Всего новостей: 2361394, выбрано 1282 за 0.108 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Финансы, банки: Аскаров Тулеген (81)Вардуль Николай (34)Греф Герман (30)Ормоцадзе Маргарита (30)Костин Андрей (27)Аксаков Анатолий (26)Акишев Данияр (23)Набиуллина Эльвира (23)Полухин Алексей (23)Задорнов Михаил (21)Улюкаев Алексей (18)Бараникас Илья (16)Иноземцев Владислав (16)Силуанов Антон (16)Воротилов Александр (15)Тосунян Гарегин (15)Шаяхметова Умут (15)Кричевский Никита (14)Панкин Дмитрий (14)Волков Михаил (13) далее...по алфавиту
Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 января 2018 > № 2464097 Владислав Иноземцев

Конец лихорадки. Рынку цифровых валют нужен устойчивый «криптодоллар»

Владислав Иноземцев

Директор «Центра исследований постиндустриального общества»

Если криптовалюты сохранятся в обозримом будущем, то только потому, что среди них появится та, курс которой не будет столь непредсказуемым

Сказать, что криптовалюты стали экономическим событием 2017 года — это произнести очевидную банальность. О масштабах роста их стоимости (в среднем за год — в 20-100 раз) и количестве выпусков новых инструментов (порой случавшихся каждый день) говорилось многократно. Но давно ожидавшаяся коррекция, вылившаяся в падение стоимости основных криптовалют в два и более раза менее чем за месяц, заставляет задуматься о ряде фундаментальных вопросов, от которых зависит их будущее.

Основных моментов, которые, забегая вперед, вызывают у меня сомнения в перспективности данного предприятия, как минимум три.

Прежде всего, я отметил бы очевидную «спутанность» двух главных задач, ради которых появились криптовалюты, а если быть точнее — вытеснение одной цели другой, изначально не казавшейся столь важной. Я могу ошибаться, но важнейшим качеством криптовалюты является непрозрачность расчетов в ней для регуляторов — то есть создание нерегулируемого рынка платежей. Учитывая, что один только черный сектор в мировой экономике оценивается более чем в $1 трлн, а серый превышает его как минимум в 10-15 раз, новый тип платежного средства, несомненно, должен был быть востребован.

Но потенциально заинтересованным в нём субъектам нужно быть уверенными не только в том, что вложения недоступны вниманию нежеланных структур, но и в том, что они сделаны в универсальном платёжном средстве и их ценность вполне предсказуема. Приход «в игру» инвесторов, а не пользователей, лишает ее определенности. Доля самой распространенной криптовалюты — биткоина — снизилась за прошлый год с 78% до менее чем 35% капитализации рынка. При этом доходность в десятки тысяч процентов порадовала спекулянтов, но внутридневные колебания в 15-20% не могут не подрывать веру в криптовалюты как средство расчетов. Иначе говоря, мне кажется, что превращение биткоина, эфира и им подобных в инвестиционный актив убивает их «валютную» составляющую: чтобы инструмент считался денежным, он не может менять стоимость столь быстро — ведь хорошо известно, как быстро экзотические валюты вымываются свободно конвертируемыми, как только их начинает лихорадить подобным образом.

Поэтому мне кажется, что если криптовалюты сохранятся в обозримом будущем, то только потому, что среди них появится та, курс которой не будет столь непредсказуемым — иначе говоря, своего рода устойчивый «криптодоллар», но при этом не эмитируемый каким-либо правительством, и такой, чье обращение не регулируется центробанками. Пока, однако, ничто подобного не предвещает.

Второй проблемой криптовалют является, на мой взгляд, их не вполне «валютная» природа. Любая валюта представляет собой, как известно, долговое обязательство ее эмитента, и ее распространенность определяется возможностью использования её для погашения долгов: государственных, а потому и частных. По сути, основой обеспеченности валют является готовность того или иного государства принимать их в погашение образовавшихся перед ним обязательств. Это определяет распространённость валюты в расчетах и ее применение в других долговых сделках. Как мы видели уже не раз, курс самой широко распространенной в мире валюты, доллара, растет в периоды кризисов даже тогда, когда эти кризисы начинаются в самих Соединенных Штатах. Причина проста: по всему миру инвесторы возвращаются в доллар из-за огромного количества сделанных в нем долгов (почти 62% от всего объёма долговых сделок в мире). У криптовалют нет подобного «гаранта» — и я думаю, что именно поэтому некоторые смелые предсказания о том, что стоимость их может упасть до нуля, вовсе не безосновательны.

И даже тот факт, что криптовалюты становятся все более «легализованными» (как показывают шаги японских регуляторов или открытие торгов фьючерсами на биткоин на американских биржах), не отменяет подобной возможности. Как бы то ни было, все криптоактивы не имеют face value как таковой и не подкреплены гарантиями приема, который остается для отдельных участников рынка делом сугубо добровольным. Иначе говоря, криптовалюты не могут считаться деньгами в традиционном смысле слова, а придать этому слову нетрадиционный смысл только ещё предстоит, и не факт, что у альтернативных платежных средств это получится: ведь при увеличении числа расчетов между корпоративными рыночными субъектами последним придётся брать на себя риски непринятия этих инструментов другими контрагентами. По сути, перспектива превращения криптовалют в реальные деньги пока так и не просматривается.

Третий момент связан с тем, что одним из преимуществ биткоина до поры до времени объявлялась невозможность произвольного повышения объёмов эмитируемых «монет». Но по итогам года это преимущество следует считать утраченным. Да, условия работы системы не предполагают масштабной эмиссии новых биткоинов, но это с лихвой компенсируется появлением конкурирующих инструментов. На сайте Coinmarketcap котируется 1448 криптовалют (что уже в десять раз превышает число суверенных государств, обладаюших правом эмиссии традиционных денег), и появление сотен новых не за горами.

Поэтому об отсутствии «инфляции» говорить не стоит: ведь новые криптовалюты конкурируют за один и тот же рынок, что может подтверждаться событиями ноября, когда рост Bitcoin Cash был вызван в основном перетоком средств с рынка биткоинов. Поэтому по мере появления новых конкурентов и упрочения интереса инвесторов к игре на малознакомых инструментах рынок криптовалют начнёт расти «вширь», и это способно существенно замедлить, если не остановить, его порывы «вверх».

Говоря о «псевдоинфляционных» аспектах, следует обратить внимание и еще на один момент, а именно на общую капитализацию рынка. На пике стоимости биткоина, в конце декабря 2017 года, она приближалась к $900 млрд. А эта сумма, если не оценивать ее в сравнении с капитализацией крупнейших компаний мира, а сопоставлять с параметрами собственно денежных инструментов, практически равна количеству находящихся сегодня в мире в обращении наличных долларов. Однако доллары обслуживают не только крупнейшую экономику мира, но и используются в огромном количестве полулегальных или просто частных операций за пределами Соединенных Штатов. И если вспомнить о предназначении криптовалют как неофициального средства расчётов, стоит задуматься о том, не является ли их сегодняшняя оценка банально слишком большой по сравнению с объемами того рынка, на обслуживание которого они реально могут претендовать?

Эти три вопроса — а список проблемных тем может быть продолжен — дополняют отношение к криптовалютам национальных правительств, которое рано или поздно должно быть скорее ужесточено, чем либерализовано, и отнюдь не только из-за того, что данные инструменты могут использоваться в не вполне приятных для властей целях. По мере роста рынка наблюдается ещё один тренд, который нельзя не принимать в расчет. Параллельно с тем, как торговля криптовалютами будет легализовываться, а некоторые участники рынка демонстрировать невиданные доходности, переток средств на криптовалютные площадки из традиционных форм инвестирования может стать серьёзной проблемой.

Как отмечают многие эксперты — а недавно к ним присоединились и авторы докладов к открывающемуся на следующей неделе Давосскому форуму, — восстановление мировой экономики происходит на фоне многочисленных рисков, среди которых заметна и перегретость рынков практически по всем «азимутам» — от фондового до рынка бондов. Уход значительных сумм с традиционных рынков на криптовалютные несёт существенные угрозы глобальной стабильности рынков и возможности поддерживать процентные ставки на очень низких (а порой и отрицательных) уровнях. Поэтому легализация рынка криптовалют в перспективе несомненно противоречит интересам любых государственных властей, которые в ситуации «схлопывания» фондового рынка и последующего разорения многих финансовых структур и инвесторов вынуждены будут спасать экономики своих стран на деньги налогоплательщиков.

Суммируя все сказанное, сложно предположить, что криптовалюты в их современном виде могут продолжить оставаться инвестиционно привлекательным активом и демонстрировать тот рост, который пришёлся на большую часть прошлого года и заставил говорить о них специалистов и обывателей. Это, разумеется, не означает, что они «могут исчезнуть через несколько лет», как поспешил на днях заявить премьер-министр Дмитрий Медведев, но перегретость рынка даже в его нынешнем состоянии и рост давления со стороны регуляторов на его участников в будущем представляются мне достаточно вероятными.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 19 января 2018 > № 2464097 Владислав Иноземцев


Россия > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > banki.ru, 19 января 2018 > № 2463754 Ольга Кучерова

Дольщиков сделают вкладчиками

Куда утекут деньги покупателей недостроенных квартир

Банки станут «дольщиками» застройщиков вместо граждан

Намерение государства отказаться от долевого строительства начинает обретать конкретные формы. Долевое участие для покупателей жилья останется, но деньги они будут отдавать не напрямую застройщику, а в банк на специальные счета. Чем это грозит дольщикам, застройщикам и уполномоченным банкам?

Из эскроу возгорится пламя

В день 100-летия Октябрьской революции, 7 ноября 2017 года, президент России Владимир Путин решил объявить о революции в финансировании строительства жилья. Он поручил правительству совместно с Банком России и АО «Агентство ипотечного жилищного кредитования» (АИЖК) в срок до 15 декабря 2017 года утвердить дорожную карту по поэтапному замещению в течение трех лет средств граждан «банковским кредитованием и иными формами финансирования, минимизирующими риск для граждан». Такая дорожная карта была создана Банком России и АИЖК, утверждена премьер-министром Дмитрием Медведевым 21 декабря и размещена на сайте правительства.

Документ подразумевает три этапа перехода от одной формы финансирования к другой. Первый этап — подготовительный, продлится до 30 июня 2018 года. В течение I и II кварталов должны быть подготовлены и приняты соответствующие нормативные документы, внесены изменения в ФЗ № 214 и № 218 о долевом строительстве, в ФЗ № 177 о страховании вкладов, в Налоговый кодекс, в ФЗ № 127 о банкротстве и ряд других законов.

С 1 июля 2018 года по 30 июня 2019 года планируется переходный этап, в течение которого будут действовать и нынешняя схема финансирования, и новая — через счета эскроу и спецсчета. С 1 июля 2019-го по 31 декабря 2020 года должен произойти постепенный переход к новому формату. В конце этого этапа доля договоров с использованием механизма счетов эскроу должна составить не менее 95%, говорится в дорожной карте.

Использование эскроу-счетов предполагает, что на этапе строительства жилья средства от покупателей не передаются девелоперу, а будут аккумулированы на эскроу-счете в уполномоченном банке до момента сдачи дома. При этом средства на строительство застройщики должны получать в том же банке в форме кредитов с гибкой процентной ставкой, которая будет зависеть от структуры фондирования.

Как пояснили порталу Банки.ру в АИЖК, это позволит минимизировать для покупателей риски банкротства застройщика или существенной задержки строительства, а для девелопера — получить надежный источник средств для финансирования стройки. Прозрачность и надежность схемы использования эскроу-счетов в проектном финансировании застройщиков укрепят доверие граждан к строительному сектору и оживят спрос на строящееся жилье, считают в АИЖК. Подобная схема уже используется для финансирования приобретения готового жилья, отметили в агентстве.

При подобном проектном финансировании в принципе не должно возникать обманутых дольщиков, полагает директор компании EY Илья Сухарников. Так как предусмотрено право вкладчика требовать возврата средств со счетов эскроу при нарушении условий, предусмотренных договором долевого участия, в частности в случае затягивания сроков строительства. Кроме того, дольщик получит полную защиту в пределах 10 млн рублей (для чего необходимо внести соответствующие изменения в закон о страховании вкладов физических лиц, сейчас подразумевающий при банкротстве банка от Агентства по страхованию вкладов выплату в размере 1,4 млн рублей — понятно, что так дешево практически никакое жилье не стоит).

На июль 2017 года в список банков, имеющих право на открытие счетов эскроу для расчетов по договору участия в долевом строительстве, входила 21 кредитная организация, в том числе: ЮниКредит Банк, банк «Санкт-Петербург», Совкомбанк, ВТБ, Альфа-Банк, Связь-Банк, ВТБ 24, Московский Кредитный Банк, Росбанк, «Российский Капитал», Новикомбанк, Ситибанк, БМ Банк, Фондсервисбанк, Нордеа Банк, РосЕвроБанк, Всероссийский Банк Развития Регионов и Райффайзенбанк. Не исключено, что этот список может расшириться, однако требования Банка России к подобным кредитным организациям, скорее всего, будут ужесточаться.

Деньги или жилье гарантированы

Для участника долевого строительства счет эскроу является безотзывным и беспроцентным на время действий договора долевого участия плюс период не более шести месяцев (как следует из дорожной карты) после окончания его действия. То есть дольщик, по сути, имеет гарантию либо получения жилья по зафиксированной цене, либо возврата вклада. Интерес дольщика при покупке жилья на начальных стадиях строительства по-прежнему в экономии средств (готовое жилье может стоить на 25—30% дороже, чем на этапе котлована), но она становится существенно меньше, чем раньше. На строительство и сдачу дома редко когда уходит меньше полутора-двух лет, за это время можно было бы инвестировать имеющуюся сумму и получить дополнительный доход, хотя бы на уровне инфляции. Плюс участники рынка однозначно прочат удорожание всем новостройкам благодаря новой схеме, так как застройщику теперь придется платить проценты банку (дольщики кредитовали застройщиков беспроцентно). Теперь застройщики, соответственно, переложат это бремя на покупателя, включив дополнительные затраты в цену недвижимости.

Для банка счета эскроу участников долевого строительства являются бесплатным пассивом, позволяющим кредитовать застройщиков, считает Илья Сухарников. «С точки зрения банка эта схема выгодна, так как он получает доступ к деньгам, которые раньше проходили мимо него, а его процентный заработок является справедливым вознаграждением за то, что он облегчает людям приобретение недвижимости, давая определенные гарантии сохранности средств», — поясняет эксперт.

Тем не менее сами банки пока весьма осторожно относятся к этой схеме, поскольку объемы кредитования в подобных проектах весьма высоки, так же как и риски того, что девелопер и застройщик не смогут выполнить взятые на себя обязательства.

В случае банкротства застройщика банк, естественно, будет требовать возврата кредитных средств, как и в случае работы с другими заемщиками, — никаких льгот и преимуществ или дополнительной защиты пока не предусматривается. При этом не исключена возможность, что кредитной организации, чтобы выполнить обязательства перед вкладчиками-дольщиками, придется параллельно профинансировать другую строительную организацию, которая завершит строительство объекта.

«При расчете с использованием счетов эскроу деньги на строительство застройщику предоставляет банк, но уже под проценты, поэтому для него такая схема, конечно, не так выгодна, как прямые расчеты с покупателями, — считает Владимир Старинский, управляющий партнер коллегии адвокатов «Старинский, Корчаго и партнеры». — Строительство становится дороже, а сам застройщик ставится в зависимость от банка, который выступает как главный его спонсор». Эксперт указывает на риски затягивания сроков возведения объекта, если банк начнет излишне контролировать распоряжение средствами.

С другой стороны, юрист видит и плюсы в схеме финансирования через счета эскроу. В частности, постоянное финансирование. «Это позволяет не останавливаться в процессе строительства и не зависеть от темпов продаж, которые подвержены сильному влиянию внешних факторов (курс рубля, сезонность, ситуация на рынке и т. д.). К тому же финансирование от банка иногда получить проще, чем его поручительство, поэтому в целом это доступный способ финансирования», — говорит Старинский.

У застройщиков переход от прямого привлечения средств дольщиков к эскроу-счетам вызывает неоднозначные оценки и предположения. В целом отказ от долевого финансирования для большинства мелких и средних застройщиков может сыграть роковую роль, поскольку запрет на использование денег дольщиков повлечет удорожание строительства, предупреждают представители отрасли.

«Большим игрокам рынка недвижимости дополнительную финансовую нагрузку будет выдержать легче, — комментирует пресс-служба «Группы ЛСР». — Скажем, с учетом нашей отличной 25-летней репутации мы имеем возможность привлекать кредитные средства в банках на хороших условиях. Тем не менее рост цен на недвижимость в среднем по рынку во втором полугодии 2018 года более чем вероятен». Некоторую поддержку некрупным застройщикам может оказать допущение неиспользования механизма эскроу-счетов при наличии в качестве гарантий поручительства банков и страхования гражданской ответственности, пояснили в «Группе ЛСР». Однако, как показала практика, страхование ответственности застройщиков оказалось неэффективным, от него фактически отказались, введя взаимен систему выплат со стороны застройщиков в соответствующий компенсационный фонд. А получить поручительство банка гораздо более трудоемкая задача, чем кредит на строительство.

«Основная задача, которая решается сейчас в рамках реализации дорожной карты, — обеспечить интерес банков в финансировании девелоперских проектов, чтобы они охотно участвовали в кредитовании застройщиков, — отмечает Илья Сухарников. — И, с другой стороны, сделать так, чтобы затраты девелоперов не возросли слишком резко по сравнению с нынешним уровнем».

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Россия > Финансы, банки. Недвижимость, строительство > banki.ru, 19 января 2018 > № 2463754 Ольга Кучерова


США. Китай. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464088 Валентина Дрофа

Фаза отрезвления. Почему рынку ICO придется стать более цивилизованным

Валентина Дрофа

генеральный директор Drofa Group

Криптовалютная лихорадка идет на спад. Это значит, на рынке ICO, наконец, возобладает здравый смысл и его участники начнут относиться к размещению токенов с большей ответственностью

Лето 2017 года выдалось жарким. Блокчейн покорял планету, а биткоин и другие криптовалюты росли ежедневно. Бизнесмены всех мастей активно осваивали новый способ привлечения финансирования — ICO, пытаясь токенизировать и массажный салон, и палатку с шавермой, и овощной киоск у дома. Даже обычные интернет-магазины благодаря блокчейну превращались в экосистемы, а любой проект обещал совершить революцию не только в своем сегменте, а буквально в мировом масштабе. Пару лет назад модно было называться стартапом, в 2017 году все вдруг стали ICO-проектами.

Осенью интерес к отрасли достиг пиковых значений: публичным размещением токенов занялись не только охочие до денег авантюристы, бывшие инвестбанкиры и IT-шники, но и те, кто многие годы просто искал маленького Будду в себе и никогда не задумывался о земных богатствах. Возможность не заработать, а именно «собрать» деньги здесь и сейчас привела к тому, что в Москве, к примеру, буквально каждый представитель креативного класса хотел делать ICO. А это, в свою очередь, практически мгновенно породило сопутствующую инфраструктуру из агентств и прочих посредников, которые быстро освоили блокчейн-лексику и начали помогать делать ICO, почти не понимая особенностей этого рынка.

Торжество дилетантов

Рынок оказался в интересной ситуации. C одной стороны, мало знающие о специфике криптиндустрии бизнесмены принялись собирать деньги под свои проекты. C другой стороны, обслуживать их начали также не самые большие знатоки блокчейна — представители смежных отраслей, которые раньше продвигали продукты питания или организовывали концерты, а потом буквально за пару недель превратились в ICO-евангелистов и биткойн-адептов.

Итог подобных осенних обострений оказался закономерен: все меньше ICO-проектов стали успешно привлекать средства. Если осенью говорилось о 60% провальных проектов (не собравших нужную сумму), то сейчас анонсируется, что таковых почти 80%.

Те, кто привлек финансирование чуть раньше, просто не знали, что делать с собранными деньгами, поскольку оказались не готовы использовать привлеченные виртуальные капиталы в реальной жизни. На эти деньги ICO-стартаперы стали заниматься операционной деятельностью, делить их с инвесторами (пример Tezos, против руководителей которого поданы иски, уже хрестоматиен), а то и вовсе присваивать, отправляясь в теплые страны в поисках лучшей доли.

Из последних сбежавших — основатель проекта Fantasy Market Джонатан Лукас, который в сентябре—декабре 2017 привлек более $4 млн.

Интересные данные за 2017 год приводит Российская ассоциация криптовалют и блокчейна (РАКИБ). В прошлом году в стране были анонсированы порядка тысячи ICO-проектов. 25% из них закрылись еще до старта кампании из-за проблем с командой и прочих внутренних противоречий, 67% не смогли достичь нижней планки объема инвестиций для запуска, 5% необходимую сумму собрали, но потом заморозили проект, и только 3% сообщили о том, что работа идет по плану.

И РАКИБ, и EY сошлись в оценке суммы, привлеченной проектами из России — она составила порядка $300 млн в 2017 году. С этим показателем Россия заняла второе место в мире после США ($1,03 млрд).

На пути к выздоровлению

Хорошо в этих условиях продолжал себя чувствовать только «околорынок». Бюджеты на маркетинг и PR у ICO-проектов начинались от $300 000, сейчас нижняя планка в два-три раза выше.

При этом в агентствах с опытом — очередь из желающих, которые заказывают все: PR, размещение в СМИ, контекстную и нативную рекламу, СММ, рейтинги, road show, баунти-программу и так далее. Из-за ажиотажа на рынке PR в сфере ICO показателем качества работы стали не определенные KPI или иные метрики, а просто элементарное выполнение своих обязательств, ответы в понятные сроки и доведение запланированного до конца. Стандартом отрасли в какой-то момент стало игнорирование переписок, внезапные исчезновения в любой момент проекта, изменения цены на услуги в течение суток и прочие неприятные моменты, затрудняющие работу и ухудшающие репутацию cферы.

Причина тому понятна: непрофессинализм с обеих сторон дал возможность выкачивать деньги из заказчика, так как он не понимал, что именно и зачем хочет. ICO стало волшебной таблеткой для тех, кому были нужны деньги. При том кто-то реально пытался собрать на стартап своей мечты, а кто-то прикрывался ICO, чтобы в конечном счете укатить на Мальдивы с собранными капиталами.

В конце года, пережив ажиотаж, рынок начал приходить в норму. Инвесторы стали разбираться в том, как оценивать проекты и перестали верить на слово тем, кто обещал златые горы, рисуя планы на салфетках. Сами компании начали серьезнее подходить к организации ICO, перестав воспринимать этот инструмент как легкий способ сбора денег. Это видно по качеству запросов от клиентов-стартаперов.

Если раньше большинство обращений поступали в момент старта ICO, когда становилось понятно, что нужны экстренные меры, то сейчас большая часть запросов — это планирование деятельности по выстраиванию коммуникаций с медиа за 2–3 месяца до начала активной фазы проекта.

Кто-то из экспертов начал говорить о закате индустрии, но на самом деле это лишь переход к нормальному развитию. 2018 год покажет, кто есть кто. В этом году многие проекты должны будут предоставить результаты своей работы, на которую собирали деньги. Очевидно, что у многих так и не появятся обещанные экосистемы и прочие сервисы. Так инвесторы получат дополнительную обратную связь и перестанут бездумно скупать дешевые токены. В некоторых странах введут регулирование, кое-где ICO запретят, но в целом отрасль продолжит развиваться, пусть и темпы этого развития снизятся.

США. Китай. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464088 Валентина Дрофа


Россия > Миграция, виза, туризм. Финансы, банки > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464067 Александр Локтаев

Дорогие гости. Как страхование мигрантов сохраняет российский бюджет

Александр Локтаев

генеральный директор страхового общества «Помощь»

Трудовые мигранты становится важнейшими клиентами на российском рынке ДМС. Пока федеральный бюджет экономит средства на лечение заболевших гостей, страховщики активно наращивают продажи

Россия вышла на четвертое место в мире по численности мигрантов — 11,7 млн человек, сообщала в своем докладе ООН. Резкий скачок количества приезжих работников произошел в последние годы. До кризиса 2014 года в России, по оценкам Минтруда, работало около 3 млн мигрантов. Но уже тогда бюджет только одной Москвы ежегодно тратил на их лечение порядка 2,5 млрд рублей.

В 2015 году в России появилась норма, обязывающая иностранных граждан при устройстве на работу предъявлять полис добровольного медицинского страхования (ДМС). Новый закон, в первую очередь, был направлен на трудовых мигрантов из бывших республик СССР и должен был снизить финансовую нагрузку на государство.

Помимо обязательного ДМС для мигрантов тогда появились и другие ограничения — запрет на использование иностранной рабочей силы в некоторых отраслях, наличие загранпаспортов, обязательные тесты по русскому языку и так далее. Но без полиса ДМС получить сегодня трудовой патент просто-напросто невозможно.

В результате российские страховщики существенно расширили рынок. По данным Агентства страховых новостей, за девять месяцев 2017 года страховые компании собрали 3,2 млрд рублей по ДМС трудовых мигрантов.

В целом рынок ДМС, сократившийся в результате кризиса и отказов от медицинских пакетов со стороны работодателей, в этом году показывает рост. За первое полугодие общий объем премий увеличился на 10% по отношению к аналогичному периоду 2016 года и составил 68,5 млрд рублей.

Определенная доля в этом росте принадлежит и сегменту трудовых мигрантов, который серьезно увеличился за последние два года. Средняя стоимость полиса сегодня в целом по стране составляет около 1000 рублей, в Москве и Московской области — 4 тысячи рублей. За эти деньги можно приобрести полис с минимально допустимой законом страховой суммой 100 000 рублей.

По такому полису иностранные работники могут получать первичную и специализированную медицинскую помощь в неотложной форме, медико-транспортную помощь, помощь при внезапных острых заболеваниях, обострениях хронических заболеваний, травмах или отравлениях.

В свою очередь страховая компания компенсирует клиникам все расходы в рамках программ, в том числе прием специалистов, рентген, УЗИ, ЭКГ, анализ крови, в случае острой зубной боли — услуги стоматолога, оформление больничного листа при необходимости. При отсутствии ДМС все расходы должен оплачивать работодатель. А они могут быть значительными, тем более, если придется говорить о репатриации.

Как правило, большинство работодателей и сами мигранты экономят на страховании, приобретая стандартные полисы с минимально необходимым по закону покрытием, включающим только экстренную медицинскую и медико-транспортную помощь. А между тем речь идет о здоровье и даже жизни.

Недавно на страховом рынке был случай, когда компания организовала репатриацию тела гражданина Узбекистана по полису ДМС. Мужчина приехал в Санкт-Петербург на работу и застраховал свое здоровье согласно требованиям законодательства. К сожалению, он попал в ДТП и был доставлен в больницу, где скончался от полученных травм.

Если бы не расширенное покрытие, то, возможно на возвращение тела на родину не хватило бы страховой суммы. А ведь, будем честными, далеко не все работодатели готовы нести такие расходы.

Так что введение обязательного страхования иностранных граждан не только разгрузило систему ОМС, но и решило проблемы многих компаний-работодателей. И, конечно, не будем забывать, что речь идет о здоровье людей. В 2018 году рынок ДМС продолжит расти, и одним из его драйвером останется страхование трудовых мигрантов.

Россия > Миграция, виза, туризм. Финансы, банки > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464067 Александр Локтаев


США > Финансы, банки > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464045 Александр Лосев

Предел падения: когда закончится снижение доллара

Александр Лосев

генеральный директор «УК Спутник — Управление капиталом»

Повышение процентных ставок ФРС и сокращение ликвидности скажется негативно и на долговом рынке и на всех без исключения валютах

Мировая экономика росла в 2017 темпами в 3,6%, что вылилось в позитивные настроения инвесторов и рост фондовых индексов по всему миру и, как ни парадоксально, в падение доллара к большинству основных валют развитых экономик и к большей части высокодоходных валют развивающихся стран. Но 2018 год может все измениться.

Ужесточение монетарной политики ФРС США в 2017 году прошло по наиболее мягкому и безболезненному варианту. Гибкий дискреционный подход, оставляющий американскому регулятору свободу выбора мер и методов в соответствии с текущими данными рынка труда и потребительской инфляции, создавал ощущения предсказуемости, поскольку все прогнозы сводились к наблюдению за инфляцией, а индекс потребительских цен рос очень слабо, что не давало ФРС США поводов для ужесточения денежно-кредитной политики. Ежемесячное сокращение баланса Федрезерва пока происходит в небольших объемах и не воспринимается сейчас рынком как реальная угроза.

Но, тем не менее, в конце декабря 2017 года качественные перемены все же произошли, и они будут иметь очень серьезные последствия для глобального финансового рынка и для доллара в наступившем 2018 году. Все дело в том, что к привычной и предсказуемой монетарной политике ФРС США добавляется экспансионистская фискальная политика администрации Трампа. Одобренная Конгрессом налоговая реформа и ряд стимулирующих мер могут не только усилить рост экономики, но и повысить уровень инфляции, что потребует более жестких ответных действий от ФРС, и, что в свою очередь, может привести к ужесточению монетарной политики и росту процентных ставок, которые рынок пока не закладывал в цены финансовых активов и не учитывал в котировках валют, акций и сырьевых товаров. И тогда слово «Tightening» (сжатие) – станет словом года, а доллар вернет себе утраченные за прошлый год позиции, в том числе и к евро и к рублю.

Но пока на валютном рынке все развивается в противоположном направлении. Доллар продолжает слабеть к основным валютам – евро, йене, юаню и британскому фунту. Даже негативный процентный арбитраж, — в диапазоне 12 месяцев ставки в евро и в йене отрицательные (EUR LIBOR на уровне -0,25%, а годовые гособлигации Японии дают доходность — 0,14% годовых) при этом годовая ставка в долларах составляет 2,17%, — не приводит к росту доллара, поскольку убытки по процентным платежам компенсируются изменением курсовых разниц в пользу того же евро против доллара.

Рассчитываемый агентством Bloomberg индекс доллара к корзине основных валют приблизился в середине января к минимальному за три года уровню, а евро показал сильнейшее укрепление с 2014 года. Доллар остается под давлением даже на фоне устойчивого роста в США. Более примечательным и потенциально опасным является тот факт, что согласно данным государственной Комиссии по торговле товарными фьючерсами (CFTC) в начале 2018 года крупные спекулянты (банки и инвестфонды) нарастили объемы покупок евро против доллара до максимальных исторических значений.

Игроки следуют простой парадигме: отрицательные ставки центробанков при одновременном выкупе ими облигаций переполняют финансовые системы денежными средствами, что в теории стимулирует банки направлять как можно больше денег на кредитование экономики, а значит страны, в которых ставки находятся около нуля или даже в отрицательной зоне должны демонстрировать больший экономический рост.

При этом игнорируется тот факт, что в 2017 году экономика США показала больший рост, чем экономика Еврозоны или Японии, а снижение корпоративных налогов еще больше увеличит экономическую эффективность американского бизнеса по сравнению с европейским. Налоговая реформа повышает оценку роста экономики США в 2018 году до 2,75%. И именно это обстоятельство сейчас приводит к тому, что инфляционные ожидания уже превышают целевой показатель ФРС. Доходность 10-летних казначейских облигаций США 9 января пробила «психологический» уровень 2,5% и с тех пор не опускалась, а доходность трехлетних бумаг вышла на 2,1%, что является самым высоким показателем с октября 2008 года. Двухлетняя доходность приблизилась к 2% годовых, что является самым высоким показателем с сентября 2008 года.

12 января неожиданно откровенно выступил покидающий в этом году свой пост глава ФРБ Нью-Йорка Уильям Дадли, сказав о том, что перспектива перегрева экономики США, в том числе из-за сокращения налогов, «представляет собой реальный риск в течение следующих нескольких лет» и, в конце концов, ФРС США, «придется сильнее нажимать на тормоза» и «если это произойдет, то риск жесткой посадки увеличится».

В тот же день президент ФРБ Бостона Эрик Розенгрен сказал в интервью Wall Street Journal, что он ожидает «более трех» повышений ставки в этом году, чтобы держать все под контролем, пока не стало слишком поздно. «Я не хочу оказаться в ситуации, когда мы должны проводить сжатие быстрее», — сказал он, ссылаясь «довольно эффективные финансовые рынки» и риски слишком долгого ожидания.

Даже три повышения ставки могут кардинально изменить картину мирового валютного и долгового рынков, а если первое ужесточение монетарной политики придется уже на 31 января или повышений будет в 2018 году не три, а четыре, что никак пока не учитывается ни в прогнозах, ни в котировках, то это станет триггером к мощнейшей с 2008 года отрицательной коррекции на финансовом рынке.

Опасность еще и в том, что параллельно с ужесточением политики ФРС США в первой половине 2018 года начнет происходить сворачивание стимулирующих мер со стороны ЕЦБ и Банка Японии, что может сформировать начало нового мирового цикла «нормализации» процентных ставок и сжатия ликвидности.

К тому же завышенный курс европейской валюты создает проблемы европейским экспортерам, поэтому нельзя исключить принятия мер со стороны ЕЦБ или Брюсселя, направленных на ослабление евро. Если это произойдет, то можно ожидать целой череды конкурентных девальваций валют государств – торговых партнеров США как в Юго-восточной Азии, так и в Латинской Америке. Добавим к этому опасения, что Китай может пересмотреть свое отношение к казначейским облигациям США в случае возникновения проблем в двусторонней торговле. Хотя Государственное валютное управление Китая опровергло сообщение Bloomberg о том, что высокопоставленные китайские чиновники рекомендовали замедлить или приостановить покупку американских казначейских бумаг из-за внешнеэкономической напряженности в отношениях с США, там все же подчеркнули, что решение будет приниматься исходя из рыночной конъюнктуры.

Исходя из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что до конца I квартала 2018 года могут произойти количественные изменения в процентной ставке ФРС, что вызовет качественные перемены в жизни глобального финансового рынка. Удар будет двойным – повышение процентных ставок и сокращение ликвидности скажется негативно и на долговом рынке и на всех без исключения валютах, так как перепроданный доллар начнет разворачиваться наверх. Эйфория закончится.

Этот момент будет усилен закрытием спекулятивных «коротких» позиций по доллару, объем которых находится на исторических максимумах. Волатильность вернется, а вместе с ней и знакомое по кризисным временам неприятие рисков (risk aversion). Можно сейчас бесконечно гадать как новые антироссийские санкции в рамках закона «О противодействии врагам Америки с помощью санкций» скажутся на нашем рынке, но все же стоит иметь в виду, что и без этих санкций рубль и ценные бумаги российских эмитентов в обозримом будущем ожидает серьезное давление. Эти перемены могут ослабить рубль на 5% уже в феврале, и стоит быть готовым к тому, что снижения ключевой ставки Банка России в первом квартале может и не произойти.

США > Финансы, банки > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464045 Александр Лосев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 18 января 2018 > № 2462074 Анатолий Аксаков

Сдавайте криптовалюту: депутатов проверят на биткоин

Почему чиновников заставят декларировать криптовалюту

Наталия Еремина

Чиновников вынудят указывать криптовалюту в декларации о доходах. Как изменится жизнь россиян после принятия закона о криптовалюте и ждать ли на банковском рынке масштабных санаций в 2018 году в интервью «Газете.Ru» рассказал председатель финансового комитета Госдумы Анатолий Аксаков.

Банки могут спать спокойно

— В конце прошлого года эксперты заявили о формировании «пузыря» на ипотечном рынке. Также из-за развития цифровых технологий усиливается конкуренция среди банков, кроме того, последние четыре года реальные дохода населения падают, да и ЦБ строго наблюдает за своими подопечными. Каким, на ваш взгляд, будет 2018 год для российских банков?

— Он будет непростой. В принципе каждый год, когда мы завершаем, мы говорим о том, что он был непростой. Вызовы всегда существуют. Они были и в прошлый период, когда была более тяжелая макроэкономическая ситуация. Действительно, ранее реальные доходы населения падали. Но в конце прошлого года, впервые за последние несколько лет, начался рост реальных доходов населения. В прошлом году мы все-таки видели рост ВВП более 1%, хотя ожидали роста более двух процентов. Но тем не менее, и 1% - это рост. В этом году, очевидно, эта тенденция сохранится. И этот год будет вполне сносным и более позитивным по сравнению с 2016-2017-м. По прогнозам правительства, в этом году реальные доходы населения должны увеличиться на 4%. Значит, спрос на кредиты должен увеличиться и риски невозврата должны уменьшиться.

Что касается криптовалют, они пока не создают реальной конкуренции. При этом я бы отметил, что банкиры одними из первых начали осваивать блокчейн, майнинг и приобретать криптовалюты. Так что я позитивно смотрю на текущий год.

— Но все-таки скольких банков мы можем лишиться в этом году?

— Мы видим, что уже в разы количество отзывов лицензий уменьшилось. Правда, по объему санируемых банков и по объему отзывов, конечно, есть вопросы. В прошлом году у «Югры» отозвали лицензию, три крупных банка взяли на санацию: Бинбанк, «Открытие» и Промсвязьбанк. Те банки, которые называли потенциальными клиентами Фонда консолидации активов банковского сектора (ФКБС), уже ими стали. Я думаю, что в этом году количество отзывов будет еще меньше, чем в прошлом году.

— В этом году мы можем увидеть взятие на санацию таких крупных банков?

— Я не вижу ни одного банка, который бы мог попасть в число потенциальных клиентов ФКБС. Был один банк, который мог бы, но, насколько я понял, он нашел хорошего инвестора и партнера, который позволил ему встать твердо на ноги.

— В этом году банки получили возможность работать под базовой лицензией. Есть ли у вас какие-то предварительные оценки, сколько банков может выбрать именно такую форму работы?

— Мы оценивает количество банков, которые получат статус банка с базовой лицензией в 200-250. Где-то 220. А если еще ЦБ оправдает надежды рынка на то, что будет более слабое регуляторное давление на такие кредитные институты, то может быть и больше.

— Как председатель финкомитета не могли бы вы поделиться планами на этот год? Дождется ли рынок наконец, например, принятия закона об омбудсмене, который уже обсуждается очень давно?

— Закон о финансовом омбудсмене будет принят в феврале сразу во втором и третьем чтениях. Все дискуссии пройдены, компромиссы найдены. Сейчас готовится окончательная версия текста, и мы его должны будем принять. В феврале же я планирую принять на комитете закон об инсайдерской информации. Я думаю, что мы уже всё отрегулировали и договорились. Закон об аудите тоже очень дискуссионная и чувствительная тема. Я полагаю, что мы примем его либо в конце февраля, либо в марте, но будем советоваться с аудиторским сообществом и принимать выверенное решение. То, что регулирование этого рынка уйдет из Минфина в ЦБ, могу сказать совершенно точно.

Мы в ближайшее время должны будем принять законы, которые направлены на страхование средств малых и микропредприятий в банках. И мы себе обозначили отсечку по второму-третьему чтению этого законопроекта также в феврале. Рассчитываем также, что в феврале будет внесен законопроект, направленный на регулирование краудфандинга, блокчейна и рынка криптовалют и ICO. К 1-му июля 2018-го года все правовые решения в этой области должны быть приняты.

— В какой редакции будет принят законопроект «Об омбудсмене»?

— Действие закона распространяется на рынок страхования и микрофинансовые организации. Если говорить о кредитных организациях, то решение финансового омбудсмена может быть оспорено в суде кредитной организацией. В течение определенного промежутка времени кредитная организация может подать в суд на решение финансового омбудсмена, если оно противоречит интересам банка и принято, например, в пользу заемщика. Но, если суд признает решение финансового омбудсмена правомерным, то банк должен будет не только выполнить обязательства, но он еще и заплатит штраф, сопоставимый с суммой обязательства.

На мой взгляд, это будет сдерживать кредитные организации от обращения в суд в случае, если даже, с их точки зрения, финансовый омбудсмен примет неправомерное решение.

В предыдущих редакциях предусматривалось, что банк вообще не имеет права судебной защиты. То есть, если финансовый омбудсмен принял решение, то оно должно быть обязательным и бесповоротным для кредитной организации. Но мы получили критику со стороны Верховного Суда, который указал, что эта норма противоречит гражданскому законодательству, поскольку у каждого лица должна быть судебная защита.

Закон о криптовалютах нужно принимать ради россиян

— Последняя версия законопроекта о криптовалютах определяет только базовые понятия, не понятно, как будет в целом регулироваться этот рынок.

— Есть два законопроекта. Один вводит понятийный аппарат, обозначает, что такое криптовалюты, токены, ICO, майнинг и так далее. И он же прописывает регулирование ICO и обращение криптовалют. Он, скажем так, технико-технологический и вводит в нашу жизнь новые понятия, которые появились и быстро развиваются.

Второй законопроект, регулирующий краудфандинг, в том числе, определяет, каким образом должны осуществляться эти процедуры в случае, например, банкротства организации, которая выпустила токены для привлечения инвестиций для реализации проекта.

Я считаю, что само определение криптовалюты и токена как имущества сразу же снимает многие вопросы. Сейчас если у вас есть в собственности криптовалюта, то вы можете не декларировать. Если в законе будет прописано, что это имущество, то любое имущество, которым владеет депутат Госдумы, должно быть задекларировано.

— Получается, вам же и невыгодно принимать этот законопроект.

— Поскольку у меня нет ни токенов, ни криптовалют, то мне все равно. Полагаю, что в интересах государства как раз нужно прописать нормы, определяющие криптовалюту как имущество, которое, соответственно, должно декларироваться соответствующими лицами.

--Недавно соседняя с Россией страна — Белоруссия определилась с отношением к криптовалюте и майнингу. Они легализовали майнинг, блокчейн. Не получится ли так, что инвесторы пойдут в туда, а не в Россию?

— Я приветствую такое революционное решение руководства Белоруссии, поскольку масштаб страны небольшой, и риски, соответственно, тоже. Но то, что они бегут впереди паровоза, приведет к тому,что они привлекут весьма определенных игроков на территорию Белоруссии. Понятно, что игроки бывают разные: по некоторым данным, до 90% ICO – это мошеннические операции. И поэтому они должны это понимать и, соответственно, эти риски каким-то образом купировать.

Нас же решение Белоруссии будет подталкивать к тому, чтобы мы быстрее принимали свои нормативные законодательные акты и стимулировали использование современных цифровых технологий в нашей экономике.

— Раньше вы выступали за то, чтобы изначально лучше не трогать криптоинструменты, посмотреть, как это работает, а только потом законодательно регулировать. Почему вы изменили свою точку зрения?

— Мы видим, сколько людей продают свое имущество, чтобы приобрести криптовалюту. И проводится довольно большое количество ICO, которое русскоговорящие люди осуществляют либо в России, либо за ее пределами. Поэтому мы считаем, что нам необходимо, прежде всего, защитить наших граждан от недобросовестных участников рынка. Такие инструменты должны покупаться и продаваться на легальных площадках, где обеспечивается гарантия приобретения соответствующего криптоинструмента. Заплатил фиатные деньги – получил криптоинструмент.

При этом еще какая-то комиссия может взиматься, и доход будет идти в бюджет в виде налога. Граждане в результате будут защищены от недобросовестных действий. Также мы видим, что многие представители бизнеса попадают под прессинг силовых структур с обвинениями в осуществлении незаконной предпринимательской деятельности. Майнинг – это же бизнес. Сейчас с него не платятся никакие налоги, и, соответственно, возникает вопрос, что это за бизнес, который никак не определен и, соответственно, можно привлечь за незаконную предпринимательскую деятельность.

То есть людей, которые майнят, тоже надо защитить. Да пусть на здоровье себе это делают, но платят налоги в бюджет. Сейчас, как я уже говорил, в ICO 90% мошенничеств. При этом этот рынок дает возможность привлекать средства на реализацию проектов в общем объеме довольно крупные.

Есть такая версия, что, если бы бросили клич о постройке платного моста через Керченский пролив в Крым, то можно было бы построить три моста, потому что граждане с удовольствием бы вложились. Кто-то из патриотических чувств, а кто-то из желания получать определенный доход за платную дорогу, кто-то за возможность проезда по этому мосту. Поэтому идея хорошая, и ее надо оформить с помощью закона, чтобы она работала в интересах проектов и граждан.

— Смогут ли россияне в ближайшее время покупать криптовалюту на бирже?

— Я являюсь сторонником того, чтобы все-таки дать возможность через сертифицированные и лицензированные площадки приобретать криптоинструменты, чтобы людей защитить от недобросовестных продаж.

Сейчас люди иногда покупают биткоины в виде пластмассовых, либо металлических монет и много неискушенных, неграмотных людей, которые наслышались про биткоины и хотят заработать.

Лучше пусть это делают на легальных площадках. И люди не проиграют, по крайней мере, от мошенничества, и бюджет еще может получить какие-то поступления в виде налогов.

— Как вы считаете, Центробанк и Минфин в итоге поддержат торговлю криптовалютой на бирже?

— Центробанк очень осторожно к этому относится, но я думаю, что мы все-таки пойдем по более быстрому пути, чем ЦБ предполагал. Поскольку явление есть, запретить мы его вряд ли сможем. А если не разрешим, то мы будем загонять людей в преступную деятельность. Так что мы получим больше негатива, чем позитива, если будем запрещать.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 18 января 2018 > № 2462074 Анатолий Аксаков


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 17 января 2018 > № 2460328 Олег Вьюгин

Национализация рисков. Госбанки станут олицетворять банковскую систему страны

Олег Вьюгин

Член совета директоров Бинбанка

Кредитовать корпоративный сектор будут госбанки, при этом кредиты достанутся экспортерам и крупным государственным компаниям, а также негосударственным, получающим устойчивые государственные заказы и субсидии

Банковскую систему принято считать ответственной за обеспечение экономического роста финансовыми ресурсами. Рассуждение широко распространенное, но не соответствующее реальному положению дел в отечественной экономике, да и не только в отечественной. Статистика такова, что наши банки в инвестиционном процессе реального сектора решающей роли не играют. Доля кредитов банков в общем объеме инвестиций отечественных компаний до сих пор не превышала 10–15%.

Другими словами, источником инвестиционного роста экономики страны были и оставались финансовые ресурсы самих компаний нефинансового сектора плюс средства, привлеченные ими на международных и местных рынках капиталов или на худой конец из государственного бюджета. Последние два десятилетия именно наличие у предприятий достаточной для обеспечения инвестиций собственной прибыли, а также доступ к прямым и портфельным иностранным инвестициям играли решающую роль в поддержке роста экономики страны.

Позитивное же воздействие коммерческих банков на экономический рост осуществляется в нашей стране в основном по каналу кредитной поддержки оборотного капитала компаний, кредитования потребительского спроса, ипотечного кредитования и непосредственно кредитования самого процесса жилищного и коммерческого строительства. Кроме того, банки обеспечивают потребность предприятий реального сектора в осуществлении платежей и расчетов, из года в год снижая издержки для клиентов и создавая более удобный сервис. И это хорошая новость.

Плохая же новость в том, что все финансовые средства граждан и предприятий находятся на банковских счетах, и, если с банками возникнет проблема, она станет проблемой для держателей счетов, а затем и для всей экономики. Именно поэтому власти любой страны трепетно относятся к поддержанию устойчивости банковской системы и, если все-таки проблемы случаются, тратят немалые деньги на рекапитализацию банков. Надо понимать, что во всем мире, и в России тоже, власти, спасая банки, спасают не их акционеров, а деньги граждан и предприятий, которые могут вслед за банками стать банкротами, оставив без средств к существованию своих работников.

В отечественной финансовой системе необходимость в санации крупных банков исторически назревала и стала очевидной после 10 лет крайне слабого, периодически кризисного развития экономики и сжатия доли рынка негосударственных банков. Десятилетняя стагнация и пара кризисов, которые сделали бенефициарами банковского бизнеса государственные банки, не прошли бесследно для частных банков.

Большинство коммерческих банков негосударственного сектора под давлением накопленных проблем и в отсутствие перспектив как-то их решить за счет роста бизнеса уже ушли или уйдут с рынка.

Ближайшие перспективы возобновления динамичного экономического роста пока туманны. В стране просто нет достаточных ресурсов — финансовых, технологических, профессиональных. Притом что значительная часть располагаемых финансовых и трудовых ресурсов отвлекается на непроизводительные цели. Третий квартал 2017 года показал рекордные цифры банкротства компаний нефинансового сектора, что свидетельствует о том, что если банк не имеет дело с крупными компаниями сырьевого сектора или крупными компаниями первого передела — экспортерами, то корпоративное кредитование остальных компаний остается для него очень рискованным, если не сказать токсичным. Поскольку кредитование гигантов сырьевого сектора — привилегия крупных государственных банков, то что остается другим?

Поэтому частные банки идут в сектор розничного кредитования, наращивая кредитование потребления, выдают в ускоренном темпе ипотечные кредиты и кредиты малому бизнесу. Поскольку этот бизнес генерирует портфели из относительно небольших выдач однородных кредитов (в сравнении с корпоративными займами), здесь лучше работают современные формализованные системы оценки рисков. Это действительно так, только надо отдавать себе отчет в том, что эти заемщики тоже чувствительны к общему состоянию экономики. Банкротство компании нефинансового сектора вследствие неблагополучной экономической ситуации часто означает потерю рабочих мест для занятых в ней людей. Банк и ответственный заемщик — физическое лицо полагаются на собственные оценки перспектив личного дохода в будущем, понимая, что кредит сегодня — это вычет из доходов завтра. Получается, что банк должен взять этот риск непредсказуемости.

Другими словами, от общеэкономических рисков не уйти, хотя можно искать ниши с более контролируемыми рисками. В связи с этим хочется привести несколько примеров того, как некоторые банки пытались лучше контролировать эти риски. Очень маленький филиал одного банка в регионе процветал, потому что сумел уговорить кредитоваться в нем сотрудников судебного департамента арбитражного суда и некоторых сотрудников небедных бюджетных учреждений. А другой хорошо известный сегодня банк когда-то сделал ставку на выдачу небольших ссуд пенсионерам — вот уж у кого есть хоть скромные, но предсказуемые доходы.

Сегодня ближайшее будущее роли банков в экономике страны как никогда предсказуемо. Кредитовать корпоративный сектор будут государственные банки, они довольно быстро станут олицетворять банковскую систему страны. При этом кредиты достанутся экспортерам и крупным государственным компаниям, а также негосударственным, получающим устойчивые государственные заказы и субсидии. В розничном секторе, включая предприятия малого бизнеса, возможности для деятельности негосударственных банков сохранятся, поиск ниш продолжится. Кроме того, у таких банков больше гибкости во внедрении современных некапиталоемких финансовых технологий, с помощью которых можно экономить на затратах и завоевывать клиентов качеством и удобством сервисов. Технологичность бизнеса позволит им развивать транзакционный безрисковый бизнес опережающими темпами.

Вопрос в другом: будет ли вообще у акционеров интерес к развитию? Особенно когда законодатели обсуждают возможность отмены ограниченной ответственности акционеров банков за его финансовое состояние.

Понятно, что если фундаментальное положение об ограниченной ответственности частного коммерческого института будет подвергнуто правовому отрицанию, то заниматься банковским делом в России уж точно будут только госбанки.

Таким образом, нынешняя зачистка вместе с упомянутыми правовыми инициативами сформирует в стране единый государственный банковский сектор. Он и будет ответственным за финансирование инвестиций прежде всего государственных компаний.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 17 января 2018 > № 2460328 Олег Вьюгин


Россия. США > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 января 2018 > № 2458589 Виктор Орловский

Ресурс Грефа. Бывший IT-директор Сбербанка Виктор Орловский покоряет Кремниевую долину

Гюзель Губейдуллина

Внештатный автор Forbes

Трансформация из функционера одного из крупнейших банков мира в простого венчурного капиталиста происходит непросто, признается Орловский

В 1812 году Российско-американская компания основала Форт Росс, русскую крепость в Северной Калифорнии, в 140 км от Сан-Франциско. Поселение, просуществовавшее до 1841 года (сейчас это исторический парк), использовалось для торговли пушниной и продуктового снабжения Аляски и было самой южной российской колонией в Северной Америке. Спустя 205 лет Калифорнию, а вернее Кремниевую долину, что в 60 км южнее Сан-Франциско, осваивает другой FortRoss с российскими корнями — венчурная компания под управлением Виктора Орловского.

Орловский пришел в Сбербанк в 2008 году из IBM (ему тогда было 34 года), до этого он занимал высокие позиции в Альфа-Банке и ABN Amro. В Сбербанке он стал ответственным за программу IT-трансформации. «Тогда в банке не было даже такого блока, как IT. В моем подчинении было 120 человек, а остальные 15 000 работали в нескольких десятках территориальных банков, и кроме юридической структуры их ничто не объединяло», — вспоминает Орловский.

Имея опыт аналогичной, но значительно менее масштабной трансформации в Альфа-Банке, он уже знал, что такое централизация. Начали с фронт-офиса, а именно введения единого счета, чтобы клиентам банка не нужно было открывать несколько счетов в разных территориальных подразделениях Сбербанка. Также были централизованы CRM, выпуск карт, процессинг. С бэк-офисом оказалось намного сложнее, в «зоопарке систем», по словам Орловского, только клиентских баз данных было около 75 000.

«Мы хотели сделать косметический ремонт, но пришлось cрыть все, включая фундамент, при этом в доме продолжало проживать 100 млн клиентов», — рассказывает Орловский. Процесс изменений начался в 2009 году, и к 2013 году, с опозданием на год, программа централизации была внедрена. Это были беспрецедентные сроки, считает Орловский, он оценивает пятилетний бюджет программы в $4 млрд. Попутно у Сбербанка появились онлайн-банк, мобильный банк, кредитные карты, CRM, кол-центр, центр обработки данных, «Сбербанк тех» и «Сбербанк сервис».

За пять лет была проделана большая работа, но Орловский не учел нагрузку на новую платформу. «В Сбербанке тогда совершалось до 350 млн транзакций в сутки, из них до 40 млн — в онлайн-режиме, ни одна система на тот момент времени не могла работать с такой нагрузкой, платформа Сбербанка трещала по швам», — вспоминает он. В 2012 году в Сбербанке прошла череда крупных сбоев. Шестого июля процессинг стоял полтора часа, и об этом узнала вся страна, включая ее руководство, которому Орловскому пришлось прояснять ситуацию по средствам спецсвязи.

«Кроме как написать заявление об уходе, выхода не было. Герман Оскарович заявление не принял, но я понял, что мои дни в IT сочтены, я считал себя очень виноватым и переживал», — вспоминает Орловский.

Греф не стал увольнять Орловского, а назначил его старшим вице-президентом Сбербанка по цифровому бизнесу, и теперь ему подчинялось уже не 15 000 сотрудников, а два. Орловский начал разрабатывать дополнительные сервисы для клиентов, основываясь на обработке больших массивов данных, ведь Сбербанк знает о клиенте больше, чем Google. За два года на этой позиции Орловский проинвестировал средства Сбербанка в восемь технологических компаний, которые делились с банком своими разработками.

Сейчас, спустя четыре года, Орловский оценивает цифровой бизнес Сбербанка в миллиарды долларов. В августе 2017-го, например, банк объявил, что инвестирует в платформу электронной торговли на базе «Яндекс.Маркет» 30 млрд рублей. Именно в тот период Орловский понял, что хочет заниматься венчурным бизнесом: «Я изобретатель, люблю эксперименты, не могу жить без изменений и нахожу нестандартные инновационные решения — я не могу изобрести чемодан или колесо, но могу прикрутить колеса к чемодану».

Венчурный фонд SBT Venture Fund I объемом $100 млн и его управляющую компанию SBT Venture Capital (позже переименованную в MoneyTime, а затем в FortRoss Ventures) госбанк создал в 2013 году. Сбербанк сделал эту компанию независимой, так как корпоративным фондам сложнее добраться до лучших сделок и скорость принятия решений у них гораздо ниже, объясняет Орловский. Спустя какое-то время он сам вызвался руководить фондом. Греф согласился, но при условии, что Орловский вложит в проект личные деньги. «Распоряжаться деньгами банка все умеют, а я хочу, чтобы ты зарабатывал и терял вместе с нами, относился к этим деньгам как к своим», — вспоминает Орловский пожелания Грефа. В итоге около 90% средств фонда — это деньги госбанка, остальное — деньги Орловского и Якова Нахмановича, генерального партнера FortRoss Ventures.

В июле 2015 года Орловский покинул Сбербанк. «Я понял, что в новой роли смогу принести больше пользы как банку, так и себе. Также это большой вызов — начать заниматься инвестиционной деятельностью, к которой я никогда раньше не имел отношения. Но главное, я хотел выйти из фантастической зоны комфорта, в которой находятся все топ-менеджеры Сбербанка», — делится Орловский.

Трансформация из функционера одного из крупнейших банков мира в простого венчурного капиталиста происходит непросто. «Здесь я никто, и звать меня никак, для местного сообщества я ничего не достиг. Я все начинаю заново», — признается Орловский. Переехав летом 2016 года с женой и пятью детьми в один из городков Кремниевой долины, он теперь работает из домашнего офиса (также у фонда есть офис на University Avenue в Пало-Алто), а встречи назначает поблизости — в кофешопе Peet’s Coffee, демократичной калифорнийской сети, где собственноручно заказывает капучино на кассе. «Слон учится быть единорогом», — смеется он.

В октябре 2017-го FortRoss Ventures объявила о запуске SBT Venture Fund II объемом $75 млн, до конца года его размер должен достичь $200 млн. В отличие от SBT Venture Fund I, проинвестировавшего уже в 11 компаний, доля инвестиций Сбербанка во втором фонде ниже 20% (точная доля не раскрывается).

«Мы уникальны тем, что мы абсолютно независимый венчурный фонд, но при этом с корпоративными деньгами, — говорит Орловский. — При этом Сбербанк — это самая большая, но не единственная корпорация, которая с нами работает». Таких корпораций несколько, но их точное число и названия Орловский озвучить не может, говорит лишь, что среди них нет государственных. Средний чек — $7 млн, инвесторы в основном российские.

Как выстроены отношения со Сбербанком? Банк предоставляет весь свой ресурс R&D для due diligence и проработки инвестиционных проектов. Сбербанк тратит около $40 млн в год на специалистов, которые работают в исследовательских лабораториях, и их эксклюзивной экспертизой может пользоваться FortRoss. Ни у одного фонда в мире нет таких компетенций, уверен Орловский. Топ-менеджеры Сбербанка по-прежнему вовлечены в деятельность FortRoss Ventures. Первый зампред Лев Хасис состоит в инвесткомитете первого фонда и еженедельно общается с Орловским, общение с Грефом происходит чуть реже.

Кроме того, Сбербанк помогает в тиражировании и распространении продуктов и услуг тех стартапов, в которые инвестирует FortRoss. Например, компания GridGain благодаря Сбербанку получила в клиенты еще 20 финансовых институтов за пределами России. Этот стартап разрабатывает софт для переноса вычислений в оперативную память компьютера. Фонд SBT Venture Fund I совместно со Сбербанком вложил в него $8 млн в 2016 году, сделку анонсировал Греф на Гайдаровском форуме. А еще Сбербанк может помочь с выходом из сделок, благодаря связям банка FortRoss имеет возможность продавать стартапы, рассказывает Орловский.

SBT Venture Fund I стал акционером Uber (Орловский называет долю «крошечной»). По словам Орловского, именно Сбербанк помог Uber состояться на российском рынке. «Однажды Каланик [Трэвис, основатель Uber] на закрытом мероприятии с инвесторами и прессой в Сан-Франциско привел в пример Сбербанк и его СEO Германа Грефа: ни с одним банком мира Uber не достиг такого синергетического эффекта. И для меня это было вау! Значит, мы что-то умеем», — рассказывает Орловский, присутствовавший на этой встрече.

Сейчас FortRoss, зарегистрированный на Каймановых островах, работает в США, России и Израиле. Специализация компании — проекты в области искусственного интеллекта, интернета вещей, облачных технологий, финтеха и маркетплейсов.

Интернет вещей — это многочисленные датчики, объединенные в единую систему, не только «умный дом», но и «умное все», объясняет Орловский. «В этом помещении куча датчиков и камер, — говорит Орловский, оглядывая кофейню. — Но они пока не соединены друг с другом. В интернете вещей этих датчиков становится все больше, они учатся взаимодействовать друг с другом, говорить на одном языке, отдавать данные, которые помогают делать выводы и принимать решения». Самолет Boeing-787 за четыре часа полета собирает структурированных данных на 20 терабайт. «Это кафе превратится в Boeing-787 всего через пять-семь лет, здесь все будет в датчиках — например, кофе закончился, датчик передал эту информацию, подходит официант и подливает», — предсказывает Орловский. FortRoss, в частности, вкладывает в программное обеспечение, которое всю эту информацию будет обрабатывать.

Фонд работает по принятой схеме: комиссия за управление — 2% от стоимости активов, плата за успех — 20% от прибыли. «Практически все деньги уходят на содержание команды и поиск и закрытие сделок, я почти ничего не зарабатываю и не шикую. Даже по маршруту Сан-Франциско — Москва летаю экономклассом», — говорит Орловский.

Единственное, что омрачает венчурные будни, — это антироссийские санкции и совершенно неприемлемый фон в прессе, признается Орловский. Например, FortRoss сложно открыть счет в банке и взаимодействовать с некоторыми фондами. «Юридически мы ничего не нарушаем, но, когда я прихожу в банк открыть счет, мне не могут объяснить, почему они не могут этого сделать», — делится Орловский. FortRoss провел полный юридический аудит фондов и всех партнеров, подтвердивший полное соответствие санкционному законодательству. Тем не менее этого банкам недостаточно. В итоге счет открыл один из банков, специализирующихся на обслуживании венчурной отрасли.

Но санкции почти никак не мешают работе со стартапами, которые по природе своей привыкли к высоким рискам и поискам серых ниш, отмечает Орловский. Стартапы приходят в фонд несколькими путями — благодаря нетворкингу в США и Израиле с другими венчурными фондами, который Орловский и его партнеры сейчас активно выстраивают, через связи и репутацию Сбербанка — Греф берет Орловского на все встречи, когда приезжает в долину, а также через связи с большими корпорациями типа IBM и Oracle. Также FortRoss проводит собственные исследования, чтобы составить шорт-лист из 10–20 наиболее интересных компаний. Из них фонд выберет пять лучших в каждой области, куда вначале приведет Сбербанк как клиента, и если они понравятся друг другу, а результаты исследований и пилотов в Сбербанке дадут плоды, то начнется разговор об инвестициях.

В планы Орловского входит запустить через два-три года третий фонд, куда будут привлекаться инвесторы из Китая и с Ближнего Востока. Денег Сбербанка там уже может и не быть.

Россия. США > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 16 января 2018 > № 2458589 Виктор Орловский


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 15 января 2018 > № 2457027 Айгуль Ибраева

Почти половина банковского рынка приходится на объединения Народный+Qazkom и Цесна+БЦК

Айгуль ИБРАЕВА

На сегодняшний день на рынке РК работают 32 БВУ. Годом ранее, в конце ноября 2016 года их количество составляло 34, на начало 2016 - 35. Процесс консолидации и укрупнения банковского сектора продолжается.

В 2017 году сразу 8 банков объявили об объединении или слиянии - это Народный Банк+Qazkom, Цесна+БЦК, Capital+Tengri Bank и Банк RBK+Qazaq Banki. В случае первых двух пар, Народный приобрел Qazkom, а Цеснабанк приобрел БЦК, что позволило им увеличить свое присутствие на рынке. При этом Qazkom и БЦК продолжили работать как отдельные финансовые институты. С целью укрепить свои позиции на банковском рынке продолжают процесс объединения Capital Bank и Tengri Bank. Банк RBK и Qazaq Banki в свою очередь сообщили о прекращении процесса объединения.

Совокупные активы БВУ РК за год к концу ноября 2017 года уменьшились на 5,9% (1,5 трлн тг) и составили 24,2 трлн тг, а с начала 2016 года увеличились на лишь на 1,6% (377,0 млрд тг).

В первом эшелоне, с долей на рынке свыше 10%, расположены 2 крупнейших банка РК - Народный Банк и Qazkom. Состав банков тот же, что на начало 2016 года, изменились только их позиции. В 2016 году по объему активов лидировал Qazkom, но уже в 2017 году на первое место вышел Народный Банк. На них приходится более трети всех активов БВУ РК. Совокупный объем активов за год уменьшился на 15,9% (1,6 трлн тг). Их доля на рынке уменьшилась с 38,4% до 34,3%.

Во втором эшелоне, с долей на рынке от 5 до 10%, количество участников с января 2016 года осталось неизменным - 5 БВУ. Состав, напротив, изменился - на смену выбывшему АТФБанку пришел ForteBank. Совокупная доля активов второго эшелона среди БВУ РК за год выросла с 28,7% до 33,3%. Их объем увеличился на 9,2% (680,8 млрд тг).

Количество банков в третьем эшелоне, с долей на рынке от 1 до 5%, с 2016 года увеличилось с 10 до 11. Самый крупный из них – АТФБанк, с долей на рынке чуть менее 5%. Это единственный банк в эшелоне с объемом активов свыше 1 трлн тг. Также увеличили долю своего присутствия на рынке Банк Астаны и Банк Китая, которые на начало 2016 года владели долями на рынке менее 1%. Самый высокий рост активов за год показали Банк Китая и ЖССБ.

В четвертом эшелоне, с долей на рынке ниже 1%, количество БВУ с начала 2016 года уменьшилось с 17 до 14. Самый высокий рост относительно своих объемов за год показали Торгово-промышленный Банк Китая и Шинхан Банк.

Лидером по объему активов является Народный Банк - 4,9 трлн тг на конец ноября 2017 года (20,1% от БВУ РК), рост за год - на 4,4% (206,1 млрд тг). Собственный капитал банка - также самый большой среди БВУ РК (764,8 млрд тг), при этом за последний год он увеличился на еще на 26,7% или 161 млрд тг. Доля неработающих кредитов с просрочкой свыше 90 дней за год уменьшилась с 9,8% до 7,7% от портфеля.

Следом идет Qazkom - доля на рынке 14,2%, или 3,4 трлн тг, что на 34% (1,8 трлн тг) меньше, чем годом ранее. До конца 2016 года по объему активов лидировал Qazkom. С июля 2017 года основным акционером Qazkom является Народный Банк. Объем собственного капитала банка за год уменьшился на 37,3% или 171,7 млрд тг, до 288,8 млрд тг. Доля кредитов с просрочкой свыше 90 дней за год выросла с 7% на конец ноября 2016 года до 40,3% в конце сентября 2017 года. Затем следующие два месяца доля токсичных кредитов уменьшалась, и составила на конец ноября 2017 года 34,2% от портфеля.

Во втором эшелоне по объему активов лидирует Цеснабанк - 2,1 трлн тг и доля на рынке - 8,8%. Годовой рост при этом - самый низкий в эшелоне (2,9% или 59,4 млрд тг). Собственный капитал банка за год увеличился на 49,8 млрд тг (30,4%), до 213,5 млрд тг. Доля токсичных кредитов (с просрочкой свыше 90 дней) в течении последнего года не превышала 5%, и составляет на конец ноября 2017 года 4,4% от ссудника.

В апреле 2017 года Цеснабанк приобрел простые и привилегированные акции БЦК, который замыкает список банков второго эшелона по объему активов. Их совокупный объем активов достигает 14,4%.

БЦК - единственный банк в эшелоне, у которого объем активов уменьшился за год на 4,1% (56,4 млрд тг), до 1,3 трлн тг, доля на рынке - 5,5%. Собственный капитал БЦК при этом за год увеличился на 33,7 млрд тг (36,7%), из них на 18,5 млрд тг (17,3%) - только за последний месяц, до 125,7 млрд. Доля токсичных кредитов за год уменьшилась с 9,2% до 7,7% от портфеля.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 15 января 2018 > № 2457027 Айгуль Ибраева


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2457014 Владимир Черников

Страхование жизни бьет рекорды: почему это выгодно банкам

Владимир Черников

генеральный директор СК «Ингосстрах-Жизнь»

Страховщики и банки образовали симбиоз

По итогам III квартала 2017 года страховщики жизни продолжили бить рекорды – сегмент вырос по сравнению с аналогичным периодом прошлого года на 56,8%, перевалив за отметку 229 млрд рублей. Казалось бы, появился устойчивый драйвер роста всего страхового рынка, но почему-то должного оптимизма не наблюдается. Возможно дело в том, что сейчас рост сборов по страхованию жизни сильно зависит от поведения банков. По итогам полугодия, 87% всех сборов страховщиков жизни принесли банкиры, а традиционный для страхования жизни агентский канал не способен конкурировать с кредитными организациями — его доля едва превышает 6%.

Банки продолжают оставаться максимально эффективным каналом продаж, привлекая новых клиентов и недорого организуя сами продажи. Всего за 24,7 млрд рублей комиссионных они продали за полгода полисов на 123 млрд руб. Те 19-20%, что заплачены банкам за продажу, меньше, чем давали на старте ОСАГО страховщики своим агентам, когда в момент ажиотажа агентские подскакивали до 40-60% от стоимости полиса. И в ближайшие пару кварталов без существенных колебаний по депозитным ставкам эта картина скорее всего не изменится.

Банкострахование продолжит доминировать в структуре продаж страховщиков жизни, удерживая долю в районе 85-90%. Пожалуй, существенной угрозой для этого сегмента могут стать некачественные продажи, которые сильно подрывают уровень доверия к отрасли в целом и продукту ИСЖ в частности. Однако уже сейчас страховые компании начинают активно бороться с misselling, стараясь контролировать качество продаж через посредников, что должно минимизировать риски недовольства клиентов. Кстати, увеличение «периода охлаждения» до 14 дней с 1-го января 2018 года также позитивно скажется на решении этой проблемы.

В кредитном банкостраховании до сих пор сохраняется дисбаланс интересов: комиссия банка здесь может достигать 90%. Получается, что в связке страховой компании, банка и клиента больше всего страдает последний, для которого страховой полис становится значительно дороже. И в этом во многом виноваты сами страховые компании, которые в погоде за портфелем пренебрегали интересами клиентов, предлагая банкам высокое вознаграждение. Понимая это сейчас, страховщики стараются заинтересовать банки предложениями с более низкими комиссиями, но дается это непросто.

Если с банкострахованием на ближайшее время все в целом ясно, то с другими способами продаж все не так однозначно. По итогам полугодия банковский канал продаж продолжает занимать минимальную долю в общей структуре каналов продаж (0,1%!), но показывает шестикратный рост по сравнению с предыдущим годом. В других видах страхования онлайн канал уже доказывает уже свою эффективность на фоне классического ритейла за счет достаточно низких издержек на развитие и внедрение.

А вот если мы заглянем не на год, а на 3-4 года вперед, то картинка может быть совсем иной. Сколько банков к этому времени сохранят свои розничные сети? Сегодня мобильный и интернет-банкинг уже доступен практически у всех игроков рынка и, все новые банки, предоставляющие сервисов больше, чем просто РКО, появляются исключительно в онлайне. В случае, если банки будут переводить своих клиентов на онлайн-обслуживание, страховщики потеряют тот самый контакт с клиентом face-to-face, а клиент потеряет удобство закрывать свои потребности в одном месте, в банке.

Все это может раскрыть потенциал для альтернативных каналов продаж (агентского и онлайн) или станет причиной возникновения нового вида продаж через банки – онлайн-банкострахования. Рынку придется быстро адаптироваться под новые правила игры. Или же страховщикам жизни придется бросать все силы на усиление агентских сетей, которые сохранят эту традицию личных продаж. Что из этого в итоге будет эффективней покажет время.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2457014 Владимир Черников


Россия > Финансы, банки > inopressa.ru, 15 января 2018 > № 2456954 Андрей Мовчан

Как наладить разрушенную банковскую систему России

Андрей Мовчан | Financial Times

"Коммерческие российские банки приходят к банкротству один за другим. В 2017 году "Открытие" и "Бинбанк" обанкротились в промежутке всего в несколько недель. В последние 17 лет 2,6 тыс. из 3 тыс. с небольшим зарегистрированных банков утратили лицензии. За годы неправильного управления Банк России, ЦБ страны, создал нечистоплотную и неэффективную банковскую систему. Сейчас она должна быть восстановлена с нуля", - пишет старший научный сотрудник Московского центра Карнеги Андрей Мовчан в статье для Financial Times.

Автор пишет, что российская банковская система возникла на руинах советской, в 1990-е годы практиковались неблаговидные методы извлечения прибыли, в том числе отмывание денег и уклонение от налогов, и к 2000-м годам большинство выживших банков так и не превратились в законные приносящие доход учреждения.

"Банкиры ожидали, что экономический рост России, подпитываемый ценами на нефть, покроет скрытые потери. Финансовый кризис 2008 года сокрушил эти надежды", - пишет Мовчан.

"После пяти лет экономической стагнации следовало ожидать консолидации раздробленного банковского сектора. Но слияния и поглощения были редки, в основном потому, что Банк России создал условия, которые делают запрещенные операции и вывод активов намного более выгодными", - говорится в статье.

"ЦБ допустил то, что российские банки прекратили выполнять свою главную функцию: быть эффективными посредниками на рынках капиталов", - полагает автор.

"Банковская система нуждается в надзорном органе, независимом от ЦБ. Розничным банкам нужно запретить инвестировать в неликвидные активы, в то время как рынок ликвидных ценных бумаг нужно оставить инвесторам. Небанковские кредитные учреждения и площадка для займов должны стимулировать рынок различать между кредитованием и чистыми транзакциями, чтобы снизить угрозу чисто транзакционных операций. Чтобы вернуть на рынок элемент риска, страхование вкладов не должно ни в коем случае покрывать весь баланс и должно финансироваться вкладчиками путем страховых взносов", - рекомендует Мовчан.

"Без этих мер российский банковский сектор останется обанкротившейся системой, которая лишь облегчает обогащение людей, знающих правила игры в системе", - заключает он.

Россия > Финансы, банки > inopressa.ru, 15 января 2018 > № 2456954 Андрей Мовчан


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 15 января 2018 > № 2456625 Егор Гурьев

«Сборы от ICO все меньше и меньше»

ЕГОР ГУРЬЕВ

CEO Playkey

В результате ICO мы собрали больше 10 млн долларов по курсу Bitcoin и Ethereum на момент окончания кампании. Хороший ли это результат? Мы считаем, что прекрасный. Особенно если сравнить наши сборы с выручкой других проектов, проводивших ICO одновременно с нами. Сборы у новых проектов все меньше и меньше. Поэтому есть все шансы сравнять маркетинговый бюджет с итоговыми сборами на ICO или провалиться вовсе.

Что такое Playkey

Международный проект Playkey имеет российские корни и существует с 2014 года. Это «облачная» игровая платформа для геймеров: у нас есть технологическое решение, позволяющее владельцам слабых ПК или Mac запускать на своих компьютерах топовые требовательные к «железу» игры. С Playkey игра обрабатывается на мощном удаленном сервере — одном из сотни, расположенных в дата-центрах по всему миру. Игрок видит на своем устройстве только финальный видеопоток и может играть, даже если его компьютер изначально совсем не предназначен для игр.

Весной 2017 года, размышляя над развитием и масштабированием компании, мы пришли к идее новой модели работы Playkey. Было решено уйти от централизованной системы и дополнительно к собственным серверам привлечь пользователей с игровыми компьютерами: позволить игрокам сдавать в аренду друг другу свои игровые мощности по модели P2P. Осенью мы запустили preICO-кампанию, а 30 ноября 2017 года завершили ее со сборами свыше 10 млн долларов по курсу ETH и BTC на начало декабря.

Почему именно ICO

Идея выйти на ICO связана с задачей быстрого масштабирования проекта на еще не охваченную часть мира — рынки Азии и США. Более того, с технологией блокчейн можно делать децентрализованную сеть. Это значит, что мы не будем, как раньше, зависеть только от дата-центров на той или иной территории. Включение в экосистему майнеров — значительно более быстрый процесс, чем поиск по жестким критериям нового дата-центра и подписание договора с ним. Привычный договор в новой модели заменит смарт-контракт — электронный алгоритм, автоматизирующий процесс исполнения обязательств в блокчейне. Все участники — и майнеры, и геймеры — используют одну и ту же криптовалюту для расчетов — Playkey Token (PKT). А соблюдение условий (геймер заплатил майнеру, а майнер за оплаченное время предоставил свой ПК в аренду) контролируется автоматически — и это самый щепетильный аудитор.

В отличие от многих других проектов у нас не было задачи придумать, как привязаться к блокчейну, чтобы выйти на ICO. Блокчейн стал для нас не трендом, который пришелся «в кассу», а логичным решением задачи и вектором развития проекта.

Источники финансирования кампании

Идея новой P2P-платформы и token sale-кампании пришла в голову мне как фаундеру проекта и Алексею Лыкову, техническому директору. Стартовый маркетинговый бюджет был минимальный, это были частные средства. По мере получения криптовалютных платежей уже в рамках ICO собранные в ходе кампании средства вкладывались в текущую маркетинговую активность. Больше сборов — больше средств на дальнейшее продвижение. За несколько месяцев до старта ICO мы привлекли 2,8 млн долларов, но эти деньги предназначены исключительно на развитие уже работающей централизованной платформы Playkey.net и в ICO-кампании не участвовали.

Помогли и советники проекта — не финансово, а опытом, поддержкой и контактами. Когда в Playkey верят и поддерживают такие гуру игровой индустрии, как Диллон Сео (сооснователь Oculus VR), Георгий Добродеев (маркетинговый директор Epic Games), Альберт Кастеллана (советник NEM Foundation), Мико Мастамура (основатель биржи Evercoin), Майкл Ким (CEO CoinInside и бывший топ-менеджер Blizzard, Wargaming и Havok), Дэвид Карлсон (CEO GigaWatt), Арсений Стриженок (сооснователь Blockchainuniversity.io и Blockletter.co), Рубен Годфри (сооснователь Blockchain Association в Ирландии), Александр Агапитов (основатель Xsolla) и другие наши советники, это доверие обязывает нас в мировом масштабе. Но одновременно дает новые возможности.

Что было сложнее всего

Большая часть сложностей была связана с высокой динамичностью и непредсказуемостью рынка. В сентябре, когда подготовка к основному краудсейлу шла полным ходом, Китай объявил незаконными операции первичного размещения токенов криптовалют, запретил участие в ICO и торги криптовалютами внутри страны. Между тем Китай — это не только один из геоцентров криптовалют, но еще и крупная часть геймерского рынка. Дальше — больше. В ноябре, уже во время ICO-кампании, появились слухи про хардфорк биткоина. Хардфорк — это изменение программного кода, которое меняет структуру блока или позволяет использовать ранее недопустимые блоки, то есть изменение протокола Bitcoin. Часть инвесторов заняла выжидательную позицию, отложив покупку токенов на потом. Затем появилась информация, что хардфорк отменен, а через пару дней — наоборот.

Динамичная среда и высокий темп изменений, в условиях которого мы проводили краудсейл, вносили свои коррективы и заставляли быстро адаптироваться под ситуацию. Например, тот же запрет в Китае сильно повлиял на падение стоимости ETH на биржах, в результате нам пришлось пересматривать свою модель, привязанную к стандарту ERC20, и перед стартом снизить стоимость токена Playkey с 0,009 до 0,004 ETH.

Что сработало лучше всего

Если говорить про топ-3 ключей к успеху в коммуникациях, то первое место — за личной коммуникацией с инвесторами в ходе road-show. Несколько ключевых топ-менеджеров Playkey ездили по узкоспециализированным конференциям по всему миру, почти каждый день рассказывая о проекте на мероприятиях. Стоимость участия недешевая и измеряется тысячами долларов за каждую конференцию. При этом рынок перегрет, и, даже несмотря на высокий чек, на многие конференции уже были проданы все пакеты участников.

Но игра стоит свеч: многие выставки и выступления окупились сторицей, потому что помогли установить личные контакты с инвесторами. Весомую долю сборов обеспечили фонды и частные инвесторы, которые приобретали токены на суммы более 1 млн долларов.

Второе и третье места — за ICO-трекерами и рейтингами, где Playkey ICO оценивали независимые эксперты. Непредвзятая оценка проекта как Low Risk Rate с уже рабочим прототипом и слаженной опытной командой работает лучше всякой рекламы.

Итоги ICO

На этапе планирования ICO верхняя планка сборов, на которую мы рассчитывали, колебалась от 40 млн до 60 млн долларов. Фактически в ходе ICO мы собрали больше 10 млн (по курсу Bitcoin и Ethereum на начало декабря эта сумма превратилась в 20 млн). Мы считаем это прекрасным результатом. Особенно если сравнить наши сборы с тем, сколько получили другие проекты, запустившие ICO в ноябре. Мы обогнали всех.

Полноценный запуск P2P-платформы Playkey планируем на конец 2018 года. И это, безусловно, влияет на текущую стоимость токена, который сейчас можно приобрести уже только вторично на криптобиржах: эмиссия была однократная и объем токенов ограничен. Пока непосредственно децентрализованная платформа не запустилась в коммерческую эксплуатацию, потребность в токенах носит менее массовый характер, что сказывается на динамике роста цены PKT сегодня. Это нормальный процесс, хотя пользователям без инвестиционного бэкграунда и может мерещиться обман.

Их сложно винить — мир ICO полон мошенников. Однако логика «купить токен сегодня — продать дороже уже завтра» похожа на идею посадить картошку сегодня и выкопать ее уже завтра. Обычно токены сразу продают участники баунти-кампании — частные лица, которые вкладывались в покупку токена не деньгами, а своим временем и в обмен на криптовалюту Playkey распространяли информацию о проекте в социальных сетях и медиа, переводили информацию на разные языки и так далее. Им, как правило, маловажна долгосрочная инвестиционная перспектива, они отдают предпочтения выгоде здесь и сейчас.

Советы желающим выйти на ICO

Во-первых, примите как данность: сейчас собрать достойную сумму на краудсейле сложнее, чем раньше. Сборы у новых проектов все меньше и меньше, и если ваш токен — не новая криптовалюта от Павла Дурова, то есть все шансы сравнять маркетинговый бюджет с итоговыми сборами на ICO или провалиться вовсе. Во-вторых, покупатели токенов сейчас купаются в разнообразии проектов и предложений, и проекты для инвестиций теперь отбирают более придирчиво. В-третьих, если вы все-таки решитесь на ICO, готовьтесь, что будет жарко. Но если вы все-таки рискнули, желаем вам стальных нервов, железной выдержки и сплоченной команды!

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 15 января 2018 > № 2456625 Егор Гурьев


Россия > Финансы, банки > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455364 Андрей Мовчан

Как навести порядок в подорванной банковской системе России

Несмотря на драконовские меры регулирования, Центробанк слеп в вопросах надзора.

Андрей Мовчан, Financial Times, Великобритания

Частные российские банки терпят крах один за другим. В 2017 году друг за другом с интервалом в несколько недель обанкротились банки «Открытие» и «Бинбанк». За последние 17 лет 2 600 из 3 000 с лишним зарегистрированных банков лишились лицензий. За годы бесхозяйственности Банк России, как называют центральный банк страны, создал нечистоплотную и неэффективную банковскую систему. Сейчас ее необходимо перестраивать с нуля.

Современный финансовый сектор появился в России в 1990-е годы на развалинах советской банковской системы. Банки, попавшие под контроль олигархов, сосредоточились на накоплении заемных средств, чтобы финансировать покупку приватизированных предприятий акционерами. Банки получали прибыль в результате весьма сомнительной деятельности, в том числе посредством отмывания денег и уклонения от уплаты налогов. Многие из них потерпели крах к концу тысячелетия, однако большинство выживших банков не перестроились и не стали законными организациями, приносящими прибыль. Банкиры рассчитывали на то, что российский экономический рост, подпитываемый увеличением нефтяных цен, покроет скрываемые убытки.

Финансовый кризис 2008 года убил эти надежды. Казалось бы, после пяти лет экономической стагнации вполне логично рассчитывать на консолидацию разрозненного банковского сектора. Но слияния и приобретения происходят редко. В основном это вызвано тем, что Банк России создал такие условия, в которых подобные операции находятся под запретом, а выкачивание активов стало намного прибыльнее.

Центральный банк ввел чрезмерные нормы регулирования, которые мешают банкам действовать легально. Из-за бесконечной отчетности российские банки вынуждены нанимать в пять раз больше сотрудников в расчете на одолженный доллар, чем американские.

В такой атмосфере банки выживают за счет того, что ищут способы обойти закон стороной. Они выдают кредиты с поддельным обеспечением, завышают стоимость активов и преувеличивают официальную сумму капитала за счет структурированных сделок с дочерними компаниями. В страну вернулись отмывание денег и операции по обналичке. За последние 15 лет более 80% банков опустошили вклады своих клиентов за счет рискованных сделок и офшорных переводов на персональные счета акционеров.

Как это ни парадоксально, несмотря на драконовские меры регулирования, Центробанк слеп в вопросах надзора. Банк России пока не предсказал ни единого краха и постоянно снимает с себя любую ответственность. По поводу банка «Открытие» глава Центробанка Эльвира Набиуллина сказала, что эта организация завысила цены российских государственных облигаций в своей отчетности. Это возмутительно, что такие неверные представления не привлекли к себе внимание аудиторов из Центробанка, поскольку цены на облигации общеизвестны. Однако Банк России отказывается разбираться со своими аудиторами.

В такой обстановке банки выживают за счет поисков путей в обход закона.

Отрегулировать российский банковский сектор не в состоянии даже рыночные механизмы. Созданная Центробанком система, гарантирующая полную компенсацию вкладов на сумму до 25 тысяч долларов, лишила рынок важнейшего регулирующего механизма, каким является инвестиционный риск.

Центральный банк позволил российским банкам не выполнять свою главную функцию: играть роль эффективных посредников на рынках капитала. Теперь основная законная деятельность этих институтов сводится к тому, что они перенаправляют средства с депозитов вкладчиков на инвестиции в российские корпоративные и суверенные облигации.

Поскольку приток денег ведет к повышению рыночных цен, банки занимаются перекупкой бондов у Центробанка по несколько раз, используя значительные суммы заемных средств для увеличения прибыли. Цены поднимаются еще выше, из-за чего рынок становится непривлекательным для посторонних инвесторов.

Банковской системе нужен надзорный орган, независимый от Центробанка. Банкам, обслуживающим мелкую клиентуру, надо запретить вкладывать деньги в неликвидные активы, а рынок ликвидных ценных бумаг необходимо спасать от инвесторов. Небанковские кредитные организации и рынок кредитования способны помочь рынку отличить нормальных кредиторов от торгово-операционных компаний, дабы снизить риск проводимых транзакций. Чтобы вернуть на рынок элемент риска, страхование вкладов не должно покрывать всю сумму депозитов. Его должны финансировать сами вкладчики за счет страховых взносов.

Без таких мер российский банковский сектор останется банкротом, который лишь способствует обогащению людей, знающих, как можно пользоваться этой системой к собственной выгоде.

Автор статьи — старший научный сотрудник Московского центра Карнеги.

Россия > Финансы, банки > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455364 Андрей Мовчан


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 января 2018 > № 2455388 Алексей Михеев

Цифровая реальность. Как биткоин стал частью нашей жизни и инвестиционным активом

Алексей Михеев

член Экспертно-консультационного совета при Росимуществе, доцент МГИМО

Блокчейн и криптовалюты ворвались в нашу жизнь поистине с космической скоростью. Еще год назад примерно в это же самое время о цифровых активах знал в целом лишь узкий круг профессионалов. Как грамотно инвестировать в новый инструмент?

Раньше о биткоине мало кто знал, но прошел всего лишь год, и все изменилось. Мы увидели, как создатель Ethereum Виталик Бутерин повстречался с первым лицом государства, как в столице каждый месяц проводились десятки конференций по токенам, ICO и другим доселе неизвестным явлениям, как в Екатеринбурге самой известной и востребованной из криптовалют, биткойну, поставили памятник.

Символом прошедшего 2017 года можно назвать стремительный взлет биткоина и столь же неожиданный его обвал. Но это вершина айсберга, а в его подводной части — структурные изменения, осмысление которых важно для прогнозирования того, как рынок криптовалют будет развиваться на горизонте ближайших нескольких лет.

Самое главное такое изменение состоит в том, что, как бы ни прыгал курс биткоина, в ряде развитых стран криптовалюты — уже часть экономической реальности. Они нашли применение в электронной торговле и оплате услуг в онлайн-платежах, зачастую применяются в качестве платежного инструмента для инвестиций в недвижимость или в финансовых операциях. Оборот биткоина уже превысил оборот средств такой известной платежной системы, как Western Union.

Виртуальная реальность

Однако рынок криптовалют виртуален и спекулятивен по своей природе. Криптовалюты не обеспечены реальными финансовыми активами, не соотнесены с такими базовыми классическими экономическими понятиями, как валовый внутренний продукт, национальный доход, экспорт и импорт. Доллар имеет в основе всю мощь современной высокотехнологичной американской экономики, рубль — нефтегазовые запасы страны, которых хватит на десятилетия, если не на столетия, юань — динамичный рынок потребителей из полутора миллиарда человек внутри Китая и всей планеты за его пределами.

Биткоин, эфириум и все другие альтернативные криптовалюты (собирательно называемые альткоинами), напротив, родились в недрах компьютерных сетей. В Венесуэле криптовалюту попробовали буквально на днях привязать к нефти, создав El Petro, но обратим внимание, что произошло это в национальной экономике, находящейся сейчас в пике гиперинфляции, то есть в стране, где деньги с каждым днем теряет свою ценность.

Вместе с тем, финансовая база у криптовалют существует. Тот же биткоин обладает конечным объемом денежной массы (21 миллион монет), из которой сейчас добыто уже 12 млн, и математически обоснованную конечную дату окончания майнинга — 2140 год, когда и будет добыт последний биткоин.

А это означает, что в отличие от классических денежных средств, криптовалюты не подвластны такому способу обесценивания, как денежная эмиссия — никто не может включить виртуальный станок, аналогичный печатному станку в мире классических денег, и обвалить курс криптовалюты. Возможно, именно поэтому правительство Венесуэлы схватилось за криптовалюты как утопающий за соломинку.

Вспомним также, что доллар — основная универсальная платежная единица — еще с 1978 года, с момента окончательной смены Бреттон-Вудской валютной системы на Ямайскую, основанную на свободной конвертации валют, давно уже не привязан к золотым слиткам.

Внешний и, особенно, внутренний долг США общим объемом более $19 трлн — это уже настолько астрономическая величина, что если два крупных кредитора Соединенных Штатов — Китай и Япония — вознамерятся обналичить свои ценные бумаги, то крупнейшую экономику мира ждёт неминуемый дефолт.

Конечно, такими деструктивными действиями ни эти страны, ни другие крупные кредиторы заниматься не будут, ведь в этом случае под обломками финансового краха окажется вся глобальная экономика без исключения, включая народные хозяйства упомянутых стран. Тем не менее из этого примера видно, что криптовалюты не более эфемерны, чем «традиционные» денежные средства.

Не только приумножить, но и сохранить

Еще одно уязвимое место криптовалют — вопрос о сохранности инвестиций. Недавно наделала много шуму история о том, как из-за ошибки разработчика программного кода компания Parity был вынуждена «заморозить» значительные суммы, размещенные во второй по степени популярности криптовалюте — эфириуме.

Разработчик кода, как утверждается, случайно уничтожил библиотеку данных, необходимую для использования клиентами электронных кошельков, прямой ущерб — не менее $160 млн.

Cложно отрицать, что современные криптовалюты далеки от идеала. Во-первых, бросается в глаза несовершенство вычислительного оборудования и вызванная этим фактором недостаточная скорость транзакций. Во-вторых, налицо недостаточная интегрированность с банковским сектором и финансовой системой в целом.

Однако все же представляется, что оппоненты криптовалют путают трудности первоначального развития крипторынка с долгосрочными трендами. Законы экономики говорят, что любая новая формация в экономике или политике возникает не сразу, а постепенно: она мутирует в старой системе, постепенно трансформируя ее и изменяясь при этом сама.

Так, первоначальный капитализм времен 16 века имел мало общего с современным капитализмом, точно также как современное государство — например, Россия — мало похоже на государство образца десятого века — Киевскую Русь.

Новая и старая формации всегда соседствуют и сосуществуют друг с другом. Взять хотя бы прискорбную историю с крепостным правом в России — по сути, рабовладением, отмененным, напомню, лишь в 1861 году, или же с отменой рабства в США, которое было окончательно запрещено Конституцией страны лишь в декабре 1865 года, после завершения гражданской войны.

От теории к практике

Исходя из всего сказанного, позволю себе несколько практических рекомендаций. Прежде всего, диверсифицируйте инвестиции. Принцип «не складывать все яйца в одну корзину» правилен во все времена: в портфеле должны быть и средства на банковских счетах, и акции с облигациями, и недвижимость, и деньги «под подушкой», и, конечно же, криптовалюты.

Второе: перед тем, как начинать инвестировать, приобретите минимальный багаж знаний по теме, хотя бы из соображений элементарной безопасности, чтобы не повторить, например, судьбу одного из энтузиаста криптовалют, который показал ключ от своего электронного кошелька в эфире телеканала и был, конечно же, тут же обчищен подчистую хакерами.

И, в-третьих, не присоединяйтесь к большинству инвесторов. Смотрите не только на биткоин и эфириум — кто знает, не являются ли они некими переходными формами криптовалют, которые уступят место новым веяниям. Вспомним, что на смену немому кино впоследствии пришло черно-белое, а пейджеры очень быстро уступили место мобильным телефонам.

Присмотритесь к перспективным проектам, которые реализуются с помощью альткоинов, и уловите тренд на ускорение транзакций и интеграцию цифровых решений с реальной экономикой.

С этой точки зрения важно отслеживать новые тенденции на рынке криптовалют, которые соответствуют ее переходу в качественно новую эру. Тем более что проекты, реализуемые на основе ряда альткоинов, позволяют создавать в ходе ICO токены под задачи реальной, а не только виртуальной экономики — от торговли золотом до долговых расписок и облигаций.

Наконец, в поисках признаков, отличающих надежную компанию на рынке криптовалют от неблагонадежных игроков, стоит присмотреться и к характеру инвестиций, осуществляемых с помощью криптоденег. Если эти проекты находятся на острие экономики будущего, включая создание «умных городов», «умных домов», роботизацию и другие аспекты экономики XXI века, то инвестиции, вполне возможно, оправданы — при условии, что организаторы ICO детально информируют вкладчиков о сути своих проектов, не ограничиваясь смутными заявлениями.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 14 января 2018 > № 2455388 Алексей Михеев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 12 января 2018 > № 2455288 Дмитрий Мачихин

«Вывод криптовалюты в белые деньги – серьезная проблема криптоиндустрии»

Дмитрий Мачихин, CEO компании Midex IT

Беседовала: Юлия Лю, редактор направления IT и инноваций

Кто такие эдвайзеры, зачем они нужны стартапам при планировании ICO и стоит ли полагаться на их оценку при выборе токенов для покупки? Нужно ли платить налоги при продаже криптовалюты, живя в России? Об этом в интервью Bankir.Ru рассказал CEO компании Midex IT, юрист и эдвайзер Дмитрий Мачихин.

— Кто такой эдвайзер и зачем он нужен во время ICO?

— Эдвайзер (adviser, «консультант») – человек, дающий советы. Эдвайзер ручается за проект своей репутацией и помогает команде стратегическими советами, по сути выступая визионером. Мы в Midex разбили визионирование на три части: юридическую, банковскую и финтех.

Институт эдвайзеров только зарождается. Сейчас эдвайзеры делятся на два типа. Первый – люди, действительно дающие советы. Второй – люди-картинки, ставящие свои фото на сайт компании, идущей на ICO, но реально в детали проекта не вникающие. Я против такого типа консультантов, потому что этот подход размывает доверие к институту эдвайзинга.

— Как стартапы расплачиваются с эдвайзерами за услуги?

— Рынок оплаты услуг уже сформировался. Изначально эдвайзеры получали процент в токенах со сборов. Сейчас многие начали наглеть и просить из этого процента половину выплатить токенами, половину – в криптовалюте. Разница в том, что «крипта» – это пусть и волатильный, но ликвидный актив, а токен, пока он не начал торговаться на рынке, – всего лишь внутренний инструмент. Существует крайняя стадия, когда эдвайзеры берут фиат, причем предоплатой.

— Это, наверное, очень раскрученные эдвайзеры?

— Дело не в уровне экспертизы, а в загруженности. Фиат берут очень занятые эдвайзеры, которым некогда заниматься проектом в полной мере. На самом деле если уделять проекту много времени, то его токены могут принести больше денег после ICO, чем фиат, полученный до. Люди берут 2 500 долларов за эдвайзинг, чтобы получить со стартапа хоть что-то. Когда компания идет на ICO, все понимают, что рисков очень много.

— Успешность эдвайзеров определяется какими-нибудь рейтингами?

— Да. Рейтинги публикуются (https://icobench.com/people) на ICObench (https://icobench.com). Успешность эдвайзера определяется исходя из количества проектов и их совокупной оценки. Проекты оцениваются по шкале от одного до пяти баллов. Скажем, если у меня десять проектов с оценкой пять, то, значит, у меня 50 баллов. Рейтинг динамически меняется. Изначально я был на 16-м месте среди эдвайзеров в мире. Сейчас – на 14-м.

Одни из самых известных в мире эдвайзеров и блокчейн-евангелистов – Джон Матонис и Брок Пирс. К примеру, Брок Пирс входит в один из наиболее успешных проектов – EOS. Его подход весьма примечателен: он не интересуется процентами с ICO и во всех проектах работает за долю. За счет этого, на мой взгляд, он смог заработать внушительный капитал.

— Скажем, я вижу интересный проект и хочу купить его токены. Открываю white paper и долистываю до раздела эдвайзеров. Все перечисленные имена мне незнакомы, и в рейтинге ICObench их нет. Как мне понять, заслуживает ли эдвайзер доверия? Гуглить?

— Гуглить – это высший уровень проверки. Чаще всего инвесторы ограничиваются LinkedIn. Видят хорошие фотографии, хороший костюм, заходят в Facebook. Читают, что эдвайзер работал на руководящих должностях в крутом банке или Google. Видят проекты, в которых он засвечен, и принимают решение.

Гуглят немногие, хотя это важно, потому что популярный эдвайзер, во-первых, может быть засвечен в скаме. Во-вторых, эдвайзер может быть перегружен всевозможными проектами и не занимается большинством из них в реальности.

— Что я могу сделать, чтобы защитить свои интересы, и как мне наказать плохих людей, если меня обманули?

— В первую очередь за проект отвечает команда. Эдвайзеры отвечают во вторую. Согласно законодательству США, эдвайзеры могут быть наказаны вплоть до лишения свободы и штрафами. В России в экономических преступлениях причинно-следственные связи выстроены иначе, и привлечь к ответственности эдвайзера нереально.

Я стал заниматься юридической стороной проектов в 2014 году, начав с консультирования стартапов, и постепенно перешел к ICO. Принципиально нового с юридической точки зрения в ICO ничего нет. Если речь идет о мошенничестве, то это преднамеренное преступление, за которое должны отвечать и команда, и эдвайзеры. Если проект просто не взлетел, то эдвайзеры тут ни при чем. Хотя следствие покажет.

— Почему команде важно подобрать хороших эдвайзеров?

— В среднем у команды шесть-семь эдвайзеров, которые должны тщательно изучить проект и убедиться в его жизнеспособности. Однако большинство людей не уделяет эдвайзингу серьезного внимания. Согласно опубликованной статистике, из 1 500 опрошенных лишь 4% заявили о том, что именно эдвайзеры играют важнейшую роль в проекте. Ценность эдвайзеров размылась из-за людей, «торгующих лицом». Однако, на мой взгляд, эдвайзинг – это важный и нужный институт с большим будущим.

— Как вы выбираете проекты для эдвайзинга? Каким критериям должен соответствовать проект, чтобы вы сказали да?

— Я смотрю, кто еще выступает эдвайзером. Желательно, чтобы это были люди с международной известностью. Кроме того, мне важно, чтобы у меня были общие знакомые с командой – наличие общей тусовки. Мне не очень важно, какой проект предлагают люди, если это, конечно, не скам и не мошенничество. Гораздо важнее, кто эти люди.

— Для вас команда важнее, чем продукт?

— Да.

— Вы верите, что стоящая команда может раскрутить любой проект?

— Да. Мне всегда важнее люди.

— У вас в портфеле токены многих проектов?

— К сожалению, да. И я понимаю, что часть из них не взлетит никогда. Однако я эти токены не сливаю, поскольку это нанесет им явный ущерб. Прижмет – продам. Я делаю ставку на другое.

— На что?

— Помимо руководства IT-компанией Midex, я еще и партнер юридической компании. Нам интересно помогать проектам с точки зрения юридической обвязки. У нас команда, которой надо платить реальными деньгами, а не токенами. В этом контексте мне, конечно, интереснее стандартные клиенты, а не эдвайзинг.

— Какие проекты из вашего портфеля вы считаете интересными и перспективными?

— Сейчас я эдвайзер в десяти российских проектах. Плюс есть проекты, которые идут на ICO. И больше не беру. Например, я консультирую MyWish – проект, который делает смарт-контракты для завещаний и разводов. До этих ребят никто в мире не додумался, что люди, имеющие криптовалюты, женятся, разводятся, умирают. MyWish обеспечивает автоматическое разделение криптоактивов пополам между супругами в случае развода. Если кошелек человека недоступен некоторое время, то MyWish считает, что с ним что-то случилось, и «крипта» автоматически переводится на заранее выбранный кошелек. За это проект берет комиссию. Идея довольно простая, однако под нее была собрана неплохая для российского ICO с маленьким бюджетом сумма в 3 миллиона долларов.

Из крупных проектов, где я выступаю эдвайзером, отмечу блокчейн-лотерею TrueFlip, собравшую на ICO биткоины на сумму, эквивалентную 10 миллионам долларов.

— В какой стране стартапу стоит проводить ICO?

— В России нельзя провести настоящее ICO. Мы сформулировали фреймворк, согласно которому выбираем юрисдикцию для ICO. Важное значение имеют бизнес-процессы, суть токена, бенефициары, налогообложение, кешфлоу. Получив ответ на эти вопросы, я решаю, какую страну выбрать. Популярны Гибралтар, Сингапур, Гонконг, Эстония. Есть возможность проводить ICO в США. Сейчас теряет популярность Великобритания.

Главный вопрос заключается в степени наглости команды. Если команда хочет изначально сделать белый бизнес, то придется потратиться: оплатить услуги юристов, регистраторов, позаботиться о каждом аспекте.

— Скажем, я купила токены, они попали на биржу и выстрелили. Теперь я хочу их продать и выйти в фиат честно, заплатив налоги. Скажите мне как юрист, как это правильно сделать?

— Вывод возможен через ряд платежных сервисов. При этом при поступлении средств к вам на счет желательно добровольно заполнить декларацию о доходе и уплатить налог в размере 13% от дохода.

— Наша налоговая отслеживает людей, которые зарабатывают на криптоактивах?

— Пока нет. Данные, конечно, собираются, но пока это просто сбор информации. А в США налоговая получила данные 14 тысяч пользователей криптобиржи Coinbase: налоговики узнали, кто куда что отправлял и сколько получил за каждую трансакцию. Я думаю, что в течение года этим людям придется заплатить налоги. Мы в России придем к этому через три-четыре года. При этом система начнет работать в полную силу не ранее чем через пять лет.

— А до этого времени можно получать доходы с криптоактивов, не платить налоги и не иметь проблем?

— Да. Для отслеживания доходов граждан от «крипты» нужны очень дорогие специалисты, которых налоговая не может себе позволить. Однако что касается правоохранительных органов, тут Россия впереди планеты всей: следят и берут на карандаш. Сейчас записываются данные всех, кто выводит средства с криптобирж.

— И как с этим быть?

— Никак. Налоги возникают при появлении рубля. Если я получаю доход в долларах, то должен их продать за рубли и заплатить налог. Пока – добровольно. Вывод криптовалюты в белые фиатные деньги – одна из самых серьезных проблем криптоиндустрии. Криптовалютного НДФЛ в России не будет никогда. Проще криптовалюты просто запретить.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 12 января 2018 > № 2455288 Дмитрий Мачихин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > gazeta.ru, 12 января 2018 > № 2452797 Сергей Беляков

Пенсии попали в вечную мерзлоту

Сергей Беляков о том, что потеряют граждане от продления моратория на пенсионные накопления

Мораторий на пенсионные накопления продлен до 2020 года, соответствующий закон подписан в конце декабря. Поступлений в накопительную часть в итоге, как это принято говорить, «заморожены» на семь лет. Впервые к этой мере правительство прибегло в 2014 году.

Сразу хочу оговориться, что столь образный и яркий термин «заморозка», хотя и плотно вошел в обиход в силу своей выразительности, увы, некорректен. По одной простой причине – заморозка предполагает, что рано или поздно средства будут разморожены и возвращены в систему.

Мораторий предполагает, что средства эти изымаются из накопительной системы и тратятся на текущие нужды бюджета, в частности, на выплаты нынешним пенсионерам. То есть, это уже из области вечной мерзлоты.

Для пенсионеров будущих эти средства перестают существовать в виде накоплений, они уходят в страховую часть с дальнейшей трансформацией в загадочные баллы. Более того, новая пенсионная формула, которая действует с 2015 года, до сих пор не утверждена правительством. То есть фактически пенсии рассчитываются на основании алгоритма, который легитимным не является.

К пенсионной формуле я еще вернусь. Теперь – о последствиях моратория, от которого, на мой взгляд, теряют все – экономика, бизнес и граждане. Первые, поскольку накопления направляются не на инвестиции, не вкладываются в инфраструктурные проекты, а примитивно проедаются.

Экономика теряет «длинные» деньги, которые были бы чрезвычайно полезны для развития, особенно в условиях снижения финансового потока с внешних рынков. Мы уже приводили расчеты аналитической службы АНПФ, потери экономики можно оценить в более 6 трлн рублей до 2020 года. Если мораторий продлится, например, до 2027 года, то сумма вырастет до более чем 19 трлн рублей. Колоссальные средства, которые могли бы работать.

Теперь о гражданах. Наши аналитики также оценили (и эти данные мы приводим впервые), какую накопительную пенсию (отмечу, что именно только накопительную) мог бы получать мужчина 1967 года рождения, если бы в 2027 году ушел на заслуженный отдых. По крайней мере, текущие параметры пенсионного возраста предполагают именно такую возможность.

Предполагаемый гражданин – среднестатистический москвич. Он получает зарплату в два раза выше средней по стране (2002 год – 8721 рубля, 2018 – 85 043 рубля и далее в соответствии с аналогично увеличенными прогнозами Минэкономразвития до 2021 года), а далее с темпом роста на 10% ежегодно). Взносы в накопительную часть работодатель выплачивал с 2002 года в соответствии с действовавшими тогда правилами. При этом среднегодовая доходность от инвестирования — 6,7% (это достаточно скромно, но аналитики ориентировались на консервативный прогноз).

Итак, предположим, что мораториев не было. В этом случае накопительная пенсия составила бы около 8000 рублей. Конечно, история сослагательного наклонения не имеет, однако, на мой взгляд, для людей было бы интересно узнать, что они могли иметь и что имеют.

Есть опасения, что мораторий продлится и до 2027 года, когда наш герой выйдет на пенсию. В этом случае накопления принесут ему «прибавку» в 1800 рублей. Впечатляет, не так ли?

Если посмотреть на то, как это отразится на общем размере пенсии, то исходя из показателей последнего долгосрочного социально-экономического прогноза до 2030 года, разница между выплатами при условии наличия моратория до 2027 года и его полного отсутствия будет составлять более 20% в пользу последнего варианта.

Сколько бы ни убеждали представители соцблока, что граждане от моратория ничего не теряют, поскольку средства поступают в страховую часть, но это как в поговорке — сколько не говори «халва», во рту слаще не станет. Почему? При условии поступлений в накопительную часть средства растут по двум причинам. Первая – собственно, поступления взносов. Вторая – капитализация в ходе инвестирования.

В случае, когда средства учитываются на персональных счетах, они преобразуются в баллы, которые в лучшем случае индексируются на уровень инфляции. При этом сама по себе пенсионная формула имеет поправочные коэффициент на доходы Пенсионного фонда. Любые проблемы с бюджетом будут негативно отражаться на величине выплат.

Скажу еще проще – взносы в страховую часть фактически подвергаются двойной конвертации. Сначала деньги преобразуются в баллы, а потом из них конвертируются в рубли для выплаты пенсии. Любой, даже далекий от финансовой сферы, человек знает, что любая двойная конвертация чревата серьезными потерями.

Стоит ли доверять системе, которая вместо простых и понятных гражданам правил начинает городить огород из сложных формул?

И последнее, что хотелось бы сказать: помимо материальных потерь вся эта эквилибристика с пенсионными накоплениями, пенсионными формулами чревата еще и потерями моральными. Естественно, что люди, которым сначала что-то дают, а потом это «что-то» отнимают, неизбежно приводит к фрустрации. У населения вырабатывается стойкая идиосинкразия к любым пенсионным реформам, которые, как уже убедились граждане, во благо им не идут.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > gazeta.ru, 12 января 2018 > № 2452797 Сергей Беляков


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > banki.ru, 12 января 2018 > № 2451937 Альберт Кошкаров

Деньги в трубу

В какие акции стоит инвестировать в 2018 году

Акции российских нефтегазовых компаний стали фаворитами инвестиций в 2018 году у экспертов

Рост нефтяных цен и укрепление рубля прибавили оптимизма инвесторам. С начала года индекс Мосбиржи вырос больше чем на 6%. Опрошенные Банки.ру эксперты рекомендуют присмотреться к нефтегазовому сектору и банкам.

Январское ралли

Российский фондовый рынок как будто решил наверстать упущенное: январское ралли коснулось буквально всех секторов. Акции нефтегазовых компаний поднялись на 6,5%, индекс финансовых компаний и банков с начала года вырос на 5%. И все это после прошлогодних результатов: ведь по итогам 2017 года больше всего убытков инвесторам принесли вложения в эти отрасли.

Поддержку российскому рынку акций оказывают нерезиденты. На волне дорожающей нефти и слабого доллара иностранцы вновь начали проявлять интерес к российским акциям и облигациям. В частности, приток средств в крупнейший инвестирующий биржевой фонд VanEck Vectors Russia ETF с начала января достиг 100 млн долларов. Оживление царит и на рынке ОФЗ. Благодаря спросу со стороны иностранных инвесторов доходности госбумаг снижаются. В среду, 10 января, Минфин провел два первых в этом году аукциона, разместив облигации с погашением в 2021 году объемом 20 млрд рублей и облигации с погашением в 2028 году объемом 18 млрд рублей. При этом спрос на первом аукционе в 3,5 раза превысил предложение.

«С точки зрения развивающихся рынков в целом Россия выглядит привлекательно. Цены на нефть достигли нового локального максимума, и в этом году российский бюджет может даже оказаться бездефицитным. Причем первый квартал года, как правило, отличается наиболее благоприятным сальдо счета текущих операций. ЦБ уверенно проводит курс на постепенное снижение процентных ставок», — описывает ситуацию аналитик Sberbank CIB Том Левинсон.

«В перспективе нескольких недель все выглядит безоблачным», — констатирует главный стратег БКС Вячеслав Смольянинов. По его словам, аппетит инвесторов к рисковым активам не снижается, даже несмотря на санкции, которые власти США могут принять в отношении России уже в феврале. За первую рабочую неделю января инвесторы вложили в российские акции более 210 млн долларов, в том числе около 140 млн привлекли специализирующиеся на России фонды, приводит эксперт данные EPFR Global.

«Если Brent будет торговаться по 65—70 долларов за баррель, а глобальная экономика продолжит расти, то, возможно, для нас это будет еще один хороший год. Санкции на новом суверенном долге скажутся слабо: при высоких нефтяных ценах страна вполне может обойтись и без внешнего фондирования», — считает Смольянинов.

Риски для рынка

Вопрос в том, как долго будут оставаться стабильными нефтяные цены. Глава центра разработки стратегий Газпромбанка Егор Сусин обращает внимание, что хотя нефть сейчас торгуется выше 69 долларов, но стоимость годовых фьючерсов на несколько долларов ниже. В частности, фьючерс на нефть марки Brent стоит около 65 долларов. «Мы прогнозируем, что средняя цена нефти в этом году будет находиться в районе 50—60 долларов. Этого достаточно, чтобы стимулировать рост добычи сланцевой нефти в США и немного охладить цены», — говорит он. С другой стороны, указывает аналитик, поддержать спрос на сырье может Китай. «На последнем съезде компартии Китая власти дали понять, что не намерены снижать темпы роста экономики», — напоминает Сусин.

Другая угроза — возможное понижение рейтинга России из-за новых санкций. Об этом, в частности, заявил глава отдела суверенных рейтингов Fitch Джеймс Маккормак. «Если это окажет воздействие на доступ страны к международным рынкам капитала, я думаю, с нашей точки зрения, это будет потенциально негативным фактором, и нам придется подумать, что делать с позитивным прогнозом (рейтинга РФ)», — цитирует его слова агентство Reuters. В сентябре прошлого года Fitch улучшило прогноз по кредитному рейтингу России до «позитивного» со «стабильного», подтвердив сам рейтинг на уровне «BBB-».

По мнению аналитика «Альпари» Натальи Мильчаковой, в наступившем году рост рынка возможен, однако повторения взлета, как в 2016 году, ожидать сложно. «Валютный индекс РТС может достичь 1 200—1 300 пунктов, рублевый индекс Московской биржи — 2 300—2 400 пунктов», — предполагает она. Прогноз Sberbank CIB по индексу РТС — 1 400 пунктов.

Инвестируем в ТЭК

«До конца года существенной динамики на финансовом рынке мы не увидим», — полагает аналитик УК «Альфа-Капитал» Дарья Желаннова. По ее мнению, наиболее привлекательным выглядит нефтегазовый сектор, который может показать неплохой рост. Высокая цена на нефть и относительно низкий курс рубля благоприятно отражаются на финансовых показателях компаний, поясняет аналитик. Портфельный управляющий УК «Капиталъ» Вадим Бит-Аврагим также советует обратить внимание на компании нефтегазового сектора. «Акции сырьевых компаний могут показать наилучшую динамику благодаря росту глобальной экономики и, как следствие, росту спроса на энергоресурсы», — считает он.

Прошлый год с точки зрения цен на сырье выдался очень позитивным для российских нефтегазовых компаний. Начало года ознаменовалось консолидацией рынка энергоносителей на максимумах с июля 2015-го. По словам аналитика ИК «Фридом Финанс» Богдана Зварича, основным драйвером роста Brent до 54—58 долларов за баррель стало соглашение об ограничении добычи. «Но несмотря на то, что к концу года Brent поднялась выше 60 долларов за баррель, нашему нефтегазовому сектору это не помогло. Индекс ММВБ — нефть и газ упал на 10%. Особенно активно вниз его тянули основные представители сектора — «Газпром» и «Роснефть», чьи котировки за год потеряли 15% и 26% соответственно», — напоминает он.

В результате в прошлом году акции лидеров нашего нефтегазового сектора не смогли в полной мере воспользоваться благоприятной конъюнктурой рынка энергоносителей, оказавшись с ним по разные стороны от уровней окончания 2016-го, отмечает Зварич. Он указывает, что многие российские компании остаются существенно недооцененными по отношению к своим западным аналогам, поэтому нельзя исключать, что в этом году они покажут рост.

В пользу нефтегазового сектора говорит и рост прибыли в отрасли: по данным Высшей школы экономики, концентрация прибылей в отраслях, добывающих и перевозящих минеральные ресурсы за рубеж, усиливается. Так, за январь — сентябрь (2017 года. — Прим. Банки.ру) прибыль добывающих предприятий подскочила на 20%, нефтеперерабатывающих заводов — более чем на 60%, приводятся данные в докладе ВШЭ. «Ослабление рубля и снижение стоимости обслуживания долга поддержит прибыль компаний. Мы ожидаем, что рост прибыли на акцию составит 18% по рынку. В основе нашей оценки лежит очень консервативный прогноз цены нефти в 50 долларов за баррель. Если цена нефти останется на текущих уровнях, рост прибыли на акцию может ускориться вдвое», — пишут в своем обзоре аналитики Sberbank CIB Андрей Кузнецов и Коул Эйксон. Они считают наиболее интересными для инвестиций акции «ЛУКОЙЛа», «Газпром нефти», НОВАТЭКа и «Газпрома».

На котировках акций последнего в прошлом году сильно сказалась история с санкциями против строительства «Северного потока — 2». В наступившем году газовый монополист уже порадовал инвесторов хорошей статистикой, опубликовав данные о рекордно высоком экспорте в 2017 году. По оценке Sberbank CIB, за год добыча компании выросла на 12,5%. С начала года стоимость акций «Газпрома» поднялась на 10,6%. По оценке аналитика инвесткомпании «Норд-Капитал» Виталия Манжоса, интерес инвесторов к компании подстегнула информация о росте поставок трубопроводного газа в дальнее зарубежье. По итогам 2017 года они выросли на 8% и составили 193,9 млрд кубометров. Аналитик прогнозирует рост акций «Газпрома» до 150 рублей, сейчас они торгуются на уровне 144,6 рубля.

Растущая прибыль нефтяных и газовых компаний может сделать привлекательными их бумаги с точки зрения дивидендной стратегии. В частности, глава «Газпром нефти» Александр Дюков сообщил, что по итогам 2017 года компания покажет рекордно высокую рублевую прибыль и, как следствие, выплатит самые крупные дивиденды за всю историю. По прогнозам аналитиков Sberbank CIB, чистая прибыль «Газпром нефти» может составить 270—290 млрд рублей, с учетом этого суммарный размер дивидендов за год составит 14—15 рублей на акцию при дивидендной доходности примерно в 6%. Для сравнения: в 2016 году выплаты составляли 10,68 рубля на акцию. «На сегодняшний день дивидендная политика «Газпром нефти» предусматривает выплату в качестве дивидендов 25% чистой прибыли, однако мы полагаем, что вскоре компания может перейти на 50-процентный коэффициент», — говорится в обзоре Sberbank CIB.

Ставка на спрос

В более долгосрочной перспективе неплохой рост также могут показать компании, ориентированные на внутренний рынок. Безусловным фаворитом остается Сбербанк, акции которого в конце прошлого года немного просели, после того как руководство банка сообщило о том, что готово платить дивиденды в размере 50% только к 2020 году. Дарья Желаннова из УК «Альфа-Капитал» указывает, что бумаги Сбербанка привлекательны, поскольку банк показал рост прибыли и пересмотрел параметры дивидендной политики в сторону их повышения. В январе котировки акций Сбербанка достигли нового исторического максимума — с начала года они подросли на 5,6%, на максимумах торгуясь выше 243 рублей.

Также, напоминает она, банк активно реализует крупные проекты, в том числе с компанией «Яндекс». «Стоит также обратить внимание на акции Тинькофф Банка — компания активно набирает обороты в сегменте кредитных карт», — указывает Желаннова.

Акции ВТБ, по мнению экспертов, могут быть интересны, поскольку сильно недооценены рынком. Капитализация банка на Московской бирже сейчас составляет 654,5 млрд рублей, притом что его капитал — больше 1 трлн рублей. Для сравнения: капитализация Сбербанка — 5,1 трлн рублей при капитале 3,1 трлн рублей. В прошлом году акции ВТБ упали в цене почти на 40%, капитализация уменьшилась более чем на 330 млрд рублей.

Вадим Бит-Аврагим из УК «КапиталЪ» также советует обратить внимание на компании транспортного сектора и ретейла. В частности, по его словам, в этом году инвесторы в акции «Магнита» могут увидеть эффект от инвестиций в торговую сеть, которые компания делала в прошлом году. В январе — сентябре 2017 года компания открыла 1,6 тыс. магазинов, выручка ретейлера выросла на 6,4%.

Недооцененными, по словам управляющего, остаются и акции «Аэрофлота». «Несмотря на рост расходов за счет повышения зарплат и подорожания топлива, у компании наблюдается рост выручки», — говорит Бит-Аврагим. В ноябре 2017 года совокупный пассажирооборот группы увеличился на 10,7%. Начальник управления операций на фондовом рынке ИК «Фридом Финанс» Георгий Ващенко ожидает роста котировок акций «Аэрофлота» до 165 рублей в краткосрочной перспективе. Сейчас бумаги авиаперевозчика торгуются в районе 148—150 рублей. «Среднесрочным драйвером роста станет чемпионат мира по футболу, благодаря которому пассажиропоток компании вырастет на 1—1,5 миллиона пассажиров», — отмечает он.

Актуальны инвестиции в компании, являющиеся лидерами в своих областях, они больше всего выигрывают от сокращения конкуренции, указывает Мильчакова из «Альпари». Помимо ретейлеров и банков, она рекомендует в 2018 году обратить внимание на акции «Яндекса», который выиграет от слияния «Яндекс.Такси» и Uber. В Sberbank CIB также советуют покупать компании в сегменте недвижимости (группа «ЛСР»), на котором положительно отразится снижение процентных ставок, и медиа («Яндекс», Mail.ru Group) с учетом их структурного роста.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > banki.ru, 12 января 2018 > № 2451937 Альберт Кошкаров


Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > gazeta.ru, 11 января 2018 > № 2452798 Анастасия Миронова

Самострой спасет Россию

Анастасия Миронова о том, как из хрущевки переехать в собственный дом

Интересно, сколько в России благополучных семей, которые втроем и даже впятером ютятся в однокомнатных квартирах, а то и в коммуналках? У такой семьи есть нормальная работа, имеется неплохой автомобиль и даже дача. Но хорошего жилья нет, потому что без огромных долгов и тяжелой ипотеки им трехкомнатную квартиру не потянуть. Люди всю жизнь проводят в тесноте и в лучшем случае покупают на семью из пяти человек крошечную двухкомнатную квартиру в новостройке эконом-класса. Если походить по дворам многоэтажных гетто с клетушками по 30 кв. м, можно увидеть, что все тротуары там заставлены не самыми старыми машинами.

Потому что кредит в 500-700 тысяч на машину средней семье с двумя детьми еще по плечам, а вот кредит в 6 млн она уже не потянет. Сколько пар разводятся, так и не найдя собственного угла? По разным данным, из-за отсутствия нормального жилья в России распадается до 14% семей.

Когда я вижу такую статистику, каждый раз недоумеваю — а почему нельзя построить дом?

Вернее, так… До недавнего времени я, как и любой городской житель, была уверена, что строительство дома — это экстрадорогое удовольствие. Мне было искренне непонятно, как мои скромные соседи или коллеги за несколько лет строят себе дома. На какие деньги? Из чего? Я ездила по провинции и гадала, откуда у наших людей средства для строек. Ведь деревня же массово отстраивается. Даже в самой глухой деревушке под новгородским Пестово, например, строятся или восстанавливаются какие-нибудь избушки.

Но переехав в деревню и задавшись целью построить новый дом, я поняла, что больших денег собственное жилье не стоит. То есть это не такие огромные деньги, как принято думать.

Если семья живет в однокомнатной квартире, для нее три комнаты — умопомрачительное улучшение жилищных условий. Но для городской квартиры для такого шага нужно минимум три лишних миллиона. Поэтому люди предпочитают ютиться в тесноте. В лучшем случае они берут кучу долгов и огромный кредит, который выплачивают всю жизнь. И мало кто принимает достаточно рациональное решение построить дом.

Трехкомнатный каркасный дом можно построить — с учетом коммуникаций — тысяч за семьсот. Дом из бруса обойдется чуть дороже. При строительстве газобетонного дома можно уложиться в миллион. А еще есть каркасно-щитовые технологии, дома из СИП-панелей, которые стоят совсем дешево. Если поездить по селу и присмотреться, можно увидеть, что люди порой строятся из самого настоящего мусора: пенопласт, OSB-панели, фанера. Это может быть условно нетоксичным и пожаробезопасным при должной аккуратности. А стоят такие дома совсем копейки. Примерно в 10 раз дешевле городского жилья.

Если у семьи есть однокомнатная квартира в Петербурге стоимостью, допустим, три миллиона, она вполне может ее продать, снять на год уже двухкомнатную квартиру и на оставшиеся 2,64 млн рублей построить два дома. Или один дворец. Или ограничиться одним домом, а остаток положить на депозит.

Земля в пределах 50 км от города стоит достаточно дорого. Но под строительство дома хватит пять-шесть соток. Которые можно купить за 300-500 тыс. рублей. А если есть бабушкина дача, то вопрос с землей решается сам.

От строительства собственного дома наших людей ограждают три больших заблуждения. Во-первых, они считают, что не смогут жить за городом и работать в центре мегаполиса. Но у нас, например, в пределах 70 км от Петербурга есть много очень развитых поселков. Электричка оттуда до центра идет час. Один час — и ты на работе. Люди, которые живут в квартире на окраине мегаполиса, да еще в 15 минутах езды от метро, на дорогу до работы тратят не меньше. Да, проезд на электричке обойдется дороже. Например, 150 рублей в одну сторону, тогда как горожанин тратит на дорогу 80. Переплата в день — 140 рублей. Для семьи — 280. Или 9200 в месяц. Если брать проездные, ежемесячная переплата сократится до примерно 6500. А если ездить на машине, она составит тысячи три. Много?

А теперь вспомните, что семья продала квартиру за 3 млн, за 500 тысяч купила землю, 360 тыс. рублей потратила на аренду временного жилья и за миллион построила дом. У нее остался 1,14 млн рублей, которые можно положить на два депозита, чтобы в случае банкротства банка можно было возместить за счет средств Агентства по страхованию вкладов. И все! Проценты по вкладу будут покрывать расходы на транспорт. Повторяю, это расчет для участка в 70 км от города. Если построить дом где-нибудь на 40-м километре, причем не покупать землю, а построиться у бабушки на даче, то процент от вклада будет превышать дополнительные траты на транспорт.

Второе заблуждение, мешающее людям построить свой дом, заключается в мнении, будто дом дороже обслуживать. Вообще-то это не так. Самая крупная статья расходов в доме — электричество и налоги. Расходы на отопление сопоставимы со счетами в многоквартирном доме. А если делать все по уму, то можно даже немного сэкономить. В любом случае, обслуживание трехкомнатного дома выйдет значительно дешевле счетов за аналогичную квартиру.

Но люди все равно не строятся. И прежде всего потому что считают, будто это очень дорого и сложно. И на здесь стоит остановиться подробнее. Ведь народ у нас, как правило, считает, что дом можно строить только наемными силами. Многие даже не рассматривают вариант самостроя, поэтому не успевают узнать, что в конечной смете дома больше половины расходов — на рабочую силу. А еще люди уверены, что наемные строители сделают лучше. И это, прямо скажем, далеко не всегда так.

Вообще, рынок мелких строительных услуг в России — сборище алчных и ленивых дикарей. Полагаю, больше 90% всех бригад — это один менеджер-посредник, который, как акула в голодную пору, рыщет всюду в поисках клиента.

То есть кормовой базы. Найдя клиента, он заключает с ним договор, процентов 40 от стоимости заказа сразу оставляет себе, а на остальную сумму набирает бригаду. Часто это случайные люди, подобранные со стихийных точек на трассах. За время строительства члены бригады могут меняться неоднократно, вплоть до ежедневной замены. Никто из них не сможет работать без прораба, а прораб — тот самый хитрый менеджер — не намерен сидеть на стройке постоянно. Фактически, ваш дом будут малознакомые друг другу люди без опыта и без надзора.

Когда человек в России связывается со строительной бригадой, чтобы сэкономить время, он очень быстро понимает, что сильно прогадал, потому что наших строителей нужно контролировать. Неважно, наемными силами вы строите или сами, выходные и праздники вы все равно будете проводить на участке. А при длинном световом дне станете ездить туда каждый вечер. Да, да, после работы! Однако при самострое вы сэкономите минимум полтора миллиона. А то и два.

Строительные услуги в нашей стране неоправданно дороги и очень некачественны. Всю суть этого рынка можно свести к мечте мужика о чуде. Наши люди никогда не согласятся пойти на объект на 40 тыс. рублей в месяц — вместо этого они запросят 200, рассудив, что лучше один раз за сезон поработать на лоха, а остальное время лежать на диване. Откуда возьмется лох? Говорю же, чудо! В погоне за чудом горе-бригадиры сутками сидят на популярных строительных форумах и пудрят людям мозги, объясняя, что те сами не сумеют ровно положить газоблок или постелить черновой пол.

Вообще, при оценке квалификации строителей нужно учитывать два факта:

1) на плотника, кровельщика или сантехника учат в ПТУ максимум год, но есть и трехмесячные курсы;

2) большинство рядовых членов строительных бригад — это иммигранты из Средней Азии, которые не имеют опыта работы или подвизались на стройке совсем недавно.

Следовательно, взрослый развитый человек, да еще и с техническим образованием, сможет сам разобраться в вопросах строительства. Благо, информации для самостройщика в интернете теперь масса.

Запомните! Суперквалификация и суперспециалисты работают только на супердорогих объектах. Для строительства коттеджа 300 кв. м в богатом закрытом поселке можно найти профессиональную бригаду. Но на их услуги уйдет миллионов десять. Связываться с наемной силой стоит только в одном случае — если вы зарабатываете значительно больше, чем потратите на оплату труда. И притом готовы переплатить за профессиональную бригаду, способную работать без вашего контроля.

Я считаю, что для людей, которые ютятся вчетвером в одной комнате, нанимать для строительства небольшого дома бригаду крайне неуместно. Прямо скажем, это роскошь. Потому что если человек не заработал на большую квартиру, его время вряд ли стоит дороже оплаты услуг бригады строителей. Наймете бригаду — все равно проведете полтора года на стройке, зато к новоселью подойдете с долгами или в лучшем случае полностью потратите на дом свою квартиру.

Почему не строят сами? Уверены, что это долго и сложно. Но построить дом 80 кв. м можно за два строительных сезона. Или за полтора года. Для этого даже не нужно жить на участке — достаточно приезжать на стройку в выходные и праздники.

Это проверенные временем и тысячами личных примеров сроки размеренного строительства силами самого семейства. Тяжело? А жить вчетвером в однокомнатной квартире не тяжело?

Преимущество самостоятельного строительства в том, что средства на него можно изыскивать постепенно. Раньше я не понимала, откуда у людей такие «деньжищи» на двухэтажные дома. А теперь понимаю.

Во-первых, можно сэкономить на проекте. Для получения разрешения на строительство проект заказывать необязательно — можно самим начертить план дома, фасадов и участка. Этого достаточно. Однако люди по незнанию покупают проекты за 15-20 тыс. руб., потому что проектировщики уверяют, что без проекта строить запрещено. Кто-то, не найдя нужного варианта, даже занимает деньги, чтобы заказать проект архитектору. А это в лучшем случае от 50 тысяч за переделку имеющегося варианта до 500 тысяч за проект «с нуля».

Допустим, у вас есть проект. Вы сами его начертили в одной из бесплатных программ и выставили на суд архитекторов на специализированных форумах. Если у вас есть участок, вы берете свой чертеж и подаете прямо сейчас документы на разрешение на строительство. Это ничего не стоит. Если у вас на участке нет электричества, отправляете в ресурсную компанию заявку на техподключение. Это стоит теперь 590 рублей. И все. У вас еще нет денег, но уже запущено строительство.

Если уже есть участок, можно ранней весной, откладывая в течение нескольких месяцев деньги, поставить забор. Хорошее металлическое ограждение из сетки 3D для небольшого участка обойдется в 50 тысяч с учетом работы. Можно купить за 10 тысяч мотобур с длинным шнеком и поставить забор самим, таким образом затраты сократятся тысяч до сорока. Но у вас останется мотобур, который вам еще пригодится. И 60 тысяч накоплений.

Теперь вы снова копите. Но у же не сто тысяч, а, скажем, двадцать. И на эти деньги спустя два месяца заказываете скважину. Итак: на дворе май, вы по-прежнему живете всей семьей в однокомнатной квартире, но у вас уже есть огороженный участок, вода, разрешение на строительство и скоро будет электричество. И нет, заметьте, никаких долгов: все же для семей в мегаполисах накопить 120 тысяч за год можно.

Больше копить не нужно — следует выставлять квартиру на продажу. И ждать. Можно в это время съездить в отпуск, а можно на сэкономленные деньги приступить к созданию фундамента. Для одноэтажного небольшого дома из газоблоков подойдет свайно-ростверковая конструкция, которая при строительстве своими силами выйдет около 70 тыс. рублей. Мотобур у вас уже есть — бурите потихоньку дыры под заливные бетонные сваи. Набурили? Может, и деньги к этому времени появятся:, тогда вы купите бетономешалку за 10 тысяч и по мере появления свободных средств будете закупать бетон с арматурой. Все!

Даже если вы не продадите квартиру, к осени у вас будет фундамент — чтобы его закончить, достаточно за лето немного подкопить и совсем чуть-чуть занять.

А дальше все просто — ждете продажи квартиры. Если покупателя нет, то строите на имеющиеся деньги.

Газобетонные блоки, клей для них, раствор и арматура для перемычек обойдутся примерно в 170 тыс. рублей. Пиломатериалы для пола и потолка вместе со шпунтованной доской стоят не больше 70 тысяч. Ондулин, утеплитель для крыши и плата помощникам — еще 100 тысяч. Оштукатуривание дома изнутри и снаружи силами профессиональной бригады — порядка 150 тысяч. Остались двери и окна (75 тысяч), инженерные сети (50 тысяч максимум), водонагреватель (10 тысяч) и печка для отопления (50 тысяч). Можно добавить 30 тысяч на кухонный гарнитур и 30 тысяч — на покраску. Все! Осталось 150 тысяч на мебель, сантехнику и переезд. Дом за миллион готов.

Такой же дом, построенный наемными рабочими, будет стоить вам минимум 2,5 млн рублей. И не факт, что он окажется качественней.

Вот, собственно, простой и понятный алгоритм, как переехать из тесной квартиры в загородный дом. Можно не работать самим на участке, а заказать на эти деньги каркасный дом. Можно молодоженам вместо съемной квартиры построить на дачном участке совсем небольшой дом в 35-40 квадратов. В очень качественном исполнении и силами строителей он обойдется в полмиллиона. Половину этих средств можно получить, отказавшись от дорогой свадьбы. Или потратив на дом подаренные молодоженам деньги. Каркасный дом с одной спальней и кухней-гостиной вам построят неспешно за месяц. Можно дождаться новоселья и потом уже поехать в романтическое путешествие. Например, на сэкономленные от аренды квартиры деньги.

Свое жилье в России очень дорого. Но только городское. Дом своими руками — прекрасный вариант для тех, кому надоело жить в тесноте и без каких-либо надежд на светлое будущее. Не понимаю, почему люди так боятся загородного строительства. Я бы на месте государства вкладывала деньги в пропаганду самостроя. Потому что он позволит многим людям самостоятельно решить свои проблемы и почувствовать удовлетворение от жизни. Конечно, государству не нужны самостоятельные независимые граждане, умеющие распоряжаться своим добром и узнавшие, что такое своя земля. Но и десятки миллионов озлобленных от бедности и тесноты ему тоже не приятны. Поэтому всем будет лучше, если люди переедут в недорогие дома, построенные своими руками.

Россия > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > gazeta.ru, 11 января 2018 > № 2452798 Анастасия Миронова


Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 11 января 2018 > № 2452005 Владислав Кочетков

Карта подводных камней. Экономический прогноз для инвестора

Владислав Кочетков

президент ГК «Финам»

2018 год обещает быть непростым, на рынок будет влиять масса разнонаправленных факторов. За каждым из них придется внимательно следить, чтобы не ошибиться и не потерять деньги

С точки зрения макроэкономики 2018 год обещает быть довольно скучным. На сколько-нибудь серьезный экономический рост не рассчитывают, похоже, даже правительственные чиновники. Более того, российская экономика с точки зрения статистических данных практически восстановилась после спада 2014-2015 годов, и эффект низкой базы уже не будет помогать динамике ВВП. Можно, конечно, рассчитывать на рост в районе 2% по итогам года, но для российского рынка, относящегося к категории развивающихся, это едва ли можно назвать достижением.

На рынке нефти поводов для серьезных потрясений также не видно. Два главных фактора — продление соглашения по ограничению добычи ОПЕК+ и возможность роста сланцевой нефтедобычи при повышении цен на сырье — в целом уравновешивают друг друга, поэтому с высокой вероятностью можно ожидать, что котировки нефти марки Brent останутся в текущем диапазоне $55-65 за баррель.

Под влиянием малопредсказуемых факторов, связанных с нестабильностью в нефтедобывающих регионах — на Ближнем Востоке и в Венесуэле, цены могут краткосрочно прыгать вверх-вниз с последующим возвратом в «рабочий» диапазон. Но для общих трендов на финансовых рынках это несущественно.

Стабильные цены на нефть означают и стабильный рубль. Мы прогнозируем курс рубля в 2018 году в диапазоне 56-61 рублей за доллар и 65-71 рублей за евро. Для российской валюты это довольно узкий диапазон, который, впрочем, может расширяться под влиянием внешнеполитических (в частности, санкционных) новостей.

Показатели инфляции в России останутся на текущих низких уровнях. В условиях околонулевых показателей экономического роста трудно ожидать резкого скачка инфляции с выходом за обозначенный Центробанком целевой уровень в 4%. Это, в свою очередь, означает, что Банк России может продолжить политику постепенного снижения ключевой ставки, хотя и не столь высокими темпами, как в 2017 году. По нашим ожиданиям, в конце года ключевая ставка будет на уровне 7% годовых.

Решения для инвестора

В таких предсказуемых условиях основные инвестиционные идеи также весьма очевидны. Во-первых, стоит обратить внимание на рынок рублевых облигаций. Эти бумаги сохранят свою привлекательность за счет продолжающегося снижения ставок по депозитам. Обычно доходность банковских вкладов следует за ключевой ставкой ЦБ с лагом в несколько месяцев.

Это значит, что несколько последних решений Центробанка о снижении ставки еще не отыграны, не говоря уже о будущих. Между тем доходности рублевых бондов, особенно корпоративных, пока еще довольно высоки.

Валютные облигации российских эмитентов сейчас выглядят менее интересными, особенно при сценарии стабильной нефти и крепкого рубля. Как в номинальном выражении, так и с точки зрения спредов к базовым активам текущие ставки по долларовым российским суверенным евробондам сейчас находятся вблизи исторических минимумов.

Так что в базовом сценарии можно ожидать, что текущий диапазон доходностей (2,5-5,0%) по суверенным российским евробондам в 2018 году будет сохранен. Вложения в валютные облигации, впрочем, интересны в долгосрочной перспективе — в расчете на рост экономики США и еврозоны и, соответственно, укрепление доллара и евро.

Во-вторых, в этом году по-прежнему интересны дивидендные акции. Логика здесь следующая — в условиях низкого экономического роста трудно рассчитывать на уверенное повышение котировок акций компаний. Но низкие темпы роста одновременно означают и низкий спрос в экономике. В такой ситуации компаниям нет особого смысла инвестировать в развитие, что является хорошим аргументом в пользу увеличения дивидендных выплат.

Тихие омуты

Впрочем, гладко все бывает только на бумаге. Уже сейчас очевидно, что в 2018 году может произойти ряд событий, которые могут вызвать всплеск волатильности на финансовых рынках.

В России главным событием года станут выборы президента в марте. Принято считать, что в силу явной предсказуемости результата они мало повлияют на финансовые рынки — разве что на рынке акций мы увидим небольшой кратковременный скачок котировок. Но здесь важны и сопутствующие выборам события.

Прежде всего это традиционный рост социальных расходов и выплат бюджетникам в предвыборный период. Часть таких мер — индексация зарплат, пенсий и льгот — уже анонсирована. Такие денежные вливания, вкупе с довольно быстрым ростом потребительского кредитования, чреваты ускорением инфляции. В этом случае мы едва ли увидим какие-либо решения ЦБ по ставкам раньше второй половины года.

А вот на рынке госдолга увеличение бюджетных расходов может привести к падению котировок, поэтому осторожным инвесторам можно рекомендовать формировать портфель из коротких облигаций, которые в наименьшей степени подвержены влиянию текущих колебаний конъюнктуры рынка.

Второй важный момент, связанный с президентскими выборами, — назначение нового правительства. Понятно, что на динамику российской экономики существенно повлияли спад на нефтяном рынке в 2014-2015 годах и введение антироссийских санкций, но она и в относительно удачном 2013 году отнюдь не демонстрировала значимых успехов.

Очевидно, что и бизнес-сообществом, и населением в целом сейчас востребована новая концепция экономического развития. Если же не будет никаких изменений в этом плане, то можно ожидать разочарования инвесторов и распродаж на фондовом рынке. Если же перемены будут действительно существенными и направленными на решение структурных проблем в экономике, то на рынке акций может начаться цикл роста — инвесторы у нас по традиции верят в светлое будущее.

При вложениях в дивидендные акции серьезный фактор неопределенности — дивиденды госкомпаний. В 2017 году они сильно разочаровали инвесторов, поэтому есть ощущение, что в 2018 году регулирование этого вопроса останется в режиме ручного управления. С этой точки зрения менее рискованно, видимо, формировать портфель из бумаг частных эмитентов с хорошей дивидендной историей.

Черные лебеди

Есть также группа рисков, связанная с внешними факторами. Наиболее очевидный — новый пакет санкций США в отношении России, который может быть принят в феврале. В частности, не исключено, что американским инвесторам будет запрещено владеть российским госдолгом. В случае пессимистического сценария, при котором ограничительные меры будут предусматривать полный запрет на владение российским долгом, последствия, на наш взгляд, могут быть весьма негативными для рынка ОФЗ. Если же санкции будут касаться только нового размещаемого долга, распродажа ОФЗ и просадка рынка также состоится, но, по-видимому, это будет краткосрочный эффект.

Еще одна внешняя угроза — возможная коррекция на американском фондовом рынке, который весь 2017 год рос как на дрожжах. Поводом может стать все что угодно. Например, малейшие пробуксовки с налоговой реформой Дональда Трампа — и весь оптимизм инвесторов по ее поводу будет исчерпан. В свою очередь, распродажа акций на западных рынках вызовет и резкое падение котировок бумаг развивающихся стран, включая Россию.

Заранее предугадать форс-мажорные обстоятельства нельзя, но пока серьезных предпосылок для возникновения на рынке в 2018 году каких-то особых крупных рисков не видно. Разве что такая историческая аналогия: 1998 год — дефолт, 2008 год — жесточайший кризис, продолжите ряд… Но это скорее зона ответственности астрологии, а не экономического анализа.

Россия > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > forbes.ru, 11 января 2018 > № 2452005 Владислав Кочетков


Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 4 января 2018 > № 2455828 Олег Мистюк

Глава Киевского инвестагентства: В 2018 запланировано подписание соглашений объемом около $4 млрд на 3-5 лет

Эксклюзивное интервью генерального директора Киевского инвестиционного агентства Олега Мистюка агентству "Интерфакс-Украина"

- На прошлой неделе мы наблюдали борьбу Киева за возможность списания госдолга. Изначально было предложение списать 1 млрд грн в счет стоимости строительства Подольско-Воскресенского моста и 2,6 млрд грн - в счет строительства метро на Виноградарь. Минфин эти 2,6 млрд грн убрал из проекта госбюджета, но депутаты в бюджетном комитете их вернули и даже добавили 300 млн грн на замену освещения в городе.

- Мост нужен. Без него Трам-Трейн (месяцем ранее подписан Меморандум с МФК) останется не в полном формате, соединяя полупетлей Троещину с деловым центром города - через Дарницу и Батыеву Гору до Караваевых дач. С мостом Трам-Трейн стал бы полноценной кольцевой наземной веткой метро, а пассажиропоток вырос бы с 290 тыс. почти до миллиона в день. Это порядком бы разгрузило переполненные существующие ветки метрополитена, не говоря уже о дополнительном комфорте для автомобилистов, пересекающих реку. Но достраивать мост еще 10 лет скоростью $40 млн в год - непозволительная роскошь. Поэтому Кабмину, конечно, спасибо за возможность возобновить строительство моста против списания долга муниципалитета перед Минфином, но с нас никто не снимал задачи найти более быстрое решение вопроса завершения строительства. Особенно с учетом того, что к концу весны уже будет полноценное ТЭО Трам-Трейна, с которым уже можно обращаться к "Укрзализныци" за согласием на использование ее железнодорожных путей в Киеве, а затем - к кредитному комитету IFC за $160-200 млн (большая часть средств пойдет на закупку подвижного состава), проектировать и, наконец, начать реализовывать проект "в железе", хотя бы в виде (пока мост не построен полностью) полукольца.

Возвращаясь к достройке моста, на которую необходимо до $400 млн… Мэр Киева прилагает серьезные усилия, для того чтобы вовлечь Германию и немецких инвесторов в этот проект. Киевское инвестиционное агентство (КИА) тоже не спит. В 2016 году отрабатывали варианты совместить длительную рассрочку от турецких подрядчиков с возможным кредитом от ЕИБ. Но это требует дополнительной госгарантии, что является вопросом приоритетности проекта на уровне государства и МВФ. Там политика ориентирована на поддержку самоокупающихся проектов, коим мост сам по себе не является, если не вводить плату за проезд.

Поэтому КИА пришло к другой идее: совместить потребность достройки моста с другим проектом, одобренным распоряжением КГГА - строительством ультрасовременной энергостанции на основе CFB-технологии с химической очисткой, по самым жестким экологическим стандартам ЕС. С момента строительства ТЭЦ-5 и ТЭЦ-6 в 80-х Киев вырос в разы, многократно увеличилось потребление энергии, особенно в центре города, а инфраструктура изношена и неэффективна. Цель проекта - модернизировать ТЭЦ-6 на Троещине, добавить два блока мощностью 600 МВт, подвести тепло и электричество в центр города, соединить его с энергокольцом вокруг Киева. И все это можно сделать без копейки из городского бюджета, только за счет инвестора, который будет оператором этой новой современной инфраструктуры. Следующая задача - удержать, а по возможности снизить тариф на отопление, улучшить экологическую ситуацию за счет использования лучших мировых технологий теплогенерации. И вместе с тем завершить процесс деиндустриализации Подола, избавившись от ржавых корпусов и труб Станции теплоснабжения-2 в районе Рыбальского острова - сооружения постройки 30-х годов прошлого века - трижды исчерпавшей свой проектный ресурс. Кстати, в Лондоне из подобной энергофабрики получился очень популярный музей современного искусства!

Теперь, чтобы завести тепло от этой новой станции в центр через Днепр, нужны три трубы метрового диаметра, проходящие под мостом, например, Подольско-Воскресенским. То есть мост может быть предусловием. Финансовое моделирование объединенной сделки подтверждает: при тарифе 1200 грн за гигакалорию (на ТЭЦ5/6 сейчас порядка 1400 грн), на инвестора в энергостанцию можно возложить затраты по самостоятельной достройке моста в размере $300 млн за первые два года реализации проекта. Даже при этом инвестору остается вполне ощутимая норма доходности по всей сделке.

Единственный вопрос - кто даст на проект в Украине $1,5 млрд? Над этим сейчас и работаем, ведь системных игроков, способных осуществлять такие масштабные инфраструктурные проекты без госгарантии, вкладывая свои собственные средства, не так уж и много. Будем объединять усилия с офисом Национального инвестиционного совета при президенте Украины.

Как показывает опыт других стран, для появления инвесторов такого масштаба, притока средств в реальный сектор экономики и создания рабочих мест требуются консолидированные усилия всех ключевых лиц государства. В конце концов, давайте дадим себе ответ на вопрос: мы действительно хотим, чтобы в Украину пришли серьезные крупные зарубежные инвесторы?

- Какова позиция "Киевэнерго" как нынешнего оператора энергосистемы Киева? Им нужен приход такого конкурента - ведь эта новая станция будет частная?

- Договор "Киевэнерго" на управление городскими тепловыми сетями истекает 26 апреля 2018 года. После этого ТЭЦ5/6, теплосети с котельными и завод "Энергия" должны вернуться в управление города.

- Это означает, что Киев будет сам заниматься теплохозяйством или будет все же привлечена какая-то частная компания?

- Два года назад я говорил, что прежде чем приглашать инвесторов, нам необходимо убедить их, что Киев долгосрочно может быть надежным партнером. Это упирается в банальные вещи, на которые мы наткнулись еще в 2014 году, работая над этим вопросом с международными консультантами. Сначала вместе с ними, а уже с прошлого года за счет города мы профинансировали годовой отчет муниципалитета, сделанный по международным стандартам. Это еще пока не полноценный аудит, но уже консолидированный отчет, необходимый банкирам и инвесторам для понимания того, как ведет себя город. Без этого невозможно привлечь сотни миллионов долларов, которые требуется вложить в модернизацию теплового хозяйства Киева.

Публичная статистика говорит, что у Киева, наконец-то, с финансами все хорошо, позитивный остаток на казначейском счете, бюджет Киева - профицитный второй год подряд. И теперь международные финансовые организации (МФО) приходят к нам с предложением кредитовать городские проекты.

Но если речь идет о долгосрочных сделках - на 25 лет и более, какой является реновация теплоэнергетики Киева с инвестициями $200-300 млн и выше, то финансирующим банкам необходима полная уверенность в том, что все последующие решения по управлению инвестициями будет принимать квалифицированная команда, понятная этим банкирам. Поэтому изначальная модель, которую мы отрабатывали вместе с IFC и USAID в соответствии с подписанными меморандумом 2015 года, и по итогам всех due diligence и анализа различных сценариев в отношении активов "Киевэнерго", заканчивалась концессионным конкурсом. Предполагалось, что Нацкомиссия регулирования рынка электроэнергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) к концу 2017 года должна была одобрить RAB-методологию для теплоснабжения, которая к тому времени была бы испробована на энергодистрибуции. Но вы сами знаете, в каком сейчас состоянии пребывает НКРЭКУ: со стимулирующим RAB-регулированием пока все осталось на уровне презентаций.

В результате RAB у нас нет, а соответственно, нет понимания прибыльности бизнеса теплоснабжения и теплогенерации для инвестора, что делает рассмотрение вопроса о рациональности инвестирования бессмысленным. Надеюсь, RAB-методология появится через год-полтора, если верить международным донорам - спонсорам проекта по ее разработке, и мы проведем концессионный конкурс через полтора-два года. Но их нужно как-то прожить, так как договор с "Киевэнерго" завершается 27 апреля текущего года.

Поэтому одно из решений, которое мы нащупали и хотим закрепить дополнением к меморандуму с международными партнерами, это сценарий, при котором город 27 апреля забирает на себя активы в теплохозяйстве, которыми сейчас управляет "Киевэнерго", или даже все "Киевэнерго" как компанию-лицензиата. Но забирает с четким с пониманием, что сразу же или в ближайшем будущем будет проведен конкурс по привлечению так называемого management contractor (MC) - операционной команды, которая управляет этим хозяйством на аутсорсе. Отбор этот будет вестись среди именитых европейских, а, может быть, еще азиатских или американских профильных компаний, которые обладают компетенцией в этой сфере. Фактически, это те же самые компании, которых мы активно звали в планируемую концессионную сделку, которую мы сейчас провести не можем не по своей вине. Так что объявим конкурс на MC, выберем лучшего, кто даст больше ноу-хау, сможет эффективно управлять этим хозяйством и получать за это плату.

Одним из критериев эффективности (KPI) будет не возрастание результирующего тарифа. RAB-методология означает некоторое поднятие тарифов за счет включения инвестнадбавки, которая позволит привлекать инвестиции и затем возвращать их за счет тарифа. Это не означает кардинального повышения, как в случае с "Роттердам+". По нашим с IFC расчетам, в случае вложения $300 млн в теплоснабжение Киева тариф мог бы вырасти всего лишь на 7%, что по сравнению с предыдущими подъемами тарифа на 40-60% не столь существенно. Это не такая большая плата за новые трубопроводы и кардинальное сокращение количество аварий.

С другой стороны, эти 7% -- пока виртуальное увеличение тарифа и могут быть компенсированы таким же 7%-ным уменьшением объемов потребляемого газа на ТЭЦ5/6 и сотнях районных котельных за счет этой модернизации. То есть де-факто нетто-эффект может быть нулевым, если эти $300 млн, которые МФО может профинансировать, будут рационально вложены квалифицированной командой. Поэтому и у нас, и у банкиров есть требование, чтобы управлением активов "Киевэнерго" занималась квалифицированная команда.

Повторюсь, банки готовы при условии "белой", проверенной в боях компании-управленца финансировать модернизацию, направленную на повышение энергоэффективности системы централизованного теплоснабжения Киева (между прочим, третьей по величине в мире!). Консультанты определили ее стоимость в $300 млн, "Киевэнерго" - до $600 млн, а в самых ярких инженерных мечтах - до $1 млрд. Стоимость упирается в повышение тарифа: при $300 млн мы вышли на 7%.

- А какова позиция ДТЭК: готовы они отдавать все или только часть? "Киевэнерго" ведь уже объявило о делении на две компании.

- Нынешнее деление - это выполнение требования Третьего энергопакета, и они должны были приступить к этому давно. До 27 апреля, наверное, успеют. Часть электродистрибуции, для которой будет применяться RAB-методология, находится в собственности ДТЭК, и город не имеет к ней отношения.

Электродистрибуции у нас нет, за исключением небольшой части, которую мы планируем продать через инвестконкурс, с привлечением правильных оценщиков, о чем мы начали переговоры с Фондом государственного имущества Украины.

Но отсутствие у города собственной электродистрибуции не несет большой угрозы, так как мы можем брать электричество из кольца, которое идет вокруг города, если сможем сделать проект новой CFB станции. Первая часть проекта - это провести 18 км кабеля на 330 кВ в центр города и поставить в районе Петровки подстанцию, таким образом, обеспечив канал подключения Киева к "кольцу". То есть, появится альтернатива сетям ДТЭКа. К тому же частная элеткродистрибуционная сетка является монополией и четко регулируется НКРЭКУ в части тарифов.

Что касается теплоснабжения, то от решения этой проблемы город так абстрагироваться не может. Эта часть была и есть городской, вернется обратно к нам, и нам нужно принимать решение в ближайшее время. Но при этом, честно говоря, самостоятельно вложить в модернизацию 2-3 млрд грн в следующем году из городского бюджета, без поддержки международных финансовых институтов, мы вряд ли сможем. Таких свободных денег у города просто нет. Поэтому с учетом наличия возможного длинного долгосрочного инфраструктурного финансирования со стороны МФО (которое может прийти вместе с существенной донорской невозвратной помощью из экологических фондов Евросоюза, одним из распорядителей которых выступает ЕБРР, или соответствующих американских и других глобальных фондов охраны окружающей среды), мы создадим максимально либеральные, лояльные и выгодные для города условия прихода такого финансирования.

- Концессионный конкурс будет уже после выборов мэра - в 2019-2020 году?

- В микросценарии хотя бы НКРЭКУ должно заработать. Пока именно это тормозит работу над концессионным тендером. Без этого нам нечего будет предложить участникам конкурса.

- Эксперты и консалтинговые компании утверждают, что инфраструктурные объекты могут стать драйверами развития коммерческой недвижимости в Украине в ближайшие годы. Какую работу ведет КИА по освоению транспортных узлов в качестве площадок для строительства торговых объектов?

- В декабре мы вынесли на инвесткомиссию разработку предпроектных предложений с конкретными локациями и техническими просчетами для коммерческой недвижимости, которая может находиться в пределах или рядом с будущими тремя-четырьмя станциями метро на Виноградарь. "Киевское инвестиционное агентство" занималось тем, чтобы часть бюджета на эти станции возложить на плечи будущего инвестора. Каждая из четырех планируемых станций анализировалась метрополитеном, но при этом мы синхронизировали, каким образом частники не будут мешать, а будут помогать в этом проекте и возьмут на себя часть затрат. Это же касается Львовской Брамы - пытаемся развязать проблему с предыдущим инвестором, который не выполнил своих обязательств, но какие-то деньги в бюджет уплатил. Видя возобновление интереса к транспортно-коммерческим проектам, разогреваем интерес среди институциональных инвесторов, в основном из стран ЕС.

- Какие перспективы строительства четвертой ветки метро в ближайшие годы?

- Если мы говорим о проекте, в котором есть частный инвестор, то есть государственно-частное партнерство, или концессия, то один проект может готовиться 1,5 года. К тому же покупательная способность населения пока еще не настолько высокая и добраться до уровня стоимости билета, как, к примеру, в Варшаве - $1, мы не можем. Поэтому с точки зрения инвестиционной привлекательности к четвертой ветке пока есть вопросы.

- Почему тогда ведутся переговоры с китайцами о финансировании новой линии метро?

- Смотрите, Трам-Трейн - это, по сути, кольцевая ветка, которая подбирает пассажиров, выезжая на трамвайные пути дальних районов Троещины. Кольцо не может заменить радиальную отдельную ветку метро полностью, верно? В данном случае, мы говорим о радиалке от Жулян до Троещины. С точки зрения урбанистики Киев фактически везде по периферии ограничен смежными поселками и, по разным причинам, расширяться не хочет или не будет. Поэтому одно из немногих направлений, где возможно расширение, - это Троещина. Но у нее транспортная проблема. В Киеве достаточно большой приток населения и нагрузка на инфраструктуру, в том числе транспортную, серьезная. Поэтому город пытается балансировать между скоростью и ростом жилой застройки и ремонтом хотя бы существующей инфраструктуры. Мы понимаем, что нужно дать хотя бы два новых вида транспорта, но они должны быть самоокупаемыми. Даже если предположим, что стоимость проезда будет 10 грн, то умножив на потенциальных 300 тыс. пассажиров на новой ветке метро за 20 лет получим выручку (без учета затрат) меньшей, чем минимальные затраты на строительство этой ветки. С точки зрения экономики проект будет убыточный.

- То есть, в проекте с китайцами платить будет только город Киев?

- Если он состоится, да. Частично это ляжет на плечи горожан, которые будут пользоваться этим видом транспорта. Но надо посмотреть, а потянет ли бюджет, или может госбюджет присоединится к этому инфраструктурному проекту, который даст приток инвестиций в экономику почти $2 млрд? Украине нужно разогнаться на пару-тройку миллиардов желательно самоокупающихся проектов, чтобы увидеть эффект на всеукраинском ВВП. В настоящее время это могут сделать немногие учреждения - госбанки, муниципалитеты, крупнейшие госкомпании.

- В таком случае будет смысл в строительстве индустриального парка "Киевская бизнес-гавань"?

- Именно. Мы проконсультировались не только с голландцами, не только с корейцами, но даже с гаитянами. В Гаити за средства инвесторов построен один из самых инновационных технопарков стоимостью $2 млрд. Когда они узнали, что мы на Троещине на 270 га хотим строить, они выразили огромную заинтересованность. Они нам посоветовали разместить индустриальную зону максимально близко к теплостанции, которая вырабатывает пар. Большое количество новых индустрий, легкая промышленность, производство пластика и обуви используют не электричество, а именно пар. Поэтому я сейчас пытаюсь максимально отработать с корейским "Эксимбанком" возможность совместно с ЕБРР профинансировать участие в этом проекте одного из потенциальных инвесторов - Posco Daewoo. Одновременно повторно просим корейское правительство профинансировать наш бизнес-план.

- Какие перспективы увидеть в ближайшее время в столице качественную трансформацию промышленных зон, к примеру, какова судьба Телички?

- Если город в стране с развитой экономикой видит спрос от глобального инвестора, способного оперировать суммами по $1 млрд в год, он должен оперативно найти ресурсы для того, чтобы за 1-3 года выкупить и вернуть в коммунальную собственность земельный участок, изучить, как объект вписывается в урбанистику, провести коммуникации, и тогда предложить сделку такому инвестору. На Теличке находится 14 арендаторов, собрать их в одну сделку достаточно тяжело.

По украинскому законодательству вся процедура по принудительному выкупу территории занимает три года. Тем не менее, за 2017 год два инвестора обозначенного масштаба проявили интерес к тому, чтобы сделать новый район в Киеве, и намерены заняться этим в 2018 году. На Теличке есть замороженная станция метро и практически каждый с 14 арендаторов земли нашел, куда переехать, включая даже "Ковальскую". Они уже готовы к переезду, но де-факто он еще не произошел.

- Вы уже говорили, что в Киеве наметился дефицит офисной недвижимости. Как вы видите восстановление этого сектора рынка?

- Город владеет большими площадями: у нас 10,5 млн кв. м недвижимости, половина из которых - больницы, школы и садики, которые никуда не денутся - но примерно 1-2 млн кв. м - потенциально освобождаемые площади.

В прошлом месяце на голосование Киевсовета планировалось вынести одобрение проекта "Єдиної будівлі": сделки по приобретению здания бизнес-центра "Виктори Тауэрс" на Воздухофлотском проспекте (27 этажей, две башни). Сейчас владельцем является выходец из "КДД Групп", проект полностью закредитован государственным Укрэксимбанком. Переезд в это здание позволит консолидировать муниципалитет и освободить центральную часть города от бюрократов с возможным перепрофилированием коммунальных помещений в офисы, в том числе для стартапов, айтишников, малого и среднего бизнеса. Мы вышли на финальную точку в переговорах с собственником и банком по коммерческим условиям относительно финансирования достройки здания. Нам не хватает только решения Киевсовета, которое позволит подписать контракт на $370 млн. В результате этого будет осуществлен вывод 26 департаментов КГГА из центра города, чтобы продать, реконструировать или просто сдать в аренду порядка 160 тыс. кв. м муниципальной недвижимости в условиях растущего спроса на офисную недвижимость в центре Киева. Мы получили предварительное согласие Минфина, что он будет закладывать в бюджет министерств соответствующую статью, позволяющую им арендовать офисы там, где они сочтут нужным. Мы, со своей стороны, сделаем дисконт в нашем новом здании. Уже есть предварительная коммуникация с несколькими министерствами, что они предпочли бы сидеть в бизнес-центре класса А и эффективно взаимодействовать между собой. Общая площадь нового здания составляет 260 тыс. кв. м, арендная - 179 тыс. кв. м. Муниципалитету хватает 40 тыс. кв. м. Город является одним из лучших заемщиков, Укрэксимбанк очень заинтересован в таком сценарии решения проблемы недостроя. Ведь город не только подберет под себя объект, но и решит вопрос с наполняемостью.

- Какова судьба ТРЦ "Республика" в Киеве?

- Как мне сказали в Фонде гарантирования вкладов, есть большие шансы, что сделку по продаже ТРЦ "Республика" подпишут в начале этого года. Фонд в два или три раза снизил начальную цену - до $67-70 млн, что уже достаточно привлекательно для инвестора, готового выкупить за эти деньги, а после вложить еще сотню миллионов долларов в достройку, согласно проекту.

- Какие еще есть интересные проекты, за которые вы готовы взяться?

- Любое ТЭО по индустриальному или инфраструктурному проекту должно иметь мультисценарный анализ. Даже в случае "Єдиної будівлі" мы анализировали три варианта: свежая постройка, репрофайл Телички и здания "Нафтогаза" на Левом берегу.

Мы, кстати, пытаемся работать с "Нафтогазом" по продаже этого непрофильного актива. Не уверен, что у "Нафтогаза" достройка этого здания может быть стратегической задачей в нынешних условиях. Ищем инвестора, который осилит проект: пусть там будет гостиница или что-то другое.

- Видите ли вы заинтересованность со стороны инвесторов в рекреационных проектах Киева?

- В июле 2017 года мы заключили сделку с компанией "А Скай" на $17 млн по строительству мультифункциональной спортивной арены напротив ТРЦ Sky Mall. Функционал здания четко прописан для проведения спортивных соревнований, оно также может использоваться как недостающий Киеву концертный зал.

Планируем презентовать инвестконкурс по строительству канатной дороги с Почтовой площади через Днепр на Труханов остров, стоимостью $21-22 млн. И затем - проект на семь пересадочных станций через Березняки на Русановку. Это позволит горожанам быстро доехать с Русановки или Березняков до Европейской площади. Я подключил к анализу этой сделки один из украинских госбанков, а также мы собираемся попросить IFC рассмотреть, насколько востребован этот проект как транспортной инструмент.

- Расскажите, как обстоит ситуация со строительством сети WiFi компанией Mosquito Mobile в киевском метрополитене? Говорят, собственник компании Александр Адарич прекратил финансирование проекта.

- Да, сделка должна быть пересмотрена и, возможно, даже расторгнута. За последний год Mosquito перестал заниматься расширением из-за финансовых проблем. Александр Адарич рефинансировал за счет своих собственных денег все задолженности проектной компании Mosquito Mobile перед Фидобанком, полностью очистил компанию от банковских долгов, но $5 млн для завершения проекта у него не было. Эту сделку просмотрели с четырьмя инвесторами из Швейцарии, Украины и США, но перепродать ее было непросто.

- А нужен ли WiFi, если уже есть 3G, а скоро будет и 4G-интернет?

- Мы консультировались с операторами на начальных стадиях проекта. По их неформальному утверждению, 3G в закрытых помещениях не работает. 4G может иметь такую же ширину канала, как у WiFi, но посмотрим, чем закончатся аукционы на 4G частоты, которые запланировала НКРСИ на этот год.

Я надеюсь, что на следующую инвесткомиссию придет Mosquito Mobile с подписанным обязывающим соглашением с тем из четырех инвесторов, кто вышел в финал. Стимулирую его завершить проект как можно скорее, но у города, честно говоря, за год терпение уже исчерпано и есть желание самостоятельно закончить проект. Это желание связана с растущей необходимостью развития проекта "Смарт-сити". Если говорить о станциях метрополитена, то это камеры наблюдения. Можно критиковать наш "Смарт-сити", но статистика показывает, что там, где есть камеры, краж немного меньше. У нас в рамках проекта WiFi в метрополитене было условие для инвестора, чтобы он поставил камеры с распознаванием лица. Город постепенно своими камерами приближается к метрополитену, которые инвестор должен был поставить за свой счет.

- На какую общую сумму сделок вы планируете выйти по результатам 2017 года?

- Мы фиксируем более 700 млн грн подписанных сделок, в которых частный инвестор заменил бюджетное ассигнование. Но реально объем инвестиций выше. К примеру, мы заложили уровень инвестиций в строительство больницы 170 млн грн, а де-факто инвестор вложит 1 млрд грн, потому что оборудование стоит гораздо дороже. Поэтому наши сухие формальные 700 млн грн - это далеко за 1,5 млрд грн, которые придут в новые объекты инфраструктуры.

- Каковы планы по инвестициям на следующий год?

- В 2018 году запланировано подписание нескольких десятков соглашений как в сфере недвижимости, так и по системным инфраструктурным проектам, общий объем финансирования которых составит около $4 млрд. Проекты рассчитаны на 3-5 лет.

- Говорят, в КГГА изучается возможность внедрения системы "деньги ходят за ребенком". Может ли она стимулировать приток инвестиций в строительство детских образовательных учреждений?

- Перспективное направление, в котором были сделки в 2017 году, -- это образование: на рынке есть около 50 инвесторов, обозначивших свой интерес в проектах образования в Киеве.

Мы рассматриваем возможность внедрения системы ваучеров. Дело в том, что сейчас только в центральных районах Киева существует спрос, позволяющий инвесторам создать частную школу, тогда как в других районах найти инвестора на строительство школ очень сложно. Школы нужно субсидировать. Мы подсчитали, что затраты на одного ученика составляют около 12 тыс. грн в год. Если частники построят за свои деньги большую школу на 1000 детей, а муниципалитет следующие 15-10 лет будет выделять по 12 млн грн субсидий на бесплатное их обучение, то это существенно расширит круг потенциальных инвесторов. Если у нас будет ваучер, когда "деньги ходят за детьми", мы это сделаем. В городе осталось не так уже много площадок для строительства школ, мы параллельно ищем частных инвесторов и строим школы своими силами.

- Какие достижения КИА за последние три года, которые могут ощутить киевляне?

- За три последних года мы заключили 26 инвестиционных соглашений, в подавляющем большинстве которых частный инвестор взял на себя бюджетные расходы по инфраструктурным объектам столицы. Например, в результате привлеченных инвестиций на строительство нового медицинского центра на безе городской больницы №14 киевляне получат не только современную больницу, - медцентр также обеспечит работой более 450 специалистов, а на лечение будут приезжать даже иностранцы.

- Этот и следующий год прогнозируются достаточно сложными для Украины как в геополитическом измерении, так и с учетом будущих выборов. Как может повлиять политическая конъюнктура на деятельность КИА?

- Местное самоуправление должно быть отделено от политических процессов и ориентироваться исключительно на те достижения, которые полезны для территориальной общины, для горожан.

В последние три года "Киевское инвестиционное агентство" не ориентировалось на политическую конъюнктуру. Мы смогли выстроить системную коммуникацию со всеми без исключения фракциями, представленными в Киевсовете, потому что аргументировали не политической целесообразностью, а мотивировали исключительно экономическими фактами и целесообразностью реализации проектов, которые стоят над политикой и настоящими вызовами, и несут стратегический и необходимый для города характер.

Такая равноудаленность от всех фракций послужила залогом того, что мы продолжаем успешно работать, ведь мы знаем, что инвестиционным банкирам перестают доверять, как только они начинают поддерживать хоть какую-то из политических сил. Поэтому банкиры должны находиться вне политики. Собственно, такое понимание было у мэра Виталия Кличко, когда он пригласил меня возглавить "Киевское инвестиционное агентство".

Украина > Приватизация, инвестиции. Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > interfax.com.ua, 4 января 2018 > № 2455828 Олег Мистюк


Казахстан. США > Финансы, банки > newskaz.ru, 2 января 2018 > № 2451009 Андрей Суставов

Казахстанские банки пережили непростой год: что будет дальше?

2017 год сильно встряхнул банковский сектор, однако закончился год относительно спокойно и даже с позитивными новостями. Но что будет дальше?

Катерина Клеменкова

Самые страшные времена для банков уже позади или банкирам еще расслабляться рано? Об этом разговор с генеральным директором SAS Казахстан Андреем Суставовым.

Неоднозначный эффект банковского кризиса

- В текущем году финансово-кредитные учреждения Казахстана понесли большой убыток. В чем причина? Виновата плачевная ситуация в экономике или банкиры проявили непрофессионализм?

– Я бы объяснял это как экономической ситуацией в стране в целом, так и снижением качества кредитного портфеля при его количественном росте. Вообще ситуацию нельзя оценивать однозначно. По итогам первых девяти месяцев казахстанские банки демонстрировали совокупные убытки более 120 миллиардов тенге, но потом все же вышли на прибыль, хоть раз и в десять меньшую. Тем не менее всего за один месяц – октябрь, собственный капитал БВУ увеличился почти на 5%.

И здесь тут же встает тема управления рисками – я бы не стал называть это непрофессионализмом, скорее банковская система только-только приходит к пониманию, что без продвинутых аналитических инструментов, которые помогут правильно оценить риски, в том числе кредитные, сегодня работать крайне сложно. Казахстанские банки пока делают только первые шаги в этом направлении.

- Рейтинговое агентство S&P, входящее в большую тройку международных рейтинговых агентств, сначала опустило рейтинг банка RBK до дефолтного, а спустя всего лишь месяц подняло. Говорят, что в истории такого еще не было.

– Имидж банка RBK, конечно, пострадал – по словам его нового владельца Владимира Кима, банк стоил ноль и не тенгой больше. Но, с другой стороны, сейчас идет активная работа по очистке кредитного портфеля, а банк обещает сдержать все обязательства, данные вкладчикам – тем более что в оздоровление организации включились Нацбанк и государство. Кстати говоря, примечательно, что в дело спасения банка вовлечены и акционеры – это первый такой случай в практике финрегулятора. На мой взгляд, сейчас репутация банка тоже выстраивается с нуля, и все будет зависеть от успеха этой новой политики. Я бы не исключал ни оптимистического, ни пессимистического сценария, хотя первый, конечно, предпочтительнее для всех, кого коснулась эта ситуация. Так что обновленный RBK вполне может вернуть себе позиции на рынке, но для этого нужна очень серьезная работа и реструктуризация.

- А какие прогнозы на 2018 год? Что ждет казахстанские банки?

– Думаю, что в 2018 году обойдется без серьезных потрясений. Аналитики прогнозируют, что рост ВВП останется примерно на том же уровне, что и в 2017 году, и составит чуть более трех процентов. Скорее всего Нацбанк не будет предпринимать каких-то радикальных мер, а продолжит политику, начатую ранее – в том числе программу по оздоровлению финансового сектора. Серьезных переломов экономической ситуации как в ту, так и в другую сторону ждать не приходится, поэтому все будет зависеть от конкретной политики каждого конкретного банка. Возможно, изменится количество банков, поскольку регулятор явно выражал намерение избавляться от аутсайдеров, но основные чистки уже позади, поэтому и серьезных количественных перемен я бы не ждал. И давайте все-таки не забудем, что в 2018 году вступают в силу требования IFRS9, соответственно, весь этот год внедрялись системы по расчету провизий в соответствии с IFRS9. В следующем году финрегулятор и аудиторы начнут проверять банки, насколько правильно были посчитаны провизии.

- Стресс-тестирование в этом году Нацбанк проводить не стал, значит ли это, что в следующем году продолжится чистка банковского сектора, но уже по результатам стресс-тестов?

– Далеко не факт, что Нацбанк Казахстана решит проводить стресс-тестирование в наступающем году – предполагаю, что продолжатся проверки по стандартной схеме. Нужно принимать во внимание, что Нацбанк отказался от таких мер, скорее всего, потому, что для большей части банков второго уровня стресс-тестирование могло оказаться слишком сильным. По его итогам либо пришлось бы отзывать лицензию более чем у половины из них, либо санировать их, на что в бюджете нет средств. Любой из этих сценариев обернулся бы катастрофой. И в 2018 году вряд ли стоит ожидать радикального укрепления банковской системы – возможно, она будет чувствовать себя увереннее, но поводов для какого-то качественного прорыва − ни внешних, ни внутренних − я пока не вижу.

- Вообще какой эффект, на ваш взгляд, дала программа по оздоровлению финансового рынка, проводимая Нацбанком?

— Хотелось бы, чтобы это было так, но утверждать, что в Казахстане не осталось слабых банков с плохим портфелем явно преждевременно. По данным на конец ноября, программа охватывала пять казахстанских банков, но на рынке гораздо больше организаций, которые нуждаются в поддержке – в том числе и из числа флагманов. Действительно, конечная цель программы – достичь ситуации, когда в стране будет полностью здоровая банковская отрасль без "слабых звеньев", но ее можно достичь в долгосрочной перспективе. Учитывая, что программа стартовала только в середине 2017 года, ждать уже сейчас каких-то качественных перемен слишком преждевременно. Безусловно, программа дает положительный эффект, но пока можно рассуждать в лучшем случае об улучшении портфеля нескольких конкретных банков.

Казахстан. США > Финансы, банки > newskaz.ru, 2 января 2018 > № 2451009 Андрей Суставов


Болгария > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > prian.ru, 1 января 2018 > № 2445918 Полина Стойкова

2017 год оказался лучшим для рынка недвижимости Болгарии за последние 10 лет – мнение

По мнению эксперта компании Bulgarian Properties, повышенному спросу на недвижимость способствовали нулевые процентные ставки по банковским депозитам и низкие процентные ставки по ипотечным кредитам.

Оперативный директор компании Bulgarian Properties Полина Стойкова в интервью «Радио Болгария» заявила: «С 2007-2008 годов на нашем рынке не было столько позитивизма, ощутимого не только в Софии, но и в других крупных городах и курортных центрах страны».

По словам эксперта, самым успешным для отрасли оказался в прошедшем году рынок недвижимости Софии. В столице Болгарии цены на недвижимость выросли на 10-15%, достигнув среднего показателя €1000 за кв.м. Причем самая высокая активность была зафиксирована с весны по июль-август, пишет Русская Болгария.

Полина Стойкова уверена, что низкие процентные ставки по ипотечным кредитам оказали существенное влияние на спрос: «Это весьма серьезный стимул для покупки жилья, так как на данный момент проценты по ипотечным кредитам находятся на исторически низком уровне – порядка около и ниже 4%. С другой стороны, влияние оказали рост доходов и повышенная уверенность людей в сохранении своих рабочих мест.

В таких городах, как София, Пловдив и других областных центрах, экономика стабильна, занятость высока, люди получают более высокие доходы и могут спокойно подумать как о покупке собственного жилья, так и об инвестициях в недвижимость, так как рынок аренды квартир также процветает и может обеспечить неплохие доходы. В городах, утвердившихся как университетские центры, намечается и заметный спрос на аренду квартир со стороны иностранных студентов. Налицо и рост числа иностранных граждан, прибывающих в Болгарию на постоянную работу или по временным проектам. Что также сказывается положительно на рынке аренды недвижимости».

Специалист считает, что в 2017 году был отмечен усиленный интерес и к недвижимости в курортных центрах. Весьма заметен рост числа сделок с недвижимостью в горнолыжных центрах Боровец, Пампорово и Банско, где более низкие цены привлекают внимание людей, желающих инвестировать свои свободные средства.

В окрестностях Банско, например, все еще можно приобрести недвижимость более низкого класса по ценам €210-220 за квадратный метр. «Такая недвижимость весьма привлекательна для людей, покупающих ее для личного потребления и отдыха по выходным дням, учитывая, что Банско практически уже утвердился как круглогодичный курорт. Мы очень надеемся, что в будущем году возрастет интерес болгар и к объектам в приморских районах страны», – прогнозирует Полина Стойкова.

Болгария > Недвижимость, строительство. Финансы, банки > prian.ru, 1 января 2018 > № 2445918 Полина Стойкова


Россия > Агропром. Финансы, банки > kremlin.ru, 29 декабря 2017 > № 2447652 Дмитрий Патрушев

Встреча с главой Россельхозбанка Дмитрием Патрушевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с председателем правления Россельхозбанка Дмитрием Патрушевым. Руководитель банка информировал Президента о результатах работы за текущий год и перспективных проектах по поддержке агропромышленного комплекса.

В.Путин: По результатам работы, про кредитный портфель прошу рассказать и по основным направлениям, прежде всего по поддержке сельского хозяйства.

Знаю, что Вы хотели рассказать про поддержку малых форм на селе. Пожалуйста.

Д.Патрушев: Спасибо Владимир Владимирович!

С Вашего позволения, две презентации отдам. Они рассказывают: первая – по показателям деятельности, вторая презентация рассказывает о тех проектах, которые уже введены в 2017 году и планируются к введению.

Прежде всего разрешите Вас поблагодарить за ту поддержку, которая оказывается Россельхозбанку, и докапитализация, которая остаётся, позволяет нам не снижать объём кредитования экономики, и в первую очередь, конечно, нашего основного контрагента – агропромышленного комплекса.

Хотел бы доложить о результатах, которых мы достигли с начала текущего года. Мы продолжаем инвестировать в реальный сектор экономики. По темпам кредитования мы опережаем рынок. Кредитный портфель Россельхозбанка уже превышает 1 триллион 900 миллиардов рублей.

По кредитованию АПК мы занимаем более 30 процентов всего российского рынка, и кредитный портфель Россельхозбанка в АПК приближается к отметке 1 триллион 200 миллиардов рублей.

Владимир Владимирович, мы остаёмся основным банком, который кредитует сезонные полевые работы. Это то направление кредитования, которое в принципе обеспечивает хороший урожай, который наблюдается в Российской Федерации.

Естественно, хотел бы отметить, что значительный спрос на кредиты со стороны аграриев объясняется очень высоким уровнем государственной поддержки, которая на сегодняшний день есть.

Хотел бы отметить, что очень неплохо работает механизм льготного кредитования, который по Вашему поручению реализуется. По новому механизму сельхозтоваропроизводители получают кредиты по ставке не более пяти процентов годовых.

На наш взгляд, этот механизм очень серьёзно снижает издержки для агробизнеса. Мы активно участвуем в кредитовании в рамках этого механизма.

Россия > Агропром. Финансы, банки > kremlin.ru, 29 декабря 2017 > № 2447652 Дмитрий Патрушев


Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 29 декабря 2017 > № 2443340 Айгуль Ибраева

Главные финансовые новости Казахстана в 2017 году

Айгуль ИБРАЕВА

Уходящий год для Казахстана эксперты характеризуют как стабильный, с улучшением показателей в сравнении с 2015–2016 годами, чему способствовал рост сырьевого сектора. Для финансового сектора страны год был достаточно оживленным и насыщенным рядом как положительных событий, так и не очень. БВУ запомнились процессами консолидации, IPO и программой поддержки со стороны государства. Вспомним наиболее яркие финансовые события 2017 года, произошедшие в Казахстане.

Ускорение роста экономики в 2017 году обусловлено внешними благоприятными условиями. К примеру, цены на нефть и металлы выросли на 25% в сравнении с прошлым годом, ставки на международном рынке заимствований сохраняются на минимумах, отмечает старший аналитик департамента исследований Halyk Finance Асан Курманбеков.

Эксперт указывает, что добыча нефти на Кашагане способствовала общему росту добычи в Казахстане на 10% в текущем году. Курс тенге относительно доллара США, несмотря на ослабление, с середины лета находится в среднем на 5% выше прошлогоднего уровня. Инфляция хоть и высокая, но немного ниже показателя 2016 года. Внутреннее потребление демонстрирует хорошие показатели: инвестиции за 11 месяцев выросли на 5,7%, торговля – на 2,8%. Инвестиции за счет госсредств достигают 2% от ВВП, что также поддерживает восстановление экономики. Показатели госбюджета относительно неплохие – без учета разового выделения средств на оздоровление банков, дефицит госбюджета на низком уровне. Рост экономики оценивается брокером на уровне 3,5–4% в текущем году.

«В то же время пока нельзя сказать, что экономика перестроилась и снизила свою долговременную зависимость от сырья. Возобновившийся рост экономики не является устойчивым, инвестиции хорошо растут в сельском хозяйстве, обрабатывающей отрасли, сфере услуг, но по-прежнему более трети их объема направлено в сырьевой сектор. На рынке труда ситуация выправляется, но крайне медленно: доля самозанятых составляет 25% от общего числа занятых, заработные платы падают третий год подряд», – говорит Асан Курманбеков.

Исполнительный директор Казахстанской ассоциации ФинТех Ерлан Смайлов придерживается схожего мнения. «Тот статистический рост, который озвучивает правительство, достигнут за счет роста сырьевого сектора. Изменений в структуре экономики не происходит», – уверен эксперт.

Определенные положительные перспективы роста закладывает принятая программа «Цифровой Казахстан» и курс на цифровизацию экономики. Правильная имплементация – новые правила игры, учитывающие специфику диджитализации как части эволюционного изменения человеческой цивилизации, смогут стать базой роста экономики. В том числе драйвером несырьевого роста уже сегодня становится финтех, то есть развитие новых финансовых технологий. Это наступившее будущее несет плюсы и для экономики, и для государства, и, главное, для жителей страны, считает Ерлан Смайлов.

«На официальном уровне говорят о росте экономики. Возможно, так и есть. Но вместе с тем, не вдаваясь в экономические показатели, скажем, что в этом году мы выделили не один триллион тенге на поддержку банковского сектора. Говоря доступным языком, государство средства из Национального фонда взяло и дало банкам. Причем отдельные банки, мягко говоря, свои деньги промотали. За счет этой безвозмездной помощи и ежегодных гарантированных трансфертов накопления Национального фонда составили $56 млрд, хотя еще в 2014 году эта цифра составляла $76 млрд. Поэтому данные уходящего года не дают оснований для позитива», – считает политолог Казбек Бейсебаев.

Топ-15 новостей 2017 года в финансовом секторе Казахстана

1. Tengri Bank и Capital Bank Kazakhstan заявили о намерении объединиться

2017 год запомнился банковскому сектору Казахстана прежде всего консолидационными процессами среди БВУ. Первыми желание объединиться озвучили АО Tengri Bank и АО Capital Bank Kazakhstan, которые 15 марта 2017 года подписали меморандум о намерениях объединения.

«Объединенный банк значительно упрочит свои позиции на финансовом рынке Республики Казахстан. Консолидированный капитал банков составит 43,2 млрд тенге, что позволит подняться на 17-е место в рейтинге БВУ. Норматив достаточности капитала объединенного банка достигнет 19%, что выше минимально допустимого в 2,4 раза», – отметили в Tengri Bank.

Оба банка в настоящее время занимают небольшую долю на рынке. Слияние финансовых институтов планировалось провести в начале 2018 года, однако позже процесс был отложен на неопределенное время.

2. Цеснабанк стал крупным акционером БЦК

Процесс укрупнения отечественных банков продолжился. В феврале текущего года Цеснабанк и Банк ЦентрКредит сделали совместное заявление о проведении переговоров по покупке акций. Нацбанк РК предоставил разрешение АО «Цеснабанк», датированное 7 апреля 2017 года, на значительное участие в уставном капитале БЦК, а также дал согласие на приобретение статуса банковского холдинга.

20 апреля 2017 акционер Банка ЦентрКредит южнокорейский KOOKMIN BANK Co. Ltd, владеющий долей 41,93% от общего количества размещенных банком акций, продал в полном объеме акции банка Бахытбеку Байсеитову (председатель совета директоров БЦК), АО «Цеснабанк» и АО «Финансовый холдинг «Цесна».

3. Более 70 млрд тенге активов ЕНПФ в Международном банке Азербайджана под угрозой

13 мая 2017 года стало известно, что Международный банк Азербайджана подал заявление о банкротстве в американcкий суд. Причиной этого является желание реструктуризировать долг в размере $3,3 млрд. 71,3 млрд тенге активов ЕНПФ было вложено в финансовый институт.

Позже управляющий Международным финансовым центром «Астана» Кайрат Келимбетов пообещал с процентами вернуть пенсионные средства казахстанцев из МБА.

«...Деньги в полном объеме будут возвращены в Единый накопительный пенсионный фонд по специальной схеме. Теперь основным должником будет правительство Азербайджана. Это все равно что мы в октябре 2014 года купили еврооблигации со ставкой 4% на 18 лет», – сказал Кайрат Келимбетов.

4. Инвестиционная компания АО «Фридом Финанс» выкупила конкурента АО «Асыл-Инвест»

Впервые в Казахстане среди компаний, предоставляющих брокерские услуги, состоялась сделка по присоединению: 16 мая 2017 года между акционерами компаний было подписано решение о присоединении АО «Асыл-Инвест» к АО «Фридом Финанс».

«У нас началось слияние с АО «Асыл-Инвест». Мы закрываем сделку покупки нашего конкурента. Вместе с компанией «Асыл-Инвест» общее количество счетов у нас в Казахстане составит почти 47 тыс. Из них 30 тыс., которые нам удалось наработать самостоятельно, и 16 тыс. счетов «Асыл-Инвест», которые мы сейчас прикупили вместе с этой частью бизнеса», – рассказал генеральный директор ИК «Фридом Финанс» Тимур Турлов в ходе встречи с журналистами в Астане.

Сегодня «Фридом Финанс» является крупнейшей инвесткомпанией на рынке. По состоянию на 1 декабря 2017 года активы брокера оцениваются в 65,51 млрд тенге, что соответствует 37,3% совокупного объема активов сектора.

5. Казинвестбанк передал свои активы и обязательства Альфа-Банку

19 мая 2017 года между АО ДБ «Альфа-Банк» и временной администрацией АО «Казинвестбанк» заключен договор об одновременной передаче активов и обязательств Казинвестбанка. Данный механизм спасения вкладов депозиторов банка в истории Казахстана был применен впервые.

По итогам проделанной работы Альфа-Банк забирает из Казинвестбанка обязательства перед физическими лицами на сумму 7,8 млрд тенге, депозиты юридических лиц – на сумму от 6 до 8 млрд тенге и пенсионные средства ЕНПФ – на 3,2 млрд тенге. Дополнительно к перечисленным обязательствам Альфа-Банк берет займы с ограниченным потенциалом возвратности на сумму 6 млрд. При этом общая сумма займов заявителей, откликнувшихся на разосланную Альфа-Банком оферту, составляет более 40 млрд тенге.

Напомним, что 26 декабря 2016 года было принято решение о лишении Казинвестбанка лицензии на проведение банковских и иных операций и деятельности на рынке ценных бумаг.

6. Нацбанк запустил программу по продаже золотых слитков населению

31 мая 2017 года в Казахстане стартовала программа по продаже и выкупу мерных слитков аффинированного золота для населения.

В сентябре 2016 года на расширенном заседании правительства с участием главы государства Национальный банк обозначил, что золотые слитки могут стать для граждан Казахстана новым инструментом для осуществления инвестиций и накопления сбережений. Золотые слитки 999,9 пробы изготовлены Казахстанским монетным двором и представлены в четырех разновидностях: 10, 20, 50 и 100 грамм. Слитки можно приобрести в Народном банке Казахстана, Евразийском банке, Цеснабанке и Казкоммерцбанке.

По данным Нацбанка, к декабрю текущего года наибольший спрос на золотые слитки наблюдается в Алматы (56% от скупщиков), Астане (20%) и Усть-Каменогорске (7%). Всего, как отмечается в сообщении, в рамках программы с 31 мая по 1 декабря 2017 года казахстанцы купили 1485 золотых слитков общим весом 51,6 килограмма.

Недавно стало известно, что в скором времени у небанковских обменных пунктов появится право на покупку и продажу аффинированного золота в слитках, выпущенного Национальным банком.

7. Halyk Bank подписал соглашение о продаже 60% доли в АО Altyn Bank

7 июня 2017 года АО «Народный банк Казахстана» подписало соглашение с China CITIC Bank Corporation Limited и China Shuangwei Investment Co., Ltd. о продаже 60% в акционерном капитале АО Altyn Bank, дочерней организации, принадлежащей Народному банку.

Доля China CITIC Bank Corporation Limited составляет 50,1%, доля China Shuangwei Investment Co – 9,9%. Завершение транзакции ожидалось в течение второй половины 2017 года. По состоянию на 1 октября 2017 года Народный банк остается единственным акционером Altyn Bank.

8. АО «Банк Астаны» вышло на IPO на KASE

30 июня 2017 года состоялось открытие торгов простыми акциями АО «Банк Астаны». По словам председателя правления банка Искендера Майлибаева, итоговые цифры превысили все ожидания.

Индикативная цена IPO составила 1150 тенге за акцию. Первоначальное количество размещаемых акций – 2,1 млн штук, объем размещения – 2,5 млрд тенге. Однако в связи с большим спросом инвесторов количество размещаемых акций было увеличено до 5,6 млн штук на общую сумму 6,5 млрд тенге.

К тому же 14 декабря текущего года Банк Астаны провел успешное SPO на Московской бирже в целях привлечения иностранного капитала. Было размещено 2 881 835 акций нового выпуска Банка Астаны, цена размещения была определена на уровне 215 рублей за штуку. К моменту открытия торгов рыночная цена составила 234,95 рубля.

Маркетмейкером обоих публичных предложений выступила ИК «Фридом Финанс», которая имеет успешный опыт андеррайтинга и брокерской деятельности на российских и зарубежных площадках.

9. БТА Банк погасил долг перед Казкомом

АО «Казкоммерцбанк» сообщило, что 3 июля 2017 года АО «БТА Банк» произвело погашение задолженности по займу, предоставленному АО «БТА Банк» Казкоммерцбанком на сумму 2,4 трлн тенге. По остатку задолженности в размере 64,8 млрд тенге банком было произведено списание за счет сформированных провизий.

Таким образом, по состоянию на 3 июля 2017 года задолженность АО «БТА Банк» перед Казкомом погашена в полном объеме. В результате активы ККБ существенно сократились, при этом за III квартал текущего года уровень NPL в банке вырос с 14,0 до 40,3%, за три месяца объем кредитов с просрочкой более 90 дней увеличился на 81,73 млрд тенге, до 570,87 млрд тенге.

10. Народный банк выкупил акции Qazkom

5 июля 2017 года стало известно о завершении сделок по приобретению АО «Народный банк Казахстана» пакетов акций Казкоммерцбанка, принадлежащих Кенесу Хамитовичу Ракишеву и АО «Фонд национального благосостояния «Самрук-Қазына», в соответствии с договорами купли-продажи, заключенными 15 июня 2017 года.

По результатам завершения вышеуказанных сделок купли-продажи по состоянию на 5 июля 2017 года Народный банк является держателем 96,81% простых акций Казкоммерцбанка.

11. Нацбанк РК снизил ставку до 10,25%

21 августа 2017 года Национальный банк Республики Казахстан принял решение снизить базовую ставку до 10,25% с коридором ±1%. Годовая инфляция продолжила замедление и находится в целевом коридоре, а траектория ее снижения соответствует прогнозным оценкам Национального банка.

Смягчение денежно-кредитных условий обусловлено как стабильным уровнем инфляционных ожиданий и стабилизацией ситуации на сырьевых рынках, так и прогнозами по дальнейшему снижению уровня инфляции в среднесрочном периоде.

Ранее, в июле текущего года, базовая ставка была снижена с 11 до 10,5%. Тогда председатель Нацбанка Данияр Акишев напомнил, что 10 апреля 2017 года Национальный банк обозначил возможность снижения базовой ставки. «Условия, при которых ставка могла быть снижена, подтвердились. Более того, восстановление внутренней экономики происходит более быстрыми, чем ожидалось, темпами, – сказал глава НБ РК. – Решение о снижении ставки отражает оптимальный баланс рисков для экономики, связанных как с реакцией внутреннего рынка на денежно-кредитную политику, так и с внешними шоками, наиболее решающими из которых остаются цена на нефть и политика обменного курса крупнейших торговых партнеров Казахстана».

12. Bank RBK ограничил выдачу наличности клиентам

10 октября 2017 года Bank RBK ограничил выдачу денег суммой в 50 тыс. тенге в сутки, что получило широкую огласку в СМИ. С этого проблемы банка только начались.

Чуть позже на сайте KASE была размещена информация о том, что Bank RBK было получено исковое заявление о взыскании денежных средств по договору банковского вклада. Тогда же, 20 октября, стало известно, что в отношении Bank RBK Нацбанком РК была применена ограниченная мера воздействия в виде письменного предписания.

Вскоре акционеры Qazaq Banki заявили о прекращении процедуры слияния с АО Bank RBK. Решать вопрос по ситуации с Bank RBK пришлось НБ РК.

«Правительство совместно с Национальным банком, с квазигосударственными холдингами выработало вариант оздоровления банка, который заключается в следующем. Проблемный портфель банка, который оценивается в 600 млрд тенге, будет передан в специализированную компанию, которая не будет иметь прямого отношения к банку. Соответственно, банк проведет очищение от проблемного портфеля», – рассказал глава Нацбанка Данияр Акишев 7 ноября 2017 года.

В рамках обязательств, принятых новым инвестором, капитализация банка дополнительными средствами со стороны инвесторов составила порядка 160 млрд тенге. Поддержка со стороны Национального банка в виде субординированного займа составила около 240 млрд тенге.

13. Нацбанк выделил 410 млрд тенге четырем банкам в рамках оздоровления системы

18 октября 2017 года глава Национального банка Данияр Акишев сообщил, что в рамках реализации программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора в сентябре и октябре текущего года Национальным банком одобрено участие в программе четырех банков второго уровня – АО «АТФБанк», АО «Евразийский банк», АО «Цеснабанк» и АО «Банк ЦентрКредит» – на общую сумму 410 млрд тенге.

«Указанные банки и их крупные акционеры представили планы мероприятий по повышению финансовой устойчивости, улучшению качества активов и снижению уровня неработающих кредитов, а также письменные обязательства по докапитализации банка», – сказал г-н Акишев.

14. АО Delta Bank лишено лицензий

Delta Bank практически в течение всего года был лишен лицензии на проведение банковских и иных операций.

Постановлением правления НБ РК с 22 мая 2017 года было приостановлено действие лицензии на прием депозитов физических и юридических лиц, открытие банковских счетов физических и юридических лиц АО Delta Bank сроком до 15 июня 2017 года включительно. Следующий «срок» банку был приписан с 21 июня по 3 августа 2017 года включительно.

А с 3 ноября текущего года наряду с лишением лицензии на проведение банковских и иных операций и деятельности на рынке ценных бумаг банку назначена временная администрация, к которой перешли полномочия всех органов управления банка и которая будет действовать до назначения судом ликвидационной комиссии. Таким образом, Нацбанк намерен ликвидировать АО Delta Bank через суд.

15. Qazkom присоединят к Halyk Bank

15 декабря 2017 года стало известно, что АО «Казкоммерцбанк» планируется присоединить к АО «Народный банк Казахстана». Как отмечается в распространенном сообщении, решение об интеграции двух банков путем присоединения Qazkom к Halyk Bank одобрил совет директоров Народного банка.

Процедура присоединения будет осуществлена после прохождения всех необходимых процедур, включая соответствующее согласование с регулирующими органами.

На начало декабря текущего года активы Народного банка Казахстана составили 4,85 трлн тенге, Казкоммерцбанка – 3,44 трлн тенге. Капитализация двух крупнейших финансовых институтов (8,29 трлн тенге) составляет треть совокупного объема активов банковского сектора страны.

Казахстан > Финансы, банки > kursiv.kz, 29 декабря 2017 > № 2443340 Айгуль Ибраева


Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 28 декабря 2017 > № 2445763 Антон Силуанов

Министр финансов Антон Силуанов принял участие в Заседании Госсовета по вопросам повышения инвестиционной привлекательности регионов

Силуанов Антон Германович

Министр финансов Российской Федерации

А.Силуанов: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Очевидно, что инвестиционный климат страны формируется в регионах. Это вопросы инфраструктуры, налоговых режимов, оперативности решения вопросов открытия и ведения бизнеса, подключения к сетям и так далее.

Много зависит и от инициативы руководства регионов. Есть большая разница между субъектами, где губернатор и его команда занимаются поиском инвесторов по России, по всему миру, создают инвестиционный климат на территории, и наоборот, где в основном занятия сводятся к тому, чтобы получить побольше финансовой помощи из федерального центра. Поэтому на федеральном уровне вводятся инструменты мотивации субъектов Российской Федерации развивать такие инвестиционные режимы у себя в регионах.

Что имеется в виду? Это и гранты, которые федеральный центр направляет субъектам за достижение показателей, в том числе по росту инвестиций, созданию новых рабочих мест, росту валового регионального продукта. Это и возврат налога на прибыль, который зачисляется в федеральный бюджет в части прироста налога на прибыль тем субъектам, которые показали в отчётном финансовом году прирост по этому показателю, то есть, по сути дела, обеспечили инвестиционную активность.

Это и учёт в расчёте финансовой помощи так называемых налоговых расходов или льгот, которые субъекты Российской Федерации предоставляют, и те льготы, которые по нашим критериям попадают под показатели эффективных льгот, они как раз будут учитываться на неснижение финансовой помощи из федерального центра. С 2018 года вводится у нас дополнительный налоговый стимул для инвестирования.

Это и инвестиционная налоговая льгота, законодательство принято. Теперь субъекты Российской Федерации могут принимать решение о предоставлении такой преференции по налогу на прибыль в части новых инвестиций. То есть новые инвестиции, по сути дела, будут вычитаться из-под налогооблагаемой базы по налогу на прибыль: это и так называемый специнвестконтракт в новом формате для инвестиций крупных инвесторов – более миллиарда рублей – создаются особые условия неизменения налогового законодательства, особые условия стабильных инфраструктурных решений, а также льготного порядка налогообложения; это и субсидии субъектам Российской Федерации на развитие промпарков за счёт тех доходов, которые поступают в федеральный бюджет из этих промпарков (они возвращаются субъектам Российской Федерации на компенсацию этих затрат), да и целый ряд других инструментов у нас есть. Этим просто надо пользоваться. К сожалению, мы видим, что не все регионы просто это принимают во внимание в рамках своей деятельности.

И конечно, бюджетная политика. Владимир Владимирович, Вы уже об этом говорили, что действительно составление заведомо нереалистичных бюджетов, невыполнение взятых обязательств по соглашениям, невыполнение обязательств, взятых по инфраструктурным проектам, а также скрытая кредиторская задолженность, которая вдруг выясняется, когда пришли новые губернаторы, – всё это создаёт условия недоверия и нежелание вкладывать деньги в том или ином регионе, где существует такая безответственная финансовая политика.

В последние годы как раз работа Министерства была направлена на наведение порядка в региональных финансах. Мы заключали соглашения о параметрах бюджета, о долге как условии предоставления финансовой помощи и кредитов, договаривались об ответственной финансовой политике при реструктуризации кредитов. Докладываю, что сегодня из 78 субъектов Российской Федерации, которые могут заключить соглашение по реструктуризации кредитов, 74 региона уже обратились, и мы до конца года заключим такие соглашения. Четыре субъекта, исходя из незначительности сумм, пока не обратились к Министерству финансов. Возможно, по ним не будет осуществлена реструктуризация, поскольку это, ещё раз говорю, абсолютно некритично для бюджетов таких регионов.

Хотелось бы обратить внимание субъектов Российской Федерации на необходимость соблюдения взятых на себя обязательств при заключении такого рода соглашений. У нас есть прецеденты, когда заключались соглашения о кредитах, о финансовой помощи. Три-четыре раза мы видим их невыполнение, то есть такое систематическое невыполнение своих обязательств. Как такое может быть? В этих условиях, конечно, говорить об инвестиционной привлекательности невозможно. И в таких субъектах мы вводим казначейское сопровождение расходов. Но разве это дело, когда в субъекте казначейское сопровождение, то есть, по сути дела, казначейство само определяет приоритеты, что в первую очередь финансировать, что – во вторую, что – в третью? В такие регионы явно инвестор пойдёт без удовольствия.

Какое резюме? Инструменты для инвестирования есть. Их необходимо просто задействовать. Правительство будет жёстче спрашивать с руководства субъектов Российской Федерации за создание предпринимательской среды. И конечно, реалистичность и сбалансированность бюджета и снижение долга и такая устойчивость финансовой политики – это залог доверия и успеха, залог инвестиционной привлекательности субъекта Российской Федерации. Это обязательно надо учитывать.

В.Путин: Благодарю Вас.

Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 28 декабря 2017 > № 2445763 Антон Силуанов


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440715 Алексей Панферов

Хороший или плохой: как правильно оценить состояния банка

Алексей Панферов

Заместитель председателя правления Совкомбанка

Хотелось бы услышать от ЦБ, пусть даже без конкретных имен, что в российской банковской системе есть не только проблемные, но и успешные игроки

Дискуссия среди экспертов и участников финансового рынка о том, как регулятор должен поддерживать хорошие банки и разбираться с плохими, постоянно заходит в тупик, потому что на рынке нет единодушия по ключевому вопросу: как отделить хороший банк от плохого на основе фундаментальных объективных показателей, а не частных экспертных мнений. На самом деле, все эти показатели и индикаторы используются в методологии всех авторитетных рейтинговых агентств, которые работают с кредитными институтами. В России отсутствие публичного кредитного рейтинга не является неприемлемой ситуацией, и большинство банков не имеют оценок внешних рейтинговых экспертов. В этой связи важно дать определение: что же такое хороший банк и чем он отличается от плохого?

В период высокой турбулентности финансовых рынков кредитный институт должен быть все время готов к быстрой трансформации своей бизнес-модели. Поэтому, прежде всего, хороший — это банк с портфелем активов, который обладает очень высокой степенью ликвидности. Если в нём есть ценные бумаги, то ликвидные в рамках биржевой торговли, если корпоративные кредиты, то клиентам, за которыми гоняются другие банки, если розничные кредиты, то такие, чтобы эти портфели можно было продать с премией, так как при их формировании были зафиксированы определенные операционные затраты.

Формирование подобного портфеля активов — крайне сложная задача для менеджмента на конкурентном банковском рынке, а при наличии крупных игроков, обладающих системным доступом к более дешевой базе пассивов, она ещё больше усложняется. Для реализации поставленных целей необходимы важные компетенции и экспертиза. Во-первых, это чётко сформулированная бизнес модель, опирающаяся на сильные стороны ключевого менеджмента. Во-вторых, обязательным условием работы хорошего банка является квалифицированный и глубокий анализ, понимание природы принимаемых рисков, выстроенная система риск-менеджмента. В-третьих, необходимы идеально отточенные внутренние процедуры, так как это залог снижения операционных рисков и высокой скорости принятия решений. В-четвёртых, чётко выстроенная корпоративная структура с устранённым риском концентрации полномочий у какого-либо бенефициара или менеджера. В-пятых, это категорический отказ от соблазнительного сиюминутного заработка вне сформулированной бизнес-модели. В-шестых, нужна выстроенная система мотивации, удерживающая ключевой менеджмент и снижающая текущие затраты. Ну и, наконец, обязательное и непреложное условие ведения бизнеса в России — системно выстроенное общение со всеми стейкхолдерами: ЦБ, ФНС, профильные министерства, Дума, Совфед, общественные организации и СРО.

Приходится констатировать тот факт, что подавляющее большинство банков в России не справляются с решением поставленных задач и соблюдением выше описанных азбучных правил ведения финансового бизнеса. Именно это вынуждает их принимать на себя более высокие риски, неподкрепленные дополнительным доходом, заниматься бизнесом связанным с менеджментом или акционерами, а также принимать необдуманные поспешные решения. В итоге это приводит к формированию проблемного портфеля активов, который ложится мертвым грузом на баланс банка, постоянно увеличивается и в итоге превращается в огромный камень на шее, тянущий банк ко дну.

Как доказал опыт развитых стран, неоднократно прошедших финансовые кризисы, главное в этой ситуации – быстрая и решительная расчистка системы регулятором. Затягивание ситуации только усугубляет проблемы. Излишняя толерантность надзорного органа к «недобанкам» лишь развращает их и увеличивает объем токсичных активов в системе. В то же время сохраняющийся долгие годы негативный фон и риторика в прессе пагубно влияют на качественные частные банки; имеет место искажение конкуренции и клиент делает выбор в пользу государственных кредитных учреждений.

К сожалению, приходится констатировать, что подавляющее большинство коммерческих банков сегодня — это безыдейные банки с отрицательным капиталом. Такие банки должны как можно быстрее уйти с рынка потеряв лицензию и не дискредитировать банковскую систему наращивая пул токсичных активов; нарушая обязательства перед кредиторами и вкладчиками.

При этом необходимо отделять бесперспективных игроков от банков с работоспособной бизнес моделью, но испытывающих некоторые трудности с капиталом. Такие кредитные организации могут иметь уникальные компетенции или могут обладать географическими конкурентными преимуществами. Для них целесообразно обеспечить ту или иную форму поддержки. Чтобы ускорить и систематизировать такую работу необходимо принять ряд альтернативных программ по эффективному использованию средств ФКБС с привлечением лидеров частного банковского сектора. Кредитному сообществу как воздух нужен курс на позитивную или нейтрально-позитивную риторику в адрес коммерческих банков. Хотелось бы услышать вслух от ЦБ, что у нас есть частные банки с идеальным качеством активов и с полностью устраивающей регулятора стратегией. Имена не нужны, главное дать понять, что не только в государственных банках есть качественный продукт и гарантированная сохранность вкладов. Такой сигнал сейчас очень нужен.

Большая роль должна быть отведена общественным банковским организациям. Они могут существенно продвинуть диалог частных банков с регулятором, законодательной и исполнительной властью, а также взять на себя часть задач по созданию позитивного новостного фона.

С определенной степенью уверенности можно сказать, что развитие российской банковской системы в будущем будет проходить на фоне дальнейшего увеличения концентрации бизнеса среди крупнейших банков, как через их органический рост, так и через сделки слияний-поглащений, отзывы лицензий и сокращение числа банков. Частные коммерческие банки продолжат жить и конкурировать с госструктурами за счет скорости и эффективности принятия решений, более гибкой бизнес-модели и чуткого реагирования к меняющимся рынкам. Доля госбанков может немного увеличиться в ближайшие пару лет, возможно даже до 75% активов всей банковской системы. Но в дальнейшем их доля будет неминуемо снижаться – рынку нужна здоровая конкуренция.

Банки будут значительно более технологичными, изменится матрица доходов, например, платежи и некоторые другие стандартные услуги станут бесплатными. Ещё долго физическая форма присутствия будет эффективно работать наравне с развитием on-line услуг, а в абсолютном выражении число офф-лайновых точек будет сокращаться, однако, на ближайшую перспективу это будет относиться исключительно к неэффективным решениям с высоким уровнем издержек. Для банков умеющих качественно выстраивать свою сеть это будет дополнительной возможностью для увеличения рыночной доли.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440715 Алексей Панферов


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440702 Андрей Романенко

Шок для ретейла. Сбой онлайн-касс как новогодний подарок операторам рынка

Андрей Романенко

Основатель и генеральный директор компании "Эвотор"

Какие уроки индустрия может извлечь из сбоя работы онлайн-касс, парализовавшего торговые объекты и АЗС по всей стране

Возможно, эта мысль прозвучит для кого-то крамольно, но я считаю, что кассовый сбой, произошедший на прошлой неделе, – это событие позитивное. Конечно, всё случилось очень не вовремя – ночь, разгар подготовки к праздникам, но разве для таких событий бывает «правильное время»?!

Такое произошло впервые — это уже отличный показатель. Все когда-то случается, а данный инцидент произошел далеко не в первый месяц с момента запуска онлайн-касс. Мы работаем на совсем молодом рынке — по сути, индустрия начала свое развитие в июле 2017 года и совершенно неизбежно, что когда-то подобного рода инцидент должен был произойти.

В масштабах всего российского ритейла он был не таким уж и существенным, как могло показаться тем, кто слушал в этот день радио и смотрел телевизор. Да, некоторые магазины и торговые точки растерялись, не зная, как себя вести, приостановили торговлю и в итоге понесли потери, но их было не так много.

И последнее — это был всего лишь технический сбой, который удалось быстро устранить. Но зато теперь у нас есть прецедент, кейс, из которого мы можем извлечь уроки, которые для рынка очень важны и принять все возможные превентивные меры.

Есть обстоятельства, в которых мы существуем, которые никто уже не изменит, даже если захочет, они не зависят от нас и наших действий. Мы работаем на рынке высоких технологий, которые развиваются с сумасшедшими скоростями и имеют риск сбоев. Цифровизация экономики будет продолжаться, она стремительно движется от крупного бизнеса к среднему, и малому. Мы, в свою очередь, несем ответственность перед своими клиентами-предпринимателями, бизнес которых зависит от наших технологий, и перед конечными покупателями, которые в любой момент времени в любой торговой точке должны иметь возможность приобрести любой товар. Поэтому крайне важно, чтобы все игроки кассового рынка отнеслись к произошедшему как к «благу», возможности увидеть проблемы, которым не уделяли должного внимания, еще активнее всем вместе подумать, что с ними делать, как избежать в будущем, как защитить свой бизнес и бизнес своих партнеров.

Контроль и технологии

От перехода кассового рынка в онлайн и для экономики страны, и для бизнеса есть множество преимуществ. Государству новые технологии позволяют повысить прозрачность и управляемость торговли и экономики в целом, налоговым органам — быстрее и удобнее осуществлять проверки. Для бизнеса это, с одной стороны, сокращение и упрощение проверок, с другой — возможность сбора данных по товарам, ценам, продажам, более качественного анализа, планирования, а также контроля работы персонала.

Но есть и недостатки: кассовый рынок довольно сложно устроен, и когда комплексная система переходит в онлайн, возможно появление технических проблем. Обычно проблемы возникают при обновлении ПО, и тут есть определенный парадокс: 90% ошибок происходит при попытке что-то улучшить, сделать удобнее и совершеннее. У такой ошибки есть свой «жизненный цикл»: она рождается, выходит за пределы внутреннего тестирования, попадает на устройство, клиенты ее фиксируют, идет реакция, разработчик понимает, что произошло, и устраняет ошибку. И базовым принципом минимизации рисков должен быть максимальный контроль на каждом этапе.

Необходимо уделять большое внимание тестированию, тщательно прописывать регламенты и процедуры, которые позволяют «поймать» возможную ошибку на разных стадиях и максимально исключить человеческий фактор. «Заливать» новое ПО не сразу на все терминалы по стране, а партиями, сначала на 100 или 200 в Москве, потом на 1000, потом на 5000, чтобы в случае ошибки можно было ее вовремя увидеть и оперативно устранить, и она не повлияла бы на работу тысяч торговых точек. О работоспособности такой методики мы знаем на собственном опыте работы с многими масштабными проектами, требующими обновления из интернета. Если неправильное офлайн обновление имеет постепенный поток жалоб, то в случае с онлайном все происходит масштабно и мгновенно.

Очень важный инструмент для минимизации рисков сбоев — это постоянный мониторинг и сбор информации с рынка о том, что идет не так. Опять-таки по собственному опыту, знаем, что современные терминалы позволяют ее собирать практически в режиме онлайн — можно построить карту мониторинга работы всех точек. При «заливке» обновлений можно отслеживать работоспособность кассы, точечно выявлять «проблемные кассы» и при возникновении вопросов связываться с владельцем точки. Дополнительно стоит собирать обратную связь от партнеров и конечных пользователей, через прямые контакты, соцсети и отзывы на сайте. Это позволяет реагировать максимально оперативно.

Состояние рынка онлайн-касс можно сравнить со стартапом, потому что он новый, только начал формироваться и развиваться, и все компании, независимо от того, сколько лет они уже существуют и каких высот добились, на этом рынке новички, начавшие с нулевой отметки. И, как и положено стартапу, здесь все происходит очень быстро. Все стараются сделать как можно больше изменений и как можно быстрее их внедрить, чтобы быть лидерами, чтобы выиграть конкуренцию. Это скорее «детские болезни» отрасли, которые в скором времени будут повторяться все реже и реже.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440702 Андрей Романенко


Гуам. Самоа. Евросоюз > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440701 Дмитрий Водчиц

Евросоюз воюет с офшорами. Как меняются правила игры для бизнеса

Дмитрий Водчиц

руководитель налоговой практики компании КСК групп

Эра офшоров приходит к концу, теперь «спрятать» активы станет невозможно. ФНС сможет получать информацию из популярных офшоров уже с осени 2018 года

Евросоюз утвердил черный список офшоров — в него вошло 17 государств. В 2013 году Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) приняла план по противодействию размыванию налогооблагаемой базы и выводу прибыли из-под налогообложения (BEPS – Base Erosion and Profit Shifting). Согласно BEPS, государства должны принимать меры для борьбы с уклонением от уплаты налогов: устранять различия в налогообложении, ужесточать правила о «контролируемых иностранных компаниях», совершенствовать меры по борьбе с налоговыми злоупотреблениями, установить порядок обмена информацией, разработать порядок сбора и анализа информации о размывании налогооблагаемой базы и выводе прибыли из-под налогообложения.

Евросоюз, большинство членов которого входят в ОЭСР, уделяет большое внимание реализации BEPS. 17 стран, которые не принимают достаточных усилий, ЕС включил в список ненадежных офшоров. Эти государства рассматриваются как «серые» зоны, которые можно использовать для отмывания денег и уклонения от уплаты налогов.

В перечень, опубликованный 5 декабря, вошли: Американское Самоа, Бахрейн, Барбадос, Гренада, Гуам, Макао, Маршалловы острова, Монголия, Намибия, Объединенные Арабские Эмираты, Палау, Панама, Самоа, Сент-Люсия, Тринидад и Тобаго, Тунис, Южная Корея. Если какая-то из этих стран предпримет необходимые меры, то в будущем ее исключат из списка. Последствия попадания в список для страны и для бизнеса Государства, попавшие в перечень, скорее всего, не смогут претендовать на получение кредитов от стран Евросоюза. Для предпринимателей, у которых есть бизнес в офшорах, попадание этих стран в список грозит более жесткими условиями налогообложения. Велика вероятность, что ЕС

введет повышенные ставки для выплат в адрес компаний в государствах — членах списка. Тогда аккумулировать доходы в ненадежных юрисдикциях станет невыгодно. В первую очередь речь

идет о выплате роялти, процентов и дивидендов.

В некоторых странах Евросоюза повышенные ставки уже применяются. Например, в Чехии и Португалии при выплатах роялти на офшор из черного списка нужно заплатить в бюджет 35%, при выплате на компанию из белого списка — 15% в Чехии и 25% в Португалии. В Латвии налог при выплатах роялти и дивидендов на компанию из черного списка — 15%, а в остальных случаях – 0%. Существуют также дополнительные налоги при оформлении недвижимости на офшорные компании. Например, в Испании — 3%. У российских предпринимателей популярны офшоры ОАЭ и Панама. Эти юрисдикции используют для формирования в них центра прибыли от товарных операций и вывода дивидендов. В этом

случае налоговые платежи могут сильно возрасти. IT-компании часто переезжают в ОАЭ. У таких фирм могут возникнуть проблемы – платежи за программное обеспечение (услуги или лицензии) будут облагаться налогом в Европе по повышенным ставкам.

Что дальше: как будут развиваться события и что делать? Возможны два варианта развития событий. Первый — страны из черного списка начинают реализовывать положения BEPS и раскрывают информацию. В этом случае о бенефициарах и их доходах станет известно налоговым органам. Второй вариант – бизнес будет платить налоги по повышенным ставкам. Скорее всего, страны из списка рано или поздно начнут раскрывать

информацию. Это общемировой тренд – заграничные бизнес-структуры становятся все более прозрачными.

Что можно посоветовать предпринимателям? Если источник прибыли находится в Европе, офис и юрлицо лучше перенести в оншор из серого или белого списка стран и платить налоги там. Например, это могут быть Кипр или Мальта. Также в черный список не попали и многие офшоры: Белиз, Британские Виргинские острова и др.

Но в этих юрисдикциях невозможно открыть офис и перевести в них штат. Если это сделать, то организация станет налоговым резидентом юрисдикции и ей придется платить в ней налоги. Банки же не принимают на обслуживание компании без офиса присутствия и штата. Поэтому использование офшоров становится все более затруднительным. Ни один надежный европейский банк не откроет счет для компании из страны, вошедшей в черный список.

Если часть бизнес-структуры продолжает оставаться в странах из списка, нужно быть готовым к ограничениям, связанным с трансфертным ценообразованием. Это значит, что налоговые органы могут пересматривать цены сделок внутри группы компаний и ограничивать движение капитала. Уже сейчас банки особое внимание уделяют расчетам с офшорами и проводят дополнительные проверки, а иногда отказывают в платежах или вообще в обслуживании. Например, компания на Британских Виргинских островах получила платеж за товар от панамской компании. Банк принял платеж. Спустя некоторое время собственник захотел вывести деньги, но банк отказал в этом. Кредитная организация поставила ультиматум: либо вернуть панамской компании, либо оставить на счете. В этот момент панамской компании уже не существовало. Деньги повисли в воздухе.

В Европе также есть ограничения для физлиц. Бывают случаи, когда банки отказывают в открытии счетов европейцам, имеющим налоговое резидентство ОАЭ. Мир изменился — бизнес тоже должен меняться. Не стоит ждать, когда Евросоюз примет единые для региона ограничения на работу со странами из черного списка — это грозит бизнесу большими потерями. Мир стремительно меняется, «спрятать» активы скоро станет невозможно. Даже Британские Виргинские и Каймановы острова создали открытые реестры бенефициаров. «Эра офшоров» заканчивается, должен измениться и бизнес.

Гуам. Самоа. Евросоюз > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440701 Дмитрий Водчиц


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440648 Илья Попов

Извилины на цепь. Как использовать блокчейн в охране интеллектуальных прав

Илья Попов

эксперт «Деловой России»

Технология «блокчейн» может радикально изменить отрасль по защите прав интеллектуальной собственности и создать мощную точку роста для всей российской экономики

Когда-то давно, в 80-х годах прошлого столетия, структура корпоративных балансов в мировой экономике состояла на 80% из «реальных» активов и всего на 20% — из нематериальных: технологий, маркетинга, взаимоотношений с клиентами, бренда, наконец интеллектуальной собственности. Чтобы было понятно, о чем идет речь, возьмите топ-10 самых дорогих мировых компаний, и вы увидите, что семь из них заняты либо финансами, либо интернетом, либо управлением активами, либо— это сетевые маркетплейсы.

Ладно Facebook, а сколько миллионов долларов заработал на интернет-меме Grumpy cat его создатель? В этих цифрах отражены последствия первой волны техно-революции, волны конца 90-х. Сегодня мир находится на пороге волны следующей, чьим форм-фактором является искусственный интеллект. Он сам по себе становится производителем тех самых нематериальных активов или интеллектуальной собственности. В очень скором времени никаких заводов и станков, вероятно, не понадобится и вовсе, потому что в каждом доме будет своя волшебная скатерть-самобранка — 3D-принтер, который будет печатать всё, что необходимо: от пищи до обуви и одежды и предметов интерьера. Конечно, не каждый принтер поместится, условно, в московской квартире, но не суть.

Появление таких роботов-принтеров и искусственного интеллекта, который за ними стоит, конечно же, ставит вопрос о правах на созданные объекты. Еще 15-20 лет назад в профессиональном сообществе не утихала дискуссия на тему того, что проникновение интернета похоронит индустрию музыки, фотографию, кино, компьютерные игры. Возможно, пиратства и стало больше, да, но зато творческие профессии не только не умерли, но получили, что называется, второе дыхание. Коллектив российских экспертов, исследовавших феномен защиты интеллектуальных прав в меняющемся под влиянием прогресса мире, пришёл к выводу: ничего принципиально нового в юридическом плане тут нет. А потому считать созданную цифровую модель и, как следствие, физический или виртуальный объект чем-то уникальным, не имеет смысла. Учёные уверены в том, что юриспруденция, которая также, заметим, не стоит на месте, вполне способна защитить интеллектуальную собственность и в новой реальности. Творческой профессии опять угрожает смерть? Станут ли суды последним полем боя между искусственным интеллектом и автором? Генеральный директор Всероссийской организации интеллектуальной собственности (ВОИС) Андрей Кричевский уверен, что не только не станут, а напротив, приведут к невиданной интеллектуальной экспансии. «Именно в реалиях современного мира есть возможность двигаться вперед без границ, без санкций, открывая новые рынки, используя инструменты интеллектуальной собственности», — считает он.

Как ни странно, но на помощь правообладателю тут пришли новые технологии, которые некоторые называют криптоанархическими. Речь идёт о децентрализованной системе обмена, хранения и обработки данных. Или о блокчейне. «Единый депозитарий результатов интеллектуальной деятельности» (ЕДРИД) не так давно впервые зарегистрировал авторские права посредством блокчейна. Известные преимущества новой технологии заключаются в том, что депонировать авторство можно без участия третьей стороны и без привязки к географии. В децентрализованном реестре можно хранить информацию о выходных параметрах авторского объекта, а также сам объект (или его цифровой отпечаток, если надо сэкономить на объеме файла блокчейн). Подлинность объекта подтверждается криптографической гарантией — своеобразной цифровой печатью. Есть несколько стартапов, реализующих сертификацию документов, загруженных в распределенную базу данных. Потенциально они смогут решать, например, вопрос о подлинности авторства фотографий, которые приобретаются в стоковых магазинах. По подобным механизмам может быть реализована запись в блокчейн и право на владение лицензионного софта (и проверка лицензии производителем или автоматически при подключении к блокчейну).

Революцией или как минимум тектоническими сдвигами называют блокчейн в музыкальной индустрии. Дело в том, что всё, что связано с роялти, которое выплачивается автору музыкального произведения – весьма сложный и зачастую непрозрачный процесс. Блокчейн и смарт-контракты решают эту проблему, так как устраняют функции организаций по управлению авторскими и смежными правами — более никаких медиаторов, а значит, искажений и дополнительных затрат. Особенно актуально это для неизвестных исполнителей, только начинающих свою карьеру — у таких музыкантов попросту отсутствуют деньги для заключения контрактов с крупными лейблами. Сервис Soundchain не только занимается ведением реестров прав на музыкальные произведения, но и предлагает уникальную модель финансирования творчества на основе смарт-контрактов Ethereum. «Мы можем сделать любовь к музыке инвестицией», — обещает создатель проекта Артём Абаев. Есть блокчейн-проекты в сфере СМИ, PR и рекламы, рекрутинга и по другим направлениям.

Но не музыкой единой жив блокчейн. Сбербанк недавно анонсировал бесплатный сервис Cornerstone для оформления защищённых сделок на основе этой технологии. Представитель проекта сообщил, что кредитные организации смогут получить доступ к базе накопленных сделок. По получению такого доступа, перед компанией открываются широчайшие возможности по страхованию, рефинансированию и так далее. Cornerstone разработан на основе уже зарекомендовавших себя протоколов Ethereum, Dash и Lightning Network. Сайт Cornerstone пока не открыт, но уже сообщалось о первой проведённой сделке – между российской компанией «Трейдмаркет» и китайской Hangzhou Xiaoshan Tianyu Machinery при посредничестве китайской же Qingdao Bakalia International Trade.

Фонд «Сколково» в сотрудничестве с ВОИС, а также совместно с другими партнёрами учредил Ассоциацию IPChain, созданную для формирования стандартов, технологий и инструментов взаимодействия участников рынка интеллектуальных прав в цифровой среде. Ассоциация объявила о технологическом воплощении идеи блокчейна для авторских прав – платформе IPhub. Как пояснил советник председателя правления фонда «Сколково» Максим Прокш, на платформе авторы и владельцы смогут размещать свои объекты, а также устанавливать условия их использования. Таким образом, IPhub — это своеобразный маркетплейс для встречи продавцов и покупателей оцифрованной интеллектуальной собственности.

Таким образом, блокчейн даёт прозрачность, а значит, инвесторы смогут находить талантливых авторов или информацию о, например, финансовых сделках. Устраняются лишние посредники, следовательно, снижается стоимость на «входной билет» для игроков. Однако не стоит забывать о том, что главными ценностями и сегодня, и завтра по-прежнему останутся творческая энергия и уникальность идеи.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440648 Илья Попов


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440630 Валерий Вайнберг

С надеждой на лучшее. Что ожидает российский фондовый рынок в 2018 году

Валерий Вайсберг

директор аналитического департамента ИК «Регион»

В 2017 году некоторые российские публичные компании прошли через негативные истории. Однако это не оставляет надежду на то, что в новом году показатели фондового рынка в целом будут лучше, чем в уходящем

Новогоднего ралли на российском фондовом рынке в этом году не случилось — индексы топчутся на месте третий месяц подряд. В результате индекс РТС показал практически нулевой, если не отрицательный рост, а отток средств из фондов, ориентированных на Россию, составил $0,9 млрд. И все это на фоне роста вложений нерезидентов в ОФЗ, которые за 10 месяцев этого года увеличились на $12,5 млрд, и впечатляющего восстановления развивающихся рынков — индекс MSCI EM прибавил порядка 30%, а приток средств в фонды акций превысил $60 млрд.

Котировки российских акций традиционно сильно коррелируют с ценой на нефть. Это неудивительно, учитывая значительный вес нефтегазовых компаний и в экономике, и в корзинах основных индексов. В 2017 году нефть Brent подорожала на 20%, однако укрепление рубля не позволило экспортерам показать сопоставимый рост прибыли. Одновременно с этим рост цен на нефть не транслировался в позитивную динамику располагаемых доходов населения, что было негативно для компаний, ориентированных на внутренний рынок.

Черные пятна

В отдельных акциях были свои негативные истории, связанные, прежде всего, с реализацией долей крупных акционеров. Сергей Галицкий продал 7,5% акций «Магнита», основные акционеры «ФосАгро» — 4,5% от капитала компании, Telia — 25,2% акций «Мегафона», Михаил Прохоров и Виктор Вексельберг снижали доли в компании «Русал», «Металлоинвест» вышел из капитала «Норильского никеля».

Практически все перечисленные сделки прошли с дисконтом и тем самым дали негативный сигнал рынку — как правило, основные владельцы продают акции на максимумах. В этом контексте инвесторы не оценили по достоинству усилия Алексея Мордашова и Владимира Рашникова, направленные на повышение ликвидности акций «Северстали» и ММК — предприниматели также реализовали на открытом рынке небольшие пакеты акций.

Для телекоммуникационных компаний, и без того находящихся под давлением из-за ожидаемого роста капитальных вложений по «закону Яровой», дополнительным негативным фактором стало возобновление ценовой войны. С одной стороны, снижение тарифов является логичным ответом на первое за 12 лет сокращение числа новых подключений, с другой — лишает инвесторов последних надежд на уверенный рост денежного потока.

Произошли в уходящем году и совершенно неожиданные события вроде аварии на руднике комапнии «Алроса». Есть основания полагать, что описанное выше сочетание макро- и микроэкономических факторов является в некотором смысле уникальным и, скорее всего, не повторится в 2018 году.

Позитивный вектор

В декабре произошло несколько событий, задающих позитивный вектор на будущее. Во-первых, АФК «Система» заключила мировое соглашение с НК «Роснефть». Во-вторых, стокгольмский арбитраж вынес сбалансированное решение по спору между «Газпромом» и «Нафтогазом» вокруг контракта о поставках газа на Украину. Инвесторы, как правило, позитивно оценивают любое прояснение неопределенности в сложных ситуациях.

Также в пользу роста котировок российских компаний играют такие факторы, как высокая дивидендная доходность (5,3% по индексу РТС) и переход многих эмитентов на ежеквартальное распределение прибыли в целях снижения волатильности. К этому стоит добавить по-прежнему низкие мультипликаторы — коэффициент цена/прибыль сейчас вдвое-втрое уступает показателям Бразилии, Китая и Индии при ожидаемом росте дохода на акцию в ближайший год не менее в 10%. Есть надежда и на то, что сокращение вложений в ОФЗ, как в связи с возможными санкциями, так и с исчерпанием потенциала carry trade, даст нерезидентам повод присмотреться к акциям.

К числу серьезных рисков для российского рынка можно отнести включение в индексы MSCI дополнительных китайских акций класса A. Принципиальное решение было принято в текущем году, и оно уже привело к увеличению веса Китая в расчетной базе MSCI EM. В середине 2018 года состоятся еще два заседания индексного комитета по этому вопросу. Несмотря на то что включение новых китайских компаний, вероятно, будет постепенным (у Южной Кореи этот процесс занял 7 лет, у Тайваня — 4 года), при прочих равных условиях иностранные фонды продолжат последовательно увеличивать вложения в китайские акции в ущерб другим рынкам, в частности российскому.

Китайский фактор в совокупности с продолжением умеренного экономического роста, незначительным обесценением рубля и относительно «крепкой» нефтью не позволяет рассчитывать на существенный рост российских акций. Тем не менее есть все основания рассчитывать на то, что 2018 год на нашем фондовом рынке будет лучше нынешнего.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 28 декабря 2017 > № 2440630 Валерий Вайнберг


Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 28 декабря 2017 > № 2440552 Тимур Хутов

Инструмент давления: что такое доследственная проверка предпринимателей

ТИМУР ХУТОВ

руководитель уголовной практики компании BMS Law Firm

Несмотря на громкие заявления властей о поддержке бизнеса государством, силовое давление на предпринимателей только увеличивается. Официально заявляется об отказе от необоснованного уголовного преследования в сфере предпринимательской деятельности. Но на практике количество уголовных дел по экономическим статьям не уменьшается. Особо можно выделить такой инструмент воздействия на бизнес, как доследственные проверки.

Доследственные проверки проводятся по сообщениям о преступлениях, и ведутся они перед возбуждением уголовного дела. В отношении предпринимателей эти действия традиционно проводятся подразделениями экономической безопасности и противодействия коррупции МВД. При этом лица, уполномоченные соблюдать закон и следить за его соблюдением, часто сами же его и нарушают. Так, многие сотрудники МВД почему-то полагают, что доследственная проверка представляет собой аналог уголовного дела без возможности ареста. Безусловно, это не так.

В ходе проверки проверяются сам факт наличия преступления и причастность к нему конкретных лиц. Поэтому арсенал используемых методов – оперативно-разыскные мероприятия – особый. Часто сотрудники правоохранительных органов требуют дачи пояснений, угрожая наступлением уголовной ответственности по статье 307 УК РФ (заведомо ложные показания) и статье 308 УК РФ (отказ от дачи показаний). Это явное злоупотребление, поскольку доследственная проверка является самостоятельной стадией уголовного производства, а указанные нормы применяются только при отказе от дачи показаний или даче заведомо ложных показаний на стадии предварительного расследования.

На стадии доследственной проверки свидетели дают объяснения, а не показания. Дача объяснений является сугубо добровольным мероприятием, и человек может в любой момент отказаться что-либо пояснять. В нашей практике мы сталкивались с подобными злоупотреблениями. Например, сотрудники полиции угрожали директору предприятия на западе Москвы привлечением его и сотрудников к ответственности по вышеуказанным статьям.

Часто допускаются нарушения при обследовании помещений, которое сотрудники правоохранительных органов почему-то путают с обыском. При обыске могут вскрываться закрытые помещения и запертые шкафы, при обследовании – нет. При обыске могут запретить общаться друг с другом и иными лицами, при обследовании – нет. При обследовании помещения можно в любой момент уйти, что невозможно при обыске.

Особо можно выделить проведение доследственной проверки по налоговым делам. Из-за пробела в законодательстве правоохранительные органы могут возбудить уголовное дело, не дожидаясь ответа налогового органа о наличии или отсутствии налогового правонарушения. В нашей практике был случай, когда во время производства проверки следователи оказывали давление на налоговый орган с целью вынесения нужного решения. Добиться признания отсутствия состава преступления нам удалось только через суд, после чего проверку прекратили, а уголовное дело не было возбуждено.

При доследственной проверке предпринимателям очень важно знать свои права и границы полномочий проверяющих лиц. Это поможет избежать провокаций и не совершить ошибки, которые впоследствии могут быть истолкованы не в вашу пользу. Для этого не делайте никаких поспешных действий, не соглашайтесь добровольно раскрывать информацию, которая может вам навредить. Помните, что проверка не дает правоохранительным органам права проводить в отношении вас следственные действия, а любые нарушения ваших прав могут быть обжалованы.

Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции > bankir.ru, 28 декабря 2017 > № 2440552 Тимур Хутов


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 27 декабря 2017 > № 2439671 Антон Струченевский

Экономические итоги 2017 года: сильный рубль, слабый рост и сюрпризы от ЦБ

Антон Струченевский

Главный экономист Sberbank CIB

Экономика взяла неплохой старт, но показала более скромные результаты, чем рассчитывали в Минэкономразвития и ЦБ. Но рублю везло: за первые 5 месяцев 2017 года он укрепился на 6% против доллара, хотя нефть подешевела на 10%

Основным лейтмотивом 2017 года по-прежнему была геополитика. Если начало года было довольно оптимистичным в этом отношении, то его завершение, напротив, усилило неопределенность. После избрания Дональда Трампа президентом США в ноябре 2016 года появилась надежда на то, что американские санкции против России могут быть ослаблены или даже отменены в 2017 году. На фоне благоприятных макроэкономических перспектив России (в условиях низкой инфляции, высоких процентных ставок и ужесточения налоговой дисциплины) ожидания смягчения санкций стимулировали значительный приток капитала в рублевые гособлигации в первые пять месяцев 2017 года.

По сути, в начале года настрой инвесторов в отношении России настолько улучшился, что они начали оптимистично смотреть на все страновые факторы, зачастую приукрашивая действительность. К примеру, рынки с энтузиазмом восприняли сообщения о том, что Минфин начинает покупки иностранной валюты. Это решение рассматривалось как сигнал о снижении волатильности на валютном рынке, благоприятный для сделок carry trade. Процикличный характер этих интервенций по большей части игнорировался.

Политика в целом была процикличной, поскольку укрепление рубля автоматически приводило к сокращению покупок валюты, а ослабление российской валюты, соответственно, влекло за собой их увеличение. Причиной этого была формула, по которой рассчитывался объем покупки валюты в 2017 году. В нее была заложена разница между фактическими нефтегазовыми доходами в рублях и объемом этих доходов при цене Urals $40 за баррель и обменном курсе 67,5 рубей за доллар.

В результате при укреплении рубля интервенции на валютном рынке сокращались (например, в июле Минфин не покупал валюту), а при снижении курса российской валюты интервенции увеличивались (это произошло в ноябре и декабре). В целом, в феврале — мае объем покупок иностранной валюты был незначительным и его существенно превосходил приток капитала. Таким образом, инвесторы сами спровоцировали рост рубля: за первые 5 месяцев 2017 года он укрепился на 6% против доллара, несмотря на то, что нефть подешевела на 10%.

Радужные ожидания рухнули

В июне – июле настрой в отношении России начал ухудшаться, поскольку Конгресс США начал процесс оформления санкций в виде закона. Хотя Россия по-прежнему представляла интерес для инвесторов на рынке облигаций, приток капитала ослаб. В результате летом рубль пережил коррекцию. Санкции фактически были законодательно оформлены в конце июля, и теперь рынки ожидают, что санкционный режим продлится намного дольше, чем ожидалось изначально. Действительно, принятие соответствующего закона в США означает, что отменить санкции будет крайне затруднительно. Хорошим примером в этом отношении может быть поправка Джексона – Вэника к Закону о торговле 1974 года, которая вводила ограничения для СССР на торговлю с США в ответ на ограничение эмиграции из Советского Союза. Несмотря на распад СССР в 1991 году, поправка Джексона – Вэника продолжала действовать до 2012 года.

Теоретически новый закон делает возможным значительное ужесточение санкционного режима. Однако вопрос сейчас заключается в том, как этот закон будет применяться на практике. Через 180 дней после его подписания (т. е. примерно 28 января) администрация США должна опубликовать отчет о своих дальнейших планах. В этом документе должен содержаться список российских бизнесменов и компаний, против которых будут задействованы санкции, а также разъяснения относительно того, будут ли санкции расширены на российские суверенные бумаги и деривативы.

Судя по всему, рынок облигаций сейчас ожидает, что значительного ужесточения санкционного режима не будет. Если такой сценарий реализуется, это будет позитивная новость. В противном случае следует ожидать существенной коррекции на российских рынках и ответных действий правительства и Центрального банка. Банк России уже заявил о возможном начале интервенций на рынке ОФЗ в случае реализации негативного сценария.

Вехи экономики и рост ВВП

В текущем году экономика начала восстанавливаться. Экономический рост был сбалансированным, а его основными катализаторами были потребление, инвестиции и экспорт продукции обрабатывающих отраслей. Возобновился рост внутренних заимствований, и снижение процентных ставок будет способствовать сохранению этой тенденции в 2018 году. Хотя нынешняя модель экономического роста выглядит устойчивой в долгосрочной перспективе, темпы экономического роста можно назвать довольно слабыми.

По итогам января-сентября 2017 года ВВП вырос всего на 1,6%. Данные за октябрь-ноябрь не внушают оптимизма. Судя по всему, в IV квартале 2017 года темпы роста экономики в годовом выражении будут ниже, чем в III квартале 2017 (1,8%). Это значит, что по итогам года ВВП вырастет не более чем на 1,6%, что значительно ниже прогноза Минэкономразвития (2,1%) и даже не попадает в прогнозную «вилку» ЦБ (1,7-2,2%).

Наибольшее «разочарование» 2017 года связано с динамикой в строительстве. Осенью Росстат пересмотрел свои данные, снизив темпы роста в строительстве. Эти уточнения существенно меняют представление об отраслевых тенденциях и заставляют нас быть более сдержанными в прогнозах роста на 2018 год.

Изначально сообщалось, что во II квартале рост в строительстве составил 3,2%, однако затем эти данные были скорректированы, и по итогам квартала был зафиксирован спад на 2,6%. Аналогичной коррекции подверглась статистика за июль и август: сначала говорилось о росте на 6,6% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, а затем последовало уточнение, что на самом деле рост был нулевым. Столь резкие изменения означают совершенно новую интерпретацию отраслевых тенденций. Первоначальные оценки предполагали, что в строительстве уже наметился разворот негативного тренда, а уточненная статистика свидетельствует о продолжающемся спаде. Мы ожидаем, что рост ипотечного кредитования (который выражается двузначными темпами) обеспечит восстановление строительной отрасли в 2018 г., однако этот «разворот» еще должен произойти в будущем.

Пересмотр динамики в строительстве поубавил наш оптимизм. Помимо этого пролонгация договоренностей об ограничении нефтедобычи также заставила нас пересмотреть прогноз по добыче нефти и газа. На фоне этих обстоятельств мы не ожидаем, что темпы экономического роста превысят 2% в 2018 году.

Важно отметить, что макроэкономические переменные — темпы роста ВВП, инфляция и обменный курс в 2018 году будут меньше зависеть от колебаний нефтяного рынка благодаря новому бюджетному правилу. Экономическая политика будет формулироваться таким образом, чтобы напрямую увязать валютные интервенции Минфина с ценами на нефть, исключив «проциклическую» компоненту, связанную с отклонениями текущего курса рубля от ожидаемого показателя. При повышении цен финансовое ведомство будет абсорбировать больше иностранной валюты и больше средств Фонда национального благосостояния будет инвестироваться за рубежом. При снижении цен на нефть, напротив, интервенции Минфина будут менее активными. Это означает, что счет текущих операций и бюджет будут сильнее зависеть от колебаний цен на нефть, а рубль – меньше.

Сюрприз от Центробанка

В уходящем году ЦБ дважды удивил участников рынка: сначала в марте, когда понизил ставку на 25 б. п., а затем в декабре, снизив ее на 50 б. п. Оба раза ЦБ продемонстрировал высокую степень гибкости, отреагировав на быстрые изменения в экономической среде (главным образом на неожиданное замедление инфляции). Скорее всего, Центробанк сохранит гибкость и в 2018 году. На сегодняшний день цель ЦБ по ключевой ставке составляет 2–3% в реальном выражении. При целевой инфляции в 4% это предполагает номинальную ключевую ставку в 6–7%. По нашему мнению, в определенных условиях (например, если инфляция в 2018 году будет ниже 4%) номинальная ключевая ставка может приблизиться к 6% намного быстрее, чем рынок ожидает сейчас.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 27 декабря 2017 > № 2439671 Антон Струченевский


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437978 Джонатан Джиллбэнкс

В поиске прорыва. Как выбирать венчурные проекты для инвестиций

Джонатан Джиллбэнкс

управляющий директор департамента инвестиционной деятельности Sberbank CIB

Устойчивый рост российской экономики — большой плюс для инвестиций в разные проекты. Успешно инвестировать можно не только в российские аналоги успешных зарубежных венчурных проектов, но и в оригинальные идеи.

После того как я написал черновик этой статьи, я поехал на вокзал в большой спешке. Я открыл приложение Gett в смартфоне, заказал такси, которое, по данным приложения, должно было приехать в течение четырех минут. На такси я доехал до вокзала самой короткой дорогой, которую выбрал «Яндекс Навигатор».

Чтобы сесть в «Аэроэкспресс», я показал проводнику электронный билет, который купил с помощью приложения по дороге на вокзал. Когда я приехал в аэропорт, я зарегистрировал свой электронный билет, а в самолете сел на место, которое забронировал заранее с помощью онлайн-приложения.

Все это очень сильно отличается от моих воспоминаний о том, как я впервые приехал в Россию в 1990-е годы, и даже от того, что было всего 10 лет назад, — ни смартфонов, ни онлайн-приложений для покупки билетов или заказа такси, ни онлайн-платежей.

Все эти технические новшества появились в результате работы предпринимателей, целью которых было создание продуктов и услуг, сделавших нашу жизнь более удобной, предсказуемой, быстрой, дешевой и контролируемой. Но чтобы реализовать свои идеи и воплотить их в готовые продукты и услуги, предпринимателям нужны были деньги. Именно так начиналась эра венчурного финансирования.

Зачем нужно венчурное финансирование

На самой ранней стадии развития бизнеса эта функция возлагалась как на самих предпринимателей и их личные накопления, так и на средства их семей и друзей. Эти ресурсы могли быть сильно ограничены или же их вообще не было, и предприниматели часто обращались к так называемым бизнес-ангелам или искали деньги посредством краудфандинга.

Бизнес-ангелы — это такие же предприниматели, которые уже построили свой бизнес, или частные венчурные инвесторы, для которых этот бизнес не является основным. Бизнес-ангелы обычно обладают меньшим доступным капиталом, чем фонды. Что потенциально может дать краудфандинг, так это оценку и обратную связь по поводу идеи продукта.

Однако, рассматривая такие варианты финансирования, всегда важно помнить о ключевой характеристике, которой им недостает. Главная польза, которую привносят в проекты венчурные капиталисты, в сравнении с физическими лицами или краудфандингом, — это не просто финансирование, но и широкая экспертиза и опыт. Для многих стартапов это не менее, а даже более важно, чем собственно деньги.

Еще один потенциальный источник венчурного финансирования, о котором сейчас много кто говорит, — это ICO. В результате 211 процедур ICO, проведенных до октября 2017, было привлечено финансирование в размере $3,5 млрд, и это невозможно игнорировать.

Некоторые даже видят в нем угрозу традиционной модели венчурного финансирования. Однако, как вам известно, проведение ICO — это исключительно противоречивый вопрос. Хотя в его пользу можно привести несколько разумных аргументов, из-за рисков, присущих венчурным инвестициям, значительно повышается неопределенность в отношении этого инструмента и защищенности инвесторов на рынке без четкого регулирования.

Сейчас между процедурами ICO существуют значительные различия в зависимости от того, какие условия предлагают их организаторы, и я подозреваю, что до того, как все будет отрегулировано или даже появятся общепринятые инструменты, мы станем свидетелями не одной неудачной попытки. В этой связи довольно трудно предположить, что ICO заменит венчурное финансирование.

Подавляющее большинство стартапов в буквальном смысле начинает свой бизнес с нуля, и участие опытных членов совета директоров из венчурных фондов или других финансовых организаций помогает стартапу не изобретать колесо и не допускать ошибок, с которыми опытный предприниматель уже сталкивался.

Это может быть целый спектр базовых бизнес-решений, таких как покупка или аренда оборудования, аутсорсинг IT, финансовых и прочих функций или наем персонала в штат, ключевые моменты финансовых договоров, маркетинговая и ценовая политики и так далее. Бизнес-модели могут быть совершенно разными, однако трудности, с которыми сталкивается бизнес на ранних стадиях, зачастую очень похожи.

Самый известный пример — это компания Google, которая наняла Эрика Шмидта в качестве руководителя, чтобы направить бизнес основателей компании Сергея Брина и Ларри Пейджа, в коммерческое русло под руководством венчурных компаний Kleiner Perkins и Sequoia. Эрик Шмидт быстро занял должность генерального директора Google и в этом качестве более 10 лет отвечал за коммерческую деятельность и развитие бизнеса компании.

Где оно популярно

На этой модели строится успех компаний Кремниевой долины, когда стартапы окружены венчурными фондами, предпринимателями и бизнес-сообществом, обеспечивающим поддержку и финансирующим их в период становления.

Так, например, в венчурном фонде Andreessen Horowitz, основанном Марком Андриссеном, основателем компании Netscape, работают более 100 сотрудников, активно вовлеченных в работу с предпринимателями и помогающих им с маркетингом, наймом персонала и развитием бизнеса. Так как они очень глубоко погружены в технологическую экосистему, они знают, кому разрабатываемые технологии подойдут наилучшим образом, кто подойдет на роль руководителя по развитию технологий, а кто — на должность финансового директора, какие рынки и маркетинговые стратегии наиболее привлекательны.

США, несомненно, являются лидером в области венчурных инвестиций, принимая во внимание размер и число американских венчурных фондов. На рынке США их тысячи, и в 2016 году они инвестировали в общей сложности $69 млрд в 8136 компаний, что составляет 54% всего инвестированного венчурного капитала в мире.

Тем не менее Европа также достаточно развитый венчурный рынок. В 2016 году объем венчурного капитала этого региона составил примерно четверть от венчурного капитала США.

Если говорить о перспективных регионах, то помимо Кремниевой долины стоит упомянуть Израиль, где существуют очень активные технологические и венчурные сообщества. У них установлены тесные связи с Россией в силу причин, обусловленных историей, благодаря чему в израильский венчурный бизнес вовлечено множество российских венчурных фондов.

С макроэкономической точки зрения в 2017 году российская экономика более стабильна, чем в последние два года, что является большим плюсом для компаний и инвестиционных решений. Тем не менее мы до сих пор сталкиваемся со значительным ограничение аппетита к инвестициям.

На это существует целый ряд причин. Высокие реальные процентные ставки по кредитам, уровень которых превышает инфляцию, делает привлечение средств для инвестиций дорогим для компаний, из-за чего все ждут снижения ставки ЦБ.

Также неблагоприятным фактором с точки зрения привлечения инвестиций, включая венчурные, для России остаются санкции. Бизнес и инвесторы приспособятся к новой ситуации, но над этим еще необходимо работать. Мы уже видим некоторые подвижки в этом плане, например, прошедшее недавно IPO «Детского мира».

Свои сложности и нюансы есть на любом рынке. Если говорить о мировом тренде, то в 2015 году и в первом полугодии 2016-го венчурные инвестиции достигли рекордных уровней. Но главный враг инвестиций — неопределенность. Она затрудняет процесс планирования и компаниям, и инвесторам. Результаты президентских выборов в США и выход Великобритании из Евросоюза потрясли рынок и создали высокий уровень неопределенности в США, Великобритании и Евросоюзе.

В результате этих событий инвестиционная активность значительно снизилась и во втором полугодии 2016 года упала на 29% в годовом выражении, несмотря на масштабные инвестиции в такие крупнейшие стартапы, как Uber, Magic Leap and Snapchat.

Какие проекты ищут финансисты

Есть два основных способа инвестирования. Очевидно, что это могут быть вложения в секторы, которые уже имеют показательную историю на других рынках и могут иметь успех на российском рынке, либо инвестиции в радикально новые направления бизнеса с высоким потенциалом.

Так, например, сервис «Яндекс.Такси» воспроизводит модель Uber, и его успех строится на широком присутствии «Яндекса» в российском интернет-пространстве. С другой стороны, мы видим зрелые российские компании, которые экспортируют собственные технологии, такие как «Лаборатория Касперского» и Luxoft.

При этом на рынке достаточно компаний, находящихся на ранних стадиях развития и имеющих собственные оригинальные идеи. Любой инвестор очевидно ищет бизнес с высоким потенциалом и такой бизнес-моделью, которая может быть более интересной и ценной для клиентов в противоположность традиционным предложениям на рынке.

Это всегда несет с собой повышенный риск, ведь еще нужно подтвердить, окажется ли новая бизнес-модель настолько состоятельной здесь, насколько она была успешной на других рынках.

По этой причине концепцию в принципе нужно корректировать из-за местных регуляторных правил, инфраструктурных факторов или культурных особенностей. Многие новые бизнес-модели переносимы в Россию, и мы заинтересованы в поддержке таких проектов.

Если малый бизнес демонстрирует наличие таких критериев, как высокие темпы роста, лидерство в своем сегменте рынка, выгодное предложение для потребителя, хорошие экономические показатели, он может рассчитывать на поддержку сильного, признанного на рынке инвестора.

Венчурное финансирование — специфическая область деятельности. Это высокорискованные инвестиции: 80% компаний, в которые были вложены деньги, ожидает провал.

Венчурные инвесторы ищут предпринимателей, идеи или бизнес которых могут принести значительный доход для тех, кто вложил в них деньги. Если вы получите 10-кратный доход от одной сделки, это покроет ваши потери от вложений в те идеи, которые провалились. Кроме того, инвестор должен быть очень осторожен, инвестируя в компании на ранних стадиях развития.

Наибольший интерес представляют проекты, которые приносят существенную пользу для потребителей как с точки зрения товарного предложения, так и по ряду других параметров — скорости, комфорту, качеству, соотношению стоимости и получаемой потребителем пользы.

Мы видим высокую активность по тем рыночным предложениям, которые хорошо подходят для распространения через интернет (онлайн-платформы Profi.ru, CarPrice, Cian.ru, которые дают пользователю лучшее понимание рынка услуг и ценообразования), а также значительный глобальный интерес к биотехнологиям и здравоохранению.

Компании, использующие прорывные технологии, тоже привлекают к себе внимание. Это рыночные платформы, которые разрушают старые модели дистрибуции и дают пользователям большую прозрачность.

Нельзя исключать из сферы своего внимания и бизнес, работающий в новой экономике, — проекты, которые существенно отличаются от традиционных (такие как блокчейн), но развиваются несколько иначе, нежели в направлении радикальных технологических прорывов.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437978 Джонатан Джиллбэнкс


Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 25 декабря 2017 > № 2445762 Антон Силуанов

В Минфине России состоялось заседание Общественного совета о правовом регулировании использования цифровых технологий в финансовой сфере

Силуанов Антон Германович

Министр финансов Российской Федерации

Антон Силуанов: В первую очередь мы хотим обсудить вопросы правового регулирования использования цифровых технологий в финансовой сфере. Тема важная; об этом неоднократно высказывался президент. И в Правительстве Российской Федерации ставились задачи (подготовка соответствующего правового поля для использования этих цифровых технологий). Вхождение новых инструментов, криптовалют, майнинг, их реализация, продажа, обращение – все это требует законодательного регулирования.

Министерство финансов подготовило соответствующие нормативно-правовые акты, проекты законов. Мы работаем совместно с Центральным банком в этом направлении. Поэтому хотели бы обсудить концепцию, которая сформировалась, обсудить проекты законодательных актов. Считаем, что тема важная для Общественного совета.

Алексей Моисеев: Коллеги, это, конечно, совсем новая сфера для нас. Я думаю, что бы мы с вами ни представили, все это будет несовершенно, потому что есть много путей, по которым можно пойти. Мы здесь выбрали один из путей – мы руководствовались в выборе нашего направления поручениями Президента, и соответственно отработали в первую очередь то, что Президент поручил нам отработать. Но в целом мы при разработке законопроекта, который сейчас Виктор Сергеевич [Уткин] нам представит подробно, исходили из следующих основных принципов.

Первый и главный принцип – это то, что мы должны были избежать соблазна отрегулировать оборот цифровых активов и привлечение средств с использованием цифровых активов так, как мы регулируем финансовые рынки. На мой взгляд, появление всех этих цифровых активов – это ответ мировой экономики на избыточное в каких-то частях или в любом случае очень тяжелое регулирование финансовых рынков.

Вы знаете, прекрасная шутка: чтобы провести IPO, надо привезти три тележки цифровых документов, или нецифровых. Поэтому люди придумали способ, который для них легок, прост и понятен, для того, чтобы быстро и легко привлекать относительно небольшие объемы денег на финансирование, в том числе понятных и простых проектов.

Поэтому мы прекрасно понимали и отдавали себе отчет, что у нас всегда есть информация, как сами знаете (во всяком случае коллеги-чиновники меня поддержат), что всегда есть соблазн регулировать, чтобы было все понятно, от самого начала до самого конца. И чтобы снять все риски.

Но здесь мы отошли от этого и сдержали себя от использования этого принципа, потому что мы прекрасно понимаем: если мы напишем тяжелое для исполнения регулирование, пусть оно даже будет максимально защищать всех участников этого рынка, то этот рынок просто уйдет от нас в любые другие страны, в том числе в соседнюю Белоруссию, которая пошла по очень либеральному пути.

Поэтому наше регулирование носит очень легкий характер, базовый и, на мой взгляд, минимально необходимый. Что значит минимально необходимый? Мы даем юридическое определение большинству понятий, которые используются (возможно, мы какие-то понятия упустили, будем готовы услышать ваши предложения; тем, которые мы вспомнили, мы дали определения). Это первое.

Второе. Мы отрегулировали в том законопроекте практически только ICO. Потому что мы полагаем, что максимальные риски связаны… Насколько мне известно, и как я слышу от участников рынка, встречаются и довольно часто случаи мошенничества на рынке ICO, когда люди привлекают деньги в проект, которого на самом деле не существует, и никакой ответственности за это не несут – в силу того, что смарт-контракты не являются юридически обязывающим документом. И люди после этого никому ничего не должны.

Что такое ICO [сейчас]? ICO это, по сути, такой способ краудфандинга. И понятно, что они используются для финансирования (и в России таких примеров довольно много) своих небольших проектов в очень удобной для них форме, кто-то возвращает деньгами, кто-то – частью прибыли. Один фермер из Владимирской области профинансировал молочную ферму и возвращает молоком. И вот эту гибкость нам надо сохранить, что мы и постарались сделать. Но при этом предприняли попытки к тому, чтобы легализовать смарт-контракт – с тем, чтобы, если возникает судебное разбирательство, можно было предъявить документ, чтобы была печать (чтобы был источник – кто прав, кто виноват в судебных спорах).

Также мы на цифровой основе предложили раскрывать информацию о том, что человек собирается делать, на что он привлекает деньги. Мы все-таки попросили записать все эти предложения на случай, если он сказал: «Я построю на эти деньги свечной заводик», а потом на эти деньги не заводик построил, чтобы была бумажка, где бы было сказано, что он обещал построить заводик. Такие минимальные вещи мы представляем в этом законопроекте.

Третье. Этот законопроект носит рамочный характер. Он как конструктор: предполагает возможность регулировать другие вещи, в частности то, чего здесь нет, но что мы предлагаем сделать – это вопрос, связанный с регулированием оборота цифровых валют.

Мы намеренно отделяем токены от цифровых валют, и в основном говорим про токены в этом законопроекте, про цифровую валюту пока не говорим, но готовимся это (в том или ином формате) сделать.

Скажу немножко о том, как мы работали. Мы очень плотно работали с Центральным банком, с Ольгой Николаевной Скоробогатовой, поэтому это плод совместных наших с Центральным банком усилий. Главным писателем у нас выступал Виктор Сергеевич [Уткин], который доложит вам. Спасибо НИФИ за такую активную работу.

Ну и в плане бюрократии: мы планируем в этот законопроект несколько доработать, добавить несколько наших работ, опять же с учетом наших позиций. И запустить в публичное обсуждение и на согласование в течение буквально ближайших нескольких рабочих дней, в течение ближайшего времени.

Россия > Финансы, банки > minfin.ru, 25 декабря 2017 > № 2445762 Антон Силуанов


Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 25 декабря 2017 > № 2437336 Данияр Акишев

Данияр Акишев: Нацбанк принимал взвешенные решения

Как формировался курс тенге, зачем поддерживать банки и какие задачи предстоит решить в 2018 году

Одним из важных трендов 2017 года стало замедление инфляционных процессов. В следующем году уровень годовой инфляции будет в новом целевом коридоре — 5−7%. Об этом в интервью центру деловой информации Kapital.kz сказал Председатель Национального банка РК Данияр Акишев. Он также прокомментировал вопросы формирования курса тенге, установления базовой ставки, «оживления» рынка государственных ценных бумаг.

— Данияр Талгатович, как вы оцениваете итоги 2017 года для финансовой системы? Каких поставленных целей удалось достичь? И остались ли нерешенные задачи?

— В рамках проведения денежно-кредитной политики Национальный Банк в 2017 году принимал меры, направленные на достижение основной цели — обеспечение стабильности цен в республике. Одним из важных трендов уходящего года стало замедление инфляционных процессов. На протяжении всего года инфляция в годовом выражении находилась в пределах целевого коридора Национального Банка 6−8% и в целом демонстрировала нисходящую траекторию. По итогам ноября индекс роста потребительских цен составил 7,3%, что ниже значения на конец прошлого года — 8,5%.

В целом, существовали риски выхода инфляции за рамки целевых показателей, однако такие негативные сценарии не реализовались в полной мере. Со стороны внешних параметров мы наблюдали более благоприятный, по сравнению с прошлым годом, фон: ситуация на мировых товарных и продовольственных рынках оставалась стабильной. В определенные периоды происходило усиление волатильности на внутренних товарных рынках, что оказывало сдерживающее воздействие на более значительное замедление инфляции и инфляционных ожиданий. В свою очередь, Национальный Банк принимал взвешенные решения на основе анализа фактических и прогнозных показателей и не допускал излишнего ужесточения денежно-кредитных условий.

Продолжилось осуществление режима свободно плавающего обменного курса. Курс тенге формировался на основе спроса и предложения на валютном рынке под воздействием фундаментальных факторов при минимальном вмешательстве Национального Банка. В течение года динамика внутренних и внешних факторов была разнонаправленной, ежедневные колебания обменного курса позволили непрерывно поддерживать обменный курс равновесным и не накапливать дисбалансы. То есть курс тенге выполнял функцию автоматического стабилизатора.

Началась реализация программы повышения финансовой устойчивости при обязательной поддержке со стороны акционеров банков. В ее рамках приняты меры по оздоровлению Казкоммерцбанка, а также оказана поддержка 5 другим крупным банкам.

Кроме этого, нам удалось создать условия для возобновления кредитования банками второго уровня. Кредитование экономики с начала года увеличилось на 3,2% и достигло 13,1 трлн тенге на конец октября 2017 года. Активизация кредитования происходит на фоне повышения деловой активности и увеличения потребительского спроса в результате смягчения денежно-кредитной политики.

К одним из положительных факторов также относится сохранение привлекательности тенговых депозитов, которое способствовало дальнейшему процессу дедолларизации в банковской системе и содействовало увеличению фондирования банков второго уровня в национальной валюте. Если уровень долларизации в январе 2016 года достигал своего максимального значения в 70%, то в текущем году на депозитном рынке мы наблюдаем паритет между валютными и тенговыми депозитами — уровень долларизации находится в пределах 48−50%.

Также были достигнуты определенные успехи в «оживлении» рынка государственных ценных бумаг, как краткосрочных нот Национального Банка, так и облигаций Министерства Финансов РК. Повышение ликвидности рынка государственных ценных бумаг критически важно для формирования безрисковой кривой доходности, которая является первоисточником информации для внутренних и внешних инвесторов в вопросе стоимости заимствования и служит сигналом в вопросе оценки ожиданий профессиональных участников. Наличие адекватной безрисковой кривой доходности решает ряд задач, в том числе способствует развитию фондового рынка, а также повышению эффективности процентного канала трансмиссионного механизма и денежно-кредитной политики в целом.

Еще одним положительным фактором можно отметить проведенные Национальным Банком до настоящего времени реформы, направленные на создание благоприятного инвестиционного климата в стране, защиту прав и интересов миноритарных инвесторов. Введенные законодательные инициативы позволили значительно расширить влияние миноритарных акционеров в деятельности общества, разграничить функции и полномочия органов управления общества, упростить процедуру разрешения корпоративных конфликтов, усилить фидуциарную ответственность менеджмента за вред, причиненный обществу, ввести независимый аудит хозяйственных товариществ.

Значимость реализованных Национальным Банком реформ была подтверждена международными экспертами Всемирного Банка в Отчете «Doing Business 2018», где Казахстан занял 1-е место среди 190 стран по индикатору «Защита миноритарных инвесторов», поднявшись с 2015 года на 63 позиции.

В качестве положительных факторов регуляторного характера можно отметить введение в действие законодательства о коллекторской деятельности, которым введен механизм досудебной медиации. Данный механизм позволяет наладить договорные отношения кредитора и заемщика, между которым в качестве медиатора выступает коллекторское агентство, основная функция которого направлена на восстановление платежеспособности проблемного заемщика.

Принятие Закона позволило повысить прозрачность рынка взыскания проблемной задолженности. Это доказывается введенным инструментом регистрации коллекторских агентств в реестре регулятора. На сегодняшний день в Национальном Банке уже зарегистрированы 54 организаций, которые в должном порядке предоставляют регулятору информацию по проблемным банковским займам и микрокредитам.

Также Законом четко регламентирована процедура взаимодействия с проблемными заемщиками, которая запрещает использование неправомерных действий в отношении заемщика. Это повышает прозрачность данной сферы.

Новый институт коллекторства способствует снижению уровня проблемного портфеля банковского сектора как путем оказания банкам услуг по досудебному взысканию проблемной задолженности заемщиков, так и путем прямой покупки проблемного портфеля у банков.

Среди вызовов текущего года можно отметить всплеск волатильности на внутреннем валютном рынке в августе-сентябре вследствие спекуляций о возможном значительном ослаблении тенге в привязке к определенным событиям, таким как завершение EXPO-2017 в г. Астане. С целью недопущения дестабилизации ситуации на валютном рынке, Национальный Банк осуществлял интервенции по продаже иностранной валюты. Кроме того, Национальный Банк посредством пресс-релизов и комментариев в СМИ проводил разъяснения по ситуации на валютном рынке, в частности об отклонении курса тенге от фундаментально обоснованных значений и о предпосылках к коррекции и укреплению тенге.

Несмотря на позитивные результаты, которые были достигнуты в текущем году, есть задачи, для решения которых требуется больше времени. Это процесс дальнейшей дедолларизации финансового сектора, восстановление темпов кредитования в банковской системе по мере оздоровления и повышения финансовой устойчивости банков, а также повышение эффективности в управлении ожиданиями рынка по процентной ставке и инфляционными ожиданиями населения. Другими словами, наша цель — переход от решения точечных проблем к устойчивому развитию всей финансовой системы.

Плавающий курс и абсорбирование ликвидности

— Каковы прогнозы Нацбанка на 2018 год? Каким он будет для Казахстана?

— Согласно нашим прогнозам, в 2018 году реальный рост ВВП Казахстана составит 2,8%, чему будут способствовать позитивные внешние условия торговли, обусловленные положительной динамикой спроса как в странах-основных торговых партнерах Казахстана, так и в мировой экономике в целом. Вместе с тем, мы ожидаем, что в следующем году уровень годовой инфляции будет складываться в новом целевом коридоре — 5−7% на конец года.

Для Казахстана, как и для любой другой развивающейся страны, основными экономическими моментами должны стать динамика роста глобальной экономики в целом и в развивающихся странах в частности, здесь идет речь в основном о наших основных торговых партнерах, монетарная политика развитых стран, а также мировые рынки сырья.

В целом ожидается продолжение тренда низкого, но стабильного глобального роста. В частности, рост экономики США и Еврозоны позволяет им снижать темпы монетарного стимулирования. При условии отсутствия глобальных шоков, можно ожидать сохранения низкой волатильности на мировых финансовых рынках, дальнейшего роста рынков акций, а также более высокие уровни доходностей государственных ценных бумаг развитых стран.

В части развивающихся рынков ожидается продолжение повышения экономической активности. Это в свою очередь потенциально положительным образом повлияет и на сырьевые рынки, и на локальные финансовые рынки развивающихся экономик. Конкретно по рынку нефти, продление соглашения ОПЕК+ по сокращению добычи окажет некоторую поддержку мировым ценам на нефть.

В следующем году на внутреннем денежном рынке сохранится структурный профицит ликвидности тенге, в связи с чем, Национальный Банк продолжит проводить операции преимущественно по абсорбированию ликвидности. В отношении обменного курса тенге Национальный Банк намерен неотступно следовать режиму плавающего обменного курса тенге. На валютном рынке обменный курс национальной валюты будет формироваться на основе спроса и предложения иностранной валюты.

Между тем, существует ряд рисков, влияние которого может негативно сказаться на макроэкономическом развитии Казахстана в 2018 году. Так, в части внешних рисков стоит отметить существенное снижение цен на энергоресурсы на мировых товарных рынках и в целом волатильность цен на нефть, а также резкое и более существенное ужесточение политики ФРС без предварительной подготовительной риторики. К внутренним рискам, характерным для Казахстана, следует отнести вероятность повторного возникновения шоков предложения на отдельных рынках товаров и услуг, в частности, продовольствия и ГСМ, возможное ухудшение ожиданий населения и бизнеса относительно дальнейшей динамики инфляции и обменного курса тенге.

В случае реализации данных рисков существует вероятность усиления инфляционного фона в экономике, что может привести к резкому росту инфляции и ее выходу за пределы целевого коридора. Кроме того, реакцией на ухудшение внешних и внутренних условий может стать замедление темпов роста экономики.

Национальный Банк отслеживает негативные риски, которые могут привести к ухудшению макроэкономической ситуации. В случае их реализации мы будем предпринимать все необходимые меры для того, чтобы сохранить макроэкономическую стабильность в стране. В целом Национальный Банк продолжит реализацию денежно-кредитной политики в режиме инфляционного таргетирования и плавающего обменного курса тенге. Режим инфляционного таргетирования позволяет эффективно регулировать инфляционные ожидания и удерживать инфляцию на стабильно низком уровне, что наилучшим образом способствует экономическому росту в долгосрочной перспективе.

В отношении обменного курса тенге Национальный Банк намерен последовательно следовать режиму плавающего обменного курса тенге. На валютном рынке обменный курс национальной валюты будет формироваться на основе спроса и предложения иностранной валюты. Долгосрочный тренд курса тенге будет определяться действием фундаментальных факторов, в том числе ценой на нефть, курсами валют стран основных торговых партнеров, состоянием платежного баланса, уровнем инфляции, и мировыми процентными ставками.

Снижение инфляции не в ущерб экономике?

— Что происходит с инфляцией? Сможет ли Нацбанк удержать ее уровень в заданном коридоре? Каков прогноз по инфляции на следующий год?

— В годовом выражении, она, с начала года, находится в пределах целевого коридора 6−8%. В ноябре годовая инфляция составила 7,3%, накопленный уровень за 11 месяцев сложилась на уровне 6,3%, что ниже показателей аналогичного периода прошлого года, составлявших 7,5%. В 2017 году наблюдается замедление продовольственной инфляции и роста тарифов платных услуг. С начала года наибольший вклад в инфляцию отмечается со стороны непродовольственных товаров, рост которых за 11 месяцев увеличился на 8,4%.

Проводимая умеренно-жесткая денежно-кредитная политика Национального Банка в 2016 году и в первой половине 2017 года, является одним из основных факторов замедления инфляционных процессов. Кроме того, снижение инфляции было обусловлено воздействием внешних и внутренних факторов. Так, стабильная ситуация на сырьевых рынках, ослабление внешнего инфляционного давления, укрепление обменного курса в первой половине года способствовали нисходящей траектории роста цен. Кроме того, совокупное влияние отрицательной динамики реальных денежных доходов населения, умеренных темпов роста регулируемых услуг, конъюнктуры отдельных агропродовольственных рынков приводило к снижению инфляционного фона.

При этом динамика инфляции была обусловлена в большей степени действием краткосрочных волатильных факторов, о чем свидетельствует более значительное замедление базовой инфляции (без учета энергоносителей, плодоовощной продукции и регулируемых услуг) — с 8,9% в декабре 2016 года до 6,2% в ноябре 2017 года.

Необходимо отметить, что постепенное восстановление темпов роста экономики и потребительского спроса, которые мы наблюдали в текущем году, не оказывали инфляционного давления.

По оценкам Национального Банка, по итогам года инфляция в годовом выражении сохранится в пределах целевого коридора 6−8% и будет плавно переходить к целевой траектории 2018 года.

Крайне важно, что Национальный Банк не ставит перед собой цель быстрого снижения инфляции. Поэтому с 2018 года целевые ориентиры по инфляции будут снижаться, но поэтапно. Постепенность снижения ориентиров продиктована необходимостью поддержания восстановительных процессов в экономике. В 2017 году инфляция не снижалась быстро и складывалась в пределах целевого коридора, что способствовало поддержанию темпов роста реального ВВП в восстановительный период.

— Каков вклад роста цен на бензин и другие виды топлива в повышение уровня инфляции?

-Удорожание энергоносителей в начале и конце текущего года обуславливало кратковременное повышение инфляции. Его вклад в инфляцию с начала года составил не более 1 процента., хотя с учетом суммарного эффекта в виде удорожания перевозок товаров и себестоимости коммунальных услуг может быть немного выше. В целом, влияние таких изменчивых компонентов инфляции оценивается как краткосрочное. По данным Комитета по статистике МНЭ РК, при общей инфляции в 7,3% показатель базовой инфляции без учета отдельных составляющих (плодоовощная продукция, регулируемые услуги, энергоносители) в годовом выражении в ноябре составил 6,2%.

— 27 ноября Нацбанк решил сохранить базовую ставку на прежнем уровне. Чем это обусловлено? Насколько, по вашему мнению, базовая ставка является эффективным инструментом и отражает ли она реальную рыночную ситуацию?

— Базовая ставка является основным инструментом денежно-кредитной политики Национального Банка, которая позволяет регулировать номинальные межбанковские процентные ставки на денежном рынке. На сегодняшний день ставки на денежном рынке формируются в соответствии с коридором базовой ставки. Таким образом, базовая ставка обуславливает ценообразование в финансовом секторе: на денежном рынке, на рынке ценных бумаг и в кредитовании.

Последнее решение о сохранении базовой ставки на прежнем уровне обусловлено несколькими факторами.

Во-первых, уровень годовой инфляции в октябре ускорился. Динамика инфляции обусловлена в большей степени действием краткосрочных факторов — удорожанием энергоносителей таких как: бензин, дизтопливо, уголь, в результате временного сокращения предложения и отдельных видов продовольствия, в основном, овощей (сезонный рост цен), о чем свидетельствует незначительное повышение базовой инфляции. Риски реализации вторичных эффектов от подорожания энергоносителей могут сохраняться в краткосрочном периоде и привести к повышению инфляционных ожиданий. В то же время, годовая инфляция, по оценкам Национального Банка, сохранится в пределах целевого коридора 2017 года.

Во-вторых, сохранение внешних рисков. В общем случае ситуация на внешних товарных рынках характеризуется относительной стабильностью. Темпы роста экономики и инфляция в странах — торговых партнерах, наряду с внешними продовольственными ценами, являются благоприятными с точки зрения влияния на спрос на казахстанский экспорт и инфляцию. В динамике цены на нефть, начиная с июня 2017 года, отмечается тенденция роста. Однако в среднесрочной перспективе могут возникнуть риски ее волатильности, повышающие неопределенность относительно будущих периодов.

Для достижения целей по инфляции Национальный Банк будет устанавливать базовую процентную ставку в зависимости от фактического и прогнозируемого уровня инфляции и других параметров. Базовая ставка в реальном выражении, т. е. номинальная ставка за минусом прогнозируемого значения инфляции на 12-ти месячном горизонте, будет поддерживаться на уровне не выше 4%, что соответствует долгосрочным потенциальным темпам экономического роста.

— Какая ситуация прослеживается на валютном рынке страны? Расскажите об основных факторах, которые влияют на валютный курс?

— Текущая ситуация на валютном рынке стабильна. Формирование курса тенге происходит на рыночных условиях под воздействием спроса и предложения на иностранную валюту.

В условиях режима свободно плавающего обменного курса на курс тенге оказывают влияние внутренние и внешние факторы. К внешним факторам прежде всего относятся мировые цены на нефть и ситуация в странах — основных торговых партнерах Казахстана. К внутренним факторам относятся девальвационные ожидания, изменение внутренних ставок, темпы дедолларизации сбережений.

Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 25 декабря 2017 > № 2437336 Данияр Акишев


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 25 декабря 2017 > № 2436190 Роман Ткачук

«Фаза торга»: покупать ли биткоин прямо сейчас

РОМАН ТКАЧУК

старший аналитик группы компаний «Альпари»

Тема биткоина все больше на слуху. Однако, если оставить в стороне начало торговли фьючерсами на биткоин в Чикаго, хоть сколько-то значимое практическое применение криптовалюта получает лишь в Азии и странах третьего мира. Тем не менее россияне тоже начинают присматриваться к «деньгам будущего».

Япония: биткоинкоматы вместо банкоматов

В Японии 1 апреля 2017 года вступил в силу закон о платежных услугах: биткоин официально был признан платежным средством. Прошло более полугода – использование биткоина в Стране восходящего солнца стало привычным делом. Согласно опросам, половина японцев имеет опыт оплаты биткоином в розничных магазинах, интернет-магазинах и ресторанах. Процесс оплаты зачастую осуществляется через платежные процессоры (например, Coincheck) – это можно сравнить с оплатой с помощью пластиковой карты. Если вы производите такой платеж впервые – продавец подскажет вам, как это сделать, заодно можно узнать его мнение о перспективах криптовалют. Все больше японских компаний принимают биткоин для оплаты (гостиницы, авиаперевозчики, прокат), поскольку в этом нет ничего сложного, а для определенной категории клиентов это дополнительное удобство. Есть специальные карты, на которых отмечены места, где принимают криптовалюту. Также есть биткоинкоматы, где можно поменять биткоины на фиат. Впрочем, иены с собой также стоит иметь: ряд компаний категорически не принимают к оплате криптовалюты. Например, токийское метро.

В вопросе признания биткоина Япония идет впереди планеты всей. Но японцы вообще экстравагантная и отличающаяся от всех нация. По пути признания биткоина платежным средством также двигаются Южная Корея, Малайзия, Австралия.

Биткоин усиливает влияние в мире

Уровень распространения криптовалют в мире пока невысокий (несколько выше он в азиатских странах) – про биткоин слышали все, но количество открытых криптокошельков составляет менее 20 млн, причем на большинстве из них лежит символическое количество биткоинов (до 0,1 BTC).

В криптомире, как и в мире капиталистическом, наблюдается «концентрация ресурсов и капитала». Так, 95% всех биткоинов находятся в руках нескольких тысяч человек/фондов. К примеру, в криптокошельке легендарного Сатоши Накамото – 980 тыс. биткоинов. Такая концентрированность может настораживать тех, кто покупает биткоин на текущих уровнях: покупая 1 биткоин за 1 млн рублей, вы покупаете менее чем одну десятимиллионную долю в этом проекте. Притом что пять лет назад кто-то купил за такую же сумму 1 тыс. биткоинов.

Любопытно, что наибольшую популярность биткоин имеет в странах третьего мира – Зимбабве, Венесуэле и тому подобных, где фактически отсутствует или деградировала традиционная финансовая система. Национальные валюты там крайне неустойчивы и подвержены резким колебаниям, биткоин же по сравнению с ними – более устойчивая валюта, которую удобно использовать для накопления и оплаты. Таким образом, экономики этих стран «перепрыгнули» фазу развития банковской сферы и сразу встали на путь блокчейн-технологий.

Перспективы биткоина

В потенциале у блокчейн-технологий огромный пласт возможных сфер применения, прежде всего в базах данных и хранения информации. Безусловно, это касается и «черных сфер» – торговли наркотиками, оружия, финансирования терроризма. Но стоит понимать, что биткоин – это не абсолютное добро или зло, а лишь инструмент для трансакций. Каких-то дополнительных преференций использование биткоина в противоправных целях не дает, к тому же криминальные сделки осуществлялись задолго до биткоина. Если в теневой экономике не будет использоваться биткоин, то вместо него станут применяться другие инструменты, а при наличии офшоров это не составляет труда. Кроме того, с появлением криптовалют этот рынок не вырос, так что говорить о негативном влиянии биткоина не стоит.

Кроме перспектив стать общемировым платежным средством, биткоин может получить статус инструмента инвестирования. Видя взлет курса биткоина в 17 раз с начала 2017 года, все больше людей задумываются, не вложить ли свои кровные в этот пусть непонятный и рискованный, но постепенно становящийся привычным актив. Формируется категория людей, воспринимающих биткоин не как платежное средство, а как инвестиционный инструмент. Соответственно, даже имея биткоины в своих криптокошельках, они продолжат расплачиваться в магазинах иенами, евро и долларами.

Блокчейн-технологии ворвались на мировой финансовый рынок и изменили обстановку на нем. В психологии есть концепция принятия неизбежного – через фазы отрицания, гнева, торга, депрессии и, наконец, принятия. Все новые технологии проходили этот путь, включая автомобили и электричество.На мой взгляд, в эти дни финансовая система находится в «фазе торга». У блокчейн-технологий есть осязаемые перспективы применения. Возможности использования блокчейна и криптовалют в финансах изучают крупные инвестиционные фонды. Крупнейшие мировые биржи СBOE, CME, NASDAQзапускают торги фьючерсами на биткоин. Банк Англии тестирует возможности осуществления трансграничных платежей с использованием технологии Ripple. Криптовалютам по силам потеснить на рынке платежные системы Visa, Mastercard, PayPal. Если позволят регуляторы, криптовалюты могут стать частью мировой финансовой системы и займут 2–10% от мирового банковского рынка.

А как у нас?

В вопросах применения биткоина России, похоже, с Японией не по пути. Заместитель министра финансов Алексей Моисеев в начале декабря заявил, что расчеты с помощью криптовалюты могут рассматриваться как уголовно наказуемое деяние. Учитывая, что именно Министерство финансов определяет статус криптовалют в России, биткоин вряд ли будет признан у нас платежным средством в обозримом будущем. В целом российские власти пока открыто не запрещают биткоин, но и не разрешают.

В то же время есть шанс, что криптовалюты получат статус актива. В этом случае Минфин окажется в выигрыше: доходы по криптовалюте будут облагаться налогом, пополняя российский бюджет. Главным сторонником развития блокчейн-технологий в России является глава Сбербанка Герман Греф, это открывает новым технологиям в России определенные перспективы.

Из-за неопределенного статуса криптовалюты в выжидательной позиции находятся и российские компании: они не спешат внедрять технологии оплаты биткоином. Объявления о продаже дома или автомобиля в биткоинах – единичные случаи, которые в большой степени являются пиаром и демонстрацией, что ты идешь в ногу со временем. Ряд небольших российских компаний заявляли о возможности оплатить товар/услугу в криптовалюте. Зачастую это выглядело следующим образом: вы переводите сумму оплаты в биткоинах на криптокошелек компании, а компания проводит расходы по статье «маркетинг и продвижение». То есть реальной сделки не осуществлялось. Время трансакции по биткоину может затянуться на 15–30 минут, что не совсем удобно при оплате, например, в кафе или магазине.

Учитывая, что в ближайшие годы в России биткоин не станет платежным средством, для россиян он может иметь значение только как инструмент инвестиций. Однако на фоне резкого роста стоимости биткоина в последние недели сейчас, может быть, не самое лучшее время для вложений, поскольку в любой момент может наступить коррекция. Кроме того, необходимо учитывать, что этот год в России предвыборный. Осторожность и нежелание властей делать резкие движения, брать на себя повышенные риски, в том числе в вопросе признания криптовалют, вполне понятны. Возможно, что-то изменится после марта 2018 года.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > bankir.ru, 25 декабря 2017 > № 2436190 Роман Ткачук


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 22 декабря 2017 > № 2432483 Александр Захаров

Как налоговики «обманули» юристов. Россия начнет получать информацию об офшорах

Александр Захаров

Партнер Paragon Advice Group, колумнист Forbes

Власти офшоров включили Россию в список стран, с которыми они согласились автоматически обмениваться данными. ФНС сможет начать получать информацию уже с осени 2018 года

21 декабря в специальном разделе официального сайта Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР является официальным депозитарием для этих целей) появилась первая информация о тех юрисдикциях, которые готовы получать, и тех, которые готовы предоставлять информацию о финансовых счетах в ФНС России.

Общий стандарт отчетности (CRS — the Common Reporting Standard) был одобрен в 2014 году как основа для автоматического ежегодного обмена информаций об «офшорных» финансовых счетах в интересах налоговых органов стран налогового резидентства держателей таких счетов. В настоящее время более 100 юрисдикций (стран и зависимых территорий) приняли его, из которых почти половина (включая весь Европейский Союз) уже обменялись информацией этой осенью за отчетный 2016 год, а еще 53 планируют в 2018 году.

ОЭСР отмечает, что только 39 из 53 юрисдикций, принявшие на себя обязательства провести первый обмен в 2018 году в соответствии с Многосторонним соглашением компетентных органов об автоматическом обмене информацией о финансовых счетах на основе CRS, смогли пока выполнить все необходимые условия для вступления международного договора в действие на своей территории с целью начала обмена со следующего года. Ожидается, что остальные завершат свои мероприятия к марту 2018 года, а также номинируют своих партнеров для двусторонних отношений по автоматическому обмену с сентября следующего года.

Формальности превыше всего

Интересно, что Россия не ратифицировала Многостороннее соглашение компетентных органов об автоматическом обмене, как это произошло с Многосторонней конвенцией о взаимной административной помощи по налоговым вопросам в соответствии с Федеральным законом «О международных договорах Российской Федерации».

Например, и Франции, и Греции, и даже Швейцарии пришлось ратифицировать Многостороннее соглашение. Российские чиновники, как и ОЭСР, считают его продолжением статьи 6 Многосторонней конвенции, предусматривавшей аж с 1988 года возможность автоматического обмена, поскольку ее «резиновая» формулировка, по их мнению, относит Многостороннее соглашение к категории «взаимных договоренностей», существующих без соответствующего оформления в качестве самостоятельного международного договора, что является достаточно дискуссионной квалификацией.

Одновременно ОЭСР подчеркивает, что «в то время как Многостороннее соглашение компетентных органов об автоматическом обмене информацией о финансовых счетах на основе CRS является многосторонним соглашением» (здесь специально избегается термин «договор», ведь, за него спрос строже), «отношения по обмена на основе CRS являются двусторонними по природе, и активируются, когда обе юрисдикции обладают действующим национальным регулированием для обмена на основе CRS, и номинируют друг друга в качестве предполагаемого партнера обмена».

Кто партнер России?

Согласно данным ОЭСР, Россия готова предоставлять информацию в 55 юрисдикций. В свою очередь, в Россию направлять информацию готова 71 юрисдикция. Что означает несовпадение этих цифр? Только то, что ряд стран не нуждается в информации из России, поскольку ОЭСР публикует информацию исключительно о сложившихся и активированных двусторонних отношениях по автоматическому обмену информацией о финансовых счетах.

Интересно, что у ОЭСР отсутствуют данные по конкретной дате начала обмена или первому отчетному периоду по целой группе стран, проявивших интерес к отправке информации в Россию.

Так, Аргентина, Бельгия, Бермуды, Британские Виргинские острова, Венгрия, Германия, Гернси, Гренландия, Греция, Дания, Джерси, Индонезия, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Каймановы острова, Кипр, Колумбия, Коста-Рика, Корея, Кюрасао, Литва, Люксембург, Мальта, Мексика, Нидерланды, Норвегия, Польша, Португалия, Румыния, Сан-Марино, Сейшелы, Словакия, Словения, Хорватия, Фарерские острова, Финляндия, Франция, Чехия, Швеция, Эстония, и Япония указали только 21 декабря 2017 года как дату активации двусторонних отношений. Следует принимать во внимание, что банковские учреждения названных стран начинали собирать информацию о нерезидентах с момента принятия требований соответствующего национального законодательства.

Австралия, Андорра, Барбадос, Белиз, Болгария, Бразилия, Великобритания, Гибралтар, Индия, Китай, Лихтенштейн, Маврикий, Науру, Новая Зеландия, Саудовская Аравия, Сент-Винсент и Гренадины, Сингапур, Самоа, Теркс и Кайкос, Уругвай, Чили, ЮАР готовы присылать информацию осенью 2018 года за отчетный период, начиная с 1 января 2017 года.

С 1 января 2018 года отчетный период для предоставления информации согласовали Ливан, Малайзия, Пакистан и Швейцария. За отчетный период с 1 января 2019 года предоставить информацию готовы острова Кука и Сент-Люсия.

Стоит отметить, что установленные двусторонние отношения по автоматическому обмену согласно концепции ОЭСР для его реализации не являются взаимными обязательствами конкретных юрисдикций, что означает, что они могут быть прекращены в любой момент, или вообще реализовываться юрисдикциями избирательно, исходя из собственных национальных интересов.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 22 декабря 2017 > № 2432483 Александр Захаров


Япония. Швейцария. Весь мир > Финансы, банки > forbes.ru, 22 декабря 2017 > № 2432460 Владимир Михайлов

Трейдеры с мандатом. Как мировые центробанки надувают пузырь на рынках акций

Владимир Михайлов

исполнительный директор GL Financial Group

Крупнейшие центробанки массово скупают акции в поисках доходности и получают огромные прибыли на растущем рынке. В итоге регуляторы загнали себя в ловушку: они участвуют в раздувании пузырей, но остановиться уже не могут

Самые значимые финансовые регуляторы мира продолжают удерживать процентные ставки на сверхнизких уровнях — нулевых или даже отрицательных. Эта политика была запущена еще в 2007-2008 годах, чтобы стимулировать пострадавшую от мирового финансового кризиса экономику.

Однако среди прочего она привела к тому, что гособлигации практически перестали приносить доход и потеряли инвестиционную привлекательность.

При этом центробанкам по-прежнему надо где-то размещать свои активы. На них сильно давят собственные раздувшиеся резервы. В конце 1995 году их объемы составляли $1,4 трлн, а к концу 2016 года выросли почти в 10 раз — до $11 трлн.

Поскольку гособлигации в большинстве случаев уже не выглядят интересным инструментом, регуляторы все активнее переключаются на акции. Цели и функции центробанков меняются до неузнаваемости — главные проводники монетарной политики фактически превращаются в крупнейшие хедж-фонды, гоняясь за прибылью.

Швейцарский стандарт

Ярче всего этот процесс иллюстрирует пример SNB — Национального банка Швейцарии. Акции SNB свободно торгуются на бирже: 45% владеют кантоны, 15% — кантональные банки, еще 40% находятся у частных инвесторов.

Сейчас бумаги регулятора стоят без малого четыре тысячи франков. За год они подорожали на 126%. Причина взлета проста: инвесторы ищут безопасные инструменты на замену швейцарским гособлигациям.

Отрицательная ставка (-0,75%) привела к тому, что доходность долговых бумаг опустилась ниже нуля. А акции SNB вполне отвечают требованиям инвесторов.

Во-первых, швейцарский регулятор просто не может обанкротиться, поскольку у него есть возможность печатать одну из самых надежных валют в мире. Во-вторых, его прибыль постоянно растет. С января по сентябрь 2017 года SNB заработал почти 34 млрд франков, что уже превышает показатель за весь прошлый год — 24 млрд франков.

Прибыль SNB увеличивается благодаря операциям на фондовом рынке. Нацбанк инвестировал в акции различных компаний около $150 млрд — 20% от объема всех резервов страны.

Активную скупку бумаг швейцарский ЦБ начал в 2013 году, тогда их доля составляла 7%. На акции одних только американских корпораций сейчас приходится $88 млрд. Регулятор охотно инвестирует в бумаги лидеров рыночного роста: он вложил $3 млрд в Apple, $2,2 — в Alphabet, $2 млрд — в Microsoft.

Как и другие участники рынка, SNB оказался заложником мировой политики низких ставок и потому был вынужден искать прибыльные инструменты. Пока его стратегия себя оправдывает, а финансовые показатели швейцарского регулятора не могут не радовать инвесторов.

Проблема заключается в том, что SNB своими действиями поддерживает бычьи настроения на рынке и способствует раздуванию пузырей. И действует он не в одиночку.

Вторым заметным игроком-регулятором является Банк Японии. Он стабильно входит в десятку крупнейших акционеров компаний из индекса Nikkei 225. В частности, японский ЦБ владеет большими долями производителя музыкальных инструментов Yamaha и лидирующей в стране строительной корпорации Daiwa House.

Правда, в отличие от швейцарских коллег, он работает в основном в спасательном режиме: скупает акции при просадках и тем самым поддерживает рынок. Игроки отмечают, что ЦБ ориентируется на индексы TOPIX и Nikkei 225. Если торги завершаются падением, на следующий день Банк Японии выходит на рынок.

Итог этих спасательных операций впечатляет: к концу сентября регулятор скупил биржевые фонды (ETF) на 4,6 трлн иен ($41 млрд). В общей сложности он владеет 75% национального рыка ETF.

В едином порыве

Сложившаяся ситуация, похоже, не очень беспокоит центральные банки. Еще в 2014 году бывший управляющий резервами Банка Кореи Хен Си Чо призывал пересмотреть всю «инвестиционную вселенную» регуляторов, уйти от фиксации на облигациях с высоким рейтингом и открыться новым видам активов.

Тогда же управляющие Банка Италии констатировали, что многие центральные банки меняют инвестиционную политику. Пересмотрел ее и итальянский регулятор, вложив 6% из почти €150 млрд резервов в акции.

В начале 2017 году компания Invesco провела опрос, в котором приняли участие 18 управляющих ЦБ. Он показал, что 80% респондентов планируют наращивать инвестиции в фондовый рынок.

Примерам центральных банков следуют крупнейшие пенсионные фонды. Так, половина активов Пенсионного фонда Японии размещена в акциях. На бумаги иностранных компаний приходится почти 24% от $1,3 трлн активов фонда.

Квартальная прибыль фонда с июля по сентябрь 2017 года достигла $39 млрд (плюс 3%), японские акции в портфеле подорожали на 4,8%, иностранные — на 5,6%.

Государственный пенсионный фонд Норвегии, который по итогам полугодия отчитался о рекордной прибыли в $63 млрд, держит в акциях 65,1% своих активов. В среднем норвежскому пенсионному фонду принадлежит один процент от каждой компании в мире. Фонд Южной Кореи управляет $430 млрд, 35% из них также размещены в акциях.

В большую охоту за акциями может включиться еще один важный участник. В сентябре прошлого года глава ФРС Джанет Йеллен сделала очень важное для рынка заявление. По ее мнению, Федрезерв можно наделить функцией покупки акций ради поддержки экономики в условиях низких ставок и низкой инфляции.

Меж двух огней

В конце 2015 года начался период нормализации ставок, то есть ужесточения монетарной политики. Тогда Федрезерв осторожно поднял процентную ставку впервые за 10 лет, задав общее направление для глобального процесса.

Логичным шагом для остальных ключевых регуляторов было бы повторение действий ФРС. Но ЕЦБ пока не спешит поднимать нулевую ставку, а центральные банки Швейцарии и Японии — выводить ее из минуса.

Более того, в ЕЦБ сообщили, что остаются приверженцами идеи нормализации ставок, но все действия будут медленными и осторожными. Явный сигнал рынку — скорого и сильно ужесточения ждать не следует.

Оставаясь под действием низких ставок, которые делают акции все более привлекательным активом, регуляторы все глубже загоняют себя на фондовый рынок. И здесь для них возникает два серьезных риска. Устранить их одновременно не выйдет, фактически ЦБ оказались в ситуации «оба хуже».

С одной стороны, вкладываясь в акции, они поддерживают экономику и корпорации, поднимают рынок. Но и раздувают пузыри: недаром японские финансисты обеспокоены тем, что такая политика ведет к сильным ценовым искажениям, а стоимость бумаг все дальше уходит от фундаментально обоснованных показателей.

С другой стороны, давно назревшее повышение ставок неизбежно охладит рынок и ударит по портфелям акций некоторых регуляторов.

Открытым остается вопрос о том, что центральные банки будут делать, когда на рынке снова возобладает медвежье настроение. Как быть с позицией в акциях в таком случае? Призыв ЕЦБ к осторожности говорит о том, что регуляторам необходимо взять паузу и подумать над тем, в какой ситуации они оказались. В противном случае могут пострадать не только портфели регуляторов, но и весь глобальный рынок.

Япония. Швейцария. Весь мир > Финансы, банки > forbes.ru, 22 декабря 2017 > № 2432460 Владимир Михайлов


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 22 декабря 2017 > № 2431098 Альберт Кошкаров

Удар по ломбарду

К чему приведет решение Банка России сократить список залоговых бумаг

Банк России с помощью ограничения ломбардного списка решил бороться с излишками рублевой ликвидности у банков

Банк России сократит число бумаг, принимаемых в обеспечение по кредитам. Из списка уберут акции и корпоративные облигации. Что это означает и как повлияет решение ЦБ на фондовый рынок, разбирался Банки.ру.

Опасный профицит

Центробанк в условиях профицита ликвидности активно сокращает число бумаг в ломбардном списке и продолжит это делать в будущем, сообщил первый заместитель председателя ЦБ Сергей Швецов, выступая на РЕПО-форуме в Москве. «Чем ситуация более напряженная, коэффициент утилизации обеспечения выше, тем Банк России будет больше повышать свою собственную толерантность к принятию рисков. Поэтому мы снизили не только количество выпусков, но и классов ценных бумаг, сегодня мы не принимаем акции, мы практически отказались от приема ценных бумаг, выпущенных кредитными организациями, и до минимума снизили ценные бумаги — облигации — корпоративных эмитентов, в перспективе предполагая, что у нас останутся ОФЗ и государственные ценные бумаги», — цитирует его слова агентство Reuters.

Остальные бумаги регулятор намерен принимать в залог только в рамках механизма экстренного предоставления ликвидности (МЭПЛ) и на «индивидуальной основе». Этот механизм ЦБ запустил в сентябре 2017 года для системно значимых банков, финансовая устойчивость которых вызывает у него вопросы. Деньги предоставляются на срок до трех месяцев по увеличенной на 1,75 процентного пункта текущей ключевой ставке. Швецов пояснил, что если кредитная организация обратится за поддержкой, то регулятор готов предоставлять ликвидность «под целесообразное обеспечение».

Таким способом регулятор пытается бороться в проблемой профицита ликвидности в банковской системе. В обзоре ЦБ приводятся данные на 1 октября: структурный профицит ликвидности в банковском секторе РФ достиг 0,8 трлн рублей. Основной вклад в его прирост обеспечили вливания в санируемые банк «ФК Открытие» и Бинбанк. По словам Швецова, профицит ликвидности банковского сектора в 2018 году может удвоиться.

ЦБ беспокоит эта ситуация, поскольку есть риски, что банковская система может оказаться в ситуации структурного профицита ликвидности. Это приведет к тому, что банки перестанут привлекать заемные средства у регулятора и начнут больше размещать свободную ликвидность на депозитах ЦБ. Предпосылки к этому уже есть. Банки все реже обращаются за финансированием в ЦБ. «Объем задолженности банков перед регулятором по рублевым операциям РЕПО с начала года сократился в сотни раз», — указывает аналитик «Альпари» Наталья Мильчакова. Она приводит следующие данные: на начало года задолженность банков перед ЦБ по операциям РЕПО составляла почти 594 млрд рублей, а на сегодняшний день ее объем упал до 1,79 млрд. В то же время кредитные организации разместили на депозитах в Банке России почти 2 трлн рублей.

В ситуации переизбытка ликвидности процентные ставки и на рынке межбанковского кредитования пойдут вниз, и это удешевит стоимость кредитов. А как раз подобный сценарий не устраивает регулятора, ведь в этом случае есть опасность, что доступные кредиты стимулируют спрос населения на товары и приведут к раскручиванию инфляции.

Спасители бюджета

Есть еще одна версия, зачем ЦБ потребовалось сокращать ломбардный список. В феврале 2018 года ожидается новый пакет санкций со стороны США, которые могут коснуться суверенного долга России. Иначе говоря, Минфин при размещении ОФЗ больше не сможет рассчитывать на иностранных инвесторов, доля которых в этом сегменте сейчас составляет около 30%. По расчетам аналитиков, из 1,4 трлн рублей, которые Минфин занял на рынке за два года, нерезиденты обеспечили 1,1 трлн, или почти 78%.

В этих условиях чуть ли не единственным серьезным покупателем, на которого могут рассчитывать чиновники, остаются банки. Об этом в конце ноября говорила глава ЦБ Эльвира Набиуллина. Комментируя вопрос о возможных последствиях новых санкций, глава регулятора сказала, что благодаря спросу на облигации со стороны банковского сектора «серьезных» негативных последствий от возможных санкций не ожидается. «У нас хотя и значительная доля иностранцев на рынке ОФЗ, но тем не менее их доля ограничена и есть всегда спрос на ОФЗ со стороны нашего банковского сектора, заинтересованного в высоколиквидных активах. Мы это видим и не видим, что будет серьезное изменение в доходности этих бумаг. Мы делали оценку: может доходность отскочить кратковременно, но, скорее всего, потом повышение общее будет не очень большое — 0,3—0,4 процентного пункта, коллеги наши считали. Точно это подсчитать невозможно», — приводит слова Набиуллиной агентство Reuters.

Крупнейшие банки — инвесторы в ценные бумаги

Банк Объем вложений в ценные бумаги, в тыс. руб. Прирост портфеля с начала года, %
Сбербанк России 2 453 990 093 19,44
ВТБ 793 782 472 −22,79
Банк «ФК Открытие» 645 245 284 22,35
Газпромбанк 567 353 392 1,94
Альфа-Банк 370 360 928 −0,08
Россельхозбанк 365 121 752 45,48
БМ-Банк (бывш. Банк Москвы) 238 785 877 −18,71
«Россия» 234 501 079 9,45
Национальный Банк «Траст» 225 594 089 111,97
«Национальный Клиринговый Центр» 189 993 704 −7,61

Источник: Банки.ру

Для покупки госбумаг банки смогут использовать те деньги, которые сейчас находятся на депозитах ЦБ. Этого как раз хватит, чтобы выкупить весь новый объем ОФЗ: согласно решению правительства, Минфин в следующем году сможет выпустить государственные ценные бумаги не более чем на 1,48 трлн рублей, в иностранной валюте — не более чем на 7 млрд долларов. Кроме того, другими покупателями бумаг могут выступить НПФ, активы которых только за девять месяцев выросли с 3,42 трлн до 3,75 трлн рублей. «Новые рейтинговые требования стимулируют НПФ к увеличению доли ОФЗ в своих активах, при этом недавние санации крупных банков ускорили этот процесс: НПФ реинвестировали в ОФЗ свои вложения, обесценившиеся из-за проблем в банковской системе и восстановленные в результате санаций», — говорит аналитик Райффайзенбанка Денис Порывай. Напомним, что в рамках санации «ФК Открытие» регулятор выдели трем НПФ, аффилированным с банком, около 43 млрд рублей. По-видимому, это пошло на покрытие убытков от вложений в долевые ценные бумаги, предполагает Порывай.

Впрочем, аналитики и участники рынка, опрошенные Банки.ру, не считают, что сокращение ломбардного списка напрямую связано с подготовкой к возможному ужесточению санкций в отношении России. Заместитель директора инвестиционно-торгового департамента Абсолют Банка Андрей Зайцев полагает, что ЦБ рассматривает операции РЕПО с негосударственными облигациями как антикризисный инструмент. «Учитывая нормализацию ситуации с ликвидностью банковской системы в последние месяцы, Банк России последовательно сокращает ломбардный список. Так, сначала из списка исключались облигации кредитных организаций, а теперь планируется оставить там только госбумаги», — отмечает банкир.

По мнению аналитика ИФК «Солид» Олега Шагова, растущий профицит рублевой ликвидности на фоне снижающихся рублевых процентных ставок может, с одной стороны, спровоцировать чрезмерный интерес банков к рискованным операциям, а с другой — способствовать росту инфляции. «Ни то ни другое не в интересах российского регулятора, который уже длительное время постепенно ужесточает требования к попаданию облигаций в свой ломбардный список, чтобы помешать образованию излишней рублевой ликвидности», — говорит он. Сейчас банки совместно с другими участниками рынка могут выпускать облигации, покупать их друг у друга, затем закладывать эти бонды в ломбард ЦБ, фактически получая под это финансирование регулятора. «Постепенное сокращение ломбардного списка будет стимулировать банки к кредитованию реальной экономики вместо упражнений в сомнительных операциях», — полагает аналитик.

Очистка рынка

Для инвесторов сокращение ломбардного списка — новость неоднозначная. С одной стороны, как считает заместитель директора аналитического департамента «Альпари» Наталья Мильчакова, она может быть негативной для кэрри-трейдеров и инвесторов в корпоративные и банковские облигации. «Потенциальное исключение облигаций всех банков из ломбардного списка, возможно, говорит о том, что ЦБ РФ не слишком высоко оценивает надежность всей банковской системы России», — написала она в своем обзоре. С точки зрения Мильчаковой, это может вызвать краткосрочные спекулятивные движения вниз по ценам корпоративных, в том числе банковских, облигаций и рост их доходности.

О возможном росте доходностей по корпоративным бумагам говорят и другие участники рынка. «Не исключено, что доходность некоторых бумаг вырастет, но для инвесторов это может оказаться не столь чувствительным, поскольку ключевая ставка продолжает падать. Кроме того, ЦБ пока не планирует выводить из ломбардного списка бумаги эмитентов с высоким рейтингом», — указывает начальник отдела торговли облигациями «Атон» Константин Глазов.

Как считает Андрей Зайцев из Абсолют Банка, в долгосрочной перспективе действия регулятора должны привести к оздоровлению рынка облигаций. «В идеале рынок должен самостоятельно оценивать кредитные риски эмитентов, возможности рефинансирования и ликвидации позиций в бумаге. Ведь то, что регулятор принимает крайне широкий спектр бумаг в качестве обеспечения, искажает рыночные сигналы и может в конечном итоге привести к неконтролируемому росту риска в целом на рынке», — рассуждает он. По словам эксперта, в результате действий ЦБ в долгосрочной перспективе должно улучшиться качество эмитентов, которые выпускают облигации. «Вероятно, для эмитентов второго-третьего эшелона сократятся возможности привлечения средств и увеличится цена бумаг относительно высококачественных эмитентов», — предполагает Зайцев.

По мнению Дениса Порывая, исключение бондов компаний и банков из списка залоговых бумаг снизит их привлекательность для инвесторов. «Это приведет к тому, что в условиях снижения ключевой ставки доходности по корпоративным бумагам будут снижаться медленнее, чем по ОФЗ. Эмитенты должны будут учитывать этот фактор в своих ставках», — говорит он.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 22 декабря 2017 > № 2431098 Альберт Кошкаров


Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451100 Данияр Акишев

Данияр АКИШЕВ: «Регулятору важно всегда быть бдительным»

Финансовые новости чаще других оказываются в эпицентре бурных общественных дискуссий, порождающих комментарии и многочисленные вопросы. Что закономерно – в большинстве своем они касаются каждого из нас, влияя на нашу повседневную жизнь. Мы решили составить своего рода топ финансовых вопросов года и адресовали их человеку, который лучше других знает, какие аргументы, события, факты обусловили действия регулятора. Наш собеседник – Председатель Национального банка РК Данияр АКИШЕВ.

Алевтина ДОНСКИХ

ГЛАВНЫЙ ПОЗИТИВ

– Данияр Талгатович, окончательные цифры по году «поспеют» к марту, но хотелось бы уже сейчас оценить основные тренды и вызовы уходящего года, с которыми сталкивался Нацбанк и в целом финансовая система...

– Типичный вопрос – о проблемах. Но начнем с главного позитива года. Важнейшим трендом-2017 стало замедление инфляционных процессов. Напомню, контроль над инфляцией – не только главная цель НБ РК, но и важнейшее условие для развития экономики.

Так вот, все 12 месяцев инфляция в годовом выражении находилась в рамках целевого коридора 6-8% и в целом демонстрировала нисходящую траекторию. По итогам ноября инфляция составила 7,3%, годом ранее было 8,5%.

Теперь – о рисках. В целом риски выхода инфляции за рамки целевых показателей были. Однако негативные сценарии не реализовались в полной мере. Со стороны внешних параметров мы наблюдали более благоприятный, по сравнению с прошлым годом, фон. Ситуация на мировых товарных и продовольственных рынках оставалась стабильной. Хотя в определенные периоды происходило усиление волатильности на внутренних товарных рынках. Это сдерживало более значительное замедление инфляции и инфляционных ожиданий. В свою очередь Нацбанк принимал взвешенные решения на основе анализа фактических и прогнозных показателей и не допускал излишнего ужесточения денежно-кредитных условий.

Среди вызовов года можно отметить всплеск волатильности на внутреннем валютном рынке в августе-сентябре. Его отчасти обусловили спекуляции о возможном значительном ослаблении тенге в привязке к определенным событиям. Например, таким как завершение ЭКСПО-2017. Чтобы не допустить дестабилизации ситуации на валютном рынке, Нацбанк проводил валютные интервенции.

В такие периоды мы активизировали разъяснительную работу. Комментируя ситуацию, мы опирались на фундаментальные макроэкономические факторы, которые не давали оснований для ослабления тенге, а свидетельствовали о предпосылках к его коррекции и укреплению. Что и произошло.

Были достигнуты успехи в «оживлении» рынка ГЦБ. Как краткосрочных нот НБ РК, так и облигаций Минфина. Это важно: повышение ликвидности рынка ГЦБ – своего рода индикатор для внутренних и внешних инвесторов.

– Национальный банк, как и обещал, удержал инфляцию в рамках 6-8%. Новые цели более амбициозны. Что позволило добиться успеха и дает уверенность в прогнозе?

– Основные факторы замедления инфляционных процессов – проводимая Нацбанком умеренно жесткая денежно-кредитная политика в 2016 году и в первой половине 2017 года и позитивное влияние внешних и внутренних факторов.

К снижению инфляционного фона также привели: влияние отрицательной динамики реальных денежных доходов населения; умеренные темпы роста регулируемых услуг; нисходящая конъюнктура отдельных агропродовольственных рынков. При этом динамика инфляции была обусловлена в большей степени действием краткосрочных волатильных факторов. Об этом свидетельствует более значительное замедление базовой инфляции с 8,9% в декабре 2016 года до 6,2% в ноябре 2017 года.

Постепенное восстановление темпов роста экономики и потребительского спроса не оказывали инфляционного давления. Но необходимо понимать, что Национальный банк не ставит целью быстрое снижения инфляции. Поэтому с 2018 года целевые ориентиры по ней будут снижаться поэтапно. Это продиктовано необходимостью поддержки восстановительных процессов в экономике. Так, и в уходящем году инфляция не снижалась быстро и складывалась в пределах целевого коридора. Это поддержало темпы роста реального ВВП в восстановительный период.

РЕФОРМА ЛУЧШЕ ШОКОВОЙ ТЕРАПИИ

– Один из самых острых вопросов нашего «рейтинга» – «Зачем спасать банки, перечислять банкирам миллиарды, они же не бедствуют…» Вопрос звучит и в ответ на принятую Программу устойчивости банковского сектора. Какова логика и аргументация НБ РК?

– Вопрос этот очень серьезный и очень обоснованный. Но и ответ на него очень непростой. Поэтому мне хотелось бы ответить подробно. Вопрос о том, спасать банк или нет, возникает, когда его потери настолько велики, что акционерного капитала не хватает, чтобы оградить вкладчиков от дальнейших потерь. Выбор незавидный, потому что выбирать приходится не между хорошим и очень хорошим, а между плохим и очень плохим. Но выбирать нужно, потому что бездействие еще хуже.

Казалось бы, просто определить, что хуже и при каком решении общественные потери больше: расходы бюджета на спасение банка или общественные издержки, которые мы, все вместе, как страна, понесем, если не будем его спасать. В прошлом году нас перед этим выбором поставили несколько банков, после того, как мы провели инспекцию их ссудных портфелей. Эта одновременность значительно осложнила задачу и повлияла на выбор.

В каждом конкретном случае ответ зависит от множества факторов: от состояния банка и структуры его фондирования, масштаба потерь и еще – от эффективности процедур ликвидации и урегулирования несостоятельных банков.

Попробуем сделать это вместе. Начнем с расходов бюджета на спасение банка. Их оценить относительно просто. Это разница между выявленными потерями и капиталом. То есть, та часть потерь, которую списание капитала возместить не сможет. Если ее восполнить, то можно будет найти частного инвестора для рекапитализации банка. Кстати, это – реализованный сценарий по Казкому. Банк признал все выявленные нами потери, полностью списал акционерный капитал и получил вливание государственной поддержки. После этого он был приобретен Народным банком и рекапитализирован.

Теперь представим, что произошло, если бы мы отказались спасать ККБ. Было бы намного сложнее, потому что нужно учитывать не только сам банк, но и всевозможные последствия его ликвидации. Начнем с кредиторов нашей банковской системы. В основном это общественный сектор, то есть, госкомпании Казахстана, общественные фонды, ЕНПФ. Они держат средства на депозитах и владеют облигациями банков. Это примерно 30% фондирования банковской системы. Еще 44% базы фондирования состоит из сбережений населения. В отличие от 2007 года, иностранных кредиторов среди них практически нет.

При ликвидации банка все они понесут финансовые потери. Субординированные облигации (в основном во владении ЕНПФ) пришлось бы конвертировать в капитал и практически полностью списать, вслед за акционерным капиталом. Держатели старшего долга тоже понесли бы потери. Все вклады пришлось бы урезать. Гарантированные вклады не понесли бы потерь, но только потому, что за них эти потери принял бы на себя Фонд гарантирования депозитов.

Арифметически, потери кредиторов при ликвидации банка равны потерям бюджета при спасении банка. И в том, и в другом случае общественный сектор несет одинаковые потери. Их невозможно избежать, потому что на самом деле они случились намного раньше, но просто не нашли отражения в отчетности. Эти потери произошли тогда, когда госкомпании и НПФ заводили свои средства в банки, несмотря на растущие признаки их финансовой неустойчивости.

Сегодня мы принимаем решение не о том, переносить ли потери банков на общественный сектор, а о том, как их распределить внутри него. Мы в этом году принимали решение о том, кто понесет потери: вкладчики, госкомпании и ЕНПФ при ликвидации банков или НБ РК вместе с Минфином при их оздоровлении. При сценарии ликвидации банка кроме прямых финансовых потерь неизбежно будут другие, масштаб которых, по самым приблизительным оценкам, вполне мог превысить прямые расходы бюджета. Все вкладчики, даже незатронутые ликвидацией банка, потеряют доверие к банковской системе. База фондирования становится неустойчивой, возрастают риски массового оттока вкладов и финансовой дестабилизации.

С другой стороны, спасение банков также связано с долгосрочными потерями в эффективности сектора. Это так называемая проблема роста безответственности – moral hazard – управляющих банков и профинвесторов, включая управляющих пенсионными активами.

Поэтому мы решили оказать поддержку системообразующему банку и принять Программу банковской поддержки для несистемных банков. По общему признанию, это не идеальный механизм. Но мы считаем, что в сложившихся обстоятельствах и с учетом институциональных ограничений, с которыми мы столкнулись, это наилучший вариант оздоровления банков.

Мы сочли, что пакет реформ надзорных мер будет более действенным и более правильным способом решения этой проблемы, чем шоковая терапия вкладчиков. Мы разработали пакет реформ по урегулированию проблемных банков, чтобы их ликвидация или оздоровление происходили быстро и упорядоченно, не вызывая распространения рисков ликвидности.

Как регулятор банков, Нацбанк и госсектор в целом должны извлечь уроки из этого опыта: нам нужно быть бдительными и следить за тем, чтобы банки не занимались рискованным непродуктивным кредитованием.

В прошлом мы слишком полагались на их финансовую отчетность и мнение независимых аудиторов. В качестве регулятора нам нужно как можно раньше идентифицировать нарастание рисков в банке, чтобы вмешаться как можно раньше. Регулятору необходимо иметь право выявлять плохие кредиты, полагаясь на свое суждение и объективные факты. У нас должно быть право потребовать от банка создания резервов на основе нашего суждения об ожидаемых убытках. Наше видение подтверждается международными тенденциями в стандартах бухучета и надзорных практиках.

Мы также неоднократно заявляли, что главная проблема банков – это высокая доля плохих кредитов, которые давят на их капитал и ограничивают кредитную активность. Без решения этой проблемы невозможно восстановление кредитования реального сектора экономики.

Поэтому Нацбанк запустил Программу повышения финансовой устойчивости банков при обязательной поддержке со стороны их акционеров. Помимо Казкома оказана поддержка и другим крупным банкам. Объем поддержки пяти крупным банкам составил более 500 млрд тенге. Все они имеют системную и социальную значимость для Казахстана. Их доля в совокупных активах системы – 27,5%; в депозитах физических лиц – 25,5%; в обязательствах перед квазигосударственным сектором – 30%. В целом реализация программы будет оправдана в долгосрочной перспективе, поскольку поможет списать плохие кредиты банков и создаст устойчивую платформу для расширения кредитования экономики.

«ПРИШПИЛИТЬ» КУРС? МЫ ЭТО УЖЕ ПРОХОДИЛИ

– В рейтинге самых обсуждаемых тем – валютное регулирование. Думаю, каким бы оно ни было, стрелы в эту «мишень» будут лететь всегда. Вот одна из точек зрения: «Свободно плавающий обменный курс – это ошибка. Курс надо зафиксировать, и, более того, руководство страны должно заставить НБ РК это сделать». А о чем свидетельствуют показатели валютного рынка?

– Прошло уже более двух лет с момента перехода на режим свободно плавающего обменного курса, и за это время экспертное сообщество поделилось на две группы. Одни поддерживают наше решение, от других мы слышим критику и по сей день. Это решение было обусловлено выбором режима денежно-кредитной политики – по таргетированию (определение цели) инфляции.

Эффективность такого режима подтверждена множеством научных, эмпирических исследований, а также практикой стран, применяющих его. Поясню: при режиме инфляционного таргетирования центральный банк выбирает единственную цель – снижение и стабилизация инфляции на низком уровне. Дополнительная цель – по таргетированию обменного курса не будет обеспечивать «независимость» ДКП. Поскольку тогда процентная политика центрального банка должна будет постоянно изменяться в ответ на шоки валютного курса.

За нашу историю независимости мы опробовали несколько режимов валютного курса. В том числе – режим неявной привязки тенге к доллару. И это неизбежно приводило к накоплению дисбалансов в экономике вследствие высокой инфляции и внешних шоков, обусловленных мировыми экономическими и финансовыми кризисами. Итог для нас – вынужденная девальвация тенге. Все хорошо помнят, какую социальную напряженность такой шаг вызывал, как падало доверие к тенге и как быстро население начинало переводить свои сбережения в инвалюту. Также напомню, что для поддержки курса тенге на определенном уровне, в условиях режима фиксированного обменного курса НБ РК тратил международные резервы – «подушку» безопасности страны на случай кризисных явлений. Но неизбежно наступал момент, когда такая трата резервов не оправдывала себя.

Действующая курсовая политика основывается на рыночных факторах, позволяет избегать накопления дисбалансов в экономике и обеспечивает конкурентоспособность отечественных производителей. При режиме плавающего обменного курса ситуация значительно улучшилась, валютный рынок сбалансировался по спросу – предложению. Это не означает отсутствие факторов, которые могут двинуть рынок в ту или иную сторону, но в этой ситуации у финрегулятора достаточно инструментов, чтобы держать ситуацию под контролем.

Поэтому не стоит с опаской смотреть на ежедневные колебания курса тенге, как в сторону укрепления, так и в сторону ослабления. Именно ежедневные колебания на рынке позволяют исключить возможность одномоментного и существенного изменения курса тенге. В свою очередь НБ РК готов по мере необходимости участвовать в валютных торгах, чтобы сглаживать дестабилизирующие скачки обменного курса.

Теперь посмотрим на тенденции и показатели валютного рынка в уходящем году.

Во-первых, снизилась волатильность. В текущем году курс тенге колебался в диапазоне 310,4-345 тенге за доллар США (+/-5-6% от среднего значения). Во-вторых, участие НБ РК в валютных торгах значительно снизилось по сравнению с прошлым годом (менее 2% от общего объема торгов за 11 месяцев). Это означает, что рынок может самостоятельно определить уровень курса без его существенной переоценки или недооценки. Еще плюс – сохранность резервов страны.

И очень важный, не финансовый результат: постепенное восстановление доверия людей к тенге, снижение долларизации.

РЫНОЧНО, НО С УЧЕТОМ СОЦИАЛЬНОГО ФАКТОРА

– Решения Нацбанком принимаются, исходя из объективных законов рыночной экономики. Но есть задачи, когда необходимо искать баланс между рыночными и социальными аргументами. Как принимаются решения по социально значимым вопросам, строго рыночно?

– Все решения, принимаемые НБ РК, например, о господдержке банков либо ипотечных заемщиков, основываются на количественном и качественном анализе, оценке возможных рисков и последствий для финансового рынка и экономики. Так, при оздоровлении банка берется во внимание экономическая целесообразность с точки зрения уменьшения госзатрат. То есть, неоказание господдержки банку в настроящем моменте может привести к большим потерям в будущем (least cost method).

Если речь идет об оказании поддержки ипотечным заемщикам, то учитываются объективные факторы, повлиявшие на ухудшение их положения и увеличение долговой нагрузки. Кроме того, нами изучается и учитывается международный опыт, производится экспертная оценка и согласование с банковским сообществом и правительством.

ГОСПРОГРАММА: 23 ТЫСЯЧИ РЕФИНАНСИРОВАННЫХ

– Государству и Нацбанку удалось снять эмоциональный накал многолетней ипотечной драмы и войти в русло прагматичного решения вопросов. Это пример того, как социальная значимость проблемы превалирует над жестким рыночным подходом. Хотя и не все согласны с таким решением: дескать, спасая ипотечников, государство поддерживает неплательщиков, которые по своей воле брали кредиты. А как Вы оцениваете прошлые системные ошибки и текущую ситуацию?

– Это был жесткий рыночный урок. Не только для тех, кто необдуманно брал кредиты, не просчитав собственные возможности отвечать по принятым обязательствам, но и тех, кто ипотеку настойчиво предлагал. Ипотечный «пузырь» раздувался, но никто не предпринял мер, чтобы его предотвратить. Поэтому государство подключилось к урегулированию ситуации с ипотечниками.

Об этом уже не раз говорилось. Сегодня важно сказать о том, что уже удалось сделать для решения проблемы. Программа рефинансирования ипотечных заемщиков, защищающая владельцев единственного жилья, была принята в апреле 2015 года. На ее реализацию Нацбанк выделил 130 млрд тенге. На 1 ноября т.г. в банки было подано 29 216 заявок на рефинансирование займов на сумму 214,7 млрд тенге. Из них одобрены 23 028 заявок на сумму 141 млрд тенге. До 2027 года с учетом револьверного механизма освоения денег программой будет охвачено порядка 40 тысяч заемщиков.

Недавно президент поручил Нацио­нальному банку совместно с правительством внести предложения о целесообразности ее расширения. Сейчас мы готовим совместные предложения.

Если говорить о текущей ситуации, то отмечается стагнация в ипотечном кредитовании. Она объективно обусловлена общим спадом в экономике, снижением реальных доходов и потребления населения. Ситуация ухудшалась и по причине роста стоимости жилья в условиях повышенного спроса при отсутствии достаточного предложения на рынке. Кроме того, активность банков в долгосрочном ипотечном кредитовании сдерживается низким качеством ссудного портфеля и низкой диверсификацией базы фондирования. Так, по состоянию на 1 ноября т. г. 80% совокупных обязательств банковского сектора (16 989,1 млрд тенге) составляют вклады клиентов.

В силу этих причин банки концентрируются на краткосрочном и высокодоходном потребительском кредитовании. Их доля в общем объеме займов физлицам банков на 1 ноября составляла 69,3%, а на ипотечные займы приходится 26,1% – всего 1 100,8 млрд тенге.

Одним из условий возобновления банковского ипотечного кредитования является создание альтернативных рыночных источников рефинансирования ипотечных кредитов. Сейчас мы разрабатываем комплекс мер, направленных на развитие внутреннего рынка секьюритизации ипотечных кредитов. Это должно придать импульс, как развитию ипотечного сегмента, так и фондовому рынку.

УПРАВЛЕНЦЫ ДЛЯ ПЕНСИОННЫХ АКТИВОВ

– Тема инвестирования пенсионных активов весь год была на «пьедестале» дискуссий. И тому есть немало поводов. Так, на недавнем заседании Общественного совета ЕНПФ сообщалось, что уровень проблемных активов фонда превышает 44,8 млрд тенге. Нацбанк не только управляет активами ЕНПФ, но и анализирует ситуацию в поисках системных решений, что принципиально изменится в этом вопросе в будущем?

– Хорошая новость в том, что за 11 месяцев года доходность пенсионных активов составила 7,15%, при инфляции – 6,3%. То есть, с начала года обеспечена положительная реальная доходность по ним в размере 0,85%.

Также сообщу, что Нацбанк разработал новое стратегическое распределение валютной части портфеля пенсионных активов ЕНПФ. Теперь планируется использовать индексное инвестирование пенсионных активов ЕНПФ в глобальные индексы облигаций и акций. Оно будет вестись зарубежными управляющими компаниями. Сейчас мы проводим процедуры по передаче зарубежным управляющим компаниям части пенсионных активов ЕНПФ, номинированных в инвалюте.

Если говорить о должниках фонда, то напомню, что после передачи активов из частных НПФ в инвестпортфеле ЕНПФ находились финансовые инструменты 32 компаний, допустивших дефолт. По состоянию на 1 апреля 2014 года общая сумма проблемных активов в его портфеле составляла 161,5 млрд тенге – 4,4% от их объема. По состоянию на 1 декабря т.г. их сумма снизилась до 44,9 млрд тенге – это менее 0,6% от их объема. Работу по возврату денежных средств по таким инструментам ведет ЕНПФ, а весь процесс находится на контроле правительства и Генеральной прокуратуры.

– Национальный банк располагает и управляет своими золотовалютными активами, управляет активами ЕНПФ и Нацфонда. Не возникают ли здесь конфликты интересов?

– ЗВА Нацбанка, средства Национального фонда и часть активов ЕНПФ инвестированы на зарубежных рынках, обладающих достаточной глубиной, благодаря чему вопрос конфликта интересов в инвестиционном процессе не стоит на повестке дня.

С начала 2016 года в целях повышения эффективности управления пенсионными активами ЕНПФ введена многоуровневая система принятия управленческих решений. Ключевые функции переданы в компетенцию Совета по управлению Национальным фондом, возглавляемого Президентом РК. Нами также подготовлены предложения по реформированию системы управления пенсионными активами. Сейчас они обсуждаются с участниками финансового рынка на площадке АФК.

– Как Национальный банк зарабатывает и из каких ресурсов финансирует госпрограммы?

– Мы ожидаем положительный инвестдоход по итогам 2017 года в рамках управления золотовалютными резервами. Что касается расходов, то финансирование программы поддержки банков, а также решение проблем валютных ипотечников предусматривает эмиссию тенге.

ПОЙМАТЬ «ХАЙП» И НЕ СДУТЬСЯ

– Нацбанк, правительство взяли паузу в вопросе оценки криптовалюты, не затянулась ли она?

– Есть определенный ажиотаж, или, как говорят, «хайп», вокруг криптовалюты. Что связано с ростом цены биткоина и желанием заработать на этом. Но нужно понимать, что цена криптовалюты определяется спросом и предложением, построенным только на доверии к ней. Рост или падение ее цены зависит от различных информационных поводов и неких ожиданий на рынке.

Поэтому на рынке криптовалют постоянные колебания цены. Негативная новость за считанные часы может обвалить курс криптовалюты на 7-10%, позитивная – поднять цену. То есть, эта сфера сопряжена с высокими рисками, где абсолютно никто, в том числе государства, не гарантирует сохранность вложенных денег, и нет защиты от недобросовестного поведения участников операций.

Отсутствуют и механизмы, рычаги централизованного регулирования и контроля криптовалют. Они не имеют эмитента, на которого могло бы быть обращено регулирование, и имеют трансграничную природу. В мире отсутствует единая или эталонная правоприменительная практика регулирования обращения и использования криптовалют. Поэтому вопрос требует всестороннего анализа и изучения всеми заинтересованными госорганами, в том числе правоохранительными и фискальными органами. И мы пока, действительно, держим паузу.

ДОВЕРИЕ – НЕ САМОЦЕЛЬ, А УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ

– Многие оптимистично, как позитивный сигнал, восприняли возобновление Конгресса финансистов. И на форуме говорили о векторах развития. Лично я выделила принципиальный посыл банкиров – государство должно выходить из секторов экономики, с которыми могут справиться банки. Например, из сектора жилищного кредитования. Ой, не рановато ли?

– Конгресс, действительно, отмечен предложениями и инициативами финансистов. Я соглашусь с тем, что в целом сокращение господдержки экономики, это то, к чему мы должны прийти при полноценном развитии рынка. Участие государства в экономике искажает справедливую стоимость ресурсов и приводит к дисбалансам.

И государство потихоньку отходит от этой практики. Однако есть отрасли и сферы экономики, которым пока еще нужна его поддержка, скажем, в качестве импульса для развития. И я соглашусь с вами: сфера жилищного строительства – одна из них. Так как затрагивает не только интересы бизнеса и государства, но и граждан страны. Так, сегодня при участии государства реализуется программа «Нұрлы жер», в которой участвуют и банки второго уровня. Планируется внедрение механизма секьюритизации ипотечных кредитов для повышения доступности жилищных займов и активизации этого кредитования банками.

– Глава государства дал вам ряд поручений не только сугубо должностных и профессиональных, но и репутационного характера – обеспечить прозрачность банковской системы, вернуть доверие к тенге и ко всей банковской системе. Миссия выполнима?

– Восстановление доверия – не самоцель. Это одно из необходимых условий для полноценного и успешного проведения денежно-кредитной политики Нацбанком. Доверие населения и рынка не обеспечивается сиюминутно. Для этого необходимо пройти определенный путь, продемонстрировать профессионализм и приверженность выбранному курсу. И мы подходим к этому вопросу комплексно.

Так, мы четко определили таргет – постепенно снизить инфляцию до уровня ниже 4% к 2020 году и неуклонно следуем в направлении основной цели.

Для восстановления доверия к тенговым активам и снижения долларизации депозитов НБ РК принял меры по повышению их привлекательности. Были повышены максимальные ставки по депозитам физлиц в тенге в феврале 2016 года с 10% до 14%. Ставки по депозитам в инвалюте тогда же были снижены с 3% до 2%, а затем в два этапа до 1% – с 1 декабря. Результаты очевидны – казахстанцы доверяют тенге и открывают все больше тенговых депозитов. Долларовые депозиты не растут, а все больше конвертируются в национальную валюту.

Проводимая нами политика прозрачности также работает на доверие. Одним из значимых событий здесь стало усиление института досудебного урегулирования задолженности, разработка закона о коллекторской деятельности. Отмечу, что на момент разработки этого законопроекта было выявлено 59 агентств, взаимодействовавших с БВУ. Уже 50 коллекторских компаний прошли учетную регистрацию.

За последние годы были выработаны основные принципы и подходы в сфере защиты прав потребителей финансовых услуг и приняты более сотни поправок. Сейчас на основе анализа текущей ситуации, тематики и причин обращений граждан готовятся предложения по дальнейшему усилению системы защиты потребителей финансовых услуг.

В целом же было рассмотрено более ­­11000­ обращений, из которых 72% обращений приходится на банковский сектор. За допущенные финорганизациями нарушения прав потребителей принято более 150 мер воздействия.

Также мы ведем активную коммуникационную политику, используя все возможные каналы связи с обществом.

Существенно расширен перечень публикуемой информации. Мы видим, что не только специалисты могут работать с таким массивом данных, но и обычные люди. Для нас принципиально важно, что участники финансового рынка и население могут сами прогнозировать дальнейшие шаги регулятора, поскольку наша информационная политика функционирует четко, она является открытой и прозрачной. А это лучше, чем реагировать на слухи…

Год назад мы запустили мобильное приложение НБК Онлайн. В нем уже зарегистрировалось более 7000 пользователей, рассмотрено свыше 3000 обращений.

В целом доверие к регулятору, на мой взгляд, растет. Думаю, казахстанцы понимают, что Нацбанк отслеживает ситуацию, принимает взвешенные и своевременные решения и стремится к максимальной открытости.

– В 2018 году тенге отметит 25-летие. Какие черты национальной валюты вы бы назвали характеристикой зрелости?

– О зрелости национальной валюты можно судить, в первую очередь, по тому, как успешно она справляется с основными возложенными на нее функциями. И тут сомнений нет. Тенге как мера стоимости позволяет измерять стоимость товаров и услуг на рынке. Тенге как средство обращения играет роль «посредника» в совершении сделок. Тенге как средство платежа применяется в осуществлении различных выплат – заработной платы, пенсий, пособий, налогов, штрафов.

Отмечу возрастающую роль тенге как средства накопления и сбережения: уровень долларизации в экономике снизился с 70% в январе 2016 года до 49% в октябре 2017 года. Тенге свободно конвертируется на территории страны и не имеет ограничений на объемы конвертаций. А на фоне стабильности тенге в последние годы наблюдается устойчивый спрос на тенговые инструменты со стороны нерезидентов в рамках сделок типа «кэрри трейд».

Таким образом, тенге полностью исполняет все основополагающие функции валюты. Поэтому можно уверенно утверждать, что тенге – полноценная, зрелая денежная единица.

НОВЫЙ ТАРГЕТ ПО ИНФЛЯЦИИ: 5-7%

– С наступлением Нового года люди связывают определенные ожидания, в том числе и в финансовой сфере. Какой будет денежно-кредитная политика НБ РК?

– Кардинальных изменений в денежно-кредитную политику внесено не будет, набор инструментов останется стандартным, продолжится работа по усовершенствованию отдельных элементов.

Национальный банк по-прежнему будет придерживаться режима инфляционного таргетирования. В Основных направлениях ДКП на будущий год определена среднесрочная цель по инфляции на 2020 и последующие годы – близко к 4%. Определены промежуточные целевые параметры по инфляции: на конец 2018 года – 5-7%; на конец 2019 года – 4-6%.

Для достижения этих целей Нацбанк будет устанавливать базовую процентную ставку в зависимости от фактического и прогнозируемого уровня инфляции и других параметров. Базовая ставка в реальном выражении будет поддерживаться на уровне не выше 4%. Официальная ставка рефинансирования продолжит автоматически и синхронно меняться за изменением уровня базовой ставки.

Мы продолжим работу по стабилизации инфляционных ожиданий населения.

Акценты также будут сделаны на оздоровление банковского сектора, стимулирование дедолларизации экономики, оптимизацию валютного регулирования и контроля. По нашим оценкам, в 2018 году ожидаются умеренные темпы роста кредитования, они будут сопоставимы с темпами номинального роста ВВП. При этом рост будет поддерживаться за счет более устойчивых крупных и средних банков с консервативной кредитной политикой.

– Национальный банк – не астролог, но у него есть понимание глубинных течений на глобальном и местном финансовых рынках. Что они принесут Казахстану в следующем году?

– Согласно нашим прогнозам, в 2018 году реальный рост ВВП Казахстана составит 2,8% (при базовом сценарии 50 долларов за баррель). Этому будут способствовать позитивные внешние условия торговли, обусловленные положительной динамикой спроса как в странах – основных торговых партнерах Казахстана, так и в мировой экономике в целом.

Но существует ряд рисков, влияние которых может негативно сказаться на макроэкономическом развитии страны в 2018 году. В числе внешних рисков – существенное снижение цен на энергоресурсы на мировых рынках и волатильность цен на нефть. А также – резкое и более существенное ужесточение политики ФРС без предварительной подготовительной риторики.

К внутренним рискам, характерным для Казахстана, отнесем: вероятность повторного возникновения шоков предложения на отдельных рынках товаров и услуг, в частности, продовольствия и ГСМ; возможное ухудшение ожиданий населения и бизнеса относительно дальнейшей динамики инфляции и обменного курса тенге. В случае реализации этих рисков существует вероятность усиления инфляционного фона в экономике. Это может привести к резкому росту инфляции и ее выходу за пределы целевого коридора. Реакцией на ухудшение внешних и внутренних условий может стать замедление темпов роста экономики.

Мы будем отслеживать эти риски. В случае их реализации будем предпринимать необходимые меры для того, чтобы сохранить макроэкономическую стабильность в стране. Нацбанк намерен неотступно следовать режиму плавающего обменного курса тенге, который будет формироваться на основе спроса и предложения иностранной валюты. Долгосрочный тренд курса тенге будет определяться фундаментальными факторами. В том числе ценой на нефть, курсами валют стран – основных торговых партнеров, состоянием платежного баланса страны, уровнем инфляции и мировыми процентными ставками.

Казахстан > Финансы, банки > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451100 Данияр Акишев


США. Латвия. Россия > Финансы, банки > offshore.su, 21 декабря 2017 > № 2441195

В интервью американский эксперт Дэниел Глейзер рассказал о том, как можно контролировать «подозрительные» деньги

Хорошая репутация латвийской финансовой отрасли оказалась под угрозой из-за допущенных ошибок. В Латвии были проблемы с доступом к американскому доллару, наблюдались трудности в деятельности международной системы финансов. Если финансовому сектору Латвии удастся усовершенствовать требования, которые имеют отношение к отмыванию денег, то страна сможет предлагать услуги в международной финансовой системе. Такую информацию сообщил порталу "Delfi" Дэниел Глейзер. Этот человек является руководителем американской консалтинговой компании, которая называется "Financial Integrity Network".

Глейзер объяснил, что финансовые средства из России и ряда восточных стран должны пройти через финансовую систему. Правильное решение - направление финансового потока через страну с прозрачной банковской системой.

Биография Глейзера включает 20 лет успешной работы в казначействе Америки. Он долгое время изучал вопросы финансирования терроризма, предотвращения возможных финансовых преступлений. В 2017 году Глейзер решил уйти с поста в американском госуправлении, он возглавил известное консалтинговое предприятие. Именно "Financial Integrity Network" по приглашению ABLV Banka стала стратегическим консультантом по предотвращению легализации денежных средств, которые получены незаконным путем.

В интервью порталу "Delfi" Дэниел Глейзер рассказал о возможности латвийских банков восстановления хорошей репутации на международном финансовом рынке. Он сообщил о важных переменах в борьбе с преступлениями финансового характера, раскрыл секрет мощного влияния США на международную финансовую систему.

Почему Латвия стала в центре внимания американского финансового надзора как страна, которая не может устранить проблемы отмывания денег? Что в Латвии пошло не так?

Глейзер отвечает, что нужно усердно работать над преодолением вызовов. Так сложилось, что географически Латвия располагается в том регионе, в котором есть коррупция и организованная преступность, ряд других "высокодоходных" преступлений. Люди сделали все возможное для развития латвийской финансовой системы, но она не застрахована от рисков и незаконной деятельности. Другой вопрос заключается в том, как управляются риски, противостоит ли им международная среда, Латвия, каждый из игроков финансовой отрасли. Еще 10-15 лет назад точного понимания проблемы не было. Со временем латвийские ответственные институции, а также финансовые организации обратили внимание на важность управления такими рисками. Сложные решения не принимаются просто так, для этого требуется обдуманная стратегия. Нельзя обойтись без комплексных решений, в которые специалисты вкладывают много труда. Одна из составляющих успеха - инвестиции. Кроме того, в данной сфере требуется укрепить знания.

Без комплексного и творческого подходов Латвия не сможет решить проблему. Можно утверждать, что на уровне правительства страны и финансового сектора удается осознавать и контролировать риски. При осознании и оптимальном управлении рисков вы оказываете услуги международному финансовому сообществу. В Латвии есть финансовые потоки, которым необходимо двигаться, значит, нужно финансировать сделки. Неотъемлемой частью всего этого является система финансов. Предоставлять услуги банковским учреждениям всего мира можно только после оптимального управления рисками.

В регионе есть много денег, но сможет ли небольшая Латвия справиться с управлением такими рисками?

Глейзер отвечает, что Латвия относится к опытной юрисдикции, значит, сможет управлять рисками. Это будет сложно. Проблемы не возникли бы раньше, если процесс был бы простым. В этом деле нельзя обойтись без специальных знаний, осторожного подхода, технологий, образования и внимания. Дополнительно требуется создать культуру развития, для укрепления которой понадобится время. Никто не сможет создать подобную культуру или новый способ мышления за 24 часа. Нельзя поменять систему, просто сообщив, что нужно действовать по-другому. Для этого требуются все вышеперечисленные вещи, а также время.

Финансовая система Латвии в любом случае будет "транспортировать" денежные средства из России, стран Востока. Вопрос в том, будет ли все осуществляться по прозрачным схемам. Если Латвия не даст возможность этому финансовому потоку двигаться по прозрачным схемам, со временем он найдет непрозрачные варианты. Что может сделать Латвия? Первым делом стране нужно осознать возможные риски, найти возможность разумного управления такими рисками. Для этого нужно инвестировать деньги в образование, разрабатывать технологии и новый подход к таким вещам. При правильном подходе Латвия станет местом, в котором деньги, направленные из других стран, проходят прозрачным путем через финансовую систему. В конечном результате система укрепится, а латвийские предприниматели получат дополнительные возможности. Кроме того, будет оказана услуга международной системе финансов, потому что "подозрительные" деньги найдут к ней доступ. Оптимальный вариант - это когда денежный поток проходит через юрисдикцию, направленную на сотрудничество и действующую в рамках закона. Это прекрасная возможность для Латвии громко заявить о себе на международном финансовом рынке.

Латвийский надзор и финансовые учреждения приложили максимум усилий для предотвращения присутствия "подозрительных" денежных средств в финансовой системе? Стоит ли останавливаться на этом?

Дэниел Глейзер рассказывает о постоянной осторожности, повышенном внимании. Для латвийских органов, осуществляющих надзор над рынком финансов, вопрос остается актуальным. В ближайшем будущем надзор будет сохранять приоритет. Комиссия рынка финансов и капитала должна понимать одно: если требуется доступ к международной системе финансов, следует заботиться об этом регулярно. Латвия получила не слишком хорошую репутацию на международном рынке финансов, в результате чего за это поплатилась отрасль. В итоге был затруднен доступ к американской валюте, финансовая отрасль Латвии неправильно действовала в международной системе. Страна должна быть заинтересована в том, чтобы кардинально поменять ситуацию. Для этого требуется время, ведь за одну ночь нельзя "смыть пятна" плохой репутации.

Что касается надзора и правительства, то в таких вопросах Латвия была очень строгой и требовательной. Финансовый сектор страны должен выполнить поставленные перед ним задачи. Нужно работать над решением проблем, даже если в краткосрочной перспективе могут быть определенные неудобства, издержки. Необходимо учитывать то, что в долгосрочной перспективе будут положительные перемены, предотвращение отмывания денежных средств из издержек в прибыль. Многое зависит от финансового сектора Латвии, если он сможет предотвратить отмывание денег, тогда и бизнес в стране начнет развиваться быстрыми темпами. Люди из разных стран мира поймут, что в Латвии можно вести успешный бизнес, потому что здесь функционирует чистый финансовый сектор. Это может привлечь большое количество клиентов. В данном регионе проблематично найти место с подобными возможностями. Если говорить честно, то подобные места трудно найти в нашем огромном мире.

Какие есть проблемные зоны в Европе, которые относятся к отмыванию денег? Можно ли назвать Латвию слабым звеном в такой цепи?

Глейзер отвечает, что он не считает Латвию слабым звеном. Например, к проблематичным юрисдикциям можно отнести Кипр. Есть большое количество других финансовых систем, которые отстают от латвийской и порождают проблемы. Важный вопрос в том, хочет ли Латвия стать региональным, европейским и даже мировым лидером по ведению высоких принципов, касающихся требований соответствия, предотвращения отмывания незаконных денег.

На сегодняшний день международная финансовая система демонстрирует феномен снижения рисков. Сейчас основное внимание обращается на предотвращение отмывания средств, которые получены незаконно. Решаются вопросы о финансировании терроризма, устранении нелегальных денег. Американский финансовый надзор выступает категорически против тех глобальных банковских учреждений в США, которые допускают нарушения в своей работе. В данный момент финансовая система работает по-другому, чем пять-семь лет назад.

Латвия может стать лидером по внедрению самых высоких стандартов соответствия, но для этого нужно иметь желание что-то менять. Недостаточно того, что Латвия - это одна из стран, которая ищет ответы для подобных вопросов. Нужно четко расставить цели и сделать все для их достижения. Самый правильный подход для Латвии - лидерство и внедрение высочайших стандартов. Если страна справиться с такой непростой задачей, она получит важную роль в развитии международной системы финансов. Если Латвия придерживается другой позиции, то никакой роли в международной финансовой системе она не получит. Такой принцип относится не только к Латвийскому, но и к другим государствам. Все очень просто, такова реальность.

Дэниел Глейзер работает не первый год в финансовой отрасли. Он говорит, что ранее вводились новые принципы с участием организаций и правительств. В качестве примера можно назвать "Financial Action Task Force" (сокращенно FATF). Эта межправительственная организация занимается разработкой, внедрением международных стандартов, направленных на предотвращение отмывания преступных доходов, финансирования терроризма. Со временем все поменялось, сейчас финансовая система без участия организаций и правительств вынуждает участников придерживаться новых принципов. Самые большие банки в мире уже не хотят выстраивать деловые отношения с теми юрисдикциями, институциями, которые в дальнейшем будут создавать риски. Глобальные финансовые учреждения не заинтересованы в таком сотрудничестве, потому что они знают о негативных последствиях. В конечном результате они могут получить большие (даже миллиардные) штрафы.

Использование высоких стандартов отмывания нелегальных денег будет выгодным для латвийского финансового сектора. Сможет ли страна рассчитывать на то, что она станет региональным лидером по обслуживанию финансов? Специалисты знают, что такая роль связана с определенными рисками для Латвии. Страна вряд ли сможет контролировать эти риски.

Мы не рассматриваем такой вариант, при котором Латвия объявляет себя крупным финансовым центром. На практике известны случаи, когда внедрение мировых стандартов - это не больше, чем слова. Не подходит вариант незаконченной работы по контролированию рисков. Да, такая задача для Латвии довольно сложная, но она выполнимая.

На что идут банки? Их основная суть - управление финансовыми рисками, например, кредитным риском. Добавляется еще и устранение нелегальных денежных средств, которые могут быть выведены в офшор. Раньше банки придерживались условий, заданных правительством, с большими затратами выполняли эти условия. Часть расходов поступала на созданные финансовыми учреждения департаменты. Работа выполнялась так, что за предотвращение нелегальных денег отвечал один департамент, а интегрированный банковский бизнес просто существовал отдельно. Сейчас наблюдаются изменения, ведь основой сути банков должно стать именно предотвращение нелегальных денежных средств.

Если ситуацию рассмотреть подробно, то можно сказать, что требуется изменение бизнес-подхода. Процесс руководства банком набирает новую степень сложности. Если изменения будут проводиться максимально правильно, модель деятельности банков может стать прибыльной.

Да, подобные изменения трудноосуществимые. Если Латвия хочет внести существенный вклад в международную финансовую систему, то эти задачи нужно выполнить. Есть смысл стремиться к такой достойной цели.

Если говорить о подобных изменениях, то какие основные шаги должна выполнить Латвия, чтобы успевать за значимыми мировыми переменами?

Самой главной основой следует назвать стандарты FATF. Латвия - одна из стран-участниц ЕС (Евросоюза), поэтому она должна строго выполнять требования директив по предотвращению отмывания незаконных денег. Стандарты Евросоюза тесно связаны с мировыми аналогами, которые установлены FATF. Любая из стран мира, включая Латвию, обязательно сравнивается по стандартам FATF. В самом начале нужно выполнить такие главные стандарты.

Не так давно вместе с техническим соответствием организация FATF начала внимательно оценивать эффективность. Сейчас страны оцениваются по сути. Обращается внимание на все, включая эффективность финансовой системы. Такой элемент перемен имеет большое значение.

Эта индустрия развивается с использованием новых технологий. С помощью машинного обучения, искусственного интеллекта финансовые учреждения будут анализировать сделки клиентов, укреплять позиции, смогут следить за подозрительной активностью. Применение новых технологий - дополнительная возможность для банков понимать своих клиентов лучше. Сейчас на это требуется много времени, большие суммы финансов. Объясняется все просто, ведь для внедрения новых технологий нужны дополнительные инвестиции.

В мировом сообществе за последние годы вызывают опасения те затраты, которые направлены на предотвращение отмывания денег. Затраты действительно большие, потому что для этого приходится задействовать людские ресурсы в огромном количестве. В дальнейшем повысить эффективность работы помогут новые технологии. Первенство в этой отрасли может занять Латвия, при правильном подходе к делу она продемонстрирует миру, как новейшие технологии влияют на улучшения.

Будет ли затруднена деятельность финансовых преступников с использованием новых систем информационных технологий? Сумеют ли они найти другие пути для обхода новых систем?

Дэниел Глейзер уверен, что финансовые преступники будут всегда, они смогут найти пути для обхода самых новых систем. Нужно сделать все возможное для того, чтобы незаконные финансовые потоки стали затруднительными и дорогими. Эту цель можно осуществить.

Другая цель - защита целостности международной системы финансов. Понятно, что она не может быть идеальной, ведь все, в чем задействованы людские ресурсы, не является полноценным. При построении и сохранении целостной системы создаются чистые способы ведения бизнеса. Выгоду от этого получают все, включая бизнес и страны.

Внедрение регулирования предотвращения отмывания нелегальных денег полностью уничтожит финансовую преступность. Чтобы устранить финансирование терроризма и организованную преступность, нужно приложить максимум усилий. Международное сообщество, правительства должны сделать много шагов. Важной частью борьбы является и финансовый сектор.

Сейчас банковская система все больше регулируется. Будут ли финансовые преступники уходить из банковской в другие отрасли? Развиваются новые решения, основой которых являются технологии. Главное заключается в том, чтобы правительства при борьбе с незаконными денежными потоками не акцентировали внимание только на банковских учреждениях. Взять хотя бы стандарты FATF, которые относятся к банкам и небанковским финансовым организациям.

При любом варианте борьбы с нелегальными денежными потоками необходимо рассматривать все пути, которые финансовые преступники планируют использовать для перемещения средств. С помощью технологий правительства, финансовые институции имеют возможность делать все правильно. Эти же технологии используют преступники для того, чтобы воплотить в реальность свои планы. Правительства обязательно должны принимать во внимание криптовалюты. Им необходимо убедиться в том, что требование и регулирование относится к новым формам осуществления финансового посредничества. Сомнительные сделки будут дальше проводиться, если все внимание обращать только на банковский сектор.

Это одна из причин того, почему подобные вопросы продолжают быть интересными. Постоянно происходит развитие, какие-то перемены.

Можно ли говорить о возможности исключения из системы финансов так называемых "налоговых раев" и регионов с фиктивными предприятиями? Почему такие территории не закрываются?

Подобные территории существуют, и это проблематичный вопрос. Есть много причин существования регионов с фиктивными корпорациями. Даже на международном уровне нет точного мнения о подходе к регулированию фиктивных предприятий. Если говорить откровенно, то Америка в этом плане сильно отстает. Мы продолжаем активно бороться за внедрение законодательной базы, которая требует от наших организаций большой открытости. Этот вопрос остается сложным даже для США - страны, которая по мнению Глейзера относится к наиболее развитым и эффективным государствам мира в борьбе с отмыванием нелегальных денег. Не стоит думать, что решение данного вопроса можно откладывать в "долгий ящик".

Почти неразличима разница между "налоговым раем" и местом для отмывания нелегальных средств. Возможно, этой разницы вовсе не существует. Другой формой осуществления незаконной финансовой деятельности является уклонение от уплаты любых налогов. Недостаток прозрачности, отсутствие международного сотрудничества - вот основные характеристики вышеперечисленных схем.

Страны, в которых ведется непрозрачная деятельность и государства, которые способствуют этому, необходимо идентифицировать и своевременно привлекать к ответственности. Внедрить такой подход к делу достаточно сложно. Организация FATF трудиться над этим около двадцати лет, она создает свои "черные списки" стран, которые не принимают участие в борьбе с отмыванием денежных средств и не противостоят финансированию терроризма. К "налоговому раю" пытались применить подобные меры на международном уровне, но результаты получились разными.

Евросоюз не так давно проявил инициативу, опубликовал собственный список стран, которые относятся к "налоговому раю". Будем наблюдать за результатами этой инициативы. Можно бесконечно составлять "черные списки" стран, но гораздо сложнее достичь позитивных результатов в борьбе с незаконным отмыванием денег. Это вызов для Евросоюза, остается только дождаться результатов.

Еще один немаловажный аспект для банковского сектора - списки международных санкций. Как не упустить текущие события в такой сфере?

Это важная составляющая международного финансового бизнеса. Банкам необходимы эффективные и современные решения, которые исключают возможность деловых отношений с субъектами, включенными в санкционный список. Разумеется, это относится к банкам, которые хотят стать частью международной системы финансов.

Система санкций меняется и усложняется. Одни санкции распространяются на Иран, Россию, Северную Корею, Венесуэлу. Есть еще индивидуальные санкции, которые связаны с организованной преступностью и терроризмом. Все достаточно сложно.

Самое главное в том, что банки не должны интересоваться сотрудничеством с подозрительными клиентами. Финансовые учреждения должны сделать это для себя, потому что они не могут способствовать ядерной политике Северной Кореи.

Чтобы избежать серьезных последствий, нужно просто соблюдать режим санкций. Власти США строго следят за нарушениями режима санкций. Штрафы, которые Америка уже применила к финансовым институциям, исчисляются большими суммами. Если банкам нужен постоянный доступ к американскому доллару, они должны позаботиться об ответственном бизнес-подходе. Этот бизнес-подход обязательно должен контролировать риски, связанные с санкциями. Все сложно, но в противном случае можно было бы заявить, что бизнеса с Северной Кореей просто не существует.

Важный экономический, финансовый партнер Северной Кореи - это Китай. Все хотят продолжать сотрудничество с Китаем, а санкций против него нет. Дэниел Глейзер не считает, что с Китаем нужно прекращать сотрудничество. Необходимо учитывать, что при ведении бизнеса с Китаем возникает большой риск соприкосновения с Северной Кореей. Это правило работает и с Россией. Вопрос сложный, его можно отнести к политическим.

Но это также и политический вопрос?

Политическими следует назвать причины возникновения и существования программ санкций, причины внесения отдельных стран в "черный список". Любые санкции используются мировым сообществом для разрешения кризисных ситуаций. Это может быть украинский Крым, ядерная политика Северной Кореи или Иран, Сирия, другие страны. Санкции - сложный инструмент, который применяют многие государства, включая США, для решения важных политических проблем.

Со стороны перспектив банковских учреждений этот вопрос нельзя назвать политическим. Если банки нацелены на работу в международной системе финансов, они должны обращать пристальное внимание на программу санкций.

Вы говорили о значении чистого бизнеса для доступа к валюте США. Банки, которые обеспечивают взаимодействие в целях снижения рисков, не хотят сотрудничать с небольшими регионами. Латвия относится к малым государствам, и этот вопрос вызывает определенные сложности.

Сейчас в международной финансовой системе наблюдается снижение рисков. Причины возникновения данного феномена довольно разные, одна из них - то, что строгий финансовый надзор и министерство юстиции США пристально следят за американскими банками. В случае нарушений к финансовым учреждениям применяются большие штрафы. Банки больше не хотят вести бизнес в проблемных регионах. Это стало причиной сужения соответствующих отношений во многих секторах. Результатом таких перемен можно назвать и позитивные, и сомнительные приобретения.

По разным причинам Латвийское государство испытало последствия снижения рисков. Первая причина - не слишком хорошая репутация страны, на которую сильно повлияла местная бизнес-деятельность. Вторая причина - региональное местоположение Латвии. Эта страна должна ответить на вызов правильно, снова получить доверие. Путем смены реальности удастся поменять представление о Латвии. Речь не идет о публичных отношениях. Изменить ситуацию можно только с помощью настоящих перемен. Латвия должна продемонстрировать мировому сообществу, что она предпринимает шаги, которые необходимы для контролирования рисков. Только при таких обстоятельствах Латвия сможет стать местом, в котором захотят вести бизнес мировые финансовые институции. Страна должна доказать, что она действует прозрачно. В этом регионе практически нет мест, в которых есть подобные возможности.

Американский доллар - мировая валюта. Сейчас во всем мире наблюдается смещение векторов власти. Как все будет развиваться дальше? Возможен ли такой вариант, что доллар США потеряет важное значение, а работа, направленная на снижение уровня финансовых преступлений, будет напрасной?

Никто не скажет точно, как будет выглядеть наш мир через пятьдесят лет. Дэниел Глейзер уверен в стабильности доллара, потому что в ближайшем будущем этой валюте нет никаких жизнеспособных альтернатив.

Таким законам придется следовать всегда?

Понятно одно: действия Америки обязательно должны быть ответственными. Доллар не теряет популярность по причине стабильности, жизнеспособности своих хозяев. Америка имеет большое влияние на условия международной системы финансов. Так будет продолжаться и дальше, если США смогут поддерживать этот образ. Следует учитывать, что на правила международной финансовой системы имеют влияние не только американские организации. Это и G-20, и МВФ, и Базельский комитет, и организация FATF. Не совсем правильно полагать, что только Америка влияет на международную систему финансов. Работая в казначействе США, Глейзер рад был бы диктовать условия, но его многолетний опыт подтверждает, что дела обстоят гораздо сложнее.

Необходимо признать, что Америка имеет возможность определять такие правила, которые требуется соблюдать для получения доступа к ее системе финансов. США не будут действовать самовольно, безответственно либо вовсе раздражительно. Каждый ход продуман до мелочей. При реализации своих интересов Америка действует ответственно и аргументированно. США всегда учитывают мнения друзей и партнеров во всем мире.

Латвию можно назвать хорошим партнером?

Да, Латвия является хорошим партнером США.

США. Латвия. Россия > Финансы, банки > offshore.su, 21 декабря 2017 > № 2441195


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 21 декабря 2017 > № 2430102 Ольга Кучерова

Петля времени

Как может выглядеть страхование будущего

Привет, будущее!

Все мы пытаемся заглянуть в будущее. Предсказатели всех мастей, от экономистов до астрологов, основываясь на модных трендах и расположении небесных светил, рассказывают, что нас ждет через год, два или 15 лет. Накануне Нового года обозреватель Банки.ру решила попробовать себя в роли футуролога.

Непристойная прозрачность

2030 год. Все жители России «посчитаны» настолько, что уже в роддоме младенцам вживляется чип, содержащий всю информацию: общую, медицинскую, финансовую (рост и вес, группа крови, резус-фактор, балл по Апгар (характеризует состояние новорожденного), данные родителей, место рождения, ИНН, номер полиса медицинского страхования, реквизиты банковского счета и пр.). Свидетельства о рождении, банковские карты, полисы ОМС и прочие «лишние» документы не выдаются: они просто не нужны. Платить в магазине за товары и услуги можно просто «наложением рук» (уже сейчас популярность бесконтактных платежей растет) — примерно как в фильме «Время», где герои за все расплачиваются часами и минутами жизни. В нашем случае это все-таки деньги — виртуальные, бумажных и тем более металлических давно никто в руках не держал. Информация обо всех совершенных платежах сверх минимальной суммы автоматически направляется в налоговые органы — для контроля за расходами граждан, раз уж никак не удается проконтролировать доходы.

По мере взросления личная информационная «копилка» человека пополняется данными о взятых кредитах, просрочках платежей, досрочном погашении и т. п., а также о приобретенном имуществе, выездах за рубеж, оплаченных налогах, заключенных договорах страхования, заявленных страховых случаях и пр. Банки и страховщики имеют доступ к общей базе финансовой активности гражданина, включающей страховые и кредитные истории, а также к базе метрических данных, что существенно облегчает андеррайтинг и скоринг. Упрощенная идентификация клиента по метрическим данным, собираемым с совершеннолетия (14 лет, а не 18, как сейчас) и регулярно обновляемым, делает ненужными визиты в офис кредитных и страховых организаций. Все необходимые услуги, включая полисы страхования жизни, ответственности, имущества, которые не стали еще обязательными, клиенты приобретают онлайн — в финансовых супермаркетах.

Лечитесь на здоровье!

Обязательное (ОМС) и добровольное медицинское страхование (ДМС) давно слились воедино: вся информация по тому, какие медуслуги оказываются бесплатно в рамках программы ОМС, а за какие нужно доплачивать, также хранится на вживленном человеку чипе. Им же можно оплатить дополнительные услуги клиник — если вы выходите за рамки бесплатной программы, деньги автоматически списываются с вашего счета, привязанного к чипу.

По мере роста ребенка на чипе накапливается и вся информация о состоянии его здоровья, сделанных прививках, визитах к врачам, пройденных обследованиях. Медкарты, таким образом, также стали не нужны — все, что нужно, хранится в единой базе данных, основанной на технологии блокчейн. Закон о доступе страховщиков к медицинской тайне, принятый Госдумой с боем после длительной и изнурительной борьбы, открыл доступ к этой базе не только медучреждениям, но и страховщикам, что облегчает им оценку рисков при страховании жизни и здоровья. Для клиентов также есть определенные плюсы в единой базе — при обращении к врачу не нужно дополнительно передавать информацию. Это новшество сделало практически ненужным очный контакт с врачом, врачи выезжают на дом к пациентам лишь в особо сложных случаях. Развитие телемедицины, закон о которой заработал в 2018 году, дошло до того, что при необходимости пациент общается с врачом по скайпу, самостоятельно снимая показания приборов, включая кардиограмму и УЗИ, делая экспресс-анализ крови.

После того как еще в 2017 году Минфин предложил объединить системы и фонды социального и обязательного медицинского страхования, стоимость полиса ДМС резко уменьшилась, а число клиентов-физлиц, купивших полис самостоятельно, существенно выросло. Значительные изменения претерпела продуктовая линейка медицинских страховщиков. Получили развитие коробочные продукты, сочетающие ДМС и ОМС, продукты ДМС с высокой сервисной составляющей, рисковое ДМС.

У вас все дома?

Страхованием недвижимого имущества удалось охватить около 80% населения. Усилиями страхового лобби в 2020 году базовая страховка имущества от чрезвычайных ситуаций включена как добровольная опция в виртуальную «квитанцию» ежемесячного коммунального платежа, после чего проникновение этого вида страхования выросло в несколько раз.

Катастрофическое ухудшение экологии привело к ухудшению климата и повышению частоты природных катаклизмов — ни один регион теперь не может быть признан благоприятным для проживания. Благодаря этому негативному фактору владельцы недвижимости стали докупать расширенные полисы страхования имущества к базовой страховке от ЧС.

Особой популярностью имущественное страхование пользуется у жителей сельской местности, где по определению риски выше, а также у владельцев так называемых умных домов, доля которых стремительно растет. Страховщики, идя навстречу желаниям потребителей, стали включать в страховку «умного дома» не только защиту конструктивных элементов, отделки и встроенной техники, но и сбои в работе этой техники. «Восстание машин» теперь не является исключением из страхового покрытия: если, к примеру, ваш холодильник взбунтовался и заказал еду из интернет-магазина по своему усмотрению, а не по вашему списку или плита не приготовила ужин к вашему приходу, это покроет расширенная страховка.

Однако стоит заметить, что многие люди стали отказываться от владения недвижимым имуществом в пользу аренды. Отношения арендодателя и арендатора существенно упростились благодаря распространившемуся формату касс взаимопомощи или клубов взаимного страхования (p2p, peer-to-peer, то есть «от пользователя к пользователю»): владельцы жилья страхуют его перед сдачей в аренду за сущие копейки, а арендатор по символической цене страхует свою ответственность перед арендодателем. При наступлении страхового случая решение о выплате принимает машина, а не человек. В итоге в большинстве случаев удается избежать конфликта интересов.

«Умное» каско

Дошедший в 2018 году до последней черты кризис ОСАГО заставил регулятора оперативнее принимать ключевые решения о введении индивидуального тарифа и фактическом отпуске цен на этот вид страхования. В результате произошло «расслоение» автовладельцев на тех, кто стал платить существенно меньше благодаря безаварийной езде и малому времени использования автомобиля, и тех, кто стал платить в разы больше из-за систематического нарушения правил дорожного движения и, соответственно, частоты страховых случаев.

Провести персонализацию тарифа страховщикам помогает не только доступная всем лицензированным организациям полная база данных о страховых случаях, но и улучшенный скоринг — страховщики используют все больше параметров, благо вся информация по каждому гражданину собирается теперь с младенчества. Также немалую роль сыграло отсечение мошенников, инсценировавших ДТП или фальсифицировавших данные о повреждениях в результате ДТП. Теперь 95% автомобилей (кроме ретромоделей начала века, кое-где все еще передвигающихся по дорогам) оснащены специальным оборудованием ГЛОНАСС или телематическими устройствами, которые позволяют в деталях восстановить обстоятельства ДТП, рассчитать силу и направление удара, не говоря уже о месте и времени столкновения. Эти устройства самостоятельно оповещают о ДТП страховую компанию и ГИБДД, в режиме реального времени передают полученную информацию.

Водитель, в свою очередь, теперь не заполняет бумажный бланк извещения о ДТП, а просто сообщает о нем через специальное мобильное приложение, одновременно передавая сделанные смартфоном фото пострадавших автомобилей. Урегулирование страхового случая по ОСАГО и каско также происходит онлайн, через мобильное приложение. Выплата приходит на счет страхователю в течение нескольких часов — после того, как специальная программа оценит всю присланную ГЛОНАСС и самим страхователем информацию.

При значительной силе удара, когда водитель оказывается не в состоянии оповестить страховую и когда может потребоваться помощь медиков, бортовое устройство само отправляет сигнал тревоги с соответствующими координатами в скорую, ГАИ и страховую компанию.

Полис каско стал всего лишь дополнением к ОСАГО, которое выполняет функции «базового каско» благодаря возможности расширить страховое покрытие в несколько раз. Существенное удешевление полисов в моторном страховании для многих водителей стало возможным благодаря использованию телематических устройств и новых страховых продуктов, позволяющих включать страховку только в момент движения автомобиля.

Четыре на четыре

Принятый в 2018 году закон о санации страховых организаций с помощью специально созданного фонда консолидации отрасли, серия слияний и поглощений среди крупнейших игроков, переход одного из лидеров рынка под контроль ЦБ РФ и последовавший за этим уход с рынка большинства мелких и средних компаний, а также сохранение тренда на укрупнение страхового бизнеса привели к тому, что на рынке осталось лишь четыре государственных страховых компании и четыре — частных, которые все еще продолжают борьбу за свои доли рынка, но постепенно сдают позиции. На этом фоне наблюдается рост формата p2p — обществ взаимного страхования, которым охватывается все больше сфер страхования: от страхования домашних животных до онкострахования.

Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru

Редакция не несет ответственности за футуристические фантазии автора, но предупреждает, что будущее гораздо ближе, чем нам кажется.

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 21 декабря 2017 > № 2430102 Ольга Кучерова


Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 20 декабря 2017 > № 2431160 Дмитрий Янин

Бремя спасения. Почему процедура банкротства физлиц не работает в регионах

Дмитрий Янин

Председатель правления «Международной конфедерации обществ потребителей (КонфОП)»

Спасти жителей неблагополучных регионов от кредитного рабства может только процедура банкротства. Но сейчас она недоступна для большинства заемщиков

По информации Объединенного кредитного бюро, в настоящее время в России число должников с просрочкой больше трех месяцев составляет 7,1 млн. человек. Все эти люди — потенциальные банкроты, и их количество только увеличивается. Исходя из сведений Национального бюро кредитных историй, граждан с просрочкой более 90 дней, имеющих долги свыше 500 000 рублей, сейчас 799 500, а еще в феврале их было на 110 800 человек меньше.

При этом за два года с момента вступления в силу закона о банкротстве этой процедурой попытались воспользоваться всего 63 500 россиян. Почему? Ведь если человек не может возвращать долги, то банкротство — это единственный способ для него растопить снежный ком из пени и штрафов, остановить кредитный жернов, законно разорвав отношения с кредитором.

Все дело в высокой стоимости и сложности процедуры банкротства.

Сейчас стоимость банкротства составляет в среднем от 60 000 до 100 000 рублей. В эту сумму входит, в частности, оплата услуг арбитражного управляющего и обязательная публикация объявления в газете «Коммерсант» (только одно размещение здесь стоит 10 000 рублей), стоимость госпошлины, публикация сообщений в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве.

Между тем cредняя зарплата, например, в Пермском крае, по данным Росстата, составляет около 29 000 рублей. При этом, по той же официальной статистике, у 14,8% жителей края доходы ниже прожиточного минимума. Людям на еду хватает с трудом, не то что на банкротство, хотя необходимость в нем у заемщиков просто огромная.

Реальные истории

Пермская семья с тремя детьми, живет в небольшой ипотечной квартире, муж не работает. Он вообще находится под домашним арестом —  за то, что избивал жену, с которой сейчас продолжает делить жилплощадь, поскольку жить ему больше негде. Женщина работала до момента рождения последнего ребенка. Сейчас она в декрете. Денег с трудом хватает даже на еду. Заемщица не платит банку уже несколько месяцев. Поскольку есть еще долги, то даже после продажи квартиры она останется должна кредитной организации.

Хорошим выходом было бы стать банкротом. Но на какие деньги?

«Ситуация безвыходная. У женщины нет никакого имущества, кроме ипотечной квартиры, нет драгоценностей, которые можно продать», — комментирует президент Пермской общественной организации «Территория семьи» Анна Зуева.

Еще одна история — про то, как одинокая мать с тремя детьми оказалась в долговой яме. У нее был кредит на 50 000 рублей. Сумма большая, но посильная. А потом случилась беда: сгорел дом, где они жили, а от пожара пострадал еще и соседский дом. Соседи обратились в суд, который обязал погорельцев выплатить 3 млн рублей.

Так они остались без жилья и с долгами. Сейчас живут вместе с семьей сестры в ее однокомнатной квартире. Денег на банкротство нет — женщина получает всего 11 000 рублей. Быстро накопить на процедуру тоже нереально. Пока она будет откладывать по копейке, сумма штрафов и пени продолжит расти.

«Не всегда люди, которые попали в такую ситуацию, — мошенники. Часто это благополучные семьи, не алкоголики и не наркоманы. Просто они в силу разных причин оказались в безвыходном положении. Эти семьи обратились к нам за помощью. Пока мы не знаем, как им помочь. Люди ходят по обрыву», — говорит Анна Зуева.

Рост числа банкротов в бедных регионах

Закредитованность — проблема не только отдельного заемщика и его семьи: отсутствие у людей возможности выйти из кредитной кабалы на фоне падения доходов может привести к снижению потребления (и как следствие, стагнации экономики), а также росту преступности.

В настоящее время ситуация продолжает усугубляться.

Мы сравнили данные Росстата с выводами кредитного бюро. Как выяснилось, количество банкротов растет в регионах, которые являются самыми бедными. Например, в Калмыкии, где средние доходы составляют 14 758 рублей и которая занимает в статистике Росстата последнее 84-е место среди российских регионов, с февраля по сентябрь 2017 года число банкротов выросло на 9%. Отметим, что здесь речь идет только о людях с долгами от 500 000 рублей. Неплатежеспособных заемщиков, задолжавших менее крупные суммы, в разы больше.

В Ингушетии (83-е место в рейтинге Росстата, средние доходы 15 106 рублей) число банкротов за полгода выросло на 19,3%. Среди жителей Кемеровской области, зарабатывающих в среднем 21 000 рублей, потенциальных банкротов почти столько же — 20 737 человек!

Насколько выросло количество банкротов в бедных регионах России

Самые бедные регионы России

Средний доход, руб.

Рост числа потенциальных банкротов с февраля по сентябрь 2017 г., %

84 Республика Калмыкия

14 758

9

83 Республика Ингушетия

15 106

19,3

82 Карачаево-Черкесская Респ.

16 937

10,8

81 Республика Алтай

17 230

26,1

80 Чувашская Республика

17 747

16,5

79 Республика Мордовия

17 774

16,3

78 Республика Марий Эл

18 243

10,5

76 Саратовская область

19 434

16,3

75 Кабардино-Балкарская Респ.

20 487

12,8

74 Курганская область

20 621

14,3

73 Кировская область

21 202

13,7

72 Кемеровская область

21 208

14,4

71 Алтайский край

21220

21,3

70 Республика Хакасия

21 392

31,1

Данные Росстата и НБКИ

Как видно из таблицы, во всех регионах, занимающих последние места по уровню доходов населения, количество потенциальных банкротов выросло.

Самыми закредитованными оказались работники социальной сферы. По данным НБКИ, за полгода (с апреля по октябрь 2017 года) наиболее существенно уровень долговой нагрузки увеличился у сотрудников охранных предприятий (+32,8%), социальной сферы (+31,6%) и медучреждений (+30,3%). Это значит, что от кредитного бремени в первую очередь страдают люди с низкими или нестабильными заработками. Среди потенциальных банкротов больше всего заемщиков в возрастной категории от 30 до 50 лет (63%). Это люди активного возраста, которые не в состоянии расплатиться с долгами.

Согласно статистике НБКИ, больше всего потенциальных банкротов среди заемщиков в сегменте необеспеченного кредитования, получивших кредиты на покупку потребительских товаров (66,9%) и кредитные карты (8,1%). Эта проблема только усугубляется — банки продолжают наращивать объемы кредитования в этих сегментах, активно работая в неблагополучных по уровню доходов регионах.

Так, по информации НБКИ, за 8 месяцев этого года в Алтайском крае объемы выдачи кредитных карт увеличились на 58,3%, в Саратовской области — на 47,9%. Рост выдач потребительских кредитов в той же Саратовской области составил 42,1%, в Кировской — 28,1%, в Кемеровской — 27,7%, в Алтайском крае — 34%.

Как запустить механизм банкротства

В ситуации роста закредитованности заемщиков, в том числе с низкими и нестабильными доходами, проживающими в проблемных регионах, использование процедуры банкротства представляется единственно возможным выходом из ситуации. Чтобы этот механизм реально заработал, считаем необходимым предпринять следующие шаги:

удешевить процедуру банкротства, в частности отменить необходимость публикации в газете «Коммерсант». Публиковать объявление о банкротстве можно бесплатно на профильных интернет-ресурсах. Также предлагаем сделать найм арбитражных управляющих необязательным, а добровольным;

максимально упростить процедуру банкротства физических лиц для малоимущих и социально-уязвимых слоев населения; граждан, чьи доходы с учетом иждивенцев не превышают трехкратного уровня от размера прожиточного минимума в регионе; чей размер задолженности не превышает 900 000 рублей.

В качестве дополнительных мер можно предложить:

предоставлять субсидии на оплату процедуры банкротства для малоимущих и социально-уязвимых категорий граждан с детьми;

создать условия для обеспечения многофункциональными центрами предоставления государственных и муниципальных услуг (МФЦ) оказания населению консультаций по вопросам банкротства физлиц;

обеспечить вовлечение специалистов организаций, осуществляющих социальное обслуживание, в деятельность по консультированию по вопросам банкротства физических лиц;

повысить информированность заемщиков о механизмах банкротства. Это можно делать, например, в рамках дней финграмотности, которые должны проводиться в первую очередь в проблемных с точки зрения закредитованности регионах, с предварительным широким анонсированием мероприятия;

дополнить памятки заемщика информацией о банкротстве, где вся процедура будет изложена просто и пошагово. В ней также можно опубликовать образец заявления в суд. Разместить ее на сайтах ведомств, занимающихся защитой прав потребителей, на информационных стендах банков и МФО;

сократить сроки рассмотрения дел о банкротстве, которые сейчас занимают около полугода.

Россия > Финансы, банки > forbes.ru, 20 декабря 2017 > № 2431160 Дмитрий Янин


Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 20 декабря 2017 > № 2430521 Александр Бородич

Криптовалютные мечты. Что мешает развивать технологию блокчейн

Александр Бородич

CEO Universa.io, венчурный инвестор, футуролог

Пока все следят за курсами криптовалют, разработчики трудятся над устранением недостатков базовой технологии – блокчейна

Курс биткоина совершает очередной головокружительный кульбит. Одни эксперты предрекают криптовалюте неминуемую смерть, сравнивая ее с МММ. Другие прогнозируют дальнейший рост. За прошедший год биткоин хоронили сотни раз, а он живее всех живых. Более того, с каждым месяцем увеличивается количество блокчейн-систем и криптовалют, даже некоторые российские миллиардеры обратили свой взор на просторы крипторынка.

Блокчейн вызвал большой интерес со стороны представителей финтех-сообщества как отрасли, наиболее восприимчивой к технологиям, способной кардинально изменить процессы и экономику экосистемы. Но восприятие блокчейна представителями реального сектора экономики — например, грузоперевозок, общественного транспорта и ретейла — более осторожное. Они видят потенциальные препятствия для развития блокчейна, поэтому в материале разобрано, как их решает криптосообщество.

Проблемы масштабирования первых блокчейн-платформ

Несмотря на энтузиазм финтех-компаний, многие крупные игроки пока присматриваются к ценности технологии. PayPal и SWIFT решили взять паузу, ожидая «зрелости» блокчейна. И если говорить о системах p2p-переводов или оплаты продуктов и услуг основными криптовалютами, в основе которых лежит блокчейн, ни Ethereum, ни Bitcoin пока не могут составить конкуренцию глобальным платежным системам вроде Visa. На данный момент эти криптовалюты не способны обрабатывать большое количество транзакций быстрым и экономичным путем. Сейчас Visa обрабатывает около 2000-4000 транзакций в секунду, PayPal — чуть менее 450. Для сравнения, блокчейн Ethereum обрабатывает всего 15 транзакций в секунду, Bitcoin – 7, а Litecoin – 56.

Время транзакции обусловлено длительностью операции закрывания блока, в который она попала, и ограничено временем решения математической задачи, которая регулярно усложняется. Раньше для этого было достаточно ноутбука, а сейчас используются фермы на видеоплатах или специализированных процессорах. Как только задача решена — блок закрывается и майнер получает вознаграждение в виде создаваемой криптовалюты, например биткоина. Увеличение размера блока и следовательно количества транзакций, которые в него помещается, — логичное программное решение, позволяющее конкурировать и вести борьбу с другими платежными системами. Правда до Visa пока далеко: ее система гипотетически может обеспечивать до 56 000 транзакций в секунду и поэтому финансовая компания планирует запустить собственную блокчейн платформу для B2B платежей, отвечающую производительности платежной системы.

Полагаю, что в будущем победят те системы, которые не требуют для закрытия блока решения сложных математических задач — майнинга — это позволит, например, оплачивать шкафчик в спортзале через смарт-контракт, зашитый в небольшой чип на браслете. На большинстве существующих систем — например, биткоине — эта операция окажется долгой, дорогой, да чипу потребуется помощь в вычислениях.

Криптовалюты всех сетей, объединяйтесь

Для сети Bitcoin постоянно вводятся новые решения, но одно из самых интересных — это «Lighting Network». Сама идея, предложенная разработчиками Джозефом Пуном и Таджемом Дрийа, может ускорить процесс проведения транзакций и решить проблему масштабируемости биткоина.

Если в самом начале становления крипторынка, насчитывалось всего несколько основных игроков, то сейчас их количество перевалило за 1000. Пришли совершенно другие деньги и команды разработчиков, которые задумались о путях обмена между разными криптовалютными сетями без лишних посредников в лице бирж и регуляторов. Над реализацией протокола работают несколько команд, но для пользователя результат работы Lighting Network прост: два пользователя с приватными ключами смогут проводить неограниченное количество микротранзакций друг с другом с возможностью возврата своих денег.

В результате практически исчезнет возможность кражи и любых манипуляций. Если сейчас оплачивать мелкие покупки, например чашку кофе, экономически невыгодно из-за высокой комиссии сети Bitcoin, то с приходом Lighting Network, и эта проблема может уйти в небытие. Почему это так важно? Если настроить Lighting Network во всех блокчейнах, то станут возможны операции между разными платформами. Уже прошли первые тестовые переводы: создатель Litecoin Чарли Ли провел несколько операций между Decred и Litecoin, Litecoin и Vertcoin, а 17 ноября между Litecoin и Bitcoin. Это продемонстрировало возможность кросс-обмена между разными блокчейнами при помощи p2p-технологии.

Что касается Ethereum, то по словам самого Виталика Бутерина, для решения проблемы масштабирования Ethereum понадобится от 2 до 5 лет, и первые прототипы решений он пока характеризует как «достаточно хорошо проработанные». Всего лишь одна блокчейн-игра CryptoKitties, где для покупки котиков нужно иметь Ethereum-кошелек, заставила трещать криптокомьюнити по швам: порядка 30 000 транзакций забили сеть, заставив некоторые компании перенести запуск ICO.

Другими словами, проблемы масштабируемости есть, но говорить о том, что блокчейн умер или собирается «схлопнуться» не приходится. В нашей стране крупные институты также присматриваются к сфере применения этой технологии: Центральный Банк России создал ассоциацию «Финтех» с целью улучшения децентрализации системы учета и повышения уровня защиты клиентов, а Владимир Путин поручил правительству и ЦБ определить статус цифровых технологий и таких понятий, как «токен» и «смарт-контракт». Все эти начинания транслируют рынку сдержанный оптимизм.

Мечты vs. продукт

Уместно говорить именно об оптимизме, а не полной победе блокчейна, так как при всем разнообразии и экзотичности идей применения эту технологию только начинают применять. Аналитики нередко говорят о «завышенных ожиданиях» и эйфории «early adopters», которые уверены в том, что одно только слово «блокчейн» в описании проекта указывает на его реализуемость и способность решить все проблемы любой отрасли.

Напрашиваются явные исторические параллели между электронной почтой и распределенным реестром. В 1965 году сотрудники Массачусетского института Ноэль Моррис и Том Ван Влек написали программу «mail» для операционной системы «CTSS». К началу 90-х годов электронной почтой пользовалось менее 1% всего населения, а сегодня уже сложно представить жителя мегаполиса, который бы не завел «почтовый ящик». В 2008 году человеком или группой людей под псевдонимом Сатоси Накамото, был опубликован документ с описанием нового протокола и принципами его работы. Этот год считается точкой отсчета новой криптоэпохи. Прошло всего 9 лет и новости блокчейна занимают передовицы ведущих мировых СМИ и кружат головы биржевых аналитиков.

Очевидно, что блокчейны основных криптовалют, как и возникающие альтернативные решения для реального сектора экономики, будут вынуждены сталкиваться с проблемами как технического и экономического, так и экзистенциального толка. Блокчейн не решит всех проблем человечества, и возможность оплаты биткоинами или эфирами в ближайшем продуктовом магазине не привлечет рядового покупателя, с этим придется смириться, но при этом не отчаиваться и работать в направлении масштабирования и повышения эффективности блокчейн, как технологии.

Сейчас блокчейн в начале захватывающего периода своего развития. И если водитель такси обсуждает с пассажиром, продавать ли ему свои биткоины или вложиться в токены смарт-контрактов, значит философия блокчейна ушла в широкие массы населения.

Россия > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 20 декабря 2017 > № 2430521 Александр Бородич


Россия > Финансы, банки > banki.ru, 20 декабря 2017 > № 2430106 Альберт Кошкаров

ПИФ с иностранным акцентом

Сколько зарабатывают паевые фонды, инвестирующие в акции зарубежных компаний

В паевые фонды, покупающие иностранные акции, нужно инвестировать крайне осторожно

Иностранные инвестиции приобретают все большую популярность. Недавно Банки.ру рассказывал, как вложить деньги в американский фондовый рынок. Еще один способ инвестировать в западный рынок — купить паи ПИФов. В какие активы инвестируют фонды, специализирующиеся на иностранных инвестициях, и стоит ли в них вкладывать?

В ПИФ за квалификацией

Стабильный рост американских и европейских торговых площадок привлекает все большее число неквалифицированных инвесторов из России. В этом году вложения в иностранные активы выглядят особенно привлекательно. Индекс крупнейших американских компаний S&P 500 с начала года вырос почти на 19,5%, промышленный индекс Dow Jones поднялся на 24,7%. Не отстают и европейские рынки: например, прирост EURONEXT 100 (в него входят бумаги крупнейших компаний Европы) составил более чем 12%, британский FTSE 100 вырос на 5,3%, индекс Германии DAX поднялся почти на 16%.

Российский индекс МосБиржи с начала года пока в минусе: стартовав с 2 232,72 пункта, он сейчас торгуется чуть выше 2 130 пунктов. Индексные ПИФы за это время потеряли 1,43% (данные на 15 декабря 2017 года). Заработать смогли только спекулянты, которые начали вкладывать в акции во второй половине года. С июня главный российский индекс поднялся на 7%.

Купить акции Facebook, Amazon или Apple можно, открыв брокерский счет. Но, как говорят управляющие, при том многообразии бумаг, которые торгуются на западных биржах, разобраться в них и грамотно составить портфель непрофессионалу очень сложно. Проанализировать финансовую отчетность даже 1% торгуемых компаний очень сложно», — подчеркивает портфельный управляющий УК «Альфа-Капитал» Эдуард Харин. Даже Санкт-Петербургская биржа выставляет котировки по 550 иностранным акциям (по российскому законодательству неквалифицированный инвестор может покупать иностранные бумаги, которые котируются на отечественных фондовых площадках).

Поэтому, если вы не планируете копаться в обзорах западных инвестбанков и постоянно следить за новостями на различных мировых биржах, возможно, вам лучше купить паи ПИФа, который вкладывает в иностранные акции и облигации. «Работа с иностранными ценными бумагами напрямую требует хорошей экспертизы на соответствующих рынках и в отношении инструментов, а также наличия статуса «квалифицированный инвестор». Это значительно сужает количество клиентов, которые могут работать с иностранными бумагами напрямую», — рассуждает председатель совета директоров УК «ВТБ Капитал Управление активами» Владимир Потапов. Для неквалифицированных инвесторов, считает он, лучше подходят ПИФы, у которых низкий порог входа — от нескольких тысяч рублей — и более широкий выбор инструментов. Управляющий также отмечает, что доход от инвестиций фонда в иностранные бумаги складывается как из роста стоимости самой бумаги или купонов/дивидендов, так и из возможной валютной переоценки приобретенных активов.

Руководитель департамента развития бизнеса компании «Атон» Евгений Никитин рекомендует самостоятельно инвестировать в широкий рынок акций, а управляющему оставлять право выбора. «Сегодня на американском рынке акций может быть популярен технологический сектор, через полгода — например, альтернативная энергетика. Управляющий сможет, проанализировав ситуацию и взвесив все риски, профессионально принять решение об инвестировании, основываясь на данных и опыте, а не на эмоциях», — говорит он.

Представители УК также напоминают, что инвестиции в ПИФы защищены законодательно, а у пайщиков есть налоговые послабления: если держите паи фонда одной управляющей компании более трех лет, то вы имеете право на налоговый вычет.

Ставка на технологии

В этом году ПИФы, инвестирующие в иностранные активы, показывают вполне неплохие результаты. В числе лидеров по доходности фонды технологического сектора и Интернета — с начала года они заработали более 30% годовых. Лучший результат — у фонда «Сбербанк — Глобальный Интернет». Активы фонда превышают 2,2 млрд рублей, в его портфеле бумаги Alibaba, Amazon, Baidu, Facebook, а также «Яндекса», Mail.ru и QIWI.

«Динамика российского рынка по прежнему связана с нефтью, плюс за этот период добавились негативные факторы от введения санкций. У иностранных рынков были другие драйверы: рост экономики и дешевые деньги. Технологический сектор за последние три года показал свое умение монетизировать свои услуги, и инвесторы были очень активны в этом секторе, который увеличил свой вес в индексах», — рассказывает управляющий директор УК «Сбербанк Управление активами» Евгений Линчик. По его словам, наш рынок растет всего три года, а американский — уже девятый год подряд, что позволило инвесторам заработать более 200%.

Самые доходные ПИФы акций

ПИФ УК Доходность с начала года, %
«Сбербанк — Глобальный Интернет» «Сбербанк Управление активами» 40,11
«Альфа-Капитал Технологии» «Альфа-Капитал» 36,42
«Райффайзен — Информационные технологии» «Райффайзен Капитал» 32,32
«ВТБ — БРИК» «ВТБ Капитал Управление активами» 29,09
«Апрель Капитал — Акции сырьевых компаний» «Апрель Капитал» 25,20
«Альфа-Капитал Бренды» «Альфа-Капитал» 24,62
«Апрель Капитал — Акции второго эшелона» «Апрель Капитал» 21,73
«Промсвязь-Акции» «Промсвязь» 20,21
«Апрель Капитал — Акции» «Апрель Капитал» 19,72
«Райффайзен — Потребительский сектор» «Райффайзен Капитал» 19,67

Источник: НЛУ

Другой «технологический» ПИФ, также оказавшийся в начале рэнкинга по доходности, «Райффайзен — Информационные технологии», вложил в иностранные бумаги 73% активов. Среди компаний, акции и облигации которых есть в портфеле фонда, Apple, Amazon, Microsoft, Yandex, Facebook, Alphabet, а также бумаги двух кредитных организаций — Citibank и BNY Mellon.

Если посмотреть на результаты инвестирующих в западные рынки фондов, в портфелях которых не преобладает IT-сектор, то их результаты окажутся также лучше среднего показателя по рынку ПИФов, вкладывающих в акции: 10,49% годовых. Например, «ВТБ — Фонд глобальных дивидендов», в портфеле которого на конец III квартала было 64% бумаг иностранных эмитентов, заработал с начала года 13,89%.

Однако на более длительном горизонте (3—5 лет) доходность специализирующихся на иностранных акциях ПИФов выглядит не так впечатляюще. При среднем результате за три последних года (75%), лучшие по доходности фонды заработали всего чуть больше 50%. Управляющие, опрошенные Банки.ру, поясняют, что дело в резком росте российского фондового рынка. «Если взять за точку отсчета конец 2014 — начало 2015 года, когда российские акции после введенных серьезных финансовых санкций были под существенным давлением, то российский рынок действительно выглядит одним из лучших. С этого момента в долларах США российский рынок почти удвоился», — отмечает Эдуард Харин из «Альфа-Капитала».

Еще одна причина — укрепление рубля. Его курс по отношению к мировым валютам укрепился как в этом году, так и за три последних. В частности, еще в начале года доллар стоил 61 рубль, а сейчас на бирже курс «американца» снизился до 58—59 рублей. Это особенно заметно отразилось на доходности фондов облигаций, которые в среднем заработали 9,84%. В топ-10 лучших по доходности не попал ни один ПИФ, инвестирующий в иностранные и российские евробонды.

Самые доходные ПИФы облигаций

ПИФ УК Доходность с начала года, %
«Финансист» БФА 15,74
«Система Капитал — Мобильный» «Система Капитал» 14,45
«МДМ — Мир облигаций» МДМ 14,00
«Резервный» «Система Капитал» 13,43
«ТФГ — Рублевые облигации» «Трансфингруп» 12,66
«Регион Фонд облигаций» «Регион ЭсМ» 12,26
«Уралсиб Консервативный» Управляющая компания «Уралсиб» 12,14
«КапиталЪ — Облигации плюс» «КапиталЪ» 11,82
«Атон — Фонд облигаций» «Атон-менеджмент» 11,70
«Альфа-Капитал Облигации плюс» «Альфа-Капитал» 11,61

Источник: НЛУ

Доходность среди «иностранцев» с начала года варьировалась от 1% до 4%, а некоторые фонды получили убытки. В частности, фонд «Сбербанк — Еврооблигации» потерял 1,67%, а убытки ПИФа «Открытие — Еврооблигации» составили 7,61%.

Управляющий директор УК «Сбербанк Управление активами» Евгений Коровин считает, что корректнее оценивать результаты ПИФов, инвестирующих в долларовые облигации, в долларах. «Рубль в этом году ощутимо укрепился, а значит, рублевая динамика стоимости пая ПИФа существенно уменьшает величину того, сколько заработал пайщик в долларах. Например, пай ПИФа «Сбербанк — Глобальный долговой рынок» в рублях вырос только на 2,6%. Однако динамика пая в долларах составила 6,9%, что является очень хорошим результатом для долларовых облигаций», — приводит пример управляющий.

По словам его коллеги из УК «Альфа-Капитал» Эдуарда Харина, более высокие показатели доходности по рублевым фондам объясняются как более высокими процентными ставками по облигациям в рублях, так и ростом цен на большинство рублевых облигаций в текущем году. «На рынке евробондов складывается обратная ситуация — купоны по большинству выпусков меньше, а ФРС проводит ужесточение денежно-кредитной политики на фоне повышения ключевой ставки, что не только сдерживает рост стоимости, но и зачастую приводит к снижению цен на долларовые евробонды», — говорит Харин.

Рискуют все

Колебания валютного курса остаются одним из главных рисков не только для управляющих, результаты доходности ПИФов которых зависят от того, падает рубль или укрепляется, но и для тех, кто решил вложить деньги в паевой фонд. Ведь по российскому законодательству инвестировать доллары в иностранные активы можно, только открыв брокерский счет. В случае с ПИФами (как и в случае с ИИС) валютную наличность придется вначале конвертировать в рубли, затем на внесенную сумму управляющий купит доллары, на которые приобретет иностранные бумаги. При погашении паев инвестор также получит доходы в рублях.

Получается, что если неудачно выбрать момент для покупки ПИФа иностранных акций или облигаций, то можно не только не заработать, но и потерять. С этой точки зрения инвестиции в фонды менее выгодны, чем брокерский счет. «В периоды ожидания сильного укрепления курса рубля инвестиции в такие ПИФы будут вряд ли выгодны, так как рублевая переоценка будет съедать прибыль от роста. В случае же ожидания роста на зарубежном рынке при ожиданиях девальвации рубля можно будет, наоборот, получать сверхприбыль», — комментирует начальник отдела анализа рынков «Открытие Брокер» Константин Бушуев.

«Такая двойная конвертация убивает весь эффект от инвестиций», — говорил Владимир Потапов из УК «ВТБ Капитал Управление активами» на конференции «Розничный инвестор — 2017» в ноябре. Он также посетовал, что гражданам не хватает валютных инструментов, притом что на счетах в банках сосредоточен значительный объем средств в долларах и евро. Однако регулятор с таким мнением не согласен. В ответ на жалобу управляющего первый заместитель председателя ЦБ Сергей Швецов сказал, что устойчивость национального рынка должна опираться на национальную валюту. «Наши исследования показывают, что инвесторы из Европейского союза редко имеют инструменты, номинированные в рубле и долларе», — отметил он, прибавив, что регулятор выступает за дедолларизацию финансовой системы.

Есть еще один минус инвестиций в паевые фонды, о котором должен помнить инвестор, решивший заработать на инвестициях в иностранные активы. Это комиссии, которые управляющие компании взимают как за управление, так и за покупку и продажу паев. Как правило, это зависит от суммы и срока инвестиций: чем они больше, тем меньше плата. Управляющие могут и не взимать комиссию при покупке ПИФа, зато на выходе инвестору придется заплатить 1—2% от стоимости принадлежащих ему активов. У ряда компаний также существует плата за управление, которая зависит от типа выбранного фонда и может составлять от 1% до 3%. Например, за управление фондом «Сбербанк — Глобальный Интернет» она составляет 3,2%, а вознаграждение «ВТБ — Фонд еврооблигаций» — 1,1% от среднегодовой стоимости чистых активов. Таким образом, с учетом всех комиссий итог для инвестора может оказаться даже хуже, чем это декларируется на сайте УК в раскрытии результатов инвестирования.

Альберт КОШКАРОВ, Banki.ru

Россия > Финансы, банки > banki.ru, 20 декабря 2017 > № 2430106 Альберт Кошкаров


Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 20 декабря 2017 > № 2430098 Андрей Богуславский

Андрей Богуславский, Абсолют Банк: «Клиент готов платить премию за скорость»

Андрей Богуславский, заместитель председателя правления Абсолют Банка

Беседовала: Елена Гостева, редактор Банкир.Ру

О том, как развивает свой корпоративный бизнес Абсолют Банк в непростое для экономики страны время, о том, можно ли соперничать с банками топ-10 и так ли страшны отраслевые риски на самом деле, порталу Bankir.Ru рассказал заместитель председателя правления Абсолют Банка Андрей Богуславский.

— Расскажите, каким блоком работы вы занимаетесь в банке?

— В Абсолют Банке я курирую корпоративный блок и лизинг, куда входят кредитная дирекция и дирекция по работе с юридическими лицами. Работа и кредитных, и клиентских подразделений у нас построена по отраслевому принципу. То есть если в клиентском блоке есть подразделение, которое отвечает за розничную торговлю, то аналогичное подразделение функционирует и в кредитном блоке. И коллеги друг с другом постоянно коммуницируют, поэтому такая структура корпоративного бизнеса вполне эффективна, на мой взгляд.

— Вы занимаетесь корпоративным бизнесом. Какие в вашем понимании компании можно сейчас отнести к крупным, а какие – к средним? С какими отраслями предпочитает работать банк?

— В рейтинге наш банк находится на 35-м месте и по объему активов, и по капиталу. То есть, с одной стороны, Абсолют Банк – далеко не маленький банк, с другой – к финансовым гигантам его тоже не отнесешь. И мы, конечно же, учитываем свои размеры, определяя клиентскую нишу и свои возможности. Важно, особенно сейчас, что клиентская база у нас диверсифицирована и по отраслям, и объему бизнеса компаний. У нас есть на обслуживании и небольшие клиенты, чей оборот бизнеса составляет около 1 миллиарда рублей в год, но при этом они работают с хорошей рентабельностью. А есть и представители крупнейших компаний России с оборотом в несколько миллиардов долларов в год. То есть я не могу сказать, что мы себя загнали в узкие рамки между «крупными» и «средними».

— То есть среди ваших клиентов представлен как средний, так и крупный бизнес?

— Да, мы обслуживаем и тех, и других с учетом их финансового положения, показателей, рейтингов. Но все же в фокусе нашего постоянного внимания – крепкие середняки. И для этого есть вполне объяснимые рыночные критерии: тот же норматив Н6, который определяет величину лимита кредитного риска на одного заемщика. Поэтому соперничать с банками топ-10 по величине кредитов мы не стараемся.

Логично, что крупнейшим компаниям с многомиллиардными оборотами интереснее сразу привлечь заем на 500 миллионов долларов, чем взять десять кредитов по 50 миллионов. Но зато в отличие от топовых банков мы можем принять решение о выдаче кредита всего за полторы-две недели. Поверьте, я достаточно много поработал в одном из госбанков и прекрасно представляю, как там принимаются подобные решения – очень долго.

— Чем еще вы можете конкурировать с крупными банками, кроме скорости принятия решения? Индивидуальным подходом?

— Конкурировать с госбанками по ценовым условиям, конечно, утопия. Но что такое индивидуальный подход в корпоративном бизнесе? Чаще всего это кредит доверия тому, кого знаешь не год и не два. Для таких ты готов искать нешаблонное решение, которое учитывает интерес клиента и при этом не уводит банк в зону риска. Конечно, нужно найти под такой нестандартный случай понятное рисковикам обоснование, но не каждый банк будет этим заниматься, если честно. Это скорее не просто индивидуальный подход, это то, что называется гибкость. Это первое.

Второе. Когда средний банк заходит в инвестиционные проекты, то конкурирует с крупными игроками опять же за счет скорости. Мы смотрим на инвестиционные проекты и идем в них, выдавая длинные деньги, если знаем, что кредит может быть рефинансирован в госбанке. Часто бывает так: предприятие подает заявку на инвестиционный кредит, например, в Сбербанк, и там отвечают, что кредит ему одобрят через девять месяцев, но деньги-то ему нужны сейчас. И тогда обращаются к нам. Клиент готов платить нам премию за скорость.

— С какими секторами вы любите работать? Может быть, с кем-то не любите сотрудничать? Сейчас многие девелоперов не любят.

— Какой провокационный вопрос! Но я вам отвечу. Мы можем работать с предприятием любого сектора экономики с соответствующим кредитным качеством, которое нас устраивает. Но есть сферы, которые априори для нас пока сложно доступны в силу особой специфики. Например, военно-промышленный сектор. Может, мы бы и хотели с этим сектором работать, но там есть система уполномоченных банков, нам очень сложно с ними конкурировать – и дело не только в нашей величине.

Со строительной отраслью мы традиционно работаем, очень многие девелоперы имеют счета и обслуживаются в нашем банке, но при этом у нас не кредитуются. Просто сейчас для строителей не самый лучший период. Но при этом определенные компании, например те же девелоперы, вполне комфортно себя ощущают в нашем банке. Например, строители жилья бизнес-класса, эконом плюс – у нас с ними работа идет нормально. Мы понимаем себестоимость строительства, видим экономические расчеты, сколько стоит квадратный метр. Допустим, 60–65 тысяч рублей за квадратный метр. То есть, имея внутри банка эксперта по строительной отрасли, можно подсчитать, сколько этот проект выдерживает процентов нагрузки, сколько времени уйдет на стройку. Сейчас цены на недвижимость и ставки по ипотеке находятся на историческом минимуме, поэтому жилье, строящееся в Москве, точно раскупят.

— Мы с вами говорим сейчас только про Москву?

— Про Москву. В Санкт-Петербурге совсем другой рынок. А ипотекой мы активно занимаемся во всех регионах присутствия.

— То есть основные ваши клиенты все-таки находятся в Москве?

— Если мы говорим про девелоперов – то да, эти клиенты находятся в Москве. Но в целом, конечно, нет. У нас приличная филиальная сеть, Абсолют Банк сейчас представлен практически во всех городах-миллионниках. На местах у нас неплохая клиентская база: и юридические, и физические лица, компании малого и среднего бизнеса.

— А вы обслуживаете малый и средний бизнес?

— Безусловно, обслуживаем. Увы, кредитуем редко, поскольку риски в этом сегменте очень высоки, но обслуживаем. Это как в поговорке: вы можете не ездить на машине, но она может стоять в гараже.

— То есть расчетные счета малому бизнесу все-таки открываете?

— Да, и малый, и средний бизнес у нас есть на расчетно-кассовом обслуживании. Мелкие предприятия у нас обслуживаются и довольны нашим сервисом, это факт.

— Как кризис сказался на клиентах, как они меняются?

— Не секрет, что количество банкротств юридических лиц за 2017 год приблизилось к пику. Такого, если честно, мы не видели даже в 2008 году. Тот клиент, который не так давно был с очень хорошим кредитным рейтингом, за два последних года стал просто с хорошим. Тот, который был с хорошим, теперь стал с плохим. Увы, это кризис, чудес не бывает.

— А что, импортозамещение рынок никак не вытаскивает, ни в каком секторе?

— Импортозамещение есть. Но что такое импортозамещение по факту? Это значит, что кто-то должен вложить свои собственные деньги, взять длинный инвестиционный кредит, построить производство того, что рынку нужно. Потом это что-то должно начать потребляться рынком. Сколько нужно времени на самый короткий инвестиционный проект? Минимум год, чтобы построить самое элементарное производство. Если у тебя даже есть какой-то ангар, все равно нужно купить оборудование, поставить его. Еще полгода-год потребуется, чтобы начать продавать готовую продукцию. Поэтому те компании, что взяли кредит в 2014–2015 годах – а вспомните, ставки тогда были запредельными! – только в 2017 году вышли на начальные промышленные объемы. Соответственно, компании, которые пошли по пути импортозамещения, в основе своей испытывают огромную нагрузку по кредиту. То есть всё, что такие компании сейчас зарабатывают, они тратят на погашение тела кредита.

Если говорить о нас, то вот буквально на днях мы установили кредитный лимит для российской компании «Фармалакт». Они строят в Ногинске завод по производству продуктов детского питания. Очень хороший пример, я считаю.

— Сейчас, когда ключевая ставка серьезно снизилась, вы не ожидаете большего спроса на кредитные деньги? Или компании действительно тормозит их кредитное качество?

— Безусловно, тормозит кредитное качество! Спрос на кредиты есть, но банки кредитуют очень осторожно, что вполне понятно, я уже говорил о снижении рейтинга многих компаний в последнее время. К тому же, несмотря на снижение ставки рефинансирования, ставка по кредитам осталась стабильна.

— Вы работаете с компаниями-подрядчиками РЖД, учитывая, что РЖД – ваш косвенный акционер?

— Да. У РЖД очень много подрядчиков, которые имеют отношение к нашему банку. Мы знаем, что они работают на РЖД, что у них нормально обстоят дела с заказами, они имеют опыт работы на рынке от года до пяти лет, что они уникальны. Мы их кредитуем, они находятся у нас на обслуживании, у них открыты зарплатные проекты. Это такой сегмент, который для других банков, работающих с РЖД, не самый большой. И для крупных банков такие компании не в фокусе внимания. А для нас 500 миллионов – 1 миллиард рублей кредита, в принципе, нормальный тикет.

— А новые клиенты из других отраслей у вас появляются?

— Знаете, все же неплохо чувствуют себя две отрасли – это IT-индустрия и алкогольная промышленность. Несмотря ни на что, вся страна обновляет технологии, поэтому и системные интеграторы, и IT-компании получают большой объем заказов. Компании этой отрасли научились хорошо работать. Даже в кризис.

— У вас есть такие клиенты?

— Да. Из топ-20 крупнейших на рынке IT-компаний половина являются нашими клиентами. Они у нас и гарантийным бизнесом пользуются, и кредитами. Мы с ними очень плотно работаем сейчас. Мы понимаем их бизнес, при этом у подавляющего большинства этих компаний хороший кредитный рейтинг. В алкогольной отрасли у нас тоже есть хорошая экспертиза этого сегмента.

— А как в Абсолют Банке дела с трансакционным бизнесом?

— О, это самый лакомый кусочек для всех банков.

— У вас получается зарабатывать на трансакционном бизнесе?

— Тяжело, конечно, но получается. Самый лучший доход в трансакционном бизнесе – это поступление экспортной выручки. На конверсии, безусловно, мы тоже зарабатываем. Второе – остатки клиентов на счетах. Ну, а третье – это обычные комиссии за РКО.

— Сейчас всё очень быстро меняется. Как в следующем году будет развиваться корпоративный бизнес в банках и в частности в Абсолют Банке?

— Могу сказать точно: именно сейчас нужно развиваться по тем направлениям и в тех нишах, где у банка уже есть наработанные компетенции и опыт. Это залог того, что банк сохранит позиции и покажет хороший результат. Не стоит уходить в агрессивные стратегии, резко менять бизнес-модели, особенно когда, как вы говорите, всё быстро меняется. В будущем году в корпоративном бизнесе, на мой взгляд, «победят» умеренные консерваторы.

Россия > Финансы, банки > bankir.ru, 20 декабря 2017 > № 2430098 Андрей Богуславский


Китай > Финансы, банки > carnegie.ru, 20 декабря 2017 > № 2430075 Леонид Ковачич

Как Китаю пришлось спасать страну от микрокредитов

Леонид Ковачич

Поначалу китайские власти рассматривали микрокредиты как полезный инструмент в борьбе с бедностью и даже рекламировали их в госСМИ. Но вскоре этот инструмент вышел из-под контроля и стал угрожать стране всесторонней катастрофой: от массовых протестов общенационального масштаба до обвала на финансовых рынках, по типу американского кризиса 2008 года

Китайские власти наводят порядок в сфере потребительского кредитования и микрозаймов. Комиссия по регулированию банковской деятельности КНР, а также Народный банк Китая совместно приняли документ «Уведомления об упорядочивании и регулировании деятельности микрофинансовых организаций (МФО). Новые правила, полный текст которых будет опубликован позднее, устанавливают предельно допустимую процентную ставку для микрокредитов, разъясняют порядок предоставления займов, ограничивают работу коллекторов, устанавливают правила формирования капитала таких организаций. Для кредиторов меры можно назвать драконовскими. Но принимать их надо было срочно. По заявлению китайских регуляторов, беспорядочное потребительское кредитование загоняет граждан в кредитную ловушку и угрожает стабильности всей финансовой системы страны.

iPhone ценою жизни

Девятнадцатилетняя студентка из Шэнси всего лишь хотела купить iPhone 6s Plus. Ей не хватало 12 тысяч юаней (около $1800). Просить деньги у родителей она стеснялась – родители крестьяне и так экономили на всем, чтобы только их единственная дочь получила хорошее образование. В университетском кампусе она увидела рекламу микрокредитов. Компания предлагала оформить кредит за 15 минут на любые цели без залога и поручителей.

Доверчивая девушка обратилась в организацию и действительно через считаные минуты получила деньги. Все условия договора студентка, видимо, до конца не прочитала. Оказалось, что, помимо тела кредита 12 тысяч юаней и почти 40% годовых, ей еще предстоит выплатить некий «сервисный сбор» 4000 юаней. Девушка поняла, что расплатиться своими силами не сможет, и взяла другой кредит, на оплату предыдущего, потом еще и еще. В итоге долг за iPhone составил более 230 тысяч юаней (около $35 тысяч).

Ситуация казалась безвыходной. И студентка решила покончить с собой. К счастью, ее с пузырьком снотворного в руках вовремя заметил отец и отговорил от такого поступка. Родители потратили все свои сбережения до копейки, но все равно остались должны еще около 60 тысяч юаней (примерно $9000). Эта история разошлась в китайских соцсетях. Пользователи интернета советовали обратиться в суд.

Возможно, теперь у родителей студентки есть шансы выиграть дело. Такие высокие ставки процента и раньше были запрещены законом, а по новым правилам выдавать займы людям, у которых нет стабильного источника дохода, МФО не могут.

Не копи – купи

Исторически в Китае жить в долг считалось зазорно. Многие поколения китайцев упорно работали и откладывали деньги на черный день. Поэтому в стране была чрезвычайно высокая норма накопления и низкое потребление. Но все изменилось, когда на рынок вышло поколение 90-х. Они выросли в относительном достатке и привыкли потреблять гораздо больше своих родителей. Типичная логика нынешнего поколения: жить надо не потом, а сейчас. Деньги обесцениваются, их надо тратить, а не откладывать на потом.

Финансовые структуры обратили внимание на этот тренд еще в середине 2000-х. Тогда банки стали выдавать кредитные карты студентам, часто привлекая их разными плюшками: кешбэком, скидками в магазинах при оплате картой, подарками от банка. Для финансовых структур китайские студенты стали настоящей находкой. Уже в 2008 году 15% всех розничных покупок потребительских товаров совершалось с помощью кредитных карт, тогда как за два года до этого их было всего 4,8%. Два года быстрого роста потребления в кредит – как раз то время, когда банки активно выдавали кредитки студентам.

Но вскоре головокружение от успехов сменилось разочарованием: готовые на безудержное потребление молодые люди еще не состоялись в финансовом плане, поэтому обеспечить высокую норму потребления на свои собственные средства они все равно не могли. Родители отнимали у своих детей иногда по десятку различных кредиток, из последних средств расплачивались с их долгами, которые доходили до нескольких сотен тысяч юаней. Тогда финансовые власти вовремя отреагировали, и в 2009 году китайский ЦБ запретил выдавать кредитные карты студентам без источника дохода, а также лицам моложе 18 лет.

В то время уже стали появляться микрофинансовые организации, но их популярность была невелика. О том, какие риски может нести их деятельность, мало кто задумывался. Необходимость в жестком регулировании этой отрасли была неочевидна. Официальный документ, регулирующий деятельность МФО – «Руководящие мнения Комиссии по регулированию банковской деятельности КНР и ЦБ КНР о тестировании МФО» – появился в 2008 году. Но он описывал лишь базовые принципы – что такое МФО, как формируется капитал МФО, к какому ведомству относится их регулирование и так далее.

Так, например, в документе сказано, что фонды МФО формируются за счет уставного капитала, внесенного акционерами, добровольных взносов акционеров, а также за счет банковских кредитов. Но МФО может брать кредит не более чем в двух банках. А сумма банковского займа не должна превышать 50% от чистого объема капитала компании. Кому выдавать кредиты, какова процедура истребования долга, какие могут быть процентные ставки – ничего этого документ не регламентирует.

Микрокредит против бедности

В то время китайские власти рассматривали микрокредиты как полезный инструмент в борьбе с бедностью. И это вполне логично: первые в мире МФО создавались именно для этой цели. В 1970-х экономист из Бангладеш Мухаммед Юнус начал выдавать свои деньги в долг малоимущим предпринимателям, чтобы те могли использовать их для развития бизнеса. Именно он стал основателем Grameen Bank – первой микрофинансовой организации в мире, и получил Нобелевскую премию за вклад в борьбу с бедностью.

Китай решил воспользоваться мировым опытом. В 2015 году Госсовет КНР опубликовал «Программу развития финансовой системы, доступной для всех групп населения, 2016–2020»). В ней значительная роль отводилась микрокредитам. «Нужно стимулировать создание финансовыми структурами инновационных продуктов, в том числе продвижение микрокредитных продуктов, микрокомпаний по страхованию жизни. Необходимо расширять каналы финансирования микрокредитных компаний и ломбардов», – говорится в программе.

Упор на микрокредиты был сделан в первую очередь в борьбе с бедностью на селе. Главное информагентство страны «Синьхуа» рапортовало о том, как счастливый фермер легко получил кредит через мобильное приложение Ant Financial, входит в группу Alibaba, купил трехколесный мотоцикл с тележкой и стал зарабатывать на жизнь мелкими грузоперевозками. Он спокойно живет на своей малой родине, ему уже не надо ехать в прибрежные города на заработки. В сотрудничестве с Китайским фондом по борьбе с бедностью компания Ant Financial работает в 245 беднейших регионах и предоставила кредитов 160 миллионам крестьян, сообщало «Синьхуа».

Предприимчивые финансисты быстро уловили этот сигнал. Сначала в 2007 году в Китае появились платформы p2p-кредитования, и рынок начал бурно расти, в среднем на 234% в год. К началу 2017 года он достиг $290 млрд. Регуляторы не вмешивались до тех пор, пока в 2016 году не случился скандал с крупнейшей на тот момент платформой Ezubao, оказавшейся финансовой пирамидой. Компания увела $7,3 млрд у 900 тысяч инвесторов.

Тогда Комиссия по регулированию банковской деятельности выпустила правила, по которым физические лица не могут занимать более 200 тысяч юаней (около $30 тысяч) на одной p2p-платформе, а общая сумма долга по всем платформам не должна превышать 1 млн юаней. Кроме того, р2р-платформам запретили аккумулировать капитал, каждая p2p-компания теперь должна вести свою деятельность исключительно через депозитарный банк, причем для каждой платформы он только один.

В таких условиях p2p-платформам работать стало невыгодно. Тогда компании стали сами напрямую предоставлять потребкредиты населению.

Количество МФО стало быстро увеличиваться. Кроме того, бывшие p2p-платформы, например PPDAI, также переключились на предоставление микрозаймов. Не отставали и технологические гиганты – Alibaba и Tencent, предоставляя пользователям своих электронных кошельков возможность моментально получить некоторую сумму денег на покупки, причем с льготным периодом погашения – по сути, такая альтернативная кредитная карта.

Все это привело к тому, что потребление, на которое так давно надеются китайские власти как на будущий двигатель роста ВВП, наконец-то начало расти. По данным Министерства коммерции КНР, доля потребления в приросте ВВП в 2016 году была 64,6%, в 2017 году ожидается, что превысит 70%. По данным министерства, розничные продажи потребительских товаров превысят 37 трлн юаней в этом году. При этом совокупный объем выданных без залога и поручителей микрозаймов, по подсчетам CBRC, достигает 1 трлн юаней, а всего в стране на данный момент действует более шести тысяч МФО.

Акулы микрозаймов

Однако впоследствии в СМИ стали всплывать жуткие подробности работы МФО. То крупнейшая платформа интернет-кредитования, Qudian, которая, кстати, недавно вышла на IPO в Нью-Йорке, вымогает обнаженные фотографии у студенток в качестве залога за кредит. То МФО нанимают танцующих и поющих бабушек, которые водят хороводы вокруг дома должника и нараспев сообщают всей округе о нечестном поведении хозяина.

Некоторые компании даже стали привлекать в качестве коллекторов ВИЧ-инфицированных сотрудников, которые ходят по домам должников с табличками «У меня ВИЧ». Коллекторы обещали сидеть в доме должника до тех пор, пока долг не будет погашен. Иначе, угрожали коллекторы, они будут хвататься руками за все предметы и посуду и таким образом заразят всех членов семьи. Это пугало не очень разбирающихся в медицине крестьян.

Зачем МФО идут на такие странные меры выбивания долгов? Дело в том, что еще в 2015 году Верховный суд КНР постановил, что суммарная стоимость кредита не может превышать 36% годовых. Это значит, что решить в правовом поле проблему неплатежей по кредитам с более высокой процентной ставкой попросту невозможно. Поэтому единственный способ для МФО истребовать у должника выплаты по кредиту – обращаться к коллекторам и использовать такие нестандартные методы.

С одной стороны, в МФО кредит может получить практически любой человек без залога и поручителей. С другой – при оформлении кредита организация запрашивает у клиента большое количество личных данных. Кроме того, с развитием интернета и технологий мобильных платежей компании обладают огромным массивом разнообразной информации. Ведь мобильный телефон знает практически все: где человек бывает, с кем общается, причем не только в соцсетях, но и вживую (за счет сопоставления данных о геолокации), какие покупки делает и каков его среднемесячный оборот средств.

Проанализировав эти большие данные, компания может оценить платежеспособность клиента лучше любой традиционной системы скоринга. Когда вся жизнь человека как на ладони, он становится легкой мишенью для коллекторов. Тем более в Китае компании достаточно легко относятся к вопросу передачи личных данных третьим лицам. На днях, например, сообщалось об утечке данных пользователей Wechat, Alipay и Sesame Credit. В сентябре China Daily писала об аресте 410 человек в провинции Гуандун, которые торговали персональными данными из кредитных организаций. Всего было конфисковано более 100 млн файлов с личными данными пользователей.

Все это создает большие социальные риски. Это гораздо опаснее, чем трудовые конфликты, земельные споры, обманутые дольщики. Потому что с развитием интернет-финансов жертвы микрокредитов могут появляться по всей стране, переводя конфликт в общенациональный масштаб.

Есть еще один немаловажный момент: поскольку в Китае государство долгое время сохраняло абсолютную монополию на любую финансовую деятельность, в головах людей до сих пор сидит убежденность, что государство за все отвечает и будет следить за соблюдением справедливости и их прав. Именно поэтому государство и вмешалось сейчас, пока тысячи или миллионы обанкротившихся должников не пошли с вилами на Чжуннаньхай.

Помимо этого, деятельность МФО стала создавать и системные финансовые риски. Регулирующий документ 2008 года регламентировал лишь пропорцию банковских займов в капитале МФО. Но компаниям ничто не мешало найти другие источники финансирования. МФО стали пополнять свои балансы с помощью выпуска ценных бумаг, обеспеченных этими задолженностями (ABS).

Допустим, микрофинансовая организация выдала какое-то число потребительских кредитов. Затем она продает права требования спецюрлицу SPV. SPV формирует пул активов и выпускает по ним ABS. Далее ABS передается консорциуму андеррайтеров, которые обеспечивают размещение этих ценных бумаг. Размещение может быть частным между ограниченным кругом инвесторов. Кроме того, такие ABS торгуются на Шанхайской и Шэньчжэньской фондовых биржах. Например, одна лишь Ant Financial выпустила ABS, обеспеченные потребкредитами, на 149 млрд юаней ($22 млрд). JD.com, вторая по величине китайская площадка интернет-торговли, выпустила таких ABS на 9,5 млрд юаней ($1,4 млрд), а компания Baidu – на 1,3 млрд юаней ($196 млн).

Конечно, субординированные транши (самые рискованные) остаются, как правило, на балансе оригинатора. Однако примечательно, что местные рейтинговые агентства присваивают рейтинги AAA и АА+ для старших и мезонинных траншей. Ситуация еще более рискованная, чем с печально известными американскими CDO, которые вызвали финансовый кризис 2008 года. CDO тоже присваивался максимально высокий рейтинг, но они хотя бы были обеспечены ипотечными кредитами, где недвижимость была в качестве залога. И то практика показала, что такие облигации оказались ненадежными. Что уж говорить об облигациях, обеспеченных микрокредитами, по которым вовсе нет никакого залога.

Смена курса

Теперь китайские власти пытаются купировать все эти риски. Согласно новым уведомлениям, выпущенным регулирующими органами, ставка по микрокредитам, включая все платежи и сервисные сборы, не должна превышать 36% годовых. Кроме того, в договоре займа должна быть прописана именно годовая ставка процента, а не месячная или дневная. Это важная мера, поскольку МФО, пользуясь низкой финансовой грамотностью населения, зачастую указывают привлекательные ставки процента за день, дезориентируя своих клиентов (эта проблема характерна не только для Китая, в опросе «Коммерсанта» только 22% смогли верно ответить на вопрос: «Какую ставку по кредиту вы считаете более выгодной – 1% в день или 70% в год?»).

Кроме того, по новым правилам микрокредиты запрещено предоставлять заемщикам без стабильного источника дохода: безработным, студентам и так далее. Пролонгация кредита не может производиться более двух раз. Согласно уведомлениям, компании должны активно использовать новые технологии, в том числе больше данные, чтобы тщательно оценивать платежеспособность клиента и не предлагать ему займы на сумму большую, чем он может себе позволить. Вместе с тем уведомления призывают уделять больше внимания охране личных данных и запрещают нелегальную передачу личной информации третьей стороне.

Существенные ограничения вводятся на работу коллекторов. Теперь они не могут использовать насильственные меры, не могут вмешиваться в частную жизнь клиента или оказывать на него моральное давление. Кроме того, отныне они должны общаться по поводу возврата долга исключительно с самим заемщиком, запрещается давление на третью сторону, например родственников или друзей должника.

Регулятор также ввел меры стабилизации финансовой системы. Хотя для МФО по-прежнему не запрещена секьюритизация, банкам теперь запрещено инвестировать средства фондов по управлению активами в облигации, обеспеченные микрокредитами.

Выдача лицензий для новых МФО будет приостановлена. Те организации, которые работают без специальной лицензии, теперь оказались вне закона, их деятельность будет прекращена. А те МФО, которые уже получили специальную лицензию, будут снова проверяться на соответствие новым уведомлениям. В случае каких-либо нарушений компаниям грозят санкции: от приостановки деятельности до отзыва имеющейся лицензии.

Безусловно, новые меры направлены на защиту потребителей. Для МФО это большой удар и, как полагают участники рынка, не многие смогут его пережить. С другой стороны, эта мера позволит упорядочить рынок, оставив в игре лишь сильнейших представителей. Уже сейчас понятно, что у крупных компаний вряд ли возникнут проблемы с выполнением новых указаний. Некоторые решили даже сыграть на опережение. Например, Ant Financial сообщила, что не будет предоставлять займы по ставке выше 24% годовых, еще за неделю до того, как в дело вмешались регуляторы.

Китай > Финансы, банки > carnegie.ru, 20 декабря 2017 > № 2430075 Леонид Ковачич


США. Евросоюз > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 20 декабря 2017 > № 2429873 Эдвин Труман

Есть риск, что новые страны выйдут из Евросоюза – американский экономист

Со времени начала мирового финансово-экономического кризиса 2008 г. прошло уже 9 лет. Цикличность экономических процессов подсказывает, что когда-нибудь подобное событие должно произойти вновь. По мнению экс-главы отдела международных финансов в Федеральной резервной системе (1977-1998 гг.) Эдвина Трумана, в ближайшие несколько лет повторение такого сценария маловероятно. Однако проблемы в экономике Евросоюза сохраняются и могут привести к дальнейшему раздроблению ЕС. Вероятно также дальнейшее падение темпов роста экономики в Китае. Американский экономист рассказал «Евразия.Эксперт» рассказал о причинах возникновения экономических кризисов, подоплеке экономических противоречий в ЕС, состоянии экономик ЕАЭС и Китая.

- Господин Труман, начиная с 1960-х гг. в мире можно выделить семь крупных экономических кризисов, из которых четыре последних происходили с периодичностью в 7-10 лет (1982, 1991, 2001, 2009 гг.). Стоит ли верить в цикличность экономики и когда, на ваш взгляд, ждать нового мирового кризиса?

- Никто не знает, когда случится очередной кризис. Мы можем быть уверены, что очередной кризис обязательно случится в формате отдельно взятой страны или даже региона, но маловероятно, что это произойдет в ближайшие пару лет.

Каждый кризис отличается от предыдущего, но по сути кризисы – это результат чрезмерного изобилия и оптимизма людей по поводу своей страны, рынка или же мира в целом.

Люди теряют меру: слишком много занимают, слишком много дают в долг, слишком много тратят. А потом оказывается, что такое поведение было ошибкой, и системы рушатся – иногда в отдельном государстве, но иногда волна может прокатиться по всему миру.

США были эпицентром мирового финансового кризиса 2008 г. Но на деле это был североатлантический кризис, затронувший, помимо США, Западную и даже Восточную Европу.

- Бывший партнер Джорджа Сороса, американский инвестор Джим Роджерс заявил, что «в 2018 г. в мире наступит кризис, люди будут напуганы, будут вкладывать деньги в доллары, что в итоге приведет к превращению доллара в «пузырь» и его падению, после чего люди захотят из него выйти и вложиться в другие активы – рубли, юани, золото и т.д.». Что вы можете сказать об этом?

- Ситуация в мире, конечно, далека от идеала, но я был бы крайне удивлен, если бы в следующем году разразился крупный кризис, или если в течение следующих двух-трех лет случился бы кризис доллара или финансовой системы.

Я полагаю, мистер Роджерс озабочен тем, что многие центральные банки выпускают все больший объем денег, и это, по его мнению, приведет к кризису. Однако я уверен, что центральные банки способны контролировать свой объем эмиссии и ее темпы. Поэтому я сомневаюсь, что мы в течение следующего года увидим кризис по сценарию «мыльного пузыря» или же кризис из-за взлетов и падений курса доллара.

Во время мирового финансового кризиса доллар изначально был слабым, потом взлетел, а затем опять упал. Краха доллара не произошло, и мы не бросились, сломя голову, к золотым резервам. И я сомневаюсь, что рубль, юань или даже золото как-то выиграют в следующем кризисе.

- Сегодня много говорят о кризисе еврозоны. С какими проблемами сталкивается Европа в экономическом плане?

- Во-первых, существует определенная политическая проблема. Правительства Европы в первую очередь заботятся об экономиках своих стран, а уже потом – о Евросоюзе. В последние несколько лет они, как правило, не доверяют своим странам-партнерам, и это затрудняет сотрудничество.

Во-вторых, некоторые европейские банковские системы довольно хрупкие, например, в Италии. В ЕС, как и в США, очень низкими темпами идет рост производства, а рабочая сила в целом находится в состоянии упадка.

В-третьих, нельзя не сказать о брекзите, который является проблемой не только для Великобритании. Скорее всего, он будет иметь негативные последствия для экономики Евросоюза, о чем, мне кажется, сами европейцы не задумывались. С другой стороны, в этом году показатели ЕС были хорошими, даже лучше, чем многие ожидали, и я не вижу причин, по которым в ближайшие пару лет должны возникнуть какие-либо шоки.

- Какая участь ждет финансовые институты, подконтрольные Евросоюзу?

- Думаю, говоря о финансовых институтах Евросоюза, расположенных в Лондоне или где-либо еще, трудно будет сделать обобщение. Большинство наиболее крупных из них действуют в глобальном масштабе, и уже по этой причине с ними все будет в порядке.

Вопрос состоит в том, что случится с небольшими институтами, ориентированными на внутренние рынки. В течение следующих нескольких лет или десятилетия будет разумным ожидать консолидации банковских систем.

Во многих европейских странах налицо переизбыток банков. Поэтому логичными прогнозами были бы консолидация и слияния этих институтов. Полезными были бы слияния банков разных европейских стран, но европейская финансовая структура к такому пока не готова.

Опять же, все упирается в то, что власти отдельных стран не доверяют друг другу. И отчасти поэтому в Италии и в меньшей степени в Испании у банков огромная внутренняя государственная задолженность. Власти многих стран видят в этом угрозу европейской финансовой системе в целом. Мне кажется, проблемы в европейской финансовой системе сохранятся. В различных странах они будут своими и связанными с разными финансовыми институтами, поэтому какие-либо обобщающие выводы делать сложно.

- Каким вы видите будущее ЕС? Ряд экспертов заявляет, что евро благоприятствует интересам немецких экспортеров, что вызывает недовольство других стран-членов Евросоюза…

- Я думаю, со второй частью вашего вопроса согласится большинство экономистов. Германия извлекает преимущество из евро, потому что, если бы в ходу все еще была немецкая марка, она была бы гораздо сильнее по отношению к доллару и некоторым другим европейским валютам. В какой-то мере слияние других валют в евро способствовало падению немецкой марки. Поэтому немецкие экспортеры сейчас гораздо более конкурентоспособны, чем они были бы, если бы немецкая марка все еще существовала как отдельная валюта.

Глава социал-демократической партии Германии высказывал соображения в пользу соглашения о создании «Соединенных Штатов Европы». Я думаю, проект европейской интеграции должен пойти дальше, если он нацелен на успех в долгосрочной перспективе, но существует и риск, что какие-то страны выйдут из ЕС или еврозоны.

- ФРС поднимает процентную ставку. Как это скажется на состоянии экономик стран-членов Евразийского экономического союза – России, Казахстана, Беларуси, Кыргызстана и Армении?

- Федеральный резерв находится в процессе нормализации своей политики. Скорее всего, очередное повышение процентных ставок произойдет позже в этом месяце. Ожидается также три или четыре повышения в 2018 г., а затем примерно столько же – в 2019 г. Но нормализация будет очень плавной, она не подорвет экономику и финансовую систему США и других стран. Нормализация будет оказывать растущее давление на мировые ставки кредитования, но важно понимать, что это делается в условиях здоровой экономической обстановки в США и других промышленно развитых странах. В Западной Европе и Великобритании, а возможно, и в Японии в следующем году также можно будет наблюдать шаги в сторону денежной нормализации.

Идет постепенный возврат к норме. Я думаю, этот процесс будет медленным. Хорошая новость для стран ЕАЭС состоит в том, что, несмотря на более высокие ставки кредитования, экономические условия улучшатся.

- Рост китайской экономики замедляется, и прогнозы относительно ее развития сейчас очень разные. Каким вы видите будущее китайского «экономического чуда»?

- Я думаю, «чудо» никуда не денется, но рост китайской экономики действительно замедлился, и мне кажется, такая тенденция будет сохраняться.

Существуют два серьезных вопроса: насколько сильно замедлится рост китайской экономики (по сравнению с 6-7%, на которых он находится в данный момент), и как быстро Китай придет к этому новому показателю.

Если замедление будет постепенным, по полпроцента в год, а конечный уровень роста установится на 3-4%, то все будет в порядке. Вопрос состоит в том, будет ли падение резким или постепенным, здесь существуют определенные риски из-за финансовых эксцессов.

Учитывая масштаб китайской экономики и степень ее интегрированности в мировую экономику, если в Китае произойдет резкое снижение темпов роста экономики, это может стать проблемой для всех нас.

Эдвин Труман

Источник – Евразия.Эксперт

США. Евросоюз > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 20 декабря 2017 > № 2429873 Эдвин Труман


Россия. Весь мир > Химпром. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > rusnano.com, 20 декабря 2017 > № 2429277 Дмитрий Лисенков

Дмитрий Лисенков: Предприниматели стали опытнее.

Управляющий директор по инвестиционной деятельности УК «РОСНАНО» Дмитрий Лисенков рассказал «Снобу», как обесценивание рубля идет на пользу экспорту и почему иностранные компании по-прежнему инвестируют в российский бизнес.

Как ваша работа с технологиями завтрашнего дня отражается на вашей жизни, на вашем быте? Пользуетесь ли вы лично продуктами, проинвестированными РОСНАНО?

Наши технологии в основном B2B, конечные пользователи не сталкиваются с ними напрямую. Но и у нас есть ряд примеров продукции «ежедневного» использования. Например, у нас есть компания SP Glass, которая изготавливает стекло со специальным напылением. Такие окна летом не пропускают в дом тепло, а зимой не выпускают его наружу, имея повышенные характеристики по светопропусканию. Использование такого энергоэффективного стеклопакета позволяет экономить до 30% расходов на энергоресурсы. На российском рынке они продаются под брендом «Теплопакет DS».

А у себя дома вы эти окна поставили? Рекомендовали друзьям?

Конечно. Во-первых, я установил их ради комфорта, во-вторых, для понимания на личном опыте, какие могут потребоваться модификации. Вообще многие не догадываются, насколько часто сталкиваются в ежедневной жизни с продукцией наших портфельных компаний. А вот скажите, вы в метро ездите?

Бывает.

Тогда вы, вероятно, пользуетесь картой «Тройка», ну или хотя бы слышали о ней. Так вот, ее чип разработала и произвела наша портфельная компания — «Микрон». А когда вы вызываете такси с помощью смартфона, то по сути тоже пользуетесь нашей технологией. Там, скорее всего, есть стекла из искусственного сапфира нашего «Монокристалла».

Что если компания рассчитывала на определенный объем заказов, и вдруг оказывается, что следующее поколение продукции выходит без ее участия. Уход такого крупного заказчика может повлечь за собой уход с рынка и самого производителя?

Безусловно, нужно смотреть на пару шагов вперед, уметь прогнозировать, предвидеть, что может понадобиться клиентам в ближайшие десять лет. Поэтому все тратят довольно большие деньги на НИОКР — для понимания, что именно будет востребовано на рынке. И нормальная практика во всем мире — диверсификация, то есть выход на другие рынки, на других клиентов с похожим или адаптированным продуктом. Прорыв на новые рынки.

В НИОКР вкладывается и государство, и частные компании. Но при этом у всех свои представления, как в притче о слепцах, которые трогали слона, чтобы понять, что он собой представляет, выдавая совершенно разные версии. Как в таком случае планировать наперед?

Задача государств и больших корпораций — задавать общие тренды, придумывать дорожные карты, инвестировать в фундаментальную науку, которая даст результат и через двадцать, и через тридцать лет. На них ориентируются и частные компании — они выбирают свой сегмент рынка и вкладывают средства в определенные направления, понимая, что через какое-то время здесь можно будет заработать прибыль.

Какой путь вы, как инвестор, проходите, чтобы наполнить портфель? Я так понимаю, мандат фонда ограничен приставкой «нано», что существенно сужает и без того сравнительно небольшое предложение на отечественном рынке.

Сначала мы формируем поток сделок. Есть «открытое окно», через которое поступают случайные проекты (сайт, почта и т. д.) Как правило, большинство из них совсем сырые, и зачастую их основатели сами не понимают, что хотят создать и куда обратиться за финансированием. Более ценны проекты, которые находятся через коллег, знакомых и их знакомых. Общение с людьми внутри профессионального круга — хороший источник информации о потенциальных сделках. Есть специализированные мероприятия для компаний, которые целевым образом ищут финансирование: стартап-туры; презентации для инвестиционных фондов; конференции, куда они приходят и рассказывают о своих проектах. Другие источники сделок — это инвестфонды, в том числе частные, которые хотят разделить риск. Мы, в свою очередь, регулярно устраиваем взаимообмен информацией с потенциальными партнерами — предлагаем частным инвесторам посмотреть сделки, чтобы они могли присоединиться к нашим проектам.

Что дальше? Экспертиза?

Для начала экспресс-анализ, насколько эта сделка в целом интересна и соответствует нашему мандату. Если мы видим, что есть смысл работать дальше, основные параметры важно зафиксировать в так называемом Term Sheet.

Какие параметры там фиксируются?

Объем инвестиций, на что они идут, итоговое распределение долей в акционерном капитале, ключевые условия, процесс принятия решений, сроки и прочее. Кто-то делает Term Sheet большим, кто-то — коротким, но в любом случае это делается для того, чтобы зафиксировать на бумаге общее понимание основных параметров сделки.

После того как основные условия согласованы, начинается процесс due diligence, по-русски — экспертизы. Проверяются все факты и детали, заявленные в проекте. Для этого нанимаются в том числе внешние эксперты, чтобы дать объективную оценку будущего рынка, технологии и ее перспективности, уникальности. Одновременно проводится финансовый и юридический анализ. Это практика, сложившаяся в деловом сообществе за много лет.

Но на первом месте, я так понимаю, у инвестора стоит команда проекта. По каким параметрам вы определяете ее силу? Иными словами, как предпринимателям показать себя сильной командой?

До РОСНАНО я работал в частном инвестиционном фонде, и партнерами в этом фонде были люди, которые в том числе основывали венчурную индустрию в мире, делая первые инвестиции в 60-х годах прошлого века в США. Согласно личному опыту основателей по неудачам, который в определенном смысле проецируются также и на успешные проекты, только лишь порядка 10% провалов случаются из-за технологии, которую не удалось довести до конца. 20% — рыночные ошибки, в том числе неготовность рынка либо неправильное таргетирование. И наконец, 70% неудач происходят именно из-за человеческого фактора, то есть из-за ошибок команды.

Даже самую прекрасную, перспективную технологию можно благополучно похоронить. Именно поэтому вкладываются в первую очередь в те команды, у кого уже есть опыт, в том числе неудачный. При этом в России, к сожалению, негативный опыт всегда считается плохим знаком, и совершенно не берется в расчет, что предприниматель в процессе вынес нужные уроки, научился на своих ошибках. Конечно, если вел бизнес честно.

У вас есть матрица оценки предпринимателей, какой-то набор вопросов?

Матрицы есть, но они не дадут окончательного ответа, правильная это ставка или нет. Нужно понять мотивацию людей. Почему они занимаются этим бизнесом, почему привлекают инвесторов? Понимают ли, как вести бизнес и какая на них лежит ответственность, что будет происходить с их бизнесом дальше? Каков их прошлый опыт в этом деле? Приходилось ли им принимать решения в кризисных ситуациях? Насколько конфликтен человек или, наоборот, склонен ли искать компромиссы и совместные решения? Это постоянное общение, которое идет на всех этапах и занимает месяцы до сделки и годы после.

Для меня, кто этим будет заниматься, все равно остается ключевым моментом, существенно более важным, чем другие.

Но крупной рыбой в реке становишься не сразу. Ты растешь и на чем-то учишься.

Часто предприниматели достаточно талантливы на входе и успешно развивают компанию на первом этапе, но не справляются с качественным переходом из малой компании в среднюю и крупную. Оставаясь у руля, пытаются продолжать управлять теми же методами на микроуровне, контролируя все процессы и не делегируя полномочия, считая, что лучше всех все понимают, не давая сотрудникам правильную мотивацию. Такие истории всегда заканчиваются кризисом.

У нас сфера профессионального инвестирования узкая. А в части стартапов так и вовсе: кто-то решил просто поиграться, кто-то в хайпе поучаствовать — «у меня есть свой стартап».

Согласен. Поэтому нужно особенно аккуратно относиться к непрофессиональным инвесторам с деньгами и неясной мотивацией.

Но ведь деньги дают. Как не взять?

Позиция инвестора тоже может привести к гибели компании. Хотя и профессиональные инвесторы не гарантия того, что ты получишь к себе в проект прекрасного и замечательного партнера.

Впрочем, хороший инвестор не тот, который приятен в общении и во всем поддерживает менеджмент. А тот, кто может привнести и деньги, и дополнительные компетенции. При этом не стесняясь указывать на ошибки в управлении и не боясь признавать собственные ошибки.

Что вы делаете для того, чтобы стать профессиональным инвестором? Помимо наработки опыта?

Изучаю технологические тренды. Общаюсь с коллегами. Смотрю за развитием инновационных компаний, моделей. У меня, к сожалению, нет технического образования. Я закончил физмат-класс, но потом, в начале 90-х годов пошел по финансовой стезе и продолжил свое образование уже в этой области. Поэтому, когда я брал людей в команду, сделал ставку на техническое образование. Обращал внимание на глубокий интерес и опыт работы с технологиями.

О чем шутят в вашей среде, о чем думают, о чем друг другу рассказывают?

Темы для обсуждений в российской инвестсреде сильно отличаются от американской.

Чем?

У нас часто обсуждают инвестиционный климат и что будет на выборах. Конечно, в Америке могут обсуждать Трампа, но это всегда где-то на втором плане, все понимают, что это проходящее.

Как изменились предприниматели за последние 10 лет?

Если посмотреть на раннюю инвестиционную стадию (уровень стартапа), здесь предприниматели стали более профессиональными, понимают запросы инвесторов с точки зрения представления материала, знают, как красиво продать свою идею, включиться в какой-то хайп или модную тему. И опять же появились истории успеха российских предпринимателей, в России и за рубежом, стали чаще инвестировать в стартапы.

На стадии расширения производства предприниматели стали более опытные, потому что за последние 10 лет случилось два полномасштабных кризиса. Те, кто выжил, стали более осторожными и консервативными, с точки зрения своих планов и оценки стоимости своего бизнеса. Появился опыт развития и расширения, опыт выхода на мировые рынки и вкус к глобальной конкуренции. При этом с точки зрения инвестора ситуация стала сложнее.

Почему сложнее?

Рынок стал сложнее. Стало сложнее развиваться традиционными способами, потому что экономика, к сожалению, не растет теми темпами, которыми росла раньше, у потенциальных клиентов денег стало меньше, а бизнесу стало труднее их получить. Стратегических инвесторов в России стало меньше. IPO опять стало редкостью. Например, строительный рынок за последние 5 лет сократился вдвое. С одной стороны, это плохо. С другой стороны, те, кто производит конкурентоспособную продукцию, остались на рынке и научились экспортировать. Например, те же стекла: их раньше экономически невыгодно было вывозить, а потом рубль подешевел, и делать это стало гораздо рентабельнее. И начали продавать на экспорт, появился новый опыт.

А вам как инвестору ведь тоже важно иметь запасной план на случай неудачи? Ведь мало у кого были идеи, как действовать, когда случился тот же обвал рубля.

Мнение инвесторов трудно переоценить, ведь мы приходим с опытом компаний, где уже случалось что-то похожее. Через пот и кровь, методом проб и ошибок найдено решение, которое можно передать людям, которые раньше не сталкивались с подобными кризисными явлениями.

Вы продали компанию стратегическому инвестору в прошлом году — совсем непростом с точки зрения иностранных покупателей. То есть выходы есть, несмотря на изменившиеся отношения Запада с Россией?

В целом сейчас не очень хотят покупать что-либо в России. Это обусловлено множеством ограничений со стороны Запада. Иностранному стратегу проще отказаться от интересной, но все же региональной сделки по покупке российской технологической компании, чем долго объяснять своим акционерам и публике логику и преимущества покупки компании из России. PR сейчас плохой. Поэтому опасливые иностранцы предпочтут не делать эту инвестицию, чтобы не рисковать своей репутацией.

Тем не менее компанию «Уралпластик-Н», которая занимается инновационной упаковкой и базируется в Арамиле, под Екатеринбургом, мы смогли успешно продать Mondi — одному из мировых лидеров по производству бумаги и упаковки. У нее уже есть инвестиции в России, и она не побоялась расширяться, хотя это публичная компания — ее акции торгуются в Лондоне, капитализация на бирже достигает 9 млрд фунтов стерлингов.

Произошло фактически поглощение.

Конечно, Mondi получила 100% «Уралпластика»: 48% РОСНАНО и 52% основателя-акционера. Но компания продолжит работать в России. И туда пришли новые технологии от одного из крупнейших в мире игроков в этой области. Мы вернули наши деньги с прибылью и можем их реинвестировать в новые проекты и фонды.

Сроки «выходов» из компаний увеличились?

Да. На скорость выхода влияют достигнутый уровень бизнеса и, соответственно, рост его стоимости. В целом на рынке M&A цены сейчас не такие высокие, как даже в 2012 году. Тем не менее могу сказать, что практически по всем компаниям в моем портфеле мы ведем переговоры о потенциальной продаже либо стратегу, либо финансовому инвестору, либо основателям-акционерам.

Сколько лет вашему портфелю?

По-разному. Компании в портфеле от пяти до восьми лет.

Как распределяются доли?

Управляющая компания, то есть РОСНАНО, получает, как правило, 20% прибыли. Допустим, вложили 100 рублей — получили 110. С разницы в 10 рублей мы получаем 2 рубля вознаграждения. Часть идет в прибыль управляющей компании, часть распределяется среди руководства и партнеров.

Когда вы входите в проект, вы ищете определенный выход в будущем? Вот у вас два проекта вышли на биржу. Вы это предвидели?

Конечно, нужно предполагать, как будешь выходить из инвестиции, с самого начала. Совсем не факт, что выйдешь именно так, но нужно понимать, как двигаться, для того чтобы корректировать бизнес в нужную сторону. Если предполагается IPO, то нужно заранее готовиться, приводить компанию к определенному «виду». Если это стратег, надо понимать, как с этим стратегом взаимодействовать: идти в наступление или сотрудничать, или просто лишний раз не светиться. Возможен и выкуп менеджментом, хотя это никогда не рассматривается как приоритетный вариант. Короче говоря, к любому варианту надо готовиться. Сейчас моя команда как раз на стадии выхода из ряда проектов.

Я так понимаю, что свой бонус, свой заработок вы получаете, только когда выходите. То есть к большому призу бежать приходится лет восемь.

Бонусы никто не гарантирует. Если вышел без прибыли, то ничего не получаешь. Да и private equity не предполагает какие-то безумные доходы. Это работа вдолгую.

Ваша команда празднует выходы?

Бывает, что кто-то на радостях марафон пробежит. А кто-то просто в баре отметит.

Россия. Весь мир > Химпром. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > rusnano.com, 20 декабря 2017 > № 2429277 Дмитрий Лисенков


Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 декабря 2017 > № 2427733 Павел Эйгес

Мобильный криптосейф: как защитить биткоины от хакеров

Павел Эйгес

директор ООО «Открытая мобильная платформа»

Самый удобный способ хранения криптовалют оказывается самым небезопасным

Крупные преступные группы полностью переключились на криптоиндустрию, предупреждают ведущие консультанты по защите данных. Взлет суммарной капитализации криптовалют до $370 млрд, «биткоиновая лихорадка» и возможность скрыться за анонимностью блокчейна сделали криптоиндустрию желанной мишенью для хакеров всего мира. По разным данным они уже украли криптовалют на сумму от $168 млн до $300 млн. В ход идут фишинговые сайты, популярностью не уступающие оригинальным, и даже звонки мобильным операторам с просьбой переключить номер абонента на устройство мошенника. Но главными троянскими воротами криптовалютного фрода стали мобильные устройства. Управлять кошельком со смартфона удобнее, чем использовать аппаратные, десктопные или онлайн-кошельки, но весь вопрос в том, с какого.

Хакерские отмычки любят Android

Подарком для охотников за чужой криптовалютой стали уязвимости ОС Android, одной из самых распространенных (87,4% всех мобильных устройств) и, в силу этого, уязвимых операционных систем — Android. Количество различных сервисов-кошельков в Google Play уже превышает 2000, ежемесячно появляются новые. По данным исследования High-Tech Bridge, более 66% из приложений не используют безопасный протокол HTTPS, а более 94% уязвимы по трем и более параметрам. Кроме того, практически все протестированные приложения (более 96%) применяют устаревшие методы шифрования данных.

Но даже в случае полной безопасности приложений гарантии от кражи цифровых денег минимальны. Дело в нативной уязвимости самой ОС Android: для защиты данных нужны регулярные обновления операционной системы, которые в силу многообразия производителей и конечных устройств приходят с большим временным лагом. К моменту релизу новой версии ОС программы-шпионы успевают обновиться десятки раз и найти новые бреши, и так по кругу. Говоря проще, любой криптокошелек на Android может внезапно стать чужим.

Другие серьезные проблемы: прошивки для Android, собирающие личные данные, например, «Прошивка без проводов (FOTA)» и SecureRandom — компонент системы, отвечающей за генерацию случайных чисел, задействованный при использовании практически всех bitcoin-кошельков для Android.

Об опасностях смартфонов на базе Android владельцам криптовалют заявлял и представитель самого Google — владельца ОС — Майк Хирн и авторитетный эксперт по защите данных Крис Мейер. Оба специалиста называли наиболее существенной проблемой уже упомянутый SecureRandom. Основатель bitcoinmine.club Джоби Викс, отметил уязвимость мобильных гаджетов при хранении криптовалют, комментируя атаку хакера на собственный смартфон, в результате которой он потерял более 100 биткоинов. Словом, использование устройств на базе этой системы дает возможность для неавторизованного доступа к биткойн ключам, причем несколькими путями.

Помимо «шпионских» прошивок, проблем с генерацией случайных чисел, а также потенциально опасных приложений, существуют более изощренные программные средства для взлома, например, новая версия бага Stagefright («боязнь сцены»), использующая уязвимость форматов mp3 и mp4 для атаки устройств через отправку MMS-сообщений. Программа активирует вредоносный код даже после просмотра превью на видео. По признанию главы отдела безопасности компании Адриана Людвига, «сцены боятся» 95% всех устройств Android, новой версии бага 99%. Если предположить, что даже каждый пятый владелец криптовалют использует мобильные кошельки на Android устройствах, то при нынешней капитализации криптовалют, угроза нависла над $74 млрд и десятками тысяч пользователей.

«Банки» для криптовалют

Альтернативы, конечно, же есть. Специальные средства, такие, например, как аппаратные кошельки, которые в народе называют «безопасными флешками», безусловно, резко снижают риски. Сами криптоключи в них ограждены от ПО устройства, передающего информацию. Но при этом возникают сложности с количеством устройств, непривычным управлением и дополнительными функциональными неудобствами. В общем, аппаратная версия кошелька не является полноценной альтернативой смартфону. Использование же специализированного смартфона, заточенного под безопасность: со специальной ОС, защищенной и с точки зрения криптографифии, и антивирусной системой, работающей более эффективно в силу регулярных обновлений системы операционной, — да и в целом не подверженной такому шквалу атак вирусов и шпионов, сохранит и удобство, и портативность.

Мобильные операции с криптовалютами — это удобно. И отказ от них едва ли снизит интерес злоумышленников к криптоиндустрии. Для сохранения возможности переводить криптовалюты из любой точки мира с одновременным обеспечением безопасности активов достаточно правильно выбрать аппаратные средства. Безопасность сбережений начинается с отношения к ним. Подобно классическим деньгам, которые мы защищаем прочными стенами и надежными дверями банковских сейфов, криптовалюты следует защищать устройствами, вероятность взлома которых сравнима, с вероятностью ограбления банка.

Россия > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 декабря 2017 > № 2427733 Павел Эйгес


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter