Всего новостей: 2229249, выбрано 77 за 0.113 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Литва. Белоруссия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319176 Марюс Ивашкявичюс

Литовцы задаются вопросом: «Будет ли война?»

Россия все еще по-прежнему хочет снова присоединить бывшие советские республики. Когда Москва разворачивает свою армию, как сейчас, в Белоруссии и Литве растет страх. Путевые заметки.

Марюс Ивашкявичюс (Marius Ivaškevičius), Neue Zürcher Zeitung, Швейцария

На протяжении четырех лет я путешествую по территории бывшего СССР, той развалившейся антиутопичной империи, в которой я родился и вырос: от Москвы до Владивостока и Владикавказа в России, от Киева до Харькова и Одессы на Украине, от Батуми до Тбилиси в Грузии, от Баку до Еревана. И каждый раз, когда после возвращения домой в Вильнюс я рассказываю об этом друзьям и знакомым, они смотрят на меня так, как будто я рассказываю о полете в космос. К тому же, вся эта территория кажется им опасной. А кроме того, еще и большей частью враждебной. И даже соседняя с Литвой Белоруссия, которая исторически и географически нам очень близка, уже относится к тому, другому миру — к мрачному постсоветскому Востоку, от которого мы смогли освободиться четверть века назад и, таким образом, стали постсоветским Западом.

И в августе этого года я получаю приглашение и в Белоруссию. На литературный форум в белорусской деревне, расположенной в непосредственной близи от границы с Литвой. Я решаю ехать на машине — оптимальный вариант из Вильнюса. В кругу моих литовских знакомых это вызывает дополнительное беспокойство: «Ты едешь на машине в Белоруссию? Один?» Это страх перед другим миром, потому что у моей машины литовские номера, которые там окажутся неместными. Другими словами я буду там отчетливо «заметным» и не смогу на время смешаться с местными. Но потом я узнаю, что Андрей, белорусский поэт, с которым я дружу, сейчас как раз находится в Литве и с удовольствием поехал бы со мной. Это обстоятельство несколько успокаивает мое литовское окружение.

Война между двумя Литвами

Итак, мы вдвоем отправляемся в путь из Вильнюса. До белорусской границы всего 30 километров. Мы давно не виделись, поэтому нам есть много чего рассказать друг другу: о наших семьях, детях и общих знакомых. Внезапно Андрей вспоминает о нашем общем друге Александре, украинском писателе. Андрей спрашивает, знаю ли я, что он описал нас в своем новом романе. Я слышу об этом в первый раз, мы с Александром уже давно не переписывались. Где? В каком романе? «В своем новом романе, — смеется Андрей. — Он вышел несколько месяцев назад». Я спрашиваю, что в этом такого смешного. «Это антиутопия. Далекое будущее, в котором Украина — мирная и богатая страна, в то время как на севере от нее уже долгие годы идет кровопролитная война, между Литвой и Великолитвой, бывшей Белоруссией. И в этом романе ты — литовский президент, а я — президент Великолитвы. Он использовал наши имена и фамилии».

Мы оба громко смеемся. Мы дурачимся и обращаемся друг другу «Ваше превосходительство». Но антиутопия Александра на самом деле не просто фантазия. В Белоруссии уже многие годы непримиримо противостоят друг другу две исторические идентичности. Часть белорусов ощущают себя в широком смысле связанными с русским миром, а другая — с великим княжеством Литовским, к которому в течение пяти столетий относилась сегодняшняя Белоруссия. Эта вторая группа белорусов не без причины считает себя «литвинами» — наследниками того оставшегося историей княжества. А литовские и белорусские историки ведут между собой горячие дискуссии о том, какой из двух народов истинно литовский.

Присоединение к России одобрено

В Литве уже даже слышны беспокойные голоса, согласно которым в будущем на месте Белоруссии могла бы появиться Великолитва, которая необязательно будет дружелюбно к нам настроена и может заявить претензии на наши символы, наших общих правителей и, возможно, даже на Вильнюс — нашу бывшую общую столицу. Но проведенные недавно в Белоруссии опросы показали, что 70% белорусов были бы за присоединение их страны к России или вообще не имеют своего мнения по этому вопросу. Итак, пожалуй, Великолитва останется только в антиутопии Александра. Антиутопичные президенты которой с громким хохотом приближаются к литовско-белорусской границе.

Здесь две очереди. Одна — для машин с белорусскими номерами (она продвигается заметно медленнее), а вторая — для автомобилей с литовскими номерными знаками. Я встаю во вторую и вскоре осознаю, что совершил ошибку. «В этот раз я вас пропущу, — говорит литовский пограничник. — Но если вы в следующий раз возьмете с собой белоруса, тогда вы должны стоять в другой очереди». Я хотел пошутить и сказать, что я взял с собой не белоруса, а великолитовца, но строгое лицо пограничника охладило мое чрезмерное веселье. «Прошу прощения, — сказал я. — В следующий раз буду знать. С белорусом — в другую очередь».

На белорусской стороне ситуация прямо противоположная. Автомобили с литовскими номерами стоят в более длинной очереди. Пока я заполняю уйму форм и деклараций, сотрудница таможенной службы просит Андрея выйти. «Второй водитель, — обращается она к нему, хотя Андрей еще ни разу в жизни не управлял никаким транспортным средством, — откройте багажник». Вскоре возвращается пограничник с нашими паспортами. «Восемь семь восемь?» — обращается она ко мне. «Это я», — дисциплинированно отвечаю я, потому что это цифры номера моего автомобиля. С «Вашими превосходительствами» покончено, граница показывает нам наши места и возвращает нас назад в реальность. Я даю Андрею карту: «Второй водитель, посмотри на наш дальнейший маршрут». «Слушаюсь, восемь семь восемь», — отвечает Андрей.

Деревни граничат с деревнями

Так мы пересекаем границу. Притихшие и подавленные. Это новая Великая Постсоветская стена, которая простирается от Нарвы до Мариуполя, от Финского залива до Азовского моря, вдоль которой после развала империи одни обратились в сторону западной демократии, в то время как другие, которым это не удалось, погрузились в советскую ностальгию, которая поддерживается и поощряется новыми коррумпированными диктаторами.

Местами эта стена раскаляется и демонстрирует свой кровавый облик. Я имею в виду Украину. В других местах она тоже раскалена, но пока стабильна. Я вспоминаю, как несколько лет назад я стоял у этой стены в Нарве и мне показывали западных туристов, которые осматривали ее с уверенностью, что именно на этом месте начнется Третья мировая война. Там Эстонию от России отделяет лишь маленькая речка Нарва, по обоим берегам которой стоят средневековые крепости. Прямо друг напротив друга на противоположных берегах. Кажется, как будто история намеренно поставила их на этом месте, глаза в глаза, как метафору, призванную так точно воплотить лишь мыслимую противоположность нашего времени — постсоветский тектонический разлом между людьми.

Но там, где мы с Андреем проезжаем эту стену, эту границу, подобных символов нет. На литовской стороне мы видели только деревни, и на белорусской стороне теперь почти такие же деревни. Вдоль дороги в полной тишине пасутся коровы и лошади, людей практически не видно. Трудно поверить, что скоро, в середине сентября, здесь состоятся масштабные военные учения. Тысячи российских и белорусских солдат будут разыгрывать здесь войну против Запада — против нас. И на нашей, литовской, стороне есть очень серьезный страх перед тем, что они не удовлетворятся игрой и могут начаться реальные военные действия.

В Вильнюсе я постоянно слышу дискуссии о том, начнется ли в сентябре война. И такая жизнь в постоянном страхе, в ожидании войны, невероятно утомительна. Она изматывает людей, и это дестабилизирует общество. Человек, который задумывается о том, что он через неделю, если начнется война, может отправить семью подальше, на запад, достать себе пулемет и вступить в бой, больше уже не тот же человек. У него все меньше поводов для веселья, он все более восприимчив к нюансам и полутонам — вся территория и все люди по ту сторону Великой стены постепенно становятся для него однозначным, безликим врагом. И если ты попытаешься ему объяснить, что люди за стеной и даже их авторитарные лидеры точно так же боятся этой войны, потому что понимают ее катастрофические последствия, то он возразит, что ты думаешь рационально и логично, и что там, за стеной, царит другая логика, если она вообще там есть.

Настоящая угроза

Мы едем по проселочной дороге, и я осторожно спрашиваю Андрея: «Что ты думаешь, будет война?» «Какая война?!» Он смеется. «Ты же не веришь в антиутопию Александра?»

Я в нее не верю. Возможно, я — последний, кто поверит во что-то подобное. Я знаю, что во мне говорит мой врожденный оптимизм, который нередко вводит меня в заблуждение, но другого сенсора для того, чтобы заглянуть в будущее, у меня просто нет. Поэтому я непрестанно утверждаю, что этой войны не будет. Ни через неделю, ни когда-либо еще. У меня одно желание, чтобы исчезли и все ее предпосылки, мысли об этой войне, которые отравляют нашу жизнь уже многие годы. И не только нашу, но и других людей по ту сторону стены.

Настоящую угрозу, перед лицом которой умолкает даже мой врожденный оптимизм, мы с Андреем видим в 20 километрах от границы. Это две огромные башни — реакторы будущей атомной электростанции Островец. Атомная электростанция, которая строится всего в 50 километрах от литовской столицы Вильнюса с целой серией строительных ошибок и аварий, в то время как в допуске независимым инспекторам отказывается, и белорусский режим жестко подавляет протесты экологов, инженеров и активистов. Ядерный монстр, который в очень вероятном случае аварии мог бы смести Вильнюс и, пожалуй, и всю Литву с ее двумя с половиной миллионами жителей, и окончить ее существование.

И в то время, как в военном и политическом плане Литва ощущает поддержку и солидарность Европы, перед лицом этой угрозы мы чувствуем себя оставленными в полном одиночестве. ЕС, который в качестве условия вступления требовал от нас закрытия наших АЭС, что мы послушно выполнили, сегодня не намерен даже слушать наши крики о помощи. Но это другая, большая тема: это наш истинный страх, который превышает страх перед войной. И поэтому наше чувство одиночества в Европе постоянно растет.

Марюс Ивашкявичюс, родился в 1973 году, один из самых выдающихся писателей Литвы. Он работает журналистом, прозаиком и сценаристом, драматургом и режиссером.

Литва. Белоруссия. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319176 Марюс Ивашкявичюс


Литва. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319157 Виталий Портников

Вторжение российских «Илов», или Две минуты над Литвой

Прецедент уже был создан и сигнал послан: никакие американцы вам не помогут, мы здесь власть.

Виталий Портников, Главред, Украина

Пролет российских военных самолетов Ил-76 в воздушном пространстве Литвы многие постараются списать на обычную ошибку — широкомасштабные военные учения, спешка, случайное отклонение от маршрута. С кем не бывает! Если бы только подобные фокусы Россия совсем недавно не проделывала в воздушном пространстве Турции, что привело к уничтожению ее военного самолета, гибели пилота и многомесячному конфликту между Москвой и Анкарой.

И воздушное пространство Турции, и воздушное пространство Литвы — это воздушное пространство НАТО. Российское руководство воспринимает альянс, остающийся единственной эффективной системой безопасности в цивилизованном мире, в качестве главного препятствия для установления собственной гегемонии и постепенного включения соседних стран в сферу влияния Кремля. Именно поэтому в Москве не стесняются постоянно прощупывать НАТО на готовность давать ответ на российские провокации. Да, в каком-то случае это может — как в Турции — привести к уничтожению техники и даже гибели летчика. Но жизни собственных военных (как это продемонстрировало вторжение на Донбасс) интересуют Владимира Путина меньше всего, для него эти люди — всего лишь расходный материал, с помощью которого он добивается поставленных целей. А вот в случае, если в НАТО не отреагируют, будет еще раз продемонстрирована беспомощность альянса. И в столицах провоцируемых стран сто раз задумаются: а защитит ли их Запад, если Россия решит напасть «не по ошибке», а по-настоящему. Именно так действовал Сталин накануне оккупации стран Балтии в 1940 году. Именно так сейчас действуют Путин и его вороватые «полководцы».

Почему для провокации избрано было именно воздушное пространство Литвы, тоже понятно. В этой стране находятся семь американских истребителей. Но они не смогли помешать нарушению границы, даже не сопровождали российские самолеты. Официально — потому, что не успели. Ведь российская сторона заранее предоставила литовцам план своего маршрута — разумеется, вне границ соседней страны. А когда российские истребители появились в воздушном пространстве Литвы, никто не успел даже отреагировать. Но прецедент уже был создан и сигнал послан: никакие американцы вам не помогут, мы здесь власть. Так во время пребывания американского президента в Таллине российские спецслужбы прямо на эстонской территории похитили сотрудника спецслужб этой балтийской страны. Чтобы ни у кого не оставалось никаких сомнений: Обама прилетает и улетает, а Путин остается.

Министр обороны Литвы Раймундас Кароблис не исключает, что российские самолеты могли оказаться в воздушном пространстве Литвы по ошибке, но не исключает также и того, что так могла проверяться бдительность литовских военных. Однако российская реакция на происшедшее убеждает, что ни о какой ошибке речи не идет. В Министерстве обороны России уверены, что ничего не нарушили — ни преднамеренно, ни по ошибке. И в политических провокациях здесь как раз обвиняют Литву, утверждая, что экипаж самолета-нарушителя (внимание!) сделал запрос на «отклонение от маршрута» — то есть на вторжение в чужое воздушное пространство. То есть в Москве практически признают, что в воздушное пространство Литвы вторглись, что сделали это намеренно и никакой ответственности за это не чувствуют.

Это была очередная провокация — и она удалась. Можно размешать в соседних с Россией странах любое количество истребителей, но когда на радарах появится настоящий военный самолет России, в НАТО будут только разводить руками, совещаться и звонить Путину — то есть делать примерно то же, что происходило во время нападения на Украину.

Это именно то, что Путину требуется доказать. Поэтому это отнюдь не последний полет его истребителей в чужом небе.

Литва. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319157 Виталий Портников


Казахстан. Литва > Медицина. Финансы, банки > inform.kz, 10 августа 2017 > № 2271924 Гинтарас Кацявичус

Гинтарас Кацявичус, независимый член Совета директоров НАО «Фонд социального медицинского страхования», международный консультант Всемирного банка по внедрению системы обязательного социального медстрахования в Казахстане, директор департамента развития страхования Национального фонда медицинского страхования Литвы, ответил на вопросы о том, что даст вводимая система ОСМС нашей стране, когда мы увидим эффект и к чему нужно быть готовым казахстанским клиникам.

- Главный вопрос, который часто задается как представителям сферы здравоохранения, ответственным за реформу, так и вам, как эксперту с международным опытом: что даст Казахстану система обязательного медицинского страхования?

- Это очень важная реформа, которая послужит хорошим, сильным стимулом для развития системы здравоохранения - это если говорить в общем.

Если более конкретно, прежде всего, считаю правильным, что бремя финансирования, которое сейчас лежит на государстве и на пользователях медицинской помощью, в новой системе распространится на всех участников. Сейчас у вас в стране доля частных расходов населения (так называемых расходов из кармана) на медицинские услуги составляет 37,5%, в то время как ВОЗ рекомендует не превышать 20%, так как более высокий уровень значит, что на частные домовые хозяйства падает слишком большое бремя, и часть их из-за этого обедняется, а самые малоимущие попадают под риск так называемых катастрофических расходов.

Новая система эту ситуацию должна постепенно изменить, так как создаются предпосылки для постепенного роста общего финансирования и более справедливого распределения его бремени. Конечно, это будет не такой быстрый процесс. Второй момент - так как сейчас и работодатели, и работники, и другие категории населения будут вносить свои взносы и отчисления, они станут более требовательными к системе здравоохранения. Постепенно пациент станет клиентом системы здравоохранения, он будет в центре внимания. Это опять же процесс, который, скажем, в моей стране все еще идет, но все-таки когда люди платят за что-то, они спрашивают: что я за это получаю? Как медики, так и сами пациенты должны готовиться к этой важной перемене в их отношениях.

Третий момент - все-таки с вводом новой системы произойдет переход от финансирования здравоохранения на закуп медицинских услуг. Закуп будет проходить на конкурентной основе, будут созданы условия для более широкого участия частных поставщиков медицинской помощи, и вот в такой среде создаются предпосылки как для роста качества медицинских услуг, так и для роста эффективности системы здравоохранения. Конечно, здесь я вижу небольшой риск - когда есть единый плательщик, как у вас, для большинства медицинских организаций Фонд становится если не единственным источником средств, то наверняка основным. Многие медицинские организации, возможно, захотят, чтобы Фонд их просто содержал, т.е. просто покрывал их расходы. Но Фонд представляет пользователей медицинской помощи, он получает их взносы (в том числе - взносы государства) и от их лица закупает медпомощь, обязуясь использовать собранные средства наиболее эффективно и с максимальной пользой для них. Поэтому Фонд не может быть обязан содержать сеть поставщиков медицинских услуг, причем растущую, а медорганизации должны будут подстроиться под эту новую ситуацию. Верю, что для многих медорганизаций это станет настоящим вызовом.

- Вы сейчас озвучили один из рисков, а какие могут возникнуть еще?

- Очень важен момент перехода. В Казахстане медицинские организации привыкли к тому, что в начале каждого года они получают до 30 % авансирования для закупа медикаментов и других целей. В будущей системе не будет возможно это авансирование обеспечить. Медицинские организации должны понять, что в условиях ОСМС им необходимо иметь оборотные средства как минимум на месяц, чтобы платить зарплаты, закупать необходимое. Могу сказать, что в других странах такое авансирование, как сейчас в Казахстане, не имеет места. Медицинская организация как нормальный экономический организм должна планировать свои доходы и расходы и иметь свои оборотные средства.

Для населения также в новой системе появляются новые обязательства, и, конечно, никто никогда этому не радуется, возникает недовольство. Но население должно понимать, что появляются не только обязанности, но и права на получение доступной и качественной медицинской помощи, покрываемой за счет средств ОСМС.

- Чей опыт учитывался при разработке казахстанской модели страхования, и какой опыт наиболее близок к системе, которую принимает Казахстан?

- Казахстанская модель не является копией модели какой-то конкретной страны, и это правильно. В целом казахстанская модель больше напоминает то, что работает сейчас в подавляющем большинстве стран Центральной и Восточной Европы, что, наверное, логично, потому что мы все вышли из системы Семашко (примечание - система Семашко - советская модель здравоохранения). Основные характеристики такой модели - присутствие единого плательщика - Фонда СМС, и важная роль государства, которое выступает в роли страхователя экономически неактивной части населения. Это является отличием от некоторых моделей западноевропейских стран, где существует так называемое «семейное» страхование, когда работающий глава семьи обеспечивает страхование остальных ее членов. Хотя надо заметить, что и на западе существует отчетливая тенденция увеличения роли государства в финансировании здравоохранения через механизм ОСМС.

Я думаю, что Казахстан выбрал самую современную модель ОСМС на этот момент развития систем здравоохранения, такая модель во многих странах доказала свою эффективность и устойчивость. Единый плательщик предполагает единые правила закупа медицинских услуг, значит, едины условия как для получателей медуслуг, так и их поставщиков. Положительно и то, что Фонд сам не собирает взносы - это будет делать Государственная корпорация, а отслеживать Комитет государственных доходов. Это признак эффективности, так как не нужно создавать отдельную систему сбора взносов и ее содержать. Так что, ваша модель является оптимальной во многих аспектах.

В Литве тоже система единого плательщика, около 55% населения страхуется государством, и это работает достаточно неплохо. Испытанием для литовской модели стал недавний глобальный экономический кризис, когда был большой спад в нашей экономике, но наша модель ОСМС в этих условиях оказалась устойчивой. Одна из причин - это механизм, который, между прочим, заложен и в законе ОСМС Казахстана - это связка взносов государства за льготные категории населения со средней заработной платой позапрошлого года. Эта связка дает двойной положительный эффект. Первое - это то, что взносы государства основаны на определенном индикаторе, и запрограммирован рост этих взносов вслед за ростом экономики страны. Второе - это противоцикличный эффект. Взносы государства основаны на зарплатах за два года до текущего периода, поэтому, когда начинается спад экономики, растет безработица и падают доходы и соответственно взносы работающего населения, а взносы государства еще два года продолжают расти. Именно это дает стабилизирующий эффект на общие доходы Фонда и позволяет в большей степени сохранить для населения доступность медпомощи (потребность которой во время спада экономики как раз увеличивается), а для медицинских организаций - определенную стабильность и возможность адаптироваться.

Литовскую модель страхования из-за этого механизма Европейский офис Всемирной организации здравоохранения очень высоко оценил и показывал как пример другим странам. Насколько мне известно, что-то похожее планирует Словения, нашей моделью также интересовались коллеги из Эстонии.

- Ваша экспертная оценка, что нужно сейчас делать государству и населению, чтобы реформа была успешной, и сколько времени понадобится, чтобы она заработала и принесла ощутимый результат?

- Нет никаких сомнений, что система обязательного страхования - это не действие, а процесс. У нас в Литве я даже уже не сосчитаю, сколько правок в закон мы вводили, потому что это постоянной процесс, ведь жизнь не стоит на месте. Становление системы в Казахстане тоже произойдет не за несколько месяцев, я думаю, что как минимум полтора года потребуется, и период до конца 2018 года будет очень важным. Важно, чтобы во время этого переходного периода не произошло разрывов в потоках финансирования. Недавно приняты правки в закон, снижаются ставки, и Фонд соберет меньше средств, чем планировалось ранее, поэтому этот переходный момент станет очень важным. Это ответственность не только Фонда и Минздрава, но и Госкорпорации, КГД, других министерств и Правительства в целом. Реформа комплексная, она вовлекает много разных организаций и ведомств, поэтому все должны работать в координации, каждый делать свое дело.

Люди болеют всегда, медицинская помощь нужна постоянно, поэтому все должно работать без всяких сотрясений. Ведь именно для улучшения оказания медицинской помощи людям и строится система.

- Спасибо за беседу!

Казахстан. Литва > Медицина. Финансы, банки > inform.kz, 10 августа 2017 > № 2271924 Гинтарас Кацявичус


Китай. Россия. Литва > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июля 2017 > № 2257926

Пекин поддерживает действия России в Балтийском море

Агнешка Каминьска (Agnieszka Kamińska), Polskie Radio, Польша

Интервью с экспертом варшавского Центра восточных исследований Марчином Качмарским

— Polskie Radio: Россия и Китай проводят совместные учения в Балтийском море. Это первые учения такого рода, как к ним относиться?

— Марчин Качмарский (Marcin Kaczmarski): Обращу внимание, что это не первые морские маневры России и Китая: их проводят регулярно с 2012 года. Новинкой стало место проведения, до этого они проходили в Восточной Азии — в Желтом, Южно- и Восточно-Китайском морях. Один раз они разворачивались в Средиземном море, но это было связано, скорее, с динамикой развития ситуации вокруг Сирии, а не с широкой стратегией.

В этих учениях важен в первую очередь политический аспект, военное значение второстепенно. Они, конечно, помогут российскому и китайскому флоту наладить взаимодействие, станут возможностью выработать какие-то формы сотрудничества, но самое важное в данном случае — политические сигналы, которые хотят послать обе стороны.

— Что это за сигналы?

— Россия хотела бы показать миру, что она пользуется политической поддержкой Пекина, а Китай стал практически ее союзником. Конечно, ни Москва, ни Пекин не используют этого слова открыто. Китайцы говорят, что две страны не состоят в военно-политическом союзе. Кремль хочет послать сигнал, что Китай поддерживает его действия в Балтийском море. Напомню, как действуют россияне в этом регионе: их флот и авиация устраивают там провокации против стран НАТО.

Китай, в свою очередь, стремится показать, что он обладает океанским флотом глобального значения, который действует не только в Восточной Азии, в ближайших к Китаю морях, но и (практически как американцы) способен проводить операции вдали от своих баз.

— Существует ли в реальности союз России и Китая? Что склонило Пекин принять участие в учениях, которые проходят в регионе, оказавшимся в центре внимания в период нарастания напряженности между Россией и Западом? Там, где Москва демонстрирует свои агрессивные намерения?

— Это все еще нельзя назвать союзом. Поддержка очень хрупка. У Китая есть свои притязания в Южно-Китайском море, но Россия открыто их не поддерживает. В свою очередь, Пекин не поддерживает претензии Москвы в Балтийском море.

Представляется, что китайцы, которые сделали серьезный шаг, отправив свои корабли в Балтийское море, будут ожидать от россиян ответного шага, например, политической поддержки в вопросе претензий Китая в Южно- или Восточно-Китайском море.

— Учения — это сигнал, что китайцы поддерживают агрессивные шаги Москвы в Балтийском море?

— Можно интерпретировать это так. В любом случае Китай показывает, что его действия могут не всегда совпадать с экономической повесткой. Пекин завязал хорошие экономические отношения в регионе Балтики, достаточно взглянуть на недавние визиты в государства Восточно-Центральной Европы. Однако китайцы демонстрируют, что их интересы имеют глобальный масштаб: с одной стороны, они поддерживают отношения с государствами региона, но с другой — посылают стратегический сигнал США. С китайской точки зрения основной адресат сигналов — американцы, а не европейские страны.

Союза России и Китая до сих пор не существует: ни одна из сторон не хочет открыто поддерживать агрессивную политику партнера. Они показывают, что будут делать то, что им выгодно, ориентируясь не только на экономические интересы.

— Что будет в таком случае с проектом Шелкового пути? Как он вписывается в этот контекст?

— Сложно говорить о стройной стратегии. Новый Шелковый путь (или, как говорят китайцы, инициатива «Один пояс и один путь») должен помочь Китаю заручиться поддержкой других стран, создать ему положительный имидж. Я думаю, китайские политические элиты не осознали, что отправка кораблей в Балтийское море противоречит такой политике.

Возможно, дело в отсутствии координации или в существовании разных фракций, одна из которых придерживается умеренных позиций, а другая хочет продемонстрировать возможности размещения военного флота. Участие в учениях с российскими военными отнюдь не улучшит имидж Китая в регионе. Если Шелковый путь можно назвать эффективным инструментом создания положительного образа Пекина в Европе, то военные маневры с Россией этому образу повредят.

— Россия готовит почву для новых операций? Эти учения были нужны в первую очередь ей.

— Что происходит на самом деле, остается вопросом: это может быть как стремление сохранить статус-кво, так и подготовка к новым агрессивным действиям. Что касается Китая, он точно не станет делать Москве подарков. Он будет ждать от нее ответных шагов.

Китай. Россия. Литва > Армия, полиция > inosmi.ru, 25 июля 2017 > № 2257926


Латвия. Литва. Эстония. РФ > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 11 июня 2017 > № 2206862

Премьер-министры стран Балтии собрались поговорить о газе

Три премьера балтийских государств собрались в Клайпеде, чтобы посмотреть на терминал сжиженного газа, который должен помочь снизить зависимость Балтии от "Газпрома"

Премьер-министр Латвии Марис Кучинскис отправился в литовскую Клайпеду на встречу с главами других балтийских стран: премьер-министром Литвы Саулюсом Сквернялисом и главой кабмина Эстонии Юри Ратасом, сообщает сайт кабмина.

Во время встречи балтийские премьеры обсудят актуальные для всех трех стран вопросы в области энергетики.

Марис Кучинскис считает, что важно продолжать совместную работу по созданию до 2020 года регионального рынка природного газа, обеспечивающую его высокую ликвидность, укреплять энергетическую безопасность и уменьшать энергозависимость от стран, являющихся доминирующими поставщиками.

Также премьер-министры ознакомились с работой Клайпедского терминала сжиженного газа. Плавучая регазификационная установка Independence, которая входит в состав терминала в Клайпеде.

Ранее президент Литвы Даля Грибаускайте заявила, что Independence поможет всем трем государствам Балтии сократить зависимость от российского газа, однако Sputnik Литва полагает, что стоимость аренды судна — 43 миллиона евро, которые Klaipedos Nafta должна ежегодно выплачивать судовладельцу и оператору терминала норвежской компании Hoegh LNG, не позволяет надеяться на снижение цен.

Источник - Sputnik

Латвия. Литва. Эстония. РФ > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 11 июня 2017 > № 2206862


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205412 Александр Удальцов

Александр Удальцов: Люди настроены на взаимное общение, а не на вражду

Посол РФ подсчитал: Литва должна России 72 миллиарда долларов за советский период

Литовский курьер, Литва

«Литовский курьер»: Уважаемый господин посол, наше интервью выходит накануне Дня России. Как известно, многие на Западе, в том числе в Литве, предрекали скорый крах российской экономики в результате введенных санкций. Как сегодня себя чувствует Россия?

Александр Удальцов: Слухи о смерти российской экономики оказались сильно преувеличены. Россия с честью выдержала экзамен на прочность и с достоинством выходит из непродолжительной стагнации. Сейчас ситуация в нашей экономике уже значительно лучше, чем в предшествующие три года — она полностью приспособилась к новым реалиям и вошла в фазу роста. По оценке Минэкономразвития России, увеличение ВВП по итогам текущего года может составить 2%. По итогам первого квартала 2017 года, приток прямых иностранных инвестиций составил 7 млрд долларов США, а это, замечу, лучший показатель за последние три года.

Причем важно, что наряду с ростом промышленного производства и сельского хозяйства в 2017 году начал расти и потребительский спрос. При этом уровень безработицы в России составляет сегодня всего 5,5%, а к концу года может сократиться до рекордного значения ниже 5%. Текущий уровень инфляции в нашей стране сегодня составляет опять же рекордные менее 4%, в годовом выражении — это самый низкий показатель в истории современной России.

Буквально на днях состоялся очередной XXI Петербургский международный экономический форум, интерес к которому в мире постоянно растет: в нем приняло участие более 14 тысяч человек. В ходе форума было заключено почти 400 соглашений на общую сумму 2 триллиона рублей, а это примерно 32 млрд долларов США. Отмечу, что самой большой на форуме была делегация США — 560 человек, представляющих 140 компаний.

Все это говорит о возрастающем интересе к взаимодействию с Россией, признании ее реальных возможностей.

Замечу, что на форум были направлены официальные приглашения литовским министрам экономики и финансов, которые в отличие от генерального секретаря ООН, ряда глав государств и правительств, зарубежных министров, крупнейших предпринимателей и банкиров, не смогли выкроить время, чтобы посетить это важное событие.

— Перейдем к литовско-российским отношениям. Какие изменения они претерпели за последнее время? Как бы вы оценили их нынешний уровень?

— К сожалению, никаких позитивных подвижек в отношениях между нашими странами уже несколько лет не наблюдается. Определенные надежды на их вывод из застоя, которые связывались с избранием нового состава Сейма и утверждением нового правительства ЛР, к сожалению, также не оправдались. Скорее наоборот, мы с сожалением фиксируем даже рост антироссийского градуса в политике Литвы. Усилиями официального Вильнюса, фактически прервавшего все контакты на межгосударственном уровне, наше сотрудничество загнано в тупик. Напомню, что на днях МИД России устами своего официального представителя охарактеризовал курс литовских властей в отношении нашей страны как враждебный.

Вот картинка всего лишь нескольких последних недель — здесь прошли сразу два (!) «слета» несистемной российской оппозиции, а точнее разномастных противников Кремля с участием Ходорковского, Каспарова, Касьянова, Кара-Мурзы и прочих, международная конференция, посвященная положению крымских татар спустя три года после «оккупации» Крыма, где солировал председатель запрещенного в России «меджлиса» Р. Чубаров, началось строительство забора на границе с Калининградской областью, принято окончательное решение о закрытии еще одной русской школы в столице Литвы. Не говоря уже о глубинной русофобии, а также очередном ежегодном докладе литовских спецслужб об оценках угроз национальной безопасности, нашпигованном, как обычно, шпиономанией и другими страшилками с попытками обвинить наших дипломатов в ведении разведывательной деятельности.

Как дипломат с 44-летним стажем могу прямо сказать — любого активного дипломата, в том числе литовского, можно считать шпионом. Например, выходит он из ворот посольства, смотрит, работают ли заводы, транспорт, что происходит на улицах, общается с людьми и докладывает о своих наблюдениях в свою столицу. Ну, чем не шпион?

Наблюдая за действиями литовских властей, приходишь к выводу, что они обосновались в российском зазеркалье, а сравнительно недавно считались на Западе специалистами по нашей стране. Думается, что если бы в рамках ЕС состоялись соревнования по антироссийскости, официальный Вильнюс мог бы успешно побороться за призовое место.

За последние три года товарооборот между нашими странами сократился в 4 раза. Правда, в первом квартале этого года наметилась некая позитивная подвижка — после длительного трехгодичного резкого спада объем российско-литовского товарооборота вырос на 12,6%, однако произошло это, в основном, за счет значительного увеличения поставок в Литву российских энергоносителей, столь нелюбимых руководством этой Прибалтийской страны.

С 2012 года не собирается двусторонняя межправкомиссия, которая могла бы в рабочем порядке решать ряд практических вопросов, что, между прочим, происходит со многими другими европейскими странами. Отмечу, кстати, что ее сопредседателем с литовской стороны является министр иностранных дел. Не работает и Совет по долгосрочному сотрудничеству между региональными и местными властями Калининградской области и Литовской Республики, который с литовской стороны, кстати, возглавляет замминистра иностранных дел.

Показательно, что в соседней Латвии министра иностранных дел в качестве сопредседателя межправкомиссии недавно заменили на министра транспорта, и дело сразу пошло — вновь начали функционировать рабочие группы, недавно в Пскове состоялось заседание межрегиональной группы, а на эту осень намечено проведение заседания межправкомиссии, которая должна собраться после трехлетнего перерыва.

В результате такой политики «наказания Москвы» Литва в итоге наказывает саму себя — теряет уникальный российский рынок, стимулирует переориентацию транзита грузопотоков из нашей страны, создает себе надуманные трудности с энергоснабжением страны и т. д.

Буксует и расширение двусторонней договорно-правовой базы. Литовская сторона фактически застопорила согласование целого ряда важнейших документов. В частности, речь идет о межправсоглашениях о сотрудничестве в борьбе с преступностью, особенно в ее организованных формах, о межрегиональном и приграничном сотрудничестве, о прямом железнодорожном сообщении и многих других. Не доводятся до финала даже те договоры, интерес к заключению которых проявляла в первую очередь сама Литва. В частности, с апреля прошлого года (!) в МИД ЛР находится согласованный российской стороной проект межправсоглашения об урегулировании отдельных пограничных вопросов в Куршском заливе и на реке Неман по вопросу плавания судов третьих стран.

Нам могут возразить — успешно завершается процесс демаркации российско-литовской госграницы. Это действительно так, но процесс этот занял более 11 лет. Приостанавливать эту работу было бессмысленно: граница Литвы с Россией — это внешняя граница ЕС и НАТО.

Вместе с тем вновь повторю — мы открыты для самого широкого и разностороннего взаимодействия во всех сферах и областях. Хотелось бы увидеть такой же настрой и у наших литовских партнеров.

— Как известно, Литва позиционирует себя в качестве главного защитника политики Киева. Есть ли, на ваш взгляд, перспективы снятия антироссийских санкций, которые западными политиками увязываются с выполнением именно российской стороной Минских соглашений?

— Такая «связка» абсолютно некорректна. Мы уже неоднократно обращали внимание на бесперспективность увязать снятие санкций Евросоюза против нашей страны с полным выполнением Москвой Минских соглашений. Причина невыполнения этих договоренностей — их открытый саботаж со стороны украинских властей. Именно Киев регулярно организует вооруженные провокации на линии соприкосновения. Делается это для того, чтобы под предлогом обострения кризиса продолжать и дальше не выполнять свою часть политических договоренностей по Минским соглашениям. Многочисленные факты на этот счет постоянно фиксируют в своих еженедельных отчетах наблюдатели из Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ.

Вместе с тем альтернативы Минским договоренностям нет. В соответствии с ними Киев должен предоставить Отдельным районам Донецкой и Луганской областей особый статус и закрепить его в Конституции, объявить амнистию, снять контрольно-пропускной режим на линии соприкосновения, отменить блокаду Донбасса, провести социальную и экономическую реабилитацию региона, активизировать усилия по освобождению и обмену заложников и незаконно удерживаемых лиц на основе принципа «всех на всех».

Что касается собственно западных санкций, то мы исходим из того, что они вечно продолжаться не могут, а если и будут, то и нам придется соответствующим образом ограничивать доступ на наш рынок тех товаров, которые мы можем производить сами.

В вопросе санкций обращает на себя внимание одна любопытная деталь, а именно подход Литвы. Похоже, официальному Вильнюсу нравится позиционировать себя чуть ли не локомотивом санкционной политики Запада. Везде и всюду руководство этой страны трубит о необходимости не только продолжения ограничительных мер, но даже их ужесточения. Складывается впечатление, что отмена санкций может стать национальной катастрофой для Литовской Республики.

Скажем прямо, мы воспользовались этими санкциями для того, чтобы наши ответные шаги не только нам не навредили, но скорее помогли. Что, собственно говоря, и происходит.

К примеру, за последнее время значительные успехи достигнуты в сфере сельского хозяйства. На днях были опубликованы данные, согласно которым доля импортных продуктов питания в российских магазинах достигла рекордного минимума — сейчас она составляет всего 23% от общего количества товаров. В некоторых же отраслях пищевой промышленности доля продуктов отечественного производства достигла почти стопроцентных показателей. Так, практически полностью нам удалось заместить импортный хлеб, молочную продукцию, сахар, крупы, различные сорта мяса, рыбу, яйца, макаронные изделия.

Как говорится, нет худа без добра.

— Что бы вы могли сказать литовским противникам строительства Белорусской АЭС?

— Хотел бы сразу отметить — Белорусская АЭС будет, несомненно, построена и начнет работать в установленные сроки.

Проект, по которому она сооружается — один из самых современных в мире, соответствует самым строгим международным нормам и рекомендациям МАГАТЭ, что неоднократно подтверждалось как результатами проверочных миссий Агентства, так и представителями ЕС, посещавших станцию.

Первая в Республике Беларусь атомная станция оснащена двойной защитной оболочкой и ловушкой расплава, что гарантированно исключает попадание радиоактивности в окружающую среду. Применяемые в проекте решения соответствуют постфукусимским требованиям к надежности АЭС, ее устойчивости к внешним воздействиям и внутренним отказам.

Напомню, кстати, что по этому же проекту мы строим несколько атомных станций у себя в стране, а также в Венгрии и Финляндии. Причем со стороны последних никаких претензий в наш адрес нет. Сотрудничество в этом вопросе проходит в атмосфере доверия и полного взаимопонимания. Кроме того, в Российской Федерации уже эксплуатируется энергоблок ВВЭР-1200 «поколения 3+» — шестой энергоблок Нововоронежской АЭС.

Замечу, что эксперты МАГАТЭ по окончании миссии, работавшей в Белоруссии в январе 2017 года, заявили, что все возможные угрозы при проектировании станции были учтены. До ввода станции запланированы еще миссии Агентства. Белорусская сторона в настоящее время готовит национальный отчет по стресс-тестам, который будет представлен в 2017 году.

Так что могу заверить — литовцам беспокоиться не о чем, и тот ажиотаж, который здесь поднят вокруг возведения БелАЭС, носит исключительно политический характер.

Впрочем, это даже не скрывает президент Литвы, которая открыто назвала станцию геополитическим проектом России.

Несколько дней назад была организована поездка для зарубежных послов, аккредитованных в Белоруссии и Литве, на указанную атомную станцию, где нас самым подробным образом ознакомили со строительным процессом и всеми необходимыми мерами по обеспечению безопасности этой АЭС. Посла ЛР в Минске среди участников, замечу, не было. Литва же демонстративно в тот же день недалеко от границы с Белоруссией организовала для глав иностранных дипмиссий свое мероприятие и устами спикера Пранцкетиса пыталась убедить их в необходимости приостановить строительство и присоединиться к бойкоту вырабатываемой ею энергии.

Хотел бы, чтобы ни у кого в Литве не оставалось никаких сомнений — речь о приостановке строительства БелАЭС не идет. Это, кстати, по сути, подтвердил и недавно побывавший в Вильнюсе заместитель председателя Еврокомиссии Шефчович.

— И еще один сюжет из сферы энергетики. Литва против и проекта «Северный поток — 2». Это тоже геополитика?

— «Северный поток-2» не направлен против каких бы то ни было государств и носит сугубо коммерческий характер. Более того, мы готовы в той или иной мере продолжать отношения со всеми нашими партнерами, в том числе с Украиной в качестве транзитеров.

С учетом роста потребления газа и падения его добычи в Европе «Северный поток — 2» является абсолютно естественным и чрезвычайно востребованным рынком проектом. К тому же действующий газопровод «Северный поток», соединяющий Россию и Германию, загружен фактически полностью — через него поставляется до 150 миллионов кубометров газа в сутки.

При этом проект соответствует самым высоким экологическим требованиям, и мы рассчитываем, что литовские профильные эксперты дадут свою реалистичную оценку воздействия на окружающую среду, готовящуюся согласно Конвенции Эспо, и не станут препятствовать его дальнейшей реализации.

— Перейдем к Калининградской области. В Литве постоянно говорят об ее агрессивной милитаризации.

— Если имеется в виду размещение мобильных ракетных комплексов «Искандер» в Калининградской области, то российская сторона никогда не скрывала этот факт. Подразделения ракетных войск неоднократно перебрасывались и будут перебрасываться в рамках плана боевой подготовки Вооруженных сил России, в том числе в Калининградскую область. Это происходит на российской территории, не противоречит каким-либо международным соглашениям или договоренностям.

Предпринимаются и другие шаги в этой области. Так, в ближайшие месяцы значительно возрастет и интенсивность выходов боевых кораблей Балтийского флота.

Главный же вопрос — чем продиктованы эти наши действия. И ответ очевиден — беспрецедентным наращиванием военного присутствия НАТО вблизи границ, как здесь говорят, «агрессивной России». Именно этот блок первым придвинул «зону своей ответственности» к нашей стране, вынудив нас предпринять ответные шаги. Еще раз подчеркну — действия России по укреплению обороноспособности являются сбалансированной реакцией на расширение Североатлантического альянса, освоение им военной инфраструктуры в пограничных с Россией государствах, размещение в них своих воинских контингентов.

Замечу еще один важный момент. Частью натовской мифологии об угрозе со стороны России является лицемерный тезис о некой слабости Североатлантического альянса, но цифры говорят сами за себя. Суммарно военные расходы только европейских стран — членов НАТО —превышают 250 млрд евро, а это больше даже совокупного военного бюджета России и Китая.

Вместе с тем считаем важным подчеркнуть, что мы по-прежнему сохраняем настрой на поиск путей нормализации российско-натовских отношений, даже несмотря на неготовность руководства альянса искать пути выхода из создавшейся по вине НАТО непростой ситуации.

— В продолжение военной темы — на сентябрь этого года запланированы совместные российско-белорусские учения «Запад-2017». Вильнюс не скрывает своей озабоченности в связи с их проведением. Насколько она, на ваш взгляд, обоснована?

— Как известно, совместные учения ВС России и Беларуси «Запад-2017» проводятся поочередно на территориях государств раз в два года. В этом году они должны пройти в сентябре на полигонах национальных вооруженных сил Республики Беларусь. К мероприятию оперативной и боевой подготовки привлекаются не более 13 тыс. военнослужащих двух государств. При этом со стороны России планируется задействовать до 3 тысячи солдат и офицеров и около 280 единиц техники.

Учения будут проводиться в строгом соответствии с Венским документом 2011 года, призывающим обеспечить большую открытость и предсказуемость военной деятельности государств — участников ОБСЕ.

«Запад-2017» не представляет угрозы для суверенитета третьих стран, а истерия, нагнетаемая здесь вокруг маневров — лишь попытка получить политические дивиденды и обосновать нагнетаемый в стране военный психоз. Предстоящие же маневры носят исключительно оборонительный характер и решают, прежде всего, задачи стратегического сдерживания.

Хотел бы в свою очередь обратить внимание, что НАТО только за первое полугодие 2017 года провело в этой части Европы 12 (!) учений различного уровня. Примечательно, что с каждым годом их интенсивность и количество участников постоянно увеличиваются.

Вот несколько свежих примеров.

Так, 8-25 мая с. г. на территории Эстонии проведено крупнейшее учение национальных вооруженных сил с привлечением подразделений из 14 стран НАТО и государств-партнеров «Весенний шторм —2017», в котором было задействовано порядка 9 тысяч военнослужащих. Мероприятие проведено в непосредственной близости от границы с Россией. Применялись боевая авиация вооруженных сил Польши, Испании и США, тяжелая военная техника сухопутных войск США, Великобритании и Франции.

С 5 по 24 июня с. г. в акватории и воздушном пространстве Балтийского моря проводятся учения НАТО «Балтопс-2017». К ним привлекаются более 40 кораблей, около 50 самолетов и вертолетов и до 4 тысячи военнослужащих. Кроме того, с 28 мая по 24 июня на территориях Латвии, Литвы, Польши и Эстонии проводится учение стран НАТО и партнеров «Сейбр страйк — 2017», в котором принимают участие 11 тысяч военнослужащих из 18 стран.

Естественно, мы не можем и не будем молча наблюдать за такой вызывающей и опасной демонстрацией силы у наших границ.

— Как известно, Литва, Латвия и Эстония продолжают предъявлять претензии за годы вхождения стран Балтии в состав СССР. Есть ли какие-либо перспективы у этого дела?

— На мой взгляд, это скорее внутриполитический вопрос самих Прибалтийских стран. Могу заверить литовских коллег: никто из российских официальных лиц эту бессмысленную и бесперспективную затею обсуждать не будет, тем более в контексте «оккупации».

Напомню, что к моменту вхождения в СССР Литва являлась аграрной страной, в которой 74% населения занималось сельским хозяйством. По производству промышленной продукции она в 3 раза отставала от среднесоюзного уровня и занимала одно из последних мест в Европе по уровню жизни.

Однако и этот небольшой социально-экономический потенциал страны был практически полностью уничтожен в годы Великой Отечественной войны. Находясь же в составе СССР, Литва получила возможность развивать свое народное хозяйство в больших масштабах, чем позволяли объемы производимого ею национального дохода. Это способствовало не только быстрому восстановлению уничтоженного во время войны, но и созданию промышленного производства заново.

За 1940-1990 гг. в развитие экономики Литвы было направлено около 65 млрд долларов США капитальных вложений. В результате здесь были созданы химическая и нефтехимическая отрасли промышленности, построены наиболее крупные предприятия — Мажейкский нефтеперерабатывающий завод, Кедайнский химзавод, Йонавский завод минеральных удобрений, Игналинская АЭС.

Таким образом, очевидно, что возможная постановка вопроса литовской стороной о компенсации Россией как продолжателя Советского Союза ущерба, якобы причиненного ЛР в годы ее вхождения в СССР, неправомерна и даже абсурдна. Скорее наоборот, Россия как наиболее крупная республика в рамках бывшего Союза, вносившая основной вклад в общий бюджет, вправе поставить Литовской Республике встречный вопрос о компенсации нам средств, собранных, кстати, и за счет других союзных республик и перераспределенных в пользу Литвы, а также за счет поставок из России энергоресурсов, минерального сырья по ценам значительно ниже мировых, на сумму более 72 миллиарда долларов США.

— Как бы вы оценили ситуацию с положением русскоязычного меньшинства в Литве?

— Ничего позитивного в положении русскоязычного меньшинства в Литве в последнее время не наблюдается, скорее наоборот, происходит его дальнейшее ухудшение.

Литовские власти ведут целенаправленное наступление на позиции русскоязычного образования. В мае с. г. в Вильнюсе закрыта очередная школа с обучением на русском языке «Сянамесче». 212 ребят вынуждены искать новое место для продолжения учебы. В прошлом году такая же участь постигла и школу «Центро». А всего за годы независимой Литвы было закрыто более 50 русских школ.

Российская сторона крайне озабочена этим планомерным наступлением официального Вильнюса на право нацменьшинств получать образование на родном языке. Постоянно апеллируем к профильным международным организациям и будем еще активнее продолжать это делать с тем, чтобы они обратили пристальное внимание на неблагополучную ситуацию в сфере русскоязычного образования, которая сложилась в Литве.

Не меньше нас беспокоит и сокращение здесь информационного пространства на русском языке. Под надуманными предлогами регулярно приостанавливается ретрансляция наших телеканалов. Только что закончился срок действия очередного запрета, в этот раз в отношении канала «ТВ Центр». Более того, литовский Сейм «ознаменовал» первый день этого лета принятием очередного закона, который предусматривает, что программы на официальных языках ЕС должны составлять не менее 90% ретранслируемых и распространяемых в каждом предлагаемом потребителям пакете телепрограмм. И это решение, очевидно, вписывается в общий тренд по «зажиму» российских СМИ.

Кстати, международные профильные организации не раз обращали внимание официального Вильнюса на несоответствие подобной «запретительной» линии праву человека на свободный доступ к информации.

— Хотелось бы закончить наше интервью на позитивной ноте. И все-таки есть ли какие-либо моменты в развитии литовско-российских отношений, которые дают надежду для оптимизма?

— Безусловно, такие моменты есть и к их числу я бы в первую очередь отнес контакты между людьми. Достаточно сказать, что в прошлом году на целых 25% (!) вырос объем выданных роспосольством и генконсульством в Клайпеде виз гражданам Литвы для посещения России. Отмечаем постоянный высокий спрос со стороны литовцев на поездки в нашу страну с туристическими целями. Речь идет, прежде всего, о Москве и Санкт-Петербурге, но познавательный интерес литовцев этими двумя городами, безусловно, не ограничивается.

В свою очередь, российские туристы предпочитают путешествовать в Вильнюс во время «длинных» выходных, например, на майские или новогодние праздники. В среднем туристы останавливаются на две-три ночи. Примечательно, что, несмотря на отмену Литвой поездов в Россию, кстати, совершенно непонятный для нас ход, в 2016 году все же несколько возросло (на 0,7%) число побывавших в этой Прибалтийской стране российских туристов.

Активно развиваются культурные связи. В Литве регулярно и при постоянных аншлагах гастролируют российские эстрадные исполнители, творческие коллективы, театральные труппы. В свою очередь, в Москве уже много лет успешно трудятся выдающиеся литовские театральные режиссеры Р. Туминас и М. Карбаускис, возглавляющие сразу два ведущих столичных театра — имени Вахтангова и имени Маяковского.

Главное — люди с обеих сторон границы настроены на взаимное общение и взаимодействие, а не на вражду, на которую их настраивают местные власти.

И последнее. Политики приходят и уходят, а мудрые, опытные, прагматичные литовцы, уверен, устанут от насаждаемого в стране психоза и сами разберутся в том, как им сожительствовать с теми или иными странами и народами, как извлекать выгоду из своего географического положения. А россияне всегда с открытым сердцем и душой ответят на такой позыв.

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2017 > № 2205412 Александр Удальцов


Латвия. Литва. Эстония. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220931 Андрей Скачков

Советское наследие и особенности национальной политики в государствах Балтии

Андрей Скачков, Начальник отдела Второго Европейского департамента МИД России, кандидат политических наук

Исторически момент развала СССР совпал с периодом активного поиска европейскими демократиями оптимальных форм мультикультурного развития, базирующихся на принципах этнической терпимости и предоставления широких прав национальным меньшинствам.

Однако далеко не все влившиеся в европейскую семью члены попытались изучить и тем более применить опыт мультикультурализма, избрав для себя диаметрально противоположный вектор государственного развития, нацеленный на этнический национализм. Сложилась, по сути, парадоксальная ситуация, при которой «в условиях единой Европы разные государства стремились к разной политике меньшинств и мультикультурности»1.

Одна из наиболее жестких этнократических форм государственного устройства и правления получила распространение в странах Балтии. Пришедшие после 1991 года к власти националистические группы, консолидированные по этническому принципу (латыши, эстонцы и литовцы), избрали в качестве стратегического ориентира национального развития не государственный национализм, предполагающий создание единой многонациональной общности (такой путь был отвергнут как пережиток советской национальной политики), а национализм этнический.

Сразу оговоримся, что ограничительное использование и, по сути, приватизация балтийскими правящими элитами дефиниции «коренной этнос или народ» в интересах исключительно неславянского населения Латвии, Литвы и Эстонии полагаем несправедливым с исторической точки зрения. Ведь русские проживают на территории нынешних балтийских государств с древнейших времен и в равной степени с балтийскими этносами завоевали себе право именоваться коренными жителями. Русские слободы возникли в раннем средневековье в Риге, Ревеле (Таллин) и других городах Ганзейского союза. С XVII века на территории Латвии (регион Латгалия) обосновалась одна из наиболее значимых общин старообрядцев, которые до сих пор компактно проживают здесь и бережно сохраняют свои традиции.

Однако в современных научных исследованиях, касающихся Балтии, к коренным жителям причислять принято почему-то исключительно латышей, литовцев и эстонцев. Русскоязычному населению отводится скромное место национального меньшинства. А приехавшие сюда в советский период трудовые мигранты вообще рассматриваются местной политэлитой не иначе как «иноземцы» или даже «оккупанты».

Советская доктрина «плавильного котла» при доминирующем влиянии русского языка была воспринята как серьезное препятствие пришедшими к власти нацэлитами в реализации стратегической задачи по переходу к этнократическому правлению. Ведь в наследство от советского правления прибалтам достались демографические особенности в виде многочисленного славянского населения, сильного влияния русского языка и культуры.

При этом, как верно подмечает, в частности, эстонский исследователь П.Ярве, советская практика предусматривала сохранение широких культурных и языковых прав для титульных народов. И несмотря на усилившееся влияние русского языка, языковая ситуация в балтийских странах не претерпела серьезных изменений в советский период. Эстонцы, латыши и литовцы не русифицировались, наоборот, сохранили свой язык и культуру, параллельно изучая русский2. Можно с известной условностью говорить лишь о «пассивной дискриминации» (определение П.Ярве) в советские годы, и то прежде всего применительно к утерянному прибалтами в 1940 году государственному суверенитету, а также политическим свободам. Однако указанные ограничения в тот период касались и жителей других республик СССР.

О динамичном и благополучном развитии балтийских этносов в советский период свидетельствуют данные повышения рождаемости, увеличения числа национальных школ, подъема национальной культуры (театр, кино, литература, живопись и т. д.). Так, население самой многочисленной прибалтийской республики - Литвы возросло в период с 1950 (2 млн. 573 тыс. человек) по 1990 год (3,7 млн. человек) более чем на миллион человек. За 25 лет независимости этой балтийской страны количество ее жителей, наоборот, сократилось практически на такую же цифру (на начало 2017 г. - 2,84 млн. человек3). За последние 20 лет из Литвы и Латвии эмигрировало до 1/3 трудоспособного населения, что является печальным антирекордом среди европейцев. Нынешний премьер Литвы С.Сквернялис охарактеризовал проблему массового отъезда своих сограждан за рубеж как наиболее серьезный на сегодня «вызов» для страны.

Схожая неблагоприятная тенденция наблюдается и у балтийских соседей Литвы. Во всех трех балтийских государствах отмечается резкое сокращение рождаемости и отток населения за рубеж, в системном кризисе пребывают литература, музыкальное и киноискусство, образование. Прибалты сталкиваются с проблемой старения населения и острой нехваткой профессиональных кадров в различных областях экономики, здравоохранении и образовании. Характерно, что эти негативные явления сохраняются при относительно неплохих экономических показателях. Так, по прогнозу ЕБРР по итогам 2016 года, темпы роста ВВП в Латвии и Литве превысят 2%, в Эстонии - 1,6%4

Таким образом, продвигаемый балтийскими элитами взгляд на советский период истории Латвии, Литвы и Эстонии как на «потерянные годы», затормозившие якобы развитие прибалтов и не позволившие им приблизиться к скандинавским странам, выглядит по меньшей мере спорным. По мнению ряда балтийских исследователей, в том числе депутата Сейма Латвии историка Н.Кабанова, период 60-80-х годов прошлого века, напротив, стал «золотым веком» латвийской истории. Это было связано, в частности, с тем, что центральные власти стремились сделать из Прибалтики «витрину социализма» и вкладывали в этот регион немалые материальные и трудовые ресурсы, нередко в ущерб другим республикам, в том числе и РСФСР5

За годы независимости страны Балтии так и не сумели приблизиться по социальным показателям к скандинавам и другим «старым европейцам». По мнению представителя Европейской комиссии в Вильнюсе М.Ващеги, а также ведущих литовских экономистов Р.Куодиса и Б.Гружевскиса, несмотря на удовлетворительные макроэкономические показатели Литвы (лучшие по «балтийской тройке»), состояние социального капитала в этой стране остается катастрофическим. Она по-прежнему сталкивается с риском нищеты и социальной разобщенности6

Понятно, что межэтнический мир создает наиболее комфортные условия для обеспечения социальной гармонии в обществе. При отсутствии таковых балтийскому истеблишменту с первых лет независимости для реализации своего этнократического курса потребовались другие идеологические ориентиры. На вооружение был взят тезис о «смертельной угрозе», которую «доминирующая» российская нация, русский язык и культура якобы несут малым народам.

Так, введение в Латвии жесткой моноэтнической государственной модели мотивировалось самым низким в Прибалтике процентом титульного населения - 52% в 1989 году (в Эстонии - 61,5%, в Литве - 79,6%)7. Бывший Президент В.Вике-Фрейберга предельно цинично высказалась по этому поводу, отметив, что «проблема русских в Латвии заключается в их количестве»8. Эта «проблема» должна была быть решена через вытеснение славянского меньшинства либо ассимиляцию тех русскоязычных жителей, которые отказывались добровольно покинуть Прибалтику.

Интересно, что подобные подходы нередко проповедовали бывшие советские выдвиженцы, в период перестройки и гласности поспешившие сменить свой политический имидж. Как отмечает российский исследователь Н.Межевич, «Центр не заметил того, что именно законно избранные органы власти еще советской Эстонии, как, впрочем, и Латвии, Литвы, прежде всего Верховный Совет, правительство, Коммунистическая партия Эстонии, а затем одна из двух КПЭ, сами начали движение к политико-правовому оформлению независимости»9.

Встав у руля самостоятельных балтийских государств, обновленные старые политики первым делом постарались откреститься от советского прошлого с его ценностными ориентирами на укрепление межнационального согласия. Выбор был сделан в пользу этнонационалистической альтернативы на фоне позиционирования своих стран в качестве жертв «советской оккупации» и русификации.

Наиболее характерным примером такого «чудесного» перевоплощения является патриарх и «серый кардинал» литовской политики В.Ландсбергис. В 1988 году он стоял у истоков создания народного фронта - «Саюдиса» (первоначальное название «Литовское движение за перестройку»), в 1989 году стал народным депутатом СССР, занимал высокие посты председателя Верховного Совета Литвы и Сейма Литовской Республики. В.Ландсбергис был создателем и лидером влиятельной партии «Союз Отечества - Консерваторы Литвы», занимающей в политическом истеблишменте страны наиболее жесткую позицию по отношению к России.

Другой пример балтийского перерожденца - А.Горбуновс (латвиец из русских старообрядцев), прошедший все ступеньки советской партийной иерархии от инструктора до секретаря ЦК КП Латвии по вопросам идеологии. Занимал пост Председателя Президиума Верховного Совета Латвийской ССР, а в 1988 году поддержал «Народный фронт Латвии». В начале 1990-х, когда А.Горбуновс был главой государства и спикером Сейма, в Латвии были заложены основы дискриминационного законодательства в отношении национальных меньшинств.

Нужно подчеркнуть, что резкий поворот вправо изначально не был предопределен общественными настроениями в балтийских республиках. Как справедливо отмечают эстонский политолог Ю.Розенфельд, латвийский исследователь А.Буйвид и другие балтийские ученые, в период горбачевской перестройки и в первые годы независимости там были сильны левоцентристские симпатии. К примеру, в ходе прямых президентских выборов в Эстонии в сентябре 1992 года главу Верховного Совета Эстонии А.Рюйтеля поддержало на 12% больше избирателей, чем правонационалистического кандидата Л.Мери (41,7% против 29,5%)10. Однако в результате изменения электоральной процедуры и переноса избрания главы государства в парламент (где тогда уже доминировали правые) Президентом Эстонии, фактически вопреки воле народа, был все же избран Л.Мери.

Аналогичная ситуация сложилась в Эстонии в 2006 году, когда А.Рюйтель вновь мог получить наибольшую поддержку жителей. Поэтому правому большинству Рийгикогу опять пришлось в спешном порядке блокировать инициативу центристских сил о введении прямых выборов президента. Таким образом, и через 15 лет после обретения независимости значительная часть населения Эстонии сохранила левоцентристские предпочтения. В случае их реализации политический курс этой страны в отношении национальных меньшинств мог подвергнуться существенной корректировке. Однако история, как известно, не терпит сослагательного наклонения.

И в Латвии в первые годы независимости, когда правящая верхушка еще не успела встать на праворадикальные позиции, программные установки умеренных политиков предполагали более конструктивное, в духе европейских подходов, решение так называемого «русского вопроса» (вплоть до предоставления полноценного гражданства, а также права участвовать в выборах всем жителям по типу литовского «нулевого варианта»).

Можно предположить, что и сегодня в случае проведения прямого голосования успешно конкурировать с правыми националистами мог бы популярный лидер этнически смешанной левоцентристской партии «Согласие» (старое название «Центр согласия») Н.Ушаков, вот уже более семи лет бессменно возглавляющий самоуправление города Риги. Однако такая ситуация возможна лишь гипотетически, поскольку, как и в Эстонии, выборы латвийского президента проводятся кулуарно внутри Сейма, подконтрольного латышским националистическим партиям.

Наиболее сильными позиции левых сил оказались в постсоветской Литве. Под руководством видного советского партийного деятеля А.Бразаускаса Коммунистическая партия Литвы выступила в поддержку независимости страны и постепенно трансформировалась в партию социал-демократического типа.

Показательным моментом явилось то, что, когда А.Бразаускас в 1993 году был первый раз избран Президентом Литвы на пятилетний срок, за него проголосовало около 60% избирателей. В начале 2000-х этот политик принял активное участие в формировании левоцентристского блока в ЛР, который на выборах в Сейм в 2000 году получил большинство. С 2001 по 2006 год А.Бразаускас возглавлял левоцентристское правительство. В последующие годы Социал-демократическая партия Литвы (СДПЛ) продолжала сохранять лидирующие позиции в политической жизни Литвы в качестве одной из двух системообразующих партий (наряду с консерваторами).

Что касается Латвии и Эстонии, то на внутрипартийном поле этих государств изначально утвердилась система жесткого разделения по этническому принципу. Правонационалистическая идеология оказалась монополизирована латышскими и эстонскими националистическими партиями, а центристский фланг закрепился за пользующимися поддержкой русскоязычного избирателя латвийской партией «Согласие» и Центристской партией Эстонии (ЦПЭ).

При этом и в Латвии, и в Эстонии приход русских во власть долгое время блокировался националистическими партиями. Только в 2016 году центристы сумели сформировать собственное правительство в Эстонии (в 2005-2007 гг. они входили в правящую коалицию в качестве младшего партнера), а в Латвии возглавить муниципалитеты Риги и Резекне, войти в правление целого ряда местных самоуправлений. Важно при этом отметить, что, хотя власти позиционируют эти партии исключительно как русские, на самом деле это не соответствует действительности: и «Согласие», и ЦПЭ имеют смешанную этническую составляющую, стремясь расширить электорат за счет этнических латышей и эстонцев.

Как и в первые годы независимости, националистические элиты Латвии и Эстонии ощущают главную «угрозу» своему безраздельному господству от русскоязычных жителей. Чтобы нейтрализовать эту «проблему», изначально в ход были пущены различные политические манипуляции. При помощи законов о государственном языке в начале 1990-х из госаппарата Латвии и Эстонии были изгнаны большинство русскоязычных чиновников и специалистов. Балтийская правящая верхушка позаботилась о том, чтобы созданный ею в те годы языковый «стеклянный потолок» и в наши дни «надежно» предохранял высшие сферы управления экономикой и государством от «этнически неблагонадежных» жителей.

Ограничение языковых прав существенно усложнило повседневную жизнь русскоязычного меньшинства. Особенно трудно пришлось старшему поколению этнических русских. Им, в отличие от молодежи, оказалось не под силу в совершенстве овладеть балтийскими языками, на которых теперь требовалось вести переписку с государственными и муниципальными властями. Даже банальное обращение к врачу или покупка лекарств, инструкции которых печатаются только на балтийских языках, превращались в проблему, а иногда и человеческую трагедию.

И сегодня созданные в период националистического разгула в Балтии конца 1990-х языковые инспекции не сбавляют оборотов в работе. В марте 2017 года латвийский Центр государственного языка оштрафовал и. о. мэра города Вентспилса А.Лембергса за выступление на русском языке перед русскоязычной аудиторией в Доме культуры этого города. В Риге рассматривается вопрос о наложении санкций на мэра латвийской столицы Н.Ушакова за аналогичный «проступок»*(*В соответствии с латвийским законодательством депутаты всех уровней и высшие государственные чиновники обязаны говорить на официальных мероприятиях только на государственном (латышском) языке.).

Языковыми ограничениями прибалтийская правящая верхушка, разумеется, не ограничилась. Возникла идея (говорят, подсказанная скандинавами) более системно лимитировать гражданские и политические права небалтийского населения. В ее основу была положена концепция «восстановленного гражданства», которая и стала законодательным гарантом, а также главным инструментарием реализации практики этнического национализма. В соответствии с реституцией были приняты законы, разрешившие участие в выборах всех уровней только потомкам граждан довоенных балтийских государств. Советские же переселенцы объявлялись «колонистами» и «оккупантами», им было предложено пройти жесткую процедуру натурализации, включающую экзамены по государственному языку и истории.

Что касается Литвы, то в советские годы ее руководству удалось предотвратить массовый приезд трудовых мигрантов из других республик при помощи продуманной финансовой политики, когда получаемые из центра дотации целенаправленно направлялись для создания рабочих мест в небольшие литовские города. Таким образом, была заложена основа для сохранения существующих сегодня этнических пропорций в пользу коренного населения. Следует признать, что обозначенные меры позволили более или менее плавно и без политических издержек имплантировать нелитовское население в процесс государственного строительства постсоветской Литвы.

В Латвии и Эстонии же ситуация развивалась по неблагоприятному сценарию: за рамки электорального поля было выведено практически все славянское население, составлявшее на начало 1990-х треть постоянных жителей этих республик*( *На 1995 г. в Латвии проживало около 730 тыс. «неграждан», или 29% населения. В Эстонии также в этот период гражданства были лишены около трети постоянных жителей.). Нужно отметить, что эти люди исправно платили налоги в бюджет и вносили существенный вклад в развитие народного хозяйства своих стран. Кроме того, на рубеже 1980-х и 1990-х годов многие так называемые «балтийские русские» поддержали возрождение независимости своих республик. В конце августа 1989 года, взявшись за руки с эстонскими, латвийскими и литовскими соотечественниками, они стояли в «балтийской живой цепи». )

Буквально через несколько лет русских жителей сделали изгоями в собственных странах (эстонские власти, правда, под давлением европейских и международных институтов были вынуждены в середине 2000-х допустить «неграждан» к выборам на муниципальном уровне). Граждан «второго сорта» различными посылами и угрозами стали склонять к воссоединению с исторической родиной (печальную известность тогда получил лозунг латвийских националистов «Чемодан - вокзал - Россия»). В том числе и в политических целях в Латвии были закрыты такие крупные промышленные предприятия, как «ВЭФ» и «РАФ», на которых в основном трудились выходцы из других советских республик. Однако надежды, что, лишившись работы, эти люди уедут, не оправдались.

И в наши дни шовинистические призывы раздаются из уст балтийских политиков. Так, входящее в правящую коалицию Латвии крайне правое объединение «Все для Латвии!» - «Отечеству и свободе/Движение за национальную независимость Латвии» (ВЛ - ОС/ДННЛ) в декабре 2016 года призвало «способствовать выезду из страны русскоязычных жителей, для которых неприемлемо национальное государство»11.

Нельзя в данном контексте не бросить камень в огород старших европейских партнеров прибалтов, которые, по сути, поддержали их исторические трактовки о том, что появление в Латвии и Эстонии многочисленного русскоязычного населения стало следствием «советской оккупации». Признание «особенности» и «жертвенности» балтийской судьбы позволило этим странам добиться того, что Запад счел возможным проигнорировать проблему массового безгражданства, причем балтийские государства были допущены в европейский клуб вопреки общеевропейской мультикультурной практике.

После включения балтийских государств в 2004 году в состав евроатлантической корпорации было решено вообще прекратить процедуру мониторинга ситуации с правами нацменьшинств под предлогом того, что положение в этой области «стабилизировалось». Между тем и через 25 лет после обретения независимости ситуация не изменилась к лучшему: в Латвии и Эстонии проживает самое большое в Европе число лиц без гражданства - более 350 тысяч из примерно 700 тысяч - с перспективой сохранения этой проблемы на многие десятилетия. В Латвии на начало 2016 года зафиксировано около 252 тыс. «неграждан» (более 11% населения)12, в Эстонии - около 81,238 (6,1%)13

Пик получения гражданства пришелся на 2001-2006 годы, при этом он не был связан с интеграционной политикой властей - как раз в этот период в Латвии было ликвидировано министерство по делам общественной интеграции. Главная причина кроется в появившихся для местной молодежи стимулах безвизового передвижения в рамках ЕС и трудоустройства в богатых государствах Евросоюза. Можно отметить, что большая часть русскоязычных молодых людей, получивших латвийский и эстонский гражданские паспорта, была политически не согласна с унизительными условиями прохождения натурализации. Эти люди переехали в Западную Европу исключительно по экономическим соображениям. Однако в последующие годы темпы натурализации резко пошли на спад.

Сами латвийские и эстонские социологи признают, что значительное (с 1995 г.) сокращение числа «неграждан» произошло не в результате натурализации, а по причине ухода из жизни и эмиграции жителей этой категории. Так, гражданство Латвии в 2014 году получили всего 375 человек, что фактически свидетельствует об остановке процесса натурализации.

Резюмируя вышеизложенное, можно отметить, что этнократический вектор развития был выбран балтийскими правящими элитами вопреки получившей распространение в большинстве европейских демократий практике мультикультурализма (которая затормозилась лишь в последние годы с возникновением угрозы исламизации Европы в результате неконтролируемой миграции). Кроме того, в начальный период независимости после развала СССР этот выбор не находил широкой социальной поддержки с учетом популярности левоцентристских идей.

Резкий разворот балтийских государств вправо не стал следствием объективных исторических обстоятельств. Наоборот, он представляется противоестественным и искусственно детерминированным новоявленными правителями балтийских государств, преследовавшими цели добиться исторического реванша при абсолютном этническом превосходстве в политике и экономике.

Такой сценарий был реализован в результате активной наступательной позиции правых сил в государствах Балтии при поддержке внешних праволиберальных кругов, прежде всего в США, обеспечивших себе тотальное господство на мировой арене после коллапса СССР и начавшегося кризиса левого движения.

От этого курса балтийский правящий класс упорно не желает отказываться и сегодня. Так, министр юстиции Эстонии У.Рейнсалу заявил недавно, что «если эстонцы хотят сохранить культуру и систему устоев, то им следует исходить из отрицания государственного мультикультурализма»14. Комментарии, как говорят в таких случаях, излишни.

Между тем этнократическая форма государственного правления имела негативные последствия для социально-экономического развития балтийских стран на протяжении всего постсоветского периода. Отвергнув альтернативу построения межнационального мира в этнически неоднородных обществах, прибалты собственными руками затормозили процесс демократического строительства в своих странах. Латвийский историк А.Плаканс отмечает, что политика балтийских правящих элит, «направленная на достижение целей этнического и языкового доминирования одной национальной группы, стала напрасной тратой времени и ресурсов в тот период, когда национальные правительства должны были нацелить свои усилия на создание государства всеобщего благосостояния по образцу Скандинавских стран. Для создания таких благополучных социальных государств балтийским республикам имело смысл ориентироваться на мультикультурную модель государственного развития в интересах всех жителей, в том числе и тех, кто стремился сохранить лингвистические, культурные и исторические связи с исторической родиной»15.

В одном из последних докладов «Гибридные военные действия в Балтии. Угрозы и потенциальные ответы» влиятельный в высших сферах США исследовательский центр «RAND Corporation» также привлек внимание к проблеме этнического раскола в государствах Балтии. В документе содержится рекомендация властям «не бросать своих русских» на произвол судьбы, укреплять связи с русскоязычным меньшинством при помощи расширения их прав: гражданских, политических, языковых16. Понятно, что делается это отнюдь не из альтруистических соображений. Скорее всего, западные партнеры прибалтов обеспокоены опасностью межнационального конфликта в натовских странах, находящихся в непосредственной близости от России.

Интерес представляет и мнение ректора Видземской высшей школы (Латвия) Г.Круминьша. Он полагает, что в Латвию в ближайшие годы могут переселиться несколько сот тысяч мигрантов, преимущественно из числа жителей бывших советских республик. В этой связи ученый призывает свои власти быть более открытыми по отношению к предпринимателям из России, Беларуси и Украины, поскольку именно эти люди, по его мнению, могут оказать благоприятное влияние на экономику страны17.

Приведенные экспертные мнения свидетельствуют о том, что в последнее время национальная политика балтийских правящих кругов вызывает критические оценки не только у России (которую можно заподозрить в предвзятости), но и на Западе, а также среди объективно мыслящих балтийских исследователей. На фоне постепенного укрепления центристских сил в Латвии и Эстонии это позволяет надеяться на то, что со временем либерализация воззрений на этническую проблему в этих странах все же произойдет.

С уходом из политической практики восприятия «русского вопроса» исключительно как рудимента периода «оккупации» и своего рода постимперского синдрома линия на реальную общественную интеграцию в государствах Балтии должна возобладать. Это откроет перед национальными меньшинствами возможность наконец ощутить себя не сторонними наблюдателями, а полноценными участниками политического процесса в странах своего рождения и постоянного проживания.

 1Тишков В.Степанов В. Европейские меньшинства и политизированные мифы в балтийском контексте // Этническая политика в странах Балтии. М.: Наука, 2013. С. 10.

 2Ярве П. Советское наследие и современная этнополитика стран Балтии // Этническая политика в странах Балтии. М.: Наука, 2013. С. 39.

 3Сайт Статистического управления при Правительстве Литвы // www.https://osp.stat.gov.lt/en/statistiniu-rodikliu-analize (дата обращения: 14.03.2017). 

 4Обзор ЕБРР «Региональные экономические перспективы» (Regional Economic Prospects). Ноябрь 2016 г.

 5«Золотой век» в истории Латвии был в позднем СССР // http//www.rubaltic.ru/article/kultura-i-istoria/mnenie-zolotoy (дата обращения: 17.03.2017).

 6Неравенство доходов тормозит основной двигатель экономики (20 марта 2017 г.) // http://rus.delfi.lt/news/live/neravenstvo-dohodov-tormozit-osnovnoj-dvigatel-ekonomiki.d?id=74097024 (дата обращения: 20.03.2017).

 7http://www.ru.wikipedia.org/wiki/naselenie Latvia, Litva, Estonia (дата обращения: 20.02.2017).

 8Интервью Президента Латвии В.Вике-Фрейберги газете «Известия». 29 февраля 2004 г.

 9Межевич Н. Государства Прибалтики: Четверть века «вторых республик». М.: Русская книга, 2016. С. 89.

10Розенфельд И. Эстония до и после «бронзовой ночи». Тарту - СПб.: Крипта, 2009. С. 94.

11Нацобъединение призвало способствовать выезду «нелояльных» русскоязычных из Латвии (11 декабря 2016 г.) // http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/nacobedinenie-prizvalo-sposobstvovat-vyezdu-neloyalnyh-russkoyazychnyh-iz-latvii.d?id=48285731 (дата обращения: 17.03.2017).

12The Office of Citizenship and Migration Affairs is a state institution under the supervision of the Ministry of Interior of Republic of Latvia // http://www.pmlp.gov.lv/en/home/about-ocma/. 15.01.2017.

13Citizenship // https://estonia.ee//. 15.01.2017.

14Рейнсалу - Кальюлайд: если мы хотим сохранить устои, то не должны идти по пути мультикультурализма (6 марта 2017 г.) // http://rus.delfi.ee/daily/estonia/rejnsalu-kalyulajd-esli-my-hotim-sohranit-ustoi-to-ne-dolzhny-idti-po-puti-multikulturalizma?id=77453028 (дата обращения: 25.03.2017).

15Плаканс А. Краткая история стран Балтии. М.: Весь мир, 2016. С. 432.

16Американские аналитики не понимают проблемы русских Прибалтики (1 марта 2017 г.) // http://www.rubaltic.ru/article/politika-i-obshchestvo/01032017-problemy-russkikh-pribaltiki/ (дата обращения: 20.03.2017).

17Историк: в течение десяти лет в Латвию переселятся около двухсот тысяч мигрантов (22 марта 2017 г.) // http://rus.delfi.lv/news/daily/latvia/istorik-v-techenie-10-let-v-la… (дата обращения: 22.03.2017). 

Латвия. Литва. Эстония. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220931 Андрей Скачков


Эстония. Литва. Латвия > Электроэнергетика. Транспорт > delfi.ee, 8 мая 2017 > № 2166876

Ратас: энергетическое и транспортное соединение стран Балтии с остальной Европой — гарантия нашего будущего

Сегодня в Таллинне состоялась встреча премьер-министра Эстонии Юри Ратаса, премьер-министра Латвии Мариса Кучинскиса, премьер-министра Литвы Саулюса Сквернялиса и премьер-министра Польши Беаты Шидло. Темами встречи стали приграничная безопасность, энергетические и транспортные коммуникации, а также будущее Европейского союза.

Премьер-министр Ратас подчеркнул для коллег значение сотрудничества: ”Вам всегда рады в Эстонии не только потому, что наши страны близки и географически, и с точки зрения исторического опыта своих народов, но прежде всего потому, что вместе мы сильней. Вместе мы способны лучше сформировать решения в отношении своего будущего на уровне как Европейского союза, так и НАТО”.

Говоря о безопасности, Ратас заметил, что четыре страны одинаково воспринимают и понимают окружающие их вызовы — ситуация с безопасностью в регионе Балтийского моря тревожна. ”Нам всем следует приложить усилия и продолжать доброе сотрудничество во имя безопасности, чтобы политика сдерживания и оборона НАТО продолжали укрепляться и в регионе Балтийского моря, и в нашем воздушном пространстве”, — сказал Ратас и добавил, что военное присутствие США в странах Балтии важно для Эстонии сейчас и в будущем.

По словам Ратаса, в теме энергетической безопасности важно как можно быстрее достичь ясности в том, как продвигаться дальше в вопросе синхронизации энергетических систем стран Балтии с Европой. ”Эстония поддерживает синхронизацию через Польшу, если проводить ее через линии передач в двух коридорах трасс, что подтверждает и соответствующее исследование Европейской комиссии. Альтернатива же есть всегда, и это — синхронизация с энергетической системой стран Северной Европы”, — сказал премьер-министр.

”Синхронизация энергетических систем стран Балтии преследует три цели: гарантировать высокий уровень надежности и независимости снабжения, обеспечить функционирование рынка электроэнергии и обеспечить низкие расходы для потребителя. Кроме того, я вижу в ней важный аспект энергетической безопасности”.

По теме транспортных коммуникаций премьер-министр сказал, что Rail Baltic — важнейший для нашего региона проект транспортного соединения за всю историю. ”Rail Baltic создаст новые возможности, предоставляющие основу для устойчивого экономического роста как в странах Балтии, так и в Польше, и в Финляндии. У нас есть уникальная возможность создать новый транспортный коридор от берега Северного Ледовитого океана до берега Средиземного моря”.

Премьер-министр добавил, что транспортное и энергетическое соединение стран Балтии с остальной Европой — гарантия нашего будущего, способствующая экономическому росту и уменьшающая зависимость от России.

Премьер-министры стран Балтии и Польши, помимо региональных вопросов, обсудили на встрече и будущее Евросоюза в целом. ”Председательство Эстонии в Совете Европейского союза приходится на время, которое имеет для Европейского союза определяющее значение, — сказал премьер-министр Юри Ратас. — Для Эстонии как очередного председателя важно поддерживать единство ЕС27, особенно на фоне Brexit, и продвигаться дальше в реализации принятых в Братиславе и Риме обещаний и программ”. Он добавил, что Европейский союз должен не только говорить о единстве, но и действовать сообща, ведь только делами мы демонстрируем действительную ценность единства.

Премьер-министр представил коллегам приоритеты председательства Эстонии: ”Цель председательства Эстонии — помогать выстраивать и поддерживать открытость и новаторство экономики Европы, поддерживать безопасность Европы, продвигать цифровые решения и свободное движение данных, а также обеспечить то, чтобы деятельность ЕС была вовлекающей и устойчивой”.

По завершении встречи премьер-министры Эстонии, Латвии и Литвы вместе с коллегой из Польши посетят проект регионального терминала в Палдиски. Через Палдиски будет также проложен соединяющий системы Эстонии и Финляндии газопровод Balticconnector.

В этом году Эстония председательствует в Совете министров стран Балтии. В период председательства Эстонии приоритетом балтийского сотрудничества будет укрепление безопасности, в т.ч. повышение эффективности сотрудничества в области безопасности и обороны, а также дальнейшее развитие регионального энергетического рынка и транспортных соединений.

Эстония. Литва. Латвия > Электроэнергетика. Транспорт > delfi.ee, 8 мая 2017 > № 2166876


Россия. Литва > Медицина > inosmi.ru, 1 мая 2017 > № 2165543 Анна Саранг

Наркомания в России и борьба с ней: идеология, тюрьма и «очищение» городов от наркоманов

Константин Амелюшкин, Delfi.lt, Литва

Россия продолжает следовать устаревшему подходу в деле борьбы с наркотической зависимостью своих граждан, утверждают эксперты. По заявлению Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков РФ на 2014 год рынок наркопотребления в России составлял 8 миллионов человек (регулярное и эпизодическое потребление), из которых активно употребляют 3 миллиона.

Криминализация употребления наркотиков, тюрьма и борьба потребителями, а не собственно с проблемой и отсутствие распространенных в мире мер по снижению потребления наркотиков — все это отнюдь не сказывается положительным образом на количестве наркоманов в стране. Такого мнения придерживается президент Фонда здоровья и социальной справедливости им. Сергея Рылькова, занимающегося проблемами наркоманов и тем, что называется снижением вреда, Анна Саранг. Она отметила, что на данный момент, после ликвидации ФСКН, статистику по наркомании в России представить трудно.

В Вильнюсе в апреле проходила региональная конференция «Снижение вреда в новых условиях», организованная Евразийской сетью снижения вреда для стран Центральной, Восточной Европы и Центральной Азии. К слову, в столице Литвы находится офис секретариата этой сети. Одним из важнейших аспектов программ по снижению вреда является широкий охват таких групп населения медицинскими услугами и доступ к услугам социальной и законодательной сферам.

В данном контексте критически важным, отмечают организаторы конференции, является переход от репрессивной наркополитики к политике, основанной на соблюдении прав человека. Программы снижения вреда подразумевают под собой профилактику ВИЧ-инфекции, а также работу с употребляющими наркотики людьми — предоставление им доступа к услугам по профилактике и лечению, социальным услугам и интеграции в обществе.

Данные программы находят отклик не во всех странах. В частности в России, по мнению Саранг, государство действует совсем другими методами, а в городах России набирают обороты инициативы снизу по «очищению» городов от наркоманов, когда их отлавливают, изолируют, избивают. Все перечисленные меры по снижению вреда в России в расчет не принимаются, поскольку, считает Саранг, российские власти руководствуются больше идеологией, нежели практическим подходом к решению проблемы употребления наркотиков. Вероятно, одной из красноречивых деталей того, что касается работы представляемого Саранг фонда, является указание на сайте организации: «Материалы изданы и (или) распространены некоммерческой организацией, выполняющей функции иностранного агента». Об проблемах работы с наркозависимыми людьми в России Саранг, которая посвятила этому делу около 20 лет, рассказала в интервью Delfi.

Delfi.lt: В свое время в России был актуальным так называемый «крокодил», в СМИ публиковали страшные фото с последствиями употребления кодеиносодержащих лекарств внутривенно. Как сейчас обстоит ситуация с употреблением наркотиков в России?

Анна Саранг: С «крокодилом» была интересная история, на которую сначала никто не обращал внимания, но потом все начали писать, особенно за границей это приобрело большой «хайп». На самом деле с «крокодилом» были большие проблемы, с конечностями, венами. Это была достаточно неприятная история, которая сейчас уже закончилась, и «крокодила» уже несколько лет нет. Запретили кодеиновые таблетки, а смысл «крокодила» был в том, что люди, у которых меньше денег и есть зависимость от опиатов (у нас нет заместительной метадоновой терапии, в отличие от Литвы и других стран Европы), кому не хватало денег на героин делали эти дешевые, кустарные препараты. Сейчас проблема сохранилась, поскольку люди пытаются заменить героин дешевыми препаратами. Я работаю в организации, и мы проводим уличную социальную работу с потребителями наркотиков. Ситуация такая, что постоянно запрещают новые препараты в надежде на то, что люди перестанут употреблять наркотики, но это абсурдно, поскольку лечения тоже никакого нет. Ни заместительной терапии, ни доступных реабилитационных центров. Одним запретом проблему не решить. Сейчас у нас популярен тропикамид, это глазные капли, которые люди начали употреблять инъекционно. В принципе это как «крокодил» и целый ряд препаратов, которые становятся популярным, и пока еще не запретили. И каждый новый препарат оказывается еще более опасным, чем предыдущий.

— Вы работаете с наркоманами порядка двадцати лет. За это время, по вашим наблюдениям, потребление наркотиков идет вверх?

— Мне кажется, что ситуация особенно не меняется. Конечно наркосцена изменяется, меняются наркотики, но число людей остается достаточно стабильным. Сложно сказать, какой это процент, в России не проводятся научные исследования на этот счет. Раньше, когда еще было зарубежное финансирование, у нас работала программа ВОЗ, программа управления ООН по наркотикам и преступности, были возможности проводить исследования, в том числе эпидемиологические. Тогда я помню, году в 2002-2003, в Москве статистика показала, что порядка 100 тысяч человек употребляют наркотики. Понятно, что это очень много. Еще одна оценка Управления по наркотикам и преступности ООН показала, что 2% взрослого населения от 15 до 64 лет употребляют инъекционные наркотики. Если придерживаться этой оценки, то можно подсчитать, сколько 2% составляют от 140 млн. Проблема в том, что сейчас нам очень сложно оценить какие-то тренды, изменения численности, потому что в России совершенно заглохла сфера научных исследований на эту тему.

— Государство не поддерживает борьбу с наркоманией?

— Сейчас акцент делается на репрессивных мерах, работе полиции. До прошлого года у нас работала федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, которая создавалась в 2003 году, и тогда были радужные надежды, что она будет работать не с уличными дилерами, а заниматься вопросами отмывания денег, наркомафии и т.д. Но никто этим не занимался, это было не в интересах этой службы. Несколько лет позже выяснилось, что руководитель службы — Виктор Иванов, по материалам дела Литвиненко, сам руководил поставками колумбийского кокаина через порты Санкт-Петербурга. Это выяснилось два года назад. Понятно, что прокламировалась одна задача, но в реальности работа этой службы превратилась в бесполезную ловлю наркоманов на улицах, наркозависимых людей, кто не является преступником.

— Иными словам борьба идет с потребителями, а не с причиной?

— Да. Борются с потребителем, и никакой серьезной работы не проводят. В прошлом году службу ликвидировали, была надежда на перемены в наркополитике страны, но на самом деле ничего не изменилось. И то, чем занималась ФСКН теперь занимается МВД. Просто в России набивают себе палки на наркоманах, и никакой реальной работой не занимаются.

— Насколько доступны наркотические вещества в России?

— Достаточно доступны. Кроме того, сейчас наркотики стали доступными через интернет. Появилась целая субкультура людей, которые покупают наркотики в интернете. По идее, наркотики доступны любому школьнику. Я не считаю более традиционной схемы распространения наркотиков. В Москве и Санкт-Петербурге интернет-рынок более популярен.

— Все же, наверное, есть различие — крупные города и периферия.

— Я не знаю, что происходит, к примеру, в Вологде, но в крупных городах наркотики доступны через интернет. Что происходит в деревнях, я не очень себе представляю, для этого нужно вести исследовательскую работу, а у нас ничего такого нет.

— Наркотические и любые другие дурманящие вещества — это есть в любом обществе. Всегда найдутся люди, которые будут их употреблять. В ряде европейских стран пришли к выводу, что с этим нужно уметь жить и таким образом эту проблему можно решать. Есть ли в России такое понимание, что проблему можно решать не только запретами?

— Нет. Недавно я была в Вене на комиссии по наркотическим средствам и могу сказать, что уже нет такого, как было в шестидесятых годах: у нас мир без наркотиков должен был быть уже в 1998 году. Декларацию по борьбе с наркотиками принимали все страны мира. В 1998 году ее пересматривали, к 2013 году мир должен был стать без наркотиков. Тем временем, наркотики становятся более доступными, более дешевыми и т.д. Но Россия до сих пор не хочет отказываться от идеи мира без наркотиков, поэтому вся политика строится на том, чтобы насаждать абстиненцию, чтобы люди отказывались от наркотиков. Это, скорее, политическая и идеологическая позиция, что нам не нужны все эти западные подходы — снижение вреда, «пораженческая» политика. В России в принципе политика не строится на реалистичных представлениях о мире, а больше на идеологических.

— В отдельных городах предпринимаются акции. Так, к примеру, история с Ройзманом, который выиграл на этой волне выборы мэра в Екатеринбурге. Не могли бы вы рассказать о таких проявлениях борьбы?

— Да, у нас это сейчас очень развито. Одно из популярных в России представлений заключается в том, что употребляющий наркотики человек, с наркозависимостью, вообще собой не управляет.

— В России лицо, употребляющее наркотики, это вообще человек?

— Еще лет пять назад этот вопрос обсуждался в обществе. В частности, я помню, одна из наших активисток подала жалобу специальному докладчику ООН о том, что ей недоступна метадоновая терапия, которая во всем мире считается золотым стандартом лечения опийной наркомании, но в России до сих пор запрещена. По той же самой идеологической причине. После ее жалобы начались обсуждения в прессе, и даже представитель какой-то ассоциации юристов России сказал, что ей сначала нужно стать человеком, а потом уже бороться за свои права человека. Это было достаточно распространенное явление, в частности, когда обсуждались инициативы организации «Город без наркотиков» в Екатеринбурге. Многие говорили, что это не люди, животные, зомби и т.д. Все это продвигалось в информационном пространстве, что они не люди и поэтому их можно брать из квартиры, приковывать к батарее, морить голодом, избивать, заставлять сдавать своих друзей.

— Сколько таких случаев было?

— Раньше была организация «Город без наркотиков» в Екатеринбурге. Они просто ловили наркоманов на улицах или приходили по звонку на квартиру, забирали их в так называемый реабилитационный центр, заставляли сдавать своих друзей и «барыг». Тесно сотрудничали с полицией, подключали их к своим оперативным мероприятиям. И потом насильно содержали наркоманов без их согласия в реабилитационном центре. И надо сказать, что этот центр пользовался очень большой популярностью, поддержкой общества и несколько лет назад руководитель этого центра Евгений Ройзман был избран мэром Екатеринбурга на волне борьбы с наркотиками. Естественно, даже в результате этой деятельности Екатеринбург не стал городом без наркотиков.

— В других городах такое происходит?

— Да, сейчас в других городах такое тоже происходит, такие центры, где людей насильно удерживают, пытают, помещают в какие-то ледяные бани, набирают популярность. И они никак не контролируются. Когда еще существовала ФСКН была идея создать квалификацию, контроль качества, но ее до сих пор не существует. Эти функции решили забрать у Минздрава и передать ФСКН, который 7 лет брал на это деньги у государства, но так ничего и не сделал. Соответственно, если кто-то пишет заявление, то могут начать следственные действия в отношении этих центров. Но понятно, что люди в таком униженном и запуганном состоянии, что мало кто пишет заявления о пытках, насильном содержании.

— Все же, несмотря на все, что вы сказали, эти инициативы идут снизу, что говорит о реальности проблемы.

— Проблема естественно есть. Наркотики употребляют. Проблема очень серьезная, и на этом фоне возникает гражданский активизм, который принимает такие уродливые формы. Мы тоже сталкиваемся с всплесками такого активизма. Мы проводим уличную, социальную работу и сталкиваемся с тем, что люди начинают бить наркоманов у аптек. Такими богатырскими способами искоренять проблему наркомании. Сейчас волна «по закладкам» (когда покупаешь наркотики по интернету, тебе их кладут в какое-то место и говорят, куда приехать и забрать), туда также приезжают гражданские активисты, которые избивают наркоманов, сдают их полиции.

— Государство не вмешивается? Позволяет таким активистам заниматься своей работой?

— Честно говоря, я об этом не слышала. «Город без наркотиков» в результате закрыли, но, скорее, потому что Ройзман стал мэром. И кажется недавно возбудили уголовное дело против одного из таких насильственных центров.

— Иными словами, если у тебя есть клеймо наркомана, то в жизни ты уже ничего не добьешься?

— Это вопрос спорный, поскольку порядка 75% употребляющих наркотики людей отбывали наказание в местах лишения свободы. Конечно, это накладывает отпечаток — сложно найти работу, вернуться в общество.

— Получается, что потребление наркотиков приводит к другому — к тюрьме, откуда человек не может не выйти не изменившись.

— Естественно, у него уже совершенно другая жизнь, и от наркотиков это его никак не излечит. Сейчас есть известная история, когда парень сделал свой сайт nasvobode.com. Его история довольная типична. Он из Набережных Челнов, рассказывает о том, что в мире называется социальный сбыт. Он где-то с друзьями покупал наркотики, делился ими со своими друзьями, и в результате его закрыли за сбыт, организованную преступность и дали ему 7 или 9 лет. Он не верил, что такое возможно и думал, что все закончится как страшный сон. Он писал свой дневник и опубликовал его перед посадкой. Дневник поражает тем, что — это типичная история, поскольку у всех молодых людей употребляющих наркотики есть риск оказаться в такой же ситуации. Он описывает действия полиции, следствие, «подставы». С другой стороны — человек простым языком описывает то, что является проблемой. Мне кажется, это сильная история в плане того, что человек решил честно рассказать свою историю.

— Работают ли в России программы по лечению от зависимости?

— У нас есть реабилитационные центры, неплохие, но проблема в том, что, во-первых, нет контроля качества — ты не знаешь, куда ты отправляешь своего близкого человека: будет там нормальная реабилитация или он попадет в трудовую колонию, где его будут пытать и прочее. Другая проблема еще в том, что реабилитационные центры являются платными. Нет такой системы, как в Европе по страховке или когда государство обеспечивает места для неимущих людей. То есть реабилитационные центры недоступны.

— Доступны ли наркотики в российских школах?

— Мне трудно сказать, но буквально месяц назад сообщалось о том, что школьник передознулся ЛСД. Иными словами, понятно, что для школьников эти вещества доступны, и самая главная проблема в том, что не ведется никакая информационная работа, нет адекватной информации про снижение вреда и т.д. Напротив, ведутся кампании запугивания, хотят по школам ввести тестирование мочи. В Москве уже об этом сказали. Но, а в чем смысл? Чтобы просто запугать? Недавно в СМИ разместили фото, как школьников поставили к стенке и их обнюхивает собака.

— Может быть вы побеседовали с коллегами из Литвы и можете сравнить ситуацию?

— Я раньше даже сама проводила литовские программы по снижению вреда и все работало достаточно неплохо. Были лечебные работы, заместительная терапия, программа обмена шприцев. Про политическую ситуацию мне не известно.

— В чем должна быть суть перемены, которая приведет к решению проблемы наркомании?

— Мне кажется, что основной шаг, к которому должны стремиться все страны — это декриминализация употребления и хранения для собственного использования. Этот шаг можно выполнить даже в рамках существующей конвенции, договоренности по поводу наркотиков. Некоторые страны даже переходят границы этой конвенции и легализуют марихуану. Но для большинства стран — это достаточно сложное решение, потому что они не хотят себя вызывающе вести на международном фронте. Даже в Голландии марихуана до сих пор не легализована, хоть и продается. То есть привести законы в соответствие с реальностью даже там не решаются. Но декриминализовать употребление, хранение в личных целях, чтобы людей не сажали в тюрьму за курение, к примеру, марихуаны. Тюрьма никому не помогает решить эту проблему, ни человеку, ни государству.

Россия. Литва > Медицина > inosmi.ru, 1 мая 2017 > № 2165543 Анна Саранг


Белоруссия. Литва. Китай. РФ > Транспорт > belta.by, 19 апреля 2017 > № 2234820

Государственное предприятие Lietuvos gelezinkeliai (Литовские железные дороги) и Объединенная транспортно-логистическая компания (ОТЛК) подписали договор о сотрудничестве, который позволит организовать транзитные перевозки грузов из Китая через Литву. Подписание состоялось на площадке Международной выставки транспортно-логистических услуг и технологий TransRussia-2017.

"Благодаря достигнутой договоренности мы сможем предложить клиентам выгодные условия перевозки грузов из Китая через Литву в Польшу и далее в другие страны Европы", - прокомментировал генеральный директор Lietuvos gelezinkeliai Мантас Бартушка.

Пробные рейсы по трансконтинентальному маршруту планируется запустить летом 2017 года. "В дальнейшем надеемся на регулярное движение контейнерных поездов", - добавил Мантас Бартушка.

ОТЛК создана в 2014 году железными дорогами России, Беларуси и Казахстана. ОТЛК является логистическим оператором, осуществляющим транзитные контейнерные перевозки между Европой и Азией.

Белоруссия. Литва. Китай. РФ > Транспорт > belta.by, 19 апреля 2017 > № 2234820


Литва. США > Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 24 ноября 2016 > № 1980895

Сами себя пугают

Автор: Юлюс ЯНУЛИС. г. Вильнюс.

В Литве проходят международные учения «Айрон сод» («Железный меч-2016»), которые продлятся до 2 декабря. Манёвры идут в Йонавском районе на полигоне в Гайжюнае и в Швенчёнском районе на полигоне в Пабраде, расположенных в нескольких десятках километров от границы с Россией и Белоруссией.

В УЧЕНИЯХ задействованы 4 тысячи солдат из 11 стран НАТО: Эстонии, Латвии, Литвы, США, Канады, Великобритании, Люксембурга, Польши, Румынии, Словении и Германии. Внушительное число подразделений со своей военной техникой из стран альянса проследовали в район проведения учений сухопутным путём, а также через Клайпедский государственный морской порт, Вильнюсский и Каунасский аэропорты.

Участники учений отрабатывают взаимодействие в проведении оборонительных и наступательных операций, передислокации подразделений в район сосредоточения, в ведении боевых действий в условиях населённых пунктов. В реальных городах стрельбы невозможны, поэтому военные решили возвести для этого специальный комплекс. Построен небольшой городок с жилым кварталом, полицейским участком, автобусной станцией, школой, парком, улицей и подземными коммуникациями. Он создан в соответствии с масштабной программой обновления инфраструктуры полигонов и их расширения. Работы распланированы до 2022 года. Полигон в Пабраде, площадь которого составляет сейчас 8,5 тысячи гектаров, к тому времени расширится до 17,6 тысячи гектаров.

Во время «Айрон сод» будет дана оценка боеспособности второй мотопехотной бригады сухопутных войск Литвы «Жемайтия». Она была сформирована в начале этого года. В состав бригады входят два батальона, расквартированные в Клайпеде и Таураге, а также роты логистики, разведки и связи. В следующем году будут сформированы два новых батальона — мотопехотный и артиллерийский. Личный состав — из солдат-срочников, командный — из профессионалов-контрактников.

Целью проведения учений является в числе прочего отработка защиты от так называемой российской агрессии, о чём беспрестанно твердят литовские стратеги.

Литва. США > Армия, полиция > gazeta-pravda.ru, 24 ноября 2016 > № 1980895


Литва. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 октября 2016 > № 1936755 Даля Грибаускайте

Президент Литвы Даля Грибаускайте: Россия угрожает всей Европе

Юсси Ниемеляйнен (Jussi Niemeläinen), Helsingin Sanomat, Финляндия

Когда Россия открыто сообщила о перемещении ракетных комплексов «Искандер-М» в Калининград, это стало демонстрацией угрозы всей Европе не только в регионе Балтийского моря.

Об этом говорит президент Литвы Даля Грибаускайте, интервью у которой журналисты Helsingin Sanomat взяли 17 октября в Вильнюсе.

«В ходе последних военных учений в Калининграде было продемонстрировано даже тактическое оружие, например, „Искандеры“, которые предназначены не для обороны, а для нанесения ударов», − говорит Грибаускайте.

Ракеты «Искандер» вызывают беспокойство, поскольку на них можно установить ядерную боеголовку. Дальность полета ракет достигает 500 километров.

Они уже в течение многих лет были расположены неподалеку от Санкт-Петербурга в городе Луга, но сейчас они, по крайней мере, по сообщению России, находятся значительно ближе к Центральной Европе.

«С их помощью Россия демонстрирует агрессивное и провокационное поведение», − говорит Грибуаскайте.

«И оно только возрастает».

Грибаускайте, которая находится на посту президента Литвы с 2009 года, известна своей прямолинейностью в вопросах, касающихся России. Ее считают одним из наиболее известных критиков президента Путина и его политики.

«Да, я говорю прямо, но я не даю оценки», − отмечает президент.

По ее мнению, она лишь озвучивает вслух действия России.

«Я прямолинейна потому, что одним из методов нашей политики обороны является сообщение Западу и всему миру о том, как действительно обстоит ситуация на нашей границе», − говорит она.

Правда, по мнению президента, сейчас в этом направлении осуществляется меньше действий, чем раньше.

«Мы наблюдаем открытую демонстрацию агрессивности. Недавнее перемещение ракетной системы „Искандер“ было хорошим тому примером. Нам больше нечего к этому добавить».

Грибаускайте дает интервью в президентском дворце в Старом городе Вильнюса.

В Вильнюсе осень еще не заканчивается, как в Финляндии. Некоторые листочки еще зеленые, но крыши в понедельник утром уже покрыты инеем. Поэтому горожане ходят быстро. К тому, что дыхание заметно, опять надо привыкать.

Цель визита Грибаускайте в Финляндию — обсуждение различных тем, но вопросам безопасности отводится главная часть дискуссии.

− Когда Вы заступили на пост президента в 2009 году, думали ли Вы, что ситуация сможет настолько сильно обостриться?

«Нет, − говорит Грибаускайте. − Тогда президентом России был Дмитрий Медведев. Торговля развивалась хорошо. В Европе и на Западе у большинства создавалась иллюзия демократизации России. После возвращения Путина на пост президента действия России изменились радикально. Это вызвало большое потрясение».

− Теперь Россия активна в Сирии, особенно в Алеппо. Что общего Вы видите в ситуации в Сирии, на Украине и в регионе Балтийского моря?

«Я считаю, что попытка изменить международные отношения и агрессивное пренебрежение международным правом — тип поведения, который можно наблюдать с 2014 года. Он всюду проявляется одинаково», — говорит Грибаускайте.

— Последнее время много говорят о санкциях, направленных на Сирию и Россию из-за их действий в Алеппо. Есть ли у Литвы какая-то позиция по этому вопросу?

«Многое зависит от того, что подразумевается под новыми санкциями. Мы пока еще не владеем достаточной информацией по этому вопросу».

В Литве вопросы политики безопасности вызывают беспокойство, поскольку кроме Калининграда, который относится к России, соседом Литвы также является Белоруссия, которая тесно сотрудничает с Россией и очень от нее зависит.

«Иногда я говорю, что в действительности у нас две границы с Россией».

Правда, чувство безопасности укрепляют войска НАТО, которые альянс решил летом отправить также и в Литву.

Финляндия и Швеция не входят в НАТО, но сотрудничество с ними, тем не менее, важно для Литвы с позиций безопасности, особенно энергетической безопасности, сообщает президент.

Будучи бывшей республикой СССР, Литва долгое время полностью зависела от российской энергии. В 2014 году в Литве открылся терминал сжиженного природного газа. Теперь страна может покупать газ, откуда хочет.

«Теперь мы можем принимать решения по экономическим и политическим вопросам более свободно».

Поэтому Литва критически относится к проекту о проведении нового газопровода «Северный поток 2» из России в Германию.

«Мы считаем, что это не экономический, а геополитический проект. Он разделяет страны ЕС и увеличивает зависимость от российского газа», — говорит президент.

Для финнов Литва — самая дальняя страна Балтийского региона, и не только в географическом смысле. Тем не менее, политическое сотрудничество в ЕС возросло.

Из Финляндии в Литву направляются значительные инвестиции. Смысл этого, по мнению президента, не только в деньгах.

«Вместе с инвестициями страны Северной Европы привносят бизнес-менталитет, что для меня, как для президента, очень важно. Нам еще много всего нужно изменить — бороться с коррупцией и увеличить прозрачность».

— Получается, Вы хотите, чтобы финские предприятия принесли свои хорошие традиции?

«Они уже это делают!»

Литва. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 октября 2016 > № 1936755 Даля Грибаускайте


Украина. Литва > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 12 октября 2016 > № 1930719 Марюс Януконис

Посол Литвы в Украине: Литва хотела бы видеть больше успешных реформ в Украине

Эксклюзивное интервью чрезвычайного и полномочного посла Литовской Республики в Украине Марюса Янукониса агентству "Интерфакс-Украина".

Вопрос: В Литве завершается подсчет голосования на выборах в парламент. Каким образом могут повлиять результаты парламентских выборов на сотрудничество с Украиной?

Ответ: У нас так уже сложилось, что неважно, какие партии приходят во власть, но мало что меняется во внешней политике. И я могу прогнозировать, что от результатов выборов и от того, какая будет правящая коалиция, (потому что еще неизвестно, какая она будет, - надо дождаться второго тура) политика в отношении Украины не изменится. Украина как одно из ключевых направлений внешней политики – так и останется.

Если говорить с самого начала Литовской независимости нас отличало то, что все политические силы всегда договаривались по поводу основных приоритетов во внешней политике. Это просто фундаментальная вещь для нашей политической системы. Несмотря на то, что правительства у нас в течение 25 лет были разные, их объединяло то, что внешняя политика была преемственной, и основные направления не менялись. Конечно, мы решали такие фундаментальные вещи, как вступление в Евросоюз и НАТО, и в этом было согласие всех политических сил.

Украина всегда стояла на повестке дня любого правительства. После событий 2013-2014 годов поднялась новая волна солидарности с Украиной, и наше правительство очень активно начало поддерживать Украину. Даже если взять предвыборную программу этих выборов, то ни одна из партий не ставила под вопрос отношения с Украиной или пересмотр каких-то направлений. Я просто уверен, что Украина останется и дальше одним из главных приоритетов, потому что это отражает и наши интересы национальной безопасности, и соответствует духу и истории нашего сотрудничества.

Вопрос: В контексте того, что Россия отправила в Калининградскую область ракетный комплекс "Искандер", чувствует ли Литва в определенном смысле давление со стороны РФ? И готова ли к возможным вызовам собственной безопасности?

Ответ: Конечно, такие действия России вызывают беспокойство, и это означает наращивание определенного напряжения в регионе, военной мощи. Но мы полагаемся на НАТО, потому что мы члены НАТО, и мы строим свою оборону и безопасность вместе с Альянсом. Также предпринимаются шаги по укреплению обороноспособности вместе с НАТО. Мы верим в НАТО и чувствуем себя в безопасности.

Мне трудно сказать, какие военно-технические шаги могут последовать после этих сообщений о переброске ракет "Искандер" в Калининградскую область, но, как я и говорил, Россия такими своими действиями усиливает напряжение в регионе.

Вопрос: Исходя из того, что посольство Литвы является контактным посольством НАТО в Украине, какие перспективные программы сотрудничества Украины с НАТО?

Ответ: Литва уже второй год выполняет функцию контактного посольства в Украине и сейчас принято решение продлить эти функции еще на два года – до конца 2018-го.

Говоря о сотрудничестве Украины с НАТО, можно сказать, что оно очень разноплановое и интенсивное, оно состоит из нескольких частей. Первая – это экспертная помощь, то есть разного рода советники и в Министерстве обороны Украины, и Генеральном штабе ВСУ, а также инструкторы, которые напрямую обучают украинских военнослужащих в разных подразделениях. В настоящее время в Украине работает около 50 инструкторов из Литвы. Вторая часть – это передача опыта НАТО и сотрудничество в таких сферах как стратегическая коммуникация, реабилитация раненных, переквалификация бывших военнослужащих, логистика, разминирование и много других направлениях.

Миссия военных инструкторов, например, осуществляется при поддержке определенных стран НАТО, это не является общей программой НАТО, но они помогают Украине приблизиться к стандартам НАТО, как планирует украинское руководство, до 2020 года. Также это реформирование системы оборонного ведомства в целом, что предполагает гражданский демократический контроль в вооруженных силах, который уже давно практикуют в странах Запада. Украине придется пройти еще большой путь к тому, когда всей системой обороны будет управлять гражданское лицо. Это все прописано в стратегических документах самой Украины, и это руководство Министерства обороны Украины поставило как цель.

Вопрос: Вы считаете, что в Украине в условиях войны возможно проведение такой реформы и гражданское лицо во главе Минобороны?

Ответ: Это зависит от того, как страна видит свои приоритеты, но в целом я считаю, что реформа возможна, пусть она и будет идти медленнее, чем в обычных условиях. Гражданское руководство Министерства обороны не означает, что ослабляется военный компонент. Министр – это политик, он член правительства, он наравне с другими политиками решает стратегические задачи и ставит стратегические цели для системы обороны, а осуществляют это, как гражданские должностные лица, так и военные – Генеральный штаб в первую очередь.

Вопрос: Насколько темпы реформирования Генерального штаба ВСУ соответствуют ожиданиям?

Ответ: Мы, может быть, и хотели бы достичь более быстрого продвижения на пути этой реформы, но я думаю, что весь процесс находится на верном пути. У нас постоянный контакт с украинскими коллегами, и они прислушиваются к нашим советам. И это не только наша оценка, а и других стран НАТО. Очень важно продолжать эту работу, потому что Украине нужна реформа на уровне принятия стратегических решений. И в этом плане Украине действительно еще нужно подтянуться до стандартов НАТО.

Вопрос: Каковы дальнейшие перспективы сотрудничества стран в рамках совместной литовско-польско-украинской бригады (LitPolUkrbrig)? Как скоро планируются следующие совместные учения?

Ответ: Трехсторонней бригаде исполнилось два года. Основная цель бригады предполагает, что ее подразделения смогут участвовать в международных операциях по поддержке мира, в рамках ООН, НАТО и т.д. Сейчас уже полностью сформирован штаб бригады, который находится в Люблине.

В ближайшее время, буквально в ноябре планируются международные учения, где будет принимать участие штаб этой бригады.

Возможно, уже в следующем году будут проводиться учения подразделений, которые непосредственно дислоцируются в своих странах, т.е. в одном месте располагается штаб, а подразделения – в своих странах, и при надобности они собираются на совместные мероприятия.

Вопрос: Как оцениваете темп реформ в Украине? Какие преграды в Украине видят литовские инвесторы?

Ответ: Понятно, что в Украине реформы не могут произойти за один день. И мы видим, что в некоторых сферах реформы займут еще несколько лет, трудно сказать сколько. Но мы также видим и позитивные моменты в определённых точках. Очень надеемся, что такие точечные изменения к лучшему, подтолкнут всю систему к глубоким изменениям.

В первую очередь это касается среды бизнеса, которая однозначно требует изменений к лучшему. Это говорят и наши инвесторы, которые выражают большой интерес к работе в Украине. Несомненно, если решить некоторые проблемные вопросы, в Украину бы пришло гораздо больше иностранных инвестиций, несмотря на войну на востоке страны. Новейший опрос иностранных инвесторов показал, что среди проблемных вопросов "война" занимает только третье место, а на первом месте "недоверие к правовой системе" и "коррупция". Это два фундаментальных вопроса, в которых нужен прогресс, и как можно скорее. Потому что это тормозит всю страну, и эти вопросы нужно решить не только потому, что это нужно инвесторам, а потому что это раскрепостит Украину, у которой огромный потенциал.

Вопрос: В контексте запуска системы электронного декларирования в Украине насколько быстро можно подготовить новый государственный аппарат?

Ответ: Я думаю, что это довольно длительный процесс - подготовка качественной госслужбы, но Украина уже положила все основы для этого: есть закон, есть видение реформы. Мы понимаем, что сейчас есть проблемы и с зарплатами государственных чиновников, и с их мотивацией, но я думаю, что реформа будет продолжаться, и Европейский союз готов помогать и помогает в этом. Сейчас, например, рассматривается вопрос, как ЕС может помочь в мотивировании госслужащих, как задействовать другие финансовые и экспертные механизмы. В свою очередь Украина должна определиться, какую государственную службу она хочет, и со своей стороны также проводить необходимые реформы.

Электронное декларирование - это важный шаг вперед, и теперь необходимо, чтобы эта система прозрачно и надежно работала. Я думаю, что не так важны какие-то технические нюансы, главное – это понятное и прозрачное функционирование этой системы, которая могла бы четко отслеживать доходы и расходы чиновников. В Литве доходы, расходы и имущество чиновников доступны в Интернете для каждого. Я думаю, что это, в первую очередь, важно для развития общества – понимание того, что нужно жить по честным и прозрачным правилам, и чиновники первыми должны демонстрировать такой пример.

Вопрос: Некоторые депутаты считают необходимым принятие закона о нулевом декларировании. Как вы к этому относитесь?

Ответ: Я думаю, что это вопрос, который нужно обсуждать. Каждая страна имеет свою специфику и свою уникальную ситуацию. Например, в Литве не вводились какие-то дополнительные налоги – все уплачивалось в соответствие с уже принятым законодательством, и когда в конце 90-х эта система заработала, все государственные служащие, включая дипломатов, стали подавать свои электронные декларации. Люди просто задекларировали то, что у них было в распоряжении на тот момент, а дальше – как с чистого листа.

Вопрос: Насколько, по Вашему мнению, эффективна работа иностранных специалистов в Украине? Как мы видим, пример Айвараса Абромавичуса говорит о том, что взаимодействие опытных менеджеров с украинскими чиновниками происходит довольно непросто.

Ответ: Я думаю, что решение принимает украинское руководство, и если оно считает, что стране необходим опыт иностранных специалистов, то, наверное, в этом есть смысл. Мы знаем, что привлекаются советники из таких стран как Польша, Литва, Словакия, которые уже прошли эти трансформационные процессы и могут реально практическими советами помочь Украине. Что же касается их работы в украинской системе, то это уже зависит от конкретного специалиста, личных отношений и его компетенции. Айвараса Абромавичуса пригласило украинское руководство, и мы видели достаточно смелые попытки реформирования системы управления государственными предприятиями. Это та сфера, которая требует изменений, для повышения эффективности работы госпредприятий, чтобы они приносили больше дохода в бюджет и не были убыточными. Абромавичусу не все удалось сделать, последовало его решение уйти в отставку, но важно, что теперешнее руководство министерства продолжает начатую им работу.

Сейчас украинской железной дорогой руководит польский специалист, и пока, я думаю, он довольно успешно справляется со своими задачами.

Вопрос: Литовский бизнес довольно сильно страдает от влияния санкций против РФ, не скажется ли это негативно на продление санкций?

Ответ: Отвечая на вопрос, страдает ли литовский бизнес от санкций, можно сказать и да, и нет, потому что Россия была всегда нам удобна как экономический партнер – по устоявшимся связям, по логистике, но в период, когда были введены санкции против российских компаний и лиц, литовский бизнес сильно переориентировался. Мы сейчас не чувствуем сильных последствий от санкций. Наша экономика развивается и нашла новые рынки. Конечно, санкции затронули экспорт сельскохозяйственного продовольствия, потому что значительная часть этих продуктов шла на российский рынок, но мы нашли другие рынки: американский, Ближний Восток и сейчас наращиваем экспорт в Китай. Это огромный рынок, и я думаю, что если все удастся, то это будет прорыв. Может на это повлияло то, что экономика Литвы небольшая, мобильная и гибкая.

Нужно также сказать, что порт в Клайпеде, через который проходят важные транспортные и грузовые потоки в направлении "Восток-Запад", развивается рекордными темпами и последние годы наращивал грузооборот и почти достиг своих предельных возможностей.

Вопрос: После постройки терминала сжиженного природного газа (СПГ) в Клайпеде, на сколько удалось снизить зависимость от российского газа?

Ответ: Литва не так много потребляет газа вообще, но терминал позволил нам примерно на половину снизить зависимость от российского газа. Этот терминал был первым на всем балтийском побережье, и он нам позволяет не только покрыть наши потребности, а и еще и немного экспортировать в другие страны, где это возможно. Пока у нас нет газотранспортного соединения с Польшей, мы не можем направлять газ в Европу. Строительство такого газопровода может занять примерно три года, и тогда Литва теоретически сможет поставлять газ даже в Украину.

Вопрос: Литва оказывает существенную гуманитарную помощь Украине. Какие основные направления этой помощи? Каковы планы в данной сфере на будущий год?

Ответ: Мы действительно осуществляем проекты, направленные на помощь восточным регионам Украины – это касается образования и гуманитарной помощи как таковой, и лечение раненных солдат из АТО. За это время у нас уже прошли курсы реабилитации примерно 120 военнослужащих, и мы намерены это продолжить.

В основном мы сотрудничаем с украинскими неправительственными организациями, через которые мы реализуем наши проекты. В частности, мы организовали не меньше пяти лагерей для детей с Востока Украины, обучающие курсы для учителей, помогаем украинским специалистам в сфере психосоциальной реабилитации, развития регионов Украины и в других направлений. Совсем недавно мы отправили уже третью группу из 15 учеников 8-го класса, которые целый учебный год проведут в Литве. Это в основном дети переселенцев, которые живут в Луганской, Донецкой и Днепропетровской областях.

Вопрос: В 2017 году в ряде ключевых стран Европейского Союза пройдут выборы. По прогнозам победу в них могут получить евроскептики. По вашему мнению, ЕС готов к новым вызовам в этом контексте?

Ответ: На мой взгляд, нужно дождаться выборов и посмотреть, кто придет к власти. Я согласен, что есть определенный рост радикальных настроений в Европе, но надеемся, что партии, которые традиционно пользуются поддержкой, удержат свой политический вес в этих странах.

Конечно, это – один из вызовов Европы, как вы знаете, их и так не мало, но есть твердая воля сохранить Европейских Союз, несмотря на все существующие сложности, такие как миграционный кризис и возможный выход Великобритании из ЕС. Даже миграционный кризис показал, что ЕС способен решать проблемы, ЕС справился с огромным потоком беженцев, большую часть которых приняла Германия. Я думаю, что страны Евросоюза осознают, что нужно менять подходы, для того чтобы укреплять ЕС, поэтому какие-то реформы будут неизбежно проведены. Пока есть твердая воля членов Евросоюза сохранять единство и сплоченность.

Украина. Литва > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 12 октября 2016 > № 1930719 Марюс Януконис


Литва. Великобритания. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 октября 2016 > № 1922706 Владимир Антонов

Владимир Антонов: «Я при всем желании не заставил бы тридцать человек совершить противозаконную операцию»

Дмитрий Яковенко

корреспондент Forbes

Антон Вержбицкий

редактор Forbes

Шесть лет назад активы «Конверс Групп», которую возглавлял Владимир Антонов, оценивались в $7 млрд. В группу входили голландский производитель спорткаров Spyker, футбольный клуб Portsmouth, авиакомпания AirBaltic и несколько банков в России и Прибалтике. Сам Антонов проживал в Лондоне и готовился стать владельцем автопроизводителя Saab. Бизнес-империя развалилась после того, как в Литве был национализирован принадлежавший Антонову банк Snoras, а самого банкира обвинили в выводе активов. Чтобы избежать экстрадиции в Литву, Антонов покинул Лондон и вернулся в Россию. В августе он подал в московский арбитраж иск против прибалтийской республики, требуя взыскать с нее более 40 млрд рублей за потерянный бизнес и ущерб деловой репутации.

– Недавно у вас состоялось первое слушание по иску против Литвы в России. Какие впечатления?

– А какие могут быть впечатления, это ведь предварительные слушания. Литовцы не явились, поэтому судья заслушала только одну сторону. Литовцы также утверждали, что уведомление о подаче иска было сделано некорректно — без перевода на литовский язык. Тут же на слушаниях было доказано, что они врут, перевод есть и уведомление подано в соответствии с требованиями международного права. 24 октября мы снова встречаемся в суде.

Читать подробнее: Владимир Антонов хочет получить компенсацию за потерянный бизнес>>

Антонов против Литвы

Бывший совладелец литовского банка Snoras Владимир Антонов подал иск к Министерству юстиции Литвы в связи с принудительной национализацией банка в 2011 году. Он требует взыскать с прибалтийской республики более 20,2 млрд рублей имущественного вреда и более 19,9 млрд рублей компенсации вреда деловой репутации, а также признать не соответствующими действительности слова президента Литвы Дали Грибаускайте о том, что деятельность Snoras наносила вред литовскому обществу

– Собираетесь ли вы подавать аналогичный иск против Латвии?

– Думаю, сначала нужно разобраться с Литвой.

– Latvijas Krajbanka инициировал против вас иск, в котором вас обвиняют в причинении банку ущерба на €60,5 млн и $30 млн.

– Да, Латвия тоже пытается судиться со мной, причем, надо сказать, делает это гораздо цивилизованнее литовских товарищей. Что касается иска, то надо понимать, что в период, когда выдавались упомянутые в нем кредиты, я был членом совета директоров Latvijas Krajbanka, то есть технически не мог выдавать кредиты и присутствовать на кредитном комитете, потому что он банально проходит на латышском языке — я на нем не разговариваю.

Сам банк был крупным, в нем были выстроены четкие процедуры принятия решений, и я при всем желании не заставил бы тридцать человек совершить противозаконную или не соответствующую банковскому законодательству операцию. Банк регулярно проходил инспекцию — не раз в два года, как в России, а раз в год. Эта инспекция достаточно глубокая и длится около двух месяцев. Никогда к этим кредитам не предъявлялись претензии. И тут вдруг они возникли.

Внутри банка после его отъема происходит много чудес, если посмотреть, за какие деньги, кому и как реализуются активы. Всем известно, что юридическая фирма Stephenson Harwood, которая ведет дело, обслуживает KPMG Baltic, ликвидирующую Latvijas Krajbanka. В англосаксонском мире есть такое понятие, как referral fees: я вам привел клиента — вы мне должны 20-30% от счета. Счет Stephenson Harwood составляет $10 млн. Получается, мы украли $10 млн клиентских денег, чтобы три положить себе в карман. Кстати, совсем недавно я сам из газет узнал, что в офисе KPMG Baltic, администратора Latvijas Krajbanka, проводятся обыски.

– Из-за того, что вы покинули Великобританию, вас обвиняют в неуважении к суду по иску Latvijas Krajbanka.

– Великобританию я покинул по другим причинам, иск — это производное. Ну а что, мне нужно было там оставаться? Stephenson Harwood — самая дорогая компания в Лондоне, которая обслуживала Бориса Березовского. Против меня стояла компания из десяти человек, я был один. При этом изначально все было достаточно агрессивно: ранние утренние обыски, попытки взломать почту, слежка, изъятие документов. Элемент психологического давления. Решение они получили легко, так как я и не сопротивлялся. Видимо, их задачей было свести меня с ума, чтобы я совсем забыл о том, что можно как-то восстанавливать справедливость.

– Как вам удалось покинуть Великобританию? Учитывая идущие судебные процессы, задача не из легких.

– Ну как это получилось технически, я не расскажу, конечно. Но это было и не очень сложно, и не легко.

– Вы не были в России с 2009 года. Как вы сейчас живете и чем занимаетесь?

– Сейчас я живу в своем доме в Николиной Горе, который мы построили еще в 2001 году. Встаю в 7:30, занимаюсь спортом, еду в Москву. Работаю допоздна.

– Вы сейчас живете отдельно или с семьей?

– Я один. Жена в Англии, но приезжает достаточно часто, дети — на каникулы.

– Вы ждете, что сможете вернуться?

– Нет, я этого не жду.

– Где отдыхаете?

– Крым, Сочи. Прекрасные места для отдыха с семьей. Сочи действительно построен хорошо и качественно, ощущения крайне положительные. В Крыму — местами. Все остальное на полуострове — жесткий флешбэк в 1991 год. Вообще, сама Россия очень изменилась. Сейчас, если смотришь на преобразования в Москве и Санкт-Петербурге, это совсем не та страна, из которой мы уезжали в 2009 году. Моих детей сложно удивить, они много путешествуют, но то, что они сейчас видят в России, их здорово впечатляет.

– Остались ли у вас какие-то активы?

– У меня не осталось ничего.

– Источники рассказывают, что вы снова занимаетесь бизнесом в России и уже купили несколько банков.

– Неправду рассказывают ваши источники. Да, мы смотрели несколько банков, но впечатление осталось удручающее — с точки зрения и кредитных портфелей, и возможности размещать средства. Но финансовый рынок большой, там есть не только банки.

– А что еще? Управляющие компании?

– И они в том числе. Но я ведь работаю не на себя. Я помогаю разным людям подбирать и покупать активы.

– За комиссию?

– Нет, если я рассказываю людям, как строить компанию и помогаю им это делать, я получаю либо опцион, либо деньги, либо деньги и опцион. За комиссию работать не интересно.

– Но какой-то свой проект у вас есть?

– Есть, но я не буду о нем пока рассказывать.

– Он в финансовой сфере?

– Да. Финансы – это то, что я умею, что у меня получается и мне нравится. Привлекает еще автомобилестроение.

– Чем ваш отец (Александр Антонов) занимается сейчас?

– Отец – гендиректор в одной из компаний, которая производит электрооборудование.

– Считается, что одной из причин взлета вашего банковского бизнеса в свое время стало знакомство с Еленой Скрынник...

– Мы с Еленой Борисовной встретились в 2001 году, у нас был общий знакомый, она как раз собирала коллектив в «Росагролизинг» и предложила мне стать первым заместителем гендиректора. Имел неосторожность согласиться. Почему неосторожность — потому что банк требовал много времени и одновременно надо было заниматься компанией. Мы же считаем, что госслужба — это почетно, а работать не надо. Нет, работать надо. Я проводил там все время. Поэтому пришлось выбирать: «Росагролизинг» или дорогой сердцу банк. Месяцев через шесть я ушел. Что касается подрядчиков, давайте будем честны друг с другом, в то время была полная беда с кредитами, и мы некоторых подрядчиков кредитовали, за это требовали открывать счета. Это нормальная практика.

– Вас все время связывали с миллиардерами: Олегом Дерипаской, Сулейманом Керимовым, Романом Троценко, братья Магомедовыми, Александром Мамутом. Говорили, что вы как банкир представляли их интересы.

– Банки были крупные, и, разумеется, мы обслуживали мощные промышленные группы. Мы давали сервис, который никто кроме нас не давал, разве что МДМ Банк. У любой промышленной группы есть иностранные подразделения. Получить одновременно сервис и в России, и там в одном кабинете можно было только у нас. В случае внутригрупповых расчетов им нужна скорость, приемлемая цена и надежность. Если мы, к примеру, делали конвертацию внутри дня, другие делали это три дня.

Что касается названных вами фамилий, то Олега Владимировича я лично не знаю, но весь его коллектив топ-менеджеров – да. Сулеймана Абусаидовича знаю хорошо. У меня был менеджер, который всю жизнь обслуживал «Нафта Москва» в Прибалтике, он их к нам и привел. Роман Троценко — мой хороший приятель. В 2009 году он продал нам концерн «Связьстрой», сделка прошла в очень комфортных условиях, буквально за неделю. После потери Инвестбанка, на который были замкнуты российские активы, «Связьстрой» тоже был потерян, а после совершенно бездарно обанкрочен.

Братьев Магомедовых я вообще никогда не знал. Что касается Александра Мамута, то для меня всегда было большой загадкой, почему нас увязывали участники рынка и журналисты. Мы виделись, но издали на мероприятиях.

– У ваших клиентов нет никаких претензий к вам в связи с тем, что все в какой-то момент сломалось?

– Если честно, крупно повезло: больших остатков по счетам не было. Со всеми клиентами в той или иной мере общаюсь. Когда «просудимся» — разберемся, в случае успеха нашего предприятия все всё получат назад. Таких несколько человек, в том числе Роман Викторович Троценко. Есть понимание, что мы должны им всё вернуть. Это по-джентельменски, по-другому никак. При этом у всех есть адекватное понимание произошедшего. До этого мы никогда никого не подводили, все работало как часы, даже в 2008 году.

– Вы говорите, что Инвестбанк был утерян. Но СМИ в 2011 году писали, что вы продали его Сергею Менделееву, вашему партнеру.

– Менделеев не был партнером, а был моим менеджером. И никто продавать Инвестбанк не собирался. Была создана ситуация, при которой не продать было невозможно. Оказывалось административное давление со стороны уже бывших руководителей Центробанка. А почему бенефициаром был назначен Сергей Менделеев, будучи небогатым человеком с невнятными возможностями, вместо сильной команды, непонятно. Вместе с банком господин Менделеев забрал и все остальное: дочерние банки «Енисей» и «Байкалинвестбанк», а также концерн «Связьстрой». В связи с известными событиями 2009 года, когда на моего отца было совершено покушение, мы оба покинули просторы нашей родины.

Литва. Великобритания. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 октября 2016 > № 1922706 Владимир Антонов


Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917683 Геннадий Бурбулис

Геннадий Бурбулис: есть потребность в диалоге без обугленной памяти

Константин Амелюшкин, Delfi.lt, Литва

Нынешнюю Россию, несмотря на ее поведение, риторику и имперский синдром нельзя отталкивать. Ее можно заинтересовать диалогом, не ставя во главу угла страх угрозы, заявил в интервью Delfi близкий соратник Бориса Ельцина Геннадий Бурбулис.

Бурбулис был одним из главных действующих лиц при подготовке Беловежского соглашения, оформившего распад СССР, и подписал его за Россию вместе с тогдашним президентом Ельциным. В Вильнюсе он принял участие в дискуссии «Оценка действительности: двадцать пять лет после развала Советского Союза», организованная Центром геополитических движений и движением «Саюдис».

Распад Советского Cоюза был заложен уже в первые годы образования советского государства, поскольку большевистский переворот изначально содержал в себе родовую травму, полагает ближайший соратник Ельцина, первый и единственный государственный секретарь РСФСР и первый вице-премьер России Бурбулис.

Нынешней России присущ имперский синдром, который он сравнивает с радиацией. Однако даже сегодняшнюю Россию можно заинтересовать вдумчивым диалогом, не ставя во главу угла страх, «что с потенциальном насильником не о чем говорить», отметил бывший соратник Ельцина, отвечая на вопросы журналистов после конференции.

Delfi.lt: В ходе проходившей в Вильнюсе дискуссии вы говорили, что распад СССР был объективностью, заложенной еще в начале советской истории…

Геннадий Бурбулис: Это достаточно очевидно, но трагично, потому что большевистский переворот в форме тотального насилия, кровавой гражданской войны, завершившейся образованием Советского Cоюза в декабре 1922 года, изначально содержал в себе родовую травму. И вся доктрина большевиков все последующие десятилетия в той или иной форме эту травму проявляла. Мы имеем дело с системой, которая пренебрегала всеми наработанными цивилизационными нормами права, морали, обладала беспощадной способностью к манипулированию, а сама эта квазирелигия — осчастливить людей через насилие — имела фатальную, предопределенную уже неизбежность.

Дальше начинается сложное осмысление этапов формирования этой тоталитарной системы, периодов насильственной коллективизации, системного истребления лучших умов интеллигенции, людей искусства и науки.

Все это в этой же форме насилия проявилось в том числе по итогам Второй мировой войны. Сталину удалось перелицевать карту мира, попав в клуб победителей. И дальше начинается история борьбы двух мировоззрений, двух идеологий, двух систем за мировое господство. Одна из коренных причин истощения империи в рамках этой борьбы — фатальный перекос в советской системе, условия жизни миллионов людей и бесконечная гонка вооружений с отчаянным соперничеством с американской системой и неизбежность принятия срочных мер, с которой столкнулся Михаил Горбачев.

Сам Михаил Сергеевич трагически не понимал ни природу советского социализма, ни условия его трансформации в восьмидесятых годах прошлого столетия и это заблуждение пронес вплоть до 1991 года.

— Вы говорили в ходе дискуссии об имперском синдроме России. Что это означает в нынешней ситуации?

— Я говорю, что моя страна больна имперским синдромом. У режима есть страх и опасения относительно импортированных цветных революций, и в этой ситуации предпринимаются действия, которые для будущего страны не конструктивны, а деструктивны. Это болезненное проявление перекошенной картины мира в сегодняшнем восприятии политического режима и вынужденная, к сожалению, поддержка большинством населения так называемой идеи «не дадим в обиду друг друга и свою родную власть».

В то же время ключевым сегодня для России является проблема (это некоторое напоминание о событиях восьмидесятых годов) выживания в условиях не просто спада экономики, а системного кризиса управления экономикой по всем основным сферам хозяйственного механизма, и это будет определять какой тенденцией в ближайшее десятилетие страна будет руководствоваться.

И я очень надеюсь, что возобладает опора на наши конституционные ценности, потому что самым главным достижением эпохи Бориса Ельцина является принятие в декабре 1993 года на всенародном голосовании новой российской Конституции. Она содержит сегодня в себе все те цели, правовые механизмы и возможности, чтобы в стране формировать качественно новые условия и образ жизни для большинства населения.

— Для Литвы распад СССР означал восстановление независимости, что это означало для России, и в какой ситуации оказались две страны спустя 25 лет?

— Мы же не только правопреемники СССР в ответственности за арсенал ядерного оружия, который размещался на территории России, и который мы демонтировали с Украиной, Казахстаном и Белоруссией. Мы еще правопреемники той добольшевистской России, а в ее истории, особенно в начале XX-го века, были звездные времена. Россия была самой динамично развивающейся страной в мире. Она уже тогда, накануне Первой мировой войны обладала пятым потенциалом по экономике и интенсивно создавала новую современную инфраструктуру, завоевывала международные рынки.

Более того, у нас было несколько волн реальной реформации, в том числе на поле конституционного творчества, парламентаризма, крестьянская, судебная реформы. Т.е. у нас есть в нашей истории есть свои примеры создания цивилизованной европейской страны. Поэтому мы обязаны период советской тоталитарной империи принимать как он сложился со всеми трудностями и радостями создания суверенной, независимой Российской Федерации, но в историческом контексте.

Поэтому я верю, что мы сумеем пережить этот период испытаний реставрации имперского синдрома и найдем силы, ума и мужества выйти на дорогу базовых европейских ценностей.

— В Литве часто говорят об угрозе со стороны России. Что вы думаете в этой связи?

— Я хорошо знаю это ощущение и им переполнены разные слои литовского общества. Я практически уверен, что нам нужно помогать в тех самых, может быть, первичных формах диалога, но Россию не надо отталкивать, отчуждать в этом состоянии опасности российской экспансии, угрозы, каких-то невероятных планов реваншистского поведения. Думаю, уверен, что это исключено. Сейчас обоюдная потребность в новом качестве диалога без обугленной памяти.

Это тоже своеобразный синдром насильственного подавления в то время, когда Литва уже имеет огромные предпосылки для нового взгляда и на себя, и на своей будущее. Выросло новое поколение молодежи, которое качественно и принципиально формировалось в других условиях. Не надо опасаться. Я считаю, что даже сегодняшнюю Россию можно заинтересовать вдумчивым диалогом, не ставя во главу угла этот страх, что с потенциальном насильником не о чем говорить. Надо говорить, общаться, думать, дорожить нашим совместным будущим.

Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 октября 2016 > № 1917683 Геннадий Бурбулис


Литва. Белоруссия. СЗФО > Транспорт > regnum.ru, 30 сентября 2016 > № 1923794 Владимир Козырев

В 2015 году порт Калининград сократил грузооборот на 8,6% до 12,7 млн тонн грузов. Этот год калининградские портовики, если не случится чуда, также закончит в минусе. Проблемы портового комплекса анклава обусловлены отчасти общей экономической ситуацией, отчасти — уникальным географическим положением региона. Весной прошлого года ситуация обострилась, а местный бизнес забил тревогу. Транспортники заявили о том, что тарифная политика Литвы, Белоруссии и РЖД ставит их бизнес на грань выживания. О том, как можно решить «тарифную» проблему, зачем региону новый глубоководный порт и каким образом загрузить уже действующие мощности, корреспонденту ИА REGNUM рассказал президент Ассоциации стивидорных компаний порта Калининград Владимир Козырев.

ИА REGNUM: Что сегодня происходит с тарифами Литовской железной дороги? Ситуация стала лучше, чем в прошлом году?

Нет. Как может стать лучше, если в 2014 году ввели санкции, и у нас курс взлетел? Если раньше курс доллара был 30 рублей и, условно говоря, проезд по Литве стоил 7 долларов за тонну, то теперь посчитайте, сколько это стоит в рублевом эквиваленте. Это существенно повлияло на грузопоток, и компенсировать эти издержки практически невозможно. Существующие скидки к тарифам РЖД просто перестали работать, и просить снизить их ещё будет означать везти грузы даром. Ведутся переговоры и литовская сторона предлагает различные скидки на те грузы, которые к нам едут, но этих скидок недостаточно. Поэтому сегодня однозначно выгоднее везти груз на Усть-Лугу (порт в Ленинградской области — прим. ИА REGNUM ).

ИА REGNUM: Как можно разрешить эту проблему?

Нужно договариваться. Сесть втроём (с представителями Литвы и Белоруссии — прим. ИА REGNUM ) и понять, хотим ли мы тот или иной груз привлечь. Если хотим — нужно умерить аппетиты друг друга и договориться везти груз в Москву, к примеру, за 55 тысяч за контейнер, а не за 65 тысяч, которые берёт автомобильный перевозчик. И тогда мы все – и порт, и железная дорога — получаем свою выгоду. Если мы по-прежнему будем смотреть в чужой карман, то груз уйдёт не только в другой порт, но и на другой вид транспорта. Он либо уйдёт на паром, либо поедет автомобилем. Это не нужно никому, в том числе и Литовским железным дорогам. Инфраструктура будет использоваться не в полной мере, вырастут издержки на её содержание, что приведёт к падению рентабельности.

Объёмы российских грузов, идущих по железной дороге на литовский порт Клайпеда, составляют порядка 8% от общего грузооборота порта. Поэтому пытаться изменить ситуацию, повышая тарифы на литовском направлении, — это не выход. Здесь не будет работать логика: мы им поднимем тариф, а они тогда будут с нами разговаривать и дадут скидку. Нужно просто искать консенсус, если они хотят иметь стабильный транзитный грузопоток. Не хотят — мы будем строить паромы.

ИА REGNUM: О паромном сообщении также много говорится как об альтернативе железнодорожным перевозкам. Как вы оцениваете такой вариант доставки грузов?

Паромная переправа работает и последние годы прибавляет в грузопотоке. Другое дело, паромы имеют уже солидный возраст и не справляются с существующим грузопотоком. Если мы примем решение строить паромы в России, то это будет точка невозврата, я вас уверяю. Мы вложим немалые деньги в паромы и будем вынуждены их экономически оправдывать. Значит, будет происходить переориентация грузопотоков с помощью различного рода экономических и административных инструментов, и логистика поменяется. Поэтому можно сказать, что сегодняшнее движение литовцев в сторону консенсуса очень правильное. Потому что если груз уйдёт на паром, обратно он уже не вернётся.

ИА REGNUM: А что насчёт белорусских тарифов? Ими, как я понимаю, тоже недовольны. Проясните, пожалуйста.

Смотрите, к примеру, у нас груз едет по железной дороге в сторону Калининграда. По России тариф рублёвый, дальше груз заезжает на территорию Белоруссии, и он уже рассчитывается в долларах, заезжает на Литовскую железную дорогу — в евро. На Калининградской железной дороге тариф опять в рублях. Возьмём теперь другой груз, российский, который идёт в сторону Белоруссии. Белорусские товарищи в какой валюте платят за проезд по РЖД? В рублях. Отчего бы не попробовать расчёты в единой валюте? Да, сам по себе белорусский тариф нормальный, но при нынешнем курсе расчёты в долларовом эквиваленте для нас существенно удорожают перевозку.

ИА REGNUM: Ситуация с транзитными контейнерными грузопотоками в порту, судя по всему, не очень радужная?

Весь контейнерный поток, который идёт через порт Калининград — импортный. Грузы оседают здесь, в области. Практически нет транзитного потока, который бы шёл дальше в Россию. Так происходит из-за невозможности использования морских контейнеров международных линий. Тут есть небольшое препятствие: контейнер, согласно Стамбульской Конвенции, может использоваться для одной перевозки внутри страны. Мы трактуем Стамбульскую Конвенцию следующим образом: контейнер может прийти в страну, потом переместиться в другую точку на территории страны, и это будет считаться внутренним рейсом. К примеру, маршрут следования груза начинается в порту Калининград и заканчивается в Калуге. На наш взгляд, это одна внутренняя перевозка, ведь в процессе контейнер нигде не разгружался и не догружался. Однако с такой трактовкой не согласна ФТС, в этом основная проблема. Но она административного характера, в этом ключе и должна решаться. То есть вы можете привезти в контейнере груз, перегрузить его в другой контейнер, собственный, и везти куда угодно, вопросов нет. Но использовать линейный морской контейнер нельзя, к сожалению.

ИА REGNUM: Сейчас много говорится о переориентации российских грузопотоков из прибалтийских портов на порты Северо-Запада РФ. Представители калининградского транспортного сообщества на VIII международном Балтийском транспортном форуме обозначили своё намерение побороться за контейнерные грузы, которые сегодня обрабатываются в Прибалтике. Каковы шансы Калининграда на эти грузопотоки, особенно если учитывать, что на них также претендуют порты Санкт-Петербурга и Ленобласти?

Мы не соперничаем ни с Бронкой, ни с Большим портом Санкт-Петербург, у нас своя ниша, свой грузопоток. Не думаю, что мы сможем им какую-то реальную конкуренцию составить. Единственное, на что мы можем ориентироваться, — это тот грузопоток, который идёт сегодня через Клайпеду на Казахстан. Это санкционные грузы. Регламентирующие таможенные документы предписывают, что в случае, когда стивидорная компания знает, что к перегрузке заявлен санкционный товар, она не имеет права даже сгружать его с борта судна. Сначала было несколько разъяснительных писем ФТС о том, что этот приказ не касается грузов, которые идут в Казахстан, потом были письма, что нет вообще никаких проблем. Ситуация до конца так и не прояснена. Но сейчас никто не хочет рисковать. Поэтому сегодня грузы везут в Клайпеду, а оттуда они спокойно идут транзитом через Россию на Казахстан. Грузопоток этот очень серьёзный. Для того чтобы его переориентировать, у нас всё есть, в том числе и совершенно уникальные контейнерные мощности.

ИА REGNUM: Нужен ли региону, с вашей точки зрения, глубоководный грузовой порт?

Во-первых, его появлением Калининград сможет принимать те огромные океанские контейнерные суда, которые сейчас принимает только польский порт Гданьск…

ИА REGNUM: Но зачем тогда нужен Калининград, если есть Гданьск?

Секундочку. У нас есть российские грузы, которые я как получатель могу направлять через Калининград. Порт-хаб — это порт, в который приходят океанские суда, с них контейнеры перегружаются, ставятся на склад, а затем фидерными судами развозятся по другими портам — в те же Гданьск, Гдыню или Клайпеду. Весь бизнес, грубо говоря, это принять океанское судно, которое сможет пройти проливы и обеспечить трансшипмент. Я считаю, что перспектива такого порта в области — хорошая. Если мы будем использовать доставку через Калининград, то экономия на контейнере при трансшипменте, по предварительным расчётам, составит около 200 долларов США. Это серьёзные деньги. Нам всё время говорят коллеги из Петербурга: «Зачем мы строили Бронку?». Ну, это ваши проблемы, зачем вы её строили. У нас тут незамерзающий порт и самое короткое плечо, ближе некуда. Так что все возможности для такого порта есть, и я не вижу проблемы. Глубоководный порт позволит обрабатывать не только контейнеровозы, но и суда с другими грузами, а также осуществлять бункеровку судов, в том числе и СПГ.

Отмечу, что до недавнего времени был инвестор, который заявлялся на эту стройку, но мы всё не могли определиться с местом — то на Бальге планировали построить, то ещё где-то, то мы бешеный грузопоток напридумывали. Теперь мы решили, где строить, но вот с инвестором сейчас не складывается. Но как только какие-то движения будут сделаны, например, проектная документация, я думаю, что найдутся компании, которые вложат деньги. Это будет перспективный проект для развития региона.

ИА REGNUM: Насколько я помню, часть глубоководного порта власти были готовы построить под белорусские грузы, когда президент Белоруссии Лукашенко объявил о возможной переориентации грузов с Прибалтики на Калининград. Сегодня существует такая возможность?

Я такие разговоры слышу только тогда, когда возникают какие-то серьёзные российско-белорусские совещания. К нам сразу приезжают делегации из Белоруссии, начинают обсуждать вопросы — что мы можем принять и переработать. Но как только консенсус достигается, всё растворяется потихоньку.

ИА REGNUM: Ваши соседи — Польша и Литва — уже включились в китайский проект «Нового Шёлкового пути». Есть ли у Калининграда шанс стать его частью?

Честно говоря, не знаю, как Калининград ляжет на карту Шёлкового пути. Всё может быть. Китайцы к нам приезжают, ищут здесь возможности для инвестирования. Совсем недавно был такой визит, они смотрели наши терминалы. В основном, конечно, смотрят контейнерные мощности, но не только. Интерес к нам со стороны Китая есть.

***

Интервью было взято в рамках VIII международного Балтийского транспортного форума, который проходил в Калининграде с 8 по 9 сентября 2016 года.

 Алёна Зеленина

Литва. Белоруссия. СЗФО > Транспорт > regnum.ru, 30 сентября 2016 > № 1923794 Владимир Козырев


Россия. Литва. Весь мир > Армия, полиция > gazeta.ru, 20 июня 2016 > № 1804173 Юозас Олекас

«Мы учимся у украинцев подавлять сепаратистов»

Министр обороны Литвы Юозас Олекас об отношениях с Россией и укреплении НАТО

На встрече министров обороны стран НАТО в Брюсселе собравшиеся договорились разместить по батальону военнослужащих альянса в Литве, Латвии, Эстонии и Польше. При этом стороны открыто признают, что эта мера призвана сдержать возможную российскую агрессию. О том, почему прибалты и поляки видят угрозу со стороны Москвы, и о том, что они предпринимают против возможных действий российских военных, в интервью «Газете.Ru» рассказал министр обороны Литовской Республики Юозас Олекас.

Из всех трех Прибалтийских стран Литва в настоящее время занимает наиболее антироссийскую позицию и принимает наиболее серьезные меры против России. Именно Вильнюс открыто признал, что поставляет элементы боевого вооружения Украине, Литва же в целом стала одной из стран, где разместился штаб сил быстрого развертывания НАТО. Вскоре эта республика примет у себя один из межнациональных батальонов Североатлантического альянса.

О некоторых аспектах будущей организации нового соединения и других подробностях литовского военного строительства «Газете.Ru» рассказал глава министерства обороны Литвы Юозас Олекас.

Беседу с корреспондентом он вел на прекрасном русском языке и был подчеркнуто вежлив.

— Скажите, пожалуйста, представители армий каких стран будут в создаваемом межнациональном батальоне в Литве?

— Вы это узнаете после саммита глав государств НАТО, который пройдет в Варшаве 8–9 июля этого года. Пока могу сказать, что мы договорились об основных принципах устройства будущего воинского формирования. Мы решили, что есть четыре страны НАТО, военные которых станут основой батальонов, а еще есть много других стран, которые примут участие в этих формированиях.

— А еще есть какие-то иностранные воинские контингенты на территории Литвы?

— Вы знаете, что воздушное пространство нашей страны патрулируют военные самолеты НАТО, так как у нас нет своих ВВС (сейчас это британские и португальские военные летчики, они меняются на регулярной основе. — Газета.Ru). Они осуществляют охрану нашего неба на протяжении уже 12 лет. В скором времени эта группировка будет усилена военными самолетами Вишеградской группы (Чехия, Словакия, Польша и Венгрия ). Думаю, что это еще раз говорит о солидарности нашего альянса в деле укрепления нашей обороноспособности.

— Почему в Литве с читают, что Россия представляет для нее угрозу?

— Мы видим, как Россия ведет себя со соседями: с Грузией, Украиной и Молдовой.

Не могу исключить, что у Москвы возникнет желание протестировать и какую-нибудь натовскую страну на прочность.

— Сейчас создается польско-литовско-украинская бригада. Какова ее цель и чем она будет вооружена?

— Ее штаб находится в Люблине, сейчас заканчивается процесс формирования его полных функциональных возможностей. Каждая страна из трех вами упомянутых будет выдвигать по батальону в эту бригаду. Основная цель ее создания — проводить обучение военнослужащих всех трех стран. Мы будем передавать нашим украинским друзьям опыт натовской организации, а также перенимать у украинских военнослужащих опыт, который они приобрели на полях сражений с сепаратистами на юго-востоке Украины.

— Действительно ли Литва собирается приобрести ракеты «земля-воздух» средней дальности?

— Пока еще нет конечного решения на этот счет. Мы только заявили, что нам они нужны, и начали обсуждение со своими союзниками по НАТО этой темы. Сейчас мы будем обсуждать с нашими соседями, Латвией и Польшей, проект создания региональной системы ПВО. Конечно, решение по этим ракетам мы примем, когда проведем анализ того, кто и что нам может продать и по какой цене.

— Год назад Литва снова ввела обязательный воинский призыв. Как он проходит и сколько военнослужащих планируется призвать в этом году?

— Сколько призовем — не знаю, а проходит он положительно. Достаточно сказать, что в прошлом году количество добровольцев для службы в нашей армии было больше, чем призывников. И в итоге в армию было зачислено даже чуть больше человек, чем планировалось.

Владимир Ващенко

Россия. Литва. Весь мир > Армия, полиция > gazeta.ru, 20 июня 2016 > № 1804173 Юозас Олекас


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 марта 2016 > № 1693176

Я никогда не боялся России

Экс-президент Литвы Роландас Паксас — в проекте Радио Свобода «Россия и я. В тени Кремля».

Анна Соусь, Радио Свобода, США

Роландас Паксас, третий президент независимой Литвы, был на этом посту всего год. В 2004 году сейм объявил ему импичмент в связи с предоставлением гражданства Литвы российскому бизнесмену Юрию Борисову, пожертвовавшему 400 тысяч долларов на избирательную кампанию Паксаса.

59-летний Паксас, в настоящее время депутат Европарламента, — редкий случай ставшего президентом летчика-испытателя. Он и сейчас выступает на международных авиашоу. Интервью было записано в октябре 2015 года.

Радио Свобода: Господин президент, в декабре 2015 года сейм Литвы не утвердил поправку к Конституции, которая позволила бы вам снова баллотироваться на парламентских и президентских выборах. Прошло уже достаточно лет после импичмента. Несколько лет назад вы говорили, что будете баллотироваться, хотите быть президентом и станете им…

Роландас Паксас: Я не перестаю удивляться. Уже трудно сосчитать, сколько поправок к Конституции, и к 74-й статье, и к 56-й, было принято. Уже четвертый год идет, как принял решение Страсбургский суд (в 2011 году Европейский суд по правам человека признал пожизненный запрет Паксасу на избрание в парламент противоправным, но вопрос о правомерности запрета на выдвижение в президенты счел находящимся вне своей компетенции), затем было решение Комитета по правам человека (в 2014 году Комитет ООН по правам человека усмотрел в запрете Паксасу баллотироваться нарушение права бывшего президента на участие в публичной жизни. Согласно этому решению, Литва должна была до 15 марта 2015 принять все законы, восстанавливающие его права баллотироваться на высшие посты. — Ред.). И все чего-то не хватает! Жалко только того времени, которое потеряли на борьбу. Но жизнь очень прекрасна и не будучи президентом. Буду ждать очень терпеливо. Мне очень нравится такая странная пословица, если я ее правильно процитирую, что Божье имя — это случайность… Я одиннадцать лет назад был у нашего кардинала Винцентаса Сладкявичюса. И вместо долгих речей он просто сказал: надо уметь ждать. Наверно так. Ничего так просто в жизни не бывает, нужны какие-то уроки, нужны какие-то испытания. Кто-то на тебя смотрит, может быть, чего-то еще не хватает, может быть, надо еще посмотреть, выдержит — не выдержит. Я придерживаюсь такой философии.

— Если говорить о причинах вашего импичмента, можно ли сказать, что фактически вас лишили должности из-за очень близких отношений с Россией?

— Думаю, это не было бы правдой, или не совсем было бы правдой. Очень хорошо сказал ныне покойный, член Европарламента академик Роландас Павиленис. Он сказал про меня, что президент Паксас не будет служить никому — ни американцам, ни России, а только литовскому народу. Это не нравится. Это не нравится тем странам, которые думают, что они управляют миром. Я всегда старался, чтобы дела нашего народа, литовских граждан были на первом месте. Но думается, что еще время не подошло, чтобы каждая страна могла самостоятельно достигать своих целей. Мир подразделяется на определенные блоки, на определенные союзы, и, может быть, какому-то союзу не понравилось то, что я делаю. И, может быть, желание иметь управляемого президента еще до сих пор живо. У меня было желание иметь хорошие отношения со всеми государствами — и с Соединенными Штатами, и с Германией, и с Россией в том числе, потому что много в моей жизни связано с Россией. Но все-таки президент должен служить своему народу.

— Политика, как и история, не имеет сослагательного наклонения, но если все-таки вернуться во времена вашего президентства, что бы вы сейчас сделали по-другому?

— Во-первых, нельзя, невозможно вернуться. Во-вторых, я думаю, что люди по-разному принимают события, хорошие или плохие. Одни ругают, другие принимают как урок, третьи — как испытание. Я, наверное, отношусь к тем, которые это принимают как уроки. Можно было, конечно, чуть-чуть и по-другому работать.

— Например?

— Например, мне советовали: господин президент, вы стали президентом — наслаждайтесь. Наслаждайтесь, разъезжайте по чужим странам, благодарите судьбу, что вы президент, награждайте других людей орденами, медалями, устраивайте приемы. Наслаждайтесь жизнью, зачем вам вмешиваться куда-то? Может быть, это было сказано с каким-то намеком…

— Российский предприниматель Юрий Борисов фактически сломал вам карьеру. Какой урок сделали вы из этого?

— Он сейчас богатый бизнесмен, влиятельный. Если бы его не было, я так думаю, его надо было бы придумать. Просто тем, которые задумали этот заговор или переворот, им надо было просто его придумать…

— Скажите, пожалуйста, с тех времен, когда вы были президентом, как, на ваш взгляд, изменилась Россия? Менялась ли она?

— Конечно, менялась. Думаю, что каждая страна меняется. Россия — огромная страна. Трудно быть пророком, особенно в такой стране, как Литва, маленькой стране. Я попробовал бы ответить на ваш вопрос словами Збигнева Бжезинского. Он говорил про Россию, что Россия всегда хотела иметь решающее влияние на события в мире. Всегда, и сто лет назад, и пятьдесят, и сейчас. И вот за последнее время, я думаю, это желание очень усилилось. Это стало очень очевидно.

— Надо ли Литве бояться России?

— Я думаю, что каждой стране нужна хорошая профессиональная армия. У нас армия призывная, а сейчас уровень техники такой, что за девять месяцев довольно трудно научиться управлять той техникой, которой мы сейчас располагаем и которая еще будет. Я всегда высказывался за профессиональную армию. России я лично никогда не боялся. Просто надо понимать. Мы можем выбрать жену, или думаем, что выбираем жену — по-моему, чаще жена выбирает будущего мужа, — а соседа дает Бог, и с этим соседом надо жить в согласии и мире.

Я думаю, что сила Литвы в мобильности. Мобильность Литвы в том, чтобы люди умели работать и с американцами, и с россиянами, и с Германией, и, если хотите, с Африкой. И сила Литвы — в людях. Было такое время, когда Литва была от Черного до Белого моря, и каждый литовец, конечно, это вспоминает. Но чтобы бояться — я не боялся. Если вернуться к высказыванию Бжезинского, то продолжение его — Россия никогда не хотела начать войну. Я это полностью поддерживаю.

— А как вы оцениваете политику вашей стран в отношении России, и как бы вы сейчас, если бы были президентом, строили отношения с Россией?

— У нас есть приоритеты — членство в Европейском Союзе, в НАТО и хорошие отношения с соседями. Мы достигли первых двух целей — мы теперь и члены НАТО, и члены Европейского Союза. Над отношениями с соседями еще надо поработать, отношения не очень-то хорошие с Белоруссией, не очень хорошие и с Россией.

— Поддерживаете ли вы какие-то контакты сейчас с российскими политиками? Кто вам наиболее симпатичен на российской политической сцене теперь? А кто неприятен?

— Довольно мало, хотя я не скрою, что у меня много друзей в России. Я там заканчивал Академию гражданской авиации, второе мое высшее образование получил в Санкт-Петербурге, шесть лет отлетал со сборной Советского Союза по самолетному спорту. Как-то получилось, что много друзей там я имею. С политиками я не поддерживаю отношений. Когда-то мне очень нравился Лужков как хозяйственник. Он приезжал сюда в Литву на 750-летие коронации Миндаугаса. Нынешний губернатор Санкт-Петербурга Полтавченко произвел очень хорошее впечатление как человек глубоко верующий, не только в Бога, но в перспективу своей страны, в семью, в общечеловеческие ценности. Много людей есть, которые оставляют хорошие воспоминания.

— А плохие?

— (Смеется) А пускай плохие и не знают, что они плохие.

— Литовская пресса много и по-разному писала о вас, называли вас пророссийским политиком, писали, что у вас есть экономические интересы в России. А как вы сами бы определили свое отношение к России? Какая она — ваша Россия?

— Я уже говорил, что я заканчивал Академию гражданской авиации, и мои друзья-летчики приезжают и сейчас в Литву, мы поддерживаем связи. Вот на фотографии Володя Макагонов с литовским флагом, заслуженный летчик-испытатель России, мы облетели вместе с ним земной шар на одномоторном самолете. Так что я знаю очень много хороших русских людей, и мне всегда приятно встречаться с ними. Недавно выступал в Китае на аэрошоу, там были российские летчики. Мы не виделись практически 20 лет, а встретились, как будто вчера расстались.

— Вы — летчик-испытатель, какая, на ваш взгляд, профессия более опасная — летчик или президент?

— Это трудно сравнивать.

— А что-нибудь общее есть?

— Чем политика отличается от шахмат? Как будто схожи, да? Но я скажу, ни черта не схожи. Вот шахматная доска: ты видишь фигуры, ты можешь просчитать один, два, три или десять вариантов. В политике и фигуры-то не все видишь, особенно те, которые за кулисами и дергают за веревочки… Если говорить про авиацию, особенно про акробатику, про самолетный спорт, то самолетом управляешь сам, и ты сам оцениваешь ситуацию, ветер, высоту, скорость, движение, мощность двигателя. В политике этого часто не удается сделать. Президент — это профессия, а авиация — это образ жизни. Авиация остается до конца жизни, по крайней мере, я так думаю. Пока дышу, я буду летать.

— Несколько лет назад я была в Парке скульптур советского периода в Литве, и экскурсовод, бывший узник ГУЛАГа, представляя памятник многолетнему руководителю советской Литвы Антанасу Снечкусу, сказал приблизительно так: «Жестокий был человек, даже своих родных выслал в Сибирь, но за одно литовцы должны быть ему благодарны — когда Сталин предложил присоединить к Литве Калининградскую область, Снечкус отказался. Иначе мы бы сейчас имели большую проблему с русскоязычным населением на литовской территории». Вы согласны с такой оценкой?

— Наверное, нет. Попробую ответить почему. Получается тогда, что было плохо, когда Литва была самым большим государством в Европе? Когда Литва была от Балтийского до Черного моря? Но каждый литовец гордится тем временем, когда наши князья создали такое огромное государство — Великое Княжество Литовское. Не согласен еще и потому, что каждый гражданин, по моему мнению, независимо от того, на каком языке он говорит в литовском государстве, должен иметь одинаковое с остальными место под солнцем. Если такую политику вести, тогда не будет никаких проблем…

— А часто говорите по-русски?

— Нечасто. Вспоминаю случай, когда я был премьером, и наша делегация ехала в Москву. По-моему, премьером в России тогда был Степашин. Мы одного дня рождения, одного месяца, одного года и шутили, что, наверно, в один день нас и снимут с этих должностей. Получилось чуть-чуть по-другому. Мы подписывали более десяти международных соглашений, и он задал мне вопрос: «На каком языке будем говорить за столом переговоров?» Я ответил: «Как это, на каком, ты понимаешь русский, я понимаю русский, давай без переводчика».

— В свое время с должности премьера вы ушли в знак протеста против того, что компания «Мажейкю нафта» была продана американской корпорации, а не ЮКОСу, как предполагалось. Правда, американцы потом перепродали компанию россиянам. А поддерживаете ли вы отношения с Михаилом Ходорковским, бывшим владельцем ЮКОСа?

— Я чуть-чуть уточню. Во-первых, компания была не продана, фактически она была подарена, еще и с доплатой. Во-вторых, мое предложение было — не выбирать между американской и российской компанией, а я предлагал, чтобы было три собственника. Чтобы пришли американские технологии, пришли российские ресурсы с нефтью, а литовцы остались как хозяева. Возвращаясь к Ходорковскому: я не встречался с ним. Я знаю, что он приезжал в Литву, но лично встречаться мне не приходилось.

— А как вы сейчас оцениваете последствия российских экономических санкций для Литвы?

— Времена меняются. Я помню, по-моему, это бы 1999 год, когда в России был дефолт, и это действительно отразилось на литовской экономике, более миллиарда литов мы потеряли тогда. И потом направление изменилось, литовские бизнесмены повернулись к западным странам. Конечно, санкции влияют, и не положительно. И я не сторонник таких действий. Надо говорить и надо уметь слушать. Маленькое государство или большое, неважно.

— Для многомиллионной аудитории Радио Свобода было бы очень важно знать вашу точку зрения на оккупацию Крыма и военный российско-украинский конфликт на востоке Украины…

— Я выступал в Европейском Парламенте и акцентировал три вещи. Во-первых, Украина была не готова подписать договор об ассоциации с Евросоюзом. Во-вторых, сам Европейский Союз был к этому не готов, не понимал положения на Украине. И в-третьих, мы не готовы, не умеем остановить войну на Украине. Я придерживаюсь такого мнения, что границы стран это святое, не время пересматривать эти границы, и суверенность Украины — это святое. И мое предложение было и остается, чтобы самые влиятельные политические силы мира сели за стол переговоров и не покидали его, пока не решится этот вопрос. Когда выбирают Папу Римского, кардиналы до тех пор закрыты на ключ в совещательной комнате, пока выберут. Вот так и тут нужно. Мир прошел и через более серьезные конфликты, и всегда находил выход и решение. Я думаю, что и сейчас можно найти решение. Надо хотеть, надо стремиться.

— Вы очень активны как депутат Европарламента. Скажите, какое, на ваш взгляд, самое слабое место в отношениях Запада и России?

— Доверие, простое человеческое доверие.

— Двустороннее?

— Недавно читал один опрос, который был сделан в России, о том, что россияне после американцев больше всего недолюбливают литовцев. Можете себе представить, что это народы, которые жили долгое время в одном государстве! Российский народ, россияне, потеряли во время Советского Союза, во время правления коммунистической партии очень много, если не больше всех советских республик. Как —то очень мало остается места настоящей информации. Очень много места занимает пропаганда.

— Вы говорите о российской пропаганде?

— Я говорю о глобальной пропаганде.

— А как вы видите отношения Литвы и США?

— Литва может стать очень сильной, если она будет мобильная, она должна работать и с россиянами, и с американцами, и с немцами, и с французами. Надо использовать свое географическое и геополитическое положение, готовить своих людей, и думаю, что духовное возрождение и доверие сохранят мир между нашими странами.

— Вы говорили об отношениях с соседями. Как вы считаете, какой должна быть политика Литвы по отношению к Белоруссии?

— Я считаю, что неправильна любая политика, которая ведет к изоляции. Только разговор, только общение, шаг за шагом. Только так можно достигнуть нормальных отношений. Изоляция никуда не ведет.

— Во время вашего президентства были сложные вопросы между Литвой и Белоруссией в связи с генералом Усхопчиком, который руководил Вильнюсским гарнизоном во время трагических событий в январе 1991 года в Вильнюсе. Он был тогда назначен на высокую должность в Министерстве обороны Белоруссии. Литве он не был выдан, чего требовала тогда литовская прокуратура…

— Есть много сложных вопросов между странами. Не получилось что-то решить сегодня, можно отложить в сторону, может завтра получится. Да, было требование прокуратуры, но другая сторона сказала «нет». Нельзя на этом останавливаться.

— Вы говорили о преимуществах, которые имеет бывший президент, это и большая свобода, вы можете заниматься своим любимым делом… А что бы вы могли посоветовать Александру Лукашенко? Он двадцать один год у власти и будет еще руководить, видимо, достаточно долго…

— У меня есть знакомые, которые живут в Белоруссии, которые имеют родственников в Белоруссии. И когда беседуешь с ними, то они говорят, что никаких проблем нет, что люди голосуют за Лукашенко, и это очень большой процент без всякой демагогии…

— Почти 84 процента на выборах, как сейчас?

— Я не могу спорить, сколько процентов, но довольно много людей по своему внутреннему убеждению выбирают Лукашенко президентом.

— То есть можно 25 лет быть президентом?

— Я попробую ответить чуть-чуть по-другому на этот вопрос. Наверно, вам приходилось встречать людей восьмидесяти, девяносто лет, которые кажутся молодыми, которые радуются жизни, делают свои дела — государственные или личные, в компании или в семье. А иногда встречаются люди, которым тридцать-сорок лет, а они уже старые, они уже ничего не хотят, не видят никакой цели. Это зависит от человека. Я лично не знаю президента Лукашенко, я не встречался с ним ни разу, не поговорил, не спросил, как он смотрит на такие вещи, какая его цель — создать процветающее государство или просто передать власть сыну…

— А что вы имеете от литовского государства как бывший президент?

— От литовской власти, не от государства, это будет точнее. Власть или те люди, которые имели отношения к событиям, которые происходили 11 лет назад, довольно тщательно подготовились к тому, что будет после импичмента. И в законах появились такие слова: президент, который закончил каденцию… Есть те, которые закончили каденцию, и те, которые не закончили. У меня есть только звание президента и орден, который вручается тогда, когда ты становишься президентом. Это все.

— Ни пенсии, ни резиденции, ни охраны, ни неприкосновенности?

— Ничего.

— Вы — единственный президент в Европе, устраненный с поста в результате импичмента. Есть художественный фильм «Пилот», который основан на вашей биографии. А какой сюжет вы могли бы предложить создателям фильма, если бы они захотели снять вторую часть?

— Наверно, это их надо спрашивать про сюжет для второй серии. Мне нравится такая пословица — самолеты поднимаются против ветра.

— Первый руководитель литовского государства Витаутас Ландсбергис считает, что Радио Свобода/Радио Свободная Европа рано прекратило вещание в странах Балтии, что Радио Свобода нужно вернуться в Литву, Латвию, Эстонию, поскольку очень сильна сейчас русская пропаганда. Вы согласны с ним? Как вы оцениваете роль Радио Свобода в истории Литвы?

— Переоценить это невозможно, оно большое влияние имело, огромное. Я думаю, что продолжать надо. Как никогда сейчас людям нужна правда. Люди умные, они умеют отличать белое от черного, и вместо пропаганды им нужна правда. И такие СМИ, как Радио Свобода, нужны как вода, как кислород каждому человеку.

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 марта 2016 > № 1693176


Россия. Литва > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 марта 2016 > № 1690587

Холодная война 2.0, гибридная, уже идет

Олег Ерофеев, Delfi.lt, Литва

«Все , что я говорю, не относится к Литве. Даля Грибаускайте — редкое позитивное исключение из тех правил», — об отношениях между Западом и Россией отмечает известный российский и украинский журналист, телеведущий Евгений Киселев. А говорит он о дефиците лидерства на Западе, который перестал держать себя в тонусе, гибридной холодной войне, которая грозит перерасти в горячую, и необходимости сдерживания угрозы режима Путина.

Киселев предлагает не обольщаться и проводит ряд исторических параллелей — ведь «максима про то, что история не знает сослагательного наклонения, отнюдь не означает того, что мы эту историю не должны изучать и у нее учиться». О том, кем и насколько усвоены эти уроки, шла речь и на Вильнюсском форуме российских интеллектуалов, а затем — на состоявшемся в столице Литвы Форуме свободной России. Киселев был одним из участников этих встреч.

Delfi: На Вильнюсском форуме российских интеллектуалов прозвучала мысль о том, что помочь России можно, помогая в первую очередь Украине. Для того чтобы в России произошли какие-то изменения, ситуация должна улучшиться на Украине, чтобы украинцы зажили лучше, что станет примером для россиян. Что вы думаете на этот счет?

Евгений Киселев: На мой взгляд, это чуточку идеалистический, я бы даже сказал, прекраснодушный подход. Хотя я не хочу здесь выглядеть умнее других. Я сам говорил об этом в свое время. Мне казалось, что успех проевропейского демократического проекта на Украине мог бы послужить очень ярким примером для соседней России. Но здесь сразу возникает много разного рода препятствий. А кто расскажет россиянам о том, что на Украине начались позитивные перемены?

Смотрите, простые люди, которые приезжают, связи же не оборвались, продолжают приезжать из Москвы в Киев. Они едут абсолютно перегруженные пропагандистскими штампами, стереотипами, мифами, которые распространяет российская проправительтсвенная пропаганда. Люди едут и страшно удивляются тому, что в Киеве не голод, ходит общественный транспорт, работает метро, что на улицах много автомобилей, в том числе и дорогих, кстати. Магазины, рестораны — все работает. Никаких костров, у которых якобы греются голодные и бездомные люди, никакого «Правого сектора», никаких «жидобандеровцев». В общем, Киев живет мирной жизнью нормального европейского города.

Да, есть трудности — инфляция, выросли цены, упали доходы граждан, остановились многие предприятия, в стране экономический, промышленный спад — это все так. Но в принципе как-то люди живут. Это отдельная тема, но я абсолютно уверен, что когда стабилизируется ситуация в экономике, когда начнется экономический рост, а я думаю, что он начнется уже в этом году, понятно, что экономика упала так низко, что экономический рост, который обещает стране нынешняя власть, штука условная, но из ямы экономика начнет выбираться, и рано или поздно, я уверен в этом, страна выйдет на финишную прямую, образно говоря.

И когда-нибудь через 20—30 лет, наверное, будет готова к тому, чтобы подавать заявку о членстве в Евросоюзе. Но об этом при нынешнем раскладе, режиме, который существует в России, россияне не узнают. Поэтому успех демократических реформ, вообще всех реформ, которые должны произойти на Украине, — это важно прежде всего для самой Украины. Увы, Россия об этом не узнает. Пока режим не поменялся, пока не поменялись правила игры, российским гражданам просто не дадут об этом узнать.

— Как вы считаете, когда произошел переломный момент, если такой был, в политике Путина, Кремля? Ведь еще не так давно обсуждалась тема безвизового режима между ЕС и Россией, шли переговоры по нескольким сферам сотрудничества.

— Во-первых, далеко не все, слава богу, в Европе и Америке ратовали за расширение сотрудничества с Россией. К счастью, были «трубадуры холодной войны», я говорю об этом с иронией, «законченные ястребы», «русофобы», которые говорили, что с этим режимом, с этой Россией дела иметь невозможно. И рано или поздно мы в этом убедились. Я об этом талдычил с первого года путинского президентства. Вы помните, как Джордж Буш-младший заглянул на первой встрече с Путиным ему в глаза и увидел, что с этим парнем можно иметь дело. А я вот, например, со своей стороны раньше, чем Буш заглянул этому парню в глаза и понял, что ничего кроме подполковника КГБ не увидел.

— Но и до сих пор немало тех, кто готов иметь дело…

— А в 30-е годы и в Америке были такие люди, которые считали, что можно и нужно иметь дело с Гитлером, сторонники политики умиротворения, так называемого appeasement, и в конце концов Гитлер в 1941 году, после Перл-Харбора, был инициатором объявления войны. Он надеялся, что объявив войну Америке, он подтолкнет Японию к более активным действиям, в том числе против России, на Дальнем Востоке, добьется ее вступления в войну против СССР. Как раз это был декабрь, немецкие войска терпели поражение под Москвой, и в некотором смысле сам Гитлер поспособствовал тому, чтобы США вступили в войну. А так, знаете ли, и немецкую хронику, и фильмы Лени Рифеншталь, и немецкие газеты геббельсовские до декабря 1941 года в Америке можно было, я думаю, в то время посмотреть и почитать. Поэтому повторяю — сторонников realpolitik в Европе было всегда во все времена хоть отбавляй, так называемых трезвых прагматиков.

Вспомните конец 60-х — начало 70-х годов — Вилли Брандта, Гельмута Шмидта и прочих творцов так называемой ostpolitik, которые, по сути дела, добились легитимации восточногерманского режима Хонеккера, легитимации раздела Берлина и прочее, прочее, прочее. Всем этим на самом деле они продлили лет на 10 жизнь коммунистическому режиму в СССР. Попробуйте сейчас покритиковать покойного Вилли Брандта или покойного Шмидта где-нибудь в компании политиков, политологов-традиционалистов в Германии. Вас провозгласят там чуть ли не врагом человечества, чуть ли не законченным убежденным реакционером и пособником фашизма.

Нынешний путинский режим — это угроза миру, конфликт между Россией и Западом имеет под собой цивилизационную основу, путинская Россия — это угроза европейской цивилизации, и центр этой угрозы сейчас находится в Восточной Украине. Эта гигантская территория с населением в несколько миллионов человек не контролируется никем, которая с подачи Путина, при его помощи или попустительстве, а на самом деле при помощи, активном участии и последующем попустительстве превратилась в такую черную дыру почти в центре Европы. Меньше тысячи километров оттуда до границы европейских стран.

Мы тратим сейчас время, деньги и какие-то дипломатические усилия на урегулирование ситуации вокруг маленькой, крошечной, находящейся на краю Европы Транснистрии — Приднестровья. «Биг дил», а тут у вас огромная территория, где население в несколько миллионов человек и где сосредоточено колоссальное количество военной техники, тяжелого вооружения в том числе. Я не преувеличиваю — сотни тысяч тонн боеприпасов, взрывчатки. Где действуют полукриминальные организации, которые со временем превратятся в абсолютно криминальные банды, где оружие, безвластие и криминалитет, где черный нал гуляет широкими потоками. Там будут и наркотики, там будет и торговля живым товаром и оттуда это потечет рано или поздно в Европу. И это гораздо ближе, чем какая-нибудь Сирия или Ливия. И не нужно переплывать через бурное Средиземное море зимой, форсировать Мессинский пролив.

Путинский режим — угроза, и этой угрозе нужно противостоять, эту угрозу нужно сдерживать. Так, как это делали на пике холодной войны. Холодная война 2.0, гибридная, она уже идет. Не надо обольщаться, говорить о том, что мы стоим перед угрозой новой холодной войны. Мы стоим перед угрозой новой горячей войны.

— Почему, на ваш взгляд, как отметила на форуме в Вильнюсе Лилия Шевцова, Запад дрейфует или спит в этой ситуации?

— Бывают такие периоды. Проблем много, в одном коротком интервью невозможно все эти проблемы затронуть. На мой взгляд, существует дефицит лидерства. Мы пришли к тому, что на выборах в США может оказаться, что президента будут выбирать из набора «Трамп vs Сандерс». Представим себе, что обвинение против Хиллари Клинтон в нарушении режима секретности, что она пользовалась незаконным образом ненадлежащим сервером, что посылала совсекретные сообщения, грубо нарушая установленные правила, подтверждаются. Это я рисую совершенно реальный сценарий. Расследование уже идет и на эту тему пишут, выступают американские СМИ. Предположим, что из этого вырастает такой хилларигейт. И она оказывается не в состоянии номинироваться на пост кандидата Демократической партии, и будет Сандерс против Трампа, а это, извините меня, трындец. Это диагноз политической системы Америки, которая деградировала в значительной степени потому, что с окончанием холодной войны возникла иллюзия того, что есть проблемы, о которых можно забыть.

Был период, условно говоря, когда существовали условные надежды, было достаточно оснований, что Россия будет развиваться в правильном направлении. Эти надежды были перечеркнуты в 2000 году, когда президентом стал Путин и когда началось строительство внесистемного путинского режима. Причем, я говорю внесистемного, потому что это режим в котором не действует российская конституция, когда не работают предусмотренные конституцией институты и процессы, которые там продекларированы, нет разделения властей, независимого суда, нет продекларированных прав граждан и т. д. И уже тогда нужно было тревожиться.

А к сожалению, Запад себе изменил. Когда есть соперник, когда есть цель, когда есть борьба, ты держишь себя в тонусе. Когда есть конкуренция, в том числе осознанная конкуренция нескольких систем, ты готовишь следующее поколение игроков. Как в футболе — высококонкурентный чемпионат Испании, Англии. Понятно, что тренеры ведущих команд и даже команд середняков выращивают следующее поколение тех, кто будет играть в основном составе. А в Америке, как, впрочем, и в Европе этого нет. Ну, есть Ангела Меркель, которая при всем моем уважении все-таки бледная тень Маргарет Тэтчер.

А как говорили: нам нужны такие щедрины и такие гоголи, и такие пушкины и лермонтовы в политике, рейганы и тэтчеры сегодняшнего дня. Их отсутствие и объясняет очень многое в том, что проводится на Западе. Все, что я говорю не относится к Литве. Даля Грибаускайте — редкое позитивное исключение из тех правил, о которых я говорю. Слава богу, что работают традиции, правила, институции Европейского Союза, и голос маленькой Литвы равняется голосу большой Германии. Но существует, к сожалению и реальная политика. Я вижу, например, как работают в Киеве литовские дипломаты, с какими колоссальными трудностями им приходится сталкиваться, потому что их некоторые европейские коллеги, некоторые американские коллеги на многие вещи смотрят совершенно иначе.

— Поддержки из других столиц не последовало, когда Грибаускайте назвала Россию террористическим государством.

— Мы возвращаемся к истории о конце тридцатых годов. Европа позволила Германии провести у себя в 1936 году зимнюю и летнюю Олимпиаду, про Гитлера все уже было известно тогда: и «Майн Кампф» можно было прочитать, уже были концлагеря, уже были гонения на инакомыслящих, уже уничтожались политические свободы, а тем не менее отдали на растерзание Гитлеру Чехословакию, позволили ему аннексировать Судеты, позволили аншлюс Австрии. И если бы не растущие аппетиты Германии, глядишь, по-другому могла сложиться европейская историю, не полез бы фюрер в Польшу — глядишь, и не было бы Второй мировой войны. На самом деле, конечно же, была бы, но история не знает сослагательного наклонения, однако вот эта максима про то что история не знает сослагательного наклонения отнюдь не означает того, что мы эту историю не должны изучать и у нее учиться.

— Прозвучало последнее слово Надежды Савченко. Вряд ли приговор будет в пользу Надежды, но каково значение этого дела для России и Украины?

— Что касается Надежды Савченко, я думаю, что с этим делом все абсолютно понятно. Ясно, что приговор будет суровый, обвинительный, ясно, что это не суд, а судилище. Дальше — сможет ли внешний мир этим воспользоваться так, как в свое время он воспользовался судилищем о поджоге Рейхстага, который все-таки превратился в первый публичный процесс над теорией и практикой немецкого национал-социализма, что было в то время в отсутствие глобального информационного мира крайне затруднительно. Сейчас в ситуации, когда глобальный информационный мир существует, дальнейшее зависит только от того, сколь решительны будут европейские и американские СМИ, европейские и американские политики в своем желании осудить Россию, осудить это судилище и добиваться самого сурового наказания, самых жестких санкций по отношению к тем, кто виновен в организации этого позорного процесса.

Россия. Литва > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 марта 2016 > № 1690587


Литва. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 февраля 2016 > № 1644937 Вигаудас Ушацкас

Евросоюз не принимал решения об отказе от проекта "Южный поток" и остается привержен политике диверсификации поставок газа. При этом Брюссель не менял условий, на основе которых могут вестись переговоры в энергетической сфере, в том числе с Москвой, заявил посол ЕС в России Вигаудас Ушацкас. Накануне отмечаемого в России 10 февраля Дня дипломатического работника он рассказал в интервью РИА Новости о том, что участвовал в переговорах по вступлению Литвы в Европейский союз и НАТО, и о том, как начало его дипломатической карьеры совпало с одним из самых драматичных моментов позднесоветской эпохи.

- Был ли для вас выбор профессии случайным, или вы стремились на дипломатическую службу?

— Для юноши, который родился в самом отдаленном от Вильнюса литовском городе Скуодас, дипломатическая служба была недостижимой в советское время. Однако я всегда интересовался вопросами государства и права. Помню, как в 80-е годы читал "Демократию в Америке" Алексиса де Токвиля – переиздание книги, выпущенной в Санкт-Петербурге в 1902 году. Только после окончания университета, которое совпало с восстановлением независимости Литвы в 1990 году, и завершения моей учебы в Норвегии и Дании меня пригласили на работу в МИД. Кстати, я подписал контракт в тот день, когда в России случился путч 1991 года.

- До назначения в РФ вы работали в других странах. Какая из командировок вам больше всего запомнилась?

— Я благодарен судьбе за возможность работать на важнейших направлениях литовской и европейской внешней дипломатической деятельности. Я непосредственно участвовал в переговорах по вступлению Литвы в Европейский союз и НАТО. Но где бы я ни работал – в Вильнюсе, Вашингтоне, Лондоне или Брюсселе, – я всегда уделял особое внимание отношениям с непосредственными соседями Литвы – Российской Федерацией и Белоруссией.

С точки зрения политической, культурной и дипломатической самым исключительным, незаурядным опытом стала моя работа в Афганистане. Быть погруженным в исламский мир с его богатыми религиозными и местными племенными традициями, уходящими корнями в глубь веков, жить и работать в обществе, которое десятилетиями находилось в состоянии войны и конфликта, в котором 75% населения было неграмотным, в котором бедность населения и экстремальные условия жизни не оставляли никого равнодушным, – это сложно, иногда опасно, но это обогащает тебя, и не только профессионально. Ты как будто новыми глазами смотришь на вещи, которые в западном мире уже воспринимаются как само собой разумеющееся: ценность человеческой жизни, основные права и свободы, гендерное равенство, доступность образования, экономические возможности. Ты учишься все это ценить более ревностно.

В работе дипломата много приятных моментов. За годы, что я провел в Афганистане, представляя Европейский союз, который является крупнейшим донором помощи развития в мире, я лично участвовал в реализации гуманитарных проектов, которые очевидным и конкретным образом меняли судьбы и улучшали социально-экономическое положение простых афганцев.

Афганистан уникален еще и потому, что люди, с которыми ты там работал, остаются твоими друзьями на всю жизнь. К моему глубокому сожалению, из-за продолжающихся терактов я потерял в Афганистане нескольких друзей, в том числе моего хорошего друга, российского дипломата Вадима Назарова, который был жестоко убит талибами. Вадим навсегда останется в моей памяти.

- Остались ли места, где бы вы хотели еще побывать?

— Россия поистине такая огромная и многообразная страна. Здесь так много мест, которые я хотел бы посетить.

- Можно ли говорить, что удачное завершение многолетнего марафона по решению ядерной проблемы Ирана доказало безальтернативность дипломатических инструментов по урегулированию международных конфликтов?

— Договоренность, достигнутая по иранской ядерной программе, показывает, что санкции вкупе с диалогом приносят плоды, позволяют урегулировать сложные конфликты. Помимо этого, требуется единство международного сообщества. Так, например, в Афганистане под эгидой ООН сложилась крупнейшая международная коалиция, в которую входило более 70 стран. Нас объединяли общая цель и задачи – после драматических терактов 11 сентября содействовать мирному развитию Афганистана, чтобы страна вновь не стала местом, где обучаются боевики и разрабатываются международные теракты.

Мы также не должны забывать, что силовой компонент решения обязательно должен сопровождаться политическим процессом и дипломатическими усилиями по урегулированию конфликта. При помощи военных средств можно выиграть битву, но не войну. У войн и конфликтов нет быстрого решения.

Чтобы мир победил войну – будь то в Сирии, Афганистане, Йемене или где-то еще, одних бомбардировок и военных действий недостаточно. Необходимо политическое примирение, которое возможно лишь при прекращении огня и достижении компромисса, часто при международном посредничестве. Это то, чем сейчас занимается в Сирии мой хороший друг Стаффан де Мистура.

От международного сообщества ожидается и требуется долгосрочная донорская помощь для послевоенного восстановления экономики и социальной, образовательной и транспортной инфраструктуры. Именно этому была посвящена конференция стран-доноров в Лондоне 4 февраля. Также часто требуется содействие для создания новой динамики регионального сотрудничества.

Для урегулирования международных конфликтов, достижения мира, стабильности и устойчивого развития необходимы усилия не одной страны, а всего международного сообщества. Поэтому Европейский союз работает с другими международными и региональными акторами и решительно и всесторонне поддерживает ключевую роль ООН.

Я надеюсь, что, опираясь на успех переговоров по ядерной проблеме Ирана и резолюцию ООН по Сирии, все участники переговорного процесса смогут прийти к общему пониманию, которое позволит положить конец многолетнему кровопролитию в Сирии, остановит поток беженцев и будет содействовать политическому процессу урегулирования в Сирии.

- Ранее постпред РФ при ЕС Чижов заявил, что не исключает возможности возобновления проекта "Южный поток" "в недалеком будущем". Как вы оцениваете перспективы возобновления этого проекта?

— Как вы знаете, не Европейский союз принял решение отказать от реализации проекта "Южный поток". Мы, как и ранее, остаемся привержены принципу диверсификации маршрутов и источников поставок энергоресурсов. Если проект будет возобновлен, то его реализация должна идти при полном соблюдении Третьего энергопакета и других законодательных актов ЕС.

- Возможна ли встреча главы европейской дипломатии Федерики Могерини и российского министра иностранных дел Лаврова "на полях" конференции по безопасности в Мюнхене?

— Да, мы ожидаем, что двусторонняя встреча состоится в рамках конференции в Мюнхене.

Литва. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 февраля 2016 > № 1644937 Вигаудас Ушацкас


Литва. Польша. РФ > Транспорт > gazeta.ru, 10 февраля 2016 > № 1644758

Нервы сдали в ожидании парома

Российский дальнобойщик покончил с собой в Литве в очереди на паром

Даниил Ломакин

В Литве покончил с собой российский дальнобойщик, на много дней застрявший в очереди на паром в Германию. Прекращение грузового автомобильного сообщения между Россией и Польшей вынуждает перевозчиков искать обходные пути. Запрет уже привел к огромным пробкам на границах Белоруссии. Дальнобойщики объезжают Польшу через Украину и Литву. Время ожидания в некоторых случаях может измеряться неделями.

После многодневного стояния в очереди на паром в литовском городе Клайпеде свел счеты с жизнью дальнобойщик из Пскова. Российские водители большегрузов по нескольку недель ждут возможности переправиться в Германию — другого пути попасть в большинство европейских стран у них нет, поскольку грузовое наземное сообщение между Россией и Польшей было закрыто с 1 февраля на неопределенный срок.

Как сообщили местные СМИ, трагедия произошла во вторник, 9 февраля, около десяти часов утра на одной из улиц города Клайпеды, где водители неделями ожидают своей очереди на грузовой паром в Германию. Коллеги обнаружили 43-летнего мужчину в кабине его грузовика, когда он уже был мертв. Стоявшие вместе с ним в очереди на паром водители утверждают, что причиной суицида стал нервный срыв.

«Он присоединился к нашей колонне в пятницу, сказал, что он из Пскова, везет груз в Германию, — поведал местным журналистам один из дальнобойщиков. — Странно, что такое произошло.

Может ли нормальный человек в течение трех дней так устать психологически?»

Опрошенные журналистами водители подозревают, что у мужчины сдали нервы. Несколько дальнобойщиков вспомнили, что он жаловался им на некие проблемы с грузовиком и просил помочь с починкой, а также неоднократно выражал опасения, что будет уволен руководством.

По словам водителей, фура, в которой был найден труп, стояла в километре от въезда на паром. Таким образом, грузовик мог отправиться в Германию только через несколько дней. Впрочем, говорить о какой-то прямой связи между гибелью водителя и ситуацией с запретом на проезд через Польшу пока рано.

В среду очередь из грузовиков в Клайпеде растянулась примерно на два километра. Движется очередь крайне медленно — в среднем каждый день уплывают лишь несколько машин. По оценкам оператора парома, на перевозку всех желающих по меньшей мере уйдет несколько недель.

В то же время серьезные очереди из фур скопились не только перед паромом в Литве, но и в Белоруссии. Часть водителей стоит на границе с Литвой, пытаясь добраться до парома в Клайпеде. Другие дальнобойщики из России застряли на белорусско-украинской границе. Это еще одно направление, по которому можно попасть в Европу, минуя Польшу.

«Ситуация некатастрофическая. Мы бросили на эти направления дополнительные человеческие ресурсы, через нашу границу транспорт уходит, очередь не стоит — медленно движется, — заявил пресс-секретарь Госпогранкомитета Белоруссии Александр Тищенко. — Сейчас, к примеру, в пункте пропуска «Каменный Лог» на границе с Литвой очередь на выезд — 90 грузовиков, в «Беняконях» — 60». Представители ГПК Белоруссии провели встречи с украинскими и литовскими коллегами с целью обеспечения в нынешних условиях «ритмичного оформления грузопотока».

Тищенко также отметил, что пограничники не исключают, что на литовской стороне тоже может начать скапливаться грузовой транспорт. «Тем не менее критических моментов нет, с ситуацией справляемся как мы, так и наши литовские и украинские коллеги», — уверил представитель Госпогранкомитета.

При этом ситуация на границе постоянно меняется — еще 9 февраля тот же ГПК сообщал, что на трех пунктах пропуска с Литвой стоят 240 фур.

Примечательно, что украинское направление выбрало значительно меньшее количество российских водителей. И это при том, что пусть в Европу через Украину не только короче, но и занимает значительно меньше времени — никакого парома дальнобойщикам неделями ждать уже не нужно.

Возможно, это происходит из-за конечного адресата груза — многим водителям действительно удобнее попасть напрямую в Германию. Не исключено также, что некоторые водители, напуганные антиукраинской пропагандой, просто побаиваются ехать в Словакию через Западную Украину, опасаясь возможных проблем на таможне. Хотя никаких реальных запретов для них на Украине нет.

У водителей, не желающих ехать через Украину и стоять неделями в Клайпеде, есть и другие варианты. В частности, из Прибалтики водители могут отправиться в Швецию, а оттуда на пароме в Данию и уже через нее оказаться в Германии. Хотя очевидно, что такой вариант окажется весьма затратным.

Напомним, что международные перевозки между Польшей и Россией были прекращены с 1 февраля 2016 года. Страны не смогли договориться об объемах перевозок, и истекшее соглашение в результате не было продлено. В начале февраля в Варшаве прошли трехдневные переговоры, однако найти компромисс сторонам не удалось. Очередной раунд переговоров должен состояться уже на российской территории.

В Министерстве транспорта планируют, что встреча состоится до 15 февраля и станет решающей. Именно в этот день истекает договоренность между странами, согласно которой российские и польские фуры, которые остались на иностранной территории, могут завершить доставку товаров и вернуться на родину.

Транзитный путь в Россию через Польшу из других стран остается закрытым.

«Пока действительно нет никакой катастрофы, — рассказал «Газете.Ru» представитель АСМАП в Пскове Андрей Кузнецов. — Конечно, у литовцев сейчас не хватает паромов, поэтому приходится стоять в очереди по две-три недели. Но это не страшно, псковские перевозчики бронируют места и едут. К тому же Литва вроде собирается увеличить число паромов.

Хотя есть и другая информация: якобы литовцы специально пускают как можно меньше российских фур на паромы. Но это на уровне слухов».

Собеседник напомнил, что три года назад грузоперевозки между Польшей и Россией также были приостановлены. «Тогда только к марту обменялись разрешениями, пойдя на уступки полякам, — говорит Кузнецов. — Сейчас принимать их условия, по мнению перевозчиков Северо-Запада, нельзя. Если увеличить им квоту в два с половиной раза, то мы встанем без работы. Лучше мы будем ездить через Литву, Финляндию и Швецию».

Литва. Польша. РФ > Транспорт > gazeta.ru, 10 февраля 2016 > № 1644758


Латвия. Литва. РФ > Внешэкономсвязи, политика > eadaily.com, 26 января 2016 > № 1631334 Владимир Симиндей

Владимир Симиндей: искажая историю, прибалты хотят «довоевать» с Россией

Корреспондент EADaily беседует с известным российским историком, руководителем исследовательских программ фонда «Историческая память» Владимиром Симиндеем. Тема беседы — попытки переписывания истории, активно предпринимаемые прибалтийскими этнократами.

Несколько месяцев назад минюсты Литвы, Латвии и Эстонии договорились, что будут требовать с РФ компенсаций за оккупацию и даже выразили желание идти с этой претензией в международные структуры. На ваш взгляд, если такой иск действительно будет возбужден, какие будут его перспективы?

— Возгонка «оккупационной риторики» в адрес Москвы на новый уровень связана с обострением международной обстановки вокруг России. Но непосредственно она вызвана стремлением если и не навязать свою повестку дня евробюрократам и «старшим сестрам» по ЕС, то хотя бы не допустить «забвения» прибалтийского уголка под грузом иных региональных и общеевропейских проблем: беженцы, терроризм… Так что на сегодняшний день это лишь часть политической пропаганды и тактики. Конечно, счет-пересчет «ущербных» компенсаций будоражит воображение недалекой части местного национал-патриотического электората, но всерьез рассчитывать на поживу за счет России могут лишь те, кто свято верит в ее полный крах.

Недавно в Москве презентовали сборник документов об отношениях между союзным центром и республиками Прибалтики в 60-х. Какое значение данное издание может иметь для борьбы с «оккупационной теорией»?

— Введение в научный и медийный оборот множества интересных документов, их тщательный анализ и сопоставление с ранее хорошо известными данными — лучшее лекарство от «оккупационной» риторики в адрес Москвы, сколь бы громкой и навязчивой она ни была. 16 декабря в Совете Федерации состоялась презентация фундаментального научного издания «Советская модель экономики: союзный Центр и республики Прибалтики. 1953 г. — март 1965 г.» В тысячестраничном сборнике документов впервые опубликован большой комплекс рассекреченных архивных материалов по экономической истории прибалтийских республик советского периода, дающий представление об основных тенденциях, проблемах и результатах развития республиканского хозяйства, практике взаимоотношений с союзным Центром, механизмах согласования решений, противоречиях и конфликтах, сопровождающих эти решения.

Как отмечает в обширном предисловии к изданию составитель сборника доктор исторических наук Елена Зубкова, «после обретения бывшими союзными республиками независимости полюс в оценке итогов экономического развития в советский период национальными историками, представляющими государственную версию истории, поменялся с высвечивания достижений на противоположный. Причины односторонности подходов советской историографии, как и рокировки в постсоветское время одни и те же — политические и идеологические. В результате исследований по социально-экономической истории бывших советских республик, основанных на значительно расширившемся корпусе доступных источников, по-прежнему очень мало». В новой работе, наоборот, продемонстрирован взвешенный научный подход, отброшены те или иные штампы и предпринята успешная попытка поставить ряд вопросов и ответить на них с помощью научного анализа документов. Среди них — вопросы об эффективности прибалтийской модели советской экономики, о месте этих республик в общесоюзной системе экономических связей, о судьбе советских промышленных комплексов в Прибалтике, о качестве изменений экономического потенциала Латвии, Литвы и Эстонии в советское время и его влиянии на современную экономику этих стран.

Рамки публикации охватывают период с 1953 по 1965 годы — от начала «оттепели» до «косыгинской» экономической реформы. Именно это время занимает особое место в истории Латвии, Литвы и Эстонии, когда окончательно формируется «Советская Прибалтика» как геополитический, экономический и культурный феномен. Сегодня в Прибалтике националистически настроенные политики и ангажированные экономисты соревнуются в выдвижении России «исторических» претензий и подсчете некоего «ущерба» за советский период совместной истории. Раздаются запальчивые голоса, что чуть ли не «Рига кормила Москву», а советская экономическая политика в регионе была «колониальной» — как английская в Индии! Конечно, характер экономических вложений в слаборазвитый Таджикистан и относительно развитую Латвию был разный, но их вдумчивый и непредвзятый анализ никак не может привести к желаемым прибалтийскими националистами выводам.

По результатам исследования Елена Зубкова замечает: «Сфера экономики в СССР была частью не просто политики, но и национальной политики в том числе. Экономическая составляющая национальной политики строилась на тезисе о „выравнивании“ уровня экономического развития советских республик, что предусматривало соответствующую систему преференций. Они касались преимуществ в распределении инвестиций, льготного режима налогообложения, дотаций. Вместе с тем программа „выравнивания“ для Прибалтийских республик, за исключением остающейся еще в середине 1950-х годов преимущественно аграрной Литвы, была не слишком актуальной, поскольку и до вхождения в состав СССР они отличались относительно высокими по сравнению с другими советскими республиками показателями качества жизни населения. Система преференций для Прибалтийских республик строилась на ином принципе — сравнительном: их граждане должны были почувствовать преимущества вхождения в состав СССР по сравнению с периодом независимости».

Насколько я знаю, в ближайшее время предполагается передать этот сборник, насчитывающий 273 документа, парламентариям Латвии, Литвы и Эстонии, а также национальным библиотекам этих стран.

В 2010 году Рига и Москва договорились о создании совместной комиссии историков. Сейчас она, кажется, уже не существует, но за последние несколько лет члены комиссии несколько раз встречались, проводили заседания и т. д. На ваш взгляд, был ли какой-то толк — научный, практический — от работы этой комиссии, или его не было вовсе?

— Деятельность комиссии свелась к аббревиатуре «ППР»: «Поговорили, поговорили и разошлись». Не преуспев на научной ниве, не издав ни одного совместного сборника документов, латвийские «комиссионеры» под предлогом «агрессии» России на Украине решили «хлопнуть дверью», расписавшись в собственном бессилии и политической ангажированности. Печальный, но закономерный финал, скрасить который призван один вымученный сборник документов, до сих пор готовящийся к печати.

Лично я убежден: российской стороне работа этой комиссии не нужна. Не нужна прежде всего в силу позиции латвийских коллег, которые пытались использовать деятельность комиссии в двух неэвристических целях — в качестве площадки для пропагандистского навязывания своих взглядов на историю и в качестве «отмычки» для приоритетного допуска к тем или иным архивным материалам. Члены латвийской части комиссии даже не пытались скрыть то, что их деятельность в значительной степени политизирована. Так, с учреждением двусторонней комиссии профессора Инесис Фелдманис и Антоний Зунда, один за другим занимавшие должность сопредседателя комиссии, заявили, что, например, вопрос о «советской оккупации» вовсе и не вопрос, а потому не подлежит обсуждению. То есть, с точки зрения латвийских официальных историков, не допустимо участие в дискуссии, ставящей под сомнение декларируемый политическим руководством Латвии тезис об «оккупации» Латвии Советским Союзом. Таким образом, от российских историков ждали признания, хотя бы по умолчанию, официальной позиции Латвии. Как известно, подобная интерпретация событий 1940 года зафиксирована в политических документах — декларации об оккупации, декларации о легионерах, декларации от 4 мая 1940 года. То есть латвийские официальные историки в любом случае связаны политическими документами и отступать от «скрижалей» не имеют права.

На сегодняшний день юридически деятельность комиссии «приостановлена», фактически же комиссия находится в состоянии полураспада: ряд латвийских соучастников заявили о выходе из нее, некоторые российские члены не проявляют какой-либо активности. Почему же комиссия продолжала вхолостую существовать все эти годы? Причины банальны. Во-первых, когда власть принимает решение о создании той или иной структуры, то через какое-то время вступают в силу бюрократические законы, и учрежденная структура начинает жить собственной жизнью. Во-вторых, не будем забывать о заинтересованности конкретных лиц в статусе сопредседателей комиссии, которая, по сути, была предоставлена самой себе. В-третьих, российские структуры, курирующие отношения с Латвией, считали, что закрыть комиссию всегда можно успеть. Сперва нужно, по крайней мере, проявить добрую волю и показать готовность к диалогу, чтобы никто не мог упрекнуть Москву в том, что она, мол, боится или не желает обсуждать спорные вопросы. И, наконец, четвертая причина: наличие комиссии позволяло российской стороне призывать латвийских коллег не увлекаться историческими вопросами в текущей политике и двусторонних отношениях — для этого есть специальная площадка. Как видим, этот расчет не оправдался.

В 2012 году вас занесли в «черный список» в Латвии за намерение презентовать в Риге выставку «Угнанное детство». О чем была эта выставка и почему Рига так испугалась данного мероприятия?

— Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич объявил «персонами нон грата» меня и директора фонда «Историческая память» Александра Дюкова 3 марта 2012 года. Как отмечалось в заявлении, размещенном на официальном сайте МИД Латвии, решение было принято «на основании заключения компетентных органов о сознательной нежелательной деятельности этих двух лиц, которая вредит Латвийскому государству и его гражданам». Конечно, это было возмутительным вмешательством в дела исторической науки, примитивным политическим давлением и попыткой воспрепятствовать объективным исследованиям проблемных страниц истории. После этого нам стало очевидно, что латвийская сторона не заинтересована всерьез вести научный диалог по сложным страницам нашего общего прошлого, а работа совместной российско-латвийской комиссии историков будет профанирована.

Решение МИД Латвии было прямой попыткой сорвать намеченное на конец марта того года открытие в Риге историко-документальной выставки «Угнанное детство: Судьбы детей, угнанных на территорию Латвии, 1943 -1944 гг.», подготовленной фондом «Историческая память» в рамках программы «Повышение статуса жителей сожженных белорусских деревень», реализуемой Белорусским фондом мира и германским фондом «Память, ответственность и будущее». Чуть ранее данная выставка была голословно названа МИД Латвии «злостной фальсификацией истории» и «дезинформирующим мероприятием». Эта экспозиция вызвала у официальных латвийских властей столь неадекватную реакцию именно потому, что в ней на основе широкого круга документальных источников показаны преступления, совершавшиеся на территории России и Белоруссии нацистами и их пособниками — служащими латышских полицейских батальонов и латышской вспомогательной полиции безопасности. Очевидно, что объективные исследования карательных операций в российско-белорусско-латвийском пограничье в годы нацистской оккупации являются «неудобными» для современного латвийского политического истеблишмента, сделавшего ставку на героизацию Латышского легиона СС.

Запретительная активность латвийской дипломатии могла быть своего рода местью и за высвечивание того неприглядного факта, что многие из насильственно угнанных латышскими полицаями женщин и детей в Латвию из сжигавшихся деревень, потом, в 1991 году, получили статус «неграждан» и полуофициально считались… «советскими оккупантами»!

Любопытную версию изложил в одном из интервью директор Института внешней политики Латвии Андрис Спрудс, заявивший, что «когда в начале [2012] года Дюков и Симиндей сюда хотели въехать для того, чтобы показать свои статьи, это было расшатыванием ситуации, а у нас и так была довольно эмоциональная атмосфера в контексте референдума [о придании русскому языку официального статуса], вдобавок искусственно пробовать расшатывать ситуацию какими-то фальшивками». Эмоции самого Спрудса понятны: он в ответном порядке отправился «в бан» и является невъездным в Россию. Однако же спустя почти четыре года после проведения в Москве нашей выставки никто из официальных латышских историков так и не смог привести ни одного доказательства того, что мы якобы что-то сфальсифицировали в фотографическом материале и архивных текстах или в воспоминаниях жертв нацизма и коллаборационизма. Следует отметить, что за это время выставку с ранее неизвестными свидетельствами о доминирующей местами роли карательных подразделений из числа латышских добровольцев в нацистской истребительной политике на северо-западе СССР в 1943−44 годах также смогли посмотреть в Минске, Пскове, Норильске, Париже и еще раз в Москве.

Это уже неоднократно обсуждалось, но все же — в чем состоит ущербность концепции «легионеры Ваффен СС — жертвы войны, они были обмануты немцами и искренне считали, что сражаются за независимость Латвии»?

— Прежде всего в том, что деятельность латышских легионеров СС и иных пособников нацистов в годы Второй мировой войны нередко подается в современной Латвии в оправдательных и даже восхваляющих тонах, причем не только в националистических СМИ, но и на высоком и высшем уровнях власти. Так, 28 февраля 2012 года президент Латвии Андрис Берзиньш в интервью телеканалу LNT огульно и безапелляционно заявил: «Они (солдаты) попали в немецкий легион путем принуждения. Они воевали с целью защитить Латвию. Латыши в этом легионе не являются преступниками», «считать их преступниками — это за гранью разумного». Накануне 16 марта, отмечавшегося в Латвии как памятный день ветеранами Ваффен-СС и их почитателями из неонацистских кругов, официальная Рига не раз заявляла о «невиновности» латышских легионеров СС. В частности, латвийская дипломатия, разместив на сайте МИД страны соответствующие документы Международного военного трибунала в Нюрнберге, попыталась задним числом вывести Латышский легион СС из-под определения Трибуналом «преступной группы», «состоящей из тех лиц, которые были официально приняты в СС». Сделано это со ссылкой на ту часть приговора Трибунала, в которой говорится об исключении из понятия «преступной группы» «тех лиц, которые были призваны в данную организацию государственными органами, причем таким образом, что они не имели права выбора, а также тех лиц, которые не совершали подобных преступлений».

Оправдательная активность латвийской дипломатии является составной частью политики глорификации легиона СС, квинтэссенция которой выражена в до сих пор имеющей силу для чиновников «Декларации Сейма Латвии о латышских легионерах во Второй мировой войне» от 29 октября 1998 года. В этом документе содержится вопиющее вранье: «Целью призванных и добровольно вступивших в легион воинов была защита Латвии от восстановления сталинского режима. Они никогда не участвовали в гитлеровских карательных акциях против мирного населения».

Латышские эмигрантские мемуаристы и современные официальные историки в своих трудах неизменно подчеркивали, что латышские легионеры Ваффен-СС воевали исключительно против большевизма на передовой линии фронта и якобы не имеют никакого отношения к зверствам в тылу и прифронтовой зоне. При этом в оценках Латышского легиона СС, как феномена Второй мировой войны, местная историография старается не акцентировать внимание на том, что немецкое командование, согласно распоряжению рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера от 26 мая 1943 года, относило к нему и все полицейские батальоны, участвовавшие в карательных акциях на территории Белоруссии, России, Украины, Литвы и Польши, постепенно включая их в состав 15-ой и 19-ой дивизий Ваффен-СС. Военный преступник, командир 1-го Рижского полицейского полка Робертс Осис, отвечавший за формирование отрядов латышской полиции, а затем занимавший посты в легионе СС, признавал, что «это были военные наемники, труд которых оплачивался».

Выдвигалась и более «хитрая» концепция получения политических дивидендов и избегания имиджевых потерь от эксплуатации легионерской тематики. В ее основе лежала идея выделить небольшую часть «лояльных» ветеранов-красноармейцев местного происхождения (как правило, этнических латышей) и организовать их публичное «примирение» с легионерами СС, на основе признания континуитета Латвийской Республики и «оккупационных» постулатов. Софистическая формула «примирения» предложена следующая: «Ни легионеры, ни красноармейцы не воевали под правильными знаменами, но и у тех, и у других основной враг был правильный!» Однако ожидаемый пропагандистский эффект от реализации этой затеи получен не был, да и достаточного числа ветеранов, готовых играть в это на публику, найти не удалось.

Все слышали про зверства «команды Арайса» над евреями на территории оккупированной нацистами Латвии. Менее известны примеры уничтожения мирного населения, проводившегося латышскими коллаборационистами за пределами их республики, на территории Российской Федерации и Белоруссии. Могли бы вы назвать примеры подобных преступлений?

— Мы в сотрудничестве с Департаментом по архивам и делопроизводству минюста Республики Беларусь в 2013 году издали сборник «Зимнее волшебство»: нацистская карательная операция в белорусско-латвийском пограничье, февраль-март 1943 г. Документы и материалы". «Зимнее волшебство» («Winterzauber») — одна из самых жестоких и кровавых карательных операций нацистов, проводившаяся в основном силами латышских полицейских батальонов и «команды Арайса» (около 4 тысяч карателей) на территории Освейского, Дриссенского, Россонского районов Белоруссии и Себежского района России. Целью карателей было создание вдоль латвийской границы многокилометровой полосы «мертвой земли»: все деревни должны были быть уничтожены, их жители — истреблены или вывезены на принудительные работы. Как и у многих других нацистских карательных операций, официальной задачей значилась борьба с советскими партизанами, тогда как основным результатом становилось массовое уничтожение местных «расово неполноценных» жителей. Во введении к этому сборнику архивных документов мы как раз и суммируем реальные итоги этой операции: около 70 — 80 убитых партизан, более 10 тысяч уничтоженных мирных граждан, более 7 тысяч угнанных (несколько тысяч из которых впоследствии преждевременно умерло от истощения и болезней), 439 сожженных населенных пунктов, огромное количество угнанного скота, отравленные колодцы, залитая кровью 15-километровая полоса «мертвой земли». А вот партизанский край так и не был ликвидирован, по-прежнему создавая угрозу для коммуникаций оккупантов.

Сейчас латышские историки стараются доказать, что Саласпилс был «воспитательно-трудовым» лагерем, который ни в коем случае нельзя называть концлагерем или «лагерем смерти». Какой в этом смысл?

— Эта казуистика с использованием нацистских критериев для нынешнего обозначения категорий лагерей уже имеет свою историю. Так, использование нацистской терминологии без кавычек отмечается в таком политико-пропагандистском продукте, как скандально известная книга «История Латвии. ХХ век», выпущенная при финансовой поддержке «комиссии по демократии» посольства США в Риге в 2005 году с предисловиями президента Вайры Вике-Фрейберги и главы МИД Артиса Пабрикса. В этом издании Саласпилсский концлагерь, вслед за нацистской пропагандой, именуется «Расширенной полицейской тюрьмой и воспитательно-трудовым лагерем», а его узники цинично перечисляются в следующем порядке: «участники движения сопротивления, евреи, дезертиры, прогульщики, цыгане и пр.»

Если в брошюре, изданной в 2007 году Институтом истории Латвии, член Комиссии историков при президенте Латвии Ирене Шнейдре еще называет Саласпилс, наряду с лагерным комплексом в Вайвара (Эстония), крупнейшим концентрационным лагерем на территории Балтии, то другие официальные историки (например, Инесис Фелдманис, Улдис Нейбургс) без каких-либо серьезных оснований стали утверждать, что в этом лагере якобы могло находиться одновременно лишь около 2000 человек и именно столько же там погибло. Запредельный цинизм и полный имморализм в данном вопросе продемонстрировал нынешний глава латвийской комиссии историков Инесис Фелдманис, заявивший в одном из интервью 2008 года следующее: «Советские и российские историки всегда утверждали, что Саласпилс был лагерем смерти. Ничего подобного! Под лагерями смерти в научной литературе понимают лагеря, где жертв убивали сразу после их привоза. Ничего подобного в Саласпилсском лагере не происходило. Некоторые русские историки по меньшей мере в пятьдесят раз преувеличили численность погибших в этом лагере: всего там было уничтожено каких-то 2 тысячи человек, а не 100 тысяч. Одновременно там могли находиться только от двух до трех тысяч человек — такая вот расширенная тюрьма. Лагерь строили привезенные из Германии евреи, и из них какая-то тысяча в Саласпилсе погибла…»

Столь же провокационной можно считать вброшенную еще в 2008 году латвийскими правящими кругами идею преобразовать мемориальное пространство на территории бывшего нацистского концлагеря Саласпилс в «комплекс памяти жертв сталинских и гитлеровских репрессий» — без всяких на то исторических оснований, а также разместить рядом с ним памятник погибшим немецким солдатам. Такой маневр по ретушированию злодеяний нацистов и их местных пособников, конечно, вызвал возмущение общественности и прежде всего — бывших узников нацистских концлагерей. Реальную картину трагических событий в окрестностях Саласпилса, включая целенаправленное уничтожение советских военнопленных в примыкавшем к «политическому» концлагерю филиале «Шталага-350», представил в своей книге латвийский историк-краевед Влад Богов. В свою очередь, в конце января этого года будет презентована новая книга латышских официозных историков о Саласпилсском лагере. Мы внимательно ее прочитаем и, может быть, отрецензируем.

На территории Прибалтики активно создается миф о так называемых «национальных партизанах» («лесных братьях»), которые «боролись с большевистской оккупацией». Правда ли, что на самом деле речь идет, в большинстве своем, о банальных бандитах и уголовниках?

— Движение «лесных братьев» имело свою, скажем так, эволюцию. Если поначалу тон задавали немецкие диверсанты из подразделения Отто Скорцени СС-Ягдфербанд «Ост», а массу составляли напуганные дезертиры из легиона СС и прочих коллаборационистских структур, то в послевоенный период постепенно отфильтровались националисты-фанатики, ожидавшие, что «Запад нам поможет», и озлобившиеся бандиты, пытавшиеся выжить не столько за счет поддержки «легальной» родни, сколько вымогательством у населения и разбоями. Об этом сохранилось немало документов, которые требуют научного изучения, обобщения и публикации.

Мы живем в эпоху, когда история активно переписывается. Нет ли опасения, что если Россия «даст слабину» в нынешнем противостоянии с Западом, версия «истории по-прибалтийски» может стать официальной и в РФ, а настоящий ход событий окажется подвергнут забвению?

— История может дописываться и в отдельных нюансах даже переписываться, если к этому есть достаточные методологические и фактические основания. Но речь, как я понимаю, идет о другом — преднамеренном искажении и даже шельмовании определенных периодов прошлого по политическим мотивам, желании «довоевать» с Советским Союзом в лице современной России. Надеюсь, что у этих затейников, не отличающихся умеренностью в притязаниях и трактовках, ничего не выйдет.

Латвия. Литва. РФ > Внешэкономсвязи, политика > eadaily.com, 26 января 2016 > № 1631334 Владимир Симиндей


Литва. Украина. РФ > Агропром > ukragroconsult.com, 11 января 2016 > № 1613557 Виргиния Балтрайтене

Министр АПК Литвы об аграрном экспорте после потери российского рынка

Агропромышленные комплексы Литвы и Украины во многом братья по несчастью. Литовскую мясомолочную продукцию, как и украинскую, Россия запрещала еще до продовольственного эмбарго. О том, как развивается литовский АПК, в интервью журналу "Топ-200 агрокомпаний" рассказала министр сельского хозяйства Литвы Виргиния Балтрайтене

Сельское хозяйство традиционно считается одним из ключевых секторов экономики Литвы. Какова доля АПК и продовольственной промышленности?

Действительно, сельское хозяйство всегда было одним из самых важных секторов для экономики Литвы. Ему удалось удерживаться на плаву даже в самые сложные исторические периоды и способствовать развитию всей экономики. Доля сельского хозяйства, лесного хозяйства и рыбной отрасли в структуре экономики Литвы составила 3,8% ВДС (GVA, валовая добавленная стоимость) в 2013 году и 3,5% в 2014-м, что в 2,2 раза больше, чем в среднем по ЕС-28. Литовская пищевая промышленность также является одним из крупнейших секторов экономики. В 2013 году доля продовольственной промышленности, с учетом производства табачной продукции, составляла 4,8% от общего литовского ВДС.

Как изменилось сельское хозяйство Литвы после вступления страны в ЕС? Литовские фермеры выиграли от членства станы в ЕС или проиграли?

С момента вступления Литвы в ЕС прошло уже более 10 лет. За это время объемы производства сельскохозяйственной продукции, как и экспорт, возросли. Сельские территории в Литве развиваются, происходит позитивный сдвиг в сторону более инновационного ведения сельского хозяйства и фермерской деятельности. Произошли некоторые изменения в структуре сельского хозяйства. В частности, доля животноводства сокращается, в то время как увеличивается доля растениеводства. Стоимость сельскохозяйственной продукции, произведенной в Литве, по сравнению с 2004 годом возросла в 1,9 раза. Наибольшую долю занимают производители зерновых и молочной продукции.

Какие льготы получают литовские фермеры? Довольны ли они в этом контексте Единой сельскохозяйственной политикой ЕС (CAP, Common Agricultural Policy)?

Поддержка ЕС дала большой толчок для развития сельского хозяйства, которое унаследовало старые технологии и оборудование еще с советской эпохи. Нельзя отрицать пользу CAP для литовских фермеров. Средний размер фермерского хозяйства увеличивается, в сектор приходит много молодых специалистов. В рамках CAP наш аграрный сектор в 2014-2020 годах должен получить около 3,425 млрд евро прямых выплат. Прямая финансовая поддержка Евросоюза адаптирована к специфическим потребностям Литвы — дополнительная помощь для небольших ферм, молодых фермеров, секторов, которые испытывают трудности.

Я хотела бы также отметить, что "проблемные" секторы также получают поддержу из государственного бюджета, однако львиная доля прямой поддержки все-таки приходится на ЕС. Особое внимание уделяется сlimate-friendly и environment-friendly компаниям, на субсидирование таких проектов приходится до трети всего финансирования. На развитие сельской местности в Литве в 2014-2020 годах планируется выделить почти 1,98 млрд евро, из которых 1,6 млрд евро будет выделено из бюджета ЕС.

Не нужно забывать, что не только фермеры, но и все литовцы получают значительные выгоды от CAP. Реализация CAP обеспечивает потребителей высококачественной продукцией по приемлемым ценам, гарантирует продовольственную безопасность, способствует защите окружающей среды и повышает занятость в сельской местности.

Растет ли экспорт литовской аграрной продукции в рамках ЕС? Кто основные торговые партнеры?

После вступления Литвы в ЕС торговый баланс стал положительным, и внешняя торговля с другими странами Евросоюза растет из года в год. С 2004 года экспорт в страны ЕС увеличился более чем в четыре раза. Наши основные экспортные партнеры в ЕС — Латвия, Германия, Польша, Эстония и Нидерланды.

Молочная и мясная промышленности Литвы во многом ориентируются на экспорт. Какие страны являются основными потребителями вашей продукции?

Более половины произведенного в стране молока экспортируется в виде молочных продуктов. Основной экспортный продукт — сыр. На внешние рынки поступает более 80% произведенных в стране сыров. В прошлом году Литва экспортировала свою молочную продукцию в 78 стран. Основные потребители — страны ЕС, на которые приходится около 75% молочного экспорта (в денежном выражении по итогам первого полугодия 2015 года).

После введения российского эмбарго структура экспорта говядины изменилась, и в настоящее время основные страны-потребители литовского мяса — это Нидерланды, Италия, Швеция, Дания, Эстония, Хорватия, Португалия и Франция (почти 91% всего экспорта). Остальное мясо экспортируется в Беларусь, Украину, Норвегию, Гонконг, Боснию и Герцеговину, Ливан, Габон и пр.

Около 75% экспорта мяса птицы также приходится на страны ЕС (Нидерланды, Латвия, Эстония, Франция).

Насколько сильно Литва пострадала от закрытия российского рынка?

Более других от российского эмбарго пострадали производители молочной продукции. До запрета около 60% молочного экспорта приходилось на страны ЕС и 30% — на Россию. Производители вынуждены были перестроиться, и статистика показывает, что это им частично удалось. Экспорт "молочки" в страны ЕС увеличился до 75%.

В мясном секторе более всего пострадали производители говядины, поскольку свинину мы туда не экспортировали, а поставки курятины были незначительными. Литва более чем обеспечена собственной говядиной, 60-70% от внутреннего производства идет на экспорт. Экспорт в Россию занимал 40% всех поставок. Производители вынуждены были переориентироваться на экспорт в другие страны ЕС и в третьи страны. К сожалению, запрет экспорта говядины в Россию негативно повлиял не только на переработчиков, но и на животноводов. Избыток мяса на внутреннем рынке привел к падению цен на живой скот.

Удалось ли производителям диверсифицировать экспорт?

Литовские производители мяса и молочной продукции ищут новые рынки сбыта. Особое внимание уделяется странам Северной Африки (Тунис, Марокко, Египет и Ливия), Ближнего Востока и Азии (Иран, Израиль, Япония, Вьетнам, Корея, Филиппины). Мы надеемся, что до конца 2015 года китайский рынок также будет открыт для литовской продукции. В 2015 году мы, наконец-то, получили разрешение на экспорт наших мясных продуктов в США. И, конечно, мы стараемся развивать и расширять торговые отношения с нашими давними партнерами, такими как Казахстан, Азербайджан, Таджикистан, Узбекистан, Беларусь и Украина. Мы ищем новые рынки сбыта на американском континенте.

Какие продукты экспортирует Литва в Украину? Что импортируется? Растет ли торговля между двумя странами?

Украина всегда была важным торговым партнером Литвы в сфере сельскохозяйственной и пищевой продукции. Интересно, что Украина — 12-й по величине экспортный партнеры Литвы и в то же время занимает 12-е место по объемам импорта.

В 2014 году Литва больше всего экспортировала в Украину продукции по таким категориям, как рыбные продукты (особенно консервы), хлебобулочные изделия, сыр и творог, говядина и картофель. Литовский экспорт в Украину вырос в 1,6 раза. Украина поставляет в Литву в основном кукурузу, растительные масла, кондитерские изделия, пшеницу и замороженные ягоды.

Существует ли какое-либо сотрудничество между Литвой и Украиной на уровне министерств сельского хозяйства?

Да, есть активное сотрудничество между нашими министерствами. Семь лет назад мы подписали соглашение о сотрудничестве. В 2011 году на основе этого соглашения был подписан План по сотрудничеству в области сельского хозяйства на 2011-2013 годы. В 2014-м — План действий по укреплению сотрудничества в области сельского хозяйства на 2014-2016 годы.

Наше министерство неоднократно посещали коллеги из Украины, как и мы посещали Украину. Мы сейчас реализуем несколько совместных проектов, в частности по поддержке развития земельного рынка в Украине. Мы ожидаем, что украинская делегация посетит международную сельскохозяйственную выставку "АгроБалт 2016".

Не опасается ли Литва усиления конкуренции со стороны Украины на европейском рынке?

Конкуренция между Украиной и Литвой может возникнуть на зерновом рынке ввиду разного уровня закупочных цен на зерновые в двух странах. Литва экспортирует пшеницу в основном на рынки третьих стран, как и Украина. Поскольку Украина может предложить более дешевую пшеницу, она может вытеснить Литву с ее традиционных рынков.

Литва. Украина. РФ > Агропром > ukragroconsult.com, 11 января 2016 > № 1613557 Виргиния Балтрайтене


Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика > echo.msk.ru, 4 января 2016 > № 1628602 Алексей Венедиктов

Алексей Венедиктов: отношение России к странам Балтии определяют три истории

«На сегодняшний день я не вижу, чтобы Россия открыла третий фронт после Украины и Ближнего Востока на Балтийском регионе», — говорит в интервью порталу DELFI главный редактор и совладелец российской радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Оценивая угрозу дальнейшей эскалации конфликтов, он обращает внимание на большой риск случайного военного столкновения, «когда оружием насыщен регион».

— А а Литве на этой вышло обновленное и проиллюстрированное издание о том, как себя вести на случай войны. Насколько эти опасения оправданы? — Опасения вообще всегда оправданы. Все опасения всегда оправданы. — Их градус, судя по публичному пространству, очень высокий? — Градус — у меня нет измерителя градуса, для этого нужно жить здесь. Но существуют огромные шансы на случайность. Мы должны понимать, что сбитие «Боинга» на Украине — это был несчастный случай. Никто не собирался сбивать самолет с пассажирами. Интересантов почти не было. Ни Россия, ни сепаратисты, ни Украина — зачем? В таких условиях. Сбитие нашего бомбардировщика в Сирии в известной степени тоже аксидан и недопонимание. Такие случаи бывают спусковыми крючками. Сейчас совершенно невозможно и трудно сказать по поводу военного случайного столкновения, когда оружием насыщен регион, когда самолеты летают и задевают друг друга хвостовым оперением, что называется, это очень опасные игры. Иногда они приводят к катастрофе. На сегодняшний день я не вижу, чтобы Россия открыла третий фронт после Украины и Ближнего Востока на Балтийском регионе. И если произойдет с высокой долей вероятности какой-нибудь несчастный случай, надо проявлять хладнокровие и выдержку. Я бы на месте Эрдогана (не мне давать советы) немедленно извинился и выплатил компенсацию. Не за самолет, а за погибшего летчика. Просто для того, там свои истории, два султана, но в принципе, понимая уровень риска в регионе — сейчас будет потоплен какой-нибудь турецкий сейнер. Люди погибнут. Нам это зачем? Но очень высок риск этого напряжения, мне он совсем не нравится. Случайность… — Какое место страны Балтии занимают во внешнеполитической повестке России? Надо смотреть три аспекта. Первый аспект — имперский, он ментальный. Были с нами, стали без нас. Но, насколько я знаю президента, в отличие от Украины, он не считает балтийские народы предателями, Украина и Грузия — предатели. Он понимает, что вы всегда были чуть в стороне, но в этом имперском аспекте существует русскоязычное население. И с концепцией Путина о «Русском мире» — это его подданные или возможные подданные, или это люди, возможно, нуждающиеся в защите от титульной нации. Этот аспект балтийских стран, где эта отдельная история связана, с одной стороны, с имперской, но это не часть России. У Путина территориально это не часть России, в отличие от других территорий. Но наличие русскоязычного меньшинства, которое в его представлении, представлении команды Путина дискриминировано по некоторым параметрам, делает его защитником этой части. То, что было на Донбассе. Это первое. Поэтому наша политика в этом смысле, как я понимаю, будет всегда этот аспект учитывать. Вторая часть — это то, что страны Балтии и Польша являются ударным антироссийским фронтом западной коалиции, территорией для размещения оружия, приближения ракет к Москве, стоянки кораблей. Это территория и эти правительства, неважно кто приходит, они враждебны. Ответка. И, наконец, третье — что это часть НАТО. Т.е. они воспринимаются отдельно как носитель русскоязычных традиций, как территория и их правительства, которые занимают более антироссийскую позицию, вне зависимости от того, кто президент или премьер здесь в Балтии, чем Меркель, Кэмерон или Олланд. И третья часть этого всего под названием НАТО, который является глобальным противником. Три вызова, которые российское государство должно учитывать при своих отношениях с Балтией. Уже страны Балтии не считаются самостоятельными игроками, а только частью этого враждебного фона, при котором есть кусок русскоязычных, есть территория для распространения оружия и стоянок кораблей и которая является частью этого всего. — Могут ли страны Балтии все-таки быть самостоятельными игроками? — Откуда я знаю правила НАТО и ЕС. Брюссель координирует и то и другое. Есть отдельные интересы — по шпротам, по движению капитала. — Я имел в виду лидера той или другой страны, который может продвигать какую-то повестку? — Нет. Потому что изначально мы будем лучше относиться к лидеру Португалии, которая не имеет тех противоречий, о которых я вам сказал, чем к самому благожелательному лидеру Латвии, Литвы и Эстонии. Потому что базовая история — на этих трех нет. — А как пример — роль Литвы в отношении Европы, США и Украины? Там да. А с Россией — нет. Внутри Европы у вас нет таких противоречий, а с Россией — есть эти три вещи, о которых я сказал. Почему медиатор Олланд и Меркель — именно потому. Не потому что это великие державы, потому что нет этой истории, этих трех историй. — Случаи Сирии и Украины Вы по последствиям сравнили с ядом, который растекается. Только в этом сходство? — Мы не знаем о дальнейшей ситуации. Я повторяю, что очень много случайностей, у Порошенко есть свои внутриполитические истории, у США выборы свои, у нас — свои. Не надо забывать, что это не просто Украина существует в безвоздушном пространстве, теоретически можно нарисовать все, что угодно. Я не верю в минские договоренности, но может быть получится. Ничего не видно, набор фотографий, все кино, все развивается динамично. И приходят случайные игроки, происходят случайные вещи, выявляются интересы, которые раньше не выявлялись. Сейчас Иран выйдет на рынок нефти, и что тогда? Это изменит всю конфигурацию. Одновременно США снимает запрет на экспорт нефти. Рынок видимо уже отыграл, все оказалось не так страшно, когда все готовились к катастрофе. Поэтому нужен наблюдатель. — Что Ваш коллега Матвей Ганапольский Вам говорит? — Матвей вполне интегрировался в украинскую жизнь. Но у них там более непредсказуемо, чем в России. Мы то знаем, кто у нас следующий президент. А украинцы не знают, да и американцы не знают. В этом смысле у нас разный угол зрения, но там все очень динамично развивается, и Матвей очень переживает за то, что происходит на Украине. Он сам родом из Львова, т. е. это его страна, поэтому он печалится. Украина такая же коррумпированная страна, как и Россия, на самом деле. И перед ней стоят задачи избавиться от всего этого, но мы опять-таки соседи, и наша задача только за этим наблюдать, не давать советы, не влезать сапогами или руками, поэтому для меня Украина в данном случае — это элемент наблюдения. Это Владимир Владимирович считает, что Украина — это часть России и украинский и русский народ — один. Я так не считаю, поэтому у меня к этому другое отношение. Когда-то был один, сейчас — не один. — Вы были в Украине не так давно, на «Громадське ТВ» . — Да, это было в январе 2014 года. Это было до бегства В.Януковича. — Этот эфир запомнился. — Его все помнят. Его президент помнит, Господи. Рядовой для меня эфир, абсолютно. А ведь все, что я сказал, все случилось. Если взять стенограмму, все те вещи, которые они воспринимали, как угрозы, журналисты, неправильно воспринимали. А это был результат анализа исключительно, потому что я общался и с руковдителями Майдана, и с аппаратом Януковича, и с российским посольством, с Министерством иностранных дел. Я работал, как обычно, собирал это все в кучку. Я обозначил угрозы гражданской войны, гражданского противостояния — мне не поверили. Просто я наблюдатель, наблюдателю довольно легко можно делать выводы, потому что ты не думаешь о том, как это на тебе отразится. Поэтому я сделал выводы, все осталось в истории — и этот эфир на «Грамадське ТВ», и стенограммы, и все, что за ним последовало. — В этой истории, того, что затем последовало, Крым, Донбасс, российская пропаганда сыграла какую-то роль? — Я не думаю, потому что не успела бы. В том виде, военном, милитаризованная российская пропаганда появилась потом. Потому что до последнего украинцы — братья, Янукович — самый большой брат. Сейчас безусловно, российская пропаганда изрыгает яд, лжет. История в том, что эта пропаганда лжет. Просто лжет, по фактам лжет. И ложь всегда отравляет. Но ложь талантливо оформленная и преподнесенная гораздо приятнее, чем неудобная, корявая, горькая правда. Поэтому люди это едят, этим травятся. Чем ядовитее плод, как известно, тем он более должен быть привлекателен. Это закон природы. Самые ядовитые цветы они самые красочные. Вот так и происходит с пропагандой. А правда корява, она неудобна, некрасива. Мне рассказывали мои американские коллеги, что, когда началась война в Ираке, те медиа, которые критиковали правительство Буша, потеряли 15-20% аудитории в первый год. Почему? Не потому что от них ушли люди, которые поддерживали войну. Эти оставались. Ушли рефлексирующие люди, которым было некомфортно слушать о том, что идут гробы под звездно-полосатым флагом и т. д. Дуболомы остаются. У нас та же история. Мы потеряли 12% аудитории в прошлом году на Украине. И когда я с коллегами американскими разговаривал — у нас то же самое, жди отскока через пять лет. Хорошо, пять лет у меня есть. Аудитория сама на это реагирует. — Для стран Балтии это тоже характерно. Как Вы относитесь к идеям, инициативам и проектам по противодействию российской пропаганде в европейских странах? — Я не верю. Это то, что я говорил. Мне кажется, что европейские страны должны думать о своей аудитории, противопоставлять пропаганде разных стран, исламской радикальной, например, и вещать не на Россию, а на жителей стран Балтии, скажем, чтобы они могли сравнивать альтернативные точки зрения. Делать их не менее яркими, не менее развлекательными, это внутри ЕС, внутри страны — это нормально. Вещать на Россию? Мы не доверяем иностранным медиа. Российский обыватель не доверяет. Бессмысленная история. «Свобода», «Голос Америки» пусть они идут, но основная история в том, что милитаристской пропаганде подвержены и граждане ЕС. Мы видим рост правых настроений, радикально исламских настроений в Европе, мы видим обратный рост радикально правых, вот где угроза. И российская — да, есть наше лобби, весьма активное. Нужно — противодействуйте целенаправлено, но на своих граждан. А на Россию… Уровень доверия является показателем эффективности. И, кстати, одна из главных проблем в выполнении минских соглашений это то, что сепаратисты хотят, чтобы украинские СМИ во время выборов не вещали на этой территории. Это одно из условий — запрет на вещание, чтобы российские медиа вещали на Донбассе, а украинские — нет. Это сейчас является одной из серьезных тем для противостояния по выполнению минских соглашений. Как раз к вопросу о пропаганде. И это факт, он не очень публичен, но мои друзья из европейских, украинских, российских, сепаратистских структур все поют одно, что по этой зоне не договорились.

Россия. Литва > Внешэкономсвязи, политика > echo.msk.ru, 4 января 2016 > № 1628602 Алексей Венедиктов


Литва. СЗФО > Электроэнергетика > inosmi.ru, 29 декабря 2015 > № 1603763

Литва: в шаге от энергетической независимости от России?

2016-й год обещает стать поворотным для Литвы в энергосфере. Страна намерена присоединиться к единой европейской энергетической системе, тем самым преодолев зависимость от России.

Витольд Янчис, Deutsche Welle, Германия

В начале 2016 года Литва сделает важный шаг для объединения с энергосистемами Польши и Швеции. С помощью проектов LitPol Link и NordBalt страна намеревается ослабить энергетическую зависимость от России и лишиться статуса «европейского энергетического острова». «Если нас еще раз назовут островом, придется добавить, что на остров ведет множество мостов», — заявил Рокас Масюлис, министр энергетики Литвы в начале декабря во время символического запуска LitPol Link и NordBalt.

Согласно данным, предоставленным компанией-оператором Litgrid, проект LitPol Link соединил энергосистемы Литвы и Польши. Расходы на его реализацию — 580 млн евро — взяли на себя Литва, Польша и Европейский Союз. Пропускная способность предусмотренной в рамках проекта системы 500 мегаватт.

LitPol Link начнет действовать на полную мощность после тестирования, в начале января 2016 года. Но для того, чтобы полностью выйти из единого энергокольца с РФ и обрести энергетическую независимость, Литве потребуется еще несколько лет, говорят эксперты. Причем, речь идет не только об электричестве, но и о поставках газа.

Энергетическая изоляция завершена

«Газопровод GIPL (стоимость около 558 млн евро. — Ред.), который к 2020 году соединит литовскую и польские газотранспортные системы, позволит Литве окончательно забыть о зависимости от России в области поставок голубого топлива и подключиться к единой европейской системе транспортировки газа», — рассказал DW Петр Матенжек, аналитик польского бизнес-портала defence24.pl.

Рамунас Вилпишаускас, глава Института международных отношений и политологии Вильнюсского университета считает, что благодаря GIPL появится возможность более эффективно использовать возможности терминала сжиженного газа в Клайпеде, начавшего действовать в 2014 году, из-за которого российский «Газпром» потерял монополию в области поставок голубого топлива в страну.

«При помощи GIPL мы сможем продавать газ в Польшу или наоборот покупать газ из польского терминала в Свиноуйсьце», — утверждает Вилпишаускас. С проектом польско-литовской перемычки правительство Литвы связывает надежды на экспорт газа с терминала в Клайпеде не только в Польшу, но и на рынки других стран. «В будущем, когда у нас появится перемычка с Польшей, а поляки модернизируют свою смычку с украинской газотранспортной системой, у нас будет возможность начать экспорт газа с нашего терминала на Украину», — сказал в беседе с DW министр энергетики Литвы.

Цели на будущее

По мнению экспертов, опрошенных DW, Россия, которая пыталась влиять на Литву в вопросах энергообеспечения, после ввода в эксплуатацию LitPol Link и NordBalt лишится определенных рычагов давления. «Методы воздействия у России остались те же, но их эффективность благодаря терминалу в Клайпеде, смычке NordBalt и соединению с Польшей LitPol Link сошла практически на нет», — говорит Вилпишаускас.

Проект NordBalt предполагает создание энергетической перемычки Литвы со Швецией. Кабель, проложенный по дну Балтийского моря, впервые в истории соединил энергосистемы Литвы и стран севера Европы. Стоимость NordBalt — 550 млн евро, протяженность линии — 453 км. На полную мощность — 700 мегаватт — NordBalt заработает в марте 2016 года.

Литовский эксперт Рамунас Вилпишаускас считает, что в данный момент у России остался единственный козырь — членство Литвы в энергосистеме БРЭЛЛ, объединяющей Литву, Латвию, Эстонию, Беларусь и Россию. Однако он полагает, что Москва все-таки не пойдет на то, чтобы пытаться использовать БРЭЛЛ как средство давления на Вильнюс.

«Подобная попытка со стороны России крайне негативно скажется на Калининградской области, которая получает часть энергии из литовской энергосистемы. Однако стоит отметить, что для того, чтобы полностью стать независимой от поставок энергии из России, нашей стране раньше или позже придется выйти из БРЭЛЛ», — добавил Вилпишаускас. С его мнением согласен и эксперт портала defence24.pl. По мнению Петра Матенжека, полной независимости от России Литва добьется только тогда, когда будет закончен проект газотранспортной системы с Польшей и затем синхронизации с европейской энергосистемой.

Литва. СЗФО > Электроэнергетика > inosmi.ru, 29 декабря 2015 > № 1603763


Россия. Литва > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 5 ноября 2015 > № 1641434 Римас Куртинайтис

Римас Куртинайтис: «О деньгах не думали, играли за страну»

Дмитрий ЕФАНОВ

Золотыми буквами в историю нашего спорта вписана победа баскетбольной сборной СССР на Олимпиаде-88 в Сеуле. Одним из главных творцов успеха стал признанный снайпер Римас Куртинайтис — единственный литовец, который успешно играл и за московский ЦСКА, и за каунасский «Жальгирис». Последние четыре года Курт, как называют его болельщики, противостоит армейцам уже в качестве тренера «Химок». Под его руководством подмосковный клуб дважды выиграл Кубок Европы.

культура: Вы называете Химки вторым домом. Настолько прикипели к городу и команде?

Куртинайтис: За эти годы сложились прекрасные отношения с людьми, работающими в клубе, и нашими поклонниками. Ко мне душевно относятся, переживают за коллектив. В Химках могу спокойно заниматься любимым делом и реализовывать себя в качестве тренера.

культура: Вас еще в молодые годы называли наставником на площадке. Уже тогда понимали, что по окончании карьеры станете тренером, или так сложились обстоятельства?

Куртинайтис: На тот момент конкретных планов на будущее не строил, но иногда подобные мысли мелькали. После окончания карьеры предложили возглавить департамент физической культуры и спорта в правительстве Литвы, где проработал четыре года. Но в конечном итоге понял — не мое. Решение вернуться в баскетбол принял абсолютно осознанно. Конечно, сильно устаю, много нервничаю, страдаю от бессонницы, но зато чувствую себя нужным, и от осознания этого моя душа поет.

культура: Каким образом в свое время Вы умудрились вылететь из вуза?

Куртинайтис: В юности многие совершают нелогичные поступки. Я не сильно отличался от большинства студентов — весело проводил время, курил временами. Одним словом — шаляй-валяй. C ректором в вильнюсском институте физкультуры не повезло — серьезный мужчина, не в меру требовательный (улыбается). Вышибли меня без сожаления. На следующий день приехал майор из Риги. Местный СКА играл в Первой лиге, и они не упустили возможность усилиться молодым талантом. Но прежде, чем начал поражать воображение болельщиков результативной игрой, в первые полгода хлебнул армейской жизни по полной. Маршировал, ездил на стрельбы, убирал территорию, мыл полы. Подобная встряска пошла на пользу. Пересмотрел жизненную позицию, стал более ответственным. В плане становления личности Советская армия сильно помогла. В противном случае мог и не добиться успехов в спорте.

культура: Выступая за СКА, сумели обратить на себя внимание руководителей главной армейской команды страны...

Куртинайтис: Сначала меня приметил «Папа» — Александр Яковлевич Гомельский. Он тогда тренировал сборную Вооруженных сил СССР. В ЦСКА я оказался в 1981-м. Пришел на первую тренировку и словно в другой мир попал. Кругом выдающиеся мастера, которых раньше только по телевизору видел.

культура: Соперничество российской и литовской школ баскетбола всегда отличалось особой принципиальностью. Как приняли армейские звезды новичка из Прибалтики?

Куртинайтис: Проблем не было. Никого не интересовала моя национальность. Напротив, ребята помогли влиться в коллектив. C капитаном Валерой Милосердовым сразу подружились. Еремин, Мышкин, Лопатов — все поддерживали. Тренеры тоже давали играть, «не затирали». Особенно Сергей Белов. Он старался по максимуму раскрыть мой потенциал, давал много ценных советов. Всегда считал его эталонным баскетболистом с потрясающим броском и нестандартной техникой. Сергей Александрович и наставником был великолепным.

культура: Если в ЦСКА все устраивало, почему тогда через год ушли из команды?

Куртинайтис: Любого человека тянет домой, и мне хотелось вернуться в Каунас, играть за родной «Жальгирис». Но к ЦСКА и по сей день отношусь с большим уважением. Кстати, армейские болельщики не забывают, когда присутствую на торжественных мероприятиях, зал аплодирует стоя. Это всегда трогает.

культура: После возвращения в Литву, товарищи по «Жальгирису» косо не смотрели?

Куртинайтис: Ничего такого не замечал. Коллеги относились с уважением, ведь вернулся в Литву в качестве чемпиона СССР. В Каунасе продолжил совершенствовать мастерство. Часами после тренировки кидал мячик в кольцо. Компанию составляли Хомичюс и Йовайша. Могли по тысяче бросков делать. Я к тому моменту с «тусовками» завязал, поэтому свободного времени было навалом, вот и оттачивал технику. Однажды приперся в зал утром 1 января, так охранник полчаса отказывался пускать, крутил пальцем у виска.

культура: Ваш снайперский талант оценили даже за океаном…

Куртинайтис: В 1989-м стал первым европейцем, принявшим участие в конкурсе трехочковых бросков в выездном уикенде НБА в Хьюстоне. Пустячок, а приятно.

культура: А годом ранее добились главной победы в карьере. Конкуренция за попадание в состав олимпийской команды была сумасшедшей. До драк не доходило?

Куртинайтис: Не поверите, но мы дружили. Никто не делал подлостей, напротив, помогали, подбадривали. Не важно — русский, литовец, латыш, эстонец — мы были, как единый кулак, направленный точно в цель. В современных условиях подобного единения в коллективе нереально добиться. Нет и таких людей, как Гомельский. «Папа» умел создать особую атмосферу, даже в режиме жесточайшей конкуренции. Пока Гомельский был жив, каждый год собирались 18 января, устраивали матчи ветеранов. Александр Яковлевич идеально выстраивал рабочий процесс, находил подход к любому подопечному. Что касается мотивации, то нас не требовалось дополнительно настраивать. Каждый считал за честь выступать в составе сборной СССР. Никто не уговаривал выложиться на сто процентов — выходишь, показываешь класс, не получается — сидишь «на банке». О космических контрактах и премиальных даже не помышляли. Имел зарплату от Спорткомитета СССР — 150 рублей в месяц. Самая большая мотивация — радость от побед. Тогда о деньгах не думали, играли за страну.

культура: Накануне Олимпиады тренировались на износ?

Куртинайтис: «Папа» мучил нас трижды в день. Казалось, подобные нагрузки невозможно выдержать, но мы почти не травмировались. Тренер учитывал любые мелочи. Самые жесткие тренировки на сборе в Новогорске начинались в одиннадцать вечера — время, когда нам предстояло провести в Сеуле большинство игр.

культура: Несмотря на усиленную подготовку, в стартовом матче уступили принципиальным соперникам из Югославии. Конкуренты сразу же обратили внимание на неуверенную игру лидера команды Арвидаса Сабониса...

Куртинайтис: Сабас год не выступал после сложной операции на ахилле. Гомельский его позвал в Новогорск за неделю до отъезда в Сеул. Чтобы он морально поддержал товарищей, напутствовал перед ключевым турниром четырехлетия. Но «Папа» психолог великий: уговорил его полететь с командой. Говорил: играть не будешь, только на лавочке посидишь для поднятия духа. Да и соперники испугаются. Он хорошо знал характер Арвидаса и понимал, что тот в стороне не останется. А в поражении на старте сами виноваты. Человек долгое время на паркет не выходил, мы же по привычке стали его нагружать. После матча в раздевалке он сказал: «Зачем на меня играете? Я год без баскетбола. У вас и так отлично получается, действуйте сами, а я помогу». В таком режиме Сабас быстро набрал форму.

культура: Поединка с американцами в полуфинале с нетерпением ждали во всем мире. Накануне встречи нервишки пошаливали?

Куртинайтис: Не обошлось без большой политики. Из-за бойкотов не встречались с янки восемь лет. На тот момент они собрали лучшую команду за всю историю участия в Играх. В Сеул приехала настоящая сборная США, а не университетская молодежь. Некоторые даже отложили подписание контракта в НБА ради Олимпиады, в том числе и знаменитый центровой Дэйвид Робинсон. Смотрели матчи главных соперников на предварительном этапе, внимательно изучали. Американцы впечатлили, но Гомельский постоянно твердил, что мы лучше и обязательно выиграем. Убедил. Поверили в свои силы и добились исторической победы. После такого успеха уступить в финале югославам не имели права. Золотые медали отмечали с размахом. После первой встречи пообещал, что если выиграем Олимпийские игры, то напьюсь, как никогда в жизни. За слова пришлось отвечать! После этого все последующие награды в других видах спорта стали «обмывать» в баскетбольной гостиной, тем более, мы не уехали домой, а остались до Церемонии закрытия. Позже мне довелось поучаствовать еще в двух Олимпиадах в качестве игрока сборной Литвы, но сеульский успех навсегда останется главным достижением в карьере.

Россия. Литва > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 5 ноября 2015 > № 1641434 Римас Куртинайтис


Эстония. Литва. РФ > Армия, полиция > rosbalt.ru, 1 июля 2015 > № 1419064

Российская Генпрокуратура по просьбе депутатов Госдумы изучает законность отделения Латвии, Литвы и Эстонии от СССР. На очереди выход Польши и Финляндии из состава Российской империи, шутят блогеры. Ну а в НАТО, глядя на все это, с энтузиазмом ждут новых финансовых вливаний от государств, участвующих в этом военном союзе.

Сообщение о том, что представители "Единой России" обратились в Генпрокуратуру с просьбой проверить легитимность создания в 1991 году Госсовета СССР, признавшего независимость республик Прибалтики, появилось в СМИ еще 16 июня. Однако всерьез его тогда вряд ли кто принял — мало ли какие экстравагантные идеи приходят в последнее время в голову депутатам? Однако все изменилось после того, как прокуратура подтвердила получение обращения и сообщила, что приняла его к рассмотрению.

Парламентарии, напомним, полагают, что Госсовет СССР, куда в сентябре 1991 года входили главы 10 советских республик, а также президент Михаил Горбачев, нанес ущерб суверенитету страны и запустил механизм расчленения единого государства. Российские депутаты, им одним понятным образом, ставят знак равенства между Советским Союзом и Российской Федерацией и возмущаются тем, что Госсовет был создан "без внесения в установленном порядке необходимых изменений в Конституцию СССР", а значит, что все его решения, среди которых было и признание независимости прибалтийских республик, были незаконны.

Казалось бы, сразу можно делать вывод: прокуратура и Госдума занимаются бессмысленной деятельностью. Выходит, ту же нижнюю палату парламента можно распустить уже сейчас и не ждать 2016 года — все равно она тратит время попусту. Однако в Генпрокуратуре, видимо, это все же осознают. "По закону мы обязаны рассматривать все обращения, которые к нам поступают, независимо от их содержания. Бывает, что некоторые из них вообще лишены здравого смысла", — цитирует ТАСС заявление официального представителя надзорного ведомства Марины Гридневой.

По ее словам, никаких юридических перспектив у депутатского запроса относительно законности решения Госсовета СССР о признании независимости трех прибалтийских республик нет. Впрочем, стоит отметить, что нет их и у ранее принятого Гепрокуратурой решения о неконституционности передачи Крыма из РСФСР в УССР в 1954 году.

Тем временем представители потенциально непризнанных Россией государств и блогеры соревнуются в остроумии. Бывший президент и спикер парламента Литвы Витаутас Ландсбергис предположил, что скорее уж незаконно существует сама Российская Федерация. Президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес в своем микроблоге в Twitter ограничился возгласом: "О, Боже мой!" Латыши же назвали самую идею "абсурдной". Зато лидер ЛДПР Владимир Жириновский призвал провести в Прибалтике референдумы о вхождении в состав России. Ему, как лидеру партии, зарегистрированной еще в СССР, логика запроса, видимо, понятнее.

Представители российских властей подошли к комментированию этой истории более ответственно. Министр иностранных дел Сергей Лавров поделился эксклюзивной информацией: он знает, что у России "со странами Прибалтики дипломатические отношения, межгосударственный договор". В президентской администрации, в свою очередь, говорят, что вовсе не понимают, что хотели сказать единороссы. "В Кремле не были знакомы с этой инициативой и я, честно говоря, затрудняюсь с пониманием сути этой инициативы", — сказал журналистам пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Выходит, что исполнительная власть и представитель российского "гаранта Конституции" расписались в том, что ничего не знают об инициативе депутатов, фактически ставящих по сомнение распад СССР и образование самой Российской Федерации.

Но больше всего развлекались, как обычно, блогеры. Немецкие вспомнили о том, что их страна никогда юридически не признавала вхождение Кенигсберга в состав СССР, а затем РФ. "Русские дают нам пример", — смеются они. А в самой России пользователи соцсетей предлагают подумать о Польше и Финляндии, которая как раз организовала дипломатический скандал, отказав во въезде спикеру Госдумы Сергею Нарышкину. Блогеры напоминают, что Российская империя не соглашалась официально на выход из ее состава этих двух ныне суверенных государств. Не надо ли прокуратуре рассмотреть и этот вопрос поскорее? Тем более, что польские СМИ с середины июня рассказывают о резком росте численности российских войск на границе с Калининградской областью.

История с проверкой законности выхода прибалтийских республик из состава Советского Союза — еще одно подтверждение того, что в России больше нет внешней политики. Если посмотреть со стороны, что получается? Разнузданная демократия, а точнее, безвластие и полное отсутствие координации между органами госвласти, которая никаким "лихим девяностым" и не снилось.

Небольшая группа депутатов от правящей партии неожиданно, не посоветовавшись ни с кремлевской администрацией, ни с российским МИДом, отправляет запрос в прокуратуру. Конечно, направлен он, по их мнению, в первую очередь, против "проклятого Горбачева", который развалил Советский Союз. Ну а побочный малозначимый эффект — это не только признание Госсовета СССР нелегитимным, но и установление незаконного существования на свете сразу трех независимых государств, входящих в ООН, ОБСЕ, НАТО, ЕС и еще десятки менее значительных международных и надгосударственных организаций.

МИД не в курсе, как это получилось. Кремль утверждает, что тоже понятия не имеет, зачем понадобилась такая инициатива. Ну а прокуратура, тем временем, продолжает проверку. По сравнению с этим отказ Совета Федерации отправить по требованию президента Бориса Ельцина в отставку генпрокурора Юрия Скуратова выглядит как слаженная работа всех органов власти. Не говоря уже про знаменитый разворот самолета премьер-министра Евгения Примакова над Атлантикой из-за начала бомбардировки Югославии. Там хотя бы отчетливо было видно, что у России есть не одна, а целых две внешнеполитических стратегии. Теперь же, полтора десятка лет спустя, оказалось, что их не осталось ни одной.

Иван Преображенский

Эстония. Литва. РФ > Армия, полиция > rosbalt.ru, 1 июля 2015 > № 1419064


Литва > Госбюджет, налоги, цены > kurier.lt, 28 мая 2015 > № 1448592 Гядиминас Райнис

«Относительно неплохим» назвал состояние литовской экономики вице-президент, генеральный директор Конфедерации промышленников Литвы Гядиминас Райнис. О том, что происходит с литовским экспортом, каковы последствия экономических санкций – он рассказал в эксклюзивном интервью «ЛК».

– На сегодня у Литвы хорошие экономические показатели доказывающие, что рост экономики продолжается, – говорит гость «ЛК», – мы все еще находимся в так называемой зеленой полосе. В настоящее время литовский экспорт составляет 60 проц. в страны Евросоюза, 30 проц. – в страны бывших советских республик (кроме Латвии и Эстонии) и, к сожалению, только 10 проц. приходится на все остальные страны, в том числе Америку, Канаду, Бразилию, Индию, Китай.

Однако опасность заключается в другом: если посмотреть на глобальный рост экономики в целом, то Евросоюз является одним из тех экономических блоков, где рост экономики предвидится совсем небольшой по сравнению с другими мировыми странами (или группами стран). На наше счастье, Литва больше связана с северными странами – Германией, Голландией, Великобританией, в отличие от южных стран Евросоюза, которые считаются проблемными. Кроме того, с введением евро Литва получила экономическую безопасность. Я был одним из сторонников введения евро и мой главный аргумент в пользу общеевропейской валюты заключался именно в большей экономической безопасности. Думаю, что в этом плане от введения евро мы выиграли по сравнению с тем, что у наших восточных соседей произошла девальвация.

– Чем привлекателен для Литвы российский рынок, и какой сектор литовской экономики пострадал больше всего от введения экономических санкций?

– Российский рынок привлекателен для наших экспортеров, во-первых, потому, что это большой рынок. Во-вторых, исторически мы – соседи и хорошо знаем друг друга. Россия является одним из самых крупных наших партнеров. Если говорить цифрами, то в предыдущие годы литовский экспорт в Россию составлял 16,5 млрд литов. Хочу обратить внимание читателей на тот факт, что целых 85 проц. литовского экспорта в Россию приходится на реэкспорт и только 15 проц. от экспорта составляет продукция литовского происхождения.

Предвижу вопрос – почему так? Такова статистическая методика Евростата. В частности, считается, что в Литве большой сектор в промышленности приходится на производство транспортных средств. Все мы прекрасно знаем, какой это транспорт – автомобили «второй руки» из Голландии, Германии, которые пригоняются в Литву, ремонтируются и продаются не только в Россию, но и в Казахстан, Киргизию, Таджикистан. Это является очень большой статьей литовского экспорта. Одно непонятно, почему «Мерседес», произведенный в Германии, немного побитый и отремонтированный в Литве, считается литовским экспортом? Но этот вопрос следует адресовать Люксембургу.

Говоря о методике Евростата, хочу привести еще один пример зеркальной статистики. Готовясь к XI литовско-белорусскому экономическому форуму, который пройдет в Мариямполе 9 июня, я захотел сделать экономический бюллетень, в котором указаны все основные экономические показатели между Литвой и Беларусью. Казалось бы, все просто – литовский экспорт в Беларуси фиксируется как литовский импорт и, наоборот, белорусский экспорт в Литве фиксируется как импорт, и цифры должны совпадать. Показатели не то, что не совпадают, они страшным образом не совпадают, и это то, что называется зеркальной статистикой. К сожалению, обе стороны правы, только у них разная методика подсчета.

Все знают, что статистика – самая большая ложь, поэтому если говорить серьезно, то надо смотреть не столько на цифры, сколько на объяснения, что они значат. К примеру, если какой-нибудь московский супермаркет делает заказ на покупку марокканских мандаринов, а литовский перевозчик их доставляет, то это считается марокканским экспортом в Россию. Но если литовское транспортное предприятие знает, что этот груз нужен и его будут покупать, оно самостоятельно может купить мандарины, затем перевезти и перепродать московскому супермаркету, тогда этот товар будет считаться литовским экспортом.

Поэтому если вы вдруг в статистическом зачете обнаружите французское вино или польские яблоки как литовские, не удивляйтесь. Это не нарушение. Это «груз третьих стран» – такое нововведение появилось в российском транспортном кодексе.

Хочу сразу оговориться: являясь членом СУПРа (Союз участников потребительского рынка), который в Брюсселе называется Business Europe, мы (в том числе Конфедерация промышленников Литвы) приняли совместное постановление, а именно, что в нынешней особенно острой политической риторике мы не комментируем политические решения, а просто иногда излагаем свою точку зрения.

Если говорить о последствиях экономических санкций, то в первую очередь от них пострадал транспортный сектор. Поскольку наши транспортные предприятия находятся в наибольшей зоне риска, ведь любые преграды – будь то экономические или политические санкции – сразу же налагаются на литовских (и не только) перевозчиков. И, конечно, пострадали литовские производители сельхозпродукции и перерабатывающие предприятия (хотя из-за эпидемии свиной чумы проблемы были еще до введения санкций). Из 16,5 млрд литов, приходящихся на литовский экспорт в Россию, 2,5 млрд литов за прошлый год составляли товары литовского происхождения, из них на пищевые продукты приходилось 1,068 млрд литов, в том числе на мясо – 157 млн литов, на молочные изделия – 501 млн литов. Из всего импорта сыров (согласно статистике Евростата), которые импортируются в Россию, 12 проц. составляли литовские сыры. Конечно, для нас это проблема, но опять же, я не комментирую политических решений. Могу сказать одно: разумеется, в этой связи надо искать новые рынки сбыта.

– О предоставлении помощи литовским бизнесменам в поиске новых рынков заговорили уже на уровне МИД Литвы.

– Буду откровенен: конечно, небольшая помощь на уровне дипломатических возможностей нужна – в каких-то случаях встретить, в каких-то организовать, но, тем не менее, весь риск экспорта ложится на плечи самих предприятий. Проблема с экспортом мясных и молочных продуктов заключается в том, что ввоз этих продуктов на зарубежные рынки очень и очень регламентируется. Там нужны соответствующие сертификаты, особенно в мусульманские страны. Поэтому на сегодняшний день у нас больше проблем не по линии МИД, а по линии сертификации. Порой доходит до смешного, когда помощи на проведение встреч, бизнес-миссий, ярмарок от структурных фондов больше чем надо, зато помощи нашим ветеринарным службам, которые должны ездить в те страны, где возникали проблемы с сертификацией, показывать результаты проверки, слишком мало.

Если говорить о новых рынках, то, например, возможность экспорта на китайский рынок напрямую связана с благоприятным отношением политиков той страны, которая хочет экспортировать, на то, что происходит в Китае – и это мы чувствуем. Иногда скорость и процесс принятия разрешительных процедур они привязывают к политическим вопросам. В равной степени это относится и к США – свои домашние задания мы выполнили еще несколько лет назад, а сейчас идет процесс оценки заинтересованных групп – как они оценивают возможность появления новых экспортеров на американском рынке.

В общем, для того, чтобы освоить новые рынки, нужно время, чтобы местные потребители могли хорошо узнать твою продукцию и она могла пользоваться спросом. Ведь появление нового не всегда означает быстрый объем роста потребления.

– Экономические отношения с Россией складываются не только из экспорта продуктов питания, но и из бизнес-отношений, литовских инвестиций. Некоторые литовские предприниматели уже сегодня говорят о том, что они терпят убытки на российском рынке. Известно, например, что Panevėžio statybos trestas закрыл свой филиал в Калининграде, а чуть раньше отказался от планов по строительству торгового центра там же. Так все-таки российский рынок потерян для литовского бизнеса?

– Нет, конечно. Но проблему экономических санкций я бы не ставил на первое место, поскольку в восточных странах происходит экономический кризис и некий упадок, связанный с девальвацией рубля. Все было бы нормально, если бы не девальвация рубля. Если чуть больше года назад один лит равнялся приблизительно 10 российским рублям и около 35 рублей стоил один евро, то теперь евро колеблется между 55-57 рублями, то есть случилась девальвация рубля по отношению к евро. Если раньше литовский предприниматель, продав товара на 35 рублей, получал 1 евро, то сейчас за те же 35 рублей он получит только 0,7 евро. Упала рентабельность, в этой связи возникли проблемы с новыми инвестиционными проектами.

Кроме того, иногда под некой искусственной девальвацией поощряется собственный капитал, потому что ты становишься конкурентоспособным. Так, зарубежному инвестору становится нерентабельно экспортировать в Россию, в то же время ты заполняешь своими товарами свой рынок. Но есть и другая сторона, особенно для привлечения инвестиций. Двигатель экономики – это конкуренция, а если ты будешь слишком оберегать свой рынок, то о какой конкуренции может идти речь?

Таким образом, на экономические отношения с Россией повлияли три причины: санкции (в меньшей степени), уменьшение покупательной способности и девальвация рубля (самая большая проблема). По всем остальным несанкционным секторам – в текстильной, мебельной промышленности, в металлообработке, машиностроении – все осталось по-прежнему, эти сектора открыты.

– Возвращаясь к Литве, насколько действующий в Клайпеде терминал сжиженного газа оправдал себя с экономической точки зрения?

– Трудный вопрос. Я не специалист по энергетике, поэтому мои слова следует принимать с некоторой осторожностью. Если бы мы говорили об этом два года назад, когда были другие цены на газ, тогда и показатели были очень хорошие. Бесспорно одно – альтернатива всегда нужна, в техническом отношении одна труба – не всегда хорошо в плане безопасности, потому на газопроводах иногда случаются повреждения и взрывы.

Сегодня постоянные издержки терминала (плата за найм) ложатся на плечи нынешних потребителей. Самый большой потребитель – это производитель удобрений Achema – соответственно издержки ложатся на нее и на тех потребителей, которые используют газ в качестве отопительного энергоносителя. Получилось так, что в Литве очень многие районные и городские котельни переведены на биотопливо, только Вильнюс остался работать на газе – и тоже является большим плательщиком издержек терминала. Строительство завода по сжиганию мусора в Вильнюсе приостановлено, поэтому сжигаем газ.

Хотя терминал действует минимальными оборотами в 540 млн кубометров газа, однако мощность у него большая. Если потребление газа составляет 3 млрд кубометров в год, то в данном случае чуть ли не одно судно на полную мощность может обеспечить всю потребность Литвы в газе. Но есть еще договоры с «Газпромом», да и ценовая политика несколько изменилась, и полностью отрицать, что на цены на газ влияют только мировые цены, а не альтернативный терминал, честно говоря, я не могу. Наверное, влияют оба фактора, только вопрос – какой из них больше.

Бесспорно, монопольное снабжение газа было, монопольное не всегда означает плохое, но единственный поставщик и единственная труба не обеспечивали защиты от монополистически установленных цен. В общем, терминал сжиженного газа – проект дорогой, но он обеспечивает как техническую, так и ценовую безопасность.

Тогда возникает резонный вопрос – не слишком ли много мы платим за эту альтернативу? Но тут уместно вспомнить бывшего президента Конфедерации промышленников Литвы Бронисловаса Лубиса, который и начал этот проект. Только Лубис хотел осуществить его несколько иначе – использовать самый дешевый вариант. Он любил говорить, что этот терминал должен быть похож на танк в распоряжении военных – он может не выстрелить ни разу, но он должен быть.

Так что терминал, без сомнения, нужен, вопрос только в использовании его самым рациональным путем. Учитывая его мощность, следует создавать альтернативы – либо газовому рынку, либо использовать для перекачки газа на суда. Так, со следующего года вступает в силу директива Евросоюза, согласно которой у всех судов в Балтийском море объем серы в морском топливе должен составлять 0,1 проц. (вместо нынешних двух проц.). Поэтому единственное рациональное решение по этому вопросу – перевод всех кораблей с мазута на газ в качестве судового топлива и использование терминала в качестве дозаправки судов. Такой аналог автозаправочной станции, но только для судов.

– Что даст Литве участие в международном транспортном проекте Rail Baltica?

– Новые транспортные артерии могут дать новые толчки в перерасчете рентабельности маршрутов. В частности, те деньги, которые отводятся на Rail Baltica, например, латыши (по моим сведениям) инвестировали не столько в саму линию, сколько в перегрузочные укрепления перевалочных станций. Они рассчитывают на то, что западноевропейские грузы в Москву, да и в Санкт-Петербург все равно должны быть переразгружены. И это будет делаться уже не на границе, а в удобных логистических центрах.

Поэтому Rail Baltica надо рассматривать как сеть, где в логистических перевалочных центрах будет осуществляться перегрузка с восточной стороны в западную Европу или наоборот. Вне всякого сомнения, любое развитие инфраструктуры для бизнеса хорошо. Понятно, что всегда возникает вопрос рентабельности, но если Евросоюз поддержал не только решениями, но и финансовыми средствами, в отличие от строительства терминала сжиженного газа, где использовались только национальные средства, значит, от проекта будет польза. К тому же любое строительство железных дорог – это большой толчок всей экономике.

Кроме того, в Европе железнодорожные станции находятся в центральных городах и очень большое число людей ими пользуется. Это удобно, в отличие, например, от услуг авиации, где есть свои неудобства – надо как минимум за полтора часа до вылета прибыть в аэропорт, к тому же иногда случается и нелетная погода. Поэтому если будут скоростные железнодорожные линии, они могут создать конкуренцию другим видам перевозки пассажиров, в частности авиаперевозкам.

– С 1 июля минимальная месячная зарплата в Литве увеличится до 325 евро. Не могу не спросить о парадоксальной ситуации, связанной с повышением минималки. С одной стороны, ее увеличивают, но с другой, необлагаемый налогом минимум не меняется. Таким образом реально выигрывает государство, а работники в итоге не ощутят повышения?

– Я считаю, что можно просто увеличивать зарплату, не увеличивая минимум. Для чего это магическое слово («минимум»)? Я хочу и увеличиваю. Неужели для этого надо решение парламента? Но самая большая проблема в том, что целых 16 процентов всех работающих в Литве по трудовому договору не получают минимальной зарплаты. Почему? Потому что они оформлены на неполный рабочий день. Отчасти это понятно, если ты, к примеру, студент и по вечерам, в свободное от занятий время, где-то подрабатываешь. Но не все 16 проц. просто подрабатывают. Остальные таким образом выкручиваются. Это и есть теневая экономика. Все согласны, что даже официально получая минимальную зарплату, прожить в принципе невозможно. Значит, есть какие-то дополнительные доходы. Опять повторюсь, на меня производит впечатление не столько цифра, сколько оценка того, что под этим подразумевается.

– Я знаю, вы противник дополнительных государственных праздников, вы за то, чтобы больше работать. А как вы относитесь к пересмотру Трудового кодекса?

– Проблема заключается в том, что политики не видят общей картины. Во-первых, мы очень увеличили количество праздничных дней. При этом остаются неиспользованные резервы. Надо равномерно распределять отпуск, праздничные и свободные дни. В Литве очень много свободных дней, например, материнских (родительских). Я не говорю, что их надо отнять, но скажите, зачем надо было принимать поправку к Трудовому кодексу о предоставлении родителям, воспитывающим детей до 12 лет, половину оплачиваемого свободного дня 1 сентября? Неужели без этой поправки родителей не отпустили бы с работы? Между тем самые большие проблемы у родителей начинаются 2-го, 3 сентября, когда ребенка надо научить переходить улицу, открывать дверь, разогревать обед и проч. Поэтому под предлогом, что я обязан вас отпустить 1 сентября, когда вы попросите меня отпустить вас 2 сентября, я скажу: нет.

Еще один пример свободных дней – это предоставление дополнительного отпуска за стаж. Но давайте будем честны: это советский реликт, когда поощрялся трудовой стаж, отработанный на одном рабочем месте. Сейчас другая экономика, другая динамика, люди не работают по 20-30 лет на одном и том же месте. Сюда еще добавьте возможность взять дополнительные дни на учебу, экзамены. Отдельной строкой идет материнский отпуск по уходу за ребенком. В Люксембурге, например, согласно трудовым законам, такой отпуск предоставляется на 4 месяца. Я не предлагаю сделать и у нас так же, но давайте дадим возможность желающим мамам не выбиваться из трудового рынка. Еще сейчас слышатся предложения узаконить рождественские каникулы. Зачем? Работодатель своих работников, если они хотят, отпустит и так, для этого не надо принимать закон. Поэтому во всем нужна гибкость и еще раз гибкость. К сожалению, Сейм этой общей картины не видит.

Что касается готовящихся изменений к Трудовому кодексу, то процесс идет, обновление будет. Но надо еще осуществлять фундаментальные шаги. Скажем, одна из идей – создание гарантийного фонда для увольняемых работников. Мы знаем, что в Литве действует гарантийный фонд, в который каждый работодатель платит 0,2 проц. из фонда заработной платы на случай банкротства предприятия. В равной степени (и все с этим согласны) можно еще создать альтернативный фонд помощи увольняемым, при котором работодатель выплатит выходное пособие только за один-два месяца, а всю остальную сумму, сколько положено по закону, доплачивает государство из этого фонда. Но опять же, в фонд надо платить дополнительно, потому что деньги из ничего не получаются. Поэтому по некоторым опорным точкам нужны политические решения. Таким образом остались еще некоторые спорные вопросы, но работа продвигается. Главное, не надо спешить.

– Месяц назад Международный валютный фонд назвал Литву развитой страной. Если у нас все так благополучно, почему тогда поток эмигрантов не уменьшается?

– Одна из причин, которая движет потоком эмиграции – это любопытство, желание посмотреть мир или намерение учиться за рубежом. Другая причина, которая уже влияет на трудовую эмиграцию, кроется в том, что вознаграждение за работу в Литве не соответствуют желаниям. В идеале хотелось бы, чтобы молодой человек, поработав и подзаработав в Европе, возвращался в Литву и открывал здесь собственный бизнес. Увы, такой идеальной картины нет.

К великому сожалению, мы в абсолютно открытом конкуренционном пространстве с теми странами, в которых благосостояние экономики формировалось не два десятилетия, как у нас, не можем дать тех зарплат, которые могут дать они. Не от того, что наши работодатели скупы и мало платят, а от того, что там созданное за счет сильных экономических субъектов богатство перераспределяется всем. Они за то, чтобы было больше богатых, при хорошо функционирующем перераспределении. Мы же в переходный период потеряли половину промышленности.

Единственный путь в нынешних условиях – это создание большего экономического пирога, при котором разница ВВП на душу населения будет уменьшаться. Тогда будут созданы предпосылки того, что зарплата за одинаковый труд будет одинаковой во всех странах ЕС.

И когда сейчас пытаются создавать программы по возвращению или уменьшению эмиграции, я совершенно не понимаю их смысла. Единственная программа – это развитие экономики. Возможно, найдутся недовольные культурной жизнью или плохим социальным обеспечением, но в целом недовольство у людей вызывает только финансовое обеспечение. Поэтому надо иметь пирог по больше. На этот случай есть очень хороший индикатор – доля промышленности в создании ВВП. В Европе – это 15 проц., в Германии и, к счастью, в Литве – больше 20 проц.

Я не верю в прогнозы о перспективности одних и других предприятий, а верю в менеджеров, которые находят нишу, находят хорошие технологии. Поэтому давайте поощрять лидеров – пусть это будут небольшие предприятия, но они растут. Понятно, чтобы дорасти до мировых гигантов, им нужны не годы, а десятилетия, но это уже вопрос времени.

Надежда ГРИХАЧЕВА

Фото из личного архива Г. Райниса

Статистика – самая большая ложь, поэтому надо смотреть не столько на цифры, сколько на объяснения, что они значат

XI литовско-белорусский экономический форум

8 – 10 июня 2015 г. в Мариямполе состоится XI литовско-белорусский экономический форум. Основной тематикой станет торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество Беларуси и Литвы, включая взаимодействие в области транспорта, транзита и логистики, финансовых рынков и банковских услуг, сельского хозяйства и пищевой промышленности.

Организаторами форума выступают с белорусской стороны: Министерство экономики, МИД, посольство Беларуси в Литве, профильные республиканские органы государственного управления; с литовской – Конфедерация промышленников Литвы, Литовский деловой совет по экономическому и торговому сотрудничеству с Республикой Беларусь, отраслевые ассоциации предпринимателей, посольство Литвы в Беларуси.

Литва является одним из ведущих европейских внешнеэкономических партнеров Беларуси. Страны эффективно сотрудничают в транспортно-транзитной и инвестиционной областях, хорошими темпами расширяется двусторонняя торговля товарами и услугами. По итогам 2014 года объем торговли между нашими республиками достиг 1,4 млрд долларов США. Только за январь-март 2015 года этот показатель составил около 300 млн долларов. Объем литовских инвестиций в экономику Беларуси в 2014 году достиг 233,5 млн долларов и увеличился по сравнению с 2013 годом на 31%. При этом прямые инвестиции превысили 190 млн долларов. В Беларуси работает свыше 600 предприятий с участием литовского капитала, в Литве – порядка 250 компаний с белорусскими инвестициями.

Литва > Госбюджет, налоги, цены > kurier.lt, 28 мая 2015 > № 1448592 Гядиминас Райнис


Литва > Недвижимость, строительство > regnum.ru, 15 мая 2015 > № 1371312

В 2015 году в Литве быстро растет число полностью реновированных многоквартирных домов — каждую неделю заканчивается реновация от 6 до 10 таких домов, сообщили ИА REGNUM сегодня, 15 мая, в Министерстве защиты окружающей среды. С начала 2013 года, когда когда была утверждена новая модель финансирования реновации домов, число обновленных многоквартирных домов, по данным Агентства по экономии энергии в жилье на сегодняшний день, близится к трем сотням.

«Эта цифра говорит о том, что мы уже начинаем пожинать плоды реновации. Жители почти 300 обновленных многоквартирных домов могут радоваться улучшенным условиям жилья, меньшим счетам за отопление. Еще совсем недавно мы сотнями считали только зачатки реновации — инвестиционные проекты, договоры подряда на модернизацию многоквартирных домов, а сейчас — уже реновированные дома», — сказала вице-министр окружающей среды Дайва Матонене.

Сейчас по количеству обновленных многоквартирных домов в Литве лидирует Игналинское самоуправление. Здесь обновлены 43 дома. Среди крупных городов в лидеры вырвалась Клайпеда — в городе модернизировано 25 многоквартирных домов. Ненамного отстает Каунас с 22 реновированными домами. На третьем месте — Вильнюс с 13 домами.

Из небольших самоуправлений, помимо Игналинского, больше всего домов реновировано в Таурагском самоуправлении (16). Ненамного отстают Аникшчяйское и Молетское самоуправления, где модернизировано по 12 многоквартирных домов.

Литва > Недвижимость, строительство > regnum.ru, 15 мая 2015 > № 1371312


Литва. Россия > Нефть, газ, уголь > kurier.lt, 29 апреля 2015 > № 1355905

Премьер Литвы: Газовый терминал ограничил ценовую политику «Газпрома»

Премьер Литвы инспектирует проекты стратегического значения в Клайпеде

Премьер-министр Литвы Альгирдас Буткявичюс считает, что терминал сжиженного природного газа, работающий в Клайпеде несколько месяцев, работает эффективно, а стоимость СПГ за год упала на 12%, сообщили ИА REGNUM 28 апреля в правительстве Литвы. Премьер Литвы инспектирует проекты стратегического значения в Клайпеде.

«После первых месяцев видно, что терминал СПГ в Клайпеде эксплуатируют эффективно, стараются согласовать режимы работы с изменениями и сезонностью потребления газа в Литве. Применяемая сейчас стоимость сжиженного природного газа на 12% ниже, чем в первом квартале прошлого года», — сказал Альгирдас Буткявичюс, правда не уточнил, дешевле ли конечная стоимость, чем цена природного газа, поставляемого «Газпромом».

«Реализуемый терминалом СПГ доступ на мировой рынок установил потолок для цен на газ, поставляемый „Газпромом“, которые не смогут быть больше, чем на мировых рынках», — подчеркнул Буткявичюс.

На заседании обсуждались результаты работы терминала СПГ, перспективы деятельности и возможности развития Клайпедского порта — формирование судоходного канала, дополнительных земельных площадей, подготовка общего плана порта.

Литва. Россия > Нефть, газ, уголь > kurier.lt, 29 апреля 2015 > № 1355905


Литва. Швеция. РФ > Электроэнергетика > kurier.lt, 29 апреля 2015 > № 1355904

Правительство: Швеция снизит зависимость Литвы от электроэнергии из России

В странах Скандинавии, утверждает премьер Литвы, цены на электричество гораздо ниже

Посещая 28 апреля Клайпеду, премьер-министр Литвы Альгирдас Буткявичюс проинспектировал ход строительства электромоста со Швецией NordBalt и посетил место строительства электросоединения, сообщает корреспондент ИА REGNUM. Премьер подчеркнул, что соединение энергетической инфраструктуры со Скандинавией и Западной Европой — это приоритет государства, поэтому сейчас главное — это завершить строительство и начать эксплуатацию.

«Из-за больших ресурсов производства электроэнергии, конкуренции производителей и большего размера рынка электроэнергии в Скандинавских странах электроэнергия дешевле, чем в Литве, поэтому, когда начнет работать NordBalt, будут созданы возможности для снижения стоимости электроэнергии на рынке Литвы. Мы слишком маленький рынок, поэтому с появлением электросоединения вырастет конкуренция», — сказал Буткявичюс.

По словам министра энергетики Рокаса Масюлиса, проект электросоединений не только обеспечит снижение стоимости электроэнергии, но и позволит увеличить безопасность поставки: «Самая дорогая энергия, которую потребители не получили тогда, когда она была нужнее всего. Поэтому мы должны обеспечить энергетическую безопасность своей страны и региона. Именно для этого предназначены реализуемые сейчас энергетические проекты. После строительства соединения NordBalt со Швецией и LitPol Link с Польшей увеличится независимость от российских поставщиков электроэнергии».

По словам главы правительства, строительство NordBalt идет по плану, сейчас выполнено 80% работ. Электросоединение начнет работу в декабре этого года.

Премьер также осмотрел, как идет строительство газопровода Клайпеда — Куршенай. «Строительство газопровода Клайпеда — Куршенай, которое идет быстрым темпом, увеличит возможности участников литовского рынка, появятся мощности для транспортировки газа из терминала СПГ в Клайпеде в другие страны Прибалтики», — сказал премьер.

Литва. Швеция. РФ > Электроэнергетика > kurier.lt, 29 апреля 2015 > № 1355904


Литва. Евросоюз > Электроэнергетика > kurier.lt, 28 апреля 2015 > № 1355912

После того, Европейское Агентство по сотрудничеству органов регулирования энергетики (АCER) заявило, что Литва не получит компенсацию от других стран под проект смычки ЛЭП с Польшей LitPol Link, реализующая его компания Litgrid сообщила, что попросит средства у фондов Евросоюза.

Агентство считает, что выгоду от проекта получат и другие страны - Финляндия, Германия, Латвия, Норвегия и Швеция, однако основная польза от проекта будет для Литвы, поэтому она не получит компенсации от соседних стран.

“Хотя смычка предоставит выгоду нескольким государствам-членам, не только Литве, последней проект принесет наибольшую пользу, поэтому ей не нужны компенсации других государств-членов”, – говорится в решении агентства.

Litgrid сообщила BNS, что подала заявку в Фонд средств европейской инфраструктуры Connecting Europe Facility (CEF).

“Мы обратились в фонд CEF для получения частичного финансирования, чтобы снизить влияние затрат проекта LitPol Link на тариф передачи электроэнергии”, – сказал BNS член правления Litgrid и директор финансового департамента компании Римантас Бусила.

По подсчетам, европейского агентства ACER, без помощи ЕС тариф на передачу электроэнергии за 25 лет может вырасти на 18-38%.

Литва просила, чтобы Швеция компенсировала ей 47,1 млн. евро расходов, Норвегия – 38,1 млн. евро, а Германия – 47,1 млн. евро.

По информации Litgrid, стоимость смычки LitPol Link в Литве и в Польше составляет около 370 млн. евро, из этой суммы более половины приходится на Литву. Польша уже обеспечила себе помощь ЕС под этот проект.

Смычка LitPol Link соединит ЛЭП Балтийских стран и избавит от существования энергетически изолированных островов в ЕС. Смычка начнет действовать в конце декабря 2015 года.

Литва. Евросоюз > Электроэнергетика > kurier.lt, 28 апреля 2015 > № 1355912


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 апреля 2015 > № 1335984

Литовский канал Lietuvos ryto TV сегодня, 6 апреля, в своём новостном блоке показал сюжет, согласно которому литовские ветераны Великой Отечественной войны не получили обещанные Россией надбавки к пенсии. В сюжете канала показывают нескольких ветеранов, которые рассказывают, что узнали о том, что президент России подписал указ, согласно которому им будут доплачивать пособия. Для этого в посольство РФ в Литве необходимо предоставить все данные о себе и номер банковского счёта.

После того, как все процедуры были пройдены, ветераны стали ожидать надбавок, но, как утверждает Lietuvos ryto TV пообщавшись с двумя участниками Великой Отечественной войны, проживающими в Литве, так ничего и не дождались. О том, что пособий действительно нет, литовскому ТВ подтвердил и председатель литовской организации участников Великой Отечественной войны Юлюс Декснис. «Меня спрашивают, когда будут выплаты? Я не знаю. Хотя я спрашиваю в посольстве России. Но я и сам ничего не получил. Я так и успокаиваю. Когда говорю, что сам ничего не получил, тогда все успокаиваются», — сказал Декснис.

В сюжете также высказывается депутат Сейма Литвы от фракции партии «Союз Отечества»-Христианские демократы Литвы (консерваторы) Арвидас Анушаускас, который заявил, что уверен, что никаких доплат никто платить не собирался, а новость о них была всего лишь «пропагандой». К тому же, по его словам, Литва ветеранам войны платит «в десять раз больше». До этого в сюжете утверждалось, что ветеранам от России была положена доплата, составляющая примерно 20 евро, однако после ослабления рубля эта выплата стала составлять «всего несколько евро». Впрочем, позже закадровый голос уточнил, что речь идёт о 14 евро участникам войны.

В итоге Lietuvos ryto TV заключает, что «Путин обманул и бросил ветеранов, не заплатив им обещанного».

ИА REGNUM отмечает, что Арвидас Анушаускас лжёт о надбавках участникам Великой отечественной войны, который «в десять раз больше». Литва к пенсии ветеранам доплачивала и доплачивает 200 литов, что после перехода страны на евро составляет 57,92 евро.

В Литве проживает около 1300 участников Великой Отечественной войны и около 300 вдов участников войны.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, посольство РФ в Литве еще в середине сентября распространило заявление, в котором призвало ветеранов Великой Отечественной войны срочно предоставить копии своих документов и банковских реквизитов для исполнения указа президента РФ Владимира Путина о пожизненном материальном обеспечении.

«В соответствии с Указом Президента Российской Федерации В.В. Путина от 8 мая 2014 г. „О мерах по улучшению материального положения некоторых категорий ветеранов Великой Отечественной войны, проживающих в Латвийской Республике, Литовской Республике и Эстонской Республике“ ветеранам Великой Отечественной войны — гражданам Литвы, Латвии, Эстонии, а также лицам без гражданства, проживающим на территории этих стран, установлено пожизненное материальное обеспечение (ПМО) за счет средств федерального бюджета Российской Федерации. Для осуществления Пенсионным фондом Российской Федерации упомянутых выплат лицам, подпадающим под соответствующую категорию Указа, необходимо по возможности срочно направить в посольство России в Литве (г. Вильнюс, ул. Латвю, д. 53) копии подтверждающих статус ветерана документов, удостоверения личности (паспорта), а также справку из банка с указанием полных реквизитов лицевого счета», — говорилось в сообщении посольства РФ в Литве.

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 6 апреля 2015 > № 1335984


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 апреля 2015 > № 1333382 Александр Удальцов

Посол России в Литве Александр Удальцов видит «существенный регресс» в отношениях России с Литвой по всем направлениям. В интервью еженедельнику «Экспресс-неделя», которое сегодня, 3 апреля, опубликовано на сайте издания, Удальцов отмечает, что между странами в настоящий момент «свёрнут политический диалог».

«То, что сегодня Литва является одним из самых сложных наших партнеров, думаю, очевидно. И специальных доказательств этому не нужно: они ежедневно появляются в высказываниях некоторых руководителей Литвы. Россию называют „агрессором“, „оккупантом“, „террористическим государством“ и навешивают на неё другие взятые с потолка ярлыки. В то же время мы видим, что Европейский союз сейчас в украинском вопросе неоднороден, у ряда стран есть свой взгляд на эту сложную тему, и некоторые из них выступают против бессмысленных антироссийских санкций. Есть страны, в том числе такие гранды, как Германия, Франция, которые не являются сторонниками военного варианта решения конфликта на Украине и активного давления на Россию в этой связи. А есть группа государств, преимущественно маленьких, которые постоянно и крикливо призывают нажимать на Россию всеми возможными способами, поставлять вооружение Киеву, т.е. по сути выступают за силовое решение конфликта на Украине, действуют в интересах „партии войны“. Их называют „ястребами“, и все хорошо знают, кто к ним относится», — сказал посол.

По его словам, работа российского дипломата в Литве сейчас сопряжена со сложностями, поскольку дипломатическая деятельность должна быть направлена на развитие добрососедских, взаимовыгодных экономических и политических отношений. «Мы же являемся свидетелями существенного регресса практически по всем направлениям двустороннего сотрудничества. Отмечу, что происходит это не по нашей вине. Свёрнут политический диалог, приостановлена деятельность двусторонних механизмов сотрудничества. За прошлый год товарооборот между нашими странами сократился на 25% — это очень большой спад: в 2013 году он составлял 7,2 млрд долл.США, а в прошлом — 5 млрд. К сожалению, негативный тренд продолжает доминировать. Но будем надеяться, что это — временное явление. Мы никогда не выступали за сворачивание или осложнение двусторонних отношений. Это не отвечает интересам ни российского, ни литовского народов», — отметил он.

По словам Удальцова, санкции против России не изменят политику РФ. «Вообще ситуация в России далеко не безнадежна, как этого хотели бы некоторые наши оппоненты. Министры экономики и финансов России на днях заявили, что пик кризиса Россия уже прошла. И позитивных моментов немало: мы уже нашли пути выхода из санкционного кризиса, реализуется серьезная антикризисная программа, активно осуществляется диверсификация производства и поставок товаров, идёт процесс импортозамещения, стабилизировался рубль, растёт цена на нефть. Даже по прогнозам Министерства энергетики США, в этом году цена барреля нефти составит 59,5 доллара (наш бюджет сверстан из расчета 50 долларов за баррель). В следующем году оно прогнозирует рост цен на нефть до 75 долларов за баррель. Другими словами, как говорят у нас, — не дождутся!» — сказал в интервью дипломат.

Он раскритиковал нагнетание литовскими властями истерии о якобы скором возможном нападении России на Прибалтику. «Разговоры о грозящей „российской агрессии“ — это бред! У нас нет ни таких намерений, ни планов — зачем нам это нужно? Но, к сожалению, в Литве это стало официальной линией — подготовка к войне, нагнетание военного психоза. Все это сопровождается активными действиями по укреплению армии, увеличению военного бюджета, заманиванию в регион американских военных — пока на ротационной основе, но не скрывается, что Литва приветствовала бы и постоянное их размещение, хотя это противоречит Конституции ЛР. Увеличивается количество самолетов НАТО, охраняющих воздушное пространство стран Прибалтики, которые каждый день сопровождают российские самолеты, летящие из Калининградской области в большую Россию и обратно. Сеймом одобрен законопроект о возврате к системе обязательной воинской повинности. Список мер можно было бы продолжить. При этом нам говорят, что это мы представляем угрозу. Хочу в этой связи отметить, что вокруг России находится около 400 военных баз и объектов США и других стран НАТО. Практически ежедневно выполняются полёты стратегических разведывательных самолётов ВВС США РС-135 вблизи российских границ. Если в 2013 году было совершено 22 таких полёта, то в прошлом году уже 137! Это только один пример из множества других, свидетельствующих о демонстрации натовцами силы и попытках запугать Россию. С учетом этого мы вынуждены делать встречные шаги. Будем усиливать обороноспособность своей страны, заниматься перевооружением и переоснащением армии. Потенциал у нас огромный, например, в прошлом году мы продали вооружений на 15,5 млрд долларов и заняли второе место после США по продажам вооружений, а на третье выдвинулся Китай. Но, подчеркиваю, опасность исходит не от России», — подчеркнул Удальцов.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, в Литве на официальном уровне объявлено о «высокой вероятности нападения России». Возвращён призыв в армию, изменены законы использования вооруженных сил в мирное время против вооруженных групп без знаков отличия — так планируют бороться с «зелёными человечками». Даже парламент Литвы утвердил регламент работы в военное время, а Министерство обороны выпустило книгу для населения с советами, как себя вести во время войны. На зданиях тем временем появились знаки, сообщающие о том, что именно в них можно укрыться во время бомбардировки. Нагнетание истерии в обществе дошло до таких масштабов, что в последнее время в Литве часто находят «русских врагов» и «шпионов» в самых неожиданных местах. Так, 31 марта на магистрали Каунас — Клайпеда была замечена колонна белых грузовиков марки КамАЗ без тентов. По словам свидетелей, «они были с российскими номерами и похожи на те, на которых Россия перевозила военную технику на Украину» — так в Литве называют российский гуманитарный конвой с помощью жителям Восточной Украины.

Тема российских грузовиков стала главной в литовских СМИ. «Аналитики» и «обозреватели» рассуждали, как противостоять «вторжению зелёных человечков» в Литву. Позже оказалось, что грузовики везли в порт Клайпеды для последующей продажи в странах Африки. Однако полиция поблагодарила граждан «за бдительность».

В середине марта полицию и спецслужбы Литвы испугала информация о проезде через Вильнюс поезда в Калининград с призывниками Российской армии. Дабы пресечь высадку в Литве «зелёных человечков», многочисленные силы Вильнюсской полиции и пограничников окружили железнодорожные вокзалы столицы и Новой Вильни. Документы пассажиров поезда проверили, однако оказалось, что на поезде в Калининград следуют курсанты морского училища.

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 3 апреля 2015 > № 1333382 Александр Удальцов


Швеция. Литва > Электроэнергетика > regnum.ru, 26 марта 2015 > № 1325416

Международная энергетическая компания АВВ уже произвела весь морской кабель, который в декабре 2015 года соединит энергетические системы Швеции и Литвы и позволит технически интегрировать рынок электроэнергии стран Прибалтики в общий рынок электроэнергии региона Балтийского моря, пишет сегодня, 26 марта, литовское деловое издание Verslo žinios.

На дне Балтийского моря в прошлом году уже спущено 250 км подводного кабеля NordBalt. В настоящее время на заводе АВВ в шведском городе Карлскроне на специальный корабль Topaz Installer грузят отрезок кабеля длиной 50 км. Если позволит погода, через неделю корабль с грузом должен выйти в Балтийское море, где с 1 апреля начнутся работы по прокладыванию морского кабеля.

Планируется, что остальные 150 км кабеля будут проложены по дну моря к концу лета, а весь проект соединения NordBalt будет завершен к декабрю 2015 года.

Согласно подсчетам, соединения со Швецией и Польшей NordLink и LitPolLink, строительство которых завершится в конце 2015 года, и действующие соединения Эстонии и Финляндии позволят странам Прибалтики импортировать больше электроэнергии, чем составляет общая потребность в энергии трех стран.

«Думаю, что в ближайшее время NordBalt будет скорее экспортным соединением из Швеции в Литву, а проект будет важнее для Литвы, Латвии и Эстонии, а не для Северных стран. Но в долгосрочном периоде это будет соединение двусторонней торговли, когда потоки будут идти в обе стороны», — прогнозирует генеральный директор оператора системы передачи Швеции Svenska Kraftnat Микаэль Оденберг.

Межсистемное электросоединение NordBalt стоимостью примерно 550 млрд евро составляют два кабеля постоянного потока высокого напряжения (300 кВ) протяженностью 453 км и оптический кабель связи, а также преобразователи постоянного потока в Швеции (в Нибро) и Клайпеде. Постоянный поток, который течет по кабелю, в преобразователях будет превращаться в переменный поток, на котором работают энергетические системы и оборудование потребителей.

Как сообщало ИА REGNUM ранее, проекты электроэнергетических соединений в Литве названы стратегическими и гарантом энергетической независимости страны. Соединение NordBalt соединит страны Прибалтики со Швецией, соединение LitPolLink между Литвой и Польшей присоединит три прибалтийские государства к энергетическому рынку ЕС.

Швеция. Литва > Электроэнергетика > regnum.ru, 26 марта 2015 > № 1325416


Литва > Армия, полиция > kurier.lt, 19 марта 2015 > № 1323956

Литовский премьер Альгирдас Буткявичюс предлагает платить будущим призывникам ежемесячно более 200 евро. Сейчас предусмотрено выделять каждому призывнику на бытовые расходы по 38 евро.

“Мы предложили, конечно министерство обороны должно провести анализ, чтобы можно было повысить до 200 евро. Чтобы повысить интерес приходить и служить в литовской армии. Это будет где-то 238 евро”, – заявил в четверг журналистам глава правительства.

По его словам, это может стать стимулом для службы молодых людей в литовской армии.

Премьер также сообщил, что дал поручение подготовить документы о повышении зарплат профессионалам, служащим в литовской армии.

Лидер социал-демократов пока не мог ответить на вопрос, на сколько могут повысятся зарплаты. Сейчас младший рядовой в армии получает около 600 евро, капитан – около тысячи евро.

В четверг сейм принял решение на пять лет вернуть в литовскую армию призыв на обязательную военную службу.

Литва > Армия, полиция > kurier.lt, 19 марта 2015 > № 1323956


Литва > Армия, полиция > dw.de, 19 марта 2015 > № 1318925

Сейм Литвы в четверг, 19 марта, в порядке особой срочности принял законопроект о возвращении призыва в армию. Министр обороны Юозас Олекас, представляя законопроект в парламенте, указал, что в настоящий момент комплектация армии недостаточна, а "залатать дыры профессиональными военными" невозможно. Он подчеркнул, что возвращение призыва связано, в первую очередь, с изменившейся геополитической ситуацией. "Вы знаете о событиях на Украине", - сказал министр.

Проект закона о возвращении призыва был поддержан всеми фракциями Сейма практически единогласно. При этом каждая фракция выдвинула свои предложения.

Первый призыв планируется провести в сентябре

Решение о возвращении обязательной военной службы будет действовать в течение пяти лет. Призыву будут подлежать мужчины в возрасте от 19 до 26 лет. Срок службы составит 9 месяцев. Первый призыв планируется провести в сентябре 2015 года.

Обязательная военная служба в Литве была отменена в 2008 году, отмечает агентство Delfi. Предложение о возобновлении призыва было выдвинуто в конце февраля 2015 года Государственным советом по обороне Литвы. Президент страны Даля Грибаускайте обосновала необходимость возобновления обязательной военной службы изменением геополитической обстановки.

Литва > Армия, полиция > dw.de, 19 марта 2015 > № 1318925


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 марта 2015 > № 1313555 Александр Невзоров

Невзоров: Такой ярости в сражении, которую тогда проявили литовцы, я не припомню ("Delfi.lt", Литва)

Рамунас Богданас

Петербургский журналист Александр Невзоров — человек с яркой биографией. Он прославился во времена перестройки, как создатель популярной в СССР телепередачи «600 секунд». После объявления независимости Литвы он делал репортажи об омоновцах Риги и Вильнюса, создал широко растиражированный фильм «Наши». Невзоров поддерживал путчистов в Москве в августе 1991 года, делал репортажи с войны в Приднестровье и Чечне.

Ему принадлежит фраза, что у вильнюсской телебашни в январе 1991 года «свои стреляли в своих». Созданная им организация «Наши» позже стала поддерживать и почитать Владимира Путина, она активно проявила себя в Эстонии в 2007 году во время беспорядков так называемой «Бронзовой ночи». Сейчас он утверждает, что ни в чем не раскаивается и ни за что не собирается извиняться.

В преддверии 25-й годовщины восстановления независимости Литвы, обозреватель Delfi Рамунас Богданас поговорил с Невзоровым по телефону.

— Мы с вами одного возраста, и в 1991 году у нас были абсолютно противоположные взгляды.

— Не исключено. Вы были советником Витауса Ландсбергиса?

— Да, по международным вопросам.

— Ну, кроме того, что вы были советником по международным вопросам, я подозреваю, что вы всегда были литовцем.

— Если вы говорите о чистоте, то вы, наверное, понимаете, что моя фамилия звучит не совсем по-литовски.

— Все равно, как и с русскими. Есть люди, которые себя причисляют к ним, и есть, которые не причисляют.

— А вы себя причисляете или не совсем?

— Нет, я себя совсем, категорически не причисляю к русским именно потому, что в России уже сложился мракобесный стереотип, что такое русский. Это обязательно православный, верноподданный, вытянутый в струнку и не имеющий собственного мнения человек. Недавно было какое-то гигантское поповско-министерское заседание, где они определяли, кто русский, а кто не русский. И, по их меркам, я им никак не могу быть. Впрочем, это меня никак не огорчило.

— Но были в России такие тенденции — Тургенев, западники...

— Для меня эти исторические персонажи и авторы художественной литературы — не большой авторитет. Я легко отказался от национальности. Если сейчас введут обязательное написание национальности в паспортах, я подумаю, и, наверное, впишу туда «команч».

— Между нами есть еще общее. Я как и вы люблю лошадей...

— Я уже довольно спокойно сейчас к этому отношусь. Долгое время это меня занимало, сейчас это меня занимает значительно меньше.

— Иногда говорить о том, что было 25 лет назад немножко глупо. С другой стороны, у людей есть такое свойство как память. Мы взвешиваем то, что происходило в нашей жизни, оцениваем. Может быть это для вас слишком чувствительно?

— Для меня не бывает никаких чувствительных тем. При том, что меня тоже нужно воспринимать правильно. Я не раскаиваюсь, не извиняюсь. Это совершенно не в моем духе.

— Я ведь не поп...

— Я могу вам объяснить. На тот момент у меня была Родина, под названием СССР. И я за нее сражался. Как только она перестала существовать, все эмоции в этой связи в известной степени девальвировались и ушли. При том, что я и на тот момент понимал и отдавал себе отчет в том, что люди по другую сторону баррикад имеют такую же правоту, как и я. Я имею в виду литовцев, которые сражались за свою родину.

— Там были не только литовцы, поляки, русские, украинцы были с нами...

— Да. Вероятно, если смотреть по гамбургскому счету, то они были, образно говоря, правее.

— При этом линия проходила между теми, кто был за независимость и кто за принадлежность к СССР.

— Верно.

— Если мы оглядываемся, то советская система была абсолютно неэффективной и себя защитить не смогла.

— Да, это была неэффективная и идиотская система, но это была моя Родина. Я тогда был не склонен это рассматривать с каких-то объективных позиций. В данном случае, когда пытаются создать какую-то существенную разницу между журналистом, публицистом и солдатом, то на самом деле ее нет. Неважно, из чего стреляет человек — из телекамеры или из винтовки, автомата. Важно, что он сражается. Кстати, такой ярости в сражении, которую тогда проявили литовцы, наверное, самая активная на всем постсоветском пространстве сила, которая зажгла и вдохновила всех остальных, я не припомню. И мы, наверное, были равны по той ярости, с которой столкнулись — советские (последние солдаты империи) и вы (которые отстаивали свою свободу).

— Вы имеет в виду рижский и вильнюсский ОМОН?

— Да. Там нельзя говорить об ОМОНах, там надо говорить об очень немногих идейных людях, которые были в составе ОМОНов и тех немногих идейных людях, которые вообще на тот момент были в советском государстве.

— Не все, наверное, идейные были.

— Нет. Те, кто не был идейным, с ними не дружили и не общались. Там были всякие разные люди. Но мы дрались за свою Родину, вы — за свою. Делали мы это с одинаковым остервенением и с одинаковым мужеством.

— Я был свидетелем того, как одного парня-добровольца расстреляли омоновцы. Непонятно, за что человека убили.

— Всякая война является неприятным событием. Ворошить это, я думаю, теперь уже смысла нет, когда прошло столько лет, и мы понимаем, что нами двигало, понимаем, как ни странно, святость и искренность наших побуждений на тот момент, мы вполне бы могли уже положить конец этой вражде. Тем паче, что объект, ради которого мы сражались, больше не существует. СССР погиб.

— Я тоже так думал, что СССР погиб: была Россия, Ельцин, был СССР с Горбачевым, сейчас президент России Владимир Путин плачет, что тогда проиграл. Но Россия выиграла. Произошла какая-то трансформация, и Россия превратилась в модернизированный СССР?

— Нет. Это все идеологические танцы. Этого не может произойти и никогда не произойдет, поскольку не существует сил, которые могли бы воскресить покойника с таким стажем нахождения в гробу. Разговор про возрождение СССР — бессмысленный и кощунственный. Кстати, именно Россия, а не Литва отправила СССР на тот свет. Если предъявлять кому-то претензии по поводу крушения СССР, то их надо предъявлять не Литве, а России. Именно Россия в лице ее руководства была той силой, которая решила судьбу страны и похоронила эту страну.

— Но сейчас то руководство не в большом уважении у нынешнего...

— Вы слишком много значения придаете всем этим поверхностным вещам.

— Люди любят идолов.

— Совершенно верно. Мы говорим о свершившемся историческом процессе, который необратим. И главное, что СССР погиб по объективным причинам. Для государственного образования такого типа в современном мире просто нет места. И не может быть, потому что полностью изменились векторы человеческой цивилизации. Ну, возродится империя, кому она нужна?

— Нынешнее движение России связано с болезненной потерей империи?

— Нет. Я думаю, что вопрос развала России тоже решен. За счет бессмысленности, огромности и нежелания интегрироваться в современный мир, невозможности существовать в той форме, в которой она существует. Поскольку я теперь, как человек без родины, могу оценивать вещи хладнокровно, я теперь это вижу со всей откровенностью и могу об этом говорить смело и честно. Ваша родина преуспела, я вас поздравляю, вам повезло больше.

— Как вам кажется, есть ли для нас сейчас угроза со стороны России?

— Трудно сказать. Не могу сказать ни да, ни нет. Меня спрашивают, почему я ни в чем не обвиняю непосредственно Путина? Как я могу обвинять человека, который находится под гипнозом тех идей, под которыми я сам провел столько времени. Я знаю, до какой степени эти идеи крепкие, страшные, неотступные.

— Но сам становишься творцом этого гипноза и дальше...

— Естественно. Коль скоро ты человек со способностями, и у тебя есть возможности медийные, властные, ты генерируешь его дальше, заражаешь им всех остальных, и он распространяется.

— Вспоминаю вашу крылатую фразу о Литве 1991 года — «свои стреляли в своих». Есть в Литве такой Социалистический Фронт с Альгирдасом Палецкисом, который с гордостью несет этот миф, хотя есть тысячи свидетелей того, что это миф.

— Я предлагаю набраться мужества и не ковыряться в этом сейчас, не пытаться сводить счеты двадцатипятилетней давности. Надо уметь многие вещи забывать и оставлять их в покое, потому что на кону гораздо более серьезные вещи, чем кто в кого стрелял 25 лет назад.

— Получается, что вы сейчас думаете, что мы имели право на независимость, а вы имели право не допускать этого?

— Да, конечно.

— Получается, что это не вопрос права, а вопрос права сильного. Как в тюрьме, кто сильнее, тот и прав?

— Нет, так нельзя сказать.

— Но вы говорите, что у всех одинаковое право — у тех, кто защищает независимость и тех, кто удерживает. Уравниваете.

— Права и есть равные. Просто надо понимать, что и по ту, и по другую сторону могли быть искренние и достойные люди. И когда уже все свершилось, свершилось столь трагично, то многие вещи можно и нужно пересмотреть. Не прощать, если нет возможности простить, не извиняться, потому что нет ничего глупее извинений и раскаяний, а принять сегодняшнюю картину, понять что нам сегодня обоим близко и важно.

— Что может объединять Россию и Литву, страны Балтии, если брать шире?

— Да данный момент нормальных людей в России и Литве может объединять только желание сохранить свободу Литвы.

— Но Россия — большой сосед, и мы заинтересованы, чтобы она была стабильной.

— Она не умеет быть стабильной.

— Это так предопределено?

— Вы посмотрите вокруг. Мне кажется, вам очень повезло с президентом. Мне очень нравится ваш президент. Передайте ей от меня низкий поклон.

— Украинцы говорят, что в ЕС есть только один мужчина и его зовут Даля Грибаускайте?

— Это абсолютно верно. Человек, который сочетает в себе столько храбрости и столько рыцарственности, цивилизованности — это редчайший вариант.

— Но в Литве есть люди, особенно те, кто имеет бизнес в России, которые упрекают ее в том, что она слишком пряма, слишком откровенно выражает свое мнение и этим портит отношения.

— Это их проблемы. Давайте не будет говорить об этом. Президент в данном случае — это не только президент для всех. Это некий рефлекторный властный орган, который обязан реагировать на имеющиеся, в том числе и существенные, угрозы. И бывают ситуации, когда президент просто обязан развернуть знамя и оказываться на самой высокой башне под обстрелом, забыв о том, что есть интересы каких-то бизнесменов. Она ведет себя храбро, но и безупречно.

— Нельзя не вспомнить об убийстве Бориса Немцова. Что происходит сейчас с Россией, когда политика убивают у стен Кремля?

— На это я вам не могу ответить, есть столько любителей поговорить о том, чего они не знают, что я не хотел бы к ним присоединяться, поскольку нет никакой внятности, информации для решения этого уравнения. У нас нет никаких данных ни по одной из позиций. А фантазировать я не большой любитель.

— Я не об этом, а в принципе о самом происшествии. Я это сравниваю вот с чем: недавно в Литве были выборы мэров, а в России — митинг памяти Немцова. Тут люди беспокоятся, кто у них будет мэром, а там — что убивают людей у Кремля.

— Это вполне естественно для сегодняшней России. Надо понимать, что она живет сейчас в какую-то особую, болезненную предреволюционную эпоху, которая должна завершиться большими потрясениями для нее и, возможно, для ее соседей тоже. Надо понимать, что это очень непростой, тяжелый период, который Россия будет проходить не безболезненно и, возможно, не очень быстро.

— Какие прогнозы для больного?

— Неутешительные.

— Вы видите внутренние силы, которые помогли бы ей измениться?

— Не вижу.

— Какой возможен путь для того, что гарантировать России нормальное развитие?

— Бессмысленно об этом говорить и упрекать в чем-то Путина. У нас 84% населения страны — это Путин. Это люди, которые находятся под гипнозом имперских настроений.

— Он — выражение, острие этой массы людей?

— Да, абсолютно. Это не его злая воля, фантазия, это абсолютная народность.

— Некоторые говорят, что если в России сменить первое лицо, то меняются и другие сословия?

— Друг мой, вы неправы. Вспомните пример человека, который открыл границы, разрешил хождение иностранной валюты, забрал у попов деньги, переименовал боярскую думу в Сенат, разрешил музыку, сбривал бороды. Помните, как его звали?

— Петр I.

— Нет, это Лжедмитрий. Он сделал это первым, еще за сто лет до Петра. Вспомните, с какой яростью его уничтожили. Меньше, чем за год. Поэтому говорить о том, что смена правителя всегда ведет к смене общественных настроений, неверно. Порою общественные настроения настолько сильны, что не в состоянии смириться с фактом смены правителя, и они растерзают любого цивилизованного человека, который напомнит, что у страны есть долг перед всем миром, заключающийся в соответствии норм меркам цивилизации.

— И последний вопрос: почему вы попросили не касаться украинской темы?

— Потому что, к сожалению, сочли, что мое участие в этой теме настолько разрушительно для государственной идеологии, что с меня взяли слово, что я не буду в течение какого-то времени этого касаться.

— Люди в серых костюмах?

— Нет. Я не очень боюсь людей в серых костюмах.

— Вы же свободный человек.

— Да, я свободный человек.

— Как вам могли надеть уздечку?

— Нет-нет, это результат договоренностей, а не чьего-то прессинга. К тому же, я не вижу смысла об этом говорить. Все, что мог живой человек на эту тему сказать, я сказал. Вы можете открыть «Сноб». Моя позиция не поменялась ни на секунду. Все то, о чем я говорил, я считаю актуальным и важным, живым. Я заключил этот договор с легкой душой, понимая, что лучше, чем я уже сказал, я все равно не скажу.

— Спасибо за беседу.

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 марта 2015 > № 1313555 Александр Невзоров


Литва. США > Нефть, газ, уголь > delfi.ee, 28 февраля 2015 > № 1307064

Литва будет получать сжиженный природный газ (СПГ) из США. Соответствующее соглашение литовский оператор по торговле газом Litgas подписал с американской компанией Cheniere marketing, подразделением Cheniere energy, в субботу, 28 февраля, сообщается на сайте Litgas. Поставки начнутся в 2016 году, после того, как Cheniere в текущем году откроет в США первый экспортный СПГ-терминал.

В конце февраля министр энергетики Литвы Рокас Масюлис заявлял, что экспорт сжиженного газа из США "может ослабить позицию России, которая использует свои ресурсы в качестве энергетического оружия, чтобы шантажировать страны, зависящие от российского газа", цитирует его слова информагентство AFP.

В прошлом году был введен в эксплуатацию новый корабль-терминал СПГ в литовской Клайпеде, начавший свою коммерческую деятельность в январе текущего года. С 2015 года Litgas начинает получать сжиженный природный газ от норвежской компании Statoil в объеме 540 миллионов кубометров в год, что должно покрыть примерно пятую часть потребления страны.

Литва. США > Нефть, газ, уголь > delfi.ee, 28 февраля 2015 > № 1307064


Литва. США > Нефть, газ, уголь > kurier.lt, 25 февраля 2015 > № 1309883

Во вторник в Вашингтоне состоялась встреча министра энергетики Литвы Рокаса Масюлиса с министром энергетики США Эрнестом Монизом, на которой Масюлис подтвердил, что Литва готова приобрести сжиженный природный газ (СПГ) сразу же, как только американские компании начнут его экспортировать.

Литва представляется США не как отдельный рынок небольшого государства, а частью большого регионального рынка, отмечается в пресс-релизе Минэнерго.

“Экспортёрам СПГ мы можем предложить через Клайпедский терминал поставлять не только в Литву, но также в Латвию и Эстонию, а с 2019-го – потребителям Польши и Украины”, – подчеркнул Р.Масюлис.

Литва на протяжении уже ряда лет стремится обеспечить импорт СПГ из США. Это в качестве одного из важнейших приоритетов назвали глава государства Даля Грибаускайте и премьер-министр Альгирдас Буткявичюс.

Литва. США > Нефть, газ, уголь > kurier.lt, 25 февраля 2015 > № 1309883


Литва. Эстония > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 27 января 2015 > № 1359325

Поставляющее и продающее природный газ литовское предприятие LITGAS, принадлежащее группе энергетических предприятий Lietuvos energija, 1 февраля начнет поставлять природный газ в Эстонию, сообщили ИА REGNUM сегодня, 27 января, в компании. LITGAS — это первая в Литве и одна из первых в странах Прибалтики компания, которая будет поставлять природный газ клиентам из других стран.

«После того, как начал действовать терминал СПГ, мы можем получить газ от различных поставщиков и предложить его клиентам в других странах по конкурентоспособной цене. А Литва может стать региональным центром торговли природным газом», — сказал генеральный директор ЗАО LITGAS Доминикас Тучкус.

В этом году в Эстонию планируется поставить до 30 млн кубометров газа. LITGAS подписал договор с предприятием группы Alexela Group — Reola Gaas, также установлены контакты с другими потенциальными клиентами в Эстонии.

Газ из Литвы в Эстонию будет поставляться по газопроводу через Латвию.

LITGAS подписал 15 не обязывающих договоров о торговле СПГ с компаниями, поставляющими около половины СПГ во всем мире, также есть возможность купить природный газ у других литовских импортеров. Основным поставщиком сжиженного газа на литовский терминал является компания Statoil, однако она будет поставлять лишь 25% газа, необходимого Литве. Остальное по-прежнему Литва будет покупать у российского «Газпрома».

Литва. Эстония > Нефть, газ, уголь > regnum.ru, 27 января 2015 > № 1359325


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 января 2015 > № 1269339 Нил Ушаков

Мэр Риги Нил Ушаков обеспокоен последствиями напряженных отношений с РФ, в частности угрозой потери рабочих мест, инвестиций и экономических показателей Латвии. Об этом он заявил в интервью информационному агентству Reuters.

Как сообщает агентство, Ушаков прогнозирует серьезные проблемы, связанные с потерей рабочих мест, в случае прекращения транзита угля из Сибири к Балтийским морским трассам через Латвию.

"Если они решат, из-за политических причин, перейти к другим терминалам вдали от Латвии… это станет проблемой для нас, — сказал Ушаков. — Около 20000 человек работают в порту и далее 8000 — на железной дороге, которая зависит от российских грузов".

Кроме того, из-за прекращения транзита новый терминал Riga Coal для разгрузки угля находится под угрозой.

"Если русские решат не перевозить транзитом уголь через Ригу, большая часть латвийских и европейских денег окажется потрачена впустую", — сказал Ушаков.

Затраты на строительство Riga Coal Terminal составляют около 148 млн евро, 77 млн из которых финансируются из фондов ЕС.

В декабре 2014 года Нил Ушаков высказывался против применения к России санкций ЕС, отмечая, что Европа должна использовать все возможности для выстраивания отношений с Россией без введения ограничительных мер.

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 января 2015 > № 1269339 Нил Ушаков


Литва > Финансы, банки > kurier.lt, 1 января 2015 > № 1262653

Когда пойдете менять литы на евро, обязательно имейте при себе документ личности. Несмотря на то, какую сумму денег вы захотите конвертировать, банковский работник имеет право попросить вас доказать свою идентичность.

Этот же порядок будет действовать при обмене литов на евро в почтовых отделениях или кредитных униях. Если на просьбу вы не представите документа личности, можете вернуться домой, так и не поменяв валюту. Кроме того, в почтовых отделениях Литвы не будут менять сумму более чем в 1000 евро.

В более отдаленных населенных пунктах страны будут ездить мобильные группы почты Литвы, работники которой будут менять литы на евро. Куда и когда приедут эти группы, можно узнать на интернет-сайте Почты Литвы или позвонив на почту.

1 января кассы Банка Литвы начнут менять наличные литы на евро. В первый день нового года будет работать 41 место обмена денег.

На следующий день, 2 января, литы на евро бесплатно будут меняться почти в 700 местах обмена: в 343 отделениях банков, в 330 почтовых отделениях, в 14 отделениях кредитных уний и в трех отделениях Банка Литвы.

3 января, в субботу, литы будут обменивать на евро более чем в 350 местах обмена, 4 января, воскресенье, – более чем в 250 местах обмена. С 5 января по рабочим дням снова будет работать самое большое количество предусмотренных мест обмена валюты.

Напоминаем, что в почтовых отделениях Литвы и в кредитных униях литы на евро бесплатно будут обмениваться до 1 марта 2015 года. 343 банковских отделения – до 30 июня, 89 отделений банков – до 31 декабря 2015 года будут менять литовые банкноты, а отделения Банка Литвы литы на евро бесплатно будут менять неограниченное время.

За оставшиеся дни еще можно внести наличные деньги на банковские счета, где они, когда уже в Литве будут циркулировать евро, автоматически будут конвертироваться в евро. И все-таки Стасис Кропас – президент Ассоциации банков Литвы призывает клиентов без необходимости не спешить с проверкой конвертированных в евро счетов. Дело в том, что из-за большой нагрузки может возникнуть сбой в работе систем.

С. Кропас обращает внимание на то, что каждое финансовое учреждение само устанавливает время, в течение которого будет проходить переход систем на евро. Поэтому клиентам банков следует поинтересоваться, как будет работать каждый банк.

Литва > Финансы, банки > kurier.lt, 1 января 2015 > № 1262653


Литва > Финансы, банки > kurier.lt, 30 декабря 2014 > № 1262698

Младенцам, родившимся в Литве день введения общей европейской валюты, 1 января 2015 года, Банк Литвы подарит первые литовские монеты евро из символической первой партии отчеканенных в Вильнюсе литовских монет евро, сообщили сегодня, 30 декабря в Центробанке Литвы.

Первая тысяча монет номиналом один евро со знаком «Витиса» (погоня) была произведена 16 июня 2014 года. Отчеканенные первые монеты помещены в специальную шкатулку и переданы на хранение в Музей денег Банка Литвы. Именно из этой первой тысячи монет Банк Литвы выделит столько монет, сколько в первую ночь следующего году родится младенцев.

Предназначенная для каждого младенца монета вплавлена в оригинальное стекло, которое украсит выгравированная надпись «Первый литовский евро — Тебе!». Дизайн сувениров создан в Литве, а весь подарок сделан в Германии. Вместе с уникальными монетами евро младенцам будут вручены именные грамоты.

Литва > Финансы, банки > kurier.lt, 30 декабря 2014 > № 1262698


Литва > Нефть, газ, уголь > kurier.lt, 30 декабря 2014 > № 1262683

Президент Литвы Даля Грибаускайте говорит, что терминал сжиженного природного газа (ТСПГ) в Клайпеде – это геополитический объект, который обеспечивает экономическую и политическую безопасность Литвы.

“Наш ТСПГ – геополитический объект. Это, прежде всего, означает, что терминал обеспечивает нашу энергетическую самостоятельность, позволяет нам иметь возможность выбирать поставщика, и это обеспечивает экономическую безопасность. Во-вторых, терминал обеспечивает нашу политическую безопасность, потому что единственный поставщик, которым до этого времени был российский концерн “Газпром”, всегда использовал цены как инструмент политического давления, также оказывая влияние на некоторых деятелей наших политических партий”, – сказала президент в интервью еженедельнику Veidas.

По словам главы государства, ТСПГ обеспечивает безопасность не только Литве, но и всем странам Балтии, потому что может гарантировать 90% потребности в газе всех трех Балтийских стран.

Литва > Нефть, газ, уголь > kurier.lt, 30 декабря 2014 > № 1262683


Литва > Внешэкономсвязи, политика > kurier.lt, 25 декабря 2014 > № 1262664 Повилас Гилис

Доктор экономических наук, парламентарий, заместитель председателя Комитета Сейма по европейским делам Повилас Гилис – один из политических тяжеловесов, участвовал в создании Социал-демократической партии Литвы, в качестве министра иностранных дел занимался становлением внешнеполитической деятельности Литовского государства.

О нынешней ситуации в Литве, в регионе, о внешней политике Литвы, о принципах ее формирования – в беседе корреспондента «ЛК» с президентом ассоциации экономистов Литвы, профессором Вильнюсского университета, бывшим министр иностранных дел Повиласом Гилисом.

- Чем вам запомнился уходящий год?

- Думаю, что два события были наиболее запоминающимися для меня и моих соратников – это президентские выборы и импичмент Неринге Венцкене. Сейм в очередной раз решил не обращать внимания на очевидные факты и лишить парламентария мандата. А ведь история такова – на основании сфабрикованных обвинений с Неринги Венцкене была снята юридическая неприкосновенность. Она вынуждена была уехать, так как ей угрожала опасность. Кстати, моя семья уже два года переживает за мою безопасность, опасаясь угроз. Такие действия свидетельствуют об отсутствии реальной демократии в стране.

Другое событие – президентские выборы. Хотел бы отметить, что я неоднократно предупреждал, что Даля Грибаускайте – это не тот человек, который может руководить страной ввиду ряда обстоятельств – человеческий фактор и биографические данные, которые она пытается скрыть. В свое время я сам, в качестве руководителя Министерства иностранных дел, принимал Далю Грибаускайте на службу, мы работали вместе. Она склонна к авторитарному управлению, а ведь по Конституции Литва – парламентская республика.

- Как вы оцениваете внешнеполитический курс Литвы? Литва оказалась на переднем крае проблем на восточном направлении, неся при этом чуть ли не самые большие потери среди стран Евросоюза?

- Как ученый я рассматриваю картину мироустройства в целом и могу с сожалением констатировать, что началась вторая «холодная война» западной цивилизации против России. Литва является членом Евросоюза, НАТО и, конечно, должна придерживаться установленных правил. Но каждая страна, даже принимая правила игры, может вести себя по-разному, как, например, ведет себя левый чешский премьер Милош Земан или правый – премьер Венгрии Виктор Орбан. Они на ситуацию смотрят прагматично и пытаются защитить национальные интересы, чтобы страна не потеряла дивидендов в экономическом плане, в плане национальной безопасности. В этом смысле я вижу усиливающиеся внутренние процессы и во Франции, Германии.

А мы, наша элита (а значение этого слова «избранный», «лучший», думаю, не совсем подходит для литовского общества, я их называю второй номенклатурой) по чьей-то подсказке или по собственному замыслу поднимаем истерию, которая очень опасна как для всего европейского процесса, так и для самой Литвы. Ведь по своему экономическому, военному потенциалу мы не являемся крупными игроками на мировой арене. Громкие высказывания президента Литвы усугубляют положение Литвы в смысле национальной безопасности. Никто раньше особо не знал Дали Грибаускайте, Литвы, а сейчас мы оказались в гуще конфликта, можно сказать, чуть ли не идем врукопашную.

Если мы начинаем относить россиян, Россию к империи зла, тем самым вызываем ненависть людей, живущих там. А это и непорядочно, и иррационально. Не бывают народы плохие или хорошие, в каждом народе есть и хорошие и плохие люди. Такими заявлениями мы по существу врагами делаем большую часть российского населения. Нужно подумать о последствиях, прежде чем допускать такие резкие высказывания.

- В последнее время представители национальных меньшинств также ощущают определенный прессинг, как бы и желание, идущее сверху, поссорить людей, создать недоверие в обществе…

- Действительно, мы можем констатировать, что поведение власти порой провокационное. Та же ситуация с русскими школами, я не знаю деталей, вероятно, там есть проблемы. И все-таки, зачем использовать силовые приемы против школ, делать так грубо, демонстративно? Разумного ответа на эти вопросы я не нахожу. Можно лишь констатировать, что если мы хотим сделать русских Литвы ее врагами, то идем правильным путем.

Другая крупная национальная община – польская. Я часто не согласен с высказываниями некоторых польских политиков, особенно произносимых из Варшавы (об этом я неоднократно писал), но это не значит, что надо усугублять ситуацию. Сказал какой-то политик не совсем верные слова, давайте скажем и мы – только устами политологов, журналистов, рядовых политиков, но не на высшем уровне. Представители власти должны проявлять сдержанность, рациональность, этичность. Надо помнить, что если мы ведем себя неэтично, то и другие могут себе позволить вести себя аналогично.

В дипломатии еще не было такого прецедента, чтобы из уст руководства страны другое государство называли террористическим. Может, это неудачная импровизация или комплекс, связанный с прошлым. Минуло 25 лет, как Компартия Литвы отделилась от КПСС. Я сам был коммунистом и не скрываю этого, но никогда не был антикоммунистом литовского типа. Замечаю, что те из литовских коммунистов, которые стали антикоммунистами, – очень агрессивные люди (улыбается. – Прим. авт.).

- Еще один странный для XXI века запрет – отключение некоторых телевизионных каналов. Сложно представить такие действия в цивилизованной Европе, членом которой мы себя позиционируем…

- В этой связи расскажу эпизод из моего детства. Мой папа был органистом в костеле, для той системы мы были чужие люди. Где-то в конце 50-х годов, когда мне было лет десять, папа купил радио, и мы начали слушать «Голос Америки». Было непростое, суровое время, глушили, прерывали передачи, но мы слушали, ведь очень хотелось узнать иное мнение. Нынешние запреты мне напоминают те далекие и, казалось бы, канувшие в Лету времена.

Я – за то, чтобы каждый человек мог формировать собственное мнение, основываясь на различных фактах. Нужно понимать, что из таких запретов ничего не выйдет – мир сегодня открыт. Как мне кажется, наша номенклатура так и не освободилась от комсомольского прошлого. В этой связи я планирую написать публичное письмо старого коммуниста бывшим молодым комсомольцам – «не делайте наших ошибок!»

Не может составить достойную конкуренцию в информационной битве и наш национальный канал. Более того, сегодня мы можем констатировать, что группа не очень способных людей де-факто приватизировала национальный канал. Не может быть права только одна сторона, что нередко декларируется на нашем телевидении. Я никогда не соглашусь с тем, чтобы мое мнение было единственным, не хочу возврата в то время.

- Один из современных вызовов для Литвы – массовая эмиграция. По сути, люди не выдерживают экономического, социального бремени и вынуждены покидать родные места.

- У нас попросту не понимают, что доходы большинства даже работающих людей слишком маленькие. Не может семья, имеющая двоих детей, прожить на доходы даже в 2 тысячи литов в месяц. Но зачастую в реальности наша власть печется о благе «бедных» банков, крупных фирм, а забывает о развитии малого, среднего бизнеса. По существу, сегодня все большинство наших политиков – либеральных взглядов, они не понимают значения всеобщего блага, справедливости, христианских ценностей. Не понимают разницы между предпринимательством и бизнесом. По сути, сегодня нет разницы между социал-демократами и консерваторами, как я уже писал – наша номенклатура не боится ни Бога, ни Карла Маркса.

- Не были ли нынешние ошибки заложены еще в начале 90-х, во времена восстановления независимости?

- Скажу так: западные коллеги подталкивали нас к созданию либерального общества. Другой принцип, на основании которого формировалось новое общество, – антисоветский инстинкт. Такие эмоции в принципе понятны, но не рациональны. Главное, чтобы было не так, как в Советском Союзе, сделаем все наоборот. На эйфории независимости нам недоставало трезвой оценки пройденного пути, констатации того, что не все в советский период было плохо.

Мне довелось знакомиться с экспертными оценками западных ученых, которые высказывали сожаление, что во времена распада СССР во главе крупнейших держав находились нео-либералы Маргарет Тетчер, Гельмут Коль и Джордж Буш, и Европа не пошла по пути создания социально-экономической модели, основанной на принципах справедливости и солидарности.

- Благодарю за беседу.

Галина КУРБАНОВА.

Досье «ЛК»

Парламентарий Повилас Гилис родился в 1948 году в Молетском районе, в семье органиста. Закончил в 1969 году экономический факультет Вильнюсского университета. В 1974 году защитил кандидатскую диссертацию. Стажировался за рубежом. В 1969 – 1989 годах – преподаватель политической экономики на экономическом факультете Вильнюсского университета, с 1989-го заведующий кафедрами Вильнюсского университета, с 1991 года – профессор, доктор экономических наук.

Один из создателей Социал-демократической партии Литвы, с 2000 года – непартийный. Член Сейма в 1992 – 1996, 1996 – 2000 гг. и с 2012 года. В 1992 – 1996 годах министр иностранных дел в правительствах Бронисловаса Лубиса, Адольфаса Шляжявичюса и Миндаугаса Станкявичюса.

Жена – Нийоле, сыновья – Тадас, Игнас.

Литва > Внешэкономсвязи, политика > kurier.lt, 25 декабря 2014 > № 1262664 Повилас Гилис


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kurier.lt, 13 ноября 2014 > № 1226769 Александр Удальцов

Год назад к обязанностям в ранге Чрезвычайного и Полномочного Посла Российской Федерации в Литовской Республике приступил Александр Иванович Удальцов. Накануне российского праздника – Дня народного единства Александр Иванович посетил редакцию «Литовского курьера».

– Уважаемый господин Посол! Какие впечатления сложились о нашей стране за этот год, что Вам успело понравиться в Литве?

– В Литве мне давно многое нравится, иначе бы я сюда не приехал. Я занимаюсь Литвой и другими странами Балтии более 20 лет и думаю, что неплохо ее знаю. Тем более, я начал знакомиться с Литвой не только с того времени, когда она стала независимым государством, но и гораздо раньше. Многие из нас хорошо помнят, что еще во времена Советского Союза Прибалтика всегда вызывала особый интерес: люди стремились сюда приехать, окунуться в этот незабываемый приморский край, Литва воспринималась по-особому, имела свой менталитет, свою ауру. Я также старался не отставать и приезжал сюда отдыхать, путешествовать и с тех пор наблюдаю за Литвой в развитии. Так что у меня с вашей страной связаны самые приятные воспоминания, которые пока, в основном, приумножаются.

– Год по дипломатическим меркам – это много или мало?

– Я вам назову всего две цифры: совсем недавно исполнился 41 год моей работе в МИДе, из них 26 лет я работал за границей. В этом контексте один год – вроде бы немного, но, с другой стороны, с годами и опытом начинаешь понимать, что за год можно сделать очень много, как, впрочем, и многое не сделать и не успеть.

Бытует такое мнение: когда дипломат работает за границей, то первый год он работает якобы на понимание того, куда он попал, второй и третий годы – на страну пребывания, а четвертый и последующие годы – уже на свою страну. Если принимать такую схему, то важно, о каком годе в этом перечне идет речь… Если серьезно, то послом России за рубежом я назначаюсь в третий раз, я являлся послом по особым поручениям, так что опыт работы у меня есть, а это во многом облегчает восприятие страны, вхождение в суть проблем.

И еще одно наблюдение. Опыт – это колоссальное явление, особенно в дипломатии. Ведь дипломатия – это система прецедентов. Если вы хорошо знаете историю дипломатии, тем более сами в ней работаете десятки лет, то вы практически не попадаете в такую ситуацию, из которой не было бы выходов или в которой вам не приходилось бывать ранее. В этом плане прошедший «литовский» год тоже важен. Тем более, что он был весьма непростой.

– Перед назначением в Литву Вы представляли РФ в Латвии. В чем схожесть и различие двух Балтийских стран?

– Ответ до банального прост: между Литвой и Латвией есть много общего и соответственно есть много различий. Мне было 45 лет, когда я впервые был назначен в Латвию в качестве посла. Сейчас мне – 63 года. Тогда во мне было больше задора, энтузиазма, а сейчас – здравомыслия. Да и времена были другими. Во-первых, та Латвия, в которой я работал, не была еще в составе Европейского союза. Происходило только становление наших отношений и много делалось с нуля, было место для экспериментов, нестандартных ходов.

Что касается Литвы, то здесь я нахожусь в стране, которая является членом Евросоюза и НАТО и в силу этого имеет по понятным причинам умеренный суверенитет и суженное поле для маневра. Это, естественно, накладывает определенный отпечаток на наши двусторонние отношения. К тому же я не сторонник той точки зрения, что между странами Балтии – Литвой, Латвией и Эстонией – очень много общего. Понятно, что у них есть общие исторические корни, определенная близость менталитета.

Но, тем не менее, это разные народы, потому и различий между ними много. В первую очередь – это язык. Кроме того, в Латвии значительно больше русскоязычного населения и наших граждан, то есть в целом – соотечественников, что также накладывает очевидный отпечаток на жизнь страны. В Латвии серьезной проблемой остается безгражданство значительной части русскоязычного меньшинства и вытекающие из этого различия в правах. Мы, как партнеры, хорошо видим, что обе страны-соседки являются по целому ряду позиций конкурентами, а подчас и соперниками. Впрочем, это распространенное «соседское явление».

Если говорить о сходстве, то могу сказать главное: в ваших странах очень доброжелательные люди. Ведь самые точные впечатления о стране оставляет именно общение с людьми. В большинстве своем жители и Литвы, и Латвии в целом по-доброму относятся к нашей стране, россиянам, и я для себя делаю, возможно, несколько пафосный вывод: нас рассорить невозможно. Да, могут происходить какие-то негативные процессы под влиянием различных событий, но развести нас – дело нереальное. Такой вывод я делаю как человек, как дипломат и как политик.

– В связи с этим, появились ли у Вас новые друзья в Литве, какие встречи Вам запомнились?

– К слову «друг» надо относиться очень осторожно. Когда я женился, а было это лет 38 назад, мой отец, поднимая тост, сказал очень мудрые слова, которые я запомнил на всю жизнь. «У человека может быть лишь один, максимум два настоящих друга». И я всю жизнь убеждаюсь в том, что он был прав. У меня действительно есть один настоящий друг, не потому что я других к себе не подпускал, а так объективно сложилось. Остальные – приятели, добрые знакомые, соседи, но не более того.

То же самое относится и к государству. Хуже всего иметь якобы много друзей, среди которых потом оказываются псевдодрузья, а некоторые становятся даже врагами. Поэтому я придерживаюсь определенной теории: стараться квалифицировать всех точнее. Если речь идет о государствах, то разумнее вести речь не о друзьях, а о добрых соседях, о странах, с которыми доминируют добрососедские отношения, или о союзниках.

– А Литва в этом контексте к какой категории относится?

– Как вы понимаете, не к первой. Вы не можете не видеть, как «сверху» формулируется в Литве отношение к нашей стране, реальную политику в этом плане. С другой стороны, нельзя не отметить, что такой подход разделяется здесь далеко не всеми. Люди рано или поздно устают от навязываемых им враждебности, запугивания. Литовцы – народ здравомыслящий и доброжелательный. Они сами во всем разберутся.

– Господин Посол, как Вам кажется, чего в Литве не знают о России, и что мы теряем от этого незнания?

– Если говорить коротко, то в Литве не знают самой сегодняшней России. А если серьезно, то, конечно, у нас знаний друг о друге мало. И то, что мы долгое время были в составе Советского Союза, вовсе не означало, что мы скрупулезно изучали друг друга. Одну из причин такой ситуации я вижу в том, что наши люди все еще мало общаются, мало ездят: россияне – сюда, в Литву, литовцы (особенно молодежь) – в Россию.

Хотел бы привести один конкретный пример. Не первый год из Литвы организуются экспедиции «Миссия Сибирь». В этом году молодые люди ездили в Красноярский край, где они ухаживают за могилами сосланных туда соотечественников. Мы встречались с участниками экспедиции, помогали им, поскольку считаем, что это дело в основе своей важное. Это часть истории страны, не только вашей страны, но и нашей, общая память. Я разговаривал с ребятами после их возвращения: они были полны позитивных впечатлений. Больше всего их поразило отношение людей, то, как их очень тепло встречали. Многие из них хотят съездить туда с друзьями в турпоездки. Так что такие поездки, путешествия крайне важны и полезны, они на многое открывают глаза. И я в своей работе пытаюсь этому всячески способствовать.

Вторая сторона знаний друг о друге – это информация. Сегодня на пути взаимного познания друг друга создана масса субъективных препятствий специально для того, чтобы разъединить, а по возможности и поссорить. Но убежден – это явление временное: нельзя людей вечно кормить протухшим информационным продуктом и считать, что они не доберутся до истины и до других информканалов.

– С какими стереотипами о Литве Вам приходилось сталкиваться в России?

– Приходилось (смеется Александр Иванович). Например, у россиян существуют обобщенные стереотипы в отношении жителей Закавказских республик, которые в основе своей доброжелательные. Есть такие же обобщенные представления и о жителях стран Балтии – например, знаменитый акцент. Правда, он больше похож на эстонский, чем на литовский или латышский. Но уверен, что никто на такую «языковую нивелировку» не обижается. И хочу подчеркнуть: у нас очень хорошо относятся к литовцам, латышам, эстонцам. Вы никогда не услышите, чтобы в России кто-то сказал что-то оскорбительное в их адрес.

– Что тогда нам мешает чаще ездить друг к другу?

– Мешает, прежде всего, наличие виз. Россия, как известно, никогда не была сторонницей виз, их введения, выступала и выступает за их отмену. Следует, однако, признать: Литва никогда не была в числе стран ЕС – сторонников отмены виз. Более того, несколько лет назад мы пытались вместе с Литвой и Польшей пойти по пути местного приграничного передвижения. С польскими партнерами нам удалось «уговорить» Евросоюз и выйти на подписание, замечу, взаимовыгодного межправсоглашения. Изначально планировалось, что все три страны – Россия, Польша и Литва – обратятся в ЕС с тем, чтобы добиться изменения его соответствующего регламента за номером 1931, который регулирует приграничные связи. Но Литва и от этой идеи отказалась: в ней прошли выборы, пришли другие политики и изменили точку зрения по этому вопросу на 180 градусов.

А между тем наш опыт с поляками весьма позитивен: с российской стороны соответствующими разрешениями, а не визами имеет право воспользоваться потенциально один миллион человек, т. е. все население Калининградской области, а с польской – полтора миллиона. В это соглашение входят вся Калининградская область и два воеводства Польши – Вармино-Мазурское и Поморское, а не 30-километровые ограничения с каждой стороны, как это предписывает регламент Евросоюза.

Это явление оказалось экономически выгодным для самой Польши. На безвизовом приграничном передвижении она зарабатывает немалые деньги. Так, по подсчетам министерства финансов Польши, за последний год жители Калининградской области истратили в их стране 92 млн злотых (приблизительно 74 млн литов. – Прим. ред.). Приносит этот режим немало позитивных моментов и в других сферах общения: культурной, молодежной, туристической и ряде других. Другими словами, местное приграничное передвижение – это первый шаг на пути к безвизовому режиму.

К сожалению, с литовской стороны взаимопонимания в этом вопросе мы пока не нашли. И совершенно очевидно, что речь в данном случае идет о политическом решении руководства страны, которое не учитывает интересы жителей приграничных районов Литвы и предпринимателей.

– Литву и Россию связывает историческое прошлое. Какие вехи общей истории Вы могли бы отметить?

– У нас долгая и непростая история. В ней были разные периоды и, замечу, не всегда трагические. Не раз мы жили в составе единого государства, решали общие задачи, но такие страницы сегодня замалчиваются. Хотя, с другой стороны, мы являемся свидетелями прорыва вырванных из исторического контекста фактов, вписанных в соответствующий политический контекст, чаще всего искаженных или вложенных в ложную канву.

К примеру, Сейм Литвы объявил 2014 год – годом Оршской битвы, хотя любому историку понятно, что это событие не заслуживает столь пристального внимания. Речь шла о локальном конфликте князей, не сыгравшем практически никакой роли в событиях того времени. Но победили-то тогда московских князей, а теперь в глазах ряда политиков это выглядит как важное предзнаменование!

Мне кажется, сейчас надо говорить о более близких событиях, которые связаны с нашей современной жизнью. Безусловно, исторической вехой стала Вторая мировая война. Границы современной Литвы определены итогами этой войны. Причем территории зафиксированы не народным волеизъявлением, а за столом переговоров лидеров трех держав. Об этом сегодня стараются не вспоминать, а на этом фоне некоторые литовские эксперты начали выступать с «сенсационными открытиями» о том, что Калининградская область была передана СССР якобы на 50 лет. Замечу, что ни на каких международных конференциях, включая Потсдамскую, вопрос о сроках передачи Калининградской области вообще не поднимался. Псевдоисторики, которые об этом говорят, наверняка и не читали документов, на которые они ссылаются. К слову, такие толкователи истории должны понять, что подобные «вбросы» могут открыть ящик Пандоры и спровоцировать разрушение современного мироустройства.

Кстати, у нас с Литвой существует совместная комиссия историков, в состав которой входят крупные специалисты. К сожалению, комиссию в настоящий момент также «заморозили». А между тем такая профессиональная деятельность сейчас как никогда востребована. Результатом работы комиссии могли бы стать сборники публикаций, где литовские и российские историки представили бы свои точки зрения, документы на те или иные события. Пусть читатели сами ищут истину в таких публикациях.

– Наверное, у каждого времени свои послы? Какой стиль Вы предпочитаете на дипломатическом поприще? Какими качествами должен обладать дипломат?

– Вы правы: у каждого времени свои послы, но и у каждого государства свои послы, что отчетливо видно особенно в сложные периоды дипломатического развития. Хочу заметить, что российская дипломатическая школа относится к числу лучших в мире, имеет прекрасную систему подготовки и переподготовки дипломатов, их отбора. Результаты их деятельности говорят сами за себя.

На самом деле, качества, которыми должен обладать дипломат, совершенно очевидны. Как ни пафосно это звучит, но это должен быть человек, прежде всего, преданный своей стране, хорошо понимающий ее интересы, которые он и призван отстаивать. Не терплю дипломатов, которые под влиянием каких-то событий у себя в стране или где-то еще моментально перекрашиваются и превращаются, образно говоря, из убежденного коммуниста-интернационалиста в заурядного националиста.

Наряду с отличной профессиональной подготовкой, хорошим знанием языков чрезвычайно важны и его чисто человеческие качества – честность, порядочность, воспитанность, умение сходиться с людьми. Все это очень важно, поскольку дипломат – это лицо своей страны.

– Александр Иванович, а как ваша семья относится к столь длительным командировкам?

– Относится с пониманием, хотя, скажу откровенно, такой ритм жизни не всегда позитивно отражается на семье. Непросто годами жить за границей без семьи. Один из главных вопросов – учеба детей. У меня уже четверо внуков. Старшая внучка живет с нами, в Вильнюсе.

Школы при посольстве здесь нет, хотя в подавляющем большинстве стран они имеются. Поэтому она посещает вильнюсскую школу с русским языком обучения и ей там нравится. Но программы в школах Литвы значительно отличаются от российских, поэтому родители предпочитают, чтобы их дети старшие классы заканчивали в Москве. Впрочем, мы уже привыкли к такой кочевой жизни. Мой отец, жена, теща – также были мидовскими работниками, что упрощало задачу.

– Удается ли найти свободное время? Как Вы его проводите? Появились ли у Вас любимые места в Литве?

– Я – любитель автопутешествий. За рулем уже 43 года. Автоспортом начал заниматься еще в студенческие годы и проехал за свою жизнь полмира и практически всю Европу. За рулем я объездил всю Латвию, всю Литву. В выходные дни проезжаю по нескольку сотен километров. Люблю в поездках пообщаться с людьми. Оказалось, что почти с каждым жителем Литвы можно договориться по-русски. Кстати, объективная ситуация такова, что число этнических литовцев, желающих изучать русский язык, с каждым годом растет, и делают они это добровольно, понимая, что это язык нужный, востребованный в целом ряде профессий.

Один из моих самых любимых уголков в Литве – Куршская коса. Уникальное место, сказочная природа. Другое привлекательно место, естественно – Тракай. Здесь я бываю с нашими гостями, гуляем вокруг озера, а затем посещаем одно из небольших рыбных хозяйств, расположенных неподалеку, где можно порыбачить, а затем отведать приготовленную по вашему желанию рыбу. Как историку мне интересны Каунас, Советск-Панямуне и ряд других мест. Из других увлечений могу назвать книги, шахматы и бильярд.

– А кто ваш любимый автор?

– Как правило, на прикроватной тумбочке у меня несколько книг, и выбор того, что прочитать сейчас, зависит от настроения. Из авторов, которых перечитываю, отмечу, пожалуй, Ильфа и Петрова. Многое из того, что они писали почти век тому назад, актуально и сегодня.

Работая в Праге и изучив в совершенстве чешский язык, прочитал в оригинале Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка» и совершенно по-другому воспринял это произведение, лучше ощутил его добрый юмор. Надеюсь, что изучу литовский и прочитаю в оригинале «Времена года» Кристийонаса Донелайтиса.

– Понравилась ли Вам и вашей семье литовская кухня?

– Мне нравятся цеппелины, а внучка любит кибины. А в качестве подарка из Литвы привожу своим друзьям «запрещенный» литовский сыр и «Шакотис».

– Ваши пожелания нашим читателям.

– Хотелось бы, чтобы у них была возможность получать разностороннюю и объективную информацию с тем, чтобы они понимали, что происходит вокруг. И конечно, счастья, любви, благополучия и… дешевого газа.

– Благодарю за беседу.

Валерий ТРЕТЬЯКОВ

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kurier.lt, 13 ноября 2014 > № 1226769 Александр Удальцов


Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2014 > № 1184657 Даля Грибаускайте

ГРИБАУСКАЙТЕ: ПОЧЕМУ МЫ СТАРАЕМСЯ НЕ ЗЛИТЬ ПУТИНА? (" THE WASHINGTON POST ", США )

Лэлли Уэймут (Lally Weymouth)

Агрессия президента России Владимира Путина на Украине вызывает беспокойство, поскольку за этим может прийти черед стран Балтии, которые являются членами НАТО. В интервью The Washington Post Даля Грибаускайте предупредила об этой опасности.

- Поддерживаете ли Вы бомбардировку Сирии, проводимую президентом США Бараком Обамой?

- Да, он показал, что может руководить. Нехватку руководства мы ощущаем в сегодняшнем мире - в Европе и США - это причина, по которой набирают силу террористические движения.

- Чувствуете ли Вы нехватку лидерства в регионе?

- Да. Нехватка лидерства создала предпосылки для того, чтобы силу набрали террористические группировки, такие как "Исламское государство". Если говорить об Украине, это создало условия для того, чтобы Россия стала страной с террористическими элементами.

- Как Вы оцениваете ситуацию на Украине?

- Ситуация все еще устрашающая. Российская армия все еще находится на территории Украины. Это означает, что Европа и весь мир позволяют России быть страной, которая не только угрожает своим соседям, но и предпринимает военные действия против них. Это тот же международный терроризм, как в Ираке и Сирии. На Украине идет настоящая война. Евросоюз и большинство мировых лидеров пытаются говорить об этом так, будто это не война, а только своеобразное оказание помощи террористам. Мы видели, что происходило в Крыму. В самом начале были "зеленые человечки", позже - Российская армия. Сейчас то же самое происходит в Восточной Украине. Я уверена, что это не последняя территория, на которой Путин намерен демонстрировать свою силу.

- По Вашему мнению, он пойдет дальше?

- Если будем слишком мягкими при назначении санкций или их применении, если не будем их осуществлять, то, думаю, он будет пытаться объединить Восточную Украину с Южной и Крымом. Недавно он сказал, что за два дня может дойти до Варшавы, Балтийских стран и Будапешта, а это - открытая опасность для соседних стран.

- Может ли он продвинуться дальше, в Приднестровье?

- Если мы допустим это, он может двигаться в любом направлении. Проблема в том, что путинская Россия сегодня готова и жаждет войны. Европа и Запад к войне неготовы и не хотят ее. В Европе и во всем мире нет силы, которая может остановить Путина. В конце концов будем удивляться тому, что будут заняты новые территории, раздроблены новые страны, а тогда решать это будет слишком дорого и поздно.

- Беспокоит ли Вас, что следующими могут быть страны Балтии?

- Если его не остановят на Украине, он пойдет дальше.

- Значит ли это, что НАТО недостаточно пятой статьи?

- Нет. Все говорят, что будет применена пятая статья учредительной хартии НАТО. Но это не остановит планы Путина, если не будет реальных действий со стороны европейских и мировых лидеров. Они лишь говорят. Мы должны остановить его на Украине. Пока это не осознали. Поэтому я говорю, что сегодня в Европе правит Путин, а не Запад.

- Является ли целью Путина дробление Европы?

- Сегодня опасность, вызванная поведением России, ничем не меньше опасности, которую представляет "Исламское государство" в Ираке и Сирии.

- Считаете ли Вы, что и "Исламское государство" и Россия занимаются террористической деятельностью?

- Да. Я считаю, что Россия терроризирует своих соседей, используя террористические методы.

- Однако мир больше обеспокоен "Исламским государством".

- Конечно. Это главная цель. К сожалению, это создает отличные условия для Путина делать то, что он хочет. На самом деле так называемые мирные переговоры в Минске проходили по путинскому ультиматуму. Западные страны и ЕС согласились на его условия, а это по сути означает раздел Украины. США послали на Украину продовольственные пайки, но их раздали с немецких грузовиков, чтобы не злить Путина. Почему все мы стараемся не злить Путина, который сейчас посылает свою армию убивать и оккупировать территорию Украины? Почему так чувствительно не реагируем на то, что чувствуют украинцы? Раньше или позже мы назовем его террористом и преступником.

- Эта ситуация напоминает Вам Судеты?

- Ситуацию перед Второй мировой войной? Да, конечно. Прекрасно понимая, что происходит, мы разрешаем делить Украину.

- После саммита в Уэльсе Литва чувствует себя достаточно хорошо защищенной?

- После саммита в Уэльсе НАТО очухался, уже не спит. Мы можем укреплять безопасность страны. Надо больше инвестировать. Но сколько у нас есть на это времени?

- Значит, санкции не наносят Путину необходимый ущерб?

- Их недостаточно. Но если он не остановится, быть может, страны предпримут еще более жесткие санкции. Глава украинской разведки сказал американскому должностному лицу, что их заставили согласиться с предложенным перемирием. Да. Европейцы и другие страны попросили (президента Украины Петра Порошенко - прим. ред.) Порошенко согласиться с условиями, которые для Украины были неприемлемы, поскольку означали раздел территории Украины.

- Значит, Россия получила Крым, а сейчас - Восточную Украину?

- С согласия лидеров Европы и других стран, поскольку Украине они ничем не помогли.

- Вы беспокоитесь о своей стране.

- Сейчас угрозу ощущают все соседи России. Им угрожают, смеются над ними, говоря, что они ненастоящие государства.

- Результатом будет война?

- Войны можно избежать. Если обе стороны готовы к войне, войны никогда не будет. Если Россия хочет войны, а Запад ее старается избежать, то Россия будет идти вперед, сколько может.

- США, кажется, больше заинтересованы в ядерном соглашении с Ираном.

- Это проблема. Если по каким-то причинам мы продаем независимые государства, то за какие моральные ценности мы боремся?

- Вы считаете, что это правда?

- Видя, как протекает процесс, могу утверждать, что это очень вероятно. Условия для перемирия подготовлены по просьбе России. Запад в военном отношении Украине не помогает. Россия на территории Украины может делать, что захочет. всем западным лидерам, которые в XXI веке разрешают агрессору делать все, что он хочет в независимом государстве, должно быть стыдно. Я довольна тем, что Обама продемонстрировал лидерство в Иране и Сирии. Я надеюсь, что это позволит сделать ему то же самое и в вопросе Украины. Способность руководить воспитывается в процессе обучения. Лидером не рождаются, а становятся.

- Литва находится в сложной ситуации.

- 50 лет мы были оккупированы, поэтому знаем, как вести себя с этим соседом. Удивляет, что далекие страны, которые никогда не переживали российскую агрессию, так боятся Москвы. Только страны, у которых с Россией есть общие границы - страны Балтии и Польша - не молчат. Против России есть только одно оружие: не молчать и быть смелыми, пристыдить западных лидеров, которые не берут на себя ответственность за защиту свободы, суверенности и демократии в Европе.

Перевод: Delfi.lt (Литва).

Литва. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 сентября 2014 > № 1184657 Даля Грибаускайте


Литва. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > regnum.ru, 5 сентября 2014 > № 1167333

ГЛАВА ЛИТВЫ: МЫ ДОЛЖНЫ БЛАГОДАРИТЬ АГРЕССОРА РФ, КОТОРАЯ ПОКАЗАЛА, ЧТО НАТО НЕ БЫЛО ПОДГОТОВЛЕНО К ЗАЩИТЕ ПРИБАЛТИКИ И ПОЛЬШИ

Участвовавшая в саммите НАТО в Уэльсе президент Литвы Даля Грибаускайте сегодня, 5 сентября, назвала историческими принятые решения об укреплении безопасности в Прибалтике и Польше. "Это очень важно, и это историческое решение. То, к чему стремилась Литва, все страны Прибалтики и Польша, сегодня утверждено", - сказала Грибаускайте журналистам в Уэльсе, сообщает литовское агентство BNS.

"Мы заручились обязательствами всех 28 государств защищать наш регион, а на случай возникновения угрозы, это будет делаться в течение не дней, а часов", - сказала президент. Грибаускайте также подчеркнула, что НАТО открыто назвал Россию "агрессором в Европе", и что "стратегического партнерства между НАТО и Россией нет". "Я бы могла плохо пошутить - мы должны благодарить этого агрессора, который показал, что НАТО ранее не было достаточно адекватно подготовлено к защите стран Прибалтики и Польши, а сейчас это сделано", - сказала Грибаускайте.

По словам министра обороны Литвы Юозаса Олекаса, для реализации решений НАТО Литва должна будет должным образом подготовить инфраструктуру, чтобы союзнические силы ни в чем не нуждались. "Мы должны будем реализовать расширение батальонов, назначить персонал и подготовить инфраструктуру для будущего штаба НАТО и складирования оборудования. Несомненно, мы и далее будет оказывать всю необходимую поддержку дислоцированным в Литве натовским военным", - цитирует министра пресс-служба Минобороны.

Как ранее сообщало ИА REGNUM , в Уэльсе получены гарантии дальнейшего присутствия США и других союзников по НАТО в странах Прибалтике и Польше. Будет производиться постоянное, учитывающее реальные угрозы обновление оборонных планов, укрепляться коллективная оборона Альянса и создаваться силы особо быстрого реагирования. В Литве и других странах Прибалтики будут развернуты командные пункты.

Литва. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > regnum.ru, 5 сентября 2014 > № 1167333


Литва. Латвия. СЗФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 25 июня 2014 > № 1110120

Прибалтика выключает свет: разрыв «Энергокольца» обойдется России в 50 млрд рублей

Ксения Докукина

корреспондент Forbes

«После Крыма» Литва, Латвия и Эстония могут выйти из синхронного с РФ режима работы своих энергосистем. Деньги на предотвращение энергоизоляции Калининграда будут искать в «Роснефтегазе» и Фонде национального благосостояния

Россия готовится к концу энергетического сотрудничества со странами Прибалтики. После присоединения Крыма к РФ Литва, Латвия и Эстония могут поторопиться с выходом из «Энергокольца», созданного на базе линий электропередач больше 10 лет назад, опасаются власти РФ. Для предотвращения рисков Федеральной сетевой компании (ФСК) понадобится 50 млрд рублей на строительство новых ЛЭП, эти деньги Минэнерго хочет взять в Фонде национального благосостояния (ФНБ) и в «Роснефтегазе». 

«Энергокольцо» или «Электрическое кольцо БРЭЛЛ» — по первым буквам названий Белоруссии, России, Эстонии, Латвии и Литвы — сложилось в 2001 году. Страны договорились, что их энергосистемы будут работать в синхронном режиме, то есть на единой частоте тока 50 Гц, смогут обмениваться электроэнергией и поддерживать друг друга резервами в случае аварийных ситуаций. Линии электропередач были связаны в условное кольцо, с тех пор энергия свободно курсирует между энергосистемами пяти государств.

Теперь Россия готовится к выходу прибалтийских республик из этого режима, рассказал Forbes министр энергетики Александр Новак. «В связи с возможным выходом из синхронной работы стран Латвии, Литвы и Эстонии мы предлагаем предусмотреть возможность выделения денег за счет средств «Роснефтегаза» на проекты усиления [энергосетевых] связей Cеверо-Запада нашей страны с Центральной частью», — сказал он.

На эти цели понадобится 50 млрд рублей. По словам министра, 40% от этой суммы планируется взять из ФНБ.

В энергетике Прибалтика давно грозится порвать с Россией и уйти в Европу (это предусматривает, в частности, третий энергопакет). Но до вхождения Крыма в состав России аргументы за сохранение синхронной энергосистемы перевешивали доводы против, рассказал источник, близкий к переговорам.

«Для Латвии, Литвы и Эстонии это дополнительные расходы, и, зачем они нужны, не очень понятно. Скорее, из политических соображений: «Назло маме уши отморожу», — рассуждает собеседник Forbes. 

В Белом доме всегда было ощущение, что власти государств Прибалтики блефуют, рассказал Forbes источник, близкий к правительству. Энергонезависимость — удовольствие не из дешевых: «Мы не сильно верили в их намерения, считали, что это блеф… Может, и блеф, но они конкретные шаги делали, инфраструктуру начали строить, а мы-то нет».

Еще в 2006 году в Литве родился проект строительства в складчину Висагинской АЭС, в котором должны были участвовать еще Эстония, Латвия и Польша. В потенциальные инвесторы были записаны европейские энергетические гиганты, среди которых EDF, Enel и RWE. Планировалось, что станция начнет выработку электроэнергии в 2018-2020 годах. Россия в качестве инвестора не рассматривалась, но и Евросоюз не был твердо готов тратить деньги на прибалтов, говорит источник, близкий к Секретариату БРЭЛЛ.

Однако уже в прошлом году Москва начала волноваться. «Какое-то время назад мы поняли, что дальше нам бравировать спокойствием не удастся», — признается источник, близкий к правительству. России «Энергокольцо» тоже очень нужно.

Самый очевидный эффект от сотрудничества с Прибалтикой и Белоруссией — снабжение электричеством Калининградской области. Линии электропередач, по которым в анклав идет энергия, проходят через Литву.

Это означает уязвимость российской территории в случае, если Литва перестает работать в синхронном режиме с Россией, объясняет эксперт в области энергетики Агентства стратегических инициатив, председатель правления НП Территориальных сетевых организаций Александр Хуруджи.

Калининградская область окажется изолированной, а значит, зависимой от доброй воли соседей, которые могут, например, присоединиться к санкциям против России и перекрыть транзит, говорит эксперт.

Есть много и других минусов в отделении энергосистем Прибалтики от России. Под ударом оказывается Северо-Запад страны, а следом и центральные территории.

Между ними останутся только две линии электропередачи (750 кВ и 330 кВ), которые периодически нужно выводить на ремонт. «До 40% пропускной способности между энергосистемами Центра и Северо-Запада Российской Федерации обеспечивается сетями прибалтийских стран», — сообщается на сайте Минэнерго.

В презентации Федеральной сетевой компании (ФСК) на эту тему (есть в распоряжении Forbes) отмечается, что из-за разрыва «Энергокольца» снизятся стратегические позиции ТЭК страны в европейском регионе, сократится экспорт электроэнергии (в Литву в прошлом году было экспортировано около 3,5 млрд Квт/ч), а значит, уменьшится выработка энергии на российских станциях.

После поручений президента Владимира Путина и премьера Дмитрия Медведева, сделанных летом прошлого года, Федеральная сетевая компания заказала проект строительства линий электропередач, замещающих Кольцо БРЭЛЛ, рассказал собеседник, близкий к ФСК. «Еще до присоединения Крыма к России», — уточнил он. Было сделано «технико-экономическое обоснование строительства высоковольтных линий 750 кВ Ленинградская – Белозерская», предполагающее компенсацию отделения энергосистем стран Балтии от Единой энергетической системы России, следует из презентации ФСК. Старт проекта намечен на 2014 год, окончание — на 2016-й.

«Евросоюз говорит: «Мы за энергопакет и за энергонезависимость», — рассуждает Александр Хуруджи. — Ну, раз такая песня пошла, и мы за энергонезависимость». Особенно Стремление к независимости усилилось после того, как Крым был присоединен к России, а Евросоюз с США начали вводить санкции против страны, признается источник, близкий к переговорам.

Общая стоимость двухлетнего проекта по строительству и реконструкции сетей в Ленинградской, Псковской, Смоленской и Вологодской областях равна 50 млрд рублей, и собственных средств ФСК для этого недостаточно.

Первоначально предполагалось, что 40% этой суммы будет выделено из ФНБ на срок 35 лет на возвратной основе при стоимости не выше уровня инфляции, следует из презентации ФСК. Остальные деньги ФСК должна была предоставить самостоятельно. В 2014 году возникло предложение привлечь деньги на реализацию этого проекта у «Роснефтегаза», сказал Александр Новак.

Взять деньги в «Роснефтегазе» ФСК может двумя способами — либо в долг, либо в капитал, разместив допэмиссию, рассуждает аналитик «ВТБ-Капитала» Михаил Расстригин. Долговая нагрузка компании и так высокая, поэтому наиболее вероятный вариант — допэмиссия, в этом случае «Роснефтегаз» получит 5% ФСК.

«Технологически, если бы поведение всех стран было предсказуемо, нести такие затраты необходимости нет, — рассуждает Александр Хуруджи. — Но с учетом санкций подвергать риску людей в анклаве нельзя. Получается, мы достаточно богатая страна, чтобы подстраховать жителей. Можно считать, что принимаемые меры — переплата за безопасность».

Представитель «Россетей» (головная компания ФСК) отказался от комментариев, его коллеги из «Роснефтегаза», а также правительств Эстонии, Латвии и Литвы на вопросы Forbes не ответили. Представитель «Системного оператора», выполняющего функции секретариата Комитета энергосистем БРЭЛЛ сказал, что формально вопрос выхода стран Прибалтики из синхронной работы с энергосистемой России не заявлялся.

Представитель министерства экономики и коммуникаций Эстонии Расмус Рууда (Rasmus Ruuda) подтвердил Forbes, что страна намерена выйти из «Энергокольца»: «Десинхронизация энергетических систем стран Балтии и России, присоединение к рынку и синхронной зоне Центральной Европы, а также ликвидация энергетических «островов» внутри Евросоюза являются приоритетом для правительства Эстонии и Евросоюза».

Десинхронизация энергосистем России и прибалтийских республик возможна, но окончательных решений по этому вопросу пока не принято, сообщили Forbes в компании-операторе Elering. Согласно исследованиям, проведенным организацией совместно со шведской консалтинговой компанией Gothia Power в 2013 году, синхронизация с энергосистемами континентальной Европы для Литвы, Латвии и Эстонии возможна лишь в 2020-х годах.

В Elering заверили, что решение о выходе из «Энергокольца» не связано с присоединением к России Крыма и санкциями Запада против российских чиновников. «План... был разработан еще несколько лет назад (первые статьи в эстонской прессе появились еще в 2007 году). Дискуссии о десинхронизации велись на разных уровнях, вплоть до правительственного. Более того, в июне 2012 года парламент Литвы принял решение присоединить Литву к синхронизированной электросистеме континентальной Европы к 2020 году», — отметил представитель оператора. 

Литва. Латвия. СЗФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 25 июня 2014 > № 1110120


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter