Всего новостей: 2363807, выбрано 965 за 0.109 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Образование, наука: Медведев Дмитрий (52)Чубайс Анатолий (51)Путин Владимир (41)Ливанов Дмитрий (40)Балабас Евгений (37)Садовничий Виктор (35)Алленова Ольга (33)Фортов Владимир (32)Кравцов Сергей (29)Лемуткина Марина (29)Ямбу Евгений (23)Заякин Андрей (22)Ямбург Евгений (22)Астахов Павел (19)Филиппов Владимир (19)Васильева Ольга (18)Кузьминов Ярослав (18)Лесков Сергей (18)Быков Дмитрий (14)Котюков Михаил (14) далее...по алфавиту
Франция. США. Корея. Весь мир. РФ > СМИ, ИТ. Образование, наука > gazeta.ru, 22 января 2018 > № 2465983 Георгий Бовт

Дети в сетях

Георгий Бовт о том, надо ли ограничивать использование мобильников в школе

Настала пора и мне выступить в роли «мракобеса» и противника «прогресса». В связи с произошедшими за последнюю неделю вспышками насилия сразу в двух школах – в Перми и Улан-Удэ. Хочется, хотя и не поддерживая лозунг отечественных консерваторов «Все зло от интернета и соцсетей!», все же согласиться с тезисом о том, что некое зло от самой интернет- и смартфон-зависимости для детей действительно существует. И пора задуматься о том, как это зло минимизировать.

Угроза здоровью нации ввиду того, что все большее число молодых людей (если не подавляющее их число) страдают от явной смартфон-, инстаграм- и прочей интернет-зависимости сродни наркотической, на сегодня столь велика, что борьба с ней могла бы стать важной частью предвыборной программы одного из кандидатов в президенты.

И тогда будет шанс, что проблема получит решение на государственном уровне. Речь не о бездумных и бессмысленных по большей части очередных интернет-репрессиях и ограничениях в духе «пакетов Яровой». А о том, чтобы остановить нарастающую дебилизацию подрастающего поколения.

Есть такая страна Франция. Она, как известно, далека от тоталитаризма и авторитаризма. Проблема интернет- и смартфон-зависимости детей и подростков осознана как именно угроза здоровью нации настолько серьезно, что одним из пунктов предвыборной программы нынешнего президента Макрона стал пункт о запрете использования мобильных телефонов в школах – учащимися до 15 лет. То есть фактически до «возраста согласия».

С сентября 2017 года в стране действует запрет на использование телефонов во всех классах во время уроков. С 2010 года действует запрет на телефоны в классах для начальных и средних классов. Телефоны забирает учитель при входе, либо они должны быть в рюкзаках и портфелях в выключенном состоянии. Не всегда, правда, это удается выполнить. С сентября 2018 года во Франции должен вступить в силу полный запрет на пользование телефонами в школах, в том числе уже и на переменах, во время завтраков и обедов и т.д. От слова «совсем».

И я, как «умеренный либерал», «перекинувшийся» по этому вопросу на сторону «мракобесов», скажу вам, что это правильно. Ни одна демократическая страна мира, насколько мне известно, в настоящее время на такой запрет на общенациональном уровне не решилась. Vive la France, как говорится! Великая Французская революция открыла новую эру в истории человечества. Теперь французы снова задают тон. Причем ведь не боятся «непопулярной меры»: ведь сейчас 93% французов в возрасте с 12 до 17 лет имеют собственные мобильники. По России даже не удалось найти верифицированных данных на сей счет, — договоры с операторами заключают на родителей. Проблема у нас не осознана на массовом и экспертном уровне как таковая.

Среднеевропейский уровень персонального владения мобильниками среди подростков ниже, чем во Франции: ими владеют примерно 45-47% детей и подростков в возрасте от 9 до 16 лет. В соседней Германии уровень владения немногим больше 50%.

Относительно больше ограничение на использование мобильников действует в Великобритании Там у детей в школах нет доступа к Wi-Fi, в том числе во внеурочное время, во время уроков телефоны должны быть, как правило, выключены. А вот в Дании — либерализм полный, можно и на уроках сидеть в соцсетях. В относительно бедной Португалии срабатывают уже экономические факторы. Многим семьям не по карману тарифные планы для детей, позволяющие неограниченный доступ в интернет. В США, где достатка больше, примерно половина детей в возрасте до 12 лет имеют и собственные тарифный план, и телефон. Но Америке все равно далеко до Южной Кореи, где 72-75% детей в возрасте 10 -12 лет уже имеют собственный мобильник. И соответственно, пялятся в него без перерыва. Если точнее, то 5,4 часа в день. Южнокорейские взрослые тратят на это примерно в полтора раза меньше времени.

В Японии по состоянию на прошлый год смартфоны имелись у 70,6% подростков в возрасте от 10 до 16 лет. Средняя продолжительность использования смартфона в начальной школе (4-6 классы) составила 1,8 часа у мальчиков и 1,7 часа у девочек. Среди учащихся средней школы этот показатель составил 2 и 2,1 часа соответственно. В старших классах продолжительность использования смартфона резко возрастает – 4,8 часа у мальчиков и 5,9 часа у девочек. В сутки! Более того, каждая 25-я ученица старших классов пользуется смартфоном 15 и более часов в сутки. Это сродни уже наркомании в тяжелой форме.

Бедная Африка старается не отставать от Западного мира. Больше трех четвертей детей в ЮАР имеют собственный телефон (81% - до 16 лет). В гораздо более бедных странах континента уровень владения мобильниками среди детей тоже растет. Они перестали быть предметом роскоши и доступны теперь даже полунищим.

По пути французов, вернее, опережая их, пытался идти бывший мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, введя запрет на использование мобильников в школах города еще 12 лет назад. Однако запрет не удалось внедрить в полной мере в условиях безграничной американской свободы, особенно в Нью-Йорке, а нынешний мэр Билл де Бласио, известный левак, и вовсе запрет отменил два года назад.

Споры и во Франции не прекращаются. Не произвол ли это? Нужно ли запрещать детям жить своей внутренней, вернее телефонно-инстаграмной жизнью хотя бы и на время пребывания в школе? А как же лишать детей возможности срочно связаться с родителями? Они ведь и так мало контактируют в условиях современной напряженной жизни. Но значительная часть споров все же идет вокруг логистической проблемы — как практически собирать и где временно держать эти отбираемые на время пребывания в школе телефоны? Но, согласимся, что это все вторично по сравнению с главной проблемой.

Кстати, отечественные стандарты аж 2003 года не рекомендуют детям до 17 лет активно пользоваться мобильной связью. А теперь представьте привычную картину: молодая пара родителей, находящаяся с малым ребенком в публичном месте, привычно суют ему в руки планшет. На, поиграй, только не ори и не капризничай. Они не задумываются о том, что тем самым наносят вред не только его глазам (заболеваемость глаз резко возросла среди школьников за последние годы), но и его психике. Раньше в деревнях детям, чтобы уснули и не вопили, ровно с такой же целью давали соску-тряпку, пропитанную кагором, а то и водкой. Выросло не одно поколение потомственных алкоголиков. Прививать с детства своими руками «наркотическую зависимость» от гаджета – это примерно то же самое.

Но мы же пытаемся бороться с наркоманией и алкоголизмом, хотя бы признавая, что это зло. Почему не признать злом чрезмерную зависимость от смартфонов? Прежде всего детей.

Согласно исследованиям в той же Франции, до 40% нарушений и замечаний в школах связаны с использованием мобильников. По данным исследования Лондонской школы экономики еще 2015 года, в школах, где запрещено пользоваться мобильниками (а в Британии по этой части больше автономии учебных заведений, особенно частных школ), успеваемость возрастает минимум на 6-7%, что эквивалентно добавлению почти недели учебных дней в году. При этом, что характерно, особенно резко возрастает успеваемость слабых учеников и из семей с низкими доходами. Полагаю, что они как раз и являются главными потенциальными жертвами «смартфон-дебилизации».

Исследований того, как именно чрезмерное пользование мобильниками вредит детскому организму, начиная от зрения и кончая психикой и способностью воспринимать информацию, включая текстовую — множество. Однако мало кто из родителей на практике следует врачебным рекомендациям ограничить количество часов пользования гаджетами детьми.

Еще меньше широкой публике известно о том, сколь велика корреляция между массовым распространением пользованием телефонами в школах и насилием в учебных заведениях.

По данным Американской Академии педиатров, опубликованным в прошлом году, владение телефонами детьми младшего возраста (от 8 до 11 лет) сильнее всего провоцирует применение насилия против них. Жертвами его — как в онлайне, так и в офлайне — становятся почти 10% таких пользователей. По мере увеличения доли владения мобильником с возрастом, растет и абсолютное число жертв всех форм преступности, прежде всего киберпреступности. Выходя в сеть, в том числе в социальные сети, подросток становится участником всевозможных форм общения с неизвестными ему контрагентами. И чем больше он общается, тем больше он становится уязвим. Кстати, в тоже Франции сейчас работают над тем, чтобы запретить детям до определенного возраста пользоваться соцсетями в принципе.

Но и это еще не все. В 2016 году Министерство здравоохранения США провело исследование воздействия массового пользования детьми и подростками мобильниками. Выявилась прямая корреляция с ростом психических расстройств.

С 2010 по 2016 год число подростков, испытавших хотя бы один эпизод депрессивного расстройства, выросло на 60%. Таких в 2016 году оказалось 13% среди всех подростков, а в 2010 году было всего 8%. Еще страшнее, что резко выросло число самоубийств среди тинейджеров в возрасте от 10 до 19 лет, особенно среди девушек.

В своей статье 2016 года в журнале Clinical Psychological Science профессор психологии Университета Сан-Диего Жан Твендж пришел к выводу на основании изучения данных по 500 тысячам детей в США, собранным с 2010 по 2015 годы, что дети, активно сидящие в сетях, на 34% более подвержены угрозе совершить попытку самоубийства, либо даже всерьез планируют его по сравнению с теми, кто проводит соцсетях менее 2 часов в сутки.

Среди подростков, проводящих в соцсетях 4 или более часов в день, 48% имели, по крайней мере, один эпизод либо попытки самоубийства, либо суицидальных настроений. Дети и подростки, пользующиеся соцсетями ежедневно, на 13% более подверженной симптомам депрессивных расстройств по сравнению с теми, кто пользуется ими реже.

А теперь вспомним последние эпизоды насилия в наших школах. Практически все они так или иначе связаны с проявлением тех же суицидальных настроений.

Исследования воздействие частого использования мобильников и соцсетей на молодой организм, прежде всего мозг, лишь подтверждают тезис о дебилизирующем воздействии. Основной фактор такого воздействия — это перманентная мультизадачность, быстрое переключение с текстов на видео и аудио и обратно, скачки с одного мобильного приложения на другое. Растет рассеянность. Падает сосредоточенность и способность понимать и выполнять сложные задачи. Синдром рассеянного внимания — это отсюда. Это называется угнетением когнитивных функций.

Внезапный длительный отрыв от приросшего к человеку мобильного телефона ведет к тем же эффектам, что при наркотической ломке. Общение вживую заменяется виртуальным эрзац-общением, живые эмоции заменяются виртуальным.

«Лайки» в виртуальном пространстве все более нужны чисто физиологически, чтобы вырабатывать допамин, естественным путем делать это все сложнее. При этом люди все менее способны учиться, овладевать знаниями. В университеты из школ идет все большее число смартфон-зависимых дебилов. Практически уже нет выпускников школ с нормальным зрением. Растет число случаев нейродегенеративных заболеваний центральной нервной системы. Именно эти подростки затем нападают на учителей и сверстников с топорами.

Данная проблема практически не осознанна в России на массовом уровне и не обсуждается. Обывателям по большей части неизвестны соответствующие медицинские исследования на эту тему. Дискурса на политическом уровне по данной проблематике тоже практически нет. На телевизионных ток-шоу по-прежнему предпочитают обсуждать внешнюю повестку. Это тоже своего рода дебилизация. Но об этом в другой раз.

Пока вопрос: осмелится ли кто-либо из серьезных политиков первым поставить этот вопрос на общенациональном уровне? А именно: запретить использование мобильных телефонов в российских школах на все время пребывания ребенка там. А можно, кстати и референдум на эту тему присовокупить к голосованию. Но, боюсь, сторонники запрета могут проиграть. Уровень телефонной дебилизации уже опасно высок.

Франция. США. Корея. Весь мир. РФ > СМИ, ИТ. Образование, наука > gazeta.ru, 22 января 2018 > № 2465983 Георгий Бовт


Казахстан > Агропром. Образование, наука > dknews.kz, 18 января 2018 > № 2467095 Аюп Искаков

Ученье – свет, а неученье – финансовые потери

Прежде чем давать субсидии начинающим фермерам и сельскохозяйственным кооперативам, руководителей хозяйств нужно научить считать деньги. Таким мнением с корреспондентом «ДК» поделился исполняющий обязанности генерального директора Северо-Казахстанского НИИ животноводства и растениеводства, доктор биологических наук, профессор Аюп Искаков.

Дарья ТУШИНА, Северо-Казахстанская область

Руководитель института предлагает обучать фермеров основам сельского хозяйства прежде, чем выдавать им миллионные субсидии. По мнению профессора, только так можно получить желаемый экономический эффект от сельскохозяйственной кооперации, набирающей популярность в наше время.

– Сельским хозяйством занимаются сейчас все подряд, – говорит Аюп Рашитович. – Часто в аграрный сектор приходят люди без специальных знаний, и это неправильно. Ведь врача не допускают к пациенту, если у него нет соответствующего образования. В сельском хозяйстве должно быть так же. Сначала нужно получить общие теоретические знания, а потом уже приступать к практике. Иначе и выделенные субсидии будут израсходованы, и результата не увидим. То, что есть много инициативных людей, желающих заниматься новым для себя делом, – это очень хорошо. Но мы должны им помочь, предоставить актуальные знания и современные разработки, технологии.

Аюп Искаков как никто другой знает: научная информация имеет свойство устаревать. Причем очень быстро. То есть учиться нужно постоянно. Многие дедовские методы в современном мире эффективно работать не будут. Открывая сельскохозяйственное производство, не стоит рассчитывать на советы бывалых. Опыт, безусловно, вещь важная и полезная. Но, когда нужно перестроиться и начать работать по-новому, он зачастую выполняет роль дополнительного груза.

– Радует, что молодежь стремится к знаниям, – продолжает он. – Молодые ищут что-то новое, с ними интересно работать. Представителям старшего поколения сложнее перестроиться, они делают так, как привыкли, и убедить их в чем-то другом трудно. Им мешает груз прошлого, какие-то стереотипы. Молодежь в этом плане свободнее.

Аюп Искаков уверен: из-за отсутствия элементарных знаний многие начинающие фермеры работают себе в убыток, а хозяйства держатся на плаву исключительно благодаря государственной поддержке.

– Единственный важный показатель эффективности работы фермера – это рентабельность производства, – говорит профессор. – На сегодняшний день в редком хозяйстве (мелком и среднем) занимаются экономическим планированием. Никто не просчитывает риски, не ведет учет расходов и доходов. Надо учить фермеров считать деньги. Это самое главное. Любой промах в агротехнике, в содержании животных оборачивается большими финансовыми потерями. Поэтому так важно иметь четкое понимание, что и зачем ты делаешь на земле.

Самое сложное, по словам ученого, – поменять менталитет наших земледельцев. Наука рекомендует отходить от многих стереотипов, заложенных в сельскохозяйственные умы еще в прошлом веке.

– Все фермеры считают, что надо землю паровать, чтобы она отдыхала. Что вы выигрываете? Земля пустует, вы ее обрабатываете в течение сезона, тратите на это средства, а урожая не получаете. К тому же ветер сдувает верхний самый плодородный слой почвы. А если грамотно подобрать агротехнику, то можно обходиться без паров и получать от этой земли больше, сохраняя ее плодородие, – говорит ученый. – Другой пример из отрасли животноводства. Сколько нужно давать молозива новорожденному теленку? У нас дают два литра, потому что в советское время был такой стандарт – вес корма должен составлять 10% от веса теленка. Сейчас ученые рекомендуют давать четыре литра. Молозиво дает иммунитет теленку. Большое количество молозива растягивает стенки желудка, а значит теленок будет больше съедать и быстрее набирать массу.

Об этом и многом другом ученые НИИ рассказывают фермерам региона, которые в эти дни обучаются на курсах по основам сельского хозяйства.

В ближайших планах института – разработать специальные курсы по наиболее востребованным и малоизвестным направлениям сельского хозяйства.

Казахстан > Агропром. Образование, наука > dknews.kz, 18 января 2018 > № 2467095 Аюп Искаков


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 17 января 2018 > № 2460308 Антон Аграновский

Стартап для чайника: как создать компанию и не потерять все деньги

Антон Аграновский

президент инвестиционной компании Agranovsky IT Investments & Consulting

Венчурный инвестор рассказал Forbes, как управлять рисками в быстрорастущих компаниях, мотивировать сотрудников и партнеров и завоевывать рынок

Для любой начинающей компании одним из важнейших вопросов является управление рисками и бюджетом. Молодой команде — особенно если у нет большого опыта в построении операционных процессов — легко совершить ошибки в бюджетировании и выборе приоритетов. За годы работы я накопил определенный практический опыт в том, что касается создания новых бизнесов и вывода компаний в прибыль, который будет полезен стартапам, особенно в технологической сфере.

Принципы управления рисками и бюджетом определяются стадией развития компании. На начальной стадии основным ориентиром является MVP (от англ. minimum viable product — минимально жизнеспособный продукт). Горизонт планирования на данном этапе — 3 месяца. С управленческой точки зрения, речь идет о планировании на ежемесячной основе с еженедельной проверкой достигнутых результатов и корректировкой понимания того, каким будет проект. Формирование более длинных планов на этом этапе — лишняя трата времени. При переходе к альфа-версии продукта горизонты удлиняются. С этого момента можно применять квартальное и полугодовое планирование. При этом, по факту выполнения конкретных задач планы совершенно спокойно и легко должны пересматриваться.

Персонал

Наибольшее внимание следует уделять расходам на персонал. Подход очень простой. На стадии MVP численность персонала должна быть минимальной — эффективная команда из 3-4 человек, расходы очень понятны и полностью прогнозируются. При переходе к созданию альфа-версии эта статья тоже хорошо прогнозируема: понятно, сколько необходимо людей, чтобы сформировать работающий продукт, его рабочую версию, выпустить в продакшн. Отталкиваясь от трудочасов, можно спокойно спланировать и численность персонала, и расходы на его размещение, и налоги.

Часто возникает вопрос бюджетных допусков и перерасходов. При планировании расходов на создание альфа- и бета-версии допустимо закладывать двукратный перерасход. При таком запасе итоговые траты с вероятностью 99% попадут в диапазон, определенный стратегическим планом проекта.

Целесообразно использование аутсорсинга, причем на внешний подряд нужно выносить максимум задач, как на этапе MVP, так и в процессе разработки альфа-версии. Чем больше работ вынесено на этой стадии на аутсорс, тем более проект легок на подъем и эффективен как команда. Фиксировать стоимость работ не стоит, лучше расплачиваться исходя из результата и отказываться от людей, которые делают долго, дорого и неэффективно в пользу тех, кто делает быстро, дорого и эффективно. Азбучная истина: дешевой и качественной работы не бывает, если у исполнителя нет какой-то дополнительной мотивации. А для аутсорсера всё-таки основным мотиватором являются деньги, у него очень редко есть побочный интерес к проекту.

Что касается затрат на сотрудников, есть два важных момента. Во-первых, для разработчиков на IT-рынке, достигших определенного уровня благополучия и развития, важно заниматься чем-то, что усиливает их как специалистов. Программисту страшно оказаться в болоте, пропустить новые технологии и новые витки развития, отстать от IT индустрии. Это позволяет использовать дополнительную мотивацию. Когда придумываешь крутой проект, когда достаточно заряжен энергией, чтобы убедить людей в прорывном характере идеи, найти сильных специалистов гораздо проще.

Но, чтобы проект сложился, необходимо, конечно же, нанимать специалистов по рыночной цене. 10-15 лет назад, индустрия была более молодой, у людей было больше нематериальной мотивации, чем сейчас. Возможно было найти толковых ребят, которые за еду и интерес, развлечения ради могли написать игру или создать проект. Сегодня тоже так бывает, но это всё-таки редкость, исключение.

Системный подход к ставкам и зарплатам в стартапах таков: нужно предлагать рыночную зарплату. Всё, кроме тех позиций, которые нельзя закрыть никак иначе, надо покупать обычными деньгами. Если есть вакансия, которая критична, и от неё зависит разработка всего проекта, и вокруг нет кандидатов, которых ты можно завлечь идеей - по этой одной конкретной вакансии можно предложить ставку выше рынка.

Мотивация

Что касается нематериальной мотивации, экономить на этом сейчас стало сложно. Но вопрос, что мы подразумеваем под экономией, не тривиален. Сегодня в Москве хороший программист стоит от 150 000 рублей в месяц. Вершина рынка – зарплата в 250 000-300 000 рублей, лидер в команду может стоить 600 000 и 1 млн в месяц.

При этом, повторюсь, для лидеров команд и ключевых программистов очень важна интересная задача и хорошая среда. Большинство из них хотели бы работать над крупным проектом в сильной команде, когда речь идет о причастности к чему-то большему, интересному. Дополнительная материальная мотивация в этом случае – бонусы или премии, привязанные к успеху проекта. За счет нематериальной мотивации можно сэкономить до 50%. А деньги, не потраченные – это деньги заработанные.

Существует огромное количество вариаций мотивационных схем. Создав за свою жизнь десятки стартапов и поработав с большим количество команд, я пришел к одной достаточно эффективно работающей модели. Во-первых, существуют партнеры – люди, с которыми создаешь бизнес, даже если сам его придумал. Они выполняют в нём ключевые роли, у них должны быть «живые» доли, закрепленные соглашением. Они должны их мотивировать и при этом быть не меньше 5%.

Кроме основателей в проекте есть дополнительная команда. Когда рядом с основателями появляются толковые и деятельные люди, у них должны быть опционы от прибыли проекта или направления, которое они ведут, на уровне 5-10%.

Международная практика предлагает широкий набор инструментов: выкупы акций, реальные или фантомные, прописанные окна для перераспределения долей в проекте, привязки к этапам разработки и KPI, сгорающие опционы. В случаях со стартапами в эти игры лучше не играть: чем жестче условия, тем больше дискомфорта вызывают у людей эти конструкции. Стартап — это не армия, стартап — это скорее творчество. Люди должны быть должны получать удовольствие от происходящего, а не думать о том, что если они не успеют что-то сделать, то у них отберут долю или наоборот выкупят её по сниженной цене.

Buy-back у сотрудников проекта — это, в принципе, не очень хорошая практика, если только нет задачи вознаградить конкретного сотрудника, заслужившего это многолетним трудом. В целом, это хорошо для кармы и неплохо для проекта, но только если он находится в зрелой стадии. Принудительный выкуп целесообразен только в случае, если нужно поменять сотрудника, который не справляется с задачей и тянет проект на дно. Для этого «на берегу» обязательно должны быть прописаны условия, при которых есть возможность выкупить его, попрощаться с ним, при условии, что это решение поддерживают все остальные участники проекта. Это важно, поскольку угасший или просто слабый человек своим поведением может уничтожить весь проект.

Инвестиции и рынок

Одной из ошибок является использование основателями проекта заемных средств. Это инструмент, которым следует пользоваться с большой осторожностью и применять его в соответствии с простыми, но строгими правилами. На фазе разработки MVP команде лучше оперировать своими собственными деньгами и своим собственным временем. При переходе к альфа-версии лучше найти для проекта не заемные средства, а вложения от ангельского или венчурного инвестора. Причем, даже если команда в него не очень верит.

Идеальным кандидатом будет опытный игрок, который знает нишу проекта и может помочь не только финансово, но и знаниями и умениями. Это сэкономит команде огромное количество средств и времени. Сценарий, когда проект, став адекватным, перешёл из стадии MVP в «альфу», получив ангельского инвестора, и является самым успешным.

Кредитные ресурсы имеет смысл привлекать только тогда, когда уже есть работающая воронка продаж. Когда, к примеру, проект тратит 3 рубля на маркетинг, а они возвращаются в виде 10 рублей в течение 7 месяцев. После этого уже можно привлекать внешние займы, это уже не угрожает полностью обанкротить проект и уничтожить стартап.

С точки зрения ставок ситуация в России понятна: для кредитов в рублях она сейчас доходит до 22% годовых. Это и определяет целесообразность привлечения займов для стимулирования развития и продаж — если внутренняя доходность от кредитных денег составит, например, 50% годовых, их имеет смысл привлекать, если 30% - процентная нагрузка становится болезненной и будет тормозить рост. В такой ситуации лучше привлечь долевого инвестора.

Критерии привлечения совладельцев и инвесторов в проект весьма размыты, но для IT верно общее правило: пускать в бизнес непрофильных инвесторов нельзя. Участие некомпетентного совладельца может привести к самому худшему варианту развития, когда команде мешают работать, не понимают, что она делает, и требуют обеспечения каких-то нерелевантных показателей.

В части стратегии крайне важным является ценообразование на продукт, особенно на этапе выхода на рынок. В последнее десятилетие в мире доминировала модель Uber и Groupon – демпинг, сопровождающийся убытками в $600-800 млн в год, ради захвата рынка. Я не очень верю в эту модель; она действительно позволяет быстро и эффективно захватить рынок, но сегодня, мне кажется, даже в Америке, в Силиконовой долине найти финансирование под подобные проекты всё сложнее и сложнее. Уже запущенным компаниям и проектам, использующим эту бизнес-модель, еще удается привлекать новые раунды финансирования, зачастую от инвесторов и фондов, участвовавших в предыдущем финансировании. Но новостей о новых масштабных начинаниях, которые бы предполагали убыточность не только на инвестиционном, но и на операционном уровне, появляется все меньше.

Одним из больших соблазнов для стартапа является привязка к якорному клиенту. Является ли это удачным решение для IT-стартапа, зависит от типа проекта: якорные клиенты не вписываются в модель B2C, их наличие ведет к расфокусировке и невозможности ориентироваться на сервис для большого количества потребителей. В конечном итоге это ведет к потере своей стратегии. Для B2B сервисов, заточенных на определенную нишу, наличие якорного клиента полезно, поскольку позволяет автоматически закрепиться на рынке и сформировать минимальный объём финансовых потоков.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 17 января 2018 > № 2460308 Антон Аграновский


США. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 16 января 2018 > № 2460319 Эрик Галимов

Академик Эрик Галимов: Были ли американцы на Луне

Отрицание высадки людей на спутник Земли означает неуважение в том числе и к отечественной науке

Известный телеобозреватель Алексей Пушков делает, на мой взгляд, здравые политические репортажи, но демонстрирует легкомысленное отношение к науке. Меня это беспокоит больше, чем сам вопрос о том, были ли американцы на Луне. Алексей Константинович Пушков — член Государственной Думы, представитель политической элиты. Я усматриваю здесь общий корень с неуважительным отношением этой части общества к науке, в том числе и к отечественной академической науке.

В предшествующей моей статье в «МК» 16 декабря 2017 года я говорил о том, что доказательством пребывания американских астронавтов на Луне являются не теле- и фотоматериалы, которые, может быть, и можно фальсифицировать, а образцы лунных пород. Изучение этих образцов, собранных и привезенных астронавтами шести экспедиций «Аполлон» в 1969–1972 годах, позволило получить уникальные научные результаты.

Теперь Пушков идет дальше. Он говорит, что и образцов не было. А если и были, то, может быть, они, как и мы, сделали автоматический отбор поверхностного грунта (реголита), а выдали это за посещение Луны человеком.

Не будем говорить о том, что в такую авантюру должны были быть вовлечены десятки тысяч человек — включая инженеров, конструкторов, целую армию работников всех рангов, обслуживающих космические запуски, и ученых, — скрывавших, что изучают фальшивые материалы.

Есть фотографии некоторых лунных пород, опубликованные в специальном номере журнала Science. Доставленные образцы были выставлены на обозрение. Не только американцы, но и другие крупнейшие мировые лаборатории почти сразу же получили образцы, доставленные первой экспедицией, «Аполлон-11». Одним из первых получил образец породы «Аполлона-11» крупнейший австралийский геохимик-петролог Росс Тейлор. Он первым установил, проанализировав доставленные образцы, что лунные породы удивительно обогащены титаном (Ti) и другими элементами с высокой точкой плавления. Это то, о чем я писал в первой статье в «МК». В то же время лунные породы состоят из того же набора минералов, что и земные породы. Эти данные Тейлор представил на первой лунной конференции в 1970 году. Но газеты уже в октябре 1969 года, меньше чем через 3 месяца после высадки человека на Луну, написали об этом открытии. В этой связи Гарольд Юри, нобелевский лауреат, получивший премию за открытие изотопа водорода — дейтерия, заметил: «Тогда я должен пересмотреть свою позицию». Он был автором широко известной книги «Происхождение Луны и планет», в которой он излагал гипотезу, что Луна — это чужеродное тело, захваченное на орбиту Земли. Это не согласовывалось с только что полученными данными «Аполлона-11». И он это сразу признал. Выдающийся английский геофизик С.Ранкорн с семью соавторами уже в январе 1970 года представили к публикации статью о магнитных свойствах 17-граммового образца брекчии (10084-135) и 11-граммового образца кристаллической магматической породы (10017-64). Японские ученые И.Куширо и Я.Накамура в сентябре 1970 года представили к публикации статью, в которой они дают петрологическое описание четырех кристаллических пород сбора «Апполона-11». Дж. Эглинтон, Дж. Хейс, К.Пиллинджер с соавторами из Бристольского Университета (Великобритания) произвели органический анализ тонкозернистого материала из образцов «Аполлона-11».

Я их всех хорошо знал. Они уже ушли из жизни. Джон Хейс, который потом переехал в США, умер в прошлом году. Это был первый анализ органического вещества Луны. Они показали отсутствие в материале Луны органических соединений, по крайней мере в пределах 5 частей на миллион. Кстати, такой анализ невозможно было осуществить в автоматически отобранных образцах, так как лунный грунт на участке посадки загрязнялся выхлопными газами посадочных тормозных двигателей. Это я знаю на личном опыте изучения реголита, доставленного автоматической станцией «Луна-16».

Замечу, что некоторые виды исследований можно было произвести только на крупных образцах. Это относится, например, к петрологическим исследованиям, описывающим текстуру и минеральный состав пород, о которых я упоминал. В еще большей мере это относится к определению абсолютного возраста пород. Именно после доставки образцов «Аполлоном-11» впервые было установлено, что на Луне есть породы возрастом около четырех с половиной миллиардов лет. Это возраст, близкий ко времени возникновения Земли и Луны. На Земле такие древние породы не сохранились. Они все переработаны в ходе последующей геологической истории. Именно поэтому такую ценность представляет для геологов изучение Луны. Изучение Луны позволяет реконструировать события первых 500 миллионов лет истории Земли.

Всего, по данным НАСА, в каталоге хранилища числится 140 000 образцов, подготовленных из материала пород и грунта, доставленного экспедициями «Аполлон» в 1969–1972 годах, из коих 26 000 были предоставлены для научных исследований, экспозиций и образовательных целей в разных странах, включая, помимо США, также Австралию, Германию, Великобританию, ЮАР, Японию, Италию, Францию, Бельгию и многие другие страны.

Что касается нас, то в соответствии с Межправительственным соглашением существовал обмен лунными образцами. С нашей стороны — «Луна-16, -20, -24», с американской — «Аполлон-11, -12, -14, -15, -16 и -17». Обменивались буквально щепотками по 3–5 г реголита. По условию, обмен был эквивалентным: мы принимали от них ровно столько, сколько давали сами. Причем это было не их, а наше условие. Поэтому крупных образцов пород, которые имелись в распоряжении НАСА, у нас, конечно, не было. Некоторые из американских проб были исследованы. Например, К.П.Флоренский с сотрудниками сравнили оптические характеристики реголита из моря Изобилия («Луна-16»), моря Спокойствия («Аполлон-11») и океана Бурь («Аполлон-12»). М.С.Чупахин с И.Д.Шевалевским исследовали при помощи искровой масс-спектрометрии на приборе МХ-3301 химический состав лунных образцов миссий «Аполлон-11» и «Аполлон-12». Они, в частности, подтвердили высокое содержание TiO2 (до 7,3–7,5%) в образцах «Аполлона-11», установленное и опубликованное ранее американскими и австралийскими учеными. Эти работы относятся к периоду первых отечественных исследований лунного грунта. Позже американский лунный грунт передавался для исследования в разные институты — например, в ИГЕМ, в Институт ядерных исследований в Новосибирске. Но в целом число работ с этим материалом у нас невелико. Прежде всего, это связано с тем, что американский грунт поступал к нам тогда, когда он уже был всесторонне исследован в американских и западных лабораториях. Это нормально. Страна, затратившая огромные средства на доставку вещества с другого небесного тела, конечно, имеет право на приоритетное получение новых научных результатов. Вторая причина, тоже существенная, состоит в том, что наши инструментальные возможности уступали инструментальным возможностям Запада. И мы поэтому мало что могли прибавить.

Когда несколько лет тому назад мы готовили к запуску космический аппарат «Фобос-Грунт», предназначенный для отбора и доставки вещества со спутника Марса, я обращался в Президиум РАН с настоятельной просьбой в рамках финансирования космического проекта предусмотреть соответствующее оснащение наземной лаборатории в том же ГЕОХИ. Этого не было сделано. К несчастью, космический аппарат «Фобос-Грунт», запущенный после многолетних проволочек, потерпел аварию, не выйдя даже на отлетную траекторию к Марсу. А если бы проект состоялся, то мы оказались бы не готовы к исследованию доставленного вещества. После первых нескольких месяцев, которые даются авторам космического проекта, чтобы снять сливки, положено предоставить вещество мировому научному сообществу. Тогда уникальные открытия, которые по праву должны были бы принадлежать отечественной науке, достались бы иностранцам, конечно, с вежливой ссылкой, что привезли грунт русские.

Подобный пример есть из другой области. Одно из крупнейших естественнонаучных открытий последнего времени было сделано на материале, полученном нашими полярниками. В глубокой скважине, пробуренной во льду Антарктиды на советской станции Восток, впервые был получен ледовый керн, охватывавший период истории атмосферы и океана за последние 120 тысяч лет. По составу пузырьков воздуха, захваченных льдом в разное время, предстала история атмосферы, в том числе содержание такого парникового газа, как СО2. По изотопному составу водорода и кислорода льда можно было определить температуру океана и историю климата. Как на картинке выстроилось чередование эпох оледенений и потеплений. Ценность этих сведений для науки была не меньше, чем ценность первых сведений о Луне. Но принадлежат эти открытия не нам. Мы только скважину пробурили, а тонкие инструментальные исследования, необходимые для получения нового знания, были выполнены западными учеными. Вот над чем следует задуматься коллегам А.К.Пушкова по Государственной Думе.

Через год будет 50 лет со дня высадки человека на Луну. Я помню день 21 июля 1969 года. Тогда по радио, между прочими малозначительными новостями, сообщили, что американцы совершили высадку человека на Луну, и сразу перешли к другим темам. Мне было стыдно. А ведь Гагарина весь мир принимал с восторгом. Может быть, теперь, подбрасывая нелепые сомнения, нас готовят к «сдержанному» приему юбилея этого исторического события? Не в этом состоит патриотизм.

Не надо представлять наше общество завистливым и невежественным. Это неприлично.

Эрик Галимов, академик РАН, почетный профессор МГУ им. М.В.Ломоносова

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27590 от 15 января 2018 Тэги: Наука, Газ,

США. Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > ras.ru, 16 января 2018 > № 2460319 Эрик Галимов


Россия. ПФО > Армия, полиция. Образование, наука > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2457022 Максим Артемьев

Цена безопасности. Чему учит «битва на ножах» в пермской школе

Максим Артемьев

Историк, журналист

Ежегодно миллиарды рублей тратятся на обеспечение безопасности российских школ, но это не помешало устроить поножовщину в здании школы №127 города Перми

Сегодняшняя школа — и я не раз писал об этом в Forbes — сильно отличается от привычной нам советской. Впрочем, «нас», ее заставших, становится все меньше в процентном соотношении к общему числу населения, и мое замечание лишь привычная аберрация возрастного восприятия.

Но как бы там ни было, перемены налицо, и одна из них — отношение к охране школы, к безопасности учеников. Вспоминается свое детство — вокруг школьного здания, да и даже в тамбуре, тусуется постоянно шпана, пришедшая сшибать мелочь. Тут же во дворе раздаются кому пинки, кому затрещины, и ученики послабее, кто характером робее и не имеет знакомств среди «старших ребят», всякий раз проходят как сквозь строй, стремясь побыстрее улизнуть подальше от школы.

Администрации учебного заведения до всего этого и дела нет. Мысли о том, чтобы пожаловаться, у бедолаг даже не возникает, равно как у их родителей. Понятие о безопасности тогда вовсе не существовало. Криминальные компании правили бал и во дворах домов, и в подъездах. В лучшем случае в раздевалке школы дежурила какая-нибудь бабка, бессильная приструнить хулиганов, а заодно прекратить воровство в этой самой раздевалке.

Сегодня же все наоборот. В связи с трендом на создание условий для безопасного детства и общим чадолюбием общества (которое не перетекает в деторождаемость) и гуманизацией сферы образования вопрос безопасности выходит на первый план. Ученики и учителя моего детства были бы шокированы видом современной школы – охранники в форме у входа, заградительные барьеры и турникеты, не позволяющие проникнуть внутрь здания, камеры видеонаблюдения, «тревожные кнопки», требование справок об отсутствии судимости от педагогов.

Однако подобное «вооружение до зубов» образовательных учреждений (а школы слились де-факто с детскими садами, где такие же порядки) — удовольствие не бесплатное. Как уже сообщили в СМИ со ссылкой на сайт «Госзакупки», та школа в Перми, где произошла поножовщина, за минувший год заплатила более миллиона рублей охранной фирме (впрочем, по последним сведениям, сама директор школы назвала меньшую сумму). Примерно семь лет назад в России насчитывалось более 54 000 школ. Можно сделать грубый подсчет, во сколько оценивается рынок охранных услуг в начальном и среднем образовании. Полученный результат — 54 млрд рублей, конечно, далек от точности. Во-первых, число учебных заведений сократилось в результате слияний (но при этом число учебных корпусов не уменьшилось). Во-вторых, совсем разная плата в провинции и в городах-миллионниках. В-третьих, не все школы могут платить за них, да и не везде есть объективная потребность — например, в сельских и прочих малокомплектных школах. Тем не менее общее представление получить можно.

Кто платит охране

Важно отметить, что оплата услуг охраны (равно как сигнализации, видеонаблюдения и т.д.) ложится на муниципальные бюджеты, которые наиболее бедные и проблемные. Из регионального бюджета оплачиваются зарплата учителям и тому подобные расходы. И это надо учитывать, подсчитываю «общую температуру» по стране.

В Москве, например, которая представляет собой государство в государстве, заключение договоров с ЧОПами централизовано. Не отдельно взятый директор занимается этим вопросом, он решается на уровне департамента образования, который таким образом, выступает как один из крупнейших заказчиков и потребителей охранных услуг в городе. Так на срок 30 месяцев — с 1 января 2016 года по 30 июня 2018 года стартовая стоимость конкурса на обслуживание для ЧОПов составила 16,7 млрд рублей. В победители вышли 29 охранных фирм. Точно так же определяются поставщики отмеченных выше технических услуг наблюдения и контроля.

Школьный охранник, формально не подчиненный администрации школы, тем не менее играет важную роль в ее жизни. Он все знает — кто куда вышел, когда пришел — и служит своего рода диспетчером. Директора школы и завучей он должен «уважать». Школу №127 в Перми, в которой произошла драка на ножах, охраняла ЧОО «Аякс-Безопасность». По данным сайта госзакупок, в 2017 году образовательное учреждение заключало три контракта на общую сумму более 1 млн рублей с единственным поставщиком (которым и являлась компания «Аякс-Безопасность»). В 2016 году ЧОО «Аякс-Безопасность» проверял Центр лицензионно-разрешительной работы ГУ МВД России по Пермскому краю. Нарушений в ходе проверки выявлено не было. Тем временем в самой охранной организации данную информацию комментировать не стали.

Среднестатистический охранник — это мужчина средних лет из провинции, работающий вахтовым методом в столице. За последние 15-20 лет занятость в охранном бизнесе стала важным подспорьем для жителей периферии, где заводы и фабрики в массовом порядке позакрывались. Общее число охранников в той же Москве никто не возьмется подсчитать, но то, что это сотни тысяч, несомненно. И в этой сфере охрана школ и садов — важнейший сегмент.

В провинции ввиду ее скудных финансовых возможностей дело обстоит попроще, не так централизованно, до последнего времени в ряде школ там деньги «на охрану» собирали прямо с родителей, несмотря на многократные заявления о недопустимости и незаконности подобных деяний. И сегодня финансы изыскиваются по преимуществу из внебюджетных источников. Разумеется, большой объем отпускаемых средств (там, где они есть) не может не вызывать толков о коррупции, несмотря на прозрачные процедуры конкурсов.

Результат налицо, в современную школу трудно попасть не просто человеку с улицы, но даже родителям. Это, разумеется действует благотворно в смысле снижения криминогенной обстановки. Ничего подобного расстрелам подростков в американских учебных заведениях не случается. Произошедшее в пермской школе потому и привлекло такое внимание СМИ, поскольку является исключением.

Школьная преступность

Школы вообще притягивают всякого рода злоумышленников как объекты повешенной тревожности. Так осенью минувшего года по России прокатилась волна телефонного терроризма со звонками о ложных угрозах. И в числе первых под удар попали школы. Мне самому пришлось срочно, бросив все дела, ехать за дочкой, которую эвакуировали с уроков, причем портфели и сменная обувь детей остались в школе, в которую не было доступа, поскольку надо было уложиться в нормативы по скорости эвакуации.

Также в последнее время участились вызовы скорой помощи в столичные школы , поскольку по новым требованиям малейшая жалоба ученика на состояние здоровья требует именно приглашения бригады скорой. Это тоже свидетельство того, что государство активно занимается вопросом безопасности и здоровья учащихся. Но как эти вызовы отразятся на столичном бюджете и не последуют ли за этим определенные оргвыводы, пока неясно.

Что до снижения преступности в школе, то вопрос упирается не только в постановке барьера на проникновение в здание злоумышленников. Не все детали произошедшей в Перми трагедии пока понятны, но уже известно, что речь шла о драке на ножах вчерашнего ее выпускника с нынешними учениками. Иными словами, важно снизить уровень внутришкольной преступности. Опять обращусь к персональному опыту. Буквально полтора месяца назад у дочки прямо в школе, во время обеда в столовой украли смартфон. Школа вполне себе благополучная, с языковым уклоном, дети проходят отбор при поступлении, но тем не менее... Никакой охранник, естественно, помешать этому не мог. А видеокамер в самой столовой не оказалось – они размещены на кухне и над стойкой раздачи, чтобы смотреть за поварами. И приехавший наряд полиции только разводил руками. Вице-премьер Ольга Голодец заявила, что правительство изучит все обстоятельства и причины поножовщины в пермской школе, где в результате драки получили ранения 15 человек. Она пообещала, что по итогам анализа меры безопасности во всех школах России усилят.

Из произошедшей в Перми «драки на ножах» (звучит вполне зловеще) можно сделать следующий вывод. Систему охрану необходимо не просто усилить, но централизовать — как в плане организации, так и в плане финансирования. Если мы признаем важность обеспечения безопасности жизнедеятельности в школах, то не стоит экономить на этом. Жизнь и здоровье школьников не должны зависеть то финансовых возможностей муниципалитета и учебного заведения. Стандарты безопасности должны быть примерно одинаковы.

Россия. ПФО > Армия, полиция. Образование, наука > forbes.ru, 15 января 2018 > № 2457022 Максим Артемьев


Россия. СФО. ДФО > Образование, наука > ras.ru, 11 января 2018 > № 2456965 Валентин Пармон

Академик Пармон: «Наука для России и для региона»

Избранный в сентябре 2017 года председателем СО РАН академик Валентин Николаевич Пармон не подводит итоги года. Его интервью — о приоритетах и перспективах сибирской академической науки, о взаимоотношениях с ФАНО и реструктуризации институтов, образовании и популяризации научных знаний. А также — о развитии Новосибирского научного центра и о том, кому здесь следует поставить памятник.

— Валентин Николаевич, какой Вы видите миссию Сибирского отделения РАН в новых реалиях?

— Миссия СО РАН многопланова. Во-первых, как я неоднократно подчеркивал, известный «треугольник Лаврентьева» (наука — кадры — производство) сейчас должен дополняться тезисом «Наука — для России и для региона». Это можно сделать через реализацию не так давно утвержденной Президентом России Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации. В документе прописаны общие задачи для российской науки, обозначены так называемые большие вызовы и расставлены приоритеты для ответов на них. Конечно, перечень приоритетов (а они обозначены не как научные, а как социально-экономические, и это правильно) можно критиковать за его неполноту, но в том, что касается основы любых приоритетов, в Стратегии есть специальная отсылка. А именно, подчеркивается, что в основе всего лежат фундаментальные исследования, которыми нельзя управлять, им можно только помогать, — и для Академии наук это самое важное.

В настоящий момент существует достаточно значительная несогласованность в выполнении Академией наук и ее Сибирским отделением функции, предписанной федеральным законом № 253-ФЗ, — научно-методического руководства исследовательскими организациями, перешедшими в ведомство ФАНО России. Сейчас эта функция реализуется двумя путями. Во-первых, речь идет о влиянии на выборы руководящего состава академических институтов. Во-вторых, о согласовании планов работы этих организаций и, соответственно, экспертизе отчетов. Наибольший пробел здесь в том, что на сегодняшний день, по сути, исчезла координация в деятельности институтов, институты предоставлены сами себе. Как сейчас идет планирование?

Институты предоставляют свои предложения по госзаданиям в ФАНО, которое их аккумулирует в компьютере и затем открывает доступ Сибирскому отделению для экспертизы на срок менее десяти (!) дней. Ожидаемо, что за столь малое время ничего серьезного сделать нельзя. Но если СО РАН и даже РАН не поставят свои согласующие подписи, институты не будут профинансированы. Это прекрасно понимает новое руководство РАН. Поэтому первое, что сделал новый президент РАН академик Александр Михайлович Сергеев, — договорился с руководителем ФАНО Михаилом Михайловичем Котюковым о том, что существующий порядок должен быть исправлен. Новый формат экспертизы планов и отчетов уже обсуждался на совместном заседании президиума РАН и Научно-координационного совета при ФАНО России 26 декабря. Но тут есть и другая нерешенная проблема: хотя проекты полного цикла проще оценить, в существующей системе экспертизы выполнения госзаданий это делается абсолютно неправильно, поскольку сейчас единственным параметром является число публикаций. Если речь идет о чисто академических исследованиях, показателем хорошей работы являются статьи в журналах с высоким рейтингом. Однако проекты полного цикла в ряде случаев требуют конфиденциальности выполнения, и критерии их оценки должны быть совершенно другими.

« Во-вторых, миссия Сибирского отделения связана с тем, что мы, как зачинатели интеграционных междисциплинарных проектов, должны заняться их восстановлением. В течение последних трех лет считалось: после реформы Академии наук в рамках ФАНО подобное невозможно. Но на самом деле это не так. Мы предложили руководству ФАНО механизм осуществления таких проектов и получили поддержку.

Влияние на рейтингование институтов — также очень важная составляющая нашей миссии. Сейчас система отрабатывается, завершается первый тур, и он уже вызвал большое недовольство в региональных отделениях РАН. Почему? Потому, что логика построения сети научных учреждений в регионах была не только в создании крупных институтов, но и тех НИИ, главная роль которых — поддержка научного и интеллектуального потенциала в регионах, особенно в национальных субъектах Федерации. Такие институты сейчас получают оценку «три». А по соответствующему постановлению Правительства РФ научные организации, попадающие в третью категорию, подлежат либо упразднению, либо присоединению к другим (хотя в декабре было объявлено, что им будет дан немалый срок для решения обнаруженных проблем). Вопрос состоит в том, каким образом производилась оценка, по каким параметрам институты попали в эту группу. Есть общедоступная статистическая информация: данные о публикациях, отчеты и так далее, но какие замечания делали эксперты на втором этапе — мы пока не знаем. Это больная тема не только для нас, но и для наших дальневосточных коллег. К примеру, на Камчатке есть единственный в своем роде и превосходный Институт вулканологии и сейсмологии ДВО РАН, очень полезный, но совсем маленький. Поэтому роль Сибирского отделения я вижу в том, чтобы попытаться повлиять как раз на систему оценки важности институтов не только по формальным «наукометрическим» показателям.

Еще одна миссия, которую Сибирское отделение РАН только начинает осуществлять, — научно-методическое руководство исследованиями, проводимыми в университетах. Эта функция предписана всё тем же Федеральным законом 253-ФЗ, но как это конкретно делать, в законе не разъясняется. Мы сейчас работаем с очень многими сибирскими университетами — там, где в числе преподавателей либо сотрудники академических институтов, либо члены Академии наук. Но существуют вузы, в которых нет ни тех, ни других. Недавно мы договорились с председателем Совета ректоров Новосибирска о том, что следует наладить совместную работу в этом направлении.

То же самое относится к влиянию СО РАН на научную деятельность, финансируемую за счет региональных бюджетов. Яркий пример — Академия наук Республики Саха (Якутия), президент которой, доктор геолого-минералогических наук Игорь Иннокентьевич Колодезников, недавно введен в состав президиума Сибирского отделения РАН с правом совещательного голоса. А Ямало-Ненецкий автономный округ прислал нам для экспертизы свою региональную программу научных исследований — раньше такого не было.

Ну а самое главное — влияние СО РАН на социально-экономическое развитие Сибирского макрорегиона. Большой интерес к этому проявляет и полномочный представитель Президента России в Сибирском федеральном округе Сергей Иванович Меняйло: он заинтересован в том, чтобы Сибирское отделение могло вести очень крупные проекты — федерального и мирового значения. По итогам первой встречи с полпредом был подготовлен короткий перечень важнейших для макрорегиона программ — в первую очередь связанных с освоением сырьевой базы, агробиотехнологиями, наращиванием экспортных и высокотехнологичных позиций в экономике. Есть крупные проекты, которые финансируются не за счет госбюджета, но будут сильно влиять на экономику Сибири. Примером может служить проектируемый катализаторный завод в Омске с инвестициями «Газпромнефти» в размере более 22 миллиардов рублей. Он будет опираться на технологии, разработанные в Институте катализа им. Г.К. Борескова СО РАН и Институте проблем переработки углеводородов СО РАН. В результате Россия получит крупномасштабное производство импортозамещающих отечественных катализаторов нового поколения. То же самое относится к проектам класса «мегасайенс», таких как Национальный гелиогеофизический центр РАН в Байкальском регионе или Центр бор-нейтронозахватной терапии онкологических заболеваний на базе Института ядерной физики им. Г.И. Будкера СО РАН в новосибирском Академгородке или Нижней Ельцовке.

« И, наконец, неизменным и вновь консолидированным должно быть единство всех наших научных дисциплин и направлений, потому что крупные междисциплинарные работы можно делать только сообща. В СО РАН сложился уникальный для нашей страны и даже для мировой практики конгломерат различных научных направлений, институтов, лабораторий и отдельных специалистов.

Что должно измениться, точнее, подкорректироваться? Взаимоотношения между руководством Академии наук и ФАНО. ФАНО по сей день сплошь и рядом критикуют. Но, согласитесь, есть много упущений и с нашей стороны. ФАНО выполняет функцию, предписанную государством. При этом могут возникать конфликты. Но вы знаете, что конфликты бывают двух типов. Производственные — когда ругаются, чуть ли не дерутся, но в конце концов приходят к компромиссу, к решению, которое никому не нравится, но позволяет идти вперед. А есть личностные конфликты, когда с обиженными друг на друга людьми уже ничего нельзя поделать — только развести в разные стороны. Нам сейчас очень важно, чтобы неизбежные конфликты между СО РАН и ФАНО никогда не выходили за рамки производственных.

— В своих предвыборных тезисах Вы говорили, что СО РАН должно стать лидирующим центром поисковых и фундаментальных исследований. Как эта цель будет реализована с учетом того, что институты сейчас фактически подчиняются ФАНО?

— Еще раз подчеркну: ФАНО является официальным учредителем институтов, а учредитель имеет право финансового контроля. Через ФАНО идет бюджетное финансирование выполнения госзаданий. Что касается научной составляющей работы НИИ, то сейчас в системе ФАНО — Академия наук формализовано, в том числе со стороны Сибирского отделения, несколько так называемых комплексных планов научных исследований (КПНИ). КПНИ объединяют госзадания, которые уже утверждены для институтов. Но при этом у КПНИ есть вневедомственный наблюдательный совет (НС), который рассматривает эти работы с точки зрения перспективности для реальной экономики. Например, есть КПНИ «Ресурсо- и энергосберегающие катализаторы и технологии». Головной организацией там выступает Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН, участвуют около десяти НИИ, причем не только сибирские, но и московские. А в наблюдательный совет входят два отраслевых замминистра и руководители компаний — потребителей разрабатываемых материалов и технологий.

Однако согласуя те направления, по которым работают научные академические учреждения за счет госбюджета, и проводя экспертизу, Академия наук в той или иной мере должна влиять и на распределение ресурсов. Формат этого влияния сейчас тоже на стадии согласования.

— На расширенном заседании президиума СО РАН Вы упомянули, что в Москве рассматривается вопрос о том, чтобы научные институты из государственных бюджетных учреждений превратились в учреждения автономные. Расскажите, пожалуйста, что в этом случае должно измениться для НИИ?

— Я считаю, что автономные учреждения — достаточно прогрессивная форма существования НИИ, позволяющая выйти из многих ограничений, которые сейчас окружают госбюджетные учреждения. В частности, появится возможность открывать счета в разных банках, брать кредиты и так далее. Иными словами — будет больше свободы действий. Сейчас по маневру финансами мы зажаты Федеральным казначейством. Часто деньги по договорам приходят после окончания проекта. А исследования должны идти, их нужно авансировать, своих средств у институтов не всегда хватает. Тут было бы хорошо использовать кредиты. В принципе, сейчас госбюджетные учреждения имеют право их брать, но на практике банки не видят всего оборота средств, которые могли бы быть представлены в качестве залога. Автономное учреждение в этом смысле более свободно. Конечно, есть и осложняющие обстоятельства: многие решения, в том числе по финансовой деятельности, должны согласовываться с наблюдательным советом, то есть появляется дополнительная управляющая структура. Впрочем, для многих институтов, которые ориентированы на практические разработки, наличие НС — очень полезно, потому что в НС можно привлекать тех, кто потенциально заинтересован в создаваемых технологиях.

Есть еще сложный момент: если учреждение госбюджетное, то до тех пор, пока его не ликвидируют, оно обязано получать финансирование от государства (увеличенное либо уменьшенное). В автономном же учреждении гарантированного бюджета нет, но имеются средства, которые выделяются для реализации государственных заданий. С другой стороны, мы сейчас ведь именно так и финансируемся! Я считал бы целесообразным в этой сложной ситуации выбрать несколько пилотных институтов, чтобы проверить, как будет работать схема. В такие моменты бывает очень полезно стать первопроходцем.

— В предвыборных тезисах Вы говорили о восстановлении координирующей роли объединенных ученых советов. Как должны, по Вашему мнению, работать ОУСы?

— Исторически задачей ОУСов была координация работы институтов в рамках сходных научных дисциплин. После того как ОУСы стали структурами, относящимися только к региональным отделениям Академии наук, но не к ФАНО, встал вопрос — каково их отношение к НИИ? Собственно, мы пытаемся наладить работу так, как было раньше, поскольку основная наша обязанность — экспертиза и научно-методическое руководство. Соответственно, планируется снова вернуться к тому, чтобы знакомиться с планами и отчетами институтов и всесторонне всё это экспертировать. Далее — ОУСы должны утверждать кандидатов на должность директоров институтов.

Кстати (и эта точка зрения теперь принята и в «большой» Академии наук), если речь идет об академическом институте, то в качестве претендента на пост руководителя не может выдвигаться кандидат наук. Степень доктора наук показывает, что человек — лидер в каких-то направлениях, и должен собственным примером показывать, что и как необходимо делать. Хотя категорически отрицать возможность для кандидата наук быть лидером научной организации тоже нельзя. Например, есть Байкальский музей, директор которого Владимир Абрамович Фиалков — кандидат географических наук. Он — душа музея, и именно он обеспечил становление этого уникального объекта. Думаю, подобные ситуации должны приниматься во внимание: не надо категорично запрещать кандидатам наук быть директорами, нужно предусмотреть и такую возможность, но в особых случаях.

— В предвыборных выступлениях Вы отдельно выделили экологическую тематику, какие шаги Вы планируете предпринять, чтобы сохранить экосистему региона?

— Сибирский макрорегион является одним из самых неблагоприятных в стране по экологическому состоянию городов. В СО РАН до 1990 года функционировала специальная программа «Экология городов Сибири». Ее стоит попытаться восстановить, потому что сейчас есть возможность задействовать административный ресурс. Практически все руководители субъектов Федерации несут ответственность за экологическую обстановку в своих регионах. Финансирование этой программы, увы, нельзя провести ни из средств ФАНО, ни из средств Сибирского отделения — но это могут быть региональные деньги.

Отдельные вопросы связаны с жемчужиной Сибири — озером Байкал. Здесь ситуация очень любопытная. Есть крупные деньги, выделенные АО «Росгеология» на решение проблемы утилизации отходов закрытого Байкальского целлюлозно-бумажного комбината. На прошедшем недавно большом совещании с участием специалистов СО РАН было принято решение: до того, как «Росгеология» предпримет какие-либо действия, должна быть проведена мощная экспертиза конкретной задачи и разумных технологических подходов к ее решению силами сибирских ученых, которые знают проблемы ЦБК не по бумагам.

Если говорить о проблеме твердых бытовых отходов, то она касается всех стран, не только России. Главный вопрос здесь состоит в том, что чисто жить — дорого. Есть разные варианты действий: например, экологически чистое сжигание мусора. Но комплексное решение не может быть реализовано до тех пор, пока не будет налажена сортировка (так называемая классификация) отходов. Твердые бытовые отходы зачастую, особенно в нашей стране, сбрасывают в одну кучу: и кирпичи, и металл, и стекло, и пластик, и горючие материалы. Собственно, это и есть самая затратная стадия. Разделив мусор, можно дальше с ним уже что-то делать.

— Что Вы думаете о так называемой «мусорной концессии», обсуждение которой активно идет в новосибирских СМИ (с привлечением общественности) и органах власти?

— Тема концессии поднималась недавно на расширенном заседании президиума СО РАН академиком Сергеем Владимировичем Алексеенко. Основной вопрос здесь, на мой взгляд, заключается в регулировании с помощью местного законодательства и в понимании того, что населению придется за всё это платить. Моя личная точка зрения такова: Новосибирская область имеет свою специфику, у нас много оврагов, и если бы можно было организовать цивилизованное захоронение мусора в них — разумеется, со всеми возможными предосторожностями, выстилая грунт водонепроницаемыми тканями либо пленками, — то емкости этих оврагов хватило бы, по крайней мере, на несколько десятков лет.

— Не так давно прошел II Съезд ученых Республики Беларусь, в котором Вы принимали участие. Скажите, пожалуйста, планируется ли дальше развивать отношения с академиями наук бывших союзных республик?

— Если мы не будем развивать эти отношения, то не сможем воплотить роль Академии наук в сфере научной дипломатии. Я все-таки человек Советского Союза, для меня даже после того, как СССР распался, всё равно осталось понятие «большой Родины». Поэтому могу сказать так: возможность решать возникающие вопросы и проблемы, а также улучшать взаимоотношения с научным сообществом бывших союзных республик у СО РАН, безусловно, есть. Самый высокий наш приоритет — Беларусь; мы с ней состоим в одном Союзном государстве, при этом у Союзного государства есть собственный бюджет на науку. Кроме того, близкие нам страны — Казахстан, Кыргызстан, Армения, Узбекистан, Таджикистан. Конечно, мы не будем забывать и остальные республики, в том числе и Украину, с учеными которой у институтов Сибирского отделения реализовывались прекрасные проекты. Надеюсь, что наши отношения с Украиной, несмотря на существующие объективные трудности, рано или поздно нормализуются.

— А есть ли на данный момент какие-либо соглашения или договоренности?

— Конечно, соглашения есть практически со всеми бывшими союзными республиками. Но этим документам нужно «сделать апгрейд», возможно, дополнить. Мы уже договорились об этом с Национальной академией наук Беларуси.

« Я думаю, что международное сотрудничество СО РАН будет продвигаться прежде всего в рамках восстановления интеграционных проектов: есть научные области, где мы можем друг друга дополнять, в ряде случаев нужны компетенции и наши, и наших соседей.

В числе приоритетных стран — государства Азиатско-Тихоокеанского региона. Кроме того, на мой взгляд, очень важно установление научных контактов с Израилем. Почему? Во-первых, там очень много выходцев из России, в том числе и из Академгородка. Кроме того, в Израиле очень хорошо налажена инновационная система — передача результатов науки в практику. Здесь, я считаю, нужно устанавливать сотрудничество с участием Новосибирского государственного университета, с учетом его возможностей и уже имеющейся заинтересованности, и, конечно, с привлечением технопарка новосибирского Академгородка. «Академпарк» — уникальная структура, которая может содействовать развитию научно-технологических связей с теми странами, с которыми нет прямого научного контакта.

— Вы уже упоминали взаимодействие с вузами Сибири в плане научно-методического сопровождения их исследований. Скажите, пожалуйста, каким образом планируется углубить сотрудничество с университетами?

— Это вопрос многосторонний. Если говорить о НГУ, то тут для нас важна дальнейшая интеграция, в том или ином ее виде. Допустим, если раньше можно было без больших проблем, например, научное оборудование, приобретенное университетом, передавать в институты для обучения студентов и аспирантов на базовых кафедрах либо наоборот, то сейчас это стало затруднительным.

Если оставить НГУ за рамками (у него и СО РАН все-таки исторически сложившиеся особые отношения), то теснее всего взаимодействие академической науки и вузов проявляется в Новосибирском государственном техническом университете, а также в томских университетах. Перспективен с этой точки зрения Сибирский федеральный университет в Красноярске, а также Северо-Восточный федеральный университет в Республике Саха (Якутия) и Иркутский госуниверситет. Есть заинтересованность во взаимодействии с СО РАН у Тюменского государственного университета, в Омске как минимум два вуза сейчас имеют кафедры, организованные специалистами из институтов СО РАН. Везде свои особенности и, что немаловажно, потребности.

— Президент РАН академик Александр Михайлович Сергеев сказал, что будет поддерживать региональные отделения, намечены ли уже какие-то программы такой поддержки?

— Александр Михайлович Сергеев сам из региона (Нижнего Новгорода. — Прим. ред.), поэтому понимает многие наши проблемы и прислушивается к мнению Сибирского отделения. Например, он согласен с нами в том, что есть институты особой категории, являющиеся, несмотря на свой небольшой размер, форпостами науки на определенной территории. Я знаю, что правительства Республики Саха (Якутия) и Алтайского края вышли с предложением создать представительства Российской академии наук в этих регионах. Однако здесь возникает двойственная ситуация. С одной стороны, представительства РАН по уставу — прерогатива только «большой» Академии, у региональных отделений нет такого права. С другой стороны, научно-методическое руководство на этой территории осуществляет Сибирское отделение, хотя только один из названных субъектов находится в Сибири, другой — в Дальневосточном федеральном округе. Мы постараемся урегулировать эти сложности.

— Как, по Вашему мнению, после реформы изменилась роль региональных научных центров?

— Изначально региональные научные центры выполняли важнейшую задачу — консолидировали возможности академической науки в тех регионах, где создавались. В Сибирском отделении была четко организована координация работ региональных институтов через эти научные центры. Руководители центров избирались и согласовывались президиумом СО РАН, в их руках были также недвижимость и инфраструктура центра.

« После 2014 года понятие «научный центр» из закона выпало: в смысле, оно там есть, но теперь научный центр встал на одну ступень с входившими в него учреждениями, хотя исходно структура, которая называлась «научный центр», была управляющая, координирующая. Поэтому сейчас важно понять, что может в регионах объединять институты.

Здесь я вижу два пути — консолидация вокруг комплексной программы научных исследований, как это произошло в Томске по инициативе члена-корреспондента РАН Сергея Григорьевича Псахье, или придание региональному научному центру статуса федерального исследовательского (ФИЦ), как в Красноярске. Вообще, Красноярск — удачный пример, потому что самостоятельность институтов практически не исчезла: организации вошли в ФИЦ со статусом обособленных подразделений. ФАНО финансирует госзадания, которые СО РАН утверждает каждому институту, входящему в ФИЦ, отдельно, но деньги проходят через единую бухгалтерию. При этом обособленные подразделения имеют право заключать хоздоговоры, выходить с заявками на гранты, получать грантовое финансирование и так далее. Но при этом сохраняется единство инфраструктуры, что крайне важно.

На мой взгляд, небольшим институтам лучше всё же объединяться. Обратите внимание: хотя всех пугают, что при вхождении в ФИЦ самостоятельность институтов исчезает, тем не менее каждый институт свое название сохранил. Правда, вместо наименования «институт N Сибирского отделения», теперь «институт N ФИЦ Сибирского отделения». Безусловно, есть и проблемы. Например, ранее СО РАН определяло руководителей научных учреждений, сейчас мы оказываем влияние только в тот момент, когда возможные кандидаты выдвигаются на должность. (Вообще, с моей точки зрения, руководство научных институтов вообще должно не избираться, а назначаться президиумами РАН или региональных отделений РАН. Но для этого необходима подготовка руководящих кадров, как это было в Советском Союзе например).

Сейчас в СО РАН осталось два региональных научных центра — Томский и Иркутский, не охваченные реорганизацией. В Якутске уже договорились, что объединяться в ФИЦ будут не все институты, три — сохранят свою самостоятельность.

Кстати, есть поручение премьер-министра РФ о создании Байкальского природного музея на основе существующего Байкальского музея Иркутского научного центра СО РАН. Проблема заключается в том, что пока ни в какой бюджет это поручение не попало — а речь идет о нескольких миллиардах рублей. Над разрешением ситуации Академии наук и правительству Иркутской области придется работать вместе: сначала необходимо получить деньги на проектные работы, так как выделение средств на строительство может рассматриваться только при наличии проведенной экспертизы.

— Вы неоднократно говорили о создании интегрированного научного центра федерального значения на базе ныне разобщенного Новосибирского научного центра. Каким должен быть такой центр?

— На расширенном заседании президиума СО РАН врио губернатора Новосибирской области Андрей Александрович Травников отметил, что он видит в качестве одного из трех главных приоритетов Новосибирской области развитие новосибирского Академгородка. Но на самом деле и Новосибирский научный центр (ННЦ), и Академгородок — понятия широкие, которые все понимают по-разному. Здесь важна цель и задачи, а не территории. В Новосибирской области уникальная для страны и для мира агломерация науки. Поэтому я считаю, что нужно создавать центр не общефедерального, а общемирового значения, используя те возможности, которые у нас есть. Между СО РАН, ФАНО России и руководством Новосибирской области подписано рамочное тройственное соглашение о взаимодействии. В ближайшее время будет создан координационный совет для подготовки уточняющих документов. Во-первых, нужны формулировки цели и конкретных задач, во-вторых — конкретизация понятия «Новосибирский научный центр», поскольку сегодня сюда входит не только Академгородок, но и Нижняя Ельцовка, Краснообск. На заседании врио губернатора подчеркнул, что к агломерации «ННЦ» должен присоединиться и наукоград Кольцово. Кроме того, в программе развития ННЦ нужно выделить особо крупные проекты, например такие есть в ИЯФ СО РАН, готовится большая программа создания агробиотехнопарка. Естественно, необходимо прописать управляющую роль в комплексном развитии ННЦ: кто возьмет на себя право принимать решения и отвечать за них. Также надо понимать, в рамках каких федеральных законов будет действовать такая структура.

— Институт катализа им. Г.К. Борескова СО РАН под Вашим руководством стал уникальной организацией, владеющей каталитическими технологиями, которые есть лишь в нескольких странах. Какие из Ваших удачных управленческих решений Вы бы хотели применить в управлении Сибирским отделением?

— Вопрос непростой. Всё начинается с подготовки кадров, тем более в управлении. К нему должны привлекаться сравнительно молодые специалисты, которым даются достаточно большие полномочия — важно, чтобы таковые были четко прописаны. И далее молодой (хотя это понятие растяжимое) руководитель чувствует себя ответственным за определенную зону деятельности. При управленческой машине, отлаженной по этому принципу, директору института не приходится вникать в частности. Его основная задача, повторюсь, — кадры. Поэтому вторым пунктом своей программы на выборах председателя СО РАН я обозначил системное и многоуровневое решение кадровых вопросов.

Если говорить об опыте непосредственно Института катализа, то утверждение о прорыве в каталитических технологиях сформулировано не очень корректно. Институт обеспечил прорыв не по каталитическим технологиям. По ним Россия еще долго будет «на нуле» — пока руководство страны не возьмется, наконец, за решение проблемы создания мощных инжиниринговых структур. Специфика института — работа с крупнотоннажными производствами, это нефтепереработка и нефтехимия, где единичная мощность промышленного агрегата доходит до одного миллиона тонн в год. Чтобы заявиться с технологиями такого масштаба, разработчик должен продемонстрировать действие опытной установки мощностью порядка десяти тысяч тонн в год (по входному сырью). Можете посчитать, сколько это эшелонов сырья! В России такая инфраструктура полностью отсутствует, и пока она не будет создана (что возможно только с помощью государства), мы этот вопрос не решим.

Однако у ИК СО РАН сформировалась другая, очень удачная ниша — разработка новых поколений катализаторов. Производство катализаторов — обычно малотоннажное, поэтому с точки зрения внедрения нового здесь намного проще. В Институте катализа (прямо на территории института) есть даже собственное малотоннажное производство катализаторов для промышленности. Полторы тонны производимых в ИК блочных катализаторов обеспечивают всю нашу азотную промышленность. Это тоже управленческий опыт — в плане отработки моделей взаимодействия академической организации и предприятий. Как раз недавно мы обсуждали с Андреем Травниковым необходимость создания инжиниринговых структур типа лаврентьевского «пояса внедрения» вокруг академических институтов. Только с важным отличием. Если раньше конструкторские бюро «пояса внедрения» принадлежали крупным министерствам, то теперь это независимые, частные компании. У них есть свои интересы, их нужно «приручать», доказывать потенциальную эффективность каждой предлагаемой разработки. Совсем не случайно на последнем заседании Наблюдательного совета НГУ я поставил перед ректором членом-корреспондентом РАН Михаилом Петровичем Федоруком вопрос о возможности создания в стенах университета структуры, которая бы занималась рыночным анализом и квалифицированно определяла потребности отдельных отраслей в тех или иных инновационных продуктах, отвечала на вопрос, нужно вот такое или не нужно.

Это предложение тоже, кстати, опирается на опыт Института катализа: на одной из наших базовых кафедр в НГУ студентам требуется написать реферат, излагающий тему дипломного проекта в формате предложения потенциальным заказчикам на результат работы. Задача — на понятном языке доказать: то, чем ты занимаешься, может принести практическую пользу. Это относится и к фундаментальным исследованиям. Если говорить о медицине и так далее, то следует показывать социальную отдачу.

— Как, на Ваш взгляд, нужно развивать социальную инфраструктуру головного научного центра СО РАН — новосибирского Академгородка?

« Прежде всего, замечу: не только в новосибирском Академгородке, но и везде, где находятся структуры СО РАН, среда обитания должна быть комфортной.

— Что касается Новосибирска, то в 2013—2016 годах началась реализация областной адресной программы развития Советского района. Но затем эта программа была закрыта. Сегодня с Андреем Травниковым и мэром города Анатолием Евгеньевичем Локтем достигнута договоренность к этой программе вернуться. Она многосторонняя и многосубъектная, относится далеко не только к СО РАН. Для реализации программы должен быть создан координационный совет, где мы также будем оказывать влияние.

Первоочередная задача — это, конечно, дороги внутри Академгородка, в чем я согласен с главой Советского района Дмитрием Михайловичем Оленниковым. Дальше речь должна идти о пространстве между жилыми домами. Кому оно принадлежит, кто должен его обслуживать — вопрос весьма специфический.

С моей точки зрения, еще одна важнейшая работа — привести в порядок нашу лесопарковую зону, которая пребывает в таком запущенном состоянии, что на нее просто невозможно смотреть. Ведь санитарной вырубки, расчистки не было много лет… Поэтому я повторяю призыв к нашей экологической общественности — сообща начать облагораживать лесные участки. Начать хотя бы с рощи за Домом ученых СО РАН. Вторая проблемная зона — больной лес между НГУ и Институтом вычислительных технологий СО РАН. Можно договориться с лесничеством, свалить и распилить сухие деревья, а дрова отдать дачникам — заберут сами и спасибо скажут. Другие объекты, которые нуждаются в пристальном внимании — Центральный пляж и дорожка к нему, они тоже требуют обновления.

Если говорить о крупных объектах инфраструктуры, то Академгородку не хватает современного конгресс-центра вместимостью в тысячу и больше человек, которые могли бы работать не только в одном зале, а параллельно в нескольких, по секциям. В Новосибирске, за исключением Экспоцентра, такого места нет. Но Экспоцентр находится вблизи аэропорта Толмачево, а у потенциальных инвесторов высокотехнологичного бизнеса интерес вызывает именно Академгородок. Близкий вопрос — это, безусловно, наличие хорошей гостиницы. У «Золотой долины» класс максимум две звезды. И когда серьезные люди приезжают в Новосибирск, то селятся не у нас. Да, Верхняя зона Академгородка признана объектом культурного наследия, здесь есть ограничения по строительству. Но Верхняя зона Академгородка очень компактна, поэтому для решения указанных вопросов можно и нужно выходить за границы охранной зоны.

Далее, с точки зрения комфорта семейной жизни, — наши детские учреждения. Что касается детских садов, то, со слов главы района, пока мест в функционирующих детских садах хватает, тем более что в ближайшие годы намечается очередной демографический спад. Работающие садики сейчас переданы в систему ФАНО либо находятся в муниципальной собственности, их нужно просто привести в надлежащее состояние. Однако ощущается нехватка спортивных объектов для детей: есть прекрасный фехтовальный клуб «Виктория», но нет, к примеру, большого, современного гимнастического зала.

Очень серьезна ситуация со школами. В Академгородок тянутся дети и родители из разных районов Новосибирска. Обучение здесь считается качественным и престижным. Но даже знаменитая «стотридцатка» (лицей № 130 им. акад. М.А. Лаврентьева. — Прим. ред.) не отвечает современным требованиям. Есть прекрасный план расширения «стотридцатки», и необходимо добиваться его осуществления, равно как и строительства нового здания для музыкальной школы.

Если говорить о медицине, то ЦКБ (Центральная клиническая больница, в прошлом ЦКБ СО РАН. — Прим. ред.) будет нормально развиваться, она перешла в ведомство области, там деньги есть. Есть прогресс и в решении вопросов академического диспансера. В целом я с умеренным оптимизмом предполагаю: все вопросы медицинской помощи будут решены — особенно если состоится решение о создании на базе Академгородка крупного центра международного значения.

— Раз уж речь зашла о детском образовании и досуге… Нужно ли, на Ваш взгляд, Сибирскому отделению и институтам СО РАН увеличивать свое присутствие в школах (научно-популярные лекции, встречи с ведущими учеными, шефство над классами или школой)? Планируется ли что-то сделать в этом направлении?

— Безусловно. Свое присутствие мы должны наращивать. Как это сделать — вопрос отдельный. Я хотел бы подчеркнуть позитивный опыт ИЯФа: вы знаете, что этот институт поддерживает стипендиями более ста учеников СУНЦ НГУ — ФМШ, проводит для школьников увлекательные экскурсии. В мире это делается также путем создания на территории институтов постоянных музеев, а в больших городах есть специальные музеи науки и техники — мне посчастливилось побывать в подобных местах в Сингапуре, Милане, Москве. С моей точки зрения, у нас в Академгородке также должен появиться музей науки. Чтобы дети могли прийти, потрогать экспонаты, послушать лекции. Но для этого нужны достаточно большие помещения. Вряд ли это учреждение будет способно жить только за счет бюджетных средств, здесь должны быть задействованы и частные структуры.

— В новосибирском Академгородке установлены памятники двум председателям СО РАН — Михаилу Алексеевичу Лаврентьеву и Валентину Афанасьевичу Коптюгу, есть ли мысли или планы установить памятник Гурию Ивановичу Марчуку?

— Этот вопрос, я думаю, будет вскоре обсуждаться. Что же касается новых памятников, у меня уже лежит предложение об установке памятника Михаилу Васильевичу Ломоносову. Я считаю, что, действительно, первый памятник, который должен появиться после названных двух, должен отражать роль этого великого ученого в развитии Сибири. Мы всегда о нем говорим, цитируем, а перед глазами, на улице, памятника Ломоносову до сих пор нет.

«Наука в Сибири»

Россия. СФО. ДФО > Образование, наука > ras.ru, 11 января 2018 > № 2456965 Валентин Пармон


Россия > Образование, наука > ras.ru, 9 января 2018 > № 2456984 Николай Макаров

Итоги года от Института археологии РАН

Директор Института археологии РАН Николай Макаров рассказал «Чердаку», зачем делали надписи на стенах церквей на Руси, что общего у погребений воинов в Калининградской области и в британском Саффолке, а также о раскопках самого большого за последние 100 лет кургана в Крыму.

— Сколько в среднем в год проходит экспедиций?

— Ежегодно мы организуем порядка 40 экспедиций. В этом году наши сотрудники получили около 280 открытых листов — разрешений, на основании которых ведутся археологические полевые работы.

— И где работают сейчас сотрудники Института археологии РАН?

— Мы работаем от Калининграда до Амура. Самые западные точки — это могильники эпохи переселения народов и раннего Средневековья на территории Калининградской области. Самые восточные — это петроглифы в Приамурье, на территории Хабаровского края. Традиционная зона ответственности нашего института — центр и юг Европейской России, поэтому большинство экспедиций работают на археологических памятниках этих двух регионов. Но для полноценного изучения древнейшей истории Евразии, древнейших цивилизаций и государств, археологам необходим доступ на территории юга и востока, насыщенные древностями. Экспедиции института ведут исследования памятников раннего палеолита в Дагестане (работы члена-корреспондента РАН Х.А. Амирханова), которые, по-видимому, отражают древнейшее заселение человеком Евразии, продвижение по западному берегу Каспийского моря с юга на север. Начаты новые раскопки крепостей эллинистической Бактрии, находящихся на территории современного Узбекистана.

География работ частично определяется нашими долговременными научными интересами — это проекты, которые имеют чисто исследовательские задачи. Но во многом она определяется и задачами сохранения археологического наследия — это полевые работы, которые предваряют строительство. Тогда выбор объектов и географию работ задает не только прошлое, но и современность.

Работы по сохранению наследия на новостройках порой дают неожиданные результаты. Они подпитывают археологию большим количеством новых материалов — периодически появляются выдающиеся находки, которые будят ум и дают новое видение древних культур.

— В этом году в Крыму проводились спасательные раскопки по маршруту строящейся трассы «Таврида». Сколько таких спасательных экспедиционных работ проходит в течение года?

— Большинство полевых работ, которые ведут сегодня археологи, — спасательные. Плохо это или хорошо, но количество полевых проектов, которые ориентированы на чисто научные задачи и финансируются из научных фондов и из федерального бюджета как научные исследования, уменьшается. А спасательных раскопок, или, пользуясь официальной терминологией, работ по сохранению археологического наследия, — все больше.

Это мировая тенденция: новое строительство во всех странах часто распространяется на территории с археологическими памятниками, и мы должны либо предложить застройщикам изменять проект, чтобы он не затрагивал археологические объекты, либо проводить раскопки. Спасательная археология — это реальность, мы должны думать о том, чтобы ее экспансия проходила в разумных формах, чтобы она давала полноценное знание о прошлом.

— С какими экспедициями можно сравнить работы археологов крымской новостроечной Института археологии РАН экспедиции в этом году?

— Работы в Крыму беспрецедентны по масштабам. Их можно сопоставить разве что со спасательными раскопками в зоне затопления Богучанской ГЭС, проводившимися несколько лет назад нашими новосибирскими коллегами, Институтом археологии и этнографии Сибирского отделения РАН, возможно, с работами на трассе железной дороги Кызыл — Курагино, которая прошла по территории, густо насыщенной курганами.

Спасательные раскопки на трассе «Тавриды» важны как опыт объединения в одном мегапроекте ведущих научных археологических учреждений России: академических институтов и музейных учреждений Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска и Крыма. Сотрудничество, общение на раскопках археологов из различных организаций, оказалось полезным и продуктивным, вместе мы задали высокую планку качества полевых работ, документирования древностей. Очень важно участие в проекте представителей естественных наук. К анализу собранных материалов привлечены антропологи, палеозоологи, палеоботаники, почвоведы. Начато радиоуглеродное датирование большой серии образцов, которое впервые позволит определить хронологию некоторых культур и памятников Крыма с использованием методов абсолютного датирования.

— А с точки зрения находок?

— Работы на трассе «Таврида» интересны не только масштабами, но и разнообразием памятников, затронутых раскопками. Исследовались объекты, которые никогда раньше не вскрывались большими площадями, например античные сельские поселения. Мы теперь можем представить, как выглядела античная усадьба. Мы вскрыли и значительные участки золотоордынских поселений — это XIV век; собрано большое количество монет, датировка которых сейчас уточняется. Монетные находки позволят точно определить время появления этих поселений. Собранный материал в перспективе может стать основой для создания более детализированной истории развития сети поселений времен Золотой Орды в Крыму.

Но наиболее яркий объект раскопок 2017 г. в Крыму — курган Госпитальный на окраине Керчи, исследованный И.В. Рукавишниковой. Его высота 8 метров, диаметр — около 70 метров. Курганы такого размера не исследовались в Крыму больше ста лет. Из трех погребальных склепов, находившихся в насыпи, два были разграблены. В третьем открыто погребение юноши, сопровождавшееся предметами, связанными с занятиями спортом, в том числе сосудами для масла, игральными костями-астрагалами и краснофигурными сосудами. Судя по находкам, это погребение IV в. до н.э. Пожалуй, самое интересное в этих раскопках — изучение конструкции самой курганной насыпи, истории ее сооружения, особенностей погребального обряда. Подробное документирование стратиграфии и каменных конструкций позволяет гораздо подробнее воссоздать историю возведения больших курганов, чем раскопки, которые археологи вели в XIX — начале XX века. Установлено, что курган Госпитальный сооружался в несколько приемов: к первоначальной небольшой насыпи в конце IV в. была пристроена грандиозная каменная гробница, вход в которую осуществлялся через 20-метровый коридор-дромос. На меня, не специалиста по античности, вид склепа, сложенного из каменных блоков, покрытых штукатуркой, который имеет совершенно античный облик, под курганной насыпью недалеко от Керчи произвел сильнейшее впечатление. Это зримое свидетельство силы античной культуры в Северном Причерноморье.

— Николай Андреевич, вы рассказали про новостроечные экспедиции. А какие экспедиционные работы институт проводит постоянно как чисто научные, академические проекты?

— Если говорить о «долгоиграющих» экспедициях, работа которых задана чистой наукой, то это, например, исследования раннепалеолитических памятников в Дагестане, Зарайской верхнепалеолитической стоянки на юге Московской области, знаменитой находками выдающихся произведений древнего искусства («зарайского бизона» и одной из палеолитических «венер»). Это работы в Суздальском Ополье, выявление и обследование средневековых поселений, составлявших основное ядро Северо-Восточной Руси, которые ведутся уже 17 лет и каждый год прибавляют много нового к тому, что уже известно о расселении и культуре Суздальской земли. Пожалуй, к таким работам можно отнести и исследование церкви Благовещения на Городище под Новгородом, на Новгородском Рюриковом городище, проведенное экспедицией под руководством члена-корреспондента РАН В.В. Седова. Хотя в этом случае начало раскопок связано с проектом музеефикации остатков средневекового храма.

— За последние годы в российской археологии были находки, которые перевернули существующие теории?

— Слава богу, ничего не переворачивается, иначе историческое знание мало чего стоило бы.

— А какие находки этого года были самыми важными?

— Помимо кургана Госпитальный, я бы выделил еще два объекта. Во-первых, это второй по древности новгородский храм — церковь Благовещения на Городище. Храм был построен в 1103 году князем Мстиславом Владимировичем, сыном Владимира Мономаха, и разрушен в XIV веке, затем перестроен и еще раз разрушен в войну. За два года раскопок ученые полностью вскрыли храм начала XII века, архитектура которого нам была неизвестна. Расчищены остатки стен, полы, основания подкупольных столбов, в завалах разрушенной постройки собраны многочисленные фрагменты фресок XII в. Но самые замечательные находки — фрагменты штукатурки с надписями-граффити. Среди них записи о смерти князя Всеволода Мстиславича. Этот князь — одна из ярких фигур русской истории XII века. Сын строителя церкви Благовещения на городище, Мстислава, он долгое время княжил в Новгороде, а в 1134 г. совместно с новгородцами и своим братом Изяславом Мстиславичем предпринял неудачный поход в Суздальскую землю, завершившийся тяжелым поражением в битве у Жданой горы. Изгнанный из Новгорода в 1136 г., Всеволод первоначально бежал на юг, потом в Псков. Новгородцы пошли походом на Псков, но жители города не выдали князя. И в разгар этих драматических событий в 1138 году он умер.

Во время раскопок были найдены три записи о его смерти и погребении князя. Все они собираются из фрагментов, и можно надеяться, что после завершения этой работы значительная часть текста будет восстановлена. Эту работу ведет член-корреспондент РАН А.А. Гиппиус. Ранее надписи-граффити с текстами о смерти сыновей другого князя — Ярослава Владимировича — были открыты при раскопках в Георгиевском соборе Юрьева монастыря, на противоположном берегу Волхова. Выясняется, что подобные надписи — особая традиция протоколирования важных исторических событий на стенах церквей. Обычай, призванный сохранить память, в том числе и о тех, кто подобно Всеволоду Мстиславичу нашел свое упокоение совсем не там, где эти записи производились. Возможно, со временем они становились одним из источников летописания.

Музеефикация остатков церкви Благовещения на Городище, устройство здесь «археологических окон» даст возможность экспонировать остатки постройки начала XII в. и станет, я надеюсь, очередным шагом в развитии сети подобных археологических экспозиций под открытым небом в нашей стране. Пока таких экспозиций немного.

Второй объект, который оказался в центре внимания в 2017 году, — могильник Алейка-7 в Калининградской области. Это некрополь с 800 погребениями IV—VII вв.еков, то есть эпохи переселения народов и самого начала Средневековья. В реальности это небольшое всхолмление между двумя протоками речки Алейки, могильные ямы выкопаны в сыром глинистом грунте и никак не отмечены на поверхности земли. В могильнике — погребения по обряду трупосожжения: пережженные и истлевшие кости, украшения, бытовые вещи и предметы вооружения, имеющие, как правило, плохую сохранность. Почвенные условия Самбийского полуострова не способствуют сохранности древних металлических вещей, многие из них при расчистке представляли собой бесформенные комки грунта, пропитанные коррозией. Но руководитель раскопок на Алейке — Константин Скворцов — не только опытный археолог, но и реставратор с золотыми руками, сумевший сначала законсервировать, а потом расчистить сотни древних предметов, казавшихся безнадежно утраченными.

На Алейке было открыто несколько погребений, содержавших предметы очень высокого художественного качества. Это конское снаряжение, оружие, навершие питьевого рога с головой птицы. Подобные вещи в эту эпоху сопровождали погребения воинской элиты. Они встречаются в разных точках Европы и отражают очень высокую подвижность этой элиты. Точно такое же навершие рога найдено в кургане Sutton Hoo (Саттен-Ху), в Англии, в одном из самых знаменитых некрополей англосаксонской знати. Европа того времени — это открытое пространство, где происходили миграции, контакты. Эти находки свидетельствуют о том, что элита эстиев, балтского народа, населявшего Самбийский полуостров, испытала в этот период заметное германское влияние.

Это совершенно новые для нас страницы, потому что памятники этого времени на Самбийском полуострове мало изучались, ненарушенные погребения воинской элиты того времени здесь не подвергались раскопкам с XIX в. Результат реставрации не был гарантирован. Хотя сверху у этих вещей позолоченная или серебряная фольга, внутри многие из них пустые: кислые почвы в Калининградской области очень активны, металл в них плохо сохраняется. Отчасти это облегчает работу археологов при расчистке погребений, потому что многие артефакты полностью исчезают, растворяются. Но если что-то остается, требуются громадные усилия реставраторов, чтобы вернуть этим вещам форму.

Художественное качество вещей из Алейки, как и фрески церкви Благовещения на Городище, и античная расписная керамика из Крыма, показывают, что археология — это источник не только нового знания, но и прекрасных предметов искусства.

— Какие экспедиции планируете на следующий год? Будут ли раскопки в принципиально новых для археологов местах?

— В археологии сегодня трудно что-то планировать, потому что 70% полевых работ — это спасательные раскопки. Мы всегда должны быть готовы развернуть лагерь в любой точке Европейской России — это часть нашей работы.

Сейчас важно завершить уже начатое. У нас множество памятников, которые хотелось бы изучить более основательно. Археология довольно медленная наука, она требует времени для любого серьезного проекта. Арциховский начал работать в Новгороде в 1932 году. Первая берестяная грамота была найдена в 1951 году. В Денисовой пещере раскопки велись более 25 лет, прежде чем там была найдена фаланга мизинца, послужившая материалом для открытия генома «денисовского» человека. Поэтому мы связываем большие надежды с долгосрочными проектами, которые позволили бы в полной мере раскрыть потенциал перспективных памятников. Один из таких проектов — исследование раннепалеолитических памятников в Дагестане, древнейших известных в настоящее время следов жизни человека на территории России. Было бы важно собрать в этих отложениях как можно больше орудий и костей древних животных, нельзя исключить присутствия в них останков Homo.

Мы надеемся, что удастся продолжить раскопки эллинистических памятников древней Бактрии. Российские археологи когда-то были первооткрывателями древностей Средней Азии и одними из пионеров изучения синтеза античной и восточных культур в этом регионе. Эта тема по-прежнему актуальна и притягательна, но финансирование экспедиционных работ не обеспечено. Надеюсь, что мы продолжим работы на землях Северо-Восточной Руси, в Суздальском Ополье, с его невероятной концентрацией средневековых памятников. Мы не только не можем их раскопать, но даже не можем составить полную археологическую карту этого региона — такая густота.

— Сотрудники института работают за рубежом?

— Наши экспедиционные исследования за рубежом, к сожалению, немногочисленны. Но они ведут работы в важных точках. Одна из них — Иерихон, где в 2017 г. были возобновлены начатые в 2010 г. исследования византийского церковно-усадебного комплекса V—VII вв. Византийские мозаики и остатки построек стали основой для археологической экспозиции Российского музейно-паркового комплекса в Иерихоне. Монументальное издание «Византийский Иерихон», подготовленное руководителем этих работ членом-корреспондентом РАН Л.А. Беляевым, дает исчерпывающее представление о результатах работ 2010—2014 гг. и их предыстории. Российско-Палестинская экспедиция в Иерихоне — первая российская экспедиция в Святой Земле после работ, проводившихся здесь российскими учеными в конце XIX века.

— А какие проблемы у современной археологии?

— Проблем более чем достаточно. Одна из главных — археологические древности мало видны в современной среде, в современных ландшафтах. В России мало археологических музеев, в том числе музеев под открытым небом. Современное общество становится более подвижным, прошлое воспринимается через конкретные объекты.

Мы бы хотели, чтобы в России появлялись новые археологические музеи под открытым небом. Это могут быть древние городища с валами, погребальные сооружения с земляными насыпями (курган Госпитальный восстановлен после раскопок) — то, что может быть открыто для обозрения и позволяет представить реалии ушедших эпох.

Но и проблема грабительства на археологических памятниках не снята. Ее острота в некоторых регионах снизилась, а в некоторых остается очень высокой. Сказать, что мы остановили чернокопательство, мы не можем.

— Насколько мне известно, существуют специальные археологические карты, на которых отмечены объекты. Такие карты охватывают всю Россию?

— Составление археологических карт и учет сведений о древних городищах, селищах и других объектах археологического наследия ведется давно. В регионах есть своя документация на археологические памятники, которые сейчас легко выбрасываются с помощью ГИС-координат на различную картографическую основу.

Институт археологии РАН с начала 90-х годов вел очень масштабный проект «Археологическая карта России». Было выпущено около 30 томов карт. Но археологическое знание постоянно обновляется, и каждый год археологи ведут работы на нескольких тысячах памятников, многие из них — это новые объекты, поэтому новые карты должны быть пополняемы. Это должны быть информационные системы. Несколько лет назад мы занялись проектом «Археологические памятники России». Это была попытка создать полный электронный свод обследованных и затронутых археологическими работами за последние пять лет археологических памятников. Нам удалось интегрировать в эту систему данные о 30 тысячах памятниках. Но это малая часть того, что известно. Финансирование проекта было прекращено, но я надеюсь, что он получит продолжение. Составление археологических карт — многодельное и трудоемкое занятие.

Россия — громадная страна, разные территории обследованы с разной тщательностью и полнотой. Полной археологической карты, на которую были бы нанесены все объекты древности, не существует ни в одной стране, так как процесс обследования никогда невозможно завершить. Даже небольшой Крым, где археологи работают уже больше 200 лет, постоянно преподносит нам что-то новое.

Чердак, Алиса Веселкова

Россия > Образование, наука > ras.ru, 9 января 2018 > № 2456984 Николай Макаров


Россия. Арктика. СФО. ДФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > ras.ru, 9 января 2018 > № 2456978 Николай Похиленко

Задачи и сверхзадачи СО РАН

Заместитель председателя Сибирского отделения РАН и научный руководитель Института геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН академик Николай Петрович Похиленко — о приоритетах в научном обеспечении экономического развития Якутии.

— Недавно в Мирном состоялось совещание ведущих специалистов России по алмазным месторождениям, на котором были запланированы межведомственные экспедиции на сравнительно мало обследованных территориях. Эти шаги как-то сопряжены с проведением в Якутии, согласно поручению Президента России, комплексной научной экспедиции?

— Честно говоря, сегодняшняя версия программы Второй комплексной экспедиции в РС (Я) является суммой обычных планов работы исследовательских учреждений на территории республики. Ничего принципиально нового там нет, кроме некоторого дополнительного финансирования. Я считаю, что эта работа необходима и полезна, но она должна стать базисом для новых крупных проектов, привязанных к перспективам развития экономики региона. И здесь нужно быть реалистами, вести речь прежде всего о горно-добывающей и обрабатывающей промышленности. Климат Якутии, особенно центральных и северных территорий, таков, что сельское хозяйство, как его ни совершенствуй, будет способно лишь частично обеспечить потребность населения республики в продовольствии — фрукты и овощи там можно, в принципе, выращивать, но в ограниченных объемах, а главное — это намного дороже, чем доставка. Для открытия высокотехнологичных производств критичной является кадровая проблема: чтобы построить в Якутии, к примеру, авиационный или хотя бы автомобильный завод, необходимо будет завозить извне не только оборудование, но и почти весь персонал.

— Но сможет ли огромная территория как-то развиваться без собственных индустриальных производств?

— Республика богата полезными ископаемыми — и не только алмазами, золотом, редкими и редкоземельными металлами. Не так давно там было открыто месторождение марганцевых руд — по существу, единственное такого типа в России, поскольку мелитопольский марганец стал недоступен. И реальную перспективу развития экономики РС (Я) составляет разработка новых месторождений и переделы полезных ископаемых. Например, выпуск изделий из промышленных алмазов и огранка ювелирных — в республике почему-то эти производства не получили должного размаха. Кстати, о перспективах гранильно-ювелирной подотрасли высказывался зампред Совета Федерации, сенатор от Якутии и бывший глава «АЛРОСЫ» Вячеслав Штыров.

— Речь идет о развитии промышленности «ровным слоем» или о крупных территориальных проектах?

— На северо-западе Якутии может быть создан новый промышленный кластер, аналогичный норильскому — проработка всех аспектов такого проекта и может стать сверхзадачей научных организаций. Так, Институт физико-технических проблем Севера им. В.П. Ларионова СО РАН способен предоставить новые «арктические» материалы для машин и конструкций с заданными свойствами, Институт мерзлотоведения им. П.И. Мельникова СО РАН — досконально исследовать устойчивость грунтов, вести мониторинг климатической и почвенной ситуации. Такой подход обеспечивает постановку задач для ученых-медиков, биологов и экологов, геологов и геофизиков различного профиля. И, разумеется, экономистов — стратегические решения по развитию экономики Якутии должны быть обоснованы и просчитаны. Это относится и к инфраструктуре: нужно понять, насколько следует увеличить мощности арктического порта Тикси, требуется ли строить еще один, Урун-Хая в устье Анабара. Для прогнозируемого кластера именно он, предположительно, может стать основным.

В РС(Я) фактически нет отраслевой науки (за исключением узконаправленного исследовательского сектора «АЛРОСЫ»). Но академические институты Якутии и Сибири в целом могут взять на себя весь спектр и объем работ по научному обоснованию и сопровождению новых индустриальных и инфраструктурных проектов. Это и стало бы, по существу, выполнением поручения Президента РФ о Второй комплексной экспедиции.+

Беседовал Андрей Соболевский, Наука в Сибири

Россия. Арктика. СФО. ДФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > ras.ru, 9 января 2018 > № 2456978 Николай Похиленко


Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437993 Наталья Торик

Друзья Оушена. Как собрать в стартапе команду мечты

Наталья Торик

Генеральный директор ООО «СанПротеин», директор по инвестициям и GR ООО «БиоТехнологии», руководитель проекта ProGRant

В России наконец-то на первое место стали ставить команду. И самые важные черты сотрудников — это соучастие и способность к кооперации

На днях от одного из моих сибирских друзей-предпринимателей пришло повседневное письмо на тему «Как дела?». Во втором абзаце мой товарищ поделился размышлениями под кодовым названием «Перформия». «Что это?», — полюбопытствовала я и получила в ответ ссылку. Три первые минуты видео были посвящены «технологии найма продуктивного персонала». Следом звучали жалобы предпринимателей средней руки на бесконечные проблемы с персоналом. Слово-то какое! Вспомнился фильм «11 друзей Оушена»… Как думаете, Дэнни Оушен знал какие-то «технологии подбора персонала», когда по всему миру собирал команду тех, с кем будет грабить банк? «Вы похожи на аналоговые устройства в цифровом мире», — всплыла в памяти цитата одного из героев. Да уж, мир и бизнес так стремительно меняются, но, что парадоксально, ценность людей с ростом технологий только увеличивается. По методу скоринга, надбавка за грамотный и профессиональный менеджмент проекта при его оценке доходит до 30%, по Беркусу — вообще до 80%. В России наконец-то на первое место тоже стали ставить команду, а не какую-нибудь охраноспособность разработки. На одном из недавних форумов от гуру отечественных инновации я услышала фразу, которая, как бальзам легла на мой огненно-водно-меднотрубный опыт реализации инновационных проектов: «Успех старатапа в нашем информационном и технологичном мире зависит от состава команды и ее способности работать вместе. Вовлеченные люди смогут разобраться во всем».

«Главное собрать хорошую команду, и тогда один день изменит все». Цитата из к/ф «Волк с Уолл-стрит»

Я подняла глаза, оглядела наше рабочее пространство и задумалась, кто же на самом деле мои «друзья». Кто угодно, только не персонал. Вспомнила, как лет пять назад я была в гостях у одного ныне успешного серийного предпринимателя. По психотипу он бы явно выраженный холерик, как любят классифицировать людей специалисты по HR, а также был и остается настоящим лидером. Он ходил быстрым шагом по офису и кричал: «Вас всех здесь что, по объявлению набрали?! Хотите к 9 утра на работу приходить?!» Тогда меня эта сцена, мягко говоря, шокировала. Ведь в большинстве компаний, которых я знала, сотрудников действительно набирали по объявлениям, и приходили они на работу не к 9, а даже к 8 утра. И уточнение, что это IT-компания, тогда никак не повлияло на мое удивление.

Сегодня я понимаю, что он имел ввиду. Мой заместитель по развитию проекта, например, заработал свои первые серьезные деньги, торгуя хомяками. Как бы сейчас сказали: «Поймал хайп». Создал искусственный спрос на китайскую игрушку — говорящего хомяка. Запустил интернет-магазин с грамотным, по нынешним техническим критериям, лендингом и продал вагон хомяков за несколько месяцев. Потом он на волне успеха решил заняться импортозамещением в классическом российском понимании, и, используя китайские детали, сделал говорящего Деда Мороза. Успех пришел пафосный, но не особо коммерческий, как бывает у многих стаптапов в нашей стране. Деда Мороза купила мэрия Москвы для подарков в небольшом количестве, но серийное производство так и не состоялось. Лет 5 назад моего парня сильно бы за это корили, так, как только сейчас «опыт», пусть и негативный, начинает восприниматься как капитализация. Теперь этот человек знает, с чем приходится сталкиваться и что преодолевать при организации своего производства, и что пресс-релизы и фото с высокопоставленными чиновниками на форумах — не все, что нужно, чтобы проект взлетел. На минуту я представила, как бы оценивала его, запросив только стандартное резюме. «Неоконченное высшее техническое, затем финансовая академия». При чем тут биотехнологии? А эта его татуировка «ВДВ» на левой руке? Серьезное преимущество, кстати. Люди с армейской выправкой, как и прошедшие школу чиновника, обычно приятны своей повседневной исполнительностью: «принял, отработаю», «задача ясна».

А вторая моя звезда?! Руководитель отдела продаж. С дипломом учителя физкультуры средних классов. Я познакомилась с ним на модных образовательных курсах за бешеные деньги. Я — приглашенный гость с кейсом про стаптап, он — моя фрустрация того дня. Спортивного телосложения, с внешней атрибутикой первого парня на районе. Предположила, что где-то за углом должен быть припаркован тонированный черный «бумер». Угадала. Что этот человек делает в аудитории, где уже третий месяц люди «ищут смыслы и снимают слои»? Встретились снова мы только через 2 года, в течение которых он успел взлететь, упасть и снова подняться. Пережившие серьезную неудачу люди вызывают у меня симпатию. Во-первых, они уже получили вакцину от звездной болезни, во-вторых, им уже не страшно падать, так как однажды они уже это пережили. Кризис ударил со всей силы по его маленькому, но успешному бизнесу. И вместо того, чтобы искать успокоение в алкоголе или впасть в депрессию, он пошел продавать парфюм и меховых зайцев в электричку, построив за месяц собственную сеть агентов. Через несколько месяцев стал одним из самых успешных главарей сетевого маркетинга, подрабатывая фитнес-тренером в свободное ночное время. В его речи иногда пролетают «слова-паразиты» типа «не волнуйся, все тигрово», но в продажах его уровень — «Бог». Вместо воронки продаж у него труба и конверсия при холодном обзвоне доходит до 90%. В своем подмосковном городе он создал бесплатную библиотеку бизнес-книг и «Книжный клуб» с регулярными встречами. Резюме? Уверена, что у него его просто нет и не было никогда. Но если бы было, я бы осознанно, а не как в большинстве случаев «для комплекта», вписала «стрессоустойчивость». И в стартапе — это не выносить крик истеричного руководителя или удивлять спокойствием раздраженного клиента, это круглосуточное преодоление сопротивлений рынка новому, отказы в поддержке, финансировании, закупки нового продукта, мнения экспертов, непрошенные советы. Каждый день приходится идти против ветра и, падая, вставать.

Лучшего event-менеджера я когда-то нашла в ресторане. Поймала себя однажды на мысли, что хожу в одно из заведений только из-за официантки, которая всегда знает, что мне хочется съесть и выпить в определенный день недели. Она обладает удивительным чувством собственного достоинства и коммуникативными навыками, позволяющими ей со всеми дружить. Во время очередного ужина я узнала, что у нее неоконченный филфак и великолепные вокальные данные. На мое неожиданное предложение сменить траекторию своей профессиональной деятельности, первое, что она сказала, что не умеет даже компьютер включать. Я попросила ее довериться мне, также как это делаю я, когда прихожу в ресторан, где она работает. Прошло уже больше 10 лет и каждый раз, когда я вижу в инстаграме рекламу ее тренингов по ивент-маркетингу или отчет об очередном проведенном мероприятии, с экрана телефона смотрит уверенная в себе, успешная совладелица одного из крупнейших ивент-агентств в Сибири. И никто в целом мире, кроме меня, уже не способен узнать улыбчивую девчушку с задорным пучком на голове в фирменном фартуке итальянского ресторанчика. Не скажу, что ей и нам было легко. Учили, иногда что-то терпели, объясняли, но результат стоил того. Девочка росла и развивалась не по дням, а по часам. Мы с командой просто запустили процесс развития, который продолжается и по сей день.

«Не надо говорить семь слов, когда хватит четырех». Цитата из к/ф «13 друзей Оушена»

Я заметила, что в успешных стартапах всегда есть проактивные оптимист и пессимист. Первый видит, а иногда специально выискивает сотни подтверждений, что идея стартапа спасет мир. Он беспрестанно транслирует это всей команде и внешнему миру. И даже, если случается неудача, то он оборачивает это или в приобретенный опыт, который, конечно, сделает нас сильней, или в знак для своевременного изменения стратегии. Смертельно, если оптимистический тип оценки действительности присущ, например, финансовому директору. Вот он, скорее, должен быть явно выраженным пессимистом. Сколько проектов на моих глазах погибло из-за изначально несбыточных показателей финансовых моделей.

«Или мы остаемся острыми до конца, или поскальзываемся и тонем. Но мы не меняемся». Цитата из к/ф «13 друзей Оушена»

Надо отметить, что предыдущий опыт в условиях постоянно меняющейся действительности становится менее ценным, чем способность адаптации к изменениям. Это особенно видно в стартапах. Традиционные формы организации процесса не работают. «Должностные инструкции», «процессы»…. У нас, например, как и у множества партнеров по цеху, саморегулируемая организация. Все сами себя регулируют. В стартапе не работает принцип студента, когда первый год ты работаешь на зачетку, потом она работает на тебя. Резюме, каким бы прекрасным оно ни было, не влияет на твой авторитет внутри команды. Имитация бурной деятельности вскрывается в течение считанных дней. Особо искусная в течение месяца. Иерархическая структура тоже не работает. Иерархия порождает снижение ответственности. А без ответственности в стартап-проекте никуда. Саморегулирующаяся организация — это когда руководитель и вовсе не руководитель, а лидер, и функция «контроля» не первична. Планирование и мотивация — вот основной функционал. «Придумай себе должность для визитки», — более реалистичная реплика в коллективе стартапа, нежели: «Что там у нас со штатным расписанием?».

«Я никак не могу себя изменить: куда бы мы ни шли, я все время оцениваю, чем там можно поживиться. Я всегда так делал и делаю, и мне нравится». Цитата из к/ф «13 друзей Оушена»

Вовремя найти и обезвредить — вот одна из главных задач, если уж в коллективе появился сотрудник-паразит. Ведь они не только изображают бурную деятельность, но и отвлекают всех остальных от работы, тратя их силы и время.

Итак, характерная манера поведения.

Совершив один звонок за день, они раздувают 3 слова полученной информации до перспектив вселенского масштаба, вовлекая команду в действия, необоснованные фактами.

У них всегда есть причины невыполнения задач или показателей. И, надо отдать должное изобретательности, всегда разные. Или им всегда чего-то не хватает. И во всем виноваты внешние факторы.

Если он поскользнется и упадет в лужу, то виновата будет только она.

Они часто «примазывается» к успехам других.

Делегирует все, без разбора. В молодежном сленге это называется «переводить стрелки».

«Гладко стелет, но никак не уснуть». Шикарно отчитывается в конце месяца. Может даже сделать красивую презентацию. Если фильтровать отвлекающие маневры типа лести или призрачных перспектив, то к реальным заданным показателям его отчет не имеет никакого отношения.

Встречаются экземпляры, которые громко и при каждом удобном и неудобном случает отстаивают свою позицию. «А я вот считаю…», – начинают они диалог. Иногда могут сморозить откровенную глупость, но принцип высказать свое мнение для них первичней контента.

«Большинство людей даже в фильме про свою жизнь играли бы роль второго плана». Цитата из к/ф «13 друзей Оушена»

Уверена, что в ближайшем будущем мы научимся оценивать уровень энергии людей, и заработные платы будут напрямую зависеть от заряда потенциального сотрудника. Вчера, например, к нам пришла новая энергия. Кстати сказать, в большинстве случаев она сама находит проект. Биофак МГУ, 5 курс. Красивая такая, статная девочка. Мы вообще-то «не расширяем штат», но ее, пожалуй, возьмем. Принесла на встречу печенье, сделанное из нашего сырья, и говорит: «С первого курса пишу курсовые и сейчас диплом на тему вашего производства, вот, печенье сделала, хочу развивать новые продукты, готова бесплатно работать и доказать, что буду полезной проекту». Ну как тут не взять девчонку?

В целом стартапу нужны адепты, мыслящие не стандартно и со смекалкой. Все мы ценим соучастие и способность к кооперации.

Россия > Образование, наука. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437993 Наталья Торик


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437976 Иван Любимов

Двигатель прогресса. Как высшее образование сдерживает рост экономики России

Иван Любимов

Старший научный сотрудник Института Гайдара

Недостаток человеческого капитала вполне может оказаться одним из важнейших факторов, мешающих долгосрочному экономическому росту

В последние годы в России насчитывалось 950 высших учебных заведений, в которых обучалось 5,2 млн студентов. Подобные масштабы высшего образования выводят российскую экономику в группу мировых лидеров по охвату молодого поколения высшим образованием. С ростом доли молодежи, становящейся студентами, увеличивается и показатель среднего числа лет образования — основного показателя, при помощи которого в мире измеряется размер человеческого капитала.

Если верить в то, что число университетов, студентов и лет образования на душу населения отражает размер знаний, то искать причины стагнации, в которой сегодня находится российская экономика, следует не в образовании, а в других сферах, например в плохой защите прав собственности.

Стоит, однако, обратить внимание на то, что российские студенты массово вовлечены в работу во время обучения (в академической литературе этот феномен получил название earning while learning). В соответствии с данными Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ ВШЭ около 2/3 российских студентов из ответивших на соответствующий вопрос в анкете совмещают образование с частичной или полной занятостью. Последний результат может послужить серьезным аргументом, ставящим под сомнение складывающееся на основе количественных показателей благоприятное впечатление о положении дел в сфере третичного образования в России.

Учеба и работа

Работа во время обучения необязательно является тревожным сигналом. В сложной экономике, экспортирующей электронику, скоростные поезда и аппараты МРТ, студенты должны достаточно долго и тяжело учиться, чтобы получить возможность занять рядовую должность в компаниях, разрабатывающих и выпускающих технологичные товары и услуги. Едва ли в таком случае у учащихся получится заменять обучение работой.

Устроившись на работу на полный рабочий день, они перестанут успевать понимать учебный материал, без знания которого невозможно освоить ни текущий предмет, ни часть связанных с ним следующих курсов. На их образовании, а также на интересной технологичной работе, скорее всего, придется поставить крест. Поэтому более вероятно, что студенты главным образом будут уделять свое время обучению, дополняя его связанной с ним работой. Например, проходя стажировку в компании в качестве помощника инженера или младшего аналитика и получая представление о том, как именно использовать полученные в университете знания.

Однако если речь идет о менее сложной экономике, в которой доминируют не слишком технологичные сектора, такие как торговля, сырьевая отрасль, простые банковские услуги и т. д., то в такой стране для успеха на рынке труда продолжительного и тяжелого обучения, как правило, не требуется. Конечно, работодателям часто нужны работники с высшим образованием. Отдельные исследования подтверждают, что в России работники в среднем получают более высокий доход, если заканчивают высшее учебное заведение.

Опыт или знания

Однако последнее, возможно, лишь служит указанием на то, что полностью отказаться от образования и заменить его рабочим опытом для значительного числа рабочих мест невозможно. Работодателям часто вполне достаточно, чтобы студенты освоили предметы, которые преподаются в течение первых 2-3 лет обучения. После чего для работодателей становится более важным, чтобы новичок приобрел рабочий опыт в их компании. Это стимулирует многих студентов, даже обучающихся в лучших высших учебных заведениях, замещать обучение работой, нередко уделяя учебе лишь то время, которое требуется для того, чтобы не быть отчисленным и не остаться без диплома.

Кроме того, в менее сложной экономике недостаточно высокое качество большинства университетов может быть другой причиной, по которой многие студенты предпочитают устроиться на работу во время обучения. Зачем посещать занятия, на которых мало чему учат, когда вместо этого можно получить опыт работы? В этом случае студенты могут предпочесть также уделять учебе лишь время, необходимое для получения диплома.

Таким образом, причинами работы во время студенчества может быть как незначительный спрос на знания, так и недостаточное предложение качественных знаний.

Создание новых учебных заведений — не такая сложная задача, если речь идет об аренде зданий и оборудования классных комнат партами, стульями и техникой. Намного более важными и трудными задачами являются наем знающих преподавателей и профессиональных менеджеров, отбор хорошо подготовленных абитуриентов, а также создание для выпускников технологичных рабочих мест, на которых продвинутые знания оказываются востребованными. Именно выполнение этих задач, а не размножение организаций, получающих юридический статус высшего учебного заведения, является отражением процесса накопления человеческого капитала. Нет уверенности, что многие высшие учебные в России в действительности участвуют в этом процессе. Поэтому недостаток человеческого капитала вполне может оказаться следующим после недостаточной защиты прав собственности сдерживающим ограничением долгосрочного экономического роста.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437976 Иван Любимов


США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437964 Никита Иванов

Продать, но не продаться: как стартапу заполучить в клиенты Apple

Никита Иванов

Основатель компании GridGain

Сотрудничество со стартапом — всегда риск для корпорации. Что может заставить таких гигантов, как Apple или Barclays купить услуги молодой компании

Сейчас высокие технологии используют компании из совершенно разных отраслей. Финансы, здравоохранение, оборонная промышленность — все вынуждены внедрять технологии, чтобы оставаться конкурентоспособными. Собственные разработки могут занять годы, а то и десятилетия. Купить стартап-разработчик быстрее, но обойдется дороже. Поэтому для корпораций хорошим вариантом становится заключение контракта на поставку решения.

Опыт, а нам удалось заключить контракты со «Сбербанком», Apple, Citibank, Barclays и рядом других лидеров рынка, показал, что стартапы могут конкурировать с более крупными поставщиками за клиентов из Fortune 500. В результате общения с ними мы сделали некоторые выводы о том, что надо учесть небольшому разработчику, который ищет крупных покупателей своих продуктов:

Оцените бизнес-климат. Первое и главное условие успешных корпоративных продаж – нужно физически присутствовать в США. Не случайно даже российские инвесторы, вкладываясь в enterprise-стартапы, главным условием ставят переезд в Америку. И это не вопрос того, кто вы и что делаете. Для того, чтобы стартапу продать свой продукт крупному клиенту, необходима особая экосистема и корпоративная культура. Стартапы рождаются потому, что есть крупные компании, которые не боятся использовать их продукты. Когда появляются молодые проекты, начинает развиваться рынок инвестиций, и далее по цепочке.

В США большие компании свободно используют продукты и сервисы стартапов. Например, небольшую лицензию Apple мы продавали из спальни, с ноутбуком на коленях. Причина тому — конкуренция, которая среди американских компаний настолько высока, что они готовы идти на риск и искать решения, которых пока нет ни у кого.

Ни в России, ни в Азии этого нет, а в Европе такие кейсы можно пересчитать по пальцам. В той же Японии, хотя страна и технологический лидер во многих областях, экосистемы b2b-стартапов нет в силу социокультурных причин. В Великобритании подход к закупке решений очень официальный, необходимо вести переговоры на высоком уровне.

В России культурных препонов нет, но нет и рынка. Российским стартапам просто некому продавать внутри страны — крупные игроки не готовы покупать то же ПО у компании из 10 человек. Поэтому в нашей стране нет практически ни одного сколько-нибудь успешного корпоративного стартапа. Однако российский рынок к этому идет, и если изменится бизнес-климат и появится рынок, где продукты маленьких компаний будут востребованы в корпоративной среде, то и число стартапов моментально вырастет.

Ищите своего клиента. Прежде всего, не стоит робеть перед крупными компаниями. Корпоративные продажи — это норма, а не исключение для стартапа. А кому еще продавать? У других нет средств ни на закупку решений стартапов, ни на риск, связанный с ними.

Необходимо различать типы компаний по их отношению к стартапам. Технологическим компаниям зачастую имеет смысл не сотрудничать с маленьким конкурентом, а сделать выгодное предложение о поглощении. Например, Oracle неоднократно покупала стартапы, чьи продукты наступали им на пятки. M&A-сделки происходят и тогда, когда корпорации проще через покупку выйти на новый рынок, получить уникальный набор пользователей или доступ к клиенту. Такие сделки объемом от нескольких сотен тысяч до $250 млн происходят постоянно — только в Кремниевой долине их заключаются десятки. Достаточно посмотреть на активность поглощений в Facebook, Google или Apple.

Крупным компаниям часто быстрее и проще купить долю в стартапе или непосредственно его услуги и сразу начать ими пользоваться, чем тратить годы на полный цикл покупки. Тем более, что покупка даже стартапа — это большая транзакция в сотни миллионов долларов, а лицензии обходятся условно в $1 млн в год. К тому же, не все готовы сразу принять решение об M&A. Так, IBM никогда не покупает компанию, пока не попробует использовать ее технологии, интегрировать их в свои продукты или перепродавать лицензии. Такие компании — один из типов клиентов, которые вам нужны.

Другой вариант — корпорации, чья бизнес-модель не предусматривает покупку разработчика технологических решений, так как они специализируются в другом бизнес-секторе, например, банковском.

Важно не ограничивать себя в поиске. В США, помимо больших компаний, решения с открытым исходным кодом и продукты маленьких стартапов востребованы в военной промышленности. В Долине существует даже венчурный фонд «IQT» c ЦРУ в роли LP. Вооружение создается на тех же технологиях, что и продукты мирного назначения, поэтому представителей оборонной сферы не смущают переговоры со стартапами.

Найдите свою нишу. Стартап всегда начинается с того, что делает что-то новое. Если продукт стартапа идентичен продукту крупной корпорации, то клиент выберет вторую, снижая свои риски. Кому в голову придет использовать продукт стартапа, который может умереть за год? Другое дело — если это Oracle. Пусть их продукт стоит в 5 раз дороже, но это сотрудничество менее рискованно.

Разрабатывая продукт, нужно найти небольшую нишу, где можно сделать что-то новое — и желательно дешевле. Большинство успешных стартапов делают 20% функциональности продуктов более крупных конкурентов, но на 80% дешевле.

Например, на одном из тендеров «Сбербанка», в котором пришлось конкурировать с Oracle и SAP, мы узнали, что наш продукт работает в разы быстрее, чем конкуренты. Это позволило нам получить инвестиции и от этого российского гиганта.

Продвигайте свой продукт в инженерной среде. Решение о сотрудничестве со стартапом в разных странах принимается по-разному. В России и Великобритании переговоры ведутся на уровне топ-менеджмента. А в США мы до сих пор не знакомы с руководством тех же Citibank или Barclays. В Америке предлагать продукт нужно тем, кто будет его использовать — инженерам. Первое время стоит посещать конференции, митапы и хакатоны для разработчиков по всему миру.

Как это происходит? Например, на митап приходят 20 инженеров с крупнейшей авиационной базы в Огайо. На следующий день они приходят на работу и уже знают о продукте. Начинают использовать ваше решение, привыкают к нему. Конечно, малоизвестный продукт им может быть не интересен, тогда стоит пожертвовать часть кода Apache Software Foundation или другой некоммерческой организации, которая занимается созданием бесплатных программ для разработчиков. Если ваш сервис в бесплатном варианте востребован, то потом есть шанс получить запрос на дополнительные функции и платную поддержку. Например, так покупает продукцию стартапов Apple.

Продумайте детали. Для продаж в США иметь хороший и востребованный продукт — достаточно на 99%. Однако стоит учесть и оставшийся 1% — формальные аспекты. Во-первых, нужно зарегистрировать компанию — в США это займет один вечер и $50. Во-вторых, нужно нанять юриста — большие клиенты всегда пытаются давить крупными контрактами и легальными вопросами, и лучше доверить этот аспект переговоров профессионалу.

Конечно, прежде чем вас начнут использовать, придется пройти через десятки проверок. Особенно в такой чувствительной сфере, как работа с данными. Однако стартапы — это наименьшая проблема крупных компаний с точки зрения безопасности данных, так как они всегда наиболее технологичны и потеря репутации для них непозволительна.

Поэтому главная задача стартапа — сделать продукт, который востребован, и сделать это лучше, чем другие. При правильном выборе рынка, клиента и канала продаж особых знаний и хитростей для выхода на компании из Fortune 500 не потребуется.

США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 26 декабря 2017 > № 2437964 Никита Иванов


Россия > Армия, полиция. Образование, наука > kremlin.ru, 22 декабря 2017 > № 2433693 Сергей Шойгу

Расширенное заседание коллегии Министерства обороны.

Владимир Путин посетил Военную академию Ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого (ВА РВСН), где принял участие в ежегодном расширенном заседании коллегии Министерства обороны Российской Федерации.

Перед началом заседания глава государства осмотрел учебно-лабораторный корпус и учебно-научный центр ВА РВСН и ознакомился с комплексным планом развития вуза.

Военная академия РВСН имени Петра Великого – одно из крупнейших военно-учебных заведений Вооружённых Сил России. Академия осуществляет подготовку офицерских кадров командного и инженерного профилей, проводит научные исследования по основным направлениям развития Ракетных войск стратегического назначения.

* * *

В.Путин: Товарищи офицеры!

Прежде чем начать, хочу поздравить Вооружённые Силы с таким замечательным новым объектом, прежде всего – конечно, Ракетные войска стратегического назначения. Это не просто современный [объект], а объект, который позволяет готовить кадры, развивать отрасль в широком смысле этого слова по самым современным и самым передовым стандартам – чрезвычайно важно, хочу поблагодарить за это руководство Министерства обороны.

Начать хотел бы тоже с благодарности – с благодарности военнослужащим – участникам операции против террористов в Сирии, хочу поблагодарить весь личный состав Вооружённых Сил.

Министр обороны доложит об этом подробнее. Скажу только главное: в борьбе с международным терроризмом, с этой глобальной абсолютно угрозой, наши солдаты и офицеры действовали мужественно, профессионально и, что очень важно, эффективно, показали качественно возросшие современные возможности Вооружённых Сил России и внесли, без всяких сомнений и преувеличений, решающий вклад в разгром наиболее боеспособной группировки международных террористов.

Вы знаете, что фактически это была не просто какая-то группировка – целая террористическая армия, хорошо организованная, сплочённая, обученная, вооружённая, прямо угрожавшая нашей стране, да и всему миру, можно сказать.

Вместе с сирийскими войсками российские военнослужащие освободили практически всю сирийскую территорию от банд боевиков, спасли жизни сотен тысяч людей, сохранили государственность Сирийской Республики, открыли путь для политического урегулирования внутрисирийского конфликта. И оценка действий наших армии и флота может быть только одна: отлично.

Мы всегда будем помнить при этом подвиг наших боевых товарищей, которые не вернулись, погибли, защищая Россию и наш народ. Наш человеческий, моральный, нравственный долг – поддержать их семьи. Государство, сослуживцы всё сделают для этого.

Прошу почтить их память минутой молчания.

(Минута молчания.)

Уважаемые коллеги, ситуация вокруг Сирии, с чего я начал, и в целом военно-политическая обстановка в мире подтверждают правильность, своевременность наших решений по укреплению армии и флота, по направлению необходимых ресурсов на активное военное строительство.

За последние годы была проведена действительно масштабная работа: завершены глубокие структурные преобразования Вооружённых Сил, более эффективной стала вся система военного управления.

Идёт планомерное перевооружение всех видов и родов войск. В этой связи приведу только несколько цифр, которые демонстрируют динамику этого процесса. В 2012 году доля современного вооружения и техники в войсках составляла 16 процентов; сейчас, в конце 2017 года, – около 60 процентов; к 2021 году должна вырасти до 70 процентов.

Шесть масштабных проверок, проведённых в текущем году, подтвердили высокую готовность войск, способность оперативно усиливать подразделения в Арктике, создавать самодостаточные, эффективные группировки на других ключевых для обороны страны направлениях.

Важным этапом боевой подготовки стало совместное российско-белорусское стратегическое учение «Запад-2017», в ходе которого отработаны задачи обеспечения безопасности Союзного государства.

В предстоящие годы необходимо продолжать последовательную работу по качественному развитию Вооружённых Сил. И здесь хотел бы особо отметить: мы видим, что мир переживает настоящий переворот в экономике, технологиях, знаниях. Очевидно, что такие глубокие трансформации затронут – не могут не затронуть, обязательно затронут – и военную сферу, состояние армий ведущих стран мира. И эти тенденции нам нужно не просто учитывать, а брать в основу военного планирования и строительства.

Россия должна быть среди государств-лидеров, а по некоторым направлениям – абсолютным лидером в строительстве армии нового поколения, армии эпохи нового технологического уклада. Это имеет важнейшее значение для обеспечения нашего суверенитета, мира и безопасности наших граждан, для уверенного развития страны, проведения открытого и самостоятельного внешнеполитического, в интересах нашей страны курса.

На каких приоритетах текущей и перспективной работы необходимо сосредоточиться. Первое, самым тщательным образом нужно отслеживать изменение баланса сил и военно-политической обстановки в мире, прежде всего вблизи российских границ, а также в ключевых, стратегически важных для нашей безопасности регионах. В том числе это касается Ближнего Востока, Корейского полуострова, где сохраняется высокий конфликтный потенциал, а также, безусловно, Европы, где ускоренными темпами идёт наращивание инфраструктуры НАТО и США, которые, как вы знаете, недавно изложили свою оборонную стратегию. На дипломатическом языке, если можно два слова сказать, она носит, безусловно, наступательный характер, а если переходить на военный язык, то, безусловно, агрессивный. Мы это должны учитывать в своей практической работе.

Давайте будем называть вещи своими именами: по событиям, касающимся Европы, речь идёт именно о наступательной инфраструктуре, которая там создаётся. Причём речь идёт о нарушениях со стороны Соединённых Штатов положений Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности от 1987 года, к сожалению. Многие находящиеся в этом зале прекрасно понимают, о чём идёт речь.

Так, в Румынии уже размещены, а в Польше разворачиваются американские универсальные пусковые установки систем противоракетной обороны. Формально они предназначены для противоракет, но дело в том, и специалисты об этом прекрасно осведомлены, что это универсальные установки. Они могут применяться и для пуска существующих крылатых ракет морского базирования с радиусом действия 2500 километров, и в этом случае они уже перестают быть ракетами морского базирования, они могут быть легко перемещены на сушу, на территорию. То есть пусковые установки для противоракет в любой момент могут стать установками для крылатых ракет средней дальности.

Или ещё один пример: применяемые в Соединённых Штатах Америки ракеты – мишени для тестирования систем противоракетной обороны по своим характеристикам идентичны баллистическим ракетам средней и меньшей дальности. Они уже есть и используются. Их производство в США может свидетельствовать о разработке запрещённых Договором о РСМД технологий.

Отмечу и то, что Пентагону на 2018 год выделены средства на создание мобильной ракетной системы наземного базирования с дальностью стрельбы до 5500 километров. Таким образом, США, по сути, ведут дело к разрушению Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. Всё время выискивают какие-то нарушения с нашей стороны, а сами последовательно этим занимаются, так же как они в своё время последовательно и настойчиво занимались выходом из Договора по противоракетной обороне, что в конце концов, как нам известно, в одностороннем порядке и сделали. Разумеется, это всё серьёзно снижает уровень безопасности в Европе и в мире целом.

У нас есть суверенное право и все возможности для того, чтобы адекватно и своевременно реагировать на подобные потенциальные угрозы. При необходимости прошу оперативно готовить и вносить обоснованные предложения по корректировке документов военного планирования, по повышению уровня обороноспособности страны.

Второе. Со следующего года начинается реализация новой Государственной программы вооружения. Её ключевые параметры мы обсуждали в мае и ноябре на совещаниях в Сочи и на многочисленных совещаниях в Москве. Особый акцент нужно будет сделать на оснащении войск высокоточным оружием воздушного, наземного и морского базирования, беспилотными ударными комплексами, а также средствами индивидуальной экипировки военнослужащих, новейшими системами разведки, связи и радиоэлектронной борьбы.

Необходимо уже с первых месяцев обеспечить эффективное, ритмичное исполнение намеченных планов. Безусловно, как мы работали по предыдущей программе вооружения, будем это держать под постоянным контролем.

Третье. Как уже отмечал, мы фиксируем дальнейшие попытки сломать стратегический паритет с помощью развёртывания глобальной системы противоракетной обороны, а также ударных систем, сопоставимых с ядерным оружием, – в неядерном исполнении, но по своим ударным качествам и по точности мало чем уступающим ядерному. Для чего такое оружие? Считаю, только с одной целью – для шантажа, поскольку возникает иллюзия возможного безнаказанного удара.

Сегодня наши ядерные силы находятся на уровне, который обеспечивает надёжное стратегическое сдерживание, при этом нам необходимо их развивать дальше. К концу 2017 года доля современного вооружения в «ядерной триаде» России достигла 79 процентов, а к 2021 году ядерные силы наземного базирования должны быть оснащены новыми вооружениями до 90 процентов. Речь идёт о ракетных комплексах, способных уверенно преодолевать существующие и даже перспективные системы противоракетной обороны.

Четвёртое. Мы должны существенно повысить мобильность Вооружённых Сил. Это касается организации логистики, переброски и снабжения войск, их способности оперативно развёртываться и действовать там, где это необходимо для обеспечения безопасности нашего государства.

Нужно укреплять потенциал Сил специальных операций. Кроме того, поручаю проработать вопрос об оснащении, качественном и количественном усилении частей и соединений Воздушно-десантных войск.

В следующем году в ходе манёвров войск «Восток-2018» Вооружённым Силам необходимо в комплексе отработать задачи по переброске на несколько тысяч километров и развёртыванию в новых районах крупной группировки личного состава наземной техники и авиации.

Уважаемые товарищи, одной из важнейших задач государства было и остаётся укрепление социальных гарантий военнослужащих и их семей. Сейчас экономика восстанавливается, у нас появляются дополнительные ресурсы. И в качестве одной из первоочередных мер в федеральном бюджете на предстоящую трёхлетку мы предусмотрели возобновление ежегодной индексации денежного довольствия военнослужащих. На эти цели за три года только для военнослужащих Минобороны будет выделено свыше 82 миллиардов рублей. Одновременно с 1 января будут увеличены и военные пенсии.

Продолжим работу по развитию системы медицинского, санитарно-курортного обеспечения военнослужащих и членов их семей, решению их жилищных вопросов. В этом году девять тысяч военнослужащих получили постоянное жильё, более 31 тысячи – служебное. Всего за последние пять лет реализовали свои права на жилищное обеспечение 457 тысяч военнослужащих.

Меняется облик военных городков. В наиболее крупных появились современные спортивные и досуговые центры. Многое сделано для наведения порядка и в работе обслуживающих структур жилищно-коммунального хозяйства. Вместе с тем в отдельных гарнизонах военнослужащим по-прежнему не так просто устроить детей в детские сады, школы. Знаю это в том числе и по обращениям с этими проблемами в мой адрес, причём количество их растёт.

Прошу Министерство обороны уделить этой проблеме повышенное внимание, в том числе командующим войсками округов, флотов, начальникам гарнизонов нужно активнее взаимодействовать с регионами, местными властями в решении этих и других вопросов, касающихся обустройства военных городков. Я знаю, что руководители регионов, крупных муниципалитетов всегда идут навстречу, нужно просто активнее с ними работать.

В заключение хочу ещё раз поблагодарить командование, весь личный состав Вооружённых Сил за достигнутые результаты. Рассчитываю, что каждый из вас и впредь будет честно и добросовестно служить России и нашему народу. Желаю вам успехов.

Спасибо большое.

С.Шойгу: Товарищ Верховный Главнокомандующий!

Благодарим Вас за высокую оценку проведённой Вооружёнными Силами военной операции. Это было бы невозможно без Вашего личного внимания к вопросам развития армии и флота и практически постоянной координации нашей работы в Сирии.

Бесценный боевой опыт в Сирии получили более 48 тысяч военнослужащих российской армии, из них свыше 14 тысяч отмечены государственными наградами. 80 процентов экипажей оперативно-тактической и 90 процентов армейской авиации имеют от 100 до 120 боевых вылетов. Экипажи дальней авиации получили практику нанесения ударов по важным объектам боевиков. Всего авиацией Воздушно-космических сил России за два года совершено 34 тысячи боевых вылетов.

Впервые в боевых действиях участвовали лётчики корабельной авиации с тяжёлого авианесущего крейсера «Адмирал флота Советского Союза Кузнецов», ими выполнено 420 боевых вылетов. По наиболее важным объектам боевиков применялись высокоточные ракеты большой дальности «Калибр», Х-101, «Искандер», «Точка-У», Х-55 и другие.

Кораблями и подводными лодками нанесено 100 ударов, а самолётами стратегической авиации – 66 ударов на дальность от 500 до 1,5 тысячи километров. Каждая ракета поразила назначенную цель.

Задачи по уничтожению главарей бандформирований и объектов террористов в глубоком тылу решались Силами специальных операций. Они также координировали удары авиации и огонь артиллерии с применением новейших систем наведения и целеуказания. Силы специальных операций продемонстрировали высокий профессионализм и готовность к выполнению самых сложных задач.

Комплекс С-400, С-300В и «Панцирь» совместно с истребителями авиации обеспечили полное превосходно наших Воздушно-космических сил в сирийском воздушном пространстве. Не было допущено ни одного факта нарушения зон безопасности российских баз в Тартусе и Хмеймиме. Возможности комплекса «Панцирь», доведённые до перехвата реактивных снарядов и других малоразмерных целей, позволили уничтожить 16 беспилотных летательных аппаратов, 53 снаряда реактивных систем залпового огня.

В сирийской операции было апробировано большинство образцов нашей военной техники, это 215 видов вооружений. При боевом применении выявлено 702 недостатка и недоработки, 99 процентов из которых уже устранены. За эту оперативность мы благодарны представителям промышленности.

В результате операции восемь тысяч единиц бронетехники и пикапов с крупнокалиберными пулемётами уничтожены, кроме этого – 718 заводов и мастерских по изготовлению оружия и боеприпасов. Ликвидировано 60 318 боевиков, из них 819 главарей бандформирований и 2840 выходцев из Российской Федерации.

Авиацией решена важнейшая задача по лишению террористических организаций источников доходов от продажи нефтепродуктов, которые составляли не менее трёх миллионов долларов в день. Уничтожено 396 мест незаконной добычи нефти и заводов по её переработке, а также 4100 топливозаправщиков.

При поддержке Воздушно-космических сил России сирийскими правительственными войсками и ополчением от террористов освобождено 1024 населённых пункта, включая наиболее значимые города Алеппо, Пальмиру, Акербат, Дейр-эз-Зор, Меядин и Абу-Кемаль. Это позволило одному миллиону 300 тысячам беженцев вернуться в свои дома.

В Алеппо во избежание многочисленных жертв осуществлена уникальная по масштабу и сложности гуманитарная операция. В ходе неё за четверо суток вывезено 28 752 человека. Для гражданского населения создавались гуманитарные коридоры, развёртывались пункты временного проживания, питания, медицинской помощи. Опыта проведения подобных операций в вооружённых конфликтах не было.

Впервые для прекращения гражданской войны создано четыре зоны деэскалации. Они позволили достичь перемирия между формированиями вооружённой оппозиции и сирийскими правительственными войсками. Гарантами соблюдения перемирия выступили Россия, Иран и Турция.

Благодаря работе российского центра примирения к режиму прекращения боевых действий присоединились 2301 населённый пункт с общей численностью 10 миллионов 500 тысяч человек.

Народу Сирии регулярно доставляется гуманитарная помощь, проведено 1696 акций, в результате которых обеспечено питанием 700 тысяч мирных жителей. Оказывается содействие Организации Объединённых Наций и Международному комитету Красного Креста в доставке гуманитарных грузов.

Российскими сапёрами разминировано 6533 гектара территорий, 1410 километров автомобильных дорог, 17 138 зданий и сооружений, обнаружено и уничтожено 105 054 взрывоопасных предмета. Офицерами Международного противоминного центра России на территории Сирии создан Центр подготовки специалистов по разминированию. Подготовлено 740 сирийских военнослужащих – теперь они самостоятельно решают задачи по поиску и уничтожению взрывоопасных предметов.

Помощь российских военных медиков получили 66 852 мирных жителя, 435 из них эвакуированы в лечебные учреждения Российской Федерации с использованием медицинских авиационных эвакомодулей.

Подчеркну, что военная операция в Сирии проведена в основном в пределах изначально предусмотренных Министерству обороны ассигнований путём оптимизации планов деятельности и боевой подготовки. Дополнительные затраты, связанные с увеличением расходов боеприпасов и восстановлением техники, обеспечивались за счёт перераспределения Государственной программы вооружения без изменения её ключевых параметров.

Говоря об операции в Сирии, необходимо вспомнить о реализации инициативы нашего Президента в 2013 году по уничтожению сирийского химического оружия. Тем самым была снята угроза нанесения ударов американских крылатых ракет по территории Сирии и насильственной смены действующей власти, как это было в Югославии, Ираке и Ливии. Всего совместными усилиями России и США, Франции, Италии, Китая, Финляндии вывезено и утилизировано одна тысяча 300 тонн химического оружия.

На сегодняшний день в Сирийской Арабской Республике полноценно функционирует авиационная группа ВКС России на аэродроме Хмеймим и пункт материального обеспечения Военно-Морского Флота в Тартусе. Там создана современная военная и социальная инфраструктура, это позволяет поддерживать стратегическую стабильность в регионе, сдерживать возможное проникновение террористических группировок в Сирию.

Для создания условий политического урегулирования конфликта в настоящее время осуществляется подготовка Конгресса сирийского национального диалога. На него приглашены представители всех этнических и конфессиональных групп, политических партий и вооружённых группировок Сирии.

Остановлюсь на важнейших итогах 2017 года. В Ракетных войсках стратегического назначения три ракетных полка завершили перевооружение на современные комплексы «Ярс» подвижного базирования. Авиационные стратегические ядерные силы в текущем году пополнились тремя модернизированными самолётами.

По силам общего назначения. В Сухопутных войсках сформированы управление армией, 18 соединений и воинских частей. В войска поступило 2055 новых и модернизированных образцов вооружений, на которые переоснащены три соединения и 11 воинских частей.

В составе Воздушно-космических сил сформирована военно-транспортная авиационная дивизия и авиационная дивизия особого назначения. Получен 191 современный самолёт и вертолёт, 143 единицы вооружения противовоздушной и противоракетной обороны. С декабря поступила на опытное боевое дежурство единая космическая система.

В состав Военно-Морского Флота вошли 10 кораблей и боевых катеров, 13 судов обеспечения, четыре береговых ракетных комплекса «Бал» и «Бастион». Морская авиация пополнилась 15 современными самолётами и вертолётами. На Северном флоте развёрнуто управление 14-го армейского корпуса.

В Воздушно-десантных войсках сформированы отдельные десантно-штурмовые и ремонтно-восстановительные батальоны. Поставлено 184 новых боевых бронированных машин и самоходных орудий.

В Вооружённые Силы поступило 59 комплексов, это 199 беспилотных летательных аппаратов.

Возможности единой системы управления тактического звена доведены до заданных Министерством обороны требований. В ходе мероприятий боевой подготовки достигнуто сокращение временных показателей на организацию боевых действий на 20–30 процентов, при управлении боем – в 1,5–3 раза.

В целом мероприятия, предусмотренные государственным оборонным заказом 2017 года, выполнены.

Реальные возможности войск решать задачи по предназначению подтверждены в этом году в ходе шести внезапных проверок боевой готовности. В них участвовали все военные округа, виды и рода войск Вооружённых Сил, а также федеральные и региональные органы власти Российской Федерации. Сегодня внезапные проверки являются основной формой проверочных мероприятий и боевой учёбы войск.

В Вооружённых Силах проведено около 15 тысяч различных мероприятий подготовки войск, что на 20 процентов больше, чем в 2016 году. На 16 процентов увеличилась интенсивность межвидовой подготовки, в два раза повысилось количество двусторонних учений.

Наиболее значимым мероприятием оперативной подготовки стало российско-белорусское учение «Запад-2017». Наши армии подтвердили готовность к вооружённой защите Союзного государства Россия–Беларусь.

Мероприятия военного сотрудничества в этом году охватывали 90 стран. Проведено 35 международных учений различного уровня, наиболее масштабными из них стали «Боевое братство», «Морское взаимодействие», «Индра».

Ежегодную Московскую конференцию по международной безопасности в этом году посетило рекордное количество делегатов – более 800 представителей из 86 стран и восьми международных организаций. В 2017 году на базе парка «Патриот» Министерства обороны проведено 44 конгрессно-выставочных мероприятия. Ключевым событием года в этой сфере стал Международный военно-технический форум «Армия-2017». По уровню организации и количеству участников он сравнялся с ведущими мировыми выставками вооружений.

По поручению Верховного Главнокомандующего впервые в новейшей российской истории проведён Главный военно-морской парад в Санкт-Петербурге. Он подтвердил статус России как мощной морской державы. В соответствии с Вашим решением данный парад становится ежегодным и в следующем году будет совмещён с Военно-морским салоном.

Товарищ Верховный Главнокомандующий! С открытием Петрозаводского президентского кадетского училища завершено выполнение Вашего поручения о формировании сети таких учебных заведений, охватывающих все федеральные округа. Введён в строй филиал Нахимовского военно-морского училища в Мурманске.

На этом работа не завершается. В следующем году по Вашему поручению будут введены два многофункциональных учебных комплекса в Нахимовском военно-морском училище в Санкт-Петербурге, а также физико-математическая школа для одарённых детей в Военной академии Ракетных войск стратегического назначения – здесь, в Балашихе.

Благодаря открытию многопрофильной клиники Военно-медицинской академии имени Кирова Министерство обороны получило возможность оказывать полный спектр высокотехнологичной медицинской помощи на уровне международных стандартов. Показатели деятельности клиники сопоставимы с мировыми: более 35 тысяч стационарных пациентов в год, 19 800 операций, из которых 16 тысяч – сложные и высокотехнологичные.

На базе Академии создана и эффективно функционирует система телемедицины. Она позволяет консультировать медперсонал и контролировать состояние тяжёлых больных во всех гарнизонах. Только для военнослужащих в Арктике в течение года поведено более 100 экстренных и плановых телемедицинских консультаций. В целом по Вооружённым Силам общая заболеваемость военнослужащих снижена на семь процентов.

В соответствии с Вашим решением впервые в Государственную программу вооружения включены специальные расходы на обустройство военной инфраструктуры под поступающую новую технику. Это позволило выйти на полную синхронизацию сдачи строящихся объектов со сроками прибывающего в войска современного вооружения. В этом году построено 3287 зданий и сооружений общей площадью три миллиона 200 тысяч квадратных метров, что на шесть процентов превышает показатели прошлого года.

В рамках строительства 25 производственно-логистических комплексов в текущем году введён в эксплуатацию первый пилотный комплекс «Нара». Это обеспечит сокращение 25 крупных объектов хранения и оптимизирует расходы на их содержание.

Таким образом, задачи 2017 года Министерством обороны выполнены.

С учётом предстоящих выборов 2018 года не можем не подвести итоги развития Вооружённых Сил за пять с половиной лет под руководством Верховного Главнокомандующего.

Начну с оценки возросших угроз. С 2012 года численность размещённых военных контингентов НАТО у западных рубежей России увеличилась в три раза. В Прибалтике и Польше развёрнуты четыре батальонные тактические группы, бронетанковая бригада сухопутных войск Соединённых Штатов, штабы многонациональных дивизий НАТО в Польше и Румынии. Численность сил первоочередного задействования альянса возросла с 10 до 40 тысяч, а срок их готовности сокращён с 45 до 30 суток.

Система ПРО США в Европе выведена на уровень начальной оперативной готовности. Её элементы также развёрнуты в Японии и Южной Корее. Интенсивность ведения воздушной разведки НАТО у наших границ увеличилась в 3,5 раза, а морской – в 1,5 раза. Мы решительно пресекаем любые попытки нарушить российские воздушные и морские границы.

НАТО в два раза нарастило интенсивность военных учений у наших границ. В 2014 году альянсом проведено всего 282 учения, а в этом – уже 548. Ежегодно у западных границ России проводится более 30 учений, сценарий которых основывается на вооружённом противоборстве с нашей страной. Мы внимательно отслеживаем каждое учение НАТО и принимаем соответствующие меры.

Для реагирования на новые угрозы и поддержания стратегического баланса нами расширена география маршрутов патрулирования самолётов дальней авиации и походов кораблей. За пять лет стратегическими ракетоносцами выполнено 178 полётов на воздушное патрулирование, а кораблями Военно-Морского Флота – 672 похода во все стратегически важные районы Мирового океана.

Приняты меры по повышению качественного состояния Вооружённых Сил. За пять лет Вооружённые Силы получили: 80 межконтинентальных баллистических ракет, 102 баллистические ракеты подводных лодок, три ракетных подводных крейсера стратегического назначения «Борей», 55 космических аппаратов, 3237 танков и других боевых бронированных машин, более одной тысячи самолётов и вертолётов, 150 кораблей и судов, шесть подводных лодок, 13 береговых ракетных комплексов «Бал» и «Бастион».

Это позволило перевооружить 12 ракетных полков на комплекс «Ярс»; 10 ракетных бригад – на комплекс «Искандер»; 12 авиационных полков – на самолёты «Миг-31БМ», «Су-35С», «Су-30СМ», «Су-34»; три бригады армейской авиации и шесть вертолётных полков – на вертолёты «Ка-52» и «Ми-28»; 16 зенитно-ракетных полков – на зенитно-ракетную систему С-400, 19 дивизионов – на комплекс «Панцирь-С», 13 дивизионов – на ракетные комплексы «Бал» и «Бастион». 35 общевойсковых соединений обеспечены современной боевой экипировкой «Ратник-2». Новая техника, поступившая в войска, размещена на современной инфраструктурной базе.

Впервые за историю новой России по периметру нашей границы создано сплошное радиолокационное поле системы предупреждения о ракетном нападении. Это достигнуто за счёт развёртывания и постановки на боевое дежурство шести новых радиолокационных станций высокой заводской готовности «Воронеж», а также доработки трёх действующих радиолокационных станций «Дарьял», «Днепр» и «Волга».

В результате выполнения Государственной программы вооружения оснащённость армии и флота современным вооружением достигла 59,5 процента. В Стратегических ядерных силах уровень современности составляет 79 процентов, в Сухопутных войсках – 45, в Воздушно-космических силах – 73 процента, в Военно-Морском Флоте – 53 процента.

В целях повышения эффективности расходования бюджетных поступлений в Министерстве обороны введена уникальная информационная система контроля за движением средств, предназначенных для финансирования государственного оборонного заказа. Нам удалось преодолеть негативные тенденции, связанные с переавансированием промышленности и полной оплатой неисполненных контрактов. При существенном снижении сумм авансирования заключённых контрактов произошёл рост объёмов поставок вооружения и военной техники. Созданная система мониторинга расчёта по гособоронзаказу позволяет не только увидеть направления расходования бюджетных средств, реальное влияние государственного оборонного заказа на экономику, но и оценивать эффективность их использования.

Существует мнение, что военные расходы направляются исключительно на содержание армии. Это не так. 60 процентов военного бюджета идёт на закупку высокотехнологичной продукции у предприятий оборонно-промышленного комплекса. Они размещены во всех регионах страны и оказывают существенное влияние на их развитие. За счёт отчислений предприятиями ОПК наполняются федеральный и региональный бюджеты на сумму более 480 миллиардов рублей налогов и налоговых платежей. Расходы на заработную плату рабочим и служащим превышают 440 миллиардов рублей в год.

Таким образом, стабильный оборонный заказ – это переоснащение армии, доходы населения в виде оплаты труда, доходы государства в виде налогов и доходы бизнеса в виде прибыли. По сути, средства, вложенные в финансирование армии, – это государственные инвестиции, обеспечивающие развитие различных отраслей экономики и регионов страны. Они гарантируют рост научно-технических и производственных возможностей предприятий промышленности, повышение их технологического уровня и реально увеличивают количество рабочих мест, занятых специалистами с высокой квалификацией.

Те, кто заявляют, что наши расходы на армию слишком раздуты, видимо, не знают, как обстояли дела с финансированием Вооружённых Сил в 1990-х годах. Военный бюджет ежегодно сокращался: в 1992 году он составлял 16 процентов от ВВП, а в 2000-м – уже 2,6 процента, или 5 миллиардов долларов. Это не отвечало реальным потребностям Вооружённых Сил: военная инфраструктура не развивалась, новая техника поступала в армию единичными экземплярами, денежное довольствие военнослужащих своевременно не выплачивалось, что способствовало уходу профессионалов из войск. По факту в то время у России Вооружённые Силы были, но боеспособных соединений и воинских частей почти не оставалось.

С 2000 года удалось существенно повысить боевые возможности армии и флота. Только с 2012 года доля современной техники возросла почти в четыре раза, темпы военного строительства – в 15 раз, численность военнослужащих по контракту – в 2,4 раза, интенсивность мероприятий боевой подготовки войск – на 30 процентов. При этом военный бюджет сбалансирован, отвечает потребностям Вооружённых Сил и в следующем году составит 2,8 процента от ВВП, или 46 миллиардов долларов. При этом в США он превысит 700 миллиардов, в Великобритании составит порядка 60 миллиардов, а во Франции и Германии – по 40 миллиардов долларов. Комментарии здесь излишни.

Сегодня российская армия является современной, мобильной, компактной и боеспособной. Мы не бряцаем оружием и воевать ни с кем не намерены. В то же время никому не советуем проверять на прочность нашу обороноспособность.

Созданный Национальный центр управления обороной Российской Федерации кардинально изменил подходы к построению системы управления военной организацией государства. В его развёртывании мы вышли на систему управления пятого поколения. Информационная платформа Национального центра позволила объединить в единую систему межведомственного взаимодействия 158 федеральных и региональных органов власти, 1320 государственных корпораций и предприятий оборонно-промышленного комплекса.

Одной из особенностей работы Центра является круглосуточный мониторинг и контроль за выполнением государственного оборонного заказа. В результате удалось повысить исполнение заданий государственного оборонного заказа до 97 процентов. Ничего подобного в мире ещё не создавалось.

За прошедшие пять лет существенно изменён кадровый состав Вооружённых Сил. Количество военнослужащих по призыву уменьшилось на 50 тысяч – с 290 до 240 тысяч человек, а численность военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, увеличилась со 162 тысяч человек в 2012 году до 384 тысяч в настоящее время. Повысилось качество их отбора: 70 процентов контрактников имеют высшее или среднее профессиональное образование. Сегодня соединения и воинские части укомплектованы на 95–100 процентов профессиональными военными кадрами, что позволяет поддерживать высокую боевую готовность российской армии. Сеть высших военных учебных заведений Министерства обороны насчитывает 36 учреждений и полностью обеспечивает Вооружённые Силы квалифицированными специалистами.

В короткие сроки завершено строительство объектов Военно-медицинской академии имени Кирова, Рязанского воздушно-десантного командного училища имени Маргелова, Военной академии РВСН имени Петра Великого, в которой мы сейчас находимся.

Развивается информационно-образовательная среда военных учебных заведений, создана единая электронная библиотека военных вузов. Всего год их эффективного применения показал значительное повышение качества подготовки военных кадров и объёмов полученных знаний. Более того, внедрение электронных образовательных ресурсов в войсковое звено расширило возможность непрерывной профессиональной подготовки военнослужащих в течение всего периода службы.

Научные роты стали надёжным источником для повышения военно-научного потенциала Вооружённых Сил. После завершения службы по призыву примерно четвёртая часть военнослужащих решает связать свою службу с армией. Всего с момента создания данных рот офицерами стали 365 военнослужащих.

Государством уделяется приоритетное внимание социальной защищённости военнослужащих. За пять лет свои права на жилищное обеспечение реализовали 457 тысяч человек, из них 149 тысяч обеспечены служебными квартирами, 120 900 получили постоянное жильё, компенсацию за поднаём жилья получили 107 700 военнослужащих, своё право в рамках накопительной ипотечной системы реализовало 79 400 человек.

Эффективно работает новая форма жилищного обеспечения – жилищная субсидия: с 2014 года ею воспользовались 24 100 военнослужащих. Введение жилищной субсидии позволило решить многолетнюю проблему обеспечения жильём военнослужащих, находящихся в распоряжении. С 2016 года для офицерского состава увеличены выплаты за поднаём жилых помещений до средних по стране показателей.

За счёт массового применения типовых и современных технологических проектов достигнуты оптимальные ценовые характеристики строящихся объектов. Это позволило добиться стоимости строительства одного квадратного метра объектов Министерства обороны, не превышающей 32 тысячи рублей, что ниже, чем по стране в целом. Всего за пять лет построено 10 221 здание и сооружение. Сегодня на один вложенный рубль вводится основных фондов на один рубль 40 копеек. Строительство ведётся по всей территории страны, включая арктические районы и военные базы, расположенные за рубежом.

Всего в Арктике, на островах Котельный, Земля Александры, Врангеля и мысе Шмидта, за пять лет возведено 425 объектов общей площадью 700 тысяч квадратных метров. В них размещено более одной тысячи военнослужащих, а также специальное вооружение и техника. При строительстве использовались инновационные и энергоэффективные технологии. В Арктике построено три уникальных комплексных военных объекта – «Арктический трилистник». Продолжается строительство полноценного аэродрома на архипелаге Земля Франца-Иосифа, который будет способен круглогодично принимать самолёты. За всю историю освоения Арктики ещё ни одна страна в мире в условиях Крайнего Севера не реализовывала такие масштабные проекты.

Завершена работа по передаче в собственность субъектам Российской Федерации и муниципальным властям высвобождаемого военного имущества. Передано 1396 военных городков, не имевших перспектив использования; 56 тысяч объектов недвижимого имущества, включая 525 котельных, 40 школ, 439 детских садов, 244 медицинских учреждения. Это позволило высвободить около 40 тысяч гражданского персонала Министерства обороны и сэкономить три миллиарда 700 миллионов рублей, выделенных на коммунальное обслуживание и содержание неэксплуатируемых военных городков.

Министерством обороны полностью реализована программа Правительства по передаче 467 детских садов в ведение местных органов самоуправления. Надеемся, что муниципальные власти выполнят взятые на себя обязательства по обеспечению детей военнослужащих местами в этих дошкольных образовательных учреждениях, а Министерство обороны примет все меры по выполнению Вашего поручения.

Министерством обороны взят курс на заключение контрактов полного жизненного цикла, восстановление ремонтных органов в соединениях, воинских частях, проведение плановых ремонтов на предприятиях Министерства обороны и ОПК. В результате исправность вооружений и техники доведена до 94 процентов и поддерживается на этом уровне.

Министерство обороны освобождается от балласта несвойственных функций и задач, тяжким грузом лежащих на плечах армии. С этой целью завершается передача в ведение госкорпорации «Ростех» и Министерства промышленности России 110 военных заводов, на которых работает порядка 30 тысяч человек. Это позволит обеспечить развитие данных предприятий в структуре оборонно-промышленного комплекса страны.

Вооружёнными Силами завершается ликвидация экологического ущерба в Арктике. На архипелаге Новая Земля, аэродроме Алыкель, островах Котельный и Врангеля очищено 100 740 квадратных километров территорий, всего собрано 16 тысяч и вывезено 10 тысяч тонн металлолома. В полном объёме утилизированы все подлежащие сносу 432 здания. Осталось очистить 13 155 квадратных километров.

С 2014 года в Министерстве обороны запущена программа «Эффективная армия». В результате её реализации мы сделали ненужным привлечение дополнительных денежных средств на непредвиденные расходы, возникающие в течение финансового года. За три года экономия составила 129 миллиардов рублей. Сэкономленные деньги пошли на покрытие дефицита базовых показателей по статьям материально-технического и коммунального обеспечения.

Совершенствование коммунального хозяйства Министерства обороны позволило сэкономить семь миллиардов 800 миллионов рублей. Ежегодный эффект от работы восстановленных штатных войсковых ремонтных органов составляет порядка двух миллиардов 800 миллионов рублей. Введение системы контроля управления доступом и заказ питания в 729 столовых дало экономический эффект более одного миллиарда 600 миллионов рублей. Восстановленные на арсеналах ремонтные центры и цеха вернули в строй один миллион 700 тысяч ракет и боеприпасов (их закупка обошлась бы бюджету в 117 миллиардов рублей). С 2016 года закуплено и поставлено на арсеналы порядка 70 тысяч штук современной укупорки боеприпасов, что позволяет ежегодно экономить до 700 миллионов рублей.

И это далеко не все направления, по которым осуществляется реализация программы «Эффективная армия». К исходу 2020 года экономический эффект от мероприятий данной программы составит 337 миллиардов рублей.

Нефтяными компаниями на аэродромах Вооружённых Сил введены в эксплуатацию восемь топливозаправочных комплексов, завершается строительство ещё пяти. За это хотел бы поблагодарить руководство нефтяной компании «Газпромнефть». В следующем году к данному проекту присоединяются ещё две компании: «Роснефть» построит девять комплексов, «ЛУКОЙЛ» – ещё три.

В целях совершенствования и оптимизации мест хранения вооружения, ракет и боеприпасов завершается строительство 580 хранилищ. Это позволит разместить в них несколько сотен тысяч тонн боеприпасов.

С каждым годом возрастает интерес зарубежных стран к Армейским международным играм. Начавшиеся с танкового биатлона армейские состязания выросли до масштабных международных мероприятий по проверке боевой выучки и надёжности военной техники. Число участвующих государств достигло двадцати восьми. Впервые игры проведены на территории пяти стран – России, Азербайджана, Белоруссии, Китая и Казахстана. В рамках подготовки к играм модернизировано 149 полигонов.

По инициативе Министерства обороны и при поддержке Верховного Главнокомандующего создано молодёжное движение «Юнармия», сегодня его ряды объединяют 188 тысяч подростков. За короткий срок она стала одной из самых массовых молодёжных организаций в стране. Около 16 тысяч подростков приняли участие в юнармейских спортивных патриотических лагерях. Данная работа будет распространена на все регионы России.

Подвести итог пятилетней деятельности можно данными социологических исследований. С 2012 года в российском обществе наблюдается поступательный рост одобрения деятельности Вооружённых Сил. При этом отрицательные оценки снизились в 4,5 раза: с 31 до 7 процентов. Сегодня 64 процента граждан России считают, что служба в армии является хорошей школой жизни для молодых людей. В настоящее время армии России доверяют 93 процента населения страны – это максимальный показатель за всю историю социологических измерений. Столь высокое доверие народа нас ко многому обязывает.

В 2018 году Министерству обороны предстоит решить следующие основные задачи. В Вооружённых Силах – выйти на 61 процент современности вооружения и техники, в том числе в Стратегических ядерных силах – на 82 процента, в Сухопутных войсках – 46 процентов, Воздушно-космических силах – 74 процента, Военно-Морском Флоте – 55 процентов.

В Ракетных войсках стратегического назначения – поставить на боевое дежурство 11 пусковых установок с баллистическими ракетами «Ярс»; ввести в боевой состав шесть модернизированных стратегических ракетоносцев; принять в состав флота головной атомный подводный крейсер проекта 955А «Князь Владимир», вооружённый баллистическими ракетами «Булава».

В Сухопутных войсках – сформировать семь соединений и воинских частей, поставить более 3,5 тысячи единиц новых образцов вооружения.

В Воздушно-космические силы и авиацию Военно-Морского Флота поставить 203 новых и модернизированных самолёта и вертолёта, четыре дивизионных комплекта зенитного ракетно-пушечного комплекса «Панцирь», 10 дивизионных комплектов зенитно-ракетной системы С-400 «Триумф», обеспечить выполнение задач опытно-боевого дежурства единой космической системы.

В боевой состав Военно-Морского Флота принять 35 кораблей и судов обеспечения; подготовить и провести стратегическое командно-штабное учение «Восток»; обеспечить развитие системы финансового мониторинга государственного оборонного заказа в части контроля и определения оптимального уровня стоимости производства вооружения и военной техники; завершить работы по реконструкции и строительству 11 аэродромов, включая Североморск-1, Моздок, Балтимор, Бельбек, Алыкель, области; ввести в эксплуатацию три тысячи зданий и сооружений; создать военный инновационный технополис «Эра».

Товарищ Верховный Главнокомандующий! Набранные темпы развития Вооружённых Сил в следующем году будут сохранены. Пути решения выявлены в ходе проработки проблемных вопросов, учтены в планах деятельности Министерства обороны на 2018 год.

Доклад закончен.

В.Путин: Уважаемые коллеги, товарищи!

Министр в своём докладе сказал практически всё. Добавлю к тому, что было сказано и мной, и руководителем ведомства.

Мы с вами хорошо видим, знаем, что количество вызовов в современном мире только увеличивается, растёт, не становится меньше. Говорили о приближении инфраструктуры НАТО к нашим границам.

Кстати говоря, когда мы на собственной территории перемещаем какие-то подразделения, воспринимается это и преподносится как какая-то угроза кому-то, а когда к нашим границам подвигаются базы, инфраструктура, разворачиваются новые комплексы, это вроде как так и должно быть. Но это так и должно быть только для тех, кто так делает, но только не для нас. Мы-то понимаем, что количество угроз нарастает. Та же американская доктрина военная, оборонная, о которой я уже упомянул, которая совсем недавно была предъявлена миру и американскому народу, – она действительно носит наступательный, если не сказать агрессивный характер. Но это же не просто слова, не просто бумажка – это подкреплено конкретными действиями и обеспечено финансированием: свыше 700 миллиардов долларов выделяется Соединёнными Штатами на оборонные, военные, если быть более точным, цели.

Действительно, мы иногда слышим, что наш военный бюджет очень большой, Министр сейчас об этом вспомнил: он у нас 46,6 миллиарда рублей, и всё. В прошлом году он составил 4,1 процента от ВВП, для российской экономики это много. Но он не был связан с завышением текущих расходов в прошлом или позапрошлом годах.

В прошлом году такое увеличение в процентном отношении к ВВП было связано с тем, что мы приняли решение погасить кредиты, которые Минобороны было вынуждено брать для того, чтобы реализовывать программу вооружения, и не просто было вынуждено, а делало это по согласованию с Правительством, разумеется, и с Министерством финансов. То есть из года в год на протяжении последних лет финансирование было ритмичным, в рамках заданных назначений, но частично осуществлялось за счёт кредитования с согласия Минфина. Вот эти кредиты наросли, и Правительство приняло решение выделить дополнительные средства для погашения этих кредитов. Ничего сверх ранее заявленного Министерство обороны не потратило, но чисто формально показатель в процентах от ВВП вырос.

В следующем году, наступающем, в процентном отношении к ВВП это будет 2,8 с небольшим процента – 2,85–2,86, потом потихонечку ещё даже будет снижаться. Возникает вопрос: можем ли мы быть самодостаточными в этих условиях и с этими возможностями, можем ли мы надёжно и безусловно обеспечить обороноспособность нашего государства? Можем, обязаны и сделаем это.

Позволительно будет спросить – как? Нас с вами ещё Суворов учил, что воевать нужно не числом, а умением. Есть очень много хороших наших народных поговорок, например, «сила есть – ума не надо». Вот нам с вами нужен ум. Мы не будем опираться исключительно на «военные мускулы», мы не будем втягиваться в истощающую нашу экономику бессмысленную гонку вооружения, не будем этого делать ни в коем случае.

На что же мы тогда должны опираться в решении задач в сфере обороноспособности и безопасности? Ответ очень простой: на мозги, на интеллект, на дисциплину и организованность при решении задач, стоящих в этой сфере. У нас есть замечательные заделы, доставшиеся из прошлых десятилетий, но есть уже и новые, абсолютно современные наработки, сделанные нашими молодыми исследователями, конструкторами и инженерами.

Из чего складываются деньги, которые государство выделяет оборонному ведомству и другим силовым структурам? Из содержания и оснащения, причём в обоих этих компонентах есть то, что мы называем развитием, и в обоих компонентах это важно – и в содержании, и в развитии. Почему в содержании? Потому что на этом можно сэкономить деньги, во всяком случае не транжирить, не разбрасываться деньгами, как сеятель, который зёрна бросает, но сделать это содержание современным, достойным наших Вооружённых Сил и наших военнослужащих, но достаточно экономным в то же самое время.

Что касается собственно развития, то это, конечно, прежде всего современные Вооружённые Силы в прямом смысле этого слова, современное вооружение. Это развитие новых перспективных, высокоточных и высокотехнологичных, уникальных по своей эффективности видов вооружения. Для достижения этих целей мы должны проявить, как я уже говорил, творческий подход, дисциплину, ответственность. И у меня нет никаких сомнений, эта уверенность основана на расчётах и на нашей совместной с вами работе, – мы точно и безусловно обеспечим обороноспособность нашей страны.

Есть ещё нечто, на что мы опираемся при этих расчётах. Я говорю без иронии, мы опираемся на нашу миролюбивую внешнюю политику. Это важно, потому что нам не нужно бесконечное число баз по всему миру, и мы не собираемся играть роль мирового жандарма. Нам по определению это не нужно, это просто дорого стоит и не входит в наши планы совершенно. Если мы всё это будем вместе иметь в виду и будем всё это исполнять дисциплинированно, творчески и с ответственностью, мы тогда выполним ту задачу, решение которой ждёт от вас народ России: мы точно и безусловно обеспечим нашу обороноспособность, создадим условия для мирной жизни, развития во всех сферах – и в экономике, и в социальной области.

Хочу вам пожелать успеха, удачи в этой чрезвычайно важной работе. Благодарю вас за службу и поздравляю с наступающим Новым годом!

Россия > Армия, полиция. Образование, наука > kremlin.ru, 22 декабря 2017 > № 2433693 Сергей Шойгу


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > минобрнауки.рф, 21 декабря 2017 > № 2431178 Александр Соболев

Образовательную среду переводят в цифровой формат

21 декабря в Москве состоялась пресс-конференция, посвящённая первым результатам приоритетного проекта «Современная цифровая образовательная среда в Российской Федерации», реализацию которого обеспечивает Минобрнауки России.

В мероприятии принял участие директор Департамента государственной политики в сфере высшего образования Минобрнауки России А.Б. Соболев.

- Современный мир всё больше становится цифровым. А это означает, что и процесс образования должен также быть цифровым, соответствовать реалиям современного и будущего мира, - сказал директор Департамента.

А.Б. Соболев отметил, что «цифровой мир позволяет выстраивать индивидуальную образовательную траекторию».

- При этом ответственность за образование человек берёт на себя, он сам выделяет компетенции, которые ему пригодятся. Не имея широкого поля цифровых ресурсов, этого сделать нельзя, - заявил Александр Борисович.

Директор Департамента подчеркнул, что проект позволит «предоставить студентам вузов доступ к самому современному контенту, который есть на сегодняшний момент».

- В проект допускаются только те платформы и ресурсы, которые соответствуют не только современным образовательным стандартам с точки зрения содержания, но и новому современному уровню технологий. Мы создали инструменты и механизмы, которые позволяют это сделать, - сообщил А.Б. Соболев.

А.Б. Соболев рассказал, что в рамках приоритетного проекта Минобрнауки России создало принципиально новый технологический инструмент.

- Сейчас это называется «единым окном», по факту появился новый тип образования – электронный образовательный ресурс. Мы создали необходимую базу: площадки для подготовки преподавателей, центры масштабирования. Это очень серьёзный проект. Если сейчас это больше 200 курсов и чуть более полмиллиона пользователей, то через два года будет уже 2 миллиона пользователей и 1000 курсов, - сказал Александр Борисович.

– «Единое окно» – это предоставление возможности для студентов прохождения части курсов в онлайн-формате. Курсы проверяются федеральными учебными методическими объединениями, соответствуют требованиям федеральных государственных образовательных стандартов, - заявил директор Департамента.

Он отметил, что «Минобрнауки России провело большую работу для создания нормативной базы, чтобы университеты могли засчитывать курсы, полученные на электронной платформе».

На пресс-конференции участники также обсудили вопросы виртуальной академической мобильности студентов и возможных перемен в системе российского образования в связи с переходом страны к цифровой экономике.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > минобрнауки.рф, 21 декабря 2017 > № 2431178 Александр Соболев


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 20 декабря 2017 > № 2429647 Юрий Осипов, Сергей Кравец

Встреча с Юрием Осиповым и Сергеем Кравцом.

Академик РАН Юрий Осипов и ответственный редактор издательства «Большая российская энциклопедия» Сергей Кравец представили Владимиру Путину состоящее из 35 томов собрание Большой российской энциклопедии.

Решение об издании Большой российской энцикло­педии принято в 2002 году. В соответствии с Указом Президента научно-редакционный совет БРЭ возглавил Юрий Осипов.

В работе над статьями энцикло­педии в период с 2002 по 2017 годы приняли участие 120 академиков РАН, сотрудники ведущих научных организа­ций и университетов.

* * *

Ю.Осипов: Владимир Владимирович, в октябре 2002 года Вы издали Указ об издании Российской энциклопедии. Вот это первый том, предваряющий все издания, он номера не имеет, называется «Россия». Это Ваше приветствие к читателям.

А вот здесь 35–й том, пронумерованный, последний том. Таким образом, Ваше указание полностью выполнено, и Россия имеет универсальную научную энциклопедию. Принимали участие в этом деле, конечно, Академия наук, Московский университет, Санкт-Петербургский университет, многие выдающиеся наши научные центры, университеты и институты.

Указ, конечно, позволил привлечь к этой работе очень много известных учёных, деятелей культуры, образования, даже государственных деятелей. Они тоже участвовали в этом. Было привлечено несколько сот авторов профессиональных энциклопедических статей. Вот в этих томах более 80 тысяч статей.

Таким образом, это такая универсальная энциклопедия в том смысле, что она охватывает мир и все явления в мире.

Я думаю, позвольте мне всё–таки сказать, что не каждому государству по плечу на государственном языке создать такую энциклопедию. Создав такую энциклопедию, мы всё–таки заняли своё законное место в этом элитном клубе уникальных, универсальных научных энциклопедий. Таких всего, кроме российской, две: это Британника и Брокгауз, немецкая, вместе со шведами издают.

Мне хотелось бы сказать, что результат этой работы, достигнутый при Вашей поддержке, он ещё раз показывает, что Россия обладает огромным интеллектуальным потенциалом.

В.Путин: В какой–то момент, помню, даже остановили почти?

С.Кравец: Это был 2014 год. Тогда Ваше поручение дало такой мощный импульс. Мы завершили книжное издание. Мы полностью сделали электронную версию, она доступна. Весь русскоязычный мир может получить доступ к этим статьям.

И мы тогда благодаря Вашему поручению начали разработку совершенно нового явления – общеобразовательного национального энциклопедического портала. Мы ему сейчас предлагаем название «Россия – территория знаний». Это портал, который призван не только включить энциклопедические статьи из этой энциклопедии, из отраслевых энциклопедий, из православной энциклопедии, из энциклопедии элементарной математики – у нас много современных энциклопедий, но ещё и агрегировать достоверную информацию из музеев, институтов, университетов, чтобы она была актуальной. Сейчас главное, чтобы информация была актуальной и достоверной.

И сейчас мы приступаем, закончив это, уже в полном объёме к реализации Вашего поручения о создании такого портала. Мы, конечно, снова нуждаемся в Вашей поддержке, потому что это очень общее дело для всех.

Ю.Осипов: Вы уже давали поручение по этому вопросу в июне 2014 года. Андрей Александрович [Фурсенко] тогда много работал, помогал нам.

С.Кравец: В Правительстве создана межведомственная группа, которая сейчас этим занимается. Разработка концепции портала уже завершена. Важно, что этот портал, когда он будет готов, – это огромный потенциал для разного рода образовательных инструментов, сервисов.

В.Путин: Советская энциклопедия в каком году была завершена?

Ю.Осипов: В 1978 году.

С.Кравец: 25 лет между окончанием Советской и началом Большой российской. Большая российская – абсолютно новая энциклопедия, даже дело не в смене политических условий, хотя это очень важно, вся жизнь за 25 лет совершенно переменилась. И поэтому уже сейчас актуализируем статьи первых томов, просто актуализируем, в электронной версии уже многие статьи новые. Там можно будет прочитать [не только] статьи 2004 года, но и статьи 2017–го.

В.Путин: Что нужно сделать для того, чтобы работа пошла быстрее?

Ю.Осипов: Мы письмо Вам подготовили.

В.Путин: Хорошо.

Ю.Осипов: Владимир Владимирович, я ещё хочу сказать, что кроме видимой части на самом деле есть невидимая часть. Всё–таки Россия теперь обладает таким проверенным сводом энциклопедических знаний – колоссальный свод, систематизированный.

Кроме того, в ходе работы над энциклопедией возникли некие сообщества научных редакторов, экспертов, авторов статей. Это очень здорово, это большое достижение на самом деле.

В.Путин: Хочу поблагодарить вас и поздравить вас с результатом такой многолетней интересной и очень нужной работы. Вы правы, человек, читая в «Википедии», в интернете, получает очень много самой разнообразной и нужной информации. Но когда она неточна, тогда от неё больше вреда, чем пользы. Поэтому иметь такой эталон информационный – это дорогого стоит.

Спасибо вам большое. Поздравляю вас!

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 20 декабря 2017 > № 2429647 Юрий Осипов, Сергей Кравец


США > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 15 декабря 2017 > № 2424747 Виктор Орловский

Что-то новенькое. Даже самая успешная бизнес-модель нуждается в изменениях

Виктор Орловский

Управляющий партнер венчурного фонда FortRoss Ventures

Бизнесы Facebook, Amazon, Uber, когда-то считавшиеся инновационными, спустя 15 лет требуют серьезной трансформации. Но отказаться от той священной бизнес-модели, что кормила и кормит компанию до сих пор, сложнее, чем кажется

Что объединяет компании, которые каждый день у нас на слуху, — Google, FB, Amazon, WeWork, AirBnB, Uber, Coursera? Все они нашли точки роста и смогли экспоненциально вырасти за очень короткий срок. Экспоненциально быстрый рост компаний — эффект не случайный, а следствие того, как технологии позволили производить бесплатную или почти бесплатную копию продукта, а далее тиражировать продукт до полного насыщения рынка. Сначала с помощью транзисторов и персональных компьютеров, а позже ПО и современных мобильных устройств. В это же время появился и венчурный капитал, который пришел на помощь компаниям, способным стать «всем из ничего» за считанные годы.

Цифровая экономика разрушает текущие и создает новые бизнес-модели. И это то, что кардинально отличает компании цифровой экономики друг от друга. Если приглядеться, вы не найдете на одном цифровом рынке и двух компаний, которые бы жили по одинаковым бизнес-моделям. Да и компаний, чья бизнес-модель была бы универсальна на всех рынках, также не существует.

Бизнес-модель компании IBM, которая из продуктовой в сервисную преобразил великий Лу Гершнер или бизнес-модель GE, изменив которую Джек Велш, трансформировал единую компанию в множество достаточно автономных бизнесов. Но все эти преобразования были сделаны тогда, когда компании-гиганты находились на краю гибели и были готовы к самым драматичным изменениям.

Стоит только посмотреть на пять крупнейших компаний США. Все они находятся на западном побережье Америки и, видимо, есть в этом какая-то закономерность. Прежде всего — это влияние духа креативного предпринимательства эры золотоискателей, всегда отличавшего западное побережье США от восточного. Ведь именно за этим духом приехал в Долину и Марк Цукерберг.

О компаниях по существу

Компания Apple вплотную подобралась к капитализации в $900 млрд, после того как вышел в свет iPhone X. Еще один рывок, и компания станет первой в мире, достигшей триллионной капитализации. При этом ее бизнес-модель не поменялась с того момента, как Стив Джобс превратил Apple в маркетплейс приложений, музыки и фильмов. Ведь iPhone в наших руках — это всего лишь удобный магазин для потребления контента. Но когда не эволюционирует бизнес-модель, начинается деградация продукта и сервисов. Как следствие, деградирует и пользовательский опыт. Люди готовы терпеть плохое качество только тогда, когда их потребности удовлетворяют каким-то новым, более удобным и неизвестным ранее способом.

Последние поколения iPhone, которые по сути не отличаются между собой, и проблемы с качеством «сборки» и Windows-подобным поведением операционной системы и приложений тому явное свидетельство. На сегодня бизнес-модель Apple можно назвать изжившей себя, потому что пользователь больше не реагирует на бесчисленное количество новых приложений, он пресыщен тем, что имеет. Конкуренция на этом рынке достигла своего предела, и ничего великого здесь уже не появится. Так, понемногу, изживает себя великая компания. И пока не видно даже попыток изменения этой бизнес-модели — Apple застряла в середине прошлого десятилетия, а их бизнес превратился в commodity. В этой связи я бы не купил акции Apple.

Google — вечный конкурент и последователь Apple. Однако компания не перестает непрерывно искать: автономный транспорт, e-commerce, многое другое. Правда, пока безуспешно: 90% их выручки корпорации все же имеют рекламную природу. Все потому, что поменять бизнес-модель гораздо тяжелее, чем найти и развить новую технологию. Google скорее можно назвать крупнейшим в мире маркетинговым и рекламным агентством, впрочем, каким оно и было создано почти 17 лет назад. Спасает корпорацию наше природное любопытство, приводящее нас раз за разом в Google search, где «агентство» зарабатывает баснословные прибыли.

Следом за ним — молодой и динамично развивающийся бизнес Facebook, который борется за бюджеты все тех же рекламодателей, что и Google. Правда, у соцсети есть свое преимущество — постоянный тесный контакт с этим ресурсом. Кроме того, Facebook обладает наиболее полноценными знаниями о пользователе, а значит и товар значительно более ценный. Хотя формула стоимости товара для FB и Google одинаковая. Google, переименованный в Alphabet, старается изо всех сил. Само название, как мне кажется, отражает стремление компании стать платформой для всего. Но как же сложно поменять свою бизнес-модель — отказаться от той священной, что кормила и кормит компанию до сих пор.

Цукерберг поступил мудро, купив WhatsApp, так как предвидел рост популярности мессенджеров. Их совокупное количество пользователей сегодня больше, чем совокупное количество пользователей всех социальных сетей. А еще он не дал купить WhatsApp Google и поэтому поступил мудро вдвойне. И теперь мы используем мессенджеры чаще, чем соцсети, в особенности с появлением каналов вещания и чат-ботов. И не даром FB рекомендует нам друзей из тех, с кем мы начали переписку в WhatsApp.

У FB сегодня гораздо больше возможностей для роста вовлеченности клиентов, то есть монетизации своего товара, чем у Alphabet. Но и его ожидает сложнейшая борьба с собственной устоявшейся бизнес-моделью, в основном построенной на рекламных бюджетах крупных компаний. И Google, и Facebook играют на одной полянке сверхкрупных рекламных бюджетов мировых брендов, и правило Парето (20% их клиентов приносят им 80% прибыли), пока для них является нормой повседневной жизни.

Еще недавно компанию Microsoft считали жертвой очередной революции бизнес-моделей. Жертва же смогла, как и в случае с IBM, поменяться под угрозой краха своего основного бизнеса. Сегодня понятно — Microsoft справилась и справилась блестяще. Облачные сервисы Azur, прыжок в мобильные платформы, использование искусственного интеллекта и неплохой микс программно-аппаратных платформ показывает возможности корпорации выводить на рынок новые бизнес-модели, пусть даже они появляются и с задержкой. Ни в одной из областей, кроме традиционных операционных систем для персональных компьютеров, Microsoft не является игроком номер №1.

Почему компании, не владеющие активами, остаются на вершине?

Чтобы бурно расти бизнесу, нужно обладать только одним совершенно замечательным свойством. Каждая следующая единица товара, услуга или каждый следующий приобретенный клиент должны добавлять компании и всему сервису больше ценности, чем предыдущий приобретенный клиент, проданный продукт или сервис, а стоимость приобретения и удержания такого клиента и дополнительной продажи ему сервисов или продуктов компании должны стоить меньше денег, чем стоимость привлечения и удержания предыдущего клиента. И пока это правило соблюдается, компаниям обеспечен бурный рост. Чем быстрее и дольше разбегаются эти кривые, тем больше возможностей роста обеспечивает такая модель и тем выше стоимость будет у такой компании. Именно такая модель лучше всего тиражируется, и именно она сейчас и в будущем будет пополнять ряды «единорогов», и затем ряды крупнейших публичных компаний мира. Обеспечить же столь бурный рост крайне тяжело. И именно это объясняет эру платформенного бизнеса, о котором так много говорят в последнее время.

Этот феномен объясняется тем, что когда компания смогла «завоевать» своего клиента, завоевать его внимание, научилась обрабатывать и использовать знания и эффективно менять и дополнять собственную бизнес-модель, такая компания автоматически превращается в платформу. И я думаю, что не все компании, находящиеся сегодня на вершине капитализации, будут способны материализовать свои нынешние преимущества.

США > Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 15 декабря 2017 > № 2424747 Виктор Орловский


Казахстан > Образование, наука > kursiv.kz, 14 декабря 2017 > № 2424938 Умирзак Шукеев

Умирзак Шукеев: «Самрук-Казына» будет инвестировать в акции технологически развитых компаний

В ходе расширенного заседания на тему «Культурный код Самрук-Казына. Reinvention» руководство Фонда рассказало о роли корпоративных ценностей в трансформации.

Открывая встречу, председатель правления пояснил, что эффективность трансформации зависит от трех составляющих.

«Вы знаете, что трансформация идет по трем направлениям. Цель этой трансформации заключается в повышении эффективности качества трех компонентов: это персонала, так называемое направление «люди», в том числе менеджеров, от которых зависит состояние компании. Второе - это бизнес процессы, которые у нас зафиксированы во всевозможных нормативных документах, а также технологии,» - отметил Шукеев.

По его словам, в результате трансформации Фонд уже не будет работать по-прежнему.

«Мы перешли на новую операционную модель стратегического холдинга, активного инвестора и перестали быть административной надстройкой к деятельности портфельных компаний. Мы больше не являемся неповоротливым конгломератом. Между Фондом и компаниями четко распределены зоны ответственности и вся наша деятельность сфокусирована на коммерческом результате. Фонд - это мобильный управляющий холдинг, который выполняет задачи по долгосрочному приросту стоимости для будущих поколений. Мы устанавливаем четкие КПД для компаний, которые отвечают за их исполнение через успешную операционную деятельность, инициативы по трансформации, успешный выход на IPO», - подчеркнул он.

По словам депутата сената парламента Дархана Калетаева сейчас важны те люди, которые пришли в Фонд уже в период трансформации.

«С позиции стороннего наблюдателя, на мой взгляд, Фонд идет в правильном направлении. Но в процессе, который произошел в фонде, есть один минус, он не касается самого Фонда, не касается людей, которые работают в Фонде. Но процесс, который произошел в Фонде, он не в графике, который происходит в стране. Фонд являлся неким стартапом модернизации страны. И сейчас страна медленно, но верно идет к процессу модернизации,» - сказал депутат сената парламента Дархан Калетаев.

Независимый директор АО «Самрук-Казына» сэр Ричард Эванс вспомнил, как проходило начало процесса и отметил, что Фонд идет в правильном направлении.

«Мы должны сравнивать: кто лучше в области железных дорог, в почте. Мы должны сравнивать себя с такими же и стремиться быть такими же. Я думаю, наступает очень важный этап – третий этап всей программы. Это программа IPO,» - отметил независимый директор.

Как отметил управляющий директор по персоналу АО «Казахтелеком» Берик Битабаров, компания использует меритократию как инструмент изменения от иерархической к рыночной модели корпоративной культуры.

«На данный момент «Казахтелеком» меняет организационную структуру. Мы объединяем филиалы, переходим на дивизиональную структуру, создаем макрорегионы, и в этот момент создаются новые позиции. Мы даем равные возможности внутри организации, мы привлекаем людей с рынка. И как результат - 70 процентов привлекаемых кандидатов пришли с рынка, 30 процентов внутри компании на руководящие позиции. У нас произошло обновление на 50 процентов,» -сказал управляющий директор по персоналу АО «Казахтелеком» Берик Битабаров

Также на встрече было рассмотрено сотрудничество Фонда с благотворительными организациями.

«В 2013 году я даже поверить не могла, что такое возможно - сотрудничество с фондом национального благосостояния, и это будет такой проект, который изменит жизнь сотен детей. На сегодняшний день за все время нашей совместной работы оказана помощь 1 568 детям только в проекте «Подари детям жизнь». На самом деле оплачено более 2 500 операций», - рассказала директор благотворительного фонда «ДОМ».

По словам Умирзака Шукеева, перспективы развития на ближайшие 5 лет четко описаны в Стратегии развития Фонда до 2022 года.

«Мы сфокусируемся на завершении трансформации в портфельных компаниях, внедрении лучших практик корпоративного управления и выходе на IPO. Фонд должен работать на будущие поколения страны. Сократив свою долю в национальных компаниях, он превратится в глобального игрока, такого как сингапурскиий фонд Temasek и будет инвестировать в акции технологически развитых компаний», - подчеркнул Умирзак Шукеев.

По мнению топ-менеджмента, именно корпоративная культура является тем «локомотивом», который позволяет суверенным фондам достичь статуса эффективной управляющей организации.

Казахстан > Образование, наука > kursiv.kz, 14 декабря 2017 > № 2424938 Умирзак Шукеев


Россия > Экология. Образование, наука > ecolife.ru, 13 декабря 2017 > № 2445469 Валентина Матвиенко

Матвиенко: экологическое просвещение должно продолжаться и после завершения Года экологии

Работа по экологическому просвещению не должна завершиться с уходящим Годом экологии, подчеркнула во вторник спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко на встрече с активистами экологического просвещения в российских регионах. Она рассказала, что в Совет Федерации из регионов поступило много предложений по проведению мероприятий, призванных привить молодым людям любовь к природе, и работа в этом направлении будет продолжена.

2017 год в России стал Годом экологии в соответствии с указом президента Владимира Путина.

«Год экологии завершается, но мероприятия, призванные научить молодое поколение любви к природе, должны быть продолжены. Залог этому — те новые идеи по перспективным направлениям развития экологического образования и просвещения, которые поступили к нам в Совет Федерации из регионов. Их очень много», — сказала Матвиенко.

Среди таких предложений она выделила инициативу о создании сборника методических рекомендаций и единого информационного портала о деятельности по развитию экологического образования, а также идею активизировать взаимодействие с национальными парками и заповедниками, которые могут быть не только местами отдыха, но и центрами экологического просвещения.

Спикер Совфеда подчеркнула, что прошедший год способствовал запуску масштабного экологического движения во всех регионах, активной популяризации деятельности по сохранению природного наследия России. По ее мнению, итогом Года экологии стало не только большое количество проведенных мероприятий, но и то, что удалось заставить каждого гражданина задуматься, в каком состоянии останется планета будущим поколениям, как важно образовывать детей.

«Я уверена, что это только старт. Это та тема, которая годом не завершается и десятилетием не завершается. Эта тема должна быть постоянно в поле нашего зрения, в поле нашего внимания», — сказала Матвиенко.

Конкурс детского рисунка

Перед началом мероприятия в Совете Федерации прошла церемония награждения победителей конкурса детского рисунка «Природа родного края» и фотовыставки «Экологические места России». Как отметила спикер Совфеда, на выставке представлены «поразительные работы», наполненные теплотой и любовью к природе.

«Особенно мне понравилась картина Лизы Супоневой, которая зонтиком накрыла свой дом, чтобы вредные выбросы не могли попасть на еду. Эту картину можно как плакат использовать. Хорошо бы всю нашу планету накрыть зонтиком, чтобы была чистая экология, чистый воздух», — сказала Матвиенко.

Она отметила, что на конкурс было представлено 22 тыс. работ и что победили «лучшие из лучших».

Россия > Экология. Образование, наука > ecolife.ru, 13 декабря 2017 > № 2445469 Валентина Матвиенко


США. Россия. Весь мир > Образование, наука > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423295 Евгений Кузнецов

Технологические тренды 2018 года: жить долго и не болеть

Евгений Кузнецов

Singularity University Ambassador

В 2018 году тотальное наступление на «природу человека» станет необратимым и глобальным

В 2017 году биохакинг как модный тренд вышел за рамки тусовок студентов-биологов и попал в лексикон образованных девушек всех столиц. Биохакерство стало модным: те, кто им еще не занимается, обсуждают его.

Фитнес-браслеты уже не являются чем-то необычным, многие их если не носят, то по крайней мере попробовали. Однако с 2018 года, похоже, их ношение становится массовой модой. Тому есть несколько причин.

Во-первых, появляются первые устройства, которые выходят за рамки «гаджетов для фитнеса» и информируют нас о жизненно важных вещах: здоровье сердца, уровне сахара, кислорода в крови и многом другом. И главное — эти данные уже имеют медицинский уровень качества, в частности, первое приложение для Apple Watch было зарегистрировано FDA, ключевым регулятором глобального медицинского рынка.

Окончательную революцию в этой сфере совершат носимые неинвазивные глюкометры, которые жизненно важны для диабетиков, и крайне полезны всем остальным, их появление сделает носимый health браслет обязательным практически для всего населения планеты. Скорее всего, это и произойдет в 2018 году (и кстати, это лишь увеличит количество big data, которая будет собираться и анализироваться в масштабах всего человечества).

Массовое применение браслетов станет решающим фактором для смены глобальной модели медицины. Сейчас средний российский пациент идет к врачу только в случае острой болезни. Даже в развитых странах, где лучше поставлена профилактика, обращаться к врачу в здоровом состоянии не всегда принято. Однако то, что мы сейчас считаем «здоровьем», пересматривается. Многие деструктивные изменения задолго предшествуют развитию болезни, и тем, кто обращает на это внимание, достается приз в виде лучшего здоровья. Выяснилось, что ипохондрики живут дольше тех, кто полагается на свое «железное здоровье».

Кроме «раннего обнаружения болезней» в следующем году ожидается взлет самой ожидаемой медицинской технологии столетия — редактирования генома. В 2017 году был совершен качественный прорыв: во-первых, ряд методов позволил почти полностью устранить ошибки при редактировании генов, а во-вторых, проведены эксперименты по коррекции генома взрослого человека. Первая генная терапия лечения острого лимфобластного лейкоза на основе генной коррекции одобрена в 2017 году. Со следующего года начнут постепенно выводиться на рынок методы лечения генной терапией значительно более распространенных «массовых» болезней, распространенных видов рака, диабет и ряд других. У миллионов людей в мире появится надежда не просто на поддержку приемлемого состояния при болезни, а на излечение.

Но генная коррекция — это не только лечение, но и, в более широком смысле, – улучшение человека. Во-первых, многие «опасные» гены, связанные с рисками заболевания, можно корректировать на эмбриональном уровне. Такие эксперименты стали довольно массовыми, причем не только в США и Европе, но и Китае. И весьма вероятно, что в следующем году эта технология начнет выходить из исследовательских лабораторий в медицинскую практику. Для начала — в случае родителей с сильными генетическими рисками. А затем — и для всех тех, кто захочет сделать детей умнее, сильнее и здоровее. Медицинские технологии в этом сильно опережают нашу готовность к миру «дизайнерских детей», но вероятнее всего, в 2018 году дискуссии на эту тему станут весьма активными.

В этом году впервые была представлена, пожалуй, наиболее близкая технология «улучшения» («аугментации») человека бионическими устройствами. Искусственный хрусталик, сделанный шведскими учеными, не только полностью устраняет все признаки близорукости и дальнозоркости, лечит катаракту, но и дает человеку возможности зума — то есть зрение становится значительно мощнее. Весьма вероятно, что технология станет доступна в продаже уже в следующем году, а похожие разработки есть и у других компаний.

И наконец, даже если правительства, корпорации и ученые будут стараться «жать на тормоза» в стремительно набирающем движении «трансформации человека», то, как и в цифровом мире, хакеры (биохакеры) предлагают альтернативу. Впервые в 2017 году биохакер Джошуа Зайнер экспериментально «пропатчил» собственный геном, что, оказывается, является «серой зоной» законодательства США. Более того, он и ряд его коллег выпустили на рынок «домашние лаборатории» для редактирования геномов. Что случится раньше — полный запрет на такого рода исследования или резкое их удешевление и распространение? Как в случае с компьютерными хакерами, правительства не смогли заполучить монополию на эту деятельность (хотя и стали авторами самых крупных «взломов» в истории).

В 2018 году тотальное наступление на «природу человека» станет необратимым и глобальным. Острейшая конкуренция Китая и США за право стать первой технологической державой новой технологической революции не позволит сдерживать технологии коррекции человека, несмотря на всю их ужасающую мощь. Впрочем, это чревато и вспышками эпидемий техногенной природы, и если в случае с лихорадкой Зико это осталось конспирологической версией, то с каждым годом риски таких ситуаций возрастают.

США. Россия. Весь мир > Образование, наука > forbes.ru, 13 декабря 2017 > № 2423295 Евгений Кузнецов


Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 13 декабря 2017 > № 2422659 Ольга Васильева

Брифинг Ольги Васильевой по завершении заседания.

Из стенограммы:

О.Васильева: Сегодня очень радостное событие: мы говорим о новом приоритетном проекте «Цифровая школа». Он будет в рамках большого проекта «Современная цифровая образовательная среда». Перед нами стоят очень большие задачи.

Прежде всего есть хороший пример. Я много раз говорила о Московской электронной школе, о том, что Сергей Семёнович Собянин, Правительство Москвы передало инструментарий МЭШ, и на базе МЭШ мы разрабатывали Российскую электронную школу по поручению Президента, которая будет использована нами как очень большой контентный ресурс в «Цифровой школе».

«Цифровая школа» потребует прежде всего содержательных изменений. Если мы говорим о цифровом образовании, то, конечно, мы должны чётко осознавать, что оно войдёт во все предметные сферы. Это те самые стандарты, о которых мы столько говорим. То есть как инструментарий цифровая среда должна присутствовать везде.

Второй очень важный момент – это материально-техническое оснащение школ (то, что называется «железо»), которое потребует больших затрат, потому что у нас 42 тыс. школ. Безусловно, всё это будем делать вместе с регионами.

И третий очень важный момент, о котором тоже сегодня говорилось, – это подготовка и переподготовка наших педагогов, потому что сегодня только процентов 30–40 педагогов могут, так сказать, легко общаться с тем инструментарием, который на сегодняшний день существует в школе. Наверное, ближайшая перспектива: мы сейчас соберём всё, что есть, потому что – и я хочу высказать большую благодарность регионам – вольно или невольно каждый регион наработал очень большую практику. У нас такая работа в министерстве ведётся, мы просто соберём сейчас всё лучшее, что есть. Я абсолютно солидарна со словами, которые прозвучали сегодня – из уст, в частности, Сергея Семёновича (С.Собянина) – о том, что, наверное, это один из самых масштабных проектов в нашей образовательной сфере за последние годы. Чтобы меня хорошо поняли – не идёт разговор о замене на цифровое образование целиком и полностью того традиционного, к которому мы привыкли. То есть это сочетание, бесспорно. И есть такой термин, он встречается иногда в образовании, «классические стены». Так вот, классические стены, конечно, у нас будут всегда, а цифровая школа – это как контент, новое содержание.

Вопрос: Вы сказали, что большие затраты предстоят с регионами. Какие затраты и какой хотя бы порядок цифр? Они какие-то новые?

О.Васильева: Я думаю, конечно, будут и новые в том числе, потому что вы же можете себе представить, сколько стоит оборудование. На сегодняшний день у нас, конечно, школы оборудованы, но мы будем потихонечку продвигаться вперёд. Я не говорю о том, что мы предполагаем большими затратами обрушать что-то или что-то перекраивать, нет, мы будем планировать. Допустим, мои коллеги из Москвы меня уверяли, и я с ними абсолютно солидарна, что даже при том инструментарии, который есть, мы можем начать уже работать.

Вопрос: То есть перераспределение внутри уже имеющихся бюджетных ассигнований?

О.Васильева: Я не случайно сказала, что нужно посмотреть, что у нас есть. Это очень важно. Посчитать, на чём мы уже работаем, посмотреть, что у нас есть. Ведь у нас много оснащённых школ, и хорошо оснащённых. Но вопрос ещё самый важный – это контент, содержание, то есть не только материальную базу смотрим – она есть, она реально есть, и вы, бывая в регионах, это можете подтвердить. Но самое важное, что же люди предлагают. Потому что я много раз говорила, что, допустим, в той же Пермской области есть потрясающий контент – действительно потрясающий, это правда, не преувеличение, – по физике. Его можно использовать в цифровом образовании всей страны.

Вопрос: А когда планируется утвердить проект?

О.Васильева: Я надеюсь, что в первые месяцы 2018 года.

Россия > Образование, наука. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 13 декабря 2017 > № 2422659 Ольга Васильева


Украина. Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421556 Олег Пономарев

Венецианская комиссия признала дискриминацию русского языка на Украине

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — 10 декабря Венецианская комиссии опубликовала отчет о фактах грубой дискриминации русского языка и языков национальных меньшинств, зафиксированных в т. н. «Законе об образовании». Наибольший градус возмущения вызывала 7-я статья данного закона, утверждающая, что перевод школ нацменьшинств на украинский язык обучения, правомерно защищает украинский язык и позволяет иноязычным детям быстрее вливаться в общество. Более того, украинский МИД и Министерство образование в своих пресс-релизах солгали, что Европа безоговорочно поддержала Украину в данной законодательной инициативе. Текст решения Венецианской комиссии прямо противоречит словам украинской власти и в очередной раз доказывает ее ложь и двойственность стандартов.

Благими намерениями выстелена дорога только в ад

И так, вернемся немного в историю. 5 сентября 2017 г. Верховная рада Украины приняла Закон «Об образовании», согласно которому на Украине будет создана система образования «нового поколения, которая обеспечит условия для получения образования всеми категориями населения Украины, эффективной системы обеспечения всестороннего развития человека и способствованию существенному росту интеллектуального, культурного, духовно-нравственного потенциала общества и личности». Об этом говорится в пояснительной записке к закону.

По задумке авторов Закона, украинская школа станет трехуровневой: начальная — 4 года, вводится с 2018 г., базовое среднее образование — 5 лет (гимназии), вводится с 2022 г., профильное среднее образование — 3 года (лицеи и учреждения профессионального среднего образования), вводится с 2027 г. Поэтому и школа станет профильной, ученик сможет выбирать: учиться в академическом лицее или профессиональном колледже. И исчезнет необходимость «зубрить» предметы, которые в профессиональной деятельности человеку не понадобятся.

Но за ворохом новшеств и явно позитивных моментов скрылась скандальная ст. 7, согласно которой, единственным языком преподавания на Украине может быть только украинский язык. Первым на этот закон отреагировали в Румынии и Венгрии: на Украине проживает сотни тысяч этнических венгров и румын. Более того, как заявили в Будапеште, Украина ударила Венгрию в спину, внеся поправки в закон об образовании, который сильно нарушает права венгерского меньшинства.

Об этом заявил министр иностранных дел и торговли Венгрии Петер Сиджарто. «Мы считаем позорным, что изменения (в закон) сильно нарушают права венгерского меньшинства, и позорно, что страна, которая стремится развивать все более тесные отношения с Европейским Союзом, приняла решение, которое полностью противоречит европейским ценностям. Недопустимо, что Украина лишила венгров права получать образование на родном языке в школах и университетах, и оставила им возможность сделать это в детских садах и начальных классах», — отметил он.

В МИД Румынии также напомнили, что в соответствии с Конвенцией о защите нацменьшинств, государство должно признавать право представителя нацменьшинств на обучение на родном языке. «Министерство иностранных дел Румынии обеспокоено принятым 5 сентября Верховной Радой законом об образовании, в частности, статьей 7, которая касается обучения на языках национальных меньшинств», — говорится в заявлении МИД Румынии.

С резкой критикой Закона выступили и в Российской Федерации. Родным языком на Украине считаю большинство граждан страны, а до 80% населения свободно общается, как на украинском, так и на русском языке.

В результате, Украина дала «заднюю» и направила данный закон на анализ в Венецианскую комиссию, результаты которой резко отличаются от заявлений официального Киева. Иными словами, Украина вновь солгала.

Закон об образовании — это прямая дискриминация русского языка

Напомним, что Венецианская комиссия — это официальная Европейская комиссия за демократию через право. Является консультативным органом по конституционному праву, созданном при Совете Европы в 1990 г. Как и ожидалось, особое внимание Венецианская комиссия уделила вопросу явной дискриминации русского языка на Украине.

В ВК заявили, что, если для изучения официальных языков Европейского Союза в скандальной 7-й статье еще есть лазейки (параграф №4, который позволяет изучать на них несколько предметов), то для русского языка, на котором говорят миллионы украинцев, не предусмотрено даже этого. Поэтому, в Венецианской комиссии украинский закон прямо называют дискриминацией.

«Параграф 4 статьи 7 предусматривает правовую основу для преподавания других предметов на официальных языках ЕС. Однако этот пункт не предусматривает решения для языков, не являющихся официальными языками ЕС, в частности для русского, как наиболее широко используемого на Украине языка после государственного», — говорится в выводах Комиссии.

«Менее благоприятное отношение к этим языкам сложно оправдать, и поэтому оно поднимает вопрос о дискриминационности нормы», — говорится в документе.

При этом в комиссии далеки от того, чтобы приветствовать простую замену языков нацменьшинств на государственный язык. «Статья 7 нового закона, уменьшив объемы образования на языках меньшинств, особенно после завершения начальной школы, вызвала сильную критику… Эта критика в значительной степени оправданна», — говорится в заявлении. По мнению Европы, данный закон приведет к серьезному уменьшению возможностей, предоставляемых лицам, относящимся к национальным меньшинствам, для обучения на их языках, что представляет собой непропорциональное вмешательство в существующие права. Кроме того, комиссию не устраивает слишком короткий срок на внедрение новых языковых правил.

Одно из основных замечаний к языковой статье закона — это ее вольное толкование. По сути, украинская власть, если захочет, может повернуть процесс в любом выгодном для себя направлении. «Статья 7 содержит важные двусмысленности и, как представляется, не обеспечивает соблюдение ключевых принципов, необходимых для выполнения рамочного закона в контексте международных и конституционных обязательств страны», — говорится в выводах комиссии.

И, хотя статья и содержит определенный набор гарантий (например, официальным языкам ЕС, о чем говорилось выше), точный объем таких гарантий не настолько предельно ясен, как это должно быть в законе.

Европа против. Украина — «за». Кто врет?

Предложения Венецианской комиссии только в одном позитивны для Министерства образования Украины — в ЕС не требуют отмены скандальной статьи. Но требуют дополнить ее такими подзаконными нормами, которые на деле реализуют едва ли не больше языковой свободы, чем есть сейчас:

— В частности, ЕС требует обеспечить в полной мере возможность преподавания на языках ЕС, которая уже заложена в закон (пункт 4 седьмой статьи). Здесь Венецианская комиссия идет навстречу Венгрии.

— Обеспечивать достаточную долю образования на языках меньшинств в средней школе, в дополнение к изучению государственного языка.

— Улучшить качество преподавания государственного языка (для представителей меньшинств).

— Растянуть период адаптации.

— Внести изменения в переходные положения закона «Об образовании», обеспечив более долгий переходный период для постепенной реализации реформы.

— Освободить частные школы от новых языковых требований. То есть позволить частным школам вести обучения на любом языке, на котором они пожелают.

— Начать новый диалог с представителями нацменьшинств и всех заинтересованных сторон по языковому вопросу в образовании.

— Обеспечить, чтобы выполнение закона об образовании не угрожало сохранению культурного наследия меньшинств и непрерывности изучения языков меньшинств в школах.

Именно отсутствие требования отменить скандальный закон Украина и преподносит как наибольшее свое достижения, но при этом лжет о требуемых изменениях. «Венецианская комиссия на стороне справедливости, и называется это «демократия через право». Поэтому мы обратились и получили результат. Над его реализацией и будем работать с общинами. Точка», — написал в своем Twitter министр иностранных дел Украины Павел Климкин.

При этом, слова Климкина расходятся с заявлением, которое сделал чуть ранее спикер Верховной рады Андрей Парубий.

Согласно сообщению аппарата ВР Украины у А. Парубия состоялся разговор с представителями Венецианской комиссии, в ходе которого «было согласовано, что седьмая статья закона «Об образовании» меняться не будет». Мол, она останется в принятой редакции.

Венецианская комиссия в своем заключении, в частности, посчитала, что закон в своем итоговом варианте «сильно отличается от проекта, по которому проводились консультации с нацменьшинствами». Для языков, которые не являются официальными языками ЕС, в законе нет никаких решений, отмечается в выводах.

«Новый закон не дает решений для языков, которые не являются официальными языками ЕС, в частности для русского языка как наиболее широко используемого негосударственного языка. Менее благоприятное отношение к таким языкам трудно оправдать, и, следовательно, это порождает проблемы дискриминации», — отмечает Венецианская комиссия.

В итоге комиссия порекомендовала Киеву продолжить консультации с национальными меньшинствами и внести в закон поправки, чтобы сделать его более сбалансированным.

Закон об образовании, который исключает возможность обучения на языке национальных меньшинств начиная с пятого класса, президент Украины Петр Порошенко подписал 25 сентября 2017 г. С критикой этого закона ранее выступили, в частности, Венгрия, Румыния, Греция, Болгария, а также Россия.

Украина. Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 декабря 2017 > № 2421556 Олег Пономарев


Россия > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 11 декабря 2017 > № 2422298 Александр Коновалов

Академик Александр Коновалов: «Разработки российских ученых способны совершить переворот в медицине»

Новое открытие в области «сверхвысоких разведений» обещает серьезные перемены в фармацевтике и смежных областях.

Выделенные в ходе исследований российскими учеными молекулярные ансамбли, названные ими «наноассоциатами», в корне меняют представление о поведении высокоразбавленных растворов, применяемых, в частности, при производстве лекарств.

О неожиданных свойствах таких растворов и практическом применении открытия в интервью «Росбалту» рассказал известный химик, академик РАН Александр Коновалов.

— Александр Иванович, вы работаете и живете в Казани, с чем связан ваш нынешний визит в Москву?

— 7 декабря в Москве состоялась конференция «Перспективы применения релиз-активных препаратов в современной медицинской практике», организованная Российской академией наук. На данной конференции я представил результаты своей многолетней научной работы, которая посвящена исследованию наноассоциатов в высокоразбавленных растворах.

— Вы — известный отечественный химик, академик РАН. Почему вас заинтересовала практическая медицинская конференция?

— Тематика моих исследований связана с главной темой конференции. Строго говоря, медицина вбирает в себя все текущие фундаментальные достижения из других наук и одной из первых может применить их на практике. Есть множество примеров, когда достижения в области химии активно используются в медицине и окружающей нас жизни, и это не только вопросы фармакологии или лабораторной диагностики. Поэтому активное взаимодействие естественных наук и науки медицинской является исторической закономерностью.

Моя работа посвящена сверхвысоким разведениям различных соединений, в которых были найдены поразительные эффекты. Казалось бы, и это соответствует классическому воззрению, что вместе с уменьшением концентрации должны изменяться и физико-химические свойства таких образцов, вплоть до полного своего исчезновения. Но это в теории. А в наших исследованиях мы неоднократно показали, что на протяжении данного пути уменьшения концентраций можно наблюдать выраженные скачки физико-химических параметров растворов, которые позволили сделать вывод о формировании разноразмерных наноассоциатов в таких высокоразбавленных растворах.

Данные результаты ранее, в 2012 году, представлены мной на заседании Президиума РАН, где они активно обсуждались и были положительно отмечены коллегами.

— А как связано это явление с медициной?

— Если говорить о медицине, то уже более 20 лет в этом направлении работает профессор Эпштейн. Он открыл, что сверхвысокие разведения приобретают новые позитивные модифицирующие свойства, назвав этот феномен релиз-активность. Он доказал эффективность препаратов, производимых по этой технологии, тем самым открыв возможности для лечения широкого спектра заболеваний.

По сути, мы с ним в разных терминах описываем одну и ту же проблему. Я использую классическое понятие супрамолекулярная химия, подтверждая своими работами, что сверхвысокие разведения это не «пустота», а вполне материальный объект. Эпштейн же с использованием биологических моделей открыл новое техногенное свойство сверхвысоких разведений и разработал на его основе инновационные лекарственные препараты.

Собственно, говоря простым языком, российские ученые пришли к тому, что при многократном разведении исходного вещества, при уменьшении его концентрации, оно не исчезает, а переходит в другую форму. Более того, у вещества появляются новые качества и новые свойства — это настоящее открытие, которое не было предсказано даже теоретически.

— Это очень интересно. Но какая может быть практическая польза от данной разработки?

— Как я уже сказал ранее, в данном случае фундаментальная наука приблизилась к описанию и детализации физико-химических свойств, лежащих в основе биологической активности сверхвысоких разведений или релиз-активных продуктов, успешно внедренных в медицинскую практику. Конечно, данная тема, как и любая другая, требует очень большого научного внимания и изучения, что и происходит сегодня.

Новое российское открытие обещает серьезные перемены, даже переворот в медицине и фармацевтике: ведь при освоении соответствующих технологий можно будет получать необходимые эффекты от действия релиз-активных лекарственных препаратов. Это происходит в силу того, что в таких растворах образуются наноразмерные молекулярные ансамбли, названные нами «наноассоциатами». Размер наноассоциатов варьируется в зависимости от степени разбавления растворов не линейно и не монотонно: от нескольких десятков до нескольких сотен нанометров. Именно образование наноассоциатов является фактором неклассического поведения растворов.

А вот что является причиной — мы пока не знаем. Это вызов физикам, биологам, биохимикам. А о клиническом применении, конечно, лучше расскажут ведущие специалисты в своих областях, которые выступали на конференции.

***

Коновалов Александр Иванович — советский и российский химик-органик, доктор химических наук, профессор, академик Российской академии наук (РАН), председатель научного Совета РАН по органической и элементоорганической химии. С 1979 по 1990 год — ректор Казанского государственного университета. В настоящее время работает в институте органической и физической химии им. А.Е. Арбузова (Казань). Разработал различные аспекты химии веществ, способных к супрамолекулярным взаимодействиям. Опубликовал более 1000 статей в ведущих отечественных и международных журналах, имеет свыше 40 авторских свидетельств СССР и патентов РФ, Индекс Хирша в РИНЦ — 33. Член редколлегий научных журналов «Успехи химии», «Журнал общей химии», «Журнал органической химии»; член международного Совета по гетероатомной химии. Награжден Орденами «За заслуги перед Отечеством» IV и III степени, Орденом Трудового Красного Знамени, Орденом Дружбы народов, Орденом Почета (Россия).

Беседовала Дарья Истомина, Росбалт

Россия > Образование, наука. Медицина > ras.ru, 11 декабря 2017 > № 2422298 Александр Коновалов


Россия > Образование, наука > ras.ru, 7 декабря 2017 > № 2422291

Академик Валерий Тишков — о проблемах многоязычных сообществ

Академик Тишков: Язык до конфликта не доведет?

В предыдущей колонке я назвал несколько желательных вариантов языковой политики и жизненных стратегий людей, проживающих в многоязычных сообществах, но не назвал тот самый вариант, вокруг которого кипят нынешние споры и вырабатываются государственные решения.

Это когда большинство населения сохраняет высокий уровень знания и использования как государственного русского, так и государственных республиканских языков. Когда фактически, а не только на бумаге, существовало обязательное для всех изучение республиканского языка.

До июльского высказывания Владимира Путина в Йошкар-Оле и его поручения Минобрнауки и прокуратуре проверить ситуацию с преподаванием языков в восьми республиках (из 22-х), местные государственные языки изучались в школах в обязательном порядке. Это — Татарстан, Якутия, Ингушетия, Калмыкия, Северная Осетия, Марий Эл, Чувашия, Коми. В остальных республиках эти языки изучались добровольно.

Чем были недовольны часть учеников и их родители? Не только тем, что приходилось тратить школьное время на изучение языка, который мог быть довольно труден для освоения и ничего, с точки зрения некоторых родителей, не добавлял для финальной школьной аттестации и для вступительных вузовских экзаменов. Даже освоив республиканский государственный язык и оставшись проживать в регионе, применять его в повседневной жизни особой нужды не было: все вокруг говорят на русском. Это, например, характерно для Северной Осетии и Мордовии, где подавляющее большинство жителей дома и на работе используют русский язык.

Особое недовольство вызывала ситуация у тех, кого можно условно назвать «двойными меньшинствами», то есть у представителей нерусской национальности, проживающих как бы не в «своей» республике. Тогда ученик-ингуш, проживающий в Пригородном регионе Осетии, должен был обязательно изучать в школе осетинский, а не родной ингушский, а чуваш в Татарстане — изучать татарский, а не чувашский, и т.д. От этой части жителей республик и было больше всего жалоб. Но высказывали недовольство самые разные категории, в том числе и татары в Татарстане и башкиры в Башкирии, которые хотели бы иметь больше учебных часов для подготовки к ЕГЭ.

Надо сказать, что в республиках языковая ситуация не столь конфликтная, ибо реальное принуждение к изучению местных языков было далеко не везде. В Чечне русскоязычные учащиеся освобождаются от изучения чеченского языка, в Ингушетии чеченские дети изучают чеченский вместо ингушского, а русские изучают ингушский только в добровольном порядке. В Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии, как и в ряде других республик, обязательное изучение местного государственного (по выбору: в КБР их два, а в КЧР — четыре) только для «носителей языка». «Носитель» — это ученик, у которого хотя бы один из родителей принадлежит к титульной национальности.

Совсем уникальная ситуация в Дагестане, где, кроме русского, еще 13 языков имеют статус государственных, а реально еще столько же языков сохраняются среди малых дагестанских народов. Родные языки наиболее многочисленных народов Дагестана изучаются как обязательный предмет представителями каждой из национальностей. Более того, в начальной школе и само обучение ведется на местных языках (кроме школ Махачкалы, Дербента и Кизляра). В итоге почти все дагестанцы двуязычны или троеязычны, что не мешает, а только помогает им в жизни. В республике сейчас очень мало русского населения, но русский — это главный язык, который знают все и без которого невозможно дагестанское сообщество. Важно также, что нет и второго после русского претендента на статус главного языка.

Местным этнонационалистам зачастую хотелось бы иметь «свой язык»: «коли это наша республика, то наш государственный язык должны изучать все». Вот именно эта претензия, не подкрепленная реальным престижем самого языка и стоящим за ним ресурсами, и есть сердцевина возможного языкового конфликта. Надо быть реалистами: языки должны быть равноправными — так гласит наша Конституция, — но нет и не может быть одинаково используемых языков! На русском языке говорит более 100 млн человек (а знают его все россияне), на татарском — около 5 млн, на чеченском — больше миллиона.

У некоторых из языков влияние добавляется многочисленной диаспорой. А на бурятском говорит менее половины бурят, на калмыцком — менее половины калмыков, на карельском — 40% карел или даже меньше. Для разных языков характерно очень разное распространение. А это значит, что нужно не только сохранять и поддерживать все языки народов России (это гарантировано Конституцией), но и признавать права граждан (родителей и учеников) на языковой выбор, на двуязычие, на смену языка.

Националисты, а также часть языковых романтиков, бузят по поводу вымирания языков и «вымирания этноса», но это не так. Еще в XIX путешественники и даже некоторые ученые предсказывали скорое вымирание языков малочисленных народов Севера, но все они живы, а некоторые (например, ненецкий, эвенкийский, чукотский) даже усиливают свое распространение. Двадцать лет тому назад ЮНЕСКО и некоторые международные защитные организации объявили «под угрозой исчезновения» все языки народов Северного Кавказа и ряд других языков России. Подобные «языковые митинги» используются больше в целях геополитического соперничества и мало что дают для улучшения самой языковой ситуации.

А что можно было бы пожелать в итоге разговора на эту тему?

Желательно поощрять и поддерживать двуязычие и изучение, кроме русского, другого языка народов Российской Федерации среди всего населения республик, включая жителей нетитульной национальности. Но делать это нужно без принудиловки и на основе качественного, заинтересованного обучения и далеко не только в форме классных занятий. А сами языковые классы в русских школах пора разбить на группы не более десяти человек. Тогда найдется нагрузка и для преподавателей национальных языков, которых политиканы пугают массовым увольнением. Итак, кроме высказанного мною ранее вывода о праве не только на сохранение, но и на смену языка, сделаю еще один вывод: языки равноправны, но не одинаково распространены, и это тоже жизненная реальность.

Автор — научный руководитель Института этнологии и антропологии РАН, профессор, академик РАН

Известия, 7.12

Россия > Образование, наука > ras.ru, 7 декабря 2017 > № 2422291


Йемен. Россия > Образование, наука > rosbalt.ru, 6 декабря 2017 > № 2453596 Александр Шумилин

Убийство в Йемене бывшего президента этой страны Али Абдаллы Салеха хуситами (проиранскими шиитскими повстанцами) стало очередным эпизодом глобального противостояния на Ближнем Востоке, каким оно сложилось здесь в последние годы в ходе борьбы с «Исламским государством» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ).

Напомним, что во время сирийской войны на территории Сирии и Ирака по факту сложились две основные коалиции: «малая», в которую вошли Иран, Россия, режим президента Сирии Башара Асада и проиранские шиитские военизированные формирования, финансируемые Тегераном, вроде ливанской «Хезболлы», а также «большая» коалиция в составе почти всех арабских государств, ведомых Саудовской Аравией, за исключением Ирака, Ливана и Катара, а также США и Израиля.

Необходимо отметить, что Салех, ушедший в отставку еще в ноябре 2011 года, и его сторонники из партии «Всеобщий народный конгресс» (ВНК) в гражданской войне в Йемене, в которую вмешалась большая арабская коалиция во главе с Эр-Риядом, изначально были союзниками повстанцев — проиранских хуситов, поднявших мятеж против законного правительства. Однако в начале декабря текущего года ВНК Салеха неожиданно перешел на сторону арабской коалиции.

Убийство Салеха хуситами ставит ряд вопросов, главный из которых состоит в том, какой из сторон в идущей большой войне на Ближнем Востоке сейчас это более выгодно? Обозреватель «Росбалта» попросил прокомментировать сложившуюся политическую ситуацию в Йемене и на Ближнем Востоке директора Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН Александра Шумилина.

— В чьих интересах убийство Салеха, кто от этого выиграл в большей мере — Иран или Саудовская Аравия?

— Я бы не стал так ставить вопрос. Рассудите сами. Во-первых, Йемен — неформальный, но ассоциированный член Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). Вся эта группировка при участии США в ноябре 2011 года на волне «арабской весны» добилась согласия Салеха на отставку. Экс-президент ушел, стал нейтральной фигурой, занимаясь личной жизнью, и вдруг в 2014 году начинается восстание хуситов против официальных властей. Салех присоединяется к повстанцам. Однако последнее время он разошелся с хуситами, за которыми стоит Иран. Экс-президент Йемена заявляет, что хочет присоединиться к международной (просаудовской) коалиции. Разумеется, саудовцам такой раскол в стане их врага был на руку. Но как (политическая) фигура Салех никому особо не был нужен, особенно учитывая его непредсказуемость. В то же время не исключалось, что он вновь будет стремиться к власти. Хуситы убили его как изменника, под предлогом предотвращения переворота в их стане.

— И все-таки, кому на пользу смерть экс-президента Йемена?

— Ясно, что это в интересах Ирана, потому что теперь в иранском стане стало одним заговорщиком меньше. Одновременно, этот стан теперь ослаблен, поскольку Салех хотел вернуть под знамена арабской коалиции все контролируемые им силы.

— Как теперь будут развиваться события в регионе?

— Предполагается нарастание противостояния между сторонниками Салеха и хуситами, до очередной договоренности между ними. В этом смысле заваруха в стане противников Саудовской Аравии на руку уже Эр-Рияду. Однако мы не знаем сейчас, как будут развиваться события дальше. Если сторонники Салеха продолжат курс на возвращение в состав арабской коалиции и всерьез начнут бороться с хуситами, то это будет на пользу саудитам, однако как все сложится пока не известно.

- Насколько серьезные силы стояли за Салехом? СМИ месяц назад уверяли, что они контролируют 75% столицы Йемена — Саны, включая президентский дворец и международный аэропорт.

— Численно эти силы выглядят не очень серьезно. Они не были у истоков восстания хуситов и только позже присоединились к ним.

— А вообще, какова ситуация сейчас в Йемене?

— Против хуситов начинается наземная операция, их выдавливают из столицы. В конечном счете победит арабская коалиция во главе с Саудовской Аравией. Это вопрос времени, средств и пролитой крови.

— Иран допустит победу саудитов в Йемене?

— У Тегерана нет там возможностей противостоять коалиции. Конечно, он будет сопротивляться отработанными в Сирии методами — там будут возникать отряды «Хезболлы» — но количественный перевес не на его стороне. На Иран будет оказываться общее давление разного уровня и с разных сторон. В ближайшей перспективе пока сложно сказать, как все будет, но то, что начался разброд в среде хуситов и сторонников Ирана — это очевидно. Поэтому убийство Салеха точно не навредит саудитам, но и не на благо им, ведь погиб человек, который объявил себя их союзником, а также о готовности к альянсу с ними. Очевидно, что теперь кто-то его сменит. Кто? Увидим.

Беседовал Александр Желенин

Йемен. Россия > Образование, наука > rosbalt.ru, 6 декабря 2017 > № 2453596 Александр Шумилин


США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 6 декабря 2017 > № 2414258 Майкл Милкен

Миллиардер Майкл Милкен рассказал о смысле жизни в эпоху роботов

Майкл Милкен

Финансист и филантроп, известный как «основатель рынка мусорных облигаций»

К 100-летию журнала Forbes финансист Майкл Милкен написал эссе о том, насколько стремительны изменения в бизнесе и технологиях

В середине прошлого столетия я стал взрослым и начал собственный бизнес. Особенно сильное влияние на меня оказали два выпуска Forbes: приуроченный к 50-летию журнала в 1967 году и посвященный 60-летнему юбилею десять лет спустя. Второй из них я много лет носил в чемодане и часто перечитывал.

Оба выпуска заставили меня задуматься над тем, как со временем изменяются финансовые структуры и как сменяются лидеры среди компаний. Я часто говорю о том, как автомобильный рынок изменил мир, хотя в 1917 году, когда большая часть стоимости автомобиля складывалась из сырья, крупнейшей компанией США был производитель стали U.S. Steel. Среди других гигантов были производитель сельскохозяйственной техники International Harvester (сегодня — Navistar International), производитель шин U.S. Rubber, металлодобывающие компании Anaconda Copper и Phelps Dodge — совсем нетрудно догадаться, что все было завязано на природных ресурсах. Сегодня, век спустя они представляют собой всего лишь мизерную часть от стоимости главного товара современности — компьютерного микрочипа, экономическое наполнение которого определяется изобретательностью инженеров.

100 лет назад автомобили начали кардинально менять привычную транспортную парадигму, и люди все меньше оказывались привязаны к одному и тому же месту. Компания Ford в те годы была на 21-м месте по величине. К своему выходу на биржу (который стал в истории самым масштабным) в 1956 году компания была одной из самой дорогих в Америке. Сегодня же ее полная стоимость даже меньше изменения рыночной стоимости в течение года таких компаний как Amazon, Facebook, Apple или Google.

Ключевым элементом является понимание механизмов преобразований. К началу 70-х годов производитель швейных машин Singer был известен благодаря своей рекордно долгой истории в качестве надежного и выгодного капиталовложения на протяжении 100 лет. Но перевесила все-таки женская эмансипация, которая поддерживала бизнес производителя долгие годы. Компания не понимала, что женщинам больше интересна работа, а не шитье.

Когда в 50-х годах я учился в начальной школе, в космос запустили первый советский спутник. Благодаря этому событию я заинтересовался наукой, а потом поступил в Калифорнийский университет в Беркли, потому что оттуда вышло множество нобелевских лауреатов. До беспорядков в Уоттсе в 1965 году я считал, что американская мечта может сбыться у любого вне зависимости от цвета кожи. Но когда понял, что это не так, я сменил специальность и от науки ушел в управление бизнесом. 22 года спустя я оказывал финансовую поддержку Реджинальду Льюису, когда он приобрел у корпорации Beatrice компанию — производителя пищевых товаров Beatrice International Foods. Льюис был темнокожим бизнесменом-первопроходцем, которого можно сравнить с первым темнокожим игроком Главной лиги бейсбола Джеки Робинсоном. Финансы помогают изменять мир, создавать миллионы рабочих мест и вдохновлять на большее людей, которые на это способны.

Сегодня главная задача заключается в том, чтобы наполнить человеческую жизнь смыслом. Мы уже пришли к величайшему достижению в истории — продлили жизнь человека. На протяжении 4 миллионов лет эволюции, средняя продолжительность жизни у гоминид, а потом и у человека разумного колебалась в пределах от 20 до 31 года. Но уже с начала XX века средняя продолжительность жизни по всему миру выросла с 31 до 70 лет. По оценкам экономистов, около половины всего экономического роста напрямую зависит от системы здравоохранения и проведения медицинских исследований — вместе они составляют основу для увеличения продолжительности жизни.

Как же дать смысл жизни всем этим людям да еще и тем миллиарду или двум, которые скоро появятся? Какие рабочие места останутся в эру роботов, беспилотных грузовиков и других новейших технологий? В одно время 90% населения США было занято в сельском хозяйстве, затем этот показатель снизился до 40%, и сегодня он вовсе составляет менее 2%. Век назад крупнейшей компанией была U.S. Steel, однако сегодня во всей сталелитейной промышленности Соединенных Штатов работают менее 140 000 человек. Сегодня этому сектору промышленности приходится очень туго.

Основная масса людей, открывающих свое дело, живут и дышат им. Они знают, чего хотят. Те, кто работал на меня, так же как и я верили в то, что капитал нужно сделать доступнее, поощряя тем самым новых талантливых сотрудников и создавая новые рабочие места.

Я хочу, чтобы мое имя связывали не с мусорными облигациями, а чтобы оно ассоциировалось с пониманием структуры капитала и наилучшим способом капиталовложений ради создания рабочих мест и положительной динамики для всего рынка.

Перевод Антона Бундина

США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 6 декабря 2017 > № 2414258 Майкл Милкен


Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418343 Владимир Путин

Президент посетил Российскую государственную специализированную академию искусств.

Владимир Путин ознакомился с учебным процессом в Российской государственной специализированной академии искусств – единственном в мире творческом высшем учебном заведении для людей с ограничением по здоровью – и встретился с инвалидами, представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ.

Владимир Путин осмотрел музыкальный класс, где незрячий студент исполнил для главы государства на рояле «Венгерскую рапсодию № 10» Ференца Листа. В этом же помещении была организована выставка картин – подмосковных и дальневосточных пейзажей.

Президент посетил также класс сценического искусства и посмотрел репетицию исполнения учащимися гимна академии – песни «Мельпомена» – на жестовом языке.

Кроме того, глава государства побывал в классе оперной подготовки и компьютерном зале, затем посмотрел выставку технологичных устройств для инвалидов по слуху и зрению.

После осмотра академии Владимир Путин встретился с представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ, занимающихся проблемами людей с ограничениями по здоровью, паралимпийцами, участниками чемпионата «Абилимпикс».

Российская государственная специализированная академия искусств ведёт свою историю с 1990 года, когда в СССР был создан Всесоюзный центр творческой реабилитации инвалидов, структурным подразделением которого стал специализированный институт искусств. В 2013 году вуз прошёл государственную аккредитацию и получил статус академии.

В составе вуза есть три факультета – музыкальный, театральный и изобразительного искусства. В стенах академии ставит свои спектакли театр для неслышащих, работает инклюзивный оперный театр, среди коллективов музыкального факультета – оркестр народных инструментов, камерный оркестр и другие.

* * *

Стенограмма встречи с представителями профильных общественных организаций и профессиональных сообществ людей с ограничениями по здоровью

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья! Хочу вас всех поприветствовать.

И, прежде чем перейти к разговору по сути вопроса, хочу в начале отметить, что сегодня в нашей стране впервые отмечается национальный День добровольца-волонтёра. Хочу поблагодарить всех участников этого движения.

Думаю, что уместно будет сделать это здесь, в том числе потому, что среди добровольцев и волонтёров – а они очень часто и достаточно активно занимаются поддержкой людей с ограниченными возможностями по здоровью, – большое количество людей, которые сами являются людьми с ограниченными возможностями по здоровью.

Они не только своим личным примером показывают, что и как нужно делать, чтобы жить полноценной жизнью, но и других к этому подталкивают. Мне кажется, что они заслуживают особого внимания и уважения.

В целом хотел бы сказать, что люди с ограниченными возможностями по здоровью вносят существенный вклад в развитие экономики, науки, культуры, участвуют в общественной, политической жизни, добиваются потрясающих результатов в спорте, побеждают на престижных международных соревнованиях. И, как я уже говорил, своим примером во всех этих сферах, во всех этих областях показывают нам, чего может добиться любой человек.

Пользуясь возможностью, хотел бы от всей души поздравить победителей и всех участников недавно завершившегося национального чемпионата по профессиональному мастерству среди инвалидов – «Абилимпикс». Они продемонстрировали просто блестящие способности и подготовку, проявили сильный и волевой характер. Просто молодцы!

Вы знаете, за последние годы реализован целый ряд мер, направленных на формирование комфортной, безбарьерной среды для граждан с ограниченными возможностями по здоровью.

Большое внимание уделяется решению вопросов доступности социальных, транспортных объектов. Сейчас пятая часть учреждений образования соответствует условиям инклюзивного обучения. Мы наверняка будем ещё об этом говорить, и наверняка присутствующие здесь будут делать какие-то замечания и предложения по поводу того, как и что нам нужно делать для того, что уже начато.

Развиваются и внедряются уникальные образовательные методики, которые позволяют раскрыть способности, таланты человека с ограниченными возможностями по здоровью. Например, они широко используются здесь, в Российской государственной специализированной академии искусств.

Честно говоря, я порадовался, когда посмотрел, как здесь работают люди, просто замечательно. Думаю, что это уникальное учебное заведение – в мире больше такого нет.

Что считаю ещё важным отметить. Меняется отношение общества к проблемам инвалидов, это отношение становится более зрелым, гуманным, неравнодушным. Нарушение прав инвалидов, чёрствость к ним вызывают справедливое осуждение и неприятие граждан. И конечно, представители власти на всех уровнях должны видеть за цифрами программ и планов проблемы конкретных людей, нуждающихся в поддержке.

Нам ещё предстоит, безусловно, многое изменить, многое сделать, серьёзно продвинуться по таким направлениям, как система медико-социальной экспертизы, вопросы трудоустройства и реабилитации, а также ранней помощи детям-инвалидам. Здесь, безусловно, остаётся ещё очень большое количество нерешённых вопросов, обязательно будем этим заниматься и двигаться дальше.

Хотел бы подчеркнуть, эффективными могут быть только совместные, солидарные действия: объединение усилий органов власти, общественных организаций, волонтёров, о которых я сказал в начале. Только это позволит создать по-настоящему равные возможности для всех.

Давайте обсудим все эти проблемы.

Пожалуйста, Михаил Борисович.

М.Терентьев: Хорошо.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Во время Паралимпийских игр в Сочи Вы меня как–то спросили, почему я не выступаю на соревнованиях. Тогда я не нашёлся, что ответить. Да, в спорте всё понятно: дисциплина, тренировка. А бюрократические механизмы иногда тяжело преодолеть. При этом получаешь критику от некоторых активистов, которые всё знают, как сделать быстро.

Иногда думаешь: правда, почему мы толчёмся на месте? Может быть, и правда не там силы реализуем? Но после этих встреч с горячими избирателями приходишь на тренировку к своей команде, которая расширилась в десятки раз за последнее время, видишь, как много сильных, целеустремленных спортсменов среди паралимпийцев, как стойко они преодолевают все невзгоды, по каким обстоятельствам.

В то же время благодаря этому кризису в паралимпийском движении мы стали лучшими среди национальных паралимпийских комитетов в образовательных программах по антидопингу, по мнению экспертов ВАДА.

Соглашусь, общество за эти годы сильно изменилось. Посмотрите, как реагируют СМИ, и общественное мнение подхватывает справедливый гнев, если нарушаются права инвалидов. Прокуратура реагирует оперативно. И это просто радует, что мы двигаемся вперёд.

Владимир Владимирович, поэтому сейчас я могу точно сказать, что моя деятельность сегодня помогает другим быть активными и в жизни, и на пьедестале соревнований. Да, я не действующий спортсмен, но другим помогаю стать паралимпийцами. Поэтому сейчас о проблемах.

Часто в обращениях поднимаются вопросы организации обеспечения средствами реабилитации. При этом мы знаем, что за последние семь лет финансирование увеличилось в два с половиной раза.

Первое, инвалиды долго не могут получить компенсацию за самостоятельно приобретённое абсорбирующее бельё, иногда более шести месяцев. В случае самостоятельного приобретения размер компенсации определяется на основе аналогичного изделия, приобретённого уполномоченным органом, который закупает его крупными или мелкими партиями. Поэтому размер компенсации не может покрыть фактические расходы инвалидов. Также человек вынужден тратить собственные средства или берёт потребительский кредит.

Другой механизм обеспечения – это закупка через конкурсные процедуры. Но часто закупаются коляски, которые человеку не подходят, потому что не учитывают индивидуальные особенности в полной мере. При определении типа коляски не обращают внимания на социальные условия жизни человека: или он активно занимается спортом, или получает образование, или ежедневно ходит на работу, или ведёт малоподвижный образ жизни – всё это надо учитывать, потому что любые средства реабилитации нужны для повышения уровня самостоятельности человека.

Поэтому обязательно нужно учитывать социальные показания наряду с медицинскими при определении средств реабилитации. Прошу дать соответствующее поручение изменить нормативно-правовое регулирование.

В.Путин: А что конкретно?

М.Терентьев: Когда определяется средство реабилитации, то учитываются противопоказания и медицинские показания. То есть, если у человека нет ноги до какого–то уровня, говорят, что нужна коляска. Но если этот человек ещё и получает образование или занимается спортом, может быть, ему нужна активная коляска, а если он пожилой, то, может быть, нужна повседневная для малоподвижного образа жизни.

Поэтому эти социальные показания важно учитывать. Надо посмотреть, чем человек планирует заниматься и насколько его активность нужно поддержать. Но это самая простая проблема, которую можно решить и урегулировать достаточно быстро.

Но следующая очень сложная проблема – это процедура закупок. Вы знаете, что у нас всё закупается по 44–му закону, и Всероссийское общество инвалидов, которое я возглавляю, вместе с Фондом социального страхования наладили общественный контроль за составлением техзадания, следим за тем, чтобы в один год не объединялись различные типы ТСР, проводятся лабораторные экспертизы, участвуем в общественном контроле на стадии выдачи.

Одним из решений, например, до 2017 года была закупка колясок до 30 процентов от общей потребности у единственного отечественного производителя, который запустил производство в Тольятти на основе немецких технологий.

Этот механизм позволил держать определённый уровень качества. То есть, когда выходят другие недобросовестные, они ориентируются на лучшее качество. Но этот механизм в 2017 году не был поддержан.

Думаю, что этот временный механизм всё–таки в 2018 году, в начале года, надо поддержать, чтобы реализовать дальнейшее решение, о котором я сейчас скажу ниже.

В.Путин: То есть Вы хотите, чтобы было разрешение приобретать у единственного поставщика?

М.Терентьев: Да, до 30 процентов. Но это временная мера. Она действовала на протяжении пяти лет. Но это я говорю, что возможности 44–го закона на самом деле административно уже себя исчерпали. То есть конкурсные процедуры загнали вообще всю ситуацию борьбы за качество в тупик.

Поэтому уже давно обсуждаются и найдены дополнительные решения обеспечения техническими средствами реабилитации. Очень важным этапом развития станет внедрение электронного сертификата, который позволит человеку при наличии показаний выбрать на рынке изделия у добросовестного производителя. Это простое решение требовало, конечно, детальной проработки. Мы с коллегами долго обсуждали принцип определения стоимости электронного сертификата.

Эта ключевая проблема механизма ценообразования может быть решена через формирование каталога технических средств реабилитации и услуг, предусмотренных федеральным перечнем, который будет содержать подробное описание средств реабилитации, включая информацию о ценах. Конечно, этот информационный ресурс должен регулярно обновляться и учитывать мнение всех сторон: и производителей, и основного заказчика – Минтруда и Фонда социального страхования, и экспертного сообщества в сфере реабилитации, и, конечно, Минфина как ключевого во всех вопросах.

В России для этих целей ежегодно должна проходить всероссийская выставка средств реабилитации и элементов доступной среды на примере той выставки, которая недавно прошла в Москве, – «ИнваЭкспо. Общество для всех». В результате реализации электронного сертификата производители и поставщики будут биться не с бюрократическими процедурами, как их обойти, а будут стремиться качеством привлечь потребителя.

С появлением каталога мы должны вернуться к рассмотрению вопроса о включении в федеральный перечень средств реабилитации ручного управления на автомобиле. Автомобиль с ручным управлением позволяет человеку с инвалидностью почувствовать новое качество жизни, а для инвалидов на колясках это свобода для активной жизни.

При этом мы имеем положительный опыт, полученный в ряде субъектов, которые применяли электронный сертификат для своего регионального перечня. Электронный сертификат даст толчок для развития современной реабилитационной индустрии. Прошу поддержать введение этого электронного сертификата.

К тому же мы всецело поддерживаем недавно утверждённую Стратегию развития производства промышленной продукции реабилитационной направленности до 2025 года. Правительство её недавно утвердило.

Впервые предусмотрены меры государственной поддержки новейших разработок в сфере реабилитационных технологий. Маркирование изделий как одна из форм учёта рыночного оборота, что в последующем позволит реализовать механизм обмена ТСР на более современные до окончания нормативного срока эксплуатации.

Приведу пример. Для спортсмена-паралимпийца высокого уровня спортивная коляска должна быть самой последней модели, чтобы соревноваться на Играх на равных с другими соперниками. Для начинающих спортсменов могут использоваться модели более ранних выпусков, и мы, таким образом, сделаем такой оборот качественных средств реабилитации. То есть начинающие будут брать коляски, которые не самые последние, но они могут участвовать.

В заключение своего выступления, Владимир Владимирович, я приглашаю Вас в августе 2018 года на 30–летний юбилей Всероссийского общества инвалидов, которое я возглавляю, которое объединяет полтора миллиона человек, и мы в 82 регионах России. Буквально на следующей неделе, 11 декабря, мы проводим учредительное собрание крымской организации. Надеюсь, Аксёнов нам поможет с помещением для её деятельности.

Тем более мы знаем, что Правительство очень активно прорабатывает развитие центра реабилитации в городе Саки для спинальных больных, я видел, там и Ваши есть поручения, и Правительство там отработало. Думаю, что в будущем это будет хорошая площадка для развития реабилитации.

Недавно Всероссийское общество инвалидов разработало стратегию развития организации и определило наши ценности на десятилетия вперёд: равенство, возможность, активность и полезность. Миссия нашей организации – объединять усилия заинтересованных сторон по созданию полноценной жизни инвалидов.

Наши организации, следуя этим ценностям, стали самими активными участниками конкурса на президентские гранты, и по сравнению с первым этапом в два раза больше наших проектов стало победителями. А в сравнении с грантами вообще прошлых лет – в десятки раз.

Спасибо Вам за поддержку этой правильной грантовой деятельности именно в таком формате, я там активно тоже участвую, где каждый может проявить себя.

Спасибо большое за внимание.

В.Путин: Сначала по вопросам, которые Вы подняли. Компенсации за приобретённые изделия, самостоятельно приобретённые, конкурсные процедуры средств реабилитации. Это учитывает социальные показания. А как определить социальные показания? Это просто пожелание, получается.

М.Терентьев: Социальные показания – это такой субъективный фактор. У нас же медико-социальная экспертиза когда общается с человеком, то она видит его активности. И органы социальной защиты, которые видят, чем он занимается…

В.Путин: Смотрите, у единственного поставщика, Вы настаиваете на том, чтобы было такое разрешение. На какое время?

М.Терентьев: Хотя бы на один год.

В.Путин: На 2018 год?

М.Терентьев: Да.

В.Путин: Я согласен с Михаилом Борисовичем. Дело в том, что надо поддержать своего, национального производителя. Если его не поддержать, то тогда, выражаясь профессиональным языком, рынок не будет обеспечен, он не сможет просто развернуться.

М.Терентьев: Главное, чтобы это не затягивалось, и вначале года такое решение было принято.

В.Путин: Давайте, если Вы не против, я подпишу.

О.Голодец: Да.

В.Путин: Там процедура такая, что я должен согласиться, а Правительство оформляет. Я готов это сделать. Давайте сделаем.

Но самое главное, что Михаил Борисович предложил, это электронный сертификат. Это решит сразу многие вопросы, в том числе и те, с которых Вы начали. Имеется в виду компенсация и так далее. Почему? Потому что, насколько я понимаю, это даст возможность человеку самому определять, что и как покупать.

Тогда и конкуренция будет совсем другая, и меньше будет бюрократических процедур, не нужно будет бегать за всякими справками-бумажками, а просто выходить с сертификатом, и так далее.

В некоторых регионах Российской Федерации такие сертификаты уже вводятся. В Перми, в частности, и, по–моему, ещё где–то: в Ханты-Мансийске, по–моему.

М.Терентьев: В Москве, Московской области.

В.Путин: Да, в Москве, совершенно верно.

Поэтому, в общем и целом, поскольку такая практика уже есть, то надо её просто расширять, надо посмотреть, как она работает. Здесь и каталогизация нужна, и информационные ресурсы должны быть расширены. Хотя такой информационный ресурс создан, он работает, его нужно просто совершенствовать и расширять. А в принципе такой ресурс есть у нас уже.

Вам спасибо за предложения.

М.Терентьев: Спасибо большое.

В.Путин: Александр Николаевич сказал, что если он не задаст какие–то вопросы или не выступит, то ему студенты не простят этого.

Во-первых, хочу вас поздравить с тем, как у вас организована работа, в вашей академии. И конечно, предоставляю Вам слово. Пожалуйста, Александр Николаевич.

А.Якупов: Владимир Владимирович, действительно, мои студенты, студенты нашей академии и преподаватели, конечно, хотели прежде всего выразить слова благодарности за этот визит и за это совещание очень важное, интересное. А самое главное, наверное, всё–таки за те изменения, о чём они говорили, которые произошли за последние пять, может быть, лет в области создания доступной среды.

Действительно, произошли огромные изменения. Ведь у нас учатся дети из 56 регионов. И всё время об этом говорят, что раньше много, в том числе и в образовании, было недоступным, и сейчас всё меняется. Мы бы хотели просить Вас, прежде всего студенты, конечно, о том, чтобы эта работа как–то была продолжена. И мне кажется, что мы в этом плане ещё очень многое можем сделать.

Есть и такие проблемы, более, может быть, локальные. Российская государственная специализированная академия, она в двойном подчинении. Мы подчиняемся напрямую Министерству культуры, а финансирование идёт из Министерства образования.

Хотел бы, обращаясь к Вам, выразить точку зрения не только преподавателей нашей академии, но и всего сообщества, образовательного сообщества. Мы бы хотели, чтобы финансирование также шло через Министерство культуры, потому что всё, что касается…

В.Путин: Думаете, что больше получите?

А.Якупов: Нет, там ситуация другая. Ольга Юрьевна сидит, мне очень приятно, что Ольга Юрьевна здесь как министр. Она хороший министр, но, что касается финансирования, поверьте, мы там чужие.

В.Путин: Я только совсем недавно в Петербурге встречался с деятелями культуры. Они все задают такой же вопрос. Так что ничего нового.

А.Якупов: Действительно, мы там не потому, что там что–то плохо. Во–первых, у нас существует проблема. Например, в нашей академии, у нас, на двоих студентов один преподаватель. А в это время Министерство образования активно проводит такую идею, чтобы на десять студентов был один преподаватель.

Тогда надо нас закрывать. И все наши достижения сразу превратятся в пустой звук. Надо как–то этого избежать. Это первая и важная проблема, потому что она общая.

Другая проблема. Вы сегодня очень лестно о нас высказались, когда говорили о грантах. Вашим указом определено, что 99 учреждений культуры и образовательных учреждений имеют эти гранты. Сама идея выделения грантов плодотворная. Многие борются за гранты, и создается соревновательность, ради которой, наверное, эта идея и была порождена.

Мне кажется, что наш вуз тоже уникален. Мы действительно единственные в мире. А до ста не хватает одной организации. Девяносто девять уже Вашим указом учреждены. Если будет сто для ровной цифры и если такое решение по отношению к нашей академии будет Вами объявлено, мы были бы счастливы.

И последнее. Когда создавался наш вуз, это было прорывное решение, потому что ничего подобного в мире не было. И мы сейчас можем сказать, что нашими профессорами наработаны такие колоссальные методики, педагогические технологии, которых нет ни на Западе, нигде в мире. Они есть у нас.

У нас ведь не просто инклюзивный вуз. У нас обратная инклюзия – у нас здоровые, их всего 40 процентов. Получается, что вот это вкрапление в среду идёт в инвалидную среду. В результате мы смогли избежать и этой резервации, простите за этот термин, когда опасаются, что собираются только одни инвалиды.

Здесь и здоровые, и инвалиды, но здоровых чуть меньше. И вот эта интересная формула обратной инклюзии даёт колоссальные плоды, наработаны интересные методики. Наши студенты работают преподавателями. Почти 93 процента нашли своё место в жизни, работают, не просят, не стоят в метро и не попрошайничают, что называется. Стали социально активны.

Но тут есть какая проблема. Всё–таки мы вуз искусств, и у нас очень много появилось выпускников, которые непосредственно искусством занимаются. Они выступают в коллективах, в частности, здесь есть оперный театр, здесь есть инклюзивный жестовый театр, здесь есть симфонический оркестр, где половина слепых, половина ребят здоровых, здесь есть оркестр народных инструментов тоже с таким же соотношением, картинная галерея.

У нас какое обращение к Вам? Мы хотели бы просить Вас помочь нам в создании инклюзивного дома искусств. По–моему, такая ситуация назрела, и это бы отвечало развитию этой тенденции вообще в мире.

Например, недавно приезжал симфонический оркестр из Кореи, из Южной Кореи, 50 процентов было здоровых людей и 50 процентов было слепых. Концерт проходил в зале Чайковского, в филармонии – два, и это было восхитительно, это было по–настоящему такое культурное и крупное событие.

Мне кажется, что создание подобных коллективов, как оперный театр инклюзивный, как жестовый театр, в этом доме искусств, по–моему, было бы тем вторым прорывом, который бы обеспечил и дальнейшее развитие этого дела.

Мы и здание присмотрели. Вот есть кинотеатр «Ударник», много лет стоит без движения. Мы бы просили Вас дать такое поручение, чтобы этот кинотеатр преобразовать в такой инклюзивный профессиональный дом искусств.

Это было бы не только такое решение, я бы сказал, во славу или во благо инвалидов, но и, по–моему, это был бы такой мощный показатель заботы государства об инвалидах в таком, я бы сказал, профессиональном направлении. Многие получили бы работу, такую настоящую исполнительскую деятельность. Не педагогическую, не работу в инклюзивных коллективах. Вот в двух словах.

Ну и ещё раз хочу в завершение поблагодарить и участников совещания, ну и, конечно, Вас за это большое внимание к теме инвалидов. Спасибо Вам большое.

В.Путин: Спасибо.

По поводу подчинённости ведомствам. Но мы подумаем ещё, это должно быть общее решение. Если оно состоится, это должно быть общее решение, касающееся не только вашего учебного заведения, но и других учебных заведений, работающих в области подготовки кадров в искусстве. Мы подумаем над этим.

Что касается инклюзивного дома искусств – тоже это хорошая идея. Кинотеатр «Ударник» – наверняка это московская собственность, почти на сто процентов.

А.Якупов: Мы интересовались этим. Может быть, Владимир Ростиславович, скромно молчит, но он в курсе, кому что принадлежит.

В.Путин: Нет, он имуществом не занимается или занимается только в части, его касающейся. Я почти уверен, что это московская собственность. Мы с Сергеем Семёновичем поговорим, он очень быстро откликается на подобные вещи.

Думаю, что надо проработать и надо бы сделать – дело хорошее. И здесь нужно, конечно, наращивать нам так же усилия, как и по вопросам технической реабилитации, технических средств, о чём говорил Михаил Борисович.

Мы за последнее время, кстати, здесь много сделали. У нас показатель уже 87 с лишним процентов обеспеченности, но целевой показатель 93–95 должен быть. Поэтому у нас ещё есть над чем работать. И в Вашей сфере тоже. Посмотрим обязательно. Мне кажется, это хорошее предложение, проработаем.

Что касается грантов. Гранты создавались всё–таки не под те цели, которые Вы назвали. Они создавались, для того чтобы создать хотя бы элементарные условия и денежные доходы нашим ведущим коллективам, для того чтобы их сохранить в условиях, когда они просто не получали заработную плату или получали её совсем не того уровня, на котором находится их мастерство.

И поэтому, поскольку страна у нас открытая, а рынок труда, особенно в этой сфере, является глобальным, то их легко было переманивать куда угодно, в любые коллективы, в том числе и за границу. Мы таким образом просто приостановили отток и создали условия для того, чтобы люди могли на Родине работать и радовать своих зрителей, слушателей. А потом постепенно этот грантовый способ…

А.Якупов: Расширился.

В.Путин: …материального обеспечения деятелей культуры начал расширяться, приобрёл несколько другие очертания, и первоначальный смысл стал утрачиваться.

Но это не важно. А важно то, что это тоже один из инструментов поддержки культуры. На этот счёт тоже подумаем.

Михаил Сергеевич Киселёв.

М.Киселёв: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Как говорят в сообществе, «я не так давно в травме». Я её получил чуть более полутора лет назад на одной из спортивных тренировок и теперь постоянно передвигаюсь на инвалидной коляске.

В.Путин: А чем занимались?

М.Киселёв: Я увлекался спортом. Моя задача как командира стройотряда – мотивировать молодёжь к спорту. Я пробежал даже свой марафон – 42 километра 195 метров. Получил травму на батуте: перекрутил сальто, на втором обороте упал на шею и получил травму четвёртого шейного позвонка.

Но благодаря своей семье, бойцам студенческого отряда, друзьям я достаточно быстро вернулся в активную фазу и продолжаю заниматься сегодня общественной деятельностью. Ввиду этого я достаточно много езжу по городу, по стране и действительно вижу позитивные изменения с точки зрения создания безбарьерной среды.

Сегодня человек с особенностями просто летает на самолёте. Я бы хотел отдельно выделить компании «Аэрофлот» и аэропорт «Шереметьево», потому что у них есть чему поучиться нашим региональным коллегам. Лично на себе испробовал сервис «Российских железных дорог», и, честно Вам скажу, он меня приятно удивил, хотя понимаю, какая это глобальная, большая инфраструктура.

И сегодня действительно при той работе органов исполнительной власти бизнес стал активно включаться в эту чрезвычайно важную сферу. И мне кажется, что в большинстве случаев это создано при большой работе государственной программы «Доступная среда», которая рассчитана на 2011–2020 годы.

Но что мне хочется очень важное отметить, наверное, для всех граждан? Что правильно созданная доступность, она ведь помогает не только инвалидам, она помогает вообще большим слоям нашего населения: это и пожилым людям, это и людям, которые временно получили травмы, да и молодым семьям с детьми, которые в колясках, это тоже очень сильно помогает. Государственная программа «Доступная среда» в деятельности Общественной палаты, Общероссийского народного фронта занимает одно из чрезвычайно важных направлений.

И здесь наши эксперты да и мы сами порой руками прощупываем эти объекты, где–то и колёсиками проезжаем и видим правильность создания. Это позволяет нам где–то подталкивать органы государственной власти, где–то совместно вносить коррективы в действующие нормативные акты, где–то ускорять процесс создания этой доступной среды.

Ведь действительно стоит заметить, что иногда есть справедливые нарекания от средств массовой информации, самих инвалидов, что где–то этот процесс не так скор, как им бы хотелось, где–то кто–то создаёт формальность в этих решениях, и не все барьеры устраняются. На сегодняшний день органами исполнительной власти в субъектах разработана дорожная карта по поэтапному созданию доступности.

Но, знаете, в некоторых регионах они рассчитаны на 2025–й, а где–то и 2030 год. И чтобы эта положительная тенденция сохранилась, всё–таки все те важные объекты здравоохранения, спорта, культуры были дооборудованы, мне бы хотелось попросить Вас, Владимир Владимирович, от всех особенных людей принять решение о продлении столь важной программы «Доступная среда» как минимум до 25–го года.

В.Путин: Она у нас до 2020 года действует.

М.Киселёв: Я бы просил Вас от всех продлить её до 2025 года. Со своей стороны как Общероссийский народный фронт, Общественная палата мы готовы с экспертами подключиться к проработке этой программы и наполнить её большим содержанием на основе того опыта, который появился за время реализации этой программы.

Также хотел бы и Вас, и, может быть, дать поручение органам исполнительной власти, которые создают сегодня другие программы, такие как важная программа «Комфортная городская среда», чтобы уже сегодня учитывали особенности людей, таких как глухих, слепых, людей на колясках; чтобы, когда создаётся эта комфортная городская среда и не только другие программы, нам ничего с вами в процессе не пришлось переоборудовать и выделять дополнительные бюджетные средства на изменение, а чтобы она сразу была уже создана правильно для абсолютно всех слоёв населения.

В завершение, Владимир Владимирович, хотел бы поблагодарить лично Вас, потому что мы видим, как изменился – и Вы это подчеркнули в своём выступлении – взгляд общества на людей с особенностями. И я бы хотел благодарить Вас за то, что Вы лично создаёте этот тренд равных возможностей в нашем обществе.

В.Путин: Спасибо за добрые слова. Но сделать ещё нужно действительно очень много, хотя программа у нас началась в 2011 году, и за это время действительно какие–то позитивные сдвиги произошли.

Мы говорили в начале 2000–х о необходимости запуска программы инклюзивных школ. Постепенно-постепенно маховик раскручивается, достаточно медленно, но всё–таки за последние несколько лет в восемь раз увеличилось количество инклюзивных школ. В восемь раз.

А количество передач с сурдопереводом возросло в пять раз по различным средствам массовой информации. Но и этого, конечно, ещё явно недостаточно. Надо точно продлить программу с 20–го до 25–го года минимум. Это первое.

Второе, её нужно интенсифицировать, чтобы это всё–таки не было растянуто на вечные времена. И для того чтобы решить эту вторую задачу, тоже согласен с Вами, нужны новые программы.

У нас существуют программы обустройства среды, дворовых пространств и так далее. Их много на самом деле. Всё больше и больше появляется. И мы стараемся тоже обеспечить их финансированием.

Изначально нужно делать так, чтобы учитывались потребности людей с ограниченными возможностями по здоровью, как Вы сказали, особенных людей. Это всё вообще копейки стоит. Это недорого. Вопрос во внимании.

Переделывать, может быть, сложнее. Ломать, а потом заново что–то делать, – это, наверное, дороже стоит. Лучше делать сразу изначально. Так же, как мы когда–то готовили Олимпиаду в Сочи и сразу же готовили и Паралимпиаду. Всё сделали изначально. Так нужно делать везде. Это точно. И так и будем делать. А программу продлим до 2025 года…

Юрий Александрович Жулёв.

Ю.Жулёв: Владимир Владимирович, спасибо огромное за возможность рассказать о тех проблемах, которые существуют. Я представляю пациентское сообщество, и мы на стыке системы здравоохранения и медико-социальной помощи и поддержки.

Хотелось бы остановиться на системе самой медико-социальной экспертизы. Первое, о чём я хочу сказать, что гражданин, который попадает в эту систему, он сталкивается с необходимостью сбора достаточно большого количества бумаг, в основном это медицинские учреждения. Затем гражданин идёт в бюро, выясняется, что чего–то не хватает, что–то не так написано, и он возвращается в поликлинику, и, к сожалению, мы сталкиваемся с ситуацией, когда это повторяется многократно.

Наше предложение заключается в том, что необходимо выработать механизм прямого документооборота между ведомствами – между бюро и учреждениями здравоохранения. В дальнейшем, когда система будет готова, конечно, идеально – это внедрение электронного документооборота, потому что это современные технологии.

Всё это позволило бы, с одной стороны, повысить удобство, комфортность системы и, самое главное, её, собственно говоря, эффективность, потому что гражданин должен прийти один раз, уже на подготовленную, так скажем, почву, сформированными документами, которые бы позволили бюро медико-социальной экспертизы принять решение.

Следующий волнующий нас вопрос – это ситуация, когда гражданин имеет проблемы со здоровьем. И врачи, и эксперты бюро понимают, что, к сожалению, ничего кардинально изменить в состоянии здоровья невозможно. Но при этом действующая нормативная база говорит о том, что такому человеку приходится многократно всё равно ходить и проходить переосвидетельствование в бюро медико-социальной экспертизы.

Наше предложение заключается в том, что нужно доработать эти перечни заболеваний, при которых достаточно будет одного освидетельствования до 18 лет и одного освидетельствования для получения бессрочной инвалидности. На наш взгляд, это, безусловно, снимет социальное напряжение, потому что люди иногда не понимают, ну не рассосётся у них это заболевание – простите за такое слово, – и врачи это понимают прекрасно, но сделать ничего не могут. Мне кажется, что мы этим снизим такое недовольство, и, с другой стороны, мы разгрузим саму систему медико-социальной экспертизы. Это второй вопрос.

Третий момент. Существует индивидуальная программа реабилитации и абилитации инвалида – крайне важный документ, и зачастую инвалиду неоднократно нужно вносить изменения в эту программу.

Сейчас любое внесение изменений в эту программу влечёт за собой практически полный цикл освидетельствования, полный цикл, включая рассмотрение самого факта инвалидности, что, конечно, людей и отпугивает и, самое главное, отнимает время как у самого человека, так и у работников, и у бюро.

Наше предложение: разработать упрощённый порядок внесения изменений в программу ИПР без полного цикла, без хождения по этим кабинетам.

И наконец, заключительный, но не менее, на мой взгляд, важный вопрос – это политика большей открытости работы бюро медико-социальной экспертизы. Сейчас, мы знаем, формируются общественные советы при бюро, и мы считаем, что, безусловно, мы создаём общественные советы не ради того, чтобы создать совет, а всё–таки в качестве очень важного инструмента общественного контроля.

В этой связи мы считаем, что, конечно, формирование этих общественных советов должно проходить среди целевых групп – это общественные организации инвалидов, пациентские сообщества, другие заинтересованные социальные группы. Поэтому вопрос формирования этих советов, их деятельности должен быть под пристальным вниманием, и мы здесь готовы, безусловно, оказывать всяческое содействие.

В заключение хочу сказать, что, собственно, то, о чём я говорил, уже обсуждено на двух очень авторитетных и важных для нас площадках. Буквально на прошлой неделе состоялся Восьмой всероссийский конгресс пациентов, на котором в том числе эти предложения вошли в его резолюцию.

И в рамках деятельности Комиссии при Президенте Российской Федерации по делам инвалидов создана соответствующая рабочая группа, и эти предложения прошли очень детальное обсуждение и представителями общественных организаций, и экспертов.

Благодарю Вас за внимание.

В.Путин: Начну с того, чем Вы почти закончили, завершили. Открытость общественной комиссии полностью поддерживаю, и надо это развивать. И всячески с уровня Администрации будем этому способствовать так же, как и на других площадках, там и в Общественной палате, и в Думе, и в региональных органах власти, и в законодательных органах. Это абсолютно правильно, люди будут чувствовать свою сопричастность к этому процессу. Первое.

И, второе, будут понимать, что реально происходит, где какие–то возможности открыты, а где ещё надо дать им поработать. И контроль, это абсолютно. Вы начали фразу, я уже написал здесь: «Контроль со стороны общественных организаций».

Ю.Жулёв: Контроль и обратная связь.

В.Путин: И Вы закончили. Я услышал эту фразу, полностью разделяю.

Есть проблема, которую Вы тоже затронули. Люди боятся просто обращаться за индивидуальными программами реабилитации и абилитации, потому что это требует прохождения этого сложного процесса переосвидетельствования. И это тоже надо поменять.

Но и электронный документооборот нужно наладить, это абсолютно точно. Здесь мне Сергей Владиленович шепнул, мы уже провели консультации между министерствами и ведомствами, такая возможность есть между Минтрудом и Минздравом, но вам нужно будет наладить электронный оборот документов здесь.

Это, конечно, отдельная программа должна быть создана, требует финансирования. Не думаю, что это запредельное финансирование, нужно просто это сделать. Людям и так тяжело, у них и так ограниченные возможности по здоровью, а мы ещё заставляем их бегать туда-сюда или ездить на колясках с места на место и ходить, в очередях стоять. Поэтому это, точно совершенно, в современном мире должно быть организовано. Надо программу сделать.

Максим Анатольевич и Вероника Игоревна, программу сделайте.

О.Голодец: Сделаем.

В.Путин: Это всё делается легко, надо только этим заняться.

И, наконец, бессрочная инвалидность. Конечно, давно пора уже это сделать. Ясно, что всё время опасения у органов власти, что здесь могут быть какие–то злоупотребления.

Но какие злоупотребления, если у человека конечности отсутствуют? Чего там говорить? Есть вещи, очевидные абсолютно, поэтому нужно это сделать.

Руслан Владимирович Витрянюк.

Р.Витрянюк: Здравствуйте, уважаемый Владимир Владимирович!

Мы сняли художественный фильм «Со дна вершины», посвящённый спортсменам-паралимпийцам, фильм о мужестве, о преодолении. Это современная «повесть о настоящем человеке». В нашей стране много сильных людей, а паралимпийцы – это настоящие герои нашего времени.

В процессе создания фильма мы общались со многими из них, и сегодня здесь присутствует паралимпийский чемпион, ставший главным консультантом нашего фильма, Михаил Терентьев. А также в зале находится двукратный паралимпийский чемпион, многократный чемпион России, Европы и мира Алексей Мошкин. Мне сказали, он напротив меня находится. В основу сценария легла реальная история из его жизни.

Наш фильм очень эмоциональный, мотивирующий и патриотичный – в правильном смысле этого слова. Он рассказывает о современном герое, который живет среди нас. И это живой пример для сегодняшних подростков. Мы показывали фильм детям-инвалидам из лиги по следж–хоккею и паралимпийским чемпионам. Инга Медведева, Алексей Обыденнов, Сергей Александров и другие паралимпийцы считают, что фильм нужно показывать для поднятия духа нашим спортсменам.

Также мы показывали наш фильм на «ПроеКТОриЯ» в Ярославле, в балтийском «Артеке», на Всероссийских детских центрах «Орлёнок» и «Океан», на форуме волонтёров «Победа» и на Фестивале молодёжи и студентов в Сочи, где ребята выступили с инициативой написать Вам письмо с просьбой поддержать выход фильма, чтобы его увидела вся страна.

Эту же инициативу поддержали в «Океане» и на форуме Российского движения школьников. Везде фильм буквально поднимал зал, люди всегда испытывают гордость за наших спортсменов, за нашу страну.

И к нам после фильма многие подходят и со слезами, с эмоциями обнимают, говорят, что после фильма вырастают крылья и хочется жить. Фильм мотивирует на преодоление трудностей и на стремление к своей мечте. На «ПроеКТОриЯ» молодой парень после фильма встал перед всем залом и сказал: «Я сам ампутант, и теперь знаю, что всё будет хорошо!»

Владимир Владимирович, учитывая социальную значимость проекта, создание фильма частично было поддержано государством, нас поддержали Министерство культуры Российской Федерации в лице Владимира Ростиславовича Мединского, Внешэкономбанк.

Но сейчас, чтобы фильм дошёл до максимального количества зрителей, мы хотели бы выпустить его в широкий прокат и просим Вас поручить Фонду кино поддержать фильм в прокате, который запланирован нами на конец февраля 2018 года.

Дата выбрана не случайно – в связи с последними событиями, связанными с запретом наших спортсменов выступать на Олимпиаде и в преддверии Паралимпиады в Корее. Выход фильма может стать важной, серьёзной поддержкой для наших ребят.

Но и перед выходом, и во время проката фильма мы обязательно будем продолжать специальные показы и встречи с паралимпийцами в регионах, где они смогут выступать, рассказывать свои истории, что послужит неким таким объединяющим фактором не только для всего паралимпийского сообщества, но для всех спортсменов. Потому что их победу украсть невозможно, и именно такие слова есть в нашем фильме.

Владимир Владимирович, мы бы очень хотели, чтобы Вы посмотрели наш фильм, и мы уверены, что Ваше мнение будет определяющим в его дальнейшей судьбе.

Спасибо Вам большое.

В.Путин: Спасибо. Я обязательно посмотрю. Всё равно, когда Вы это сделаете, в январе, в феврале…

Меня Михаил Борисович пригласил на мероприятие в августе. Вы меня в каком качестве приглашаете? В личном качестве пригласили? Потому что у нас в марте, напомню, выборы. В феврале я ещё могу, сто процентов.

М.Терентьев: Владимир Владимирович, Вы же сказали, что решает народ, поэтому я сейчас Вас приглашаю в личном качестве, а там уже как народ решит.

В.Путин: Спасибо. Замечательно. Мы с Вами посмотрим этот фильм с удовольствием, как я часто это делаю в Кремле. В феврале, договорились. И Владимир Ростиславович услышал, наверняка поддержит. Вы поддерживали, Фонд кино поддерживал?

М.Терентьев: Министерство культуры поддерживало.

В.Мединский: Министерство культуры поддерживало, но мы решим с прокатом, мы уже договорились в кулуарах.

В.Путин: Конечно, надо через Фонд кино, если потребуется, из других источников можно это сделать. И вообще нужно такие фильмы, не только фильмы, но и все другие произведения искусства надо поддерживать самым активным образом, и Фонд кино может поддержать такие вещи в будущем, конечно.

Алексей Владиславович, Вы когда в Лиллехаммере трассу прошли, Вы действительно с двумя переломами приехали вниз?

А.Мошкин: Я вообще на протезах стартую, а на заключительных Паралимпийских играх в 2002 году стал бронзовым призёром ещё в дополнение с переломами.

В.Путин: Вот я про это и говорю. То есть Вы же даже с переломом уже соревновались. Ключицу, что ли, сломали или что?

А.Мошкин: Ключицу, ребро и лопатку до кучи.

Владимир Владимирович, можно я дополню к сказанному? Буквально недавно началось движение «Нет России – нет Игр». Я поддерживаю его, думаю, что его поддерживает всё спортивное сообщество.

У меня с ребятами, со своими друзьями, с единомышленниками давно уже такой план созрел – сделать небольшой мастер-класс, наподобие мастер-класса не «как хорошо кататься на горных лыжах», а «как жить в сложной жизненной ситуации».

Так как сейчас начался горнолыжный сезон, послезавтра я уезжаю в Сочи на вкатывание – где–то около двух недель, затем будет открытие в Белокурихе спортивного сезона, куда ребята приглашают выступить с закрытым показом фильма и с небольшим мастер-классом.

И дальше заеду к себе на родину, в Шерегеш, перед Новым годом. И как всё это отработает, посмотрю, и из этого будем уже исходить о дальнейшем проведении таких мероприятий. Я думаю, что коллеги-паралимпийцы меня подержат в этом.

В.Путин: Спасибо Вам. А Вы в Сочи где катаетесь?

А.Мошкин: Сейчас буду, наверное, на «Горки-Городе». Мы были и на «Газпроме», и на «Роза-Хуторе» съёмки были. То есть покатался везде.

В.Путин: Продолжаете?

А.Мошкин: Конечно. С удовольствием составлю Вам компанию на склоне поскользить.

В.Путин: Я как раз хотел Вам это предложить. Но если график позволит, мы с Вами это сделаем обязательно, хорошо?

А.Мошкин: Спасибо большое. Почту за честь.

В.Путин: Договорились. Обязательно.

Елена Петровна.

Е.Лозко: Елена Петровна Лозко, президент Федерации спортивных танцев на колясках, чемпионка мира, заслуженный тренер России.

Благодаря Фонду президентских грантов мы в этом году смогли провести Кубок континентов – международные соревнования по танцам на колясках, куда приехали нас поддержать многие международные команды, невзирая на запрет Международного паралимпийского комитета.

А для нас, российских танцоров на колясках, это стали единственные в этом году международные соревнования, где мы смогли помериться своим мастерством с иностранными командами.

В 2015 году до вступления санкций наша команда, сборная команда России по танцам на колясках, заняла весь пьедестал почёта, поэтому мы стараемся держать эту планку. И как старший тренер сборной команды страны хочу сказать, что у нас есть, конечно, проблема в том, что мы пока не входим в программу Паралимпийских игр, поэтому не получаем стабильного финансирования от государства.

Но буквально 22 ноября пришла замечательная новость: наш вид спорта сейчас включён в кандидаты на проведение Паралимпийских игр 2024 года в Париже. Поэтому задумываюсь о том, что нужно сегодня уже готовить юное поколение, нужно поддерживать и иметь мотивацию для нашей сборной, которая есть сегодня, а у нас в составе пять заслуженных мастеров спорта – это люди с инвалидностью I группы.

И стоит такой вопрос: каким же образом сейчас продержаться до финансирования государственного стабильного? Поэтому ищем и ждём партнёра, какой–либо крупной, может быть, корпорации, потому что социальный имидж мы готовы сделать. Мы умеем танцевать, мы любим танцевать.

И я хочу воспользоваться случаем и поблагодарить Ольгу Юрьевну, она была у нас на чемпионате России по танцам на колясках и сама наградила наших спортсменов, что для них стало таким серьёзным событием в жизни. Но чтобы продержаться, нужна такая поддержка.

В.Путин: Елена Петровна, во–первых, хочу сказать, что у вас очень красивый вид спорта, он действительно очень красивый, изящный.

А поскольку Ольга Юрьевна проявляет к этому интерес и слышит эту проблему, она не ахти какая великая эта проблема, большая, думаю, что мы найдём с ней решение, чтобы поддержать федерацию вашу. Тем более что есть такие хорошие перспективы. Что–нибудь придумаем, хорошо?

Е.Лозко: Спасибо большое.

В.Путин: Пожалуйста, Александр Евгеньевич.

А.Лысенко: Лысенко Александр Евгеньевич – научный руководитель автономной некоммерческой организации «Национальный центр проблем инвалидности».

Уважаемый Владимир Владимирович!

Последние исследования нашего центра показали, что 81 процент молодых респондентов с тяжёлой инвалидностью считает себя активными людьми. Они уверены, что потенциально могли бы приносить намного больше пользы, если бы были ликвидированы трудности, которые ограничивают их активность.

При различных заболеваниях, которые ведут к инвалидности, врачи подчас творят чудеса и добиваются очень высоких медицинских результатов. Но важно дополнить систему здравоохранения и добиться социальных результатов, сделать так, чтобы люди с инвалидностью активно включались в различные жизненные ситуации, решали повседневные задачи и чтобы в целом улучшалось качество их жизни.

Инструментом достижения социального результата является комплексная реабилитация, направленная на восстановление способностей к различным видам жизнедеятельности. Сегодня реабилитация относится к полномочиям регионов, и региональные институты реабилитации часто работают некоординированно, опираясь на достаточно устаревшие методы. Результаты их работы могли бы быть намного лучше. Между тем речь идёт о судьбе как минимум семи-восьми миллионов инвалидов, из которых полмиллиона – это дети-инвалиды.

Масштабность проблемы заставляет подумать о принятии принципиально новых стратегических решений в развитии системы реабилитации. Вот что необходимо сделать, для того чтобы вывести её на принципиально новый, современный уровень?

Считаю, что в существующей системе социальной реабилитации отсутствует важное звено, которое должно обеспечить её целостность, методическое единство, консолидацию тиражирования лучших практик. В связи с этим полагал бы целесообразным создать в нашей стране федеральный центр комплексной реабилитации инвалидов, как это сделано во многих странах мира.

Хочу подчеркнуть, я не имею в виду строительство нового центра. Это потребует длительного времени, а результат, вообще, нужен уже сегодня. В ведении Министерства труда находятся крупные имущественные комплексы в Москве и в Санкт-Петербурге, которые обладают крупными клиниками.

Безусловно, создание на базе одного из них федерального центра потребует определённого переформатирования, насыщения новыми формами работы, но это и должно стать тем самым импульсом для развития системы комплексной реабилитации.

Полагаю, что федеральный центр должен также заниматься комплексной реабилитацией и абилитацией детей-инвалидов, стать методическим центром в сфере ранней помощи и подготовки детей-инвалидов к самостоятельной жизни.

Пользуясь случаем, хотел бы поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за постоянное внимание к детской теме. Благодаря Вам была сформирована основа ранней помощи и внедрена ранняя помощь детям с отклонениями в развитии.

И конечно, благодарю за очень ожидаемое со стороны семей с детьми-инвалидами Ваше решение по основным направлениям поддержки материнства и детства в рамках «Десятилетия детства».

Безусловно, одновременно с развитием реабилитационной инфраструктуры потребуется усовершенствовать правовое регулирование в системе реабилитации, разработать и внедрить реабилитационные стандарты, возможно, ввести должность главного внештатного реабилитолога по аналогии с такими должностями, которые имеются в системе здравоохранения. И наконец, конечно, государство должно стать партнёром и наставником для развития НКО, которые предоставляют реабилитационные услуги детям и взрослым.

С учётом сказанного прошу Вас поручить Правительству Российской Федерации проработать вопрос о создании федерального центра комплексной реабилитации инвалидов, а мы, общественные организации, Общероссийский народный фронт, экспертное, научное сообщество, конечно, готовы быть опорой и ресурсом для воплощения этих планов в жизнь.

Спасибо.

В.Путин: Александр Евгеньевич, безусловно, что касается работы с детьми, то она должна начинаться как можно раньше. У нас в структуре инвалидности от 7 до 17 лет, к сожалению, больше всего детей-инвалидов, вот в этом возрасте. И чем раньше с ними начинается работа, тем лучше. Нужно создавать центры.

Сейчас я о Вашем предложении скажу отдельно, но нужно создавать команды такие профессиональные, которые бы включали в себя и врачей, и психологов, и педагогов. И в центре, и в регионах нужно создавать такие команды. Это первое.

Второе, нужно центры абилитации и реабилитации приближать к людям, чем ближе, тем лучше. На уровне муниципалитетов они должны работать. И это должно быть доступно для людей. Я к чему? Я не говорю, что Ваше предложение нереализуемо или не нужно. Наверное, и нужно с точки зрения как методический центр. Наверное, он будет востребован, такой центр абилитации и реабилитации.

Но прежде всего Правительство и регионы, региональные власти, должны думать о том, как к людям подвинуть эту систему поддержки людей, которые нуждаются в этой поддержке. А федеральный центр, наверное, как Вы сами сказали, как методический центр, который бы осуществлял, если нужно, методическую помощь, информационную.

Это, может быть, и было бы целесообразно. Нужно, чтобы Минтруд над этим как следует подумал вместе с другими коллегами, как у нас говорят, из заинтересованных ведомств. Это и с Министерством образования надо поговорить, и с Министерством здравоохранения.

Спасибо, идея хорошая.

Олег Николаевич Смолин.

О.Смолин: Уважаемый Владимир Владимирович!

Смолин Олег Николаевич, занимаюсь законодательством о защите инвалидов уже в восьмом российском парламенте. Иногда говорят, в политике долго не живут. И сейчас руководитель рабочей группы по образованию при президентской Комиссии по делам инвалидов.

Я хочу подчеркнуть, что в последнее время произошли позитивные изменения и в области законодательства. Конечно, это ратификация Конвенции о правах инвалидов, это 419–й закон, это программа «Доступная среда». Думаю, все наши люди будут приветствовать решение о продлении этой программы.

Но сверх того хочу заметить ещё, например, несмотря на сложные бюджеты, сохраняется уровень финансирования реабилитационных центров, выпуска литературы для слепых, субсидии общероссийским общественным организациям инвалидов. Спасибо Ольге Юрьевне и Министерству труда.

1 мая текущего года Вы, Владимир Владимирович, подписали подготовленный нами и поддержанный Минобрнауки, спасибо Ольге Юрьевне Васильевой, федеральный закон, который расширяет возможности поступления в высшие учебные заведения для абитуриентов с инвалидностью. Но проблем довольно много. Если можно, я остановлюсь на трёх в образовании и двух коротко в занятости.

Первое. Абитуриенты с инвалидностью, которые поступают в вузы, делают это вне конкурса. Но в средних специальных учебных заведениях иногда тоже возникает конкурс, и мы просим, чтобы такие же права, какие имели абитуриенты в вузах, имели и абитуриенты средних специальных учебных заведений и в случае возникновения конкурса.

Кстати, пользуясь случаем, мне кажется, Вы говорили про «Абилимпикс», победители «Абилимпикса» должны были получить такие же права на поступление в высшее учебное заведение, которые имеют ребята-олимпиадники, победители олимпиад.

В.Путин: Тут точно согласен с Вами…

О.Смолин: Второе. Мы знаем, что готовится новая редакция государственной программы развития образования на 13–20–й годы. По нашей информации, пока вопросы, касающиеся инвалидов, там представлены недостаточно. Мы просим дать поручение Правительству предусмотреть либо специальный раздел, либо специальный блок положений в этой программе, и, в частности, я бы обратил внимание на две темы.

Во-первых, у нас создана система региональных учебно-методических центров, сокращённо РУЦ. Просим в рамках госпрограммы развития образования пролонгировать работу, обеспечить поддержку и, главное, тиражирование положительного опыта на всю систему нашего образования.

Второе. По нашим данным, уровень обеспечения ребят с инвалидностью учебниками в России около 30 процентов. В начальных классах лучше, где новые стандарты, в старших классах похуже. Просим либо включить этот вопрос в госпрограмму развития образования, либо как минимум дать поручение Правительству совместно с регионами решить эту проблему, издания таких учебников в необходимом количестве.

Третье. Результаты образования инвалидов надо оценивать, на наш взгляд, по их трудоустройству. Поэтому просим дать поручение проработать вопрос о целевом обучении инвалидов, об их стажировках в организациях, о трудоустройстве и сопровождаемой занятости.

А теперь про занятость. Один вопрос лёгкий, другой сложный. Начну вот с чего. Уважаемый Владимир Владимирович, у нас согласно госпрограмме к 20–му году должно быть трудоустроено 40 процентов инвалидов трудоспособного возраста. Пока, по разным данным, от 25 до 30 процентов.

Лёгкий вопрос. Госдума приняла в первом чтении проект закона о сопровождаемой занятости. Просим его поддержать.

Второе. В настоящее время в Минтруде готовится проект федерального закона о механизмах поддержки создания рабочих мест для инвалидов. Мы конкретные предложения в письмах передадим. Просим поручить доработать этот закон совместно с общественными организациями инвалидов и поддержать его.

И последнее. В сентябре каждого года мы участвуем в выборах, но я знаю, что часть наших коллег с инвалидностью не могут принять участие в выборах именно по причинам инвалидности. Между тем у нас достаточно много людей, которые могут и хотят быть активными гражданами. Просим Минюст, Центральную избирательную комиссию проработать вопрос о снятии барьеров, которые мешают гражданам с инвалидностью реализовать своё избирательное право.

Владимир Владимирович, обратите внимание, активные инвалиды просят не рыбу, просят удочки. Я знаю, что Вы любите всякие остроумные притчи, вот я одну Вам расскажу, популярную в сообществе инвалидов, если не возражаете. История, говорят, была такая.

Международный аэропорт. В огромный самолёт входит экипаж в чёрных очках. Пассажиры волнуются. Экипаж занимает место в кабине. Самолёт разгоняется по взлётной полосе, полоса заканчивается. Пассажиры вскрикивают, а второй пилот говорит первому: слушай, если бы они не вскрикнули, как бы мы взлетели?

Думаю, мораль этой притчи очень простая: люди с инвалидностью могут всё или почти всё, им нужно помочь и по возможности вовремя. Надеемся на поддержку.

В.Путин: Спасибо, Олег Николаевич. Вы мне прямо целую программу действий нарисовали.

О.Смолин: А мы не возражаем, Владимир Владимирович, если Вы ею воспользуетесь.

В.Путин: Я сейчас несколько вещей постараюсь прокомментировать.

Важнейший вопрос Вы затронули, один из ключевых вопросов, касающийся людей с ограниченными возможностями по здоровью.

Активная трудовая деятельность. Надо, чтобы мы владели цифрами. У нас 12,5 или 12,6 миллиона инвалидов. Подавляющее большинство – люди преклонного, пенсионного возраста. А инвалидов трудоспособного возраста – из них работает 25 процентов. Но желающих работать, конечно, гораздо больше. В этой связи возникает несколько вопросов, которые Вы затронули. О чём идёт речь?

Первое, это подготовка, профессиональная подготовка. Поэтому я даже, прошу прощения, встрял в Ваш монолог и сказал, что полностью поддерживаю Ваше предложение о том, что такие соревнования, как «Абилимпикс», должны предоставлять преимущества при поступлении в вузы, это точно совершенно, потому что люди демонстрируют блестящие знания и возможности. Это первое.

Нужно дальше продолжать увеличивать количество учебных заведений с инклюзивным образованием. Нужно создавать условия для того, чтобы инвалиды могли получить образование, причём не только высшее, но и среднее специальное, современное.

Я сейчас посмотрел, как ребята с ограниченными возможностями по зрению работают с компьютером. Просто это какая–то фантастика! Подавляющее большинство людей так не могут, а они могут, понимаете, на слух воспринимать всё, что там просто мгновенно проскакивает.

Но я не только хочу высказать своё восхищение этими способностями и возможностями, я хочу сказать, что это значит, что люди с так называемыми ограниченными возможностями имеют такие возможности, которые позволяют полноценно трудиться, вот в чём дело. И здесь возникает несколько вопросов, кроме подготовки профессиональной.

Ну Вы знаете, что у нас есть квотирование. Этих квот у нас 33 тысячи, а используется 11 тысяч, 20 с лишним тысяч не используется этих квот. Уверен, что дело не в людях, которые хотят работать, но отказываются. А наверняка дело в том, что предоставляемые места просто людей не устраивают. Потому что экономика предоставляет рабочие места инвалидам по остаточному принципу – это, как правило, низкоквалифицированные рабочие места и плохо оплачиваемые, – поэтому подготовка и трудоустройство должны быть между собой жёстко связаны.

Нужно помогать людям получать современные и хорошо оплачиваемые специальности, и такие возможности современный мир предоставляет. Это современные так называемые электронные технологии, или цифровые технологии, они предоставляют такие возможности. И нужно это развивать, и мы будем корректировать. Обязательно буду просить Правительство, чтобы Правительство корректировало свои программы подготовки именно в этом направлении. Это первая часть.

Вторая касается бизнеса и производства. Нужно, чтобы предоставлялись места не по остаточному принципу, а действительно по уровню квалификации. И здесь тоже можно как следует поработать и в государственных компаниях, и в частном секторе, потому что это, как правило, не стоит больших денег, это требует только внимания к людям, у которых есть определённые ограничения, но эти ограничения при наличии этого внимания легко и недорого снимаются.

И тут целый комплекс должен быть мер поощрения бизнеса к этой совместной работе. На это буду настраивать соответствующие ведомства и Правительство в целом, и регионы, надо, чтобы и в регионах эта работа была проведена.

А что касается того, что у нас должен быть целевой показатель – до 40 процентов трудоустроено, то к этому надо стремиться, и будем это делать.

Участие в выборах, и не только в выборах…

О.Смолин: Политическая жизнь…

В.Путин: Да. Граждане России, в каком бы состоянии их здоровье ни находилось, не просто могут, должны быть обеспечены всеми возможностями активного участия в политической жизни, в том числе и в выборах.

Поэтому, если там есть какие–то ограничения, давайте ещё раз посмотрим, с Центральной избирательной комиссией поговорим, и с законодателями, с коллегами Вашими давайте поговорим, давайте проанализируем. Что Вы считаете нужно там сделать дополнительно?

О.Смолин: Не на всех далеко избирательных участках элементарно есть пандусы.

В.Путин: Понятно. Та же самая безбарьерная среда.

О.Смолин: Та же самая безбарьерная среда прежде всего, Владимир Владимирович. Информационное сообщение, чтобы люди знали, что, где, когда и куда нужно прийти, и так далее.

В.Путин: Понятно. Элементарные вещи на самом деле.

О.Смолин: Элементарные…

Владимир Владимирович, и если можно, мы бы передали подготовленные конкретные предложения через ваш аппарат. Пусть кто–нибудь возьмёт.

В.Путин: Коллеги заберут. Спасибо большое.

Пожалуйста, кто ещё?

Ирина Николаевна, прошу.

И.Лаврушина: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Я представляю центр реабилитации инвалидов, город Брянск, – я являюсь инвалидом-колясочником – и с 2011 года возглавляю его. Наш центр занимается реабилитацией и адаптацией с 1993 года, в этом году мы опять участвовали в президентском гранте и выиграли его уже второй раз подряд. Мероприятие у нас будет направлено на реабилитацию и адаптацию посредством адаптивной физкультуры, массажа и занятий настольным теннисом.

Привлечена к реализации этого гранта команда из четырёх человек, трое из которых с инвалидностью. У нас кандидат в мастера спорта по настольному теннису и массажист плохо видящий, закончил кисловодское училище. Очень хороший массажист.

И я хотела поблагодарить Вас за то, что у нас сейчас есть такая возможность участвовать в президентских грантах и выигрывать их, и реализовывать их на благо таких же людей, как мы. Спасибо Вам.

В.Путин: Спасибо большое.

Пожалуйста, Алексей Сергеевич.

А.Транцев: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Вот уже в течение нескольких лет в нашей стране выработана система государственных молодёжных форумов: от федеральных «Территория смыслов» и «Таврида» до форумов округов и местных регионов.

Это действительно визитная карточка молодёжной политики нашей страны – десятки и сотни тысяч талантливых, активных, профессиональных молодых людей получают там стартап, зачастую после этого получают трудоустройство и получают все полезные навыки. Тут можно долго рассказывать.

В соответствии с рекомендациями Федерального агентства по делам молодёжи такие форумы должны быть доступны для людей с ограниченными возможностями здоровья. Речь идёт о крупных форумах: «Территория смыслов», «Таврида» – ряде окружных форумов. Ребята с инвалидностью совершенно с разной спецификой и с разными интересами могут приехать и поучаствовать.

В Приволжском федеральном округе службу на форуме возглавляю я сам уже три года, и десятки человек с самыми разными формами инвалидности приезжают ко мне, к моей команде и самореализуются: участвуют от образовательных программ до дискотек, выступлений театров и прочее, прочее. Многие в принципе на природу выбираются в первый раз благодаря этому.

Однако на местном уровне, на региональном уровне иногда дела обстоят немножко по–другому. К сожалению, часто не вырабатывается эта инфраструктура, не делаются специальные кураторы, в общем, не уделяется внимание для приглашения ребят.

Поэтому у нас получается такой обрыв системы, что активные, интересующиеся молодые ребята с тяжёлыми формами инвалидности у нас есть в стране, а вот самореализоваться им часто просто негде, чтобы пойти дальше, наверх, уже со своими проектами, со своими идеями трудоустройства.

Поэтому я Вас очень прошу, если есть возможность, здесь поддержать, уделить внимание, чтобы мы могли эту систему выстроить от местного уровня до федерального.

В свою очередь я готов, естественно, работать по этому направлению и делиться своим опытом, сам ездить и помогать всем интересующимся организаторам.

В.Путин: Алексей Сергеевич, подумаем, как выстроить эту систему, чтобы она была реалистичная и работала как можно шире и не только с федерального уровня, но и поработаем с руководителями регионов тоже.

А.Транцев: Большое Вам спасибо. И как уже упоминали многие коллеги, спасибо за новую систему фонда президентских грантов.

Очень многие, те, кто не может быть сегодня здесь, передают свои слова благодарности за то, что они впервые поучаствовали, а многие и впервые выиграли. Это просто очень здорово!

В.Путин: Она стала более демократичная, судя по всему, более эффективная.

Валерий Никитич, пожалуйста.

В.Рухледев: Уважаемый Владимир Владимирович!

Я являюсь членом Комитета Организации Объединённых Наций по правам инвалидов от Российской Федерации и президентом Всероссийского общества глухих. Хочу поблагодарить Вас за то, что, несмотря на сложную международную экономическую обстановку в мире, социальная защита инвалидов в нашей стране находится на высоком уровне.

Отдельное Вам большое спасибо от всех глухих в России и инвалидов по слуху за признание жестов русского языка глухих.

В то же время, пользуясь случаем, хотел бы обратиться к Вам за помощью. Всероссийское общество глухих много лет добивается государственной субсидии для поддержки уникального, первого в мире стационарного Театра мимики и жеста, которому в этом году исполнилось 55 лет, где большинство профессиональных актёров и сотрудников театра являются инвалидами по слуху.

Многие являются выпускниками именно этого учебного заведения, где мы сейчас находимся. Театр мимики и жеста – это не только рабочие места инвалидов, но и эффективный инструмент социокультурной реабилитации через жестовый русский язык и уникальную игру глухих актёров.

При соответствующей поддержке театр может приобщать десятки тысяч инвалидов по слуху и глухих детей к традициям и наследию русской и мировой культуры. Тяжёлое финансовое положение театра не позволяет вести ему полноценную театральную деятельность, включая гастроли. Наш театр нуждается в государственной поддержке и помощи. Поэтому я вынужден Вас побеспокоить. Уважаемый Владимир Владимирович, могу ли я Вам передать письмо с нашей просьбой?

В.Путин: Конечно, письмо передайте. Считайте, что мы её уже выполнили. Я, правда, ещё не прочитал, но мы это сделаем.

М.Терентьев: А можно я добавлю?

В.Путин: Пожалуйста.

М.Терентьев: При обсуждении законопроекта о бюджете в третьем чтении в постановление было добавлено, чтобы поддержать Театр мимики и жеста при исполнении бюджета в 2018 году. То есть там тема эта уже как бы учтена, но надо просто на неё обратить внимание.

В.Путин: Хорошо.

М.Терентьев: Ещё, Владимир Владимирович. Я не знаю, коллеги скажут здесь или нет ещё, но мне кажется, что конкурс «Абилимпикс», который прошёл, ему надо придать такой же статус, как конкурсу WorldSkills, потому что это где–то Олимпийские и Паралимпийские игры, и если мы по–равному относимся к олимпийцам, так же должны и к паралимпийцам.

Думаю, что здесь, если WorldSkills идёт отдельным постановлением Правительства, мне кажется, важно, чтобы отдельным постановлением шёл и «Абилимпикс», потому что это два важных конкурса, которые не только направлены на трудоустройство людей с инвалидностью, но они меняют менталитет бизнеса, который видит, каких успехов может добиться человек с инвалидностью, участвуя в этом конкурсе.

В.Путин: Михаил, Вы правы абсолютно. Это примерно то, о чём я совсем недавно говорил, – об отношении бизнеса к этим вопросам. Согласен.

У нас третий раз проводился «Абилимпикс», но впервые, как Ольга Юрьевна сказала, в таком масштабе. Опыт есть, мы его будем раскручивать, это правильно абсолютно.

Пожалуйста, Дмитрий Валерьевич.

Д.Поликанов: Владимир Владимирович, я просто в добавление к тому, что коллеги говорили по поводу инклюзивного театра. Хотел поддержать Александра Николаевича по поводу инклюзивного дома искусств. Мне кажется, это как раз площадка, которая была бы и для Театра мимики и жеста, и для многих других театров, которые со взрослыми артистами-инвалидами работают.

Я Вам сегодня рассказывал про наш опыт с ЮНЕСКО, это действительно тот опыт, который перенимают и французы, и англичане, и американцы, и так далее. Мы делаем это очень хорошо. И есть много театров: «Круг II», «Недослов», Театр мимики и жеста, которые мыкаются без площадок, негде репетировать.

Где–то ГИТИС выручает, где–то Театр наций нам помогает и так далее. Но в целом такая проблема очень острая. Если бы был такой центр – и образовательный, и одновременно где можно было бы показы делать, это было бы просто прекрасно.

Второй момент – по поводу фильмов. Мне кажется, что, конечно, много людей у нас смотрят кино в стране, но ещё больше людей смотрит телевидение. И здесь если бы была возможность как–то повлиять на политику каналов в плане документального кино, потому что есть много хорошего документального кино, разные организации снимают жизнеутверждающие фильмы о людях с ограниченными возможностями здоровья…

Мы, в частности, тоже за свой счёт сняли фильм полтора года назад, ВГТРК передали права за 100 рублей, по–моему, за символическую сумму, только бы они взяли это в прокат и показали на каналах ВГТРК. Но, к сожалению, сегодня документального кино, особенно такой социальной тематики, конечно, сильно не хватает. А оно имеет очень большой педагогический эффект.

В качестве примера: наш фильм, мы его показываем на семинарах, нашим коллегам в Новосибирске дали, они его показали трудным подросткам, сказали, что вышли другими людьми люди после просмотра. Там дети, такие полууркаганы, вышли совершенно под другим впечатлением.

И третий момент тоже такой системный, о котором мы на культурном форуме недавно говорили. Он касается создания некоего портала лучших практик в сфере доступности культуры, потому что сегодня для учреждений культуры возникает вопрос, то есть им приходит разнарядка: нужно провести мероприятие для инвалидов. Кто–то знает, как его проводить, кто–то обращается к местной общественной организации инвалидов, кто–то не знает.

Если бы был портал у Министерства культуры для учреждений культуры с таким банком лучших проектов, то не пришлось бы, я не знаю, библиотекарю в Омске сидеть и изобретать велосипед, как ему провести мероприятие для аутистов или для глухих. Он бы зашёл на этот портал, посмотрел паспорт проекта и понял, что есть калька, шаблон, по которому он может сделать хорошее, полезное для инвалида мероприятие. Если бы можно было такой портал сделать, мне кажется, это было бы очень выигрышное тоже для сферы в целом.

В.Путин: У нас есть такие информационные ресурсы. Надо посмотреть, как они работают, и что–то добавить туда. Но в целом предложение правильное. Спасибо.

Пожалуйста, господин Якоби.

О.Якоби: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович!

Оливер Якоби, я как раз директор фирмы, которая организовала производство инвалидной коляски в Тольятти, и хотел Вас поблагодарить за поддержку в последние годы, и хотел бы добавить несколько вещей, о которых Михаил Борисович уже сказал, по поводу сертификата, по поводу аукциона.

Вот сертификаты. Я тоже думаю, что это возможность передать полномочия выбора людям, которые востребованы, которые знают, что им надо. Понимаю, что это вызывает иногда недоверие у плательщика, у других органов, но, думаю, можно решить вопрос с маркировкой изделия или что–то такое. Это всё возможно. И с этого мы можем отойти тогда от распоряжения, от аукционов – более индивидуальный, более качественный подход к людям.

То, что Михаил Борисович тоже сказал, – индивидуальная потребность. Он назвал это «социальный статус». Я думаю, больше это индивидуальный, потому что и программа называется «Индивидуальная программа реабилитации».

Это не только медицинская реабилитация, а реабилитация в общем. Человек, который занимается спортом активно, не может только по сегодняшней медицинской ситуации получить свои изделия или свою реабилитацию.

Думаю, как раз нам надо немножко отойти от этой закупки изделий, перейти в реабилитацию. Изготовление протезов или передача инвалидной коляски – это маленький кусок от общего пути реабилитации.

Если бы мы могли туда идти, думаю, более правильные изделия с более эффективным результатом мы могли бы получить. Нам, производителям, тоже важно делать те изделия, которые востребованы, а не те, которые по конкурсу…

В.Путин: Я в принципе уже высказался на этот счёт. Но Вы просто подтвердили то, о чём Михаил Борисович говорил, и я подтвердил. И мы постараемся пойти по этому пути.

Пожалуйста.

А.Фирсов: Здравствуйте, Владимир Владимирович, и все присутствующие в зале!

С 2012 года я являюсь инвалидом, у меня ампутирована правая нога на уровне бедра. Я работаю в компании «Метис», которая на сегодняшний день является ведущим отечественным производителем современной протезно-ортопедической продукции.

В последние годы государство активно помогает отечественной реабилитации, в том числе и нашей компании. Хочу поблагодарить Минпромторг России и лично Министра Дениса Валентиновича Мантурова за программу поддержки нашей отрасли. Уверен, что такая работа вернёт отечественную реабилитационную индустрию на передовые позиции в мире.

Хочется сказать несколько слов о возможных шагах дополнительной поддержки реабилитационной индустрии. Во–первых, сейчас нам доступны субсидии, поддерживающие проведение разработок, и субсидии на организацию серийного производства. Отрасль в начале своего развития и не имеет высоких прибылей.

Нельзя ли рассмотреть вопрос о субсидировании затрат на апробацию реабилитационной продукции? Это необходимо для успешного перехода от этапа опытно-конструкторской работы к этапу массового производства российской продукции.

Во–вторых, давно обсуждается вопрос о применении маркировки технических средств реабилитации для контроля за оборотом и для борьбы с некачественной продукцией. Возможно ли разработать модель того, как вести обязательную маркировку с учётом особенностей реабилитационной индустрии в общем?

И в–третьих, может быть, целесообразно сформировать единый электронный каталог продукции, который бы использовался и при государственных закупках. Такая работа ведётся в других отраслях, однако в реабилитационной индустрии нужно увязать разработку каталога с усилением работы по стандартизации в этой сфере.

Владимир Владимирович, прошу Вас рассмотреть эти предложения по улучшению качества жизни инвалидов, ведь я смотрю не только со стороны производителей, но в большей мере со стороны пользователей технических средств реабилитации.

В.Путин: У Вас предложения очень конкретные, и Вы понимаете, поскольку занимаетесь этим профессионально, они требуют проработки.

Мантурова Вы похвалили, он в курсе, знает, я с ним ещё поговорю. Нужно, чтобы здесь подключился не только Мантуров, но и Министерство финансов.

Что касается субсидий – вопрос чрезвычайно важный, я понимаю. Надо посмотреть объёмы этих субсидий и как они могут быть организованы. Но это возможно, это надо посмотреть.

Каталог, безусловно, очень важная вещь, особенно если будет использоваться при закупках. Но не менее важно это и в том случае, если мы будем развивать систему сертификатов, потому что…

А.Фирсов: Да, это вместе пойдёт, думаю.

М.Терентьев: Я как раз и говорил о каталоге, Алексей именно то и сказал, только более профессиональным языком, я так понимаю.

А.Фирсов: Коротко, наверное. Единственное, у меня большой вопрос по апробации. Минпромторг выделил субсидии на разработку 20 новых изделий. И если их будут опробовать именно конечные пользователи-инвалиды и будут давать обратный ответ, то можно повысить и качество за счёт доработки, и запустить в работу.

В.Путин: Надо посмотреть и проработать. Это касается и маркировки.

А.Фирсов: Да, маркировки, потому что «серый» рынок, второй раз использование продукции…

В.Путин: Смотрится формально, но это важный элемент.

М.Терентьев: Там Правительство утвердило стратегию развития реабилитационной индустрии, там, по–моему, все эти моменты предусмотрены как раз.

В.Путин: Вернёмся к этому ещё раз, посмотрим так, чтобы не было ничего упущено.

Спасибо.

Я думаю, нам надо завершать. Хочу вас всех поблагодарить за сегодняшнюю нашу встречу, за ваши предложения, за идеи, за оценки. И надеюсь, что мы с вами в таком же конструктивном ключе продолжим работать.

Все наши коллеги, которые здесь присутствовали и не присутствовали, но точно совершенно будут знать о результатах нашей работы, подключатся к реализации того, о чём мы с вами здесь договорились.

Всем вам большое спасибо, всего доброго, удачи!

Россия. ЦФО > СМИ, ИТ. Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 5 декабря 2017 > № 2418343 Владимир Путин


Россия > Образование, наука > ras.ru, 4 декабря 2017 > № 2411710 Владимир Иванов

Заместитель президента РАН Владимир Иванов: «Ученому все равно, из какого кошелька поступают деньги»

Владимир Иванов о программе фундаментальных научных исследований

Для чего нужна программа фундаментальных научных исследований, как будут распределяться деньги на фундаментальную науку и когда документ будет представлен общественности, в интервью Indicator.Ru рассказал заместитель президента Российской академии наук, член-корреспондент РАН Владимир Иванов.

— Расскажите про программу фундаментальных научных исследований на долгосрочный период? Как в ней участвует РАН?

— В настоящее время система организации фундаментальных научных исследований выглядит следующим образом. В состав Государственной программы развития науки и технологий (ГПРНТ) входит подпрограмма «Фундаментальные научные исследования в Российской Федерации», которая по замыслу должна обеспечить координацию всей фундаментальной науки в стране. Руководство этой программой осуществляет координационный совет, возглавляемый министром образования и науки и президентом РАН. Сопровождение этой программы и работу координационного совета обеспечивает соответствующий департамент Минобрнауки России.

Также правительство утвердило Программу фундаментальных научных исследований государственных академий наук (ПФНИ ГАН) на 2013-2020 годы, в рамках которой осуществляется основной объем фундаментальных научных исследований в стране. ПФНИ ГАН является логическим продолжением программы, начатой в 2008 году. Она сформирована на основе Плана фундаментальных исследований РАН на период до 2025 года. Управление [программой] осуществляет Координационный совет, возглавляемый президентом РАН. В его состав входят руководители государственных академий наук, отделений РАН, ведущих университетов, НИЦ, наукоемких госкорпораций (Росатом, Ростех, Роскосмос, Роснано). За работу этого совета отвечает президиум РАН. Совет регулярно работает, ежегодно в правительство представляются отчеты о ходе реализации программы. Информация размещается на сайте РАН. Федеральным Законом 253-ФЗ «О Российской академии наук…» срок действия этой программы установлен до 2020 года включительно.

В сложившейся конфигурации академические институты, отраслевые научные организации и университеты действуют независимо, единая система направлений исследований отсутствует, в целом система организации фундаментальных научных исследований оказалась дезинтегрирована. Это сильно ударило по вузовскому сектору науки, поскольку ослабление связей с академическими институтами сыграло отрицательную роль в развитии науки в университетах, что косвенно подтверждается результатами реализации проекта по продвижению российских университетов в международные рейтинги. При этом отметим, что формальные библиометрические показатели не дают реальной картины состояния науки ни в целом, ни в ее отдельных секторах.

Такой ситуации в немалой степени способствовало принятие в 2013 году федерального закона №253-ФЗ «О Российской академии наук…», который решил некоторые имущественные вопросы, но разрушил системность и целостной организации фундаментальных научных исследований. С учетом того, что переходный период трансформаций академического сектора науки завершен, как это и предусмотрено законом, требуется переход к следующему этапу реформ, в ходе которого должна быть восстановлена целостность системы фундаментальных исследований.

Система управления научными исследованиями и их координации должна быть модернизирована, исходя из новых условий работы, принятых стратегических документов, конфигурации системы управления наукой, определенной в недавних указах Президента Российской Федерации. Сейчас идет формирование межведомственного координационного совета в структуре Совета по науке и образованию при Президенте РФ, на который возлагаются функции по координации научных исследований по приоритетным направлениям. Это же касается и фундаментальной науки.

В разработанном Минобрнауки России и представленном на общественное обсуждение проекте Программы научно-технологического развития участие РАН в управлении фундаментальными научными исследованиями не предусмотрено. Иначе говоря, эта программа построена в логике Минобрнауки 2012 года, когда был поставлен вопрос о ликвидации РАН. Очевидно, что такой подход недопустим в принципе, не говоря уже о том, что он в корне противоречит и принятым стратегическим документам, и прямым указаниям Президента Российской Федерации В.В. Путина, данным им в ходе встреч с представителями Академии в мае-сентябре текущего года.

Представляется, что главная задача сейчас — восстановить единую систему организации фундаментальных исследований в стране под руководством ученых, как это принято во всем мире. Программа должна стать таким инструментом.

— Когда она будет разработана и согласована?

— Тут сложно говорить, но, если у нас все пойдет более-менее нормально, к лету 2018 года мы сможем ее представить вместе с Минобрнауки России для утверждения правительством. Для этого решением президиума РАН создана рабочая группа под руководством вице-президента РАН академика В.В. Козлова, куда входят представители академического сообщества, университетов, министерств, госкорпораций и т. д. Концепция программы была размещена на сайте РАН, прошла широкое обсуждение и в основном поддержана научным сообществом, а также экспертным советом по фундаментальным и прикладным исследованиям Комитета по науке и образованию Государственной Думы. Кроме того, для координации работы есть договоренность с Минобрнауки России о создании компактной рабочей группы. Мы рассчитываем на конструктивное сотрудничество.

— Программа фундаментальных научных исследований — это документ, который конкретизирует Стратегию научно-технологического развития в области фундаментальной науки?

— Стратегия научно-технологического развития — это политический документ, который определяет основные направления, куда мы должны двигаться. Программа фундаментальных исследований создается для решения двух главных задач: во-первых, научное обеспечение реализации уже определенных приоритетов, во-вторых, определение направлений движения на перспективу, так сказать, загоризонтные цели.

Поэтому в Стратегии НТР фундаментальная наука определена как системообразующий институт, обеспечивающий развитие нации. Определена и ответственность государства за развитие фундаментальной науки. То есть фундаментальная наука выделена в отдельный приоритет вне приоритетов технологического развития. И это вполне логично, поскольку именно фундаментальная наука создает базу для развития технологий, а также образования.

Кроме того, поле фундаментальной науки значительно шире, чем определенные технологические приоритеты. То, что сегодня является технологическим приоритетом, завтра может им и не быть, а появится новый. Но появится он только на основе фундаментальной науки. Другого пути нет, «так природа захотела».

В условиях ограниченности ресурсов следует тщательно избегать их распыления, а это можно сделать, только создав целостную систему организации исследований.

— Как распределены деньги на фундаментальную науку сейчас?

— Это программы государственных академий, вузов, а также отраслевые программы. Основной массив делается в академических институтах. Проблема в том, что организации, например университеты и академические институты, финансируются по разным схемам в зависимости от ведомственной принадлежности. Очевидно, что схемы финансирования должны быть унифицированы. Необходимо установить единые правила для всех, поскольку наука либо есть, либо ее нет, и неважно, где она делается.

Единые правила заключаются в том, что должна быть сформирована система направлений фундаментальных исследований, в рамках которых по единой для всех организаций системе будут выделяться ресурсы (мы специально уходим от термина «приоритеты», иначе можем снова столкнуться с проблемой «физиков» и «лириков»). Здесь, безусловно, есть над чем поработать, поскольку необходимо, например, учитывать специфику научных исследований в конкретных случаях.

Эта система должна обладать определенной гибкостью и адаптируемостью. Представляется, что создание финансово-экономических механизмов, механизмов ресурсного обеспечения должно стать предметом особого внимания Минобрнауки как органа власти, отвечающего за реализацию научной политики. А ресурсы — это главное, без них наши желания останутся только на бумаге. Если верить легенде, то при принятии решения о запуске Атомного проекта СССР один из ведущих советских академиков произнес такую фразу: «Я инженер. У меня подход инженерный: будут деньги — будет бомба, не будет денег — не будет бомбы». Эта позиция была принята во внимание. Результат известен. Может быть, воспользоваться хорошим опытом?

Второй вопрос заключается в следующем: можно ли отдать все деньги на технологические приоритеты, чтобы там совершить прорыв? Можно, но при этом необходимо иметь в виду, что фундаментальная наука работает с лагом 25-30 лет, и, где именно будет следующий технологический прорыв, сейчас науке неизвестно. Поэтому чем больший спектр фундаментальных исследований будет охвачен сейчас, тем больше шансов, что не упустим что-то важное в перспективе. Отказ от какого-либо направления означает, что в этой области мы отстали навсегда. Поэтому стоит очень сложная задача, как в условиях ограниченных ресурсов не упустить направлений, где может быть осуществлен следующий технологический прорыв.

— Поясните, как вы планируете консолидировать деньги на фундаментальную науку? Сейчас большая часть выделяются через разные ведомства. А МГУ, например, записан отдельной строкой в бюджете, получается из этого бюджета университета будут «вырезаны» деньги на фундаментальную науку?

— Не совсем так. Если есть единая система научных направлений, то организация (в данном случае МГУ) в рамках имеющихся средств будет по ним работать. Поэтому проблема заключается в согласовании научным сообществом такой системы. В принципе ученому все равно, из какого кошелька поступают деньги. Только надо следить, чтобы они не тратились на другие цели. А вот объем ресурсов — это задача прежде всего Минобрнауки России. Фактически речь о том же, что и при трансформации РАН в 2013 году: давайте отделим науку от финансово-хозяйственной деятельности. Направления фундаментальных исследований, технологические приоритеты, организация исследований и разработок — ученым, обеспечение деятельности, включая финансирование, — администраторам.

— Не совсем ясно, как все это будет организовано.

— До 2004 года, до бюджетной реформы, в бюджете была отдельная строка «Фундаментальная наука и содействие научно-техническому прогрессу». Фундаментальной наукой занимались прежде всего государственные академии, университеты, отраслевые организации, и деньги выделялись четко на нее. Другое дело, что тогда не была организована программная система. Каждое министерство получало деньги и делило их так, как считало нужным. В рамках реализации Стратегии НТР предполагается все научные деньги свести в единую программу. Тут может быть много всяких мнений, но десятилетняя практика реализации ПФНИ ГАН показала, что при нормальной организации можно даже в условиях ограниченных ресурсов добиваться хороших результатов.

Идеальная схема выглядит следующим образом. В рамках ГПНТР выделяются ресурсы на фундаментальные исследования, научное сообщество распределяет эти средства по направлениям исследований и организациям, органы управления обеспечивают бесперебойное финансирование и контроль правильности расходов. Но, как известно, «гладко писано в бумаге…».

— Вы говорили, что надо финансировать не «вывески», в смысле конкретные организации, а программы, которые они предлагают. То есть выделять деньги не статусной организации, условному ФИАНу, а под проекты, которые там есть?

— Допустим, что у нас есть проект, и мы точно знаем, кто в этой области специалист. В этом случае нам даже не всегда надо проводить специальный конкурс: в фундаментальной науке «по гамбургскому счету» известно, кто, чем и как занимается. То есть мы можем отобрать участников для большого проекта. Дальше необходимо обеспечить базовое финансирование этого проекта.

Конечно, можно и просто выделять деньги выдающимся институтам, но, во-первых, имеющиеся ресурсы небезграничны, во-вторых, это будет набор инициативных исследований, которые более эффективно финансировать через фонды.

Институты должны работать по программам и проектам. Другое дело, как эти программы формировать.

Одно дело, когда есть задача, тот же «РадиоАстрон», если мы говорим про ФИАН, его надо финансировать в любом случае. С другой стороны, если руководство ФИАНа попросит деньги на другую программу, то ему, безусловно, надо помочь. Но не потому, что это ФИАН, а потому, что это программа, качество которой гарантирует ФИАН.

— Изменится ли принцип отбора проектов фундаментальной науки, которые будут финансироваться?

— Установить научную ценность могут только ученые. Давайте посмотрим зарубежный опыт. Как работает, например, Общество Макса Планка? Там ученые определяют и перспективность тематики, и финансирование (в рамках имеющихся средств, естественно). У нас крен в другую сторону. Сложилась система, при которой даже направления фундаментальных исследований утверждают чиновники. Это выглядит как-то странно. Для технологических приоритетов это оправданно, так как здесь органы власти должны четко представлять, что необходимо для развития страны и обеспечения ее безопасности.

Поэтому оптимальной представляется схема, по которой государство выделяет деньги на науку и формулирует определенные предпочтения в общем виде, а ученые, исходя из имеющихся ресурсов, определяют конкретные направления и объемы финансирования. Но это пока еще только общие подходы, которые требуют обсуждения и законодательного оформления.

— Сейчас фундаментальные исследования финансируются в том числе РФФИ, получается, что они тоже должны будут встраиваться в новую программу фундаментальных исследований?

— Научные фонды финансируют, как правило, небольшие инициативные проекты. Допустим, пришла новая идея ученому. Куда он пойдет? В РАН? Но там все деньги уже по программам распределены. Одна дорога — в фонд. Если через некоторое время будет получен положительный результат, то это направление можно развернуть в новую программу и обеспечить полноценное финансирование. Если же получится отрицательный результат, то это тоже ценно. Это значит, что в этой области знаний достигнут предел, и дальше сюда вкладываться не имеет смысла. Пример известен — вечный двигатель. Не самые плохие умы человечества много времени потратили на его создание и в конце концов поняли, что это невозможно. И в такие исследования перестали вкладывать деньги. А так бы до сих пор на это тратились. По-видимому, так и должны работать фонды.

Тогда вся цепочка фундаментальных исследований могла бы выглядеть следующим образом: инициативные проекты (фонды) — поисковые (их еще называют «чистые») фундаментальные исследования (программы и проекты по направлениям) — ориентированные фундаментальные исследования (исследования, направленные на реализацию конкретных приоритетов, например, в рамках Стратегии НТР). Ориентированные фундаментальные исследования — это не что иное, как начальная стадия реализации конкретного технологического приоритета. Реализация такой схемы и есть суть предложений РАН по организации фундаментальных научных исследований в России.

Автор: Марина Киселева, Индикатор

Россия > Образование, наука > ras.ru, 4 декабря 2017 > № 2411710 Владимир Иванов


Россия > Образование, наука > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400866 Марат Зиганов

Водить детей к репетиторам — это болезнь родителей

Марат Зиганов

Основатель и научный руководитель Ломоносовской школы

Основатель старейшей частной школы в стране рассуждает об основах репетиторства и причинах, по которым родители все еще водят своих детей на дополнительные занятия к педагогам для индивидуальных занятий. Почему репетиторство стало социально-психологическим «недугом» современных родителей, и как вместить в ребенка все больше знаний, подобно набитому вещами шкафу

Начиная большой разговор на одну из самых острых тем российского образования — репетиторство, сразу оговорюсь, что не имею в виду высококлассных педагогов с реальными результатами по подготовке к ЕГЭ/ОГЭ, которые не пользуются рекламой своих услуг, не заводят профили на ресурсах по поиску репетиторов, чьи имена и результаты подопечных говорят сами за себя. Их совсем немного — всего несколько сотен по Москве. Здесь также не пойдет речь о тех, кто гарантированно готовит победителей или призеров Всероссийских предметных олимпиад. Речь не о них. Речь пойдет о репетиторах, которые работают по заказам: «Повысить успеваемость в школе», «Устранить школьные пробелы» и т.п.

Из прошлого нашей страны репетиторствование по подготовке к вступительным экзаменам постепенно преобразилось в феномен тотальной дополнительной подготовке по всем без разбора учебным предметам. В родительской среде давно стало нормой, если с ребенком занимаются 2, а то и 3-4 специально приглашенных специалиста, которые «подтягивают» ученика по школьной программе. Обычный для наших дней комбо-набор репетиторов: педагог по русскому языку, математик, который занимается с ребенком алгеброй и геометрией, а также в рейтинге популярных специалистов — химики и физики, в зависимости от выбранного профиля и дальнейших целей … родителей. Причины, по которым мамы и папы обращаюсь за помощью к репетиторам, разные, разберем несколько из них:

По привычке. Эффект толпы. Репетиторство — болезнь социальная или психологическая. Раньше у родителей была привычка водить детей в музыкальные школы. «Мой ребенок учится в музыкальной школе по классу фортепиано», «А мой — по классу скрипки». Теперь родители привычно водят к репетиторам. И не задаются вопросом — а надо ли? Потому что другие водят. И всё!

По причине того, что модно иметь в семье престижного репетитора. Дополнительный педагог — тоже предмет гордости и разговора с другими родителями-знакомыми. Все равно, что меряться брендами — дух соревнования поглощает некоторых родителей и в вопросе образования собственных детей.

По причине отсутствия родительской опеки и внимания к ребенку. Логика проста: «Пусть хоть кто-нибудь чем-нибудь занимается с моим ребенком, пока я занят» или «Потому, что я не хочу/не умею заниматься своим ребенком». На лицо такой распространенный в наши дни феномен как родительская безответственность. Если у ребенка что-то не получается — виноват не от сам, потому что не объяснил или не уделил больше внимания — виноват всегда репетитор: деньги вложены, а результат нулевой.

По учительскому принуждению. Некоторые учителя незаметно подводят родителей к необходимости дополнительных занятий по их учебным предметам (вам не повезло, если учитель вашего ребенка такой же). Обычно разговоры начинаются издалека и с благими целями: помочь, дополнительно поработать, разобрать ошибки. Не является ли это преступлением со стороны учителя? Ответ для каждого свой.

По страсти к разнообразию. Причина, безусловно, из области психиатрии, однако встречается довольно часто. Почему некоторые мужчины и женщины изменяют своим супругам? Психиатры утверждают, что в большинстве случаев потому, что хотят разнообразия. С репетиторами — аналогично, ведь, репетиторы — это такие же школьные учителя. Просмотрите портфолио репетиторов или описание достижений репетиторов — ничего выдающегося! Вы уводите своего ребенка от одних учителей, чтобы после школьных уроков или в выходные приводить ребенка к другим. А если репетитор такой же, как и школьный учитель, то и результаты в обучении будут такими же. Репетиторская полигамность — не выход и редко приводит к высоким результатам. Если закрались мысли о репетиторстве или «учителе мечты» для ребенка, скорее всего, причина в первоначальном неверном выборе главного наставника для ребенка. Выход есть — меняйте школу, но не обрастайте репетиторами.

Безусловно, не бывает тренда без предпосылок. С развитием сети онлайн-помощников для репетиторов и всех желающих оказывать образовательные услуги, в качестве репетиторов все чаще выступают студенты, неопытные в обучении и воспитании — недоросли, которые еще сами не окончили вуз. Сегодня репетиторствуют все, кто хочет зарабатывать от 120 000 руб в месяц с и более. Немного элементарной математики: Например, репетиторствуя с двумя школьниками в будни и обучая по 3 человека в выходные (т.е. проводя 8 парных занятий в неделю) обычный репетитор, неперетруждающий себя и не имеющий особых успехов в области обучения, но смело заявляющий высокую стоимость (4 000 руб/45 мин), зарабатывает около четверти миллиона в месяц (8 000 руб х 8 занятий/нед х 4 нед/мес). Так достаются легкие деньги, которые доверчивые родители сами несут в руки неопытных и зачастую опасных для развития и становления детей педагогов.

Феномен репетиторства уже давно лично у меня вызывает несколько ярких аналогий: первая аналогия — с автомобилем, который хочется нагружать больше для перевозки большего груза, и вторая аналогия — со шкафом, в который хочется запихнуть больше одежды. В роли автомобиля и шкафа выступают наши дети, в которых непременно надо вместить как можно больше знаний. А надо ли нагружать автомобиль без усиления двигателя и обустройства кузова? Надо ли подпирать дверцу шкафа, которая уже не закрывается, если не увеличен объем шкафа или не сконструирована современная система хранения вещей?

Ко мне часто приходят родители и спрашивают: «Что нам делать, если нельзя водить к репетиторам, мы ведь стремимся к повышению качества знаний нашего ребенка». Отвечаю я всегда так: не стремитесь усовершенствовать учителей, меняя их как перчатки, не бросайтесь образовательными программами в поиске «самой лучшей» и «самой признанной». Чтобы ребенок смог усваивать школьные знания и формировать практические навыки в большем объеме в имеющихся условиях — не многим дано выбирать педагогов и уже тем более программы, по которым учатся дети — развивайте интеллектуальные способности ребенка. Тем более, что для этого есть доказавшая свою эффективность на практике образовательная технология развития интеллектуальных способностей школьников.

Технология прошла путь в 25 лет и доказала свою продуктивность не на одном выпуске. Интеллект — главная движущая сила ученика, он может не знать ответа на какой-то из вопросов школьной программы и под воздействием стрессовой ситуации или других факторов растеряться, однако именно дети с развитым интеллектом всегда знают, где найти ответ на вопрос, что им может помочь решить задачу, из каких областей знаний стоит применить технологию или методику, чтобы самому найти ответ, не «вспомнить» то, чего не знал, да еще и забыл, а именно «найти» путь решения и прийти самостоятельно к ответу.

Логику и основу самостоятельно поиска ответа репетиторы, к сожалению, не прививают. Не потому, что не умеют, мыслящий ребенок требует намного больше внимания и педагогического мастерства, — компетенции, которые у репетитора на счету по курсу 4 000 рублей за 45 дополнительных минут.

Россия > Образование, наука > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400866 Марат Зиганов


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437917 Леонид Бершидский

Путинский патриотический угар оборачивается против него самого

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Российский школьник выражает сочувствие немецкому солдату, умершему в советском лагере для военнопленных после Второй мировой войны. В российских социальных сетях поднимается волна возмущения и осуждения, которая проникает и в парламент. На первый взгляд, никаких причин для беспокойства нет, поскольку Россия является мировой столицей троллей. Однако это очень похоже на отрезвляющее предзнаменование того, какой станет Россия после президента Владимира Путина.

В воскресенье школьник из сибирского города Новый Уренгой выступил в германском парламенте с примирительной речью. О чем он говорил? О трагической гибели немецких солдат во время гитлеровского вторжения в Россию. Это была тема его исследовательской работы в рамках профинансированного Германией проекта.

«Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать», — сказал Николай Десятниченко. В конце своей речи он выразил надежду на то, что «мир больше никогда не увидит войн».

Вскоре после того, как один проживающий в Баварии русский разместил эту речь в Facebook вместе со своими возмущенными комментариями, тысячи постов в клочья разорвали этого старшеклассника, его школу и его семью. Тысячи людей начали вспоминать о тех зверских преступлениях, которые нацистские оккупанты совершили против их дедов. А поскольку у Десятниченко украинская фамилия, его семью назвали ячейкой предателей. Блогеры начали жаловаться в Генеральную прокуратуру, обвиняя мальчика в «выгораживании нацизма», что в России является преступлением. Эта история привела к такому накалу страстей, что депутат верхней палаты российского парламента Владимир Джабаров попросил местные власти провести проверку учебной программы в школе, где учится Десятниченко.

Реакция была яростной, но ничего неожиданного в ней нет. Путин раздувает культ победы России во Второй мировой войне до уровня истерии, особенно в свой текущий президентский срок. Проще всего Путину делать ставку на роль России в разгроме фашизма. Эти события достаточно свежи и тесно связаны с историей большинства российских семей. И они не вызывают никаких противоречий из-за характера врага. Разговоры о том, что немецкие захватчики заслужили лучшей доли, чем гибель от жестоких лишений, кажутся абсурдом россиянам, так как они хорошо знают, что Иосиф Сталин точно так же обращался с советскими гражданами. Предположение о том, что некоторые немецкие солдаты не хотели воевать, сродни святотатству. «Нам жаль, Адольф» — такова была саркастическая реакция российских социальных сетей на примирительную речь Десятниченко.

Исключительной эту историю делает отрицательная реакция на отрицательную реакцию и то, как на нее отреагировали критики школьника.

На защиту Десятниченко выступили не только горемычные и игнорируемые российские либералы, но и мэр Нового Уренгоя Николай (так в тексте, имя мэра Иван — прим. пер.) Костогрыз. «Интерпретацию взрослыми людьми искренних слов ребенка можно расценивать как провокацию не только против школьника, но против всего российского народа», — написал он.

Вскоре за Десятниченко вступился даже Кремль. «В данном случае совершенно непонятна такая экзальтированная травля, — заявил информационному агентству ТАСС пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. — Обвинять его в каком-то злом умысле, тем более — в пропаганде нацизма и так далее, во всех смертных грехах, считаю неверным».

Но ответ Кремля никак не успокоил волну возмущения. Теперь многие блогеры и участники социальных сетей заговорили о роли «Газпрома», который является спонсором школы, где учится Николай, а также его немецкого партнера компании Wintershall, организовавшей поездку в Германию, и «Роснефти», где отец мальчика работает в службе безопасности.

Это не просто компании. Это основа путинского режима, главные инструменты его торговой политики, основные рычаги российского экономического влияния на Европу и Китай. Благосостояние жителей Нового Уренгоя, многие из которых работают в «Газпроме» и «Роснефти», вызывает зависть у остальной России. Некоторые россияне гневно ответили самому Пескову. Вот типичный твит: «С нашей стороны это не травля, а мнение народа. Оно должно быть услышано, чтобы Николай и ему подобные поняли, в какой стране они живут».

После аннексии Крыма в 2014 году Путин со своей командой всячески нагнетает патриотическую истерию. Эти люди воспользовались националистическими настроениями и недовольством, чтобы разжечь восстание на востоке Украины. Они используют материалы о Второй мировой войне для подкрепления своих претензий на моральное превосходство в усиливающемся конфликте с Западом. Но патриотизм такого сорта — это палка о двух концах. В действительности клептократический, живущий за счет нефти режим Путина никак не связан с ранимым националистическим мировоззрением россиян. Как бы ни старался Путин навести мост и сблизиться с этой аудиторией, он будет намного слабее и неустойчивее того реального моста, который компания путинского дружка строит в Крыму.

Поскольку конституция ограничивает срок пребывания Путина на посту президента, наступит время, когда он уйдет. А те люди, которые охаивают Десятниченко, лишь ждут сигнала, чтобы размазать по стенке путинскую элиту и поставить Россию на путь еще более жесткой конфронтации с Западом. И потенциальному наследнику Путина наверняка придется бороться за их симпатии.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437917 Леонид Бершидский


Россия. Китай > Образование, наука > interaffairs.ru, 23 ноября 2017 > № 2396233 Игорь Поздняков

Продвижение российского образования в Китае: вызовы и перспективы

Игорь Поздняков, Первый секретарь Посольства России в Китае, представитель Министерства образования и науки России в Китае, кандидат исторических наук

Экспорт образования, с одной стороны, является уже традиционным внешнеполитическим инструментом «мягкой силы», с другой стороны, представляет собой получивший широкое распространение вид внешнеэкономической деятельности.

Например, в Австралии, где обучаются от 480 тысяч до 520 тыс. иностранных студентов, из которых 30% составляют граждане КНР, доходы от оказания образовательных услуг образуют значимую для экономики страны статью бюджета, демонстрируя 12-15%  роста ежегодно [6]. Одной из ведущих стран на мировом рынке образования стала и Новая Зеландия [5]. В поисках причин столь ярко выраженного успеха в образовательном экспорте осуществлен целый ряд исследований, в которых анализируются рекламная политика этих двух стран, принципы корректировки содержания учебных программ, формы  упрощения визовых процедур в качестве мер, которые стимулировали потоки учащихся со всего мира, прежде всего из Китая и Индии, отправиться на платное обучение в Австралию и Новою Зеландию. Однако главными естественными маркетинговыми преимуществами в целевой аудитории в странах Азии стали англоязычная среда и ассоциации с классическим британским образованием.

Остается открытым вопрос: могут ли ассоциации с традиционно качественным советским высшим образованием относиться к маркетинговым преимуществам российских вузов на образовательных рынках Азии? Но главными критериями оценки привлекательности зарубежного университета для современных китайских абитуриентов являются признаваемые на международном уровне количественные и качественные показатели, включая  перспективы трудоустройства выпускников.    

Несмотря на то что становление системы высшего образования КНР на организационном этапе действительно происходило по советскому образцу, ситуация изменилась. Китай давно перешел к многоуровневой системе подготовки бакалавров и магистров, китайские университеты шире представлены в мировых рейтингах, там работают приглашенные специалисты из ведущих зарубежных научно-образовательных центров. Китай не только направляет за границу наибольшее число студентов, но и сам является одним из крупнейших в мире экспортеров образовательных услуг. Численность обучающихся в Китае иностранцев во время реализации XII Пятилетнего плана (2011-2015 гг.), по данным 2016 года, выросла на 26% и составила 443 тыс. человек, в том числе более 17 тыс. российских студентов.

В КНР одним из критериев оценки эффективности работы в сфере международной академической мобильности является процентное соотношение уехавших на обучение за рубеж и вернувшихся по окончании обучения собственных граждан. В 2012 году из 400 тыс. человек вернулись 68%, в 2016 году при увеличении годового числа выездов до 545 тысяч показатель «возвращаемости» в Китае вырос до 79% [10].

В России государственной программой «Развитие образования» на 2013-2020 годы было запланировано повышение к 2020 году доли иностранных граждан в общем контингенте учащихся российских вузов до 5% и получение  доходов от оплаты обучения иностранцев в размере до 10% от общего объема финансирования российской системы образования. Содействие продвижению на международном рынке образования предусмотрено Постановлением Правительства России «О мерах государственной поддержки ведущих университетов Российской Федерации в целях повышения их конкурентоспособности среди ведущих мировых научно-образовательных центров» (№211 от 16 марта 2013 г.), а также «Концепцией продвижения российского образования на базе представительств Россотрудничества за рубежом» (2014 г.).

Российские вузы ежегодно принимают 15 тыс. иностранных студентов, оплата обучения которых производится из средств федерального бюджета, в том числе около 1 тыс. стипендий предоставляется для обучения граждан КНР. По состоянию на 2017 год, в России на платной основе и на базе государственных стипендий обучаются около 30 тыс. китайских граждан, а в Китае - более 17 тыс. российских. В соответствии с решениями Российско-китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству стороны планируют к 2020 году довести объем двусторонней академической мобильности до 100 тыс. человек [3]. В краткосрочной перспективе достижение плановых показателей представляется возможным с учетом обучающихся в рамках совместных образовательных программ, а также роста числа зарегистрированных пользователей образовательных онлайн ресурсов.     

 Российские образовательные учреждения привлекают иностранных граждан на обучение в следующих формах:

- на территории России осуществляют обучение иностранных граждан в рамках широкого спектра основных образовательных программ высшего профессионального образования, дополнительных образовательных программ и подготовительных курсов, прежде всего в области русского языка как иностранного и предметов введения в специальность; на уровне среднего образования спрос и предложение сконцентрированы в сфере обучения членов семей  иностранных дипломатов, специалистов и предпринимателей, в том числе по национальным образовательным стандартам зарубежных стран;

- за рубежом создают совместные образовательные программы и совместные образовательные учреждения, в которых предусмотрена выдача дипломов двух стран, что также способствует популяризации российского образования и привлечению новых контингентов учащихся на обучение в Россию;

- в Интернете предоставляют дистанционные образовательные услуги, прежде всего онлайн курсы русского языка. 

Экспорт образовательных услуг российских вузов в КНР осуществляется в основном в рамках межвузовского обмена и на базе договоров с китайскими партнерами в области набора учащихся. Развиваются и многосторонние сетевые проекты - Университет ШОС и Сетевой университет БРИКС, которые в перспективе могут стать новыми каналами привлечения иностранных учащихся в Россию, в том числе на платные формы обучения. Актуальные статистические данные и аналитический взгляд на развитие евразийского пространства высшего образования были ранее представлены в журнале «Международная жизнь» в одной из ключевых для данной проблематики работ Л.Смирновой [4].

Ведущие российские и другие иностранные университеты практикуют в Китае следующие основные формы продвижения:

- двустороннее межвузовское сотрудничество;

- членство в межвузовских ассоциациях;

- развитие партнерских связей со специализированными центрами и компаниями в области набора учащихся;

- участие в конгрессно-выставочных мероприятиях образовательной тематики, фестивалях, днях национальной культуры;

- открытие представительств на базе китайских вузов-партнеров;

- организация летних и зимних программ для школьников - потенциальных абитуриентов; 

- организация в Китае языковых курсов, проведение тестирований, предметных олимпиад.

Университеты зарубежных стран действуют в Китае при поддержке дипломатических миссий и культурных представительств (Британский совет, Альянс Франсез, Институт Гёте, Институт Сервантеса). Усилия российских вузов на конкурентном рынке образования в Китае также находят по линиям МИД, Министерства образования и науки, Россотрудничества государственную поддержку, которая заключается в следующем:

 - обеспечение необходимых для продвижения российского образования контактов с министерствами и другими органами управления образованием зарубежных стран;

- оформление иностранным студентам, преподавателям, другим участникам академических обменов по приглашениям российских образовательных учреждений обыкновенных учебных виз с целью въезда «учеба» или «курсы», обыкновенных гуманитарных виз с целью въезда «научно-технические связи»;

- предоставление консульской защиты российским гражданам -  участникам всех форм академических обменов;

- мониторинг иностранного законодательства и ситуации в сфере образования в странах пребывания, подготовка справочно-аналитических материалов;

- участие официальных представителей в международных мероприятиях образовательного характера и переговорах;

- подготовка и распространение за рубежом информационных материалов о российском образовании, в том числе публикация материалов в зарубежных изданиях по проблемам образования [7], [8], [9];

- предоставление площадок для проведения презентаций, пресс-конференций и других мероприятий российских вузов, направленных на привлечение иностранных абитуриентов, демонстрацию достижений российской науки, культуры и образования;

- организация и повышение уровня российского участия в международных образовательных конгрессно-выставочных мероприятиях.

В сентябре 2017 года в результате совместной работы Посольства России в Китае и Министерства образования и науки России была достигнута договоренность с китайскими партнерами об участии в крупнейшей китайской образовательной выставке 2018 года в качестве страны - почетного гостя. Минобрнауки России традиционно участвует в данной выставке в формате коллективной экспозиции, на которой ежегодно представляют свои образовательные программы около 20-30 российских университетов из большинства регионов страны.

Примером реализации с государственной поддержкой крупных межвузовских проектов, направленных на продвижение российского образования в Китае, стало учреждение совместного Университета МГУ-ППИ в Шэньчжэне, созданного на базе МГУ им. М.В.Ломоносова и Пекинского политехнического института при финансовой поддержке муниципального народного правительства города Шэньчжэня. Церемония открытия первого учебного года состоялась 13 сентября 2017 года в рамках программы мероприятий 18-го заседания Российско-китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству. Развитие совместного университета предполагает постоянное рабочее взаимодействие с Министерством образования КНР и другими ведомствами, которое осуществляется МГУ при поддержке  Министерства образования и науки России и Посольства России в Китае.

В процессе экспорта образования экономически обоснованным представляет собой сотрудничество со специализированными организациями в области международного набора учащихся. В Китае наиболее перспективными партнерами для иностранных университетов, которые заинтересованы в  наборе учащихся на платной основе, являются различные центры международных образовательных обменов и рекрутинговые компании, работающие в сфере международного обучения. Министерством образования КНР лицензировано более 400 подобных центров и компаний, которые действуют на базе университетов и в качестве самостоятельных коммерческих предприятий по принципам организации деятельности близких к туристическим агентствам.

На основе соглашений или доверенностей, выданных зарубежными университетами, рекрутинговые центры и компании за свой счет ведут в Китае рекламу образовательных услуг зарубежного партнера, проводят презентации, организуют встречи с потенциальными абитуриентами и оказывают следующие услуги:

- содействие в заполнении анкет зарубежного университета и сбор необходимых для поступления документов;

- получение визового приглашения и организация подачи документов в консульское учреждение или визовый центр;

- содействие в приобретении медицинской страховки и авиабилетов по групповым тарифам;

- организация встречи в аэропорту прибытия и содействие в поселении в общежитии;

- содействие в прохождении регистрационных процедур по прибытии.

Крупные китайские рекрутинговые компании нередко оказывают услуги по сопровождению студента до окончания процесса обучения, вплоть до получения диплома и его консульской легализации.

Принимающей стороне необходимо также на системной основе осуществлять комплексное педагогическое сопровождение иностранных студентов в России, координируя работу всех задействованных в этом процессе подразделений со следующим функционалом: учебная и научная работа, международное сотрудничество и маркетинг, паспортно-визовое обслуживание, транспортное обслуживание и обеспечение безопасности на территории образовательных учреждений.

Проблематика педагогического сопровождения и поддержки процессов лингвистической, этнокультурной, социальной адаптации иностранных граждан, обучающихся в России, приобретает особую актуальность в процессе развития международной академической мобильности [1]. Системный подход к педагогической поддержке адаптации  иностранных студентов предполагает внедрение в систему образовательного менеджмента вуза разработанных в этой сфере показателей эффективности с целью формирования комфортной образовательной среды с учетом языковой и этнической специфики иностранных учащихся, большинство которых в университетах почти всех стран мира составляют граждане КНР [2].

С одной стороны, задача позиционирования российской высшей школы в Китае в качестве одного из наиболее привлекательных зарубежных образовательных маршрутов - это вызов для каждого из российских университетов, включившихся в конкурентную борьбу за китайских студентов, предпочтения которых формируют сегодняшнюю образовательную карту мира.

С другой стороны, продвижение в Китае российского образования - это государственная политическая и экономическая задача, для решения которой необходимо координировать усилия и вести информационную работу в целевой аудитории в Китае, акцентируя внимание прежде всего на показателях трудоустройства иностранных выпускников российских вузов, конкретных результатах развития и новых достижениях российской высшей школы и университетской науки, которые получают признание в международном академическом сообществе и находят отражение в мировых СМИ.

Список литературы:

1. Богословский В.И., Писарева С.А., Тряпицына А.П. Развитие академической мобильности в многоуровневом университетском образовании.  СПб.: Издательство РГПУ им. А.И.Герцена, 2007. 95 с.

2. Поздняков И.А. Педагогическое управление подготовкой иностранных студентов в российском высшем образовании. СПб.: Мир русского слова, 2011. 411 с.

3. Протокол 16-го заседания Российско-китайской комиссии по гуманитарному сотрудничеству. С. 5 // URL: http:// минобрнауки.рф/ документы/8147/файл/7487/Протокол-16.pdf (дата обращения: 11 окт. 2017 г.).

4. Смирнова Л. Современное состояние и задачи развития евразийского пространства высшего образования // Международная жизнь. 2016. №2. С. 136-153.

5. Education as an Export Industry: the Case of New Zealand // URL: https:// www.econstor.eu/bitstream/10419/24946/1/51450112X.PDF (дата обращения: 11 окт. 2017 г.).

6. International Student Data Monthly Summary // URL: https:// international education.gov.au/research/International-Student-Data/Documents/MONTHLY%20 SUMMARIES/2017/Mar%202017%20monthlyInfographic.pdf (дата обращения: 11 окт. 2017 г.).

7. Поздняков И. Изучение русского языка открывает перспективы трудоустройства  // Чжунго цзяоюйбао. 5 мая 2017. №10013. С. 6 (на кит. яз.).

8. Поздняков И. Китай - сосед, друг и партнер России // Сборник статей к 20-летию Государственного комитета по стипендиям КНР. Пекин, 2017. С. 409 (на кит. яз.).

9. Поздняков И. Этнокультурные аспекты проблем адаптации иностранных студентов в России // Русский язык и литература во времени и пространстве. Т. 4. Шанхай: Shanghai Foreign Language Education Press, 2011. С. 700-707 (на рус. и кит. яз.). 

10. Чжунго цзяоюйбао. 29 сентября 2017. №10160. С. 1 (на кит. яз.).

Россия. Китай > Образование, наука > interaffairs.ru, 23 ноября 2017 > № 2396233 Игорь Поздняков


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440660 Сергей Чемезов

Гендиректор Ростеха заявил, что санкции США против российских предприятий ни к чему не приведут

Сергей Чемезов — давний соратник президента России Владимира Путина и гендиректор Ростеха — отрицает эффективность санкций. Он также считает, что членство в ВТО не пошло России на пользу.

Дэвид Рейд (David Reid), CNBC, США

Близкий соратник российского президента Владимира Путина заявил, что санкции, принятые против него и возглавляемой им государственной компании, ни к чему не приведут.

Сергей Чемезов — генеральный директор государственной корпорации Ростех, основанной в конце 2007 года для развития промышленного производства и экспорта товаров для гражданского и оборонного сектора. В корпорации работают 453 тысячи человек, ее прибыль в 2016 году составила 18,9 миллиардов долларов.

В 2014 году, когда президентом был Барак Обама, Чемезову запретили въезд в США. Кроме того, сама корпорация также оказалась под санкциями США после вмешательства России в конфликт на востоке Украины.

Выступая в понедельник на авиасалоне в Дубае, Чемезов заявил, что Ростех в настоящее время ведет переговоры с правительствами нескольких государств, что означает, что США придется ввести санкции против всех стран, с которыми сотрудничает его корпорация.

«Мне непонятно, как они будут вводить санкции против всех: Индия, Китай, Арабские Эмираты. Я просто не понимаю, как это будет происходить», — сказал он.

Чемезов добавил, что членство России во Всемирной торговой организации (ВТО) позволило США получать выгоду за счет его страны: «Мы вошли в ВТО, а какой от этого результат? ВТО создавалось для того, чтобы создать равные условия для торговли всех участников рынка. Где ж тут равные условия, когда одна страна диктует свои условия всем, исходя из собственных интересов?»

По сообщениям некоторых СМИ, Чемезов познакомился с Путиным во время службы в КГБ в Восточной Германии в 1980-х.

Кроме того, в понедельник на авиасалоне выступил Виктор Кладов, директор корпорации Ростех по международному сотрудничеству и региональной политике.

Кладов заявил, что интересы России — в поставке оборонных и других технологий на Ближний Восток, где спрос на них растет, не должен восприниматься как прямая угроза таким компаниям, как Boeing и Lockheed Martin.

«Я не считаю, что мы уводим у кого-либо рынок. Мы просто занимаем положенное место», — сказал Кладов.

Он добавил, что многие страны Ближнего Востока давно сотрудничают с Россией, еще со времен СССР, и они привыкли к тому оборудованию, которое продает Москва.

Кладов также отметил, что поставки российских военных разработок на Ближний Восток ограничены: Россия сотрудничает только с правительствами, имеющими реальную законную власть. Кладов добавил, что не все страны, судя по имеющимся данным, следуют этому же принципу.

Он заявил: «Территория Сирии сейчас почти на 100% очищена от сторонников ИГИЛ (запрещена в России — прим.ред.), и на освобожденных землях мы обнаружили множество складов с западными боеприпасами. И вот главный вопрос: как они попали к террористам?»

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440660 Сергей Чемезов


Россия > Образование, наука > ras.ru, 22 ноября 2017 > № 2399114 Александр Сергеев

Академик Сергеев поделился своим мнением о том, как государство и РАН должны управлять научной политикой

Президент РАН: есть резон в образовании министерства науки

Москва. 22 ноября. INTERFAX.RU - Академик Александр Сергеев был избран президентом Российской академии наук в конце сентября, и с ним в РАН связывают надежды на восстановление статуса академии и качественные перемены в государственной научной политике. В наследство новому руководителю досталась масса нерешенных проблем: судьба академических институтов, разделение полномочий с Федеральным агентством научных организаций (ФАНО), неопределенное положение РАН в структуре управления наукой в стране, снижение престижа научной профессии и критика существующей системы присуждения ученых степеней.

В интервью корреспонденту "Интерфакса" Алексею Курилову академик Сергеев рассказал о своем критическом отношении к резонансной реформе науки 2013 года, планируемой корректировке закона о РАН, планах по изменению статуса академии наук, и высказал свою позицию по поводу идеи о создании отдельного министерства науки.

- Александр Михайлович, вы на посту президента Российской академии наук уже без малого два месяца. У вас было много встреч, консультаций, совещаний, собраний, не считая заседаний правительства РФ, в которых вы тоже теперь принимаете участие. Что лично вы считаете самым главным итогом этих двух месяцев?

- Я думаю, что самым главным итогом является то, что мы постепенно двигаемся в направлении консенсуса между Российской академией наук и органами власти в том, чтобы роль Российской академии наук в жизни страны в развитии науки повышалась. Это один из существенных тезисов моей, или я могу сказать – нашей предвыборной программы. И более того, это первый тезис, с которого программа начинается.

Я считаю, что если мы не определимся с нашим общим и единым пониманием роли науки в стране и роли академии наук в развитии этой науки, то мы будем попросту терять время. И те задачи, которые стоят перед страной в плане научно-технологического развития, будут выполняться, так скажем, не столь эффективно и не столь быстро.

Нам совершенно необходимо вернуть реальный статус Российской академии наук с тем, чтобы она могла в полной мере участвовать в формулировке и реализации научно-технической политики страны.

Я в течение этих двух месяцев видел, что в принципе настроение такое есть у всех ветвей власти и что действительно мы должны сейчас правильно выстраивать свои отношения с тем, чтобы мы могли двигаться быстро и уверенно вперед. Это, по-видимому, будет главный момент.

Я очень рад, что, как мне кажется, есть взаимопонимание в основных моментах на этом пути. А то, что касается каких-то нюансов, я думаю, мы дальше будем как-то более притираться, выстраивать наши отношения так, чтобы мы могли идти все вместе дальше.

Мне кажется, что очень важным является публикация указов и распоряжений президента РФ в пятницу о том, что сейчас меняется структура президентского совета по науке и образованию, и роль Российской академии наук в деятельности этого совета будет в соответствии с этими указами, безусловно, возрастать (17 ноября был опубликован указ президента РФ об изменении состава и структуры Совета при президенте РФ по науке и образованию – ИФ).

- Вы назначены заместителем председателя этого совета. Что это значит для академии? Что вы сможете изменить на этом посту?

- Если говорить о роли президентского совета по науке и образованию, то, наверное, это такой наиболее значимый орган управления наукой в нашей стране. Конечно, конкретная реализация – за правительством, за министерством образования и науки, за академией наук, за федеральным агентством научных организаций. Но то, что касается вектора направлений, как мы двигаемся, это прерогатива совета при президенте.

Очень важным является то, что у президента страны есть два заместителя. Один заместитель – это помощник президента по науке, а второй заместитель – это президент академии наук. Я думаю, что этим все сказано. Но здесь нужно добавить, что меняется не только персональный состав президентского совета, меняется его структура. И в структуре теперь появляется три основных блока. Один из этих блоков – это межведомственные советы по реализации стратегии. Второй блок – кадровая комиссия. И третий блок – это межведомственные рабочие группы.

То, что касается межведомственных советов, то это необходимый инструмент реализации стратегии, потому что это советы по ответу на большие вызовы, которые стоят перед страной в области науки и технологий. Эти советы будут определять конкретные программы и проекты, которые в стране будут выполняться в плане поиска и нахождения ответов на эти большие вызовы.

У межведомственных советов будет единый координационный совет, который будет интегрировать работу всей этой структуры советов, определять общее направление. Здесь следует отметить, что академии наук предложено этот координационный совет, который стоит над межведомственными советами, возглавить. Это важный момент, и это и большая новая обязанность для Российской академии наук – и, конечно, очень большая ответственность. Поэтому указы и распоряжения президента, которые вышли в пятницу, как бы дают старт этому новому процессу и академия наук сейчас будет существенно вовлечена в реализацию стратегии.

- В 2013 году, когда произошла реформа Российской академии наук, вы были заместителем директора института прикладной физики. Вы помните вашу реакцию на происходящие изменения и реакцию ваших коллег? Какой она была?

- В 2013 году случилось довольно неожиданное событие, когда по существу без всякого согласования с научной общественностью был предложен проект закона, существенно изменяющего статус Российской академии наук, да и ее структуру. Это было, во-первых, настолько неожиданно, и, во-вторых, как большинство ученых в стране расценило, настолько несправедливо, что естественно начались протесты.

И я должен сказать, что я сам серьезно участвовал на этой стороне баррикад в этом движении. Я считаю, что роль этого протестного движения была очень важной, потому что законопроект был существенно изменен, и мы действительно вошли в новый этап функционирования Российской академии наук, когда академия стала существовать отдельно от институтов.

Вот прошло четыре года со времени этих реформ, и, по-видимому, такое наиболее доминирующее мнение и, прежде всего, со стороны ученых, что эта реформа не привела к явным положительным сдвигам, поэтому требуется дополнительная корректировка направления. Я считаю, что сейчас и президент нашей страны и правительство понимают, что нужно внести изменения в курс развития, и они собственно теми предложениями, которые были сделаны после выбора нового президента академии наук, показали, что они открыты к именно разговору о том, как правильно скорректировать научную политику в стране. Собственно академия наук сейчас этим занимается и формулирует свои предложения. Я думаю, что диалог у нас начался в этом направлении и мы найдем какие-то решения, которые адекватны данному моменту.

- Одним из ваших предложений, которые вы формулировали и в своей предвыборной программе и в ваших первых заявлениях для прессы в качестве президента Российской академии наук, было изменение статуса РАН. РАН не должна быть ФГУПом, РАН должна иметь особый статус в структуре российской власти, в структуре российской науки. Насколько я понимаю, такие изменения должны быть внесены в закон о науке. Вот эти поправки, они уже готовы? Как над ними идет работа и когда они могут быть внесены в нижнюю палату?

- Прежде всего, такие поправки должны быть внесены в 253-й федеральный закон о Российской академии наук (принятый в 2013 г. резонансный закон N 253-ФЗ, изменивший структуру российской науки и статус РАН – ИФ). Они каким-то образом должны быть отражены и в новом законе о науке. Но, по-видимому, закон о науке выйдет все-таки позднее, чем будут внесены поправки в 253-й федеральный закон. Нам нужно внести поправки, которые изменяют статус Российской академии наук, давая ей инструменты для реального участия в реализации научно-технической политики страны. Тот статус, который сейчас есть, по существу таких инструментов не дает.

И это не означает, что мы должны отменить 253-й федеральный закон и что-то предложить вместо него. Этот закон может быть настроен посредством корректировок таким образом, что он будет отвечать тем предложениям, которые мы формулируем.

Основная идея предложений заключается в том, что академия наук должна получить право на научно-организационное руководство академическими институтами. Сейчас Федеральное агентство научных организаций (ФАНО – ИФ) в соответствии с этим законом осуществляет административно-хозяйственное управление институтами. Речь идет о формулировании тех важных задач, которыми институты должны заниматься и одновременно с этим, естественно, об ответственности за то, чтобы эти задачи были выполнены. Так получается, что сейчас за эту часть никто не отвечает. И это действительно требует корректировки.

Возможно ли это при такой формулировке юридического статуса, который есть в 253-м федеральном законе, это вопрос открытый. Мы считаем, что нет, и лучше было бы статус изменить (в соответствии со ст. 2 закона N253-ФЗ, РАН по организационно-правовой форме является ФГУП, ее учредителем выступает правительство РФ - ИФ). Ну, а дальше должны работать юристы. Тут, наверное, должно быть так, как при решении, когда ставится какая-то научная задача, сначала формулируется техническое задание. Техническое задание – что мы бы хотели, какие функции ответственности должны появиться в Российской академии наук. А юристы должны искать соответствующие возможности, такой статус должен быть или другой. Но самое главное, чтобы здесь форма не мешала проявлению существа.

То есть Российская академия наук должна иметь полномочия и нести ответственность за научно-организационную деятельность академических институтов. Это самый важный момент.

- Вы говорили, что Российская академия наук должна быть соучредителем академических институтов.

- Один из вариантов и так (присутствует в законе – ИФ), если посмотреть и на саму структуру 253-го федерального закона, где говорится, что есть административно-хозяйственная деятельность и есть научная деятельность. Вот административно-хозяйственная деятельность, так как она дальше была сформулирована и получила развитие в указе президента, в постановлении правительства, она очень четко выстроила те функции, которые имеет федеральное агентство научных организаций. А то, что касается научной части, в 253-м федеральном законе прописано, что академия наук отвечает за науку, а вот как это реализуется, не прописано. Вот это собственно мы хотели, чтобы было сделано.

Наверное, один из самых простых вариантов, это действительно то, что от имени Российской Федерации в части, касающейся административно-хозяйственного управления, учредителем является Федеральное агентство научных организаций. В части, касающейся науки, научно-организационных вопросов, Российская академия наук. И казалось бы тогда просто в духе того же 253-го федерального закона будет выстроена симметричная конструкция.

И отсутствие сейчас инструментов в части, касающейся Академии наук, как раз приводит к тем вопросам и проблемам, которые мы с вами обсуждаем. Вот это надо корректировать.

- Вы с Михаилом Михайловичем Котюковым говорили уже на этот счет? Какова его позиция? Потому что он давал интервью не так давно на НТВ, и он говорил в этом интервью о том, что существующая структура, 253-м законом заданная, еще себя не исчерпала.

- Структура не исчерпала, то есть, так скажем, ФАНО и Академия наук, такая конфигурация себя не исчерпала точно, это мое мнение.

- То есть вы с ним согласились?

- Да, мы должны работать вместе: одни заниматься одним, другие - заниматься другим, и для того, чтобы эта наша деятельность была конструктивной, у нас четко должны быть выстроены все соотношения на интерфейсе. Проблема эта заключается в интерфейсе.

И я могу привести такой пример. Предположим, какой-то институт не выполняет госзадание, не выполняет по научной причине. ФАНО, естественно, не может разобраться, почему это произошло, но в настоящий момент несет всю ответственность за то, что случилось. А Академия наук в данной ситуации не отвечает ни за что. Вот это странно, так ведь?

То есть нужно действительно выстроить вместе с ФАНО такую структуру деятельности Академии наук, где бы четко появились инструменты, полномочия и ответственность.

И, на наш взгляд, самым простым было бы действительно то, что в части, касающейся административно-хозяйственной деятельности, учредителем выступает Федеральное агентство научной организации, в части, касающейся научно-организационной работы, - Российская академия наук.

Насколько эта структура юридически может быть оформлена, над этим сейчас работают юристы, на первый взгляд, мнение юристов, работающих в Академии наук, такое, что в принципе такая структура возможна.

- 31 октября у вас была встреча с членами Совета Федерации, там обсуждалось множество вопросов, в частности, поднимался вопрос о высшем образовании, о кадрах. Вы раскритиковали крен российских вузов в инновации вместо подготовки кадров. Вы отмечали, что вузам нужно лучше учить, а институты РАН должны сосредоточиться на инновациях и науке.

- А институтам РАН нужно лучше работать в науке.

- Вы, конечно, подчеркивали, что это не отменяет того, что и вузы, и институты должны сотрудничать между собой, но при этом каждый должен заниматься своим делом, каждый должен быть мастером в том, что он делает. Вы, по сути, говорили об изменении архитектуры науки и высшего образования. Вот этот вопрос вы с Ольгой Юрьевной Васильевой, министром образования, обсуждали?

- У меня была встреча с Ольгой Юрьевной на прошлой неделе, и мы эти вопросы тоже поднимали. Я думаю, что мы единомышленники в том, что действительно сначала каждый должен хорошо делать то, для чего он предназначен. То есть вузы должны прежде всего хорошо учить, а академические институты - прежде всего должны хорошо работать в науке. Вот после того, как они это делают, и если видно, что у них действительно есть прогресс, положительная производная, после этого можно говорить о том, что у них появляются какие-то другие отчетные функции, то, что их можно оценивать по чему-то еще.

Согласитесь, странно, например, в том случае, если эффективность научной деятельности академических институтов падает, вводить им еще шкалу отсчета, насколько они хорошо занимаются образовательной деятельностью, так ведь? Надо сосредоточиться на том, чтобы решить, почему у них есть проблемы с научной работой, добиться того, чтобы там была положительная производная, а уже после того говорить, что да, а вот еще есть образовательный компонент, а как тут у вас обстоят дела?

Совершенно зеркально такая же ситуация с вузами.

Я считаю, что, прежде всего, вузы должны готовить кадры и готовить их все лучше и лучше. Здесь очень много претензий. И ясно, что те выпускники, которые сейчас являются продукцией нашего высшего образования, далеко не во всем удовлетворяют тем требованиям, которые предъявляются к нашему высшему образованию.

Причем тренд тоже не положительный. И зачем тогда определять какие-то новые шкалы – научные, инновационные – и судить институты по ним в условиях, когда основная образовательная компонента страдает?

Надо сначала сосредоточиться на чем? На том, чтобы вузы стали лучше учить, а научные учреждения – лучше делать науку. А уже после этого смотреть какие-то дополнительные функции. И в этом плане, конечно, я считаю, что нужно возвращаться к программе интеграции, которая была на рубеже веков и хорошо работала. Там действительно в основу закладывалось, что для того, чтобы вузы лучше учили, а институты академические лучше работали, вот эта программа вводилась и функционировала. Думаю, что надо возвращаться к этой программе.

И мне кажется, что мы с Ольгой Юрьевной здесь являемся единомышленниками в этом отношении.

- По сути, если перефразировать: науке - научное, образованию – образовательное. В связи с этим – вы, конечно, слышали эти слухи, эти разговоры о том, что нужно разделить министерство, сделать министерство образования и отдельное министерство науки. Насколько у этих слухов есть основания, и являетесь ли вы сторонником создания отдельного научного министерства?

- В разных странах по-разному. В большинстве все-таки министерство образования и науки вместе. В традициях нашей страны, наверное, скорее, все-таки не так. Потому что у нас было министерство просвещения, министерство образования – и министерство науки и технологии, вот такие разные конфигурации. И можно посмотреть и вспомнить, в каких условиях развитие было, так скажем, наиболее эффективно.

Мне кажется, что можно организовать и министерство науки, скажем: министерство образования, включая и высшее образование, - это одно министерство, а второе - это министерство науки.

Но дальше встает вопрос, если говорить об академических институтах. Вот у нас есть федеральное агентство научных организаций. Мы с вами говорим, что мы считаем, что конфигурация ФАНО и РАН себя не изжила, и это взаимодействие может быть отрегулировано. Тогда встает вопрос: есть еще министерство науки. Вот институты, которые принадлежат сейчас ФАНО. Они уходят в министерство науки, тогда что – ФАНО превращается в министерство науки?

- Скажем, подчиняется министерству науки.

- Оно сейчас не подчиняется.

- Допустим, мы сейчас фантазируем. Если переподчинить ФАНО министерству науки?

- Вы знаете, если министерство науки занимается политикой в области науки, как, собственно, сейчас министерство образования и науки и занимается политикой в области науки, – то, наверное, в этом случае министерство науки может быть. Если оно начинает включать в себя еще и институты, то тогда мне, например, не очень понятно, какова будет роль Федерального агентства научных организаций. Что, оно тогда будет агентством, которое при этом министерстве науки? То есть, эта конфигурация пока не очень понятна.

Потом, когда говорят о министерстве науки, вспоминают от ГКНТ (Государственный комитет Совета Министров СССР по науке и технике – ИФ). Но ГКНТ был органом власти, который находился выше, чем обычные министерства. И решения, которые принимал ГКНТ, были обязательны для министерств. Если у нас появляется министерство науки, которое вровень стоит с Минздравом, с Минпромторгом и т.д., то будет ли в этой конфигурации научно-технологическая деятельность выделена таким образом, что это министерство науки может определять научную политику вот этих министерств? Вряд ли.

Ведь посмотрите, в чем у нас проблема? У нас в каждом министерстве есть своя наука. Вы берете Минздрав - там есть наука, Минпромторг - там есть наука, Минсельхоз - там есть наука. Везде есть наука.

Если вы посмотрите на суммарное финансирование науки в стране - оно вроде неплохое, но наука растащена по разным министерствам. Если мы введем министерство науки, и что, как мы можем собрать в единое целое? Тогда надо организовывать что-то на более высоком уровне, да? Какой-то орган, который сверху бы каким-то образом координировал научную деятельность других министерств, это уже не министерство науки.

Вопросов здесь действительно много.

Я не исключаю, что есть некий резон в образовании министерства науки, потому что в Минобрнауки очень много всего. И одно министерство, которое курирует деятельность от детских садов до науки, действительно имеет очень широкий спектр занятий.

Но при этом надо думать, что все-таки будет происходить с научными институтами. Научные институты есть в ФАНО, есть государственные научные центры, научные институты есть в университетах. Они что, останутся там, где они есть, или это министерство сгрудит все у себя? Ведь вот какой вопрос.

Я бы все-таки сейчас, в ближайшей перспективе, сохранил – я являюсь сторонником сохранения конфигурации РАН-ФАНО, правильно выстроенной, с измененным, поднятым статусом Российской академии наук. А в плане принятия и разработки вот таких вот политических вопросов, это может быть и Минобр, который сейчас существует, и министерство науки, но я не вижу в этом смысле каких-то существенных изменений.

В конце концов, структуру федеральных органов исполнительной власти определяет у нас президент, наверное, какие-то дискуссии будут в ближайшее время в связи с президентскими выборами так или иначе, но сейчас точно какой-то определенности, что обязательно должно быть министерство науки, нет. Определенно нет.

- Есть еще один вопрос, который волнует ученых в том числе, и он обсуждался на президиуме РАН неделю назад. Вопрос о присуждении ученых степеней. Прежде всего, обсуждалось расширение списка вузов, которые имеют право присуждать ученые степени. Должна ли Академия наук принимать участие в процессе присуждения ученых степеней? Считаете ли вы, что нужно как-то реформировать ВАК и вообще реформировать эту систему?

- Позиция такая, что, во-первых, ВАК должна остаться, вне всякого сомнения. Я считаю, что это достояние нашей страны - наличие единой системы оценки кадров высшей квалификации. Достояние - потому что мы с помощью ВАК в советское время сумели правильным образом выстроить и позиционировать нашу систему оценки квалификации.

Смотрите, как устроена система оценки кадров высшей квалификации у нас в стране. У нас есть доктора наук, прежде всего. В некоторых других странах тоже есть докторские степени, но они абсолютно не играют никакой роли. Обычно там защищаются PhD ("доктор философии", ученая степень во многих западных странах, которая признается эквивалентом российской степени кандидата наук – ИФ), причем PhD там на уровне, я бы сказал, существенно низшем, чем наши кандидатские диссертации. Если мы говорим "давайте мы сделаем так, как у них", то мы что, наши докторские степени теперь будем браковать, считать, что они не нужны?

Я думаю, что подавляющее большинство ученых считают, что докторские степени именно с учетом той важной роли, которая сложилась сейчас в нашей стране, – они обязательно должны быть. И ВАК должен быть единой системой оценки кадров высших квалификаций.

Можно проводить какие-то эксперименты. Собственно, когда два университета получили право на присуждение собственных степеней, ну, наверное, можно было попробовать и таким образом.

Вы знаете, тут речь идет о, скажем, даже о каких-то процедурных вопросах: как организуются, например, заседания диссертационных советов. Я знаю, что в Московском университете и в Питерском университете (СПбГУ – ИФ) по-разному. В Московском университете более традиционно, Питерский университет сейчас проводит эксперименты больше по-западному, когда, по существу, (диссертационный – ИФ) совет под каждого защищающего собирается свой и приглашается много людей со стороны, и в том числе из-за границы, вот они решают. Такие эксперименты можно проводить. Но, во-первых, я считаю, что они должны занимать очень небольшую часть от всего количества присуждаемых степеней, это первое. И во-вторых, надо какое-то время посмотреть, что будет получаться.

И вот такое резкое расширение числа организаций, которые могут свои степени присуждать – сейчас же 25 организаций имеют такое право – мы считаем преждевременным, это неправильно. Собственно, и заявление президиума Академии наук было таким, что мы считаем, что здесь просто спешка не нужна.

Потом, я всегда говорю: когда мы обсуждаем отмену каких-то стандартов, то почему мы это делаем в отношении кадров высшей квалификации?

У нас же с вами для кадров низшей квалификации, извините, выпускников школ, существует единая система ЕГЭ. А почему мы должны ломать систему более высокого уровня? Тоже как-то непоследовательно, да?

При всей критике, которая в адрес ЕГЭ существует, ЕГЭ есть и продолжает быть. То есть, на мой взгляд, эксперименты вести можно, но когда вместо двух (университетов – ИФ) появляется 25, это уже похоже не на эксперимент, а на систему, так ведь? Вот я считаю, что это преждевременно. И я вижу, что подавляющее большинство ученых, – не только президиум РАН, а подавляющее большинство ученых в стране, – именно таким образом и считают.

Есть еще и другие моменты, связанные с ВАК. Это, как вы говорите, вопрос о том, какова роль Академии наук в аттестации кадров. Если вы возьмете экспертов Высшей аттестационной комиссии, там очень много представителей Российской академии наук. Должна ли Российская академия наук как организация делать какие-то рекомендации по формированию экспертных советов? Этот вопрос можно обсуждать тоже, вместе с ВАК. Пожалуйста, можно обсуждать, можно просто выстраивать какие-то совместные обсуждения этого вопроса. Квота – не квота, а просто действительно обсуждать тактику в назначении этих экспертных советов.

Есть еще интересный вопрос, очень важный, который тоже обсуждался, это вопрос ссылок в диссертациях.

Понимаете, у нас есть некий список журналов ВАК, публикации в которых являются достаточными для того, чтобы они признавались при защитах (соискатель ученой степени в России обязан опубликовать основные результаты своей работы в рецензируемых изданиях, входящих в утвержденный ВАК перечень – ИФ). И здесь, казалось бы, с одной стороны – надо, чтобы требования к этим журналам ужесточались, так ведь? Если мы хотим, чтобы были качественные защиты, это значит, что публиковать свои работы надо в журналах высокого качества. С другой стороны, картина такая, что качество журналов определяется по некой международной шкале, когда мы говорим о импакт-факторах журналов. Это есть такая международная шкала, показывающая фактически, насколько часто ссылаются на статьи в журнале. И здесь у нас дело обстоит, в общем, не очень хорошо, потому что значительное число журналов из списка ВАК имеют маленькие импакт-факторы. Это вопрос очень серьезный, потому что можно, например, сделать так, что журналы с импакт-фактором больше 0,5 входят только вот в этот список. Но если, допустим, защищаются кандидатские диссертации, и защищается молодежь, то, может быть, ей трудно сразу публиковаться в журналах с таким большим импакт-фактором.

В любом случае мне кажется, что нужно пересмотреть список ВАКовских журналов, и прийти, может быть, к некоторому пониманию, как в дальнейшем этот список может эволюционировать, с учетом этого обстоятельства, о котором я говорю.

Конечно, это все пёстро по разным дисциплинам. Есть дисциплины, например, такие, что практически невозможно публиковаться в зарубежных журналах с высоким импакт-фактором. Допустим, мы говорим о гуманитариях - там, действительно, журналы могут быть в основном отечественные. Если говорить о естественнонаучной части, то там, наоборот, все достаточно интернационализировано, и существует единая мировая шкала. Есть, например, сельскохозяйственные науки, в которых вроде бы, с одной стороны, тоже есть достаточно большое число зарубежных журналов, но по состоянию научных исследований в области сельского хозяйства нам, может быть, трудно сразу проникнуть в такие журналы.

Поэтому для разных дисциплин, конечно, должен быть разный подход. Но мне кажется, что нужно очень серьезное внимание уделять и регулировать посредством ВАК эти перечни журналов, в которых мы считаем что должны публиковаться, и постоянно модернизировать этот список таким образом, чтобы подтягивать качество публикаций. Этот вопрос тоже находится в ведении ВАК, но здесь Академия наук, конечно, может оказать помощь в этом вопросе.

- Назначалась ли уже очередная встреча с президентом Российской Федерации? Есть уже какая-то дата?

- Даты пока нет, потому что только появились указы, которые следуют из тех пожеланий, а потом поручений, которые, фактически, во время первой встречи были сформулированы.

По первой встрече есть еще некоторый список тех пожеланий, что бы мы хотели облечь в поручения, соответствующее письмо направлено президенту. И я думаю, что мы сейчас сосредоточимся на вопросах, связанных со статусом Российской академии наук, и на двух других вопросах: это вопрос о роли российской науки в, как сейчас называется, научной дипломатии, и на вопросе, связанном с поддержкой фундаментальной науки в плане ее инструментализации.

Сейчас в плане получения соответствующего поручения у нас ведется работа с администрацией президента. Нам нужно четко сформулировать, потому что когда идет разговор с президентом, нужно фактически уже представить развитые и согласованные материалы, которые нуждаются только в последней точке. В этом направлении мы сейчас и работаем.

Теги: РАН, Александр Сергеев

Россия > Образование, наука > ras.ru, 22 ноября 2017 > № 2399114 Александр Сергеев


Россия. СЗФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 ноября 2017 > № 2395639 Николай Кропачев

Встреча Дмитрия Медведева с ректором Санкт-Петербургского государственного университета Николаем Кропачевым.

Обсуждались вопросы развития высшего учебного заведения.

Из стенограммы:

Д.Медведев: У меня есть постановление Правительства о внесении изменений в устав бюджетного учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский государственный университет». У вас появляются дополнительные возможности, самые разные полномочия, которыми, я надеюсь, университет будет самым тщательным и грамотным образом пользоваться.

Второй документ касается изменений в программу развития университета до 2020 года. Здесь некоторые параметры программы приводятся в соответствие с текущей жизнью, то есть какие-то цифры бюджетного финансирования корректируются в зависимости от достигнутых показателей, что-то переносится, а что-то, наоборот, восстанавливается. Также в этом документе содержатся и некоторые другие моменты, связанные с объёмом финансового обеспечения мероприятий программы по развитию университета. Так что, Николай Михайлович, надеюсь, что всё это пойдёт во благо Санкт-Петербургскому государственному университету. Как в целом дела?

Н.Кропачев: Спасибо, что нашли время встретиться, услышать о наших достижениях и проблемах. Университет активно использует все те права и возможности, которые предоставлены ему. За последние пять-шесть лет таких прав стало намного больше. Например, мы получили возможность осуществлять набор в университет по особым правилам. Мы можем сами вводить или не вводить дополнительные экзамены. Наша точечная работа привела к тому, что мы уже не первый год являемся вузом, который имеет самые высшие баллы ЕГЭ среди классических университетов по подавляющему большинству образовательных программ, на которые поступают студенты.

При этом отдельные достижения в области медицины я хотел бы особо выделить. Мы не просто имеем самые высокие баллы среди медицинских и немедицинских вузов, но по сравнению, например, с питерскими медицинскими вузами у нас разрыв в баллах такой: у нас 94, у питерских медицинских вузов – 82, 81, 80 баллов. Мы получаем хороших ребят. Те условия, которые созданы за последние годы, позволяют их учить на высоком уровне.

Мы получили право работать по собственным образовательным стандартам. Этими собственными образовательными стандартами и правом создавать новые программы мы воспользовались достаточно успешно. Изменилось и направление образовательных программ, и их число. Например, в университете ещё 10 лет назад было только две программы, которые можно было бы отнести к программам в области жизни и здоровья человека. Сейчас таких программ 80. По количеству образовательные программы в этой области догнали программы в области математики и естественных наук. Университет превращается в настоящий медицинский вуз – с учётом клиники, которая была передана Санкт-Петербургскому университету, и устава, который Вами утверждён. С 1 января клиника входит в состав Санкт-Петербургского университета, и у нас появляется возможность на собственной базе, а не на 70 площадках в городе, как это было до этого, активно работать.

Д.Медведев: А что с рейтингами? Потому что такие задачи мы всегда ставим перед крупнейшими университетами, тем более перед таким образовательным центром, как Петербургский университет.

Н.Кропачев: С рейтингами, на мой взгляд, есть движение вперёд, и очень серьёзное. Я хотел бы подчеркнуть один из рейтингов – Financial Times. В этом рейтинге несколько лет назад мы вошли в группу 70 ведущих вузов по программе «Мастер-менеджмент», а за последние годы движение вперёд было таким, что в прошлом году мы заняли 23-е – 24-е место. По-моему, это серьёзное достижение, если иметь в виду, что среди российских вузов в этом рейтинге больше нет ни одного.

Если иметь в виду рейтинг бизнес-образования, европейский рейтинг бизнес-школ, мы здесь первые среди российских вузов и входим в сто лучших. Я помню, как Вы, когда занимались национальными программами, закладывали в университете школу менеджмента. Можно с уверенностью говорить о том, что школа менеджмента состоялась и на сегодняшний день имеет все те рейтинги, аккредитации, которые должны быть у настоящей европейской мировой школы менеджмента.

Д.Медведев: Давайте поговорим не только о достижениях университета, но и о проблемах, которые всегда существуют в жизни любого учебного заведения. И обсудим предложения на эту тему.

Россия. СЗФО > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 22 ноября 2017 > № 2395639 Николай Кропачев


Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > ras.ru, 20 ноября 2017 > № 2399111 Анатолий Дмитриевский

Академик Анатолий Дмитриевский: возможно и еще одно «рождение» Самотлора

Госдума приняла в третьем чтении закон о поправках в Налоговый кодекс, одной из норм которого вводятся инвестиционные стимулы для Самотлорского месторождения в форме ежегодного снижения НДПИ в размере 35 млрд руб. сроком на 10 лет. На это месторождение приходится 10% добычи компании «Роснефть».

Комментарий научного руководителя Института проблем нефти и газа РАН, доктора геолого-минералогических наук, академика РАН Анатолия Дмитриевского:

«Самотлорское месторождение – самое крупное в нашей стране и входит в десятку крупнейших в мире. Это месторождения в 1981 году давало 150 миллионов тонн нефти (для сравнения: в 1992 году вся Россия давала 302 миллиона тонн нефти). Но в начале 1990-х годов встал вопрос о рентабельности дальнейшей эксплуатации этого месторождения. И было предложено шесть вариантов реконструкции для того, чтобы поднять добычу и восстановить технологическую схему разработки.

Однако оказалось, что все эти шесть вариантов были экономически нецелесообразны в условиях действовавшей в то время налоговой системы. Я был председателем государственной экспертной комиссии, которая рассматривала эти варианты. Мы предложили реализовывать их, выстроив новую систему отношений между государством и разрабатывавшим месторождение предприятием «Нижневартовскнефтегазом».

Мы предлагали изменить налоговую систему. Наше предложение было принято, и Самотлору вместо 29 федеральных и региональных налогов оставили только два: на прибыль и плату за недра, так называемый роялти. В результате добыча стала восстанавливаться. Многое было сделано и для того, чтобы использовать новые технологии. В результате Самотлор стал подниматься настолько значительно, что этот процесс назвали вторым его рождением.

Сейчас месторождение разрабатывает «Роснефть» и существуют новые технологии, которые, безусловно, будут способствовать его эффективной эксплуатации. В частности, в нашем Институте проблем нефти и газа Российской академии наук была разработана и опробована на Самотлоре технология, которая позволяет добывать нефть себестоимостью 1,2 доллара за баррель. И ясно, что Самотлорское месторождение будет работать еще многие десятилетия. Это выгодно для страны, поэтому власти идут на такие меры. И это означает, что возможно и еще одно «рождение» Самотлора.

Так что я приветствую решение Госдумы – это будет выгодно для государства, – но считаю, что надо распространить его на все месторождения этого типа. Ведь здесь появляется возможность за счет эффективных технологий многократно вернуть деньги государству, а надо сказать, что сегодня и нужно смотреть, где именно государство может, вложив небольшие средства, получить максимальный эффект. У нас на старых месторождениях в регионах есть запасы в 3,9 млрд тонн нефти – плюс еще 11 млрд тонн из запасов промышленных категорий. Таким образом, у нас есть почти 15 млрд тонн в старых регионах добычи нефти для жизни нашей страны в условиях санкций и низких цен на нефть. То есть только этой нефти нам хватит почти на 30 лет, и себестоимость добычи, как я говорил, может быть на уровне 1,2 доллара за баррель или немногим выше».

Urbina.ru

Россия > Образование, наука. Госбюджет, налоги, цены > ras.ru, 20 ноября 2017 > № 2399111 Анатолий Дмитриевский


Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 20 ноября 2017 > № 2393323 Наталья Комарова

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Ханты-Мансийского автономного округа – Югры Натальей Комаровой.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Наталья Владимировна, в последнее время округ динамично развивается и является одним из регионов, где очень сильно представлена энергетическая составляющая, где всем известные месторождения создают наше национальное богатство. Но округ – это не только наши полезные ископаемые. Это прежде всего люди, которые здесь трудятся, живут в весьма непростых условиях. Для такой работы нужны нормальные, человеческие условия. А что такое человеческие условия? Это школы, здравоохранение, детские сады. Сейчас у нас в стране реализуется большая программа по строительству школ – по всей территории. Знаю, что и вы этим занимаетесь. Каковы успехи и что ещё надо сделать?

Н.Комарова: Дмитрий Анатольевич, развитие человеческого капитала для правительства автономного округа приоритет. Мы здесь руководствуемся принципом, который Вы предложили при формировании бюджета Российской Федерации на 2018 год и плановый период 2019–2020 годов: выполнение социальных обязательств и создание условий для социально-экономического развития.

Если вернуться к школьной теме, хочу отметить, что мы справились с указом Президента в части обеспечения детей от трёх до семи лет местами в детских садах. Это первое.

Федеральная целевая программа, касающаяся развития общеобразовательного сектора, для нас крайне актуальна, потому что 20% детей учатся во вторую смену. В этой связи в отношении школ у нас очень напряжённая программа. 9–10 десятков школ надо возвести для того, чтобы мы могли говорить о решении этого вопроса так, как это видит Президент, как контролируете выполнение Вы. Я хочу обратить внимание, что мы участвуем в федеральной программе, направили на две школы заявку уже. Очень рассчитываем, что Правительство Российской Федерации поддержит нас в этом отношении, потому что в этом направлении нам надо реализовать объём очень серьёзный.

Д.Медведев: Хорошо, давайте обсудим эти вопросы и некоторые другие. Я знаю, у Вас есть целый ряд идей и предложений по транспортной составляющей.

Россия. УФО > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 20 ноября 2017 > № 2393323 Наталья Комарова


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 20 ноября 2017 > № 2393232 Андрей Перцев

Геополитизация всей страны. Почему в России появились дети-пропагандисты

Андрей Перцев

Маленькие дети с телеэкранов рассказывают о «переписывании истории», «своре западных друзей», поют о Евросоюзе в лучших традициях пропагандистских передач. Невиданная доселе политизированность детей стала логичным завершением пропагандистского мифа о России как стране, где геополитикой озабочены все, от президента до рабочих, а теперь уже и младших школьников

Западные таблоиды открыли для себя уже привычный для россиян формат пропаганды – ультрапатриотические песни в исполнении детей. О произведении «Дядя Вова, мы с тобой!» написали Sun, Daily Mail, Bild и другие. Главной новостью стало упоминание в песне претензий на Аляску. «В гавань родины Аляску возвратим!» – обещают кадеты и депутат Госдумы от «Единой России» Анна Кувычко.

Парламентарий от партии власти, дети в военной форме, обращение к Путину – западному читателю кажется, что все это в России мейнстрим: российские дети готовы броситься за «дядю Вову» в «последний бой», а представители партии власти их поддерживают. Это хорошо вписывается в картинку, которую строит сама же российская пропаганда для внешней аудитории, но внутри страны такие песенки большинству кажутся дикими. Кувычко даже пришлось объясняться в эфире «России-24»: «Текстуальные пассажи особенно в исполнении детей режут слух», – упрекнул депутата ведущий.

Для западного зрителя песня – свидетельство агрессивных намерений России; для российского – пример неуклюжего патриотизма и преклонения перед фигурой Путина, а также новой линии в российской пропаганде – все чаще роль пропагандистов в ней начинают играть дети.

Эволюция образа

Детей российская пропаганда использует давно, но раньше они всегда оставались детьми. Они могли петь про лучшего президента, рассказывать про него стихи – но это были детские стихи, понятные ребенку. Смотрелось это тоже диковато, но корни такого творчества понятны: в советское время тоже рассказывали стишки и пели песенки о добрых дедушках Ленине и Сталине, которые защищают трудовой народ и борются с врагами.

Детям – детское, наивное и понятное. Эта пропаганда была направлена на самих юных зрителей. Рассказал стишок про дедушку Ленина или доброго дядю Вову, он закрался в подсознание, вырастет ребенок, а уважение к вождю осталось. Взрослые, глядя на таких детей, умиляются: маленькие, а что-то понимают на своем уровне.

Теперь кадеты хоть и поют про дядю Вову, но проговаривают они и совсем другие, недетские вещи, которые сверстникам непонятны. «Населенье шара гегемон достал. В Евросоюзе мнения нет, Ближний Восток стонет от бед, за океаном лишен власти президент», – это уже не плохие империалисты в советской детской пропаганде. Дети поют для взрослых о том, чего нормальный ребенок знать не должен.

Творчество, спродюсированное депутатом Кувычко, может показаться излишне рьяной инициативой с мест – не считаются же высказывания депутатов Натальи Поклонской и Виталия Милонова мейнстримом и точкой зрения Кремля. Но песенка «Дядя Вова, мы с тобой» – это доведенная до абсурда общая линия. Все чаще на официальном ТВ маленькие дети начинают рассуждать как взрослые и говорить на недетские темы.

На канале «Россия-1» идет шоу «Синяя птица», где дети демонстрируют свои таланты – поют, танцуют, показывают фокусы. Отдельной номинацией там идет ораторское искусство – маленькие участники еще год назад рассуждали о вещах, ребенку понятных: о первых чувствах, моральных проблемах – например, о лести и о том, как ее воспринимать. Но теперь этих ораторов стали теснить другие.

«Нашей стране неоднократно приходилось сталкиваться с замалчиванием ее роли и переписыванием истории. Некоторые западные историки и их восточноевропейские коллеги переписывают ее под современные политические реалии. Замалчивается, а следовательно, забывается подвиг советского солдата, наших дедов и прадедов. Эти историки явно забывают про мюнхенский сговор. Англия и Франция думали, что Гитлер поведет свои орды на Восток, а Запад не тронет», – выдал зрителям девятилетний Михаил Попов.

Пару недель назад глава Чечни Рамзан Кадыров устроил конкурс стихов о Владимире Путине, пообещав в подарок новый айфон. Победителем стала третьеклассница Хеда Ибахиева. В стихотворении, которое она прислала, были, например, такие строки:

Так мать-Россия возрождалась

И становилась все сильней.

Но завопила, завизжала

Вся свора западных «друзей».

Скрипит Америка зубами.

Да им, убогим, не понять,

Что НИКОГДА вот этот парень

Не посрамит Россию-мать.

Быстро выяснилось, что стихотворению как минимум три года и оно уже давно бродит по интернету, но телефон школьница все равно получила. Понятно, что текст о переписывании истории тоже сочинил не сам девятилетний школьник. Но в новой пропагандистской модели маленькие дети могут и должны рассуждать как взрослые.

Зритель и зрители

Неестественность этой ситуации очевидна, в том числе и вполне лояльным власти гражданам. Насаждается ли такой недетский детский дискурс по злой воле и прямым указаниям Кремля? Скорее всего, нет: приход к фигуре пропагандиста-ребенка, который способен чеканными фразами выдать всю правду «про переписывание истории», «свору западных друзей» и возврат Аляски, – логичный финал развития пропагандистской фигуры о донельзя политизированной, вернее, даже геополитизированной стране.

Специально обученные рабочие задают вопросы президенту о Трампе. После рассуждений Путина о биоматериалах из регионов понеслись вести – то в пензенском морге агенты ЦРУ собирают материал, то в мурманском институте. Во всеобщую заинтересованность в геополитике должны поверить сами граждане, но главное – президент. Если вся страна, согласно мифу, думает о Трампе, Евросоюзе и переписывании истории, то и дети должны думать об этом. Если, согласно другому мифу, на митинги Навального ходят только школьники из средних и старших классов, то должны быть и хорошие ребята.

Первое время президенту в качестве «хороших» показывали неполитизированных детей, которых интересует учеба, быт, детали биографии Путина, – в общем, детское. Но чувство меры не самая сильная сторона российской пропаганды и ее добровольных помощников. Последние особенно остро чувствуют нерв, дух времени и пожелания власти. Поэтому на экранах появились политизированные дети, которые не хуже Владимира Киселева и Дмитрия Соловьева могут выдать набор штампов.

Цель демонстрации детей-пропагандистов понятна – ребенок чист и наивен, если он что-то говорит, то так и есть на самом деле. Дети не жнут, не сеют, они как птицы небесные. Можно вспомнить «Котлован» Платонова, где революционеры-идеалисты называют медведя, который работает в кузнице, лучшим пролетарием – в животном нет корысти. Не появилось ее пока и у младшего школьника – со старшими сложнее, им уже нужны модные вещи, телефоны, айпады, велосипеды.

Пропаганда теперь пытается перестроить реальность: Владимир Путин говорит о биоматериалах, на следующий день о них высказываются все – президент получает подтверждение своих слов. Его беспокоит переписывание истории – и вот об этом уже говорят дети, значит, точно правда, и страну это тоже беспокоит.

Государство таким сознательным детям готово помогать: в ТАСС появится общественно-политическая редакция для детей. Пропаганда замыкается в себе – сама придумала пропагандистов-геополитиков в возрасте от трех до десяти, сама обеспечивает их новостями.

Неизвестно, верит ли в существование детей, которых в третьем классе беспокоит переписывание истории, главный зритель, но у рядового гражданина (не считая ультрапатриотов, которые способны свести на тему Украины любой разговор) геополитические штудии третьеклассников вызывают отторжение. Это не умиление: «маленький, а что-то понимает», а неприятие: «ребенок такого точно не скажет». На участника «Синей птицы» люди смотрели с недоумением, Анне Кувычко приходится регулярно стирать комментарии под своим видео.

За детьми видят руку взрослых, которые ребенка используют. В новой реальности, изобретаемой пропагандой для президента, хотят жить немногие. В детей, грезящих Аляской, поверили только за границей – на иностранцах миф сработал, но это только подчеркивает его искусственность.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > carnegie.ru, 20 ноября 2017 > № 2393232 Андрей Перцев


Россия. ДФО > Образование, наука > amurmedia.ru, 17 ноября 2017 > № 2451566 Алла Кузнецова

V Региональный Чемпионат WorldSkills Russia пройдет в Хабаровске

О ходе подготовки к мероприятию рассказала министр образования Хабаровского края Алла Кузнецова

Региональный Чемпионат молодых профессионалов WorldSkills Russia в пятый раз пройдет в Хабаровске. О том, как идет подготовка к мероприятию, в интервью корр. ИА AmurMedia рассказала министр образования и науки Хабаровского края Алла Кузнецова.

— Как проходит подготовка к предстоящему Чемпионату молодых профессионалов?

— Студенты готовятся по индивидуальным программам тренировок под руководством опытных наставников. По отдельным компетенциям тренировки проводились в условиях реального производства по 8 – 10 часов в день. Некоторые конкурсанты прошли стажировку на ведущих предприятиях Хабаровского края

— Какие профессиональные учебные заведения края примут участие в Чемпионате? Как проводился их отбор?

— В V региональном чемпионате "Молодые профессионалы" (WorldSkills Russia) Хабаровского края примут участие все профессиональные образовательные организации Хабаровского края. Отбор конкурсантов проводился внутри каждой профессиональной образовательной организации края по компетенциям Чемпионата. По таким компетенциям, как: "Ремонт и обслуживание легковых автомобилей", "Предпринимательство" квота участников превышена, поэтому по ним будут проводиться еще отборочные соревнования.

— Расскажите вкратце, какова программа Чемпионата?

— Региональный этап Чемпионата WorldSkills Russia начнется 27 ноября и закончится 1 декабря текущего года. Торжественная церемония открытия пройдет в СЗК "Платинум Арена". В последующие дни участники будут соревноваться между собой в различных компетенциях. Состоится также выездные соревнования — в п. Хор по компетенции "Ремонт и обслуживание легковых автомобилей".

— Какие перспективы открывает для молодых специалистов участие в Чемпионате?

— Участие в движении "Молодые профессионалы" (WorldSkills Russia) объединяет молодежь, производство и педагогов, учит молодых людей профессиональному мастерству и показывает им, как стать лучшими в выбранной ими специальности, помогает в трудоустройстве в будущем. Они демонстрируют как уровень своей технической подготовки, так и индивидуальные и коллективные качества, решая поставленные перед ними задачи, которые они изучают и/или выполняют на своем рабочем месте.

— Дают ли вузы Хабаровска какие-либо преференции участникам Чемпионата при поступлении?

— Уже с 01 октября на сайтах вузов размещены правила приема на обучение в 2018 году. Следует отметить, что Порядок приема для абитуриентов, поступающих в 2018/2019 году, не претерпел существенных изменений.

Сохраняется возможность для поступающих получать дополнительные баллы за индивидуальные достижения, суммарно до 10 баллов. В каждом вузе правилам приема оговариваются конкурсы и мероприятия, призерам и победителям которых засчитываются эти баллы.

Результаты участия в конкурсах, состязаниях, чемпионатах учитываются при приеме по специальностям (направлениям подготовки) соответствующим профилю конкурса или состязания. Абитуриент может в качестве индивидуальных достижений представить диплом призера или победителя чемпионата Ворлдскиллс. Ну а вузы в соответствии с правилами приема могут засчитать за них дополнительные баллы.

— Каковы были достижения прошлого года и планируете ли вы повторить этот успех?

— В ноябре 2016 года на 15 площадках в Специализированных центрах компетенций (СЦК) и Межрегиональном центре компетенций (МЦК) в г. Хабаровске, в г. Комсомольске-на-Амуре и п. Хор прошел IV региональный чемпионат "Молодые профессионалы" (WorldSkills Russia). В чемпионате приняло участие более 500 участников профессиональных образовательных организаций и вузов Хабаровского края, а также представители из 6 субъектов Дальневосточного федерального округа и двух стран АТР. В региональный чемпионат вошли 39 компетенций WorldSkills и три компетенции JuniorSkills.

По итогам IV регионального чемпионата была сформирована команда для участия в Отборочных соревнованиях. Хабаровский край принял участие во всех соревнованиях семи субъектов Российской Федерации, где проводились Отборочные соревнования по 34 компетенциям.

Одновременно Хабаровский край стал одной из площадок для проведения Отборочных соревнований и принял 144 участника и 136 экспертов из 71 субъекта Российской Федерации по блоку "промышленных компетенций". Общее количество зрителей, посетивших Отборочные соревнования, — около 1000 человек, в том числе 828 школьников.

В результате проведения чемпионатов мы оснастили оборудованием площадки СЦК и МЦК, определили тренировочные базы для подготовки студентов ПОО, а образовательными организациями получен опыт проведения чемпионатов.

Проведенная работа дала положительные результаты. Состав делегации Хабаровского края в Финале V Национального чемпионата "Молодые профессионалы" (WordSkills Russia) – 2017 был одним из самых многочисленных среди всех субъектов Российской Федерации. По 28 компетенциям выступили 38 конкурсантов из профессиональных образовательных организаций и вузов региона. Их сопровождали 28 экспертов.

По итогам Чемпионата сборная команда Хабаровского края завоевала 3 золотые, 4 серебряные, 2 бронзовые, 2 Medallion for Excellence, 1 серебро чемпионата ЕвразЭС, заняв в общекомандном зачете 10 место из 51 субъекта РФ.

В 2020 году Хабаровский край примет Финал VII Национального чемпионата "Молодые профессионалы" (WorldSkills Russia).

Россия. ДФО > Образование, наука > amurmedia.ru, 17 ноября 2017 > № 2451566 Алла Кузнецова


Россия > Образование, наука > ras.ru, 16 ноября 2017 > № 2399106 Жорес Алферов

Жорес Алфёров: «Если бы не 90-е годы, айфоны сейчас выпускали бы у нас»

«Зачем нам приезжие? Мы сами способны вырастить талантливую молодёжь!» — считает известный учёный.

Об утечке мозгов, зле капитализма и положении дел в нашей науке «АиФ» поговорил с академиком Жоресом Алфёровым, единственным ныне здравствующим — из проживающих на родине — российским лауреатом Нобелевской премии по физике.

Поклоняться не успеху, а знаниям

Дмитрий Писаренко, «АиФ»: Жорес Иванович, начну с неожиданного вопроса. Говорят, в этом году украинский сайт «Миротворец» включил вас в список неугодных для въезда на территорию Украины людей? А ведь у вас там брат похоронен.

Жорес Алфёров: Я не слышал об этом, надо будет выяснить. Но это странно... У меня есть фонд, из которого выплачиваются стипендии украинским школьникам села Комаривка Черкасской области. Недалеко, в братской могиле у деревни Хильки, действительно похоронен мой старший брат, который ушёл добровольцем на фронт и погиб во время Корсунь-Шевченковской операции.

Для всей планеты сейчас наступило чёрное время — время фашизма в самых разных формах.

На Украине я раньше бывал каждый год, являюсь почётным гражданином Хильков и Комаривки. Последний раз приезжал туда в 2013 г. вместе с иностранными учёными. Нас очень тепло приняли. И мой американский коллега, нобелевский лауреат Роджер Корнберг, пообщавшись с местными жителями, воскликнул: «Жорес, как вас можно было делить? Вы ведь один народ!».

То, что творится на Украине, ужасно. И на самом деле грозит гибелью всему человечеству. Для всей планеты сейчас наступило чёрное время — время фашизма в самых разных формах. На мой взгляд, это происходит потому, что уже нет такого могучего сдерживающего фактора, каким был Советский Союз.

— Сдерживающего кого?

— Мировой капитализм. Знаете, я часто вспоминаю беседу с отцом моего старого друга профессора Ника Холоньяка, состоявшуюся в 1971 г., когда я приехал к ним в заброшенный шахтёрский городок возле Сент-Луиса. Он мне сказал: «В начале ХХ в. мы жили и работали в ужасных условиях. Но после того, как русские рабочие устроили революцию, наши буржуи испугались и изменили свою социальную политику. Так что американские рабочие живут хорошо благодаря Октябрьской революции!».

— Нет ли здесь злой ухмылки истории? Ведь для нас самих этот грандиозный социальный эксперимент оказался неудачным.

— Одну секундочку. Да, он неудачно завершился из-за предательства нашей партийной верхушки, но сам-то эксперимент был успешным! Мы создали первое в истории государство социальной справедливости, у нас на практике был реализован этот принцип. В условиях враждебного капиталистического окружения, которое делало всё возможное, чтобы уничтожить нашу страну, когда мы были вынуждены тратиться на вооружения, на разработку той же атомной бомбы, мы вышли на второе место в мире по производству продуктов питания на душу населения!

Академик Жорес Алфёров: когда надо, наш народ может и горы свернуть

Знаете, великий физик Альберт Эйнштейн в 1949 г. опубликовал статью «Почему социализм?» В ней он писал, что при капитализме «производство осуществляется в целях прибыли, а не потребления». Частная собственность на средства производства приводит к появлению олигархии, а результаты чужого труда отнимаются по закону, что оборачивается беззаконием. Вывод Эйнштейна: экономика должна быть плановой, а орудия и средства производства — общественными. Самым большим злом капитализма он считал «изувечивание личности», когда в системе образования учащихся вынуждают поклоняться успеху, а не знаниям. Не то же самое происходит и у нас сейчас?

Поймите, из того факта, что Советский Союз рухнул, вовсе не следует, что рыночная экономика эффективнее плановой. Но я вам лучше скажу о том, что знаю хорошо, — о науке. Посмотрите, где она у нас была раньше и где сейчас! Когда мы только начинали делать транзисторы, первый секретарь Ленинградского обкома партии лично приезжал к нам в лабораторию, сидел у нас, спрашивал: что нужно, чего не хватает? Я свои работы по полупроводниковым гетероструктурам, за которые мне потом дали Нобелевскую премию, сделал раньше американцев. Я обогнал их! Я приезжал в Штаты и читал им лекции, а не наоборот. И производство этих электронных компонентов мы начали раньше. Если бы не 90-е годы, айфоны и айпады сейчас выпускали бы у нас, а не в США.

— А можем мы ещё начать делать подобные устройства? Или уже поздно, поезд ушёл?

— Только если мы создадим новые принципы их работы и сможем потом их развить. Американец Джек Килби, получивший Нобелевскую премию в том же году, что и я, заложил принципы кремниевых чипов в конце 1950-х. И они до сих пор остаются теми же. Да, сами методы развились, стали наномасштабными. Число транзисторов на чипе возросло на порядки, и мы уже подошли к их предельному значению. Возникает вопрос: что дальше? Очевидно, что надо идти в третье измерение, создавать объёмные чипы. Тот, кто освоит эту технологию, совершит рывок вперёд и сможет делать электронику будущего.

— Среди нобелевских лауреатов этого года вновь не оказалось россиян. Стоит ли нам посыпать голову пеплом из-за этого? Или пора перестать обращать внимание на решения Нобелевского комитета?

— Нобелевский комитет нас никогда намеренно не обижал и не обходил стороной. Когда была возможность дать премию нашим физикам, им давали. Среди нобелевских лауреатов так много американцев просто потому, что наука в этой стране щедро финансируется и находится в сфере государственных интересов.

А что у нас? Последняя наша Нобелевская премия по физике была дана за работы, которые делались на Западе. Это исследования графена, проведённые Геймом и Новосёловым в Манчестере. А последняя премия, присуждённая за работы именно в нашей стране, дана Гинзбургу и Абрикосову в 2003 г., но сами эти работы (по сверхпроводимости) датируются 1950-ми годами. Мне дали премию за результаты, полученные в конце 1960-х.

Сейчас работ уровня Нобелевской премии в области физики у нас просто нет. А причина всё та же — невостребованность науки. Будет она востребована — появятся научные школы, а следом — и нобелевские лауреаты. Скажем, много нобелевских лауреатов вышло из фирмы «Белл телефон». Она вкладывала огромные средства в фундаментальные исследования, потому что видела в них перспективы. Отсюда и премии.

Самая главная проблема российской науки, о чём я не устаю говорить — это невостребованность её результатов ни экономикой, ни обществом.

— В этом году вокруг выборов президента РАН творилось что-то непонятное. Кандидаты брали самоотвод, выборы переносились с марта на сентябрь. Что это было? Говорят, Кремль навязывал Академии своего кандидата, но он не проходил по уставу, поскольку не являлся академиком?

— Мне трудно объяснить, почему кандидаты стали отказываться. Наверное, что-то такое действительно было. Видимо, им сказали, что надо отказаться.

Академик Жорес Алфёров: мы оказались на обочине, с которой нужно выбираться

Как проходили выборы в советское время? В Академию приезжал товарищ Суслов и говорил: «Мстислав Всеволодович Келдыш написал заявление с просьбой освободить его от обязанностей президента по состоянию здоровья. Вам выбирать, кто займёт эту должность. Но нам кажется, что хорошая кандидатура — Анатолий Петрович Александров. Мы не можем настаивать, мы просто высказываем своё мнение». И мы выбрали Анатолия Петровича, он был замечательным президентом.

Я считаю, что власти следует либо брать решение этого вопроса на себя (и делать так, как было при советской власти), либо отдать его на рассмотрение Академии. А играть в такие игры — худший вариант.

— Ждёте после избрания нового президента перемен к лучшему?

— Хотелось бы, но это будет непросто. Мы выбрали вполне разумного президента. Сергеев — хороший физик. Правда, у него небольшой организационный опыт. Но хуже другое — он находится в очень тяжёлых условиях. В результате реформ по Академии уже нанесён ряд ударов.

Самая главная проблема российской науки, о чём я не устаю говорить, — это невостребованность её результатов для экономики и общества. Нужно, чтобы руководство страны наконец обратило внимание на эту проблему.

— А как этого добиться? Вот вы в хороших отношениях с президентом Путиным. Он советуется с вами? Может, звонит домой? Бывает такое?

— Не бывает. (Долго молчит.) Сложный вопрос. Руководство страны должно, с одной стороны, понимать необходимость широкого развития науки и научных исследований. Ведь у нас наука часто совершала рывок прежде всего из-за её военных применений. Когда делали бомбу, нужно было создавать ракеты и электронику. А электроника затем нашла применение в гражданской сфере. Программа индустриализации тоже была широкой.

С другой стороны, власти надо поддерживать в первую очередь те научные направления, которые потянут за собой массу других вещей. Надо определить такие направления и вкладывать в них средства. Это высокотехнологичные отрасли — электроника, нанотехнологии, биотехнологии. Вложения в них будут беспроигрышными. Не будем забывать, что мы сильны программным обеспечением. И кадры ещё остались, не все уехали за границу.

— Надо ли возвращать учёных, добившихся успеха на Западе, о чём недавно говорил тот же Путин?

— Считаю, что не надо. Ради чего? Что, мы сами не можем вырастить талантливую молодёжь?

— Ну как, приезжий получает «мегагрант» правительства, на эти деньги он открывает лабораторию, привлекает молодых специалистов, обучает их...

— ...а потом линяет обратно! Я сам с таким столкнулся. Один обладатель «мегагранта» поработал у меня и слинял. Они ведь всё равно в России не останутся. Если учёный добился успеха где-то в другой стране, он, скорее всего, обзавёлся там семьёй, множеством связей. А если он там ничего не добился, то, спрашивается, зачем он нам тут нужен?

НАНОтомия неудач. Что дала стране компания, которую возглавляет Чубайс?

«Мегагранты» правительства нацелены на привлечение в науку людей среднего поколения. Их у нас сейчас действительно очень мало. Но я думаю, мы способны обучить их сами. Несколько моих ребят, окончив аспирантуру и магистратуру, возглавили такие лаборатории. И через пару лет стали этим самым средним поколением исследователей. И никуда уезжать не собираются! Потому что они другие, они тут выросли.

— Пытаясь оценить достижения современной российской науки, люди часто спрашивают: «Вот есть „Роснано“. А где пресловутые нанотехнологии?»

— Когда у нас будет настоящая электронная корпорация, тогда будут и нанотехнологии. Что в них понимает этот буржуй Чубайс, что он умеет? Только приватизировать и извлекать прибыль.

Я вам такой пример приведу. Первые светодиоды в мире появились у нас, в моей лаборатории. И компанию, которая была создана для возрождения производства светодиодов в России, именно Чубайс приватизировал и продал. И это вместо того, чтобы налаживать производство.

Что касается корпораций, им следует совместно с учёными определять нужные направления исследований. И закладывать средства на эти исследования в бюджет.

— Новый президент РАН предлагает взимать деньги на науку с сырьевых корпораций. Что думаете об этом?

— Просто приказывать сверху корпорациям выделять деньги на науку — не лучший путь. Главное — нужно создавать новую экономику, делать её высокотехнологичной. Путин назвал задачей бизнеса создание 25 млн рабочих мест в высокотехнологичном секторе к 2020 г., а я от себя добавлю: это также задачи науки и образования. Необходимо увеличивать бюджетные ассигнования на них.

Что касается корпораций, им следует совместно с учёными определять нужные направления исследований. И закладывать средства на эти исследования в бюджет. В СССР вместо госкорпораций были промышленные министерства. Будучи заинтересованными в наших результатах, они выделяли учёным деньги, когда видели, что из научных исследований может выйти что-то многообещающее для них. Заключали хоздоговора на большие суммы, давали нам своё оборудование. Так что механизм отработан.

Нужно сделать результаты научного труда востребованными. Хотя это и долгий путь.

АиФ

Россия > Образование, наука > ras.ru, 16 ноября 2017 > № 2399106 Жорес Алферов


Украина. Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388868 Олег Пономарев

На Украине начались реальные репрессии за русский язык

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Наступление на русский язык на Украине продолжается по всем фронтам. После скандального закона об образовании, принятого Верховной радой и согласно которому национальные меньшинства будут лишены права обучаться на родном языке, в первую очередь речь идет о румынских и венгерских этнических группах, неумные украинские националисты продолжают выискивать, где и кто еще смеет говорить вслух на «великом и могучем». И, как правило, находят, устраивая «инакомыслящим» чистки похлеще сталинских. На этот раз нешуточный скандал разгорелся на Западной Украине — в Ивано-Франковской области, где директора школы м обучением на польском и русском языках едва не довели до сердечного приступа. Что примечательно, на защиту педагога встали даже родители, но местная власть в лице ультра-наци-патриотов из партии «Свобода» намерена если не загнать директора в гроб, то сделать ее жизнь невыносимой.

Департамент образования — директору школы: «Вот тебе листок и вот тебе ручка, и пиши заявление…»

Скандал разгорелся в середине сентября 2017 г. в общеобразовательной школе №3 г. Ивано-Франковск. Директор учебного заведения — Светлана Долгова, которая проработала на своей должности более 20 лет, обвинила Департамент образования и науки Ивано-франковской мэрии в предвзятости и давлении. Эта школа — одна из немногих на Западной Украине, где преподавание чудом сохранилось на русском языке. Кроме этого учатся дети также на украинском и польском языках. Здесь учатся почти 900 учеников разных национальностей. Кроме украинцев — армяне, татары, русские, евреи, поляки, грузины и даже немцы. И до сих пор в голову никому не приходило раздувать скандал не на почве качества образование, а по языковому признаку. Спустя две недели директор была вынуждена написать заявление об увольнении «по собственному желанию».

«Я шла с заявлением о котором не знал никто в школе. Я его написала, ну, это не было то давление, когда говорят — садись, вот тебе листок и вот тебе ручка, и пиши, это не этот было давление, это были такие условия, в которых я работала», — объясняет Светлана Долгова.

Этот шаг стал полной неожиданностью, как для учителей, так и для родителей. На общем собрании директора уговорили одуматься и забрать заявление. Но в Департаменте образования заявили, что обратной силы у заявления нет. Разгневанные родители буквально ворвались в кабинет директора Департамента Игоря Смаля, но также отказал им в восстановлении директора в должности. Кстати, чиновник является членом националистической партии «Свобода», идеология которой на дух не переносит русский язык.

«Он так и сказал: я решение своего не меняю и предложил участвовать Светлане Владимировне в конкурсе, он на контакт с нами не шел, выбежал из зала, ну просто нас проигнорировал», — рассказывает председатель попечительского совета школы №3 Зоряна Свитна.

Родительский комитет школы утверждает, что бывшие выпускники — это элита Украины, школа с многолетними традициями всегда была многоязычной и менять сегодня директора просто недопустимо.

Руководство боится признать гонения по языковому признаку

По словам СДолговой городское руководство и ее непосредственное начальство будет выкручиваться из ситуации, как может. Но никогда не признает, что реальные репрессии в отношении ее связаны именно с языком. Да и доказать это сейчас будет крайне сложно.

«Я не хочу сегодня вслух говорить то, что я слышала в свой адрес не только от директора департамента, от других должностных лиц. Я не могу в такой среде работать», — говорит директор школы №3 Светлана Долгова.

Но она уверена — все проблемы у нее начались именно из-за русского языка. Ей не раз приходилось слышать от чиновников различные упреки по этому поводу. Но руководство, естественно, все обвинения отвергает.

«По моему убеждению, не знаю чья, не знаю с какой целью, но это провокация. Если просьба заменить в школе все таблички и вывески, написанные на русском языке — на украинский, считать давлением или каким-то предвзятым отношением ну тогда так и есть», — оправдывается директор департамента образования и науки Ивано-Франковского горсовета Игорь Смаль.

Мэр Ивано-Франковска, представляющий более чем неонацистскую, а не националистическую партию «Свобода», Руслан Марцинкив все же пообещал учителям и родителям, что встретится с ними и якобы разберется в ситуации. А пока попечительский совет школы готовит обращение в прокуратуру и суд о давлении и незаконном увольнении директора.

Чуть позже Департамент образования и науки сменил свое решение в отношение Светланы Долговой, оставив ее работать в школе на должности простого учителя, но со статусом «исполняющая обязанности директора» пока не будет проведен конкурс и избран новый директор. По совету родительского комитета она все же решила подать иск в суд с требованием аннулировать приказ руководства об увольнении и восстановить ее в должности директора школы. Также, как это принято в случаях явно незаконного увольнения, она просит суд компенсировать ей разницу в зарплате, так как в связи с приставкой «и. о.» ей значительно понизили ставку. О компенсации же морального ущерба или защите чести и деловой репутации речь пока не идет, но С. Долгова вполне может на рассчитывать. Иск от директора школы судья Ирина Пастернак приняла и назначила первое судебное слушание на 31 января 2018 г.

Ради своих интересов Европа закроет глаза на преследование русских

Этот вопиющий случай нарушения на Украине конституционных прав русскоязычной диаспоры, общины, называйте это как хотите, является далеко не единственным. Кто-то молчит, кто-то пытается отстаивать права, но не всем удается привлечь внимание широкой общественности к этой проблеме, так как сегодня украинские СМИ ее практически не «замечают». И чаще делается это сознательно: проблема не освещается — значит ее нет.

После скандального закона «Об образовании» и угроз со стороны Венгрии и Румынии, президент Украины Петр Порошенко пошел на попятную и согласился на анализ этого закона Веницианской комиссией. Но, что самое интересное — запрет обучать детей на родном языке сохранился только для русскоязычных. Во время своего визита в Бухарест глава МИД Украины Павел Климкин заявил, что для европейских языков будет сделана поблажка:

«Уже на сегодня в законе мы сделали исключение для языков Европейского союза. Предметы могут также изучаться и на языках ЕС. Это четко прописано в образовательном законе», — заявил министр иностранных дел.

Чтобы не терять окончательно лицо, украинская власть придумала обходной маневр. Закон «Об образовании» меняться не будет, но будут приняты подзаконные акты и отдельный закон «О среднем образовании», которые позволят детям национальных меньшинств учиться в школе на родном языке. Всем, кроме русских. Собственно говоря, вся эта реформа образования и была затеяна для того, чтобы лишить русскоязычную часть населения Украины права учить своих детей на родном для них языке. А таковых, кстати, по данным исследование института Гэллапа в стране насчитывается порядка 82%.

По словам Директора украинского Института анализа и менеджмента политики Руслана Бортника прежде всего нужно сейчас дождаться выводов ПАСЕ. Хотя уже очевидно, что отступать от насильственной «украинизации» официальный Киев не намерен.

«Выводы этой комиссии всегда двоякие, будут выявлены позитивные и негативные стороны. Но весной на Украине начнется избирательная кампания. Президент Порошенко не захочет конфликтовать с правыми, он рассматривает их как свою целевую аудиторию. Поэтому сегодняшние обещания Климкина — это в большей мере политическая игра. Не стоит ожидать существенных изменений в это законодательство», — отметил эксперт.

Президент Российской ассоциации международного права Анатолий Капустин считает, что как только Украина договорится с европейскими странами о смягчении языковых ограничений для их представителей, Евросоюз закроет глаза на нарушение прав русских.

«Раз в два года генсеку Совета Европы подаются доклады по этому поводу. Иных юридических процедур нет. У остальных сторон хартии нет прав делать что-либо против государств, не выполняющих ее положения. Поэтому можно оказывать только дипломатическое давление. Комитет министров СЕ может на основе докладов выпускать лишь рекомендации. Поэтому усилия Венгрии и других стран, которые критикуют Украину, направлены лишь на то, чтобы побудить Евросоюз оказать коллективное политическое дипломатическое давление. Ставка делается на то, что в каждом государстве лица, чьи языковые права ограничиваются, могут обращаться в местные национальные суды», — отметил Капустин.

Украина. Россия > Образование, наука > inosmi.ru, 15 ноября 2017 > № 2388868 Олег Пономарев


Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > amurmedia.ru, 14 ноября 2017 > № 2451596 Станислав Сливко

Революционной ситуацией пригрозил властям Хабаровского края историк-коммунист

В интервью корр. ИА AmurMedia Станислав Сливко рассказал, к чему могут привести невыученные уроки Октября

Октябрьские события 1917 года могут и должны научить властей Хабаровского края слушать и слышать различные мнения, звучащие в обществе. В противном случае, господство определенных классов и определенных партий создаст все условия для ситуации, которая 100 лет назад во многом определила развитие мира в XX веке и продолжают привлекать внимание как широкой общественности, так и профессиональных историков, корр. ИА AmurMedia задал кандидату исторических наук, доценту кафедры Отечественной и Всеобщей истории ПИ ТОГУ Станиславу Сливко.

— Чем ближе "красный день календаря", тем шире спектр мнений и оценок событий столетней давности. Возможен ли объективный анализ событий, которые происходили в октябре 1917?

— Разумеется, возможен, но при условии, прежде всего, четкого представления сущности Октябрьской революции. Однако при всей разнице мнений относительно произошедшего, ни один современный историк не ставит под сомнение мировое значение Октябрьской революции. Все согласны с тем, что революция в России повлияла на страна Европы, Азии, Америки, то есть на весь мир. Недавно к нам в институт из Китая приезжал доктор исторических наук Шень Чжэньхуа. Он читал лекцию "Октябрьская революция и Китай" и по его убеждению, основы современной китайской государственности и успех Китайской революции — это прямое следствие революции 1917 года в России.

— Но прежде всего Октябрьские события оказались значимыми именно для России...

— Для России это, вообще, были эпохальные события, который положили начало советской государственности. Никто ведь не отрицает, что Российская Федерация является правопреемником и РСФСР, и СССР.

— В последнее время все чаще можно услышать мнение, что Октябрь — это "бесчеловечная трагедия", ответственность за которую лежит на большевиках. Слова об исторической необходимости и объективной закономерности событий столетней давности высказывается гораздо реже. Почему так происходит?

— Потому что сегодня одну историческую концепцию просто взяли и заменили другой. Но историческая наука намного шире и богаче, однако многообразие научных теорий, опять замалчивается. К примеру, в нынешних школьных учебниках истории, предпочитают говорить о Великой российской революции, тем самым объединяя Февральскую и Октябрьскую революции в единый исторический процесс. Такой термин появился относительно недавно и был введен директивным путем без какого-то либо серьезного обсуждения профессиональным историческим сообществом. Школьные учебники призваны научить ученика думать, показать разницу в оценке событий, чтобы он смог сформировать свою точку зрения. Отрывать образование от науки совершенно неприемлемо.

— То есть сегодня ученые продолжают изучать революционный опыт России?

— Еще как! Сегодня появляются новые работы, в которых революционные события рассматриваются с других методологических позиций, в оборот вводятся новые исторические источники. Пример, появляются работы по истории повседневности в период революции, о жизни городского населения во время революции и гражданской войны, очень интересные работы по изменению сознания человека в эпоху революции. Все это показывает, что сейчас идет углубление исследований по Октябрьской революции.

— Для наглядности Вы можете описать обстановку в Петербурге 100 лет назад?

— Чтобы показать, что революция была неизбежна? Пожалуйста. Своим студентам я показываю две фотографии, которые хранятся в Государственном историческом музее. Одна с банкета в одном из ресторанов Петрограда 1917 года: дамы в богатых нарядах и бриллиантах, столы, уставленные деликатесами. Вторая фотография — тоже Петроград 1917 года, очередь за хлебом в несколько сотен метров. Такая вот была реальность: хлебные бунты, город заполонили беженцы, солдаты в отпусках с фронта или после госпиталей, дезертиры. И тут те, кто на военных подрядах и спекуляциях делали большие деньги. Нестабильность нарастала. Возможно, в октябре 1917 революции можно было бы избежать, но рвануло бы так или иначе. Если не в октябре, то чуть позже — в 1920 году или 1921, потому что противоречия никуда бы не делись. Революция стала отражением глубинных противоречий, которые вызревали в русском обществе на протяжении многих десятилетий. Если мы откроем мемуары известного лидера белого движения Антона Деникина, то прочитаем, что он видел истоки февраля 1917 года во всем 300-летнем царствовании династии Романовых.

— Но извлечь из революционного опыта полезные уроки можно лишь в том случае, если верно оценить не только позитивные, но негативные последствия Октября.

— Совершенно верно. Если у советской системы не было недостатков, СССР существовал бы поныне. С другой стороны, "рожденные в СССР" не вспоминали бы свою "тоталитарную" родину с трогательной ностальгией, если бы ей были свойственны только черные стороны, которые так любят подчеркивать сторонники полного либерализма. Для начала, Октябрь дал России дееспособное правительство, в отличие от Февраля. Большевики же оказались способны удержать власть, сохранить последовательность политической линии, обеспечить пусть минимальное, но снабжение городов, которые жили впроголодь, но от голода не умирали, отразить внешнюю угрозу. Октябрьская революция дала стране новую боеспособную армию. Никакими "обманами", "мобилизациями" и "террором" нельзя объяснить тот факт, что за 1918-1920 годы Красная армия победила 15 государств-интервентов и 3 сильные белые армии. Переход на сторону большевиков множества бывших царских офицеров, к примеру, легендарного Алексея Брусилова, подтверждает привлекательность новой армии и нового строя. Огромные изменения принесла революция в культурную жизнь страны, где в начале 20 века было 40% неграмотного населения. Советская система образования долго считалась лучшей в мире. И нет современного человека, который втайне не жалел бы о советской бесплатной медицине.

— Как Вы считаете, Россия хорошо учит уроки истории?

— Тут нет однозначного ответа. Дело в том, что любое общество неоднородно, оно разделено на классы, а у классов есть свои интересы. И как бы ни учили уроки истории, если эти уроки будут в противоречии с насущными классовыми интересами, то все равно ошибки будут повторяться.

— Можно из современности что-нибудь?

— К примеру, сегодняшнюю общественно-политическую ситуацию в нашем крае. История учит: чтобы не довести страну до революционной ситуации, нужно слушать разные слои общества, разные мнения и приходить к компромиссу. Но что мы видим в результате? Компартия предлагает на краевом уровне принять законопроект "О детях войны". Несмотря на то, что проходят митинги и пикеты, выступления в печати, законопроект вносили на рассмотрение три раза, и он не требует больших финансовых вливаний, все равно большинство дружно голосует против.

— Извлекла власть уроки 1917 года?

— Нет, она продолжает политику невнимания к серьезным социальным проблемам. Понятно, что у нас сейчас господствуют определенные классы, их интересы выражает определенная партия и делиться властью она не хочет. С ростом экономических трудностей это все грозит нестабильностью и новой революционной ситуацией. Советская история — это огромный пласт для познания. И Россия для своего дальнейшего развития должна взять самое лучшее, не допуская ошибок, допущенных в ходе строительства социализма, которые и привели к его падению.

Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > amurmedia.ru, 14 ноября 2017 > № 2451596 Станислав Сливко


Китай. США. Азия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > dn.kz, 11 ноября 2017 > № 2393248 Юрий Сигов

Нужна ли Китаю «мягкая сила»?

Заставить себя уважать в мире - это не то же самое, что его себе подчинить

Юрий СИГОВ, ВАШИНГТОН

После состоявшегося недавно очередного съезда Компартии Китая чего только и самому китайскому лидеру- товарищу Си, и его ближайшим соратникам не приписывали. И некий "новый курс", который должен вывести вот-вот КНР на новые, невиданные прежде экономические рубежи. И окончательное вытеснение Соединенных Штатов из Азии, где им по чисто географическим понятиям вообще делать нечего. И возрождение велико-китайского духа, с которым теперь не совладать ни либералам, ни демократам разным из преимущественно западного толка государств.

Но как-то в стороне находится при этом, как мне видится, самый главный аспект всей той бурной политико-экономической деятельности, которую ведет нынешнее китайское руководство. Причем сравнивать ее надо не с тем, чем занимаются по всему миру американцы или другие западники, а с самой философией дальнейшего развития Поднебесной, как действительно центрального, формирующего для всей человеческой цивилизации места на карте мира.

С которого все, согласно учению великого Конфуция, все только-только начинается. А чем закончится - и когда не знает вообще никто. Ни американские с западноевропейскими китаистами, ни сами китайские товарищи-перестройщики. Но вот то, что вне зависимости от всех их желаний реально происходит в китайской политике на самом деле очень символично. А именно - Китай еще раз подтвердил, что не хочет править миром (и уж тем более биться насмерть за подобную привилегию с Америкой). И не потому, что не сможет, а потому что не знает как, и не понимает, зачем это ему может понадобиться.

Так мировая ли держава КНР? Ну, это кого об этом спросить и с чем соглашаться

Начнем вот с чего. Уже минимум лет десять в любых научных и псевдо-научных работах, посвященных Китаю, только и утверждается, что он- вставший с колен новый мировой гигант-гегемон, который уже то ли обогнал США, то ли вот-вот окончательно обгонит. Подомнет под себя неизбежно сначала Азию, потом все соседние страны по алфавиту, и наконец, приступит к единоличному правлению всей нашей планетой.

Но наряду с военной и экономической "расправляемостью плеч" Китаю якобы неплохо было бы побеспокоиться и о своем внешнем имидже. То бишь том, как его поведение и политику принимают в окружающем Поднебесную мире. И насколько этому те самые "окружающие народы-государства" будут либо сопротивляться, либо китайской экспансии всеми силами содействовать (потому что просто другого выборы им Пекин не оставит). Посему Китай только за последнее десятилетие потратил сумму в 15 миллиардов долларов исключительно на так называемую "мягкую силу". То есть на создание положительного о себе мнения за границами Поднебесной, чтобы все посторонние воспринимали КНР как друга и надежного партнера, если не союзника.

Еще в 2011 году на съезде Компартии Китая было официально заявлено, что страна будет стремиться добиваться статуса "великой социалистической культурной державы". А в 2014 году в одном из своих выступлений товарищ Си дал понять, что настал момент как можно яснее и правильнее донести до окружающего КНР мира нашу политику. Тогда же в обиходе появились легко узнаваемые нынче для любого слова и фразы по типу "китайская мечта", "мечта народов Азиатско-Тихоокеанского региона", "Шелковый путь", "Морской путь в 21-й век" и многие другие.

Кому-то может со стороны показаться, что все это - словесная шелуха, но китайские товарищи так вовсе не думают. Под привлекательные лозунги и красивую словесную упаковку Китай запустил и много чего на практике. К примеру, Банк стран БРИКС, Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, зону свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По всему свету стали открываться культурные центры Китая (с начинкой философии самых прагматичных и понятных мыслей Конфуция), которые потихоньку стали подтачивать основы навязанного всем и во всем западного миропорядка.

Под свои "новые мировые проекты" Пекин выделил немалые средства - 50 млрд. долларов в Азиатский банк, 41 млрд. долларов - для банка БРИКС, 40 млрд. долларов - под сухопутный "Шелковый путь" и 25 млрд. долларов - под его морскую составляющую. К 2025 году Пекин готов инвестировать за границами Поднебесной гигантскую сумму - 1,25 триллионов долларов. Это не под силу нынче не только США, но и всему Западному миру, если он даже на то решится.

Точно при этом никому неизвестно, сколько Китай тратит на свое "внешнее оформление", хотя западные эксперты утверждают, что ежегодно Пекин расходует около 10 млрд. долларов только на "внешнюю пропаганду". К примеру, Госдепартемент США имеет на подобные расходы в год около 600 млн. долларов, которые при нынешнем президенте страны урезаны более чем вполовину. При этом китайские лидеры, куда бы они ни ездили, всегда везут с собой не только высокие слова и речи, но и деньги. Везде и всегда. А те, кто берет китайские деньги, просто обязаны делать все так, как им велят товарищи из Пекина. И других вариантов подобной китайской "благотворительности" просто не предусматривается.

В этой связи Соединенные Штаты вообще не понимают, какая такая может быть у Китая "мягкая сила", если вся пропаганда там практически полностью подконтрольна государству? Как будто в США или других западных странах система работает как-то иначе. Но в Китае информация действительно рассматривается государством как нечто определяющее мировоззрение населения. А его нельзя "пускать на самотек", и позволять"вражеским службам" промывать мозги китайскому населению в "неправильном направлении".

Именно для этой цели в Китае и был создан Госсовет по управлению информацией. Эта организация ведает всеми выставками, публикуемыми материалами, мероприятиями в сфере массовой информации, культурными и информационными обменами. Она же проводит так называемые "Годы Китая" в зарубежных странах, а все основные достижения, имеющиеся у КНР за прошедший год, официально публикуются в специальном ежегоднике "Средства массовой информации Китая".

У этого Госсовета есть специальные подразделения, которые работают только на Тайвань, Гонконг и Макао, а также китайские диаспоры, проживающие за территорией КНР. Имеется также отдел, работающий с иностранцами, которые приезжают в Китай с познавательными целями или по обмену, иностранными журналистами, учеными и специалистами, занимающимися Китаем профессионально. Он же издает самые известные за границей китайские англоязычные газеты - "Чайна Дейли" и "Глобал Таймс".

Наш посыл - простой и точный. Только читайте и слушайте повнимательнее

Одной из главных задач, которую ставит руководство Компартии Китая - это сломать существующую медийную монополию Запада на информацию. Для этого круглосуточно работает огромное агентство Синьхуа, в котором трудится более 3 тысяч журналистов, 400 из которых находятся за границей в 170 бюро. Каждый год Синьхуа открывает новые заграничные корпункты и набирает новых корреспондентов для этой ответственной пропагандистской деятельности.

При этом перспективная задача Синьхуа- стать основным источником информации в мире и выдавить из этого сегмента таких западных гигантов, как Reuters, BBC и Associated Press. Аналогичное наступление китайцы ведут и на телевещании, соперничая со все той же BBC, каналом CNN и катарской AL Jazeera. У Синьхуа уже сейчас более 100 тысяч западных подписчиков, и планы агентства - доносить "только правдивый рассказ о жизни Китая и его граждан для иностранных потребителей".

Не отстает от Синьхуа и Центральное телевидение Китая, которое уже стало полностью всемирным. Оно вещает на шести языках, а на английском вещание идет круглосуточно(причем все американские кабельные пакеты по подписке обязательно включают в себя как минимум два китайских канала на английском языке). С 2012 года первый китайский телеканал открыл свой филиал в США и ведет передачи, предназначенные только для американского телезрителя.

Тем временем мало кому известно, но самым мощным средством внешней пропаганды Китая является Радио Пекина, созданное еще в 1941 году. Тогда китайцы вели свою радиопропаганду только на Японию, но сейчас под контроль китайского радио попал весь мир. Передачи из Пекина ведутся на 38 языках, и у радио Пекина есть 28 заграничных корпунктов. Не отстают в этой медийной работе и китайские посольства за рубежом. Их задача - публиковать платные материалы в ведущих западных газетах и журналах, устраивать встречи в университетах с китайскими дипломатами и приглашать местных корресподентов в посольство для "информационно- разъяснительной работы" по поводу очередных успехов КНР в сфере экономики, спорта и культуры.

Одновременно китайцы жестко отслеживают все публикации, касающиеся КНР, и соответствующим образом наказывают тех заграничных журналистов (просто не дают визы тем же американцам), которые ищут в Китае разные нарушения и "нестыковки" с западными понятиями свободы слова и демократии. То же касается и ученых, занимающихся Китаем. Им также "недвусмысленно" советуют быть взвешеннее при оценках того,что происходит в Китае. В противном случае их не будут приглашать в КНР на конференции или преподавать в тамошних вузах.

Уроки китайского иностранцам все равно никогда не освоить

Одним из важных элементов пропаганды китайского образа жизни и самой философии ключевых аспектов заветов великого Конфуция является обучение в КНР. Сейчас в стране учится около 320 тысяч иностранных студентов. Большая часть из них изучает китайский язык, причем 20 тысяч из них попали в КНР на стипендии китайского правительства. При этом в Китае существует огромное количество разных кратковременных курсов, на которые приглашаются иностранные дипломаты, военные, ученые, политики разных стран. И там им также доводится "правильная" точка зрения на все то, что касается китайской внешней и внутренней политики.

Хотя всего три китайских университета входят в первые сто лучших вузов мира (но учтите, что составлен этот список американцами, так что сами делайте вывод, кто и где на самом деле лучший из китайских вузов, а кто - не совсем), получение высшего образования в КНР становится все более популярным и престижным за границей, особенно у учащихся из азиатских государств.

Особое внимание уделяется китайскими властями работе так называемых Институтов Конфуция. Они вроде бы предназначены для изучения китайского языка и знакомства иностранцев с китайской культурой. Но на самом деле их функции куда глубже и перспективнее на "дальний прицел". Сейчас их насчитывается 475, и действуют они в 120 странах мира. Для сравнения: у Германии Институтов Гете 160 в 94 странах, а Британский совет имеет отделения в 49 странах, и всего их насчитывается 70 офисов.

Отдельно стоит упомянуть о продвижении за границами Поднебесной древней китайской истории, культуры, боевых искусств, исполнителей классической западной музыки китайскими музыкантами. Китайцы стали побеждать все чаще на ведущих мировых конкурсах по литературе, музыке, изобразительному искусству. Популярными в мире становятся китайские архитекторы за их умение удачно совмещать западные и восточные мотивы в сооружении самых престижных зданий на нашей планете.

Очень любят китайцы "поработать над иностранными умами" на своих многочисленных конференциях и симпозиумах. Разного рода форумы, круглые и квадратные столы для дискуссий, конференции по развитию, экономике, науке и технике - всем этим в Пекине занимаются на самом высоком уровне и придают подобному "мягкому окучиванию" иностранцев повышенное внимание. Провели китайцы уже Олимпиаду, ЭКСПО, Азиаду, саммиты "двадцаток" и прочего - и все с одной целью - поднять еще выше престиж своей страны и сделать так, чтобы с ней самым серьезным образом кругом считались.

По примеру американцев Китай в последние несколько лет резко активизировал программы обменов с зарубежными странами. Китайцы привозят к себе всех тех, кто за рубежом профессионально занимается Китаем, причем все подобные поездки оплачиваются китайским госбюджетом. А те, кто в них попадает, потом становятся невольно главными пропагандистами китайского образа жизни и политики китайского руководства (таких сейчас и ученых, и журналистов что в России, что в Казахстане полным-полно).

А ведь на подобном пропагандистском поприще очень эффективно работает еще и Министерство обороны КНР. У него есть специальный Институт международных стратегических исследований, а также Китайский фонд по международным стратегическим исследованиям. Они находятся "под колпаком" у китайских спецслужб, и их задача - привлекать к "совместной научной работе" военных и спецслужбы зарубежных государств. Они составляют ежеквартальные отчеты высшему военному и политическому руководству о своей работе. А есть еще и несколько научных центров и исследовательских институтов, которые работают как по военным, так и по политическим заказам высшего китайского руководства.

Вопрос только в том, насколько все эти усилия китайского правительства приносят реальную стране пользу(помимо освоения гигантских финансовых средств и трудоустройства сотен тысяч людей). Так вот, западные компании, исследуюшие общественное мнение, регулярно пытаются убедить всех, что Китай как был "неуважаемым" (якобы) государством в мире, так таким и остается, несмотря на все против того предпринимаемые меры. Вроде бы Китай по-прежнему негативно воспринимают не только в США и Европе (кто бы сомневался), но и на других континентах, включая и Азию.

Однако подобным "экспертным оценкам", на мой взгляд, не стоит не только доверять, но и вовсе принимать их к сведению. Дело в том, что никому сами китайцы, кроме самих себя, непонятны. То, что задумало китайское руководство, доподлинно непонятно даже самим рядовым гражданам КНР, не говоря уже о всяких специалистах по Китаю из западных стран. И уж тем более не им рассуждать, как к Китаю на самом деле кто за его границами относится. Так, в США специалисты по Китаю уверены, что он не может восприниматься в мире позитивно, потому что там нет якобы свобод, кругом царит бюрократия, коррупция и правит засилье коммунистической идеологии.

Между тем подобные объяснения свидетельствуют о полном непонимании самой сути китайской жизни, культуры взаимоотношения людей в КНР. И главное - того, какими целями руководствуются китайские лидеры на будущее. А они при всей нынешней мировой глобализации в Китае - особенные, и ничуть на классические западные непохожи. Китай ведь - это не страна, а философское измерение. И соответственно, для своего самоутверждения в мире ему нужно совсем иное, нежели то, чем руководствуются политики другой культуры с западными понятиями о свободах и демократиях.

Китай. США. Азия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > dn.kz, 11 ноября 2017 > № 2393248 Юрий Сигов


Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 10 ноября 2017 > № 2391899 Олег Пак

НИШ: трудные уроки

В прошлом номере нашей газеты (№43 от 3 ноября с.г.) был опубликован материал «Назарбаев Интеллектуальная школа»: гладко было на бумаге…». Речь в нем шла о некоторых проблемных моментах в работе «Назарбаев Интеллектуальной школы» (НИШ), расположенной в алматинском микрорайоне «Горный Гигант». При этом мы четко оговорили, что рассчитываем на продолжение разговора, и сегодня предлагаем вниманию читателей позицию руководителя данной школы Олега Пака, который согласился ответить на наши вопросы.

– Согласны ли вы с точкой зрения, что в вашей школе практикуется потогонная система обучения? Насколько такой подход отвечает современным требованиям?

– Мы живем в постоянно меняющемся мире, в котором обучение детей по-старому становится невозможным. Система выжимания пота вообще неприменима в педагогической работе. У нас учатся мотивированные, креативно мыслящие дети, которые принимают самое непосредственное участие в школьной жизни.

В образовательном процессе используется системно-деятельностный подход, который обеспечивает академическую подготовку и развитие самостоятельности учащихся на основе сочетания учебной, проектной и исследовательской деятельности. При таком подходе ребенок не только получает знания, у него формируются навыки исследования и самостоятельного обучения.

Результаты собеседований, которые психологическая служба проводит с учащимися нашей школы, показывают, что большинство проблем возникает вследствие неправильного распределения времени и нагрузки самими школьниками. Социальные сети и компьютерные игры являются серьезной помехой в учебе, из-за них успеваемость некоторых школьников становится ниже, чем она могла бы быть. На самом деле, многие наши дети не только хорошо учатся, но и успевают принимать участие в общественной жизни школы, успешно заниматься спортом, готовиться к предметным олимпиадам.

Стоит отметить, что наша НИШ является школой полного дня, поэтому предусмотрена внеурочная деятельность: занятия в кружках и спортивных секциях, индивидуальная работа. Это позволяет соблюдать баланс между академической подготовкой и творческой разгрузкой.

Вместе с тем мы постоянно работаем над оптимизацией учебного процесса. Например, в этом году разработаны дополнительные элективные курсы, организовано обучение педагогов и учащихся стратегиям тайм-менеджмента, навыков которого не хватает нашим детям.

– Назовите количество выпускников вашей школы, которые поступили в вузы на гранты. Сколько процентов это составляет от общего числа выпускников?

– Наша школа открылась в 2014-м, поэтому первый выпуск учащихся 12-го класса (161 человек) был в прошлом году. Все выпускники поступили в высшие учебные заведения: 30 человек (18,6%) – в «Назарбаев Университет» (29 –Foundation, 1– первый курс), 93 (58 %) – в другие казахстанские вузы, 38 (23,6%) – в зарубежные вузы. 135 выпускников (84%) обучаются по гранту.

– Какие методики работы с одаренными детьми используют педагоги НИШ? Какие конкретные результаты они принесли?

– Наши учителя стремятся раскрыть интеллектуальный потенциал детей через применение казахстанского и международного опыта. Мы изучали труды казахстанских ученых Ж.Аймаутова, А.Байтурсынова, обучали учителей на тренингах CTY (Центр талантливой молодежи Университета Джонса Хопкинса, США), CITO (Центр педагогических измерений, Нидерланды), МЭСК (Международный экзаменационный совет Кембриджа). Обучать может все – техника постановки вопросов, интеграция предметов, обучение на основе концептов, нестандартно построенный урок, проектная деятельность. Главное – чтобы все предлагаемые варианты мотивировали ребенка, служили вызовом, который так необходим в обучении одаренных детей.

Одаренность не всегда «лежит на поверхности», поэтому учителям необходимо постоянно совершенствовать систему выявления, развития и поддержки талантливых мальчиков и девочек. Опора на казахстанские традиции, проведение исследования практики в действии (Action research), исследования урока (Lesson study) помогают педагогам найти эффективные методы и стратегии работы с учениками, имеющими завышенные академические потребности. С целью максимальной самореализации учеников для каждого из них просчитывается индивидуальная траектория успеха, позволяющая дифференцированно выстраивать задания, систему оценивания, цели обучения. Применяемые принципы ускорения, углубления, усложнения программы дифференцируют подходы к обучению и делают этот процесс увлекательным и творческим.

В нашей школе работает целая плеяда замечательных педагогов, имеющих богатый личный опыт работы с одаренными детьми. Среди них Кизбаева Бактыгуль Аскеровна, Кронгарт Борис Аркадьевич, Калкулов Саидхужа Бабанхужаевич, Абдрахманова Мара Кабылдиновна, Папазова Ирина Павловна и многие другие. Администрация школы заботится о том, чтобы их опыт перенимали молодые учителя.

Безусловно, использование инновационных подходов дает свои результаты.

Школе всего три года, в течение которых показатели результативности участия наших детей в различных интеллектуальных конкурсах значительно выросли. Многие из них занимаются научными исследованиями под руководством учителей НИШ либо ученых, работающих в алматинских вузах. Показателем плодотворности такой работы являются 45 призовых мест, завоеванных на различных конкурсах научных проектов республиканского и международного уровня.

По итогам республиканской предметной олимпиады школьников Казахстана мы завоевали 2 золотые и 6 бронзовых медалей. В общей сложности на олимпиадах республиканского и международного значения в прошлом учебном году наши ученики были удостоены 44-х наград. В том числе можно назвать два призовых места на ХII Азиатско-Тихоокеанской астрономической олимпиаде школьников (Ишимова Алуа, Амангелди Ислам). А Бекжан Динмухаммед стал призером IX Президентской олимпиады по естественно-математическим предметам.

Наши учащиеся добиваются успехов на различных соревнованиях по робототехнике (45 медалей), крупнейшими из которых являются IX Всероссийский фестиваль «Робофест-2017» в Москве, всемирные олимпийские игры FIRST GLOBAL Challenge в Вашингтоне.

В этом году ученик 11-го класса Қажымурат Акназар стал обладателем золотой медали на 48-й Международной физической олимпиаде в Индонезии. Всего за время учебы в нашей школе он завоевал 4 золотые, 4 серебряные и 2 бронзовые медали на олимпиадах республиканского и международного уровня. Он также является автором научных исследований по математике, с результатами которых выступал на научных конференциях в России, Германии и Гонконге.

Команда «Flash», состоящая из четырех школьниц (две из них – Дияра Бейсенбекова и Аружан Кошкарова – ученицы нашей школы), получила гран-при за разработку мобильного приложения QamCare на международном конкурсе программирования «Technovation Challenge» в Cиликоновой долине (США). Эта разработка направлена на решение одной из самых важных социальных проблем, связанных с безопасностью женщин и детей.

Задачей нашей школы является создание оптимальных условий для развития каждого ученика с учетом его индивидуальных особенностей и потребностей. Приведу только один пример. В прошлом учебном году 20 учащихся нашей школы сдавали экзамен SAT – стандартизированный американский тест по отдельным предметам. Максимально возможное количество баллов – 800 по одному предмету. Согласно статистике, лишь один человек из двух тысяч сдающих набирает 800 баллов по каждому из двух предметов. Так вот, Ахмет Гулдана набрала 800 баллов по каждому из трех предметов: математике, физике и химии. Еще девять учеников набрали 800 баллов по каждому из двух предметов. Все они благодарны учителям школы за подготовку. При этом никто из них не является олимпийцем.

Достижения наших учащихся на республиканских и международных аренах являются не только показателем работы их непосредственных тренеров, но и результатом тех подходов к обучению, которые мы реализуем в НИШ. Также несомненна заслуга в этом родителей.

– Чем можно объяснить ежегодное ужесточение оценочной системы в вашей школе? Какие при этом преследуются цели?

– Интеллектуальные школы являются экспериментальными площадками, где разрабатываются и апробируются инновационные образовательные практики. Система критериального оценивания – это абсолютно новый опыт для школ. Речь идет о совершенствовании системы оценивания на основе результатов успеваемости и качества знаний, мониторинга, исследований.

Формативное оценивание – это безотметочное оценивание, посредством которого осуществляется сбор данных в ходе обучения и преподавания, предоставление учащимся постоянной информации о том, как идет обучение, на каком этапе достижения целей обучения находится учащийся, что необходимо сделать для достижения более высоких результатов. Вместе с этим осуществляется корректировка организации учебного процесса.

Внедрение безотметочного оценивания требует переходного периода. Мы перешли от традиционного 5-балльного к критериальному оцениванию. Результаты проведенных исследований и накопленный опыт послужили основанием для постепенного совершенствования и перехода к международной практике оценивания.

Опыт формативного оценивания, полученный учащимися в НИШ, позволит им быстрее адаптироваться к обучению в высших учебных заведениях.

– Как отражаются такие подходы на морально-психологическом настрое детей?

– Наши специалисты проводят исследования среди учащихся и выпускников на предмет их удовлетворенности обучением в интеллектуальных школах. Большинство респондентов высказывают удовлетворенность и основным преимуществом называют фокусирование образовательной программы на развитии критического, междисциплинарного мышления, коммуникативных и социальных навыков. Формулирование целей перед каждым учебным разделом, по их мнению, способствует обретению навыков целеполагания и достижения поставленных задач, что очень необходимо в жизни после школы. Также учащиеся отмечают, что возможность выбора предметов и введение нового предмета «Global Perspectives», заставляющего думать критически, являются несомненными преимуществами программы. Как считают выпускники, преподавание на трех языках дает им серьезную фору перед сверстниками, способствует расширению информационного поля.

Наряду с положительными аспектами учащиеся также выделяют вопросы, требующие решения. К ним можно отнести развитие навыков программирования и тайм-менеджмента. И над этим мы уже работаем.

– Как администрация вашей школы реагирует на претензии со стороны родительской общественности? Можно ли привести примеры конструктивной реакции на критику?

– Мы оперативно реагируем на вопросы со стороны родителей, обсуждаем их и в случае необходимости принимаем решения. Мамы и папы имеют возможность участвовать в жизни НИШ через родительские комитеты, через участие в бракеражной и других комиссиях при школе.

Для мгновенной обратной связи и быстрого получения информации организована система конференций в мессенджере WhatsАpp. Участниками одной из них являются все члены административно-управленческого персонала и председатели родительских комитетов классов. Конференция не является официальной перепиской, однако позволяет быстро оценивать ситуацию и при необходимости принимать соответствующие решения.

Отвечая на данный вопрос, я бы не стал применять слово «претензии» – это всегда конструктивные предложения и дельные советы. Мы были и остаемся сторонниками открытого диалога и сотрудничества между школой и родителями. Очень важно отметить, что администрация НИШ постоянно чувствует поддержку со стороны родителей. В свою очередь, мы поддерживаем все инициативы родителей, направленные на повышение эффективности учебно-воспитательного процесса и улучшение психологического климата в школе.

Например, совсем недавно мы получили хорошие советы, касающиеся домашних заданий, по результатам рассмотрения этого вопроса разработана специальная политика. В прошлом учебном году по инициативе родителей были проведены соревнования между командами родителей и учителей по футболу, волейболу, настольному теннису и шахматам. Родительская общественность является неотъемлемой и чрезвычайно важной частью школьного сообщества.

– Какие учебные программы и методики, разработанные в стенах НИШ, уже используются в общеобразовательных школах Казахстана?

– На основе концептуальных подходов определения содержания образования Интеллектуальных школ (ценностно-ориентированный, коммуникативный, деятельностный и интегрированный подходы), рабочими группами, в составе которых были учителя общеобразовательных и интеллектуальных школ, ученые Национальной Академии образования им. Ы. Алтынсарина и вузов страны, разработаны Стандарты и учебные программы обновленного содержания образования. Согласно графику перехода на обновленное содержание образования МОН РК внедрение данных программ начато в 1, 2, 5, 7 классах всех общеобразовательных школ страны.

При этом следует отметить, что программы НИШ направлены на углубленное изучение предметов естественно-математического цикла и по содержанию значительно отличаются от обновленных программ общеобразовательных школ. Например, такие предметы, как «Глобальные перспективы», «Казахстан в современном мире», в обычных школах не изучаются. В учебный процесс НИШ внедрены различные элективные курсы, изучение второго иностранного языка (немецкий, французский, китайский) и т.д.

– Сколько детей покинули стены НИШ за последнее время? Что является основной причиной ухода детей из вашей школы?

– Согласно постановлению правительства РК, отчислению подлежат учащиеся, имеющие три и больше троек. В 2016-2017 учебном году из нашей школы по причине неуспеваемости был отчислен лишь один ученик; в связи с переездом в другой населенный пункт – 5; в связи с переездом за границу – 5; по состоянию здоровья – 2; в связи с трудностями в обучении – 3; по семейным обстоятельствам – 6. За первую четверть нынешнего учебного года выбыли 7 человек, из них трое перешли в другие школы города Алматы.

Автор: КЕНЖЕ ТАТИЛЯ

Казахстан > Образование, наука > camonitor.com, 10 ноября 2017 > № 2391899 Олег Пак


Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > kremlin.ru, 9 ноября 2017 > № 2380669 Нурсултан Назарбаев

Форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана.

Владимир Путин принял участие в XIV Форуме межрегионального сотрудничества России и Казахстана.

Тема форума – «Развитие человеческого капитала». Среди участников – руководители ключевых министерств и ведомств, главы ряда субъектов Российской Федерации и областей Республики Казахстан, представители крупного бизнеса двух стран.

По итогам форума в присутствии президентов подписан ряд межгосударственных, межправительственных, региональных и коммерческих документов.

Кроме того, Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев подписали Совместное заявление по случаю 25-летия установления дипломатических отношений между Российской Федерацией и Республикой Казахстан (22 октября 1992 года).

* * *

В.Путин: Уважаемый Нурсултан Абишевич! Уважаемые коллеги!

Рад приветствовать всех вас на XIV российско-казахстанском Форуме межрегионального сотрудничества. Россия и Казахстан – стратегические партнёры, союзники.

Наши государства развивают отношения на принципах дружбы, добрососедства, равноправия и взаимного уважения. Убеждён, приверженность этим принципам позволит нам и далее укреплять сотрудничество во всех сферах.

Собственно, это то, что отражено в совместном заявлении, посвящённом 25-летию установления дипломатических отношений между нашими странами, которое мы сегодня подпишем вместе с Нурсултаном Абишевичем.

Перед открытием форума мы только что с Президентом Казахстана провели очень подробную, обстоятельную беседу. Обсудили ключевые аспекты двустороннего сотрудничества, наметили шаги по дальнейшему наращиванию российско-казахстанского взаимодействия по всем направлениям.

И хочу ещё раз сказать то, что говорил в узком составе: хочу поблагодарить Нурсултана Абишевича за большой вклад в проведение международных встреч в Астане по Сирии. Во многом благодаря астанинским переговорам появилась возможность для скорейшего разрешения кризиса в Сирии, достижения самими сирийцами договорённостей о запуске политического процесса урегулирования.

И конечно, мы говорили о главной теме нынешнего межрегионального форума – развитии человеческого капитала, об инвестициях в повышение уровня и качества жизни граждан, прежде всего вложениях в сферу образования, здравоохранения.

Договорились поручить правительствам наших стран продолжить тесную координацию действий по развитию человеческого капитала, активнее привлекать к этой работе регионы России и Казахстана.

Отметили, что межрегиональное сотрудничество развивается весьма успешно и охватывает самый широкий круг вопросов экономической, социальной политики, гуманитарной сферы.

Высокую интенсивность приобрели контакты между регионами двух стран. Так, в нынешнем году Казахстан посетили более 20 делегаций субъектов Российской Федерации.

Результатом таких поездок становятся конкретные договорённости, нацеленные на расширение многопланового межрегионального сотрудничества и кооперации.

Отмечу, что между субъектами Российской Федерации и областями Казахстана уже действует порядка 400 соглашений о сотрудничестве.

В ходе нынешнего форума также будет подписан солидный пакет межрегиональных документов, в том числе между Башкортостаном, Челябинской, Свердловской, Омской областями России и Павлодарской, Североказахстанской, Западноказахстанской и Кустанайской областями Казахстана.

К форуму подготовлена комплексная программа российско-казахстанского межрегионального сотрудничества на период 2018–2023 годов.

Этот документ нацелен на ещё более активное вовлечение регионов во взаимодействие наших стран. При этом приоритетное внимание будет уделяться сотрудничеству в торгово-экономической и инвестиционной областях.

Подчеркну, что во многом именно благодаря деловым инициативам субъектов Российской Федерации и казахстанских областей с начала текущего года заметно подросла взаимная торговля. За январь – август встречные поставки товаров и услуг достигли 11 миллиардов долларов. Это на треть больше, чем за аналогичный период прошлого года.

Накопленные российские инвестиции в Казахстане превысили 10,8 миллиарда долларов, а казахстанские в Россию – три миллиарда. Важно не останавливаться на этом результате, поэтому поручили правительствам, двусторонней межправкомиссии принять дополнительные меры по снятию барьеров для движения товаров, капиталов и рабочей силы.

Новое важное направление – это цифровая экономика. В России уделяется самое пристальное внимание внедрению цифровых технологий во все области жизни.

Знаю, что и казахстанское руководство прилагает серьёзные усилия по расширению применения информационных технологий в государственном управлении, финансовой сфере, образовании и медицине.

Россия и Казахстан регулярно обсуждают эту проблематику как в двустороннем формате, так и в рамках Краткая справка Евразийский экономический союз (ЕАЭС) Евразийского экономического союза. Региональные власти также много занимаются вопросами использования цифровых технологий.

Рассчитываю, что нынешний форум даст отдачу и поможет наладить межрегиональное сотрудничество по внедрению электронных сервисов и продуктов в муниципальном управлении, модернизации жилищно-коммунального хозяйства, здравоохранении и охране окружающей среды.

Особая сфера в плане развития человеческого капитала – это, конечно же, образование. В этой связи условились расширять связи между региональными высшими учебными заведениями, в частности, по линии Челябинского, Южно-Уральского, Алтайского и других уральских и сибирских университетов.

Параллельно с нынешним форумом в Челябинске было проведено заседание ректоров вузов двух стран, было представлено более 80 университетов. На базе региональных вузов следует создавать совместные исследовательские центры.

Такие, например, как международная научно-исследовательская лаборатория прикладной биотехнологии, в которой работают сотрудники и студенты Белгородского исследовательского университета и Казахстанского национального университета имени аль-Фараби.

Среди других положительных примеров регионального межвузовского взаимодействия хотел бы выделить совместную разработку Уральского федерального университета с партнёрами из Казахстана. Речь идёт о новой технологии по снижению энергоёмкости производств.

Её широкое внедрение не только поможет сберечь энергоресурсы, но и будет способствовать уменьшению выбросов парниковых газов, что особенно важно для отдельных регионов как Казахстана, так и России. В том числе, кстати говоря, это касается и Челябинска, где мы сегодня находимся.

Помимо межвузовского взаимодействия надо укреплять и межрегиональное сотрудничество по линии учебных заведений профессионально-технического образования.

В этом контексте упомяну, что в следующем году в Казани пройдёт чемпионат мира по рабочим профессиям. Мы приглашаем принять в нём участие представителей казахстанских регионов.

И в заключение хотел бы пожелать вам успехов по развитию межрегионального сотрудничества в самых разных областях. Уверен, что нынешний форум будет способствовать укреплению взаимодействия между нашими государствами.

Хочу вас поблагодарить за совместную работу и благодарю вас за внимание.

Н.Назарбаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Участники форума!

Прежде всего хочу поблагодарить организаторов, тех, кто вложил свой труд, чтобы эта встреча состоялась и была подготовлена. И конечно, хочу поблагодарить челябинцев за гостеприимство, организацию.

Челябинск я знаю со своих юных лет, так как я металлург, много раз приходилось бывать на гигантах-предприятиях, особенно на Магнитке, перенимать опыт и учиться. Это мощный центр промышленности и науки.

Мы проводим сегодня XIV Форум межрегионального сотрудничества между нашими странами. И это стало неотъемлемой, важной частью наших отношений. Наши регионы стали ближе друг к другу. Проходят встречи руководителей регионов, проводятся различные экономические культурные мероприятия. Они наполняют реальным содержанием наш основной договор между Россией и Казахстаном о дружбе, сотрудничестве, обращённом в XXI век.

Символично, что наш форум, посвящённый сегодня развитию человеческого капитала, проводится именно здесь, в Челябинске. В 2005 году на II форуме мы договорились именно здесь проводить эти форумы ежегодно.

Сегодняшняя тема – человеческого капитала – в центре внимания наших государств, она приобретает особую важность в условиях стремительно развивающихся технологий, в том числе цифровых.

До 2030 года, по прогнозам экспертов, в различных сферах исчезнут порядка 60 профессий, одновременно появятся более 180 новых профессий. Согласно докладу о человеческом развитии в ближайшие пять лет изменится более трети знаний, навыков, необходимых для трудовой деятельности.

Это серьёзный вызов, решение которого должно стать одним из важных приоритетов нашего с вами сотрудничества. Казахстан работает по программе третьей модернизации страны, в ней поставлены задачи по улучшению качества человеческого капитала, улучшения социального самочувствия людей.

Программа призвана обеспечить устойчивое выполнение нашего плана вхождения в 30 развитых стран в 2050 году. Сегодня важно усилить работу по всем основным компонентам человеческого капитала – это прежде всего образование, здравоохранение, развитие рынка труда, система социальной защиты.

Образование. Мы в Казахстане начали поэтапный переход на обновлённое содержание школьного образования, соответствующее международным стандартам. Основой для этого стали 20 передовых интеллектуальных школ, которые построены по особому проекту в каждом областном центре нашей страны, куда попадают талантливые дети по очень большому конкурсу.

Затраты для этих школ выше, чем для обычных, оплата преподавателей тоже. Школы строятся по специальному проекту. Мы надеемся, что для подготовки талантливых людей, элиты это важно. Наших выпускников принимают и в западные, и в наши вузы. В школах проводится трёхъязычие: на казахском государственном, русском и английском языках.

К 2025 году тот, кто поступил в первый класс, закончит, и все будут знать все три языка, и проблема государственных, не государственных у нас снимается. Поэтому думаю, что мы на правильном пути находимся.

Большое значение придаётся техническому профессиональному образованию. Мы запустили новый проект «Бесплатное профтехобразование и дуальное обучение». Это даёт возможность получить за счёт государства первую трудовую специальность бесплатно.

В системе высшего образования осуществляется поэтапное расширение академической управленческой самостоятельности вузов согласно новому закону по этому поводу.

Партнёрство с ведущими зарубежными вузами транслирует передовые программы образования внутри нашей страны. На его базе формируется система научных исследований мирового класса, реализуется президентская программа «Болашак» («Будущее»), по которой, начиная с 1994 года, направляются в лучшие вузы из страны до пяти тысяч человек.

Десятки тысяч обученных там людей вернулись и работают в разных отраслях нашей экономики. Это подтолкнуло родителей также направлять, и всего за годы независимости свыше 140 тысяч наших граждан получили такое образование в лучших университетах, в том числе в России.

Ведётся активная работа по цифровизации процесса образования – от детского сада до вуза. По взаимодействию Казахстана и России в сфере образования – считаю целесообразным усилить его по следующим направлениям.

Во-первых, сегодня более 30 казахстанских вузов проводят с российскими вузами совместные научные исследования. Важно в дальнейшем расширить это сотрудничество. Целесообразно проработать вопрос создания научных консорциумов учёных Казахстана и России по перспективным направлениям, в частности, по биоинформационным технологиям, энергетике, космосу и другим.

Эта работа, в общем-то, идёт. Здесь можно использовать потенциал таких инновационных кластеров, как наш Международный университет, Парк инновационных технологий российского центра «Сколково» и других университетов. Также важными для совместной работы могут быть создаваемые на базе инфраструктуры после проведения «ЭКСПО-2017» в Астане Международный финансовый центр, который начнёт работать с 1 января, Международный технопарк IT-стартапов и Международный центр зелёных технологий и инвестиций. Мы рассчитываем на тесное сотрудничество с соответствующими структурами России.

Во-вторых, нужно рассмотреть возможность открытия филиалов российских вузов в регионах нашей страны, где есть повышенный спрос на образовательные услуги, особенно в южных регионах.

Третье. Важно способствовать формированию в наших странах международных образовательных хабов. Для этого поработать над взаимодействием в области образовательных программ, в том числе открытых образовательных онлайн-курсов.

Далее. Учитывая развитие образовательных процессов в наших школах, предлагаю организовать совместные олимпиады среди школьников по математике, химии, физике и биологии.

Важно решать вопросы дошкольного образования. Мы взялись за план – обеспечить всех малышей детскими садами и дошкольным образованием. Уже достигли 80 процентов обеспечения по этому пункту.

По сфере здравоохранения. Последние 10 лет в Казахстане отмечается положительная динамика основных показателей здоровья населения. Ожидаемая продолжительность жизни за 10 лет выросла на 6 лет – 72,5 года. Общая смертность снизилась на 28 процентов, материнская – в 3,5 раза.

Знаем, что в России также улучшились все эти показатели. В ведущих медицинских центрах оказывается высококлассная помощь, особенно в созданном кластере в Астане по нейрокардиохирургии, травматологии, а также трансплантации органов. Развивается в связи с этим медицинский туризм, когда приезжают к нам за лечением. Перспективы сотрудничества по этому вопросу тоже очень большие.

Во-первых, для повышения качества медицинского образования начата работа по созданию университетских клиник, академических медцентров. Учитывая потенциал научных центров и клиник России, нам важно наладить взаимодействие в этом направлении, в частности, это трансферт инновационных технологий, реализация совместных научных проектов в сфере медицины.

Во-вторых, в системе здравоохранения также внедряются цифровые технологии – это ввод электронных паспортов здоровья, создание интегрированной информационной системы, использование больших данных и персонализация медицины, над чем мы сейчас работаем. Нашим странам важно обеспечить обмен опытом в цифровизации здравоохранения, также важно развитие общей сети телемедицины.

Эти работы мы начали в рамках ЕАЭС. Я предложил провести специальный форум Евразийского экономического союза по цифровизации в Астане в первом квартале следующего года. Казахстан и Россия должны быть локомотивами в этой сфере.

В-третьих, мы планомерно внедряем обязательное социальное медицинское страхование. Целесообразно наладить обмен опытом и в этом вопросе. Надо продолжить работу по формированию общего рынка лекарственных средств и медицинских изделий (обе наши страны импортируют их в больших количествах), целесообразно выработать единые, согласованные позиции в этой сфере, устранить барьеры для свободного перемещения фармацевтической продукции и медицинских изделий.

По рынку труда и системе соцзащиты у нас также есть немало направлений для совместной работы.

Во-первых, в рамках ЕАЭС мы решили создать общий рынок труда. Для повышения его эффективности надо унифицировать требования и квалификацию к знаниям, умениям работников. Казахстан начал внедрение национальной системы квалификации, за основу которой взята европейская модель. Сформирован унифицированный список профессий, будет внедрён новый классификатор знаний и разработаны профессиональные стандарты.

Нашим правительствам нужно было бы принять меры по гармонизации и синхронизации этой работы. Мобильность трудовых ресурсов в рамках общего рынка во многом зависит от информированности граждан о спросе и предложении на рынках труда.

В Казахстане недавно запущена электронная биржа труда. Она является единой электронной площадкой, используется для поиска работы граждан. Нам нужно проработать вопрос создания единой интегрированной евразийской электронной биржи труда. Важным являются социальные права и гарантии работников. Надо ускорить решение вопросов пенсионного обеспечения.

Уважаемые друзья! Как сказал Владимир Владимирович в своём выступлении, наши страны – близкие соседи, союзники, наша работа обращена в XXI век. Мы это доказываем все 26 лет нашего сотрудничества в условиях независимых стран, и эти отношения укрепляются в экономических, политических, международных делах, мы имеем единые взгляды и поддерживаем друг друга.

Этот форум стал важной площадкой для дальнейшего расширения эффективного взаимодействия наших правительств и компаний. Уверен, что сегодняшнее мероприятие может найти новые точки роста, придать импульс развитию человеческого капитала наших стран.

Об этом говорит то, что сегодня мы подписываем десять межправительственных соглашений и 30 межрегиональных договоров, которые намечают новые направления нашей совместной работы на благо наших граждан, на благо укрепления взаимоотношений, дружбы, сотрудничества между нашими государствами.

Желаю плодотворной работы участникам форума.

Благодарю вас за внимание.

<…>

Н.Назарбаев: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Думаю, что прагматически, правильно, содержательно проходит наш форум. В течение двух дней представители сферы образования, науки, министерств, бизнеса обсудили свои планы, поделились идеями. Это важно!

Как видим сегодня, развитие сотрудничества наших стран в той или иной мере связаны с цифровизацией. Поэтому вопрос цифровизации, как я уже отметил, был предложен мной к рассмотрению на отдельном форуме в Астане в начале следующего года.

Мы должны серьёзно подготовиться к этому мероприятию, широко обсудить и с точки зрения подготовки нашего населения, и наших руководящих кадров.

Помимо цифровизации у нас есть ещё ряд тем, которые ранее не обсуждались в формате Межрегионального форума. Хочу вспомнить, что, Владимир Владимирович, мы говорили с Вами о скоростной железнодорожной магистрали Китай – Казахстан – Россия – Европа. И мы вместе поддерживаем этот проект и будем способствовать, это будет тоже служить сотрудничеству между нашими странами.

Ещё одна важная тема – это туризм. Во многих странах туризм играет важную роль в формировании внутреннего валового продукта, создании дополнительных рабочих мест, обеспечении занятости. И это тянет за собой такие ключевые отрасли экономики, как транспорт, связь, строительство, сельское хозяйство, гостиничное хозяйство, то есть выступает своеобразным катализатором экономического развития.

Как в России, так и в Казахстане есть много привлекательных мест для туризма, где можно проводить досуг и есть на что посмотреть. Например, россияне, особенно в западносибирской части, едут к нам отдыхать в Боровое летом, на озеро Балхаш, озеро Алакуль, где всегда космонавты отдыхали, зимой – на Чимбулак, на горнолыжный курорт в Алма-Аты и другие места. Можно всё это проводить организованно через наших туроператоров.

В России есть огромное количество регионов, которые мы, казахстанцы, не знаем, посмотрели уже Эмираты, посмотрели Турцию, а здесь интереснее. Я, например, всё время мечтаю побывать на Дальнем Востоке, на Камчатке, и никак не получается. Они очень интересны. И Байкал. Конечно, Санкт-Петербург, Москва – само собой. Поэтому я уже агитирую, видите, казахстанцев идти туристами в Россию.

Уважаемый Владимир Владимирович! Предлагаю обозначить тематику следующего Межрегионального форума как «Новые подходы и тенденции в развитии туризма России и Казахстана» и провести его у нас, в городе Петропавловске, в Северном Казахстане, в 2018 году, если нет возражений и других предложений. Принимаем? Тогда желаю всем участникам крепкого здоровья, больших успехов в жизни и в делах.

В.Путин: Спасибо большое.

Уважаемый Нурсултан Абишевич! Уважаемые друзья!

Присоединяюсь к оценкам, которые даны Президентом Казахстана по поводу форума. Повестка дня была насыщенна, пленарное заседание и другие встречи и мероприятия прошли содержательно, на высоком уровне.

В центре внимания, мы уже говорили об этом, – развитие человеческого капитала, применение информационных и цифровых технологий в экономике, государственном управлении и других сферах.

Обсуждено состояние и перспективы двустороннего межрегионального сотрудничества в самых разных областях. Говорили о том, что нужно сделать в перспективе для того, чтобы улучшить наше взаимодействие в сфере торговли, инвестиций, промышленной кооперации, науки, образования.

Присоединяюсь также к тому, о чём сказал Нурсултан Абишевич, – по поводу возможной реализации крупного проекта строительства железнодорожной магистрали из Китайской Народной Республики через Казахстан и Россию, затем дальше – в Европу.

Это могло бы быть очень хорошим стимулом в развитии целых отраслей производства. Уже не говорю о том, что с точки зрения логистики это развитие в очень правильном направлении, повышающее наш транзитный статус. Это дало бы хороший импульс в развитии целого ряда отраслей, поскольку проект мог бы быть очень масштабным.

И в завершение хочу поблагодарить Нурсултана Абишевича Назарбаева, всех наших казахстанских друзей за плодотворную совместную работу.

По предложению Президента Казахстана в следующем году соберёмся в Казахстане, и думается, что предложенная тема очень интересная и очень полезная и с точки зрения экономики, и с точки зрения развития человеческих отношений.

Благодарю вас всех.

Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > kremlin.ru, 9 ноября 2017 > № 2380669 Нурсултан Назарбаев


Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > fadm.gov.ru, 8 ноября 2017 > № 2379792 Мария Захарова

Мария Захарова: «Я против любой травли, по любым взглядам: политическим, идеологическим или религиозным»

7 ноября в рамках проекта дискуссионных студенческих клубов «Диалог на равных» состоялась встреча-дискуссия с директором Департамента информации и печати Министерства иностранных дел Российской Федерации Марией Захаровой.

Встреча прошла на базе факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова в лекционной аудитории имени академика Е.М. Примакова – известного советского и российского политического деятеля, бывшего руководителя Министерства иностранных дел и Председателя Правительства России. Свободных мест к началу мероприятия в аудитории, рассчитанной на 300 человек, не осталось.

То, что встреча будет максимально неформальной, стало ясно практически сразу. Гостья предложила пропустить лекционную часть и перейти непосредственно к диалогу, ведь формальных брифингов и в Министерстве достаточно.

Первый же заданный вопрос касался снятия санкций, действующих по отношению к нашей стране. Мария Захарова предложила вспомнить, с чего все началось: с поправки Джексона-Веника и закона Магницкого, которые были приняты задолго до событий на Юго-Востоке Украины.

«Если бы это зависело от меня, я бы санкции уже отменила. Что нужно сделать для их отмены, знают только те, кто их вводил» — отметила представитель МИДа.

«К счастью, кампания по изоляции России провалилась, — добавила спикер. Целые континенты не поддержали формат санкций». По мнению Марии Захаровой, выстоять под первыми ударами нам помог человек, чьим именем названа аудитория, в которой проходит встреча.

«Евгений Примаков стоял у истоков многополярного мира, стоял у истоков БРИКС и ШОС. Нам нужно сохранять и развивать эти проекты, ведь в том числе из-за них политика изоляции России провалилась».

Студентка философского факультета Виктория спросила гостью о том, какими мотивами руководствуется МОК, предлагая выступать сборной России под нейтральным флагом.

По мнению Марии Захаровой, это предложение является закономерным продолжением кампании по изоляции России. «Почему спорт? Спорт показывает то, как мы возродились после разрухи 90-х и стали сильнее, и мы это показали всему миру, миллиарду зрителей» – высказала своё мнение Мария Захарова.

Отвечая на вопрос о нашумевшем сериале «Спящие» и неоднозначной оценке публики, Мария Захарова заявила, что категорически против травли за профессиональные убеждения и личные взгляды: «Я против любой травли, по любым взглядам: политическим, идеологическим или религиозным. Нам нужно научиться мирно договариваться и аргументированно отстаивать свою позицию, а не записывать всех в пропагандистов, патриотов и предателей».

Аспирант-политолог Иван Рябов задал вопрос о грядущих выборах, не будут ли пытаться другие страны повлиять на их результат и чем в такой ситуации молодёжь может помочь стране.

«Что делать молодёжи? Думать и анализировать! Я вам не могу советовать, это не этично. Но было бы здорово, если бы вы о своей реальной жизни рассказывали в социальных сетях на иностранных языках. Это должны делать вы, а не СМИ. Пишите о том, как вы живете, какие выставки проходят, какие события организуются, что вы делаете для страны — об обычной жизни. Попытайтесь это сделать. Все, что говорит МИД, воспринимается как пропаганда. А вы и есть страна, вам поверят».

Вопросов было много: о Сирии и Ираке, публичной демократии, Твиттере и мягкой силе России, профессиональных качествах дипломата и первых командировках. Мария Захарова отвечала очень эмоционально, было видно, что она переживает каждую ситуацию, что она искренне верит в свои слова.

В ходе встречи была достигнута договорённость, что оставшиеся вопросы могут быть направлены дополнительно.

https://vk.com/dialogueequals

Напомним, «Диалог на равных» – это новый проект Федерального агентства по делам молодежи, формат которого предполагает регулярные встречи-дискуссии по нескольким направлениям. Главная цель проекта – на примере успешных и известных людей наглядно показать молодежи, что современная Россия это страна возможностей, где можно добиться успеха в разнообразных сферах в любом регионе.

Соорганизаторами проекта являются агентство по делам молодежи РФ, «Росстуденчество», международная ассоциация студенческого телевидения «МАСТ», ведущие российские вузы, а также федеральные НКО.

Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > fadm.gov.ru, 8 ноября 2017 > № 2379792 Мария Захарова


Казахстан > СМИ, ИТ. Образование, наука > newizv.ru, 3 ноября 2017 > № 2463602 Вячеслав Сутырин

Вячеслав Сутырин: Казахстан переходит на латиницу

26 октября Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал указ о поэтапном переводе до 2025 года казахского алфавита с кириллицы на латиницу и утвердил новый алфавит казахского языка на латинской графике. Почему Казахстан отказывается от кириллицы? Как этот шаг отразится на российско-казахстанских отношениях?

На эти и другие вопросы отвечает главный редактор аналитического портала «Евразия. Эксперт», кандидат политических наук Вячеслав Сутырин.

- Как вы считаете, зачем потребовалось менять графику казахского языка? Насколько реалистичен такой план? Каковы цели такой реформы? Чего здесь больше: культуры или политики?

- Первый пункт плана уже выполнен: предложен новый вариант алфавита. В Казахстане развернулась широкая дискуссия как среди специалистов, так и в общественно-политической сфере. Тем не менее, политическое решение принято, и я думаю, что переход этот уже начался.

В решении такого масштаба присутствуют и культура, и политика. Дискуссия о переходе на латиницу идёт в Казахстане давно, и для экспертов по региону это решение не стало неожиданным. Ему предшествовал ряд программных статей и выступлений президента Нурсултана Назарбаева, в которых были намечены ориентиры так называемой «социальной модернизации». Реформа алфавита - часть целой системы мер. Аргументация такая: это необходимо для более успешной интеграции в глобальный мир, в мировую науку, для более успешного научно-технического развития. Эти соображения, безусловно, имеют право на жизнь. Но в то же время есть и целый ряд рисков.

- Каковы эти риски?

- Если посмотреть на опыт Туркменистана и Узбекистана, которые культурно и географически близки к Казахстану, то там переход проходит неоднозначно и непросто. Например, весь массив литературы советского периода издан на кириллице. Речь идёт, прежде всего, о научной и технической литературе, так как XX век был эпохой модернизации. Это создаёт риск «забывания», утраты этого интеллектуального богатства, накопленного практически за целый век.

Ясно также, что для системы образования переход на латинский алфавит – это определённый стресс. Надо за короткое время не только согласовать новый алфавит, но и переиздать учебники на латинице. Сегодня система образования по всему миру и так переживает кризис, а подобное «бремя перевода» будет отвлекать много сил и ресурсов.

Кроме того, СМИ и бизнес ориентированы на своего клиента и стараются делать так, как ему удобно, как он привык. Поэтому возможна ситуация, когда латиница и кириллица будут долгое время сосуществовать, перемежаться в СМИ, рекламе и т.д. Форсированные же меры могут вызвать непонимание в обществе. Многое зависит от мудрости лиц, которые будут проводить реформу в жизнь. Времена «культурных революций» давно прошли.

- Но ведь такая ситуация не уникальна. В Сербии и Черногории можно увидеть вывески и тексты и на кириллице, и на латинице, и больших трудностей эта разноголосица не вызывает.

- С точки зрения переходного периода такое смешение алфавитов может смягчить противоречия. С другой стороны, это может привести к фрагментации. Часть населения будет пользоваться одним алфавитом, другая часть другим, может возникнуть соблазн форсированных мер, чтобы ускорить переход. Это, безусловно, было бы опасно.

- Переход на латинскую графику уже произошёл или происходит сейчас в Молдове, Узбекистане, Туркменистане и Азербайджане. Предложения о смене алфавита звучат также в Таджикистане и Кыргызстане. Является ли этот процесс отказа от кириллицы закономерным для постсоветских стран? И почему именно инициатива Назарбаева вызвала такой большой резонанс?

- Казахстан – ближайший союзник России, и именно поэтому реакция на происходящее там всегда активная и заинтересованная. Сложились очень тесные культурно-исторические связи с этой страной. В Казахстане проживает много русскоязычных граждан, в том числе казахов.

Казахстан в России воспринимается как одна из главных опор Евразийского экономического союза. У Нурсултана Назарбаева в российском обществе сложился имидж мудрого политика. Его вклад в евразийскую интеграцию, в разрешение конфликтов и стабилизацию всего Евразийского региона трудно переоценить.

Если брать реальное экспертное сообщество, а не только медийных комментаторов, то я не заметил там «нервной» реакции на латиницу. Реакция в целом носила взвешенный характер, обсуждались причины и последствия. Это дело суверенного Казахстана решать, какой будет алфавит у государственного языка. Официальная реакция Москвы, как и реакция серьезных экспертов, носит внимательный и уважительный характер.

Как иногда бывает, сначала не все «критики» вообще разобрались, о чем именно идёт речь. На латиницу переводится только казахский язык. А русский язык остается на кириллице и сохраняет статус официального языка в Казахстане, обучение на нем сохраняется и в школах, и в вузах.

- Может ли переход казахского языка на латиницу повлиять на положение русскоязычного населения Казахстана, как утверждают некоторые комментаторы в России?

- Сама по себе смена алфавита не может существенно и негативно влиять на русскоязычное население или привести к его «выдавливанию», как выражаются те комментаторы, о которых Вы говорите. Хотя бы потому, что латиницу теперь придется изучать и казахам, и русскоязычному населению, чтобы пользоваться государственным языком.

Положение русскоязычных граждан страны будет зависеть от национальной и языковой политики Казахстана в целом. Власти независимого Казахстана на протяжении его истории старались воздерживаться от форсированных мер в этих вопросах, и есть все основания рассчитывать, что такая мудрая политика будет продолжена. За отрицательными примерами далеко ходить не надо. Неудавшиеся революционеры на Украине натворили дел, ухватившись за жесткие меры, прежде всего, в языковом вопросе. Логическим следствием явилось расползание государства и внутренние конфликты.

- Является ли отказ от кириллицы признаком возможной в будущем смены внешнеполитических приоритетов Казахстана? Не являются ли подобные опасения некоторых наших политиков и журналистов лишь проявлением фобий, характерных для современного российского общества?

- Стратегические приоритеты Казахстана во внешней политике продиктованы объективной ситуацией и коренными интересами республики. Прежде всего, это интересы безопасности и экономического развития, которые наилучшим образом реализуются в формате евразийской интеграции и союзнических отношений с Россией. Достаточно сказать, что общая граница РФ и Казахстана – семь с половиной тысяч километров. Обе стороны заинтересованы в том, чтобы эта территория не только оставалась безопасной, но и была бы зоной добрососедства и сотрудничества.

Это не мешает Астане проводить многовекторную внешнюю политику. Ведь ЕАЭС и ОДКБ – это гибкие союзы, не направленные против какого-то внешнего врага. Поэтому на официальном уровне в России уважительно и с пониманием относятся к решениям казахстанского руководства и не вмешиваются в его суверенные дела.

Вместе с тем, риски «растаскивания» постсоветского пространства реальны. Создание ЕАЭС позволило купировать некоторые из них. Несмотря на многочисленные проблемы, этот интеграционный проект уже достиг реальных результатов. Бизнес может торговать без таможенных пошлин, выбирать оптимальную юрисдикцию, люди могут свободно ездить и устраиваться на работу в союзных государствах, получая социальные гарантии.

После распада СССР на постсоветском пространстве присутствуют различные игроки. Это не только Россия, США и Китай. Это также и Турция, и Саудовская Аравия, и другие. Интересы этих игроков часто сталкиваются. И здесь общий приоритет России, Казахстана и других участников евразийской интеграции в том, чтобы, сохраняя гармоничную геометрию внешнеполитических связей, не допустить превращения региона в зону конфликта чужих интересов. Если это случится, то никакая сфера не будет застрахована от политизации. Главный риск – в политизации межнациональных отношений и языкового вопроса. Это приведет к росту конфликтности и станет явной угрозой долгосрочным интересам и Казахстана, и России.

- Как Вы оцениваете состояние и перспективы российско-казахстанских отношений и геополитические процессы в Центральной Азии?

- В Центральной Азии мы наблюдаем в последнее время очень интересные явления, связанные с изменением внешней политики Узбекистана. Там происходят существенные внутренние реформы. Экономика Узбекистана постепенно открывается, курс на импортозамещение дополняется развитием экспорта. Это создает новые перспективы для евразийской интеграции, которая основана на открытии рынков и снятии таможенных барьеров.

Что касается развития российско-казахстанских отношений, то здесь основным проектом является евразийская экономическая интеграция. Для её укрепления очень важна не только официальная позиция стран, но и позиция общественности, экспертов, СМИ. Если общественное мнение будет ухудшаться, это в конечном счёте может привести и к охлаждению межгосударственных отношений.

Все мы стремимся интегрироваться в мировую науку и экономику на равноправных условиях, и наши приоритеты здесь схожи. Но нужны прикладные инициативы, стимулирующие сотрудничество самых активных и талантливых людей. Речь идет о тех, кто будет влиять на общественное мнение и управление государством – будущем наших стран.

Казахстан > СМИ, ИТ. Образование, наука > newizv.ru, 3 ноября 2017 > № 2463602 Вячеслав Сутырин


США. Афганистан. Евросоюз. Азия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 2 ноября 2017 > № 2377270 Назиф Шахрани

Назиф Шахрани о Большой Центральной Азии, региональной интеграции и стабильности

Профессор антропологии Университета Индианы Назиф Шахрани десятилетиями изучает Центральную Азию. Его первое полевое исследование (1972-1974 гг.) было посвящено изучению культурной экологической адаптации небольшой группы тюркоязычных кыргызов-кочевников и их оседлых соседей, ваханцев, в северо-восточном Бадахшане, Афганистане, и было обобщено в книге «The Kirghiz and Wakhi of Afghanistan: Adaptation to Closed Frontiers» (1979). С начала 1980-х годов его исследования были направлены на понимание влияния ислама на социальное воображение народа Афганистана в отношении их будущего и влияние таких изображений будущего на их действия и действия. В частности, он изучал отдельные мусульманские семьи Узбекистана в более широком контексте советского прошлого и господствующей «политической культуры научного атеизма».

Оригинал интервью на английском языке доступен здесь.

— Вы — известный учёный, который провел немало антропологических исследований в Центральной Азии. В последние годы становится популярной идея «большой Центральной Азии», согласно которой постсоветская Центральная Азия рассматривается в единой связи с Южной Азией и с Афганистаном, в частности. Насколько, на Ваш взгляд, эта теория обоснована антропологически? Как 25 лет независимости способствовали обмену между этими странами, в частности, между людьми? Есть определенные миграционные потоки, обмен туристами и студентами, но политические и экономические связи все ещё остаются недостаточно развитыми, не так ли?

Да, я думаю, это хорошие вопросы. Еще не поздно. К сожалению, лидеры Центральной Азии слишком долго приходили к осознанию этого. Эти регионы, возможно, имеют гораздо больше общих интересов друг с другом, чем с Россией или Западной Европой. Отношения между Центральной Азией, Юго-Западной Азией и Ближним Востоком имеют очень долгую историю, уходящую вглубь веков на 1300 лет, со времен прихода сюда ислама и даже еще раньше с древних времен. В исторические периоды, по крайней мере, с момента подъема ислама, эти регионы – Центральная Азия, Индийский субконтинент, Иран, Турция, а также Ближний Восток и Северная Африка – имели очень близкие отношения, как коммерческие, так и политические, культурные, образовательные и религиозные. Более того, чем быстрее эти регионы наладят между собой связи, тем лучше будет их народам.

Эти искусственные, навязанные европейцами линии границ разъединили родственные народы, а их общие культурные традиции начали все больше отдаляться друг от друга, двигаясь в разные стороны. В республиках бывшей советской Центральной Азии народы русифицировались и сближались с русской культурой; на Индийском субконтиненте они англизировались и двигались в сторону британской культуры.

Печально, что национальные границы здесь были определены и навязаны извне – например, русскими в Центральной Азии, Францией и Великобританией в юго-западной Азии и на Ближнем Востоке. Конечно, мы все знаем, что в 18 веке европейцам самим приходилось воевать за свои национальные границы, создавать независимые государства, со своими флагами, названиями, государственными гимнами и прочим. Однако, в течение последних 65-70 лет они осознали, что эти границы были не такими уж и полезными, и поэтому они создали Европейский Союз. ЕС свёл к нулю значение тех границ, за создание которых они так ожесточённо воевали. К сожалению, народы Центральной Азии и соседних с ней регионов не создавали своих границ и не воевали за них друг с другом, не было этого ни на индийском субконтиненте, ни в арабском мире. Их государственные границы были созданы европейцами, с тех пор они прочно закрепились и сейчас они готовы воевать друг с другом, чтобы их защитить. Эти искусственные, навязанные европейцами линии границ разъединили родственные народы, а их общие культурные традиции начали все больше отдаляться друг от друга, двигаясь в разные стороны. В республиках бывшей советской Центральной Азии народы русифицировались и сближались с русской культурой; на Индийском субконтиненте они англизировались и двигались в сторону британской культуры. Некоторые арабские и северо-африканские страны оказались под влиянием Франции. Так что это вопрос времени, когда лидеры этих стран попробуют объединиться и создать свой Центрально-азиатский, Юго-западный и Ближневосточный Союз, чтобы защитить свои интересы от китайского, российского, западно-европейского и американского проникновения в регион.

— Как мы можем связать этот регион, разрываемый ожесточёнными этническими и религиозными конфликтами? Нужно и реалистично ли это вообще? Есть ли примеры этого в истории?

Я не думаю, что у нынешних конфликтов в регионе и вне его существуют религиозные корни. Это Европа и Россия пытаются нас убедить, что эти конфликты религиозные. Это не так. Они в основе своей политические. Они проистекают из-за конкуренции за доступ к ресурсам этих регионов. Русские хотят продолжать контролировать ресурсы в своих бывших колониях, американцы хотят иметь свою долю, теперь и китайцы выходят на сцену и, конечно, европейцы с давних пор были вовлечены в этот процесс. Так что, я думаю, мы должны прийти к пониманию того, что наши религиозно-сектантские различия в самом исламе не являются источником конфликта. Причина конфликтов – это инструментализация нашей веры внешними силами, а также безответственными местными правящими элитами стран региона. Национальные лидеры приписывают конфликтам религиозный характер для того, чтобы оправдать свою диктатуру и деспотичное правление. Это суть проблемы. Я думаю, люди в этом регионе должны осознать это и потребовать, чтобы политическая система в этих регионах стала более демократичной, уделяла больше внимания рассмотрению прав человека на основе исламских ценностей справедливости и мирного сосуществования. Исламских ценностей, которые на протяжении тысячи лет помогали народам региона жить вместе, как мусульманам, вне зависимости от их языковых, этнических или сектантских различий.

Мы можем восстановить относительное спокойствие доколониальных времён, если осознаем, что политизация религии, языка или национальности – это «отравленные подарки» западного колониализма. Созданные ими проблемы, такие как закрытие границ и пограничные споры — абсолютно новые, они препятствует торговле и обмену, блокируют людские потоки, сотрудничество в сфере образования и науки, перемещение товаров и услуг внутри и между регионами. Из-за искусственно созданных стран и тяжелых условий сейчас люди из Центральной Азии, Афганистана и Юго-Западной Азии вынуждены искать работу в России или в Западной Европе или смотреть, как происходит «утечка мозгов» даже в Америку. Вот это и есть настоящая природа проблем региона. Я думаю, если бы руководители стран самого региона смогли преодолеть межличностные разногласия и наладить сотрудничество, народы Центральной Азии, Южной Азии и Ближнего Востока могли бы создать мощный экономический и политический блок. Блок, который бы мог противостоять будущему проникновению Китая, а также ликвидировать существующую российскую, американскую и европейскую эксплуатацию своих природных ресурсов, которая стала причиной бедности и конфликтов внутри регионов и между ними. Но для этого необходимо мудрое руководство со стороны самих государств, а также настойчивость со стороны народов региона в создании лучшего и более справедливого правления. Тогда более инклюзивные политические и экономические системы в свою очередь позволят решать мириады проблем этих регионов, такие как бедность, безработица, отсутствие возможностей для увеличивающегося молодого населения.

— Но разве американские и китайские инициативы в регионе не могут способствовать его интеграции? Возможно, только Россия не разделяет идею коннективности этих регионов ( им не нравится теория «большой Центральной Азии»)?

«Один пояс, Один путь», возрождающая древний Шелковый путь – очень хорошая идея, но не должно быть так, чтобы Китай стал единственным бенефициаром этого проекта.

Обе эти страны имеют глобальные имперские амбиции. Новые империи 21-го века называются «трастовыми империями» или «империями по приглашению». Эти новые империи держат свои целевые страны в состоянии перманентных политических и/или экономических беспорядков. Чтобы у малых стран всегда была потребность позвать на помощь или пригласить великие державы, такие как Америка или Китай, на правах «большого брата» вмешаться в эти беспорядки и решить их национальные или региональные проблемы. Это необходимо признать, как совершенно новую форму империализма 21-го века. Новые «трастовые империи» (empires of trust) – это часть реальности нашего времени, будь то американцы, русские, Китай или страны ЕС. Они могут быть полезными или вредными, но народы региона и их правительства должны подходить с умом к вопросу о том, как использовать их присутствие в регионе.

Этот регион имеет очень молодое население и если бы они были достаточно образованы, вооружены эффективными знаниями и необходимыми навыками, они были бы самым большим богатством Центральной Азии

Например, новая китайская инициатива «Один пояс, Один путь», возрождающая древний Шелковый путь – очень хорошая идея, но не должно быть так, чтобы Китай стал единственным бенефициаром этого проекта. Мы должны действовать с умом в вопросе о том, как продвигать наши собственные интересы наряду с интересами Китая в регионе или американскими и европейскими интересами. Я считаю, что развитие наземных и морских коммуникаций для облегчения транснациональных потоков энергии или увеличения торговли и обмена в регионе, все это очень позитивные изменения. Но не должно быть так, что природные ресурсы, углеводородное сырье или гидроэлектроэнергия будут забираться и использоваться великими державами, в то время как народы этих стран опять останутся в нищете, не получая никакой выгоды от своих собственных природных ресурсов или растущего человеческого капитала в лице их молодого поколения.

Вы помните, что этот регион имеет очень молодое население и если бы эти молодые люди были достаточно образованы, вооружены эффективными знаниями и необходимыми навыками, они были бы самым большим богатством Центральной Азии, Западной Азии и Ближнего Востока. Но опять, это требует мудрого и ответственного руководства, которое бы могло использовать возможности, приносимые в регион великими державами, в частности, с возрождением древнего Шелкового пути.

— Является ли Афганистан причиной радикализма в Центральной Азии? Насколько обоснованы опасения распространения экстремизма?

После развала Советского Союза его государства-преемники в Центральной Азии стали чрезвычайно автократичными по отношению к своим народам приняли жёсткую анти-исламскую и анти-религиозную политику.

Нет сомнений в том, что проблема Афганистана последних 40 лет уходит корнями в интервенцию в эту страну со стороны бывшего Советского Союза. То необдуманное решение советского руководства привело к возникновению в Афганистане массового сопротивления в форме исламского джихада против коммунизма и Советов. Американцы, саудиты и некоторые европейцы в условиях холодной войны использовали это как возможность для своей борьбы с бывшим Советским Союзом. Это действительно было всеобщее сопротивление народов Афганистана против советской агрессии, которая привела к глобализации джихада. То есть, мусульмане со всего мира прибывали на помощь афганским моджахедам. Многие тысячи мусульман со всего мира участвовали в джихаде Афганистана, и конечно, они получили здесь как военные навыки, так и идеологическую радикализацию. Бывший Советский Союз потерпел поражение и в 1989 году был вынужден униженно вывести свои войска из Афганистана.

То, что последовало после развала СССР, открыло совершенно новую фазу политической радикализации в регионе. Крах Советского Союза плюс американское вторжение в Ирак в ходе первой войны в Персидском заливе стали главными факторами, определяющими траекторию развития радикализма — в регионе и в глобальном масштабе. После развала Советского Союза его государства-преемники в Центральной Азии стали чрезвычайно автократичными по отношению к своим народам и приняли жёсткую антиисламскую и антирелигиозную политику. Военный триумф афганских моджахедов вопреки ожиданиям не сопровождался созданием обещанного исламского государства. Вместо этого кровавые междоусобные войны, вызванные рядом сложных причин, в конце концов привели к подъему движения «Талибан» и к еще большей войне и нестабильности. Эти изменения сопровождались первыми сигналами глобального террора против США, кульминировавшие в теракте 11 сентября 2001 года, последующей интервенции США и НАТО в Афганистан и американском вторжении в Ирак в 2003 году.

Эти руководители должны признать тот факт, что для решения их критически важных местных, национальных и региональных проблем им необходимо будет опираться на их собственные ценности, их собственную религию и их собственную идеологию, вместо того чтобы отвергать их и становиться ненавистными самим себе, своим народам и культурам.

Как отмечалось ранее, корень проблемы не был религиозным или исламским. Проблема уходит корнями в политику «великих держав» по поддержке деспотических систем управления в большинстве государств этого региона и враждебности к исламу. Народам этих регионов не позволяют стать/почувствовать себя частью своей собственной системы управления. Правительства воспринимаются как нечто чужеродное, навязанное внешними силами.

Повторю, что религия – не является сутью региональных проблем. Поэтому не стоит ожидать от религии и решения проблемы. Скорее это будет зависеть от того, насколько и как национальные и региональные руководители смогут создать более инклюзивную систему управления и соответствующие экономические структуры в ответ на возникающие внутренние и глобальные вызовы, и как они смогут эти вызовы разрешить. Эти руководители должны признать тот факт, что для решения их критически важных местных, национальных и региональных проблем им необходимо будет опираться на их собственные ценности, их собственную религию и их собственную идеологию, вместо того чтобы отвергать их и становиться ненавистными самим себе, своим народам и культурам. К сожалению, пока эта проблема в разной степени характерна для всех элит региона, будь то Центральная Азия, Афганистан, Индийский субконтинент, Иран или Турция.

— Есть ли у вас какие-то интересные прогнозы относительно афганско-узбекских отношений в связи с приходом нового президента Узбекистана и его региональными инициативами?

Недавно я слышал об инициативах нового президента Узбекистана, которые планируется реализовать в регионе, и мы надеемся, что они позволят улучшить отношения связи не только с Афганистаном, но также и с Кыргызстаном, Таджикистаном, Казахстаном. К сожалению, граждане этих государств очень долгое время страдали от особенностей управления и межличностных конфликтов некоторых правителей. Мы надеемся, что ситуация изменится после того, как новый режим укрепится в Узбекистане. Конечно, народы Афганистана и Узбекистана имеют много общего и они будут приветствовать любые улучшения в двусторонних отношениях. Обе страны могли бы извлечь пользу из более тесных связей, и они не должны бояться друг друга.

Самая большая проблема в сегодняшнем Афганистане это отсутствие хорошего правительства. Западные европейцы и американцы вместо ответственного и эффективного правительства создали самое коррумпированное правительство на земле.

Пакистан и Иран, к сожалению, из-за своих региональных интересов продолжают вмешиваться в афганские дела. Однако проблему безопасности в Афганистане невозможно решить, не решив проблему управления в стране. В течение последних полутора десятилетий у нас в стране находились американцы и европейцы, которые помогали нам создать демократическое правительство. К сожалению, все, что они создали – это клептократические режимы, которые разворовывают всё — от иностранной помощи до всего, что осталось в стране, набивают собственные карманы, вместо того чтобы помочь бедному народу и создавать рабочие места. Самая большая проблема в сегодняшнем Афганистане — это отсутствие хорошего правительства. Западные европейцы и американцы вместо ответственного и эффективного правительства создали самое коррумпированное правительство на земле.

Центральноазиатские улемы-реформаторы, понимающие постсоветские реалии, могут предложить гораздо более прогрессивную и человечную альтернативу в восстановлении исламских знаний и практик в регионе.

Узбекистан также должен смягчить свою внутреннюю политику в отношении своего народа. Я уверен, что узбекский народ никогда не примет жестокую и бесчеловечную интерпретацию ислама от движения «Талибан». Ее также никогда не примут Кыргызстан, Казахстан, Туркменистан или Азербайджан. Почему они должны бояться талибов? Криминальные банды, очерняющие ислам, такие как Талибан, никогда не смогут найти последователей в этих странах, потому что люди в этих странах гораздо более образованы и развиты, чтобы принять искаженную и фанатичную талибовскую версию норм ислама. Центральноазиатские улемы-реформаторы, понимающие постсоветские реалии, могут предложить гораздо более прогрессивную и человечную альтернативу в восстановлении исламских знаний и практик в регионе. Именно это необходимо продвигать в регионе, если они не хотя негативного влияния того, что происходит в Афганистане. Я не думаю, что тем, кто называет себя Талибан, Даеш, ИГИЛ или любыми другими именами, найдется место в Центральной Азии сейчас или в будущем, следовательно их не надо бояться. Их интерпретация ислама лжива и служит интересам внешних сил, которые стремятся нанести ущерб исламу.

— В чем причина последних неудач в создании эффективного правительства в Афганистане? Можно ли здесь отделить мифы от реальности?

Почему правительство из Кабула должно назначать всех – от губернатора, судьи, бухгалтеров до школьных учителей и клерков и до сторожей в офисах? Они должны просто рекламировать вакансии, на которые мог бы подавать кто угодно из любой части страны, будь то судебная система, финансы, образование или больница.

Главная внутренняя причина – политизация этнической идентичности, избыточный трайбализм, непотизм, коррупция и подавление, которые повлекли за собой раздробление общества в руках самодовольных афганских элит, сотрудничающих с международными силами. То есть, небольшая группа коррумпированных корыстных элит управляла Афганистаном от имени пуштунских племен с середины 18 века. Эти узурпаторы от имени пуштунского племенного сообщества, будучи сами клиентами внешних сил, поверили в то, что имеют эксклюзивное, монопольное право на управление страной. Они настояли на системе персонифицированного централизованного правительства, в которой они могут диктовать все из Кабула, щедро вознаграждая себя, своих родственников и друзей, наказывая или игнорируя всех остальных людей, как пуштунов, так и непуштунов. Они также взяли на вооружение политику внутреннего колониализма, поощряя и содействуя переселению пуштунов с юга и запада страны на ее север. Этот проект, продолжавшийся целый век, принес свои плоды – на севере Афганистана появилась основа для поддержки талибов и насилия. Это суть проблемы в Афганистане. В том, что маленькая эгоистичная группировка из одной этнической группы считает, что имеет право через централизованный режим управлять всей страной с помощью своих внешних патронов.

Чтобы стабилизировать страну в Афганистане необходимо принять принципы общественного самоуправления. Управления, при котором люди на районном, провинциальном и национальном уровнях смогут избирать своих политических представителей, консультативные и законодательные органы, нанимать штат профессионалов, включая судей, офицеров полиции, бухгалтеров, учителей, агрономов и т.д. Таким образом, сообщества смогут участвовать в своём собственном управлении без апелляции к племенной, этнической или религиозной общности. То есть, они должны иметь право избирать своих собственных губернаторов провинций, районных представителей, деревенских старост, а также членов местных, областных и национальных советов, включая парламентариев. Почему правительство из Кабуле должно назначать всех – от губернатора, судьи, бухгалтеров до школьных учителей и клерков и до сторожей в офисах? Они должны просто рекламировать вакансии, на которые мог бы подавать кто угодно из любой части страны, будь то судебная система, финансы, образование или больница.

— Каким афганское общество видит своё будущее?

Есть ощущение растущей безнадёжности. В 2002 году после изгнания талибов из Кабула американцами и войсками НАТО совместно с бойцами Северного Альянса, у людей были большие надежды. Они думали, что с приходом в страну американцев и европейцев ситуация стабилизируется и их жизнь улучшится. Была надежда на то, что страна будет иметь более совершенную Конституцию, лучшую систему управления, что улучшится жизнь, будет восстановлена экономика. К сожалению, за последние 15 кошмарных лет ни одна из этих надежд не оправдалась. Потому что американцы и их натовские союзники были заняты борьбой с Аль-Каедой, а не с Талибаном, и потратили огромные суммы денег на так называемые «проекты по реконструкции».

Сейчас Трамп начал немного давить на Пакистан, чтобы прекратить их поддержку Талибан и террористической группы Хаккани, но мы пока не знаем, каким будет результат этих усилий. Тем не менее, я не думаю, что продолжение войны может быть решением проблемы. Если бы они поставили своей целью создание честного правительства, как своего партнера в Афганистане, поощряли бы децентрализацию государственных институтов на основе принципов общественного самоуправления, Афганистан не был бы таким, какой он есть сейчас. Люди бы участвовали в управлении, в своем собственном экономическом развитии и вышли бы из бедности и нищеты. К сожалению, люди чрезвычайно разочарованы, некоторые потеряли надежду, поэтому немалая часть трудоспособного населения, включая образованную и квалифицированную молодёжь, пытается навсегда покинуть страну и перебраться в Европу. Но европейцы не хотят их принимать. Только в прошлом году 280 тысяч молодых и образованных афганцев — в основном через Иран и Турцию — пытались со своими семьями попасть в страны Европы. Это яркий пример утечки мозгов и самое ужасное проявление безнадежности. Это снова результат неадекватной и неэффективной политической системы в Афганистане. Народы Афганистана сыты по горло коррумпированными правительствами, которые силы США и НАТО создали для себя, чтобы они служили интересам своих патронов, но не народу страны. Это, конечно, было совсем не то, чего они ожидали.

Источник - CAA Network

США. Афганистан. Евросоюз. Азия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 2 ноября 2017 > № 2377270 Назиф Шахрани


Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > fadm.gov.ru, 1 ноября 2017 > № 2372596 Вероника Крашенинникова

Вероника Крашенинникова: «Мы живём в век пропаганды, поэтому должны больше читать СМИ и отделять зёрна от плевел»

31 октября Новосибирская область присоединилась к всероссийскому проекту «Диалоги на равных». Гостем встречи с молодёжью региона стала заместитель председателя комиссии по развитию общественной дипломатии, гуманитарного сотрудничества и сохранения традиционных ценностей общественной палаты Вероника Крашенинникова.

В этот день состоялись сразу две встречи: одна в Новосибирском государственном университете экономики и управления, вторая – в пространстве «АртЕль», где со спикером могли пообщаться не только студенты, а все желающие молодые люди, которым интересна тема «Век пропаганды. Почему США и Европа отошли от стандартов независимой журналистики, заложенных в начале XX века?».

«Мы живём в век пропаганды, поэтому должны больше читать СМИ и отделять зёрна от плевел. Важно выяснять истинную ситуацию – собирать факты, из них создавать общую картину и затем только делать выводы. Для того чтобы заниматься пропагандой, необходимо сделать очень качественный анализ информации. Если мы можем убедить и разъяснить свои позиции другим, чтобы люди понимали, чего мы хотим, — тогда нас будут слышать и слушать на международной арене», – подчеркнула актуальность темы Вероника Крашенинникова.

В аудитории НГУЭУ собралось порядка ста студентов. Интерес к теме был неподдельным. Участники активно интересовались ситуацией, которая сложилась на рынке российских и европейских СМИ, уточняли у эксперта, как дипломатические отношения помогают изменить конфликтные ситуации, по каким признакам можно отличить фейковую новость от реального факта и что делает журналиста независимым.

«Независимая журналистика – индивидуальная особенность каждого журналиста. У таких людей должны быть исторические знания и принципы. Эти два качества в совокупности и делают журналиста независимым», – уверена Вероника Крашенинникова.

Спикер была убедительна и профессиональна, что вызывало одобрение аудитории и ещё большее количество вопросов. Полтора часа пролетели незаметно, но тема себя не исчерпала. Эксперта уже ждали на другой площадке, где самые активные участники «Диалога» могли продолжить обсуждение.

«Всегда проверяйте информацию и ищите свидетелей событий», – такой актуальной рекомендацией закончила своё выступление в НГУЭУ Вероника Крашенинникова.

Напомним, «Диалог на равных» – это новый проект Федерального агентства по делам молодёжи, формат которого предполагает встречи-дискуссии студенческой молодёжи с известными успешными людьми в различных сферах деятельности.

Цель проекта – показать молодым людям потенциал современной России, где можно добиться успеха в любом направлении, вне зависимости от региона проживания. Проект продлится до мая 2018 года. Предполагается, что его участниками станут порядка 400 высших учебных заведений России и минимум 200 000 человек.

В Новосибирской области проект реализуется управлением молодёжной политики министерства региональной политики Новосибирской области.

Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > fadm.gov.ru, 1 ноября 2017 > № 2372596 Вероника Крашенинникова


Россия > Медицина. Образование, наука > kremlin.ru, 31 октября 2017 > № 2370920 Леонид Рошаль

Встреча с Леонидом Рошалем.

Владимир Путин встретился с директором НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, президентом Национальной медицинской палаты Леонидом Рошалем.

В.Путин: Леонид Михайлович, знаю, что у вас начал работать конгресс Национальной медицинской палаты. Это Ваше детище, вопросов всегда Вы ставили много. Что сейчас считается ключевым, главным в ходе этой сессии?

Л.Рошаль: Во-первых, большое спасибо, что в вашей круговерти Вы находите время встретиться и серьезно поговорить о проблемах здравоохранения.

В.Путин: Я рад Вас видеть.

Л.Рошаль: У нас обычно откровенный разговор, не «лакокрасочный», нормальный. Но, наверное, это Вам тоже надо очень, да?

Такого конгресса в России давно не было. Этот конгресс организует Национальная медицинская палата совместно с Минздравом. 2,5 тысячи врачей, от Чукотки и до Калининграда, собрались в зале. Мы получили Ваше приветствие, спасибо Вам большое.

Знаете, что мы придумали – чтобы каждый доклад заканчивался конкретным решением, конкретным предложением в решении, и народ должен оценить его. То есть мы сегодня общее мнение гражданского общества вырабатываем в этом плане.

Сегодня Национальная медицинская палата действительно может представлять врачебное сообщество. Врачи всех 85 регионов страны проголосовали за вступление в Национальную медицинскую палату. А цель у нас очень простая: чтобы в России было больше качественных врачей, и всё. Такая маленькая цель, но прийти к ней сложно.

Это не просто разговоры: здесь где-то 280 докладов. Я Вам хочу показать программу этого конгресса. Это очень серьезно. И вопросы поставлены небанальные. Просто мы дали возможность народу говорить, это очень важно сейчас.

И конечно, обычные проблемы: кадровые, финансы, подготовка.

В.Путин: Содержательно все-таки самое главное что, как Вы думаете, на этом конгрессе?

Л.Рошаль: Говорю: кадры.

В.Путин: Кадры?

Л.Рошаль: Кадры. И по численности, и по уровню профессионализма.

По численности мы сделать ничего не можем, это государство. Прекратили распределение выпускников, о чем мы с Вами неоднократно говорили, с 1990 года, и притока нет свежих сил. А вот профессионализм – мы за это ответственны. Мы хотим на себя взять эту роль, выстроить структуру. И не только выстроить – мы уже сейчас выстраиваем. Мы сейчас занимаемся профессиональными стандартами: что должен делать каждый доктор на своем месте, что должен знать, уметь и делать. На основании профессиональных стандартов вырабатывается образовательный стандарт.

Мы сейчас провели вместе с Минздравом аккредитацию. Руководителями аккредитационных комиссий во всех регионах стали представители Национальной медицинской палаты. И те, кто пришёл принимать экзамены. Мы сейчас изменили структуру – в содружестве с Минздравом, я хочу сказать: образовательное учреждение учит, а допуск к профессии принимает профессиональная организация.

Мы заключили договор с Минздравом и сегодня создали, фактически впервые в истории России, государственно-общественную форму управления профессиональной деятельностью: приказы Минздрава до подписи должны прийти в Национальную медицинскую палату, мы рассылаем по стране, собираем мнения и потом приходим в Минздрав и говорим: «Вы молодцы». Или «Вот то надо изменить», «А вот здесь мы не согласны». И фактически мы подставили свое плечо Минздраву. Теперь народ говорит просто, если какой-нибудь закон выходит и какое-то положение выходит, и там что-то не так: «Куда смотрела Национальная медицинская палата?»

Вопросы разработки клинических рекомендаций, протоколов. Но чтобы окончить разговор с этим делом и, в общем, мы сейчас доведем этот вопрос до конца. Главный вопрос – защита медицинских работников и статус медицинских работников.

Мы сделали уникальную в мире систему независимой профессиональной экспертизы, когда во главе этой комиссии стоит не доктор, а юрист или судья, когда документы приходят в обезличенном виде, мы их рассылаем территориально из Москвы, допустим, во Владивосток, Санкт-Петербург и так далее. И не всегда эти комиссии защищают врачей, не всегда. Но врачей, врачебное сообщество надо защищать.

Мы сейчас работаем вместе с Думой по уголовной ответственности. За последний год в два раза увеличилось [количество] нападений на медицинских работников – на «скорую помощь», на врачей. И в отличие от других специальностей, мы говорим о том, что страдаем не только мы, а страдают пациенты. Если на всю больницу один доктор, а его избили, кто будет оказывать помощь? Если в каком-то районе один доктор или фельдшер и он не может исполнять свои [обязанности], кто будет исполнять? И мы говорим, что должно быть, конечно, усиление ответственности.

Россия > Медицина. Образование, наука > kremlin.ru, 31 октября 2017 > № 2370920 Леонид Рошаль


Россия. Весь мир. ДФО. ЮФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > amurmedia.ru, 30 октября 2017 > № 2451613 Евгений Демин

Демин: Фестиваль в Сочи позволил сформировать команду будущего развития Хабаровского края

Отличную работу краевой делегации на мероприятии международного уровня отметил даже губернатор Вячеслав Шпорт

Участие делегации из Хабаровского края во Всемирном фестивале молодежи в Сочи будет иметь далеко идущие последствия с точки зрения развития региона, считает председатель комитета по молодежной политике правительства Хабаровского края Евгений Демин. В интервью аналитическому обозревателю ИА AmurMedia Евгению Никитенко чиновник рассказал о том, как утверждался состав делегации, и подвел итоги фестиваля.

— Евгений Александрович, расскажите пожалуйста, какую цель преследует проведение фестиваля и чем он так важен?

— Всемирный фестиваль молодежи и студентов проводился на территории нашего государства уже третий раз. Первые два состоялись еще во времена СССР, в 1957 и 1985 годах, и вот спустя 32 года в мы снова его приняли. Он проводится под эгидой "Всемирной федерации демократической молодежи" и основными целями установлены: сплочение молодежи разных стран, ее знакомство и общение, возможность показать другим народам и культурам свою уникальность, представить себя с лучшей стороны и продемонстрировать на что способны лучшие представители нации. Молодежь в данном контексте всегда находится на пике изменений и является той движущей силой, которая помогает обществу развиваться и идти вперед семимильными шагами.

— Делегация Хабаровского края была одной из самых многочисленных, как она формировалась?

— Просто так попасть в делегацию было невозможно: всего было подано порядка 300 заявок на участие, а состав группы по квоте изначально предусматривал лишь 45 человек. Мы поняли, что далеко не все яркие представители края смогут поехать на фестиваль, и договорились с "Росконгрессом", что квота края будет увеличена. В результате от нас поехало 55 представителей. Всего от нас в фестивале приняли участие 50 волонтеров, 32 представителя предприятий — основных партнеров фестиваля: "Ростелеком", "РЖД" и "КНААЗ", еще 24 человека были задействованы в региональной программе во Владивостоке. Таким образом мы стали одной из самых многочисленных делегаций региона. Отмечу, что была поставлена задача представить Хабаровский край не только с интеллектуальной точки зрения, но и показать его творческий потенциал. С этой целью на фестиваль отправили фолк-фьюжн проект "Красные бусы", который произвел настоящий фурор среди иностранных участников за счет необычного исполнения и подачи. Так в один из дней коллектив устроил выступление перед центральным входом в медиацентр, где проходили основные мероприятия фестиваля. Оно сразу же привлекло внимание иностранных делегатов, которые начали фотографировать концерт и даже пытались подпевать. Это в очередной раз говорит, что интерес к участникам нашей делегации был, и большой. Кроме того, “Красные бусы" участвовали и в региональной программе, в которой очень хорошо представили Хабаровский край.

— Предполагался ли какой-то результат для региона, когда формировалась делегация. Должны ли были ребята вернуться сюда с сочинским "зарядом", новыми идеями?

— Если говорить в целом, то основной задачей было формирование команды молодых, креативных, инициативных людей, которые, поучаствовав в фестивале, вернулись бы в Хабаровский край и могли нести новые идеи и продвигать регион на российском и международном уровне. Собственно, у этих 55 человек появилось большое количество знакомств с российскими и международными делегатами, нашим участникам удалось принять участие почти во всех мероприятиях фестиваля, как творческих, так и научных и спортивных.

— Можете привести примеры?

— Например, получилось задать вопросы и пообщаться со спикером Госдумы VII созыва Вячеславом Володиным, побывать на встрече с министром иностранных дел Сергеем Лавровым, где хабаровчанин Максим Сикач презентовал проект международного уголовного кодекса. Георгий Степанов получил спецприз за доклад о гидросамолете-амфибии СУ-21 "Стерх" на секции "Технологии будущего", где присутствовала председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. Председатель городского добровольческого штаба Станислав Кормилец работал на площадке "Гражданская платформа развития", и благодаря активности и дельным предложениям получил приглашение поучаствовать во встрече с президентом РФ Владимиром Путиным.Кирияк Сергей, участвуя в футбольном матче "Кубок континентов" против Америки, забил угловой и поставил точку в игре, что позволило занять третье место в общем зачете. По итогу каждый из делегатов смог чем-то отличиться и внести свой вклад в общее дело фестивального движения.

Глядя на результаты участия в фестивале мы понимаем, что делегация была сформирована правильно, в нее вошли только лучшие представители Хабаровского края, о чем говорят их результаты и достижения.

— Губернатор Хабаровского края на расширенном аппаратном заседании высоко оценил уровень подготовки делегации, а он лично мог в этом убедиться, ведь сам возглавлял ее первые три дня, прошелся по стендам регионов, пообщался с ребятами и отметил, что можно поставить нам твердую пятерку с плюсом. Кроме делегации, на фестивале отлично отработали наши волонтеры, которые представили следующие направления работы: навигация в "Медалс Плаза", управление потоками в главном медиацентре, размещение гостей, работа в центре выдачи экипировки и аккредитации, деятельность в качестве атташе (в том числе делегаций Армении, Кубы, Мозамбика, Индонезии), питание, спортивная и культурная программы. 14 волонтеров делегации отработали на направлениях повышенной ответственности — стали тим-лидерами, супервайзерами и chief-атташе на своих объектах. 8 из них вошли в число "500 золотых" волонтеров Фестиваля. Напомню что всего на фестивале работало 5000 волонтеров.

— Иностранцы интересовались выставкой Хабаровского края?

— Да, в рамках фестиваля проходила молодежная выставка, на которой каждый представитель делегации мог рассказать о своем регионе. Могу сказать, что выставка Хабаровского края пользовалась бешеным спросом, возле нее постоянно толпилась очередь. А за все время работы ее посетили порядка 5 тысяч человек. Виртуальный полет Сочи-Хабаровский край через очки виртуальной реальности ежедневно в течение 10 дней смотрели около 500 человек. В этом ролике мы постарались отразить всю возможную информацию о регионе: от увлечений молодежи до красоты природы и технологических достижений, таких, как новый уникальный самолет-невидимка 5-го поколения. Помимо всего прочего, по миру разлетелось порядка 3 тысяч открыток с видами края — мы очень трепетно выбирали, что именно будет на них изображено, и в итоге остановились на Шантарском архипелаге, озере Амут в Солнечном районе, виде Хабаровска с Утеса с памятником Муравьеву-Амурскому и изображением того самого суперсовременного истребителя пятого поколения — Т-50.

— Что этот фестиваль в итоге дал Хабаровскому краю?

— Ребята получили возможность поучаствовать в мероприятии всемирного уровня и, конечно, это прежде всего колоссальный опыт: вернувшись в свои города и муниципальные районы, ребята смогут рассказать о всемирном фестивале, тех людях, с которыми они познакомились, традициях и обычаях других стран. Всегда интересно, чем живет и куда движется молодежь других регионов, а члены нашей делегации приняли участие в большом количестве дискуссионных площадок.

Поучаствовав в фестивале, нам удалось сформировать команду будущего Хабаровского края, которая готова и способна отдавать свои силы для дальнейшего развития и продвижения региона на российском и международном уровне.

— Обсуждался ли вопрос проведения следующего фестиваля молодежи?

— У всемирного фестиваля молодежи и студентов нет конкретных дат, рамок, сроков проведения. Он организуется по мере необходимости и по мере того, как страна-хозяин готова принять очередной фестиваль.

— В нашем регионе есть хоть и менее масштабное, но все-таки очень серьезное мероприятие — форум "Амур". Можно ли надеяться, что он рано или поздно сможет выйти на международный уровень?

— В принципе Хабаровский край — это регион, который готов принимать у себя мероприятия всероссийского и международного уровня. Ведь, привлекая сюда внешние проекты, мы даем толчок для внутреннего развития региона, благодаря чему становится гораздо проще двигаться дальше. Как пример можно привести очередной Чемпионат Мира по хоккею с мячом, который будет проходить в следующем году, хотя, казалось бы, в 2015 только завершился предыдущий. Тем не менее мы понимаем, что это развитие спорта. Сюда же можно отнести недавний Чемпионат Мира по карате, Чемпионат World Skills, запланированный на 2020 год. По тем же причинам в 2016 году появился региональный форум "Амур". И уже достигнута предварительная договоренность, что в 2018 году форуму "Амур" придадут статус всероссийского. Это большая ответственность для нашей территории, потому что предполагает совершенно другой уровень спикеров, экспертов, количество участников, которое с 250 на каждую смену возрастет до 370, причем это будут ребята не только с территории ДФО, но со всей страны. Наша задача — организовать форум на высоком уровне, достойно показать Хабаровский край, его возможности, достижения, региональный потенциал. Кроме того, это поможет региону двигаться вперед, потому что благодаря подобным мероприятиям мы привлекаем сюда лучшие ресурсы, практики, опыт и используем здесь.

Россия. Весь мир. ДФО. ЮФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > amurmedia.ru, 30 октября 2017 > № 2451613 Евгений Демин


Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 28 октября 2017 > № 2366024 Наталья Нефедова

Наталья Нефёдова: Молодёжная госполитика - это не размахивание флагами

О том, как в Павлодарской области более чем вдвое увеличен госсоцзаказ на реализацию молодёжной политики и преломлен ряд серьёзных проблем, связанных с досугом подростков, преступностью в молодёжной среде, жильём, трудоустройством и другими аспектами, в интервью МИА «Казинформ» рассказала руководитель управления по вопросам молодёжной политики Павлодарской области, кандидат педагогических наук Наталья НЕФЁДОВА, передает МИА «DKNews».

- Наталья Владимировна, сегодня, когда мы говорим о молодёжи, то возникают вопросы, связанные с получением жилья ребятами. Большая часть этого года уже позади. Удалось ли в этом году помочь молодым обзавестись крышей над головой? Ведь если у парней, девушек нет своей квартиры, им не до лирики.

- В конце 2016 года в Павлодарской области проживал 157751 молодой человек, после первого квартала 2017 года - 159016. Такова статистика.

Всё что касается государственных программ, мы рассматриваем молодёжь как категорию, учитывая то, сколько ребят может принять участие в этих программах, и работаем с молодыми гражданами, консультируя по каждому необходимому документу. Для администраторов этих программ, например, для управления строительства, соцзащиты, предпринимательства и других, молодёжь - это ресурс, который непосредственно принимает участие в программах.

Жильё для молодёжи доступно, например, через «Жилстройсбербанк». Сегодня там счета открываются бесплатно; молодой человек накапливает определённую сумму, встаёт в очередь и, соответственно, может получить жильё и выплачивать около семи лет сумму кредита. Так жильё получило уже очень много ребят, в первую очередь, из числа так называемого актива молодёжи Павлодарской области, например: Саят Жусупбаев, Наталья Процкая, Арман Каптаев и другие.

Доступно сегодня молодым жильё по программе жилищного строительства «Нурлы жер» по направлению АО «Байтерек девелопмент» на арендное жилье с последующим выкупом для очередников местных исполнительных органах.

В 2017 году акиматы в районах Павлодарской области стали выкупать двухквартирные дома и в первоочередном порядке предоставлять их молодым специалистам: учителям английского языка, психологам, сотрудникам местной полицейской службы, ветеринарам, специалистам фермерского хозяйства и другим - тем, кто приезжает жить и работать в сельскую местность. Такие положительные примеры есть уже в Качирском и Лебяжинском районах.

Как и ранее, жильё получают молодые специалисты, участвующие в программе «С дипломом - в село». Они получают подъёмные пособия, а также арендные дома или квартиры, пока работают в сельской местности по этой программе.

Много для обеспечения молодых рабочих квартирами делают предприятия Павлодарской области. Если какой-то молодой человек работает в компании ERG, то он может рассчитывать на ведомственное жильё. Например, входящий Евразийскую группу алюминиевый завод построил новый дом и предоставил 24 квартиры своим молодым специалистам, которые работают на предприятии. Деньги за эти квадратные метры у них высчитывают из зарплаты.

Ну, и отдельный вариант - молодые люди могут брать кредит в банках второго уровня на приобретение жилья, выплачивая указанную сумму в месяц.

- Вузы конкурируют между собой по числу своих трудоустроенных выпускников. Здесь приходится решать сразу два вопроса. С одной стороны надо сделать так, чтобы молодёжь, закончившая университеты и институты Павлодарской области, нашла работу именно по своей специальности, а иначе у ребят начинаются «шатания» и поиски работы. С другой стороны наши «мозги утекают» работать в ближнее, дальнее зарубежье, в Астану и Алматы. Мы можем говорить о востребованности павлодарских специалистов на рынке труда?

- Если сравнивать процент трудоустроенных выпускников каждого вуза от их общего числа подготовленных специалистов, то в этом смысле в Павлодарской области лидирует Инновационный Евразийский университет. На втором месте - Павлодарский государственный педагогический институт, чьи ребята находят работу в основном в районах: преподаватели с дипломами уезжают работать в сёла, зачастую - к себе на Родину. Третье место занимает Павлодарский государственный университет имени с. Торайгырова, который выпускает больше, чем другие вузы региона. Ни для кого не секрет, что нередко те, кто после школы набрал мало баллов на едином национальном тестировании, выбирают специальности, для получения которых им могут дать грант. Они учатся, получают стипендию, выходят из вуза и понимают, что они, оказывается, не рождены для полученных профессий металлурга, энергетика, таможенника и так далее. И начинаются проблемы. Выпускник не хочет работать по специальности - это, во-первых. Во-вторых, не хочет учиться в магистратуре. В-третьих, его надо трудоустроить, а он не хочет получать зарплату в 40 или 60 тысяч тенге. Как быть? В последние два года мы видим, что молодёжь всё чаще, особенно выпускники, хочет учиться дальше. Такая возможность есть. В этом году есть более 500 грантов на магистратуру по области. Обучаясь в магистратуре, ребята очно, получают стипендию в магистратуре в размере почти минимальной заработной платы, где-то ещё подрабатывают. Таким образом, они повышают свою квалификацию. Ещё «потерявшимся в профессии» можно помочь трудоустройством. Способы помощи есть разные: ярмарки вакансий, мобильные центры обслуживания молодёжи, а также точечные ярмарки вакансий, которые мы проводим непосредственно на предприятиях, например, на Аксуском заводе ферросплавов, на ГРЭС, электролизном заводе, трамвайном управление и так далее.

Чем мы отличаемся от центра занятости, который тоже выявляет вакансии на предприятиях? У управления по вопросам молодёжной политики Павлодарской области заключены меморандумы с крупными предприятиями, а также с ТОО и ИП, у которых в штате по восемь-девять человек. Сюда относятся компании, которые работают в социальной сфере, кафе, парикмахерские, автомойки, всевозможные центры, холдинги, представительства, филиалы крупных компаний. Естественно, мы направляем на работу по вакансиям в этих фирмах.

Огромная доля трудоустройства в этом году составляет на государственной службе: в исполнительных органах и в местной полицейской службе. Сейчас, например, на госслужбу есть 114 вакансий, в местную полицейскую службу - 262. Для трудоустройства там просто требуются наличие высшего образования и соответствие квалификационным требованиям. Здесь мы ведём точечную работу по каждому претенденту на службу: по сдаче ими тестирования, прохождению медицинского осмотра. То есть фактически сегодня ребята могут себя попробовать в любой сфере.

Что касается переезда молодёжи в другие регионы, сегодня любой молодой человек ищет, где ему лучше, перспективнее и интереснее живётся. После проведения ЭКСПО практически каждый пятый молодой человек мечтает жить в Астане. Ещё в приоритете - Алматы. Потому что там тепло, «надоели шубы» и так далее. Всё это я говорю, основываясь на всех социсследованиях, которые проводит управление внутренней политики, и независимом анкетировании, которое проводят центры развития молодёжных инициатив.

Есть, конечно, вопросы. Молодые люди не боятся рисковать. Они уезжают от мам и пап, пробуя себя, свои амбиции и знания в столицах. Среди регионов, куда молодёжь Павлодарской области переезжает работать, российские занимают наименьший процент. В Россию больше едут всё-таки абитуриенты - те, кто закончил школу в Павлодарском Прииртышье, поступил в российский вуз и не возвращается. Хотя у нас уже есть очень хорошие примеры того, как наши молодые люди заканчивают российские вузы и приезжают в назад Павлодарскую область, тут работают, создают семьи и продолжают жить в Казахстане. В базе управления по вопросам молодёжной политики числятся 42 человека, которые работают на павлодарских предприятиях, выпускники вузов РФ.

- Бытует стереотип, что вся молодёжная политика в Казахстане только и занимается тем, что машет флагами, выводит ребят на флешмобы, одноразовые акции и так далее. Сегодня это, действительно, так, или такой формат уже ушел в прошлое?

- Я в своё время, когда начинала работать в отделе по работе с молодёжью и религиозными объединениями УВП, когда только вообще начали поднимать вопрос, и статус молодёжной политики отдельно вне воспитательных программ колледжей, вузов, рабочей молодёжи, чтобы как-то показать, что есть она, молодёжь в общей системе общества, тогда нужно было проводить форумы, акции, шествия и тому подобные акции, когда ребята махали флагами, несли транспаранты и плакаты, устраивали акции за здоровый образ жизни, против наркотиков и тому подобные.

Но время всегда диктует свои правила. Сегодня молодёжная политика - это целая система, которая представлена разными категориями молодёжи. Что мы как государственное учреждение предоставляем каждой из них? Мы устраиваем мероприятия, в которых они могут проявить свои таланты, навыки, показать себя и выявить лучших. Почему мы это делаем? Да потому что мы растим будущие поколения. Если сегодня парень победил в конкурсе старт-апов, значит это потенциальный будущий предприниматель. Если это так, то он может стать потом руководителем какого-то крупного производственного звена. Например, на базе центра развития молодёжных инициатив ежегодно проходит областной конкурс «Старт-ап идея года», в котором приняли участие Диана Каиржанова, Азат Мамыканов, Альфараби Узак, Бахтыгуль Касымова, Асет Сейтахмет, которые на сегодняшний день реализовали свои проекты и продолжают работать в сфере предпринимательской деятельности.

Если девушка, скажем, выиграла конкурс молодых учёных, значит, это будущая лаборант, сильный специалист в лабораторию, научный институт, технопарк и так далее. Если мы выявили одарённую молодёжь в спорте или инновациях, мы их дальше «продвигаем», отслеживаем их судьбу, чтобы их способности не растерялись. Например, Нуркимбаев Сахыныш, Чидунчи Ирина, Мапитов Нариман, молодые перспективные ученые. Это мы говорим об интеллектуальной молодёжи.

Что касается организации досуга, у любого молодого человека есть свободное время. Наша задача - его занять. У одних досуг занимает время после шести часов вечера в рабочие дни и в выходные, у других - после трёх часов дня по возвращению с учёбы. Мы предлагаем различные организованные молодёжные движения, в которых ребята принимают участие. Можно быть скаутом, можно - волонтёром и помогать делать добрые дела; можно изучать географию и заниматься охраной окружающей среды. Желающих заниматься этим мы сводим с «Домом географии», штабом «Жасыл ел» и другими организациями, а также с творческими клубами: домбристами, вокально-инструментальными, танцевальными секциями. Для более взрослых молодых есть интересные кафе. Почему сегодня в Павлодаре созданы кафе «Библиотека», «Четыре комнаты», кинотеатр «Чарли Чаплин», кафе «Не кафе», «Не спим», фитнес-центры, где проходят вечера-кинокеши? Они ведь неспроста появились. Для молодых людей открылись интеллектуальные кафе, что стало хорошим примером спокойного, здорового досуга, который помогает снизить преступность, количество правонарушений и исключить все другие негативные вопросы, связанные с молодёжью.

Павлодарская область занимает седьмое место в Казахстане по количеству случаев суицида. В четвёртом квартале 2016 года таких фактов было известно семь, за первые три месяца года нынешнего - три.

Одновременно мы занимаемся поддержкой любой инициативы молодых людей, проводим массу конкурсов. Я бесконечно рассылаю положения о них по ватсапу. Речь идёт о конкурсах бизнес-идей или проектов, поддержанных в рамках республиканской кампании «Жас проект», которая очень сильно в этом году помогла нам поддержать и с коммерциализацией инициатив ребят, и с поддержкой подростков на селе, и с развитием ещё массы других направлений. Также систематически ведётся смс-рассылка молодым людям по различным направлениям государственной молодёжной политики в целом.

Мы воспитываем общественное мнение, чтобы сегодня молодой человек знал, что именно он делает для общества - для региона, и вообще кто он на этой карте. Это делается с помощью выездов, бесед, встреч, диалоговых площадок, вип-лекций и так далее - той, работы, которая может массово не видна. Что люди видят точно? Массовые форумы в Городском Дворце культуры, молодёжный Арбат на Набережной Иртыша... Но давайте задумаемся! Мы только летом - в сезон отпусков - отработали три месяца на Набережной, провели там 54 мероприятия. Охват только праздником Ертiс думаны составил 7000 участников и гостей. Если мы посчитаем грубо хотя бы по 1000 участников каждого мероприятия за лето, мы охватили седьмую часть жителей областного центра вечерними мероприятиями, каждое из которых несло свою тему: «ЭКСПО», экология, «Рухани жаңғыру», уличные движения.

Уличную пацанву, которую мы привлекали к массовым мероприятиям, приходилось собирать по дворам, поднимать в школах списки тех, кто стоит на учёте. Зато теперь из них сформированы очень популярные, массовые и модные движения паркура, воркаута, скейтеров, молодёжных трудовых отрядов «Жасыл ел», в которых юноши и девушки сами себе честным трудом зарабатывают деньги. Теперь многим из них мы нашли постоянную или временную работу.

Такая же работа с молодёжью ведётся в сельских районах Павлодарской области. Да, там ребят намного меньше, чем в городах, но хлопот там не меньше.

Такова сегодня комплексная государственная политика по работе с молодёжью интеллектуального уровня, организации досуга и занятости ребят, развитию молодёжных движений и общественных организаций, а также консультированию по всем государственным программам и участию граждан в них.

Естественно, мы занимаемся и предложениями по внесению изменений и дополнений в законодательство о молодёжной политике.

- Наталья Владимировна, существует ли какая-то проблема из неназванных, которую, скажем, в этом году удалось преломить?

- Когда была проблема невыплаты заработной платы бойцам «Жасыл ел» из-за задержек финансирования из республиканского бюджета, и никто не мог её решить, молодёжь начала терять желание работать в этом движении, а общая репутация программы находилась под угрозой, нами от Павлодарской области было предложено передать трансферты республиканского финансирования в регион. Трансферты переданы - вопрос решён.

Кроме того, молодежь поднимала вопрос о том, что мы не имели права выдавать студентам гранты акима области на востребованные специальности. Данный вопрос сейчас решается.

Ещё мы преломили ту разрозненность досуга молодёжи. Мы создали сайт для ребят и приложение «Жастар тайм» в социальных сетях, в которых сгруппированы все коммерческие и некоммерческие организации, занимающиеся организацией свободного времени. Уже такое приложение можно скачать на свой мобильный телефон и пользоваться им.

Мы акцентировали внимание на развитии волонтёрского корпуса. В итоге этот аспект внесён в государственную программу «Рухани жаңғыру», и мы первыми в Казахстане будем открывать центр развития волонтёрской деятельности.

В Павлодаре не решалась проблема организации уличных движений зимой. Буквально неделю назад было исполнено поручение акима области - теперь на стадионе «Динамо» четыре дня в неделю, по вечерам, все ребята бесплатно смогут заниматься паркуром и воркаутом в крытом тёплом манеже.

Для молодёжи, которая хочет проводить свободное время вне дома, мы открыли цоколь большого Центра обслуживания молодёжи в Павлодаре. Теперь этот этаж называется «Корпус C». Мы его полностью оборудовали под работу клубов, кружков с девяти утра до девяти часов вечера каждый день без выходных. Ребята встречаются, собираются, чем-то занимаются, учат английский язык, японскую культуру - занимаются всем, на что хватает их фантазии... Мы им создали зону вай-фай.

И ещё одна победа - закон о госзакупках, в настоящее время в закон вносятся изменения. Мы на всех уровнях, дойдя до Мажилиса Парламента поднимали вопрос о внесении изменений в Закон «О государственном социальном заказе», чтобы установить пороговый уровень демпинга среди участников конкурса по реализации государственной молодёжной политики при его розыгрыше, так как мы занимаемся идеологией. А когда молодёжная организация выигрывает конкурс на реализацию госсоцзаказа, она должна думать о своём качественном выполнении обязательств и своей ответственности, а не только о том, как на этом заработать и выиграть лот любой ценой, например, максимально сбив цену, устроив демпинг.

- В этом году была целая «манна небесная» в финансировании молодёжной политики в Казахстане и в Павлодарской области. Инициативы ребят финансово поддержали фонд «Самрык казына траст», Всемирный банк реконструкции и развития совместно с Министерством образования и науки РК с их Проектом развития молодёжного корпуса «Жас проект». Мы можем этот год назвать каким-то особенным? Или теперь такой уровень поддержки молодёжи станет системой?

- Да, мы к этому шли планомерно. Расходы Павлодарской области на государственный социальный заказ в 2016 году составил 45,5 миллиона тенге, в 2017 году - 108,2 миллиона. Мы все понимаем, что государственный социальный заказ - далеко не всё, что можно дать молодым активистам-общественникам в качестве поддержки. Разных инициатив у ребят достаточно много, а бюджет небесконечен, поэтому мы стали находить государственные фонды, организации, которые могут в этом помочь. Если раньше помощь от них получали молодёжные общественные организации только из Алматы, то наши НПО этого почти не видели. Мы писали очень много писем о том, что в Павлодарском Прииртышье есть много сильных организаций, база, и что мы гарантируем качественную работу. Только благодаря этому, удалось наладить сотрудничество с «Самрук казына траст». Из нашего региона были поданы заявки на финансирование 90 проектов. Комиссия отобрала шесть.

В пилотный проект «Жас проект» Павлодарская область от нашего региона поступили заявки на 485 проектов - профинансированы 185!

Помощь оказывает и Фонд Первого Президента. Организация «Энактус - Казахстан» открыла свой филиал в виде старт-ап-академии в ПГУ имени С. Торайгырова и теперь тоже по направлению бизнес-идей среди молодёжи активно работает у нас. И само министерство предлагает немало интересных конкурсов и проектов для участия, высылая их нашему управлению, и мы уже точечно предлагаем такие дела тем организациям и людям, в ком уверены и на кого можем рассчитывать. Всё это мы тоже максимально стараемся делать.

- Спасибо за интервью.

Казахстан > Образование, наука > dknews.kz, 28 октября 2017 > № 2366024 Наталья Нефедова


Азербайджан. Германия > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > interfax.az, 27 октября 2017 > № 2383731 Салахаддин Эюбов

История доказала, что немцы Азербайджана были правы

В Азербайджане в текущем году отмечается 200-летие переселения немцев в Азербайджан. Об истории переселения немцев в Азербайджан, о причинах такого шага в интервью агентству "Интерфакс-Азербайджан" рассказал автор исследований в этой области Салахаддин Эюбов.

- Расскажите, пожалуйста по подробнее о ваших последних исследованиях

- Меня часто волновал вопрос, связанный с немецкими поселениями в Азербайджане. В Баку это понятно - было связано с нефтью. Какова была основная причина переселения их в наши сельские места? Сегодня к 200-летию этих событий они становятся еще более актуальными. Долгие годы «немецкий вопрос» в советской историографии был закрытым для исследователей, и эта проблема в азербайджанской историографии также оставалась инкогнито. И только после вступления на путь независимости нашей страны, в основном, немецкие страницы истории Азербайджана стали изучаться представителями отечественной историографии. Институт Истории Академии Наук Азербайджанской Республики наверстает, в силу известных исторически – социальных обстоятельств, пробелы, связанные с историей Азербайджана за последние 217 лет. Отрадно, что эти исследования становятся достоянием общественности. Переселение их из Германии в Азербайджан началось ровно 200 лет тому назад. Поскольку это напомнило мне другую подобную историю, произошедшую в Палестине, мы вернемся к этой истории позже, я решил глубже познакомиться и встретиться с исследователями данного вопроса; так, я познакомился с отзывчивыми учеными Института Истории и интересной монографией «Немцы в Северном Азербайджане».

- Вы говорите, что «История доказала, что немцы Азербайджана были правы»? В чем?

- Да, эта история о христианском учении, о тысячелетнем царстве Иисуса Христа и о приходе Спасителя – миллениуме. Приверженцы появились в Германии, а затем поселились в Азербайджане еще до миллеритов и тамплиеров, в 1817 году. Часть немцев-колонистов признавала «хилиазм», то есть веру во второе пришествие Иисуса Христа и создание на земле «тысячелетнего царства». МИЛЛЕНАРИЗМ - религиозное учение о 1000-летнем царстве (миллениуме) Иисуса Христа - о приходе Спасителя, начинающемся, согласно Апокалипсису, его вторым пришествием и оно будет длиться до Армагеддона и Страшного суда.

- Как Вы можете утверждать об истинности выдвинутых вами предположений по сравнению с другими специалистами - историками, посвятивших всю свою жизнь “азербайджанским“ немцам?

- Хороший вопрос. Я, конечно, по образованию не историк и все исторические данные приобрел благодаря ученым Института Истории, за что им очень благодарен и подчеркиваю это при каждом случае. Но, около 30-и лет своей жизни я посвящаю, казалось, простым, на первый взгляд, вопросам, связанными с целью нашего пребывания на земле и познанию нашего Создателя.... Да, они в совершенстве знают историю, но не предисторию данного вопроса (!) не говоря о том, что они как профессионалы, в основном, оперируют историческими и архивными материалами и вследствие чего, упустили религиозные исследования и аналогичные исторические переселения, и недооценивают основной религиозный фактор из-за влияния социалистического режима. К тому же у меня уже есть такой “опыт” опережения специалистов, хотя в области математики; мною впервые получена математическая модель пространственной кривой в зависимости от трех параметров, используемых в бурении нефтяных и газовых скважин, которая так же пригодна для вычислений траекторий и параметров любой пространственной кривой. Предвзятость в данном вопросе – самый большой камень преткновения и очень многое зависит от степени отрешенности. Понимание слов Его и постижение речений Богоявлений нисколько не зависят от человеческой учености. Они зависят лишь от чистоты сердца, непорочности души и свободы духа. В настоящее время развитие фундаментальных наук происходит, в основном, на стыке двух наук. Даже такая консервативная наука как история, при соблюдении данного принципа может достичь определенных результатов, т.к. рассматривает те или иные аспекты истории под новым углом зрения и без предрассудков. Хотя, в последнее время, особенно часто можно услышать и увидеть новые плоды исторических исследований, что связано с возникновением благоприятных социальных изменений и соответствующих определенных степеней свободы.

В начале ХIХ века, как в исламском, так и в христианском мире ожидали прихода Мессии. Это было время странных и тревожных событий. Некий крещенный еврей из Палестины, Йозеф Вольф, предсказал, что пришествие Христа случится в 1847 г. В палате Представителей Конгресса США были выступления - проповеди об этом событии. В 1831 г. начал свои выступления о пришествии Христа Уильям Миллер (миллериты), в Европе - Голландии, Греции, Германии (тамплиеры). «Лихорадка пришествия» достигла своего апогея к 1844 году (Уильям Сирз, «Как Тать Ночью»). В Азербайджане, Палестине, Турции, Афганистане и др. странах проповедовали о приближении Судного Дня. В конце 30-х годов XIX в. Молла Садых начал проповедовать среди населения, объявив им Благую Весть о том, что скоро грядет восход нового дня и обещанный Вестник (Махди или Гаим) воскреснет, чтобы объявить о новой Вере божественного Посланника. Его учение очень быстро распространилось в Ордубаде, на его родине, и в округе. По преданиям, его последователями становились одновременно 10 и даже 20 тысяч жителей этого региона. (Об этом периоде и событиях дается широкая информация знаменитым писателем Азербайджана Мамед Саид Ордубади в «Хаятым ва мухитим»).

- Расскажите, пожалуйста по подробнее о переселении немцев

- Как было отмечено выше, в начале ХIХ века, как в христианском, так и в исламском мире ожидали прихода Мессии. Еще в 1815 году, т.е. до миллеритов и тамплиеров, в США и Европе (Голландии, Греции, Германии) и их выступлениях о пришествии Христа 1831 году, приверженцы Милленаризма, т.е. немецкие христианские сектанты обращаются к Александру I – русскому царю, с просьбой разрешить им переселиться на Кавказ. Процесс переселения немецких христианских сектантов на Центральный Кавказ начался в 1817 году (!) - год рождения пророка Мирза Хусеин Али - Бахауллы).

Еленендорф - Гейгель (Ханлар)

- Когда началось массовое переселение их и какая цель преследовалась?

- С целью освоения и установления политической власти на завоеванной территории Кавказа, Россия, взяв за основу свои государственные интересы, старалась вклинить в массу коренного населения региона иноэтнические элементы. Поэтому правительство разрешило переселиться немцам-колонистам Поволжья на Кавказскую линию. В ходе завоевания Центрального Кавказа, а также северных земель Азербайджана Российской империей немцы-колонисты появились также на территории Азербайджана. Кампания по переселению немецких христиан в страну началась сразу после заключения Гюлистанского мирного договора между Россией и Иранским государством в 1813 году. Царское правительство заявляло, что, переселяя немцев на Кавказ, преследует цель способствовать развитию здесь с их помощью ряда отраслей местного сельского хозяйства и кустарного промысла. Однако, не меньшее, если не большее значение придавалось усилению христианского элемента, как в регионе, так и в Северном Азербайджане. Процесс переселения немецких христианских сектантов на Центральный Кавказ начался в 1817-1818 годах. В ходе завоевания Центрального Кавказа, а также северных земель Азербайджана Российской империей немцы-колонисты появились также на территории Азербайджана. Идейным вдохновителем переселения немцев на Кавказ был главнокомандующий Кавказской армии генерал А.П.Ермолов.

Для понимания одного из мотивов немцев-переселенцев необходимо прояснить ситуацию в германских королевствах после наполеоновских войн и понять причины устремленности немцев на Кавказ в начале ХIХ века. Одной из главных, на наш взгляд, причин исхода немцев были в первую очередь конфессиональные мотивы. Как было отмечено ранее, часть религиозных сект признавала «хилиазм», то есть веру во второе пришествие и создание на земле «тысячелетнего царства». Одной из сект, уверовавших в подобное, были «сепаратисты», учение которых основывалось на идеях, изложенных в трудах И.Таулера, К.Эккартсгаузена и А.Гана. В окончательном виде «сепаратистское учение» сформулировали И.Г.Штиллинг и его ближайшая соратница и последовательница, фаворитка императора Александра I баронесса В.Крюденер. Именно она сыграла большую роль в переселении немецких религиозных сепаратистов на Кавказ.

Первая немецкая колония на Кавказе – Мариенфельд была создана близ села Сарти-чала в октябре 1817 года выходцами из Вюртемберского королевства. Переселенцы в количестве 181 человека (31 семья) прибыли в Тифлис. Колония Мариенфельд относилась к Сарти-чальским колониям, которые находились в Тифлисском уезде.

Вслед за первой партией колонистов, отправившихся на Кавказ, в путь собрались еще 1400 семей из Вюртемберга. Весной 1818 года 500 немецких семей вновь тронулись в путь. Осенью того же года до Тифлиса добралось всего 486 семей. Возлагая на немцев большую надежду, как на культуррегертов, несущих на новые места европейскую культуру, передовые методы хозяйствования и христианскую идеологию, Россия оказывала им всевозможную помощь.

Для последних групп переселенцев, решили предоставить удобные земли в Елизаветпольском уезде. Таким образом, часть немцев осенью 1818 года оказалась в городе Елизаветполе и перебрались на берег Гянджа-чая. Переселенцы основали здесь колонию, названную Еленендорф – в честь великой княгини Елены Павловны. Первоначально в Еленендорфе проживали 118 семей колонистов. Это была первая немецкая колония в Северном Азербайджане. Вторая появилась в 1819 году и была названа Анненфельд – в честь великой княгини Анны Павловны, королевы Нидерландской. В том году здесь поселились 67 семей. В Борчали были образованы две колонии – Екатериненфельд и Александергильф, где проживали, примерно 116 семей. Следовательно, в 1818-1819 годах были образованы четыре колонии.

- Как долго они предполагали задерживаться на Кавказе?

- Немецкие колонии, образованные в первой трети ХIХ века на Центральном Кавказе, в том числе в Северном Азербайджане, во многом отличались от основанных здесь же русских сел. Обособленный образ жизни колонистов, в определенной степени объясняется тем, что большая их часть относилась к конфессиональным сепаратистам, не предполагавшим долго задерживаться на Кавказе и дожидавшимся срока ухода в Иерусалим. Этот город они считали конечной целью их движения из Вюртемберга через Россию на христианский Восток.

- Таким образом, религиозный сепаратизм явился одной из главных причин исхода?

- Однозначно. B 1843 году (За один год до того, как Баб впервые объявил о Своей Миссии) среди сепаратистов распространилось известие о том, что «Бог устами их пастырей, требует переселения сепаратистов в Святую землю. Вскоре сепаратисты известили главноначальствующего на Кавказе о своем решении отправиться в Иерусалим. Для их задержания была отправлена казачья команда во главе с полковником М.Н.Коцебу. Мирные переговоры не дали положительного результата. Более того, сепаратисты из всех немецких колоний Центрального Кавказа стали собираться в Екатериненфельде. В 1843 году их было около 40 семей. При выходе сепаратистов из Екатериненфельда они были остановлены казачьим заслоном, а их руководители – арестованы. Для решения данного вопроса, в конце 1843 года сепаратисты, с разрешения местной администрации, отправили двух своих посланцев в Иерусалим и одного в Стамбул. Им было поручено найти место для поселения в Святой земле - в Османской империи. Однако, посланцы вернулись не с утешительными известиями - на Востоке их не ждали.

- Немцы же были не единственные переселенцы и были другие миссионеры.

- Да, Вы правы. При проведении целенаправленной колониальной политики, Российская империя не только заселяла завоеванные окраины христианскими этносами – немцами-колонистами, армянами, русскими сектантами, а также с помощью отдельных христианских миссионерских обществ пыталась насадить христианство в регионе, понимая, что население Кавказа, где почти большая часть исповедовала Ислам, не примет политическую власть иноверной, иноэтничной державы. В эти годы на Кавказе миссионерской деятельностью занимались также миссионеры иноправославного исповедания. Так, активную миссионерскую деятельность вели Шотландские миссионеры. Но еще в 1802 г. директор Эдинбургского миссионерского общества обратился к российскому правительству с просьбой позволить образовать на южной границе империи миссионерское общество протестантской конфессии. Однако, шотландские миссионеры смогли обратить в христианство только двух азербайджанцев; одним из которых был Мирза Мамед Али Казым бек, названного по крещении Александр Казым Беком.

- Все же почему немцы выбрали именно Азербайджан, а не другие места?

- По версии некоторых исследователей выбор Азербайджана связан с тем, что они воспринимали и эти земли священными, связанные с Нойем (этималогия Нахичевань – связана с Нух чыхан). Они были осведомлены тем, что на Кавказе остался Ноев ковчег, поэтому были христиане, которые хотели побывать в столь святом месте. По другой версии община, скорее всего, уцелеет в Азербайджане после Конца Света. Xoтя, некоторые ученые затрагивают религиозную причину переселения немцев, но она не доведена до завершения. И многие исследователи причину связывают, в основном, с материальными затруднениями. Полагаясь на исследователей Библии и на результаты исследований «... немцы должны искать себе убежища на Востоке, «в той надежде, что Господь там восстановит Царство верующих, как он восстановлял таковое в первый раз избранием Авраама и ниспосланием Светого Духа во второй раз. Третье же царство восторжествует навсегда и соединит в себе все народы земли». Для встречи «последнего дня» немцы вознамерились поселиться как можно ближе к Иерусалиму, «почитаемому ими сборным местом, избранным самим Богом». История доказала, что немцы, поселившиеся в Северном Азербайджане были правы.

- И все же, что за история произошла в Палестине, о которой вы говорили в начале нашего разговора?

- Нами впервые рассмотрены вопросы в целом и с теологической точки зрения. Как видно из вышеприведенного, хотя немцам, поселившимся в Азербайджане не дали возможность продолжения дальнейшего путешествия к конечной цели – т.е. «движение в Иерусалим» был приостановлен и они вынуждены были и, следовательно, отреклись от своего намерения переселиться в Палестину, их землякам-тамплиерам повезло намного больше, так как обосновались недалеко от Иерусалима, а именно на предгории Кармель (гора Бога в переводе с иврит) в г.Хайфе. Дома, построенные с представителями этой колонии сохранились до наших дней, которая так и названа “Немецкая колония”, что находится у подножия горы Кармель, где находится вход в грандиозную террасу – сады Бахаи и духовный и административный центр Веры Бахаи.

История немцев в Северном Азербайджане открывает еще одну неизвестную страницу в их жизни т.е. стремление их встретить Обетованного, носителя подлинного Откровения Божьего, Явителя – Бахауллы. И как показывает 200-летняя история немцев-лютеран, они являлись далеко не фанатиками, как указывают большинство исследователей, а оказались на вершине исследований Библии, связанных со вторым Пришествием Христа. Кстати, эти исследования и свершившиеся впоследствии события, связанные с Верой Бахаи, подтверждают правильность их суждений, которые совпадают с результатами исследований Исаака Ньютона, как выяснилось в обнаруженных только в последние годы, главной целью жизни этого знаменитого физика было выявление точной даты Второго Пришествия.

- Что вы можете рассказать об их отношениях с азербайджанцами и об их дальнейшей участи?

- Если принять во внимание то, что в начале ХIХ века в Еленендорфе проживали 600 человек, а в начале ХХ века, в Еленендорфе было уже 2105 жителей, то можно заключить, что за 90 лет существования колонии численность ее населения увеличилась втрое. Трудолюбие и работоспособность немецких переселенцев составляли их специфическую черту и являлись одним из основных факторов высокого развития хозяйства колонистов на Центральном Кавказе. Из 2 миллионов 400 тысяч немцев, проживающих в то время в Российской империи, на долю Азербайджана приходилось всего 6 тыс. немцев-колонистов. Благодаря непосредственной помощи и местного населения – азербайджанцев, они смогли найти себе источники воды, преодолеть трудности, болезни и выжить. Заняться виноделием и экспортом вина в Россию (более, чем в 183 города до Сахалина) и в Германию, что способствовало процветанию их, и быть самыми богатыми людьми среди немцев России. Поэтому, в трудные годы азербайджанцев-мусульман они встали на защиту и спасли многих из них; не стали вмешиваться ни в политику, ни в религиозные распри, подстрекаемые некоторыми заинтересованными силами (армянами) того времени - начала ХХ века.

Азербайджан. Германия > Образование, наука. Миграция, виза, туризм > interfax.az, 27 октября 2017 > № 2383731 Салахаддин Эюбов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter