Всего новостей: 2190307, выбрано 520 за 0.112 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Китай > Авиапром, автопром. Транспорт > chinapro.ru, 14 августа 2017 > № 2278296

По последним данным, у граждан Китая в пользовании находятся более 1,01 млн автомобилей на новых источниках энергии, в том числе – 825 000 электромобилей и 193 000 плагин-гибридов. Об этом сообщило Управление по регулированию дорожного движения Министерства общественной безопасности КНР.

В некоторых городах Поднебесной экомобили в порядке эксперимента снабжаются специальными номерными знаками. Среди указанных мегаполисов – Шанхай, Нанкин, Уси, Цзинань и Шэньчжэнь. В 2016 г. в них было выдано 76 000 специальных номерных знаков для автомобилей на новых источниках энергии.

С ноября 2017 г. спецномера будут выдавать в еще 10 городах, включая Баодин и Чанчунь, а в первой половине 2018 г. – во всех китайских городах.

Как ожидается, к 2020 г. объем производства и продаж электромобилей и плагин-гибридов в Китае превысит 5 млн единиц.

Ранее сообщалось, что по итогам 2016 г., в КНР выпущены 517 000 автомобилей, работающих на новых источниках энергии, а продано 507 000 таких автомобилей. Эти данные вывели страну на первое место в мире на протяжении второго года подряд. На продажи экомобилей в Поднебесной приходится более 50% от аналогичного мирового показателя.

Китай > Авиапром, автопром. Транспорт > chinapro.ru, 14 августа 2017 > № 2278296


Россия. Иран > Авиапром, автопром > metalinfo.ru, 11 августа 2017 > № 2271963

Вертолеты России испытают Ка-226Т в Иране

Холдинг «Вертолеты России» (входит в Ростех) совместно с Iran Helicopter Support and Renewal Company (IHSRC) проведет в Иране испытания легкого многоцелевого вертолета Ка-226Т на возможность эксплуатации в экстремально высоких температурах, сообщает пресс-служба компании.

Испытания будут проводиться на базе иранской компании в рамках меморандума, подписанного сторонами в мае этого года на международной выставке HeliRussia-2017. Вертолет Ка-226Т уже прибыл в Иран и приступил к первым тестовым полетам.

Целью испытаний, которые продлятся до конца августа, является подтверждение возможности эксплуатации вертолета Ка-226Т при температуре окружающей среды до +50 градусов по Цельсию.

Кроме того, в начале сентября «Вертолеты России» совместно с IHSRC проведут в Иране конференцию для ознакомления потенциальных заказчиков вертолета с итогами испытаний, особенностями эксплуатации Ка-226Т и его конкурентными преимуществами.

Россия. Иран > Авиапром, автопром > metalinfo.ru, 11 августа 2017 > № 2271963


Казахстан > Авиапром, автопром > kapital.kz, 11 августа 2017 > № 2271868

Казахстанцы выбирают автомобили местной сборки

Продажи выросли почти на 48%

По итогам шести месяцев продажи автомобилей отечественного производства на внутреннем рынке выросли на 47,34%. Каждый второй автомобиль в июне — казахстанской сборки, сообщает Motor.kz.

В этом году в Казахстане покупатели все больше и больше «голосуют кошельками» за автомобили локальной сборки. По сравнению с 2016 годом казахстанские предприятия наращивают сборку, спрос на автомобили «Қазақстанда жасалған» обновил лучшие исторические результаты: рыночная доля возросла почти до 40%. За полгода казахстанцы приобрели 6838 автомобилей, потратив на это около 51,3 млрд тенге.

Всего же, по данным АКАБ, на официальном рынке РК в первом полугодии 2017 года было реализовано 20 876 автомобилей на общую сумму 180,7 млрд тенге, включая экспорт. А экспорт это десятая часть всех произведенных в Казахстане автомобилей.

По данным Комитета по статистике, за шесть месяцев текущего года на территории Казахстана было произведено 8637 единиц техники (включая легковые и грузовые автомобили и автобусы, без учета сельхозтехники, трейлеров и полуприцепов) общей стоимостью 64,5 млрд тенге, что на 6367 автомобилей больше, чем за аналогичный период прошлого года. На экспорт в Китай, Россию и Таджикистан отправлено чуть больше 800 автомобилей. В большинстве своем это экспорт усть-каменогорской Lada 4×4 в Китай — 696 внедорожников. Также отличился «СарыаркаАвтоПром» с JAC и Hyundai Trans Auto.

Сбыт на внутреннем рынке прежде всего продиктован оптимизацией производственных площадок, «Азия Авто» переключились на автомобили Lada, автомобили других брендов продавались предыдущих лет выпуска. Существенный прирост выпуска продукции показал «СарыаркаАвтоПром» за счет загрузки своих мощностей новыми брендами. В этом году, помимо Hyundai, там начали заказывать производство Ravon и GM АвтоВАЗ.

Объем производства автомобилей в Костанае во втором квартале 2017 года превысил объем первого квартала в 3,8 раза, или на 284%. В количественном выражении объем производства автомобилей в первом полугодии составил 2373 единицы техники на сумму 33,75 млрд тенге. Конечно, пока объемы Chevrolet Niva и Ravon Nexia R3 невелики, стоит учесть старт производства только во втором квартале отчетного периода.

Тенденция роста производства во втором квартале текущего года наблюдалась в целом по рынку, совокупный объем выпуска продукции всех автомобильных предприятий во втором квартале 2017 года в 1,6 раза больше аналогичного показателя за первые три месяца текущего года. Так, объем выпуска продукции на «СарыаркаАвтоПром» вырос на 284%, Hyundai Trans Auto — на 88%, «КамАЗ-Инжиниринг» — на 86%, «Семаз» — на 80%, «Азия Авто» — на 16%.

Казахстан > Авиапром, автопром > kapital.kz, 11 августа 2017 > № 2271868


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > comnews.ru, 10 августа 2017 > № 2271096

Москва обрела полигон для беспилотников

Андрей Федосеев

На территории технопарка "Калибр" открылся первый в Москве открытый полигон для тестирования беспилотных автомобилей. Полигон представляет собой трассу, которая воспроизводит городскую среду. Полигоном смогут воспользоваться резиденты технопарка, а также коммерческие компании для тестирования своих решений в области беспилотного транспорта.

Полигон представляет собой трассу длинной 400 метров с автобусными остановками, пешеходными переходами, дорожными знаками и т.д. Объем финансовых вложений в создание этого открытого полигона в технопарке "Калибр" не раскрывают.

"Тестирование беспилотных автомобилей на полигоне уже началось. Резиденты технопарка приняли участие в создании технической части четырех беспилотных автобусов для крупного российского машиностроительного холдинга, в частности разработали двигатель и электронику. Автомобили учат взаимодействовать как с дорожной инфраструктурой, так и с пешеходами на зебре. Их роли играют сами сотрудники технопарка", - сообщили в пресс-службе Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы.

Открытым полигоном смогут воспользоваться также студенты и аспиранты московских технических вузов. "Они станут тестировать собственные опытные прототипы беспилотников. Например, трассой воспользуются учащиеся Московского политехнического университета. Технопарк также планирует предоставить возможность тестирования коммерческим компаниям", - сообщила пресс-служба Департамента науки, промышленной политики и предпринимательства города Москвы.

Исполнительный директор Traft Артур Мурадян ответил ComNews, что компания с радостью протестирует ресурсы площадки "Калибра" с проектом беспилотного грузовика. "Однако немного смущает относительно небольшая площадь полигона - 400 метров, - это не позволит проводить ряд тестирований беспилотников с имитацией их движения в потоке на скоростной дороге", - добавил Артур Мурадян

Напомним, что Traft совместно с Росавтодором в мае 2017 г. планировал начать испытания российских и зарубежных программно-аппаратных комплексов для беспилотного управления, а в августе осуществить первый коммерческий рейс беспилотным грузовиком из своего автопарка. Компания уже на собственные средства построила полигон в Подмосковье, который позволяет проводить тестирование беспилотных автомобилей, создавая эффект непредсказуемой дорожной обстановки (см. новость ComNews от 24 января 2017 г.).

"На данный момент мы масштабировали проект. Сейчас речь идет о полноценном автономном караване из нескольких грузовиков, передвигаемых по платным дорогам. Для этого мы проводим дополнительные согласования с Министерством транспорта и другими структурами, включая разработчиков автономных систем из ФГУП "НАМИ". Анонсировать проект сможем чуть позднее. Шаховский полигон стал лишь одним из элементов глобального инфраструктурного проекта. Осенью на нашей площадке пройдет раунд открытых тестов с беспилотными грузовиками, к которым Traft уже имеет отношение не просто как эксплуатант, но и как полноценный участник процесса разработки. К этой работе подключено несколько ведущих научно-технических вузов Москвы", - уточнил вчера Артур Мурадян.

На его взгляд, в России существует дефицит хороших площадок, которые создавали бы для тестирования беспилотных автомобилей не искусственные, а максимально реалистичные сценарии. Артур Мурадян также считает, что государство должно поддерживать развитие инфраструктуры для тестирования беспилотного транспорта.

"Государство должно и уже достаточно активно поддерживает данные проекты. В будущем меры по поддержке, вероятно, должны включать в себя льготное пользование землей, на которой строятся полигонные площадки", - заметил Артур Мурадян.

Он полагает, что также было бы крайне важно упростить и стандартизировать процедуру получения полигоном официальных регламентных бумаг, которые позволят привлекать на частные испытательные площадки всех игроков рынка, в том числе работающих в формате государственно-частного партнерства. По его словам, на данный момент процедура получения официального статуса полигона неоднозначна. "Нужно сделать для создателей полигонов более понятную процедуру документального подтверждения официального статуса площадок - это ускорит развитие всей экосистемы беспилотных транспортных средств", - заключил Артур Мурадян.

Отметим, что власти на самом высоком уровне в последнее время активно взялись за тему беспилотного автотранспорта. Вчера, 9 августа, на сайте правительства РФ был опубликован текст поручения премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, которое он выдал по итогам совещания о развитии электрического и беспилотного транспорта. Само совещание Дмитрий Медведев провел 21 июля 2017 г.

Согласно тексту поручения, заместителю председателя правительства Российской Федерации Аркадию Дворковичу в рамках актуализации плана мероприятий (дорожной карты) рабочей группы "АвтоНет" "Национальной технологической инициативы" необходимо проработать вопросы установления перечня объектов дорожно-транспортной инфраструктуры для развертывания информационно-телекоммуникационной инфраструктуры, необходимой для обеспечения передвижения беспилотного транспорта, предусмотрев приоритетное оснащение средствами ИКТ-инфраструктуры крупных городов и транспортных коридоров "Север - Юг" и "Запад - Восток".

Кроме того, необходимо проработать вопросы применения на общественном транспорте и грузовых транспортных средствах систем "искусственного интеллекта", направленных на повышение безопасности дорожного движения. Помимо этого, поручено проработать вопросы разработки и реализации комплекса мер, предусматривающих создание на территории РФ инфраструктуры, необходимой для обеспечения передвижения беспилотного транспорта российского и иностранного производства, а также установление требований к беспилотному транспорту в целях возможности его эксплуатации на инфраструктуре зарубежных стран.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > comnews.ru, 10 августа 2017 > № 2271096


Россия > Авиапром, автопром > premier.gov.ru, 9 августа 2017 > № 2273728 Олег Дерипаска

Встреча Дмитрия Медведева с председателем наблюдательного совета группы компаний «Базовый элемент» Олегом Дерипаской.

Обсуждались перспективы развития автомобилестроения в России, в том числе группы «ГАЗ».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Олег Владимирович, у нас недавно было совещание, посвящённое развитию разных современных видов транспорта – и тех, которые уже выпускают наши предприятия, и тех, которые ещё только предстоит выпускать. Там присутствовал и генеральный директор вашей группы «ГАЗ». Хотел бы, чтобы Вы рассказали, как обстоят дела, какие сейчас проекты реализуются, каковы перспективы развития группы.

О.Дерипаска: Спасибо большое за внимание, которое Вы уделяете машиностроению, и не только автомобилестроению, но и в целом транспортному, всем остальным подразделениям нашей индустрии. Кризис длился достаточно давно, с 2008 года, но сейчас у нас наступила определённая стабилизация. Связано это с тем, что определились инвесторы, которые хотят развивать свои проекты в нашей отрасли, и были сформированы серьёзные коллективы, воспитаны кадры. Перечислю программы, которые были: национальный режим, поддержка экспорта, программа стимулирования сбыта с учётом модернизации автотранспортных предприятий в регионах, программа субсидирования процентных ставок, поддержка инновационных решений. Мы всем этим воспользовались, и на сегодняшний день что происходит? Во-первых, мы смогли привлечь и вложили более 120 млрд инвестиций в целом в группу. Только группа «ГАЗ» – это 72 млрд. На сегодняшний день ведутся поставки на экспорт – более 46 стран. Это стабильные налоговые поступления во все уровни бюджета. 52 тыс. сотрудников заняты непосредственно в группе «Русские машины», и примерно 340 тыс. – у поставщиков первой цепочки.

Д.Медведев: То есть всего в кооперации у вас?..

О.Дерипаска: 400 тыс. И это только те, кто поставляет основные узлы и компоненты.

Важна, безусловно, модернизация, которая прошла. Я беру только 2010–2012 годы. Мы начинали с небольшого модельного ряда, сейчас у нас модельный ряд детализирован, не только в группе «ГАЗ», по всем сегментам. Мы понимаем, что будем производить вплоть до 2025 года. Подготовлена программа модернизации не только нашей, но и – наших поставщиков компонентов.

Очень важны мероприятия по субсидированию спроса. По поручению Президента в отрасли была создана программа ускоренной модернизации газового сегмента. Это снижение издержек, это снижение экологической нагрузки на города. Вы проводили совещание по перспективным моделям, связанное с электрификацией коммерческого, пассажирского транспорта, с созданием автопилотов. Многие считают, что это далёкое будущее, но уже через 10 лет мы это увидим. Есть участки, которые уже сейчас готовы. Допустим, аэропортовый транспорт, логистические участки цепочек уже сейчас могут быть оснащены автопилотом. Важно, что эта программа развивается.

Самое основное, что нам удалось сохранить людей. Мы смогли полностью модернизировать модельный ряд даже в достаточно сложных внешних условиях, создали почти 17 тыс. высокооплачиваемых рабочих мест, смогли увеличить на 131% выручку на одного работающего. Понятно, что этого недостаточно, поэтому я хотел бы по этому вопросу поговорить. На сегодняшний день мы серьёзно отстаём от повышения заработной платы.

Сейчас создалась возможность заложить новый, как говорили раньше, рывок. Это связано с экспортом. Мероприятия, которые Вы поддержали, которые позволят нам снизить издержки, получить доступ на эти рынки, мне кажется, очень важны. И важно, чтобы это нашло отражение в новом бюджете – сейчас же у нас нет антикризисной составляющей, будет только формирование по, скажем так, перспективным направлениям. Очень важно продолжать поддерживать спрос, и особенно ту часть, которая связана с развитием экспорта, потому что это дополнительный рынок. Мы видим, что инвестиции, которые сделаны, позволяют нам на этом рынке присутствовать. Наши последние достижения: «ГАЗон» на газе, мы переделываем сейчас тяжёлые грузовики «Урал», постоянно идёт модернизация «Газели». Вопросы, которые мы сейчас решаем с помощью программ поддержки, связаны с адаптацией к разным рынкам: где-то нужен правый руль, где-то – особые климатические условия, свои требования по тормозным системам. Мы всё это вместе с нашими поставщиками стараемся решить.

Д.Медведев: По поводу модельного ряда. Так получилось, что при запуске ряда новых моделей я тоже присутствовал. Надо признаться, это впечатляет, потому что, действительно, из достаточно узкого набора моделей, которые носили универсальный характер – а это на самом деле далеко не всегда плюс, – удалось развернуть всё это в широкий модельный ряд и сориентироваться на самые широкие, разнообразные круги потребителей.

Я поддерживаю и то, что Вы сказали в отношении экспортной составляющей. У нас рынок большой, но, конечно, не беспредельный. Есть целый ряд стран, у которых существуют устойчивые связи с нашими производителями, в том числе с группой «ГАЗ» и с вашей большой группой – «Русские машины», куда можно было бы и нужно поставлять. Программу поддержки экспорта мы обязательно продолжим.

Россия > Авиапром, автопром > premier.gov.ru, 9 августа 2017 > № 2273728 Олег Дерипаска


Франция. Иран > Авиапром, автопром > rfi.fr, 8 августа 2017 > № 2278225

Французский автоконцерн Renault подписал 7 августа в Тегеране соглашение о создании нового совместного предприятия, которое будет производить до 300 000 автомобилей в год. Французы вложат в проект не менее 660 млн евро, чтобы в 2,5 раза увеличить свое производство на растущем иранском рынке. Крупный французский бизнес возвращается в Иран после снятия западных санкций.

Совместное предприятие крупнейший французский (и мировой*) автопроизводитель создал с государственной Организацией промышленного развития и реновации Ирана (IDRO), а также своим иранским партнером, частной компанией Parto Neguine Nasseh. В новом СП Renault получил 60%, иранские партнеры — по 20%.

Новое предприятие будет открыто в городе Саве, в 120 км к юго-востоку от Тегерана. Работающий там сейчас автозавод будет модернизирован и расширен. Новое СП будет производить модель Renault Symbol и кроссовер Duster румынской марки французов Dacia.

Первые автомобили сойдут с конвейера уже в конце будущего года. Инвестиции французов в первую фазу проекта составят 660 млн евро. Вначале Renault намерен производить на новом иранском заводе 150 000 автомобилей в год. Вторая фаза проекта рассчитана на трехлетний период, начиная с 2019 года. Итоговая мощность производства достигнет 300 000 машин в год.

Французский Renault работает в Иране с 2004 года, имеющиеся мощности позволяют концерну выпускать до 200 000 автомобилей в год (речь идет о моделях седан Tondar (аналог Logan), пикап Tondar, хетчбэки Sandero и Sandero Stepway).

Намерение Renault закрепиться на иранском рынке в Тегеране подтвердил второй номер в руководстве концерна Тьерри Боллоре.

Тьерри Боллоре: «Renault доказал серьезность своих намерений тем, что без перерыва работал в Иране с 2004 года. Подписание нового соглашения подтверждает нашу решимость и желание продолжать работу в долгосрочной перспективе в этой стране, нашем стратегическом партнере в области автомобилестроения».

Замглавы Renault Тьерри Боллоре назвал контракт о создании нового франко-иранского СП «историческим» и «уникальным с точки зрения инвестиций, передачи технологий и развития местного производства». Соглашение предусматривает, в частности, создание в Иране инженерного центра, а также экспорт 30% продукции нового предприятия. На первых порах будущий завод будет пользоваться услугами 15 иранских фирм-поставщиков деталей. В будущем французы рассчитывают на 60 местных компаний-поставщиков.

Представитель дирекции Renault Стефан Мюллер отметил новые стратегические перспективы на иранском рынке, который, по прогнозам, вырастет до 2 миллионов автомобилей в год к 2020 году. В этом году в Иране должно быть произведено порядка 1,6 миллиона машин.

Такой объем продаж был зафиксирован на иранском рынке в 2011 году. Из-за международных санкций рынок сократился вдвое: в 2013 году в Иране было выпущено лишь 800 000 автомобилей. В прошлом году продажи достигли 1,3 млн единиц.

Иран с населением 80 млн человек опережает Россию по объемам авторынка. В 2016 году в России было продано чуть больше 1,4 автомобилей. По прогнозу Ассоциации европейского бизнеса, в 2017 году российский авторынок может вырасти на 4% до 1,48 млн автомобилей.

Renault — не единственный французский автопроизводитель, вступивший в борьбу за иранского потребителя. Концерн PSA, объединяющий марки Peugeot и Citroën, еще летом 2016 года создал совместное предприятия с госкомпанией Iran Khodro. Это СП уже начало в январе производство автомобилей Peugeot 2008. Французские инвестиции в проект составили 400 млн евро. Концерн PSA рассчитывает ежегодно выпускать в Иране до 200 000 машин марки Peugeot.

Осенью прошлого года создано также франко-иранское СП по выпуску автомобилей Citroën. Концерн PSA подписал соответствующее соглашение с иранской компанией Saipa. Начало производства намечено на будущий год. Вложив 300 000 евро, французы рассчитывают выпускать в Иране ежегодно 150-230 000 Citroën’ов.

По результатам 2016 года французская группа PSA объявила о завоевании трети (32%) автомобильного рынка Ирана. На концерн Renault пришлось порядка 10% автомобильных продаж в Иране.

От французских автопроизводителей не отстают и нефтяники. В июле компания Total, в консорциуме с Национальной нефтяной корпорацией Китая CNPCI, подписали в Тегеране контракт на освоение 11-й очереди месторождения «Южный Парс». Сумма контракта — 4,8 млрд долларов.

Западный бизнес возвращается в Иран два года спустя после заключения соглашения по иранской ядерной программе между ведущими мировыми державами и Тегераном. Это соглашение открыло путь к снятию значительного числа антииранских экономических и финансовых санкций.

* В первом полугодии 2017 года группа Renault-Nissan стала крупнейшим автопроизводителем в мире, обогнав по продажам Volkswagen и Toyota (5,27 млн машин).

Франция. Иран > Авиапром, автопром > rfi.fr, 8 августа 2017 > № 2278225


Евросоюз. Россия. Франция > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > newskaz.ru, 1 августа 2017 > № 2260915

О расширении сотрудничества с Россией заявила Европейская аэрокосмическая группа Airbus Defence and Space (Airbus DS).

В интервью РИА Новости старший вице-президент Airbus Space Systems по космической электронике, куратор по развитию бизнеса в России Жан-Пьер Доманже отметил, что в России налажен выпуск высокотехнологичного космического оборудования европейского качества.

"Как вы знаете, СП "Синертек" — это совместное предприятие Airbus DS и "Российских космических систем" (РКС). На данный момент мы перешли на новый, более высокий и очень важный уровень нашего сотрудничества. Буквально на прошлой неделе в Москве завершены окончательные квалификационные работы по европейской сертификации чистовых помещений для изготовления спутниковых компонентов в России. "Синертек" начал серийно выпускать твердотельные усилители мощности для российских заказчиков, а также другое космическое оборудование. Таким образом, мы начали производить в РФ высокотехнологичное оборудование в том же качестве, что и Airbus DS в Европе", — сказал Доманже.

Все изделия, созданные в 2017 году, будут установлены на российские спутники.

"В данном случае мы следуем тренду, который задают наши российские партнеры. Решение утверждено руководством госкорпорации "Роскосмос" при участии РКС", — пояснил Доманже.

Он также упомянул о важной договоренности с РКС о том, что номенклатура, которая будет производиться в России в кооперации с Airbus DS, будет расширена в ближайшем будущем.

"Пока мы не раскрываем окончательный вид наших договоренностей, но могу вас заверить, что это новое оборудование для спутников связи, а также для спутниковых платформ будущего", — указал старший вице-президент Airbus Space Systems по космической электронике.

Евросоюз. Россия. Франция > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > newskaz.ru, 1 августа 2017 > № 2260915


Китай. Россия > Авиапром, автопром > inosmi.ru, 27 июля 2017 > № 2257937 Анастасия Дагаева

Третье место на двоих. Как Китай и Россия начинают строить широкофюзеляжный самолет

Анастасия Дагаева, Carnegie Moscow Center, Россия

Судя по тому, как самолет опекают Владимир Путин и Си Цзиньпин, это политический проект. У России и Китая большие амбиции: они хотят быть в немногочисленной высшей лиге государств с собственным гражданским авиапромом наравне с США и Европой. Ради этих амбиций страны даже готовы объединиться, ведь поодиночке им не одолеть ни Airbus, ни Boeing.

Вчера, 23 июля, завершился аэрокосмический салон МАКС-2017; его главным гостем, как всегда, стал Владимир Путин. Он посмотрел на истребитель пятого поколения Т-50, послушал про среднемагистральный пассажирский самолет МС-21 и даже заглянул на стенд Boeing. Казалось, что и совместному российско-китайскому самолету тоже будет уделено внимание. Самолета, конечно, нет. Но за год в рамках этого проекта произошло столько событий (в том числе с участием Путина), что было бы странно его проигнорировать. Тем не менее на МАКСе информация о большом самолете, который должны вместе построить Россия и Китай, появлялась совсем эпизодически. Не добрался до подмосковного Жуковского и внушительных размеров макет самолета, сделанный Commercial Aircraft Corporation of China (COMAC).

Впервые макет был показан на Airshow China в ноябре 2016 года — случилась, можно сказать, премьера. Ради этого события в Чжухай на один день прилетели министр промышленности Денис Мантуров и президент Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) Юрий Слюсарь. Вместе с китайскими коллегами они под прицелом множества камер торжественно сдернули с макета красную материю.

С макетом COMAC приехала и на Paris Airshow 2017, что ознаменовало уже международную презентацию проекта. Макет стоял на стенде китайского авиапроизводителя, где фоном шли кадры со встреч Си Цзиньпина и Владимира Путина.

Отдельная интрига — название самолета. В российской версии он просто «широкофюзеляжный дальнемагистральный самолет» (ШФДМС). В китайской — С929 (или С9Х9), то есть следующий в линейке после недавно взлетевшего С919.

В Ле-Бурже макет самолета, впрочем, проходил как LRWBCA (Long-Range Wide-Body Civil Aircraft; в переводе на русский тот же ШФДМС). Труднопроизносимая аббревиатура что на русском языке, что на английском вызывает вопрос: а когда уже у самолета появится звучное официальное имя? Слюсарь говорит, что еще не думали: «У самолета нет названия, и мы пока на эту тему не напрягаемся. Если у вас есть какие-то фантазии [по названию], то буду вам благодарен. У китайцев же, как у людей достаточно последовательных, есть определенные подходы к наименованию своих самолетов. Мы с уважением к ним относимся».

На МАКСе, напомню, макета не было. COMAC в московском авиасалоне не участвовала, значит, и их макет не появился. ОАК собственный еще не сделала.

Взлет на политике

Переговоры о совместном строительстве самолета страны вели почти десять лет. В 2009 году Алексей Федоров (тогда президент ОАК) прогнозировал, что третий игрок в мировом авиапроме появится именно «в результате совместных проектов России и Китая». Правда, признавался, что все очень непросто: «Для отдельно взятой страны создание большого самолета может стать крайне сложной задачей. Но могу сказать, в чем основная сложность [переговоров]: и Россия, и Китай хотят быть лидером проекта. Хотя оптимальный вариант — разделение рисков 50 на 50».

Проект несколько лет имел статус «идут консультации». Проще говоря, им никто толком не занимался — ОАК, да и Россия в целом тогда больше надежд связывали с Западом, чем с Востоком (чего стоит эпопея про продвижению Sukhoi Superjet 100). Китаю наверняка тоже было не до большого самолета: страна, не имея сильного инженерного бэкграунда, спешно набиралась компетенций в авиапроме — в частности, запустила программу регионального самолета ARJ21.

Путин на встречах с китайскими лидерами не раз заявлял о необходимости объединить усилия по созданию широкофюзеляжного самолета, «чтобы занять достойное место на мировых рынках». В 2011 году в разговоре с председателем КНР Ху Цзиньтао он отмечал, что все больше и больше закупается американской и европейской авиатехники, тогда как «такие страны, как Россия и Китай, в состоянии и должны иметь собственное производство».

В 2012 году к власти в Китае пришел Си Цзиньпин. Тема большого самолета не исчезла из повестки встреч глав государств, но и движения в проекте не прибавилось.

Процесс заметно ускорился в 2014 году — под воздействием как внутренних, так и внешних обстоятельств. В обеих странах окончательно сформировались большие государственные авиапромышленные конгломераты; против России ввели санкции Европа и США, а Си Цзиньпин во время визита на завод COMAC выразил сожаление, что отсутствие собственных самолетов делает Китай зависимым от иностранных авиапроизводителей. В мае 2014 года, когда Путин был в Китае, ОАК и COMAC подписали меморандум о сотрудничестве. В июне 2016 года — опять же во время визита Путина в Пекин — страны дошли до межправительственного соглашения. Тогда же появилась ясность по созданию совместного предприятия (СП): в проекте нет лидера, все делится поровну.

А в конце 2016 года Путин рассказал журналистам, что часть дивидендов Роснефтегаза пойдет на создание мощного авиационного двигателя (тягой 35 тонн), что «позволит вместе с нашими китайскими друзьями создать широкофюзеляжный дальнемагистральный самолет» (про двигатели нужно писать отдельную историю, учитывая, что и Китай намерен строить свой двигатель). Роснефтегаз на 100% принадлежит государству, владеет контрольным пакетом Роснефти, акциями Газпрома и Интер РАО. По словам Путина, Роснефтегаз — это еще один бюджет правительства. Это же и источник финансирования проектов регионального Ил-114 и широкофюзеляжного Ил-96-400, которые активно лоббирует вице-премьер Дмитрий Рогозин.

Кстати, возврат к Ил-96-400 объясняется сохранением компетенций как раз для российско-китайского самолета. Эта аргументация, правда, возникла совсем недавно — считай, задним числом (то есть мотивом это быть не могло). И еще момент: на заре переговоров Россия предлагала строить широкофюзеляжный самолет на базе Ил-96, но китайцы отказались, настояв на создании с нуля.

Судя по тому, как самолет опекают Владимир Путин и Си Цзиньпин, это политический проект. У России и Китая большие амбиции: они хотят быть в немногочисленной высшей лиге государств с собственным гражданским авиапромом наравне с США и Европой. Ради этих амбиций страны даже готовы объединиться, ведь поодиночке им не одолеть ни Airbus, ни Boeing.

Общий, но китайский

В начале 2017 года ОАК и COMAC учредили компанию China-Russia Aircraft International Commercial Corporation (CRAIC). «А ведь craic по-английски — „кутеж". Неплохое название для совместного проекта!» — шутят злые языки. Участники проекта, впрочем, настроены серьезно — открыли офис, назначили руководство, распределили работы. Они стараются выдержать заданную линию, когда всё 50 на 50. Офис находится в Шанхае, поближе к линии финальной сборки — заводу COMAC. В Москве будет открыт инженерный центр. Гендиректором СП назначен менеджер COMAC, а председателем совета директоров — менеджер ОАК. В совете директоров восемь человек, по четыре от каждой стороны.

«По разделению работ, которое относится исключительно к планеру, мы договорились, что крыло, центроплан, хвостовое оперение — это производство в России. Непосредственно сам фюзеляж и окончательная сборка — это Шанхай. Там колоссальный завод, хорошо оснащенный, который, на наш взгляд, позволяет осуществлять и третий проект [наравне со сборкой ARJ21 и С919]», — говорил Слюсарь в Ле-Бурже. Место, выбранное для сборки, объясняется близостью к целевым рынкам. А опасения, что самолет в итоге станет китайским, Слюсарь называет необоснованными: «Мы будем иметь возможность проникнуть на рынок, на котором продается в десять раз больше самолетов, чем на российском, и мы будем иметь гарантированный спрос на много лет вперед, хотя бы только на китайском рынке. Таких возможностей у любых производителей немного, ими нужно очень дорожить».

Слюсарь не берется оценивать вклад каждой из сторон: «Мы исходим из идеологии; несмотря на то что это проект двух компаний и даже двух стран, создавать самолет может только одна команда. Не получится у двух команд один самолет». Несколько философски Слюсарь говорит и про финансирование самолета: «Это капиталоемкий проект, конечно. Вы должны представлять, что самолет от 8 до 12 лет разрабатывается, потом примерно 30-40 лет выпускается и еще 40-50 лет летает. История про новый самолет на века, на столетия. И здесь любые расчеты носят достаточно условный характер как с точки зрения прогнозирования, так и тех эффектов, которые получаешь». По предварительным расчетам, на проект необходимо 13-20 миллиардов долларов.

Строительство самолета должно начаться с базовой версии: вместимость 280 кресел, дальность 12 тысяч км. Завершение эскизного проектирования и его защита запланированы на конец 2018 года. Первый твердый контракт ожидается в 2019 году, первый полет — в 2023-м, старт поставок — в 2026-м, об этом говорилось в технико-экономическим обосновании проекта (ТЭО), которое подготовила ОАК.

В российских прогосударственных СМИ (да и в китайских, говорят, тоже) еще не существующий самолет окрестили «убийцей» Airbus и Boeing. Возникла лишь путаница в том, какие именно типы самолетов предстоит «убить». Если исходить из заявлений Слюсаря, то это A350 и B787. Если послушать топ-менеджера COMAC Го Бочжи, то А330 и В777.

Все перечисленные самолеты относятся к категории дальнемагистральных широкофюзеляжных. Но есть принципиальная разница: А350 и В787 — это новинки глобального авиапрома, более чем на 50% сделанные из композитных материалов (что подразумевает несколько иной производственный цикл). А330 и В777 — самолеты так называемого предыдущего поколения, с преимущественным использованием алюминия. А вообще говорить о конкуренции преждевременно: российско-китайский самолет поступит в эксплуатацию через десять лет (как говорится в ТЭО); едва ли все это время в Airbus и Boeing будут сидеть сложа руки.

Но еще задолго до выхода на рынок проект может столкнуться с большим количеством подводных камней. И неизвестно, какие он сможет обойти, а какие — нет. Самые очевидные риски такие. Политические — проект очень долгий во времени, что с ним произойдет при смене лидеров стран? Экономические — единственный источник финансирования — бюджет; и Россия, и Китай переживают не самые лучшие времена в экономике, и прогнозы не обнадеживают. Корпоративные — достаточно вспомнить, как непросто уживаются Германия и Франция в Airbus; и это страны с общей культурой. Наконец, ментальные — языковые барьеры, разность моделей поведения и прочие, казалось бы, мелочи, которые могут осложнять процесс, вплоть до его остановки.

Китай. Россия > Авиапром, автопром > inosmi.ru, 27 июля 2017 > № 2257937 Анастасия Дагаева


США. Германия. Весь мир. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256990

Как автогиганты и страховщики пытаются сократить число аварий

Сергей Дианин

генеральный директор компании LeasePlan в России

Какие технологии помогут сохранить жизни потенциальным жертвам ДТП

Опыт использования больших данных в оптимизации транспортной инфраструктуры – не совсем новый тренд. К примеру, в Лионе еще в 2012 году городские власти внедрили проект, позволяющий управлять светофорами, пробками и в целом транспортными и пешеходными потоками. Но сегодня современные технологии идут дальше. Уже в скором блокчейн-будущем, собирая «большие данные» по статистике жертв ДТП и причин аварий на дорогах и анализируя их, блокчейн-технологии передадут сведения в «умные» автомобили и позволят избежать аварий или по крайней мере большинства из них.

Данных по автомобильной статистике становится все больше и больше. Так, в авто появляется все больше сенсоров, датчиков, камер, беспроводных устройств, связанных между собой. Чем умнее становится автомобиль, тем больше разных данных он может собрать, передать и даже проанализировать. Современные модели «умных» транспортных автомобилей различных производителей уже аккумулируют каждый час десятки гигабайт данных. На сегодняшний день данные хранятся централизованно, то есть чтобы хранить растущий объем сведений, нужно наращивать мощности хранилищ данных и как минимум тратить электроэнергию (а также человеческие ресурсы).

Блокчейн-технологии, ставшие трендом цифровизации последних лет, позволяет сократить расходы без необходимости развертывания дополнительных площадей и инвестиций в «железо» и поддержание работоспособности. Технология децентарилизованных данных, собственно, блокчейн, позволит хранить, обрабатывать большие данные. Располагая массой информацией и инструментами анализа, можно предсказать, что точность прогнозов будет высокой и все это позволит сократить число жертв в результате ДТП.

Примеры аккумуляции данных от «умных» транспортных средств уже есть. Например, автопроизводитель BMW совместно с IBM создает специализированную автомобильную платформу CarData. Цель организации такой платформы — создание эффективного инструмента, который мог бы обрабатывать данные, передаваемыми «умными» авто. В прошлом году аналогичный проект стартовал у General Motors. В первую очередь, эти данные будут полезны собственно производителям и владельцам авто. Производители будут выпускать более качественные транспортные средства, а автовладельцы узнают о возможных поломках или необходимости ТО, к примеру, заранее. Или заказать деталь прямо из машины и получить в ближайшем магазине запчастей. В планах ИТ-гиганта – создать некий информационный порт, куда аккумулируются данные ото всех производителей, выпускающих «умные» авто.

Работают над сходными историями и Microsoft, Cisco Systems, Google и AT&T. Пригодятся данные от «умных» автомобилей и страховщикам, которые смогу в режиме онлайн получать информацию об авариях и повреждениях авто, и смогут отправить на место ДТП эвакуатор – а оттуда сразу на ремонт. Плюс подготовят быстро нужные документы для выплаты страховки. По прогнозам PwC, объем мирового рынка подключенных автомобилей (connected cars) в денежном выражении в течение пяти лет вырастет более чем в три раза, к 2021 году он превысит 122 млрд евро. Интернет вещей – кросс-функциональная история, и «умные» технологии помогут и эффективнее пользоваться автомобилем (в части сервиса и ремонта), и страховым компания, и людям – например, избежать многих проблем, в частности, связанных с ДТП.

По данным ВОЗ, в мире в ДТП ежедневно погибают более 3 000 человек и свыше 100 000 получают серьезные травмы. Ежегодные цифры еще более впечатляющие: в авариях на дорогах получают разные травмы от 20 млн до 50 млн человек, а умирают более 1,25 млн человек. Согласно данным исследования Американский аналитический центр RethinkX о безопасности, наполнение дорог «умными» автомобилями может снизить число аварий на 90% (по сравнению с обычными). По статистике, 94% аварий происходят из-за человеческого фактора (ошибки, невнимательности).

Автономные автомобили будут в пять раз безопаснее, чем управляемые людьми транспортные средства уже к 2020 году. И этот показатель – по безопасности – будет увеличиваться с развитием технологий. У «умных» автомобилей есть уникальное преимущество – они умеют учиться друг у друга, таким образом, получая данные, анализируя их, они смогут постоянно совершенствоваться, в том числе, в части безопасности и защиты водителя и пассажиров.

США. Германия. Весь мир. РФ > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 26 июля 2017 > № 2256990


Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > comnews.ru, 25 июля 2017 > № 2255692

Беспилотникам добавят недостающее звено

Елизавета Титаренко

Рабочая группа по беспилотным автомобилям, созданная при Экспертном совете по развитию цифровой экономики, в сентябре проведет первое заседание. Группа намерена уже в этом году подготовить рекомендации и проекты законов, направленных на правовое регулирование отрасли беспилотных автомобилей, которое позволит применять их на дорогах общего пользования. Без этого, как считают в рабочей группе, невозможна обкатка беспилотных систем в реальной обстановке и сбор дополнительных данных, необходимых для работы беспилотников.

Координатором рабочей группы по беспилотным автомобилям является учредитель АНО "ПравоРоботов" Никита Куликов. Рабочая группа находится под патронатом депутата Госдумы от фракции "Единая Россия" Дениса Москвина. Он возглавляет Экспертный совет по развитию экономики нового технологического поколения при комитете Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству.

Как рассказал корреспонденту ComNews Никита Куликов, он выступил инициатором создания рабочей группы, среди участников которой - российские разработчики данной технологии (например, ГК VolgaBus, Avrora Robotics), Гильдия автошкол, страховщики и транспортные компании. Он отметил, что пока с рабочей группой и с АНО "ПравоРоботов" не сотрудничают ГАЗ и КАМАЗ.

По словам Никиты Куликова, для развития отрасли беспилотных автомобилей необходимы законодательные инициативы. "Ряд стран, такие как США, Германия, Сингапур, уже в первых кварталах 2017 г. начали принимать соответствующие законы и, следовательно, тестируют технологии и привлекают инвестиции, - напомнил он. - В России в рамках Национальной технологической инициативы было утверждено направление AutoNet, которое за прошедшие два года только смогло согласовать дорожную карту, определяющую поэтапное развитие беспилотников. В соответствии с данным документом разработка законодательного регулирования беспилотных автомобилей запланирована только на 2019 г.". В проекте программы "Цифровая экономика" сказано, что ко II кварталу 2019 г. России предстоит отрегулировать правовые вопросы робототехники и искусственного интеллекта.

Никита Куликов уверен, что необходимо как можно скорее начинать формировать законодательные инициативы. "Мы знаем, что в России есть разработчики с уже готовыми тестовыми образцами беспилотных автомобилей, которые можно начинать тестировать. Более того, эти тестовые образцы уже можно и нужно выпускать на дороги общего пользования для сбора дополнительных данных и обкатки систем в реальной обстановке", - считает Никита Куликов.

В сентябре состоится первое заседание рабочей группы по беспилотным автомобилям. По оценкам Никиты Куликова, участники группы хорошо разбираются в вопросах госрегулирования, знакомы с ключевыми представителями отрасли и законодателями, так что "вполне реально успеть принять соответствующие поправки и рамочный закон уже в I квартале 2018 г.". Первое, что рабочая группа хочет сделать, это включить термин "беспилотный автомобиль, или автобот" в Правила дорожного и движения. Второе - как можно скорее принять рамочный ФЗ, позволяющий использовать беспилотники на дорогах общего пользования.

Исполнительный директор транспортной компании Traft Артур Мурадян напомнил, что его компания входит в рабочую группу. Он считает, что первый проект федерального закона возможно будет создать уже в осеннюю сессию Госдумы. Причем, по его оценкам, это должен быть именно отдельный, уникальный, специализированный законопроект, а не ответвление уже существующих.

Traft заинтересован в том, чтобы начать тестировать беспилотники на дорогах общего пользования. "Сейчас приходится адаптировать тесты под действующее законодательство - перекрывать дорогу для других машин, осуществлять перевозку только методом контролируемого "платунинга" в виде эшелона с обычными автомобилями, ставить сопровождающие машины аварийных комиссаров с проблесковыми маячками и т.д. Закон, который разрешает тестирование на дорогах общего пользования без адаптации, сильно продвинет нас и наших индустриальных партнеров в разработках", - считает он.

Директор департамента продаж компании "Ингосстрах" Алексей Власов сообщил, что компания заинтересована вступить в рабочую группу. Однако, на его взгляд, качественно разработать соответствующий законопроект в указанные сроки невозможно. "В настоящий момент реальная необходимость в быстром принятии такого закона отсутствует, поскольку даже в мировой практике полностью автономные беспилотные автомобили пока только проходят испытания. Относительно выгоды - четкое правовое регулирование позволит потенциальным владельцам оценить все риски и сделать осознанную покупку. Сейчас при неопределенности правового статуса беспилотного ТС у владельца могут возникнуть неожиданные риски - эта неопределенность снижает спрос", - пояснил он.

Президент компании - разработчика искусственного интеллекта нового поколения "Мивар" доктор технических наук Олег Варламов считает, что законодательное оформление беспилотного автотранспорта - крайне сложный вопрос. С одной стороны, нужно придать статус транспорту, управляемому искусственным интеллектом. "С другой стороны, технологии, на которых сейчас создаются беспилотные автомобили, не в полной мере отвечают задачам, стоящим перед ними. Нельзя гарантировать, что пассажиры или другие участники движения будут в безопасности в случае появления беспилотного автотранспорта на дорогах общего пользования", - предостерегает он.

По его мнению, необходимо преодолеть разобщенность групп активистов, которые, борясь за госфинансирование, больше усилий тратят на борьбу друг с другом, чем на разработку нормативно-правовой базы. Для регулирования отрасли беспилотников потребуется гармонизация целого ряда уже действующих актов, а также целая система подзаконных актов. "Например, урегулировать отношения владельца беспилотного авто и страховой компании или предусмотреть возможность возникновения операторов беспилотных такси и парка автодронов в логистических компаниях, - считает он. - Словом, закон нужен, но подойти к его созданию необходимо с умом, чтобы деньги не были потрачены впустую и затем не пришлось создавать новую рабочую группу".

Директор по коммуникациям Uber в России и СНГ Ирина Гущина подчеркнула, что развитие беспилотных технологий - важное направление для Uber. "Мы начали работу в этой сфере несколько лет назад, и уже провели тестовые запуски в штате Пенсильвания на дорогах общего пользования. Конечно, пока рано говорить о массовом внедрении этой технологии, еще многое предстоит сделать, чтобы обеспечить надежную работу беспилотных машин в любых погодных условиях или в неожиданных ситуациях, например, при проведении дорожных работ", - говорит она. По ее словам, усилия Uber по развитию и внедрению технологии беспилотных автомобилей сфокусированы на США, поэтому компания пока не участвует в дискуссиях по поводу регулирования этого сектора в России.

Напомним, АНО "ПравоРоботов", руководителем которого выступает Никита Куликов, 7 июля было зарегистрировано в Минюсте. "ПравоРоботов" входит в Экспертный совет по развитию экономики нового технологического поколения. "ПравоРоботов" объединяет представителей российского ИT-рынка и экспертов в области права и планирует стать одной из ключевых площадок подготовки законодательных инициатив в области цифровой экономики - в сферах беспилотных транспортных средств, BigData, блокчейн-технологий, криптовалюты и др.

Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > comnews.ru, 25 июля 2017 > № 2255692


Германия. Россия > Авиапром, автопром > regnum.ru, 24 июля 2017 > № 2256047 Максимилиан Келльнер

Что BMW готовит для россиян. Интервью с главой бренда в России

О том, что россияне выбирают более дорогие модели, нежели европейцы, об осторожном расширении дилерской сети и о грядущих новинках BMW на рынке РФ

В июле BMW открыл шестьдесят шестой салон в России. Произошло это в Оренбурге, где на вопросы представителя ИА REGNUM ответил Максимилиан Келльнер, глава марки в России.

С самого начала Келльнер порадовал присутствующих журналистов информацией о готовящихся новинках, которые придут на российский рынок уже в этом году. Учитывая рост популярности сегмента кроссоверов и автомобилей с полным приводом, трудно не согласиться с генеральным директором BMW GROUP Россия в том, что новые модели придутся «по вкусу» приверженцам бренда.

В октябре на рынок России придет новый BMW X3. В компании отмечают, что дизайн и характер этого авто стали более агрессивными и спортивными. Продажи стартуют от 2 950 000 рублей. Оснащение базовой версии будет более богатым, нежели у предыдущего поколения. Уже в базе будет автоматическая трансмиссия, акустические стекла, благодаря чему снижается уровень шума в салоне и улучшается акустический комфорт, мультируль, светодиодная оптика.

Кроме того, до конца года будет представлена в РФ и самая мощная версия в линейке Х. Это Х3 М40i. Чуть позже придет на наш рынок «шестерка» с индексом GT, о которой ИА REGNUM писало в публикации «Названа цена BMW 6 серии GT для России».

Что касается ближайшей перспективы, то в течение месяца на рынок выйдет 520i. В конце 2017 года на рынке России появится и «эмка» пятой серии. Которая стала гораздо легче, существенно снизив время разгона до сотни. Новинка получит название М5 X-Drive. Оснастят её и подключаемым полным приводом.

В одном из своих интервью другим СМИ Максимилиан Келльнер говорил, что в России бренд увеличит продажи в пять раз. С этого вопроса и началась наша с ним беседа. Оказалось, что Максимилиан говорил не только о новых авто, а в большей мере ориентируясь на продажи авто с пробегом. Он признал, что продажи автомобилей BMW с пробегом на нашем рынке оставляют желать лучшего. А ведь именно продажи таких авто косвенно влияют на реализацию новых автомобилей, привлекая клиентов, и дают возможность зарабатывать официальным дилерам на предоставлении услуг сервиса.

Расскажите о стратегии развития дилерской сети BMW в России. Этот салон стал шестьдесят шестым. Можно ли говорить о том, что к концу года их будет восемьдесят восемь, к примеру?

О каком-то конкретном росте количества салонов говорить сейчас нельзя. Да, до конца года будет небольшое увеличение в тех областях РФ, где мы ранее не присутствовали. Мы исследуем потенциал каждого города и региона. И если покупательская возможность горожан позволяет, то мы откроемся и там. Если потенциал хороший, но недостаточный, то мы рассматриваем открытие только СТО или малого салона. Конечно, в этой связке идут такие показатели, как удовлетворенность клиента и финансовая стабильность дилера. И в целом, если для открытия салона инвестиции дилера будут высоки, а потенциал ниже, то тут может возникнуть проблема, которую мы создавать не хотим. Мы предпринимаем очень аккуратные шаги в этом плане.

(Открытию салона BMW в Оренбурге предшествовал скандал, связанный с работой предыдущего дилера. Несколько клиентов остались без денег и без автомобилей. Примечание автора).

Вы говорите об открытии салонов в регионах, где бренд пока не отметился присутствием. Значит ли, что в Москве и Санкт-Петербурге не будет открываться новых площадок?

Нет, не значит.

Маленький салон, это по квотам на продажу или по площади?

И то и другое. Если есть потенциал, то мы хотим видеть в салоне весь модельный ряд. Говоря о маленьком салоне, мы имеем ввиду помещение, в котором разместятся 2−3 модели.

Какие программы привлечения клиентов вы считаете самыми эффективными?И будут ли повторяться такие агрессивные акции как с участком платной трассы М11? (Владельцам BMW летом прошлого года открыли бесплатный проезд по платному участку М11. Кроме того, владельцам других премиум марок предлагали заклеить значок собственного авто логотипом BMW, чтобы получить право проезда. Примечание автора).

Очень важно просто информировать клиентов, проводить клиентские тест-драйвы, размещать информацию в онлайн среде. Этого достаточно.

Что касается таких акций, как на М11, то мы всегда выбираем лучшее, но делать одно и тоже не будем. Да в этом году мы подготовим что-то иное, но не менее интересное.

Ваш ближайший конкурент «падает» в нишевом сегменте. Перспективны ли в России такие авто, как компактвэны?

Да, Mercedes в нем падает, как показывает статистика. Мы только пришли в этот сегмент и уверены, что это маленький рынок. Но такие авто очень будут популярны в таких сферах, как каршеринг, который в свою очередь становится очень популярным в России.

Как отличаются предпочтения россиян от предпочтений европейцев в плане выбора авто баварского бренда?

В России очень популярны кроссоверы и авто с полным приводом. В Европе такого нет. Если говорить о премиум сегменте, то в России он гораздо выше. Что касается моделей, с владения которыми начинается знакомство с брендом, это первая и вторая серия, то в сравнении со всем модельным рядом их мы в России продаем меньше чем в Европе и мире.

Значит ли это, что в России преемственность внутри бренда среди россиян не такая яркая? Люди не пересаживаются с первой серии на вторую и так далее.

Конечно, это, в первую очередь, распределение покупательской способности. И позиционирования в социуме. Процент тех, кто может позволить премиум авто выше чем процент тех, кто может позволить авто средней ценовой категории.

Комментируете ли Вы ситуацию с возможным строительством нового завода марки в Калининграде?

Да, конечно. Та территория и система, которую нам предлагает Калининград, очень нам интересна с точки зрения производства авто. Очень высока вероятность того, что именно в Калининграде мы разместим новое производство. Но принятого решения пока нет. Сейчас мы фокусируемся именно на том, что мы можем сделать в Калининграде. Другие площадки для производства мы не рассматриваем ввиду существующей истории партнерских отношений и условий, которые предоставляет правительство региона. Это очень важно для нас.

В мире, а теперь и в России, мы наблюдаем, хоть и малые, изменения в плане смещения интереса к электромобилям.

Мы лидируем на рынке электро– и гибридных авто. В 2017 году в этом сегменте мы перешагнем планку в 100 000 авто по миру. Но не все понимают, что такое электомобиль. Ведь есть полностью электрические авто, а есть гибриды, использующие два вида энергии. Если рынок потребует увеличить именно их количество, то это будет очень просто сделать.

Германия. Россия > Авиапром, автопром > regnum.ru, 24 июля 2017 > № 2256047 Максимилиан Келльнер


Китай. Россия > Авиапром, автопром > carnegie.ru, 24 июля 2017 > № 2253638 Анастасия Дагаева

Третье место на двоих. Как Китай и Россия начинают строить широкофюзеляжный самолет

Анастасия Дагаева

Судя по тому, как самолет опекают Владимир Путин и Си Цзиньпин, это политический проект. У России и Китая большие амбиции: они хотят быть в немногочисленной высшей лиге государств с собственным гражданским авиапромом наравне с США и Европой. Ради этих амбиций страны даже готовы объединиться, ведь поодиночке им не одолеть ни Airbus, ни Boeing

Вчера, 23 июля, завершился аэрокосмический салон МАКС-2017; его главным гостем, как всегда, стал Владимир Путин. Он посмотрел на истребитель пятого поколения Т-50, послушал про среднемагистральный пассажирский самолет МС-21 и даже заглянул на стенд Boeing. Казалось, что и совместному российско-китайскому самолету тоже будет уделено внимание. Самолета, конечно, нет. Но за год в рамках этого проекта произошло столько событий (в том числе с участием Путина), что было бы странно его проигнорировать. Тем не менее на МАКСе информация о большом самолете, который должны вместе построить Россия и Китай, появлялась совсем эпизодически. Не добрался до подмосковного Жуковского и внушительных размеров макет самолета, сделанный Commercial Aircraft Corporation of China (COMAC).

Впервые макет был показан на Airshow China в ноябре 2016 года – случилась, можно сказать, премьера. Ради этого события в Чжухай на один день прилетели министр промышленности Денис Мантуров и президент Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) Юрий Слюсарь. Вместе с китайскими коллегами они под прицелом множества камер торжественно сдернули с макета красную материю.

С макетом COMAC приехала и на Paris Airshow 2017, что ознаменовало уже международную презентацию проекта. Макет стоял на стенде китайского авиапроизводителя, где фоном шли кадры со встреч Си Цзиньпина и Владимира Путина.

Отдельная интрига – название самолета. В российской версии он просто «широкофюзеляжный дальнемагистральный самолет» (ШФДМС). В китайской – С929 (или С9Х9), то есть следующий в линейке после недавно взлетевшего С919.

В Ле-Бурже макет самолета, впрочем, проходил как LRWBCA (Long-Range Wide-Body Civil Aircraft; в переводе на русский тот же ШФДМС). Труднопроизносимая аббревиатура что на русском языке, что на английском вызывает вопрос: а когда уже у самолета появится звучное официальное имя? Слюсарь говорит, что еще не думали: «У самолета нет названия, и мы пока на эту тему не напрягаемся. Если у вас есть какие-то фантазии [по названию], то буду вам благодарен. У китайцев же, как у людей достаточно последовательных, есть определенные подходы к наименованию своих самолетов. Мы с уважением к ним относимся».

На МАКСе, напомню, макета не было. COMAC в московском авиасалоне не участвовала, значит, и их макет не появился. ОАК собственный еще не сделала.

Взлет на политике

Переговоры о совместном строительстве самолета страны вели почти десять лет. В 2009 году Алексей Федоров (тогда президент ОАК) прогнозировал, что третий игрок в мировом авиапроме появится именно «в результате совместных проектов России и Китая». Правда, признавался, что все очень непросто: «Для отдельно взятой страны создание большого самолета может стать крайне сложной задачей. Но могу сказать, в чем основная сложность [переговоров]: и Россия, и Китай хотят быть лидером проекта. Хотя оптимальный вариант – разделение рисков 50 на 50».

Проект несколько лет имел статус «идут консультации». Проще говоря, им никто толком не занимался – ОАК, да и Россия в целом тогда больше надежд связывали с Западом, чем с Востоком (чего стоит эпопея про продвижению Sukhoi Superjet 100). Китаю наверняка тоже было не до большого самолета: страна, не имея сильного инженерного бэкграунда, спешно набиралась компетенций в авиапроме – в частности, запустила программу регионального самолета ARJ21.

Путин на встречах с китайскими лидерами не раз заявлял о необходимости объединить усилия по созданию широкофюзеляжного самолета, «чтобы занять достойное место на мировых рынках». В 2011 году в разговоре с председателем КНР Ху Цзиньтао он отмечал, что все больше и больше закупается американской и европейской авиатехники, тогда как «такие страны, как Россия и Китай, в состоянии и должны иметь собственное производство».

В 2012 году к власти в Китае пришел Си Цзиньпин. Тема большого самолета не исчезла из повестки встреч глав государств, но и движения в проекте не прибавилось.

Процесс заметно ускорился в 2014 году – под воздействием как внутренних, так и внешних обстоятельств. В обеих странах окончательно сформировались большие государственные авиапромышленные конгломераты; против России ввели санкции Европа и США, а Си Цзиньпин во время визита на завод COMAC выразил сожаление, что отсутствие собственных самолетов делает Китай зависимым от иностранных авиапроизводителей. В мае 2014 года, когда Путин был в Китае, ОАК и COMAC подписали меморандум о сотрудничестве. В июне 2016 года – опять же во время визита Путина в Пекин – страны дошли до межправительственного соглашения. Тогда же появилась ясность по созданию совместного предприятия (СП): в проекте нет лидера, все делится поровну.

А в конце 2016 года Путин рассказал журналистам, что часть дивидендов «Роснефтегаза» пойдет на создание мощного авиационного двигателя (тягой 35 тонн), что «позволит вместе с нашими китайскими друзьями создать широкофюзеляжный дальнемагистральный самолет» (про двигатели нужно писать отдельную историю, учитывая, что и Китай намерен строить свой двигатель). «Роснефтегаз» на 100% принадлежит государству, владеет контрольным пакетом «Роснефти», акциями «Газпрома» и «Интер РАО». По словам Путина, «Роснефтегаз» – это еще один бюджет правительства. Это же и источник финансирования проектов регионального Ил-114 и широкофюзеляжного Ил-96-400, которые активно лоббирует вице-премьер Дмитрий Рогозин.

Кстати, возврат к Ил-96-400 объясняется сохранением компетенций как раз для российско-китайского самолета. Эта аргументация, правда, возникла совсем недавно – считай, задним числом (то есть мотивом это быть не могло). И еще момент: на заре переговоров Россия предлагала строить широкофюзеляжный самолет на базе Ил-96, но китайцы отказались, настояв на создании с нуля.

Судя по тому, как самолет опекают Владимир Путин и Си Цзиньпин, это политический проект. У России и Китая большие амбиции: они хотят быть в немногочисленной высшей лиге государств с собственным гражданским авиапромом наравне с США и Европой. Ради этих амбиций страны даже готовы объединиться, ведь поодиночке им не одолеть ни Airbus, ни Boeing.

Общий, но китайский

В начале 2017 года ОАК и COMAC учредили компанию China-Russia Aircraft International Commercial Corporation (CRAIC). «А ведь craic по-английски – «кутеж». Неплохое название для совместного проекта!» – шутят злые языки. Участники проекта, впрочем, настроены серьезно – открыли офис, назначили руководство, распределили работы. Они стараются выдержать заданную линию, когда всё 50 на 50. Офис находится в Шанхае, поближе к линии финальной сборки – заводу COMAC. В Москве будет открыт инженерный центр. Гендиректором СП назначен менеджер COMAC, а председателем совета директоров – менеджер ОАК. В совете директоров восемь человек, по четыре от каждой стороны.

«По разделению работ, которое относится исключительно к планеру, мы договорились, что крыло, центроплан, хвостовое оперение – это производство в России. Непосредственно сам фюзеляж и окончательная сборка – это Шанхай. Там колоссальный завод, хорошо оснащенный, который, на наш взгляд, позволяет осуществлять и третий проект [наравне со сборкой ARJ21 и С919]», – говорил Слюсарь в Ле-Бурже. Место, выбранное для сборки, объясняется близостью к целевым рынкам. А опасения, что самолет в итоге станет китайским, Слюсарь называет необоснованными: «Мы будем иметь возможность проникнуть на рынок, на котором продается в десять раз больше самолетов, чем на российском, и мы будем иметь гарантированный спрос на много лет вперед, хотя бы только на китайском рынке. Таких возможностей у любых производителей немного, ими нужно очень дорожить».

Слюсарь не берется оценивать вклад каждой из сторон: «Мы исходим из идеологии; несмотря на то что это проект двух компаний и даже двух стран, создавать самолет может только одна команда. Не получится у двух команд один самолет». Несколько философски Слюсарь говорит и про финансирование самолета: «Это капиталоемкий проект, конечно. Вы должны представлять, что самолет от 8 до 12 лет разрабатывается, потом примерно 30–40 лет выпускается и еще 40–50 лет летает. История про новый самолет на века, на столетия. И здесь любые расчеты носят достаточно условный характер как с точки зрения прогнозирования, так и тех эффектов, которые получаешь». По предварительным расчетам, на проект необходимо $13–20 млрд.

Строительство самолета должно начаться с базовой версии: вместимость 280 кресел, дальность 12 тысяч км. Завершение эскизного проектирования и его защита запланированы на конец 2018 года. Первый твердый контракт ожидается в 2019 году, первый полет – в 2023-м, старт поставок – в 2026-м, об этом говорилось в технико-экономическим обосновании проекта (ТЭО), которое подготовила ОАК.

В российских прогосударственных СМИ (да и в китайских, говорят, тоже) еще не существующий самолет окрестили «убийцей» Airbus и Boeing. Возникла лишь путаница в том, какие именно типы самолетов предстоит «убить». Если исходить из заявлений Слюсаря, то это A350 и B787. Если послушать топ-менеджера COMAC Го Бочжи, то А330 и В777.

Все перечисленные самолеты относятся к категории дальнемагистральных широкофюзеляжных. Но есть принципиальная разница: А350 и В787 – это новинки глобального авиапрома, более чем на 50% сделанные из композитных материалов (что подразумевает несколько иной производственный цикл). А330 и В777 – самолеты так называемого предыдущего поколения, с преимущественным использованием алюминия. А вообще говорить о конкуренции преждевременно: российско-китайский самолет поступит в эксплуатацию через десять лет (как говорится в ТЭО); едва ли все это время в Airbus и Boeing будут сидеть сложа руки.

Но еще задолго до выхода на рынок проект может столкнуться с большим количеством подводных камней. И неизвестно, какие он сможет обойти, а какие – нет. Самые очевидные риски такие. Политические – проект очень долгий во времени, что с ним произойдет при смене лидеров стран? Экономические – единственный источник финансирования – бюджет; и Россия, и Китай переживают не самые лучшие времена в экономике, и прогнозы не обнадеживают. Корпоративные – достаточно вспомнить, как непросто уживаются Германия и Франция в Airbus; и это страны с общей культурой. Наконец, ментальные – языковые барьеры, разность моделей поведения и прочие, казалось бы, мелочи, которые могут осложнять процесс, вплоть до его остановки.

Китай. Россия > Авиапром, автопром > carnegie.ru, 24 июля 2017 > № 2253638 Анастасия Дагаева


Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 23 июля 2017 > № 2252315 Андрей Крамаренко

«Летает — и хорошо, есть что показать избирателям»

Эксперт: проект МС-21, скорее всего, никогда окупится

Екатерина Каткова 

Новая надежда российской гражданской авиации — самолет МС-21 — станет успешным проектом, только если будет массово идти на экспорт. В противном случае его ждет такой же провал, как и Sukhoi Superjet. Однако пока иностранные заказчики не спешат покупать неопробованный самолет, за которым тянется шлейф прежних неудач отечественного авиапрома. Об этом, а также о том, можно ли конкурировать с Boeing и Airbus, в интервью «Газете.Ru» рассказал ведущий эксперт ВШЭ Андрей Крамаренко.

Вы попробуйте, а мы посмотрим

— Как вы оцениваете потенциальный портфель заказов на новый российский лайнер МС-21?

— Проблема в том, что у «Иркута» (компания, которая производит МС-21. — «Газета.Ru») нет никакого опыта разработки, производства и постпродажной поддержки коммерческой пассажирской авиатехники. Они вообще-то занимаются сборкой истребителей. Да, в свое время туда влились остатки ОКБ им. А.С. Яковлева, но боюсь, что там тоже мало кто вспомнит, как выглядит самолет, не умеющий делать «бочку» или «колокол».

Поэтому никакого коммерческого портфеля нет и быть не может. Из правительства убедительно попросили несколько компаний сделать стартовые заказы, и они их сделали.

«Нормальные» твердые соглашения подписаны только с «Аэрофлотом» и несколькими отечественными государственными лизинговыми компаниями. Все остальное — или меморандумы, или небольшие заказы от авиакомпаний, которые могут и не дожить до начала коммерческих поставок самолета, как уже не раз было с контрактами на Sukhoi Superjet 100.

Я не хочу сказать, что МС-21 — неудачный самолет. Он может стать прорывом, а может повторить судьбу SSJ.

— Но его уже планируется через год вывести…

— Попробую на более приземленных примерах. Вы же знаете Уралвагонзавод? Они сейчас выпускают танки и грузовые вагоны. Представьте, они вам говорят: через год мы выведем на рынок новую LADA Kalina, только гораздо лучше прежней, еще более желтую и вообще кабриолет. Сколько штук купите? Ни одной?

Правильно, потому что вы не знаете: у производителя получится на выходе нечто больше похожее на машину, на танк или на полувагон? Начнут производство, потом посмотрим, как она выглядит, как будет ездить, потом решим. С МС-21 то же самое. «Иркут» выпускает, может быть, неплохие истребители, но, согласитесь, это другой вид спорта.

Отечественная наука и авиапром уже умеют создавать воздушные суда, которые прекрасно летают. Но коммерческий самолет должен не просто летать, но и приносить прибыль эксплуатанту.

В СССР никто об этом не думал, но и в новейшей истории российского авиапрома ничего и близко похожего на успех не было. Шлейф плохого бэкграунда всегда будет тянуться за МС-21. Получилось у «Иркута» или нет, мы увидим через год или два после начала коммерческой эксплуатации.

— Как вы думаете, с кого может начаться коммерческая эксплуатация МС-21?

— Скорее всего, с «Аэрофлота».

— Стоит ли рассчитывать на иностранных заказчиков?

— Иностранцы вообще скептически относятся к нашему авиапрому, поэтому даже при хорошем развитии событий «с той стороны» в дверь не постучатся еще несколько лет. Они будут смотреть на отечественных стартовых эксплуатантов, на потребление топлива, готовность к вылету, систему послепродажной поддержки и стоимость ПЛГ (поддержание летной годности. — «Газета.Ru») и делать выводы.

При этом нужно понимать, что если МС-21 не будет поставляться на экспорт, то это будет провал, сравнимый с SSJ.

Авиастроители, причем как сборщики, так и производители компонентов, уже давно живут на глобальном рынке. В каждом сегменте работает пара-тройка компаний, которые производят и поставляют самолеты эксплуатантам по всему миру. Соответственно, масштаб производства влияет на снижение издержек: economy of scale никто не отменял.

Теперь о внутренних поставках. Отечественные авиакомпании перевозят всего 2,5% от мирового пассажиропотока. Если взять за основу прогноз Boeing, потребность российского рынка составит около 40 новых воздушных судов в год. Маловероятно, что МС-21 займет весь объем отечественного рынка, в лучшем случае речь может идти о 20–30 самолетах в год. На этом фоне и Boeing, и Airbus будут выпускать по 50 с лишним узкофюзеляжных машин в месяц. Понятно, что с таким масштабом ни о какой ценовой конкурентоспособности говорить будет нельзя.

Всеми мерами правительство «обеспечит» спрос на МС-21 на внутреннем рынке, как это было с Sukhoi Superjet 100. Но рассчитывать только на него — значит или предлагать продукт по негодной цене (которую оплатят пассажиры), или постоянно «отжимать» правительство на субсидии, как это уже происходит с другим, часто упоминающимся в нашем разговоре самолетом. Иначе как коммерческим провалом назвать это будет нельзя.

— То есть о новых крупных заказах можно будет говорить через год-два после первых поставок?

— Чем ближе к началу коммерческих поставок, тем настойчивее правительство будет рекомендовать российским авиакомпаниям «поддержать отечественного производителя». Но иностранцы, действительно, займут выжидательную позицию. Кнута на них нет, а пряников пока недостаточно.

Первые годы покажут, какие у самолета технические недостатки, «детские болезни», как на них реагирует производитель, какие операционные издержки, как выстроена система послепродажной поддержки.

Стартовый эксплуатант в полной мере познает все прелести совершенно нового самолета. Настоящий спрос на МС-21 появится, если у «Иркута» все (или почти все) получится хорошо, а правительство и ОАК смогут обеспечить конкурентоспособную цену.

— Кому из иностранных перевозчиков это может быть интересно?

— Не знаю. В мире тысячи авиакомпаний. Кому-то будет интересно, если проект пойдет хорошо. В первую очередь это относительно небольшие перевозчики, у которых «переключение» на новый тип происходит более безболезненно, чем у крупных авиакомпаний, крепко привязанных к устоявшейся маршрутной сети и собственным мощностям по ТОиР.

В новом самолете заключены большие риски, но есть шансы на успех. На таком фоне производителю очень важно обеспечить глобальную сеть эффективной послепродажной поддержки.

Среди владельцев и руководителей авиакомпаний много романтиков, но мало альтруистов. К выбору нового типа они подходят настолько рационально, насколько это вообще возможно, тщательно изучая достоинства и недостатки каждого варианта.

Главное, чтобы самолет мог приносить прибыль, а собран его фюзеляж в Гамбурге, Хабаровске или Монреале — дело десятое.

— Думаете, очередь не выстроится?

— Нет, вот прямо сейчас никто в очередь от метро не выстроится. Отечественный авиапром пока не заслужил хорошей репутации за рубежом, поэтому иностранцы будут сидеть и наблюдать. Но даже если как самолет МС-21 получился конкурентоспособным, многое будет зависеть от комфортности владения им.

Готовность к вылету, оперативность и стоимость техобслуживания, гарантии остаточной стоимости можно перевести на язык денег, а значит, эти факторы будут влиять на принятие решения.

Объективно Sukhoi Superjet 100 — лучшее, что на сегодняшний день получилось у отечественного авиапрома, но по мировым меркам это неудачный самолет. Если недочеты SSJ не были учтены при проектировании и не будут учтены при эксплуатации МС-21, то очередь за ним точно не выстроится.

В этой связи «модернизация» Ил-96 и Ил-114 выглядит полной ерундой, потому что эти машины из прошлого века и уж точно не будут коммерчески успешнее SSJ 100, не говоря про МС-21.

Фактически на бюджетные деньги правительство портит репутацию отечественного авиапрома, пытаясь сначала оживить мамонта, а потом продать его втридорога всем желающим и нежелающим.

Пиар-проект федерального масштаба

— Сколько нужно производить МС-21, чтобы выйти на сопоставимый с Boeing и Airbus порядок цен?

— Хотя бы треть от конкурентов, т.е. около 200 машин в год. При этом, как я уже говорил, в лучшем случае 15–20% от такого выпуска получится «пристроить» на российском рынке, остальные — на экспорт.

При этом первые годы коммерческих поставок — период гарантированных убытков. Прибыль по проекту в лучшем случае будет приходить к концу следующего десятилетия.

— Минтранс и Минпромторг обещают, что МС-21 позволит авиаперевозчикам снизить эксплуатационные затраты на 12–15% по сравнению с зарубежными аналогами…

— Ой, мы с вами только что приводили пример Уралвагонзавода и новой LADA Kalina — желтый кабриолет. ГСС то же самое говорили о SSJ 100 десять лет назад.

На самом деле даже выйти на уровень операционных затрат Airbus A320 neo и Boeing 737 MAX будет уже огромным успехом для отечественного авиапрома. Подождем — увидим, первые годы коммерческой эксплуатации расставят все точки над i.

— На Ле-Бурже канадский производитель двигателей Pratt & Whitney Canada (P&WC) и российская ОАК подписали меморандум, который предусматривает возможность поставки PW127H на российский Ил-114-100. Есть ли будущее у этого проекта с учетом активного участия Канады в санкционном давлении на Россию?

— Существует потенциал замены Ан-24, которые и по сей день перевозят почти миллион пассажиров в год. Но Ил-114 — самолет давно ушедшей эпохи, «модернизация» в ее лучшем смысле будет означать сохранение планера и полный перебор компонентов, и не факт, что «родное» КБ в его нынешнем состоянии справится с такой задачей.

Санкции санкциями, но речь идет о технологиях в двигателестроении из начала 1990-х годов. Полагаю, что если поступит предложение, то P&WC с удовольствием снова продаст эти «преданья старины глубокой».

Хорошо, что у авиакомпаний будет хорошо отработанная в производстве и эксплуатации альтернатива разрабатываемому сейчас отечественному двигателю. Как минимум это должно стимулировать «Климов» сделать свою силовую установку не хуже.

— Затраты на разработку и производство МС-21 Минпромторг оценивал в феврале в 164 млрд рублей, большая часть из них уже потрачена. Сложно, конечно, вести такие подсчеты, но все-таки, как вы считаете, когда это может окупиться?

— Скорее всего, МС-21 никогда не окупится.

— То есть все эти миллиарды…

— От авиапрома еще никто не требовал «вернуть инвестиции». Летает — и хорошо, есть что показать избирателям по телевизору и на МАКСе.

Новейшая идея присутствовать во всех сегментах гражданского авиапрома тому подтверждение: ни одна страна мира, включая США, Китай и ЕС, не претендует на то, чтобы «закрыть» весь спектр коммерческой продукции.

При этом очевидно, что в отличие от МС-21 проекты Ил-96 и Ил-114 коммерчески бесперспективны при любом развитии событий. Внутренний рынок очень узкий, как вы помните, 2,5% от мирового пассажиропотока, а «продвинуть» их на экспорт будет тяжело даже под угрозой ядерной войны.

Нормальная логика в том, что для успеха надо взять какой-то рыночный сегмент и настойчиво развивать в нем компетенции, постепенно проникая в соседние сегменты. Мы же пытаемся сразу сделать все и одинаково плохо.

Судя по всему, российское правительство видит в авиапроме скорее инструмент внутреннего пиара, нежели коммерческий проект

По опыту Sukhoi Superjet 100 понятно, что на 164 млрд рублей счетчик не остановится, вероятно, потребуются еще десятки миллиардов на субсидирование производства МС-21 в первые годы, продвижение на экспортные рынки и т.д. Но авиапром такое дело, в котором мы за ценой не постоим.

— Думаете, у нас нет шансов создать коммерчески успешный проект?

— В авиастроении давно уже сразу ничего не получается. Вряд ли «Иркут» прошел мимо всех тех граблей, по которым традиционно ходят другие производители в мире. В лучшем случае получился удачный самолет, который нужно целенаправленно развивать, модернизировать, и на горизонте пятнадцати лет сделать уже нормальный коммерческий продукт, который будут брать не только потому, что заставили или дали большую скидку Airbus.

К слову, Airbus начал зарабатывать на А320 через полтора десятка лет после первого полета. По аналогии, к началу 2030-х годов МС-21 тоже начнет приносить прибыль производителю, но и то если все пойдет исключительно хорошо. На такой горизонт в нашей стране рассчитывать сейчас не принято.

Валютный фактор

— Как вы считаете, в ближайшие годы нашим авиакомпаниям потребуется больше новых самолетов или упор будет на покупки со вторичного рынка?

— Соотношение новых покупок и поставок с вторичного рынка конъюнктурно, поскольку зависит от валютных курсов. Дело в том, что у большинства российских авиакомпаний постоянные издержки (в основном это лизинг) выражены в иностранной валюте, а переменные (в первую очередь керосин) — в рублях. Но доходы почти у всех в рублях.

В структуре расходов на новый самолет доля лизинговых платежей заметно выше, чем на возрастной, где на первый план выходят топливо и техобслуживание.

Но техническое обслуживание и ремонты (ТОиР) по планерам сейчас в основном локализованы в России, по двигателям и компонентам — за рубежом, поэтому данный фактор скорее к валюте индифферентен. Основное — это соотношение расходов на лизинг и потребления ГСМ (горюче-смазочные материалы. — «Газета.Ru»).

Когда рубль укрепляется, почти всем авиаперевозчикам выгоднее брать более новые самолеты, когда падает — более возрастные.

Но понять, каким будет курс даже через месяц, сейчас практически невозможно, а самолет — дело долгосрочное, срок операционного лизинга составляет от пяти лет. Хеджировать валютные риски дорого, но при «нерасчетном» поведении рубля можно потерять очень много.

Поэтому авиакомпании второго-третьего эшелонов работают ситуативно с вторичным рынком, крупные перевозчики балансируют риски новыми и возрастными машинами в парке, и только «Аэрофлоту» с высокой долей валютной выручки комфортнее брать все машины «с завода».

— В такой ситуации компаниям будет выгоднее приобретать отечественную технику, чем зарубежные самолеты?

— Что из современной техники сейчас может предложить отечественный авиапром? Только SSJ 100. Остальные модели из эпохи динозавров, на них серьезно не смотрит ни одна авиакомпания. Однако производитель SSJ 100 — «Гражданские самолеты Сухого» (ГСС) — каталожную цену на свой самолет поставил в валюте, что оправданно: более половины комплектующих иностранного производства.

Финансовый лизинг — это «игрушка» на 10–12 лет, а в нашей стране длинные и дешевые деньги — большая редкость, поэтому все так или иначе занимают деньги за рубежом, кто напрямую, кто через «материнские» банки.

Занимают они там, конечно, не в рублях, поэтому и лизинговые платежи тоже в долларах США: какой смысл им брать на себя валютные риски? Только у ГТЛК часть SSJ лизингована в рублях, но это скорее исключение. Получается, что за единственный более-менее востребованный самолет российского производства также нужно платить в валюте и в плане валютных рисков никакой разницы между отечественной и импортной техникой для эксплуатанта нет.

Россия > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 23 июля 2017 > № 2252315 Андрей Крамаренко


Россия. Евросоюз > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 21 июля 2017 > № 2252322 Кристофер Баркли

«На такие самолеты, как МС-21, спрос будет расти»

Airbus: емкость рынка самолетов в РФ на 20 лет составит менее $156 млрд

Екатерина Каткова

Единственным зарубежным гражданским самолетом на авиасалоне МАКС-2017 стал европейский А350, интерес к которому уже проявляют российские авиакомпании. Как будет развиваться отечественный рынок пассажирских перевозок, как иностранные авиапроизводители работают с РФ в условиях санкций и сколько новых «аэробусов» появится в небе над Россией, в интервью «Газете.Ru» рассказал вице-президент Airbus Кристофер Баркли.

— Как вы оцениваете рынок пассажирских перевозок в РФ на ближайшие годы?

— Мы будем более оптимистичны в своих прогнозах, чем Boeing.

По нашим расчетам, в ближайшие 20 лет среднегодовой темп роста пассажиропотока в России составит примерно 4,2%. И потребность России и стран СНГ в новых самолетах к 2036 году составит около 1,2 тыс. единиц, преимущественно это будут узкофюзеляжные воздушные суда — около 1 тыс. единиц.

Хотя спрос на широкофюзеляжные и самолеты сверхбольшой вместимости в России мы тоже ожидаем, по нашим прогнозам, он составит 173 и 21 единицу соответственно.

Мы видим, как активно растет сегмент чартерных перевозок. За последние полгода у нас в России появилось сразу три новых оператора: авиакомпания Red Wings получила первый А321, а авиакомпании «ВИМ-Авиа» и Nordwind стали эксплуатантами самолетов А330. Для нас это стало хорошим индикатором того, что спрос на такие машины, как А320 и А330, будет расти и дальше.

Если оценивать этот рынок исходя из каталожной стоимости самолетов, то это будет не менее $156 млрд.

Конечно, мы не исключаем изменения в динамике спроса в годовом выражении, но все же в долгосрочной перспективе мы видим устойчивый продолжительный рост, хотя и не такой большой, как в некоторых других регионах.

— Есть ли шанс у российских производителей, прежде всего у проекта МС-21, стать конкурентом Airbus?

— Мы всегда позитивно относимся к конкуренции, потому что она заставляет производителей улучшать свою продукцию, что в итоге идет на пользу конечному потребителю. МС-21 как раз входит в ту линейку узкофюзеляжных самолетов, спрос на которые будет расти в первую очередь.

Россия имеет очень большую экспертизу в авиационной области, здесь есть хорошие ресурсы, талантливые инженеры, самолет МС-21 может получиться действительно хорошим. Поэтому, конечно, логично предположить, что значительная часть продаж придется как раз на них.

Но тем не менее мы рассчитываем, что наша часть в этой тысяче машин до 2036 года будет ощутимой.

Мне, кстати, очень понравился SSJ 100. Я специально просил купить на него билет, когда летел из Москвы до Санкт-Петербурга. Этот самолет комфортабельнее аналогов.

Приятно, что после покупки CytiJet его можно увидеть в Европе.

— Лайнеры А320 neo и А321 neo недавно получили сертификаты типа от российских авиационных властей, и первые из них в ближайшее время появятся в парке S7 Airlines. Есть ли интерес к этим самолетам со стороны других российских авиакомпаний?

— По моим ощущениям, перспективы у этих самолетов очень хорошие. Как вы знаете, у нас очень большая база эксплуатантов именно текущего поколения семейства А320.

Очевидно, что логичным развитием парка таких самолетов станет замена текущих моделей на новые, более экономичные. Поэтому, в принципе, любой из текущих эксплуатантов самолетов семейства А320 может в будущем стать эксплуатантом самолетов А320 neo.

Надеюсь, до конца года мы сможем объявить о новом заказчике на эти самолеты в России. Пока не буду забегать вперед.

— Как вы оцениваете результаты коммерческой эксплуатации А320

neo?

— Если говорить о текущих отзывах наших эксплуатантов, то все указывают, что заявленные характеристики, в том числе по 15% экономии топлива, были подтверждены. Именно в процессе коммерческой эксплуатации. Некоторые компании говорят даже о 16% экономии топлива. К 2020 году мы планируем довести этот показатель до 20%.

Если говорить про ежедневную эксплуатацию, то показатели надежности сейчас составляют примерно 99,4%. Для новой модификации это очень хорошо.

Да, есть небольшие задержки с поставками двигателей P&W для этих самолетов, там тоже потребовалась определенная модернизация. В целом, думаю, перспективы у этой линейки очень хорошие.

— Зарубежные СМИ отмечают, что рынок самолетов А380 Superjumbo был переоценен, а теперь у эксплуатантов проблемы с их перепродажей, обеспечением сервисов и запасных частей. Есть ли будущее у этого самолета и нет ли у Airbus планов свернуть его производство?

— Я не согласен с таким утверждением. О проблемах с сервисами и запчастями ни от кого из эксплуатантов я не слышал.

У А380 есть хорошее будущее. Рынок таких самолетов существует, а учитывая, что авиаперевозки имеют тенденцию удваиваться каждые 15 лет, то спрос на самолеты сверхбольшой вместимости, такие как А380, будет сохраняться.

Логичным развитием семейства для нас может стать переход на А380 plus — он обладает большей вместимостью и дает больше преимуществ для экономики авиакомпаний. Пока мы изучаем эту концепцию на предмет рисков.

— В начале июня Airbus заявил, что может перенести часть своих производств из Великобритании в другие страны ЕС после Brexit. Куда может быть перенесено производства А320 и А380? Как это может отразиться на экономике компании?

— Все консоли крыла для всех семейств самолетов Airbus производятся в Великобритании. Там работают около 15 тыс. наших сотрудников. С точки зрения качества выполняемой работы у нас нет никаких претензий.

Но нужно понимать, что мы европейская компания. У нас производственные площадки есть и в других европейских странах, поэтому нам важно иметь возможность перемещать людей из Британии, например, во Францию или Германию в течение суток.

И нам бы не хотелось сталкиваться с бюрократическими проволочками, которые могут возникнуть, когда Великобритания выйдет из Евросоюза.

Пока мы работаем в обычном режиме, и Brexit на нашей работе не отражается. Конкретный план по выводу производства из Великобритании мы пока не разрабатываем, надеемся, что политикам удастся в процессе переговоров урегулировать этот вопрос.

Хотя, конечно, и Германия, и Франция, и Польша были бы не против принять у себя наши заводы, но мы все же надеемся остаться в Великобритании, где уже сложился очень высокий уровень экспертизы, что ценно для Airbus.

— Почему в этом году на авиасалоне МАКС было решено опять показать А350?

— Как вы видите, мы уже который год единственная крупная западная компания, которая привозит и выставляет в Жуковском именно новейшие самолеты и разработки.

Участие в авиасалоне нашего самолета — это некий очень хороший показатель того, что российский рынок является очень важным для Airbus. Мы здесь присутствуем уже больше 25 лет.

Почему А350? У нас уже подписан твердый контракт на 14 таких лайнеров с «Аэрофлотом». Очень важная часть работы по программе А350 была сделана именно в России.

В нашем инженерном центре «Икар» в Москве, где работает более 200 российских инженеров, были сделаны очень важные расчеты на прочность и проектные чертежи по данному самолету.

«ВСМПО-Ависма», сотрудничество с которой мы также подкрепили новым соглашением на МАКСе, является важным поставщиком титановых штамповок. Так что выбор был очевиден. И в этом году мы привезли самолет уже с пассажирским салоном.

— Отразились ли санкции на работе Airbus в России?

— В коммерческой части никак не отразились. В промышленной части тоже негативного влияния санкции на нашу работу не оказали. Как видите, мы активно продолжаем работать, подписывать новые контракты и реализовывать новые программы.

— На Ле-Бурже Airbus представил новую платформу Skywise. Рассчитана ли она только на лайнеры Airbus? Есть ли планы расширять сотрудничество по этому проекту?

— Skywise рассчитана только на самолеты Airbus. Платформа позволит повысить эффективность эксплуатации парков, увеличить надежность, оптимизировать расходы. Наша задача — довести операционную надежность до 100%.

Сегмент цифровых технологий сейчас динамично развивается, и нам приятно, что мы являемся первопроходцами в этом направлении. Конечно же, авиакомпании должны быть заинтересованы в таком ресурсе.

Есть пока четыре авиаперевозчика, которые будут тестировать эту систему, — Air Asia, Peach, Emirates, EasyJet, — но мы надеемся на интерес и со стороны российских компаний.

— Какие у Airbus планы на работу в России на ближайшие пять – десять лет?

— Мы нацелены на то, чтобы расширять свое присутствие в России как за счет развития уже существующих проектов, так и за счет новых планов. Недавно наш инженерный центр в Москве закончил работу по самолетам A330 neo и Beluga XL.

Логично предположить, что в случае запуска А380 plus российские инженеры могут также получить какую-то часть работы.

Сотрудничество с «ВСМПО-Ависма» у нас также развивается. Особенно с учетом выпуска самолетов семейства А320 neo и А350 XWB, где доля титановых деталей очень значительна.

В коммерческой части мы также нацелены на развитие. Недавно мы преодолели важную для нас веху коммерческого присутствия в РФ — сейчас в России летает более 300 самолетов Airbus. Это очень хороший результат. Конечно, нам хочется, чтоб в будущем этих самолетов было и 400, и 500… В общем, на свое дальнейшее присутствие в России мы смотрим с оптимизмом.

Россия. Евросоюз > Авиапром, автопром > gazeta.ru, 21 июля 2017 > № 2252322 Кристофер Баркли


Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250407 Тарас Коваль

Езда с препятствиями: экономика, этика и безопасность беспилотных грузовиков

Тарас Коваль

эксперт в области транспорта и логистики

Инвестировать в науку и разработку новых технологий необходимо, но в России создание беспилотных грузовых автомобилей может оказаться лишь поводом привлечь деньги под красивую современную идею

Совсем недавно, во второй половине XX века, для управления лифтом в нем был установлен рубильник с несколькими скоростями «вверх» и «вниз». После заполнения лифта пассажирами, лифтер узнавал, кому и куда надо ехать, переводил рычаг «вверх» и постепенно разгонял лифт, следя за этажами в окошко. При подъезде к нужному этажу аккуратно замедлял ход. Показателем профессионализма лифтера считалось умение плавно с первой попытки подвести к этажу лифт так, чтобы его пол и пол этажа оказались на одном уровне. С внедрением в управление автоматики профессия лифтера преобразовалась в сервисную. Он перестал им управлять, а стал его обслуживать. Вошел, нажал кнопку этажа, лифт поехал и самостоятельно точно остановился — мы привыкли к такому алгоритму. Возможно, скоро управление вызовом лифта перейдет на гаджеты.

Похожая тенденция развития наблюдается и в грузовом коммерческом автотранспорте. Апогеем должна стать схема транспортировки груза в три клика с гаджета. «Сформировал груз, заказал машину и выбрал маршрут, обменялся документами с грузополучателем по окончании перевозки».

Значительная часть работы в схеме отводится транспортировке. Ее совершенствование требует автоматизации звеньев технологической цепочки.

Одним из основных решений является создание автономно работающего подвижного состава. Тема автономного управления автомобилем — одна из самых популярных. Слухов и домыслов в ней больше, чем фактов и аналитики. В основном обсуждаются технические нюансы реализации. Хотя последствия от изменений могут стать значимыми не только для автомобильного, других видов транспорта, а и значительной части экономики.

Перед автономным управлением автомобиля стоит три блока основных задач:

улучшение безопасности дорожного движения;

уменьшение влияния человеческого фактора на бизнес;

снижение доли транспорта в стоимости продукта.

Но прежде необходимо определиться. Во многих публикациях беспилотная система управления автомобилем и система автономного управления под контролем человека (Assistants) смешиваются воедино. На самом деле это разные решения. При этом вторая может быть частичным решением первой.

Безопасность дорожного движения

В отличие от других видов транспорта у автомобильного больше динамических параметров для обработки и скорости принятия решения. Разработчики систем сталкиваются с массой проблем. Одну из них весной 2017 года показал британский художник Джеймс Бридл в видеопроекте «Автономная ловушка 001». Он изобразил из соли две окружности, похожие на дорожную разметку, внутреннюю сплошную и наружную пунктирную. Беспилотный автомобиль, запрограммированный в соответствии с правилами дорожного движения, пересекает сначала пунктирную линию, а потом сплошную и попадает в середину круга. Встает, оказываясь в ловушке. Сплошная линия со всех сторон интерпретируется как запрет наезда на нее.

Проблему можно преодолеть через более точные алгоритмы настройки. Но этот опыт показывает, как легко можно злоупотреблять IT-правилами, и только намекает на объем дополнительных усилий, которые нужно учесть для безопасной работы.

Но несмотря на все проблемы, развитие технологий беспилотников продолжается. Основные заинтересованные лица подогревают интерес к теме для инвесторов. Руководитель Ассоциации немецкой автоиндустрии (VDA) Йоахим Дамаски говорит: «Мы еще далеки от автономного вождения, но я рад, что общественное обсуждение происходит так бурно». Это позволит в течение ближайших трех-четырех лет инвестировать в разработки систем автономного вождения от €14 млрд до €18 млрд только в Германии.

С 2018 года логистический монстр DB Schenker планирует начать рабочую эксплуатацию караванов автопоездов (Platooning) на участке автобана 9 между Нюрнбергом и Мюнхеном. Водитель вместе с вспомогательными системами управляет только первым автомобилем. Второй, третий, может быть, четвертый и пятый будут двигаться автономно в караване. Тестовые пробеги таких машин прошли успешно.

Самые сложные вопросы по безопасности дорожного движения при автономном вождении лежат в области этики и ответственности и, соответственно, юридическом урегулировании возникающих разногласий.

«Русская рулетка» для пешеходов

Пример. Группа людей переходит улицу. Автомобилю не успеть остановиться. Напичканный электроникой он может безопасно объехать их. Однако слева и справа оказываются еще по одному пешеходу. Какова должна быть этика настройки алгоритма для предотвращения наезда? Будет ли торможение по прямой и наезд на группу людей или робот будет выбирать меньшее препятствие, где также находятся люди? А если по бокам дороги окажутся высокие бетонные стены? Они не оставляют возможности увернуться от наезда на группу людей. Какой алгоритм должна выбрать система в этой ситуации? Спасать водителя в кабине от столкновения с бетонным препятствием или группу пешеходов? Выбор какого алгоритма будет корректно сочетать вопросы этики и юридические? А может быть, решение должен принять генератор случайных чисел, сыграв в современную «русскую рулетку»? В какой момент система достигнет уровня, которому можно довериться с определенной долей уверенности или полностью?

Около 90% ДТП со смертельным исходом вызваны халатностью людей. Оставив на дорогах автомобили с классическим управлением человеком, преждевременно надеяться на значительное снижение ДТП со смертельным исходом за счет системы автоматического вождения в будущем. Кто понесет уголовную ответственность за смертельное ДТП: изготовитель транспортного средства, программного обеспечения, поставщики данных или, возможно, хакер?

При сборке современных грузовых автомобилей между автопроизводителем и кузовостроителем подписывается документ с разделительным перечнем. На уровне механики решить вопрос разделения ответственности проще, чем при участии сложных IT-технологий.

А пока ответственность за аварийную ситуацию останется на водителе. В экстренных случаях ему придется управлять автомобилем в классическом режиме, моментально переходя из дремоты в рабочий режим. Исследования показывают, что время реакции при таком переходе составляет примерно от 5 до 15 секунд. Пока вопросов больше, чем ответов.

Влияние человеческого фактора

Снижение престижа профессии водителя отрицательно сказывается на уровне подготовки при росте интенсивности перевозок. Эффективное ведение бизнеса требует уменьшения роли водителя. Основные проблемы связаны с ограничением времени управления автомобилем и необходимостью еженедельного отдыха, безопасностью дорожного движения, поломкой по вине водителя, проблемами подбора водительского состава, болезнью, семейными обстоятельствами и прочими факторами. Складывается впечатление, что замени водителя на робота — и большинство проблем разрешится. Но одна замена повлечет за собой и другие.

При переходе на беспилотники может измениться классическое понятие автоперевозчика. Владельцем транспорта во многих случаях он и сейчас уже не является. Подвижной состав — инструмент ведения бизнеса. Взял, поработал, отдал. Остаются зоны ответственности за безопасную транспортировку груза в целостности и сохранности. Влиять на БДД перевозчик будущего не сможет. Эта зона ответственности перейдет индивидуально или солидарно к кому-то из списка: производитель транспорта, программного обеспечения, комплектующих или страховая компания. Ответственность за правильную загрузку перейдет к отправителю. За сохранность груза во время перемещения — к системам слежения и страховым компаниям. Документооборот будет оцифрован и автоматизирован. Техническое состояние — на автопроизводителе.

Опоздание машины на погрузку, ожидание ее в очереди на заезд или погрузку, несоответствие подвижного состава заявке, проблемы сохранности при транспортировке из-за неправильного крепления груза списать на перевозчика будет намного сложнее. Есть большие сомнения, что большая часть рынка готова к изменениям.

При наличии в кабине грузовика оператора-экспедитора вопросы рабочего времени и заработной платы сохранятся. Отсутствие педалирования в процессе управления транспортным средством не снижает требований к профессиональным навыкам специалиста. Быстро и безопасно перейти на управление в ручном режиме в экстренном случае может только профессионал. Доверить такую ответственность «вахтеру бабе Любе» крайне рискованно.

Руководитель VDA Йоахим Дамаски прогнозирует, что полностью отказаться от водителя можно будет не ранее, чем через 30 лет. По утверждению исследователя транспорта, профессора Университета Дуйсбург-Эссен Микаэля Шрекенбергера, «водитель в кабине будет сидеть всегда, даже при работе караванами (Platooning)». Аналогично системе «автопилот» в самолете его решения и действия будут последней инстанцией. Вторит и президент Федерации перевозки грузов автомобильным транспортом, логистики и утилизации (BGL) Адальберт Вандт: «Независимо от того, что утверждают отдельные представители автомобильной промышленности и консалтинговых компаний, автономное вождение не сделает водителя грузовика лишним участником процесса в будущем. Водитель не только едет, он является экспедитором вверенного ему груза, несет ответственность за его передачу получателю, сохранность груза при транспортировке, а также находится в эпицентре непредсказуемых событий. Кроме того, водители часто являются визитной карточкой транспортной компании перед клиентами. Для сервиса, качества обслуживания и безопасных транспортных услуг водительский персонал остается незаменимым».

Транспортная составляющая в цене готового продукта

Очевидное с виду сокращение затратной части при использовании беспилотных технологий таит дополнительные расходы на диверсификацию транспортного процесса. Стремление понизить расходную часть в Европе понятно. В нашей стране с невысокой заработной платой водителей, низкими тарифами на перевозку и простой, полуживой системой страхования, минимальными налогами для автотранспортных предприятий, слаборазвитой дорожной инфраструктурой современные тенденции развития автотранспорта выглядят как погоня за модой или политическим желанием не отставать в научно-техническом прогрессе.

При наличии в кабине водителя-оператора говорить об уменьшении расходной части этой статьи вряд ли корректно.

В заработной плате европейских водителей значительную часть (до 40%) составляют налоги и страховые взносы. Внедрение беспилотной системы оставит государственные бюджеты без этой существенной доли поступления денежных средств. Вероятнее всего, последует компенсация иным способом, но также за счет автотранспорта. Экономический эффект по этой статье не будет превышать 60%. Переквалификация водителей отнимет еще часть средств.

При беспилотном варианте ответственность за БДД, сохранность груза при перевозке, соблюдение весогабаритных параметров, крепление груза переместится к другим участникам процесса. Любую ответственность можно перевести в денежный эквивалент. Потери составят приблизительно около 30% от сэкономленных средств. Доведение дорожной инфраструктуры до нужд беспилотных систем, система охраны дорог нанесут существенный удар по сэкономленным средствам.

Представим, что осуществилась мечта логистов и беспилотный автомобиль работает 24 часа в сутки. При средней скорости 70 км/ч он проедет 1680 км. Ровные дороги и равномерное движение — необходимость успешной работы беспилотников. За год пробег составит около 600 000 км. При сегодняшней надежности автомобиля и поддержания стабильной работы менее чем через полтора года его необходимо менять. В 4-5 раз должен увеличиться объем производства и объем вторичного рынка подвижного состава. В Европе основной технологией утилизации остается экспорт в развивающиеся страны. Сомнения в готовности вторичного рынка к таким объемным изменениям очень высоки. Вероятнее всего, цена на вторичном рынке упадет, что неблагоприятно отразится на стоимости владения автомобилем и его ликвидности. А в России? Спрогнозировать сегодня положительную динамику в этом вопросе — выше любых смелых ожиданий.

Немного о слухах

Автотранспорт — сложная сфера с узким кругом профессионалов. С активным приходом IT-специалистов для продвижения их услуг появились доводы, противоречащие здравому смыслу. Работа в направлении уменьшения последствий неправильного воздействия водителя на автомобиль идет давно. Постепенно то одна, то другая система переходит частично или полностью под контроль электроники. Например, применение роботизированных коробок передач на самосвалах, работающих в самых тяжелых условиях Крайнего Севера, стало обыденным явлением.

В Германии с 2015 года для всех новых регистраций автобусов и грузовиков обязательно наличие системы помощи при аварийном торможении. После недавней катастрофы автобуса в Баварии Министерство транспорта, Бундесрат и транспортно-логистическое сообщество требуют наложить запрет на ее принудительное отключение. Движение в направлении обязательного использования вспомогательных систем продолжится вне зависимости от развития беспилотных проектов.

Со времен начала применения кабинных аэродинамических спойлеров известно, что экономия топлива происходит при небольшом расстоянии между двумя звеньями автопоезда, когда радиус завихрения потоков воздуха больше, чем промежуток между транспортными единицами. Для экономии топлива при движении караваном каждая последующая машина должна идти вплотную к предыдущей. Пока это трудно осуществить из-за высоких рисков ДТП.

Применения современных технологий в России сталкивается с дремучим лесом проблем в смежных отраслях. Сложно представить стоящий в очереди на границе или таможенном оформлении беспилотный автомобиль. Еще сложнее — применение беспилотных технологий при увеличении ограничений для движения грузового транспорта, связанных с сезонными, температурными и погодными ограничениями.

Инвестировать в науку и разработку новых технологий — необходимость. В России тема беспилотных грузовых автомобилей — бизнес по движению денег под красивую современную идею. Обозначить конечный результат пока не представляется возможным.

Примечание автора: в статье использованы материалы Немецкого Транспортного Журнала (DVZ) и Немецкой логистической ассоциации DLZ.

Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250407 Тарас Коваль


Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > comnews.ru, 19 июля 2017 > № 2248878

Политех и "Автонет" поработают во благо беспилотников

Елизавета Титаренко

Ассоциация "Автонет", созданная в ноябре 2016 г. для развития рынка беспилотных автомобилей и автомобилей с интеллектуальными системами, и Московский политехнический университет (Политех) подписали соглашение о сотрудничестве. Они будут взаимодействовать при подготовке кадров для отрасли автономного, подключенного и электрического транспорта, в области развития образовательных программ, а также при разработке автомобиля с автоматизированным управлением для людей с инвалидностью. Это первое соглашение, подписанное между "Автонетом" и вузом.

Документ подписали исполнительный директор "Автонета" Владимир Колмаков (на фото справа) и ректор Московского политехнического университета Андрей Николаенко. Соглашение подразумевает стратегическое партнерство по стимулированию, поддержке и развитию отрасли автономного, подключенного и электрического транспорта. Стороны будут сотрудничать в сфере подготовки кадров, развитии новых программ и проектов по продвижению перспективных транспортных технологий.

Сотрудничество предусматривает совместную разработку автомобиля с автоматизированным управлением для людей с инвалидностью. Как рассказал декан транспортного факультета Московского политехнического университета Пабло Эмилио Итурралде Бакеро, этот автомобиль - "промежуточный" вариант между беспилотником и обычным автомобилем. По его словам, такой автомобиль поможет создать рынок транспортных средств для людей с ограниченными возможностями. Предварительно Политех планирует разработать протитоп такого автомобиля к концу 2017 г., говорит Пабло Бакеро. С помощью "Автонета" университет планирует привлечь финансирование в проект, который оценивается в 5-6 млн руб. Одной из разработок "Политеха" является беспилотный автомобиль на базе Kia Ceed, и опыт, наработанный в процессе создания этого беспилотника, выпускники Политеха планируют использовать при создании автомобиля с автоматизированным управлением для людей с инвалидностью.

Кроме того, ассоциация и университет будут сотрудничать в сфере подготовки кадров. Московский Политех обеспечит подбор и направление кандидатов из числа обучающихся и выпускников на замещение вакантных должностей или прохождение практики в компаниях-участниках Ассоциации "Автонет". "Будущее автомобильной промышленности – это автономные, подключенные и электрические технологии. Естественно, все технологии начинаются с квалифицированных кадров, и наше сотрудничество дает возможность такие кадры создавать. Уже сейчас студенты Мосполитеха выигрывают международные конкурсы, и мы считаем, что их разработки могут занять достойное место в развитии продуктов российских автомобильных компаний", - считает Владимир Колмаков.

"Мы обучаем кадры для предприятий российской автомобильной промышленности, понимая всю сложность, в которой она оказалась. Но при этом мы полны надежд, понимаем глобальные мировые тренды и, конечно же, должны готовить кадры на опережение", - заявил Андрей Николаенко. "Совместно с "Автонетом" мы ведем работу над конкретными проектами, и подобное сотрудничество дает возможность нашему учебному заведению выступать поставщиком высококвалифицированных специалистов для автомобильного рынка, что является основополагающим фактором развития всей отрасли", - говорит Пабло Бакеро.

Руководитель департамента разработок беспилотных транспортных средств Cognitive Technologies Юрий Минкин говорит, что сотрудничество с университетами – очевидный мировой тренд. "В последние годы большинство известных ИТ-компаний создали с профильными университетами совместные центры разработок. Особенно это четко проявляется в отраслях, связанных с созданием принципиально новых продуктов: беспилотного транспорта, робототехнических систем, нано- и биотехнологий и других", - отметил он. Например, в начале июля Cognitive Technologies и Уральский федеральный университет (УрФУ) объявили о начале международной программы роботизации сельского хозяйства "Урал Когнитив Агро" (см. новость ComNews от 10 июля 2017 г.).

Исполнительный директор транспортной компании Traft Артур Мурадян также считает, что сотрудничество частных компаний с вузами - самый правильный и эффективный способ развития интеллектуального потенциала для всей нашей страны. "Ничто так не включает школьников и студентов в учебный процесс и не раскручивает потенциал их фантазии и работоспособности, как понимание, что результаты их работ прямо здесь и сейчас имеют конкретное применение в реальной жизни", - отметил он.

По его словам, Traft находится в стадии подписания рамочных договоров о партнерстве с Московским политехническим университетом и Национальным исследовательским технологическим университетом МИСиС. "В МИСиС мы плотно работаем с конструкторским бюро M&T prod, созданным одним из выпускников вуза Михаилом Крапивным. Одну из разработок этого КБ, которую ребята адаптируют и для Traft, Крапивной на прошлой неделе лично презентовал президенту России Владимиру Путину в ходе "Иннопрома" в Екатеринбурге", - пояснил он.

Напомним, членами Ассоциации "Автонет" являются Государственный научный центр РФ ФГУП "НАМИ", ПАО "Камаз", ПАО "Соллерс", ОАО "ВИСТ Групп", НПП "ИТЭЛМА".

Руководитель департамента разработок беспилотных транспортных средств Cognitive Technologies Юрий Минкин отметил, что представители Cognitive Technologies входят в рабочую группу AutoNET Национальной технологической инициативы (НТИ) Агентства стратегических инициатив (АСИ) с момента ее создания. "Пока не могут сказать, что за все время ее работы был достигнут какой-либо прогресс. Мы открыты для сотрудничества, но на данный момент определенных планов по сотрудничеству с ассоциацией нет", - отметил он.

Артур Мурадян из Traft отметил, что компания тоже не сотрудничает с "Автонетом" и не планирует плотного взаимодействия. "Сегодня в сфере наших непосредственных интересов - создание собственных и включение в уже существующие рабочие группы на отраслевом и государственном уровнях, направленные на глубинную проработку законодательного регулирования беспилотного транспорта. Ведь именно отсутствие законодательной базы в этой области на данный момент является главным барьером на пути начала форсированного тестирования беспилотных решений в реальных условиях дорог общего пользования", - пояснил он.

"Например, именно нашей компании принадлежит идея создания первого в стране профсоюза для будущих операторов беспилотных грузовиков, хотя логичнее было ожидать этот шаг именно от "Автонета", который ратует за глобальное развитие отрасли беспилотников", - отметил он. По его мнению, без поэтапной популяризации беспилотников среди консервативной аудитории водителей и дальнобойщиков в России страна рискует получить серию масштабных протестов и забастовок уже через пару лет.

Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > comnews.ru, 19 июля 2017 > № 2248878


Россия. США > Авиапром, автопром. Транспорт > gazeta.ru, 17 июля 2017 > № 2266234 Сергей Кравченко

«Россия и Китай уже стали конкурентами Boeing»

Интервью с президентом компании Boeing в России и СНГ Сергеем Кравченко

Екатерина Каткова

В России наметился рост спроса на самолеты, однако санкционнная политика США сдерживает сотрудничество. О конкуренции с российскими SSJ 100 и МС-21, дефиците пилотов, а также о Tesla и Amazon, которые могут разрушить дуополию с Airbus на рынке, в интервью «Газете.Ru» рассказал президент Boeing в России и СНГ Сергей Кравченко.

Первым делом самолеты

— В связи с ростом объема пассажирских перевозок в РФ активизировался ли спрос со стороны российских авиакомпаний на новые самолеты? В каком сегменте?

— Рост, безусловно, есть, и в первую очередь в сегменте узкофюзеляжных самолетов. На их долю в России и СНГ традиционно приходится порядка 75–80% всех перевозок. Это самолеты класса МС-21, Boeing 737, А320.

Коллапс «Трансаэро» и кризисные явления в экономике в последние годы замедлили рост в отрасли, было большое количество недозагруженных самолетов. Сейчас коэффициенты загрузки повышаются. При этом есть необходимость замены старого флота, активизировался интерес со стороны лизинговых компаний.

— В связи с этим не считаете ли вы заниженным представленный Boeing на «Ле-Бурже-2017» прогноз спроса со стороны авиакомпаний СНГ и России — 1320 самолетов до 2036 года?

— Исторически сложилось, что у Boeing очень консервативные прогнозы. Все-таки мировое экспертное сообщество оценивает перспективы экономического роста России достаточно скромно. Хотя мы всегда поставляли и продавали больше самолетов, чем прогнозировали.

На мой взгляд, также недооценивается фактор стратегии России, связанный с повышением мобильности населения и постепенным возрождением сети прямых перелетов между российскими городами. Также сейчас динамично развивается сеть международных перевозок.

Через 5–7 лет 25% всех работающих россиян будут людьми поколения Z, которые были рождены в эпоху развития мобильной связи и хотят быть очень мобильными. Мы должны к этому готовиться.

Мне бы хотелось верить, что России и бывшему постсоветскому пространству понадобится значительно больше самолетов. Хотя озвученные 1230 воздушных судов в СНГ — это на 60 самолетов больше, чем мы прогнозировали ранее. $140 млрд — это огромный пирог.

— Как вы считаете, какую долю этого рынка Boeing может занять?

— Если бы вы спросили лет семь назад, когда еще не было российских SSJ 100 и МС-21, то я бы сказал, что борьба за этот пирог развернется между двумя самыми известными в мире конкурентами — Boeing и Airbus. Но сегодня у возродившегося российского гражданского авиапрома есть большие амбиции, которые должны быть реализованы в первую очередь на местном рынке.

SSJ нам не конкурент, у него размерность меньше, чем у самого маленького Boeing, а МС-21 напрямую конкурирует и с Boeing 737, и с Airbus A320.

Билет в партер гражданской авиации

— Boeing участвовал в проекте ближнемагистрального российского самолета SSJ 100. Не было ли планов продлить это сотрудничество?

— Мы многие годы консультировали «Гражданские самолеты Сухого» на предмет создания первого реактивного гражданского самолета новой России, передавали наши знания российским партнерам в области создания востребованного рынком продукта. По мере развития проекта появилось много областей, в которых наши российские партнеры просили Boeing продолжить консультации: и по конфигурации, и по интерьерам, и по производственным вопросам. Когда самолет был сертифицирован и начал продаваться, сотрудничество закончилось.

Сам по себе SSJ 100 хороший и очень комфортабельный самолет по сравнению с его аналогами. Сейчас производителям нужно работать над снижением себестоимости, ростом продаж и развитием системы послепродажного технического обслуживания.

Стоимость билетов в партер гражданской авиации мира очень высока, и Россия заслужила занимать в нем достойное место.

— Как вы считаете, через сколько лет России удастся занять это место в партере мировой гражданской авиации?

— Я думаю, что Россия уже вошла в элиту производителей гражданских самолетов. SSJ 100 известен в мире, сертифицирован в Европе. Если МС-21 оправдает надежды своих создателей и подтвердит заявленные характеристики, то это будет очень хороший продукт.

Вопрос только, когда это произойдет и не создадут ли Boeing и Airbus к этому времени следующее поколение узкофюзеляжных самолетов.

— Когда может закончиться дуополия Boeing и Airbas на мировом рынке магистральных самолетов? Кто в ближайшие годы мог бы ее нарушить?

— Потенциальным конкурентом уже становится Россия, Китай имеет серьезные намерения. Хотя у КНР нет такого багажа знаний, школы и традиций в области авиации, какие были в Советском Союзе и в России, поэтому они немножко отстают. Но для Китая гражданская авиация — национальный проект, и китайские авиапроизводители тоже имеют большие планы составить достойную конкуренцию.

Я думаю, что никто не сомневается, что дуополия Boeing и Airbus в скором времени закончится. Возможно, Илон Маск из Tesla или Джефф Безос из Amazon (основатель и владелец аэрокосмической компании Blue Origin) задумаются о гражданской авиации, а они представляют совершенно новую инновационную культуру и занимаются совершенно бесстрашными с технологической точки зрения и громадными по своей сложности проектами. И с финансированием у них все хорошо...

Думаю, в ближайшие 20 лет игроков на поле гражданской авиации прибавится.

Пилоты XXI века

— Из-за роста объема пассажирских перевозок азиатские компании переманивают пилотов, в том числе из России, предлагая им более выгодные условия. Boeing оценивал потребность в квалифицированных летных кадрах в Китае в 111 тыс. человек к 2035 году. Есть ли прогноз по России? Когда мы можем столкнуться с проблемой дефицита летных кадров?

— Долгосрочный дефицит уже действительно есть. Некоторый отток кадров в Азию, о котором много писали, общего тренда не изменит. В ближайшие 20 лет России нужно 22 тыс. новых пилотов и 26 тыс. квалифицированных техников для того, чтобы обслуживать новые самолеты.

Есть дефицит и в Юго-Восточной Азии, в Китае. Наметился серьезный рост воздушных перевозок в Индии — сегодня в стране летают на самолетах 150 млн человек, а через 10 лет их количество вырастет до 350 млн.

Пилоты, как и ученые, программисты и инженеры, в XXI веке становятся очень мобильным трудовым ресурсом.

И так как все пилоты должны владеть иностранными языками, а язык гражданской авиации и безопасности полетов универсальный, то они являются привлекательным активом для любой страны. Поэтому, конечно, нужно заранее уделять внимание системе подготовки своих кадров, чтобы потом не искать в соседних странах. В России есть сильные школы — Ульяновский институт гражданской авиации, Санкт-Петербургский государственный университет гражданской авиации. Мы с ними развиваем сотрудничество и планируем на МАКСе объявить о новых совместных планах.

— В 2016 году компания Boeing открыла свой Авиационный учебный и научно-исследовательский центр для подготовки летного и инженерно-технического персонала для гражданской авиации на территории Сколково. Есть ли планы по развитию или расширению этого проекта?

— В нашем центре в Сколково проходит подготовка и лицензирование пилотов по управлению Boeing 777 и Boeing 737. Мы планируем обучать до тысячи специалистов в год. В настоящее время в центре стоит два тренажера. В ближайшее время мы ожидаем поставки первого российского тренажера и еще одного западного.

Сквозь политику в небо

— Как в целом политическая ситуация в мире и санкционный режим влияют на работу Boeing в России? Новые санкции, инициированные сенатом США, как-то могут отразиться на планах компании?

— Ситуация с санкциями нас, конечно, беспокоит и не добавляет уверенности в завтрашнем дне. Наличие любой политической напряженности стоит на пути хороших перспектив развития взаимовыгодного сотрудничества между Россией и США в области авиации и космоса.

Пока, за исключением очень неприятной ситуации с финансированием, которая является производной от санкции на краткосрочные и долгосрочные кредиты российских ведущих банков, они непосредственно нашего бизнеса не касаются.

— То есть на проектах Boeing в России санкции не отразились?

— Все, что было запланировано, мы продолжаем реализовывать, но обидно, что политическая нестабильность ограничивает возможность запуска еще более широкомасштабных и очень взаимовыгодных новых проектов.

Я очень хотел бы, чтобы вообще санкции сняли. Будем надеяться, что политические времена улучшатся, они же не могут быть такими плохими все время.

Россия является очень важным для нас партнером. Мы даже самолеты строим с помощью российского титана, и их проектируют в том числе и российские инженеры. И летают эти самолеты через новую открытую Россию. Все это делает Россию абсолютно незаменимым, абсолютно интегрированным членом общей аэрокосмической экосистемы мира. РФ и США вместе построили Международную космическую станцию.

Между Россией и Америкой в области авиации и космоса сформировалась очень хорошая и полезная взаимозависимость.

Когда политики по каким-то причинам накладывают санкции друг на друга, они совершенно четко понимают, что есть области, в которых это делать, может быть, не нужно вообще, а если уж нужно делать, то в последнюю очередь, потому что это нанесет вред обеим сторонам. В аэрокосмической отрасли это между Россией и Америкой есть, жаль, что нет по большому спектру вопросов.

Сервисы и двигатели

— Boeing недавно объявил об открытии сервисного подразделения. Как вы расцениваете перспективы его работы? Будут ли в этом проекте участвовать российские компании?

— 1 июля этого года в Boeing, помимо оборонно-космического подразделения и «Boeing – Гражданские самолеты», была создана третья компания — Boeing Global Services, которая должна как минимум в три раза в ближайшие годы увеличить объемы продаж сервисов.

Весь рынок мировой авиации в ближайшие 20 лет оценивается в $6,1 трлн. Это 41 тыс. самолетов. Рынок сервисов гражданских авиалайнеров — это порядка $8,5 трлн, то есть почти на 20% больше. И наша доля в этом сегменте была меньше 8%, то есть 92% денег на самолетах нашей размерности зарабатывал кто-то другой, что для нас совершенно неприемлемо. Поэтому мы создали новую профильную компанию.

Для развития этого направления Boeing будет искать партнеров по всему миру. И у России будет возможность поучаствовать в этом новом бизнесе: здесь есть прекрасные инженеры, специалисты по техническому обслуживанию, программисты, есть хорошие традиции в этой сфере. Мы уже сотрудничаем с сервисными центрами во Внуково и Домодедово.

В России мы производим критические для Boeing 777 и 787 титановые детали, проектируем очень много узлов для всех новых самолетов Boeing, российский конструкторской центр принимает участие во всех ключевых программах Boeing.

Я считаю, что у России есть абсолютно все для того, чтобы стать одним из мировых хабов для предоставления авиационных сервисов не только своим авиакомпаниям, но и всему миру.

— Boeing Global Services ориентируется только на обслуживание самолетов Boeing?

— Нет. Мы должны быть индифферентны к типу продукта: будь то самолеты Boeing, Airbus, лайнеры российского производства. У нас, кстати, идут дискуссии по возможному партнерству в этом направлении с главой ОАК Юрием Борисовичем Слюсарем. Хотя иногда Boeing рассматривает ОАК как потенциального конкурента, при этом мы понимаем, что в нашей индустрии есть много возможностей и для партнерства, будь то производство компонентов или изделий.

— В мае сообщалось, что Boeing приостанавливает тестовые полеты Boeing 737 MAX 9 из-за проблем в производстве основного компонента двигателя. С чем были связаны сложности? Удалось ли их устранить?

— Проблемы есть всегда и у всех, тем более при выводе нового самолета… Boeing никогда ничего не скрывает, мы сами первые заявили о своих трудностях. Все мировые СМИ рассказали, что у нас были проблемы, но никто не отметил, что они всего через несколько дней закончились. В течение нескольких десятков часов проблемы были устранены и испытание двигателей самолета возобновилось. Никакого урона графику поставок самолета это не нанесло.

В нашей индустрии есть такая традиция. Мы очень серьезно конкурируем друг с другом. Но есть вещи, которые всегда находятся в таком сакральном периметре взаимного уважения: во-первых, это все вопросы, связанные с безопасностью наших пассажиров, и во-вторых — создание новых моделей.

Самолет — это, наверное, по интеграции самое сложное высокотехнологическое изделие в мире. Поэтому, когда у наших конкурентов возникают проблемы или задержки с графиком, мы относимся к этому с абсолютным пониманием и желаем им успеха.

— В апреле Boeing представил концепцию двух космических аппаратов для освоения Луны и Марса. Когда они могут быть реализованы? Есть ли у Boeing другие проекты в пилотируемой космонавтике?

— У Boeing есть понимание, что в ближайшие 20 лет наша компания должна оставаться лидером в аэрокосмической индустрии. Гражданский космос будет всегда играть очень большую роль.

Мы участвуем в проекте по развитию Международной космической станции, плотно работаем с NASA по программе выхода в глубокий космос, разрабатываем универсальные технологии и концепции пилотируемых модулей, которые можно использовать как для освоения Луны, так и для освоения Марса.

Конечно, для этого нужно будет также разрабатывать новые и очень мощные тяжелые ракеты-носители. Много наших спутников по-прежнему выводятся в космос российскими ракетами-носителями.

Я думаю, что Россия и Америка — две великие космические державы — могут вместе достичь новых рубежей в этой области. Ни одна, даже самая мощная, страна сегодня не может сделать очень большого правильного шага по освоению дальнего космоса без партнерства.

Россия. США > Авиапром, автопром. Транспорт > gazeta.ru, 17 июля 2017 > № 2266234 Сергей Кравченко


США > Авиапром, автопром. Электроэнергетика > regnum.ru, 17 июля 2017 > № 2253427

Tesla намерена открыть в США еще три «гигафабрики»

Генеральный директор Tesla Илон Маск подтвердил информацию о том, что его компания планирует построить в США еще два или три завода по типу Gigafactory 1, об этом 16 июля сообщил портал Stocknews.

Издание пишет — компания озвучивает подобные планы несмотря на то, что строительство её первой и второй «гигафабрик» в США пока еще не окончено. Tesla намерена и дальше расширять собственое производство. Стоимость создания объектов может составить более $ 5 млрд.

Две фабрики должны будут располагаться в ЕС и США. Ранее СМИ сообщали, что Tesla ведет переговоры с китайскими властями по поводу строительства завода в Пекине.

Напомним, Gigafactory 1 — это завод, производящий литий-ионные батареи, он расположен в штате Невада, Gigafactory 2 — фабрика по производству солнечных батарей.

В основе названия «Gigafactory», придуманного Маском, лежит план компании по производству аккумуляторов. Суммарная мощность всех произведенных аккумуляторов на этом заводе в год должна составить около 35 ГВт·ч.

США > Авиапром, автопром. Электроэнергетика > regnum.ru, 17 июля 2017 > № 2253427


Украина. Индия > Авиапром, автопром > interfax.com.ua, 17 июля 2017 > № 2251954

Автомобильная компания "Богдан Моторс", входящая в корпорацию "Богдан", на заводе в Луцке начинает серийное производство газового автобуса "Богдан А22115" на агрегатной базе индийской Ashok Leyland с двигателем Euro 5, сообщает пресс-служба корпорации в понедельник.

Согласно сообщению, выпуск этого автобуса позволит компании выйти на новые рынки сбыта, будет способствовать загрузке производственных мощностей.

"Богдан А22115" - городской автобус с низкой площадкой в заднем свесе и габаритной длиной 8,21м, в котором установлен работающий на метане двигатель. Автобус приспособлен для перевозки пассажиров на инвалидных колясках, т. е. оснащен трапом для заезда и специальными местами.

Кроме того, для удобства лиц с недостатками зрения и слуха автобус дополнительно оснащен аудио- и видеоустройствами.

Общая пассажировместимость автобуса - 56 чел., в том числе 18 мест для сидения.

Завершающие работы по подготовке автобуса к серийному производству проведены совместно со специалистами Ashok Leyland.

"Основная характеристика газового автобуса – экологичность. С учетом работы на метане уровень его выбросов в атмосферу минимальный по сравнению с дизельными двигателями", - отмечается в пресс-релизе.

ПАО "Автомобильная компания "Богдан Моторс" объединяет производственные активы одного из ведущих украинских автопроизводителей - корпорации "Богдан" (автобусно-троллейбусный завод в Луцке, завод легковых авто в Черкассах).

Мощности завода в настоящее время позволяют выпускать до 2,2 тыс. автобусов всех типов в год.

Украина. Индия > Авиапром, автопром > interfax.com.ua, 17 июля 2017 > № 2251954


Швеция > Авиапром, автопром > rusbenelux.com, 7 июля 2017 > № 2244320

Шведская компания Volvo с 2019 года прекратит выпуск автомобилей с бензиновыми и дизельными двигателями.

Согласно сообщению компании, с этого года она будет производить только электрические и гибридные машины. Кроме того, в период с 2019-го по 2021 год в серийное производство будут запущены три новых модели электромобилей Volvo и две — Polestar (подразделение Volvo, занимающееся выпуском гоночных машин), сообщает N+1.

В настоящее время несколько государств Европы рассматривают возможность введения полного запрета на продажи автомобилей с двигателями внутреннего сгорания, которые используются на них в качестве главной силовой установки. Так, запрет на такие машины с 2025 года планируют ввести Нидерланды и Норвегия. Германия решила запретить машины с двигателями внутреннего сгорания с 2030 года.

Согласно сообщению Volvo, к 2025 году компания намерена продать по меньше мере один миллион электрических и гибридных машин. Гибридные машины будут выпускаться с экстендерами, работающими на бензине и дизеле. Для питания их электромоторов будет использоваться напряжение 48 вольт. Гибридные автомобили можно будет подзаряжать от розетки.

В феврале текущего года Исследователи из британского Института автомобильной промышленности опубликовали результаты опроса среди автовладельцев, по итогам которого большинство респондентов назвали высокие страховые взносы главной причиной отказа от покупки электромобилей и гибридных машин.

В опросе приняли участие две тысячи британских водителей. Главным сдерживающим фактором в покупке электромобиля 70 процентов респондентов назвали высокую стоимость страховки. Кроме того, только 38 процентов водителей считают вопрос загрязнения окружающей среды важным и 17 процентов готовы увеличить свои расходы, чтобы улучшить экологическую ситуацию.

Швеция > Авиапром, автопром > rusbenelux.com, 7 июля 2017 > № 2244320


Швеция > Транспорт. Авиапром, автопром > rusbenelux.com, 6 июля 2017 > № 2244323

Шведский проект под названием Einride сумел разработать прототип беспилотного грузовика с электрическим двигателем T-pod, которым управляют также удаленно. Как отмечается в издании VentureBeat, грузовик не имеет кабины. Разработчики рассекретили свое творение еще в апреле этого года.

Считается, что в автономном режиме аккумуляторы грузовика позволят проехать 200 километров без подзарядки. Тяжеловес длиной в 7 метров способен тащить собственный вес и груз, что в общей сложности дает около 20 тонн массы.

Стоит отметить, что на данный момент разработчики проекта Einride заняты созданием специальных зарядных станций именно для таких грузовиков. В планах компании к 2020 году заполонить Швецию такими беспилотниками. Планируется к этому времени выпустить около 200 грузовиков T-pod.

В системе управления действует комбинированный метод, поскольку в пределах шоссе грузовик едет самостоятельно, а выезжая на городскую дорогу, управление передается в руки человека. Возможно, что управлять ими будут специальные операторы, ведь места в грузовике для пассажиров нет.

Швеция > Транспорт. Авиапром, автопром > rusbenelux.com, 6 июля 2017 > № 2244323


Белоруссия. Казахстан. Корея > Авиапром, автопром > belta.by, 6 июля 2017 > № 2234755

В Алматы (Казахстан) на автосборочном предприятии компании ТОО Hyundai Trans Auto состоялся запуск производства автотехники Минского автомобильного завода. Такая информация размещена на сайте МАЗ, сообщает БЕЛТА.

Автосборочное предприятие Hyundai Trans Auto приступило к выпуску большегрузных грузовиков - самосвалов МАЗ 5516Х5 и МАЗ 6501Н9 грузоподъемностью 20 т. При этом осуществляется полный цикл сварки, сборки и окраски.

Заместитель коммерческого директора ОАО "МАЗ" Сергей Захаревич отмечает: "При выборе партнеров в Казахстане мы опирались на опыт производства автотехники и репутацию компании. Сегодня мы видим отличные результаты проделанной работы. МАЗы, произведенные в Казахстане, полностью соответствуют всем техническим параметрам, качественные, надежные и ничем не отличаются от автотехники, собранной на Минском автомобильном заводе".

В Казахстане функционируют 12 авторизированных станций технического обслуживания автотехники МАЗ."Минский автомобильный завод заинтересован в развитии сотрудничества с Казахстаном, готов принимать участие в выставочно-ярмарочных мероприятиях и представлять новые образцы грузовой, специальной и пассажирской техники МАЗ", - говорится в сообщении.

Минский автомобильный завод активно сотрудничает с Казахстаном с 2010 года, когда в Астане открылся ТОО "Торговый Дом "МАЗ-Казахстан". В настоящее время в этой стране сформирована товаропроводящая сеть, включающая в себя девять дилеров. Компания Hyundai Trans Auto, входящая в группу компаний "Астана Моторс", с 2016 года является официальным партнером Минского автомобильного завода и официальным дилером МАЗ в Республике Казахстан.

Белоруссия. Казахстан. Корея > Авиапром, автопром > belta.by, 6 июля 2017 > № 2234755


Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 4 июля 2017 > № 2231435 Дмитрий Изместьев

Из пункта А в пункт Б: успешные кейсы использования дронов в ритейле

Дмитрий Изместьев

вице-президент группы компаний ЛАНИТ по инновационным проектам

Доставку грузов с помощью дронов и беспилотных автомобилей продолжают относить к нетрадиционным методам в логистике. Но глобальные игроки делают ставку именно на них.

Дороже всего логистическим компаниям обходится этап под названием «последняя миля». Дроны хороши для преодоления именно этой части пути товара со склада до заказчика: на промежуточные пункты груз попадает оптом, а со склада единичный товар нужно доставить лично в руки заказчика. На последнем отрезке пути и разворачивается решающая битва между конкурентами. Поскольку клиент готов ждать все меньше, в этом марафоне выигрывает самый быстрый.

Amazon в прошлом году предложил жителям двадцати американских городов доставку за час, а в планах компании – расширить географию скорой доставки и сократить сроки до получаса, в том числе благодаря использованию дронов. Очевидно, компания тверда в своих намерениях: в июне стало известно о том, что в американском ведомстве по патентам и товарным знакам оформили патент Amazon на башню для многоуровневой парковки дронов, доставляющих грузы. Alibaba заявляет о том, что к 2020 году сможет доставлять посылки в течение 24 часов в любую точку мира (стоимость проекта – $16 млрд).

При этом логистические компании не собираются совсем отказываться от традиционных наземных перевозок. Но в зонах с высокой загруженностью трафика, в отдаленных местах, в районах с неразвитой транспортной инфраструктурой использование дронов будет ценно. Так, DHL доставляет беспилотником Parcelcopter срочные медицинские грузы на немецкий остров Юст в Северном море.

В России пока можно рассчитывать исключительно на эксперименты в этой сфере. Pony Express взаимодействует с российским венчурным фондом, который инвестирует в создание отечественных дронов большой грузоподъемности (сотни килограммов) и достаточно большого радиуса действия более 100 км. Доставка грузов в труднодоступные малонаселенные пункты должна оказаться дешевле, чем «Газелью».

Пробные запуски дронов проводила «Додо Пицца» в партнерстве с инженерной компанией «Коптер Экспресс». «Инвитро» организовала тестовую доставку биоматериала для анализов: дрон за 15 минут преодолел маршрут, который занял бы у автомобиля около часа. Сбербанк объявил об успешном испытании в Татарстане беспилотника-инкассатора: тестовый дрон, поднимающий до 3 кг груза, пролетел около 10 км скоростью около 180 км/ч и доставил наличные из кассового центра до инкассаторского автомобиля.

Правовой статус дрона

Несмотря на большие инвестиции в разработку дронов и успешные испытания, даже крупные мировые компании пока не могут наладить регулярные коммерческие перевозки грузов дронами. Главное препятствие – неразвитая законодательная база. Доставку дронами можно квалифицировать как «грузоперевозку по воздуху без лицензии». Самой законопослушной компании, которая решит оформить все необходимые разрешения, включая использование воздушного пространства, план полета и лицензию на перевозку грузов на воздушном судне, необходимо будет оформить дрон в рамках известных типов сертифицируемых летательных аппаратов. «Почтовому» беспилотнику будет почти невозможно пройти такую сертификацию.

Помимо неопределенного правового статуса использование дронов в России тормозят вопросы безопасности, технические ограничения дальности полетов и веса грузов, а также проблемы, связанные с обратной отправкой грузов. Из-за всех этих причин от использования дронов отказался Ozon.

Схожая история с беспилотниками. Это направление кажется очень перспективным: беспилотники позволят сэкономить на оплате труда водителей, снизить количество ДТП – они будут ездить точно по запрограммированным правилам, а скорость принятия решений у компьютера на порядок выше, чем у человека. В России даже разрабатывается ПО для грузового беспилотника «КамАЗ» (Cognitive). Однако применению беспилотников пока мешает непроработанное законодательство.

Шансы на успех

В будущем у дронов и беспилотников есть все шансы занять нишу перевозок на «последней миле», и основная конкуренция логистических компаний переместится в крупные транспортные узлы. Здесь свои большие проблемы, для решения которых уже сегодня используют аналитику больших данных.

Отличный кейс есть у Администрации гамбургского порта. Портовые доки занимают порядка 10% площади всего Гамбурга. Ресурсы их роста исчерпаны, при этом число контейнеров, которые здесь принимают и отправляют, постоянно увеличивается. Весь поток товаров контролирует облачная система Smart Port Logistics, разработанная компанией T-Systems совместно с Deutsche Telekom Innovation Laboratories, SAP и Администрацией гамбургского порта. Система работает из частного облака на платформе Telematic One. Технология SAP HANA консолидирует данные разных компаний о нахождении транспорта, загруженности дорог и инфраструктуры. В зависимости от загрузки трасс и наличия мест на парковках система подсказывает грузовикам маршруты. IT-решение также подгружает информацию о ситуации на близлежащих дорогах (применяется геофильтр, который транслирует только информацию, нужную в данной точке). Система позволяет разгрузить трафик вокруг порта и сократить время доставки груза.

Большие данные в логистике генерируются из множества источников. Наиболее близки к ним технологии интернета вещей. Датчики, установленные на автотранспорте, позволяют удаленно отслеживать его передвижение, расход топлива, количество остановок. «Умные» контейнеры и палеты облегчают поиск грузов на складе, их распределение и отправку, позволяют следить за ними на всем пути до места назначения. Подобные технологии внедряют пока только самые передовые компании, но очевидно, что за ними постепенно подтянутся и все остальные.

Российскому бизнесу стоит внимательнее присмотреться к новым IT-трендам. На отечественном логистическом рынке инновационные проекты, о которых стало широко известно, проводятся пока в рамках пилотов. В ближайшие годы логистические компании будут развивать системы, уже знакомые отрасли: внедрять системы, позволяющие оперативно перестраивать маршруты доставки, находить новые неочевидные маршруты и задействовать неиспользованные ресурсы в сложных логистических цепочках. Более смелые проекты пока единичны. Нежелание и невозможность быть на передовой информационных технологий понятны, во многом это следствие замедления роста бизнеса. Но экспериментировать с инновациями в логистике надо, пока у нас еще есть шанс догнать лидирующие страны и даже вырваться в авангард.

Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 4 июля 2017 > № 2231435 Дмитрий Изместьев


Белоруссия. Вьетнам > Авиапром, автопром. Транспорт > belta.by, 28 июня 2017 > № 2236995

Минский автомобильный завод планирует ежегодно продавать во Вьетнаме грузовики на сумму более $40 млн, сообщил сегодня журналистам генеральный директор предприятия Дмитрий Катеринич во время посещения МАЗа правительственной делегацией Вьетнама во главе с заместителем премьер-министра Фам Бинь Минем, передает корреспондент БЕЛТА.

ОАО "МАЗ" проводит работу по созданию во Вьетнаме двух совместных предприятий по промышленной сборке грузовой (СП "МАЗ Азия") и пассажирской ("СП "МАЗ Зенит") техники. Завод по производству грузовиков МАЗ строят в 40 км от Ханоя, его планируется запустить до конца года. Создание совместного предприятия по сборке автобусов пока в перспективе. "Нам удалось создать во Вьетнаме совместное предприятие по сборке грузовиков, завод строится, производство вскоре будет запущено. Мы изучили рынок и вместе с нашим вьетнамским партнером выбрали именно те модели техники, которые необходимы этому рынку. Во Вьетнаме введен новый стандарт, который требовал изменить габариты нашей техники, а также нагрузку на ось. Поэтому мы разработали специально для Вьетнама и рынка Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) новые модели техники и усовершенствовали дизайн. В будущем планируется собирать ежегодно около 1 тыс. автомобилей в год на сумму более $40 млн - и это только для вьетнамского рынка, а планируются и поставки на рынок АСЕАН", - сказал Дмитрий Катеринич.

В свою очередь заместитель премьер-министра Вьетнама обратил внимание на высокое качество техники МАЗ. "Особенно нам нравятся те модели, которые адаптированы к вьетнамским условиям - маленькие тракторы и автобусы. Мы очень рады тому, что МАЗ создает совместное предприятие во Вьетнаме. Это яркий пример нашего сотрудничества, это полезно и взаимовыгодно", - подчеркнул он. Производство грузовой техники МАЗ во Вьетнаме локализуют на 40% к 2020 году за счет местных комплектующих. Это позволит беспошлинно продавать грузовики в странах АСЕАН.

Обсуждается и вопрос создания второго совместного предприятия - по производству автобусов. "Вчера мы сняли все вопросы, которые сдерживали создание данного предприятия. И в ближайшее время, надеюсь, мы подпишем соглашение о создании второго совместного сборочного производства. Мы будем производить автобусы большой вместимости, низкопольные, специально для больших городов. Изучив ситуацию, мы приняли решение, что ежегодно можем поставлять на вьетнамский рынок около 500 автобусов такого класса - это более $50 млн в год", - отметил генеральный директор предприятия.

27 июня был подписан контракт на поставку во Вьетнам 400 единиц техники МАЗ (200 грузовиков и 200 машинокомплектов) на сумму $18,1 млн. "Кроме того, мы получили квоту на поставку без пошлин 750 собранных автомобилей в течение трех лет. Также в течение пяти лет мы можем поставить 4 тыс. машинокомплектов без пошлин. Я считаю, это большая преференция для МАЗа со стороны Вьетнама, связанная с тем, что мы создали совместное предприятие", - добавил Дмитрий Катеринич.

Во время визита членам делегации Вьетнама был представлен модельный ряд коммерческой техники МАЗ, а также продукция предприятия, планируемая к поставкам и дальнейшей локализации во Вьетнаме. Кроме того, гостям была представлена техника других белорусских предприятий - Минского тракторного завода, Минского моторного завода, ОАО "Амкодор", "Мотовело", "Гомсельмаш".

Белоруссия. Вьетнам > Авиапром, автопром. Транспорт > belta.by, 28 июня 2017 > № 2236995


Германия. США. Япония. Весь мир > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 28 июня 2017 > № 2225667

Что будет, когда беспилотные автомобили будут повсюду?

Александр Менн, Алексей Менн

Внедрение беспилотных автомобилей может также значительно повлиять на экономику и развитие государств, как и появление железных дорог. России стоит задуматься уже сегодня: как при минимальных рисках и потерях получить максимальную выгоду? В ином случае мы опять будем в положении догоняющих.

В принципе, мы уже давно пользуемся машинами-беспилотниками – лифт, эскалатор, некоторые поезда уже много лет ходят по заданному человеком маршруту. Между прочим, не все технологии воспринимались с восторгом и энтузиазмом. В 1898 году в Лондоне в универмаге Harrods был установлен первый в стране эскалатор. Посетители настолько боялись самоходной машины, что директор магазина поставил у выхода эскалатора специальных служителей, которые выдавали каждому смельчаку, рискнувшему своей жизнью по стаканчику бренди — для восстановления душевных сил после опасной поездки. Мы привыкли воспринимать новости о беспилотных машинах как работы писателей-фантастов, но похоже, что будущее ближе, чем мы о нем думаем. Так несколько недель назад Форбс написал о беспилотном автомобиле, проект которого создали в Яндексе. Что уж говорить об американских и европейских тестах и запусках, о которых мы постоянно читаем новости. Кажется, самое время оценить возможные эффекты того, что мир перейдет на беспилотные автомобили.

Вначале немного статистики. Еще 30 лет назад, в 1986 году количество автомобилей, по данным wardsauto, в мире было менее 500 млн. 2009 году количество автомобилей вплотную приблизилось к 1 млрд. К 2017 году число автомобилей по разным оценкам составляет 1,2-1,3 млрд., из которых, по данным Eurostat/UNECE/ITF, почти 80% — частные автомобили.

Пока эксперты автомобильной промышленности пребывают в состоянии оптимизма и дают оценки роста количества транспортных средств, не учитывая изменение ситуации после массового появления беспилотников, прогнозируется удвоение автопарка – 2.5 млрд. в промежутке между 2040 и 2050 годами (Источник: greencarreports).

Почему сейчас?

Почему многие считают, что уже сейчас нам лучше начинать готовиться и адаптироваться к новой реальности?

Основная причина — комбинация нескольких событий и трендов на стыке ИТ и автомобильной индустрии:

Конкуренция. Именно конкуренция заставляет работать изо всех сил и совершать прорывные открытия (вспомните битву за контракты на освещение городов между разработчиками генераторов постоянного и переменного тока, Эдисоном и Теслой, или за космос между СССР и США). И если автопроизводители и участники рынка пока улыбаются друг другу и говорят: «Давайте не будем спешить, главное безопасность и качество», то последние новости мировых компаний говорят о том, что гонка идет во всю:

Audi объявила, что представит беспилотный автомобиль в 2020 году

NVIDIA представит новую технологию поддерживающую беспилотные автомобили в 2018 году

NuTonomy запустит беспилотные такси в Сингапуре в 2018 году (запуск в 10 городах ожидается в 2020 году)

СЕО Ford объявил, что запустит беспилотный автомобиль в 2021 году

Volkswagen, Baidu – 2019, Toyota – 2020, BMW, Tesla – 2021, Uber – 2030, и.т.д.

Готовность городов к рывку. Уже сегодня власти многих стран и муниципалитеты городов всерьез задумались над изменением существующей городской инфраструктуры с точки зрения внедрения беспилотного транспорта, например:

Департамент транспорта США выделил семь грантов в $100 000 городам (Сан-франциско, Остин, Денвер, Портленд, и др.) для того, чтобы они разработали проекты изменений городской инфраструктуры с точки зрения внедрения беспилотных автомобилей. В июне будет проведен конкурс, победитель получит грант в $50 млн. на реализацию изменений

Сингапур и Великобритания уже запустили тестовые зоны с маршрутами беспилотных автомобилей

Новые велодорожки – прототипы будущих выделенных полос для беспилотников, построят на 23 улицах Москвы.

Технологии.

Прорыв в машинном обучении позволил добиться качественного новых технологий в компьютерном зрении. Автомобили научились различать статические и, что еще более важно, динамические объекты на дорогах, а скорость обработки данных и качество отфильтрованного сигнала позволяют автомобилю безопасно передвигаться в условиях городской среды.

Развитие технологий интернет вещей (IoT) позволяет реализовывать концепцию connected car, согласно которой машины, находящиеся в движении мгновенно информируют друг друга о любых изменениях на дороге и адаптируют свое поведение в соответствие со складывающейся ситуацией. Например, на основе такой концепции в одном из проектов удалось сократить время приезда скорой помощи почти на 30%, заранее передавая сигналы о необходимости освободить полосу всем автомобилям, находящимся в той же полосе.

Подобная концепция будет совершенно необходима для беспилотников, т.к. вряд ли беспилотнику будет понятен завывающий сигнал, который к тому же могут издавать и машины с очень важными пассажирами

Привычки. Беспилотные автомобили будут достаточно дороги для покупки и использования в личных целях (во всяком случае первые 5-10 лет). Но привычки, которые создают у потребителей ко-шеринговые и райд-шеринговые компании, а также службы такси (Яндекс, Gett, Uber,Lyft) позволяют надеяться, что амортизировать стоимость приобретения беспилотного автомобиля можно будет на большое число городских «водителей/пассажиров», а значит поездка станет дешевой. Привычка отказа от личного транспорта в пользу моделей carsharing / ridesharing позволяет надеяться на продуктивное внедрение технологии беспилотных автомобилей на массовых рынках

Как быстро все может случиться?

Мы можем наблюдать большое количество пилотных запусков в разных городах мира. Весь вопрос в том, как быстро произойдет ролл-аут и от пробных запусков и пилотов эффекты станут видны на макро уровне?

Может быть, мы не правы и ускоряем события, но массовое внедрение произойдет гораздо быстрее, чем мы думаем. Посмотрите на график массового внедрения новых технологических продуктов в США (источник BlackRock). Он характеризуется очень быстрым ростом функций, а с точки зрения использования беспилотных автомобилей он будет еще стремительнее расти, хотя бы потому, что населению не нужно будет инвестировать значительные средства в покупку автомобиля (спасибо Uber и Carsharing). Зачем приобретать беспилотный автомобиль в личное пользование, когда ты можешь им дешево воспользоваться?

Доминирующее влияние на рынок беспилотных автомобилей будет оказывать не приобретение автомобилей в собственность, а совместное и служебное использование. Потребителю нужно будет только скачать мобильное приложение, прикрепить свою банковскую карту и начать пользоваться услугами.

В разговорах со многими малыми, средними и даже крупными бизнесами авто индустрии мы часто задавали один и тот же вопрос: «Вы думали, как изменится ваш бизнес, когда беспилотные автомобили будут повсеместно?»

Российские компании (даже те, кто вышли на международные рынки) в 95% случаев отвечали: «Это будет нескоро и у нас есть более насущные вопросы». Как бы хотелось поделиться с ними личным опытом работы в бизнесе медиа носителей, где доминировала аналогичная точка зрения. В реальности, практически полный переход на интернет-распространение музыки, кино и компьютерных игр в России произошло быстрее, чем в европейских странах и даже быстрее, чем в США. А вот европейцы, азиаты и американцы уже вовсю перестраивают свои бизнес-модели с учетом наступающей эпохи беспилотников.

Что изменится после массового внедрения автомобилей беспилотников и какие возможности откроются?

Новые перспективы для бизнеса. Только в США влияние беспилотных такси на ВНП оценивает в $2 трлн к 2035 году (данные ARK).

Огромная индустрия откроет множество перспектив для нового бизнеса:

Многие мобильные приложения, которые были созданы для удобства людей (но мы часто забывали ими воспользоваться) будут как никогда актуальны для беспилотных автомобилей (поиск и резерв парковки, карта лояльности на заправку – да автомобиль может быть очень лояльным пользователем, которому не лень сделать после работы круг до заправки и получить скидку), пр. Но эти приложения придется существенно преобразить и переделать не под потребности людей, а под потребности искусственного интеллекта

Фундаментально новые сети заправок, автомоек, станций технического обслуживания

Развлечения для пассажира. У нас может появиться дополнительный час (или больше) в день на отдых и развлечения, пока мы выполняем поездку. Есть много интересных бизнес-идей какие развлечения автомобиль может предоставить пассажиру

Дополнительное свободное время и комфорт передвижения открывают огромные перспективы (триллионы долларов) и миллионы рабочих мест в индустрии туризма по всему мируПоявятся возможности точного предсказания времени в пути, машине можно будет при отлете указать время прибытия, а она сама проверит не опаздывает Ваш самолет.

Появятся новые нетривиальные задачи оптимизации перемещения и стоянки общих автомобилей: сегодня опытный таксист знает в какой части города он будет наиболее востребован. Беспилотникам предстоит научиться заранее перемещаться в наиболее вероятные районы заказа, чтобы сократить время подачи автомобиля потребителю. Такого рода задач можно сформулировать множество, ведь как каждое научное открытие поднимает сразу несколько новых вопросов, на которые еще нет ответа, так и новые технологии создают новые возможности для бизнеса.

Наконец, рассмотрим положительные и отрицательные эффекты повсеместного использования беспилотников.

Давайте вначале остановимся на несомненных плюсах.

Скорее всего, эффекты будут посильнее тех, что принес миру эскалатор.

Грузы будут доставляться быстрее. Робот-автомобиль не ограничен 40-часовой рабочей неделей. Он может двигаться круглосуточно. И если ранее в какой-нибудь населенный пункт груз ехал три дня, то машина робот доставит его за сутки.

Такси станет намного дешевле. Не секрет, что основную стоимость в перевозке пассажира составляет зарплата водителя. Например, вот типичная раскладка денежного распределения в такси-сервисах (данные: сотрудников российских такси-сервисов) в Москве: водитель получает среднюю выручку в 7000 -8 000 руб. в сутки (16-20 часов работы) из них:

1 400-1 600 руб. — ежедневная оплата аренды автомобиля, в которую входят и отчисления владельцу бренда

1 200-1 400 руб. — горючее.

1 400-1 600. руб. — комиссия оператора

Остальное (порядка 50% от выручки) — доход водителя

Сокращение вдвое стоимости поездки обрадует жителей городов и сделает поездки на такси более выгодными по сравнению с использованием собственной машины, особенно если учитывать оплату парковки. Американские источники еще более оптимистичны в своих прогнозах об уменьшении стоимости поездок на такси

Уменьшится количество серьезных аварий. В McKinsey считают, что внедрение беспилотников уменьшит количество ДТП на 90%. Для владельцев автомобилей это значит, что меньше денег будет потрачено на ремонт, тех. поддержку и медицинские услуги по восстановлению после ДТП (а это $180 млрд. в год).

Но к этому прогнозу все-таки стоит относиться очень осторожно. Еще очень многие годы на дорогах будет микс обычных и роботизированных машин. Беспилотный автомобиль будет руководствоваться строгими правилами, ожидая того же от двуногих водителей. Но последние не всегда ведут себя на дорогах адекватно. Вспоминается старый кавказский анекдот. «Водитель мчит на красный на перекрестке. На вопрос пассажира, почему он так делает – ответ: я джигит. На следующем перекрестке джигит тормозит на зеленый. На новый вопрос следует ответ – а вдруг на пересечении другой джигит едет».

В Великобритании провели исследование (UK study) на тему положительных эффектов для городов после массового внедрения беспилотников. Одним из самых значимых эффектов, по мнению исследователей, «станет увеличение свободного городского пространства на 15-20% (это очень много, например, в масштабах Москвы) за счет исключения парковочных пространств. Сегодня в Лондоне парковки занимают 16% от городской площади (6,8 млн. парковочных мест). Освобождение этих пространств значительно повысит качество жизни населения и откроет новые возможности для бизнеса (уличная торговля, веранды, детские площадки, зеленые зоны)».

К этому прогнозу стоит относиться еще более осторожно. Количество перемещающихся по городам вряд ли уменьшится. Рост экономики развитых стран во многом обеспечивается за счет повышения мобильности населения. Потенциальная дешевизна беспилотных такси будет привлекать все большее число людей, которые предпочтут такси другому общественному транспорту. Вряд ли это позволит сократить количество машин на дороге и число необходимых паркингов. Просто паркинги, скорее всего, тоже будут роботизированные, которые смогут размещать машины очень плотно друг к другу, экономя место на городских пространствах.

Теперь о потенциальных угрозах.

Каждый раз, когда в мире происходит новый технологический прорыв, появляются трагические предсказания о экономических спадах, безработице и катастрофах (Что будет с тысячами лифтеров, телефонисток, трубочистов, кучеров?). Обычно все очень сильно преувеличивают масштабы проблемы. Но в случае беспилотных автомобилей есть над чем задуматься. Сегодня в мире, по подсчетам Venturebeat, около 300 млн единиц транспорта, используемого в коммерческих целях – таксисты, дальнобойщики, водители автобусов и т.д. На каждом транспортном средстве с учетом сменности работает не по одному человеку. Например, в США дальнобойщик — самая популярная мужская профессия (по данным Spark Capital, – 3,5 млн человек), которая позволяет зарабатывать $7 000 -15 000 в месяц без высшего образования.

Аналогичная ситуация с автостраховщиками и дорожной полицией. Всегда не очень приятно, когда безработными оказываются сотни тысяч человек, умеющие пользоваться оружием. Хотя здесь не все столь очевидно. Ведь, вероятно, пассажир сможет давать указания беспилотнику, например, срочно остановиться в неположенном месте, а не ждать положенного и идти оттуда пешком.

Очень было бы интересно понаблюдать за разбором дорожной ситуации между полицейским, машиной-роботом и пассажиром.

Автомобильная промышленность.

Пусть и неточные в количественном выражении, но качественно корректные оценки показывают, что сейчас на каждые пять-десять частных автомобилей населения в движении находится только один автомобиль. Не означает ли это, что решение всех потребных задач по перемещению граждан способны выполнить в пять-десять раз меньшее число автомобилей. Выше уже отмечалось, что роботизированные общественные автомобили (такси, ) в каждодневном применении будут дешевле личного автомобиля. Тогда следует ожидать массового уменьшения приобретения частных автомобилей.

А что делать автомобильной промышленности, которая многие десятилетия была локомотивом мировой экономики. В развитых странах автомобильная промышленность составляет до 3-7% ВВП (Источник: . На одно рабочее место на автосборочных предприятиях приходится до 7 рабочих мест на смежных производствах. А еще дилерские центры, торговые салоны и т.д. и т.п.

Как пережить уменьшение спроса в разы? Уже сейчас на деловых встречах и круглых столах обсуждается более глубокая кастомизация автомобиля: машины для большой семьи, спорта, туризма, удобные для перевозки велосипедов или лыж и т.п. Освобождающееся личное время позволит еще более повысить мобильность — и одному путешествующему в день может потребоваться больше перемещений и больше автомобилей, отстоящих друг от друга на большом расстоянии.

За технологическими изменениями последуют значительно более инертные социальные изменения, которые предсказывать неимоверно сложнее.

Заключение

Можно много мечтать о том, как будет выглядеть мир после массового внедрения новой технологии. Но, возможно, настал момент постепенно перейти от мечтаний к действиям. Появление новой технологии несет в себе риски и новые возможности как для городов, так и для бизнеса и населения, и совершенно не хочется эти возможности упускать.

Внедрение беспилотных автомобилей может также значительно повлиять на экономику и развитие государств, как и появление железных дорог. Нам стоит задуматься уже сегодня: как при минимальных рисках и потерях получить максимальную выгоду? В ином случае мы опять будем в положении догоняющих.

Германия. США. Япония. Весь мир > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 28 июня 2017 > № 2225667


Япония. ЦФО > Авиапром, автопром > dknews.kz, 28 июня 2017 > № 2224339

Уровень локализации производства автомобилей марки Mitsubishi на калужском заводе ПСМА Рус достиг 32,8%, при этом до конца 2017 года планируется достичь 36%.

На текущий момент времени, на мощностях завода ПСМА Рус, на одной из производственных линий, осуществляется мелкоузловая сборка (СKD) самой популярной модели бренда – Outlander. По состоянию на май месяц 2017 года, с момента запуска производства на заводе ПСМА Рус в 2010 году, всего было собрано более 75 000 автомобилей модели Mitsubishi Outlander всех поколений, начиная с Outlander XL. Производственная линия завода ПСМА Рус включает: цех покраски, кузовной цех и цех сборки.

Для производства модели Mitsubishi Outlander у локальных поставщиков в России приобретаются такие комплектующие, как: стекла, бамперы, сидения, звукоизоляционные материалы, подушки безопасности, система охлаждения, детали штамповки, выхлопная система, дворники и бачок стеклоомывателя, покрышки, рулевое управление, замок и вентиляционная решетка капота, топливные и тормозные трубки, приборная панель.

«Для нас важной задачей до конца 2017 года является увеличить уровень лоакализации до 36%. Мы действительно гордимся, что в столь непростое экономическое время, уже сегодня мы смогли достичь уровня локализации на заводе ПСМА Рус в 32,8%. В целом автомобильный рынок, показывает положительную динамику увеличения спроса, в связи с чем мы настроены достаточно позитивно и планируем увеличить объем производства к концу 2017 года на 5% по сравнению с 2016 годом», - заявил Инамори Ёсия, Заместитель Генерального Директора завода “ПСМА Рус”.

В производственном процессе основными партнерами, локальными поставщиками являются 18 компаний, которые располагаются в Калуге и Калужской области, Тольятти, Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге и т.д. Партнеры завода ПСМА Рус, предоставляющие основные элементы, имеют совместное производство с японскими, европейскими и американскими компаниями.

«Стратегически, официальный дистрибьютор автомобилей Mitsubishi в России, Белоруссии и Казахстане – компания ООО “ММС Рус” концентрирует свое внимание на автомобилях SUV сегмента, поэтому мы напрямую заинтересованы в поддержании спроса на модель Mitsubishi Outlander и увеличении производственных объемов на калужском заводе ПСМА Рус. В связи с этим, чтобы быть более привлекательными на рынке, мы увеличили срок действия нашего летнего, уникального предложения – 0%1 сроком до 3-х лет для наших потребителей», – отметил Наоя Накамура, Президент и Исполнительный директор ООО «ММС Рус».

Япония. ЦФО > Авиапром, автопром > dknews.kz, 28 июня 2017 > № 2224339


Белоруссия. Вьетнам > Авиапром, автопром. Транспорт > belta.by, 27 июня 2017 > № 2236998

МАЗ поставит во Вьетнам 400 единиц техники в текущем году. Об этом сообщил сегодня журналистам министр промышленности Беларуси Виталий Вовк, передает корреспондент БЕЛТА.

"В этом году у нас 400 единиц автомобильной техники будет поставлено во Вьетнам", - сказал Виталий Вовк.

Он пояснил, что соответствующие соглашения Минский автомобильный завод будет подписывать во время визита Президента Вьетнама Чан Дай Куанга в Беларусь. Одно из них подразумевает поставку 200 полно собранных автомобилей, другое - поставку 200 машинокомплектов.

Техника будет экспортирована в соответствии с соглашением о зоне свободной торговли между государствами - членами ЕАЭС и Вьетнамом.

Кроме того, подпишет контракты на поставку и Белорусский автомобильный завод. Предприятие планирует экспортировать десять самосвалов грузоподъемностью 55 т, продолжаются испытания во Вьетнаме 90-тонных машин.

Белоруссия. Вьетнам > Авиапром, автопром. Транспорт > belta.by, 27 июня 2017 > № 2236998


Узбекистан. Корея. США > Авиапром, автопром > carnegie.ru, 26 июня 2017 > № 2223373 Петр Бологов

Изображая Корею. Сможет ли Узбекистан возродить свой автопром

Петр Бологов

В условиях общего экономического спада в СНГ GM Uzbekistan будет непросто реанимировать производство и вернуть себе долю рынка в странах-импортерах. Впрочем, при позднем Каримове узбекские власти оказывали на автомобилестроение такое мощное давление, что значительный оздоравливающий эффект могут дать даже первые, самые очевидные меры: либерализация валютных операций, отмена унизительных ограничений для покупателей на внутреннем рынке и отказ от государственных репрессий против руководства отрасли

На постсоветском пространстве, где большой удачей считается спасти от полной остановки уже существующий советский завод, истории успешного создания новых отраслей промышленности встречаются не часто. Одна из самых ярких – узбекский автопром. Уже после обретения независимости в Узбекистане с нуля было создано крупнейшее в Средней Азии автомобильное производство. По количеству выпускаемых автомобилей Узбекистан находится на втором месте в СНГ после России (и на 35-м месте в мире), опережая Украину и Белоруссию, хотя этим еще от СССР достались необходимые технологические мощности.

В то же время, несмотря на впечатляющую статистику, назвать узбекский автопром однозначным успехом тоже не получается, потому что в истории его развития не обошлось без обязательных для современного Узбекистана коррупционных скандалов, серых валютных схем и откровенного издевательства над местными потребителями. Все это привело к тому, что сегодня узбекский автопром катастрофически сбавил обороты и оказался в ситуации, когда спасти его могут только кардинальные реформы.

«Буханки» и амир Тимур

Машиностроение было в Узбекистане и во времена СССР – еще с 1940-х годов в республике работал эвакуированный туда во время войны Ташкентский тракторный завод, а также Ташкентский механический завод, выпускавший впоследствии транспортные самолеты ИЛ и АН. Но тракторы и самолеты – это все же не автомобили, и на одной спецтехнике целую отрасль поднять было бы сложно. Не меньшую роль в развитии отрасли сыграло высочайшее покровительство первого президента республики Ислама Каримова.

В 1992 году один из своих первых визитов в дальнее зарубежье в качестве главы государства Каримов нанес в Южную Корею. Там он посетил заводы компании Daewoo. С этого все и закрутилось. «Наше независимое государство стремительно идет по пути прогресса, и одна из первых его побед – рождение совершенно новой для нашей экономики отрасли – автомобилестроения», – говорил в то время Каримов, по праву гордившийся своим начинанием.

Первый автомобильный завод в Узбекистане UzDaewooAuto под управлением компании «Узавтосаноат» был запущен в 1996 году в городе Асака (Андижанская область), а первыми машинами, сошедшими с конвейера на узбекской земле, стали модели Daewoo Nexia, Daewoo Tico и Daewoo Damas, прозванные «буханками».

В 2000 году корейский концерн Daewoo обанкротился, его поглотила General Motors. Но властям Узбекистана удалось убедить американцев взять под крыло узбекские активы Daewoo, в результате чего в 2008 году было создано новое предприятие General Motors Uzbekistan. В сети продаж по СНГ бренд UzDaewoo был сохранен – к тому времени на этих машинах уже ездили сотни тысяч жителей бывшего СССР. Компания продолжила выпускать старые модели и добавила несколько новых, последнюю (Ravon) совсем недавно, в 2015 году.

Вместе с расширением модельного ряда росли и объемы производства. В 2001 году начался экспорт узбекистанских автомобилей в другие страны, прежде всего в Россию. Правда, на проектную мощность 250 тысяч автомобилей в год завод в Асаке так и не вышел. Максимум был достигнут в 2012 году – 235 тысяч машин, из которых 88 тысяч было поставлено в Россию.

Одно предприятие с таким количеством продукции уже не справлялось, и в 2013 году в городе Питнаке Хорезмской области открылся завод-филиал GM Uzbekistan. Еще раньше часть сборочных работ была перенесена на производственные мощности обанкротившегося впоследствии Ташкентского авиационного производственного объединения имени Чкалова (бывшего Ташкентского механического завода). Таким образом, встав перед выбором: реанимировать авиастроение или расширять производство автомобилей, – в Ташкенте предпочли последнее.

Одновременно руководство GM Uzbekistan озаботилось и повышением уровня локализации производства. В 2011 году в Ташкенте открылся GM Powertrain Uzbekistan – единственное производство в Центральной Азии, где собирают автомобильные двигатели. К 2015 году в Узбекистане производилась половина всех комплектующих (вдвое больше, чем, например, в Казахстане, где собирают автомобили Skoda, Lada, KIA и SsangYong), в том числе бамперы, амортизаторы, приборные панели, выхлопные системы и рулевые колеса.

На то время на предприятиях GM Uzbekistan было занято 27 тысяч сотрудников, а оборот компании в 2015 году достиг $4 млрд. Тем не менее уже в следующем году показатели узбекского автопрома резко пошли вниз – объемы производства сократились, а продажи упали даже на внутреннем рынке, где спрос на автомобили неизменно превышал предложение.

Рынок мечты

Узбекистан всегда славился протекционизмом по отношению к собственному производителю. Так, например, стоимость расходов на осуществление импорта в расчете на один контейнер составляет в Узбекистане $6400. Это один из самых высоких показателей в мире – в большинстве развитых стран он не превышает $1100.

Чтобы поддержать отечественный автопром, узбекские власти стремились как можно надежнее отгородить внутренний рынок иностранной конкуренции – прежде всего, от подержанных иномарок. Таможенные акцизы на них были настолько высоки, что в 2016 году, например, за ввоз подержанной «Лады-21310» узбекские таможенники требовали уплаты 40 млн сумов (почти $13 тысяч по официальному курсу, или около $6000 по курсу черного рынка).

Для ограничения ввоза иномарок в страну действуют еще и негласные распоряжения местных властей. Например, владельцы старых импортных автомобилей не могут, не уплатив соответствующей мзды, пройти ежегодный техосмотр.

Разумеется, все эти искусственно созданные препятствия гарантировали GM Uzbekistan стабильный рынок сбыта. Но это не значит, что привыкшие контролировать всё и вся узбекские власти были готовы разрешить своим гражданам свободно покупать личные автомобили, когда им захочется. Несмотря на огромное количество фирменных автосалонов и авторынков с новыми автомобилями местного производства, купить машину в Узбекистане было делом непростым до самого недавнего времени.

Во-первых, автомобили в фирменных салонах ранее продавались только за доллары и по официальному курсу. Приобрести валюту в необходимом количестве до сих пор можно только на черном рынке, где она стоит в два раза дороже. Для заключения контракта на приобретение автомобиля необходимо было внести предоплату в размере 85% его стоимости, после чего записаться в очередь. Чтобы ускорить процесс покупки, нужно было доплатить к стоимости машины определенную сумму (в разные годы и в зависимости от комплектации – от $100 до $1500). Но даже после этого приходилось ждать – в среднем доставка автомобиля клиенту занимала от 6 до 12 месяцев.

Мало того, если за время ожидания производитель поднимал цены на автомобиль, то покупателю, невзирая на контракт и внесенную предоплату, приходилось доплачивать с учетом новых расценок. При этом цены на отечественные автомобили в Узбекистане, как правило, намного выше, чем, например, в салонах UzDaewoo в России, – в прежние годы разница в стоимости одних и тех же моделей внутри республики и за ее пределами достигала 50%.

Одно время автомобили продавались в Узбекистане за местную валюту, но затем эту практику свернули. Как писали СМИ, связано это было с тем, что местным автосалонам пришлось отрабатывать план по сбору валюты, которую GM Uzbekistan не смогла привлечь за счет экспортных продаж. Манипулирование внутренним рынком вкупе с игрой на курсе доллара – он рос, когда GM Uzbekistan начинала продажу популярных моделей за валюту на внутреннем рынке, и падал, когда эти продажи останавливались или вдруг переводились на национальную валюту, – приносило руководителям отрасли и прочим заинтересованным чиновникам дополнительные прибыли, но вряд ли способствовало развитию предприятий автомобильной отрасли, тормозя реализацию уже готовой продукции.

С июня этого года автомобили в Узбекистане вновь начали продавать только за сумы. Это решение – очередной шаг в либерализации валютной политики, которую начал новый президент Шавкат Мирзиёев. Впрочем, финансовые показатели GM Uzbekistan уже давно говорили о том, что отрасли нужны серьезные реформы.

Посадки и реформы

Экономический кризис в России начиная с 2013 года в той или иной степени распространился на все страны СНГ, валюта которых стала падать вслед за рублем. Кроме того, по экспорту GM Uzbekistan ударили новые технические ограничения, введенные в Евразийском экономическом союзе против устаревших моделей. К ним относится и Nexia, на которую приходилось более половины экспортных продаж GM Uzbekistan в России.

В результате автомобильное производство в Узбекистане резко обрушилось. В 2016 году там было произведено всего 88 тысяч легковых автомобилей – столько же, сколько пять лет назад продавалось в одну только Россию (в 2016 году в РФ было продано менее 20 тысяч машин). По состоянию на начало 2017 года ни одна из моделей GM Uzbekistan не входила в топ-25 российских продаж, а доля компании на рынке РФ составляла 0,1%.

После того как прибыли и валютные поступления компании упали (в структуре узбекского экспорта доля автомобилестроения снизилась с 9,6% в 2006 году до 0,85% в 2015 году), ситуация в отрасли не замедлила вызвать реакцию президента Каримова. Причем реакцию, традиционную для Узбекистана, – после массовых проверок в мае 2016 года по обвинению в мошенничестве и хищении денег был арестован глава GM Uzbekistan и зампред правления «Узавтосаноата» Тохиржон Жалилов.

О каких именно формах мошенничества шла речь, в расследовании официально не сообщалось. Наиболее популярна версия, что Жалилова арестовали за организацию серых схем реэкспорта автомобилей GM Uzbekistan: часть машин, предназначенных для продажи в России, отгонялась в отстойник в казахстанский Чимкент, а затем они завозились обратно в Узбекистан, где сбывались по более высокой цене. Ущерб, причиненный действиями мошенников, оценивался в полмиллиарда долларов.

Насколько справедливы были эти обвинения, мы, наверно, никогда не узнаем, потому что сразу после смерти Каримова Жалилов был выпущен из-под ареста, а в феврале этого года с него были сняты все обвинения и возвращена должность в руководстве «Узавтосаноата». По всей вероятности, в отличие от Каримова новый президент не имеет к Жалилову, пользующемуся репутацией опытного специалиста, личных претензий. А если какой-то долг у Жалилова перед государством и был, то его могли погасить, продав бизнес и недвижимое имущество бывшего главы GM Uzbekistan в России.

Так или иначе, новый глава государства имеет собственное мнение по поводу развития автомобильной отрасли. Еще в начале этого года он заявил, что Узбекистану нужно реформировать свою автомобильную промышленность, снизить себестоимость, повысить рентабельность. Затем последовало уже упоминавшееся решение о переходе внутреннего авторынка на местную валюту. Это должно увеличить продажи на внутреннем рынке, а заодно повысить спрос на сум и укрепить его курс по отношению к доллару.

В июне Мирзиёев утвердил «Программу развития автомобильной отрасли Узбекистана до 2021 года», где обещано привлечь в отрасль $800 млн инвестиций и увеличить объем производства в три раза. Компенсировать либерализацию валютной политики местным производителям обещают с помощью льготных кредитов.

Показательно, что новым куратором автомобилестроения в Узбекистане стал вице-премьер, а заодно и новый председатель правления «Узавтосаноата» Улугбек Розикулов, которого источники «Радио Свобода» называют едва ли не единственным в правительстве человеком, далеким от традиционных для местных политиков коррупционных схем.

В свою очередь, о ряде нововведений сообщила и GM Uzbekistan – в октябре будет запущен сервис для приема электронных заявок на приобретение автомобилей, а с начала будущего года покупатели смогут заказывать машины с набором опций по своему выбору, то есть отличающимися от стандартной комплектации, при этом дилер лишается возможности отказать клиенту при регистрации его заказа. Головокружительная клиентоориентированность для неизбалованных узбекских потребителей.

Сегодня, когда о проведении структурных реформ в отрасли только объявлено, сложно прогнозировать, чем они в итоге обернутся. Очевидно, что в условиях общего экономического спада в СНГ GM Uzbekistan будет непросто реанимировать производство и вернуть себе долю рынка в странах-импортерах. Впрочем, при позднем Каримове узбекские власти оказывали на автомобилестроение такое мощное давление, что значительный оздоравливающий эффект могут дать даже первые, самые очевидные меры: либерализации валютных операций, отмена унизительных ограничений для покупателей на внутреннем рынке и отказ от государственных репрессий против руководства отрасли.

Узбекистан. Корея. США > Авиапром, автопром > carnegie.ru, 26 июня 2017 > № 2223373 Петр Бологов


Белоруссия. Германия. Украина. РФ > Авиапром, автопром > belta.by, 24 июня 2017 > № 2237049

Минский автомобильный завод будет обслуживать двигатели "Мерседес". Такая информация была озвучена в эфире телеканала ОНТ, сообщает БЕЛТА.

Компания активно работает над сертификацией СТО. Это позволит МАЗу официально обслуживать двигатели "Мерседес" в Беларуси, России и Украине, а в перспективе выйти и на рынки Европы. Диагностическое оборудование и инструменты уже доставлены на завод, белорусские специалисты вскоре отправятся на обучение.

"Это самые экономичные и надежные двигатели в Западной Европе. Поработав с ними, мы получаем доступ к технологиям. Это способствует продвижению техники в странах как Таможенного союза, так и Западной Европы. Чтобы реализовывать в достаточном объеме технику с двигателями "Мерседес", нам необходимо развивать количество сервисных станций и центров обеспечения запчастями. Поэтому сейчас у нас уже порядка 10 сертифицированных СТО и еще 3 сертифицируются", - рассказал заместитель главного конструктора Минского автомобильного завода.

Белоруссия. Германия. Украина. РФ > Авиапром, автопром > belta.by, 24 июня 2017 > № 2237049


Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 23 июня 2017 > № 2219781 Оскар Хартманн

Как IT-технологии меняют правила игры на рынке авторемонта

Оскар Хартманн

основатель проектов KupiVIP.ru, Carprice, Aktivo, CarFix.

Рынку авторемонта неизбежно предстоит глобальная трансформация, благодаря ИТ-технологиям: они могут сделать рынок авторемонта прозрачным, эффективным и более клиентоориентированным. Серые, непрозрачные бизнес-модели рано или поздно покинут рынок. Кто из мировых стартапов хочет на этом заработать?

Несколько лет назад инженер американской корпорации DuPont Патриция Бэнкс отказалась от зарплаты с шестью нулями и теперь оживляет не желающие заводиться Chevrolet и Ford в собственном автосервисе GirlsAutoClinic. Сервис, как понятно из названия, работает в формате «только для женщин», механиками здесь тоже трудятся исключительно дамы, а скрасить время ожидания клиенткам помогает салон красоты в зоне отдыха. Такой же автосервис под названием Only Girls встретился мне неподалеку от Парижа: услуги авторемонта здесь также предлагают с прицелом на женскую аудиторию, и женщины-автомеханики копаются в моторах и подвесках Peugeot. Владельцы утверждают, что открыть автосервисы GirlsOnly их вынудили регулярные случаи обманов, с которыми женщины за рулем традиционно сталкиваются в автомастерских на обоих континентах. Согласно исследованию онлайн-площадки по ремонту автомобилей RepairPal, 77% американцев считают, что автомастерские гораздо чаще предлагают женщинам-клиентам ненужный ремонт, а 66% уверены, что за одни и те же услуги автоледи платят больше, чем водители-мужчины. А по данным исследования онлайн-сервиса ClickMechanic, в Великобритании за одни и те же услуги автосервисов женщины платят в среднем на 28% больше, чем мужчины.

Впрочем, интересными эти примеры показались мне далеко не только с точки зрения гендерной ориентации мастерских. Поверьте, среди клиентов автомастерских хватает и водителей-мужчин. Однако их основатели уловили важную тенденцию на рынке авторемонтных услуг. Неважно, мужчина вы или женщина, при обращении в авторемонтный сервис вы зачастую рискуете стать жертвой ценового обмана или как минимум столкнетесь с навязыванием лишних для вашего автомобиля услуг, необходимых лишь для того, чтобы автосервис заработал больше денег.

От обмана автовладельцы не застрахованы ни на одном из континентов мира. Двое из трех автомобилистов США (всего их более 260 млн) не доверяют автосервисам и, по данным Ассоциации автомобилистов этой страны, утверждают, что имели негативный опыт посещения автомастерских. А по данным AutoMD.com, 80% автовладельцев сталкивались в автосервисах с ценовым обманом.

В Великобритании ситуация не лучше — еще пару лет назад, если верить данным сервиса ClickMechanic, более 50% из 42 500 автомобилистов были уверены, что стоимость ремонта их автомобилей завышена, причем в среднем на 80 фунтов. Почти половина участников исследования в принципе не знали, сколько должны стоить услуги автосервиса, около четверти полагали, что их, скорее всего, обсчитали.

Для российских автомобилистов проблема обмана в автосервисах также стоит крайне остро. Каждый автовладелец в нашей стране знает: обращение в автосервис — это всегда риск, ведь даже незначительная поломка, устранение которой стоит максимум 5 000 рублей, может обернуться агрегатным ремонтом, который в 10, а то и 20 раз дороже. Случаи же банального завышения чека встречаются постоянно. Взять хотя бы мой недавний личный опыт. В одном из московских автосервисов за новую запчасть мне выставили счет на 35 000 рублей. При этом в интернет-магазине аккумулятор стоил… в 6 раз меньше!

Огромный рынок авторемонтных услуг и торговли автозапчастями объемом 1,4 трлн рублей остается в нашей стране одним из наиболее архаичных и непрозрачных (далеко не во всех сервисах вообще принимают карточки, а большинство услуг оплачивается «в черную»), официальные расценки на работы в принципе отсутствуют, а в случае некачественного ремонта добиться справедливости практически невозможно.

В том числе после личного опыта общения с автосервисами в 2016 году я основал онлайн-платформу для записи автомобиля на ремонт и обслуживание (компания CarFix — Forbes, по утверждению Хартманна, работает с более чем 500 СТО, еще 350 ждут подключения к ней, сервис делает ставку на фиксированную окончательную стоимость ремонта — Forbes).

Проблему обмана в авторемонтных мастерских пробуют решить и зарубежные предприниматели. Так, благодаря проектам OpenBay (США) и WhoCanFixMyCar (Великобритания) автомобилисты получили своеобразный аналог TripAdvisor для авторемонта: с помощью специальных приложений они с легкостью находят расположенные в округе автосервисы, видят рекомендации и оценки пользователей, могут разместить заказ на ремонт и выбрать, на какую СТО отправиться. С помощью сервисов ClickMechanic (Великобритания), YourMechanic, Fiix и Wrench (США) можно заказать автомеханика с «доставкой» на дом — тоже через приложение или интернет-сайт. В Индии забронировать время ремонта автомобиля поможет сервис MeriCar, а вызвать механика на дом — Steero, в Китае автовладельцы пользуются сервисами TUHU и Yangche Diandian, в Германии — Caroobi и Autobutler... Развиваются авторемонтные агрегаторы и на российском рынке, например, летом 2017 года проект «Автосервисы» запустил входящий в орбиту «Яндекса» портал Auto.ru. На основе данных геолокации сервис позволяет автовладельцу выбрать подходящую по местоположению и специализации автомастерскую, так что в случае поломки не нужно тратить много времени на специальные поиски СТО или спрашивать совета у знакомых. Автосервисы, в свою очередь, получают дополнительный клиентский трафик. Сервис также предполагает ранжирование автомастерских, исходя из отзывов пользователей Auto.ru.

Каждый из проектов предлагает по-своему уникальный формат услуги, и, конечно, между ними есть принципиальные отличия: так, немецкий Caroobi не показывает стоимость ремонта пользователю платформы. Но глобальную ставку все они, безусловно, делают на применение в авторемонтном бизнесе ИТ-технологий. В основе всех без исключения проектов лежит модель online-to-offline платформы, связывающей автовладельцев с поставщиками запчастей и автосервисами в Интернете через сайт или мобильное приложение. Эта модель и делает их взаимоотношения максимально прозрачными и честными — выбирая автосервис, вы ориентируетесь на отзывы реальных пользователей и рейтинги, а платформа за несколько секунд подсчитывает стоимость ремонта вашего автомобиля, исходя из оцифрованных каталогов автозапчастей и прайс-листов на работы, поэтому на итоговую сумму уже не повлияет желание конкретного автомеханика заработать побольше. Не преувеличу, если скажу, что у автовладельцев всего мира впервые появился шанс воспользоваться прозрачным и честным механизмом ценообразования при обращении в автосервис.

При этом глобальная ставка на применение ИТ-технологий в авторемонтном бизнесе позволила сделать услуги автосервисов значительно дешевле. Последние теперь не тратятся на маркетинг и привлечение клиентов, а из-за постоянно растущего клиентского трафика производители готовы предоставлять онлайн-площадкам оптовые цены на запчасти.

Сегодня клиенты технологичных авторемонтных стартапов по всему миру экономят на услугах авторемонта от 30 до 50%. Используемые алгоритмы позволяют полностью автоматизировать как выбор автосервиса, так и подсчет стоимости ремонта, исключая человеческий фактор, делая услугу прозрачной и понятной клиенту. Мы планируем переход на полную автоматизацию в июне 2017 года.

Падающий ценник на авторемонт — не единственный бонус, который ожидает автовладельцев благодаря знакомству рынка авторемонта с ИТ, которые кардинально меняют сам его формат. Уверен, что пройдет лишь год-другой — и контроль за обслуживанием вашего автомобиля будет полностью автоматизирован и персонализирован. Так, больше не придется помнить даты замены масла, колодок и следующего ТО автомобиля — об этом напомнит авторемонтная платформа, она же подберет удобный автосервис и подсчитает точную стоимость услуги заранее. Напомнить автовладельцам о необходимости ТО и смене масла возможности ИТ-платформы CarFix позволяют уже сейчас.

Все более очевидной становится и перспектива развития на рынке услуги бесконтактной диагностики автомобилей, реальностью которую сделать помогут BigData. Стартапы будут собирать масштабные базы данных о поломках автомобилей самых разных марок, поэтому никаких препятствий для прогнозирования их вероятных поломок в будущем не возникнет.

Конечно, звучат и слова сомнения (подробнее о позиции скептиков — в другом материале Forbes). К примеру, далеко не все убеждены, что у нового формата на рынке авторемонта вообще есть будущее — ведь каждая поломка машины индивидуальна, так как же оценить расходы и время на ее устранение, говорят скептики. Что ж, именно эти аргументы мы слышим из года в год на автосервисах, когда «индивидуальные» поломки оборачиваются астрономическими суммами в ремонтных счетах.

Но скептики почему-то забывают, что около 80% услуг на рынке авторемонта вполне стандартизируемы и речь идет не только о замене масла или тормозных колодок. К примеру, ничто не мешает дистанционно оформить и посчитать стоимость замены лобового стекла, шиномонтажа и других услуг.

В итоге английская платформа WhoCanFixMyCar за пять лет работы подключила более 5500 автосервисов, а ее услугами воспользовалось более 70 000 автовладельцев. Ежемесячно здесь заключается более 8000 сделок. Число автосервисов, работающих с индийской площадкой Mericar, вот-вот перевалит за тысячу. Через платформу ClickMechanic ежемесячно оформляют заказы на ремонт своих машин тысячи автовладельцев Великобритании, а посещают ее более четверти миллиона пользователей. Скандинавский Autobutler объединяет более 3000 автосервисов, а его услугами воспользовалось более 370 000 клиентов. Китайский Tuhu предлагает клиентам услуги более 6500 автосервисов в 260 городах, а число его пользователей превышает 5 млн человек. Всего лишь за год работы CarFix подключила более 500 автосервисов Москвы и Санкт-Петербурга, ее услугами воспользовалось более 24 000 автовладельцев, сэкономивших 23 млн рублей.

Столь бурно развивающиеся компании не остались без внимания инвесторов. Так, китайская платформа Tuhu в 2015 году привлекла $100 млн, в том числе от венчурного фонда Joy Capital. Английский сервис ClickMechanic в 2016 году привлек $1 млн от пула инвесторов, до этого уже имея в активе 320 00 фунтов стерлингов инвестиций от европейских бизнес-ангелов. А развивающиеся в США Wrench и YourMechanic только за последние два года привлекли $4 млн и $24 млн инвестиций соответственно. Объем инвестиций в CarFix уже превышает $6 млн, в числе инвесторов площадки Mail.Ru Group, венчурные фонды Simile Venture Partners и Kima Ventures.

Кстати, к новым проектам на рынке авторемонта всерьез присматриваются не только венчурные фонды, но и ведущие мировые автопроизводители. К примеру, тот же Autobatler контролирует французская PSA Group (производитель Peugeot и Citroen), концерну также принадлежит немецкая площадка по торговле подержанными автозапчастями Mister Auto. Не остаются в стороне и традиционные игроки рынка авторемонта. Так, индийскую Mericar приобрела национальная корпорация Cross Roads India Assistance, предлагающая услуги помощи на дорогах.

Все это, на мой взгляд, лишний раз доказывает, что рынку авторемонта неизбежно предстоит глобальная трансформация, ключевая роль в которой, конечно, будет принадлежать молодым технологичным компаниям, сделавшим ставку на ИТ-технологии. Именно они имеют все шансы сделать рынок авторемонта прозрачным, эффективным и более клиентоориентированным. Серые, непрозрачные бизнес-модели в итоге все равно покинут рынок. Я думаю, это неизбежно. А в самом большом выигрыше останутся инвесторы, успевшие «поймать» волну. Игра, кстати, стоит свеч: согласно прогнозам, средний возраст автомобилей в мире будет лишь увеличиваться, как и объемы рынка их сервисного обслуживания. В США, к примеру, он уже превышает $64 млрд, в Великобритании — 21 млрд фунтов стерлингов, в России — 1,4 трлн рублей. Мировой рынок авторемонта продолжает расти и к 2020 г., скорее всего, приблизится к отметке $200 млрд.

Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > forbes.ru, 23 июня 2017 > № 2219781 Оскар Хартманн


Белоруссия. СНГ. Россия > Авиапром, автопром > belta.by, 19 июня 2017 > № 2237074

Объем экспорта ОАО "БелАЗ" в январе-мае текущего года увеличился в 2,2 раза к аналогичному периоду 2016 года, сообщили БЕЛТА на предприятии.

Всего с начала нынешнего года продукция отгружена в 22 страны. Экспорт в Россию в январе-мае увеличился в 2,2 раза по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в страны дальнего зарубежья - в 2,3 раза, в страны СНГ - почти в два раза. Что касается отгрузки техники в Беларуси, то на РУПП "Гранит" поставлен второй карьерный самосвал БелАЗ-75570 грузоподъемностью 90 т и в ОАО "Гродненский механический завод" - два карьерных самосвала грузоподъемностью 45 т.

За пять месяцев нынешнего года объем произведенной продукции на предприятии увеличился на 75,1%, отгрузка запасных частей - на 63,6% по сравнению с январем-маем 2016 года. Объем складских запасов уменьшился, при этом коэффициент запасов снизился до 1,58 - это минимальное значение за последние пять лет и соответствует уровню 2012 года.

Как пояснили специалисты, наращивание выпуска и реализация продукции достигается в том числе за счет роста производительности труда, который стимулируется ростом заработной платы работников. С начала 2017 года средняя заработная плата на БелАЗе составила Br1014,7.

Портфель заказов на текущий год полностью сформирован и уже началось формирование портфеля на 2018 год, отметили на предприятии. В 2016 году БелАЗ увеличил производство промышленной продукции в 1,5 раза к уровню 2015 года.

Белоруссия. СНГ. Россия > Авиапром, автопром > belta.by, 19 июня 2017 > № 2237074


Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 12 июня 2017 > № 2206985 Сергей Петров

Основатель «Рольфа»: «Весь Советский Союз стоял на лжи. Мне не хотелось, чтобы мою компанию постигла его участь»

Сергей Петров

Основатель группы компаний «Рольф», депутат Государственной думы (партия «Справедливая Россия»)

Участник списка Forbes предприниматель Сергей Петров — о том, как он заработал первоначальный капитал на автопрокате, как выбрал название для компании и о людях, которые помогли ему построить бизнес

Forbes представляет отрывок из готовящейся к печати книги предпринимателя Сергея Петрова, F 106основателя крупнейшего в стране автодилера - компании «Рольф».

В восьмидесятые я ездил на рыжем «Запорожце» по прозвищу Боб. Потом сменил его на «Волгу», доставшуюся от отца. Немножко мечтал о «Вольво». Однако сами по себе машины меня особенно не волновали. Я понимал: чтобы добиться успеха в торговле, нужно получить товар, который все хотят купить. А в начале девяностых все хотели купить иномарку. Но далеко не все могли.

Первым моим бизнесом был автомобильный прокат под названием «Розек». Сложно заниматься автопрокатом, не имея машин. Примерно так же, как парикмахеру — стричь, не имея расчески и ножниц. А у нас поначалу ничего не было. Для многих это, наверное, стало бы непреодолимым препятствием. Но мы уже приобрели кое-какой опыт и знали, где можно взять машины.

Мы стали брать их у наших же конкурентов. К счастью, тогда их появилось немало. Конкуренты сдавали нам автомобили по шестьдесят долларов в день, а мы возили клиентов за шесть долларов в час. Но ведь машину не загрузишь на все двадцать четыре часа, и ее еще нужно мыть, ремонтировать, доставлять к месту посадки. Да и заказы поступают неравномерно. Однако схема позволяла создать денежный поток — при наличии большого желания трудиться день и ночь. А у нас этого желания было хоть отбавляй.

Десяток полученных таким образом автомобилей позволил «Розеку» заработать первые деньги. На них мы купили немного не слишком шикарных машин, среди которых оказалось даже несколько «Жигулей». Мы выяснили, что не все иностранцы такие уж требовательные: некоторые соглашались ездить и на продукции советского автопрома — возможно, в качестве своеобразного этнографического эксперимента.

Один японец взял «Жигули» в долгосрочную аренду, но управлять этой консервной банкой так и не смог. Всю зиму машина простояла у него во дворе, превратившись в большой сугроб. Японец исправно платил за прокат. К тому моменту, когда снег растаял, мы окупили все свои вложения в этот автомобиль.

***

Когда мы еще работали в «Розеке», я стал готовить свой уход и регистрировать фирму. Как ее назвать? Это мне казалось не самым важным вопросом на свете. Подобрать варианты я поручил Светлане Михальченко, одной из наших сотрудниц. Она взяла словарь иностранных имен, отправилась в садик у нас во дворе, села на скамеечку и вернулась с десятком вариантов. Я остановился на «Рольфе» и «Кельвине». Показалось, хорошо звучит. Фирмы под такими названиями мы и зарегистрировали. Через «Кельвин» мы контролировали «Рольф», который вел операционную деятельность. Эта схема позволяла мне привлекать в бизнес других акционеров, сохраняя полный контроль над предприятием: я следил за тем, чтобы доля «Кельвина» в «Рольфе» всегда оставалась контрольной, так же как и моя доля в «Кельвине».

После «Розека» я понял, что дрязги среди учредителей могут поставить крест на самом преуспевающем деле. Но вытянуть бизнес в одиночку я не мог. Чтобы сэкономить на зарплатах, я мотивировал людей, раздавая доли в бизнесе тем, кто мог нам чем-то помочь — деньгами, ресурсами или мозгами. И схема с «Кельвином» позволяла мне при этом держать все в своих руках.

Еще одним соучредителем «Рольфа» выступила азиатская фирма, зарегистрированная для нас знакомым студентом. Она никакой деятельности не вела, но позволила компании получить статус совместного предприятия, который в те времена давал множество преимуществ. Главное заключалось в том, что на машины, приписанные к совместному предприятию, мы могли ставить блатные — желтые — номера. С ними мы в глазах иностранцев могли выглядеть вполне солидной прокатной фирмой.

***

После объявления о намерении создать новую фирму менеджер Андрей Артюшин взял листок бумаги и стал ходить по офису, составляя список будущих сотрудников нашей компании. Сверху на листке он написал: «Кого мы берем в светлое будущее».

У меня не было ничего. За два года работы начальником проката я скопил $15 000. Их едва хватило бы на приобретение двух-трех скромных автомобилей. А у «Розека» в то же время было все. Двести дорогих машин, контракты с западными фирмами, солидные учредители, сложившаяся репутация. Несмотря на это, не так-то много людей верили в будущее «Розека», и желающих уйти с нами оказалось намного больше, чем мы могли взять.

Пятнадцать лет спустя маркетинговый гуру Джек Траут за обедом в ресторане «Обломов» неподалеку от Центра международной торговли спросил меня, почему я назвал компанию «Рольф». Уплетая русскую селедку под шубой с энергией американца, изголодавшегося по гамбургерам, он выслушал мой ответ. А потом сказал: «Сергей, я должен быть последним человеком, который это слышит. Сейчас я сочиню тебе хорошую легенду. И ты будешь рассказывать ее». Я так и не смог заставить себя это делать. Далеко не всегда из правды можно слепить красивую легенду.

***

Нам повезло: услугами нашего проката пользовались сотрудники «Мицубиши». Так мы узнали о том, что они ищут компанию, которая могла бы стать в Москве дилером их легковых автомобилей. Прежде «Мицубиши» поставляла в СССР только строительную технику вроде бульдозеров и экскаваторов, но после перестройки интерес к нашему рынку у компании, как и у других японцев, стал расти.

В 1990 году в Москве прошла первая крупная выставка японской автомобильной промышленности, в которой приняли участие почти сто автокомпаний — весь японский автопром. Советские граждане впервые могли посмотреть на японские машины, а японские промышленники — на советских граждан. После выставки «Мицубиши» решила идти на наш рынок.

Помимо нас в тендере японцев участвовали еще две компании — IWAK и «Автотехсервис». Первая торговала подержанными «Жигулями» в Южном порту, причем имела уже довольно крупный бизнес, а вторая еще с советских времен занималась сервисным обслуживанием отечественных легковушек. При этом в альянсе с «Автотехсервисом» выступала госпожа Хульман из Австрии, а она обещала решить все проблемы при импорте машин (поставлять их планировали как раз из Европы). На их фоне «Рольф» явно проигрывал.

Переговоры начались, еще когда наша команда сидела в «Розеке», и тянулись месяцами. Наконец, чтобы принять решение, летом 1991 года в Москву прилетел Хироси Ниномия — человек, мягко говоря, неординарный. Он умудрился пройти путь от футболиста, тренера и менеджера футбольного клуба до главы «Мицубиши моторс». Ниномию сопровождал Хироси Харунари, вице-президент европейского торгового дома «Мицубиши», через который планировалось осуществлять поставки.

Российский офис «Мицубиши» пользовался услугами нашего проката и знал, что мы можем хорошо работать. Поэтому местные менеджеры продвигали нас. Однако на делегацию это произвело обратный эффект. Ниномия предостерег коллег от поспешных выводов.

Когда пришел мой черед рассказать о «Рольфе», я не стал пускать высокопоставленным японцам пыль в глаза. Смысл моего короткого спича был незамысловат: «Презентовать мне нечего. Мы ничего не понимаем в торговле автомобилями. У нас ничего, по сути, нет. Но мы готовы работать — и хотим учиться у вас делать бизнес. Научите нас, пожалуйста».

Когда стремишься получить выгодный контракт, хочется себя похвалить, показать с лучшей стороны. Это как будто естественно. Но я считал, что самое важное в жизни — говорить себе и окружающим правду. Ведь без этого ничего не получится. Считая себя лучше, чем ты есть, ты делаешь все свои действия бессмысленными. Потому что исходишь из неверных предпосылок. Ведь если ты считаешь, что у тебя все прекрасно, как ты сможешь исправить ошибки и стать лучше? Эффективная экономика всегда начинается с правды, которую надо сказать прежде всего себе — а потом и окружающим.

Весь Советский Союз стоял на лжи. Поэтому и рухнул. Мне не хотелось, чтобы мою компанию постигла та же участь. Поэтому я и сказал правду. Никто из наших соотечественников, зубривших марксизм-ленинизм, не понимал, как надо делать бизнес. И я в том числе. В нашем положении бессмысленно и смешно надувать щеки. Эта моя честность, кажется, и решила исход дела.

Госпожа Хульман произвела на японцев сильное впечатление. Им вообще трудно даются переговоры с женщинами, особенно если эта женщина — эффектная блондинка, чем-то напоминающая Мэрил Стрип. Но, как они сами потом рассказывали, все испортил ее партнер по альянсу. Он в течение получаса учил представителей концерна, торгующего автомобилями «Мицубиши» по всему миру, как им в России машины продавать.

***

Найдя помещение для сервиса, мы стали искать оборудование — подъемники, инструменты, электронику. И тогда я обратился за помощью к Карлу Шофелю, австрийскому поставщику, у которого прежде мы закупали оборудование для «Розека».

С Шофелем мы познакомились, когда нас с Артюшиным отправили на «приемку оборудования». В этой «приемке» я не видел никакого смысла, но советским номенклатурщикам она давала возможность за счет конторы кататься за границу. Узнав об этой идиотской практике, я тут же ее отменил, попросив австрийцев в следующий раз просто снизить для «Розека» отпускные цены — на ту сумму, которую они обычно тратили на прием гостей. Но один раз нам с Артюшиным съездить все-таки пришлось: австрийцы уже оплатили билеты, и вернуть их мы не могли.

Поездка получилась по-настоящему судьбоносной. Во многом потому, что я решил извлечь из нее максимум пользы. Попросил организовать нам вместо привычной экскурсии по магазинам и кабакам хорошую деловую программу, чтобы мы посмотрели, как устроена западная фирма: как работает маркетинг, продажи, сервис, бухгалтерия, бэк-офис. Австрийцы удивились, но возражать не стали.

Совсем без магазинов, правда, не обошлось. Карл Шофель встретил нас в аэропорту и первым делом повез в торговый центр, где купил нам костюмы и дезодоранты. Должно быть, в своих советских пиджаках выглядели мы тогда не лучшим образом. И пахло от нас после самолета не слишком по-европейски. Сам провожатый был одет с иголочки и выглядел весьма респектабельно. Когда он позже приехал в Москву, наших сотрудников поразил его маникюр. Для советских людей мужчина с маникюром выглядел как инопланетянин.

Шофелю, думаю, понравился мой подход. К тому же тогда в Европе люди с восторгом смотрели на русских, только что сбросивших коммунистическое иго. Карл, мужчина уже не молодой, прошедший войну (разумеется, на стороне противника), отнесся к нам по-отечески, взял нас под свою опеку и действительно показал нам все, что мог. Мы мешали всем работать и своими расспросами всех достали. «Забери этих надоедливых русских!» — просили коллеги Шофеля. Но все же старались нам помочь.

Так состоялось мое первое знакомство с настоящим западным бизнесом. Я совершил небольшие, но важные открытия: впервые увидел, что в офисе стоит кулер с водой, а вместо одного телефона — многоканальная станция, которая позволяет переводить звонки на разные аппараты. Разумеется, вернувшись в Москву, я тут же распорядился заказать нам такую же.

Шофель учил нас не только организации бизнеса, но и банальной деловой культуре. Пригласил нас как-то в два часа на домашний обед в кругу своей семьи. Мы задержались и пришли к трем, предполагая, что гостей по русской традиции подождут. Подоспели ровно в тот момент, когда семья Шофеля убирала грязную посуду со стола.

Потом мы встречались иногда в Москве — он приезжал, чтобы принять участие в выставках. И когда я рассказал Карлу, что открываю свое дело и мне нужно оборудование, он ответил, что даст мне его в кредит, если только я внесу хоть какую-то сумму. И я отдал ему все свои сбережения — пятнадцать тысяч долларов, которые думал потратить на новую квартиру. Тогда у нас как раз родился второй сын и еще одна комната семье не помешала бы.

Я пожертвовал комнатой. Как и положено новичку-предпринимателю, рискнул всеми своими накоплениями. Но Шофель рисковал, возможно, еще больше. Будучи директором по экспортным операциям в австрийской фирме, он одобрил нам поставку почти на триста тысяч долларов. Если бы мы его подвели и деньги не вернули, его могли и уволить, причем с большим скандалом. Но мы не подвели.

Некоторым людям все мешают. Правительство постоянно ставит палки в колеса. Конкуренты строят козни. Собственные сотрудники саботируют работу и растаскивают собственность. И даже соседи начинают шуметь ровно в тот момент, когда после тяжелого трудового дня хочется прилечь на кушетку и вздремнуть.

Напротив, у меня в первые месяцы создания «Рольфа» возникло чувство, что все мне очень хотят помочь — сотрудники, партнеры, поставщики. Никому не хочется связываться с неудачниками. Мой успех как будто сам притягивал к себе новый успех. Все хотели стать соучастниками нашего дела. Помогать нам стремились даже люди вроде Карла Шофеля, которые, казалось, не имели никаких на то оснований.

***

«Чем помочь?» — спросил Харунари после того, как мы ударили по рукам. И я честно описал ему нашу ситуацию, ничего не утаивая. Кто-то считает, что нельзя рассказывать партнерам о своих трудностях, а то они просто-напросто разбегутся. Но в цивилизованном мире часто происходит наоборот. Раскрывая карты, ты приобретаешь доверие. А доверие — это актив, который стоит дорого, хотя его и не включишь в баланс.

Чтобы построить дилерский центр, нам требовался капитал. Дать нам денег Харунари не мог — японская бюрократия крайне неповоротлива. Но к тому моменту он уже настолько нам доверял, что выделил «Рольфу» сорок автомобилей «Лансер», чтобы мы сами себе заработали на жизнь.

Советский Союз только что рухнул. «Рольф» зарегистрировали 5 августа 1991 года, а спустя две недели в стране произошел путч. Несмотря на это, мы получили дилерство «Мицубиши» уже в начале 1992-го, хотя никто точно не знал, что будет. Экономика перерождалась. Старые законы уже не действовали, новых еще не придумали. Наше маленькое и смелое предприятие могло в любой момент исчезнуть в водовороте событий. Но мы получили от Харунари машины в кредит, без предоплаты и залога. Как прежде практически без залога получили от Шофеля оборудование для сервиса. Почему-то люди нам доверяли.

Вклад Харунари в развитие «Рольфа» не ограничился этими сорока автомобилями. На многие годы он стал для меня наставником и учителем. По сути, он дал мне образование, которое я никогда бы не смог получить даже на лучших курсах MBA в самых престижных университетах мира. Ведь его советы всегда были к месту. Он давал мне ровно те знания, которые могли подтолкнуть «Рольф» к решению именно тех проблем, с которыми мы сталкивались на практике. Как только я выполнял свою «домашнюю работу», он давал новые «задачки».

Приезжая в Москву, Харунари-сан всегда находил время, чтобы встретиться и прочитать мне импровизированную лекцию о том, как решать какую-то проблему. Как и положено японцу, он обладал поразительной невозмутимостью. Мы могли не видеться с ним полгода, и при встрече он начинал разговор ровно с того места, на котором мы остановились, как будто мы расстались не несколько месяцев назад, а накануне.

Харунари работал с дилерами по всей Европе. Он связывал меня с теми, чей опыт мог оказаться полезным. Мы не вылезали из командировок, изучая лучшие практики. С человеком со стороны никто в Европе не стал бы возиться так, как нянчились со мной. Но рекомендация Харунари открывала перед нами все двери.

Как все японцы, Харунари-сан редко проявлял эмоции. Но я всегда чувствовал его расположение ко мне. Думаю, оно основывалось не только на личной симпатии или перспективах партнерства, которые ему рисовались в будущем, но и на том, что я по-настоящему хотел у него учиться.

Многие люди упускают в жизни множество возможностей, не желая учиться и стараясь показать себя умнее всех. Русские коммерсанты особенно подвержены этой болезни. Предприниматели вообще люди гордые. Чтобы начать свое дело, нужно обладать определенной уверенностью в себе, способностью двигаться наперекор потоку, но гордость часто переходит в провинциальную заносчивость. Особенно когда деньги шальные, не заработанные. Перепродав за углом селедку на два рубля дороже, вы заработаете какую-то прибыль. Но это не значит, что у вас будет бизнес. Можно заработать и не создать дела — и наоборот. Как ни странно, получение дохода и построение устойчивой процветающей компании зачастую задачи прямо противоположные.

В начале девяностых в России многие люди этого не понимали. Я, может, тоже многого тогда не понимал. Но меня подстегивало другое. Советский Cоюз только рухнул вместе с его бесчеловечной экономикой. Как мне тогда казалось, у страны появился шанс, очистившись, построить новое, лучшее, общество. И я хотел внести свой вклад в этот новый мир, создав компанию, благополучие которой строилось бы на передовом менеджменте. Я хотел построить компанию, которая могла бы процветать десятилетиями.

***

Многие люди до сих пор считают, что во всем виноваты Чубайс и Гайдар. В этом уверен каждый второй российский работяга. Ведь эти «вредители» и «враги народа» затеяли проклятую ваучерную приватизацию, в результате которой народное добро оказалось в руках кучки мошенников.

В действительности после краха СССР никто не смог бы остановить неизбежную приватизацию. Она и так шла на всех парах и без всяких там ваучеров. В этом я имел возможность убедиться на собственном опыте.

В начале девяностых ремонт автомобиля становился настоящим приключением, особенно если речь шла об иномарке: нормальный автосервис надо было еще поискать. Чтобы полноценно работать, нам предстояло самим ремонтировать машины, а для этого хотя бы найти помещение для собственного сервиса.

Все здания тогда принадлежали государству и его многочисленным учреждениям. Проблемы с недвижимостью в то время решались только одним способом — поиском лояльного чиновника. И я предложил войти в наш бизнес Владимиру Блохину, директору автобазы Госкино, у которой «Розек» прежде арендовал площади. Его контора владела множеством стоянок и гаражей, которые часто пустовали. Блохин видел, как мы работаем, и недолго думая согласился.

Автобаза передала часть своих гаражей в собственность «Рольфу», а за это получила миноритарную долю в нашей фирме. В обмен на неликвидный актив госпредприятие получило акции в прибыльном бизнесе. Но при этом небольшая доля в «Рольфе» не давала ему почти никаких прав по контролю за этим активом. Фактически я получил ее в полное распоряжение.

Чтобы провернуть эту операцию, нам пришлось получать одобрение начальства Блохина в Госкино. Сделать это оказалось не слишком сложно — мы подарили чиновнику Госкино белую «Тойоту», которую он, впрочем, записал на свою жену. Подписав бумаги, я тогда подумал: а ведь точно таким же образом сейчас можно передавать в частную собственность не заброшенные и никому не нужные гаражи, а все что угодно — хоть особняки на Остоженке, хоть нефтяные вышки в Уренгое.

И пока я это думал, другие люди этим как раз и занимались. Гайдар с Чубайсом лишь попытались хоть как-то упорядочить этот процесс.

Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 12 июня 2017 > № 2206985 Сергей Петров


Россия. ПФО > Авиапром, автопром > premier.gov.ru, 7 июня 2017 > № 2201146 Дмитрий Медведев

О дополнительных мерах государственной поддержки разработчиков, производителей и эксплуатантов отечественных воздушных судов и стимулирования спроса на российскую авиационную технику.

Совещание.

АО «Авиастар-СП» – одно из самых современных самолётостроительных предприятий, крупнейшее в России по выпуску авиационной техники, входит в состав ПАО «Объединённая авиастроительная корпорация». Производственный комплекс отличается широким спектром технологических операций: от штамповки и механообработки до окончательной сборки и испытаний авиационной техники.

Завод специализируется на производстве военно-транспортных самолётов Ил-76МД-90А, пассажирских самолётов семейства Ту-204, сервисном обслуживании транспортных самолётов Ан-124 «Руслан». Предприятие осуществляет гарантийное и послегарантийное обслуживание авиационной техники. Кроме того, на предприятии ведётся монтаж интерьеров и отработка систем самолётов семейства Sukhoi Superjet 100.

Также АО «Авиастар-СП» участвует в кооперации по производству нового пассажирского самолёта МС-21: изготовление обшивок, панелей, стрингеров, шпангоутов, дверей, подкилевого отсека, отсека вспомогательной силовой установки, хвостового оперения (киль и стабилизатор), а также агрегатов.

В настоящий момент численность работников завода составляет около 10 тыс. человек.

АО «АэроКомпозит» создано 2 декабря 2008 года в рамках реализации проекта ПАО «ОАК» по созданию специализированных центров компетенций. Основной целью компании стали работы в сфере инновационных разработок и производства элементов конструкций из полимерных композиционных материалов для авиационной промышленности.

С момента образования АО «АэроКомпозит» было подключено к проекту создания нового пассажирского самолёта МС-21 в качестве изготовителя композитного крыла.

В настоящее время изготовление композитных элементов конструкции лайнера распределено на двух производственных площадках АО «АэроКомпозит» – в Ульяновске и Казани.

На производственных мощностях завода «АэроКомпозит – Ульяновск» с помощью инфузионной технологии изготавливаются силовые элементы консолей крыла МС-21. Это позволяет создавать длинномерные интегральные композитные конструкции единым монолитом без дополнительного крепежа (например, панель консоли крыла длиной 18 метров).

МС-21 станет первым пассажирским самолётом с композитным крылом, изготовленным по новой технологии. Впервые в практике мирового авиастроения отечественные специалисты освоили данную технологию применительно к силовым элементам консолей крыла. Первый полёт МС-21 состоялся 28 мая 2017 года.

Завод оснащён высокоточным автоматизированным и роботизированным оборудованием.

На предприятии создано 665 рабочих мест.

Совещание о дополнительных мерах государственной поддержки разработчиков, производителей и эксплуатантов отечественных воздушных судов и стимулирования спроса на российскую авиационную технику.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сегодня мы собрались в Ульяновске, чтобы обсудить некоторые дополнительные меры, которые необходимо принять для того, чтобы наше гражданское авиастроение могло успешно конкурировать с иностранными компаниями и на иностранных рынках, и, конечно, прежде всего у нас в стране.

История авиастроения в нашей стране действительно богатая. Лучшим свидетельством этого являются предприятия, которые мы сегодня посетили. Смотришь на те машины, которые выпускались и выпускаются здесь, и испытываешь чувство гордости.

Тем не менее на рубеже веков наш авиапром переживал тяжёлый кризис. И государство прилагало в последнее время достаточно серьёзные усилия, инвестировало значительные государственные средства, чтобы этот кризис преодолеть.

Сейчас у нас уже другой уровень понимания проблем и общий уровень развития другой, достигнуты результаты, причём результаты ощутимые. Я имею в виду создание самолёта Sukhoi Superjet. И совсем недавно состоялся испытательный полёт МC-21, для изготовления его крыла впервые в мировой практике использовались длинномерные монолитные конструкции из композиционных материалов. Их производство организовано здесь, на предприятии «АэроКомпозит», которое оснащено также самым современным оборудованием – мы его только что осмотрели и убедились в этом. Это действительно самые современные технологии.

Впереди работа значительная. Очевидно, нам ещё только предстоит полностью вернуть себе рынок. Пока мы не производили современных самолётов – российские перевозчики, как известно, закупали иностранную технику, потому что другой не было. Сегодня парк магистральных самолётов почти на 80% состоит из зарубежных лайнеров. В секторе региональных перевозок доля иностранной техники составляет около трети. По данным Минэкономразвития, только за последние четыре года авиакомпании потратили на парк почти 12 млрд долларов, это не считая платежей за лизинг и техническое обслуживание. Сумма очень значительная, в том числе для нашего авиапрома…

Сегодня у нас есть новые модели, которые могут конкурировать за эти заказы. С 2011 года идут серийные поставки региональных самолётов Sukhoi Superjet. В общей сложности построено более 100 таких самолётов. Поставки МС-21 планируются с 2019 года. Начаты работы по созданию модернизированных самолётов Ил-114-300 и Ил-96-400М. Сейчас по поручению Правительства идёт согласование производственных программ самолётостроительных предприятий с программами обновления парка российских авиакомпаний. Это очень важная тема.

Здесь, конечно, нужно избегать административного давления. Наши самолёты должны выигрывать в конкурентной борьбе. Для этого нужно совершенствовать существующие и новые модели, улучшать их технические и эксплуатационные характеристики, в том числе за счёт производства современных, более экономичных и надёжных авиационных двигателей. Эта работа идёт полным ходом в рамках госпрограммы «Развитие авиационной промышленности на 2013–2025 годы». Всего на поддержку самолётостроения в этом году предусмотрено около 41 млрд рублей. Несмотря на то что нужно избегать административного давления, всё-таки необходимо давать правильные сигналы государственным компаниям и компаниям с государственным участием.

Не менее важно развивать сервисную сеть, чтобы обеспечивать оперативное и качественное обслуживание российских самолётов в любой точке мира. Все прекрасно понимают, что это даёт серьёзное конкурентное преимущество. И Правительство оказывает здесь также поддержку авиастроителям, в ближайшие годы её объём составит около 2,5 млрд рублей.

Также Правительство предоставляет поддержку нашим лизинговым компаниям, которые приобретают российские самолёты. Всего в 2017 году на эти цели запланировано приблизительно 4,5 млрд рублей.

Добавлю, что проведённая ранее докапитализация Государственной транспортной лизинговой компании должна обеспечить и в этом, и в следующем году поставки российским авиакомпаниям 36 самолётов Sukhoi Superjet 100.

Кроме того, в рамках программы субсидирования пассажирских авиаперевозок поддержку в первую очередь получают авиакомпании, которые летают на современных российских самолётах. Сейчас действуют четыре такие программы. В ближайшие три года на их финансирование предусмотрено 7,23 млрд рублей.

Приоритет российским самолётам теперь должны отдавать и компании с госучастием при закупке техники для своих нужд. Исключение составляет деловая авиация, самолёты которой пока в нашей стране не производятся. Но будем производить такие воздушные суда – тогда и по этим позициям ограничим в приобретении иностранных самолётов государственные структуры. Директивы такие Правительство, напомню, дало в апреле этого года.

Уважаемые коллеги, наша работа направлена на то, чтобы авиапарк российских перевозчиков в среднесрочной перспективе состоял преимущественно из наших самолётов. Самолётов, которые отвечают всем современным международным требованиям, которые могут конкурировать с иностранными воздушными судами не только на внутреннем, но и на международном рынке.

Сегодня будут представлены дополнительные предложения по стимулированию продвижения наших производителей на рынке магистральных самолётов и в России, и в странах Евразийского экономического союза (на этот рынок мы должны обратить самое пристальное внимание) и по поводу использования льгот и преференций по отношению к импортным воздушным судам.

Ю.Слюсарь (президент ПАО «Объединённая авиастроительная корпорация»): Я бы хотел кратко рассказать о реализуемых проектах, приоритетных проектах Объединённой авиастроительной корпорации и тех мерах поддержки, которые у нас уже действуют для производителей, эксплуатантов и разработчиков российской авиационной техники.

В соответствии со стратегией, актуализированной в конце 2016 года, до 45% должна вырасти доля гражданской продукции в портфеле корпорации. При этом рост доли на мировом рынке должен увеличиться до 4,5%. Достижение этой цели невозможно без обеспечения потребности в первую очередь внутреннего рынка России, и, как Вы отметили в своём выступлении, должны быть современные, комфортабельные, конкурентоспособные, высокотехнологичные воздушные суда. Отечественные компании были и остаются стартовыми заказчиками для всех наших гражданских авиационных программ.

Мы последовательно решаем задачу повышения финансово-экономической стабильности корпорации. Последние годы у нас стабильно растёт выручка: за 2015 год она составила 352 млрд рублей, в 2016-м – уже 417. Примерно с таким темпом – 15–17% в год – будет, по нашим планам, увеличиваться и далее.

В этом году корпорация, несмотря на существенную нагрузку по запуску новых программ (МС-21, ПАК ФА и Як-152, развитие дальнейшей программы «Суперджет»), мы подошли к уровню безубыточности. 2017 год, надеемся, будет первым годом в жизни корпорации, когда мы перестанем генерировать убыток, выйдем на минимальный уровень рентабельности. Продажа гражданских самолётов в прошлом году обеспечила 17% выручки, в нынешнем году доля должна вырасти до 18%.

Основной тренд в портфеле бизнесов Объединённой авиастроительной корпорации – это снижение доли производства и продажи боевых самолётов. И проект предусмотренных сейчас государственных программ говорит о том, что, конечно, в этом смысле количество боевых самолётов после масштабного перевооружения армии у нас будет снижаться. Плюс к этому, соответственно, добавляется ещё и окончание контрактов с нашими крупнейшими покупателями по линии ВТС – Индия, Китай, Алжир. Поэтому для нас стратегия, связанная с увеличением количества производства гражданских самолётов, – это стратегия по большому счёту выживания.

Помимо гражданских самолётов, которые мы все эти годы, в отличие от военных самолётов, скорее разрабатывали, нежели серийно производили (Sukhoi Superjet – это первая ласточка в этом направлении, которая у нас есть), есть второе направление, которым мы должны компенсировать падение и обеспечить развитие корпорации, – это, конечно, транспортная тематика. Вы знаете, на территории России со времён Советского Союза транспортные самолёты практически не производились, это была компетенция Украины и Узбекистана. Сейчас – большой отложенный спрос. И для нас, конечно, разработка, запуск производства и выпуск транспортных самолётов – это в том числе тот тренд, который обеспечит сбалансированный портфель проектов.

Несколько слов о рынке, мировом и российском. С учётом цикла разработки мы должны заниматься планированием с горизонтом 20 лет. По нашим оценкам, в этот период потребность внутреннего российского рынка в пассажирских самолётах составит более 1100 штук (вместимостью от 30 кресел). Наиболее востребованным сегментом останутся узкофюзеляжные самолёты вместимостью от 120 кресел – мы ожидаем спрос на российском рынке в этот период порядка 710 самолётов.

Ожидаемый экспертами рост перевозок – в среднем 4,5% в год – поддержит спрос и на самолёты в сегменте 60–120 кресел (мы оцениваем рынок в 200 самолётов) и так называемые широкофюзеляжные самолёты – от 230 кресел и выше (115 воздушных судов). С учётом имеющегося парка самолётов, по нашим оценкам, новый спрос на широкофюзеляжники на внутреннем рынке будет примерно через 7–10 лет.

В сегменте региональных перевозок у нас сформирован большой отложенный спрос, связанный с выведением из эксплуатации устаревших самолётов – Ан-24 в первую очередь. В этой нише мы до 100 самолётов планируем поставить.

Если говорить об общемировом спросе на ближайшие 20 лет, это 40 тыс. самолётов. Анализ показывает, что в долгосрочной перспективе спрос на новую технику как с точки зрения количественных, так и ценовых параметров будет концентрироваться в первую очередь в сегментах среднемагистральных и широкофюзеляжных дальнемагистральных самолётов. Именно в этой нише мы и ведём наши перспективные проекты, в частности МС-21 и широкофюзеляжный самолёт, который мы разрабатываем совместно с китайскими коллегами. Эти самолёты в принципе определяют облик гражданского авиастроения России на десятилетия вперёд.

Таким образом, линейка гражданских продуктов ОАК сейчас фактически заполняет все сегменты. Турбовинтовой региональный самолёт Ил-114, региональный самолёт Superjet 100 на 100 мест, магистральный самолёт МС-21 и два проекта в широкофюзеляжной нише (серийно выпускаемый, но модернизируемый нами самолёт Ил-96-400М и перспективный проект – самолёт, разрабатываемый совместно с китайской корпорацией COMAC) – они представляют в принципе все наиболее востребованные сегменты.

Теперь кратко по каждому проекту.

Ил-114. В 2016 году стартовала программа. С этим продуктом – турбовинтовым самолётом с высокой экономической и топливной эффективностью мы решаем задачу транспортной доступности регионов, решаем социальные задачи и задачу создания и поддержания системы удовлетворения спроса так называемого капиллярного воздушного сообщения.

В ближайшее время будет интенсивный отход самолётов марки «Ан». Сегодня они, к сожалению для нас, замещаются канадскими Bombardier и франко-итальянскими ATR 42 и ATR 72. И нам в этой нише для удовлетворения потребностей нашей страны однозначно необходим конкурентоспособный продукт.

Программа Ил-114 предусматривает установку принципиально новой авионики, новых двигателей – ТВ7-117СМ, а в дальнейшем ТВ7-117СТ. Мы будем расширять функционал и новые возможности по эксплуатации неподготовленных аэродромов и в первую очередь адаптируем самолёт под потребности Арктики, Дальнего Востока и Сибири, где мы должны быть готовы к плохим условиям эксплуатации, к низким температурам, к обслуживанию в полевых условиях. Этот самолёт предназначен в первую очередь для удовлетворения таких потребностей.

На программу в бюджете выделены средства в 2016–2018 годах в объёме 17,4 млрд рублей. Плюс 600 млн – из собственных средств. За 2016 год деньги уже доведены, работа по этому направлению начата.

Нами развёрнуты конструкторские работы, подготовка агрегатного производства. Основной агрегатный завод будет в Нижнем Новгороде, конечный – в подмосковных Луховицах (мы там уже производим МиГ-29, будем производить МиГ-35). Проектирование – внутри корпорации «Ил», производство – внутри корпорации «МиГ». Это показывает возможности нашей внутрикорпоративной интеграции в этих вопросах.

Точка безубыточности у нас (и по тем планам, которые мы обсуждали с коллегами из транспортной отрасли) – минимум 12 самолётов в год. Мы на третий-четвёртый год производства выходим на это количество.

Д.Медведев: Какой это год будет? 2023-й?

Ю.Слюсарь: 2021 год – начало поставок уже непосредственно в авиакомпании.

Д.Медведев: Точка безубыточности когда будет достигнута?

Ю.Слюсарь: На третий год. Мы будем смотреть в зависимости от контрактов. Технологически мы готовы будем на второй год уже 12 самолётов производить – в 2022 году.

Ключевые задачи этого года – разработка конструкторской документации на опытный самолёт, выбор поставщиков и заявка на сертификацию (мы будем проводить досертификацию этого продукта). Уже сейчас мы проводим работу с российскими авиакомпаниями, провели несколько конференций с потенциальными заказчиками, где мы определяем уровень требований и облик самолёта, который необходим нашим будущим покупателям.

Нашим партнёром по программе выступает Государственная транспортная лизинговая компания (ГТЛК). Это позволит нам (с учётом мер поддержки по докапитализации компании под эту программу) обеспечить эффективную экономику эксплуатации: благодаря ГТЛК мы обеспечим фиксированный долговременный платёж в рублях, что даст авиакомпаниям возможность более чётко и стабильно подходить к планированию своей деятельности, выстраивать долговременные операционные и финансовые модели. Это что касается Ил-114.

По ближнемагистральному самолёту Superjet 100. Это наш первый глобальный продукт, созданный (причём впервые в условиях корпорации) в цифровых стандартах. Сейчас находится в эксплуатации 109 самолётов, из них две трети в России.

Д.Медведев: Сколько у нас в России всего?

Ю.Слюсарь: 72 самолёта.

Две трети в России, одна треть – зарубежные компании. Активно летают в Мексике, в ряде азиатских стран (Таиланд, Казахстан).

2017 год для нас знаковый, поскольку мы начали поставку в европейские авиакомпании. Благодаря покупателю в лице ирландской компании CityJet мы имеем возможность не только летать из Ирландии. Эта компания также оказывает услуги так называемого мокрого лизинга – отдаёт самолёты в эксплуатацию в «Брюссельские авиалинии», в Finnair, то есть самолёт летает по Европе достаточно интенсивно. Для нас важно сделать так, чтобы этот самолёт оценили европейские авиакомпании и у нас были перспективы на этом непростом, высококонкурентном рынке.

Несмотря на критику, зачастую справедливую, программа живёт и развивается. На этой программе мы отрабатываем все ключевые элементы работы на современном рынке – от схем финансирования до разворачивания системы послепродажного обслуживания в соответствии со стандартами западных производителей.

В 2016 году было поставлено 24 Superjet 100, в том числе на экспорт – 8. В текущем году мы ожидаем поставку 38 самолётов, дальше примерно в районе 35–40 самолётов – эту планку будем пытаться поддерживать.

Одно из знаковых событий текущего года – планируем подписание на Международном авиакосмическом салоне с авиакомпанией «Аэрофлот», нашим крупнейшим эксплуатантом, контракта на поставку ещё 20 самолётов Sukhoi Superjet.

Приоритеты программы. Несмотря на то что мы называем – и справедливо, на наш взгляд, доказано уже эксплуатацией – самолёт самым конкурентоспособным в своём классе, его не совсем корректно сравнивать с Boeing и Airbus, это всё-таки ниша МС-21. Что касается Superjet, это ниша региональных самолётов, это самолёты Bombardier, Embraer. Самолёт в этом классе лучший и по экономике, и по эргономике. Он нравится всем – от пилотов до пассажиров. Наша задача, конечно, научиться его обслуживать, это касается сети постпродажного обслуживания, управления логистикой, обеспечения запчастями, инженерно-конструкторской поддержки, включая цифровые сервисы – те, которые сейчас являются обязательным условием этой работы. Наша задача –чтобы клиента удовлетворял не только сам самолёт, но ещё и уровень его исправности и надёжности. Это наш абсолютный приоритет в этой программе. Мы работаем как над развитием семейства с точки зрения улучшения его характеристик, так и над созданием всей этой системы.

Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что вся эта система создаётся не только и не столько в интересах этой программы, но и как общая платформа для всего гражданского дивизиона, для всех самолётов, которые нами будут выпускаться.

Благодаря поддержке (Дмитрий Анатольевич, спасибо большое) по лизинговым компаниям, которая была оказана (докапитализация на 34 млрд), мы смогли предложить рынку конкурентоспособную цену, очень гибкие системы поставки и обслуживания и в этом смысле удовлетворить спрос, который компании на внутреннем рынке в первую очередь в самих региональных самолётах раньше имели.

МС-21. Это наш новейший самолёт для глобального рынка. Программа также глобально конкурентоспособна, она вобрала в себя всё лучшее, что у нас есть и что определит облик российского авиастроения на ближайшие десятилетия. Он изначально был сориентирован на самый ёмкий сегмент мирового российского рынка. По нашим оценкам, в ближайшие 20 лет в сегменте МС-21 спрос составит порядка 15 тыс. новых самолётов. Он позиционируется в нише с жесточайшей конкуренцией между компаниями Boeing и Airbus, и в этом смысле мы идём вместе с китайскими коллегами, которые подняли чуть раньше самолёт. В одно и то же время планируем самолёт поставить на рынок, тем самым нарушив ту дуополистическую схему производства самолётов, которая до этого существовала.

Самолёты создаются уже с учётом требований рынка завтрашнего дня. В МС-21 заложены уникальные конструктивные решения, это касается и топливной, и весовой эффективности, уровня операционной экономики, комфорта пассажиров и экипажа, технической стороны вопроса. По своим лётно-техническим характеристикам экономичность самолёта МС-21 превосходит конкурентов. Ключевая инновация, которую мы продемонстрировали здесь, – это самая высокая в своём классе доля композита (свыше 30%), новое крыло существенно улучшает аэродинамику самолёта, что в свою очередь более чем на 20% снижает расход топлива. Это позволит авиаперевозчикам снизить эксплуатационные расходы на 12–15% по сравнению с текущей версией и на 6–7% по сравнению с модернизированной версией, в первую очередь 737 МАХ и А320neo.

У нас есть отличие от китайского подхода. У них колоссальный внутренний рынок, поэтому тот самолёт, который они могут проектировать, может использовать текущую лизинговую платформу по развитию экспортных поставок. Этот механизм предполагает активную роль ВЭБа, «ВЭБ-лизинга», в партнёрстве с международными лизинговыми компаниями для расширения базы возможного продвижения и, собственно, в интересах продвижения самолёта МС-21.

У нас портфель твёрдых заказов – 175 самолётов. Этого достаточно для запуска программы. Сейчас построено уже два самолёта. Один приступил к выполнению лётных испытаний, второй проходит статические испытания в ЦАГИ. Третий-четвёртый самолёты уже строятся. 2017 год – это год начала производства серийных самолётов в Иркутске для поставки уже в авиакомпании.

Ещё раз подчеркну, что самолёт МС-21 гораздо более российский, с двигателем ПД-14 – порядка 70% российских составляющих будет уже в этом двигателе. Это, конечно, для нас важно с точки зрения выстраивания той кооперации, которая у нас внутри России существует.

Хотел бы ещё раз поблагодарить за принятое в 2016 году решение о перераспределении ресурса внутреннего бюджета – это позволило нам полноценно, не прекращая, не снижая темпов, отфинансировать программу в 2017 году.

Дальнемагистральный Ил-96-400М – это переходный наш продукт. Также в 2016 году мы получили первые деньги, запустили в Воронеже производство новой, модернизированной версии, которая, на наш взгляд, удовлетворяет больше потребности рынка, нежели текущая версия. Собственно, самолёт в 2019 году будет сделан. Дальше, до испытаний, до сертификации мы будем готовы к его серийному производству.

Наконец, главный, последний член семейства – это дальнемагистральный широкофюзеляжный самолёт. Мы очень плотно работаем с корпорацией COMAC. Для нас партнёрство с китайскими коллегами – это не только диверсификация финансовых рисков, которые, бесспорно, велики. Это самый дорогой, самый капиталоёмкий проект и у нас, и у них – счёт идёт на десятки миллиардов долларов. Мы оцениваем чуть скромнее – в 13 млрд долларов, они чуть больше – в 20 млрд долларов, тем не менее это, конечно, наиболее дорогой продукт. Для нас, помимо диверсификации рисков, которые возьмут на себя китайские коллеги, это ещё и возможности рынка Китая, которые в широкофюзеляжной нише на порядок больше, чем у нас: мы – 110 самолётов, у них 1200 в этот же период будет продано. И третье – это, конечно, доступ к технологиям. Совместно с китайцами мы гораздо больший интерес вызываем у наших потенциальных партнёров, нежели поодиночке.

Эта работа продолжается в соответствии с планом. Мы согласовали облик: 280 пассажиров, 12 тыс. км. Уже создали совместное предприятие. Напомню, разработка самолёта – здесь, производство наиболее высокотехнологичных агрегатов типа центроплана крыла, изделий из композита – здесь, линия конечной сборки – в Китае, там же обслуживание, постольку это ближе к ключевым рынкам. О таком разделении мы с китайцами договорились.

Размер рынка – 7,5 тыс. широкофюзеляжных самолётов в течение 20 лет. 1100–1200 – это китайский рынок, наш рынок – порядка 115. Наиболее быстрорастущий рынок, помимо Китая, это вся Юго-Восточная Азия. Работа в этом направлении для нас сейчас абсолютный приоритет. В этом смысле наличие такого партнёра, как Китай, особенно важно. Это, помимо внутреннего рынка Китая, ещё и мощное экономическое влияние на своё окружение. Мы очень надеемся, что это нам тоже поможет в продвижении нашего продукта.

Россия. ПФО > Авиапром, автопром > premier.gov.ru, 7 июня 2017 > № 2201146 Дмитрий Медведев


Япония. США > Авиапром, автопром > forbes.ru, 5 июня 2017 > № 2200727

Toyota избавилась от акций Tesla и прекратила сотрудничество с Маском

Редакция Forbes

Японская Toyota Motor продала все принадлежащие автоконцерну акции Tesla Motors и объявила о полном прекращении сотрудничества с американской компанией. Об этом сообщило японское агентство Kyodo со ссылкой на информированные источники.

Toyota Motor приобрела 3,15% акций Tesla Motors в мае 2010 года за 4,5 млрд йен (около $50 млн). Тогда же две компании в присутствии губернатора штата Арнольда Шварценеггера объявили о начале сотрудничества в разработке и выпуске электромобилей в Калифорнии на заводе New United Motor Manufacturing (бывшее совместное предприятия Toyota и General Motors), который был закрыт из-за кризиса и продан японской компанией Tesla за $42 млн.

В 2010 году владелец и глава Tesla Илон Маск назвал партнерство с Toyota «историческим», отметив, что всегда восхищался японской компанией. Президент Toyota Акио Тойода заявил тогда, что почувствовал «ветер будущего». Акции Toyota к концу 2010 года выросли в цене на 60%, сообщило агентство Bloomberg.

В рамках соглашения Toyota разрабатывала прототип спортивных внедорожников RAV4 с батареями Tesla. Но выпускаемые в Канаде электромобили не пошли в массовое производство — всего было продано 2500 штук.

В настоящее время Toyota не видит смысла в продолжении сотрудничества с Tesla, так как имеет собственную программу разработки электромобилей. В ноябре 2016 года японский автоконцерн создал специальное подразделение, которое должно обеспечить разработку электромобилей для начала их массового производства.

По данным источников агентства, Toyota продала часть акций Tesla еще в октябре 2014 года. Остальной пакет в 1,43% акций Tesla был продан в конце 2016 года. Представитель Toyota объяснил, что продажа акций Tesla является частью «регулярного пересмотра деловых союзов».

В середине мая 2017 года стало известно, что Toyota выделит 40 млн иен ($352 982) на проект по созданию летающего автомобиля Cartivator, которым уже пять лет добровольно занимаются несколько сотрудников компании.

Проект по созданию летающего автомобиля Cartivator был запущен в 2012 году группой молодых инженеров Toyota во главе с Цубасу Накамурой, которые занимались им в свободное от работы время. Пять лет проект развивался на средства, собранные через интернет. Он предполагает создание к 2019 году летающего автомобиля с тремя колесами и четырьмя горизонтальными винтовыми роторными двигателями, расположенными по аналогии с современными квадрокоптерами.

Предполагается, что летающий автомобиль Cartivator сможет принять участие в церемонии открытия летних Олимпийских игр в Токио в 2020 году. В презентационном ролике аппарат прилетает к главной арене Олимпиады-2020 в Токио во время церемонии открытия. Потом въезжает на стадион, поднимается в воздух и управляющий им человек зажигает олимпийский огонь.

Япония. США > Авиапром, автопром > forbes.ru, 5 июня 2017 > № 2200727


Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > regnum.ru, 3 июня 2017 > № 2196107

Автомобиль превращается в смартфон на колесах

Российский автопром, еще недавно бывший предметом насмешек, сегодня готовится к тому, чтобы обгонять мировых конкурентов на поворотах. Но для этого ему придется стать еще и IT-бизнесом

Почему современный человек скоро не захочет иметь автомобиль? Когда электромобили и беспилотники станут привычным делом? Сможет ли Россия обеспечить кибербезопасность в новых автомобильных разработках? Ответы на эти вопросы искали участники сессии «Автомобилестроение — новые возможности в борьбе за лидерство на мировом рынке» на Петербургском международном экономическом форуме. Их мнения и прогнозы выслушал корреспондент ИА REGNUM.

Новая реальность и олдскул

Автопроизводители России не только пристально следят за всеми современными веяниями, но и понимают необходимость быстрых перемен, чтобы удержать и расширить свои позиции на этом крайне конкурентном рынке.

«Автопром вступил в новую реальность. Это продиктовано внешней средой. Мы, автомобилестроители, только часть глобальной системы. И от нас зависит, насколько быстро наша страна пойдёт в эти изменения. Нужно успеть за временем», — задал тон дискуссии генеральный директор ПАО «КАМАЗ» Сергей Когогин.

По мнению президента ООО «АвтоВАЗ» Николя Мора, в перспективе автомобиль станет не только средством передвижения, но и полноценным автономным офисом или домом, подключенным с помощью мобильных технологий к облачным сервисам.

«Сегодня — на 4G, завтра — на 5G, 6G и 7G, всё с большей и большей полосой пропускания. И это позволит оставаться в контакте со всеми, находясь в автомобиле. Фактически автомобиль становится смартфоном на колесах. Но при этом — это способ перемещения из точки «А» в точку «B». Вопрос для всех регионов мира, насколько быстро это произойдет», — заявил Николя Мор.

По словам вице-президента Фонда «Центр стратегических разработок» Владимира Княгинина, с учётом растущей сложности автомобиля не всякий водитель сможет справиться с ним. Однако это не должно останавливать производителей, поскольку потребителей, готовых к самым совершенным новинкам, достаточно в двух российских столицах.

«Больше 15 млн человек в Москве, Санкт-Петербургская агломерация — еще примерно 7 млн человек. К 2035 году эти два региона будут производить 25% ВВП страны и будут стягивать самую платежеспособную часть населения. На одной из секций форума обсуждалось 15 таких агломераций, которые стянут часть платежеспособного населения», — сказал Княгинин, заметив, однако, что для всех российских территорий и типов перевозок одинаковых решений не будет.

В частности, считает вице-президент ЦСР, «межмуниципальное сообщение, а также длительные, сложные перевозки долго ещё будут сидеть на традиционных грузовиках». Но всё, что касается городской среды, постепенно будет переходить на принципиально иные виды современного транспорта.

«Беспилотными автомобилями занимаются уже практически все автоконцерны. И всем придётся переучиться, иначе мы проиграем в эффективности. Олдскульные водители могут пользоваться тем, что купили 10 лет назад, мы их трогать не будем», — пообещал он.

При этом, добавляет Княгинин, для современного потребителя «аренда становится важнее владения, услуги — важнее актива», что открывает новые перспективы для рынка краткосрочной аренды автомобилей — каршеринга. Что, в свою очередь, поможет внедрению новых типов автомобилей, в частности, электрических.

«Это будет приходить постепенно. В «АвтоВАЗе» мы, естественно, думаем больше о бюджетном сегменте. Подключённость автомобиля тоже очень важна, и мы планируем, работаем с партнерами — такими, как «Яндекс» — для того, чтобы улучшить системы инфотейнмента на борту, мультимедийные системы с навигацией. Это становится всё более подключённым к индустрии IT и телекома», — отметил Николя Мор.

Он подчеркивает, что автомобили Lada и вся продукция «АвтоВАЗа» не будет изолирована от глобальных тенденций, «особенно, когда мы говорим об экспорте в регионы, где думают о выбросах в окружающую сред». Однако, всё это, подчеркнул топ-менеджер, возможно лишь в долгосрочной перспективе.

«Если говорить об автономных средствах передвижения, сначала мы должны предложить нашим потребителям устройства первого поколения, прежде чем переходить к полной автономности. Программа подключённости начинается в следующем году», — осторожно добавил президент «АвтоВАЗа».

Догонять или опережать?

Вместе с тем, говоря о позиции России на мировом авторынке, в свете использования информационных технологий, Николя Мор напомнил, что возможности систем глобального позиционирования (в частности, ГЛОНАСС) в российском автопроме начали использовать даже раньше, чем в других странах.

«В Европе это будет только в следующем году, а мы начали в 2015-м. То есть, мы даже опережаем в некоторых технологиях мировой уровень. Умные, эффективные системы помощи водителям — в этом мы можем стать лидерами в России и дальше распространять на другие регионы», — добавил глава «АвтоВАЗа».

Тем временем, производитель грузовых автомобилей «КАМАЗ» уже вовсю занимается автономными грузовиками и автобусами. По словам Сергея Когогина, современные автомобили уже давно не проектируются без систем помощи водителю. «Внешняя среда создала условия, когда автомобилисты вынуждены перейти на другой технический уровень. Это произойдет вне зависимости от того, хотим мы этого или не хотим. Еще пять-шесть лет назад мы об этом говорили тихо, а сегодня говорим громко, знаем, что это уже идёт», — сказал он.

Будущее за каршерингом

О том, что «потребительские предпочтения жителей городов с точки зрения вида транспорта меняются с такой скоростью, с какой не могли передоложить», заявил и президент ПАО «Ростелеком» Михаил Осеевский. По его словам, количество автомобилей в городах уже достигло критического показателя. Так, в среднем в мире на 200 кв. метров приходится один автомобиль, а в Москве — один автомобиль на 30 метров.

«70% населения России живет в городах. Скорость передвижения автомобилей падает. Коэффициент использования низок — 90% времени автомобиль стоит. Те, кто почувствовали изменение этого вкуса — Uber и Gett — сделали колоссальный шаг к созданию новой системы, нового сервиса, Mobility as a Service, когда мы не хотим владеть автомобилем, а хотим, чтобы нас перевезли из точки «А» в точку «В», — отметил Осеевский.

Он сообщил, что «Ростелеком» планирует создать цифровую платформу для такого сервиса. И в эту систему, помимо привычного такси, в перспективе будут включены другие виды транспорта — электрического, железнодорожного, беспилотного.

«Система потребует интеграции очень разных технологий: сети пятого поколения, центры хранения и обработки данных, системы высокоточного позиционирования, системы геоинформационные, инструменты взаимодействия наземной инфраструктуры, дорожной инфраструктуры с автомобилем, системы взаимодействия автомобиля с автомобилем», — пояснил Михаил Осеевский.

При этом «Ростелеком» не планирует создавать все виды этих приложений и технологий сам. «Будем взаимодействовать с лидерами российского рынка. Надеюсь, этот инструмент появится, и мы будем ездить (сами) только на дачу или только для того, чтобы получить удовольствие от вождения», — добавил он.

Из автопроизводителей — в IT-компании

Генеральный директор ПАО «Соллерс» Вадим Швецов признал, что на встречах автопроизводителей в последнее время обсуждаются одни и те же вопросы: когда и где будут продаваться электромобили, как будет осуществляться подключение, сможем ли мы производить наши девайсы здесь, чтобы продавать их на экспорт и т.д.

«Айтишная тема для нас является прорывной, и здесь нужно делать основные усилия. Уже все соглашаются, что автомобили — это будет hardware. И производителю этих девайсов, по сути, нужно будет продавать software (программное обеспечение) под нужных клиентов. Это и будет являться бизнесом. Тут возникает много вопросов: как продавать данные, кто будет их защищать», — отметил Швецов.

В таких условиях, чтобы зарабатывать, придётся очень быстро меняться. По его мнению, все производители распределятся на тех, кто будет собирать «железо», и тех, кто будет продавать софт.

«Заработать на «железе» в России, наверное, будет тяжело. Вопрос, как создать уникальный hardware для России, наверное, не стоит. Значит, стоит вопрос, как создавать уникальные продукты, приложения, которые в автомобиле будут обеспечивать сервис и комфорт. Основные прорывные технологии будут за теми производителями, которые превратятся в IT-компании. Здесь для нас большой шанс», — уверен глава ПАО «Соллерс».

Большой проблемой для внедрения новых автомобилей в России, по мнению главы «АвтоВАЗа» станут нетипичные для других стран климатические условия и расстояния. «Если четыре, пять или шесть месяцев снег лежит, холодный климат, это не очень способствует работе аккумуляторов и систем ориентирования автомобиля», — пояснил Николя Мор.

Глава ПАО «Соллерс» возразил, что в таком случае «придётся тратить деньги на то, чтобы подогревать батарею: технология понятная, это специфика адаптации автомобиля под наш климат».

В поисках кибербезопасности

По словам главы «Ростелекома» Михаила Осеевского, в свете массового внедрения IT-технологий в автопром, ключевым вопросом является обеспечение кибербезопасности и киберустойчивости. В условиях использования иностранного программного обеспечения возникает и проблема информационного суверенитета России.

«Это реальность. Наши сотрудники в центре обеспечения кибербезопасности занимаются мониторингом и отражением различных видов атак. Естественно, что создание таких систем управления движением транспортных средств потребует колоссальных усилий, чтобы эта система была безопасной. Мы все видели некоторые фильмы, в которых есть видение того, что могу сделать преступники с системами управления движением в больших городах», — отметил Осеевский.

Вместе с тем, появление полностью беспилотных машин, по мнению президента IBS Group Анатолия Карачинского, произойдет не раньше 2030 года. И до тех пор автопроизводителям предстоит решить ещё очень много серьезных вопросов, в том числе — по части информационных систем в автомобилях.

«Сейчас есть грандиозная проблема с автомобильным «зрением» — очень низок уровень надежности информации. А если появляются вещи, связанные с непогодой, всё умирает просто драматически. Конечно, сейчас этим вопросом заняты все автопроизводители. Во главе угла стоит безопасность людей, поэтому сейчас речь идет лишь об элементах беспилотного управления. Ключевым вопросом для появления полностью автономных машин являются карты и дороги. Они должны быть принципиально другими. Это самая тяжелая и долгая история. И это гораздо серьезнее, чем просто изменить автопром», — подытожил эксперт.

Инга Слажинскайте

Россия > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > regnum.ru, 3 июня 2017 > № 2196107


Белоруссия. Китай > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > dknews.kz, 30 мая 2017 > № 2190162

Белоруссия собирается получить от инвесторов из КНР как минимум полмиллиарда долларов на развитие Минского автозавода (МАЗ), передает МИА «DKNews» со ссылкой на Motor.kz.

Об этом сообщил в среду вице-премьер Белоруссии Владимир Семашко, выступая на пленарном заседании Белорусского промышленного форума. «Надо серьезно вкладывать средства – в новую кабину, новые мосты делать, новые оси. Есть инвестиционные программы, сейчас мы решаем проблемы с источниками финансирования, - будем развивать предприятие», – сказал он.

Позже журналистам Семашко пояснил, что речь может идти о финансировании за счет китайских инвестиций. «Сумма около 500 млн. долларов. Тоже займем в Китае», - сказал вице-премьер, слова которого приводит информагентство БелТА.

Заместитель премьер-министра отметил, что МАЗ переживает не самый лучший период. «Есть проблемы, в том числе в объемах: если еще года три назад предприятие делало 24 тыс. автомобилей, в этом 6,7 тыс. делают и могут не выйти даже на 11 тыс. по итогам года», - сказал он.

Говоря о еще одном белорусском автогиганте - БелАЗе, Семашко напомнил, что в его развитие вложено уже около 800 млн. долларов. «Мы закрыли полностью потребность мирового рынка в нашей номенклатуре, причем доля БелАЗа на мировом рынке растет», - отметил вице-премьер. По его словам, эта доля еще пять-шесть лет назад была на уровне 17-18%, а сейчас составляет почти 30%. «Мы создали всю линейку техники - от 25 до 450 тонн грузоподъемности, сделали первые самосвалы-беспилотники», - заявил Семашко.

Белоруссия. Китай > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ > dknews.kz, 30 мая 2017 > № 2190162


Россия > Рыба. Авиапром, автопром. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 29 мая 2017 > № 2190303

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о новых разработках в области гражданской авиации; о квотах на добычу водных биоресурсов; о государственных и муниципальных закупках в сфере строительства и реконструкции.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Сначала по основным событиям.

Наверное, одно из ключевых событий состоялось вчера, когда произошёл первый испытательный полёт МС-21. Кроме этого на прошлой неделе был испытательный полёт вертолёта Ка-62. Про МС-21 была информация. Дмитрий Олегович (Рогозин) доложил Президенту и мне о том, как всё прошло.

Это события неординарные для страны, происходят они не так часто. Более того, в какой-то момент казалось, что мы компетенцию в самолётостроении в значительной степени растеряли. Но последние годы доказывают, что это абсолютно не так – и в смысле создания самолёта «Сухой Суперджет», и выкатки МС-21. И вертолёт Ка-62 – это для нас принципиально новый сюжет.

Дмитрий Олегович, как испытания прошли, ещё раз доложите. Какова перспектива у этих новых транспортных средств?

Д.Рогозин: Действительно был проведён большой комплекс испытаний – как по вертолёту, так и по ближне-среднемагистральному самолёту МС-21. Надо сказать, что это уже вторая и третья по счёту авиационные премьеры этого года. У нас в начале года взлетел боевой самолёт – истребитель МиГ-35, сейчас – гражданский вертолёт, созданный, собранный в Приморском крае, и опорный самолёт для наших авиационных линий. В конце года мы планируем ещё одну авиационную премьеру – это Ил-112В, лёгкий военно-транспортный самолёт. Поэтому год довольно-таки богатый на авиационный урожай.

Вертолёт и самолёт, поднятые на ушедшей неделе, по сути дела, являются революционными по своей конструкции, потому что значительная часть их конструкций состоит из разработанных в нашей стране композитных материалов. Скажем, на самолёте МС-21 это так называемое чёрное крыло композитное, а также хвостовое оперение. Всего в конструкции до 40% композитных материалов используется. В вертолёте – 60% – в самой конструкции и лопасти также.

Д.Медведев: Я уж не говорю о том, что все наши новые транспортные средства в цифре изначально спроектированы и уже доведены как цифровые проекты в полном объёме. В отличие от целого ряда разработок, которые у нас были на рубеже 1990-х, 2000-х годов.

Д.Рогозин: Точно так.

Надо сказать, что с самолётом МС-21 мы проводили очень богатые по разнообразию предварительные испытания – как статические, прочностные (на том самолёте, который находится в Жуковском), так и температурные испытания, именно потому, что использовался композитный материал. Самолёт прошёл и рулёжки на лётном поле Иркутского авиационного завода. Неделю тому назад впервые при пробежке на полной скорости – отрыв от земли – оторвали переднее шасси. 25 мая методсовет принял решение дать добро на первый полёт. Полёт вчера проходил в течение более чем получаса, самолёт поднялся на тысячу метров. Фактически все задачи, поставленные перед экипажем, состоящем из двух Героев России, ОКБ Яковлева были решены.

Сейчас мы переходим к другому этапу – закачке программного обеспечения. Самолёт отличается ещё и тем, что он очень серьёзен по интеллекту своему. То есть этот самолёт не позволяет совершать экипажу грубые ошибки. Это программное обеспечение ограничивает возможности сваливания самолёта, так сказать, в штопор, другие опасные крены и так далее.

И конечно, мы планируем уже завершить в 2018 году испытания. Сейчас мы перешли ко второму этапу лётных испытаний двигателя ПД-14. И с весны 2019 года самолёт будет летать уже на российском двигателе ПД-14, который сейчас проходит испытания тоже у нас в Жуковском, на летающей лаборатории Ил-76. По вертолёту также испытания будут длиться два-три года. Мы планируем самолёт запустить в серию уже с 2019 года, а с июня в серийном производстве выйдем на 70 самолётов в год. Вот такая расчётная цифра по Иркутскому авиационному заводу. Вертолёт, соответственно, тоже остаётся как многоцелевой, у него много опций, опционное оборудование.

Д.Медведев: Люди более или менее представляют себе, что такое МС-21, потому что неоднократно о нём рассказывали. Я участвовал в выкатке, много было разных на эту тему сюжетов. Про вертолёт два слова скажите – какое основное целевое назначение, для чего он будет предназначен, какое количество пассажиров может брать и так далее.

Д.Рогозин: Экипаж один-два человека, пассажиров до 15 человек, 2 т груза в кабине, 2,5 т груза на подвесном оборудовании. Потолок, высота полёта вертолёта, – до 4,5 км. Сам по себе вертолёт многоцелевой. Поскольку он создан именно в композите, у него уникальные аэродинамические возможности, поэтому он будет использоваться в самых разных направлениях – от Арктики до горной местности.

Он рассчитан в том числе как пассажирский вертолёт, от 12 до 15 пассажиров. Он в среднем сегменте вертолётов, в которых мы сейчас нуждаемся. До сих пор мы работали именно с модификацией на базе Ми-8. Но этот вертолёт намного легче, мы рассчитываем, с ним связываем большое, так сказать, целое семейство вертолётов.

Д.Медведев: И Ми-8 очень давно служит. Это очень надёжный вертолёт в целом, но это модель середины 1960-х годов. Так или иначе должны появляться новые модели, которые будут уже знаменовать собой новое слово в развитии вертолётостроения. Ка-62 именно такой.

Хорошо, тогда нужно оценить и то, что произошло, и дальше работать на всех направлениях. Конечно, прежде всего на технологическом направлении сейчас, но не забывайте про коммерческие перспективы – чем больше будет заказов на эти новые транспортные средства, тем, естественно, лучше для нашей страны.

Д.Рогозин: Дмитрий Анатольевич, мы об этом думаем с самого начала. На авиационной коллегии этот вопрос будет рассмотрен – запуск не только в серию, а именно запуск в небо этих двух машин. По самолёту МС-21 мы исходим из того, что будем предлагать контракт полного жизненного цикла, то есть от поставки до утилизации самой машины. И конечно, по своим лётно-техническим характеристикам он действительно сейчас опережает своих конкурентов – и Boeing, и Airbus. Мы рассчитываем, что и цена будет намного конкурентнее, чем у наших американских и европейских коллег, поэтому этому вопросу авиационная коллегия и в целом коллегия Военно-промышленной комиссии будут уделять особое внимание.

Д.Медведев: Следующий вопрос касается рыболовства. В прошлом году мы приняли закон, который ввёл новые квоты – квоты на инвестиционные цели. Они должны даваться тем, кто инвестирует деньги в строительство новых судов рыбопромыслового флота и предприятий, которые перерабатывают рыбу. То есть решается несколько задач: загрузка судостроения, обновление рыбопромыслового флота, развитие производства в прибрежных регионах и создание новых рабочих мест.

Для реализации закона я подписал несколько документов, постановлений Правительства, включая порядок подготовки заключений и примерную форму договора о предоставлении квоты на добычу (вылов) на инвестиционные цели и порядок подачи заявлений, отбора инвестпроектов и распределения квот.

Эта тема всегда требует внимания – она и важная, и злоупотребления там случаются.

Вы курируете эти вопросы, Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу). Какие требования содержатся в этих постановлениях?

А.Дворкович: Это первое решение такого рода – по увязке выдачи квот на добычу (вылов) биоресурсов с обязательствами по строительству рыболовецких судов на российских верфях или строительству на территории России рыбоперерабатывающих предприятий.

Подача заявлений должна и может начаться сразу после опубликования постановлений, не надо ждать дополнительных извещений. В течение шести месяцев Росрыболовством будут приниматься решения на основании заключения специальной межведомственной комиссии о предоставлении и закреплении соответствующих квот. В дальнейшем, в последующие годы будет действовать общий порядок, будут публиковаться извещения о начале подачи заявлений.

Распределение квот будет осуществляться между лицами, которые реализуют инвестпроекты по строительству судов или рыбоперерабатывающих предприятий. Порядком подачи заявлений предусматриваются требования к информации, которую должны предоставлять юридические лица. Это могут быть юрлица, которые соответствуют требованиям статьи 16 закона о рыболовстве. Это подразумевает в том числе, что добыча (вылов) биоресурсов могут осуществляться только с судов, принадлежащих российским лицам. С судов, принадлежащих иностранным лицам, такой вылов осуществляться не может.

В обосновывающих материалах должна содержаться информация о финансово-экономической модели. При этом приведённая стоимость инвестпроекта должна быть положительной, внутренняя норма доходности – превышать 10%, а срок окупаемости не может быть более 10 лет. Финансовое обеспечение должно предусматривать либо пятипроцентную банковскую гарантию, либо залог прав на добычу (вылов) биоресурсов, то есть устанавливаются определённые гарантии.

Если речь идёт о привлечении инвестиций в развитие Дальнего Востока, то вводится дополнительный стимул – дополнительный повышающий коэффициент в размере 1,2 при предоставлении квоты. То есть мы увеличиваем заинтересованность в инвестициях именно на Дальнем Востоке.

В случае если заявок больше, чем общий размер квоты (она составляет примерно 20% от всех квот на добычу (вылов) биоресурсов), проводится аукцион между лицами, которые подали заявки. Нераспределённые квоты переносятся на следующий год.

Контроль за реализацией инвестпроектов, будь то проекты по строительству судов или рыбоперерабатывающих заводов, будет осуществлять Минпромторг. Инвестор обязан допускать уполномоченных представителей Минпромторга на соответствующие предприятия и площадки, где реализуются проекты по строительству заводов.

Квота даётся на длительный срок – 15 лет. Документами предусматривается примерная форма договора, который определяет права и обязанности инвестора. Это строительство объекта инвестиций в определённый срок, соблюдение в том числе внутреннего графика этих проектов, осуществление в течение 15 лет добычи (вылова) биоресурсов в размере не менее 70% квоты, а также переработки соответствующей продукции в размере не менее 70% от общего размера квоты. Проекты распределены по типам – это касается и судов, и предприятий. В определённых районах для вылова определённых видов биоресурсов устанавливаются типы судов. То есть наши предприятия уже заранее знают, какой заказ будет на производство соответствующих рыболовецких судов, они сегодня уже к этому готовятся, понимая, какое будет распределение судов между разными типами на разных верфях. То же самое касается рыболовецких предприятий и отдельных видов оборудования. При этом общим требованием является реализация проекта именно на территории России. Строительство должно было начаться не ранее 1 января 2016 года, то есть речь идёт либо об уже реализуемых, но незаконченных объектах, либо об абсолютно новых. Предусмотрена ответственность за нарушение взятых на себя обязательств.

В целом мы считаем, что это достаточно революционный шаг. Мы ранее не увязывали выдачу квот на добычу (вылов) биоресурсов с обязательствами, в том числе инвестиционного характера. Рассчитываем, что это принесёт пользу нашей судостроительной отрасли и рынку рыбной продукции.

Д.Медведев: Сейчас уже есть понимание, какое количество заявок будет на такого рода инвестиционные квоты?

А.Дворкович: Десятки заявок от самых разных юрлиц. Прежде всего на территории Дальнего Востока и Севера.

Д.Медведев: Тогда нужно за всем этим следить и по линии Минпрома, и по линии Росрыболовства, и по линии различных региональных решений, и работы на Дальнем Востоке, чем Юрий Петрович Трутнев у нас занимается. Важно также, чтобы это всё-таки сопровождалось реальным строительством, потому что квоты – штука довольно сложная. Надо следить за тем, чтобы все эти выдачи были напрямую увязаны с инвестиционными контрактами – не как-то опосредованно, а напрямую.

Наш рыбопромысловый флот, как известно, очень устарел. Он находится в очень плохом состоянии, и, надеюсь, эти квоты помогут создать новый рыбопромысловый флот на Севере и Дальнем Востоке нашей страны.

Ещё одна тема. Я подписал документ, который касается закупок в сфере строительства и реконструкции. Строительство – дело не менее сложное, чем выдача квот, а с точки зрения контроля требующее не меньшего внимания. И здесь, к сожалению, не меньше злоупотреблений. Например, когда заключается договор подряда, причём подряда в государственных целях, этот договор подряда сопровождается просто веером субподрядных договоров, которые иногда измеряются десятками, и реально понять, кто за что отвечает, невозможно. У субподрядчика может быть субсубподрядчик, сам основной подрядчик вообще, что называется, не в деле, он только деньги развёрстывает и фактически ни за что не отвечает.

Мы, кстати, с этим сталкивались неоднократно в разных ситуациях. Я недавно смотрел ситуацию с перинатальными центрами – система подрядов тоже даёт сбои. Поэтому установлены новые правила. Устанавливаются виды работ, когда подрядчик должен действовать самостоятельно (подчёркиваю: сам подрядчик), и его доля в цене контракта – не менее 25%. А за невыполнение предусмотрены штрафы.

Дмитрий Николаевич (обращаясь к Д.Козаку), как эта работа должна быть выстроена? Пожалуйста.

Д.Козак: Действительно, очень важное постановление и для повышения эффективности использования бюджетных инвестиций на федеральном, региональном, муниципальном уровне, и с точки зрения оздоровления ситуации в строительной отрасли. Закон предусматривает, что теперь все государственные и муниципальные заказчики должны утвердить (возможно в различных комбинациях) перечень видов работ, которые генподрядчик, заключающий непосредственно контракт с государственными или муниципальными органами, должен выполнить самостоятельно, без привлечения третьих лиц.

Д.Медведев: Это ведь что означает, Дмитрий Николаевич, что у каждого подрядчика в этом случае должен быть свой штат работников. Свой штат, свои строительные мощности, оборудование, агрегаты. Здесь невозможно просто сказать: я найму субподрядчика, и всё это будет делать он. Так?

Д.Козак: Да. Именно таким образом. Обязан собственными силами, без привлечения третьих лиц выполнить определённый объём работ. С 25 мая вступило постановление в силу, до 1 июля будущего года это будет 15%, а с 1 июля 2018 года – не менее 25%. И подрядчик – победитель конкурса может из этой комбинации работ выбрать эти 25% (или сегодня – 15) и обязан выполнить самостоятельно. А за невыполнение этого требования предусмотрена соответствующая ответственность.

Это, по существу, такие дополнительные требования к дееспособности подрядчика, чтобы на конкурсе не выигрывали торговцы субподрядами.

Есть огромное количество примеров, когда побеждают абсолютно несостоятельные подрядчики, у которых нет ни одного рабочего, ни машин, ни механизмов. По существу – посредники. И потом практика, судебная практика подтверждает, что такого рода генподрядчики не рассчитываются с реальными строителями, которые производят строительную продукцию. И масса примеров, когда не выплачивается заработная плата. Этому теперь будет поставлен заслон.

В совокупности с другими мерами, которые сегодня принимаются по повышению эффективности работы генеральных подрядчиков в государственном, муниципальном заказе, это должно дать существенные результаты.

Напомню, что с 1 июля вступает в силу новый закон, который был принят в прошлом году по инициативе Правительства Российской Федерации, когда в саморегулируемые организации строителей теперь входят только генеральные подрядчики, – мы освободили малый и средний бизнес, тех, кто работает на субподряде, от излишней фискальной нагрузки, административной нагрузки. Они теперь не обязаны получать всякие допуски на рынок строительной продукции. Только генеральные подрядчики. И генеральные подрядчики несут ответственность не только за качество зданий, сооружений, но и за выполнение договорных обязательств по государственному и муниципальному заказу.

Всё это в совокупности должно существенно оздоровить саму отрасль, повысить эффективность использования бюджетных средств на строительство.

Д.Медведев: Будем надеяться, что это приведёт к радикальному уменьшению количества всяких лжеподрядчиков и оздоровлению ситуации в строительной отрасли.

Россия > Рыба. Авиапром, автопром. Недвижимость, строительство > premier.gov.ru, 29 мая 2017 > № 2190303


Россия. Весь мир > Авиапром, автопром > minpromtorg.gov.ru, 28 мая 2017 > № 2193248 Денис Мантуров

Денис Мантуров: опыт, приобретенный в процессе создания МС-21 позволит России выпускать самолеты будущего.

Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров прокомментировал первый полет нового российского самолета МС-21.

Он отметил, что инвестиции государства и предприятий ОАК в МС-21 – вклад в формирование эффективной системы нового российского авиастроения. Опыт, приобретенный благодаря проекту МС-21, позволит создавать самолеты будущего и укрепить позиции России, как одного из лидеров глобального авиационного рынка.

«МС-21 – наиболее совершенный продукт в мире среди своих аналогов - узкофюзеляжных среднемагистральных самолетов - отметил Денис Мантуров, - На сегодняшний день по своим летно-техническим характеристикам и экономичности воздушное судно превосходит конкурентов в первую очередь, благодаря разработанному российскими конструкторами уникальному крылу».

Министр пояснил, что российский самолет позволит авиаперевозчикам снизить эксплуатационные расходы на 12-15%, по сравнению с одноклассниками, и на 6-7%, по сравнению с их модернизированными версиями.

Глава Минпромторга России также озвучил данные о планируемых продажах МС-21.

Выполнение заявленных технико-экономических характеристик, создание эффективной современной системы интегрированной логистической поддержки и послепродажного обслуживания, а также формирование выгодных финансовых моделей продаж позволит выйти на совокупный объем поставок МС-21 более 1000 самолетов в период до 2037 года, - сообщил Денис Мантуров.

Вместе с тем, он добавил, что проекту и в дальнейшем будет оказана системная поддержка для продвижения на потенциальных рынках.

Впереди программа летных испытаний и сертификация по российским и международным нормам. Мы будем и дальше поддерживать проект МС-21, помогая, в частности, выстраивать эффективные механизмы продвижения нашего нового самолета, как на внутреннем, так и на внешнем рынке, - заключил Министр.

Россия. Весь мир > Авиапром, автопром > minpromtorg.gov.ru, 28 мая 2017 > № 2193248 Денис Мантуров


Китай. Франция > Авиапром, автопром > russian.china.org.cn, 27 мая 2017 > № 2187146

В субботу компания Airbus Helicopters приступила к созданию первой в Китае сборочной линии коммерческих вертолетов.

Вертолетным заводом, расположенным на территории города Циндао провинции Шаньдун /Восточный Китай/ будут совместно управлять компания Airbus Helicopters и Циндаоская объединенная компания авиации общего назначения /Qingdao United General Aviation Company/.

После завершения строительства в 2018 году, на заводе будет возможно осуществлять сборку 18 вертолетов H135 в год. При этом, производственная мощность предприятия может быть увеличена, в зависимости от спроса.

Производство первого вертолета ожидается в 2019 году.

Как заявил генеральный директор компании Airbus Helicopters Гийом Фори, создание линии сборки вертолетов свидетельствует об усилении сотрудничества компании с Китаем, где наблюдается динамичное развитие авиационной промышленности.

H135 - популярный легкий вертолет, который широко применяется в Китае в сфере оказания медицинской помощи, поисковых операций, полицейского надзора, пожаротушения и туризма.

В 2016 году Китай стал самым крупным рынком сбыта гражданских вертолетов компании Airbus Helicopters.

По прогнозам специалистов, в ближайшие 20 лет Китаю потребуется 600 легких вертолетов

Китай. Франция > Авиапром, автопром > russian.china.org.cn, 27 мая 2017 > № 2187146


Россия. ДФО > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 26 мая 2017 > № 2188087

Россия меняет правила воздушного пространства и громит американский «Призрак» в бою

Махмуд Шейба (Mahmood Sheiba), Mobtada, Египет

Военно-воздушные силы России смогли сломать принятые на международном уровне правила, а также перейти все границы после того, как изобрели самый мощный в мире истребитель Т-50 в рамках проекта «ПАК ФА», который и станет основой российских вооруженных сил.

Было много разговоров и слухов об американском истребителе F-35, известном под названием «Призрак», однако многие люди не знают, что разработан новый русский истребитель, который будет введен в эксплуатацию российской армии во второй половине 2017 года. Т-50 способен уничтожить и нанести повреждения всему, что находится в воздухе, в том числе и истребителю F-35.

Самолет малозаметен для радаров, и это не единственное его преимущество. По многим другим параметрам он также превосходит все аналогичные американские разработки. Истребитель имеет меньший вес, может преодолевать звуковой барьер, а также пролетать и преодолевать расстояния более, чем 5000 километров. Кроме того, при необходимости его можно дозаправить два раза в воздухе и он может взлетать и приземляться на трапах длиной 350 метров.

Российский истребитель Т-50, созданный в рамках проекта «ПАК ФА» отличается сложностью систем в его структуре, и по некоторым характеристикам превосходит американские истребители пятого поколения, особенно F-35.

Российский истребитель Т-50 многофункционален. Этот бомбардировщик обладает беспрецедентными способностями ведения боя, что обеспечивает ему господство в воздушном пространстве. Речь идет о его способности маневрировать на скорости 2100 км/ч, работать в условиях перегрузок на уровне 11G, а также осуществлять полеты на высоте 20 км от поверхности Земли.

Средняя скорость взлета истребителя достигает 350 метров в секунду, благодаря двум мощным двигателям Al-41Ф1, которые позволяют летать со сверхзвуковой скоростью без использования ускорителей и форсажа. Очевидно, что такой характеристикой в настоящее время обладают лишь три самолета: российский самолет Миг-31 и два американских самолета F-22 и F-35.

Истребитель Т-50 изготовлен с использованием большого количества новых материалов. Согласно американским источникам впервые создан самолет с применением пластиковых углеродных материалов, что обеспечивает его легкий вес. Он меньше на четверть по сравнению с его аналогами, не уступая по прочности и жесткости.

Еще одним преимуществом данного истребителя является то, что он способен непрерывно находится в воздухе в течение 3,5 часов и летать со сверхзвуковой скоростью днем и ночью и при любых погодных условиях. Он также малозаметен и обладает высокой способностью к самообороне. Кроме того, его практическая дальность достигает 5500 км. Самолет может преодолевать это расстояние, будучи нагруженным оружием, ракетами и бомбами, спрятанными в его корпусе для маскировки.

Истребитель оснащен как минимум двумя ракетными отсеками длинной 5,1 метра. В них помещены управляемые ракеты «воздух-воздух» и «воздух-земля», а также 500-килограммовые бомбы. Когда самолет может находится в воздухе не скрывая свое присутствие, в его наружные отсеки можно поместить дополнительное оружие весом до десяти тонн.

Радар самолет способен обнаруживать искомые цели и начинать взаимодействовать с ними на расстоянии более 400 километров. Более того, он способен отслеживать 60 и поражать 16 объектов одновременно благодаря современным лазерным технологиям.

В 2010 году Т-50 совершил свой первый пробный полет, однако до сих пор не был применен «двигатель первого этапа», который является модификацией Аl-41Ф1, разработанного специально для истребителя четвертого поколения Су-35С.

Представитель военно-промышленного комплекса России сообщил, что вскоре после испытаний в эксплуатацию поступит самый мощный в мире истребитель Т-50, а затем Россия приступит к его массовому производству.

По данным российских СМИ в 2016 году испытания истребителя пятого поколения его ракет и пушек были успешно завершены.

Эксперты подчеркнули, что, вероятно, Т-50 встанет на вооружение во второй половине текущего года, когда пройдут испытания новых реактивных двигателей. Это может произойти после того, как будет изготовлен так называемый двигатель «второго этапа» на авиазаводе компании «Сухой» в городе Комсомольск-на Амуре.

Россия. ДФО > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 26 мая 2017 > № 2188087


ОАЭ. Великобритания > Авиапром, автопром > russianhome.com, 15 мая 2017 > № 2177868

Rolls-Royce выпустил коллекцию автомобилей в память основателя ОАЭ шейха Заеда бен Султана Аль Нахаяна. Коллекция, заказанная Abu Dhabi Motors, состоит из семи машин, количество которых соответствует числу эмиратов, входящих в состав ОАЭ. Это Phantom VII, два Phantom Coupés, два Wraiths, Ghost и Dawn.

Все выпущенные автомобили являются эксклюзивными экземплярами, имеют уникальный дизайн и отделку, своеобразно отражающих историю страны.

ОАЭ. Великобритания > Авиапром, автопром > russianhome.com, 15 мая 2017 > № 2177868


США. Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 14 мая 2017 > № 2175883 Юрий Жигалкин

Российской конницей по американским танкам?

Юрий Жигалкин, Радио Свобода, США

Какие выводы делают американские военные эксперты, посмотрев военный парад в Москве? Остановят ли российские С-400 американские F-35? В чем слабость российского оружия, продемонстрированного сирийской войной? Кого пугает Кремль? Как ответит Вашингтон на нарушение Москвой договоров о сокращении вооружений?

Эти и другие вопросы мы обсуждаем с американскими военными экспертами: бывшим профессором Военного колледжа сухопутных сил США сотрудником американского внешнеполитического совета в Вашингтоне Стивеном Бланком и бывшим сотрудником Пентагона, ныне научным сотрудником корпорации CNA Михаилом Кофманом.

Во вторник во время парада 9 мая по брусчатке Красной площади проследовали танки, ракеты, бронетранспортеры, или, в трактовке информационной службы Russia Today, более ста единиц вооружений, соответствующих последнему слову техники. От БМП «Тайфун», «доказавшей свою надежность в Сирии», и ракетно-зенитных комплексов «Бук», «способных отбить масштабную воздушную атаку», до противовоздушных «Панцирей», которые «единственные в мире способны вести прицельную стрельбу на ходу», и противовоздушных комплексов С-400, не имеющих, по уверениям RT, себе равных в мире. Такую точку зрения на российскую боевую технику разделяют не все. Накануне парада американский военный журналист Гарри Уэтцел опубликовал статью, в которой он анализирует действия российской авиации в Сирии и приходит к выводу о том, что она по боевым возможностям значительно уступает современной западной авиации. Например, ничтожный процент российских самолетов оборудован системами электронного наведения, используемыми западными военными самолетами более 20 лет. Что означает, что они ведут довольно приблизительное бомбометание, нанося значительный побочный урон в тех населенных пунктах, которые стали объектом атак. Показательные атаки крылатыми ракетами кораблей Каспийской флотилии по объектам в Сирии показали, что Россия наконец-то обладает вооружением, которое поступило западным армиям более двадцати лет назад. Одно из самых интригующих западных экспертов российских вооружений — ракетно-зенитные комплексы С-400 пока простаивают без дела и не дают поводов оценить их боевые качества, но, как пишет Уэтцел, есть данные о том, что израильтяне нашли ключ к нейтрализации комплексов С-300, они проводили учения, используя С-300, находящиеся на вооружении Кипра.

Иными словами, кое-что из увиденного на параде в Москве является последним словом военной техники девяностых годов, а кое-что, как, например, танк «Армата», выглядит скорее как мираж, результат игры воображения конструкторов, высокая стоимость которого попросту неприемлема ни для России, ни для другого государства.

Что разглядели в рядах боевых машин на этом параде американские эксперты? Стивен Бланк увидел прежде всего политическое действо:

— У них две аудитории: внутренняя и внешняя. По замыслу организаторов, обе аудитории должны увидеть на этих парадах подтверждение того, что Россия является мощной военной державой, чье оружие — лучшее в мире и так далее. Для россиян — это доказательство крупнейших успехов Путина в восстановлении военной мощи страны и уважения к ней в мире. Но я не думаю, что эти парады способны ввести в заблуждение российскую политическую или военную элиту касательно реальной эффективности того, что мы увидели на параде, поскольку мы стали свидетелями немалого числа случаев, когда оружие не работает, когда вооружение или оборудование было официально признано дефективным. К примеру, все запуски с использованием ракеты-носителя «Протон» были отменены, потому что все ракеты оказались дефектными. Кораблестроение в России находится в ужасном состоянии. Там есть, конечно, несколько видов оружия, которое в самом деле является современным и эффективным, например, зенитно-ракетные комплексы С-300, С-400. Но, по большому счету, то, что мы видим на параде, это классическое советское и российское вранье.

— С вашей точки зрения, находит эта демонстрация мощи или, как вы говорите, бахвальство ожидаемый Кремлем эффект в западных столицах?

— Запад не является монолитным. Там существуют разные аудитории. Но западные военные испытывают здоровое уважение к российской армии. Нет сомнений, что она сегодня находится в лучшем состоянии, чем десятилетие назад, что она значительно лучше экипирована и обладает более современным вооружением, которое представляет опасность для соседей России и даже для Запада. Она обладает мощными противовоздушными системами, артиллерией, некоторыми типами ракет, например, «Искандерами», противокорабельными ракетами, субмаринами, ядерным арсеналом. Но, по большому счету, западные армии превосходят российскую в том, что касается качества и количества вооружений. И все это прекрасно знают. Когда мы слышим, что Москва намеревается размещать «Искандеры» в Калининграде с целью противостояния несуществующей угрозе, я думаю, это воспринимается очень просто: мафиозная власть, как называют Кремль некоторые аналитики, прибегает к мафиозным способам устрашения. Но она забывает, что эти ракеты могут быть уничтожены с помощью воздушных ударов, командные пункты могут быть уничтожены с моря. Любое оружие имеет свои слабые стороны, которыми воспользуется противник.

— Господин Бланк, США официально обвинили Россию в нарушении советско-американского договора об уничтожении ракет средней и меньшей дальности. Практического ответа Вашингтон пока не дал, но что означает это фактически беспрецедентное обвинение?

— Это означает следующее: мы отныне не можем полагаться на договоры с Россией с целью обеспечения безопасности, россияне хотят обладать возможностью вести боевые действия с применением ядерного оружия; что они вновь пытаются взять Европу в заложники, как это было во время холодной войны, и что они также ищут ядерный щит, чтобы прикрыться от Китая, хотя об этом никто вслух не говорит. К этому можно добавить, что впредь никакой договор с Россией не будет стоить бумаги, на которой он написал, поскольку россияне спокойно его нарушат.

— Как США должны на это ответить, по-вашему?

— Мой совет — мы можем и должны предпринять разные шаги, поскольку такое поведение России затянулось. Прежде всего, необходимо увеличить численность обычных сил в Европе, с тем чтобы можно было эффективно помочь странам Балтии, противостоящим Кремлю. Второе — стоит возобновить производство ракет средней дальности, которые потенциально могут быть дислоцированы в Европе. Третье — расширить арсенал тактического ядерного оружия, по которому мы заметно уступаем России. Нельзя забывать, что Москва нарушила фактически все подписанные ею соглашения по контролю над вооружениями, за исключением последнего договора СНВ. Но ограничения, налагаемые этим договором, могут воспрепятствовать осуществлению российских планов модернизации ядерного арсенала уже в следующем году. Посмотрим, будет ли Москва верна этому договору. В любом случае мы должны внушить Кремлю мысль, что попытки нарушить суверенитет союзников по НАТО не останутся безнаказанными, доказать это, продемонстрировав наши возможности и волю прибегнуть к ним.

— Но все-таки нужно признать, что пока такую волю демонстрирует Кремль, возьмем хотя бы сирийский конфликт?

— А что сумел совершить там? Силы Асада рассыпаются. По последним подсчетам, он имеет не больше 18 тысяч солдат, готовых воевать за него. Российские сухопутные силы не пойдут в Сирию. Российские ВМФ и ВВС не смогут удержать Сирию, если Асад не сможет удержать ее своих руках. Иными словами, Россия, несмотря на ее значительные достижения в Сирии, оказалась у точки, когда она будет сражаться за Асада и Тегеран, а не за Москву и Путина, — говорит Стивен Бланк.

— Михаил Кофман, какие чувства вы испытываете, когда наблюдаете за этим представлением военной техники? Russia Today пишет: это лучшее в мире, это уникальное, это соответствует лучшим образцам. Соответствует?

— С одной стороны, они правильно говорят, что на параде самая современная техника, которая производится в России. Но с другой стороны, конечно, как любая страна, они преувеличивают или рекламируют свою боеспособность, особенно по сравнению с технологиями, которые уже давно существуют в мире, в армиях западных вооруженных сил и даже Китая. Понятно, что в некоторых вещах есть большие преувеличения, а в некоторых они правду говорят, что, может быть, нет аналогов, скажем, у них самые лучшие варианты из всех аналогов, которые сейчас есть.

— Хорошо. Коснемся предмета особой гордости. Согласно Russia Today, на параде в Москве продемонстрированы зенитно-ракетные комплексы С-400, которые являются, я цитирую, «самыми передовыми, не имеющими аналогов в мире». Звучит как повод для искренней гордости?

— Вы знаете, это правда, что это самая современная система из систем ПВО, сухопутных. Но с другой стороны, то, что она самая лучшая, самая хорошая у России, это не означает, что она эффективная против Запада, и об этом часто люди забывают. Потому что всегда надо задать два вопроса. Во-первых, она сработает против очень дорогой и в некоторой степени почти уникальной технологии, которая в наличии в больших количествах у Соединенных Штатов? Против самолетов малой видимости, скажем. Второй вопрос: в каком количестве или наличии она существует в вооруженных силах России. Все понимают, что новые платформы танковые БМП «Армата» только сейчас прототипы, их испытывают на три года, заказано штук 80. Из 2300 танков, которые у новейших вооруженных сил России, можно понять, что максимально пока рассчитывают, что, может быть, 80 из них будут «Армата», ничтожное число. С-400 — это, конечно, великолепная система, но не надо преувеличивать ее возможности, во-первых, а во-вторых — против кого она будет использоваться. Это как раз классная система, если воевать со странами, у которых самолеты четвертого поколения. Единственная проблема, что, может быть, придется воевать с такими странами, как Соединенные Штаты, у которых бомбардировщики пятого поколения.

— Известно, что во время арабо-израильских войн советские системы ПВО, которыми пользовались арабские страны, провалились, потому что, насколько я понимаю, они просто не смогли засечь израильские самолеты. Радары были либо уничтожены, либо они оказались неэффективными. Видимо, комплексы С-400 более эффективны?

— Насколько они могут быть эффективны против ВВС Соединенных Штатов, очень большой вопрос. Поэтому я бы так их не рекламировал. То, что она самая лучшая, не означает, что она эффективная и может защитить Россию. Цикл изменений, модернизация вооружений, цикл технологий, который сейчас, когда страна пропускает 10-15 лет низкого развития, то она, может быть, отстает в некоторых ключевых отраслях, которые кардинально меняют соотношение сил. Чтобы понять, просто историческая разница, если мы смотрим на XV-XVI век, страна могла легко пропустить 50-60, 100 лет развития вооруженных сил, все равно нормально выступить на поле боя с армией и иметь хороший шанс выигрыша. Но это все изменилось где-то в конце XIX века. Несмотря на то что у вас самая лучшая кавалерия в мире, если она не может преодолеть брони и пулемета, то это все равно бессмысленная битва.

— Параллель очень любопытная. Вы считаете, что современные российские системы ПВО будут так же эффективны против самолетов пятого поколения, как конница против броневиков или танков?

— Все-таки да.

— С-400 — это кавалерия?

— Может быть, мы не знаем. Если радары не видят самолет, который создан для того, чтобы быть невидимым, тогда какая ее боеспособность, в конце концов?

— А вы представляете, что произошло во время сенсационного удара «томагавками» по сирийской военно-воздушной базе Шайрат? Я хорошо помню пресс-релиз Пентагона, в котором говорилось о том, что объектами удара были также радары и другие объекты ПВО. То есть системы ПВО оказались бессильными перед крылатыми ракетами или они не ответили, как утверждают кое-какие российские источники, дабы не вступать в прямой конфликт с США?

— Во-первых, российские системы ПВО были поставлены, чтобы защищать лишь российский контингент, а не сирийский. Во-вторых, они только находятся в двух местах, там системы С-400 и системы С-300, они с этих мест абсолютно не покрывают большие части Сирии. В-третьих, ясно, их использовать не хотели, но даже если бы хотели, они, я уверен, не смогли бы из-за двух причин. Во-первых, сбить крылатую ракету можно, если система ПВО стоит на базе, которая является целью. Российский «Панцирь» великолепно может сбить крылатые ракеты, но он стоит на базе Хмеймим. Второе, что надо понять: крылатые ракеты запускают специальным путем, их не посылают напрямую, они маневрируют, поворачивают налево, направо и так далее. Понятно, что в Америке тоже не дураки, мы бы никогда не послали эти ракеты таким путем так, чтобы российская ПВО имела возможность их достать. Залп ракет был очень массированный. Я уверен, что даже если бы там стояла российская система обороны, она бы все равно не смогла справиться с залпом в 60 ракет.

— Михаил, Кремль, и это понятно, использует сирийскую кампанию, чтобы внушить мысль о если не превосходстве, то достоинствах российского оружия. Взять хотя бы ракетные удары по целям в Сирии, нанесенные с кораблей Каспийской флотилии. Но есть и другая точка зрения на этот счет. Американский военный журналист Гари Уэтзел делает противоположный вывод, анализируя военные действия России в Сирии. «Вмешательство в Сирии показало, что Россия далеко отстала от Запада», — пишет он и приводит среди фактов неспособность России создать свои собственные системы точного наведения авиационных ракет и бомб. Насколько эта оценка, по-вашему, объективна?

— Первое, что это показало, что ВВС России, которые, мы знаем, уже далеко отстали от возможностей ВВС Соединенных Штатов, потихоньку догоняют и сегодня выглядят более боеспособными, чем ВВС НАТО в 90-х годах. Люди забывают, что в течение пятидневной войны в Грузии в 2008 году Россия потеряла шесть самолетов, и большую часть их от своего огня. Мы наблюдаем за действиями модернизированных советских ВВС, где не только ни один самолет не свалился с неба за полтора года, а если посмотреть, сколько авиаударов они нанесли без катастрофы…

— Тот факт, что российские самолеты не падают с неба, что они делали около десяти лет назад, конечно, важен. Но вы сравнили нынешние возможности российской авиации с теми, чем обладали американские самолеты в 90-х годах?

— Вы должны понять, что в 90-х годах, скажем, первая кампания, где могли наблюдать за использованием высокоточного вооружения, — это «Буря в пустыне» в 1991 году. Люди не знают, что «Буря в пустыне» — это первое начало высокоточного вооружения наших ВВС, мы использовали менее 1 процента во всей кампании. Начало хорошего использования высокоточного вооружения — это уже Афганистан и война в Ираке 2003 года. Россия недавно была в таком состоянии вооруженных сил, особенно ВВС, что это все-таки подвиг, что они как-то быстро вырвались из 80-х годов куда-то в 90-е. Понятно, что Россия отстает от нас минимально лет на 15.

— Но, тем не менее, это факт, что у России нет современных систем наведения. Или они современные для третьего мира?

— Они современные для России. Просто уровень технологий высокоточных вооружений у России наиболее примитивный. Они только в Сирии начинают эксплуатацию высокоточного вооружения. Насколько мы видим, там есть две главные кардинальные проблемы. Российское высокоточное вооружение, вот эти новые бомбы, которые они используют, они не очень точные. Кстати, они понимают это и делают правильные выводы, может быть, они не очень об этом говорят, но понимают и видят результаты — высокоточное вооружение не высокоточное. Проблема номер два — систем наведения все еще нет, долго ждать. Объяснение простое: высокоточные системы все новые, первый конфликт, где они используются, они в серийном производстве, но они дороги, у них есть мало экземпляров, особенно такого испытания еще не было. Понятно, что они первого поколения.

— У этого сюжета есть еще один важный аспект. Ведь в таком случае у тех, кто обвиняет Москву в атаках на мирных жителей в Сирии, в самом деле есть серьезные основания для этих обвинений? Если Россия использует ничтожное число управляемых бомб и ракет, то, скажем, бомбя Алеппо, она наверняка накрыла множество жилых домов?

— Верно. Если использовать там, где есть мирное население, тогда понятно, особенно когда используют оружие более широкого поражения, то есть большие фугасные бомбы и кассетные бомбы, которые они там используют. В основном они используют противотанковые, но все-таки некоторые они используют кассетные бомбы, которые против людей.

— Если отвлечься от поля боя в Сирии, мы много слышим о превосходстве российского танка «Армата». Можно предположить, что и эти танки лучше того, что было современным двадцать лет назад? Ведь современный танк должен уметь хорошо и далеко видеть, уметь координировать огонь, для чего необходимы наисовременнейшие технологии. То есть есть основания думать, что и он будет уступать последним американским образцам?

— Нет, как раз наши образцы очень далеко отстали. Потому что мы не воюем танками, мы воюем ВВС и флотом. Мы сравниваем две абсолютно разные армии. Есть одна армия, которая всегда воюет через океан, а Россия — это всегда громадная держава Евразии, самая ключевая часть армии — это сухопутные войска, а ВВС России всегда отставали, и то же самое ВМФ. Мы сравниваем армию, которой нужны хорошие танки, с армией, которая особенно танками не воюет.

— То есть «Армата» на самом деле дает право на гордость российском военно-промышленному комплексу?

— Абсолютно. Единственное, есть маленький нюанс: они создали танк, который им не по бюджету. Большая проблема с технологиями — это деньги.

— Русский танк дороже американских танков получается — это несерьезно?

— Он есть. Да, в этом все дело, что он такой современный, что его не купят.

— В свое время немало говорилось и о еще одном российском вызове США — самолете Т-50, эквиваленте американского F-35, обошедшегося США в какие-то немыслимые суммы. Правда, я читал, что индийцы, участвующие в его разработке, не очень-то довольны российскими технологиями?

— С этим самолетом две проблемы. Это все-таки пока самолет поколения 4++. Главная проблема, что нового мотора на него нет, на нем стоит мотор Су-35. Россия долго работает. Но двигатель для самолета — это самая сложная вещь с точки зрения инженерского проекта. Двигатель — это не такая штука, которую можно легко изобрести и собрать. Форма есть самолета пятого поколения, трудно понять, насколько материал, который использовали в его создании, хорошо маскирует. Но главная проблема, мы знаем, двигателя пятого поколения нет.

— В таком случае, что же все-таки однозначно хорошее, ясное и современное у России на уровне, скажем, американских и западных последних образцов?

— В сухопутных войсках все. И не просто на нашем уровне, но, скорее всего, лучше, особенно, когда мы обсуждаем артиллерию. Там много современных систем противотанковых и так далее, все в России хорошо с танками, бронетранспортерами, боевыми машинами пехоты хорошо. В ракетных системах, есть много ракетных систем сухопутного базирования или противокорабельные, которые абсолютно великолепные.

— Михаил, после такого описания на душе появляется чувство тревоги за восточноевропейских союзников по НАТО, если у российской армии дела столь хороши.

— Правильно поставить вопрос: все хорошо, но а мы выиграем?

— Если верить российской пропаганде, они говорят, что у них все хорошо и они выиграют.

— Я только что был в Москве, я смотрел выступление Валерия Герасимова, главы Генерального штаба. На его картинках, на его слайдах так страшно выглядела способность Соединенных Штатов разнести Россию «Томагавками», которых тысяча штук по сравнению с десятками, которые у России. Наш великий ВМФ с системой и противовоздушной обороны, и противоракетной обороны может все сбить. Наша способность использовать дальнобойное высокоточное вооружение, которое у нас в комплекте в тысячах, — это для России не просто серьезная проблема, а они очень волнуются. Во-вторых, наша способность нанести и авиаудары, и удары с военно-морского флота и вообще со временем разнести и растерзать всю эту технику, которую они показали на параде, — это реально. Поэтому, когда мы сопоставим их вооруженные силы с нашими, понятно, что у них есть некоторая боеспособность, которая и аналогична, и лучше, чем наша. С другой стороны, это не означает, что они могут все-таки выстоять и что мы не можем растерзать на клочья всю эту великую армию, которую он показывали на параде.

— А у вас, профессионала, изучающего российскую армию много лет, есть объяснение этим страхам российских генералов, если они, конечно, не ведут свои собственные игры? Ведь совершенно ясно, что Запад России не угрожает. Чего генералы раскручивают страхи? Ведь они даже заговорили о применении ядерного оружия.

— Чего все крутят?

— Извините, Запад не крутит. Западноевропейские страны сокращают оборонные бюджеты.

— Да, они сокращают. Но у военных у всех одинаковый аргумент, что громадная угроза, надо увеличивать затраты на вооружение, у нас не хватает, нас все победят. Если читаешь, что пишут военные в Минобороны Англии, вообще можно упасть в обморок. В России сейчас милитаризм, начавшийся с Первой мировой войны, которая существовала в Европе, открытый чистый классический милитаризм. Боеспособность вооруженных сил — ключевая опора внешней политики и внутренней политики. И с другой стороны они провели более-менее успешные военные реформы и модернизацию. Есть много внутренних бюрократических аргументов, так как армия — это молоток, и она всегда должна найти гвозди, иначе нафиг она. Когда страна выбирает путь милитаризма и осваивает национальную идею на таком, тогда понятно, куда оно все дальше идет.

— Как раз непонятно, к чему дальше ведет, приведет наверняка к чему-нибудь плохому.

— Будут хорошие парады, будет закупка техники. Все-таки не изменяет фундаментальной проблемы в том, что большую часть более современных идей, которые они показывали, осуществить не удастся, пока на них денег нет, и это все понимают в России.

— Михаил, денег нет, но «Искандеры» движутся в Калининградскую область, по данным американской разведки, кажется, два батальона ракет средней дальности, запрещенных советско-американским договором, развернуты в европейской части России. Если по всей квартире, образно говоря, развешиваются ружья, то не повышается ли опасность, что что-нибудь из них и выстрелит?

— Для меня ключевая проблема в том, что они создают для себя те геополитические проблемы, которых они и опасаются. Они модернизируют ракеты. Ракеты и сейчас стоят в Калининграде, только в Калининграде стоит «Точка-У», старая, древняя, которая устарела, они ее сейчас будут менять на «Искандера». Дело в том, что зачем — они же сами для себя создают эту обстановку. Потому что от каждого решения есть реакция. Понятно, что европейская реакция — это дальше опасаться России, не доверять ей и принимать решения, которые будут бурно развивать военную активность НАТО и так далее.

США. Россия > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 14 мая 2017 > № 2175883 Юрий Жигалкин


Китай. США. РФ > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 8 мая 2017 > № 2166802

F-22 одолеет аналоги России и КНР

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Во многих отношениях истребитель F-22 Raptor («Хищник») является страховым полисом ВВС США. В то время как остальная часть Военно-воздушных сил готовится участвовать или уже участвует в реализации сценариев военных действий низкой интенсивности, флот истребителей F-22 является элитной авангардной силой, и сконцентрирован он исключительно на отражении самых современных угроз. «Мы с самого начала стали фокусировать наше внимание на отражении самых современных угроз, — сказал полковник Пит Феслер (Fesler). — На самом деле, мы отходим от наших стандартов, когда принимаем участие в операции «Непоколебимая решимость» (Operation Inherent Resolve), то есть в кампании по борьбе с Исламским государством (запрещенная в России организация), и осуществляем там поддержку. Конфликты низкой интенсивности — это не наши хлеб и масло».

Даже в тот момент, когда в 2002-ом году начались испытания F-22 в реальных условиях, он продемонстрировал невероятные возможности в учебном бою и одерживал одну за другой убедительные победы. И когда в ходе учебного боя F-22 сталкивался с самыми серьезными угрозами — например, с такими современными российскими истребителями как Су-35, с системой С-300В4 и С-400, — крайне редко он оказывался «сбитым». «Потеря F-22 — это большая редкость, независимо от тех угроз, которые мы используем во время тренировок», — отметил Феслер.

Россия и Китай в настоящее время разрабатывают новые истребители и ракеты земля-воздух, и поэтому задача, связанная с достижением превосходства в воздухе над все более опасными районами боевых действий, выпадает на долю небольшой группы пилотов ВВС США, управляющих мощными истребителями F-22 Raptor, произведенными компанией Lockheed Martin.

Истребитель F-22 был разработан в последние годы холодной войны. Он обладает пониженной заметностью и высоким потолком, а в его задачу входило нанесение поражения наиболее опасным видам оружия, которые Советский Союз мог использовать против Соединенных Штатов и НАТО в ходе третьей мировой войны в Европе. Однако окончание холодной войны и последовавший за этим развал Советского Союза лишили F-22 основной его миссии — или, по крайней мере, так было принято считать. Администрация Обамы отменила реализацию программы по производству истребителей F-22 в 2008 году, и всего было заказано 195 самолетов — 187 серийных, — поскольку эксперты в правительстве исходили из того, что война между государствами с примирением самых современных видов оружия уходит в прошлое. Однако в настоящее время становится все более очевидным, что они ошибались.

Ранее в этом году тогдашний министр обороны Эштон Картер в одном из своих выступления заявил о том, что мир возвращается к соперничеству великих держав. «Мы будем готовы противостоять врагу, вооруженному самой современной военной техникой. Это то, что мы называем полным спектром. В нашем бюджете, в наших планах и в наших действиях мы должны показать нашим потенциальным врагам — если они развяжут войну, то у нас будет достаточно средств для победы. Потому что та сила, которая способна сдерживать конфликт, должна показать, что она может доминировать в ходе конфликта», — сказал Картер, выступая в феврале на заседании Вашингтонского экономического клуба (Washington Economic Club). — В этом контексте Россия и Китай являются наиболее серьезными соперниками. Они разработали и продолжают разрабатывать самые современные системы вооружений, представляющие угрозу для сохранения нашего преимущества в определенных областях. В некоторых случаях они разрабатывают вооружения и способы ведения военных действий, рассчитывая на быстрое достижение своих целей еще до того, как, по их мнению, мы сможем ответить».

На самом деле, даже после развала Советского Союза России во время экономического и социального кризиса в 1990-е годы удалось сохранить, насколько это было возможно, свои лучшие предприятия военно-промышленного комплекса. Несмотря на серьезные проблемы, Россия смогла разработать и принять на вооружение самые современные виды оружия — такие как Су-35С («Фланкер» E), С-300В4, С-400 и другие. Тем временем восходящий Китай провел весьма серьезную модернизацию своих вооруженных сил — в этой стране были разработаны новые истребители, новые ракеты земля-воздух (в частности, грозные J-16 и HQ-9). В то время как Вашингтон перестал следить за источниками потенциальных вызовов и сосредоточил свое внимание на войнах в Ираке и в Афганистане, лидеры в Пекине и в Москве продолжали модернизировать свои вооруженные силы для того, чтобы получить возможность поставить Америку в безвыходное положение в случае конфликта в будущем.

Почему Америке необходим истребитель F-22 Raptor (особенно сегодня)

Сегодня, когда голоса и справа и слева требуют принятия действий в Сирии, где Кремль поддерживает режим Асада, своего традиционного союзника, Пентагон исходит из того, что он вынужден полагаться на незначительный по своему количеству флот истребителей F-22 Raptor, если возникнет необходимость установить бесполетную зону в этой истерзанной войной стране. F-22 является единственным находящемся на вооружении Соединенных Штатов истребителем, на который может рассчитывать Вашингтон для того, чтобы уничтожать такие современные зенитно-ракетные комплексы как «Панцырь-С1», С-300В4 и С-400, которые Москва направила в Сирию. Кроме того, это единственный самолет ВВС США, который по своим возможностям обладает огромным превосходством над такими российскими истребителями последнего поколения как Су-30М и Су-35С (оба типа этих самолетов Россия разместила в этом регионе).

«Наша задача состоит в том, чтобы проломить дверь, — сказал мне командир 1-го истребительного крыла (1st Fighter Wing) и ветеран среди пилотов F-22 полковник Пит Феслер во время моего визита на авиабазу «Лэнгли», расположенную в штате Виргиния. — Мы, несомненно, являемся лидерами в любых видах вооруженных сил, которые мы можем направить, поскольку у нас есть самолет, превосходящий по своим возможностям всех своих соперников».

Подготовка имеет значение

Важно иметь правильный инструмент, однако еще более важным является человеческое измерение. Пилоты и технический персонал должны быть соответствующим образом подготовлены, и они должны иметь возможность справиться с любой самой серьезной угрозой, если планируется их отправка в район боевых действий. Недавно я посетил элитное 1-ое истребительное крыло — это передовое подразделение, укомплектованное истребителями F-22 Raptor, — во время учебной проверки боеготовности. В отличие от таких крупных учений как «Красный флаг» (Red Flag) или учений ВВС США по подготовке к операции по развертыванию (Weapons School's Mission Employment Phase) — они направлены на повышение мастерства пилотов, — учения по проверке боеготовности предполагает осуществление проверки оперативных возможностей подразделения по развертыванию. По сути дела, это генеральная репетиция перед направлением подразделений на войну.

«Пилоты F-22, хотя они являются критическим компонентом, составляют лишь часть команды. Ничего не произойдет, если техники не подготовят самолет к полету; нужно также позаботиться о малозаметности покрытия; нужно произвести бомбы и ракеты, а затем специалисты по вооружению должны загрузить их в самолет; диспетчеры должны определить маршруты полетов; специалисты в области разведки должны подготовить задание, которое нужно выполнить. Все эти вещи должны соединиться, а если кто-то потеряет ритм и отстанет, то ничего не будет работать, — сказал в беседе со мной Феслер, показывая мне место стоянки и обслуживания самолетов. — Задача этих учений состояла в том, чтобы вывести нас за пределы обычных операций внутри гарнизона; в том, чтобы быстро мобилизоваться, развернуться, подготовить самолеты, а затем начать устойчивое боевое развертывание. Другого способа получить такого рода подготовку просто нет».

Как сказал мне Феслер, идея подобных учений состоит в том в том, чтобы взять шесть эскадрилий, составляющих одно крыло — плюс персонал 192-го истребительного крыла ВВС Национальной гвардии Виргинии и подразделения поддержки — и разместить их в различных частях базы в смоделированных сложных условиях. В целях проведения учений этому крылу был дан приказ «подготовиться к развертыванию» на определенном театре и сделать все для того, чтобы иметь возможность быстро приступить к выполнению операции. После получения приказа о развертывании это крыло и его персонал должны были упаковать всю необходимую аппаратуру поддержки, а также подготовить самолеты к определенному театру военных действий, а затрем осуществить там развертывание в течение нескольких часов. И, действительно, в течение моего визита две эскадрильи F-22 этого крыла были размещены в двух различных частях базы и действовали в палатках на линии стоянки и обслуживания самолетов. «Все эти действия внимательным образом координировались», — сказал Феслер.

Основной «страховой» полис

Во многих отношениях истребитель F-22 Raptor («Хищник») является страховым полисом ВВС США. В то время как остальная часть Военно-воздушных сил готовится участвовать или уже участвует в реализации сценариев военных действий низкой интенсивности, флот истребителей F-22 является элитной авангардной силой, и сконцентрирован он исключительно на отражении самых современных угроз. «Мы с самого начала стали фокусировать наше внимание на отражении самых современных угроз, — сказал полковник Пит Феслер (Fesler). — На самом деле, мы отходим от наших стандартов, когда принимаем участие в операции «Непоколебимая решимость» (Operation Inherent Resolve), то есть в кампании по борьбе с Исламским государством (запрещенная в России организация), и осуществляем там поддержку. Конфликты низкой интенсивности — это не наши хлеб и масло».

Даже в тот момент, когда в 2002-ом году начались испытания F-22 в реальных условиях, он продемонстрировал невероятные возможности в учебном бою и одерживал одну за другой убедительные победы. И когда в ходе учебного боя F-22 сталкивался с самыми серьезными угрозами — например, с такими современными российскими истребителями как Су-35, с системой С-300В4 и С-400, — крайне редко он оказывался «сбитым». «Потеря F-22 — это большая редкость, независимо от тех угроз, которые мы используем во время тренировок», — отметил Феслер.

Почему F-22 господствуют

На самом деле, проблема для F-22 состоит в определении достаточного количества целей, а также достаточно серьезных угроз для того, чтобы пилоты смогли получить полезную тренировку. Другая проблема состоит в том, что этот самолет обладает столь большими возможностями — с точки зрения скорости, ускорения, малозаметности, сенсоров и маневренности, — что он способен компенсировать тактические ошибки.

«Он способен исправить многие недостатки со стороны пилота; у вас может быть, действительно, плохой день, а самолет все равно покажет свои феноменальные возможности, — сказал старший пилот F-22 с позывным «Грохот» (Crash). — Само по себе то, что ты выиграли воздушный бой, еще не означает, что ты сделал хорошую работу. А то, что ты проиграл, то это не означает, что ты все испортил. Мы создаем сценарии для наблюдения за этим, и иногда ребята «погибают» во время учений, хотя они все сделали правильно, а в другой раз они все делают неправильно, но, тем не менее, добиваются полного успеха. С этим самолетом значительно легче выжить».

Для подготовки пилотов к этим учениям 1-е истребительное крыло использует комбинацию учебных самолетов T-38 и F-22, которые выступают в качестве «Красного неба» (Red Air) — они воспроизводят те угрозы, которые представляют «продвинутые» «Фланкеры», то есть истребители Су-35. Тем временем бортовые компьютеры истребителей F-22, а также связанные с ними базы данных воспроизводят угрозы, исходящие от вражеских зенитно-ракетных установок — таких как С-300В4 и С-400. В ходе одного вылета F-22 вынужден был бороться с комбинацией, состоящий из «самых современных Су» и весьма серьезной угрозой на земле — об этом рассказал мне молодой специалист по вооружениям 1-го истребительного крыла F-22 с позывным «Пуля» (Bullet) — выпускник элитной Школы по применению вооружениям ВВС США (Air Force's Weapons School), который был одним из главных планировщиков этих учений.

«Обычно мы проводим учения по борьбе против самых больших и самых серьезных угроз, потому что мы хотим получить опыт борьбы с новейшими угрозами, — сказал мне эксперт по вооружениям с позывным «Пуля». — Как выглядит наиболее неблагоприятный сценарий и что мы должны делать в подобном случае — потому что мы хотим провести подготовку на самом высоком уровне и предельно приближенно к настоящему бою, а если учение не удается провести не высоком уровне, то тогда мы просто не выполнили свое задание. В таком случае нам значительно легче выполнить свою работу».

Из-за огромных возможностей F-22 (а его пилоты это элита из элит) «Красное небо», на самом деле, вынуждено было превосходить «Хищников» по численности. Пилот с позывным «Грохот» рассказал об одном сценарии, при котором четыре F-22 вступили в бой одновременно с десятью вражескими истребителями четвертого поколения — типа Су-35, — которые способны «регенерироваться», то есть возвращаться к жизни. «Это несколько больше, чем обычные представители четвертого поколения», — сказал «Грохот». — Мы не проводим учения против тех вещей, которые еще не приняты на вооружение. Мы боремся с самыми современными действующими угрозами, какие мы только можем найти».

Как правило, представитель «синих» F-22 уничтожает противника с большого расстояния. На самом деле, по словам Феслера, если вражеский самолет смог выжить, а затем появился в районе «контакта» — то есть оказался в зоне прямой видимости — и обнаружил F-22, то это означает, что произошла какая-то очень серьезная ошибка. Обычно после этого проводится тщательный разбор для того, чтобы понять, что пошло не так. На самом деле, все пилоты, с которыми я говорил, в один голос убеждали меня в том, что разбор полетов является наиболее важной частью тренировки боевых вылетов. Тем не менее, пилоты F-22 активно готовятся к ведению воздушного боя в условиях прямой видимости. «Обычно мы действуем по максимуму против действующего по максимуму противника, — сказал специалист с позывным «Грохот». — Мы исходим из того, что подготовленные на Западе пилоты F-22 являются самой серьезной угрозой, с которой мы можем столкнуться».

Большая модернизация (кое-что необходимо)

Недавним дополнением к F-22 стал новый программа обновления Block 3.2A/Update 5. В конечном итоге, последнее обновление связано с ракетой AIM-9X Sidewinder, выпускаемой компанией Raytheon, и поражением целей с ненулевыми бортовыми углами — такие возможности давно хотели получить пилоты F-22. Ракета AIM-9X является существенным усилением для F-22, и так считают все пилоты 1-го истребительного крыла, с которыми я говорил. Это новое оружие во много раз увеличивает и без того огромную. смертоносную силу F-22. Ракеты AIM-9X и AIM-120D AMRAAM, производимые компанией Raytheon, будут полностью интегрированы в F-22 в результате обновления Increment 3.2B, которое еще только предстоит провести.

По еще у истребителя F-22 нет системы вывода информации на шлем (HMCS), которая позволит использовать все имеющиеся у ракеты AIM-9X возможности. Это устройство работает на многих американских боевых самолетах — а также на большинстве иностранных. Отсутствие нашлемного дисплея в большинстве случаев поставит F-22 в очень невыгодное положение в ближнем бою — если этот самолет не сможет использовать все имеющиеся у него возможности.

ВВС США все еще планируют оснастить F-22 нашлемным дисплеем, однако пилоты 1-го истребительного крыла говорят, что это не является абсолютной необходимостью. F-22, как правило, может обеспечить себе превосходство в воздухе и без такой системы. На самом деле, по словам Феслера, даже без ракеты AIM-9X и без системы HMCS пилоты F-22 часто подходят на близкое расстояние и устраивают засады другим самолетам в зоне видимости. «Я могу незаметно подкрасться к противнику, — сказал Феслер. Управляя истребителем F-22, я тихо подхожу к другим самолетам, и они даже меня не замечают. Вы просто пристраиваетесь им в хвост и говорите себе: зачем расходовать ракету, когда у тебя есть пушка».

В конечном итоге, F-22 является единственным истребителем пятого поколения, предназначенным для завоевания превосходства в воздухе во все более враждебном мире, где угрозы становятся с каждым днем все более серьезными, и поэтому в интересах ВВС делать все для того, чтобы его возможности были на самом высоком уровне. В соответствии с имеющимися в настоящее время планами, F-22 получит систему вывода информации на шлем к 2020 году, однако подобные программы в прошлом становились жертвами бюджетных сокращений.

«Было бы здорово иметь такой шлем, но радикально он ничего не изменит, — сказал пилот с позывным «Грохот». — Однако нашлемный дисплей оказал бы нам большую помощь».

Китай. США. РФ > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 8 мая 2017 > № 2166802


Таджикистан. ПФО > Авиапром, автопром > news.tj, 4 мая 2017 > № 2163978 Евгений Носов

Цены ниже мировых: «Группа ГАЗ» предлагает поставить в Таджикистан новые автобусы

Автобусы, произведенные на заводах «Группы ГАЗ» - крупнейшего производителя техники в России, пользуются уважением у перевозчиков на всем постсоветском пространстве. Есть ли шанс, что эти автобусы в скором времени покорят и дороги Таджикистана? Об этом мы беседовали с директором по развитию продаж ООО «Русские автобусы – Группа ГАЗ» Евгением Носовым.

- Евгений Владимирович, какие планы у «Группы ГАЗ» в отношении рынка Таджикистана?

- Мы сотрудничаем с Таджикистаном с 2002 года. За это время в Душанбе было поставлено более 400 автобусов моделей ПАЗ и ЛиАЗ. И сегодня мы готовы поставить в республику современные автобусы различных классов по конкурентоспособным ценам.

В качестве примера могу сообщить, что наша компания приняла участие в открытом тендере, проводимом при поддержке Европейского банка реконструкции и развития, на поставку для города Худжанда 100 единиц городских низкопольных автобусов большого класса. Мы предложили к поставке наши самые современные на сегодняшний день модели автобусов Ликинского автобусного завода – ЛиАЗ-529260 (12 метров) и «ГАЗ Kursor» (9,5 метров).

«Группа ГАЗ» регулярно проводит в республике показы и презентации своих новинок, где мы видим огромный интерес к нашей технике со стороны как государственных, так и частных транспортных компаний. И мы готовы предложить перевозчикам Таджикистана самые современные и комфортабельные автобусы российского производства.

- Насколько привлекательны цены на новые ПАЗы, ЛиАЗы?

- Мы готовы поставлять в Таджикистан наши новейшие модели по ценам ниже, чем у мировых производителей. Так, например, в прошлом году мы презентовали совершенно новую разработку – максимально компактный, полностью низкопольный автобус «ГАЗ Kursor». Его длина составляет 9,5 метров. Это городской автобус среднего класса, салон которого может вместить порядка 75-80 человек, что сопоставимо с моделями большого класса. При этом машина имеет уникальную модульную мультиплексную систему управления, разработанную совместно с компанией Continental. Мы демонстрировали этот автобус на международной выставке в Германии и получили самые высокие отзывы мировых экспертов.

В этом году мы презентуем полунизкопольную модификацию этой модели. Прайс на полностью низкопольный автобус начинается от 5,8 млн рублей (около 98 тыс. евро), прайс на полунизкопольный - от 4,6 млн (около 78 тыс. евро), что значительно ниже стоимости аналогов известных мировых производителей.

Соответственно, цены на модели ПАЗ будут еще ниже. Модели Павловского автобусного завода – сегодня одни из самых доступных на рынке и России, и стран СНГ. Эти машины имеют самое привлекательное соотношение цены и качества. Именно поэтому марка ПАЗ на протяжении многих лет остается самой популярной на всем постсоветском пространстве.

Сегодня наш самый дешевый «пазик» стоит чуть больше одного миллиона рублей (порядка 19 тыс. евро), а стоимость самого дорогого не превышает трех миллионов (порядка 50 тыс. евро) в базовой комплектации.

Я сейчас говорю о современных автобусах, которые полностью отвечают мировым требованиям по комфорту и безопасности, предъявляемым к транспорту для пассажирских перевозок. Система кондиционирования, оборудование для перевозки маломобильных пассажиров, системы ABS и ASR, наружное и внутреннее наблюдение, системы навигации ГЛОНАСС/GPS – вот лишь неполный список оборудования, которое сегодня мы устанавливаем на свои автобусы.

- Все эти опции будут доступны для покупателей в Таджикистане?

- Они уже доступны. Мы полностью ориентируемся на потребности наших заказчиков.

Мы знаем, как важно для перевозчиков соблюсти баланс между стоимостью техники и затратами на ее обслуживание. Именно поэтому автобусная техника «Группы ГАЗ» - сегодня, пожалуй, самое лучшее предложение на рынке постсоветского пространства по соотношению «цена – качество».

Таджикистан. ПФО > Авиапром, автопром > news.tj, 4 мая 2017 > № 2163978 Евгений Носов


Япония > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром. Экология > nhk.or.jp, 1 мая 2017 > № 2159125

Японская компания разрабатывает спутники для ликвидации космического мусора

Японская венчурная компания Astroscale объявила проект разработки специальных спутников для сбора космического мусора.

Эта компания, исследовательская база которой находится в Токио, планирует запустить спутник в начале будущего года для наблюдения за маленькими объектами размером менее одного миллиметра.

В 2019 году она ставит целью запустить еще один спутник, который с помощью магнитной силы будет собирать космический мусор и сгорит вместе с ним при повторном входе в атмосферу Земли.

Глава компании Мицунобу Окада выразил уверенность в важности этого бизнеса, исходя из того, что вопрос придется решать на протяжении долгого времени.

По данным, насчитывается более 20 тысяч обломков космического мусора от использованных спутников и ракет, размер которых составляет 10 сантиметров или больше. Этот мусор представляет угрозу освоению космоса.

Компания Kawasaki Heavy Industries также поделилась планами разработки спутников для сбора космического мусора.

Япония > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром. Экология > nhk.or.jp, 1 мая 2017 > № 2159125


США. ЦФО > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром. Образование, наука > forbes.ru, 28 апреля 2017 > № 2158597 Ольга Маслихова

Машина как услуга. Как развитие беспилотных автомобилей меняет индустрию

Ольга Маслихова

Управляющий партнер фонда Phystech Ventures

В автомобильной индустрии фокус сместился в сервисный сегмент: теперь рассчитывают на прибыль от монетизации процесса вождения, а не от классической продажи автомобилей. За какой сервис готовы платить потребители?

К 2035 году, по прогнозам аналитиков, на дорогах будет ездить около 76 млн машин разной степени автономности, а первые полностью самоуправляемые автомобили появятся еще раньше — в 2021 году.

Илон Маск планирует до конца 2017 года вывести на рынок модель Tesla, которая абсолютно без какой-либо человеческой помощи будет способна проехать от Лос-Анджелеса до Нью-Йорка, а это около 4500 км. Ford и General Motors более консервативны в оценке сроков выхода на рынок полностью автономных машин и нацелены на выпуск первых единиц автономного транспорта к 2021 году. Это означает, что автопром перестал задаваться гипотетическим вопросом «А что, если на дорогах будут ездить беспилотные машины?» и сегодня занят поиском ответа на другой вопрос: «Когда это произойдет, и как сделать так, чтобы мы были лидерами в этой гонке героев?»

На скорость становления рынка критически повлияют две вещи — стратегические альянсы технологических поставщиков автопрома с разработчиками ключевых технологий и комплектующих, которые делают беспилотное вождение возможным (системы искусственный интеллекта, сенсоры, датчики), а также развитие кооперации между технологическими провайдерами и самими автоконцернами.

Хороший пример дальновидного стратегического подхода в автомобильной индустрии — недавно объявленное партнерство немецкого концерна Bosch и Nvidia, компании в области вычислений для искусственного интеллекта. Сегодня Bosch с выручкой в €73 млрд — крупнейший в мире поставщик для индустрии, который сотрудничает практически со всеми автопроизводителями. В концерне за это отвечает специальное бизнес-направление Mobility Solutions. Среди ключевых областей его деятельности — решения для систем управления, систем безопасности и систем поддержки вождения, различные технологии для интуитивно-понятного инфотеймента водителя, а также технологии взаимодействия между автомобилями и автомобиля с инфраструктурой (vehicle-to-vehicle и vehicle-to-infrastructure). По итогам 2015 года в структуре продаж концерна выручка направления занимала наибольшую часть — 59%. На разработке систем поддержки вождения (driver-assistance systems) специализируются более 2000 инженеров Bosch, компания сотрудничает с Google, Porsche, а также Tesla, с которой, например, недавно было проведено совместное тестирование автопилота Model S. Компания публично подчеркивает свой интерес к таким областям как сенсоры, ПО и сервисы и ставит себе цель стать одним из мировых лидеров в области IoT.

Nvidia на рынке автопрома сегодня также играет весьма заметную роль. На прошлогодней выставке CES в Лос-Анжелесе компания представила свою Drive PX2 — открытую вычислительную платформу с искусственным интеллектом, которую уже называют «суперкомпьютером для беспилотных автомобилей». Она включает в себя технологии глубокого обучения, объединения датчиков и кругового обзора (система собирает и обрабатывает видеосигнал с 12 камер, лидара, радара и ультразвуковых датчиков, что позволяет компьютеру определять местоположение и делать полный круговой обзор для вычисления безопасной траектории движения). Платформа построена на технологии глубокого обучения (глубокие нейронные сети помогают компьютеру в определении и классификации объектов, в том числе пешеходов и велосипедистов). Для разработки автомобильных инноваций Nvidia выстраивает стратегические отношения как с автопроизводителями (например, с Audi), так и с другими технологическими компаниями (например, осенью прошлого года она объявляла о партнерстве с китайской интернет-компанией Baidu). Автопром для Nvidia – стратегически значимая вертикаль, которая позволит компании оставаться на рынке в долгосрочной перспективе.

Альянс двух поставщиков автомобильной индустрии – это не только win-win партнерство, обогащающее техническую экспертизу обеих компаний, но и важная инициатива, которая может дать дополнительный импульс развитию всего рынка беспилотного транспорта. Технологии сбора необработанных данных и их последующий анализ с помощью алгоритмов машинного обучения имеют критическое значение для того, чтобы беспилотный автомобиль мог точно распознавать окружающие объекты и адекватно реагировать. Эта сверхсложная задача вряд ли будет решена в отсутствие подобных стратегических инициатив.

По мнению экспертов исследовательской компании Altimeter, первые полностью самоуправляемые автомобили скорее всего появятся ближе к 2021 году. Это реалистический прогноз, основанный на анализе существующих технологий и перспективах их ближайшего развития, но не на потребительской готовности рынка. Массовой эксплуатации частично самоуправляемые и полностью самоуправляемые автомобили достигнут ближе к 2035 году. Прогнозы по объемам продаж беспилотных авто и проценту их проникновения на рынок у экспертов по этому поводу разнятся. Например, согласно отчету IHS, в 2035 году проникновение составит около 17% (из них полностью самоуправляемых будет 7%). При этом, объем ежегодных продаж беспилотных автомобилей достигнет к тому времени 21 млн. машин (для сравнения, в 2025 году этот показатель ожидается в районе 600 000).

Очевидно, что между нашим сегодня и 2035 годом никакого магического квантового скачка не произойдет, беспилотный автомобиль не станет массовым средством передвижения в одночасье. Во-первых, производителям предстоит накопить гигантский объем данных для машинного обучения беспилотных систем. Только аккумулировав миллионы вариантов ситуаций на дороге, машина сможет масштабировать это знание и обеспечить высокую безопасность движения. Во-вторых, игроки рынка будут заняты развитием собственной экспертизы, притом сразу по двум направлениям – как в сегменте assistive driving (Advanced Driver Assistance Systems (ADAS), т.е. базовых технологий, которые позволяют автоматизировать некоторые процессы вождения, но не забирают у человека полный контроль), так и в сегменте самоуправляемого транспорта. Компании будут «прокачивать» компетенции софтверном инжиниринге (особенно в области слиянии «сырых» данных и машинного обучения): строить стратегические партнерства, привлекать таланты, делать M&A, искать на рынке более дешевые или технологичные решения, например, из Китая и Южной Кореи, отслеживать появление софтверных стартапов.

Среди задач, которые будут решать технологические поставщики рынка автомобильной индустрии, как минимум две имеют критическое значение для дальнейшего развития ADAS и беспилотного транспорта. Первая – обеспечение совместимости всех систем и ПО внутри «умного» автомобиля, который умеет думать и «общаться» с другим транспортом. Ее решение сделает возможным взаимодействие V2V (vehicle-to-vehicle), а это серьезно повысит уровень безопасности при беспилотном вождении. Вторая – удержание конечной стоимости машины с ADAS и даже беспилотного авто в рамках незначительного повышения существующих цен на автомобили.

Благодаря новым технологиям снизится – как минимум на порядок – стоимость комплектующих. Согласно отчету Boston Consulting Group, в первые года появления полностью самоуправляемых автомобилей (2021-2025гг) стоимость систем для них будет составлять примерно $10 000, а спустя десять лет аналогичное оборудование будет стоить не более $3 000. Уже сегодня есть примеры драматического снижения цены за счет новых технологий. Например, еще несколько лет назад стоимость датчика LIDAR (оптического датчика) составляла $80 000, что делало его одной из самых дорогих деталей беспилотного автомобиля. Сегодня его цена составляет не более $8000, а в конце прошлого года компания-производитель лидаров Velodyne сообщила о том, что ведет новую разработку, благодаря которой себестоимость конечного продукта может составить всего $50. В августе 2016 компания получила $150 млн инвестиций от Baidu и Ford, очевидно заинтересованных в приближении самопилотируемых авто для для масс-маркета. Сегодня вместе с высокотехнологичными компаниями и автопроизводителями Velodyne работает над девятнадцатью проектами в области беспилотных автомобилей. Большой потенциал для удешевления также есть у GPS систем, радаров, ультразвуковых датчиков, видеокамер и бортового компьютера.

В период между 2020 и 2035 годами будет происходить не только улучшение технологий и удешевление производства беспилотных автомобилей, но и серьезное изменение водительской — а на самом деле даже шире — общественной ментальности. Автопроизводителям предстоит снимать с повестки многие вопросы (настороженного отношения потребителей; с помощью большого объема статистических данных подтверждать безопасность беспилотного вождения на уровне регуляторов), а также формировать новые потребности водителей, которые пока предпочитают автомобиль с полуавтономными функциями (кстати, именно через ADAS и будет происходить привыкание к тому, что автомобиль может управлять собой сам).

Думаю, что первыми адептами технологий беспилотного транспорта выступят компании, бизнес которых напрямую связан с управлением большими автопарками — в логистике, коммерческом транспорте и сельском хозяйстве. В этих отраслях покупка дорогого беспилотного транспорта будет оправдана, потому что окупится за счет удешевления самого бизнеса – снижения аварийности и других рисков, сокращения персонала и издержек на него, уменьшения налоговой базы. Здесь рыночного использования полностью самоуправляемых машин можно ожидать уже через 5-10 лет.

Первые пассажирские поездки беспилотных автомобилей будут ограничены – например, выделенным маршрутом общественного транспорта, территорией университетских или бизнес-кампусов и других частей города, где инфраструктура и ПДД подходят для безопасного беспилотного вождения.

Важный тренд, который сыграет на развитие массового рынка беспилотного транспорта, – shared mobility. В среднем, городской автовладелец не использует свою машину 95% всего времени, что делает владение и содержание автомобиля экономически весьма неэффективным и дает повод задуматься об альтернативе. Использование сервисов shared mobility будут стимулировать и транспортные департаменты мегаполисов, озабоченные проблемами городского трафика и экологии. Самоуправляемые автомобили хорошо «вписываются» в этот тренд и могут стать удобным персонифицированным сервисом для передвижения, которое предложит кто-то из лидеров рынка райдшеринга. В потребительском поведении, скорее всего, произойдет смещение восприятия автомобиля от транспортного средства к машине-как-сервису. И, наверняка, в перспективе нескольких лет появится какой-нибудь мультмиллиардный игрок, который станет аналогом сервиса ClassPass для транспорта.

Это смещение потребительской модели в сервисный сегмент обязательно отразится на динамике продаж автомобилей и на подходе к ценообразованию, о чем прогрессивные авто бренды, среди которых BMW, Daimler, Fiat-Chrysler, Ford, General Motors, Mercedes, Nissan, Tesla, Volkswagen, Toyota думают уже сейчас. Еще одно направление, к которому игроки автопрома проявляют большой интерес — сбор и анализ данных. Показательный пример: Марк Филдс, CEO Ford, сегодня видит компанию с 100+ историей в автоидустрии и как «information company». Big Data с подключенных платформ — это потребительские инсайты, и борьба за эти данные развернется серьезная. Здесь тоже стоит ожидать интересные стратегические партнерства и сделки.

Сегодня автопром — это рынок беспрецедентных технологических прорывов и колоссальных инвестиций. В индустрию приходит понимание, что завтрашняя прибыльность будет зависеть от монетизации самого процесса вождения, а не от классической продажи автомобиля, и игрокам рынка предстоит создать сервис, за который потребитель будет готов платить в течение продолжительного времени. Компании с экспертизой в области ADAS и беспилотных систем начинают оказывать заметное влияние на бизнес-повестку автопроизводителей: их покупки, поглощения и стратегические альянсы. Примеров тому масса, в том числе и миллиардные сделки. Intel за $15,3 млрд покупает израильского производителя ADAS систем Mobileye. Samsung объявил о намерении за $8 млрд купить американский Harman — это позволит корейской компании получить значительное присутствие на рынке подключенных технологий. Toyota инвестировала в Uber, Volkswagen вложил $300 млн. в Gett, General Motors — $500 млн в сервис для поиска частных водителей Lyft, и список можно продолжить. Отрасль «кипит» во всех сегментах, и градус этого кипения очень высок, потому что всем понятно: рынок меняется драматически. Осталось понять, что делать, чтобы завтра не стать его аутсайдером

США. ЦФО > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром. Образование, наука > forbes.ru, 28 апреля 2017 > № 2158597 Ольга Маслихова


Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 27 апреля 2017 > № 2159407

Тайная канцелярия: кто оплачивает этап «Формулы-1» в России

Антон Погорельский

внештатный автор Forbes

Как «Сочи Автодром» заполучил новых инвесторов и почему партнеры гоночной трассы не афишируют свой вклад в проведение Гран-при России

В конце апреля на гоночном комплексе «Сочи Автодром» в четвертый раз состоится Гран-при России «Формулы-1». Российский этап чемпионата мира входит в календарь с 2014 года. Все это время у Гран-при России не было ни одного спонсора. Сейчас у «Сочи Автодрома» как минимум пять партнеров, причем большая часть появилась в 2017 году.

Новыми спонсорами гоночной трассы стали инвестиционный фонд Михаила Прохорова «Онэксим», производитель алюминия «Русал», а также крупнейший в мире поставщик калийных удобрений «Уралкалий». Все три компании подписали соглашения до конца 2018 года, однако они не включают в себя рекламные права на гоночный уикенд «Формулы-1», рассказали Forbes в пресс-службе «Сочи Автодрома».

Более дорогие и масштабные контракты заключили финансовая группа ВТБ и нефтехимическая компания «Лукойл». Договоры «Сочи Автодрома» с этими компаниями распространяются на весь год, включая гонку «Ф-1», причем ВТБ стал титульным спонсором Гран-при России. Название компании вошло в официальное наименование этапа, а символика Гран-при окрасилась в фирменные цвета ВТБ.

Сочинский Гран-при стал 13-й гонкой в календаре «Формулы-1», у которой есть титульный спонсор. Еще у семи этапов (среди них гонки в Мексике, Канаде, Австрии и Японии) таких партнеров нет.

Стоимость спонсорских контрактов представители «Сочи Автодром» не разглашают. В компаниях на запросы Forbes не ответили.

Кто и сколько платит

Обычно проведение Гран-при «Формулы-1» финансируют государственные структуры, заинтересованные в продвижении страны или региона на международной арене: так обстоят дела в ОАЭ, Сингапуре, Азербайджане, Мексике… В этом случае организаторы не слишком заботятся об окупаемости события: Гран-при служит витриной, с помощью которой в страну можно привлечь туристов и инвесторов.

К примеру, в начале нулевых Бахрейн успешно использовал «Формулу-1», чтобы рассказать о себе миру. Сейчас по аналогичному сценарию действует Азербайджан. Ситуация в России оказалась во многом похожа на эти примеры.

Сейчас все расходы по проведению гонки в Сочи несет компания «Центр «Омега», принадлежащая правительству Краснодарского края. «Центр «Омега» обязана не только раз в год устраивать гонку «Формулы-1», но и выплачивать организаторам чемпионата, компании Formula One Management (FOM), ежегодный взнос за право принять у себя Гран-при. Такие взносы от стран-организаторов формируют треть ежегодной выручки FOM и по итогам года распределяются между акционерами компании и командами, участвующими в чемпионате.

По информации «Известий», размер взноса «Сочи Автодрома» в адрес FOM в 2014 году составил $60 млн, а в следующие годы платеж российской стороны увеличивался на определенный процент, прописанный в контракте.

Единственный шанс для организаторов гонок хоть как-то заработать на проведении Гран-при – это продажа билетов. Такие доходы никогда не покрывают сумму вступительного взноса, но могут компенсировать текущие орграсходы. Последние три года «Сочи Автодром» продавал все 55 000 билетов на Гран-при, поступавших в продажу. За три недели до этапа 2017 года организаторы реализовали чуть больше половины билетов, рассказал агентству ТАСС губернатор Краснодарского края Вениамин Кондратьев.

В 2014 и 2015 году вступительный взнос за Гран-при России выплачивали из государственного бюджета, в 2016 году к финансированию подключился «Лукойл»: по словам вице-премьера правительства Дмитрия Козака, в прошлом году «Лукойл» потратил на проведение сочинского этапа «Формулы-1» 2 млрд рублей. В 2017 году государство перестало покрывать расходы «Сочи Автодрома» из бюджета – все деньги на выплату взноса FOM собрали частные инвесторы, объявил Козак.

Вице-премьер уточнил, что в общей сложности «Сочи Автодром» привлек десять инвесторов на проведение российского этапа «Формулы-1». Обычно такое финансирование называют спонсорством, а вкладывающие деньги компании прикладывают массу усилий, чтобы об их участии узнала широкая публика. В России половина инвесторов предпочла сохранить инкогнито: единственным упоминанием о том, что «Сочи Автодром» нашел десять спонсоров, так и остались слова Дмитрия Козака.

Никакой публичности

На момент подготовки статьи на официальных сайтах «Онэксима», «Уралкалия» и «Русала» не было ни одного упоминания Гран-при России или «Сочи Автодрома». «Большой бизнес в России сторонится публичности, – объясняет этот феномен Макс Коррадо, основатель и владелец компании Totally New Promotion (TNP), которая занимается работой со спонсорами в «Формуле-1», Moto GP и других международных гоночных сериях. – В России только сейчас запускаются первые нормальные спонсорские проекты в автоспорте. До этого была исключительно любовь конкретных бизнесменов к гонкам либо семейные и дружеские связи. Такие вещи мало кто хотел афишировать, чтобы не показать, что у компании есть «лишние» деньги. Нынешнее молчание спонсоров – это следствие такой политики плюс недостаток опыта».

«Золотое правило спонсоров «Формулы-1» звучит так: все траты должны быть в пропорции один к одному. То есть если ты потратил условный миллион на размещение своего логотипа и статус спонсора – потрать еще миллион на то, чтобы все об этом узнали», – рассказывает Андреас Зигль, возглавлявший спонсорскую программу бренда Infiniti в «Формуле-1». Российские спонсоры не просто не рассказывают о своем сотрудничестве с «Сочи Автодромом», но даже будто скрывают сам факт такого партнерства.

«Руководители крупных компаний являются людьми «старой школы». Им сложно понять, зачем их компаниям нужен СММ-маркетинг или спонсорство», – предполагает Макс Коррадо.

Спонсорские контракты ВТБ и «Лукойла» с Гран-при России рассчитаны на один сезон, сообщили Forbes в пресс-службе «Сочи Автодрома», но в договорах предусмотрена возможность продления. Если компании действительно ограничатся одним сезоном партнерства, эффект от кампании 2017 года окажется нулевым, предупреждают аналитики.

«Эффективная кампания должна быть рассчитана минимум на три года – иначе спонсор не успеет запомниться фанатам, а сам инвестор будет позже заявлять, что проект не был успешным, – рассказывает Макс Коррадо, при участии которого в команду «Формулы-1» Ferrari пришла «Лаборатория Касперского». – Только из-за краткосрочных контрактов в России принято считать, что спонсорство в спорте неэффективно – от этого страдает весь рынок спортивного спонсорства. Но главная ошибка – считать, что размещения логотипов на машинах, пилоте или на трассе будет достаточно. Нет, бренд нужно правильно интегрировать в гоночную атмосферу. Чаще всего активационный бюджет спонсорского проекта равен или даже превышает прямые инвестиции в контракты».

Источник Forbes, знакомый с ситуацией, рассказал, что российские власти могли навязать спонсирование «Сочи Автодрома» крупным компаниям с госучастием, чтобы создать видимость коммерческой успешности Гран-при. Из-за «добровольно-принудительного» характера сделки спонсоры Гран-при России и «Сочи Автодрома» не захотели тратить дополнительные ресурсы на то, чтобы рассказать о партнерстве широкой общественности, предположил источник Forbes.

Несмотря на то что стороны не раскрывают денежные детали подписанных соглашений, анализ аналогичных контрактов с другими трассами «Формулы-1» позволяет предположить объем финансирования. Так, договоры о титульном спонсорстве с организаторами Гран-при в разных странах обходятся компаниям от $2,5 млн (минимальный платеж) до $37 млн в год, рассказали Forbes консультанты, работающие на этом рынке. «Спонсор Гран-при Бахрейна, авиакомпания Gulf Air, в разное время платила организаторам гонки в Манаме от $5 до $8 млн, телекоммуникационная компания SingTel платит устроителям Гран-при Сингапура около $7 млн, – привел примеры Макс Коррадо. – В Европе компании платят меньше – особенно если они спасают от разорения исторические гонки. Например, Shell в Бельгии заключила очень выгодную для себя сделку».

Контракт до 2025 года и перенос гонки

Первоначальный контракт на проведение Гран-при России «Формулы-1» был заключен на семь лет – с 2014 по 2020 год включительно. Переговоры о продлении соглашения начались еще в прошлом году, а в феврале 2017 года Formula One Management подписала новый договор с российской стороной – на ежегодную гонку до 2025 года включительно, сообщили Forbes в пресс-службе «Сочи Автодрома».

Благодаря новому контракту Россия оказалась на третьем месте по длительности действующего договора с «Ф-1» – соглашения на более долгий срок сейчас есть только у Канады и Венгрии. Контракт с Гран-при Великобритании рассчитан до 2026 года, однако устроители британского этапа уже готовы его разорвать из-за слишком больших отчислений в FOM.

Наиболее значительным изменением для посетителей Гран-при может стать новое время проведения гонки. Если в 2014 и 2015 годах сочинский этап проходил в октябре, то с 2016 года Гран-при России устраивают в конце апреля. Генеральный промоутер сочинского этапа Сергей Воробьев объяснял выбор российской стороны тем, что зрители могут совместить поездку на гонку с длительными выходными по случаю майских праздников.

Дополнительным фактором оказалось значительное количество гостиниц, которые пустуют весной и осенью. Только «Центр «Омега» управляет 9000 номеров в сочинских отелях рядом с трассой, которые слабо заполняются в апреле. Гран-при России вместе с другими большими событиями (вроде Военных игр и всевозможных инвестиционных форумов) позволяет частично исправить этот дисбаланс.

Однако в ближайшие годы «Сочи Автодром» намерен переместить Гран-при в календаре – на более удобное для российских отдыхающих летнее время. «В будущем мы планируем организовать ночную гонку, – рассказали в пресс-службе «Сочи Автодрома». – Без сомнения, гонки при вечернем освещении будут выглядеть зрелищно и привлекут еще больше болельщиков и телезрителей. Для этого необходимо проводить гонку в более теплое время года, чтобы зрители не замерзли при наступлении заката».

Автодром на продажу

Власти Краснодарского края не раз говорили о необходимости продать «Сочи Автодром». Весной прошлого года такое заявление сделал председатель законодательного собрания региона Владимир Бекетов: по его мнению, содержать трассу «Формулы-1» слишком дорого, а потому лучшим решением будет перестать тратить на это деньги.

После этого от «Сочи Автодрома» открестился Дмитрий Козак. Вице-премьер заявил, что принимать трассу в федеральную собственность не планируется. «Если трасса будет передана, то будет передана частному инвестору», – утверждал политик в мае прошлого года. Возможность приватизации «Сочи Автодрома» подтвердила и генеральный директор «Центра «Омега» Елена Зарицкая.

Однако сумма предполагаемой сделки озвучена не была. По оценке агентства элитной недвижимости Savills, «Сочи Автодром» мог бы стоить €120 млн. «Весной 2014 года был продан Нюрбургринг. Цена сделки с учетом обязательств покупателя по инвестициям в развитие автодрома составила около €103 млн. Получается, каждый километр гоночной трассы был оценен примерно в €20 млн. Исходя из цены немецкого аналога и длины российской трассы, стоимость сочинского автодрома может составлять ориентировочно €120 млн», – заявил управляющий партнер Savills в России Дмитрий Халин.

Швейцарская компания Swiss Appraisal, которая специализируется на оценке недвижимости по всему миру, дала альтернативную оценку. «Если учесть, сколько было потрачено на возведение трассы, то стоимость «Сочи Автодрома» составляет порядка $90-100 млн. На строительство было потрачено $100-105 млн, стоимость зданий и сооружений с учетом физического износа на текущий момент упала до $85 млн. Еще $11 млн – это кадастровая стоимость 66 участков земли под трассой», – заявил директор департамента оценки и консультационных услуг Swiss Appraisal в России и СНГ Алексей Сергеев.

Ну и совершенно другая оценка получится, если ориентироваться на прибыль, которую сможет получать новый владелец гоночного комплекса. «Стоимость бизнеса «Сочи Автодрома» близка к нулю, – убежден Алексей Сергеев. – Проведение спортивных событий уровня «Формулы-1» для региона всегда проект статусный, но убыточный. Это ситуация знакома не только в России, но и на глобальном рынке. Окупить плату за право проведения «Формулы-1» довольно проблематично, и Краснодарскому краю может помочь приватизация. Мы оцениваем потенциальную сделку приватизации в $70-80 млн. Ключевым кандидатом может быть, например, «Лукойл»: часть инвестиций компания уже вкладывает на ежегодной основе».

Россия. ЮФО > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > forbes.ru, 27 апреля 2017 > № 2159407


Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 24 апреля 2017 > № 2152031 Владимир Моженков

Рост российского авторынка: результат работы дилеров или весеннее чудо?

Владимир Моженков

Член правления ГК «АвтоСпецЦентр»

Внезапный выход авторынка в «плюс 1%» по продажам по итогам первого квартала 2017 года создал шумиху. Некоторые даже предположили, что в автомобильном бизнесе начались долгожданные перемены к лучшему

Действительно ли нас ждет безоблачное будущее или это просто последствия весеннего настроения потребителя?

Если взять отрасль в целом, то на протяжении четырех лет ее доходы неуклонно снижались. «Выход в плюс» в первом квартале 2017 года произошел только благодаря тому, что в марте продажи выросли на 9,4%. В январе и феврале, к сожалению, статистика стабильно показывала «минус». Кого или что благодарить за мартовский успех?

Весеннее «волшебство»

На мой взгляд свою роль сыграл «отложенный» спрос, который из-за кризиса скапливался на протяжении не одного года. Потребитель решил не откладывать покупку автомобиля и наконец совершил ее в этом году. Кроме того, приобретения такого рода не всегда делаются рационально и порой объясняются эмоциями покупателя. Поэтому солнечный и вполне теплый март мог повлиять на это решение.

Также о себе дают знать программы государственной поддержки. По моим подсчетам, в прошлом году благодаря этому своевременному «аппарату искусственного дыхания» был продан каждый второй автомобиль. В добавок, стоит отметить, что перед дилерами всегда стоят достаточно амбициозные планы по продажам, поэтому порой им приходится торговать даже в убыток себе, чтобы хотя бы просто сбыть товар. Вследствие этого на рынке периодически можно наблюдать «сказочные» скидки на новые авто.

Стоит отметить, что некоторые производители закрывают «продажный» год как раз к первому апреля, поэтому к этому сроку они стараются любыми способами сбыть все авто, выпущенные за предыдущий год. В связи с этим в отрасли появляются «желтые» машины с приписанными ПТС, которые формально доказывают импортерам, что они проданы, но на самом деле стоят без реальных владельцев.

Исходя из этого, на мой взгляд, резкий мартовский выход в плюс не что иное, как счастливое стечение обстоятельств, весеннее «волшебство» и, скорее всего, продлится оно недолго.

Если судить объективно, то большинство игроков на рынке настроены пессимистично, так как на уровне страны они не видят системных предпосылок к тому, чтобы качество жизни и покупательная способность россиян стали расти, а вместе с ними и продажи отрасли. Для этого необходима прозрачная правительственная стратегия дальнейшего развития экономики и отлаженные действия внутри бизнеса. Пока что страдают оба направления.

Сможет ли отрасль жить без господдержки и как?

Есть ли шанс у предпринимателей отказаться от «аппарата искусственного дыхания»? Да, безусловно, но далеко не сразу. Если убрать государственную поддержку сейчас, то у автомобильной отрасли практически не будет возможности остаться на плаву.

Задачей «аппарата искусственного дыхания» была стимуляция сбыта. Эта цель более-менее была достигнута. Теперь, по моим ощущениям, программа государственной поддержки будет переформатироваться и направляться на стимуляцию спроса. Первыми будут задействованы банки: появятся такие программы, как «новый автомобиль молодой семье», «автомобиль фермеру», «первый автомобиль в семью». Они позволят привлечь внимание к покупке машин, и я уверен, что это сыграет свою позитивную роль.

Тем не менее, чтобы автодилерам «выпорхнуть» из-под крыла государственной поддержки, им пора учиться летать самостоятельно. Как бизнес-практик, который проработал 25 лет руководителем и смог вывести компанию из трех серьезных предбанкротных состояний, я бы в первую очередь посоветовал обратить внимание на условия работы команды, производительность труда и неэффективные статьи расходов.

В свое время в 2008 году, чтобы сохранить бизнес и увеличить продажи, мне и моим коллегам пришлось распродать все склады, заморозить все инвестиции, сократить до 20% рабочих мест, упразднить некоторые ступени в иерархии компании и серьезно перестроить систему материальной и нематериальной мотивации команды. В итоге нам удалось не просто выжить, но и повысить продажи в два раза, а выручку — в три.

Высокая производительность зависит как от технологий, так и от вовлеченности команды. И это не только владельцы и топ-менеджеры. Команда начинается от парковщика и заканчивается генеральным директором. От того, как все сплотятся, переформатируют бизнес и смогут эффективно реализовать потенциал каждого сотрудника, зависит будущий успех бизнеса. Мы и не подозреваем, как талантливы люди, с которыми мы работаем, и как они могут прийтись кстати для выхода из кризиса.

Россия > Авиапром, автопром > forbes.ru, 24 апреля 2017 > № 2152031 Владимир Моженков


Россия. Казахстан > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150292

Беспилотники в карьер: разработчик решений для роботизации добычи привлек 400 млн рублей

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Компания давно занимается созданием беспилотных самосвалов, бульдозеров и другой техники, а теперь взялась за роботизацию горной добычи

Разработчик промышленного софта «ВИСТ групп» и «дочка» компании — «ВИСТ Майнинг Технолоджи», резидент фонда «Сколково», привлекли 400 млн рублей от Российско-казахстанского фонда нанотехнологий под управлением I2BF Global Ventures и ВТБ Капитал Управление активами. Об этом говорится в пресс-релизе I2BF, поступившем в Forbes.

Полученные от инвесторов средства компания намерена направить на разработки по созданию роботизированной техники для горной добычи, а также на расширение международной экспансии компании. Директор по стратегии «ВИСТ групп» Алексей Владимиров отметил, что компания займется усилением присутствия на международных рынках: в Северной и Южной Африке, Индонезии, Индии, странах Латинской Америки.

Партнер и глава I2BF в России Александр Корчевский в беседе с Forbes уточнил, что I2BF вместе с «ВТБ капиталом» управляет средствами этого фонда-инвестора, созданного в 2012 году. Его целевой капитал составляет $100 млн. Из них $25 млн вложила «Роснано», еще $25 млн – казахстанская Kazyna Capital Management. Остальные средства (от $50 млн до $100 млн) управляющие должны были привлечь от частных инвесторов, указывала «Роснано».

Сегодня капитал равняется $51 млн: управляющие фонда вместе внесли в него $1 млн, объяснил Корчевский. Собеседник добавил, что фонд, следуя своему названию, сделал четыре инвестиции в область нанотехнологий, но теперь расширил инвестиционный мандат и интересуется проектами и в области промышленности. Одним из ключевых критериев отбора проектов является их стремление работать на рынке в Казахстане. Владимиров подтвердил, что у «ВИСТ групп» есть интерес к этой стране. Представитель I2BF, в свою очередь, заметил, что бизнес компании за последние пять лет вырос в несколько раз, что стало одной из причин инвестировать в нее.

«Динамика и рост бизнеса компании в России и Казахстане, а также ее успешный выход на международные рынки стали для нас определяющими для заключения этой сделки», — заметил Корчевский. Инвестиционный директор фонда «Сколково» Владимир Сакович добавил, что опытность компании как на российском, так и на мировом рынке усложнили процесс привлечения инвестиций. «Для венчурных фондов компания оказалась уже достаточно крупной, а для фондов прямых инвестиций – излишне технологической», — объяснил он.

Группа уже работает в Марокко, ЮАР, Индонезии, Монголии, Иране, Казахстане, Вьетнаме. Проект по роботизации горной добычи, в который компания планирует вложить инвестиции, получил название «Интеллектуальный карьер». Речь идет о создании в России первой технологии безлюдной добычи твердых полезных ископаемых (ТПИ), указывает компания. Ее специалисты уже испытали роботизированную технику «БелАЗа» и «КамАЗа», в 2016 году начали разработку беспилотных бульдозеров, а в этом — планируют отработать технологический цикл погрузки и транспортировки ископаемых в автономном режиме.

Россия. Казахстан > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Металлургия, горнодобыча > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150292


Белоруссия. Дания > Недвижимость, строительство. Экология. Авиапром, автопром > belta.by, 19 апреля 2017 > № 2234823

Минский автомобильный завод совместно с датской компанией Hvidtved Larsen разработал и собрал уникальную каналопромывочную машину для очистки стоков. Новинка МАЗ была сегодня презентована в Минске, передает корреспондент БЕЛТА.

Новая машина призвана повысить эффективность работы городских коллекторов и позволит предотвратить потопы после ливней. Белорусско-датская машина МАЗ-4926W2 способна промывать и очищать ливневые и хозяйственно-бытовые канализационные колодцы диаметром до 1 м. Всего одна такая машина способна избавить городские трубы от осадков и засоров, которые мешают работе коллектора.

Новинка построена на белорусском шасси с датским навесным оборудованием. Машина может заменить сразу две: перегородка в цистерне разделяет пространство на два отсека. По мере расхода воды гидравлический поршень смещается к задней крышке, чтобы освободить место для осадков из канализации. Таким образом, одна единица техники может и промывать водой, и собирать отходы. Кроме того, спецмашина получилась компактной, маневренной, неприхотливой к изменению погодных условий и экономичной. Срок службы МАЗ-4926W2 превышает 20 лет вне зависимости от условий эксплуатации.

На Минском автозаводе планируют ежегодно выпускать около 10 каналопромывочных машин. В будущем МАЗ также намерен разработать еще одну модель такой техники: она получит более мощный мотор и насос, способный прокачивать до 400 л воды в минуту. Машина сможет эффективно очищать крупные магистральные сети диаметром около 2 м. Планируется также повысить уровень локализации производства белорусско-датских машин.

Как рассказал журналистам генеральный директор Минского автомобильного завода Дмитрий Катеринич, предприятие произвело первые образцы каналопромывочных машин, которые не производятся в странах ЕАЭС. Специалисты МАЗа изучили рынок, определились с продуктом и применили надстройку датской компании. "Это известный мировой бренд, который знают в России - Москве и Санкт-Петербурге. Рынок соседней страны для этой машины мы рассматриваем в качестве основного, хотя они необходимы и для республики. К примеру, Минску требуется 20 подобных машин. Кстати, заказы на эту машину уже поступили из Санкт-Петербурга, и мы ее завтра продадим", - проинформировал он. Планируется поставлять такую технику в Россию, Украину, Казахстан, другие страны СНГ и Европу.

Гендиректор продолжил, что на сегодняшней презентации МАЗ представляет новые сертифицированные мусоровозы с уплотнением 1 к 7, изготовленные в кооперации с немецкой и нидерландской компаниями, которые позволят перевозить значительно больше грузов. Первые единицы техники уже поставлены для мусороперерабатывающего завода в Гродно, осуществлены поставки во Львов. Дмитрий Катеринич отметил, что в соответствии с принятой стратегией развития предприятия необходимо "предоставить покупателю полный спектр продукции как бюджетного, так и премиум-класса".

Всего на презентации, организованной для представителей ЖКХ, ОАО "МАЗ" представило более 10 новых единиц автотехники для коммунальных организаций, в том числе мусоровозы, самосвалы, подметально-уборочную машину и др. Многие модели белорусские инженеры создали совместно с иностранными разработчиками. Минский автомобильный завод сотрудничает с ведущими компаниями мира: Larsen (Дания), Zoomlion (Китай), Geesinknorba (Нидерланды), Faun (Германия), Everdigm (Республика Корея), Arctic Machine и Ficote (Финляндия). Также для нужд коммунального хозяйства сегодня представлена техника МТЗ и ОАО "Амкодор".

Белоруссия. Дания > Недвижимость, строительство. Экология. Авиапром, автопром > belta.by, 19 апреля 2017 > № 2234823


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter