Всего новостей: 2136393, выбрано 1905 за 0.107 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Корея. Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 26 июня 2017 > № 2222698

Samsung подписался на цифровое образование

Елизавета Титаренко

Корейская компания Samsung Electronics и ООО "Мобильное электронное образование" (МЭО; дочерняя структура ООО "1С" и ООО "Ланит-Холдинг") подписали соглашение о запуске совместного проекта по развитию цифрового образования в России. Документ предусматривает сотрудничество компаний в разработке программно-технологической платформы для российских школ, а также реализацию совместных инициатив, в числе которых IT-школа Samsung.

Компании подписали соглашение о намерениях. Samsung окажет поддержку в разработке образовательной онлайн-платформы "Мобильная электронная школа". МЭО расширит потенциал "Мобильной электронной школы" через интеграцию с мобильными устройствами Samsung.

"Как один из лидеров современного ИT-рынка, мы понимаем, насколько важно развитие технологической составляющей образовательного процесса, и уже реализуем в России ряд крупных проектов", - заявил директор по развитию корпоративного бизнеса Samsung Electronics Александр Краснов. Он уточнил, что Samsung предоставляет партнерам аппаратные средства (мобильные телефоны, планшеты, VR-устройства) а также программное ПО - например, Samsung KNOX. Помимо этого вендор оказывает экспертную поддержку партнерам, помогая им развивать программные образовательные платформы.

Генеральный директор компании МЭО Александр Кондаков считает, что мобильное образование - это самый доступный формат, позволяющий максимально индивидуализировать и персонализировать образовательный процесс. Компании уверены, что их совместный проект станет продолжением усилий по развитию современного цифрового образования в России.

Как сообщил корреспонденту ComNews вице-президент группы компаний "Ланит" по инновационным проектам Дмитрий Изместьев, компания с 2011 г. развивает проекты по созданию платформ для цифрового образования, в частности платформы Active Textbook для чтения и интерактивных учебников. Причем приложения "Ланита" работают на платформах практически всех вендоров. Компания сотрудничает с Samsung, Apple и Microsoft, а также с производителями интерактивного оборудования.

"С появлением компании МЭО мы стали создавать собственный цифровой контент. Была поставлена амбициозная и очень сложная задача - подготовить контент для учеников с 1 по 11 класс по всем предметам, который полностью соответствовал бы образовательному стандарту", - говорит Дмитрий Изместьев. Напомним, по информации портала "Картотека.ру", компания МЭО была создана в 2014 г. На данный момент 20% МЭО принадлежит компании "1С" (разработчик приобрел долю в МЭО в феврале 2017 г.), 41% - "Ланит-Холдингу", а еще 39% - Александру Кондакову.

Как рассказывает Александр Краснов из Samsung Electronics, рынок онлайн-образования в России оценивается в 20,7 млрд руб. (по данным Исследования российского рынка онлайн-образования и образовательных технологий). "Цифровое образование в России находится на начальном этапе развития: растет потребность в новых средствах цифровизации, и в связи с этим появляются новые проекты и решения", - пояснил он.

"К сожалению, в большинстве образовательных учреждений мы все так же далеки от цифрового образования, как водитель со смартфоном от Uber. Образование в нашей стране пока только движется в этом направлении", - считает Дмитрий Изместьев.

По мнению Александра Кондакова, несмотря на консервативность образования, и в мире, и в России спрос на онлайн-ресурсы для системы школьного образования быстро растет. "На сегодняшний день объем мирового рынка онлайн-образования оценивается от $4 млрд до $20 млрд. Это разные оценки, зачастую охватывающие несколько уровней образования. В РФ потенциальный объем рынка онлайн-образования на сегодняшний день можно оценить в 4 млрд руб.", - говорит он.

По словам Александра Кондакова, драйверами роста этого рынка прежде всего является реализация крупных государственных программ в области информатизации образования и подключение всех школ к Интернету, информатизация общества. "Речь идет о приходе в школу не только "цифровых детей", но и "цифровых семей", которые привыкли получать любые услуги, в том числе и образовательные, онлайн", - отметил он. Кроме того, растет количество семей, которые предпочитают "нешкольную" форму получения образования - это семейное и заочное, очно-заочное образование.

Корея. Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 26 июня 2017 > № 2222698


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 26 июня 2017 > № 2222569 Ирина Шашкина

Образование на всю жизнь: как онлайн превращает обучение в элемент личной «инфраструктуры»

Ирина Шашкина

CEO Lingualeo

До сих пор не доказана работоспособность существующих бизнес-моделей для онлайн-образования. На что в этой ситуации делают ставку российские игроки?

Cогласно словарю Ушакова «Образова?ние — процесс усвоения знаний, обучение, просвещение». В разные периоды развития цивилизации для этого процесса были характерны разные уровни доступности, инструменты, цели. Сегодня основной отличительной чертой системы образования в разных странах является определенная иерархичность обучения (начальное, среднее, среднее профессиональное, бакалавриат, магистратура, аспирантура, докторантура). При этом основной объединяющий чертой образования по всему миру становится тренд непрерывного обучения или lifelong learning.

Это довольно новый тренд в образовании. Само понятие в современном его значении возникло в 1993 году (профессор Лесли Воткинск). Lifelong learning — это обучение на протяжении всей жизни, постоянное, добровольное и самомотивированное стремление к знаниям по личным или профессиональным причинам. Оно не только способствует социальной интеграции, активной позиции и личностному развитию, но и самообеспеченности, а также конкурентоспособности на рынке труда.

Появление всё новых и новых инструментов и технологий, включая Web 2.0, создало большой потенциал для развития и мировой экспансии концепции непрерывного образования. В частности это позволило пользователям заниматься ежедневно, находясь территориально в любой точке света. Очень высокая скорость изменений в информационной среде и развитие технологий стали катализатором и драйвером эволюции данного тренда. Непрерывное обучение стало новой нормой. Каждый день в мире происходят сотни изменений. Чтобы выжить и процветать, организации и отдельные лица должны уметь приспосабливать и совершенствовать свои знания и навыки для удовлетворения меняющихся потребностей. Это означает, что самое важное, чему стоит научиться человеку, — это учиться. Благодаря скорости происходящих изменений, за 15 лет на рынке появились десятки тысяч компаний, которые работают в сегменте онлайн-образования. Они делают непрерывное обучение доступным, возможным, разнообразным.

Вопрос, который задают себе современные исследователи: что стало толчком к интенсивному развитию непрерывного обучения? Многие считают, что это были MOOCs. Возможно, MOOCs действительно стали «точкой взрыва», которая сработала, потому что технологически мир был готов к этому. Но, на мой взгляд, массовые онлайн-курсы стали ответом на давнюю потребность людей получать нужные им знания не в краткий промежуток времени, а на протяжении всей жизни.

Что касается, MOOCs, которые появились в 2006 году, — эта образовательная технология позволила организовать обучение нескольких десятков тысяч человек одновременно. По данным J’son cегодня МООСs пользуется 35 млн слушателей, 570 университетов, 12 провайдеров. Количество курсов растет +75-100% в год последние пару лет. Но, увы, онлайн-курсы не произвели революцию в самих принципах передачи знания от преподавателя к ученику, просто перенесли их из оффлайна в онлайн. Всё осталось в рамках старой парадигмы: лекция — упражнение — тест. Однако MOOCs изменили сам подход к фундаментальному образованию, стерли границы времени и места — любой человек в любой точки мира смог получить доступ к лучшим мировым знаниям.

Но любую парадигму в онлайне легко изменить. Здесь для повышения качества получаемых знаний и вовлеченности учеников просто нужно использовать технологии. Можно выделить два основных технологических направления: адаптивный план курса и создание интерактивных упражнений по новым механикам.

На помощь адаптивности приходит психометрика. Она может определить пробелы в знаниях ученика и, основываясь на полученной информации, скорректировать структуру курса персонально для каждого: добавить новых упражнений, посоветовать дополнительные материалы, если ученик «зависает» на каком-то этапе, либо же, наоборот, убрать из курса определенные разделы, если система посчитает, что ученик уже знает это.

Интерактивность подразумевает более сложные и интересные механики взаимодействия с материалом, нежели простые тесты и упражнения типа «выбери правильный ответ». Например, сейчас Mel Science разрабатывает уроки химии целиком в виртуальной реальности. По мнению Mel Science, очень сложно представить устройство атома, если оно изображено в виде клеточек с электронами, особенно школьнику 7-го класса. Зато, когда ему демонстрируют 3D модель прямо перед глазами и позволяют интерактивно самостоятельно сложить любой атом, посмотреть, какие орбитали заполняются при добавлении электронов, шанс того, что человек поймет, значительно повышается. Это новый уровень наглядности.

Помимо адаптивности и интерактивности, есть и другие тренды, которые появились в том числе с развитием технологий:

Асинхронность обучения: учитель и ученик не занимаются одновременно. Учеников и форматов обучения всё больше. Обучение должно становиться более удобным и доступным. Стремление к асинхронности обучения возрастает. Пользователи / студенты уже ментально готовы к этому, никто не стремится заниматься только лично, с «онлайн-головой» и синхронизируя заранее расписание и удобное время в рабочие часы.

Перевернутое обучение (или перевернутый класс): теорию учим сами, а на «уроке» тренируемся и практикуем все вместе. В итоге, существует спрос на системное / удобное онлайн потребление теоретических знаний, а также потребность в удобной интерактивной массовой тренировке. Без развития адаптивного обучения, маловероятно, что развивалось бы перевернутое обучение — это просто было бы очень сложно организовать.

Геймификация и edutainment: про это много говорят. И невозможно не принимать в расчет тот факт, что геймификация — один из основных инструментов, который сделал обучение более вовлекающим и легким. Как следствие, тренд контекстного образования — образование стало интегрироваться в вашу ежедневную обыденную жизнь и ее процессы: лексику изучают, фотографируя вывески, а математику, выполняя квесты по городу.

Открытые образовательные ресурсы (Open Educational Resources) — всё больше и больше контента можно найти в открытом доступе. Сам контент уже ничего не стоит. Знание самих фактов уже не ценится. Нужны методики, инструменты, программы и курсы, а значит появятся бизнесы, которые помогут «засовывать понимание в голову».

Огромный тренд персонализации (дифференцированности или индивидуальности подхода), который возник благодаря технологиям по работе с т.н. big data. Раз есть технологии, а спрос был всегда, значит может значимо вырастить эффективность обучения, а за это всегда готовы платить.

В современном обществе существует два типа отношения к образованию. «Образование как услуга» — я плачу, вы мне даете определенный уровень и набор знаний. «Образование как благо» — то есть данность, неотъемлемый элемент жизни полноценного члена общества. В случае, если образование считается благом, непрерывное обучение еще быстрее интегрируется в социум.Это больше не требование внешнего мира, которое надо выстрадать, а приятная потребность человека. Этот тренд особенно заметен в языковом образовании. Все больше людей (особенно взрослых) учит не ради диплома или сдачи теста, а потому что это неотъемлемая часть успешной жизни.

Что делать со всеми этими трендами?

От философии к практике. Все вышеперечисленные тренды говорят о том, что рост мотивации и потребности в образовании, потребность учиться приведут на рынок онлайн-образования еще больше студентов, за этим придет большее количество поставщиков этой услуги. Мы говорим о довольно близкой перспективе: 5 — 10 лет максимум. Образование будет все больше интегрироваться в жизнь человека, как элемент инфраструктуры. С учетом всего этого мы понимаем, что рынок онлайн-образования - это перспективный, быстро растущий сегмент, который еще не насыщен игроками.

Собственно, при принятии решения о создании нового edtech проекта одним из решающих факторов является именно рынок. «Да» — факторами становится объем рынка, динамика роста, сравнение этих показателей с другими рынками, количество игроков и др. По итогам 2016 года объем мирового рынка образования равен $4,5–5,0 трлн, и в ближайшие годы он обещает увеличиться до $6–7 трлн. (данные Education International). Доля онлайна в нем составляет около 3%, или $165 млрд. (EdTechXGlobal, IBIS Capital). США — наиболее крупный и зрелый рынок в EdTech, и темпы его прироста замедляются — приблизительно +4,0-4,4% ежегодно. Второй по величине регион — Юго-Восточная Азия, в первую очередь Китай и Индия, набирающий обороты значительно быстрее (+17%). В 2016 г. этот регион обогнал Западную Европу: $11,7 млрд против $6,8 млрд. (данные GSV Advisors, Global Market Insights). Пока по объему рынка Восточная Европа, с ее $1,2 млрд, отстает от Западной, зато набирает обороты заметно быстрее (+17%) (Docebo, Global Market Insights).

«Нет» — фактор — никто не может измерить рынок корректно. В информационном поле отсутствует полная и достоверная информация о реальном объеме рынка. Это происходит из-за того, что игроки не готовы делиться финансовыми показателями. Вторая причина: сегментировать рынок на edtech, e-learning и т.д. очень трудно из-за большого количества смешанных образовательных и монетизационных моделей.

И все равно, на мой взгляд, сегодня рынок онлайн-образования перспективен как никогда, особенно в России.

Во-первых, цифровое образование – один из наиболее быстрорастущих сегментов мирового рынка образования (+23% в год в течение 2012-2017), по-прежнему занимает небольшую долю (<3%) в общем рынке образовательных услуг. Благодаря устойчивой динамике роста к 2023 г. цифровая часть индустрии образования обещает преодолеть отметку $240 млрд в мире, прибавляя более чем по 5% в год. (данные Global Market Insights) А по более оптимистичному прогнозу, достигнет величины $252 млрд уже к 2020 г. при среднегодовом приросте в 17%.

Во-вторых, российский рынок является драйвером роста в рамках Восточной Европы. Оговоримся, что в масштабах мирового рынка он занимает незначительную долю (<2%) . При этом, например, США занимает около 50% всего рынка, но Азия растет втрое большими темпами как в объеме потребляемых услуг, так и в количестве новых проектов.

Новая экономическая реальность в стране «просадила» довольно много сегментов экономики. При этом дала толчок рынку образования. Об этом говорят годовые итоги игроков рынка онлайн-образования: Нетология Групп в течение 2016 года показала рост в около 130 % , City Business School — рост в 70% (данные компании), Lingualeo (компания автора — Forbes) рост- +19%. Это обусловлено тем, что в период экономической нестабильности люди пытаются повысить свою стоимость на рынке или удержаться на рабочем месте, повышая уровень знаний и компетенций, что дает им преимущество перед конкурентами в трудоустройстве или текущей компании. Главным стоп-фактором в России является распределение денег между государственным и частным сектором. В российском образовании, по нашим оценкам, — 80% приходится на долю государства, доля частного бизнеса 19,2% — 351,7 млрд руб.

Если все-таки «да»?

На наш взгляд, перспективными направлениями в образовании сегодня являются:

Подготовка к стандартизированным экзаменам. Пять крупнейших инвестиций в подобные проекты суммарно превысили $175 млн за последние пару лет.

Основным аргументом является то, что это одно из немногих направлений в образовании, где мотивация органически высокая. Это говорит о том, что если есть компания делает хороший продукт, то компания не может провалиться, так как им просто не надо решать самый большой вопрос - мотивация пользователя.

Дошкольное образование. Сегодняшние дети по-другому воспринимают информацию и по форме, и по скорости. Это поколение, которое уже живет в другом мире. Родители готовы инвестировать в образование детей, так как осознают, что базовое образование не дает детям все, что им нужно получить, и что дети могут «потребить» больше. За один только 2015 г. в американские стартапы, связанные с цифровизацией дошкольного и общего среднего образования (K-12), был вложен $741 млн. Особенно бурный рост направления дошкольного и школьного обучения в онлайн-образовании наметился в 2016 году в странах Юго-Восточной Азии. В I кв. 2016 года 62% всех инвестиций китайского EdTech приходилось на компании в сфере дошкольного и общего образования.

Языковое образование. В 2015 году объем мирового рынка обучения английскому языку составлял $60 млрд, с проникновением онлайна на уровне 2%. (данные Ambient Insight) В 2017–2021 гг. «цифровая» часть рынка обещает расти в среднем на 23,36% в год — быстрее отрасли в целом. (Technavio) В России доля онлайн в языковом образовании составляет порядка 2,2 млрд руб. Позитивная динамика проникновения цифровых технологий позволяет прогнозировать дальнейшее увеличение доли онлайна до 11% от рынка к 2021 году (сегодня это 1,1%)

Корпоративное образование. Корпоративный сегмент — это самая увесистая доля негосударственного образования. Тем временем решения и технологии в корпоративном обучении используются довольно старые. Это не самый гибкий сегмент. Именно поэтому потенциал роста огромен.

Вместо заключения

Образование — очень интересный рынок, особенно в России:

Все образовательные тренды только «прокачивают» привлекательность отрасли в ближайшие годы

Долгосрочное движение в сторону непрерывного обучения усиляет естественную мотивацию, накладывает отпечаток на развитие бизнесов в онлайн образовании

Период кризиса всегда толкает к усилению конкурентоспособности

На рынке есть сегменты, в которые еще не пришли высокие технологии (например, корпоративное обучение), и это добавляет привлекательности рынку за счет огромного потенциала роста.

Но минусы, безусловно, тоже есть. До сих пор не доказана работоспособность существующих бизнес-моделей для образования. Но в данном случае и этот минус скорее плюс — он заставит в финансово сложных ситуациях компании системнее и оригинальнее думать, тестировать новые подходы, становиться более конкурентными. Это толкнет отрасль ещё вперед.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 26 июня 2017 > № 2222569 Ирина Шашкина


Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 25 июня 2017 > № 2220421

Каждый день в шесть утра на спортивной площадке университета Цинхуа студенты собираются на пробежку в лучах рассвета.

Клуб любителей утренних пробежек Цинхуа основал докторант института экономики и менеджмента университета Инь Симин.

Для поддержания спортивной формы и выработки привычки рано вставать и рано ложиться спать Инь Симин с друзьями начали бегать по утрам. Они познакомились с другими студентами с такими же интересами и в 2015 году организовали клуб.

Со временем к клубу присоединилось больше студентов. Некоторые стремились похудеть, другие хотели тренироваться, чтобы сдать университетский зачет по бегу, третьи - дать выход эмоциям. Впоследствии они стали бегать ради удовольствия.

По словам Инь Симина, в клубе нет требований относительно скорости и дистанции. "Гораздо более важно то, что бег приносит ощущение контроля над своим телом и жизнью. Позитивная энергия спорта помогает в учебе и жизни, и как результат происходят неожиданные изменения", - говорит создатель клуба.

Сейчас в клубе состоит более 400 студентов.

Как рассказал заведующий кафедрой спортивных наук и физкультуры университета Цинхуа Лю Бо, в университете насчитывается около 40 спортивных клубов и ассоциаций.

В Цинхуа существует традиционный зачет по бегу на длинные дистанции - 3000 м для парней и 1500 м для девушек. С этого года студенты также в обязательном порядке сдают зачет по плаванию перед получением диплома.

Лю Бо считает, что интернет и другие развлечения разрушают привычку физической активности и являются причиной ухудшения физического здоровья студентов.

"Данные Цинхуа за 2003-2015 г. свидетельствуют, что средняя скорость бега на дистанцию 3000 м среди студентов мужского пола снизилась на 30 секунд, при этом девушки стали пробегать 1500 м на 17 секунд медленнее. Подобное ухудшение показателей отмечено и в других спортивных дисциплинах, таких как прыжки в длину и подтягивания", - сказал Лю Бо.

Изданный в апреле китайским правительством план по развитию молодежи /2016-2025 гг./ нацелен на повышение физического здоровья молодых людей и призывает образовательные учреждения "усилить применение государственных стандартов физического здоровья студентов с целью выработки привычки занятий спортом на протяжении всей жизни.

Лю Бо полагает, что в системе образования, ориентированной на сдачу экзаменов, физкультуре в школах уделяется недостаточное внимание. После поступления в университет студентам сложно преодолеть физическую инертность и втянуться в спорт. Обязательные мероприятия Цинхуа в определенной степени помогли студентам воспитать в себе привычку упражнений, несмотря на первоначальные жалобы.

"С 2015 года мы провели три марафона. Количество участников увеличилось с 2200 в первый год до 3000 в этом году. Это говорит о растущем интересе к бегу и занятиям спортом", - сказал Лю Бо.

По мнению Ху Кая, одного из самых спортивных студентов Цинхуа, выигравшего забег на 100 м на Универсиаде, многие китайцы рассматривают физкультуру лишь как способ улучшения физической подготовки и совершенно игнорируют ее образовательную функцию в формировании характера и духа.

"Во многих ведущих мировых университетах чрезвычайно популярны такие командные виды спорта, как, например, регби. Старательность и командная работа в игре отображают ценность физкультуры", - уверен он.

Ему хотелось бы, чтобы больше студентов занимались спортом. "Я надеюсь, что больше студентов, как Инь Симин, будут культивировать страсть к спорту и воспитывать привычку физических упражнений", - добавил Ху Кай.

Китай > Образование, наука > russian.china.org.cn, 25 июня 2017 > № 2220421


Китай. Россия > Образование, наука. Медицина > russian.china.org.cn, 25 июня 2017 > № 2220416

Как стало известно на прошедшем в Харбине Форуме по медицинскому образованию Китайско-российской ассоциации медицинских университетов /КРАМУ/, за три года существования ассоциации в нее вступило уже 106 вузов двух стран, было учреждено 13 исследовательских учреждений, обменами преподавателями и студентами, международными конференциями и другими мероприятиями были охвачены свыше 30 тыс человек.

Как рассказал председатель КРАМУ с китайской стороны, член Инженерной академии Китая, ректор Харбинского медицинского университета /ХМУ/ Ян Баофэн, в настоящее время стороны продвигают строительство Китайско-российского центра медицинских исследований, а ХМУ и Санкт-Петербургский государственный университет также занимаются совместным строительством Центра биомедицины.

Кроме того, стороны, по его словам, планируют запустить проект по подготовке китайских и российских аспирантов в области традиционной китайской медицины и фармацевтики, обсуждают возможности объединения китайской и российской современной медицины с традиционными методами лечения и другие сферы сотрудничества.

Китайско-российская ассоциация медицинских университетов была создана при поддержке Министерства образования, Государственного комитета по делам здравоохранения и планового деторождения КНР и правительства провинции Хэйлунцзян. С китайской стороны в ассоциацию входят такие ведущие вузы, как Пекинский университет и Университет Цинхуа, а с российской - Санкт-Петербургский государственный университет, Воронежский государственный медицинский университет и др.

Китай. Россия > Образование, наука. Медицина > russian.china.org.cn, 25 июня 2017 > № 2220416


Россия. ЮФО > Образование, наука > kremlin.ru, 24 июня 2017 > № 2220841

Посещение Международного детского центра «Артек».

Владимир Путин ознакомился с работой детского центра, пообщался с артековцами, принял участие в открытии седьмой смены, которая посвящена Саманте Смит.

Президента сопровождали заместитель Председателя Правительства Ольга Голодец, помощник Президента Андрей Фурсенко и глава Республики Крым Сергей Аксёнов. О планах по развитию детского центра главе государства рассказал директор лагеря Алексей Каспржак.

В.Путин ознакомился с макетами комплекса, на которых представлены действующие сооружения, а также строения, которые планируется возвести в 2017–2018 годах и в перспективе. Президенту также показали спортивный зал, столовую, класс народных промыслов и один из номеров для проживания.

МДЦ «Артек» является крупнейшим детским лагерем в мире по количеству зачисляемых на обучение детей в год и состоит из девяти восстановленных лагерей. Глава государства ознакомился с результатами реконструкции объектов инфраструктуры лагеря, проводимой с 2014 года, и ходом работ по строительству десятого лагеря – «Солнечный».

В ходе посещения «Артека» Президент принял участие в церемонии открытия седьмой смены 2017 года, посвящённой Саманте Смит – американской школьнице, посетившей СССР в качестве Посла доброй воли и ставшей символом детской международной дипломатии. Глава государства также побеседовал с участниками седьмой смены.

Россия. ЮФО > Образование, наука > kremlin.ru, 24 июня 2017 > № 2220841


Китай. Украина > Образование, наука > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220403

Китай и Украина намерены расширить взаимодействие в сфере образования. Соответствующие договоренности были достигнуты сегодня в Киеве в ходе второго совместного заседания китайско-украинской подкомиссии по вопросам сотрудничества в области образования Комиссии по сотрудничеству между правительствами КНР и Украины, на котором председательствовали министр образования Китая Чэнь Баошэн и его украинская коллега Лилия Гриневич.

"После первого заседания подкомиссии, состоявшегося в 2012 году, прошло пять лет. За это время нам удалось проделать большую работу и выполнить практически все взятые на себя обязательства", -- заявил в приветственном слове Чэнь Баошэн, находящийся в Украине с трехдневным визитом.

Л.Гриневич, в свою очередь, отметила, что одним из приоритетных направлений деятельности подкомиссии является развитие прямых связей между вузами Украины и Китая. Благодаря этому, 67 украинских университетов уже подписали соглашения о сотрудничестве с более чем 200 учебными заведениями и предприятиями Китая. "В рамках этих соглашений осуществляются научные и академические обмены, проводятся совместные форумы и конференции, издаются научные материалы", -- заявила Л.Гриневич.

По словам министра, подкомиссия также оказывает активную поддержку центрам изучения украинского языка в Китае и Институтам Конфуция в Украине.

В ходе сегодняшнего заседания был продлен срок действия Соглашения о сотрудничестве в сфере образования, которое до конца текущего года, вероятнее всего, будет заменено новым документом. Кроме того, стороны утвердили План мероприятий китайско-украинской подкомиссии по вопросам сотрудничества в области образования на 2017-2019 годы, договорились увеличить количество учебных грантов, выдаваемых как китайским, так и украинским студентам, а также обсудили перспективы проведения третьего совместного заседания подкомиссии.

Первое совместное заседание китайско-украинской подкомиссии по вопросам сотрудничества в области образования состоялось в марте 2012 года в городе Санья /пров. Хайнань, Южный Китай/. --0--

Китай. Украина > Образование, наука > russian.china.org.cn, 24 июня 2017 > № 2220403


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 23 июня 2017 > № 2222954 Мурат Абдиров

Академия наук РК: храм науки превращается в ее мавзолей

Автор: Мурат Абдиров, доктор исторических наук, профессор Университета международного бизнеса

В 1961-м я впервые приехал в тогда еще Алма-Ату и стал студентом исторического факультета КазГУ. Солнечный и зеленый город у подножий Алатау удивил своей красотой, чистым воздухом, журчащими арыками, монументальными зданиями, такими, как Театр оперы и балета имени Абая и Дом правительства (ныне КБТУ). Но больше всего поразило мое воображение величественное здание Академии наук – бессмертный памятник научному и творческому гению ее основателя и первого президента К.И.Сатпаева.

За что так с учеными?

У меня до сих пор хранится читательский билет научной библиотеки академии, выданный еще в студенческие годы. А в 2002-м мне вручили билет почетного читателя Центральной научной библиотеки Академии наук, чем я безмерно горжусь. И до сих пор регулярно хожу туда.

Конечно, у всех у нас в студенческие годы была мечта заниматься наукой. После окончания университета руководитель моей дипломной работы профессор Г.Ф.Дахшлейгер представил меня директору Института истории, археологии и этнографии им.Ч.Ч.Валиханова академику А.Н.Нусупбекову, и тот согласился принять меня на работу младшим научным сотрудником.

Но поскольку я уже получил распределение в Уральский педагогический институт, пришлось поехать туда, и только через 10 лет я смог вернуться в Алматы.

Позже мне пришлось поработать в ряде вузов Алматы и Астаны, но Академия наук обладала какой-то особой аурой и притягательной силой, в ее здании еще витал дух Сатпаева и первого поколения советских академиков – элиты общества.

Академия наук, наряду с Союзом писателей, являлась интеллектуальным штабом страны, центром научного свободомыслия, там часто проводились конференции, форумы и «круглые столы», на которых происходило наше научное и гражданское становление. Мы горячо обсуждали научные новости, книги маститых ученых, дискутировали по проблемам отечественной и мировой науки.

Поэтому все, что вытворяли с АН после обретения независимости горе-реформаторы, болью отзывалось в наших сердцах. Это упразднение статуса государственного научного учреждения, образование РОО НАН РК, передача научно-исследовательских институтов в Министерство образования и науки, скудное финансирование и отток кадров, распыление и ослабление научного потенциала, поспешный переход на европейскую модель организации науки при университетах… За что так обошлись с ней? Видимо, за свободолюбие и независимость ученых, чего до сих пор очень боится власть.

Среди ученых, в отличие от министров, акимов, депутатов, генералов и прочих, практически нет отъявленных коррупционеров (за очень-очень редким исключением). Поэтому понятия «академик» (имеется в виду подлинный) и «вор» несовместимы. Не потому, что в науке нечего красть (кроме разве что скрепки), а потому, что настоящему ученому этого не позволят происхождение, образование и воспитание.

В соседней России в РАН кипят те еще страсти, но президенту В.В.Путину даже в голову не приходит мысль упразднить ее. Реформировать – да, но не закрывать как какую-то сельскую психушку. Поскольку он хорошо понимает (хотя и не академик РАН), что наука – это огромная материальная сила, и без интеллектуального потенциала страна обречена на вечную догоняющую модернизацию.

Академики действительные и недействительные

Совсем недавно, в начале июня, состоялись очередные выборы действительных членов (академиков) и членов-корреспондентов НАН. Такое событие всегда вызывает интерес у научной и ажиотаж в среде околонаучной общественности.

Действительными членами (академиками) и членами-корреспондентами в большинстве своем были избраны известные ученые, отличившиеся разработкой крупных научных и научно-технических проблем, подготовкой научных кадров. Это, на мой взгляд, математики Сураган Дурвудхан, Рыскул Ойнаров и Максат Калимолдаев, географ Ахметкал Медеу, нейрохирург Серик Акшулаков, уролог Мырзакарим Алчинбаев, онколог Диляра Кайдарова, литературоведы Уалихан Калижан, Дихан Камзабекулы и Амантай Шарип, историк Мамбет Койгелдиев, востоковед-арабист Абсаттар Дербисали, социолог Марат Тажин, педагог Динара Кулибаева и другие.

В Казахстане быть академиком, как и чиновником или депутатом, весьма престижно – таковы традиции консервативного восточного аграрно-архаического общества. Поэтому среди действительных членов НАН порой встречаются и «недействительные», т.е. случайные люди, никогда профессионально не занимавшиеся наукой: бывшие министры, акимы, бизнесмены, сенаторы и прочие.

В этой связи вспоминается, как в прошлом году Путин выгнал с госслужбы чиновников, которые, пользуясь своим положением, избрались в академики РАН. Все правильно: или государева служба, или наука.

Знающие люди утверждают, что и у нас немалую роль при избрании играют не только научные достижения, но и такие субъективные факторы, как занимаемая должность, связи в коридорах власти, финансовое положение, клановая принадлежность, а также родоплеменное и жузовое происхождение (куда же казахам без этого?) и т.д.

Также почему-то считается, что если человек стал руководителем научного учреждения или вуза, то он автоматически должен стать академиком. По этой причине сегодня академиками скоропостижно стали почти все ректора ведущих университетов и директора научных институтов, хотя вклад в науку некоторых из них весьма сомнителен. А теперь эти ряды пополняют и руководители провинциальных пединститутов. Глядишь, скоро академиками НАН РК станут директора колледжей и лицеев...

Между тем, у педагогов есть своя Казахская Академия образования, членством в которой лично я очень горжусь. Потому что уже почти полвека тружусь на педагогическом и научном поприще. И хотя являюсь автором десяти книг по отечественной и мировой истории, даже не помышляю об участии в выборах в НАН. Настолько для меня высок ее научный и моральный авторитет.

В этот раз меня и моих коллег интересовало, прежде всего, то, кто же будет избран из ученых-историков, среди которых, к счастью, все еще немало достойных профессионалов.

Например, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент НАН РК Меруерт Абусеитова. Она автор трудов «Казахское ханство во второй половине XV века» (1985 г.), «Казахстан и Центральная Азия в XV–XVI веках: история, политика, дипломатия» (1998 г.) и других. Ввела в научный оборот массу бесценных документов из архивов и музеев Китая, Англии, Франции, Швейцарии и других стран, в течение 15 лет возглавляла Институт востоковедения им.Р.Б.Сулейменова.

Или зав.кафедрой истории Казахстана КазНУ им.Аль-Фараби, доктор исторических наук, профессор, член-корреспондент НАН РК Берекет Карибаев. Он – автор фундаментального труда «Қазақ хандығының құрылу тарихы» (2015 г.), где впервые в отечественной историографии комплексно исследована самая актуальная научная проблема – образование первого национального государства казахов и дан всесторонний анализ этнонима «казах». Всего по данной теме им в последние годы написано и издано несколько оригинальных книг.

И каково же было наше удивление, когда мы узнали, что действительным членом (академиком) НАН РК среди прочих был избран Х.М.Абжанов – пенсионер, до сего дня директор Института истории и этнологии им.Ч.Ч.Валиханова, автор докторской диссертации и давно теоретически и методологически устаревшей книги «Сельская интеллигенция Казахстана в условиях совершенствования социализма» (1988 г.). Она вышла еще в приснопамятные колбинские времена, и в ней содержатся пассажи той далекой эпохи, в частности, о нарушении принципов интернационализма при формировании контингента студентов, что выразилось в преобладании среди них казахской молодежи. О чем еще можно говорить после этого?

Невольно подумалось: а какими такими инновационными индикаторами оценки вклада в науку пользовались седобородые аксакалы-академики, забаллотировавшие подлинных ученых и выбравшие псевдоученых? Неужели не понимали, что таким образом дискредитируют не только высокое звание академика, но и саму Национальную академию?

Наверное, во время голосования они руководствовались какими-то конспирологическими мотивами, и под воздействием внешних сил у них отключился участок мозга, отвечающий за мыслительную деятельность. Иначе чем объяснить их совершенно неадекватный выбор? Видимо, правы нейрофизиологи, утверждающие, что сегодня эволюция идет в обратном направлении и что человечество постепенно деградирует из-за уменьшения объемов головного мозга по причине умственной лени, конформизма и возрастающего потребительства.

Непризнанные, но достойные

Ни для кого не секрет, что в академики сегодня стремятся пролезть любыми путями, вплоть до использования различных ухищрений, интриганства, угодничества, лести, подкупа и т.д. И некоторые весьма преуспели в этом. Причем подобное случается не в первый раз. Еще в советское время в силу разных причин, чаще далеких от науки, не стали академиками известные специалисты по отечественной истории П.Г.Галузо, Г.Ф.Дахшлейгер и Ж.К.Касымбаев, знаменитый археолог К.А.Акишев, этнограф Халел Аргынбаев, крупные исследователи аграрной истории А.Б.Турсунбаев и Б.С.Сулейменов, видный ученый в области мировой истории Б.Б.Ирмуханов и другие. Не успел стать академиком АН КазССР и выдающийся ученый Е.Б.Бекмаханов.

А такой уникальный специалист по средневековым письменным источникам, как В.П.Юдин, воспитавший не одно поколение отечественных востоковедов, из-за происков недоброжелателей не смог защитить даже кандидатскую диссертацию.

Можно еще вспомнить, что в свое время косные и завистливые к чужим успехам академики провалили на выборах в Санкт-Петербургскую Императорскую Академию наук России выдающегося ученого-химика Д.И.Менделеева.

Есть и обратные примеры, свидетельствующие о принципиальности и честности ученых. Например, в свое время английская королева изъявила желание стать почетным профессором Чикагского университета. Ученый совет ответил: «Нет проблем. Пусть только представит список научных трудов...». Естественно, по причине их отсутствия коронованной особе вежливо отказали в ее неуместной просьбе.

Гениальный российский математик Григорий Перельман, доказавший в 2006 году «гипотезу Пуанкаре», с достоинством отверг международную премию в 1 млн. долларов и заманчивое предложение стать академиком РАН. Видимо, для него наука важнее денег, славы и академического звания.

Кстати, после выборов очевидцы рассказывали, что некоторые свежеиспеченные академики искренне радовались, что их, наконец, прикрепят к совминовской больнице...

Беда еще в том, что в будущем эти горе-ученые станут проваливать на выборах в НАН истинных ученых-подвижников. Голосование ведь тайное, а академическое звание пожизненное.

Поэтому, на мой взгляд, пока еще не поздно, нужно вливать в академию свежую и молодую кровь в лице новой волны неиспорченных и самобытных ученых с собственным мнением, выросших вопреки всему за годы независимости. Таких, как, например, единственный в стране профессиональный синолог доктор наук К.Л.Сыроежкин, известный своими фундаментальными трудами по современному Китаю. Или директор Центрального госмузея Нурсан Алимбай, автор нескольких крупных монографий и около 30 статей в самых рейтинговых мировых изданиях. И хотя он лишь кандидат исторических наук, но в научном и теоретико-методологическом отношении намного превосходит иных докторов, член-корреспондентов и академиков.

Давно достойны быть членами академии известные ученые-историки Клара Хафизова и Аширбек Муминов, археологи Зейнолла Самашев, Виктор Зайберт и Александр Подушкин, этнографы Серик Ажигали и Аманжол Калыш и многие другие. Почему бы не избрать в академию и таких известных специалистов по международным отношениям и мировой политике, как доктора наук Куралай Байзакова, Фатима Кукеева и Булат Султанов, кандидаты наук Султан Акимбеков, Ерлан Карин, Санат Кушкумбаев, Чокан Лаумуллин и другие молодые и талантливые ученые? К тому же все они прекрасно владеют иностранными языками, чего не скажешь о многих академиках и член-корах.

Вполне мог бы быть почетным академиком НАН РК такой выдающийся специалист по тюркской филологии, как Олжас Сулейменов. За одну его книгу «Аз и Я» (1975 г.) ему при жизни нужно поставить памятник, поскольку он на десятилетия опередил свое время. Эта книга произвела в умах ученых, особенно молодых, настоящий переворот и вызвала небывалый интерес к истории наших предков-кыпчаков.

Кто виноват и что делать?

Проблемы Академии наук начались еще на исходе советской власти и в первые годы независимости. На мой взгляд, если бы в свое время очередным президентом АН КазССР избрали не А.М.Кунаева, а Е.А.Букетова, если бы пришел К.А.Сагадиев вместо В.М.Школьника или сегодня М.М.Тажин либо И.Н.Тасмагамбетов вместо М.Ж.Журинова, все могло бы быть по-другому.

Жаль также, что не была до конца реализована вполне здравая идея об объединениии Академии наук с Министерством науки и новых технологий и создании мощного государственного научно-производственного объе­динения. Оно сыграло бы очень важную роль в осуществлении двух планов индустриализации и третьей технологической модернизации.

А сегодня Академия наук – это всего-навсего республиканское общественное объединение (РОО), подобие некоего клуба ученых по интересам, и государство тут как бы ни при чем.

Но речь ведь идет не о конторе «Рога и копыта», а о фундаментальной Науке с большой буквы, о будущем страны и ее интеллектуальном потенциале, в конце концов о преемнице знаменитой сатпаевской академии, которая в СССР была второй после АН Украины. И если украинскую науку возглавлял ученый с мировым именем Борис Патон, то лидером казахстанской науки также был не менее известный Каныш Сатпаев.

Сегодня правительство не должно безучастно взирать на то, что в ней происходит. В советское время в ЦК партии был специальный и весьма авторитетный отдел науки и учебных заведений, который тщательно контролировал положение в этой сфере, в том числе и выборы в академию. Сегодня же, как представляется, все пущено на самотек, что чревато негативными последствиями для отечественной науки.

Сейчас настоящие ученые «от бога» постепенно становятся вымирающим видом, в отличие от ученых «не дай бог», которые размножаются в геометрической прогрессии. И остается лишь надеяться на то, что когда-нибудь случится чудо, и, получив знак свыше от самого Аль-Фараби, будущие благонамеренные и добродетельные руководители государства повернутся лицом к отечественной науке и возродят знаменитую сатпаевскую Академию наук. Разумеется, в ином качестве: молодой, инновационной, креативной, целеустремленной, полной энергии и творческих сил.

Иначе вряд ли сможет Казахстан, как мечтает президент Н.А.Назарбаев, оказаться в самой сердцевине мирового научного прогресса и войти в число наиболее 30 развитых стран.

P.S.

Данной статьей автор не преследовал цель кого-то разоблачить или обидеть. Он хотел лишь напомнить уважаемым коллегам о философии морали и нравственности в науке, о том, что нужно любить науку в себе, а не себя в науке. Забвение этого бессмертного постулата ведет ко многим негативным явлениям, и в том, что происходит сегодня, виноваты не только власти, но и сами мы, ученые.

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 23 июня 2017 > № 2222954 Мурат Абдиров


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 22 июня 2017 > № 2220811 Владимир Путин

Встреча с академиками Российской академии наук.

Владимир Путин встретился с руководителями ведущих вузов страны и институтов Российской академии наук, а также Министерства образования и науки.

В.Путин: Уважаемые коллеги, добрый день!

Мы не так давно встречались – может быть, не в таком широком составе, – по-моему, 30 мая, говорили о том, что нужно сделать для того, чтобы обеспечить эффективную организацию российской науки.

Все, кто присутствовал тогда на встрече, говорили, что такие шаги должны быть предприняты. Вопрос в том, как это организовать, как это сделать, включая и способы избрания президента академии наук.

На мой взгляд, это не процедурный вопрос, это вопрос серьёзный, очень важный, сущностный, который в значительной степени должен определять эти приоритеты, и взаимодействие с органами власти, управления, и в регионах, кстати, говоря, разумеется, и с федеральными органами власти.

Сегодня – 22 июня, день начала Великой Отечественной войны, день, когда враг вероломно напал на нашу Родину. И не могу не вспомнить огромный вклад, который внесла советская, российская наука в победу над врагом. Мы хорошо знаем и лучший, – а это признано всеми экспертами, – лучший танк второй мировой войны – Т-34, это и известные миномёты «Катюша», сегодня подобные системы называются системами залпового огня, это наши штурмовики, одни из самых лучших в мире, и так далее и так далее. Очень многое было сделано советской тогда наукой для того, чтобы победить этого коварного врага, противника.

Сегодня мы должны обеспечить безусловное развитие российской экономики, причём сделать это так, чтобы наша страна не только вписалась, а была одним из лидеров уже начавшейся технологической революции, чтобы в новый технологический уклад Россия вошла в качестве одного из лидеров. Такие шансы у нас, безусловно, есть, несмотря на все потери, которые российская наука понесла в середине 90-х – начале 2000-х годов.

Потенциал, заложенный и вами, и вашими предшественниками, – колоссальный, и он, слава богу, остался, база осталась. Есть и новые серьёзные достижения, причём достижения мирового уровня.

Двигаться нужно вперёд, мы говорили об этом, ещё раз повторяю и надеюсь, что мы сегодня в ходе откровенной и конструктивной дискуссии придём к таким решениям, которые позволят нам принять окончательные решения на законодательном уровне. Вы знаете, что проект соответствующего закона готов, мне бы очень хотелось услышать ваше мнение по этому вопросу.

Спасибо большое. Давайте начнём.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 22 июня 2017 > № 2220811 Владимир Путин


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216495 Владимир Путин

Встреча с учителями – наставниками выпускных классов.

Во встрече, которая состоялась в преддверии Всероссийского дня выпускника, приняли участие классные руководители, ученики которых показали высокие результаты в ходе проведения итоговой аттестации, а также отличились во время подготовки и проведения внеурочных мероприятий.

В ходе общения с главой государства учителя рассказали об особенностях образовательного процесса в старшей школе, о воспитательной работе, направленной на формирование нравственных качеств подростков, а также обсудили возможности общеобразовательных учреждений в профессиональной ориентации школьников.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья!

Я с преподавателями школ встречаюсь более или менее регулярно, не так часто, конечно, как хотелось бы, но регулярно, с победителями различных конкурсов, просто по каким-то торжественным поводам либо по результатам работы учеников.

А с воспитателями, классными руководителями, да ещё в преддверии выпускного вечера, пожалуй, мы ещё не встречались. Поэтому я хочу в начале нашей беседы поздравить вас, ваших воспитанников с этим праздником, и не только воспитанников, но и всех ваших близких – воспитанников – с этим праздником.

Праздник действительно уникальный. Каждый человек, почти что каждый, если не каждый, запоминает это событие, оно остаётся таким хорошим, ярким следом в нашей жизни, в наших судьбах. За этим, конечно, большой труд и их самих, и ваш большой труд.

Сегодня много появляется новых методик, интересных, эффективных, новых способов обучения, внедряются новые технологии, всё соответствует требованиям сегодняшнего дня, во всяком случае, мы к этому стремимся. Это накладывает отпечаток на вашу текущую работу и на результаты.

Знаю, что вы все из успешных школ, и преподаватели вы все состоявшиеся, успешные. У вас есть и медалисты, есть и победители различных олимпиад, но, разумеется, кроме чисто профессионального успеха и вашего, и ваших учеников, ваших воспитанников, есть и другая составляющая вашей работы, именно воспитательная.

Предлагаю поговорить по всем составляющим, по тому, как вы чувствуете, как год прошёл, какие есть, может быть, у вас соображения, что нужно было бы дополнительно сделать профильному министерству, вообще как дополнительно настроить, подстроить всю образовательную школьную систему, для того чтобы она работала ещё более эффективно, чем сегодня.

И конечно, очень рассчитываю, и все мы надеемся, на то, что ваши воспитанники, вступая в новую для себя взрослую жизнь, приобретая новые качества, используют по максимуму все знания, навыки, которые были получены в школе. Не просто знания, а, что не менее важно, используют и те фундаментальные принципы отношения к жизни, которые вы наверняка старались им донести.

Получить знания – это непросто, современные особенно, широкие знания, но это всё-таки вторичное по сравнению с воспитанием человека, с тем чтобы он должным образом относился и к себе самому, и к своим друзьям, и к семье, и к Родине. Это абсолютно фундаментальные вещи.

И только на этой базе можно рассчитывать на то, что человек будет полноценным и сам получит удовлетворение от жизни, и окружающие его люди будут получать удовольствие от общения с ним.

Вы именно этим и занимались не только как профильные специалисты по отдельным дисциплинам, но и как воспитатели, как классные руководители.

У нас нет строго обозначенных тем. Я, Андрей Александрович Фурсенко и Ольга Юрьевна Васильева – мы все в вашем распоряжении.

Пожалуйста, кто начнёт?

Л.Сердакова: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Добрый вечер, уважаемые друзья, коллеги!

Я, может быть, начинаю, потому что ждала Вас больше всех. Я представитель Петербурга, президентского лицея № 239. Так мы стали называться не очень давно, но история у нас долгая и славная. А ещё я из выпускников нынешних, наверное, сегодня первая, потому что у меня выпускной сейчас там происходит, и я очень хочу к ним попасть. Так получилось. Мы всегда первые даты брали, потому что у нас плотно всё происходит в жизни.

К разговору о портрете выпускника попробую рассказать, как мы готовим не только умных детей. Понятно, что у нас физико-математический лицей – вчера с коллегами общалась, рассказывала. Но знаем из Фонвизина, что ум без души – ничто. Я как раз с громадным удовольствием в разговорах вчера и сегодня хочу сказать, что у нашего лицея огромный, как мне кажется, опыт таких старых, хороших традиций.

Если действительно можно вообще говорить о каком-то формировании нравственности человека, то я сама как выпускница лицея и как человек, абсолютно преданный 239–му, хочу сказать, что у нас, так получается, дети погружаются в какой-то определённый культурный слой.

Очень много наших старых, известных, я ещё с советской школы знаю, поддержек, что они должны не просто умными быть, ум – это уметь правильно совершать выбор, но у них есть огромное пространство того, что мы называем «вектор».

Хочу сказать, что детки мои, нынешний класс, седьмой по счёту у меня выпускается уже, уходя, знают, что увидели страну, потому что походы, наша школа славится не только математикой, физикой и литературой, кстати, потому что я преподаю литературу, но и походами.

В прошлом году мы были на Байкале, перед этим на Камчатке. Почему такой плотный график? Потому что мы поедем ещё в поход в Грузию. В этой среде не только я, все мои уважаемые коллеги в школе этим страстно увлечены, потому что там с детьми можно быть, во-первых, ближе.

Ведь классный руководитель, думаю, что со мной многие согласятся, это что-то нечто универсальное между родителем, матерью, и учителем. Но именно говорить не о преподавании, а если можно чему-то важному научить, то получается, когда ты с ними близко и когда они тебе верят.

В походах совершенно уникальный опыт детки приобретают, они видят мир, они преодолевают трудности, стоят на горе…

В.Путин: Как вы до Камчатки добрались? Достаточно сложно.

Л.Сердакова: Мы прекрасно долетели. У нас был самолёт, который четыре раза садился. Мы же ещё пытались сделать, чтобы было не очень дорого. Мы летаем по стране легко.

В.Путин: И куда вы на Камчатке?

Л.Сердакова: Самая страшная история была, к разговору о формировании характера и чтобы мои дети ничего не боялись: нас сразу высадили там, где Горелый, снег по колено, лёд. В общем, мы туда пошли, причём у некоторых детей это был опыт первого похода, у девочек особенно, я по глазам читала, думала, что сейчас это будет их последний поход. Ничего подобного.

Туризм – слово очень большое, но они в этом нашем потоке, скажем так, событий очень много приобретают. В Петербурге есть на что посмотреть, но я считаю, что когда я вдруг в этом именно классе так много стала с ними путешествовать, преодолевая себя иногда, то они за счёт этого многое получили.

Мои дети, скажем так, всем стали известны своим роликом, они на выпускной сделали такой маленький коллаж, где фотографии оживают. Там оживает фотография какого-то одного похода, потом мы с ними буквально через день уезжаем, у нас есть волонтёрские традиции очень давние: мы помогаем храмы восстанавливать.

Я хотела сейчас сжато, не отнимать много времени, но вместе со своими детьми могла бы представить портрет выпускника, который очень многое, скажем так, получил в школе.

Наверное, когда человек уважает школу, когда она ему многое дала, он будет какие-то правильные вещи понимать. И смотрите, я очень наглядные картинки люблю, как филолог, мне кажется, что мои дети должны быть так изображены: это человек, который, с одной стороны, хорошо сдал ЕГЭ, победители, призёры всероссийских олимпиад, у нас 14 человек в этом году.

Но при этом за спиной у них ещё рюкзак, потому что завтра в поход, а сегодня перед выпускным они грузили дрова, потому что мы едем в монастырь помогать, нам там нужно строить свои поляны и пространство. И за счёт этого у них, не знаю, мне кажется, большие правильные вектора созданы.

В связи с этим я хотела бы сказать, что у классного руководителя, с одной стороны, больше, может быть, таких почётных миссий и обязанностей, но и очень много, конечно, ответственности.

Хочу сказать, что мы друг друга увидели, услышали, вчера все абсолютно говорили, в чём-то даже повторяясь. Удивительно совершенно, я попробую сейчас сжать опыт целой системы, допустим, в нашей школе, который есть – наверняка есть в других, – когда ребёнку можно помочь действительно сделать выбор в отношении истории страны, умения работать, трудиться. Считаю, что это вообще дорогого стоит.

Наши дети сейчас, мы понимаем все, интеллектуально, скажем так, загружены – информационные потоки, компьютеры, и приходится их постоянно вырывать и во что-то другое погружать.

Наша школа, как я иногда говорю, физико-математическая с литературным уклоном, историческим и так далее. Это хорошо, потому что нам очень важно, я думаю, все меня поддержат, дать каждому ребёнку, за которых мы в ответе, потому что приручили их, найти себя, когда человек знает, кому он может помочь, чем он может помочь. В этом моём выпуске – 24 человека, будут и врачи, я знаю, и прочие.

В.Путин: Так Вы едете с ребятами, которые выпускаются сейчас?

Л.Сердакова: Конечно. Трудовой лагерь, волонтёрский лагерь – это обычная школа, почти 100 человек, мы выезжаем. А в поход я иду со своими выпускниками, потому что это их последнее такое счастье. Дальше они уже без меня, я так понимаю, будут этим заниматься.

В связи с этим хотела высказать большую просьбу. В прошлом году была трагедия в Карелии. Поскольку и походами мы славимся, и многим ещё чем, нам сейчас немножко трудно, потому что очень много появилось формальностей и бумаг именно со стороны оформления и прочее.

В этом году впервые наша школа не пошла в Хибины в зимний поход, потому что мы не справились с потоком инструкций. И хоть у нас все инструкторы по туризму, у нас на самом деле хорошо подготовленные педагоги, дышать в чём-то стало трудно. Поэтому лишь бы головную боль не гильотиной, что называется, лечить. Хотела Вашего участия в этом вопросе.

В.Путин: С Ольгой Юрьевной поговорите по конкретике, что конкретно мешает. Видите, опять дети утонули, судя по всему.

Л.Сердакова: Я понимаю, этих трагедий вообще очень много, и это всё страшно. Нет, мы, конечно, всё равно пойдём и будем ходить, знаем, как сделать, чтобы было безопасно, по крайней мере, постараемся. То, что это помогает, что это держит, это совершенно точно.

В.Путин: Я с Вами согласен, я знаю. Я сам ходил в эти походы, поэтому знаю, насколько это сплачивает, дети могут себя проявить в чём-то. Это реально очень хорошая работа, воспитательный способ, методика такая.

Л.Сердакова: Хотела ещё сказать, что наши выпускники возвращаются к нам, помогают нам дальше работать и самые хорошие традиции поддерживать. И в этом плане как раз просьба такая.

У нас в математических кружках и других работают наши студенты. Вроде как, если я опять же ничего не путаю, в законе об образовании сейчас есть такая 46–я статья, что они не могут преподавать, пока не получат педагогический диплом.

В.Путин: Не могут преподавать?

Л.Сердакова: Не могут преподавать. И в этом плане мы немножко рушим наши традиции, потому что студенты у нас работают всегда, кружки ведут и разные ведут кружки. Я с этого начинала 20 лет назад, пуповина ещё не порвалась. А школу нужно беречь и сохранять.

В.Путин: Думаю, что ведение кружков и официальное преподавание – это разные вещи.

Л.Сердакова: Но пока это вроде как объединено. Может быть, и нет. Но на самом деле нам просто очень нужны молодые и свежие силы. Думаю, что в этом вы все со мной тоже согласны.

В.Путин: Вести кружок и преподавать, исполнять реально функции преподавателя – это разные вещи всё-таки.

Л.Сердакова: А кружки – это более-менее преподавать. Наши 11–классники, допустим, в следующем году в сентябре ко мне придут и будут помогать.

В.Путин: Не знаю, если есть какое-то разночтение, надо просто поправить.

Реплика: Разночтение есть, но оно решаемо.

В.Путин: Надо поправить, конечно.

Л.Сердакова: Спасибо большое.

Хотела сказать: дорогие коллеги и уважаемый Владимир Владимирович, приезжайте к нам, мы будем очень рады, Вам особенно, Владимир Владимирович, потому что нас назвали так, и мы готовы соответствовать.

У нас появился интернат, тоже спасибо большое и городу, и Вашей поддержке, потому что мы теперь по всей стране можем талантливых математических детей поселить. Первый класс у нас сейчас выпускается такого плана.

Я как самая гостеприимная петербурженка ещё хочу сказать, что в интернат к нам можно приезжать классами, мы поселим, в Петербурге всех проведём. Считаю, что надо общаться классным руководителям, друг друга поддерживать и помогать растить наше замечательное поколение.

Спасибо большое.

В.Путин: А сколько детей помещается в интернате?

Л.Сердакова: У нас помещается 70, а класс пока один, сейчас будет второй, но они же ещё уезжают на каникулы, – это как раз очень удобное время, так что в этом плане тоже большое спасибо.

В.Путин: В «Сириус» Вы не ездили?

Л.Сердакова: Меня не берут, математики наши и физики туда ездят очень часто. А я как литератор, получается…

В.Путин: Нет, я не Вас имел в виду именно.

Л.Сердакова: Наши, конечно, ездят, в «Сириусе» прекрасно, и мы класс интернатский набрали отчасти оттуда.

В.Путин: Мы так и договаривались, что, когда детей выявляют с периферии, их нужно определять куда-то или в Москву, или в Питер, на хорошую базу. Значит, у вас такая база?

Л.Сердакова: У нас база хорошая, замечательные условия.

В.Путин: Очень хорошо.

Л.Сердакова: Спасибо большое.

Е.Березина: Ещё раз, коллеги, добрый вечер!

Я представляю Республику Марий Эл, Березина Екатерина Николаевна. Я учитель «Лицея Бауманского», сама являюсь так же, как и Любовь Александровна, бывшей ученицей учреждения, этой школы.

Хочу поделиться методикой, которая позволяет нам воспитывать, помогать детям для достижения основной цели, с которой мы в принципе и работаем с детьми – вырастить из них, конечно же, человека прежде всего.

Для того чтобы мы достигли этой цели, у нас есть традиция. Традиция взята, наверное, ещё с советских времен, поскольку мы работаем по методике Игоря Петровича Иванова. Это методика общей заботы. Было время, когда от этой методики пытались нас увести, то есть считалось, что это несовременно. Но время показало, что это очень актуально и в настоящее время.

Что мы имеем на выходе? Мы имеем детей, которые общаются как со сверстниками, так с детьми меньшего возраста, пятиклассниками, шестиклассниками. Когда выпускники выходят из нашего лицея, они поддерживают эту линию общения, то есть продолжают это общение.

Теперь у нас введена новая традиция, помимо взрослых детей – это 9–й, 10–й, 11–й классы, – на творческие выезды привлекаются дети 5–го, 6–го, 7–го классов. То есть у нас новая традиция. Это уже восьмые сборы.

Как классный руководитель, эта методика действительно работает. Трудно в 5–м классе, когда они горошинки, в 6–м трудновато, но результат получается в 8–м, 9–м и в старших классах, когда ты выступаешь в качестве помощника, потому что механизм как часы уже работает.

Я выпускаю нынче медицинский класс.

В.Путин: Медицинский класс. А что это такое?

Е.Березина: Это такой медицинский профиль. У нас лицей очень тесно работал и работает с Кировской медакадемией. Была ситуация в 2000–х годах, когда был заключён договор с Кировской медакадемией. И дети имели преимущество при поступлении в это заведение. Так получалось, что, наверное, процентов 25 врачей – это выпускники нашей школы. Очень часто приходишь в больницу, ведёшь детей, и там твои ученики принимают твоих детей.

В.Путин: Интересно. Химия нужна, физика?

Е.Березина: Химия и биология.

В.Путин: То есть у вас углублённое изучение этих предметов?

Е.Березина: Нет, вообще, если говорить о процессе обучения, у нас ранняя профилизация. Мы с Ольгой Юрьевной уже говорили о плюсах и минусах ранней профилизации. С 5–го класса дети выбирают профили.

Одним из профилей является естественнонаучный профиль. Это углубленное изучение физики, химии, математики. Ввели этот профиль не столько из-за медицинского факультета, сколько для выявления одарённых детей в этих дисциплинах. Результаты имеем.

В.Путин: Методика, о которой Вы сказали, хотели куда-то в сторону отвести от этой методики? В связи с чем?

Е.Березина: По какой причине хотели, в связи с чем – современные веяния.

В.Путин: Да, знаю про эти современные веяния.

Е.Березина: Говорилось о том, что это неактуально.

В.Путин: Я знаю про эти современные веяния. Я в курсе уже. Иногда читаешь современные веяния, думаешь, точно современные, но к чему это приведёт, непонятно.

Е.Березина: А когда вдумчиво вчитались в то, что мы должны вложить в детей, мы поняли, администрация поняла, что мы этим и занимаемся все эти года, что новое – это хорошо забытое старое, только с новыми возможностями, с новыми технологиями.

В.Путин: Просто нужно это всё деидеологизировать.

Е.Березина: Наверное.

В.Путин: Сто процентов. А сама методика, если верна, это же наука. Что бы ни изобретали, теория относительности – она и есть теория относительности.

Е.Березина: Совершенно верно.

В.Путин: Никуда от этой формулы не денешься, правильно?

Е.Березина: Очень детям нравится, потому что есть традиции выездов, о которых я говорила. В этот период, когда дети готовятся, разновозрастные группы, школа работает до восьми-девяти часов, потому что они варятся в этом соке, у них появляется рождение какого-то творческого продукта. Особенно надо отметить философские дела, когда дети поднимают недетские вопросы. Вот что я хотела сказать, что на периферии работает система, и хорошие дети воспитываются.

В.Путин: Понятно. Никто не сомневался.

Ольга Юрьевна, а что, вот эти методики были изъяты что ли официально?

О.Васильева: Нет, они не были изъяты. Они просто на какое-то время были немножко забыты. Потому что когда появилось много-много махровых цветов творчества в начале нулевых, то были забыты хорошие методики. А потом к ним просто возвращаются, потому что там на самом деле идеология очень простая – забота о детях и воспитание человека. Так что, когда коллеги говорят об этом, они абсолютно правы, потому что это всё работает. И методика Иванова – это одна из самых сильных методик для воспитания детей.

В.Дёрин: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Добрый вечер, уважаемые коллеги!

Действительно, сейчас уже нам сказали, что новое – это хорошо забытое старое. Я бы хотел сегодня затронуть вопрос трудового воспитания, возвращения трудового воспитания в школы. Я благодарен Ольге Юрьевне Васильевой, потому что я знаю, что она эту тему – она сейчас работает над этим, и некоторые депутаты Государственной Думы, уже у них есть такая инициатива о возвращении трудового воспитания в школу.

Дело в том, что ничто так не формирует личность, как труд. Труд сплачивает коллектив, труд выявляет новые способности человека, труд выявляет положительные качества детей, социализирует ребят. Ведь очень важно, чтобы ребёнок видел результаты своего труда и гордился этими результатами. Труд способствует реальному общению детей друг с другом, а не виртуальному, к которому сейчас очень сильно привыкли в различных социальных сетях.

Когда мы учились в школе в советское время, мы работали и на пришкольных участках, и у нас были лагеря труда и отдыха, правда, в настоящее время мы продолжаем эту деятельность, детям это нравится.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 21 июня 2017 > № 2216495 Владимир Путин


Россия. УФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 20 июня 2017 > № 2215894

Стартовала первая смена форума уральской молодежи «УТРО-2017»

Сегодня в Челябинской области начала свою работу первая смена молодежного форума «УТРО», которая объединила представителей со всех регионов страны. В 21:30 состоится церемония открытия форума, которую все желающие смогут посмотреть в прямой трансляции телеканала «Первый областной».

За 5 дней участникам предстоит пройти образовательную программу по 6 направлениям: «Урал Патриотичный», «Урал Предприимчивый», «Урал Политический», «Урал Исторический», «Урал Добровольческий» и «Урал Экологический». Каждая площадка проводится регионом Уральского федерального округа и включает уникальные мероприятия в своей тематической сфере.

Начинающие политики составят техническую карту избирательной кампании и проработают имидж идеального оратора, а добровольцы представят выставку успешных волонтерских практик. Экологи создадут «Аллею дружбы», на которой самостоятельно высадят 10 туй, а молодые предприниматели посетят индивидуальные коуч-сессии с экспертами.

Помимо образовательной для участников подготовлена внеучебная программа. Молодые люди попробуют приготовить необычные блюда совместно с шеф-поварами на кулинарном мастер-классе «Кухня», пройдут состязания на «Больших гонках» и станут героями народных игр, забав, обрядов и хороводов на фольклорном фестивале. В вечернее время всем желающим предложат посмотреть интересные кинофильмы, чтобы отдохнуть и зарядиться энергией на следующий день.

Программу вовлечения молодежи и популяризации среди нее здорового образа жизни составит обширный блок спортивных мероприятий: утренние тренировки, занятия йогой, мини-футбол, волейбол, баскетбол, настольный теннис и дартс. Особенным событием станет Спартакиада, по итогам которой самая спортивная делегация получит Кубок форума. Также участники смогут сдать нормативы физкультурно-оздоровительного комплекса «Готов к труду и обороне!» и получить знак отличия. Оригинальные факультативы будут представлены в виде 19 разноплановых площадок.

«Челябинская область готова провести форум «УТРО» на высоком уровне. Мы уверены, что это мероприятие станет лучшим событием лета для всей молодежи нашего округа! Постарались учесть все: плодотворные образовательные занятия, насыщенная культурная программа и многочисленные спортивные площадки. Также в «Карагайском бору» организовано несколько территорий для продуктивной рабочей деятельности и хорошего отдыха», – комментирует Вадим Бобровский, заместитель министра образования и науки Челябинской области.

Ключевым мероприятием форума станет грантовый конкурс молодежных проектов, на котором молодым людям представится возможность презентовать свои идеи перед региональными и федеральными экспертами и выиграть финансовую поддержку на реализацию инициативы.

Форум молодежи «УТРО» проводится в Уральском федеральном округе на протяжении 7 лет. В 2011 и 2014 годах мероприятие проходило в Челябинской области: на территории горнолыжного курорта «Солнечная долина» и в пансионате «Карагайский бор». В 2014 году впервые участники форума проживали в корпусах повышенной комфортности – до этого мероприятие проходило в формате палаточного лагеря.

Россия. УФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 20 июня 2017 > № 2215894


Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 июня 2017 > № 2215836 Алексей Хохлов

Интервью с академиком Алексеем Хохловым. РАН не должна быть обращена внутрь себя

Проректор МГУ, доктор физико-математических наук, специалист в области физики полимеров, академик Алексей Хохлов рассказал «Чердаку» о том, что не так в Российской академии наук, почему в институтах переводят сотрудников на долю ставки, а также как это исправить.

— Алексей Ремович, почему вы решили выдвинуться кандидатом на пост президента РАН?

— В последние годы помимо основной работы в МГУ я возглавлял Совет по науке при Министерстве образования и науки РФ. Этот совет занимал активную позицию по многим вопросам научной жизни в России (все принятые нами с 2013 года документы можно посмотреть на сайте sovet-po-nauke.ru). Кроме того, я вхожу в Совет по науке и образованию при Президенте РФ, Президиум РАН, Научно-координационный совет федерального агентства научных организаций (ФАНО). Старался участвовать в работе всех этих органов неформально, активно вносил свои предложения. За счет этого накопились и определенное понимание ситуации, и определенный опыт.

После того, что произошло на общем собрании Российской академии наук в марте, я почувствовал, что этот опыт может быть востребован на посту президента РАН. Для начала я опубликовал концепцию своей возможной программы — в начале мая вышла статья в «Троицком варианте». Она была достаточно позитивно воспринята моими коллегами. С учетом этого я окончательно решил выдвинуть свою кандидатуру, причем не через отделения, а путем сбора подписей. Это связано с тем, что после неудачи мартовского собрания РАН именно я предложил президиуму Академии наук ввести норму, согласно которой выдвижение кандидата в президенты РАН осуществляется путем сбора подписей. И президиум со мной согласился, правда, оставил выдвижение от бюро отделений. Я предлагал это вообще убрать.

Примечание «Чердака»: бюро отделения РАН — орган управления отделением, состоящий из членов Академии наук под председательством академика-секретаря. Согласно положению о выборах, действовавшему в марте 2017 года, и профильные, и региональные отделения РАН могли выдвинуть по одному претенденту на пост президента РАН. Кандидатура определялась по итогам голосования на заседаниях бюро отделений или президиумов региональных отделений.

— А почему вы хотели отказаться от выдвижения кандидатов на пост президента РАН бюро отделений?

— Вопрос об избрании президента Российской академии наук не носит специализированного характера. Что такое «президент от физиков» или «президент от медиков»? Президент должен по определению отвечать за развитие всей научной сферы. Надо поддерживать направления, которые в настоящее время наиболее актуальны, быстрее всего развиваются, а не направления в какой-то конкретной области, в которой ты сам работаешь. Президент Академии должен быть как губка, он должен впитывать все и обеспечивать открытое обсуждение всех вопросов. При обсуждении приоритетных направлений науки очень важно исключать конфликт интересов, лоббирование своей области. Это первая причина, по которой я считал, что нужно отказаться от выдвижения от бюро отделений.

А вторая причина — в бюро отделений состоит очень маленький процент, меньше 15%, всех членов Российской академии наук. То есть 85% членов академии при обсуждении важнейшего вопроса о выдвижении кандидатов в президенты РАН имеет лишь совещательный голос. Поэтому, с моей точки зрения, гораздо более демократично просто установить минимальное число подписей, которое требуется собрать для выдвижения.

— Вы считаете, что 50 членов РАН достаточно для выдвижения кандидата на пост президента? А по какому принципу ученые объединяются в поддержку кандидата?

— Президиум решил, что 50 — это достаточно. Я быстро набрал 50, сейчас у меня более 70 подписей. Я их сдал, зарегистрировался. И я буду продолжать сбор подписей до 25 июля. Думаю, их будет существенно больше.

Вы спрашиваете, «по какому принципу». По принципу поддержки программы кандидата. Это очень важно. Именно поэтому я сначала сформулировал, с чем идти на выборы, обсудил эту программу с большим числом коллег — активно работающих ученых, скорректировал ее с учетом этих обсуждений и только потом стал под нее собирать подписи. У меня подписи самых разных отделений. Я следил, чтобы среди подписантов не было большинства из моего отделения. А бюро отделений очень часто выдвигают ученого с формулировкой «он — хороший человек, к тому же наш, должен справиться». А что он собирается сделать, какая у него программа? Мне все же кажется, что сначала нужно сформулировать хотя бы тезисы своей программы и потом уже идти с этими тезисами на выборы.

И.о. президента РАН Валерий Козлов в одном из своих выступлений использовал аналогию того, что сейчас происходит в РАН, со Смутным временем. Действительно, очень похоже. Только я хотел бы напомнить, что в Смутное время поиск царя осуществлялся методом «выкрикивания из толпы имени боярина»: хотим Годунова, хотим царевича Дмитрия, хотим Шуйского — без отсылки к тому, что царь будет делать, — это закончилось оккупацией Москвы поляками. А завершилось Смутное время избранием царя на Земском соборе, представлявшем все слои общества (кроме крепостных крестьян — прим. «Чердака») и самом представительном за всю российскую историю собраний такого рода, из десятка кандидатов и после тщательного (по меркам того времени) обсуждения их кандидатур.

— Вы будете представлять свои предвыборные тезисы?

— Я собираюсь выступить с ними 21 июня в 15.00 в Институте органической химии имени Н.Д. Зелинского на встрече с членами Российской академии наук и научной общественностью. Затем последуют выступления в других городах.

Один из пунктов моей программы состоит в том, что Академия наук не должна быть обращена внутрь себя, не должна работать только с членами РАН. Поэтому я приглашаю на встречу 21 июня не только членов РАН, но всех ученых, которые согласны с тем, что я предлагаю. Это — новый формат. Кандидаты в президенты РАН ранее такого не делали.

Еще одно положение моей программы связано с тем, что по закону Российская академия наук должна осуществлять научно-методическое руководство всей научной сферы, а не только институтов, подведомственных ФАНО России. Институты ФАНО — это очень важно, это 50% высокорейтинговой российской науки. Но есть и другие связанные с наукой организации. Академия наук — это вневедомственная структура. Надо привлекать ученых, работающих и в государственных научных центрах, и в университетах, для того чтобы обсуждать вопросы, связанные с российской наукой, и предлагать адекватные решения.

— Вы сказали, что сейчас Российская академия наук переживает Смутное время. Что в РАН идет не так?

— Проблемы начались не сегодня. В упоминавшейся выше статье я критически отзываюсь о многих аспектах работы РАН за последние годы. Одна из точек моего несогласия — непубличность, закрытый характер работы: академия не высказывается явным образом, открыто по тем или другим проблемам. Например, сейчас существенная проблема — выполнение нормативов по заработной плате научных сотрудников, заданных указом Президента РФ, и разработанной правительством дорожной картой.

— Вы про переводы сотрудников институтов на долю ставки?

— Да, институты будоражит ситуация, когда всем сотрудникам без разбора, без учета качества работы предлагают переходить на долю ставки. В некоторых институтах это 0,2−0,3 ставки. 13 июня состоялось первое в истории совместное заседание РАН и Научно-координационного совета ФАНО. Обсудили много важных, но не самых животрепещущих вопросов. И только я задал вопрос Михаилу Котюкову (главе ФАНО — прим. «Чердака»), действительно ли ФАНО рекомендует так поступать. И ответ был совершенно четкий: нет, не было такой рекомендации со стороны ФАНО — переводить всех без разбора на долю ставки. Это совершенно неправильно. Есть люди, которые практически не публикуются, а есть те, которые интенсивно и успешно работают с утра до вечера.

Совершенно безнравственно сейчас предлагать абсолютно всем переходить на долю ставки. Ситуация понятна: до сих пор академические институты не уделяли должного внимания выполнению указа № 597, а в МГУ мы систематически работаем над этим с 2012 года, поэтому и выполняем в целом дорожную карту. Теперь спохватились и решили схитрить: ничего не менять, всех перевести на долю ставки, за счет этого формально всем разом повысить зарплату в три-пять раз при фактическом ее сохранении и отчитаться на бумаге. Так не делается. Нужно систематически работать над привлечением в институты дополнительного финансирования, провести оценку вклада каждой лаборатории, каждого сотрудника в достижения института, выявить слабых сотрудников, часть, возможно, перевести на инженерные должности.

Сейчас важно показать положительную динамику в выполнении дорожной карты. А когда таким жульническим образом пытаются выполнить указы президента, всем понятно, что ничего хорошего из этого не получится.

Академия наук — это один из немногих законодательно признанных органов, представляющий интересы ученых. Это организация, которая должна формировать позитивный образ науки в обществе. Мы должны заботиться о просвещении общества, популяризации науки, говорить о лженаучных предрассудках, новых достижениях мировой науки, даже если они сделаны не у нас. Это функция Академии наук, но я не могу сказать, что она ее эффективно выполняет.

В академии не было предложено проектов, подобных Фестивалю науки, которые по инициативе ректора МГУ Виктора Садовничего мы проводим с 2006 года. Сейчас этот проект вырос во всероссийский. Это широкое движение, которое объединяет большое количество людей во всех регионах страны. Фестивали науки ежегодно посещают миллионы людей.

Другая проблема — слабо привлекаются к деятельности Академии наук не члены РАН. В рамках моей работы в Президиуме РАН я смог провести один важный проект: по моему исходному предложению был сформирован корпус профессоров РАН. Мы выбрали 500 молодых докторов наук, которые сейчас принимают участие в деятельности академии. Они формулируют свои предложения по многим вопросам. И это очень хорошо, надо только это делать активнее и с большей степенью публичности. Профессора РАН не должны ждать полномочий, никакие полномочия с неба не сваливаются, а получают их тогда, когда люди сами занимают активную позицию, предлагают что-то обществу, власти. Профессора РАН могут от своего имени выпускать заявления, имея легальный статус в Академии наук. Я очень надеюсь, что инициативу этих молодых докторов наук удастся раскрепостить, и они действительно смогут предложить много разумных и полезных вещей.

— Вы сказали, что ученым не нужно «ждать полномочий». Мне кажется, РАН часто занимает выжидательную позицию. Ее члены говорят, что ждут, когда к ним обратятся из рабочих групп министерств, а власть говорит о недостаточном участии членов академии в этих рабочих группах. Как можно наладить это взаимодействие?

— В моей программе об этом и говорится. Конечно, академия должна работать на расширение своих полномочий. Но они появляются, когда появляются разумные предложения. Мы должны по своей инициативе формулировать и публично озвучивать те или иные предложения и отстаивать их в органах власти. Только так можно получить полномочия и провести предлагаемые академией проекты.

Когда наш Совет по науке при Минобрнауки был создан, многие сотрудники министерства о нас говорили: очередной хомут на шею, потеря времени. Они сами мне потом в этом признавались. Но с течением времени, поскольку мы предлагали много разумных вещей, и сотрудники министерства стали к нам прислушиваться, и другие органы власти. Когда мы что-то предлагаем, пропустить это мимо ушей уже не получается. Мне кажется, что академии, которая является гораздо более авторитетным органом и к тому же обладает большими полномочиями по закону, надо действовать именно так, а не ждать каких-либо внешних обращений.

— В основном ждут повышения финансирования.

— Никакого дополнительного финансирования не будет, пока не будут сформулированы правильные, хорошие проекты, под которые можно получить это дополнительное финансирование. Мегагрантники же смогли самоорганизоваться, сформулировать разумные предложения и донести их до президента, добившись встречи с Владимиром Путиным в сентябре. В результате возникла президентская программа исследовательских проектов для молодых ученых, ведущих лабораторий, которая сейчас осуществляется через Российский научный фонд. Оказалось возможным получить дополнительное финансирование, несмотря на сложную ситуацию.

И Академия наук должна действовать так же. Есть проблемы, связанные с аспирантурой в академических институтах. Так сформулируйте предложения, чтобы решить эту проблему. Можно возродить программу «Интеграция», которая была на рубеже 90-х и нулевых годов и которая сыграла очень позитивную роль: для подготовки студентов старших курсов и аспирантов объединяются усилия академических институтов и университетов. Они получали по двум параллельным каналам финансирование на то, чтобы совместно готовить молодых специалистов.

Можно подумать об Академическом университете в Москве на базе институтов ФАНО, это также позволило бы решить и проблему с аспирантурой, и много других проблем. Если разумным образом организовать этот университет, он будет второй после МГУ, войдет в первую сотню мирового рейтинга университетов.

— А какие еще проекты вы предлагаете?

— Есть проблема «возрастной долины смерти»: у нас много грантов для молодых ученых до 35 лет, а для возрастного интервала 35—45 лет получается, что человек уже не молодой ученый, но еще не имеет достаточного веса в научном сообществе, чтобы получать другие гранты. С другой стороны, это самое хорошее время, чтобы «начать свое дело», основать собственную лабораторию. Очевидное решение проблемы — гранты на организацию самостоятельных лабораторий для научных лидеров от 35 до 45 лет. В МГУ мы сейчас такой проект реализуем.

— Как это может выглядеть? К кому и куда должен прийти ученый, чтобы войти в состав такой лаборатории?

— Во многих случаях ученые этого возраста уже имеют научную самостоятельность. Что им нужно, так это административная самостоятельность: они должны сами развернуться, иметь свое хозяйство и учиться отвечать за это хозяйство. Я стал заведовать кафедрой в 39 лет. Могу сказать, что это была важная жизненная школа, которая мне много дала. Механизм тут понятен: должен быть объявлен конкурс, ученые соответствующего возраста смогут подавать свои заявки. Если они выигрывают, то в организации, где они работают или куда они хотят перейти, им должны предоставить помещение, несколько исходных ставок. А исходное финансирование для приобретения оборудования, реактивов, приема сотрудников по контракту будет предоставлено из средств гранта. Это будет фактически стартап-финансирование, такая практика существует во многих странах.

— Вы проректор МГУ, профессор, активно занимаетесь наукой, работаете в Совете по науке при Минобрнауки. Как вы все это совмещаете?

— Пытаюсь четко распланировать каждый день. На работу прихожу довольно рано утром, чтобы самые плодотворные утренние часы посвятить науке, а потом уже все остальное.

— А что из того, чем вы занимаетесь, нравится больше всего? Для чего всегда бережете время?

— С молодости люблю быть «в тихом сумраке читален». Для меня наибольшее удовольствие — иметь возможность собраться с мыслями, подумать о научных результатах, прочитать новую статью, посмотреть результаты сотрудников, обсудить с ними. Но жизнь толкает к другому. У меня сложилось определенное понимание того, как нужно изменить научную сферу, чтобы сделать ее более эффективной. И я стараюсь это свое понимание донести и до научного сообщества, и до общества в целом, и до властей.

Алиса Веселкова , Чердак- ТАСС

Россия > Образование, наука > ras.ru, 20 июня 2017 > № 2215836 Алексей Хохлов


Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 20 июня 2017 > № 2215835

Рособрнадзор призывает абитуриентов внимательно отнестись к выбору вуза

Российские вузы не позднее 20 июня должны начать прием документов от абитуриентов, поступающих на обучение в рамках контрольных цифр приема по очной и очно-заочной формам обучения. Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки призывает абитуриентов и их родителей при выборе высшего учебного заведения внимательно изучать документы вуза или филиала на право вести образовательную деятельность.

Прежде чем подать документы в вуз или филиал, убедитесь в наличии у него действующей лицензии, государственной аккредитации по выбранной для обучения программе, а также в отсутствии запрета на прием обучающихся.

В случае отсутствия или приостановления государственной аккредитации, вуз не имеет право проводить государственную итоговую аттестацию и выдавать дипломы установленного Минобрнауки России образца. Выпускникам это может помешать заниматься определенной профессиональной деятельностью, в том числе занимать должности, для которых законодательством РФ определены обязательные требования к уровню профессионального образования и квалификации.

Кроме того, в случае лишения/приостановления государственной аккредитации программы вуза, обучающимся не может быть гарантирована отсрочка от призыва на службу вооруженных силах РФ и они не могут использовать для оплаты обучения средства материнского капитала.

Проверить наличие у вуза лицензии, аккредитации и отсутствие запрета на прием можно на портале Карта вузов.

Для большинства абитуриентов, которые поступают только по результатам ЕГЭ, прием документов завершается 26 июля.

Вузы, проводящие прием на обучение по результатам дополнительных вступительных испытаний творческой и профессиональной направленности, должны завершить прием документов не ранее 7 июля.

Срок завершения приема документов, необходимых для поступления по результатам иных вступительных испытаний, проводимых вузом самостоятельно, - не ранее 10 июля.

Абитуриент вправе подать заявление о приеме одновременно не более чем в 5 вузов и участвовать в конкурсе не более чем по 3 специальностям и (или) направлениям подготовки в каждом.

Зачисление обучающихся на основные конкурсные места осуществляется в два этапа: 3 августа должно быть заполнено 80% конкурсных мест, 8 августа – оставшиеся конкурсные места.

Россия > Образование, наука > obrnadzor.gov.ru, 20 июня 2017 > № 2215835


Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 20 июня 2017 > № 2214362

В Казахстане разработана научная основа повышения качества среднего образования

Как показывают международные и внутренние исследования, по ряду показателей, качество среднего образования в Казахстане снижается. На основе внимательного изучения истории развития отечественной системы образования, развитие систем образования ведущих стран мира, стран-призеров в области образования ученым-компаративистом Аскарбеком Кусаиновым разработана «Концепция повышения качества Среднего образования Республики Казахстан».

Система образования является сложной комплексной системой и состоит, как и другие сложные системы, из многих подсистем (составляющих). Для повышения качества образования необходимо повысить качество всех ее составляющих. Ими являются: стандарты и учебные программы, учебная литература, профессионализм педагогических кадров, мониторинг образования, духовно-нравственное и патриотическое воспитание, качество и эффективность НИР в области образования, система управления.

Аскарбек Кусаинов, президент Академии педагогических наук Казахстана:

"Сначала нужно проводить системную работа по повышению качества всех составляющих, обеспечивающих повышение качества образования 1-го класса. К началу следующего учебного года такая же работа должна была быть проведена для 2-го, 5-го и 7-го классов, которые будут обучатся по новому содержанию образования. Тогда повысится качество образования в этих классах на новый уровень.

В последующих учебных годах должны быть выполнены такие же работы.

Это требует организованной и планомерной работы многих институтов, центров, организаций, управлений образования, вузов, колледжей, школ, издательств, ученых и учителей."

Научно обоснованными принципами повышения качества среднего образования являются:

– последовательность и поэтапность проведения работ по повышению качества образования;

– сбалансированность распределения ответственности за повышение качества образования между государством, управлениями образования, научными учреждениями, учебными заведениями и педагогической общественностью;

– защита прав и интересов учителей и учащихся;

– прозрачность процесса повышения качества образования;

– системность перехода на новое содержание образования и их осуществление во взаимосвязи всех участников процесса.

На августовском совещаний в 2014 г. в Астане Вице-министр образования и науки Эльмира Суханбердиева заявила: «Выделяются колоссальные средства на переподготовку учителей, а в образовательных организациях работают тысячи специалистов с неопределенным уровнем владения знаниями по-своему предмету и низким качеством работы».

Со стороны правительства уделяется большое внимание на повышение квалификации педкадров. Только Национальному центру повышения квалификации "Өрлеу" ежегодно выделяется более 5 млрд. тенге. Огромные средства выделяются ТОО «Центру педагогического мастерства». Слушатели приезжают к ним на длительное время, им читают лекции и проводятся семинарские занятия. Однако, эти методы являются не эффективными. Представление, что привнесенные извне идеи автоматически приведут к изменениям в классе и школе, глубоко ложно с точки зрения теории деятельности.

В развитых странах признано, что хороших учителей могут воспитыват только хорошие учителя. Самым эффективным путем повышения квалификации является работа учителей с наставниками. Поэтому нам надо создать полноценно действующий институт наставников.

В Казахстане в школах работают более 275 тысяч учителей, из них более 70 тысях в МКШ. Среди них более 56 тысяч являются учителями высшей категории, из них более 5,5 тысяч работают в МКШ.

Аскарбек Кусаинов, президент Академии педагогических наук Казахстана:

"Во всех школах, кроме малокомплектных, работают более 50 тысяч учителей высшей категории. НЦПК «Өрлеу» и ЦПМ по своим программам подготовили тренеров, которые должны были работать наставниками в своих школах. Так как эта работа не оплачивается, они ее выполняют формально.

Мы предлагаем Министерству образования и науки РК 10 тысяч опытных учителей-методистов выбрать наставниками и, доплачивая им в месяц по 40 тысяч тенге, поручить им в течение года повысить квалификацию шестерым учителям. При такой постановке вопроса, они будут качественно повышать квалификацию в течение года 60 тысячам учителям. Для этого, этим 10 тысяч наставникам, надо будет оплатить в течение года 4,8 млрд тенге. Т.о., квалификацию всех учителей школ, где обучаются около 90 процентов всех учащихся Казахстана, можно качественно повысить в течение 2-3 лет, создавая реально действующий институт наставников.

В МКШ в среднем работают чуть более 20 учителей. Учитывая реальную ситуацию каждой школы, необходимо реализовать эффективный механизм работы учителей МКШ с наставниками.

Для повышения компетентности учителей в Казахстане необходимо:

– определить опытных учителей, работающих в настоящее время в школах и использовать их в качестве наставников;

– создать институт наставников (коучеров);

– для повышения качества проводимых уроков молодыми учителями, оказать им всемерную поддержку и помощь без критики, без унижения, но с особой заботой;

– опираясь на опыт Южной Кореи, нужно подготовить мини-стандарты для учителей начальных классов по всем предметам, т.е. поурочные планы, все учебно-методические, мультимедийные материалы и указать методы их эффективного применения;

– создать систему государственной поддержки и стимулирования труда учителей.

Создание качественной учебной литературы является сложным комплексным научным процессом. Ученые Франции считают, что для создания хороших учебников необходимо 3-5 лет времени. У нас не развита наука учебниковедения, авторам не создаются необходимые условия, они пишут свои учебники в свободное от основной работы время и в кратчайшие сроки за 9-10 месяцев.

Для создания качественной учебной литературы необходимо:

– создать теоретическую основу разработки учебной литературы и инновационных учебно-методических комплексов (ИУМК) с учетом мирового опыта;

– организовать обучение авторских коллективов;

– организовать единый авторский коллектив для разработки линейных учебников или ИУМК, состоящих из учебников с мультимедийными пособиями и УМК, по одному предмету для всех классов обучения;

– создать единую концепцию разработки линейных ИУМК;

– разработать систему критериев теоретической и практической экспертизы учебников и УМК;

– подготовить экспертов по оценке качества учебной литературы;

– определить ответственность авторов, экспертов и издательств по созданию учебной литературы и т.д.

В развитых странах признается, что нельзя усовершенствовать то, что не было предватительно измерено. Мониторинг нужен для того, чтобы система получила достоверную информацию, необходимую для принятия решений о корректирующих мерах, т.е. о мерах по повышению качества образования. У нас не создан единый инструментарий по оценке достижений образования, не развита наука о педагогических измерениях оценки достижения образования – педагогическая квалиметрия и тестология. Поэтому в настоящее время мы не можем осуществить мониторинг качества среднего образования.

Для повышения качества мониторинга образования необходимо:

– разработать дидактическую теорию проектирования, моделирования и конструирования тестов;

– совершенстовать систему мониторинга образования;

– разработать систему тестового контроля и других диагностических контрольных работ для получения достоверной оценки об учебных достижениях каждого ученика во всех школах на основе цели, задачи стандарта и ожидаемых результатов по основным предметам.

– совершенствовать деятельность Национального центра образовательной статистики и оценки;

Аскарбек Кусаинов, президент Академии педагогических наук Казахстана:

«Мы представляем эту Концепцию для широкого обсуждения в обществе, в педагогической общественности и, надеемся, что со стороны Министерства образования и науки РК и Правительства будет уделено должное внимание. В дальнейшем предлагаем разработать на ее основе Комплексную программу повышения качества Среднего образования РК, которая дополнит Государственную программу повышения качества образования и науки РК на 2016-2019 годы, только в части Среднего образования. Там будут описаны пошаговые действия всех ее участников по годам.

Разработка и принятие такой программы, несоменно, приведет к повышению качества среднего образования на новый уровень.

Для реализации такой программы не требуется дополнительных финансовых средств со стороны государства. Она будет осуществляться в пределах выделенных средств из республиканского бюджета в МОН РК.

Мнение экспертов:

Аягуль Миразова, Герой Труда Казахстана, отличник народного просвещения Казахской ССР:

«Считаю, что выводы, представленные в Концепции господина Кусаинова по определению путей направленных для повышения качества образования в средних школах страны, являются результатом фундаментальных исследований. Также эти выводы обоснованы с общественно-социальной, экономической точки зрения. Безусловно, такие инициативные исследования послужат общей цели – вхождения нашей страны в тридцатку развитых стран мира, а также укрепят нашу независимость в мировом сообществе."

Наталья Новосельцева,учитель начальных классов гимназии № 105:

"В случае принятия Концепции Кусаинова будут созданы качественные учебные программы, где каждая цель будет достижима и измерима, будут созданы авторские коллективы из компетентных профессионалов, которым дадут возможность написать действительно качественные учебники, и у каждого молодого учителя будет наставник, который по-отечески , с заботой и пониманием проблем поможет организовать учебный процесс."

Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 20 июня 2017 > № 2214362


Япония > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > nhk.or.jp, 16 июня 2017 > № 2210358

Синдзо Абэ вновь отрицал причастность к проекту открытия ветеринарного факультета

Премьер-министр Японии Синдзо Абэ вновь отрицал свою причастность к плану руководства образовательной организации открыть ветеринарный факультет на территории, которая является зоной специальной дерегуляции. Этой организацией управляет близкий друг премьер-министра.

Абэ присутствовал на пленарной сессии верхней палаты парламента в пятницу на следующий день после того, как министр образования Японии Хирокадзу Мацуно признал, что расследование обнаружило 14 документов, связанных с образовательным учреждением Какэ. Это опровергает предыдущее утверждение о том, что такие документы не существуют.

В одном из документов, полученном крупнейшей оппозиционной Демократической партией и другими, говорится, что лица самого высокого уровня из Канцелярии премьер-министра призывают к быстрому одобрению плана.

Депутат от Демократической партии сказал, что сомнения по поводу участия премьер-министра останутся надолго и с высокой степенью вероятности представляется, что он желал скорейшего одобрения плана.

По словам Абэ, очень жаль, что расследование заняло так много времени, но все процессы, связанные с зонами дерегуляции, включая выбор компаний, осуществляющих проекты, были проведены на основании закона.

Япония > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > nhk.or.jp, 16 июня 2017 > № 2210358


Казахстан. Весь мир > Образование, наука. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209687 Бакытжан Жумагулов

Энергия будущего: мозговой штурм на казахской земле

Автор: Кенже ТАТИЛЯ

ЭКСПО-2017 набирает обороты. 19 июня на его полях начинает свою работу Всемирный конгресс инженеров и ученых – WSEC-2017. Повестка дня определена следующая: «Энергия будущего: инновационные сценарии и методы их реализации».

Мы попросили рассказать об этом уникальном форуме председателя оргкомитета WSEC-2017, президента Национальной инженерной академии РК, академика Бакытжана Жумагулова.

– Как возникла идея проведения такого форума, и что является главной его целью? Каков уровень представительства на этом форуме?

– Идея провести в Казахстане Всемирный конгресс появилась у нас еще три года назад. Тогда все мы были под впечатлением инициативы президента Нурсултана Назарбаева о проведении международной выставки ЭКСПО-2017 в Астане и последующей победы Астаны в конкурсе за право принять ее.

Предстоящая выставка особо привлекла внимание наших ученых и инженеров, поскольку ее тематикой была выбрана «Энергия будущего». А это большое поле для научно-технологической деятельности. Ведь энергия будущего – это не то затратное и экологически вредное сжигание углеводородного топлива, которое еще в начале XXI века было доминирующим во всем мире (да и сейчас оно не слишком быстро уступает свои позиции). Нет, это, прежде всего, экологически чистая возобновляемая энергия, безопасная и доступная всему человечеству, а кроме того, эффективное и экономное потребление энергоресурсов.

Даже обычная энергетика не обходится без научного совершенствования, а альтернативная энергетика – это тем более настоящий «клондайк» для ученых, инженеров, инноваторов. Она пока еще не так развита, как традиционная, и по ряду направлений пока не может выдержать конкуренцию с ней. А значит, нужны новые массированные исследования и разработки, которые и создадут огромную наукоемкость данной отрасли.

Поэтому научно-инженерный корпус Казахстана живо откликнулся на предложение организовать в рамках ЭКСПО-2017 специальное мероприятие, причем не просто научное, что уже апробировано на других ЭКСПО, а именно уникальное научно-инженерное, чего еще не было и что столь хорошо отвечает тематике выставки в Астане.

В продвижении данной идеи мы объединили усилия двух крупных казахстанских академий – Национальной инженерной академии РК и Казахстанской национальной академии естественных наук, возглавляемой академиком Нуртаем Абыкаевым. И этот тандем продемонстрировал высокую эффективность. Была разработана концепция Всемирного конгресса и поставлена цель: стать глобальной площадкой, на которой ведущие ученые и инженеры мира обсудят важнейшие достижения и тенденции, складывающиеся в современной энергетике, пути и методы решения глобальных энергетических проблем. Это будет очень важным дополнением к международной выставке, демонстрирующей лучшие достижения человечества, послужит поиску новых решений большого числа задач в данной сфере.

Что касается уровня представительства на этом форуме, то, прежде всего, следует назвать его ключевых участников-соорганизаторов. Это ряд министерств РК – энергетики, иностранных дел, образования и науки; крупнейшие энергетические компании страны; ведущие мировые организации: Международное агентство по возобновляемым источникам энергии IRENA, Межправительственная группа экспертов по изменению климата (организация – лауреат Нобелевской премии мира), Международная инженерная академия, Федерация инженерных институтов исламских стран, Китайская корпорация Sinopec, Российская академия естественных наук, Китайская инженерная академия, Международная ассоциация водородной энергетики, Институт наук и технологий Masdar (ОАЭ), Международное общество по солнечной энергии (США) и другие.

В конгрессе принимают участие свыше тысячи ученых и специалистов из 51 страны мира. Среди них лауреаты Нобелевской премии и международной премии «Глобальная энергия», президенты международных и национальных академий, руководители крупнейших энергетических компаний и международных организаций, ректора вузов, руководители международных и национальных научных центров, инновационных компаний и т.д.

Так что уровень конгресса очень солидный и вполне соответствует тому высокому значению, которое придается всей международной выставке ЭКСПО-2017, впервые проходящей в Казахстане.

– Какова повестка дня конгресса, и на каких проблемах будет сделан главный упор при обсуждении?

– Программа конгресса очень насыщенная и рассчитана на два дня. За это время пройдут два пленарных заседания, пресс-конференции и брифинги, три «круглых стола», организаторами которых выступят ведущие мировые организации – уже упомянутое Агентство IRENA, катарская компания Networked Energy Services и Международная геотехническая ассоциация.

Большое внимание мы уделим секционным заседаниям, на которых участники конгресса будут группироваться по интересам. Обсуждения в них будут проходить по четырем главным тематическим направлениям:

Перспективы и сценарии развития мировой энергетики до 2050 года.

Баланс энергетической трилеммы: безопасность, доступность и экологическая устойчивость.

Развитие энергоресурсов: мировые тенденции, конкурентоспособность, инновации и перспективы использования в Казахстане.

Научное кадровое обеспечение.

Эти направления будут детализированы для работы в десяти специализированных секциях. В них состоится обсуждение таких вопросов, как фундаментальные тренды и перспективы энергии будущего, инновации, инвестиции и технологии низкоуглеродного развития, концепция энергоэффективности, системы энергообеспечения и их влияние на экологию, инновационный потенциал атомной энергетики, инженерное образование, его роль в устойчивом развитии общества, международное сотрудничество и другие.

Обсуждение будет совершенно свободным, жестких рамок или каких-либо научно-идеологических ограничений нет. Поэтому сегодня я могу только предположить, на чем будет сделан особый упор в дискуссиях. Думаю, что это будут вопросы, имеющие особое стратегическое значение. Такие, например, как особенности и последствия гигантского научного и технолого-экономического прорыва человечества в новое качество возобновляемой и альтернативной энергетики, который произошел за последние полтора десятилетия; процесс удешевления технологий и снижения стоимости электроэнергии; рост доли возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в мировом производстве; инвестиции в исследования и разработки; новое понятие распределенной энергетики; разработки новых накопителей энергии для решения критической задачи компенсации нестабильности ВИЭ и т.д.

– Чего лично вы как ученый и организатор науки ждете от этого конгресса?

– Прежде всего, повышения степени узнаваемости и авторитета казахстанской науки и инженерии. Ведь столь масштабное научно-инженерное мероприятие у нас проводится впервые. Так что появляется прекрасная возможность для того, чтобы, как говорится, и на других посмотреть, и себя показать. А еще наладить более тесные творческие контакты с зарубежными коллегами. Кстати говоря, уже сам процесс подготовки конгресса позволил нам выстроить новые цепочки связей с известными мировыми организациями и научными центрами – это несомненный плюс.

Во-вторых, я жду уточнения ориентиров и перспектив казахстанской науки и инновационной деятельности в сфере новой энергетики, так как к нам приезжают мировые светила в данной области.

В-третьих, хотелось бы оживить международный аспект сотрудничества ученых и инженеров – в плане не только совместных форумов, но и реальных исследований, в которых участвуют интернациональные группы специалистов. Это ведущий тренд в мировой практике для таких новаторских областей, как возобновляемая энергетика, – здесь очень трудно добиться успеха, «варясь в собственном соку». Вообще, интернационализация науки – неоспоримая тенденция, и, к сожалению, здесь мы пока отстаем.

Наконец, я жду обретения нашими специалистами опыта организации самых масштабных международных мероприятий, который затем можно использовать и в других важных отраслях знаний. Это будет несомненная польза для всего научно-инженерного сообщества Казахстана.

И, конечно же, я жду того, что конгресс внесет реальный вклад в общий успех международной выставки ЭКСПО-2017 в Астане.

– Какими вам видятся перспективы развития возобновляемых источников энергии в Казахстане? На каких направлениях отечественным ученым и инженерам необходимо сконцентрировать усилия, чтобы преодолеть существующие в этом плане технологические проблемы?

– Перспективы развития возобновляемых источников энергии в нашей стране четко обозначил президент Нурсултан Назарбаев в Стратегии «Казахстан-2050» и в выступлении на торжественном открытии международной выставки ЭКСПО-2017 в Астане. Он заявил, что Казахстан, несмотря на наличие огромных запасов углеводородного сырья, будет активно переходить на возобновляемые источники энергии и сможет за их счет производить к 2050 году почти половину общего объема электроэнергии.

Так что перспективы очень большие. Более детальную информацию мы услышим уже в ходе конгресса: на первом пленарном заседании с докладом «Форсайт-2050: Новый мир энергии и место Казахстана в нем» выступит министр энергетики нашей страны Канат Бозумбаев.

Если же говорить в целом, то естественным было бы ожидать, что в области возобновляемой энергетики наша страна будет ориентироваться, прежде всего, на использование энергии солнца и ветра (этим природа нас не обделила). Здесь есть особенности, например, сильные ветры Джунгарских ворот – они обладают высоким энергопотенциалом, но создают проблемы для использования серийных ветростанций вплоть до их разрушения. Тут есть над чем поломать головы. Наверняка мы будем использовать и энергию малых рек – здесь у наших ученых и инженеров уже есть опыт, например, по Южному Казахстану, а также впечатляющий пример соседнего Китая.

Но существуют и другие важнейшие направления, требующие новых исследований и разработок, даже коренной модернизации. Это сжигание топлива, где крайне важно поднимать эффективность и добиваться сокращения вредных выбросов – такие научно-инженерные разработки у нас уже имеются.

Есть также примеры совершенствования очистки газов, выбрасываемых в атмосферу, например, с использованием технологий электрического разряда. При этом возвращается в твердом виде углерод, бывший в виде газообразных окислов, и его можно направить на какие-либо практические цели.

Кстати говоря, в работе нашего конгресса примут участие представители Межправительственной группы экспертов по изменению климата. Она была основана в 1988 году Всемирной метеорологической организацией и Программой ООН по окружающей среде и удостоена Нобелевской премии мира. Эта группа еще в 2005 году акцентировала внимание на необходимости улавливания и удаления из атмосферы углерода в виде СО2. Так что наши ученые здесь в тренде.

Наконец, важной задачей для всей экономики является сокращение ее энергоемкости. Об этом тоже говорил глава нашего государства на торжественном открытии ЭКСПО-2017.

– Одна из последних ваших публикаций называется «Если бы глобального потепления не было, то его надо было бы придумать». Вы не верите в глобальное потепление?

– Я ученый, а в науке не принято оперировать понятиями «верю – не верю». И хотя я математик, а не специалист по климатологии, ситуация в данном вопросе мне известна.

Прежде всего, глобальное потепление существует. Наукой давно доказано, что Земля пережила не одно изменение климата – были и похолодания вплоть до великого оледенения, и периоды потепления. Все это происходит циклично вследствие природных факторов. В последнее время наблюдается именно потепление, это факт.

Но если еще сто лет назад его можно было с полным на то основанием объяснить природными причинами, с которыми ничего не поделаешь, то теперь ситуация изменилась. Человечество стало выбрасывать в атмосферу такое количество СО2, что оно заметно повышает его концентрацию, и чем дальше, тем больше. А ведь углекислый газ относится к парниковым, способным накапливать тепло и повышать температуру Земли. То есть в игру вступает антропогенный фактор.

А если так, то надежды на будущее естественное похолодание становятся призрачными, и во весь рост встает вопрос «Что делать?». Ведь если так будет продолжаться и дальше, то человечество не только «загазует» атмосферу, но и перегреет планету. Получается, с данным явлением нужно бороться, сокращая объемы выбросов и переходя на возобновляемые источники энергии. Эту точку зрения с 1990-х годов прорабатывали солидные коллективы ученых, и в результате она нашла поддержку у ООН, а Парижское соглашение 2015 года по изменению климата подписало беспрецедентное число стран мира – 194.

Есть и другие мнения – как ученых, так и политиков (например, в США), сомневающихся в роли антропогенного фактора. В этом, собственно, и заключается спор. Сам я в нем не участвую, да и спорщиков не так уж много. А в своей статье я писал о взрывном развитии технологий возобновляемой энергетики. Оно произошло именно благодаря вниманию, которое было вызвано тревогой по поводу глобального потепления и формированием соответствующей идеологии. Если бы ее не было, то для получения такого результата пришлось бы подобную идеологию просто придумать (великий Вольтер в свое время намекал на такую возможность). Но сейчас технологический результат в новой энергетике уже есть, поэтому мы можем не оглядываться назад и смело идти вперед.

Казахстан. Весь мир > Образование, наука. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209687 Бакытжан Жумагулов


Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 июня 2017 > № 2208930

ФАНО России привлекло дополнительно почти 10 млрд рублей на финансирование научных организаций

Начальник финансово-экономического управления ФАНО России Наталья Сибирякова на совместном заседании НКС при ФАНО России и Президиума РАН выступила с докладом о ходе исполнения бюджета агентства по итогам второго квартала 2017 года.

Наталья Сибирякова отметила, что несмотря на сокращение изначальных параметров бюджета ФАНО России, агентство ежегодно проводит активную работу по увеличению бюджетных ресурсов на проведение фундаментальных научных исследований.

«Итоговый бюджет ФАНО России показывает положительную динамику - на сегодняшний день с учетом средств, поступающих в учреждения фонда обязательного медицинского страхования, он составляет порядка 83 млрд рублей. Это на 9,4 млрд рублей больше базового объема финансирования», - заявила Наталья Сибирякова.

Руководитель управления подчеркнула: в прошлом году федеральному агентству удалось привлечь дополнительно 4,6 млрд рублей – это в два раза меньше, чем за первое полугодие текущего года.

«В этом году практически по всем программам произошло увеличение бюджета», - отметила Н. Сибирякова. При этом наибольший рост наблюдается по государственным программам «Развитие здравоохранения» - практически на 6 млрд рублей, включая средства ВМП, а также «Развитие науки и технологий» – на 3,4 млрд рублей.

Значительная часть бюджетных средств предназначена для увеличения оплаты труда. В текущем году научные сотрудники получат дополнительно 5,67 млрд рублей, что превышает двухкратный размер соответствующих средств прошлого года. Всего на увеличение оплаты труда работников бюджетных и автономных учреждений, подведомственных ФАНО России, в рамках Указа Президента РФ №597 поступит более 6 млрд рублей.

В настоящее время проект поправок в закон о Федеральном бюджете на 2017-2019 гг. находится на рассмотрении в Государственной Думе Российской Федерации. Он предусматривает увеличение ассигнований, направленных на проведение фундаментальных научных исследований, в том числе в рамках реализации федеральной научно-технологической программы, а также осуществление бюджетных инвестиций на 1,56 млрд рублей.

Россия > Образование, наука > fano.gov.ru, 14 июня 2017 > № 2208930


Россия. СКФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 13 июня 2017 > № 2209184 Дмитрий Медведев, Ольга Васильева

О строительстве новых школ в Северо-Кавказском федеральном округе.

Совещание.

Перед совещанием Дмитрий Медведев посетил общеобразовательную школу имени Т.К.Агузарова в селе Нижняя Саниба.

Совещание о строительстве новых школ в Северо-Кавказском федеральном округе

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы собрались во Владикавказе, для того чтобы обсудить довольно сложную проблему по обеспечению доступности качественного школьного образования на Северном Кавказе. Мы рассматриваем эту тему отдельно, потому что на Кавказе своя специфика, прежде всего она связана с демографической ситуацией. Здесь рождается много детей, живёт много молодёжи, и социальная инфраструктура должна соответствовать их потребностям, особенно это касается сферы образования.

Мы прекрасно понимаем, насколько важным является качественное образование везде и здесь, на Кавказе, в частности, потому что это хороший трамплин для будущих достижений, от него во многом зависит выбор профессии и, по сути, жизненные перспективы каждого человека. В неменьшей степени это ещё и вопрос сохранения единого культурного пространства страны, а также противодействия тем, кто пытается вовлечь подростков, молодёжь в противоправную и экстремистскую деятельность.

Сейчас в округе, на это хочу обратить особое внимание, проживает почти десятая часть всех школьников страны, то есть около 1,2 млн детей, а действующих организаций общего образования – 3260. В 2016–2017 учебном году в трёхсменном режиме работала 61 школа в масштабах округа. В третью смену учились более 7 тыс. учеников. Это, конечно, плохая цифра.

Проблемой трёхсменки мы плотно занимаемся с 2014 года. В рамках государственной программы «Развитие Северо-Кавказского федерального округа» построено более 60 общеобразовательных организаций, это порядка 35 тыс. дополнительных мест. В этом году на строительство новых школ в Северо-Кавказском округе предусмотрено в общей сложности более 5 млрд рублей из федерального бюджета. Планируется, что это позволит создать ещё около 14,5 тыс. мест.

Тем не менее, по оценке, которую делали наши профильные ведомства и Министерство по делам Кавказа, для решения проблемы требуется почти в четыре раза больше новых учебных мест, порядка 57 тыс. По количеству учебных мест мы ещё поговорим, эти цифры нужно точно сверить, но, видимо, масштаб проблемы где-то близкий – это не менее 114 новых школ и довольно значительное число капитально реконструируемых школ.

Причины, во-первых, в том, что мы не вполне успеваем за рождаемостью. А во-вторых, в округе много старых школьных зданий, и даже капитальный ремонт не всегда спасает положение. В целом требуются весьма серьёзные деньги, так что нам нужно взвесить все наши возможности. Рассчитываю, что в результате сегодняшнего совещания мы эти возможности дополнительно изыщем.

Теперь послушаем выступления наших коллег – сначала Министра образования, потом Министра по делам Северного Кавказа. Проблема понятна, она с финансовой точки зрения непростая, но с точки зрения организации работы она, в общем, нам хорошо понятна, потому что мы эту работу ведём в масштабах всей страны. Ольга Юрьевна (обращаясь к О. Васильевой), пожалуйста.

О.Васильева: Для того чтобы получить возможность хорошего образования, нужно решить много задач, провести много мероприятий, и главное из них – это перевод обучения в односменный режим. По данным Росстата, на начало 2016–2017 учебного года обучение школьников в трёхсменку зафиксировано в Российской Федерации в трёх регионах. Два из них входят в состав СКФО. В Республике Дагестан обучается в третью смену 3095 детей, или 0,8% от общей численности обучающихся детей в республике. В Чеченской Республике в третью смену обучается 4198 детей, или 1,6% общей численности; здесь это 38 школ. Что касается Дагестана, там трёхсменка в 23 школах. Очень хорошие результаты у руководства Республики Ингушетия, в которой удалось ликвидировать обучение в третью смену.

Что касается двухсменного обучения, то на территории СКФО в режиме двух смен работают 1394 школы, где обучаются 282 336 ребят, что составляет 23% от общего числа школьников. При этом количество аварийных зданий и зданий, которые нуждаются в капитальном ремонте, составляет на сегодняшний день 1197. Это цифры Росстата, региональные цифры колеблются.

На федеральном уровне создано несколько инструментов, которые поддерживают субъекты Российской Федерации в строительстве социальной инфраструктуры. В частности, это целевая программа «Социально-экономическое развитие Республики Ингушетия на 2010–2016 годы» и подпрограммы социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, которые входят в состав СКФО, на 2016–2025 годы.

По итогам реализации этих мероприятий удалось ввести в эксплуатацию 12 образовательных объектов с общим количеством мест 6495. В 2017 году планируется завершить строительство и ввод в эксплуатацию ещё четырёх образовательных объектов, начатых в 2016 году в том числе. Один объект на 500 мест – в Ставропольском крае, один объект на 804 места – в Республике Дагестан.

Кроме того, в целях ликвидации многосменного обучения реализуется программа по содействию созданию в субъектах Российской Федерации новых мест в общеобразовательных организациях, более известная как «Школа-2025». В рамках этой программы в 2016 году трём регионам, входящим в состав СКФО – Дагестану, Ингушетии, Чеченской Республике, были предоставлены субсидии общим объёмом более 3 млрд рублей на возмещение затрат, связанных со строительством, выкупом, а также капитальным ремонтом зданий. И в 2016 году было построено пять зданий школ общей проектной мощностью 4288 мест. Однако хочу подчеркнуть, что только две школы в Чеченской Республике приступили к учебному процессу после сдачи объектов в эксплуатацию. В трёх школах в Республике Дагестан, Ингушетии и Чеченской Республике запланировано начать обучение с 1 сентября текущего года. Это соответствует нашим правилам, но если школы готовы, то можно было начать учиться сразу. Тем более когда трёхсменка.

С января 2017 года программа реализуется в формате приоритетного проекта в рамках направлений стратегического развития Российской Федерации, что предполагает дополнительную ответственность за достижение результатов. Хочу отметить, что в 2017 году заявки на получение субсидий поступили из всех регионов СКФО, кроме Кабардино-Балкарской Республики. Из 25 млрд, выделенных Правительством Российской Федерации в текущем году, почти 5 млрд направлены на строительство школ в СКФО и выкуп 12 новых школ общей проектной мощностью 7965 мест. В целом до конца 2017 года за счёт федерального бюджета должно быть введено 80 зданий общеобразовательных организаций общей мощностью 54 435 новых мест, из которых 30 школ общей мощностью 12 778 мест расположены в сельской местности.

Теперь отдельно для уважаемых глав регионов. На текущий момент зафиксирована следующая степень готовности объектов на территории СКФО: на 10% готов один объект в Республике Ингушетия; от 10 до 30% – три объекта в Республике Дагестан, по одному объекту в республиках Ингушетия, Карачаево-Черкесия и Северная Осетия – Алания и четыре объекта в Чеченской Республике; от 50 до 80% – один объект в Ставропольском крае. Тем не менее, я в этом уверена, к 1 сентября 2017 года все объекты будут введены. Учитывая, что есть определённые риски, я обращаюсь к руководителям республик с просьбой взять под личный контроль строительство школ, о которых мы сейчас говорим.

В соответствии с Вашим поручением, Дмитрий Анатольевич, Минобрнауки предоставило Минфину России информацию о дополнительной потребности субъектов Российской Федерации в средствах федерального бюджета в объёме 10,9 млрд на 2017 год. В случае изыскания дополнительных средств федерального бюджета данные средства будут направлены в 23 региона на строительство и выкуп 35 объектов образования общей мощностью 18 300 мест, в том числе в четыре региона СКФО – Дагестан, Ингушетию, Ставропольский край и Чеченскую Республику, где планируется построить и приобрести девять новых объектов образования общей мощностью 5144 места. Потребность в дополнительном финансировании в этих регионах очень высока. Поэтому из ряда регионов, не только СКФО, стали поступать предложения об отказе в правилах предоставления субсидий от механизма возмещения затрат и переходе на механизм софинансирования. Данная мера, на наш взгляд, приведёт к тем же рискам, что мы наблюдали в рамках модернизации региональных систем дошкольного образования, – в виде недофинансирования со стороны субъектов Российской Федерации. Кроме того, некоторые федеральные органы власти и представители федеральных округов, включая СКФО, предлагают включить в государственную программу Российской Федерации «Развитие образования» на 2013–2020 годы подпрограммы или разделы по отдельным регионам, федеральным округам, что приведёт, на наш взгляд, к определённым приоритетам, появлению приоритетных регионов в плане предоставления субсидий на создание новых мест в общеобразовательных организациях. Это неравные условия для регионов и обучающихся. Мероприятия государственной программы не имеют территориальной привязки. Кроме того, данная программа включена в разряд пилотных государственных проектов, которые имеют как процессные разделы, так и проектные, что тоже не предполагает территориального признака. Поэтому мы предлагаем, прекрасно понимая необходимость строительства школ в СКФО, в 2018 году изыскать под отдельную программу (я подчёркиваю, под отдельную, потому что это вызовет определённое напряжение) 5 млрд, а в 2019 году – 10 млрд.

Д.Медведев: Под отдельную программу – это какую?

О.Васильева: Дмитрий Анатольевич, я думаю, что не «Развитие образования», потому что здесь нет территориальной привязки. Может быть, через «Школу-2025», но как-то отдельной программой для этих регионов, потому что это самые нуждающиеся регионы. Мы посчитали, что в этом году мы как-то выйдем из положения, а в следующем году для решения вопроса необходимо 5 млрд (мы примерно посчитали) и в 2019 году – 10 млрд. По нашим подсчётам, это должно закрыть наши потребности. Не все, конечно, но большинство. Потому что только в Алании, где мы находимся сейчас, 146 объектов, которые… Есть школа 1876 года на территории республики, в которой обучается 470 человек. И таких школ достаточно.

Д.Медведев: Нам эту задачу нужно решить, во-первых, применительно вообще ко всем школам в стране. Это раз. На Северном Кавказе как минимум нам нужно в ближайшее время ликвидировать трёхсменку. Что скрывать, трёхсменное обучение – это просто не образование. И потом, это создаёт нам другие проблемы.

Л.Кузнецов: Единственное, что добавлю к докладу Ольги Юрьевны. Вы сказали правильно, 1 млн 205 тыс. детей сегодня учатся на Северном Кавказе. Мы сделали с учётом демографических цифр прогноз до 2020 года, у нас будет учиться 1 млн 331 тыс. Мы видим: 130 тыс. школьных мест нам нужно будет не то что сохранить, а ещё дополнительно создать. Поэтому при анализе вопроса выделения денежных средств я просил бы обратить внимание в том числе и на эту цифру. Мы должны понимать, что в каждом регионе (это Ставропольский край, Северная Осетия – Алания, Кабардино-Балкария и так далее) у нас разные цифры. Это первое.

Второе. Дмитрий Анатольевич, с одной стороны, есть Ваше решение о том, что по специальным территориям в госпрограммах и ФЦП могут появляться специальные разделы, по Дальнему Востоку такая практика сегодня существует. Поэтому как инструмент предлагается в том числе отдельный подраздел по Северному Кавказу. И у нас есть второй инструмент, это наша госпрограмма по Северному Кавказу. Тогда для того, чтобы не создавать спорные тенденции и принципы работы по программе образования, можно интегрировать сюда. И по цифрам. Если в течение двух лет 10–15 млрд будет поддержано, мы считаем, что как раз в рамках этого мы сможем закрыть тему трёхсменки. Но в рамках бюджетного периода 2020–2021 годов нужно будет ещё раз к этим цифрам вернуться, учитывая те общие показатели относительно 1 млн 331 тыс. детей, которые к 2020 году должны учиться на Северном Кавказе в средней и общей школе.

Список участников совещания о строительстве школ в Северо-Кавказском федеральном округе, 13 июня 2017 года:

http://government.ru/media/files/5ikBoAyADt5iQjNEDczAQyOVEberQFQf.pdf

Россия. СКФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 13 июня 2017 > № 2209184 Дмитрий Медведев, Ольга Васильева


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 13 июня 2017 > № 2209175 Вячеслав Битаров

Беседа Дмитрия Медведева с главой Республики Северная Осетия – Алания Вячеславом Битаровым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Вячеслав Зелимханович, мы сегодня уже кое-что успели посмотреть из числа новых объектов во Владикавказе. Они производят хорошее впечатление. Это и новая большая школа, и академия борьбы, и филармония. Всё это означает, что социальная сфера в городе, в республике развивается. Только что мы на совещании говорили о школьном образовании на Северном Кавказе в целом и в Северной Осетии в частности. А как обстоят дела, связанные с охраной здоровья, развитием системы здравоохранения в Северной Осетии?

В.Битаров: Дмитрий Анатольевич, прежде всего хотел поблагодарить Вас за помощь, которую оказывает республике федеральный центр. В частности, два месяца назад я у Вас был, затронул проблему пострадавших в бесланском теракте, некоторая часть которых осталась без квартир. Вы тогда распоряжение дали, сегодня уже есть документ, мы надеемся в ближайшее время получить средства и обеспечить людей сертификатами. Это большая помощь республике. И все остальные вопросы, которые ставятся нами в федеральных министерствах, всегда решаются. Спасибо Вам большое.

Сегодня на совещании, которое проводилось по школам, Вы сказали, что в республике большая проблема, помимо строительства новых школ, ещё и в реконструкции и капитальном ремонте школ. Такая же проблема у нас и в здравоохранении. Многие учреждения здравоохранения построены в дореволюционные, довоенные годы. Сейчас у них более 60% износа. Требуется капитальный ремонт. Поэтому хотел попросить оказать содействие и решить вопрос по капитальному ремонту учреждений здравоохранения.

Д.Медведев: Давайте об этом в том числе и поговорим.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 13 июня 2017 > № 2209175 Вячеслав Битаров


Узбекистан > Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta.uz, 12 июня 2017 > № 2211105 Музаффар Исламов

Как будет работать онлайн-прием документов в ТУИТ

Услуга онлайн-подачи документов для поступления в бакалавриат ТУИТ будет запущена 15 июня.

В этом году абитуриенты Ташкентского университета информационных технологий (ТУИТ) смогут подать документы для поступления в вуз удаленно — воспользовавшись бесплатной услугой на Едином портале интерактивных государственных услуг (ЕПИГУ). Ее разработал Центр развития системы «Электронное правительство» (ЦЭП) совместно с ТУИТ. «Газета.uz» попросила начальника департамента ЦЭП Музаффара Исламова рассказать об услуге.

— Как появилась идея создать такую услугу?

— Необходимость введения этой услуги мы изучали в прошлом году. За прошлый год во все вузы Узбекистана было подано 663 тысячи заявок от абитуриентов. Из них 10,6 тысячи были поданы в ТУИТ.

Абитуриенты зачастую приезжают для подачи документов издалека, например, в Ташкент из Каракалпакстана. Это очень накладно. Приехав, нужно выждать очередь в приемную комиссию, а после подачи — ждать до 28−30 июля получения пропуска Государственного тестового центра на экзамены. Значит, либо прожить это время в Ташкенте, либо приехать еще раз. Новая услуга позволяет устранить эти неудобства.

В прошлом году ЦЭП и ТУИТ запустили пилотный проект, а в этом году была проведена оптимизация и улучшение услуги. После тестирования и анализа откликов пользователей мы упростили заполнение заявки, а также минимизировали количество документов.

Теперь абитуриентам из регионов, да и из Ташкента не обязательно приезжать в вуз — можно воспользоваться для этого ЕПИГУ. Нужно просто заполнить электронную форму, получить подтверждение подачи документов и приехать в вуз, чтобы получить допуск.

В этом году услуга не распространяется на пять филиалов ТУИТ, только на головной университет.

— Как воспользоваться услугой?

— Услуга будет действовать с 9:00 15 июня до 18:00 10 июля. Нужно зайти на новую версию ЕПИГУ и авторизоваться или зарегистрироваться через единую систему идентификации OneID. Авторизовавшись на портале, абитуриентам необходимо через персональный кабинет в разделе «Образование» выбрать услугу «Подача документов на поступление в бакалавриат ТУИТ».

Далее нужно ознакомиться с офертой и дать свое согласие. Затем появляется заполненная форма с персональными данными абитуриента, автоматически полученными из базы данных физических лиц Государственного центра персонализации при Кабинете Министров.

На втором шаге абитуриенту понадобится только указать контактный телефонный номер. На третьем шаге, в основной части заявления, нужно выбрать направление образования, язык обучения, указать наименование учебного заведения и год его окончания, загрузить фото и сканированные копии (в формате PDF) документа, подтверждающего окончание средней школы (аттестат), либо среднего специального профессионального образовательного учреждения (диплом) и документа о военной обязанности (приписной или военный билет — для мужчин).

Нужно также загрузить цветное фото: размер — 3,5×4,5, формат — JPG, JPEG или PNG, цветное, на белом фоне, стиль одежды — официальный. Запрещается использование графических редакторов для изменения оригинала фотографии. При обнаружении использования подобных программ заявителю будет отказано в приеме документов в электронном виде.

Далее нужно будет указать контактный телефон родителей.

Затем следуют поля для дополнительной информации. Их заполняют абитуриенты, которые имеют право на льготы.

После отправки заявления в течение трех дней в персональный кабинет приходит подтверждение о том, что ТУИТ принял документы на поступление. Этот файл нужно сохранить, распечатать и явиться с ним в вуз, чтобы забрать допуск к экзаменам. Данная расписка (подтверждение) и является результатом оказания услуги.

Подача заявки онлайн через ЕПИГУ полностью равнозначна приезду в ТУИТ и подаче документов в приемную комиссию. Документы, поданные через единый портал, будут рассмотрены точно в таком же порядке, как и документы, поданные на месте.

— Нужна ли электронная цифровая подпись (ЭЦП) для подачи документов?

— Да, ЭЦП обязательна. Она удостоверяет личность абитуриента при подаче документов онлайн. ЭЦП можно получить в районных отделениях налоговой инспекции. Подать заявку на получение ЭЦП и оплатить можно как в самой инспекции, так и онлайн с помощью мобильного банкинга на ЕПИГУ.

— Нужно ли загружать копию медицинской справки формы 086-У?

— Медицинскую справку загружать не надо. Ее нужно будет предоставить в ТУИТ вместе с оригиналами документов после поступления.

— Сколько, по вашим ожиданиям, абитуриентов ТУИТ воспользуются данной услугой?

— Как я уже говорил, в прошлом году 10,6 тысячи абитуриентов подали документы в бакалавриат ТУИТ. Думаю, в этом году цифра возрастет. Касательно того, сколько абитуриентов воспользуются электронной услугой — думаю, большого количества не будет, так как многие предпочитают пока сдавать документы лично на руки приемной комиссии. Но я считаю, что это скоро изменится, потому что год за годом актуальность цифровых госуслуг растет, а соответственно и растет доверие аудитории.

— Услуга предоставляется бесплатно?

— Да, совершенно бесплатно.

— Для внедрения услуги было использовано готовое программное обеспечение или собственная разработка?

— Это системное решение — разработка программистов Центра UZINFOCOM. Со своей стороны ЦЭП разрабатывает механизм услуги и необходимые процедуры. Еще раз подчеркну: удаленная подача документов идентична подаче документов, когда абитуриент приносит и сдает их лично в руки работникам приемной комиссии.

— Каковы перспективы внедрения подобной услуги в других вузах страны?

— Так как ТУИТ является подведомственной организацией Министерства по развитию информационных технологий и коммуникаций, решено было провести апробацию именно там. После этого мы хотим внедрить онлайн-подачу заявки на поступление во все вузы Узбекистана, как это делается во многих странах мира.

— ТУИТ в этом году внедрит биометрическую систему контроля доступоа абитуриентов к экзаменам. Не могли бы вы рассказать о ней подробнее?

— Да, в этом году абитуриентов ждет еще одно новшество — биометрическая система контроля и управления доступом на вступительные экзамены. Порядок будет такой. Абитуриент приезжает в ТУИТ с паспортом и распечатанным подтверждением о принятии документов, чтобы получить допуск. С помощью специального устройства будут считаны биометрические данные (отпечатки пальцев), которые сверяются с паспортными данными. Доступ к экзамену будет выдаваться на основе биометрических данных. Это исключит случаи правонарушений, когда одно лицо может сдать экзамены за другое.

Анастасия Саидмахмудова

Узбекистан > Образование, наука. СМИ, ИТ > gazeta.uz, 12 июня 2017 > № 2211105 Музаффар Исламов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207071 Владимир Путин

Вручение паспортов юным гражданам России.

Владимир Путин в торжественной обстановке в Кремле вручил паспорта юным гражданам России – победителям и лауреатам конкурсов, олимпиад, творческих и спортивных соревнований, отличникам учёбы, детям, совершившим героический поступок, победителям всероссийского конкурса «Мы – граждане России!».

Владимир Путин в торжественной обстановке в Кремле вручил паспорта юным гражданам России – победителям и лауреатам конкурсов, олимпиад, творческих и спортивных соревнований, отличникам учёбы, детям, совершившим героический поступок, победителям всероссийского конкурса «Мы – граждане России!».

Всероссийская акция «Мы – граждане России!» по вручению паспортов школьникам в торжественной обстановке организована общественной организацией «Российское движение школьников» совместно с общественной организацией «Российский союз молодёжи».

После вручения паспортов Президент показал участникам церемонии свой рабочий кабинет.

* * *

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья!

Вы знаете, что сегодня у нас день особенный. Сегодня праздничный день, он называется День России, посвящён нашей стране. Ну а что такое страна? Это люди, это граждане страны. И гражданами страны все мы становимся с рождения. Это, естественно, в соответствии с нашим законом, с практикой и с традицией, а вот паспорта получают к 14 годам.

Вы к 14 годам уже многого сумели добиться, многое сумели сделать. И некоторые из вас, я думаю, сейчас тоже об этом здесь будет сказано, проявили даже лучшие человеческие качества – смелость, можно сказать, даже самопожертвование, имею в виду тех из вас, кто не побоялся протянуть руку в очень сложной ситуации другому человеку, фактически спас жизнь.

И что самое главное, что самое важное – это то, что, имея в виду такие хорошие задатки, такие качества, у вас есть все возможности добиться в жизни ярких, серьёзных, больших результатов. Сегодня, в День России, – наверное, видели, средства массовой информации показывают, – здесь, в Кремле, вручались премии России нашим выдающимся гражданам за те достижения, которых они добились, на протяжении многих лет работая каждый в своей узкой области. У каждого из вас после того, как вы выберете свой путь, будет тоже такая возможность.

Я на это очень рассчитываю и хочу пожелать вам удачи, потому что, добиваясь личного результата, мы, конечно, все, и вы в том числе в будущем, будете вносить очень существенный, серьёзный, нужный стране вклад в её развитие, в поддержание её величия, в её будущее. Вы таким будущим для нас являетесь, потому что скоро вам и вашим сверстникам – это вещь понятная – так или иначе придётся определять судьбу России.

Я вас поздравляю с получением очень важного документа, паспорта, и желаю вам всего самого хорошего.

А.Бочкарева: Владимир Владимирович!

Спасибо Вам большое за то, что в нашей стране проходит такой интересный конкурс. Я очень счастлива и рада здесь присутствовать.

Хочется в этот день и вообще сделать что–то очень хорошее для нашей страны. Я первый раз в Москве, и мне здесь очень понравилось. И я буду очень стараться, чтобы приехать сюда учиться.

В.Путин: Желаю тебе успехов и исполнения твоих желаний.

Н.Дресвянникова: Уважаемый Владимир Владимирович!

Поздравляю Вас и всех россиян с праздником. Очень горжусь тем, что я гражданин России, и для меня огромная честь присутствовать здесь и получить из Ваших рук самый главный документ в моей жизни. Обещаю стать достойным гражданином нашей страны и желаю ей благополучия и процветания.

В.Мартынов: Владимир Владимирович!

Для меня большая честь принять этот документ из Ваших рук.

Если честно, у меня есть мечта – побывать в президентском кабинете. Это лучше, я думаю, любой экскурсии. Я сделаю всё, чтобы там побывать.

Г.Митрофанов: Владимир Владимирович, хочу поблагодарить Вас и всю страну за то, что у детей нашей страны есть возможность демонстрировать и развивать свои таланты.

Спасибо большое.

П.Могилина: Уважаемый Владимир Владимирович!

Хочу поздравить Вас с таким важным, великим днём, как День России, и поздравить всех граждан нашей страны, потому что Россия – это великая страна, она была и всегда будет такой.

Считаю, что получить из Ваших рук самый главный документ – очень почётно. Сбылась моя мечта – увидеть Президента и пожать ему руку.

Спасибо.

С.Морозова: Я благодарна России за предоставление возможности обучаться в прекрасном кадетском классе, школе, где каждый день проходят важные события. И столь высокая оценка моего ежедневного труда будет всегда подталкивать меня на более высокие результаты.

С праздником Вас, с Днём России!

Р.Черкаев: Хочу поблагодарить Вас, господин Президент, за то, что Вы даёте возможность всем людям из разных регионов нашей страны принять участие и получить главный документ от Вас.

Хочу поздравить всех с праздником!

В.Путин: Я вас всех ещё раз поздравляю с получением паспорта, с праздником! Здесь один из наших гостей высказал пожелание посмотреть президентский кабинет. С удовольствием вас всех приглашаю. Давайте мы это сделаем, верну вас вашим родителям буквально через две-три минуты.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 12 июня 2017 > № 2207071 Владимир Путин


Россия. ЦФО > Образование, наука > agronews.ru, 10 июня 2017 > № 2214039 Лидия Малыгина

Кто такие Пофистал и Перкосрак. Как изменилась наша речь после 1917 года.

Революция 1917 внесла коренные изменения во все сферы жизни русского общества. Сильно «потрепала» она и наш великий и могучий. В День русского языка, ежегодно отмечаемого 6 июня, доцент кафедры стилистики русского языка факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова, научный руководитель системы дистанционного обучения Лидия МАЛЫГИНА рассказала “КП” о том, как изменилась наша речь после 1917 года.

— Какие новые слова появились после революции?

— Их очень много: драпать, беженец, ловчить, шиковать, танцульки, анкета. В речи стали использоваться не всегда понятные, но очень привлекательные иностранные слова. В сознании говорящих они были связаны с «ветрами перемен». Опрос красноармейцев в 1925 году показал, что многие не знали значения слов: блокада, десант, ветеран; им были почти незнакомы слова демобилизация, моральный, премировать… Многие даже плохо расшифровывали аббревиатуру СССР.

— Кстати, обилие аббревиатур в русской речи появилось именно в тот период?

— Да, старшее поколение хорошо помнит такие буквенные сокращения, как врио (временно исполняющий обязанности), главковерх (верховный главнокомандующий). Писатель Лев Успенский работал дивчертом — дивизионным чертежником. Естественно, возникали и пародии: «замкомпоморде» — заместитель комиссара по морским делам.

Любовь к аббревиатурам высмеивал еще Владимир Маяковский в стихотворении «Прозаседавшиеся»: «Пришел товарищ Иван Ваныч?» — «На заседании А-бе-ве-ге-де-е-же-зе-кома».

К сожалению, и сегодня длинные и сложные названия государственных учреждений — бич русского языка. Вот, например, ВНИОПТУСХ- Всероссийский научно-исследовательский институт организации производства, труда и управления в сельском хозяйстве. Сотрудники так и представляются по телефону: «Я замглавбуха из ВНИОПТУСХа».

Другой пример: ГУЗМОМОЦПБСПИДИЗ — Государственное учреждение здравоохранения Московской области Московский областной центр по профилактике и борьбе со СПИДом и инфекционными заболеваниями. Серьезное учреждение, но просто язык не поворачивается его так назвать. …

Россия. ЦФО > Образование, наука > agronews.ru, 10 июня 2017 > № 2214039 Лидия Малыгина


Казахстан. Весь мир > Образование, наука > inform.kz, 10 июня 2017 > № 2206541

Казахский национальный университет имени аль-Фараби вошел в топ-250 лучших вузов мира.

По итогам исследования авторитетного рейтингового агентства World University Rankings QS (Великобритания) КазНУ им. аль-Фараби вошел в число 250 лучших университетов мира, уверенно сохранив 236 место. В этом году в эту группу вошли четыре вуза из стран СНГ - МГУ им. Ломоносова, Санкт-Петербургский и Новосибирский госуниверситеты и КазНУ.

При проведении рейтинга QS учитывались такие показатели как: академическая репутация, научная цитируемость, соотношение обучающихся и преподавателей, репутация среди работодателей, доля иностранных преподавателей и студентов.

«Ведущий казахстанский университет подтвердил лидерские позиции в Центральной Азии и СНГ, а также высокую конкурентоспособность на мировом уровне. Успешному продвижению университета в международном рейтинге способствовала комплексная структурная модернизация, проведенная в соответствии с современными требованиями. По рекомендации экспертов QS опыт продвижения КазНУ изучается ведущими университетами мира. Университет как ведущий центр науки, образования и инноваций нацелен войти в топ-200 лучших вузов мира»,- отмечает пресс-служба вуза.

Казахстан. Весь мир > Образование, наука > inform.kz, 10 июня 2017 > № 2206541


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 8 июня 2017 > № 2206955 Дарья Лаговская

Как пройти аттестацию, если ваш ребенок не ходит в школу

Дарья Лаговская

Мать и практикующий специалист по домашнему образованию

Восемь тестов за один день, кто такой Папагено и другие итоги учебного года первоклассника Мити, чьи родители выбрали для него семейное образование

В блоге «Учим дома» Дарья Лаговская рассказывает о всех этапах эксперимента по семейному образованию 7-летнего сына Мити.

В октябре я рассказывала, как узаконить свои отношения со средней школой и какие права имеют родители и дети, выбравшие семейное образование. Тогда мы оформили Митю в дистанционную школу ЦОДИВ из Санкт-Петербурга, где есть доступ к электронным урокам, а аттестации (кроме 9 и 11 классов) проходят в форме тестов.

В начале мая 2017 года мы решили, что наш сын уже готов сдать работы за первый класс и дали ему задания. По программе 1 класса Митя должен был сдать восемь предметов, я рассчитывала растянуть их на несколько дней, но сын сделал все за один день! На выполнение каждого предмета у Мити ушло от 20 до 40 минут.

Не думаю, что такой успех характеризует моего ребенка как мальчика с выдающимися способностями. Тесты, на мой взгляд, были легкие, как и сама программа первого класса достаточно простая.

Во время прохождения тестов я не помогала сыну с ответами на вопросы. Он сам читал задания и ставил галочки в ответах. Митя допустил по одной ошибке в тестах по русскому языку, литературе и музыке. Также в процессе аттестации выяснилось, что Митя не прочитал рассказ про утенка, по которому были вопросы в одном из тестов, но быстро сориентировался, что его можно найти в интернете. Очень странными нам показались вопросы по труду. Например, фото кусочка пластилина и вопрос «Как называется этот прием работы» (Ответ — «прищипнуть»). Зачем ребенку такие знания и правда ли это объясняют им в школе? Митя угадал правильный ответ интуитивно.

Такой формат аттестации очень нас устроил, все прошло спокойно, без стресса. Не надо было ходить в школу и писать задания под присмотром учителей. Сейчас школа все оформит и нам пришлют справку с итогами аттестации, а также внесут их в личное дело ученика. Так что на следующий год мы тоже будем аттестовываться в ЦОДИВе.

По опыту других родителей я знаю, что многие «семейники» прикрепляются к школам «Наши пенаты» и «Международная школа завтрашнего дня». В них тоже щадящие условия сдачи работ, но все же для первоклассников они уже письменные. Рассказывает мама первоклассника Екатерина Заостровцева:

Федор учится заочно в московской школе «Наши пенаты». В конце апреля мы получили по электронной почте итоговые контрольные работы, распечатали, ребенок выполнил задания и мы сдали работы в школу на проверку. По физкультуре достаточно предоставить справку из секции, по предметам ИЗО и технология — рисунок и фотографию поделки. Самым сложным для нас оказалось красиво оформить работы, это то, чему мы в течение года уделяли совсем мало времени. Мне кажется, навык красивого оформления письменной работы человеку в современном мире не нужен, сейчас все автоматически оформляет компьютер. Но для школы это важно, и учительница не должна тратить время на то, чтобы догадаться, что же имел ввиду ребенок. Поэтому первую работу сын переписывал трижды — ради красоты и отсутствия помарок. Еще одна сложность — очень мудреный тест по музыке (ваш первоклассник знает, например, героя какой оперы зовут Папагено?). Если бы сын не имел возможности писать этот тест дома, и писал бы в незнакомой обстановке в классе — завалил бы именно музыку. Зато у нас с сыном было время разобраться и погуглить правильные ответы, послушать оперы и музыкальные произведения, которые наверняка очники слушали в течение года. В остальном все темы контрольных соответствовали ФГОС, и были вполне посильными для первоклассника.

Пройти аттестацию можно в любой школе по месту жительства или которая нравится. Но будьте готовы, что не любая администрация лояльно относится к семейному образованию. Кристина Сандалова, мама Гриши, закончившего 4 класс:

По моему опыту могу сказать, что, конечно, прохождение аттестации очень сильно зависит от требований школы. Первые два года мой сын был прикреплен к обычной столичной школе с лояльным директором, и процесс аттестации проходил очень легко и приятно. В 3-м классе оттуда нам пришлось уйти, поскольку сменился директор, новый совсем не приветствовал семейное образование. Мы «прикрепились» к частной школе с государственной аккредитацией, довольно известной среди «семейников». Трудно поверить, но я была поражена некомфортными условиями сдачи. Мы столкнулись с массой придирок из серии «3 клеточки справа, 2 клеточки сверху», «килограммы в задаче надо писать целым словом, а не сокращать» — то есть всем тем, что процветает в рядовых школах, и что я не слишком люблю. За такие мелочи, которые, к слову сказать, заранее не обговаривали, нам снижали отметки. И эти проблемы выяснились уже в процессе. Мы требовали упростить условия, школа со скрипом, но шла навстречу, однако в какой-то момент мы устали бороться, постоянно доказывать нелепость формализма, которого не было даже в обычной школе. И в итоге мы и другие семейники из нашего центра после года учебы ушли из этой школы, и прикрепились к другой частной школе, также имеющую госаккредитацию.

Кстати, по закону об образовании промежуточные аттестации являются правом, а не обязанностью ребенка. Поэтому ученик, выбравший форму семейного образования или самообразования имеет право не сдавать контрольные каждый год. Елена Иванова, чей 13-летний сын первый год находится на семейном обучении, поделилась, почему они не сдают аттестации:

Первый год нужен для «расшколивания», чтобы понять, как и куда двигаться, а не просто формально выполнять какую-либо программу. Я осознанно выстраиваю учёбу, учитывая индивидуальные особенности своего ребёнка, можно сказать я этому также учусь. Я исхожу из родительского понимания, куда направлять внимание сына, какая информация будет давать ему рост и развитие. Для этого — вся наша жизнь, практика отношений и обучения. Я допускаю возможность сдачи аттестаций, экзаменов в будущем, но на данный период времени для роста осознанности ребенка, для более качественного обучения, нам нужно найти свой ритм, свой стиль учебы, чем мы и занимаемся сейчас. Смысл ухода на семейное образование — это научиться учиться самостоятельно, постепенно переходя на самообразование, более осознанное отношение к жизни. Я хорошо прочувстовала, что жизнь без аттестаций сохраняет семейные отношения, они у нас стали крепче, теплее и доверительнее.

Обязательные экзамены без которых ребенок, находящийся на семейном образовании совершенно точно не получит аттестат, проходят в 9 и 11 классе. Я знаю, что в обычных школах начинают «грузить» детей про ОГЭ и ЕГЭ с самого первого класса, как-будто от этого экзамена зависит вся жизнь ребенка. Семейники подходят к «страшному» экзамену более творчески: кто-то просто учит программу нужного предмета, кто-то пользуется услугами репетиторов или специальных курсов. Герман Гласко, 14-летний ученик московской школы 1103 рассказывает как сдает ОГЭ (экзамен для 9 класса):

Я учусь на заочном в обычной школе уже в 9 классе, хотя 15 лет мне только исполнится в августе. Дело в том, что когда я был в начальной школе, я «перескакивал» через классы. 10 и 11 классы я тоже планирую пройти за один год. В этом году я сдаю ОГЭ, в принципе я буду доучиваться, поэтому результат экзамена мне не важен, но для себя я решил сдать его хорошо. К репетиторам не ходил, но самостоятельно решал тренировочные варианты. С русским языком мне бабушка помогала, математикой я занимался сам. Для экзамена по химии я записался в химический кружок и дополнительно готовился сам. Хотя, сейчас понимаю, что выбрать химию — было моей ошибкой, она оказалась очень сложной. Если, например, информатику я могу написать без специальной подготовки, то к химии готовился много. Конечно, в экзаменах есть свои хитрости, например, в русском в конце надо писать сочинение и примеры нужны из литературы, а я вставил из жизни, думаю за это мне снизят баллы. Пригодятся ли мне эти экзамены для ВУЗа, пока не знаю. Возможно я поступлю на географический факультет или пойду учиться на оператора кино. К выбору предметов ЕГЭ, конечно, подойду ответственно и выберу те, что нужны для института.

Так что вариантов аттестации детей на семейном образовании много, и найти тот, который устроит родителей и ребенка всегда можно. И хочу вернуться к нашей семье и главному итогу нашего года: мы все довольны домашним обучением. Конечно, были сложности, иногда завышенные ожидания к сыну, иногда наши страхи, иногда его нежелание что-то делать. Но к концу года все устаканилось. У Мити появилась осознанность, что образование - это не обязаловка для учителей или папы с мамой, а это то, что его развивает. Митя сам выполняет задания и главное не потерял интерес к знаниям. Даже сам попросил новые прописи, чтобы писать красиво. Где-то из-за особенностей нашего учебного плана Митя отстает (я писала, что мы пока не учим звуки), где-то идет на опережение программы (решает уравнения, умножает и делит). Мы с мужем избавлены от общения и выяснения отношений со школой, от сборов денег на подарки директору и на ремонт класса. Поэтому пока вдруг Митя сам не попросится в школу, мы продолжим наш маленький эксперимент с семейным образованием.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 8 июня 2017 > № 2206955 Дарья Лаговская


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 8 июня 2017 > № 2203077 Павел Биленко

Работа корпораций со стартапами: как победить «эффект Кроноса»?

Павел Биленко

основатель инженерного центра ТЕКНЕР

Отношение корпораций к внешним стартапам «вы — никто, система — все» — историческая данность.

На прошедшем ПМЭФ президент России Владимир Путин призвал корпорации создать подразделения и венчурные фонды для работы со стартапами. Когда я работал в одной крупной государственной компании с очень жёсткой командно-административной вертикальной системой управления, в ответ на предложения модернизации отдельных частей системы, зачастую произносилось: «ты не можешь изменить систему. Ты никто, система все». История доказывает, что в долгосрочной перспективе это суждение ошибочно. Именно «бунтари» и их стартапы сначала подрывают старые системы, а потом создают новые, существенно превосходящие прежние в функционале и эффективности. Именно для этого их придумала природа: для «демонтажа» стагнирующих, уже не эффективных систем, для ускорения разрушения старых ржавых конструкций и создания на их обломках нового. Именно поэтому их боятся крупные компании. Так как крупным российским компаниям наладить работу с молодыми технологическими проектами?

В 1920-х крупнейшая радиокомпания США, Radio Corporation of America (RCA), собственник крупнейшей вещательной сети NBC, организовала совместную предметную работу со стартапом изобретателя Эдвина Армстронга. Он должен был разработать устройство, которое могло бы удалять помехи и искажения из AM-сигнала — основы экономики RCA. Через десять лет, в 1934, Армстронг, будучи абсолютно уверенным, что оправдал ожидания RCA, представил новую технологию передачи радиоволн — FM.

FM оказалась классической подрывной инновацией — технологией, своей эффективностью угрожающей существованию AM. Благодаря FM становилось возможным обеспечивать вещание с гораздо меньшей мощностью, с трансляцией более качественного звука с существенно меньшим уровнем помех, передавать телеграфные и даже факсимильные сообщения. В течение следующих 10 лет крупнейшая компания RCA предметно работала со стартапом Армстронга - фактически на уничтожение FM технологии. RCA представляла ее бесполезной, возводила регуляторные барьеры, направляла общественное мнение для уменьшения достоинств FM и продвижения AM-бизнеса.

Почему? Для RCA развитие FM означало подрыв AM радиоэкономики. К моменту появления FM радиоиндустрия успела накачать инвестициями AM. Инновационная возможность FM обеспечивать вещание с гораздо меньшей мощностью делала ненужным станции высокой мощности, которые контролировались несколькими вещательными компаниями. FM, напротив, открывала путь для множества новых станций. Технология разбудила в RCA страх потери рыночной монополии.

RCA удалось сформировать общественное мнение о FM как о технологии, улучшающей AM радио, но время которой еще не пришло. Поэтому, в частности, после изобретения FM, правительственная комиссия на шесть лет запретила коммерческое FM-вещание. Лоуренс Лессинг отмечал: «Большая концентрация экономической власти, которой была отмечена сфера коммуникаций... опрокинула FM и смяла ее так, чтобы она не так сильно угрожала монополистическим механизмам ведения бизнеса».

FM технология не умерла исключительно благодаря неустанной защите своего отца изобретателя Эдвина Армстронга. После его долгой и упорной работы по продвижению технологии, в 1946 году RCA стали использовать FM для передачи звука при телевизионном вещании. При этом основателя стартапа Армстронга компания предпочла забыть, заявив, что инженеры компании изобрели и запатентовали «другую» технологию FM. Юристы RCA приготовились к затяжной судебной войне на истощение. «Это была борьба одного человека с целой корпорацией, с бумажной волокитой, служебными записками и совещаниями, искусно организованными, чтобы отсрочить вынесение вердикта до тех пор, пока расходы Армстронга на юристов не вынудят его сдаться. Одна лишь дача объяснений изобретателя заняла больше года» — описывает положение дел Тим Ву в «Главном рубильнике». К 1954 Армстронг оказался почти банкротом, судебный процесс с RCA съел его состояние от ранних патентов. 1 февраля 1954 года Армстронг написал предсмертную записку, аккуратно оделся и шагнул из окна своей манхэттенской квартиры на 13-м этаже.

Кто сегодня, через 70 лет, использует AM для коммерческого радиовещания?

Самые умные корпорации сегодня стараются быть осторожными в работе с внешними стартапами. Им очевидно, что страх перед их разрушительной силой, ограничит эффективность такой работы. Они выращивают стартапы внутри себя, учатся быть такими же гибкими, быстрыми, творческими, не бюрократичными в создании новых продуктов.

Цитата из годовой отчетности Siemens: «В 2016 мы основали next47, подразделение, которое объединяет наши существующие стартап активности для более решительной поддержки подрывных идей и ускорения развития новых технологий». Ключевые слова — «подрывные идеи». Siemens не боится «disruptive power» стартапов (или делает вид, что не боится). По крайней мере корпорация демонстрирует понимание, что стартапы — «родильные дома» разрушительных для промышленного гиганта идей. Компания проявляет готовность развивать эти идеи, выделив €1 млрд на пять лет для разработки технологий по направлениям искусственного интеллекта, автономной робототехники, блокчейн приложений.

В других крупных корпорациях развитие внутренних стартапов уже приносит результаты, трансформирующие их бизнес-модели через цифровые экосистемы, а вслед за этим и отрасли национальной экономики. К примеру, шведский строительный гигант NCC через развитие собственного внутреннего стартапа разработал пиринговое приложение для быстрых сделок на вторичные строительные материалы.

Шведы объединили в одном приложении Loop Rocks спрос и предложение на материалы, появляющиеся как отходы на местах строительства — грунт, строительный мусор, щебень. Производитель таких отходов отмечает наличие этого добра на месте строительства и быстро находит потребителей. Сделка происходит без посредников, через простое приложение, с минимальными транспортными затратами, сразу с места извлечения грунта на ту строительную площадку, где он необходим. Приложение запущено в июне 2016. На сегодня при помощи Loop Rocks уже переместили более 1 миллиона тонн строительных масс, в приложении зарегистрировалось 2500 шведских пользователей, которые работают на более чем 600 строительных площадках по всей Швеции.

Отношение корпораций к внешним стартапам «вы — никто, система — все» — историческая данность. С такой позиции на уровне подразделений взаимодействие со стартапом превращается в бесконечное выяснение отношений. Многие корпорации пока не готовы работать в стартап-режимах «попытка, ошибка, новая попытка, новая ошибка»: за ошибки в корпорациях требуют с сотрудников объяснительные, после чего наказывают взысканиями и выговорами.

Внутренний скрытый страх системы перед стартапами порождает эффект Кроноса: системы привычно и легко пытаются уничтожать тех, кто имеет собственный голос, считает их неэффективными и стремится изменить их.

Идеей этого года для российских компаний, возможно, будет идея Тима Ву из его книги «Главный Рубильник», описывающей сотню лет отношений корпораций и стартапов: «Мы уже видели, как важны аутсайдеры для промышленных инноваций: только у них есть желание или интерес, чтобы бросить вызов доминирующей индустрии. И мы видели, какой мощью обладает логика, выходящая за границы благосостояния и безопасности (факторы вне мотивации благоразумного экономического игрока), — она вдохновляет на действия, трансформирующие отрасль».

Так сто лет назад телефон уничтожил телеграф. Так частные космические компании шлют сегодня горячий привет когда-то великой системе, первой запустившей человека в космос. Так сейчас, на наших глазах, энергетическая компания Tesla не спеша, последовательно и постепенно трансформирует столетнюю нефтегазовую индустрию.

Люди сильнее систем. Их отношения сильнее механики даже самой эффективно работающей машины. Понимая это, системы боятся лидеров подрывных инноваций и развиваемых ими стартапов. Но их работа может помочь корпорациям измениться, стать быстрее и эффективнее. Есть ли в этом честная потребность у корпораций, не пугают ли их эти изменения — большой вопрос.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 8 июня 2017 > № 2203077 Павел Биленко


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 июня 2017 > № 2202105

Марат Нигаметзянов (GetCourse): «В образовании старые методы не умрут — вымрут»

Максим Спиридонов

сооснователь "Нетология-групп"

Сооснователь компании GetCourse Марат Нигаметзянов — о том, как узкие места онлайн-образования становятся его достоинствами и почему инфобизнес — это не стыдно

В новой постоянной рубрике Forbes — интервью с интернет-предпринимателями.

Герой нового интервью блога «Рунетологии» на Forbes — сооснователь платформы GetCourse Марат Нигаметзянов. Согласно «Исследованию российского рынка онлайн-образования и образовательных технологий — 2017», проникновение онлайна в российское образование пока невелико — 1,1%. Однако к 2021 году обещает достигнуть 2,6%, или 53,3 млрд руб. Число игроков в отрасли множится, но лишь единицы — особенно это касается сегмента b2c — успели найти устойчивые масштабируемые модели монетизации, например City Business School, Skyeng, «Нетология-групп». В том же ряду сравнительно молодая компания GetCourse. Эволюционно её продукт прошёл этапы развития от LMS до комплексной онлайн-платформы, но большую часть заработка ей приносит не прямая продажа доступа к SaaS-решению, а организация собственных школ внутри системы. Вникаем в то, как устроен бизнес компании и кому в России нужно онлайн-образование.

ДОСЬЕ ГОСТЯ

Марат Нигаметзянов, сооснователь GetCourse.

Родился в 1980 году в Казани.

Окончил физико-математическую школу, затем факультет ВМК Казанского государственного университета.

С 1996 года работал дизайнером.

В 2005–2006 годах — дизайнер в студии Артемия Лебедева.

В дальнейшем работал в компаниях «Мегаплан» и «Ютинет».

С 2014 года развивает GetCourse.

— Начну с провокации: онлайн-образование лучше или хуже офлайнового?

— И лучше и удобнее. Сейчас онлайн-образование должно дополнять офлайн. Будущее — в их синергии.

— Как же объяснить то, что в интернете за обучение пока платит значительно меньше людей, чем в офлайне?

— Пользователи ещё не научились получать такой опыт. Те, кто научился, продолжают спокойно отдавать деньги за эти услуги. Вот у нас сейчас сотрудница пошла на онлайн-курсы машинного обучения. Найти такие иначе как в интернете сложно. Есть в «Яндексе», где-то ещё. Но крайне важно получать нужные знания быстро. Многие из тех, для кого скорость имеет значение, выбирают онлайн.

— А недостатки у онлайн-образования ты видишь?

— То, что кто-то назвал бы недостатком, я считаю скорее достоинством. Так, человека нельзя заставить заниматься онлайн. Не будет, пока сам не захочет.

— У онлайна вовлекающая способность гораздо слабее, чем у офлайна?

— Да. Тут и плюс и минус. Плюс в том, что люди, которым не интересно изучить то, что они купили или что получают бесплатно, и не изучают это. А значит, и в соответствующих профессиях их, к счастью, нет.

Привычный путь — ходить четыре-пять лет в институт, просиживать там штаны, учиться прежде всего договариваться с преподавателями. Практические навыки и знания получают единицы. Я за естественный отсев: пусть онлайн занимаются те, кому это вправду нужно. Им удастся получить знания качественнее, быстрее, чем в классическом образовании. Не в том смысле, что классическое образование плохое. Главное — находить преподавателей, которые тебе интересны, в той теме, которая тебе интересна, и получать от них максимум.

— Не находишь, что онлайн-образование вскрывает глобальную проблему и заставляет нас задуматься, нужно ли подавляющему большинству людей учиться? Или они в состоянии лишь имитировать обучение?

— По-моему, обучение в его нынешнем виде — для 98% людей — профанация. Им мама с папой сказали, что без высшего образования никак. А в стране масса работы, которую нужно делать и для которой высшее образование не обязательно.

Я хочу, чтобы девять из десяти принятых на первый курс любого факультета в первый же семестр отсеивались и больше не могли учиться там, куда поступили. Оптимально, чтобы до подачи документов с абитуриентом проводили глубинное интервью. Чтобы профессор откровенно спрашивал тебя: «Зачем ты идёшь на мой факультет? Что ты хочешь сделать?» Ведь зачастую люди не понимают зачем. Говорят: «Ну, у меня одноклассники пошли сюда». Или: «Ну, быть менеджером модно».

Возможно, помогло бы профилирование детей, выявление у них интересов и навыков. Ещё надо плотнее работать с кружками, с группами, которым уже интересно изучать что-то, которые уже это изучают. У них даже качество вопросов становится другим.

— Не слишком жёстко?

— А ничего страшного не случится. Не надо эти миллионы людей жалеть. Строить дома, прокладывать дороги, класть кирпичи — важные занятия. Им учат в ПТУ. А все хотят быть менеджерами и получать по 80 тыс. руб.

— Придётся существенно сократить число вузов, урезать педагогический состав.

— Вузы не нужно сокращать. Всё-таки большинство людей, которые там работают, заняты научной работой и приносят пользу обществу таким образом. Очень хочется, чтобы эти преподаватели были сфокусированы на [действительно мотивированных] учащихся и эффективность образования была выше.

Также уверен, что если человек даже в тридцать лет понял: «Хочу стать врачом», то ему должно быть доступно полноценное медицинское образование. Чтобы он мог шесть-семь лет позаниматься, пройти практику и стать хорошим врачом в том направлении, которое его привлекает.

— Перейдём к твоему продукту. Объясни для непосвящённых, что такое GetCourse.

— Это система для продажи обучения и доставки обучения до человека.

— Кто ваш потребитель?

— У нас два вида потребителей. Прежде всего, мы сами пользуемся своей платформой и строим собственные онлайн-школы. Здесь мы b2c и работаем напрямую на потребителя. А когда другие люди пользуются нашей платформой, это b2b2c. Иначе говоря, мы продаём GetCourse компаниям, которые продают обучение конечным пользователям.

СПРАВКА О КОМПАНИИ

Год создания: 2014

Штат: 55 человек

Оборот: 250 млн руб. за 2016 г.

Темпы роста: +150% к 2015 г.

Структура владения: по 25% у каждого из четырёх сооснователей

Число курсов на платформе: 9 тыс. курсов в 945 онлайн-школах на начало июня 2017 г.

Средняя длительность курса: 40 ч

Число клиентов платформы: 800 на июнь 2017 г. (авторы и тренинговые центры)

Пользовательская база: в собственных проектах — 900 тыс. человек

Число покупателей: 22 тыс. в 2016 г.

Учится на курсах единовременно: по всей платформе — около 144 тыс. человек в месяц

Средний чек за доступ к платформе: 6 тыс. руб. в месяц

Прямые конкуренты: TeachBase, Courson, iSpring

Непрямые конкуренты: Zillion, Moodle, «Мираполис», WebSoft

О продукте: платформа для разработки, поддержки и продажи электронных образовательных курсов. Включает в себя набор функциональных модулей — от собственно системы для создания курсов до конструктора адаптивных лендингов, службы email-рассылок и внутренней системы аналитики.

— У вас с самого начала была цель сделать SaaS?

— Не совсем. Отталкивались мы от потребности. Любой бизнес начинается с какой-то проблемы, которая гложет тебя, причиняет тебе боль. В нашем случае SaaS был лишь способом эту боль устранить. Я делал образовательный проект, и у меня была задача учить людей пользоваться фрезами для маникюра и педикюра. Соорудил что-то на коленке, обучил человек двести пятьдесят, и возникла каша. Стало ясно, что десять тысяч я так не обучу.

Суть одной из концепций, которые мы пробовали в начале 2014 года, заключалась в том, что, если мы сделаем некую платформу, это ускорит развитие наших собственных проектов и проверку новых идей. Кроме того, была надежда зарабатывать на продаже платформы, но через два-три месяца она накрылась большим медным тазом. Так что мы сместили фокус на создание собственных школ. Делали школу рисования, запускали проекты с Александром Васильевым, с Павлом Волей и Ляйсан Утяшевой, с Екатериной Усмановой занимаемся проектом по фитнесу.

— Основной ваш бизнес — именно в партнёрских школах?

— Конечно.

— Вступаете в партнёрство с какими-то носителями знаний, со знаменитостями?

— Да. Мы эту стратегию масштабировали. И около полутора лет платформой как продуктом не занимались. Мы давали людям возможность купить доступ к ней. Но отношение к клиентам было простым: если что-то хотите, то либо вот ценник, либо ждите, и вам никто никаких гарантий не даёт. Такой подход позволил нам выжить в трудное время, в 2014–2015-годы: получилось фокусироваться на том, что приносило деньги, и не зацикливаться на том, что деньги отнимало. Разработка, поддержка — отнимают деньги. Потихоньку мы научились ими заниматься. У нас примерно восемьсот аккаунтов, человек пятнадцать трудится в поддержке. Мы их нанимали, обучали постепенно: нельзя сразу получить пятнадцать обученных специалистов. Сейчас они прекрасно выполняют свои обязанности и учат других делать школы.

— Это специалисты по настройке системы, по построению логики образовательного процесса?

— Пока только по поддержке системы. У каждого, кто к нам приходит с идеей проекта, в голове собственная логика того, как должен строиться образовательный процесс. И та маленькая часть в нашей системе — десятая или даже меньше, — которая отвечает собственно за образовательный процесс, позволяет реализовать его во множестве вариантов. И каждый пытается воплотить в жизнь собственный замысел, в чём даже есть некая прелесть. Один думает: «Вот такие задания сделаю и буду бонусы, монетки выдавать». А другой: «Нет, я лучше всех замучаю тестами».

— В каких пропорциях распределяется выручка между двумя направлениями вашего бизнеса?

— Один к десяти. Если в месяц у нас оборот 30–35 млн руб., то на платформу приходится где-то 3,0–3,5 млн руб. Всё остальное — образовательные проекты.

— Как GetCourse развивался эволюционно в плане состава продукта?

— Первым делом нам нужно было «доставлять обучение», поэтому мы сделали очень простую LMS (learning management system, систему дистанционного образования. — Forbes), где люди могли последовательно получать доступ к тренингам. Можно было добавлять туда что угодно: вебинары, видео, тексты, задания, — выстраивать последовательность из уроков. В общем, создали инфраструктуру для того, чтобы эти уроки создавать и давать к ним доступ.

Вскоре возникла следующая задача. Чтобы регулировать доступ к урокам и тренингам, нужна CRM. Допустим, мы продали тренинг, и он должен начаться 1 июля. Нам человеку надо открыть доступ 1 июля. Без CRM-информации мы так сделать не могли. Не могли и забирать доступ, что тоже необходимо. Поэтому написали собственную CRM. Потом — модуль работы с пользователями, с информацией о них. Помимо всего прочего, нужно с пользователями общаться. Если тебе на почту пишут десять человек, ещё ничего. А когда тебе в день приходит шестьсот писем и тебе надо их разгребать, совсем другое дело. Так что мы организовали общение с пользователями внутри [системы]. Недавно даже Telegram прикрутили.

Дальше обнаружилось, что нужна возможность делать сайты, точнее, странички у себя. Нужна статистика по тому, как люди туда ходят. Им надо показывать определённые предложения. Соответственно, мы запустили конструктор страниц. В частности, он умеет разным сегментам аудитории показывать разные кусочки сайта.

— Неужели не проще было прикрутить сторонний сервис?

— Не было бы гибкости. Проще написать самим. Большинство вещей мы писали очень быстро и просто. Дольше всего — два месяца — мы прикручивали базу «Яндекса» для аналитики, Yandex ClickHouse.

— Что было дальше?

— Когда мы начали принимать деньги, возникла потребность в бухгалтерии, и мы её сделали. В итоге любой человек, который захочет начать учить людей онлайн, с нашей помощью сумеет быстро поднять сайт, открыть приём платежей, наладить работу с CRM.

Ещё мы запустили модуль «Процессы». Он позволяет автоматизировать работу менеджеров по заранее заданному механизму. С помощью своего рода визуального программирования.

На тренингах твердят: «Мы автоматизируем процессы». Но никто не рассказывает как. А автоматизация процессов — это не последовательность рассылок. Это не написание документа в виде Word менеджеру. Мы же организовали всё так, что в GetCourse это делается автоматом. И когда мы ввели «Процессы», мы выручку на следующий месяц увеличили сразу вдвое. И наши менеджеры стали обрабатывать заказов в четыре раза больше, чем им удавалось без «Процессов».

Автоматизирована, к примеру, обработка новых заказов. Существует огромный скрипт, который говорит, как быть с каждым заказом, по которому ещё нет денег. И ни один заказ не теряется. Менеджер всегда знает, что с каким делать.

Мы можем описывать не только процессы обработки заказов, но и процессы продажи, выдачи скидок и так далее. Найти всех, у кого через три дня будет день рождения, и предоставить им скидку. Всё это позволяет зарабатывать больше денег с того же количества пользователей.

— Сколько у вас программистов?

— Три или четыре.

— Такая разветвлённая система — и три-четыре программиста?

— Они очень крутые. А интерфейсы мы собираем как есть и смотрим, как что работает. Потому что мы первые пользователи своей системы. Первоочередная задача — быстро создать и оценить, удобно тебе или нет.

— А как со всем вашим хозяйством справляются клиенты? Не тонут в многообразии возможностей?

— Тонут сначала на уровне понимания. Они ходят на тренинги, им рассказывают про эти [маркетинговые] воронки, потом они приходят к нам и просят нас подобное сделать. У нас — сервис: мы их фантазии воплощаем в готовые механизмы за деньги.

— Нельзя просто взять и начать пользоваться GetCourse?

— Можно. Только, к сожалению, большинство людей не знают, что хотят.

— Каким ты видишь будущее GetCourse?

— Цель — быть первой компанией на рынке, с помощью которой люди могут обучать других. Андрей Парабеллум (Андрей Косырин, известный консультант и инфобизнесмен. — Forbes) приводит прекрасную аналогию: это как стадо слонов, бегущих по лесу. Первый съедает все самые свежие листочки; вторые съедают растительность там, где её не достали первые; третьи глодают кору; четвёртые доедают пеньки; пятые едят экскременты первых.

— А что собираетесь делать для развития продукта?

— Мы в поиске. Экспериментируем, ищем разные проекты. В эзотерику даже пробуем.

— Вы скорее в поиске нового контента — не новых инструментов?

— Инструменты мы модернизируем исходя из того, что творится вокруг. Сейчас стремительно обновляется Telegram, и мы многое делаем под него. У нас легко сконструировать бота без всякого программирования. На GetCourse через него можно будет делать продажи. И такие обновления мы выкатываем очень быстро. Пробуем и машинное обучение.

— Поговорим ещё о «человеческом» измерении образования. Несколько лет назад был расцвет инфобизнеса.

— Он и сейчас популярен.

— Инфобизнесмен в представлении среднего продвинутого пользователя Рунета — это одиозная персона, которая по большей части торгует воздухом, но продаёт его как золотой песок.

— Не соглашусь. Недавно я в магазине купил мясо, оно оказалось невкусным. Это не значит, что я больше не буду покупать мяса. С инфобизнесом то же самое. Полно людей, которые оказывают некачественные услуги. Но основное правило инфобизнеса: ты не можешь продать ерунду два раза. Если ты продаёшь что-то плохое, скорее всего, ты это сумеешь продать лишь раз.

Так устроен рынок. Пока у тебя покупают, тебе надо продавать.

— Значит, инфобизнесмен — это хорошо.

— Конечно.

— «Бизнес Молодость» тоже?

— Да.

— Всё ли меряется рыночными материями? А как же высокие цели, личностный рост, не связанный с ростом коммерческим?

— Его никак нельзя измерить. Нельзя сказать: я сегодня проснулся и личностно вырос на три сантиметра. Можно сказать: я сегодня проснулся и заработал ещё полмиллиона.

За четыре года со мной произошла вот какая трансформация. Раньше у меня была зарплата 250 тыс. руб. И я не знал, как мне зарабатывать больше. Сейчас, когда я совладелец компании, у меня другая проблема: я не знаю, как мне заработать больше 35 млн руб. в месяц. И ход мысли — как делать, что делать — за эти годы у меня кардинально менялся несколько раз. Вот что для меня личностный рост. Я считаю, что проснулся только несколько лет назад. Мне 33 года, я очнулся — и ага, вот как может быть, оказывается.

— На твой взгляд, люди в российском онлайн-образовании умнеют с точки зрения практического бизнес-развития и маркетинга?

— Я считаю, что нет. Такие люди есть, например Александр Ларьяновский, Skyeng. Но вообще здесь мало кто эффективен. Очень хочется видеть тех, кто способен стабильно наращивать продажи образовательных проектов и держать их в тонусе. Не разово продать что-то на 20–30 млн руб., а каждый месяц гарантированно зарабатывать какую-то сумму.

В образовании между тем всё решает IT-подход. Скоро и машинное обучение подключится в полной мере. Так что старые методы даже не умрут — вымрут.

— Что за последние несколько лет изменилось в сфере сервисов для электронного обучения?

— По моим наблюдениям, не было комплексных систем. Либо они появлялись, но продавались именно как системы. Создатели сами ими не пользовались. Это основная проблема разработчиков.

За рубежом существуют проекты, подобные нашему: ONTRAPORT, Kajabi. Но они не для российского образования. Я не могу через них продать свой курс и принять деньги. Там нет поддержки русского языка. Я даже перевод заказать не могу.

В конце прошлого года я ходил на выставку EdCrunch. Огромное количество педагогов делились опытом того, как они пытаются внедрять онлайн-образование в своих институтах. Как же они мучаются. Физики, математики пытаются «пилить» продукт с помощью людей, у которых, образно говоря, нет рук. Нужен нормальный опыт программиста, нужно уметь правильно ставить задачи по разработке. А люди, скажем, умеют ядерные реакторы собирать. Вот и не клеится. GetCourse решает как раз эту задачу. Всё, что связано с производством, мы взяли на себя.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 7 июня 2017 > № 2202105


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > premier.gov.ru, 6 июня 2017 > № 2201154 Дмитрий Медведев

Книжный фестиваль «Красная площадь».

Дмитрий Медведев посетил фестиваль и встретился с авторами, пишущими для детей, представителями книжной индустрии и библиотек.

Книжный фестиваль «Красная площадь» впервые прошёл в 2015 году, став впоследствии ежегодным. Фестиваль приурочен ко дню рождения Пушкина и Дню русского языка. Более 400 издательств со всей России представили художественную, детскую, образовательную и научно-популярную литературу.

Ярмарочные павильоны фестиваля структурированы по тематическим направлениям – «Художественная литература», «Детская и учебная литература», «Нон-фикшн», «Региональные издательства», «Электронная книга», «Москва – литературный мегаполис».

Программа фестиваля включает проведение множества мероприятий для юных читателей и их родителей: интерактивные представления, спектакли, лекции, мастер-классы, встречи с писателями, викторины и конкурсы.

Организатор фестиваля – Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям совместно с Российским книжным союзом при поддержке Правительства Москвы и Министерства культуры России.

Встреча Дмитрия Медведева с авторами, пишущими для детей, представителями книжной индустрии и библиотек

Из стенограммы:

Д.Медведев: Неформальная атмосфера, я даже не ожидал. Всё на открытом воздухе.

Мы собрались поговорить о детской литературе, которая издаётся в нашей стране, обо всех проблемах, которые есть, а с другой стороны – о перспективах.

Если говорить о перспективах, я буквально несколько дней назад подписал специальную концепцию по развитию детского и юношеского чтения в нашей стране. Как и у всякой концепции, к ней обязательно должны быть другие документы. Желательно, чтобы ещё и денег побольше появилось. Но в целом это всё равно шаг в правильном направлении.

В 2015 году у нас издавалось порядка 100 млн экземпляров книг для детей, в 2016-м получилось чуть меньше – около 80 млн. Тем не менее цифры солидные. Самое главное, чтобы эти книги доходили до школ, библиотек, до людей, которые их могут приобрести.

Отдельная тема и, наверное, проблема, к которой можно по-разному относиться, – это соотношение между традиционным книгоизданием, в том числе для детей (книги очень красивые, красочные, но и недешёвые), и цифровой книгой. Кто-то считает, это плохо, что мы идём в этом направлении, кто-то считает, это неизбежно. Хотел бы послушать вас, потому что вы сами занимаетесь книгоизданием, творчеством. Как вы к этому всему относитесь?

Конечно, надо поговорить и о денежной составляющей, потому что без этого поддержка литературы для детей, поддержка детского книгоиздания невозможна. Об этом скажет начальник, он про деньги всё знает.

Пожалуйста.

М.Сеславинский: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Мы здесь небольшой компанией собрались: наши ведущие книгоиздатели, которые занимаются детской литературой, библиотекари, авторы, художники-иллюстраторы.

Как вообще выглядит структура книгоиздания в нашей стране? (слайд 2) В 2016 году мы выпустили 117 тысяч наименований книг. То есть по разнообразию литературы у нас всё прекрасно. 10 лет назад мы вошли в четвёрку стран, которые выпускают более 100 тысяч наименований в год. Пик у нас был где-то 127 тысяч наименований, последние два-три года держится 115–120 тысяч. По наименованиям мы особо не падаем. Падаем по тиражам. 446 млн экземпляров книг вышло в прошлом году в нашей стране. Это на 3% меньше, чем в 2015-м. Но динамика такая: в 2014 году мы упали по тиражам на 10%, в 2015-м – на 6%, а в 2016-м – только на 3%. Есть ощущение, что какая-то стабилизация происходит. Уже примерно понятно, как это всё будет выглядеть.

Мы видим, что литература разнообразная: учебная (наибольшее количество тиражей), художественная, детская, а прочее – это садоводство, йога, «как похудеть за пять дней» и так далее.

Как выглядит детская литература в последние восемь лет? (слайд 3) Опять-таки мы видим, что количество выпущенных изданий примерно одинаковое по наименованиям – около 11 тысяч, а тиражи упали. Для меня несколько неожиданно, что со 100 млн мы упали на 80 – это больше, чем общее падение книгоиздания. Но мне кажется, есть эффект накопленной книги: хотя дети и враги книг – они их разрисовывают, мусолят, рвут, – всё-таки на книжных полках много осталось от бабушек и дедушек, от родителей…

Д.Медведев: Всё-таки о снижении. С 2008 года – почти в два раза?

М.Сеславинский: Очень приличное, да.

Д.Медведев: С чем это связано?

М.Сеславинский: Мы проводили опрос. Это связано с несколькими вещами. Конечно, книга стала достаточно дорогой.

Д.Медведев: В 2008 году она тоже была недешёвая.

М.Сеславинский: Тем не менее в 2016-м году у людей складывалось ощущение, что книга дорогая. Когда мы разговариваем с людьми, мы это видим.

С другой стороны, конечно, дети стали больше читать в интернете, на электронных носителях. Мы об этом поговорим. Но если мы посмотрим на десятку наиболее крупных издательств (слайд 4), то увидим, что этот бизнес существует, и существует достаточно прилично. Никто из этих издательств не дотируется напрямую, никаких субсидий не получает. Какие-то отдельные книги, в лучшем случае четыре наименования в год, мы субсидируем в рамках поддержки отечественной программы книгоиздания. Кто же наиболее издаваемые авторы? (слайд 5) Мы видим, что классики детской литературы – Чуковский, Барто, Носов, Маршак, Драгунский, Успенский, Бианки – входят в эту десятку.

Новые авторы с ними успешно конкурируют.

Почему, например Чуковский переиздаётся? Как правило, всё-таки хотят иллюстрированную книгу читать детям. Много художников-иллюстраторов, которые продолжают создавать иллюстрации, но и с тем же Конашевичем переиздаются книжки, потому что они приходят в негодность, особенно тонкие.

Это пятёрка наиболее успешных зарубежных авторов, которые издаются в нашей стране (слайд 6). Здесь никаких особых сюрпризов нет.

Как с точки зрения чтения выглядит ситуация с детьми и подростками? (слайд 7). Раз в пять-шесть лет проводятся международные опросы, составляются рейтинги по поводу чтения в различных возрастных категориях. В 2011 году проходило исследование по школьникам в возрасте 9–10 лет, и мы на втором месте находились в десятке. О чём это говорит? Что в детском саду и в начальной школе с детьми чтением занимаются очень активно. То есть в тот период, когда родители читают вслух, а потом дети постепенно переходят к самостоятельному чтению, у нас всё хорошо. Дальше, в возрасте 14–15 лет ребёнок вступает в конкурентную ситуацию – с интернетом, блокбастерами, компьютерными играми, социальными сетями. И естественно, книга от него убегает. И вот в этом возрасте уже Россия на 26-м месте. Это не так плохо, не катастрофическая цифра, но всё-таки падение интереса к чтению происходит достаточно резко.

Д.Медведев: Довольно сложная тема – сопоставлять Гонконг и Россию или Сингапур и Россию. Но, наверное, можно. Каким образом этот рейтинг определяется?

М.Веденяпина: Чтение и запоминание текста, способность воспроизвести.

Д.Медведев: То есть даже не по количеству прочитанных книг?

М.Веденяпина: Нет. Это, по сути, тесты по читательской компетентности.

Д.Медведев: По сути, это показатель качества образования.

М.Сеславинский: Дмитрий Анатольевич, 26-е – это очень здóрово.

Д.Медведев: Я не говорю, что это плохо. Но это всё равно показатель качества образования.

М.Веденяпина: Мы были на 42-м месте. Падение именно в этой возрастной категории. С 10 до 15 лет ребёнок уходит от книги.

Д.Медведев: Понятно. Место определяется навыками ребёнка читать и воспроизводить прочитанное, правильно я понимаю? То есть дело не только в том, сколько мы читаем…

М.Сеславинский: Квалифицированное чтение.

Д.Медведев: …но и в том, как мы учим. Качество образования в школе.

М.Сеславинский: Вот как выглядит электронная книга в нашей стране. (cлайд 8) Конечно, пока она ещё очень скромно конкурирует с бумажной книгой. Но мы видим, что и детская литература там присутствует, и художественная, и учебная.

Д.Медведев: Это электронная книга официальная, легальная? Или же это некие общие прикидки, кто как читает? Мы же с вами понимаем, электронная книга тем и отличается от обычной книги, что там процент нелегального чрезвычайно высок, понять его до конца очень трудно. Поэтому, думаю, это скорее официальные цифры…

М.Сеславинский: Фактически Вы пригласили к разговору руководителя крупнейшей электронной библиотеки, которая существует в нашей стране, – «ЛитРес». Сергей Валерьевич (обращаясь к С.Анурьеву), несколько слов, пожалуйста.

Д.Медведев: Пожалуйста, расскажите.

С.Анурьев: Да, это именно официальное потребление электронной книги. Причём именно частное официальное потребление электронной книги.

Д.Медведев: То есть когда официально частным образом скачивается с легального ресурса контент.

С.Анурьев: И оплачивается. Сюда не попадает, например, проект, который мы вместе с министерством образования в прошлом году запустили, по выдаче электронных книг в системе школьного образования. У нас десятки тысяч школ, миллионы учеников, и, чтобы обеспечить школы просто достаточным количеством книг, чтобы поддержать занятия на уроках литературы, нужно потратить миллиарды рублей. При этом бульшая часть этих книг – неохраняемая классика. Поэтому мы проводим проект (сейчас 2 тыс. школ подключено): ученик может взять у библиотекаря логин и пароль к нашей платформе, ввести его и бесплатно пользоваться пабликом, как мы его называем (классической литературой). И государство оплачивает (там небольшие деньги) доступ к охраняемым книгам, переводам, к современным авторам. Сюда это не попадает. Не попадает сюда и библиотечная система.

Насколько мы знаем, Вы пользуетесь нашим продуктом.

Д.Медведев: Вы же подарили мне в прошлый раз читательский билет. Пользуюсь.

С.Анурьев: Порядка 4 тыс. публичных библиотек у нас подключено к этому продукту, там тоже дети и родители берут книги, и сюда это тоже не попадает. Поэтому не всё это охватывает.

Д.Медведев: Я и хотел сказать, что эти 4% не отражают реальную ситуацию с чтением. Поэтому наши подсчёты нужно всё-таки корректировать немного.

М.Сеславинский: В деньгах это отражает... 4% – это в деньгах.

Д.Медведев: Я говорю не о деньгах, а о том, кто, что и как читает.

С.Анурьев: Да, если мы посмотрим счётчики, первые десятки в «Яндексе» в разделе «Литература», то увидим, конечно, крупнейшие порталы, куда заходят сотни тысяч, миллионы человек. И понятно, что они там тоже читают.

М.Сеславинский: Я хотел бы пригласить к разговору Марию Александровну Веденяпину – руководителя крупнейшей детско-юношеской республиканской библиотеки. Марина Александровна, прошу Вас.

М.Веденяпина: Добрый день! Во-первых, по поводу концепции программы поддержки развития детского и юношеского чтения. Работа над этой концепцией по Вашему поручению велась с прошлого года. Как раз на «Красной площади» мы этот вопрос ставили. К работе над этой концепцией было привлечено более ста специалистов. Концепция получилась межведомственной, междисциплинарной, потому что принимали участие педагоги, психологи, писатели, музейные работники, библиотекари. Она получилась очень амбициозной, с одной стороны, а с другой, как мне кажется, очень конкретной. Этими конкретными шагами хотелось бы начать заниматься сразу. В этом вопросе нельзя допускать промедления. Мы потеряли уже два поколения читающих родителей. Не хотелось бы, чтобы этот процесс и дальше продолжался.

Д.Медведев: Мы их потеряли?

М.Веденяпина: Потеряли фактически. Это отражается на тех цифрах, которые показывают количество читателей, на тиражах литературы, которые падают. Всё-таки книги покупают взрослые люди, а читают их дети, которым эти книги покупают. Хотелось бы, чтобы в рамках этой концепции в качестве первых шагов в этом году началось какое-то широкомасштабное социологическое исследование, которое бы показало нам, на каком месте мы находимся. Последнее широкое исследование было в 2012 году. Хотя бы каждые пять лет эти исследования надо повторять и на основании полученных результатов развивать систему качественной оценки чтения. То, о чём Михаил Вадимович (Сеславинский) рассказывал, – PIRLS и PISA, – это международные исследования по уровню компетенций. Это всё-таки больше образовательный показатель, как Вы правильно отметили, а не показатель того, как ребёнок читает, понимает смысл, может анализировать текст. В этом смысле наши специалисты могли бы разработать свою систему качественной оценки понимания текстов. Это надо для изучения не только литературы, но и всех предметов. Если бы это было сделано – а это наверняка будет делать Министерство образования и науки, – это был бы один из первых шагов.

Ещё один момент, на который мне хотелось бы обратить внимание. Мы все с большим желанием занимаемся приобщением детей к чтению, но у нас до сих пор нет единого портала или информационного хаба, на котором бы собирались результаты всех международных исследований, наших исследований, методики приобщения ребёнка к чтению, рекомендательные ресурсы…

Д.Медведев: А на образовательном портале нельзя это делать? Можно, конечно, и новые порталы создавать, но уже есть довольно мощный ресурс в министерстве образования.

М.Сеславинский: Я тоже за это, потому что создавать новый портал и вступать в конкуренцию с порталами, которые уже набрали аудиторию, довольно сложно.

Д.Медведев: Вообще порталов должно быть ограниченное количество. В этом их смысл. Если есть большой портал, ты не роешься по разным сайтам, а находишь портал и там, внутри рубрик, ищешь то, что необходимо.

М.Веденяпина: Я немного с вами поспорю в этом смысле. Почему? Образовательный портал… Слово «образование» – это уже некая указка и некий контроль. В тех странах, которые занимают топовые места в рейтинге, - в десятку входят и Соединённые Штаты Америки, и Великобритания, и Канада – такие порталы есть. Например, в Европе создан один портал – EU Read, где собирается вся информация. Мне кажется, портал по проблемам чтения, который будет предлагать рекомендации, использоваться как некий рекомендательный ресурс в области детской литературы, это было бы тоже хорошо. С него было бы неплохо заходить на портал Национальной электронной детской библиотеки. Мы являемся частью НЭБ, но у нас отдельная платформа. Мы достигли показателя электронной книговыдачи – 1,6 млн за год. В I квартале этого года у нас 545 тыс. заимствований.

М.Сеславинский: Вы географию запросов видите?

М.Веденяпина: Видим. Это не только Россия, но и зарубежные страны. В прессе проходила информация, что Принстон сделал цифровую коллекцию российских книг 1920–1930-х годов. Это был период, когда наши художники оказали огромное воздействие на западных художников. Принстонская коллекция содержит 176 наименований. У нас оцифровано 4,5 тыс. изданий периода 1918–1938 годов. Эта библиотека пользуется спросом. С прошлого года мы в эту библиотеку включаем современную литературу. Квота от Минкульта идёт, мы через «ЛитРес» предоставляем доступ к определённому количеству современных авторов. Эта доступность необходима сегодня.

М.Сеславинский: Чтобы привлечь к разговору современных авторов, я хотел бы попросить Андрея Алексеевича Усачёва выступить.

А.Усачёв: Добрый день! Так получилось, что меня попросили озвучить некую инициативу, на самом деле правильную. Я вообще никогда ничего не озвучивал, но тут и Федеральное агентство по печати, и библиотечное сообщество, и писатели, которые, в частности, здесь есть… Назрела такая проблема. Мне кажется, было бы правильно создать национальную литературную премию для детских писателей.

Вообще литературных премий много. Есть премии Президента, Правительства, правительственные гранты. Но в основном все большие премии – «Большая книга», «Русский буккер» – касаются писателей для взрослых, подростков и юношества. Если мы хотим вырастить достойное поколение лет через 10–20, мне кажется, нас, детских писателей, не стоит обижать.

Вспоминаю анекдот. Я очень люблю кукольный театр, а к кукольному театру, как и к детской литературе, немножечко такое отношение... Так вот, встречаются в Доме актёров большой академический актёр, а второй – такой Гарин из кукольного театра. Первый говорит: «Ну что, брат, всё зайчиков, белочек да кроликов играешь?» Второй: «Да. А ты всё людей да людей?»

Хочется, чтобы нас не считали за белочек и зайчиков. Сегодня, конечно, день прекрасный – день рождения Пушкина, но мы начинаем чтение не с Пушкина, не с Шекспира, не с Библии, не с Корана, а с азбуки и детских книжек. И с чего начнём, тем и закончим.

Д.Медведев: Спасибо большое. Анекдот хороший.

А.Усачёв: Важно, чтобы в этой премии была и поэзия, в которой, я думаю, мы всю планету обогнали, и проза, и переводчики, и, конечно, художники. Потому что без художников это всё пропадёт. Вот Анастасия Ивановна Архипова – представитель от художников.

М.Сеславинский: Настя Архипова – руководитель отделения художников-графиков Московского союза художников, член-корреспондент Российской академии художеств.

А.Архипова: Приветствую всех!

Конечно, если говорить о детской книге, работа художника в ней играет роль не меньшую, чем работа писателя. Когда мы говорим о взрослой книге, мы говорим больше о дизайне, а детская книга – это, конечно, книжные иллюстрации. Иногда книжки и без текста бывают. Книжки-картинки для самых маленьких – это начало приобщения к книге.

Я часто работаю в составе международных жюри по книжной иллюстрации. Я член международного комитета по детской книге. Была и в жюри премии имени Андерсена, и в Братиславе, и в корейском международном конкурсе.

Должна сказать, что наши художники получают там награды и вообще они замечательные. У нас работают и художники старшего поколения – как Виктор Александрович Чижиков, здесь присутствующий. Александра Семёнова тоже здесь. Есть и совсем молодые прекрасные художники, которых мы каждый год выпускаем из высших учебных заведений. Выходят замечательные иллюстрированные книги. Мы проводим конкурс «Образ книги» вместе с Федеральным агентством по печати, где есть номинация по иллюстрациям для детской книги. Но конечно, хочется больше внимания. Я наблюдаю, как это делается в других странах, какие там работают институты, изучающие книжную иллюстрацию, как поддерживают художников, и премии специальные есть. И конечно, в рамках литературной премии, если бы была возможность такую учредить, должна быть специальная номинация для художников книги. Спасибо!

Д.Медведев: Спасибо.

М.Сеславинский: К вопросу о том, как дети читают. Напомню, что час назад у нас проходил финал конкурса «Живая классика». 2 миллиона детей в этом году принимали участие, учили стихи. И вот 11 лауреатов приехали в Москву, на Красную площадь, и представительное жюри выбрало победителей конкурса.

Л.Елин: Добрый день!

Мы, издательство «Эгмонт», выпускаем 40 журналов и тысячу наименований книг в год. Я позволю себе говорить о прикладной, денежной сфере, потому что на самом деле те 20% падения, о которых мы говорили, – это удорожание книги. В первую очередь удорожание бумаги, которое шло быстрее, чем падение рубля, и только сейчас остановилось. Есть способы дать деньги издательствам.

Д.Медведев: Извините, я Вас прерву. Вы специалист в этом, причём именно по части бизнеса. Мне самому интересно разобраться. Безусловно, покупательная способность людей и всякие неурядицы сказываются и на приобретении книг. Книги дешевле не становятся, полиграфия становится лучше и так далее. Но за границей тоже происходит падение тиражей. Это с чем связано? Значит, это далеко не всегда кризис. Это всё-таки, видимо, влияние цифровой среды прежде всего.

Л.Елин: Безусловно, но статистика говорит о том, что за последние пару лет бешеный рост цифрового потребления остановился, а где-то даже стал падать. В Америке «аналоговые» книги очень хорошо идут, в Германии тоже. И мои коллеги сейчас не жалуются. Поэтому есть международный феномен, но есть и наше собственное явление.

Пара вещей, о которых хотел сказать. 25–30% от годовых продаж мы отдаём сетям. Рентабельности при этом никакой. Либо мы должны задирать цены, и тогда падают продажи, либо мы живём с маржинальностью, которая не даёт денег на развитие. Ограничьте – не 5%, но 10–15%, – мы уже вздохнём. Иначе многие издательства выкинуты с полок. Притом что магазинов мало, киосков для продажи прессы мало. Сети сегодня – это 40–50% продаж.

Вторая вещь, совсем конкретная. Спасибо Правительству, у нас есть льготный НДС – 10%.

Д.Медведев: Если бы Вы знали, сколько энергии мне стоит отбить этот льготный НДС, потому что на него обращают взор Министерство финансов и некоторые другие наши органы, которые ведают бюджетом, и говорят: давайте срочно всё это нивелируем, выведем на средний уровень.

Л.Елин: Тогда Вы меня сейчас поддержите. Дело в том, что норма есть, а получить эти деньги практически бывает невозможно. Смотрите: процедура получения в налоговой с их подзаконными актами и так далее – от четырёх до шести месяцев, если вам повезёт. А в заявительном порядке можно получить, только если получил гарантию у банка (если добился этого, с банком ещё надо работать пару месяцев), заплатил 2–3% банку, а если у тебя налоговая найдёт малейшую неточность, ты по двойному проценту ЦБ платишь штраф. Извините, на этот риск никто не идёт. Предложение: для издательств, компаний, у которых книжно-журнальная, детская продукция составляет не менее 90–95% за предыдущий год и которые работают на рынке 5–10 лет (таким образом, мы говорим о добросовестных плательщиках), разрешить заявительный порядок получения НДС без предоставления банковской гарантии и с нормальной проверкой налоговой, которая будет плановой, а не ежеминутной. Это деньги, которые, извините, в этой ситуации вы нам должны… И деньги, которые вы нам дали, спасибо…

Д.Медведев: Не мы, а налоговая служба.

Л.Елин: Это было «вы» с маленькой буквы, да. В этой ситуации несколько сот миллионов, деньги-то небольшие. Если их выдадут чуть раньше, они обратятся в новые книги и другие цены.

Д.Медведев: Мысль понятная, я скажу потом тоже.

А.Альперович: Добрый день! Александр Альперович, издательство «Клевер». Огромное значение в развитии чтения, в поддержке всей отрасли играют мероприятия, подобные тому, на котором мы сейчас присутствуем, как эта выставка на Красной площади. Такие вещи должны проходить очень качественно в регионах, потому что там невероятный голод по качественному книгоизданию, по хорошим детским книгам. Каждый раз мы это видим. Сейчас есть уже известная выставка в Красноярске, прошла выставка в Иркутске, в Туле. Но в основном это всё энтузиазм и частные пожертвования, которые поддерживают этот процесс. Важно, чтобы Правительство на этом областном уровне не столько выделяло средства, сколько поддерживало в таких вещах, как реклама и так далее. Это сильно поможет бизнесу в том числе.

М.Сеславинский: Даже простой вопрос от Вас, Дмитрий Анатольевич, во время посещения регионов – «У вас проходят книжные ярмарки?» – будет действенным инструментом.

Д.Медведев: Я хотел в конце сказать, но, я думаю, Вам понятно, это зависит от простых вещей: губернатор книжки читает или нет.

Н.Абрамова: Добрый день! Абрамова Наталия, председатель секции детских библиотек Российской библиотечной ассоциации, директор Саратовской областной библиотеки для детей и юношества имени Пушкина.

Самая активная категория читателей – это дети. И для ребёнка очень важен как визуальный контакт, так и тактильное восприятие литературы. У нас есть исследования, как дети общаются с электронной и с печатной книгой. Конечно, прогресс остановить невозможно. Когда эти два направления развиваются параллельно, это очень здорово, но для маленького ребёнка очень важна печатная книга.

Несколько лет назад закончились межбюджетные трансферты на комплектование библиотек, муниципальных библиотек. Крупные региональные библиотеки, конечно, комплектуют литературу, мы помогаем сельским библиотекам, которые обслуживают детей, и муниципальным детским библиотекам. Выделенный грант Президента из резервного фонда Президента, те 50 млн, которые были выделены в прошлом году, существенно позволили пополнить фонды детских библиотек. Но этого недостаточно.

Дмитрий Анатольевич, такая просьба, наверное, всех детских библиотекарей: именно государственное финансирование именно детской литературы. Помощь и книгоиздателям, потому что литература будет приобретаться напрямую. Воспитание маленького читателя. Читатель, который взял книгу в руки, если мы его не упустим в подростковом возрасте, так и будет продолжать читать.

А.Брычкин: Александр Брычкин, генеральный директор корпорации «Российский учебник» и по совместительству член совета директоров компании «ЛитРес». Хотел рассказать об итогах мероприятия, которое мы проводили в прошлом году с компанией «ЛитРес» в рамках поддержки чтения в школах. Цифры по чтению, которые там получились, нас, честно говоря, очень сильно удивили.

Д.Медведев: В какую сторону удивили?

А.Брычкин: В хорошую, конечно, сторону. Неожиданно. Всего 2 тыс. школ, 150 тыс. учеников участвует в эксперименте, и мы видим, что динамика количества книг, которые берут школьники в цифровой библиотеке, выросла с начала года в 10 раз. Речь идёт о 65 тыс. книговыдач в неделю. В рамках корпорации «Российский учебник» мы пытаемся развивать читательские компетенции, в том числе и в цифровом виде. Пошли дальше – сделали цифровую образовательную платформу, на которой у нас сейчас находится уже 500 наименований учебников, входящих в федеральный перечень. Делаем там цифровые образовательные сервисы, направленные на развитие компетенций учеников, школьников, чтобы они умели, любили читать и пользовались литературой как в печатном, так и в электронном виде. Хотели, Дмитрий Анатольевич, подарить Вам сертификат на доступ к этой платформе.

Д.Медведев: Я удачно захожу один раз в год: то читательский билет подарят, то сертификат.

М.Сеславинский: Дмитрий Анатольевич, послезавтра заседание Правительства. Чтобы уравнять в правах Вас, вице-премьеров и других членов Правительства, мы подготовили полный пакет карточек для входа на платформу «ЛитРес».

Д.Медведев: Спасибо.

Мне кажется, что ситуация с детским книгоизданием не является в нашей стране критической, но требует внимания государства. С этим я хотел бы сразу же согласиться. Причём внимания разного. Это не только банальные деньги или льготы, это внимание в самых широких формах. То, что на Красной площади происходит сейчас, – это и есть внимание. Вы все сейчас говорили, что это, может быть, добавляет больше, чем какие-то дополнительные 50–100 млн. Это сигнал. Поэтому мы, конечно, этим будем заниматься. Эта концепция, как и всякая концепция, требует конкретизации, но всё-таки это полезная история.

Далее я пройдусь по некоторым позициям, которые вы озвучивали.

По поводу российской системы оценки. Я считаю, это правильно, и не потому, что мы сейчас всё российское привечаем. Отказались, например, от иностранного рейтингования по экономическим вопросам, потому что к нам относятся не очень хорошо. Нет. Просто есть специфика. Наши читатели отличаются от сингапурских читателей, американских. Всё это надо учитывать. Давайте попробуем такую систему подготовить. Я только за. Посмотрите, что нужно сделать, какой-то коллектив нужно создать.

По поводу портала я услышал. Наверное, в том, что вы говорите, есть рациональное зерно, потому что, когда школьнику говорят «зайди на образовательный портал», у него сразу кислое выражение лица. В школе мучают, ещё и дома я должен зайти на этот образовательный портал. Может быть, в этом смысле отдельный портал и допустим. Давайте тоже посмотрим эту идею, я готов поручение подготовить. В любом случае мы понимаем, что гиперссылки с образовательного портала на этот портал всё равно будут, так интернет устроен.

Самая красивая идея – литературная премия для детских писателей. Если вы все считаете, притом что это не потребует колоссальных денежных вливаний, давайте продумаем, как эту премию можно было бы организовать. Михаил Вадимович, подготовьте и внесите предложение. Естественно, эта премия должна охватить все категории авторов, которые занимаются творчеством для детей: писателей, поэтов, художников – вообще всех, кто причастен к этому процессу, кто вносит свой творческий вклад. Начальников туда не надо погружать, а творцов – надо.

Теперь два сугубо финансовых вопроса. Здесь, конечно, чуть сложнее. Надо разбираться. По ограничению вознаграждения сетям. Мне надо понять эту ситуацию. Я запрошу информацию, что там происходит, насколько это сказывается на вашей деятельности. Обычно что финансисты говорят? Мы не против, конечно, мы не злодеи, мы понимаем, что этот бизнес относительно небольшой, прозрачный и важный. Но к этому обязательно кто-нибудь прилепится и будет на этом зарабатывать. Можно ли здесь одно от другого отделить? Давайте посмотрим, можно ли оставить ограничение вознаграждения по основным позициям и что-то подумать по вашему бизнесу.

Возврат льготного НДС. Здесь я не могу с вами не согласиться: это прямая обязанность государства – в смысле применения льгот. Если льгота существует, она должна исполняться. Полгода? Когда возвращают НДС от экспортной деятельности на миллиарды долларов полгода, я понимаю, почему это. В интересах государства всё проверить и, скажем честно, что-то даже затянуть, потому что может повод исчезнуть и так далее. Но когда речь идёт об относительно небольшом бизнесе, и в общем это внутренняя деятельность – издание детской литературы… Хорошо, я тоже дам поручение – посмотреть, как сделать так, чтобы механизм функционировал, как должен.

По поводу электронных книг и отсутствия там льготы. Здесь, я думаю, тоже будут возражения только одного порядка: если в реальном книгоиздательском деле хоть как-то можно уследить, то здесь как мы будем следить, в области электронной деятельности? Не знаю. Но если можно каким-то образом отделить одно от другого, в принципе большой разницы нет, хотя затраты разные на классическое книгоиздание и деятельность, которая идёт в цифровом виде.

Региональные мероприятия. Здесь я двумя руками за. Постараемся сигналы такие раздать и по государственной линии, и даже по партийной. Как в прежние времена делалось. У нас партий много, но есть одна крупная партия, к которой я имею отношение. Я попробую там тоже сказать. Потому что здесь, я уже отметил, это зависит от настроения местных начальников и от банальных вещей – насколько они близки к книге. Вот и проверим заодно. Это, мне кажется, неплохо, такой тест будет.

И наконец, последнее, но не по значению. Библиотеки и деньги для комплектования фондов. Денег было больше. Насколько я помню, 350 млн, потом это всё скукожилось до 50. Скажу вам не ради того, чтобы понравиться: я считаю, что это совсем не большая цифра и мы её можем нарастить, хотя бы до того уровня, который был до сих пор, – 300–350 млн рублей. Я такое поручение дам, деньги коллеги найдут.

На этой ноте давайте завершим. Спасибо.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > premier.gov.ru, 6 июня 2017 > № 2201154 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200758 Андрей Шаронов

Андрей Шаронов: Хочешь изменить свою компанию? Меняйся сам

Андрей Шаронов

Президент Московской школы управления СКОЛКОВО

Президент московской школы управления Сколково — о пользе бега, необязательности борьбы и умении говорить «нет»

Любой проект изменения компании — это обязательно вопрос трансформации личности топ-менеджера. Компания меняется с лидера, и то, насколько эффективен будет процесс корпоративных реформ, зависит от первого лица. С каким настроем и какими ожиданиями мы начинаем сворачивать горы, определяет результат не меньше, чем прописанный план и система KPI.

1. Успех — это не только борьба

Я вырос в жесткой соревновательной среде. Нас растили в идеологии враждебного окружения, философией борьбы были пропитаны все сферы жизни: борьба против чужих, борьба за урожай, борьба за мир, борьба, в конце концов, с самим собой, чтобы быть лучшим и достойным. Часть этой философии — ты должен добиваться своих целей через кровь, пот и слезы; получить что-то можно, лишь потеряв равнозначное; а обязательное требование — надо победить всех вокруг.

Когда мой сын Никита был совсем маленьким, он как-то показал на красивую машину на улице. Услышав от меня, что машина стоит дорого, Никита предложил выиграть ее в лотерею. Я тогда начал ему объяснять, что нет, так не получится, чтобы получить эту машину, надо работать долго и упорно. Тогда моя жена спросила, почему я даже не рассматриваю возможность получить что-то легко и с удовольствием, почему я не верю сам и отказываю другим в возможности верить в удачу.

Жить в постоянной конкурентной борьбе — это, как шутит наш профессор Моти Кристал, постоянно держать в руках молоток, тогда все вокруг автоматически превращается в гвозди. Моя личная задача — научиться пользоваться разными инструментами.

Могу сказать, что к сегодняшнему дню я не победил себя до конца, но исключил борьбу как единственный способ работать с миром. Скажу честно: мне стало легче жить с самим собой и с другими. Это как отбросить многолетнюю иллюзию, что твое большевистское желание идти до конца любой ценой сделает мир лучше. Вариантов жизненных стратегий куда больше, и принять это значит дать себе возможность успокоиться, не тратить силы на поиски врагов, а искать гармонию с собой и миром.

2. Следовать своим приоритетам

Мы постоянно кому-то что-то должны. Когда обязательств становится слишком много, то иногда ловишь себя на мысли, что ты не герой собственной жизни, а жертва графика и обещаний работодателям, коллегам, родителям, детям и друзьям.

Вот, наверное, главный вывод, который я сделал за последний год: даже в условиях постоянных требований и «возмущений среды» ты в состоянии влиять на свой выбор. Ты вовсе не жертва обстоятельств, ты не управляешься внешними событиями и настроением других людей.

Это вопрос большей фокусировки на собственных целях. Я стал чаще отказывать, говорить «нет», уходить, не участвовать, объяснять, почему я не могу присоединиться к различным инициативам и поддержать чьи-то проекты. Подобное отношение не остается незамеченным. Некоторые знакомые считают это снобизмом, кто-то обижается и не принимает мои объяснения, но скажу честно: отказывая другим в исполнении всех их желаний, я не потерял никого действительно близкого и дорогого.

Нас учили, что быть эгоистом — это очень плохо, но назвать внутренний фокус эгоизмом я не могу. Если ставить перед собой высокие цели, если хотеть изменить мир вокруг себя, если быть последовательным в достижении этих целей, то требуется много времени и сил, чтобы выбирать главное. Все эти многочисленные «нет» позволяют сосредоточиться на действительно важном «да», которое иначе не случится.

3. Спорт как источник энергии для движения

Мы все живем до определенного возраста в счастливом заблуждении, что наше здоровье продлится вечно, что можно относиться к себе достаточно наплевательски — работать до изнеможения, курить, пить алкоголь и превозмогать разбитость на следующее утро. Да, это определенный кураж, ровно до той поры, пока ты не понимаешь, что подобное отношение к своему телу противоречит всем остальным твоим целям.

Мне близка теория, что человек развит в полной мере, если есть единение физического, психического и эмоционального. Только такой микс дает силы и желание двигаться вперед. Спорт для меня — это источник физической и психической энергии.

В прошлом году я сам начал бегать марафоны — для меня бег стал тем самым видом спорта, который позволяет выдерживать долгие нагрузки. Это начиналось как желание понять, почему так много наших выпускников занимается этим видом спорта чуть ли не профессионально, и было следствием модного поветрия, но неожиданно для меня самого привело к тому, что в конце ноября я пробежал свой полный первый марафон в Валенсии.

Марафон хорош эффективностью, но не в том смысле, что я думаю о работе во время бега, а как раз наоборот — я совсем этого не делаю. Это медитация, которая заставляет твои мозги замолчать и быть здесь и сейчас. Марафон для меня — это также история про стратегию, он учит, как распределить запас сил на 42 км, как мотивировать себя дойти до финала, когда тебе тяжело и ты забываешь, зачем вообще ввязался в эту историю. И да, бег не единственный способ получать энергию — но любой способ услышать свое тело будет уже победой.

Не так давно мне встретилась новая расшифровка аббревиатуры CEO — Chief Energy Officer. И в этом много правды: если в тебе есть энергия, то ее хватит на всю компанию. И важно, чтобы эта энергия была конструктивной и позитивной.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200758 Андрей Шаронов


Россия. Весь мир. СЗФО > Химпром. Электроэнергетика. Образование, наука > rusnano.com, 5 июня 2017 > № 2203210 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс: «До 2027 года в России будут созданы пять новых кластеров в сфере нанотехнологий». Открытая встреча в Университете ИТМО.

В течение десяти лет в российской наноиндустрии будут созданы пять новых кластеров, в их числе — ветроэнергетика, переработка твердых бытовых отходов, гибкая электроника, промышленное хранение энергии и наномодифицированные материалы. Они дополнят шесть уже существующих кластеров, которые появлялись в России, начиная с 2007 года. Об этом на открытой лекции в Университете ИТМО рассказал глава компании РОСНАНО Анатолий Чубайс. Свое выступление он посвятил анализу итогов развития российской наноиндустрии за минувшие десять лет, а также представил прогноз на предстоящий период — до 2027 года.

В начале выступления глава РОСНАНО напомнил, что компания занимается исключительно «железными» технологиями, ее основной целью является коммерциализация нанотехнологических разработок и создание на их основе работающего бизнеса. РОСНАНО не инвестирует в НИОКР, а выступает финансовым соинвестором в проектах, обладающих значительным экономическим потенциалом.

По словам Анатолия Чубайса, все эти проекты работают в шести уже существующих кластерах, созданных в российской наноиндустрии за минувшие десять лет. В числе таких кластеров — наноэлектроника и фотоника, покрытия и модификация поверхности, новые материалы, инновационная нанобиофармацевтика, ядерная медицина и солнечная энергетика.

«Кластеры-саженцы»

Условно их можно определить как «кластеры-саженцы», считает глава РОСНАНО, добавляя, что все они, появившись практически с нуля за последние годы, сегодня обладают хорошим заделом для роста на предстоящий десятилетний период. Например, в области наноэлектроники и фотоники в настоящее время уже работают такие компании (входящие или ранее входившие в портфель РОСНАНО), как ООО НТО «ИРЭ-Полюс», завод, базирующихся во Фрязино и занимающийся производством коммерческих лазеров, находящаяся в Москве NeoPhotonics Corporation, где ведется разработка и производство фотонных интегральных схем, а также модулей и подсистем на их основе, проект Mapper Lithography Holding B.V., в рамках которого предполагается завершение разработки и начало производства литографического оборудования с разрешением 22 нм и выше, а также создание в России линии по производству элементов электронной оптики на основе МЭМС, рассказал Анатолий Чубайс. В целом объем российского рынка наноэлектроники и фотоники по итогам прошлого года составил 7,7 млрд рублей, а к 2027 году он может вырасти до 20 млрд рублей, полагает глава РОСНАНО. Однако в целом здесь не стоит ожидать «героического прорыва».

«Объективно говоря, конечно, надо понимать, что на фоне мирового рынка мы не ожидаем здесь нашего героического прорыва. Да, в России микроэлектроника есть, и наноэлектроника тоже теперь есть. Да, она будет развиваться, но мы не видим здесь шансов попасть на позиции, сопоставимые с Кремниевой долиной, Тайванем, Китаем и так далее. Хотя, естественно, мы будем продолжать инвестировать в эту сферу», — прокомментировал Анатолий Чубайс.

Активнее будет развиваться кластер, связанный с новыми покрытиями и модификацией поверхности, среди участников которого, например, компания Advenira, которая занимается золь-гель покрытиями. РОСНАНО проинвестировала в нее в США и сейчас занялась переносом технологии в Россию — в Казань (Татарстан), рассказал Анатолий Чубайс. Успешные результаты в последнее время, по его словам, показывала другая, в прошлом портфельная, компания РОСНАНО «Новые инструментальные решения», которая занимается производством монолитного твердосплавного металлорежущего инструмента с наноструктурированным покрытием, используя технологии, разработанные Курчатовским институтом. Накануне РОСНАНО продала свою долю в компании, IRR (внутренняя норма доходности) от сделки составила более 26%.

«Среди этого набора есть другие прорывные компании. Классической success story является пример компании „Новомет-Пермь“, которая занимается производством и эксплуатацией погружного добывающего оборудования для нефтяной промышленности. Это компания с мировой долей на рынке в 3%, за которую сейчас идет драка, в ней участвует несколько российских компаний и в том числе всемирно известная американская компания Halliburton. Последняя предложила нам цену в шесть раз больше, чем наши затраты. Сейчас мы продаем долю. Посмотрим, чем закончится сделка», — сообщил Анатолий Чубайс.

Еще один кластер, который уже создан в России, — новые материалы, которые давно используются не только в космической промышленности и авиастроении, но и в строительном секторе, отмечает он. Объем этого рынка в России по итогам 2016 года составил 995 млрд рублей, а к 2027, по прогнозам РОСНАНО, может вырасти до 2,6 трлн рублей. Как полагает глава компании, активно будет развиваться также фармацевтический рынок, в том числе нанобиотехнологии, а также ядерная медицина, куда относятся современные радионуклидные методы диагностики: однофотонная эмиссионная компьютерная томография, позитронно-эмиссионная томография, радионуклидная терапия.

«В прошлом году российский фармацевтический рынок вырос на 11%. При этом ВВП у нас в последние годы падал, а фармацевтика растет. Российское производство фармацевтики в прошлом году выросло на 25%. Это точно самый быстрорастущий рынок в стране, хотя его мало кто видит. Этот рынок растет в мире тоже очень быстрыми темпами: его темпы — 5–6% в год, нанобиотехнологий — на 11–17% в год. Для мира это тоже очень редкий пример такого масштаба роста. Поэтому, естественно, мы планируем заниматься этой сферой, и чем дальше, тем больше», — комментирует он.

Уже созданной и работающей отраслью в российской индустрии Анатолий Чубайс назвал и солнечную энергетику. Работа в этом направлении началась с создания завода «Хевел» (Новочебоксарск, Чувашская Республика), где вместе с партнерами — на базе технологической линии компании Oerlikon Solar (Швейцария) были созданы тонкие пленки с КПД 9%. Параллельно такая работа велась и совместно с Физико-техническим институтом имени Иоффе, специалисты которого изготовили российскую солнечную панель с КПД 21%, рассказал он.

«В этой сфере тоже создана абсолютная система господдержки. Результат: сегодня солнечная энергетика — это абсолютно реальный бизнес. Мы построили вместе с партнерами в Чувашии завод „Хевел“, на первой стадии это был чистый трансфер технологий, мы закупили комплектное оборудование в Швейцарии и производили тонкие пленки с КПД 9%. Однако в это время мы вложили большие деньги в Физтех имени Иоффе и создали российскую солнечную панель с КПД 21%, она прошла лабораторные и заводские испытания, буквально в апреле этого года мы начали серийный выпуск российской солнечной панели на уровне лучших мировых образцов, одновременно мы нарастили мощность завода до 160 мВт, очевидно, пойдем дальше, в том числе в экспорт», — прокомментировал Анатолий Чубайс, добавив, что соответствующие переговоры компания уже начала с Ираном.

«Кластеры-семена»

Такое название в РОСНАНО дают новым кластерам, которые должны появиться в России в следующие десять лет. В это число Анатолий Чубайс включает пять областей — ветроэнергетику, утилизацию твердых бытовых отходовс в электроэнергию, гибкую электронику, промышленное хранение энергии и наномодифицированные материалы.

На данный момент суммарная мощность всех ветростанций в Европе — 154 гВт. Суммарная же мощность всех ветростанций, введенных в строй на данный момент в мире, составляет около 500 гВт. Россия обладает серьезным заделом для развития и в этой области, отмечают в РОСНАНО. Недавно компания создала фонд по развитию ветроэнергетики совместно с финской компанией Fortum объемом 30 млрд руб. В дальнейших планах — привлечение еще 70 млрд рублей в строительство ветропарков в России.

«Речь также идет о производстве в России всех компонентов, ключевой из них — это лопасти. Это сложный элемент, сопоставимый по сложности с производством крыла самолета. Мы собираемся производить их в Ульяновске (на базе технологического партнера, компании „Аэрокомпозит“). В развитии ветроэнергетики в России принимают участие РОСНАНО и „Росатом“. В 2027 году, в нашем понимании, речь пойдет о 5 гВт и об экспортном потенциале», — рассказал Анатолий Чубайс.

Еще одна новая сфера, которая, по словам главы РОСНАНО, должна сформироваться к 2027 году, — переработка твердых бытовых отходов в электроэнергию. К настоящему моменту общая площадь свалок в стране достигает, по данным российских властей, почти 50 тысяч гектаров, что сопоставимо с территорией небольшого государства, а количество отходов на этих свалках превышает 30 млрд тонн.

В мире и, например, в соседней Финляндии мусор уже давно превратили в сырье для новой системной и бурно развивающейся индустрии. На современных мусорообрабатывающих заводах используется широкий спектр технологий, в том числе пиролиз, плазменная газификация и другие. Мировыми игроками по термическому обезвреживанию отходов являются такие компании, как Keppel Seghers Corporation (Бельгия, доля на мировом рынке — 7%), Hitachi Zosen Inova AG (Япония, Швейцария, доля — 19%), Martin GmbH/CNIM (Германия, доля — 31%) и Babcock & Wilcox and Volund (Дания, доля — 11,5%).

С одной из этих компаний — с Hitachi Zosen Inova AG — планируют сотрудничать при создании новой индустрии в России «Ростех» и РОСНАНО.

«В перспективе предполагается строительство пяти заводов, для начала мы рассчитываем запустить два — в Московской области и Татарстане, мощностью 700 тыс. и 550 тыс. тонн в год каждый. При этом мы будем инвестировать средства в строительство заводов, а не в покупку полигонов. Это наша технологическая часть. Под этот проект также выстроена система господдержки, как и в Скандинавии и в целом везде в мире. Уже до конца этого года мы надеемся начать строительство первого современного российского мусоросжигательного завода», — сообщил Анатолий Чубайс.

Третий кластер, оформление которого ожидается в России в течение ближайших десяти лет, — гибкая электроника. В мире объем этого рынка на данный момент уже составляет $12 млрд, к 2027, по прогнозам, он может достичь $44 млрд. Как рассказал глава компании, первым шагом РОСНАНО в этом направлении стало приобретение 100%-ной доли в стартапе Flex Enable (Кембридж), в портфеле которого — более 140 семейств патентов. Компания реализует свои технологии на производственных мощностях завода Plastic Logic GmbH (Дрезден).

«На сегодня мы являемся 100%-ным собственником бывшего стартапа, а недавно также смогли полностью загрузить производственные мощности. Этот задел мы бы хотели теперь в полном объеме перенести в Россию. Мы приняли решение о строительстве российского центра гибкой электроники в наноцентре „Техноспарк“ (Москва, Троицк) совместно с правительством Москвы. Мы хорошо понимаем технологические задачи, продуктовые линейки и считаем, что этим центром мы стартанем не только для себя, но и для всех потенциальных производителей — от стартаперов до серьезных больших технологий в этой сфере», — прокомментировал глава РОСНАНО.

Среди других новых кластеров он назвал также промышленное хранение энергии, драйвером в котором должен стать, по словам Анатолия Чубайса, завод по производству литий-ионных аккумуляторов в Новосибирске, а также наномодифицированные материалы. Одним из флагманов последнего кластера выступит завод OCSiAl («Оксиал») в Новосибирске, где в 2018 году запланирован запуск новой промышленной установки Graphetron 50 производительностью 50 тонн в год, сообщил глава РОСНАНО.

Как отмечает Анатолий Чубайс, платформа, включающая в себя компании, работающие в области создания наномодифицированных материалов, в итоге должна начаться с российских технологий, которые будут развиваться внутри страны. Создание кластера переработки твердых бытовых отходов в электроэнергию, ветроэнергетики и промышленного хранения энергии, напротив, планируется начать с полного трансфера технологий. Область гибкой электроники будет носить «смешанный характер» — здесь за основу возьмут и собственные прототипы, и зарубежные технологии, отметил глава РОСНАНО.

По данным Росстата, в 2016 году объем российского рынка нанотехнологий в целом составил 1,2 трлн рублей, к 2027 году за счет развития уже существующих кластеров, а также появления новой группы Россия может выйти на объем рынка 4,4 трлн рублей, прогнозирует Анатолий Чубайс. При этом, с развитием рынка, пропорционально увеличится и объем инвестирования со стороны технологичных компаний в НИОКР. По его оценкам, при условии соблюдения намеченного плана этот показатель может увеличиться с 22 млрд рублей в 2016 году до 87 млрд рублей через десять лет.

Россия. Весь мир. СЗФО > Химпром. Электроэнергетика. Образование, наука > rusnano.com, 5 июня 2017 > № 2203210 Анатолий Чубайс


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197146 Алина Сапрыкина

Алина Сапрыкина: Музей будущего — это про образование и про то, как ориентироваться в большом сложном мире

Директор Музея Москвы Алина Сапрыкина — о будущем музеев, столице XXII века и об отличиях московского посетителя от иностранца.

Музей Москвы — место, которое связывает в одном пространстве историю и современность и рассказывает о том, что происходит в городе прямо сейчас. В пространстве музея свободно живут музейные форматы, образовательные программы, осуществляются театральные постановки, проходят кинопоказы и концерты, устраиваются блошиные рынки, маркеты еды, фестивали, конкурсы и фешен-показы. Обо всем этом mos.ru рассказала Алина Сапрыкина, директор Музея Москвы.

— В Москве завершился крупнейший фестиваль «Интермузей-2017», участие в котором приняли более 150 музеев со всей страны. В этом году его тема — «Музей будущего». Как отражает ее Музей Москвы?

— На фестивале мы представили презентацию «Музей города — взгляд в будущее», в которой отразили особенность городских музеев, их роль сегодня. Городской музей — это ведь особый формат. С одной стороны, это музей, а с другой — площадка, посвященная городу, который все время меняется, движется. Главными мемами городского музея становятся события, происходящие с городом и его жителями. В нашем случае музей всецело посвящен Москве, ее уникальности и многообразию.

Мы находимся в центре города, в одном из лучших архитектурных комплексов столицы. Провиантские склады — памятник архитектуры федерального значения. Также под управлением Музея Москвы находятся небольшие музеи — Старый Английский Двор, Музей археологии Москвы, музей истории «Лефортово». И еще усадьба Влахернское-Кузьминки. На сегодняшний день Музей Москвы — пространство с хранилищем, выставочными показами и экскурсионными программами, а также мультидисциплинарный образовательный центр, в котором проходят лекции, мастер-классы, круглые столы, образовательные программы. Место, в котором свободно живут не только музейные форматы, но и театр, кино и многое другое. У нас проходят театральные постановки, кинопоказы, устраиваются блошиные рынки, маркеты еды, фестивали, конкурсы и фешен-показы.

Городская мода, искусство, музыка, литература — все начинает жить здесь, в пространстве музея

Мы не просто задумываемся о том, каким будет музей завтра, а становимся по большому счету отражением Москвы, ее зеркалом. Причем наша задача — связать вчера, сегодня и завтра столицы.

Рассказывать истории и заглядывать в будущее

— Современный музей старается охватить как можно больше направлений: и выставочные проекты, и лектории, и научную работу. Может ли одно дополнять другое и как совмещать исследовательскую работу, не теряя посетителей?

— Исследовательская работа происходит не сама по себе. Это всегда изучение той или иной темы, которое должно быть реализовано в конкретном музейном продукте. Например, у нас скоро открывается выставка «Москва глазами иностранцев», и наша кураторская группа занимается научно-исследовательской работой в этой области, собирает и анализирует источники, связанные с XVIII–XIX веками (именно этот период будет показан на выставке), систематизирует информацию, ищет новое по теме.

Концепция и содержание проекта всегда первичны. Потом идет работа с коллекцией и детальная научно-исследовательская работа. А не наоборот, когда музей показывал бы коллекционные предметы и архивы просто потому, что они у него есть.

Что касается музея как образовательной институции, то он работает с самой сложной современной задачей — помогает человеку ориентироваться в информации и самостоятельно приобрести комплексные представления о мире. Вот в городской среде, например, нам помогает дизайн и навигация. Но человек XXI века живет в двух мирах — реальном и виртуальном. Виртуальный мир по размерам сопоставим с реальным и дает огромное количество информации, которой становится все больше и больше и внутри которой все сложнее разобраться.

Музеи как места хранения артефактов реального мира и как места структурирования информации мира виртуального, как мне кажется, станут со временем теми площадками, которые будут связывать эти миры. Мы, например, пытаемся заглянуть в будущее и увидеть, какой будет Москва завтра. Зачем? Чтобы сегодня сделать все от нас зависящее, чтобы жизнь в будущем стала лучше. Чтобы передать в будущее историю Москвы, которую хранит наш музей уже 120 лет.

Мы пытаемся заглянуть в будущее и увидеть, какой будет Москва завтра. Зачем? Чтобы сегодня сделать все от нас зависящее, чтобы жизнь в будущем стала лучше. Чтобы передать в будущее историю Москвы, которую хранит наш музей уже 120 лет

— Музей должен быть рассказчиком?

— Музейные выставки должны рассказывать истории. Это похоже на создание сценариев фильмов. Потом, все зависит от технических возможностей реализации и еще множества факторов.

— Если представить, например, 2047 год, то какой вы видите Москву?

— К 120-летию Музея Москвы был снят мультфильм, где такая версия: «Мэром Москвы становится искусственный интеллект, запущено двадцать пятое транспортное кольцо, а Музей Москвы остается главным городским музеем». Или вот видите в углу — это произведение Константина Батынкова «Москва, 2117 год». Художник по нашей просьбе нарисовал столицу через сто лет. Это футурология, персональное художественное высказывание, но тем оно и ценно для нас: мы с вами видим совершенный космический мегаполис — и притом узнаем Москву.

Музей Москвы, собирая все, что связано с Москвой, и обладая уникальной коллекцией в один миллион единиц хранения, состоящей из карт, планов, живописи, графики, фото, макетов, гравюр, документов, предметов повседневности, книг и многого другого, — так вот, музей хранит еще и то, как наши предки пытались ответить на подобные вопросы. Например, есть известная серия открыток «Москва будущего», выполненная в 1913 году по заказу фабрики «ЭйнемЪ» и показывающая как бы Москву в 2013 году. Это один из моих любимых экспонатов нашей коллекции.

Что я лично думаю о будущем? Город продолжит развиваться, темпы, конечно, еще увеличатся. Он сохранит наследие и архитектуру. Он воплотит новые технологии. Люди станут терпимее друг к другу, иначе ведь ничего не выйдет. Кстати, иностранцев что больше всего поражает — что Москва дает столько возможностей и очень многое в себе совмещает. Словно это не город, а слоеный пирог, в котором живут такие разные люди. где сосуществуют история и современность, а на пересечении рождаются новые идеи. Мне кажется, эта уникальность — она и ведет нас в будущее.

Музей Москвы — музей города, микромодель Москвы

— Может ли площадка музея превращаться в городскую среду, выходить в открытые пространства и попадать в «нестерильную» атмосферу для выставочных экспонатов и проектов?

— Есть музеи художественные, естественно-научные, музыкальные, военно-исторические, литературные, мемориальные... А Музей города — он в каждом городе всегда такой один. В каждом мегаполисе и столице свой — в Нью-Йорке, Париже, Лондоне, Амстердаме, Токио, Шанхае. Кстати, городские музеи очень разные, и каждый из них, как зеркало, отражает свой город. Представьте себе микромодель города, отражающую его устройство в миниатюре. Таким должен быть городской музей. И он должен активно выходить в открытую среду и с выставками, и с идеями.

Для жителей города этот музей как дом, а для туристов — возможность соприкоснуться с чем-то настоящим, живым

— Как сравнить главную художественную галерею города и главный городской музей, например?

— Попробуем на примере путешествий. Как мы знаем, распространены два типа путешествий: первый — купить туристическую путевку и поехать в другую страну с пакетом экскурсий и гидом или второй — погостить у местных жителей. С возможностью посетить день рождения или свадьбу, попробовать домашнюю кухню, почувствовать особенность и энергию этого места. Так, художественная галерея предоставит вам возможность увидеть лучшие шедевры, хранящиеся в городе. А музей города — площадка, которая погружает в историю плюс современную атмосферу места. Для жителей этот музей как дом, а для туристов — возможность соприкоснуться с чем-то важным для его понимания, а также настоящим, живым, тем, что происходит в городе прямо сейчас.

Москвичи и иностранцы

— Какие выставки или экспонаты вызывают наибольший интерес у посетителей — исторические или современные?

— Сложный вопрос. Наша выставка «Московская оттепель» — историческая или современная? Это проект, который рассказал, почему мы стали такими, какие есть сейчас, какими категориями мыслим, как эти понятия были сформированы, какими идеалами живем и почему. Выставка отвечала на вопросы, как повлияли на людей события отдельного времени: первый полет человека в космос, первый Московский кинофестиваль, первый рок-фестиваль, открытие института генетики и так далее. Это был проект о Москве сейчас, но он рассказывал об оттепели тогда.

Сейчас мы работаем над выставкой «Три фестиваля», посвященной, с одной стороны, будущему Всемирному фестивалю молодежи и студентов в Сочи. С другой стороны, выставка расскажет о поколениях 1950-х и 1980-х годов и о том, какими были прежние фестивали молодежи и студентов, проходившие в Москве.

В экспозиции «Москва. Мода и революция», которая недавно закрылась, мы показывали революцию, десять лет до событий и десять лет после, с 1907 по 1927 год. Это было сделано современным языком, но об исторической эпохе. Связь есть всегда. Интересно соединение.

— А есть ли особенность у московского зрителя, которая отличает москвичей от других посетителей музея?

— Мы всегда говорим, что задача Музея Москвы — объединить разную аудиторию, учитывая, что у всех есть свои предпочтения. Например, москвичи 60 плюс чаще всего ностальгируют по ушедшему городу и любят выставки, посвященные их времени, Москве, которой уже нет. Детям интересно все, что происходит в городе прямо сейчас, особенно к чему они могут приложиться, в чем могут поучаствовать.

Москвичи воспринимают город через свою жизнь. Взрослые — через воспоминания, дети — через свой активный опыт. На выставках мы делаем отдельные маршруты для ребенка и для взрослых. Пример — наша выставка «История Москвы для детей и взрослых». Эти две категории ищут разное, и музей стремится помочь посетителю найти нужное.

Москвичи воспринимают город через свою жизнь. Взрослые — через воспоминания, дети — через возможность поучаствовать в чем-то

— Как воспринимают музей иностранцы?

— Для иностранцев поход в наш музей — это соприкосновение с городом, который они, как правило, не раз видели в кино, на фотографиях и о котором у них сформировалось уже какое-то представление. Попадая к нам, гости оказываются за кулисами разнообразного мегаполиса с богатой и интересной историей и заново открывают для себя Москву. Ощущение открытия — это туристы. Москвичи — это ощущение сопричастности.

Возможность прикоснуться, создать или принять участие

— К слову о сопричастности. Посетителям у вас можно фотографировать и трогать экспонаты?

— У нас можно фотографировать, и у нас есть выставки, в которых можно трогать экспонаты. Это копии, часто неотличимые от оригинала. Сейчас в музеях есть экспонаты, которые можно трогать, костюмы, которые можно надевать, более того, есть выставки, в продакшене которых можно поучаствовать.

Пройти с самыми необычными экскурсиями по музею или району, где он находится, нарисовать книгу, создать мультфильм, сделать театральную постановку, поучаствовать в ней — сегодня в музее возможно все

Познакомиться с выставкой можно при помощи экскурсовода. Здесь тоже большой выбор — попросить обычного экскурсовода, или кандидата наук, или даже самого куратора-автора выставки, а может быть, даже хранителя, а потом еще вместе с ним отправиться посмотреть, как устроен музейный фонд. В музее можно сходить в кино, на лекцию, купить редкие книги в сувенирном, вкусно пообедать. В музее можно отметить день рождения, устроив приглашенным гостям затейливый квест по экспозиции. Этим летом есть возможность оказаться в музее в детском лагере. Можно полежать во дворе на газоне и просто позагорать. Недавно вот к нам стали приезжать женихи и невесты и фотографироваться во дворе на фоне зданий — Провиантских складов как редкого образца ампира, архитектора Василия Стасова, 1835 год, вот это уже, наверное, совсем хорошо.

Пройти с самыми необычными экскурсиями по музею или району, где он находится, нарисовать книгу, создать мультфильм, сделать театральную постановку, поучаствовать в ней — сегодня в музее возможно все.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197146 Алина Сапрыкина


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197145 Ирина Гудкова

Обладательница премии Правительства Москвы молодым ученым Ирина Гудкова — об интернете вещей, нехватке радиочастот и 5G-лаборатории в РУДН.

Представьте: ваш холодильник сам заказывает продукты в магазине, а стиральная машина включается по команде смартфона. Это не фантастика — это 5G. Беспроводные сети пятого поколения позволят нам пользоваться всеми благами интернета вещей. Но есть проблема: чудесам техники нужны радиочастоты, которые уже заняты сотовой связью, радио и телевещанием. Возможными решениями в интервью mos.ru поделилась Ирина Гудкова, доцент кафедры прикладной информатики и теории вероятностей Российского университета дружбы народов. Она стала лауреатом премии Правительства Москвы молодым ученым за разработку комплекса вероятностных моделей схем приоритетного управления радиоресурсами беспроводных сетей последующих поколений.

— Почему вы занялись анализом приоритетного управления радиоресурсами беспроводных сетей?

— Сейчас это актуально. К 2020-му будут специфицированы и запущены тестовые беспроводные сети пятого поколения 5G. А вместе с сетями нового поколения нас ожидают более качественная связь, высокие скорости передачи информации, интернет вещей и другие новые услуги. Это потребует больше свободных радиочастот, диапазон которых в настоящее время ограничен. Одно из возможных решений проблемы — приоритетное управление радиоресурсами. Соответствующие алгоритмы и схемы определяют, что именно делать, если поступает более приоритетный запрос. Проще говоря, в некоторый момент времени одному пользователю нужно сделать звонок, второму — скачать фотографию. А свободная частота есть только для одного из этих действий. Звонок важнее, поэтому скорость передачи фото можно снизить.

Мое исследование дает представление о качестве обслуживания абонентов после перехода на пятое поколение сетей

— Что именно вы исследовали и можно ли на практике применять результаты работы?

— Я анализировала, как применение схем управления доступом отражается на качестве услуг. Пользователям важно, какова вероятность того, что вызов будет осуществлен, сколько времени они будут скачивать файл, каким будет качество видеотрансляции и так далее. Я учитывала не только схемы приоритетного управления, но и случайные факторы, а также механизмы совместного использования радиочастот. В результате получился комплекс вероятностных моделей. Для исследования я использовала аппарат теории вероятностей и математической теории телетрафика.

Применять на практике однозначно можно. Исследование поможет выбрать наиболее оптимальные параметры схем приоритетного управления радиоресурсами. А также дает представление о том, насколько качественным будет обслуживание абонентов после перехода на пятое поколение сетей. Думаю, что в ближайшие годы появятся заявки на изобретения.

С приходом интернета вещей предметы смогут взаимодействовать между собой без участия человека

— Поясните, что такое совместное использование радиочастот?

— Совместное использование радиочастот (в англоязычной терминологии Licensed Shared Access, LSA) — это еще одно решение проблемы ограниченности диапазона. В данном случае доступ к частотам получают две стороны: владелец частот, имеющий приоритетный доступ, и временный пользователь. В качестве владельца может выступать небольшой аэропорт, который обслуживает четыре — шесть рейсов в день. Он использует частоты для телеметрии с самолетами. А в качестве пользователя может выступать оператор мобильной связи, который в отсутствие рейсов расширяет свой частотный диапазон за счет полосы совместного использования.

— Какие новые услуги станут доступны с появлением пятого поколения сетей?

— В первую очередь интернет вещей — предметы смогут взаимодействовать между собой без участия человека. Например, смартфон по заранее прописанному графику запускает стиральную машину. Или холодильник сканирует свое наполнение и отправляет в магазин или службу доставки перечень продуктов, которые необходимо привезти.

Станет доступен и индустриальный интернет, актуальная составляющая индустрии 4.0. На труднодоступное или опасное производство можно будет отправить робота и управлять им дистанционно через сеть. Мы двигаем механического помощника с помощью джойстика, а через очки виртуальной реальности видим то же самое, что и он.

5G, в отличие от существующих сетей, обеспечит мгновенную реакцию робота на движения хирурга

— А можно ли будет использовать 5G для проведения удаленных операций?

— Да, однозначно. Речь идет о технологии тактильного интернета, которая передает на расстояние движения и ощущения. Находясь в Москве, хирург сможет участвовать в операции, например в Африке. Для этого врач надевает сенсорную перчатку, передающую все его движения роботу, который работает на месте. Здесь особенно важна высокая скорость передачи информации, ведь даже небольшая задержка может стоить пациенту жизни. 5G, в отличие от существующих сетей, обеспечит мгновенную реакцию робота на движения хирурга. Речь идет о создании сверхскоростных сетей с задержками передачи данных до одной миллисекунды.

— Почему вы начали заниматься прикладной математикой и информатикой — не самый очевидный выбор для девушки?

— Любовь к математике мне привили бабушка и дедушка. Они маркшейдеры, горные инженеры, дедушка в исследованиях применял теорию вероятностей, а бабушка долгое время преподавала начертательную геометрию. Когда я была в восьмом классе, именно она предложила мне пойти в заочную математическую школу при МГУ. Там нам давали нестандартные задачи — сложные, но очень интересные. А при поступлении в РУДН я выбрала прикладную математику, потому что были интересны прикладные исследования и проекты. В дипломной работе я уже применяла методы теории вероятностей и марковских случайных процессов.

Осенью в РУДН откроется лаборатория опережающих исследований беспроводных 5G-сетей интернета вещей

— А какое направление вы посоветуете современным школьникам? Что остается востребованным?

— Безусловно, востребованными остаются программисты. Но я рекомендую не просто писать программы по известным алгоритмам, а идти дальше — разрабатывать свои собственные решения.

Кроме того, вся наша область является важной для страны. Например, информационно-коммуникационные технологии входят в перечень приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в России. А технологии доступа к широкополосным мультимедийным услугам являются критическими (то есть обеспечивают интересы государства в сфере национальной безопасности, экономического и социального развития. — Прим. mos.ru). Одно из направлений стратегического развития России также связано с ИКТ.

— Какими исследованиями вы займетесь в ближайшем будущем?

— Осенью в РУДН откроется лаборатория опережающих исследований беспроводных 5G-сетей интернета вещей. Ее возглавляет мой учитель — профессор Константин Евгеньевич Самуйлов. Будет развернута сеть передачи данных с высокими скоростями, в том числе и радиосегмент. В июне этого года на базе университета мы проводим первый в России саммит 5G по научным исследованиям. В новой лаборатории мы сможем тестировать разрабатываемые алгоритмы. Также там будут характерные для 5G демонстраторы, например тактильного интернета и дополненной реальности.

— Почему вы решили подать заявку на премию?

— Главной задачей было систематизировать и описать все, что было сделано за последние годы. Победа меня, конечно, порадовала.

Премии молодым ученым

Премии Правительства Москвы молодым ученым присуждают ежегодно с 2013 года. Их могут получить на конкурсной основе ученые или научные коллективы до трех человек. Всего за четыре года в конкурсе приняли участие около двух тысяч молодых специалистов, а размер премии за это время увеличился вдвое — с 500 тысяч до одного миллиона рублей.

В 2016 году выросло количество премий — с 31 до 33. Заявки подали 575 человек. Это в полтора раза больше, чем в 2015-м. Лауреатами стали 65 человек. Сферы интересов молодых исследователей очень разные — от производства сварных узлов, ускорителей электронов, препаратов для борьбы с раком до древнерусского летописания, изучения финансовой стабильности и использования интеллектуального потенциала.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > mos.ru, 4 июня 2017 > № 2197145 Ирина Гудкова


Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 3 июня 2017 > № 2197455

Ежегодный доклад Правительства о реализации государственной политики в сфере образования.

Доклад содержит информацию об основных направлениях и инструментах реализации государственной политики в сфере образования, количественных и качественных показателях, характеризующих основные результаты за 2015 год, о принятых нормативных правовых актах в сфере образования. Доклад включает данные мониторинга системы образования за 2015 год, а также информацию, полученную в рамках федерального статистического наблюдения, ведомственных мониторингов и результатов социологических исследований.

Подготовлено Минобрнауки в соответствии с Федеральным законом «Об образовании в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон).

В соответствии с частью 2 статьи 3 Федерального закона Правительство ежегодно представляет Федеральному Собранию доклад о реализации государственной политики в сфере образования (далее – доклад) и публикует его на официальном сайте Правительства.

Положение о подготовке доклада и представлении его Федеральному Собранию утверждено постановлением Правительства от 29 июня 2015 года № 645.

Доклад содержит информацию об основных направлениях и инструментах реализации государственной политики в сфере образования, количественных и качественных показателях, характеризующих основные результаты за отчётный год, о принятых нормативных правовых актах в сфере образования.

Доклад включает данные мониторинга системы образования за 2015 год, проведенного в 2016 году в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 5 августа 2013 г. № 662 «Об осуществлении мониторинга системы образования», а также информацию, полученную в рамках федерального статистического наблюдения, ведомственных мониторингов и результатов социологических исследований.

Доклад: http://government.ru/media/files/1xOsf0Ae1RUl1VqyTbEZVTTMjyuzDbSA.pdf

Россия > Образование, наука > premier.gov.ru, 3 июня 2017 > № 2197455


КНДР. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм. Образование, наука > bbc.com, 3 июня 2017 > № 2197275

Британский студент хочет подружить мир с Северной Кореей

Северная Корея пугает мир ракетными испытаниями и угрозой упреждающих ядерных ударов. Именно поэтому британский студент Бенджамин Гриффин считает, что пришло время стать друзьями с теми, кто живет в этой стране. Или, по крайней мере, узнать их лучше.

"Мы так легко заклеймили Корею "запретной", "закрытой", "сумасшедшей", "страдающей", и я хочу убрать барьер, который мы сами создали, всего на минуту и пролить свет на Северную Корею на человеческом уровне", - говорит 24-летний Бенджамин Гриффин.

До первого визита Бенджамина в Северную Корею его знания о стране ограничивались "одним документальным фильмом и несколькими клипами на YouTube". Поэтому путешествие, организованное официальным туристическим агентством Juche Travel Services (JTS), буквально открыло ему глаза.

"Когда в 2013 я впервые попал в Пхеньян, я ожидал увидеть там армию солдат везде, куда бы я ни пошел. Я не видел корейцев как настоящих живых людей", - говорит он.

Он увидел там людей, идущих на работу, делающих покупки, танцующих в парке. И эта нормальная жизнь оказалась для него сюрпризом.

"Реальность такова, что в обычной жизни жители Пхеньяна не беспокоятся о том, как победить американский империализм или насколько страшен капитализм. Их волнуют обычные вопросы: где купить продукты, дольны ли ими на работе, выйдет ли дочь замуж".

В следующем году, когда ему был 21 год, Бенджамин вернулся в Пхеньян. Теперь он был волонтером и преподавал английский в туристическом колледже.

Позже он стал дипломированным гидом агентства JTS и создал "обучающий тур" для любого возраста и национальности, для тех, кто приедет на три недели в университет Ким Ир Сена в июле.

Участники этой программы станут жить в студенческом общежитии и четыре часа в день изучать корейский язык. Остальное время они посвятят осмотру достопримечательностей и развлечениям: плаванию, народным танцам, игре в мини-футбол. У них появится возможность встретиться с обычными людьми, хотя эти люди и будут тщательно отобраны.

"Это совершенно не означает, что мы должны забывать о вопиющих проблемах Северной Кореи, но нам нужно создать базовый уровень взаимопонимания. Образовательный туризм - шаг в эту сторону. Я не хочу терять критический взгляд на тамошнюю жизнь, но мы должны узнать суть этой страны, что ценят эти люди", - считает он.

"Конечно, существует большая политика - ядерные испытания, немыслимые нарушения прав человека, но важны человеческие контакты. Так много должно быть сказано и сделано, и это потихоньку происходит", - говорит Бенджамин.

Гриффин не отрицает реалий северокорейской жизни: нищеты в деревнях, культа личности. В Пхеньяне, городе, где живет элита, люди работают шесть дней в неделю по 10-12 часов, а воскресенье частично посвящают "добровольному труду" - например, стрижке газонов или коллективным танцам.

"У людей остается не так много времени, которое они могут провести в одиночестве", - говорит Гриффин.

Несмотря на неустанную пропаганду, клеймящую западный империализм, некоторые корейцы интересуются западной культурой, уверяет он.

Nike и Adidas, подлинные и поддельные, попадают в страну, а студенты из привилегированных семей, которых Гриффин учил в 2014 году, знали и западные фильмы, и западную музыку.

"Помню, они как-то спросили меня о слухах про Бейонсе, о платье, которое она надела на какую-то церемонию награждения, не представляю, где они взяли эту информацию. Они видели британские и американские фильмы, которых не видел даже я!" - говорит он.

При этом они пугаются при виде монстров на экране и некоторые из студентов попрятались под столами, когда Бенджамин показал им отрывок из фильма "Автостопом по Галактике".

Дисциплина не были проблемой для молодого преподавателя.

"Когда я первый раз вошел в класс, они прекратили все разговоры и встали. Я говорю им: ребята, вам не нужно этого делать. А они мне в ответ: "Доброе утро, профессор Бен".

"Все начало меняться после того, как я случайно столкнулся с ними в городе. Они рассказывали мне о своих бойфрендах, о том, где они были на ланче. Им нравилось, когда я говорил английские скороговорки, и они записывали меня на телефон".

Среди гидов, коллег Гриффина, очень популярно караоке. Иногда они всей компанией ходят в караоке в Пхеньяне. Гриффин вспоминает одну поездку на минивэне, когда они решили устроить сеанс караоке.

"Там были две молодые женщины, и у одной был по-настоящему прекрасный, ангельский голос. А потом запела другая, и было совершенно очевидно, что она недавно посмотрела "Титаник". И на протяжении десяти минут мы были вынуждены слушать самую визгливую, фальшивую версию "My heart will go on" из всех, что вы только можете себе представить. Она хотела произвести впечатление на иностранца".

"Мне было ужасно трудно не засмеяться. В такие моменты я оказываюсь очень далеко от политики. Они всего лишь люди, а не ужасные северокорейцы".

Гриффин отвергает мысль о том, что тот, кто платит за поездку в Северную Корею, спонсирует ядерную программу и поддерживает режим. Плата за обучающий тур, который он организовал, в основном покрывает расходы, а если что-то остается, это идет принимающему университету, который тратит деньги на преподавателей или на ремонт.

Чтобы проиллюстрировать свою точку зрения, он опубликовал знаменитое фото Северной Кореи ночью - темная дыра, зажатая между яркими огнями Сеула и Шэньяна.

"Это прекрасный пример того, как мы понимаем Северную Корею. Мы и они, свет и тьма, добро и зло. Но это зло, оно нам неизвестно. Мы используем все эти принижающие клише, это линза, через которую мы смотрим на КНДР. Слишком просто думать, что страна, которую мы привыкли считать злом, не может делать добро, - говорит он.

- Если бы фото было сделано днем, мы не увидели бы разницы между этими странами. Северная Корея принадлежит нашему миру".

КНДР. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм. Образование, наука > bbc.com, 3 июня 2017 > № 2197275


США. Россия > Образование, наука > regnum.ru, 3 июня 2017 > № 2196116

Об «ахиллесовой пяте» американского научно-технического лидерства

Будущее многовариантно. В наиболее вероятном варианте ближайшего будущего, описанном американскими центрами прогнозирования, уже после 2025 года страны с названием Россия нет. Шанс сохраниться появится у нас только в борьбе за реализацию собственного, альтернативного прогноза

Доклад член-корреспондента РАН, руководителя информационно-аналитического центра «Наука» РАН, профессор НИЯУ МИФИ В.В. Иванова и доктор физико-математических наук, профессора, заведующего отделом математического моделирования нелинейных процессов Института прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН Г.Г. Малинецкого  «Научно-политический маневр», Москва, 2017

Введение

«Козыряй!»

Козьма Прутков

Мир в XXI веке вступил в эпоху быстрых кардинальных перемен. Эти перемены несут и новые возможности, и новые угрозы. Современная наука во многом создает эти возможности, позволяет их осознать, помогает парировать возникающие риски и заглядывать в будущее. С этой точки зрения наука такой сверхдержавы, как США, ее развитие и использование военным и политическим руководством страны, американскими элитами во многом определяет, в каком мире мы будем жить, приобретает стратегическое значение и для России, и для остальных стран мира.

В настоящее время США является единственной страной, которая ведет научные исследования и опытно-конструкторские разработки (НИОКР) по всему фронту научно-технических проблем, что является важнейшим глобальным конкурентным преимуществом США. Это же наряду с эффективной системой высшего образования обеспечивает безусловное доминирование США в мире. Научно-техническое лидерство сохранится в руках американских элит, по крайней мере, в ближайшее десятилетие. Вопрос лишь в том, как и в каких целях они будут его использовать.

Исходя из этого, полезно проанализировать задачи, которые предстоит решать в ближайшие годы науке США с учетом геополитического поворота, осуществляемого администрацией Д. Трампа и поддерживающими ее элитами. Обсуждение этих проблем полезно и потому, что национальная инновационная система США, прежде всего система организации образования и науки, взята в России как образец для подражания.

Разумеется, масштаб публикации не позволяет дать достаточно полный и детальный анализ, тем более что свою научно-техническую политику новая американская администрация пока не представила. Однако первые ее шаги и намеченные тенденции позволяют судить о многом.

* * *

Целеполагание, экспертиза, проектирование будущего

«Тот, кто ковыляет по прямой дороге, опередит бегущего, что сбился с пути».Ф. Бэкон

Для ученого, конструктора, инженера познание или создание нового представляет цель его жизни. Для общества и государства наука, образование, технологии — средства для решения своих задач.

Наука может подсказать наиболее эффективные пути достижения поставленных целей. Однако еще большие ее роль в создании картины мира, в выборе целей и выработке новых стратегий. Именно это является основой современной научной политики США. Картина реальности, которую имеют перед собой американские политики, может быть выражена словами известного и популярного американского футуролога, а Тоффлера, который в книге «Война и Антивойна: Что такое война и как с ней бороться. Как выжить на рассвете XXI века» писал:

«Мы мчимся к полностью иной структуре власти, которая создает мир, разделенной не на две, а на три четко определенные, контрастирующие и конкурентные цивилизации. Первую из них символизирует мотыга, вторую — сборочная линия, третью — компьютер.

Термин «цивилизация» звучит несколько претенциозно, особенно для американского уха, но нет другого термина достаточно всеобъемлющего, чтобы он охватывал такие разные вопросы, как технологии, семейная жизнь, религия, культура, политика, экономика, иерархическая структура, руководство, система ценностей, половая мораль и эпистемология…

Измените все эти социальные, технологические и культурные элементы одновременно — и вы получите не переход, а преображение; не просто новое общество, но начало — как минимум — полностью новой цивилизации.

Однако ввести на планете новую цивилизацию и ожидать мира и спокойствия — это верх политической наивности. У каждой цивилизации есть свои экономические (не говоря уже о политических и военных) требования.

В разделенном натрое мире сектор Первой волны поставляет сельскохозяйственные и минеральные ресурсы, сектор Второй волны дает дешевый труд и массовое производство, а быстро расширяющийся сектор Третьей волны восходит к доминированию, основанному на новых способах, которыми создается и используется знание.

Страны Третьей волны продают всему миру информацию и новшества, менеджмент, культуру и поп-культуру, передовые технологии, программное обеспечение, образование, профессиональное обучение, здравоохранение, финансирование и другие услуги. Одной из этих услуг может оказаться военная защита, основанная на монопольном владении передовыми военными технологиями».

Очевидно, что независимо от партийной принадлежности США будут стремиться сохранить доминирующее положение среди стран Третьей волны. Вопрос лишь в степени доминирования и средствах его достижения.

Одно из таких средств — форсированное развитие сектора высоких технологий, обеспечение темпа перемен в технологическом, инновационном, научном пространствах в режиме, недоступном для других стран.

Решение этой задачи требует значительных расходов на НИОКР (см Рис. 1 из статьи Д. Шадиевой «Анализ мировых тенденций финансирования инновационной деятельности»).

 Рис. 1. Динамика изменения валовых внутренних расходов на НИОКР в ведущих странах мира, млн долл. США (по ППС)

Расходы США на эти цели с 2013 года превысили $450 млрд, что превышает аналогичные затраты Германии, Франции, Великобритании и Южной Кореи в несколько раз. В настоящее время вызов в области НИОКР Соединенным Штатам бросает Китай. Если в 2004 году расходы на НИОКР составили $70,1 млрд, то в 2014 году этот показатель превысил $368 млрд — рост за 10 лет в 5,3 раза.

Абсолютные масштабы ассигнований на НИОКР в США в 2015 году достигли $496,8 млрд, что составляет 26,4% всех мировых расходов на науку (Рис. 2).

 
Рис. 2. Мировые центры научно-технического прогресса (доля в мировых расходах на НИОКР)

Чтобы сохранить глобальное технологическое лидерство, администрации Д. Трампа предстоит так же, как и администрации Б. Обамы, вкладывать около полутриллиона долларов ежегодно в развитие науки и технологий.

Отношение государства к науке наглядно иллюстрируется долей науки в структуре ВВП. По данным РАН (Рис. 3), по этому показателю Россия занимает 26-е место (0,8% ВВП), значительно уступая странам — технологическим лидерам, в которых такой показатель превысил 2% ВВП. В этих странах наука и тесно связанный с ней инновационный сектор экономики рассматриваются как важнейшие источники развития, как системообразующие государственные институты.

 
Рис. 3. Доля расходов на гражданские исследования и разработки в структуре ВВП стран-членов ОЭСР

Общая картина, судя по докладу ЮНЕСКО UNESCO Science Report: forwards 2030, такова. С 2007 по 2013 год рост расходов на науку составил 30,7%, обогнав рост глобального валового продукта, составившего 20%. На 21% выросло число исследователей, научных публикаций с 2008 по 2014 год стало больше на 23%. Таким образом, мир надеется на науку и активно ее развивает, и США продолжают лидировать в этом.

В логике классической леонтьевской модели «затраты — выпуск». после анализа вложений в науку естественно посмотреть на результаты этих вложений в разных странах.

Начнем с фундаментальных исследований. Их результатом должен быть новый уровень понимания Природы, Общества, Человека. В контексте международных сопоставлений можно посмотреть статистику Международной организации интеллектуальной собственности за 2012 год (World Intellectual Property Organization — WIPO) по распределению лауреатов Нобелевской премии по странам мира. Лидирующая группа здесь такова: США (317), Великобритания (111), Германия (91), Франция (56), Швеция (30), Япония (23), Швейцария (22), Нидерланды (19), Италия (16), СССР (15), Дания (14), Австрия (13), Израиль (11), Канада (11), Норвегия (10), Бельгия (10), • Китай (8), Польша (7), Россия (7) (Рис. 4).

 
Рис. 4. Число нобелевских лауреатов по странам с 1901 по 2016 годы

Разумеется, эти показатели, включающие премии мира, а также премии по литературе и экономике, достаточно условны. Тем не менее очевидно, что именно США с начала XX века и по сей день устанавливают правила игры в мировом интеллектуальном пространстве и раздают награды в этой области.

В последние годы главным показателем научной деятельности российские чиновники определили число публикаций, упоминаемых в международных базах данных Scopus и Web of Science. Разумеется, это нельзя рассматривать как результат научной деятельностей, а скорее, как характеристику процесса в контексте связей с англоязычными научными журналами. Тем не менее, рейтинг стран мира по общему количеству работ, опубликованных в 2011 году и включенных в соответствующие базы данных (в тысячах), выглядит следующим образом: США (212), Китай (90), Япония (47), Германия (46), Великобритания (46), Франция (32), Канада (29), Италия (27), Южная Корея (26), Италия (23), Индия (22), Австралия (21), Нидерланды (16), Тайвань (15), Россия (14) (Рис. 5).

 
Рис. 5. Общее количество научно-исследовательских статей в 2011 г. (в тыс.), включенных в систему индекса научного цитирования

Эти данные в целом подтверждают известную мудрость Наполеона о том, что Бог на стороне больших батальонов.

Чем больше вложений в науку, тем больше публикуется статей и тем больше вероятность, что среди их авторов окажутся нобелевские лауреаты. Однако отклонение от общей тенденции достаточно точно характеризует научную политику отдельных стран и задачи, которые различные государства ставят перед своими исследователями.

Гораздо более объективной характеристикой, отражающей активность прикладной науки и ее связь с промышленностью, является число регистрируемых патентов.

По данным на 2011 год, опубликованным Организацией интеллектуальной собственности, здесь лидеры таковы (по числу регистрируемых патентов, в тысячах): Китай (526), США (504), Япония (142), Южная Корея (179), Германия (59), Индия (42), Россия (41), Канада (35), Австралия (26), Бразилия (23), Великобритания (22), Франция (17) (Рис. 6).

 
Рис. 6. Рейтинг стран мира по количеству патентов за 2011 год

Подобно тому как промышленность форсированно смещается на Восток и «мастерскими мира» становятся Китай, Япония, Южная Корея, Индия, туда же смещается и патентная активность. Как видим, Китай здесь уже опережает США, стремясь стать лидером не только по объему производства, но и в инновационном секторе экономики. Судя по заявлениям Д. Трампа, США будут в ближайшие годы прилагать большие усилия, чтобы сохранить и упрочить свои лидирующие позиции в мире.

Заметим, что в этой номинации Россия выглядит более выигрышно, чем в остальных. Переход к инновационному пути развития от нынешней «экономики трубы», о котором руководители нашей страны говорили еще с 2000 года, возможен. По-видимому, российская наука должна сыграть принципиальную роль в том, чтобы изменить место страны в мировом технологическом пространстве. Пока оно представляется следующим образом (Табл. 1).

Таблица 1. Страны — глобальные лидеры в девяти технологических областях

Технологические

Рейтинги стран-лидеров

области

1

2

3

4

5

Сельское хозяйство, продовольствие

США

Китай

Индия

Бразилия

Япония

Медицина, биотехнологии

США

Великобритания

Германия

Япония

Китай

Нанотехнологии, новые материалы

США

Япония

Германия

Китай

Великобритания

Энергетика

США

Германия

Япония

Китай

Великобритания

Оборона, безопасность

США

Россия

Китай

Израиль

Великобритания

Электроника, компьютерная память

США

Япония

Китай

Южная Корея

Германия

Программное обеспечение, управление информацией

США

Индия

Китай

Япония

Германия

Автомобилестроение

Япония

США

Германия

Китай

Южная Корея

Авиация, ж/д транспорт

США

Япония

Китай

Германия

Франция

Однако здесь есть о чем задуматься и сотрудникам американской администрации, курирующим науку. Китай в данной таблице представлен в каждой из 9 номинаций, несмотря на то что стратегический курс на форсированное развитие науки и приложение ее результатов был взят руководителями этой страны менее 30 лет назад. И в отличие от США у Китая есть очень большие незадействованные ресурсы в этой области.

Длительное время большую роль в разработке научной политики США играл Совет по науке при президенте США (см. Наука по-американски. Очерки истории. — М.: Новое литературное обозрение, 2014. — С. 624). На этот Совет, в частности, были возложены две главные функции.

Первая — ясное представление о корпусе американских исследователей и ученых, мнения и оценки которых президент должен знать, принимая ключевые решения, касающиеся национальной безопасности, крупных научно-технических проектов и ряда других областей. Вторая — немедленное рассмотрение по существу оценок и предложений всех участников важнейших работ, проводимых в США, минуя бюрократическую лестницу и независимо от степени секретности проекта. В частности, благодаря деятельности этого Совета было принято стратегическое решение о создании в США термоядерного оружия вопреки первоначальному мнению президента о ненужности этого проекта.

В свое время выдающийся американский физик, лауреат Нобелевской премии, Р. Фейнман был включен в государственную комиссию по расследованию причин катастрофы космического «челнока». Ученый сформулировал свое особое мнение (см. Фейнман Р. «Не все ли равно, что думают другие?» — М: ACT, 2014. C. 316.). По его мысли основной причиной катастрофы стало прекращение работы Совета по науке при президенте на определенный срок. И действительно, дальнейшее расследование показало, что до произошедшей аварии исполнителями проекта руководству было направлено три письма, предупреждавших о высокой вероятности аварии и предлагавших конкретные меры, чтобы ее предотвратить. Однако в силу инертности бюрократической машины они не попали к лицам, принимающим решения. В случае работы Совета по науке при президенте в штатном режиме этого бы не произошло. Ученых надо уметь слушать и слышать.

Принципиальный вопрос, который сейчас интересует и американское, и мировое научное сообщество, состоит в том, в какой мере научная политика администрации Д. Трампа сохранит преемственность по отношению к политике Б. Обамы.

В начале своего президентства Б. Обама делал акцент на форсированном развитии научных исследований и образования в США, ставил масштабные задачи.

В частности, на ежегодном собрании американской Национальной академии наук 27 апреля 2009 года Б. Обама говорил:

«За последнюю четверть столетия доля ВВП, расходуемая на финансирование естественных наук из федерального бюджета, упала почти в два раза. Мы неоднократно позволяли отменять налоговые льготы на исследования и эксперименты, столь необходимые для развития бизнеса и его инновационной деятельности.

Наши школы отстают от других развитых стран, а в некоторых случаях и от развивающихся стран. Наших школьников обгоняют в математике и точных науках школьники из Сингапура, Японии, Англии, Нидерландов, Гонконга, Кореи, других стран. По данным еще одного исследования, пятнадцатилетние американцы находятся на 25-м месте по математике и на 21-м месте по точным наукам в сравнении со сверстниками из других стран.

И мы стали свидетелями того, как научные результаты намеренно извращались и как научные исследования политизировались с целью продвижения наперед заданных идеологических установок…

Мы знаем, что наша страна способна на лучшее. Полстолетия назад наша страна приняла решение стать мировым лидером в научно-технических инновациях, инвестировать в образование, исследования, инженерное дело; она поставила цель выйти в космос и увлечь каждого своего гражданина этой исторической миссией. То было время крупнейших инвестиций Америки в исследования и разработки. Но с тех пор идущая на них доля национального дохода стала неуклонно падать. В результате в гонке за великими открытиями нынешнего поколения вперед стали вырываться другие страны.

И для нас пришло время снова стать лидерами… Мы будем выделять более 3% ВВП на исследования и разработки. Мы не просто достигнем, мы превысим уровень космической гонки, вкладывая средства в фундаментальные и прикладные исследования, создавая новые стимулы для частных инвестиций, поддерживая прорывы в энергетике и медицине, улучшая математическое и естественно-научное образование. Это — крупнейшее вложение в научные исследования и инновации в американской истории.

Только подумайте, чего мы сможем достичь благодаря этому: солнечные батареи, дешевые как краска; «зеленые здания», сами производящие всю энергию, которую потребляют; компьютерные программы, занятия с которыми столь же эффективны, как индивидуальные занятия с учителями; протезы, настолько совершенные, что с их помощью можно будет играть на пианино; расширение знаний о себе и мире вокруг нас. Мы можем это сделать».

Следует отдать должное научной политике администрации Обамы — добиться удалось очень многого, и в фундаментальных исследованиях, и в прикладных разработках, и в военных технологиях. Каждая третья научная работа в мире публикуется учеными США и Китая. Среди важнейших достижений прикладной науки следует выделить программу «Геном человека». Стоимость секвенирования (прочтения) генома человека (текста из 3 миллиардов букв) за 10 лет удалось уменьшить в 20 тысяч раз. Исследование, которое находилось на переднем крае науки, превратилось в стандартный анализ. Это кардинально изменило медицину, фармацевтику, правоохранительную сферу, ряд военных технологий. Каждый доллар, вложенный в программу «Геном человека», уже принес прибыль в 140 долларов. И это только начало. Очевидно, администрация Д. Трампа будет опираться на огромный научно-технический задел предыдущих лет.

В США создана и развивается инновационная экономика или экономика знаний. В России все теоретические подходы к переходу на инновационный путь развития были разработаны к началу текущего века, обсуждены на общем собрании РАН научным сообществом и представлены руководству страны.

Дынкин А.А., Иванова Н.И. Инновационная экономика — М.: Наука, 2003.

Иванова Н.И. Национальные инновационные системы — М.: Наука, 2002.

Голиченко О.Г. Национальная инновационная система России: состояние и пути развития. — М.: Наука, 2006.

Иванов В.В. Инновационная парадигма XXI — М.: Наука, (2-е изд.) 2015.

Тем не менее, несмотря на многочисленные решения, принимаемые на самом высоком уровне, интенсивную работу исполнительных органов власти, госкорпораций, институтов развития, задача еще далека от своего решения.

Проблема, на наш взгляд, заключается в том, что при разработке стратегий, доктрин, программ инновационного развития и т. д. обычно упускают два ключевых фактора (подробное изложение нашей позиции дано в книге нашей книге Иванов В.В., Малинецкий Г.Г. «Россия: XXI век. Стратегия прорыва. Технологии. Образование». Наука. — М. 2-е изд. ЛЕНАНД, 2017).

Во-первых, инновации не рождаются по приказу, а являются продуктом личной инициативы. Поэтому необходимо стимулировать индивидуальное научное творчество, обеспечивающее появление большого количества принципиально новых научных результатов, изобретений, рацпредложений, заявок, инициатив. Есть большой советский, американский, японский, израильский опыт, показывающий, как организовать эту работу в разных условиях и социальных системах.

И одно из главных условий — людям должно быть интересно этим заниматься, и они должны видеть результаты своих усилий. И деньги как стимул к работе здесь играют не главную роль: чтобы много зарабатывать, надо действовать иначе и, как правило, в других сферах.

Второе, не менее важное обстоятельство, — механизм отбора лучшего из этого инновационного потока, тоесть экспертиза. В Кремниевой долине из 1000 проектов венчурные фонды поддерживают в среднем 7 проектов. Через мелкое сито научной, технологической, маркетинговой, патентной и иных экспертиз проходят немногие. Но именно это и позволяет снизить риск инвесторов до приемлемого уровня.

Высококачественная экспертиза является важнейшей частью национальной инновационной системы (НИС) США.

Очень важно наличие экспертов высокого уровня во всех сферах жизнедеятельности. Здесь необходимо отметить, что экономия на экспертизе может привести в перспективе к крайне неблагоприятным последствиям. В этом плане российские подходы принципиально отличаются от зарубежных. Так, например, если ориентироваться на зарубежные стандарты, то всего бюджета РАН хватит на проведение экспертиз максимум двух федеральных целевых программ. А в соответствии с госзаданием таких экспертиз должно быть проведено несколько сотен в течение года.

Сильной стороной американской науки является более 200 мозговых центров, в которых проектируется будущее.

Под таким проектированием понимаются мониторинг, исследование, моделирование возможных сценариев развития изучаемых систем, анализ коридора возможностей, целей, которые могут быть поставлены перед управляющими структурами, и малых изменений в сегодняшнем дне, которые могут изменить траектории крупных компаний, отраслей промышленности, цивилизаций и человечества в целом в 20−30-летней перспективе (см. Диксон П. Фабрики мысли. — М.: ACT, 2004).

Лидером в этом направлении является корпорация RAND, в которой работает более пяти тысяч сотрудников — системных аналитиков, инженеров, социологов, военных, экономистов, специалистов в области математического моделирования и компьютерных наук, а также других исследователей и экспертов, являющихся лидерами в своих областях. Эта корпорация дает прогнозы для американского правительства, других государственных структур, крупных компаний.

Очень сильным инструментом воздействия на американское и мировое общественное мнение является публикация результатов, аналитики, прогнозов для массового читателя, зрителя, слушателя. В результате этого ученые не только представляют будущие изменения, но и во многом создают их. Ряд идей и концепций, доктрин сознательно тиражируется, пропагандируется, их делают трендом и «очевидностью». В качестве примера можно привести концепцию Ф. Фукуямы о «конце истории», обезоруживающую оппонентов Америки идеологически, или теорию «столкновения цивилизаций» С. Хантингтона, ориентируя страны и регионы не на диалог, а на силовое противоборство, в котором США имеют большие шансы на успех.

В качестве еще одного наглядного примера этой стороны научных исследований и аналитики можно привести книгу директора частной разведывательно-аналитической организации STRATFOR Д. Фридмана «Следующие 100 лет: прогноз событий XXI века».

Приведем несколько его оценок (уже оказавших значительное влияние на экспертное сообщество).

«США лишь набирают силу. XXI столетие станет веком Америки… Есть много ответов на вопрос, почему экономика США столь сильна, но самый простой их них — военная мощь этой страны… Америка — это юная культура со свойственной ей неуклюжестью, прямотой, порой жестокостью и частыми случаями глубоких противоречий… каждая из этих характеристик пригодна для описания США, но, как и Европа в XVI веке, Соединенные Штаты, несмотря на кажущуюся неумелость своих поступков, будут действовать с предельной эффективностью».

По прогнозу Фридмана бессубъектная и не способная давать ответы на геополитические вызовы Европа утратит свое значение. Китайский рост представляется ему мыльным пузырем, который лопнет в ближайшем времени. Большое геополитическое будущее ждет Японию, Турцию, Польшу, Мексику.

Следует обратить внимание на прогноз Фридмана для России. По его оценке, наша страна восстановит контроль над постсоветским пространством в 2020-е годы:

«К 2015−2020 годам российская военная мощь станет вызовом для любой державы, пытающейся проецировать силу в этот регион. Даже для США… глобальная конфронтация низкой активности развернется к 2015 году и усилится к 2020 году. Ни одна из сторон не рискнет воевать, но обе они будут маневрировать. Внутренние проблемы, особенно на юге, будут отвлекать внимание России от Запада. В конце концов страна развалится и без войны (как уже развалилась в 1917 году, и это произошло снова в 1991 году). А после 2020 года рухнет военная мощь России».

Учитывая, что этот прогноз был опубликован в 2009 году, канва последующих 8 лет (с учетом погрешности в сроках, характерной для таких прогнозов) прочерчена достаточно четко. Но Фридман не одинок в подобных оценках, и, по-видимому, для них есть основания. Поэтому повестка России сегодняшнего дня — дать адекватный ответ на эти вызовы.

Таким образом, в США существует хорошо развитая система экспертизы научно-технических проектов, стратегического прогноза и проектирования будущего. Эти системы эффективно используются американской администрацией, государственными органами и крупными компаниями.

Наш мир становится все более рефлексивным. Это означает, что мы вновь и вновь попадаем в реальность «самосбывающихся прогнозов». Мы оказываемся там, где предполагалось, или там, где боялись очутиться. Действует во все большем масштабе хорошо известный эффект Эдипа. Царь Фив решил узнать судьбу родившегося младенца и поинтересовался ею у дельфийского оракула. Сделанный прогноз ему очень не понравился, поэтому царь начал действовать, чтобы зловещее предсказание не исполнилось, но сами его действия уже оказывались частью трагической череды событий. Прогноз сейчас является большой силой.

Греки верили в рок, судьбу, полную определенность, в волю богов, которую человек изменить не в силах. Мы старше греков. И один из важных выводов нелинейной науки состоит в том, что будущее неединственно. В точках бифуркации мы можем открывать различные двери и входить в один из вариантов будущего. Это можно делать случайно, полагаясь на авось либо управляя по ситуации, или по-наполеоновски, считая, что «война план покажет». Но можно и иначе, понимая, между чем реально делается выбор и какую цену за него придется заплатить. Для этого и нужна наука.

Оружием против одной технологии должна быть другая технология, прогноз — против прогноза, один вариант будущего против другого.

К сожалению, современной и адекватной системы прогнозирования в России нет. Подтверждением этого является тот факт, что за последние 10 лет не сбылся ни один прогноз экономического развития страны, а уж сколько раз экономика достигала дна, и подсчитать трудно.

Главная проблема заключается в том, что государство Добровольно отказалось от диалога с учеными, отдав этот важнейший вид деятельности на откуп группам энтузиастов, как правило, не владеющих современными технологиями прогнозирования, хотя в США, Японии, других развитых странах этим последовательно, систематически, в течение многих лет занимаются группы специалистов, которые совершенствуют методики и алгоритмы. Аналогичный опыт был и в СССР, когда под руководством академика В.А. Котельникова была разработана Комплексная программа научно-технического прогресса, многие положения которой актуальны и до сих пор. Тем не менее, даже закрепив законодательно за Российской академией наук экспертные и прогнозные функции, государство не обеспечивает необходимого финансирования, передав средства в привилегированные вузы и другие аффилированные структуры.

Идея создать в нашей стране современный междисциплинарный центр стратегического прогноза, на разработки которого могли бы опираться руководители страны, неоднократно высказывалась ведущими российскими учеными. К сожалению, этот вопрос не решен до сих пор. Более того, разработка Стратегического прогноза, наличие которого предусмотрено Законом «О стратегическом планировании», выявила многие методические и организационные проблемы, которые не могут быть решены в существующей системе исполнительной власти без привлечения научного сообщества. В сложившейся ситуации наиболее рациональным и эффективным способом решения проблемы является позиционирование Российской академии наук как основной структуры, отвечающей за проведение прогнозных исследований по широкому кругу вопросов.

* * *

Выбор Трампа — схватка между реальностями и наукой

Президент — лишь наконечник копья, а само копье — это та элита, которая за ним стоит. (Из выступления на политическом семинаре)

Первые заявление и действия Д. Трампа ломают картину реальности, которую почти десятилетие создавали американская демократическая администрация, ориентирующиеся на нее элиты, в том числе и российские либерал-реформаторы. Вместе с этой картиной ломается и проект будущего, который создавали и над которой работали элиты, интересы которых отражала демократическая партия США, и регулярно обсуждаемый на: международном экономическом форуме в Давосе.

В экономической теории широко распространен подход технологических укладов (см. Кондратьев Н.Д. «Большие циклы конъюнктуры и теория предвидения». — М.: Экономика, 2002 и Глазьев С.Ю. «Теория долгосрочного технико-экономического развития». — М.: Владар, 1993).

Не вдаваясь в подробности, отметим; что технологический уклад — это определенный набор технологий, соответствующий уровню развития экономики. Данная теория рассматривает смену технологических укладов в контексте экономических трансформаций. Однако сейчас уже можно утверждать, что классическая модель капитализма близка к исчерпанию своих возможностей, и человечество вступает в новую фазу развития, определяемую как постиндустриальное общество (см. Белл Д. «Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования»). В отличие от предыдущих общественно-экономических формаций в постиндустриальном обществе приоритетом является не экономический рост, не накопление капитала, не технологическое развитие, а повышение качества жизни. Главной задачей науки и технологий становится создание дружелюбного по отношению к человеку технологического пространства, обеспечивающего комфортные условия жизнедеятельности. В соответствии с этим формируется постиндустриальный технологический уклад, основой которого является фундаментальная наука как институт, обеспечивающий получение новых знаний для создания качественно новых технологий, развития образования, сохранения культурного наследия, а также необходимых для принятия стратегических государственных решений. Переход к следующему технологическому укладу во многих странах и на Давосском форуме трактуется как IV промышленная революция.

(Заметим, что в настоящее время нет единого понимания того, какую по счету промышленную революцию переживает человечество. Так, например, согласно Д. Рифкину, сейчас идет III промышленная революция. По-видимому, эта тема нуждается в дальнейшем обсуждении).

Одним из идеологов IV технологической революции и «дивного нового мира» является К. Шваб — основатель и президент Всемирного экономического форума в Давосе. По его мысли, в мировой истории не было ничего похожего по масштабу «как великих возможностей, так и потенциальных опасностей», что обусловлено тремя причинами (см. Шваб К. Четвертая промышленная революция. — М.: Э, 2017).

«Темпы развития. В отличие от предыдущих эта промышленная революция развивается не линейными, а скорее экспоненциальными темпами. Это является порождением многогранного, глубокого взаимозависимого мира, в котором мы живем, а также того факта, что новая технология сама синтезирует все более передовые и эффективные технологии.

Широта и глубина. Она основана на цифровой революции и сочетает разнообразные технологии, обуславливающие возникновение беспрецедентных изменений парадигм в экономике, бизнесе, социуме и каждой отдельной личности. Она изменяет не только то, что и как мы делаем, но и то, кем мы являемся.

Системное взаимодействие. Оно предусматривает целостные внешние и внутренние преобразования всех систем и по всем странам, компаниям, отраслям, обществу в целом».

Эти общие направления можно конкретизировать. Одна из методик работы Давосского форума состоит в том, чтобы опрашивать руководителей и экспертов, а затем подсчитывать процент положительных ответов. Приведем результаты опроса участников Международного экспертного совета Давосского форума по вопросам будущего программного обеспечения и общества. Опрос, в котором участвовало более 800 человек, был проведен в сентябре 2015 года. Участников опроса спросили, ожидают ли они переломных моментов, связанных с IV технологической революцией, до 2025 года, то есть в течение ближайших 10 лет.

В Таблице 2 дана формулировка 20 «поворотных моментов», выделенных организаторами форума, и приведены доли участников, считающих, что они произойдут в ближайшее десятилетие.

Таблица 2. Поворотные моменты IV технологической революции

Поворотный момент

%

10% людей носит одежду, подключенную к сети Интернет 91,2
90% людей имеет возможность неограниченного и бесплатного (поддерживаемого рекламой) хранения данных 91,0
1 триллион датчиков, подключенных к сети Интернет 89,2
Первый робот-фармацевт в США 86,5
10% очков для чтения подключены к сети Интернет 85,5
80% людей с цифровым присутствием в сети Интернет 84,4
Производство первого автомобиля при помощи 3D-печати 84,1
Первое правительство, заменяющее перепись населения источниками больших данных 82,9
Первый, имеющийся в продаже имплантируемый мобильный телефон 81,1
90% населения используют смартфоны 89,7
90% населения имеют регулярный доступ к сети Интернет 78,8
Беспилотные автомобили составляют 10% от общего количества автомобилей на дорогах США 78,2
Первая пересадка печени, созданной с использованием технологии 3D-печати 76,4
30% корпоративных аудиторских проверок проводит искусственный интеллект 75,4
Правительство впервые собирает налоги при помощи цепочки блоков (технологии блокчейн) 73,1
Более 50% домашнего интернет-трафика приходится на долю приложений и устройств 69,9
Превышение количества поездок/путешествий на автомобилях совместного использования над поездками на частных автомобилях 67,2
Первый город с населением более 50 000 без светофоров 63,7
10% всемирного валового внутреннего продукта хранится по технологии цепочки блоков (технологии блокчейн) 57,9
Первый робот с искусственным интеллектом в составе корпоративного совета директоров. 45,2

Другими словами, можно предложить формулу:

IV технологическая революция = глобализация+интернетизация+ роботизация

Символами этой революции по праву можно считать Калифорнию и Кремниевую долину. На такую виртуальную реальность ориентировалась прежняя администрация США. Однако Трамп и его команда решили сделать крутой поворот.

По-видимому, есть для этого много веских аргументов. Обратим внимание на несколько главных. В настоящее время экономисты рассматривают в качестве одного из основных показателей мультифакторную производительность (труда и капитала). И с точки зрения динамики этой производительности итоги новейшей экономической истории неутешительны. Известные российские экономисты Т. Гурова и Ю. Полунин так комментируют их, иллюстрируя свои выводы помещенным ниже рисунком (Рис. 7).

 
Рис. 7. Темпы роста мультифакторной производительности труда в США

«Мировая экономика — вся, а не только наша, находится в кризисе производительности. Как это ни покажется странным, но в последний раз существенное для роста производительности обновление основного капитала происходило полвека назад. Массовое внедрение конвейера в невоенное производство, плюс новые материалы (химия), плюс массовое использование двигателя внутреннего сгорания (и тотальная автомобилизация) — эти три взрывные инновации, получившие широкое распространение после Второй мировой войны, определили такие темпы роста мультифакторной производительности, которые не были повторены ни разу на протяжении пятидесяти лет».

В свое время широко обсуждался «компьютерный парадокс», на который обратил внимание лауреат Нобелевской премии Р. Соллоу, изучавший динамику производительности труда в различных отраслях американской экономики.

Его анализ показал, что широкое внедрение компьютеров не привело к росту производительности труда ни в одной области. кроме производства компьютеров. Но оказывается, ситуация еще хуже — и все остальные технологии V уклада к существенному росту производительности труда и капитала за полвека не привели.

«Судя по всему, США, а с ними и весь остальной мир, оказались в очень коварной ловушке. Глобализация, интернет и Голливуд убедили мир в прелести общества потребления. Примерно шесть миллиардов человек претендуют на уровень жизни среднего класса Европы. Но текущая производительность капитала не дает такой возможности. Ни денег, ни ресурсов, ни людей не хватит для того, чтобы так же сытно жил весь мир. И производительность, и ресурсоемкость должны измениться многократно в соответствии с этим запросом. Иначе мир не удержится в равновесии. И то, что сегодня все острее звучит вопрос об угрожающем неравенстве мира, не случайность. Неравенство было всегда, но глобализация и информатизация сделали его публичным. Вопрос, который стоит все более серьезно, — как мир будет решать проблему неравенства? Есть ли технологические решения или это будет война?»

Итак, перед человечеством: стоит дилемма: или будут разработаны технологии, обеспечивающие снижение неравенства, или дальнейшее нарастание социальных проблем наряду со стремительно набирающим обороты религиозным экстремизмом поставят мир на грань новой войны, в которой не будет победителей.

Судя по всему, Д, Трамп решил взглянуть правде в глаза. «Виртуальная реальность», мир общения, услуг — это вершина, надстройка, а проблемы в базисе, в реальной экономике. Реальное мировоззрение берет верх над виртуальным.

Реализация давосского сценария несёт очень серьезные социальные риски, обусловленные неконтролируемым развитием. информационных технологий. Главным из них становится прозрачность личной жизни человека.

Мир становится «прозрачным». Существующие электронные инструменты позволяют держать под колпаком неограниченное число людей во всем мире (см. Клепов А. Шифраторы и радиоразведка: щит и меч информационного мира. (Записки криптографа). — М.: Центр инновационных технологий, 2015). Различные структуры (не только государственные, но и частные) могут полностью контролировать жизнь и деятельность каждого человека и держать его «на крючке». Пространство свободы исчезает. Психологические, социальные, культурные следствия этой новой ситуации, анализ возникающих угроз и возможных алгоритмов их парирования — серьезный вызов для гуманитарных дисциплин. В самом деле, шесть с лишним веков императивом общественного развития в Европе было стремление к свободе. И вдруг она в одночасье исчезает, и гражданам объясняют, как в оруэлловской антиутопии, что «свобода есть рабство», в данном случае электронное.

* * *

Военные разработки и императивы администрации Д. Трампа

Мнение военных не стоит ни цента, даже по военным вопросам. Д.Д. Эйзенхауэр

С конца XIX века великие державы стремятся решать геополитические и геоэкономические задачи, опираясь на свое превосходство в эффективности вооружений и передовую военную науку. Этим превосходством США обладают, и, конечно, администрация Трампа постарается его сохранить. Вместе с тем американские затраты на оборону, составляющие половину мировых, уже превысили разумные пределы: американская экономика таких военных расходов уже не выдерживает, а политикам все труднее становится объяснять ее необходимость. В таких условиях Д. Трамп постарается военный бюджет сократить, приостановить военные игры, в которых США участвуют за рубежом, и часть своих расходов переложить на союзников.

Судя по заявлениям Д. Трампа и членов его команды, они намерены всерьез разобраться в военном хозяйстве Америки и навести в нем порядок. Это показывает их отношение к «делу F-35». Мировым лидером по продажам вооружений (около $36 млрд/год) является компания Lockheed Martin. Именно она находится в центре скандала, связанного с провалом программы по производству легких истребителей пятого поколения F-35. Этот проект уже обошелся американским налогоплательщикам в $1,5 трлн. Он стал самой дорогой программой создания вооружений в США (многократно превысив стоимость разработки атомной бомбы и лунного проекта «Аполлон»). Истребители должны были быть приняты на вооружение еще в 2005 году, на начало 2016 года должно было быть построено 1013 истребителей. Однако было поставлено только 179 машин и в ходе их эксплуатации выявились многочисленные недоработки, не позволяющие обеспечить достижение заявленных тактико-технических характеристик.

«Это настоящая трагедия и скандал. Всё, что касается сроков выполнении работ по F-35, их стоимости и других показателей, уже давно перешагнуло пределы разумного», — заявил известный политик и заместитель руководителя комитета по вооружениям Сената США Д. Маккейн.

Можио ожидать, что в правление Д. Трампа будет происходить смещение от стремления создать «дорогое, но превосходное», к желанию получить «дешевое, но эффективное».

У США есть большие научные и технологические возможности. Запуск советского спутника в 1957 году стал шоком для американских элит. И чтобы подобных неожиданностей впредь не происходило, был создан департамент перспективных исследований министерства обороны США (DARPA). Его цель — не пропустить «технологических прорывов», которые смогут кардинально изменить баланс сил. Его методы — постановка «странных» задач, проведение открытых конкурсов, в которых могут принять участие. все — от студентов до крупных научных коллективов, генерация, анализ, экспертиза «сумасшедших проектов». Далее с «золотым песком», который «намыли» в ходе этой работы, начинают работать другие структуры. Кроме того, DARPA — прекрасная школа управленческих кадров для госаппарата и высокотехнологичною сектора американской экономики. Конечно, все это будет самым активным образом развиваться и при Д. Трампе.

В СССР и в России структуры подобного рода работали под руководством Академии наук. Однако в ходе реформ их роль была существенно снижена и в настоящее время они не играют заметной роли в части научного обеспечения развития оборонной техники. Попытки же создать аналогичные структуры вне РАН пока не привели к улучшению ситуации.

Судя, но заявлениям Д. Трампа, усилия будут направлены на решение главной задачи — сдерживания главного геополитического. оппонента США — Китая. В частности, это означает модернизацию стратегических ядерных сил и наращивание военно-морских сил в Тихом океане с целью противостоять Китаю в Восточно-Китайском море, где эта страна уже достроила 7 искусственных островов и сооружает на них военные базы.

Это не худший вариант для России. Он дает время для решения наших. собственных задач.

* * *

Америка в мировом научном пространстве. Исходная точка

Предсказывать очень трудно, особенно предсказывать будущее. Нильс Бор

Если бы мы знали, что именно делаем, то это нельзя было бы назвать исследованием, не так ли? Альберт Эйнштейн

Будем надеяться на лучшее — президентство Д. Трампа закончится без мировой войны, американская и мировая экономики не свалится в разрушительный мировой кризис, а подтянув тылы, подготовится к следующему рывку, удастся обойтись без социальных революций, которые очень дорого обходятся обществу, и мы будем находиться на эволюционной ветви развития.

Вновь вернемся к анализу состояния американской науки и попытаемся определить возможный вектор развития.

Вначале несколько общих замечаний. Во времена Ньютона международным языком науки была латынь, в начале XX века в связи со стремительным развитием немецкой промышленности, требовавшей новых технологий и создания их научных основ, им стал немецкий. Взлет американской науки во многом связан с тем, что огромное количество ведущих мировых ученых оказались в США. А. Эйнштейн, вынужденный покинуть нацистскую Германию, предложил сделать атомную бомбу Ф. Рузвельту. А непосредственно оружие создавал интернациональный коллектив под руководством американца Р. Оппенгеймера: итальянец Э. Ферми, венгр Л. Сциллард, немец К. Фукс и т.д. Космической программой США, включая посадку на Луну, руководил немец Вернер фон Браун — создатель немецкой ракеты «V-2». Америка смогла воспользоваться потенциалом этих выдающихся людей.

Наука неоднородна. Фундаментальные исследования приходят в практику обычно через 40−50 лет. Прикладные, показывающие, как в принципе можно применить фундаментальные знания, работают с горизонтом в 15−20 лет. Опытно-конструкторские разработки, дающие конкретные технологии массового производства и доступные изделия, обычно планируются на несколько лет. Впрочем, война все ускоряет и фундаментальные результаты оказываются нужны гораздо быстрее. Без каждой из этих составляющих частей наука полноценно развиваться не может (во многом с этим и связаны проблемы создания и использования собственной науки в развивающихся странах). В настоящее время в американской науке отлично развиты все три ее сегмента, и английский язык стал языком международной науки. Однако абсолютизация этого факта, перевод российской отечественной научной периодики на английский язык несет большой риск утраты научной идентичности.

Очевидны реальные прорывы американских ученых. Благодаря миссиям США к планетам Солнечной системы, телескопу Hubble и другим инструментам такого типа, наши знания о Вселенной за последние десятилетия многократно расширились.

Виртуальный мир стал возможен благодаря открытиям и изобретениям ученых и инженеров США в физике твердого тела и электронике.

Кремниевая долина в Калифорнии, айфоны и айпады — наглядный пример того, как знание становится силой. Наконец, следует отметить впечатляющие успехи американской науки в области биологии и медицины.

Кроме огромного финансирования и возможности привлечения ведущих ученых из-за рубежа здесь стоит обратить внимание на три важных обстоятельства.

Во-первых, это сильная государственная научная политика, конструктивный диалог власти и ученых, умение, сосредоточить усилия ученых на ключевых направлениях. Американские президенты уже несколько десятилетий встречаются с ведущими исследователями, формулируют обычно одну задачу, в решении которой сейчас особенно заинтересована Америка, и создают условия для ее решения и использования полученных результатов.

Во-вторых, акцепт на экспериментальных исследованиях, на том знании, которое может быть использовано. Типичный пример — подготовка физиков. В отечественных университетах до сих пор самые сильные ребята идут в теорию, те, кто послабее, — в эксперимент, а самые слабые в ту практику, где это знание может быть использовано. В США и ориентирующихся на них странах эта «пирамида» поставлена с головы на ноги. Система отстроена так, что способность ученого находить практические воплощения фундаментальных идей ценится очень высоко.

В-третьих, огромное преимущество в Национальной инновационной системе США дает стремление создавать и использовать первоклассные научные инструменты. Это очень наглядно показывают американские космические миссии. Их ориентировали на очень долгий срок службы, а созданное программное обеспечение — на то, чтобы парировать сбои и поломки аппаратуры, выходить из нештатных ситуаций. Единственный космический аппарат, который вышел из Солнечной системы, был запущен в США в 1971 году. Он продолжает работать и передавать получаемую информацию на Землю. Планируется, что он будет делать это до 2022 года, когда перестанет различать Землю на фоне звезд.

Ставка на создание научных приборов и аппаратов с рекордными параметрами себя оправдала. Очевидно, эта традиция сохранится и в бытность Д. Трампа президентом США.

Для больших сложных систем характерен «парадокс Ахиллеса», — несмотря на все усилия защитить их, в таких объектах оказываются «точки уязвимости», «слабые пункты», «окна возможностей», которые могут стать центрами их разрушения.

США имеют около десятка университетов очень высокого уровня. Более того, директора американских школ имеют возможность отбирать лучших, наиболее способных учеников и направлять в эти университеты (что разительно отличается от российской системы ЕГЭ, ориентированной на слаборазвитые страны третьего мира). Но в целом в стране престиж точных наук падает — наиболее талантливая молодежь предпочитает бизнес, юриспруденцию и медицину. Подготовленных, талантливых людей не хватает для американской системы НИОКР, а общий культурный и образовательный уровень населения страны стремительно падает. Во многих высокотехнологичных корпорациях основную часть рабочих мест занимают американцы, в то время как инженерные позиции и ряд руководящих постов — гастарбайтеры. Большие проблемы возникают в авиационной промышленности, атомной энергетике и в других областях, где ведутся закрытые разработки, привлечение к которым мигрантов нежелательно, а собственных кадров остро не хватает (ряд экспертов именно с этим связывает проблемы, возникающие с истребителем F-35).

Одна из причин такого положения дел — «гуманизация образования», в соответствии с которой «нельзя заставлять учиться». Повышение доли афроамериканцев и латиноамериканцев, в культуре которых нет обычая делать домашние задания и готовиться к урокам, привело к сознательному снижению требований и упрощению программ средних школ. И это сделало американскую промышленность и науку очень уязвимыми. (Заметим, что в Южной Корее, напротив, школьные программы усложняются).

Известный американский физик-теоретик М. Каку, многие книги которого были недавно переведены на русский язык, пришел к неутешительному выводу:

«США имеют худшую систему образования из тех, что мне известны. Знания наших выпускников ниже, чем в странах третьего мира. Каким же образом научная элита США еще не потерпела коллапс? Мы производим поколение идиотов — посмотрите наше ТВ и реалити-шоу. И я вам скажу: у Америки есть секретное оружие, которое называется «Виза для иностранных ученых Н-1В».

Дональд Трамп пришел во власть под лозунгом, сформулированным в свое время Ли Якокой: «Сделаем Америку снова великой». Может быть, эти амбиции будут распространены и на научную сферу, и мы достаточно скоро увидим новое поколение систем искусственного интеллекта, алгоритмы кардинального продления жизни или лунную базу. Хочется думать, что именно такие масштабные проекты, продвигающие вперед все человечество, а не узко понимаемые разработки, направленные на силовое доминирование, будут определять будущее американской науки. Вероятно, стратегии, замыслы и цели администрации Д. Трампа станут понятны в течение ближайшего времени

Однако независимо от этого маневр России в научной сфере уже ясен. Петр I создал научно-образовательную триаду: Академия — Университет — Гимназия. Эта система доказала свою высокую эффективность. Многочисленные реформы, проведенные методом проб и ошибок, не позволили создать ничего более эффективного. Поэтому усилия России должны быть направлены на создание современной научно-образовательной среды, восстановление академического сектора науки как глобального национального конкурентного преимущества. 

 Владимир Иванов, Георгий Малинецкий
США. Россия > Образование, наука > regnum.ru, 3 июня 2017 > № 2196116


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195426 Сергей Мясоедов

Запад не поможет: три ошибки родителей, отправляющих детей учиться зарубеж

Сергей Мясоедов

проректор, директор Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС

Чем опасны зарубежные частные школы и когда обучение в иностранном университете может быть худшим решением для будущей карьеры

Многие стремятся обеспечить детям образование за рубежом, рассматривая британскую или швейцарскую среднюю школу как панацею против всех бед и неурядиц переходного возраста. Но кто сказал, что обучение вдали от дома – это хорошо? Давайте рассуждать без эмоций и без слепой веры в то, что как только ребенок попадет в зарубежную школу, все магически изменится: он повзрослеет, будет учиться с утра до вечера, в нем проснется чувство ответственности, и мы оградим его от всяческих соблазнов (курения, алкоголя, раннего секса). А в потерянные доверие и контакт с родителями после почти самостоятельной жизни мгновенно вернутся по возвращении домой. Начнем с последнего.

Ошибка первая: испытания для доверия в семье

Уважение, контакт и доверительные отношения с ребенком, особенно в переходном возрасте, нельзя купить деньгами. Тем более нельзя этого сделать, отправив его даже в самую дорогую и престижную среднюю школу-пансион. Уважение и доверие юноши или девушки переходного возраста покупаются только одной, самой редкой и твердой валютой: ежедневным родительским вниманием и временем. Его нельзя заменить временем гувернера.

Отправляя ребенка переходного возраста на несколько лет за рубеж, мы подвергаем его его чувства уважения и доверия к вам дополнительному испытанию. Подросток, столкнувшись с первыми в жизни самостоятельными проблемами (первая любовь, несправедливость, предательство и т.п.) рискует пойти за советом не к вам, а к случайному соседу по комнате зарубежной школы-пансиона.

Вполне возможно, что ваша связь и доверие к ребенку, как и его юношеская серьезность и хорошая «упертость» в учебе нивелируют возможные проблемы долгого проживания вне дома. Однако, если эти проблемы существовали до отъезда, можно предположить, что они могут обостриться за счет потери регулярного контакта. Вечернее общение через гаджет — лучше, чем ничего. Но ведь это неполная замена доверительного разговора матери и дочери или «мужского» обсуждения проблемы отцом и сыном. Эффективность намного ниже.

Ошибка вторая: «геттоизация» в русскоязычном сообществе

Наивные родители полагают, что в «очень дорогой, элитной школе» за границей для учебы будут созданы намного лучшие условия, чем в собственной стране. Однако часто уровень образования и контингент оказывается ниже ожиданий. А количество опасных соблазнов переходного возраста — значительно выше. Почему так может произойти и на что необходимо обязательно обращать внимание, выбирая школу?

Дорогие средние школы из развитых государств Европы стали в последние десятилетия местом паломничества детей из состоятельных семей стран СНГ и России. Иногда в дорогих школах в классе собираются 40-50-60% не очень озабоченных учебой детей из стран СНГ, и синергетический эффект такого сообщества становится отрицательным. Причем это касается и освоения основных предметов, и иностранных языков, и приобщения к европейской культуре. Объединение группы подростков из русскоязычных стран в одном классе, и тем более в одной комнате общежития, порождает эффект «искусственной геттоизации».

В таких добровольных группах до предела ограничиваются коммуникации на иностранных языках и сохраняется привычный порядок и образ жизни. Подростки фактически перестают соприкасаться с реальной жизнью гостевой страны и не общаются с учениками, не говорящими по-русски. Именно поэтому факультеты российских вузов, предусматривающие зарубежные стажировки или обучение по проектам «двойной диплом», требуют от зарубежных партнеров расселять российских студентов по разным комнатам общежитий.

Но «искусственная геттоизация» — не самое плохое. Хуже, что за учебой и свободным временем подростков вы сможете следить только дистанционно, через соцсети. И нередко с опозданием узнавать, что оторванные от родителей тинейджеры балуются алкогольными напитками, приобщаются к курению и наркотикам (некоторые из которых в Европе почти не запрещены), забрасывая учебу. А те, кто их учит за ваши большие деньги, не заинтересованы не только в том, чтобы их отчислять или серьезно наказывать, но даже в том, чтобы вас информировать.

Ошибка третья: зарубежные школа и вуз – как путь к карьере

В России, даже с ее сложным деловым климатом, у активной предприимчивой молодежи гораздо больше шансов на успех, чем на Западе. Потому что на высококонкурентном зарубежном рынке молодых российских бизнесменов и предпринимателей никто не ждет.

То, что российский школьник, отучившийся за рубежом в старших классах средней школы, а затем в вузе, столкнется с конкуренцией со стороны выпускников страны пребывания — лишь один негативный аспект. Второй — это то, что он одновременно до минимума сократит свои шансы на успех в России.

Родители-интеллектуалы верят, что обучение в старшей школе и вузе — это время получения «глубоких знаний». На самом деле — это, в первую очередь, наработка социальных связей. Помимо друзей и знаний средняя школа и вуз дают нам сформированную ценностную систему. При попытке вернуться в Россию носитель системы ценностей, сформированной в старших классах средней школы и на вузовской скамье за рубежом, будет сталкиваться с так называемым «реверсивным культурным шоком». То есть с жестокой ментальной ломкой и фрустрацией. Почему-то обеспечивая своим детям возможность получить зарубежный диплом, родители не хотят подстраховаться и дать им социальные контакты в России.

В последние годы в ведущих вузах страны открываются сотни хороших бакалаврских и магистерских программ, проводимых совместно с зарубежными партнерами. Все они предусматривают обучение за рубежом от семестра до двух лет. На них учатся многонациональные группы, а занятия ведут профессора из нескольких стран. Они дают два диплома – российский государственный и зарубежного университета-партнера. И обеспечивают выпускникам понимание деловой культуры и того, как делается бизнес, в России и на Западе. Это дополняется связями и друзьями из разных стран, дает хорошие шансы для трудоустройства и в России, и за рубежом после окончания. Однако, популярность обучения за рубежом в период после кризиса 2008 года растет быстрее, чем популярность программ «двойной диплом». Хотя логике это явно противоречит.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 2 июня 2017 > № 2195426 Сергей Мясоедов


Россия. ЦФО > Образование, наука > forbes.ru, 1 июня 2017 > № 2207011 Евгений Бунимович

Уполномоченный по правам ребенка в Москве: детские сады больше не камеры хранения для ребенка

Ольга Волкова

Редактор Forbes Woman

Евгений Бунимович о том, есть ли у детей право на свое мнение, как решить проблемы с образованием и какой должна быть любовь к Родине.

Евгений Бунимович занял пост детского омбудсмена в Москве в 2009 году. До этого он тридцать лет, до 2007 года, преподавал математику в экспериментальной гимназии Академии педагогических наук, с 1986 по 2001 год занимал пост вице-президента Российской ассоциации учителей математики, затем до 2006 года был членом Президиума Федерального экспертного совета по образованию. Он также входил в Московскую городскую думу II, II и IV созывов (от партии «Яблоко»).

Вы всегда в своих выступлениях ссылаетесь на Конвенцию ООН о правах ребенка – например, после задержаний школьников на митингах 26 марта вы подчеркивали, что у детей по этой конвенции есть право выражать свое мнение. Что нужно сделать, чтобы больше людей с ней ознакомились, знали эти права, умели их отстаивать?

Конвенция о правах ребенка мне кажется одним из самых важных документов, которые вообще приняло человечество. Хочу напомнить, что это документ, который подписало наибольшее количество стран – 140 — из всех когда-либо принятых документов.

Мы ее публиковали, представляли в школах, но проблема не только в том, чтобы познакомить с текстом, а в том, чтобы концепция реализовывалась – а в острых ситуациях это особенно сложно. Вопрос в том, что эта идеология — защита прав ребенка, в том числе его права на собственное мнение — должна войти в сознание взрослых.

Что касается митингов 26 мая, речь не только о том, что дети имеют право свободно выражать свое мнение. В конвенции написано и другое: государство должно защищать право ребенка на свободу мысли, дети имеют право собираться и объединяться в группы – если, конечно, это не нарушает общественный порядок. Мне кажется, надо стимулировать в школах – и не только в школах, в семьях тоже – дискуссию, не бояться неполиткорректных вопросов, искать вместе решения, уважать подростков и их мнение. Нужно обсуждать с ребятами и административные запреты: нельзя залезать на фонарь, выходить на проезжую часть, нужно понимать законодательство о митингах. Но если детям приходится залезать на фонарь, чтобы получить ответы на свои вопросы, об этом тоже взрослым надо задуматься.

А как вы смотрите на истории о собраниях в школах после митингов, на которых учителя убеждали детей, что неправильно было туда идти?

Что касается тех эксцессов, которые были – включая записи разговоров — честно говоря, стыдно, когда взрослые выглядят несколько неадекватно. Но учительство – массовая профессия. Как в любой массовой профессии там встречаются разные люди.

Как вы относитесь к текущему традиционалистскому дискурсу: введению предметов о религиях в школе, риторике, которая периодически возникает вокруг запрета абортов или их выведения из системы ОМС? Уполномоченный по правам ребенка при президенте Анна Кузнецова открыто говорит, что она против абортов, часто эту тему поднимают в РПЦ.

Предметы о религии в школе – это тема не сугубо российская. Подход в мире очень разный. Вот, например, две страны из ЕС, Франция и Германия, решают вопрос противоположным способом: во Франции традиционно религия и школа жестко разделены, а в Германии, напротив, есть соответствующие предметы. Нет единственно правильного решения. То, как это сделано сегодня: в небольшом объеме это введено – надо смотреть, дает ли это результаты. Я высказывал опасения, что разделение детей по группам разделит их и в жизни, но пока таких конфликтов не зафиксировано.

Запрет абортов – очень больная серьезная тема, разные страны решают этот вопрос тоже по-разному. У нас речь вроде бы шла не о запрете как таковом, а об идее вывести аборт из системы ОМС. Сегодня, на мой взгляд, эта идея принесет гораздо больше вреда, чем пользы. Есть советский опыт: было много тяжелых и опасных ситуаций, криминальных абортов в период действия запрета. Я скажу так: может быть, это возможно при другом уровне благосостояния, когда платными медицинскими услугами будет пользоваться больше людей – а не в той ситуации, когда такое количество людей, даже по официальным данным, находятся за чертой бедности – мы так приведем немало женщин, их семьи, детей к тяжелейшим последствиям.

А насколько оправданно патриотическое воспитание в школе?

Оно проходит в любой стране и в любых школах. Другой вопрос – те формы, которые это принимает. Патриотизм, любовь к месту, где ты родился, — очень личное чувство. Это естественное чувство, которое необязательно специальным образом все время подогревать.

Хотелось бы, чтобы это чувство не было односторонним: чтобы ребенка любили в семье, в детском саду, в школе. Потому что если мы будем унижать его достоинство, игнорировать его права, а потом приходить и учить его патриотизму, эффект будет скорее противоположный. Для ребенка его учитель, воспитатель – это еще и его первая встреча с государством, с обществом, с системой. Да, трудно поставить два балла и при этом не унизить достоинство ребенка – но в этом и заключается профессионализм педагога.

Каждой стране есть чем гордиться, и каждая страна больше рассказывает своему новому поколению о своей культуре, своей истории, традициях – это нормальная часть воспитания в любом обществе. Другое дело, что у нас появляются – и меня это очень беспокоит – такие, знаете, «профессиональные» патриоты, которые получают большие бюджеты, разрабатывают какие-то бесконечные проекты. Я с сомнением отношусь к любви за деньги.

Как этот дискурс увязать, скажем, с необходимостью сексуального просвещения?

Сексуальное просвещение – это вопрос, связанный с культурой и представлениями каждого общества. Количество абортов, например, в Москве, падает — и по России тоже падает. Это связано не с просвещением в школе, а с общим ростом уровня культуры. Не надо все навешивать только на школу. Сегодня, в век интернета, социальных сетей и бесконечного количества информации, проблема не в наличии информации, а в культуре ее потребителя.

В прошлом году много писали об очередях для записи в хорошие школы, несмотря на электронную запись – доходило до судебных исков. Насколько остро сейчас стоит проблема, и связана ли она с укрупнением школ?

Когда я пришел на этот пост, проблема была очень серьезная: по ночам были костры для записи в школы по Москве, драки. Я обратился в департамент образования с двумя вопросами. Во-первых, почему запись происходит в апреле-мае, когда уже в сентябре предыдущего года известно, какие дети пойдут на следующий год в первый класс. Во-вторых, как нам быть со школами, где особенный ажиотаж. Когда ввели электронную запись, оказалось, что, по-видимому, некоторое количество мест директора придерживали, потому что таких «ажиотажных» школ оказалось меньше. В этом году драк я не видел. Что касается судебных исков, я только за: обращений стало больше, потому что родители требуют защиты своих прав.

Тема укрупнения школ прямо с записью не связана. У меня к ней сложное отношение: в каких-то случаях я отстаивал школы, которые, на мой взгляд, не должны были укрупняться. Но по сути эта идеология, когда ребята в трудных жизненных ситуациях, и с одаренностью, и с инвалидностью могут реализоваться в своем районе и не едут в школу через всю Москву – правильная идеология. Крупная школа может дать больше направлений и профилей – математический, экономический, гуманитарный.

У нас всегда все находятся на крайних позициях – либо крепко за, либо крепко против – это такая национальная черта. На самом деле в этом процессе есть элементы позитивные, хотя в нем очень много издержек. Другой вопрос, что многие вещи у нас делаются очень быстро и «через колено». Тот же вопрос укрупнения мог быть более плавным, деликатным и точным: сам период перемен был слишком коротким и не учитывал многих обстоятельств – в характерном стиле исполнительной власти.

Вы всегда подчеркиваете важность дошкольного образования. При этом около 75 000 детей находятся в очереди на получение места в детском саду – такие цифры приводила глава Минобрнауки РФ Ольга Васильева. Что с этим делать?

Психологи, возрастные физиологи и другие специалисты утверждают на базе исследований, что ключевой возраст – где-то от трех до шести лет, и даже раньше. Речь даже не о привычном для родителей требовании, чтобы ребенок еще до школы читал, писал и считал — масса вещей, связанных с коммуникацией, безопасностью, представлениями о мире, социализацией, действительно наиболее эффективно формируется в этом возрасте.

Традиционный взгляд на детские сады как на камеры хранения для ребенка (получил вечером: синяка нет, покормили – и хорошо), конечно, изменен. Сегодняшние стандарты для детских садов – это стандарты развития. Есть много проблем: далеко не все воспитатели готовы так работать, а дефицит, который вы упомянули, прямо противоречит тому, о чем мы говорим. Для развития нужны зоны развития: музыкальные, игровые комнаты — а сейчас все сокращают. Понятно, почему это происходит: нужно, чтобы как можно больше детей взяли в детские сады. Но одно противоречит другому. Необходимо строительство детских садов, здесь никуда не деться.

В Москве сейчас лучше, чем во многих других регионах: у нас нет очереди из ребят от 3 до 6 лет – кроме детей из семей с временной регистрацией, что тоже несправедливо: это люди, официально находящиеся в Москве, они тут платят налоги, работают и имеют такое же право на садик, как и все остальные.

Другой вопрос: почти все детские выплаты заканчиваются в полтора года. Есть еще период от полутора до трех лет, когда многие мамы хотят выйти на работу — или даже не могут не выйти, потому что им надо ребенка кормить. Я обращался к исполнительной властью, чтобы сделали дорожную карту, но внятного ответа на вопрос, когда мы сможем брать детей в детский сад с 1,5 лет, мы пока не получили.

В прошлом году было несколько громких историй о приемных родителях, которые были заинтересованы только в выплатах. Многим семьям нужна поддержка, но как «отфильтровать» «неблагонадежных» получателей государственных трансфертов? Как это соотносится с отчетами о сокращении числа детей в интернатах и детских домах?

Какое-то время назад нас наконец услышали и сформировалось представление о том, что для ребенка-сироты все-таки главное — это семейное устройство. В Москве сиротские дома называют теперь центрами содействия семейному устройству — и это не только смена названия. Количество сирот в детских домах действительно сократилось, и это очень важно. Нормальная приемная семья в любом случае лучше казенного учреждения. Да, они за свою работу получают вознаграждение, но это все-таки не усыновление, это другая, возмездная форма.

Можно ли заранее определить, как будет развиваться ситуация? Иногда проблема не в том, что люди корыстные, а в том, что они через какое-то время — в кризисной ситуации — понимают, что были не готовы.

Проблемы возникают в том числе из-за неравенства выплат в регионах. С манипуляциями в этой области нужно бороться. Мы обратились на федеральный уровень, чтобы четко определили межбюджетные отношения: кто за что отвечает — чтобы не было конфликтов между субъектами.

Этим ли объясняется усложнение отчетов по расходованию средств пособий для приемных родителей и опекунов? При том, что средний размер выплат на ребенка по России — 9000 рублей, вознаграждение приемному родителю – 10000 (и получает его только один родитель).

Дело не только в усложнении отчетов, это еще вопрос недоверия. Раньше к приемным семьям было отношение такое: они несут важную миссию. Сейчас они испытывают психологическое давление: появилась идея, что они все корыстные. Ничего подобного. Абсолютное большинство семей очень достойные. Они берут трудных детей, и это очень трудная – я даже не могу сказать «работа» – миссия.

Но эта более сложная процедура должна роль некоторого фильтра выполнять?

Она выполняет, но одновременно с семей начинают требовать невесть что. Никакие законы не заменят уровня профессионализма и вообще человеческого уровня органов контроля – которые, вообще говоря, должны быть органами сопровождения.

Почему в органах соцзащиты и опеки допускается работа людей, не имеющих психологического или педагогического образования? Ведь адаптация приемного ребенка и его новых родителей – это в первую очередь психологический аспект.

Когда в класс приходит учитель, у нас могут быть к нему вопросы, но он все-таки четыре-пять лет учился быть учителем. Человеку, который решает судьбу ребенка, требуется не меньший профессионализм и знания: психологические, юридические и даже бухгалтерские. Безусловно, должно быть профессиональное образование. У нас нет практически ни одного института, где готовят людей для этой области. Сейчас в Москве действует система переподготовки, но те эксцессы, с которыми я сталкиваюсь, показывают, что этого мало. В органах соцзащиты есть люди, очень разные, со своим представлением о мире, о том, что такое семья. Это неправильно: в этой сфере должны быть общие стандарты.

Есть ли у Москвы особенные проблемы в области прав ребенка: связанные с размером населения или большим числом мигрантов, дети которых оказываются одной из наименее защищенных групп?

Москва — огромный мегаполис, и особенности связаны прежде всего с количеством детей: почти два миллиона — и мы еще не всех можем посчитать. Более того, это мультикультурный город. В нем много разных семей – по уровню дохода, по взглядам, по религиозным подходам, национальным особенностям. И мы должны формировать у детей умение жить в этом очень разном городе.

Сейчас в силу экономического спада мигрантов меньше, но проблема стояла остро: в школы не брали, со здравоохранением были проблемы. Это нарушение законодательства: вне зависимости от ситуации с родителями дети должны учиться, и лечить их должны. Многим не нравится, что слишком много нелегальных мигрантов, но это вопросы к миграционной службе — дети уж точно не виноваты. При этом именно дети часто способствуют социализации семей мигрантов. Например, исследования показали, что в исламских традиционных семьях женщины часто не работают, мало выходят из дома, и тогда только ребенок оказывается элементом социализации. Ребенок быстрее усваивает нормы жизни в Москве, быстрее осваивает язык.

Надо понимать, что ни власть, ни общество ничего не могут изменить по отдельности. Так было с детьми с ограниченными возможностями здоровья: пока не изменились взгляды общества и не стало стыдным негативно высказываться по этому вопросу, никакие законы не работали и ситуация не менялась.

Россия. ЦФО > Образование, наука > forbes.ru, 1 июня 2017 > № 2207011 Евгений Бунимович


Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 1 июня 2017 > № 2197458

Дмитрий Медведев посетил детский технопарк «Кванториум» в Королёве.

Председатель Правительства осмотрел лаборатории «Кванториума» и встретился с руководителями региональных детских технопарков.

Детские технопарки «Кванториум» – площадки дополнительного образования, на которых учащиеся в проектном формате обучаются перспективным естественно-научным и техническим направлениям, осваивают инженерные направления, в том числе современные лазерные технологии, нейротехнологии, беспилотную авиацию, программирование, 3D-моделирование и другие.

«Кванториумы» открываются Фондом новых форм развития образования во исполнение поручений Президента и Правительства России для создания среды для ускоренного развития детей в возрасте от 5 до 18 лет в научно-технической сфере, формирования у подрастающего поколения изобретательского мышления.

В настоящее время открыто 24 детских технопарка «Кванториум» в 19 субъектах Федерации.

В 2017 году ещё 17 регионов присоединились к инициативе создания технопарков, что позволит к концу года создать сеть из 50 площадок с охватом – 45 тыс. детей на постоянной бесплатной основе и более 400 тыс. детей, вовлечённых в деятельность технопарков.

Инициатива по созданию точек роста и создание на базе детских технопарков методических модельных центров в образовательной сфере вошла в основу приоритетного проекта «Доступное дополнительное образование для детей», утверждённого Советом при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Первый в Московской области центр дополнительного образования «Детский технопарк “Кванториум”» в Королёве открыт 10 декабря 2016 года.

В настоящее время в королёвском «Кванториуме» реализовано четыре направления деятельности: космос, робототехника, IT и Hi-Tech; до конца 2017 года будут открыты ещё два направления – промышленный дизайн и нанотехнологии.

Россия. ЦФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 1 июня 2017 > № 2197458


Россия > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 31 мая 2017 > № 2197450 Дмитрий Медведев

Совещание об организации детского отдыха.

Из стенограммы:

Д.Медведев: У нас сегодня совещание, которое посвящено организации отдыха и оздоровления детей. Тема очень важная и, скажем так, регулярная. Завтра наступает лето, в школах уже начинаются каникулы. Сегодня обсудим, как идёт подготовка к сезону детского летнего отдыха. Понятно, что ключевыми являются темы безопасности, нормального, комфортного отдыха.

Поездка в лагерь – это всегда отличная возможность отдохнуть, познакомиться с друзьями, узнать много нового. В то же время надо, чтобы всё это было как следует организовано, чтобы ничто не угрожало ни здоровью, ни тем более жизни детей. Для этого ключевыми являются вопросы не только обеспечения элементарной безопасности, но и соблюдения санитарных норм, противопожарных правил. У нас случаются проблемы, трагедии случаются, и в прошлом году это было. Надо сделать всё, чтобы не допустить повторения подобных ситуаций.

В прошлом году была существенно усовершенствована нормативно-правовая база, которая касается детского отдыха. Полномочия по его организации теперь закреплены за единым ведомством (об этом неоднократно говорили), теперь это Министерство образования. Именно оно координирует работу всех ведомств, которые задействованы в организации детского отдыха.

Требования к компаниям, которые предоставляют услуги по организации такого отдыха, стали конкретнее, жёстче. Это касается и требований к идентификации и квалификации людей, которые работают с детьми. Речь идёт о вожатых, воспитателях, проводниках. Все они берут на себя ответственность за подопечных и должны чётко понимать, что безопасность – это самое существенное.

Мы законодательно закрепили также, что при закупках в этой сфере качество услуг и вопросы безопасности детей – безусловные приоритеты. Поставщик таких услуг должен обладать необходимым опытом. У организаторов отдыха и в мыслях, что называется, не должно быть экономить на здоровье.

Буквально на прошлой неделе я подписал распоряжение Правительства, которым утверждаются Основы государственного регулирования и государственного контроля организации отдыха и оздоровления детей. В них отражены задачи по совершенствованию системы организации детского отдыха, которые нам предстоит решать. Это подготовка профессионалов, строительство и реконструкция лагерей и здравниц, дальнейшее уточнение законодательной базы. Хочу ещё раз сказать руководству федеральных органов исполнительной власти, министерств и ведомств: надо все документы, которые из этих основ вытекают, максимально быстро подготовить.

Ещё одно нововведение этого сезона – обязательное оповещение МЧС о маршрутах детских туристических групп. Такие группы должны сопровождать инструкторы-проводники, которые умеют оказывать первую помощь и прошли специальную подготовку. У нас введён единый номер экстренных служб. При необходимости каждый должен иметь возможность по нему позвонить, чтобы получить помощь в экстренной ситуации. Причём сделать это можно вне зоны покрытия сети или когда на телефоне отсутствуют средства.

Регионы у нас всем этим занимаются. Ежегодно я обращаюсь к коллегам, руководителям регионов, чтобы они лично контролировали, как организован отдых детей, в первую очередь с точки зрения безопасности. Этот год не исключение. По возможности все руководители субъектов Федерации сами должны ездить, смотреть, общаться с детьми, персоналом детских учреждений, следить за тем, как реализуется законодательство, современные требования. Если есть хоть какие-либо сомнения, принимать оперативные меры, при необходимости сообщать Министерству образования. Только так мы можем быть уверены, что каждый из более чем 42 тыс. лагерей (я подчёркиваю, у нас их 40 с лишним тысяч), которые планируют принимать детей в этом сезоне, – действительно готовы.

Роспотребнадзор недавно говорил о том, что есть проблемы у целого ряда лагерей, называлась цифра довольно значительная, около 300, пока, по их информации, они не соответствуют санитарным нормам. Если это так, то нужно исправить ситуацию в ближайшее время, если ситуация изменилась – я жду доклада на эту тему. Все предписания, которые даны лагерям и центрам детского отдыха, во время подготовки к сезону должны быть исполнены, выявленные нарушения, естественно, устранены.

Надо также позаботиться о том, чтобы все организации детского отдыха были занесены в специальные реестры, которые появились во всех регионах. Не должно быть ни одного лагеря, о котором неизвестно, это просто абсолютно недопустимо, это, по сути, ситуация преступная. Сейчас там есть информация о значительном числе таких учреждений. Обращаюсь к руководителям регионов: нужно все учреждения туда занести. Если там какой-то организации, какого-то учреждения не будет, то всё, что в нём происходит, это уже в известной степени ответственность руководителя региона, вы должны это понимать.

Под особый контроль нужно взять безопасность детей во время организованных перевозок. Предусмотреть условия для экстренного размещения детей, если во время поездки что-то случится. Убедиться, что если рейс задерживается, то на вокзалах и в аэропортах будет организовано питание для детей и созданы все необходимые условия.

Безусловно, министерства труда, здравоохранения, транспорта, МЧС, МВД должны отслеживать, как в целом проходит летняя оздоровительная кампания.

Естественно, также будут даны поручения по контрольно-надзорным, внеплановым проверкам – по темам пожарной безопасности, безопасности на водных объектах и по соблюдению санитарно-эпидемиологических требований. По результатам этой работы каждый месяц необходимо готовить доклад в Правительство.

Ещё один момент. Он касается отдыха детей из регионов, где в этом году произошли чрезвычайные ситуации. Из-за пожара в Иркутской области пострадали многие семьи. Тяжёлый период для детей. Чтобы их поддержать, мы на Правительстве приняли решение выделить из резервного фонда деньги на отдых детей из таких семей. Документы в принципе подготовлены.

Кроме того, в Ставропольском крае объявлен режим чрезвычайной ситуации в связи с паводком. В зоне подтопления находятся и 16 детских лагерей. В целом они готовятся принимать детей, но нужно убедиться, что стихия не повлияет на их работу и отдых будет нормальным.

Ещё раз хочу сказать, что нужно отнестись к работе максимально ответственно. От этого зависит, как проведут лето более 5,5 млн детей, которые примут участие в летней оздоровительной кампании.

Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Васильевой), пожалуйста, проинформируйте о том, какова готовность.

О.Васильева: Завтра начинается лето. У нас 15 млн школьников, из них 5,6 млн человек будут отдыхать в лагерях и оздоравливаться.

Напомню, что в рамках подготовки летней кампании этого года с учётом перечня поручений Президента от 6 июля 2016 года по вопросам организации отдыха и оздоровления детей мы провели прежде всего работу по совершенствованию законодательных и иных нормативно-правовых актов.

28 декабря 2016 года был принят Федеральный закон №465, и сейчас наша главная задача – ускорить принятие всех актов для реализации этого закона. Нами была проведена большая работа, и после согласования со всеми ведомствами мы во второй раз представили в Правительство эти материалы.

Как известно, Правительство своим постановлением от 13 апреля 2017 года наделило Министерство образования и науки Российской Федерации полномочиями по организации отдыха и оздоровления детей.

Я хочу объяснить ещё раз, что это за полномочия, которыми мы наделены.

Прежде всего это разработка и реализация основ государственной политики в сфере организации отдыха и оздоровления детей, включая обеспечение безопасности их жизни и здоровья; координация деятельности федеральных органов исполнительной власти в сфере организации отдыха и оздоровления; взаимодействие с органами субъектов самоуправления, которые занимаются организацией детского отдыха; обеспечение федерального государственного контроля за соблюдением всех требований законодательства Российской Федерации в сфере организации отдыха детей, а также разработка и утверждение примерных положений об организации отдыха детей и их оздоровления.

Последний пункт, который определяет наши полномочия, – это издание методических рекомендаций, которые будут едиными для оздоровительного отдыха наших детей.

Понятно, что мы работали в этом направлении совместно с федеральными органами исполнительной власти. Мы провели под руководством Ольги Юрьевны (Голодец) 11 мая 2017 года селекторное совещание со всеми представителями заинтересованных ведомств, которые осуществляют и санитарно-эпидемиологический контроль, и государственное управление в сфере отдыха и оздоровления. Присутствовали все регионы до одного.

Так как мы прекрасно понимаем, что мониторинг будет также осуществляться и нами, мы будем проводить такие видеоконференции в регулярном режиме.

Что касается следующей очень важной задачи, о которой Вы сказали, – относительно того, кто и как будет работать с нашими детьми. У нас на сегодняшний день 42 101 лагерь, бóльшая часть лагерей (74%) организуется на базе общеобразовательных учреждений, то есть школ.

Очень важно (я хочу привлечь к этому внимание), что у нас даже бытует такая формулировка, как «летняя смена». Представьте себе, что даже лепка или музыкальный кружок должны рассматриваться как дополнительное образование, это действительно так. Поэтому не пугайтесь, когда читаете нормативные акты по дополнительному образованию. У нас действительно многие организации базируют свою деятельность на допобразовании. Это правильно, потому что наши дети должны не только оздоравливаться и отдыхать, но и учиться чему-то новому, интересному и социализироваться дальше.

Что было предложено? Нами была предложена (и поддержана) «дорожная карта» по подготовке кадров.

На сегодняшний день наших детей примут 375 тыс. человек, что почти на 6,5 тыс. больше, чем в прошлом году. Вчера закончилось всероссийское совещание педагогических вузов. Основная часть вопросов для обсуждения – подготовка вожатых. На сегодняшний день в пилотном режиме два вуза – Московский государственный университет и Костромской педагогический университет – готовят вожатых по целевой программе, исходя из «дорожной карты».

С этого года мы будем готовить во всех педагогических вузах вожатых, у которых будет практика (модули). Вместе с Министерством труда мы готовим профессиональный стандарт вожатого.

На сегодняшний день (это отрадно) у нас большой процент организаций провели переподготовку своих педагогов, готовясь к этой кампании. Сегодня в реестре у нас 72% всех организаций, то есть 30 тыс., и мы надеемся, что в реестре будут в течение 10 дней все остальные.

Также хочу ещё раз обратить внимание руководителей субъектов на то, что необходимо, чтобы у каждой из организаций был сайт, чтобы родители, все, кто заинтересован в здоровье наших детей, могли найти там соответствующую информацию.

Очень важно, что мы поддерживаем постоянную связь с общественными наблюдателями, общественными организациями, которые также хотят заниматься общественным контролем жизнедеятельности наших детей. Мы создали межведомственную комиссию по вопросам оздоровительного отдыха и надеемся работать вместе.

На сегодняшний день у нас есть ещё очень важная проблема – выделение субсидий на организацию летнего отдыха для детей, находящихся в трудной ситуации (я напомню, что это было и в прошлом, и в позапрошлом году). Это 4,6 млрд на указанные мероприятия.

Мы обращались несколько раз, выходили с просьбой, говорили о том, что без этого нам будет сложно. Потому что в этом году у нас на 1% больше, чем в прошлом году детей, которые оказались в трудной ситуации, то есть деньги нам нужны.

Также я хочу отметить, что у нас 289 лагерей, которые работают круглый год.

В этом году будет выделено на 1% путёвок больше для талантливых детей из всех регионов нашей страны.

Вот таким образом Минобрнауки с учётом переданных полномочий осуществляет и будет осуществлять мероприятия по подготовке летней кампании.

Д.Медведев: Давайте послушаем, какова оценка со стороны Службы по надзору в части защиты прав потребителей и благополучия человека. Пожалуйста, Анна Юрьевна Попова.

А.Попова: Изменившееся законодательство позволило нам к началу летнего оздоровительного периода получить 99% выполнения предписаний, которые мы выдали в конце сезона 2016 года, – их было больше 18 тыс., они содержали более 90 тыс. мероприятий. Это больше, чем за весь обозримый предыдущий период. То есть ответственность и степень подготовки сегодня достаточно высокая.

Вместе с тем, отвечая на тот вопрос, который Вы уже задали и упомянули во вступительном слове, на позавчерашний день это было 290 летних оздоровительных учреждений, которые не соответствовали, – а мы подходим, как и прежде, к приёмке летних оздоровительных учреждений, к оценке их соответствия, хотя не обладаем разрешительными полномочиями здесь, с максимальной ответственностью и строгостью. На сегодняшний день это количество снизилось на 12 летних оздоровительных учреждений.

Я провела вчера селекторное совещание. Динамика есть, понимание, что нужно делать, есть, все предписания по поводу уже состоявшихся проверочных мероприятий по поручению Правительства.

Д.Медведев: Сколько всё-таки таких учреждений, в которых пока нельзя размещать детей, по мнению Роспотребнадзора?

А.Попова: 279.

Д.Медведев: Значит, тогда они должны это понимать и максимально быстро всё устранять. Вы должны тогда это всё принимать.

А.Попова: Да, Дмитрий Анатольевич, так и происходит.

Всем руководителям субъектов, там, где это есть, отправлены специальные письма с указанием перечня объектов, которые на сегодняшний день не готовы к приёмке, чтобы ещё раз обратить на это внимание.

То, о чём Вы сказали, важный аспект, – это перевозка детей в грядущем сезоне, и здесь усилен контроль за цехами бортового питания, в случае если это авиатранспорт; за перевозками на железной дороге с обеспеченным питанием. Я бы хотела обратить внимание на перевозку автобусами, потому что высокая температура в летний период, здесь необходимо заранее предусмотреть вопросы организации питания детей.

Вместе с тем очень важно отработать схемы оповещения на случай получения информации о наличии больных и подозрительных на инфекционные заболевания, а также предусмотреть возможность проведения бесконтактной термометрии в пути, с тем чтобы максимально быстро провести все эти мероприятия.

И ещё один аспект, на котором я хотела бы остановиться, – это организация питания в летних оздоровительных учреждениях. В этом году мы видим увеличение стоимости питания, заложенной в государственных контрактах, и это, конечно, очень хорошо. Но далеко не во всех субъектах Российской Федерации договоры на поставку составлены напрямую или заключаются напрямую с производителями пищевой продукции, зачастую это посредники.

Если говорить о тех, кто делает это максимально со своими производителями, – это Новгородская область (86% всех контрактов в этом оздоровительном сезоне), Алтайский край, Владимирская, Калининградская, Кировская области. К сожалению, не всё выглядит так же в других субъектах Российской Федерации.

И подготовка персонала. Человеческий фактор работает практически каждый год, и любое нарушение санитарных требований, к сожалению, чревато осложнением эпидемиологической обстановки в летних оздоровительных учреждениях. Мы за последние пять лет видим снижение количества таких инцидентов в летнюю оздоровительную кампанию, но вместе с тем здесь риски остаются достаточно высокими, и помнить и учитывать это нужно.

Практически все, кто собирается работать в летний оздоровительный период в этих учреждениях, уже прошли специальную санитарную подготовку, санитарный минимум, но именно подготовка персонала, подбор персонала и постоянный контроль за ним в полной мере могут обеспечить соблюдение всех требований и правил.

И по обеспечению инфекционной медицинской помощью. Мы здесь тоже провели должный контроль перед началом сезона, здесь серьёзных нарушений нет, в общем-то все стационары готовы, все специалисты тоже прошли дополнительные циклы обучения и прослушали дополнительные лекции.

Д.Медведев: Теперь давайте послушаем некоторых руководителей регионов – и представленных здесь, и находящихся на видеосвязи, – потом снова вернёмся к федеральным органам исполнительной власти.

Давайте сначала Краснодарский край подключим, потому что это всё-таки основной регион, где все отдыхают.

Пожалуйста, Вениамин Иванович. Как у вас дела?

В.Кондратьев: В нынешней летней оздоровительной кампании примет участие 780 тыс. детей, из них третья часть из других регионов Российской Федерации. Общий бюджет детского отдыха в крае составляет около 3 млрд рублей, из них 1 млрд 800 млн – это деньги непосредственно краевого бюджета. Особое внимание мы уделяем детям, которые находятся в трудной жизненной ситуации, и в этом году их отдохнёт около 158 тыс.

На своём уровне, Дмитрий Анатольевич, мы делаем всё, чтобы санатории для детей не меняли своей направленности. Потому что мы очень жёстко предъявляем требования к тем санаториям, в которых отдыхают дети, и им выгоднее сегодня сказать, что мы перейдём на отдых родителей с детьми или на отдых для взрослых.

Но я ещё раз подчеркиваю, сегодня мы где-то в диалоге находимся, где-то убеждаем, где-то делаем различные преференции, в том числе и налоговые, чтобы они оставались в детском отдыхе. Для нас это принципиально, потому что абсолютно верно Вы сказали, что Кубань – это основной регион, где сегодня могут качественно и безопасно отдыхать дети со всей страны.

Также мы оказываем поддержку родителям, которые приобретают путёвки для детей самостоятельно, и компенсируем затраты для предприятий, которые покупают путёвки для детей сотрудников. Процент компенсации составляет половину, то есть 50%. И не важно, это предприятие покупает для детей своих сотрудников или непосредственно родители покупают, то есть мы осуществляем компенсацию 50% стоимости путёвки.

В нынешней летней кампании будут задействованы более 1,5 тыс. различных лагерей и здравниц. И я могу сказать, что все 1,5 тыс. лагерей и здравниц находятся в хорошем состоянии – это касается и безопасности на высочайшем уровне, и комфорта детей, которые там будут отдыхать. Тщательная проверка наших здравниц, и не только в сезон, стала для Краснодарского края уже нормой.

Мы учли поручения Правительства и ужесточили требования и по пожарной безопасности, и по медобслуживанию. Сегодня у нас санаторий, который обеспечивает отдых детей, не может приступить к своей работе, если у него не будет штатных врачей. Врач по вызову – это вчерашний день. Сегодня все врачи в санаториях штатные, находятся в штатном расписании.

Детские оздоровительные учреждения получают также у нас паспорта безопасности. Они предусматривают охрану территорий и видеонаблюдение, пожарную безопасность, питание, оборудованные пляжи. Если санаторий не имеет паспорта безопасности, включающего в себя эти параметры (главное: безопасность, пляж, видеонаблюдение, тревожная кнопка), он также не может приступить к оказанию услуг для оздоровления и отдыха детей. Это тоже жёсткое наше требование. Сегодня у нас 100% санаториев, которые оказывают услуги для детского отдыха, имеют паспорта безопасности.

Мониторинг качества услуг в здравницах мы ведём совместно с общественниками. И впервые в этом году у нас будет организована горячая линия. Родители, может быть, даже дети (мы сейчас продумываем) смогут выйти по горячей линии и доложить о каких-то нарушениях, недостатках в том или ином санатории или здравнице.

Кроме того, на особом контроле передвижение детей по территории края, это у нас и авиа-, и железнодорожные, и авто-, и морские перевозки. Мы сегодня качественно взаимодействуем с коллегами-губернаторами из других регионов, которые нас заблаговременно уведомляют об организованных группах детей, которые к нам выезжают из других регионов, что нам позволяет отслеживать перемещение этих групп детей, качественно их сопровождать уже по нашей территории до мест размещения. Это очень важно, потому что самое для нас серьёзное, когда неорганизованные группы детей (или даже организованные, но не находятся под нашим контролем) перемещаются по территории края, и непонятно, где они размещаются.

Мы оперативно получаем информацию обо всех организованных группах, которые выезжают в наш край. И я надеюсь, коллеги-губернаторы, что в этом году мы этот алгоритм ни в коем случае не нарушим.

Тем не менее в случае выявления неорганизованных групп детей в регионе отработан алгоритм межведомственного взаимодействия, чтобы мы быстро их идентифицировали, находили и понимали, что с ними делать, откуда они и каким образом они будут возвращаться домой. Это тоже очень важно.

При возникновении чрезвычайных ситуаций предусмотрено более 30 тыс. резервных мест размещения и около тысячи резервных коек в медучреждениях края. Мало ли какая ситуация, жизнь нас научила, поэтому 30 тыс. у нас резервных мест и около тысячи резервных коек в медицинских учреждениях.

Внимание уделяется и культурной программе. Мы проработали целый комплекс туристических маршрутов, в том числе, возобновили и патриотические маршруты по местам боевой славы, где проходили сражения, бои. Дети, которые приезжают на отдых в наш край, будут иметь возможность пройти по местам боевой славы тех, кто отдал жизнь за свободу нашей Родины.

Коллеги, мы принимаем все меры для того, чтобы дети со всей нашей страны отдохнули качественно, поправили здоровье, а родители, самое главное, не волновались за их безопасность.

Д.Медведев: Самое главное всё-таки, чтобы сами дети были в безопасности и чтобы были обеспечены нормальные условия для отдыха.

Но про родителей тоже забывать не надо. Контролируйте ситуацию.

Давайте послушаем тех, кто здесь, – исполняющего обязанности главы Республики Карелия.

Артур Олегович, пожалуйста.

А.Парфенчиков: Главной нашей задачей в ближайший период было создание пусть временной, но нормативной базы с учётом нового федерального законодательства.

Полный пакет федеральных нормативных актов мы, наверное, получим уже к следующему сезону, поэтому в марте-апреле нами были приняты соответствующие региональные временные нормативы, которые определили вопросы, связанные с регулированием соответствующих реестров, стандартов безопасности, вопросов межведомственного взаимодействия, включая уточнение, расширение полномочий межведомственной комиссии.

С учётом данного обстоятельства сегодня в реестр включено 332 организации. Соответствующую переподготовку прошло более 200 педагогов для участия в организации детского отдыха.

На сегодняшний день оздоровительная кампания уже началась, открыто 24 лагеря. Все организации, которые были проверены уже с учётом новой нормативной базы, за исключением одного лагеря, соответствующие проверки прошли. По одному лагерю есть предписание по воде, поэтому начало его работы отсрочено до 1 июля.

Важной является также разработка соответствующей межведомственной «дорожной карты», которая будет предполагать системные, регулярные проверки всех лагерей в течение всего оздоровительного сезона.

Есть определённые вопросы с финансированием летнего отдыха, потому что мы пока информацию по рассмотрению нашей заявки о выделении соответствующих межбюджетных трансфертов, федеральных, не получили, поэтому сейчас всё финансирование осуществляется за счёт средств консолидированного бюджета.

Если говорить о тех нормативных проблемах, которые необходимо решать, конечно, нужны соответствующие нормативные документы от Минобрнауки. И регион готов в этом участвовать в рамках апробирования того законодательства, той нормативной базы, которая будет действовать в течение этого сезона.

Предлагаем также рассмотреть вопрос о дополнении соответствующей статьи 12 Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребёнка в Российской Федерации» безусловными и чёткими обязанностями соответствующих организаций представлять сведения в региональный реестр, а также их обязанностями по обеспечению страхования с соответствующими корреляциями в Административном кодексе в случае неисполнения этих обязательств.

Д.Медведев: Следите за ситуацией, потому что у вас тоже, как известно, в предыдущий период были проблемы.

Место для отдыха у вас популярное, поэтому обязательно нужно все меры принимать.

Я говорил о том, что в Иркутской области в этом году, к сожалению, произошли чрезвычайные события, и поэтому нужно помочь некоторым семьям, детям.

Сергей Георгиевич, пожалуйста, несколько слов скажите.

С.Левченко: На территории области проживает свыше 550 тыс. детей, из них 306,5 тыс. – это дети школьного возраста. В этом году мы в бюджет заложили бóльшую сумму, чем в предыдущие годы, 726 с лишним миллионов рублей, это в основном из областного бюджета и часть из муниципальных бюджетов (из областного на 30 млн больше, чем в предыдущем году).

Кроме этого, в период летней оздоровительной кампании будут проведены специализированные оздоровительные сезоны отдыха для детей-инвалидов, детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, для детей с ограниченными возможностями, сирот и так далее. Несовершеннолетние, состоящие на различных видах профилактического учёта, будут задействованы в профильных сменах различной направленности: военно-патриотические, спортивные, спортивно-технические, экологические.

Теперь по поводу трагедии, которая была у нас в конце апреля. Во исполнение перечня поручений Президента по итогам совещания, которое состоялось у нас 25 мая, мы дополняем областную программу, увеличиваем объём денежных средств для оздоровления детей из семей, пострадавших от пожаров. Из Киренского района, где деревня Бубновка, мы запланировали организовать отдых и оздоровление 30 детей школьного возраста и 10 детей дошкольного возраста. И из других небольших населённых пунктов, где тоже по несколько домов сгорело.

Спасибо, Дмитрий Анатольевич, – я знаю, что Вы подписали распоряжение по выделению дополнительных денег по летнему оздоровительному отдыху детей.

Благодаря тому, что мы в прошлом году и с начала этого года готовимся к летнему сезону, мы почти в 10 территориях, муниципальных территориях, возобновили работу оздоровительных лагерей (Нижнеудинский район, Усть-Илимск, Свирск, Черемхово и т.д.), дополнительные корпуса спальные ввели в ряде летних лагерей. Кроме этого из областного бюджета выделяются средства 20 областным государственным учреждениям, которые оказывают услуги по обеспечению отдыха и оздоровления детей, в общей сложности около 100 млн рублей.

Теперь по готовности, по предписаниям. У нас были даны управлением Роспотребнадзора 235 предписаний. По состоянию на 29 мая выполнено 96%. Считаю, что до 10 июня мы все эти предписания выполним.

Д.Медведев: Контролируйте тоже ситуацию.

Теперь вернёмся к коллегам, которые на федеральном уровне обеспечивают исполнение необходимых требований.

Пожалуйста, Александр Владимирович Горовой. Как по линии МВД обстоит ситуация?

А.Горовой (первый заместитель Министра внутренних дел): Абсолютно понимаем ответственность Министерства внутренних дел по обеспечению безопасности как отдыха вообще, так и детей в частности.

Наша работа структурирована приказом, который подписан 9 марта, по всем направлениям деятельности. Сегодня нас удовлетворяет взаимодействие с коллегами из Министерства образования, спасибо им за определённую наступательность, и нашими коллегами из субъектов Российской Федерации.

Итоги готовности по линии органов внутренних дел страны подведены в прошлую пятницу с участием заместителей губернаторов всех субъектов Российской Федерации, отвечающих за взаимодействие с правоохранительными органами. Мы максимально проработали вопросы с персоналом оздоровительных организаций по действиям при нарушениях общественного порядка либо возникновении каких-либо угроз. Инструктажи продолжаются по мере приёма персонала в эти заведения.

Повышенное внимание уделяем в силу экстенсивности транспортных и людских потоков Краснодарскому краю, Крыму и Севастополю. По отдельному приказу туда с завтрашнего дня откомандированы 700 человек личного состава из других субъектов страны для оказания помощи.

На всех железнодорожных вокзалах, в аэропортах с завтрашнего дня у нас разворачиваются пункты мониторинга при дежурных подразделениях транспортной полиции по контролю за логистикой и передвижением организованных групп детей. 100% поездов будут физически сопровождаться.

Пользуясь присутствием глав субъектов Российской Федерации, хотел бы обратить внимание коллег на следующие вопросы. Несмотря на подписание Федерального закона 28 декабря 2016 года, накладывающего прямую ответственность, в том числе, за обеспечение охраны порядка и безопасности со стороны администраций этих лагерей и их собственников, мы продолжаем в силу определённых проблем – финансовых, методических, географических – оказывать помощь территориям, в том числе и по выделению личного состава. Я благодарю присутствующих здесь губернаторов, которые для выполнения этой задачи разместили и поставили на котловое довольствие личный состав органов внутренних дел.

Мы приняли участие в обследовании всех 100% лагерей, которые готовятся к приёму детей для летнего отдыха. Информация была направлена вместе с коллегами из территориальных подразделений Минобразования нашими коллегами из МЧС главам субъектов и соответствующим прокурорам. Динамика пока по некоторым вопросам оставляет желать лучшего. Я хотел бы обратить внимание особенно на вопросы извещения и реагирования. На сегодня по стране 57% заведений, предназначенных для отдыха детей, оборудованы кнопками вызова. Мы продолжаем здесь работать вместе с коллегами из Федеральной службы войск национальной гвардии, идём навстречу хозяйствующим субъектам, несмотря на определённые затраты, прекрасно понимая, что это касается детей.

Очень интенсивно работаем по проверке персонала, который должен работать в этих лагерях. По опыту прошлого года в результате наших проверок были отведены от работы с детьми 417 человек. Мы в пятницу в этом плане переговорили, и приказы по приёму не будут подписываться без согласования руководителей территориальных органов министерства.

Д.Медведев: Это по всем регионам 417 человек?

А.Горовой: По всем. В прошлом году.

Мы обращаем внимание на несанкционированные лагеря. В прошлом году, в том числе по нашей инициативе, были закрыты 48 таких учреждений. Мы переговорили с заместителями губернаторов, чтобы не допустить подобного рода факты в этом году.

Д.Медведев: Я уже сказал: что такое несанкционированные лагеря. Если это постоянно действующие места проживания детей, где их размещают за плату, то это грубейшее нарушение закона и повод для возбуждения уголовного дела, вне всякого сомнения. И просил бы МВД тоже к этому так и относиться.

А.Горовой: Я услышал.

И последнее. Я хотел бы обратиться ко всем операторам организации организаторам детского отдыха. Мы и по своему направлению серьёзное внимание уделяем отдыху и занятости детей, которые стоят на профилактических учётах. В прошлом году была подвижка, «подучётников» отдыхало уже 77%.

На сайтах управлений Министерства внутренних дел всех субъектов обозначены номера телефонов, на которые родители либо дети могут позвонить и сообщить о тех или иных недостатках, которые имеются в том или ином учреждении по различным направлениям их функционирования. Приказами руководителей территориальных органов за каждым этим учреждением закреплены руководители либо подготовленные офицеры.

Россия > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > premier.gov.ru, 31 мая 2017 > № 2197450 Дмитрий Медведев


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 31 мая 2017 > № 2193273 Анна Кузнецова

Встреча с Уполномоченным по правам ребёнка Анной Кузнецовой.

Накануне Международного дня защиты детей Владимир Путин встретился с Уполномоченным при Президенте по правам ребёнка Анной Кузнецовой.

В.Путин: Анна Юрьевна, мы с Вами встречаемся накануне Дня защиты детей. Знаю, Вы подготовили доклад о Вашей работе, о состоянии дел.

Во-первых, я Вас хочу поздравить с наступающим праздником: и как маму, и как уполномоченного по правам детей, – и, конечно, с удовольствием выслушаю Ваш доклад.

А.Кузнецова: Спасибо, Владимир Владимирович.

Разрешите передать Вам небольшой подарок от моих детей – рисунок ко Дню защиты детей. Они нарисовали и Вас, ну и на рисунке – наша семья.

В.Путин: Спасибо, передайте им большое спасибо.

А.Кузнецова: Владимир Владимирович, это мой первый доклад перед Вами. Мне бы хотелось пройтись по трём основным блокам.

Во-первых, хочу рассказать о некоторых этапах, которые удалось преодолеть, о результатах, которых удалось достичь, о тех трудностях, которые есть в сфере детства, с которыми мы столкнулись, и представить Вашему вниманию свои предложения, которые, на наш взгляд, требуют приоритетного внимания.

Прежде всего хотелось бы отметить то, что очень важно в нашей деятельности накануне вступления в силу такого важного Вашего Указа – о Десятилетии детства. Пользуясь случаем, хотелось бы попросить Вас оказать содействие в том, чтобы та программа, которая будет разработана, принята Правительством в трёхмесячный период в рамках этого Указа, была представлена на общественное обсуждение и была обсуждаема. Прошу оказать в этом содействие.

Хотелось бы сразу отметить тот принцип, который лёг в основу всех принимаемых решений, всех шагов. Он один и, по крайней мере для меня, самый главный: соблюдение прав детей невозможно без соблюдения и защиты прав семьи. Потому что семья – та сфера, тот мир, в котором наилучшим образом соблюдаются права ребёнка.

И одновременно с этим есть трудность, с которой я столкнулась: в вопросах детства нет второстепенных проблем. И здесь потребовалось создание очень сильной команды, которая смогла бы с равными усилиями, с сильной мотивацией решать проблемы детства, содействовать их решению в совершенно разных отраслях.

И здесь нужно отметить рост числа обращений. Практически на 30 процентов выросло количество обращений в аппарат Уполномоченного. Может быть, не стоит это связывать с ростом числа проблем. Отчасти это удобно. Сферой детства у нас занимается около 20 ведомств, а аппарат Уполномоченного – удобная для обращения структура, куда можно написать и попасть сразу в различные ведомства.

И отсюда вытекает очень важная задача, которую тоже пришлось решать. Это выстраивание взаимодействия со всеми ведомствами, очень тесного, профессионального. Мы создали специальные площадки для этого, экспертный совет, создали совет, куда пригласили представителей очень широкой общественности. Рабочие группы, которые составляют этот совещательный орган, занимаются каждая своей темой. Кто-то поиском пропавших детей, кто-то темой здравоохранения, кто-то вопросами постинтернатного сопровождения. Здесь, как я уже сказала, надо заниматься и стараться находить возможность в равной силе заниматься всеми этими проблемами.

Мне бы хотелось особо отметить работу, которую поддержали также и Вы, по информационной безопасности детства. Это очень серьёзная проблема. Меня лично как маму она затронула, потому что у меня дети подросткового возраста, и я понимаю, что никто не защищён отчасти от деструктивной информации, с которой они могут столкнуться. Здесь запретительные меры – это лишь часть результата, которого удалось добиться. Сегодня принят закон, благодарю Вас за его поддержку.

Очень хочется, чтобы [была реализована] и вторая часть – создание так называемого альтернативного контента, это создание тех программ, которые помогут ребёнку найти себя, которые увлекут его, но именно в мир позитивных и созидательных ценностей. Это касается широкого спектра, это не только интернет. Это и телевидение, и дополнительное образование, не обязательно брать сферу информационных технологий. Поэтому мы разработали «дорожную карту», которую хотим предложить Вашему вниманию. Участвовала в разработке наша рабочая группа, в которую входят и общественники, и представители экспертного сообщества. Здесь решения достаточно комплексные, надеюсь, она найдёт поддержку.

Следующая тема, которая тоже стала результатом межведомственной работы, казалось бы, узкая. Это вопрос вакцинации и диагностики на туберкулёз.

В.Путин: Это не узкая, это как раз одна из ключевых.

А.Кузнецова: Настолько эта тема волновала наше родительское сообщество, что тысячи обращений поступило в аппарат Уполномоченного. Была неоднозначная юридическая практика по решению этого вопроса, и тысячи детей оставались без допуска в дошкольные и школьные образовательные учреждения.

В.Путин: Без вакцинации, без прививок?

А.Кузнецова: Без диагностики на туберкулёз. До того как мы встретились за круглым столом, вместе обсудили это решение, была только одна возможность попасть – сделать Манту, как мы все с вами делали. Я благодарна коллегам за выстроенный конструктивный диалог.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 31 мая 2017 > № 2193273 Анна Кузнецова


Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220935 Катрин Брешиньяк

Россия обязана оставаться великой страной в области научных открытий, так как в этом нуждается весь мир

Катрин Брешиньяк, Посол Франции по вопросам науки, технологии и инноваций, постоянный секретарь Академии наук Франции, профессор

К 300-летию российско-французских дипломатических отношений

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Госпожа Брешиньяк, вы - специалист в области ядерной физики, работали как в Европе, так и в Канаде, и США. Ваши работы получили самую высокую академическую международную оценку. Не могли бы вы рассказать, какие свои открытия и труды в области ядерной физики вы считаете главными?

Катрин Брешиньяк: Я не специалист в области ядерной физики, хотя и защитила диссертацию на тему перемещения изотопов в атомной физике. Но атом не означает ядро.

По большей части мне довелось работать в сфере наноисследований, в частности изучая мельчайшие частицы металлов. Исследования касались таких размеров, когда буквально каждый атом меняет общую картину и свойства объекта изменяются при изменении его размера. Для большей ясности объясню, что, например, при изучении атомов золота стало известно, что на уровне нано золото способно окисляться. Причем при наращивании массы оксидирование прекращается.

Также верно, что металлические ультрамикроэлементы в коллоидной суспензии обнаруживают свойства, схожие с ядрами. Некоторые механизмы схожи. Так же, как и ядра, ультрамикроэлементы могут расщепляться. Они испаряют диатомарные молекулы, подобные альфа-эмиссии, они входят в гигантский резонанс. В то же время соответствующие энергетические уровни разнятся на шесть порядков. В области ядерной физики речь идет о мегаэлектронвольте (10 в 6-й степени электронвольт), а в мире ультрамикроэлементов - просто об электронвольте. Сегодня очевидно, что наиболее значимая область исследований в ядерной физике, не существующая в мире ультрамикроэлементов, - это исследования в сфере переработки ядерных отходов.

А.Оганесян: Традиционно считается, что сильнейшими в области ядерных технологий являются Франция и Российская Федерация. Так, США не обладают техническими возможностями и знаниями для переработки ядерных отходов, которые они умеют только складировать. Многие десятилетия между нашими двумя странами идет продуктивное сотрудничество. Какие направления во франко-российском научно-техническом взаимодействии в области ядерных технологий вы считаете наиболее перспективными?

К.Брешиньяк: Атомное ядро заключает в себе могучую энергию, которую было бы крайне обидно не использовать. Энергетическая комиссия Академии наук Франции только что закончила работу над докладом, наглядно показывающим преимущества смешанного подхода к вопросу обеспечения общества энергией с обязательным включением атомной энергетики для того, чтобы избежать повышенного выброса в атмосферу окиси углерода при использовании ископаемых горючих материалов. Франко-российское сотрудничество может благотворно повлиять на прогресс в области переработки радиоактивных отходов.

А.Оганесян: Франция и Россия отказались от подрыва ядерных зарядов на полигонах: у вас на атолле Муруроа, у нас - на острове Новая Земля. Тем не менее работы, касающиеся более полного овладения ядерной энергией, продолжаются, в частности путем компьютерной симуляции. Существует ли возможность кооперации между двумя нашими странами? Стоит ли ожидать в ближайшем времени нового научно-технологического прорыва - управляемой реакции синтеза?

К.Брешиньяк: Очевидно, что компьютерная симуляция процесса - это правильный инструмент, который помогает лучшему пониманию ядерной реакции и позволяет избежать проведения экспериментов во время взрывов. Когда речь идет об энергии, получаемой из атома, происходит не только реакция деления, но и синтеза ядра, примером чего являются процессы, происходящие на Солнце. Проект международного термоядерного экспериментального реактора продвигается вперед в изучении темы магнитного удержания. Да, существуют определенные технологические сложности, но ничто не свидетельствует об их непреодолимости. Возможно, решение этого вопроса станет для нас доступным через полвека.

А.Оганесян: Вы не только физик-ядерщик, но и постоянный секретарь Академии наук Франции. 16 ноября 2016 года научные сообщества России и Франции отпраздновали 50-летний юбилей визита Президента Французской Республики Шарля де Голля в СССР, в результате которого было подписано первое соглашение о научно-техническом и экономическом сотрудничестве между двумя государствами. Именно к этому значимому событию было приурочено подписание вашего совместного с президентом Российской академии наук Владимиром Фортовым Обращения к научной общественности. Тогда вы выступили с речью о значении науки как стабилизирующего фактора в современном мире. Подписанный документ, который называется «Наука и доверие», обсуждался и был выработан мировым сообществом во время празднования 350-летия Академии наук Франции в Париже. Какой отклик нашло это обращение среди французских ученых?

К.Брешиньяк: Французские академические круги удивительно хорошо отнеслись к этому документу. Очевидно, что сегодня мы должны как-то реагировать на ту атмосферу недоверия общества к науке, которая, возможно, проистекает от недостатка информированности, в чем виноваты сами ученые, а также от усиливающегося мракобесия, разносимого при помощи СМИ и насаждаемого некоторыми идеологами. Документ «Наука и доверие», который мы подписали 27 сентября 2016 года с представителями 53 стран во время торжественных мероприятий по случаю 350-летнего юбилея нашей Академии наук, был еще раз подписан на русском языке с президентом вашей академии в ходе моего последнего визита в Москву. Важно было объяснить, на чем зиждется наше доверие к науке и напомнить, что наука не всегда в состоянии ответить на все вопросы. У нее нет границ. Она принадлежит всем. С другой стороны, исследования, которые двигают науку вперед, ведутся в каждой отдельной стране или же проводятся группой стран в соответствии с подписанными международными соглашениями.

Между тем, не желая вступать во внутренние российские дебаты, считаю все же важным напомнить о последних событиях в Российской академии наук. Во Франции, начиная с 1939 года, мы были вынуждены из-за угрозы войны отделить от Академии наук ряд отдельных научных центров, которые в дальнейшем стали Национальным центром научных исследований Франции, Национальным институтом здоровья и медицинских исследований, Комиссариатом по атомной энергии и альтернативным энергоисточникам. Все эти научные центры занимаются практическими изысканиями. Со своей стороны Академия наук играет стратегическую роль, разрабатывая экспертные заключения и советы правительству страны. При этом академия не занимается ежедневным управлением научными исследованиями.

Именно так происходит во многих странах. Действительно, во Франции, США, Великобритании и Германии академии наук являются организациями, состав и руководство которых назначаются исключительно в результате выборов, проведенных среди членов академии. Именно благодаря независимости светил науки, признанных мировым научным сообществом, академия имеет полную легитимность, советуя правительству. Дальнейший курс страны определяет политическая власть, она также определяет и общую организацию исследований при полном представлении соответствующих средств. Я последовательно занимала посты генерального директора и президента Национального центра научных исследований, затем стала руководить Академией наук Франции. Убеждена, что функциональное разделение полномочий между научными центрами и академией благотворно сказывается на результатах научных исследований в моей стране.

А.Оганесян: В настоящее время Франция сотрудничает с Россией в ряде областей - от космоса до авиапромышленности, в том числе при создании самолета SuperJet-100, на борту которого стоит французская авионика. Существует ли возможность дальнейшей кооперации в этих областях или это невозможно из-за введения антироссийских санкций?

К.Брешиньяк: Наши страны давно сотрудничают в областях, в которых мы добились превосходных результатов: в области математики, физики и в сфере различных технологий. Как вы знаете, санкции против России были приняты на уровне Европейского союза. Экспорт в Россию вооружения и технологий военного назначения со стороны ЕС запрещен. Не будем также забывать и о санкциях, принятых Россией в области сельского хозяйства. К счастью, эти санкции носят ограниченный и узконаправленный характер, оставляя свободными для сотрудничества достаточно обширные области.

А.Оганесян: Как вы оцениваете уровень российских молодых ученых и фундаментальной российской науки в целом?

К.Брешиньяк: С удовольствием констатирую, что сейчас ситуация в России значительно лучше относительно того, что было в 1990-х годах. Прекрасно помню, как в те годы я разработала целую программу, позволяющую талантливым российским исследователям получать временный контракт в Национальном центре научных исследований, чтобы иметь возможность поработать несколько месяцев во французских лабораториях. Сегодня профессия научного работника, инженера, исследователя вновь восстанавливает в России тот престиж, который она никогда не должна была терять. Такая утрата целого поколения исследователей привела к тому, что наши российские коллеги, как правило, принадлежат противоположным возрастным группам: они либо очень молоды, либо, напротив, весьма солидного возраста. Создается впечатление, что промежуточные поколения исчезли. Эти возрастные группы можно встретить вне науки - в таких областях, например, как бизнес, что зачастую прискорбно.

Россия также утратила часть своего потенциала блистательных молодых ученых. Например, ваша страна находится в числе лидеров соискателей Филдсовской премии в области математических наук, но некоторые лауреаты этой премии покидают родину и отправляются работать за рубеж. Это не имеет последствий, если такое положение вещей длится недолго. Россия обязана оставаться великой страной в области научных открытий, так как в этом нуждается весь мир. Она должна быть привлекательной, потому что недостаточно просто дать образование и сформировать отечественную молодую смену, следует также привлекать и исследователей из других стран. Именно по этой причине мы во Франции сохраняем элитарные научные центры, например: Институт высших научных исследований в Бюр-сюр-Иветт, высшие педагогические школы в Париже и Лионе, в Париж-Саклэ с участием Политехнической школы, Научно-инженерный институт в области супрамолекулярных исследований (ISIS) в Страсбурге и т. д. Там мы принимаем иностранных ученых высокого уровня.

А.Оганесян: Мы говорим в основном о научно-техническом сотрудничестве, а как вы прокомментируете сегодняшнее состояние российско-французского сотрудничества в области гуманитарных наук?

К.Брешиньяк: Область гуманитарных наук требует более комплексного подхода, чем точные науки, так как здесь стоит вопрос знания иностранного языка. Круг людей, свободно владеющих русским и французским языками, гораздо уже, чем круг тех, кто даже плохо владеет английским языком. Кроме того, сфера гуманитарных и социальных наук более политизирована, чем точные науки, что затрудняет взаимоотношения. Точные науки позволяют лучше изучить механику тел, в том числе и человеческого тела. Они, эти науки, по своей природе объективны. Гуманитарные и социальные науки изучают действия человека, что приводит к более субъективному подходу. Наконец, стоит отметить, что любое общество строится на ценностях, не являющихся научными истинами. Это утверждение касается не только отношений между Францией и Россией, но и других стран, о ком бы ни шла речь, причем это играет свою роль даже внутри одной страны.

Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > interaffairs.ru, 30 мая 2017 > № 2220935 Катрин Брешиньяк


Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика. Агропром > premier.gov.ru, 30 мая 2017 > № 2197142 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

О паспорте приоритетного проекта «Экспорт образования», о ходе реализации приоритетного проекта «Экспорт продукции АПК».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Прежде чем мы начнём работу, я хотел бы выразить соболезнования ещё раз всем родственникам погибших и пострадавшим во вчерашнем стихийном бедствии в Москве. Я знаю, что Москва все решения принимает для оказания помощи пострадавшим и ликвидации последствий. Естественно, в той части, в которой это необходимо, мы готовы оказать и правительственную поддержку. Сергей Семёнович, имейте это в виду.

С.Собянин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Действительно, катастрофа была ужасной, погибло 11 человек. В настоящее время в больницах находятся больше 100 человек с травмами разной степени тяжести. Повреждено 240 зданий, сорваны кровли. По предварительным данным, повалено 14 тыс. деревьев, но я думаю, что эта цифра не окончательная, это касается только городской застройки и не касается особо охраняемой природной территории – там будет значительно больше. Пострадало где-то 2 тыс. машин. То есть масштаб очень большой.

Надеюсь тем не менее, что в течение двух дней все последствия будут ликвидированы. В настоящее время на ликвидации последствий работает около 30 тыс. человек и 5 тыс. единиц техники, так что силы и средства есть, спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: У Москвы, конечно, сил и средств достаточно, тем не менее, ещё раз подчёркиваю, всё, что необходимо по федеральной линии, мы готовы сделать.

У нас сегодня в повестке – два приоритетных проекта по стратегическому направлению «Международная кооперация и экспорт». Начну с абсолютно нового для нас проекта, который посвящён экспорту услуг российского образования. Для нас нового, конечно. Ещё 30 лет назад, кстати, Советский Союз был лидером в сфере международного образования. Правда, это было связано с идеологией, к нам часто приезжали учиться представители государств, которые были крепко-накрепко связаны с Советским Союзом. Тем не менее факт остаётся фактом: мы были на серьёзных позициях.

Сейчас у нас где-то четвёртое-пятое место в мире по экспортным услугам. Лидируют США, потом идёт Британия, потом Франция, Германия, Австралия – у них одинаковый процент, потом Канада и Россия (приблизительно одинаково). Так что в этом смысле возможности у нас имеются, но их нужно наращивать. Тем более что, по прогнозам ЮНЕСКО, численность иностранных студентов в мире уже к 2025 году может перевалить за 7 млн человек. Это только студентов. Объёмы международного рынка образовательных услуг – это, конечно, миллиарды долларов. К примеру, американская высшая школа зарабатывает на иностранных студентах (в силу роли их образовательной системы) в 15 раз больше, чем тратит на неё Правительство Соединённых Штатов Америки. Там и система образования в значительной степени частная, тем не менее это показательно. Образование является пятой по значимости статьёй экспорта у них.

Очевидно, что в ближайшие годы конкуренция за иностранных учащихся будет усиливаться. Многими государствами эта работа заявлена в качестве стратегического национального приоритета.

И ещё один момент, который нужно иметь в виду: экспорт образования – это не только и даже не столько возможность заработать для университетов. Прежде всего это один из сильнейших факторов межличностных коммуникаций, расширение культурных контактов, привлечение в национальную экономику наиболее талантливых людей, которые, кстати, в ней могут и остаться, а в известной степени и просто выстраивание долгосрочной политики нашей страны.

Развитие экспорта образования – серьёзная национальная задача и для нашей страны, речь идёт о глобализации нашего образования. Нам есть что предложить, чему научить. В приоритетном проекте заложен комплекс мер по повышению привлекательности российской школы на международном рынке образовательных услуг. Во-первых, мы должны усовершенствовать законодательство, которое регулирует вопросы приёма, обучения и выпуска иностранных граждан, а также процедуру их въезда и пребывания на территории нашей страны. В частности, нужно скорректировать миграционные законы, сделать их более спокойными, лояльными для зарубежных студентов.

Во-вторых, мы планируем создать консорциум из ведущих вузов, у которых есть положительный опыт. Это позволит отработать основные подходы к созданию системы экспорта образования. Мы также предложим поучаствовать в этом проекте ведущим российским корпорациям, которые активно работают на внешних рынках. Чтобы выиграть в конкуренции с западными вузами, да и с азиатскими теперь вузами, которые не меньший вес имеют, нужно предлагать по-настоящему уникальные программы обучения в тех сферах, где наша наука и технологии лидируют. А такие сферы есть. И в этом смысле многие технологические виды образования – в сфере точных, естественных, инженерных наук – ценятся за границей.

В-третьих, необходимо отработать вопросы трудоустройства и стажировок на время обучения и каникул, чтобы иностранные студенты могли учиться и жить в нормальных условиях, работать и отдыхать в России. В результате, по нашим прикидкам, к 2025 году мы сможем обучать иностранных студентов, аспирантов по российским программам, причём их должно стать больше в 3,5 раза.

Теперь несколько слов о другом экспортном проекте, который касается поставок сельхозпродукции на зарубежные рынки. Это «Экспорт продукции аграрно-промышленного комплекса». Мы обсудим, как идёт его выполнение. Я напомню, что в рамках этого приоритета мы планируем создать единую систему поддержки и продвижения экспорта продовольствия. Сделать так, чтобы наши товары соответствовали требованиям регулирующих органов зарубежных стран, чтобы компаний – экспортёров продукции сельского хозяйства, то есть продовольствия прежде всего, стало больше, а объём экспортных поставок заметно вырос. Кроме того, мы должны действовать здесь синхронно, имея в виду и то, что мы находимся внутри Евразийского союза. Должны координировать наши усилия по экспорту с другими участниками этого объединения. Об этом мы в Казани говорили, на заседании совета глав правительств Евразийского союза.

В сотрудничестве с бизнес-сообществом нужно подготовить отраслевые программы по увеличению экспорта агропродукции, определить дополнительные меры поддержки, которые востребованы сельхозпредприятиями и ассоциациями. Хочу подчеркнуть, что отраслевые ассоциации должны быть более активными в продвижении наших товаров на внешние рынки. Потому что за нас там никто бегать не будет. Это наша работа. Государство должно поддерживать. А сами ассоциации и сами производители должны максимально активно на эти рынки внедряться. Нужно развивать экспортную инфраструктуру. При этом мы не должны забывать и о небольших компаниях. Давайте подумаем, как поддержать малые предприятия в экспортной кооперации – в создании производственных объектов, маркетинге, логистике.

Должны появиться пилотные центры в Краснодарском и Ставропольском краях. Для этого там будут созданы региональные подразделения Российского экспортного центра. Мы планируем создать при Минсельхозе центр анализа экспорта продукции аграрно-промышленного комплекса. Для развития логистической инфраструктуры предлагается организовать в Приморском крае экспортно-импортный хаб, который бы специализировался на сельхозпродукции и был бы снабжён перерабатывающими мощностями.

Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика. Агропром > premier.gov.ru, 30 мая 2017 > № 2197142 Дмитрий Медведев


Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 30 мая 2017 > № 2193291

Встреча с академиками Российской академии наук.

Владимир Путин встретился с академиками Российской академии наук.

Обсуждались, в частности, вопросы совершенствования структуры академии наук и текущее положение дел в науке.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Как мы с вами знаем, в конце прошлого года принята Стратегия научно-технологического развития страны, и мы тогда уже договаривались, что одна из важных задач в этой связи – насытить её конкретными проектами, направлениями исследований и так далее.

Конечно, прежде всего вы и ваши коллеги, члены академии наук, учёные должны сказать свое слово. Мы знаем, насколько сейчас важна роль междисциплинарных исследований, именно поэтому когда-то и было принято решение, не так давно, об объединении в одну большую академию двух других: и медицинской, и сельхозакадемии.

Мы с Владимиром Евгеньевичем [Фортовым] обсуждали все эти проблемы и пришли к выводу, и он активно поддержал, что нужно подумать о том, как нам дальше структурировать саму административную структуру, как нам сделать её более эффективной, приспособленной к решению задач сегодняшнего дня с тем, чтобы академия наук была именно штабом исследований и определения перспектив развития науки.

Мы хотели увидеться примерно в таком составе и поговорить именно на эти темы. Хотел бы вас послушать.

Россия > Образование, наука > kremlin.ru, 30 мая 2017 > № 2193291


Казахстан. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 30 мая 2017 > № 2190117

Один из ведущих вузов России - Московский Финансово-Промышленный Университет «Синергия» (МФПУ «Синергия») - полностью перевел и адаптировал две из своих специальностей дистанционного обучения на казахский язык, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

Теперь все желающие могут пройти обучение по наиболее популярным направлениям - «Менеджмент» и «Экономика» - на казахском языке и получить диплом о высшем образовании.

«Отмечу, что это инициатива самого университета. И, несмотря на немалые финансовые затраты, вуз пошел на этот шаг, чтобы удовлетворить большой спрос на местном рынке со стороны казахоязычного населения на обучение именно на государственном языке. Думаю, это только начало большого процесса по переводу и остальных популярных специальностей МФПУ «Синергия» на казахский язык. Я рад, что мы можем сделать обучение в нашем университете для студентов еще более полезным и комфортным и, таким образом, задаем хорошую тенденцию на рынке образования», - говорит генеральный директор представительства МФПУ «Синергия» в Казахстане Бауржан Касымбергебаев.

Московский Финансово-Промышленный Университет «Синергия» основан

в 1988 году. Имеет представительства практически во всех регионах Российской Федерации и за рубежом. В Казахстане университет работает уже 7 лет, предоставляя услуги дистанционного обучения.

В 2016 году в университете обучались более 50 тысяч студентов из 50 стран.

В 2003 году МФПУ «Синергия» стал членом Европейского фонда развития менеджмента. В 2006 году МФПУ присоединяется к Великой хартии университетов (Magna Charta Universitatum).

Также «Синергия» стал первым российским вузом, получившим аккредитацию Европейского Фонда Гарантий Качества Электронного Обучения (The European Foundation in E-learning, EFQUEL).

Университет первым в России получил престижную аккредитацию Международной Ассоциации MBA (Association of MBAs). Это также единственный вуз в РФ, который выдает вместе с государственным дипломом России, диплом одного из своих зарубежных вузов-партнеров, а также общеевропейское приложение Diploma Supplement, которое позволяет выпускникам беспрепятственно устроиться на работу в Европе.

Казахстан. ЦФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > dknews.kz, 30 мая 2017 > № 2190117


Италия. США. Евросоюз. Африка > Образование, наука > un.org, 27 мая 2017 > № 2187570

На встрече Группы семи по Африке глава ООН призвал инвестировать в молодежь

На проходящей в Италии встрече Группы семи (G7) Генеральный секретарь ООН призвал мировых лидеров инвестировать средства в молодежь, уделив особое внимание развитию технологий, соответствующего образования и наращиванию потенциала в Африке.

Выступая на встрече в Таормине, на Сицилии, посвященной укреплению партнерства «Большой семерки» со странами Африки, Антониу Гутерриш заявил, что мировому сообществу принадлежит важная роль в адаптации континента к новой волне индустриализации.

По словам главы ООН, неспособность адаптироваться «может иметь драматические последствия для благостостояния населения Африки». Это может привести к массовому перемещению людей и росту безработицы, особенно среди молодежи, что еще больше ослабит экономику этих стран.

«Высокий уровень безработицы среди молодежи - не только трагедия для самих молодых людей, но и потенциальная угроза процессу развития и источник разочарования и отчуждения, которые,в свою очередь, могут обернуться угрозой глобальному миру и безопасности», - заявил Генеральный секретарь.

По его мнению, инвестиции в молодежь должны также быть направлены на образование и обучение девочек и женщин. Гутерриш отметил, что гендерное неравенство ежегодно обходится странам Африки, расположенным южнее Сахары, в 95 млрд. долларов, что эквивалентно 6 процентам ВВП Черного континента.

Глава ООН также призвал инвестировать в инфраструктуру, которая соединяет регионы, страны и общины.

«Самые современные цифровые платформы, сети электроснабжения и логистическая инфраструктура позволят соединять городские и сельские районы и связывать жителей Африки друг с другом и с миром», - заявил Гутерриш, добавив: «Нам нужно не просто передавать технологии, мы должны максимизировать потенциал инноваций для народов Африки».

Глава ООН убежден в том, что такая поддержка и инновации помогут достичь Целей устойчивого развития и выполнить программу социально-экономических преобразований Африки, известной как Повестка дня 2063.

Второй день работы Саммита проходит в расширенном составе с участием лидеров африканских стран - Кении, Нигерии, Нигера, Туниса и Эфиопии, а также глав международных организаций, включая Организацию Объединенных Наций, Африканский союз и Международный валютный фонд.

Италия. США. Евросоюз. Африка > Образование, наука > un.org, 27 мая 2017 > № 2187570


Россия. СЗФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 26 мая 2017 > № 2186875

Российский вуз в седьмой раз стал чемпионом мира на Международной студенческой олимпиаде по программированию

В Рапид-Сити (Южная Дакота, США) состоялся финал Международной студенческой олимпиады по программированию (ACM-ICPC). Это самый крупный и престижный мировой турнир, в котором демонстрируется мастерство командного программирования. По итогам финала ACM-ICPC Санкт-Петербургский национальный исследовательский университет информационных технологий, механики и оптики (Университет ИТМО) завоевал седьмой по счету чемпионский кубок, продолжив беспроигрышную серию побед России и побив собственный мировой рекорд по количеству завоеванного первенства.

41-я по счету олимпиада ACM-ICPC собрала рекордное число участников – 46 381 студент из 2 948 университетов 103 стран. В финале главного мирового первенства студентов-программистов соревновались 133 команды, из них 13 представляли Россию: три команды из Москвы, три из Санкт-Петербурга и по одной из Екатеринбурга, Новосибирска, Перми, Петрозаводска, Саратова, Самары и Томска.

Студенты Университета ИТМО справились с 10 из 12 задач. Столько же задач решили еще четыре команды, однако петербургский вуз показал лучшее время, что принесло ему седьмой по счету кубок мира. Таким образом, Университет ИТМО продлил беспроигрышную серию российских команд на ACM-ICPC. Уже шестой год подряд, с 2012 года, победный кубок достается петербуржцам (в 2014 и 2016 годах победу на ACM-ICPC одерживала команда Санкт-Петербургского государственного университета). Кроме того, вуз утвердился на позиции абсолютного рекордсмена по количеству чемпионских титулов ACM-ICPC. На втором месте СПбГУ с четырьмя кубками, а у ближайших зарубежных соперников – американского Стэнфорда и китайского университета Джао Тонг – по три победы.

Еще три российских вуза стали призерами турнира. 12 лучшим командам-финалистам вручили медали чемпионата – по четыре каждого достоинства. Золото, помимо Университета ИТМО, досталось Варшавскому университету, Сеульскому национальному университету и СПбГУ. Серебряные медали взяли российский МФТИ и три китайских вуза – Университет Синьхуа, Пекинский университет и Университет Фудань. Бронзу завоевали Университет KAIST (Южная Корея), Уральский федеральный университет, Королевский технологический институт – KTH (Швеция) и Токийский университет. С полной таблицей результатов можно ознакомиться на сайте чемпионата - https://icpc.baylor.edu/worldfinals/results.

Отметим, что ACM-ICPC - International Collegiate Programming Contest - старейший, крупнейший и самый престижный в мире чемпионат по спортивному программированию. Соревнование проходит ежегодно c 1977 года под эгидой Ассоциации вычислительной техники (ACM), спонсором выступает компания IBM. Изначально в олимпиаде состязались, главным образом, команды из Северной Америки; с 1989 года география турнира расширялась и сейчас охватывает весь мир.

Российские команды участвуют в ACM-ICPC с 1995 года. За это время они уже двенадцать раз (включая победу в 2017 году) становились чемпионами. Семь кубков мира – на счету Университета ИТМО: вуз становился абсолютным чемпионом ACM-ICPC в 2004, 2008, 2009, 2012, 2013 и 2015 и 2017 годах и уже долгое время удерживает мировой рекорд.

По материалам Министерства образования и науки РФ.

Россия. СЗФО > Образование, наука. СМИ, ИТ > fadm.gov.ru, 26 мая 2017 > № 2186875


Россия. ЦФО > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 26 мая 2017 > № 2186820 Андрей Шаронов

«У меня точно был комплекс самозванца»: Андрей Шаронов о карьере, бизнес-образовании и предпринимательстве

Редакция Forbes

Мировая тенденция: целесообразность высшего образования, которое изначально было ступенькой наверх, ставится под вопрос. Человек теряет много времени и изучает то, что уже устарело. Другой тренд, уже российский — государство является крупнейшим бизнесменом в стране. Россия сегодня — страна государственного капитализма с огромной ролью силовиков в экономике. Почему молодые энергичные люди должны идти получать образование в бизнес-школе, а не, скажем, в академии ФСБ?

На этот и другие вопросы отвечает гость Forbes Club, президент Московской школы управления «Сколково» Андрей Шаронов.

Зачем нужно бизнес-образование

Мы живем в фантастически быстро меняющемся мире, в котором невозможно не только процветать, но даже адаптироваться к изменениям, если ты постоянно не учишься чему-то новому. Справедливости ради нужно сказать, что обучение — это не обязательно сидение за партой. Мы обучаемся, рефлексируя по поводу нашего собственного опыта.

С середины восемнадцатого века профессии наследовались потомками, то есть люди поколениями жили в одной и той же модальности с примерно сопоставимыми навыками. Сейчас человек в среднем восемь раз за жизнь меняет виды деятельности.

Мои бабушка и дедушка были неграмотными, дедушка умел читать по слогам, а бабушка ставить подпись. Только один из их сыновей получил высшее образование – это был мой дядя. О нем говорили: «Вот он выучился на кого-то». Сегодня невозможно «на кого-то» выучиться. Это бессмысленно, поскольку все так быстро меняется, и мы должны тоже быстро меняться, чтобы соответствовать требованиям.

И бизнес-школа – это один из видов образования для взрослых, но очень концентрированного. Как показывает практика англо-саксонских стран, бизнес-школа хорошо подходит и чиновникам тоже. Я учился в Англии и Германии в школах для государственных служащих и заметил, что в немецкой культуре есть разделение: чиновники учатся в одних школах, а бизнесмены – преимущественно в бизнес-школах.

В Великобритании Маргарет Тэтчер в какой-то момент приватизировала Civil Service College, где учились чиновники. И тогда школе пришлось встать в очередь на конкурсы, чтобы получать право обучать не только чиновников, но и менеджеров и предпринимателей. Что важно, учили их примерно одному и тому же — возможно, именно поэтому диалог между чиновниками и предпринимателями там проходит чуть легче, чем в странах с другой культурой, в том числе и в России.

О комплексе самозванца и карьере

Мою карьеру можно разделить на две части. В начале почти все в моем окружении были старше меня, что заставляло испытывать комплекс самозванца.

Я очень рано стал депутатом, успел поработать даже в ЦК комсомола. Почти случайно я стал замминистра экономики, будучи сильно моложе всех моих коллег. Мне постоянно указывали на то, что мне не хватает стажа или образования, одним словом — регалий. И, конечно, приходилось вести определенную борьбу (прежде всего с самим собой) — пусть сейчас ты самозванец, но ты адекватен ситуации и ожиданиям, а через некоторое время предложишь нечто новое, что докажет, насколько ты ценный человек для этой компании.

А вторая половина жизни началась недавно, когда я понял, что стал старше окружающих меня людей. Думаю, я впервые это почувствовал в 43 года, когда уже работал в «Тройке Диалог». Как с этим жить? Я пытаюсь не доминировать, не подчеркивать возраст, статус, чтобы не демотивировать окружение.

Вообще мне больше нравятся плоские организации, где расстояние от начальника до самого низшего должностного лица совсем небольшое. Конечно, для крупных организаций это невозможно, но для небольших — вполне работающая структура. Такой метод управления создает комфортную среду, которая раскрепощает людей, в ней они раскрываются лучше, чем в вертикальных иерархичных организациях. И в этом смысле у меня уже нет комплексов.

Об отношении к предпринимателям в России

Общество в России не доверяет бизнесменам, у нас вообще не связывают появление общественного блага с предпринимателями. Иногда возникает ощущение, что люди живут в модели, при которой блага и ценности образуются от государства, а не от совокупности капитала и наемного труда, как это, в общем-то, происходит на самом деле.

В рыночных экономиках, к сожалению, предприниматели давали немало поводов считать себя своего рода хищниками. И с этим спорить сложно, так часто бывает, но тут общественные и государственные институты должны выстраивать определенные защитные барьеры.

Мне кажется, что подобная ситуация — это детская болезнь, которую мы переживаем как общество, которое исторически недавно к этому подошло. Возможно, правительству стоит занять проактивную позицию в отношении популяризации предпринимательства как общественно полезного, а не вредного вида деятельности.

Россия. ЦФО > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 26 мая 2017 > № 2186820 Андрей Шаронов


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 26 мая 2017 > № 2186819

Лекция фонда Егора Гайдара «Как теория игр помогает решить проблемы большого города?»

Редакция Forbes

Лекция Алексея Савватеева из цикла «Теория игр» состоится 30 мая в 19:00

Фонд Егора Гайдара приглашает на последнюю лекцию из цикла, посвященного теории игр, на тему «Как теория игр помогает решить проблемы большого города?»

Почему люди предпочитают селиться большими группами и жить в городах? Зачем нужна такая концентрация людей в одном месте, если возможно более равномерное расселение? Чего ради мы терпим пробки, очереди, давку на транспорте, проблемы с экологией и другие трудности жизни в большом городе? Один из основных ответов заключается в том, что в городах проще и дешевле доступ к качественным общественным благам — медицине, образованию, безопасности, спорту, культуре. Однако предоставление общественных благ приводит к самым разным конфликтам: сложно договориться о том, как именно должны предоставляться общественные блага и, самое главное, кто за них должен платить.

В своей лекции Алексей Савватеев, доктор физико-математических наук и ректор университета имени Дмитрия Пожарского, расскажет, как теория игр помогает спрогнозировать взаимодействие большого числа людей с различными интересами, смоделировать оптимальный доступ к общественным благам и предугадать последствия «голосования ногами», когда люди выбирают города или районы согласно своим предпочтениям, средствам и способностям.

Лекция состоится 30 мая в 19:00 в Особняке на Волхонке (Большой Знаменский переулок, дом 2, строение 3).

Модератор цикла: Софья Кисельгоф, кандидат физико-математических наук, доцент Департамента математики Факультета экономических наук НИУ ВШЭ.

Прямая трансляция и расшифровка лекции будут доступны на Forbes.ru.

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 26 мая 2017 > № 2186819


Россия. ПФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 25 мая 2017 > № 2190331 Дмитрий Медведев

Дмитрий Медведев посетил Казанский (Приволжский) федеральный университет.

Председатель Правительства осмотрел лаборатории Института фундаментальной медицины и биологии, учебные классы IT-лицея, выступил на церемонии вручения премии «Лицеист года», а также встретился со студентами университета.

В структуру Казанского (Приволжского) федерального университета входят 14 институтов, 3 высшие школы, 2 факультета, 3 филиала в городах Набережные Челны, Елабуга, Чистополь, 169 кафедр, Приволжский центр повышения квалификации и переподготовки работников образования, лицей им. Н.И.Лобачевского, IТ-лицей для одарённых детей, 13 музеев.

Научно-образовательную инфраструктуру университета образуют 55 научно-образовательных центров, 184 лаборатории, в том числе 142 научно-исследовательские и 42 учебно-научные, 3 центра коллективного пользования, научно-технологический парк – Центр инновационной деятельности, 2 инжиниринговых центра, научная библиотека им. Н.И.Лобачевского.

Институт фундаментальной медицины и биологии включает более 60 подразделений: кафедры, научно-исследовательские лаборатории, ботанический сад.

Подготовка студентов осуществляется по 6 направлениям (биологические науки, фундаментальная медицина, клиническая медицина, фармация, образование и педагогические науки, физическая культура и спорт) и 6 специальностям (медицинская биохимия, медицинская биофизика, медицинская кибернетика, лечебное дело, стоматология, фармация).

В настоящее время в институте обучаются 1920 человек, из них 92% – на очном отделении. В институте работает 730 человек. Учёную степень доктора наук имеют 59 человек, кандидата наук – 187 человек. Проводятся научные исследования в рамках 46 российских грантов.

В IT-лицее (интернатного типа) обучаются 288 одарённых детей.

Программа обучения предусматривает практические занятия по физике, химии, информатике и информационно-коммуникационным технологиям, занятия в кружках.

С 2014 года реализуется программа дополнительного образования «IT-школа Samsung», предусматривающая изучение программирования и разработку мобильных приложений. В 2016 году лицей вошёл в мировое сообщество школ Microsoft Showcase School, внедряющих новейшие технологии в целях улучшения образовательного процесса.

Лицей является базовой площадкой для подготовки школьников в компетенции «Сетевое и системное администрирование» программы Juniorskills в рамках движения «Молодые профессионалы».

Выступление Дмитрия Медведева на церемонии вручения премии «Лицеист года»:

Привет! У вас очень хороший лицей. Я здесь в первый раз и хочу сказать, что учиться в таком месте – это просто здорово. И знания здесь можно получить самые выдающиеся, фундаментальные, и друзей завести на всю оставшуюся жизнь, и подготовиться к поступлению в университет.

Сегодня у вас завершение учёбы – то, что называется последним звонком и подводит итоги учёбы. День и волнительный, и грустный.

Я всех выпускников поздравляю с этим событием, поздравляю с подведением итогов в рамках конкурса «Лицеист года». И конечно, желаю исполнения всех ваших желаний, чтобы все мечты, которые у вас есть, осуществились.

Как минимум одна из них уже точно осуществилась, потому что вы получили очень хорошее образование, которое точно вам поможет в жизни.

В добрый путь!

Встреча Дмитрия Медведева со студентами Казанского (Приволжского) федерального университета

Из стенограммы:

Д.Медведев: Как учёба? Нравится?

Реплики: Очень нравится.

Д.Медведев: Университет у вас знаменитый, теперь уже совсем большой. Мы сегодня как раз говорили с Ильшатом Рафкатовичем (И.Гафуров, ректор Казанского федерального университета): я думаю, это было правильное решение – создать крупный университет. Крупный, именно классический университет. Казанский университет и раньше был большим, известным на всю страну, но теперь он уже, можно считать, мирового уровня.

Расскажите, на кого учитесь.

С.Головкин: Меня зовут Головкин Сергей, я магистрант второго года обучения кафедры радиоастрономии Института физики. Ранее окончил кафедру астрономии и космической геодезии, тоже в Институте физики. Сейчас являюсь по совместительству лектором в планетарии КФУ (это единственный планетарий в России, который принадлежит университету) и инженером на малом инновационном предприятии, работающем в сфере геодезии и маркшейдерии. Я поступил в 2011 году и пошёл на это предприятие несколько позже, когда у нас началась по учебной программе производственная практика. С тех пор работаю на этом предприятии. Наша компания занимается созданием высокоточных систем спутникового мониторинга и сервисов высокоточного спутникового позиционирования. Нами была разработана и внедрена по заказу ПАО «Татнефть» система высокоточного спутникового мониторинга на Ашальчинском месторождении высоковязкой нефти.

В чём необходимость, значимость и отличие этой системы? Обычно, когда нефть добывают, она залегает на глубине от 1000 м, то есть достаточно глубоко, и при откачке нефти деформации рельефа не происходит. С высоковязкой нефтью ситуация несколько иная. Она залегает на глубине от 50 до 100 м. Соответственно, добыча такого типа нефти связана со значительными рисками для экологии, для людей, которые работают на этих месторождениях. Поэтому была создана и внедрена на основе GPS/GLONASS сеть базовых станций, которые наблюдают перемещение поверхности в реальном времени. Система эта была презентована и отмечена дипломом первой степени на Татарстанском нефтегазохимическом форуме как один из лучших проектов в области геодезии и картографии, основанных на системах GPS/GLONASS.

Преимущество нашей системы заключается в том, что она постоянно совершенствуется. Сейчас мы уже переходим в том числе на оборудование отечественного производителя, раньше это были в основном приборы зарубежные. И программное обеспечение – ещё одна сильная сторона вопроса. Многие зарубежные компании предлагают использовать только ограниченное число базовых станций. Мы же расширили программное обеспечение, которое изначально было научным, и оно теперь позволяет поддерживать бесконечное число станций, что делает нашу разработку достаточно гибкой для совершенно разных месторождений, по площади в том числе.

Д.Медведев: Сергей, а деньги-то Вам уважаемые нефтяники заплатили?

С.Головкин: Деньги, конечно, заплатили.

Д.Медведев: Да, это вроде совершенно простая тема, но очень важная для любого человека. Какие есть возможности дополнительно заработать? Вы ведь всё-таки пока учитесь, для Вас учёба всё равно главное. Но деньги не бывают лишними. Сколько Вы зарабатываете?

С.Головкин: Профессия геодезиста связана с эпизодической зарплатой, поскольку у нас в летний период доход выше, так как активная работа ведётся в основном в поле, работа с землёй связана. Зимой меньше, в основном оклады не очень высокие, но летом, в течение весенних и осенних месяцев зарплата может достигать 35–40 тыс. рублей, что для студента уже более чем привлекательно.

Д.Медведев: Это на самом деле средняя зарплата по республике – 30 тыс. А за конкретный продукт этот Вам заплатили? Мы встретились в преддверии Совета по модернизации экономики, который пройдёт в соседней аудитории и который посвящён как раз студенческим видам инновационного предпринимательства. Поэтому это не праздный интерес. Заплатили?

С.Головкин: Заплатили, да.

Д.Медведев: Вы, видимо, хотели ещё что-то спросить?

С.Головкин: Есть определённые сложности. Связаны они с малыми инновационными предприятиями, с вопросами аренды этими предприятиями помещений, университетских в том числе. На данный момент порядок оформления этой аренды очень продолжительный, поскольку идёт сначала согласование с наблюдательным советом университета, затем с Министерством образования, с Росимуществом.

Поэтому получается эта процедура весьма долгой. И такая же процедура нас ожидает с арендой приборов, поскольку до того, как компания, вступающая с нами в договор, поставляет оборудование, закупает его, мы должны часть работ выполнить на местности непосредственно сами.

Д.Медведев: Вам удалось что-то арендовать? Или всё в оформлении пока?

С.Головкин: Всё в оформлении.

Д.Медведев: Долго это происходит по существующим правилам? Больше года уходит? Я просто хочу понять реально, как это выглядит, с учётом того, что рассказывают ребята. Если нужно просто арендовать какое-то помещение, комнату в университете, в котором учишься, для этого малого предприятия… У нас их сколько сейчас, 3 тыс., Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Васильевой)?

О.Васильева: Да, 3 тыс.

Д.Медведев: Я когда-то все эти решения о создании малых предприятий и принимал. Это было в 2009 году, если не ошибаюсь. То есть сейчас им почти 8 лет. Тема аренды и тогда стояла, и до сих пор является актуальной, потому что происходит всё очень медленно. То есть для того, чтобы арендовать, требуется год. Вы это тоже подтверждаете?

О.Васильева: Да. Но если, допустим, площади университетские, то это проще. Университет просит разрешение эту территорию отдать под лабораторию, допустим, инновационное предприятие. Если это федеральная собственность, то это уже Росимущество. И здесь уже совершенно другая история.

Д.Медведев: А для того, чтобы отдать ваше, университетское помещение в Росимущество, разве не надо обращаться за согласованием?

О.Васильева: Нет, мы согласовываем.

Реплика: Сейчас для автономных учреждений мы должны ещё и этап наблюдательного совета пройти.

О.Васильева: Набсовет должен дать разрешение.

Д.Медведев: Давайте вот о чём договоримся. Эта тема действительно существует. Она пока, к сожалению, не решена, скажем прямо, по всем университетам. Для того чтобы это всё ускорить, давайте подготовим моё поручение. Посмотрите, как сжать эти процедуры. От каких-то из них полностью не отказаться – просто потому, что мы с вами понимаем: университеты всё-таки создаются для того, чтобы студентов учить, а не для того, чтобы деньги зарабатывать, не для бизнеса. Но в то же время мы хотим это объединить. И каждый такой случай должен рассматриваться, прежде чем решение об аренде принимается. Давайте попробуем эту процедуру упростить. И поручение на эту тему мы подготовим.

А.Хуснуриялова: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Меня зовут Алия Хуснуриялова. Я являюсь аспирантом Химического института имени Бутлерова Казанского федерального университета. Моя научно-исследовательская деятельность связана с катализом в нефтехимии. Работа заключается в получении металлоорганических комплексов на основе наночастиц и их применении в качестве катализаторов процессов полимеризации и олигомеризации этилена на нефтяном производстве. Разработки ведутся в научно-исследовательской лаборатории КФУ «Промышленный катализ», проект «Гомогенный катализ», где я являюсь младшим научным сотрудником. Проект является победителем многих конкурсов, конференций регионального, российского, международного уровня. В прошлом году он стал победителем нефтяного конкурса компании «Татнефть». Теперь рассматривается внедрение данной разработки на одном из предприятий.

Мы сегодня ведём речь о студенческом предпринимательстве. И для реализации идеи проведения научно-исследовательских работ именно на первом этапе создания проекта студентам и аспирантам необходима финансовая поддержка, которая заключается в оформлении грантов. В частности, для нашего проекта необходима поддержка на данном этапе для создания технологической схемы, которая могла бы применяться в промышленности. К сожалению, при подаче заявки на грант таких фондов, как РНФ, РФФИ, и другие возникают некоторые сложности. Чтобы быть заявителем, необходимо иметь как минимум кандидатскую степень. А как же быть студентам? Возможно ли создание отдельных квот, подпрограмм в приоритете наукоёмких технологий, носящих прикладной характер, именно для студентов, магистрантов и аспирантов? Может быть, создание какого-то отдельного конкурса именно среди студентов и аспирантов, потому что приоритет даётся именно кандидатам наук.

Д.Медведев: Конечно, какие-то критерии должны быть, хотя для дела, если разобраться, никакой разницы нет, кандидат вы наук, доктор наук или ещё только диссертацию пишете. Если идея годная, если она интересная, если она может быть коммерциализована, если на этой идее можно получить и научный, и практический, и производственный результаты, то, конечно, со степенями это связано в самую последнюю очередь.

Мы можем посмотреть – и я тоже готов поручение дать, – чтобы установить, в порядке исключения, по каким-то отдельным направлениям возможность подавать заявления от студентов. Или выделить какую-то квоту действительно. Нужно также научиться выбирать между различными системами грантовой поддержки. У нас много сейчас институтов, которые этим занимаются, много всякого рода организаций, фондов, которые на это направлены. У нас создана система регулирования.

Может быть, даже в чём-то наша беда сегодня, что у нас форм поддержки больше, чем они востребованы. Начинаешь людей спрашивать – «а мы не пользуемся этим». Надо обязательно – это уже точно относится к компетенции властей, и федеральных, и региональных – публиковать, какие вообще возможности существуют. Я не знаю, может быть, у вас и есть какой-то сайт на эту тему, Рустам Нургалиевич, или ещё что-то, но на федеральном уровне это пока не сведено. Просто чтобы любой человек, и студент в том числе, мог посмотреть: если я пишу по такой-то теме (или работаю), то я могу получить такой грант или такой грант. Соответственно, заявка может направляться сразу в несколько мест. И где-нибудь это может выстрелить. Такую систему информации нам точно нужно создать, чтобы не возникало проблем. А насчёт заявления от студента – давайте мы подумаем, может быть, какую-то квоту и можно ввести.

Р.Минниханов: Квоты нужны, Дмитрий Анатольевич, потому что надо стимулировать студентов.

Д.Медведев: Да, Рустам Нургалиевич! Я просто про то, что где-то есть требования к кандидатам наук. Есть же масса частных институтов, которые этим занимаются. У нас есть частные компании крупные, в том числе здесь, в Татарстане, которые активно привлекают научных работников, студентов, аспирантов. Просто это всё должно быть, что называется, «в одном флаконе»: залез и посмотрел, что есть это и это. Мне кажется, это правильно.

Р.Минниханов: Такой опыт, Дмитрий Анатольевич, есть: у нас «50 инновационных идей» – конкурс такой, программа «Идея-1000». Мы с нашими московскими фондами активно работаем. Но я думаю, что если будет общий сайт такой – платформа, куда они могли бы заявить, то есть не только в одно место, то это будет полезно. А квота будет стимулировать студента как-то.

Д.Медведев: Уже не студент, а научный работник, младший научный сотрудник. Я бы сказал, что он не просто аспирант – уже младший научный сотрудник.

Я учился, как и мои коллеги, здесь присутствующие, ещё в тот период, когда Болонской системы образования в нашей стране не было. Все мы получали специальное образование, и следующая квалификационная ступенька была – степень кандидата каких-либо наук. У нас это сейчас существует как общий подход. На самом деле ситуация стала гораздо более разнообразная. Нам об этом нужно думать. Вот коллеги, магистранты, они же тоже пишут работу квалификационную, она ведь даже диссертацией, по-моему, называется.

Реплика: Магистерская работа.

Д.Медведев: В этом смысле магистерская работа – это уже не совсем то, что мы когда-то писали при окончании университета. В этом плане должен быть уже чуть более гибкий, мне кажется, разброс квалификационных требований по всякого рода грантам, пособиям, стипендиям и так далее, учитывающий, что мы сегодня уже находимся несколько в другой системе координат по образованию.

Я считаю, что пока всё это не принесло даже 10% той отдачи, на которую мы рассчитывали, если говорить о количестве стартапов, если говорить о студенческом творчестве и, соответственно, предпринимательстве. Конечно, пока это ни в какое сравнение не идёт с теми результатами, которых за границей добиваются. И на это нужно здесь и силы, и средства планировать, и решения принимать. Мы буквально вчера вечером это обсуждали у Президента, и сегодня здесь я тоже буду обсуждать. К сожалению, бизнес пока плохо заходит в стартапы. Все любят вкладываться в беспроигрышные дела, чтобы сразу была полноценная отдача, чтобы окупаемость была быстрая, чтобы норма прибыли была.

Р.Минниханов: Бизнес вообще самоустранился пока от этого.

Д.Медведев: В том-то и дело, что мы вынуждены государственными деньгами это накачивать. Нет, он не самоустранился, но его гораздо меньше, в разы меньше. Я когда-то специально нашим крупнейшим государственным компаниям, по сути, предписывал норматив, чтобы они занимались НИОКР, чтобы они вкладывались в научно-исследовательские разработки, чтобы они покупали стартапы. Они как-то это делают (там, конечно, объёмы большие), но всё равно не в полной мере. А частный бизнес тем более.

Р.Минниханов: «Газпром» сейчас много заказов делает. У них очень целенаправленные темы, по импортозамещению.

Д.Медведев: Они попали в такую ситуацию. Им в этом смысле импортозамещение, конечно, помогает.

Р.Минниханов: И не только «Газпром». Все уже поняли, что надо это.

Д.Медведев: Понять-то они поняли, но в ряде случаев (не буду сейчас называть отрасли) говорят: мы не можем пока на российском софте работать, потому что он не дотягивает. Но это общая тема.

Кстати, мы только что смотрели вашу чудесную клинику. Выглядит всё это действительно здóрово. Я в первый раз увидел, чтобы это всё, так сказать, собрали таким образом, с реально действующим медицинским оборудованием, чтобы можно было попрактиковаться в самых разных областях медицины. Мне говорят, что наши тренажёры, наши роботы, которые в том числе и здесь, в Татарстане, выпускаются, которые в общем мирового уровня, федеральные структуры покупают пока слабо. В основном покупают иностранные. Но наши не хуже. Давайте сформулируем поручение о том, чтобы поддержать нашего производителя. Все уже говорят, что это приличного качества, ещё и дешевле в два-три раза. Я, конечно, не специалист, но выглядит всё это убедительно.

Е.Бобринская: Меня зовут Екатерина Бобринская, я бакалавр третьего года обучения в Высшей школе информационных технологий и информационных систем. А также состою в лаборатории технологического предпринимательства. Один из проектов нашей лаборатории называется «Определение психоэмоционального состояния водителя для предотвращения дорожно-транспортных происшествий». Это проект в своём роде инновационный. И в нашей лаборатории разработаны прототипы основных подсистем. Разработка сложная, но интересная.

Это решение предполагается на основе трёх подсистем. Первая – это определение уровня стресса водителя с помощью браслета, основываясь на свойствах гальванического сопротивления кожи человека.

Мы в ходе исследований выявили зависимость между значением гальванического сопротивления кожи и уровнем норадреналина в крови человека. Повышенный уровень норадреналина свидетельствует о том, что человек, скорее всего, испытывает такие эмоции, как страх, отвращение или грусть. Возможно, они провоцируют стресс.

Следующая подсистема – это отслеживание движения глаз водителя с помощью видеокамеры. Таким образом, мы можем отследить, смотрит ли он на дорогу, как долго смотрит, в какую сторону. Или, может быть, он вообще отвлёкся на телефон.

Такие вещи тоже надо отслеживать. И третья подсистема – это анализ выражения лица, также с помощью видеокамеры. Это осуществляется с помощью анализа метрик лица: положение бровей, носа, губ. В зависимости от комбинаций положения этих метрик лица можно предугадать, какую эмоцию человек сейчас испытывает, с определённой вероятностью. Может быть, водитель сейчас засыпает, и надо его как-то предупредить об этом.

У нас в лаборатории есть прототипы всех этих трёх подсистем. И мы столкнулись со следующей проблемой. Этот и многие другие проекты, в которых принимают участие студенты, могут быть представлены на различных промышленных и инвестиционных выставках. Но, к сожалению, по большей части такие поездки реализуются за счёт участников. Да, университет может оплатить поездки на научные, спортивные и творческие мероприятия, но не на промышленные. Из-за банальной нехватки средств многие проекты так и рискуют остаться на стадии прототипа. Поэтому наше предложение и просьба заключаются в том, чтобы выделить определённый объём денежных средств, из которых будут оплачиваться поездки студентов на такие мероприятия.

Д.Медведев: Я Вам открою маленький секрет, Екатерина, очень многие хорошие проекты не реализуются из-за отсутствия средств, к сожалению, в том числе и студенческие. Я понимаю, что на самом деле иногда полезнее студенту съездить на такую ярмарку, выставку, конкурс какой-то, чем просто где-то, что называется, штаны просиживать. Но это всё недёшево, особенно если это требует перемещения по стране или даже, может, за границу куда-то.

Насколько я понимаю, право оплатить это сейчас как практическую какую-то работу у университета есть, но для этого нужно принять очень большое количество различных решений, чтобы вам это всё засчитали как практику, например, чтобы вас там приняли, чтобы за вами там смотрели, чтобы у вас наставник был, чтобы потом характеристику дали, ещё что-то. То есть для того, чтобы студента командировать, нужно подписать море бумажек.

В этом, наверное, проблема. Да, Ильшат Рафкатович?

И.Гафуров (ректор Казанского (Приволжского) федерального университета): Проблема в этом. Если делается под эгидой Минобрнауки, там практически бесплатно – и для студентов, и для научных сотрудников. А если это промышленные выставки, то там аренда каждого квадратного метра достаточно дорогая, и это рассматривается у нас разными проверяющими структурами не то что как нецелевое, а как не очень эффективное использование финансовых ресурсов.

Д.Медведев: Это справедливо. Давайте мы таким образом на эту тему отреагируем.

Во-первых, там, где можно (студенты всё-таки изобретательные люди), нужно договариваться с фирмами-работодателями, которые способны иногда такие расходы на себя принять.

Но если это в чистом виде пока ещё экспериментальная какая-то стадия (или пока нет фирмы партнёрской), давайте подумаем, каким образом упростить оформление такого рода командировок (естественно, на усмотрение ректората и ректора, потому что опять же нельзя весь бюджет университета на такие цели расходовать), с тем чтобы всё-таки руководство университетов не упрекали в неэффективном расходовании средств.

Давайте посмотрим. Наверное, это нужно будет в каких-то внутренних бумагах Министерства образования отразить, чтобы ректор потом не страдал за то, что отправил студента на какую-то выставку.

А.Дворкович: Дмитрий Анатольевич, мы хотим предложить сегодня в рамках уже президиума Совета поддерживать, в том числе и финансово частично, поездки студентов на крупные форумы, конференции и выставки.

Мы в этом году хотим поддержать – это пилотный проект – несколько вузов. Естественно, Казанский войдёт в это число. Ещё войдёт, скорее всего, Новосибирский. И каждый вуз получит примерно в этом году 30 млн рублей и сможет выбрать, что именно поддержит за счёт этих средств: поездки, гранты. Либо на какие-то другие цели.

Р.Арискина: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич. Меня зовут Арискина Регина, я студентка четвёртого курса Института физики КФУ. Являюсь руководителем первого в Республике Татарстан студенческого научного отряда. В первую очередь от лица студентов хочу выразить Вам огромную благодарность за проекты, поддержанные постановлением Правительства Российской Федерации №218, в том числе проект «Керамика», в котором мы участвовали, где мы проводили исследование по улучшению качества продукции завода «Алексеевская керамика». Мы приобрели ценные навыки ведения командной работы, исследовательской работы, научились применять свои знания на практике. И самое главное, самое важное – мы поверили в свои силы. У нас появился интерес, и мы продолжили эту деятельность по окончании проекта. Мы сформировали первый студенческий научный отряд.

Д.Медведев: А что такое студенческий научный отряд, объясните? Я в студенческом строительном отряде провёл несколько лет своей жизни, но это было в давние 1980-е годы. А что такое научный отряд?

Р.Арискина: Отличие от других отрядов – результатом нашей деятельности является интеллектуальная собственность, востребованная на рынке. Мы активно сотрудничаем с кирпичными заводами, заключаем с ними договора.

Д.Медведев: То есть в научном студенческом отряде деньги заработать можно. Это не просто творчество.

Р.Арискина: Можно. В нашем отряде сейчас 18 человек, из них 16 студентов. Вместе с комиссаром нашего отряда Арискиной Кристиной и мастером отряда Салаховым Альмиром Максумовичем мы привлекаем студентов к научно-исследовательской работе прикладного характера, имеющей практическую значимость, активно сотрудничаем с заводами. Я столкнулась в своём отряде с проблемой трудоустройства и занятости студентов отряда. Они ищут подработку на лето или работу во время учёбы. А моей мотивацией в своё время послужило постановление 218-е, и я своё свободное время посвящала исследованиям. В связи с этим просим, уважаемый Дмитрий Анатольевич, чтобы этот проект продолжался, чтобы расширялась эта инициатива, чтобы мы и дальше могли участвовать в этом проекте. Также просим Вас рассмотреть возможность давать преимущество тем проектам при конкурсном отборе, которые привлекают студентов. Потому что у нас, студентов, для этого всё есть – и самые современные методы исследования на базе университета, и огромное желание.

Д.Медведев: Спасибо, Регина. Проект должен жить, я согласен с этим. В том, что у вас масса энергии и желания, я не сомневаюсь. Если какие-то наши решения помогли, я рад это слышать. Если это не ради того, чтобы гостям приятное сделать, если это на самом деле работает – это важно.

Я действительно восемь лет назад принимал, по сути, непосредственное участие в подготовке всех решений по малым предприятиям в университетах вообще, по вовлечению студентов в бизнес-работу на стыке между наукой и предпринимательством. И я рад, если это где-то получается.

Хотя, ещё раз подчёркиваю, пока это всё-таки не в тех объёмах, на которые мы рассчитываем.

Реплика: Дмитрий Анатольевич, 218-е постановление очень удачным получилось, поскольку оно сближает интересы ведущих университетов и интересы крупных компаний. Мы выиграли шесть грантов с крупнейшими компаниями: «Татнефть», «Нижнекамскнефтехим», «Керамика» – кирпичные заводы (это не один кирпичный завод, там несколько). И получилось так, что вовлекли студентов в эту работу. Было бы хорошо, если бы были какие-то дополнения или баллы начислялись при выигрыше, если есть в этом проекте студенческие работы.

Д.Медведев: Давайте проанализируем, хорошо. Если студентов удалось привлечь, чтобы это как-то потом дополнительно оценивалось, да? Только в том случае, если студенты всё-таки решающий вклад вносят, потому что можно же и просто студентов туда вписать и сказать: смотрите, сколько у нас студентов.

Это вообще магистральный путь, магистральная дорога, потому что мы понимаем: конечно, государство здесь важный игрок, но в конечном счёте главными заказчиками всё равно должны быть представители бизнеса.

С.Усманов: Дмитрий Анатольевич, здравствуйте! Меня зовут Сергей Усманов, я аспирант второго года обучения Института геологии и нефтегазовых технологий. Я выпускник Казанского университета, после этого по государственной стипендии учился два года во Франции.

Сейчас у нас в университете уже год функционирует центр моделирования КФУ. В рамках этого центра мы занимаемся фактически инновационной деятельностью – цифровизацией в нефтянке. Мы строим геолого-гидродинамические модели, разрабатываем свои подходы к обработке данных в этой области, с использованием нейронных сетей сейчас начали работать. Работаем в хоздоговорах, работаем в 218-м проекте. И параллельно, так как мы являемся научно-образовательным центром, реализуем так называемую проектную форму обучения: у нас есть специалисты, и к каждому специалисту приставлены один-два студента. Это могут быть бакалавры, магистры. Такие студенты во время учёбы получают не только опыт, но и возможность работать на настоящих данных. В нефтянке это очень важно, потому что данные обычно конфиденциальны. Мы заключаем договора с компаниями о конфиденциальности. То есть устраиваем студентов, и эти студенты помимо производственного опыта также получают возможность не только зарабатывать, но даже оплачивать своё обучение в магистратуре.

Один из моих вопросов уже был озвучен ректором – по поводу возможности льготного участия молодых специалистов, которые занимаются инновационной деятельностью в нефтяной геологии, в различных мероприятиях, которые организуются госведомствами. Потому что аренда выставочных площадей очень дорогая здесь.

И есть ещё одно предложение. Мы занимаемся технологической инновационной деятельностью и готовим студентов, которые могут реализоваться в этой деятельности. Что сейчас нам не хватает – поддержания и увеличения спроса на таких студентов от ведущих нефтяных компаний. В частности, не хватает информированности компаний о наших возможностях, о том, что сейчас мы делаем. Под Вашим патронажем будет проводиться в октябре интересный и актуальный форум «Открытые инновации». И мы в данной тематике хотели бы выступить с предложением – в рамках этого форума мы бы могли силами КФУ организовать круглый стол с привлечением ведущих нефтяных компаний, российских и международных экспертов в данной области и обсудить наши возможности, перспективные пути развития в инноватике, в нефтяной геологии.

Д.Медведев: Сергей, это как раз точно осуществимо. Считайте, что такое приглашение у Вас есть, и мы специально это пометим. Проведём такой круглый стол. Чувствуется, что аспирант второго года – смотрит прямо в корень. Там, конечно, можно найти много всяких интересных предложений, работодателей. Это абсолютно нормально, потому что наши специалисты, наши студенты, аспиранты, молодые учёные тоже не должны сидеть и ждать, когда к ним придут и предложат какие-то условия, деньги принесут на тарелочке, а должны сами предъявлять свои результаты. Это абсолютно нормально.

Но вот то, что Вы сказали, навело меня ещё раз на мысль, которую я уже высказал: всё-таки система информирования у нас в целом не налажена. Страна большая, при всей нашей критике, которую мы часто отпускаем в адрес высшей школы, высшего образования, у нас всё-таки сильные университеты, если брать мировой уровень. Но что где происходит – мало кто знает. Если ещё в системе образования как-то эти среды общаются между собой, то между бизнесом (даже внутри одной республики, одного края) и инновационным сообществом (студенческим, аспирантским) контактов нормальных нет.

Понимаете, это всё должно быть достаточно примитивно, вплоть до того, что должен быть какой-то ресурс, куда всё это можно просто поместить и сказать, что мы готовы предложить такие-то и такие-то услуги. Но мало того, что вы туда это должны закачать, вы должны быть уверены, что этот ресурс периодически просматривают потенциальные работодатели. Тогда это может принести эффект. А это значит, что этот ресурс должен быть развитым, хорошим, раскрученным, что называется. То есть это должен быть настоящий, серьёзный ресурс, которому доверяют, потому что в интернете можно всё что угодно, естественно, поместить, но не факт, что на это обратят внимание. Должен быть какой-то нормальный ресурс.

Давайте тоже на эту тему подумаем – я уже в данном случае говорю, конечно, про федеральные органы управления.

С.Усманов: Здесь, разрешите, я ещё прокомментирую. В геологии месторождения все разные, как люди. Принципиально, чтобы человек имел опыт работы с конкретным месторождением. Сейчас у нас есть очень много хоздоговоров, есть проект в рамках 218-го постановления – с «Татнефтью». И студенты, которых мы готовим, сейчас, грубо говоря, знают, как работать на месторождениях в Татарстане. То есть у нас есть рынок в Татарстане.

Д.Медведев: То есть они просто готовятся для конкретных месторождений в Татарстане, что особенно ценно.

С.Усманов: Если бы мы смогли выйти шире, за пределы Татарстана, это тоже было бы замечательно.

Д.Медведев: Вы же правильно сказали, что все месторождения разные и все люди разные. Вот Вы про месторождения точно сказали, а сейчас мне на примере как раз медицины показывали, что, естественно, и все люди разные. И очень важно, чтобы, например, в процессе подготовки к оказанию высокотехнологичной медицинской помощи (то есть, проще говоря, сложной операции), врач, например, мог сначала, что называется, замерить больного со всех точек зрения, потом потренироваться на виртуальном тренажёре, если речь идёт о какой-то сложной операции, и только потом уже резать его.

Это, собственно, то же самое, о чём Вы говорите. Это именно персонифицированная геология или персонифицированная медицина.

Россия. ПФО > Образование, наука > premier.gov.ru, 25 мая 2017 > № 2190331 Дмитрий Медведев


Россия. ПФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 мая 2017 > № 2190330 Дмитрий Медведев

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России.

О развитии студенческого технологического предпринимательства.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Вступительное слово Дмитрия Медведева на заседании президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России

Мы собрались в Казанском федеральном университете. Это большой, серьёзный образовательный комплекс. Я сегодня посетил разные образовательные учреждения здесь, в Татарстане. Посетил сначала IT-лицей, где занимаются ребята, которые предметно интересуются новыми технологиями, готовятся к научному будущему. Познакомился с инфраструктурой, которая создана уже в университете в рамках Института фундаментальной медицины и биологии.

Всё это производит очень хорошее впечатление. Очевидно, что это всё очень хорошего технологического уровня, можно сказать, мирового уровня.

Для подготовки врачей, например, применяются самые современные решения, включая (я в первый раз это увидел) виртуальную больницу, где есть различные виды медицинской помощи, самые разные виды операций, которые студенты тренируются осуществлять.

И со студентами мы сейчас пообщались. Обсуждали вопросы технологического предпринимательства. Они, естественно, идеи всякие высказывали. Я обещал, что часть этих идей мы сегодня обсудим на заседании президиума совета по модернизации.

Мы довольно значительное внимание уделяем нашим ведущим университетам, включая Московский и Санкт-Петербургский университеты, федеральным университетам, национальным исследовательским университетам. За 10 лет в развитие этой системы вложено 114 млрд рублей – для нашей страны в общем немаленькие деньги. В результате удалось создать достаточно современную исследовательскую и образовательную инфраструктуру.

Сейчас в рамках проектной деятельности мы реализуем специальный приоритетный проект «Вузы как центры пространства создания инноваций». Он направлен на укрепление глобальной конкурентоспособности российских университетов, на создание университетских центров инновационного, технологического и социального развития регионов.

Общая задача, конечно, чтобы эти инвестиции работали в интересах всего общества, чтобы результаты интеллектуального труда не только были доступны специалистам, но и превращались в экономически оправданные проекты (там, где это возможно, конечно).

Мы очень часто слышим, что наша страна богата талантливыми изобретателями, но крайне слабо использует экономический эффект от изобретений. Или что мы очень слабы в коммерциализации тех идей, тех изобретений, тех интеллектуальных решений, которые мы получаем, что нашим учёным, да и инженерам тоже, интереснее творчески развивать передовые идеи, что мы действительно умеем делать, нежели создавать конечный, востребованный рынком продукт. И что этому нужно специальным образом учить, если не со школьной скамьи (хотя, наверное, и со школьной скамьи тоже), то как минимум в университетах.

Очевидно, что это не совсем так, тем не менее проблема существует. И давайте сегодня обсудим, в какой мы фазе, в какой стадии находимся.

Естественно, мы начинаем не с чистого листа. Тем, чтобы технологическое предпринимательство стало популярным, мы, здесь присутствующие (большинство присутствующих), занимаемся в разных форматах уже лет десять.

Когда-то я начинал эту деятельность на площадке нашего совета по модернизации. Были приняты важные решения, которые, кстати, до сих пор считают удачными. Например, мы разрешили создавать при университетах, при научных организациях малые инновационные предприятия, которые занимаются коммерциализацией результатов интеллектуальной деятельности. Это Федеральный закон от 2 августа 2009 года №217, я его когда-то подписывал. В общем, все считают, что он попал, что называется, в кассу.

По этому закону молодые учёные, студенты, аспиранты могут не только получать опыт исследовательской работы, но и решать прикладные задачи, пробовать свои силы в организации бизнеса. За это время, то есть с 2009 года, таких предприятий появилось около 3 тыс., причём значительная часть (почти 2,7 тыс.) создана именно при университетах (таких университетов у нас 307).

Мы продолжаем обсуждать, как они работают, снимаем различные ограничения. Но остаются и неурегулированные проблемы. Сегодня мы их можем также обсудить, говорили об этом со студентами.

Чтобы стартапы были более успешными, нужно понимать потенциальный спрос. А спрос лучше всех понимают именно промышленники, промышленные компании. Они должны не только видеть в студентах своих будущих сотрудников, но и в принципе доверять проектным командам из университетов решение технологических задач. Именно об этом сейчас студенты меня и просили.

Мы предлагаем для этого целый ряд стимулирующих мер. В частности, была реализована программа субсидирования исследований и технологических разработок силами университетов и государственных научных центров. Это известное постановление Правительства от 9 апреля 2010 года №218. Оно оказалось достаточно удачным, мы неоднократно это обсуждали.

Есть и 220-е постановление, это программа мегагрантов. За пять лет в рамках этой программы было создано 200 лабораторий. В них работают 5 тыс. учёных, научных сотрудников, свыше 700 студентов, 900 аспирантов. То есть в общем и целом эти меры свою роль сыграли.

Сейчас мы реализуем программу по развитию инжиниринговых центров. Порядка 50 таких центров получили господдержку на общую сумму более 3,5 млрд рублей. Это центры, которые занимаются перспективными разработками (это и композиты, и микропроцессоры, и лазеры, и биотехнологии) в интересах целых отраслей.

Есть Фонд содействия инновациям, в рамках которого реализуется программа «Умник». Она направлена на поддержку молодых инноваторов (до 30 лет).

По программе «Старт» поддержку получают стартапы на ранних этапах своего развития (на так называемой посевной стадии).

Эти программы оцениваются как достаточно неплохие, эффективные. Хотя понятно, что фонд мог бы играть более активную роль в развитии технологического предпринимательства, и здесь мы также обсудим возможные решения.

Наконец, в рамках Национальной технологической инициативы планируется сформировать сеть профильных центров на базе университетов, научных организаций. Такие центры также должны способствовать перетоку (или, как говорят, трансферу) разработок в интересах проектов Национальной технологической инициативы.

В целом все эти элементы поддержки себя зарекомендовали, ещё раз подчеркну, неплохо. Но надо признать, что масштабного эффекта всё-таки не удалось добиться. Мы это констатируем на различных встречах. Обсудим сегодня, что можно сделать дополнительно, как использовать наиболее удачный опыт передовых университетов, что нужно для внедрения современных подходов, включая механизмы так называемой акселерации стартапов, развитие системы бизнес-наставничества (бизнес-менторства) и другие направления.

Россия. ПФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 25 мая 2017 > № 2190330 Дмитрий Медведев


Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 25 мая 2017 > № 2190329 Николай Никифоров

Брифинг Николая Никифорова по завершении заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России.

Из стенограммы:

Вопрос: На встрече со студентами Премьер говорил о необходимости создания какого-то серьезного информационного ресурса, который бы объединял сведения о всех возможных формах поддержки стартапов, в том числе студенческих.

Н.Никифоров: Я бы предложил, чтобы такой сводный перечень всех программ развития мы сделали на одном из самых популярных сайтов – сайте «Госуслуги.ру». Это единый портал получения госуслуг, на котором зарегистрировано уже почти 50 млн россиян. Там это будет удобно, просто, доступно. И соответствующее предложение мы будем вносить. Думаю, что это можно сделать буквально за несколько месяцев. Полагаю, что в этом году такой единый информационный ресурс уже начнёт свою работу.

Вопрос: Премьер-министр сказал, что только 10% средств оправдались – вложений в эти стартапы. Вы согласны с этим? Вы сказали, что очень много проектов – и студенческих, и других.

Н.Никифоров: Во-первых, есть вложения в стартапы частных инвесторов. И здесь уже критерии эффективности и оценку эффективности делает частный инвестор. Инвестор сам голосует рублём. А с точки зрения различных форм государственной поддержки (здесь также лучше посмотреть статистику всё-таки по конкретным институтам развития) специфика венчурного финансирования и финансирования стартапов как раз примерно такое соотношение и даёт: выигрывает, или выстреливает, можно сказать, буквально одна из десяти и бизнес-идей, и компаний. И мне кажется, что одна из задач студенческого предпринимательства – как раз привить такую культуру, в рамках которой мы не боимся этих проигрышей, поражений, несостоявшихся бизнес-планов. Это одна из наших, на мой взгляд, проблем, что мы считаем несостоявшийся стартап каким-то провалом, а на самом деле с точки зрения студенческого предпринимательства это никакой не провал, наоборот, это ценнейший жизненный опыт, реальная компетенция учиться на собственных ошибках и двигаться дальше. Для этого такие программы поддержки предпринимательства и нужны.

Вопрос: Николай Анатольевич, по программе цифровой экономики. Вы сказали, что она будет представлена Президенту. Когда планируете это сделать? И, на Ваш взгляд, когда должна начаться реализация этой программы? Первые меры?

Н.Никифоров: Срок представления программы «Цифровая экономика» от Правительства в Администрацию Президента, главе государства – начало июня. Поэтому мы находимся в самой завершающей стадии. Как я уже сказал, прошли финальные экспертные обсуждения. Будут сделаны небольшие, точечные редакционные изменения. В целом цели, задачи, вехи, ключевые показатели утверждены. Мы планируем рассмотреть это в Правительстве и уже направлять на утверждение главе государства.

Реализация программы должна начаться как можно скорее. Более того, мы в ходе заседания рабочей группы экономического совета при Президенте фактически поручили руководителям соответствующих направлений уже готовить конкретные планы и продумывать «дорожные карты» реализации мероприятий программы на ближайшие три года. Сама программа – до 2024-го, но каждый год мы хотим детализировать план её реализации по крайней мере на трёхлетнюю перспективу.

Такой план мы уже фактически начинаем делать. Считаем, что это один из важнейших факторов для создания дополнительных условий экономического роста в нашей стране. Цифровая экономика – это про то, как мы будем ускорять экономический рост, делать жизнь россиян удобней, использовать максимум из тех технологических возможностей, которые нам приносит сегодня IT-революция, технологическая революция.

Вопрос: То есть уже в этом году возможно?

Н.Никифоров: Конечно, мы рассчитываем, что программа будет утверждена в этом году и мероприятия начнут воплощаться уже сейчас.

Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 25 мая 2017 > № 2190329 Николай Никифоров


Россия. Весь мир. СЗФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 25 мая 2017 > № 2185640

Команда ИТМО из России в седьмой раз выиграла чемпионат мира по программированию

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Всего командам из российских вузов за время существования соревнований удалось завоевать 12 чемпионских званий

Команда Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики (ИТМО) заняла первое место на чемпионате мира по спортивному программированию ACM ICPC (International Collegiate Programming Contest).

Об этом сообщают организаторы соревнований по итогам прошедшего в городе Рэпид сити (Южная Дакота, США) финала. В российской команде состоят Иван Белоногов, Владимир Смыкалов и Илья Збань. Студенты смогли решить 10 из 12 задач быстрее и грамотнее соперников. Тренер команды — Андрей Станкевич, получивший ранее награду ACM ICPC Senior Coach Award за то, что его подопечные 15 и более лет выходят в финал конкурса.

Представитель ИТМО Лидия Перовская в беседе с РИА Новости отметила, что с каждым годом задачи чемпионата «становятся сложнее, происходит непрерывная гонка знаний и задается очень высокая планка». По ее словам, «хотя победа (команды) была вероятной, она все равно стала неожиданной» и «совершенно невероятной», отмечает агентство.

На втором месте оказалась команда Варшавского университета, третьем – студенты из Сеульского национального университета, четвертое место получили чемпионы 2016 года команда Санкт-Петербургского Университета (СПбГУ). Среди финалистов есть еще две команды из российских вузов — МФТИ и Уральского федерального университета — они вышли в финал и также стали призерами.

Всего в чемпионате участвовали более 130 команд со всего мира, 13 из них — российские. В последние годы кубок мира передают друг другу две команды из России — СПбГУ и Университет ИТМО. Последний имеет уже семь чемпионских титулов, показывая абсолютный рекорд ACM ICPC. На втором месте — СПбГУ с четырьмя кубками, а у ближайших зарубежных соперников — американского Стэнфорда и китайского университета Джао Тонг — по три победы.

Согласно правилась ACM ICPC, в команде по три человека, в распоряжении которых один компьютер. Финальный поединок длится пять часов. Побеждает команда, решившая наибольшее число задач за минимальное время. Чемпионат ACM ICPC под эгидой компании IBM проходит каждый год с 1977 года, за это время его золотая медаль и кубок победителя стали одним из «самых уважаемых компьютерных наград в мире». Премия для победителей ACM ICPC 2017 составила $15 000. Следующий финал чемпионата мира состоится в 2018 году в Пекине (КНР).

Россия. Весь мир. СЗФО > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 25 мая 2017 > № 2185640


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter