Всего новостей: 2226912, выбрано 7 за 0.108 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Исландия. Арктика. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 марта 2017 > № 2124892 Владимир Путин, Гудни Йоханнессон

Встреча с Президентом Исландии Гудни Йоханнессоном.

Владимир Путин встретился с Президентом Исландии Гудни Йоханнессоном. Встреча прошла в рамках Международного арктического форума «Арктика – территория диалога».

В.Путин: Уважаемый господин Президент! Уважаемые коллеги! Позвольте мне ещё раз вас поприветствовать уже в более широком формате.

Хотел бы отметить в начале нашей встречи, что присутствие главы Исландии на мероприятиях такого рода, как сегодняшнее, при обсуждении проблем Арктики стало уже хорошей, доброй традицией. Мы очень Вам благодарны за это и действительно рады Вас видеть.

Хотел бы в этой связи вспомнить, что Советский Союз был одним из первых, кто признал государственную независимость Исландии и активно поддерживал Исландию в ходе так называемых Тресковых войн, в том числе и в связи с санкциями некоторых западных стран, которые были введены тогда против Исландии.

Г.Йоханнессон: Это так, спасибо.

В.Путин: Наши отношения развиваются позитивно. Мне бы очень хотелось поговорить и об экономической составляющей нашего взаимодействия.

Рад возможности использовать сегодняшнее мероприятие, в рамках форума, для того чтобы обсудить двусторонние связи.

Спасибо.

Г.Йоханнессон (по-русски): Большое спасибо.

(Как переведено.) Владимир Владимирович, для меня удовольствие иметь возможность встретиться с Вами в рамках этого форума. Считаю, что это уместно, поскольку мы находимся в Архангельске.

Вы упомянули события истории. Россия первой в истории признала независимость Исландии, поддерживала Исландию в различных спорах по вопросам рыболовства. А во Второй мировой войне транспортные конвои соединяли Исландию и Архангельск. Некоторые из этих конвоев формировались в Исландии и затем выходили в сторону Архангельска.

Поэтому для меня как для историка огромное удовольствие находиться здесь и вспоминать эту историю. Мне доставило огромное удовольствие сегодня утром посетить Морской музей в Архангельске и, безусловно, участвовать в форуме.

Хочу к этому добавить, что, даже несмотря на то, что я всячески извлекаю удовольствие из такого предмета, как история, – я уверен, что мы могли бы обсудить многие темы, которые касаются прошлого, – в моей относительно недавно должности Президента я должен заглядывать в будущее и смотреть на то, как мы могли бы улучшить взаимоотношения между Исландией и Россией. Но, глядя в прошлое, я не вижу причин, по которым мы не могли бы двигаться вперёд, улучшая наши взаимоотношения.

Исландия. Арктика. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 30 марта 2017 > № 2124892 Владимир Путин, Гудни Йоханнессон


Великобритания. Швейцария. Исландия > Госбюджет, налоги, цены > prian.ru, 12 января 2017 > № 2034518

Опубликован рейтинг стран по стоимости жизни

Самыми дорогими оказались Бермудские острова, Швейцария и Исландия.

Такие данные обнародованы в исследовании портала Numbeo под названием Cost of Living Index, включающем в себя 121 страну мира. Аналитики оценивают каждую страну в отчете по нескольким параметрам-индексам. Причем за показатель в 100% принимается стоимость жизни в Нью-Йорке. Эти параметры включают в себя потребительские цены (на продукты, рестораны, транспорт), стоимость аренды жилья, стоимость продуктов, расценки в ресторанах и покупательскую способность населения.

Самая низкая стоимость жизни в 2017 году зафиксирована в Египте, Индии и Украине.

По отдельным параметрам лидерами оказались разные страны. Так, по стоимости аренды жилья самыми дорогими были признаны Бермудские острова, Гонконг и Сингапур. А самыми доступными стали Непал, Пакистан и Египет.

По стоимости продуктов и питания в ресторанах опередили всех Бермудские острова, Швейцария и Исландия. Дешевле всего продукты обходятся в Египте, на Украине и в Молдавии. А питаться в ресторанах выгоднее всего в Непале, Индии и Тунисе.

Россия заняла в рейтинге 81 место. Интересно, что во многих популярных у русскоязычных покупателей странах стоимость жизни ниже, чем в России. Так, ниже по списку находятся Черногория, Чехия, Турция и Болгария.

ТОП-10 самых дорогих стран по стоимости жизни:

1. Бермудские острова

2. Швейцария

3. Исландия

4. Норвегия

5. Багамские острова

6. Американские Виргинские Острова

7. Япония

8. Италия

9. Дания

10. Сингапур

Великобритания. Швейцария. Исландия > Госбюджет, налоги, цены > prian.ru, 12 января 2017 > № 2034518


Исландия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2016 > № 1919050 Джулиан Ассанж

Джулиан Ассанж: «Нападки лишь делают нас сильнее»

Михаэль Зонтхаймер (Michael Sontheimer), Der Spiegel, Германия

Организация Wikileaks отмечает свое десятилетие. Основатель этой занимающейся разоблачениями платформы Джулиан Ассанж подводит итоги — и отвергает растущую критику в адрес методов своей работы.

Spiegel: Г-н Ассанж, спустя десять лет после образования Wikileaks вновь высказывается критика в адрес этой занимающейся разоблачениями платформы. Якобы Wikileaks поставила в опасное положение миллионы турецких женщин-избирателей. Что скрывается за этим обвинением?

Ассанж: Все это абсолютно не соответствует действительности. Мы не опубликовали ни имен, ни адресов, ни телефонных номеров обладающих правом голоса турецких женщин, когда мы сделали достоянием общественности тысячи электронных посланий в адрес турецкой правящей Партии справедливости и развития — это очень легко проверить на нашем сайте. Кстати, эта критика была высказана спустя всего несколько дней после публикации нами внутренней электронной переписки Демократической партии США. Могущественные противники нанесли ответный удар с помощью лжи. Это не является чем-то неожиданным…

— но приводит к еще одному обвинению. Целый ряд немецких журналистов, с симпатией относящихся к Wikileaks, негативно относятся к тому, что вы опубликовали электронные сообщения функционеров Демократической партии США. Вы принимаете участие в предвыборной кампании Дональда Трампа, как вас обвиняет в этом комментатор портала Spiegel Online Саша Лобо (Sascha Lobo)?

— Полная ерунда. Публикация этой электронной переписки показала, что Национальный комитет Демократической партии занимался подтасовкой итогов предварительных выборов в пользу Хиллари Клинтон и в ущерб Берни Сандерсу. Отставка ведущих сотрудников Национального комитета демократов, в том числе ее председателя Дебби Вассерман-Шульц, стала следствием нашей публикации.

— Сотрудники Хиллари Клинтон утверждают, что эти электронные послания были получены хакерами из российских спецслужб, а затем переданы Wikileaks.

— Мы не называем своих источников, и в огромном большинстве случаев мы их даже не знаем. Впрочем, предпринимается много попыток отвлечь внимание людей от воздействия наших публикаций. А что касается Клинтон, то большинство средств массовой информации, как правило, ориентируются на возможного победителя выборов. Хотя они и утверждают, что строго следят за каждым шагом влиятельных людей.

— Не подлежит сомнению то, что организация Wikileaks ослабляет Клинтон и тем самым укрепляет позиции Трампа.

— Мы не будем подвергать наши публикации самоцензуре лишь на том основании, что в Соединенных Штатах скоро будут проводиться выборы. Наша задача состоит в том, чтобы делать достоянием гласности имеющиеся в нашем распоряжении материалы. Поскольку Клинтон входила в состав правительства, то у нас готовы к публикации и другие документы. Г-жа президент или г-н президент будут продолжать представлять крупные властные структуры Соединенных Штатов — большой бизнес, военных. Независимо от того, кто будет сидеть в Белом доме.

— А если кто-то передаст Wikileaks внутренние документы организаторов предвыборной кампании Трампа, вы их тоже опубликуете?

— Конечно. В чем вы меня упрекаете? Разве средства массовой информации, занимающиеся расследованиями и собирающие материалы о коррупции или о неэтичном поведении кандидатов в президенты, не должны их публиковать? На мой взгляд, это было бы неэтичным поведением.

— Немецкий журнал Focus недавно обвинил Wikileaks в том, что она опубликовала предполагаемые документы американских секретных служб, которые были сфальсифицированы российскими агентами. Что вы скажете по этому поводу?

— Подобным утверждениям вряд ли можно доверять. Даже правительство Соединенных Штатов вынуждено было признать, что не существует никаких доказательств связи Wikilkeaks с российскими секретными службами. В 2008 году я опубликовал статью о том, что упомянутый вами журнал находился под влиянием немецкой Федеральной разведывательной службы (БНД). Мы опубликовали материалы о 58 контактах одного репортера журнала Focus с сотрудниками БНД.

— Не является ли слабым структурным местом то обстоятельство, что не каждый поступающий в Wikileaks материал подвергается проверке и верификации, и поэтому вам могут подсунуть сфальсифицированные документы?

— У нас великолепный баланс между разоблачительными материалами и фальсификациями. И, в отличие от традиционной прессы, мы все документы публикуем в интернете для того, чтобы любой заинтересованный человек получил возможность их проверить. Wikileaks — это самое неудачное место для распространение сфальсифицированных документов.

— А оказывают ли нынешние обвинения какое-то воздействие, независимо от того, справедливы они или нет?

— В ходе кампании по дезинформации, проводимой против Wikileaks, речь идет об очень старом, но в большинстве случаев эффективном приеме. Высказывается мнение о том, что информаторы-разоблачители и Wikileaks работают на врага. Это не есть что-то новое и интересное, но та истерия, которую Хиллари Клинтон и ее люди нагнетают в отношении Москвы, является весьма значительной.

— Wikileaks будет печатать материалы о коррупции в высшем российском руководстве?

— Да. Мы уже опубликовали более 650 тысяч документов о России и о президенте Путине. Большинство из них были критическими по своему содержанию, и на них ссылались критически настроенные по отношению к Кремлю авторы. Так, например, их использовал журналист из газеты Guardian Люк Хардинг (Luke Harding) для книги «Мафиозное государство» (Mafia State). Эти материалы фигурировали также в некоторых судебных процессах, в том числе по поводу энергетического концерна ЮКОС.

— Как вы собираетесь помешать тому, чтобы темные силы использовали в своих интересах Wikileaks в глобальной информационной войне?

— Критерии наших публикаций открыты, и они не изменились. Если какой-то источник передает нам еще не опубликованные материалы, имеющие политическое, дипломатическое, историческое или этическое значение, то мы их публикуем. Независимо от того, откуда они пришли. Большая часть материалов размещается на английском языке, поскольку большинство наших читателей говорят по-английски. Но мы опубликовали материалы и на других языках, в том числе на китайском, русском, арабском, турецком, французском, немецком.

— 4 октября 2006 года вы объявили о создании домена www.wikileaks.org. Как выглядит сегодня итог проведенной работы?

— За десять лет организация Wikileaks опубликовала более 10 миллионов документов. Большую часть их них мы сделали достоянием гласности за те шесть лет, в течение которых меня незаконно и без предъявления обвинений удерживают в Великобритании.

— Правительство Эквадора предоставило вам политическое убежище, но вы уже более четырех лет находитесь в посольстве Эквадора в Лондоне. Британская юстиция намерена вас арестовать и выдать Швеции для дачи свидетельских показаний. Не помешало ли это существенным образом работе Wikileaks?

— На самом деле, не помешало. В то время как многие авторитетные средства массовой информации терпят убытки или даже разоряются, Wikileaks смогла пережить экономическую блокаду со стороны банков, обслуживающих кредитные карты компаний и PayPal, которая была инициирована политическими элементами в Соединенных Штатах. Несмотря на эту блокаду, Wikileaks развивается. У нас нет никаких долгов, и мы никого не уволили из наших сотрудников. Ни одна из наших публикаций не была подвергнута цензуре. Мы не проиграли ни одного дела в суде, когда речь шла об опубликованных нами документах. Нападки делают нас сильнее. Сегодня нам десять лет. Посмотрим, что будет, когда мы достигнем возраста тинейджеров.

— Какая из публикаций Wikileaks была наиболее важной?

— Самым важным является то, что мы смогли опубликовать такое количество документов. Если говорить о содержании, то наиболее важными, наверное, были дипломатические депеши правительства Соединенных Штатов. В 2011 году мы опубликовали сначала 251 тысячу документов, а на сегодняшний день к ним добавились еще 3 миллиона. И это еще не все.

— Какие действия Wikileaks были неудачными, каковы ее слабые стороны?

— Решающее значение имели и продолжают иметь финансовые ресурсы — вынуждена ли Wikileaks делать определенные вещи вместо других? Да, постоянно.

— Назовите нам один пример.

— Наше сотрудничество с газетой New York Times было непростым. У нее весьма неоднозначное отношение к информаторам-разоблачителям, однако она обладает огромным воздействием, с помощью которого усиливается эффективность и наших публикаций.

— Вы сожалеете о том, что вы больше не сотрудничаете с такими авторитетными газетами как new York Times или Guardian, а также о том, что Wikileaks подвергается критике даже со стороны либеральных медиа?

— Мы все еще продолжаем сотрудничать с некоторыми журналистами из этих изданий. Либеральные газеты не обязательно являются либеральными. Однако в настоящее время мы имеем хорошие отношения с более чем со 110 медийными организациями во всем мире. У нас даже заключены с ними договоры, регламентирующие наше сотрудничество.

— Ваш источник-разоблачитель Челси Мэннинг (Chelsea Manning), служившая в армии США, приговорена к 35 годам заключения. Эдвард Сноуден безвыездно находится в России, а вы сидите в посольстве Эквадора в Лондоне. Как информаторы-разоблачители воспринимают подобные неудачи?

— Не следует сравнивать положение Эдварда Сноудена с положением Челси Мэннинг или хакера Джереми Хаммонда (Jeremy Hammond), который тоже находится в американской тюрьме. Во многом благодаря большим усилиям со стороны Wikileaks Сноуден оказался в России и получил там политическое убежище. У него есть необходимые для поездок документы, он живет вместе со своей подругой, он ходит в театр на балетные спектакли и получает приличные гонорары за свои выступления. Эдвард Сноуден, в целом, свободен и счастлив. И это не случайно. Моя стратегия состояла в следующем: найти что-то, что можно было бы противопоставить запугивающему воздействию 35-летнего тюремного заключения Челси Мэннинг. И это удалось сделать.

— С учетом всего того давления, которое оказывается на вас и на ваших соратников, что помогает вам продолжать начатую работу?

— Мы верим в то, что мы делаем. Это вызывает большое удовлетворение. В интеллектуальном плане наша работа очень интересна. Иногда мы становимся свидетелями торжества справедливости. В одном случае из тюрьмы был освобожден осужденный по ложному обвинению человек, благодаря нашим публикациям. Кроме того, многие люди, работающие в Wikileaks, обладают тем же инстинктом, который есть и у меня, — когда на нас оказывается давление, мы активно сопротивляемся.

Исландия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > inosmi.ru, 4 октября 2016 > № 1919050 Джулиан Ассанж


Евросоюз. Исландия. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены > mn.ru, 24 декабря 2012 > № 720692 Федор Лукьянов

ХАОС ИЗ ПОРЯДКА

СВЕТЛАНА БАБАЕВА

Диалог экономиста и международника о том, куда катится мир

Ярослав Лисоволик, главный экономист, руководитель аналитического департамента "Дойче-банка Россия", и Федор Лукьянов, главный редактор журнала "Россия в глобальной политике", председатель президиума СВОП, размышляют, каковы сегодня главные угрозы для мира и для России как его неотъемлемой части.

Происхождение пятен и мегарегулятора

"МН": За год мир улучшился, ухудшился, остался прежним?

Федор Лукьянов: Что значит улучшился-ухудшился? Это вопрос вкуса, что лучше, что хуже. Мир быстро меняется. Говорить можно лишь о том, стал ли он более устойчивым или менее. Менее. И это состояние усугубляется. Двадцать с лишним лет назад был баланс, построенный на определенных принципах. Баланса не стало, и возникла иллюзия: вот сейчас появится что-то новое. Но довольно быстро выяснилось: отсутствие старой системы не означает появления новой. То, что мы сегодня ощущаем, - движение к ней.

Но находимся мы где-то в самой середине переходной эпохи и даже не приблизились к формированию новой.

"МН": Возможно, 20 лет назад люди рассуждали так же: уходит в прошлое стабильный мир середины века с четко определенными социальными ролями, понятиями добра и зла. Вместо этого хаос конца 1960-х, экономические проблемы 1970-х. Ф.Л.: Люди всегда склонны считать, что раньше было лучше. Но это свойство человеческой натуры, а не международных отношений. 20 лет назад действительно была уникальная ситуация. Прежняя система рухнула. Без страшных потрясений и кровопролитных войн, без революций и отрубания голов. И хотя уже в 90-е появилось множество настораживающих признаков, мир, особенно западный, пребывал в эйфории: вот он, конец истории. Мы достигли мечты! Ну неприятности в Югославии - разрулим. Ну азиатский кризис. Ага, у них там исчерпана прежняя модель развития, сейчас объясним, как надо. Очень ярким был 1998 год: взорвали посольства США в Танзании и Кении, этакий звоночек перед 11 сентября, тогда же появился Бен Ладен.

Конечно, был определенный шок. Но главное - что обсуждалось в то время? Каково происхождение пятен на синем платье Моники Левински! Крах коммунистической системы стал для западного мира инъекцией эндорфинов.

"МН": В экономике тоже была эйфория? Англосаксонский мир любит апеллировать к середине 1980-х - рейганомика, эффект реформ Тэтчер. Но ведь были и шахтеры Уэльса...

Ярослав Лисоволик: Тогда Запад не находился у черты, к которой подошел теперь. Ныне действительно надо менять модель. Хотя бы потому, что на поддержание существующей нет ресурсов - бюджетных, финансовых.

Это толкает европейцев на объективно необходимые реформы, которые, думаю, будут идти достаточно активно во многих странах. Мы мало об этом слышим, но в странах, наиболее затронутых кризисом, - Греции, Ирландии, Португалии - идут серьезные структурные изменения. Мы действительно живем в эпоху смены модели, прежде всего западноевропейской модели государства благосостояния, и ее трансформации в нечто новое. Пока неясно, во что, возможно, в нечто более близкое к американской модели, возможно, в гибрид европейской, американской и какой-то еще.

Ф.Л.: Но мы видим, как в США входят в клинч люди разных взглядов, как традиционная система сдержек и противовесов, поиска и нахождения баланса начинает давать сбои. Возможно, сама американская модель тоже дает сбой?

Нужно больше денег, но меньше расходов

"МН": Больше того, многие потомки Джона Стюарта Милля и Адама Смита уже готовы внедрять принципы социалистической справедливости, чего не было прежде в Америке.

Я.Л.: Для экономистов американская модель ассоциируется с большей производительностью, меньшей ролью государства в экономике. То, что мы сейчас видим и в Америке, и в Европе, свидетельствует о том, что, несмотря на все восхищения западной моделью и институтами, их необходимо совершенствовать. Процесс выработки решений проблематичен и подчас занимает много времени. В кризисных условиях это приводит к тому, что не только сами страны, но и вся мировая экономика оказывается в сложном положении.

Если мы говорим о Европе, там сейчас происходит очень важный процесс - создание на базе Европейского центробанка своего рода мегарегулятора. Раньше Европейский ЦБ отвечал исключительно за денежно-кредитную политику. Теперь его роль распространяется на регулирование банковского сектора и наблюдение за стабильностью всех коммерческих банков Европы. Это даст больше возможностей реагировать на кризис.

Такая проблема была и у России.

В последние месяцы шли дебаты по поводу создания мегарегулятора. Решение в конечном итоге было принято по аналогии с европейским.

Действительно, в мире происходят очень интересные процессы с точки зрения экономических моделей, переосмысления роли государства. Перед Европой стоит дилемма: для вывода из кризиса необходимо участие государства, но при этом нужно сокращать расходы самого государства. Сокращаем расходы - замедляется экономический рост. Активизируем рост за счет госрасходов - растет бюджетный дефицит.

Ф.Л.: Я бы согласился с тем, что вы говорите о концептуальных дебатах по поводу роли государства в США или России. Но в Европе нет государства, которое могло бы увеличивать или снижать свою роль в экономике. Есть прототип - наднациональные органы. Но Европа так и не стала федерацией. Конституция Евросоюза провалилась по вполне конкретным причинам, но фактически это было отторжение самой идеи федерализации. Легитимность европейцы по-прежнему могут черпать лишь в национальных политиках - там нет единого правительства, которое выбирают.

"МН": Иногда вообще кажется, что страны, с подозрением относящиеся к европейской интеграции, в экономическом плане чувствуют себя лучше. Швейцария, Англия, Исландия наконец.

Ф.Л.: Исландия просто отказалась платить долги, а так все нормально...

"МН": Но сколько ее убеждали влиться в европейскую коммуну, пугали едва не бойкотом! Был выбор: общеевропейский дом с помощью по долгам, но и обязательствами перед всеми, или сами по себе, без обязательств - с отказом по долгам. Решили: Европа подождет, делаем то, что считаем нужным, - не платим.

Я.Л.: У Великобритании дела все же не очень хороши. С другой стороны, Швеция, оставшись в стороне от еврозоны, демонстрировала намного лучшую динамику, чем Европа в целом. Швейцария и вовсе оказалась в интересной ситуации.

Мировая элита стала искать альтернативы доллару и евро, в итоге весь мир ринулся в швейцарский франк.

Бедняги-швейцарцы не знали, что делать с таким наплывом денежных средств. Пытаться сдержать курс - инфляция, потому что надо печатать франки. Дать франку укрепиться - сделать неконкурентоспособной практически всю промышленность. Несколько лет назад швейцарцы установили мировой рекорд по объему валютных интервенций, чтобы предотвратить укрепление национальной валюты.

Демократия поневоле

Ф.Л.: Но главное, что на этом фоне обсуждается, - возможна ли вообще демократия в подобной ситуации? Да, в Греции проходят выборы, но проходят они примерно так: либо вы голосуете за этих и мы, Евросоюз, и дальше тащим вас за уши; все равно будет очень плохо, но мы вас будем хотя бы куда-то тащить. А если проголосуете за других, вам никто больше руки не подаст и вы низвергнетесь в пропасть. Структурные реформы, которые вынужденно проводятся в проблемных странах, заведомо не могут проводиться демократическим путем. Пока в Италии действовало технократическое правительство Монти, что-то делалось. Проводились реформы, люди терпели.

Сейчас пройдут выборы, и я сомневаюсь, что там непременно поддержат партии, которые предложат и дальше затягивать пояса.

Я.Л.: Самой болевой точкой для Европы была Греция. Население должно было пойти на огромные жертвы. И пока нельзя сказать, чтобы события там развивались недемократическим путем.

Прошли выборы, победила партия, которая выступала за проведение болезненных реформ. И все-таки большинство проголосовало именно за них.

В Европе механизм принятия решений таков, что прежде чем пойдут какие-либо изменения, абсолютно все должны с ними согласиться. Неизбежно некоторые лидирующие страны принимают на себя большие инициативы, чтобы выработать решение и убедить в его верности остальных. Но рамки демократического процесса соблюдаются. Для Европы это действительно был своего рода тест на устойчивость демократии, пока она его выдерживает.

Но как все это объяснить бюргеру

"МН": Тогда что мы подразумеваем под демократией? Только выборы? Политики все больше зависят от текущих политических циклов. В результате дилемма: делать что-то непопулярное сейчас, что даст положительный эффект для нации в будущем, либо ориентироваться на сегодняшние требования избирателей. Стать правительством смертников, затеяв глубокие, болезненные реформы и "пролететь" на следующих выборах? Или, потворствуя электорату, проводить лишь незначительные изменения, но иметь перспективу быть переизбранным?

Ф.Л.: Европейская интеграция никогда не была демократическим проектом.

Была элитарная идея, несколько интеллектуалов придумали гениальную схему, как выходить из ситуации тотальной послевоенной ненависти и разрухи. Им тогда надо было Нобелевскую премию давать, а не сейчас, когда это стало похоже на пародию. Но до начала XXI века европейским элитам удавалось объяснить гражданам, почему и им это выгодно. И недемократичность не была препятствием. Сейчас этот механизм-связка перестает работать. "Верхи" понимают, что надо делать - банковский союз, регуляторы, федерализация, но не могут объяснить этого простым жителям Европы. Германии выгоднее тащить Грецию при всех издержках, чем допустить там отмену евро, потому что Германия в любом случае главный бенефициар даже при тех расходах, которые несет. Переход на единую европейскую валюту тоже был непростым, мы помним. Но тогда можно было сказать: видите, вот здесь транзакционные издержки исчезают, здесь расходы снижаются. А сейчас очень трудно объяснить бюргеру, который говорит: почему я должен платить за каких-то греков?

Я.Л.: В следующем году, когда в Германии пройдут выборы, мы и узнаем, можно ли все это объяснить бюргеру.

Богатые станут потреблять меньше, или Защитим либерализм

"МН": Американский историк говорил: демократия в США - это не столько демократия в поисках братства, сколько демократия выгоды. Демократия в целом была эффективна, пока решения принимали высшие слои обществ, а маргинальные не были вовлечены в процесс. Сегодня - то ли из-за доведенной почти до абсурда толерантности, то ли из-за технологической революции и необходимости учитывать интересы новых слоев избирателей, то ли из-за кризиса - мы видим все большую поляризацию электората вкупе с его растущей раздраженностью. Все это соответственно сказывается на политическом процессе, который становится каким-то черно-белым.

Я.Л.: Возможно, мы видим эффект де Токвиля, когда достижение достаточно высокого уровня благосостояния в разных странах приводит к тому, что люди хотят большего по сравнению с тем, что может дать им экономическая или политическая система. Это прежде всего касается развивающихся стран, таких как Россия или Бразилия.

Они подходят к той черте, за которой начинается качественный перелом: ставший более богатым средний класс начинает предъявлять новые требования. Он уже хочет быть задействованным в политическом процессе и требует тех прав, которые прежде были лишь у элиты.

"МН": Но почему при этом мы имеем маргинализацию требований? Введем драконовские налоги для богатых, обеспечим пособиями всех бедных. Просматривается левый уклон в ответ на все несправедливости мира.

Ф.Л.: Думаю, причина в том, что социально-экономическая система, которая была предназначена для одной территории, имеет ныне совершенно другой охват. Европейские жители фактически вынуждены конкурировать с азиатскими производителями и жить в условиях, когда огромные массы людей на другом уровне развития соцзащиты становятся "законодателями мод" в мировой экономике. С одной стороны, растет средний класс в таких странах, как Китай или Индия, где рост прослойки на один процент сразу дает десятки миллионов людей. С другой стороны, в Америке бьют тревогу, что средний класс нищает и размывается на фоне растущего расслоения. Это порождает настроения, которые я бы назвал протекционистскими в широком смысле слова. Это не просто тарифные барьеры. Это призывы защитить свою идентичность, сократить приток мигрантов и социальную помощь чужим. Неуверенность в завтрашнем дне порождает ожидания, что государство защитит, что, кстати, тоже стимулирует процесс усиления роли государства.

"МН": То есть те метания, которые мы видим у избирателей, - это на самом деле поиск неких консервативных опор?

Ф.Л.: Это поиск хоть каких-нибудь опор. К примеру, в Голландии всеми силами хотят сохранить ультралиберальные нормы жизни, которые подвергаются атаке со стороны мигрантов - выходцев из мусульманских стран, которые требуют уважать их традиционализм. Голландцы говорят примерно так: мы либералы и не позволим лишить нас наших либеральных свобод. При том, что ксенофобия всегда была скорее консервативна, здесь имеет место обратная логика. Основа этого - неуверенность в своем завтра. Я.Л.: Сила развивающихся рынков - растущая сила среднего класса. В слабости потребления среднего класса в этих странах и заложен их потенциал роста. У развитых стран, напротив, относительная слабость среднего класса и снижение возможностей для роста потребления. В последние десятилетия в мире как раз складывались так называемые глобальные дисбалансы: очень высокий, выше всяких норм, уровень потребления на Западе, тогда как в Азии население в основном сберегало и не выступало - в силу культурных, исторических и других причин - главным драйвером экономического роста. Сейчас эти глобальные дисбалансы начинают сглаживаться.

Что происходит в рамках трансформации? К примеру, повышается норма сбережения в Америке, которая прежде была чуть не отрицательной. Американцы тратили практически все, что зарабатывали, плюс расходы в кредит. Сейчас это постепенно приходит хоть в какую-то соразмерность с тем, что должно быть.

"МН": А где в этих тенденциях Россия?

Я.Л.: Россия в тенденции развивающихся рынков, то есть усиления и расширения среднего класса. Потенциал для роста потребления у класса очень высокий, намного выше, чем в развитых странах. Если в среднем долг домохозяйств в развитых странах может превышать 60, даже 80% ВВП, в России он составляет 10% . То есть возможностей для того, чтобы средний класс продолжал потреблять и являлся важным драйвером экономического роста, у России достаточно.

Маркса больше нет

"МН": Но есть и другая сторона. Когда пришло осознание, что следующее поколение впервые за много десятилетий может жить хуже предыдущего, даже в Америке наступило уныние. Соответственно это порождает страхи, которые влияют и на социально-политические процессы. Ф.Л.: Главная беда, на мой взгляд, вот в чем: да, есть чувство исчерпания модели и неизбежности ухудшения. Но при этом не видно никаких альтернатив, что соответственно и порождает чувство безысходности. Прежде Запад имел две базовые модели: есть правые, которые за "больше рынка - меньше государства", и есть левые, которые за "все наоборот". Одни - за инициативу, другие - за справедливость. Сейчас разница почти стерлась. Она есть на словах и в отдельных проявлениях, скажем, в виде 75-процентного налога на роскошь, введенного президентом Франции. Но это скорее экстравагантная мера, которая всех поставила больше в тупик, нежели показала путь к решению.

Или Греция, голосовавшая за реформы. Думаю, все же не за реформы. Там голосовали от полной депрессии! Они вообще не понимают, что происходит. Одни говорят: все будет плохо, но нам будут давать немножко денег, как-нибудь прорвемся. Другие говорят: нет, это не годится, надо по-другому! А как по-другому?

Несколько лет назад в Америке ряд ведущих пропагандистов носились с идеей страшной новой глобальной конфронтации - либеральный капитализм против авторитарного. Западная модель против китайской и российской. Нам угрожает недемократический рынок! Прошло время, и стало понятно: ни Россия, ни даже Китай другой моделью не являются. В итоге вновь ощущение полной потери перспективы выбора политик.

"МН": Вы имеете в виду, что раньше были две мировые альтернативы развития - капитализм и социализм?

Ф.Л.: Да, люди могли не разделять эти взгляды. Но они знали: есть другая модель, и если мы не справимся, придут злобные левые и начнут наводить свои порядки. Это стимулировало и побуждало к действиям. А сейчас все размылось.

Я.Л.: В 80-90-х годах был кризис левой модели: крах Советского Союза, удар по социал-демократическим моделям в Европе. Думаю, левая модель должна переродиться и воссоздаться в ином обличье. В каком - пока вопрос открытый. Но мир, я убежден, идет к множественности моделей, а не к одной, именно это будет самым важным результатом кризиса.

В 1990-е говорили, что все мы идем к одной модели. Сегодня возникло понимание: есть азиатская альтернатива - достаточно успешный и богатый опыт модернизации, который, кстати, также завязан на государственно-частное партнерство, взаимодействие с мировым рынком и успешное встраивание в глобализацию. Именно эти факторы, а не узконациональное толкование "левизны" и "правизны", будут определять успешность новых моделей.

Теория выскакивания из колеи

"МН": Так ли очевидна перспектива этой множественности? Жил-был Китай. Шел шел по своему особому пути, а потом "врезался" в коррупцию - проблему, которую прошли все западные страны на определенном этапе развития. Западный мир любит давать линейные прогнозы относительно развития Азии, при том что эта линейность не работает даже внутри самих западных сообществ. Но вдруг азиатские сообщества просто пойдут в конечном итоге по западному пути?

Ф.Л.: Все проходят примерно через одни стадии роста, и как бороться с коррупцией, если захотеть, в общем, понятно. Но где альтернатива моделей?

Во-первых, китайская система очень тесно привязана к культуре, невозможно взять и перенести ее за пределы пусть и большого, но специфического угла мира. Во-вторых, она работает, встраиваясь в другую модель, построенную Западом, что означает и ограничения. Скажем, китайцы уже поняли: опора на экспорт и такая степень зависимости от других стран и политик чревата. Далее вопрос: если они попытаются отползти немного от этой глобализации, что будет? Своя модель? Или то, что было на Западе, но сто лет назад? Здесь ясности нет, мне кажется. И та необычная для страны нервозность, которую мы наблюдали в уходящем году, - свидетельство того, что там обеспокоились о будущем развитии.

Я.Л.: Экономисты весьма скептичны по поводу возможности одной страны полностью перенять то, что происходит в другой. Как говорится, "мишень всегда движется". Все страны различаются по своей истории и тому, как они шли к той или иной модели на протяжении своей истории. Это называется path dependence, теория колеи. И очень интересно посмотреть, как эти колеи разнятся по странам и регионам. Вот азиатская модель. Но она не навсегда останется экспортно ориентированной и уже эволюционирует во что-то другое. Китай переключает скорости; не экспорт должен стать главным средством развития, а потребление. Тот самый средний класс.

В западных странах обратный процесс. Средний класс остается важным источником экономического роста, но это уже в меньшей степени будет потребление с точки зрения вектора изменения.

Где я? Беспокоюсь

"МН": Запад мечется между дефицитом и расходами, известные люди покидают родину, Азия познает вкус жизни. В общем, весь мир трясет. Мы тоже в тренде?

Ф.Л.: Мы в тренде в том смысле, что у нас тоже ничего не понятно. Путин в своей предвыборной статье правильно написал: постсоветская эпоха окончена, повестка дня, с ней связанная, исчерпана. Эти 20 лет мы прожили, беря в качестве точки отсчета конец Советского Союза во всех смыслах - экономическом, политическом, социальном. Если говорить о международной политике, смысл был в том, что мы всем докажем: нас рано списали! Доказали. Как могли и до той степени, до какой было возможно, но доказали. Дальше в этой "колее" оставаться невозможно. Когда во второй половине нулевых попытались соорудить некую новую идеологическую оболочку из отдельных советских элементов, быстро стало ясно: ничего не получается, больше из этих образов ничего не выжать. И снова неопределенность, потому что все равно нужна новая идентичность.

Мы находимся в состоянии транзита непонятно куда в мире, который находится в том же состоянии. Мне кажется, наша власть сейчас в буквальном смысле охранительная. Пытается охранять то, что есть. Главная идея - какой кошмар, как страшно жить! Отсюда попытки отгородиться на всех уровнях от законов по НКО и усыновлению детей до восклицаний "не позволим погубить нашу промышленность!" после вступления в ВТО. Изменилась тональность властей: вдруг заговорили, что нужна какая-то солидарность, мораль. По-человечески понятно. Просто Путин откровенно говорит об этом, а другие лидеры более изощренно делают вид, что знают, что они делают.

Я.Л.: У России нет четкого видения, в каком направлении модернизироваться. Вот, скажем, инвестиционный рост: страна должна расти за счет инвестиций. Но что необходимо сделать, чтобы достичь этого результата, непонятно. Мы видим, что главная экономическая проблема - отток капитала, который нейтрализует все дивиденды, получаемые экономикой от высоких цен на нефть.

При этом модель развития 2000-х, основанная на высоких ценах на нефть, исчерпана, и затухающие темпы экономического роста тому подтверждение. Возможно, отток капитала сослужит даже конструктивную роль, подтолкнув к принятию тяжелых решений.

"МН": Глобальные проблемы - американский fiscal cliff, мрачные прогнозы по поводу того, что будет, если годовые темпы роста в Китае упадут ниже 6%, ну и, конечно, сланцевая революция, которую в конце концов даже мы признали, - касаются нас? Я.Л.: Вся проблема в том, что они в первую очередь нас и касаются. Что бы ни случилось, пусть даже относительно малозначимое в США, Европе, Китае, в большей степени сказывается на наших финансовых рынках, чем на Турции или Бразилии. Связано это как раз с тем, что у страны нет четко выраженного вектора движения. Как флюгер - куда подует, туда и повернет.

"МН": Если вы оба исходите из того, что в трансформации пребывает весь мир, то о каком векторе в принципе мы можем говорить в отдельно взятой стране, у которой проблемы и с идентификацией, и с социально-политическими традициями, и с экономикой? Получается, Франция, Америка могут не иметь вектора, а мы должны? Ф.Л.: Да, когда непонятно, куда все движется, вектор выдерживать трудно и даже бессмысленно. Но это касается положения страны относительно окружающего. Относительно самой себя понимание быть должно. Страна не может находиться в состоянии сиюминутного конъюнктурного реагирования на то, что происходит лишь здесь и сейчас. В этом смысле Путин смелый человек: возвращаясь во власть, он знал, что берет управление ситуацией, которую фактически не может контролировать.

"МН": Возможно, сам Путин оценивает ситуацию иначе...

Ф.Л.: Думаю, и Путин это понимает.

Пока была советская инерция, она, как ни странно, еще держала. Сейчас даже такие, казалось бы, базовые вещи как светский и многонациональный характер государства под вопросом. Со светскостью вдруг возникли сомнения: а хорошо ли это и не надо ли добавить духовности? Призывы "хватит кормить Кавказ!" - это не просто безответственность отдельных граждан. Мы перестаем быть империей, но мы не можем стать национальным государством.

Я.Л.: Формулировка национальной идеи и выработка вектора сегодня намного сложнее, чем 20-40 лет назад, когда в отдельной теплой комнате было можно создать тот микроклимат, который устраивал. Сегодня весь мир - проходной двор. И внешние эффекты воздействия одной страны на другую настолько значимы, что формирование любой национальной модели не может не учитывать глобальных факторов.

Проблема самоидентификации также с этим связана - надо оценивать себя в постоянно меняющемся контексте.

Из "Искры" разгорелся твиттер "МН": Аспект, который мы практически не затронули, - революция коммуникаций. Массы с гаджетами в руках. Новые технологии влияют на облик мира или их значимость преувеличена? Способствуют ли они расширению знаний или дебилизации людей?

Я.Л.: Возможность для множества людей в развивающихся странах выходить в интернет, узнавать, как живут в других странах, способствует все же не дебилизации, а именно расширению кругозора. Люди получают больше знаний, интеллектуальной свободы.

Ф.Л.: Мне кажется, находясь под впечатлением стремительного развития технологий, мы немного переоцениваем их реальную значимость. В 1905 и 1917 годах твиттера не было, а была газета "Искра" и газета "Правда". Результат был не менее эффективный. Сейчас эту инструментальную функцию выполняет твиттер. Но не он является причиной социальных потрясений. Гаджеты меняют жизнь, но не меняют сути процессов.

Мы живем в эпоху смены модели - западноевропейской модели государства благосостояния

В последние десятилетия в мире складывались так называемые глобальные дисбалансы

В 1905 и 1917 годах твиттера не было, а была газета "Искра" и газета "Правда". Результат был не менее эффективный

Мы находимся в состоянии транзита непонятно куда в мире, который находится в том же состоянии

Весь мир - хаос. Как страшно жить... Фото Cathal McNaughton/Reuters

Ярослав Лисоволик главный экономист, руководитель аналитического департамента "Дойче-банка Россия"

Федор Лукьянов главный редактор журнала "Россия в глобальной политике", председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике

Евросоюз. Исландия. Весь мир. РФ > Госбюджет, налоги, цены > mn.ru, 24 декабря 2012 > № 720692 Федор Лукьянов


Исландия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 6 декабря 2011 > № 567708 Сергей Лавров

Выступление С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Исландии Э.Скарпхьединссоном, Москва, 29 ноября 2011 года

Уважаемые дамы и господа,

В ходе переговоров с моим исландским коллегой мы констатировали поступательное и продуктивное развитие двусторонних отношений. Активизируется политический диалог на всех уровнях, укрепляются договорно-правовые основы сотрудничества, расширяются отраслевые, межпарламентские, межрегиональные связи.

В сентябре 2010 г. состоялся визит в Москву Президента Исландии О.Гримссона, в сентябре с.г. он также принял участие в международном форуме «Арктика – территория диалога» в Архангельске. Там же прошла встреча О.Гримссона с Председателем Правительства Российской Федерации В.В.Путиным.

Отмечаем позитивную динамику торгово-экономических отношений между нашими странами. За первую половину текущего года товарооборот вырос более чем на 80% . Однако в цифровом выражении объем торговли пока не соответствует интересам двух стран - по итогам 2010 г. он составил немногим более 130 млн. долл.США. В этой связи мы договорились активизировать двусторонние усилия по наращиванию взаимодействия в этой сфере, в том числе через механизм регулярных консультаций с упором на инновационную составляющую, чему будет способствовать только что подписанная Декларация «Партнерство для модернизации». В соответствии с этим документом условились провести встречу экспертов с участием представителей бизнес-сообществ обеих стран для разработки конкретной программы реализации проектов в различных областях.

Особый интерес для нас представляет сфера энергетики. В России заинтересованы в исландских разработках в области геотермальной энергетики. Это позволит снизить энергоемкость ВВП, что полностью соответствует российским задачам. Удовлетворены тем, что в октябре с.г. вступило в силу двустороннее Соглашение о сотрудничестве в этой сфере.

Помимо энергетики заинтересованы в продвижении проектов по таким направлениям, как передовые технологии в водородной энергетике, фармакология, информационные и телекоммуникационные технологии, программное обеспечение. Сегодня г-н Министр проведет встречу с Министром культуры Российской Федерации А.А.Авдеевым, в ходе которой будет подписано соглашение о сотрудничестве в этой области. Придаем важное значение гуманитарному измерению наших отношений. Здесь сложились добрые традиции. Договорились должным образом и интересными мероприятиями отметить в 2013 г. 70-летие установления дипломатических отношений между нашими странами.

Россия поддержала инициативу Исландии разработать соглашение о сотрудничестве по вопросам усыновления/удочерения. В ближайшее время будем готовы приступить к практической работе.

У нас много интересных проектов и идей в сферах транспорта и связи, касающихся использования Северного морского пути, а также инициативы исландской стороны о прокладке оптико-волоконного подводного кабеля между северо-восточным побережьем Исландии и северо-западным регионом России. Есть существенный потенциал в туристической и рыболовецкой отраслях, по линии межрегионального взаимодействия. Достаточно сказать, что в 2011 г. Исландию уже посетили делегации Санкт-Петербурга, Республики Коми, Калининградской и Волгоградской областей.

Арктика – естественная сфера российско-исландского сотрудничества. Мы заинтересованы в активизации работы Арктического совета. В ходе беседы обменялись мнениями о перспективах реализации конкретных проектов в рамках Арктического совета, Совета Баренцева/Евроарктического региона. Эта линия подтверждена в подписанной сегодня Декларации об арктическом сотрудничестве.

В повестке дня наших консультаций значительное место занимает обсуждение европейской и международной проблематики – это касается отношений с Евросоюзом, деятельности Совета Россия-НАТО, повестки дня ОБСЕ, вопросов, входящих в компетенцию ООН.

Сегодня мы подтвердили линию на дальнейшее наращивание сотрудничества между нашими странами.

Вопрос: Сейчас в Европе активно обсуждается тема борьбы за ресурсы в Арктике, что вызывает рост напряженности и конфликтности. Как бы Вы, Сергей Викторович, это прокомментировали?

С.В.Лавров: Я бы не стал говорить, что данная тема активно обсуждается в Европе. В отдельных европейских странах есть деятели, которые ее затрагивают. Как правило, это те, кто претендуют на ресурсы и пытаются прибрать к рукам то, что им не принадлежит.

Решения о ведении дел в Арктике принимают «арктические» страны, т.е. те, кто входят в Арктический совет, в том числе Россия и Исландия. В мае с.г. в г.Нуук (Гренландия) прошла очередная сессия на уровне министров иностранных дел стран-членов Арктического совета, в ходе которой были приняты решения о том, кто из нерегиональных стран и на каких условиях может подключиться к работе Арктического совета в качестве наблюдателей. Их права и обязанности изложены в соответствующих документах и предполагают необходимость руководствоваться решениями, принимаемыми постоянными членами Арктического совета. В соответствии с достигнутым восемью государствами-участниками этой Организации консенсусом, любые возникающие проблемы должны решаться на основе Конвенции ООН по морскому праву и на базе решений Арктического совета. Поводов для втягивания НАТО в арктические дела не существует.

Вопрос: Сергей Викторович, как Вы можете охарактеризовать заявление ООН о признании действий сирийских властей «нечеловечными» и призыв запретить продажу оружия в Сирию? Представители США в ООН намерены принять решительные действия в отношении Сирии. Вашингтон заявляет о готовности послать свою флотилию в эту страну. Считаете ли Вы, что завтра там могут начаться боевые действия?

С.В.Лавров: Отвечу по порядку. Я не слышал официальной оценки ООН по данному вопросу. Есть высказывания представителей Секретариата Организации, которые они делать не уполномочены. Позицию ООН выражают ее главные органы – Совет Безопасности и Генеральная Ассамблея, а они таких выводов не делали.

Безусловно, события в Сирии нас тревожат. Вооруженные люди обходятся весьма жестоко с мирными гражданами. В последнее время это касается действий не столько властей, сколько вооруженных групп, провоцирующих беспорядки. Вчера по каналу «Россия 24» я смотрел репортаж из Хомса, где подробно рассказывалось о происходящих там событиях и их причинах. Город находится под контролем вооруженных банд, которые терроризируют местное население. Было бы наивно ожидать от властей, что они закроют на это глаза и будут подчиняться чьим-то ультиматумам, вместо того чтобы наводить там порядок.

Мы настаиваем на том, чтобы члены мирового сообщества, которые имеют влияние на группы внутри Сирии, оказали на них воздействие, потребовав прекращения насилия. Это касается и властей, и вооруженных группировок, которые действуют в стране и поддерживают контакты с западными и арабскими государствами. Данные группировки формируются из граждан других государств и снабжаются оружием. Поэтому предложения о запрете поставок любых вооружений в Сирию являются нечестными.

Мы знаем, как реализовывалось оружейное эмбарго в Ливии. Оно применялось только в отношении ливийской армии, в то же самое время оппозиция получала оружие. Франция и Катар публично заявляли о таких своих поставках. Открыто говорилось и о работе спецназа из ряда европейских государств. Приняв резолюцию СБ ООН, запрещающую поставки оружия, некоторые государства, по сути, бравировали тем, что они ее нарушали. К призывам о введении эмбарго на поставки вооружений в Сирию мы будем относиться с учетом ливийского опыта и поведения некоторых наших партнеров. Самое главное сейчас – прекратить ультиматумы и добиться перевода ситуации в политическое русло.

Все государства, в том числе требующие начать военные действия против Сирии, применили совершенно иной подход в отношении Йемена. Несколько месяцев длились переговоры по согласованию мирного плана, предложенного Советом сотрудничества арабских государств Персидского залива. В итоге, проявив терпение, настойчивость, равное воздействие на всех участников процесса, мировое сообщество добилось того, что план был подписан и появился реальный шанс на стабилизацию положения в Йемене. Такого подхода требует и сирийская проблема.

Ультиматумами, к которым прибегают некоторые государства, в том числе и страны Лиги арабских государств, проблему не решить. Рассчитываем, что наши партнеры по ЛАГ, с которыми мы развиваем стратегическое партнерство, проявят максимальную ответственность за события в их регионе. Надеемся, что они будут руководствоваться интересами стабильности, безопасности и сотрудничества, следовать правилам, выработанным этой Организацией для принятия необходимых решений.

Исландия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 6 декабря 2011 > № 567708 Сергей Лавров


Исландия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 25 ноября 2011 > № 442535 Александр Лукашевич

В связи с предстоящим визитом в Москву министра иностранных дел Исландии Эссура Скарпхьединссона официальный представитель МИД России Александр Лукашевич дал интервью РИА Новости.

- На следующей неделе состоится визит в Москву министра иностранных дел Исландии Эссура Скарпхьединссона. Как Вы могли бы в этой связи охарактеризовать нынешнее состояние российско-исландских отношений?

- Министр иностранных дел Исландии Эссур Скарпхьединссон посетит Москву с рабочим визитом 29 ноября по приглашению министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Лаврова.

Российско-исландские отношения в последнее время приобрели устойчивую позитивную динамику. Беседы президента Российской Федерации Дмитрия Медведева и председателя правительства Российской Федерации Владимира Путина с президентом Исландии Олауфом Гримссоном в Москве 22 и 23 сентября 2010 года, встреча Владимира Путина с исландским руководителем 22 сентября нынешнего года в Архангельске задали общий вектор практической работе в целях укрепления конструктивного взаимодействия по всему спектру двусторонних отношений, развития диалога по ключевым региональным и международным вопросам.

Расширяются связи на уровне министерств и ведомств, межпарламентские контакты. Укрепляется договорно-правовая база российско-исландских отношений. Продвигается двустороннее сотрудничество в сферах энергетики (включая геотермальную и водородную), транспорта, рыболовства, туризма и культуры. Новые возможности для реализации взаимовыгодных проектов открываются в области связи и информационных технологий.

- Как выглядит повестка дня предстоящих переговоров?

- Предполагается обсудить ключевые аспекты российско-исландских отношений, включая развитие политического диалога, совершенствование договорно-правовой базы, продвижение торгово-экономического взаимодействия, сотрудничества в вопросах энергетики, транспорта, связи и информационных технологий, туризма, культуры.

Планируется рассмотреть также проблематику взаимодействия наших стран в региональных форматах (Арктический совет, Совет Баренцева/Евроарктического региона, "Северное измерение"). Министры обменяются мнениями по актуальным темам международной повестки дня, прежде всего, по европейской тематике, в том числе с учетом перспективы вступления Исландии в Евросоюз, развитию отношений Россия-НАТО, проблематике ЕвроПРО, ОБСЕ, а также ряду региональных сюжетов.

- Что можно сказать о двустороннем сотрудничестве в торгово-экономической области?

- Российско-исландская торговля демонстрирует позитивные тенденции - за январь-июль нынешнего года рост составил 82,4 % (51,7 миллионов долларов) по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Комплекс вопросов торгово-экономического взаимодействия был подробно рассмотрен 8 ноября в Москве на российско-исландских консультациях по этой тематике.

Рассчитываем на активную совместную работу с исландскими партнерами на модернизационном треке. Перспективные направления - возобновляемая, прежде всего геотермальная и водородная, энергетика, фармацевтика, информационные и телекоммуникационные технологии, разработка передового программного обеспечения, внедрение электронных технологий в рыбной отрасли. В ходе визита министры иностранных дел двух стран подпишут декларацию "Партнерство для модернизации".

Приоритетным направлением остается кооперация в области энергетики. В частности, передовые исландские разработки в геотермальной энергетике могут быть эффективно использованы в России в целях решения задач по снижению энергоемкости российского ВВП, увеличения доли возобновляемого сектора в структуре энергобаланса.

Данная проблематика была подробно обсуждена на встрече министра энергетики Российской Федерации Сергея Шматко с министром промышленности, энергетики и туризма Исландии Катрин Юлиусдоттир "на полях" 6-й международной энергетической недели 24-25 октября в Москве. Подписано межправительственное соглашение о сотрудничестве в сфере геотермальной энергетики.

Развивается взаимовыгодное сотрудничество с Исландией в области транспорта. Авиационными властями наших стран прорабатывается вопрос об открытии прямого авиасообщения по маршруту Санкт-Петербург - Рейкьявик. Такое решение будет содействовать наращиванию двустороннего торгово-экономического взаимодействия, туризма, расширению разноплановых контактов между гражданами России и Исландии.

Хорошие перспективы для реализации совместных проектов открываются в сфере туризма. О растущем потенциале и заинтересованности туроператоров в его реализации свидетельствует то, что состоявшийся 25 октября в Москве российско-исландский бизнес-форум был ориентирован, прежде всего, на туристические цели. На "полях" форума подписано межправительственное соглашение о сотрудничестве в сфере туризма.

Укрепляется межрегиональное измерение российско-исландского сотрудничества. В текущем году Исландию посетили делегации Санкт-Петербурга, Республики Коми, Калининградской и Волгоградской областей. Обсуждены перспективы расширения возможностей сотрудничества в туристической области, в сфере модернизации жилищно-коммунального хозяйства (отопление зданий за счет геотермального тепла), по линии малого и среднего бизнеса.

- А что можно сказать о российско-исландских связях в сфере культуры?

- Двустороннее взаимодействие на этом направлении наращивается. Завершается работа над соответствующим соглашением о сотрудничестве. В связи с предстоящим в 2013 году 70-летием установления дипотношений между Россией и Исландией прорабатывается ряд культурных проектов, в том числе в области изобразительного и музыкального искусства. К юбилею готовится издание совместного сборника архивных документов "СССР/Россия - Исландия. 1943-2013 годы".

- Как Вы оцениваете российско-исландский диалог по вопросам взаимодействия в Арктике?

- Диалог укрепляется, наши страны выступают с близких позиций. Об особом интересе Рейкьявика к этой тематике свидетельствует участие президента Исландии Олауфа Гримссона в международных форумах "Арктика - территория диалога", проведенных под эгидой Русского географического общества 22-23 сентября 2010 года в Москве и 22 сентября нынешнего года в Архангельске.

Добавлю, что в ходе визита Сергей Лавров и Эссур Скарпхьединссон подпишут декларацию об арктическом сотрудничестве

Исландия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 25 ноября 2011 > № 442535 Александр Лукашевич


Исландия > Приватизация, инвестиции > corpagent.com, 15 февраля 2008 > № 340828

Инофирма

В законодательстве Исландии (Act on Investment by Non-Residents in Business Enterprises No. 34/1991) предусмотрены ограничения на иностранные инвестиции в экономику этой страны. В соответствии с § 4 этого акта иностранцам (за исключением резидентов стран Европейского Союза) не разрешено свободно заниматься хозяйственной деятельностью в таких сферах, как рыбная ловля в территориальных водах Исландии и эксплуатация природных энергоресурсов, за исключением потребляемых внутри этой страны. В дополнение к этим ограничениям участие иностранцев в местных авиакомпаниях не может превышать 49%.

Иностранцы (кроме резидентов стран Евросоюза) обязаны обратиться за разрешением в министерство коммерции Исландии до того, как начнут какой-либо бизнес в этой стране, который может быть учрежден, например, в одной из таких организационно-правовых форм, как: партнерство; открытое акционерное общество с ограниченной ответственностью; закрытая компания с ограниченной ответственностью.

В Исландии существует только один тип партнерств – с неограниченной ответственностью, где 2 или более генеральных равноправных партнеров (физических и юридических лиц – резидентов любых стран) с неограниченной ответственностью по долгам предприятия вступают в отношения, фиксируемые учредительным договором.

Партнерство создают с минимальным капиталом в ISK 50 000 (625 евро), полностью оплаченным перед регистрацией, хотя сумма капитала такого исландского предприятия ничем не лимитирована.

Открытое акционерное общество с ограниченной ответственностью может быть учреждено двумя акционерами с минимальным капиталом ISK 4 000 000 (50 000 евро), который следует оплатить в течение года с момента регистрации.

Число акционеров общества не ограничено. Акционеры вправе быть директорами и наоборот. Управляет обществом Совет директоров, состоящий как минимум из 3 чел. и 1 управляющего директора, который, как и не менее половины членов Совета директоров, должен быть резидентом Европейского Союза.

Открытые акционерные общества подлежат более пристальному надзору государственных органов, чем другие виды предприятий в Исландии, а все отчеты открытой компании подлежат аудиторской проверке и доступны для любых заинтересованных лиц.

Закрытая компания с ограниченной ответственностью создается в Исландии с минимальным капиталом в ISK 500 000 (6250 евро), полностью оплаченным перед регистрацией. Компания вправе иметь одного акционера, который может одновременно быть и директором. Число акционеров в компании не ограничено.

Если число акционеров компании менее 4, то компания может не формировать Совет директоров, но должен быть еще один заместитель директора, кроме хотя бы одного директора. Если в компании более 4 акционеров, то в таких компаниях должен быть Совет директоров, состоящий как минимум из 3 чел., а также управляющий директор.

Хотя большинство акционеров и директоров обязаны быть резидентами Европейского Союза, практика показывает, что министерство коммерции Исландии зачастую удовлетворяет запросы иностранцев на их самостоятельное управление компаниями. Такое разрешение достаточно просто получить, если предполагаемая хозяйственная деятельность не затрагивает бизнес, ограниченный для иностранцев.

Прибыль исландских предприятий подлежит налогообложению по следующим ставкам: 26% – для партнерства, а сами партнеры при этом освобождаются от дальнейшего налогообложения в Исландии; 18% – для компании, а выплачиваемые дивиденды подлежат дополнительному налогообложению в 10%.

В марте 1999г. Исландия узаконила возможность для закрытой компании с ограниченной ответственностью платить налог по ставке, равной только 5%, при условии, что такая компания приобретет статус International Trading Company (ITC) – международной предпринимательской компании, которая по сравнению с остальными регистрируемыми в Исландии компаниями подпадает под ряд ограничений, а именно: наличие специальной лицензии на бизнес; запрет торговать от своего имени на территории Европейского Союза; право выступать торговым, консультационным, страховым и финансовым и иным агентом (посредником) в сделках только за пределами Исландии.

Все компании в Исландии обязаны назначить себе в штат одного государственного аудитора, аудиторскую фирму или двух частных аудиторов.

Исландия подписала соглашения об избежании двойного налогообложения с такими странами, как: Бельгия, Великобритания, Вьетнам, Германия, Греция, Дания, Испания, Канада, Китай, Латвия, Литва, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Россия, Словакия, США, Финляндия, Франция, Чехия, Швейцария, Швеция, Эстония.

Исландия > Приватизация, инвестиции > corpagent.com, 15 февраля 2008 > № 340828


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter