Чувствуются ли подобные опасения внутри израильского общества?

Пашков: Такие слова произносят некоторые военные эксперты, в основном отставные генералы, их публикации появились в центральных газетах и уже стали аргументом в устах оппозиционных политиков. Основания для подобных выступлений есть: нарушен статус-кво, к которому Израиль привык за сорок лет.

Все эти годы Сирия была врагом, но при этом самой спокойной границей оставалась сирийская. Такой парадокс. Противники хорошо знали друг друга, понимали, чего им ожидать, и вели себя по известным лекалам. Но с тех пор как в Сирии начались беспорядки, бои, гражданская усобица, израильтяне, по сообщениям мировых СМИ, производят воздушные удары по караванам с оружием, складам боеприпасов, которые якобы предназначены «Хезболле».

Израильские ВВС привыкли господствовать в ближневосточном небе, до сих пор никто не мог ограничить их действия. Традиционно Израиль не подтверждает, но и не опровергает информацию о том, что его летчики бомбили те или иные цели в Сирии, однако Дамаск периодически сообщал о таких ударах и пытался нанести встречные. В сентябре сирийцы даже объявили, что сбили израильский самолет, правда, позднее это не подтвердилось.

Ясно, что теперь условия изменились, но насколько серьезно, израильские генералы, похоже, пока не понимают. Дмитрия Медведева накануне его визита 9–11 ноября местные журналисты спросили: зачем в Иран доставлены современнейшие средства ПВО — не опасно ли это для Израиля? Премьер РФ выразил надежду, что отношения наших стран из-за этого не испортятся. Тем не менее тревога в военном экспертном сообществе ощущается. Но она еще не проникла на уровень рядовых израильтян.

Те, конечно, с волнением глядят через Голанские высоты, но это не главная сегодня забота. Пока пушки не выстрелят, население будет равнодушно относиться к сирийской истории.

культура: А успокоил ли военных экспертов приезд Медведева?

Пашков: Его визит показал прежде всего, что Москва и Тель-Авив заинтересованы в сотрудничестве. Причем заинтересованы настолько, что станут договариваться и искать компромиссные решения по самым острым и сложным проблемам, в том числе оперативно-военного характера. Кроме того, подписываются соглашения и контракты в сфере сельского хозяйства, строительства, высоких технологий. Решается вопрос пенсий для израильтян, большую часть жизни проработавших в СССР. В Израиле бережно обращаются с ветеранами Великой Отечественной, здесь недавно открыли памятник солдатам Красной армии, победившим фашизм. Российские туристы и паломники — это тысячи рабочих мест для местного населения. Так что взаимный интерес велик.

культура: И отец, и сын Асады много лет считались в Израиле врагами. Теперь — на фоне ИГИЛ — отношение к ним потеплело?

Пашков: Израильтяне не воспринимают ту или другую сторону в гражданской войне как свою. Так что отношение сохранилось, четыре десятилетия страны остаются в состоянии войны. Сирия слабеет, ее армия уже не та, что прежде. Израильские генералы полагают, это неплохо. Кто бы ни победил в соседнем доме, включая даже ИГИЛ, израильтяне понимают, что у них достаточно сил для защиты своих границ.

культура: Летом 2007 года Вы освещали войну в секторе Газа, за что потом, кстати, получили ТЭФИ; зимой 2011-го — восстание в Каире, где толпа даже разбила Вашу телекамеру. Сейчас Вам за пятьдесят. Готовы ли по-прежнему ездить в горячие точки? Может, стоит покупать «экшн» у более молодых стрингеров? Ведь у Вас семья, маленькие дети...

Пашков: Ну да, запереться в квартире, никого из домочадцев не выпускать и таким образом чувствовать себя гарантированно в безопасности? Нет, конечно. Во-первых, странно полагаться на стрингеров, потому что это чужое видение, чужие мысли, чужие ощущения. Фаст-фуд — необходимость есть приготовленную кем-то еду. Иногда приходится полагаться на такого рода прием, не всегда и не везде сам успеваешь с камерой. Но в целом отказываться от полевой журналистики не хочется.

С годами приходит понимание того, как вести себя в опасных ситуациях. Нельзя терять голову. Наша задача — не получить орден, а донести до зрителей всю остроту, всю драматичность обстановки.

Что же касается возраста, то я никогда не был в столь прекрасной форме, ощущаю, что мне многое по силам. От репортерства отрекаться не стоит ни в 50, ни даже в 60 лет. Это профессия самодостаточная, внутри нее трудно сделать какую-то карьеру. Как в литературе, — надо просто написать роман или стихотворение еще лучше, чем предыдущее, — так и у нас: ты настолько хороший репортер, насколько хорош твой последний репортаж.

культура: Ваши сюжеты из Газы вызывали, говорят, сочувствие к жертвам армии Израиля. Многие зрители сочли, что Вы подыгрывали боевикам...

Пашков: Когда тебя ругают — и с обеих сторон, — это очень важный момент. Значит, ты делаешь то, что должно. Понятно, что в условиях конфликта, когда приходят сообщения о жертвах, и тем и другим хочется, чтобы ты стал солдатом этой войны, лег вместе с ними в окоп. Но у нас иная задача. Рассказать соотечественникам, россиянам о том, что происходит на самом деле. Зачастую происходят страшные вещи, о которых многие хотели бы не знать. Это, очевидно, возмущает, поскольку выводит из состояния идеологического комфорта. Согласитесь, ужасно видеть раненого трехлетнего мальчика: осколок попал ему в глаз, рыдающий отец бегом приносит его в больницу. Он угодил под бомбардировку в секторе Газа. С израильской территории наблюдать за этими сценами неприятно. И раздражение телезрителей направляется на меня.

Критиковала и арабская «русская улица», палестинцы, когда им казалось, что слишком много внимания уделяю точке зрения Израиля. В секторе Газа тоже немало народу смотрит российское телевидение. Им также неприятно следить за ситуацией в Израиле, где неуправляемая ракета «Кассам» может упасть на улице, ранить или убить случайных людей, к этой войне непричастных. Журналисту, работающему в прифронтовой зоне, надо быть готовым к тому, что далеко не всем понравятся его сюжеты...

Израиль — прекрасная страна. Это великолепная глубинная история, которая заставляет иначе смотреть на многие вещи, иначе воспринимать ход времени. А в современности — удивительная медицина, отлично налаженные социальные институты, демократическое общество.

Но если поставлю на этом точку, то перестану быть журналистом. Здесь есть серьезнейшие проблемы. Например, с политически активным религиозным меньшинством, которое навязывает светскому обществу свои законы, взгляды на жизнь. Это касается невозможности заключить в Израиле гражданский брак. В шаббат все закрывается, а магазины, рискнувшие открыться, платят большие штрафы. А какую дань вынуждено платить гражданское общество на содержание религиозного меньшинства! Не хочу сказать ничего плохого о данной группе населения — вопрос не в этом, а в том, за чей счет и каким образом они действуют внутри собственной страны.

Обычные израильтяне бывают отнюдь не толерантными. Вот у большинства наших бывших соотечественников взгляды крайне правые, на палестинский вопрос они смотрят более радикально, чем сограждане, живущие тут не в первом поколении, или выходцы из Западной Европы. Такая проблема тоже существует. Остается и проблема оккупации палестинских территорий, она никуда не делась.

культура: Вы курируете не только Израиль, но и весь Ближний Восток. Почему со времен «арабской весны» минуло уже больше пяти лет, а регион продолжает бурлить?

Пашков: Мы лишь открыли первую страницу книги перемен. Тектонические сдвиги только начались. Это и кризис постколониальных государств, возникших полвека назад, — под сомнение ставятся их границы и правомочность режимов. Эта драма коснется и ислама как одной из основополагающих мировых религий. А перемены в таких укорененных в веках институтах не бывают безболезненными.

Какой станет Сирия, мы узнаем достаточно скоро, ситуация там развивается стремительно. Ясно, что Ирак будет выглядеть совершенно иначе. Что касается колосса Ближнего Востока — Египта, страны, которая задает тон в арабском мире, — то он едва начал движение. Приход к власти фельдмаршала Ас-Сиси не значит, что вернулся режим Мубарака и Египет при нем проживет очередные 30 лет. У президента очень немного времени. Судя по всему, он это понимает и пытается провести глобальные реформы, чтобы придать стране другой вектор развития.

Движущей силой этих революций стали не какие-то заговоры, а общественный запрос на качественное радикальное улучшение, вестернизацию социальной жизни, активизацию социальных лифтов.

Будет еще много драм. Изменится и карта мира, и наши представления о Востоке. Наша жизнь — тоже, потому что глобальные катаклизмы не оставляют в стороне даже тех, кто живет за многие тысячи километров от эпицентра.

культура: А что будет с Турцией — страной, весьма популярной у россиян в качестве места отдыха?

Пашков: После попытки путча ситуация с демократическими институтами осложняется, усиливается режим личной власти. Проходит чистка оппонентов, причем не всегда опасных и радикальных. Вопрос в том, сохранит ли Турция систему выборов, институт независимой прессы. Если да, то постепенно опять вырулит на магистраль хотя и восточного, но все же европейского государства. Если же этого не случится и режим законсервируется, а оппозиция будет вытеснена целиком с авансцены, то на некоторое время наступит впечатление тишины, абсолютно ложное, которое на Востоке всегда заканчивается большой дракой.

культура: Удастся ли Саудовской Аравии слезть с нефтяной иглы и перейти на экономические методы ХХI века, как мечтают принцы-реформаторы?

Пашков: Технологически эта идея уже воплощается в жизнь. Строят авиационные хабы, торговые и биржевые центры, вкладываются в туристическую индустрию и высокие технологии. Молодые люди получают субсидии на образование. С другой стороны, все это опирается на фундаментальный ислам ваххабитского толка, ограничено шариатом, и адатом. Освобождение от нефтяной зависимости, модернизация экономики обязательно требует и модернизации политической, социальной и культурной. Готовы ли на это саудовские шейхи? Может, среди них уже давно родился и сейчас готовится принять полномочия некий реформатор. Но любой реформатор в королевстве столкнется с очень серьезными вызовами. 30-миллионное население необходимо будет выучить и обеспечить работой. В ходе модернизации рядовые подданные почувствуют возможность участия во всех сферах общественной жизни и потребуют новых свобод. Станут актуальными серьезные изменения в государственном устройстве. Неудивительно, что монархия демонстрирует здоровый консерватизм. Нефть опустилась в цене, но она все равно дорогая, добывается там легко, а качество ее высокое. Поэтому всегда есть такое настроение: не буди лихо, пока оно тихо, давайте оставим все как есть. Вопрос в том, не окажется ли однажды слишком поздно начинать реформы.

культура: Сергей Вадимович, Ваши дети выросли в Израиле и наверняка воспринимают именно еврейское государство своей родиной. Нет ли и у Вас ощущения, что на берегах Средиземного моря Вы с женой, уроженкой города Горький, нашли себе вторую Россию — более комфортную, свой «остров Крым»?

Пашков: Другой России нет и быть не может. Утопия покойного Василия Аксенова — прекрасная сказка, и для ее героев она заканчивается, кстати, трагически. Да, две мои младшие дочери родились в Израиле, но они считают себя русскими, а своей Родиной — Россию, Москву и Нижний Новгород. Они учат иврит, арабский, у них свободный английский, но язык, на котором они начали говорить и читать и на котором повседневно общаются, — русский.

Россия — это страна прекрасных грез, куда они ездят на каникулы. Если их спросить, где они хотят жить, ответят: «в России», потому что Израиль для них — школьные будни.

А для нас? Я бы не сказал, что страна мечты. На Земле обетованной непросто жить и трудно работать, но этим-то она и интересна. Все время заставляет оставаться в хорошей форме, чувствовать себя востребованным. Тем не менее, повторюсь, наша Родина — Россия. Рано или поздно трудовая вахта закончится — и мы вернемся. Мы русские люди, россияне — и по документам, и по крови.

Израиль. Сирия. Россия. Ближний Восток > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > portal-kultura.ru, 17 ноября 2016 > № 1972146 Сергей Пашков


Палестина. Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 ноября 2016 > № 1970169 Дмитрий Медведев

Пресс-конференция Дмитрия Медведева для российских журналистов.

Председатель Правительства ответил на вопросы журналистов об итогах визитов в Израиль и Палестину.

Из стенограммы:

Вопрос: В последнее время Россия активно действует в направлении реанимации мирного израильско-палестинского процесса. Мы знаем об инициативе встречи на высшем уровне лидеров двух стран в Москве. Мы знаем, что спецпредставитель нашей страны, замминистра иностранных дел Михаил Богданов, неоднократно приезжал для этого в Рамаллу и Иерусалим. На какой стадии находится процесс и мешает ли что-то достижению этого результата в ближайшее время?

Д.Медведев: Если говорить о стадии этого процесса, то я бы сказал, что она, к сожалению, нулевая. Такая инициатива Президента страны Владимира Путина была, и спецпредставитель ездил в Иерусалим и Рамаллу, сам Президент нашей страны разговаривал на эту тему с коллегами по телефону. Тем не менее такой встречи не произошло. Я обсуждал этот вопрос во время своих переговоров и с Премьер-министром Биньямином Нетаньяху, и с Президентом Махмудом Аббасом. Обе стороны констатируют, что прямой диалог необходим, что он может происходить без предварительных условий, но в то же время окончательной договорённости о том, чтобы такую встречу провести, пока нет. Тем не менее мы считаем, что это было бы полезно. Наша страна готова предоставить свои посреднические услуги, когда они понадобятся и, естественно, в том месте, где это будет удобно двум лидерам, если такая встреча состоится.

Кроме того, мы продолжаем работу в рамках так называемой четвёрки, или квартета посредников, к которым относятся Российская Федерация, Соединённые Штаты Америки, Евросоюз и Организация Объединённых Наций. Там тоже есть ряд предложений, по которым необходимо проводить консультации и которые могли бы помочь процессу. Наконец, очень важным в этом процессе будет позиция других стран, в том числе и позиция Соединённых Штатов Америки, которые в последнее время какой-то особой активности в этом направлении не проявляли. Но, может быть, после смены администрации такого рода активность будет более высокой. Мы свои усилия собираемся продолжать.

Вопрос: Довольно давно обсуждается тема заключения соглашения о зоне свободной торговли между Евразийским экономическим союзом и Израилем. Россия сейчас находится под санкциями и нуждается в дополнительных партнёрах. Израиль тоже довольно давно ищет дополнительные рынки сбыта. Обсуждалась ли эта тема на прошедших переговорах? Если да, то стоит ли ожидать каких-то конкретных интенсивных шагов в этом направлении?

Д.Медведев: Тема создания зоны свободной торговли между Евразийским союзом и Израилем обсуждалась предметно, полноценно. Мы высказали свои позиции, наши израильские партнёры – свои позиции. Сейчас важно добиться консолидированной позиции в рамках всего Евразийского союза, потому что Россия не может вести такие переговоры одна. Мы должны это делать с учётом консультаций с другими участниками Евразийского союза, в ближайшее время такие консультации будут проведены.

Наши израильские партнёры заверили нас, что они в свою очередь тоже готовы такие переговоры со своей стороны провести с другими участниками нашего Евразийского союза. Чем полезен этот процесс? Он, вне всякого сомнения, мог бы вывести торговый оборот между нашими странами, а также, что немаловажно, инвестиции и технологический обмен на качественно новый уровень. Подобного рода соглашения у Израиля есть с целым рядом других стран, в том числе очень крупных, и они дают – как сказал об этом премьер Нетаньяху, очень серьёзный прирост торговому сотрудничеству – на 100 процентов и более. Поэтому если мы сможем договориться, то это будет полезно, на мой взгляд, для всех участников Евразийского союза и для Государства Израиль. Тем более что за последнее время прямые связи между нашими странами в торговом смысле развивались не очень хорошо, потому что девальвация сыграла свою роль, есть и некоторые другие моменты. И наша задача сейчас – интенсифицировать это сотрудничество. Создание зоны свободной торговли могло бы такого рода интенсификацию обеспечить. Мы, напомню, в настоящий момент уже работаем в режиме зоны свободной торговли с Вьетнамом. Процесс переговоров с Вьетнамом был непрост, на мой взгляд, он даже в чём-то более сложен, чем потенциальные переговоры с Израилем, тем не менее мы – все пять государств, – договорились и в настоящий момент у нас уже есть вот эта самая ЗСТ с Вьетнамом. В повестке дня ещё 40 таких соглашений. Не все они в продвинутой фазе, некоторые из них пока только как идеи существуют. Но с Израилем можно было бы сделать качественный шаг вперёд. Мы об этом условились.

Вопрос: Дмитрий Анатольевич, РИА «Новости», Елена Кудрявцева. Предложенный Минэкономразвития РФ план приватизации на три года предполагает продажу целого ряда крупных активов: НМТП, «Совкомфлота», «Ростелекома», ВТБ, «Зарубежнефти» и других. Удастся ли выполнить столь амбициозный план в условиях низкого рынка или же для покрытия дефицита бюджета будет необходимо расширить список приватизируемых активов, добавив туда, к примеру, Сбербанк или «Роснефть»? И как будет реализована продажа «Роснефти» в текущем году? Будет ли это buy-back или продажа инвестору?

Д.Медведев: «Роснефть» и так в этом списке. И мы собираемся принять решение о приватизации «Роснефти». За последние годы приватизация шла достаточно медленно по разным причинам, рынок тоже был так себе. Но, может быть, и по причине того, что у нас не было необходимости за счёт источников от приватизации пополнять бюджет. Сейчас такая необходимость есть, поэтому мы интенсифицировали работу по плану приватизации. Принят целый ряд решений, это касается и «Алросы», и контрольного пакета «Башнефти». В повестке дня сейчас главная и самая большая сделка – по продаже 19,5% «Роснефти». Я надеюсь, что до конца года она будет осуществлена и мы получим те доходы, которые были запланированы в бюджете. А это очень значительные доходы. Если говорить о совокупном доходе от продажи «Роснефти» и «Башнефти», то он превышает триллион рублей. Для этого сейчас эксперты ведут работу, Минэкономразвития и сама «Роснефть».

Вопрос: Вернётся ли Правительство в следующем году к обсуждению нового бюджетного правила? И если да, то с каких позиций? Предполагается ли возврат жёсткого контроля над тратами бюджета для пополнения резервов?

Д.Медведев: Отвечу так, как ситуация выглядит на сегодня. Первое: наличие правила лучше, чем его отсутствие, несмотря на то что прежнее бюджетное правило все критиковали. Сначала Минфин предложил правило, Правительство на него пошло, потом Минфин начал это правило критиковать. Но в любом случае работа по бюджетному правилу лучше, чем работа в ситуации, когда доходы бюджета распределяются вне каких-либо правил. Поэтому скажу так: мы считаем разумным такое правило сформулировать, и, скорее всего, на это надо пойти. Каким будет содержание этого правила, зависит от массы причин. В том числе и от текущих цен на нефть, газ, другие сырьевые товары, вообще от доходов бюджета и от наших стратегических приоритетов. Думаю, что в ближайшие несколько месяцев мы определимся, как поступить.

Вопрос: Трамп говорил о готовности выстраивать диалог с Россией. Может ли это повлечь за собой снижение давления Вашингтона на ЕС и отмену антироссийских санкций? Не планирует ли Правительство подготовить ещё один вариант макропрогноза на следующий год, исходя из возможности отмены этих санкций?

Д.Медведев: У нас есть консервативный вариант, совсем консервативный, более или менее оптимистический вариант – они по-разному называются. Но если вы полагаете, что мы должны создать «прогноз Трампа» для нашего бюджета, то этого, естественно, не будет. Мы ориентируемся на свои приоритеты, которые никак не завязаны на действия иностранных властей, а исходят из наших предположений о текущем состоянии российской экономики. Тем не менее они, конечно, включают в себя ряд допущений. Когда мы готовили прогноз на 2017, 2018, 2019 годы, я об этом сказал, и Министр экономического развития это подтвердил, когда этот прогноз представлял на заседании Правительства. Мы исходим из предположения о неизменности санкций просто как из отрицательного предположения. Если ситуация изменится – что ж, хорошо. Не изменится – значит, мы заложили более жёсткие критерии и сможем исполнить все обязательства, для нас это самое главное, в том числе и социальные обязательства. Поэтому вне зависимости от результатов выборов в какой бы то ни было стране, в том числе такой важной, как Соединённые Штаты Америки, наши предположения остаются неизменными, в том числе и предположения по сохранению санкций. Если ситуация изменится в этом случае, мы, может быть, что-то изменим и в наших предположениях, наших сценарных условиях. Сейчас ничего корректировать не будем.

Палестина. Израиль. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 ноября 2016 > № 1970169 Дмитрий Медведев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter