Всего новостей: 2354972, выбрано 196 за 0.106 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Персоны, топ-лист Электроэнергетика: Новак Александр (15)Кириенко Сергей (14)Инюцын Антон (10)Кравченко Вячеслав (8)Тарасов Алексей (7)Зайцев Юрий (6)Своик Петр (6)Шульгинов Николай (6)Шейбак Юрий (6)Ковальчук Михаил (5)Чуваев Александр (5)Никифоров Олег (5)Чубайс Анатолий (5)Путин Владимир (5)Дод Евгений (5)Тебин Николай (5)Вайнзихер Борис (5)Текслер Алексей (5)Касымова Валентина (4)Ашинянц Сергей (4) далее...по алфавиту
ОАЭ. Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Экология > rusnano.com, 15 января 2018 > № 2458117 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс об инвестициях в возобновляемую энергетику и условиях создания этой отрасли в России в рамках специальной дискуссии на 8 сессии Ассамблеи международного агентства возобновляемой энергетики (IRENA).

ВЕДУЩИЙ: В эти выходные в столице Эмиратов Абу-Даби проходит 8 сессия Ассамблеи международного агентства возобновляемой энергетики. За круглым столом во главе с гендиректором агентства собрались профильные министры шести стран, руководители энергокомпаний, финансовых организаций. В дискуссии на тему, как ускорить инвестиции в возобновляемую энергетику от России принял участие Председатель Правления Управляющей компании «РОСНАНО» Анатолий Чубайс. По его словам в Росси отрасль зеленой энергетики с потенциалом в триллион рублей внесет заметный вклад в рост экономики и сокращение вредных выбросов. Когда возобновляемая энергетика станет не дороже традиционных источников, Анатолий Чубайс рассказал в интервью Бизнес ФМ.

Целью российской системы поддержки восполняемых источников ставилось развитие собственного производства оборудования зеленых станций. Что мы научились производить?

Анатолий Чубайс: Эта цель была задана как условие создания всей системы возобновляемой энергетики для солнца и для ветра. И там и там она развивается, в моем понимании, достаточно успешно. Для солнца нами построен первый завод в стране, завод по производству солнечных панелей, он вышел на собственную продукцию. И эта продукция, очевидно, мирового класса. Вслед за нашими компаниями в эту сферу пошел и частный бизнес. В конце прошлого года в России возведен второй завод по производству солнечных панелей, построенный российскими частными инвесторами вместе с китайскими.

Объем производства нарастает. Первую ветровую станцию мы вводим 1 февраля этого года. Мы начинаем строительство нескольких заводов в Ульяновске. Собираемся строить завод по производству для ветроустановок и лопастей. Второй пример: Мы договорились с компанией «Силовые машины» о том, что в Таганроге на их производстве мы размещаем производство башен для ветростанций. Во всем мире возобновляемая энергетика дешевеет, традиционная энергетика дорожает. В какой-то момент возникнет то, что называется паритет: цена возобновляемой энергетики сравняется с ценой традиционной энергетики. Это произойдет и в России тоже. Нужно какое-то время поддерживать возобновляемую энергетику. Сегодня на последнем тендере по ветру цена киловатта мощности по ветру была дешевле, чем цена киловатта мощности для атомных станций. Совершенно ясно, что через какое-то время мы придем к тому, что не только цена киловатта мощности, но и цена киловатта в час электроэнергии сравняются. Пока существует система государственной поддержки, на которой базируется возобновляемая энергетика. Мы считаем, что эту систему, основанную на так называемых договорах поставки мощности нужно перенести в новые ДПМ, ДПМ-штрих. Вместе с тем мы считаем, что в новых ДПМ нам не нужен тот же уровень поддержки. Его можно будет уменьшить потому, что мы за счет совершенствования технологий должны удешевить стоимость киловатта мощности и по солнцу и по ветру. В совещании президента определены те направления, на которые нужно направить средства от новых ДПМ, ДПМ-штрих модернизацию тепловой энергетики и возобновляемой энергетики. Нужны меры вообще за пределами ДПМ, которые касаются экспорта. Важно создать мотивацию российских производителей оборудования для того, чтобы они работали на мировом уровне и на мировой рынок.

Нужно поддерживать потребителя. Тот, кто решил у себя на даче установить небольшую солнечную панель или небольшую ветростанцию, должен не только получить оборудование для них, должен получить еще стимулы поддержки для того, чтобы он это сделал.

ВЕДУЩИЙ: Анатолий Чубайс. Добавлю, что по поводу уровня поддержки возобновляемой энергетики, экспорта российского оборудования и поддержки потребителей, РОСНАНО ведет переговоры с Минэнерго, Минэкономразвитием и Минпромторгом.

ОАЭ. Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Экология > rusnano.com, 15 января 2018 > № 2458117 Анатолий Чубайс


Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 9 января 2018 > № 2451887 Николай Шульгинов

Встреча с главой «РусГидро» Николаем Шульгиновым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с председателем правления – генеральным директором ПАО «РусГидро» Николаем Шульгиновым. Обсуждались итоги работы «РусГидро» в 2017 году, текущая деятельность компании.

В.Путин: Николай Григорьевич, начнём с результатов работы компании за прошедший год. Пожалуйста.

Н.Шульгинов: Спасибо, Владимир Владимирович, за то, что дали возможность обсудить результаты работы компании в целом, всей группы «РусГидро», включая некоторые сложные вопросы функционирования, развития энергетики на Дальнем Востоке.

По итогам 2017 года – здесь пока предварительные результаты, поэтому я назову те, которые уже не вызывают сомнения. Выработка всех электростанций группы составила около 140 миллиардов киловатт-часов. Это новый рекорд, мы превысили рекорд 2016 года примерно на миллиард киловатт-часов.

Нельзя считать, что это повышенная водность, потому что повышенная водность была только на Волжско-Камском каскаде, и сегодня, кстати, там запасы воды очень велики. Это ещё и большая работа по готовности оборудования к работе, к повышению эффективности работы этого оборудования.

В течение 2017 года введены в работу, установлены мощности в 236 мегаватт.

В.Путин: За счёт чего?

Н.Шульгинов: 42 мегаватта – это изменение установленной мощности более модернизированных гидротурбин на ГЭС. И мы ввели второй объект из Вашего Указа №1564, Якутскую ГРЭС–2 на 193 мегаватта электрической мощности и 469 – тепловой мощности.

Кроме того, в этом году мы завершили проект комплексного восстановления Саяно-Шушенской ГЭС, потому что машины были включены, но кое–какие работы ещё продолжались. Мы окончательно подписали все документы по этому проекту.

В декабре мы ввели с выездом на место и уже окончательно закончим 40–летнюю эпопею со строительством Богучанской ГЭС. Мы закончили мостовой переход, заасфальтировали дорогу и связали два берега реки Ангары.

Теперь жители правого берега могут беспрепятственно проезжать на машинах в свой районный центр. Это важный проект и для Кежемского района, и для Красноярского края.

Выручка группы «РусГидро» составила где–то 396 миллиардов, рост примерно на 5 миллиардов рублей, это 1,2 процента.

Группа «РусГидро» обеспечила устойчивые финансовые показатели за счёт снижения операционных издержек, а также оптимизации долговой нагрузки, после того как мы провели рефинансирование задолженности компаний Дальнего Востока по Вашему поручению.

В.Путин: Хотел тоже спросить, как в целом Вы оцениваете сейчас экономическое состояние компании, имея в виду, что нагрузка была очень большая? Принят ряд решений, как они реализуются?

Н.Шульгинов: Можно сказать, что сегодня в целом, если считать финансовые показатели, долг к EBITDA – 1,2, это высокий финансовый показатель.

Но в то же время мы должны правильно и справедливо и сбалансированно рассматривать, куда тратить деньги, потому что «РусГидро» – это публичная компания, акции которой торгуются на рынке, в том числе и на зарубежных рынках.

Компании «РАО ЭС Востока» – это регулируемые компании, где только тарифные источники, поэтому практически все компании Дальнего Востока сегодня дефицитные, кроме Дальневосточной распределительной сетевой компании.

Все кредиты, которые они берут сегодня на закупку топлива, на ремонт, они берут или под поручительство «РусГидро», или путём внутригруппового займа, который мы даём.

Надо окончательно принимать решение, как дальше модернизировать тепловую генерацию на Дальнем Востоке, потому что просто так займами с «РусГидро» мы её не сумеем модернизировать.

В.Путин: Насколько я понимаю, Вы говорили мне недавно об этом, полагаться исключительно на тариф и в условиях отсутствия рынка как такового на Дальнем Востоке…

В целом Правительство старается, разумеется, создать хорошие условия для бизнеса, льготные, по сути, но на энергетике, как я вас понял, это отражается негативно.

Н.Шульгинов: Пока к энергетике не повернулись. Чтобы развивать бизнес, энергетика должна развиваться опережающими темпами.

На сегодня состояние тепловой генерации на Дальнем Востоке удручающее, оно даже хуже, чем в европейской части, поэтому Ваши поручения по поводу программы модернизации тепловой генерации за счёт использования источников инвестиций, высвобождаемых при реализации уже заключённых договоров о предоставлении мощностей в Сибири и европейской части, – мы считаем, что эта программа должна заработать на Дальнем Востоке, потому что когда–то, когда документы принимались, Дальний Восток обошли. В европейской части сделали около 30 гигаватт новых мощностей, на Дальнем Востоке этого нет. И мы считаем, что мы обязательно должны попасть в эту программу.

Мы уже наметили, какие у нас есть проекты. Их немного. Это не увеличение мощности, это замена выбывающих мощностей, 1300 мегаватт. Причём два объекта – Хабаровская ТЭЦ–4 и Артёмовская ТЭЦ–2 – мы хотели бы не модернизировать в старых корпусах 30–х годов, а всё же построить новые. Проектные решения на эту тему есть. И я буду настойчиво предлагать обсуждение этой программы, чтобы эти два объекта, в качестве даже пилотных, презентовали на Дальнем Востоке.

В.Путин: Подготовьте свои предложения. Нужно найти такое решение, которое бы устраивало вас, энергетику в целом, создавало бы условия для развития, и не только для поддержания существующих мощностей, но, может быть, мы с вами тоже это обсуждали, в целом там избыточная генерация, но порайонно где–то её не хватает.

Поэтому надо на это посмотреть так, чтобы сделать программу мягкую, которая не ударяла бы по потребителям, но в то же время способствовала развитию энергетики на Дальнем востоке.

Н.Шульгинов: Хорошо. Принято.

Ещё пару слов об итогах года. Мы централизовали закупочную деятельность, создав дочернюю компанию по закупкам, и уже получили серьёзный экономический эффект – около 30 миллиардов за два года. Причём 14 миллиардов мы директивно перезаключали в действующие, заключённые ранее контракты, и нам удалось их перезаключить.

В.Путин: Перезаключить с выгодой для себя?

Н.Шульгинов: Конечно. Минус 14 миллиардов стоимости оборудования и строймонтаж.

На следующий год мы планируем ввести около тысячи мегаватт. Это Нижне-Бурейская ГЭС, коротко могу остановиться на ней.

24 августа произошло повреждение шарнирной опоры и падение сегментного затвора. После этого мы продолжали заниматься вводом самих гидроагрегатов, четвёртый ещё не был введён, мы его окончательно сделали, провели все необходимые испытания.

Что касается сегментного затвора, шарнирной опоры, мы часть опоры достали из воды, провели исследование.

В.Путин: Анализ сделали, да?

Н.Шульгинов: Да, провели исследование в Московском государственном университете – это на нагрузки.

В.Путин: Исследование самого металла?

Н.Шульгинов: Мы провели исследование и нагрузок, которые могли быть превышены, нормативные, и самого металла. Металл мы исследовали в нескольких местах, но окончательно независимую экспертизу дал Национальный исследовательский технологический университет (МИСиС), другого у нас нет.

Основной вывод – что нарушена технология по ковке, то есть металл был перегрет, поэтому появилась хрупкость в металле. Кроме того, наблюдаются – это в отчёте есть – неметаллические включения в металл. То есть сегодня наша задача – восстановить первый затвор, который упал.

В.Путин: Производитель металла кто?

Н.Шульгинов: Производители и затворов, и всего гидромеханического оборудования, и этой оси опоры – украинские фирмы. Одна делает затворы – Новокаховский завод «Укргидромех», а саму ось делает «Днепропресс» в Днепропетровске.

Мы решили отказаться от этих производителей при таком качестве и будем не только восстанавливать первую опору и затвор, но и менять оси опор на оставшихся четырёх, причём на сделанные на российских заводах и под контролем того же института, который будет следить за технологией производства этого оборудования.

В.Путин: Но это никак не связано со сложными отношениями с украинскими партнёрами.

Н.Шульгинов: Нет, это не связано. Это оборудование было изготовлено ещё в 2013–2014 годах. У нас не было такого контроля, чтобы мы могли на месте контролировать технологию изготовления. Теперь мы пойдём другим путём и будем делать на российских заводах.

Кроме Нижне-Бурейской – Сахалинская ГРЭС–2, это третья станция по Вашему указу к концу года на 120 мегаватт. 342 мегаватта – Зарамагская ГЭС–1 в Северной Осетии – Алании. 140 мегаватт – Восточная ТЭЦ.

В.Путин: На реках они?

Н.Шульгинов: Да, это будет уникальная станция, там очень длинный тоннель, и напор будет самый большой в России. В мире уже не самый большой, станция строится очень долго. Дорогостоящая, но мы её завершим, должны завершить в этом году.

В.Путин: Горные речки?

Н.Шульгинов: Да. Горные чем славятся? Что летом воды много, а зимой, когда энергия больше нужна, её чуть меньше. Но всё равно эта станция нужна.

Также будем заниматься модернизацией. Увеличим мощность на модернизированных ГЭС, модернизированных турбинах, и удастся, наверное, построить несколько малых ГЭС, которые мы строим по программе ДПМ.

Мы ещё централизуем, планируем в этом году уже принять решение, централизуем внутренний аудит по ключевым «дочкам», потому что он разбросан и малоэффективен, он будет централизован весь по ключевым «дочкам».

И централизуем ремонты, которые мы делаем на тепловых станциях на востоке. Несколько ремонтных «дочек» неэффективно работали, надо централизовать их. Когда–то мы сделали после трагедии на Саяно-Шушенской ГЭС, мы тоже централизовали ремонт на гидростанциях. Теперь на теплостанциях так сделаем.

Ещё хотелось бы выполнить, уже намечаем планы снизить убыточность компаний, особенно генерирующих компаний Дальнего Востока. В прошедшем году где–то 5 миллиардов минус, в этом, в 2018 году, мы планируем снизить убыток до 3,5 миллиарда.

Но это связано с тем, что там тарифы, и топливо – например, уголь, – на него не регулируется цена, на уголь цена свободная, и он вырос на 22 процента в среднем, а тарифы – на два процента. То есть идёт накопление этой задолженности.

Есть ещё вопросы. Я обращусь к Вам с просьбой отдельно комплексно посмотреть по газификации, вопросы газификации Камчатки, вопросы энергетики Камчатки.

В.Путин: Имея в виду ближайшую перспективу.

Н.Шульгинов: Да.

Сахалин, потому что контракт закончится в 2025 году, но надо уже готовиться к этому, проект «Сахалин–1». И по Приморью. Надо всё это увязать. Здесь ещё «Сила Сибири». Это больше экспортное направление, но всё равно нужно всё рассмотреть окончательно.

В.Путин: Давайте эти предложения, потому что для этого региона нужна отдельная программа, она должна быть согласована межведомственно и с нашими крупными компаниями – производителями первичного сырья.

Н.Шульгинов: Хорошо.

Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 9 января 2018 > № 2451887 Николай Шульгинов


КНДР. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449445 Рено Жирар

Северная Корея и Иран: 2018 год - год атомного риска

Рено Жирар | Le Figaro

"В этом году мы отмечаем 50-ю хаотическую годовщину Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Его подписали все страны мира за исключением Индии, Пакистана и Израиля", - пишет обозреватель французской газеты Le Figaro Рено Жирар.

В своей речи "О положении страны" в январе 2002 года американский президент Джордж Буш сказал, что Северная Корея принадлежит к "оси зла", продолжает автор. Менее чем через год КНДР официально вышла из ДНЯО. В ходе своего поздравления с новым 2018 годом Ким Чен Ын заявил, что Северная Корея стала ядерной державой, обладающей межконтинентальными ракетами, равно как и США, говорится в статье. "Затем он протянул руку Южной Корее, выразив пожелание о том, чтобы северокорейские спортсмены смогли туда поехать для участия в зимних Олимпийских играх в феврале 2018 года, - сообщает Жирар. - Власти Сеула сразу же отреагировали положительно".

"Учитывая настрой его южнокорейского союзника, незаметно, чтобы американский президент распорядился о какой-либо превентивной войне против Северной Кореи, чтобы лишить ее нового статуса атомной державы, - комментирует журналист. - Таким образом, в борьбе между Пхеньяном и Вашингтоном выиграл Пхеньян. Это плохая новость для нераспространения ядерного оружия".

"Наряду с Ираком и Северной Кореей в "оси зла" президента Буша фигурировал и Иран, - говорится далее. - После того как в 2002 году он тайно возобновил военную атомную программу, Иран официально от нее отказался посредством соглашения от 14 июля 2015 года, подписанного постоянными членами Совбеза ООН и Германией. МАГАТЭ регулярно констатирует в своих докладах, что Иран соблюдает должным образом свои обязательства. Несмотря на это, с момента своего прихода к власти в январе 2017 года Дональд Трамп грозится денонсировать этот договор, который, на его взгляд, представляет собой "худшее соглашение, когда-либо подписанное Америкой за всю ее историю".

По словам автора, есть два возможных сценария развития событий политической ситуации в Иране. "В случае мирного сценария власти Исламской Республики примут во внимание недовольство манифестантов и решат вывести стану на более либеральный путь", - предполагает обозреватель. Этот сценарий предполагает, что власти ограничат свои внешние экспедиции, чтобы направить государственные деньги на улучшение повседневной жизни иранских граждан. "Если Иран откажется от всех претензий на региональное господство, атомное соглашение ожидает безоблачное будущее", - пишет автор.

"Однако после того, как высший руководитель Хаменеи назвал протестующих 2 января 2018 года "врагами, проплачиваемыми и манипулируемыми Саудовской Аравией", увы, мрачный сценарий становится более вероятным, - говорится в статье. - Этот сценарий предполагает суровое подавление протестного движения со стороны "Пасдаран" ("Корпуса стражей исламской революции") и поворот к еще более авторитарному и религиозному режиму". Когда это случится, Трампа больше ничто не будет сдерживать от денонсирования атомного соглашения, считает Жирар. "Почувствовав, что им угрожает Америка, открыто призывающая к смене режима в их стране, муллы возобновят производство обогащенного урана, вновь повергнув весь Ближний Восток в опасную гонку атомных вооружений", - предполагает обозреватель.

КНДР. Иран > Электроэнергетика. Армия, полиция > inopressa.ru, 5 января 2018 > № 2449445 Рено Жирар


Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 22 декабря 2017 > № 2434226 Андрей Черезов

Андрей Черезов: «Год был непростым, однако все намеченное мы завершили».

Андрей Черезов в интервью «Российской газете».

«Электрификация вновь стоит на повестке дня».

Сегодня отрасль отмечает профессиональный праздник. В День энергетика в отрасли традиционно принято подводить итоги работы за минувший год, строить планы на будущее. Но оставить без внимания проблемы, которые еще существуют на отдельных участках, тоже нельзя. Об этом накануне праздника "РГ" пообщалась с заместителем министра энергетики РФ Андреем Черезовым.

- Андрей Владимирович, какие знаковые события произошли в электроэнергетической отрасли в уходящем году?

- Год был непростым, однако все намеченное завершили. Полностью закончили работы по строительству энергетической инфраструктуры в рамках подготовки к ЧМ по футболу.

Другой немаловажный момент - окончание работ по восстановлению Саяно-Шушенской ГЭС. Объект полностью введен в эксплуатацию, рабочей комиссией подписан акт готовности, станция работает на полную мощность. Заканчиваются работы на Богучанской ГЭС, она также полностью будет введена в этом году. В конце ноября председатель правительства Дмитрий Медведев в режиме телемоста дал команду на пуск первой очереди Якутской ГРЭС-2, это очень важный объект для региона.

- Как в этом году прошла подготовка к работе в осенне-зимний период? Вовремя ли все подразделения получили паспорта готовности, были ли проблемы?

- В ходе подготовки к ОЗП специалистами минэнерго было проверено 84 субъекта электроэнергетики. Проблемы были, но они не носили системного характера. В этом году паспорта готовности не получили только два субъекта. Это Хуадянь-Тенинская ТЭЦ ( Ярославль): объект введен в эксплуатацию, но лицензию на опасные производственные объекты не получил. И ГУП "Крымэнерго", где не выполнены мероприятия, предписанные "Ростехнадзором", не проведено техосвидетельствование оборудования.

Также по 274 объектам у нас были спрогнозированы энерготопливные балансы, утверждены нормативы запасов топлива.

Они, кстати, даже перевыполнены. Так, запасы угля составляют 166,7 процента, мазута - 137, дизтоплива - 117, торфа - 226 процентов. Поэтому здесь мы рисков не видим.

- Со следующего года проверка готовности к ОЗП должна проводиться по новой методике...

- Минэнерго уже и в этом году оценивало готовность компаний к работе ОЗП на основе риск-ориентированной модели. В чем разница? Раньше на места постоянно выезжали комиссии, на проверки тратились огромные ресурсы и местные специалисты отвлекались от производственного процесса. По новой методике готовность будет оценивается по индексу, который, в свою очередь, присваивается на основе определенной информации о предприятии: уровню аварийности, исполнению ремонтов, запасам топлива, технологическим нарушениям и т.д. Здесь мы доверяем энергетикам и не перегружаем излишними проверками. Комиссия выезжает на место, если только объект получил оценку "не готов", тогда он попадает на контроль минэнерго и Ростехнадзора.

- Как идет модернизация электросетей и другого оборудования?

- Отрасль постепенно отказывается от планово-предупредительного ремонта и переходит на ремонт по состоянию. Это позволит сократить расходы на ремонтные работы компаний и более качественно планировать инвестиционную деятельность в части реконструкции, замены оборудования.

Изменения в привычные схемы и методы работы вносят и климатические условия. В последнее время в центральной части страны зачастили ледяные дожди, которых перед этим не наблюдалось несколько десятков лет. Все, конечно, помнят последствия погодной аномалии в декабре 2010 года. Так вот, с того момента компания МОЭСК модернизировала 14 тысяч километров ЛЭП малого класса напряжения. А в этом году ее специалисты пришли к решению, что линии 6, 10 и 35 кВ будут переводить на самонесущий изолированный провод. Он намного надежнее работает, ему не страшен тяжелый снег.

Или устройства плавки гололеда. На Урале и в Поволжье они никогда не предусматривались при проектировании ЛЭП 110, 220 и 500 кВ. Теперь же плавка гололеда закладывается в проект.

В последнее время аварийность в сегменте электроэнергетики реально снизилась. Только за 10 месяцев этого года в генерирующих компаниях - на 3 процента, в сетевых - на 6,5.

- Сейчас в мире наблюдается бум альтернативной энергетики, какова в этом тренде позиция России и доля ВИЭ в общем объеме генерации?

- ВИЭ у нас используются, но они пока не так популярны, как за рубежом. В Европе доля генерации из "зеленых" источников кое-где доходит до 30 процентов. У нас структура такая: ГЭС - чуть больше 20 процентов, АЭС - 12, "ветряки" - 0,04 процента и солнечная генерация - 0,19 процента. Отмечу, что программа развития ВИЭ активно выполняется. В этом году введено эксплуатацию несколько солнечных электростанций суммарной мощностью 20 МВт на модулях нового поколения с довольно высоким КПД. В Ульяновской области введен в эксплуатацию первый в России крупный ветропарк. Здесь важно, что все ВИЭ-станции строятся на локализованном оборудовании.

Это значит, что мы активно развиваем наукоемкое производство в части замещающей электроэнергетики.

- А каковы перспективы у гидроэнергетики, ведь именно в этом виде генерации получается самый дешевый киловатт?

- Гидроэнергетика будет развиваться. Но здесь проблема в том, что это очень капиталоемкий сегмент на начальном этапе. Надо построить плотину, переселить людей из районов затопления и т.д. Сейчас на Дальнем Востоке строятся Нижнебурейская и Нижнезейская ГЭС. Решения по ним были приняты после наводнения 2014 года. Эти станции будут регулировать сбросы "головных" Бурейской и Зейской ГЭС. И в случае экстренных мощных сбросов воды с последних зона затопления будет гораздо меньше.

- В последнее время в отрасли обострилась проблема неплатежей за потребленную энергию. Как эту проблему можно минимизировать?

- Задолженность за купленную электроэнергию по состоянию на начало ноября превысила 65 миллиардов рублей. За 10 месяцев произошел рост на 9 процентов. А ведь для сетевых компаний тариф - единственный источник дохода и, соответственно, инвестиций в развитие.

Задолженность на розничном рынке электроэнергии на 1 октября составляла 243 миллиарда рублей с "прибавкой" к прошлому году в 8 процентов. Объем дебиторской задолженности потребителей перед основными поставщиками тепловой энергии на 1 октября - 172,7 миллиарда.

Как решить проблему? Нужна платежная дисциплина. А ее исполнения, кто бы чего ни говорил, можно добиться только путем возможности отключения потребителей при больших долгах. Превысил долг определенную планку - отключили. Расплатился по долгам - снова собирай документы на подключение и снова плати за техприсоединение. Но стоит отметить, что в минэнерго прорабатываются различные варианты борьбы с неплатежами.

- Давайте все же завершим разговор на позитивной ноте. Что бы вы пожелали своим коллегам в профессиональный праздник?

- Специалистам отрасли хочу пожелать спокойной работы без аварий, авралов и в этом, и в следующем году, и на долгие годы вперед. Чтобы отрасль наша развивалась, обеспечивая экономическое благополучие страны. Чтобы на законодательном и исполнительном уровнях власти она рассматривалась как приоритетная. Потому что долгие годы мы эксплуатировали то, что построили еще наши предки. И сейчас как раз подходим к тому моменту, когда пора задуматься о плане ГОЭЛРО номер три. Что в ближайшей перспективе и будем делать.

Россия > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 22 декабря 2017 > № 2434226 Андрей Черезов


Казахстан > Электроэнергетика > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451108 Нурлан Мухамед-Рахимов

На основании стратегических задач

Объем капитальных вложений АО «Алматинские электрические станции» на 2018 год запланирован на уровне 13 млрд тенге. Для отрасли – это обычный порядок чисел. Но приоритетным, подчеркивают в компании, стал принцип формирования статей бюджета развития, в котором доминируют два ключевых направления – высокие технологии и экологическая составляющая.

Алевтина ДОНСКИХ, Алматы

И это не формальная дань прошедшему в Астане ЭКСПО-2017, это смена парадигмы экономического мышления в сфере энергетики, которая является базовой составляющей экономики. Новый этап развития энергетического комплекса южного мегаполиса – предмет нашей беседы в канун Дня энергетика с председателем правления АО «Алматинские электрические станции», депутатом маслихата города Алматы Нурланом Мухамед-Рахимовым.

- Нурлан Тауфикович, традиционно такие интервью начинаются с подведения итогов, достигнутых показателей, но, как я понимаю, сегодня на повестке дня – новые тренды, планы, модернизация. Это здорово, но я, как потребитель, начинаю испытывать некоторое беспокойство, не вызовет ли активная реформация энергетического комплекса сбои в рабочем режиме станций, в исполнении обязательств перед потребителями?

– Никто не снимает с энергетиков задачи по исполнению своих обязательств перед экономикой и обществом. Наша и стратегическая, и в то же время повседневная задача – четкая, бесперебойная работа, обеспечение всех наших потребителей теплом и электроэнергией. Другое дело, что АО «АлЭС» предстоит запараллелить процессы – производственный, модернизацию и экологизацию комплекса.

Скажу больше: это для АО «АлЭС» – привычные ритм и режим, поскольку такое сложное производство, как электрические станции, требует непрерывного технического поддержания. Существуют регламенты проведения ремонтных работ, техобслуживания, которые мы должны неукоснительно исполнять. Всем известно, в каком плачевном состоянии был алматинский энергокомплекс в начале 90-х. Все эти годы мы планомерно вели его модернизацию, устраняя техническую и моральную отсталость, проводили природоохранные мероприятия, автоматизировали процессы.

Напомню, что с 2009 по 2016 год АО «АлЭС» в рамках своих инвестиционных обязательств выполнило масштабный план реконструкции. Фактически в те годы был заложен фундамент модернизации комплекса. Наряду с ремонтными работами мы провели существенное переоснащение основных фондов станций и природоохранные мероприятия. Объем выполненных работ, например, только в 2015 году превысил 15 млрд тенге. При этом компания выполняла все свои обязательства по бесперебойному обеспечению электричеством и теплом всех своих потребителей.

Поэтому и сейчас с производственными процессами будет коррелироваться и график решения тех задач, которые перед нами ставят и высшее руководство страны, и сама жизнь.

– Чтобы у читателей было представление об объемах производственной деятельности, можно привести предварительные показатели по выработке и реализации электроэнергии и тепловой энергии по 2017 году?

– Точные данные мы получим в начале января. Но уже по состоянию на 1 декабря выработано 111% от плановой величины электрической энергии, или 5,1 млдр кВтч, отпуск тепловой энергии превысил 4,3 млн Гкал, или 98% от плана в связи с более теплым зимним периодом.

– Озвученные цифры капитальных вложений на будущий год – почти 13 млрд тенге свидетельствуют о серьезных объемах. На какие цели планируется направить инвестиции?

– На основании стратегических задач АО «АлЭС» и Инвестиционного бюджета на 2018-2022 годы мы планомерно продолжаем улучшать стабильность, надежность и безопасность работы всего энергокомплекса.

В частности, одна из ключевых задач – реконструкция ТЭЦ-1 со строительством нового высокотехнологичного и высокоэкономичного энергоисточника на природном газе. Мы планируем заменить морально и физически устаревшее основное оборудование станции «ветерана» и снизить воздействие на экологическую обстановку Алматы. Это сложный проект, рассчитанный почти на 3 года. В 2018 на эти цели планируется 6,5 млрд тенге. Еще 2,5 млрд тенге направим на работы по реконструкции систем золошлакоудаления и расширение золоотвалов второй и третьей ТЭЦ. Это позволит обеспечить бесперебойную работу энергоисточников с соблюдением всех требований природоохранного законодательства страны.

125 млн тенге запланированы на мероприятия по техническому усилению стратегических производственных объектов, что также продиктовано повышением требований к их безопасности. В частности, речь идет об объектах Каскада ГЭС, включая площадку Большого Алматинского озера, и реконструкции контрольно-пропускного пункта ТЭЦ-1. В целом на реконструкцию электро-, теплоэнергетического и гидротехнического оборудования, приобретение и замену изношенного оборудования и механизмов запланировано 2,8 млрд тенге.

– Мы пока говорим о текущих задачах – ремонтах, укреплении, плановом переоснащении. Но алматинцы хорошо помнят поручение президента страны, которое дано было акимату города и фонду «Самрук-Казына» о внесении предложений по переводу на газ ТЭЦ-2. Все понимают мотивацию поручения – энергетика страны должна образно говоря, стать экологичной. Но также все понимают, что ТЭЦ-2 – это мощнейшая станция, которую так просто не «озеленить». На какой стадии проработка этого вопроса, ведь всем уже понятно, как бы ни было технически сложно решить эту задачу, никто не отменит это поручение?

– На протяжении последнего десятилетия мы последовательно внедряли здесь новые природоохранные технологии, закупали оборудование, для того, чтобы существенно снизить выбросы станции. Здесь мы добились значительного улучшения. Так, благодаря реконструкции золоулавливающих устройств с эмульгаторами нового поколения на всех котельных агрегатах станции довели степень очистки до 99,5%. С 2007 года и по настоящее время выбросы золы снизились более чем в 2 раза – с 10,9 тысячи тонн до 5,1 тысячи тонн.

Были модернизированы горелочные устройства на всех котельных агрегатах станции, что уменьшило показатели по окислам азота. Сейчас выбросы загрязняющих веществ от ТЭЦ-2 не превышают установленных лимитов. То есть мы создали определенный резерв, чтобы принять взвешенное, грамотное решение для того, чтобы выполнить поручение главы государства.

Также напомню, что ведущие инженеры и ученые, побывавшие на ЭКСПО, говорили не только о возобновляемой энергетике, но и о возможностях выбора топлива, при условии, что применяемые технологии обеспечивают его экологическую чистоту. Сейчас мы изучаем, прорабатываем различные сценарии снижения выбросов ТЭЦ-2 до европейских стандартов. Наши специалисты работают в этом направлении вместе с зарубежными и отечественными экспертами. В настоящее время разрабатывается предварительное технико-экономическое обоснование, затем будет выбран приемлемый вариант.

– В какие сроки планируется реализовать этот проект, и какова его смета?

– Предварительно мы обозначили сроки реализации проекта «Модернизация Алматинской ТЭЦ-2 с минимизацией воздействия на окружающую среду» на 2018-2023 годы. Сейчас рассматриваются три технических решения.

Если говорить о необходимых капиталовложениях, общей стоимости, то точные цифры мы сможем назвать после разработки предварительного технико-экономического обоснования. Но всем понятно, что это будут значительные суммы.

– Модернизация производства невозможна сегодня без перехода на цифровые технологии. Это еще одно направление, по которому работает компания. Понятно, что энергетика, как высокоточная отрасль, требующая максимальных систем защиты и техники безопасности, исторически наиболее активна в вопросах автоматизации. Тем не менее этот вопрос и сегодня актуален для АО «АлЭС». Хотя бы в силу того, что значительно усложнилось оборудование, технологии, возросли объемы производства, выросла потребительская база и требования к контролю и учету значительно ужесточились. Насколько здесь современна ваша компания?

– Вы правы в том смысле, что на протяжении всей своей истории компания и ее подразделения с точки зрения автоматизации процессов как производственных, так и управления, учета, контроля, систем служб безопасности, соответствовали современным (на текущий момент) технологиям.

Цифровые автоматизированные системы управления технологическим процессом (АСУТП) в нашей компании внедряются с 2007 года. В последние годы оцифровка бизнес-процессов компании по всей вертикали и горизонтали ускорилась и вылилась в комплекс мер, которые мы назвали «Цифровыми преобразованиями для модернизации производства». Поэтому вопрос о дальнейшей цифровизации компании мы решаем последовательно, определив приоритеты. К настоящему времени многие службы и подразделения компании прошли или проходят фазу перевода на «цифру».

Благодаря программному обеспечению 1C:УПП с 2010 года в АО «АлЭС» произошла интеграция в едином информационном пространстве основных бизнес-процессов, учета, выросла эффективность и прозрачность.

В последующие годы мы внедрили систему диспетчерского управления и сбора данных SCADA, автоматизированную систему коммерческого учета электроэнергии АСКУЭ. Наша недавняя цифровая новация – модуль технического обслуживания и ремонта оборудования 1С:ТОиР. По нашим оценкам, он является самым гибким продуктом в этой сфере. Многокомпонентная матрица охватывает финансы и бухучет; логистику и снабжение; управление кадрами. Очень эффективен и наш современный комплекс технических и программных средств АСУ ТП, который способствует повышению эффективности производства.

Мы прекрасно понимаем, что, запустив процессы модернизации и автоматизации производства, сегодня нельзя останавливаться, поэтому наша дорожная карта цифровизации детально прописана на ближайшую перспективу. Так, на следующем этапе планируется создание центра методологии и автоматизации, будет внедрен электронный документооборот с акцентом на внутреннюю управленческую документацию. В результате появится возможность непрерывного анализа бизнес-процессов и определения «узких мест» в работе.

– На общественных слушаниях весной вы уделили внимание оптимизации внутренних расходов, режиму экономии, энергоэффективности. Насколько оправдана и результативна такая работа?

– В рыночной экономике вопрос устойчивой прибыльности, дохода – это вопрос выживания бизнеса. Поэтому компании задействуют все ресурсы, которые способны ее повысить. В том числе и внутренние возможности и резервы.

Для нас таким ресурсом, повышающим эффективность бизнеса, стала политика энергосбережения. На системной основе мы стали заниматься этим вопросом после выхода Закона РК «Об энергосбережении и повышении энергоэффективности» в январе 2012 года. Тогда же у нас стартовала масштабная программа модернизации производственных объектов.

Так, согласно нашим планам суммарная экономия энергетических ресурсов компании должна была составить миллиард тенге за 2015-2019 годы. Мы же практически достигли этого уровня к ноябрю 2017 года – экономия превышает 900 миллионов тенге.

Приведу примеры, показывающие, как мы достигли таких показателей. Так, только реконструкция золоотвалов ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 уменьшила потери и потребление воды на технологические нужды в 2014 году на 275 тысяч кубометров по сравнению с 2010 годом (это 2,5% от общего объема водопотребления ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 на технологические нужды). Реконструкция вентиляторных градирен ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3 обеспечила прибавку в выработке электроэнергии на 628 млн кВтч (это 20% от общей выработки электрической энергии ТЭЦ-2 и ТЭЦ-3). Ввод в эксплуатацию бойлерной и котлоагрегата №8 на ТЭЦ-2 увеличил отпуск тепла на 30% – на 700 тысяч Гкал и выработку электроэнергии на 6% на 150 млн кВтч. С каждым годом экономический эффект увеличивался: если в 2012 году он оценивался в 80 млн тенге, в следующем году + 280 млн тенге, а в 2014 году уже около 400 млн тенге. В этом вопросе для нас не было мелочей: мы начинали с замены ламп и сокращения собственного потребления тепловой и электроэнергии в производственных целях. Что также дало осязаемый эффект, ведь по теплу наше собственное потребление составляет 5%, а по электроэнергии – 14%.

Наши усилия в этом направлении подтвердились после энергоаудита – в 2014 году АО «АлЭС» получило сертификат соответствия системы энергоменеджмента международному стандарту ISO 50001. По его результатам определены четыре основных направления работы: организационные; перевооружение производства; ремонтно-сервисные и эксплуатационные.

– Как между собой коррелируются принцип экономии и модернизация? Ведь если что-то компания сэкономит, то модернизация, капиталовложения, о которых мы с вами говорили вначале, требуют колоссальных инвестиций…

– Я бы сказал по-другому: модернизация производства в конечном итоге приводит к эффективности, новые технологии позволяют экономить в будущем. Безусловно, капиталовложения сейчас существенные, но и отдача стоит того. Так, например, если в 2015 году наши затраты на повышение энергоэффективности составили 257 млн тенге, а фактический эффект достиг 600 млн, то есть вдвое выше инвестиций.

В 2016 году проводилась замена отдельных дорогостоящих узлов оборудования. При затратах 410 млн тенге получили в виде эффекта 338 млн тенге, а только за 9 месяцев текущего года мы почти сравнялись: инвестировали 125 млн тенге, которые вернулись в виде экономии.

Эта работа в АлЭС продолжается: согласно плану мероприятий по энергосбережению и повышению энергоэффективности, в 2018 году мы должны провести 31 мероприятие, в 2019 году – 27 мероприятий.

– Компания «АлЭС» знаменита своими династиями, многие из которых насчитывают больше сотни лет. Чем так захватывает профессия энергетика, что люди приводят в нее и своих детей, и внуков и, кажется, не мыслят себя вне ее?

– Трудно сказать, как и почему… На первых порах, наверное, возникает понимание того, что именно энергетики дают людям, промышленности, всей экономике свет и тепло. Что без электричества, как и без воды, жизнь замирает. Потом появляется гордость, а следом – чувство ответственности и понимание того, что кто, кроме тебя – профессионального энергетика, это может сделать лучше? В такой момент профессия становится просто твоей жизнью. И это уже неотделимо. Наверное, поэтому наши пенсионеры не спешат на заслуженный отдых и даже после выхода на пенсию остаются привязаны к коллективу, к профессии невидимыми узами, неиссякаемым интересом к работе и готовностью помочь – советом, делом, простым участием.

Поэтому мы никогда не «списываем» своих ветеранов, они всегда в курсе наших дел, они всегда – в нашем коллективе. Поэтому в профессиональный праздник в первую очередь мы поздравляем их, отмечая, что славные традиции, заложенные старшими поколениями, живут в нашем коллективе.

И сегодня я искренне поздравляю всех энергетиков – работающих и вышедших на пенсию – с профессиональным праздником. Кому как не им всем пожелать неиссякаемой энергии?! И я надеюсь, что следующий год для коллектива АО «АлЭС» станет еще более успешным, чем год уходящий.

Казахстан > Электроэнергетика > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451108 Нурлан Мухамед-Рахимов


Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство > minenergo.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2433680 Антон Инюцын

Антон Инюцын: «ИТП позволяет добиться экономии, а также создать в квартирах комфортный температурный режим».

Антон Инюцын в интервью «Комсомольской правде».

Энергоэффективные технологии позволяют не только снизить расходы, но и повысить качество жизни. Как повысить энергоэффективность отечественной экономики, рассказал заместитель министра энергетики России Антон Инюцын.

- Антон Юрьевич, ЖКХ традиционно называют в числе отраслей, имеющих существенный потенциал энергосбережения. Можно ли системно сократить потребление энергоресурсов?

- Владельцы жилья в курсе: расходы на отопление и горячую воду занимают до 2/3 в платежке е за коммунальные услуги. и. Установка индивидуального теплопункта (ИТП) с автоматическим погодным регулированием позволяет добиться двойного эффекта: снизить на 20 - 25% потребление и существенно повысить качество услуги.

В традиционных системах теплоснабжения регулирование подачи тепла в зависимости от температуры на улице осуществляется на ТЭЦ или в котельной. Делать это можно только одинаково для всех домов и с запасом.

Установка ИТП в доме позволяет потреблять тепла ровно столько, сколько необходимо, добиться экономии, а также создать в квартирах и на рабочих местах комфортный температурный режим.

- Эффект от установки ИТП только в экономии и комфорте?

- Не только. Как показала практика, улучшение микроклимата в помещениях позволяет заметно снизить заболеваемость ОРВИ в течение отопительного периода.

- Можно ли устанавливать ИТП более активно?

- По инициативе Минэнерго России Правительством Российской Федерации принято решение о том, что с 1 января 2018 года для зданий, подключенных к центральному отоплению, установка ИТП станет обязательной при новом строительстве как жилых, так и нежилых зданий, а для общественных и административных зданий - также и при проведении капремонта.

- Почему такое требование не стало обязательным при капитальном ремонте многоквартирных домов?

- В нашей стране система капремонта многоквартирных домов еще только формируется. Когда проект решения Правительства РФ разрабатывался, то не было уверенности, что объем платежей на капитальный ремонт позволит обеспечить финансирование этой дополнительной меры во всех регионах. Надо понимать, что, несмотря на хорошую окупаемость ИТП (для типового жилья на уровне 4 лет), такие требования приведут к удорожанию капремонта. Поэтому по просьбе Минстроя России рассмотрение этого вопроса было перенесено на более поздний срок.

Но уже видно, что работа Минстроя России по настройке системы капитального ремонта многоквартирных домов дает хороший результат. В целом по стране сбор средств в фонды капремонта позволяет обеспечить финансирование расходов на проведение капитального ремонта. А в ряде регионов есть даже профицит. И там региональные власти своими решениями могли бы включить установку ИТП в состав обязательных мероприятий при проведении капитального ремонта. Такие полномочия у них есть.

- А сами собственники жилья могут принять такое решение?

- Конечно, собственники всегда могут установить ИТП за свой счет. В некоторых городах это делают теплоснабжающие организации на основе энергосервисного договора. В последнем случае жителям не приходится платить за установку, но и полученная экономия первое время идет в основном на возмещение расходов инвестора.

- А если говорить про общественные пространства городов - какие возможности есть здесь?

- Eсли говорить про общую коммунальную инфраструктуру, то самое эффективное направление - уличное освещение. Переход на энергоэффективные и экологичные источники света позволяют быстро и весьма существенно сократить расходы на электроэнергию, иногда в 2 - 3 раза. Полученная экономия может быть направлена не только на возврат инвестиций, но и на улучшение качества освещения. В тех городах, где такая работа проведена, она получила высокую оценку со стороны жителей. Не только крупные города, как Москва, но и малые и средние города, например Суздаль, также добились качественного улучшения городской среды за счет перехода на энергоэффективное уличное освещение.

Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство > minenergo.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2433680 Антон Инюцын


США. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2433646 Анатолий Яновский

Анатолий Яновский: «Россия заинтересована в том, чтобы на экспорт шло не только сырье, но и продукты с высокой добавленной стоимостью».

Интервью заместителя Министра Анатолия Яновского журналу «Нефте Компас» (Nefte Compass) международной информационно-аналитической группы «Энерджи Интеллидженс» (Energy Intelligence).

Вопрос: В чем суть и каковы цели российской внешней энергетической политики?

Ответ: Внешняя энергетическая политика России основана на принципах открытости, последовательности, мы действуем строго в рамках норм международного права и законодательства тех стран, с которыми ведем диалог. Начиная с 2000 года, в разделе внешней энергетической политики Энергетической стратегии России, была отмечена необходимость диверсификации экспорта как с точки зрения направлений поставок энергоресурсов из РФ в те или иные страны, так и с точки зрения товарной номенклатуры. Т.е. мы заинтересованы в том, чтобы на экспорт шло не только сырье, но и продукты с высокой добавленной стоимостью.

В этом документе также отмечено, что для освоения богатейших ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока нам необходимо развивать экспорт энергоресурсов на восток, поскольку это будет являться драйвером социально-экономического развития восточных регионов страны. Что собственно последовательно и начали делать. Сначала построили нефтепроводную систему Восточная Сибирь - Тихий Океан, ориентированную не только на поставку ресурсов нашим партнерам в Китайскую Народную Республику, но и, прежде всего, на поставку нефти в Азиатско-Тихоокеанский регион. Подчеркну - мы не заинтересованы в том, чтобы создавать рынок одного покупателя, поскольку в этом случае у продавца всегда возникает жесткая зависимость от покупателя.

При этом Европа для нас является крупнейшим и традиционным потребителем не только наших энергоресурсов, но и нашим партнером по освоению месторождений на территории РФ. Поэтому большое количество европейских, азиатских и американских компаний работает в РФ в сфере топливно-энергетического комплекса. И не только в сфере добычи и переработки, но и в сфере электроэнергетики, создания новых видов оборудования и технологий.

Вопрос: То есть основная цель - это экспорт наших энергоресурсов на глобальные и наиболее привлекательные рынки и привлечение инвестиций иностранных компаний?

Ответ: Да. При этом мы исповедуем принцип взаимности. Если мы даем возможность иностранным компаниям работать на территории РФ, мы рассчитываем, что в странах, из которых эти компании, мы также сможем работать в соответствии с установленными правилами.

Вопрос: С тех пор, когда была принята Энергетическая стратегия России, очень многое изменилось. Изменилась цена на нефть, снизилась популярность углеводородов, возрастает роль альтернативных источников энергии. Учитывает ли внешняя энергетическая политика России эти новые факторы?

Ответ:. Мы уже с 2000 года учитываем развитие возобновляемых источников энергии. Появление новых технологий оказывает безусловное влияние на себестоимость добычи топлива и производства электроэнергии. В результате изменяется топливно-энергетический баланс, в основе которого – спрос на топливо и энергию. Поэтому мы добываем и экспортируем ровно столько, сколько нужно для социально-экономического развития страны.

Т.е. можно было бы и добывать, и экспортировать больше, но возникает вопрос зачем, ради чего?

Вопрос: Насколько Россия реально может добывать больше, чем она добывает сейчас?

Ответ: Что касается газа, то это абсолютно справедливое утверждение, у нас подготовленные запасы достаточны, чтобы существенно увеличить поставки на экспорт, если будет спрос на этот продукт. По оценкам ПАО «Газпром» уже сейчас компания может увеличить добычу на 150 млрд м3/год. В нефти потенциал роста добычи не столь высокий. Однако, опять же, все зависит от того, сколько инвестиций компании готовы вкладывать в условиях того или иного налогового режима и стоимости нефти на мировом рынке. Есть большие запасы в Арктике или на шельфе. Это очень дорогостоящие проекты. Возникает вопрос - зачем вкладывать средства в проекты , которые могут быть неокупаемы с учетом прогнозируемых цен на углеводородные ресурсы на мировых рынках? Поэтому, естественно, компании решают, какой объем нефти и газа и где им выгодно добывать.

В качестве примера могу сказать, что в свое время Газпром совместно с партнерами активно начинал разработку Штокмановского месторождения. А потом в силу изменения внешней конъюнктуры рынка проект был заморожен.

Вопрос: Он похоронен навсегда?

Ответ: Нет, я уверен, что никакой проект не будет навсегда заморожен. Если сложатся подходящие экономические условия, если он будет экономически целесообразным, то, безусловно, к нему вернутся.

Вопрос: Зачем тогда вкладывать миллиарды долларов в геологоразведку на шельфе, особенно на арктическом шельфе в данный момент?

Ответ: Разведка - это работа, прежде всего, на будущее. Поэтому и любое государство, и любая компания, которая пришла не на один и не на два года, а на десятилетия, вкладывают средства в геологоразведку.

Вопрос: Мы затронули те области, которые сейчас находятся под санкциями, и шельф, и Арктика. В связи с этими ограничениями, каким образом будет меняться внешняя энергетическая политика России?

Ответ: Я не думаю, что они оказывают влияние именно на внешнюю энергетическую политику. Эти санкции, может быть, будут оказывать влияние на операционную деятельность добывающих компаний в среднесрочном периоде.

Вопрос: Государство собирается предпринять более активные шаги для защиты интересов своих компаний?

Ответ: Естественно, государство будет принимать решения. Но возникает вопрос, с чем может быть связаны эти решения? С созданием более благоприятных условий для работы этих компаний внутри страны? Это формально не является частью внешней энергетической политики. Государство, например, принимает меры по тому же льготированию добычи углеводородов на востоке страны, хотя это не является ответом на внешние санкции, а осуществляется в рамках последовательной политики, как внешней, так и внутренней, заложенной в Энергостратегии.

В ответ на санкции у нас реализуется политика импортозамещения, этой темой мы занимаемся совместно с Министерством промышленности и торговли.

Вопрос: Новые санкции угрожают нашим трубопроводам «Северный поток-2» и «Турецкий поток». Каким образом государство будет реагировать на эти угрозы?

Ответ: Проект «Северный поток-2» реализуется коммерческими структурами, как нашими, так и зарубежными. И государство в реализации этого проекта не участвует, в отличие от «Турецкого потока», для реализации которого Правительство России заключило международный договор с Правительством Турецкой Республики. Я думаю, что проекту «Турецкий поток» санкции не помешают, потому что есть суверенная страна Турция, есть суверенная страна Россия. Турция хочет получать газ из России по новой трубопроводной системе – пожалуйста.

Если наши европейские коллеги, те или иные, не захотят покупать с территории Турции дополнительные объемы газа, значит, этот газ поставляться не будет.

Вопрос: А с точки зрения привлечения финансирования и иностранных подрядчиков, трубоукладчиков, например, есть риски?

Ответ: Вы же знаете, что эти санкции не имеют обратной силы. Они не касаются тех проектов, которые были начаты до введения санкций. Люди, которые эти санкции принимают, тоже вполне разумные. Они понимают, что можно делать, а что нет.

Вопрос: А какие риски связаны с последней инициативой Европы распространить Третий энергопакет на «Северный поток-2»? Он будет тогда реализован?

Ответ: «Северный поток-2» – это проект, который реализуется нашей компанией совместно с ее зарубежными партнерами, участники этого проекта заинтересованы в его реализации исключительно из экономического интереса: это самое короткое расстояние транспортировки от мест добычи. Оно на 1000 км короче, чем любой другой маршрут и дешевле, благодаря использованию современных технологий транспортировки газа. Проект экономически выгоден, интересен. Отсюда возникает вопрос, как государства, входящие в Евросоюз, будут защищать свои национальные интересы, другими словами, интересы своих экономик и населения? Это вопрос к ним, а не к нам.

Вопрос: Так мы будем его строить?

Ответ: «Северный поток-2» строится.

Вопрос: А если будут приняты дискриминационные меры, Газпром опять понесет потери?

Ответ: Ответить на ваш вопрос и просто, и сложно. Приведу пример. У нас был построен «Северный поток-1», и было его сухопутное продолжение OPAL. И вот на протяжении нескольких лет блокировались возможности полноценного использования OPAL.

Оказало ли это влияние на сроки окупаемости самого «Северного потока-1» для его акционеров? Да, конечно, оказало. Предположим, там был срок окупаемости 15 лет. Ну, а в результате будет не 15, а 20.

Сказать, что проект «Северный поток-2» невыгодный, нельзя. Если газ по этому газопроводу является востребованным на рынке, то он там рано или поздно появится. Об этом свидетельствует и вся история газовых взаимоотношений между СССР и нашими европейскими партнерами.

Вопрос: Позиция Дании тоже не повлияет?

Ответ: Она может повлиять на сроки реализации морской части строительства. Если маршрут изменится, то это потребует дополнительных проектно-изыскательских работ, дополнительных затрат.

Вопрос: Если вновь будут введены санкции против Ирана, какие риски возникают для наших компаний?

Ответ: Как Вы знаете, политические вопросы находятся в компетенции Министерства иностранных дел Российской Федерации. Мы считаем, что односторонние санкции – это не метод ведения дел, в том числе в торгово-экономической сфере.

Исключительно жесткие односторонние экономические санкции США и Евросоюза действовали в отношении Ирана и до заключения ядерного соглашения. Одним из последствий этого было развитие внутреннего иранского рынка и собственных современных технологий и компетенций.

Не надо забывать, что иранская экономика существует много тысяч лет. Сегодня Тегеран играет важную роль и в мировом рынке нефти и газа, и в региональных экономических отношениях. Попытка «изъять» или исключить Иран из мировой экономики уже показала свою несостоятельность. В период самых жестких санкций в Иране присутствовали представители ведущих компаний США и Западной Европы, которые занимались маркетингом, развитием деловых связей, организацией финансового и правового сопровождения сделок и торговых отношений. Именно это позволило таким гигантам мировой экономики, как Тоталь, Эйрбас, Боинг, Рено, Пежо сразу после ослабления санкций зайти на иранский рынок и заключить многомиллиардные сделки.

Конечно, США играют огромную роль в мировой экономике, и нагнетание санкционного режима не может пройти без последствий. Вместе с тем, как я выше обозначил, это не мешает крупным компаниям подстраиваться под существующие условия и успешно работать.

Поэтому, исходя из предыдущего опыта, основы, перспективы и потенциал для развития российско-иранских отношений по всем направлениям сохранятся вне зависимости от принимаемых США решений. У российских компаний хорошие перспективы для участия в иранских проектах, и многое уже сделано на этом направлении.

Вопрос: То есть они останутся там?

Ответ: Они могут остаться, могут уйти. Наши компании являются крупнейшими мировыми компаниями, которым есть, где работать. От того, что им скажут в каком-то регионе мира, что «Вы здесь мешаете», или по каким-либо соображениям «не даем Вам работать», от этого интересы компаний, конечно, пострадают, но компании не перестанут существовать.

Вопрос: Но кто-то вынужден будет уйти из-за иностранных акционеров, например?

Ответ: Наверное, да, время покажет.

Вопрос: Финансовые проблемы Венесуэлы беспокоят наши компании, которые вложили туда миллиарды долларов?

Ответ: То, что вложено в Венесуэлу, сделано в соответствии с международным договором между Правительством России и Правительством Венесуэлы, который защищается нормами международного права.

Если придет какое-то другое правительство, оно что, перестанет выполнять этот международный договор? Вряд ли. В случае его нарушения наши компании смогут обратиться в суд, в случае необходимости, в суд сможет обратиться и Россия, если мы увидим, что ущемляются наши права. Мы члены ВТО, мы можем обратиться и в ВТО.

Вопрос: То есть все спокойны?

Ответ: Что значит «все спокойны»? Те менеджеры, которые непосредственно отвечают перед акционерами за свои действия, конечно, всегда будут беспокоиться. Я говорю о том, что эти активы, эти инвестиции защищены нормами права.

США. Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > minenergo.gov.ru, 14 декабря 2017 > № 2433646 Анатолий Яновский


Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413047 Екатерина Еременко

Ростех обвинил Siemens в причинении вреда России

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Как заявил представитель «Ростеха», Siemens фактически добивается, чтобы российские суды соблюдали санкционные требования чужой международной организации — Евросоюза

Представитель «Технопромэкспорта», входящего в «Ростех», заявил в Арбитражном суде Москвы, что исковые требования Siemens в споре из-за «крымских турбин» направлены на причинение вреда России и нарушение ее суверенитета.

«Эмбарго Европейского cоюза, которое в судебном порядке пытаются исполнить истцы, нарушает суверенитет нашего государства», — сказал представитель ТПЭ Мерген Дораев (цитата по РИА Новости).

По его словам, действия Siemens противоречат законодательному принципу единства экономического пространства и свободного перемещения товаров на территории страны. Как заявил представитель «Ростеха», Siemens фактически добивается, чтобы российские компании, российские суды на российской территории соблюдали санкционные требования чужой международной организации — Евросоюза.

В свою очередь, представитель германского концерна Михаил Иванов в суде заявил, от ТПЭ обманул Siemens и его совместное предприятие «Сименс технологии газовых турбин» и под предлогом строительства ТЭС в Тамани получил оборудование для строительства ТЭС в Крыму.

Дело о крымских турбинах

Арбитражный суд Москвы рассматривает дело о поставках в Крым газотурбинных установок производства Siemens. Германский концерн требует вернуть оборудование, поставленное в Крым в обход санкций Евросоюза, и признать сделку о его поставке недействительной.

ОАО «Технопромэкспорт» (входит в «Ростех») строит в Крыму, воссоединившемся с Россией в марте 2014 года, две газовые ТЭС мощностью по 470 МВт каждая, в Севастополе и Симферополе. На крымские ТЭС планировалось ставить газотурбинные установки, сделанные по технологии Siemens. Их поставки в Крым обсуждали осенью 2014 года ООО «Сименс технологии газовых турбин» и «Технопромэкспорт».

В конце 2014 года вступили в силу санкции Евросоюза, запрещающие поставлять или передавать основное оборудование и технологии на объекты инфраструктуры, относящиеся к отраслям транспорта, телекоммуникаций и энергетики, расположенные на территории Крыма и Севастополя.

Тогда «Технопромэкспорт» и «Сименс технологии газовых турбин» начали подготовку контракта для проекта по строительству подстанций на территории Таманского полуострова в Краснодарском крае. 10 марта 2015 года был подписан контракт на поставку турбин для этого проекта. В контракте на поставку было специально прописано условие, которое предусматривает запрет на использование газотурбинных установок где-либо, кроме территории Краснодарского края, в частности на территории Крыма.

4 июля 2016 года «Технопромэкспорт» подтвердил, что монтировать оборудование будут в Краснодарском крае. 4 августа 2016 года «Технопромэкспорт» и «Сименс технологии газовых турбин» подписали меморандум о взаимопонимании, в котором утверждалось, что турбины ни при каких обстоятельствах не будут установлены в Крыму.

День спустя — 5 августа 2016 года — агентство Reuters сообщило со ссылкой на несколько осведомленных источников, что турбины, вопреки санкциям и экспортным ограничениям, все же установят в Крыму.

Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 5 декабря 2017 > № 2413047 Екатерина Еременко


Россия > Электроэнергетика. Армия, полиция > ras.ru, 22 ноября 2017 > № 2399112 Юрий Трутнев

Юрий Трутнев: создание ядерного оружия — это особое творчество

Двадцать второго ноября 1955 года в Советском Союзе на Семипалатинском полигоне состоялось успешное испытание первой полноценной отечественной водородной бомбы РДС-37. Она стала прототипом будущих боеприпасов, ставших основой ядерного щита России и обеспечивших стратегический паритет с США и в конечном счете мир. По мнению специалистов, ключевой вклад в те успехи внес молодой тогда сотрудник ядерно-оружейного "штаба" страны — Конструкторского бюро-11 (ныне Российский федеральный ядерный центр — Всероссийский научно-исследовательский институт экспериментальной физики, Саров) — Юрий Трутнев.

Второго ноября этого года первому заместителю научного руководителя по перспективным исследованиям РФЯЦ-ВНИИЭФ академику Трутневу исполнилось 90 лет. Президент России Владимир Путин в Кремле вручил легендарному ученому орден "За заслуги перед Отечеством" первой степени. О том, как создавались отечественные термоядерные заряды, как опыт советского атомного проекта может помочь развивать новые направления оборонных исследований и о том, что нужно молодежи, чтобы состояться в науке, Юрий Трутнев рассказал в интервью РИА Новости. Беседовал специальный корреспондент Владимир Сычев.

- Юрий Алексеевич, как вы считаете, несмотря на развитие новых видов оружия, например гиперзвукового, остается ли необходимость в существовании ядерного оружия?

— Конечно, остается, причем необходимость не просто в его существовании, но и совершенствовании. Мы этим занимаемся в нашем ядерном центре. Но не только этим, а и другими вещами, которые, скажем так, помогли бы ядерному оружию поразить врага.

- Ведущие державы, обладающие ядерным оружием, соблюдают запрет на его испытания. Не может ли в таких условиях снизиться качество оснащения ядерных сил?

— В том, что испытания запрещены, я думаю, ничего страшного нет — накоплен необходимый опыт, накоплены заряды, которые мы можем делать. Создаются и новые носители, на которые можно ставить существующие заряды.

- Ваши ученики и коллеги в один голос говорят о том, что вы сохраняете большую работоспособность и огромную любознательность в науке. Можно ли, в пределах возможного, рассказать, над какими вещами вы сейчас работаете?

— С самого начала я работал на обороноспособность страны. И сейчас это самая главная моя задача. Но подробно говорить, какими задачами я занимаюсь в настоящее время, наверное, все-таки нецелесообразно.

- А каким образом вам удалось прийти к идеям, которые легли в основу нашего современного термоядерного оружия?

Первая атомная: как новое оружие изменило судьбу СССР и всего мира

- С чего все началось? После того, как был сделан и испытан в 1949 году первый советский атомный заряд, и американцы, и наша страна начали разрабатывать термоядерные заряды. 12 августа 1953 года был испытан наш заряд, так называемая слойка, конструкция которой — атомный заряд, окруженный слоями термоядерного "горючего" и урана-238 — была предложена Андреем Сахаровым. Но это не был термоядерный заряд в современном понимании. Дело в том, что заряд можно считать термоядерным, если больше половины энергии при его взрыве выделяется за счет термоядерных реакций слияния ядер изотопов водорода — дейтерия и трития, а не за счет реакций деления ядер урана или плутония. С этой точки зрения "слойка Сахарова" была атомным зарядом с так называемым термоядерным усилением, дававшим поток нейтронов, которые способствовали делению ядер урана-238. Это позволило повысить мощность заряда до 400 килотонн. Для сравнения, первый наш атомный заряд дал около 20 килотонн.

Перед нами стояла задача повысить мощность заряда до мегатонного уровня. Но в какой-то момент стало ясно, что в силу особенностей конструкции "слойки" этого не добиться.

- В чем были основные затруднения?

— Надо было придумать, как эффективно сжимать большие количества термоядерного "горючего" — дейтерида лития-6. Ведь термоядерные реакции идут при колоссальных температурах и давлениях. Так вот, обычные взрывчатые вещества для обеспечения нужного сжатия, или как мы называем имплозии, не годились.

Использовать для этого энергию взрыва атомных зарядов впервые предложил Авраамий Завенягин — один из руководителей нашей атомной отрасли в то время. Он сказал — возьмите термоядерный заряд, обложите его кругом атомными зарядами, одновременно взорвите их, они его и обожмут. И вот это было еще, конечно, не решение проблемы, но намек на то, что делать. Эту идею потом развил наш теоретик Виктор Давиденко. Фактически он предложил схему так называемого двухступенчатого заряда — кожух, в котором находились пространственно разделенные атомный и термоядерный узлы. Энергия взрыва первичной атомной ступени использовалась бы для зажигания термоядерных реакций во вторичной ступени. У наших выдающихся специалистов Якова Зельдовича и Андрея Сахарова были большие надежды на эту схему так называемой ядерной имплозии.

- А какие идеи были у вас?

- Расскажу. Я много занимался теорией КПД атомных зарядов. Я знал, что при их взрыве очень много энергии выходит в виде рентгеновского излучения. И я начал подумывать о том, как бы сделать так, чтобы термоядерный заряд обложить легким веществом — "обмазкой". Это могут быть химические элементы с малым номером, имеющие очень хорошую теплопроводность, и с помощью рентгеновского излучения от взрыва первичного атомного заряда "обмазку" нагреть. При этом ее вещество испарялось бы наружу, навстречу излучению, а в результате, как при движении ракеты, создавался бы реактивный импульс, направленный внутрь вторичного заряда и создающий давление, нужное для эффективного сжатия термоядерного "горючего".

Но как было обеспечить равномерное, симметричное воздействие излучения на сферическую поверхность термоядерного заряда с "обмазкой"? Тут я застрял.

И вот в некий момент весной 1954 года из Москвы приезжает Зельдович и говорит: "Знаю, что делать! Давайте будем выпускать излучение вот так". И тут же нарисовал схему, каким образом можно реализовать принцип радиационной имплозии. И я сразу понял, что моя идея пригодна для этого.

Я в тот же день пришел к Сахарову и говорю: "Андрей Дмитриевич, вот Яков Борисович предлагает действовать излучением таким-то образом. А я предлагаю термоядерный заряд окружить легким веществом и с его помощью производить обжатие". И остановились на этом.

- На вашем предложении?

— Нет, это не только мое предложение. Это предложение трех людей — Зельдовича, Сахарова, Трутнева. Зельдович предложил, как именно направлять рентгеновское излучение, Сахаров показал, что это излучение не поглощается стенками кожуха, а остается в нем и поэтому может происходить равномерное воздействие на поверхность термоядерного узла. А моя идея — "обмазка" из легкого вещества для перевода излучения в необходимое давление. Я помню, как я придумал свою идею, но как они дошли до своих идей, сейчас могу только догадываться.

Но, конечно, надо было сначала все рассчитать, показать, получится ли что-нибудь. Это же не велосипед — соединил два колеса и едешь. Здесь температуры в десятки миллионы градусов. Давления невероятные. Времена… У нас было измерение времени в мигах, а за один миг принималась одна десятимиллионная доля секунды. А весь процесс взрыва происходит за несколько десятков мигов. Представляете, какие это малые времена?

- А сколько времени заняли расчеты и создание заряда?

— Могу сказать — идея появилась весной 1954 года, а испытание произошло в ноябре 1955 года. И все это время шла бешеная работа. К ней подключились молодые специалисты — те, кто пришли в наш центр в 1951-м году, в том числе и я. И каждый рассматривал определенный момент процесса. И в результате был сконструирован фактически первый наш настоящий термоядерный заряд РДС-37. Основной принцип его устройства сейчас не скрывается.

- Как проходило его испытание 22 ноября 1955 года?

— Мы стояли в 40 километрах от эпицентра взрыва. У нас, конечно, были темные очки, защищавшие глаза. Вспышка. Мы вскочили, начали кричать: "Победа!" — и тут пришла ударная волна. Как нас тряхнуло! Мы попадали, вскакиваем — а тут вторая волна, отраженная от земли. Опять все упали.

Самое главное — то, что мы получили расчетную мощность 1,6 мегатонны. Мощность заряда, правда, изначально была уменьшена вдвое, потому что полигон не был рассчитан на взрывы больших мощностей.

Но у меня тем временем в голове уже была другая идея — более совершенного изделия на основе нового принципа конструирования термоядерного заряда. После испытания РДС-37 я на следующий день вечером позвал на берег Иртыша моего друга и коллегу Юрия Николаевича Бабаева и говорю: "Юра, давай мы попробуем сделать вот такую штуку". И он согласился. Мы вернулись в Саров и нарисовали схему заряда, предложили ее. Это изделие получило индекс 49. Я не буду говорить, что это такое. Изделие 49 похоже на РДС-37, но не во всем. Над нами начали смеяться, это все ерунда, ничего у вас не получится. Короче, нас не поддержали — потому что не поняли. Решили, по-видимому, так — ну придумывает молодежь, ну и пусть. И долгое время так было.

А мы что? Наше КБ-11 в части расчетов сотрудничало с Мстиславом Келдышем, с его Институтом прикладной математики. С его молодыми ребятами мы к тому времени уже сработались. И начали считать. Все было ясно и понятно.

В то же время наши специалисты — Зельдович, Сахаров, Евгений Забабахин, Лев Феоктистов — предлагали свои варианты, оставаясь в рамках схемы РДС-37. Я до сих пор не могу понять, как такие люди, выдающиеся умы, вместо того чтобы приспосабливать термоядерный заряд к носителю, к ракете, начали исследовать — а нельзя ли получить еще большую мощность? И напоролись на то, что те изменения, которые они предлагали, приводили к отказу. У Зельдовича на испытаниях подряд было три отказа термоядерных узлов!

- Что же в итоге?

— Мы стали настаивать на своем предложении. Нас поддержал Игорь Васильевич Курчатов. Испытание изделия 49 состоялось в День Советской Армии, 23 февраля 1958 года на полигоне на Новой Земле. Успех был очень большой. В 1958 году состоялось несколько испытаний изделий разных мощностей на основе 49-го заряда. Он пошел в серию, его поставили на ракеты, и это уже была основа термоядерного оружия нашей страны.

Но после испытаний в ноябре 1958 года наше руководство прекратило дальнейшие эксперименты на полигонах, это был первый мораторий на ядерные испытания. И вот какая вещь — Сахаров выступил за отказ от испытаний. Но в стране в это время не было ни одного боевого термоядерного заряда! А Сахаров настаивал — мы будем сдавать военным свои заряды без испытаний.

Я некоторое время назад начал перелистывать историю наших испытаний и сопоставлять ее с тем, что делал тогда Сахаров и о чем он потом писал в своих воспоминаниях. Так вот что выясняется — он все время выступал против испытаний именно наших новых зарядов. Выходит некрасивая вещь — у него не получается с его зарядами, а у нас получается, и он выступает против наших испытаний. Как это можно было делать в тех условиях противостояния с США, когда американцы испытывали свои новые термоядерные заряды? Не могу понять. Тут даже не знаешь, что и думать.

Однажды, много позже, я сказал Юлию Борисовичу Харитону (научному руководителю КБ-11/ВНИИЭФ — ред.): " Давайте съездим к Сахарову и зададим ему вопросы, в том числе можно ли сдавать заряды военным в серию без испытаний". Приехали, спрашиваем. Он отвечает, можно сдавать без испытаний. Говорил только я. Юлий Борисович молчал. Но когда мы уходили, одевались, вдруг Харитон сказал: "Андрей Дмитриевич, ваша позиция — это позиция игрока". Попрощались и ушли. Через три дня Сахаров умер.

- Конец 1950-х годов, начало 1960-х — постепенно приближалось время для самого мощного в истории термоядерного заряда, которое сейчас в обиходе называют по-разному — "Царь-бомбой" или "Кузькиной матерью"…

— Это изделие под индексом 602 предложил тоже я. Харитону я сказал: "Юлий Борисович, давайте сделаем 100-мегатонный заряд. Может быть, тогда на Западе поймут, что дальше им будет бессмысленно наращивать свой мегатоннаж". Он согласился. Но мы и здесь в целях безопасности сделали заряд половинной мощности, ступень из урана-238 заменили на свинец.

Приехали на Новую Землю. Испытание состоялось 30 октября 1961 года. Мы стояли у пульта, где шел обратный отсчет. И в некий момент хлоп! — и радиосвязь прекратилась. Это значит, что взрыв успешно произошел, его мощность составила 58 мегатонн.

Взрыв был очень чистым с точки зрения выделения радиоактивных осколков. Американцы и англичане потом удивлялись — как это, такая мощность и так мало осколков — процента три? После этого все, что мы, молодые, ни предлагали, все шло на испытания. Удивительное дело — уже не случалось, чтобы нам отказали, даже разговоров таких не было. Мы с Бабаевым подключили кучу теоретиков, которые тут же обучались и получали нужные результаты.

Был такой любопытный случай. Мы решили сделать 40-мегатонный, но при этом компактный заряд. Опять-таки чтобы радиоактивной грязи не было, убрали урановую ступень и тоже заменили ее на свинец. Расчетную мощность тем самым снизили до 20 мегатонн. В день испытаний я был здесь, в Сарове. Съездил на рынок, вернулся домой. Раздается звонок Юлия Борисовича Харитона: "Юрий Алексеевич, немедленно приезжайте в кабинет Музрукова". Это был директор нашего центра. Я спрашиваю, а как дела на полигоне?— "Вот приезжайте". Приезжаю. Картина: пустой кабинет, сцепив руки за спиной, быстро, из угла в угол, нахмурившись, ходит Харитон. Я опять: "Юлий Борисович, что получилось-то?" — "Две мегатонны". — " Как две мегатонны? Там должно быть 20 мегатонн". — "Ну вот так вышло". Думаю, елки-палки, как же так? Но я догадался спросить: "Юлий Борисович, а по какой методике определяли мощность?" — "По подъему облака". Довольно нахально говорю: "По подъему облака? Юлий Борисович, я поехал домой. Когда будут настоящие измерения, тогда другое дело".

- Что же произошло?

- Облако всегда поднимается на ту или иную высоту в зависимости не только от мощности взрыва, но и от состояния атмосферы. В тот раз инверсия воздуха была такой, что облако поднялось только на 16 километров при двадцати мегатоннах. Так вот, я приехал домой и размышляю — что же там могло быть? Вдруг новый звонок: "Юра? Мы сейчас к вам приедем". Это был Давид Абрамович Фишман (руководитель конструкторского бюро КБ-11/ВНИИЭФ по разработке ядерных зарядов — ред.). Приехали они с Харитоном и говорят, да, по другим методикам измерили мощность, получили двадцать мегатонн.

- Правильно мы понимаем, что, возможно, самым главным результатом испытания "супербомбы" в 1961-м году стало то, что американцы практически сразу прекратили гонку за наращивание мегатоннажа своих зарядов?

— Абсолютно правильно. Американцы поняли, что нас не испугаешь, а мы их испугаем. И они опустили мощности в своих испытаниях. Мы могли и больше сделать, но какой смысл?

- Вы отметили очень высокую степень чистоты того заряда. Именно тогда возникло направление по созданию зарядов для мирных, промышленных взрывов?

— Мы с самого начала думали о том, как использовать ядерные взрывы для мирных целей. Что для этого нужно было сделать? Очень сильно уменьшить, фактически ликвидировать радиоактивность осколков, возникающих при взрыве. Я и здесь проявил инициативу — как сделать чистый заряд, в термоядерном узле которого нет делящихся материалов. И мы спроектировали такой заряд. Параллельно тематикой промышленных зарядов занимался и второй наш ядерный центр — нынешний ВНИИТФ в Снежинске.

- Известно, что с помощью первого мирного ядерного взрыва в 1965 году в Казахстане было создано озеро Чаган.

— Это было сделано как раз с помощью нашего заряда. Его взорвали в русле реки Чаган. Сделали воронку, она заполнилась водой. Позже там сделали гидростанцию.

- Писали, что вы в этом озере купались.

— И купались мы, и ничего страшного. Врут, когда говорят, что там опасно. В этом озере рыбы развелось огромное количество.

- Юрий Алексеевич, сами ученые считают ядерные и термоядерные заряды совокупностью оригинальных и даже красивых физических принципов и инженерных решений. А с чем бы вы сравнили разработку зарядов? Например, с работой архитектора? Ведь это же тоже можно назвать настоящим творчеством?

— Это творчество, но совершенно иного порядка, чем, например, работа художника. Художник работает в первую очередь на эмоциях: здесь проведем кистью так, а здесь иначе. Этот куст страшно "кричит", сделаем так-то. А у нас — расчет, очень сложный и очень ответственный. Если что-то прозеваешь, ничего не получится. И мы делали расчеты группами, работали командами, где каждый понимает друг друга. Если надо что-то проверить — не спорят, а смотрят, проверяют. С такими группами я привык работать, организую их — и дело идет.

- На проходивших в сентябре выборах президента Российской академии наук запомнилось ваше яркое выступление с трибуны в поддержку кандидатуры Александра Сергеева, впоследствии избранного главой РАН.

— Я должен сказать, что выступление Александра Михайловича с его четкой программой, пониманием, что и как делать, значительно превосходило выступления всех остальных кандидатов. Было видно, что вот он — настоящий лидер.

- По мнению Александра Сергеева, о чем он не раз говорил, в России сейчас практически исчерпан накопленный в советские времена научный задел для решения оборонных задач. Как вы полагаете, для улучшения ситуации может ли помочь опыт нашего атомного проекта, когда четко ставились конкретные задачи, а для их решения концентрировались все необходимые ресурсы — интеллектуальные и материальные?

— Может. То, что важно с точки зрения обороны, надо сосредотачивать в таких институтах, как наш. Я выступаю за то, чтобы в нашем ядерном центре развивать то, что хуже идет в других местах, но что у нас, наоборот, идет успешно и что мы могли бы делать.

- Можете ли привести пример?

Росатом начал разработку боевого комплекса на новых физических принципах

- Суперкомпьютеры. Я считаю, что эти машины по-настоящему должны делать мы, наш институт, потому что мы в этом заинтересованы в высшей степени. Не в материальной выгоде — продать и деньги положить в карман, а в возможности применять эту технику и знать, что она работает на дело. Для того чтобы правильно спроектировать заряд, надо сначала его рассчитать, тем более что мы же не можем пощупать, что происходит в термоядерном узле. И для этого надо иметь не только соответствующих физиков-теоретиков, но и математиков и, естественно, вычислительную технику. За это я боролся всю жизнь и борюсь сейчас.

В свое время мы считали на "Рейнметаллах" — они были электромеханические и здорово трещали. Потом появились первые наши ламповые машины "Стрела". Вот как раз на них и был рассчитан РДС-37. А после 49-го изделия к нам в центр поступили машины М-20 и затем БЭСМ — быстродействующие электронные счетные машины. БЭСМ-3, БЭСМ-4 и, наконец, БЭСМ-6. Я хочу подчеркнуть, что это была, конечно, для своего времени суперЭВМ, первая наша вычислительная машина на полупроводниках, она позволила Советскому Союзу сравняться с американцами в вычислительных мощностях.

Но дальше у нас в стране пошли по неверному пути — стали ориентироваться на западные ЭВМ, и в итоге отстали. Но в нашем ядерном центре мы работаем целиком на отечественных машинах.

- Юрий Алексеевич, а что нужно молодым людям, чтобы состояться в науке?

— Я могу, судя по своему опыту, сказать так — прежде всего надо много читать. Сейчас мало читают, причем читают в основном ерунду. Но как привить молодежи потребность к хорошей литературе, описывающей науку и научные исследования? Конечно, надо читать научно-популярные книги. Например, "Охотники за микробами" и "Стоит ли им жить?" Поля де Крюи. Это же любопытнейшие, великолепные вещи. Фантастику — ее я читаю с большим удовольствием, люблю именно научную фантастику, перечитываю Станислава Лема. Очень советую читать книги из серии "Жизнь замечательных людей".

Я с детства собирал книги, у меня большая библиотека. Когда наша семья в 1944 году вернулась в Ленинград после снятия блокады, одно из самых больших впечатлений на меня произвели книжные развалы на фоне разрушенных домов. Горы книг, их продавали, и я покупал и покупал книги по науке. Интересно, что даже потом находились владельцы некоторых книг.

Как-то раз, еще до войны, я купил небольшую книжечку о конференции по физике атомного ядра. Автором был Юлий Харитон. И вот ведь как получилось — мы потом несколько десятилетий работали вместе. Однажды я рассказал ему, что у меня есть такая книжка. А у Харитона ее почему-то не было, видимо, потерялась. И он попросил подарить ее. Конечно, Юлию Борисовичу я отказать не мог.

Владимир Сычев, РИА Новости

https://ria.ru/interview/20171122/1509304656.html

Россия > Электроэнергетика. Армия, полиция > ras.ru, 22 ноября 2017 > № 2399112 Юрий Трутнев


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388685 Михаил Козырев

Сети Дерипаски: что стоит за попытками ревизии энергореформы Чубайса

Михаил Козырев

Журналист

В Госдуме обсуждают возможность отмены запрета на совмещение владения сетями и генерацией. Минэнерго возражает против лоббируемых «Русалом» поправок — крупные производства, у которых своей генерации нет, неизбежно ощутят негативные последствия

В себестоимости производства алюминия доля расходов на электроэнергию достигает 30%. Именно поэтому в свое время Олег Дерипаска F 23 консолидировал не только алюминиевые заводы, но и электростанции, которые вырабатывают для них электроэнергию. Дешевое электричество с ГЭС на Енисее и Ангаре должно было обеспечивать производство дешевого алюминия. Собственно, так и происходит.

Сегодня энергометаллургический бизнес Дерипаски упакован в холдинг En+. В его составе объединены подконтрольные предпринимателю энергокомпании, а также производитель алюминия концерн «Русал». Как следует из проспекта к недавнему IPO En+, поставки электроэнергии между «энергетическими» и «алюминиевыми» предприятиями группы происходят на основе долгосрочных контрактов. Оплата льготная — уровень цен оптового рынка с дисконтом 3,5%.

Однако есть проблема: в цепочке между поставщиком электроэнергии и ее потребителем наличествует еще одно звено. Это электрические сети. И больше 20% в них, по итогам реформы электроэнергетики, проведенной Анатолием Чубайсом, частный инвестор, владеющий генерирующими активами, иметь не может. Таково требование действующего российского законодательства. В отношении активов Олега Дерипаски, основного собственника En+, оно выполняется не вполне.

Особые условия

В частности, 46% гидрогенерации и 38% производства алюминия En+ сосредоточены в пределах Иркутской области. Поставка электроэнергии от электростанций к потребителям осуществляется с использованием инфраструктуры Иркутской электросетевой компании (ИЭСК, владеет сетями на территории региона). В ней структуры Дерипаски напрямую контролируют долю 19,9%. Однако если учесть финансовые обязательства и контракты на покупку акций у «третьих лиц», то En+ имеет право уже на 52,3% в ИЭСК, говорится в проспекте IPO холдинга. На этом основании группа декларирует высокую степень операционного контроля в сетевой компании, а также консолидирует в своей отчетности активы и выручку электросетей.

Однако все может измениться, предупреждает своих будущих акционеров En+. «Существует некоторая степень неопределенности толкования законодательством этой ситуации», — написано в проспекте IPO группы. Государство может признать текущее положение дел не отвечающим требованиям закона. И тогда от акций ИЭСК придется избавляться. С точки зрения акционеров это будет означать уход 2,9% выручки и 2,6% активов. Для бизнеса в целом — утрата надежного контроля за одним из ключевых производственных процессов.

В проспекте IPO, впрочем, утверждается, что принудительное снижение доли в ИЭСК особых рисков не несет. Мол, передавать электроэнергию сети в любом случае будут, а любая дискриминация потребителей электросетевых услуг запрещена законодательством. Тем не менее идею снятия запрета на одновременное владение сетями и генерацией Дерипаска лоббирует не первые десять лет. Началось это еще в бытность Анатолия Чубайса главой РАО ЕЭС. Продолжается и сегодня.

Последняя новость с «фронта»: на прошлой неделе в Государственной Думе прошли слушания, на которых дебатировалась возможность отмены запрета на совмещение владения сетями и генерацией. Представитель «Русала» выступил в роли одного из главных докладчиков и одновременно критиков текущего положения дел. Крупным промышленным потребителям, по его словам, навязывают электроэнергию по все более дорогой цене. Виноваты и раздутые сетевые тарифы, и слишком дорогие новые генерирующие мощности, оплачивать которые заставляют всех потребителей.

Решить эти проблемы для крупных инвесторов предлагается за счет отмены ограничений на владение сетями. Это поможет собственникам более эффективно прогнозировать расходы на электроэнергию и упростит реализацию новых проектов. В частности, если говорить о «Русале» — ускорит достройку Тайшетского алюминиевого завода (расположен на территории все той же Иркутской области). Проект был заморожен в 2008 году, а в мае этого года «Русал» принял решение о его реанимации.

Доступность электроэнергии

Минэнерго возражает. Логика такова: если инвестор одновременно является собственником и генерации, и энергоемкого производства, и сетей, то он объективно заинтересован в сокращении тарифа на передачу электроэнергии. Что будет означать сокращение инвестиций в развитие инфраструктуры, не связанной с собственными генерирующими и промышленными активами инвестора. Результат: доступность услуг по передаче электроэнергии для других потребителей снизится. Те крупные производства, у которых своей генерации нет, неизбежно ощутят негативные последствия.

Спор этот продолжается, как уже говорилось выше, не первый год. Хотя, к слову, сама по себе «вертикальная интеграция», слом которой был объявлен в свое время едва ли не главной целью российской энергореформы, далеко не везде считается злом. Канадская Hydro-Quebec, одна из крупнейших гидроэнергетических компаний мира, к примеру, владеет также и электросетями, которые передают энергию от ГЭС к потребителям. И видимо, вопрос не в том, кто является акционером сетей, а в том, насколько эффективен антимонопольный контроль и соблюдение антидискриминационного законодательства.

Но, если возвращаться к российским реалиям, то представляется, что вновь обозначившийся спор (а слушания в Госдуме означают, что тема возвращается в плоскость публичного рассмотрения) стоит рассмотреть в более широком контексте, чем электроэнергетический междусобойчик.

Интересы крупного бизнеса

Глобально вопрос звучит так: насколько в новых (то есть с 2014 года) условиях крупный частный бизнес может рассчитывать на учет своих интересов?

С одной стороны, логика «осажденной крепости» требует ужесточения контроля и большего огосударствления. И в этой логике поползновения одного из частных игроков расширить сферу своего влияния должны быть пресечены. Ведь частная компания En+, акции которой торгуются на зарубежных биржах, однозначно более уязвима в условиях обострения отношения с Западом.

К тому же, действительно, если крупнейшие потребители услуг электросетей будут «окукливаться» и, по факту, избегать участия в финансировании сетевых проектов, впрямую их не затрагивающих, нагрузка на других потребителей возрастет. И уже совсем неудобным выглядит тот факт, что в роли основного выгодоприобретателя выступает один из богатейших российских предпринимателей.

С другой стороны, крупные частные компании могут рассматриваться в качестве локомотивов развития экономики. Более эффективные, чем государственные, они к тому же имеют возможность привлекать даже в нынешних условиях инвестиции из-за рубежа. Тот же En+, проведя IPO на Лондонской бирже, смог продать акции на общую сумму в $1 млрд. Как быть с тем, что развитие «чемпионов» будет происходить за счет перекладывания издержек на других игроков? Ну что же, с этим можно смириться.

Какой подход возобладает, пока сказать сложно. Но за развитием процесса стоит последить. Ровно по тем же причинам, почему стоит наблюдать за ходом разбирательств «Роснефти» и АФК «Система», коллизиями вокруг энергохолдинга «Т-Плюс» Виктора Вексельберга F 10 или реализацией недавно объявленных планов о продаже в частные руки долей в концерне «Высокоточные вооружения» (куда входит, между прочим, производитель ракетных комплексов «Искандер»).

Действующая экономико-политическая система России отнюдь не без оснований рассматривается многими как государственно-капиталистическая. Чего в ней в данный момент больше: государства или капиталистов? Чтобы получить представление о балансе, в поле зрения лучше держать сразу несколько «маркеров», желательно разного типа. Борьба Дерипаски за право владеть электросетями — один из них.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 14 ноября 2017 > № 2388685 Михаил Козырев


Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 13 ноября 2017 > № 2399797 Всеволод Ковальчук

В.Ковальчук, руководитель ГП "НЭК "Укрэнерго": "Моя команда – главный актив "Укрэнерго". И она, однозначно, драйвер реформ в электроэнергетике"

Всеволод Ковальчук управляет ГП "НЭК "Укрэнерго", одним из ключевых предприятий в электроэнергетике, вот уже два года. Причем в статусе «временно исполняющего обязанности". По меркам "Укрэнерго" он – один из долгожителей на этом посту, и за эти два года пережил много непростых событий: и трансформаторный скандал, и несколько обысков, два непростых отопительных сезона. В начале интервью Всеволод сразу зарекся: не говорить ни об угле, ни об отопительном сезоне, ни о политике, а сосредоточиться именно на управлении госкомпанией.

О СТРАТЕГИИ УКРЭНЕРГО

Если коротко, что бы вы поставили своей главной заслугой на посту руководителя ГП "НЭК "Укрэнерго"?

Думаю то, что у компании появилась четкая стратегия развития. Не реформа госзакупок, не прозрачность, не подписание соглашения с ENTSO-E, не активность в медиа. На самом деле, это все вторично.

Первично – стратегия, четкое понимание, кто мы, что мы и куда мы движемся. Считаю, что у каждой государственной компании должна быть стратегия, которая направлена на некоторые непростые, но четкие цели. Ровно так, как это происходит в частном бизнесе.

Для нас в первую очередь – это минимизация расходов в долгосрочной перспективе. Конечно, мы работаем над текущей операционной эффективностью, но должны и думать стратегически, как те или иные действия приводят к изменению динамики наших затрат в будущем. Нам следует заботиться о повышении своей капитализации и максимизировать прибыль нашего акционера. Чем больше прибыль – тем больше дивиденды или реинвестиции. Все это не стоит путать с налогообложением, которое выходит за рамки эффективности управления предприятием.

Когда я первый раз пришел в "Укрэнерго", я увидел набор разрозненных, как правило, и не взаимосвязанных между собой инвестиционных проектов, планы работы с горизонтом планирования в один год. Ни систематизации подходов, ни виденья, что нужно компании не сейчас, а через три-пять лет. Не было ничего.

Компания просто жила, поддерживала свою систему. И в этом не был виноват основной коллектив предприятия. Просто отсутствовал какой-либо запрос на долгосрочное виденье и планирование со стороны его топ-менеджмента и акционера. Справедливости ради скажу, что аналогичная ситуация была и в НАЭК "Энергоатом" и в НАК "Нафтогаз Украины", в которых я работал до "Укрэнерго".

Но очень часто компании имеют публичные стратегии, которые являются просто набором красивых слайдов.

В этом-то и заключается проблема нашей страны. В эпоху «временщиков» ни о каких стратегиях говорить нет смысла. Все приходят только для того, чтобы выжить со всеми вытекающими отсюда действиями. Соответственно, и отношение к подобного рода документам поверхностное – в лучшем случае элементы стратегий кочуют из одних презентаций в другие.

А какие гарантии, что если придет новый руководитель ГП "НЭК "Укрэнерго", он не поменяет стратегию?

У меня нет гарантии, что, если вдруг я уйду из компании, она перестанет следовать стратегии. Но у меня есть возможность сделать так, чтобы всем следующим руководителям было бы сложно сойти с рельсов, которые я и моя команда определила как стратегические. Все наши действия, все изменения носят тектонический характер, многие из них "зашиты" в последующие кредитные соглашения с международными финансовыми организациями. Тем самым, будет очень сложно поменять набор действий.

Например?

Например, наша программа автоматизации. Раньше подход "Укрэнерго" к модернизации подстанций и линий электропередач был точечно-хаотичным: менялись, например, выборочно выключатели или те же трансформаторы, но комплексно, под ключ, модернизации подстанций не проводились.

Я полностью изменил подход. Системность заключается в том, чтобы вместо того, чтобы поменять один выключатель на тридцати-сорока подстанциях и сделать еще сотни замен другого оборудования, мы просто утвердили программу комплексной модернизации сразу 50 подстанций. Следующий шаг – еще 50 подстанций.

И это не просто модернизация. Они будут всецело автоматизированы, т.е. будут управляться дистанционно. И уже сейчас мы вкладываем это в инвестиционные проекты. Т.е. любой, кто придет через 3-5 лет в "Укрэнерго", будет заниматься этим проектом, и на выходе у него будет абсолютно другая компания, потому что автоматизация подстанций подразумевает под собой полное изменение и философию управления компанией: новые IT-решения, новые каналы связи, новый уровень защиты данных и минимум соответствующего персонала.

А почему вы считаете, что именно эта стратегия – самая верная для "Укрэнерго"?

Потому что она правильная. В прошлом году мы отчетливо осознали, что дабы довести до победного конца подписание соглашения об условиях будущего присоединения с ENTSOE, нам надо выстроить доверие европейских партнеров. Так мы начали активно ездить по Европе и посещать европейских операторов системы передачи. Начали, кстати, с Австрии. И это было очень полезно, и прежде всего не только в контексте интеграции.

То, что я там увидел, полностью перевернуло мой внутренний мир. Я понял, насколько большущая пропасть между сегодняшним "Укрэнерго" и лучшими европейскими операторами системы передачи. Пропасть в поколение.

И дело не в надежности самой энергосистемы. Наша система очень стабильна, и продумана была очень хорошо. И специалисты у нас сильные. Но они сильные для своей среды. Среда в Европе совсем иная. Природа бизнеса другая, хотя, казалось бы, и мы, и они передают электроэнергию.

Технологии не стоят на месте – они стремительно бегут вперед. Но самое главное – не стоит на месте рынок электроэнергии. Он абсолютно другой. У нас же его нет. У них – он функционирует десятилетиями. И самые лучшие практики, лучшие IT-решения позволили Европе сделать этот существенный цивилизационный скачок.

Нам, для того чтобы сделать так, как у них, чтобы обеспечивать надежную работу всех элементов новой модели рынка (балансирующего рынка, рынка вспомогательных услуг, диспетчеризацию, администрирование расчетов и коммерческого учета электроэнергии), нужна не просто модернизация системы. Надо глобально перестраивать всю компанию, и перестраивать мышление ее сотрудников. В том числе и свое собственное. А выходить из собственной зоны комфорта непросто.

Именно поэтому, погрузившись глубоко в каждодневный бизнес "Укрэнерго" и посетив много европейских коллег, я инициировал подготовку новой стратегии компании.

Я принципиально отказался от ее написания кем-либо извне. И не потому, что жалко было денег. Просто я хотел, чтобы каждый топ-менеджер компании, отвечающий за направление, погрузился в этот процесс, посмотрел, как организован этот бизнес за границей и сам определил ключевые задачи и визию.

Два месяца мы активно дебатировали между собой по поводу того, что должно, в конечном счете, появиться в стратегии. В мае мы ее утвердили. В ней – десять ключевых направлений, с полной детализацией, что необходимо сделать и когда, на десять лет вперед. Очень непростые и амбициозные задачи. Мы реформируем саму систему управления предприятием, реформируем техническую и инвестиционную политику. Наша главная задача – стать частью цивилизованного бизнеса Европы.

ОБ ИНТЕГРАЦИИ В ЕВРОПУ

Т.е. все-таки основная стратегия "Укрэнерго" – равнение на Европу?

В целом – да. Кстати, по масштабам задач, считаю, что только перед тремя государственными структурами стоят настолько амбициозные задачи в Украине – "Укрэнерго", "Уктрансгаз" (или "Магистральные газопроводы Украины") и Регулятор (НКРЕКП).

Каждый из нас, в силу того, что Украина взяла большой пласт обязательств по внедрению европейского законодательства в рамках Энергосообщества и Соглашения об ассоциации, должен сделать огромную работу. Мы и оператор системы передачи газа должны обеспечить полноценный запуск в Украине рынков электроэнергии и газа, гарантируя равный доступ к сети всех участников. Регулятор обязан внедрить лучшие практики мониторинга и регулирования этих двух рынков. Цена вопроса в совокупности – минимум 20 млрд дол. США или около 20% всего ВВП страны.

Для каждого из нас ясна дальнейшая перспектива – "Укрэнерго" станет членом ENTSO-E (когда украинская энергосистема синхронизируется с европейской), оператор системы передачи газа – членом ENTSO-G, а Регулятор максимально плотно будет имплементировать стандарты работы Агентства по сотрудничеству регуляторов энергетики ЕС (ACER). Все мы (а это неизбежно) будем тяготеть к орбитам этих организаций, вернее их политикам. Это, в свою очередь, будет требовать от нас абсолютно новых подходов в том, что мы делаем, новой визии и институциональной способности.

Но "Укрэнерго", пожалуй, ждет наиболее сложная участь в связи с тем, что технологически рынок электроэнергии самый сложный, и он требует комплексных технологических решений для того, чтобы работать как швейцарские часы.

Т.е. перед нами стоит задача не только провести реформы и быть эффективным госпредприятием (как и перед остальными госкомпаниями), но и иметь институциональную способность быть пионером изменений рынка электроэнергии и принести украинскому потребителю новую возможность – возможность выхода на рынок Европы. А это в свою очередь требует новое качество мышления в компании – на уровне как руководства, так и рядового состава.

Кроме того, у нас есть еще одна, малозаметная пока миссия: позволить новым технологиям в электроэнергетике (в первую очередь, "зеленым") состояться как класс. Без нас развитие «альтернативной энергетики» невозможно, потому что сети и балансирование – ключевые его технологические ограничители сегодня и в ближайшие три-пять лет.

Т.е. синхронизация с ENTSO-E – это факт свершившийся, кто бы ни руководил "Укрэнерго"?

Наша интеграция в рынок электроэнергии ЕС – неизбежна. В виду как геополитических факторов (Россия), так и чисто экономических – именно там наиболее ликвидный и развитый рынок электроэнергии.

И мы будем частью европейского рынка электроэнергии. Вопрос только лишь во времени. И здесь как раз таки важна политическая воля. Если она будет – мы можем уже в ближайшие пять лет стать этому свидетелями.

Кстати, недавно мы начали всю информацию, которую мы даем на сайте и на фейсбуке, публиковать и на английском языке. Более того, мы создали страницу в LinkedIN и начали коммуницировать на этой площадке только на английском языке.

Это не просто дань уважения английскому языку или международному направлению. Тем самым, мы пытаемся учиться быть понятным европейским партнерам и демонстрируем всем, что наша визия – интеграция в европейский рынок. Кстати, у нас это так и зафиксировано в новой стратегии. Кроме того, мы реально начали равнять себя не на украинские компании, а на европейских коллег: смотрим, изучаем, сравниваем. Поверьте, это абсолютно другая философия, мышление и виденье развития и отличная прививка от украинской привычки мысли в горизонте одного-двух лет.

Проблема всего украинского рынка электроэнергии заключается в том, что все привыкли мыслить в рамках настоящего. Но на самом деле настоящее - это давно забытое старое в странах Европы, которые прошли это 20-30 лет назад. И именно "Укрэнерго" обязано быть драйвером изменений, создавая технологическую основу для преобразований всей отрасли.

Как вы думаете, руководство страны разделяет вашу позицию по поводу «неизбежности» синхронизации с ENTSO-E?

Полагаю, в этом процессе мы опережаем развитие общественной мысли (назову это так) на несколько лет. И это естественно, потому что исторически решения у нас принимаются, как правило, исходя из настоящего, а не будущего. Поэтому считаю, это своим личным ключевым показателем эффективности – убедить руководство страны, ключевых стейкхолдеров, что синхронизация важна, и "Укрэнерго" в одиночку не сможет этого сделать.

И постепенно я вижу, что сторонников синхронизации на разных уровнях становится больше. В первую очередь, среди среднего и крупного бизнеса – предприниматели начинают понимать, что мы для них – «окно возможностей» для оптимизации затрат на электроэнергию.

Мы недавно посчитали, что синхронизация позволит сэкономить нашей промышленности около 800 млн дол США в год, не говоря о том, что создаст новый вид бизнеса – трейдинг электроэнергией (общий объем торговли составит около 1,5 млрд евро) и однозначно привлечет миллиарды долларов инвестиций в электроэнергетику Украины.

О КОМАНДЕ И ЛЮДЯХ

Почему одни госкомпании застыли в своем развитии (их не слышно, и не видно), а другие – демонстрируют как минимум попытку к переменам?

Главная причина – люди. Поверьте, команда – это главное условие успеха. Не будет команды – можно собирать вещи и покидать компанию.

Мне несказанно повезло (хотя, во многом, это результат моей двухлетней работы по поиску талантливых управленцев) – мне удалось объединить вокруг себя классную команду единомышленников. Большинство из них – новые лица в электроэнергетике, люди из бизнеса, с хорошей репутацией и отличным опытом работы. Именно они и задают темп всем тем изменениям, которые сейчас происходят в компании.

Знаете почему? Потому что перемены, которые мы осуществляем в «Укрэнерго» - не под силу не то, что одному человеку, а даже трем-пяти «топам», какими бы гениями менеджмента они бы ни были и сколько часов они бы ни работали в сутки. Чтобы решиться на такие трансформации, нужно около 50 человек-агентов изменений первого круга, мотивированных, и знающих свое дело. И эти люди должны иметь свои вертикали агентов изменений, уже второго круга. Сейчас у меня есть такая команда, и это самый главный «гудвил» Укрэнерго. И эта команда, однозначно, драйвер реформ в электроэнергетике.

Более того, мы не стоим на месте. Мы ищем таланты. Везде, где только можно. Мы выискиваем тех, кто способен творить, созидать и сподвигать остальных на изменения. Кстати, именно для этого мы запустили проект Ukrenergo Laboratories – по сути, искать самородки для дальнейшей огранки в "Укренерго".

Как вы мотивируете свою команду?

Я внедряю систему KPI (ключевых показателей эффективности – прим. Интерфакс.) в работе, т.е. у каждого из них есть четкие показатели эффективности, за которые они получают бонусы. Это тоже часть реформы компании – отойти от простой "зарплаты" (да еще нерыночного уровня), до правил рыночного стимулирования, которые работают в бизнесе. Показываешь результат – получаешь его денежный эквивалент в кармане (в нашем случае – на банковскую карточку).

Плюс у меня есть правило: я люблю, когда члены моей команды "выносят мне мозг". В хорошем смысле слова. Они это знают. Помните известную цитату Стива Джобса: "Не имеет смысла нанимать толковых людей, а затем рассказать им, что делать. Мы нанимаем умных людей, чтобы они могли рассказать нам, что делать". Я ее очень люблю за ценность понимания значимости ключевых сотрудников. И стараюсь следовать ей в моих взаимоотношениях с членами команды.

Кстати, реформа системы оплаты труда в госкомпании – один из ключевых условий успешности всех остальных реформ. Здесь важны два компонента – рыночность зарплат и ориентация на результат, а не на процесс.

И это то, что мы внедряем в "Укрэнерго" в течение последнего года. Мы меняем сознание сотрудников (особенно тех, кто работает здесь дольше десяти лет), что их работа не передана им по наследству, что просто ходить на работу уже никого не устраивает. Что теперь нужно, как говорят на Западе, "перформить" и "пушить". Это, пожалуй, самый сложный момент в коммуникациях с персоналом.

Но чтобы платить рыночную зарплату, нужно повышать бюджет, а значит, и тариф. Вы к этому готовы?

Есть два пути повышения зарплаты – или увеличить бюджеты, или оптимизировать расходы. Оптимизация процессов неизбежно влечет за собой уменьшение потребности в персонале. Оптимизация персонала в «Укрэнерго» – неизбежна, учитывая, что я первый руководитель, который решился на такие шаги. Для сравнения, в австрийском операторе системы передачи APG работает около 450 человек, в бельгійском Elia – 1225, в німецькому 50 Hertz – 933. В «Укрэнерго» по состоянию на 1 мая 2017 года работало 10500 человек. Протяженность магистральных линий электропередачи в расчете на 1 сотрудника у нас в среднем в 8 раз меньше, чем в Европе. Отсюда – низкие зарплаты, отсутствие эффективности труда, минимум мотивации.

Это неоднозначная тема с тяжелым социальным аспектом. Штат компании за последний год уменьшился на 25%. Это был самый сложный, наверное, период во всей моей работе в "Укрэнерго".

Но мы не сокращали наших людей. Они уходили добровольно, получая существенные компенсации (в среднем в объеме пятимесячной зарплаты, в отдельных случаях – семимесячной). Полученные нами прочие доходы послужили источником для их выплаты. Мы не залезли в карман потребителю, мы не просили дополнительные средства в тарифе.

При этом мы предлагали всем помощь в дальнейшем трудоустройстве, но очень незначительное количество людей этим воспользовалось. И это, кстати, тоже очень симптоматично, потому что многие из них не видели себя никогда на сводобном рынке труда и не понимали, насколько важной может быть помощь по грамотному составлению резюме, написанию сопроводительного письма и подготовке к интервью.

Оптимизация коснулась в первую очередь руководящего и административного персонала: количество начальников уменьшилось в разы.

За счет сокращения нам удалось поднять заработные платы только в этом году в среднем на 24%, увязав их, естественно, с новой системой стимулирования. Кстати, за время моей работы в «Укренерго» зарплаты выросли в среднем на 80%.

Более того, это повышение не было взято с "потолка" – мы внедрили систему грейдов, и вместе с Ernst&Young посмотрели на наши зарплаты и на зарплаты рынка.

В будущем разницы в зарплатах не должно быть. Либо она должна быть в пользу "Укрэнерго". Но больше не должно повторяться ситуации, когда средняя заработная плата в нашей компании намного ниже рыночной, и часть подразделений годами были недоукомплектованными, потому что специалисты не хотели идти работать на такие деньги. Сейчас мы во многом исправили ситуацию. И это дало возможность начать привлекать со стороны квалифицированные кадры – в первую очередь, на позиции среднего и высшего звена.

Вы сторонник больших зарплат топ-менеджерам госкомпаний, в частности, их руководству?

Я сторонник их рыночности. Подход к вознаграждению руководства госкомпаний должен быть идентичен подходу в частном секторе. Никаких зарплат у руководителей госкомпаний с оборотом больше 100 млн дол в год в 15-20 тыс грн быть не может – это прямая дорога к коррупции и неэффективности. Руководители должны зарабатывать достойные деньги, и ответственность у них должна быть соответственная.

Но вознаграждение – не единое условие работы топ-менеджера, в частности, руководителя предприятия. Еще один важный аспект – временной карт-бланш. У руководителя должна быть гарантия, что он или она сможет осуществить все задуманное, собственно то, за что и заплатят бонус.

И я реально очень доволен, что постепенно подходы к формированию заработных плат в государственных компаниях меняются: все больше и больше госпредприятиях начинают платить своим топам и руководителям среднего звена достойные их знаний и навыков деньги.

Я даже почувствовал это на «Укрэнерго» – запрос с «рынка» на топовые позиции компании резко вырос. Люди начинают проситься работать в компанию, причем люди с рынка, а не «по блату», как было принято раньше. Кстати, «блат» мы тоже убрали – все вакансии публикуются открыто на сайте (к слову, это самый посещаемый раздел нашего веб-сайта), плюс на всех самых известных веб-ресурсах по поиску работы.

Более того, я принял решение отойти от практики единоличного назначения ключевых сотрудников компании. Теперь такое решение будет приниматься коллегиально, специальным органом, пока эту функцию не заберет на себя комитет по назначению и комитет по вознаграждению будущего набсовета.

Не боитесь лишиться инструмента влияния на тех людей, кого назначаете, ведь обычно персонализация принятия решения о взятие на работу служит хорошей гарантией лояльности нового "топ-менеджера"?

Не боюсь. Это лучшая мировая практика, так работают ведущие компании из первой сотни Forbes и Fortune. И мне это очень нравится. Это не навредит, а только лишь добавит устойчивости и прозрачности компании.

А где гарантии, что руководители среднего и высшего звена, получая уже, как вы говорите, «достойные деньги», не будут продолжать организовывать схемы и вымывать средства из госкомпаний?

Гарантии - в «рыночности» самих людей. Вы не представляете, сколько за последние полтора-два года я встретил реально профессиональных людей, которые сделали свою карьеру в частном бизнесе, и ключевым условием работы которых в госсекторе является неучастие в каких-либо схемах. Как только такие люди попадают в старую консервативную систему, которая живет по принципу «здесь всегда так было и нечего тут что-то менять», начинается огромный разбаланс, и постепенно компании начинают меняться изнутри. Как правило, изменения начинаются, когда новые лица начинают быть критической массой. Именно в этом я вижу единственный шанс для госкомпании вообще реформироваться и стать эффективной. И собственно, и свою задачу.

Процесс начался. Старая система старается удержать позиции, но выиграть схватку византийскими методами у людей с уникальными знаниями и отменным образованием невозможно. Исход очевиден. Уверен: уже через три-пять лет на ключевых позициях в ключевых госкомпаниях будут находиться профессионалы из бизнеса. Именно реформа вознаграждения сделает это возможным. При условии, конечно же, реформы корпоративного управления.

О ГОСУДАРСТВЕ И ГОЛУБЫХ ФИШКАХ

Коль вы затронули вопрос о реформе коруправления, тогда как, на ваш взгляд, должны быть выстроены отношения государства и стратегических госактивов?

В мире существуют государства, которые являются эффективным собственником компаний, но их можно пересчитать по пальцам. В большинстве развитых стран компаний, которые можно считать государственными, практически нет. К примеру, в США считают, что у них на всю страну пять государственных компаний, но также существуют тысячи, в которых есть государственная доля. Вопрос не в том кто в уставе записан собственником, а в том, как построены процедуры управления.

Я последние 1,5 года являюсь апологетом того, чтобы в государственных компаниях была проведена полноценная реформа корпоративного управления. Учитывая политическую сущность нашего государства и количество противоречий, которые есть между политическими и экономическими центрами принятия решений, абсолютное большинство предприятий должно быть продано.

Есть и предприятия, в отношении которых принято стратегическое решение, что они должны всегда быть в госсобственности и "Укрэнерго" относится к их числу. Но это не значит, что такие предприятия не должны вести деятельность в соответствии с правилами частных компаний. Законы бизнеса во всем мире одинаковы. Поэтому, если государство хочет быть в плюсе от того, чем оно управляет - то и управлять им нужно как эффективным частным бизнесом.

Т.е. вы считаете, что руководители ключевых госпредприятий страны должны управлять ими как частным бизнесом.

Абсолютно верно. Более того, они должны иметь прямую финансовую выгоду (естественно, абсолютно прозрачно, через систему бонусов) от того, насколько успешно они управляют госактивом.

В условиях политической нестабильности и других факторов никто не придумал ничего лучшего, чем всем известные принципы Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), четко выписанные через десятилетия изменений в подходах к управлению собственностью. Нужно понимать, что не может даже очень умный человек, возглавляющий какое-то подразделение по управлению государственной собственностью в министерстве быть одинаково хорошим в десятках видов деятельности, а в некоторых случаях - и в сотнях компаний, которые ему подчиняются.

Реформа корпоративного управления, в первую очередь, занимается выстраиванием фундамента и стены между собственником в лице государства и менеджментом компаний, чтобы обезопасить предприятие от влияния каких-либо политических решений. Потому что директора меняются, министры меняются, госсекретари тоже будут меняться. Должна быть институция, которая обеспечивает стабильность, чтобы утверждаемые стратегии жили, а не менялись каждый раз.

Ушел Ковальчук, пришел кто-то другой, по дороге поменялся и министр. Этот человеческий фактор и непонимание того, сколько руководитель будет работать сильно мешают предприятию быть эффективным. Нужно выстроить основу устойчивого развития, а уже потом делать все остальное.

Государство может эффективно управлять госсобственностью?

Напрямую управлять – нет. В первую очередь потому, что просто не состоянии это делать. Ни одно министерство и ведомство не в состоянии эффективно управлять объектами, которыми владеет. Нет соответствующих интеллектуальных ресурсов, нет бизнес-компетенции, уровень мотивации (в том числе, денежной) минимален. На фоне отсутствия должного вознаграждения за труд и в силу политизированности должности министров, соблазн "порулить" госкомпаними в чьих-то интересах огромен.

Но, по большому счету, министерства и не должны управлять. У них должна быть контрольная функция (через наблюдательный совет и собрание акционеров). А управлять – это удел топ-менеджмента, который несет персональную ответственность перед набсоветом за выполнение поставленных задач.

Кроме того, министерства должны заниматься разработкой политик и «правил игры». И здесь непаханое поле работы, огромные возможности для самореализации. Очень жаль, что пока это не приоритет многих госведомств.

Как продвигается ваша реформа корпоративного управления в "Укрэнерго"? Набсовет будет все-таки создан в этом году?

"Укрэнерго" морально было готово к реформе корпоративного управления более года назад, институционально – с момента принятия Кабмином всех необходимых постановлений. Мы наняли независимых консультантов и разработали нужные документы. С апреля по сентябрь мы были в процессе диалога с нашим министерством, который завершился подписанием новой редакции нашего устава.

Утвержденная Минэнергоугля редакция устава намного лучше той, которая была, но и хуже устава, на который рассчитывали наши консультанты. Тем не менее, это открывает дорогу к формированию независимого наблюдательного совета.

Эта реформа пока не выполнена даже на 20%, потому что новый устав сам по себе без сформированного набсовета неработоспособен. Функции набсовета до его создания выполняет орган управления при Минэнергоугля, но де-факто пока ничего не изменилось. Мы ожидаем в ближайшее время оглашения отбора в независимые директора.

Есть мнение, что реформа коруправления стопорится на уровне руководства страны, потому то есть прецендент НАК "Нафтогаз Украины", создание набсовета в котором лишь усугубило конфликт между НАКом и Правительством. Это действительно так?

В целом, на внедрение нового корпоративного управления в государственном секторе понадобятся многие годы. Надо будет доказывать государству, кто бы его ни представлял, что это хорошо, что оно не имеет контроля над своими непосредственными активами. Нужно уметь довериться консультантам, прогрессивному менеджменту, привлечь со стороны людей с опытом «не на бумажке», которые будут отвечать за внедрение преобразований. Но нет ничего хуже и сложнее, чем заставлять систему менять саму себя.

Для всего этого государство должно принять политику собственности - базовый документ, в котором будет сказано, что должно быть с определенным предприятием, как им управлять, какие результаты и цели его деятельности. А у нас все идет с конца – давайте сначала выберем набсовет, а потом будем разбираться, что с ним делать, как это и произошло в "Нафтогазе Украины". В результате чего все стороны проиграли. И надо честно сказать, абсолютно все госкомпании сегодня, которые стоят «в очереди» на реформу коруправления, фактически стали заложником «решения вопроса» относительно набсовета «Нафтогаза».

«Укрэнерго» - это государственное предприятие. Причем законом прямо запрещено его продавать. Вы с этим согласны, глядя на перспективу 5-10 лет?

Я считаю, что Укрэнерго может быть очень эффективной компанией, если государство как собственник сможет формализовать свои отношения с набсоветом и его правлением.

Но в целом, я считаю, что выход на IPO на европейской площадке, и привлечение миноритарных собственников – например, европейских компаний-системных операторов электропередачи – через лет семь-десять сделало бы «Укрэнерго» не только более прозрачным, а более понятным бизнесом для Европы, что крайне важно, исходя из наших евроинтеграционных задач. Мы бы реально могли стать за десять лет одним из ведущих и важных операторов системы передачи Европы. Нам давно пора перестать сидеть в своей песочнице, в то время как, она находится в огромном песчаном карьере.

Но не нужно путать приватизацию основного актива (например, магистральной сети) и свободный/публичный оборот акций компании, которая этим активом управляет. Для условий Украины хороший сценарий на ближайшее время – государственная собственность на ключевой материальный актив и контрольный пакет акций в управляющей им компании. Это обеспечит защиту национальных интересов. В то же время это гарантирует прозрачность и эффективность бизнес-процессов, потому что быть публичной по европейским/мировым стандартам компанией – это огромная ответственность, требующая перенастройки всех ключевых процессов внутри.

Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 13 ноября 2017 > № 2399797 Всеволод Ковальчук


Украина. Германия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 9 ноября 2017 > № 2381352 Мацей Зелиньски

Глава "Сименс Украина": Мы следуем принципу основателя Вернера фон Сименса "Я не поставлю на кон будущее компании ради быстрой наживы"

Эксклюзивное интервью генерального директора ДП "Сименс Украина" Мацея Томаша Зелиньски агентству "Интерфакс-Украина"

- Поскольку 30 сентября у Siemens завершился финансовый год, думаю, уместно начать наше интервью с вопроса об основных финансовых итогах работы компании в Украине в сравнении с теми планами, которые компания намечала в начале года.

- Прежде чем говорить об итогах этого года и дальнейшей стратегии, важно понимать связи между концерном Siemens и Украиной в прошлом. История присутствия компании в Украине насчитывает более 160 лет. Это десятки тысяч реализованных проектов - и крупных, и небольших. Все началось с прокладки телеграфной линии, которая проходила через Киев, Одессу до Севастополя, открытие первой трамвайной линии в стране в Киеве на Европейской площади, первой электростанции во Львове, или участие в строительстве Днепровской ГЭС. Кстати, недавно Днепровская ГЭС отметила 85-летие со дня своего основания. За эти годы много всего удалось воплотить в жизнь. Конечно, были и проблемы, но мы пережили все кризисы, в том числе и последний 2013-14 года, когда значительно уменьшился объем рынка из-за падения ВВП.

Если же говорить об итогах прошлого года, то важно понимать связь с общими экономическими показателями. В течение нескольких кварталов мы наблюдаем рост экономики Украины, кризис остался позади, прирост ВВП на уровне 2,5-3%. Этого, конечно, недостаточно, потому что базовый уровень невысокий, но тем не менее. В Украине мы работаем по трем основным направлениям: автоматизация, электрификация и цифровизация промышленности и инфраструктуры, Если в прошлом году в целом рост промышленности в Украине составил 2,4–2,5%, а в этом году по разным прогнозам рост будет на уровне 2%, то в тех отраслях, где работает Siemens, рост значительно выше.

Динамичнее всего мы совместно с партнерами развиваемся в горно-металлургическом секторе, металлургии, электроэнергетике, аграрном секторе и машиностроении. В этих отраслях рост инвестиций значительный, и, закрывая финансовый год, (конечно, не все цифры окончательные) могу сказать, что объемы новых заказов по сравнению с прошлым годом у нас выросли на 28%. Это говорит о том, что наши клиенты вкладывают деньги уже в капитальные инвестиции (CAPEX), а не только в операционные (OPEX).

Поэтому я очень горжусь 160-летней историей совместной работы с украинской промышленностью. Но еще важнее смотреть вперед, вместе справляться с новыми вызовами, которые готовит четвертая промышленная революция, и тем самым выводить реальный сектор экономики Украины на абсолютно новый уровень в энергетике, аграрном секторе, ГМК, машиностроении, автопромышленности, которая рано или поздно начнет развиваться.

- Одним из важных направлений компании было также здравоохранение, но Вы ничего не сказали об этом секторе

- Дело в том, что медицина и здравоохранение в Siemens в настоящее время – это отдельное юридическое лицо. C марта 2016 года было создано ООО "Сименс медицина" как отдельное юрлицо. Концерн запланировал IPO на первую половину 2018 года, поэтому ООО "Сименс медицина" отделилось от ДП "Сименс Украина" и является на сегодня независимой юридической единицей.

- Если говорить о росте новых заказов, в каких именно секторах они наиболее заметны?

- Новые заказы выросли по всем подразделениям: цифровое производство, автоматизация промышленности, непрерывные процессы и приводы, электроэнергетика, (производство, передача и распределение энергии), автоматизация зданий и инфраструктуры. Например, в этом году мы заключили договор на поставку турбины мощностью более 10 МВт для компании агропромышленного комплекса. В этом секторе мы работаем со всеми крупными холдингами, по разным направлениям, предлагаем системы и решения, которые позволяют им улучшить свои финансовые показатели

Можно ли говорить, что аграрный сектор и ГМК – это сейчас самые крупные ваши потребители?

- Да, в аграрном секторе прежде всего это касается переработки и инфраструктуры – переработка подсолнечного масла или зерна, хранение зерна, строительство новых элеваторов – это большие инфраструктурные инвестиции, которые должны иметь систему автоматизации, энергоснабжения. Кроме того, мы затрагиваем вопросы перевалки зерновых и не только.

- А насколько болезненной для компании была потеря клиентов в Донецкой области, тем более что в Донецке у "Сименс Украина" был большой региональный офис

- Безусловно, в ГМК определенная потеря была ощутима, мы работали там со многими заводами. В Донецке мы создали металлургический хаб, который обладал компетенциями для реализации проектов в металлургической сфере. Хаб практически целиком переехал в Днепр и сейчас реализует задачи по проектированию и поставкам систем автоматизации и приводов.

- Можете поделиться конкретными объемами контрактов?

- Поскольку формально мы еще не закрыли финансовый год в плане рапортирования, сейчас пока не хочу оперировать цифрами, потому что даже незначительная ошибка недопустима. Но то, что новые заказы выросли на 28% - это для меня месседж, что украинская промышленность развивается активно в тех отраслях, где есть потребление технологий, предлагаемых Siemens.

Мы выиграли за последние годы ряд тендеров, проводимых "Укрэнерго" по поставке высоковольтного оборудования и систем, ряд проектов в металлургической отрасли по автоматизации производственных объектов "ArcelorMittal Кривой Рог" и предприятий группы "Метинвест". В аграрной промышленности реализовываются проекты с такими крупными холдингами, как Cargill, "Кернел", "Астарта". Siemens является поставщиком компонентов и комплексных решений для этих и других отраслей промышленности.

- Конечно, нельзя не коснуться ситуации с поставками Россией турбин Siemens в Крым, и в этой связи, прежде всего, интересно влияние сложившейся ситуации на работу в Украине: понесли ли вы ли какие-то репутационные риски, или вам удалось их минимизировать и каким образом?

- Такая информация, конечно, не помогает нам работать, но важно обсуждать эту проблему и взвешенно относиться к фактам… Наша позиция, как и позиция концерна в этом вопросе, категорична: перемещение турбин в Крым является грубым нарушением условий соглашений о поставках с Siemens и законодательства Европейского Союза.

Если же говорить о репутационных рисках, то, разумеется, любая негативная информация о компании может нанести вред авторитету, который завоевывался годами. Здесь хочу привести слова основателя компании Вернера фон Сименса: «I will not sell the future for a quick profit!» - "Я не поставлю на кон будущее компании ради быстрой наживы". Этим принципом руководствуется компания и сегодня.

- Не так давно на 14-й ежегодной конференции YES в Киеве глава "Нафтогаза Украины" Андрей Коболев обвинил Siemens в том, что из-за боязни потерять рынок России она отказалась от поставок оборудования для модернизации украинской ГТС, и "Нафтогаз" был вынужден обратиться за новыми поставками к General Electric. Как Вы прокомментируете это заявление?

- Я в 2013 году не работал в "Сименс Украина", но как только мы из прессы узнали о заявлении на конференции, сразу отправили запрос в штаб-квартиру с просьбой разъяснить ситуацию. И хочу сказать, что мы не можем подтвердить то, что процитировано в СМИ.

В 2013 году проект находился на стадии обсуждения, но по бизнес-причинам не дошло до заключения договора с одним из поставщиков комплектной системы для конечного потребителя в Украине.

Но связывать это с политикой – я не вижу никакой связи. Каждый проект индивидуальный, и при принятии решения всегда надо обсуждать разные факторы. Конечно, есть требования клиента – сроки поставки и реализации, есть разные загрузки заводов, поэтому тут не могу оперировать деталями, но контакт не был подписан именно по бизнес-причинам, и привязки к политике я не подтверждаю.

"Нафтогаз" – большой холдинг и мы работаем с большинством его предприятий. Конечно, такие структуры работают в системе транспарентных закупок, и если нам есть что предложить нашим партнерам и заказчикам, мы участвуем в тендерах через платформу ProZorro.

- А как вы оцениваете для себя эффективность системы ProZorro?

- Оцениваем очень позитивно, потому что для нас очень важно работать прозрачно, честно и открыто. Это большой шаг вперед для улучшения позрачности бизнеса. Мы делаем предложения для "Нафтогаза", "Укрэнерго" и других компаний, и часто выигрываем тендеры, поэтому считаю, что ProZorro вполне прозрачная и эффективная система, которая позволяет сотрудничать и соперничать честно.

- Базируясь на итогах прошлого финансового года, что вы можете сказать о планах на следующий?

- Планы очень амбициозны, и во всех отраслях я вижу значительные перспективы и много возможностей. Мы в прошлом финансовом году выросли больше, чем ожидали: доходы выросли на 11%, новые заказы – на 28% и показатели прибыли оказались выше заложенных в бюджете. И в следующем году мы планируем работать с нашими клиентами еще активнее. Я ожидаю, что рост будет на уровне 10% и выше.

Один из наших приоритетов – это дигитализация промышленности: не только программное обеспечение, но и весь цикл от создания цифрового двойника продукта, через цифровое производство к предоставлению сервиса, и что еще очень важно в Украине – обеспечение кибербезопасности, как промышленной, так и энергетической.

Кроме этого, как мы уже говорили, мы создали инженерный центр, в котором основным из направлений является тема интеллектуальных электрических сетей, или дигитализация в энергетике. Это тема, которая развивается по всему миру и она стратегически важна для Украины. Дигитализация позволяет эффективно управлять нашей электроэнергией. Данные технологии позволяют Украине развивать электроэнергетику в соответствии с современными стандартами и трендами. В будущем это может ускорить объединение украинской и европейской энергосистем.

У нас есть инженеры и специалисты, которые непосредственно предлагают решения для систем передачи и распределения энергии. Кроме того, наши инженеры центра компетенции в области цифровых подстанций и кибербезопасности участвуют в проектах на всех континентах мира. Крупные проекты уже реализованы в разных странах – Саудовская Аравия, Египет, ОАЭ, последние контракты - в Норвегии, Швейцарии, Германии, Англии. Инженеры занимаются полным комплексом работ (проектированием, программированием и пуско-наладкой) в области цифровых систем управления и релейной защиты подстанций.

В последнее время нам удалось значительно развить компетенцию в этой инновационной технологии. Также у штаб-квартиры есть намерения интенсивно развивать штат сотрудников для этого направления. Инженеры данной направленности должны обладать как знаниями традиционных технологий в энергетике, так и знаниями в области IT. Это взаимодействие между традиционной и современной промышленностью носит название "индустрия 4.0". Я всегда говорю, что Украина – это страна IT, где есть около 100 тыс. опытных инженеров, которых необходимо привлекать на такие проекты. Более того, каждый год университеты выпускают около 35 тыс. новых IT-специалистов. Все специалисты нашего центра - это украинские, высокообразованные инженеры. Их средний возраст 30 лет, но они уже получили колоссальный опыт в больших проектах.

Например, сейчас Siemens в Египте реализует крупнейший проект по строительству трех электростанций общей мощностью 14400 МВт. Это позволит компенсировать дефицит мощности в энергосистеме страны. Наши инженеры принимают активное участие в данных проектах на всех стадиях от разработки концептов до ввода в эксплуатацию.

-Такие хабы функционируют еще в каких-то странах?

- Да, в разных странах. Хаб для энергетических систем цифровых сетей создан, например, в Словакии, и сейчас есть намерения перенять этот опыт и в Украине. В большей степени мы сосредоточены на том, чтобы совместно с "Укрэнерго" развивать системы цифровых сетей и кибербезопасности для украинской энергетики

- Еще одна тема - сотрудничество с "Укрзализныцей". Много лет ведутся разговоры об интересах Siemens к участию в проектах по локомотивостроению, компания уже неоднократно заявляла о том, что не заинтересована в создании СП по производству локомотивов, но надеется на "частную тягу". Тем не менее, мы помним, что опыт совместного сотрудничества с Днепропетровским электровозостроительным заводом у компании был не совсем удачный…

"Укрзализныця" - большая компания, которая занимается перевозками, и тут мы предлагаем всю линейку для электрификации железных дорог, и в последнее время идут разговоры по поводу новых проектов, которые пока на стадии обсуждения, а когда они выйдут на тендеры – мы будем в них участвовать.

Что касается электровозов – да, мы поставляли компоненты для украинских электровозов совместно с украинским производителем. Последнее время мы с УЗ отремонтировали два из них, поэтому можно сказать, что тема развивается.

В 2016 году мы подписали протокол о намерениях, что будем совместно разрабатывать ТУ под потребности железных дорог. Сейчас обсуждаем сертификацию наших электровозов, поэтому хотелось бы, чтобы эти проекты шли быстрее, поскольку потребность в новых средствах ж/д-транспорте в Украине огромна, и для Siemens это очень важный рынок, на котором мы продолжаем работать с УЗ.

- А в каких направлениях вы ожидаете наиболее динамичного развития в этом году

- Например, в металлургии очень много зависит от цен на ресурсы на мировой бирже, поэтому там динамика инвестиций меняется из года в год. Безусловно, агропромышленный сектор – ведь 30% всех черноземов в мире находится в Украине. Последние инвестиции в порту "Южный" нам показали, что очень динамично развивается вся инфраструктура агропрома. Украина лидирует в производстве подсолнечного масла, зерновых культур, кукурузы, и поскольку их потребление растет, я более чем уверен, что этот сектор будет развиваться и требовать новых современных технологий, в том числе в выработке биоэнергии, перевалке, хранении, т.е. там, где Siemens обладает компетенцией и широким портфолио продуктов и услуг.

- Планирует ли компания участвовать в приватизации такого предприятия энергомашиностроения, как "Турбоатом", даже если на продажу будет выставлен только блокпакет его акций?

- Каждый проект приватизации особенный, поэтому тут важно оценить перспективы, возможности локального и регионального рынков, мы будем наблюдать за процессом, но какое финальное решение будет принято, на этой стадии сказать не могу.

- Еще одна интересная мировая новость - 11 октября в Брюсселе обсуждалось создание батарейного альянса для конкуренции с компаниями из США и Азии. Знаю, что был приглашен Siemens. Как Вы считаете, могла бы Украина встроиться в этот альянс с учетом богатых запасов лития?

- Это хорошая идея, но надо смотреть глубже, чтобы разобраться в ресурсах, которые есть в Украине. Если появится дополнительная возможность для сотрудничества Siemens и украинских предпринимателей – это может стать темой для изучения.

- Можно ли сказать, что компания в Украине переживала определенный кризис, и какова сегодня ее дальнейшая стратегия?

- Кризис был во всей Украине, мы также ощутили его на себе. Мы пережили его благодаря продаже услуг, в том числе благодаря нашему энергетическому хабу, а также группе, отвечающей за разработку решений в металлургической промышленности. Сейчас мы уже вышли из этого кризисного положения… Рост заказов составил 28%. Мы намерены развивать долгосрочный бизнес в Украине, в том числе с нашими партнерами переходить к цифровой промышленности и цифровой энергетике. Одним из свидетельств нашей долгосрочной стратегии стало подписание договора аренды с бизнес-центром "Астарта" на Подоле - это говорит о том, что "Siemens Украина" намерен развиваться.

Какова сегодня региональная сеть компании?

- Основная задача региональных представительств - быть ближе к клиенту. Основной офис компании находится в Киеве, и кроме офиса есть центр обучения автоматизации, в котором обучаем клиентов и партнеров. Есть крупный инжиниринговый центр для металлургической промышленности в Днепре, в Одессе, и, конечно, в Харькове. А расписание тренингового центра во Львове забито на два-три квартала вперед. Мы создали развитую сеть региональных офисов, чтобы быть ближе к клиенту.

Есть ли проблемы с оптимизацией штата?

- Штат растет динамически, набираем инженеров, экономистов, IT-специалистов, инженеров-электриков и, надеюсь, эта позитивная динамика сохранится. Тесно работаем с местными партнерами, которые предлагают решения на основе систем программного обеспечения и оборудования Siemens, с ними работаем по конечным клиентам.

Везде, где видим рост потребления, набираем новых сотрудников, чем больше оборудования у нас появляется на рынке, тем больше потребностей в обслуживании, поэтому сервис динамично развивается. Сегодня в штате ДП " Siemens Украина" работает более 200 человек.

Есть ли у компании в Украине какие-либо проблемы с фискальными органами?

- Поскольку мы выполняем все законы и требования фискальных и других служб, нас эти проблемы не касаются. Я работаю в Украине год, и наблюдаю во многих областях значительные улучшения – например, уменьшение проверок, улучшение коммуникации с государственными службами, коммуникации с правительством.

Кстати, площадкой для диалога, на которой бизнес может узнать о планах правительства, а правительство – о настроениях бизнеса, может стать платформа, созданная тремя ассоциациями – Европейской бизнес-ассоциацией (ЕБА), Американской торговой палатой (АТП) и Союзом украинских предпринимателей (СУП). Встреча с участием президента Петра Порошенко в рамках EBA была достаточно эффективной.

Обсуждали и систему ProZorro, насколько она удобна для бизнеса, фискальную и финансовую политику. Такой диалог очень полезен, и президент обещал, что будем регулярно встречаться на таких площадках.

- Некогда Siemens входил в Национальный инвестиционный совет при президенте Украины, но в новый инвестсовет совет, состав которого в октябре утвердил П.Порошенко, вы не вошли, но в то же время в него вошел General Electric

- Но это не означает, что мы не будем стараться стать его членом в будущем. Наша компания всегда была заинтересована развивать украинскую промышленность и экономику. Уверен, что для этого у нас есть и опыт, и ресурсы, и компетенции. В подтверждение этого, приведу тот факт, что совсем недавно американский журнал Forbes в своем рейтинге назвал Siemens самой авторитетной компанией, что стало своеобразным подарком на 170–летний юбилей Siemens.

Украина. Германия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 9 ноября 2017 > № 2381352 Мацей Зелиньски


Россия > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 8 ноября 2017 > № 2379721 Анатолий Чубайс

Председатель Правления УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс: История про возобновляемую энергетику прошла точку невозврата. Весь мир знает, что она нужна.

Автор: Павел Демидович

ВЕДУЩИЙ: Одна из популярных тем, которая сейчас всеми обсуждается, это история с майнингом, криптовалютами, частными валютами. Как вам кажется, у этой истории есть будущее либо это просто такое увлечение?

Анатолий Чубайс, председатель правления УК «РОСНАНО»: Я точно не самый большой специалист в этой сфере. Это я хорошо помню, что в конце 80-ых, когда мы продумывали контуры реформы экономической в нашей стране, мы всерьез анализировали концепцию конкурирующих частных валют, конкурирующих частных эмиссионных центров. Мы, к счастью, от нее отказались тогда. Но вот то, что происходит сейчас, это ровно это. Это неконтролируемый государством конкурирующий частный эмитент. Мне кажется, что здесь есть два главных риска, которых надо избежать. Риск номер один — ой, что-то страшное появилось, надо немедленно запретить. Риск номер два — это великолепно, прекрасно, это будущее человечества, пусть все немедленно у себя строят фирмы и занимаются майнингом и зарабатывают на этом. Вот в обе крайности впадать не надо. Здесь, конечно же, нужно регулирование. Здесь недопустимо перерегулирование. Мне кажется, что в принципе эта сфера точно какое-то свое место под солнцем в экономике займет. Надо сделать так, чтобы наша страна не оказалась аутсайдером.

ВЕДУЩИЙ: С вашей точки зрения, есть ли будущее у криптовалют как таковых, у того же биткоина, других криптовалют? Кто-то говорит о возможности, необходимости даже создания крипторубля. У крипторубля есть будущее или это не про нас?

Анатолий Чубайс: Мне кажется, что сама идея криптовалют, будь то Этериум, будь то Биткоин, будь то иные валюты, она, скорее всего, уже не обратима. Она уже не находится в режиме разрешить или запретить. Она находится в режиме как правильно регламентировать это явление так, чтобы оно не разрушило действующую монетарную систему с одной стороны, а с другой стороны все-таки дало возможность для какого-то децентрализованного эмитента эту функцию на себя взять. Вот, скорее, в этой плоскости дело лежит. Поэтому я говорю о том, что не правильно перезапретить и неправильно уйти от регулирования.

ВЕДУЩИЙ: Вернемся к той теме, которая вам, наверное, гораздо ближе — к теме энергетики. Вы достаточно долго работали в сфере традиционной энергетики. Сейчас в основном занимаетесь возобновляемыми источниками энергии и являетесь активным адептом и пропагандистом этих возобновляемых источников. С вашей точки зрения, какую долю в российском энергобалансе они потенциально могут занять?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, история про возобновляемую энергетику в мире уже прошла такую точку невозврата. Дискуссии о том, надо или не надо, завершены. Весь мир знает, что надо. Россия задержалась на старте. Но, к счастью, все-таки успела встроиться в этот важнейший создаваемый технологический кластер. Надо, правда, сказать, что у нас первая солнечная станция в России, мы ввели в 2015 году, всего два года назад. Первую ветростанцию введем в первом квартале будущего года. У нас только начинается этот бизнес. Но он уже начинается, начинается на твердой основе. Если говорить о целевых параметрах, совсем стратегически, я не считаю, что России нужно иметь те же объемы возобновляемой энергетики, как, скажем, в Европе. Европа ставит для себя задачу — 2030 год 30%. 30% — это для нас какая-то немыслимая цифра совершенно. Но в тоже время в моем понимании цифра на уровне примерно там от 7 до 13% к 2030 году была бы для нас адекватной. Это здравое, с одной стороны, использование тех преимуществ природных, которые у нас есть в виде дешевого газа (почему же от него отказываться?), а с другой стороны — это задача не упустить колоссальный по своему потенциалу технологический кластер, который может стать предметом экспорта из России при грамотном его развитии.

ВЕДУЩИЙ: А уже сейчас понятно, что для России более перспективно — это солнечная энергетика либо ветровая?

Анатолий Чубайс: Картина здесь такова. По ветроэнергетике, точнее по ветропотенциалу Россия страна номер один в мире. Номер один в мире. Наш потенциал здесь просто колоссален. Если взять особенно севера российские, арктическое побережье, активно развиваемое сейчас, то там ресурс очень большой. Как не странно, вопреки расхожему мнению, у России очень высокий уровень инсоляции. Россия — это страна… мы привыкли говорить — темно, холодно, замерзли. Какая к черту энергетика солнечная у нас?! Бессмысленно. Не, ребят, это все не так. Не так, потому что Россия — страна с преимущественно с континентальным или резко континентальным климатом. Это означает низкую облачность. Это означает высокий уровень инсоляции. Южная Якутия по инсоляции — один из самых высоких регионов России. Четвертая или пятая, если я правильно помню. Челябинск по инсоляции выше, чем Берлин. В этом смысле у России хороший потенциал по солнцу. А с учетом того, что технологии солнечные все больше позволяют работать с рассеянным светом, это тем более значимо и тем более перспективно. Поэтому я считаю, что и по ветру, и по солнцу у российской энергетики очень-очень значительный потенциал.

ВЕДУЩИЙ: Развитие возобновляемой энергетики в Европе, в том числе в России во многом опирается на механизм различного субсидирования. Кто должен заплатить за введение вот тех объемов солнечной электростанции, ветрогенерации, о которых вы говорите? Конечный потребитель, в том числе население либо, может быть, государство?

Анатолий Чубайс: Вот ровно этот вопрос, который вы сейчас мне задали, я очень хорошо помню, мы бурно обсуждали в 2007 году, готовя вторую редакцию закона об электроэнергетике в ходе реформы энергетики. Тогда было две концепции. Одна концепция — бюджет. Пускай бюджет найдет у себя источники для дотации. Вторая концепция — создаваемый нами тогда оптовый рынок электроэнергии. Первая ценовая зона, вторая ценовая зона. По целому ряду причин мы приняли решение о том, чтобы эту нагрузку возложить на оптовый рынок электроэнергии. Сегодня в 2018 году можно с уверенностью сказать, что это было правильное решение. Потому что заложенная тогда основа, собственно, запустила сегодня в России проект возобновляемой энергетики в целом. Кто платит? Промышленные потребители. Население из этого платежа исключено. Население не работает по ДПМ (договорам на поставки мощности), которые, собственно, являются механизмом стимулирования. Хотя если уж в конечном итоге, ну, всегда за все, идет речь о колбасе или о ядерных ракетах — не имеет значения, конечно, платит всегда конечный потребитель.

ВЕДУЩИЙ: Если за все же платит конечный потребитель, может быть, уже есть какие-то оценки, которые позволяли бы говорить, сколько заплатит российский потребитель за развитие возобновляемой энергетики?

Анатолий Чубайс: Да, конечно, такие цифры есть. У нас есть серьезные расчеты, которые показывают, что в период с 2017 до 2024 года доплата на оптовом рынке, там, куда мы возложили нагрузку, в связи с проектом возобновляемой энергетики по годам будет изменяться от 0,1% до максимальной в пике, цифра, не помню точно, 2021–2022 год, максимальная цифра 1,2%. Это максимальная надбавка к средней цене на оптовом рынке за киловатт в час.

ВЕДУЩИЙ: Разговор о прогнозируемом дефиците мощностей в электроэнергетике. Что за этим стоит — реальная перспектива на протяжении ближайших нескольких лет либо это в какой-то части пиар инвесторов в электроэнергетику и пиар производителей электрооборудования?

Анатолий Чубайс: Во-первых, я бы не связывал тему возобновляемой энергетики и проблему возможного дефицита. Там связки очень отдаленные и непрямые. Это, во-первых. Во-вторых, что у нас происходит с мощностями сейчас и как выглядит прогноз возможного дефицита? У нас на сегодня никакого дефицита нет. Это у нас в 2007 году было полстраны в дефиците от Южного Приморья до Москвы и Питера. На пределе проходили зиму. Станцию в ремонт невозможно было вывести. Благодаря тому колоссальному инвестиционному рывку, который получила энергетика от реформы за последние 10 лет, даже за 9 лет, объемы вводов 35 тысяч гигаватт — это самые большие вводы за 40 лет последние. Никакого дефицита нет. Наоборот нас ругают за то, что реформа позволила ввести слишком много мощностей. Энергетиков слишком много не бывает. Означает, есть резервы, есть возможность для самого главного — техперевооружения. Вот это вот задача крайне острая. Сейчас обсуждаемая новая концепция ДПМ — ДПМ-штрих — она не столько направлена на резкий рост мощностей, такой необходимости нет, сколько направлено на глубокое технологическое обновление существующего энергетического комплекса. У нас при всех новых вводах, тем не менее, недавно видел цифру, к 2025 году в тепловой энергетике более 57% станций превысит (нрзб.) ресурс. Это, конечно, ненормальная ситуация. И энергетике, базовой, тепловой энергетике страны нужна глубокая модернизация независимо ни от чего. Да, конечно, одновременно она решит проблему все равно роста спроса. Если представить, что не делать ничего вообще, вдруг все остановятся на следующие 10 лет, тогда действительно страна окажется в дефиците. Но мы видим то, как к этому относится Минэнерго сегодня и правительство в целом. И мы видим, что концепция новых договоров на поставки мощностей в активной разработке. В конце года, начале следующего она явно появится. И там и будет решение задач, которое позволит точно избежать дефицита и одновременно обеспечить вторую волну инвестиций после реформы для модернизации энергетики.

ВЕДУЩИЙ: Чем объясняется практический постоянный рост энерготарифов, который наблюдается в России, в том числе и для населения? Это есть результат или побочный эффект реформы, которые проводились?

Анатолий Чубайс: Чтобы объективно смотреть на тарифы, нужно сделать две вещи или, точнее говоря, три. Первая — нужно сопоставить темп роста тарифов на электроэнергию с темпом роста тарифов и цен на уголь и газ, о чем у нас не любят говорить, но тем не менее. У нас последние 15 лет темпы роста тарифов на электроэнергию отстают от темпов роста тарифов на то, из чего делают электроэнергию. Это значит, что электроэнергетика сдерживает темп роста цен. Это первое. Второе — если вы сопоставите сегодняшние российские тарифы с тарифами на электроэнергию в странах (нрзб.), в развитых странах, вы увидите, что в России сегодня один из самых низких тарифов на электроэнергию. Конечно, этому помогла девальвация рубля. Но, тем не менее, это реальная цена, которая существует. Ну и наконец, третье, почему же все-таки рост. Ну, вообще говоря, в стране инфляция пока не остановлена и, по-моему, в планах правительства остановки инфляции нет. До недавнего времени она была на уровне 9–10% в год. Поэтому нужно сравнивать тарифы с уровнем инфляции и здесь вы увидите, что реформированная электроэнергетика и в этом смысле не раскручивает тарифы, а сдерживает темпы их роста.

ВЕДУЩИЙ: Сейчас мы уже понимаем и можем ли говорить о том, что какие-то компании выиграют от того, что доля возобновляемой энергетики станет больше? И, может быть, есть компании, которые проиграют, если эта доля увеличится?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, я бы, скорее, говорил не о компаниях, а об отраслях. Что такое возобновляемая энергетика? Возьмите, например, хоть солнце, хоть ветер. Это, во-первых, десятки заводов России, которые уже построены или нужно построить, которые будут производить оборудование для солнечных станций, для ветростанций. Во-вторых, это идущая за ним технологическая цепочка. Только для того чтобы обеспечить работу нашего завода в Чувашии «Хевел» по производству солнечных панелей нужно было производить чистые газы, чистые среды, чистые материалы, которые никогда раньше вообще не производились в России. Запуск такого уровня производства создает технологические цепочки, не существовавшие ранее. Это все новые бизнесы. Это, во-первых. Во-вторых, это, конечно же, новые компетенции инженерные, в том числе и энергетические компетенции. Эксплуатация солнечных станций — это совсем не тоже самое, что эксплуатация тепловой станции. В-третьих, это образовательный потенциал. Уже сейчас в Ульяновске открывают кафедру ветроэнергетики. Это явно не последняя кафедра. Очевидно, что образование тоже должно подтягиваться за этим. Я уж не говорю о науке, которая просто стоит в основе всего этого. Для того чтобы наш с Вексельбергом завод «Хевел» выпустил одну из лучших в мире панелей, которые сейчас он производит, нам потребовалось построить в Питере в физтехе имени Иофа целый RND-центр. Больше полутора миллиарда рублей мы туда вложили. И на этой базе, собственно, сделали новую продукцию. В этом смысле выиграет от этого целый перечень отраслей. Возникает сложнейший кластер от производства до образования, которого просто нет. Если этого не делать, в какой-то момент времени придется все импортировать сделать это, собственно, означает, что вы, журналисты, любите называть термином «слезание с нефтяной иглы». Это оно и есть. Вот в этом оно и состоит. Возобновляемая энергетика — это и есть слезание с нефтяной иглы России в наших реальных условиях.

ВЕДУЩИЙ: О том, как будем слезать с нефтяной иглы, мы поговорим после небольшой паузы.

ВЕДУЩИЙ: В России уже запущены первые проекты как ветрогенерации, так и солнечной энергетики, но скептики говорят о том, что конкуренция на этих рынках недостаточно велика. Там работает всего лишь несколько компаний. Есть ли перспективы того, что этот рынок станет шире и участников, игроков станет больше и эта энергия станет дешевле?

Анатолий Чубайс: Вы знаете, эти рынки только рождаются, это правда. Давайте конкретно. Ветроэнергетика — первый крупный тендер по ветроэнергетике по розыгрышу ДПМ 2016 год, один участник, не будем его называть, взял ДПМ по той цене, которая предлагалась, условная скидка. Конкуренции не было. 2017, этот год — три участника, жесткая конкуренция. Мы один из трех участников. Мы снизили свою заявку, как сейчас помню, на 17%. И благодаря этому выиграли все, что хотели. Это настоящая реальная конкурентная ситуация. А это не последний тендер. В будущем году пройдет следующий тендер. В этом смысле да, она мгновенно не возникает. Но вместе с тем, надо отдать должное, концепции, которая создана правительством. Вот мы обычно ругаем чиновников. А это уникальный случай, когда создан абсолютно работоспособный концепт, который не просто стимулирует бизнес, а который создает конкурентную среду. Мало того, это я вам рассказал пример про конкуренцию за ДПМ, а если вы посмотрите на рынок солнца, то вы узнаете, что да, завод по производству солнечных панелей строили мы с Вексельбергом, а вот сейчас вводится в строй новый завод по производству солнечных панелей под Москвой в Подольске. Абсолютно честные инвесторы, никакого отношения ни к РОСНАНО, ни к кому не имеющие. У нас свои деньги. С мощностью под 100 мегаватт, собственно, кремниевые панели будут производить. Конкуренция наращивается. Мы пошли первыми, но за нами пошли те, кто счел, что в этом рынке можно работать и зарабатывать.

ВЕДУЩИЙ: А смогут ли электростанции, которые работают на чистых технологиях, конкурировать по стоимости с традиционной энергетикой, и на каком горизонте потенциально это может произойти, появится ли этот ценовой паритет?

Анатолий Чубайс: Это один из таких фундаментальных вопросов возобновляемой энергетики. И на него есть уже на сегодня всеми признанный очевидный ответ. Суть его вот в чем — есть понятие сетевого паритета. То есть точка, когда цена киловатт часа выработанного возобновляемой энергетики приравнивается, совпадает с ценой киловатт часа (нрзб.). Сегодня в большинстве стран мира он еще не достигнут. Но тренд детерминирован. Тренд, при котором цена киловатт часа традиционной электроэнергетики, к сожалению, с неизбежностью растет, а цена киловатт часа возобновляемой энергетики падает, потому что здесь потенциал апгрейда технологического гораздо больше. Паровой турбине под сто лет. Энергетике современной промышленной тоже сто лет. А солнечной энергетике — 15 или 20. Мы сами, начав производство солнечных панелей с КПД 9%, сегодня производим на заводе панели с КПД 22,3%. И это еще не итог. Да, в России точка пересечения вот этого сетевого паритета будет чуть позже, потому что у нас дешевая тепловая энергетика. Ничего страшного. Но она точно произойдет. К этому моменту нужно быть не просто готовым, а нужно создать собственную возобновляемую энергетику.

ВЕДУЩИЙ: Емкости российского внутреннего рынка будет достаточно для развития возобновляемой энергетики, либо нашим компаниям все же стоит, прежде всего, рассчитывать на выход на внешнеэкспортные рынки?

Анатолий Чубайс: Это очень важный вопрос. Наше глубокое убеждение, что называется, выращенное собственным опытом тяжелым, состоит в том, что в этой сфере нужно сосредоточиваться стратегически на двухэтапную стратегию. Этап номер один — российский рынок. Не войдя в него и не научившись на нем невозможно на что-то большее замахиваться. Но этап номер два абсолютно необходим — это экспорт. Это экспорт. Если ты не ставишь перед собой задачу экспорта, это значит, что ты не ставишь перед собой задачу создания продукта с лучшими параметрами по цене и качеству. Ровно так мы для себя эту задачу и ставим. По ветру говорить еще рано, а вот по солнцу, собственно, мы прошли первый этап. На сегодня мы являемся лидерами солнечной энергетики в России. Мы перед собой ставим задачу выхода на экспорт. Я думаю, что в ближайшее время она будет решена.

ВЕДУЩИЙ: Не так давно глава «Роснефти» Игорь Сечин заявил о том, что борцам за сохранение окружающей среды следует сосредоточиться не на отказах от двигателей внутреннего сгорания, а на том, чтобы минимизировать долю угольной энергетии в энергобалансе. Для России насколько это острая история? Это благо — сокращение доли угольной генерации либо, может быть, все не так просто?

Анатолий Чубайс: Надо признать, что в мире в целом в базовых видах генерации, имея в виду гидрогенерацию, атомную генерацию, газовую и угольную, угольная в наиболее сложном положении. Если мы всерьез говорим о проблеме глобального потепления, если мы всерьез говорим об экологических проблемах, то, в общем, очевидно, что уголь является замыкающим топливом. Кстати говоря, когда вообще про углеводороды говорят, это не точно. У газа еще длительная позитивная перспектива, а вот у российского угля это, к сожалению, не так. В этом смысле, говоря это, я хорошо понимаю, насколько это сложный тезис для шахтеров Кузбасса, для восточного Донбасса, для Воркуты, но, тем не менее, это реальность. Нужно всерьез думать о том, что делать с нашими угольными регионами с учетом этого фактора. Рано или поздно спрос на уголь в электроэнергетике будет сокращаться. И уголь — это наиболее уязвимый элемент в углеводородах с точки зрения стратегии развития электроэнергетики. Это правда.

ВЕДУЩИЙ: Саудовская Аравия, которая планирует продать свою государственную нефтяную компанию, не полностью разместить часть на бирже пакета, говорит о том, что деньги, которые будут выручены, будут перечислены в специальный фонд, и будут тратиться в дальнейшем на технологический прорыв. РОСНАНО в какой-то части предшествовало вот этой судьбе, поскольку это тоже нефтяные деньги, это в том числе деньги, полученные от активов «ЮКОСа». Вы сейчас можете своих саудовских коллег от чего-то предостеречь и получилось ли в России проделать технологический прорыв?

Анатолий Чубайс: Нам 10 лет. 10 лет назад в России не существовало классической наноэлектроники. То есть производство электронной компонентной базы с размером менее 100 нанометров. Сегодня она есть. И не просто есть. Завод «Микрон» — флагман российской микроэлектроники. В России не существовало ядерной медицины. Сегодня центр позитронно-эмиссионной томографии пропустили через себя уже более 40 тысяч граждан страны с диагностикой на ранних и сверхранних стадиях. В России не существовало солнечной энергетики. Сегодня она уже есть. В России не существовало современной фотоники, в том числе производство оптоволокна, пока мы не построили в Саранске завод. И так далее. Я могу, поверьте, много раз повторять вот эту фразу «не было и есть». Это на самом деле так. Построено 86 заводов, производящих 361 млрд. рублей продукции. Это первые шаги. Мы, анализируя свою перспективу, считаем, что, построив за 10 лет 6 кластеров, которые не существовали в стране, я часть из них перечислил сейчас, способны в следующие 10 лет построить еще пять новых кластеров и развить существующие. Наверное, то, что сделано, пока еще не очень заметно на масштабах страны. 361 млрд. — это не такие гигантские цифры. Но вместе с тем, мы ясно видим тренд и ясно видим, как нужно двигаться. Давать советы всегда дело легкое и привлекательное. Первое, что я бы сказал, что в этой сфере ни в коем случае не нужно рассчитывать на быстрый успех. В этой сфере есть такой закон, когда сначала ожидания взлетают до небес, завтра все будет в каком-то цифровом гиперпространстве вместе с видеореальностью и альтернативным изображением. Через 2–3 года этого не происходит. Наступает разочарование. На следующем этапе после этого, после невероятных ожиданий и полного разочарования приходит спокойное последовательное понимание того, что шаг за шагом нужно продолжать двигаться. Важно тут не попасть в избыточные ожидания. Важно просто спокойно выстроить стратегию. 10 лет — это самый минимальный срок, когда что-то видимое может появиться. А вообще говоря, в этой индустрии в инновационной сфере 20–25 лет — это нормальный срок строительства (нрзб.) инновационных экономик.

ВЕДУЩИЙ: А у вас нет опасения того, что бурно развивающийся искусственный интеллект может уничтожить человечество? Об этом спорят вполне всерьез в кремниевой долине?

Анатолий Чубайс: Эта тема, к которой, как ни странно, к которой мы относимся очень серьезно и которой мы всерьез занимаемся. Вы правы, действительно численность населения уже превысила 7 млрд. И к 2050 году достигнет 9,5 млрд. Ничего подобного на земном шаре не было никогда. Объем потребления ресурсов за 20 век по большинству видов ресурсов вырос в геометрической прогрессии. И, конечно же, мы должны всерьез думать не только о теме под названием криптовалюта, биткоины и прочие радости айфонов и айпэдов, но мы должна думать о материале, из которого сделана техносфера. И задача энергоэффективности, о которой мы все говорим постоянно, как-то совершенно не дополняется задачей под названием «эффективное использование материалов», причем базовых материалов — цемент, пластик и металл. Это главное, из чего создана техносфера. Здесь есть колоссальные ресурсы. Конечно же, это крупномасштабный вызов, к которому нужно отнестись во всеоружии технологических решений, в том числе которые представляют нанотехнологии.

ВЕДУЩИЙ: Спасибо.

Россия > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 8 ноября 2017 > № 2379721 Анатолий Чубайс


Россия. СКФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > mvd.ru, 3 ноября 2017 > № 2376325 Ражидин Эфендиев

Потребитель выходит из тени.

Полковник полиции Ражидин ЭФЕНДИЕВ, начальник Управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД по Республике Дагестан.

Работа по декриминализации топливно-энергетического комплекса Дагестана является постоянным предметом внимания республиканского МВД. Предпринимаемые меры помогли в этом году значительно улучшить результаты оперативно-служебной деятельности по данному направлению. Только за 7 месяцев в сфере ТЭК республики выявлено 321 преступление (за такой же период 2016 года – 89), по которым возбуждено 318 уголовных дел (было – 72). Ущерб по оконченным производством уголовным делам составил свыше 797 миллионов 300 тысяч рублей, из которых возмещено более 766 миллионов 600 тысяч.

Существенное влияние на оперативную обстановку в сфере топливно-энергетического комплекса оказывают посягательства на сырую нефть из магистрального нефтепровода, а также факты её незаконной переработки. Благодаря системной работе существовавшие на этом участке проблемы стали терять былую остроту. Этому, в частности, способствовали подписание и реализация плана совместных мероприятий с АО «Черномортранснефть» по защите магистрального нефтепровода Баку–Новороссийск, проходящего по территории Республики Дагестан. И если до 2013 года потери нефти составляли порядка 3–4 тысяч тонн в год, то в последующие годы, по информации ОАО «Черномортранснефть», они не зафиксированы. А количество обнаруженных и ликвидированных врезок в нефтепровод сократилось с 42 в 2011 году до двух в текущем периоде.

Так, возбуждено уголовное дело по факту обнаружения на 281-м километре магистрального нефтепровода Грозный–Баку несанкционированной врезки и самосвала марки КамАЗ с замаскированной в кузове цистерной. По подозрению в совершении преступления арестованы двое граждан республики.

Однако ситуация в данном направлении по-прежнему требует постоянного, неослабного внимания. Нефть для перерабатывающих мини-заводов завозится в регион железнодорожным и автомобильным транспортом в основном из Калмыкии, Чечни, Ставропольского края и Самарской области. На этих предприятиях проводятся систематические проверки с изъятием образцов нефти для сравнительного анализа и нефтепродуктов для проведения лабораторных исследований на предмет их соответствия требованиям ГОСТ.

В сфере реализации моторного топлива проводятся оперативно-разыскные мероприятия по документированию фактов реализации сжиженного газа без соответствующей лицензии, а также некондиционного топлива. В текущем году проверено 294 объекта предпринимательской деятельности, в ходе которых выявлено 28 преступлений.

Вместе с тем на принятие свое­временного и законного решения по материалам негативно влияет то, что на сегодняшний день в экспертно-криминалистическом отделе МВД по Республике Дагестан отсутствует надлежащая аппаратура. Поэтому во время проверок автозаправочных станций на предмет реализации некондиционного топлива возникают проблемы при определении основных характеристик нефтепродуктов и получении соответствующего заключения специалиста.

Острой проблемой остаётся высокий уровень задолженности за поставленные энергоресурсы, в связи с чем МВД по Республике Дагестан продолжает комплекс мероприятий по реализации поручений Президента Российской Федерации Владимира Путина от 22 мая 2016 г. № мк 2130, а также протокола от 10 марта 2017 г. № 1 Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития СКФО, в части выявления и пресечения фактов хищений энергоресурсов.

Для реализации поставленных задач подписаны межведомственные приказы с энергетическими компаниями, в рамках которых сформированы рабочие группы из числа сотрудников УЭБиПК и корпоративной защиты компаний. На постоянной основе ведётся совместная работа по выявлению фактов бездоговорного потребления энергоресурсов и улучшению платёжной дисциплины, например, проводится оперативно-профилактическое мероприятие «Неплательщик». Благодаря этому ситуация несколько улучшилась. Удалось добиться роста количества заключённых договоров потребителей с энергетическими компаниями, соотношение собранных и начисленных платежей увеличилось с 25 до 43 процентов, то есть наблюдается процесс «выхода из тени» потребителей энергоресурсов.

Всего с начала года в республике проведено около 4 тысяч проверок по фактам хищения энергоресурсов, возбуждено 429 уголовных дел. Направлено в суд 286 уголовных дел, по результатам рассмотрения которых осуждены 184 лица (все условно). Сумма наложенных штрафов – 2,12 миллиона рублей. Установленный ущерб по оконченным уголовным делам составил более 50 миллионов рублей.

В структуре выявленных преступлений преобладают хищения энергоресурсов предприятиями, осуществляющими свою деятельность в различных областях экономики. К примеру, возбуждено уголовное дело в отношении начальника службы безопасности птицефабрики «Махачкалинская» и его арендатора, которые путём несанкционированной врезки в сетевой газопровод осуществляли хищение природного газа, причинив ущерб на сумму 2,17 миллиона рублей.

Учитывая, что ни одно хищение энергоресурсов, особенно на коммерческих объектах в различных секторах экономики, не совершается без прямого участия либо умышленного бездействия самих сотрудников энергетических компаний, по каждому выявленному факту хищения энергоресурсов проводится документирование возможных преступных действий или бездействия должностных лиц энергетических компаний, в соответствии с их служебными обязанностями. В результате выявлено 54 преступления, совершённых сотрудниками энергетических компаний. Так, на абонентском участке по Каякентскому району задокументированы пять эпизодов получения денежных средств от абонентов за погашение задолженностей исполняющим обязанности начальника участка и контролёрами.

Проводится комплекс мероприятий по получению и отработке упреждающей информации о фактах вывода из оборота денежных средств, предназначенных для расчётов за поставленные энергоносители и фактов перераспределения имущественных активов теплоснабжающих предприятий, имеющих значительные задолженности за поставленный газ. В результате возбуждены и расследуются четыре уголовных дела по ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями» в отношении руководителей некоторых теплоснабжающих компаний, которые, имея реальные возможности на погашение задолженностей за газ в общей сумме более 1,3 миллиарда рублей, использовали денежные средства, полученные от потребителей, по собственному усмотрению. Анализ выявленных преступлений в ТЭК республики показывает, что основное их количество приходится именно на хищения в газовой сфере.

В сфере электроэнергетики в этом году возбуждено три уголовных дела в отношении контролёров, совершивших мошеннические действия, и одно – в отношении директора частного детского сада. Это дошкольное учреждение было подключено к линии электропередач, минуя приборы учёта. В итоге совершено хищение электроэнергии, причинён ущерб на сумму 1,832 миллиона рублей.

Основная причина невозбуждения уголовных дел по выявленным незаконным врезкам в электрические сети физических лиц в том, что в статье 158 УК РФ «Кража» не предусмотрена уголовная ответственность за кражу электричества путём незаконных подключений к электрическим сетям, а статья 165 УК РФ «Причинение имущественного ущерба путём обмана или злоупотребления доверием» предусматривает крупный ущерб (более 250 тысяч рублей).

Сейчас в Государственной Думе Российской Федерации находится на рассмотрении проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации», направленный на устранение указанного правового пробела. В законопроекте предусматривается одинаковая ответственность по статье 158 УК РФ за кражи из нефтепровода, нефтепродуктопровода, газопровода и электрических сетей. При этом оговаривается, что добровольно сообщившие о преступлении и в полном объёме возместившие причинённый ущерб могут быть освобождены от уголовной ответственности.

По состоянию на 1 августа 2017 года декларируемая газовыми компаниями задолженность за поставки составила 35,983 миллиарда рублей. Рост с начала года – 3,2 миллиарда рублей. И основными его причинами, помимо несанкционированного отбора со стороны юридических и физических лиц, которых выявляют органы внутренних дел, являются ненадлежащий учёт абонентов, необоснованно начисленные долги, большая доля безнадёжных долгов с истекшими сроками исковой давности, высокий уровень потерь, а также недостаточная организация работы по взысканию задолженностей в судебном порядке.

Представляется, что в данной сфере необходимо решить ряд задач. В том числе во взаимодействии с другими правоохранительными и контролирующими органами продолжить комплексную отработку объектов и территорий топливно-энергетического комплекса, наиболее подверженных криминальному влиянию. Требуется сосредоточить усилия оперативных сотрудников на повышении качества получаемой и фиксируемой информации в целях раскрытия преступлений, совершаемых организованными преступными группами в данной сфере, внедрении новых тактических приёмов оперативной работы и обеспечить качественное оперативное сопровождение возбуждённых уголовных дел данной категории, обеспечение по ним возмещения материального ущерба, доведения их до судов, вынесения приговоров.

Россия. СКФО > Армия, полиция. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > mvd.ru, 3 ноября 2017 > № 2376325 Ражидин Эфендиев


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372558 Екатерина Еременко

Новая реформа. Чубайс рассказал, когда в России наступит энергетический кризис

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Также глава «Роснано» рассказал о планах развития «зеленой» энергетики, которые должны помочь избежать самого драматичного сценария

Председатель правления ОАО «Роснано» Анатолий Чубайс прогнозирует, что Россия столкнется с энергетическим кризисом в течение ближайших шести-семи лет, если в стране не будет проведена реформа энергетической отрасли, сообщил он в интервью «Российской газете».

Около 10 лет назад во многих регионах России не хватало мощностей и «вводы новых мощностей, которые дала осуществить реформа энергетики, эту проблему сняли». По его словам, это рекордные объемы — 35 000 МВт, — введенные в России за последние 10 лет.

Чубайс подчеркнул, что практически все сходятся на мысли, что этот ресурс исчерпается. «Думаю, в диапазоне от шести до семи лет, если не обеспечивать новые вводы, мы снова получим такую же проблему, из которой вышли благодаря реформе», — считает он.

Без проведения реформы и увеличения мощностей есть риск отключения электроэнергии «в самый драматический момент», уверен Чубайс: при максимальной загрузке имеющегося оборудования может не хватить.

Как решить проблему?

По мнению Чубайса, одной из важнейших задач является модернизация, обновление и внедрение новых технологий. А вторая задача — поддержка государством проекта возобновляемой энергетики. «К счастью, система мер поддержки уже работает и вводы ВИЭ запланированы до 2024 года. Но если не будет поддержки за пределами 2024 года, то отрасль останется в полузачаточном состоянии.

Вот, собственно, сейчас и идет дискуссия о том, как именно в новую концепцию развития отрасли уложить и модернизацию традиционных мощностей, и запуск новой волны возобновляемой энергетики: какую долю в энергобалансе и платежах оптового рынка она может занять», — отмечает Чубайс.

Он считает, что России к 2030 году достаточно иметь в энергобалансе 15% возобновляемой энергетики.

Что будет, если не решать?

«Предположим, мы ничего не делаем. Говорим: да ну ее, эту возобновляемую, у нас дешевого угля и газа полно. Вроде бы мы даже выигрываем по экономике. Все прекрасно. Но проходит 3-5-7 лет, и выясняется, что уже дешевле строить солнечные станции, чем угольные.

А у нас их нет. Это означает, что у нас единственный путь — импорт, импорт и еще раз импорт. Технологий, экспертизы, ноу-хау, образования, науки. К счастью, одна из важных технологических удач промышленной политики правительства — это то, что такой сценарий удалось предотвратить. И мы явно уже свернули на путь создания собственной промышленной базы для возобновляемой энергетики», — считает Чубайс.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 31 октября 2017 > № 2372558 Екатерина Еременко


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 26 октября 2017 > № 2364389 Сергей Кириенко

«Ядерная» энергетика Сергея Кириенко. Хватит ли ему сил изменить управление страной

Максим Артемьев

Историк, журналист

Владимир Путин сделал ставку на Сергея Кириенко перед президентской кампанией 2018 года не потому, что беспокоится за ее исход. Назначение Кириенко — это попытка модернизировать управление страной, и конкретно регионами, по образцу «Росатома»

В 1998 году 35-летний Сергей Кириенко возглавил правительство и, когда он занял место в кабинете премьера, обнаружил, что на пульте его телефона кнопки вызова министров расположены в хаотическом порядке, без понятной системы. Он потребовал переделать пульт, но вызванные мастера объяснили, что переделка секретной правительственной связи потребует много времени.

Первым заместителем руководителя администрации президента его назначили ровно год назад. Привлечение менеджера крупной государственной корпорации к управлению публичной сферой может показаться несколько необычным: «Росатом» — наследник знаменитого Средмаша, самого закрытого ведомства Советского Союза. Но раз президент Владимир Путин принял такое кадровое решение, значит он имеет на Кириенко определенные виды.

Пришествие Кириенко во власть в 2016 году отличалось от такового в 1998-м. Тогда его называли «киндер-сюрпризом» — за молодость и неожиданность назначения, а теперь он едва ли не elder statesman, по крайней мере, Кириенко на два года старше смененного им Вячеслав Володина, и по всем параметрам может считаться ветераном.

К слову сказать, в официальной политике остались все те же лица: Зюганов («Я даже Зюганову позвонил!» — сказал Ельцин как о каком-то невероятном достижении в связи с голосованием в Госдуме по кандидатуре Кириенко), Жириновский, Явлинский. Несмотря на все пертурбации после 1999 года, когда к власти пришел Владимир Путин, действующая команда, что в Кремле, что в Думе, что вне ее, остается одна и та же.

Кириенко предстоит внести управляемость и логику в сложные политические процессы в России. Удастся ему это или, как в случае с пультом в его премьерском кабинете, решение этой задачи упрется в непреодолимые препятствия?

Соратник Путина

Многие современные явления уходят своими корнями в 1998 год, когда ельцинская семья начала лихорадочные поиски преемника с целью если не удержания власти и влияния, то, по крайней мере, обеспечения личной безопасности и сохранения собственности и статуса. Именно тогда пересеклись пути Сергея Кириенко и Владимира Путина. У них долгая история взаимодействия, которая позволяет назвать их «соратниками» в полном смысле этого слова.

Оба недавно приехали в Москву. Путин — из Петербурга: там ему не нашлось места в новой администрации Владимира Яковлева, победившего Анатолия Собчака на губернаторских выборах. Кириенко из Нижнего Новгорода перетащил за собой вместе с Борисом Бревновым Борис Немцов. Но если Бревнов в РАО ЕЭС допустил ряд промахов, и его быстро «сожрали», то Кириенко в Минтопэнерго вел себя осторожно, и через полгода руководства министерством Татьяна Дьяченко и Валентин Юмашев, возглавлявший администрацию президента Ельцина, сочли его пригодным для замещения Виктора Черномырдина на посту премьер-министра.

Путин также делал в столице стремительную карьеру, но пока отставал от юного нижегородца. Но через несколько месяцев уже в ранге главы кабинета именно Кириенко объявил Путину о том, что его назначают руководителем ФСБ. Что примечательно: на тот момент Путин уже занимал нынешнюю должность Кириенко — первого заместителя главы администрации президента.

Вместе Путин и Кириенко прошли через шахтерские забастовки и дефолт. Тот факт, что Кириенко довольно быстро покинул пост премьер-министра, совершенно ничего не значил: он по-прежнему оставался в кремлевской команде и выполнял важные поручения семьи.

Например, Кириенко был одним из учредителей «Союза правых сил» (СПС) и баллотировался на пост мэра Москвы в пику Юрию Лужкову. В Кириенко вряд ли видели человека, который может занять пост президента (чуть позже ельцинская семья определилась с преемником, выдвинув на первый план Путина). Но, будучи лидером СПС, Ельцина он поддерживал, одновременно резко критикуя Лужкова, чей клан было решено не допускать до власти любой ценой. Когда Путин стал президентом, Кириенко в мае 2000-го после учреждения федеральных округов стал его полномочным представителем в Приволжском округе.

Передовой комсомолец

Ментально Сергей Кириенко принадлежит к перестроечным комсомольцам. На рубеже 1980-х и 1990-х для комсомола открылись самые разнообразные возможности, например научно-технические центры молодежи — одни из первых в стране ростков бизнеса, опередившие даже кооперативы. Именно из этой среды вышли такие бизнесмены, как Михаил Ходорковский или Сергей Лисовский. Кириенко участвовал в движении, получившем известность как «сургутская инициатива» — объединение комсомольских секретарей-реформаторов. Многие из них впоследствии стали видными предпринимателями и менеджерами, например Максим Сотников, Николай Брусникин, Александр Фомин (последние два прошли в Госдуму по спискам кириенковского СПС).

С одной стороны, это поколение последних комсомольцев было идеологически не зашорено и скептически относилось к идеалам старших «товарищей». Они потому первыми ринулись в рыночные отношения. С другой — у них имелись организаторские навыки и полезные связи практически во всех частях советского аппарата, а также внутрикорпоративная солидарность. Это сочетание стало той силой, которая обеспечила многим представителям перестроечного комсомола место в новом истеблишменте. Сергей Кириенко стал самым ярким воплощением их успеха. За его плечами было руководство молодежной фирмой, региональным банком, а затем и местной нефтекомпанией, в основе которой был Кстовский НПЗ.

Специфический комсомольский бизнес 1990-х наложил свой отпечаток на менеджерский стиль Кириенко: опора на взаимодействие с государством, расстановка кадров по принципу корпоративной солидарности. Но у него имелся и свой «пунктик» — слабость ко всякого рода передовым технологиям организации бизнеса и управления.

Впрочем, он был не одинок. Те, кто пришел в бизнес из комсомола или низших чинов в госбезопасности, любят побаловаться подобным «тимбилдингом» — отзвук чтения в советское время Дейла Карнеги и тому подобной малодоступной литературы. Например, в моей родной Тульской области этим последовательно грешили несостоявшийся преемник губернатора Василия Стародубцева — его зам Анатолий Воропаев, некогда активист «Сургутской альтернативы», видный предприниматель в шоу-бизнесе и политтехнолог; а затем Владимир Груздев F 135, участник списка Forbes, в начале карьеры — сотрудник советской разведки.

По большому счету в этих играх ничего особенно плохого нет, «чем бы дитя ни тешилось». Но неосторожное увлечение ими, во-первых, способно негативно отразиться на имидже, как это получилось с Кириенко и сайентологами, у которых он будто бы обучался. В его защиту можно сказать, что тогда, в середине 1990-х, в России мало кто знал, кто такие «сайентологи», и они проходили по разряду одной из методик самоорганизации и психотренингов. Я сам, поступая в 1994 году в аспирантуру, написал реферат по психологии, используя книгу Хаббарда «Дианетика», которая была единственной в библиотеке английской книгой по «психологии» — так тогда ее классифицировали. Любимцы Кириенко — методологи Щедровицкого — сами по себе, кстати, могут считаться сектой.

Во-вторых, и это важнее, никакие тренинги и сплачивания команд не заменят в политике выборов и реальной практики. Оргдеятельностные игры и прочее — это всего лишь симуляция нормального публичного процесса. Никто из лидеров западного мира не поднялся на подобной имитации, равно как и в тоталитарных странах «вожди» к власти пробирались иным путем.

Навязчивая мечта сегодняшней кремлевской команды — создание управляемой модели, где губернаторов оценивают по отсутствию внутриэлитных конфликтов, априорно нереалистична. Политика и есть перенос в сферу публичного противоречий и столкновения интересов.

Там они решаются методом их озвучивания и предложения альтернатив, которые выбирают сограждане, голосуя. Плюс постоянно должна идти работа исполнительной власти с законодательными собраниями по продвижению своих инициатив — то, что больше всего времени занимает у американских губернаторов, — убеждать депутатов в правильности своих предложений.

Реальная политическая практика Кириенко приучила его к циничному взгляду на вещи. И его поход в московские мэры, и история с созданием сперва «Новой силы», а потом СПС — это истории про создание видимостей, равно как и его недолгое премьерство. К 1999 году у москвичей накопилось множество претензий к Лужкову. Кириенко решил оседлать их, запустив проект «Московская альтернатива», в рамках которого жители столицы могли звонить и посылать через интернет свои жалобы и предложения по работе московских властей.

Кириенко стал первым политиком в России, который широко использовал в кампании возможности интернета. Это заслуга Глеба Павловского и Марата Гельмана.

Однако те москвичи, кто поверил, что игра идет всерьез, и посылали свои тезисы на сайт msk.ru и звонили по телефону, были жестоко обмануты. Огромный массив информации был просто отправлен в «канализацию». Лужков остался у власти еще на 11 лет, Елена Батурина F 90 стала долларовым миллиардером, а Кириенко уехал в Нижний Новгород.

Приволжская вертикаль

Он взял с собой и политолога Петра Щедровицкого, и Вячеслава Глазычева — своего напарника на выборах, кандидата в вице-мэры, считавшегося крупным специалистом по развитию городского пространства. В Приволжском округе — единственном в России — началась веселая пора конкурсов, игр, отборов претендентов на почетные должности федеральных инспекторов. Принять участие в них мог практически любой желающий. Так во власть попали совсем молодые люди наподобие Валентина Пугача (30 лет), Ивана Огнева (26 лет), Дмитрия Овсянникова (24 года) — нынешнего губернатора Севастополя.

Но параллельно с этой пиар-работой шла другая, так сказать настоящая, в которой уже не было места молодым реформаторам и прогрессистам. Довольно жестко Кириенко выбил из губернаторского кресла Юрия Горячева (Ульяновская область) и Вячеслава Кислицына (Республика Марий Эл). Причем на замену им пришли вовсе не «рыночники», а генерал Владимир Шаманов, прошедший чеченскую войну, и состоявший в ЛДПР Леонид Маркелов.

Третьим несколько позже «полетел» Владимир Сергеенков (Кировская область). Его сменил «номенклатурщик» Николай Шаклеин. Был изгнан из Нижнего Новгорода заклятый враг (а прежде соратник) Кириенко — Дмитрий Савельев, бывший глава «Транснефти». Но зато на выборах там победил коммунист Геннадий Ходырев, и это был крупнейший провал полпреда: Кириенко пришлось затем убеждать победителя порвать с компартией.

Вина всех этих региональных лидеров заключалась в их излишней самостоятельности (такие же процессы по построению вертикали и отстранению слишком самостоятельных региональных лидеров шли и в других федеральных округах). Но главные политические «зубры» — президенты Татарии и Башкирии Минтимер Шаймиев и Муртаза Рахимов — были не по зубам Кириенко, и, похоже, задачу их заменить полпреду не ставили. В лучшем случае речь шла о том, чтобы «попугать», как в 2003 году, когда против Рахимова был выдвинут банкир Веремеенко, который и вышел во второй тур, создав тем самым немалый переполох.

Секреты атома

Работу Кириенко в Приволжском округе Владимир Путин оценил по достоинству. В 2005 году полпред перешел на работу в «Росатом». Эта огромная империя, оставшаяся со времен холодной войны, — сотни сверхсекретных заводов и НИИ, 10 закрытых городов — оставалась плохо управляемым и нереформируемым монстром. Скандал с арестованным в Швейцарии бывшим главой Минатома Евгением Адамовым словно символизировал глубину падения этой организации.

О работе Кириенко в «Росатоме» существуют противоречивые мнения. Сами атомщики оценивают его наследие позитивно: «изменился общий дух — от военизированной организации мы сместились в сторону западной компании». С его именем связывают «ренессанс» атомной отрасли. Началось строительство новых блоков на АЭС, резко усилились позиции на международном рынке. Причем последнее касается не только стран третьего мира наподобие Ирана и Индии, но и западных государств, таких как Финляндия и Венгрия.

В «Росатоме» была внедрена единая отраслевая система закупок, поначалу доставившая немало головной боли из-за усложнения процедур; принята «производственная система «Росатома» (ПСР) — свод правил корпоративной культуры.

Как отмечают ветераны «Росатома», Кириенко очень быстро начал говорить на «их языке». Инженерная лексика стала ему доступна.

Это было заметно на международных выставках, когда он обсуждал с иностранцами не только цену, но и содержательные характеристики. Инжиниринговый дивизион поддерживался и развивался, «бухгалтера над инженером не ставили» — считается, что это заслуга привлеченного им Валерия Лимаренко.

Команду в «Росатоме» Кириенко формировал поровну из приведенных с собой менеджеров из бизнеса, таких как Кирилл Комаров, и старых кадров атомной отрасли, таких как Иван Каменских и Александр Локшин. В итоге «крупные ученые и хозяйственники ему если не в рот смотрели, то слушали как равного им».

Однако критики отмечают, что работу Кириенко в «Росатоме» сопровождали одновременно «мощный пиар и закрытость». Многие проблемы решены не были. Скажем, число «атомных городов» по-прежнему остается в пять раз большим, чем в США, то есть избыточность ядерного потенциала налицо, и что с этим делать, непонятно. Будущее атомной энергетики остается туманным, а меры, направленные на повышение безопасности АЭС, делают их энергию чересчур дорогой.

Любопытно, что в руководство другой крупнейшей оборонной госкомпании — «Роскосмоса» — привлекли человека не из системы лишь 10 лет спустя, когда на смену генералам пришел Игорь Комаров с опытом работы в Сбербанке и «Автовазе».

***

В 1998 году в Белый дом пришел Кириенко — белый лист бумаги, на котором можно было писать любые письмена. Год назад в Кремле появился человек, имеющий за плечами не только дефолт, но и успешную работу в полпредстве и «Росатоме». Психологически и морально он уже давно восстановился после кризиса 1998-го, и с ним более не ассоциируется.

Владимир Путин сделал ставку на Кириенко перед президентской избирательной кампанией 2018 года не потому, что беспокоится за их исход. Назначение Кириенко — это попытка модернизировать управление страной, и конкретно регионами, по образцу «Росатома» — сочетание новейших технологий с железной дисциплиной. Иными словами, обеспечение вертикали власти на новом историческом этапе свежими идеями и средствами.

Отсюда и все эти тренинги с прыжками со скал будущих губернаторов, и конкурсы «Лидеры России». Россия представляется одной гигантской корпорацией, а регионы — ее департаментами, куда и требуется отобрать лучшие кадры. Естественно, в компании не может быть и речи об автономии структурных подразделений. В Кремле, как сказал один из бывших губернаторов, комментируя последние назначения, «не хотят укрепления региональных элит и появления ярких региональных политиков, особенно с задатками федеральной известности».

Но удастся ли управлять большой и сложной страной, как «Росатомом»?

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 26 октября 2017 > № 2364389 Сергей Кириенко


КНДР. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355580 Александр Воронцов

Отложенный эффект: наказала ли Москва Северную Корею за ракетно-ядерный авантюризм

Александр Воронцов

заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, доцент кафедры востоковедения МГИМО Университет МИД РФ

Санкции России против Пхеньяна стали сенсацией. Но почему Москва отреагировала именно сейчас и повлияли ли рестрикции на отношения между странами?

На фоне обостряющегося кризиса между Пхеньяном и Вашингтоном и продолжающегося осложнения северокорейско-китайских отношений Россия осталась единственной среди ведущих держав, которая сохраняет конструктивное сотрудничество с КНДР. Неслучайно в последние месяцы в Москву зачастили официальные эмиссары из заинтересованных государств, прежде всего из США, КНДР, Китая. На Россию кто с надеждой, кто с раздражением сейчас смотрят как на важнейшего игрока, чей потенциал балансировки ситуации на Корейском полуострове повышается.

Тем более неожиданным (а для кого-то как «гром среди ясного неба») стал указ президента №484, подписанный президентом Владимиром Путиным 14 октября, о введении болезненных санкций против КНДР. Это стало сенсацией, новостью дня, отечественные и международные СМИ бросились широко комментировать данное решение. Среди них многие интерпретации сводились к тому, что в политике России в отношении Пхеньяна произошел крутой перелом, терпение Москвы, мол, лопнуло и она решила примерно наказать Пхеньян за его ракетно-ядерный авантюризм.

Поскольку многие из подобных оценок, предположений далеки от действительности, представляется уместным и своевременным внести ясность в рассматриваемые сюжеты.

Во-первых, одно из заблуждений, встречающееся в ряде СМИ, состоит в том, что нынешние санкции Москвы введены в качестве реакции на последнее, шестое по счету ядерное испытание, произведенное Северной Кореей 3 сентября 2017 года, по поводу чего Совбез ООН 12 сентября принял резолюцию 2375. На самом деле в отмеченном указе президента речь идет об ответе на предшествующий — пятый — подрыв ядерного заряда, который корейские военные осуществили 9 сентября 2016 года.

Во-вторых, многие СМИ представляют решение Владимира Путина как национальные санкции России против КНДР, подтверждающие, что Москва, наконец, решила присоединиться к стратегии Запада, направленной на полную изоляцию и экономическую блокаду Северной Кореи.

В реальности ситуация выглядит совершенно иначе. В упомянутом указе подчеркивается, что речь идет о мерах по выполнению резолюции Совбеза ООН 2321 от 30 октября 2016 года, посвященной осуждению пятого испытания ядерного оружия Северной Кореей. Здесь всё понятно и закономерно. Проголосовав за эту резолюцию в октябре прошлого года, Россия, как и все другие члены Совета безопасности, взяла на себя обязательства исполнять прописанные в резолюции рестрикции в отношении КНДР. Но чтобы их выполнять, их надо воплотить в национальные меры. Почему это произошло сейчас?

Да просто потому, что процесс воплощения международных обязательств в национальные практические шаги со стороны конкретно России в силу особенности бюрократических процедур у нас занимает около года. Сначала центр рассылает в заинтересованные министерства и ведомства (Министерство финансов, транспорта, Минэкономразвития и многие другие) задания по выработке конкретных ограничительных мер в рамках их участка работы и профессиональных компетенций. Затем данные организации определяют рестрикции в своих конкретных сферах и возвращают свои предложения в правительство, где они обобщаются и передаются в администрацию президента и уже на их основе готовится указ президента. И на всё это в России уходит около года.

Так происходило и с аналогичными актами в рамках предшествующих резолюций Совбеза ООН. Бывало, например, как после первого ядерного испытания Пхеньяна в 2006 году — про него мир уже успевал подзабыть, и шестисторонние переговоры по ядерной проблеме Корейского полуострова набирали позитивную динамику, и в двусторонних отношениях между Россией и КНДР всё обстояло благополучно, и вдруг Москва объявляет о своей порции санкций против северян. У многих и тогда возникало чувство недоумения и непонимания. А на деле оказывалось, что это всего лишь технический результат реализации как будто отложенного исполнения санкций Совбеза ООН. Именно такая же история произошла и сейчас.

В свете этого становится понятным, что в действительности озвученные 16 октября 2017 года рестрикции не имеют ничего общего с пересмотром позиции России по отношению как к ядерной проблеме КНДР, так и нашим двусторонним отношениям с ней.

Позиция Москвы по этим вопросам ясна и принципиальна. Россия последовательно выступает за денуклеаризацию Корейского полуострова, но исключительно мирным, дипломатическим путем. Мы понимаем мотивы поведения Пхеньяна и причины, подтолкнувшие его пойти по пути создания ядерного оружия, но признать его ядерной статус не можем и не будем. Объяснения этому простые. Исходя из обязательств как одного из депозитариев Договора о нераспространении ядерного оружия и собственных национальных интересов, Россия глубоко заинтересована в сохранении глобального режима нераспространения оружия массового поражения.

Конечно, эти санкции накладывают ограничения на возможности развития нашего экономического сотрудничества. Но когда КНДР приняла решение проводить испытания, она знала нашу позицию и понимала, какие будут действия с нашей стороны. Одновременно с этим мы признаем легитимные озабоченности КНДР в сфере обеспечения национальной безопасности и стремимся найти взаимопонимание со всеми заинтересованными сторонами, прежде всего США, Южной Кореей, Японией по этой важной проблеме. Поэтому Россия твердо выступает за скорейшее возобновление переговорного процесса на различных треках, в том числе американо-северокорейском и многостороннем. Эта наша позиция хорошо известна северокорейским партнерам.

Поэтому шаги Москвы, конечно, их не обрадовали, но не стали неожиданностью и не должны (как было и в предшествующих аналогичных случаях) негативно отразиться на традиционно дружественных отношениях между Россией и КНДР.

КНДР. Россия > Армия, полиция. Электроэнергетика > forbes.ru, 18 октября 2017 > № 2355580 Александр Воронцов


Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 17 октября 2017 > № 2354801 Павел Ливинский

Встреча с главой компании «Россети» Павлом Ливинским.

Президент провёл рабочую встречу с генеральным директором, председателем правления публичного акционерного общества «Российские сети» Павлом Ливинским.

Обсуждалась текущая деятельность компании, готовность сетевого комплекса страны к осенне-зимнему периоду.

* * *

В.Путин: Павел Анатольевич, Вы уже месяц как работаете. Надеюсь, успели войти в курс дела. Компания большая, если не сказать огромная.

Дочерние компании «Россетей» передают 80 процентов электроэнергии, вырабатываемой в Российской Федерации.

В целом финансовое состояние удовлетворительное, я считаю. Сколько у вас чистая прибыль, 98 миллиардов?

П.Ливинский: Да, Владимир Владимирович, плановая прибыль на 2017 год 98 миллиардов ожидается.

В.Путин: Сколько вы должны истратить на, скажем, текущий ремонт, на развитие?

П.Ливинский: Владимир Владимирович, при почти 900 миллиардах плановой выручки компании у нас инвестиционная программа почти 251 миллиард рублей. Конечно же, это колоссальные цифры в размере даже национальной экономики.

Ремонтные программы – почти 60 миллиардов рублей. Соответственно суммарно – это те мероприятия, которые реализуются в рамках того, чтобы сетевой комплекс работал надёжно.

В.Путин: Как Вы оцениваете эти финансовые возможности? Как Вы предполагаете строить экономику компании?

По специфике компании мы поговорим. Что касается подготовки к зиме и так далее – это отдельно мне расскажете.

П.Ливинский: Владимир Владимирович, безусловно, первый приоритет, который для себя вижу, – это правильная тарифная политика. Мы, компания «Россети», осознаём, что мы – социально ориентированная компания и, безусловно, живём за счёт тарифа, который оплачивают потребители.

Поэтому тариф должен быть, с одной стороны, справедливым, с другой стороны – предсказуемым. Планируем все свои финансы в реалиях того, что индекс инфляции – минус 0,1 процента, для того чтобы стимулировать внутреннее инновационное развитие.

Поэтому основной приоритет – это, безусловно, снижение издержек внутри компании, и нам есть куда стремиться.

В целом, если сравнивать, у нас энергоёмкость экономики в полтора раза выше, например, по сравнению с европейскими странами. Безусловно, это хороший потенциал.

В части затрат, в части капиталоёмкости, в части обеспеченности персонала тоже, я считаю, разобравшись в предмете, есть ресурсы для оптимизации.

Поэтому основной упор – на инновационное развитие с целью снижения издержек. Это включает в себя и построение интеллектуальных сетей, цифровой подстанции, затраты на обслуживание – вполовину меньше, нежели обычные подстанции.

Это, безусловно, и мероприятия, которые имеют сопутствующий эффект, которые прямо влияют на экономку: уменьшение потерь и борьба с неплатежами. Чем меньше у нас неплатежей, тем меньше мы заимствуем. А кредитный портфель, его обслуживание – это тоже одно из бремен, которые мы планируем сокращать.

Все эти мероприятия в комплексе, считаю, дадут улучшение финансово-экономического состояния.

В.Путин: А теперь зима.

П.Ливинский: По подготовке к зиме. Владимир Владимирович, считаю основной своей текущей задачей на сегодня устойчивое прохождение осенне-зимнего периода.

В целом сетевой комплекс к этой задаче готов, в половине наших дочерних компаний получены уже паспорта готовности. В отдельных регионах уже начался осенне-зимний период, в других предстоит ему наступить.

На текущий момент организована работа штабов во всех субъектах присутствия нашей компании, проведена проверка аттестации, готовности персонала, подготовка аварийных запасов, резервных источников.

Всего 50 тысяч человек находятся на оперативном дежурстве для ликвидации возможных последствий аварийных ситуаций, это более 10 тысяч бригад.

Проверены и готовы к работе почти пять тысяч резервных источников общей мощностью 400 мегаватт. Серьёзная величина. Сетевой комплекс к работе в осенне-зимний период готов.

Россия > Электроэнергетика > kremlin.ru, 17 октября 2017 > № 2354801 Павел Ливинский


Литва > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345163 Линас Линкявичюс

Островецкая АЭС — это экономическая «бомба»

Министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс ответил на вопросы главного редактора Charter97.org Натальи Радиной.

Наталья Радина, Хартыя'97, Белоруссия

«Хартыя'97»: Господин министр, уже третий год Литва живет с евро. При этом часть постсоциалистических стран не перешла на общую европейскую валюту. Польша категорически не хочет это делать. Переход на евро был решением политическим и коснулся каждого жителя Литвы. Как вы оцениваете введение в Литве евро и как это отразилось на экономическом развитии страны?

Линас Линкявичюс: Если коротко, то у каждой страны своя ситуация. Во-первых, практически все партии Литвы согласились, что вхождение в зону евро также является нашим политическим выбором, и мы это воспринимаем как составную часть европейской интеграции. Во-вторых, это не только политическое решение, но и фискальное, поскольку наша валюта долгое время была привязана к евро. Так что мы де-факто были в зоне евро, но де-юре не могли участвовать ни в каких других механизмах как член Еврогруппы.

Конечно, откровенно говоря, если посмотреть социологические исследования, всегда есть настороженность и недоверие, когда меняется валюта. Это было и в Эстонии, и в Латвии, и у нас. Но в общем люди поддержали введение евро, поскольку они заметили, что стало меньше бюрократических препон. Легче и удобнее стало ездить в страны Евросоюза, для бизнеса это также более комфортно. По сути, на разных валютах зарабатывали только банки, поскольку обмен валют для них был еще одним источником прибыли. Но в остальном все заметили, что это более практично, тем более, повторюсь, мы уже де-факто были в еврозоне. Хотя, конечно, у тех, кто имеет самостоятельную монетарную политику, могут быть какие-то другие аргументы.

Да, был кризис в зоне евро, но вместе с сильными экономиками ЕС выйти из кризиса намного легче, чем поодиночке. Так что, исходя из всего этого, больше аргументов все-таки «за», чем «против». Скептические настроения людей со временем растворились.

— Международные военные эксперты считают, что последние российские военные учения были направлены против всей региональной безопасности, но в первую очередь против Литвы. Литва фактически была взята «в клещи»: проходили учения в Калининграде, где размещены ракеты «Искандер», в Белоруссии — «Запад-2017», учения Балтфлота России с участием крупнейших российских ракетоносцев. Какую цель преследовала Россия? Эта была подготовка к захвату Литвы?

— Я бы не сказал, что напрямую шла подготовка к захвату Литвы. Мы все время говорим, что проводить учения можно, тем более, если это предсказуемо (учения «Запад» проходят каждые 4 года). Последний раз они были в 2013 году, но с тех пор Россия начала две войны и аннексировала Крым. Поэтому все мероприятия, где задействованы российские военнослужащие, заслуживают большего внимания.

Чем были эти учения? Это было демонстрацией силы. Это была не только, скажем, проверка способности взаимодействия вооруженных сил России и Белоруссии. Поскольку Россия в последнее время применяет военную силу во внешней политике, то, конечно, эти учения заслуживают особого внимания.

Практика показала, что учения «Запад-2017» носили не оборонительный, а наступательный характер. Тем более, если говорить про численность военнослужащих. Официально было объявлено, что их было 12700, это как раз специально, чтобы было меньше 13000 и было меньше требований по наблюдению по Венскому документу. Но мы знаем, что число участвовавших в учениях военнослужащих точно не известно, надо еще сопоставить все, но в любом случае заявленное число — далеко-далеко от правды. Тем более, что территорией учений была не только Россия и Беларусь, учения проходили от Кольского полуострова до границы с Украиной.

Так что надо иметь ввиду и численность военнослужащих, и задействованные полигоны. Если по Белоруссии можно говорить, что эти полигоны были определены правильно, как и было заявлено до учений, то в Калининградской области мы знаем, что их было больше, чем было объявлено. К тому же прозрачность учений, как обещалась, не соблюдалась.

— Сейчас уже МИД Украины заявляет, что часть российских военных осталась в Белоруссии. Чем это может угрожать Литве?

— Это угрожает и Белоруссии. Мы говорили, еще до учений и мы надеемся, что те военнослужащие, которые в больших количествах были завезены в Белоруссию, там очень большое количество… Но МИД России официально объявил, что они все будут вывезены до конца сентября. Надо проверять. Если украинская сторона говорит об этом, наверное, есть какие-то факты. Мы не знаем точно, но все возможно. Если будет накопление большей военной силы Российской Федерации рядом с нашей границей, то это, конечно, угроза. Доверия это не добавит, добавит напряженности. Я надеюсь, что войска все же будут выведены.

— В последнее время Литва играет заметную роль в формировании политики Балто-Черноморского региона. Была информация, что Литва лоббирует «План Маршалла» для Украины, Литва занимает сегодня принципиальную и последовательную позицию в отношении белорусского режима. Возможно ли в ближайшее время какие-то экономические проекты по оси Север-Юг с участием Литвы, Белоруссии и Украины? Или же вы будете участвовать в создании транспортного коридора вдоль восточной границы ЕС, минуя Белоруссию и Украину?

— Насчет транспортного коридора, наверное, рано обсуждать что-то конкретно, а насчет активности в регионе, о которой вы говорите, мы пытаемся использовать те рычаги, которые есть.

Возьмем страны, которые являются членами программы «Восточного партнерства». Мы очень хотим, чтобы был воплощен в жизнь принцип дифференциации, поскольку все эти страны очень разные, тем более в пяти из шести стран проходит замороженные или активные конфликты. Кстати, исключение тут Белоруссия, но у вас внутренняя ситуация, как мы знаем, тоже является очень непростой.

Мы, конечно, будем пытаться более активно действовать в этом направлении, не быть только наблюдателями. Например, на Украине проходят военные действия, имеет место российская агрессия. Мы понимаем, что недостаточно поддерживать Украину только в плане безопасности, но надо поддержать страну и в экономике. Украине необходима экономическая помощь, включая финансовые механизмы Европейского банка реконструкции и развития, Европейского Инвестиционного Банка, Международного Валютного Фонда. Использование этих средств, конечно, должно контролироваться, поскольку мы знаем, что есть проблемы с коррупцией и бюрократией.

Поэтому в этом плане пока выбрана Украина, я не могу сказать что-то конкретное про другие страны, но двери открыты, и они тоже должны про это думать. Насколько это возможно, насколько эти страны готовы к этому? Навязываться мы, конечно, не собираемся, но если страны готовы, мы могли бы рассматривать разные варианты.

— Диктатура в Белоруссии мешает развитию такого сотрудничества?

— Действительно, есть разные нюансы. Белоруссия постоянно балансирует между Российской Федерацией и Евросоюзом. Но это не может происходить до бесконечности, как-то все это должно завершиться. Конечно, мы не будем делать реформы за страну. Тут уже дело за самими белорусами.

— А как вы можете прокомментировать ситуацию со строительством Островецкой АЭС? Может быть, у вас есть какая-то новая информация?

— К сожалению, у меня нет новой информации. Все двигается по старому руслу. Мы повторяем свои аргументы, пытаемся избегать каких-то эмоций, приводим конкретные факты и требования и постоянно поднимаем этот вопрос на международной арене, в частности в Еврокомиссии и в соседних государствах. Есть определенные результаты.

Я убежден, что чем дольше это все продолжается, тем яснее, что этот проект никоим образом не обоснован экономически. Это может быть каким-то политическим проектом определенных государств, иметь какую-то иную ценность.

Тут надо, кстати, обращать внимание не только на вопросы безопасности, поскольку у нас, конечно, «голова болит», но, я думаю, у белорусов тоже должна. Это также экономическая «бомба», поскольку кредиты, которые даются на строительство, надо будет возвращать. А если в будущем не будет самоокупаемости, то долги вырастут еще больше, зависимость Белоруссии от России возрастет. Тут, объективно говоря, мы мало на что можем повлиять. Мы можем только давать свою оценку, говорить об этом на международной арене, что и собираемся делать в будущем, и требовать, чтобы все-таки были соблюдены стандарты и принципы безопасности таких объектов как атомная станция.

— Литва и Польша отказались покупать энергию с Белорусской АЭС. Это делает существование БелАЭС не только бессмысленным, но и опасным. На что рассчитывают белорусские власти?

— Это как раз и есть тот фактор, о котором я говорил, что самоокупаемость под большим вопросом. Я не могу знать на что рассчитывают белорусские власти. Надо спросить у самих властей. Но я думаю, не только они рассчитывают, но и Российская Федерация рассчитывает. Уверен, что это геополитический проект России на территории Белоруссии, поэтому и цели другие, не экономические. Скажем, остановить нашу синхронизацию с западными электросетями. Могут быть и такие цели тоже.

— Сейчас цивилизованный мир понял, насколько опасна информационная война, которую ведет Россия. Это часть гибридной войны.

— Еще не понял, но начинает понимать.

— Во всяком случае, активно обсуждается необходимость противодействия информационной войне Путина. Что Литва делает в этом направлении?

— Литва активно поднимает этот вопрос. Создан стратегический проект, группа стратегических коммуникаций в службе внешнеполитических связей Евросоюза — это тоже наша инициатива. Так что мы делаем все возможное, исходя из своего опыта и наблюдений. И мы видим, что действительно сдвиг в этом плане есть, но он еще недостаточен.

Есть понимание, что нужно говорить об уязвимости Восточной Европы, но я уверен, что Западная Европа в этом плане не менее уязвима. Проблема Восточной Европы является и проблемой Западной Европы, всей Европы в целом.

Литва > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 октября 2017 > № 2345163 Линас Линкявичюс


Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак

Интервью Александра Новака информационному агентству ТАСС.

Александр Новак: энергетика не может быть замкнута сама на себе.

Какие российские проекты в сфере энергетики интересны инвесторам, как развивается сотрудничество в этом направлении со странами Ближнего Востока и в чем похожи Россия и Саудовская Аравия рассказал ТАСС министр энергетики РФ Александр Новак на полях международного энергофорума "Российская энергетическая неделя".

— Александр Валентинович, на моей памяти "Российская энергетическая неделя" — это первое в нашей стране мероприятие такого масштаба в области ТЭК. Из-за чего сейчас к нам такой сильный интерес? Что изменилось в России и что поменялось в отношении к нашей стране со стороны партнеров в сфере энергетики?

— Здесь нет ничего удивительного. Россия играет ведущую роль в энергетической отрасли: мы являемся первыми по объему добычи нефти, вторыми - по производству и первыми по экспорту газа, занимаем третье место по экспорту угля и считаемся лидерами в атомной отрасли. Согласитесь, что было бы неправильно не использовать наши преимущества: богатые ресурсы, научные достижения, технологии, развивать наши взаимоотношения с другими странами.

— Я правильно понимаю, что основная цель "Российской энергетической недели" — в развитии международного сотрудничества, кооперации по энергетическим вопросам?

— Нам нужно реализовывать международные проекты и сотрудничать с другими странами. Это одна из основных целей, ведь энергетика не может быть замкнута сама на себе. Для ее развития нужна кооперация, обмен опытом с другими игроками на этом рынке. Если мы зациклимся на себе, то есть риск потерять лидерские позиции. Поэтому для нас важно иметь площадку для обсуждения, обмена мнениями, опытом. Все это может придать импульс и стать стимулом развития различных проектов в энергетической отрасли. Мы нацелены на то, чтобы "Российская энергетическая неделя" стала одной из ведущих дискуссионных площадок.

— Рассчитываете ли потеснить и развить успех Мирового энергетического конгресса и CERAWeek в Хьюстоне?

— Пока рано об этом говорить, но мы рассчитываем на постоянный характер проведения форума и на поступательный рост его значения для энергетики.

— Какой эффект вы ожидаете? Здесь речь идет только о подержании имиджа России как энергетического лидера или еще о получении прибыли для российской энергетической отрасли?

— Безусловно, результатом должно стать достижение конкретных договоренностей между компаниями, бизнесом, продвижение наших идей, формирование трендов и, конечно же, привлечение инвестиций в нашу страну в совместные энергетические проекты. Вы правы, это одна из ключевых целей.

— Если говорить об инвестициях, то ощущаете ли вы рост интереса к нашей стране, к проектам? Как в дальнейшем будет развиваться ситуация?

— Я вижу большой интерес инвесторов стран Азиатско-Тихоокеанского региона, Европы и Ближнего востока.

Перспектив много — нужно просто находить точки взаимного роста. Что касается будущего, то тут все будет зависеть от нашей открытости, умения создать привлекательные условия, от наших экономических показателей. Сейчас у России низкая инфляция, высокие темпы роста ВВП. Все это создает хорошие возможности.

В качестве примера скажу, что недавно в Россию приезжал господин Патрик Пуянне (глава Total – прим. ТАСС), который с собой привез пул инвесторов и аналитиков из различных международных банков и компаний. Они изучили наш рынок, тренды, как развивается экономика. В итоге, Россия стала им понятнее и интереснее с точки зрения бизнеса.

— Новые санкции США их не пугают?

— Относительно санкций трудно сказать что-то определенное. Мы находимся в некотором ожидании, так как не понятно, как они (санкции США – прим. ТАСС) будут работать.

— Раньше инвесторы интересовались, в основном, участием в добычных проектах. Изменилось ли что-либо за последние годы? Наблюдается ли смещение в сторону нефтехимии и возобновляемых источников энергии?

— Добыча как была, так и остается привлекательной для инвесторов. Но вы правы, предположив, что будущее нефтегазовой отрасли постепенно смещается в сторону нефтегазохимии и переработанной продукции — акцент будет делаться именно на этом направлении. Уже сейчас основной интерес инвесторов представляют проекты Тобольской и Амурский нефтехимические комбинаты "Сибура", Амурский газоперерабатывающий завод "Газпрома" и завод по производству метанола в Находке.

Точки роста с Саудовской Аравией

— За последние годы мы стали свидетелями интенсивного развития сотрудничества между Россией и Саудовской Аравией. За счет чего это произошло? Действительно ли основной причиной стало соглашение ОПЕК+, фундамент которой был заложен год назад в Китае совместным заявлением России и Саудовской Аравии?

— Я хотел бы подчеркнуть, что наше сотрудничество не ограничивается соглашением ОПЕК+.

Да, благодаря ему мы стали больше общаться между собой, но продолжение нашего взаимодействия не зависит от продления сделки. Это не связанные между собой вещи. Кроме ОПЕК у нас есть межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству. С министром Саудовской Аравии Халедом аль-Фалехом мы также выстраиваем двухсторонние отношения по энергетике. В частности, он уже приезжал в Россию со своими коллегами из Saudi Aramco, а мы в свою очередь летали к ним большой делегацией, смотрели их объекты.

Более того, господин аль-Фалех уже несколько раз был в Москве, Санкт-Петербурге. У него уже были проведены переговоры с порядка десятью ведущими российскими энергетическими компаниям, с которыми у них уже есть определенные наработки, проекты, планы по сотрудничеству.

— На ваш взгляд, что же объединяет Россию и Саудовской Аравией? За счет чего стало возможно это сближение?

— У нас очень много общих интересов, особенно в энергетической сфере. Мы с ними просто похожи, особенно с точки зрения наших мощностей и компетенций в области нефти. Можем найти точки роста.

— Ранее вы говорили о совместной торговле нефтью с Саудовской Аравией. Как это может выглядеть? Это трейдинг или какие-то другие формы?

— Мы как министерство не занимаемся покупкой и продажей нефти. Но наши компании, в том числе "Роснефть", на переговорах с Saudi Aramco, обсуждали такие возможные варианты сотрудничества (трейдинг - прим. ред). Где-то это своп, где-то поставка саудовской нефти на заводы, на которые "Роснефть" поставляет. Это все коммерческие вопросы, которые между собой более детально обсуждают компании. Мы же просто говорим о том, что в этом плане есть взаимный интерес.

— А "Лукойл" обсуждает с Saudi Aramco какое-то сотрудничество?

— "Лукойл" обсуждает, в том числе вопрос трейдинга нефти, как и "Роснефть".

— В чем цель нашей кооперации в нефтяном трейдинге?

— Это скорее оптимизация логистики, взаимных поставок. Можно же в этом плане значительно сократить транспортную составляющую: саудиты, например, везут туда, где наша нефть ближе, а мы, наоборот, – в Азиатско-Тихоокеанский регион. Это все можно свопами делать.

— Здесь рисков нет? Ведь качество нефти очень разное и себестоимость очень разная…

— Я в этом плане доверяю специалистам тех компаний, которые договариваются между собой.

Российский нефтесервис в Саудовской Аравии

— По поводу интереса саудитов к компании Eurasia Drilling. Правильно ли мы понимаем, что речь идет о том, что РФПИ, Saudi Aramco и PIF ведут переговоры о вхождении в EDC, и параллельно речь идет создании СП между Aramco и EDC?

— Сейчас обсуждается вопрос инвестирования и участия EDC в нефтесервисе в Саудовской Аравии и участии в этих инвестициях РФПИ, Saudi Aramco и суверенного фонда Саудовской Аравии.

— А речь идет о том, что EDC будет работать в самой Саудовской Аравии?

— Да. Это тоже обсуждается.

— Идет ли речь также о производителях оборудования и других нефтесервисных компаниях? Потому что на выставке "Иннопром" в Екатеринбурге, где у Saudi Aramco был огромный стенд, они говорили, что ведут переговоры с целым рядом российских компаний? И чем вызван интерес саудитов к российским нефтесервисным услугам и оборудованию?

— Я думаю, что это связано с тем, что у нас есть технологии добычи, геологоразведки и сервиса, которые интересны нашим коллегам.

Сейчас они пользуются в основном услугами международных компаний, таких как Schlumberger, Halliburton, Weatherford. Поэтому чем больше игроков на рынке, тем более очевиден экономический эффект для потребителей этих услуг. Там же (на рынке Саудовской Аравии - прим.ред) присутствуют и китайцы.

— Какую долю рынка Саудовской Аравии мы рассчитываем таким образом занять?

— Доля будет зависеть от конкуренции. Было несколько компаний, с которыми встречались наши саудовские коллеги, когда они приезжали в Москву и Санкт-Петербург (в июне 2017 года - прим. ред). Они в принципе рассматривают работу с несколькими (нефтесервисными - прим. ред.) компаниями.

— Мы знаем, что планируется в ближайшее время подписание дорожной карты Сотрудничества между Россией и СА. Какие крупные проекты из ТЭК войдут в дорожную карту?

— Это дорожная карта развития сотрудничества в целом между нашими странами, в ней порядка десяти ответственных министерств по разным направлениям. Она касается не столько энергетики, а в целом по всем направлениям. Но по нашей части (энергетике - прим.ред) войдут все проекты, которые мы сейчас обсуждаем.

— Сейчас у нас товарооборот с Саудовской Аравией порядка $430 млн. С учетом потенциала отношений с королевством, на какие обороты мы можем выйти?

— Думаю, что на несколько миллиардов долларов можем выйти. Но это торговый оборот. А что касается инвестиций, они могут быть гораздо больше. У нас есть значительный потенциал развития в области сельского хозяйства, в частности, наших поставок в Саудовскую Аравию. Например, мяса халяльного. Но для этого нужно, чтобы были инвестиции в соответствующее производство. Это тоже сейчас обсуждается.

— Выход на несколько миллиардов товарооборота — это какая перспектива?

— Думаю, за несколько лет можно выйти.

— Еще вопрос по поводу инвестиций. Как распределятся доли в российско-саудовском фонде для инвестиций в энергетику?

— Саудовская сторона выделяет миллиард (долларов - прим.ред) на энергетические проекты.

— То сближение, которое сейчас происходит с Саудовской Аравией, не несет ли оно в себе риски для наших отношений с Ираном и Катаром, учитывая сложную ситуацию на Ближнем Востоке?

— Я возглавляю межправкомиссии и с Ираном, и с Катаром. Наша задача развивать сотрудничество между нашими странами.

Иранская нефть за российские товары

— Иранский министр нефти Бижан Намдар Зангане приедет на энергонеделю?

— Планировал, да.

— Наша готовность закупать иранскую нефть в объеме 100 тыс. баррелей в сутки в рамках программы "Нефть в обмен на товары", она поможет российским компаниям рассчитывать на какие-то преференции при участии в тендере на иранские месторождения? В чем для России выгода от этой программы?

— Нет, это не связано между собой (реализация программы и тендеры на месторождения – прим. ред.). "Нефть в обмен на товары" – это механизм развития нашего торгового оборота, потому что выручка от реализации этой нефти в основном должна идти на покупку российских товаров и услуг.

— Куда она будет направляться? На переработку или реэкспорт?

— Заранее это сказать невозможно, потому что в каждом случае покупатели на эту нефть будут находиться отдельно. В основном (будет направляться - прим. ред.) на переработку в те страны, которые эту нефть покупают. Выручка, которую Иран получает, пойдет на покупку наших товаров и услуг. То есть эта сделка поможет увеличить торговый оборот между нашими странами.

— Какие это могут быть товары?

— Это промышленные товары, оборудование, технологии - все по перечню товаров, согласованному в нашем меморандуме.

— По срокам подписания этого меморандума есть уже какая-то ясность?

- Уже выходим на определенные первые сделки, сейчас дорабатывается механизм взаиморасчетов.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика. Нефть, газ, уголь > minenergo.gov.ru, 4 октября 2017 > № 2338930 Александр Новак


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 25 сентября 2017 > № 2325148 Василий Осьмаков

Ватты и технологии-2: барьеры и перспективы развития ВИЭ в России

Василий Осьмаков

заместитель Министра промышленности и торговли РФ

Продолжение материала об электростанциях на возобновляемых источниках энергии и их компонентах, созданных в России. Основные барьеры для развития ВИЭ в нашей стране и за рубежом, а также пути их преодоления

Сообщения о новых рекордных прорывах в альтернативной энергетике появляются в прессе едва ли не каждый день. Но впечатляющие темпы роста объясняются во многом низкой базой, с которой стартуют отрасли, а интерес к теме подогревается тем, что «зеленая революция» в энергетике и промышленности давно стала глобальным мейнстримом. В то же время, говоря о реальных перспективах возобновляемой энергетики, всегда приходится учитывать определенные ограничения.

Ограничения для «зеленой» генерации

Известен, например, так называемый «германский парадокс». Добиваясь рекордных показателей по наращиванию доли ВИЭ в своем энергобалансе, Германия на протяжении многих лет остается лидером среди стран ЕС по выбросам в атмосферу CO2. Последовательно закрывая атомные электростанции, немцы стали наращивать импорт угля из России, чтобы восполнить недостающую электроэнергию. Возникла парадоксальная ситуация: в стремлении максимально «озеленить» свою энергетику, страна, напротив, увеличивала «грязную» угольную генерацию.

Даже в Дании, которая планирует полностью перейти на возобновляемую энергетику к 2050 году, все равно идут споры об экономической эффективности ВИЭ в долгосрочной перспективе. И скептиков можно понять. В последние годы слишком много было громких примеров так и не реализовавшихся проектов, связанных с возобновляемой энергией.

Например, «солнечный гигант» SunEdison (США) был крупнейшей компанией в сфере солнечной энергетики с капитализацией $10 млрд, но не справился с долговыми обязательствами и объявил о банкротстве. Другая американская компания Aquion Energy, которая разрабатывала аккумуляторные батареи для хранения «зеленой» энергии, сейчас распродается по частям и сократила практически весь свой R&D-персонал.

Один из главных минусов ВИЭ — нестабильность выработки электроэнергии и зависимость от экстернальных факторов (наличия непосредственно ветра, солнечных излучений и т. д.). Компенсировать возникающие перепады приходится опять же за счет базовой генерации. Решить эту фундаментальную проблему позволят технологии, связанные с хранением и накоплением энергии ВИЭ. Именно создание промышленных накопителей, способных аккумулировать огромные объемы энергии, позволит осуществить тотальный и окончательный переход на «зеленую» энергетику.

Накопители энергии

Пока настоящего прорыва в этом направлении еще не произошло. Хотя соответствующие разработки, преимущественно на уровне стартапов, активно ведутся уже не первый год.

Например, резидент «Сколково» компания Watts Battery создала промышленный образец модульной системы для накопления электроэнергии. По данным разработчиков, это мощная батарейка, которая может заряжаться от солнца, ветра или сети и снабжать электроэнергией частные домовладения и коммерческие здания. Причем портативная система уже готова к серийным продажам. Персональная электростанция Watts была успешно опробована в этом году во время рекордного полета Федора Конюхова на воздушном шаре. На 55 часов полета хватило всего одной батарейки, которая бесперебойно подавала электричество даже при температуре минус 25 градусов.

Первое же в России производство высокоэффективных накопителей энергии было запущено в этом году в подмосковных Химках. Если современные литий-ионные аккумуляторы отдают лишь около 60% электроэнергии, затраченной на их зарядку, то у суперконденсаторов этот показатель превышает 90%. Компания «ТЭЭМП» планирует выпускать до 200 тысяч суперконденсаторных ячеек в год. Данные модули уже прошли успешные пилотные испытания на железной дороге, общественном транспорте и в авиации.

В новосибирском Академгородке компания «Энергозапас» реализует проект по созданию твердотельной аккумулирующей электростанции (ТАЭС), разрабатывая гравитационные накопители энергии на твердых грузах. Причем в качестве груза используется упакованный грунт. Строительство первой опытно-промышленной электростанции запланировано в 2019 году.

Не отстают от глобальных технологических трендов и наши крупные компании и корпорации, которые ведут свои исследования в области разработок уникальных моделей накопителей энергии. Созданием супераккумулятора, способного работать в промышленных масштабах, занимается, например, Росатом. А «Камаз» и МОЭСК подписали этим летом соглашение о создании передвижного мобильного накопителя на базе грузового электромобиля. На мировом рынке подобного рода решения еще не представлены. Реализация этого проекта позволит не только предложить эффективную замену дизель-генераторным установкам, но и поможет развитию в России зарядной инфраструктуры для электромобильного транспорта.

По данным отчетов аналитической компании Navigant Research, годовой объем мирового рынка накопителей электроэнергии составит в 2025 году примерно 83 млрд долларов (ежегодные темпы роста — до 60%). Причем около трети от этого объема будет приходиться на промышленные и коммерческие предприятия, домохозяйства и промышленное оборудование.

Размер российского рынка накопителей, по разным оценкам, может составить от $3 млрд до $8 млрд долларов в год. Именно поэтому поддержка формирования в России новой высокотехнологичной отрасли, связанной с системами хранения энергии и их компонентов, является сегодня крайне важной задачей. При этом одним из главных драйверов роста спроса на системы хранения энергии станет увеличение числа «цифровых» производств с повышенными требованиями к качеству электроэнергии.

В России уже имеется определенный научно-технический задел по таким направлениям, как гидроаккумулирующие электростанции, суперконденсаторы, литий-ионные аккумуляторы, маховики, лифты твердых грузов. Вместе с этим необходимо последовательно повышать уровень локализации и наращивать инжиниринговые компетенции и по другим компонентам, представленным пока на рынке только в зарубежном исполнении (термические накопители, пневматические системы, воздушно-цинковые аккумуляторы и т. д.).

Основные эффекты от применения накопителей энергии в промышленности очевидны — это снижение потерь от остановки производственной деятельности при перебоях с энергоснабжением, уменьшение стоимости техприсоединения и самой электроэнергии, экономия на расходе топлива и обслуживании дизель-генераторов, развитие соответствующих смежных отраслей. Эффект от создания новой высокотехнологичной отрасли промышленности, обеспечивающей импортозамещение, оценивается в 7-8 млрд рублей выручки в год при уровне локализации в 50%.

ВИЭ в удаленных регионах

В глобальном масштабе объемы ввода генерации на основе возобновляемых источников энергии в России пока скромные. Совокупная мощность ВИЭ в стране составляет примерно 53,5 ГВт, а без учета гидроэнергетики этот показатель не превышает 2,5 ГВт. Но у каждой технологии своя страновая специфика. И в плане развития альтернативной энергетики Россия обладает одним неоспоримым преимуществом — своей территорией.

Наиболее логичным является использование ВИЭ именно в удаленных или энергодефицитных районах, испытывающих зависимость от малоэффективных дизельных генераторов. В стране насчитывается около 100 тысяч изолированных поселений, организовать в которых централизованное энергоснабжение либо практически невозможно, либо слишком дорого.

Так, в селе Менза Забайкальского края была запущена в этом году первая автономная гибридная энергоустановка, состоящая из солнечных модулей, дизельных генераторов и накопителя энергии. Только в Забайкалье более 20 населенных пунктов нуждаются сегодня в стабильном энергоснабжении. Именно в такие районы и должны внедряться лучшие технологии и решения в области альтернативной энергетики.

Аналогичным образом решаются и проблемы энергообеспечения в Арктике. Отечественная промышленность разрабатывает высокотехнологичные решения для развития ВИЭ в труднодоступных регионах. Например, компания «ЭлеСи» и специалисты Томского политехнического университета создают «умный» энергокомплекс, способный получать энергию сразу из нескольких источников — солнца, ветра, дизель-генераторов, микро-ГЭС. Установка оснащена солнечной панелью и ветрогенераторами различных видов, которые можно использовать как по отдельности, так и в комплексе. Технология адаптирована для работы в экстремальных условиях и окажется полезной для любых мест, где требуются автономные источники энергии — от крайнего севера до южных пустынь.

В России могут эффективно использоваться и другие перспективные направления альтернативной энергетики. Разумеется, исходя из экономической целесообразности и с учетом региональной специфики.

Например, в Мурманской области по-прежнему действует сооруженная еще в 1960-х годах Кислогубская приливная электростанция мощностью 1,7 МВт. Проекты такого рода выгодно развивать, например, на берегах Охотского моря, где наблюдаются самые высокие приливы в стране. А Камчатка теоретически может стать «российской Исландией» ввиду того, что высочайшая активность термальных вод позволит развивать там строительство геотермальных станций. Главный вопрос тут в решении технологических барьеров.

Еще одним направлением альтернативной энергетики является производство пеллет — топливных гранул из отходов лесной промышленности (в Минпромторге их относят к возобновляемым источникам энергии. — Forbes). Например, в перечень комплексных инвестиционных проектов, получивших государственную поддержку, вошел проект компании «Бионет». В Архангельской области был построен завод по созданию промышленных пеллет мощностью 150 тысяч тонн в год. В феврале 2017 года состоялась первая отгрузка топливных пеллет в Европу для их последующего сжигания в ТЭЦ Парижа.

Роль России на мировом рынке ВИЭ

Мировыми лидерами в области энергетического машиностроения в целом по-прежнему остаются США, Германия, Япония, Франция, Италия. Очевидно, что конкурировать с ними на глобальном рынке Россия в обозримой перспективе не может, как и полностью импортозаместить зарубежные решения и технологии. Рынок уже поделен, и основную долю в его структуре в ближайшие годы будут по-прежнему занимать крупнейшие зарубежные компании.

Поэтому главная на сегодня цель — это встраивание российских компаний в глобальные цепочки, сотрудничество с мировыми лидерами, трансфер технологий и дальнейшая локализация производства отсутствующего в России оборудования, в том числе для проектов в сфере альтернативной энергетики.

Активное развитие в последние годы секторов ВИЭ позволило подключить к развитию возобновляемой энергетики большое количество отечественных машиностроительных, металлообрабатывающих и электротехнических предприятий. И с каждым годом уровень локализации ключевого оборудования для возобновляемой энергетики будет расти, формируя таким образом новые высокотехнологичные отрасли отечественной промышленности.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 25 сентября 2017 > № 2325148 Василий Осьмаков


Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 21 сентября 2017 > № 2319194 Василий Осьмаков

Ватты и технологии: зачем России возобновляемая энергетика

Василий Осьмаков

заместитель Министра промышленности и торговли РФ

Весь мир занимается возобновляемыми источниками энергии, Россия — не исключение. Но зачем ей работать в сфере «зеленой» энергетики при имеющихся запасах нефти и газа

В 2016 году суммарная мощность электростанций на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ) в мире выросла на рекордные 9%, или на 161 гигаватт (ГВт), и превысила 2000 ГВт. Причем примерно две трети прироста «зеленой» энергетики приходятся всего на четыре рынка – Китая, США, ЕС и Индии.

Параллельно с ростом ввода мощностей безуглеродной энергетики продолжают формироваться новые высокотехнологичные отрасли промышленности. Аналогичный тренд наблюдается и в России. Один только рынок оборудования для ВИЭ в нашей стране оценивается Минпромторгом в 500 млрд рублей к 2030 году.

Эта сфера важна не только с энергетической и экологической точек зрения. Пока в мире ждут увеличения безработицы из-за роботизации производства, международное агентство по возобновляемым источникам энергии (IRENA) прогнозирует в своем ежегодном докладе увеличение занятости в секторе ВИЭ с 9,8 млн человек в 2016 году до 24 млн человек к 2030 году.

Для промышленности развитие альтернативной энергетики в России — это в первую очередь освоение передовых технологий и компетенций. Один из главных принципов государственной политики в этой сфере можно сформулировать как «поддержка ВИЭ-генерации в обмен на локализацию». К примеру, в ветроэнергетике обязательные требования к доле российских компонентов установлены на уровне 65% к 2019 году.

В первую очередь за счет наших исторически сильных компетенций в «большой» гидроэнергетике и атомной промышленности Россия имеет довольно сбалансированный, «чистый» энергобаланс, существенную долю которого составляют безуглеродные или низкоуглеродные источники. Эффективное сочетание той же атомной генерации и других «зеленых» направлений ВИЭ потенциально даст очень серьезный синергетический эффект.

Национальные особенности ВИЭ

В отличие от европейских стран, стремящихся диверсифицировать импортируемые энергоресурсы, у нас нет острой потребности механически наращивать долю ВИЭ. Возобновляемая энергетика в нашей стране не может рассматриваться в качестве прямого конкурента традиционным углеводородам. Для России она представляет наибольший интерес как средство освоения пространства и территориального развития. Причем наиболее перспективной областью применения ВИЭ являются изолированные и удаленные энергорайоны.

С этой точки зрения важно поддерживать тренд на развитие малой генерации. К примеру, строительство малых ГЭС может способствовать решению проблемы энергоснабжения труднодоступных районов Сибири или Кавказа. Там, где невозможно или коммерчески нецелесообразно протягивать километры линии электропередач, единственным выходом становится установка локальных источников генерации.

К слову, первым проектом на территории России, поддержанным Новым банком развития БРИКС, стало строительство именно двух малых гидроэлектростанций в Карелии общей мощностью 49,8 МВт — «Белопорожской ГЭС-1» и «Белопорожской ГЭС-2». Российская компания «Норд Гидро» и китайская энергостроительная корпорация Sinonec планируют запустить их к 2019 году.

При этом уровень локализации производства должен составить не менее 65% за счет участия в проекте отечественных производителей электрогенераторов, турбин и оборудования для ГЭС. Например, Ленинградский электромашиностроительный завод уже приступил к изготовлению гидрогенераторов. Технологии, используемые при строительстве станций, в дальнейшем могут быть применены в аналогичных проектах других стран БРИКС.

Солнечная энергетика в фокусе

Лидирующим направлением ВИЭ в России сегодня является солнечная энергетика. Только за последние два года было введено 14 крупных солнечных электростанций общей мощностью около 130 МВт. По итогам текущего года запланирован ввод еще 125 МВт новой мощности объектов возобновляемой энергетики, из которых большая часть — 90 МВт — солнечная генерация.

Основной механизм поддержки ВИЭ на оптовом рынке заключается в том, что инвесторы проходят конкурсный отбор, по итогам которого заключают с государством договор поставки мощности. Бизнес получает гарантии стабильной доходности, но обязан при этом своевременно сдать объекты в эксплуатацию и обеспечить необходимый уровень локализации. Результатом развития «солнечного» сектора ВИЭ стал запуск в России целого ряда важных проектов.

В апреле 2017 года в Новочебоксарске (Чувашия) завершилась модернизация завода компании «Хевел». Здесь, при поддержке Фонда развития промышленности, будут выпускаться по запатентованной технологии гетероструктурные солнечные модули мощностью до 160 МВт в год. Средний КПД фотоэлектрических ячеек составляет более 22%, что соответствует лучшим мировым стандартам, а значит, данный проект имеет и высокий экспортный потенциал.

При его реализации использовались технологии, разработанные Физико-техническим институтом им. А. Ф. Иоффе в Санкт-Петербурге и реализованные при поддержке Фонда «Сколково» Научно-техническим центром тонкопленочных технологий в энергетике. Это первый в России центр, специализирующийся на научных исследованиях в области солнечной энергетики. Таким образом, у нас появляются и свои центры НИОКР в области ВИЭ.

Параллельно с вводом в эксплуатацию крупных СЭС наращивается производство мобильных солнечных установок. Такие фотоэлектрические станции уже работают, например, на железнодорожных вокзалах Сочи и Анапы, на острове Валаам. Объем рынка солнечных крышных установок средней и малой мощности превысил в прошлом году в России 1 млрд рублей. Ежегодно частные потребители приобретают солнечные электростанции суммарной мощностью от 6 до 10 МВт. Но дальнейший спрос со стороны домохозяйств на солнечные панели зависит от изменения цен на электроэнергию и соответствующие комплекты оборудования, а также от эффективности реализации госпрограмм стимулирования микрогенерации.

Созданная в России практически с нуля солнечная генерация и предъявляемые к ней требования по локализации дают результат. В стране функционирует уже целый ряд предприятий, выпускающих компоненты для солнечных электростанций — от кремниевых пластин, опорных конструкций и всех видов кабельно-проводниковой продукции до полного цикла производства солнечных модулей.

Освоено создание одного из ключевых компонентов — инверторов (преобразователей тока для СЭС и ветрогенераторов), наращены необходимые компетенции в проектировании, инжиниринге и строительстве солнечных электростанций. На сегодняшний день Минпромторг России подтвердил степень локализации уже по 16 объектам, функционирующим на основе использования энергии солнца, общей мощностью 165 МВт. Это солнечные электростанции в Оренбургской и Астраханской областях, в республиках Алтай и Башкортостан, на территории Хакасии.

Ветровые энергетические установки

Форма для лопасти ветрогенератора

Сейчас этот успешный опыт транслируется на другую крупную отрасль ВИЭ — ветроэнергетику. Причем 2017-й можно назвать годом ее полноценного рождения в России, хотя пилотные проекты осуществлялись и ранее. Например, холдинг «РусГидро» ввел в эксплуатацию три ветроэлектростанции в Камчатском крае и одну на Сахалине общей мощностью свыше 2 МВт. Но только в этом году начали строиться первые крупные ветропарки.

Роль самого «зеленого» региона России взяла на себя Ульяновская область. К 2021 году здесь планируется построить семь ветропарков общей мощностью 271 МВт. Местные жители исторически именуют Ульяновск «городом на семи ветрах». Логично, что именно этот регион стал пионером российской ветроэнергетики.

На российском рынке «ветра» уже сейчас присутствуют по меньшей мере три крупных игрока. Это компания «Фортум», получившая квоту в 1 ГВт по итогам соответствующего конкурса инвестпроектов на строительство генерирующих объектов, которые должны быть сданы в эксплуатацию в 2018-2022 годах. Это «ВетроОГК» (дочерняя компания госкорпорации «Росатом»), которая с учетов объемов 2016 года также имеет почти 1 ГВт объектов ветровой генерации. А также компания «Энел Россия», которая вложит свои инвестиции в строительство почти 300 МВт ветряных электростанций.

Постепенно на рынке выстраивается и международная кооперация. «Фортум» начал работу с глобальным технологическим партнером в лице датского поставщика Vestas. «Росатом» ранее заключил соглашение о партнерстве с голландским производителем ветровых турбин Lagerwey. Та структура рынка, которая сейчас выстраивается, создает все предпосылки для создания в России крупных экспортно ориентированных игроков, способных конкурировать на мировом рынке ветроэнергетики.

Размеры рынка ветроэнергетики и компонентов

Ожидается приход на наш рынок и других крупных промышленно-технологических партнеров. В кооперации они будут обеспечивать на территории России локализацию оборудования для ветровых электростанций с максимальным вовлечением в производственные цепочки российских поставщиков. Если в 2015-2016 годах целевой показатель степени локализации компонентов для ветроустановок составлял 25%, то в этом году он установлен на уровне 40%, в 2018-м вырастет до 55%, а в 2019-2024 годах — уже до 65%.

Ряд таких проектов уже реализуется. Например, в Волгодонске (Ростовская область) на мощностях предприятия «Атомэнергомаш» планируется организовать производство лопастей для ветроэнергетических систем. Кроме того, в России есть также трансформаторные и металлообрабатывающие заводы, готовые выпускать башни для ветроустановок.

По оценкам «Росатома», рынок российской ветроэнергетики к 2024 году может составить 3,6 ГВт с примерным оборотом 200 млрд рублей в год.

В этой отрасли широко применяются композитные материалы и технологии. Энергетика, включая «ветер», является основным потребителем этой продукции наряду со строительной индустрией и транспортным машиностроением. Мировой рынок одних только композитов для ветровых турбин оценивался в 2015 году в 3,9 млрд долларов, а к 2020 году он может вырасти до 5,5 млрд долларов.

Объем российского рынка композиционных материалов в целом составляет порядка 53 млрд рублей и показывает ежегодный прирост в 20%. Накопленный в последние годы научно-технологический потенциал отечественных производителей найдет свое применение и в ветроэнергетике. Например, инжиниринговый центр «Композиты России» при МГТУ им. Н. Э. Баумана рассматривает возможность локализации элементов ветрогенераторов из полимерных композиционных материалов. А на территории особой экономической зоны «Алабуга» в Татарстане к 2020 году будет налажено производство сырья (ПАН-прекурсора) для материалов из углеволокна, широко применяемых в ветроэнергетике. Мощность завода составит 5 тысяч тонн в год с перспективой увеличения до 25 тысяч тонн.

В следующем материале серии «Ватты и технологии» будут описаны барьеры для развития ВИЭ в России и мире, а также пути их преодоления.

Россия > Электроэнергетика > forbes.ru, 21 сентября 2017 > № 2319194 Василий Осьмаков


Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2321385 Вячеслав Кравченко

Интервью Вячеслава Кравченко информационному агентству "РИА-Новости".

Вячеслав Кравченко: скоро показания электросчетчиков будут в телефоне.

Минэнерго России надеется, что к весне 2018 года Госдума примет закон, позволяющий перейти к массовому внедрению "умных счетчиков электроэнергии". Их основная задача — удаленная передача показаний и в телефон или компьютер владельца квартиры, и в энергокомпании. А в будущем такие счетчики помогут перейти и к удаленной смене тарифного меню, которая не потребует замены прибора. Его стоимость министерство оценивает в 3-7 тысячи рублей, а траты за установку хочет возложить на энергетиков. О том, что даст внедрение новых систем учета электроэнергии и как они будут работать, в интервью РИА Новости рассказал заместитель министра энергетики РФ Вячеслав Кравченко. Беседовала Марина Коцубинская.

— Правительство РФ в апреле внесло в Госдуму законопроект о развитии интеллектуальных систем учета электроэнергии, который предполагает внедрение "умных счетчиков". Когда вы рассчитываете на начало его рассмотрения депутатами?

— Мы рассчитываем на рассмотрение законопроекта в первом чтении в октябре.

— Вы хотели бы, чтобы закон в этом году был принят?

— Было бы неплохо. Но этом году вряд ли, но к весне следующего года вполне реально.

— Проект уже обсуждался предварительно в Госдуме? Как в целом к нему отнеслись депутаты?

— В мае-июне этого года в стенах Госдумы мы уже провели ряд мероприятий: круглый стол, несколько рабочих встреч и совещаний. В целом, идея о том, что должна внедряться новая современная система учета, особым сомнениям не подвергается.

И внесенный законопроект изначально касался узкой темы, связанной с тем, как устанавливать системы учета электросетевыми организациями и какие к ней должны быть требования. В ходе обсуждений возникло два основных вопроса.

Первый: кто за все это заплатит? Естественно, есть желание снять нагрузку с потребителей, в первую очередь с граждан. Второе: кто будет являться собственником таких систем учета?

Исходя из этого, мы считаем, что вполне разумной будет конструкция, которая реализована во многих странах мира: освободить потребителей, в первую очередь физических лиц, от этого бремени и переложить установку систем учета и их содержание на квалифицированного субъекта, который должен быть собственником этой системы и нести все права и обязанности, связанные с ее установкой, работой, эксплуатацией и так далее.

С одной стороны, мы точно снизим расходы граждан, связанные с установкой и дальнейшими ремонтами и поверками приборов учета. С другой стороны, появится стимул у электросетевых и ресурсоснабжающих организаций иметь такие системы учета и поддерживать их в надлежащем состоянии, в противном случае у них могут возникнуть проблемы с платежами, потерями.

— Сейчас законопроект что в себя включает?

— Законопроект говорит о том, что с определенного момента времени электросетевые организации должны устанавливать только новые "интеллектуальные" системы (приборы) учета, отвечающие определенным требованиям. И это делается за счет средств самой компании. Ответы на те вопросы, о которых говорил выше, мы будем давать в процессе подготовки законопроекта ко второму чтению. Понимание у всех участников процесса, как нам кажется, есть.

— Что включает в себя внедрение интеллектуальных систем, помимо установки "умных счетчиков"?

— Когда мы говорим об интеллектуальной системе учета — это для начала сам прибор учета и все, что с ним связано: каналообразующая аппаратура, программное обеспечение и так далее. В данном случае мы, по-простому, говорим про счетчик, который не только показывает сколько киловатт было потреблено, но и выполняет много других функций.

— Какие функции?

— Безусловно, это возможность дистанционного снятия показаний, чтобы можно было не записывать их на бумажке, выйдя в тамбур или на лестничную клетку, а чтобы информация с прибора учета поступала тебе в личный кабинет на компьютере, на телефоне, автоматически приходила к ресурсоснабжающей организации.

Второе — чтобы дистанционно, без прихода специалиста, можно было перейти на другие тарифы, другое тарифное меню. Так как если вы сейчас захотите перейти с единого тарифа, например, на тариф "день-ночь", то скорее всего вам придется покупать новый счетчик.

Полагаю, что через некоторое время ресурсоснабжающие компании существенно расширят тарифное меню в том числе и исходя из объема потребляемой мощности. Следующее — этот счетчик может следить за качеством электрической энергии, фиксирует уровень напряжения и частоту.

Есть еще дополнительные функции — посредствам счетчиков возможно узнавать об аварии в зоне своего действия: короткие замыкания, обрывы проводов и так далее. С помощью таких систем значительно быстрее можно находить места повреждений и, следовательно, сокращать перерывы в энергоснабжении потребителей. Ну и, конечно, дистанционное ограничение, отключение неплательщиков, а также сигнализация о несанкционированном вмешательстве в работу такого прибора.

— Вы хотите закрепить требование, чтобы при плановой смене счетчиков устанавливались уже только интеллектуальные приборы учета?

— Да.

— На "умных счетчиках" потребители смогут же посмотреть показания?

— Можно выйти к месту нахождения прибора и посмотреть показания на дисплее, и тут же "залезть" в компьютер или телефон, посмотреть какие там показания — никаких проблем.

— Вы упомянули о возможности новых тарифных меню — это тоже будет прописано в законе?

— Нет. Мы сейчас имеем следующее тарифное меню: либо один тариф, либо так называемые тарифы по зонам суток — двухзонный "день-ночь" или трехзонный. Есть возможность выбрать что-то одно. Это исключительно на ваше усмотрение. Допускаю, что через некоторое время при изменении законодательства мы перейдем на что-то другое. Не исключаю, что подобного рода тарифное меню будет включать несколько десятков позиций.

Забыл еще одну важную вещь: в эти системы учета мы планируем закладывать требования по учету не только потребленной электроэнергии, а в том числе, если все-таки у нас будет развиваться своя маленькая локальная генерация, например, солнечная панель на крыше вашего дома, то система будет учитывать объемы выдачи с нее в общую сеть.

— В апреле вы поясняли, что стоимость одного интеллектуального прибора учета электроэнергии, по различным оценкам, может составлять от 20 тысяч рублей до 30 тысяч рублей. При этом развитие систем интеллектуального учета электроэнергии будет осуществляться сетевыми компаниями исключительно за счет внетарифных источников. Во сколько в целом может обойтись такая замена?

— У нас самые простенькие приборы учета стоят порядка 3 тысяч рублей, дальнейший рост стоимости это дополнительные опции. Мы прикидывали, что они "гуляют" в диапазоне от 3 до 7 тысяч рублей.

Безусловно, у энергетиков самый высокий уровень потребителей, оснащенных приборами учета. Вместе с тем, есть проблема безучетного потребления. Она не настолько остра как в тепле и в газе, в воде, но тем не менее.

Когда мы закладывали в законопроект норму о том, что сетевые компании интеллектуальные системы учета будут ставить за свой собственный счет, исходили из того, чтобы в первую очередь создать экономический стимул для установки таких систем учета именно там, где наиболее высокие потери, где высокая аварийность и так далее.

На первом этапе эти системы надо начать внедрять: из-за широкого распространения, отработки технологий, развития конкуренции среди производителей их дальнейшая стоимость точно будет снижаться, и тогда уже можно вести речь о том, чтобы включать затраты на содержание систем учета, их установку в общий тариф. А пока только за счет электросетевых организаций.

— И по-прежнему счетчик будет оставаться в собственности ресурсоснабжающей компании?

— Да. Мы на самом деле считаем правильным, что прибор учета должен являться собственностью квалифицированных субъектов рынка электрической энергии. Тогда все вопросы, связанные с поверкой приборов учета, с поломками и так далее — это все будет их головной болью.

— Если ломается счетчик, все равно же плата будет начисляться по какому-то нормативу, который выше тарифа, и за эту головную боль заплатит потребитель. А если компания быстро не сможет отремонтировать счетчик, потому что у нее какой-то производственный план и есть время только через два месяц?

— Значит, тогда это будет списываться на потери электросетевых организаций и влиять на их финансовый результат, поэтому они будут заинтересованы как можно быстрее поменять эти приборы учета, максимально быстро все сделать, иначе понесут убытки.

— Как компании смогут окупить свои затраты на установку приборов учета?

— Первое — снижение потерь электроэнергии при передаче по электросетям.

Далее — минимизация издержек, например, уменьшение числа лиц, которые ходят и проверяют показания приборов учета. Это в основном сотрудники сетей, потому что на сети у нас возложена обязанность формирования объемов полезного отпуска электроэнергии. Далее это достаточно быстрое и оперативное реагирование на аварии, которые где-то происходят. Соответственно, минимизация рисков, связанных с тем, что к тебе будут как с сетевой компании предъявляться претензии за качество энергоснабжения и так далее.

После того, как ты дистанционно снимаешь показания, у тебя есть возможность вообще одномоментно формировать объем полезного отпуска и сразу сводить баланс потребления электроэнергии. В нашем понимании это уменьшение числа споров между потребителями, сбытовыми компаниями и сетями. Особенно это актуально в многоквартирных домах. Соответственно, это снижение расходов на тех же самых юристов, ну и так далее.

— С "Россетями" обсуждали этот проект, он им интересен?

— Мы это обсуждали не только с "Россетями". Проект интересен.

— А энергосбытовым компаниям?

— Для энергосбытовой компании самым важным вопросом является своевременное, прозрачное получение достоверной информации от потребителя. Если им это будет обеспечено, а это безусловно должно быть, то не думаю, что с их стороны будет неприятие.

— Если принят закон, то мы понимаем, что возможно использование не сплошь иностранного оборудования, а российского тоже?

— Конечно.

— Будет какой-то переходный период до того, как закон начнет действовать?

— С учетом того, что нам говорили производители систем учета, переходный период должен быть не очень большой. Почти все уже находится в производстве. Я думаю, года будет достаточно. Самое главное сделать прибору "мозги": подготовить программное обеспечение и обеспечить надежную передачу данных. Остальное уже нюансы. Понятно, что прибор учета должен быть защищен и доступен. Для потребителей в многоквартирном доме — это щит на лестничной клетке, для индивидуальных домов — это щит, установленный на опоре.

— То есть в частных домовладениях счетчик должен стоять за границей участка?

— Да. На самом деле это уже сплошь да рядом. Если вы проедете по Подмосковью, то увидите на многих опорах линий электропередачи низкого напряжения вынесенные приборы учета.

Россия > Электроэнергетика. СМИ, ИТ > minenergo.gov.ru, 19 сентября 2017 > № 2321385 Вячеслав Кравченко


Казахстан. Россия > Электроэнергетика > dknews.kz, 8 сентября 2017 > № 2301470 Александр Мертен

Президент компании «Русатом - международная сеть» Александр Мертен в рамках XI Евразийского форум Kazenergy на тему «Созидая энергию будущего» дал интервью корреспонденту Международного информационного агентства «Казинформ», передает МИА «DKNews».

- В этом году Евразийский форум Kazenergy проходит в 11-й раз. В предыдущие годы на площадке обсуждали темы нефти и газа. На Ваш взгляд, какую актуальность приобретает сегодня тема атомной энергетики?

- Форум Kazenergy в этом году стал главной дискуссионной площадкой для обсуждения темы энергии будущего. И это оправдано и логично, поскольку форум проходит в рамках выставки ЭКСПО-2017. Росатом выступает партнером выставки, и участие в форуме для нас является логическим продолжением этого партнерства.

Форум проходит в контексте устойчивого развития энергетики, и атомная энергетика, безусловно, является частью «зеленого» энергобаланса, это признается большинством стран. В Казахстане эта тема не новая: в этом году исполняется 45 лет с тех пор, как был произведен физический пуск реактора БН-350. В этом году запущен исследовательский реактор Токамак, открыт Банк низкообогащенного топлива. Так что, я уверен, что тема развития атомной отрасли в регионе более чем актуальна и востребована для обсуждения.

- В чем преимущество российских атомных технологий? Применимы новые технологии в Казахстане? Какие проекты российско-казахстанского партнерства наиболее актуальны сегодня?

- Программная сессия, которая проходит при поддержке Росатома и Казатопрома, звучит как «Новые технологии и решения в атомной отрасли: практики внедрения цифровых технологий».

Сегодня мы живем в мире цифровых технологий. Практически в каждой отрасли происходят цифровые преобразования, и атомная отрасль - не исключение.

Атомная отрасль - одна из самых высокотехнологичных отраслей мировой экономики. Она является локомотивом развития науки и технологий, постоянно находясь на пике инновационного развития. Те технологии, которые использует Росатом при проектировании и строительстве атомных станций и других сложных объектов в области организации и планирования работ в цифровом виде, на сегодня относятся к числу «лучших практик» среди технологических решений в мире.

Росатом сегодня - не только лидер атомной отрасли, но и технологический лидер мирового уровня. Подтверждением этого являются знаковые события масштаба мировой атомной отрасли. Это наши технологические «прорывы». Один из последних ввод в эксплуатацию в начале 2017 года первого в мире энергоблока с реактором поколения 3+ на Нововоронежской АЭС в России. Сегодня это единственный в мире действующий реактор поколения 3+, в котором учтены все «постфукусимские» требования МАГАТЭ в области безопасности. Комбинация активных и пассивных систем безопасности фактически снимает барьер восприятия атомной энергетики как потенциально опасной.

Еще одним достижением мирового уровня стал ввод в эксплуатацию в ноябре 2016 года самого мощного в мире энергоблока с реактором на быстрых нейтронах - БН-800 на Белоярской АЭС. Прообраз этого реактора работал в городе Актау в Казахстане в советские времена. Ввод в эксплуатацию реактора БН-800 - это очередной шаг по переходу на новую технологическую платформу, которая называется замкнутый ядерный топливный цикл. Вместе с запущенным год назад производством МОКС-топлива (примеч. ред. - это смешанное оксидное уран-плутониевое топливо (UО2 + PuО2) для реакторов атомных электростанций) Россия играет ведущую роль в переходе на замкнутый цикл. На практике это означает возможность функционирования и развития АЭС в течение многих столетий без ограничений со стороны имеющихся сырьевых ресурсов, а также многократное сокращение количества радиоактивных отходов.

Это прорывные технологии, в которых Росатом сегодня прочно занимает лидерские позиции.

Что касается совместных проектов с Казахстаном - то здесь важную роль играют другие направления деятельности предприятий Росатома. На юге Казахстана действуют 5 совместных предприятий по добыче урана, мы сотрудничаем в области исследований с Национальным ядерным центром. Топливный дивизион Росатома - компания «ТВЭЛ» - осуществляет поставки топлива для исследовательского ядерного реактора ВВР-К Института ядерной физики в Алматы.

Развивается сотрудничество в области тепловой энергетики и нефтегазового комплекса. Машиностроительный дивизион Росатома - АО «Атомэнергомаш» - взаимодействует с ключевыми организациями Казахстана в области поставок оборудования для ГРЭС.

И одно из новых и перспективных направлений - Росатом прорабатывает сотрудничество с Казахстаном в области малой гидроэнергетики. Я уверен, что наше сотрудничество с Казахстаном будет только расширяться и успешно развиваться.

- Завершает работу международная выставка «ЭКСПО-2017». Павильон России удивлял всех айсбергом. Удалось ли Вашей компании донести до общественности свое видение энергии будущего?

- В ходе выставки «ЭКСПО-2017» в экспозиции российского павильона мы показали свое видение «Энергии будущего». Мы уверены (и многие международные эксперты разделяют это мнение), что идеальный энергобаланс в будущем должен представлять собой сочетание возобновляемых энергоресурсов и атомной энергетики.

Энергия будущего - это «зеленая» энергетика, которая не наносит вреда окружающей среде. Атомная энергетика - стабильная и чистая энергия, работающая без выбросов парниковых газов, не зависящая от климатических факторов. Поэтому, я считаю, что в будущем атомная энергетика может стать основой низкоуглеродного энергобаланса.

Обращаю ваше внимание на то, что атомная энергия сегодня - это далеко не только энергетика. Этому была посвящена тематическая экспозиция Росатома под слоганом «Атомная энергия - движущая сила будущего», которая работала во время Атомной недели в российском павильоне. Экспозиция показала, как атомные технологии улучшают качество жизни за счет применения радиационных технологий. Например, в сельском хозяйстве, в медицине, опреснении воды и водоочистке. Использование энергии атома приближает будущее за счет ее применения в освоении космоса, суперкомпьютерах и замкнутом топливном цикле. Кроме этого, мы показали наши новые направления деятельности в части возобновляемых источников энергии, ветроэнергетики и малой гидроэнергетики.

- Спасибо за беседу.

Казахстан. Россия > Электроэнергетика > dknews.kz, 8 сентября 2017 > № 2301470 Александр Мертен


Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство. Экология > minenergo.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2310455 Антон Инюцын

Интервью заместителя Министра энергетики Антона Инюцына РБК.

Антон Инюцын: «В бюджетный сектор нужно привлекать частные инвестиции».

Беседовал Александр Титов

В принятом в 2009 году законе об «Энергосбережении и повышении энергоэффективности» ставилась задача к 2020 году снизить энергоемкость российского ВВП на 40%. Достижение этой цели позволило бы снизить расходы в секторе ЖКХ, модернизировать промышленность, сократить нагрузку на окружающую среду и существенно улучшить качество жизни. Однако за восемь лет показатель энергоемкости сократился лишь на 11%. Между тем перезапуск программы открывает возможности для экономического роста в условиях низких цен на углеводороды и ограниченного бюджета. О будущем индустрии +1 поговорил с замминистра энергетики РФ Антоном Инюцыным.

— Антон Юрьевич, почему программа не сработала должным образом, и сектору так и не удалось добиться поставленной задачи?

Почему вы считаете, что программа не сработала? В 2008 году Указом Президента РФ была поставлена цель по снижению к 2020-му энергоемкости ВВП на 40%. На 13,5% более энергоэффективными должны были стать товары и услуги. И на 26,5% — измениться структура экономики. То есть, попросту предполагалось увеличить сектор услуг, требующий минимального прироста потребления энергоресурсов.

Хочу сказать, что при постановке задачи мы исходили из определенных макроэкономических факторов. Прежде всего —роста ВВП и инвестиций, динамики цен на энергоресурсы.

Согласно прогнозу Минэкономразвития, по сравнению с 2007 годом газ должен был подорожать в семь раз! По факту, в 2016-м цена выросла в 2,3 раза. Электроэнергия стала дороже вдвое, а не в 4,5 раза, как предполагалось. Инвестиции должны были вырасти в 2,5 раза. По факту на сегодняшний день — 23%. Конечно, эти параметры влияют на окупаемость инвестиций и масштабы модернизации основных средств.

Тем не менее, мы последовательно формировали необходимые условия, нормативно-правовые акты, систему управления энергоэффективностью, результативность которых станет еще более заметной с возобновлением роста экономики. Это — не мои слова. В энергетическом рейтинге Всемирного банка за 2017 год Россия, как и вся Европа, заняла место в «зеленой зоне», со средним показателем 77 баллов. Это очень хороший результат.

Запланированные 40% роста энергоэффективности — очень амбициозная задача даже относительно тех сценарных условий, которые закладывались на момент разработки закона в 2009 году. Но, с учетом реальной ситуации, мы уже смогли, по оценкам экспертов, снизить энергоемкость на 11-11,5%.

— Возобновят ли со следующего года субсидии регионам для повышения энергоэффективности?

Как раз недавно на заседании Совета законодателей при Федеральном Собрании на этом вопросе акцентировали внимание сами депутаты, предложив заложить необходимые средства в бюджет на 2018 год. Ведь на сегодняшний день страна продолжает жить в определенных финансовых ограничениях. Будем внимательно следить за возобновлением роста экономики, дополнительными доходами бюджета.

Мне кажется, сейчас мы могли бы попробовать запустить хорошую программу по светодиодному внутреннему и внешнему освещению, а также замене и установке индивидуальных тепловых пунктов с автоматическим погодным регулированием.

Сегодня доля энергоэффективного уличного освещения в России составляет всего 6,7%. При этом в структуре потребления электроэнергии на освещение приходится 12%. Мы понимаем, каков резерв.

Кстати, в апреле приезжали эксперты ООН, чтобы оценить ситуацию с продвижением энергоэффективного освещения в России. По оценкам экспертов, сформированная за последние пять лет нормативно-правовая база соответствует лучшим мировым практикам.

— Что именно удалось сделать для продвижения энергоэффективного освещения?

Во-первых, с июля 2016-го мы ввели новые требования к госзакупкам. Во-вторых, с этого года распространили эти нормы на все ГУПы и МУПы (государственные унитарные предприятия и муниципальные унитарные предприятия. — Прим. +1). В-третьих, установили уровень внедрения светодиодного освещения к 2020 году в объеме 75% во всех регулируемых организациях страны (естественные монополии и организации, обеспечивающие электро-, тепло-, водоснабжение, водоотведение и очистку сточных вод, утилизацию (захоронение) твердых бытовых отходов и т.д. — Прим. +1).

В-четвертых, создан раздел по нормированию энергопотребления источниками уличного освещения еще на этапе проектирования, чтобы исключить применение архаичных технологий.

Кроме того, с января 2018-го вводится обязательное использование светодиодов при капитальном ремонте и новом строительстве многоквартирных домов, зданий и сооружений. Эта нормативно-правовая база позволила нам за пять лет создать рынок. В итоге продажи светодиодов выросли с 2% до 25%, а средняя стоимость лампы упала с 500 до 150 рублей. Так должно быть и в других отраслях.

Например, в ряде развитых стран владельцы зданий с низким классом ЭЭ платят повышенный налог на имущество: плюс 1-2%. Такая мера вынуждает собственника задуматься о модернизации объекта. Речь идет о коммерческих зданиях, но в перспективе можно подумать и про многоквартирные дома.

Дополнительные сборы идут на целевые программы поддержки модернизации, в том числе на разработку продуктовых программ. Например, в свое время в США при покупке энергоэффективной лампочки потребители могли получить скидку на оплату электроэнергии, вырезав часть упаковки от лампы и приколов к счету за электричество.

— В каких отраслях экономики и энергетики отмечен наибольший успех в области энергосбережения и повышения ЭЭ?

По подсчетам разных экспертов, наибольший вклад в повышение энергоэффективности экономики внес ТЭК.

В сетевом комплексе мы за пять лет смогли снизить потери примерно на 10%, что составляет как минимум 10 млрд кВт/ч. Между прочим это суммарное потребление электричества за год всего Хабаровского края или Чувашии. Идет большая работа по внедрению систем интеллектуального учета. Например, в Россетях за пять лет долю таких приборов удалось увеличить впятеро, с 2% до 10%. Но еще есть куда двигаться дальше.

Колоссальным вкладом энергетики в повышение ЭЭ стал переход к полезному использованию попутного нефтяного газа. Мы поставили цель в 95%. Если, скажем, пять лет назад уровень использования попутного газа был 76%, то сегодня он уже 88%, или 10 млрд кубометров газа. Это сопоставимо с его потреблением в Австрии или Чехии.

Нефтеперерабатывающая отрасль также внесла большой вклад в энергоэффективность. В результате модернизации НПЗ за пять лет производство мазута сократилось на 23%, а глубина переработки нефти выросла почти до 80%. Очень важно, что мы почти полностью перешли на производство бензина самого высокого стандарта. Если еще в 2012 году доля топлива Евро-5 в общем производстве бензина была около 24%, сейчас она на уровне 92%. В результате как минимум на 60% снизились выбросы серы — одного из основных загрязняющих веществ в крупных городах. А машины, в свою очередь, стали более эффективно расходовать топливо.

За рамками ТЭК самый интересный пример, пожалуй, — развитие высокоскоростного железнодорожного транспорта. И дело здесь не в энергоэффективных локомотивах, а в том, сколько людей ежедневно выбирает теперь Сапсан вместо самолета или автомобиля. Только представьте эффект на маршруте Москва— Санкт-Петербург! По итогам года пассажиропоток составил почти 5 млн человек, а перевозка электропоездом в разы энергоэффективнее, чем автомобилем, не говоря уже о перелете.

— Какие инструменты стимулирования и поддержки повышения энергоэффективности вы считаете оптимальными для сектора энергетики?

В электроэнергетике, вы знаете, мы завершаем программу по ДПМ (договор о предоставлении мощности, — прим. +1). Она заключается в масштабном обновлении парка тепловых электростанций. Это более трех триллионов рублей инвестиций, начиная с 2007 года. В следующем году по программе будет суммарно введено 30 гигаватт мощностей.

Еще приведу в пример механизм КОМ (конкурентный отбор мощности. Предполагает снижение цены на поставку ресурса за добровольное ограничение потребления в пиковые часы. — Прим. +1). Благодаря ему компании смогли оптимизировать свои затраты. Мы посчитали, что к 2020 году это позволит вывести с рынка 9,3 ГВт мощностей. Это, на наш взгляд, хороший механизм сдерживания роста цен и нагрузки на потребителя.

Я считаю, что мы сильно выиграем от развития инструментов экологического и технологического регулирования — когда либо вводится запрет на использование того или иного неэффективного оборудования, либо ограничивается его оборот, и одновременно запускаются программы стимулирования по переходу на новую технику. Как, например, с повышением требований к капитальному ремонту, освещению, с переходом на НДТ. Штрафы за выбросы сверх лимита для определенных предприятий — тоже инструмент повышения ЭЭ. И здесь владельцы уже сами должны думать, что для них выгоднее: перенастроить производство, чтобы укладываться в тот или иной экологический класс, либо заплатить штраф.

Как в случае с решением проблемы ПНГ (его суть — в увеличении платы за сжигание попутного нефтяного газа свыше 5% от добычи — прим. +1). Или как четырехсторонние соглашения, которые позволили провести в стране масштабную модернизацию НПЗ. Нефтяники вложили 1,2 триллионов рублей за пять лет. Это внушительная сумма.

— Программа по ЭЭ у нас — одна из самых многострадальных в плане урезания финансирования. Будут ли увеличены госинвестиции в сектор по сравнению с 2016 годом?

В бюджетный сектор, — а это школы, детские сады, больницы, спортивные сооружения, административные здания, — нужно привлекать частные средства. На наш взгляд, тут как раз помогли бы продуктовые программы, направленные на улучшение освещения и установку индивидуальных тепловых пунктов. Эти проекты близки к окупаемости, так что частные инвестиции здесь вполне могут занять доминантную роль. Государство же может оказывать регулирующее воздействие и предоставлять субсидии.

Что касается госинвестиций, которые касаются улучшения качества жизни, или сферы нового строительства, мы должны, если можно так выразиться, повышать энергоэффективность использования бюджетных средств.

Как я уже сказал, многие ведомства внимательно следят за улучшением макроэкономической ситуации и дополнительными доходами бюджета, чтобы предлагать соответствующие проекты, влияющие на энергоэффективность. Это утилизация старых автомобилей, кредитные механизмы Россельхозбанка, поставки Росагролизинга, программы Фонда ЖКХ и другие.

— Энергосервисный сектор развивается гораздо скромнее, чем ожидали власти и эксперты. Какие меры регулирования и поддержки в связи с этим последуют для компаний, обеспечивающих поставку мощности потребителям?

Хороших примеров тоже хватает. Например, во Владимирской области инвестиции через энергосервис только в освещение составляют до полумиллиарда рублей.

В ряде других регионов бизнес также активно подключился к этой истории. За 2016 год у нас заключено порядка 700 энергосервисных контрактов на сумму 7 млрд рублей. Энергосервисный контракт мог бы стать хорошим инструментом для повышения ЭЭ в бюджетном секторе.

В то же время нужно придумать типовой кредитный инструмент для применения в ЖКХ. Это популизм, когда некоторые говорят, что энергосервис спасет мир в плане модернизации. Мировой опыт подсказывает, что это как раз — очень узкоприменимая вещь. Здесь нужно расширять спектр. Например, полезным инструментом могла бы стать поставка в рассрочку энергоэффективного оборудования. Ну и плюс, как я уже сказал, продуктовые программы.

— Стоит ли ожидать перезапуска программы по ЭЭ? Что Минэнерго настроено делать дальше для продвижения этой истории?

Необходимая работа проводится; ждем возобновления роста экономики. Мы программу не останавливали, чтобы ее перезапускать. Катализаторами активности у потребителей энергии станут нормальная международная обстановка, рост ВВП и модернизация электро- и теплоэнергетики.

В части теплоснабжения планируем продолжить модернизацию за счет привлечения внебюджетных источников через так называемую«альтернативную котельную» (установление предельного уровня цены на тепловую энергию — прим. +1). Рассчитываем, что уже в 2017 году ряд регионов подключится к реализации такой идеи.

В секторе электроэнергетики продолжим выводить и модернизировать устаревшие генерирующие мощности. Подробно вопросы энергоэффективности будут обсуждаться на полях международного форума «Российская энергетическая неделя». Он пройдет в Москве 4-7 октября с участием руководителей крупнейших мировых и российских генерирующих компаний.

Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство. Экология > minenergo.gov.ru, 6 сентября 2017 > № 2310455 Антон Инюцын


Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 31 августа 2017 > № 2291793 Антон Инюцын

Интервью заместителя Министра А.Ю. Инюцына журналу "Вести в электроэнергетике".

«Решая сегодняшние задачи, мы формируем будущее».

Беседовала Людмила Юдина

С 3 по 7 октября в московском Манеже пройдёт Международный форум по энергоэффективности и развитию энергетики — «Российская энергетическая неделя» (РЭН), которая стала правопреемником форума ENES, пользовавшегося большой популярностью у участников и посетителей. В этом году форум не только приобрёл новый статус и новое имя (РЭН), но и существенно расширил сферу охвата: теперь наряду с вопросами электроэнергетического комплекса здесь будут обсуждаться и перспективы развития таких базовых отраслей экономики, как нефтяная, газовая, угольная отрасли, нефтехимическая промышленность. О целях и задачах Российской энергетической недели-2017 журналу «Вести в электроэнергетике» рассказал заместитель председателя оргкомитета РЭН, заместитель Министра энергетики РФ Антон ИНЮЦЫН.

— Антон Юрьевич, поясните пожалуйста, с чем связана трансформация энергетического форума?

— Предпосылки к этому сложились ещё в рамках ENES. За четыре года работы ENES сферы и направления форума неизменно расширялись: здесь прорабатывались вопросы не только электроэнергетики, но и ТЭК в целом. На полях форума собирались руководители и узкие специалисты как электроэнергетической, так и нефтяной, газовой отраслей. Повестка форума максимально была насыщена международными мероприятиями. ENES демонстрировал устойчивую эффективность и популярность среди участников и посетителей. В то же время становилось очевидным, что форум перерос свои рамки, его необходимо выводить на новый уровень. В связи с этим, к работе был привлечён фонд «Росконгресс», имеющий большой опыт в сфере подготовки крупных специализированных мероприятий, разработаны новый формат и новая деловая программа. Новизна состоит в том, что мы делаем упор на более глубокую повестку дня, усиливаем международную составляющую, что в условиях напряжённой международной обстановки становится крайне важным.

Одним из «якорных» мероприятий Российской энергетической недели станет форум стран-экспортёров газа, который пройдёт сразу на двух площадках — в Москве и Петербурге. В газовом форуме примут участие 12 стран — крупнейших экспортёров газа и 4 страны-наблюдателя. Здесь же состоятся выборы нового генерального секретаря организации ФСЭГ (ФСЭГ — объединение стран, лидирующих в мире по экспорту природного газа. — Прим. ред.).

— Насколько высок интерес к предстоящему форуму со стороны потенциальных участников?

— Начну с того, что в этом году ключевой темой форума станет «Энергия для глобального роста». Причём, слово «энергия» здесь имеет двойное значение: это и необходимый ресурс для социально-экономического роста любой страны, и энергия человека, позволяющая двигать научно-технический прогресс вперёд.

В ходе подготовки РЭН мы собрали мнения экспертов по всему миру, постарались выделить наиболее актуальные вопросы, которые особенно волнуют участников форума. В результате, по предварительным данным, в Российской энергетической неделе намерены принять участие порядка 500 компаний и объединений из 30 стран мира. И это — с учётом международной обстановки, которая на сегодняшний день сложилась не самая простая. Министр энергетики РФ Александр Валентинович Новак охарактеризовал РЭН как ключевое событие для российской энергетики нашей страны, и практика это подтверждает.

— Какие вызовы сегодня стоят перед отечественной и мировой энергетикой? Насколько мы готовы на них ответить?

— Одним из ключевых вызовов становятся технологические прорывы в разных сферах энергетики, которые полностью меняют привычные представления о добыче и использовании традиционных источников энергии. В связи с этим меняется баланс игроков на мировых рынках, экономически непривлекательные запасы энергетического сырья становятся рентабельными, страны-импортёры углеводородов и электроэнергии стремятся стать экспортёрами. Продолжается глобализация рынков, в то же время появляются новые активные участники — Иран, Бразилия, другие.

Растущая доступность углеводородного сырья приводит к росту числа стран-потребителей. Активно развивается торговля сжиженным газом. Неслучайно США придаёт такое большое значение этому виду бизнеса. Количество импортёров СПГ за последние 20—30 лет увеличилось в 3—4 раза: если раньше сжиженный газ покупали десяток стран, то теперь — около сорока.

Россия гармонично вписывается в картину современного энергетического мира. Мы активно занимаемся развитием собственной технологической базы, реализуем программы по импортозамещению. Хорошим импульсом к более глубокой и серьёзной работе в этом направлении послужило введение санкций в отношении нашей страны, в том числе и в области энергетики. Следует отметить, что, несмотря на усиление санкционного давления, по итогам 2016 года Россия удерживает лидерство на мировой арене по добыче углеводородов: мы занимаем первое место по нефти (12,4 % от мировых объёмов), второе — по природному газу (17,7 %), а также входим в первую пятёрку стран в области производства угля и электроэнергии.

Именно потому, что в нашей стране большое внимание уделяется госрегулированию, привлечению инвесторов, стимулированию новых технологий, нам удаётся занимать передовые позиции на мировом энергетическом рынке. Тем не менее, мы учитываем усиление конкуренции, нарастающую активность партнёров, поэтому особое внимание уделяем таким новым направлениям, как добыча углеводородов на шельфе (по итогам прошлого года она выросла на 18 %), добыча трудноизвлекаемых запасов и пр. Большой интерес к этой работе проявляют зарубежные компании, в связи с чем, несмотря на санкции, политическое давление и другие искусственные барьеры, наши промышленники имеют возможность создавать альянсы и совместные предприятия с иностранным участием.

Россия широко представлена и в ЕАС, и в странах АТР, укрепляет связи по линии БРИКС. Рассчитываем, что до конца 2017 года нам удастся запустить энергоплатформу стран БРИКС, которая позволит делать альтернативные прогнозы по энергетическим рынкам, верифицировать их среди наших стран и ориентироваться на них при проведении своей политики.

Высокий уровень энергетического сотрудничества достигнут с Китаем, что стимулирует развитие энергетической инфраструктуры на Дальнем Востоке. Есть целый ряд масштабных высокотехнологичных проектов с Японией, Южной Кореей, Индией. То есть мы продолжаем развивать взаимовыгодные отношения с ближайшими соседями на новой технологической основе и расширяем горизонты, привлекая к сотрудничеству всё новые страны.

Здесь я хотел бы подчеркнуть: мы не ограничиваемся крупными сделками. Довольно динамично развиваются горизонтальные связи — на уровне регионов, отдельно взятых компаний. Реализуется много малых, локальных энергетических проектов — на уровне района, посёлка, предприятия. Кстати, зарубежные инвесторы и партнёры проявляют к «малым» формам работы большой интерес. Например, Япония принимает участие в развитии ветрогенерации на Дальнем Востоке. Высока активность иностранных инвесторов в проектах в области мини-генерации, интеллектуальных энергосистем, освещения и пр. На площадке РЭН мы планируем организовать панельную дискуссию по энергоснабжению удалённых территорий. В России в таких районах, напомню, проживает порядка 20 млн человек. У нас есть чёткое понимание и конкретные решения по вопросу, как, не снизив качество обслуживания, создать новую инфраструктуру и улучшить уровень жизни наших граждан.

Добавлю, что мы заинтересованы в реализации проектов не только на территории нашей страны, но и за рубежом. Российские энергетики работают в разных странах мира. Это важно ещё и потому, что решая сегодняшние задачи, мы формируем будущее.

— Энергоэффективность любой экономики зависит от уровня и качества развития новых технологий. Что происходит у нас в научно-технической сфере? Какие направления развиваются наиболее активно? Какие не получают должного внимания и почему? Насколько Минэнерго способно влиять на динамику научно-технического прогресса?

— Есть ряд направлений, развитие которых продвигается особенно динамично. Минэнерго отслеживает их особенно жёстко, потому что они прямо влияют на социальное состояние общества. Возьмём такую сферу, как освещение. В России на внутреннее и внешнее освещение приходится 13 % всей производимой в стране электроэнергии. То есть каждый шестой киловатт-час расходуется на освещение. Это огромный рынок. За последние пять лет в нашей стране были созданы понятные условия для формирования рынка современных энергоэффективных источников света (прежде всего, речь о светодиодных приборах). Была разработана правовая база, в соответствии с которой все ГУПы, МУПы и другие государственные организации обязаны закупать только светодиодные лампы для своих целей. Организации с регулируемыми видами деятельности обязаны в своих программах развития довести долю светодиодных ламп до 70 % к 2020 году. Мы внесли поправки в ряд документов, которые связаны с проектированием. Теперь строительство новых зданий и сооружений может вестись только с применением светодиодных энергосберегающих ламп (в местах общего пользования). Что касается городского освещения, то начиная со следующего года, оно также предусматривает обязательное использование светодиодных ламп.

Проведённая организационно-законодательная работа дала свои результаты: если в 2012 году доля рынка светодиодных ламп составляла всего 2 %, то сегодня она увеличилась до 25 %. Рост в 10 раз.

— А сами мы светодиодные лампы выпускаем?

— Конечно. Другое дело, что некоторые комплектующие привозим из-за рубежа, потому что это дешевле, чем производить самим. Скажу больше: за последние пять лет цена светодиодной лампы снизилась более чем втрое: если в начале формирования рынка она составляла 700 рублей за штуку, то сейчас — 150—200 руб. Но и это не предел. По нашим расчётам, стоимость лампы может снизиться ещё в 2—3 раза. Например, в Индии она стоит 1—1,5 доллара США.

— Каковы приоритеты в других сферах ТЭК?

— Определённый прорыв сделан в области нефтепереработки. Благодаря разработкам и внедрению новых технологий за последние годы глубина переработки нефти в России поднялась с 70 до 92 %, а на предприятиях Пермского края — до 98 %! Всё это позволяет расширить линейку экспортных товаров. Мы планируем в ближайшее время завершить модернизацию всех российских НПЗ. Между тем, уже сегодня производится 93 % бензина только высшего, 5 класса топлива, отвечающего всем европейским и международным стандартам. Сегодня мы можем заявить о том, что российские автомобилисты используют самое качественное и экологически чистое топливо. 5 класс позволяет снизить вредные выбросы на 50—60 %.

Продолжает развиваться тема использования газомоторного топлива на автотранспорте. Правда, следует признать, что сильнейшим конкурентом газа становится электричество. Зарядную инфраструктуру для электромобилей создать проще и дешевле, чем сеть газовых заправок. Кроме того, заметно различаются требования к безопасности, содержанию и использованию АГЗС и электрозаправок. Тем не менее, мы считаем, что нужно развивать обе заправочные инфраструктуры. Практика показывает: для легкового и городского транспорта предпочтительнее использовать электромотор, а, например, для длинных переездов, для коммунальной техники и пр. больше подходит газомоторное топливо.

Большие задачи стоят перед энергетиками в области возобновляемой энергии: к 2025 году планируется ввести 9 ГВт мощностей. Параллельно к 2020 году будет выведено из эксплуатации порядка 9 ГВт неэффективных мощностей, которые будут заменены новыми высокотехнологичными объектами, в том числе цифровыми. В настоящее время в Калининградской области силами «Янтарьэнерго» реализуется пилотный проект по внедрению комплексных систем интеллектуального и цифрового управления.

Пока у нас нет возможности внедрять новые технологии повсеместно, поскольку они достаточно дорогие. Но делается всё для того, чтобы заложить надёжную базу под дальнейшее развитие и удешевление новых технологий и инновационных продуктов. Другими словами, решая сегодняшние задачи, мы формируем будущее.

— Как в части развития и внедрения новых технологий в ТЭК выглядит Россия на мировой арене? Насколько продуктивно работает наша научная школа?

— Здесь правильнее было бы говорить не о ТЭК в целом, а о каждой конкретной отрасли отдельно. Где-то у нас есть заметные достижения, где-то — очевидные недоработки.

Лидирующие мировые позиции в плане развития технологий мы удерживаем в газовой отрасли. Проекты, которые реализует «Газпром» на Бованенковском месторождении, или «НОВАТЭК» на Ямале, уникальны сами по себе и требуют уникальных технологий. Обустраивать скважины, прокладывать газопроводы, вести добычу приходится в условиях Крайнего Севера, где вечная мерзлота, суровый климат, низкие температуры и очень хрупкая природа. Лишь благодаря совместной деятельности учёных, инженеров, проектировщиков, строителей, промысловиков и т.д. удалось создать технологии, позволяющие реализовать проекты, которые до сих пор считались невозможными.

Или возьмите нефтепровод в Заполярье. Трубы проложены в вечной мерзлоте, где неустойчивые почвы, сложные климатические условия. С учётом этих и других природных нюансов наши инженеры создали такие конструкции и такие материалы, каких нет нигде в мире.

Уникальные проекты запускаются в электроэнергетической сфере. В полном автоматизированном режиме (с минимальным участием человека) работают электростанции в Екатеринбурге, в Челябинске. Это совершенно новая философия генерации и управления сетями. Под эти станции построены жилые микрорайоны (например, микрорайон «Академический» под Екатеринбургом), в которых полностью интегрированы все «умные» технологии в электроэнергетике и ЖКХ.

Важно отметить, что многие уникальные технологии, создаваемые в процессе реализации проектов ТЭК, потом широко используются в других отраслях — космической, оборонной, транспортной, медицинской...

При этом добавлю: у нас ещё есть большой потенциал для развития технологий, прежде всего в электроэнергетике, а также в нефтяной и газовой промышленности.

— В форуме принимают участие не только работники ТЭК, но и представители федеральной и региональной власти, финансовых и других деловых структур. Что даёт энергетикам диалог с ними?

— Начну с того, что на этот форум мы ждём много гостей. В этом году в рамках форума пройдёт саммит мэров городов, как российских, так и иностранных. В нём примут участие порядка 50 глав из городов нашей страны и примерно столько же — зарубежных. Тема саммита — «Устойчивое развитие энергосистем крупных городов путём внедрения новых технологий». Как известно, большие города являются крупнейшими потребителями электроэнергии: сегодня на их долю приходится 70 % от мирового потребления. И это смещение потребления в сторону крупных городов к 2035 году увеличится до 85 %. Соответственно, мы понимаем, что энергетика в крупных городах станет ключевой инфраструктурной составляющей, обеспечивающей развитие и жизнедеятельность города. Города уделяют этому вопросу огромное внимание. Всем нам очень важно понимать, как развиваются территории. Поэтому на площадке РЭН и запланировано обсуждение тенденций, решений, обмен опытом.

В рамках Российской энергетической недели пройдёт также совещание по подготовке к прохождению осенне-зимнего максимума. Будут работать многочисленные площадки для общения узких специалистов (так называемые «клубы по интересам»), где инженеры-энергетики смогут обсудить свои, понятные и интересные им вопросы. О работе таких клубов, или кружков газеты и журналы обычно не пишут, но это важнейший элемент работы форума и полезный опыт для сотрудников энергокомпаний.

— В прошлом году на форуме ENES была предусмотрена обширная молодёжная программа. Планируется ли что-то похожее в этом году?

— Да. Предпоследний день работы форума будет полностью посвящён молодёжи. В этот день пройдёт награждение участников Всероссийского конкурса #ВместеЯрче, который пользуется большой популярностью у молодёжи и энергетических компаний. В этом году конкурс прошёл в 77 регионах страны.

Задача всех проводимых мероприятий — заинтересовать ребят, открыть неизвестные горизонты профессии. Для энергокомпаний это — отличное средство коммуникации, позволяющее внимательнее разглядеть, кто придёт в энергетику через три-пять-десять лет. Это возможность увидеть, какой будет наша энергетика завтра.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 31 августа 2017 > № 2291793 Антон Инюцын


Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 27 августа 2017 > № 2285860 Анатолий Яновский

Интервью Анатолия Яновского агенству ТАСС.

Анатолий Яновский: угольная отрасль выживет при любых ценах, а запасов хватит на столетия

Беседовал Алексей Большов

Сегодня Россия отмечает 70-летие Дня шахтера. В этот день Анатолий Яновский - один из ветеранов угольной отрасли и заместитель министра энергетики, рассказал в интервью ТАСС о том, как сейчас живется простому шахтеру, о новых рекордах и судьбе российской угольной промышленности, о цвете ночного неба в промышленных центрах и почти бесконечных запасах нашей страны.

- Анатолий Борисович, насколько я знаю, вы курируете в Минэнерго сразу два крупных направления: международные отношения и угольную промышленность. Тем не менее, от ваших коллег я неоднократно слышал, что угольная отрасль для вас значительно ближе и роднее. Это действительно так?

- С углем тесно связана моя жизнь, начиная от полученного образования и заканчивая моей текущей работой. По профессии я горный инженер, и первые несколько десятков лет работал непосредственно в угольной промышленности.

- За годы работы в отрасли часто ли вам самому приходилось спускаться в шахту?

- Да, я довольно часто бывал и бываю в шахтах и на угольных разрезах, и это уже давно не является для меня чем-то удивительным.

- Вы работаете в отрасли уже более 40 лет, сильно ли за это время изменилась угольная промышленность?

- Очень и очень сильно, причем в лучшую сторону. К примеру, на Северном Кавказе мы отрабатывали пласт мощностью 45 см – это расстояние меньше чем от кресла, на котором вы сидите, до пола. И там люди должны были лежа лопатой перекидать уголь на скребковый конвейер. Норма тогда составляла 10 тонн в шестичасовую смену. Попробуйте лежа, взяв совковую лопату, перекидать 10 тонн, и получить за это 10 рублей 33 копейки. Разве можно это сравнивать с нынешними условиями труда? Конечно, ситуация на Северном Кавказе была уникальна, но многие другие шахты работали тогда в очень неблагоприятных условиях.

Сейчас, даже если сравнивать с началом 90-х годов, уровень травматизма снизился в 5,5 раз, а производительность труда увеличилась в 5 раз. Прежде всего, это произошло из-за изменения структуры всего шахтного и карьерного фонда и соотношения между открытым способом добычи и подземным.

- Все мы помним образ бастующего шахтера еще из времен президентства Бориса Николаевича Ельцина. С начала вашей карьеры сильно ли поменялась их жизнь, стала ли лучше?

- Существенно лучше. Все угольные компании стремятся выполнять свои социальные обязательства, которые закреплены в тарифном соглашении. Надо сказать, что средняя заработная плата в угольной промышленности сейчас в 1,5 раза выше, чем в среднем по стране. Сейчас автомобиль в каждой шахтерской семье – это норма.

- Как себя чувствует сейчас российская угольная отрасль? Какого роста добычи угля и экспорта стоит ожидать в этом году?

- Сейчас наша угольная промышленность, несмотря на непростые геополитические условия, чувствует себя довольно уверено и находится на позитивном этапе своего развития: у нас растут объемы добычи и переработки угля, вводятся новые предприятия, обновляются производственные мощности, растет зарплата шахтеров и налоговые отчисления. В текущем году мы также прогнозируем рекордный в современной России объем добычи угля в 400 млн. тонн (рост на 4% год к году – прим. ТАСС), причем в основном за счет энергетического угля.

В 2017 году мы также ожидаем роста экспорта угля на 8% до 185 млн тонн, в основном за счет стран АТР. Этого мы добьемся по двум причинам: за счет повышения качества российского угля и гибкой ценовой политики российских угольных компаний на международном рынке.

- Какое будущее вы видите у угольной промышленности в России и мире? Как сильно ее смогут потеснить возобновляемые источники энергии и газ на мировых рынках? Или уголь займет свою устойчивую нишу?

- Для меня очевидно, что объемы потребления угля в мире снижаться не будут, а только расти. Это связано с увеличением числа населения земли и необходимостью решения вопроса энергетической бедности. Да, доля возобновляемых источников электроэнергии – солнца и ветра – будут расти, но уголь не сдаст свои позиции и будет занимать свою нишу.

- И как долго?

- Всегда! Если, кончено, мы не будем брать в расчет сценарии, когда люди научатся решать проблемы использования термоядерной энергии или когда появятся совершенно новые источники энергии. Я думаю, что в развитых странах объемы потребления угля будут постепенно снижаться, а в развивающихся – увеличиваться. В результате объем потребления угля в целом будет несколько увеличиваться – с годовым ростом 0,6 % до 2040 г., а доля угля в мировом топливном балансе несколько снизится.

Восточные перспективы российского угля

- Какой регион самый перспективный с точки зрения увеличения экспорта угля?

- В настоящее время самым перспективным рынком для российского угля является Индия, страны Юго-Восточной Азии: Южная Корея, Япония. У нас также остается стабильным объем поставок в Китай. Мы прогнозируем, что экспорт в страны АТР будут каждый год расти на 4-5 млн тонн в год. В этом плане у нас хорошие возможности, так как мы добываем более качественный уголь, чем наши конкуренты. Если говорить о южном направлении, то очень перспективен Египет и другие страны Северной Африки.

К сожалению, наращивание экспортных потоков российского угля сдерживается. В настоящий момент основным препятствием является загруженность железных дорог. Они работают на максимуме и не могут перевести больше в восточном направлении . Поэтому правительство решило расширить Транссибирскую магистраль и БАМ, что позволит нам преодолеть существующие ограничения.

- А по воде нельзя экспортировать, только железные дороги?

- Можно, но надо же вначале как-то довести уголь до порта, и сделать это можно только по железной дороге. Компании сейчас бурно инвестируют в строительство угольных терминалов на Востоке страны. Так, в случае реализации всех заявленных проектов по строительству портов к 2020 г. возможности перевалки портов на Дальнем Востоке составят до 142 млн тонн, а ведь это в 1,6 раза больше текущих объемов экспорта угля по восточному направлению.

- Получается, мы уходим с запада на восток?

- Да, угольные компании постепенно смещают направления экспорта. Кстати, в 2016 году на восток мы погрузили порядка 86 млн тонн, а на запад уже несколько меньше – 85 млн тонн. Мы понимаем, что объем поставок в западном направлении будет либо стабилен, либо станет сокращаться. По восточному же мы наблюдаем постоянный рост.

- Мы все были свидетелями резкого скачка цен на уголь в мире, какой уровень цен мы увидим в среднем по году? Будет ли в 2018-2019 годах он выше или ниже? Какая дальнейшая тенденция?

- Есть разные прогнозы и три возможных сценария. По первому – темпы роста цен останутся на том же уровне, по второму – будет двукратное падение, а еще есть спекулятивный вариант, когда цена может вырасти на 50%. Но вероятнее всего мы увидим плавное увеличение цен. Резких изменений на ближайшую перспективу Минэнерго не прогнозирует.

– Если рассматривать самый «стрессовый» сценарий, хватит ли нашей отрасли прочности, чтобы его пережить?

- Конечно, выживем. Другой вопрос – как изменится отрасль. Понятно, что чем ниже цена, тем больше рисков снижения достигнутых объемов добычи и ,следовательно, необходимости сокращения производственных мощностей.

- Как вы оцениваете перспективы внутреннего российского рынка с точки зрения потребления угля?

- Объемы потребления коксующегося угля стабильны на протяжении 10 лет, и у нас нет основания считать, что они будут сокращаться. С другой стороны, потребление угля в большой электроэнергетике и в сфере ЖКХ за счет газификации регионов постепенно сокращается. И это объективная реальность, поскольку себестоимость производства электроэнергии из угля в 1,5 раза выше, чем из газа.

- И как сильно будет сокращаться спрос в России?

- Думаю, что до 2020 года потребление на внутреннем рынке упадет где-то на 5 млн тонн.

- Коснулись ли процессы импортозамещения угольной отрасли?

- В 2016 году доля импортного оборудования составила 67,5%. Работа по замещению идет, но я не думаю, что стоит ожидать какого-то переворота в угольном машиностроении.

Судьба российского угля на Украине

- Как вы считаете, если ли у России потенциал по наращиванию добычи и экспорта антрацита?

В 2016 году в России было добыто 12 млн тонн антрацитов, в том числе 4,8 млн тонн в Новосибирской области, 4,1 млн тонн в Ростовской области и более 3 млн тонн в Кузбассе. Ростовские антрациты в основном используются на внутреннем рынке, антрациты из Новосибирской области и Кузбасса поставляются на экспорт.

На международном рынке, особенно в странах Юго-Восточной Азии они являются наиболее качественным и востребованным сырьем.

Перспективы увеличения добычи антрацитов у нас связаны с развитием их добычи в Новосибирской области и с освоением новых районов угледобычи. В настоящее время УК «Востокуголь» начало освоение месторождений в Таймырском бассейне. Особенностью данных месторождений является большое количество прогнозных ресурсов, требующих проведения геологоразведочных работ перед началом его добычи.

- Украина купит в 2017 году порядка 675 тысяч тонн антрацита из ЮАР и 700 тысяч тонн из США. Могла бы она приобрести эти объемы в России? Насколько это было бы дешевле? Есть попытки со стороны Украины начать переговорный процесс по поставкам этого объема угля из России?

Украинские потребители могут и приобретают российские антрациты в объеме около 150 тыс. т в месяц. Технические возможности для увеличения этих объемов со стороны производителей есть. Дело за потребителями. Относительно дешевизны, я думаю, что российские поставщики заинтересованы продавать свою продукцию при максимально возможной цене, ориентируясь, в том числе, на цены поставок из ЮАР и США.

И, наконец, в Минэнерго России не поступали предложения по увеличению поставок со стороны профильного министерства Украины.

- Организаторы торговой блокады Донбасса угрожали полностью перекрыть поставки в страну угля из России. Насколько это реально? Сможет ли Украина найти такой объем на международном рынке? Какие убытки понесет?

- Российские компании продолжают поставлять в Украину российский уголь и никто нам ничего не перекрывает. Это касается и коксующегося, и энергетического угля.

- Тем не менее, угрозы есть…

- В таком случае они остановят всю свою металлургическую промышленность. Найти такой объем они смогут, но цена этого угля будет значительно выше и их металлургическая продукция не сможет конкурировать на мировом рынке. Вот и все. Приобретение более дорогого энергетического угля из США и ЮАР приведет к росту тарифов на электроэнергию и тепло, и, как следствие, будет снижать конкурентоспособность всей экономики и естественно негативно отразится на населении Украины.

- Какой объем экспорта угля в Украину вы ожидаете по итогам года? Сохранит ли Россия долю в 80% на этом рынке? В 2018 году?

- Традиционно российские угольные компании поставляли украинским потребителям около 10 млн тонн угля в год, при этом объемы у нас не снижаются на протяжении многих лет. В следующем году мы также не ожидаем их снижения, но конечно многое здесь зависит от украинских властей и потребителей.

Может ли шахта стать безопасной?

- Как вы оцениваете техническое состояние шахт? Какие шаги предпринимаются для повышения безопасности шахтеров?

В прошлом году была создана Комиссия из представителей федеральных органов власти, угольных компаний и научных организаций , которая оценила деятельность всех шахт. Из 58 действующих угольных шахт на основе оценок угольных компаний и экспертов сформирован перечень из 20 шахт, которые имеют высокие показатели рисков возникновения аварий.

В соответствии с рекомендациями Комиссии компании представили свои предложения по повышению безопасности. В результате были выработаны мероприятия по каждой шахте на пятилетний срок. Мы надеемся, что Ростехнадзор организует эффективный мониторинг этих мероприятий. Если все намеченные меры будут выполнены, то в числе опасных останутся 4 шахты - остальные будут иметь среднюю степень рисков аварий.

- В итоге работы этой комиссии сильно ли безопасней стало работать на шахтах?

- Работа одной комиссии не может коренным образом изменить ситуацию с промышленной безопасностью в отрасли. Нужны и принимаются системные меры по улучшению ситуации и правительством и угольными компаниями. В частности, Правительством РФ была введена обязательная дегазация – чего раньше не было, что оказало существенное положительное влияние на безопасность. Угольные компании ежегодно вкладывают около 10 млрд. рублей в решение проблем безопасности. В результате ситуация улучшается. Но я не могу сказать, что сделано уже все, что только можно – еще остаются вопросы, которые требуют научных исследований и на их основе совершенствования нормативной базы.

- Какой объем инвестиций готовы вложить угольные компании в модернизацию?

- В этом году мы ожидаем достаточно высокий рост инвестиций. Если в 2016 году их вложения составили 73 млрд рублей, то в этом году мы ожидаем уже 110 млрд. При этом на повышение безопасности ведения горных работ угольные компании планируют затратить 54,5 млрд руб. с 2016 до 2020 года, то есть на 26,5% больше, чем за прошлую пятилетку.

Может ли уголь быть экологичен?

- Уголь как энергоресурс традиционно ассоциируется с чем-то вредным для экологии, опасным для жизни шахтеров. Согласны ли вы с такой точкой зрения?

- Нельзя не согласиться с тем, что как вы сказали «традиционно ассоциируется». При этом хотел бы отметить, что добыча угля наносит куда меньше вреда экологии, чем другие производства. И об этом хорошо знают жители соответствующих регионов. Другое дело, что этот вред все же есть. Существуют современные технологии, позволяющие минимизировать этот вред, и угольные компании активно занимаются решением этих проблем.

- Может ли уголь, благодаря новым технологиям, когда-нибудь сравняться по экологичности с газом и нефтью?

- Я не считаю, что добыча угля менее экологична, чем добыча газа или нефти. Давайте вспомним, какой ущерб экологии причиняют розливы нефти при добыче и транспортировке, например катастрофу в Мексиканском заливе. При угледобыче таких ситуаций возникнуть не может.

- Вы говорите о добыче, а при использовании в той же электроэнергетике?

- В электроэнергетике использование угля и мазута менее экологично, чем газа. Однако существуют более совершенные технологии сжигания угля и улавливания возникающих при этом вредных выбросов. Использование этих технологий требует дополнительных инвестиций. Поэтому угольная генерация всегда будет дороже газовой.

- Как сильно можно снизить объем вредных выбросов, применяя новые технологии?

- Объем вредных выбросов может быть полностью исключен при использовании так называемых «чистых угольных технологий».

- Как Минэнерго оценивает предложенный рядом депутатов законопроект о запрете открытой перевалки угля в портах?

- Депутаты, которые это предложили, использовали достаточно странную терминологию. Крупные припортовые терминалы во всем мире открыты, поэтому я не очень понял эту идею. Я их спрашивал: «что вы имели в виду?» Они говорят: «чтобы не пылило». Хорошо, а если открытые терминалы снабжены технологиями пылеподавления – они закрытые или открытые? Нет ответа.

Нельзя сказать, что наши крупные терминалы грязнее, чем за рубежом. Это не так. Угольные компании – владельцы терминалов используют современные технические решения для пылеподавления. Другой вопрос, что есть площадки, которые никогда не были приспособлены для перевалки угля, и вот они как раз представляют угрозу для окружающей среды. Их и нужно переоборудовать.

- Вы подсчитывали ущерб, который он может нанести?

- Да подсчитывали. Не хочу пугать цифрами, они достаточно внушительны. Но дело не в цифрах.

Мы не поддерживаем этот законопроект, но это не значит, что нет проблемы и не надо ее решать. Считаем, что решение вопросов, связанных с выбросами угольной пыли от морских терминалов, может и должно осуществляться в рамках общей системной работы органов исполнительной власти и владельцев угольных терминалов, в том числе по переходу на наилучшие доступные технологии.

- Обратилось ли уже Минэнерго к РЖД с предложением более раннего согласования заявок компаний по погрузке угля из-за вновь возникших проблем с транспортировкой топлива? Получило ли ответ с их стороны? Что решили?

- Да, обратилось, ждем ответа. Тема предварительно обсуждалась и встретила понимание наших коллег. Думаю решим эту проблему.

Интернациональный уголь и почти бесконечные запасы

- Какие иностранные компании интересуются участием в добычных проектах угля на территории России?

- Компании из Индии, Китая, Японии и Южной Кореи, то есть из тех стран, которые покупают российский уголь.

- В нефтянке есть опыт создания совместных предприятий российскими и иностранными компаниями по разработке конкретных месторождений. В угольной отрасли такого нет?

– Значительного опыта пока нет. Есть проработки отдельных проектов, прежде всего с китайскими компаниями.

- И насколько хватит запасов угля?

- Счет идет на столетия.

- А в России?

- Нас природа тоже не обделила - на несколько столетий точно хватит.

Россия. Весь мир > Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 27 августа 2017 > № 2285860 Анатолий Яновский


Россия > Недвижимость, строительство. Электроэнергетика > stroygaz.ru, 17 августа 2017 > № 2287570 Олег Богомолов

С технологиями на «ты».

Широкое внедрение автономных блочно-модульных котельных снижает себестоимость тепловой энергии на 40%.

Повышение уровня энергоэффективности и энергосбережения — одна из актуальных проблем отечественного строительства и ЖКХ. Несмотря на принимаемые правительством меры, Россия все еще заметно уступает в этом отношении развитым странам. О том, как внедрить в отечественную практику решения, позволяющие снизить потери энергоресурсов, в интервью «СГ» рассказывает действительный член Российской академии естественных наук, доктор технических наук, профессор Олег БОГОМОЛОВ.

«СГ»: Олег Владимирович, что нужно сделать для того, чтобы внедрение энергосберегающих технологий шло у нас в стране активнее?

Олег Богомолов: Добиться этого можно с помощью государственной политики программ стимулирования применения новых энергетических технологий, привлекательной инвестиционной и налоговой политикой. Ведь состояние энергетики влияет на национальную безопасность не только напрямую, когда дефицит энергоресурсов или их стоимость тормозят жизнедеятельность регионов, но и косвенно, когда из-за снижения объемов продаж нефти и газа за рубеж госбюджет и отечественные энергетические предприятия недополучают необходимые средства.

«СГ»: Энергоэффективна ли отечественная экономика?

О.Б.: Энергоэффективные технологии в России внедряются и продвигаются слабо. Соглашусь в этом с доктором экономических наук Иваном Грачевым. В этом отношении мы в два раза отстаем от развитых европейских стран. ФЗ «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности» № 261 пока не оправдывает возложенных на него надежд. Колоссальные потери электрической и тепловой энергии носят отнюдь не «бытовой» характер, а вызваны использованием в промышленности и сельском хозяйстве устаревшей техники и оборудования. Обновления требует и сама система генерации. В одной из статей я писал, что риск технологического отставания — серьезная опасность и для экономики нашей страны, и для ее безопасности. Доля промпредприятий с технологическими инновациями должна подняться до 40-50%, но серьезного движения не наблюдается. Добавлю: остается нерешенной проблема рационального использования природных ресурсов.

«СГ»: Но какие-то подвижки все же происходят?

О.Б.: Мне нравится, что обсуждение глобальных энергетических проблем происходит в регионах. Так, 10-12 июля 2017 года на базе ФГБОУ ВО «Тамбовский государственный технический университет» прошла IV Международная научно-техническая конференция «Энергосбережение и эффективность в технических системах» с участием специалистов из Германии, Италии, Испании, Белоруссии. Состоялся обмен опытом в области эффективного использования энергетических ресурсов; построения эффективных систем преобразования, переработки, передачи и хранения энергии; разработки энергосберегающих технологий. Меня заинтересовали методология построения систем энергосберегающего управления и распределенная энергетика.

В развитых странах 70-80% населения проживают в городах, где потребление энергоресурсов снижается благодаря интеллектуальным энергоэффективным технологиям. Хочешь комфортно жить — будь на «ты» с «умными» технологиями.

«СГ»: За счет чего, по-вашему, можно было бы добиться прорыва в деле энергосбережения?

О.Б.: Инвестиции в модернизацию теплоснабжения являются низкорисковыми вложениями с заранее прогнозируемыми сроками окупаемости и нормой прибыли. Это — всегда востребованный инструмент. Основные причины больших энергетических затрат на производство единицы ВВП — централизованная поставка тепловой энергии для промпредприятий и использование морально устаревших, изношенных паровых и водогрейных котлов. Мои расчеты показывают: массовое внедрение децентрализованных автономных блочно-модульных котельных снижает себестоимость тепловой энергии на 40%, капитальные затраты — на 50% по сравнению с централизованными источниками тепла. Пример модернизации теплоэнергетического хозяйства — автономные децентрализованные теплоэнергетические комплексы на основе применения недорогих высокоэффективных промышленных парогенераторов ИнтерБлок. В ходе работ по замене паровых котлов на эти парогенераторы на заводах России и зарубежных стран подтверждена их беспрецедентно высокая эффективность — расход природного газа на 1 м3 ЖБИ на всех предприятиях сократился в разы! Это реальный инструмент энергосбережения на предприятиях стройиндустрии с благоприятными финансовыми условиями их приобретения — от прямой покупки до аренды или лизинга.

Наша компания создала эффективную систему автономного теплоснабжения зданий и сооружений ЖКХ в виде «Отопительной котельной ИНТЕРБЛОК» («БМК ИНТЕРБЛОК»). КПД газовой БМК ИНТЕРБЛОК — 96–97%. Технология не требует установки дымовых труб. Ее применение для отопления и ГВС многоквартирных домов снижает стоимость 1 Гкал тепла в 2-2,5 раза по сравнению с водогрейными котлами или централизованным теплоснабжением. Еще одна новинка — экологическая защита окружающей среды от вредного воздействия при разливах нефти и нефтепродуктов. Для оперативной ликвидации последствий техногенных аварий разработан автоматизированный комплекс, не имеющий аналогов в мире, что подтверждено патентными исследованиями. Основу инновационного комплекса составляют промышленные парогенераторы ИнтерБлок. В заключение отмечу, что энергосберегающие технологии в сочетании с современными энергетическими системами и комплексами при их правильном использовании — эффективный инструмент преодоления глобальной проблемы высокой энергоемкости промышленной продукции в России.

Автор: Андрей КОСТЕНЕЦКИЙ

Россия > Недвижимость, строительство. Электроэнергетика > stroygaz.ru, 17 августа 2017 > № 2287570 Олег Богомолов


Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 15 августа 2017 > № 2278839 Сергей Евтушенко

Сергей Евтушенко: UDP в ближайшие 5 лет построит до 300 МВт "зеленой" генерации

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" экс-главы Госинвестпроекта, управляющего партнера UDP Renewables Сергея Евтушенко.

-- Почему UDP приняла решение пойти в энергетику и насколько масштабны ваши планы?

-- Потому что энергетика - это основа основ любой экономики. Эффективная, современная, как можно более экологичная… Сегодня я отвечаю в UDP за небольшое, скромное направление. Пока это стартап, небольшая компания, которая только начала, и мы новички на рынке. Но все, за что берется UDP, должно стать крупным бизнесом: мы намерены построить до 300 МВт в последующие пять лет.

--Эти 300 МВт – исключительно солнечные электростанции или также ВЭС, ГЭС?

-- Планируем сфокусироваться на солнечной энергетике, потому что технологически это нам понятно. Это намного проще, чем строить Ocean Plaza или "Новопечерские Липки". Мы собрали хорошую компетентную команду. Стратегия рассчитана на то, что мы шаг за шагом будем запускать реальные проекты – будем двигаться в сторону расширения, возможно, посмотрим на ветер, возможно, на биомассу. Следующим шагом, наверное, будут наши инвестиции в ветер. Мы сейчас рассматриваем несколько проектов в ветре. Пока таких решений нет, следующие два года мы фокусируемся только на фотовольтаике солнца (фотоэлектрические устройства для преобразования солнечного света в электроэнергию – ИФ).

-- С чего начинаете, какие первые объекты?

-- Мы начинаем с проекта в Киевской области. Уже закончили строительство 6 МВт в Броварском районе, оформляем документацию. Это небольшой, тестовый объект. Мы отрабатываем все технологии - строительные и логистические. Работает ли технология так, как нам ее представляли, вписываемся ли в бюджет? Мы тестируем рынок – "мягкой лапой наступаем" и тестируем. Если наши гипотезы правильные – мы очень быстро перейдем к реализации многих проектов в разных регионах Украины одновременно.

-- В каких именно областях планируете работать?

-- Хотим в Киевской области нарастить проект до 50 МВт установленной мощности. Также намерены расширяться на юг страны: мы хотели бы реализовать проекты в Одесской, Николаевской и Херсонской областях – у нас уже есть конкретный "pipeline" проектов, превышающий 120 МВт. Мы уже имеем горизонт, глубину работы на последующие два года.

-- Традиционно UDP привлекает ко всем проектам партнеров, в этом направлении также? В чем будет вклад самой группы – это земля, компетенция?

-- В чем будет наш вклад? В первую очередь, это компетенция, также доступ к финансированию, возможность предоставлять залоги. В некоторых случаях – это земельные ресурсы. В частности, так было в Киевской области. Но в дальнейшем будем покупать земельные участки.

Найти финансирование исключительно в Украине, чтобы построить 300 МВт, на мой взгляд, невозможно. Нам нужен доступ к международному финансированию. Сейчас ведем переговоры с пятью крупными международными компаниями о возможном партнерстве в Украине.

-- По земучасткам: будете покупать готовые проекты с уже отведенной землей или будете отводить землю с нуля?

-- Скорее всего, будем покупать проекты. Мы уже прошли определенный путь и видим, что этот бизнес – большая бумажная работа, здесь самого строительства не так много, а бумажной работы – очень много. Поэтому, если бы у нас была возможность это оптимизировать – мы бы на это шли. Мы постоянно в поиске, постоянно ведем переговоры, к нам приезжает много региональных девелоперов. Кое-что уже купили -- на сегодня портфель превышает 120 МВт. Для того чтобы эти проекты воплотить в жизнь, необходимо EUR120 млн.

-- То есть, стоимость 1 МВт вы оцениваете в EUR1 млн?

-- Приблизительно… Да, цены поменялись и поменялись в лучшую сторону. В начале 2010 цена за МВт составляла более EUR3 млн, соответственно и тариф был EUR0,5 кВт*ч. "Австрийские инвесторы" когда-то инвестировали более EUR3 млн в МВт, соответственно, и тарифы были под EUR0,5/кВт*ч.

-- Какие основные риски вы видите при реализации своих проектов?

-- Первый из рисков, о котором говорят все инвесторы, – это вопрос, как классифицировать конфликт с Россией. Как его оценивать – это война или замороженный конфликт? Что будет дальше? Это вопрос №1, который отображается на кредитных рейтингах Украины, на политике международных банков, доступе к ресурсам, страховании.

Второе – это риск пересмотра тарифа. То, что украинский парламент или же регулятор может изменить правила игры и, не дай Бог, парламент может сменить правила игры, в том числе и задним числом, ретроактивно. К примеру, широко обсуждаемое, принятое несколько месяцев назад, постановление НКРЭКУ о повышении стоимости нестандартного присоединения для объектов до 5 МВт мощности вызвало огромный общественный резонанс и остановило очень много проектов. Регулятор не довел это дело до конца, не смог перебороть сопротивление отраслевых ассоциаций, парламентское сопротивление, но это все равно остановило много проектов… Нельзя менять правила игры во время самой игры. И особенно - нельзя вводить такие скрытые налоги, каковыми мы считаем стоимость присоединения, неожиданно возросшую в шесть раз. В нашем случае - для некоторых из проектов фотовольтаики это бы потребовало дополнительно до 30% капитальных инвестиций, а это неприемлемо.

-- Сейчас реализуется достаточно много проектов в сфере ВИЭ. Рано или поздно возникнут проблемы с балансировкой. Новый закон "О рынке электроэнергии" предусматривает ответственность "зеленой" генерации за небалансы, правда, в более отдаленной перспективе. Как вы оцениваете этот аспект, как решать эту проблему?

-- Эта проблема характерна не только для Украины, но и для других стран. Мы бы хотели видеть четкую стратегию со стороны национального оператора, как действовать в этом направлении: какие инвестиции они собираются делать, чтобы наращивать балансирующие мощности. Считаю неправильным полностью перекладывать эту проблему на плечи частного бизнеса. Это замедлит развитие отрасли. Если мы хотим в 2020 году иметь 11% ВИЭ (в общем энергобалансе страны – ИФ), то этого точно не добьемся такими действиями.

А в целом необходимо применять современные технологии прогнозирования, покупать соответствующее оборудование. Государства Западной Европы очень серьезно инвестируют в метеосистемы – они дают очень четкую информационную базу для прогнозов. В случае с ветром это особо актуально. Мы планируем закупать такое оборудование, считаем, что это следующий шаг развития рынка, и если это уже отображено в законодательстве, нужно быть готовым. Ведем переговоры с несколькими собственниками технологий по покупке оборудования и программного обеспечения, у нас есть несколько лет запаса.

Кроме того, следующим большим сегментом рынка, который, по моему мнению, должен появиться, – это хранение энергии. Роль регулятора – делать эти технологии частью рынка, чтобы это хотя бы окупалось и становилось элементом бизнеса. Если мы просто повесим все проблемы балансирования на бизнес, то украинские компании, которые не могут привлекать дешевые кредиты, просто будут вынуждены притормаживать свои проекты или даже уходить из отрасли.

-- Как в целом оцениваете новый закон "О рынке электроэнергии"?

-- Вообще, это "copy-paste" с европейского законодательства. Считаем, что этот закон позволит европейцам ощущать себя на украинском рынке более уверенно. В целом я к нему отношусь позитивно.

-- Каков срок окупаемости ваших проектов?

-- В зависимости от региона. В принципе, нормой для этой отрасли является от 5 до 7 лет: в зависимости от региона, от того, насколько ты эффективен, насколько большой проект, какова стоимость подключения. Если бы господин Вовк (глава НКРЭКУ Дмитрий Вовк - ИФ) провел свое решение – у нас бы точно окупаемость была свыше 10 лет, и тогда мы бы шли в лучшие проекты в других отраслях.

-- Возвращаясь к вопросу о военных действиях: есть ли какая-то географическая линия, за которой вы не готовы работать?

-- Это не так для нас, как в целом для инвесторов, которые работают над привлечением международного финансирования бизнеса. Банк может отказать в кредите, страховая компания может отказать в выдаче страховки – это главный стоп-фактор, а не наше желание… Конечно, мы бы, наверное, не рассматривали расположение объектов в 50-км зоне от линии соприкосновения. Я не сомневаюсь, что банки для этой зоны не выдадут кредит, это экономически невозможно.

А вообще, мы не так смотрим на восток, как на юг. Очень перспективными, на наш взгляд, является Бессарабия, однако она соседствует с Приднестровьем, где уже свыше 20 лет мы имеем замороженный конфликт. С технической точки зрения (для размещения СЭС – ИФ) являются районы возле Приднестровья. Однако, как квалифицировать эту близость – как стоп-фактор или нет? Экономически там очень интересные условия: фактически субтропики, технически – есть возможности присоединения, но вот этот риск – мы пробуем оценить, мы понимаем, чья армия размещена по ту сторону.

-- Смотрите ли вы на проекты в Чернобыльской зоне?

-- Не знаю, есть ли вообще украинские компании, которые смотрят на проекты в Чернобыльской зоне, поскольку там, наверное, самые консервативные климатические условия. Меньше солнца, чем в Чернобыльской зоне, в Украине нет нигде, разве что, кроме как на Волыни и в Прикарпатье, где все время частые дожди и туманы.

Среди плюсов этих проектов, о которых говорит правительство, – масштабность, но это не сильная сторона украинских компаний. Возможно, у китайцев, других крупных стратегических инвесторов иная логика.

Так что мы вообще не рассматриваем эти проекты. Мы - украинская компания, живем в существующих реалиях, кредитуемся в украинских банках и не можем себе позволить больших и экономически не самых эффективных проектов.

-- Когда вы можете обратить внимание на другие, кроме СЭС, проекты?

-- Это будет рассматриваться где-то в 2019 году. К примеру, ветроэнергетика – это намного технически сложнее, и проекты побольше. Уже выдано очень много техусловий, но проекты по ним не реализуются уже 5-8 лет. Это, как в спорте: мы четко представляем себе, что ты не можешь сразу подходить к штанге в 220 кг, сначала давай потренируемся на 70 кг.

Но в общем климатические условия по ветру в Украине очень хорошие - намного лучше, чем, например, в Польше. Для многих проектов в стране capacity-фактор 30-35% - это очень хорошо, в Европе считается хорошим проект с 25%-ным capacity-фактором. Но как можно привлечь кредит на EUR100 млн, какой из украинских банков сможет это сделать? Если сможет – то только международный ЕБРР. Но мы понимаем, что в этом случае на процедуру потребуется 1,5-2 года. Исследование ветропотенциала также надо проводить минимум два года – то есть, это проекты технически сложные. Мы пока что к ним не готовы.

Если увидим хорошие готовые проекты, то обратим на них внимание примерно в 2018 году, во второй половине, или в 2019-м. Если кто-то из региональных девелоперов подготовит такой проект – мы сможем структурировать консорциум инвесторов.

-- А направление переработки мусора?

-- На данный момент этот бизнес в Украине не существует, так как нет тарифа на переработку и утилизацию мусора. Оказывается, его можно выбросить в яму практически бесплатно. Вся Украина смотрела реалити-шоу под названием "львовской мусор": его вылавливали по всей стране и, к сожалению, очень часто выбрасывали в лесах по всей Украине. Оказывается, его можно сбросить в лесу или в яму.

Для этого бизнеса должна быть экономика, должна быть переработка, должен быть внедрен тариф на утилизацию. Также должна быть долгосрочная гарантия компании, которая вывозит мусор, что мусор поедет именно на ее перерабатывающий завод и ей оплатят этот тариф. Я не слышал, чтобы подписывались контракты более, чем на год. А окупаемость такого проекта мусороперерабатывающего завода – минимум 15 лет. Кто даст гарантии, что будет мусор поставляться 15 лет? Поэтому мы этот бизнес пока что совсем не рассматриваем.

-- В группе уже есть потребители электроэнергии, промышленніе, сейчас будет производство электроэнергии. Возможно, тогда есть смысл замкнуть цепочку и заняться еще и ее поставкой?

-- Это не к нам. Это бизнес "Энергорынка", "Укрэнерго" и это - законодательное ограничение. Мы туда вообще не планируем идти. Сегодня есть очень хорошее законодательство, которое вводит украинский рынок СЭС в топ-30 в мире: украинский тариф – один из лучших в Европе, если не №1. В Литве недавно был немного выше, но если не Литва, то Украина – точно №1 в Европе.

Мы понимаем, что этот тариф не доживет, вероятно, до установленного сейчас срока и парламент будет его пересматривать. Наша задача – построить как можно более эффективное производство. А сбыт у нас гарантирован законодательством.

-- Вы вспоминали о производителе панелей. Кто непосредственно занимается строительством – "Рентехно"?

-- У нас № 1 компания для рынка Украины. Я бы не хотел об этом говорить на данном этапе, поскольку как только ты что-то скажешь лишнее, все наши контролирующие органы будут тебе "помогать". Поэтому политика группы: сделано – сказано.

-- Когда, по вашим ожиданиям, этот проект на 6 МВТ будет завершен?

--Строительство уже завершили. Заканчиваем процедуры, связанные с запуском объекта.

-- Вы называете стоимость проекта?

-- Немногим меньше EUR1 млн за 1 МВТ.

-- Есть ли у вас прогнозы, как будет уменьшаться стоимость строительства СЭС со временем?

-- Конечно, у нас есть прогнозы. Мы постоянно посещаем выставки, говорим с поставщиками оборудования. Слава богу, тенденция глобальная такая, что есть перепроизводство панелей. И это рынок покупателя сегодня: все пытаются найти новых клиентов. Для нас сейчас очень хороший момент, чтобы выбирать себе наилучших поставщиков и торговаться за хорошие цены.

Я не могу сказать вам в процентах, но мы ощущаем, что стоимость одного МВт постоянно идет вниз.

-- Так, может, стоит подождать со строительством?

-- Нет, я считаю, что ждать не стоит, тут надо действовать. На этот момент – это хороший бизнес. А что будет через три года? Может, парламент сделает хранение энергии хорошим бизнесом, а может, в биомассе будут лучшие возможности…

Нашей команде все равно нравится "зеленая" энергетика, нам нравятся эффективные и современные экологические бережливые технологии: электрическая мобильность, электроавтомобили, так что мы будем двигаться в этом направлении. Мы верим, что за этим будущее.

-- Василий Хмельницкий говорил, что единственный небизнес-проект для него –Новопечерская школа. Все остальное должно приносить прибыль.

- Зная г-на Хмельникого, думаю, ему и школа приносит прибыль (смеется). Хотя это вопрос к нему.

-- Вы работали в госкомпании.

-- В Центральном органе исполнительной власти (ЦОИВ).

-- После вашей работы в Госинвестпроекте остался след обвинений. Теперь вы идете в частный бизнес. Интересен этот опыт, когда в частный бизнес нанимают человека с опытом работы в госсекторе, но и с шлейфом обвинений. Этот риск берет на себя старший партнер. Позвольте спросить, проходите ли вы сегодня в качестве свидетеля, обвиняемого или ответчика по каким-либо делам, связанным с Госинвестпроектом?

-- Благодарю за этот вопрос. На данный момент против меня нет вообще никаких обвинений. Назначало меня руководителем Госинвестпроекта уже в начале 2014 года правительство Яценюка, а в 2015-м я по своему желанию уволился, потому что коэффициент полезного действия, которого я могу достичь в этой должности, оказался очень низким. Каждый шаг в сотрудничестве с правительством давался очень тяжело или вообще не давался.

В госслужбу я пришел из бизнеса, поэтому затем вернуться в бизнес для меня вообще не было проблемой. Возможно, есть госслужащие, даже из экономического блока, которые в жизни никогда реальной экономикой не занимались и которые, вероятно, в бизнесе себе места никогда не найдут. Я пришел из инвестиционного банкинга, всегда занимался международными инвестициями, структурированием проектов со стратегическими инвесторами, и сегодня с нуля создаю одну эту компанию и еще несколько других. Никому не перехожу дорогу – работаю на свою команду, на себя в партнерстве со многими другими людьми. И получаю огромное удовольствие от возможности быть эффективным и результативным, а также создавать что-то новое и полезное обществу.

-- Вы можете поведать о своем инвестиционном прошлом?

-- До того, как я пошел на госслужбу, у меня была своя собственная инвестиционно-банковская практика – инвестгруппа Merit. Мы сделали достаточно много интересных проектов. Один из них – приобретение банка, который сегодня называется Идеябанк (Ideabank): в 2007 году мы купили его для нашего клиента Getin holding-- наибольшей крупнейшей частной банковской группы в Польше. Это полностью мой проект от А до Я. Нашими клиентами были также HSBC банк, Societe General Bank, Orlen SA и несколько других компаний. Мы достаточно успешно работали, но кризис, который пришел в 2008-2010 гг., оставил мало инвесторов на рынке и еще меньше места для консультантов по инвестициям.

На госслужбе я тоже всегда занимался инвестициями. Для меня главной задачей было стимулировать приход инвесторов в Украину. Я работал руководителем профильного департамента в Госинвестпроекте, а потом и возглавил эту организацию.

Поэтому в целом я более 10 лет занимаюсь структурированием таких микроэкономических проектов (а не макроэкономикой) и сотрудничеством с международными партнерами.

- А какова сейчас судьба Merit Investment Group? Я пытался найти ее сайт в сети, но браузеры не советуют открывать найденную поиском страницу, а другая информация о деятельности этой группы отсутствует.

-- Она работала, если не ошибаюсь, еще несколько лет после моего ухода, пока не были проданы все активы. После кризиса мой брат ее возглавлял. Уже не было желающих покупать украинские банки, а мы специализировались на финансовом секторе. Осталось еще несколько проектов не в Украине.

Объем инвестпроектов в Украине сократился и до сих пор не восстановился. Этот кризис пережили несколько крупных компаний и несколько средних компаний, которые только сейчас появились на рынке. Большинство же игроков вынуждено было уйти с этого рынка.

-- То есть, сейчас эта группа закрыта?

-- Да, она закрыта. Этот проект уже в прошлом. Мы ушли с рынка инвестиционно-банковского консалтинга, сейчас занимаемся своими реальными проектами, стартапами.

-- То есть, вы в этом проекте как небольшой миноритарий?

-- Я как управляющий партнер. Я буду в некоторых проектах, вероятно, также соинвестором. Но на данный момент моя задача - доказать гипотезу, что это хороший бизнес и группе целесообразно на этом сконцентрироваться.

-- Среди обвинений в ваш адрес было то, что Госинвестпроект выделил средства фирме вашего брата "Вистка" и другим предприятиям, якобы связанным с вами или с вашими родственниками.

-- По "Вистке". Это совсем небольшая полиграфическая компания, где у моего брата была небольшая миноритарная доля, и он никогда не занимался управлением и операционной деятельностью. Он вместе с группой друзей просто купил оборудование для этой компании, то есть, был пассивным миноритарным инвестором. Эта компания выиграла один из тендеров (на 1,87 млн грн в 2011 году – ИФ) на полиграфическую продукцию в то время, когда я еще не был работником Госинвестпроекта. И информация об этом начала распространяться только через год и я узнал об этом только из прессы.

-- Другое обвинение, что вы, будучи главой Госинвестпроекта, не воспрепятствовали растрате более 100 млн грн "Воздушным экспрессом" через размещение на депозиты в банках, которые затем были признаны неплатежеспособными.

-- Такие крупные инфраструктурные проекты, как "Воздушный экспресс", имеют цикл подготовки от 3 до 5 лет и цикл строительства - еще несколько лет. Это очень длинная позиция. Насколько я припоминаю, этот проект еще в 2011-2012 гг. был делегирован правительством для выполнения в агентство. Потом оно достаточно длительное время занималось оформлением кредита.

-- Там было отдельное юрлицо…

-- Любой проект агентства имел юрлицо. Потому что Госинвестпроект — это центральный орган исполнительной власти, а проекты выполняли госпредприятия. Задача такого госпредприятия – подготовить документацию - ТЭО, технические расчеты, экономические модели, а также определить правовые механизмы и так далее.

Плод "Воздушный экспресс" - экономическая модель. Но в 2014 году произошло то, что произошло: пассажиропоток в "Борисполе" упал, по-моему, более чем вдвое, и этот проект стал не ко времени. Хотя, на мой взгляд, стратегия потому и называется стратегией, чтобы на нее не влияли текущие краткодействующие, сиюминутные факторы. Если бы тогда ничего не меняли и проект завершили, то сегодня, когда у нас "внезапно" наступил безвиз и пассажиропоток в "Борисполе" вновь очень быстро растет, у нас уже было бы это средство транспорта – комфортное ж/д сообщение "Борисполь" – "Центральный железнодорожный вокзал города Киева". Поэтому правительство, которое поставило этот вопрос на паузу на несколько лет, сегодня опять думает, как его реанимировать и завершить.

Его надо строить 2-2,5 года. Мы подготовили техническое обоснование на два сценария: подход эстакадой к терминалу "D" и подход туннелем. В то время решения технического не было: Мининфраструктуры не согласовывало, Минфин - соответственно, не было и решения Кабмина, каким образом подойти к терминалу. Если туннелем, то это безопасно, но дороже. Если эстакадой, то это дешевле, но тогда есть аспект антенных полей и влияние на них подвижного состава. Никто не мог дать визу, что это безопасно.

-- А история с депозитами – она сама по себе?

-- История с депозитами – это вообще проблема не какого-то одного ЦОИВ, но в целом нашего законодательства. ЦОИВ, согласно Хозяйственному кодексу, не имеет правовых оснований и возможностей влиять на хозяйствующий субъект.

Например, министр инфраструктуры не может рассказывать, диктовать компании, например, "Укрзализныце", каким образом ей вести хозяйственную деятельность, в каком банке хранить депозиты или кредитоваться. Это - прямая норма законодательства. В нашем случае была точно такая ситуация: мы не могли вмешиваться в деятельность государственных предприятий, которые находились в нашем подчинении. Поэтому, честно говоря, мне вообще не очень понятна такая постановка вопроса.

-- Банки были выбраны очень рискованные.

-- Банки выбирались управляющим госпредприятием, думаю, с проведением регламентированной процедуры отбора. Если были выбраны, то выбраны раньше. Но на тот момент, пока я был главой агентства, там не было никаких проблем. По крайней мере, я об этом не слышал.

Кабмин мог дать четкую директиву хранить все деньги в Ощадбанке, но дал только рекомендацию. Эти все рекомендации мы доносили до предприятий, но прислушивались ли к ним? Потому что в Ощадбанке размещаешь под 2%, а в Диамантбанке, например, под 12%. Предприятие должно было провести конкурс на размещение, и тогда были бы уже вопросы с другой стороны: почему разместил под 2%, если была возможность под 12%? Я так себе представляю, какая могла бы возникнуть дискуссия.

Поэтому я мог отвечать только за те счета, которые принадлежали ЦОИВ и за управление ими. Пока я был главой, там было все хорошо.

-- И последний вопрос по "той жизни". Если бы вам сейчас снова предлагали завершить проект строительства LNG-терминала или Кольцевой дороги вокруг Киева, вы бы согласились?

-- Обеспечение страны газом – это, безусловно, вопрос национальной безопасности, и, как правило, в таком случае работает другая логика: если это вопрос безопасности – коммерческий интерес может быть вторичен. Но если смотреть на этот проект чисто с коммерческой точки зрения, то еще раз нужно хорошо все просчитать и взвесить. На LNG, наверное, я бы сейчас не согласился. Это был очень хороший проект, но именно для того момента времени: когда газ стоил $400 (за 1 тыс. куб м - ИФ), а через LNG можно было привезти в Украину по $280, взяв в аренду корабль-регазификатор. Там была очень хорошая экономика и политическая целесообразность: страховка от прекращения поставок газа из России. С того времени нефть подешевела в 2,5 раза, газ подешевел с $400 до $108, и вообще мы у России больше ничего не покупаем.

-- А Кольцевая?

-- Это была не Кольцевая, это был фрагмент Кольцевой – 28 км км и новый мост через Днепр, который переходит на левый берег. Если где-то в Украине возможен концессионный фрагмент дороги, то здесь – наилучший вариант: мы проводили исследование – 25 тыс. автомобилей в день. Такого трафика не будет нигде: ни на участке Краковец - Львов, ни, тем более, на любом другом фрагменте дороги, о котором сегодня думают.

Соответственно, экономическая целесообразность там была. Но и было много технических сложностей. На левый берег с правого перейти было очень непросто, поскольку левый берег полностью застроен частной застройкой – дачами. А с правой стороны трассировка идет через национальный заповедник "Жуков остров", и там несколько лет в правовом ключе анализировалось, каким документом его границы определяются, и было не так просто найти эту информацию.

При условии, что эти технические моменты будут решены, экономическое основание для такого проекта остается.

В правительстве были такие мысли, мол, давайте будем делать не эту маленькую кольцевую, а сразу большую, бюджетом в EUR 5 млрд…

-- Чем больше бюджет, тем он интереснее для освоения…

-- ... Так вот, этот проект из области фантастики с точки зрения экономической целесообразности, тогда как проект "Малой кольцевой" я бы рекомендовал завершить.

Я бы также рекомендовал завершить проекты индустриальных, инновационных и высокотехнологических парков, возобновляемой энергетики, мусоропереработки – есть много интересных инициатив, для которых было подготовлено много технической документации. Ну и, конечно же, проект создания сети перинатальных центров во всех регионах Украины. Ведь даже построив 11 таких центров, удалось сократить детскую смертность на несколько промилле, если не ошибаюсь, до 2 тыс. новорожденных в год. Считаю, это очень важный результат как с медицинской, так и с моральной точки зрения. Этот проект нужно довести до конца, потому что, к сожалению, ни до этого проекта, ни после – никогда не было таких значительных инвестиций в развитие перинатальной инфраструктуры в нашей стране. Дальше – это политические решения правительства, Минфина, Минюста, Мининфраструктуры и др.

-- То есть, ваше решение поработать в Госинвестпроекте не было ошибкой? Или все же это "черная страница в CV", о которой вы сожалеете?

-- Это был хороший важный жизненный опыт. Я не считаю это его "черной страницей в CV". Я считаю его просто этапом в жизни, который позволил сделать много долгосрочных выводов и позволил пройти хорошую школу – школу бюрократии. Это был необычный для меня опыт в тот момент.

Что касается выводов на будущее, то основной – все-таки в бизнесе интереснее. Потому что видишь результаты своей работы: это не процессно-ориентированная вещь, а проектно-ориентированная. Я увижу конкретные результаты своей работы, если потрачу на это 24 месяца своей жизни. Это очень мотивирует. Мне нравится, когда вместе со мной растут, обучаются, становятся лучше и профессиональней мои коллеги.

Несмотря на то, что у агентства был максимально приближенный для этого формат, чтобы тоже можно было увидеть конкретные результаты, все равно эти решения оказались очень зависимы от политической воли и от изменений конъюнктуры, на которую ты не имеешь влияния.

Украина > Электроэнергетика > interfax.com.ua, 15 августа 2017 > № 2278839 Сергей Евтушенко


Афганистан. Иран. Индия. Азия > Электроэнергетика. Экология. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 августа 2017 > № 2267617 Азиз Арианфар

Мегапроекты в Центральной Азии: от АЭС до каналов из Персидского залива

Сфера энергетики сегодня – своеобразная «пороховая бочка» для всей Центральной Азии. С одной стороны, от нее зависит благосостояние стран региона. С другой стороны, строительство новых ГЭС грозит региону нехваткой пресной воды и новыми конфликтами. Противоречия вокруг строителсьтва Рогунской ГЭС в Таджикистане – зримый тому пример. Запасы нефти и газа, в свою очередь, это не только богатство ряда стран Центральной Азии, но и «яблоко раздора» и повод для вмешательства внешних игроков. Как найти баланс интересов и сохранить хрупкий мир в регионе? Реализация каких проектов может вывести регион из замкнутого круга взаимных претензий? Эти вопросы «Евразия.Эксперт» адресовал известному афганскому аналитику и дипломату, экс-послу Афганистана в Казахстане и Кыргызстане Азизу Арианфару и получил неожиданные ответы.

- Господин Арианфар, в Центральной Азии остро стоит проблема нехватки водных ресурсов, что обусловливает конфликт интересов ключевых поставщиков воды - Таджикистана и Кыргызстана и ее основных потребителей – Казахстана, Узбекистана, и Туркменистана. Часто встречаются мрачные прогнозы, что конфликта не миновать. Как можно разрешить накопившиеся проблемы без войн?

- В 2010 г. я выступал на международной конференции в Тегеране с обширным докладом как раз на эту тему. Это действительно серьезная проблема, которую нужно решить. Таджикистан и Кыргызстан заинтересованы в строительстве гидроэлектростанций для внутренних нужд и для экспорта электроэнергии в третьи страны (что может привести к нехватке воды в других странах региона - прим.ЕЭ).

В советский период в Узбекистане были построены большие плантации хлопка, страна гордилась, что в год собирается 6 млн. тонн хлопка. Однако плантации хлопка, как известно, потребляют огромное количество воды. Это усугубляет нехватку воды в регионе.

Между Афганистаном и Ираном тоже существуют схожие проблемы. В Афганистане началось строительство ряда гидроэлектростанций, а иранцы этим недовольны.

Я еще в 2010 г. предлагал иранцам задуматься о строительстве искусственных каналов и озер от Персидского залива до Ирана, чтобы восточные и южные провинции этой страны могли быть обеспечены водой. В дальнейшем к этому проекту присоединились бы Туркменистан и Казахстан.

Сейчас у Ирана не хватает финансовых средств, но у другой страны – Индии средства есть. Иран поставляет нефть Индии, у которой образовался нефтяной долг в размере $20 млрд. Но если Индия возьмет на себя строительство искусственных каналов и озер, тем сам самым может расплатиться и со своим нефтяным долгом.

Это очень перспективный проект. Правда, вода соленая, что требует много вложений. Если будут осуществлены такие проекты, огромные объемы воды останутся и для Узбекистана и таким образом, проблема дефицита воды в регионе будет решена. И Таджикистан и Кыргызстан смогут построить гидроэлектростанции.

Есть и еще одно решение. За последние годы объемы добычи урана в Казахстане выросли в разы. В 2009 г. Казахстан вышел на первое место в мире по добыче урана. Уран является стратегическим сырьем для атомной энергетики, и его количество в мире ограничено.

Если в Центральной Азии построить атомную электростанцию, весь регион может получить очень дешевую электроэнергию. Появятся возможности экспортировать электроэнергию в другие страны региона через Афганистан.

- Насколько выглядят перспективными проекты Таджикистана и Кыргызстана в области гидроэнергетики без внешней помощи?

- Без внешней помощи проекты Таджикистана и Кыргызстана в области гидроэнергетики выглядят нереальными, потому что страны не обладают финансовыми ресурсами, не хватает технического и технологического потенциала.

Если речь идет об общих интересах, страны региона могут сотрудничать между собой. Кстати, Иран уже участвует в строительстве гидроэлектростанций на территории Таджикистана. Но здесь есть и политическая сторона вопроса. Когда Иран начал помогать Таджикистану в строительстве ГЭС, отношения между Ираном и Узбекистаном испортились. Торговля осталась на очень низком уровне. К сожалению, сегодня отношения стран ЦА базируются только на двустороннем взаимодействии, сотрудничество в рамках многосторонних форматов отсутствует.

- Казахстан и Туркменистан заинтересованы в поставке своих углеводородов через Каспий на мировые рынки. Как вы оцениваете перспективы транспортировки энергоносителей из Центральной Азии в Европу?

- Прежде всего, прикаспийские страны должны договориться между собой. Кроме того, если не принимать во внимание интересы Ирана и России, сложно будет осуществить энергетические проекты.

Россия, являющаяся крупным игроком на рынке энергоносителей, хочет сохранить свою долю в экспорте газа в ЕС. Прикаспийские страны должны координировать свои действия с Россией. Тем более, в последнее время Россия заинтересована в крупных поставках газа в сторону Китая.

Можно задуматься о региональном проекте, объединяющем все прикаспийские страны. Нужно просто создать общую сеть, то есть, общую геоэкономическую инфраструктуру, чтобы прикаспийские страны могли экспортировать свои энергоносители не только на Запад, но и на Восток. Реализацию этого проекта сдерживает американо-иранское противостояние. С Россией договориться можно, если принять во внимание ее интересы.

- До сих пор не решен вопрос о правовом статусе Каспия. Какие серьезные последствия может повлечь за собой нерешенность этого вопроса? И что мешает разделу Каспия?

- Вопрос о правовом статусе Каспия обязательно нужно решить путем переговоров, военное решение – неприемлемо. В противном случае, пострадают все страны региона. Нерешенность этого вопроса, конечно же, приостановит, как минимум, магистральные, региональные проекты. Но сам по себе раздел Каспия ничего не даст. Страны региона должны выработать общую стратегию и совместно использовать ресурсы водоема.

Есть внешние игроки, которые не заинтересованы в реализации энергетических проектов в регионе. Например Катар не заинтересован в поставке туркменского газа в Пакистан и Индию, потому что сам Катар поставляет газ в эти страны и стремится сохранить свое монопольное положение. С другой стороны, Турция тоже не заинтересована и хочет заполучить туркменский газ.

Вот, например, иранцы достроили газопровод до границы Пакистана, а там давление со стороны США и Саудовской Аравии, арабских стран и теперь Пакистан не может построить газопровод длиной 50 км.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия Эксперт

Афганистан. Иран. Индия. Азия > Электроэнергетика. Экология. Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 8 августа 2017 > № 2267617 Азиз Арианфар


Германия. Украина. ЮФО > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261249 Павел Климкин

Нелегальные турбины Siemens в Крыму

Павел Климкин, Die Welt, Германия

Сегодня уже не может быть сомнений в том, что поставленные немецкой фирмой Siemens в Россию газовые турбины должны быть установлены на аннексированном полуострове Крым в нарушение экономических санкций ЕС. Это вызывает глубокое разочарование и дает повод для возмущения.

В течение трех лет после аннексии Крыма Украина на всех международных форумах постоянно высказывала озабоченность по поводу того, что санкции, объявленные из-за российской агрессии против Украины, не соблюдаются некоторыми крупными фирмами.

Эти опасения высказывались во время многочисленных бесед на самом высоком уровне — однако, как выясняется сегодня, они не были услышаны. Тем тяжелее нарушение доверия, связанное с делом концерна Siemens.

Творчески обходить санкции

Творчество, с которым здесь ищут пути обхода санкционных предписаний, заставляет задуматься. Так, например, поставленные концерном Siemens турбины были переведены в разряд российских продуктов, чтобы несмотря на запрет, поставить их в Крым. Слишком сильно здесь стремление к наживе и слишком мало морали.

Сегодня никто не умеет вести игру с пустыми политическими обещаниями более виртуозно, чем Кремль. Одновременно из Москвы все громче слышно требование, что следует перейти к «business as usual» в духе реальной политики.

Считается, что надо, мол, думать о результате в соответствии с лозунгом некоторых современных макьявеллистов: «цель оправдывает средства». Однако при этом они отбрасывают тот факт, что великий флорентийский мастер теории власти и сам иногда — и даже в его всемирно известном трактате «Государь» — пытался объединить политику и мораль.

В турбулентной современности войны теневые сделки рано или поздно становятся политикой. И как тогда можно в такие времена обуздать нарушителя мира? Рецепт успеха очевиден.

Снимите розовые очки

Следует с самого начала подстраховать себя с помощью строгих правил и обязательств, сразу досконально изучить подозрительные случаи, сразу наказать за нарушения права и принять меры, чтобы не использовались слабые места. Наступило самое время, чтобы снять розовые очки и посмотреть реальности в глаза: крымский вопрос и есть такое слабое место в мировой дипломатии.

Концерн Siemens столкнулся теперь с обвинениями в том, что он обошел обязательства по санкциям. Для Москвы, напротив, нет ничего нового в том, чтобы оказаться нарушителем договоренностей. В трехлетней борьбе за реализацию Минских соглашений Украина и ее западные партнеры по Нормандскому формату вынуждены были с горечью следить за тем, что означает реальная политика «по-русски».

Однако высокая бризантность дела концерна Siemens приводит теперь к тому, что под вопросом оказываются вообще все дальнейшие зарубежные инвестиции в российскую экономику. Афера с турбинами — это не недоразумение, а ошибка. Она равносильна тяжелому нарушению санкций.

Пересчитайте свои пальцы

Безусловно, теперь это в первую очередь обязанность концерна Siemens — юридически разобраться с этим примечательным происшествием, незамедлительно и полностью проверить обстоятельства этой противоправной поставки турбин в Крым и отменить их.

Однако этот случай стал проверкой всей санкционной политики в отношении России. И здесь Украина вместе с правительством ФРГ и европейскими институтами сделает все для того, чтобы эта потеря доверия со всеми ее серьезными последствиями превратилась бы в общее последовательное отношение мирового сообщества к вопросу об аннексии Крыма.

Ибо это дело касается действительно всех нас. Мы должны знать всю правду о сделке Siemens. Однако пока есть один совет для Siemens и других фирм, которые идут на сделки с российскими государственными предприятиями: после того, как вам пожали руку, пересчитайте ваши пальцы.

Автор является министром иностранных дел Украины.

Германия. Украина. ЮФО > Электроэнергетика. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 августа 2017 > № 2261249 Павел Климкин


Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 28 июля 2017 > № 2268937 Андрей Черезов

Интервью Андрея Черезова РИА Новости.

Андрей Черезов: наши и зарубежные производители турбин будут равны в России.

Вопрос обеспечения информационной безопасности российских энергообъектов в этом году стал особенно актуальным как на фоне геополитики, так и в условиях возрастающего риска кибератак на промышленные предприятия. Минэнерго начало разрабатывать меры по повышению устойчивости энергосистемы России к внешним и внутренним угрозам, в частности, в сфере управления критически важной инфраструктурой — турбинами для теплогенерации. Масло в огонь подлила и ситуация вокруг Siemens. Какие новые требования будут предъявляться производителям турбин для работы в РФ, согласны ли компании передать коды управления к своему оборудованию, о причинах последних аварий на ГЭС, подготовке к отопительному сезону и о судьбе ТЭС в Крыму, рассказал в интервью РИА Новости замглавы Минэнерго РФ Андрей Черезов. Беседовала Виктория Боина.

— В начале июля вы заявили, что министерство предлагает ввести требования для работы в стране газовых турбин иностранного производства и запретить передавать необработанные первичные данные с российских электростанций за рубеж. Эта идея мотивировалась "недоказанными догадками" о возможном управлении энергообъектами из-за рубежа. Подтвердились ли эти опасения?

— Минэнерго России обязано оценивать существующие риски. Проведенная оценка рисков по информационной безопасности на объектах электроэнергетики показала, что при передаче и хранении данных по каналам связи за рубеж возможно удаленное управление энергетическим оборудованием вплоть до его отключения. Даже иностранные производители не отрицают эту возможность. Именно поэтому мы начали заниматься вопросом информационной безопасности на объектах электроэнергетики.

У кого-то может возникнуть идея как можно больше навредить в части экономической составляющей, социально составляющей и так далее. В документе мы прямые запреты на передачу данных не устанавливаем, мы будем предъявлять и предъявляем то, что прописано в проекте — конкретные требования к информационной безопасности системы удаленного доступа, а именно мониторинг, диагностика технического состояния основного оборудования электростанции, которые, на наш взгляд, и позволяют обеспечить безопасность объектов электроэнергетики.

— Какие технические и юридические требования будут предъявляться производителям? Разработаны ли конкретные документы по данной теме?

— Минэнерго России в настоящее время подготовлен документ — это проект нормативного правового акта "Об установлении требований в отношении базовых (обязательных) функций и информационной безопасности при создании и эксплуатации на территории России систем удаленного мониторинга и диагностики технического состояния критически важного энергетического оборудования".

Этот документ представляет собой конкретный набор правил по предотвращению внешних и внутренних угроз информационной безопасности. В рамках этого акта мы также подготовили методические указания по определению модели угроз для практического применения владельцами компаний энергетики энергетического оборудования, которые позволяют своевременно определять и предотвращать существующие и возникающие угрозы информационной безопасности на объектах электроэнергетики.

Если говорить о производителях энергетического оборудования, то им совместно с разработчиками программного обеспечения необходимо будет привести в соответствие с требованиями нормативного правового акта используемое программное обеспечение, а также связанные с его использованием основные требования.

Например, как осуществляется процесс передачи информации — вот это они должны будут привести к тем требованиям, которые установлены. И в последующем пройти сертификацию в Федеральной службе по техническому и экспортному контролю — это самый важный момент. То есть после этой сертификации любая компания — иностранная или российская — будет допущена и сможет спокойно работать. Здесь ограничений по рынку не будет. Если Федеральная служба по техническому и экспортному контролю скажет, что все здесь чисто и хорошо, не вопрос, мы продолжим работать и дальше с этими компаниями. Ограничения для бизнеса здесь точно никакого я не вижу. Доступ к турбине мы не ограничиваем при условии выполнения определенных требований, которые будут прописаны в правилах.

— В чем будут заключаться эти требования?

— Если говорить техническим языком, мы должны четко понимать коды верхнего, нижнего и среднего уровней. И в рамках этой работы, если все коды открыты и мы понимаем, как это работает и на турбине, и на контроле, — вопросов нет.

То есть если они пришли, сертифицировались, раскрыли коды управления, то к компаниям вопросов нет, она может работать, получать информацию. Эти же требования будут отнесены параллельно и к российским компаниям. Это затронет всех. То есть это не требование только к иностранному оборудованию, сертифицироваться должны будут все. Поэтому если иностранная компания сейчас будет говорить, что кто-то ее опять ограничит в каких-то правах, этого точно нет, все производители будут тоже находиться в равных условиях. Это совместная работа.

Там нет никаких больших затрат, это тот же программный комплекс, те же наработки, только нужно раскрыть определенные вещи, которые каждая компания имеет в части закрытых кодов на управление.

— Ранее вы говорили о намерении обязать производителей создавать data-центры в России. Это должно быть реализовано полностью за счет зарубежных производителей турбин? Будет ли предоставляться какая-либо поддержка со стороны правительства?

— Data-центры создавать не обязательно. Главное, чтобы мы четко понимали, как работает удаленный доступ.

— Обсуждали ли вы новые требования с иностранными производителями турбин? Не будет ли эта идея воспринята как фактор ухудшения инвестклимата в России?

— Да, этот вопрос обсуждался. Прошло общественное обсуждение нормативного правового акта. Иностранные компании очень активно участвовали в этом процессе. Мы учли порядка 70% всех их требований. Возникали вопросы, например, на что это повлияет, на инвестиционный климат и тому подобное. Но как оно может повлиять, если мы просим просто раскрыть коды? Я повторю еще раз, 70% предложений были учтены. Общественное обсуждение прошло очень полезно, было множество материалов, которые нам представили компании, и мы очень много почерпнули из этого. Самыми активными участниками (в рамках обсуждения — ред.) были Siemens, были также предложения от Ассоциации европейского бизнеса и американской компании General Electric. Они очень активно нам давали информацию в рамках подготовки документа.

— В какие сроки предполагается принятие документа, вводящего новые требования? В какие сроки должны будут производители турбин выполнить новые требования?

— Мы планируем закончить проект до конца 2017 года. У производителей турбин нет ограничений по срокам выполнения данных требований. А на сроки проектов это вообще никак влиять не будет. Очень много, конечно, приходится общаться и с Советом рынка, и Советом производителей. Многие говорят, что есть риски, что в документе будет прописано что-то такое, что принесет, скажем так, дополнительные затраты для компаний.

Мы сами в этом не заинтересованы, мы, наоборот, ищем те методы и методики, по которым можно с меньшими финансовыми затратами решить эти вопросы. Поэтому в этом документе мы постарались минимизировать последующие затраты компаний.

— Насколько масштабной будет работа по передаче данных?

— Для наших разработчиков это масштабная работа в части разработки программного обеспечения в рамках применения данного документа. И поэтому здесь пусть работают все в равных условиях. Смотрите, у нас системы безопасности существуют, например, в атомной отрасли, правильно? Там же без определенной сертификации и штампа "допущено" для работ на АЭС ничего не поставишь. А почему мы считаем, что тепловая энергетика чем-то отличается? У нас вся экономика работает на обычных станциях, так давайте как-то переходить на единые требования. Тем более информационная безопасность в настоящее время на пике.

— Можете сказать, сколько у нас турбин иностранного производства?

— Точное количество не скажу. Здесь нужно понимать, что у нас турбины по мощности делятся, но от общего количества в сегменте, например, большой мощности таких производителей, как Siemens, Alstom, GE, это всего 5%, то есть единицы. Турбин не много, где-то две, где-то, может, каждая одного производителя, где-то, может, чуть больше, но это небольшое количество.

— Если возникло решение ввести такие новые требования для работы в стране газовых турбин, были уже какие-то прецеденты?

— Прецеденты существуют всегда. Например, сейчас мы разбираемся с аварией в Сибири. Сейчас там работает комиссия Ростехнадзора, мы, как члены комиссии, активно участвуем в работе по выяснению причин. Будут выданы предписания субъекту энергетики. Комиссия была создана сразу после аварии. Там надо разбираться серьезно, потому что два элемента сработали неправильно — это противоаварийная автоматика на Братской ГЭС и противоаварийный комплекс, который установлен на подстанции "Озерная" Иркутской сетевой компании. По остальным устройствам, как мне докладывают промежуточно, вопросов не было, все работало в штатном режиме. Работа комиссии продлена еще на сорок дней в целях более точного определения причины возникновения аварии. Правила допускают продление сроков работы комиссии.

— В ситуации с аварией поднимался вопрос по работе персонала. Какие меры принимаются ведомством в данном случае? Речь о подготовке кадров?

— Да, именно подготовка. Увольнение — это не решение вопроса. Можно уволить любого менеджера, а вот специалиста — другая проблема. Все специалисты учатся на определенных ошибках. Здесь нужно прорабатывать аварийные ситуации и проводить противоаварийные тренировки с персоналом, обучать его действовать в аналогичных ситуациях. Я всегда заострял внимание субъектов энергетики именно на этом. А уволить? Уволишь, и придет вообще неподготовленный, и что дальше? Еще больше сил и средств на него надо потратить, чтобы подготовить.

Будет меняться подход к подготовке персонала. И именно, я еще раз повторюсь, это больше касается тепловых станций, поскольку я на своем совещании уже отмечал, что вопросы по подготовке кадров в сетевых компаниях, таких как "Россети", ФСК, в настоящее время находится на достаточно высоком уровне. У них есть свои центры подготовки персонала, они укомплектованы оборудованием, на котором люди могут тренироваться.

По "Русгидро" тоже ситуация сейчас, я считаю, поднялась очень здорово. Они тоже создали центры, они работают. Там ведут подготовку персонала.

А по компаниям тепловой генерации пробел. Поэтому у меня пока рисковая зона в части персонала это, конечно, тепловые станции. Ведомство как раз готовит обновление по правилам работы с персоналом. Это серьезный документ. Там как раз вопросы подготовки кадров. Это будет один из вопросов, который мы пропишем очень детально. Потому что за подготовку кадров отвечает руководитель компании.

— В 2017 году Минэнерго внедрит новую систему оценки готовности энергокомпаний к отопительному сезону. Что министерство ждет от ее реализации? В чем главные отличия новой системы от прежней? Индексы готовности к зиме по новой системе будут оцениваться исходя из данных, предоставляемых самими компаниями?

— Действительно, мы уже разработали методику по оценке готовности к ОЗП. Работа шла очень долго, потому что там очень много параметров. Этот процесс очень сложный, и его требуется очень долго настраивать. Подготовка к ОЗП — вопрос даже еще более сложный, чем тот, который решался раньше, потому что там решался чисто финансовый вопрос: вносить это в реконструкцию — не вносить, ремонтировать — не ремонтировать, в каком объеме ремонтировать. Здесь вопрос более глубокий, потому что здесь оценивается в полном объеме готовность объекта к прохождению осеннего и зимнего периода, есть ли риски для энергосистемы, для оборудования и так далее.

Поэтому в этом году принято решение, что параллельно пойдут два способа проверки. На основе этого мы сможем понять, где у нас имеются расхождения с реальной проверкой, то есть так называемый человеческий фактор, и то, что мы провели проверку индексами.

— Нет ли риска, что компании будут замалчивать информацию?

— Даже если комиссия Минэнерго приедет на проверку в составе десяти человек, то и в этом случае компании могут что-то умолчать. Не может человек физически проверить все в рамках комиссии, например топливоподачу, а информацию проверить можно. Но это уже уголовная или административная ответственность тех руководителей, которые будут предоставлять недостоверную информацию. Мы же не ради контроля это все делаем, мы понимаем, что в энергетике и в субъектах энергетики есть руководители, которые отвечают по закону. Зачем нам тратить огромное количество средств, ездить к большому количеству людей, проверять это все. Опять же человеческий фактор, вы же понимаете.

А вот математика, я считаю, более правильный метод, информация будет более корректной. Я эту методику в последние три года очень активно продвигаю. Мы прошли огромные согласования, и на первом этапе почти все были против, а сейчас уже почти все за.

У компаний-штрафников растет аварийность. Мы анализируем эту аварийность. После этого вызываем генерального директора, главного инженера, начинают докладывать, что сделано, какие мероприятия, что они включают в инвестпрограмму. У нас проходит двойной контроль аварийности. Мы собираем данные, плюс анализируется информация программного комплекса, который ведет компания "Системный оператор". Мы всегда на разногласиях этих двух информационных полей можем оценить, где у нас нестыковка.

Первые два года такой работы с компаниями проходили достаточно тяжело, потому что мы очень активно их начали контролировать. Но зато сейчас мы тепловую генерацию подтянули, и за эти три-четыре года мы снизили аварийность довольно существенно. И каждый год у нас идет пока со снижением. Сейчас мы доходим уже до того минимального объема аварийности, который устранить можно, но уже с большими финансовыми затратами.

Насколько это целесообразно, должны решать руководители этих компаний. Но недостатки есть, мы стараемся решать это каждый год. Я просто хочу сказать, что в операционной работе это процесс постоянный. Если брать чисто операционную работу, все меняется, люди другие приходят, менталитет другой, образование другое, источники финансирования меняются по разным причинам — экономическим, социальным.

— Компания Siemens ранее заявила о принятии мер, чтобы не допустить установку своих турбин в Крыму. Есть ли опасения, что запуск электростанций в Крыму перенесется? На какой срок?

— Срок установлен. Это первый квартал 2018 года. Ничего не меняется. Оборудование, которое установлено (в Крыму — ред.), произведено в Российской Федерации. Наша основная задача, чтобы в первом квартале 2018 года станции начали вырабатывать генерацию. Другого плана нет. Крым — российская территория, и нам нужно ее обезопасить.

Россия. Весь мир > Электроэнергетика > minenergo.gov.ru, 28 июля 2017 > № 2268937 Андрей Черезов


Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250406 Юрий Саакян

Турбины для Крыма: как избежать новых подозрений

Юрий Саакян

Генеральный директор Института проблем естественных монополий (ИПЕМ)

Только активное участие государства в развитии отрасли и проведение системной промышленной политики поможет снизить зависимость электроэнергетики от поставок импортного оборудования и комплектующих

Появление летом 2017 года в российском Крыму турбин для строящихся электростанций вызвало множество слухов и споров об их происхождении, уступающее лишь событиям февраля-марта 2014 года и «вежливым людям». Их, к слову, могло и не быть, если бы во время реформы электроэнергетики закладывались не только механизмы гарантированного обогащения немногих за счет всех, но и использовались инструменты системной промышленной политики. Термин «промышленная политика», будучи на протяжении десятилетий «либеральных» реформ чуть ли не ругательным, все же в итоге получил свое признание и был законодательно оформлен в России в конце 2014 года. Однако отсутствие промышленной политики в 2000-е годы привело к тому, что Россия почти потеряла стратегически важную отрасль промышленности.

Напомню, что в 2008 году было закончено разделение РАО «ЕЭС России» на отдельные генерирующие, сетевые и энергосбытовые компании, значительная часть которых была в дальнейшем приватизирована. Для привлечения инвестиций и обеспечения ввода новых мощностей был использован механизм договоров на предоставление мощности (ДПМ), который под угрозой штрафов требовал ввода электростанций в конкретный срок, но гарантировал инвестору продажу мощности и возврат средств в короткие по отраслевым меркам сроки, а также дополнительную доходность за счет продаж электроэнергии.

С применением механизма ДПМ в 2008-2016 годах было введено 22,3 ГВт мощностей, что составило более 61% всех вводов за этот период. Государство получило выполнение планов (к слову, изначально сильно завышенных), инвесторы — выгоднейший механизм, исключающий предпринимательские риски, потребители — колоссальный рост цен на электроэнергию, а вот российские энергомашиностроители не получили практически ничего. Условия ДПМ не были увязаны с задачами по развитию российского энергомашиностроения и защитой отечественного рынка силового оборудования.

На российский рынок массово стали поставляться турбины крупнейших иностранных производителей — Siemens, General Electric, Alstom, Hitachi и др. При этом примечательно, что пришедшие зарубежные инвесторы покупали только импортное оборудование.

Российские аналоги либо отсутствовали, либо не выдерживали конкуренции по тем или иным причинам. Например, единственная российская газовая турбина высокой мощности — ГТД-110 — разрабатывалась еще в 90-е годы прошлого века. Однако все пять построенных турбин ГТД-110 (четыре были установлены на Ивановских ПГУ, еще одна — на Рязанской ГРЭС) в процессе опытной эксплуатации столкнулись с «детскими болезнями», свойственными любой, в том числе и зарубежной, технике, и все имевшиеся соглашения о дальнейших поставках были заморожены, ограничив, таким образом, возможность вывести уже готовый продукт в серию.

В результате доля вводов на базе основного оборудования отечественного производства резко сократилась. Например, без учета АЭС только за период 2008–2011 годов она снизилась с 95,6% до 30,8%. В проекте стратегии развития энергетического машиностроения России до 2030 года мы указывали, что возникшее в результате реформы отсутствие скоординированности между генерирующими компаниями и машиностроителями ограничивает потенциал трансфера зарубежных технологий и собственной инновационной деятельности.

Понимание возникшей проблемы приходило постепенно. Сначала на различных отраслевых площадках начал подниматься вопрос о невозможности проведения ремонта импортного оборудования без привлечения компаний-производителей, что не только увеличивало сроки и стоимость ремонта, но и ставило российскую энергетику в уязвимое положение. Определенный прорыв в осознании глубины проблемы наступил в конце 2014 года на фоне введения санкций и ослабления рубля. Уже в марте 2015 года Минпромторг России сформировал отраслевой план импортозамещения, в который вошли пункты и по газотурбинным технологиям. Но, по сути, было уже поздно — программа ДПМ близится к завершению, потребности в новых энергоблоках нет (перерезерв оценивается в десятки гигаватт), а значит, и нет объема рынка, столь важного при локализации или выводе на рынок нового оборудования.

Существуют и альтернативные примеры из того же времени. Так, в железнодорожном машиностроении в 2000-е годы также стоял вопрос ускоренного создания конкурентоспособной техники. Ее ключевой заказчик ОАО «РЖД» был заинтересован в сохранении взаимодействия именно с отечественными производителями. В результате стратегия развития, принятая компанией, включала пункт о стимулировании трансфера технологий на российские заводы.

Также стратегическое значение атомной и гидроэнергетической отраслей для национальной безопасности государства было учтено путем создания единых профильных холдингов «Росатом» и «Русгидро» и недопуска в данные сегменты иностранных производителей. Как показало время, такой подход сработал только в плюс. Например, сохраненное в атомной сфере взаимодействие позволило реализовать технологический потенциал, и сегодня Россия является лидером мирового рынка, поглощая практически все мировые заказы на строительство объектов атомной энергетики и эффективно развивая новые гражданские сегменты с учетом наработанных технологий.

Несмотря на упущенное десятилетие, возможности для возрождения энергетического машиностроения в целом и производства газовых турбин большой мощности (наиболее проблемного сегмента) в частности еще существуют. Для этого должны быть определены соответствующая современным условиям стратегия развития отрасли, инструментарий поддержки спроса (механизм, который придет на смену ДПМ, каналы для продвижения российской продукции за рубежом), механизмы координации предприятий электроэнергетики и энергетического машиностроения. Главную сложность представляет относительно небольшой объем рынка в перспективе ближайших 10-15 лет, что предопределяет необходимость введения требований по унификации энергоблоков и сокращения номенклатурного ряда оборудования.

Стоит отметить и консолидационные тренды на мировом рынке машиностроения, которые делают конкурентную борьбу еще более сложной. Крупнейшие энергомашиностроительные холдинги General Electric и Siemens расширяются, поглощая в том числе конкурентов (например, обмен активами между GE и Alstom). Во многом это является реакцией на усиление Китая, где также идут по пути укрупнений: так, в 2015 году в одну компанию были объединены два крупнейших мировых холдинга железнодорожного машиностроения — CNR и CSR.

Создание отечественного объединенного энергомашиностроительного холдинга предлагалось уже давно. Выгоды очевидны — эффект масштаба, кредиты под более низкие проценты, возможности государства как акционера «прятать» поддержку от ВТО, синхронизация продвижения на международных рынках и т. д. Однако сначала необходимо нивелировать ключевой риск — время, которое в российских реалиях может занять создание такой компании с учетом борьбы различных групп интересантов.

Так или иначе, проблему отсутствия конкурентоспособных российских аналогов в сфере газовых турбин большой мощности нельзя решить в одночасье. Только активное участие государства в развитии отрасли путем реализации системной долгосрочной промышленной политики поможет снизить зависимость электроэнергетики от поставок импортного оборудования и комплектующих, а также лишить любителей слухов возможности погадать: так чьи же там турбины в Крыму?

Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 20 июля 2017 > № 2250406 Юрий Саакян


Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 18 июля 2017 > № 2248695 Валентина Касымова

О Концепции развития топливно-энергетического комплекса Кыргызстана

Валентина Касымова, д.э.н., профессор КГТУ им.И.Раззакова, руководитель межведомственной рабочей группы в НИИЭЭ при ГКПЭН КР, засл.энергетик СНГ

Первая декада июля ознаменовалась крупными событиями в продвижении стратегически важных энергетических проектов: это результаты тендера на сооружение малых ГЭС с победой известной компании из Чехии, обсуждение проекта САSA-1000 по экспорту электроэнергии в Пакистан через Таджикистан и Афганистан на Региональной встрече глав четырех государств Центральной Азии; появление потенциальных инвесторов на сооружение Верхне-Нарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС-1, а также начало третьей фазы проекта АБР по реконструкции Токтогульской ГЭС.

Это, несомненно, успехи энергетической политики государства. Однако страна гордилась бы еще большими успехами политиков, если бы Правительство КР обсудили и приняли проект Концепции развития ТЭК КР на период до 2030 года, который находился больше года в Аппарате Правительства КР, пройдя четыре общественных обсуждения и согласования в установленном порядке со всеми министерствами, ведомствами и предприятиями ТЭК, а также Органами местного самоуправления (ОМСУ).

Каждый раз планы Аппарата Правительства КР по включению проекта Концепции в повестку заседания Правительства КР (июль 2016 г., ноябрь 2016 г., апрель 2017 г. и май -июнь 2017 г.) не дало результатов ввиду недопонимания важности и глубины проработки документа и ссылкой на сложность изложения. В то время как проект Концепции разработан Министерством энергетики и промышленности КР во исполнение решения Совета обороны от 5 марта 2014 года в рамках выполнения пункта 23 «Детализированного план реализации мер по противодействию системной коррупции в энергетике КР». Для ее разработки была создана межведомственная рабочая группа приказом Министра энергетики и промышленности КР № 65 от 30 апреля 2015 года, а также исполнительная рабочая группа в НИИЭЭ при ГКПЭН КР в составе известных ученых и специалистов в этой действительно сложной области.

Концепция является документом, определяющим цели, ключевые задачи и основные направления среднесрочной и долгосрочной энергетической политики государства, а также механизмы ее реализации и была разработана в соответствии с Методологией по стратегическому планированию устойчивого развития, утвержденной приказом Министра экономики КР № 45 от 27 февраля 2015 года.

Концепция была разработана и представлена в установленные сроки - 22 декабря 2015 г. и корректировалась по ходу ее обсуждения и во исполнение Плана действий Правительства Кыргызской Республики по реализации Программы Правительства Кыргызской Республики «Стабильность, доверие и новые возможности» на 2016 год, утвержденного постановлением Правительства Кыргызской Республики от 29 января 2016 года № 41.

За последние 10 лет государственная политика по развитию отраслей ТЭК осуществляется в соответствии со следующими стратегическими и программно-целевыми документами: Национальная энергетическая программа КР на 2008-2010 годы и стратегия развития ТЭК до 2025 года, Среднесрочная стратегия развития электроэнергетики КР на 2012-2017 годы, Национальная стратегия устойчивого развития КР на период 2013-2017 годы (далее – НСУР КР). В связи с истечением их срока и методологией системных исследований в энергетике концепции и стратегии развития необходимо периодически (раз в пять лет) обновлять и актуализировать, исходя из реальной ситуации в социально- экономическом развитии государства и вызовов во внешней энергетической политике, а также глобальных экологических проблем.

Высокая капиталоемкость и длительные сроки сооружения энергетических объектов обусловливают необходимость опережающего развития энергетики для обеспечения бесперебойного энерго- и топливоснабжения для развития отраслей промышленности, сельского хозяйства, строительства, транспорта и социальных нужд населения.

Кроме того, ежегодная сложная ситуация с нестабильным обеспечением энергоносителями потребителей республики требует принятия стратегических решений по развитию отраслей ТЭК как на краткосрочную, так и средне- и долгосрочную перспективу (10-15 лет).

При разработке проекта Концепции использованы основные отраслевые и межотраслевые программы и планы развития социально-экономического развития страны и регионов.

Представленный на рассмотрение Правительства КР проект Концепции является комплексным документом долгосрочного развития отраслей ТЭК на период до 2030 года с оценкой необходимых инвестиций, с планом мер и индикаторами для ее мониторинга и принятия решений по обеспечению устойчивого развития страны и регионов.

В соответствии с Методологией по стратегическому планированию устойчивого развития (далее Методология) проект Концепции содержит следующие разделы: анализ и оценка текущей ситуации в обеспечении топливно-энергетическими ресурсами страны и регионов; целевые установки; достижения и проблемы; приоритеты государственной энергетической политики; задачи по приоритетам и политика мер; ожидаемые результаты; оценка рисков и вызовов; оценка финансовых ресурсов и источников финансирования; механизмы и ответственные органы по реализации концепции.

При этом соблюдены требования Методологии по учету региональных, социальных, экологических факторов, обеспечения энергетической безопасности и энергоэффективности реального сектора экономики, и продвижения по пути устойчивого развития страны и регионов. Исходя из этого основной целью поставлено - обеспечение энергетической безопасности страны и регионов, доступности энергоносителей для каждого потребителя по качеству и ценам и повышение жизненного уровня населения, энергоэффективности реального сектора экономики и устойчивого развития страны и регионов в перспективе.

Исходя из цели сформулированы приоритеты и поставлены задачи, при успешной реализации которых возможно достичь поставленной цели и получить результаты.

Основными приоритетами государственной энергетической политики признаны следующие позиции:

- устойчивая энергетика: обеспечение энергетической безопасности и снижения рисков глобального потепления климата;

- международное сотрудничество и укрепление внешней энергетической политики

- финансовое оздоровление: экономически обоснованная тарифная политика, обеспечение финансовой устойчивости и эффективности энергетических компаний и предприятий ТЭК;

- управление спросом на энергоносители и достижение энергоэффективности экономики, формирование рациональной структуры ТЭБ страны и регионов,

- энергосбережение и минимизация техногенного воздействия энергетики на окружающую среду, здоровье населения и продвижение к устойчивому развитию страны и регионов;

- институциональные реформы: усиление стратегического управления и менеджмента, нормативной правовой базы и инновационного развития энергетики;

Задачи по приоритетам и политика мер

1. Задачи по приоритету «Устойчивая энергетика: обеспечение энергетической безопасности и предотвращение глобального потепления климата» должны быть направлены:

1.1. В электроэнергетике на:

- развитие гидроэнергетики, которая является неотъемлемой частью «зеленой экономики» и важнейшей предпосылкой обеспечения устойчивого развития, при доступе к современным, экологически чистым и недорогим услугам по энергоснабжению;

- создание системы оценки состояния ЭБ страны, что требует разработки и утверждения индикаторов и их пороговых значений - кризисного и предкризисного - как важных инструментов своевременного предупреждения угроз;

- опережение темпов ввода новых мощностей электрических станций и гарантия уровня резерва установленных мощностей ГЭС в энергосистеме;

- поэтапную реализацию ряда проектов по строительству ГЭС на своей территории, являющихся экологически чистыми источниками энергии, что является суверенным правом на развитие для обеспечения насущных потребностей народа Кыргызстана, включая будущих поколений;

- дальнейшее комплексное использование водных ресурсов в бассейне р.Нарын с постепенным переходом на проектный режим работы Токтогульской ГЭС в интересах энергетики и ирригации и недопущения сработки Токтогульского водохранилища до критического уровня путем реализации проектов по сооружению Камбаратинской ГЭС-1 установленной мощностью 1860 МВт в энергетическом режиме для покрытия спроса потребителей страны в осенне-зимний период. В результате зимние энергетические попуски воды от Камбаратинских ГЭС будут накапливаться и будут перерегулированы Токтогульским водохранилищем под ирригационный график водопотребления, то есть эксплуатация Камбаратинской ГЭС-1 внесет коррективы в сезонный режим притока в Токтогульское водохранилище и, тем самым, позволит в наиболее засушливые сезоны снабжать достаточным количеством воды сопредельные страны-низовья;

- ускорения в 2017-2019 гг. установки второго агрегата Камбаратинской ГЭС-2 мощностью 120 МВт;

- рассмотрения возможностей сооружения в среднем течении бассейна реки Нарын Казарманского каскада ГЭС в 2025-2030 гг. суммарной мощностью 1050 Мвт, а также Сусамыр-Кокемеренского каскада ГЭС суммарной установленной мощностью 1305 МВт;

- освоения гидропотенциала бассейна р.Сары-Джаз;

- строительства в 2019-2025 гг. Верхне-Нарынского каскада ГЭС установленной мощностью 237,7 МВт;

- создание гарантированной базовой мощности в энергосистеме с сооружением в 2018-2022 гг. Каракечинской ТЭС установленной мощностью 600 МВт с последующим расширением до 1200 МВт;

- завершение реконструкции в 2017 г.ТЭЦ-1 г. Бишкек сустановкой 2 котлов по 150 МВти увеличением мощности до 812МВт;

- проведение и завершение реконструкции Учкурганской ГЭС - на

36 МВт, Атбашинской ГЭС - на 1,68 МВт, Токтогульской ГЭС для увеличения мощности на 240 МВт;

- разработка процедуры отвода земельных участков и реализации тарифной политики согласно Закону КР «О возобновляемых источниках энергии»;

- повышение эффективности и надежности системы централизованного теплоснабжения г. Бишкек, проведение восстановительных работ существующей магистральной тепловой сети и строительство новых тепловых сетей и насосных станций в зоне действия ТЭЦ–2 г. Бишкек.

Исходя из прогнозов темпов роста потребления в ТЭР для их покрытия разрабтаны прогнозы развития отраслей ТЭК по сценариям, которые показали:

В электроэнергетике: по базовому сценарию рост производства электроэнергии возможно достичь путем активного вовлечения ВИЭ и сооружения малых ГЭС и солнечных энергоустановок (СЭС), с учетом сооружения и ввода в действие Верхне-Нарынского каскада ГЭС и Камбаратинской ГЭС – 1 и тем самым обеспечить опережение темпов роста производства электроэнергии 119% к 2020 г., 140% к 2025 г. и 246% к 2030 г. или до 16,7, 23,8 и 27 млрд кВт.ч, соответственно, над темпами роста ее потребления начиная с 2020 года или 119% до 140% к 2025 г. и 166% к 2030 г.

При этом соотношение темпов роста производства над темпами роста потребления составит к 2020 г. - 0,9, к 2025 г. - 1,11 и к 2030 г. - 1,48 в этом случае будет возможным обеспечение базового резерва мощности в энергосистеме в пределах до 48% то есть резерв в энергосистеме ожидается выше предельного порогового значения - 1,15.

По оптимистическому сценарию приняты во внимание новые подходы по прогнозированию развития регионов страны путем ускоренного развития предприятий по переработке продуктов растениеводства и животноводства, освоения минерально-сырьевых ресурсов и формирования горнопромышленных, спортивно- туристических и сельскохозяйственных кластеров, а также темпов роста цен и тарифов на энергоносители, используя эконометрические модели прогнозирования по программе «STATA», и дополнительных экспертных оценок. Потребность в электроэнергии ежегодно будет возрастать и достигнет уровня 14,87 млрд кВт.ч к 2020 г., до 19,5 к 2025 г. и до 23,0 млрд кВт.ч к 2030 г. или соответственно по годам темпы роста ожидаются - 124%, 163% и 193% по сравнению с 2017 г. Темпы роста и объемы производства электроэнергии при сооружении Казарманских ГЭС возрастут и достигнут 172% к 2025 г. и 253% к 2030 г. или до 27 и 33,3 млрд кВт.ч, соответственно. Соотношение темпов роста производства над темпами роста потребления возрастут с 2020 г. и ожидаются 1,1 к 2025 г. и 1,31 к 2030 г. и в этом случае будет возможным обеспечение базового резерва мощности в энергосистеме в пределах 30%, что снимет полностью риски энергетической безопасности и покрывать растущие темпы энергопотребления по регионам страны.

В структуре производства электроэнергии увеличится доля ВИЭ от 1,1% в 2015 г. до 5,0% к 2030 г.

Для обеспечения надежности энергоснабжения в отдаленных горных районах возможно сооружение малых ТЭС при внедрении новых технологий сжигания угля с минимальными выбросами ПГ при сооружении малых ТЭС в режиме когенерации в районе угольных месторождений Сулюкта мощностью 75 МВт в Баткенской области, Ташкумыр мощностью 75 МВТ в Джалал-Абадской области, Узген, Кызыл-Кия мощностью по 50 МВт в Ошской области, которые позволят выработать электроэнергию в пределах 1,5-2 млрд кВт.ч к 2030 г. с ростом их доли также до 5,4% в балансе электроэнергии.

Задачи по приоритету - международное сотрудничество и укрепление внешней энергетической политики произойдет путем вхождения на международные рынки электроэнергии, при обеспечении профицитного баланса электроэнергии. Так по базовому сценарию, прогноз показывает о напряженном балансе вплоть до 2020 г., а также о возможности экспорта только к 2025 и 2030 гг. в объеме свыше 4 млрд квт.ч, в том числе по проекту CASA-1000 - 1,7 млрд кВт.ч. и свыше 2 млрд кВт.ч в энергосистемы стран ЕАЭС на оптовый рынок электроэнергии и (или) КНР; по оптимистическому, как при базовом сценарии сокращение импорта вплоть до 2018 г., далее возможно увеличение экспорта до 0,23 млрд кВт.ч к 2020 г., - 4,4 млрд кВт.ч к 2025 г. и до - 6,3 млрд кВт.ч к 2030 г., что позволит также войти на единый рынок электроэнергии ЕАЭС с объемом экспорта свыше – 3 млрд кВт.ч и рынок Центральной и Южной Азии по проекту CASA-1000 – 1,7 млрд кВт.ч. и 1,5 млрд кВт.ч в КНР.

Также имеется возможность увеличения экспорта при сооружении Сусамыр-Кокомеренского каскада ГЭС проектной мощностью 1305 МВт с выработкой 3,32 млрд кВт.ч в год и ГЭС на реке Сары-Джаз суммарной проектной мощностью до 1200 МВт с выработкой до 3,3 млрд кВт.ч в год. Однако, учитывая отсутствие предпроектной документации, данные ГЭС не вошли в перспективный баланс электроэнергии до 2030 г. и могут быть рассмотрены при разработке энергетической стратегии до 2040 г.

1.2. В угольной промышленности на:

- повышение обеспеченности потребности страны собственным топливом, в том числе ТЭЦ г.Бишкек и г.Ош, котельных ГП «Кыргызжилкоммунсоюз», ЖКХ и населения за счет развития добычи угля;

- увеличение добычи угля на действующих предприятиях и перспективных месторождениях для обеспечения твердым топливом населения, объектов энергетики и промышленности с 1,8 млн т в 2015 г. до 4,6 млн т к 2020 г. и до 7,8 млн т к 2030 г.;

- разработку участка Центральный разреза Кара-Кече, 11-поле Сулюктинского месторождения, шахты Ташкумыр для обеспечения потребности ферросплавного завода, шахты Джергалан для обеспечения Курментинского цементного завода, с оснащением техникой нового поколения, а также освоение Узгенского каменноугольного бассейна коксующихся углей и др.;

- рассмотрение возможности сооружения новых малых ТЭС и производства угольных брикетов в районе угольных месторождений Тегенек, Каратут, Ташкумыр, Сулюкта, Кумбель и др.;

- повышение конкурентоспособности угольного топлива по сравнению с природным газом и другими видами альтернативного топлива за счет проведения целенаправленной государственной политики, осуществления технического перевооружения и интенсификации производства.

1.3. В нефтегазовой отрасли для обеспечения ресурсами необходимо обеспечить: прекращение дальнейшего спада добычи нефти и газа, ежегодное введение новых скважин, проведение геолого-разведочных работ на перспективных месторождениях. Добыча природного газа на существующих месторождениях прогнозируется на одном уровне в объеме - 30 млн м3, если не будут открыты новые месторождения и покрытие потребности в газе прогнозируется за счет увеличения импорта природного газа с 379,5 млн м3в 2015 г., до 477,2 млн м3 в 2017 г., 718,9 млн м3 в 2020 г., до 1071,0 млн м3 в 2025 г. и до 1143,8 млн м3 в 2030 г.в соответствии с утвержденным Правительством КР проектом Генеральной схемы газоснабжения и газификации КР на период до 2030 г.

Ожидается незначительное увеличения добычи нефти на собственных месторождениях с 85 тыс. т в 2015 г. до 110 тыс. т к 2030 г., что недостаточно для покрытия потребности существующих и новых НПЗ. В этой связи необходимо ежегодно обеспечить импорт в объеме 1,1-1,5 млн т сырой нефти для работы на полную мощность действующих и вновь введенных НПЗ в городах Кара-Балта, Токмок для обеспечения потребности в топочном мазуте, бензине и дизельном топливе. Возможность беспошлинного импорта нефти и нефтепродуктов с вхождением в ЕАЭС обеспечит потребность страны в них. Однако существуют риски закупки больших объемов сырой нефти в связи с сокращением темпов роста их добычи в Казахстане и России в перспективе.

В связи с этим на период до 2030 г. нефть, дизтопливо и бензин прогнозируются как основные импортируемые виды топлива. Потребность в мазуте будет покрываться для собственных нужд с увеличением его производства на НПЗ за счет решения проблемы поставки сырой нефти на действующие и новые НПЗ из стран ЕАЭС.

1.4. Ускоренное развития ВИЭ для диверсификации источников электроэнергии, которые могут в значительной степени обеспечить энергетическими ресурсами как крупных, так и индивидуальных потребителей особенно в сельской местности, предусматривается за счет: сооружения солнечных и ветровых энергоустановок по регионам страны с постепенным ростом производства электроэнергии ими до 1,2 млрд кВт.ч к 2030 г.; внедрения биогазовых установок с получением биогаза и с попутным использованием отходов как удобрение для фермерских хозяйств.

Для решения проблем горячего водоснабжения и теплоснабжения в жилых домах необходима повсеместная установка солнечных коллекторов, тепловых насосов, а также использование тепла геотермальных источников для теплоснабжения объектов соцкультбыта и населения в районах их сосредоточения.

Параллельно с поиском инвесторов в сооружение солнечных и ветровых энергоустановок и строительство малых ГЭС необходимо определить источники покрытия разницы между тарифами на электроэнергию и тарифами с учетом коэффициентов в соответствии с Законом КР «О возобновляемых источниках энергии» в целях окупаемости проектов по ВИЭ.

1.5. В целях предотвращения глобального изменения климата развитие малых и крупных ГЭС с эффективным использованием энергии солнца, биомасс, геотермальных источников и тепловых насосов с замещением углеводородного топлива может способствовать сокращению выбросов ПГ на 20% к 2020 г. и достижению поставленных целей по достижению к 2050 г. удельных выбросов в СО2 эквиваленте, не превышающих 1,56 тонн на 1 человека по данным Центра климата при ГАООСЛХ при ПКР. Для этого необходимо:

- введение на постоянной основе климатических индикаторов для энергетического сектора и их мониторинг;

- регулярную подготовку планов по выполнению обязательств перед РКИК ООН о сокращении эмиссий парниковых газов;

- активизацию деятельности по привлечению климатического финансирования для обеспечения энергетической безопасности

1.6. Обеспечение энергоэффективности реального сектора экономики будет достигнуто при прогнозируемых темпах роста потребления в ТЭР – 150% в 2020 г. и 210% в 2030 г. к 2005 г., что ниже темпов роста ВВП – 197% в 2020 г. и 320% в 2030 г. к 2005 г. (в сопоставимых ценах 2005 г.), с ежегодным снижением энергоемкости ВВП на 1,5%, а за период 2015-2030 гг. на 20%. При этом возможно достичь экономии ТЭР в объеме –11,1 млн т у.т. к 2030 г.

Темпы роста потребления электроэнергии также должны быть ниже темпов роста ВВП с ежегодным снижением электроемкости ВВП на 1-1,6%, а за период 2015-2030 гг. на 15-19% по сценариям. При этом обеспечивается экономия электроэнергии в объеме 3,65-4,1 млрд кВт.ч. к 2030 г. Обеспечение снижения темпов роста потребления ТЭР, по сравнению с темпами роста ВВП и соответственно закономерности ежегодных темпов снижения энергоемкости и электроемкости ВВП отвечает принципам энергосберегающей политики и развития «зеленой экономики». В случае увеличения темпов роста ВВП прогнозируемый спрос на ТЭР также увеличится, в этом случае степень увеличения будет зависеть от цен на энергоносители – чем больше их прирост, тем меньше степень увеличения спроса.

2. Задачи по приоритету «Институциональные реформы: усиление стратегического управления и менеджмента, нормативно–правовой базы и инновационного развития энергетики» должны быть направлены на:

Реализацию программы поэтапного реформирования организации и управления электроэнергетической отрасли КР:

- разработки и реализации Стратегии развития электроэнергетики КР на 2018-2023 годы и долгосрочную перспективу до 2030-2040 гг;

- разработки и реализации Стратегии развития топливной промышленности КР на 2018-2023 годы и долгосрочную перспективу до 2030-2040 гг;

- разработки и реализации Стратегии развития ВИЭ КР на 2018-2023 годы и долгосрочную перспективу до 2030-2040 гг;

- проведения систематического мониторинга состояния стратегического управления и менеджмента с оптимизацией затрат в деятельности энергетических компаний и предприятий ТЭК.

Концентрации на приоритетных и инновационных направлениях развития энергетической науки, укрепление отраслевого научного и кадрового потенциала путем:

- создания системы внедрения результатов научно-технической деятельности в практику развития и функционирования электроэнергетической отрасли с использованием различных форм государственно-частного партнерства, поддержки малого и среднего бизнеса;

- повышения на систематической основе квалификации инженерно-технического, планово-экономического, финансово-хозяйственного персонала энергетических компаний до уровня, обеспечивающего решение современных проблем;

- повышения уровня подготовки кадров в вузах страны путем совершенствования учебных планов и программ по предметам специализации; открытие «новых» направлений подготовки – «прикладной бакалавр» и «магистр-инженер» в вузах и научных учреждениях, а также открытие аспирантуры и докторантуры при НИИЭЭ.

3. Задачи по приоритету «Финансовое оздоровление: тарифная политика, обеспечение финансовой устойчивости и эффективности энергетических компаний и предприятий ТЭК» должны быть направлены на:

- обеспечение экономической эффективности и финансовой устойчивости энергетических компаний и предприятий угольной и нефтегазовой отраслей промышленности;

- внедрение системы ключевых индикаторов ЭБ, результативности и финансовой устойчивости, повышения эффективности деятельности энергетических компаний для их регулярного мониторинга и освещения в СМИ для общественности и населения;

- проведение портфельного анализа деятельности энергокомпаний с помощью матриц, используемых в международной практике, с выявлением внешних и внутренних угроз, слабых и сильных сторон, поиском резервов и возможностей по выводу их из финансового кризиса;

- внедрение автоматизированной системы управленческого учета в энергетических компаниях с учетом международного опыта для обеспечения прозрачности и противодействию коррупции;

- разработку и утверждение Методологии формирования тарифов на регулируемые энергоносители с прозрачным механизмом установления покупных тарифов на электро- и теплоэнергию между энергокомпаниями по производству, передаче и распределению электроэнергии и теплоэнергии, обеспечивающие их безубыточность и полное возмещение объективно необходимых затрат с ликвидацией существующей практики распределения доходов и перекрестного субсидирования;

- разработку и утверждение методики технологического присоединения потребителей к электрическим и тепловым сетям и платы за присоединение к системам энергоснабжения и теплоснабжения новых объектов – потребителей;

- обеспечение доли среднедушевого дохода населения, затрачиваемого на оплату энергоресурсов, не выше пороговых значений ЭБ (20-30%);

- проведение переоценки основных фондов с повышением амортизационных отчислений на техническую модернизацию и реконструкцию передающих и распределительных электрических сетей и снижение уровня износа основных фондов на объектах по производству, передаче и распределению электроэнергии;

- внедрение инновационных технологий (АСУП, АИИСКУЭ, SCADA, СИП проводов, релейной защиты и автоматики, умных счетчиков и т.д.) с целью повышения эффективности передачи и распределения электроэнергии до потребителя, снижения потерь и повышения качества электроэнергии, в том числе для городского и сельского населения в регионах;

- снижение технологического расхода электроэнергии до нормативных значений их на передачу (5%) и распределение (10%).

Необходимые инвестиции на сооружение и ввод мощностей перспективных ГЭС, ТЭС и ЛЭП-500 кВ составляют:

- по базовому сценарию развития - $6597 млн;

- по оптимистическому сценарию развития - $8878,85 млн.

Необходимые инвестиции по развитию передающих электрических сетей на 2017-2030 гг. составляют $420,6 млн.

Потребность в инвестициях по малым ГЭС оценивается в $350 млн, из расчета $1000 на 1 МВт мощности, малых ТЭС - $250 млн.

Потребность в инвестициях угольной промышленности по данным ГП «Кыргызкомур» составляет 1,164 млрд сомов. (без Кара-Кечинской ТЭС).

Учитывая ограниченность в публикации, мы остановились только на основных направлениях проекта Концепции развития ТЭК до 2030 г. Необходимо отметить, что в целях ее реализации разработаны План мероприятий и Матрица индикаторов, а также смоделированы прогнозные значения индикаторов на перспективу.

Представленная на рассмотрение и утверждение Концепция является стратегическим документом, который предусматривает комплекс механизмов государственного управления и регулирования для эффективного и рационального использования энергоресурсов, обеспечения опережающего развития энергетических мощностей, развития возобновляемых источников энергии, реализации энергосберегающей политики и целей устойчивого развития.

Утверждение Правительством КР, разработанного проекта Концепции, который неоднократно был согласован в установленном порядке с министерствами и ведомствами, поспособствует уверенности потенциальным инвесторам, что интересующие их стратегически важные объекты включены в государственную программу и являются гарантией возврата вложенного их капитала с прибылью.

Киргизия > Электроэнергетика > kg.akipress.org, 18 июля 2017 > № 2248695 Валентина Касымова


Замбия. Эфиопия. Судан. Африка. РФ > Электроэнергетика > regnum.ru, 17 июля 2017 > № 2253450 Борис Мацинкевич

Африка стремится в «атомный клуб»

Кто бы что бы ни говорил, а частенько, вспоминая об этом континенте и о странах, которые на нем расположены, мы взираем на это свысока. Действительно, от фактов никуда не деться — страны Африки не имеют высокоразвитой науки, техники и специалистов, далеко не всегда и не везде там все в порядке с энергетикой, транспортом, промышленностью. Но это вовсе не значит, что тамошние народы не мечтают о развитии своих стран, о новых технологиях, о повышении уровня жизни. И участие в атомном проекте, вступление в «атомный клуб» — мечта для многих из африканских государств, в которых руководители понимают, что это может стать своеобразным прыжком сразу через несколько ступеней.

Желанные гости АТОМЭКСПО

В нашей первой статье о форуме АТОМЭКСПО-2017 мы писали о том, что «Росатом» подписал несколько меморандумов о развитии атомной энергетики сразу с несколькими африканскими странами. Почему мы уверены, что такие инициативы полезны и важны для России? Не секрет, что атомная энергетика в Европе и в США испытывает серьезные трудности, что в этих странах, искусственно прикрываясь радиофобией, нарастают технологические проблемы, из-за которых вот уже Германия и Швейцария приняли решение о закрытии своих АЭС — всех, подчистую. Но это их суверенные проблемы, а для нас важно то, что Европа и Америка на наших глазах утрачивают возможность экспорта своих ядерных технологий. Влияние, авторитет в мире завоевываются отнюдь не только силой оружия, а атомный проект особенно хорош тем, что дает возможность присоединять к нашей научной, технической, технологической, инженерным школам всерьез и очень надолго. Так что экспорт наших атомных технологий — это наша новая дипломатия, ядерная дипломатия XXI века. АЭС нашего, советского и российского дизайна, подготовка в наших ядерных вузах необходимых новым членам «атомного клуба» специалистов — это мирное наступление, которому никто не сопротивляется, которому только рады. Так что каждая новая страна, желающая «причаститься», — это рост нашего авторитета и нашего влияния в мире. И это — хорошо.

А потому давайте коротко присмотримся к тому, как обстоят дела у тех, кто не просто так приезжал в Москву на АТОМЭКСПО-2017.

Замбия

Что вы знаете про эту страну, кроме того, что она «где-то в Африке»? Правильно — да почти ничего. Выхода к морю нет, главная река — Замбези, население около 14 миллионов человек. Бедность, безработица — ну, таковы там реалии практически повсеместно. Но при этом последние 7−8 лет рост ВВП по 7% в год, добравшийся до 65,5 млрд долларов. Но — медь, кобальт, недоразведанные урановые месторождения, уголь, свинец, цинк, золото, серебро, сурьма, индий. Потенциал для роста есть, иностранные инвесторы наращивают активность, сельское хозяйство тоже вполне на уровне. Но для Геоэнергетики это все «прилагательные» к базе, к основе — к энергетике. В дальнейшем описании мы сознательно не касаемся социально-политического устройства, военных, политических и иных проблем, а стараемся показать состояние дел и перспективы развития только энергетики. И, кроме того, всего, что связано с гидроресурсами, поскольку в Африке два главных вопроса — вода и энергетика.

ГЭС Замбии, достижения и проблемы

Замбези — река полноводная, поэтому все вполне логично, что ее гидроресурсами стали пользоваться, хоть ГЭС и строилась в разное время специалистами разных стран. ГЭС Kafue на одноименном притоке Замбези построена в 1973 году — 6 агрегатов по 150 МВт; ГЭС Дамба Itezhi-Tezhi 1977 «года рождения» — 2 агрегата по 60 МВт. Ну и, само собой, бетонный гигант, ГЭС Kariba на границе с Зимбабве и на двоих с бывшей Южной Родезией. 578 метров длины, два искривления, 128 метров высоты. Это сегодня Kariba не входит в топ-100 крупнейших ГЭС мира, а в 1959 году, когда ее сдали в эксплуатацию, она была местным «чудом света». Мощность станции — 1'600 МВт, за плотиной — огромное водохранилище в 5'400 квадратных километров, максимальная глубина — 97 метров, общая вместимость — 185 кубических километров или, в привычных кубометрах — 185'000'000'000. Но это плотина — одна, а ГЭС там, как ни странно, две. 6 гидроагрегатов по 111 МВт поставила Зимбабве, 6 агрегатов на 960 МВт принадлежат Замбии. У Зимбабве есть планы модернизировать свою ГЭС, чтобы увеличить ее мощность еще на 300 МВт, и китайские товарищи обещают закончить эту работу в 2019 году. Куда столько электроэнергии? Да спрос на нее в стране растет и растет, на 5−6% ежегодно.

И все бы хорошо, да только время берет свое. С 1959 года падает вода в нижний бьеф, выбив на дне внушительных размеров «кратер». Основание у плотины базальтовое, и на технической конференции 2014 года состояние плотины было признано аварийным, а возможная авария будет носить поистине катастрофический характер — плотина рухнет едва не целиком и одномоментно, если базальт окончательно «устанет». А это — цунами, которое в считаные часы домчится до Мозамбика и до Cabora-Bassa, крупнейшей ГЭС континента. Выход из строя сразу двух этих ГЭС, даже если не говорить о последствиях самой гигантской волны (посмотрите еще раз на количество миллиардов кубометров) — это «минус» 40% генерирующих мощностей континента.

Почему этого не происходит, что бережет от катастрофы? Эль-Ниньо и рост сельского хозяйства Замбии и Зимбабве, которому нужна вода, много воды. В конце 2015 года уровень воды в хранилище был всего на пару метров выше минимального, при котором способны работать ГЭС. Плотина стоит целехонька, а вот генерации электроэнергии в Зимбабве не хватает, нужен как минимум еще 1 ГВт. Плотина стоит, а по стране — веерные отключения предприятий и жилого сектора на срок до 14 часов в сутки. Да, вовсю ввозятся дизель-генераторы, начато строительство угольной электростанции на 300 МВт. Но так уж случилось, что к власти в Замбии пришли люди, предпочитающие думать не только о дне сегодняшнем, но и о перспективах, о необходимости продолжать развивать страну без зависимости от погодных условий. Конечно, есть нечто «модное» — европейские инвесторы готовы вкладываться в солнечные электростанции, кто-то поговаривает о перспективности ветровой генерации. Но, повторимся, новые власти страны думают о стабильном развитии на годы вперед. Ну и, собственно говоря, к кому они могли обратиться за помощью по вхождению в «атомный клуб»?

Сотрудничать с американскими банкротами — нет, не вариант. Пообщаться с французами, стоимость пары реакторов EPR-1600 у которых по проекту в Англии составляет 26 миллиардов долларов? Простите, никаких изумрудов не хватит (Замбия — один из крупнейших в мире добытчиков этих драгоценных камней). Китай на экспорт АЭС строит только для Пакистана, но это отдельная история, которая не сильно нравится МАГАТЭ. И президент Замбии Эдгар Лунгу вскоре после инаугурации в сентябре 2016 года понял, что все пути ведут в Рим. В Третий Рим. Именно в Москву, поскольку есть и еще одна причина: чтобы решить проблему дефицита электроэнергии как можно быстрее, в Зимбабве весьма и весьма перспективно развивать малые ГЭС. А что может быть быстрее сооружено как не модульные ГЭС? Так что для трезвомыслящего Эдгара Лунгу партнер для решения всех проблем был очевиден — «Росатом».

Замбия выбирает путь в «атомный клуб»

16 февраля этого года в Москве было подписано межправительственное соглашение о сотрудничестве в сооружении центра ядерной науки и технологий (ЦЯНТ) на территории Республики Замбия. Замбийцы аккуратны и действовать намерены шаг за шагом. Готовить кадры, объяснять своему населению, что радиофобия при наличии российских ядерных технологий — дикость и варварство, которым в Африке не место, поскольку это удел Европы и Америки. И начать покорение атомных технологий замбийцы намерены с исследовательского реактора ВВЭР. На нем приступать к обучению и постепенному переходу на самостоятельные физические и материаловедческие исследования, учиться производить радиоизотопы для медицинских и сельскохозяйственных целей и — главное — готовить кадры для работы на будущей АЭС. Уполномоченная организация с российской стороны, разумеется, «Росатом», со стороны Замбии — кабинет министров. Генерального подрядчика определяет российская сторона, контролировать строительство ЦЯНТ будет уже созданная совместная комиссия.

Но это было только рамочное соглашение, временем для наполнения его конкретикой стала АТОМЭКСПО-2017. 19 июля были подписаны три контракта: по оценке ядерной инфраструктуры Замбии, по проведению инженерно-изыскательских работ по поиску места для ЦЯНТ и между двумя министерствами образования о подготовке специалистов. Что эти контракты дают России, оценить не так уж и сложно. Еще одна страна добровольно и с удовольствием переходит в сферу нашего влияния, ведь «носителями знаний» в самой передовой для Замбии отрасли науки и техники будут специалисты, которых подготовят наши вузы. Исследовательский реактор мощностью до 10 МВт, «горячие» лаборатории, поставка оборудования и топлива — это точно не экспорт углеводородов. Время, которое уйдет на работу с ЦЯНТом, тоже не будет потрачено понапрасну — в Замбии необходимо создавать всю систему «атомного законодательства», стране нужна помощь в создании системы технического контроля, лицензирования всего, что связано с атомным проектом. И, есть такое подозрение, за это время изменится звучание использованной идиомы «недоразведанные ресурсы урановой руды». Будут идти работа и учеба на исследовательском реакторе, будут вестись геологические изыскания, будет идти большая юридическая работа. Если все пойдет по плану — Африка начнет вступать в новый этап своего развития. Под нашим чутким руководством и при нашей помощи.

Исследовательские реакторы России

Ну, а что касается самой главной составляющей для ЦЯНТа — исследовательского реактора, то тут с нашей стороны никаких трудностей не предвидится. Сегодня Россия в лице Госкорпорации «Росатом» является мировым лидером в области строительства исследовательских реакторов. За последние 50 лет компания построила более 100 исследовательских реакторов, включая 19 за рубежом, многие из которых работают до сих пор в странах Северной Африки, Европы, Центральной и Юго-Восточной Азии. В России в настоящее время эксплуатируется 52 исследовательских реактора, что составляет свыше 20% от общего числа работающих исследовательских реакторов в мире. Из свежих новостей по этому поводу — пуск в мае 2016 года исследовательского реактора на низкообогащенном уране ВВР-К в Казахстане. Впервые такой реактор запускали еще в 1967 году, но тогда он работал на уране с обогащением в 90%, поэтому модернизация под требования, налагаемые обязательствами по нераспространению ядерного оружия, была весьма глубокой. Новое топливо для старо-нового ВВР-К разработали и производят на Новосибирском заводе химконцентратов, это топливо получило все необходимые лицензии МАГАТЭ. Да, номинальная мощность ВВР-К чуть ниже той, которую просят в Зимбабве, — 6, а не 10 МВт, но поток нейтронов в нем плотный, что вполне позволяет производить радиофармпрепараты и изотопы, необходимые для промышленности и сельского хозяйства. Есть и другой исследовательский реактор — ИБР-2, работающий в подмосковной Дубне. 20 июля, во время второго дня АТОЭКСПО-2017, полюбоваться работой этого реактора прибыла целая иностранная делегация, в числе которой были и гости из Замбии. Если ВВР-К — реактор бассейнового типа, на котором мощность не прыгает «выше-ниже», то ИБР-2 — реактор импульсный, обеспечивающий высокую мощность пучка нейтронов. Но тут уж решать заказчикам — в документах указан исследовательский реактор типа ВВЭР, а ИБР-2 — реактор на быстрых нейтронах, с теплоносителем в виде жидкого натрия. В общем, подходящий именно Замбии исследовательский реактор подбирать есть из чего.

Эфиопия

Вот что мы знаем про эту страну? Бедная, погрязшая в войнах, мятежах и революциях — таков, пожалуй, стандартный набор обрывков знаний о некогда весьма значимом союзнике СССР. Да, от строительства социализма там давно отказались, Эритрею отпустили в самостоятельное плавание, но легче от этого особо не стало. 40% населения за чертой бедности, основная статья экспорта — продукция сельского хозяйства, в котором занято 85% трудоспособного населения. Население в Эфиопии, надо заметить, — 100 миллионов человек, причем больше 60% из них христиане, эта религия стала тут государственной в 330 году нашей эры. Но, само собой, журнал «Геоэнергетика.ru» интересуется энергетикой, а вот тут ситуация в Эфиопии весьма интересна и перспективна. Это самая высокогорная страна Африки, здесь немало рек с быстрым течением, здесь рождается и течет левый приток великого Нила — Голубой Нил. И, как бы кто ни относился к властям Эфиопии, но в начале 2000-х годов они сделали ставку на системное развитие гидроэнергетики. Первенцем эфиопской гидроэнергетики в 1988 году стала ГЭС Malka-Wakana мощностью 153 МВт, но ее 543 млн кВт⋅часов для такого большого населения было катастрофически мало.

ГЭС Эфиопии и атомный проект Египта

Потенциал гидроресурсов Эфиопии действительно огромен — по оценкам специалистов, он составляет не менее 40 ГВт. Эфиопское нагорье дает рождение не только Голубому Нилу, который течет на север, в Судан (где он сливается с Белым Нилом и возле столицы Судана становится «просто» Нилом — рекой, которую мы привыкли видеть в Египте), но и крупной реке Омо, которая «стартует» с высоты два с лишним километра и уходит на юг, чтобы через 760 км влиться в озеро Рудольф, что в Кении. В низовьях Омо имеет течение спокойное и неторопливое, а в горах ведет себя, как и положено горной реке — ущелья, перекаты, мощь и напор. Вот здесь и началось становление большой гидроэнергетики Эфиопии.

2004 год — начало эксплуатации ГЭС Gilgel Gibe I мощностью 184 МВт, 2010-й — ГЭС Gilgel Gibe II мощностью 420 МВт, 2015-й — ГЭС Gilgel Gibe III, самая высокая плотина на континенте и мощность 1'870 МВт или 6,5 млрд кВт⋅часов. В 2010-м построили еще и ГЭС Beles в 460 МВт, так что комплект получился внушительным. Все, цель уже достигнута — Эфиопия начала экспорт электроэнергии, превращая инвестиции Африканского банка развития в источник вполне приличного дохода. Сейчас дорабатываются проекты еще двух ГЭС каскада — на 1'450 МВт и на 660 МВт.

Какое отношение успехи гидроэнергетики Эфиопии имеют к атомному проекту? Удивительно, но самое прямое. В 2011 году гидроэнергетики впервые заговорили о проекте ГЭС на Голубом Ниле, которую называют по-разному. «Великая Эфиопская плотина Возрождения», «Плотина тысячелетия» или коротенько — ГЭС «Возрождение», или Hidāsē — на языке одного из народов Эфиопии. Задумка действительно грандиозная — 6,45 ГВт, что совпадает с мощностью нашей Саяно-Шушенской, плотина высотой 175 метров и длиной 1'800, водохранилище объемом 74 кубических километра и площадью 1'541 км2. А это 15,7 млрд кВт⋅часов электроэнергии в год, это решение проблем дефицита электричества в Судане, в Кении, в Джибути. Да, название у ГЭС с явной претензией, но, согласитесь — не без оснований на то. По состоянию на зиму этого года строительство завершено на 56% — Африканский банк развития и население Эфиопии собрали 4,8 млрд долларов на строительство этого энергетического гиганта.

Но не менее сложным делом, чем поиск финансирования и строительство, было решение мгновенно возникших проблем с Египтом, который сразу почувствовал тревогу. До 2011-го Эфиопия очень хотела, но не могла — Египет грозился просто разбомбить стройку, поскольку вот тот самый объем водохранилища грозил отобрать воду у «большого» Нила, который был и остается для Египта единственным источником пресной воды. 2011 год, напомним — год «цветной революции» в Египте, и эфиопы справедливо посчитали, что Каиру какое-то время будет не до них, потому проект и стартовал именно в это время.

Утвердившись в кресле президента, Мухаммед Мурси принялся грозить Эфиопии войной, но та уже успела заручиться поддержкой всех стран, которые рассчитывают получать электроэнергию этой ГЭС, а таких набралось немало. Уганда, Танзания, Руанда, Кения, Бурунди, да и Судан, для которого новое водохранилище означает уменьшение площади нильских болот, — серьезная компания. Мурси не рискнул, а ас-Сиси весной 2015 года подписал соглашение с Эфиопией и Суданом о справедливом разделе вод Нила. Квоты питьевой воды для Египта будет хватать для сельского хозяйства, но сопоставьте дату подписания договора Египта с Россией о строительстве АЭС El Dabaa (декабрь 2014-го) и дату подписания тройственного соглашения. Правильно — могут возникнуть проблемы с генерацией электроэнергии на Асуанской ГЭС. «Ядерная страховка» помогла Египту остаться миролюбивой державой, а предложенные нашими специалистами заводы по опреснению воды, которые будут работать на тепле, производимом реакторами АЭС, чуточку уменьшили и водные тревоги. Вот такой оказалась связка воды и атома — довольно замысловатой, зато предотвратившей потенциальный конфликт.

Эфиопия берет в «опекуны» «Росатом»

Эфиопия, похоже, добавила Египту решительности в быстром решении вопроса о строительстве АЭС, но и пример Египта, в свою очередь, оказался «заразительным» для Эфиопии. Уже в 2016 году власти страны начали первые, самые предварительные переговоры с «Росатомом», но до каких-то практических результатов дело не дошло. Ничего удивительного, ведь, прежде чем размышлять о развитии атомного проекта, нужно начинать с приведения в порядок законодательства страны. Есть Договор о нераспространении, есть требования по безопасности со стороны МАГАТЭ — все это необходимо учитывать в своде законов и правил.

В марте 2016 года в Дубне, в Объединенном институте ядерных исследований побывала представительная делегация — заместитель премьера, министр науки и технологий и министр образования Эфиопии. Знакомство оказало на гостей самое благоприятное впечатление, и 19 июня уже этого года на АТОМЭКСПО «Росатом» и Эфиопия подписали меморандум, который уже можно называть стартом атомного проекта этой африканской страны. Меморандум о мирном использовании атомной энергии в медицине, сельском хозяйстве и в промышленности, о подготовке и обучении кадров, о разработке программ по повышению информированности населения об атомных технологиях и об их применении. Впереди — создание совместных рабочих групп по отдельным направлениям, разработка проектов и программ, кропотливая работа с законодательством. Дорога длинная и не простая, но Эфиопия на примере гидроэнергетики уже продемонстрировала незаурядные способности упорно двигаться в выбранном направлении.

Очевидно, что в ближайшие 10 лет Россия приступит к строительству АЭС в этой стране, нужно нарабатывать и нарабатывать человеческий и научно-технический потенциал, да и финансовый вопрос очень непрост. Но Эфиопия может оказаться своего рода новатором — зарабатывая деньги при помощи гидроэнергетики, двигаться вперед по пути в «атомный клуб». Ускорить процесс со своей стороны может и «Росатом», обладающий возможностью создавать удивительно недорогие исследовательские и медицинские реакторы. Но к «Аргусу» и его перспективах мы обязательно вернемся, причем в ближайшее время.

Судан

Третья сторона не состоявшегося конфликта вокруг воды Нила. Именно возле столицы этой страны, города Хартрума, сливаются Голубой и Белый Нил, именно здесь река обретает свое величие, спокойствие и становится «хрестоматийным» Нилом, который мы видим на всех картинах и фотографиях страны пирамид. Судан — 30 миллионов человек населения (после отделения Южного Судана) с приростом в 2,5% в год, половина из которых живет в городах.

Энергетика Судана — российские проекты, китайские строители, арабские финансы

Справочники говорят нам, что в экономике все традиционно для Африки — нефть и сельское хозяйство, но есть довольно интересная особенность: основным покупателем суданской нефти стал Китай, который много и охотно инвестирует в развитие не только нефтяной промышленности, но и в другие отрасли. И тут никто не удивляется вот такой, к примеру, фразе:

«Введены в строй первые два из десяти блоков новой электростанции «Мерове» суммарной мощностью 1'150 Мвт, которую строят китайцы на арабские деньги по русскому проекту»

Проект действительно нашего «Гидропроекта», и традиционно сделан он был так, что никаких изменений по ходу строительства вносить в него не пришлось. На создание проекта ушло 4 года, в 1998-м наши специалисты приступили к детальному изучению течения, дна, берегов Нила, в 2002-м передали проект заказчику. Если в Эфиопии введут в эксплуатацию ГЭС «Возрождение», суданская плотина станет выполнять функцию контрГЭС, течение Нила станет более регулируемым, что позволит решать вопросы ирригации и судоходства.

Но электроэнергии Судану не хватает катастрофически — веерные отключения в городах и на промышленных предприятиях, половина населения не имеет электроэнергии и вовсе. Проблемы возникают даже у нефтеперерабатывающих предприятий, а они сейчас составляют основу валютных поступлений в бюджет государства.

С одной стороны, кроме ГЭС Merowe «Гидропроект» прорабатывал проекты строительства еще трех ГЭС, но это, помимо несомненной пользы для Судана, может спровоцировать осложнение отношений с Египтом. И снова выход власти страны, какие бы там преступления им ни приписывали, видят в атомной энергетике. Не в солнечной, не в ветре — в атомной. Можно что угодно говорить о недостаточном развитии, об отсутствии технологий, опыта, научных кадров, но мы рассматриваем вот уже третью по счету развивающуюся страну и третий раз видим одно и то же: для них атомная энергетика явно важнее, чем энергетика, основанная на ВИЭ. Сначала — база, основа, а дополнительные возможности — позже. И не случаен наш, российский интерес к этим странам. Они ведь только на первом этапе создания, формирования своих энергетических систем, у них есть все возможности для формирования энергосистем по нашему «эскизу» — мощная атомная генерация как основа и безуглеродная энергетика ВИЭ как дополнительная, помогающая «расшить узкие места».

Судан делает ставку на атомную энергетику

В 2010 году МАГАТЭ одобрила для Судана (тогда еще единого) восемь проектов использования атомной энергии — в здравоохранении, экологии и образовании, при этом на переговорах представители и МАГАТЭ, и Судана особо подчеркивали, что Африка должна оставаться зоной, свободной от атомного оружия. В том же году делегация Судана отправилась в Южную Корею, заявив, что намерена использовать опыт именно этой страны для создания собственного атомного проекта. Но никаких новостей об этом сотрудничестве не слышно, никаких официальных заявлений нет.

Летом 2013 года на международной конференции «Атомная энергия в 21-м веке» в Петербурге министр науки и коммуникаций Судана сообщил о намерении правительства его страны построить собственные АЭС:

«Вклад атомной энергетики в энергетический баланс очень существенный, она практически не наносит ущерба окружающей среде. Мы считаем необходимым иметь и эксплуатировать АЭС в нашей стране. Об этом говорят потребности Судана. На данном этапе нам необходимо сотрудничество с МАГАТЭ. И всё это касается стратегии развития атомной энергетики. У нас уже есть дорожная карта. Мы готовим юридическую базу. Подготовили закон, который отвечает за вопросы безопасности, а также вопросы общественного регулирования. Создали независимый регулирующий орган. Университет Судана имеет факультет атомной энергетики. Мы добились очень многого. Конференция «Атомная энергия в XXI веке» подтверждает важность ядерной безопасности. И я благодарю Россию и всех тех, кто внёс вклад в то, что мы смогли встретиться на этой конференции».

В 2016 году Судан подписал два рамочных соглашения о строительстве АЭС мощностью 600 МВт и о помощи в планировании организации атомной энергетики страны с государственной корпорацией Китая — СNNC. Подробностей соглашений — о каком реакторе идет речь, какова стоимость и сроки выполнения контракта — пока что нет. Есть информация «из кулуаров» — Китай разработал 600-мегаваттник III поколения «Хуалун-1» и уже заявлял о своих амбициозных планах добиться к 2025 году продаж на экспорт до 30 таких реакторов. Китай — проверенный экономический партнер, инвестор, вкладывающийся в развитие производства на территории Судана. Казалось бы, что никакого лучшего варианта Судан искать и не будет пытаться, но что-то пошло как-то не совсем так. То ли в Судане действительно внимательно следят за развитием технологий реакторов и знают про ВВЭР-1200 в Нововоронеже, где в прошлом году, как все мы знаем, заработал первый в мире реактор поколения III+, то ли суданцы сравнили опыт и комплексность услуг китайских и российских атомщиков — трудно сказать.

Атомный проект Судана — дракон или медведь?

Китай и Судан продолжают сотрудничество, обмениватются делегациями высокого уровня, создают совместные предприятия, создавая впечатление, что Китай «монополизировал» свое шефство над этим государством, что Судан такое положение дел совершенно устраивает. Международные санкции, введенные США за поддержку Суданом Саддама Хусейна, отменять никто не собирается, изобретаются все новые предлоги для этого, потому наличие такого мощного союзника, как Китай, для Судана — большая удача. Но.

В большую прессу как-то так и не сумел прокрасться один примечательный документ 2013 года рождения. В декабре в Хартуме состоялось первое заседание российско-суданской межправительственной комиссии по торговому сотрудничеству, и вот протокол этого заседания, как нам кажется, весьма и весьма интересен. Вместо обычного переливания из пустого в порожнее министр природных ресурсов России Сергей Донской и министр минеральных ресурсов Республики Судан Ахмед аль-Карури подписали очень конкретные соглашения. Протокол длинный, потому приводим только «выжимку».

Меморандум о взаимопонимании и сотрудничестве в области геологии и минеральных ресурсов предусматривает, что «Росгеология» займется комплексным изучением и развитием минерально-сырьевой базы Судана, привлекая для этого свои специализированные подразделения. «Зарубежгеология» создаст металлогеническую карту, «ВНИИЗарубежгеология» оценит золотоносность территории и отдельных участков, ФГУ ГП «Урангео» будет искать, картографировать и оценивать запасы сами-понимаете-чего. Ну, и далее:

«Суданская сторона проинформировала о намерении разработать национальную программу мирного использования атомной энергии в соответствии с национальными потребностями и приоритетами. Российская сторона выразила готовность рассмотреть данную просьбу. Стороны приветствуют договоренность между Суданской комиссией по атомной энергии и «Научно-техническом центром инноваций» о начале сотрудничества, включая … строительство ядерного исследовательского и учебного центра на базе многофункционального исследовательского реактора».

«Правительство Республики Судан проинформировало правительство РФ о своей заинтересованности в сотрудничестве с Россией в строительстве АЭС».

Извините за длинные цитаты, но нам они показались важными. Правительство Судана ищет вторую опору в своем противостоянии диктату США, а Россия предлагает конкретный, гармонизированный по разным направлениям план действий. И, в числе прочего, Судан, судя по всему, несмотря на свои замечательные отношения с Китаем, переориентирует свои атомные планы на сотрудничество с Россией. При этом называет вещи своими именами — это их добровольный выбор, это их просьбы, а не некие происки России, направленные против Китая. На территории Судана есть уран, а Россия имеет лучшие в мире технологии по его добыче, по созданию горно-обогатительных фабрик. Китай обогащает уран на наших газовых центрифугах 6-го поколения, Россия переходит на поколение №10 и производит топливо для реакторов и нашего, и западного дизайна. Китай не имеет возможности обогащать уран нигде, кроме как на своей территории — наши технологии были предоставлены без права их «тиражировать».

В России работают десятки исследовательских реакторов и стендов, мы умеем производить медицинские изотопы — у Китая позиции значительно слабее. Нас приглашают — мы не отказываем в просьбах. От «Силовых машин» нужны запчасти на электростанции, построенные в Судане СССР? Будут. Нужны ГЭС «Дагаш» и ТЭС «Красное море»? Готовы помочь, «Силовые машины» — оборудованием, ИнтерРАО — проектом и строительством уже задуманного, «Технопромэкспорт» — составлением ТЭО для новых объектов электрогенерации. И поверх всего перечисленного — обучение, обучение и еще раз обучение будущих суданских специалистов-энергетиков во всех отраслях.

Судан зовет Россию строить автомобильные и железные дороги, аэропорты и порты, больницы и заводы, нас просят рассказать, как обеспечить сохранность плотин и водохранилищ ГЭС. Интерес Судана к России огромен, о причинах можно строить разные предположения. Мы вот подозреваем, что все это может быть основано вот на таких строках все того же протокола:

«Республика Судан и «Научно-технический центр инноваций» выражают обоюдный интерес к строительству заводов по опреснению морской воды на базе ядерной энергетической установки».

Этой технологии нет ни у кого, кроме России, а для стран Африки, расположенных в регионе Сахары, есть два «кита», на которых только и может стоять их экономика и само существование — вода и энергетика. Тот, кто сумеет предложить комплекс технологий, обеспечивающих то и другое, и будет «старшим партнером» для всех этих государств, поскольку вода и энергетика важнее всего прочего, в том числе и огромных финансовых ресурсов.

Комплексное решение проблем энергетики Судана

В мае этого года в Хартруме побывала весьма представительная делегация «Росатома». Посмотреть и послушать рассказы о передовых российских атомных технологиях и новейших решениях в атомной сфере, о неядерных направлениях российского концерна прибыли представители 80 государственных ведомств Судана. Министерства горнодобывающей промышленности, медицины, окружающей среды, нефти, промышленности, высшего образования, иностранных дел, внутренних дел — всем было, что послушать и на что посмотреть. Шокирующей новостью для суданцев стала демонстрация продукции венгерского предприятия «Ганз ЕЕМ», дочерней компании Атомэнергомаша — блочные, контейнерные мини-ГЭС вызвали настоящий фурор. В Судане немало отдаленных горных районов, жители которых едва знакомы с таким чудом, как электричество, а мини-ГЭС «Росатома» — это сборка за месяц, отсутствие вреда для экологии, отсутствие плотин и низкая стоимость производимой электроэнергии.

Так что, как видите, ничего удивительного нет в том, что на АТОМЭКСПО-2017 среди гостей была и делегация из Судана. Министр водных ресурсов, ирригации и электричества Республики Судан Юсиф Абдуллах подписал с «Росатомом» меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области использования атомной энергии в мирных целях. В положениях меморандума — создание рабочих групп для разработки дорожной карты по конкретному налаживанию сотрудничества. Начало совершенно традиционно для «Росатома» и стран — новичков в атомной энергетике: создание центра ядерной науки и технологии на базе исследовательского реактора с перспективой строительства АЭС российского дизайна. Ну, и как говорят в таких случаях господа дипломаты — «о реакции представителей Китайской Народной Республики информации не поступало».

Перспективы континента

Иностранные гости, впервые побывавшие на АТОМЭКСПО, прибыли туда, как видите, совершенно не случайно — эти визиты стали логическим продолжением контактов и переговоров, проходивших на протяжении предыдущих лет. Да, конечно, если говорить о различных регионах мира, то Европа — наиболее финансово обеспеченный рынок, Юго-Восточная Азия — самый динамично развивающийся и так далее, а Африка как бы немного в стороне, на периферии. Но рассмотренные нами три страны, несмотря на низкую базу, последние годы показывают двузначные проценты роста ВВП. Да, впереди у каждой из них — большая и трудная дорога на пути повышения уровня жизни, уровня владения знаниями и технологиями. Но именно поэтому важно, кто даст знания, кто даст технологии, кто поможет освоить их собственные ресурсы. И мы с вами воочию наблюдаем, как одна страна континента за другой делает выбор в пользу России. Процесс неспешный, но, как нам кажется, идет он в совершенно правильном направлении.

Следующая статья Геоэнергетики будет продолжением этой темы — после первого репортажа об АТОМЭКСПО-2017 настала пора внимательно и без спешки изучить технологии концерна «Росатом», которыми мы готовы поделиться с будущими членами атомного клуба.

Борис Марцинкевич

Замбия. Эфиопия. Судан. Африка. РФ > Электроэнергетика > regnum.ru, 17 июля 2017 > № 2253450 Борис Мацинкевич


Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241151 Екатерина Еременко

Притворная сделка: Forbes выяснил детали иска Siemens по «крымским турбинам»

Екатерина Еременко

Корреспондент Forbes

Немецкий концерн считает, что «Технопромэкспорт» ввел поставщиков в заблуждение, требует признать сделку о поставке всех четырех газотурбинных установок недействительной и вернуть их

Арбитражный суд города Москвы 11 июля зарегистрировал иск немецкого концерна Siemens к компании «Технопромэкспорт» (входит в Ростех) из-за поставки турбин в Крым, следует из картотеки арбитражных дел. Кроме «Технопромэкспорта», ответчиком по делу выступает совместное предприятие Siemens и «Силовые Машины» — ООО «Сименс технологии газовых турбин».

Согласно материалам дела, с которыми удалось ознакомиться Forbes, истец предполагает, что действия «Технопромэкспорта» изначально были направлены на то, чтобы ввести ООО «Сименс технологии газовых турбин» в заблуждение и, под видом использования для строительства электростанции на Таманском полуострове, приобрести у него четыре газотурбинных установки для последующего фактического использования при строительстве электростанций в Севастополе и Симферополе.

ООО «Сименс технологии газовых турбин» заключило контракт на поставку семи газотурбинных установок с ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт», специально обозначив в документе запрет на использования поставляемого оборудования в Крым и указав место разрешенного использования — на Таманском полуострове Краснодарского края. Подписав документ, ответчик гарантировал, что газотурбинные установки не будут использованы на электростанциях, имеющих подключение к энергосистеме Крыма.

Сумма контракта от 10 марта 2015 года составляла около €213 млн, стоимость одной газотурбинной установки была предусмотрена в размере €27 950 000, однако для четырех установок также были заказаны мероприятия по повышению сейсмоустойчивости, а также другие дополнительные услуги и сопутствующее оборудование. При этом поставки были разделены на два этапа — четыре установки, а затем еще три. В соответствии с контрактом четыре из семи установок были переданы заказчику.

Однако ОАО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт» заключило 16 октября 2015 года контракт с ООО «Внешнеэкономическое объединение «Технопромэкспорт» на сумму €129,18 млн, предполагающий поставку четырех газотурбинных установок, соответствующих по описанию закупленным у ООО «Сименс технологии газовых турбин». «Если бы ООО «СТГТ» знало, что четыре газотурбинные установки приобретаются для их последующего использования при строительстве электростанций в Севастополе и Симферополе (что запрещается законодательством Европейского Союза), ООО «СТГТ» бы, очевидно, не совершило такую сделку», — говорится в материалах, с которыми ознакомился Forbes. Истец требует признать сделку о поставке четырех газотурбинных установок недействительной и вернуть их, либо возместить полную стоимость поставленного оборудования. Авторы иска отмечают, что в СМИ появилась информация о монтаже установок в Крыму, в связи с этим истец требует наложить арест на поставленные в Россию газотурбинные установки и запретить их фактическому владельцу вести монтаж.

Официальная позиция

В госкорпорации Ростех отказались прокомментировать Forbes данную информацию, Forbes также запросил комментарий «Технопромэкспорта». Официальный представитель Siemens в России Кристина Невская сообщила, что дополнительной информации по иску, помимо изложенной в пресс-релизах компании, пока нет. Детали иска в компании не комментируют. В свою очередь представитель Siemens в Мюнхене Вольфрам Трост пояснил Forbes, что иск направлен против «Технопромэкспорта», а не совместного предприятия ООО «Сименс технологии газовых турбин». Он уточнил, что подача иска в том числе к этой компании носит технический характер и необходима в силу особенностей российского арбитражного законодательства.

Еврокомиссия находится в контакте с германскими властями по вопросу о возможных поставках турбин Siemens в Крым, сообщил РИА Новости представитель Еврокомиссии. Представитель Siemens Филипп Энч заявил РИА Новости, что немецкий концерн не располагает доказательствами, что находящиеся в Крыму турбины принадлежат ему, но имеет причины так полагать.

В свою очередь министр промышленности и торговли России Денис Мантуров заявил, что российская сторона обеспечила максимальную юридическую корректность при использовании технологий Siemens в производстве турбин для ТЭС в Крыму. Немецкая компания была вынуждена обратиться в суд из-за давления, заявил он в интервью ТАСС. «Они вынуждены это делать, на них давит «старший брат» из-за океана. При этом мы обеспечили максимальную корректность в части использования тех технологий, которые были использованы в данном случае. У турбин есть российский сертификат, поэтому коллег не должно это сильно затронуть», — отметил Мантуров.

Ранее агентство Reuters со ссылкой на источники сообщило, что турбины Siemens были поставлены в Крым в обход санкций Европейского союза. Строительство двух тепловых электростанций по 470 МВт (в Симферополе и Севастополе) запланировано федеральной целевой программой «Социально-экономическое развитие республики Крым и города Севастополя до 2020 года», которая предусматривает на развитие энергетики полуострова 49 млрд рублей. ТЭС возводит компания «Технопромэкспорт», входящая в госкорпорацию «Ростех».

Для бесперебойного обеспечения электроэнергией потребителей и предприятий Крыму нужно до 1350 МВт, а к 2021 году эта цифра, по прогнозу властей Крыма, удвоится. Сейчас собственная генерация дает около 400 МВт, в планах — увеличить показатель вдвое. Ввод в эксплуатацию первых блоков ТЭС на 470 МВт запланирован в сентябре 2017 года. В 2018 году, когда объекты заработают на полную мощность, к ним добавятся еще 470 МВт. При этом глава Ростеха Сергей Чемезов не исключал, что из-за задержки с поставкой турбин строительство станций завершится только в середине 2018 года, хотя завершение строительства запланировано на конец 2017 года.

Германия. ЮФО > Электроэнергетика > forbes.ru, 12 июля 2017 > № 2241151 Екатерина Еременко


Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Электроэнергетика > stroygaz.ru, 26 июня 2017 > № 2236680 Вадим Шомесов

Четкие линии.

Профессионализм и инновационные решения обеспечили высокую устойчивость московских электросетей.

Ураган, обрушившийся на Москву 29 мая, стал серьезным испытанием для коммунальных служб. Однако, несмотря на огромную разрушительную силу стихии, удалось избежать крупных аварий в системах энерго- и водоснабжения. В ходе восстановительных работ по ликвидации последствий бедствия Комплекс городского хозяйства Правительства Москвы задействовал более 37 тысяч человек и 5,2 тысячи единиц техники. Оперативное восстановление воздушных линий электропередачи на территории Москвы, Новой Москвы и Подмосковья обеспечили энергетики ПАО «Московская объединенная электросетевая компания». Об особенностях работы в чрезвычайных ситуациях и перспективах развития московских электросетей в интервью «СГ» рассказал первый заместитель главного инженера по эксплуатации оборудования ПАО «МОЭСК» Вадим ШОМЕСОВ.

«СГ»: Вадим Михайлович, недавний ураган в Москве стал самым разрушительным за последние годы. Тем не менее, серьезных аварий на электросетях и перебоев в подаче электричества удалось избежать. Что позволило обеспечить высокую устойчивость московских электросетей?

Вадим Шомесов: Нарушений электроснабжения в Москве допущено не было благодаря особенностям построения электросети. К таким особенностям относятся эксплуатация кабельных линий, находящихся под землей, и дополнительный резерв электроснабжения, который обеспечивает двухлучевая схема распределительной сети. Безусловно, надо отдать должное и профессиональным действиям персонала нашей компании, который действовал максимально слаженно и эффективно, устраняя последствия урагана в Подмосковье.

«СГ»: Внедрены ли подобные схемы на территории Новой Москвы?

В.Ш.: На территории Новой Москвы резервирование схемы электроснабжения применяется не менее эффективно, особенно в Новомосковском административном округе. Обеспечить устойчивость электросетей столичного региона помогает также своевременная реализация ремонтной и инвестиционной программ. В частности, замена традиционного провода на самонесущий изолированный провод, который более устойчив к внешним повреждениям, например, упавшими деревьями, что ведет к значительному снижению числа аварийных отключений. На территории Московской области на провод марки СИП уже заменено 37% всех воздушных линий (ВЛ) 0,4-10 кВ, находящихся на балансе МОЭСК, то есть 20 129 км из 54 258 км. В Москве на провод марки СИП заменено 75% ВЛ, или 1 935,9 км из 2 572,3 км. Кроме того, на регулярной основе осуществляются работы по расчистке просек. С начала года уже расчищено более 780 гектаров просек. Восстановлению нарушенного ураганом электроснабжения Подмосковья и Новой Москвы в кратчайшие сроки во многом способствовали своевременные превентивные меры.

«СГ»: У вас уже есть данные о том, сколько и каких повреждений было зафиксировано в результате урагана?

В.Ш.: В рамках ликвидации последствий урагана только на территории Подмосковья энергетиками МОЭСК было восстановлено более 100 км воздушных линий напряжением 6-10 кВ, заменены 164 поврежденные опоры, убрано более 3800 поваленных деревьев. Всего в аварийно-восстановительных работах было задействовано более 240 бригад (804 человека), 191 единица спецтехники, более 100 передвижных электростанций. Со стороны дочерних обществ группы компаний «Россети» на помощь МОЭСК дополнительно прибыли 79 бригад, это более 390 человек.

«СГ»: Каким общим количеством мобильных бригад и единиц спецтехники располагает ПАО «МОЭСК» на сегодня?

В.Ш.: В оперативной готовности у нас находится 443 бригады (2291 человек) и 2726 единиц спецтехники.

«СГ»: На Петербургском международном экономическом форуме было подписано соглашение между ПАО «КАМАЗ» и ПАО «МОЭСК» о стратегическом сотрудничестве в сфере инноваций. В частности, говорилось о совместной разработке передвижного мобильного накопителя на базе грузового электромобиля. Потребность в таком устройстве при аварийных ситуациях очевидна. А в чем заключается его инновационность?

В.Ш.: Действительно, наше сотрудничество с КАМАЗом в области инноваций подразумевает разработку передвижного мобильного накопителя на базе грузового электромобиля. Требуемая мощность такого накопителя, по нашим оценкам, должна составлять не менее 1 МВт. В мировой практике на сегодняшний день нет подобного рода накопителей электрической энергии «быстрого» реагирования. Его появление позволит пересмотреть схему электроснабжения при проведении наиболее значимых для столичного региона мероприятий и предоставить нашим клиентам новую услугу по сверхнадежному уровню электроснабжения.

Сейчас потребители «запитываются» от автономных источников энергии — передвижных электростанций. Но у дизельных генераторов есть ряд недостатков. Это — постоянная выработка энергии из-за конструктивных особенностей, выбросы продуктов сгорания в атмосферу плюс дополнительный источник шума. Если в схему питания включить достаточно мощный мобильный накопитель электроэнергии, то потребителей можно будет напрямую подключать к основной сети, не опасаясь возможного скачка напряжения. Такой накопитель будет достаточно долго поддерживать необходимый уровень, качество и надежность электроснабжения. К тому же подобные передвижные электростанции обеспечивают дополнительный резерв без негативного воздействия на экологию, что важно.

«СГ»: Для чего еще будет использоваться передвижной накопитель?

В.Ш.: Мобильные накопители смогут выдерживать сверхнормативные нагрузки при ремонтах, реконструкциях или новом строительстве без замены трансформаторов. Как и электромобили, накопители позволят обеспечить баланс между генерацией электричества и спросом. А за счет выравнивания графика нагрузки и повышения энергоэффективности повысится рентабельность производства и сократятся отчетные потери при передаче электрической энергии. Передвижной накопитель на базе электромобиля даст синергетический эффект. Во-первых, помимо своей основной функции, накопитель позволяет одновременно увеличить дальность пробега электромобиля, который его везет. Во-вторых, для зарядки электромобиля и для зарядки самого накопителя с последующей отдачей энергии потребителям используется один и тот же набор электрооборудования, то есть экономический эффект очевиден.

«СГ»: В рамках ПМЭФ МОЭСК подписала еще одно соглашение — с управляющей компанией РОСНАНО. В чем его суть?

В.Ш.: Помимо мобильных накопителей различной емкости, сегодня актуальны решения, которые позволяют снизить затраты и предоставить новые цифровые возможности. Сегодня МОЭСК востребованы такие виды инновационных решений РОСНАНО, как оптические трансформаторы тока, литий-ионные накопители электрической энергии, технологии внешнего армирования конструкций зданий на основе композитных материалов. Оптические трансформаторы тока обеспечивают высокую точность измерений при модернизации подстанций, что особенно важно при внедрении формата цифровых подстанций. А технологии внешнего армирования бетонных конструкций позволяют снизить периодичность текущего ремонта объектов МОЭСК.

Справочно

29 мая впервые за всю историю метеорологических наблюдений в Москве были зафиксированы порывы ветра до 30 метров в секунду. Более 27 тысяч деревьев были вырваны с корнем, из них более 16 тысяч — на территориях, обслуживаемых префектурами административных округов, около 6 тысяч — на территориях Мосгорпарка и более 5,5 тысячи — на особо охраняемых природных территориях. Во время урагана были повреждены 243 кровли, 61 рекламный щит, 135 опор уличного освещения. Зафиксирован факт повреждения 1939 автомобилей.

Автор: Татьяна РОПОТОВА

Россия. ЦФО > Недвижимость, строительство. Электроэнергетика > stroygaz.ru, 26 июня 2017 > № 2236680 Вадим Шомесов


Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 20 июня 2017 > № 2216482 Николай Шульгинов

Встреча Дмитрия Медведева с генеральным директором ПАО «РусГидро» Николаем Шульгиновым.

Обсуждалась реализация программы снижения издержек компании, а также ход строительства и ввод в действие новых объектов электроэнергетики.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Николай Григорьевич, Вы уже почти два года возглавляете компанию «РусГидро». За это время проводили мероприятия, направленные на оптимизацию работы, сокращение издержек, улучшение показателей деятельности компании. На ней лежит значительная ответственность за развитие электроэнергетики, за достижение стратегических целей в этой сфере. Поделитесь результатами: что было сделано за последнее время именно в этом направлении, какие новые объекты появились, на чём панируете сконцентрироваться в ближайшее время?

Н.Шульгинов: Дмитрий Анатольевич, мы в прошлом году разработали программу снижения издержек. Был «антикризисный план» Правительства, в соответствии с этим планом мы и разработали такую программу. Она утверждена на совете директоров, мы её начали выполнять в 2016 году. Снижение инвестиционных расходов за пять лет составит около 40 млрд, операционных – около девяти. И так последовательно, ежегодно по 8–13 млрд, мы достигнем успеха где-то через два-три года. Над этой программой работаем.

Прошлый год был для нас, можно сказать, успешным. Выработка на наших станциях достигла рекордных показателей – 139 млрд, это плюс 9% к прошлому году. Выручка также была рекордной – 391 млрд по группе компаний, это плюс 8%. Чистая прибыль по МСФО (Международные стандарты финансовой отчетности) – 40 млрд (46% рост). В прошлом году мы выплатили дивидендов 15 млрд, в этом году (собираемся принять решение в следующий понедельник) – 20 млрд.

В прошлом году ввели в строй несколько объектов: Зеленчукскую ГЭС-ГАЭС в Карачаево-Черкесской Республике, Зарагижскую ГЭС в Кабардино-Балкарской Республике и один из объектов по президентскому указу – вторую очередь Благовещенской ТЭЦ.

Продолжаем строительство объектов в Дальневосточном федеральном округе: Якутская ГРЭС-2, Нижне-Бурейская ГЭС, Сахалинская ГРЭС-2 и ТЭЦ в Совгавани. Есть все основания считать, что Нижне-Бурейскую ГЭС и Якутскую ГРЭС-2 мы в этом году введём – в сентябре-октябре. Считаю, что мы можем пригласить руководство страны на ввод этих объектов.

В целом мы продолжали работать над программой модернизации ГЭС в европейской части России, над увеличением мощности станций. В прошлом году – где-то на 70 МВт, в этом году – на 40.

Хотел ещё раз Вас поблагодарить за принятые решения по рефинансированию задолженности предприятий дальневосточной энергетики. Это позволило нам экономию на процентных платежах направить на ремонтные программы, которые хронически недофинансированы, на техперевооружение, на повышение надёжности. Для того чтобы найти все финансовые ресурсы в объёме 55 млрд, был оформлен контракт с привлечением акционерного финансирования ВТБ на пять лет. Все эти деньги направлены на восток. Мы считаем, что нужно обеспечить контроль над целевым расходованием этих средств. Мы интегрировали исполнительные аппараты «РАО ЭС Востока» и «РусГидро» с сокращением персонала, со снижением расходов и передачей функций единого исполнительного органа в «РусГидро».

Оформленный контракт предполагает, что мы через пять лет должны повысить стоимость компании, для того чтобы платить больше дивидендов, снижая платежи по форварду. Поэтому есть необходимость разработать план повышения стоимости компании. Над этим мы сейчас работаем. И считаем, что нужно его принять на совете директоров, КПР сделать в том числе и под этот план повышения стоимости, работать над этим, чтобы нам в итоге через пять лет выйти на эффективность привлечения этого форвардного контракта для интенсификации деятельности.

Д.Медведев: Мы с Вами понимаем, что все эти, казалось бы, для обычного человека достаточно абстрактные экономические задачи – оптимизация издержек, работа по донастройке существующих контрактов – в конечном счёте имеют прямое значение для экономики. Оптимизация издержек, естественно, даёт возможность высвобождать дополнительные средства, направлять их на создание новых объектов генерации, что в условиях огромной страны, даже при наличии большого количества объектов, всё равно необходимо, потому что у нас есть энергоизбыточные, но есть и энергонедостаточные регионы. Поэтому эту работу по снижению стоимости деятельности самой компании, то есть работу с издержками, обязательно нужно продолжить.

Что же касается новых вводов, хорошо, что они осуществляются. Давайте посмотрим, что и как будет происходить. Я считаю, что это достойное событие для того, чтобы его как следует отметить и осветить. Потому что для многих территорий – и для производственных объектов, и для обычных граждан – это совершенно новые условия, в том числе по стоимости электроэнергии, по тарифу, который будет использоваться. Я недавно встречался с представителями бизнеса, для многих из них это просто вопрос создания новых производств и открытия новых промышленных предприятий, стало быть, создания новых рабочих мест. Давайте эту работу продолжим.

Россия > Электроэнергетика > premier.gov.ru, 20 июня 2017 > № 2216482 Николай Шульгинов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 19 июня 2017 > № 2214540 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин, Ольга Голодец

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о правилах выделения субсидий организациям автопрома и машиностроения, о Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики до 2035 года, о внедрении электронного больничного листа, о ходе строительства атомных ледоколов на Балтийском заводе.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Несколько слов о документах, которые недавно вышли.

Один касается увеличения поддержки автопрома и машиностроения. Мы меняем профильные правила выделения денег из федерального бюджета. Расширяем круг компаний, которые могут претендовать на эти деньги, включаем теперь туда и производителей комплектующих. В результате они могут снизить затраты на транспортировку узлов и агрегатов. А также увеличиваем объём уже действующей поддержки для автопроизводителей, которые имеют высокую степень локализации, – с 20 до 80%.

Я также утвердил Генеральную схему размещения объектов электроэнергетики, она рассчитана до 2035 года. Это крупный, базовый документ.

Помимо этого есть решения, которые мы принимали, но они работали в пилотном варианте, а сейчас переходят уже в базовый вариант. В частности, это так называемый электронный больничный лист. Уже со следующего месяца практика выдачи электронных больничных станет распространяться по всей стране. По электронным больничным листкам будут выплачиваться пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам.

Эта система очевидно удобнее, чем система, когда оформляется бумажный документ. Она гораздо быстрее, не нужно стоять в очереди в поликлиниках, чтобы получить все подписи врачей и печати, которые обычно ставятся, врачам меньше бумаг надо заполнять. При этом если ошибки возникают – а они, конечно, возникают, – их проще исправить. В прошлом году, я напомню, было выдано более 40 млн бумажных листков нетрудоспособности, так правильно называется больничный лист. Кроме того, электронный документ потерять невозможно и подделать нельзя, что на самом деле тоже имеет определённое значение. Он подтверждается квалифицированной электронной подписью медорганизации. Как только человек готов вернуться на работу, этот документ, его электронная версия, посылается работодателю и в Федеральный фонд социального страхования.

Тем не менее, несмотря на такой сплошной переход к электронным листкам нетрудоспособности, к электронным больничным, бумажные варианты больничных листов не отменяются, во всяком случае сейчас, на этом этапе, до тех пор, пока люди не привыкнут к тому, что теперь это электронные версии. Если кто-то захочет оформлять больничный по-старому, отказа тоже быть не должно.

Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец), расскажите, какие результаты внедрения этого «пилота», потому что это документы, с которыми все люди сталкиваются, и насколько вообще наши медицинские организации и федеральная служба социального страхования готовы к внедрению электронной версии.

О.Голодец: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Действительно, введение электронного листка нетрудоспособности имеет особое значение для наших граждан. В нашей стране застраховано по этому виду страхования 52 млн граждан, в выдаче листков нетрудоспособности участвуют практически все медицинские организации первичного звена – 11,8 тыс. организаций.

Ежегодно мы выдаём 40 млн листков нетрудоспособности, гражданам выплачивается 331 млрд рублей на пособия по нетрудоспособности. Это огромный документооборот, и давно назрела необходимость в его переводе в электронный вид. Об этом нас просили граждане, и в 2014 году начался пилотный проект в шести регионах Российской Федерации. Для этого было подготовлено всё электронное обеспечение, и в этих шести регионах больничные листы стали ходить как в электронном виде, так и на бумажных носителях. 40% сразу перешли на использование в электроном виде больничных листов, прежде всего вся молодёжь, листы по беременности и родам практически все оформляются в электронном виде.

Для тех, кому пока неудобно переходить на электронные листки, сохраняется бумажный вариант листка нетрудоспособности.

1 июня 2017 года у нас появились личные кабинеты застрахованного лица и страхователя. Они есть уже во всех субъектах Российской Федерации, и это будет дополнительной опцией для того, чтобы каждому застрахованному лицу было легко обратиться к своей карте, к своим данным и чётко всё проверять. Это будет двойной контроль – как со стороны Фонда социального страхования, так и со стороны застрахованного лица – по поводу выписки нетрудоспособного и своевременной выплаты ему пособия.

Вся эта система призвана навести серьёзный порядок в деле выдачи листков нетрудоспособности. Это позволяет ускорить получение пособий по нетрудоспособности для всех застрахованных лиц, избежать ошибок, сокращает существенно документооборот и освобождает врачей от ненужной бумажной дополнительной работы. Мы готовы к распространению пилотного режима на всю страну, но, как Вы сказали, это будет делаться постепенно, и в первые несколько лет наряду с электронной версией листка будет иметь хождение и бумажный носитель.

Д.Медведев: Тем не менее это правильный подход. Я думаю, что мы сможем продемонстрировать все достоинства этой новой формы электронной, которая в меньшей степени будет обременять наших людей и, естественно, более точно и быстро отражать все данные, связанные с фиксацией нетрудоспособности и взаимоотношений между работодателем, Федеральным фондом социального страхования и медицинским учреждением.

Дмитрий Олегович (обращаясь к Д.Рогозину), мы активно занимаемся возрождением нашего ледокольного флота, в том числе атомного ледокольного флота, который когда-то был у нас самым передовым в мире. Что сейчас происходит, как исполняются поручения Президента и Правительства?

Д.Рогозин: Сегодня начинаем заводские испытания первой турбины для головного ледокола «Арктика», который сооружается в Санкт-Петербурге на ООО «Балтийский завод – Судостроение».

Большое событие, потому что 25 лет на Кировском заводе вообще ничего подобного не делали, и фактически все такого рода работы были только на Харьковском турбинном заводе. Понятно, что после 2014 года пришлось срочно проводить мероприятия по импортозамещению.

Само предприятие вложило 900 млн рублей, оставшуюся сумму дал Фонд поддержки промышленности. В итоге сегодня начинаем эту работу. На каждый ледокол у нас по две турбины, в октябре они уже будут поставлены на судостроительный завод, и дальше по графику, который мы также отработали в ходе рабочей поездки в Санкт-Петербург: июнь 2019 года – сдача головного ледокола «Арктика», ноябрь 2020 года – атомный ледокол «Урал», ноябрь 2021-го – атомный ледокол «Сибирь». С учётом того, что «Росатом» продлил срок эксплуатации ныне действующего атомного ледокольного флота, мы всё успеваем. Фактически уже наши коллеги, работающие в бизнесе, в Арктике, на шельфе, знают о том, что проводка по Северному Ледовитому океану, по Северному морскому пути будет осуществляться.

Также хочу доложить, что довольно оптимистично настроены сегодня и судостроители, и «Росатом», и поставщики в отношении проекта атомного ледокола «Лидер» – сверхкласса, на 120 МВт. И документация есть, и теперь фактически сложилась уже вся промышленная кооперация. Поэтому если будет принято решение Правительством через несколько лет о его строительстве, то в целом техническая основа для его создания также появляется. Таким образом, мы смогли бы полностью обеспечить всесезонность и всепогодность работы Северного морского пути не только по западному маршруту (от Сабетты в сторону Европы), но и в том числе на восток для круглогодичного вывоза углеводородов, добываемых на этих наших месторождениях.

Д.Медведев: А сколько испытания будут идти?

Д.Рогозин: Испытания примерно месяц идут по каждой турбине. То есть фактически первая турбина будет сдана в течение июля, вторая турбина будет передана уже в октябре этого года.

Д.Медведев: Будем надеяться, что всё, что Вы сказали, будет сделано качественно и в срок. Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 19 июня 2017 > № 2214540 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин, Ольга Голодец


Россия > Экология. Электроэнергетика > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214152 Владимир Сливяк

Из России с миром: зачем Росатом собирается спасать климат на земле

Владимир Сливяк

Сопредседатель некоммерческой организации «Экозащита»

Распространение российских АЭС в стране и мире затормозилось, и нужно что-то менять. Так почему бы не сменить имидж?

Недавно прошедший ПМЭФ-2017 стал одной из главных тем в российских СМИ, в том числе благодаря искрометным дискуссиям с участием президента. В общем потоке новостей с форума выступление Алексея Лихачева, возглавившего «Росатом» после перехода Сергея Кириенко в администрацию президента в прошлом году, стало не слишком заметным событием. Тем не менее оно заслуживает особого внимания. Заявления руководителя атомной промышленности, прозвучавшие в Санкт-Петербурге, свидетельствуют о принципиально новом подходе к продвижению российских атомных станций на международном уровне. Теперь российские АЭС рекламируются как необходимые для спасения климата на планете.

Никогда прежде Росатом не ставил изменение климата во главу своей рекламной стратегии. Этим он значительно отличался от западных коллег, которые начали эксплуатировать тему «атом — лучший друг климата» почти два десятка лет назад. У этого подхода были серьезные причины, прежде всего экономические. Атомная энергетика на Западе к тому моменту уже длительное время находилась в стагнации, строительство реакторов почти повсеместно остановилось из-за дороговизны и нерешенной проблемы ядерных отходов. Изменение климата казалось спасительным кругом, ведь сами по себе атомные станции почти не выбрасывают парниковых газов. Очень быстро, впрочем, обнаружилось, что это лишь половина правды.

Берлинский Oko-Institute подсчитал, что при учете полного топливного цикла (от добычи урана до хранения и переработки радиоактивных отходов) объем выбросов в атомной энергетике близок к современной газовой энергетике. Обусловлено это в первую очередь крайне энергозатратным процессом обогащения урана. Активные попытки решить экономические проблемы атомной индустрии за счет климатического финансирования стимулировали новые исследования, которые, в свою очередь, привели к интересному выводу — использование атомной энергетики крайне неэффективно для снижения выбросов парниковых газов в глобальном масштабе.

Основным ограничением является то, что ядерная энергия используется почти исключительно для производства электричества, на долю которого приходится менее 25% глобальных (антропогенных) выбросов парниковых газов. Увеличение производства атомной энергии вдвое могло бы сократить объем выбросов парниковых газов примерно на 6%, при условии, что ядерные мощности заменят собой угольные. И вообще не отразилось бы на выбросах, если ядерные мощности заменяют возобновляемую энергетику и меры по энергоэффективности. Для такого относительно небольшого сокращения потребуется около полутысячи новых реакторов в дополнение к существующим, а также новые реакторы на замену закрывающимся: по данным МАГАТЭ, к 2040 году почти 200 реакторов будут остановлены.

Стоимость большого современного реактора сегодня колеблется в диапазоне от $5 млрд до 15 млрд в зависимости от типа и производителя. Очевидно, что это просто нереально дорого, а проблему при этом не решает. По данным IPCC, чтобы избежать наиболее катастрофичных последствий изменения климата, нужно снизить выбросы как минимум на 50% к середине столетия. Таким образом, речь не о том, чтобы строить реакторы когда-нибудь, а в строго определенном временном отрезке. Атомные станции строятся медленнее, чем любые другие, — в среднем это 7-10 лет, а некоторые реакторы, как российский БН-800, находились в стадии строительства около 30 лет.

Наиболее серьезную попытку получить доступ к международному климатическому финансированию западная атомная промышленность предприняла на климатических переговорах ООН в Гааге в 2000 году. Успеха, впрочем, это не принесло. С тех пор атомщики сосредоточились на лоббировании национальных правительств. Как видно, также без особого успеха — ни одна страна в мире до сих пор не приняла решения сделать ставку на атомную энергетику в борьбе с изменением климата.

В 2017-м выпавший из слабеющих рук западных коллег атомно-климатический флаг решил поднять Росатом. По всей видимости, дело не только в том, что российские атомщики решили ответить на вызовы современности или стать более модными. Коренное изменение подхода к собственной рекламе на международном уровне указывает на то, что старая концепция продажи реакторов больше не работает. Росатом нередко утверждает, что в его так называемом портфеле заказов десятки контрактов на новые АЭС по всему миру общей стоимостью свыше $100 млрд. Но почему-то реальное строительство реакторов происходит лишь в трех-четырех странах, а ряд договоров, подписанных много лет назад так и остаются на бумаге.

За последние полгода от проекта российской АЭС отказался Вьетнам, а в ЮАР суд постановил, что договор о развитии атомной энергетики с Россией не соответствует Конституции. Внутри России заявлялось намного больше новых атомных энергоблоков, чем строится. Очевидно, распространение российских АЭС в стране и мире затормозилось и нужно что-то менять. Так почему бы не сменить имидж? Теперь пусть кто-нибудь попробует отказаться от наших АЭС — сразу станет врагом климата, как Дональд Трамп.

Несмотря на климатический каминг-аут, Росатом вряд ли сможет продавать больше реакторов. Даже на выполнение тех договоров, которые считаются делом решенным, потребуется немало времени. Впрочем, маловероятно, что весь этот «портфель заказов» хоть когда-то будет реализован. Если за новой стратегией продвижения что-то вообще стоит, то это надежда на доступ к международному финансированию на борьбу с изменением климата. Соответствующие фонды формируются по линии ООН и отчасти связаны с Парижским соглашением.

Другим словами, Росатом попробует то, что его западные коллеги пытались сделать еще в 2000-м. За средствами необязательно обращаться самой госкорпорации, этим могут заняться развивающиеся страны, требующие денег и технологий для преодоления последствий изменения климата. И может, даже больше не будет нужды финансировать строительство АЭС из российского бюджета в долг, как в большинстве случаев происходило до сих пор, хотя какие-то деньги вкладывать надо будет все равно. Возможности российского бюджета истощены кризисом, возможно, в этом кроется настоящая причина активизации Росатома как «друга климата». И не важно, что атомная энергетика слишком дорога и неэффективна для заявленных целей, просто надо как-то выживать.

Россия > Экология. Электроэнергетика > forbes.ru, 19 июня 2017 > № 2214152 Владимир Сливяк


Казахстан. Весь мир > Образование, наука. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209687 Бакытжан Жумагулов

Энергия будущего: мозговой штурм на казахской земле

Автор: Кенже ТАТИЛЯ

ЭКСПО-2017 набирает обороты. 19 июня на его полях начинает свою работу Всемирный конгресс инженеров и ученых – WSEC-2017. Повестка дня определена следующая: «Энергия будущего: инновационные сценарии и методы их реализации».

Мы попросили рассказать об этом уникальном форуме председателя оргкомитета WSEC-2017, президента Национальной инженерной академии РК, академика Бакытжана Жумагулова.

– Как возникла идея проведения такого форума, и что является главной его целью? Каков уровень представительства на этом форуме?

– Идея провести в Казахстане Всемирный конгресс появилась у нас еще три года назад. Тогда все мы были под впечатлением инициативы президента Нурсултана Назарбаева о проведении международной выставки ЭКСПО-2017 в Астане и последующей победы Астаны в конкурсе за право принять ее.

Предстоящая выставка особо привлекла внимание наших ученых и инженеров, поскольку ее тематикой была выбрана «Энергия будущего». А это большое поле для научно-технологической деятельности. Ведь энергия будущего – это не то затратное и экологически вредное сжигание углеводородного топлива, которое еще в начале XXI века было доминирующим во всем мире (да и сейчас оно не слишком быстро уступает свои позиции). Нет, это, прежде всего, экологически чистая возобновляемая энергия, безопасная и доступная всему человечеству, а кроме того, эффективное и экономное потребление энергоресурсов.

Даже обычная энергетика не обходится без научного совершенствования, а альтернативная энергетика – это тем более настоящий «клондайк» для ученых, инженеров, инноваторов. Она пока еще не так развита, как традиционная, и по ряду направлений пока не может выдержать конкуренцию с ней. А значит, нужны новые массированные исследования и разработки, которые и создадут огромную наукоемкость данной отрасли.

Поэтому научно-инженерный корпус Казахстана живо откликнулся на предложение организовать в рамках ЭКСПО-2017 специальное мероприятие, причем не просто научное, что уже апробировано на других ЭКСПО, а именно уникальное научно-инженерное, чего еще не было и что столь хорошо отвечает тематике выставки в Астане.

В продвижении данной идеи мы объединили усилия двух крупных казахстанских академий – Национальной инженерной академии РК и Казахстанской национальной академии естественных наук, возглавляемой академиком Нуртаем Абыкаевым. И этот тандем продемонстрировал высокую эффективность. Была разработана концепция Всемирного конгресса и поставлена цель: стать глобальной площадкой, на которой ведущие ученые и инженеры мира обсудят важнейшие достижения и тенденции, складывающиеся в современной энергетике, пути и методы решения глобальных энергетических проблем. Это будет очень важным дополнением к международной выставке, демонстрирующей лучшие достижения человечества, послужит поиску новых решений большого числа задач в данной сфере.

Что касается уровня представительства на этом форуме, то, прежде всего, следует назвать его ключевых участников-соорганизаторов. Это ряд министерств РК – энергетики, иностранных дел, образования и науки; крупнейшие энергетические компании страны; ведущие мировые организации: Международное агентство по возобновляемым источникам энергии IRENA, Межправительственная группа экспертов по изменению климата (организация – лауреат Нобелевской премии мира), Международная инженерная академия, Федерация инженерных институтов исламских стран, Китайская корпорация Sinopec, Российская академия естественных наук, Китайская инженерная академия, Международная ассоциация водородной энергетики, Институт наук и технологий Masdar (ОАЭ), Международное общество по солнечной энергии (США) и другие.

В конгрессе принимают участие свыше тысячи ученых и специалистов из 51 страны мира. Среди них лауреаты Нобелевской премии и международной премии «Глобальная энергия», президенты международных и национальных академий, руководители крупнейших энергетических компаний и международных организаций, ректора вузов, руководители международных и национальных научных центров, инновационных компаний и т.д.

Так что уровень конгресса очень солидный и вполне соответствует тому высокому значению, которое придается всей международной выставке ЭКСПО-2017, впервые проходящей в Казахстане.

– Какова повестка дня конгресса, и на каких проблемах будет сделан главный упор при обсуждении?

– Программа конгресса очень насыщенная и рассчитана на два дня. За это время пройдут два пленарных заседания, пресс-конференции и брифинги, три «круглых стола», организаторами которых выступят ведущие мировые организации – уже упомянутое Агентство IRENA, катарская компания Networked Energy Services и Международная геотехническая ассоциация.

Большое внимание мы уделим секционным заседаниям, на которых участники конгресса будут группироваться по интересам. Обсуждения в них будут проходить по четырем главным тематическим направлениям:

Перспективы и сценарии развития мировой энергетики до 2050 года.

Баланс энергетической трилеммы: безопасность, доступность и экологическая устойчивость.

Развитие энергоресурсов: мировые тенденции, конкурентоспособность, инновации и перспективы использования в Казахстане.

Научное кадровое обеспечение.

Эти направления будут детализированы для работы в десяти специализированных секциях. В них состоится обсуждение таких вопросов, как фундаментальные тренды и перспективы энергии будущего, инновации, инвестиции и технологии низкоуглеродного развития, концепция энергоэффективности, системы энергообеспечения и их влияние на экологию, инновационный потенциал атомной энергетики, инженерное образование, его роль в устойчивом развитии общества, международное сотрудничество и другие.

Обсуждение будет совершенно свободным, жестких рамок или каких-либо научно-идеологических ограничений нет. Поэтому сегодня я могу только предположить, на чем будет сделан особый упор в дискуссиях. Думаю, что это будут вопросы, имеющие особое стратегическое значение. Такие, например, как особенности и последствия гигантского научного и технолого-экономического прорыва человечества в новое качество возобновляемой и альтернативной энергетики, который произошел за последние полтора десятилетия; процесс удешевления технологий и снижения стоимости электроэнергии; рост доли возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в мировом производстве; инвестиции в исследования и разработки; новое понятие распределенной энергетики; разработки новых накопителей энергии для решения критической задачи компенсации нестабильности ВИЭ и т.д.

– Чего лично вы как ученый и организатор науки ждете от этого конгресса?

– Прежде всего, повышения степени узнаваемости и авторитета казахстанской науки и инженерии. Ведь столь масштабное научно-инженерное мероприятие у нас проводится впервые. Так что появляется прекрасная возможность для того, чтобы, как говорится, и на других посмотреть, и себя показать. А еще наладить более тесные творческие контакты с зарубежными коллегами. Кстати говоря, уже сам процесс подготовки конгресса позволил нам выстроить новые цепочки связей с известными мировыми организациями и научными центрами – это несомненный плюс.

Во-вторых, я жду уточнения ориентиров и перспектив казахстанской науки и инновационной деятельности в сфере новой энергетики, так как к нам приезжают мировые светила в данной области.

В-третьих, хотелось бы оживить международный аспект сотрудничества ученых и инженеров – в плане не только совместных форумов, но и реальных исследований, в которых участвуют интернациональные группы специалистов. Это ведущий тренд в мировой практике для таких новаторских областей, как возобновляемая энергетика, – здесь очень трудно добиться успеха, «варясь в собственном соку». Вообще, интернационализация науки – неоспоримая тенденция, и, к сожалению, здесь мы пока отстаем.

Наконец, я жду обретения нашими специалистами опыта организации самых масштабных международных мероприятий, который затем можно использовать и в других важных отраслях знаний. Это будет несомненная польза для всего научно-инженерного сообщества Казахстана.

И, конечно же, я жду того, что конгресс внесет реальный вклад в общий успех международной выставки ЭКСПО-2017 в Астане.

– Какими вам видятся перспективы развития возобновляемых источников энергии в Казахстане? На каких направлениях отечественным ученым и инженерам необходимо сконцентрировать усилия, чтобы преодолеть существующие в этом плане технологические проблемы?

– Перспективы развития возобновляемых источников энергии в нашей стране четко обозначил президент Нурсултан Назарбаев в Стратегии «Казахстан-2050» и в выступлении на торжественном открытии международной выставки ЭКСПО-2017 в Астане. Он заявил, что Казахстан, несмотря на наличие огромных запасов углеводородного сырья, будет активно переходить на возобновляемые источники энергии и сможет за их счет производить к 2050 году почти половину общего объема электроэнергии.

Так что перспективы очень большие. Более детальную информацию мы услышим уже в ходе конгресса: на первом пленарном заседании с докладом «Форсайт-2050: Новый мир энергии и место Казахстана в нем» выступит министр энергетики нашей страны Канат Бозумбаев.

Если же говорить в целом, то естественным было бы ожидать, что в области возобновляемой энергетики наша страна будет ориентироваться, прежде всего, на использование энергии солнца и ветра (этим природа нас не обделила). Здесь есть особенности, например, сильные ветры Джунгарских ворот – они обладают высоким энергопотенциалом, но создают проблемы для использования серийных ветростанций вплоть до их разрушения. Тут есть над чем поломать головы. Наверняка мы будем использовать и энергию малых рек – здесь у наших ученых и инженеров уже есть опыт, например, по Южному Казахстану, а также впечатляющий пример соседнего Китая.

Но существуют и другие важнейшие направления, требующие новых исследований и разработок, даже коренной модернизации. Это сжигание топлива, где крайне важно поднимать эффективность и добиваться сокращения вредных выбросов – такие научно-инженерные разработки у нас уже имеются.

Есть также примеры совершенствования очистки газов, выбрасываемых в атмосферу, например, с использованием технологий электрического разряда. При этом возвращается в твердом виде углерод, бывший в виде газообразных окислов, и его можно направить на какие-либо практические цели.

Кстати говоря, в работе нашего конгресса примут участие представители Межправительственной группы экспертов по изменению климата. Она была основана в 1988 году Всемирной метеорологической организацией и Программой ООН по окружающей среде и удостоена Нобелевской премии мира. Эта группа еще в 2005 году акцентировала внимание на необходимости улавливания и удаления из атмосферы углерода в виде СО2. Так что наши ученые здесь в тренде.

Наконец, важной задачей для всей экономики является сокращение ее энергоемкости. Об этом тоже говорил глава нашего государства на торжественном открытии ЭКСПО-2017.

– Одна из последних ваших публикаций называется «Если бы глобального потепления не было, то его надо было бы придумать». Вы не верите в глобальное потепление?

– Я ученый, а в науке не принято оперировать понятиями «верю – не верю». И хотя я математик, а не специалист по климатологии, ситуация в данном вопросе мне известна.

Прежде всего, глобальное потепление существует. Наукой давно доказано, что Земля пережила не одно изменение климата – были и похолодания вплоть до великого оледенения, и периоды потепления. Все это происходит циклично вследствие природных факторов. В последнее время наблюдается именно потепление, это факт.

Но если еще сто лет назад его можно было с полным на то основанием объяснить природными причинами, с которыми ничего не поделаешь, то теперь ситуация изменилась. Человечество стало выбрасывать в атмосферу такое количество СО2, что оно заметно повышает его концентрацию, и чем дальше, тем больше. А ведь углекислый газ относится к парниковым, способным накапливать тепло и повышать температуру Земли. То есть в игру вступает антропогенный фактор.

А если так, то надежды на будущее естественное похолодание становятся призрачными, и во весь рост встает вопрос «Что делать?». Ведь если так будет продолжаться и дальше, то человечество не только «загазует» атмосферу, но и перегреет планету. Получается, с данным явлением нужно бороться, сокращая объемы выбросов и переходя на возобновляемые источники энергии. Эту точку зрения с 1990-х годов прорабатывали солидные коллективы ученых, и в результате она нашла поддержку у ООН, а Парижское соглашение 2015 года по изменению климата подписало беспрецедентное число стран мира – 194.

Есть и другие мнения – как ученых, так и политиков (например, в США), сомневающихся в роли антропогенного фактора. В этом, собственно, и заключается спор. Сам я в нем не участвую, да и спорщиков не так уж много. А в своей статье я писал о взрывном развитии технологий возобновляемой энергетики. Оно произошло именно благодаря вниманию, которое было вызвано тревогой по поводу глобального потепления и формированием соответствующей идеологии. Если бы ее не было, то для получения такого результата пришлось бы подобную идеологию просто придумать (великий Вольтер в свое время намекал на такую возможность). Но сейчас технологический результат в новой энергетике уже есть, поэтому мы можем не оглядываться назад и смело идти вперед.

Казахстан. Весь мир > Образование, наука. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > camonitor.com, 16 июня 2017 > № 2209687 Бакытжан Жумагулов


Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dknews.kz, 16 июня 2017 > № 2209651 Чжан Ханьхой

Мосты между Казахстаном и Китаем укрепляются - Посол КНР в РК

Об основных итогах двустороннего сотрудничества за 25-летний период с момента установления дипломатических отношений между Казахстаном и Китаем и видении перспектив взаимодействия в эксклюзивном интервью рассказал Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в РК Чжан Ханьхой, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

- Ожидается, что китайская сторона примет активное участие в международной выставке ЭКСПО-2017. Как Вы оцениваете ЭКСПО? Назовите особенности павильона КНР.

- ЭКСПО-2017 - это очень успешный проект. На открытии выставки было много высокопоставленных гостей. Состоялась только официальная часть открытия, ожидается приезд многочисленных туристов из разных стран, в том числе из Китая. 24 провинции и города центрального подчинения КНР представят в китайском павильоне ЭКСПО свои экспозиции.

Главная тематика ЭКСПО - «Энергия будущего». Для всех стран, в том числе Китая, это очень важная тема. Китайская сторона представит свои последние технологические достижения в сфере ядерной, ветровой и солнечной энергетики (Китай лидирует в мире по производству такого оборудования), передачи электрической энергии высокого напряжения на большие расстояния по высоковольтным линиям постоянного тока (ВЛПТ).

Большое внимание мы также уделяем энергоемкости и эффективному использованию электроэнергии. В Китае мы также развиваем технологии производства электромобилей, для чего принимаем различные меры, в том числе льготы и преференции для производителей и покупателей. Например, известной маркой электромобилей в КНР является BYD. Сейчас ведется активная работа по совершенствованию технологий зарядки и увеличению емкости аккумуляторов электромобилей.

Китай является крупнейшим в мире потребителем углеводородных ресурсов. Поскольку в КНР большие запасы угля, использование которого неэффективно и оказывает отрицательный эффект на окружающую среду, наша страна развивает технологии переработки угля в нефть и газ. В этих же целях активно развивается и биоэнергетика.

В целом, тематика ЭКСПО отражает дальновидность руководства Казахстана, способствует развитию страны на основе инноваций и сотрудничества с технологически продвинутыми государствами. К примеру, с Китаем у Казахстана реализуется программа сотрудничества в сфере производственных мощностей. Это 51 проект в добывающей и перерабатывающих областях, то есть производстве продукции с высокой добавленной стоимостью. НПЗ в Атырау и Шымкенте позволят обеспечить страну бензином, даст толчок химической продукции. Ведутся переговоры об открытии в Казахстане производства карбамида (азотное удобрение), что очень важно для сельского хозяйства.

Все это позволит Казахстану выбрать самое нужное направление для собственного развития и, на мой взгляд, перспективными сферами являются агропромышленный комплекс и телекоммуникации, которые повысят конкурентоспособность РК.

- В этом году исполняется 25 лет с момента установления дипломатических отношений между Казахстаном и Китаем. Какие достижения двух государств Вы бы отметили?

- Визит Председателя КНР Си Цзиньпина в Казахстан, совмещенный с его участием в Астанинском саммите глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), носит исторический характер.

Во-первых, визит состоялся в период 25-летия установления дипломатических отношений между нашими государствами. За 25 лет мы успели сделать много, создали прочную базу для взаимодоверия и взаимопонимания.

Произошло сближение наших народов, что выступает гарантией будущих отношений. Мы успешно урегулировали пограничные вопросы, создали мощную правовую базу двусторонних отношений и взаимовыгодного сотрудничества. За 25 лет построили железные дороги, нефтепровод и газопроводы, открыли пограничные пункты. Развиваем телекоммуникации, открыли авиасообщение. Можно сказать, что из всех сопредельных государств Китай так всесторонне выстроил инфраструктурные стыковки только с Казахстаном.

Китай за 25 лет инвестировал в Казахстан 43 млрд. долларов, это первое место на евразийском пространстве. Во время визита Си Цзиньпина в Казахстан только Банк развития Китая заключил с казахстанскими партнерами соглашения на общую сумму 6 млрд. долларов.

За это время создана основа в области гуманитарного сотрудничества, учащаются взаимные поездки студентов, артистов. В течение следующих 5 лет китайская сторона дополнительно предоставит 200 грантов для казахстанских студентов.

Самое главное - это признание успехов Казахстана в Китае, результатов и потенциала нашего сотрудничества. В Казахстан приезжает много китайских инвесторов, растет число китайских студентов в казахстанских вузах.

Более 1000 китайских предприятий будут представлены на ЭКСПО, самая минимальная делегация будет состоять из 100 человек.

Казахстан проводит открытую политику и расширяет контакты с внешним миром, что позволяет перенимать самые передовые технологии и получать необходимую информацию. Это очень важно.

- На прошедшем недавно в Пекине международном форуме «Один пояс, один путь» председатель КНР Си Цзиньпин назвал Казахстан «Чемпионом трансконтинентальных транзитных перевозок». Какое значение придается в КНР вопросу транзита товаров?

- Провинция Гуандун и город центрального подчинения Чунцин - мощные базы производства электронной продукции, а также товаров широкого потребления, которые поставляются на европейские рынки. Для доставки товаров из Китая в Европу через территорию Казахстана по железной дороге затрачивается 15 дней - это очень удобно. Сейчас свыше 20 городов КНР открыли маршруты поставок своих товаров в Европу через Казахстан. Мы везем на Запад одежду, обувь и бытовую электронику, а обратно в Китай - вино, косметику и пиво, автомобили, запчасти к ним. Расширяем ассортимент экспортируемых товаров, снижаем их себестоимость, совершенствуем условия транспортировки продукции в вагонах и рефрижераторах.

Со своей стороны, Казахстан обеспечивает безопасность перевозок грузов. Все идет быстро, повышается конкурентоспособность маршрутов через Казахстан.

Недавно мы открыли телемост между Хоргосом и Ляньюньганом, что стало важным событием в рамках стратегии «Одного пояса, одного пути». Действительно, поставщики все больше стали выбирать сухопутные пути доставки товаров из Азиатско-Тихоокеанского региона в Европу. В 2016 году 1200 контейнерных железнодорожных составов направились по этому направлению.

Пора открыть транзитные перевозки грузов по автодороге, в первую очередь, в направлении Китай - Казахстан - Россия. Для этого необходимо согласовать тарифы, визовые вопросы для водителей, снизить себестоимость и привлекать больше продукции. Этому также будет способствовать вступление в силу в начале 2017 года соглашения об автомобильных перевозках в рамках ШОС.

К примеру, открытие маршрутов Синьцзян-Уйгурский автономный район - Восточно-Казахстанская область - Омск позволит оживить торговлю между нашими странами.

Надо восстанавливать дороги. Будут дороги - будет и туризм между нашими странами. Для развития транспортных коридоров можно привлекать средства не только китайских финансовых институтов, но и таких международных структур, как Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ).

Параллельно необходимо укреплять сотрудничество в области безопасности в рамках «Одного пояса, одного пути», противодействовать угрозам со стороны «сил трех зол» - терроризма, экстремизма и сепаратизма. Важно гарантировать защиту инвестиций, людей и оборудования. Казахстан уделяет большое внимание этому вопросу.

- Эксперты часто говорят о созвучии программ Казахстана «Нурлы Жол» и Китая «Один пояс, один путь». Что Вы думаете по этому поводу?

- Что касается стыковки Новой экономической политики «Нурлы жол» и «Одного пояса, одного пути», можно сказать, что этот процесс идет не только в сфере инфраструктуры, но и торговле, инвестициях, логистике, телекоммуникациях.

«Нурлы жол» - это мудрая экономическая политика Н.Назарбаева, направленная на оживление экономики Казахстана и обеспечение его выхода на мировой рынок.

В этом плане состыковка «Один пояс, один путь» с «Нурлы жол» обусловлено общими интересами и взаимной выгодой.

- Вы с 2014 года работаете Послом в Казахстане? Этот год объявлен годом китайского туризма в РК. Какие регионы Вы смогли посетить за это время?

- Я был в Алматинской области. У меня напряженный график работы, в связи с чем я не успел посетить другие регионы РК.

У Казахстана очень большой потенциал для развития туристического кластера - Боровое, Чарынский каньон, Балхаш, Алтай, Алатау.

Китайские туристы проявляют интерес к Казахстану, крупная китайская авиакомпания «Air China» открыла линию Пекин - Астана.

Китайские инвесторы хотят инвестировать в туризм, отели и рестораны, но для этого нужно время. Самое главное - подготовить продукцию, поскольку китайцы любят совершать покупки. Например, Москве в прошлом году китайцы потратили 1 млрд. долларов.

- Димаш Кудайбергенов, принявший участие в китайском проекте «I am a Singer», стал, как бы мостом, соединяющим казахский и китайские народы в культурном отношении. Какие сходства в культурах казахов и китайцев Вы замечаете?

- Недавно Димаш Кудайбергенов выступил на гала-концерте ШОС. У него есть талант, и его любит молодежь. Искусство не имеет границ. Своим выступлением в Китае Димаш не только пропагандировал искусство и талант казахского народа, но и дружбу между Китаем и Казахстаном.

Казахстанский народ трудолюбивый и талантливый, добрый и гостеприимный. Люблю казахскую кухню (казы, бешбармак), беру казы и казахстанскую муку, мед в качестве подарков для своих близких и друзей. Высококачественные и экологически чистые продукты РК пользуются большим спросом в КНР. Я вижу оживленность и духовный подъем казахстанского общества, его веру в светлое будущее страны. Особенно молодое поколение Казахстана, у него больше знаний о мире, возможности выехать за границу и работать с другими странами - это схоже с молодым поколением Китая.

- Спасибо за интервью!

Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь. Электроэнергетика > dknews.kz, 16 июня 2017 > № 2209651 Чжан Ханьхой


Россия. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика. Экология > rusnano.com, 14 июня 2017 > № 2231286 Анатолий Чубайс

«Мы долгое время были вне мирового процесса». Анатолий Чубайс о развитии солнечной и ветроэнергетики в РФ.

Автор: Ангелина Давыдова

В мире растет суммарная мощность объектов возобновляемой энергетики, ее технологии и оборудование становятся дешевле — но при этом сокращаются и инвестиции в этот сектор, свидетельствуют данные недавнего исследования Renewables 2017 Global Status Report. О развитии возобновляемой энергетики в РФ и о глобальной климатической повестке Ангелина Давыдова поговорила с председателем правления ООО «УК «РОСНАНО» Анатолием Чубайсом.

— Главное «антиклиматическое» событие последнего времени — решение Дональда Трампа о выходе США из Парижского климатического соглашения. Какие последствия этот шаг будет иметь для зеленой повестки?

— Да, Дональд Трамп, приведший своим пониманием климатических проблем в ужас Ангелу Меркель, Евросоюз, а заодно и ООН, решил «поправить» американскую климатическую политику. Это означает, что политически Америка выбрала для себя направление движения к группе стран-изгоев, а весь цивилизованный мир движется в противоположную сторону. Но, как ни парадоксально это звучит, это не означает, что Америка реально перестает заниматься проблемой выбросов СО2. Объем уже принятых законов и практик в этой сфере на уровне штатов — просто колоссален. И тренд в эту сторону, как мне кажется, необратим. Его можно замедлить, но его нельзя развернуть в обратную сторону. Еще и поэтому, с моей точки зрения, президент США совершил историческую ошибку,

— Полтора года назад, когда мы разговаривали с вами по время климатического форума ООН в Париже, вы представляли инициативу российского бизнес-партнерства за сохранение климата. Тогда вы говорили о том, что хотите видеть российскую климатическую политику более амбициозной. Как вы оцениваете прошедшее время и действия правительства в области климата?

— Во-первых, Россия подписала Парижское соглашение. Это очень важно, потому что этот шаг был совсем не предопределен. В РФ есть очень мощные силы, противостоявшие этому решению. Во-вторых, после долгой дискуссии о том, ратифицировать быстро или медленно, мы вышли на взвешенный вариант. Был утвержден правительственный план действий по подготовке к ратификации, в рамках которого будет принят закон о порядке измерения выбросов СО2, создана системы мониторинга выбросов — и еще много иных решений. Насколько я понимаю, план где-то на 70% выполняется, мы довольно неплохо продвигаемся вперед — все это означает, что готовность к ратификации у нас появится уже к 2019 году.

— Вернемся в Россию. Что происходит здесь?

— В 2017 году соединились наконец два тренда. Один тренд мировой — никому уже не надо доказывать, что нужна альтернативная энергетика. А второй тренд — российский. Мы долгое время были вне этого мирового процесса, долго раскачивались — и в этом году процесс пошел. Во-первых, солнечная энергетика как национальный стартап в моем понимании — состоялась, чтобы ее разрушить, нужно сделать какие-то немыслимые дурости. В области ветроэнергетики — тоже пока все идет хорошо. А это и есть две главные части зеленой энергетики, по ним есть точка счастливого соединения.

— Представители вашего партнера по ветроэнергетике в РФ — компания «Фортум» — на Красноярском экономическом форуме говорили о сложностях в работе в России. Возникающих в том числе из-за жестких правил по подключению к сети, локализации оборудования, из-за дополнительных административных требований — что в результате заметно удорожает процесс как производства оборудования, так и произведенной энергии.

— Это чистая правда, да. Именно потому, что ветроэнергетика сейчас запускается, она попадает в полномасштабный круг проблем, свойственный для серьезного стартапа национального уровня. Приведу один пример. У ветростанций мощностью 2,5 мегаватт, а именно такие строятся в Ульяновской области в рамках нашего совместного с «Фортумом» проекта, высота башни 97 метров, длина лопастей 60 метров. Если к 90 прибавить 60, получается больше 100 — и по правилам Градостроительного кодекса, это уникальное сооружение, требующее невероятного количества согласований и экспертиз. Мы говорим: «электростанций мощностью 2,5 мегаватт в мире построено больше миллиона штук, это — не уникальный объект». Нам отвечают: «Да, мы понимаем, но вот строчка закона, а вот наша норма, как быть?» К счастью, Минстрой нашел взвешенный подход, который позволил решить эту проблему для ульяновского проекта, но нам придется решать все системно: пересматривать СНИПы, ГОСТы, систему норм по присоединению к сетям, по резервированию мощностей в энергетике, вероятно — и некоторые законы. Надо будет провести большую нормативно-техническую работу для того, чтобы ветроэнергетика в России получила законное право. Пробивать это, как всегда в первом проекте по созданию новой отрасли, нужно будет собственным лбом, что мы сейчас и делаем.

— Приходится ли вам до сих пор отвечать на вопросы, зачем вы все это делаете, зачем РФ нужна возобновляемая энергетика, когда у нас столько нефти и газа?

— Конечно, приходится. Это логика, выложенная в России из «железобетонных шпал» — у нас много нефти и газа, электроэнергия, выработанная из газа, дешевле, чем альтернативная, — зачем государство должно субсидировать альтернативную энергетику?

— И что вы им отвечаете?

— Есть тренд во всем мире, который приводит в точку под названием «сетевой паритет», когда цена киловатт-часа, выработанного в возобновляемой энергетике, становится равна цене киловатт-часа, полученного в тепловой энергетике. Эту точку паритета уже начал проходить весь мир в 2014–2015 годах и закончит буквально за одно десятилетие. В России сетевой паритет случится несколько позже по объективным причинам, в том числе из-за дешевого газа, но он неизбежен.

Теперь представьте себе, что мы ничего не делаем и ждем 2025 года. Что это значит? Весь мир пересел на автомобиль, а мы продолжаем запрягать лошадь. Мало того, что мы получаем все известные экологические проблемы и серьезно влияем на изменение климата. В экономической области также окажется, что строительство новых тепловых станций уже невыгодно по сравнению с альтернативной энергетикой. Уже сейчас ряд экспертов предсказывает, что с 2025 года РФ вступит в ситуацию, когда спрос на мощность превысит имеющийся запас, — нужно будет новое строительство, новые вводы.

— Но сейчас же у нас избыток мощностей?

— Абсолютно правильно. Но к 2025 году он закончится. И к этому моменту — представьте, что у нас нет альтернативной энергетики. Это означает, что новые газовые или угольные вводы делать бессмысленно, потому что они неэффективны — а в стране полностью отсутствует какое-либо производство оборудования в области солнечной энергетики, ветроэнергетики, ниокровский задел, который позволяет «апгрейдить» технологии, полностью отсутствуют кадры, инженеры, образование. И мы начнем все это импортировать, создавая рынок другим странам?

К счастью, Россия уже выбрала другой путь. У нас к 2025 году, я думаю, будет около 5500 Мвт объектов ВИЭ (солнце, ветер, малая гидроэнергетика), у нас будет — собственно, уже есть — производство оборудования для отрасли и собственная продуктовая линейка. Надеюсь, что в ближайшие полтора-два года мы создадим в России производство оборудования и для ветра. Наконец, мы уже сегодня всерьез говорим про экспорт, отрабатываем модели экспорта солнечных электростанций, готовимся к тендерам за рубежом по солнечной энергетике. Мы также «апгрейдили» нашу продуктовую линейку по солнечным панелям. Начинали мы с полного трансфера технологий — сейчас запустили собственное производство российских солнечных панелей с КПД 21%. Думаю, таким же путем пойдем в ветроэнергетике.

— Ряд исследователей, в том числе Игорь Башмаков из Центра по эффективному использованию энергии, считают, что наиболее перспективное направление для развития ВИЭ в РФ — это территории автономного децентрализованного энергоснабжения, где зеленая энергетика могла бы заменить привозной дизель и мазут. Что вы думаете по этому поводу?

— Это сто процентов правда. Мы сами говорили об этом много лет, а теперь уже и начали делать. Средний тариф в изолированных районах, думаю, что втрое выше, чем по стране. Что такое северный завоз, скажем, в удаленных поселках в Якутии? Иногда топливо везут три года — потому что завоз идет только речным путем, а за одну навигацию (которая из-за климатических условий может быть всего три-четыре недели) можно успеть пройти только одну реку, потом ждать еще год, потом вторую, потом опять ждать. Топливо получается золотым.

В чем альтернатива? Гибридные установки, сочетающие солнце, ветер, аккумулятор и дизель. Первую гибридную энергоустановку (без ветра) в изолированном районе мы построили в 2013 году. Через шаг, я надеюсь, мы добавим к ней ветрогенератор. Получается ситуация, когда при наличии ветра у тебя идет безтопливная ветрогенерация, при наличии солнца — солнечная. Все это попадает в литиево-ионный аккумулятор, который накапливает энергию. Если совсем нет ни ветра, ни солнца, можно использовать дизель. Экономия дизтоплива при этом колоссальная — не менее 30%. Для России это фантастически перспективная вещь. По территории подобные регионы — это около 70%, проживает там около 10% населения. Это Камчатка, Колыма, Чукотка, Якутия почти вся, большая часть Красноярского края, Тюменская область, Мурманская, север Архангельской области. Даже в регионах, входящих в единую энергосистему страны, есть большое количество изолированных энергорайонов.

— А откуда регионы смогут взять деньги на эти программы?

— Эти программы окупаемы. Тариф там втрое выше. Нужно решить единственную задачу, которая называется «долгосрочная фиксация тарифа». Если у тебя тариф выше, то он позволяет вложить средства и получить их обратно в виде платежей. Тут нужен концессионный механизм или иные специальные решения, которые позволили бы сделать тариф долгосрочным.

— Недавно было объявлено о планах перезапуска госпрограммы энергоэффективности. Самые большие проблемы в ее реализации остаются в секторе ЖКХ. Вопрос: что тут можно сделать?

— Давайте начнем с примера. Два месяца назад мой заместитель Андрей Свинаренко присутствовал в Калужской области на презентации проекта в жилом 16-квартирном двухэтажном доме, где люди прожили зиму после осуществления комплексного капитального ремонта с использованием нанотехнологий. При капремонте был установлен большой список различных продуктов наших и независимых российских компаний — энергоэффективные стекла, утеплители на основе пеностекла, светодиодные светильники и т. д.

За январь—март расходы жильцов на ЖКХ снизились на 30%. Это уже не прогнозы, не обещания, не расчеты, а жизнь. Правда, речь идет не о новом строительстве, а о капремонте. Параллельно с этим в Москве построили типовой нанотехнологический жилой дом, новую школу и детский сад. У нас сейчас уже есть построенные жилые и нежилые здания, которые доказано дают экономию по электроэнергии и теплу. Поэтому мы находимся сейчас в точке перехода из единичных решений и прототипов — в серию. И это не очень просто сделать. Подробности в части нового строительства мы обсуждаем сейчас с Минстроем, в области капремонта — с регионами. Процесс потребует времени, но мне кажется, что дело пойдет. У нас есть продукты, которые можно встроить в проект. Ты не можешь продать энергоэффективное стекло в больших объемах просто каждому жителю — важно включить его в проект, например, в программы капремонта или нового строительства.

— Опять вопрос — кто будет и кто готов платить за удорожание?

— Здесь есть сложности, да. В такого рода модели энергоэффективный нанотехнологический дом всегда будет дороже, чем обыкновенный. В свое время мэр Москвы Сергей Собянин ставил нам предельную рамку в 5%. Заказчик должен заплатить дороже. Экономия возникает на следующем этапе — уже у жильцов. В случае если речь идет о социальных объектах, например школах, экономию получает город.

То есть затраты и результаты образуются у разных субъектов, потому эту историю не так просто соединить. Кроме того, затраты — это сейчас, а экономия — позднее и постепенно, фактор времени тоже играет роль. Тем не менее здесь уже есть, как я сказал, не просто введенные объекты, а доказанный экономический результат — значит, дело пойдет вперед.

Россия. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика. Экология > rusnano.com, 14 июня 2017 > № 2231286 Анатолий Чубайс


Россия. Весь мир. СЗФО > Химпром. Электроэнергетика. Образование, наука > rusnano.com, 5 июня 2017 > № 2203210 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс: «До 2027 года в России будут созданы пять новых кластеров в сфере нанотехнологий». Открытая встреча в Университете ИТМО.

В течение десяти лет в российской наноиндустрии будут созданы пять новых кластеров, в их числе — ветроэнергетика, переработка твердых бытовых отходов, гибкая электроника, промышленное хранение энергии и наномодифицированные материалы. Они дополнят шесть уже существующих кластеров, которые появлялись в России, начиная с 2007 года. Об этом на открытой лекции в Университете ИТМО рассказал глава компании РОСНАНО Анатолий Чубайс. Свое выступление он посвятил анализу итогов развития российской наноиндустрии за минувшие десять лет, а также представил прогноз на предстоящий период — до 2027 года.

В начале выступления глава РОСНАНО напомнил, что компания занимается исключительно «железными» технологиями, ее основной целью является коммерциализация нанотехнологических разработок и создание на их основе работающего бизнеса. РОСНАНО не инвестирует в НИОКР, а выступает финансовым соинвестором в проектах, обладающих значительным экономическим потенциалом.

По словам Анатолия Чубайса, все эти проекты работают в шести уже существующих кластерах, созданных в российской наноиндустрии за минувшие десять лет. В числе таких кластеров — наноэлектроника и фотоника, покрытия и модификация поверхности, новые материалы, инновационная нанобиофармацевтика, ядерная медицина и солнечная энергетика.

«Кластеры-саженцы»

Условно их можно определить как «кластеры-саженцы», считает глава РОСНАНО, добавляя, что все они, появившись практически с нуля за последние годы, сегодня обладают хорошим заделом для роста на предстоящий десятилетний период. Например, в области наноэлектроники и фотоники в настоящее время уже работают такие компании (входящие или ранее входившие в портфель РОСНАНО), как ООО НТО «ИРЭ-Полюс», завод, базирующихся во Фрязино и занимающийся производством коммерческих лазеров, находящаяся в Москве NeoPhotonics Corporation, где ведется разработка и производство фотонных интегральных схем, а также модулей и подсистем на их основе, проект Mapper Lithography Holding B.V., в рамках которого предполагается завершение разработки и начало производства литографического оборудования с разрешением 22 нм и выше, а также создание в России линии по производству элементов электронной оптики на основе МЭМС, рассказал Анатолий Чубайс. В целом объем российского рынка наноэлектроники и фотоники по итогам прошлого года составил 7,7 млрд рублей, а к 2027 году он может вырасти до 20 млрд рублей, полагает глава РОСНАНО. Однако в целом здесь не стоит ожидать «героического прорыва».

«Объективно говоря, конечно, надо понимать, что на фоне мирового рынка мы не ожидаем здесь нашего героического прорыва. Да, в России микроэлектроника есть, и наноэлектроника тоже теперь есть. Да, она будет развиваться, но мы не видим здесь шансов попасть на позиции, сопоставимые с Кремниевой долиной, Тайванем, Китаем и так далее. Хотя, естественно, мы будем продолжать инвестировать в эту сферу», — прокомментировал Анатолий Чубайс.

Активнее будет развиваться кластер, связанный с новыми покрытиями и модификацией поверхности, среди участников которого, например, компания Advenira, которая занимается золь-гель покрытиями. РОСНАНО проинвестировала в нее в США и сейчас занялась переносом технологии в Россию — в Казань (Татарстан), рассказал Анатолий Чубайс. Успешные результаты в последнее время, по его словам, показывала другая, в прошлом портфельная, компания РОСНАНО «Новые инструментальные решения», которая занимается производством монолитного твердосплавного металлорежущего инструмента с наноструктурированным покрытием, используя технологии, разработанные Курчатовским институтом. Накануне РОСНАНО продала свою долю в компании, IRR (внутренняя норма доходности) от сделки составила более 26%.

«Среди этого набора есть другие прорывные компании. Классической success story является пример компании „Новомет-Пермь“, которая занимается производством и эксплуатацией погружного добывающего оборудования для нефтяной промышленности. Это компания с мировой долей на рынке в 3%, за которую сейчас идет драка, в ней участвует несколько российских компаний и в том числе всемирно известная американская компания Halliburton. Последняя предложила нам цену в шесть раз больше, чем наши затраты. Сейчас мы продаем долю. Посмотрим, чем закончится сделка», — сообщил Анатолий Чубайс.

Еще один кластер, который уже создан в России, — новые материалы, которые давно используются не только в космической промышленности и авиастроении, но и в строительном секторе, отмечает он. Объем этого рынка в России по итогам 2016 года составил 995 млрд рублей, а к 2027, по прогнозам РОСНАНО, может вырасти до 2,6 трлн рублей. Как полагает глава компании, активно будет развиваться также фармацевтический рынок, в том числе нанобиотехнологии, а также ядерная медицина, куда относятся современные радионуклидные методы диагностики: однофотонная эмиссионная компьютерная томография, позитронно-эмиссионная томография, радионуклидная терапия.

«В прошлом году российский фармацевтический рынок вырос на 11%. При этом ВВП у нас в последние годы падал, а фармацевтика растет. Российское производство фармацевтики в прошлом году выросло на 25%. Это точно самый быстрорастущий рынок в стране, хотя его мало кто видит. Этот рынок растет в мире тоже очень быстрыми темпами: его темпы — 5–6% в год, нанобиотехнологий — на 11–17% в год. Для мира это тоже очень редкий пример такого масштаба роста. Поэтому, естественно, мы планируем заниматься этой сферой, и чем дальше, тем больше», — комментирует он.

Уже созданной и работающей отраслью в российской индустрии Анатолий Чубайс назвал и солнечную энергетику. Работа в этом направлении началась с создания завода «Хевел» (Новочебоксарск, Чувашская Республика), где вместе с партнерами — на базе технологической линии компании Oerlikon Solar (Швейцария) были созданы тонкие пленки с КПД 9%. Параллельно такая работа велась и совместно с Физико-техническим институтом имени Иоффе, специалисты которого изготовили российскую солнечную панель с КПД 21%, рассказал он.

«В этой сфере тоже создана абсолютная система господдержки. Результат: сегодня солнечная энергетика — это абсолютно реальный бизнес. Мы построили вместе с партнерами в Чувашии завод „Хевел“, на первой стадии это был чистый трансфер технологий, мы закупили комплектное оборудование в Швейцарии и производили тонкие пленки с КПД 9%. Однако в это время мы вложили большие деньги в Физтех имени Иоффе и создали российскую солнечную панель с КПД 21%, она прошла лабораторные и заводские испытания, буквально в апреле этого года мы начали серийный выпуск российской солнечной панели на уровне лучших мировых образцов, одновременно мы нарастили мощность завода до 160 мВт, очевидно, пойдем дальше, в том числе в экспорт», — прокомментировал Анатолий Чубайс, добавив, что соответствующие переговоры компания уже начала с Ираном.

«Кластеры-семена»

Такое название в РОСНАНО дают новым кластерам, которые должны появиться в России в следующие десять лет. В это число Анатолий Чубайс включает пять областей — ветроэнергетику, утилизацию твердых бытовых отходовс в электроэнергию, гибкую электронику, промышленное хранение энергии и наномодифицированные материалы.

На данный момент суммарная мощность всех ветростанций в Европе — 154 гВт. Суммарная же мощность всех ветростанций, введенных в строй на данный момент в мире, составляет около 500 гВт. Россия обладает серьезным заделом для развития и в этой области, отмечают в РОСНАНО. Недавно компания создала фонд по развитию ветроэнергетики совместно с финской компанией Fortum объемом 30 млрд руб. В дальнейших планах — привлечение еще 70 млрд рублей в строительство ветропарков в России.

«Речь также идет о производстве в России всех компонентов, ключевой из них — это лопасти. Это сложный элемент, сопоставимый по сложности с производством крыла самолета. Мы собираемся производить их в Ульяновске (на базе технологического партнера, компании „Аэрокомпозит“). В развитии ветроэнергетики в России принимают участие РОСНАНО и „Росатом“. В 2027 году, в нашем понимании, речь пойдет о 5 гВт и об экспортном потенциале», — рассказал Анатолий Чубайс.

Еще одна новая сфера, которая, по словам главы РОСНАНО, должна сформироваться к 2027 году, — переработка твердых бытовых отходов в электроэнергию. К настоящему моменту общая площадь свалок в стране достигает, по данным российских властей, почти 50 тысяч гектаров, что сопоставимо с территорией небольшого государства, а количество отходов на этих свалках превышает 30 млрд тонн.

В мире и, например, в соседней Финляндии мусор уже давно превратили в сырье для новой системной и бурно развивающейся индустрии. На современных мусорообрабатывающих заводах используется широкий спектр технологий, в том числе пиролиз, плазменная газификация и другие. Мировыми игроками по термическому обезвреживанию отходов являются такие компании, как Keppel Seghers Corporation (Бельгия, доля на мировом рынке — 7%), Hitachi Zosen Inova AG (Япония, Швейцария, доля — 19%), Martin GmbH/CNIM (Германия, доля — 31%) и Babcock & Wilcox and Volund (Дания, доля — 11,5%).

С одной из этих компаний — с Hitachi Zosen Inova AG — планируют сотрудничать при создании новой индустрии в России «Ростех» и РОСНАНО.

«В перспективе предполагается строительство пяти заводов, для начала мы рассчитываем запустить два — в Московской области и Татарстане, мощностью 700 тыс. и 550 тыс. тонн в год каждый. При этом мы будем инвестировать средства в строительство заводов, а не в покупку полигонов. Это наша технологическая часть. Под этот проект также выстроена система господдержки, как и в Скандинавии и в целом везде в мире. Уже до конца этого года мы надеемся начать строительство первого современного российского мусоросжигательного завода», — сообщил Анатолий Чубайс.

Третий кластер, оформление которого ожидается в России в течение ближайших десяти лет, — гибкая электроника. В мире объем этого рынка на данный момент уже составляет $12 млрд, к 2027, по прогнозам, он может достичь $44 млрд. Как рассказал глава компании, первым шагом РОСНАНО в этом направлении стало приобретение 100%-ной доли в стартапе Flex Enable (Кембридж), в портфеле которого — более 140 семейств патентов. Компания реализует свои технологии на производственных мощностях завода Plastic Logic GmbH (Дрезден).

«На сегодня мы являемся 100%-ным собственником бывшего стартапа, а недавно также смогли полностью загрузить производственные мощности. Этот задел мы бы хотели теперь в полном объеме перенести в Россию. Мы приняли решение о строительстве российского центра гибкой электроники в наноцентре „Техноспарк“ (Москва, Троицк) совместно с правительством Москвы. Мы хорошо понимаем технологические задачи, продуктовые линейки и считаем, что этим центром мы стартанем не только для себя, но и для всех потенциальных производителей — от стартаперов до серьезных больших технологий в этой сфере», — прокомментировал глава РОСНАНО.

Среди других новых кластеров он назвал также промышленное хранение энергии, драйвером в котором должен стать, по словам Анатолия Чубайса, завод по производству литий-ионных аккумуляторов в Новосибирске, а также наномодифицированные материалы. Одним из флагманов последнего кластера выступит завод OCSiAl («Оксиал») в Новосибирске, где в 2018 году запланирован запуск новой промышленной установки Graphetron 50 производительностью 50 тонн в год, сообщил глава РОСНАНО.

Как отмечает Анатолий Чубайс, платформа, включающая в себя компании, работающие в области создания наномодифицированных материалов, в итоге должна начаться с российских технологий, которые будут развиваться внутри страны. Создание кластера переработки твердых бытовых отходов в электроэнергию, ветроэнергетики и промышленного хранения энергии, напротив, планируется начать с полного трансфера технологий. Область гибкой электроники будет носить «смешанный характер» — здесь за основу возьмут и собственные прототипы, и зарубежные технологии, отметил глава РОСНАНО.

По данным Росстата, в 2016 году объем российского рынка нанотехнологий в целом составил 1,2 трлн рублей, к 2027 году за счет развития уже существующих кластеров, а также появления новой группы Россия может выйти на объем рынка 4,4 трлн рублей, прогнозирует Анатолий Чубайс. При этом, с развитием рынка, пропорционально увеличится и объем инвестирования со стороны технологичных компаний в НИОКР. По его оценкам, при условии соблюдения намеченного плана этот показатель может увеличиться с 22 млрд рублей в 2016 году до 87 млрд рублей через десять лет.

Россия. Весь мир. СЗФО > Химпром. Электроэнергетика. Образование, наука > rusnano.com, 5 июня 2017 > № 2203210 Анатолий Чубайс


Россия. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 1 июня 2017 > № 2203208 Анатолий Чубайс

Анатолий Чубайс прогнозирует кардинальные изменения в энергетике России.

В рамках сессии на ПМЭФ «Умная энергетика» — как технологии влияют на топливно-энергетический баланс" председатель Правления УК «РОСНАНО» Анатолий Чубайс рассказал о перспективных направлениях электроэнергетики.

Несмотря на традиционный консерватизм электроэнергетики, сейчас в отрасли происходят важные технологические изменения. Главное — становление альтернативной энергетики.

«Многие, в том числе и иностранные коллеги, часто спрашивают, зачем она нужна в России, если в стране полно нефти и газа. Существует огромное количество ответов на этот вопрос. Выберем самый простой. Оппонентам можно напомнить, что есть такое известное специалистам понятие как сетевой паритет. Это точка, в которой себестоимость киловатт-часа электроэнергии, выработанной в альтернативной энергетике, сравнивается со стоимостью киловатт-часа, выработанного в традиционной энергетике. Явление признано всеми в мире. Спорят лишь о сроках достижения сетевого паритета. В ряде стран это уже случилось, а в России произойдет чуть позже. Мы же с коллегами глубоко убеждены, что возобновляемая энергетика в России абсолютно необходима. Это вопрос выживания страны в долгосрочной перспективе», — отметил Глава РОСНАНО.

Уже есть первые весомые результаты. Солнечная энергетика в России состоялась: строятся сами электростанции, создана промышленность по производству оборудования для солнечной энергетики. «Мы сегодня научились изготавливать не просто солнечные панели, а солнечные панели с КПД 21%. Профессионалы прекрасно понимают, что это лучший в мире уровень», — уверен Анатолий Чубайс.

Плановая цифра ввода мощностей в солнечной энергетике к 2024 году составляет 1500 МВт. Это абсолютно реалистичная цифра, считает Председатель Правления УК «РОСНАНО», поскольку фундаментальные предпосылки — технологические, политические, государственная поддержка, нормативная база — созданы.

Второе важное направление — это ветрогенерация. «Мы с господином Пекка Лундмарком, президентом крупнейшей европейской энергетической компании Fortum, подписали соглашение, — говорит Анатолий Чубайс, — в рамках которого создан совместный инвестиционный фонд для развития ветроэнергетики объемом в 30 млрд рублей. К этим 30 млрд мы прибавим еще около 70 млрд рублей привлеченного капитала». В конце этого года появится первый ветропарк мощностью 35 МВт, строительство и монтаж которого в Ульяновской области идут полным ходом.

И в такой «консервативной, традиционной» сфере как электроэнергетика существуют направления для прорыва. «Есть известное высказывание канадского хоккеиста Уэйна Грецки: „Я всегда двигаюсь не туда, где сейчас шайба, а туда, где она окажется“. Если в основу стратегии закладывать этот принцип, мы знаем, какой крупномасштабный технологический кластер появится в электроэнергетике в ближайшие 10 лет», — прогнозирует Анатолий Чубайс. Речь о промышленном хранении электроэнергии. Человечество, научившись хранить энергию в литий-ионных аккумуляторах для портативных устройств, осваивая ее хранение для автомобилей, следующим шагом перейдет к большой энергетике. «Это означает практически полную перестройку отрасли — систем диспетчирования, изменение соотношения не только между ВИЭ и классической генерацией, но и между основными видами классической энергетики, — продолжает Чубайс. — Полная смена парадигмы. И мы считаем, что это вопрос не 3000 или 2050 года, а ближайших 10 лет».

РОСНАНО вместе с Минэнерго обратились в Правительство за поддержкой, поскольку здесь, как и в любой другой технологической сфере, без поддержки государства ничего сделать невозможно. Например, недавно Калифорния приняла масштабную программу поддержки систем промышленного хранения энергии на 1500 МВт.

Анатолий Чубайс отметил, что сейчас в России уникальная ситуация для изменений и модернизации электроэнергетики. Реформа электроэнергетики и система договоров на предоставление мощностей (ДПМ) стали основой колоссального инвестиционного рывка, который вся электроэнергетика страны прошла за последние 7–8 лет.

«Вместе с тем, когда мы все это делали, это был 2008 год. Из-за экономического кризиса 2008 года ВВП России практически не увеличивался и, соответственно, не было роста. Это означает, что в энергетике появились избыточные мощности, а для России — историческая возможность вывода неэффективных мощностей», — считает Анатолий Чубайс.

Россия. Весь мир > Химпром. Электроэнергетика > rusnano.com, 1 июня 2017 > № 2203208 Анатолий Чубайс


Казахстан. Ватикан > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Электроэнергетика > kapital.kz, 31 мая 2017 > № 2192733 Питер Тарксон

Почему Ватикан — особый гость ЭКСПО

Сможет ли использование «зеленой» энергии восстановить планету и спасти ее от катастрофы

Ватикан принял приглашение поучаствовать в ЭКСПО-2017 в апреле прошлого года. Главная цель участия — продвижение идей общего блага и укрепления положительного отношения общества к «зеленой» энергии. Как выставки ЭКСПО могут улучшить жизни людей? Сможет ли использование «зеленой» энергии восстановить планету и спасти ее от катастрофы? «Капитал.kz» задал эти вопросы Его Высокопреосвященству кардиналу Питеру Тарксону, главному комиссару Святого Престола на ЭКСПО-2017.

— Ватикан регулярно участвовал во Всемирных выставках, начиная с Большой выставки в Лондоне в 1851 году. Обобщая весь прошлый опыт участия в ЭКСПО, что было удачным, а что не получилось?

— Что такое удача и неудача для участника ЭКСПО? Для одних все определяется количеством посетителей павильона. Для других это может быть количество твитов, проданных сувениров, длина очереди напротив павильона и так далее. Я поделюсь некоторым опытом Ватикана, чтобы вы сами сделали вывод. Например, в 1964 году Ватикан передал «Пьету» («Оплакивание Христа» — прим. авт.), знаменитую статую Микеланджело, которая собрала огромную толпу посетителей. В 2015 году Ватикан получил приз за оформление павильона на миланской ЭКСПО от Международного бюро выставок.

Ватикан очень ценит официальное признание, но участие в ЭКСПО обусловлено дополнительными принципами и соображениями. Святой Престол по возможности использовал свои экспонаты и оформление павильона, чтобы создать момент встречи с новыми реалиями и новой культурой для посетителей, чтобы поднять осведомленность о проблемах, создать дискуссию и бросить вызов убеждениям или образу жизни, способствовать новым открытиям и вдохновить посетителей на достижение национального и глобального общего блага, а также взглянуть на проблемы и темы ЭКСПО, которые могут остаться без внимания.

В любом случае для Ватикана ЭКСПО не может быть сведена к хаотичным и ярким выставкам ради развлечения, временным торговым центрам с оригинальной продукцией и так далее. ЭКСПО соединяет людей, напоминая, что человечество — это семья, и мы должны время от времени собираться, чтобы позаботиться об общих нуждах и спланировать свое будущее.

— Как вы думаете, международные выставки на экологические темы меняют что-то в жизни общества?

— Да, всемирные выставки на темы экологии могут поменять многое в жизни общества. Изменение любого рода — это переход: движение от настоящего опыта или состояния вещей к чему-то новому. Но это не всегда означает, что новое качественно лучше старого. Если изменение означает улучшение прежней ситуации и переход к качественно лучшему положению дел, то оно должно быть проработано. ЭКСПО может помочь таким продуманным изменениям. ЭКСПО и ее павильоны всегда стремятся рассказать историю, которая характеризуется инновациями. Эти новшества рассказывают о том, как хороша была бы жизнь, если бы были внедрены новые продукты, новые подходы или пути принятия решений. Поэтому мировые выставки действительно способны менять положение вещей. Но, очевидно, важно поощрять людей к принятию инноваций, а для этого требуется просвещение. И ЭКСПО делает это очень массово и эффективно. Каждый посетитель павильона словно приходит на учебную сессию: он встречается с разными людьми, получает информацию о новых вещах. Посетителям показывают конкретное применение технологий и привлекательные результаты. Если такой процесс обучения на ЭКСПО будет сделан эффективно, то это может многое изменить в жизни общества.

— ЭКСПО-2017 посвящена теме энергии будущего как возможности восстановить экологию Земли. Некоторые ученые считают, что у человечества нет шансов остановить глобальное потепление. Что вы думаете о таких пессимистических прогнозах? Вы верите в будущее планеты?

— Верю ли я в будущее планеты? Конечно, да. Я, как христианин, верю в то, что мир создан любовью Бога, я верю, что судьба планеты определяется не только человеком и его использованием этой планеты, как бы вредно оно ни было. Планета — это общий дом человечества.

Я точно знаю об ученых, которые верят, что изменение климата и глобальное потепление реальны. Но я также знаю нескольких ученых из разных сфер науки, которые стараются повысить осведомленность об экологических угрозах и продвигают изменение образа жизни и наших основных парадигм развития.

«Пессимистичные прогнозы», я думаю, относятся к ученым, которые не видят шансов на предотвращение глобального потепления. Но в действительности это неправда, и я поясню это в заключение моего ответа. Мне кажется, некоторые ученые используют предупреждения, иногда формулируя их в апокалиптичной форме, и призывают людей изменить курс развития, потому что нынешний курс может стать катастрофой. Такие предупреждения звучат также и от религиозных лидеров: от Папы Франциска, Патриарха Варфоломея и от спикеров Исламской конференции в Стамбуле осенью 2015 года.

Патриарх Варфоломей говорит, что человечество «грешит» против созидания. Папа Франциск использует тот же язык и добавляет, что человечество встречает важный кризис, который требует немедленного и согласованного ответа. И все же он оптимистичен в том, что у человеческой семьи есть все необходимое для выхода из кризиса. Поскольку климат — это всеобщее благо, Папа Франциск видит в климатических проблемах глобальный вызов, который требует столь же глобального ответа. Такой глобальный ответ отражен в действиях ООН: организация приняла цели устойчивого развития (ЦУР) на собрании в Аддис-Абебе в июле 2015 года, чтобы найти источник для фондирования ЦУР. Парижская конференция по климату в 2015 году подстегнула нас поддержать следующую парижскую конференцию COP 21 уже в декабре 2015 года, которая приняла обязательства по борьбе с глобальным потеплением. Встреча глав государств в рамках ООН в феврале 2016 закончилась подписанием соглашения COP 21. Последняя встреча COP 22 прошла в Марракеше в ноябре 2016 года. Все эти действия показывают глобальную солидарность и поддержку всеобщего блага, поэтому у человечества есть шанс остановить изменения климата и глобальное потепление.

Казахстан. Ватикан > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Электроэнергетика > kapital.kz, 31 мая 2017 > № 2192733 Питер Тарксон


Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство > minenergo.gov.ru, 17 мая 2017 > № 2183389 Антон Инюцын

Антон Инюцын в интервью газете «Аргументы и факты» рассказал, как снизить расходы на коммунальные платежи.

Заместитель Министра энергетики Российской Федерации Антон Инюцын в интервью газете «Аргументы и факты» рассказал, как снизить коммунальные платежи за электроэнергию и теплоснабжение.

Заместитель Министра отметил, что сфера ЖКХ в России - одна из крупнейших потребителей энергоресурсов, на нее приходится более 42% от общей выработки тепловой энергии. «В России среднее удельное потребление в многоквартирных домах 244 кВт ч/кв. м в год, а в Германии - от 115 до 140. Поэтому объем платежа у нас значительный - в общей сумме за коммунальные услуги доля отопления доходит до 2/ именно из-за повышенного потребления. Одна из причин - наши системы теплоснабжения были спроектированы несколько десятков лет назад, и регулирование подачи тепла производится на ТЭЦ или котельной одинаково для всех потребителей. Самый эффективный способ снизить его сразу на 20-30% - установить в многоквартирном доме индивидуальный тепловой пункт (ИТП), это решит проблему недотопов и перетопов», - сказал Антон Инюцын.

По словам заместителя главы Минэнерго России, экономить электроэнергию проще всего, если перейти на светодиодные лампы и светильники: они эффективнее ламп накаливания в 9-10 раз, а ртутных - в 2,5-3,5 раза, служат существенно дольше и не содержат ядовитых соединений ртути, за счет ламп можно сэкономить до 15-20% от суммы счета.

«По инициативе Минэнерго Правительство РФ приняло решение, что с 1 января 2018 г. во всех строящихся многоквартирных домах должен быть ИТП, а для освещения в подъездах использоваться светодиодные источники света. Для оценки размера коммунальных платежей, особенно при покупке жилья, следует обращать внимание и на класс энергоэффективности дома. Его присваивают всем домам, которые вводятся в эксплуатацию после 21 августа 2016 г», - добавил Антон Инюцын.

Также заместитель Министра отметил, что системно ведется работа по разъяснению принципов энергоэффективности. «При поддержке Минэнерго РФ ежегодно проходит форум по энергосбережению ENES, он собирает лучших экспертов. На сайте Минэнерго размещен рейтинг энергоэффективности регионов, лучшие практики. А для неравнодушных граждан в ГИС "Энергоэффективность" запланирована возможность оценить, как расходуют средства казны на капремонт бюджетные учреждения. Чтобы сделать энергосбережение популярным у граждан, каждый год проводится Всероссийский фестиваль энергосбережения. О нем можно узнать на сайте фестиваля: ВместеЯрче.РФ», - пояснил Антон Инюцын.

Россия > Электроэнергетика. Недвижимость, строительство > minenergo.gov.ru, 17 мая 2017 > № 2183389 Антон Инюцын


Казахстан > Электроэнергетика > camonitor.com, 12 мая 2017 > № 2171109 Руслан Енсебаев

Ядерная индустрия Казахстана выходит на новый уровень

Автор: Сауле Исабаева

Нынешним летом национальной атомной компании (НАК) «Казатомпром» исполнится 20 лет. Но так уж сложилось, что юбилей она будет отмечать в условиях непростой ситуации на мировом рынке урана: цены на это стратегическое сырье уже несколько лет держатся на рекордно низком уровне.

О том, какую стратегию избрал Казахстан в борьбе с перенасыщением рынка и как может измениться «Каз­атомпром» уже в ближайшем будущем, мы беседуем с главным директором по трансформации и кадровой политике компании Русланом Енсебаевым.

Тактика выжидания

– Как известно, в 2017 году добычу урана в Казахстане планируется сократить примерно на 10 процентов. Чем вызвано такое решение?

– На протяжении шести лет цены на уран находились на «медвежьем», то есть падающем, рынке. И сейчас его стоимость самая низкая за последние 12 лет. В такой ситуации производителям урана не стоит предпринимать действий, которые могут только усугубить положение.

«Казатопром» – один из крупнейших и низкозатратных производителей в мире. Тем не менее мы понимаем, что в настоящее время поставка большого количества урана на перенасыщенный рынок не отвечает интересам компании. Поэтому, проанализировав текущие обстоятельства, мы вместе с нашими партнерами приняли решение сократить добычу урана в Казахстане.

– Как на этот шаг может отреагировать мировой рынок? Возможен ли рост цен на уран, что предрекают многие аналитики?

– Пока рано говорить, как на это отреагирует рынок. Ведь уровень цен зависит от множества факторов, которые влия­ют на баланс спроса и предложения.

– Тем не менее я уверен, что в ближайшее время мы сможем увидеть положительную динамику. Для этого есть все предпосылки.

– А какие убытки может понести Казахстан от сокращения добычи урана?

– 10-процентное сокращение добычи в Казахстане от планового объема будет означать 3-процентное снижение мировой добычи. Сегодня уран казахстанского происхождения является наиболее конкурентным на рынке, поскольку имеет самую низкую себестоимость. Поэтому для нас было бы выгодно временно оставить стратегический ресурс в недрах земли, чтобы использовать его позже – уже при высоких ценах.

– Когда, по вашим прогнозам, начнется восстановление мирового рынка урана и какие факторы будут на это влиять?

– Это зависит от многих факторов, но в первую очередь от того, насколько активно будут реализовываться программы строительства АЭС в разных странах, и прежде всего в Азии, от сроков перезапуска реакторов в Японии и от степени государственной поддержки АЭС в США.

Немаловажным фа­кто­ром может стать и изменение политики производителей урана в сторону сокращения его добычи. Также на ситуацию способна повлиять тенденция к увеличению ежегодного потребления урана на 2-3% вследствие ввода новых АЭС. Например, только в ближайшие несколько лет в мире построят более 60 реакторов мощностью 64 ГВт. Эксперты Всемирной ядерной ассоциации прогнозируют, что выработка электроэнергии на АЭС в глобальном масштабе в будущем будет только расти, соответственно будет расти и спрос на природный уран.

По пути трансформации

– В прошлом году «Казатомпром» приступил к практическому этапу реализации программы трансформации. Как было заявлено, она нужна для того, чтобы повысить эффективность компании, усилить ее слабые стороны. О каких «слабых сторонах» шла речь? Почему возникла необходимость в такой «перестройке»?

– Сегодня все передовые страны и крупнейшие компании мира нацелены на постоянное совершенствование своей деятельности. Кроме того, для обеспечения роста прибыли и дальнейшего успешного развития необходимо адекватно и эффективно реагировать на постоянно меняющиеся условия внешней среды. Сейчас НАК «Казатомпром» является мировым лидером по добыче урана. Но мы прекрасно понимаем, что, даже имея глобальное лидерство, компания должна развиваться дальше, чтобы сохранить свою конкурентоспособность.

Проведя бенчмаркинг, сравнивая с конкурентами, мы выявили «точки для мобилизации» компании – это слабая диверсификация, недостатки в маркетинговой политике, низкая эффективность производства, непрофильные активы и снижение экономической добавленной стоимости (EVA) – чистого дохода – в три раза, если сравнивать с 2012-м.

Все это совпало с тем, что фонд «Самрук-Казына» разработал программу масштабных преобразований своей деятельности – Программу трансформации. Эта инициатива поддержана главой государства и соответствует стратегии развития Казахстана, направленной на вхождение в число 30 самых развитых стран мира к 2050 году.

Первое, что мы сделали, – обновили собственную стратегию «Казатомпрома». Позже, в октябре 2015-го, компания запустила свою программу трансформации. Наши главные задачи – сохранение лидирующих позиций в добыче урана, диверсификация во всех звеньях ядерно-топливного цикла, организация маркетинга высокого уровня, повышение эффективности и стоимости компании.

Речь идет о полномасштабных преобразованиях во всей отечественной атомной отрасли. Огромная работа по пересмотру всех внутренних ресурсов, глобальная проработка каждой задачи, создание новых производств, внедрение инновационных технологий, повышение квалификации персонала – все это позволит нам поднять казахстанскую ядерную индустрию на новый уровень.

– Можно подробнее рассказать о самой программе? Что она из себя представляет и какого эффекта, в том числе экономического, вы от нее ожидаете?

– Когда вы собираетесь провести капитальную реконструкцию в своей квартире или доме, то представляете себе всю трудность задачи. А теперь помножьте это на масштабы огромной компании со сложной инфраструктурой, 26-тысячным коллективом, сложными технологиями, и задача покажется вам сверхтрудной. Вот тут и приходит на помощь международный опыт подобных преобразований. Методологию нам предоставляет АО «Самрук-Казына», разработавшее единый документ для всех своих портфельных компаний. И в соответствии с ней наша трансформация разделена на два этапа.

Первый этап – это «дизайн и планирование». Наши специалисты совместно с международными экспертами, которые предложили нам лучшие мировые примеры и практики, разработали собственные проектные решения и создали образ будущей обновленной компании. Эта работа началась в 2015 году, и сегодня мы уже знаем, как будет выглядеть новый «Казатомпром». Мы распланировали весь процесс предстоящих преобразований и уже приступаем ко второму этапу трансформации – стадии «внедрения».

Красота идеи заключается в ее воплощении в реальность. Предусмотрены три волны внедрения запланированных изменений. Начнем с добычной компании и центрального аппарата. Далее мы будем преобразовываться от добычи до переработки. Завершение программы трансформации запланировано к 2022 году, однако сам процесс постоянного совершенствования, единожды внедренный, должен стать повседневной практикой.

– Что конкретно вы внедряете?

– Это обновленные процессы, такие как маркетинг, управление производством, ремонты… А также вспомогательные процессы – закупки, бух­учет, контроллинг и другие, которые будут полностью соответствовать лучшим мировым практикам, отличаться прозрачностью и оптимальностью, что позволит в реальном времени принимать управленческие решения, направленные на удовлетворение требований заказчика. У нас появятся новые производства: мы планируем не только добывать уран и перерабатывать его, но и создавать большую добавленную стоимость, научиться создавать реакторы. Также мы хотим участвовать в создании новых материалов и стать полноправным членом Клуба инноваторов Индустрии 4.0 на мировой арене.

Я уверен, что после трансформации компания «Казатомпром» станет настоящим национальным достоянием. Все должно быть подконтрольно, прозрачно и эффективно. Повышения прозрачности позволит добиться автоматизация бизнес-процессов, мы работаем над созданием единого информационного пространства для всех дочерних компаний.

Все эти изменения невозможны без активного участия персонала. Наш коллектив – главный игрок на этом поле. Причем запланированные преобразования потребуют не просто дополнительного, но и квалифицированного персонала. А это серьезнейший вызов, так как предстоит организовать работу по формированию нового класса специалистов на уровне профессио­нально-технического образования. Для этого нам нужно наладить эффективное сотрудничество с вузами и научным сообществом. С этой целью совместно с КазНИТУ им. К.И.Сатпаева мы создали Международный научно-образовательный центр атомной промышленности, который займется подготовкой специалистов как для Казахстана, так и для других стран. Преподавать в центре будут в том числе почетные профессора из «Ақсақалдар кеңесі» (Совета ветеранов) – это сотрудники и ветераны «Казатомпрома», имеющие богатый опыт и ценные знания. Кроме того, в компании сейчас проходит конкурс рационализаторских предложений на тему снижения себестоимости выпускаемой продукции. На него поступило уже более ста заявок. А в марте этого года в компании стартовала Инновационная школа, в которой особое внимание уделяется молодым изобретателям.

Очень важно построить новую корпоративную культуру, основанную на современных HR и смежных с ней дисциплинах, достижениях. Наш сотрудник должен быть самым мотивированным на успех работником в стране.

По итогам всех запланированных мероприятий мы ожидаем получить от реализации программы трансформации порядка 136 млрд тенге экономического эффекта за период до 2025 года.

– Какие задачи в рамках трансформации уже выполнены?

– Я уже говорил о том, что мы создали «дизайн» будущей компании, спланировали и фактически приступаем к внедрению изменений. Одно из требований методологии трансформации заключается в том, что все результаты работы на каждом этапе преобразований должны быть измеримы. Так вот, только за прошлый год экономический эффект составил свыше 16 миллиардов тенге. Он был достигнут за счет трансформации деятельности добычных и сервисных предприятий, оптимизации закупочной и складской деятельности (улучшился учет), а также сокращения представительств компании за рубежом.

Мы реализуем очень важные проекты по автоматизации и информатизации. На предприятии ТОО «Казатомпром SaUran» запущена система «Цифровой рудник». Благодаря ее внедрению с 14-х до 2-х дней сократилось время диагностирования оборудования, на 10 процентов уменьшилось потребление электроэнергии, используемых материалов и реагентов, в три раза – время сниженной производительности скважины. Теперь эта система будет растиражирована на других предприятиях НАК.

Кроме того, «Казатомпром» завершил процесс регистрации трейдинговой компании «TH Kazakatom AG». Близость к клиентам, гибкость продаж при определении условий сделки и оперативное реагирование на изменения рынка позволят нам значительно усилить функцию маркетинга.

Кроме того, по поручению главы государства мы приступили к реальному созданию новых высокотехнологичных производств. Так, совместно с китайскими партнерами начали строительство завода по производству теп­ловыделяющих сборок (ТВС). Это сердце любого ядерного реактора. Новое предприятие будет ежегодно производить 200 тонн ядерного топлива для китайских АЭС. И, что особенно важно, оно будет иметь гарантированный рынок сбыта своей продукции на 20 лет вперед.

С целью увеличения стоимости «Казатомпрома» из состава компании выведены 20 непрофильных предприятий, основная часть которых была продана новым владельцам с условием сохранения коллектива и профиля деятельности.

Офисы 13 дочерних компаний передислоцированы из Алматы в уранодобывающие регионы на юге Казахстана, что существенно сократило расходы на их содержание. И все это только часть нашей работы, проделанной за короткий период.

Отмечу, что многие проекты находятся еще в процессе реализации, и в ближайшие пару лет большая их часть будет завершена.

От разговоров к делу

– Нынешним летом в Казахстане планируется открыть Банк низкообогащенного урана, что до сих пор вызывает серьезное беспокойство в обществе. Чем выгоден этот проект, а чем опасен?

– Речь в данном случае идет не о радиоактивных отходах, как думают многие, а о физическом запасе низкообогащенного урана стран – участниц МАГАТЭ, который будет размещен на территории Ульбинского металлургического завода. Это топливо для атомных электростанций мира, для государств, планирующих развивать мирную атомную энергетику. Всего в банке будет сосредоточено 90 тонн низкообогащенного урана, которые рассчитаны на загрузку реактора мощностью один гигаватт.

Хочу отметить, что никаких рисков, никакой опасности нет. Ульбинский завод уже более 45 лет работает с подобными материалами. В разные годы там хранилось около 800 тонн гексафторида урана. На УМЗ есть необходимая инфраструктура, соответствующая требованиям долговременного хранения ядерных материалов и позволяющая обеспечить их физичес­кую защиту, есть высокоэффективная система экологической и радиационной безопасности. Завод будет находиться под гарантиями МАГАТЭ. В настоящее время на территории УМЗ хранится порядка 40 тонн гексо­фторида урана.

Создание Банка низкообогащенного урана – это также весомый вклад нашей страны в ядерное разоружение, укрепление международной безопасности.

– А что стало с намерением Казахстана начать производство готового топлива для атомных электростанций и даже построить собственную АЭС? Есть сдвиги в этих вопросах?

– От планов мы перешли к стадии реализации. В прошлом году на базе Ульбинского металлургического завода началось строительство завода по производству тепловыделяющих сборок (ТВС). Управление им будет осуществляться через совместное предприятие «Ульба-ТВС», учредителями которого являются АО «УМЗ» с 51% участия (дочерняя компания АО «НАК «Казатомпром») и компания CGN-URC с 49% (дочерняя компания CGNPC).

Технологию для производства ТВС нам предоставляет французская компания «АРЕВА», которая является мировым лидером в данном сегменте. Это будет современное, полностью автоматизированное производство мощностью 200 тонн тепловыделяющих сборок в год, которые в дальнейшем будут использоваться на атомных станциях в качестве ядерного топлива. Самое главное –ы предприятие уже имеет гарантированный рынок сбыта своей продукции на 20 лет вперед. Плюс к этому в рамках данного проек­та в Казахстане будут созданы дополнительные смежные производства и новые рабочие места. Мы планируем запустить производство в 2020 году.

А вот о строительстве атомных электростанций в Казахстане говорить еще рано. Вопрос этот изучается на правительственном уровне. Пока только утвержден план, предусматривающий разработку предпроектной документации по строительству АЭС. В настоящее время прорабатываются вопросы финансирования и процедурные вопросы по выбору подрядчика для заключения договора на разработку ТЭО строительства АЭС. Думаю, что только после всех этих процедур правительством РК будет принято какое-либо решение.

Казахстан > Электроэнергетика > camonitor.com, 12 мая 2017 > № 2171109 Руслан Енсебаев


Китай. Корея. Япония. РФ > Электроэнергетика > carnegie.ru, 5 мая 2017 > № 2164097 Татьяна Щенкова

Братство кольца: сможет ли Россия пробиться в электроэнергетику Восточной Азии

Татьяна Щенкова

Обострение ситуации вокруг КНДР может окончательно похоронить усилия России по созданию объединенной энергосистемы в Северо-Восточной Азии, которая бы также включала Китай, Японию и Южную Корею. Технические параметры проекта давно разработаны, но просчитать политические риски сейчас не может ни одна из сторон

Проект Азиатского энергокольца долгое время оставался прерогативой частного бизнеса и узкого круга специалистов, но в прошлом году обрел вторую жизнь. В марте 2016 года «Россети», китайская China State Grid, корейская Korea Electric Power Corporation и японская Softbank Group подписали меморандум о совместном развитии электрической энергосистемы в Северо-Восточной Азии. Одновременно свой интерес к соединению энергосистем подтвердил Китай: в Пекине прошла первая международная конференция по глобальному объединению энергосистем (Global Energy Interconnection, GEI) под эгидой китайской Организации по развитию и сотрудничеству в сфере глобального объединения энергосистем (Global Energy Interconnection Development and Cooperation Organization, GEIDCO).

Кульминацией процесса стало выступление Владимира Путина на Восточном экономическом форуме в сентябре, в ходе которого он поддержал инициативу компаний четырех стран по созданию «энергетического суперкольца» и призвал их сформировать межправительственную рабочую группу для детальной проработки проекта. Отдельно российский президент пообещал предоставить конкурентную для Азиатско-Тихоокеанского региона цену на российскую электроэнергию и зафиксировать ее на долгосрочный период.

Прошлогодний успех Азиатского энергокольца выглядит неожиданным только на первый взгляд. В изменившихся реалиях проект стал нужен всем: Китаю – для борьбы с экологическим кризисом и продвижения новых технологий; Южной Корее – для доступа к поставкам электроэнергии; Японии – для снижения цен на электричество на внутреннем рынке; России – для привлечения инвестиций на Дальний Восток. Впрочем, для успешной реализации проекта осознания собственных экономических интересов может оказаться мало: уровень политического доверия между участниками по-прежнему крайне низок.

Замкнуть кольцо

Создать энергетическое кольцо Россия, Китай, Южная Корея и Япония пытаются с середины 2000-х годов. В преддверии саммита АТЭС во Владивостоке идея соединить национальные энергетические системы выглядела актуально, особенно на фоне энергодефицита, с которым столкнулась Япония после аварии на АЭС в Фукусиме.

Японская сторона первой предложила построить энергомост между Сахалином и Хоккайдо, к проекту подключилась российская «Интер РАО», но дальше технико-экономического обоснования стороны не продвинулись: выяснилось, что японское законодательство не предусматривает возможность импорта электроэнергии из-за рубежа. На прошлогоднем ВЭФ о проработке поставок до двух гигаватт по подводному кабелю из Советской Гавани или с острова Сахалин на Хоккайдо заявили «Россети» и японский Soft Bank, но правовые основы для реализации проекта, как и межправительственный механизм для их обсуждения, по-прежнему отсутствуют.

На фоне провалов с Японией диалог России и Китая о развитии электроэнергетических связей выглядел более перспективным: с 2008 года между странами действует межправительственная комиссия по сотрудничеству в сфере энергетики; за годы работы российские и китайские компании накопили опыт совместной реализации проектов, а общий благоприятный фон двусторонних отношений позволял надеяться на скорое продвижение концепции энергокольца.

В 2012 году Восточная энергетическая компания (ВЭК) и China State Grid заключили контракт о поставках в Китай не менее 100 млрд кВт?ч на 25 лет. Однако попытки российских компаний пойти дальше и наладить межгосударственный экспорт электроэнергии в Северо-Восточной Азии не встретили поддержки у китайских партнеров.

В 2013 году российская En+ Group, корейская корпорация Korea Electric Power Corporation и Сколковский институт науки и технологий разработали маршруты поставки электроэнергии из Владивостока, Читы или Благовещенска транзитом через Харбин – Шэньян и Пхеньян на Сеул и далее в Японию. Китайская сторона от обсуждения проекта формально не отказывалась, но процесс затянулся настолько, что его перспективы становились все более туманными. Впрочем, довольно скоро выяснилось, что интерес к проекту, только в другом виде, у Китая все же есть.

Электрический Шелковый путь

В марте 2016 года Китай представил собственную инициативу глобального объединения энергосистем на базе возобновляемой энергии и современных технологий передачи сверх- и ультравысокого напряжения (global energy interconnection, GEI). Политическую поддержку проект получил после выступления Си Цзиньпина на Генассамблее ООН осенью 2015 года. Вскоре для продвижения инициативы была создана Global Energy Interconnection Development and Cooperation Organization, во главе которой встал бывший председатель госкомпании China State Grid Лю Чжэнья.

За витиеватыми формулировками об «энергетического шелкового пути» и о глобальном объединении арктического пояса ветрогенерации, экваториального пояса солнечной генерации и других центров возобновляемой энергии с основными центрами потребления и развитии интеллектуальных распределительных сетей (Smart Grid) лежит стремление Китая максимально использовать создаваемую внутри страны сеть ультравысокого напряжения (UHV), которая должна связать промышленные центры на востоке с энергетическими ресурсными базами в северных и западных регионах и превратить Китай в экспортера электроэнергии, а также продвинуть свои технологии на международный рынок.

На развитие сетей ультравысокого напряжения China State Grid до 2020 года потратит $88 млрд и уже в следующем году введет в эксплуатацию первую в мире ЛЭП ультравысокого напряжения 1100 кВ мощностью 12 ГВт между Синьцзяном и провинцией Аньхой (ЛЭП Чанцзи – Гуцюань), протяженность которой составляет 3400 км. Всего же в соответствии с последним планом Главного энергетического управления, с 2015 до 2020 год Китай вложит $315 млрд в модернизацию сетевой инфраструктуры. За рубежом China State Grid пока реализует только проект Бело-Монте в Бразилии с общей протяженностью двух ЛЭП свыше 4500 км.

Вместе с тем сети сверх- и ультравысокого напряжения в Северо-Восточной Азии Китай стремится развивать в кооперации со странами региона. В состав GEIDCO вошли «Россети» и корейская KEPCO, а заместителем председателя GEIDCO стал глава японского Soft Bank Масаёси Сон. Китайская версия Азиатского энергокольца на первом этапе предполагает строительство линии Вэйхай – Сеул, а затем объединение национальных энергосистем Китая, Южной Кореи, Японии и, в отдаленной перспективе, России в точках выдачи в Шэньяне, Сеуле, Токио, на Хоккайдо, Сахалине и российском Дальнем Востоке. Отдельная линия должна соединить станции в Монголии с китайским Тяньцзинем (проект Сибэ-Обо).

Чего ждать

Обсуждение Азиатского энергокольца традиционно велось в рамках бизнес-логики: представители компаний согласовывали параметры экономической эффективности проекта и ждали договоренностей на межгосударственном уровне. Создание Китаем международной площадки под эгидой GEIDCO для продвижения собственного видения мало что изменило: участниками дискуссии по-прежнему остаются представители бизнеса и исследовательских организаций. Объединение усилий со стороны представителей China State Grid и Soft Bank является примером именно частной инициативы.

Что всерьез мешает проекту, так это политические риски. Один из главных факторов – крайне низкий уровень политического доверия между Китаем, Южной Кореей и Японией. Любое обсуждение совместной энергетической инфраструктуры между этими странами сразу упирается в вопросы национальной безопасности (притом что опыт создания общего рынка электроэнергии Скандинавских стран Nord Pool, с которым хорошо знакомы все участники переговоров, подтверждает – создание общей системы передачи энергии снижает риски, а не повышает их).

Опасения постоянно подогреваются локальными обострениями вроде китайско-южнокорейского спора из-за американских противоракет THAAD или японо-южнокорейской перепалки по поводу сексуального рабства во время Второй мировой войны. Другой извечной головной болью для энергокольца остается вопрос ядерной программы Северной Кореи, которая в последние месяцы вышла на передний план.

В этих условиях России, которая продолжает продвигать Азиатское энергокольцо как потенциальную основу для системы энергетической безопасности в Северо-Восточной Азии, следует быть реалистичной в своих ожиданиях. Сейчас реализация двусторонних проектов, будь то строительство линии Вэйхай – Сеул или энергомоста Сахалин – Хоккайдо, выглядит все более возможной. Поэтому Москве необходимо отказаться от громких политических лозунгов и, держа в уме стратегическую цель построить региональную энергосистему, сосредоточиться на двусторонней работе с партнерами, чтобы избежать ситуации, когда азиатские страны договариваются между собой без учета российских интересов.

Китай. Корея. Япония. РФ > Электроэнергетика > carnegie.ru, 5 мая 2017 > № 2164097 Татьяна Щенкова


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter