Всего новостей: 2525533, выбрано 220 за 0.202 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Электроэнергетика: Новак Александр (15)Кириенко Сергей (14)Инюцын Антон (11)Кравченко Вячеслав (10)Чубайс Анатолий (8)Тарасов Алексей (7)Зайцев Юрий (7)Текслер Алексей (6)Шейбак Юрий (6)Шульгинов Николай (6)Своик Петр (6)Дод Евгений (5)Касымова Валентина (5)Чуваев Александр (5)Тебин Николай (5)Вайнзихер Борис (5)Ковальчук Михаил (5)Путин Владимир (5)Никифоров Олег (5)Толстогузов Сергей (4) далее...по алфавиту
Россия > Электроэнергетика > regnum.ru, 8 июня 2018 > № 2636055 Владислав Шаравин

«АРГУС-М», интервью с руководителем проекта Владиславом Шаравиным

О реакторе «Аргус-М» из первых рук

О том, что растворный реактор «Аргус» вполне способен осуществить настоящую техническую революцию в ядерной медицине, мы рассказывали достаточно подробно. Но проект и сам реактор были созданы и реализованы довольно давно, с той поры изменились требования МАГАТЭ по безопасности, новые возможности, новые материалы появились и у атомщиков. Росатом поручил модернизацию проекта и создание референтного блока специалистам, работающим в «самом сердце» нашего проекта, — институту, работающему в городе Саров, который когда-то назывался Арзамас-16. Для профессионалов ядерного оборонительного комплекса этот проект — новая веха, позволяющая реализовать их огромный опыт в гражданском проекте.

Всего через год «Аргус-М» должен быть готов к эксплуатации, работа над новым реактором — в самом разгаре. АТОМЭКСПО-2018 стал тем местом, где нам удалось встретиться с руководителем проекта Владиславом Шаравиным, который любезно согласился дать нам интервью, а мы предлагаем его вашему вниманию. Разумеется, чуть позже появится рассказ о том, что не вошло в интервью в силу его краткости.

Ядерная медицина, как и любая другая, начинается с диагностирования, при этом более 80% диагностики производится при помощи технеция-99, который, в свою очередь, является продуктом распада молибдена-99. В настоящее время молибден-99 нарабатывают на нескольких исследовательских реакторах в Европе и в Канаде, стоимость каждого из них — сотни миллионов долларов, а срок эксплуатации заканчивается в ближайшие годы.

В арсенале Росатома есть небольшое чудо атомной техники — растворный реактор «Аргус». Те, кто видит «Аргус» впервые, часто впадают в состояние легкого ступора — его размеры составляют всего 1,5×1,5×1,3 метра, а его стоимость всего 35 млн долларов. Технология «Аргуса» уникальна, покупка таких реакторов финансово возможна даже для развивающихся стран, их массовое внедрение может стать настоящей технической революцией в мировой ядерной медицине. «Аргус» был создан в 1998 году, и для того, чтобы он соответствовал современным реалиям, Росатом поручил создание проекта и референтного блока реактора «Аргус-М» ВНИИЭФ, Всероссийскому НИИ экспериментальной физики. Под этой аббревиатурой «прячется» город Саров, он же — Арзамас-16 или попросту «лаборатория Харитона», тот самый город, в котором были созданы все наши атомные и ядерные бомбы и боеголовки.

Проект «Аргус-М» — это действительно новая страница для этого удивительного города. Реактор имеет потенциальную возможность стать одним из самых массовых в мировом атомном проекте — спрос есть уже сейчас, когда до сдачи его в эксплуатацию остается чуть больше года. Массовое производство совершенно мирного, но чрезвычайно высокотехнологичного, уникального реактора — это новый вызов для Сарова. Сегодня у нас появилась очень приятная возможность обсудить, как идет реализация проекта «Аргус-М», насколько далеко удалось продвинуться, с одним из его руководителей — Владиславом Шаравиным.

ИА REGNUM : Борис Марцинкевич, главный редактор Геоэнергетика.ru: Добрый день! Сегодня на АТОМЭКСПО-2018 нам удалось встретиться с Владиславом Шаравиным, руководителем проекта реактора «Аргус-М». Реактор, который можно назвать «медицинским», исследовательским, учебным, можно использовать по отношению к нему множество других слов, поскольку он имеет множество самых разных способов применения. О том, как складывается судьба «Аргус-М», мы узнаем у того, кто им занимается, кто приводит проект в новое состояние — модернизированное, именно поэтому проект и называется «Аргус-М».

Владислав Шаравин, руководитель проекта «Аргус-М»: Добрый день! «Аргус-М» создается на площадке РФЯЦ ВНИИЭФ (Российский Федеральный Ядерный Центр Всероссийский НИИ Экспериментальной Физики), в городе Сарове. Этот реактор уже совсем не тот, что был раньше, изначально. За последнее время он стал более современным, более экологичным. Мы успешно провели на нем все необходимые экспертизы, как государственные, так и экологические, и в мае получили решение правительства о создании и размещении его на территории города Сарова. Проект интересный, проект связан с приобретением нами новых компетенций, с выводом нового продукта на международный уровень, что важно не только для нашего предприятия, но и для всей России в целом. Технология, которая применяется в реакторе, усовершенствована, она на порядок превосходит изначальную в том, что касается радиоактивных отходов, образующихся в процессе его работы. Эксплуатация реактора стала у нас проще, люди, которые будут его эксплуатировать, будут обучаться непосредственно на реакторе нашими специалистами.

ИА REGNUM : Несколько слов о том, что появилось нового. Понятно, что объем «Аргус-М» стал больше на 22 литра — насколько я в курсе, то есть теперь на целых два ведра раствора в него можно больше заливать?

Нет, не точно. Изначально объем был 27 литров, теперь мы его довели до 32 литров.

ИА REGNUM : То есть он просто гигантский теперь…

Чуть-чуть подрос, чуть-чуть он увеличился. Здесь, на АТОМЭКСПО, реактор у нас представлен в виде макета, причем в масштабе один к одному. Он очень небольшой, но позволяет использовать на нем множество функций. Это и непосредственно получение медицинского молибдена-99, и проведение исследований в разных областях и для разных направлений, обучение на нем студентов и специалистов, эксплуатирующих реакторы подобного типа. Все это, я думаю, дает «Аргусу-М» огромный «плюс».

ИА REGNUM : Ну, из прочих плюсов, я так понимаю, и то, что на нем теперь можно нарабатывать не только молибден-99, на нем можно нарабатывать какие-то еще изотопы, и опять же медицинские?

Да, сейчас мы делаем основной упор на молибден-99, но в будущем на нем можно будет получать и другие изотопы, которые можно использовать в ядерной медицине. Это и различные изотопы йода, и изотоп стронция — изотопы, которые или уже используются в ядерной медицине, или такие, которые в ближайшее время могут найти свое применение в ней. Но наша основная задача — обеспечить именно производства молибдена-99.

ИА REGNUM : Понятно, что молибден-99 будет для «Аргуса-М» основным, но эти дополнительные изотопы позволяют уменьшить количество радиоактивных отходов, эти дополнительные продукты могут значительно улучшить экономику всего проекта?

Да, получится, что те радиоактивные отходы, которые у нас сейчас есть, перестанут быть отходами, пойдут на благо науки и медицины, тем самым мы делаем «Аргус-М» и экологически более привлекательным.

ИА REGNUM : … и более экономически привлекательным, потому что, когда с одной установки удается получать сразу несколько продуктов — это позволяет зарабатывать совсем другие деньги. Насколько я понимаю, головной, референтный блок появится у вас в Сарове вместе со всем, что необходимо «Аргусу-М» дополнительно — горячими лабораториями и прочим, прочим, прочим. Сам реактор, конечно, маленький, а сколько места займет весь комплекс оборудования, необходимый для его функционирования?

Да, первый, референтный образец реактора появится именно у нас в Сарове. Комплекс будет состоять из двух блоков. Первый из них — реакторная часть, в которой будет непосредственно располагаться сам реактор, вторая — это радиохимическая лаборатория, в которой будет происходить дальнейшая очистка молибдена-99 и его упаковка для отправки непосредственно потребителям. Реакторный блок по сравнению с блоками традиционных энергетических и исследовательских реакторов небольшой, он занимает всего порядка 400−500 квадратных метров.

ИА REGNUM : То есть сам реактор, бетонная защита…

Да, конечно, а еще биологическая защита плюс те системы, которые необходимы для функционирования реактора. Это система охлаждения, система газовой очистки, система аварийного слива топлива и его штатного залива, хранилище топлива и плюс место для размещения транспортно-упаковочного контейнера для отработанного ядерного топлива. Радиохимическая лаборатория оснащена горячими камерами полного жизненного цикла. В них происходит окончательная, тонкая очистка молибдена-99, здесь же находится лаборатория анализа проб с реактора, лаборатория определения качества конечного продукта, лаборатория проверки качества топлива — чтобы можно было все проведение всех анализов сконцентрировать в одном месте, контролируя выполнение программы качества.

ИА REGNUM : То есть получается, что вокруг маленького, небольшого, скромного реактора разрастается сначала первая часть комплекса, в которой происходит работа «Аргуса-М», потом «растет» вторая, в которой идут очистка и анализы, и постепенно все это превращается в достаточно большой серьезный комплекс?

Да, это будет действительно серьезный комплекс, на котором у нас будут работать от 27 до 32 человек для его обслуживания в круглосуточном режиме, который предусмотрен проектом. Пятидневный цикл работы реактора по наработке молибдена-99, затем следует остановка и работа в лаборатории по непосредственной очистке молибдена. Таким образом, весь цикл от начала работы реактора до получения первого молибдена будет занимать шесть дней.

ИА REGNUM : Но у вас не только время на производство ограничено, у вас лимитировано и время логистики, поставки молибдена-99 заказчикам, поскольку срок его жизни составляет шесть суток — если он, конечно, не находится в «термосе»?

Период полураспада молибдена-99 — 66 часов, схема логистики у нас отработана, она выполняется компанией «Русатом Хэлскеа» — это зона их полной ответственности. Схема эта в рамках проекта отработана полностью, тут мы никаких проблем не видим.

ИА REGNUM : Получается, что ваш институт делает продукт, убеждается, что он в полном порядке, и далее уже в работу включается «Русатом Хэлскеа»?

Да, именно эта компания непосредственно заправляет молибден-99 в генераторы технеция-99 и будет направлять его в медицинские центры уже по их планам.

ИА REGNUM : По их планам, по их контрактам, понятно. Я так понимаю, что «Русатом Хэлскеа» ждет ваш референтный образец, чтобы можно было не только заниматься логистикой молибдена, но и тиражированием вами же изготовляемых реакторов «Аргус-М» в разных других местах?

Да, но, кроме этой компании, у нас есть и наша управляющая компания — «Растворные ядерные реакторы», которая в настоящее время и ведет непосредственную работу с зарубежными компаниями для создания, тиражирования «Аргус-М» в других странах. В частности, недавно было подписано межправительственно соглашение с Таджикистаном.

ИА REGNUM : Да, там очень уверенно пошли…

Соглашение нужно для того, чтобы предложить им установку для научных целей и для медицины, чтобы они могли проводить исследования в своих научных целях и для получения молибдена-99 для ядерной медицины, которую они, я думаю, будут у себя развивать — ведь это медицина будущего.

ИА REGNUM : Это перспективно, и это не требует слишком уж серьезных инвестиций — почему бы и не попробовать. А в у них в Таджикистане будет один реактор или два реактора?

Сейчас там идет работа непосредственно на площадке, и потенциальные заказчики в ближайшее время определятся, что им больше подойдет. Есть ряд наших предложений, которые они могут рассмотреть и принять экономически более выгодный и тот, который по срокам их устраивает. Мы им готовы поставить и один реактор, и два — столько, сколько им необходимо для решения их задач, у нас необходимый им вариант всегда найдется.

ИА REGNUM : Но они, наверное, несмотря на все соглашения и успешность переговоров, не будут торопиться, пока не увидят, как «Аргус-М» работает у вас? Многие этого ждут.

Да, конечно, первым делом мы должны представить референтный образец, показать его работоспособность. Но уже сейчас все заинтересованы, с интересом смотрят на то, как развивается этот проект. Так что будем ждать его создания, запуска и сдачи в эксплуатацию, чтобы продвигаться дальше.

ИА REGNUM : Кроме Таджикистана, где-то еще переговоры начались уже или это еще коммерческая тайна?

Да, пока это коммерческая тайна, но могу сказать, что есть ряд стран, которые тоже заинтересованы в проекте, — порядка 5−7 стран, которые хотели бы, чтобы мы и для них тоже рассмотрели вопрос возможности тиражирования «Аргуса-М». В каком качестве он им нужен — как медицинский или научный — и ведутся переговоры. Но информация об этом появится чуть позже.

ИА REGNUM : Ну, понятно — по мере того, как эта информация будет становиться «твердой». Скажите, вот изначально одним из предназначений «Аргуса» была работа с геологами — с их пробами, кернами и так далее. Это направление сохранится или сейчас не до него, важнее медицина?

Это направление сохранится, поскольку конструктив реактора позволяет проводить эти анализы, это не будет мешать работе по наработке и извлечению молибдена-99. Все эти возможности предусмотрены в конструктиве реактора, и после проведения модернизации никаких проблем в проведении таких анализов не будет.

ИА REGNUM : Я так понимаю, что с учетом тех компетенций, которые есть у вашего института, сейчас с геологами будет даже проще, так как вы можете предоставить такое программное обеспечение, которое в те годы, когда создавался первый «Аргус», никому и не снилось. Наверняка ведь у вас есть такие возможности, чтобы те анализы, которые необходимы геологам, были точнее, объемнее?

Да, все это есть на нашем предприятии, все это мы можем обеспечить полными комплектами и расчетными программами и прочими, которые необходимы по их направлениям деятельности.

ИА REGNUM : Значит, получается, что вы предоставляете услуги именно комплексные. Вы поставляете сам реактор, вы поставляете все, что необходимо для медицинской части, вы можете предоставить программное обеспечение, которое дает возможность работать геологам. Проект «Аргус-М» становится некой универсальной вещью и хороша она тем, что делается «одними руками», одним центром?

Да-да, и под каждого нашего непосредственного клиента мы можем предоставить тот продукт, который ему нужен, а не только наш единственный образец. В этом проекте у нас рассмотрен такой вариант полного жизненного цикла. Мы создаем реактор, мы его монтируем, мы обучаем персонал для работы с ним. Для тех стран, где эксплуатирующих организаций такого типа реакторов нет, мы обучаем специалистов, помогаем создавать такую организацию, которая в дальнейшем будет сама компетентна обучать сотрудников для такого вида комплексов. В дальнейшем мы реализуем и утилизацию отработанного ядерного топлива по окончании срока эксплуатации, срока службы. Срок работы реактора на одной заправке — 10 лет, по истечении которых отработанное топливо забирается, заливается новый раствор. Общий срок службы «Аргуса-М» — 30 лет.

ИА REGNUM : С учетом того, что на такой продукт пойдут новые страны, которые не являются участниками «атомного клуба», у которых вообще нет ничего «атомного», тогда вам, наверное, «в комплект» нужны специалисты еще и юридические — ведь придется и законодательство помогать выстраивать?

Эту часть работы взял на себя непосредственно Росатом, его структурные подразделения, которые работаю по направлению создания законодательств для больших реакторных блоков. Ведь подход одинаковый, единый, так что нет необходимости что-то выдумывать — в этом плане государственная корпорация нас поддерживает и готова помочь.

ИА REGNUM : То есть Росатом поможет вам с юридической частью, а все технические решения вы выполняете благополучно своими руками, своими головами, вашими разработками, а заказчик получает полностью готовый продукт. Каким-то образом вот эта ваша работы и перспективы проекта «Аргус-М» будут связаны с деятельностью медицинского подразделения Росатома — «Русатом Хэлскеа»?

Если говорить о зарубежных направлениях, то именно «Русатом Хэлскеа» будет работать с нами или мы с ними — это уж как посмотреть, чей вклад будет больше в этом симбиозе.

ИА REGNUM : И еще в нашем разговоре мелькнуло слово «ТУК», транспортно-упаковочный контейнер. То есть отходы топлива, отработавшая заправка «Аргуса-М» — она должна быть аккуратно доставлена… К вам или в Озерск?

В зависимости от …

ИА REGNUM : В Россию.

Да, именно так, а дальше уже будем смотреть. Чтобы сделать полный комплект оборудования для такого проекта, нужно создать еще и ТУК для отработанного ядерного топлива, которые будут создаваться также на базе нашего института и будут входить в полный комплект оборудования. Такой разработкой мы снизим стоимость проекта.

ИА REGNUM : И комплект действительно станет полным: ни о чем не беспокойтесь, все привезем, все увезем.

Да, потому, что когда непонятно, где контейнер брать, сможет его кто-то поставить или нет, а тут мы поставляем ТУК в полном комплекте оборудования под тот объем топлива, который нам заранее точно известен.

ИА REGNUM : То есть не надо никому ничего объяснять, искать сторонних исполнителей-изготовителей?

Да, получается полный жизненный цикл, от создания до утилизации.

ИА REGNUM : … одного маленького «Аргуса-М», который, оказывается, может решить такое большое количество проблем.

Спасибо, надеюсь, что мы встречаемся с вами не в последний раз.

 Борис Марцинкевич

Россия > Электроэнергетика > regnum.ru, 8 июня 2018 > № 2636055 Владислав Шаравин


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 7 июня 2018 > № 2637033 Владимир Сидорович

Газ сильно переоценивают. Как мифы приводят к инвестиционным ошибкам

Владимир Сидорович

Директор информационно-аналитического центра «Новая энергетика» (RenEn.ru)

Российский газовый монополист отмахнулся от усиливающихся позиций возобновляемых источников энергии. Между тем такие источники будут играть все более важную роль в мировой экономике

На Петербургском международном экономическом форуме ПМЭФ-2018 глава «Газпрома» Алексей Миллер выступил на панельной сессии «Газ как эффективный инструмент достижения экологических целей глобальной экономики». В его речи можно было услышать ряд энергетических мифов, следование которым может привести к ошибкам в планировании развития энергетического сектора и неправильным инвестиционным решениям.

Руководитель газовой монополии начал со спорного утверждения: «Экономический рост — это в первую очередь рост энергопотребления». Энергетическая статистика свидетельствует об обратном. В США потребление электроэнергии сегодня находится на уровне 2005 года, первичной энергии — ниже уровня 2000 года. При этом с тех пор в Соединенных Штатах выросли и ВВП, и население.

В Германии с 1990 года ВВП вырос на 50,5%, потребление электроэнергии на 9%, а потребление первичных энергетических ресурсов снизилось на 9,7%. Ряд можно продолжать долго. Это явление известно под названием «рассоединение» (decoupling). Благодаря распространению возобновляемых источников энергии и повышению энергоэффективности экономический рост отсоединился от потребления ископаемого сырья.

В чем ошибается «Газпром»

Надежды на расширение спроса на углеводороды обычно связывают с развивающимися странами. Но разве есть уверенность, что из разнообразия нынешних энергетических альтернатив будет выбрано именно сжигание топлива? Например, для энергодефицитных стран Африки сегодня предпочтительным вариантом является промышленная и распределенная солнечная генерация в сочетании с созданием локальных сетей, а никак не строительство полноценной капиталоемкой энергетической инфраструктуры по стандартам XX века.

«Структура мирового топливного баланса, как мы видим, не меняется, является вполне себе устойчивой. Мы не видим, что возобновляемые источники энергии занимают какую-то доминирующую позицию, а тем более вносят какой-то доминирующий вклад в структуру мирового энергетического баланса», — рассказывал Алексей Миллер о прошлом и настоящем. Значит ли это, «что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться»?

Наше время не зря называют периодом энергетической трансформации или даже революции. Во времена радикальных технологических и структурных изменений метод экстраполяции не работает. Посмотрите на прогнозы развития солнечной энергетики Международного энергетического агентства (МЭА), которые превратились в анекдот. Сегодня важно обращать внимание не на «вал», суммарные текущие показатели использования первичной энергии, а на изменения в структуре потребления и их динамику.

Глава «Газпрома» считает, что эти изменения незначительны. Например, солнце и ветер суммарно «дают около 5% выработки всей мировой электроэнергии». Эти 5% очень показательны. Пять было вчера, сегодня уже семь. Темп изменений выше, чем многим кажется.

Далее Миллер воспроизводит распространенный миф: «солнечная и ветровая энергия требуют практически 100%-ного резервирования мощностей по традиционным топливам». Это часто встречающаяся подтасовка, в которой термин «резервирование» вводит в заблуждение. Так можно сказать, что и отдельная газовая электростанция требует 100% резервирования, поскольку никакой объект не является абсолютно надежным, а следовательно, таковое необходимо для газовой генерации в целом.

В действительности энергосистемы не строятся таким образом, чтобы резервировать какую-то конкретную группу электростанций. Важно, чтобы система в целом обеспечивала соответствие спроса и предложения. «Никаких дополнительных диспетчерируемых мощностей строить не нужно в связи с нахождением вариабельных возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в системе», — сказано в докладе МЭА (The Power of Transformation: Wind, Sun and the Economics of Flexible Power Systems, стр. 74).

В Германии почти трехкратный рост установленной мощности солнечной и ветровой энергетики в период 2008-2014 годов сопровождался не ростом, а снижением балансирующего резерва в энергосистеме.

Специалисты из американской Lawrence Berkeley National Laboratory (подразделение министерства энергетики США) провели масштабное исследование последствий распространения «высоко вариабельных» источников (солнечной и ветровой генерации) для рынка США. Авторы пришли к выводу, что рост этих ВИЭ до отметки 40% выработки приведет к незначительному сокращению «твердых» мощностей (firm capacity).

Как и почему газ теряет привлекательность

В чем Миллер прав, так это в очевидном: строительство новой солнечной или ветровой электростанции не означает вывода традиционных объектов генерации в пропорции один к одному. Просто эти объекты начинают работать с меньшим коэффициентом использования установленной мощности (КИУМ) и играть в большей степени роль поставщиков мощности, а не энергии.

Но и эта функция газовых электростанций постепенно будет ставиться под вопрос. Глава «Газпрома» сомневается в конкурентоспособности моделей, в которых используются ВИЭ, а вот в вышедшем в мае исследовании Rocky Mountain Institute (RMI) показано, что уже сегодня оптимизированные портфели возобновляемых источников энергии, накопителей энергии и других безуглеродных ресурсов, выдающих ту же мощность, электроэнергию и предоставляющих те же системные услуги, что и газовые электростанции, во многих случаях могут заменить газовую генерацию, обеспечив экономию затрат.

На горизонте 10-25 лет стоимость новых энергетических технологий, вероятно, упадет ниже эксплуатационных (операционных) расходов эффективных парогазовых установок. То есть дешевле будет ввести в строй новый «портфель чистых технологий» (условно говоря, ветровую электростанцию с накопителем энергии), чем эксплуатировать действующий объект газовой генерации.

Тренд на декарбонизацию электроэнергетики настолько очевиден, что его просто неприлично не замечать. Он прописан в законодательстве европейских стран, уставах и инвестиционных планах энергетических компаний. Итальянская Enel, французская EDF, крупнейшие производители электричества в мире, взяли на себя обязательства обеспечить углеродную нейтральность своей деятельности к 2050 году. Члены ассоциации европейской электроэнергетики (Eurelectric) подписали меморандум в целях превратить отрасль в углеродно-нейтральную «задолго до середины века».

Газ, безусловно, будет долгое время сохранять сильные позиции в теплоснабжении и комбинированной генерации электроэнергии и тепла. Но и в этой сфере на европейском, ключевом для «Газпрома», рынке отмечаются тенденции, тревожные для российской компании.

Например, шведский энергетический концерн Vattenfall, работающий в пяти странах Европы, взял на себя добровольные обязательства прекратить использование ископаемого топлива в течение одного поколения (fossil free within one generation). В данном случае речь идет не только об электроэнергетике, но и о теплоснабжении, где с 2030 года природный газ будет заменяться технологиями «электроэнергия-тепло» и синтетическими газами. В дальнейшем подобные бизнес-модели будут изучаться и тиражироваться.

Нет никаких сомнений, что в «следующие 20 лет роль ископаемых источников останется значительной». Тем не менее, не могу не обратить внимание на возрастающую неопределенность в части будущей структуры мирового энергопотребления и повышенный риск инвестиций в сырьевые проекты, предполагающие долгие сроки окупаемости. Энергетическая революция может изменить расклад на рынке намного быстрее, чем думают в «Газпроме».

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 7 июня 2018 > № 2637033 Владимир Сидорович


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 19 апреля 2018 > № 2575592 Алексей Хохлов

Эффект бумеранга: как контрсанкции могут подорвать атомную энергетику России

Алексей Хохлов

Директор по организационному развитию Московской Школы Управления «Сколково», руководитель направления «Электроэнергетика» Энергетического центра

Из-за ответных мер на санкции США Госдума готовит свой пакет запретительных мер. Под угрозой контракты с более чем 30 энергетическими компаниями в 16 странах мира. США входят в число ключевых клиентов, их потеря станет губительной для всей российской атомной индустрии

Депутаты Госдумы предложили прекратить либо на время приостановить международное сотрудничество России и российских юридических лиц США в атомной отрасли. Эта инициатива входит в так называемый пакет контрсанкций, появившихся в виде законопроекта 13 апреля. В связи с этим закономерно возникает вопрос о состоянии сотрудничества России и США в атомной энергетике и последствиях, к которым могут привести новые ограничения.

Прямо сейчас атомная индустрия США переживает не лучшие времена. Ядерный сектор до сих пор ощущает отголоски двух крупных аварий 1979 и 1986 года. Первая произошла на американской АЭС Три-Майл-Айленд: после этого в США не выдали ни одной лицензии на строительство АЭС до 2012 года. Вторая крупная авария произошла на Чернобыльской АЭС в СССР. Преодолеть негативную волну этих катастроф удалось только в начале XXI века, когда в мире начался новый подъем и разворачивание планов по строительству атомных электростанций.

Эксперты заговорили об «атомном ренессансе», но в этот раз основным вызовом стала не столько ядерная безопасность, сколько способность поставщиков атомной технологии осуществлять сложные, длительные и дорогие проекты по сооружению новых АЭС в срок и в рамках бюджета. С этим вызовом справиться не удалось: против ядерной энергетики играли повышение требований к безопасности (а значит, неминуемое удорожание проектов в сфере мирного атома) и конкурентное давление со стороны других источников электроэнергии (дешевый газ и возобновляемые источники).

Сложности ядерной отрасли прекрасно иллюстрируют примеры двух крупных игроков. Американская Westinghouse находится в процессе реструктуризации: в марте 2017 года компания запустила процедуру банкротства, весной 2018 года ее купила канадская Brookfield. Сооружение блоков AP100 в Китае силами Westinghouse идет с более чем трехлетней задержкой. Бизнес французской Areva также подвергся реструктуризации из-за проблем с сооружением АЭС «Олкилуото» в Финляндии. Отставание от плановых сроков ввода блока составило десять лет, а стоимость проекта увеличилась почти в два раза — с €3,2 до €5,5 млрд. В итоге Areva согласилась выплатить более $500 млн финскому заказчику TVO в качестве штрафа.

Казалось бы, проблемы конкурентов — хорошая новость для «Росатома». Однако специфика атомной отрасли всегда состояла в том, что узкий круг стран — поставщиков ядерных технологий не только конкурировал между собой, но и способствовал развитию мирового рынка. США, Франция, Россия, Япония, Южная Корея, Канада и Китай сотрудничают друг с другом в области совершенствования технологий, усиления ядерной безопасности и развития ядерной инфраструктуры в странах-новичках. В связи с аварией на японской АЭС «Фукусима» и глобальной сменой приоритетов энергетической политики в сторону возобновляемых источников энергии (ветра, солнца, гейзеров и т. п.) многие из упомянутых выше стран заявляли о снижении роли атомной энергетики в собственных энергетических планах.

В 2015 году правительство Франции решило сократить долю электроэнергии, вырабатываемой на АЭС, с нынешних 75% до 50% к 2025 году. И хотя президент Макрон заявил о пересмотре данного решения в этом году с возможным продлением сроков его реализации, страна с самой высокой долей атомной энергетики в мире продолжает активно обсуждать различные сценарии сокращения этой доли в своем энергобалансе. Министр энергетики Южной Кореи в декабре 2017 года заявил, что страна планирует к 2031 году расширять долю газа и возобновляемых источников, сократив зависимость от атомной и угольной индустрии. В частности, корейцы планируют сократить количество новых АЭС с восьми до двух и начать вывод из эксплуатации одной из наиболее старых станций в стране.

Перспективные направления под угрозой

После избрания президента Трампа федеральное правительство США пытается поддержать атомную промышленность как внутри страны, так и в ее экспортных контрактах (Индия, Саудовская Аравия и др.) В самой стране находится самое большое число действующих реакторов в мире —99 штук, которые произвели в 2017 году 20% всей электрической энергии, по данным МАГАТЭ. Причем несмотря на процедуру банкротства, компания Westinghouse продолжает вести бизнес в сфере поставок ядерного топлива не только на рынок реакторов западной технологии (PWR), но и пытается выйти в сегмент реакторов российского дизайна (ВВЭР). И хотя конструктивные особенности топлива для PWR и ВВЭР отличаются (форма и другие характеристики), Westinghouse продолжает развивать свою активность на Украине — а это вторая страна после России по количеству эксплуатируемых реакторов российского типа. На Украине работают 13 из 75 таких реакторов.

За последние годы Украина реализует политику диверсификации источников поставки ядерного топлива, и доля «Росатома» стала снижаться. Ранее российская госкорпорация была единственным поставщиком Киева. В 2016 году объем закупок ядерного топлива Украиной составил чуть менее $505 млн, на долю России пришлось около 70%. В декабре 2017 года министр энергетики и угольной промышленности Украины Игорь Насалик заявил о способности Украины в случае необходимости полностью отказаться от российского ядерного топлива. Американцы выигрывают конкуренцию с «Росатомом» и на других традиционных для России рынках. Например, в 2016 году чешская энергокомпания ČEZ заключила контракт с Westinghouse на поставку шести опытных тепловыделяющих сборок для использования на АЭС «Темелин» с реакторами ВВЭР-1000.

Конкурентные выпады не оставались без ответа «Росатома» — его дочерняя организация АО «ТВЭЛ» со своей стороны последовательно продвигает проект «ТВС-Квадрат» по изготовлению ядерного топлива для реакторов западного дизайна. В частности, в 2016 году российская сторона подписала соглашение о формировании стратегического альянса с американской компанией Global Nuclear Fuel-Americas (GNFA), целью которого стала организация совместной работы по лицензированию, маркетингу и производству топлива для операторов реакторов PWR в США. В Западной Европе в 2016 году «ТВЭЛ» заключил контракт с компанией VNF на коммерческие поставки «ТВС-Квадрат» на АЭС «Рингхальс» после 2020 года. В том же году также подписан первый контракт с одним из американских операторов АЭС на опытно-промышленную эксплуатацию «ТВС-Квадрат» в США. Получается, что обсуждаемые в российском парламенте санкции поставят под вопрос реализацию проекта «ТВС-Квадрат» на одном из самых интересных по емкости рынков.

«Росатом» на американском рынке

Помимо перспективных проектов «Росатом» имеет многолетнюю историю присутствия на американском рынке через АО «Техснабэкспорт», занимающееся обогащением урана. Если сами топливные сборки имеют конструктивные различия для реакторов разного типа, то их начинка, так называемый обогащенный урановый продукт, гораздо более универсальна. Являясь лидером рынка услуг по обогащению урана («Росатом» обеспечивает 36% мирового рынка), Россия имеет значительный объем заказов, закрепленных долгосрочными контрактами По информации «Росатома», АО «Техснабэкспорт» имеет контракты с более чем 30 энергокомпаниями в 16 странах мира. Среди клиентов есть и представители США: в 2017 году исполнилось 30 лет с момента первой советской поставки урановой продукции в Соединенные Штаты.

По состоянию на май прошлого года экспортный портфель «Техснабэкспорта» включал 25 контрактов с 19 американскими компаниями общей стоимостью около $6,5 млрд с горизонтом поставок до 2028 года. В активе компании есть масштабный проект «Мегатонны в мегаватты»: в рамках российско-американского межправительственного соглашения с 1994 по 2013 год в США было выработано семь триллионов киловатт-часов электроэнергии на АЭС с использованием высокообогащенного урана, извлеченного из российского ядерного оружия. Для «Росатома» разрыв коммерческих контрактов будет означать удар по репутации надежного поставщика не только для США, но и по всему миру: под риском будут находиться и остальные заказчики.

Госкорпорации «Росатом» принадлежит канадская уранодобывающая компания Uranium One, у которой есть добычные предприятия в американском штате Вайоминг. Эта компания добывает 4800 тонн природного урана в год и поставляет его энергокомпаниям в страны Европы, Северной Америки и Азии. Добыча на американских рудниках составляет очень маленькую часть от общего производства компании — с 2014 года объемы значительно сократили из-за неблагоприятной рыночной конъюнктуры. Другие направления взаимодействия между Россией и США, включая поставку радиоактивных изотопов и научное сотрудничество, не отличались высокой интенсивностью.

Основной вывод, вытекающий из этой картины, — любые санкции и ограничения в атомной отрасли негативно повлияют на бизнес «Росатома». А это один из немногих успешных примеров глобальной экспансии российской высокотехнологической компании. Десятилетний портфель зарубежных заказов госкорпорации на конец 2017 года превышал $130 млрд — впечатляющее достижение на рынке, переживающем не самые лучшие времена.

В 2016 году представители «Росатома» уже делали заявления, опровергающие возможность ограничений в поставках урановой продукции американским компаниям. Остается надежда, что даже если российский парламент поддержит и примет ответные санкции, «международное сотрудничество» будет трактоваться узко и не станет включать в себя реализацию коммерческих контрактов. В противном случае мы рискуем наказать самих себя и поставить под вопрос и репутацию «Росатома» как надежного поставщика, и многолетние усилия компании по расширению своего присутствия на американском и мировом рынке.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 19 апреля 2018 > № 2575592 Алексей Хохлов


Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 13 апреля 2018 > № 2569144 Алексей Лихачев

Встреча Дмитрия Медведева с генеральным директором государственной корпорации «Росатом» Алексеем Лихачёвым.

Рассматривались итоги работы «Росатома» в 2017 году, а также планы госкорпорации по строительству и вводу в эксплуатацию новых энергообъектов, в том числе за рубежом.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Алексей Евгеньевич, какие проекты удалось реализовать в 2017 году, какие заделы существуют на 2018 год (имею в виду основную сферу деятельности компании)?

А.Лихачёв: Хотелось бы начать с объектов, связанных с внутренней повесткой дня, с российской атомной энергетикой: четвёртый блок Ростовской станции и первый блок ЛАЭС-2.

Происходит смена поколений реакторов, мы достроили в Ростове тысячник, последний тысячник в Российской Федерации. Он соответствует всем принципам безопасности, но это всё-таки предыдущее поколение реакторов. В Ленинградской области, в Сосновом Бору, пущен блок ВВЭР-1200. Он уже подключён к сети в этом году (как и Ростовский), ожидаем в октябре-ноябре сдачу в промышленную эксплуатацию. Это серьёзный вклад в энергообеспеченность в первую очередь центра Российской Федерации.

Д.Медведев: Какая мощность заявлена?

А.Лихачёв: 1200 МВт заявленная мощность. Это позволило нам в прошлом году установить абсолютный рекорд генерации новой России – 203 млрд КВт, и по I кварталу мы также идём с 2-процентным превышением баланса ФАС, вышли на 52 млрд КВт по итогам I квартала.

Второе направление, связанное с внутренней повесткой, это развитие энерготехнологий завтрашнего дня.

В первую очередь переход к двухкомпонентной энергетической системе с использованием традиционных тепловых реакторов и реакторов на быстрых нейтронах. Это позволяет, во-первых, замкнуть топливный цикл и, используя отработанное ядерное топливо неоднократно, повысить в первую очередь энергоэффективность, экономическую привлекательность данного проекта, фактически сократив потребление природного урана кратно.

Второй момент. Быстрые реакторы, особенно с металлическим теплоносителем, дают нам принцип безопасности, близкий к природному, близкий к естественному. В городе Северске Томской области реализуется проект «Прорыв», и у нас есть все аргументы, чтобы просить Правительство ускоренными темпами вести капитальное строительство – и включить в государственную программу развития ядерного энергокомплекса объекты капитального строительства – в ближайшие годы в Томской области.

Что касается зарубежных проектов. В прошлом году было два первых бетона. Первый бетон – это официальный старт стройки, это всегда очень волнительное для строителей мероприятие. И в Иране (в Бушере) и в Бангладеш (на «Руппуре») прошли первые бетоны. Мы уже присоединили в этом году к ним «Аккую» – турецкий проект, который непросто развивался по определённым причинам. Сейчас мы навёрстываем упущенное в предыдущие годы и выполняем пожелание турецкого правительства пустить блок в 2023 году, к столетию Турецкой Республики. Здесь сложились очень тёплые и многоплановые отношения как по подготовке кадров, взаимодействию вузов, так и по социальной повестке – поддержке населения в регионе базирования станции.

И в заключение по международной повестке хотел бы отметить принципиально важный для нас момент. В середине декабря прошлого года мы запустили коммерческий пакет всех египетских контрактов на сумму почти 60 млрд долларов. Это поэтапное строительство четырёх блоков ВВЭР, младших братьев Ленинградского. На этой площадке – обслуживание станции на десятки лет вперёд, поставка топлива. И конечно, это очень серьёзный вклад в развитие российско-египетских отношений на уровне как гуманитарного, так и технологического сотрудничества.

Очень надеемся, что при содействии Правительства, Министерства иностранных дел круг стран будет расширяться. Работаем в этом смысле с Саудовской Аравией, с Узбекистаном. Хотя Узбекистан не является новичком, вообще говоря, в атомной отрасли, в советские времена работали исследовательские реакторы в этой республике. Но крупных атомных станций там нет. Мы сейчас ведём с Правительством Узбекистана обсуждение выхода на межправительственное соглашение о строительстве станции.

По итогам прошлого года на 100% выполнен гособоронзаказ. По итогам I квартала заключены все контракты – продлены контракты длительного жизненного цикла, заключены новые. И авансом профинансировано 35% от финансовых показателей этого года. Мы считаем, что это создаёт серьёзную основу для выполнения гособоронзаказа на 100% в текущем году.

Д.Медведев: Алексей Евгеньевич, чтобы продолжать работы на внутреннем рынке, с учётом планов, возможностей компании «Росатом», мы, конечно, будем привязывать выполнение и других государственных программ, и основной вашей государственной программы к темпам строительства, которые вы уже набрали. Если нужно что-то ускорить, скажите, я такого рода поручение дам.

Работа на внешних рынках – это важнейшая составляющая работы компании. «Росатом» – крупнейший международный игрок на рынке соответствующих услуг, рынке, связанном со строительством атомных станций. По линии Правительства мы, конечно, будем оказывать компании максимальное содействие, чтобы закрепить эти позиции и по возможности продвинуться по тем рынкам, на которых, Вы говорили, существуют планы или, во всяком случае, формируются планы привлечения российских поставщиков оборудования и российского подрядчика в лице «Росатома».

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 13 апреля 2018 > № 2569144 Алексей Лихачев


Россия. Франция. Евросоюз > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 6 апреля 2018 > № 2561552 Йохан Вандерплаетсе

«Газ — это карта, которую Россия должна грамотно разыграть»

Интервью с президентом Schneider Electric по России и СНГ Йоханом Вандерплаетсе

Юлия Калачихина (Париж)

Европа делает ставку на возобновляемую энергетику. Как России в таком случае разыграть газовую карту в ЕС и почему Еврокомиссия пошла на открытое противостояние с США из-за «Северного потока — 2», рассказал в интервью «Газете.Ru» президент французской компании Schneider Electric по России и СНГ Йохан Вандерплаетсе.

— С учетом текущей экономической и геополитической ситуации продолжит ли Schneider Electric инвестировать в Россию?

— Я уже 25 лет работаю в России. И пережил много непростых моментов: дефолт в 98-м, кризис в 2008-м, сейчас опять непонятное время. И каждый раз многие компании заявляли: вот видите, ничего хорошего в России не будет, давайте мы либо уходим, либо реструктуризируемся. Однако опыт показывает, что те, кто работают здесь в долгую, всегда выигрывают. Поэтому когда я работал в 98-м в Alcatel, мы, наоборот, нанимали людей. В 2008-м году, когда я был президентом Emerson, мы тоже сделали ставку на Россию. Как раз в сложные времена необходимо показать, что являешься другом страны — русский народ, русский бизнес это очень ценит.

Для Schneider Electric Россия является четвертым по объему продаж рынком в мире. У нас здесь пять заводов, 10 тыс. сотрудников. За последние пять лет мы вложили в местные производства $1 млрд. Мы открываем новые линейки в Санкт-Петербурге, центры НИОКР в Сколково и Иннополисе (Татарстане). Так что происходящее нас не пугает: мы продолжим инвестировать в Россию.

— Насколько все-таки стало тяжелее работать с 2014-го года? Идет планомерное ужесточение санкций. На фоне дипломатического скандала Франция и ваша родная Бельгия высылают дипломатов.

— Прямого влияния на деятельность Schneider Electric немного. Больше косвенное, когда из-за санкций у российских заказчиков возникают проблемы с привлечением финансирования под крупные проекты, из-за чего сокращаются заказы уже на нашу продукцию.

Путь санкций — тупиковый. Как сказал бельгийский премьер-министр Шарль Мишель на встрече с российским президентом Владимиром Путиным в январе этого года, мы очень много говорим друг о друге, но недостаточно друг с другом. Поэтому визит французского президента Эмманюэля Макрона на предстоящий экономический форум в Санкт-Петербурге — хороший знак, что есть воля восстановить диалог между Европой и Россией.

Я считаю, что все, что сегодня происходит, во многом объясняется недопониманием позиций обеих сторон. Это кстати, одна из причин, почему Schneider Electric решила организовать в Париже форум «Умное будущее Евразии», в котором в том числе примут участие представители бизнеса, власти, науки и СМИ из России.

— Закладываете ли вы, возможно, в стрессовом бизнес-сценарии сворачивание деятельности в России?

— У нас такого стрессового сценария нет. Зачем мне это надо? В 2017 году наша компания показала двузначный рост в евро здесь.

— Начался новый президентский цикл. Как вам видятся перспективы в ближайшие шесть лет?

— Мы не ожидаем в России никакой революции. И это даже хорошо. Большие ожидания по новому правительству: кто будет премьер-министром, министром энергетики, министром торговли. Это даст определенный сигнал о будущем пути страны. Но особых сюрпризов, наверно, не будет. Продолжится фокус на ускорение модернизации и цифровизации экономики. Единственное, мы надеемся, что все-таки наладятся нормальные рабочие отношения между Западом и Россией.

— Schneider Electric является партнером «Северного потока — 2». С учетом открытого противодействия США и ряда стран ЕС вы считаете, проект все-таки случится?

— Европейские страны хотят существенно увеличить долю возобновляемой энергии. В промежуточный период перехода на более чистую энергетику, то есть в следующие 5-10 лет, газ будет играть гораздо большую роль, чем раньше. И эта та карта, которую Россия должна грамотно разыграть. Мы хотим, чтобы Россия поставляла свой газ в Европу, поэтому приветствуем такие проекты, как «Северный поток — 2», против которого выступают США.

Мы прекрасно понимаем, что их противодействие объясняется экономическими причинами: Америка хочет поставлять свой сланцевый газ в Европу. Но когда Вашингтон принял последние санкции, согласно которым будут наказываться европейские компании, которые занимаются реализацией этого проекта, Еврокомиссия открыто выразила несогласие. Высший орган Евросоюза резко заявил, что этого не будет, что у Европы есть свои экономические интересы.

Я не скрываю, что внутри ЕС есть разные мнения. Мы знаем позиции Польши и Прибалтики, которые намного ближе к Америке, чем, допустим, Франция, Греция, или Италия. Но тем не менее, есть все-таки общее мнение, что поставки газа из России должны сохраниться, в противном случае пострадает экономическое развитие самой Европы.

— Вы неоднократно называли Россию для Schneider Electric одним из быстрорастущих рынков. Экономика последние несколько лет сокращалась, сейчас понемногу восстанавливается. Но в целом есть опасение, что Россия попадет в так называемую ловушку медленного роста. С учетом этого насколько страна продолжает оставаться для вас привлекательной? Вас рост экономики в пределах двух процентов устраивает?

— Конечно, хотелось бы, чтобы рост был намного выше. И не только в России, но и во Франции и Бельгии. Но мы работаем в сегментах энергетики, модернизации, цифровизации, которые развиваются намного быстрее, чем российская экономика в целом.

— Очевидно, что с внутренним спросом в стране не очень хорошо, иначе вы бы не объявили в 17-м году о закрытии «Шнайдер Электрик Урал» в Екатеринбурге. Почему решили закрыть производство?

— Как я говорил, у Schneider Electric пять заводов: два в Санкт-Петербурге, два в Самаре и один в Козьмодемьянске. Это были инвестиции компании в Россию. В свою очередь, производство на Урале досталось нам в рамках глобальной сделки с Alstom, у которых был там актив. Мы проанализировали его и пришли к выводу, что целесообразнее перенести это маленькое производство на наш завод в Самаре. Но это дало повод для слухов: видите, как плохо идут дела у Schneider Electric, что они вынуждены закрыть завод. Ничего подобного. Это просто было наследство глобальной сделки, которое потом пришлось урегулировать.

— Есть ли у вас еще плохое наследство, от которого надо избавиться? Будете еще закрывать заводы?

— Закрывать – нет. Наоборот, у Schneider Electric есть собственный венчурный фонд, и мы сейчас включили Россию в его программу. Поэтому мы активно ищем российские технологические стартапы, где мы могли бы стать партнером.

— Была информация, что вы заморозили строительство завода в Самаре. С чем это связано?

— Только одной линейки. Мы проанализировали спрос рынка на сухие трансформаторы и поняли, что он упал. Поэтому мы отложили ее открытие. Зато запустили другие линейки, например, по производству в Санкт-Петербурге выключателей серии MTZ, который подключен к «интернету вещей». Иногда приходится адаптироваться, это естественно.

— Несколько лет назад планы Schneider Electric по развитию в России были довольно амбициозными. Но впоследствии они неоднократно корректировались…

— Если западная компания приобретает такой крупный актив, как самарский «Электрощит», то последующая реструктуризация в целях повышения эффективности неизбежна. Слишком много устаревших технологий и бизнес-процессов.

— Возможно, вы были слишком оптимистичными, переоценив возможности российской экономики и внутреннего спроса?

— Мы не прогнозировали геополитические моменты. Никто их не прогнозировал. Мы также не думали, что цены на нефть обвалятся, из-за чего мы отложили некоторые проекты. Но я люблю Россию, здесь нескучно. Как только вы думаете, что все идет гладко и хорошо, завтра будет какой-нибудь «бац». Это факт. И сюрпризы, как позитивные, так и негативные, будут и в будущем.

— С 1-го января вступил в силу закон о безопасности критической информационной структуры. Как он скажется на вашей деятельности?

— Согласно закону, российские компании обязаны закупать некоторые технологии у российских поставщиков. Но мы позиционируем себя как российская компания, мы производим внутри страны технологии и реализуем их, в том числе здесь.

— У вас настолько здесь отлажен полный цикл, что не импортируете?

— Технологии, которые поставляются для критической инфраструктуры, мы производим здесь.

— Какой у вас прогноз по российскому подразделению?

— У нас был хороший первый квартал, так что, если вдруг нефть не обвалится, для чего я не вижу причин, мы выполним наш таргет по двузначному росту выручки в 2018 году. Прогнозом на 2019-й будем заниматься в середине года.

Россия. Франция. Евросоюз > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Приватизация, инвестиции > gazeta.ru, 6 апреля 2018 > № 2561552 Йохан Вандерплаетсе


Россия. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 5 апреля 2018 > № 2561075 Анатолий Чубайс

Энергетическая революция и возобновляемые источники энергии — тема программы «Тем временем» с Александром Архангельским.

Автор: Александр Архангельский

Череда технологических прорывов меняет картину мира и среду человеческого обитания. Вместе с биоинженерией и космосом реализацией проектов, еще вчера казавшихся фантастикой, занимается мировая энергетика. Компании Илона Маска, «зеленая экономика» в Европе, российские прорывы — приближают эру возобновляемой энергии. Но в истории так не бывает, чтобы новые открытия не принесли с собой и новые проблемы. Что несет с собой солнечная и ветряная энергетика — новый союз человека с природой или сдвиг цивилизации?

Участвуют: Александр Грек, главный редактор журнала «Популярная механика»; Александр Курдин, заместитель декана экономического факультета МГУ; Владимир Сидорович, директор Информационно-аналитического центра «Новая энергетика» Антолий Чубайс, Председатель Правления УК «РОСНАНО».

ВЕДУЩИЙ: Здравствуйте, уважаемые зрители. В эфире программа «Тем временем», я Александр Архангельский. Говорить мы сегодня будем об энергетической революции, о возобновляемых источниках энергии. Но прежде чем я начну разговор с моими собеседниками, давайте вместе с ними посмотрим короткую справку.

СПРАВКА: Возобновляемая энергетика используется в качестве источника энергии не только солнце, но и ветер, и морские приливы и топливо, полученное при переработки биологических отходов. Бум альтернативной энергетики имеет не только технологические объяснения. Это часть новой философии, так называемой зеленой экономики, в которой рост доходов не вступает в конфликт с заботой об окружающей среде. В 2017 году фотоэлектрическая солнечная энергетика ввела в эксплуатацию 100 гигаватт мощности. Мировые инвестиции в солнечную энергетику теперь больше, чем в угольную, газовую, атомную и дизельную вместе взятые. По прогнозам знаменитого футуролог Рэя Курцвейла, уже через 12 лет солнечная энергетика возможно будет вырабатывать до 100% мировой энергии. Себестоимость солнечных батарей за 40 лет снизилась в 300 раз, а цена киловатта почти сравнялась с традиционными ресурсами. Среди разработок американского миллиардера Илона Маска, крыша дома, которая может вырабатывать энергию необходимую для его обогрева и эксплуатации. Так что несет с собой солнечная и ветряная энергетика? Новый союз человека с природой или сдвиг цивилизации?

С удовольствием представляем моих собеседников: Александр Грек, главный редактор журнала «Популярная механика». Здравствуйте, Александр Валерьевич.

Александр ГРЕК, главный редактор журнала «Популярная механика»: Здравствуйте.

ВЕДУЩИЙ: Александр Александрович Курдин, заместитель декана экономического факультета МГУ, руководитель исследования управления по ТЭК аналитического центра при правительстве Российской Федерации. Здравствуйте.

Александр КУРДИН, заместитель декана экономического факультета ГМУ им М. В. Ломоносова: Здравствуйте.

ВЕДУЩИЙ: Владимир Александрович Сидорович, кандидат экономических наук, директор информационно-аналитического центра «Новая энергетика».

Владимир СИДОРОВИЧ, директор Информационно-аналитического центра «Новая энергетика»: Здравствуйте.

ВЕДУЩИЙ: Анатолий Борисович Чубайс, Председатель Правления РОСНАНО, в историческом прошлом глава РАО ЕЭС. С энергетикой связаны вы пожизненно. Я пытался разобраться, что здесь приятное для меня сказка в разговорах о возобновляемых источниках энергии, а что правда. И смотрел доводы за, доводы против. Анатолий Борисович, вот эта «зеленая энергетика» она реальность или это мечта? Потому что тут вот некоторые цифры говорят, что все красиво, но не реализуемо, что это пока все-таки историческая утопия.

Анатолий ЧУБАЙС, Председатель Правления УК «РОСНАНО»: Этот спор идет последние лет 25, и в моем понимании собственного на сегодня он полностью завершен. Назову одну цифру: в 2010 году в мире было 45 стран в которых действовали национальная программа поддержки возобновляемой энергетики. А на сегодня их больше 150. Вопрос решен. Нет дилеммы, да или нет. Существует дилемма, с какими темпами, каких объемов, с какой скоростью.

ВЕДУЩИЙ: Какое место это будет занимать вообще в…

Анатолий ЧУБАЙС: Какое место это будет занимать в электроэнергетике. Но исходный вопрос, развилка уже пройдена.

ВЕДУЩИЙ: Ветряки и солнечные батареи то, что для обывателя олицетворяет собой возобновляемую энергетику. Что еще?

Анатолий ЧУБАЙС: Ну кроме этого, вообще говоря, это геотерм. Кроме этого это еще малая ГЭС, кроме этого еще и подвижные ветростанции плавающие. Кроме этого еще десяток более экзотических способов. Но действительно, основополагающая, я думаю, коллеги согласятся, это ветер и солнце.

ВЕДУЩИЙ: Вот я вижу ядерщиков, которые переживают за свою энергетическую силу. И вполне серьезно, например Мурогов, известный физик-ядерщик, говорит, что да, «зеленая энергетика» развивается, но в ядерном реакторе мегаватты, а в солнечной 200 ватт на квадратный метр, то есть в 1000 раз меньше. То есть Нужно занимать огромное количество территорий, выставлять все новое и новое оборудование, и занимать людей в гораздо большем количестве, чем это происходит в той же ядерной энергетики. Это тормоз?

Владимир СИДОРОВИЧ: Что касается площадей, то, ну посмотрите, например, на Японию. То в Японии уже построено порядка 50 гигаватт солнечных электростанций. То есть, каким-то образом они это дело размещают. Понятно, что в возобновляемой энергетики, в первую очередь солнечной энергетики, меньшая плотность энергии, так скажем. Меньшая плотность потока энергии, поэтому, действительно, нужно больше площади там по сравнению с ядерной энергетикой. Но в ядерной энергетике нужны по новым нормам, например, достаточно большие площади отчуждения, да, то есть постфокусимские требования. Поэтому здесь, в принципе, каких-либо существенных проблем, связанных вот с недостатком площади, безусловно, нет. Грубо говоря, небольшая точка в пустыне Сахара может быть обеспечивать солнечной электроэнергией весь мир.

ВЕДУЩИЙ: Когда это произойдет?

Владимир СИДОРОВИЧ: Когда это произойдет, это другой вопрос, мы этого не знаем. То есть…

ВЕДУЩИЙ: Вы пессимист или оптимист?

Александр КУРДИН: Я занял бы скорее реалистическую позицию, извините за стандартный ответ. Действительно, на сегодняшний день возобновляемая энергетика будет развиваться, и она будет сохранять свое место, сохранять и увеличивает свое место в структуре мирового энергобаланса. Но сейчас, если посмотреть на мировое энергопотребление и убрать от туда, вы знаете, вот такую возобновляемую энергетику традиционную, как всякие там дрова, солома, что тоже нередко относится к возобновляемой энергетике. Есть убрать эту большую гидроэнергетику, которая в общем и так хорошо известна на протяжении уже многих десятилетий. Оставить только то, на что мы сегодня смотрим: ветер, солнце, приливные электростанции, геотерм. Ну это один процент потребления. Да, она будет быстро развиваться, и, наверное, через 20 лет это будет 5%. Но все-таки роль традиционной энергетики нашей она будет сохраняться, по крайней мере, на протяжении ближайших нескольких десятилетий.

ВЕДУЩИЙ: Традиционная это газовая и нефтяная?

Александр КУРДИН: Это газовая, угольная, нефтяная, ну и атомная, которая, в общем, тоже сейчас про что…

ВЕДУЩИЙ: И она тоже стала традиционной, хотя когда-то с нее, собственно, все началось.

Александр КУРДИН: Да.

ВЕДУЩИЙ: Александр.

Александр ГРЕК: Ну еще мы, наверное, забываем, что мало кто из нас хотел бы жить рядом с атомной электростанцией, рядом с угольной электростанцией. Там это тоже не маловажный факт. Поэтому, безусловно, возобновляемая энергетика, за ней, конечно, будущее.

ВЕДУЩИЙ: Леонид Маркович Григорьев, кстати, ваш постоянный соавтор, пишет, что с ветром очень хитрая вещь. В Европе бывают перебои по нескольку часов, поскольку при ветре выше порогового значения, ветряки складывают крылья, поворачиваются боком и останавливаются. Можно сделать их более тяжелыми и прочными, тогда это будет дорого и не рентабельно.

Анатолий ЧУБАЙС: Ну Леонид Маркович чуть-чуть преувеличивает. Пока что складывающих крылья ветряков мне неизвестно, по крайней мере. Хотя прав в том смысле, что есть: а) средняя сила ветра, ниже которой не устанавливаются ветростростанция. И б) есть минимальная сила ветра, ниже которой установленный (нрзб.) останавливается. Поэтому любому строительству ветростанции, предшествует серьезный объем ветроизмерений. Скажем, мы, прежде чем в Ульяновске начнем строительство, около полутора лет такие измерения проводили. Понимаете, у каждого из видов энергетики есть достоинства и недостатки. Даже любимая нами всеми, как я понял, возобновляемая энергетика, она не является панацеей от всех без. У нее тоже какие-то изъяны. Но если вернуться к вопросу о доле, хотя цифра была правильно названа, 1%. Есть такое коварное явление в инновациях, под названием s-образная кривая. Если на пальцах ее объяснить, она состоит в том, что новшество, не знаю там, цветной телевизор, да. Вот он появляется на очень, очень маленькой доли рынка, пол процента, 0,6%, 0,7%, 1.0, 1.2 и в общем-то, скептики говорят, ну что, о чем вы говорите. Да ладно, кому он нужен. Потом через некоторое время эта кривая начинает резко возрастать, а потом насыщает весь рынок. Это универсальное явление, и я уверен, что при возобновляемой энергетики это будет также. Это не 10 лет и не 15 лет. И какое-то время доля будет оставаться не значительной. Есть ключевая точка, когда картинка вся меняется. Она называется –паритет. Это точка, когда киловатт\час электроэнергии, выработанный возобновляемой энергетики становится равен по цене киловатт/часа электроэнергии, выработанной возобновляемой энергетики, становится равен по цене киловатт\часу, выработанной в обыкновенной энергетике. Важно даже не то, сколько у нас уже времени, а важна необратимость. Потому что все равно, генерация и газовая, и угольная дорожает с неизбежностью. А генерация солнечная и ветровая дешевеет с неизбежностью. Это означает, что это пересечение неизбежно.

ВЕДУЩИЙ: Ну вот у меня вопрос. Когда в начале 20-го века стало ясно, что будет когда-то ядерная энергетика, в 10 году Владимир Иванович Вернадский выступал на заседании Академии наук, говорил о открытии новых ядерных сил, которые миллионы раз мощнее, чем любые иные. Но он, когда создал радиоинститут, к этому времени уже были написаны стихи Андрея Белого. «Мир —рвался в опытах Кюри Ато?мной, лопнувшею бомбой. На электронные струи. Невоплощенной гекатомбой.» да, то есть с одной стороны скепсис и утопия идут рядом. И это тогда нормально. В чем, есть ли здесь опасность? Или все, нам обещан энергетический рай?

Владимир СИДОРОВИЧ: Что касается атомной энергетики, смотрите, в 60–70-х годах большинство специалистов было уверено, что атомная энергетика это будущее. Но увы, так получилось, это будущее не наступило. Вот что касается возобновляемой энергетики, вся электроэнергетика это всего лишь 5 часть, то бишь 20% конечное потребление мировой энергии. И когда мы уже говорим о возобновляемой энергетике, мы в первую очередь говорим об электроэнергетике. И вот доля в электроэнергетике она, конечно, стремительно повышается. И в принципе, порядка там 20–25% может быть 30%, уже к 30 году доля в электроэнергетики, в принципе, солнце вполне может быть. Потому что мы видим сегодня темпы развития солнечной энергетики, в частности, это уже 100 гигаватт в год. И мы видим, что через 3 года это возможно уже будет ближе к 200 гигаватт в год, да. Темпы очень высокие. Что касается какого-то светлого отдаленного будущего, то здесь, я не люблю прогнозировать, потому что мы не можем знать что будет в далеком будущем. Пока мы сегодня видим устойчивый тренд, что возобновляемая энергетика растет и растет с ускорением. Да, то есть растет, в принципе, можно сказать по экспоненте. И в принципе, ее доля в электроэнергетике существенно возрастает.

ВЕДУЩИЙ: Ваше дело продавать мечту, и воплощать эту мечту. Мое дело продавать страхи. Значит, я аккумулирую все опасения, которые в обществе возникают при возникновении всего нового, в том числе этого. Например, я смотрю, наша страна традиционно связана с нефтяной, газовой экономикой, не энергетикой даже, а экономикой. Если, действительно, произойдет так, как говорите вы, то есть по экспоненте и в ближайшее время 30%. Что будут делать миллионы людей, вовлеченные сегодня, здесь, сейчас в эту самую нефтегазовую экономику? Куда их девать?

Александр КУРДИН: Знаете, как правильно было замечено, когда мы говорим о возобновляемой энергетике, мы в первую очередь, на сегодняшний день, имеем в виду электроэнергетику. И да, конечно, это нам важно с той точки зрения, что мы продаем его Европу газ, ожидаем, что будем продавать газ в Китай. Но все-таки, с точки зрения, скажем, федерального бюджета, с точки зрения общих экспортных поступлений для России гораздо важнее нефть. И поэтому для нас гораздо важнее понимать, а что будет дальше вот с веком нефти? Что будет с автомобильным транспортом? Поэтому те коренные изменения, которые действительно происходят в электроэнергетике, они, конечно, проблемны и болезненны. Ну, во-первых, они происходят не одномоментно и к ним можно будет адаптироваться. Во-вторых, они произойдут не, скажем так, не везде сразу. Да, в Европе возобновляемая энергетика сейчас развивается очень активно, да. Поэтому мы частично переключаемся на поставки в другие регионы, в частности, Китай. Но если мы не говорим об электроэнергетике, а говорим о топливе для машин, говорим, может мы сегодня еще больше будем об этом говорить, о электромобилях. То это, наверное, более, несколько более отдаленная перспектива и здесь…

ВЕДУЩИЙ: Хотя в любом крупном европейском городе у вас стоят включенные в розетки прокатные электромобили. Это примерно как вот велосипед взять прокатиться да, по зимней Москве. Очень удобно по дорожкам кататься на велосипедах. Ну можно и на электромобиле, в принципе, уже везде.

Александр КУРДИН: В богатой Европе да, а в миллиардной Китае, который довольно беден, и где только-только еще люди приобретают свои первые машины, да, это более проблемно. И еще говоря об угрозах, я одну вещь…

ВЕДУЩИЙ: Китай производит электромобилейи в 10 раз больше, чем Америка, так вот.

Александр КУРДИН: Но и население у них есть довольно бедные, которым пока что это мало доступно. И говори об угрозах, я бы еще вот на что обратил внимание. Конечно, по мере развития возобновляемой энергетики, возрастает проблема киберугроз и как мне кажется, вот перед мировой энергетикой эта проблема будет стоять все более и более ощутимо.

ВЕДУЩИЙ: А в чем? Где нефть и где киберугрозы.

Александр КУРДИН: Это две разные истории. Киберугрозы они, конечно, скорее относится к системе электроснабжения, к электроэнергетике.

ВЕДУЩИЙ: Веерное отключение, искусственно организованное извне, так или нет?

Александр КУРДИН: Веерные отключения, может быть большое количество проникновения разных, так сказать, диверсантов, террористов, которые будут пытаться применять это себе на пользу. То есть это угроза с которой надо будет бороться, очевидно.

Анатолий ЧУБАЙС: Можно я про угрозу еще одно слово добавлю.

ВЕДУЩИЙ: Да.

Анатолий ЧУБАЙС: Вопрос про угрозу, который вы поставили. Я, честно говоря, вижу ровно наоборот. В противоположном смысле. Давайте посмотрим на эту историю в глобальном плане, понимая, что Россия это страна экспортер нефти и газа крупнейшая, это значительная часть нашей экономики. Ну здесь тоже разные оценки.

ВЕДУЩИЙ: 680 млрд кубометров и примерно 200 экспортируем.

Анатолий ЧУБАЙС: Нужно сказать, что это примерно 60% экспорта российского. Так вот, есть разные оценки, но я, так если выбрать завешенные и чуть упростить картину, рискнул бы назвать следующее. Пик в мировом объеме потребления угля это 20 годы. Пик в мировом объеме потребления нефти — это 30 годы. Пик в мировом объеме потребления газа — это сороковые по некоторым отсылкам 50-е. Газ наиболее выгодный из всех органических топлив. Это неуправляемый, наверное, процесс. Но так и произойдет. В этом смысле, рано или поздно, перед нашей страной этот вопрос будет поставлен. И вопрос не в том, какая это страшная угроза, давайте это отменим. А просто мы собираемся…

ВЕДУЩИЙ: Как отнять, я выясняю, что происходит.

Анатолий ЧУБАЙС: Я понимаю, да, я просто пытаюсь на ваш вопрос, ваш вопрос перевести в конструктивное русло. Сама по себе неизбежность этих трендов, которые по-моему, не оспаривает уже никто, она означает, что у нас есть две стратегии. Одна стратегия всерьез, основательно, системно к этому последовательно готовится, в том числе, создавая российскую индустрию, российские ноу-хау в этих новых областях. Чем мы, собственно, и занимаемся. Или второе тренд: это все враги придумали. Мы знаем, что это все против нас. Или как сказал Трамп, глобальное потепление придумал Китай, чтобы навредить Америке. Или как говорят наши патриоты, Глобальное потепление придумал Запад, чтобы навредить России. И исходя из этого, наша задача закрыться, сопротивляться. Но мы можем закрыться, можем сопротивляться, только они покупать перестанут. Я считаю, что лучше все-таки готовиться.

ВЕДУЩИЙ: Ну еще можно.

Александр ГРЕК: Я полностью согласен, конечно, надо развивать технологичное производство в области возобновляемой энергетики. Но вернемся к сырью. Наша страна всегда поставляла сырье. Было время пеньку поставляли, было время мы жили за счет пушнины. Вот, я думаю, у нас уйдет газ, уйдет нефть, потребует Китай редкоземельные металлы, потребуются другие новые, так сказать, материалы. Я думаю нам, мы найдем чем занять наше население. Не умрем с голоду.

ВЕДУЩИЙ: У меня вот какой вопрос. Понятно, что когда возникает новый разворот в технологиях, за этим следует и экономические, и политические, и социокультурные изменения. Потому что это новые возможности, за новыми возможностями идут новые потребности. Я человек, проживший конец 20, первый кусок 21 века, много чего видевший. В общем-то, то, что переменилось при мне, это какой-то фантастический роман. У меня такое ощущение, что я сейчас буду переписывать следующую главу, вот что я в этой главе прочту.

Александр ГРЕК: В первую очередь изменится мобильность, вы сможете жить, у нас много где не можете жить в нашей стране, потому что нету электричества, нету топлива, нету газа. Возобновляемая энергетика позволяет вам селиться где угодно на территории нашей страны, это, и причем, вы получаете экологически скажем, чистую энергию. Это очень важно.

Владимир СИДОРОВИЧ: Развитие возобновляемой энергетики порождает такой феномен как демократизацию энергетики. То есть развитие солнечной энергетики, например, в сочетании с развитием, накопителем энергии, дает независимость. Энергетическую независимость рождает, создают так называемый класс просьюмеров. Просьюмер -это слово, которое состоит из двух частей. Производитель и потребитель. Продьюса и консьюма, по-русски это будет потребительная, то есть вот. То есть раньше вы были пассивным потребителем, то есть только потребляли энергию, сегодня, пожалуйста, никто. Вы можете купить электростанцию, вы можете купить накопитель и стать производителем значительной степени, быть в значительной степени независимым от традиционных поставщиков энергоуслуг. В принципе, достаточно сильно меня этот, в том числе и цивилизационный какой-то, так скажем, фон.

ВЕДУЩИЙ: Если я правильно понимаю, электромобили становится из, уже стали фактически реальностью, что еще поменяется в моей жизни?

Анатолий ЧУБАЙС: Я совершенно согласен с трендами о том, что мы сегодня все потребители электроэнергии. Стратегические потребители из сегодняшней стадии переходят в стадию независимого потребителя. Независимый потребитель, это потребитель, у которого есть какая-то собственная генерация и система хранения. И они обязаны все время непрерывно быть включенным в энергосистему. Я включаю тогда, когда тариф пониже, я закупаю ночью электроэнергию в свой накопитель, чтобы сэкономить. Следующая стадия, тоже согласен, это собственные производители. Я, оказывается, купив себе солнечную батарею на дачу, могу произвести электроэнергии столько, что в какие-то часы я способен, наоборот, поставлять электроэнергию в сеть. И такая фундаментальная демократизация хороший термин адекватный к этому процессу. Что такое потребитель традиционная энергетика? Это часть энергосистемы, потребление должно работать в генерации. Отклонение между ними это катастрофа. В новой жизни оказывается, что вдруг потребитель становится независимым, он действует так, как сам считает нужным. Это глубокое изменение.

ВЕДУЩИЙ: А вот я живу в Москве, довольно серое небо над головой значительную часть. С ветрами тут тоже не то чтобы было очень хорошо, но он веет ветерочек, ну не так, чтобы сильный ветер. У меня, значит, просто я покупаю эту электроэнергию, или я все-таки могу эту солнечную батарею себе поставить?

Анатолий ЧУБАЙС: Вот смотрите, во-первых, по факту. Россия по уровню инсаляции не мировой лидер, это чистая правда. Только наше представление о том, что у нас вообще это все невозможно уже холодно, какая солнечная энергетика? Это представление не соответствует действительности. Потому что все-таки солнечная энергетика это про цвет, а не про тепло. Россия страна, но не темная во всех смыслах этого слова, это разные вещи. Достаточно сказать, что Челябинск по уровню инсоляции выше чем Берлин. А коллеги не дадут соврать, Берлин, Германия, но один из мировых лидеров в Германии в целом в солнечной энергетике. А по ветру Россия страна №1в мире по объему ветропотенциала. Номер один в мире. Да, в меньшей степени в Москве, но посмотрите на севера на наши. Посмотрите на наш Дальний Восток на те регионы, которые природой созданы для того, чтобы возобновляемая энергетика развивалась там раньше, чем она развивается в Германии.

Александр ГРЕК: Конкретно про вашу квартиру. На самом деле сейчас есть прототип, причем работающие, это автостекла, которые могут вырабатывать электроэнергию. Затемняясь, все работает.

ВЕДУЩИЙ: Пускай лучше просветляются…

Александр ГРЕК: Нет, могут просветлятся, чтобы вам не надо занавешивать. Вот уже есть, они могут вырабатывать электроэнергию. Мало того, в течение точно 10 лет, у нас принципиально изменится стоимость путешествия. Подает цена электроэнергии. С другой стороны, падает цена аккумуляторов и растет их емкости. Вот как раз то, что говорил Анатолий Борисович, как только цена электромобилей с бензиновыми сравняется, мы как раз будем наблюдать стремительное исчезновение бензиновых автомобилей. У нас станет сильно чище воздух, жизнь будет прекрасна в ближайшие 10 лет.

Александр КУРДИН: Я думаю, что на культурную жить тоже может повлиять. Наверное, появится какая-нибудь песня про Power Bank, который человек носит в кармане. Стихи про то, как человек поставил автомобиль свой на зарядку, или, скажем, появится фильм с двумя сюжетами с одной сюжетной развилкой. В одном случае человеку хватает зарядки доехать на электромобиле до места назначения, в другом нет и здесь у него идет совершенно по разным путем. Поэтому здесь у нас есть…

ВЕДУЩИЙ: Да мы уже видим как летает вокруг земного шара любимая машина Илона Маска, где Боуи поет.

Владимир СИДОРОВИЧ: США, мы увидели, что люди уже начинают нападать на автономные автомобили, и сбивать автономные автомобили, тоже интересно.

ВЕДУЩИЙ: Про нападение, может быть это опять один из очередных ложных страхов, что те страны, которые вовремя всступили на этот путь «зеленой энергетики» и соответственно создания «зеленой экономики», основанной на развитой «зеленой энергетики», вписываются в будущее. Но те страны, которые опоздали, придут слишком поздно к разделу пирога, и возникнет новое мировое неравенство. Есть такая опасность или ее нет?

Анатолий ЧУБАЙС: Я бы с этим не согласился вообще. Ну давайте посмотрим на эту же мысль применительно к стране, которая на наших общих глазах за последние 30 лет претерпела глобальные изменения, называется она Китай. Страна которая 35 лет назад по установленной мощности энергосистемы была вдвое меньше, чем Россия. А сегодня (нрзб.) сегодня, раз, наверное, в 5 больше.

ВЕДУЩИЙ: Почти 2000

Анатолий ЧУБАЙС? Против наших 200, да вот вам, пожалуйста, в 10 раз больше, чем в России. Страна, которая за это время сумела не просто осуществить трансфер технологии, а которая сумела себе создать собственную промышленность по производству новых продуктов. В этом смысле, разрыв это где? Ну скорее всего в Африке. Потому что Азия уже собственно Европу догоняет. Так вот, в общем, наиболее распространенная точка зрения экспертов, что 21 век и 22 век это век Африки, которая последовательно будет: а) осваивать у себя базовые промышленные технологии от металлургии, до электроэнергетике, в том числе и возобновляемой энергетики. Ждать какого-то такого полномасштабного разрыва, по крайней мере, глобального, нет. Какие-то тактические возможны, а полноценно вас разделение мира на первый и второй менее вероятно.

Владимир СИДОРОВИЧ: Все зависит от эффективности внутренней промышленной политики.

ВЕДУЩИЙ: Я сейчас в России перейду, но два слова проверю, которые вы упомянули. Там, если вы помните, наверняка там были отключения в Калифорнии, и это все, солнечная энергетика и солнечные ветра, зеленее, заканчиваются или нет? Или продолжается?

Анатолий ЧУБАЙСК: Не-не. Во-первых, отключение веерное в Калифорнии, которым мы очень подробно и детально занимались, были обусловлены фундаментальной ошибкой в осуществлении либерализации энергосистемы Калифорнии. А потом полностью исправлена в структуре самой энергетики, кстати говоря, которую мы постарались в полном объеме учесть, осуществляя реформы энергетики в России. В этом смысле, обобщая ваш вопрос, возможны ли аварии в энергосистеме, обусловленные наличием возобновляемой энергетики? Честно ответ, да. И Германия нам, к сожалению, показывает такие примеры. Потому что понятно, что та же вероэнергетика работает, когда есть ветер. Так что верно говорит Леня Григорьев, а когда его нет, она не работает, это правда. Но вместе с тем, другой тренд, который просто вот рука об руку идет, вместе с трендом возобновляемой энергетики, называется промышленное хранение электроэнергии. Я лично считаю, что масштабы этой рождающегося, этого кластера рождающегося сопоставимы по размеру с возобновляемой энергетикой. А это означает, что вы сможете накапливать все то, что вы выработали в любое время, и выдавать в сеть, когда появилась потребность. В завтрашнем мышлении вместе с системой накопления электроэнергии, я не вижу ни одного серьезного стратегического, технологического фактора, который создавал вот дополнительные риски энергоснабжения из-за возобновляемой энергетики.

ВЕДУЩИЙ: Но сегодня они еще есть?

Анатолий ЧУБАЙС: Сегодня еще есть, потому что технология новая, и потому что у нее есть свои недостатки.

ВЕДУЩИЙ: Я мыслю по аналогии. Секундочку. Я разбираюсь в библиотечной системе. Переход на цифровую систему каталога предполагает, что вы все равно должны хранить бумажный каталог, потому что не дай Бог, что-нибудь екнется.

Владимир СИДОРОВИЧ: Риски объективно есть, однако, если мы посмотрим на эмпирический фактов. Мы увидим, что самая надежная энергосистема это в мире это Датская. Ну пусть Люксембург, допустим, да. То есть в Дании, а в Дании высокая доля стохастической выработки ветроэнергетики.

ВЕДУЩИЙ: В Дании 42%.

Александр ГРЕК: Да.

ВЕДУЩИЙ: Выше, чем в Германии даже.

Александр ГРЕК: Выше, чем в Германии. В Германии солнце, ветер вырабатывают совместно где-то 25–26% по итогам прошлого года. И также уровень систем надежности очень высокий. То есть, во время перерывов в энергоснабжении, по сравнению с другими странами, очень низкая.

ВЕДУЩИЙ: Возвращаясь к тому, что Россия на сегодняшний день газовая, нефтяная, угольная держава, мы не проморгаем момент, когда все-таки придется переходить на, не отстанем от тех стран, которые вынуждены в силу того, что у них нет этих запасов энергии, раньше были перейти на возобновляемую?

Александр КУРДИН: Знаете, на счет момента, я вам отвечу вот как. Зачастую, когда говорят о быстрых технологических изменениях, в качестве примера приводят две фотографии 5 Авеню в Нью-Йорке. 1900 год и 1913 год. 1900 год все сплошь экипажи, только один автомобиль. 1913 год уже все автомобили, попробуйте найти лошадь. Но потом давайте посмотрим на фотографии 5 Авеню 20, 30, 70, 2018 год. Где же автомобили с двигателем внутреннего сгорания? Они конечно стали получше, более экономичны, но по-прежнему автомобиль, который работает на бензине. Поэтому говорить о том, что можно точно предсказать какой-то момент когда и все изменится, честно говоря, довольно сложно. Изменения происходят не каждый 10 лет, но иногда бывают ситуации, когда они берут и происходит. У нас, к сожалению, есть некоторый негативный опыт, когда я что-то пропускали. Единственный рецепт здесь, да, надо готовиться к разным сценариям, с учетом оценки их вероятностей. И, действительно, готовить варианты, если мы хотим сохраниться в качестве значимой энергетической державы, не только по поддержке наших текущих добывающих мощностей, добывающих технологий, но и развивать инновационные технологии, в том числе, связанные с возобновляемой энергетикой.

ВЕДУЩИЙ: Это же вопрос затрат. А что делает ставку и в какой момент?

Александр ГРЕК: Государство должно заниматься поддержкой сейчас и стимулированием, и солнечной, и ветроэнергетикой. Потому что пока это убыточный бизнес, вот, а не строить новые там мощности по производству газовых турбин.

Анатолий ЧУБАЙС: Вопрос про темпы наши, это очень серьезный вопрос. Начнем с факта. Первое, Россия отстала в создании кластера возобновляемой энергетики от мира. Второе, и это очень важно. Россия наконец-то начала этот гигантский проект, и в части солнцегенерации, и в части производства оборудование для солнечных панелей, в части ветрогенерации. Где первая российская ветростания пущена в Ульяновске. И в части производства оборудование для ветра. Чем мы сейчас очень серьезно занимаемся. То есть, мы вступили в эту историю. Теперь вопрос, какие должны быть у нас темпы и как мы должны соотносить свои темпы с миром? Моя позиция здесь состоит из следующих пунктах. Во-первых, нам точно не нужны те же самые целевые параметры по доле возобновляемой, которые есть в Европе. У России действительно есть преимущества, которые называются дешевые газ, которые мы обязаны использовать.

ВЕДУЩИЙ: Пока еще дешевый.

Анатолий ЧУБАЙС: Пока еще, да. Теперь второе, второй глупостью, вернее альтернативной глупостью было бы отказаться от этого подлозунга о том, что ну зачем, у нас же все и так дешевой, что мы будем этим заниматься. Но вот тогда мы попадем в какой-то момент в этот самый сетевой паритет, когда уже просто никто не будет инвестировать ни в какую газовую или угольную энергетику. А у нас нет ничего вообще. Этого, к счастью, не произошло. Мы начали этим заниматься. У нас на сегодня меньше 1%, но двигаться в эту сторону точно нужно и создавать российскую индустрию, российский технологический кластер от конечной генерации до образовательного кластера, чем мы сейчас занимаемся вместе с коллегами в вузах. Который, конечно же, рано или поздно, все равно станет доминирующим. А вот рано или поздно, сказать трудно.

ВЕДУЩИЙ: Не возникнет ли новое пространственное неравенство при развитии возобновляемой энергетики? Кто-то занимается в государстве созданием единого плана, или каждый занимается…

Анатолий ЧУБАЙС: Занимается. Могу сказать, что если я вот сказал 10 минут назад, что Россия запустила проект возобновляемой энергетики и по солнцу, и по ветру, это результат 15 лет работы. Первым шагом, который был законопроект об энергетике с головой по возобновляемой энергетике закладывание туда источника для субсидирования возобновляемой электроэнергетики в 2007 году. Чтобы получить сегодня договор на поставки мощности, то есть заказ на строительство ветростанции, сегодня жесткая конкуренция. Вот мы, РОСНАНО, конкурировал с «Росатомом». Жестко конкурировали, по-настоящему. Снизили цену процентов на 20 на последних торгах. На других принципах, к сожалению, придется выстраивать систему для возобновляемой энергетики в изолированных регионах. Ровно это мы сейчас обсуждаем с правительством как это сделать.

Александр КУРДИН: Конечно все это делается вполне согласованно, скоординировано. Что же касается того, что есть разные региональные особенности. Я бы хотел добавить, что для каждого региона можно найти свои энергетические решения, в том числе и совершенно новые, и они не обязательно будут иметь именно характер возобновляемых источников. Например, сейчас у нас строиться, будет запущена плавучая атомная электростанция. Очень такой интересный, уникальный проект, который может быть использован, в том числе для удаленных регионов. Есть возможности развить технологии сжиженного природного газа для внутреннего потребления, если мы будем строить небольшие заводы по сжижению, по регазификации, это тоже такой вариант есть. Одним словом, для каждого региона можно подобрать какой-то более менее эффективное решение и это не должно стать проблемой.

Александр ГРЕК: Я знаю про эту атомную электростанцию, которая должна стоять в Пиэке, где когда-то я жил. И в общем, не очень люди рады, что у них будет реатор стоять прямо вот здесь. Поэтому в этом отношении, конечно, ветрогенерация и солнечная энергия гораздо лучше. Вот мы забывает еще про экологическую составляющую.

ВЕДУЩИЙ: А это означает, что в перспективе ядерных электростанций не будет вообще?

Анатолий ЧУБАЙС: По Пиэку и по перспективе. Там меня очень хорошо знаю всю эту историю. Альтернатива либо угольная станция на местных углях, либо атомная станция. Вообще тема обсуждалась, и решение принималось, дай Бог памяти, в 2005–2006 год. Не существовало возобновляемой энергетики.

Александр ГРЕК: Тогда альтернативы не было. Ничего не было.

Анатолий ЧУБАЙС: Иных вариантов не было. Совершенно верно. Да, а что касается стратегии про атомную энергетику. Понимаете, вот я за время своей, по крайней мере, работы в электроэнергетике, убедился в том, что это настолько жизнеопределяющая отрасль, настолько значимая для жизни человека, экономики страны, что вот все риски нужно взвесить 25 раз. На моей памяти, не очень долго, я хорошо помню, атомную энергетику в конце 90-х, которая на западе воспринималась как абсолютное зло, то, которое нужно уничтожить. И когда мы пытались экспортировать электроэнергию, начали это делать на запад, в Европу. Главное требование к нам было, категорически ни одного киловатт-часа с атомных станций. Ребята, у вас электроны, которые приходят по проводам, вы не можете отделить, они откуда взялись с атомной станции или нет. Не, не, не ни в коем случае. Сертификаты придумайте, что хотите. Это был просто такое умопомрачение. На сегодняшний день картинка изменилось по атомной генерации полностью. Почему? Потому что есть тема, которая называется глобальное потепление. Атомная генерация из плохой снова стала хорошей. И в этом смысле, гляди вперед, отвечая на ваш вопрос, я бы очень осторожно отнесся к идее, давайте что-нибудь закроем. Закроем атомную, закроем газовую, не надо с этим спешить. В энергетике надежность обусловлена диверсификацией источников. И в общем, я думаю, что у каждого из них свое место найдется. Даже у самой сложной из них, угольной генерации. И то, это место наверное, надежно.

Александр КУРДИН: Я бы еще добавил к этому, что атомная энергетика это как раз сильное место, а для многих глобальных конкурентоспособных отраслей, в рамках которой мы не только можем производить для себя необходимые производственные мощности, но и экспортировать технологии за рубеж. Терять ее очень бы не хотелось, это наше существенное конкурентное преимущество.

ВЕДУЩИЙ: А угольные останутся тоже?

Анатолий ЧУБАЙС: Самое тяжелое, что называется, уголь. И в этом смысле…

ВЕДУЩИЙ: У нас целые регионы, и мы знаем, чем в Европе заканчивается попытка реформирования угольной энергетики.

Анатолий ЧУБАЙС: Вы правы.

ВЕДУЩИЙ: Пустые регионы.

Анатолий ЧУБАЙС: Вы правы. И Кузбассу, и Ростовской области, и Красноярскому краю, и Воркуте, на уже сейчас, с моей точки зрения, нужно всерьез об этом думать. В чем стратегия? Пытаться это отменить или запретить этот тренд по замещению угля, мне кажется немыслимо. Я бы всерьез думал об углехимии, я бы всерьез думал о более поздних переделах и все вспоминают Менделеева о том, что сжигать нефть все равно, что сжигать ассигнации. Вообще говоря, уголь это тот же углеводород. И мне кажется, что сейчас пока не поздно, вот на эти направления нужно положить серьезные дополнительные усилия.

ВЕДУЩИЙ: А есть ли нам на кого ориентироваться, или у нас свой путь, как и везде в этой самой возобновляемой энергетике?

Владимир СИДОРОВИЧ: Знаете, если посмотреть в историю, то в принципе, наша страна была, в общем-то, одним из мировых лидеров в области возобновляемой энергетики. Мы продавали в 70-е годы, продавали патенты японцам в солнечной энергетике, понимаете. То есть у нас заделы были очень не плохие.

ВЕДУЩИЙ: Извините, что вам перебиваю. Просто опять про сферу, про которую я понимаю. Россия всегда успевает к началу и начинает отставать довольно часто потом. В конце 94 года возникает проект Amazon, и в начале 95 возникает проект «Журнальный зал», где толстые литературные журналы выходят в интернет со своими электронными версиями. В момент входа никакого отставания, но где Amazon? В этом вопрос. Просите, что вас перебил.

Владимир СИДОРОВИЧ: Да, безусловно, по ряду причин отставание мы получили. Вот сейчас вот, в принципе. Понимаете, трансфер технологий сегодня в принципе возможен, понятно как его осуществлять. И в принципе, Россия этим занимается. В принципе, опять же при разумной внутренней промышленной политике, промышленной энергетической политики, мы, в принципе, я думаю, нам все по плечу.

Анатолий ЧУБАЙС: Я хотел бы подтвердить, если можно. Вот солнечная энергетика это уникальный пример, опровергающие ваш справедливый тезис. У нас сотни примеров, когда крупномасштабные научные открытия делались в России, а бизнес создавался за ее пределами. В солнечной энергетики, телевидении, крупнейшие авиастроительные компании, вертолеты, газовая турбина, магнитно-резонансная терапия, и так далее, так далее. Так вот, солнечный энергетика может быть первой, ну наверное не первой, одна из немногих обратных примеров. Строго говоря, нужно вспомнить Жореса Алферова, который получил Нобелевскую премию за Гетероструктуры. Это собственно и есть основа солнечной панели в физическом смысле. Так вот, как это не парадоксально, в России построил завод Хевел, который в начале мы строили с чистым трансфером технологии, но одновременно с этим создали (нрзб.) в Физтехе, задача которого была разработка новой технологии, новой российской панели. Вы будете смеяться, это получилось. Новая российская панель начиная с мая, пошла в серию. На сегодняшний день у нас 22.7 КПД, 22.7 промышленный КПД для солнца, это топ-3 в мире.

ВЕДУЩИЙ: Вы знаете, поскольку у нас невозобновляемое время в эфире. Я подведу очень кратко черту. И может быть, я надеюсь, во-первых, зрителям сало что-то понятнее в том, что происходит с возобновляемой энергией, и с невозобновляемой тоже. На ваши слова, я, пожалуй, обопрусь, что давайте не будем ничего закрывать, а попробуем что-нибудь открыть. Это существенно, потому что одно дело отставать и давайте подождем, а другое дело, давайте побежим вперед и все что за спиной, забудем. Вот давайте побежим вперед и все, что подлежит втягиванию в будущее, его втянем. Потому что там люди, в угольных регионах.

Александр ГРЕК: И будущее будет более прекрасным, чем сейчас.

ВЕДУЩИЙ: Давайте будем следовать этому правилу. То есть втягивать в будущее все, что этому вытягиванию подлежит. Спасибо вам еще раз за этот разговор. Увидимся во вторник на канале Культура. До свидания.

Россия. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 5 апреля 2018 > № 2561075 Анатолий Чубайс


Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 апреля 2018 > № 2559411 Александр Григорьев

Заряд инвестиций. Как начать цифровизацию электроэнергетики и не вызвать рост тарифов

Александр Григорьев

заместитель генерального директора, руководитель Департамента исследований ТЭК Института проблем естественных монополий (ИПЕМ)

Без соблюдения ряда важных условий внедрение цифровых технологий в инфраструктурные отрасли может стать препятствием для роста экономики и даже повысить ее уязвимость перед внешними угрозами

На заседании Совета по стратегическому развитию и приоритетным проектам 5 июля 2017 года Президент России Владимир Путин заявил, что «формирование цифровой экономики является вопросом национальной безопасности», а также сравнил ее по значению с проектами развития железных дорог в XIX веке и электрификации в XX веке. Инфраструктурные компании уже взяли мысль главы государства на вооружение: ПАО «Россети» планирует до 2030 года потратить на цифровизацию 1,3 трлн рублей. При всех плюсах программы и ее важности для технологического развития следует также учитывать риски дополнительного повышения тарифов для потребителей, проблему слабого стимула к инвестициям, угроз кибертерроризма и фактора геополитической конкуренции.

Еще в 2016—2017 годах был анонсирован ряд проектов по внедрению цифровых технологий в электросетевом комплексе России. В июне прошлого года Совет директоров «Россетей» принял решение о тиражировании опыта внедрения цифрового района электросетей на территории Калининградской области. До этого цифровая модель энергосистемы была реализована в Мамоновском и Багратионовском районах. По заявлениям компании, после внедрения новых технологий стало возможным ликвидировать аварии в течение минуты, снизилась потребность в трансформаторных подстанциях, восстановление энергоснабжения проводится менее чем за час. К проектам цифровизации энергетики присматриваются и в Новгородской области, а правительство Севастополя совместно с ПАО «Россети» утвердило план работы по реализации проекта цифровой распределительной электросети EnergyNet.

Подобные проекты — дорогостоящие мероприятия с длинным сроком окупаемости. Объем капиталовложений для двух муниципальных районов оценивается генеральным директором АО «Янтарьэнерго» Игорем Маковским примерно в 290 млн рублей, при этом срок окупаемости ожидается на уровне 8—9 лет. Для целого региона эти вложения могут составить миллиарды рублей, а затраты на переход всей страны на цифровые технологии в электросетях были оценены главой Минэнерго России Александром Новаком в 4 трлн рублей с перспективой последующего экспорта технологий на мировой рынок и возможной долей от мирового рынка в 10-12%. По оценке главы «Россетей» Павла Ливинского, для цифровизации требуется 1,3 трлн рублей.

Реализация проекта перехода электросетей страны на цифровые технологии потребует существенных инвестиций. Вечный вопрос — где их найти, если рост тарифов надо ограничивать? Сетям необходимо искать внутренние резервы повышения эффективности, и за счет получаемой в результате экономии (или создания реальной перспективы такой экономии в будущем) финансировать инновационные мероприятия как самостоятельно, так и с привлечением внешних источников.

К сожалению, текущая практика тарифного регулирования не способствует внедрению цифровых технологий в электросетях. Долгосрочное регулирование электросетевых компаний в России представлено моделями доходности инвестированного капитала (RAB) и долгосрочного регулирования необходимой валовой выручки. Обе модели предполагают расчет параметров регулирования на пятилетний период, что определенно меньше срока окупаемости проектов по внедрению цифровых технологий.

Получается, что если компания внедряет современные технологии, то она получает определенную экономию, но по истечении пятилетнего периода новые параметры регулирования будут установлены на более низком уровне, и компания достигнутую экономию потеряет. Кроме того, нередки случаи, когда «долгосрочные» параметры регулирования подвергаются корректировке и во время самого пятилетнего периода. Таким образом, реальной экономической заинтересованности у сетевиков цифровизация не вызывает, так как окупаемость таких проектов остается всегда под вопросом.

Также необходимо выработать такие правила, которые бы стимулировали регулируемые компании к более эффективной работе. В качестве такого подхода могло бы быть принято разрешение сохранять регулируемым компаниям часть средств, сэкономленных, например, в результате проведения модернизации. Прибыль, которая таким образом сформируется у эффективной компании, может пойти на дополнительные инвестиции, которые повысят качество оказываемых ею услуг.

Для решения обозначенных проблем нужно создать условия для долгосрочных инвестиций в электросетевом комплексе. В первом приближении эти решения уже разработаны и ожидают утверждения федеральными органами власти. Например, ФАС России предлагает принять единый федеральный закон о государственном регулировании цен, в котором будет присутствовать механизм регуляторных контрактов, позволяющих утверждать тариф на перспективу более пяти лет. Рассматривается вариант регулирования с применением нормирования и эталонных затрат, что позволит компаниям сохранять определенную долю прибыли, образованной в результате повышения эффективности работы.

Помимо внимания к вопросам стабильности работы системы, возврата инвестиций и тарифообразования, следует также учитывать проблему противодействия кибертерроризму и риски недобросовестной геополитической конкуренции, когда цифровая «начинка» современного оборудования может быть использована для шпионажа или удаленного манипулирования режимами его работы.

Например, вследствие более 45 000 атак вируса WannaCry (шифрует файлы на компьютере и требует выкуп за расшифровку) 12 мая 2017 года было заражено более 300 000 компьютеров по всему миру. В большей степени от данной атаки пострадали Россия, Украина, Индия и Тайвань. А если атака будет направлена на цифровую систему управления электросетями в зимний период? Выдержит ли она? Опять же, если подобная атака возможна со стороны злоумышленников, то для спецслужб ведущих государств не составляет большого труда организовать наблюдение и атаку, а в теории существует возможность получения контроля над цифровой системой управления электросетями, в том числе через вшитые в элементную базу эксплойты. Чтобы снизить зависимость от импорта и исключить вышеописанные риски необходимо развивать собственную элементную базу и собственный софт, а для этого придется проработать вопрос стимулирования их развития со стороны государства.

Цифровизация — это уже даже не про завтрашний день, а реальность дня сегодняшнего. Активное внедрение цифровых технологий в инфраструктурные отрасли — шаг необходимый, но без четкого регуляторного контроля и стимулирования эффективного течения процесса цифровизации, использования отечественных технологий и элементной базы, без ограничения нагрузки на потребителя благое дело может стать препятствием для роста экономики и даже повысить ее уязвимость перед внешними угрозами.

Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 2 апреля 2018 > № 2559411 Александр Григорьев


Турция. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 2 апреля 2018 > № 2557442 Александр Новак

Александр Новак: «По итогам января 2018 года торговый оборот между Россией и Турцией вырос к прошлому году ещё на 60%».

Интервью Министра энергетики России Александра Новака агентству «Анадолу».

Владимир Путин примет участие в работе российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня, который пройдет в ближайшие дни в Турции. Как сопредседатель российско-турецкой межправительственной комиссии, скажите, какова будет основная повестка дня этой встречи? Можно ли ожидать новых договоренностей между нашими странами?

Совет сотрудничества высшего уровня - это орган, который является важным с точки зрения принятия решений о развитии взаимодействия между двумя странами в области торгово-экономических отношений, по реализации крупных проектов. Планируется подведение итогов работы за 2017 год, будут определены основные направления на текущий год и среднесрочную перспективу. По итогам прошлого года можно отметить позитивную динамику по торгово-экономическому сотрудничеству. В частности, торговый оборот вырос на более чем 40%, и, хотя мы ещё не вышли на целевые показатели, которые обозначили лидеры наших стран, тем не менее, быстро двигаемся к этому. По итогам января 2018 года торговый оборот вырос к прошлому году ещё на 60%, это хороший показатель, потому что идёт снятие ограничений, либерализация торговли по всем направлениям, увеличивается экспорт, импорт товаров. Безусловно, важным является реализация таких крупных знаковых проектов как строительство атомной электростанции Аккую, строительство подводного газопровода по дну Чёрного моря в Турецкую республику и транзит этого газа. Мы уделяем особое внимание реализации именно этих крупных проектов.

Товарооборот между Турцией и Россией неуклонно растет с момента нормализации отношений между нашими странами. Однако все еще существуют некоторые барьеры, особенно в торговле помидорами. Расскажите, пожалуйста, что мы можем ожидать в этой области в ближайшем будущем? Снимет ли Россия все ограничения на турецкую продукцию?

У нас много сфер взаимоотношений-это и промышленность, и транспорт, и связь. Сельское хозяйство, безусловно, одно из ключевых направлений развития. По нему сняты практически все ограничения - осталось несколько позиций, которые все ещё требуют дополнительных решений. В частности, мы ожидаем принятия нашими турецкими партнёрами решения о разрешении поставок мяса говядины, птицы, баранины в Турецкую республику, два российских предприятия уже прошли соответствующую проверку, ожидаем принятия по ним решения. В свою очередь, 5 марта нами было принято решение о полной либерализации и снятии всех ограничений на поставку баклажанов, гранатов, тыквы и другой плодоовощной продукции.

Что касается объема поставок - из 50 тысяч тонн сейчас выбрано 11,5 тысяч тонн. По мере окончания проверок Россельхознадзора постепенно увеличивается количество предприятий, которые имеют право поставлять продукцию в Российскую Федерацию. Мы заинтересованы, чтобы это были очень качественные продукты, и эта работа идёт, в ближайшее время будет ещё ряд предприятий проверен.

Ожидается также, что наши президенты примут участие в церемонии закладки первого бетона для АЭС "Аккую". Также было объявлено, что некоторые турецкие партнеры проекта решили отказаться. Что вы можете сказать об этом решении и перспективах проекта в целом?

Строительство первой атомной электростанции в Турецкой республике - это знаковый проект, знаковые инвестиции. Будет возведено 4 блока по 1200 мегаватт, первый блок планируется сдать в эксплуатацию в 2023 году, к столетию со дня образования Турецкой республики. Конечно, это задает серьёзный темп строительства станции с учетом необходимости исполнения всех нормативов по безопасности, строительству и так далее.

Сейчас мы двигаемся в соответствии с графиком, мы благодарны турецким партнёрам, которые придали этому проекту статус «стратегических инвестиций», это решение было принято буквально на днях путём внесения изменений в законодательство Турецкой республики. Теперь наша компания ожидает получение разрешения на строительство, есть подтверждение, что такое разрешение будет получено, что даст возможность начать строительство и заливку первого фундамента, первого бетона для строительства станции. Надеемся, что это произойдет уже в ближайшее время. Ещё раз хочу подчеркнуть, что проект реализуется в соответствии с межправсоглашением, инвестор в лице российского Росатома имеет возможность продать до 49% акций этого проекта, то есть привлечь инвесторов, сейчас такая работа проводится. Мы заинтересованы, чтобы, в первую очередь, это были турецкие инвесторы, которые бы принимали участие в строительстве и последующем эксплуатации этой станции. Идут достаточно интенсивные переговоры с турецкими компаниями, и будем надеяться на положительный результат.

"Турецкий поток" - еще один мегапроект, который важен для отношений между Россией и Турцией. Проект продолжается полным ходом. Однако, для второй линии проекта, несколько гарантий необходимы от Европы. Есть ли какие-то подвижки в переговорах с Европой по проекту?

Это действительно очень важно для того, чтобы строилась вторая нитка сухопутного участка, и обеспечивался транзит газа в страны Юго-восточной Европы. Мы сегодня видим заинтересованность стран юго-восточной Европы в строительстве подобной инфраструктуры, рассматривается несколько маршрутов поставок газа через Италию, Грецию, а также Болгарию, Сербию, Венгрию, Австрию. Коммерческие переговоры с покупателями газа ведет Газпром, Министерство энергетики принимает в них участие. Мы также в контакте с Еврокомиссией, поэтому, думаю, что будет выбран наиболее эффективный вариант поставок газа.

С нашей точки зрения, идёт нормальный переговорный процесс, мы считаем, что необходимо действовать в рамках Европейского законодательства, в рамках тех законов и той нормативной базы, которые никоим образом не ущемляют интересы как производителей и поставщиков, так и потребителей.

Еще один важный вопрос - визовый режим для граждан Турции. Это была тема обсуждения между нашими министрами иностранных дел 2 недели назад. Когда мы увидим прогресс в отношении визового режима для турецких граждан?

Безусловно, мы поддерживаем постепенное снятие визовых ограничений в части служебных паспортов, выступаем за упрощение процедуры получения виз для предпринимателей, водителей большегрузных автомобилей, перевозящих грузы из Турции в Россию и из России в Турцию. Наши предложения были переданы турецким партнёрам, ожидаем решения.

Турция. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 2 апреля 2018 > № 2557442 Александр Новак


Россия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > kremlin.ru, 29 марта 2018 > № 2550919 Александр Новак

Встреча с Министром энергетики Александром Новаком.

Александр Новак информировал Президента об итогах работы Министерства энергетики за 2017 год.

В.Путин: Поговорим об итогах работы Министерства.

А.Новак: Если позволите, доложу по итогам работы в 2017 году, Владимир Владимирович.

В первую очередь я хотел бы сказать, что все отрасли топливно-энергетического комплекса в прошлом году отработали стабильно и достигли даже лучших показателей, чем в предыдущие годы; и технико-экономические производственные показатели, и качественные показатели, в первую очередь по энергобезопасности нашего внутреннего рынка, [обеспеченности] энергоресурсами – такими как электроэнергия, газ, нефтепродукты, нефть на переработку. Несмотря на сложные внешние вызовы, незаконные санкции, сложности с финансированием, мы видели, что у нас и в 2017 году был рост инвестиций. Общий объём инвестиций составил 3,5 триллиона рублей во все отрасли топливно-энергетического комплекса, что почти на 10 процентов больше, чем в предыдущие годы.

В.Путин: В год, да?

А.Новак: Да, в год. И отрасли топливно-энергетического комплекса уверенно держат лидирующее положение на мировых рынках. Российская Федерация является страной номер один в мире по добыче нефти, по экспорту газа. Второе место занимаем мы по добыче газа в мире и третье место по экспорту угля. То есть действительно очень важную роль играем с точки зрения поставок энергоресурсов и обеспечения энергобезопасности, баланса спроса и предложения на всех рынках.

Что касается производственных показателей, я отметил бы в первую очередь очень высокий объём добычи газа в прошлом году – 691 миллиард кубических метров газа был добыт. И это действительно рекордный показатель, самый лучший за последние 17 лет. Почти 50 миллиардов кубических метров газа было добавлено в объёмы добычи. И рекордные показатели по экспорту – 224 миллиарда кубов было экспортировано по различным направлениям, в том числе это СПГ, и трубопроводный транспорт в Европу, новые маршруты, которые сегодня строятся.

Если брать нефтяную отрасль, объёмы добычи нефти составили 546,8 миллиона тонн. Это всего на 0,1 процента меньше, чем в 2016 году. В первую очередь это связано, конечно же, с исполнением соглашения между странами ОПЕК и не ОПЕК в целях балансировки рынка и стабилизации положения на мировых рынках.

Тем не менее я хотел бы отметить, Владимир Владимирович, что это решение, которое было и Вами поддержано, действительно сыграло позитивную роль не только в балансировке рынка, но и в дополнительных поступлениях валютной выручки в Российскую Федерацию.

По итогам 2017 года в результате более высоких цен, чем в 2016 году, а они были выше почти на 11 долларов и составили в среднем 54,7 доллара за баррель нефти, бюджет Российской Федерации получил дополнительно порядка 1 триллиона 200 миллиардов рублей, компании получили около 500 миллиардов рублей. Общая экспортная выручка была выше примерно на 31 миллиард долларов именно по нефти и по газу в результате более высоких цен. Это позитивно повлияло в том числе и на инвестиционные программы, на стабилизацию положения наших компаний и бюджетную составляющую.

Если говорить об угольной отрасли, общий объём добычи составил 409 миллионов тонн. Это тоже рекордный уровень в Российской Федерации за все годы. Мы на такие показатели планировали выйти к 2020 году в соответствии со стратегией. Здесь, конечно же, важно, что мы не только удовлетворяем внутренние потребности и обеспечиваем внутреннее потребление, но и обеспечиваем более высокий уровень поставок на экспорт. Хотя в целом в мире потребление угля не растёт, и сегодня достаточно низкие темпы роста потребления, российский уголь является конкурентоспособным. Те новые маршруты, которые сегодня открылись, особенно Азиатско-Тихоокеанский регион, позволяют нам конкурировать и поставлять в Южную Корею; в Японию увеличились объёмы; в Китайскую Народную Республику наконец-то мы согласовали, там были проблемы, связанные с технологическими проверками Китайской Народной Республикой качества нашего угля, тем не менее эти вопросы были решены и уголь идёт в этом направлении.

Я хотел бы сказать, что в прошлом году в результате тех инвестиций, о которых я сказал, было введено в эксплуатацию 55 месторождений в нефтяной отрасли. Ключевые из них – такие, как Эргинский кластер в Ханты-Мансийском автономном округе с запасами 258 миллионов тонн, это новое месторождение в Красноярском крае Лодочное группы Ванкорских месторождений, это Тазовское месторождение в Ямало-Ненецком автономном округе. Это, действительно, говорит о том, что отрасль продолжает инвестировать и развиваться.

В газовой отрасли Вами была запущена в эксплуатацию первая очередь завода «Ямал-СПГ». Это вообще новая веха в развитии газовой отрасли России. В консорциуме с китайскими партнёрами, с французскими партнёрами первая очередь общей мощностью 5,5 миллиона тонн – это начало в целом развития кластера в Ямало-Ненецком автономном округе на Гыданском полуострове.

В соответствии с Вашим поручением мы сейчас разрабатываем программу развития производства сжиженного природного газа, которая позволит нам в этом районе реализовать задачу по выходу на объёмы добычи и сжижения газа до 100 миллиардов кубических метров газа. И сегодня, если Россия занимает порядка 5 процентов на мировых рынках СПГ, мы планируем выйти на уровень от 15 до 20 процентов. Это действительно самая развивающаяся ниша, которая будет в перспективе как экологически чистое топливо. Более высокими темпами будет расти спрос на это топливо.

Я бы хотел также сказать, что и в электроэнергетике у нас было введено 3,9 гигаватта мощностей в прошлом году, Якутская ГРЭС-2 была запущена.

Мы продолжили программу по строительству и вложению инвестиций в возобновляемые источники энергии. Если за три предыдущих года до 2017 года было введено всего 130 мегаватт мощностей возобновляемых источников энергии, то только в 2017 году уже было 135 мегаватт. Важно, что появилась уже первая ветровая станция в Ульяновской области. Она была введена в эксплуатацию в декабре прошлого года, мощностью 35 мегаватт. Это тоже начало большой программы по строительству ветровых станций. В эту отрасль пришли такие крупные инвесторы, как «Росатом», «Фортум», «Энел», то есть иностранные инвесторы, заинтересованные. Самое главное, что программа строительства возобновляемых источников энергии в первую очередь направлена на создание компетенций в Российской Федерации по производству соответствующего оборудования.

Вместе с Министерством промышленности и торговли мы определили, Правительство определило, процент локализации, и мы должны выйти на уровень локализации не менее 65 процентов. Сегодня уже в Новочебоксарске открыт совершенно новый завод, российский, по производству солнечных панелей по нашим российским технологиям, которые были изобретены нашими академиками Российской академии наук. Эти технологии входят в тройку мировых технологий по коэффициенту полезного действия и в целом по эффективности (гетероструктурные технологии возобновляемых источников энергии). Первая станция на Алтае уже была введена со 100-процентной локализацией из наших составляющих, наших российских компонентов.

Владимир Владимирович, я также хотел бы сказать, что успешно в прошлом году реализовывалась программа по развитию транспортной инфраструктуры в Российской Федерации в области топливно-энергетического комплекса. Было введено 2 тысячи километров газопроводов, 1225 километров магистральных нефтепроводов, и такие ключевые из них, как Бованенково – Ухта общей протяжённостью 1260 километров.

Продолжилась реализация наших крупных инфраструктурных проектов «Сила Сибири», «Турецкий поток». Это наши два ключевых проекта, которые направлены на диверсификацию поставок наших энергоносителей. В том числе и в будущем это «Северный поток – 2», который будет реализован в консорциуме с европейскими компаниями.

Если говорить о нефтяной отрасли, важный момент был – это ввод двух нефтепроводов, Куюмба – Тайшет и Заполярье – Пурпе, который соединил месторождения севера Красноярского края и Ямало-Ненецкого автономного округа с нашей общей нефтетранспортной системой. Это позволило нам также обеспечить соединение этих месторождений и поставку этих энергоресурсов как в западном направлении, так и в восточном направлении. Было закончено расширение нефтепровода Сковородино – Мохэ, который реализуется в соответствии с соглашением с нашими китайскими партнёрами. И общая мощность этого нефтепровода составила уже 30 миллионов тонн нефти в год.

Конечно, я должен сказать и не только о производственных показателях. На мой взгляд, важной составляющей развития топливно-энергетического комплекса является, безусловно, улучшение качественных показателей работы, повышение эффективности работы. Здесь, если коротко сказать по отраслям, я хотел бы отметить, что продолжилась газификация и развитие инфраструктуры в газовой отрасли. Мы вышли на показатель уже 68,3 процента.

В нефтяной отрасли продолжилась модернизация нефтеперерабатывающих заводов, было введено восемь установок, и общая глубина переработки повысилась уже до 81,3 процента.

В.Путин: Там по некоторым компаниям есть ещё над чем работать. Нужно на это обратить внимание.

А.Новак: Да, Владимир Владимирович, на самом деле у нас не очень простая ситуация с нефтепереработкой с точки зрения того, что вот это значительное падение цен в рамках налогового манёвра, который был принят в 2014 году, сегодня, действительно, снизило стимулы для привлечения инвестиций.

Если раньше в год инвестиции составляли примерно 250 миллиардов, именно в нефтепереработку, то сегодня этот уровень снизился до 150 миллиардов. Мы сейчас разрабатываем меры поддержки по Вашему поручению по обращениям компаний, которые позволят стимулировать нефтепереработку.

Ещё осталось модернизировать 49 установок. Уже суммарно 78 модернизировано, и мы вышли на хорошие показатели. 2017 год стал первым годом, когда мы полностью обеспечили внутренний рынок нефтепродуктами (бензин и дизтопливо) пятого класса в полном объёме.

Сегодня весь внутренний рынок обеспечивается самым высокоэкологичным классом нефтепродуктов как для потребителей и населения, так и для промышленных потребителей.

Я хотел бы сказать, очень важно, что в электроэнергетике продолжается системная работа, направленная на повышение эффективности отрасли, консолидируется большое количество территориальных сетевых организаций.

С точки зрения повышения эффективности мы видим сокращение потерь примерно на 2 процента, за последние пять лет мы вышли на уровень 10 процентов. Мы продолжаем работать над тем, чтобы снижать показатели аварийности в рамках прохождения осенне-зимнего периода. И здесь тоже хорошие показатели: в генерации мы снизили [аварийность] только по прошлому году (в 2017 году) на 3,5 процента, а в сетевом комплексе – почти на 5,3 процента. И это тоже важно.

Очень важный показатель, на мой взгляд, – это подключение к инфраструктуре. Это относится в первую очередь к населению, к малому и среднему бизнесу, особенно подключение, касающееся потребителей до 15 киловатт и до 150 киловатт. Большая работа была проведена в течение нескольких лет. И на сегодняшний день Россия занимает 10-е место в мире по упрощённой процедуре подключения к электроэнергетической инфраструктуре.

В.Путин: Вот мы говорили о поставщиках и о денежных потоках, которые там фигурируют. Говорили о необходимости принятия соответствующих решений, которые бы упорядочили этот процесс.

А.Новак: Владимир Владимирович, Ваше поручение, касающееся более прозрачного прохождения денежных потоков, тоже исполнено. В 2015 году был принят специальный федеральный закон (307-й федеральный закон), который ужесточил требования к сбытовым компаниям, установил требования обеспечения гарантий для потребителей, которые потребляют энергоресурсы. По Вашему поручению уже введено в эксплуатацию 200 расчётно-кассовых центров и обеспечивается банковское сопровождение.

В.Путин: Как на практике это функционирует – работает это?

А.Новак: Конечно, Владимир Владимирович. Основные показатели, которыми мы можем оперировать, – это уровень собираемости платежей. На сегодняшний день мы вышли на показатель 99,2 процента. То есть взаиморасчёты идут, и средства контролируются, при этом обеспечивается контроль не только через РКЦ и через работу гарантирующих поставщиков с «Советом рынка», все финансовые показатели отслеживаются, происходит полный мониторинг.

Кроме этого по Вашему поручению уже принят закон в конце прошлого года о лицензировании энергосбытовой деятельности. Сейчас разрабатывается нормативная база, и в течение этого года будет проведена соответствующая работа по лицензированию энергосбытовых компаний. То есть все компании пройдут через эту процедуру.

В.Путин: И мы говорили о новых технологиях в электроэнергетике.

А.Новак: Владимир Владимирович, в Вашем Послании прозвучали, безусловно, важные посылы, касающиеся внедрения современных технологий в электроэнергетике и в других отраслях топливно-энергетического комплекса. Мы этой работой занимаемся и поставили задачу реализовать в наших отраслях самые современные технологии. Для этого у нас есть такие инструменты, как совет по модернизации. В рамках национальной технологической инициативы приняты 20 национальных проектов, я сейчас о них скажу, во всех отраслях, это ключевые проекты. Внедряются цифровые технологии, технологии искусственного интеллекта. И сегодня мы подготовили такую программу вместе с нашими компаниями, с тем чтобы систематизировать эту работу, потому что каждая компания пытается заниматься самостоятельно этой работой.

Но мы уже, тем не менее, не в начале пути, хочу сказать, что цифровые технологии внедряются при разработке месторождений. Компания «Газпромнефть», например, в Ханты-Мансийском автономном округе уже реализовала такую технологию, уже полностью оцифровано месторождение, так называемое «умное месторождение», в рамках которого искусственный интеллект тоже принимает решения о наиболее качественном извлечении нефти, разработке месторождения, повышении коэффициента извлечения. Оцифровываются нефтеперерабатывающие заводы, на сегодняшний день мы это видим, внедряются современные цифровые технологии в нефтегазохимии, компания «СИБУР» недавно представляла.

Это важно, конечно, и в электроэнергетике, это речь идёт о Smart Grid, об умных сетях, о цифровых подстанциях. Первая цифровая подстанция уже была введена в эксплуатацию в Красноярском крае, в городе Красноярске. И она позволила снизить затраты примерно на 30 процентов по отношению к обычным подстанциям. Это, конечно, будущее, это те технологии, которые будут сегодня внедряться активно, нужно помогать компаниям создавать единую платформу, стандарты, необходимую нормативную базу. И мы этим на сегодняшний день занимаемся с нашими компаниями.

Кроме этого у нас реализуется большая программа по импортозамещению и внедряются самые современные технологии в рамках этого. В частности, например, реализована программа по разработке технологий, разработке Баженовской свиты. Это залежи, которые есть в Западной Сибири. Общие залежи по запасам составляют около 2,5 миллиарда тонн, и это очень большая цифра. Если сравнить, в Западной Сибири за период с 50-х годов всего было добыто 12 миллиардов тонн, то есть мы можем получить второе рождение Западной Сибири. И для этого сейчас уже компания «Газпромнефть» совместно с нашими промышленными предприятиями, с научными организациями, при содействии Министерства энергетики, Министерства промышленности разработало такую технологию. В этом году, в 2018 году, будет запущен соответствующий полигон вместе с другими компаниями, которые будут участвовать в реализации этого проекта.

Внедряются роторные управляемые системы – это современные системы для бурения скважин вместе с телеметрическими данными. И здесь тоже наши технологии.

Сейчас одно из важных направлений – это так называемые флоты гидроразрыва пласта, которые всё более и более активно используются сегодня при разработке нефтяных и газовых месторождений. В России на сегодняшний день, к сожалению, нет таких технологий, и создана только опытная промышленная установка, флот. На сегодняшний день мы занимаемся вместе с компаниями и нашими предприятиями, с тем чтобы создать ещё две, которые будут эксплуатироваться в качестве экспериментальных. Наша задача – к 2020 году заменить до 80 процентов импортных технологий. Это вполне возможно, и уже есть такие разработки, сейчас мы их будем внедрять.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > kremlin.ru, 29 марта 2018 > № 2550919 Александр Новак


Таджикистан. Узбекистан. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Электроэнергетика > news.tj, 26 марта 2018 > № 2543221 Владимир Норов

Норов: Таджикистану и Узбекистану необходимо соглашение о рациональном использовании трансграничных рек

Аваз Юлдашев

Реализация проектов в экономике, социальном секторе, обеспечение работой народа могут сыграть немаловажную роль в деле достижения мира в Афганистане, считает Владимир Норов, директор Института стратегических и межрегиональных исследований при президенте Узбекистана.

В интервью "АП" он отметил, что народы Центральной Азии, другие государства, граничащие с Афганистаном, постепенно наращивают сотрудничество с этой страной в торговле, экономике, энергетике, аграрном секторе.

"Я уверен в том, что данное сотрудничество поможет жителям Афганистана вернуться к мирной жизни", - отметил Норов.

Касаясь сотрудничества Таджикистана и Узбекистана, глава Института стратегических и межрегиональных исследований при президенте Узбекистана напомнил, что в ходе визита в Душанбе президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев заявил, что его страна готова поддержать строительство Рогунской ГЭС и других гидроэнергетических объектов в Таджикистане.

«Президент Таджикистана Эмомали Рахмон неоднократно публично заявлял, что его страна никогда не оставит страны низовья без питьевой воды и мы верим ему», - заявил Норов.

Он также отметил, что на сегодняшний день Таджикистану и Узбекистану необходимо подготовить проект межгосударственного соглашения о рациональном использовании трансграничных рек.

«Скоро Афганистан начнет реализацию нескольких проектов по строительству ряда ГЭС на реках Пяндж и Амударья и, по моему мнению, к вышеназванному соглашению по использованию вод трансграничных рек в перспективе должен присоединиться и Афганистан», - подчеркнул Норов.

Ташкентская конференция по Афганистану – «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие» проходит 26-27 марта с участием представителей более 60 государств и международных организаций.

Официальный Душанбе на конференции представляет глава МИД Таджикистана Сироджиддин Аслов.

Таджикистан. Узбекистан. Афганистан > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Электроэнергетика > news.tj, 26 марта 2018 > № 2543221 Владимир Норов


Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 27 февраля 2018 > № 2515612 Алексей Лихачев

Встреча с главой госкорпорации «Росатом» Алексеем Лихачёвым.

Состоялась встреча Владимира Путина с генеральным директором Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом» Алексеем Лихачёвым. Глава «Росатома» информировал Президента об итогах работы госкорпорации за прошедший год и путях реализации инвестиционной стратегии компании в стране и за рубежом.

В.Путин: Алексей Евгеньевич, хотел бы с Вами поговорить об инвестпрограмме компании, а начать прошу с планов строительства атомного ледокольного флота.

А.Лихачёв: Владимир Владимирович, касательно развития атомного ледокольного флота, мы, работая над программой развития, взяли во внимание два главных аспекта – это наши прогнозы по росту грузоперевозок сырья, добываемого в северных территориях, и возможность привлечения грузопотоков с альтернативных путей, в частности морских – Суэцкого канала.

Наше видение сегодня такое: нам необходимо обеспечить перевозку, начиная с 2030 года, не менее 70 миллионов тонн в год на восточном направлении, на растущие рынки Юго-Восточной Азии.

Это требует от нас добавления к трём уже строящимся универсальным ледоколам мощностью 60 мегаватт на Балтийском заводе ещё двух универсалов; строительства небольшой флотилии ледоколов средней мощности, для того чтобы не забыть западное направление поставок в Европу, и принятия на рубеже 2018–2019 годов решения о строительстве ледокола нового поколения.

В.Путин: «Лидер»?

А.Лихачёв: Ледокола «Лидер» мощностью 120 мегаватт, кратно превышающей действующий. И самая главная, ключевая задача – обеспечение движения во льдах с коммерческой скоростью, в двухметровых льдах, со скоростью не менее 10–12 узлов в час.

Такой уникальный ледокол – в мире таких не существует на сегодняшний день – позволит нам развивать освоение северных месторождений такими темпами, которые сегодня находятся в планах у наших недропользователей, в первую очередь у компании «НОВАТЭК». Соответствующие совещания проведены, в том числе на уровне Председателя Правительства Российской Федерации.

Возвращаясь к инвестпрограмме госкорпорации, хочу сказать, во-первых, об общем подходе. Объём инвестиций нарастает, за последние шесть лет он вырос примерно на 20 процентов, при этом собственно доля бюджетных инвестиций упала с 40 до 24 процентов. Корпорация инвестирует свои деньги как в новые продукты, так и в строительство собственно атомных станций.

Мы выполнили все ключевые события прошлого года по стройкам как за рубежом, так и в Российской Федерации. В Российской Федерации впервые в истории новой России состоялось два физпуска новых блоков – это четвёртый блок Ростовской станции, и при Вашем участии мы уже начали освоение мощности до номинальной в январе текущего года; работа идёт в плановом режиме.

Также физпуск произошёл в прошлом году на первом блоке второй очереди Ленинградской АЭС. Очень важно отметить, что это уже второй действующий в России блок поколения «3+», поколения, которое соответствует всем постфукусимским требованиям безопасности, включая как активные, так и пассивные системы безопасности.

И это уже второй блок в Российской Федерации – с февраля прошлого года в промышленной эксплуатации находится так называемый шестой воронежский блок, который стал, действительно, таким, что ли, прорывом в мировом атомном энергетическом строительстве.

Именно наличие этого блока нам позволило установить рекорд в прошлом году по выработке электроэнергии: мы превысили отметку в 200 миллиардов киловатт-часов – 203 было выработано. Вообще, советский рекорд – с учётом тогдашних Украины, Армении, Литвы – был 212. Мы будем к нему двигаться, в общем, достаточно быстрыми темпами.

Очень важно также отметить, что не только такие мощные станции, но и целый ряд источников небольшой и средней мощности находятся в разработке в госкорпорации. В этом году наш «первенец» – плавучая атомная станция «Академик Ломоносов» – начнёт свою работу; мы планируем произвести физпуск.

Все эти наработки, Владимир Владимирович, в нашей энергетической, что ли, атомной повестке дня позволяют нам сохранять международное лидерство. Несмотря на жесточайшую конкуренцию, мы строим сегодня за рубежом больше блоков, чем все остальные страны вместе взятые.

Но чувствуем, что конкуренция нарастает, и, конечно же, рано или поздно наши партнёры, и друзья и конкуренты одновременно, овладеют этими технологиями, поэтому в заделе – принципиально новые направления.

Вместе с Курчатовским институтом, с Академией наук мы работаем, во-первых, над программой термояда. Это серьёзнейшее направление, и мы здесь идём, в общем, в ногу с мировым научным сообществом.

И, конечно же, мы считаем, что завтрашний день, тот день, до которого уже можно дотянуться рукой, – это день и время так называемой двухкомпонентной энергетической системы, где вместе с традиционными реакторами, тепловыми реакторами технологии ВВЭР будут использоваться реакторы на быстрых нейтронах.

Мы единственные, кто имеет промышленный опыт эксплуатации таких реакторов, это и в Свердловской области, на Белоярской АЭС, БН-600, БН-800. И сейчас в Томской области, в городе Северск, реализуется такой флагманский проект «Прорыв», где мы работаем над опытным реактором БРЕСТ-300, а также модулем фабрикации топлива и модулем переработки топлива.

В чём идея? Использование традиционных тепловых и быстрых технологий позволяет многократно вовлекать в топливный цикл, замыкать топливный цикл, уже отработавшее ядерное топливо.

Три огромных плюса. Первое – в быстрых реакторах мы кратно снижаем риск инцидентов, повышаем уровень безопасности. Очень важный момент – вовлекая многократно в топливный цикл наше сырьё, мы уже существующую сырьевую базу, грубо говоря, делаем бесконечной, то есть практически на тысячи лет нам будет достаточно уже сделанных наработок добытого урана.

И, конечно же, уровень высокоактивных отходов, которые необходимо захоранивать, тратя достаточно большие средства, мы фактически приведём к нулю, и у нас будет так называемый эквивалентный радиообмен с природой: сколько забрали радиоактивности у неё, столько и будем возвращать.

В чём здесь мы видим главную проблему? Конечно, хотелось бы от опытного проекта «Прорыв» перейти уже к промышленному комплексу и начать строить быстрые реакторы по всему миру. Для этого нужно построить первый промышленный мощный реактор на быстрых нейтронах мощностью не менее 1200 мегаватт в Российской Федерации.

Мы вышли с такими предложениями в Правительство, надеемся, что нам удастся поместить в 2020 годы в энергетическую систему первый мощностью 1200 мегаватт реактор на быстрых нейтронах.

И тогда, соответственно, мы можем также предложить не просто строительство наших типовых водо-водяных реакторов, но и строительство целых промышленных энергетических комплексов нашим партнёрам так же активно по всему миру, какую работу мы сегодня и ведём.

Кроме лидерства в атомных технологиях, конечно же, «Росатом» работает и над другими инновационными направлениями. Технологическое лидерство не только в нашей сфере – это скорее вызов следующего десятилетия для «Росатома», закрепиться не только в России, но и в мире в новых технологиях. Это и мощные накопители энергии, это, конечно же, сверхпроводимость, это использование лазеров, мощных лазеров, в мирных целях.

Конечно же, это цифровые продукты. По Вашему поручению, по поручению Правительства мы работаем в программе цифровой трансформации российской экономики. Нам поручены четыре базовых сквозных технологии, крайне важных, – это квантовые технологии, технологии виртуальной дополненной реальности, это работа с большими данными, технологии big data, и новые промышленные производственные заделы.

Что здесь важно подчеркнуть, что у нас в «Росатоме» есть много своих цифровых наработок, которые мы для собственных целей, в том числе и для целей ядерного оружейного комплекса, используем. Наша задача сейчас – превратить их в продукты, сделать их привлекательными в первую очередь для российских компаний. И, естественно, здесь обязательно будут высокие требования, требования мирового рынка.

Вообще новая продукция, гражданская продукция ядерного оружейного комплекса – большая сложная задача, Вы её перед нами поставили. Результаты прошлого года таковы: на сегодняшний день гражданская продукция в ЯОКе составляет 26 процентов.

Но надо отметить, что за пределами отрасли – это 15 процентов; 40 процентов гражданских заказов мы сами поставляем в ядерный оружейный комплекс, в общем-то, наращивая компетенции и готовясь к выходу уже, что называется, на большой рынок.

При этом, конечно же, в прошлом году, безусловно, на 100 процентов в точный срок выполнен гособоронзаказ.

Владимир Владимирович, всю эту работу невозможно реализовать без людей. Идёт большая работа по поиску кадров в «Росатоме». С детского сада, в школе, в опорных вузах, в нашем базовом вузе МИФИ готовятся тысячи молодых специалистов. Более тысячи человек ежегодно мы берём – это отличники, средний балл выше 4,5 всегда.

И очень приятно, что целый ряд наших программ и начинаний сейчас развивается на федеральном уровне – это программы и «Наставник», и «Лидеры России», и «Россия – страна возможностей». Мы будем крайне активно участвовать.

В прошлом году мы третий раз подряд выиграли российские соревнования WorldSkills сквозных рабочих профессий. Такой праздник человека труда, Вы знакомы с победителями многих этих отраслей. И сейчас вместе с правительством Татарстана работаем над тем, чтобы провести в 2019 году здесь мировой чемпионат.

И мы бы хотели, чтобы в Казани, кроме этих мировых соревнований по традиционным рабочим профессиям, ещё был проведён такой своеобразный профессиональный «Давос» – мировой слёт лидеров, которые обсудят запросы к рынку труда, подготовки кадров, скажем, в такой долгосрочной перспективе, чтобы наши сегодня средние профессиональные заведения, высшие учебные заведения, – а грань между ними постоянно стирается, они сближаются по уровню подготовки, – чтобы получили от лидеров мировой экономики, от лидеров стран заказ на подготовку кадров на ближайшие годы.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 27 февраля 2018 > № 2515612 Алексей Лихачев


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 20 февраля 2018 > № 2505151 Алишер Каланов

Историческая развилка. Будет ли развиваться возобновляемая энергетика в России

Алишер Каланов

Заместитель руководителя инвестиционного дивизиона А — руководитель блока развития перспективных проектов в ТЭК, «Роснано»

России предстоит выбрать путь технологического развития энергетики на десятки лет вперед

Сегодня ведется широкая дискуссия по выбору дальнейшего пути развития электроэнергетической системы страны. Более 30% функционирующих энергоблоков тепловой генерации имеет возраст более 40 лет, и за горизонтом 2021 года большая часть из них должна быть выведена из эксплуатации, что уменьшит существующий резерв мощности. В целях поддержания дальнейшего надежного обеспечения потребителей электроэнергией и теплом было принято важное решение по созданию новой программы «ДПМ модернизация старых энергоблоков».

Вместе с тем рассматривается и вопрос дальнейшего создания новых генерирующих мощностей на основе использования возобновляемых источников энергии (ВИЭ) и определения мер их поддержки. Однако из-за недостаточной статистики по работе такого рода объектов в составе энергосистемы не до конца определен допустимый предельный объем установленной мощности ВИЭ. Перед государством сейчас стоит непростая проблема — грамотно распределить инвестиционный ресурс для обеспечения дальнейшего надежного функционирования и развития российской энергетики. И стратегическое решение о поддержке генерации на основе ВИЭ будет важным шагом в сторону интенсивного экономического развития энергетической отрасли.

Первые успешные шаги в этом направлении уже сделаны с принятием программы стимулирования использования ВИЭ (ДПМ ВИЭ) на период с 2013 до 2024 года. Это позволило создать в России несколько новых индустрий: производства компонентов оборудования солнечных и ветроэлектростанций (СЭС и ВЭС), а также строительства и эксплуатации объектов ВИЭ, что с большим трудом, но все же стало возможным на небольшом, по мировым меркам, объеме рынка порядка 6 ГВт.

Перспективы отрасли

Стоимость отечественных технологических решений, в том числе из-за малых объемов внутреннего рынка, еще достаточно высока для конкуренции с традиционной генерацией. При этом последние вводы объектов ВИЭ по действующей программе завершатся уже в 2024 году. Совершенно новая зарождающаяся высокотехнологичная отрасль задается вопросом: а что дальше?

Многие утверждают, что пока в России есть дешевый газ и другие традиционные топливные ресурсы, возобновляемая энергетика не нужна, она дорога, из-за нее сложно будет обеспечить эффективный баланс работы энергосистемы и стоит ограничить ее развитие 2024 годом. Ведущие инвесторы в солнечную и ветроэнергетику, совместно с экспертами в отрасли ТЭК оценили долгосрочные экономические эффекты от продления программы поддержки проектов генерации на основе ВИЭ и строительства за период 2025-2035 годов — это 19,8 ГВт новых СЭС и ВЭС, что почти в 3 раза больше объема, предусмотренного Генеральной схемой размещения объектов электроэнергетики до 2035 года.

При этом такой подход с пересмотром стратегических целевых уровней проникновения ВИЭ в страновых энергобалансах соответствует мировой практике — многие страны мира системно пересмотрели эти показатели ВИЭ в силу постоянного улучшения эффективности технологий ВИЭ и ее стоимостных показателей. Обсуждаемый механизм мы условно назвали ДПМ ВИЭ 2.0 и в своих расчетах старались ответить не только на вопрос «Сколько это стоит?», но и «Зачем это строить?».

Согласно консолидированным предложениям игроков отрасли возобновляемой энергетики, условия реализации ДПМ ВИЭ 2.0 должны быть более комфортны для потребителей и требовательны к инвесторам. Рассматривается более долгий срок окупаемости проектов, чем в первой программе (до 25 лет против 15 лет ранее), существенное снижение уровня предельных капитальных затрат начиная с 2025 года и их дальнейшее ежегодное снижение на 2% по СЭС и на 1% по ВЭС, снижение уровней доходности менее 10% против существующих 12%. Предложенные предельные капитальные затраты за единицу вводимой мощности уже с 2025 года будут сопоставимы с уровнем текущих мировых показателей стоимости ВИЭ (около $1500/кВт).

Экономический эффект для России

Начну с главного вывода: по нашим расчетам, программа ДПМ ВИЭ 2.0 как новый государственный инвестиционный проект при стоимости до 2035 года 1,6 трлн рублей создаст долгосрочный положительный финансовый результат для России в размере до 7 трлн рублей (что соответствует уровню около 8% от ВВП России 2017 года в текущих ценах) в период от старта программы в 2025 году до завершения эксплуатации объектов в 2060 году. Причем большая часть этой суммы — 6,75 трлн рублей — сокращение платежей на рынке на сутки вперед (РСВ, определяет цену на электроэнергию на оптовом рынке), то есть фактически средств потребителей.

Дело в том, что цена на РСВ напрямую зависит от топливных расходов и формируется за счет отбора ценовых заявок генераторов. Генерация ВИЭ, не несущая топливных расходов, подает на торгах ценопринимающие (нулевые) заявки, замещая тем самым более дорогую в эксплуатации топливную генерацию и снижая цену электроэнергии. В период реализации программы ДПМ ВИЭ 2.0 в 2025–2035 годах (инвестиционная стадия), когда доля ВИЭ на РСВ будет постепенно нарастать, потребители получат эффект от снижения цен в размере 750 млрд рублей. А по завершении в 2035-2060 годах (постинвестиционная стадия) положительный эффект составит еще 6 трлн рублей. Налоговые поступления от новой «зеленой» генерации за все время ее функционирования составят 1,5 трлн рублей, а эффект от снижения выбросов CO2 — 440 млрд рублей.

Макроэкономика

Противники ВИЭ пытаются убедить нас, что новые мощности не по карману оптовому рынку и приведут к существенному росту платежей. Расчеты показывают обратное: рост платежей при совместной реализации программ ДПМ ВИЭ 2.0 и ДПМ модернизация тепловой энергетики будет не выше уровня инфляции (без учета новых вводов АЭС и строительства новой генерации в ДФО).

При реализации программы ДПМ ВИЭ 2.0 совокупная нагрузка на ОРЭМ в период 2025-2035 годов составит 1,6 трлн рублей, но важнее рассмотреть эту сумму с точки зрения влияния на потребителей. Среднегодовой рост совокупного платежа за электроэнергию (включая сетевую составляющую, сбытовые надбавки и инфраструктурные платежи) в период 2018-2035 составит 4,7%, из них вклад ВИЭ составит всего 0,3%. Фактически решение по продлению ВИЭ не окажет принципиального влияния на общий рост платежей за электроэнергию. Основной рост обеспечит увеличение необходимой валовой выручки сетей и выручки ОРЭМ. Результирующий вклад от реализации мер поддержки ДПМ ВИЭ 2.0 в конечной цене электроэнергии для потребителя не превысит 5,1% к 2035 году, а с учетом ценопринимания на РСВ всего 3%.

Реализация программы ДПМ ВИЭ 2.0 позволит поддержать в России две новые отрасли — высокотехнологичного энергомашиностроения, а также строительства и эксплуатации ВИЭ. Они сформируют около 34 000 новых рабочих мест.

Строительство 19,8 ГВт объектов ВИЭ в России и соответствующий общий объем производства в период с 2025 по 2035 года в 29,7 ГВт с учетом экспортной составляющей обеспечат приток в реальный сектор экономики до 2 трлн рублей, что даст ежегодный прирост ВВП в диапазоне 0,1-0,5%.

С точки зрения экологии вводы генерации ВИЭ — один из основных инструментов по снижению выбросов в России, что поможет также выполнить обязательства в рамках Парижского соглашения. Снижение выбросов совокупно составит 235 млн т (эквивалентно снижению на 2% ежегодно).

Риски

Как показывает мировая практика, нормированная стоимость электроэнергии (LCOE), вырабатываемой на основе ВИЭ, неизбежно снижается вследствие постоянного улучшения технологий и уже близка к стоимости генерации на традиционных источниках топлива. По нашим расчетам, в России LCOE ВИЭ сравняется с LCOE угольной генерации и генерации АЭС к 2027-2029 году, а к 2035 году, по итогам программы ДПМ ВИЭ 2.0 сравняется по паритету c газовой генерацией и составит 4,1 руб./кВт*ч.

Однако такое снижение LCOE ВИЭ можно обеспечить только за счет НИОКР и технологического улучшения (апгрейда) технологий ВИЭ, в том числе в части повышения КПД энергоустановок. Опыт в солнечной энергетике показывает, что такие НИОКР и апгрейд могут быть и отечественными. Пример российской компании «Хевел» показал, что создание собственной высокоэффективной технологии возможно: солнечная панель, производимая «Хевел», вошла в топ-3 в мире по КПД. Но стимул к совершенствованию технологий дает только долгосрочный горизонт рынка.

До момента достижения паритета нормированной стоимости, одних мер частичного субсидирования, промышленной и таможенной поддержки ВИЭ будет недостаточно для системного привлечения инвесторов в отрасль и дешевых кредитов в развитие отрасли возобновляемой энергетики. Привлечь проектное финансирование в отрасль ВИЭ на горизонте до 2035 года позволит только механизм ДПМ, положительно зарекомендовавший се6я в отрасли.

Есть большой риск того, что в случае отказа от программы ДПМ ВИЭ 2.0 достижения первой программы поддержки ВИЭ, реализуемой в 2013-2024 годах, стоимостью до 2 трлн рублей (стоимость программы для потребителей оптового рынка) полностью девальвируются. В большинстве случаев, деятельность высокотехнологичных предприятий по выпуску локализованных элементов оборудованию ВЭС и СЭС будет приостановлена в отсутствии рынка сбыта своей продукции, из-за того что технологии ВИЭ не успеют достичь стоимостной конкурентоспособности (паритета LCOE) с традиционной генерацией на внутреннем рынке а произведенное в России оборудование ВИЭ будет неконкурентоспособно на внешних рынках. Соответственно, велика вероятность деградации отечественного энергомашиностроение для ВИЭ.

Устойчивость электроэнергетической системы

В настоящее время единые целевые показатели по развитию ВИЭ в России отсутствуют: объемы вводов новой генерации в документах, формирующих долгосрочную энергетическую стратегию Российской Федерации, колеблются в интервале от 11,6 до 75 ГВт в период 2024-2035. Такой разброс значений объясняется тем, что не до конца понятно, как будет функционировать энергосистема при подключенной к ней значительной доли генерации ВИЭ. К сожалению, пока еще мало статистической информации о работе ВИЭ в России и никто не делал модель устойчивости системы, которая ответила бы нам на вопрос, что будет, если доля ВИЭ в нашей стране станет выше 10% от энергобаланса.

Считается, что проблемы включения ВИЭ в энергосистему возникают из-за непрогнозируемого природного фактора — ветра и инсоляции, которые не могут долго оставаться стабильными. Но, рассматривая международный опыт, для облегчения балансирования системы оператором и обеспечения ее устойчивости и надежности, генерация ВИЭ делает достаточно точный прогноз выработки, что применимо и для нашей страны. Статистика генерации ВИЭ в странах, где существуют рынки энергии на сутки вперед, показывает, что уровень исполнения ВИЭ своих заявок по выработке составляет в среднем 96–97%, то есть они занимают вполне достойные позиции и по прогнозированию выработки электроэнергии способны конкурировать с традиционной генерацией. Таким образом, основная проблема не в количестве ВИЭ, а в правильном управлении и регулировании энергосистемы. И в тех странах, где научились это делать, доля ВИЭ иногда доходит до 25% суммарной выработки.

При выборе мест размещения для ВИЭ в объеме до 19,8 ГВт важно понимать, где эти объекты будут востребованы и оправданны с точки зрения баланса. Корректный прогноз позволит обеспечить ее долю в энергосистеме до 10%, не влияя на надежность снабжения потребителей электроэнергией.

Глобальная цепочка стоимости ВИЭ

Поскольку мы подошли к оценке программы поддержки ВИЭ (программы ДПМ ВИЭ 2.0) как к инвестиционному проекту для нашей страны, конечно, хотелось бы увидеть аналогичные расчеты совокупных долгосрочных страновых эффектов от модернизации тепловой и строительству любой другой топливной генерации, которые планируется реализовать по программам ДПМ в ценовых зонах оптового рынка.

Сегодня мы стоим на исторической судьбоносной развилке для российской отрасли ВИЭ и выбора пути технологического развития энергетики нашей страны на десятки лет вперед. Решение о продлении программы поддержки проектов генерации на основе ВИЭ позволит развить высокотехнологичную отрасль возобновляемой энергетики до конкурентоспособного уровня, обеспечить интеграцию России в глобальную цепочку добавленной стоимости в отрасли ВИЭ, запустить отечественный НИОКР и апгрейд технологий ВИЭ, а также создать значительный и долгосрочный финансовый результат для всей России.

В противном случае нас ожидает стагнация только что появившейся новой отрасли, технологическое отставание в развитии ВИЭ от крупнейших стран и в долгосрочной перспективе Россия станет пользователем внешних технологий ВИЭ с перераспределением добавленной стоимости за ее пределами. Какое будущее мы выберем для себя?

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 20 февраля 2018 > № 2505151 Алишер Каланов


Киргизия > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. Экология > kg.akipress.org, 15 февраля 2018 > № 2496688 Сохаил Хасни

Тема экологической безопасности в Кыргызстане становится все актуальнее, а споры вокруг внедрения электромобилей — жарче.

В связи с этим Tazabek решил провести интервью с главным специалистом по энергетике Азиатского банка развития Сохаилом Хасни.

- На сегодняшний день активно обсуждается тема использования электромобилей в Кыргызстане. В связи с этим мы хотели бы узнать мнение эксперта о том, есть ли у них будущее в нашей стране, а также с чего необходимо начать их развитие.

- Буквально вчера я услышал такую информацию, что более 70% всех загрязнений атмосферы в городе приходится на автомобильный транспорт. И, конечно, сказывается тот факт, что в основном на рынке находятся не новые автомобили, а те автомобили, которые уже отслужили определенный срок — вторая, третья жизнь. Поэтому я считаю, что внедрение в Кыргызстане электромобилей — это идеальный вариант для страны. Сначала я приведу аргументы и примеры, которые могут быть интересны обычным гражданам, а потом перейду на интересы государства.

Экономия: На содержание бензинового авто нужно $5 в день, электромобиля — 20 центов

- Если говорить о простых гражданах, то ежедневно любой гражданин, который передвигается на автотранспорте, преодолевает от 30 до 50 километров. Если перевести эту цифру в расход энергии электромобилем, то это было бы от 5 до 7 кВт, для удобства возьмем 10 кВт. Если перевести это на какой-то отопительный прибор, то можно сказать, что он будет работать на протяжении 4 часов без остановки. Поскольку электроэнергия в Кыргызстане достаточно дешевая, то эти 4 часа работы обойдутся в 10-15 центов. На те же 40 км, если вы будете использовать традиционный автомобиль, потребуется около 8 литров топлива. Таким образом, ежедневно на содержание бензинового автомобиля нам потребуется 5 долларов, в то время, если бы мы использовали электромобиль, то это было бы 20 центов. Если сравнивать в денежном выражении, то это огромная экономия. Единственная проблема — высокая стоимость электромобиля. Когда цена будет приемлемой и люди смогут покупать такие автомобили, тогда мы сможем говорить о большой экономии.

Еще одно преимущество — электромобиль можно использовать как источник энергии при отключении электричества. В пользу электромобилей можно сказать, что они практически беззвучные. Кроме того, содержание обходится дешево, так как у электромобиля нет всех тех запасных частей, которые есть у традиционных авто.

Лизинг: Можно купить электромобиль в лизинг, выплачивая за счет сэкономленных на топливе средств

- С другой стороны, если бы у населения была возможность покупать электромобили в лизинг и выплачивать за счет средств, сэкономленных на топливе, то это было бы удобно. Ежедневно человек экономит около 4-5 долларов, в месяц это около 120 долларов. Единственное, необходимо разработать механизм погашения займа. К тому моменту, когда электромобиль можно будет приобретать в лизинг, у вас уже будет преимущество.

- Вы говорили, что при низких затратах можно экономить и тем самым погасить платеж за электромобиль. Но не получится ли так, что вся сэкономленная сумма будет направлена на погашение процента?

- Дело в том, что сэкономленные средства — более 4% — позволят погашать платежи, так как проценты не могут быть 90%. К примеру, они будут 10%, поэтому у людей будет возможность погашать основную сумму и выплачивать проценты: 10 центов — 5 долларов, 10 долларов — 500 долларов. Если вы берете в кредит 500 долларов, то проценты могут быть не больше 50 долларов. Пока это идеи, мы будем работать с правительством, чтобы разработать стратегию.

Отдаленные районы: Подзарядка от солнечных батарей

- Как могут пользоваться электромобилями жители отдаленных районов?

- Еще есть преимущество для людей, которые живут в отдаленных горных местностях. Имея обычных автомобиль, они должны спускаться вниз, доезжать до заправки. В случае с электромобилем можно будет купить солнечную батарею, которая будет генерировать электроэнергию и подпитывать авто.

- Насколько это выгодно в условиях Кыргызстана, так как к высокой стоимости самого автомобиля добавляется высокая стоимость солнечной батареи. Да, это удобно, но не все граждане, проживающие в отдаленных районах, могут себе такое позволить.

- Здесь аналогичная ситуация. Все упирается в нынешние расходы, которые претерпевают владельцы. В любом случае идет экономия за счет топлива. Кроме того, чтобы добраться до заправки, тоже нужно расходовать топливо. Что касается солнечных батарей, то цена на рынке постепенно падает и они становят более доступными. У нас есть один из проектов, который называется «Несетевая энергия». Там мы рассматриваем использование солнечных батарей для тех людей, которые не имеют доступа к электричеству. В рамках данного проекта мы будем рассматривать стоимость солнечных батарей.

Кроме того, возьмем обычный пример, когда мы едем по трассе Бишкек—Ош, то мы можем видеть пасечников. У них в радиусе 10 км в одну и другую стороны нет заправочных станций, но рядом у них есть реки. Мы подумали, что можно было бы генерировать электроэнергию из водных ресурсов.

Перспективы для города: Зарядка дома или в зарядном центре

- Варианты для отдаленных районов понятны. Что можно сделать для города, так как на данный момент в Кыргызстане нет заправочных станций для электромобилей?

- Объясню на примере нашего кондиционера, по-моему, его мощность 1 кВт. Если он будет работать 10 часов, то это будет 10 кВт. Думаю, вы видели кондиционеры, которые потребляют в 3 раза больше. Есть авто мощностью 10 кВт. Им надо столько же энергии, как и кондиционеру. Проще говоря, вы можете подсоединить его к обычной сети и электромобиль будет заряжаться. 80% всех пользователей заряжают свои автомобили дома. Когда я говорил о солнечных батареях, я имел в виду, что они будут наиболее полезны тем, кто проживает в отдаленных районах, либо для тех, у кого есть перебои с подачей электроэнергии. Остальные с легкостью могут заряжать автомобиль дома. Так же как вы пользуетесь сотовым телефоном, ставя его на зарядку вечером, так и с автомобилем. Если вы проехали небольшое расстояние, следовательно, ваш автомобиль зарядиться быстро, ему будет нужно меньше времени. Но в случае, если у вам предстоит длительная поездка и у вас нет времени ждать всю ночь, есть станции быстрой зарядки, такого же размера как банкомат. Их мощность составляет 8 кВт. Для того, чтобы полностью зарядить автомобиль, потребуется 20 минут. Такие зарядные центры надо установить в определенных точках.

- Выгодно ли строить у нас также заправочные станции, а также во сколько это может нам обойтись?

- На самом деле эти центры по зарядке обходятся намного дешевле, чем строительство типичных АЗС. Чтобы построить заправку, надо продумать, где хранить топливо. Баки с топливом обычно занимают большую площадь, плюс надо предусмотреть вопросы безопасности. В случае с электромобилями 80% владельцев будут заряжать авто дома, следовательно, таких заправок нужно будет меньше, чем АЗС. С технической точки зрения это простое устройство: от высоковольной линии электроэнергия подается в трансформатор, а от него в зарядное устройство. Необходимо будет сделать несколько точек, где можно будет заряжать несколько автомобилей. Если я не ошибаюсь, каждая точка для электромобиля стоит около $500-600. Устройство для зарядки дома представляет собой адаптер, который стоит порядка $120.

Плюсы для государства

- Расскажите о пользе электромобилей для общества и государства.

- Если говорить о пользе для сообщества, то, в первую очередь, это снижение уровня шума для населения, так как авто почти бесшумные. Еще большое преимущество — это экологичность транспорта, потому что вся энергия, которая вырабатывается, остается в машине. Также как и телевизор, он работает, потребляет энергию, но не производит выбросов.

Нам привели такие цифры, что в Кыргызстане есть около 1 млн автомобилей и ежегодно закупается 1,3 млн литров топлива, что в денежном выражении равняется $1 млрд. Если бы государству удалось 10% населения перевести на электромобили, то страна сэкономит порядка $100 млн за счет сокращения импорта нефтепродуктов. Эта экономия в $100 млн могла бы быть направлена на другие цели, в том числе на строительство малых ГЭС. Конечно, мои цифры не могут быть на 100% точными, но экономия будет существенная, это точно.

Важно отметить, что на авторынке много автомобилей не новых, а бывших в употреблении, поэтому у Кыргызстана есть хорошая возможность открыть производство по переделыванию традиционных автомобилей в электромобили. У вас электроэнергия дешевая и вы таким образом достигнете 2 целей: улучшение экологической ситуации и возможность стать экспортерами электромобилей в ближайшие государства.

- Сколько средств может потребоваться на создание такого предприятия? Кого мы можем привлечь для создания такого предприятия, так как, скорее всего, необходимых специалистов у нас в стране нет?

- Вопрос на миллион. Мы подумываем в качестве пилотного проекта запустить проект на грант АБР, чтобы переделать от 3 до 5 авто и показать технологии. Сама технология доступна на сегодня, можно посмотреть в различных источниках. После того, как мы сможем переделать авто, мы будем знать, сколько это будет стоить именно для КР и предложим правительству и бизнесу посмотреть на этот проект. Может, кто-то заинтересуется и сочтет, что это нужно Кыргызстану. Тогда они и смогут ответить на ваш вопрос.

- Как сильно это отразится на конечной стоимости автомобиля, потому что есть его стоимость на текущий момент, а также затраты на его переделку. Что в результате получает владелец?

- Для того, чтобы ответить на ваш вопрос, надо заглянуть немного вперед. Дело в том, что цена на электромобили из года в год будет снижаться. Кроме того, на сегодняшний день многие страны ставят перед собой цель отказаться от использования традиционных автомобилей и полностью перейти на электромобили на уровне законодательства. Следовательно, в связи с негодностью цена на эти автомобили резко упадет и их начнут поставлять в те страны, где ими еще пользуются. Есть опасность, что Кыргызстан захочет завести дешевые автомобили, из-за этого увеличится количество транспорта, будут большие пробки, а также остается вопрос экологии. Кыргызстан может воспользоваться этим случаем — взять дешевые автомобили. Если уже будет производство, то конечная стоимость электромобилей будет меньше и доступнее.

Tazabek

Киргизия > Авиапром, автопром. Электроэнергетика. Экология > kg.akipress.org, 15 февраля 2018 > № 2496688 Сохаил Хасни


Киргизия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > kg.akipress.org, 14 февраля 2018 > № 2495962 Валентина Касымова

Прошло 10 лет со дня одобрения правительством Национальной энергетической программы и стратегии развития ТЭК до 2025 года

Валентина Касымова, профессор

Ровно 10 лет тому назад 13 февраля 2008 года Правительством КР была одобрена Национальная энергетическая программа Кыргызской Республики на 2008-2010 годы и стратегия развития топливно-энергетического комплекса на период до 2025 года (далее НЭП), рассмотренная на заседании Жогорку Кенешем 14 апреля 2008 года и одобренная Постановлением Жогорку Кенеша от 24 апреля 2008 года№ 346-1V.

НЭП стал первым официальным стратегическим документом государственного масштаба в начале столетия. В качестве главного приоритета энергетической стратегии КР было обозначено - рациональное эффективное использование первичных топливно-энергетических ресурсов, имеющегося технического, научного и кадрового потенциала ТЭК для обеспечения энергетической безопасности страны, устойчивого развития экономики и повышения качества жизни населения страны. За прошедшие годы с начала ее реализации была подтверждена адекватность многих ее положений реальному процессу развития энергетического сектора страны при происходящих резких изменениях внешних и внутренних факторов, определяющих основные параметры функционирования ТЭК.

Главными заданными целевыми установками НЭП и стратегии развития ТЭК -2025 были определены:

• сокращение потерь и аварийности в энергосистеме, определение путей финансового оздоровления и формирования условий эффективного, безопасного и устойчивого функционирования предприятий ТЭК;

• осуществление структурных реформ системы управления энергетического сектора, создание необходимых институциональных рамок и нормативно-правовой базы ;

• разработать методологию тарифной политики на энергоносители, покрывающей реальные затраты энергетических компаний и исключающей перекрестное субсидирование потребителей;

• разработать и осуществить практические меры по техническому перевооружению существующих и сооружению новых энергетических мощностей и сетей с привлечением инвестиций.

Как и предусматривалось в НЭП на первых этапах ее реализации приоритетом стало сокращение потерь с кризисного до предкризисного порога энергобезопасности , обеспечение энергетической независимости за счет модернизации и развития сетевой инфраструктуры ( подстанции и линия электропередачи 500 кВ Датка – Кемин и др.); началом реконструкции существующих ГЭС и ТЭЦ; технического перевооружения систем учета сбыта энергоносителей; проведение реформ управления с созданием НЭХК и регулирования ГАРТЭК при ПКР, разработки и утверждения методологии ценовой и тарифной политики; совершенствования нормативно-правой базы в том числе введения экономических механизмов для развития ВИЭ; развитие угольной и нефтегазовой промышленности с сооружением новых нефтеперерабатывающих заводов; осуществления реформы управления в газоснабжении и соответственно рост газификации населенных пунктов и объектов. Таким образом по большинству указанных мер в НЭП и стратегии развития ТЭК-2025 реально осуществлялось продвижение, кроме завершения строительства Камбар-Атинской ГЭС-2 и провалом сооружения новых Верхне-Нарынских ГЭС и ряда малых ГЭС из-за ухода внешних инвесторов. Отсутствие достаточных внутренних инвестиций на развитие объясняется продолжением проведения тарифной политики на электроэнергию, не покрывающей затраты на ее производство и доставку потребителям, что не привело к финансовому оздоровлению энергетических компаний, а низкие тарифы на электроэнергию по сравнению с другими видами топлива, обусловили рост электропотребления. Диспропорция в ценовой политике на энергоносители привела к опережению темпов роста электропотребления над темпами роста ввода новых мощностей и производства электроэнергии, а также к износу существующих мощностей в электроэнергетике и их выбытию. Это отразилось на сокращении резервной мощности в энергосистеме и к срыву надежности энергоснабжения потребителей в разные годы и к проявлению угроз энергетической безопасности и социальной напряженности в стране и регионах.

За время, прошедшее с начала реализации НЭП и стратегии развития ТЭК-2025, топливно-энергетический сектор развивался в рамках основных прогнозных тенденций, заложенных в этом документе с небольшими отклонениями.

Оценки отклонений от прогнозов в НЭП и стратегии ТЭК-2025 г. свидетельствуют о высокой устойчивости и инерционности развития ТЭК к внешним и внутренним факторам и достаточной обоснованности прогнозов в данном документе. Однако, прошло уже 10 лет, но данный документ не обновлялся ни разу, в то время как стратегические прогнозы должны обновляться на среднесрочный период каждые три года и долгосрочный период каждые пять лет.

Для предотвращения рисков и угроз энергобезопасности в соответствии с решением Совета безопасности КР от 14 марта 2014 года и пунктом 23 «Детализированного плана реализации мер по противодействию системной коррупции в энергетике» было поручено Министерству промышленности и энергетики КР подготовить проект Концепции развития энергетики на перспективу. Проект Концепции развития ТЭК КР на период до 2030 года был разработан рабочей группой согласно приказа Министра энергетики и промышленности КР №62 от 30 апреля 2015 года и с учетом замечаний и предложений в ходе его общественного обсуждения представлен в установленном порядке в аппарат Правительства КР в мае 2017 г. Данный проект неоднократно вносился в повестку дня заседаний Правительства КР и каждый раз откладывался по непонятным причинам, а в июне 2017 г. был отложен с оговоркой о необходимости его согласования с проектом готовящегося НСУР – 2040.

Изучение проекта НСУР - 2040 показывает, что отрасли ТЭК в разделе промышленность не рассмотрены вопросы перспектив развития важной экспортоориентированной отрасли как - электроэнергетика, не освещены проблемы развития угольной и нефтегазовой промышленности, а энергетика рассмотрена только как инфраструктура и в соответствующем разделе приведены отдельные предложения из проекта Концепции ТЭК-2030 по энергетической политике, а проблемы развития электрических, тепловых, газовых сетей и нефтеснабжающих организаций как инфраструктурных в стране и по регионам не рассмотрены. В разделе Безопасность не рассмотрены проблемы обеспечения энергетической и водной безопасности в условиях необходимых адаптационных мер по смягчению последствий глобального потепления климата.

С учетом изложенного Правительству КР необходимо ускорить рассмотрение Концепции развития ТЭК КР до 2030 года, с расширением временного прогноза до 2040 года в соответствии с целями и задачами проектов Национальной стратегии устойчивого развития КР на 2018-2040 годы (НСУР-2040), которая нацелена на обеспечение достойных условий жизни народа за счет последовательного экономического роста, создания и сохранения достойных рабочих мест, равномерного развития регионов, усиления конкурентоспособности и экспортного потенциала страны, улучшения качества инновационного и производственного потенциала страны.

В рамках настоящего документа, над которым я сейчас работаю, будут представлены целевое видение Концепции ТЭК-2040; основные тенденции и прогнозные оценки социально-экономического развития страны и регионов в соответствии с целями и приоритетами НСУР-2040, системного значения ТЭК при взаимодействии экономики и энергетики; перспектив спроса на энергоносители по отраслям и регионам страны в соответствии с Концепцией регионального развития КР на перспективу; основных положений государственной энергетической политики и ее важнейших составляющих; перспективы развития ТЭК, формирование и диверсификации ТЭБ за счет ВИЭ и энергосбережения; ожидаемые результаты и система реализации Концепции ТЭК-2040.

Концепция ТЭК-2040 базируется как на оценке результатов НЭП и стратегии развития ТЭК-2025, так и на анализе существующих тенденций и новых вызовов развитию энергетики и энергетической безопасности страны, учитывает возможные колебания внешних и внутренних условий обеспечения устойчивого развития экономики и социальных нужд населения, а также меры по адаптации к изменению климата и его последствий. Представленные в настоящем документе количественные параметры развития экономики и энергетики подлежат уточнению в процессе обсуждения и реализации предусмотренных им мер.

Киргизия > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > kg.akipress.org, 14 февраля 2018 > № 2495962 Валентина Касымова


США. Евросоюз. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > oilru.com, 13 февраля 2018 > № 2509302 Александр Новак

Александр Новак: американские коллеги рубят сук, на котором сидят.

Глава Минэнерго Александр Новак в интервью "Интерфаксу" рассказал о своем отношении к новой санкционной волне со стороны США, вариантах выхода из соглашения ОПЕК+, взаимоотношениях с Еврокомиссией по "Северному потоку-2" и основным проблемам электроэнергетики.

- В январе ваш заместитель Андрей Черезов попал в американский санкционный список, вскоре после этого вы и сами были включены в "кремлевский доклад". Как вы относитесь к новой санкционной волне со стороны США?

- Мы считаем, что этот шаг, так же, как и внесение в санкционный список моих сотрудников, наносит значительный урон нашему сотрудничеству, в том числе в энергетической сфере. Кстати, по поводу санкций мы так и не получили никаких разъяснений, уверены, что это решение не имеет под собой никаких законных оснований.

- Вы по-прежнему оптимистично настроены на восстановление в будущем Энергодиалога с США? Остается ли в силе ваше предложение американскому министру энергетики посетить "Ямал СПГ"?

- Мы уверены, что не следует создавать проблем, которые могли бы помешать развитию сотрудничества двух стран. Американские компании давно работают на российском рынке. В их числе, General Electric - в энергетической отрасли, ExxonMobil участвует в проекте "Сахалин-1", это сотрудничество могло бы быть шире. Но вместо этого американские коллеги, по сути, рубят сук, на котором сидят. Никто не будет отрицать, что российские проекты не только масштабны, но и привлекательны с точки зрения вложения инвестиций. И, несмотря ни на какие санкции, по итогам прошлого года мы впервые увидели дополнительный рост объема инвестиций на 10%. Приток был, в основном, за счет инвесторов из АТР и Ближнего Востока. Я уверен, что сотрудничество в энергетике в будущем будет расширяться, во всяком случае, господин Перри с интересом отнесся к возможности приехать на Ямал, рассчитываем, что удастся пообщаться и в рамках ПМЭФ.

- Сделка ОПЕК+ об ограничении добычи нефти будет действовать два года. Вы предполагали, что ее действие продлится так долго? Чем это вызвано? Как переживет ли российская нефтяная отрасль двухлетнее ограничение добычи?

- Принимая декларацию о сотрудничестве в рамках ОПЕК+, мы не ставили своей целью ограничить добычу нефти на какой-то определенный срок, к примеру, на полгода, год или два. Нашей задачей было убрать излишки нефти с рынка.

На текущий момент мы видим, что эта цель достигнута на две трети. Не исключено, что целевое сокращение мировых запасов нефти может произойти до конца 2018 года. Все будет зависеть от ситуации на рынке, от того, как быстро он будет балансироваться. И как только мы выйдем на плановые показатели по объемам мировых запасов нефти, как только поймем, что цель достигнута, мы все вместе соберемся и выработаем механизм дальнейших действий.

Подобный сценарий все поддерживают. Мы обсуждали этот вопрос в Вене, где собрались министры 30 стран: 24 стран-участниц соглашения и шести приглашенных, а также в Омане на министерской мониторинговой встрече, где участвовали министры девяти стран.

- Если к середине года будет понимание, что мировые запасы нефти уже достигли или максимально близки к среднему пятилетнему уровню, то будет ли сразу запущен механизм плавного выхода из сделки ОПЕК+? Прорабатываются ли механизмы такого выхода? Есть ли понимание, в какой момент всем странам участницам соглашения надо собраться и дать старт выходу?

- На текущий момент говорить об этом сложно, поскольку есть разные оценки, когда рынку удастся найти баланс спроса и предложения. В частности, секретариат ОПЕК и технический комитет по мониторингу выполнения соглашения на последней встрече в Омане представили нам прогноз, согласно которому рынок сбалансируется в третьем-четвертом квартале текущего года. Но, повторюсь, много будет зависеть от цен, сокращения остатков нефти, поведения участников рынка и так далее, поэтому балансировка может наступить чуть раньше, или чуть позже.

Конечно, мы должны совместно выработать и согласовать механизм выхода. Он должен быть плавным, позволяющим избежать резкого наращивания объемов добычи, которое может привести к превышению предложения над спросом. Скорее всего, выход из сделки займет несколько месяцев. Более точно просчитать период плавного наращивания добычи можно будет непосредственно в момент принятия решения о выходе из соглашения. Это может занять три, четыре, пять месяцев – а может быть, наоборот, всего два.

Кроме того, мы должны изучить вопрос, какие из стран могут приступить к наращиванию добычи, а в каких странах производство падает по естественным причинам, как, например, в Мексике или Венесуэле.

- Как повлияло на российское присутствие на мировом рынке нефти участие в соглашении о сокращении добычи? Как к этому отнеслись покупатели российской нефти, где и как увеличилась доля, а где уменьшилась?

- Наша доля осталась примерно на том же уровне, что и до соглашения ОПЕК+. Объемы поставок определены средне- и долгосрочными договорами, поэтому никаких проблем не возникало.

- Закрывая тему ОПЕК и ограничений добычи, не могу не спросить: вы много раз говорили о том, что сотрудничество между ОПЕК и Россией в том или ином варианте будет продолжено после выхода из сделки. Обсуждается ли вариант формализовать эти взаимоотношения, подписав меморандум, создав специальный комитет и так далее?

- Полноформатного обсуждения этой темы не было, были лишь отдельные предложения. Мы можем продолжать наше сотрудничество в формате некого Форума стран, который будет собираться раз в квартал или раз в полгода для того, чтобы обсуждать текущую ситуацию на рынках, проблемы нефтяной отрасли и так далее. Но более конкретно мы об этом пока не думали.

- Давайте перейдем к проблемам развития нефтегазового сектора в России. Нужны ли дополнительные меры поддержки российской нефтяной отрасли в текущих условиях?

- На мой взгляд, стоит подумать о дополнительном стимулировании модернизации нефтепереработки. Несмотря на то, что вслед за ростом цен на нефть улучшилась ситуация и в нефтеперерабатывающей отрасли, маржа НПЗ остается очень низкой, и далеко не все российские заводы завершили процесс модернизации. Ряд инвестиционных проектов, реализуемых в рамках четырехсторонних соглашений, был отложен на более поздний срок. Вместе с Минфином мы готовим предложения о дополнительном стимулировании инвестиций в модернизацию нефтеперерабатывающей отрасли. В марте консолидированная позиция будет представлена председателю правительства. Основные вопросы обсуждения - введение системы отрицательных акцизов на нефть, налоговых каникул по акцизам. Важно также определить, какие НПЗ и на каких условиях смогут претендовать на государственную поддержку. Сейчас идет процесс согласований и выработки единой позиции.

- Как будите решать вопрос с тем, что Минфин жестко увязывает предоставление налоговых стимулов для нефтепереработки с обнулением экспортной пошлины на нефть и повышением НДПИ? Какой компромисс возможен?

- Мы считаем, что увязывать меры поддержки нефтепереработки с обнулением экспортных пошлин на нефть и нефтепродукты - очень рискованный шаг, который может непредсказуемо ухудшить ситуацию в отрасли как в отношении рентабельности переработки, так и роста цен на внутреннем рынке. С нашей точки зрения, целесообразно рассматривать вопрос об обнулении экспортных пошлин в контексте и в увязке со сроками формирования единого рынка ЕАЭС. В период 2018-2023 годов будет введен ряд новых установок вторичной переработки, что важно для надежного топливообеспечения отечественного рынка и рынков стран ЕАЭС автобензином и дизельным топливом высокого экологического стандарта. Дальнейшая модернизация уменьшит риски, связанные с отменой пошлин на нефть и нефтепродукты, но при этом все равно потребуется серьезная совместная работа с Минфином по формированию компенсационных механизмов для НПЗ и потребителей.

- В качестве еще одной меры поддержки нефтяной отрасли предлагалось в свое время предоставление налоговых льгот крупным, но уже обводненным месторождениям. Минфин нашел подходящую схему только для Самотлорского месторождения "Роснефти". Минэнерго говорило, что будет продолжать работать в этом направлении. Актуален ли еще вопрос о предоставлении налоговых льгот для обводненных месторождений?

- В России много обводненных месторождений с очень высокой себестоимостью добычи. Действующая налоговая система не позволяет дифференцированно подходить к разным по сложности и состоянию запасам месторождений.

Еще в прошлом году меры поддержки обводненных месторождений были разработаны, но их не поддержало министерство финансов. По расчетам Минфина, введение этих мер приведет к потерям бюджета в краткосрочной перспективе. Но, на наш взгляд, нужно анализировать ситуацию в долгосрочной перспективе, тогда выгоды будут более очевидны. Поэтому мы продолжаем работать в этом направлении.

- Поднимался ли на уровне Минэнерго вопрос об отсрочке запуска таких месторождений, как Юрубчено-Тохомское и Русское из-за сделки ОПЕК+? Что делать с тем, что в планах "Транснефти" по заполнению новых Заполярье-Пурпе (11,1 млн тонн) и Куюмба-Тайшет (2,9 млн тонн) на этот год, отсрочка не учитывается?

- Вопрос об отсрочке запуска этих месторождений на уровне Минэнерго России не поднимался. Месторождения будут запущены в соответствии с лицензионными обязательствами компаний.

- Как Минэнерго относится к идее о переносе платы акцизов на топливо с НПЗ на АЗС, которая снова активно обсуждается в отрасли? Поступали ли в Минэнерго подобные предложения от "Роснефти"?

- Подобная система взимания акцизов плохо администрируется, что может обернуться снижением уровня собираемости налогов. Сейчас этот вопрос находится в стадии дополнительной проработки.

- Согласны ли вы с оценкой ФАС о том, что топливный рынок в России стабилизировался, и темпы роста цен не превысят темпы инфляции в этом году?

- У нас достаточно высокая конкуренция на топливном рынке. Так что с учетом текущей конъюнктуры рынка и накопленных запасов топлива, у нас нет оснований говорить, что розничные цены будут расти выше инфляции. Мы солидарны с ФАС в этом вопросе.

- В текущем году наступает крайний срок принятия решения о монетизации газа "Сахалин-1". Как идут переговоры с "Сахалином-2" по вопросу использования газа "Сахалин-1" для третьей очереди СПГ-завода? Отложен ли проект строительства Дальневосточного СПГ? Готов ли "Газпром" поставлять газ на ВНХК?

- Существует принципиальная договоренность между "Сахалин-1" и "Сахалин-2" о продаже газа "Сахалин-1" на "Сахалин-2", сейчас идут коммерческие переговоры.

- Но переговоры между операторами этих проектов идут много лет...

- Все предшествующие годы у них не было принципиальной договоренности, на сегодняшний день они достигнуты, поэтому идет процесс согласования деталей соглашения.

- То есть я правильно понимаю, что поставки газа на III очередь становятся первоочередными, а проект строительства "Дальневосточного СПГ" отложен...

- Это коммерческий проект. Компании не предоставляли уведомлений в Минэнерго о том, что этот проект отложен.

- Соответственно, газ "Газпрома" пойдет на проект "Роснефти" ВНХК?

- Если "Сахалин-1" и "Сахалин-2" придут к соглашению относительно продажи газа, то да, газ "Газпрома" пойдет на ВНХК.

- "Газпром" откладывает реализацию СПГ–проектов (Балтийский СПГ, 3-я очередь "Сахалина-2", Владивостокский СПГ). Не упустит ли он возможность занять нишу на этом рынке? Не настораживает ли это Минэнерго?

- Реализация этих проектов предусмотрена нашей Энергетической стратегией до 2035 года. В целом, мы не видим рисков отказа от этих проектов и рассчитываем, что они будут реализованы.

- ФАС считает, что указ о Национальном плане по развитию конкуренции является сигналом Минэнерго ускорить работу по увеличению объемов продаж газа на бирже. Есть ли объективная необходимость в этом?

- В целом, мы считаем, что биржевая торговля газом должна развиваться, активно поддерживаем эту инициативу. Доля продаваемого на бирже газа увеличивается каждый год. В основном, это происходит за счет "Газпрома", а не за счет независимых производителей газа, поскольку у независимых существуют долгосрочные контракты на поставку и свободных объемов мало. Так что к этому вопросу надо подходить взвешенно и наращивать объемы продаж постепенно.

- До марта ведомства должны представить консолидированную позицию по механизму модернизации объектов электроэнергетики. Какие ключевые предложения Минэнерго и поддерживаете ли вы идею Минэкономразвития о внедрения механизма инфраструктурной ипотеки для модернизации?

- У нас нет возражений по поводу внедрения механизма инфраструктурной ипотеки. Это хороший инструмент, который позволит привлечь инвестиции в различные отрасли.

Что касается так называемого механизма "ДПМ-штрих" (механизм поддержки модернизации энергомощностей - ИФ), мы предлагаем, что в модернизацию пойдет до 40 ГВт - это верхняя планка. При этом необходимо вводить ограничения по ежегодному объему вводимых мощностей. Еще одна задача - равномерно распределить нагрузку пиковых выплат по инвестконтрактам. Оборудование должно отработать свой парковый ресурс более чем на 125%, но при этом у него должна быть высокая тепловая нагрузка.

Мы установили ряд критериев, которым должен соответствовать инвестор. Претендент, который приходит на конкурс, берет на себя обязательство, что ресурс станции будет продлен еще на 15-20 лет. При этом ему необходимо уложиться в определенную сумму, ограниченную price-cap, за счет которой будет осуществлена замена и установка оборудования.

Модернизация - это, по сути, замена крупных узлов станций - турбины, генератора, котла-утилизатора. Поскольку у тепловых станций линейка оборудования достаточно широкая, то наиболее простой путь - сформировать техническое задание и просчитать стоимость необходимого оборудования.

Вообще, пока мы в самом начале довольно сложного процесса: он затрагивает не только производителей, но и потребителей. Но все наши законодательные инициативы проходят серьезные обсуждения.

- Уточню про так называемый "ДПМ инфраструктурной ипотеки". Вы с Минэкономразвития сейчас это обсуждаете? Это предложение будет в итоговой консолидированной позиции или пока не ясно?

- Будет выработана общая позиция с Минэкономразвития, на данный момент идет процесс согласования. Как ни назови - "ДПМ-штрих" или "инфраструктурный проект" - главное, чтобы у нас появились инструменты и механизмы для модернизации теплоэлектростанций.

- Есть ряд вопросов, которые до сих пор не понятны. Например, какие объекты модернизировать в рамках программы – ТЭС, или ГЭС тоже?

- Это будет касаться только тепловых электростанций в ценовых зонах. Рассматривается также возможность включения в программу модернизации объектов тепловой генерации Дальнего Востока (находятся под управлением "РусГидро" - ИФ).

- Если говорить об объеме средств, который высвобождается после завершения программы ДПМ, кто в принципе может претендовать на эти средства? То есть мы говорим только о модернизации тепловой генерации или возможно, что в эти средства войдет еще что-то, может быть, ВИЭ?

- По мнению Минэнерго России, эти средства необходимо направить на модернизацию именно тепловых электростанций, осуществляющих основные поставки электроэнергии и участвующих в регулировании и резервировании. Другие программы поддержки, в том числе ВИЭ и гидроэнергетики, прорабатываются параллельно.

- По ВИЭ в 2024 году заканчивается текущая программа поддержки строительства 6 ГВт подобных мощностей (объекты вводятся по ДПМ ВИЭ). Будет ли новый аналогичный механизм или какой-то уже другой механизм поддержки? Или же эти проекты должны существовать без поддержки?

- В 2024 году заканчивается не программа поддержки, а программа ввода в эксплуатацию, после этого выплаты будут идти еще 10-15 лет. Поэтому по мере снижения выплат появятся финансовые источники для поддержки.

Пока рано говорить о том, будет ли сохранен такой же механизм на период после 2024 года. В целом, мы нацелены на внедрение рыночных механизмов строительства солнечных и ветровых электростанций, станций на основе других возобновляемых источников энергии. Если встанет вопрос о мерах государственной поддержки, мы должны будем все очень тщательно взвесить.

Сейчас идет серьезное удешевление себестоимости капитальных вложений, текущей эксплуатации, выработки киловатт-часа, кроме того, нужно будет просчитать экономику проектов. У нас помимо механизма ДПМ, который сейчас используется на федеральном уровне для привлечения инвестиций в ВИЭ, есть варианты поддержки проектов на региональном уровне, в том числе за счет субсидирования тарифа. Этот вопрос нужно рассматривать в комплексе.

- "Россети" сейчас активно продвигают идею о внедрении долгосрочных тарифных соглашений в сетевом комплексе. Когда планируется завершить работу над соответствующим законопроектом? Этот вопрос уже обсуждается несколько лет...

- Мы как министерство выступаем "за" и являемся инициаторами таких долгосрочных соглашений между субъектами РФ и инфраструктурными компаниями. Соответствующий проект закона разработан министерством и внесен в правительство. Надеемся, что он пройдет согласование и будет внесен в Госдуму.

- В дискуссиях о долгосрочных решениях "Россети" увязывали тарифы со своей дивидендной политикой, аргументируя это тем, что компании сложно выплачивать дивиденды в текущем тарифном меню. Возможно ли включение в тариф на передачу электроэнергии некой дивидендной составляющей по аналогии с тарифами инфраструктурных компаний в других отраслях, или это не обсуждается?

- Практика, когда дивиденды от прибыли сразу закладываются в тариф в качестве расходов компании и не учитываются при реализации инвестиционной программы или других расходов, существует. К сожалению, в сетевом комплексе пока такие решения не были приняты.

- Все-таки такая идея обсуждается, чтобы некая дивидендная составляющая была в тариф введена?

- Эта тема не закрыта, и мы постоянно ее обсуждаем с нашими коллегами из других федеральных органов власти, но пока не пришли к единому пониманию вопроса.

- По "Россетям" также до сих пор не понятно, когда и каким образом компания может получить сетевые активы в Крыму, и будет ли это вообще сделано? Можете пояснить, есть какой-то дедлайн? Как сейчас проходят дискуссии по этому вопросу?

- Сейчас мы работаем над тем, чтобы объединить активы, которые входят в ГУП "Крымэнерго", и активы, которые были построены в рамках обеспечения энергоснабжения Крымского полуострова - это энергомост, линии электропередачи высокого напряжения, подстанции. Целевая задача - все это объединить под единым управлением, в рамках одного акционерного общества. Пока на уровне правительства окончательных решений не принято.

- По соседнему региону - по Тамани - также есть вопрос. Правительство поручало до 1 апреля провести отбор мощности новых генерирующих объектов. Можете сузить временные рамки, когда конкретно он пройдет?

- Ожидается, что итоги конкурса будут подведены не ранее конца марта 2018 года (срок окончания приема заявок 28 марта 2018 года). Эти сроки устанавливались для привлечения максимального количества участников отбора, так как потенциальным инвесторам необходимо предоставить достаточное количество времени для оценки экономической эффективности проекта и формирования ценовых заявок для участия в конкурсе.

- В прошлом году заработала надбавка на оптовом рынке для выравнивания тарифов Дальнего Востока со среднероссийским уровнем. И уже тогда, когда вводили надбавку, обсуждалась возможность ее продления или ее изменения в части включения в тариф инвестсоставляющей для реализации проектов "РусГидро" . В ближайшей перспективе возможны подобные изменения?

- Нет, сначала нужно посмотреть, как работают принятые ранее решения. Только после мониторинга и анализа можно будет говорить о продлении, включении инвестиционной составляющей. Сейчас, как вы знаете, инвестиционная составляющая не включена. Никаких инициатив, по крайней мере, с нашей стороны, по этому поводу нет, мы считаем, что пока недостаточно данных для анализа.

- Перейдем к международным отношениям. Россия начала диалог с Саудовской Аравией относительно возможных поставок СПГ. Кроме России организовать поставки СПГ в Саудовскую Аравию стремятся и США, которые уже подписали соответствующий меморандум. Как вы считаете, возможно ли в случае достижения договоренностей сосуществование России и США на рынке Саудовской Аравии? Какой объем СПГ готова закупать страна и в какие сроки? Предлагает ли Саудовская Аравия сотрудничество в строительстве регазификационных терминалов, прокладке газопроводов, в том числе на территорию сопредельных стран? Приглашаются ли российские компании к участию в проектах на территории Саудовской Аравии?

- Сейчас активно идут коммерческие переговоры с Saudi Aramco по всем основным направлениям нефтегазового сотрудничества. Посмотрим, какие будут в конечно итоге достигнуты договоренности. На сегодняшний день есть много желающих поставлять в Саудовскую Аравию СПГ, но в стране нет даже регазификационного терминала по приему сжиженного газа. Переговоры по участию в проекте строительства такого терминала тоже идут, но о деталях пока говорить рано.

- Что Минэнерго ждет от встречи с еврокомиссаром по энергетике Марошем Шефчовичем в марте? ЕС подготовил законопроект, по которому входящие на территорию Евросоюза газопроводы из других стран попадают под действие законодательства ЕС. Понятно, что в отношении "Северного потока-2" Еврокомиссиия добьется своего (мы помним по опыту "Южного потока"). Как можно решить проблему с намерением ЕК распространить регулирование третьего энергопакета на "Северный поток-2"? Продавать газ на бирже в Петербурге? Пустить в него газ независимых поставщиков на условиях комиссии?

- На встрече с господином Шефчовичем в Давосе мы обсудили все основные вопросы нашего сотрудничества. Самый сложный из них касается "Северного потока-2". По этому вопросу у нас с коллегами из Еврокомиссии принципиально разные позиции: российская сторона считает, что это коммерческий проект, Еврокомиссия хочет дополнительно его регулировать. Сначала предлагалось сделать это через механизм мандата на ведение переговоров, теперь предлагают включить морские проекты в юрисдикцию Третьего энергопроекта. Мы считаем, что существующее европейское законодательство не требует никаких изменений, "Северный поток-2" может и должен быть реализован, как и другие подобные проекты. Все попытки дополнительного регулирования направлены лишь на то, чтобы не допустить строительства "Северного потока-2" и увеличения поставок российского газа в Европу.

В марте мы хотим встретиться для того, чтобы сверить часы по всем основным вопросам, в том числе по БРЭЛЛ, решению Стокгольмского арбитражного суда между "Газпромом" и "Нафтогазом Украины", поставкам и транзиту газа через Украину.

- До конца 2018 года у нас действует пауза по контракту на закупку газа в Туркмении. Туркмения ставит вопрос о желании поставлять газ в Европу через газопровод Средняя Азия-Центр (САЦ). Каким вам сейчас видится потенциальное сотрудничество с Туркменией? Возможно, рассматриваются какие-то своповые сделки с вовлечением Ирана?

- Туркмения нацелена поставлять газ в Европу через САЦ. Но как будет развиваться ситуация после прекращения действия моратория в конце 2018 года, будет ли он продлен или начнутся поставки газа, пока сложно сказать.

- Россия и Иран обсуждают поставки российского газа на север Ирана через Азербайджан. Какова экономика этой схемы? Своп или денежный расчет? Происхождение этого газа? Рентабельность поставок? Может ли это быть газ ЛУКОЙЛа с Хвалынского месторождения?

- Нашим компаниям интересно поставлять газ на север Ирана и получать газ на юге в виде СПГ или по планируемому газопроводу в Индию через Пакистан. Но конкретных решений между "Газпромом", Азербайджаном и Ираном пока нет.

Теги: Александр Новак

США. Евросоюз. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика > oilru.com, 13 февраля 2018 > № 2509302 Александр Новак


США. Финляндия. Весь мир > Электроэнергетика > forbes.ru, 12 февраля 2018 > № 2494087 Александр Старченко

Деньги на электричестве. Почему инвестиции в новую энергетику становятся привлекательными

Александр Старченко

управляющий партнёр First Imagine! Ventures

В электроэнергетике появляются новые сегменты, которые демонстрируют двузначные темпы роста и позволяют инвесторам получать значительную отдачу, разделяя успех с разработчиками новых технологических решений

Электроэнергетика давно уже считается стабильной, очень капиталоемкой отраслью с низкими рисками и невысокой доходностью вложений, но сейчас в ней происходят изменения, по своим масштабам сопоставимые с самим ее возникновением в конце XIX века в традиционном понимании — электроэнергетики многофазного тока, электрических сетей, централизованного управления частотой и больших электростанций.

В последние годы новейшей тенденцией в электроэнергетике было принято считать возобновляемую энергетику, но она постепенно выходит из сферы «революционных» изменений, превращаясь в основное направление развития отрасли. По данным Международного энергетического агентства, вводы ВИЭ уже превысили вводы в традиционной электроэнергетике. При этом среднегодовой рост (CAGR) рынка возобновляемой энергии в десятилетнем диапазоне составляет 9,8%. Это, безусловно, высокий темп роста, но есть сферы, в которых он намного выше.

Вслед за волной развития ВИЭ ситуация стала очень быстро меняться: в электроэнергетике появляются новые сегменты, демонстрирующие двузначные темпы роста и позволяющие инвесторам получать значительную отдачу, разделяя успех с разработчиками новых технологических решений.

Новые рынки

Ведущие аналитические центры — Navigant Research, Bloomberg, Grand View Research, Accuray Research — сходятся во мнении, что именно новые рынки в электроэнергетике будут развиваться такими темпами. Так, рынок систем хранения энергии к 2025 году может достичь $93,1 млрд со среднегодовым темпом роста 17%. Объем рынка управления спросом (Demand Management), по их данным, составит $35,9 млрд со среднегодовым темпом 18%, а рынок умных сетей и микросетей может превысить $830 млрд, демонстрируя среднегодовой рост 30%. Все это будет происходить на фоне весьма умеренного среднегодового роста мировой экономики, который по оценкам Международного валютного фонда, в 2016–2022 годах составит 3,7%. Очевидно, что опережающий рост рынков систем хранения, управления спросом и умных сетей будет сопровождаться повышенной отдачей на капитал, инвестированный в компании, успешно коммерциализирующие соответствующие технологии.

Все эти изменения стали возможны благодаря прогрессу в сфере Internet of things и экспоненциальному росту числа подключенных устройств — их число уже превысило население Земли и к 2020-му году составит от почти 21 млрд, по прогнозу Gartner, до 75 млрд, по прогнозу Morgan Stanley. Всеобщая информатизация позволяет получать детальную информацию о состоянии устройств и управлять ими, включая управление их энергопотреблением, реагируя на технические или экономические факторы – пики нагрузки и колебания цены электроэнергии. В результате спрос на электроэнергию впервые становится эластичным, а управление энергопотреблением автоматизируется на основе удобных потребителю сценарных условий с применением технологий обработки больших данных и искусственного интеллекта. Это тоже стало возможным только сейчас в связи с кратным ростом мощности и удешевлением вычислительных возможностей. Гибкое управление спросом (Demand Management) позволяет сбалансировать спрос и предложение в энергосистеме на низовом уровне конечного потребления, без необходимости строить и содержать резервную инфраструктуру и постоянно менять режимы работы крупных электростанций. В конкуренцию на этом рынке наряду с традиционными энергетическими, коммунальными и сбытовыми компаниями уже активно включились IT-компании, банки и телеком-провайдеры. Цифровые платформенные решения для агрегации и управления спросом достаточно быстро окупаются и являются предметом особого интереса инвесторов.

Технологии хранения энергии

Следующий сегмент — это широкий спектр технологий хранения энергии. Помимо крупных системных объектов, таких как знаменитые батареи Tesla, недавно поставленные в Австралию, активно развиваются локальные решения для небольших потребителей, позволяющие им сократить потребляемую мощность и затраты за счет выравнивания графика потребления. Уже сегодня зрелость этих технологий позволяет свободно варьировать размер, тип и технические характеристики накопителя под конкретную задачу. Так, например, для домашних накопителей энергии наилучшим образом подходят химические, в первую очередь литий-ионные батареи, которые бесшумны и не требуют обслуживания. А, например, для оперативного регулирования частоты в энергосистеме, где требуется очень быстрая реакция (в диапазоне десятков миллисекунд) и множество циклов заряда и разряда в течение одного дня, прекрасно подходят маховики. Большой интерес представляют проточные батареи, которые уже сейчас могут экономически эффективно обеспечивать хранение больших объемов электроэнергии для выравнивания колебаний потребления электроэнергии в энергосистемах и у крупных потребителей.

Еще одним сегментом является распределенная генерация, то есть источники электроэнергии, установленные непосредственно у потребителей. Помимо уже привычных солнечных, ветряных и биогазовых электростанций, эффективность и доступность которых увеличивается с каждым годом, появляются все более эффективные установки на природном газе, доступные практически любому потребителю, — и повсюду растет количество вводов небольших электростанций и стремительно уменьшается ввод новых, пусть очень эффективных, но не гибких и избыточных гигантских блоков. Вот уже Siemens объявил о планах по сокращениям персонала, занятого именно в этом сегменте... Распределенная генерация вкупе с обвязкой умными сетями и созданием микросетей позволяет сделать локальные участки энергосистемы самобалансирующимися и способными обеспечивать энергоснабжение потребителей в случае нарушения энергоснабжения в центральной сети.

Причина столь бурного развития этих технологий в том, что они оказываются выгоднее для общества в целом и для конкретных потребителей в частности. При этом они создают в консервативной отрасли совершенно новые рынки — например, рынок услуг по хранению энергии, которые позволяют всем потребителям участвовать в энергосистеме в совершенно новой роли просьюмеров (активных потребителей), позволяют интегрировать в энергосистему гораздо большее количество ВИЭ и делают систему намного более надежной за счет большей гибкости. Технологическая компоновка новой энергетики почти не затрагивает крупную генерацию и магистральные сети, сохраняя за ними привычные роли базового «каркаса» энергосистемы. Все самое интересное происходит на уровне потребителей — домохозяйств, зданий, предприятий и городских кварталов.

Перспективы для инвесторов

Появление таких технологий открыло перспективы и для инвесторов, позволяя по-новому зарабатывать в ранее считавшейся очень надежной, но низкодоходной отрасли, и в итоге дало старт новому глобальному инвестиционному циклу и глубоким преобразованиям в энергосистемах многих стран начиная от наиболее «продвинутых» энергообъединений США и Западной Европы и до стремительно растущей Индии.

Инвесторы при выборе проектов для инвестиций в новой электроэнергетике ориентируются в первую очередь на технологии, создающие и поддерживающие новые рынки. Например, одна из наших портфельных компаний First Imagine! Ventures — Moixa Energy, развивает комплексное решение для управления мини- и микроэнергосистемами на самом низовом уровне — домохозяйств и микрорайонов. Переосмыслив использование домашних накопителей энергии и отказавшись от идеи резервирования электропотребления с помощью таких батарей, компания использует в своих системах, часто в паре с солнечными панелями на крыше, очень небольшие накопители (для Великобритании достаточно мощности всего 400 Вт!), а мощная платформа управления агрегированным множеством распределенных энергоресурсов позволяет разгружать распределительные сети и подстанции в пиковые часы, предоставляя невиданную раньше возможность любому потребителю оказывать услуги энергосистеме, поставляя электрическую мощность.

Другой пример точного попадания в изменившиеся потребности рынка — очень дешевые и эффективные малые газовые турбины и мини-электростанции финской компании Aurelia Turbines. Инженеры из университета Лаппенранты фактически переизобрели энергетическую газовую турбину, собрав в одном продукте все лучшие инженерные решения. В результате получилась компактная турбина мощностью 400 кВт с прекрасным электрическим КПД — до 42% (такой ранее был достижим только на больших турбинах) и стоимостью около $1000 за киловатт (в полтора раза дешевле той мощности, которую «большие» энергетики построили в рамках небезызвестной программы ДПМ!) — уникальный продукт для создания собственных энергетических центров даже небольшими промышленными потребителями там, где до сих пор доминировали сложные и дорогие в эксплуатации газовые двигатели.

Интерес инвесторов к подобным проектам определяет не только быстрая отдача на вложения. В совокупности новые технологии — интернет вещей и цифровизация, распределенная генерация и хранение энергии, искусственный интеллект и управление спросом — создают новое качество энергосистем, а с ним и целую среду или, как стало принято говорить, экосистему для технологических разработок и их разнообразных сочетаний. В этой экосистеме есть дополнительные инвестиционные возможности для всех — кто-то может снизить расходы, купив себе, например, солнечную панель и батарею, а кто-то — сам стартап, производящий их.

США. Финляндия. Весь мир > Электроэнергетика > forbes.ru, 12 февраля 2018 > № 2494087 Александр Старченко


Россия. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика. Экология > rusnano.com, 1 февраля 2018 > № 2491866 Юрий Удальцов

Технологии хранения энергии: в ожидании прорыва.

Проблема аккумулирования энергии сейчас является одной из ключевых для всей мировой энергетики. Современные технологии способны обеспечить достаточный уровень генерации, однако отсутствие экономически эффективных технологий хранения остается, и оно ограничивает возможности трансформации сектора. Об основных мировых тенденциях и наиболее интересных российских разработках в этой области рассказывает заместитель председателя правления УК «РОСНАНО» Юрий Удальцов.

Запасы воды

Мир уже в конце XIX века освоил понятную механическую технологию хранения энергии: сейчас ежегодно в мире в строительство новых гидроаккумулирующих электростанций (ГАЭС) вкладывается $7–10 млрд, их общая установленная мощность — более 300 ГВт. Принцип работы ГАЭС прост: когда нужно запасать электроэнергию, насос перекачивает воду в верхнее водохранилище. Когда нужно выдать электроэнергию в сеть — вода под действием силы тяжести сбрасывается вниз на турбину. Такой маневренный источник генерации необходим для регулирования частоты в энергосистеме: при снижении потребления включаются насосы — при увеличении потребления происходит сброс воды. В период низкого спроса на энергию она расходуется на перекачку воды в верхний резервуар — в период высокого спроса происходит выработка энергии и ее поставка в сеть.

Однако повсеместному внедрению технологии ГАЭС мешает несколько фундаментальных проблем. Проблема первая — необходимость подбора естественного рельефа с большим перепадом высот. Проблема — потребность затопить огромную площадь под озеро (площадь только верхнего басcейна Загорской ГАЭС в Подмосковье — около 2,6 кв. км), что ведет как к снижению КПД из-за испарения воды, так и к локальным экологическим последствиям.

В отсутствие рельефа научились строить искусственные насыпи и водоемы, так называемые turtleneck (в переводе — «водолазка»), где вода сливается в специально построенный цилиндр, как в горлышко. На ГАЭС данного типа в Орландо (США) два года назад произошла крупная авария, в результате которой под угрозой затопления оказались соседние населенные пункты.

Жизнь заставила копить

Мировая энергетика пытается найти другие решения по хранению энергии, более простые с инженерной точки зрения и меньшей мощности, чем ГАЭС. По прогнозам мирового аналитического агентства Navigant Research, к 2025 году суммарная установленная мощность систем накопления энергии в мире увеличится по отношению к 2016 году почти в 20 раз — до 22 ГВт (без учета ГАЭС; среднегодовой рост — 38,7%). Мировой рынок систем накопления энергии к 2025 году достигнет $75 млрд, если брать в расчет накопители на электротранспорте.

За последние несколько лет в мире произошло два события, усилившие значимость систем хранения в энергетике. Во-первых, увеличение мощности ВИЭ привело к проблемам с регулированием частоты. В Германии произошла авария с системными последствиями из-за сильного ветра на Северном море и работы ветропарков на полную мощность.

Выработка возобновляемых источников непредсказуема, их диспетчеризация невозможна. Из-за этого страдает экономика: например, немцы вынуждены платить соседям за потребление энергии с немецких ВЭС в случае избыточной выработки. При наличии доплаты энергетики соседних стран запасают ее на собственных ГАЭС. В Великобритании дошло до того, что в некоторых районах владельцам ветряков доплачивают, чтобы их не включали в сеть в отдельные часы.

Второй мощный сигнал для инвесторов — первые крупные заказы на системы централизованного хранения энергии. Так, Калифорния около двух лет назад провела тендер на строительство 1,3 ГВт хранения за счет любых решений. Подобные заказы свидетельствуют, что технологии промышленного хранения будут неизбежно развиваться и пользоваться спросом.

Пока единое решение высокой емкости смог представить только Илон Маск, поставив в Австралию накопитель мощностью 100 МВт. Он эксплуатирует идею удешевления батареек за счет вторичного использования — то есть после использования аккумуляторов в течение двух-трех лет в автомобилях, немного «деградировавшие» батарейки почти бесплатно достанутся энергетикам. Но для масштабного развития таких систем нужен как минимум огромный парк легковых электромобилей, емкость аккумуляторов которого будет сопоставима с потребностями энергосистемы в централизованном хранении.

Фокус на электрохимии

Наибольшие усилия в мире пока сконцентрированы в области электрохимических технологий хранения, построенных на взаимодействии двух электродов и специальной жидкости — электролита (в последнее время ведется много работ по использованию не только жидкого, но и твердого электролита). По этому принципу работают уже известные свинцовые, щелочные и семейство литиевых аккумуляторов.

Интересное решение предлагают проточные батареи, которые имеют увеличенную емкость, за счет применения двух банок с электролитом — заряженным и разряженным. В них электролит «прокачивается» между электродами. Американская Primus Power, в которую два года назад Российско-Казахстанский фонд нанотехнологий (РКФН, его соучредитель — РОСНАНО) инвестировал $5 млн, внедряет проточные системы накопления на ВИЭ-объектах в Казахстане.

Главная проблема всех электрохимических технологий — ограниченный ресурс, то есть количество циклов заряда и разряда, после которых батареи начинают садиться, поскольку реакция не полностью обратима. Любые батарейки постепенно деградируют и перестают работать. Даже у лучших образцов ресурс достигает 3–10 тысяч циклов. Соответственно, если цикл заряда/разряда происходит хотя бы раз в день, то срок службы составит около 8 лет, два раза в день — аккумулятор прослужит только 4 года. Энергетика мыслит длинными циклами, а значит, решение будет относительно дорогим с учетом необходимости замены ячеек. При этом емкость хранилища может быть любой — она варьируется количеством ячеек.

Сегодня стоимость электрохимических накопителей колеблется в диапазоне от $350 до $500 за 1 кВт•ч хранения с учетом комплексного решения. Они постоянно дешевеют, но пока непонятно, за счет чего произойдет дальнейшее значительное удешевление в электрохимии. Пока основную ставку делают на технологии «литий — сера» и «литий — воздух», но они не дошли до промышленного использования.

Ключевое преимущество электрохимии перед механическими накопителями — высокая плотность хранения энергии, что сокращает вес и объем аккумулятора. Компактность решений позволяет применять их в мобильных объектах — электропоездах, погрузчиках, автомобилях, скутерах, велосипедах, а также в самолетах и дронах.

Литий-ион вытесняет дизель

В январе 2017 года «Россети» и «Хевел» запустили первую автономную гибридную энергоустановку (АГЭУ) в селе Менза Забайкальского края, снабжающую три поселка. АГЭУ состоит из солнечных модулей общей мощностью 120 кВт, двух дизельных генераторов по 200 кВт каждый и накопителя емкостью 300 кВт•ч. Экспериментальное технологическое решение привело к снижению потребления привозного дизтоплива в три раза. Решение может быть масштабировано в изолированных энергорайонах Дальнего Востока. Применение АГЭУ там практически всегда приводит к снижению стоимости электроэнергии на фоне дорогого дизеля, установка гарантированно окупается через механизм энергосервисного контракта при текущих тарифах. Сейчас РОСНАНО обсуждает развитие сотрудничества по АГЭУ с «Хевелом».

В настоящий момент дочернее предприятие РОСНАНО — «Лиотех» ведет работу над созданием передвижного накопителя на базе КамАЗа, который бы позволял сетевой организации компенсировать пики нагрузки в центре и добавлять мощность локально, в случае ограничений при проведении аварийных работ, либо временном увеличении потребления. Грузовик может оперативно запитать около 150 кВт до 4 часов в любой транспортно доступной точке. До сих пор в таких ремонтных схемах использовались дизель-генераторы, но подобные решения не всегда приемлемы в крупных городах, так как создают много неудобств горожанам. Мобильное решение с накопителем для сетевой компании в расчете на жизненный цикл уже обходится не дороже эксплуатации дизель-генераторов.

Механический «Энергозапас»

Особняком на фоне общей увлеченности электрохимией стоят редкие энтузиасты электромеханики. Среди них — проект «Энергозапас», базирующийся в наноцентре «Сигма» (входит в ФИОП, Группа РОСНАНО) в Новосибирске. Он разрабатывает гравитационный накопитель, построенный на параллельной работе большого количества лифтов. На самом деле любой лифт является накопителем энергии, поэтому OTIS давно начал выпускать лифты с рекуперацией (вторичным использованием энергии в процессе торможения). Также используются автомобили с рекуперацией, они тоже тормозятся за счет накопления энергии.

Пять лет «Энергозапас» отбирал наиболее жизнеспособные концепты с высоким собственным КПД: вагонетки на склоне карьера, гидравлика, электромотор. Оказалось, что использовать максимально тяжелые грузы и поднимать их высоко — это принципиально, иначе будет теряться много энергии на разгоне и торможении. Нужно сделать как можно длиннее «полезный пробег» лифта, но чем выше здание, тем дороже его удельная стоимость. Золотое сечение между уровнем КПД, стоимостью и высотностью проходит, как мы выяснили, примерно на 300 м (выше рост КПД не оправдывает стоимость здания). Целевая стоимость хранения — $250 за 1 кВт•ч, что, по нашим расчетам, чуть дешевле ГАЭС. Дальнейшее снижение возможно за счет крупного заказа электромеханических компонентов у единого поставщика.

Перед инженерами «Энегрозапаса» стояла задача максимально удешевить здание, чтобы конструкция выигрывала по стоимости у ГАЭС. Надо понимать, что гравитационный накопитель — это легкое нежилое здание, в нем не нужны окна, двери, твердые стены, глубокий фундамент и перекрытия. Достаточно обеспечить тепловую изоляцию и ветрозащиту. Даже с учетом тяжелого груза на большой высоте проблема устойчивости здания решается шириной стен: здание будет похоже на широкий конусовидный цилиндр. Кроме того, тяжелые грузы на высоте выполняют роль сейсморегулятора и термостата (медленно остывают).

Для проверки эффективности разработанных решений «Энергозапас» планирует построить опытно-промышленную установку высотой 80 м, при этом движущиеся грузы будут уже в натуральную величину, как для 300-метрового здания. Энергетическая емкость установки экспериментальная — 4–5 МВт на 12–15 минут хранения. Пока определяется площадка в границах Московской области. На последнем заседании в 2017 году Национальная техническая инициатива поддержала реализацию проекта.

Отказ от маневренности

Появление большого количества накопителей фундаментально меняет саму энергосистему. Пока для регулирования частоты диспетчер закладывает большой резерв мощностей, чтобы покрывать пики в отдельные часы, что приводит к низкой загрузке станций.

С появлением промышленных накопителей, по сути — складов электроэнергии, графики выработки и потребления можно развести и сделать комфортными каждой стороне. Это фундаментально меняет и рынок электроэнергии, и рынок энергомашиностроения, ориентированного на маневренность. Если в ней не будет необходимости, достаточно поставить в базовый режим работы АЭС и не содержать «запасные» мощности. Для любой генерирующей установки нет ничего лучше ровного графика, это как в автомобиле: при ускорении резко растет расход топлива и при дерганой езде бензин расходуется неэффективно. При постоянной «скорости» удельный расход топлива оптимальный: у электростанций КИУМ он может достигать 70–80% и могут сокращаться расходы на ремонты. Неминуемо трансформируются и расчеты на рынке электроэнергии и мощности: бессмысленно вести почасовые торги при ровном графике и оплачивать лишние мощности. Постепенно будет возникать развилка: строить новую станцию для покрытия максимального спроса или достаточно присоединить накопитель к существующей генерации?

Но это довольно отдаленное будущее, до него осталось около 20 лет. Если представить, что энергетика резко перейдет на накопители, то российской энергосистеме потребуется всего 15 ГВт хранения, чтобы полностью развязать производство и потребление при общей установленной мощности в ЕЭС России около 200 ГВт. Конечно, процесс перехода на накопители будет инерционным из-за приоритета потребления органического топлива — угля и газа.

Нетривиальные решения

Один из самых экзотических способов — хранилище на сжатом воздухе. Идея заимствована у газовых хранилищ: под землей в карстовую пещеру закачивается воздух под большим давлением, а в нужный момент выпускается. Около 10 лет назад большие надежды возлагали на маховики: тяжелые конструкции на магнитных подвесках вращаются с минимальным трением, сохраняя энергию или передавая ее генератору. Маховики получились, как правило, совсем небольшой мощности и за счет быстрого разгона «прижились» для поддержания частоты.

К числу пока экстравагантных технологий хранения можно отнести и тепловое накопление. Электричество при помощи огромной «соляной банки» переводится в тепло, которое может долго хранится и преобразовываться обратно в электричество. Таким способом можно преобразовывать в электричество и солнечную энергию. Сначала жидкость разогревается на солнце: предварительно на ней фокусируют зеркала, преобразовывают в пар, а затем пар подают на турбину для выработки электричества. Такая станция установлена, например, в Калифорнии.

ОАЭ рассматривает возможность строительства необычной ГАЭС под землей. За счет опускания тяжеленного гранитного поршня вода из подземного резервуара загоняется под давлением в узкую трубку, под которой стоит небольшая турбина. Когда нужно потреблять электроэнергию, вода и поршень поднимаются насосами обратно вверх.

Россия. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика. Экология > rusnano.com, 1 февраля 2018 > № 2491866 Юрий Удальцов


Россия. Швейцария. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > rusnano.com, 30 января 2018 > № 2486807 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс: Выборы — вещь важная, но есть кое-что поважнее.

Автор: Екатерина Дербилова

Анатолий Чубайс сетует на низкие цены на энергию в России, рассказывает о приоритетах РОСНАНО и объясняет, зачем нужно отдать управляющую компанию в частные руки.

Мы разговариваем с Анатолием Чубайсом в гостинице Waldhotel Davos, когда-то это был санаторий для больных туберкулезом, именно его описал Томас Манн в романе «Волшебная гора». Давос — далеко внизу, в этом месте с шикарным видом совсем не чувствуется суеты форума.

В этом году (23–26 января) Давосский форум — 48-й по счету. Для меня он первый, для моего собеседника — 27-й. Два года назад основатель Всемирного экономического форума Клаус Шваб вручил ему знак почетного члена Давосского клуба. Жаль, что у Чубайса не оказалось его при себе, но говорит, что значок «очень красивый».

В отличие от многих моих знакомых здесь, Чубайс ходит на сессии (в программе их, кстати, больше 400), а не только общается в кулуарах, так что после интервью вместе побежим на стратегическую дискуссию о России. А вообще в этот раз он не интересуется ни геополитикой, ни даже мировой экономикой. Все внимание он направил на энергетику; в частности — на зеленую энергетику. Вложения РОСНАНО в проекты возобновляемой энергии приближаются к 42 млрд руб. Но с классическими для РОСНАНО инвесторами Чубайс на полях форума не встречается: считает, что сейчас это дело безнадежное.

– Я в Давосе первый раз и не могу сравнивать этот форум с предыдущими. Как изменилось отношение и интерес к России? Говорят, в этом году он поубавился. Есть ли такое ощущение у вас?

— Я, можно сказать, ветеран Давосского форума. Я здесь в 27-й раз.

На ваш вопрос постараюсь ответить коротко. Экономика, конечно, связана с политикой, они не могут отдельно существовать. Сегодняшние взаимоотношения России и Запада самые плохие за 27 лет, это объективный факт. Кто-то его оценивает как большой успех, кто-то — как провал, кто-то — как вынужденную цену, которую мы должны заплатить. Но, как ни оценивай, это, конечно же, сказывается на уровне интереса инвесторов.

С другой стороны, сейчас мы имеем результат, который называется «фундаментальное макроэкономическое оздоровление в России». Я именно так оцениваю ситуацию в макроэкономике: 2,5%-я инфляция — это колоссальный успех. Его подкрепляет и бюджетная политика, которую тоже можно оценить как консервативную и высокопрофессиональную.

Как известно, инвесторы делятся на две группы: инвесторы с плохой памятью и инвесторы с полным отсутствием памяти. Эти ребята очень прагматичные — и даже циничные. И я полагаю, что некоторые инвесторы, в том числе портфельные, в принципе воспримут это позитивно. Если говорить о прямых инвестициях (тут мы уже из совсем ямы вылезаем), какой-то рост был в прошлом году, будет ли в этом году — я не знаю. Все-таки прямые инвесторы более консервативные, чем спекулятивные. Поэтому такой расклад, многослойный, но не очень оптимистичный.

– То есть если какой-то компании определенный проект интересен — там все хорошо?

— Да-да. Вот пример вам, пожалуйста, — компания Fortum, один из лидеров европейского рынка энергетики. Правда, мы сами привели ее в Россию в ходе реформы энергетики. Сейчас она вкладывает 15 млрд руб. в крупномасштабный проект по строительству ветроэнергетики вместе с РОСНАНО. Есть и другие примеры.

– Здесь с инвесторами встречаетесь?

— С классическими инвесторами, LP [limited partners], — нет, это безнадежно.

– Почему?

— Потому что РОСНАНО входит в семейство private equity фондов, у которых классические инвесторы: это негосударственные пенсионные фонды, фонды фондов, эндаументы. Ни один из этих западных институтов сейчас в Россию инвестировать не будет.

– Тогда что вы делаете тут и чего ждете от форума? Может, какие-то сессии послушать? Если да, то что именно?

— У меня две группы задач. Я в этом году не интересуюсь геополитикой, я даже не интересуюсь мировой экономикой. Потому что и там и там все понятно, в том числе с американской и европейской. Эти тренды я понимаю. Я здесь интересуюсь энергетикой. Большой энергетикой и возобновляемой энергетикой. Это сфера, в которой, мне кажется, в мире происходят крайне интересные процессы и в которой как раз Россия оказалась не изолированной от мира. Мне очень важно понимать, что происходит в мировой энергетике и как это на нас отразится, поскольку мы [РОСНАНО] в России в эту отрасль очень вовлечены. На форуме я много что понял, много что увидел. Давайте я вам про это как раз и расскажу?

– Давайте. Чубайс и энергетика — это всегда интересно.

— Есть определенные большие тренды в отрасли. Например, отчетливо просматривается новый тренд под названием, как ни странно, «электрификация». Объем электропотребления в мире растет быстрее, чем потребление первичных энергоресурсов. Иными словами, при достаточно высоких и устойчивых темпах развития мировой энергетики в целом ее электроэнергетический сегмент будет развиваться с опережением. Это очень важный тренд. Новая динамика в мировой электроэнергетике обусловлена целым набором новых технологических кластеров, начиная с автомобильного электротранспорта и заканчивая системой хранения электроэнергии. Второй момент — это завершение дискуссии о возобновляемой энергетике: «за» или «против». Она закончилась, все.

– Уже «за». Это понятно.

— Да. Когда Германия объявляет программу возобновляемой энергетики, это ожидаемо, а когда Китай на съезде принимает программу… китайский язык я не воспроизведу, но смысл такой: вернем Китаю голубое небо.

– Они замещают уголь газом. Это государственная программа.

— Не только газом, там такие объемы по возобновляемой энергии, что… Я записал цифры, но боюсь их повторить. Цифры абсолютно феерические, просто запредельные. Я проверю потом, но план ввода возобновляемой энергетики в Китае на ближайшие годы больше, чем вся установленная мощность энергосистемы в России (позднее Чубайс уточнил: по данным Системного оператора ЕЭС России — 240 ГВт на 1 января 2018 г. Установленная мощность возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в Китае на конец 2017 г. достигла 650 ГВт, на нее приходится 36,6% установленной мощности страны. — «Ведомости»). Это абсолютно немыслимая для энергетики вещь. Это Китай, но когда туда же, в программу возобновляемой энергетики, включаются Замбия, Эфиопия, Ливан и — я уже не помню — кто-то из латиноамериканцев, это, в общем, означает, что дискуссия завершена.

Что для нас важно? Две вещи. Первое: Россия успела вскочить на подножку поезда, и наша национальная программа развития возобновляемой энергетики смотрится абсолютно адекватно на мировом уровне. Мало того, мы уже являемся производителями оборудования, в том числе солнечных панелей, которые вполне конкурентоспособны на мировом уровне. Это зона, в которой мы можем говорить на равных или почти на равных, мы можем что-то предложить, нас слушают и т. д.

Но здесь у нас есть фундаментальная проблема, и особенно она видна извне. В России цена газа по сравнению с Европой ниже в 2,5 раза, цена электроэнергии для промышленных потребителей — ниже в 2 раза с небольшим, цена электроэнергии для населения — ниже в 4 раза. Вот три факта пока без оценок.

Теперь дальше: должна ли российская энергия быть по цене равна европейской? Нет, не должна, она должна быть дешевле, это наше естественное стратегическое преимущество. А должна ли она быть настолько дешевле? Конечно же, нет, это фундаментальная ошибка. Наша искусственно заниженная цена на энергоносители убивает нашу электротехническую промышленность и энергомашиностроение, подрывает стимул к энергоэффективности, тормозит развитие обрабатывающего сектора российской экономики. А это вещи фундаментальные. И это вещи, которые я не слышу во внутренних дискуссиях в России. Или я что-то пропустил?

В чем причины? Да, конечно, реформа энергетики и созданный в ходе ее конкурентный оптовый рынок сдержали рост цен на электроэнергию. Но не в меньшей степени это произошло от девальвации рубля. И сложившийся в итоге уровень цен сегодня точно нельзя считать правильным. Мы сами, своими руками, пережали и подрываем рынок собственного машиностроения. Это серьезная, большая ошибка. Во всех дискуссиях по энергетике ее нужно иметь в виду и учитывать.

– Действительно, с такими ценами на энергоносители нет никаких стимулов развиваться.

— Абсолютно. Хотите один пример приведу, очень важный. У нас большая часть тепловой электроэнергетики — газовая. Годовое потребление газа в электроэнергетике России — под 200 млрд кубов. Базовая технология в газовой энергетике — паросиловой цикл, КПД паросилового цикла — 36–38%. Мы в начале 2000-х построили первую в России станцию с новой технологией — парогазовой: Северо-Западную ТЭЦ. У парогазовой КПД — 55–60%. 38 и 60 — это колоссальная разница. Совершенно ясно, что российскую газовую энергетику полностью и целиком нужно переводить на парогазовый цикл.

Парадокс состоит в том, что с заниженными ценами на газ и электроэнергию, переходя на современный парогазовый цикл, создавая спрос на оборудование и т. д., ты не получаешь нормальную экономику — экономика не сходится, потому что ты сэкономишь в полтора раза потребление газа, который ничего не стоит. Это означает, что российская электроэнергетика будет продолжать бессмысленно сжигать ежегодно 50–60 млрд куб. м газа, а это объем потребления небольшой европейской страны. Это абсолютный диспаритет цен в энергетике. Как у нас аграрии 20 лет бились против диспаритета — сейчас энергетикам нужно то же самое. Эту картинку надо менять.

– А я уверена, что вы уже придумали, как менять.

— Нет, конечно. Это же не вопрос РОСНАНО и даже не вопрос Минэнерго. При этом надо понимать, что все потребители — и промышленные, и все остальные — всегда будут говорить, что цена очень высокая.

– А про население вообще нечего говорить…

— Естественно. Нам не надо догонять Европу по ценам, я к этому не призываю. Но мы точку оптимума стратегическую потеряли. И это большая ошибка; диспропорция, которую всерьез надо начинать исправлять. И это работа для Минэнерго, для Минэкономики, для Минпрома, для правительства в целом и даже для президента Российской Федерации.

– Вы их всех уже пугали таким заявлением?

— Я сейчас первый раз это высказал на ваших глазах.

– Прекрасно, перед выборами — прямо самое то.

— Знаете, выборы, конечно, вещь важная, но есть кое-что поважнее. Именно в силу того, что я никак не участвовал и не собираюсь участвовать в политических процессах, важно, чтобы это было сказано.

– Но до выборов вряд ли какие-то решения будут. Это вообще же длинная история.

— Да ничего и не надо решать до выборов, это на годы.

– Ну считайте дали новый повод забрасывать вас листовками — или что там в вас бросали последний раз?

— (Смеется.) Да, теперь у некоторых кандидатов будет еще один повод, они это любят. Жириновский тут сказал, что принял решение про три указа, которые он подпишет после избрания. Кажется, второй указ об увольнении Чубайса. Или об аресте, точно не помню. Вторым указом — арестовать Чубайса.

– 29 января США обещают обнародовать список бизнесменов и общественных деятелей, сотрудничество с которыми грозит санкциями. Вы лично их не боитесь?

— Новые санкции — это тема больших спекуляций и нулевого знания, я не готов их комментировать. Предпринимать специально ничего не собираюсь, тем более что никаких активов в США у меня нет и никогда не было.

Инвестиции и заводы

– Давайте про РОСНАНО. Подвели уже итоги прошлого года?

— Год был неплохой. Но еще не все итоги есть.

– Может быть, предварительными поделитесь?

— Да, предварительными готов поделиться. Начнем с того, чтобы похвалить себя немножко.

Что для нас важно. Три вещи. Первое: мы развиваем фондовый подход — создание private equity и венчурных фондов. Это суть нашей бизнес-модели, и сейчас уже можно говорить о том, что получилось. Вот несколько цифр. Мы на 1 января 2017 г. привлекли внешних инвестиций в фонды почти 20 млрд руб., на 31 декабря — 49,4 млрд, т. е. за год мы выросли почти на 30 млрд руб. Я считаю, что на фоне санкций и понятно какого инвестклимата это важный результат.

Это commitment я вам называю, обязательства, а теперь дам цифры — что мы израсходовали из вновь созданных фондов. Фонды обычно тяжело раскручиваются — год-два, пока у него пойдет реальный поток с инвестициями. В 2016-м — это первый год, когда мы из новых фондов начали инвестировать, — мы проинвестировали в технологические проекты чуть больше 1,5 млрд руб., в 2017-м — еще 6 млрд руб. А в 2018-м собираемся вложить еще 19 млрд руб. То есть мы последовательно наращиваем инвестиции в наноиндустрию, причем теперь уже с помощью нового фондового инструмента, а это означает, что вместе с нами теперь инвестируют наши партнеры.

– А план по привлечению какой?

— У нас в плане на этот год привлечение еще 20 млрд руб.

Вторая цель для нас традиционно важная — может, она не очень «фондовская» — это вводы [новых производств]. Мы построили на 31 декабря 95 новых заводов. Это накопленный итог за 10 лет, а за один прошлый год запущено 15 предприятий. Совокупный объем инвестиций РОСНАНО в наноиндустрию за все 10 лет составил 200 млрд руб.

Третье — эффективность, что становится все более важным для нас приоритетом. Мы же все-таки инвесторы и отвечаем не только за то, что построили, а за соотношение затрат и результатов. У нас есть очень важный для нас показатель — это соотношение…

– Справедливой стоимости актива с доходами?

— Соотношение объема инвестиций в проекты и поступления от них, включая доходы от выходов. Если взять все 35 проектов, из которых мы вышли, то на 31 декабря 2017 г. суммарный доход от этих проектов — выход плюс доходы за время владения — превысил объем инвестиций в эти проекты. Это деньги, которые уже фактически получены на счета РОСНАНО. Портфельный принцип впервые дал важный положительный результат, мы выходим по этому параметру в плюс.

– Вы, выводя эту цифру, дисконтируете или это просто деньги на счетах?

— Эта цифра считается без инфляции, без всего, без дисконта по времени. Плюс или минус.

– Намного выше?

— Нет, немного — около 20 млн руб. Но все равно плюс.

Вместе с тем я думаю, что прибылью по итогам прошлого года мы не сможем похвастаться. Мы еще не получили, естественно, результатов по МСФО. Тем не менее, хотя у нас в 2014-м, 2015-м, 2016-м, 2017-м предусматривались плановые убытки (конкретно в 2017 г. — 4 млрд руб.), в 2014, 2015 и 2016 гг. мы получали чистую прибыль по МСФО. Вот, собственно, основные результаты — не суперблестящие, но вполне позитивные.

Добавлю последнее: я считаю крайне важным, что нам удалось большими долгими усилиями не только в РОСНАНО, а еще в РАО «ЕЭС» при активной поддержке правительства России, губернаторов Ульяновской и Ростовской областей построить и запустить проект возобновляемой энергетики. Он для РОСНАНО сейчас стал ключевым. Мы сегодня игрок номер один в солнце, мы игрок номер один в ветре по объему выигранных ДПМ [договоров о предоставлении мощности], но это существенно не только для РОСНАНО, это касается всей страны, и это очень важный результат.

Зеленая энергетика

– Сколько сейчас на возобновляемую энергетику приходится в общем портфеле РОСНАНО?

— Давайте я вам сейчас как раз и посчитаю. Общий объем наших инвестиций — 200 млрд руб., инвестиции со стороны РОСНАНО в ветер мы не раз называли — 15 млрд, инвестиции в солнце [производитель солнечных модулей «Хевел»] — думаю, что на уровне 19 млрд. Получается, что совокупный объем ВИЭ в портфеле превысил 15%. А с учетом переработки твердых коммунальных отходов — более 20%. Это серьезная доля для нас, и, скажу прямо, мы ее собираемся наращивать. Вот, например, весной пойдем на следующий отбор проектов ВИЭ точно.

– Какой отбор?

— По солнцу и ветру, претендентов на ДПМ ВИЭ.

– А с мусором что делать будете?

— Думаю, будем делать ровно то, что собирались. Мы вместе с «Ростехом» создали Первый экологический фонд (наших инвестиций — 8 млрд руб., сторонних — 13 млрд руб.), который заточен на технологическую часть переработки твердых коммунальных отходов.

Нас, честно говоря, не очень интересуют полигоны, потому что там нет ни нанотехнологий, ни вообще хайтека. Нас интересует waste to energy [мусор в электроэнергию], заводы по переработке отходов в энергию — там есть не просто хайтековская, а нанотехнологическая часть. Значительная часть оборудования там — разные способы фильтрации жидких сред, газовых сред. Здесь, в Швейцарии, в Цюрихе, в черте города, стоит такой завод, и это нормально. Мы хотим такую же технологию — кстати, в Швейцарии ее и предполагаем брать.

– Уже есть какие-то переговоры со швейцарцами?

— Есть.

– А подробнее?

— Пока не скажу.

– А вам «Ростех» вообще нужен в этой во всей истории?

— Мы в этом фонде младшие партнеры. Старший партнер — «Ростех», который в этом проекте абсолютно необходим.

– И у вас нормальные отношения по нему с «Ростехом»?

— Да.

– «Ростех» — он довольно инертный, иногда проекты с его участием долго развиваются…

— Всякое бывает. Но я совершенно определенно могу сказать, что в этот проект мы бы без «Ростеха» не пошли.

РОСНАНО на выход

– Соотношение справедливой стоимости активов вместе с выходом и общей стоимости проинвестированных денег — какое оно сейчас? Я знаю, что вы за этим показателем очень следите.

— Да, это правда. Мы его считали на 31 декабря в 2015 и 2016 гг. В 2015-м было 97% — вложения перевешивали, а на следующий год мы впервые перешли 100%. В 2016 г. справедливая стоимость портфеля с поступлениями от выходов превысила инвестиции на 1,7 млрд руб. По 2017-му узнаем, когда будет МСФО.

– То есть по плану все, как обещали.

— Посмотрим на 2017-й… Но если не по всему портфелю, а по выходам, то этот коэффициент показывает, что мы проходим точки, когда результат от инвестиций осторожненько превышает затраты.

– По поводу следующих выходов. Вот у вас есть успешный проект «Хевел». И вы говорили, что когда-нибудь выйдете из него. Не ближайшие ли это планы?

— Вы знаете нашу бизнес-модель, она основана на принципе private equity и венчурных фондов: есть вход, а есть выход. Мы не «Ростех», не «Газпром» и не ОАК, у которых есть активы, и они их постоянно развивают. Мы отобрали проект, проинвестировали, построили завод, вывели на окупаемость и вышли. У нас не должно быть таких бизнесов, в которых мы сидим всегда. Поэтому вопрос не в том, «да» или «нет», а вопрос — «когда».

«Хевел», когда мы начинали, был рискованным проектом, даже, скажем прямо, был нашей с [Виктором] Вексельбергом авантюрой, раза два он был на грани полной катастрофы. Тогда не существовало системы господдержки ВИЭ. В безвоздушном пространстве все делали. И первый такой завод в России — колоссальная технологическая задача. На сегодняшний день «Хевел» очевидно привлекательный актив с гарантированной перспективой спроса на российском рынке и очень хорошей — на мировом. Сразу после ввода завода мы располагали мощностью 95 МВт. Сейчас у нас 160 МВт — действующие производства, а планируем довести до 250 МВт, и я уверен, что это не последнее расширение. Это по количеству модулей. По качеству панели «Хевел» основаны на технологии, разработанной в построенном «Хевел» R&D-центре в Физтехе [им. Иоффе в Санкт-Петербурге]. Там сделали физтеховцы — молодцы — замечательную панель, которая сегодня входит в топ-3 в мире по КПД: 22,7% достигнуто. Не в лаборатории — на конвейере. Это где угодно не стыдно показать.

– Хочет уже покупать кто-нибудь?

— Да, «Хевел» сейчас реально переговоры про экспорт ведет. Только нам не одну панель нужно продать, а найти серьезный заказ. В 2018 г. главная задача, которая стоит перед «Хевелом», — прорыв на зарубежные рынки.

– Хотя бы страны скажите какие.

— Латинская Америка — наиболее реалистичный рынок для нас… Итак, что это означает. Это означает, что как по количеству продукции, так и по качеству завод вышел на очевидно солидный уровень. Если мы уйдем завтра из проекта, он не развалится, он никуда уже не денется, но вопрос — [когда выходить исходя из] максимальной финансовой привлекательности. В принципе, мы изучаем предложения уже сейчас. И будем принимать решения в зависимости от того, какие условия нам на наш пакет дадут.

– Разве у вас нет с «Реновой» акционерного соглашения?

— Да, у нас есть акционерное соглашение с «Реновой» по «Хевелу». Оно предусматривает определенные права и обязанности для каждой стороны, если у кого-то из нас возникнет желание выйти из проекта.

– А ТМК вам не в этом ли году продать надо?

— Нет. По ТМК ситуация такая. У нас совсем небольшая доля — около 5%. Считаю, что там очень профессиональная команда. Я вижу результаты, поквартальные и годовые. Вижу, как компания идет вперед, модернизируется, развивается, наращивает объемы. У них хорошие результаты, поэтому у нас нет намерений немедленно выйти. Но когда-нибудь мы точно выйдем — так же как из любого другого проекта.

– Я правильно понимаю, что покупка таких миноритарных пакетов — это было своего рода квазикредитование?

— Если вы входите не через облигации и не через кредит, а в капитал (а мы вошли в капитал) и при этом у вас есть опцион или система опционов, то в некотором смысле это конструкция, максимально близкая к кредиту. Но все-таки мы же не кредит давали, а капитал покупали. Поэтому по классике назвать это кредитованием неправильно.

– А относительно сроков выхода когда решите?

— Сроки выхода у нас в этом году не стоят. Будем выбирать оптимальную для себя дату. Но нам нравится, как развивается этот проект, он позитивный, долгосрочный.

– О каких-то крупных выходах можете заявить, что они уже в этом году состоятся?

— Поймите правильно: выход — это деликатная история. И мы не должны рассказывать все наши секретные планы, потому что у нас задача — выйти наилучшим образом, максимизировать доходность. Выйдя из 35 проектов, мы уже понимаем, что это такое отдельное искусство, иногда очень непростое.

– Очень хорошие были новости по поводу сотрудничества с такими маститыми компаниями, как Lamborghini, Apple. Есть еще такие громкие проекты?

— Как правило, бренды такого уровня запрещают называть себя при продажах. Замечу, что Apple — это вы сказали, я ничего об этом не сказал. Я бы с удовольствием высыпал вам еще десяток имен такого масштаба, и это было бы чистой правдой, но они запрещают упоминать свои имена, это условие сотрудничества. По факту сегодня из топ-100 технологических компаний мира мы сотрудничаем с 75 в разных стадиях, включая прямые продажи нашей продукции.

– Вы же можете, наверное, сказать, какие из ваших проектов…

— …то же самое. Прямое нарушение. Это я по ним ударю. Сказать-то мне легко.

– Но хотя бы в какой сфере продвинулись больше всего, у кого в партнерах и контрагентах крупные мировые компании…

— OCSiAl. Это одностенные углеродные нанотрубки. Этот наномодификатор кардинально улучшает механические свойства, электро- и теплопроводность материалов.

Частная лучше государственной

– Вы обсуждали с чиновниками вопрос создания частной управляющей компании. Есть ли подвижки?

— Нет. Все в той же точке.

– Но это в той же точке уже сколько лет!

— Два года.

– Они обещали как-то побыстрее.

— Картина вот какая. Мы же тоже сами не сразу поняли, кто мы такие. Мы начинали как госкорпорация, потом преобразовались в акционерное общество. К 2014 г. мы все про себя поняли и приняли новую стратегию. Выяснилось, что мы в индустрии private equity / венчурных фондов. Этот бизнес в мире активно развивается, а в России, к сожалению, сильно недоразвит, что, на мой взгляд, серьезная недоработка моих коллег из ЦБ и правительства. Соответственно, в этом секторе есть свои лучшие бизнес-практики, есть свои стандарты, традиции, этика своя. Многое из этого мы принимаем и перенимаем. В том числе недавно приняли этический кодекс private equity бизнеса, который отличается от корпоративного этического кодекса, принятого ФКЦБ. (Кодекс корпоративного поведения разработан ФКЦБ и рекомендован к применению в марте 2002 г. — «Ведомости».)

– У вас жестче?

— Они вообще разные. Этические требования для акционерного общества, для менеджмента акционерного общества отличаются от этических требований private equity фондов, потому что здесь виды деятельности, которых не существует в обычном корпоративном бизнесе. Многие из требований этого вида индустрии мы к себе применяем, но есть два принципиальных требования, которые мы полностью нарушаем. И то и другое создает для нас очень большие проблемы. Требование номер один…

– …заемные деньги.

— Совершенно верно. Венчурный бизнес не живет на заемных деньгах, а мы на них живем частично. И это приводит к тому, что мы в год выплачиваем российским коммерческим банкам совокупный объем процентных платежей от 10 млрд до 16 млрд руб. Накопленным итогом по 2016 г. РОСНАНО заработало и выплатило российской банковской системе на обслуживание долга, на проценты и купонные выплаты 64 млрд руб. Это колоссальные деньги для нас, да и для самой банковской системы, я думаю, заметная сумма. Так что между делом мы еще развиваем наши уважаемые коммерческие банки, но мы это вынуждены делать в силу того, что так структурирован наш пассив.

Вторая принципиальная вещь. Не существует современных private equity и венчурных фондов с государственными управляющими компаниями. Управляющая компания должна быть отдельно от активов, мы ее уже выделили, это нам прозрачность резко повысило и т. д. Но [отсутствует] следующий шаг. И [его необходимость] это не вопрос желания или нежелания Чубайса все приватизировать и т. д. Это вопрос эффективности управления государственными деньгами и, соответственно, развития наноиндустрии в России.

Все очень просто на уровне здравого смысла. Нам нужно привлечь инвесторов. Инвесторы работают с нами — лично со мной и моими коллегами. Мы, как вы знаете, привлекаем не миллионы, а миллиарды. И не на полгодика и не на годик, а минимум на 8–10 лет. И здесь главный вопрос: «Ребята, а вы кто? Вас назначили, а вот тут выборы будут — вас оставят или нет?» Это подрывает всю картинку, доверие. Не потому что я хороший или я плохой. Вот если есть моя управляющая компания и я в нее деньги вложил, то я кровно заинтересован, независимо от того, где я работаю, чтобы этот бизнес рос. Конечно же, то обстоятельство, что нет продажи УК, радикально подрывает наши возможности привлечения инвестиций в российскую наноиндустрию.

– Но ее хотя бы сначала акционировать надо?

— Не надо. Она ООО. Маленькая компания с годовым доходом около 3 млрд руб.

– По сути, платили бы их как зарплату менеджерам компании?

— Считай так.

Какие фонды — правильные

– По поводу фондов вы сказали, что их уже не так просто создавать. Как с этим дела обстоят и в каком соотношении участие привлеченных инвесторов и ваше?

— Я уже начал говорить, что мы впервые в новой стратегии 2014 г. заложили создание фондов. Я вам показал цифру — рост объема привлечения в фонды, рост инвестиций из фондов в проекты. Еще один тренд внутри нашей фондовской активности — это увеличение партнерского плеча.

Мы создавали первые наши фонды в пропорции 50:50. Что, конечно, для фондового бизнеса не здорово. Нормальный бизнес в этой сфере привлекает в основном внешние деньги. И поэтому в стратегии заложена идея последовательного уменьшения доли АО «РОСНАНО» в фондах и увеличение доли привлеченных средств. Но поскольку первые полтора-два года реализации стратегии доказали, что мы их можем создавать, теперь задача — работать на качество, т. е. увеличивать плечо. В этом смысле мы уже перешли от конструкции 50:50 к более продвинутой конструкции. Я вам уже сказал, что если в Фонде развития ветроэнергетики c Fortum вклады в соотношении 50:50, то в фонде с «Ростехом» это уже 40:60 — чуть-чуть лучше. Мы, естественно, хотим улучшать эту пропорцию и дальше. У нас задача-минимум — привлечь к 2023 г. от партнеров 160 млрд руб. в совместные фонды. Чтобы это сделать, мы обязаны улучшить пропорцию.

– Как обстоят дела с созданием фондов с иностранцами?

— Я сначала вот что скажу: вообще говоря, надо понимать, что в этой сфере фондостроительства вы заходите в пять проектов, а получается один из пяти. Это нормальная воронка создания фондов.

Ситуация с арабами и с Ираном следующая. С Ираном мы достигли предварительной договоренности, но процесс затянулся, и это нам не нравится, мы не можем бесконечно висеть в неопределенной стадии. Я думаю, либо в ближайшее время мы его завершим, либо просто откажемся от этой идеи. Арабы крайне заинтересовались нашими проектами по возобновляемой энергетике. В том числе я на днях был в Дубае на форуме по возобновляемой энергетике, и мы начинаем переговоры об их привлечении в российские проекты в этой сфере.

– И последний вопрос, не очень приятный. Об энергетиках, ваших бывших коллегах, на которых заведены уголовные дела. Скажите, как вы относитесь к такому методу, зачем это все надо?

— Я вряд ли могу комментировать содержание обвинения [в отношении Евгения Ольховика и Бориса Вайнзихера], это не очень корректно. Но что я могу твердо сказать — это то, что в российской энергетике есть какой-то набор людей, известных всей отрасли. Естественно, у каждого из них своя репутация с какими-то достоинствами и недостатками. Так вот, Вайнзихера я знаю прекрасно. Я отношу Бориса к числу честнейших людей — не говоря о его профессионализме, о человеческих качествах — честнейших людей в этой сфере вообще. И думаю, если вы 10 человек — энергетиков спросите про Борю, вам все скажут абсолютно одно и то же: это уникальный случай с точки зрения репутации.

– Вы же какие-то показания…

— Я не могу давать показания в деле Вайнзихера, потому что содержание предъявленного обвинения никакого отношения не имеет к РОСНАНО и к РАО «ЕЭС».

– Но вы какие-то письма писали?

— Да, писал. Поручительства [о пересмотре меры пресечения].

Россия. Швейцария. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > rusnano.com, 30 января 2018 > № 2486807 Анатолий Чубайс


Таджикистан. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика. Образование, наука > news.tj, 26 января 2018 > № 2474384 Виктор Никитюк

Посол Украины рассказал, что ждет украинско-таджикское сотрудничество в этом году

Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Республике Таджикистан и Исламской Республике Афганистан Виктор Никитюк рассказал в интервью «АП», какие новые перспективы украинско-таджикского сотрудничества открывает 2018 год.

- Каковы состояние и перспективы украинско-таджикского торгово-экономического сотрудничества?

- Говоря об экономическом сотрудничестве между нашими странами, хочу с удовлетворением отметить, что некоторый спад в торговле между нашими государствами, наблюдавшийся в последние несколько лет, в 2017 году был преодолен. Еще не опубликованы официальные данные двусторонней торговли за 2017 год, однако предварительные итоги прошлого года свидетельствуют об устойчивой тенденции роста показателей торговли. В частности, за одиннадцать месяцев 2017 года торговля товарами и услугами между нашими странами составила свыше 39 млн. дол. США и увеличилась по сравнению с аналогичным периодом 2016 года больше чем на 24%.

Из общего объёма торговли экспорт украинских товаров и услуг составил свыше 38 млн. дол. США. Основными статьями украинского экспорта в Таджикистан являются кондитерские изделия и изделия из какао-продуктов, бумажная и фармацевтическая продукция, металлические изделия, электрические котлы и машины. Кроме того, Украина поставляет в Таджикистан мебель, керамические изделия, изделия из древесины, а также разнообразную химическую продукцию.

Таджикистан, в свою очередь, экспортирует в Украину сухофрукты, хлопок, семена и плоды масличных растений, овощи, а также фармацевтическую продукцию.

Я очень надеюсь, что наметившаяся тенденция роста двусторонней торговли будет неуклонно продолжаться и в будущем, несмотря на то, что пока не преодолены некоторые таможенные препятствия, существующие между нашими странами.

Я уверен, что наши страны будут продолжать сохранять заинтересованность в тесном сотрудничестве в энергетической области, в развитии взаимовыгодных партнерских отношений в сельскохозяйственной и машиностроительной сферах, а также в горнодобывающей промышленности.

В 2018 году в Киеве запланировано проведение пятого заседания Совместной межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству и я не сомневаюсь, что во время заседания этой комиссии будут определены перспективные направления развития двусторонних отношений в экономической сфере, которые окажут позитивное влияние на украинско-таджикские отношения в целом. Договорно-правовая база наших двусторонних отношений составляет свыше 80 документов, в прошедшем году подписано ещё одно соглашение, а четыре готовы к подписанию.

- Как развивается партнерство Украины и Таджикистана в сфере гидроэнергетики?

- Украина не одно десятилетие плодотворно сотрудничает с Таджикистаном в области гидроэнергетики. В советское время в Таджикистане практически не было ни одной ГЭС, на которых не было бы установлено гидроэнергетическое оборудование, произведенное в Украине.

Многие гидроэлектростанции с украинским энергетическим оборудованием продолжают надежно работать и вырабатывать электроэнергию для нужд Таджикистана.

В конце прошлого года я встречался с Министром энергетики и водных ресурсов Таджикистана Усмонали Усмонзода, который сообщил, что на некоторых таджикских гидроэлектростанциях установлено украинское оборудование, которому свыше 40-50 лет, однако оно продолжает исправно служить, и таджикские энергетики отмечают высокое качество и надежность украинской техники. Безусловно, за прошедшие десятилетия появилась более совершенная техника, украинские компании регулярно обновляют её, и готовы в дальнейшем проводить модернизацию устаревшего энергетического оборудования.

Отдельное место в развитии гидроэнергетики Таджикистана занимает Нурекская ГЭС, которая вырабатывает свыше 70% всей электроэнергии, производимой в Таджикистане.

Хочу напомнить таджикским читателям, что проектная документация на строительство Нурекской ГЭС была разработана в Харькове в 1950-х годах, и на этой ГЭС, строительство которой было окончено в 1979 году, установлено преимущественно украинское энергетическое оборудование.

Кроме этого, с 1959 года украинские заводы «Турбоатом», «Новокраматорский машиностроительный завод», завод «Электротяжмаш» и другие украинские предприятия поставляли и устанавливали гидрогенераторы, узлы затворов, гидроприводы, анкерные тяги, гидроцилиндры, барабаны, маслонасосы и другую технику на Перепадной, Сарбандской, Байпазинской, Памирской, Кайраккумской, Рогунской гидростанциях.

Ведущие украинские предприятия продолжают участвовать в тендерах на поставку своего технического оборудования на действующие и строящиеся гидроэнергетические объекты Таджикистана.

Хочу отметить, что с исчезновением плановой советской экономики, когда участие украинских машиностроительных гидроэнергетических предприятий в конкретных проектах определялось централизованными союзными директивами, концептуально изменился подход к выбору гидроэнергетических компаний для работы в Таджикистане. Украинские предприятия принимают участие в международных тендерах на производство, поставку и монтаж своего оборудования, соревнуются с лучшими мировыми производителями энергетического оборудования и в конкурентной борьбе выигрывают, раскрывая преимущества производимой продукции. В то же время, как Посол, горжусь нашей отечественной продукцией и конечно же хотел бы, чтобы ведущие украинские компании и предприятия принимали участие и побеждали во всех международных тендерах, связанных с гидроэнергетическим сектором Таджикистана.

В этом плане хочу с большим удовлетворением отметить, что на Рогунскую ГЭС, которая является стратегическим объектом для экономики страны, уже доставлены два генератора, сделанные на харьковском заводе «Электротяжмаш».

Сейчас десятки украинских специалистов ведут монтаж этих генераторов на пятом и шестом блоках Рогунской электростанции. Надеюсь, что украинский завод «Электротяжмаш» будет продолжать активно работать с таджикскими энергетиками, а его продукция будет надежно и эффективно служить не одно десятилетие.

- Что можно сказать о сотрудничестве в области культуры и образования?

- Хочу напомнить, что в 2013 году в Таджикистане с большим успехом прошли Дни культуры Украины. За годы независимости двух дружественных государств это было первое концертно-кинематографическое мероприятие известных артистов Украины в Таджикистане. Мы, в свою очередь рассчитываем, что в 2018 году в Украине состоятся Дни культуры Таджикистана, и я уверен, что украинские зрители откроют для себя много нового и интересного, познакомившись с самобытным таджикским искусством.

Активно развивается сотрудничество между странами и в области образования.

Украина ежегодно выделяет 20 стипендий за счет государственного бюджета для обучения таджикских студентов.

За годы моей работы в Таджикистане Посольством было отправлено на обучение в ведущие вузы Украины около ста таджикских студентов, а их общее количество сейчас превышает 300 человек. Специальности, которые получают таджикские студенты в Украине, имеют техническую направленность, актуальную для таджикской экономики, и я надеюсь, что возвратившись на родину, они всегда будут востребованными специалистами и на всю жизнь останутся искренними друзьями Украины.

С большим удовлетворением хочу отметить плодотворность межвузовского сотрудничества между Ровенским национальным университетом водного хозяйства и природопользования и Дангаринским государственным университетом. Профессора и преподаватели этих вузов установили тесные профессиональные связи, способствующие сближению и развитию традиционной дружбы между украинским и таджикским народами.

В прошлом году я побывал с рабочими поездками в различных регионах Таджикистана и хочу с удовлетворением отметить искренний интерес жителей всех областей Таджикистана к Украине.

В частности, во время посещения Согдийской области состоялась трогательная встреча с представителями украинской диаспоры и общественной организации «Союз чернобыльцев-инвалидов Таджикистана». Во время выступления перед старшеклассниками «Школы Пулатова» в Худжанде, лекции перед студентами Таджикского педагогического института в Панджакенте, знакомства с работой Университета Центральной Азии в Хороге, я убедился в огромной жажде знаний таджикской молодежи и её стремлении овладевать современными профессиями.

С мая нынешнего года Министерство образования Таджикистана начнёт очередной набор таджикской молодежи, изъявившей желание учиться в украинских вузах за счет государственного бюджета Украины. Пользуясь представившейся возможностью, хочу пригласить таджикских юношей и девушек в Украину для получения высшего образования. Посольство и Министерство образования Таджикистана будут активно помогать им в этом вопросе.

Хотел бы отметить активное участие украинских специалистов в реализации международных программ в Таджикистане. Так, украинская компания «Софтлайн ИТ» победила в международном тендере, объявленном Программой развития Организации Объединенных Наций и завершает внедрение системы экологического мониторинга для Комитета по охране окружающей среды при правительстве Республики Таджикистан. Украинские специалисты в сфере информационных технологий пользуются признанным международным авторитетом и намерены продолжать плодотворное сотрудничество с таджикскими партнерами.

По просьбе таджикского правительства, украинские специалисты, в качестве экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), оказывают консультативную помощь, которая позволит Таджикистану получить сертификаты ВОЗ на лекарственные средства.

Для всестороннего и непосредственного знакомства с ситуацией и событиями в нашей стране Посольство ведет работу по направлению группы журналистов ведущих СМИ Таджикистана в Украину.

В этом плане мы рассчитываем на возобновление прямых авиарейсов между Киевом и Душанбе.

Учитывая то, что 2018 год в Таджикистане объявлен годом туризма и народных ремесел, прямые авиарейсы могли бы способствовать развитию туризма и расширению контактов между народами наших стран.

Дополнительными стимулами для возобновления прямых авиарейсов могут стать планируемое проведение в Киеве пятого заседания украинско-таджикской Совместной межправительственной комиссии по экономическому сотрудничеству и Дней культуры Таджикистана в Украине.

В нынешнем году Украина и Таджикистан отметят 26-ю годовщину установления дипломатических отношений. Кроме того, Украина в 2018-м отмечает 100-летие со дня провозглашения в 1918 году Украинской Народной Республики и Западно-Украинской Народной Республики, которые впоследствии объединились в единую – Соборную – Украинскую Народную Республику. В преддверии этих знаменательных дат хотел бы поздравить всех таджикистанцев с наступающим праздником урожая Сада, пожелать дружественному таджикскому народу мира, благополучия и процветания.

Спрвка: Виктор Никитюк родился в 1965 году в Киеве, окончил факультет международных отношений и международного права Киевского государственного университета имени Тараса Шевченко. Кандидат юридических наук. На дипломатической службе – с 1994 года. Работал советником Миссии Украины при НАТО в Бельгии, советником-посланником Посольства Украины в США, занимал ряд руководящих должностей в МИД Украины. В 2012 году назначен Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины в Республике Таджикистан, в 2013 году - Чрезвычайным и Полномочным Послом Украины в Исламской Республике Афганистан по совместительству. Женат, имеет двоих детей.

Таджикистан. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Электроэнергетика. Образование, наука > news.tj, 26 января 2018 > № 2474384 Виктор Никитюк


Россия. Швейцария. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 25 января 2018 > № 2486784 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс: мир масштабным образом пошел в возобновляемую энергетику.

Автор: Николай Корженевский

Ведущая: Ну а сейчас швейцарский Давос, который на эти дни становится центром политических и финансовых новостей. Там продолжается Международный экономический форум. В этом году он посвящен созданию общего будущего в разобщенном мире. В Давосе работает мой коллега, Николай Корженевский. Сейчас он присоединяется к нам с одним из гостей форума — Председателем Правления Группы РОСНАНО Анатолием Чубайсом. Коля, передаю тебе слово.

Корр.: Спасибо, большое, Мария. Да, рядом со мной сейчас Анатолий Борисович Чубайс. Анатолий Борисович, здравствуйте.

Анатолий Чубайс: Здравствуйте.

Корр.: Давайте, начнем с Вашей повестки на Давосском форуме. В России в инвестиционных кругах есть такая поговорка: «Куда идет Чубайс, туда обязательно придут деньги инвесторов». Успешно Вы это делали еще со времен реформы электроэнергетики. Что Вы обсуждаете сейчас здесь, в Давосе? Какие сделки и какие отрасли?

Анатолий Чубайс: Вы мне немного льстите. Не всегда так получается, к сожалению. Я Вам честно скажу, для меня в этом смысле Давосский экономический форум необычный. Я не очень погружаюсь в геополитическую тематику, даже не очень погружаюсь в экономическую тематику, потому что там все ясно по-крупному. Меня очень интересует энергетика. Энергетика в целом, возобновляемая энергетика, причем, как глобальная (тренды здесь), так и в целом для нашей страны.

Корр.: Что в возобновляемой энергетике? Потому что эта история, которую периодически обсуждают очень интенсивно. Особенно, когда цены на нефть растут, все вспоминают о возобновляемой энергетике.

Анатолий Чубайс: Именно в этом смысле картинка изменилась, с моей точки, зрения радикально. Когда о больших национальных проектах возобновляемой энергетики рассказывают Германия, Австралия или Новая Зеландия, это в общем понятно. Но когда про большие национальные проекты вместе с ними рассказывает Замбия, Эфиопия, то можно для себя сделать простой и ясный вывод: развилки «за» или «против» [ВИЭ] нет. Она завершилась. Мир масштабным образом пошел в возобновляемую энергетику. Подтверждают это, в том числе, цифры, которые показывают, что уже второй год объемы ввода возобновляемой энергетики в мире больше, чем объемы ввода обычной энергетики. В этом смысле картинка развернулась, и в моем понимании, этот поворот необратим, и он много чего означает для нашей страны.

Корр.: Перейдем обязательно к нашей стране. Какие типы возобновляемой энергетики? О чем именно идет речь?

Анатолий Чубайс: Конечно, речь идет, прежде всего, про ветер и солнце как базовые виды возобновляемой энергетики. При этом понятно, что солнце сейчас по цене прямо конкурирует с атомной энергетикой и начинает цеплять угольную энергетику. Поскольку всем ясно, что потенциал технологического апгрейда у солнца больше, чем потенциал технологического апгрейда у существующей 50 или 100 лет атомной или угольной энергетики, то, в общем, ясно, что, конечно же, солнце догонит и перегонит, и солнечная энергетика уже при нашей жизни станет дешевле, чем классические виды энергетики.

Корр.: То есть, бояться нужно не сланцевой нефти?

Анатолий Чубайс: Нет, она в этом смысле никак не изменят картину. Все, что она могла сделать, уже сделала. Американцы из импортеров стали экспортерами, изменения в мире уже произошли.

Корр.: Теперь давайте по поводу нашей страны. Вы сказали, что это прямо скажется на России. Каким образом? И можем ли мы извлечь выгоду из этих процессов?

Анатолий Чубайс: Есть два важных вывода для России. Вывод номер один. Это колоссальная удача, что буквально в прошлом году, а в этом году можно теперь уже с уверенность заявить, что десятилетние усилия по созданию в России предпосылок для российского национального проекта возобновляемой энергетики увенчались успехом. Российская солнечная энергетика состоялась, включая не только построенные около 20 станций, включая российского уникального производителя солнечных панелей, компанию «Хевел».

Теперь уже ветер. Потому что первая российская ветростанция в России допущена на опт. Сейчас мы масштабно локализуем в России основные производства. Мы ведем 4–5 крупных проектов строительства заводов — по производству лопастей, по производству башен, и так далее, и так далее. Это означает, что Россия вступила в мировой клуб стран, строящих у себя возобновляемую энергетику.

Корр.: О каких масштабах рынка идет речь? Чем мы вообще оперируем? Может, быть, в производственных показателях, может быть, лучше даже в денежных, это всегда понятнее людям, далеким от энергетики. И каковы наши перспективы с глобальной точки зрения в этом бизнесе?

Анатолий Чубайс: Конечно, если нас сопоставить с Китаем или с Германией по возобновляемой энергетике, то мы не очень видны пока на этой карте даже в увеличительное стекло. Но, тем не менее, важно начать, и это произошло. Цифры, в общем, известны. Утвержденная программа в России — это 6 гигаватт. Это серьезная цифра. В деньгах, мы посчитали объемы, речь идет о совокупных инвестициях в этот рынок составят 1 триллион рублей. Это означает, что для российского ВВП проект возобновляемой энергетики даст по серьезным расчетам от 0,1 до 0,5% прироста ВВП. А, поскольку у нас в целом прирост 1,5–2% [ВВП в год], то в общем для страны это очень даже неплохо.

Корр.: РОСНАНО как-то в этом процессе будет участвовать?

Анатолий Чубайс: РОСНАНО, извините за свойственную мне нескромность, является лидером этого процесса. Мы сегодня игрок номер один в ветроэнергетике по объему мощностей, мы сегодня игрок номер один в солнечной энергетике. Да и, собственно говоря, весь проект возобновляемой энергетики в части поддержки государственной основан на том, что заложено нами в реформу энергетики в 2007-м году. Если Вы почитаете закон «об электроэнергетике», который мы создали в 2007-м году, тогда впервые появилась фундаментальная экономическая база для того, чтобы государство могло поддержать этот проект. Ну, а теперь Правительство, Минэнерго, Минпром, прямо скажу, гигантскими усилиями довели закон до реально работающего механизма.

Корр.: Откуда будут поступать эти инвестиции? Нужно потратить триллион. РОСНАНО, я смотрел последние цифры, [РОСНАНО] начинает быстрее привлекать деньги. По-моему, около 50 млрд уже привлечено от частных инвесторов. Что дальше? Кто будет финансировать такие проекты? Есть ли интерес частных денег?

Анатолий Чубайс: Ну, мы действительно увеличили объем привлеченного капитала [в новые инвестиционные фонды] за прошедший год с 20 млрд до 48 млрд. Плюс 28 млрд за год в условиях санкций, это, конечно, результат очень сильный. Кстати говоря, значительная часть этого результата — это возобновляемая энергетика, конкретно проект «ветер» — 15 млрд в этот проект вкладывает компания Fortum. У меня здесь были очень серьезные переговоры по продолжению этой работы. В этом смысле возобновляемая энергетика, конечно же, привлекает и иностранных инвесторов, и российских инвесторов. Но что для меня еще более важно, это не наши героические успехи, а то, что в эту сферу пошли частные бизнесы, не имеющие к нам никакого отношения. Буквально на днях в Подольске построен второй завод по производству солнечных панелей — российский частный инвестор вместе с китайским частным инвестором. Россия становится производителем солнечных панелей при том, что сегодня качество этих панелей находится на мировом уровне.

Корр.: Анатолий Борисович, в начале нашей беседы Вы сказали о том, что с экономикой Вам все понятно, с санкциями Вам тоже все понятно. Но не всем все понятно пока еще с экономикой и санкциями. Вот по поводу санкций, Вы говорили, что американская дочка РОСНАНО начинает ощущать на себе это влияние. Сейчас мы все здесь находимся в ожидании нового раунда санкций. Каким он будет? Что он будет в конечном итоге представлять? В чем Вы видите проявление уже существующих санкций? И вот эти новые санкции? Какого их потенциальное влияние?

Анатолий Чубайс: Ну, мы, конечно же, ощущаем на себе санкции. Если коротко, то проявляются они в том, что в нашей сфере есть классические источники привлечения капитала в фонды. Так вот все эти источники, европейские и американские, включая негосударственный пенсионный фонд, все эти источники де-факто сегодня закрыты для России. Это, конечно, очень серьезно осложняет привлечение инвестиций, но, тем не менее, какие-то инвестиции мы находим. Если говорить в более широком смысле, все, естественно, ожидают новых санкций. Насколько мне известно, речь идет о достаточно жестких мерах с еще более жестким продолжением. Посмотрим, что произойдет.

Корр.: А каково отношение к российским проектам экономики здесь, в Давосе? Как оно эволюционирует? Вы в Давосе часто появляетесь, как сейчас смотрят инвесторы, уже отчасти привыкнув к этим санкциям, на работу в России?

Анатолий Чубайс: Я, в отличие от некоторых моих коллег, не выскажу оптимизма на этот счет. Были разные этапы на разных Давосах, были плохие, были хорошие были средние. Сейчас мы, конечно же, находимся в нижней точке. Да и в целом по политике, естественно, это не может не сказаться на экономике. Другое дело, что даже это не означает тупика или катастрофы. Еще раз сошлюсь на пример, мы привлекли в проекте ветроэнергетики авторитетнейшие европейские компании, такие как Fortum, такие как Vestas, для которых российский рынок становится ключевым. Только что у меня была встреча с президентом компании Vestas — это лидер мировой по ветроэнергетике, и мы договорились о продолжении наращивания сотрудничества.

Корр.: Анатолий Борисович, спасибо Вам большое за Ваши ответы. Удачи Вам. Напомню, со мной здесь в Давосе был Анатолий Чубайс, Председатель Правления компании РОСНАНО.

Россия. Швейцария. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 25 января 2018 > № 2486784 Анатолий Чубайс


ОАЭ. Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Экология > rusnano.com, 15 января 2018 > № 2458117 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс об инвестициях в возобновляемую энергетику и условиях создания этой отрасли в России в рамках специальной дискуссии на 8 сессии Ассамблеи международного агентства возобновляемой энергетики (IRENA).

ВЕДУЩИЙ: В эти выходные в столице Эмиратов Абу-Даби проходит 8 сессия Ассамблеи международного агентства возобновляемой энергетики. За круглым столом во главе с гендиректором агентства собрались профильные министры шести стран, руководители энергокомпаний, финансовых организаций. В дискуссии на тему, как ускорить инвестиции в возобновляемую энергетику от России принял участие Председатель Правления Управляющей компании «РОСНАНО» Анатолий Чубайс. По его словам в Росси отрасль зеленой энергетики с потенциалом в триллион рублей внесет заметный вклад в рост экономики и сокращение вредных выбросов. Когда возобновляемая энергетика станет не дороже традиционных источников, Анатолий Чубайс рассказал в интервью Бизнес ФМ.

Целью российской системы поддержки восполняемых источников ставилось развитие собственного производства оборудования зеленых станций. Что мы научились производить?

Анатолий Чубайс: Эта цель была задана как условие создания всей системы возобновляемой энергетики для солнца и для ветра. И там и там она развивается, в моем понимании, достаточно успешно. Для солнца нами построен первый завод в стране, завод по производству солнечных панелей, он вышел на собственную продукцию. И эта продукция, очевидно, мирового класса. Вслед за нашими компаниями в эту сферу пошел и частный бизнес. В конце прошлого года в России возведен второй завод по производству солнечных панелей, построенный российскими частными инвесторами вместе с китайскими.

Объем производства нарастает. Первую ветровую станцию мы вводим 1 февраля этого года. Мы начинаем строительство нескольких заводов в Ульяновске. Собираемся строить завод по производству для ветроустановок и лопастей. Второй пример: Мы договорились с компанией «Силовые машины» о том, что в Таганроге на их производстве мы размещаем производство башен для ветростанций. Во всем мире возобновляемая энергетика дешевеет, традиционная энергетика дорожает. В какой-то момент возникнет то, что называется паритет: цена возобновляемой энергетики сравняется с ценой традиционной энергетики. Это произойдет и в России тоже. Нужно какое-то время поддерживать возобновляемую энергетику. Сегодня на последнем тендере по ветру цена киловатта мощности по ветру была дешевле, чем цена киловатта мощности для атомных станций. Совершенно ясно, что через какое-то время мы придем к тому, что не только цена киловатта мощности, но и цена киловатта в час электроэнергии сравняются. Пока существует система государственной поддержки, на которой базируется возобновляемая энергетика. Мы считаем, что эту систему, основанную на так называемых договорах поставки мощности нужно перенести в новые ДПМ, ДПМ-штрих. Вместе с тем мы считаем, что в новых ДПМ нам не нужен тот же уровень поддержки. Его можно будет уменьшить потому, что мы за счет совершенствования технологий должны удешевить стоимость киловатта мощности и по солнцу и по ветру. В совещании президента определены те направления, на которые нужно направить средства от новых ДПМ, ДПМ-штрих модернизацию тепловой энергетики и возобновляемой энергетики. Нужны меры вообще за пределами ДПМ, которые касаются экспорта. Важно создать мотивацию российских производителей оборудования для того, чтобы они работали на мировом уровне и на мировой рынок.

Нужно поддерживать потребителя. Тот, кто решил у себя на даче установить небольшую солнечную панель или небольшую ветростанцию, должен не только получить оборудование для них, должен получить еще стимулы поддержки для того, чтобы он это сделал.

ВЕДУЩИЙ: Анатолий Чубайс. Добавлю, что по поводу уровня поддержки возобновляемой энергетики, экспорта российского оборудования и поддержки потребителей, РОСНАНО ведет переговоры с Минэнерго, Минэкономразвитием и Минпромторгом.

ОАЭ. Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Экология > rusnano.com, 15 января 2018 > № 2458117 Анатолий Чубайс


Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 9 января 2018 > № 2451887 Николай Шульгинов

Встреча с главой «РусГидро» Николаем Шульгиновым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с председателем правления – генеральным директором ПАО «РусГидро» Николаем Шульгиновым. Обсуждались итоги работы «РусГидро» в 2017 году, текущая деятельность компании.

В.Путин: Николай Григорьевич, начнём с результатов работы компании за прошедший год. Пожалуйста.

Н.Шульгинов: Спасибо, Владимир Владимирович, за то, что дали возможность обсудить результаты работы компании в целом, всей группы «РусГидро», включая некоторые сложные вопросы функционирования, развития энергетики на Дальнем Востоке.

По итогам 2017 года – здесь пока предварительные результаты, поэтому я назову те, которые уже не вызывают сомнения. Выработка всех электростанций группы составила около 140 миллиардов киловатт-часов. Это новый рекорд, мы превысили рекорд 2016 года примерно на миллиард киловатт-часов.

Нельзя считать, что это повышенная водность, потому что повышенная водность была только на Волжско-Камском каскаде, и сегодня, кстати, там запасы воды очень велики. Это ещё и большая работа по готовности оборудования к работе, к повышению эффективности работы этого оборудования.

В течение 2017 года введены в работу, установлены мощности в 236 мегаватт.

В.Путин: За счёт чего?

Н.Шульгинов: 42 мегаватта – это изменение установленной мощности более модернизированных гидротурбин на ГЭС. И мы ввели второй объект из Вашего Указа №1564, Якутскую ГРЭС–2 на 193 мегаватта электрической мощности и 469 – тепловой мощности.

Кроме того, в этом году мы завершили проект комплексного восстановления Саяно-Шушенской ГЭС, потому что машины были включены, но кое–какие работы ещё продолжались. Мы окончательно подписали все документы по этому проекту.

В декабре мы ввели с выездом на место и уже окончательно закончим 40–летнюю эпопею со строительством Богучанской ГЭС. Мы закончили мостовой переход, заасфальтировали дорогу и связали два берега реки Ангары.

Теперь жители правого берега могут беспрепятственно проезжать на машинах в свой районный центр. Это важный проект и для Кежемского района, и для Красноярского края.

Выручка группы «РусГидро» составила где–то 396 миллиардов, рост примерно на 5 миллиардов рублей, это 1,2 процента.

Группа «РусГидро» обеспечила устойчивые финансовые показатели за счёт снижения операционных издержек, а также оптимизации долговой нагрузки, после того как мы провели рефинансирование задолженности компаний Дальнего Востока по Вашему поручению.

В.Путин: Хотел тоже спросить, как в целом Вы оцениваете сейчас экономическое состояние компании, имея в виду, что нагрузка была очень большая? Принят ряд решений, как они реализуются?

Н.Шульгинов: Можно сказать, что сегодня в целом, если считать финансовые показатели, долг к EBITDA – 1,2, это высокий финансовый показатель.

Но в то же время мы должны правильно и справедливо и сбалансированно рассматривать, куда тратить деньги, потому что «РусГидро» – это публичная компания, акции которой торгуются на рынке, в том числе и на зарубежных рынках.

Компании «РАО ЭС Востока» – это регулируемые компании, где только тарифные источники, поэтому практически все компании Дальнего Востока сегодня дефицитные, кроме Дальневосточной распределительной сетевой компании.

Все кредиты, которые они берут сегодня на закупку топлива, на ремонт, они берут или под поручительство «РусГидро», или путём внутригруппового займа, который мы даём.

Надо окончательно принимать решение, как дальше модернизировать тепловую генерацию на Дальнем Востоке, потому что просто так займами с «РусГидро» мы её не сумеем модернизировать.

В.Путин: Насколько я понимаю, Вы говорили мне недавно об этом, полагаться исключительно на тариф и в условиях отсутствия рынка как такового на Дальнем Востоке…

В целом Правительство старается, разумеется, создать хорошие условия для бизнеса, льготные, по сути, но на энергетике, как я вас понял, это отражается негативно.

Н.Шульгинов: Пока к энергетике не повернулись. Чтобы развивать бизнес, энергетика должна развиваться опережающими темпами.

На сегодня состояние тепловой генерации на Дальнем Востоке удручающее, оно даже хуже, чем в европейской части, поэтому Ваши поручения по поводу программы модернизации тепловой генерации за счёт использования источников инвестиций, высвобождаемых при реализации уже заключённых договоров о предоставлении мощностей в Сибири и европейской части, – мы считаем, что эта программа должна заработать на Дальнем Востоке, потому что когда–то, когда документы принимались, Дальний Восток обошли. В европейской части сделали около 30 гигаватт новых мощностей, на Дальнем Востоке этого нет. И мы считаем, что мы обязательно должны попасть в эту программу.

Мы уже наметили, какие у нас есть проекты. Их немного. Это не увеличение мощности, это замена выбывающих мощностей, 1300 мегаватт. Причём два объекта – Хабаровская ТЭЦ–4 и Артёмовская ТЭЦ–2 – мы хотели бы не модернизировать в старых корпусах 30–х годов, а всё же построить новые. Проектные решения на эту тему есть. И я буду настойчиво предлагать обсуждение этой программы, чтобы эти два объекта, в качестве даже пилотных, презентовали на Дальнем Востоке.

В.Путин: Подготовьте свои предложения. Нужно найти такое решение, которое бы устраивало вас, энергетику в целом, создавало бы условия для развития, и не только для поддержания существующих мощностей, но, может быть, мы с вами тоже это обсуждали, в целом там избыточная генерация, но порайонно где–то её не хватает.

Поэтому надо на это посмотреть так, чтобы сделать программу мягкую, которая не ударяла бы по потребителям, но в то же время способствовала развитию энергетики на Дальнем востоке.

Н.Шульгинов: Хорошо. Принято.

Ещё пару слов об итогах года. Мы централизовали закупочную деятельность, создав дочернюю компанию по закупкам, и уже получили серьёзный экономический эффект – около 30 миллиардов за два года. Причём 14 миллиардов мы директивно перезаключали в действующие, заключённые ранее контракты, и нам удалось их перезаключить.

В.Путин: Перезаключить с выгодой для себя?

Н.Шульгинов: Конечно. Минус 14 миллиардов стоимости оборудования и строймонтаж.

На следующий год мы планируем ввести около тысячи мегаватт. Это Нижне-Бурейская ГЭС, коротко могу остановиться на ней.

24 августа произошло повреждение шарнирной опоры и падение сегментного затвора. После этого мы продолжали заниматься вводом самих гидроагрегатов, четвёртый ещё не был введён, мы его окончательно сделали, провели все необходимые испытания.

Что касается сегментного затвора, шарнирной опоры, мы часть опоры достали из воды, провели исследование.

В.Путин: Анализ сделали, да?

Н.Шульгинов: Да, провели исследование в Московском государственном университете – это на нагрузки.

В.Путин: Исследование самого металла?

Н.Шульгинов: Мы провели исследование и нагрузок, которые могли быть превышены, нормативные, и самого металла. Металл мы исследовали в нескольких местах, но окончательно независимую экспертизу дал Национальный исследовательский технологический университет (МИСиС), другого у нас нет.

Основной вывод – что нарушена технология по ковке, то есть металл был перегрет, поэтому появилась хрупкость в металле. Кроме того, наблюдаются – это в отчёте есть – неметаллические включения в металл. То есть сегодня наша задача – восстановить первый затвор, который упал.

В.Путин: Производитель металла кто?

Н.Шульгинов: Производители и затворов, и всего гидромеханического оборудования, и этой оси опоры – украинские фирмы. Одна делает затворы – Новокаховский завод «Укргидромех», а саму ось делает «Днепропресс» в Днепропетровске.

Мы решили отказаться от этих производителей при таком качестве и будем не только восстанавливать первую опору и затвор, но и менять оси опор на оставшихся четырёх, причём на сделанные на российских заводах и под контролем того же института, который будет следить за технологией производства этого оборудования.

В.Путин: Но это никак не связано со сложными отношениями с украинскими партнёрами.

Н.Шульгинов: Нет, это не связано. Это оборудование было изготовлено ещё в 2013–2014 годах. У нас не было такого контроля, чтобы мы могли на месте контролировать технологию изготовления. Теперь мы пойдём другим путём и будем делать на российских заводах.

Кроме Нижне-Бурейской – Сахалинская ГРЭС–2, это третья станция по Вашему указу к концу года на 120 мегаватт. 342 мегаватта – Зарамагская ГЭС–1 в Северной Осетии – Алании. 140 мегаватт – Восточная ТЭЦ.

В.Путин: На реках они?

Н.Шульгинов: Да, это будет уникальная станция, там очень длинный тоннель, и напор будет самый большой в России. В мире уже не самый большой, станция строится очень долго. Дорогостоящая, но мы её завершим, должны завершить в этом году.

В.Путин: Горные речки?

Н.Шульгинов: Да. Горные чем славятся? Что летом воды много, а зимой, когда энергия больше нужна, её чуть меньше. Но всё равно эта станция нужна.

Также будем заниматься модернизацией. Увеличим мощность на модернизированных ГЭС, модернизированных турбинах, и удастся, наверное, построить несколько малых ГЭС, которые мы строим по программе ДПМ.

Мы ещё централизуем, планируем в этом году уже принять решение, централизуем внутренний аудит по ключевым «дочкам», потому что он разбросан и малоэффективен, он будет централизован весь по ключевым «дочкам».

И централизуем ремонты, которые мы делаем на тепловых станциях на востоке. Несколько ремонтных «дочек» неэффективно работали, надо централизовать их. Когда–то мы сделали после трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС, мы тоже централизовали ремонт на гидростанциях. Теперь на теплостанциях так сделаем.

Ещё хотелось бы выполнить, уже намечаем планы снизить убыточность компаний, особенно генерирующих компаний Дальнего Востока. В прошедшем году где–то 5 миллиардов минус, в этом, в 2018 году, мы планируем снизить убыток до 3,5 миллиарда.

Но это связано с тем, что там тарифы, и топливо – например, уголь, – на него не регулируется цена, на уголь цена свободная, и он вырос на 22 процента в среднем, а тарифы – на два процента. То есть идёт накопление этой задолженности.

Есть ещё вопросы. Я обращусь к Вам с просьбой отдельно комплексно посмотреть по газификации, вопросы газификации Камчатки, вопросы энергетики Камчатки.

В.Путин: Имея в виду ближайшую перспективу.

Н.Шульгинов: Да.

Сахалин, потому что контракт закончится в 2025 году, но надо уже готовиться к этому, проект «Сахалин–1». И по Приморью. Надо всё это увязать. Здесь ещё «Сила Сибири». Это больше экспортное направление, но всё равно нужно всё рассмотреть окончательно.

В.Путин: Давайте эти предложения, потому что для этого региона нужна отдельная программа, она должна быть согласована межведомственно и с нашими крупными компаниями – производителями первичного сырья.

Н.Шульгинов: Хорошо.

Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 9 января 2018 > № 2451887 Николай Шульгинов


КНДР. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449445 Рено Жирар

Северная Корея и Иран: 2018 год - год атомного риска

Рено Жирар | Le Figaro

"В этом году мы отмечаем 50-ю хаотическую годовщину Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Его подписали все страны мира за исключением Индии, Пакистана и Израиля", - пишет обозреватель французской газеты Le Figaro Рено Жирар.

В своей речи "О положении страны" в январе 2002 года американский президент Джордж Буш сказал, что Северная Корея принадлежит к "оси зла", продолжает автор. Менее чем через год КНДР официально вышла из ДНЯО. В ходе своего поздравления с новым 2018 годом Ким Чен Ын заявил, что Северная Корея стала ядерной державой, обладающей межконтинентальными ракетами, равно как и США, говорится в статье. "Затем он протянул руку Южной Корее, выразив пожелание о том, чтобы северокорейские спортсмены смогли туда поехать для участия в зимних Олимпийских играх в феврале 2018 года, - сообщает Жирар. - Власти Сеула сразу же отреагировали положительно".

"Учитывая настрой его южнокорейского союзника, незаметно, чтобы американский президент распорядился о какой-либо превентивной войне против Северной Кореи, чтобы лишить ее нового статуса атомной державы, - комментирует журналист. - Таким образом, в борьбе между Пхеньяном и Вашингтоном выиграл Пхеньян. Это плохая новость для нераспространения ядерного оружия".

"Наряду с Ираком и Северной Кореей в "оси зла" президента Буша фигурировал и Иран, - говорится далее. - После того как в 2002 году он тайно возобновил военную атомную программу, Иран официально от нее отказался посредством соглашения от 14 июля 2015 года, подписанного постоянными членами Совбеза ООН и Германией. МАГАТЭ регулярно констатирует в своих докладах, что Иран соблюдает должным образом свои обязательства. Несмотря на это, с момента своего прихода к власти в январе 2017 года Дональд Трамп грозится денонсировать этот договор, который, на его взгляд, представляет собой "худшее соглашение, когда-либо подписанное Америкой за всю ее историю".

По словам автора, есть два возможных сценария развития событий политической ситуации в Иране. "В случае мирного сценария власти Исламской Республики примут во внимание недовольство манифестантов и решат вывести стану на более либеральный путь", - предполагает обозреватель. Этот сценарий предполагает, что власти ограничат свои внешние экспедиции, чтобы направить государственные деньги на улучшение повседневной жизни иранских граждан. "Если Иран откажется от всех претензий на региональное господство, атомное соглашение ожидает безоблачное будущее", - пишет автор.

"Однако после того, как высший руководитель Хаменеи назвал протестующих 2 января 2018 года "врагами, проплачиваемыми и манипулируемыми Саудовской Аравией", увы, мрачный сценарий становится более вероятным, - говорится в статье. - Этот сценарий предполагает суровое подавление протестного движения со стороны "Пасдаран" ("Корпуса стражей исламской революции") и поворот к еще более авторитарному и религиозному режиму". Когда это случится, Трампа больше ничто не будет сдерживать от денонсирования атомного соглашения, считает Жирар. "Почувствовав, что им угрожает Америка, открыто призывающая к смене режима в их стране, муллы возобновят производство обогащенного урана, вновь повергнув весь Ближний Восток в опасную гонку атомных вооружений", - предполагает обозреватель.

КНДР. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449445 Рено Жирар


Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 22 декабря 2017 > № 2434226 Андрей Черезов

Андрей Черезов: «Год был непростым, однако все намеченное мы завершили».

Андрей Черезов в интервью «Российской газете».

«Электрификация вновь стоит на повестке дня».

Сегодня отрасль отмечает профессиональный праздник. В День энергетика в отрасли традиционно принято подводить итоги работы за минувший год, строить планы на будущее. Но оставить без внимания проблемы, которые еще существуют на отдельных участках, тоже нельзя. Об этом накануне праздника "РГ" пообщалась с заместителем министра энергетики РФ Андреем Черезовым.

- Андрей Владимирович, какие знаковые события произошли в электроэнергетической отрасли в уходящем году?

- Год был непростым, однако все намеченное завершили. Полностью закончили работы по строительству энергетической инфраструктуры в рамках подготовки к ЧМ по футболу.

Другой немаловажный момент - окончание работ по восстановлению Саяно-Шушенской ГЭС. Объект полностью введен в эксплуатацию, рабочей комиссией подписан акт готовности, станция работает на полную мощность. Заканчиваются работы на Богучанской ГЭС, она также полностью будет введена в этом году. В конце ноября председатель правительства Дмитрий Медведев в режиме телемоста дал команду на пуск первой очереди Якутской ГРЭС-2, это очень важный объект для региона.

- Как в этом году прошла подготовка к работе в осенне-зимний период? Вовремя ли все подразделения получили паспорта готовности, были ли проблемы?

- В ходе подготовки к ОЗП специалистами минэнерго было проверено 84 субъекта электроэнергетики. Проблемы были, но они не носили системного характера. В этом году паспорта готовности не получили только два субъекта. Это Хуадянь-Тенинская ТЭЦ ( Ярославль): объект введен в эксплуатацию, но лицензию на опасные производственные объекты не получил. И ГУП "Крымэнерго", где не выполнены мероприятия, предписанные "Ростехнадзором", не проведено техосвидетельствование оборудования.

Также по 274 объектам у нас были спрогнозированы энерготопливные балансы, утверждены нормативы запасов топлива.

Они, кстати, даже перевыполнены. Так, запасы угля составляют 166,7 процента, мазута - 137, дизтоплива - 117, торфа - 226 процентов. Поэтому здесь мы рисков не видим.

- Со следующего года проверка готовности к ОЗП должна проводиться по новой методике...

- Минэнерго уже и в этом году оценивало готовность компаний к работе ОЗП на основе риск-ориентированной модели. В чем разница? Раньше на места постоянно выезжали комиссии, на проверки тратились огромные ресурсы и местные специалисты отвлекались от производственного процесса. По новой методике готовность будет оценивается по индексу, который, в свою очередь, присваивается на основе определенной информации о предприятии: уровню аварийности, исполнению ремонтов, запасам топлива, технологическим нарушениям и т.д. Здесь мы доверяем энергетикам и не перегружаем излишними проверками. Комиссия выезжает на место, если только объект получил оценку "не готов", тогда он попадает на контроль минэнерго и Ростехнадзора.

- Как идет модернизация электросетей и другого оборудования?

- Отрасль постепенно отказывается от планово-предупредительного ремонта и переходит на ремонт по состоянию. Это позволит сократить расходы на ремонтные работы компаний и более качественно планировать инвестиционную деятельность в части реконструкции, замены оборудования.

Изменения в привычные схемы и методы работы вносят и климатические условия. В последнее время в центральной части страны зачастили ледяные дожди, которых перед этим не наблюдалось несколько десятков лет. Все, конечно, помнят последствия погодной аномалии в декабре 2010 года. Так вот, с того момента компания МОЭСК модернизировала 14 тысяч километров ЛЭП малого класса напряжения. А в этом году ее специалисты пришли к решению, что линии 6, 10 и 35 кВ будут переводить на самонесущий изолированный провод. Он намного надежнее работает, ему не страшен тяжелый снег.

Или устройства плавки гололеда. На Урале и в Поволжье они никогда не предусматривались при проектировании ЛЭП 110, 220 и 500 кВ. Теперь же плавка гололеда закладывается в проект.

В последнее время аварийность в сегменте электроэнергетики реально снизилась. Только за 10 месяцев этого года в генерирующих компаниях - на 3 процента, в сетевых - на 6,5.

- Сейчас в мире наблюдается бум альтернативной энергетики, какова в этом тренде позиция России и доля ВИЭ в общем объеме генерации?

- ВИЭ у нас используются, но они пока не так популярны, как за рубежом. В Европе доля генерации из "зеленых" источников кое-где доходит до 30 процентов. У нас структура такая: ГЭС - чуть больше 20 процентов, АЭС - 12, "ветряки" - 0,04 процента и солнечная генерация - 0,19 процента. Отмечу, что программа развития ВИЭ активно выполняется. В этом году введено эксплуатацию несколько солнечных электростанций суммарной мощностью 20 МВт на модулях нового поколения с довольно высоким КПД. В Ульяновской области введен в эксплуатацию первый в России крупный ветропарк. Здесь важно, что все ВИЭ-станции строятся на локализованном оборудовании.

Это значит, что мы активно развиваем наукоемкое производство в части замещающей электроэнергетики.

- А каковы перспективы у гидроэнергетики, ведь именно в этом виде генерации получается самый дешевый киловатт?

- Гидроэнергетика будет развиваться. Но здесь проблема в том, что это очень капиталоемкий сегмент на начальном этапе. Надо построить плотину, переселить людей из районов затопления и т.д. Сейчас на Дальнем Востоке строятся Нижнебурейская и Нижнезейская ГЭС. Решения по ним были приняты после наводнения 2014 года. Эти станции будут регулировать сбросы "головных" Бурейской и Зейской ГЭС. И в случае экстренных мощных сбросов воды с последних зона затопления будет гораздо меньше.

- В последнее время в отрасли обострилась проблема неплатежей за потребленную энергию. Как эту проблему можно минимизировать?

- Задолженность за купленную электроэнергию по состоянию на начало ноября превысила 65 миллиардов рублей. За 10 месяцев произошел рост на 9 процентов. А ведь для сетевых компаний тариф - единственный источник дохода и, соответственно, инвестиций в развитие.

Задолженность на розничном рынке электроэнергии на 1 октября составляла 243 миллиарда рублей с "прибавкой" к прошлому году в 8 процентов. Объем дебиторской задолженности потребителей перед основными поставщиками тепловой энергии на 1 октября - 172,7 миллиарда.

Как решить проблему? Нужна платежная дисциплина. А ее исполнения, кто бы чего ни говорил, можно добиться только путем возможности отключения потребителей при больших долгах. Превысил долг определенную планку - отключили. Расплатился по долгам - снова собирай документы на подключение и снова плати за техприсоединение. Но стоит отметить, что в минэнерго прорабатываются различные варианты борьбы с неплатежами.

- Давайте все же завершим разговор на позитивной ноте. Что бы вы пожелали своим коллегам в профессиональный праздник?

- Специалистам отрасли хочу пожелать спокойной работы без аварий, авралов и в этом, и в следующем году, и на долгие годы вперед. Чтобы отрасль наша развивалась, обеспечивая экономическое благополучие страны. Чтобы на законодательном и исполнительном уровнях власти она рассматривалась как приоритетная. Потому что долгие годы мы эксплуатировали то, что построили еще наши предки. И сейчас как раз подходим к тому моменту, когда пора задуматься о плане ГОЭЛРО номер три. Что в ближайшей перспективе и будем делать.

Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 22 декабря 2017 > № 2434226 Андрей Черезов


Казахстан > Электроэнергетика > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451108 Нурлан Мухамед-Рахимов

На основании стратегических задач

Объем капитальных вложений АО «Алматинские электрические станции» на 2018 год запланирован на уровне 13 млрд тенге. Для отрасли – это обычный порядок чисел. Но приоритетным, подчеркивают в компании, стал принцип формирования статей бюджета развития, в котором доминируют два ключевых направления – высокие технологии и экологическая составляющая.

Алевтина ДОНСКИХ, Алматы

И это не формальная дань прошедшему в Астане ЭКСПО-2017, это смена парадигмы экономического мышления в сфере энергетики, которая является базовой составляющей экономики. Новый этап развития энергетического комплекса южного мегаполиса – предмет нашей беседы в канун Дня энергетика с председателем правления АО «Алматинские электрические станции», депутатом маслихата города Алматы Нурланом Мухамед-Рахимовым.

- Нурлан Тауфикович, традиционно такие интервью начинаются с подведения итогов, достигнутых показателей, но, как я понимаю, сегодня на повестке дня – новые тренды, планы, модернизация. Это здорово, но я, как потребитель, начинаю испытывать некоторое беспокойство, не вызовет ли активная реформация энергетического комплекса сбои в рабочем режиме станций, в исполнении обязательств перед потребителями?

– Никто не снимает с энергетиков задачи по исполнению своих обязательств перед экономикой и обществом. Наша и стратегическая, и в то же время повседневная задача – четкая, бесперебойная работа, обеспечение всех наших потребителей теплом и электроэнергией. Другое дело, что АО «АлЭС» предстоит запараллелить процессы – производственный, модернизацию и экологизацию комплекса.

Скажу больше: это для АО «АлЭС» – привычные ритм и режим, поскольку такое сложное производство, как электрические станции, требует непрерывного технического поддержания. Существуют регламенты проведения ремонтных работ, техобслуживания, которые мы должны неукоснительно исполнять. Всем известно, в каком плачевном состоянии был алматинский энергокомплекс в начале 90-х. Все эти годы мы планомерно вели его модернизацию, устраняя техническую и моральную отсталость, проводили природоохранные мероприятия, автоматизировали процессы.

Напомню, что с 2009 по 2016 год АО «АлЭС» в рамках своих инвестиционных обязательств выполнило масштабный план реконструкции. Фактически в те годы был заложен фундамент модернизации комплекса. Наряду с ремонтными работами мы провели существенное переоснащение основных фондов станций и природоохранные мероприятия. Объем выполненных работ, например, только в 2015 году превысил 15 млрд тенге. При этом компания выполняла все свои обязательства по бесперебойному обеспечению электричеством и теплом всех своих потребителей.

Поэтому и сейчас с производственными процессами будет коррелироваться и график решения тех задач, которые перед нами ставят и высшее руководство страны, и сама жизнь.

– Чтобы у читателей было представление об объемах производственной деятельности, можно привести предварительные показатели по выработке и реализации электроэнергии и тепловой энергии по 2017 году?

– Точные данные мы получим в начале января. Но уже по состоянию на 1 декабря выработано 111% от плановой величины электрической энергии, или 5,1 млдр кВтч, отпуск тепловой энергии превысил 4,3 млн Гкал, или 98% от плана в связи с более теплым зимним периодом.

– Озвученные цифры капитальных вложений на будущий год – почти 13 млрд тенге свидетельствуют о серьезных объемах. На какие цели планируется направить инвестиции?

– На основании стратегических задач АО «АлЭС» и Инвестиционного бюджета на 2018-2022 годы мы планомерно продолжаем улучшать стабильность, надежность и безопасность работы всего энергокомплекса.

В частности, одна из ключевых задач – реконструкция ТЭЦ-1 со строительством нового высокотехнологичного и высокоэкономичного энергоисточника на природном газе. Мы планируем заменить морально и физически устаревшее основное оборудование станции «ветерана» и снизить воздействие на экологическую обстановку Алматы. Это сложный проект, рассчитанный почти на 3 года. В 2018 на эти цели планируется 6,5 млрд тенге. Еще 2,5 млрд тенге направим на работы по реконструкции систем золошлакоудаления и расширение золоотвалов второй и третьей ТЭЦ. Это позволит обеспечить бесперебойную работу энергоисточников с соблюдением всех требований природоохранного законодательства страны.

125 млн тенге запланированы на мероприятия по техническому усилению стратегических производственных объектов, что также продиктовано повышением требований к их безопасности. В частности, речь идет об объектах Каскада ГЭС, включая площадку Большого Алматинского озера, и реконструкции контрольно-пропускного пункта ТЭЦ-1. В целом на реконструкцию электро-, теплоэнергетического и гидротехнического оборудования, приобретение и замену изношенного оборудования и механизмов запланировано 2,8 млрд тенге.

– Мы пока говорим о текущих задачах – ремонтах, укреплении, плановом переоснащении. Но алматинцы хорошо помнят поручение президента страны, которое дано было акимату города и фонду «Самрук-Казына» о внесении предложений по переводу на газ ТЭЦ-2. Все понимают мотивацию поручения – энергетика страны должна образно говоря, стать экологичной. Но также все понимают, что ТЭЦ-2 – это мощнейшая станция, которую так просто не «озеленить». На какой стадии проработка этого вопроса, ведь всем уже понятно, как бы ни было технически сложно решить эту задачу, никто не отменит это поручение?

– На протяжении последнего десятилетия мы последовательно внедряли здесь новые природоохранные технологии, закупали оборудование, для того, чтобы существенно снизить выбросы станции. Здесь мы добились значительного улучшения. Так, благодаря реконструкции золоулавливающих устройств с эмульгаторами нового поколения на всех котельных агрегатах станции довели степень очистки до 99,5%. С 2007 года и по настоящее время выбросы золы снизились более чем в 2 раза – с 10,9 тысячи тонн до 5,1 тысячи тонн.

Были модернизированы горелочные устройства на всех котельных агрегатах станции, что уменьшило показатели по окислам азота. Сейчас выбросы загрязняющих веществ от ТЭЦ-2 не превышают установленных лимитов. То есть мы создали определенный резерв, чтобы принять взвешенное, грамотное решение для того, чтобы выполнить поручение главы государства.

Также напомню, что ведущие инженеры и ученые, побывавшие на ЭКСПО, говорили не только о возобновляемой энергетике, но и о возможностях выбора топлива, при условии, что применяемые технологии обеспечивают его экологическую чистоту. Сейчас мы изучаем, прорабатываем различные сценарии снижения выбросов ТЭЦ-2 до европейских стандартов. Наши специалисты работают в этом направлении вместе с зарубежными и отечественными экспертами. В настоящее время разрабатывается предварительное технико-экономическое обоснование, затем будет выбран приемлемый вариант.

– В какие сроки планируется реализовать этот проект, и какова его смета?

– Предварительно мы обозначили сроки реализации проекта «Модернизация Алматинской ТЭЦ-2 с минимизацией воздействия на окружающую среду» на 2018-2023 годы. Сейчас рассматриваются три технических решения.

Если говорить о необходимых капиталовложениях, общей стоимости, то точные цифры мы сможем назвать после разработки предварительного технико-экономического обоснования. Но всем понятно, что это будут значительные суммы.

– Модернизация производства невозможна сегодня без перехода на цифровые технологии. Это еще одно направление, по которому работает компания. Понятно, что энергетика, как высокоточная отрасль, требующая максимальных систем защиты и техники безопасности, исторически наиболее активна в вопросах автоматизации. Тем не менее этот вопрос и сегодня актуален для АО «АлЭС». Хотя бы в силу того, что значительно усложнилось оборудование, технологии, возросли объемы производства, выросла потребительская база и требования к контролю и учету значительно ужесточились. Насколько здесь современна ваша компания?

– Вы правы в том смысле, что на протяжении всей своей истории компания и ее подразделения с точки зрения автоматизации процессов как производственных, так и управления, учета, контроля, систем служб безопасности, соответствовали современным (на текущий момент) технологиям.

Цифровые автоматизированные системы управления технологическим процессом (АСУТП) в нашей компании внедряются с 2007 года. В последние годы оцифровка бизнес-процессов компании по всей вертикали и горизонтали ускорилась и вылилась в комплекс мер, которые мы назвали «Цифровыми преобразованиями для модернизации производства». Поэтому вопрос о дальнейшей цифровизации компании мы решаем последовательно, определив приоритеты. К настоящему времени многие службы и подразделения компании прошли или проходят фазу перевода на «цифру».

Благодаря программному обеспечению 1C:УПП с 2010 года в АО «АлЭС» произошла интеграция в едином информационном пространстве основных бизнес-процессов, учета, выросла эффективность и прозрачность.

В последующие годы мы внедрили систему диспетчерского управления и сбора данных SCADA, автоматизированную систему коммерческого учета электроэнергии АСКУЭ. Наша недавняя цифровая новация – модуль технического обслуживания и ремонта оборудования 1С:ТОиР. По нашим оценкам, он является самым гибким продуктом в этой сфере. Многокомпонентная матрица охватывает финансы и бухучет; логистику и снабжение; управление кадрами. Очень эффективен и наш современный комплекс технических и программных средств АСУ ТП, который способствует повышению эффективности производства.

Мы прекрасно понимаем, что, запустив процессы модернизации и автоматизации производства, сегодня нельзя останавливаться, поэтому наша дорожная карта цифровизации детально прописана на ближайшую перспективу. Так, на следующем этапе планируется создание центра методологии и автоматизации, будет внедрен электронный документооборот с акцентом на внутреннюю управленческую документацию. В результате появится возможность непрерывного анализа бизнес-процессов и определения «узких мест» в работе.

– На общественных слушаниях весной вы уделили внимание оптимизации внутренних расходов, режиму экономии, энергоэффективности. Насколько оправдана и результативна такая работа?

– В рыночной экономике вопрос устойчивой прибыльности, дохода – это вопрос выживания бизнеса. Поэтому компании задействуют все ресурсы, которые способны ее повысить. В том числе и внутренние возможности и резервы.

Для нас таким ресурсом, повышающим эффективность бизнеса, стала политика энергосбережения. На системной основе мы стали заниматься этим вопросом после выхода Закона РК «Об энергосбережении и повышении энергоэффективности» в январе 2012 года. Тогда же у нас стартовала масштабная программа модернизации производственных объектов.

Так, согласно нашим планам суммарная экономия энергетических ресурсов компании должна была составить миллиард тенге за 2015-2019 годы. Мы же практически достигли этого уровня к ноябрю 2017 года – экономия превышает 900 миллионов тенге.

Приведу примеры, показывающие, как мы достигли таких показателей. Так, только реконструкция золоотвалов ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 уменьшила потери и потребление воды на технологические нужды в 2014 году на 275 тысяч кубометров по сравнению с 2010 годом (это 2,5% от общего объема водопотребления ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 на технологические нужды). Реконструкция вентиляторных градирен ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 обеспечила прибавку в выработке электроэнергии на 628 млн кВтч (это 20% от общей выработки электрической энергии ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3). Ввод в эксплуатацию бойлерной и котлоагрегата №8 на ТЭЦ-2 увеличил отпуск тепла на 30% – на 700 тысяч Гкал и выработку электроэнергии на 6% на 150 млн кВтч. С каждым годом экономический эффект увеличивался: если в 2012 году он оценивался в 80 млн тенге, в следующем году + 280 млн тенге, а в 2014 году уже около 400 млн тенге. В этом вопросе для нас не было мелочей: мы начинали с замены ламп и сокращения собственного потребления тепловой и электроэнергии в производственных целях. Что также дало осязаемый эффект, ведь по теплу наше собственное потребление составляет 5%, а по электроэнергии – 14%.

Наши усилия в этом направлении подтвердились после энергоаудита – в 2014 году АО «АлЭС» получило сертификат соответствия системы энергоменеджмента международному стандарту ISO 50001. По его результатам определены четыре основных направления работы: организационные; перевооружение производства; ремонтно-сервисные и эксплуатационные.

– Как между собой коррелируются принцип экономии и модернизация? Ведь если что-то компания сэкономит, то модернизация, капиталовложения, о которых мы с вами говорили вначале, требуют колоссальных инвестиций…

– Я бы сказал по-другому: модернизация производства в конечном итоге приводит к эффективности, новые технологии позволяют экономить в будущем. Безусловно, капиталовложения сейчас существенные, но и отдача стоит того. Так, например, если в 2015 году наши затраты на повышение энергоэффективности составили 257 млн тенге, а фактический эффект достиг 600 млн, то есть вдвое выше инвестиций.

В 2016 году проводилась замена отдельных дорогостоящих узлов оборудования. При затратах 410 млн тенге получили в виде эффекта 338 млн тенге, а только за 9 месяцев текущего года мы почти сравнялись: инвестировали 125 млн тенге, которые вернулись в виде экономии.

Эта работа в АлЭС продолжается: согласно плану мероприятий по энергосбережению и повышению энергоэффективности, в 2018 году мы должны провести 31 мероприятие, в 2019 году – 27 мероприятий.

– Компания «АлЭС» знаменита своими династиями, многие из которых насчитывают больше сотни лет. Чем так захватывает профессия энергетика, что люди приводят в нее и своих детей, и внуков и, кажется, не мыслят себя вне ее?

– Трудно сказать, как и почему… На первых порах, наверное, возникает понимание того, что именно энергетики дают людям, промышленности, всей экономике свет и тепло. Что без электричества, как и без воды, жизнь замирает. Потом появляется гордость, а следом – чувство ответственности и понимание того, что кто, кроме тебя – профессионального энергетика, это может сделать лучше? В такой момент профессия становится просто твоей жизнью. И это уже неотделимо. Наверное, поэтому наши пенсионеры не спешат на заслуженный отдых и даже после выхода на пенсию остаются привязаны к коллективу, к профессии невидимыми узами, неиссякаемым интересом к работе и готовностью помочь – советом, делом, простым участием.

Поэтому мы никогда не «списываем» своих ветеранов, они всегда в курсе наших дел, они всегда – в нашем коллективе. Поэтому в профессиональный праздник в первую очередь мы поздравляем их, отмечая, что славные традиции, заложенные старшими поколениями, живут в нашем коллективе.

И сегодня я искренне поздравляю всех энергетиков – работающих и вышедших на пенсию – с профессиональным праздником. Кому как не им всем пожелать неиссякаемой энергии?! И я надеюсь, что следующий год для коллектива АО «АлЭС» станет еще более успешным, чем год уходящий.

Казахстан > Электроэнергетика > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451108 Нурлан Мухамед-Рахимов


Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство > minenergo.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2433680 Антон Инюцын

Антон Инюцын: «ИТП позволяет добиться экономии, а также создать в квартирах комфортный температурный режим».

Антон Инюцын в интервью «Комсомольской правде».

Энергоэффективные технологии позволяют не только снизить расходы, но и повысить качество жизни. Как повысить энергоэффективность отечественной экономики, рассказал заместитель министра энергетики России Антон Инюцын.

- Антон Юрьевич, ЖКХ традиционно называют в числе отраслей, имеющих существенный потенциал энергосбережения. Можно ли системно сократить потребление энергоресурсов?

- Владельцы жилья в курсе: расходы на отопление и горячую воду занимают до 2/3 в платежке е за коммунальные услуги. и. Установка индивидуального теплопункта (ИТП) с автоматическим погодным регулированием позволяет добиться двойного эффекта: снизить на 20 - 25% потребление и существенно повысить качество услуги.

В традиционных системах теплоснабжения регулирование подачи тепла в зависимости от температуры на улице осуществляется на ТЭЦ или в котельной. Делать это можно только одинаково для всех домов и с запасом.

Установка ИТП в доме позволяет потреблять тепла ровно столько, сколько необходимо, добиться экономии, а также создать в квартирах и на рабочих местах комфортный температурный режим.

- Эффект от установки ИТП только в экономии и комфорте?

- Не только. Как показала практика, улучшение микроклимата в помещениях позволяет заметно снизить заболеваемость ОРВИ в течение отопительного периода.

- Можно ли устанавливать ИТП более активно?

- По инициативе Минэнерго России Правительством Российской Федерации принято решение о том, что с 1 января 2018 года для зданий, подключенных к центральному отоплению, установка ИТП станет обязательной при новом строительстве как жилых, так и нежилых зданий, а для общественных и административных зданий - также и при проведении капремонта.

- Почему такое требование не стало обязательным при капитальном ремонте многоквартирных домов?

- В нашей стране система капремонта многоквартирных домов еще только формируется. Когда проект решения Правительства РФ разрабатывался, то не было уверенности, что объем платежей на капитальный ремонт позволит обеспечить финансирование этой дополнительной меры во всех регионах. Надо понимать, что, несмотря на хорошую окупаемость ИТП (для типового жилья на уровне 4 лет), такие требования приведут к удорожанию капремонта. Поэтому по просьбе Минстроя России рассмотрение этого вопроса было перенесено на более поздний срок.

Но уже видно, что работа Минстроя России по настройке системы капитального ремонта многоквартирных домов дает хороший результат. В целом по стране сбор средств в фонды капремонта позволяет обеспечить финансирование расходов на проведение капитального ремонта. А в ряде регионов есть даже профицит. И там региональные власти своими решениями могли бы включить установку ИТП в состав обязательных мероприятий при проведении капитального ремонта. Такие полномочия у них есть.

- А сами собственники жилья могут принять такое решение?

- Конечно, собственники всегда могут установить ИТП за свой счет. В некоторых городах это делают теплоснабжающие организации на основе энергосервисного договора. В последнем случае жителям не приходится платить за установку, но и полученная экономия первое время идет в основном на возмещение расходов инвестора.

- А если говорить про общественные пространства городов - какие возможности есть здесь?

- Eсли говорить про общую коммунальную инфраструктуру, то самое эффективное направление - уличное освещение. Переход на энергоэффективные и экологичные источники света позволяют быстро и весьма существенно сократить расходы на электроэнергию, иногда в 2 - 3 раза. Полученная экономия может быть направлена не только на возврат инвестиций, но и на улучшение качества освещения. В тех городах, где такая работа проведена, она получила высокую оценку со стороны жителей. Не только крупные города, как Москва, но и малые и средние города, например Суздаль, также добились качественного улучшения городской среды за счет перехода на энергоэффективное уличное освещение.

Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство > minenergo.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2433680 Антон Инюцын


США. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2433646 Анатолий Яновский

Анатолий Яновский: «Россия заинтересована в том, чтобы на экспорт шло не только сырье, но и продукты с высокой добавленной стоимостью».

Интервью заместителя Министра Анатолия Яновского журналу «Нефте Компас» (Nefte Compass) международной информационно-аналитической группы «Энерджи Интеллидженс» (Energy Intelligence).

Вопрос: В чем суть и каковы цели российской внешней энергетической политики?

Ответ: Внешняя энергетическая политика России основана на принципах открытости, последовательности, мы действуем строго в рамках норм международного права и законодательства тех стран, с которыми ведем диалог. Начиная с 2000 года, в разделе внешней энергетической политики Энергетической стратегии России, была отмечена необходимость диверсификации экспорта как с точки зрения направлений поставок энергоресурсов из РФ в те или иные страны, так и с точки зрения товарной номенклатуры. Т.е. мы заинтересованы в том, чтобы на экспорт шло не только сырье, но и продукты с высокой добавленной стоимостью.

В этом документе также отмечено, что для освоения богатейших ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока нам необходимо развивать экспорт энергоресурсов на восток, поскольку это будет являться драйвером социально-экономического развития восточных регионов страны. Что собственно последовательно и начали делать. Сначала построили нефтепроводную систему Восточная Сибирь - Тихий Океан, ориентированную не только на поставку ресурсов нашим партнерам в Китайскую Народную Республику, но и, прежде всего, на поставку нефти в Азиатско-Тихоокеанский регион. Подчеркну - мы не заинтересованы в том, чтобы создавать рынок одного покупателя, поскольку в этом случае у продавца всегда возникает жесткая зависимость от покупателя.

При этом Европа для нас является крупнейшим и традиционным потребителем не только наших энергоресурсов, но и нашим партнером по освоению месторождений на территории РФ. Поэтому большое количество европейских, азиатских и американских компаний работает в РФ в сфере топливно-энергетического комплекса. И не только в сфере добычи и переработки, но и в сфере электроэнергетики, создания новых видов оборудования и технологий.

Вопрос: То есть основная цель - это экспорт наших энергоресурсов на глобальные и наиболее привлекательные рынки и привлечение инвестиций иностранных компаний?

Ответ: Да. При этом мы исповедуем принцип взаимности. Если мы даем возможность иностранным компаниям работать на территории РФ, мы рассчитываем, что в странах, из которых эти компании, мы также сможем работать в соответствии с установленными правилами.

Вопрос: С тех пор, когда была принята Энергетическая стратегия России, очень многое изменилось. Изменилась цена на нефть, снизилась популярность углеводородов, возрастает роль альтернативных источников энергии. Учитывает ли внешняя энергетическая политика России эти новые факторы?

Ответ:. Мы уже с 2000 года учитываем развитие возобновляемых источников энергии. Появление новых технологий оказывает безусловное влияние на себестоимость добычи топлива и производства электроэнергии. В результате изменяется топливно-энергетический баланс, в основе которого – спрос на топливо и энергию. Поэтому мы добываем и экспортируем ровно столько, сколько нужно для социально-экономического развития страны.

Т.е. можно было бы и добывать, и экспортировать больше, но возникает вопрос зачем, ради чего?

Вопрос: Насколько Россия реально может добывать больше, чем она добывает сейчас?

Ответ: Что касается газа, то это абсолютно справедливое утверждение, у нас подготовленные запасы достаточны, чтобы существенно увеличить поставки на экспорт, если будет спрос на этот продукт. По оценкам ПАО «Газпром» уже сейчас компания может увеличить добычу на 150 млрд м3/год. В нефти потенциал роста добычи не столь высокий. Однако, опять же, все зависит от того, сколько инвестиций компании готовы вкладывать в условиях того или иного налогового режима и стоимости нефти на мировом рынке. Есть большие запасы в Арктике или на шельфе. Это очень дорогостоящие проекты. Возникает вопрос - зачем вкладывать средства в проекты , которые могут быть неокупаемы с учетом прогнозируемых цен на углеводородные ресурсы на мировых рынках? Поэтому, естественно, компании решают, какой объем нефти и газа и где им выгодно добывать.

В качестве примера могу сказать, что в свое время Газпром совместно с партнерами активно начинал разработку Штокмановского месторождения. А потом в силу изменения внешней конъюнктуры рынка проект был заморожен.

Вопрос: Он похоронен навсегда?

Ответ: Нет, я уверен, что никакой проект не будет навсегда заморожен. Если сложатся подходящие экономические условия, если он будет экономически целесообразным, то, безусловно, к нему вернутся.

Вопрос: Зачем тогда вкладывать миллиарды долларов в геологоразведку на шельфе, особенно на арктическом шельфе в данный момент?

Ответ: Разведка - это работа, прежде всего, на будущее. Поэтому и любое государство, и любая компания, которая пришла не на один и не на два года, а на десятилетия, вкладывают средства в геологоразведку.

Вопрос: Мы затронули те области, которые сейчас находятся под санкциями, и шельф, и Арктика. В связи с этими ограничениями, каким образом будет меняться внешняя энергетическая политика России?

Ответ: Я не думаю, что они оказывают влияние именно на внешнюю энергетическую политику. Эти санкции, может быть, будут оказывать влияние на операционную деятельность добывающих компаний в среднесрочном периоде.

Вопрос: Государство собирается предпринять более активные шаги для защиты интересов своих компаний?

Ответ: Естественно, государство будет принимать решения. Но возникает вопрос, с чем может быть связаны эти решения? С созданием более благоприятных условий для работы этих компаний внутри страны? Это формально не является частью внешней энергетической политики. Государство, например, принимает меры по тому же льготированию добычи углеводородов на востоке страны, хотя это не является ответом на внешние санкции, а осуществляется в рамках последовательной политики, как внешней, так и внутренней, заложенной в Энергостратегии.

В ответ на санкции у нас реализуется политика импортозамещения, этой темой мы занимаемся совместно с Министерством промышленности и торговли.

Вопрос: Новые санкции угрожают нашим трубопроводам «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Каким образом государство будет реагировать на эти угрозы?

Ответ: Проект «Северный поток-2» реализуется коммерческими структурами, как нашими, так и зарубежными. И государство в реализации этого проекта не участвует, в отличие от «Турецкого потока», для реализации которого Правительство России заключило международный договор с Правительством Турецкой Республики. Я думаю, что проекту «Турецкий поток» санкции не помешают, потому что есть суверенная страна Турция, есть суверенная страна Россия. Турция хочет получать газ из России по новой трубопроводной системе – пожалуйста.

Если наши европейские коллеги, те или иные, не захотят покупать с территории Турции дополнительные объемы газа, значит, этот газ поставляться не будет.

Вопрос: А с точки зрения привлечения финансирования и иностранных подрядчиков, трубоукладчиков, например, есть риски?

Ответ: Вы же знаете, что эти санкции не имеют обратной силы. Они не касаются тех проектов, которые были начаты до введения санкций. Люди, которые эти санкции принимают, тоже вполне разумные. Они понимают, что можно делать, а что нет.

Вопрос: А какие риски связаны с последней инициативой Европы распространить Третий энергопакет на «Северный поток-2»? Он будет тогда реализован?

Ответ: «Северный поток-2» – это проект, который реализуется нашей компанией совместно с ее зарубежными партнерами, участники этого проекта заинтересованы в его реализации исключительно из экономического интереса: это самое короткое расстояние транспортировки от мест добычи. Оно на 1000 км короче, чем любой другой маршрут и дешевле, благодаря использованию современных технологий транспортировки газа. Проект экономически выгоден, интересен. Отсюда возникает вопрос, как государства, входящие в Евросоюз, будут защищать свои национальные интересы, другими словами, интересы своих экономик и населения? Это вопрос к ним, а не к нам.

Вопрос: Так мы будем его строить?

Ответ: «Северный поток-2» строится.

Вопрос: А если будут приняты дискриминационные меры, Газпром опять понесет потери?

Ответ: Ответить на ваш вопрос и просто, и сложно. Приведу пример. У нас был построен «Северный поток-1», и было его сухопутное продолжение OPAL. И вот на протяжении нескольких лет блокировались возможности полноценного использования OPAL.

Оказало ли это влияние на сроки окупаемости самого «Северного потока-1» для его акционеров? Да, конечно, оказало. Предположим, там был срок окупаемости 15 лет. Ну, а в результате будет не 15, а 20.

Сказать, что проект «Северный поток-2» невыгодный, нельзя. Если газ по этому газопроводу является востребованным на рынке, то он там рано или поздно появится. Об этом свидетельствует и вся история газовых взаимоотношений между СССР и нашими европейскими партнерами.

Вопрос: Позиция Дании тоже не повлияет?

Ответ: Она может повлиять на сроки реализации морской части строительства. Если маршрут изменится, то это потребует дополнительных проектно-изыскательских работ, дополнительных затрат.

Вопрос: Если вновь будут введены санкции против Ирана, какие риски возникают для наших компаний?

Ответ: Как Вы знаете, политические вопросы находятся в компетенции Министерства иностранных дел Российской Федерации. Мы считаем, что односторонние санкции – это не метод ведения дел, в том числе в торгово-экономической сфере.

Исключительно жесткие односторонние экономические санкции США и Евросоюза действовали в отношении Ирана и до заключения ядерного соглашения. Одним из последствий этого было развитие внутреннего иранского рынка и собственных современных технологий и компетенций.

Не надо забывать, что иранская экономика существует много тысяч лет. Сегодня Тегеран играет важную роль и в мировом рынке нефти и газа, и в региональных экономических отношениях. Попытка «изъять» или исключить Иран из мировой экономики уже показала свою несостоятельность. В период самых жестких санкций в Иране присутствовали представители ведущих компаний США и Западной Европы, которые занимались маркетингом, развитием деловых связей, организацией финансового и правового сопровождения сделок и торговых отношений. Именно это позволило таким гигантам мировой экономики, как Тоталь, Эйрбас, Боинг, Рено, Пежо сразу после ослабления санкций зайти на иранский рынок и заключить многомиллиардные сделки.

Конечно, США играют огромную роль в мировой экономике, и нагнетание санкционного режима не может пройти без последствий. Вместе с тем, как я выше обозначил, это не мешает крупным компаниям подстраиваться под существующие условия и успешно работать.

Поэтому, исходя из предыдущего опыта, основы, перспективы и потенциал для развития российско-иранских отношений по всем направлениям сохранятся вне зависимости от принимаемых США решений. У российских компаний хорошие перспективы для участия в иранских проектах, и многое уже сделано на этом направлении.

Вопрос: То есть они останутся там?

Ответ: Они могут остаться, могут уйти. Наши компании являются крупнейшими мировыми компаниями, которым есть, где работать. От того, что им скажут в каком-то регионе мира, что «Вы здесь мешаете», или по каким-либо соображениям «не даем Вам работать», от этого интересы компаний, конечно, пострадают, но компании не перестанут существовать.

Вопрос: Но кто-то вынужден будет уйти из-за иностранных акционеров, например?

Ответ: Наверное, да, время покажет.

Вопрос: Финансовые проблемы Венесуэлы беспокоят наши компании, которые вложили туда миллиарды долларов?

Ответ: То, что вложено в Венесуэлу, сделано в соответствии с международным договором между Правительством России и Правительством Венесуэлы, который защищается нормами международного права.

Если придет какое-то другое правительство, оно что, перестанет выполнять этот международный договор? Вряд ли. В случае его нарушения наши компании смогут обратиться в суд, в случае необходимости, в суд сможет обратиться и Россия, если мы увидим, что ущемляются наши права. Мы члены ВТО, мы можем обратиться и в ВТО.

Вопрос: То есть все спокойны?

Ответ: Что значит «все спокойны»? Те менеджеры, которые непосредственно отвечают перед акционерами за свои действия, конечно, всегда будут беспокоиться. Я говорю о том, что эти активы, эти инвестиции защищены нормами права.

США. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2433646 Анатолий Яновский


Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413047 Екатерина Еременко

Ростех обвинил Siemens в причинении вреда России

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Как заявил представитель «Ростеха», Siemens фактически добивается, чтобы российские суды соблюдали санкционные требования чужой международной организации — Евросоюза

Представитель «Технопромэкспорта», входящего в «Ростех», заявил в Арбитражном суде Москвы, что исковые требования Siemens в споре из-за «крымских турбин» направлены на причинение вреда России и нарушение ее суверенитета.

«Эмбарго Европейского cоюза, которое в судебном порядке пытаются исполнить истцы, нарушает суверенитет нашего государства», — сказал представитель ТПЭ Мерген Дораев (цитата по РИА Новости).

По его словам, действия Siemens противоречат законодательному принципу единства экономического пространства и свободного перемещения товаров на территории страны. Как заявил представитель «Ростеха», Siemens фактически добивается, чтобы российские компании, российские суды на российской территории соблюдали санкционные требования чужой международной организации — Евросоюза.

В свою очередь, представитель германского концерна Михаил Иванов в суде заявил, от ТПЭ обманул Siemens и его совместное предприятие «Сименс технологии газовых турбин» и под предлогом строительства ТЭС в Тамани получил оборудование для строительства ТЭС в Крыму.

Дело о крымских турбинах

Арбитражный суд Москвы рассматривает дело о поставках в Крым газотурбинных установок производства Siemens. Германский концерн требует вернуть оборудование, поставленное в Крым в обход санкций Евросоюза, и признать сделку о его поставке недействительной.

ОАО «Технопромэкспорт» (входит в «Ростех») строит в Крыму, воссоединившемся с Россией в марте 2014 года, две газовые ТЭС мощностью по 470 МВт каждая, в Севастополе и Симферополе. На крымские ТЭС планировалось ставить газотурбинные установки, сделанные по технологии Siemens. Их поставки в Крым обсуждали осенью 2014 года ООО «Сименс технологии газовых турбин» и «Технопромэкспорт».

В конце 2014 года вступили в силу санкции Евросоюза, запрещающие поставлять или передавать основное оборудование и технологии на объекты инфраструктуры, относящиеся к отраслям транспорта, телекоммуникаций и энергетики, расположенные на территории Крыма и Севастополя.

Тогда «Технопромэкспорт» и «Сименс технологии газовых турбин» начали подготовку контракта для проекта по строительству подстанций на территории Таманского полуострова в Краснодарском крае. 10 марта 2015 года был подписан контракт на поставку турбин для этого проекта. В контракте на поставку было специально прописано условие, которое предусматривает запрет на использование газотурбинных установок где-либо, кроме территории Краснодарского края, в частности на территории Крыма.

4 июля 2016 года «Технопромэкспорт» подтвердил, что монтировать оборудование будут в Краснодарском крае. 4 августа 2016 года «Технопромэкспорт» и «Сименс технологии газовых турбин» подписали меморандум о взаимопонимании, в котором утверждалось, что турбины ни при каких обстоятельствах не будут установлены в Крыму.

День спустя — 5 августа 2016 года — агентство Reuters сообщило со ссылкой на несколько осведомленных источников, что турбины, вопреки санкциям и экспортным ограничениям, все же установят в Крыму.

Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413047 Екатерина Еременко


Германия. Белоруссия. СЗФО > Электроэнергетика. Образование, наука. Химпром > ecolife.ru, 30 ноября 2017 > № 2445417 Екатерина Скорб

Найден новый "чудо-материал" для солнечных ячеек

Ученые из Университета ИТМО, Института имени Макса Планка и Белорусского государственного университета обнаружили новый материал для солнечных ячеек, дающих необычно большой для подобных систем «выход» (квантовую эффективность преобразования). При попадании одной частицы света этот показатель составил 2500% (при обычных максимально возможных 100%).

О причинах такого эффекта и о его возможном применении в энергетике сообщается на страницах журнала Advanced Materials. Исследования поддержаны грантом Российского научного фонда (РНФ).

В основе солнечной энергетики лежит преобразование солнечного света в электричество. При попадании солнечного луча на фотоэлементы батареи, их поверхность бомбардируется фотонами (квантами света). Фотоны выбивают избыточные электроны, в результате чего возникает электрический ток. Это становится возможным благодаря особому покрытию солнечных батарей, где искусственным образом создается дефицит электронов на одном уровне и избыток — на другом. С разными материалами этот процесс протекает с различной эффективностью, что вынуждает ученых опытным путем искать покрытия с максимальным «выходом».

«Наше новое исследование связано с энергетикой, а именно с превращением энергии света в электричество на солнечных элементах. Для такой конверсии используется множество полупроводниковых систем с различными параметрами. Действуя методом проб и ошибок, мы испытываем различные материалы. Наша задача — найти фотокатализатор, активируемый видимым светом, чтобы его можно было использовать в биологических системах. Кроме того, изготавливаться это вещество должно простым и дешевым методом», — рассказала соавтор статьи Екатерина Скорб, кандидат химических наук, профессор кафедры химии и молекулярной биологии Университета ИТМО.

Ученые работали с одним из таких перспективных материалов — наноструктурированным оксисульфидом висмута. Так как слоистые пленки из этого вещества не меняют свойств при использовании на поверхностях с большой площадью (в отличие от многих аналогичных материалов), их можно использовать на массивных панелях. Кроме того, эти пленки отличаются низкой токсичностью, низкой ценой, их можно «выращивать» на различных веществах. Когда ученые измерили выход энергии с этого вещества стандартными фотоэлектрохимическими методами, они увидели большие показатели: квантовая эффективность преобразования – количество носителей заряда, которое произведет один фотон, – составила до 2500%.

Падающий на солнечный преобразователь фотон должен вызвать рождение экситона — квазичастицы, состоящей из электрона и электронной «дырки», то есть отсутствия данной частицы. Затем, в зависимости от конструкции системы, либо электроны, либо «дырки» создают выходной ток (ток, который создается в результате кажущегося движения «дырки», называется «дырочным»). Так как один фотон может вызвать рождение более одной электронно-дырочной пары, то квантовая эффективность может превышать 100%, при этом не нарушая закон сохранения энергии.

Согласно гипотезе ученых, гигантская эффективность определяется уменьшением сопротивления пленки оксисульфида висмута при освещении, что позволяет носителям заряда из внешней цепи участвовать в окислительно-восстановительных реакциях в растворе. Аномально высокая фотоэлектрохимическая активность, то есть интенсивность преобразования солнечной энергии в химическую и электрическую энергию, а также ширина запрещенной зоны, подходящая для преобразования солнечного света, говорят о том, что фотоэлектроды из оксисульфида висмута перспективны для нового поколения «солнечных ячеек». Ширина запрещенной зоны, то есть диапазон недоступных для электронов энергий в твердом теле, зависит от состава вещества. Фотон с энергией меньше этой ширины не сможет породить экситон. В исследуемом веществе ширина составляет 1,38 эВ, а энергия фотонов видимого света — 2–3 эВ, что позволяет пленкам из оксисульфида висмута эффективно поглощать свет видимого диапазона и преобразовывать его в электрический ток.

«Сейчас мы работаем над тем, как можно использовать такой гигантский выход. Сам эффект настолько интересный, что редакция журнала Advanced Materials поместила изображение из статьи на обложку номера. Мы надеемся, что наше открытие привлечет внимание многих ученых. По значимости оно, возможно, сопоставимо с перовскитными ячейками», — отметила Екатерина Скорб.

Германия. Белоруссия. СЗФО > Электроэнергетика. Образование, наука. Химпром > ecolife.ru, 30 ноября 2017 > № 2445417 Екатерина Скорб


Таджикистан > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 29 ноября 2017 > № 2480270 Александр Проханов

Рогунский взлёт

эта станция — символ победы над разрушительной силой войны, ненависти, безумного ослеплённого разума

Александр Проханов

В таджикских горах стремительные воды Вахша многократно прорезаны могучими плотинами электростанций, величайшая из которых — Нурек. Эта советская стройка поражала воображение гигантской, падающей из неба бетонной занавеской, за которой копилось искусственное море и могучие турбины и роторы, созданные на советских заводах, давали ток всей Средней Азии.

Во время трагического перерыва распадалась, умирала красная страна, бушевали войны, обезумевшие от горя народы бросались один на другой, гибли заводы, научные лаборатории, терялся драгоценный опыт всенародного братства. Сегодня, после этого трагического перерыва, Таджикистан завершает новую могучую стройку — Рогунскую ГЭС. Она мощнее и восхитительнее Нурека. Плотина соединит вершины окрестных гор, остановит Вахш и направит его слепую энергию в глубь горы, где грохочут взрывы, идут непрерывные вереницы самосвалов, комбайны ковшами вычерпывают сердцевину горы, в машинном зале уже монтируются великолепные агрегаты, прокладывается кабель, сверкают стеклами тысячи драгоценных приборов. Гора наполнена гулом, ручьями электросварки, трясением бетонных вибраторов, множеством лиц под белыми касками. Двигаясь по этим туннелям, угадываешь грандиозный замысел станции. Стараешься понять, куда ведут бесчисленные туннели, по каким из них хлынет вода, по каким пролягут медные жилы, по каким на станцию станут прибывать всё новые и новые агрегаты.

Здесь создаётся невиданная подземная цивилизация. Оживает сказочный миф, утверждающий, что центр Земли населён исполинами, которые одухотворяют мёртвую породу Земли. Станция — плод огромного замысла. Она обладает планетарной творящей силой. Стихия воды: тающих горных льдов, бурных дождей, подземных ключей. Вода то иссыхает, то стремится с гор селевыми потоками. Горы то громоздятся уступами вверх, то обрываются пропастями, сотрясаются от сейсмической дрожи, являют собой нагромождение сверхпрочной породы со скоплениями зыбких песков и хрупких прослоек соли. Эти стихии преобразованы разумом, который создал рукотворные моря и искусственные горы, внедрил в них драгоценные механизмы, превращает эти слепые стихии в могучий поток электричества.

Рогунская ГЭС потрясает своей красотой и сложностью. Тысячи строителей трудятся днём и ночью, создавая эту красу и мощь. Эта станция — не просто красота преображённой природы, не просто символ творящей техносферы. Эта станция — символ победы над разрушительной силой войны, ненависти, безумного ослеплённого разума.

Здесь, под Рогуном, начиналась чудовищная гражданская война, сразившая Таджикистан после падения Советского Союза. Здесь, вокруг Рогуна, в кишлаках исламисты подняли свой мятеж. Здесь началось братоубийство, пролилась первая кровь. Здесь загрохотали пушки и залязгали танки. Отсюда исламисты начали поход на Душанбе, испепеляя города и сады, взрывая мосты и плотины.

Эта станция — символ победы, памятник павшим героям, знак примирения, в котором народ, переживший ужас братоубийства, вновь соединился в объятиях. Эта станция — вселенская стройка, её проектировали великие советские инженеры, вносили лепту французы, итальянцы и немцы. Тут работают машины Японии, Германии, Белоруссии. Здесь трудятся славяне и азиаты, взращивая её, как любимое общее детище.

Эту станцию строит весь таджикский народ. Не олигархи, не частные корпорации. Это всенародная стройка. Житель самого отдалённого, на окраине страны, кишлака имеет одну-две, а то и десять акций, делающих его собственником станции. Это долгожданное общее дело, которое соединяет богатых и бедных, молодых и старых, верующих и неверующих. Это тот заповедный труд, в котором народ видит своё благополучие, воплощение своих благодетельных чаяний.

Станция сближает молодые государства Средней Азии, которые возникли из плоти красной Советской империи. Государства, между которыми разгораются древние, казалось бы, навсегда угасшие конфликты. Государства мнительные, ревнивые к успеху недавних собратьев. Государства, подверженные влиянию могучих и лукавых соседей. Узбеки ревниво следят за строительством Рогунской станции. Ещё недавно они упрекали таджиков в коварных замыслах, подозревая, что таджики хотят перекрыть воды Вахша и обезводить в Узбекистане огромные пространства орошаемых земель. Прежний президент Узбекистана Ислам Каримов требовал, чтобы таджики прекратили строительство. Учинял блокады, отрезая станцию от путей снабжения. Вражда доходила до того, что узбеки присылали в Рогун свои самолёты, и те сбросили на стройку бомбы.

Слава Богу, эти времена миновали. Новое руководство Узбекистана согласилось с таджикскими доводами, с расчётами гидрологов и инженеров, что водохранилище в Рогуне соберёт все воды от таящих ледников и дождей и в период засушья разумно и планомерно направит избыток воды вниз в русло реки, питая другие гидроэлектростанции так, чтобы воды дошли до орошаемых узбекских земель, позволяя ввести в оборот тысячи новых гектар.

По расчётам таджикских гидрологов, часть воды, не разобранная узбекскими арыками и водоводами, уйдёт в Казахстан, достигнет многострадального Аральского моря, которое на глазах иссякает, и начнёт питать его.

Рогунская ГЭС — президентская стройка. Это любимое детище президента Эмомали Рахмона, он возводит её как память своему правлению. Он собирает со всего мира строителей и инженеров, рассчитывая бюджет страны так, что на строительство ГЭС не потрачено ни одного заёмного доллара. Все деньги, все ресурсы — таджикские, собраны народом Таджикистана, который порой отказывает себе в самом насущном, чтобы выстроить эту бесподобную станцию.

Президент Рахмон — духовный и политический лидер, рождённый среди пожаров, братоубийственной гражданской войны, укротивший эту войну, не отдавший страну на растерзание безумным радикалам. Он не превратился в мстительного победителя, а объединил народ для строительства новой страны, преображая её столицу Душанбе в город восхитительных зданий, университетов, библиотек и музеев.

При нём прекратились выстрелы, он распорядился сажать сады, превращая пустынные предгорья в плантации виноградников, яблонь, черешен. Он проложил по стране великолепные дороги, пробил в горах тоннели, соединяющие с центром самые отдалённые таджикские окраины, которые во время межсезонья или зимних снегопадов бывали отрезаны от центра на добрые полгода.

Президент Рахмон строит таджикскую армию, которая вместе с войсками ОДКБ, вместе с размещённой в Таджикистане 201-ой российской военной базой предотвращает у афганской границы прорывы боевиков ИГИЛ, сберегает не только Таджикистан, но и всю Среднюю Азию, на которую зарятся радикалы, надеясь вновь ввергнуть Таджикистан в кровавую бойню.

Рогунская стройка — это воплощение таджикской мечты о процветающей стране, о справедливом благополучном обществе, о высших смыслах, которые несла и несёт в себе великая таджикская культура, поэзия, музыка.

Через год завершится стройка, загудят могучие турбины, и хлынет свет, тот самый, который предсказывали великие поэты и пророки, свет благоговения людей перед дарованным им мирозданием.

Таджикистан > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 29 ноября 2017 > № 2480270 Александр Проханов


Россия > Электроэнергетика. Армия, полиция > ras.ru, 22 ноября 2017 > № 2399112 Юрий Трутнев

Юрий Трутнев: создание ядерного оружия — это особое творчество

Двадцать второго ноября 1955 года в Советском Союзе на Семипалатинском полигоне состоялось успешное испытание первой полноценной отечественной водородной бомбы РДС-37. Она стала прототипом будущих боеприпасов, ставших основой ядерного щита России и обеспечивших стратегический паритет с США и в конечном счете мир. По мнению специалистов, ключевой вклад в те успехи внес молодой тогда сотрудник ядерно-оружейного "штаба" страны — Конструкторского бюро-11 (ныне Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики, Саров) — Юрий Трутнев.

Второго ноября этого года первому заместителю научного руководителя по перспективным исследованиям РФЯЦ-ВНИИЭФ академику Трутневу исполнилось 90 лет. Президент России Владимир Путин в Кремле вручил легендарному ученому орден "За заслуги перед Отечеством" первой степени. О том, как создавались отечественные термоядерные заряды, как опыт советского атомного проекта может помочь развивать новые направления оборонных исследований и о том, что нужно молодежи, чтобы состояться в науке, Юрий Трутнев рассказал в интервью РИА Новости. Беседовал специальный корреспондент Владимир Сычев.

- Юрий Алексеевич, как вы считаете, несмотря на развитие новых видов оружия, например гиперзвукового, остается ли необходимость в существовании ядерного оружия?

— Конечно, остается, причем необходимость не просто в его существовании, но и совершенствовании. Мы этим занимаемся в нашем ядерном центре. Но не только этим, а и другими вещами, которые, скажем так, помогли бы ядерному оружию поразить врага.

- Ведущие державы, обладающие ядерным оружием, соблюдают запрет на его испытания. Не может ли в таких условиях снизиться качество оснащения ядерных сил?

— В том, что испытания запрещены, я думаю, ничего страшного нет — накоплен необходимый опыт, накоплены заряды, которые мы можем делать. Создаются и новые носители, на которые можно ставить существующие заряды.

- Ваши ученики и коллеги в один голос говорят о том, что вы сохраняете большую работоспособность и огромную любознательность в науке. Можно ли, в пределах возможного, рассказать, над какими вещами вы сейчас работаете?

— С самого начала я работал на обороноспособность страны. И сейчас это самая главная моя задача. Но подробно говорить, какими задачами я занимаюсь в настоящее время, наверное, все-таки нецелесообразно.

- А каким образом вам удалось прийти к идеям, которые легли в основу нашего современного термоядерного оружия?

Первая атомная: как новое оружие изменило судьбу СССР и всего мира

- С чего все началось? После того, как был сделан и испытан в 1949 году первый советский атомный заряд, и американцы, и наша страна начали разрабатывать термоядерные заряды. 12 августа 1953 года был испытан наш заряд, так называемая слойка, конструкция которой — атомный заряд, окруженный слоями термоядерного "горючего" и урана-238 — была предложена Андреем Сахаровым. Но это не был термоядерный заряд в современном понимании. Дело в том, что заряд можно считать термоядерным, если больше половины энергии при его взрыве выделяется за счет термоядерных реакций слияния ядер изотопов водорода — дейтерия и трития, а не за счет реакций деления ядер урана или плутония. С этой точки зрения "слойка Сахарова" была атомным зарядом с так называемым термоядерным усилением, дававшим поток нейтронов, которые способствовали делению ядер урана-238. Это позволило повысить мощность заряда до 400 килотонн. Для сравнения, первый наш атомный заряд дал около 20 килотонн.

Перед нами стояла задача повысить мощность заряда до мегатонного уровня. Но в какой-то момент стало ясно, что в силу особенностей конструкции "слойки" этого не добиться.

- В чем были основные затруднения?

— Надо было придумать, как эффективно сжимать большие количества термоядерного "горючего" — дейтерида лития-6. Ведь термоядерные реакции идут при колоссальных температурах и давлениях. Так вот, обычные взрывчатые вещества для обеспечения нужного сжатия, или как мы называем имплозии, не годились.

Использовать для этого энергию взрыва атомных зарядов впервые предложил Авраамий Завенягин — один из руководителей нашей атомной отрасли в то время. Он сказал — возьмите термоядерный заряд, обложите его кругом атомными зарядами, одновременно взорвите их, они его и обожмут. И вот это было еще, конечно, не решение проблемы, но намек на то, что делать. Эту идею потом развил наш теоретик Виктор Давиденко. Фактически он предложил схему так называемого двухступенчатого заряда — кожух, в котором находились пространственно разделенные атомный и термоядерный узлы. Энергия взрыва первичной атомной ступени использовалась бы для зажигания термоядерных реакций во вторичной ступени. У наших выдающихся специалистов Якова Зельдовича и Андрея Сахарова были большие надежды на эту схему так называемой ядерной имплозии.

- А какие идеи были у вас?

- Расскажу. Я много занимался теорией КПД атомных зарядов. Я знал, что при их взрыве очень много энергии выходит в виде рентгеновского излучения. И я начал подумывать о том, как бы сделать так, чтобы термоядерный заряд обложить легким веществом — "обмазкой". Это могут быть химические элементы с малым номером, имеющие очень хорошую теплопроводность, и с помощью рентгеновского излучения от взрыва первичного атомного заряда "обмазку" нагреть. При этом ее вещество испарялось бы наружу, навстречу излучению, а в результате, как при движении ракеты, создавался бы реактивный импульс, направленный внутрь вторичного заряда и создающий давление, нужное для эффективного сжатия термоядерного "горючего".

Но как было обеспечить равномерное, симметричное воздействие излучения на сферическую поверхность термоядерного заряда с "обмазкой"? Тут я застрял.

И вот в некий момент весной 1954 года из Москвы приезжает Зельдович и говорит: "Знаю, что делать! Давайте будем выпускать излучение вот так". И тут же нарисовал схему, каким образом можно реализовать принцип радиационной имплозии. И я сразу понял, что моя идея пригодна для этого.

Я в тот же день пришел к Сахарову и говорю: "Андрей Дмитриевич, вот Яков Борисович предлагает действовать излучением таким-то образом. А я предлагаю термоядерный заряд окружить легким веществом и с его помощью производить обжатие". И остановились на этом.

- На вашем предложении?

— Нет, это не только мое предложение. Это предложение трех людей — Зельдовича, Сахарова, Трутнева. Зельдович предложил, как именно направлять рентгеновское излучение, Сахаров показал, что это излучение не поглощается стенками кожуха, а остается в нем и поэтому может происходить равномерное воздействие на поверхность термоядерного узла. А моя идея — "обмазка" из легкого вещества для перевода излучения в необходимое давление. Я помню, как я придумал свою идею, но как они дошли до своих идей, сейчас могу только догадываться.

Но, конечно, надо было сначала все рассчитать, показать, получится ли что-нибудь. Это же не велосипед — соединил два колеса и едешь. Здесь температуры в десятки миллионы градусов. Давления невероятные. Времена… У нас было измерение времени в мигах, а за один миг принималась одна десятимиллионная доля секунды. А весь процесс взрыва происходит за несколько десятков мигов. Представляете, какие это малые времена?

- А сколько времени заняли расчеты и создание заряда?

— Могу сказать — идея появилась весной 1954 года, а испытание произошло в ноябре 1955 года. И все это время шла бешеная работа. К ней подключились молодые специалисты — те, кто пришли в наш центр в 1951-м году, в том числе и я. И каждый рассматривал определенный момент процесса. И в результате был сконструирован фактически первый наш настоящий термоядерный заряд РДС-37. Основной принцип его устройства сейчас не скрывается.

- Как проходило его испытание 22 ноября 1955 года?

— Мы стояли в 40 километрах от эпицентра взрыва. У нас, конечно, были темные очки, защищавшие глаза. Вспышка. Мы вскочили, начали кричать: "Победа!" — и тут пришла ударная волна. Как нас тряхнуло! Мы попадали, вскакиваем — а тут вторая волна, отраженная от земли. Опять все упали.

Самое главное — то, что мы получили расчетную мощность 1,6 мегатонны. Мощность заряда, правда, изначально была уменьшена вдвое, потому что полигон не был рассчитан на взрывы больших мощностей.

Но у меня тем временем в голове уже была другая идея — более совершенного изделия на основе нового принципа конструирования термоядерного заряда. После испытания РДС-37 я на следующий день вечером позвал на берег Иртыша моего друга и коллегу Юрия Николаевича Бабаева и говорю: "Юра, давай мы попробуем сделать вот такую штуку". И он согласился. Мы вернулись в Саров и нарисовали схему заряда, предложили ее. Это изделие получило индекс 49. Я не буду говорить, что это такое. Изделие 49 похоже на РДС-37, но не во всем. Над нами начали смеяться, это все ерунда, ничего у вас не получится. Короче, нас не поддержали — потому что не поняли. Решили, по-видимому, так — ну придумывает молодежь, ну и пусть. И долгое время так было.

А мы что? Наше КБ-11 в части расчетов сотрудничало с Мстиславом Келдышем, с его Институтом прикладной математики. С его молодыми ребятами мы к тому времени уже сработались. И начали считать. Все было ясно и понятно.

В то же время наши специалисты — Зельдович, Сахаров, Евгений Забабахин, Лев Феоктистов — предлагали свои варианты, оставаясь в рамках схемы РДС-37. Я до сих пор не могу понять, как такие люди, выдающиеся умы, вместо того чтобы приспосабливать термоядерный заряд к носителю, к ракете, начали исследовать — а нельзя ли получить еще большую мощность? И напоролись на то, что те изменения, которые они предлагали, приводили к отказу. У Зельдовича на испытаниях подряд было три отказа термоядерных узлов!

- Что же в итоге?

— Мы стали настаивать на своем предложении. Нас поддержал Игорь Васильевич Курчатов. Испытание изделия 49 состоялось в День Советской Армии, 23 февраля 1958 года на полигоне на Новой Земле. Успех был очень большой. В 1958 году состоялось несколько испытаний изделий разных мощностей на основе 49-го заряда. Он пошел в серию, его поставили на ракеты, и это уже была основа термоядерного оружия нашей страны.

Но после испытаний в ноябре 1958 года наше руководство прекратило дальнейшие эксперименты на полигонах, это был первый мораторий на ядерные испытания. И вот какая вещь — Сахаров выступил за отказ от испытаний. Но в стране в это время не было ни одного боевого термоядерного заряда! А Сахаров настаивал — мы будем сдавать военным свои заряды без испытаний.

Я некоторое время назад начал перелистывать историю наших испытаний и сопоставлять ее с тем, что делал тогда Сахаров и о чем он потом писал в своих воспоминаниях. Так вот что выясняется — он все время выступал против испытаний именно наших новых зарядов. Выходит некрасивая вещь — у него не получается с его зарядами, а у нас получается, и он выступает против наших испытаний. Как это можно было делать в тех условиях противостояния с США, когда американцы испытывали свои новые термоядерные заряды? Не могу понять. Тут даже не знаешь, что и думать.

Однажды, много позже, я сказал Юлию Борисовичу Харитону (научному руководителю КБ-11/ВНИИЭФ — ред.): " Давайте съездим к Сахарову и зададим ему вопросы, в том числе можно ли сдавать заряды военным в серию без испытаний". Приехали, спрашиваем. Он отвечает, можно сдавать без испытаний. Говорил только я. Юлий Борисович молчал. Но когда мы уходили, одевались, вдруг Харитон сказал: "Андрей Дмитриевич, ваша позиция — это позиция игрока". Попрощались и ушли. Через три дня Сахаров умер.

- Конец 1950-х годов, начало 1960-х — постепенно приближалось время для самого мощного в истории термоядерного заряда, которое сейчас в обиходе называют по-разному — "Царь-бомбой" или "Кузькиной матерью"…

— Это изделие под индексом 602 предложил тоже я. Харитону я сказал: "Юлий Борисович, давайте сделаем 100-мегатонный заряд. Может быть, тогда на Западе поймут, что дальше им будет бессмысленно наращивать свой мегатоннаж". Он согласился. Но мы и здесь в целях безопасности сделали заряд половинной мощности, ступень из урана-238 заменили на свинец.

Приехали на Новую Землю. Испытание состоялось 30 октября 1961 года. Мы стояли у пульта, где шел обратный отсчет. И в некий момент хлоп! — и радиосвязь прекратилась. Это значит, что взрыв успешно произошел, его мощность составила 58 мегатонн.

Взрыв был очень чистым с точки зрения выделения радиоактивных осколков. Американцы и англичане потом удивлялись — как это, такая мощность и так мало осколков — процента три? После этого все, что мы, молодые, ни предлагали, все шло на испытания. Удивительное дело — уже не случалось, чтобы нам отказали, даже разговоров таких не было. Мы с Бабаевым подключили кучу теоретиков, которые тут же обучались и получали нужные результаты.

Был такой любопытный случай. Мы решили сделать 40-мегатонный, но при этом компактный заряд. Опять-таки чтобы радиоактивной грязи не было, убрали урановую ступень и тоже заменили ее на свинец. Расчетную мощность тем самым снизили до 20 мегатонн. В день испытаний я был здесь, в Сарове. Съездил на рынок, вернулся домой. Раздается звонок Юлия Борисовича Харитона: "Юрий Алексеевич, немедленно приезжайте в кабинет Музрукова". Это был директор нашего центра. Я спрашиваю, а как дела на полигоне?— "Вот приезжайте". Приезжаю. Картина: пустой кабинет, сцепив руки за спиной, быстро, из угла в угол, нахмурившись, ходит Харитон. Я опять: "Юлий Борисович, что получилось-то?" — "Две мегатонны". — " Как две мегатонны? Там должно быть 20 мегатонн". — "Ну вот так вышло". Думаю, елки-палки, как же так? Но я догадался спросить: "Юлий Борисович, а по какой методике определяли мощность?" — "По подъему облака". Довольно нахально говорю: "По подъему облака? Юлий Борисович, я поехал домой. Когда будут настоящие измерения, тогда другое дело".

- Что же произошло?

- Облако всегда поднимается на ту или иную высоту в зависимости не только от мощности взрыва, но и от состояния атмосферы. В тот раз инверсия воздуха была такой, что облако поднялось только на 16 километров при двадцати мегатоннах. Так вот, я приехал домой и размышляю — что же там могло быть? Вдруг новый звонок: "Юра? Мы сейчас к вам приедем". Это был Давид Абрамович Фишман (руководитель конструкторского бюро КБ-11/ВНИИЭФ по разработке ядерных зарядов — ред.). Приехали они с Харитоном и говорят, да, по другим методикам измерили мощность, получили двадцать мегатонн.

- Правильно мы понимаем, что, возможно, самым главным результатом испытания "супербомбы" в 1961-м году стало то, что американцы практически сразу прекратили гонку за наращивание мегатоннажа своих зарядов?

— Абсолютно правильно. Американцы поняли, что нас не испугаешь, а мы их испугаем. И они опустили мощности в своих испытаниях. Мы могли и больше сделать, но какой смысл?

- Вы отметили очень высокую степень чистоты того заряда. Именно тогда возникло направление по созданию зарядов для мирных, промышленных взрывов?

— Мы с самого начала думали о том, как использовать ядерные взрывы для мирных целей. Что для этого нужно было сделать? Очень сильно уменьшить, фактически ликвидировать радиоактивность осколков, возникающих при взрыве. Я и здесь проявил инициативу — как сделать чистый заряд, в термоядерном узле которого нет делящихся материалов. И мы спроектировали такой заряд. Параллельно тематикой промышленных зарядов занимался и второй наш ядерный центр — нынешний ВНИИТФ в Снежинске.

- Известно, что с помощью первого мирного ядерного взрыва в 1965 году в Казахстане было создано озеро Чаган.

— Это было сделано как раз с помощью нашего заряда. Его взорвали в русле реки Чаган. Сделали воронку, она заполнилась водой. Позже там сделали гидростанцию.

- Писали, что вы в этом озере купались.

— И купались мы, и ничего страшного. Врут, когда говорят, что там опасно. В этом озере рыбы развелось огромное количество.

- Юрий Алексеевич, сами ученые считают ядерные и термоядерные заряды совокупностью оригинальных и даже красивых физических принципов и инженерных решений. А с чем бы вы сравнили разработку зарядов? Например, с работой архитектора? Ведь это же тоже можно назвать настоящим творчеством?

— Это творчество, но совершенно иного порядка, чем, например, работа художника. Художник работает в первую очередь на эмоциях: здесь проведем кистью так, а здесь иначе. Этот куст страшно "кричит", сделаем так-то. А у нас — расчет, очень сложный и очень ответственный. Если что-то прозеваешь, ничего не получится. И мы делали расчеты группами, работали командами, где каждый понимает друг друга. Если надо что-то проверить — не спорят, а смотрят, проверяют. С такими группами я привык работать, организую их — и дело идет.

- На проходивших в сентябре выборах президента Российской академии наук запомнилось ваше яркое выступление с трибуны в поддержку кандидатуры Александра Сергеева, впоследствии избранного главой РАН.

— Я должен сказать, что выступление Александра Михайловича с его четкой программой, пониманием, что и как делать, значительно превосходило выступления всех остальных кандидатов. Было видно, что вот он — настоящий лидер.

- По мнению Александра Сергеева, о чем он не раз говорил, в России сейчас практически исчерпан накопленный в советские времена научный задел для решения оборонных задач. Как вы полагаете, для улучшения ситуации может ли помочь опыт нашего атомного проекта, когда четко ставились конкретные задачи, а для их решения концентрировались все необходимые ресурсы — интеллектуальные и материальные?

— Может. То, что важно с точки зрения обороны, надо сосредотачивать в таких институтах, как наш. Я выступаю за то, чтобы в нашем ядерном центре развивать то, что хуже идет в других местах, но что у нас, наоборот, идет успешно и что мы могли бы делать.

- Можете ли привести пример?

Росатом начал разработку боевого комплекса на новых физических принципах

- Суперкомпьютеры. Я считаю, что эти машины по-настоящему должны делать мы, наш институт, потому что мы в этом заинтересованы в высшей степени. Не в материальной выгоде — продать и деньги положить в карман, а в возможности применять эту технику и знать, что она работает на дело. Для того чтобы правильно спроектировать заряд, надо сначала его рассчитать, тем более что мы же не можем пощупать, что происходит в термоядерном узле. И для этого надо иметь не только соответствующих физиков-теоретиков, но и математиков и, естественно, вычислительную технику. За это я боролся всю жизнь и борюсь сейчас.

В свое время мы считали на "Рейнметаллах" — они были электромеханические и здорово трещали. Потом появились первые наши ламповые машины "Стрела". Вот как раз на них и был рассчитан РДС-37. А после 49-го изделия к нам в центр поступили машины М-20 и затем БЭСМ — быстродействующие электронные счетные машины. БЭСМ-3, БЭСМ-4 и, наконец, БЭСМ-6. Я хочу подчеркнуть, что это была, конечно, для своего времени суперЭВМ, первая наша вычислительная машина на полупроводниках, она позволила Советскому Союзу сравняться с американцами в вычислительных мощностях.

Но дальше у нас в стране пошли по неверному пути — стали ориентироваться на западные ЭВМ, и в итоге отстали. Но в нашем ядерном центре мы работаем целиком на отечественных машинах.

- Юрий Алексеевич, а что нужно молодым людям, чтобы состояться в науке?

— Я могу, судя по своему опыту, сказать так — прежде всего надо много читать. Сейчас мало читают, причем читают в основном ерунду. Но как привить молодежи потребность к хорошей литературе, описывающей науку и научные исследования? Конечно, надо читать научно-популярные книги. Например, "Охотники за микробами" и "Стоит ли им жить?" Поля де Крюи. Это же любопытнейшие, великолепные вещи. Фантастику — ее я читаю с большим удовольствием, люблю именно научную фантастику, перечитываю Станислава Лема. Очень советую читать книги из серии "Жизнь замечательных людей".

Я с детства собирал книги, у меня большая библиотека. Когда наша семья в 1944 году вернулась в Ленинград после снятия блокады, одно из самых больших впечатлений на меня произвели книжные развалы на фоне разрушенных домов. Горы книг, их продавали, и я покупал и покупал книги по науке. Интересно, что даже потом находились владельцы некоторых книг.

Как-то раз, еще до войны, я купил небольшую книжечку о конференции по физике атомного ядра. Автором был Юлий Харитон. И вот ведь как получилось — мы потом несколько десятилетий работали вместе. Однажды я рассказал ему, что у меня есть такая книжка. А у Харитона ее почему-то не было, видимо, потерялась. И он попросил подарить ее. Конечно, Юлию Борисовичу я отказать не мог.

Владимир Сычев, РИА Новости

https://ria.ru/interview/20171122/1509304656.html

Россия > Электроэнергетика. Армия, полиция > ras.ru, 22 ноября 2017 > № 2399112 Юрий Трутнев


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388685 Михаил Козырев

Сети Дерипаски: что стоит за попытками ревизии энергореформы Чубайса

Михаил Козырев

Журналист

В Госдуме обсуждают возможность отмены запрета на совмещение владения сетями и генерацией. Минэнерго возражает против лоббируемых «Русалом» поправок — крупные производства, у которых своей генерации нет, неизбежно ощутят негативные последствия

В себестоимости производства алюминия доля расходов на электроэнергию достигает 30%. Именно поэтому в свое время Олег Дерипаска F 23 консолидировал не только алюминиевые заводы, но и электростанции, которые вырабатывают для них электроэнергию. Дешевое электричество с ГЭС на Енисее и Ангаре должно было обеспечивать производство дешевого алюминия. Собственно, так и происходит.

Сегодня энергометаллургический бизнес Дерипаски упакован в холдинг En+. В его составе объединены подконтрольные предпринимателю энергокомпании, а также производитель алюминия концерн «Русал». Как следует из проспекта к недавнему IPO En+, поставки электроэнергии между «энергетическими» и «алюминиевыми» предприятиями группы происходят на основе долгосрочных контрактов. Оплата льготная — уровень цен оптового рынка с дисконтом 3,5%.

Однако есть проблема: в цепочке между поставщиком электроэнергии и ее потребителем наличествует еще одно звено. Это электрические сети. И больше 20% в них, по итогам реформы электроэнергетики, проведенной Анатолием Чубайсом, частный инвестор, владеющий генерирующими активами, иметь не может. Таково требование действующего российского законодательства. В отношении активов Олега Дерипаски, основного собственника En+, оно выполняется не вполне.

Особые условия

В частности, 46% гидрогенерации и 38% производства алюминия En+ сосредоточены в пределах Иркутской области. Поставка электроэнергии от электростанций к потребителям осуществляется с использованием инфраструктуры Иркутской электросетевой компании (ИЭСК, владеет сетями на территории региона). В ней структуры Дерипаски напрямую контролируют долю 19,9%. Однако если учесть финансовые обязательства и контракты на покупку акций у «третьих лиц», то En+ имеет право уже на 52,3% в ИЭСК, говорится в проспекте IPO холдинга. На этом основании группа декларирует высокую степень операционного контроля в сетевой компании, а также консолидирует в своей отчетности активы и выручку электросетей.

Однако все может измениться, предупреждает своих будущих акционеров En+. «Существует некоторая степень неопределенности толкования законодательством этой ситуации», — написано в проспекте IPO группы. Государство может признать текущее положение дел не отвечающим требованиям закона. И тогда от акций ИЭСК придется избавляться. С точки зрения акционеров это будет означать уход 2,9% выручки и 2,6% активов. Для бизнеса в целом — утрата надежного контроля за одним из ключевых производственных процессов.

В проспекте IPO, впрочем, утверждается, что принудительное снижение доли в ИЭСК особых рисков не несет. Мол, передавать электроэнергию сети в любом случае будут, а любая дискриминация потребителей электросетевых услуг запрещена законодательством. Тем не менее идею снятия запрета на одновременное владение сетями и генерацией Дерипаска лоббирует не первые десять лет. Началось это еще в бытность Анатолия Чубайса главой РАО ЕЭС. Продолжается и сегодня.

Последняя новость с «фронта»: на прошлой неделе в Государственной Думе прошли слушания, на которых дебатировалась возможность отмены запрета на совмещение владения сетями и генерацией. Представитель «Русала» выступил в роли одного из главных докладчиков и одновременно критиков текущего положения дел. Крупным промышленным потребителям, по его словам, навязывают электроэнергию по все более дорогой цене. Виноваты и раздутые сетевые тарифы, и слишком дорогие новые генерирующие мощности, оплачивать которые заставляют всех потребителей.

Решить эти проблемы для крупных инвесторов предлагается за счет отмены ограничений на владение сетями. Это поможет собственникам более эффективно прогнозировать расходы на электроэнергию и упростит реализацию новых проектов. В частности, если говорить о «Русале» — ускорит достройку Тайшетского алюминиевого завода (расположен на территории все той же Иркутской области). Проект был заморожен в 2008 году, а в мае этого года «Русал» принял решение о его реанимации.

Доступность электроэнергии

Минэнерго возражает. Логика такова: если инвестор одновременно является собственником и генерации, и энергоемкого производства, и сетей, то он объективно заинтересован в сокращении тарифа на передачу электроэнергии. Что будет означать сокращение инвестиций в развитие инфраструктуры, не связанной с собственными генерирующими и промышленными активами инвестора. Результат: доступность услуг по передаче электроэнергии для других потребителей снизится. Те крупные производства, у которых своей генерации нет, неизбежно ощутят негативные последствия.

Спор этот продолжается, как уже говорилось выше, не первый год. Хотя, к слову, сама по себе «вертикальная интеграция», слом которой был объявлен в свое время едва ли не главной целью российской энергореформы, далеко не везде считается злом. Канадская Hydro-Quebec, одна из крупнейших гидроэнергетических компаний мира, к примеру, владеет также и электросетями, которые передают энергию от ГЭС к потребителям. И видимо, вопрос не в том, кто является акционером сетей, а в том, насколько эффективен антимонопольный контроль и соблюдение антидискриминационного законодательства.

Но, если возвращаться к российским реалиям, то представляется, что вновь обозначившийся спор (а слушания в Госдуме означают, что тема возвращается в плоскость публичного рассмотрения) стоит рассмотреть в более широком контексте, чем электроэнергетический междусобойчик.

Интересы крупного бизнеса

Глобально вопрос звучит так: насколько в новых (то есть с 2014 года) условиях крупный частный бизнес может рассчитывать на учет своих интересов?

С одной стороны, логика «осажденной крепости» требует ужесточения контроля и большего огосударствления. И в этой логике поползновения одного из частных игроков расширить сферу своего влияния должны быть пресечены. Ведь частная компания En+, акции которой торгуются на зарубежных биржах, однозначно более уязвима в условиях обострения отношения с Западом.

К тому же, действительно, если крупнейшие потребители услуг электросетей будут «окукливаться» и, по факту, избегать участия в финансировании сетевых проектов, впрямую их не затрагивающих, нагрузка на других потребителей возрастет. И уже совсем неудобным выглядит тот факт, что в роли основного выгодоприобретателя выступает один из богатейших российских предпринимателей.

С другой стороны, крупные частные компании могут рассматриваться в качестве локомотивов развития экономики. Более эффективные, чем государственные, они к тому же имеют возможность привлекать даже в нынешних условиях инвестиции из-за рубежа. Тот же En+, проведя IPO на Лондонской бирже, смог продать акции на общую сумму в $1 млрд. Как быть с тем, что развитие «чемпионов» будет происходить за счет перекладывания издержек на других игроков? Ну что же, с этим можно смириться.

Какой подход возобладает, пока сказать сложно. Но за развитием процесса стоит последить. Ровно по тем же причинам, почему стоит наблюдать за ходом разбирательств «Роснефти» и АФК «Система», коллизиями вокруг энергохолдинга «Т-Плюс» Виктора Вексельберга F 10 или реализацией недавно объявленных планов о продаже в частные руки долей в концерне «Высокоточные вооружения» (куда входит, между прочим, производитель ракетных комплексов «Искандер»).

Действующая экономико-политическая система России отнюдь не без оснований рассматривается многими как государственно-капиталистическая. Чего в ней в данный момент больше: государства или капиталистов? Чтобы получить представление о балансе, в поле зрения лучше держать сразу несколько «маркеров», желательно разного типа. Борьба Дерипаски за право владеть электросетями — один из них.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388685 Михаил Козырев


Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 13 ноября 2017 > № 2399797 Всеволод Ковальчук

В.Ковальчук, руководитель ГП "НЭК "Укрэнерго": "Моя команда – главный актив "Укрэнерго". И она, однозначно, драйвер реформ в электроэнергетике"

Всеволод Ковальчук управляет ГП "НЭК "Укрэнерго", одним из ключевых предприятий в электроэнергетике, вот уже два года. Причем в статусе «временно исполняющего обязанности". По меркам "Укрэнерго" он – один из долгожителей на этом посту, и за эти два года пережил много непростых событий: и трансформаторный скандал, и несколько обысков, два непростых отопительных сезона. В начале интервью Всеволод сразу зарекся: не говорить ни об угле, ни об отопительном сезоне, ни о политике, а сосредоточиться именно на управлении госкомпанией.

О СТРАТЕГИИ УКРЭНЕРГО

Если коротко, что бы вы поставили своей главной заслугой на посту руководителя ГП "НЭК "Укрэнерго"?

Думаю то, что у компании появилась четкая стратегия развития. Не реформа госзакупок, не прозрачность, не подписание соглашения с ENTSO-E, не активность в медиа. На самом деле, это все вторично.

Первично – стратегия, четкое понимание, кто мы, что мы и куда мы движемся. Считаю, что у каждой государственной компании должна быть стратегия, которая направлена на некоторые непростые, но четкие цели. Ровно так, как это происходит в частном бизнесе.

Для нас в первую очередь – это минимизация расходов в долгосрочной перспективе. Конечно, мы работаем над текущей операционной эффективностью, но должны и думать стратегически, как те или иные действия приводят к изменению динамики наших затрат в будущем. Нам следует заботиться о повышении своей капитализации и максимизировать прибыль нашего акционера. Чем больше прибыль – тем больше дивиденды или реинвестиции. Все это не стоит путать с налогообложением, которое выходит за рамки эффективности управления предприятием.

Когда я первый раз пришел в "Укрэнерго", я увидел набор разрозненных, как правило, и не взаимосвязанных между собой инвестиционных проектов, планы работы с горизонтом планирования в один год. Ни систематизации подходов, ни виденья, что нужно компании не сейчас, а через три-пять лет. Не было ничего.

Компания просто жила, поддерживала свою систему. И в этом не был виноват основной коллектив предприятия. Просто отсутствовал какой-либо запрос на долгосрочное виденье и планирование со стороны его топ-менеджмента и акционера. Справедливости ради скажу, что аналогичная ситуация была и в НАЭК "Энергоатом" и в НАК "Нафтогаз Украины", в которых я работал до "Укрэнерго".

Но очень часто компании имеют публичные стратегии, которые являются просто набором красивых слайдов.

В этом-то и заключается проблема нашей страны. В эпоху «временщиков» ни о каких стратегиях говорить нет смысла. Все приходят только для того, чтобы выжить со всеми вытекающими отсюда действиями. Соответственно, и отношение к подобного рода документам поверхностное – в лучшем случае элементы стратегий кочуют из одних презентаций в другие.

А какие гарантии, что если придет новый руководитель ГП "НЭК "Укрэнерго", он не поменяет стратегию?

У меня нет гарантии, что, если вдруг я уйду из компании, она перестанет следовать стратегии. Но у меня есть возможность сделать так, чтобы всем следующим руководителям было бы сложно сойти с рельсов, которые я и моя команда определила как стратегические. Все наши действия, все изменения носят тектонический характер, многие из них "зашиты" в последующие кредитные соглашения с международными финансовыми организациями. Тем самым, будет очень сложно поменять набор действий.

Например?

Например, наша программа автоматизации. Раньше подход "Укрэнерго" к модернизации подстанций и линий электропередач был точечно-хаотичным: менялись, например, выборочно выключатели или те же трансформаторы, но комплексно, под ключ, модернизации подстанций не проводились.

Я полностью изменил подход. Системность заключается в том, чтобы вместо того, чтобы поменять один выключатель на тридцати-сорока подстанциях и сделать еще сотни замен другого оборудования, мы просто утвердили программу комплексной модернизации сразу 50 подстанций. Следующий шаг – еще 50 подстанций.

И это не просто модернизация. Они будут всецело автоматизированы, т.е. будут управляться дистанционно. И уже сейчас мы вкладываем это в инвестиционные проекты. Т.е. любой, кто придет через 3-5 лет в "Укрэнерго", будет заниматься этим проектом, и на выходе у него будет абсолютно другая компания, потому что автоматизация подстанций подразумевает под собой полное изменение и философию управления компанией: новые IT-решения, новые каналы связи, новый уровень защиты данных и минимум соответствующего персонала.

А почему вы считаете, что именно эта стратегия – самая верная для "Укрэнерго"?

Потому что она правильная. В прошлом году мы отчетливо осознали, что дабы довести до победного конца подписание соглашения об условиях будущего присоединения с ENTSOE, нам надо выстроить доверие европейских партнеров. Так мы начали активно ездить по Европе и посещать европейских операторов системы передачи. Начали, кстати, с Австрии. И это было очень полезно, и прежде всего не только в контексте интеграции.

То, что я там увидел, полностью перевернуло мой внутренний мир. Я понял, насколько большущая пропасть между сегодняшним "Укрэнерго" и лучшими европейскими операторами системы передачи. Пропасть в поколение.

И дело не в надежности самой энергосистемы. Наша система очень стабильна, и продумана была очень хорошо. И специалисты у нас сильные. Но они сильные для своей среды. Среда в Европе совсем иная. Природа бизнеса другая, хотя, казалось бы, и мы, и они передают электроэнергию.

Технологии не стоят на месте – они стремительно бегут вперед. Но самое главное – не стоит на месте рынок электроэнергии. Он абсолютно другой. У нас же его нет. У них – он функционирует десятилетиями. И самые лучшие практики, лучшие IT-решения позволили Европе сделать этот существенный цивилизационный скачок.

Нам, для того чтобы сделать так, как у них, чтобы обеспечивать надежную работу всех элементов новой модели рынка (балансирующего рынка, рынка вспомогательных услуг, диспетчеризацию, администрирование расчетов и коммерческого учета электроэнергии), нужна не просто модернизация системы. Надо глобально перестраивать всю компанию, и перестраивать мышление ее сотрудников. В том числе и свое собственное. А выходить из собственной зоны комфорта непросто.

Именно поэтому, погрузившись глубоко в каждодневный бизнес "Укрэнерго" и посетив много европейских коллег, я инициировал подготовку новой стратегии компании.

Я принципиально отказался от ее написания кем-либо извне. И не потому, что жалко было денег. Просто я хотел, чтобы каждый топ-менеджер компании, отвечающий за направление, погрузился в этот процесс, посмотрел, как организован этот бизнес за границей и сам определил ключевые задачи и визию.

Два месяца мы активно дебатировали между собой по поводу того, что должно, в конечном счете, появиться в стратегии. В мае мы ее утвердили. В ней – десять ключевых направлений, с полной детализацией, что необходимо сделать и когда, на десять лет вперед. Очень непростые и амбициозные задачи. Мы реформируем саму систему управления предприятием, реформируем техническую и инвестиционную политику. Наша главная задача – стать частью цивилизованного бизнеса Европы.

ОБ ИНТЕГРАЦИИ В ЕВРОПУ

Т.е. все-таки основная стратегия "Укрэнерго" – равнение на Европу?

В целом – да. Кстати, по масштабам задач, считаю, что только перед тремя государственными структурами стоят настолько амбициозные задачи в Украине – "Укрэнерго", "Уктрансгаз" (или "Магистральные газопроводы Украины") и Регулятор (НКРЕКП).

Каждый из нас, в силу того, что Украина взяла большой пласт обязательств по внедрению европейского законодательства в рамках Энергосообщества и Соглашения об ассоциации, должен сделать огромную работу. Мы и оператор системы передачи газа должны обеспечить полноценный запуск в Украине рынков электроэнергии и газа, гарантируя равный доступ к сети всех участников. Регулятор обязан внедрить лучшие практики мониторинга и регулирования этих двух рынков. Цена вопроса в совокупности – минимум 20 млрд дол. США или около 20% всего ВВП страны.

Для каждого из нас ясна дальнейшая перспектива – "Укрэнерго" станет членом ENTSO-E (когда украинская энергосистема синхронизируется с европейской), оператор системы передачи газа – членом ENTSO-G, а Регулятор максимально плотно будет имплементировать стандарты работы Агентства по сотрудничеству регуляторов энергетики ЕС (ACER). Все мы (а это неизбежно) будем тяготеть к орбитам этих организаций, вернее их политикам. Это, в свою очередь, будет требовать от нас абсолютно новых подходов в том, что мы делаем, новой визии и институциональной способности.

Но "Укрэнерго", пожалуй, ждет наиболее сложная участь в связи с тем, что технологически рынок электроэнергии самый сложный, и он требует комплексных технологических решений для того, чтобы работать как швейцарские часы.

Т.е. перед нами стоит задача не только провести реформы и быть эффективным госпредприятием (как и перед остальными госкомпаниями), но и иметь институциональную способность быть пионером изменений рынка электроэнергии и принести украинскому потребителю новую возможность – возможность выхода на рынок Европы. А это в свою очередь требует новое качество мышления в компании – на уровне как руководства, так и рядового состава.

Кроме того, у нас есть еще одна, малозаметная пока миссия: позволить новым технологиям в электроэнергетике (в первую очередь, "зеленым") состояться как класс. Без нас развитие «альтернативной энергетики» невозможно, потому что сети и балансирование – ключевые его технологические ограничители сегодня и в ближайшие три-пять лет.

Т.е. синхронизация с ENTSO-E – это факт свершившийся, кто бы ни руководил "Укрэнерго"?

Наша интеграция в рынок электроэнергии ЕС – неизбежна. В виду как геополитических факторов (Россия), так и чисто экономических – именно там наиболее ликвидный и развитый рынок электроэнергии.

И мы будем частью европейского рынка электроэнергии. Вопрос только лишь во времени. И здесь как раз таки важна политическая воля. Если она будет – мы можем уже в ближайшие пять лет стать этому свидетелями.

Кстати, недавно мы начали всю информацию, которую мы даем на сайте и на фейсбуке, публиковать и на английском языке. Более того, мы создали страницу в LinkedIN и начали коммуницировать на этой площадке только на английском языке.

Это не просто дань уважения английскому языку или международному направлению. Тем самым, мы пытаемся учиться быть понятным европейским партнерам и демонстрируем всем, что наша визия – интеграция в европейский рынок. Кстати, у нас это так и зафиксировано в новой стратегии. Кроме того, мы реально начали равнять себя не на украинские компании, а на европейских коллег: смотрим, изучаем, сравниваем. Поверьте, это абсолютно другая философия, мышление и виденье развития и отличная прививка от украинской привычки мысли в горизонте одного-двух лет.

Проблема всего украинского рынка электроэнергии заключается в том, что все привыкли мыслить в рамках настоящего. Но на самом деле настоящее - это давно забытое старое в странах Европы, которые прошли это 20-30 лет назад. И именно "Укрэнерго" обязано быть драйвером изменений, создавая технологическую основу для преобразований всей отрасли.

Как вы думаете, руководство страны разделяет вашу позицию по поводу «неизбежности» синхронизации с ENTSO-E?

Полагаю, в этом процессе мы опережаем развитие общественной мысли (назову это так) на несколько лет. И это естественно, потому что исторически решения у нас принимаются, как правило, исходя из настоящего, а не будущего. Поэтому считаю, это своим личным ключевым показателем эффективности – убедить руководство страны, ключевых стейкхолдеров, что синхронизация важна, и "Укрэнерго" в одиночку не сможет этого сделать.

И постепенно я вижу, что сторонников синхронизации на разных уровнях становится больше. В первую очередь, среди среднего и крупного бизнеса – предприниматели начинают понимать, что мы для них – «окно возможностей» для оптимизации затрат на электроэнергию.

Мы недавно посчитали, что синхронизация позволит сэкономить нашей промышленности около 800 млн дол США в год, не говоря о том, что создаст новый вид бизнеса – трейдинг электроэнергией (общий объем торговли составит около 1,5 млрд евро) и однозначно привлечет миллиарды долларов инвестиций в электроэнергетику Украины.

О КОМАНДЕ И ЛЮДЯХ

Почему одни госкомпании застыли в своем развитии (их не слышно, и не видно), а другие – демонстрируют как минимум попытку к переменам?

Главная причина – люди. Поверьте, команда – это главное условие успеха. Не будет команды – можно собирать вещи и покидать компанию.

Мне несказанно повезло (хотя, во многом, это результат моей двухлетней работы по поиску талантливых управленцев) – мне удалось объединить вокруг себя классную команду единомышленников. Большинство из них – новые лица в электроэнергетике, люди из бизнеса, с хорошей репутацией и отличным опытом работы. Именно они и задают темп всем тем изменениям, которые сейчас происходят в компании.

Знаете почему? Потому что перемены, которые мы осуществляем в «Укрэнерго» - не под силу не то, что одному человеку, а даже трем-пяти «топам», какими бы гениями менеджмента они бы ни были и сколько часов они бы ни работали в сутки. Чтобы решиться на такие трансформации, нужно около 50 человек-агентов изменений первого круга, мотивированных, и знающих свое дело. И эти люди должны иметь свои вертикали агентов изменений, уже второго круга. Сейчас у меня есть такая команда, и это самый главный «гудвил» Укрэнерго. И эта команда, однозначно, драйвер реформ в электроэнергетике.

Более того, мы не стоим на месте. Мы ищем таланты. Везде, где только можно. Мы выискиваем тех, кто способен творить, созидать и сподвигать остальных на изменения. Кстати, именно для этого мы запустили проект Ukrenergo Laboratories – по сути, искать самородки для дальнейшей огранки в "Укренерго".

Как вы мотивируете свою команду?

Я внедряю систему KPI (ключевых показателей эффективности – прим. Интерфакс.) в работе, т.е. у каждого из них есть четкие показатели эффективности, за которые они получают бонусы. Это тоже часть реформы компании – отойти от простой "зарплаты" (да еще нерыночного уровня), до правил рыночного стимулирования, которые работают в бизнесе. Показываешь результат – получаешь его денежный эквивалент в кармане (в нашем случае – на банковскую карточку).

Плюс у меня есть правило: я люблю, когда члены моей команды "выносят мне мозг". В хорошем смысле слова. Они это знают. Помните известную цитату Стива Джобса: "Не имеет смысла нанимать толковых людей, а затем рассказать им, что делать. Мы нанимаем умных людей, чтобы они могли рассказать нам, что делать". Я ее очень люблю за ценность понимания значимости ключевых сотрудников. И стараюсь следовать ей в моих взаимоотношениях с членами команды.

Кстати, реформа системы оплаты труда в госкомпании – один из ключевых условий успешности всех остальных реформ. Здесь важны два компонента – рыночность зарплат и ориентация на результат, а не на процесс.

И это то, что мы внедряем в "Укрэнерго" в течение последнего года. Мы меняем сознание сотрудников (особенно тех, кто работает здесь дольше десяти лет), что их работа не передана им по наследству, что просто ходить на работу уже никого не устраивает. Что теперь нужно, как говорят на Западе, "перформить" и "пушить". Это, пожалуй, самый сложный момент в коммуникациях с персоналом.

Но чтобы платить рыночную зарплату, нужно повышать бюджет, а значит, и тариф. Вы к этому готовы?

Есть два пути повышения зарплаты – или увеличить бюджеты, или оптимизировать расходы. Оптимизация процессов неизбежно влечет за собой уменьшение потребности в персонале. Оптимизация персонала в «Укрэнерго» – неизбежна, учитывая, что я первый руководитель, который решился на такие шаги. Для сравнения, в австрийском операторе системы передачи APG работает около 450 человек, в бельгійском Elia – 1225, в німецькому 50 Hertz – 933. В «Укрэнерго» по состоянию на 1 мая 2017 года работало 10500 человек. Протяженность магистральных линий электропередачи в расчете на 1 сотрудника у нас в среднем в 8 раз меньше, чем в Европе. Отсюда – низкие зарплаты, отсутствие эффективности труда, минимум мотивации.

Это неоднозначная тема с тяжелым социальным аспектом. Штат компании за последний год уменьшился на 25%. Это был самый сложный, наверное, период во всей моей работе в "Укрэнерго".

Но мы не сокращали наших людей. Они уходили добровольно, получая существенные компенсации (в среднем в объеме пятимесячной зарплаты, в отдельных случаях – семимесячной). Полученные нами прочие доходы послужили источником для их выплаты. Мы не залезли в карман потребителю, мы не просили дополнительные средства в тарифе.

При этом мы предлагали всем помощь в дальнейшем трудоустройстве, но очень незначительное количество людей этим воспользовалось. И это, кстати, тоже очень симптоматично, потому что многие из них не видели себя никогда на сводобном рынке труда и не понимали, насколько важной может быть помощь по грамотному составлению резюме, написанию сопроводительного письма и подготовке к интервью.

Оптимизация коснулась в первую очередь руководящего и административного персонала: количество начальников уменьшилось в разы.

За счет сокращения нам удалось поднять заработные платы только в этом году в среднем на 24%, увязав их, естественно, с новой системой стимулирования. Кстати, за время моей работы в «Укренерго» зарплаты выросли в среднем на 80%.

Более того, это повышение не было взято с "потолка" – мы внедрили систему грейдов, и вместе с Ernst&Young посмотрели на наши зарплаты и на зарплаты рынка.

В будущем разницы в зарплатах не должно быть. Либо она должна быть в пользу "Укрэнерго". Но больше не должно повторяться ситуации, когда средняя заработная плата в нашей компании намного ниже рыночной, и часть подразделений годами были недоукомплектованными, потому что специалисты не хотели идти работать на такие деньги. Сейчас мы во многом исправили ситуацию. И это дало возможность начать привлекать со стороны квалифицированные кадры – в первую очередь, на позиции среднего и высшего звена.

Вы сторонник больших зарплат топ-менеджерам госкомпаний, в частности, их руководству?

Я сторонник их рыночности. Подход к вознаграждению руководства госкомпаний должен быть идентичен подходу в частном секторе. Никаких зарплат у руководителей госкомпаний с оборотом больше 100 млн дол в год в 15-20 тыс грн быть не может – это прямая дорога к коррупции и неэффективности. Руководители должны зарабатывать достойные деньги, и ответственность у них должна быть соответственная.

Но вознаграждение – не единое условие работы топ-менеджера, в частности, руководителя предприятия. Еще один важный аспект – временной карт-бланш. У руководителя должна быть гарантия, что он или она сможет осуществить все задуманное, собственно то, за что и заплатят бонус.

И я реально очень доволен, что постепенно подходы к формированию заработных плат в государственных компаниях меняются: все больше и больше госпредприятиях начинают платить своим топам и руководителям среднего звена достойные их знаний и навыков деньги.

Я даже почувствовал это на «Укрэнерго» – запрос с «рынка» на топовые позиции компании резко вырос. Люди начинают проситься работать в компанию, причем люди с рынка, а не «по блату», как было принято раньше. Кстати, «блат» мы тоже убрали – все вакансии публикуются открыто на сайте (к слову, это самый посещаемый раздел нашего веб-сайта), плюс на всех самых известных веб-ресурсах по поиску работы.

Более того, я принял решение отойти от практики единоличного назначения ключевых сотрудников компании. Теперь такое решение будет приниматься коллегиально, специальным органом, пока эту функцию не заберет на себя комитет по назначению и комитет по вознаграждению будущего набсовета.

Не боитесь лишиться инструмента влияния на тех людей, кого назначаете, ведь обычно персонализация принятия решения о взятие на работу служит хорошей гарантией лояльности нового "топ-менеджера"?

Не боюсь. Это лучшая мировая практика, так работают ведущие компании из первой сотни Forbes и Fortune. И мне это очень нравится. Это не навредит, а только лишь добавит устойчивости и прозрачности компании.

А где гарантии, что руководители среднего и высшего звена, получая уже, как вы говорите, «достойные деньги», не будут продолжать организовывать схемы и вымывать средства из госкомпаний?

Гарантии - в «рыночности» самих людей. Вы не представляете, сколько за последние полтора-два года я встретил реально профессиональных людей, которые сделали свою карьеру в частном бизнесе, и ключевым условием работы которых в госсекторе является неучастие в каких-либо схемах. Как только такие люди попадают в старую консервативную систему, которая живет по принципу «здесь всегда так было и нечего тут что-то менять», начинается огромный разбаланс, и постепенно компании начинают меняться изнутри. Как правило, изменения начинаются, когда новые лица начинают быть критической массой. Именно в этом я вижу единственный шанс для госкомпании вообще реформироваться и стать эффективной. И собственно, и свою задачу.

Процесс начался. Старая система старается удержать позиции, но выиграть схватку византийскими методами у людей с уникальными знаниями и отменным образованием невозможно. Исход очевиден. Уверен: уже через три-пять лет на ключевых позициях в ключевых госкомпаниях будут находиться профессионалы из бизнеса. Именно реформа вознаграждения сделает это возможным. При условии, конечно же, реформы корпоративного управления.

О ГОСУДАРСТВЕ И ГОЛУБЫХ ФИШКАХ

Коль вы затронули вопрос о реформе коруправления, тогда как, на ваш взгляд, должны быть выстроены отношения государства и стратегических госактивов?

В мире существуют государства, которые являются эффективным собственником компаний, но их можно пересчитать по пальцам. В большинстве развитых стран компаний, которые можно считать государственными, практически нет. К примеру, в США считают, что у них на всю страну пять государственных компаний, но также существуют тысячи, в которых есть государственная доля. Вопрос не в том кто в уставе записан собственником, а в том, как построены процедуры управления.

Я последние 1,5 года являюсь апологетом того, чтобы в государственных компаниях была проведена полноценная реформа корпоративного управления. Учитывая политическую сущность нашего государства и количество противоречий, которые есть между политическими и экономическими центрами принятия решений, абсолютное большинство предприятий должно быть продано.

Есть и предприятия, в отношении которых принято стратегическое решение, что они должны всегда быть в госсобственности и "Укрэнерго" относится к их числу. Но это не значит, что такие предприятия не должны вести деятельность в соответствии с правилами частных компаний. Законы бизнеса во всем мире одинаковы. Поэтому, если государство хочет быть в плюсе от того, чем оно управляет - то и управлять им нужно как эффективным частным бизнесом.

Т.е. вы считаете, что руководители ключевых госпредприятий страны должны управлять ими как частным бизнесом.

Абсолютно верно. Более того, они должны иметь прямую финансовую выгоду (естественно, абсолютно прозрачно, через систему бонусов) от того, насколько успешно они управляют госактивом.

В условиях политической нестабильности и других факторов никто не придумал ничего лучшего, чем всем известные принципы Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), четко выписанные через десятилетия изменений в подходах к управлению собственностью. Нужно понимать, что не может даже очень умный человек, возглавляющий какое-то подразделение по управлению государственной собственностью в министерстве быть одинаково хорошим в десятках видов деятельности, а в некоторых случаях - и в сотнях компаний, которые ему подчиняются.

Реформа корпоративного управления, в первую очередь, занимается выстраиванием фундамента и стены между собственником в лице государства и менеджментом компаний, чтобы обезопасить предприятие от влияния каких-либо политических решений. Потому что директора меняются, министры меняются, госсекретари тоже будут меняться. Должна быть институция, которая обеспечивает стабильность, чтобы утверждаемые стратегии жили, а не менялись каждый раз.

Ушел Ковальчук, пришел кто-то другой, по дороге поменялся и министр. Этот человеческий фактор и непонимание того, сколько руководитель будет работать сильно мешают предприятию быть эффективным. Нужно выстроить основу устойчивого развития, а уже потом делать все остальное.

Государство может эффективно управлять госсобственностью?

Напрямую управлять – нет. В первую очередь потому, что просто не состоянии это делать. Ни одно министерство и ведомство не в состоянии эффективно управлять объектами, которыми владеет. Нет соответствующих интеллектуальных ресурсов, нет бизнес-компетенции, уровень мотивации (в том числе, денежной) минимален. На фоне отсутствия должного вознаграждения за труд и в силу политизированности должности министров, соблазн "порулить" госкомпаними в чьих-то интересах огромен.

Но, по большому счету, министерства и не должны управлять. У них должна быть контрольная функция (через наблюдательный совет и собрание акционеров). А управлять – это удел топ-менеджмента, который несет персональную ответственность перед набсоветом за выполнение поставленных задач.

Кроме того, министерства должны заниматься разработкой политик и «правил игры». И здесь непаханое поле работы, огромные возможности для самореализации. Очень жаль, что пока это не приоритет многих госведомств.

Как продвигается ваша реформа корпоративного управления в "Укрэнерго"? Набсовет будет все-таки создан в этом году?

"Укрэнерго" морально было готово к реформе корпоративного управления более года назад, институционально – с момента принятия Кабмином всех необходимых постановлений. Мы наняли независимых консультантов и разработали нужные документы. С апреля по сентябрь мы были в процессе диалога с нашим министерством, который завершился подписанием новой редакции нашего устава.

Утвержденная Минэнергоугля редакция устава намного лучше той, которая была, но и хуже устава, на который рассчитывали наши консультанты. Тем не менее, это открывает дорогу к формированию независимого наблюдательного совета.

Эта реформа пока не выполнена даже на 20%, потому что новый устав сам по себе без сформированного набсовета неработоспособен. Функции набсовета до его создания выполняет орган управления при Минэнергоугля, но де-факто пока ничего не изменилось. Мы ожидаем в ближайшее время оглашения отбора в независимые директора.

Есть мнение, что реформа коруправления стопорится на уровне руководства страны, потому то есть прецендент НАК "Нафтогаз Украины", создание набсовета в котором лишь усугубило конфликт между НАКом и Правительством. Это действительно так?

В целом, на внедрение нового корпоративного управления в государственном секторе понадобятся многие годы. Надо будет доказывать государству, кто бы его ни представлял, что это хорошо, что оно не имеет контроля над своими непосредственными активами. Нужно уметь довериться консультантам, прогрессивному менеджменту, привлечь со стороны людей с опытом «не на бумажке», которые будут отвечать за внедрение преобразований. Но нет ничего хуже и сложнее, чем заставлять систему менять саму себя.

Для всего этого государство должно принять политику собственности - базовый документ, в котором будет сказано, что должно быть с определенным предприятием, как им управлять, какие результаты и цели его деятельности. А у нас все идет с конца – давайте сначала выберем набсовет, а потом будем разбираться, что с ним делать, как это и произошло в "Нафтогазе Украины". В результате чего все стороны проиграли. И надо честно сказать, абсолютно все госкомпании сегодня, которые стоят «в очереди» на реформу коруправления, фактически стали заложником «решения вопроса» относительно набсовета «Нафтогаза».

«Укрэнерго» - это государственное предприятие. Причем законом прямо запрещено его продавать. Вы с этим согласны, глядя на перспективу 5-10 лет?

Я считаю, что Укрэнерго может быть очень эффективной компанией, если государство как собственник сможет формализовать свои отношения с набсоветом и его правлением.

Но в целом, я считаю, что выход на IPO на европейской площадке, и привлечение миноритарных собственников – например, европейских компаний-системных операторов электропередачи – через лет семь-десять сделало бы «Укрэнерго» не только более прозрачным, а более понятным бизнесом для Европы, что крайне важно, исходя из наших евроинтеграционных задач. Мы бы реально могли стать за десять лет одним из ведущих и важных операторов системы передачи Европы. Нам давно пора перестать сидеть в своей песочнице, в то время как, она находится в огромном песчаном карьере.

Но не нужно путать приватизацию основного актива (например, магистральной сети) и свободный/публичный оборот акций компании, которая этим активом управляет. Для условий Украины хороший сценарий на ближайшее время – государственная собственность на ключевой материальный актив и контрольный пакет акций в управляющей им компании. Это обеспечит защиту национальных интересов. В то же время это гарантирует прозрачность и эффективность бизнес-процессов, потому что быть публичной по европейским/мировым стандартам компанией – это огромная ответственность, требующая перенастройки всех ключевых процессов внутри.

Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 13 ноября 2017 > № 2399797 Всеволод Ковальчук


Украина. Германия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 9 ноября 2017 > № 2381352 Мацей Зелиньски

Глава "Сименс Украина": Мы следуем принципу основателя Вернера фон Сименса "Я не поставлю на кон будущее компании ради быстрой наживы"

Эксклюзивное интервью генерального директора ДП "Сименс Украина" Мацея Томаша Зелиньски агентству "Интерфакс-Украина"

- Поскольку 30 сентября у Siemens завершился финансовый год, думаю, уместно начать наше интервью с вопроса об основных финансовых итогах работы компании в Украине в сравнении с теми планами, которые компания намечала в начале года.

- Прежде чем говорить об итогах этого года и дальнейшей стратегии, важно понимать связи между концерном Siemens и Украиной в прошлом. История присутствия компании в Украине насчитывает более 160 лет. Это десятки тысяч реализованных проектов - и крупных, и небольших. Все началось с прокладки телеграфной линии, которая проходила через Киев, Одессу до Севастополя, открытие первой трамвайной линии в стране в Киеве на Европейской площади, первой электростанции во Львове, или участие в строительстве Днепровской ГЭС. Кстати, недавно Днепровская ГЭС отметила 85-летие со дня своего основания. За эти годы много всего удалось воплотить в жизнь. Конечно, были и проблемы, но мы пережили все кризисы, в том числе и последний 2013-14 года, когда значительно уменьшился объем рынка из-за падения ВВП.

Если же говорить об итогах прошлого года, то важно понимать связь с общими экономическими показателями. В течение нескольких кварталов мы наблюдаем рост экономики Украины, кризис остался позади, прирост ВВП на уровне 2,5-3%. Этого, конечно, недостаточно, потому что базовый уровень невысокий, но тем не менее. В Украине мы работаем по трем основным направлениям: автоматизация, электрификация и цифровизация промышленности и инфраструктуры, Если в прошлом году в целом рост промышленности в Украине составил 2,4–2,5%, а в этом году по разным прогнозам рост будет на уровне 2%, то в тех отраслях, где работает Siemens, рост значительно выше.

Динамичнее всего мы совместно с партнерами развиваемся в горно-металлургическом секторе, металлургии, электроэнергетике, аграрном секторе и машиностроении. В этих отраслях рост инвестиций значительный, и, закрывая финансовый год, (конечно, не все цифры окончательные) могу сказать, что объемы новых заказов по сравнению с прошлым годом у нас выросли на 28%. Это говорит о том, что наши клиенты вкладывают деньги уже в капитальные инвестиции (CAPEX), а не только в операционные (OPEX).

Поэтому я очень горжусь 160-летней историей совместной работы с украинской промышленностью. Но еще важнее смотреть вперед, вместе справляться с новыми вызовами, которые готовит четвертая промышленная революция, и тем самым выводить реальный сектор экономики Украины на абсолютно новый уровень в энергетике, аграрном секторе, ГМК, машиностроении, автопромышленности, которая рано или поздно начнет развиваться.

- Одним из важных направлений компании было также здравоохранение, но Вы ничего не сказали об этом секторе

- Дело в том, что медицина и здравоохранение в Siemens в настоящее время – это отдельное юридическое лицо. C марта 2016 года было создано ООО "Сименс медицина" как отдельное юрлицо. Концерн запланировал IPO на первую половину 2018 года, поэтому ООО "Сименс медицина" отделилось от ДП "Сименс Украина" и является на сегодня независимой юридической единицей.

- Если говорить о росте новых заказов, в каких именно секторах они наиболее заметны?

- Новые заказы выросли по всем подразделениям: цифровое производство, автоматизация промышленности, непрерывные процессы и приводы, электроэнергетика, (производство, передача и распределение энергии), автоматизация зданий и инфраструктуры. Например, в этом году мы заключили договор на поставку турбины мощностью более 10 МВт для компании агропромышленного комплекса. В этом секторе мы работаем со всеми крупными холдингами, по разным направлениям, предлагаем системы и решения, которые позволяют им улучшить свои финансовые показатели

Можно ли говорить, что аграрный сектор и ГМК – это сейчас самые крупные ваши потребители?

- Да, в аграрном секторе прежде всего это касается переработки и инфраструктуры – переработка подсолнечного масла или зерна, хранение зерна, строительство новых элеваторов – это большие инфраструктурные инвестиции, которые должны иметь систему автоматизации, энергоснабжения. Кроме того, мы затрагиваем вопросы перевалки зерновых и не только.

- А насколько болезненной для компании была потеря клиентов в Донецкой области, тем более что в Донецке у "Сименс Украина" был большой региональный офис

- Безусловно, в ГМК определенная потеря была ощутима, мы работали там со многими заводами. В Донецке мы создали металлургический хаб, который обладал компетенциями для реализации проектов в металлургической сфере. Хаб практически целиком переехал в Днепр и сейчас реализует задачи по проектированию и поставкам систем автоматизации и приводов.

- Можете поделиться конкретными объемами контрактов?

- Поскольку формально мы еще не закрыли финансовый год в плане рапортирования, сейчас пока не хочу оперировать цифрами, потому что даже незначительная ошибка недопустима. Но то, что новые заказы выросли на 28% - это для меня месседж, что украинская промышленность развивается активно в тех отраслях, где есть потребление технологий, предлагаемых Siemens.

Мы выиграли за последние годы ряд тендеров, проводимых "Укрэнерго" по поставке высоковольтного оборудования и систем, ряд проектов в металлургической отрасли по автоматизации производственных объектов "ArcelorMittal Кривой Рог" и предприятий группы "Метинвест". В аграрной промышленности реализовываются проекты с такими крупными холдингами, как Cargill, "Кернел", "Астарта". Siemens является поставщиком компонентов и комплексных решений для этих и других отраслей промышленности.

- Конечно, нельзя не коснуться ситуации с поставками Россией турбин Siemens в Крым, и в этой связи, прежде всего, интересно влияние сложившейся ситуации на работу в Украине: понесли ли вы ли какие-то репутационные риски, или вам удалось их минимизировать и каким образом?

- Такая информация, конечно, не помогает нам работать, но важно обсуждать эту проблему и взвешенно относиться к фактам… Наша позиция, как и позиция концерна в этом вопросе, категорична: перемещение турбин в Крым является грубым нарушением условий соглашений о поставках с Siemens и законодательства Европейского Союза.

Если же говорить о репутационных рисках, то, разумеется, любая негативная информация о компании может нанести вред авторитету, который завоевывался годами. Здесь хочу привести слова основателя компании Вернера фон Сименса: «I will not sell the future for a quick profit!» - "Я не поставлю на кон будущее компании ради быстрой наживы". Этим принципом руководствуется компания и сегодня.

- Не так давно на 14-й ежегодной конференции YES в Киеве глава "Нафтогаза Украины" Андрей Коболев обвинил Siemens в том, что из-за боязни потерять рынок России она отказалась от поставок оборудования для модернизации украинской ГТС, и "Нафтогаз" был вынужден обратиться за новыми поставками к General Electric. Как Вы прокомментируете это заявление?

- Я в 2013 году не работал в "Сименс Украина", но как только мы из прессы узнали о заявлении на конференции, сразу отправили запрос в штаб-квартиру с просьбой разъяснить ситуацию. И хочу сказать, что мы не можем подтвердить то, что процитировано в СМИ.

В 2013 году проект находился на стадии обсуждения, но по бизнес-причинам не дошло до заключения договора с одним из поставщиков комплектной системы для конечного потребителя в Украине.

Но связывать это с политикой – я не вижу никакой связи. Каждый проект индивидуальный, и при принятии решения всегда надо обсуждать разные факторы. Конечно, есть требования клиента – сроки поставки и реализации, есть разные загрузки заводов, поэтому тут не могу оперировать деталями, но контакт не был подписан именно по бизнес-причинам, и привязки к политике я не подтверждаю.

"Нафтогаз" – большой холдинг и мы работаем с большинством его предприятий. Конечно, такие структуры работают в системе транспарентных закупок, и если нам есть что предложить нашим партнерам и заказчикам, мы участвуем в тендерах через платформу ProZorro.

- А как вы оцениваете для себя эффективность системы ProZorro?

- Оцениваем очень позитивно, потому что для нас очень важно работать прозрачно, честно и открыто. Это большой шаг вперед для улучшения позрачности бизнеса. Мы делаем предложения для "Нафтогаза", "Укрэнерго" и других компаний, и часто выигрываем тендеры, поэтому считаю, что ProZorro вполне прозрачная и эффективная система, которая позволяет сотрудничать и соперничать честно.

- Базируясь на итогах прошлого финансового года, что вы можете сказать о планах на следующий?

- Планы очень амбициозны, и во всех отраслях я вижу значительные перспективы и много возможностей. Мы в прошлом финансовом году выросли больше, чем ожидали: доходы выросли на 11%, новые заказы – на 28% и показатели прибыли оказались выше заложенных в бюджете. И в следующем году мы планируем работать с нашими клиентами еще активнее. Я ожидаю, что рост будет на уровне 10% и выше.

Один из наших приоритетов – это дигитализация промышленности: не только программное обеспечение, но и весь цикл от создания цифрового двойника продукта, через цифровое производство к предоставлению сервиса, и что еще очень важно в Украине – обеспечение кибербезопасности, как промышленной, так и энергетической.

Кроме этого, как мы уже говорили, мы создали инженерный центр, в котором основным из направлений является тема интеллектуальных электрических сетей, или дигитализация в энергетике. Это тема, которая развивается по всему миру и она стратегически важна для Украины. Дигитализация позволяет эффективно управлять нашей электроэнергией. Данные технологии позволяют Украине развивать электроэнергетику в соответствии с современными стандартами и трендами. В будущем это может ускорить объединение украинской и европейской энергосистем.

У нас есть инженеры и специалисты, которые непосредственно предлагают решения для систем передачи и распределения энергии. Кроме того, наши инженеры центра компетенции в области цифровых подстанций и кибербезопасности участвуют в проектах на всех континентах мира. Крупные проекты уже реализованы в разных странах – Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, последние контракты - в Норвегии, Швейцарии, Германии, Англии. Инженеры занимаются полным комплексом работ (проектированием, программированием и пуско-наладкой) в области цифровых систем управления и релейной защиты подстанций.

В последнее время нам удалось значительно развить компетенцию в этой инновационной технологии. Также у штаб-квартиры есть намерения интенсивно развивать штат сотрудников для этого направления. Инженеры данной направленности должны обладать как знаниями традиционных технологий в энергетике, так и знаниями в области IT. Это взаимодействие между традиционной и современной промышленностью носит название "индустрия 4.0". Я всегда говорю, что Украина – это страна IT, где есть около 100 тыс. опытных инженеров, которых необходимо привлекать на такие проекты. Более того, каждый год университеты выпускают около 35 тыс. новых IT-специалистов. Все специалисты нашего центра - это украинские, высокообразованные инженеры. Их средний возраст 30 лет, но они уже получили колоссальный опыт в больших проектах.

Например, сейчас Siemens в Египте реализует крупнейший проект по строительству трех электростанций общей мощностью 14400 МВт. Это позволит компенсировать дефицит мощности в энергосистеме страны. Наши инженеры принимают активное участие в данных проектах на всех стадиях от разработки концептов до ввода в эксплуатацию.

-Такие хабы функционируют еще в каких-то странах?

- Да, в разных странах. Хаб для энергетических систем цифровых сетей создан, например, в Словакии, и сейчас есть намерения перенять этот опыт и в Украине. В большей степени мы сосредоточены на том, чтобы совместно с "Укрэнерго" развивать системы цифровых сетей и кибербезопасности для украинской энергетики

- Еще одна тема - сотрудничество с "Укрзализныцей". Много лет ведутся разговоры об интересах Siemens к участию в проектах по локомотивостроению, компания уже неоднократно заявляла о том, что не заинтересована в создании СП по производству локомотивов, но надеется на "частную тягу". Тем не менее, мы помним, что опыт совместного сотрудничества с Днепропетровским электровозостроительным заводом у компании был не совсем удачный…

"Укрзализныця" - большая компания, которая занимается перевозками, и тут мы предлагаем всю линейку для электрификации железных дорог, и в последнее время идут разговоры по поводу новых проектов, которые пока на стадии обсуждения, а когда они выйдут на тендеры – мы будем в них участвовать.

Что касается электровозов – да, мы поставляли компоненты для украинских электровозов совместно с украинским производителем. Последнее время мы с УЗ отремонтировали два из них, поэтому можно сказать, что тема развивается.

В 2016 году мы подписали протокол о намерениях, что будем совместно разрабатывать ТУ под потребности железных дорог. Сейчас обсуждаем сертификацию наших электровозов, поэтому хотелось бы, чтобы эти проекты шли быстрее, поскольку потребность в новых средствах ж/д-транспорте в Украине огромна, и для Siemens это очень важный рынок, на котором мы продолжаем работать с УЗ.

- А в каких направлениях вы ожидаете наиболее динамичного развития в этом году

- Например, в металлургии очень много зависит от цен на ресурсы на мировой бирже, поэтому там динамика инвестиций меняется из года в год. Безусловно, агропромышленный сектор – ведь 30% всех черноземов в мире находится в Украине. Последние инвестиции в порту "Южный" нам показали, что очень динамично развивается вся инфраструктура агропрома. Украина лидирует в производстве подсолнечного масла, зерновых культур, кукурузы, и поскольку их потребление растет, я более чем уверен, что этот сектор будет развиваться и требовать новых современных технологий, в том числе в выработке биоэнергии, перевалке, хранении, т.е. там, где Siemens обладает компетенцией и широким портфолио продуктов и услуг.

- Планирует ли компания участвовать в приватизации такого предприятия энергомашиностроения, как "Турбоатом", даже если на продажу будет выставлен только блокпакет его акций?

- Каждый проект приватизации особенный, поэтому тут важно оценить перспективы, возможности локального и регионального рынков, мы будем наблюдать за процессом, но какое финальное решение будет принято, на этой стадии сказать не могу.

- Еще одна интересная мировая новость - 11 октября в Брюсселе обсуждалось создание батарейного альянса для конкуренции с компаниями из США и Азии. Знаю, что был приглашен Siemens. Как Вы считаете, могла бы Украина встроиться в этот альянс с учетом богатых запасов лития?

- Это хорошая идея, но надо смотреть глубже, чтобы разобраться в ресурсах, которые есть в Украине. Если появится дополнительная возможность для сотрудничества Siemens и украинских предпринимателей – это может стать темой для изучения.

- Можно ли сказать, что компания в Украине переживала определенный кризис, и какова сегодня ее дальнейшая стратегия?

- Кризис был во всей Украине, мы также ощутили его на себе. Мы пережили его благодаря продаже услуг, в том числе благодаря нашему энергетическому хабу, а также группе, отвечающей за разработку решений в металлургической промышленности. Сейчас мы уже вышли из этого кризисного положения… Рост заказов составил 28%. Мы намерены развивать долгосрочный бизнес в Украине, в том числе с нашими партнерами переходить к цифровой промышленности и цифровой энергетике. Одним из свидетельств нашей долгосрочной стратегии стало подписание договора аренды с бизнес-центром "Астарта" на Подоле - это говорит о том, что "Siemens Украина" намерен развиваться.

Какова сегодня региональная сеть компании?

- Основная задача региональных представительств - быть ближе к клиенту. Основной офис компании находится в Киеве, и кроме офиса есть центр обучения автоматизации, в котором обучаем клиентов и партнеров. Есть крупный инжиниринговый центр для металлургической промышленности в Днепре, в Одессе, и, конечно, в Харькове. А расписание тренингового центра во Львове забито на два-три квартала вперед. Мы создали развитую сеть региональных офисов, чтобы быть ближе к клиенту.

Есть ли проблемы с оптимизацией штата?

- Штат растет динамически, набираем инженеров, экономистов, IT-специалистов, инженеров-электриков и, надеюсь, эта позитивная динамика сохранится. Тесно работаем с местными партнерами, которые предлагают решения на основе систем программного обеспечения и оборудования Siemens, с ними работаем по конечным клиентам.

Везде, где видим рост потребления, набираем новых сотрудников, чем больше оборудования у нас появляется на рынке, тем больше потребностей в обслуживании, поэтому сервис динамично развивается. Сегодня в штате ДП " Siemens Украина" работает более 200 человек.

Есть ли у компании в Украине какие-либо проблемы с фискальными органами?

- Поскольку мы выполняем все законы и требования фискальных и других служб, нас эти проблемы не касаются. Я работаю в Украине год, и наблюдаю во многих областях значительные улучшения – например, уменьшение проверок, улучшение коммуникации с государственными службами, коммуникации с правительством.

Кстати, площадкой для диалога, на которой бизнес может узнать о планах правительства, а правительство – о настроениях бизнеса, может стать платформа, созданная тремя ассоциациями – Европейской бизнес-ассоциацией (ЕБА), Американской торговой палатой (АТП) и Союзом украинских предпринимателей (СУП). Встреча с участием президента Петра Порошенко в рамках EBA была достаточно эффективной.

Обсуждали и систему ProZorro, насколько она удобна для бизнеса, фискальную и финансовую политику. Такой диалог очень полезен, и президент обещал, что будем регулярно встречаться на таких площадках.

- Некогда Siemens входил в Национальный инвестиционный совет при президенте Украины, но в новый инвестсовет совет, состав которого в октябре утвердил П.Порошенко, вы не вошли, но в то же время в него вошел General Electric

- Но это не означает, что мы не будем стараться стать его членом в будущем. Наша компания всегда была заинтересована развивать украинскую промышленность и экономику. Уверен, что для этого у нас есть и опыт, и ресурсы, и компетенции. В подтверждение этого, приведу тот факт, что совсем недавно американский журнал Forbes в своем рейтинге назвал Siemens самой авторитетной компанией, что стало своеобразным подарком на 170–летний юбилей Siemens.

Украина. Германия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 9 ноября 2017 > № 2381352 Мацей Зелиньски


Россия > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 8 ноября 2017 > № 2379721 Анатолий Чубайс

Председатель Правления УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс: История про возобновляемую энергетику прошла точку невозврата. Весь мир знает, что она нужна.

Автор: Павел Демидович

ВЕДУЩИЙ: Одна из популярных тем, которая сейчас всеми обсуждается, это история с майнингом, криптовалютами, частными валютами. Как вам кажется, у этой истории есть будущее либо это просто такое увлечение?

Анатолий Чубайс, председатель правления УК «РОСНАНО»: Я точно не самый большой специалист в этой сфере. Это я хорошо помню, что в конце 80-ых, когда мы продумывали контуры реформы экономической в нашей стране, мы всерьез анализировали концепцию конкурирующих частных валют, конкурирующих частных эмиссионных центров. Мы, к счастью, от нее отказались тогда. Но вот то, что происходит сейчас, это ровно это. Это неконтролируемый государством конкурирующий частный эмитент. Мне кажется, что здесь есть два главных риска, которых надо избежать. Риск номер один — ой, что-то страшное появилось, надо немедленно запретить. Риск номер два — это великолепно, прекрасно, это будущее человечества, пусть все немедленно у себя строят фирмы и занимаются майнингом и зарабатывают на этом. Вот в обе крайности впадать не надо. Здесь, конечно же, нужно регулирование. Здесь недопустимо перерегулирование. Мне кажется, что в принципе эта сфера точно какое-то свое место под солнцем в экономике займет. Надо сделать так, чтобы наша страна не оказалась аутсайдером.

ВЕДУЩИЙ: С вашей точки зрения, есть ли будущее у криптовалют как таковых, у того же биткоина, других криптовалют? Кто-то говорит о возможности, необходимости даже создания крипторубля. У крипторубля есть будущее или это не про нас?

Анатолий Чубайс: Мне кажется, что сама идея криптовалют, будь то Этериум, будь то Биткоин, будь то иные валюты, она, скорее всего, уже не обратима. Она уже не находится в режиме разрешить или запретить. Она находится в режиме как правильно регламентировать это явление так, чтобы оно не разрушило действующую монетарную систему с одной стороны, а с другой стороны все-таки дало возможность для какого-то децентрализованного эмитента эту функцию на себя взять. Вот, скорее, в этой плоскости дело лежит. Поэтому я говорю о том, что не правильно перезапретить и неправильно уйти от регулирования.

ВЕДУЩИЙ: Вернемся к той теме, которая вам, наверное, гораздо ближе — к теме энергетики. Вы достаточно долго работали в сфере традиционной энергетики. Сейчас в основном занимаетесь возобновляемыми источниками энергии и являетесь активным адептом и пропагандистом этих возобновляемых источников. С вашей точки зрения, какую долю в российском энергобалансе они потенциально могут занять?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, история про возобновляемую энергетику в мире уже прошла такую точку невозврата. Дискуссии о том, надо или не надо, завершены. Весь мир знает, что надо. Россия задержалась на старте. Но, к счастью, все-таки успела встроиться в этот важнейший создаваемый технологический кластер. Надо, правда, сказать, что у нас первая солнечная станция в России, мы ввели в 2015 году, всего два года назад. Первую ветростанцию введем в первом квартале будущего года. У нас только начинается этот бизнес. Но он уже начинается, начинается на твердой основе. Если говорить о целевых параметрах, совсем стратегически, я не считаю, что России нужно иметь те же объемы возобновляемой энергетики, как, скажем, в Европе. Европа ставит для себя задачу — 2030 год 30%. 30% — это для нас какая-то немыслимая цифра совершенно. Но в тоже время в моем понимании цифра на уровне примерно там от 7 до 13% к 2030 году была бы для нас адекватной. Это здравое, с одной стороны, использование тех преимуществ природных, которые у нас есть в виде дешевого газа (почему же от него отказываться?), а с другой стороны — это задача не упустить колоссальный по своему потенциалу технологический кластер, который может стать предметом экспорта из России при грамотном его развитии.

ВЕДУЩИЙ: А уже сейчас понятно, что для России более перспективно — это солнечная энергетика либо ветровая?

Анатолий Чубайс: Картина здесь такова. По ветроэнергетике, точнее по ветропотенциалу Россия страна номер один в мире. Номер один в мире. Наш потенциал здесь просто колоссален. Если взять особенно севера российские, арктическое побережье, активно развиваемое сейчас, то там ресурс очень большой. Как не странно, вопреки расхожему мнению, у России очень высокий уровень инсоляции. Россия — это страна… мы привыкли говорить — темно, холодно, замерзли. Какая к черту энергетика солнечная у нас?! Бессмысленно. Не, ребят, это все не так. Не так, потому что Россия — страна с преимущественно с континентальным или резко континентальным климатом. Это означает низкую облачность. Это означает высокий уровень инсоляции. Южная Якутия по инсоляции — один из самых высоких регионов России. Четвертая или пятая, если я правильно помню. Челябинск по инсоляции выше, чем Берлин. В этом смысле у России хороший потенциал по солнцу. А с учетом того, что технологии солнечные все больше позволяют работать с рассеянным светом, это тем более значимо и тем более перспективно. Поэтому я считаю, что и по ветру, и по солнцу у российской энергетики очень-очень значительный потенциал.

ВЕДУЩИЙ: Развитие возобновляемой энергетики в Европе, в том числе в России во многом опирается на механизм различного субсидирования. Кто должен заплатить за введение вот тех объемов солнечной электростанции, ветрогенерации, о которых вы говорите? Конечный потребитель, в том числе население либо, может быть, государство?

Анатолий Чубайс: Вот ровно этот вопрос, который вы сейчас мне задали, я очень хорошо помню, мы бурно обсуждали в 2007 году, готовя вторую редакцию закона об электроэнергетике в ходе реформы энергетики. Тогда было две концепции. Одна концепция — бюджет. Пускай бюджет найдет у себя источники для дотации. Вторая концепция — создаваемый нами тогда оптовый рынок электроэнергии. Первая ценовая зона, вторая ценовая зона. По целому ряду причин мы приняли решение о том, чтобы эту нагрузку возложить на оптовый рынок электроэнергии. Сегодня в 2018 году можно с уверенностью сказать, что это было правильное решение. Потому что заложенная тогда основа, собственно, запустила сегодня в России проект возобновляемой энергетики в целом. Кто платит? Промышленные потребители. Население из этого платежа исключено. Население не работает по ДПМ (договорам на поставки мощности), которые, собственно, являются механизмом стимулирования. Хотя если уж в конечном итоге, ну, всегда за все, идет речь о колбасе или о ядерных ракетах — не имеет значения, конечно, платит всегда конечный потребитель.

ВЕДУЩИЙ: Если за все же платит конечный потребитель, может быть, уже есть какие-то оценки, которые позволяли бы говорить, сколько заплатит российский потребитель за развитие возобновляемой энергетики?

Анатолий Чубайс: Да, конечно, такие цифры есть. У нас есть серьезные расчеты, которые показывают, что в период с 2017 до 2024 года доплата на оптовом рынке, там, куда мы возложили нагрузку, в связи с проектом возобновляемой энергетики по годам будет изменяться от 0,1% до максимальной в пике, цифра, не помню точно, 2021–2022 год, максимальная цифра 1,2%. Это максимальная надбавка к средней цене на оптовом рынке за киловатт в час.

ВЕДУЩИЙ: Разговор о прогнозируемом дефиците мощностей в электроэнергетике. Что за этим стоит — реальная перспектива на протяжении ближайших нескольких лет либо это в какой-то части пиар инвесторов в электроэнергетику и пиар производителей электрооборудования?

Анатолий Чубайс: Во-первых, я бы не связывал тему возобновляемой энергетики и проблему возможного дефицита. Там связки очень отдаленные и непрямые. Это, во-первых. Во-вторых, что у нас происходит с мощностями сейчас и как выглядит прогноз возможного дефицита? У нас на сегодня никакого дефицита нет. Это у нас в 2007 году было полстраны в дефиците от Южного Приморья до Москвы и Питера. На пределе проходили зиму. Станцию в ремонт невозможно было вывести. Благодаря тому колоссальному инвестиционному рывку, который получила энергетика от реформы за последние 10 лет, даже за 9 лет, объемы вводов 35 тысяч гигаватт — это самые большие вводы за 40 лет последние. Никакого дефицита нет. Наоборот нас ругают за то, что реформа позволила ввести слишком много мощностей. Энергетиков слишком много не бывает. Означает, есть резервы, есть возможность для самого главного — техперевооружения. Вот это вот задача крайне острая. Сейчас обсуждаемая новая концепция ДПМ — ДПМ-штрих — она не столько направлена на резкий рост мощностей, такой необходимости нет, сколько направлено на глубокое технологическое обновление существующего энергетического комплекса. У нас при всех новых вводах, тем не менее, недавно видел цифру, к 2025 году в тепловой энергетике более 57% станций превысит (нрзб.) ресурс. Это, конечно, ненормальная ситуация. И энергетике, базовой, тепловой энергетике страны нужна глубокая модернизация независимо ни от чего. Да, конечно, одновременно она решит проблему все равно роста спроса. Если представить, что не делать ничего вообще, вдруг все остановятся на следующие 10 лет, тогда действительно страна окажется в дефиците. Но мы видим то, как к этому относится Минэнерго сегодня и правительство в целом. И мы видим, что концепция новых договоров на поставки мощностей в активной разработке. В конце года, начале следующего она явно появится. И там и будет решение задач, которое позволит точно избежать дефицита и одновременно обеспечить вторую волну инвестиций после реформы для модернизации энергетики.

ВЕДУЩИЙ: Чем объясняется практический постоянный рост энерготарифов, который наблюдается в России, в том числе и для населения? Это есть результат или побочный эффект реформы, которые проводились?

Анатолий Чубайс: Чтобы объективно смотреть на тарифы, нужно сделать две вещи или, точнее говоря, три. Первая — нужно сопоставить темп роста тарифов на электроэнергию с темпом роста тарифов и цен на уголь и газ, о чем у нас не любят говорить, но тем не менее. У нас последние 15 лет темпы роста тарифов на электроэнергию отстают от темпов роста тарифов на то, из чего делают электроэнергию. Это значит, что электроэнергетика сдерживает темп роста цен. Это первое. Второе — если вы сопоставите сегодняшние российские тарифы с тарифами на электроэнергию в странах (нрзб.), в развитых странах, вы увидите, что в России сегодня один из самых низких тарифов на электроэнергию. Конечно, этому помогла девальвация рубля. Но, тем не менее, это реальная цена, которая существует. Ну и наконец, третье, почему же все-таки рост. Ну, вообще говоря, в стране инфляция пока не остановлена и, по-моему, в планах правительства остановки инфляции нет. До недавнего времени она была на уровне 9–10% в год. Поэтому нужно сравнивать тарифы с уровнем инфляции и здесь вы увидите, что реформированная электроэнергетика и в этом смысле не раскручивает тарифы, а сдерживает темпы их роста.

ВЕДУЩИЙ: Сейчас мы уже понимаем и можем ли говорить о том, что какие-то компании выиграют от того, что доля возобновляемой энергетики станет больше? И, может быть, есть компании, которые проиграют, если эта доля увеличится?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, я бы, скорее, говорил не о компаниях, а об отраслях. Что такое возобновляемая энергетика? Возьмите, например, хоть солнце, хоть ветер. Это, во-первых, десятки заводов России, которые уже построены или нужно построить, которые будут производить оборудование для солнечных станций, для ветростанций. Во-вторых, это идущая за ним технологическая цепочка. Только для того чтобы обеспечить работу нашего завода в Чувашии «Хевел» по производству солнечных панелей нужно было производить чистые газы, чистые среды, чистые материалы, которые никогда раньше вообще не производились в России. Запуск такого уровня производства создает технологические цепочки, не существовавшие ранее. Это все новые бизнесы. Это, во-первых. Во-вторых, это, конечно же, новые компетенции инженерные, в том числе и энергетические компетенции. Эксплуатация солнечных станций — это совсем не тоже самое, что эксплуатация тепловой станции. В-третьих, это образовательный потенциал. Уже сейчас в Ульяновске открывают кафедру ветроэнергетики. Это явно не последняя кафедра. Очевидно, что образование тоже должно подтягиваться за этим. Я уж не говорю о науке, которая просто стоит в основе всего этого. Для того чтобы наш с Вексельбергом завод «Хевел» выпустил одну из лучших в мире панелей, которые сейчас он производит, нам потребовалось построить в Питере в физтехе имени Иофа целый RND-центр. Больше полутора миллиарда рублей мы туда вложили. И на этой базе, собственно, сделали новую продукцию. В этом смысле выиграет от этого целый перечень отраслей. Возникает сложнейший кластер от производства до образования, которого просто нет. Если этого не делать, в какой-то момент времени придется все импортировать сделать это, собственно, означает, что вы, журналисты, любите называть термином «слезание с нефтяной иглы». Это оно и есть. Вот в этом оно и состоит. Возобновляемая энергетика — это и есть слезание с нефтяной иглы России в наших реальных условиях.

ВЕДУЩИЙ: О том, как будем слезать с нефтяной иглы, мы поговорим после небольшой паузы.

ВЕДУЩИЙ: В России уже запущены первые проекты как ветрогенерации, так и солнечной энергетики, но скептики говорят о том, что конкуренция на этих рынках недостаточно велика. Там работает всего лишь несколько компаний. Есть ли перспективы того, что этот рынок станет шире и участников, игроков станет больше и эта энергия станет дешевле?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, эти рынки только рождаются, это правда. Давайте конкретно. Ветроэнергетика — первый крупный тендер по ветроэнергетике по розыгрышу ДПМ 2016 год, один участник, не будем его называть, взял ДПМ по той цене, которая предлагалась, условная скидка. Конкуренции не было. 2017, этот год — три участника, жесткая конкуренция. Мы один из трех участников. Мы снизили свою заявку, как сейчас помню, на 17%. И благодаря этому выиграли все, что хотели. Это настоящая реальная конкурентная ситуация. А это не последний тендер. В будущем году пройдет следующий тендер. В этом смысле да, она мгновенно не возникает. Но вместе с тем, надо отдать должное, концепции, которая создана правительством. Вот мы обычно ругаем чиновников. А это уникальный случай, когда создан абсолютно работоспособный концепт, который не просто стимулирует бизнес, а который создает конкурентную среду. Мало того, это я вам рассказал пример про конкуренцию за ДПМ, а если вы посмотрите на рынок солнца, то вы узнаете, что да, завод по производству солнечных панелей строили мы с Вексельбергом, а вот сейчас вводится в строй новый завод по производству солнечных панелей под Москвой в Подольске. Абсолютно честные инвесторы, никакого отношения ни к РОСНАНО, ни к кому не имеющие. У нас свои деньги. С мощностью под 100 мегаватт, собственно, кремниевые панели будут производить. Конкуренция наращивается. Мы пошли первыми, но за нами пошли те, кто счел, что в этом рынке можно работать и зарабатывать.

ВЕДУЩИЙ: А смогут ли электростанции, которые работают на чистых технологиях, конкурировать по стоимости с традиционной энергетикой, и на каком горизонте потенциально это может произойти, появится ли этот ценовой паритет?

Анатолий Чубайс: Это один из таких фундаментальных вопросов возобновляемой энергетики. И на него есть уже на сегодня всеми признанный очевидный ответ. Суть его вот в чем — есть понятие сетевого паритета. То есть точка, когда цена киловатт часа выработанного возобновляемой энергетики приравнивается, совпадает с ценой киловатт часа (нрзб.). Сегодня в большинстве стран мира он еще не достигнут. Но тренд детерминирован. Тренд, при котором цена киловатт часа традиционной электроэнергетики, к сожалению, с неизбежностью растет, а цена киловатт часа возобновляемой энергетики падает, потому что здесь потенциал апгрейда технологического гораздо больше. Паровой турбине под сто лет. Энергетике современной промышленной тоже сто лет. А солнечной энергетике — 15 или 20. Мы сами, начав производство солнечных панелей с КПД 9%, сегодня производим на заводе панели с КПД 22,3%. И это еще не итог. Да, в России точка пересечения вот этого сетевого паритета будет чуть позже, потому что у нас дешевая тепловая энергетика. Ничего страшного. Но она точно произойдет. К этому моменту нужно быть не просто готовым, а нужно создать собственную возобновляемую энергетику.

ВЕДУЩИЙ: Емкости российского внутреннего рынка будет достаточно для развития возобновляемой энергетики, либо нашим компаниям все же стоит, прежде всего, рассчитывать на выход на внешнеэкспортные рынки?

Анатолий Чубайс: Это очень важный вопрос. Наше глубокое убеждение, что называется, выращенное собственным опытом тяжелым, состоит в том, что в этой сфере нужно сосредоточиваться стратегически на двухэтапную стратегию. Этап номер один — российский рынок. Не войдя в него и не научившись на нем невозможно на что-то большее замахиваться. Но этап номер два абсолютно необходим — это экспорт. Это экспорт. Если ты не ставишь перед собой задачу экспорта, это значит, что ты не ставишь перед собой задачу создания продукта с лучшими параметрами по цене и качеству. Ровно так мы для себя эту задачу и ставим. По ветру говорить еще рано, а вот по солнцу, собственно, мы прошли первый этап. На сегодня мы являемся лидерами солнечной энергетики в России. Мы перед собой ставим задачу выхода на экспорт. Я думаю, что в ближайшее время она будет решена.

ВЕДУЩИЙ: Не так давно глава «Роснефти» Игорь Сечин заявил о том, что борцам за сохранение окружающей среды следует сосредоточиться не на отказах от двигателей внутреннего сгорания, а на том, чтобы минимизировать долю угольной энергетии в энергобалансе. Для России насколько это острая история? Это благо — сокращение доли угольной генерации либо, может быть, все не так просто?

Анатолий Чубайс: Надо признать, что в мире в целом в базовых видах генерации, имея в виду гидрогенерацию, атомную генерацию, газовую и угольную, угольная в наиболее сложном положении. Если мы всерьез говорим о проблеме глобального потепления, если мы всерьез говорим об экологических проблемах, то, в общем, очевидно, что уголь является замыкающим топливом. Кстати говоря, когда вообще про углеводороды говорят, это не точно. У газа еще длительная позитивная перспектива, а вот у российского угля это, к сожалению, не так. В этом смысле, говоря это, я хорошо понимаю, насколько это сложный тезис для шахтеров Кузбасса, для восточного Донбасса, для Воркуты, но, тем не менее, это реальность. Нужно всерьез думать о том, что делать с нашими угольными регионами с учетом этого фактора. Рано или поздно спрос на уголь в электроэнергетике будет сокращаться. И уголь — это наиболее уязвимый элемент в углеводородах с точки зрения стратегии развития электроэнергетики. Это правда.

ВЕДУЩИЙ: Саудовская Аравия, которая планирует продать свою государственную нефтяную компанию, не полностью разместить часть на бирже пакета, говорит о том, что деньги, которые будут выручены, будут перечислены в специальный фонд, и будут тратиться в дальнейшем на технологический прорыв. РОСНАНО в какой-то части предшествовало вот этой судьбе, поскольку это тоже нефтяные деньги, это в том числе деньги, полученные от активов «ЮКОСа». Вы сейчас можете своих саудовских коллег от чего-то предостеречь и получилось ли в России проделать технологический прорыв?

Анатолий Чубайс: Нам 10 лет. 10 лет назад в России не существовало классической наноэлектроники. То есть производство электронной компонентной базы с размером менее 100 нанометров. Сегодня она есть. И не просто есть. Завод «Микрон» — флагман российской микроэлектроники. В России не существовало ядерной медицины. Сегодня центр позитронно-эмиссионной томографии пропустили через себя уже более 40 тысяч граждан страны с диагностикой на ранних и сверхранних стадиях. В России не существовало солнечной энергетики. Сегодня она уже есть. В России не существовало современной фотоники, в том числе производство оптоволокна, пока мы не построили в Саранске завод. И так далее. Я могу, поверьте, много раз повторять вот эту фразу «не было и есть». Это на самом деле так. Построено 86 заводов, производящих 361 млрд. рублей продукции. Это первые шаги. Мы, анализируя свою перспективу, считаем, что, построив за 10 лет 6 кластеров, которые не существовали в стране, я часть из них перечислил сейчас, способны в следующие 10 лет построить еще пять новых кластеров и развить существующие. Наверное, то, что сделано, пока еще не очень заметно на масштабах страны. 361 млрд. — это не такие гигантские цифры. Но вместе с тем, мы ясно видим тренд и ясно видим, как нужно двигаться. Давать советы всегда дело легкое и привлекательное. Первое, что я бы сказал, что в этой сфере ни в коем случае не нужно рассчитывать на быстрый успех. В этой сфере есть такой закон, когда сначала ожидания взлетают до небес, завтра все будет в каком-то цифровом гиперпространстве вместе с видеореальностью и альтернативным изображением. Через 2–3 года этого не происходит. Наступает разочарование. На следующем этапе после этого, после невероятных ожиданий и полного разочарования приходит спокойное последовательное понимание того, что шаг за шагом нужно продолжать двигаться. Важно тут не попасть в избыточные ожидания. Важно просто спокойно выстроить стратегию. 10 лет — это самый минимальный срок, когда что-то видимое может появиться. А вообще говоря, в этой индустрии в инновационной сфере 20–25 лет — это нормальный срок строительства (нрзб.) инновационных экономик.

ВЕДУЩИЙ: А у вас нет опасения того, что бурно развивающийся искусственный интеллект может уничтожить человечество? Об этом спорят вполне всерьез в кремниевой долине?

Анатолий Чубайс: Эта тема, к которой, как ни странно, к которой мы относимся очень серьезно и которой мы всерьез занимаемся. Вы правы, действительно численность населения уже превысила 7 млрд. И к 2050 году достигнет 9,5 млрд. Ничего подобного на земном шаре не было никогда. Объем потребления ресурсов за 20 век по большинству видов ресурсов вырос в геометрической прогрессии. И, конечно же, мы должны всерьез думать не только о теме под названием криптовалюта, биткоины и прочие радости айфонов и айпэдов, но мы должна думать о материале, из которого сделана техносфера. И задача энергоэффективности, о которой мы все говорим постоянно, как-то совершенно не дополняется задачей под названием «эффективное использование материалов», причем базовых материалов — цемент, пластик и металл. Это главное, из чего создана техносфера. Здесь есть колоссальные ресурсы. Конечно же, это крупномасштабный вызов, к которому нужно отнестись во всеоружии технологических решений, в том числе которые представляют нанотехнологии.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо.

Россия > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 8 ноября 2017 > № 2379721 Анатолий Чубайс


Россия. СКФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > mvd.ru, 3 ноября 2017 > № 2376325 Ражидин Эфендиев

Потребитель выходит из тени.

Полковник полиции Ражидин ЭФЕНДИЕВ, начальник Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Дагестан.

Работа по декриминализации топливно-энергетического комплекса Дагестана является постоянным предметом внимания республиканского МВД. Предпринимаемые меры помогли в этом году значительно улучшить результаты оперативно-служебной деятельности по данному направлению. Только за 7 месяцев в сфере ТЭК республики выявлено 321 преступление (за такой же период 2016 года – 89), по которым возбуждено 318 уголовных дел (было – 72). Ущерб по оконченным производством уголовным делам составил свыше 797 миллионов 300 тысяч рублей, из которых возмещено более 766 миллионов 600 тысяч.

Существенное влияние на оперативную обстановку в сфере топливно-энергетического комплекса оказывают посягательства на сырую нефть из магистрального нефтепровода, а также факты её незаконной переработки. Благодаря системной работе существовавшие на этом участке проблемы стали терять былую остроту. Этому, в частности, способствовали подписание и реализация плана совместных мероприятий с АО «Черномортранснефть» по защите магистрального нефтепровода Баку–Новороссийск, проходящего по территории Республики Дагестан. И если до 2013 года потери нефти составляли порядка 3–4 тысяч тонн в год, то в последующие годы, по информации ОАО «Черномортранснефть», они не зафиксированы. А количество обнаруженных и ликвидированных врезок в нефтепровод сократилось с 42 в 2011 году до двух в текущем периоде.

Так, возбуждено уголовное дело по факту обнаружения на 281-м километре магистрального нефтепровода Грозный–Баку несанкционированной врезки и самосвала марки КамАЗ с замаскированной в кузове цистерной. По подозрению в совершении преступления арестованы двое граждан республики.

Однако ситуация в данном направлении по-прежнему требует постоянного, неослабного внимания. Нефть для перерабатывающих мини-заводов завозится в регион железнодорожным и автомобильным транспортом в основном из Калмыкии, Чечни, Ставропольского края и Самарской области. На этих предприятиях проводятся систематические проверки с изъятием образцов нефти для сравнительного анализа и нефтепродуктов для проведения лабораторных исследований на предмет их соответствия требованиям ГОСТ.

В сфере реализации моторного топлива проводятся оперативно-разыскные мероприятия по документированию фактов реализации сжиженного газа без соответствующей лицензии, а также некондиционного топлива. В текущем году проверено 294 объекта предпринимательской деятельности, в ходе которых выявлено 28 преступлений.

Вместе с тем на принятие свое­временного и законного решения по материалам негативно влияет то, что на сегодняшний день в экспертно-криминалистическом отделе МВД по Республике Дагестан отсутствует надлежащая аппаратура. Поэтому во время проверок автозаправочных станций на предмет реализации некондиционного топлива возникают проблемы при определении основных характеристик нефтепродуктов и получении соответствующего заключения специалиста.

Острой проблемой остаётся высокий уровень задолженности за поставленные энергоресурсы, в связи с чем МВД по Республике Дагестан продолжает комплекс мероприятий по реализации поручений Президента Российской Федерации Владимира Путина от 22 мая 2016 г. № мк 2130, а также протокола от 10 марта 2017 г. № 1 Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития СКФО, в части выявления и пресечения фактов хищений энергоресурсов.

Для реализации поставленных задач подписаны межведомственные приказы с энергетическими компаниями, в рамках которых сформированы рабочие группы из числа сотрудников УЭБиПК и корпоративной защиты компаний. На постоянной основе ведётся совместная работа по выявлению фактов бездоговорного потребления энергоресурсов и улучшению платёжной дисциплины, например, проводится оперативно-профилактическое мероприятие «Неплательщик». Благодаря этому ситуация несколько улучшилась. Удалось добиться роста количества заключённых договоров потребителей с энергетическими компаниями, соотношение собранных и начисленных платежей увеличилось с 25 до 43 процентов, то есть наблюдается процесс «выхода из тени» потребителей энергоресурсов.

Всего с начала года в республике проведено около 4 тысяч проверок по фактам хищения энергоресурсов, возбуждено 429 уголовных дел. Направлено в суд 286 уголовных дел, по результатам рассмотрения которых осуждены 184 лица (все условно). Сумма наложенных штрафов – 2,12 миллиона рублей. Установленный ущерб по оконченным уголовным делам составил более 50 миллионов рублей.

В структуре выявленных преступлений преобладают хищения энергоресурсов предприятиями, осуществляющими свою деятельность в различных областях экономики. К примеру, возбуждено уголовное дело в отношении начальника службы безопасности птицефабрики «Махачкалинская» и его арендатора, которые путём несанкционированной врезки в сетевой газопровод осуществляли хищение природного газа, причинив ущерб на сумму 2,17 миллиона рублей.

Учитывая, что ни одно хищение энергоресурсов, особенно на коммерческих объектах в различных секторах экономики, не совершается без прямого участия либо умышленного бездействия самих сотрудников энергетических компаний, по каждому выявленному факту хищения энергоресурсов проводится документирование возможных преступных действий или бездействия должностных лиц энергетических компаний, в соответствии с их служебными обязанностями. В результате выявлено 54 преступления, совершённых сотрудниками энергетических компаний. Так, на абонентском участке по Каякентскому району задокументированы пять эпизодов получения денежных средств от абонентов за погашение задолженностей исполняющим обязанности начальника участка и контролёрами.

Проводится комплекс мероприятий по получению и отработке упреждающей информации о фактах вывода из оборота денежных средств, предназначенных для расчётов за поставленные энергоносители и фактов перераспределения имущественных активов теплоснабжающих предприятий, имеющих значительные задолженности за поставленный газ. В результате возбуждены и расследуются четыре уголовных дела по ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями» в отношении руководителей некоторых теплоснабжающих компаний, которые, имея реальные возможности на погашение задолженностей за газ в общей сумме более 1,3 миллиарда рублей, использовали денежные средства, полученные от потребителей, по собственному усмотрению. Анализ выявленных преступлений в ТЭК республики показывает, что основное их количество приходится именно на хищения в газовой сфере.

В сфере электроэнергетики в этом году возбуждено три уголовных дела в отношении контролёров, совершивших мошеннические действия, и одно – в отношении директора частного детского сада. Это дошкольное учреждение было подключено к линии электропередач, минуя приборы учёта. В итоге совершено хищение электроэнергии, причинён ущерб на сумму 1,832 миллиона рублей.

Основная причина невозбуждения уголовных дел по выявленным незаконным врезкам в электрические сети физических лиц в том, что в статье 158 УК РФ «Кража» не предусмотрена уголовная ответственность за кражу электричества путём незаконных подключений к электрическим сетям, а статья 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием» предусматривает крупный ущерб (более 250 тысяч рублей).

Сейчас в Государственной Думе Российской Федерации находится на рассмотрении проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации», направленный на устранение указанного правового пробела. В законопроекте предусматривается одинаковая ответственность по статье 158 УК РФ за кражи из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода и электрических сетей. При этом оговаривается, что добровольно сообщившие о преступлении и в полном объёме возместившие причинённый ущерб могут быть освобождены от уголовной ответственности.

По состоянию на 1 августа 2017 года декларируемая газовыми компаниями задолженность за поставки составила 35,983 миллиарда рублей. Рост с начала года – 3,2 миллиарда рублей. И основными его причинами, помимо несанкционированного отбора со стороны юридических и физических лиц, которых выявляют органы внутренних дел, являются ненадлежащий учёт абонентов, необоснованно начисленные долги, большая доля безнадёжных долгов с истекшими сроками исковой давности, высокий уровень потерь, а также недостаточная организация работы по взысканию задолженностей в судебном порядке.

Представляется, что в данной сфере необходимо решить ряд задач. В том числе во взаимодействии с другими правоохранительными и контролирующими органами продолжить комплексную отработку объектов и территорий топливно-энергетического комплекса, наиболее подверженных криминальному влиянию. Требуется сосредоточить усилия оперативных сотрудников на повышении качества получаемой и фиксируемой информации в целях раскрытия преступлений, совершаемых организованными преступными группами в данной сфере, внедрении новых тактических приёмов оперативной работы и обеспечить качественное оперативное сопровождение возбуждённых уголовных дел данной категории, обеспечение по ним возмещения материального ущерба, доведения их до судов, вынесения приговоров.

Россия. СКФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > mvd.ru, 3 ноября 2017 > № 2376325 Ражидин Эфендиев


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372558 Екатерина Еременко

Новая реформа. Чубайс рассказал, когда в России наступит энергетический кризис

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Также глава «Роснано» рассказал о планах развития «зеленой» энергетики, которые должны помочь избежать самого драматичного сценария

Председатель правления ОАО «Роснано» Анатолий Чубайс прогнозирует, что Россия столкнется с энергетическим кризисом в течение ближайших шести-семи лет, если в стране не будет проведена реформа энергетической отрасли, сообщил он в интервью «Российской газете».

Около 10 лет назад во многих регионах России не хватало мощностей и «вводы новых мощностей, которые дала осуществить реформа энергетики, эту проблему сняли». По его словам, это рекордные объемы — 35 000 МВт, — введенные в России за последние 10 лет.

Чубайс подчеркнул, что практически все сходятся на мысли, что этот ресурс исчерпается. «Думаю, в диапазоне от шести до семи лет, если не обеспечивать новые вводы, мы снова получим такую же проблему, из которой вышли благодаря реформе», — считает он.

Без проведения реформы и увеличения мощностей есть риск отключения электроэнергии «в самый драматический момент», уверен Чубайс: при максимальной загрузке имеющегося оборудования может не хватить.

Как решить проблему?

По мнению Чубайса, одной из важнейших задач является модернизация, обновление и внедрение новых технологий. А вторая задача — поддержка государством проекта возобновляемой энергетики. «К счастью, система мер поддержки уже работает и вводы ВИЭ запланированы до 2024 года. Но если не будет поддержки за пределами 2024 года, то отрасль останется в полузачаточном состоянии.

Вот, собственно, сейчас и идет дискуссия о том, как именно в новую концепцию развития отрасли уложить и модернизацию традиционных мощностей, и запуск новой волны возобновляемой энергетики: какую долю в энергобалансе и платежах оптового рынка она может занять», — отмечает Чубайс.

Он считает, что России к 2030 году достаточно иметь в энергобалансе 15% возобновляемой энергетики.

Что будет, если не решать?

«Предположим, мы ничего не делаем. Говорим: да ну ее, эту возобновляемую, у нас дешевого угля и газа полно. Вроде бы мы даже выигрываем по экономике. Все прекрасно. Но проходит 3-5-7 лет, и выясняется, что уже дешевле строить солнечные станции, чем угольные.

А у нас их нет. Это означает, что у нас единственный путь — импорт, импорт и еще раз импорт. Технологий, экспертизы, ноу-хау, образования, науки. К счастью, одна из важных технологических удач промышленной политики правительства — это то, что такой сценарий удалось предотвратить. И мы явно уже свернули на путь создания собственной промышленной базы для возобновляемой энергетики», — считает Чубайс.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372558 Екатерина Еременко


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 26 октября 2017 > № 2364389 Сергей Кириенко

«Ядерная» энергетика Сергея Кириенко. Хватит ли ему сил изменить управление страной

Максим Артемьев

Историк, журналист

Владимир Путин сделал ставку на Сергея Кириенко перед президентской кампанией 2018 года не потому, что беспокоится за ее исход. Назначение Кириенко — это попытка модернизировать управление страной, и конкретно регионами, по образцу «Росатома»

В 1998 году 35-летний Сергей Кириенко возглавил правительство и, когда он занял место в кабинете премьера, обнаружил, что на пульте его телефона кнопки вызова министров расположены в хаотическом порядке, без понятной системы. Он потребовал переделать пульт, но вызванные мастера объяснили, что переделка секретной правительственной связи потребует много времени.

Первым заместителем руководителя администрации президента его назначили ровно год назад. Привлечение менеджера крупной государственной корпорации к управлению публичной сферой может показаться несколько необычным: «Росатом» — наследник знаменитого Средмаша, самого закрытого ведомства Советского Союза. Но раз президент Владимир Путин принял такое кадровое решение, значит он имеет на Кириенко определенные виды.

Пришествие Кириенко во власть в 2016 году отличалось от такового в 1998-м. Тогда его называли «киндер-сюрпризом» — за молодость и неожиданность назначения, а теперь он едва ли не elder statesman, по крайней мере, Кириенко на два года старше смененного им Вячеслав Володина, и по всем параметрам может считаться ветераном.

К слову сказать, в официальной политике остались все те же лица: Зюганов («Я даже Зюганову позвонил!» — сказал Ельцин как о каком-то невероятном достижении в связи с голосованием в Госдуме по кандидатуре Кириенко), Жириновский, Явлинский. Несмотря на все пертурбации после 1999 года, когда к власти пришел Владимир Путин, действующая команда, что в Кремле, что в Думе, что вне ее, остается одна и та же.

Кириенко предстоит внести управляемость и логику в сложные политические процессы в России. Удастся ему это или, как в случае с пультом в его премьерском кабинете, решение этой задачи упрется в непреодолимые препятствия?

Соратник Путина

Многие современные явления уходят своими корнями в 1998 год, когда ельцинская семья начала лихорадочные поиски преемника с целью если не удержания власти и влияния, то, по крайней мере, обеспечения личной безопасности и сохранения собственности и статуса. Именно тогда пересеклись пути Сергея Кириенко и Владимира Путина. У них долгая история взаимодействия, которая позволяет назвать их «соратниками» в полном смысле этого слова.

Оба недавно приехали в Москву. Путин — из Петербурга: там ему не нашлось места в новой администрации Владимира Яковлева, победившего Анатолия Собчака на губернаторских выборах. Кириенко из Нижнего Новгорода перетащил за собой вместе с Борисом Бревновым Борис Немцов. Но если Бревнов в РАО ЕЭС допустил ряд промахов, и его быстро «сожрали», то Кириенко в Минтопэнерго вел себя осторожно, и через полгода руководства министерством Татьяна Дьяченко и Валентин Юмашев, возглавлявший администрацию президента Ельцина, сочли его пригодным для замещения Виктора Черномырдина на посту премьер-министра.

Путин также делал в столице стремительную карьеру, но пока отставал от юного нижегородца. Но через несколько месяцев уже в ранге главы кабинета именно Кириенко объявил Путину о том, что его назначают руководителем ФСБ. Что примечательно: на тот момент Путин уже занимал нынешнюю должность Кириенко — первого заместителя главы администрации президента.

Вместе Путин и Кириенко прошли через шахтерские забастовки и дефолт. Тот факт, что Кириенко довольно быстро покинул пост премьер-министра, совершенно ничего не значил: он по-прежнему оставался в кремлевской команде и выполнял важные поручения семьи.

Например, Кириенко был одним из учредителей «Союза правых сил» (СПС) и баллотировался на пост мэра Москвы в пику Юрию Лужкову. В Кириенко вряд ли видели человека, который может занять пост президента (чуть позже ельцинская семья определилась с преемником, выдвинув на первый план Путина). Но, будучи лидером СПС, Ельцина он поддерживал, одновременно резко критикуя Лужкова, чей клан было решено не допускать до власти любой ценой. Когда Путин стал президентом, Кириенко в мае 2000-го после учреждения федеральных округов стал его полномочным представителем в Приволжском округе.

Передовой комсомолец

Ментально Сергей Кириенко принадлежит к перестроечным комсомольцам. На рубеже 1980-х и 1990-х для комсомола открылись самые разнообразные возможности, например научно-технические центры молодежи — одни из первых в стране ростков бизнеса, опередившие даже кооперативы. Именно из этой среды вышли такие бизнесмены, как Михаил Ходорковский или Сергей Лисовский. Кириенко участвовал в движении, получившем известность как «сургутская инициатива» — объединение комсомольских секретарей-реформаторов. Многие из них впоследствии стали видными предпринимателями и менеджерами, например Максим Сотников, Николай Брусникин, Александр Фомин (последние два прошли в Госдуму по спискам кириенковского СПС).

С одной стороны, это поколение последних комсомольцев было идеологически не зашорено и скептически относилось к идеалам старших «товарищей». Они потому первыми ринулись в рыночные отношения. С другой — у них имелись организаторские навыки и полезные связи практически во всех частях советского аппарата, а также внутрикорпоративная солидарность. Это сочетание стало той силой, которая обеспечила многим представителям перестроечного комсомола место в новом истеблишменте. Сергей Кириенко стал самым ярким воплощением их успеха. За его плечами было руководство молодежной фирмой, региональным банком, а затем и местной нефтекомпанией, в основе которой был Кстовский НПЗ.

Специфический комсомольский бизнес 1990-х наложил свой отпечаток на менеджерский стиль Кириенко: опора на взаимодействие с государством, расстановка кадров по принципу корпоративной солидарности. Но у него имелся и свой «пунктик» — слабость ко всякого рода передовым технологиям организации бизнеса и управления.

Впрочем, он был не одинок. Те, кто пришел в бизнес из комсомола или низших чинов в госбезопасности, любят побаловаться подобным «тимбилдингом» — отзвук чтения в советское время Дейла Карнеги и тому подобной малодоступной литературы. Например, в моей родной Тульской области этим последовательно грешили несостоявшийся преемник губернатора Василия Стародубцева — его зам Анатолий Воропаев, некогда активист «Сургутской альтернативы», видный предприниматель в шоу-бизнесе и политтехнолог; а затем Владимир Груздев F 135, участник списка Forbes, в начале карьеры — сотрудник советской разведки.

По большому счету в этих играх ничего особенно плохого нет, «чем бы дитя ни тешилось». Но неосторожное увлечение ими, во-первых, способно негативно отразиться на имидже, как это получилось с Кириенко и сайентологами, у которых он будто бы обучался. В его защиту можно сказать, что тогда, в середине 1990-х, в России мало кто знал, кто такие «сайентологи», и они проходили по разряду одной из методик самоорганизации и психотренингов. Я сам, поступая в 1994 году в аспирантуру, написал реферат по психологии, используя книгу Хаббарда «Дианетика», которая была единственной в библиотеке английской книгой по «психологии» — так тогда ее классифицировали. Любимцы Кириенко — методологи Щедровицкого — сами по себе, кстати, могут считаться сектой.

Во-вторых, и это важнее, никакие тренинги и сплачивания команд не заменят в политике выборов и реальной практики. Оргдеятельностные игры и прочее — это всего лишь симуляция нормального публичного процесса. Никто из лидеров западного мира не поднялся на подобной имитации, равно как и в тоталитарных странах «вожди» к власти пробирались иным путем.

Навязчивая мечта сегодняшней кремлевской команды — создание управляемой модели, где губернаторов оценивают по отсутствию внутриэлитных конфликтов, априорно нереалистична. Политика и есть перенос в сферу публичного противоречий и столкновения интересов.

Там они решаются методом их озвучивания и предложения альтернатив, которые выбирают сограждане, голосуя. Плюс постоянно должна идти работа исполнительной власти с законодательными собраниями по продвижению своих инициатив — то, что больше всего времени занимает у американских губернаторов, — убеждать депутатов в правильности своих предложений.

Реальная политическая практика Кириенко приучила его к циничному взгляду на вещи. И его поход в московские мэры, и история с созданием сперва «Новой силы», а потом СПС — это истории про создание видимостей, равно как и его недолгое премьерство. К 1999 году у москвичей накопилось множество претензий к Лужкову. Кириенко решил оседлать их, запустив проект «Московская альтернатива», в рамках которого жители столицы могли звонить и посылать через интернет свои жалобы и предложения по работе московских властей.

Кириенко стал первым политиком в России, который широко использовал в кампании возможности интернета. Это заслуга Глеба Павловского и Марата Гельмана.

Однако те москвичи, кто поверил, что игра идет всерьез, и посылали свои тезисы на сайт msk.ru и звонили по телефону, были жестоко обмануты. Огромный массив информации был просто отправлен в «канализацию». Лужков остался у власти еще на 11 лет, Елена Батурина F 90 стала долларовым миллиардером, а Кириенко уехал в Нижний Новгород.

Приволжская вертикаль

Он взял с собой и политолога Петра Щедровицкого, и Вячеслава Глазычева — своего напарника на выборах, кандидата в вице-мэры, считавшегося крупным специалистом по развитию городского пространства. В Приволжском округе — единственном в России — началась веселая пора конкурсов, игр, отборов претендентов на почетные должности федеральных инспекторов. Принять участие в них мог практически любой желающий. Так во власть попали совсем молодые люди наподобие Валентина Пугача (30 лет), Ивана Огнева (26 лет), Дмитрия Овсянникова (24 года) — нынешнего губернатора Севастополя.

Но параллельно с этой пиар-работой шла другая, так сказать настоящая, в которой уже не было места молодым реформаторам и прогрессистам. Довольно жестко Кириенко выбил из губернаторского кресла Юрия Горячева (Ульяновская область) и Вячеслава Кислицына (Республика Марий Эл). Причем на замену им пришли вовсе не «рыночники», а генерал Владимир Шаманов, прошедший чеченскую войну, и состоявший в ЛДПР Леонид Маркелов.

Третьим несколько позже «полетел» Владимир Сергеенков (Кировская область). Его сменил «номенклатурщик» Николай Шаклеин. Был изгнан из Нижнего Новгорода заклятый враг (а прежде соратник) Кириенко — Дмитрий Савельев, бывший глава «Транснефти». Но зато на выборах там победил коммунист Геннадий Ходырев, и это был крупнейший провал полпреда: Кириенко пришлось затем убеждать победителя порвать с компартией.

Вина всех этих региональных лидеров заключалась в их излишней самостоятельности (такие же процессы по построению вертикали и отстранению слишком самостоятельных региональных лидеров шли и в других федеральных округах). Но главные политические «зубры» — президенты Татарии и Башкирии Минтимер Шаймиев и Муртаза Рахимов — были не по зубам Кириенко, и, похоже, задачу их заменить полпреду не ставили. В лучшем случае речь шла о том, чтобы «попугать», как в 2003 году, когда против Рахимова был выдвинут банкир Веремеенко, который и вышел во второй тур, создав тем самым немалый переполох.

Секреты атома

Работу Кириенко в Приволжском округе Владимир Путин оценил по достоинству. В 2005 году полпред перешел на работу в «Росатом». Эта огромная империя, оставшаяся со времен холодной войны, — сотни сверхсекретных заводов и НИИ, 10 закрытых городов — оставалась плохо управляемым и нереформируемым монстром. Скандал с арестованным в Швейцарии бывшим главой Минатома Евгением Адамовым словно символизировал глубину падения этой организации.

О работе Кириенко в «Росатоме» существуют противоречивые мнения. Сами атомщики оценивают его наследие позитивно: «изменился общий дух — от военизированной организации мы сместились в сторону западной компании». С его именем связывают «ренессанс» атомной отрасли. Началось строительство новых блоков на АЭС, резко усилились позиции на международном рынке. Причем последнее касается не только стран третьего мира наподобие Ирана и Индии, но и западных государств, таких как Финляндия и Венгрия.

В «Росатоме» была внедрена единая отраслевая система закупок, поначалу доставившая немало головной боли из-за усложнения процедур; принята «производственная система «Росатома» (ПСР) — свод правил корпоративной культуры.

Как отмечают ветераны «Росатома», Кириенко очень быстро начал говорить на «их языке». Инженерная лексика стала ему доступна.

Это было заметно на международных выставках, когда он обсуждал с иностранцами не только цену, но и содержательные характеристики. Инжиниринговый дивизион поддерживался и развивался, «бухгалтера над инженером не ставили» — считается, что это заслуга привлеченного им Валерия Лимаренко.

Команду в «Росатоме» Кириенко формировал поровну из приведенных с собой менеджеров из бизнеса, таких как Кирилл Комаров, и старых кадров атомной отрасли, таких как Иван Каменских и Александр Локшин. В итоге «крупные ученые и хозяйственники ему если не в рот смотрели, то слушали как равного им».

Однако критики отмечают, что работу Кириенко в «Росатоме» сопровождали одновременно «мощный пиар и закрытость». Многие проблемы решены не были. Скажем, число «атомных городов» по-прежнему остается в пять раз большим, чем в США, то есть избыточность ядерного потенциала налицо, и что с этим делать, непонятно. Будущее атомной энергетики остается туманным, а меры, направленные на повышение безопасности АЭС, делают их энергию чересчур дорогой.

Любопытно, что в руководство другой крупнейшей оборонной госкомпании — «Роскосмоса» — привлекли человека не из системы лишь 10 лет спустя, когда на смену генералам пришел Игорь Комаров с опытом работы в Сбербанке и «Автовазе».

***

В 1998 году в Белый дом пришел Кириенко — белый лист бумаги, на котором можно было писать любые письмена. Год назад в Кремле появился человек, имеющий за плечами не только дефолт, но и успешную работу в полпредстве и «Росатоме». Психологически и морально он уже давно восстановился после кризиса 1998-го, и с ним более не ассоциируется.

Владимир Путин сделал ставку на Кириенко перед президентской избирательной кампанией 2018 года не потому, что беспокоится за их исход. Назначение Кириенко — это попытка модернизировать управление страной, и конкретно регионами, по образцу «Росатома» — сочетание новейших технологий с железной дисциплиной. Иными словами, обеспечение вертикали власти на новом историческом этапе свежими идеями и средствами.

Отсюда и все эти тренинги с прыжками со скал будущих губернаторов, и конкурсы «Лидеры России». Россия представляется одной гигантской корпорацией, а регионы — ее департаментами, куда и требуется отобрать лучшие кадры. Естественно, в компании не может быть и речи об автономии структурных подразделений. В Кремле, как сказал один из бывших губернаторов, комментируя последние назначения, «не хотят укрепления региональных элит и появления ярких региональных политиков, особенно с задатками федеральной известности».

Но удастся ли управлять большой и сложной страной, как «Росатомом»?

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 26 октября 2017 > № 2364389 Сергей Кириенко


КНДР. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355580 Александр Воронцов

Отложенный эффект: наказала ли Москва Северную Корею за ракетно-ядерный авантюризм

Александр Воронцов

заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, доцент кафедры востоковедения МГИМО Университет МИД РФ

Санкции России против Пхеньяна стали сенсацией. Но почему Москва отреагировала именно сейчас и повлияли ли рестрикции на отношения между странами?

На фоне обостряющегося кризиса между Пхеньяном и Вашингтоном и продолжающегося осложнения северокорейско-китайских отношений Россия осталась единственной среди ведущих держав, которая сохраняет конструктивное сотрудничество с КНДР. Неслучайно в последние месяцы в Москву зачастили официальные эмиссары из заинтересованных государств, прежде всего из США, КНДР, Китая. На Россию кто с надеждой, кто с раздражением сейчас смотрят как на важнейшего игрока, чей потенциал балансировки ситуации на Корейском полуострове повышается.

Тем более неожиданным (а для кого-то как «гром среди ясного неба») стал указ президента №484, подписанный президентом Владимиром Путиным 14 октября, о введении болезненных санкций против КНДР. Это стало сенсацией, новостью дня, отечественные и международные СМИ бросились широко комментировать данное решение. Среди них многие интерпретации сводились к тому, что в политике России в отношении Пхеньяна произошел крутой перелом, терпение Москвы, мол, лопнуло и она решила примерно наказать Пхеньян за его ракетно-ядерный авантюризм.

Поскольку многие из подобных оценок, предположений далеки от действительности, представляется уместным и своевременным внести ясность в рассматриваемые сюжеты.

Во-первых, одно из заблуждений, встречающееся в ряде СМИ, состоит в том, что нынешние санкции Москвы введены в качестве реакции на последнее, шестое по счету ядерное испытание, произведенное Северной Кореей 3 сентября 2017 года, по поводу чего Совбез ООН 12 сентября принял резолюцию 2375. На самом деле в отмеченном указе президента речь идет об ответе на предшествующий — пятый — подрыв ядерного заряда, который корейские военные осуществили 9 сентября 2016 года.

Во-вторых, многие СМИ представляют решение Владимира Путина как национальные санкции России против КНДР, подтверждающие, что Москва, наконец, решила присоединиться к стратегии Запада, направленной на полную изоляцию и экономическую блокаду Северной Кореи.

В реальности ситуация выглядит совершенно иначе. В упомянутом указе подчеркивается, что речь идет о мерах по выполнению резолюции Совбеза ООН 2321 от 30 октября 2016 года, посвященной осуждению пятого испытания ядерного оружия Северной Кореей. Здесь всё понятно и закономерно. Проголосовав за эту резолюцию в октябре прошлого года, Россия, как и все другие члены Совета безопасности, взяла на себя обязательства исполнять прописанные в резолюции рестрикции в отношении КНДР. Но чтобы их выполнять, их надо воплотить в национальные меры. Почему это произошло сейчас?

Да просто потому, что процесс воплощения международных обязательств в национальные практические шаги со стороны конкретно России в силу особенности бюрократических процедур у нас занимает около года. Сначала центр рассылает в заинтересованные министерства и ведомства (Министерство финансов, транспорта, Минэкономразвития и многие другие) задания по выработке конкретных ограничительных мер в рамках их участка работы и профессиональных компетенций. Затем данные организации определяют рестрикции в своих конкретных сферах и возвращают свои предложения в правительство, где они обобщаются и передаются в администрацию президента и уже на их основе готовится указ президента. И на всё это в России уходит около года.

Так происходило и с аналогичными актами в рамках предшествующих резолюций Совбеза ООН. Бывало, например, как после первого ядерного испытания Пхеньяна в 2006 году — про него мир уже успевал подзабыть, и шестисторонние переговоры по ядерной проблеме Корейского полуострова набирали позитивную динамику, и в двусторонних отношениях между Россией и КНДР всё обстояло благополучно, и вдруг Москва объявляет о своей порции санкций против северян. У многих и тогда возникало чувство недоумения и непонимания. А на деле оказывалось, что это всего лишь технический результат реализации как будто отложенного исполнения санкций Совбеза ООН. Именно такая же история произошла и сейчас.

В свете этого становится понятным, что в действительности озвученные 16 октября 2017 года рестрикции не имеют ничего общего с пересмотром позиции России по отношению как к ядерной проблеме КНДР, так и нашим двусторонним отношениям с ней.

Позиция Москвы по этим вопросам ясна и принципиальна. Россия последовательно выступает за денуклеаризацию Корейского полуострова, но исключительно мирным, дипломатическим путем. Мы понимаем мотивы поведения Пхеньяна и причины, подтолкнувшие его пойти по пути создания ядерного оружия, но признать его ядерной статус не можем и не будем. Объяснения этому простые. Исходя из обязательств как одного из депозитариев Договора о нераспространении ядерного оружия и собственных национальных интересов, Россия глубоко заинтересована в сохранении глобального режима нераспространения оружия массового поражения.

Конечно, эти санкции накладывают ограничения на возможности развития нашего экономического сотрудничества. Но когда КНДР приняла решение проводить испытания, она знала нашу позицию и понимала, какие будут действия с нашей стороны. Одновременно с этим мы признаем легитимные озабоченности КНДР в сфере обеспечения национальной безопасности и стремимся найти взаимопонимание со всеми заинтересованными сторонами, прежде всего США, Южной Кореей, Японией по этой важной проблеме. Поэтому Россия твердо выступает за скорейшее возобновление переговорного процесса на различных треках, в том числе американо-северокорейском и многостороннем. Эта наша позиция хорошо известна северокорейским партнерам.

Поэтому шаги Москвы, конечно, их не обрадовали, но не стали неожиданностью и не должны (как было и в предшествующих аналогичных случаях) негативно отразиться на традиционно дружественных отношениях между Россией и КНДР.

КНДР. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355580 Александр Воронцов


Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 17 октября 2017 > № 2354801 Павел Ливинский

Встреча с главой компании «Россети» Павлом Ливинским.

Президент провёл рабочую встречу с генеральным директором, председателем правления публичного акционерного общества «Российские сети» Павлом Ливинским.

Обсуждалась текущая деятельность компании, готовность сетевого комплекса страны к осенне-зимнему периоду.

* * *

В.Путин: Павел Анатольевич, Вы уже месяц как работаете. Надеюсь, успели войти в курс дела. Компания большая, если не сказать огромная.

Дочерние компании «Россетей» передают 80 процентов электроэнергии, вырабатываемой в Российской Федерации.

В целом финансовое состояние удовлетворительное, я считаю. Сколько у вас чистая прибыль, 98 миллиардов?

П.Ливинский: Да, Владимир Владимирович, плановая прибыль на 2017 год 98 миллиардов ожидается.

В.Путин: Сколько вы должны истратить на, скажем, текущий ремонт, на развитие?

П.Ливинский: Владимир Владимирович, при почти 900 миллиардах плановой выручки компании у нас инвестиционная программа почти 251 миллиард рублей. Конечно же, это колоссальные цифры в размере даже национальной экономики.

Ремонтные программы – почти 60 миллиардов рублей. Соответственно суммарно – это те мероприятия, которые реализуются в рамках того, чтобы сетевой комплекс работал надёжно.

В.Путин: Как Вы оцениваете эти финансовые возможности? Как Вы предполагаете строить экономику компании?

По специфике компании мы поговорим. Что касается подготовки к зиме и так далее – это отдельно мне расскажете.

П.Ливинский: Владимир Владимирович, безусловно, первый приоритет, который для себя вижу, – это правильная тарифная политика. Мы, компания «Россети», осознаём, что мы – социально ориентированная компания и, безусловно, живём за счёт тарифа, который оплачивают потребители.

Поэтому тариф должен быть, с одной стороны, справедливым, с другой стороны – предсказуемым. Планируем все свои финансы в реалиях того, что индекс инфляции – минус 0,1 процента, для того чтобы стимулировать внутреннее инновационное развитие.

Поэтому основной приоритет – это, безусловно, снижение издержек внутри компании, и нам есть куда стремиться.

В целом, если сравнивать, у нас энергоёмкость экономики в полтора раза выше, например, по сравнению с европейскими странами. Безусловно, это хороший потенциал.

В части затрат, в части капиталоёмкости, в части обеспеченности персонала тоже, я считаю, разобравшись в предмете, есть ресурсы для оптимизации.

Поэтому основной упор – на инновационное развитие с целью снижения издержек. Это включает в себя и построение интеллектуальных сетей, цифровой подстанции, затраты на обслуживание – вполовину меньше, нежели обычные подстанции.

Это, безусловно, и мероприятия, которые имеют сопутствующий эффект, которые прямо влияют на экономку: уменьшение потерь и борьба с неплатежами. Чем меньше у нас неплатежей, тем меньше мы заимствуем. А кредитный портфель, его обслуживание – это тоже одно из бремен, которые мы планируем сокращать.

Все эти мероприятия в комплексе, считаю, дадут улучшение финансово-экономического состояния.

В.Путин: А теперь зима.

П.Ливинский: По подготовке к зиме. Владимир Владимирович, считаю основной своей текущей задачей на сегодня устойчивое прохождение осенне-зимнего периода.

В целом сетевой комплекс к этой задаче готов, в половине наших дочерних компаний получены уже паспорта готовности. В отдельных регионах уже начался осенне-зимний период, в других предстоит ему наступить.

На текущий момент организована работа штабов во всех субъектах присутствия нашей компании, проведена проверка аттестации, готовности персонала, подготовка аварийных запасов, резервных источников.

Всего 50 тысяч человек находятся на оперативном дежурстве для ликвидации возможных последствий аварийных ситуаций, это более 10 тысяч бригад.

Проверены и готовы к работе почти пять тысяч резервных источников общей мощностью 400 мегаватт. Серьёзная величина. Сетевой комплекс к работе в осенне-зимний период готов.

Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 17 октября 2017 > № 2354801 Павел Ливинский


Россия > Электроэнергетика. Авиапром, автопром. Образование, наука > bfm.ru, 12 октября 2017 > № 2471793 Анатолий Чубайс

Чубайс: электроскутер UJET за €8500 от «внучки Роснано» должен продаваться рядом не с Renault Clio, а с Maserati

Электроскутер отличают уникальные параметры — технические и качественные — его вес достигает всего 40 килограммов, отметил глава «Роснано». Об инновациях, которые ждут Россию, Анатолий Чубайс рассказал Business FM

Солнечная и ветряная энергетика: нужно ли это России и кто за это заплатит? И кто станет покупать электрический скутер, цена которого, как ожидается, превысит 8 тысяч евро? Об этом в интервью Business FM рассказал председатель правления ООО «УК «Роснано» Анатолий Чубайс. С ним беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

Анатолий Борисович, насколько я знаю, представители промышленности считают, что «зеленая энергетика» в России будет априори дороже. Им придется за это в той или иной форме платить. Поэтому давайте теперь им попытаемся ответить.

Анатолий Чубайс: Во-первых, пока, на сегодняшний день во всем мире возобновляемая энергетика дороже, чем традиционная. И тем не менее, как мы знаем, во всем мире она не просто развивается, а, собственно, начиная с 2014 года объем вводов возобновляемой энергетики впервые превысил весь объем вводов традиционной. К 2015 году эта тенденция усилилась, в 2016-м усилилась еще больше. И оказалось даже, что объем ввода солнечной энергетики в мире больше, чем объем ввода всей угольной энергетики.

Но уголь-то сокращается. Его пытаются сокращать.

Анатолий Чубайс: Так он поэтому и сокращается. Он сокращается, потому что он замещается солнцем, несмотря на то, что пока еще солнце дороже…

И газом, не только солнцем.

Анатолий Чубайс: Нет, он не замещается газом. Это не так. Темпы роста газа на сегодня меньше, чем темпы роста солнца. Это означает, что он замещается солнцем, а не газом, если уж так точно говорить. Но это, в конце концов, детали. Суть в том, что в мире на сегодня, несмотря на то, что возобновляемая энергетика пока еще, как правило, дороже, тем не менее она сегодня уже завершила дискуссию на тему «за» или «против». Вернее, мир завершил дискуссию по возобновляемой энергетике — «за» или «против». Если еще десять лет назад всего 30, по-моему, стран создавали у себя системы поддержки возобновляемой энергетики, то сейчас таких стран уже больше 140. Это означает весь мир, и Россия в том числе. В чем логика? Логика в том, что, в принципе, вы можете ничего этого не делать и можете строить новые угольные и газовые станции, которые пока еще дешевле. Я имею в виду электроэнергию, выработанную с них. Только уже миру понятно, что в следующие 10, 20, 30, 40 лет доля возобновляемой энергетики будет расти. Мало того, что очень важно, предопределена категория под названием «сетевой паритет», то есть момент времени, когда, наконец, возобновляемая энергетика станет дешевле. Это точно произойдет. Уже в ряде стран это начинает происходить. Вот в этот момент вы окажетесь, если вы ничего не делали, в ситуации, когда весь мир развил индустрию по возобновляемой энергетике, а вы продолжали заниматься традиционной. И у вас она оказывается не только технически отсталой, но еще и экономически убыточной. Что будет делать страна в этой ситуации? Массовый импорт созданных за рубежом технологий. К счастью, мы этого избежали.

А почему вы уверены, что возникнет этот сетевой паритет? Фактически есть ценовой паритет пока, как я прочитал, в Европе. По крайней мере, из ветра и солнца электроэнергия в четыре раза дороже, чем из традиционных...

Анатолий Чубайс: Нет, это неверно. Явление сетевого паритета давно предсказано. Начинается с 2015 года, и примерно за 10-15 лет его пройдет весь мир. На сегодняшний день конкретно по солнечной энергетике в Германии цена солнечной генерации меньше, чем цена тепловой генерации.

Так это благодаря огромным субсидиям.

Анатолий Чубайс: Конечно же, нет! В том-то и дело, что речь идет о цене без субсидий. Это принципиально важно. В Европе ряд стран начиная с 2015 года начнет проходить сетевой паритет, сетевой паритет без субсидий, в том-то и дело. Это чистая цена. Считайте, себестоимость киловатт-часа, генерированная солнцем, ветром, газом и так далее.

Тогда, извините, другую цифру приведу, я ее специально посмотрел. В Германии киловатт стоит 24 цента. В России он стоит 4,5 цента, в Америке и в Канаде — от 3 до 10. Поэтому на тех уровнях можно как бы и прийти к паритету, но вот на тех, которые выше российских и американских цен во сколько-то раз, в шесть...

Анатолий Чубайс: Отмечу, что вы между делом признали триумфальный успех реформы энергетики, поскольку цена электроэнергии в России сегодня реально одна из самых низких в мире.

Но в Америке и в Канаде примерно так же.

Анатолий Чубайс: Это правильно. Только в Европе в два, в три, в четыре раза дороже. Это во-первых. Во-вторых, ведь поэтому и происходит сетевой паритет в разное время в разных странах. Именно потому, что в разных странах разная цена. Но при этом нет ни одного серьезного аналитика, который бы отрицал неизбежность его прохождения. Он точно произойдет. Кстати, в России именно в силу дешевой электроэнергетики он произойдет гораздо позже, чем в Европе. Но опять же это означает, что у нас есть простая альтернатива: не нравится, не занимайтесь. Готовьтесь, будете покупать все в полном объеме. К счастью, эту альтернативу страна прошла правильно. У нас не всегда так случается, а вот с возобновляемой энергетикой так и случилось. Это означает, что в России проект возобновляемой энергетики состоялся, это означает, что у нас уже необратимо строятся солнечные станции. И вот-вот начнут строиться ветростанции.

Да, действительно, принято...

Анатолий Чубайс: А теперь, кстати говоря, обиженным потребителям, я ушел от этой части вашего вопроса. Ну, с потребителями картина такая: во-первых, напомню, что для населения у нас тарифы регулируемые. Это означает, что население не заплатит ни одного дополнительного рубля за возобновляемую энергетику. Во-вторых, промышленные потребители действительно заплатят. Ну, действительно, когда кто бы то ни было платит за что бы то ни было, он в 100% случаев из 100 недоволен тем, что он заплатил. Это естественная и справедливая реакция. Но давайте себе сделаем две оговорки к этому, если уж говорить с промышленными потребителями. Оговорка номер один — какой размер платежа? Мы недавно эти данные представляли публично — в следующие 15 лет надбавка, которую придется платить промышленным потребителям в цене за электроэнергию, будет находиться в диапазоне от 0,6% до 6,1%.

0,6% — это не страшно, а 6% — это большая цифра.

Анатолий Чубайс: Это страшно, это смертельно.

Для энергозависимых бизнесов это очень серьезная цифра.

Анатолий Чубайс: Поехали дальше. Доля расходов на электроэнергию в себестоимости промышленной продукции. Диапазон помню со времен РАО «ЕС» — от 5% до 18%. К 5% и 18% прибавьте 6%, вы получите от 6% и до 19,5%. Ощутимо или неощутимо? Ощутимо. Я не говорю, что не существующая нагрузка. При этом, напомню, что 6% — это максимальная точка за весь период. Я уже не помню, в какой это год достигается, потом она уходит. Для энергозависимых, для энергоемких бизнесов это, действительно, ощутимый параметр. Дальше давайте смотреть: они в состоянии переложить на потребителя или не в состоянии, какую часть из этого в состоянии, в какой степени это будет их самих стимулировать к энергосбережению, с которым у нас катастрофа полная в стране, и так далее? В этом смысле не хочу уйти в черно-белую позицию. Я действительно согласен, что для потребителя это дополнительная нагрузка. Только на бесплатный сыр мышеловки бывают, ребята. Кроме этого, есть второй вопрос. Вообще, у нас тендеры в этой сфере, и вы будете смеяться, они настоящие. Мы с «Росатомом» — не хочу говорить, «схлестнулись», — но конкурировали очень жестко за право построить станции.

Я тут объясню, что вы сейчас вспоминаете про времена РАО «ЕЭС».

Анатолий Чубайс: Нет, я вспоминаю сейчас про апрель и май 2017 года. Тендер на ветроэнергетику в России: чтобы его выиграть, мы вынуждены были снизить свой запрос по цене ДПМ (договорам на поставку мощности — Business FM), если я правильно помню, на 15%. Но это есть тендер на ветроэнергетику. В итоге мы сумели при сниженной цене выиграть все 1000 мегаватт, на которые заявлялись, а «Росатом», который снизил цену меньше чем на 15%, половину из объема заявленного не смог получить. Это я к тому, что есть реальная конкуренция. Но хочется сказать друзьям, которые меня в Российском союзе промышленников и предпринимателей — а там, в общем-то, такая горячая тема, как вы понимаете — ребят, а что вы не пошли в эту сферу? Вас что, держали, если она такая эффективная, такая сладкая? Вперед, делайте, стройте заводы! Не стали строить, ну, значит, не стали строить. А за электроэнергию будут платить все, в том числе и мы, потому что, как хорошо известно, в любой энергетической системе есть собственные нужды с оплатой за ту электроэнергию, которую ты сам потребляешь для производства. Поэтому это для всех одинаково и для всех справедливо.

Мы сейчас говорили об общем экономическом срезе. А теперь, собственно, что во всем этом делает «Роснано»? Ну, кроме того, что вы сейчас сказали, что именно «Роснано» выиграло тендер на поставку этой чистой энергии. Почему «Роснано» и какой наш вклад будет технологический? Почему мы должны бояться, что мы будем покупать эти мельницы ветровые и солнечные панели за границей со временем? Мы многое покупаем за границей до сих пор.

Анатолий Чубайс: Это правда, что мы многое покупаем. Только есть один вектор: давайте покупать больше и больше, и добывать больше нефти, и покупать на нее высокотехнологичное оборудование. А есть противоположный вектор, который ваши коллеги-журналисты называют слезанием с нефтяной иглы, диверсификацией экономики, слезанием с газовой трубы и так далее. Это оно и есть. Про это мы с вами говорим. В данном смысле мы не просто говорим, мы это и делаем. Так получилось, что для нас тематика возобновляемой энергетики является не чужой. Мы всерьез и основательно заложили ее основы еще в 2007 году в ходе реформы РАО «ЕЭС». Здесь, в «Роснано», все очень просто. Солнечные панели — это нанотехнологии, ветроэнергетика, в том числе ее композитные компоненты — это углепластик, это нанотехнологии. И даже дымоочистка в переработке мусора — это, конечно же, нанотехнологии. Там очень сложная система фильтров. Поэтому это наш мандат. Именно поэтому мы в это пошли всерьез. Ну и так случилось, что на сегодня мы с партнерами в солнечной энергетике игрок номер один по объему мощностей, которые мы выиграли на тендерах. В ветроэнергетике — игрок номер один. Ну и в переработке мусора тоже игрок номер один.

Тут я тоже задам встречный вопрос. Видимо, от лица ваших оппонентов из РСПП. Они могли бы сказать: очень хорошо, давайте развивать технологию генерации из ветра, из солнца, накопления электроэнергии, фильтров. Просто в нашей стране есть дешевые традиционные источники. Вот в других различных странах у вас оторвут с руками эти технологии. Почему мы насильственно внутрь страны сейчас эти наши технологии внедряем?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, этот вопрос я считаю вполне резонным. Более того, если уж до конца дать на него ответ, то вообще, я считаю, что нам в России неправильно автоматически принимать для себя те же самые цели по возобновляемой энергетике, которые принимает, например, Западная Европа. Неправильно именно в силу того, что углеводороды — это наше естественное природное богатство, наше естественное природное наследие. Использовать их — в том числе означает стараться удерживать цены на энергоносители на уровне несколько ниже, чем есть. Что, собственно говоря, сегодня и происходит. Что это означает для возобновляемой энергетики? Ну, как мне кажется, следующее: кужно выбрать правильный баланс. Как говорил классик, позавчера подыматься рано, а завтра будет поздно. Нужен правильный момент времени начала и правильные целевые ориентиры. Вот смотрите, Европа в целом на сегодня держит для себя ориентир примерно такой — 2030 год, около 30% энергобаланса возобновляемой энергетики. Это очень высокие параметры. Ряд стран, естественно, выше, ряд — ниже, но это крайне высокие цифры. Нужны ли они России? Нет, не нужны. Я считаю, что это было бы неправильно. В моем понимании для нас цифры где-то между 10-15% на 2030 год, ну, может быть, чуть-чуть повыше — это было бы разумной цифрой. Меньше этого, меньше 10% было бы абсолютной ошибкой. Почему? Давайте возьмем одну конкретную сферу. Солнце, например. Послушайте, вообще вся солнечная энергетика — это гетероструктура. Гетероструктура — это то, за что Жорес Иванович Алферов получил Нобелевскую премию, работая еще в Физтехе имени Иоффе. В Физтехе имени Иоффе мы создали исследовательский центр, который на сегодня разработал модель-проект солнечной панели, у которой по заводским испытаниям четырехдневной давности КПД — 22,7%. 22,7% — это на уровне топ-3 в мире. А до конца года будет 23%.

Так что же мы не поставим это в Германию?

Анатолий Чубайс: Так мы ровно это и будем делать. Вот именно об этом речь и идет. Мы сейчас, добившись этого уровня технических, экономических параметров нашей продукции, базируясь на собственном научно-техническом заделе, выходим на экспорт. Это и будет сейчас делаться. Это и есть важнейшая часть той стратегии, которую я отстаиваю. Альтернатива? Ну, давайте китайское покупать. Там, в принципе, 21% сейчас есть. Это тоже можно. Только нужно понимать, что за нашим заводом, производящим эти панели, которые топ-3 в мире, стоит наука, от прикладной до фундаментальной. За ним стоит образование, создаваемое кафедрой возобновляемой энергетики, которая сейчас в стране уже в нескольких местах возникает. Соответствующий образовательный потенциал. За ним стоит целая технологическая культура, которая в России может быть создана, должна быть создана и создается на наших глазах. Альтернатива? Ну, давайте перечеркнем все это. Будем в Китае покупать.

Нет, а без обязательного внедрения в самой России никак нам на внешний рынок не выйти?

Анатолий Чубайс: Конечно, нет. Невозможно создать завод без собственного рынка, а собственный рынок невозможно создать без системы господдержки, за которую платят и сами потребители. Это и есть логическая связь. Попытаться прорваться сразу же на мировой рынок, не имея собственной базы, не имея собственной обкатки, не имея собственного испытательного полигона, невозможно. Сначала российский рынок, на котором системные меры созданы поддержки, а потом экспортный. Иначе бы у нас не получилось.

Что касается гарантий для того бизнеса, который займется как производством оборудования для альтернативной энергетики, так и, собственно, генерации на этой базе. Я так понял, что там хорошие условия создаются, с гарантированной доходностью. Не слишком ли тепличные условия?

Анатолий Чубайс: Если бы эти условия были...

То есть цена гарантируется. Где еще гарантируют цену?

Анатолий Чубайс: Гарантированная цена, о которой вы говорите, это и есть договоры на поставку мощности. Та самая основа, которая сегодня в целом работает в информированной энергетике. Работает эффективно и работоспособно. На этой основе в ДПМ за последние десять лет страна совершила исторический инвестиционный рывок в энергетике в целом. Ввела более 20 тысяч мегаватт только в тепловой энергетике и еще 15 тысяч за ее пределами, обновив значительную часть всей энергосистемы страны. На этой же базе выросла и построена вся система поддержки для возобновляемой энергетики. Не слишком ли это много? Давайте посмотрим по количеству игроков, которые здесь есть. Вот я вам сказал о конкуренции, и это чистая правда. Но все-таки конкуренция двух компаний, ну, двух с половиной. Были мы, был «Росатом» и там был Intel. Собственно, все. Если мы говорим про солнце, кто начинал эту историю? Начинало «Роснано» вместе с «Реновой», с Вексельбергом. У нас 50 на 50 завод. И, честно говоря, когда мы его строили, это была авантюра. Авантюра в том смысле, что еще не было никакой системы господдержки. И если бы мы параллельно ее не создали, то завод оказался бы в очень сложном положении. Но мы это прошли. Где мы находимся сегодня конкретно по производству солнечных панелей в России? Есть один наш завод в Чувашии, тот самый, который 22,7% достиг. Есть вводимый сейчас, буквально в эти дни, абсолютно частный завод с частными инвесторами российскими и китайскими в Подольске. Я надеюсь, что там сильные ребята работают, думаю, что у них все получится. Надеюсь на это. Они будут с нами конкурировать. Но, собственно, два завода на Россию. Но это что, такое уже сверхмедом намазанное место?

Мы же сейчас как бы сама по себе цельная программа и система развития, она появилась совсем недавно, которая задает какие-то условия.

Анатолий Чубайс: Да, это правда.

Так вот, в новых условиях, может быть, эта очередь выстроится? Но выстроится ли?

Анатолий Чубайс: Очередь, выстроившаяся на сегодня, состоит из двух заводов.

Хорошо. Теперь, собственно, про природу. Это тоже у нас всегда интересно. Особенно когда про солнце говорят в России. Даже в Москве, я уже не говорю про север. Все-таки чем нас природа больше наделила — солнцем или ветром? Какое из этих направлений более перспективно для нас?

Анатолий Чубайс: Ответа два. Первый ответ — по солнцу, точнее по инсоляции. Россия находится на очень хорошем природном потенциале. Как это ни странно, но у нас, например, в Оренбурге или в Ростове уровень инсоляции выше, чем в Берлине и Мюнхене. Хотя известно, что Германия — один из лидеров по солнечной энергетике. Психологически тут такая подмена происходит: Россия — страна холодная, но не темная. Это разные вещи. Большая часть России — это не морской, а континентальный или даже резко континентальный климат. Континентальный климат — это низкая влажность. Низкая влажность — это низкая облачность. Это означает, что по количеству солнечных дней в году, по количеству часов солнечных в год мы находимся на вполне приличном уровне. Я когда-то впервые приехал в Якутию летом и с изумлением обнаружил, что все якуты обгоревшие.

Загорелые?

Анатолий Чубайс: Да. Говорю: ребята, а что это такое? У вас же вроде тут вечная мерзлота. Но это только зимой, а летом у них очень жарко. Мало того, специалисты знают, что на самом деле холод — это фактор, который не снижает КПД солнечной панели, а увеличивает его. Меньшая температура повышает КПД, охлаждать не надо. В этом смысле по солнцу у нас все очень даже неплохо. А по ветропотенциалу Россия, извините, мировой лидер. По ветропотенциалу российскому, особенно с учетом всего нашего арктического побережья и освоения Арктики, Россия — мировой лидер, точнее Дальний Восток. Не случайно мы на днях будем собираться у Юрия Петровича Трутнева по возобновляемой энергетике на Дальнем Востоке. Поэтому по природному потенциалу у нас возможности очень богатые, которым позавидовать могли бы многие страны мира.

Теперь к другой очень громкой теме, которая привлекла огромное внимание — да вы, собственно, его к ней привлекли, написав об электрическом скутере, цена которого, как ожидается, составит 8 тысяч евро.

Анатолий Чубайс: Даже 8,5 тысячи

Это не ошибка?

Анатолий Чубайс: Нет.

Я ошибся в меньшую сторону. Ну, это примерно цена Renault Clio в Европе.

Анатолий Чубайс: Да, я в курсе.

Анатолий Борисович, если человек придет в магазин и за одни и те же деньги сможет купить очень продвинутый, но скутер, и автомобиль полноценный, что он, скорее всего, выберет?

Анатолий Чубайс: Смотря какой человек. Надо понимать, что продукт, который сделан нашими коллегами из дочерней компании нашей «дочки», то бишь это наша «внучка», обладает двумя группами свойств. Первая: уникальные параметры — технические и качественные. Повторюсь, наверное, надоели мы с этим, но, тем не менее, вес обычного скутера — 120-130 килограммов, вес нашего — 40 килограммов. Продолжительность хода с одной зарядки обычного скутера — 40 километров, нашего — 120 километров, насколько я помню. Ну и так далее. Эти уникальные технические параметры они попадают или переводят весь продукт в премиум-класс.

Извините, я вот пытаюсь представить — ну, если отвлечься от того, что там, вы об этом наверняка расскажете, очень интересные научно-технические решения — по потребительским свойствам. Это должен быть человек... То, что скутер весит 40 килограммов, вероятно, позволяет, например, его в лифте поднять в квартиру, но это не задача очень богатого человека, у него наверняка есть место, где это оставить внизу. Проехать на нем на одной зарядке 120 километров — то есть кататься вдоль берега моря два дня подряд, да? Опять же, насколько именно богатому человеку это нужно? А простому человеку в сто раз важнее, чтобы скутер просто ездил и стоял у подъезда, и пусть он ездит 20-30 километров и стоит в восемь раз дешевле, за сколько можно купить.

Анатолий Чубайс: Давайте начнем ответ на ваш вопрос с географии. Как раз то, за что нас активно ругают. Продукт заточен не просто под премиум-класс, а под европейский премиум-класс. Это продукт для европейских потребительских рынков и их премиум-сегмента.

То есть он должен купить новизной?

Анатолий Чубайс: Этого мало.

То есть мы сделали то, чего у них просто нет?

Анатолий Чубайс: Это само собой, такого просто нет. Но дело даже не в этом, это называется life style product. Это продукт, у которого появляется жизненный стиль, это продукт, дизайном которого занимались лучшие итальянские дизайнеры. Это продукт, который по одному своему внешнему виду сразу же заметен, но внешний вид — это 15-я часть всего того, что нужно для лайф-стайла. Это продукт, к которому разрабатывается гамма продуктов, начиная от одежды и заканчивая защитой. Это продукт, у которого система продажи и договора с дилерами выстроены так, что в договорах с дилерами прописано…

«Бедным не продавать»?

Анатолий Чубайс: Нет, написано по-другому: в магазине с Renault Clio он продаваться не может — может продаваться рядом с Maserati. Только в случае, если он будет находиться вот на такого цвета платформе нашего дизайна, вращающийся с такой-то скоростью и в такое-то время, и с такой системой подсветки — это продукт премиум-класса. Зачем мы туда попали? Отвечаю многочисленным нашим критикам, рассказывающим, что в русской деревне на этом мопеде не поедешь. Не поедешь точно, ребята. Не поедешь, он для этого и не предназначен, мы не для этого его делали. А для чего? Для того, что есть такая нами горячо любимая тема под названием «одностенные углеродные нанотрубки», про которые мы много раз рассказывали. Это продукт, который, являясь добавкой, придает потрясающие свойства базовым материалам. Так вот, мы на сегодня, являясь уже мировыми лидерами по объему производства этих самых трубок, получили потребительский продукт того самого премиум-класса, ни одно из свойств которых невозможно было бы теоретически достичь, если бы не эти самые наши углеродные нанотрубки.

Например? Что конкретно этому самому лакшери-потребителю так уж будет нужно из этих потребительских свойств?

Анатолий Чубайс: Нет, подождите, это два разных вопроса. Я не это сказал. Я сказал, что ни одного из ключевых свойств этого продукта достичь без трубок было бы нельзя. Минимальный вес получен благодаря тому, что нанотрубки, увеличивающие прочностные параметры материалов, из которых сделан скутер, позволяют уменьшить их габариты и облегчить конструкцию. Длительность хода получается за счет количества циклов перезарядки, ну, это немножко другое, точнее, емкости батарей, которые получены только благодаря использованию этих самых нанотрубок и так далее.

Тогда получается, что и снижению веса тоже: чем меньше вес, тем дольше едешь.

Анатолий Чубайс: Совершенно правильно, и веса тоже. Так вот для нас это в некотором смысле, если хотите, демонстрационный продукт. Мы показываем, что прорыв трубок в классе, который называется премиум-потребительским для скутеров, создает принципиально новое изделие, которое не существовало с такими параметрами. Мы убеждены в том, что прорыв скутеров в промышленные товары, например, в шины, создает такой класс шин, которых не существовало. Прорыв одностенных углеродных нанотрубок в эластомеры создает такой класс эластомеров, которых не существует на земном шаре. Их прорыв в пластике создает такой тип пластиков, которых не существует, и так далее. Мы, зная это и видя спектр промышленных товаров (а мы сегодня взаимодействуем из 100 крупнейших технологических компаний мира с 75-ю), решили одновременно попытаться сработать и на потребительском рынке не только для эластомеров… Как я понимаю, половина слушателей решило, что я перешел на китайский язык.

На ругательства. А что это такое, если честно?

Анатолий Чубайс: Резина. Резинотехнические изделия всех видов. Это пластики, которые могут изменять свои параметры под механическим воздействием. Так вот для нас скутер — это просто та же самая идея, которую мы считаем фундаментальной, по которой мы строим свою стратегию, но приложенную к одному конкретному потребительскому продукту. Вот почему мы там оказались, и вот почему он нужен в Европе с этими параметрами.

Вы говорите, что это демонстрационный образец, по сути. Такая вот отлитая в бытовом предмете сумма технологий, основанных на нанотрубках. Но все-таки может так случиться, что он не будет иметь коммерческого успеха?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, запросто.

Люди могут купить, могут не купить. Вы готовы к чисто коммерческой потере?

Анатолий Чубайс: У нас из 86 продуктов, по которым мы построили новые заводы, любой завтра может вдруг потерять экономику и обанкротиться. Это может случиться с любым инновационным продуктом. Мало того, у нас кроме успешных проектов есть и неуспешные. В этом смысле никто ни в чем не застрахован. Терпимость к ошибкам — получится или не получится. У нас в «Роснано» разные точки зрения по этому поводу, были горячие споры на очень серьезном профессиональном уровне. В этом смысле остается только одно сказать: ребята, следите за развитием событий. Получится — расскажем, не получится — тоже расскажем. Пока на сегодня вот эти вот захлестнувшие сеть прогнозы о том, какой идиот Чубайс, получающий дотации из бюджета, наши народные деньги — опять бессмысленный продукт. А) денег из бюджета мы шесть лет не получаем, ни одного рубля; Б) продукт не для российского, а для европейского рынка; В) продукт нужен для того, чтобы доказать работоспособность гораздо более фундаментальной идеи. А теперь все просто расслабились и смотрим за тем, что произойдет по фактам продаж.

Очень хочется спросить, а что же машину-то не сделали легкую? Тем более для электротяги снижение веса это действительно один из…

Анатолий Чубайс: Нет, подождите, подождите. Либо вы говорите, зачем делали этот скутер, он никому не нужен, либо говорите, что нужно решить гораздо более серьезную задачу — построить машину.

А машина сколько стоила бы?

Анатолий Чубайс: Если отвечать на ваш вопрос всерьез, мы действительно считаем, что, конечно же, автомобилестроение — это колоссальный потенциальный рынок для нанотрубок.

А почему так дорого? Вот все бы это самое, только чуть дешевле. Могу представить, сколько машина бы стоила такая.

Анатолий Чубайс: Не задавайте два вопроса одновременно. Почему не сделали машину?

Потому что стоила бы 36 тысяч евро.

Анатолий Чубайс: Да нет же. Короткий ответ — невозможно сложнейшее изделие под названием автомобиль выпустить на сверхконкурентный рынок, если ты не смог выпустить и продать там с окупаемостью гораздо более простое изделие под названием скутер. Это простой ответ на ваш вопрос.

Тогда будем все-таки ждать автомобиля. Но очень интересно, сколько он будет стоить. Нет, вопрос на самом деле серьезный, почему вот такая цена?

Анатолий Чубайс: Да потому, что в этом классе...

Это специально, чтобы бедные не покупали или потому, что серия очень маленькая? Потому что опытный образец?

Анатолий Чубайс: Цена — есть точка пересечения кривой спроса и кривой предложения. Маркетологи...

Но мы еще спрос не знаем.

Анатолий Чубайс: Да подождите, подождите. Мы не знаем и продукта, и спроса, так всегда бывает в инновациях. Маркетологи, поверьте мне, прежде, чем цену выставлять, серьезно и основательно провели свое исследование. В результате мы считаем, что по этой цене этот продукт в этих объемах, а объем у нас от 22 тысяч до 32 тысяч, насколько я помню, будет продан. Ну, проверим.

Снижение цен возможно? Вот эта штука задешево может быть?

Анатолий Чубайс: А зачем? Зачем?

Затем, чтобы была масса.

Анатолий Чубайс: А нам не нужна масса. У нас нет такой задачи, у нас есть задача доказать работоспособность этого продукта в этом сегменте. В этом сегменте у него честная цена. Если у нас какой-то конкурент появится, еще пока не видно в диапазоне как минимум три-пять лет, вот тогда мы будем думать о снижении цены на европейском рынке. А пока зачем? Это нерационально. Мы в бизнесе.

Илья Копелевич

Россия > Электроэнергетика. Авиапром, автопром. Образование, наука > bfm.ru, 12 октября 2017 > № 2471793 Анатолий Чубайс


Литва > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345163 Линас Линкявичюс

Островецкая АЭС — это экономическая «бомба»

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс ответил на вопросы главного редактора Charter97.org Натальи Радиной.

Наталья Радина, Хартыя'97, Белоруссия

«Хартыя'97»: Господин министр, уже третий год Литва живет с евро. При этом часть постсоциалистических стран не перешла на общую европейскую валюту. Польша категорически не хочет это делать. Переход на евро был решением политическим и коснулся каждого жителя Литвы. Как вы оцениваете введение в Литве евро и как это отразилось на экономическом развитии страны?

Линас Линкявичюс: Если коротко, то у каждой страны своя ситуация. Во-первых, практически все партии Литвы согласились, что вхождение в зону евро также является нашим политическим выбором, и мы это воспринимаем как составную часть европейской интеграции. Во-вторых, это не только политическое решение, но и фискальное, поскольку наша валюта долгое время была привязана к евро. Так что мы де-факто были в зоне евро, но де-юре не могли участвовать ни в каких других механизмах как член Еврогруппы.

Конечно, откровенно говоря, если посмотреть социологические исследования, всегда есть настороженность и недоверие, когда меняется валюта. Это было и в Эстонии, и в Латвии, и у нас. Но в общем люди поддержали введение евро, поскольку они заметили, что стало меньше бюрократических препон. Легче и удобнее стало ездить в страны Евросоюза, для бизнеса это также более комфортно. По сути, на разных валютах зарабатывали только банки, поскольку обмен валют для них был еще одним источником прибыли. Но в остальном все заметили, что это более практично, тем более, повторюсь, мы уже де-факто были в еврозоне. Хотя, конечно, у тех, кто имеет самостоятельную монетарную политику, могут быть какие-то другие аргументы.

Да, был кризис в зоне евро, но вместе с сильными экономиками ЕС выйти из кризиса намного легче, чем поодиночке. Так что, исходя из всего этого, больше аргументов все-таки «за», чем «против». Скептические настроения людей со временем растворились.

— Международные военные эксперты считают, что последние российские военные учения были направлены против всей региональной безопасности, но в первую очередь против Литвы. Литва фактически была взята «в клещи»: проходили учения в Калининграде, где размещены ракеты «Искандер», в Белоруссии — «Запад-2017», учения Балтфлота России с участием крупнейших российских ракетоносцев. Какую цель преследовала Россия? Эта была подготовка к захвату Литвы?

— Я бы не сказал, что напрямую шла подготовка к захвату Литвы. Мы все время говорим, что проводить учения можно, тем более, если это предсказуемо (учения «Запад» проходят каждые 4 года). Последний раз они были в 2013 году, но с тех пор Россия начала две войны и аннексировала Крым. Поэтому все мероприятия, где задействованы российские военнослужащие, заслуживают большего внимания.

Чем были эти учения? Это было демонстрацией силы. Это была не только, скажем, проверка способности взаимодействия вооруженных сил России и Белоруссии. Поскольку Россия в последнее время применяет военную силу во внешней политике, то, конечно, эти учения заслуживают особого внимания.

Практика показала, что учения «Запад-2017» носили не оборонительный, а наступательный характер. Тем более, если говорить про численность военнослужащих. Официально было объявлено, что их было 12700, это как раз специально, чтобы было меньше 13000 и было меньше требований по наблюдению по Венскому документу. Но мы знаем, что число участвовавших в учениях военнослужащих точно не известно, надо еще сопоставить все, но в любом случае заявленное число — далеко-далеко от правды. Тем более, что территорией учений была не только Россия и Беларусь, учения проходили от Кольского полуострова до границы с Украиной.

Так что надо иметь ввиду и численность военнослужащих, и задействованные полигоны. Если по Белоруссии можно говорить, что эти полигоны были определены правильно, как и было заявлено до учений, то в Калининградской области мы знаем, что их было больше, чем было объявлено. К тому же прозрачность учений, как обещалась, не соблюдалась.

— Сейчас уже МИД Украины заявляет, что часть российских военных осталась в Белоруссии. Чем это может угрожать Литве?

— Это угрожает и Белоруссии. Мы говорили, еще до учений и мы надеемся, что те военнослужащие, которые в больших количествах были завезены в Белоруссию, там очень большое количество… Но МИД России официально объявил, что они все будут вывезены до конца сентября. Надо проверять. Если украинская сторона говорит об этом, наверное, есть какие-то факты. Мы не знаем точно, но все возможно. Если будет накопление большей военной силы Российской Федерации рядом с нашей границей, то это, конечно, угроза. Доверия это не добавит, добавит напряженности. Я надеюсь, что войска все же будут выведены.

— В последнее время Литва играет заметную роль в формировании политики Балто-Черноморского региона. Была информация, что Литва лоббирует «План Маршалла» для Украины, Литва занимает сегодня принципиальную и последовательную позицию в отношении белорусского режима. Возможно ли в ближайшее время какие-то экономические проекты по оси Север-Юг с участием Литвы, Белоруссии и Украины? Или же вы будете участвовать в создании транспортного коридора вдоль восточной границы ЕС, минуя Белоруссию и Украину?

— Насчет транспортного коридора, наверное, рано обсуждать что-то конкретно, а насчет активности в регионе, о которой вы говорите, мы пытаемся использовать те рычаги, которые есть.

Возьмем страны, которые являются членами программы «Восточного партнерства». Мы очень хотим, чтобы был воплощен в жизнь принцип дифференциации, поскольку все эти страны очень разные, тем более в пяти из шести стран проходит замороженные или активные конфликты. Кстати, исключение тут Белоруссия, но у вас внутренняя ситуация, как мы знаем, тоже является очень непростой.

Мы, конечно, будем пытаться более активно действовать в этом направлении, не быть только наблюдателями. Например, на Украине проходят военные действия, имеет место российская агрессия. Мы понимаем, что недостаточно поддерживать Украину только в плане безопасности, но надо поддержать страну и в экономике. Украине необходима экономическая помощь, включая финансовые механизмы Европейского банка реконструкции и развития, Европейского Инвестиционного Банка, Международного Валютного Фонда. Использование этих средств, конечно, должно контролироваться, поскольку мы знаем, что есть проблемы с коррупцией и бюрократией.

Поэтому в этом плане пока выбрана Украина, я не могу сказать что-то конкретное про другие страны, но двери открыты, и они тоже должны про это думать. Насколько это возможно, насколько эти страны готовы к этому? Навязываться мы, конечно, не собираемся, но если страны готовы, мы могли бы рассматривать разные варианты.

— Диктатура в Белоруссии мешает развитию такого сотрудничества?

— Действительно, есть разные нюансы. Белоруссия постоянно балансирует между Российской Федерацией и Евросоюзом. Но это не может происходить до бесконечности, как-то все это должно завершиться. Конечно, мы не будем делать реформы за страну. Тут уже дело за самими белорусами.

— А как вы можете прокомментировать ситуацию со строительством Островецкой АЭС? Может быть, у вас есть какая-то новая информация?

— К сожалению, у меня нет новой информации. Все двигается по старому руслу. Мы повторяем свои аргументы, пытаемся избегать каких-то эмоций, приводим конкретные факты и требования и постоянно поднимаем этот вопрос на международной арене, в частности в Еврокомиссии и в соседних государствах. Есть определенные результаты.

Я убежден, что чем дольше это все продолжается, тем яснее, что этот проект никоим образом не обоснован экономически. Это может быть каким-то политическим проектом определенных государств, иметь какую-то иную ценность.

Тут надо, кстати, обращать внимание не только на вопросы безопасности, поскольку у нас, конечно, «голова болит», но, я думаю, у белорусов тоже должна. Это также экономическая «бомба», поскольку кредиты, которые даются на строительство, надо будет возвращать. А если в будущем не будет самоокупаемости, то долги вырастут еще больше, зависимость Белоруссии от России возрастет. Тут, объективно говоря, мы мало на что можем повлиять. Мы можем только давать свою оценку, говорить об этом на международной арене, что и собираемся делать в будущем, и требовать, чтобы все-таки были соблюдены стандарты и принципы безопасности таких объектов как атомная станция.

— Литва и Польша отказались покупать энергию с Белорусской АЭС. Это делает существование БелАЭС не только бессмысленным, но и опасным. На что рассчитывают белорусские власти?

— Это как раз и есть тот фактор, о котором я говорил, что самоокупаемость под большим вопросом. Я не могу знать на что рассчитывают белорусские власти. Надо спросить у самих властей. Но я думаю, не только они рассчитывают, но и Российская Федерация рассчитывает. Уверен, что это геополитический проект России на территории Белоруссии, поэтому и цели другие, не экономические. Скажем, остановить нашу синхронизацию с западными электросетями. Могут быть и такие цели тоже.

— Сейчас цивилизованный мир понял, насколько опасна информационная война, которую ведет Россия. Это часть гибридной войны.

— Еще не понял, но начинает понимать.

— Во всяком случае, активно обсуждается необходимость противодействия информационной войне Путина. Что Литва делает в этом направлении?

— Литва активно поднимает этот вопрос. Создан стратегический проект, группа стратегических коммуникаций в службе внешнеполитических связей Евросоюза — это тоже наша инициатива. Так что мы делаем все возможное, исходя из своего опыта и наблюдений. И мы видим, что действительно сдвиг в этом плане есть, но он еще недостаточен.

Есть понимание, что нужно говорить об уязвимости Восточной Европы, но я уверен, что Западная Европа в этом плане не менее уязвима. Проблема Восточной Европы является и проблемой Западной Европы, всей Европы в целом.

Литва > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345163 Линас Линкявичюс


Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак

Интервью Александра Новака информационному агентству ТАСС.

Александр Новак: энергетика не может быть замкнута сама на себе.

Какие российские проекты в сфере энергетики интересны инвесторам, как развивается сотрудничество в этом направлении со странами Ближнего Востока и в чем похожи Россия и Саудовская Аравия рассказал ТАСС министр энергетики РФ Александр Новак на полях международного энергофорума "Российская энергетическая неделя".

— Александр Валентинович, на моей памяти "Российская энергетическая неделя" — это первое в нашей стране мероприятие такого масштаба в области ТЭК. Из-за чего сейчас к нам такой сильный интерес? Что изменилось в России и что поменялось в отношении к нашей стране со стороны партнеров в сфере энергетики?

— Здесь нет ничего удивительного. Россия играет ведущую роль в энергетической отрасли: мы являемся первыми по объему добычи нефти, вторыми - по производству и первыми по экспорту газа, занимаем третье место по экспорту угля и считаемся лидерами в атомной отрасли. Согласитесь, что было бы неправильно не использовать наши преимущества: богатые ресурсы, научные достижения, технологии, развивать наши взаимоотношения с другими странами.

— Я правильно понимаю, что основная цель "Российской энергетической недели" — в развитии международного сотрудничества, кооперации по энергетическим вопросам?

— Нам нужно реализовывать международные проекты и сотрудничать с другими странами. Это одна из основных целей, ведь энергетика не может быть замкнута сама на себе. Для ее развития нужна кооперация, обмен опытом с другими игроками на этом рынке. Если мы зациклимся на себе, то есть риск потерять лидерские позиции. Поэтому для нас важно иметь площадку для обсуждения, обмена мнениями, опытом. Все это может придать импульс и стать стимулом развития различных проектов в энергетической отрасли. Мы нацелены на то, чтобы "Российская энергетическая неделя" стала одной из ведущих дискуссионных площадок.

— Рассчитываете ли потеснить и развить успех Мирового энергетического конгресса и CERAWeek в Хьюстоне?

— Пока рано об этом говорить, но мы рассчитываем на постоянный характер проведения форума и на поступательный рост его значения для энергетики.

— Какой эффект вы ожидаете? Здесь речь идет только о подержании имиджа России как энергетического лидера или еще о получении прибыли для российской энергетической отрасли?

— Безусловно, результатом должно стать достижение конкретных договоренностей между компаниями, бизнесом, продвижение наших идей, формирование трендов и, конечно же, привлечение инвестиций в нашу страну в совместные энергетические проекты. Вы правы, это одна из ключевых целей.

— Если говорить об инвестициях, то ощущаете ли вы рост интереса к нашей стране, к проектам? Как в дальнейшем будет развиваться ситуация?

— Я вижу большой интерес инвесторов стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Европы и Ближнего востока.

Перспектив много — нужно просто находить точки взаимного роста. Что касается будущего, то тут все будет зависеть от нашей открытости, умения создать привлекательные условия, от наших экономических показателей. Сейчас у России низкая инфляция, высокие темпы роста ВВП. Все это создает хорошие возможности.

В качестве примера скажу, что недавно в Россию приезжал господин Патрик Пуянне (глава Total – прим. ТАСС), который с собой привез пул инвесторов и аналитиков из различных международных банков и компаний. Они изучили наш рынок, тренды, как развивается экономика. В итоге, Россия стала им понятнее и интереснее с точки зрения бизнеса.

— Новые санкции США их не пугают?

— Относительно санкций трудно сказать что-то определенное. Мы находимся в некотором ожидании, так как не понятно, как они (санкции США – прим. ТАСС) будут работать.

— Раньше инвесторы интересовались, в основном, участием в добычных проектах. Изменилось ли что-либо за последние годы? Наблюдается ли смещение в сторону нефтехимии и возобновляемых источников энергии?

— Добыча как была, так и остается привлекательной для инвесторов. Но вы правы, предположив, что будущее нефтегазовой отрасли постепенно смещается в сторону нефтегазохимии и переработанной продукции — акцент будет делаться именно на этом направлении. Уже сейчас основной интерес инвесторов представляют проекты Тобольской и Амурский нефтехимические комбинаты "Сибура", Амурский газоперерабатывающий завод "Газпрома" и завод по производству метанола в Находке.

Точки роста с Саудовской Аравией

— За последние годы мы стали свидетелями интенсивного развития сотрудничества между Россией и Саудовской Аравией. За счет чего это произошло? Действительно ли основной причиной стало соглашение ОПЕК+, фундамент которой был заложен год назад в Китае совместным заявлением России и Саудовской Аравии?

— Я хотел бы подчеркнуть, что наше сотрудничество не ограничивается соглашением ОПЕК+.

Да, благодаря ему мы стали больше общаться между собой, но продолжение нашего взаимодействия не зависит от продления сделки. Это не связанные между собой вещи. Кроме ОПЕК у нас есть межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. С министром Саудовской Аравии Халедом аль-Фалехом мы также выстраиваем двухсторонние отношения по энергетике. В частности, он уже приезжал в Россию со своими коллегами из Saudi Aramco, а мы в свою очередь летали к ним большой делегацией, смотрели их объекты.

Более того, господин аль-Фалех уже несколько раз был в Москве, Санкт-Петербурге. У него уже были проведены переговоры с порядка десятью ведущими российскими энергетическими компаниям, с которыми у них уже есть определенные наработки, проекты, планы по сотрудничеству.

— На ваш взгляд, что же объединяет Россию и Саудовской Аравией? За счет чего стало возможно это сближение?

— У нас очень много общих интересов, особенно в энергетической сфере. Мы с ними просто похожи, особенно с точки зрения наших мощностей и компетенций в области нефти. Можем найти точки роста.

— Ранее вы говорили о совместной торговле нефтью с Саудовской Аравией. Как это может выглядеть? Это трейдинг или какие-то другие формы?

— Мы как министерство не занимаемся покупкой и продажей нефти. Но наши компании, в том числе "Роснефть", на переговорах с Saudi Aramco, обсуждали такие возможные варианты сотрудничества (трейдинг - прим. ред). Где-то это своп, где-то поставка саудовской нефти на заводы, на которые "Роснефть" поставляет. Это все коммерческие вопросы, которые между собой более детально обсуждают компании. Мы же просто говорим о том, что в этом плане есть взаимный интерес.

— А "Лукойл" обсуждает с Saudi Aramco какое-то сотрудничество?

— "Лукойл" обсуждает, в том числе вопрос трейдинга нефти, как и "Роснефть".

— В чем цель нашей кооперации в нефтяном трейдинге?

— Это скорее оптимизация логистики, взаимных поставок. Можно же в этом плане значительно сократить транспортную составляющую: саудиты, например, везут туда, где наша нефть ближе, а мы, наоборот, – в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это все можно свопами делать.

— Здесь рисков нет? Ведь качество нефти очень разное и себестоимость очень разная…

— Я в этом плане доверяю специалистам тех компаний, которые договариваются между собой.

Российский нефтесервис в Саудовской Аравии

— По поводу интереса саудитов к компании Eurasia Drilling. Правильно ли мы понимаем, что речь идет о том, что РФПИ, Saudi Aramco и PIF ведут переговоры о вхождении в EDC, и параллельно речь идет создании СП между Aramco и EDC?

— Сейчас обсуждается вопрос инвестирования и участия EDC в нефтесервисе в Саудовской Аравии и участии в этих инвестициях РФПИ, Saudi Aramco и суверенного фонда Саудовской Аравии.

— А речь идет о том, что EDC будет работать в самой Саудовской Аравии?

— Да. Это тоже обсуждается.

— Идет ли речь также о производителях оборудования и других нефтесервисных компаниях? Потому что на выставке "Иннопром" в Екатеринбурге, где у Saudi Aramco был огромный стенд, они говорили, что ведут переговоры с целым рядом российских компаний? И чем вызван интерес саудитов к российским нефтесервисным услугам и оборудованию?

— Я думаю, что это связано с тем, что у нас есть технологии добычи, геологоразведки и сервиса, которые интересны нашим коллегам.

Сейчас они пользуются в основном услугами международных компаний, таких как Schlumberger, Halliburton, Weatherford. Поэтому чем больше игроков на рынке, тем более очевиден экономический эффект для потребителей этих услуг. Там же (на рынке Саудовской Аравии - прим.ред) присутствуют и китайцы.

— Какую долю рынка Саудовской Аравии мы рассчитываем таким образом занять?

— Доля будет зависеть от конкуренции. Было несколько компаний, с которыми встречались наши саудовские коллеги, когда они приезжали в Москву и Санкт-Петербург (в июне 2017 года - прим. ред). Они в принципе рассматривают работу с несколькими (нефтесервисными - прим. ред.) компаниями.

— Мы знаем, что планируется в ближайшее время подписание дорожной карты Сотрудничества между Россией и СА. Какие крупные проекты из ТЭК войдут в дорожную карту?

— Это дорожная карта развития сотрудничества в целом между нашими странами, в ней порядка десяти ответственных министерств по разным направлениям. Она касается не столько энергетики, а в целом по всем направлениям. Но по нашей части (энергетике - прим.ред) войдут все проекты, которые мы сейчас обсуждаем.

— Сейчас у нас товарооборот с Саудовской Аравией порядка $430 млн. С учетом потенциала отношений с королевством, на какие обороты мы можем выйти?

— Думаю, что на несколько миллиардов долларов можем выйти. Но это торговый оборот. А что касается инвестиций, они могут быть гораздо больше. У нас есть значительный потенциал развития в области сельского хозяйства, в частности, наших поставок в Саудовскую Аравию. Например, мяса халяльного. Но для этого нужно, чтобы были инвестиции в соответствующее производство. Это тоже сейчас обсуждается.

— Выход на несколько миллиардов товарооборота — это какая перспектива?

— Думаю, за несколько лет можно выйти.

— Еще вопрос по поводу инвестиций. Как распределятся доли в российско-саудовском фонде для инвестиций в энергетику?

— Саудовская сторона выделяет миллиард (долларов - прим.ред) на энергетические проекты.

— То сближение, которое сейчас происходит с Саудовской Аравией, не несет ли оно в себе риски для наших отношений с Ираном и Катаром, учитывая сложную ситуацию на Ближнем Востоке?

— Я возглавляю межправкомиссии и с Ираном, и с Катаром. Наша задача развивать сотрудничество между нашими странами.

Иранская нефть за российские товары

— Иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане приедет на энергонеделю?

— Планировал, да.

— Наша готовность закупать иранскую нефть в объеме 100 тыс. баррелей в сутки в рамках программы "Нефть в обмен на товары", она поможет российским компаниям рассчитывать на какие-то преференции при участии в тендере на иранские месторождения? В чем для России выгода от этой программы?

— Нет, это не связано между собой (реализация программы и тендеры на месторождения – прим. ред.). "Нефть в обмен на товары" – это механизм развития нашего торгового оборота, потому что выручка от реализации этой нефти в основном должна идти на покупку российских товаров и услуг.

— Куда она будет направляться? На переработку или реэкспорт?

— Заранее это сказать невозможно, потому что в каждом случае покупатели на эту нефть будут находиться отдельно. В основном (будет направляться - прим. ред.) на переработку в те страны, которые эту нефть покупают. Выручка, которую Иран получает, пойдет на покупку наших товаров и услуг. То есть эта сделка поможет увеличить торговый оборот между нашими странами.

— Какие это могут быть товары?

— Это промышленные товары, оборудование, технологии - все по перечню товаров, согласованному в нашем меморандуме.

— По срокам подписания этого меморандума есть уже какая-то ясность?

- Уже выходим на определенные первые сделки, сейчас дорабатывается механизм взаиморасчетов.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 25 сентября 2017 > № 2325148 Василий Осьмаков

Ватты и технологии-2: барьеры и перспективы развития ВИЭ в России

Василий Осьмаков

заместитель Министра промышленности и торговли РФ

Продолжение материала об электростанциях на возобновляемых источниках энергии и их компонентах, созданных в России. Основные барьеры для развития ВИЭ в нашей стране и за рубежом, а также пути их преодоления

Сообщения о новых рекордных прорывах в альтернативной энергетике появляются в прессе едва ли не каждый день. Но впечатляющие темпы роста объясняются во многом низкой базой, с которой стартуют отрасли, а интерес к теме подогревается тем, что «зеленая революция» в энергетике и промышленности давно стала глобальным мейнстримом. В то же время, говоря о реальных перспективах возобновляемой энергетики, всегда приходится учитывать определенные ограничения.

Ограничения для «зеленой» генерации

Известен, например, так называемый «германский парадокс». Добиваясь рекордных показателей по наращиванию доли ВИЭ в своем энергобалансе, Германия на протяжении многих лет остается лидером среди стран ЕС по выбросам в атмосферу CO2. Последовательно закрывая атомные электростанции, немцы стали наращивать импорт угля из России, чтобы восполнить недостающую электроэнергию. Возникла парадоксальная ситуация: в стремлении максимально «озеленить» свою энергетику, страна, напротив, увеличивала «грязную» угольную генерацию.

Даже в Дании, которая планирует полностью перейти на возобновляемую энергетику к 2050 году, все равно идут споры об экономической эффективности ВИЭ в долгосрочной перспективе. И скептиков можно понять. В последние годы слишком много было громких примеров так и не реализовавшихся проектов, связанных с возобновляемой энергией.

Например, «солнечный гигант» SunEdison (США) был крупнейшей компанией в сфере солнечной энергетики с капитализацией $10 млрд, но не справился с долговыми обязательствами и объявил о банкротстве. Другая американская компания Aquion Energy, которая разрабатывала аккумуляторные батареи для хранения «зеленой» энергии, сейчас распродается по частям и сократила практически весь свой R&D-персонал.

Один из главных минусов ВИЭ — нестабильность выработки электроэнергии и зависимость от экстернальных факторов (наличия непосредственно ветра, солнечных излучений и т. д.). Компенсировать возникающие перепады приходится опять же за счет базовой генерации. Решить эту фундаментальную проблему позволят технологии, связанные с хранением и накоплением энергии ВИЭ. Именно создание промышленных накопителей, способных аккумулировать огромные объемы энергии, позволит осуществить тотальный и окончательный переход на «зеленую» энергетику.

Накопители энергии

Пока настоящего прорыва в этом направлении еще не произошло. Хотя соответствующие разработки, преимущественно на уровне стартапов, активно ведутся уже не первый год.

Например, резидент «Сколково» компания Watts Battery создала промышленный образец модульной системы для накопления электроэнергии. По данным разработчиков, это мощная батарейка, которая может заряжаться от солнца, ветра или сети и снабжать электроэнергией частные домовладения и коммерческие здания. Причем портативная система уже готова к серийным продажам. Персональная электростанция Watts была успешно опробована в этом году во время рекордного полета Федора Конюхова на воздушном шаре. На 55 часов полета хватило всего одной батарейки, которая бесперебойно подавала электричество даже при температуре минус 25 градусов.

Первое же в России производство высокоэффективных накопителей энергии было запущено в этом году в подмосковных Химках. Если современные литий-ионные аккумуляторы отдают лишь около 60% электроэнергии, затраченной на их зарядку, то у суперконденсаторов этот показатель превышает 90%. Компания «ТЭЭМП» планирует выпускать до 200 тысяч суперконденсаторных ячеек в год. Данные модули уже прошли успешные пилотные испытания на железной дороге, общественном транспорте и в авиации.

В новосибирском Академгородке компания «Энергозапас» реализует проект по созданию твердотельной аккумулирующей электростанции (ТАЭС), разрабатывая гравитационные накопители энергии на твердых грузах. Причем в качестве груза используется упакованный грунт. Строительство первой опытно-промышленной электростанции запланировано в 2019 году.

Не отстают от глобальных технологических трендов и наши крупные компании и корпорации, которые ведут свои исследования в области разработок уникальных моделей накопителей энергии. Созданием супераккумулятора, способного работать в промышленных масштабах, занимается, например, Росатом. А «Камаз» и МОЭСК подписали этим летом соглашение о создании передвижного мобильного накопителя на базе грузового электромобиля. На мировом рынке подобного рода решения еще не представлены. Реализация этого проекта позволит не только предложить эффективную замену дизель-генераторным установкам, но и поможет развитию в России зарядной инфраструктуры для электромобильного транспорта.

По данным отчетов аналитической компании Navigant Research, годовой объем мирового рынка накопителей электроэнергии составит в 2025 году примерно 83 млрд долларов (ежегодные темпы роста — до 60%). Причем около трети от этого объема будет приходиться на промышленные и коммерческие предприятия, домохозяйства и промышленное оборудование.

Размер российского рынка накопителей, по разным оценкам, может составить от $3 млрд до $8 млрд долларов в год. Именно поэтому поддержка формирования в России новой высокотехнологичной отрасли, связанной с системами хранения энергии и их компонентов, является сегодня крайне важной задачей. При этом одним из главных драйверов роста спроса на системы хранения энергии станет увеличение числа «цифровых» производств с повышенными требованиями к качеству электроэнергии.

В России уже имеется определенный научно-технический задел по таким направлениям, как гидроаккумулирующие электростанции, суперконденсаторы, литий-ионные аккумуляторы, маховики, лифты твердых грузов. Вместе с этим необходимо последовательно повышать уровень локализации и наращивать инжиниринговые компетенции и по другим компонентам, представленным пока на рынке только в зарубежном исполнении (термические накопители, пневматические системы, воздушно-цинковые аккумуляторы и т. д.).

Основные эффекты от применения накопителей энергии в промышленности очевидны — это снижение потерь от остановки производственной деятельности при перебоях с энергоснабжением, уменьшение стоимости техприсоединения и самой электроэнергии, экономия на расходе топлива и обслуживании дизель-генераторов, развитие соответствующих смежных отраслей. Эффект от создания новой высокотехнологичной отрасли промышленности, обеспечивающей импортозамещение, оценивается в 7-8 млрд рублей выручки в год при уровне локализации в 50%.

ВИЭ в удаленных регионах

В глобальном масштабе объемы ввода генерации на основе возобновляемых источников энергии в России пока скромные. Совокупная мощность ВИЭ в стране составляет примерно 53,5 ГВт, а без учета гидроэнергетики этот показатель не превышает 2,5 ГВт. Но у каждой технологии своя страновая специфика. И в плане развития альтернативной энергетики Россия обладает одним неоспоримым преимуществом — своей территорией.

Наиболее логичным является использование ВИЭ именно в удаленных или энергодефицитных районах, испытывающих зависимость от малоэффективных дизельных генераторов. В стране насчитывается около 100 тысяч изолированных поселений, организовать в которых централизованное энергоснабжение либо практически невозможно, либо слишком дорого.

Так, в селе Менза Забайкальского края была запущена в этом году первая автономная гибридная энергоустановка, состоящая из солнечных модулей, дизельных генераторов и накопителя энергии. Только в Забайкалье более 20 населенных пунктов нуждаются сегодня в стабильном энергоснабжении. Именно в такие районы и должны внедряться лучшие технологии и решения в области альтернативной энергетики.

Аналогичным образом решаются и проблемы энергообеспечения в Арктике. Отечественная промышленность разрабатывает высокотехнологичные решения для развития ВИЭ в труднодоступных регионах. Например, компания «ЭлеСи» и специалисты Томского политехнического университета создают «умный» энергокомплекс, способный получать энергию сразу из нескольких источников — солнца, ветра, дизель-генераторов, микро-ГЭС. Установка оснащена солнечной панелью и ветрогенераторами различных видов, которые можно использовать как по отдельности, так и в комплексе. Технология адаптирована для работы в экстремальных условиях и окажется полезной для любых мест, где требуются автономные источники энергии — от крайнего севера до южных пустынь.

В России могут эффективно использоваться и другие перспективные направления альтернативной энергетики. Разумеется, исходя из экономической целесообразности и с учетом региональной специфики.

Например, в Мурманской области по-прежнему действует сооруженная еще в 1960-х годах Кислогубская приливная электростанция мощностью 1,7 МВт. Проекты такого рода выгодно развивать, например, на берегах Охотского моря, где наблюдаются самые высокие приливы в стране. А Камчатка теоретически может стать «российской Исландией» ввиду того, что высочайшая активность термальных вод позволит развивать там строительство геотермальных станций. Главный вопрос тут в решении технологических барьеров.

Еще одним направлением альтернативной энергетики является производство пеллет — топливных гранул из отходов лесной промышленности (в Минпромторге их относят к возобновляемым источникам энергии. — Forbes). Например, в перечень комплексных инвестиционных проектов, получивших государственную поддержку, вошел проект компании «Бионет». В Архангельской области был построен завод по созданию промышленных пеллет мощностью 150 тысяч тонн в год. В феврале 2017 года состоялась первая отгрузка топливных пеллет в Европу для их последующего сжигания в ТЭЦ Парижа.

Роль России на мировом рынке ВИЭ

Мировыми лидерами в области энергетического машиностроения в целом по-прежнему остаются США, Германия, Япония, Франция, Италия. Очевидно, что конкурировать с ними на глобальном рынке Россия в обозримой перспективе не может, как и полностью импортозаместить зарубежные решения и технологии. Рынок уже поделен, и основную долю в его структуре в ближайшие годы будут по-прежнему занимать крупнейшие зарубежные компании.

Поэтому главная на сегодня цель — это встраивание российских компаний в глобальные цепочки, сотрудничество с мировыми лидерами, трансфер технологий и дальнейшая локализация производства отсутствующего в России оборудования, в том числе для проектов в сфере альтернативной энергетики.

Активное развитие в последние годы секторов ВИЭ позволило подключить к развитию возобновляемой энергетики большое количество отечественных машиностроительных, металлообрабатывающих и электротехнических предприятий. И с каждым годом уровень локализации ключевого оборудования для возобновляемой энергетики будет расти, формируя таким образом новые высокотехнологичные отрасли отечественной промышленности.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 25 сентября 2017 > № 2325148 Василий Осьмаков


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 21 сентября 2017 > № 2319194 Василий Осьмаков

Ватты и технологии: зачем России возобновляемая энергетика

Василий Осьмаков

заместитель Министра промышленности и торговли РФ

Весь мир занимается возобновляемыми источниками энергии, Россия — не исключение. Но зачем ей работать в сфере «зеленой» энергетики при имеющихся запасах нефти и газа

В 2016 году суммарная мощность электростанций на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ) в мире выросла на рекордные 9%, или на 161 гигаватт (ГВт), и превысила 2000 ГВт. Причем примерно две трети прироста «зеленой» энергетики приходятся всего на четыре рынка – Китая, США, ЕС и Индии.

Параллельно с ростом ввода мощностей безуглеродной энергетики продолжают формироваться новые высокотехнологичные отрасли промышленности. Аналогичный тренд наблюдается и в России. Один только рынок оборудования для ВИЭ в нашей стране оценивается Минпромторгом в 500 млрд рублей к 2030 году.

Эта сфера важна не только с энергетической и экологической точек зрения. Пока в мире ждут увеличения безработицы из-за роботизации производства, международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA) прогнозирует в своем ежегодном докладе увеличение занятости в секторе ВИЭ с 9,8 млн человек в 2016 году до 24 млн человек к 2030 году.

Для промышленности развитие альтернативной энергетики в России — это в первую очередь освоение передовых технологий и компетенций. Один из главных принципов государственной политики в этой сфере можно сформулировать как «поддержка ВИЭ-генерации в обмен на локализацию». К примеру, в ветроэнергетике обязательные требования к доле российских компонентов установлены на уровне 65% к 2019 году.

В первую очередь за счет наших исторически сильных компетенций в «большой» гидроэнергетике и атомной промышленности Россия имеет довольно сбалансированный, «чистый» энергобаланс, существенную долю которого составляют безуглеродные или низкоуглеродные источники. Эффективное сочетание той же атомной генерации и других «зеленых» направлений ВИЭ потенциально даст очень серьезный синергетический эффект.

Национальные особенности ВИЭ

В отличие от европейских стран, стремящихся диверсифицировать импортируемые энергоресурсы, у нас нет острой потребности механически наращивать долю ВИЭ. Возобновляемая энергетика в нашей стране не может рассматриваться в качестве прямого конкурента традиционным углеводородам. Для России она представляет наибольший интерес как средство освоения пространства и территориального развития. Причем наиболее перспективной областью применения ВИЭ являются изолированные и удаленные энергорайоны.

С этой точки зрения важно поддерживать тренд на развитие малой генерации. К примеру, строительство малых ГЭС может способствовать решению проблемы энергоснабжения труднодоступных районов Сибири или Кавказа. Там, где невозможно или коммерчески нецелесообразно протягивать километры линии электропередач, единственным выходом становится установка локальных источников генерации.

К слову, первым проектом на территории России, поддержанным Новым банком развития БРИКС, стало строительство именно двух малых гидроэлектростанций в Карелии общей мощностью 49,8 МВт — «Белопорожской ГЭС-1» и «Белопорожской ГЭС-2». Российская компания «Норд Гидро» и китайская энергостроительная корпорация Sinonec планируют запустить их к 2019 году.

При этом уровень локализации производства должен составить не менее 65% за счет участия в проекте отечественных производителей электрогенераторов, турбин и оборудования для ГЭС. Например, Ленинградский электромашиностроительный завод уже приступил к изготовлению гидрогенераторов. Технологии, используемые при строительстве станций, в дальнейшем могут быть применены в аналогичных проектах других стран БРИКС.

Солнечная энергетика в фокусе

Лидирующим направлением ВИЭ в России сегодня является солнечная энергетика. Только за последние два года было введено 14 крупных солнечных электростанций общей мощностью около 130 МВт. По итогам текущего года запланирован ввод еще 125 МВт новой мощности объектов возобновляемой энергетики, из которых большая часть — 90 МВт — солнечная генерация.

Основной механизм поддержки ВИЭ на оптовом рынке заключается в том, что инвесторы проходят конкурсный отбор, по итогам которого заключают с государством договор поставки мощности. Бизнес получает гарантии стабильной доходности, но обязан при этом своевременно сдать объекты в эксплуатацию и обеспечить необходимый уровень локализации. Результатом развития «солнечного» сектора ВИЭ стал запуск в России целого ряда важных проектов.

В апреле 2017 года в Новочебоксарске (Чувашия) завершилась модернизация завода компании «Хевел». Здесь, при поддержке Фонда развития промышленности, будут выпускаться по запатентованной технологии гетероструктурные солнечные модули мощностью до 160 МВт в год. Средний КПД фотоэлектрических ячеек составляет более 22%, что соответствует лучшим мировым стандартам, а значит, данный проект имеет и высокий экспортный потенциал.

При его реализации использовались технологии, разработанные Физико-техническим институтом им. А. Ф. Иоффе в Санкт-Петербурге и реализованные при поддержке Фонда «Сколково» Научно-техническим центром тонкопленочных технологий в энергетике. Это первый в России центр, специализирующийся на научных исследованиях в области солнечной энергетики. Таким образом, у нас появляются и свои центры НИОКР в области ВИЭ.

Параллельно с вводом в эксплуатацию крупных СЭС наращивается производство мобильных солнечных установок. Такие фотоэлектрические станции уже работают, например, на железнодорожных вокзалах Сочи и Анапы, на острове Валаам. Объем рынка солнечных крышных установок средней и малой мощности превысил в прошлом году в России 1 млрд рублей. Ежегодно частные потребители приобретают солнечные электростанции суммарной мощностью от 6 до 10 МВт. Но дальнейший спрос со стороны домохозяйств на солнечные панели зависит от изменения цен на электроэнергию и соответствующие комплекты оборудования, а также от эффективности реализации госпрограмм стимулирования микрогенерации.

Созданная в России практически с нуля солнечная генерация и предъявляемые к ней требования по локализации дают результат. В стране функционирует уже целый ряд предприятий, выпускающих компоненты для солнечных электростанций — от кремниевых пластин, опорных конструкций и всех видов кабельно-проводниковой продукции до полного цикла производства солнечных модулей.

Освоено создание одного из ключевых компонентов — инверторов (преобразователей тока для СЭС и ветрогенераторов), наращены необходимые компетенции в проектировании, инжиниринге и строительстве солнечных электростанций. На сегодняшний день Минпромторг России подтвердил степень локализации уже по 16 объектам, функционирующим на основе использования энергии солнца, общей мощностью 165 МВт. Это солнечные электростанции в Оренбургской и Астраханской областях, в республиках Алтай и Башкортостан, на территории Хакасии.

Ветровые энергетические установки

Форма для лопасти ветрогенератора

Сейчас этот успешный опыт транслируется на другую крупную отрасль ВИЭ — ветроэнергетику. Причем 2017-й можно назвать годом ее полноценного рождения в России, хотя пилотные проекты осуществлялись и ранее. Например, холдинг «РусГидро» ввел в эксплуатацию три ветроэлектростанции в Камчатском крае и одну на Сахалине общей мощностью свыше 2 МВт. Но только в этом году начали строиться первые крупные ветропарки.

Роль самого «зеленого» региона России взяла на себя Ульяновская область. К 2021 году здесь планируется построить семь ветропарков общей мощностью 271 МВт. Местные жители исторически именуют Ульяновск «городом на семи ветрах». Логично, что именно этот регион стал пионером российской ветроэнергетики.

На российском рынке «ветра» уже сейчас присутствуют по меньшей мере три крупных игрока. Это компания «Фортум», получившая квоту в 1 ГВт по итогам соответствующего конкурса инвестпроектов на строительство генерирующих объектов, которые должны быть сданы в эксплуатацию в 2018-2022 годах. Это «ВетроОГК» (дочерняя компания госкорпорации «Росатом»), которая с учетов объемов 2016 года также имеет почти 1 ГВт объектов ветровой генерации. А также компания «Энел Россия», которая вложит свои инвестиции в строительство почти 300 МВт ветряных электростанций.

Постепенно на рынке выстраивается и международная кооперация. «Фортум» начал работу с глобальным технологическим партнером в лице датского поставщика Vestas. «Росатом» ранее заключил соглашение о партнерстве с голландским производителем ветровых турбин Lagerwey. Та структура рынка, которая сейчас выстраивается, создает все предпосылки для создания в России крупных экспортно ориентированных игроков, способных конкурировать на мировом рынке ветроэнергетики.

Размеры рынка ветроэнергетики и компонентов

Ожидается приход на наш рынок и других крупных промышленно-технологических партнеров. В кооперации они будут обеспечивать на территории России локализацию оборудования для ветровых электростанций с максимальным вовлечением в производственные цепочки российских поставщиков. Если в 2015-2016 годах целевой показатель степени локализации компонентов для ветроустановок составлял 25%, то в этом году он установлен на уровне 40%, в 2018-м вырастет до 55%, а в 2019-2024 годах — уже до 65%.

Ряд таких проектов уже реализуется. Например, в Волгодонске (Ростовская область) на мощностях предприятия «Атомэнергомаш» планируется организовать производство лопастей для ветроэнергетических систем. Кроме того, в России есть также трансформаторные и металлообрабатывающие заводы, готовые выпускать башни для ветроустановок.

По оценкам «Росатома», рынок российской ветроэнергетики к 2024 году может составить 3,6 ГВт с примерным оборотом 200 млрд рублей в год.

В этой отрасли широко применяются композитные материалы и технологии. Энергетика, включая «ветер», является основным потребителем этой продукции наряду со строительной индустрией и транспортным машиностроением. Мировой рынок одних только композитов для ветровых турбин оценивался в 2015 году в 3,9 млрд долларов, а к 2020 году он может вырасти до 5,5 млрд долларов.

Объем российского рынка композиционных материалов в целом составляет порядка 53 млрд рублей и показывает ежегодный прирост в 20%. Накопленный в последние годы научно-технологический потенциал отечественных производителей найдет свое применение и в ветроэнергетике. Например, инжиниринговый центр «Композиты России» при МГТУ им. Н. Э. Баумана рассматривает возможность локализации элементов ветрогенераторов из полимерных композиционных материалов. А на территории особой экономической зоны «Алабуга» в Татарстане к 2020 году будет налажено производство сырья (ПАН-прекурсора) для материалов из углеволокна, широко применяемых в ветроэнергетике. Мощность завода составит 5 тысяч тонн в год с перспективой увеличения до 25 тысяч тонн.

В следующем материале серии «Ватты и технологии» будут описаны барьеры для развития ВИЭ в России и мире, а также пути их преодоления.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 21 сентября 2017 > № 2319194 Василий Осьмаков


Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2321385 Вячеслав Кравченко

Интервью Вячеслава Кравченко информационному агентству "РИА-Новости".

Вячеслав Кравченко: скоро показания электросчетчиков будут в телефоне.

Минэнерго России надеется, что к весне 2018 года Госдума примет закон, позволяющий перейти к массовому внедрению "умных счетчиков электроэнергии". Их основная задача — удаленная передача показаний и в телефон или компьютер владельца квартиры, и в энергокомпании. А в будущем такие счетчики помогут перейти и к удаленной смене тарифного меню, которая не потребует замены прибора. Его стоимость министерство оценивает в 3-7 тысячи рублей, а траты за установку хочет возложить на энергетиков. О том, что даст внедрение новых систем учета электроэнергии и как они будут работать, в интервью РИА Новости рассказал заместитель министра энергетики РФ Вячеслав Кравченко. Беседовала Марина Коцубинская.

— Правительство РФ в апреле внесло в Госдуму законопроект о развитии интеллектуальных систем учета электроэнергии, который предполагает внедрение "умных счетчиков". Когда вы рассчитываете на начало его рассмотрения депутатами?

— Мы рассчитываем на рассмотрение законопроекта в первом чтении в октябре.

— Вы хотели бы, чтобы закон в этом году был принят?

— Было бы неплохо. Но этом году вряд ли, но к весне следующего года вполне реально.

— Проект уже обсуждался предварительно в Госдуме? Как в целом к нему отнеслись депутаты?

— В мае-июне этого года в стенах Госдумы мы уже провели ряд мероприятий: круглый стол, несколько рабочих встреч и совещаний. В целом, идея о том, что должна внедряться новая современная система учета, особым сомнениям не подвергается.

И внесенный законопроект изначально касался узкой темы, связанной с тем, как устанавливать системы учета электросетевыми организациями и какие к ней должны быть требования. В ходе обсуждений возникло два основных вопроса.

Первый: кто за все это заплатит? Естественно, есть желание снять нагрузку с потребителей, в первую очередь с граждан. Второе: кто будет являться собственником таких систем учета?

Исходя из этого, мы считаем, что вполне разумной будет конструкция, которая реализована во многих странах мира: освободить потребителей, в первую очередь физических лиц, от этого бремени и переложить установку систем учета и их содержание на квалифицированного субъекта, который должен быть собственником этой системы и нести все права и обязанности, связанные с ее установкой, работой, эксплуатацией и так далее.

С одной стороны, мы точно снизим расходы граждан, связанные с установкой и дальнейшими ремонтами и поверками приборов учета. С другой стороны, появится стимул у электросетевых и ресурсоснабжающих организаций иметь такие системы учета и поддерживать их в надлежащем состоянии, в противном случае у них могут возникнуть проблемы с платежами, потерями.

— Сейчас законопроект что в себя включает?

— Законопроект говорит о том, что с определенного момента времени электросетевые организации должны устанавливать только новые "интеллектуальные" системы (приборы) учета, отвечающие определенным требованиям. И это делается за счет средств самой компании. Ответы на те вопросы, о которых говорил выше, мы будем давать в процессе подготовки законопроекта ко второму чтению. Понимание у всех участников процесса, как нам кажется, есть.

— Что включает в себя внедрение интеллектуальных систем, помимо установки "умных счетчиков"?

— Когда мы говорим об интеллектуальной системе учета — это для начала сам прибор учета и все, что с ним связано: каналообразующая аппаратура, программное обеспечение и так далее. В данном случае мы, по-простому, говорим про счетчик, который не только показывает сколько киловатт было потреблено, но и выполняет много других функций.

— Какие функции?

— Безусловно, это возможность дистанционного снятия показаний, чтобы можно было не записывать их на бумажке, выйдя в тамбур или на лестничную клетку, а чтобы информация с прибора учета поступала тебе в личный кабинет на компьютере, на телефоне, автоматически приходила к ресурсоснабжающей организации.

Второе — чтобы дистанционно, без прихода специалиста, можно было перейти на другие тарифы, другое тарифное меню. Так как если вы сейчас захотите перейти с единого тарифа, например, на тариф "день-ночь", то скорее всего вам придется покупать новый счетчик.

Полагаю, что через некоторое время ресурсоснабжающие компании существенно расширят тарифное меню в том числе и исходя из объема потребляемой мощности. Следующее — этот счетчик может следить за качеством электрической энергии, фиксирует уровень напряжения и частоту.

Есть еще дополнительные функции — посредствам счетчиков возможно узнавать об аварии в зоне своего действия: короткие замыкания, обрывы проводов и так далее. С помощью таких систем значительно быстрее можно находить места повреждений и, следовательно, сокращать перерывы в энергоснабжении потребителей. Ну и, конечно, дистанционное ограничение, отключение неплательщиков, а также сигнализация о несанкционированном вмешательстве в работу такого прибора.

— Вы хотите закрепить требование, чтобы при плановой смене счетчиков устанавливались уже только интеллектуальные приборы учета?

— Да.

— На "умных счетчиках" потребители смогут же посмотреть показания?

— Можно выйти к месту нахождения прибора и посмотреть показания на дисплее, и тут же "залезть" в компьютер или телефон, посмотреть какие там показания — никаких проблем.

— Вы упомянули о возможности новых тарифных меню — это тоже будет прописано в законе?

— Нет. Мы сейчас имеем следующее тарифное меню: либо один тариф, либо так называемые тарифы по зонам суток — двухзонный "день-ночь" или трехзонный. Есть возможность выбрать что-то одно. Это исключительно на ваше усмотрение. Допускаю, что через некоторое время при изменении законодательства мы перейдем на что-то другое. Не исключаю, что подобного рода тарифное меню будет включать несколько десятков позиций.

Забыл еще одну важную вещь: в эти системы учета мы планируем закладывать требования по учету не только потребленной электроэнергии, а в том числе, если все-таки у нас будет развиваться своя маленькая локальная генерация, например, солнечная панель на крыше вашего дома, то система будет учитывать объемы выдачи с нее в общую сеть.

— В апреле вы поясняли, что стоимость одного интеллектуального прибора учета электроэнергии, по различным оценкам, может составлять от 20 тысяч рублей до 30 тысяч рублей. При этом развитие систем интеллектуального учета электроэнергии будет осуществляться сетевыми компаниями исключительно за счет внетарифных источников. Во сколько в целом может обойтись такая замена?

— У нас самые простенькие приборы учета стоят порядка 3 тысяч рублей, дальнейший рост стоимости это дополнительные опции. Мы прикидывали, что они "гуляют" в диапазоне от 3 до 7 тысяч рублей.

Безусловно, у энергетиков самый высокий уровень потребителей, оснащенных приборами учета. Вместе с тем, есть проблема безучетного потребления. Она не настолько остра как в тепле и в газе, в воде, но тем не менее.

Когда мы закладывали в законопроект норму о том, что сетевые компании интеллектуальные системы учета будут ставить за свой собственный счет, исходили из того, чтобы в первую очередь создать экономический стимул для установки таких систем учета именно там, где наиболее высокие потери, где высокая аварийность и так далее.

На первом этапе эти системы надо начать внедрять: из-за широкого распространения, отработки технологий, развития конкуренции среди производителей их дальнейшая стоимость точно будет снижаться, и тогда уже можно вести речь о том, чтобы включать затраты на содержание систем учета, их установку в общий тариф. А пока только за счет электросетевых организаций.

— И по-прежнему счетчик будет оставаться в собственности ресурсоснабжающей компании?

— Да. Мы на самом деле считаем правильным, что прибор учета должен являться собственностью квалифицированных субъектов рынка электрической энергии. Тогда все вопросы, связанные с поверкой приборов учета, с поломками и так далее — это все будет их головной болью.

— Если ломается счетчик, все равно же плата будет начисляться по какому-то нормативу, который выше тарифа, и за эту головную боль заплатит потребитель. А если компания быстро не сможет отремонтировать счетчик, потому что у нее какой-то производственный план и есть время только через два месяц?

— Значит, тогда это будет списываться на потери электросетевых организаций и влиять на их финансовый результат, поэтому они будут заинтересованы как можно быстрее поменять эти приборы учета, максимально быстро все сделать, иначе понесут убытки.

— Как компании смогут окупить свои затраты на установку приборов учета?

— Первое — снижение потерь электроэнергии при передаче по электросетям.

Далее — минимизация издержек, например, уменьшение числа лиц, которые ходят и проверяют показания приборов учета. Это в основном сотрудники сетей, потому что на сети у нас возложена обязанность формирования объемов полезного отпуска электроэнергии. Далее это достаточно быстрое и оперативное реагирование на аварии, которые где-то происходят. Соответственно, минимизация рисков, связанных с тем, что к тебе будут как с сетевой компании предъявляться претензии за качество энергоснабжения и так далее.

После того, как ты дистанционно снимаешь показания, у тебя есть возможность вообще одномоментно формировать объем полезного отпуска и сразу сводить баланс потребления электроэнергии. В нашем понимании это уменьшение числа споров между потребителями, сбытовыми компаниями и сетями. Особенно это актуально в многоквартирных домах. Соответственно, это снижение расходов на тех же самых юристов, ну и так далее.

— С "Россетями" обсуждали этот проект, он им интересен?

— Мы это обсуждали не только с "Россетями". Проект интересен.

— А энергосбытовым компаниям?

— Для энергосбытовой компании самым важным вопросом является своевременное, прозрачное получение достоверной информации от потребителя. Если им это будет обеспечено, а это безусловно должно быть, то не думаю, что с их стороны будет неприятие.

— Если принят закон, то мы понимаем, что возможно использование не сплошь иностранного оборудования, а российского тоже?

— Конечно.

— Будет какой-то переходный период до того, как закон начнет действовать?

— С учетом того, что нам говорили производители систем учета, переходный период должен быть не очень большой. Почти все уже находится в производстве. Я думаю, года будет достаточно. Самое главное сделать прибору "мозги": подготовить программное обеспечение и обеспечить надежную передачу данных. Остальное уже нюансы. Понятно, что прибор учета должен быть защищен и доступен. Для потребителей в многоквартирном доме — это щит на лестничной клетке, для индивидуальных домов — это щит, установленный на опоре.

— То есть в частных домовладениях счетчик должен стоять за границей участка?

— Да. На самом деле это уже сплошь да рядом. Если вы проедете по Подмосковью, то увидите на многих опорах линий электропередачи низкого напряжения вынесенные приборы учета.

Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2321385 Вячеслав Кравченко


Казахстан. Россия > Электроэнергетика > dknews.kz, 8 сентября 2017 > № 2301470 Александр Мертен

Президент компании «Русатом - международная сеть» Александр Мертен в рамках XI Евразийского форум Kazenergy на тему «Созидая энергию будущего» дал интервью корреспонденту Международного информационного агентства «Казинформ», передает МИА «DKNews».

- В этом году Евразийский форум Kazenergy проходит в 11-й раз. В предыдущие годы на площадке обсуждали темы нефти и газа. На Ваш взгляд, какую актуальность приобретает сегодня тема атомной энергетики?

- Форум Kazenergy в этом году стал главной дискуссионной площадкой для обсуждения темы энергии будущего. И это оправдано и логично, поскольку форум проходит в рамках выставки ЭКСПО-2017. Росатом выступает партнером выставки, и участие в форуме для нас является логическим продолжением этого партнерства.

Форум проходит в контексте устойчивого развития энергетики, и атомная энергетика, безусловно, является частью «зеленого» энергобаланса, это признается большинством стран. В Казахстане эта тема не новая: в этом году исполняется 45 лет с тех пор, как был произведен физический пуск реактора БН-350. В этом году запущен исследовательский реактор Токамак, открыт Банк низкообогащенного топлива. Так что, я уверен, что тема развития атомной отрасли в регионе более чем актуальна и востребована для обсуждения.

- В чем преимущество российских атомных технологий? Применимы новые технологии в Казахстане? Какие проекты российско-казахстанского партнерства наиболее актуальны сегодня?

- Программная сессия, которая проходит при поддержке Росатома и Казатопрома, звучит как «Новые технологии и решения в атомной отрасли: практики внедрения цифровых технологий».

Сегодня мы живем в мире цифровых технологий. Практически в каждой отрасли происходят цифровые преобразования, и атомная отрасль - не исключение.

Атомная отрасль - одна из самых высокотехнологичных отраслей мировой экономики. Она является локомотивом развития науки и технологий, постоянно находясь на пике инновационного развития. Те технологии, которые использует Росатом при проектировании и строительстве атомных станций и других сложных объектов в области организации и планирования работ в цифровом виде, на сегодня относятся к числу «лучших практик» среди технологических решений в мире.

Росатом сегодня - не только лидер атомной отрасли, но и технологический лидер мирового уровня. Подтверждением этого являются знаковые события масштаба мировой атомной отрасли. Это наши технологические «прорывы». Один из последних ввод в эксплуатацию в начале 2017 года первого в мире энергоблока с реактором поколения 3+ на Нововоронежской АЭС в России. Сегодня это единственный в мире действующий реактор поколения 3+, в котором учтены все «постфукусимские» требования МАГАТЭ в области безопасности. Комбинация активных и пассивных систем безопасности фактически снимает барьер восприятия атомной энергетики как потенциально опасной.

Еще одним достижением мирового уровня стал ввод в эксплуатацию в ноябре 2016 года самого мощного в мире энергоблока с реактором на быстрых нейтронах - БН-800 на Белоярской АЭС. Прообраз этого реактора работал в городе Актау в Казахстане в советские времена. Ввод в эксплуатацию реактора БН-800 - это очередной шаг по переходу на новую технологическую платформу, которая называется замкнутый ядерный топливный цикл. Вместе с запущенным год назад производством МОКС-топлива (примеч. ред. - это смешанное оксидное уран-плутониевое топливо (UО2 + PuО2) для реакторов атомных электростанций) Россия играет ведущую роль в переходе на замкнутый цикл. На практике это означает возможность функционирования и развития АЭС в течение многих столетий без ограничений со стороны имеющихся сырьевых ресурсов, а также многократное сокращение количества радиоактивных отходов.

Это прорывные технологии, в которых Росатом сегодня прочно занимает лидерские позиции.

Что касается совместных проектов с Казахстаном - то здесь важную роль играют другие направления деятельности предприятий Росатома. На юге Казахстана действуют 5 совместных предприятий по добыче урана, мы сотрудничаем в области исследований с Национальным ядерным центром. Топливный дивизион Росатома - компания «ТВЭЛ» - осуществляет поставки топлива для исследовательского ядерного реактора ВВР-К Института ядерной физики в Алматы.

Развивается сотрудничество в области тепловой энергетики и нефтегазового комплекса. Машиностроительный дивизион Росатома - АО «Атомэнергомаш» - взаимодействует с ключевыми организациями Казахстана в области поставок оборудования для ГРЭС.

И одно из новых и перспективных направлений - Росатом прорабатывает сотрудничество с Казахстаном в области малой гидроэнергетики. Я уверен, что наше сотрудничество с Казахстаном будет только расширяться и успешно развиваться.

- Завершает работу международная выставка «ЭКСПО-2017». Павильон России удивлял всех айсбергом. Удалось ли Вашей компании донести до общественности свое видение энергии будущего?

- В ходе выставки «ЭКСПО-2017» в экспозиции российского павильона мы показали свое видение «Энергии будущего». Мы уверены (и многие международные эксперты разделяют это мнение), что идеальный энергобаланс в будущем должен представлять собой сочетание возобновляемых энергоресурсов и атомной энергетики.

Энергия будущего - это «зеленая» энергетика, которая не наносит вреда окружающей среде. Атомная энергетика - стабильная и чистая энергия, работающая без выбросов парниковых газов, не зависящая от климатических факторов. Поэтому, я считаю, что в будущем атомная энергетика может стать основой низкоуглеродного энергобаланса.

Обращаю ваше внимание на то, что атомная энергия сегодня - это далеко не только энергетика. Этому была посвящена тематическая экспозиция Росатома под слоганом «Атомная энергия - движущая сила будущего», которая работала во время Атомной недели в российском павильоне. Экспозиция показала, как атомные технологии улучшают качество жизни за счет применения радиационных технологий. Например, в сельском хозяйстве, в медицине, опреснении воды и водоочистке. Использование энергии атома приближает будущее за счет ее применения в освоении космоса, суперкомпьютерах и замкнутом топливном цикле. Кроме этого, мы показали наши новые направления деятельности в части возобновляемых источников энергии, ветроэнергетики и малой гидроэнергетики.

- Спасибо за беседу.

Казахстан. Россия > Электроэнергетика > dknews.kz, 8 сентября 2017 > № 2301470 Александр Мертен


США. Китай. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика > mirnov.ru, 6 сентября 2017 > № 2501272 Сергей Донской

В РОССИИ НЕФТИ ОСТАЛОСЬ «НА ДОНЫШКЕ»

На прошлой неделе министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской отчитался о запасах нефти и газа в стране.

Выяснилось, что того и другого у нас остается не так уж много. Что касается газа, то, по словам министра, его хватит на 80 лет, нефти же осталось всего на 29 лет. «Если учитывать то, что стоит на балансе, что экономически есть смысл извлекать, то есть готовые к разработке запасы», - конкретизировал глава Минприроды.

Это не первая подобная оценка состояния нашей нефтегазовой «кладовой». Ранее на эту же тему высказывался министр энергетики РФ Александр Новак. «В среднем запасов углеводородов у нас хватит на 30 лет», - сказал министр.

По его словам, часть ныне нерентабельных к отработке запасов нефти и газа может перейти в зону рентабельности с появлением новых технологий, как это в свое время случилось со сланцевой нефтью в США.

Однако уповать на новые технологии особо не приходится. Как известно, западные санкции распространяются на инвестиции в нефтегазовую отрасль, а также на поставки технологий и оборудования для геологоразведки и добычи. Российские же компании не спешат вкладывать средства и в создание новых технологий, и в геологоразведку.

Член-корреспондент РАН, замдиректора по научной работе Института проблем нефти и газа РАН Василий Богоявленский заявил, что российские компании в настоящее время практически не ведут геологоразведочных работ. Сокращается и их бюджетное финансирование.

В прошлом году на геологоразведку было выделено 22 млрд рублей, что на 16% меньше показателя предыдущего года. Эксперты утверждают, что сокращение финансирования геологоразведки уже привело к спаду объемов работ на 50%.

Сегодня поступления от продажи нефти и газа превышают половину всех доходов федерального бюджета. Если не сможем в ближайшее время преодолеть сырьевой зависимости экономики, нас ждут трудные времена. И не только потому, что нечего будет импортировать. Дело в том, что наиболее экономически развитые страны, которые сейчас являются основными экспортерами наших энергоносителей, все активнее переходят на генерацию с использованием возобновляемых источников энергии.

Ежедневно в мире устанавливается более 500 тыс. солнечных панелей. В Китае каждый час запускаются две ветряные установки. Германия и другие страны ЕС планируют к 2050 г. полностью перейти на возобновляемые источники энергии. Так что, даже если нефть и газ у нас к тому времени не закончатся, не исключено, что покупать их будет просто некому.

Игорь Минаев

США. Китай. Германия. РФ > Нефть, газ, уголь. Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика > mirnov.ru, 6 сентября 2017 > № 2501272 Сергей Донской


Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство. Экология > minenergo.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2310455 Антон Инюцын

Интервью заместителя Министра энергетики Антона Инюцына РБК.

Антон Инюцын: «В бюджетный сектор нужно привлекать частные инвестиции».

Беседовал Александр Титов

В принятом в 2009 году законе об «Энергосбережении и повышении энергоэффективности» ставилась задача к 2020 году снизить энергоемкость российского ВВП на 40%. Достижение этой цели позволило бы снизить расходы в секторе ЖКХ, модернизировать промышленность, сократить нагрузку на окружающую среду и существенно улучшить качество жизни. Однако за восемь лет показатель энергоемкости сократился лишь на 11%. Между тем перезапуск программы открывает возможности для экономического роста в условиях низких цен на углеводороды и ограниченного бюджета. О будущем индустрии +1 поговорил с замминистра энергетики РФ Антоном Инюцыным.

— Антон Юрьевич, почему программа не сработала должным образом, и сектору так и не удалось добиться поставленной задачи?

Почему вы считаете, что программа не сработала? В 2008 году Указом Президента РФ была поставлена цель по снижению к 2020-му энергоемкости ВВП на 40%. На 13,5% более энергоэффективными должны были стать товары и услуги. И на 26,5% — измениться структура экономики. То есть, попросту предполагалось увеличить сектор услуг, требующий минимального прироста потребления энергоресурсов.

Хочу сказать, что при постановке задачи мы исходили из определенных макроэкономических факторов. Прежде всего —роста ВВП и инвестиций, динамики цен на энергоресурсы.

Согласно прогнозу Минэкономразвития, по сравнению с 2007 годом газ должен был подорожать в семь раз! По факту, в 2016-м цена выросла в 2,3 раза. Электроэнергия стала дороже вдвое, а не в 4,5 раза, как предполагалось. Инвестиции должны были вырасти в 2,5 раза. По факту на сегодняшний день — 23%. Конечно, эти параметры влияют на окупаемость инвестиций и масштабы модернизации основных средств.

Тем не менее, мы последовательно формировали необходимые условия, нормативно-правовые акты, систему управления энергоэффективностью, результативность которых станет еще более заметной с возобновлением роста экономики. Это — не мои слова. В энергетическом рейтинге Всемирного банка за 2017 год Россия, как и вся Европа, заняла место в «зеленой зоне», со средним показателем 77 баллов. Это очень хороший результат.

Запланированные 40% роста энергоэффективности — очень амбициозная задача даже относительно тех сценарных условий, которые закладывались на момент разработки закона в 2009 году. Но, с учетом реальной ситуации, мы уже смогли, по оценкам экспертов, снизить энергоемкость на 11-11,5%.

— Возобновят ли со следующего года субсидии регионам для повышения энергоэффективности?

Как раз недавно на заседании Совета законодателей при Федеральном Собрании на этом вопросе акцентировали внимание сами депутаты, предложив заложить необходимые средства в бюджет на 2018 год. Ведь на сегодняшний день страна продолжает жить в определенных финансовых ограничениях. Будем внимательно следить за возобновлением роста экономики, дополнительными доходами бюджета.

Мне кажется, сейчас мы могли бы попробовать запустить хорошую программу по светодиодному внутреннему и внешнему освещению, а также замене и установке индивидуальных тепловых пунктов с автоматическим погодным регулированием.

Сегодня доля энергоэффективного уличного освещения в России составляет всего 6,7%. При этом в структуре потребления электроэнергии на освещение приходится 12%. Мы понимаем, каков резерв.

Кстати, в апреле приезжали эксперты ООН, чтобы оценить ситуацию с продвижением энергоэффективного освещения в России. По оценкам экспертов, сформированная за последние пять лет нормативно-правовая база соответствует лучшим мировым практикам.

— Что именно удалось сделать для продвижения энергоэффективного освещения?

Во-первых, с июля 2016-го мы ввели новые требования к госзакупкам. Во-вторых, с этого года распространили эти нормы на все ГУПы и МУПы (государственные унитарные предприятия и муниципальные унитарные предприятия. — Прим. +1). В-третьих, установили уровень внедрения светодиодного освещения к 2020 году в объеме 75% во всех регулируемых организациях страны (естественные монополии и организации, обеспечивающие электро-, тепло-, водоснабжение, водоотведение и очистку сточных вод, утилизацию (захоронение) твердых бытовых отходов и т.д. — Прим. +1).

В-четвертых, создан раздел по нормированию энергопотребления источниками уличного освещения еще на этапе проектирования, чтобы исключить применение архаичных технологий.

Кроме того, с января 2018-го вводится обязательное использование светодиодов при капитальном ремонте и новом строительстве многоквартирных домов, зданий и сооружений. Эта нормативно-правовая база позволила нам за пять лет создать рынок. В итоге продажи светодиодов выросли с 2% до 25%, а средняя стоимость лампы упала с 500 до 150 рублей. Так должно быть и в других отраслях.

Например, в ряде развитых стран владельцы зданий с низким классом ЭЭ платят повышенный налог на имущество: плюс 1-2%. Такая мера вынуждает собственника задуматься о модернизации объекта. Речь идет о коммерческих зданиях, но в перспективе можно подумать и про многоквартирные дома.

Дополнительные сборы идут на целевые программы поддержки модернизации, в том числе на разработку продуктовых программ. Например, в свое время в США при покупке энергоэффективной лампочки потребители могли получить скидку на оплату электроэнергии, вырезав часть упаковки от лампы и приколов к счету за электричество.

— В каких отраслях экономики и энергетики отмечен наибольший успех в области энергосбережения и повышения ЭЭ?

По подсчетам разных экспертов, наибольший вклад в повышение энергоэффективности экономики внес ТЭК.

В сетевом комплексе мы за пять лет смогли снизить потери примерно на 10%, что составляет как минимум 10 млрд кВт/ч. Между прочим это суммарное потребление электричества за год всего Хабаровского края или Чувашии. Идет большая работа по внедрению систем интеллектуального учета. Например, в Россетях за пять лет долю таких приборов удалось увеличить впятеро, с 2% до 10%. Но еще есть куда двигаться дальше.

Колоссальным вкладом энергетики в повышение ЭЭ стал переход к полезному использованию попутного нефтяного газа. Мы поставили цель в 95%. Если, скажем, пять лет назад уровень использования попутного газа был 76%, то сегодня он уже 88%, или 10 млрд кубометров газа. Это сопоставимо с его потреблением в Австрии или Чехии.

Нефтеперерабатывающая отрасль также внесла большой вклад в энергоэффективность. В результате модернизации НПЗ за пять лет производство мазута сократилось на 23%, а глубина переработки нефти выросла почти до 80%. Очень важно, что мы почти полностью перешли на производство бензина самого высокого стандарта. Если еще в 2012 году доля топлива Евро-5 в общем производстве бензина была около 24%, сейчас она на уровне 92%. В результате как минимум на 60% снизились выбросы серы — одного из основных загрязняющих веществ в крупных городах. А машины, в свою очередь, стали более эффективно расходовать топливо.

За рамками ТЭК самый интересный пример, пожалуй, — развитие высокоскоростного железнодорожного транспорта. И дело здесь не в энергоэффективных локомотивах, а в том, сколько людей ежедневно выбирает теперь Сапсан вместо самолета или автомобиля. Только представьте эффект на маршруте Москва— Санкт-Петербург! По итогам года пассажиропоток составил почти 5 млн человек, а перевозка электропоездом в разы энергоэффективнее, чем автомобилем, не говоря уже о перелете.

— Какие инструменты стимулирования и поддержки повышения энергоэффективности вы считаете оптимальными для сектора энергетики?

В электроэнергетике, вы знаете, мы завершаем программу по ДПМ (договор о предоставлении мощности, — прим. +1). Она заключается в масштабном обновлении парка тепловых электростанций. Это более трех триллионов рублей инвестиций, начиная с 2007 года. В следующем году по программе будет суммарно введено 30 гигаватт мощностей.

Еще приведу в пример механизм КОМ (конкурентный отбор мощности. Предполагает снижение цены на поставку ресурса за добровольное ограничение потребления в пиковые часы. — Прим. +1). Благодаря ему компании смогли оптимизировать свои затраты. Мы посчитали, что к 2020 году это позволит вывести с рынка 9,3 ГВт мощностей. Это, на наш взгляд, хороший механизм сдерживания роста цен и нагрузки на потребителя.

Я считаю, что мы сильно выиграем от развития инструментов экологического и технологического регулирования — когда либо вводится запрет на использование того или иного неэффективного оборудования, либо ограничивается его оборот, и одновременно запускаются программы стимулирования по переходу на новую технику. Как, например, с повышением требований к капитальному ремонту, освещению, с переходом на НДТ. Штрафы за выбросы сверх лимита для определенных предприятий — тоже инструмент повышения ЭЭ. И здесь владельцы уже сами должны думать, что для них выгоднее: перенастроить производство, чтобы укладываться в тот или иной экологический класс, либо заплатить штраф.

Как в случае с решением проблемы ПНГ (его суть — в увеличении платы за сжигание попутного нефтяного газа свыше 5% от добычи — прим. +1). Или как четырехсторонние соглашения, которые позволили провести в стране масштабную модернизацию НПЗ. Нефтяники вложили 1,2 триллионов рублей за пять лет. Это внушительная сумма.

— Программа по ЭЭ у нас — одна из самых многострадальных в плане урезания финансирования. Будут ли увеличены госинвестиции в сектор по сравнению с 2016 годом?

В бюджетный сектор, — а это школы, детские сады, больницы, спортивные сооружения, административные здания, — нужно привлекать частные средства. На наш взгляд, тут как раз помогли бы продуктовые программы, направленные на улучшение освещения и установку индивидуальных тепловых пунктов. Эти проекты близки к окупаемости, так что частные инвестиции здесь вполне могут занять доминантную роль. Государство же может оказывать регулирующее воздействие и предоставлять субсидии.

Что касается госинвестиций, которые касаются улучшения качества жизни, или сферы нового строительства, мы должны, если можно так выразиться, повышать энергоэффективность использования бюджетных средств.

Как я уже сказал, многие ведомства внимательно следят за улучшением макроэкономической ситуации и дополнительными доходами бюджета, чтобы предлагать соответствующие проекты, влияющие на энергоэффективность. Это утилизация старых автомобилей, кредитные механизмы Россельхозбанка, поставки Росагролизинга, программы Фонда ЖКХ и другие.

— Энергосервисный сектор развивается гораздо скромнее, чем ожидали власти и эксперты. Какие меры регулирования и поддержки в связи с этим последуют для компаний, обеспечивающих поставку мощности потребителям?

Хороших примеров тоже хватает. Например, во Владимирской области инвестиции через энергосервис только в освещение составляют до полумиллиарда рублей.

В ряде других регионов бизнес также активно подключился к этой истории. За 2016 год у нас заключено порядка 700 энергосервисных контрактов на сумму 7 млрд рублей. Энергосервисный контракт мог бы стать хорошим инструментом для повышения ЭЭ в бюджетном секторе.

В то же время нужно придумать типовой кредитный инструмент для применения в ЖКХ. Это популизм, когда некоторые говорят, что энергосервис спасет мир в плане модернизации. Мировой опыт подсказывает, что это как раз — очень узкоприменимая вещь. Здесь нужно расширять спектр. Например, полезным инструментом могла бы стать поставка в рассрочку энергоэффективного оборудования. Ну и плюс, как я уже сказал, продуктовые программы.

— Стоит ли ожидать перезапуска программы по ЭЭ? Что Минэнерго настроено делать дальше для продвижения этой истории?

Необходимая работа проводится; ждем возобновления роста экономики. Мы программу не останавливали, чтобы ее перезапускать. Катализаторами активности у потребителей энергии станут нормальная международная обстановка, рост ВВП и модернизация электро- и теплоэнергетики.

В части теплоснабжения планируем продолжить модернизацию за счет привлечения внебюджетных источников через так называемую«альтернативную котельную» (установление предельного уровня цены на тепловую энергию — прим. +1). Рассчитываем, что уже в 2017 году ряд регионов подключится к реализации такой идеи.

В секторе электроэнергетики продолжим выводить и модернизировать устаревшие генерирующие мощности. Подробно вопросы энергоэффективности будут обсуждаться на полях международного форума «Российская энергетическая неделя». Он пройдет в Москве 4-7 октября с участием руководителей крупнейших мировых и российских генерирующих компаний.

Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство. Экология > minenergo.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2310455 Антон Инюцын


Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 31 августа 2017 > № 2291793 Антон Инюцын

Интервью заместителя Министра А.Ю. Инюцына журналу "Вести в электроэнергетике".

«Решая сегодняшние задачи, мы формируем будущее».

Беседовала Людмила Юдина

С 3 по 7 октября в московском Манеже пройдёт Международный форум по энергоэффективности и развитию энергетики — «Российская энергетическая неделя» (РЭН), которая стала правопреемником форума ENES, пользовавшегося большой популярностью у участников и посетителей. В этом году форум не только приобрёл новый статус и новое имя (РЭН), но и существенно расширил сферу охвата: теперь наряду с вопросами электроэнергетического комплекса здесь будут обсуждаться и перспективы развития таких базовых отраслей экономики, как нефтяная, газовая, угольная отрасли, нефтехимическая промышленность. О целях и задачах Российской энергетической недели-2017 журналу «Вести в электроэнергетике» рассказал заместитель председателя оргкомитета РЭН, заместитель Министра энергетики РФ Антон ИНЮЦЫН.

— Антон Юрьевич, поясните пожалуйста, с чем связана трансформация энергетического форума?

— Предпосылки к этому сложились ещё в рамках ENES. За четыре года работы ENES сферы и направления форума неизменно расширялись: здесь прорабатывались вопросы не только электроэнергетики, но и ТЭК в целом. На полях форума собирались руководители и узкие специалисты как электроэнергетической, так и нефтяной, газовой отраслей. Повестка форума максимально была насыщена международными мероприятиями. ENES демонстрировал устойчивую эффективность и популярность среди участников и посетителей. В то же время становилось очевидным, что форум перерос свои рамки, его необходимо выводить на новый уровень. В связи с этим, к работе был привлечён фонд «Росконгресс», имеющий большой опыт в сфере подготовки крупных специализированных мероприятий, разработаны новый формат и новая деловая программа. Новизна состоит в том, что мы делаем упор на более глубокую повестку дня, усиливаем международную составляющую, что в условиях напряжённой международной обстановки становится крайне важным.

Одним из «якорных» мероприятий Российской энергетической недели станет форум стран-экспортёров газа, который пройдёт сразу на двух площадках — в Москве и Петербурге. В газовом форуме примут участие 12 стран — крупнейших экспортёров газа и 4 страны-наблюдателя. Здесь же состоятся выборы нового генерального секретаря организации ФСЭГ (ФСЭГ — объединение стран, лидирующих в мире по экспорту природного газа. — Прим. ред.).

— Насколько высок интерес к предстоящему форуму со стороны потенциальных участников?

— Начну с того, что в этом году ключевой темой форума станет «Энергия для глобального роста». Причём, слово «энергия» здесь имеет двойное значение: это и необходимый ресурс для социально-экономического роста любой страны, и энергия человека, позволяющая двигать научно-технический прогресс вперёд.

В ходе подготовки РЭН мы собрали мнения экспертов по всему миру, постарались выделить наиболее актуальные вопросы, которые особенно волнуют участников форума. В результате, по предварительным данным, в Российской энергетической неделе намерены принять участие порядка 500 компаний и объединений из 30 стран мира. И это — с учётом международной обстановки, которая на сегодняшний день сложилась не самая простая. Министр энергетики РФ Александр Валентинович Новак охарактеризовал РЭН как ключевое событие для российской энергетики нашей страны, и практика это подтверждает.

— Какие вызовы сегодня стоят перед отечественной и мировой энергетикой? Насколько мы готовы на них ответить?

— Одним из ключевых вызовов становятся технологические прорывы в разных сферах энергетики, которые полностью меняют привычные представления о добыче и использовании традиционных источников энергии. В связи с этим меняется баланс игроков на мировых рынках, экономически непривлекательные запасы энергетического сырья становятся рентабельными, страны-импортёры углеводородов и электроэнергии стремятся стать экспортёрами. Продолжается глобализация рынков, в то же время появляются новые активные участники — Иран, Бразилия, другие.

Растущая доступность углеводородного сырья приводит к росту числа стран-потребителей. Активно развивается торговля сжиженным газом. Неслучайно США придаёт такое большое значение этому виду бизнеса. Количество импортёров СПГ за последние 20—30 лет увеличилось в 3—4 раза: если раньше сжиженный газ покупали десяток стран, то теперь — около сорока.

Россия гармонично вписывается в картину современного энергетического мира. Мы активно занимаемся развитием собственной технологической базы, реализуем программы по импортозамещению. Хорошим импульсом к более глубокой и серьёзной работе в этом направлении послужило введение санкций в отношении нашей страны, в том числе и в области энергетики. Следует отметить, что, несмотря на усиление санкционного давления, по итогам 2016 года Россия удерживает лидерство на мировой арене по добыче углеводородов: мы занимаем первое место по нефти (12,4 % от мировых объёмов), второе — по природному газу (17,7 %), а также входим в первую пятёрку стран в области производства угля и электроэнергии.

Именно потому, что в нашей стране большое внимание уделяется госрегулированию, привлечению инвесторов, стимулированию новых технологий, нам удаётся занимать передовые позиции на мировом энергетическом рынке. Тем не менее, мы учитываем усиление конкуренции, нарастающую активность партнёров, поэтому особое внимание уделяем таким новым направлениям, как добыча углеводородов на шельфе (по итогам прошлого года она выросла на 18 %), добыча трудноизвлекаемых запасов и пр. Большой интерес к этой работе проявляют зарубежные компании, в связи с чем, несмотря на санкции, политическое давление и другие искусственные барьеры, наши промышленники имеют возможность создавать альянсы и совместные предприятия с иностранным участием.

Россия широко представлена и в ЕАС, и в странах АТР, укрепляет связи по линии БРИКС. Рассчитываем, что до конца 2017 года нам удастся запустить энергоплатформу стран БРИКС, которая позволит делать альтернативные прогнозы по энергетическим рынкам, верифицировать их среди наших стран и ориентироваться на них при проведении своей политики.

Высокий уровень энергетического сотрудничества достигнут с Китаем, что стимулирует развитие энергетической инфраструктуры на Дальнем Востоке. Есть целый ряд масштабных высокотехнологичных проектов с Японией, Южной Кореей, Индией. То есть мы продолжаем развивать взаимовыгодные отношения с ближайшими соседями на новой технологической основе и расширяем горизонты, привлекая к сотрудничеству всё новые страны.

Здесь я хотел бы подчеркнуть: мы не ограничиваемся крупными сделками. Довольно динамично развиваются горизонтальные связи — на уровне регионов, отдельно взятых компаний. Реализуется много малых, локальных энергетических проектов — на уровне района, посёлка, предприятия. Кстати, зарубежные инвесторы и партнёры проявляют к «малым» формам работы большой интерес. Например, Япония принимает участие в развитии ветрогенерации на Дальнем Востоке. Высока активность иностранных инвесторов в проектах в области мини-генерации, интеллектуальных энергосистем, освещения и пр. На площадке РЭН мы планируем организовать панельную дискуссию по энергоснабжению удалённых территорий. В России в таких районах, напомню, проживает порядка 20 млн человек. У нас есть чёткое понимание и конкретные решения по вопросу, как, не снизив качество обслуживания, создать новую инфраструктуру и улучшить уровень жизни наших граждан.

Добавлю, что мы заинтересованы в реализации проектов не только на территории нашей страны, но и за рубежом. Российские энергетики работают в разных странах мира. Это важно ещё и потому, что решая сегодняшние задачи, мы формируем будущее.

— Энергоэффективность любой экономики зависит от уровня и качества развития новых технологий. Что происходит у нас в научно-технической сфере? Какие направления развиваются наиболее активно? Какие не получают должного внимания и почему? Насколько Минэнерго способно влиять на динамику научно-технического прогресса?

— Есть ряд направлений, развитие которых продвигается особенно динамично. Минэнерго отслеживает их особенно жёстко, потому что они прямо влияют на социальное состояние общества. Возьмём такую сферу, как освещение. В России на внутреннее и внешнее освещение приходится 13 % всей производимой в стране электроэнергии. То есть каждый шестой киловатт-час расходуется на освещение. Это огромный рынок. За последние пять лет в нашей стране были созданы понятные условия для формирования рынка современных энергоэффективных источников света (прежде всего, речь о светодиодных приборах). Была разработана правовая база, в соответствии с которой все ГУПы, МУПы и другие государственные организации обязаны закупать только светодиодные лампы для своих целей. Организации с регулируемыми видами деятельности обязаны в своих программах развития довести долю светодиодных ламп до 70 % к 2020 году. Мы внесли поправки в ряд документов, которые связаны с проектированием. Теперь строительство новых зданий и сооружений может вестись только с применением светодиодных энергосберегающих ламп (в местах общего пользования). Что касается городского освещения, то начиная со следующего года, оно также предусматривает обязательное использование светодиодных ламп.

Проведённая организационно-законодательная работа дала свои результаты: если в 2012 году доля рынка светодиодных ламп составляла всего 2 %, то сегодня она увеличилась до 25 %. Рост в 10 раз.

— А сами мы светодиодные лампы выпускаем?

— Конечно. Другое дело, что некоторые комплектующие привозим из-за рубежа, потому что это дешевле, чем производить самим. Скажу больше: за последние пять лет цена светодиодной лампы снизилась более чем втрое: если в начале формирования рынка она составляла 700 рублей за штуку, то сейчас — 150—200 руб. Но и это не предел. По нашим расчётам, стоимость лампы может снизиться ещё в 2—3 раза. Например, в Индии она стоит 1—1,5 доллара США.

— Каковы приоритеты в других сферах ТЭК?

— Определённый прорыв сделан в области нефтепереработки. Благодаря разработкам и внедрению новых технологий за последние годы глубина переработки нефти в России поднялась с 70 до 92 %, а на предприятиях Пермского края — до 98 %! Всё это позволяет расширить линейку экспортных товаров. Мы планируем в ближайшее время завершить модернизацию всех российских НПЗ. Между тем, уже сегодня производится 93 % бензина только высшего, 5 класса топлива, отвечающего всем европейским и международным стандартам. Сегодня мы можем заявить о том, что российские автомобилисты используют самое качественное и экологически чистое топливо. 5 класс позволяет снизить вредные выбросы на 50—60 %.

Продолжает развиваться тема использования газомоторного топлива на автотранспорте. Правда, следует признать, что сильнейшим конкурентом газа становится электричество. Зарядную инфраструктуру для электромобилей создать проще и дешевле, чем сеть газовых заправок. Кроме того, заметно различаются требования к безопасности, содержанию и использованию АГЗС и электрозаправок. Тем не менее, мы считаем, что нужно развивать обе заправочные инфраструктуры. Практика показывает: для легкового и городского транспорта предпочтительнее использовать электромотор, а, например, для длинных переездов, для коммунальной техники и пр. больше подходит газомоторное топливо.

Большие задачи стоят перед энергетиками в области возобновляемой энергии: к 2025 году планируется ввести 9 ГВт мощностей. Параллельно к 2020 году будет выведено из эксплуатации порядка 9 ГВт неэффективных мощностей, которые будут заменены новыми высокотехнологичными объектами, в том числе цифровыми. В настоящее время в Калининградской области силами «Янтарьэнерго» реализуется пилотный проект по внедрению комплексных систем интеллектуального и цифрового управления.

Пока у нас нет возможности внедрять новые технологии повсеместно, поскольку они достаточно дорогие. Но делается всё для того, чтобы заложить надёжную базу под дальнейшее развитие и удешевление новых технологий и инновационных продуктов. Другими словами, решая сегодняшние задачи, мы формируем будущее.

— Как в части развития и внедрения новых технологий в ТЭК выглядит Россия на мировой арене? Насколько продуктивно работает наша научная школа?

— Здесь правильнее было бы говорить не о ТЭК в целом, а о каждой конкретной отрасли отдельно. Где-то у нас есть заметные достижения, где-то — очевидные недоработки.

Лидирующие мировые позиции в плане развития технологий мы удерживаем в газовой отрасли. Проекты, которые реализует «Газпром» на Бованенковском месторождении, или «НОВАТЭК» на Ямале, уникальны сами по себе и требуют уникальных технологий. Обустраивать скважины, прокладывать газопроводы, вести добычу приходится в условиях Крайнего Севера, где вечная мерзлота, суровый климат, низкие температуры и очень хрупкая природа. Лишь благодаря совместной деятельности учёных, инженеров, проектировщиков, строителей, промысловиков и т.д. удалось создать технологии, позволяющие реализовать проекты, которые до сих пор считались невозможными.

Или возьмите нефтепровод в Заполярье. Трубы проложены в вечной мерзлоте, где неустойчивые почвы, сложные климатические условия. С учётом этих и других природных нюансов наши инженеры создали такие конструкции и такие материалы, каких нет нигде в мире.

Уникальные проекты запускаются в электроэнергетической сфере. В полном автоматизированном режиме (с минимальным участием человека) работают электростанции в Екатеринбурге, в Челябинске. Это совершенно новая философия генерации и управления сетями. Под эти станции построены жилые микрорайоны (например, микрорайон «Академический» под Екатеринбургом), в которых полностью интегрированы все «умные» технологии в электроэнергетике и ЖКХ.

Важно отметить, что многие уникальные технологии, создаваемые в процессе реализации проектов ТЭК, потом широко используются в других отраслях — космической, оборонной, транспортной, медицинской...

При этом добавлю: у нас ещё есть большой потенциал для развития технологий, прежде всего в электроэнергетике, а также в нефтяной и газовой промышленности.

— В форуме принимают участие не только работники ТЭК, но и представители федеральной и региональной власти, финансовых и других деловых структур. Что даёт энергетикам диалог с ними?

— Начну с того, что на этот форум мы ждём много гостей. В этом году в рамках форума пройдёт саммит мэров городов, как российских, так и иностранных. В нём примут участие порядка 50 глав из городов нашей страны и примерно столько же — зарубежных. Тема саммита — «Устойчивое развитие энергосистем крупных городов путём внедрения новых технологий». Как известно, большие города являются крупнейшими потребителями электроэнергии: сегодня на их долю приходится 70 % от мирового потребления. И это смещение потребления в сторону крупных городов к 2035 году увеличится до 85 %. Соответственно, мы понимаем, что энергетика в крупных городах станет ключевой инфраструктурной составляющей, обеспечивающей развитие и жизнедеятельность города. Города уделяют этому вопросу огромное внимание. Всем нам очень важно понимать, как развиваются территории. Поэтому на площадке РЭН и запланировано обсуждение тенденций, решений, обмен опытом.

В рамках Российской энергетической недели пройдёт также совещание по подготовке к прохождению осенне-зимнего максимума. Будут работать многочисленные площадки для общения узких специалистов (так называемые «клубы по интересам»), где инженеры-энергетики смогут обсудить свои, понятные и интересные им вопросы. О работе таких клубов, или кружков газеты и журналы обычно не пишут, но это важнейший элемент работы форума и полезный опыт для сотрудников энергокомпаний.

— В прошлом году на форуме ENES была предусмотрена обширная молодёжная программа. Планируется ли что-то похожее в этом году?

— Да. Предпоследний день работы форума будет полностью посвящён молодёжи. В этот день пройдёт награждение участников Всероссийского конкурса #ВместеЯрче, который пользуется большой популярностью у молодёжи и энергетических компаний. В этом году конкурс прошёл в 77 регионах страны.

Задача всех проводимых мероприятий — заинтересовать ребят, открыть неизвестные горизонты профессии. Для энергокомпаний это — отличное средство коммуникации, позволяющее внимательнее разглядеть, кто придёт в энергетику через три-пять-десять лет. Это возможность увидеть, какой будет наша энергетика завтра.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 31 августа 2017 > № 2291793 Антон Инюцын


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter