Всего новостей: 2467391, выбрано 108715 за 0.227 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Китай. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > Russian.News.Cn, 25 апреля 2018 > № 2581246

Заместитель председателя Центрального военного совета КНР Чжан Юся сегодня в Пекине встретился с министром обороны Узбекистана Абдусаламом Азизовым.

Чжан Юся сказал, что дружественные связи между народами Китая и Узбекистана имеют длинную историю. "С начала установления дипломатических отношений между двумя странами две стороны всегда поддерживают принципы дружбы, сотрудничества и общего выигрыша, благодаря чему непрерывно повышается уровень политического взаимодоверия. Китай рассматривает Узбекистан в качестве доверенного друга и стратегического партнера, готов совместно с Узбекистаном воспользоваться возможностью строительства "Пояса и пути" для того, чтобы претворять в жизнь достигнутые главами двух государств консенсусы, укрепить взаимодействие и координацию в рамках Шанхайской организации сотрудничества, непрерывно укреплять и углублять политическое и стратегическое взаимодоверие, активизировать практическое сотрудничество во всех областях, продвинуть развитие межармейских отношений и непрерывно обогащать содержание китайско-узбекистанских отношений всестороннего стратегического партнерства.

А.Азизов, в свою очередь, отметил, что Китай является великим соседом Узбекистана. По его словам, Узбекистан прикладывает усилия для развития отношений всеобъемлющего стратегического партерства с Китаем, готов вместе с китайской стороной освоить потенциал сотрудничества, позволить межармейским отношениям лучше способствовать совместному процветанию и развитию двух стран.

Китай. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > Russian.News.Cn, 25 апреля 2018 > № 2581246


Китай. ШОС > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > Russian.News.Cn, 25 апреля 2018 > № 2581239

В Пекине состоялось заседание министров обороны стран-членов ШОС

В Пекине сегодня состоялась 15-е заседание министров обороны стран-членов Шанхайской организации сотрудничества /ШОС/, на котором председательствовал и выступил с основным докладом член Госсовета КНР, министр обороны Вэй Фэнхэ. Во встрече приняли участие руководители оборонных ведомств и вооруженных сил являющихся членами ШОС России, Индии, Казахстана, Кыргызстана, Пакистана, Таджикистана и Узбекистана, а также представители Секретариата ШОС и Региональной антитеррористической структуры ШОС /РАТС ШОС/. На заседании также в качестве специально приглашенного гостя присутствовал министр обороны Беларуси.

Вэй Фэнхэ в основном докладе сообщил, что председатель КНР Си Цзиньпин и главы всех государств уделяют повышенное внимание сотрудничеству ШОС в сфере обороны и безопасности, ими был достигнут ряд важных консенсусов, продвинут ряд важных проектов сотрудничества, ШОС превращается в важную силу по поддержанию мира и стабильности в регионе и мире. Главными темами нынешней встречи являются формирование сообщества с единой судьбой, инновационное сотрудничество и планирование развития. Сторонам необходимо добросовестно реализовывать достигнутые главами всех государств консенсусы, непрерывно повышать уровень сотрудничества в области обороны и безопасности.

Вэй Фэнхэ отметил, что концепция строительства сообщества единой судьбы человечества -- это имеющий форму знаний и планов китайский взнос в урегулирование проблем развития человечества, улучшение ситуации в глобальном управлении. Недавно на Боаоском азиатском форуме Си Цзиньпин вновь выступил за то, чтобы народы всех стран прилагали усилия для строительства сообщества единой судьбы человечества, совместно делали Азию и мир мирными, безмятежными, процветающими, открытыми и прекрасными. Эта инициатива в высшей степени соответствует основным целям создания ШОС. Стороны, представляющие крупнейшую в современном мире комплексную региональную организацию, обязательно должны утвердить в сфере сотрудничества по обороне и безопасности концепцию сообщества единой судьбы, характеризующегося равноправием, взаимопомощью и поддержкой, единством в радости и горе, единством в спокойные и опасные времена, прилагать усилия для создания совместно строящейся и совместно используемой структуры безопасности. На новой исторической отправной точке сторонам необходимо продолжать придерживаться "шанхайского духа", укреплять практическое сотрудничество в таких областях, как контакты на высоком уровне, совместные учения, культурная и учебная военная подготовка, особенно необходимо создать единый фронт борьбы с терроризмом, совместно поддерживать мир и спокойствие в регионе и мире.

На встрече министры обороны всех стран подвели итоги результатам сотрудничества после встречи министров обороны 2017 года, выступили по вопросам, включающим международную и региональную обстановку с безопасностью, укрепление сотрудничества ШОС в области обороны и безопасности, подчеркнули, что на фоне происходящих в текущей международной обстановке сложных перемен оборонные ведомства и вооруженные силы стран-членов ШОС должны и дальше усиливать сотрудничество, плечом к плечу и рука об руку совместно реагировать на стоящие перед ними угрозы и вызовы.

Министры обороны всех стран также совместно подписали протокол заседания и совместное коммюнике.

На полях заседания Вэй Фэнхэ также провел отдельные встречи с министрами обороны Пакистана, Таджикистана, Казахстана, Кыргызстана и Индии, обменялся с ними мнениями по углублению двусторонних контактов и сотрудничества в военной сфере.

Китай. ШОС > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > Russian.News.Cn, 25 апреля 2018 > № 2581239


Китай. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > Russian.News.Cn, 25 апреля 2018 > № 2581237

Заместитель председателя Центрального военного совета КНР Чжан Юся сегодня в Пекине встретился с министром обороны Беларуси Андреем Равковым.

Чжан Юся сказал, что Китай и Беларусь являются хорошими друзьями, которые правдивы и искренни друг с другом, делят и славу, и позор, две страны также являются хорошими партнерами, оказывающими друг другу искреннюю помощь. "Углубление китайско-белорусских отношений всестороннего стратегического партнерства отвечает коренным интересам двух стран и их народов, имеет важное значение для защиты мира и стабильности в регионе. Армия Китая готова совместно с белорусской армией согласно достигнутым главами государств консенсусам всегда поддерживать высокий уровень стратегического взаимодоверия, дальше углублять сотрудничество в области контактов на высоком уровне, подготовки кадров и совместных тренировок, чтобы поднять межармейские отношения на новый уровень, вносить активный вклад в создание сообщества общих интересов и судьбы двух стран", -- отметил Чжан Юся.

А. Равков отметил, что Беларусь ценит отношения с Китаем. По его словам, Беларусь готова совместно с Китаем прилагать общие усилия для того, чтобы продолжительно повышать уровень сотрудничества в области обороны и безопасности двух стран, придать новый импульс белорусско-китайским отношениям всестороннего стратегического партнерства.

Китай. Белоруссия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > Russian.News.Cn, 25 апреля 2018 > № 2581237


Великобритания > СМИ, ИТ. Армия, полиция > bbc.com, 25 апреля 2018 > № 2581121

Би-би-си десятилетиями отсеивала неблагонадежных сотрудников с помощью МИ-5

В течение десятилетий Би-би-си отрицала, что кандидатуры потенциальных сотрудников согласуются со службой контрразведки МИ-5. Но на самом деле эта практика началась в первые дни существования Би-би-си и продолжалась вплоть до 1990-х годов.

Пол Рейнольдс - первый журналист, который смог ознакомиться со всеми документами Би-би-си по биографическим проверкам сотрудников - рассказывает о долгой истории взаимоотношений между корпорацией и спецслужбой.

"Политика: не высовываться и избегать прямых ответов на вопросы". Так написал в своей директиве один из старших менеджеров Би-би-си в 1985 году, незадолго до того, как газета Observer рассказала о том, что происходило в комнате 105 Дома радиовещания (главного офиса Би-би-си в Лондоне) в таких деталях, что исчез смысл что-то скрывать.

На тот момент политика отрицания предварительного отбора - не просто ухода от ответов, но, если нужно, и прямой лжи - действовала уже около 50 лет.

Еще в 1933 году один из высокопоставленных сотрудников Би-би-си, полковник Алан Доуней, начал проводить на своей квартире в Итон-Террас в Челси встречи для обмена информацией с главой МИ-5 сэром Верноном Келлом. Это была эпоха политического радикализма, и обе стороны сочли, что Би-би-си нужно "содействие в связи с деятельностью коммунистов".

Два года спустя эти неформальные встречи были формализованы: организации заключили договор о том, что все новые сотрудники, приходящие на Би-би-си (за исключением "персонала вроде уборщиц") должны были проходить процедуру биографической проверки. Стороны опасались, что, например, "вынашивающие злой умысел" инженеры нарушат работу сети в важный момент или что заговорщики могут попытаться дискредитировать Би-би-си, чтобы "расчистить дорогу для правительства левого толка".

Так начались регулярные проверки. С самого начала Би-би-си согласилась не раскрывать роль секретной службы (МИ-5) и саму практику предварительного согласования кандидатов. В каком-то смысле это было логично, учитывая, что само существование секретной службы оставалось в тайне до 1989 года, когда был принят закон "О службах безопасности".

Время от времени некоторые в руководстве Би-би-си беспокоились из-за того, что им приходится делать "дезинформирующие" заявления, в одном случае это произошло даже в беседе с дотошным членом парламента. Однако, когда в МИ-5 предложили сократить перечень должностей, на которых соискатели подлежали биографической проверке, именно со стороны Би-би-си эту идею встретили в штыки.

Внутри корпорации тоже были противники проверок биографий, но к ним стали прислушиваться только в 1980-х, когда Холодная война близилась к своему завершению.

Система работала так.

Проверка начиналась, когда на вакансию подбирали основного кандидата, а также еще одного-двух альтернативных кандидатов, официально признанных "также подходящими" (им автоматически делается предложение в случае невозможности принять на должность главного кандидата).

У альтернативных кандидатов была важная функция - если первого кандидата "браковали" спецслужбы, то у комиссии, проводившей собеседование, сразу находилась готовая замена.

Кандидатам перед биографической проверкой сообщали лишь, что перед назначением необходимо соблюсти некие "формальности". Это звучало вполне безобидно: может быть, в Би-би-си хотели проверить рекомендации с предыдущих мест работы? Кандидаты не знали, что "формальности" - это процесс проверки спецслужбой. Более того, это было кодовое обозначение всей системы проверки и согласования с МИ-5.

В служебной записке 1984 года перечислялись организации из "черного списка". С левого фланга - Коммунистическая партия Великобритании, Социалистическая рабочая партия, Рабочая революционная партия и троцкистская группа Militant Tendency. К тому времени появлялись опасения и относительно ультраправых групп - "Национального фронта" и Британской национальной партии.

Чтобы провалить отбор, соискателю не нужно было быть членом этих групп, достаточно было просто быть как-то с ними связанным.

Если МИ-5 удавалось на кандидата что-то "накопать", служба давала одну из следующих характеристик:

В решении категории "А" говорилось: "Служба безопасности рекомендует не нанимать кандидата на должности, где у него будет возможность прямо влиять с диверсионными целями на содержание вещания".

Категория "B" накладывала меньше ограничений: МИ-5 "рекомендовала" не нанимать кандидата "если не будет принято решение, что другие факторы превалируют".

В решении категории "C" говорилось, что информация о кандидате не делает их "автоматически непригодными", но корпорация "возможно, могла бы не предлагать работу кандидату, если вакансия предоставляет "исключительные возможности" для подрывной деятельности.

В принципе Би-би-си придерживалась политики никогда не принимать на работу кандидатов с характеристикой категории "A", хотя отдельные исключения все же случались. Эта практика противоречила публично заявленной позиции Би-би-си о том, что она полностью контролирует свою кадровую политику. Теоретически так и было, но на практике, в случае с кандидатами категории "A", решение фактически принимала МИ-5.

Если уже нанятый сотрудник попадал под подозрение или претендовал на переход на должность, которая предусматривала согласование со спецслужбами, то на его личном деле рисовали значок, похожий на новогоднюю елку

Эта "елка" была важной частью процесса. У Би-би-си был список сотрудников, которые должны были пройти процесс биографической проверки в случае, если они подавали на более высокую должность.

"Елка" на личном деле сигнализировала, что в данном случае речь может идти о национальной безопасности. В дело также добавляли так называемое "постоянно действующее напоминание": "Не повышать, не переводить (в том числе - на постоянный контракт) без консультации с [директором по кадрам]".

В Би-би-си настолько тщательно старались сохранить происходившее в тайне, что "напоминание" удаляли из досье сотрудника, если он обращался в суд по трудовым спорам, так как тот имел право затребовать личное дело работника. Также существовала негласная практика объяснять печати с надписью "необходимые формальности при найме соблюдены", делая вид, что речь идет о "рутинных процедурах, ближайших родственниках, пенсиях и так далее".

От значка "елки" пришлось отказаться в 1984 году, когда начали говорить, что она привлекает слишком много внимания. В частности, она привлекла много внимания в 1985 году, когда об этой практике написала газета Observer. На следующий день после публикации кто-то повесил на ручке двери комнаты 105, где размещался отдел по взаимодействию с МИ-5, украшение в форме елки.

Принятая в корпорации в то время политика отрицания проявляется, например, в интервью генерального директора Би-би-си сэра Хью Грина, вышедшем в газете Sunday Times в 1968 году.

"У нас в штате 23 тысячи человек, и среди них есть самые разные люди, включая, как вы выражаетесь, "голубых", - это слово, насколько можно судить, употребил журналист газеты. - А также коммунисты. Но это не мое дело. Мы не изучаем подноготную тех, кто приходит к нам на работу".

Действительно, ни Би-би-си, ни МИ-5 не блокировали кандидатов из-за их сексуальной ориентации, но отфильтровка коммунистов безусловно входила в задачи Грина, и если не сама Би-би-си, то МИ-5 занимались как раз подобными расследованиями.

В архивах Би-би-си сохранились инструкции для гендиректора о том, как отвечать на подобные вопросы. МИ-5 в этих документах деликатно обозначалась как "Колледж".

Незадолго до интервью гендиректора один из функционеров Би-би-си, отступив от официальной позиции корпорации, предложил МИ-5 отказаться от практики биографических проверок. "В мирное время необходимость биографических проверок отпала", - написал он в "Колледж".

Би-би-си в этой связи предлагала признать, что проверкам подлежат сотрудники, задействованные в планировании вещания в военное время (это обозначалось термином "чрезвычайная работа по обороне"), а также граждане других стран. Однако это предложение поддержки не нашло: как отмечается во внутреннем документе Би-би-си, "Колледж не поддержал упоминания проверок в любой форме".

Чтобы подчеркнуть эту позицию МИ-5, представитель спецслужбы позвонил на Би-би-си с просьбой "не упоминать прямо о процессе биографических проверок". В случае настойчивых расспросов представителям Би-би-си предлагалось признать, что "что-то в этом роде" имело место "в рамках задач по подготовке к военному времени" и "по отношению к иностранцам".

Однако в целом в МИ-5 "предпочли бы, чтобы эта тема упоминалась насколько возможно реже", инструктировал представитель спецслужбы.

МИ-5 также предложила переадресовать часть вопросов репортера Грину кому-то в отделе кадров. Были и другие рекомендации: "возможно, можно акцентировать жесткость процедуры отбора и тщательное исследование характеристик".

Последнему совету в Би-би-си явно последовали: и в последующие годы подобная формулировка встречаются во многих ответах Би-би-си на запросы. Она изобретательна и двусмысленна: ее можно понять таким образом, что изучались характеристики, предоставленные соискателем, но на деле характеристику давала МИ-5.

Хью Грин выполнил все рекомендации МИ-5. Он сразу заявил Sunday Times, что отвечать на конкретные вопросы о процессе набора сотрудников не будет, но на них ответит один из его подчиненных высокого ранга. Газета, кажется, этим удовлетворилась. В опубликованной версии интервью Грина эта тема не затрагивается.

Отвечать на вопросы о кадровой политике Грин поручил директору по административным делам Джону Аркеллу, но тот не совсем точно следовал сценарию. Сначала он тоже принялся все отрицать: "Мы не спрашиваем о религиозных убеждениях или политических взглядах". Однако потом дрогнул.

"Если кто-то коммунист, то для нас это не имеет значения. Если, конечно, речь не идет об уязвимых участках работы". Вслед за тем журналист Sunday Times спросил Аркелла, насколько он уверен в британской системе допуска на ответственную работу. "В нашем несправедливом мире, возможно, иногда кто-то и страдает", - ответил он, и намек был понятен, но репортер не стал дальше расспрашивать Аркелла на эту тему.

Вслед за этим Аркелл поспешил вновь повторить стандартную формулу отрицания: "Я должен сказать, что проверки служб безопасности не является обязательным условием работы на Би-би-си".

На самом деле, на то время около 6000 должностей на Би-би-си замещались именно на таком условии. Один из функционеров Би-би-си позже обвинил Аркелла в том, что он "открыто признал", что проверки на благонадежность существуют. Однако сам Аркелл, кажется, считал, что все сделал правильно, и даже посоветовал коллеге поступать так же, "чтобы в МИ-5 стали чуть больше ценить Би-би-си".

Когда из МИ-5 пришло письмо с благодарностью Аркеллу за "столь достойные ответы на вопросы", критиковавший его коллега утих, отметив только, что реплику Аркелла в интервью следует повторять в аналогичных ситуациях в будущем "без прикрас, без пояснений и дополнений".

Отказ Грина отвечать на вопросы не удивил осведомленных людей. Несмотря на то, что Грин, с тех пор как он возглавил Би-би-си в 1960 году, в целом продвигал политику либерализации Би-би-си, он был убежденным сторонником продолжения проверок на благонадежность.

Вскоре после того, как Грин занял свой пост, он возглавил делегацию Би-би-си на встрече с представителями министерства внутренних дел. У него спрашивали, почему такое количество сотрудников должно проходить через фильтр спецслужб. В МИ-5 волновались, что на них могут подать в суд, так как директивы спецслужбы предполагали только "противодействие угрозам подрывной деятельности и саботажа". В МИ-5 хотели сократить список позиций в корпорации, подлежащих биографической проверке.

Но Грин ничего не хотел менять. Более того, Би-би-си выступала за то, чтобы распространить проверки на еще большее число позиций, опасаясь проникновения в корпорацию "подрывных элементов".

В то же время, в корпорации считали возможным публично признать, что спецслужбы проверяют ключевых сотрудников. МИ-5, напротив, хотела уменьшить количество проверок, но сохранить их полную секретность.

На сближение позиций двух организаций ушло некоторое время. Служба безопасности частично добилась своего: Би-би-си исключила 528 должностей из списка подлежащих проверкам МИ-5. Среди них была 81 должность в отделе грима и костюма, 20 в фонотеке и 21 - в библиотеке. Также перестали проверять кандидатов на 16 позиций в отделе религиозного вещания, однако за Би-би-си оставалось право запросить проверку любого поступающего туда соискателя.

Таким образом, эти сотрудники перестали считаться потенциальной угрозой государству.

Соискатели, которых отфильтровывали спецслужбы, не знали, почему их не взяли на работу, хотя могли догадываться.

Один из таких случаев произошел с журналисткой Изабель Хилтон (позднее получившей за свою работу Орден Британской империи). Хилтон не приняли на работу в шотландское отделение корпорации, как она считает, из-за связей с членом Коммунистической партии во время учебы в Эдинбургском университете, состоявшим вместе с ней в Обществе китайско-шотландской дружбы.

После беспрецедентных протестов со стороны предложившего ей работу менеджера, Алистера Хезерингтона, Хилтон все же пригласили работать на Би-би-си, но слишком поздно: она уже устроилась в другое место. Позднее в беседе с ней Майкл Ходдер, последний из функционеров Би-би-си, отвечавший за координацию работы с МИ-5, назвал произошедшее ошибкой. Это возмущает Хилтон до сих пор.

"Я до сих пор злюсь. Меня возмущает полная неподотчетность и то, что никто на Би-би-си так и не извинился, не объяснил, не сделал никаких заявлений ни в мою защиту, ни просто чтобы признать ошибку", - рассказывает журналистка.

"Вся организация переключилась в режим самозащиты, не обращая внимания на то, как их действия могли отразиться на мне, моей репутации, моей карьере и так далее. Никто в компании не взял на себя ответственность и, кажется, не задумался о том, чтобы что-то сделать, чтобы устранить последствия этого решения. Я думала, что это гнусно, и до сих пор так считаю", - говорит она.

"Говоря серьезно, вне зависимости от деталей моего случая, мне кажется, что Би-би-си предала доверие общества, применяя здесь, в Великобритании, систему, при которой тайная полиция допускала или не допускала журналистов до работы. Каждый раз, когда я слышу, как Би-би-си хвалится своими стандартами журналистики, во мне вскипает возмущение", - говорит она.

Хилтон в конечном итоге получила работу на Би-би-си - в 1990-х она вела программу World Tonight на Radio 4, а потом - программу об искусстве Night Waves на Radio 3.

Том Арчер - еще один бывший соискатель, отвергнутый по рекомендации МИ-5. В 1970-х он работал фрилансером для Би-би-си в Бристоле, однако когда после 1979 года Арчер стал подавать заявления на прием на постоянную работу, то он каждый раз получал отказ. По словам Арчера, в университете он был "активным социалистом", однако на Би-би-си такие вещи, как правило, списывали на юношеский энтузиазм.

Причина крылась в другом, и ее выяснил желавший нанять его на работу редактор Робин Хикс. Оказалось, что Арчера отсеяли из-за того, что его близкий родственник вступил в Социалистическую рабочую партию. Хикс просил пересмотреть это решение, но тщетно.

Арчер сумел профессионально реализовать себя и без Би-би-си - он работал на Channel 4 и в телекомпании Granada. А много лет спустя он все же смог устроиться и на Би-би-си. В 2008 году Арчера назначили контролером отдела документальных фильмов Би-би-си, который размещается в Бристоле.

"Тогда я был разозлен и даже напуган", - говорит он, вспоминая 1979 год.

"Я боялся, что мне закроют все пути. Я тогда только женился. Мне пришлось вернуть видеомагнитофон и продать машину. Они сделали это тогда тайком и неуклюже" - говорит Арчер.

"Конечно, когда я вернулся, это был полный триумф", - продолжает он.

В то время, когда Арчеру отказывали в приеме на работу, один из старших кадровиков Би-би-си боролся за отмену проверок на благонадежность. В декабре 1979 года Хью Пирс написал, что за последние два года МИ-5 проверила несколько тысяч соискателей, а забраковала всего 22 человека. По мнению Пирса, это означало, что "проверки можно сократить".

Он сомневался, что кто-то из 22 отсеянных мог нанести сколько-нибудь серьезный ущерб, поскольку "любая личная предвзятость... была бы легко замечена и пресечена". Пирс предлагал продолжать биографические проверки лишь для сотрудников, имеющих доступ к государственной тайне, а также во Всемирной службе Би-би-си, где работает много иностранцев. В остальном, по его словам, Би-би-си "должна оставить нынешнюю практику проверок целых категорий соискателей. Мы должны заменить бульдозер более деликатным механизмом".

Последняя строка 10-страничного доклада Пирса на эту тему оказалась пророческой. Он предупреждал, что если масштабы проверок МИ-5 станут известны широкой публике, то это сделает Би-би-си объектом насмешек и огульной критики. Корпорация его предложение не приняла, но в августе 1985 года пророчество сбылось, когда газета Observer опубликовала статью о сотрудничестве Би-би-си со спецслужбами.

Несмотря на то, что предложение Пирса резко сократить масштабы проверок соискателей не поддержали, Би-би-си вскоре продолжила сокращать число сотрудников, которых затрагивали подобные проверки. В 1983 году было решено не проверять кандидатов на 2000 должностей, и в это число попали даже отдельные младшие журналистские позиции. До этого, со времени введения этой политики все журналистские должности подлежали биографическим проверкам.

В то же время 3705 должностей по-прежнему должны были замещаться по согласованию с МИ-5.

Инициатором этой реформы стал бригадный генерал Ронни Стоунэм, который в прошлом служил в Королевских войсках связи, а к 1980-м годам стал ответственным за взаимодействие Би-би-си с МИ-5. Он же написал "инструкции для защиты" корпорации.

Эта инструкция начиналась с традиционного отрицания: "Можно категорически заявить, что сотрудники Би-би-си не проверяются на благонадежность в качестве предварительного условия при устройстве на работу". Это мало соотносилось с действительностью: сам Стоунэм в своем докладе пишет, что в 1982 году Би-би-си отправила на проверку в МИ-5 имена 1287 соискателей.

Среди руководства Би-би-си к этому времени практика проверок на благонадежность начала терять популярность. Заместитель председателя управляющего совета Би-би-си сэр Уильям Рис-Могг ставил ее под сомнение еще до того, как о существовании этой практики сообщила газета Observer, что и привело к ее отмене.

"Неведомая большинству сотрудников Би-би-си система управляется из комнаты 105, затерянной в коридорах на втором этаже Дома радиовещания - тамошний лабиринт коридоров лег в основу описания Министерства правды в романе Джорджа Оруэлла "1984", - писали в Observer журналисты Дэвид Ли и Пол Лашмар.

"На двери висит табличка: "Особые функции - руководство", и она не столько проясняет, сколько запутывает. А за этой дверью сидит бригадный генерал Ронни Стоунэм", - рассказали журналисты.

Их статья вышла под заголовком: "Срываем покровы: как Би-би-си проверяет на благонадежность своих сотрудников".

Статья в Observer упоминала конкретные имена и конкретные случаи, и Би-би-си уже не могла традиционно все отрицать.

Правда, начальник Стоунэма, директор по кадровым вопросам Кристофер Мартин, в беседе с Ли и Лашмаром вначале пытался держаться прежней линии. Однако уже скоро он согласовал с министерством внутренних дел новую версию: теперь решено было признать, что проверки проводятся, но от этой практике постепенно уходят.

Многих удивило, как долго Би-би-си удавалось сохранить эту тайну. Из архивных документов явствует, что руководство Би-би-си очень опасалось, что если пресса станет задавать жесткие вопросы, то корпорация в конце концов расколется. "Этой истории 50 лет, и за все эти годы пресса только сейчас ее раскопала", - изумлялся тогдашний генеральный директор Би-би-си Аласдейр Милн.

Разоблачительная статья в Observer привела к радикальным переменам.

Практически сразу Ронни Стоунэм предложил проверять лишь соискателей должностей старших редакторов, но руководство Би-би-си пошло еще дальше. В октябре 1985 года было объявлено, что отныне проверкам будут подвергаться лишь руководители высшего звена, те, кто отвечает за систему радиопередач в чрезвычайных ситуациях (то есть радиопередач в случае начала ядерной войны) и сотрудники Всемирной службы Би-би-си, работающие в отделах, в которые могут внедриться агенты спецслужб других государств. Проверки соискателей всех остальных должностей Би-би-си должны были прекратиться.

Но не все были довольны этим решением, и было решено продолжать проверки корреспондентов, так как руководство считало, что от их честности и принципиальности зависит доверие к Би-би-си. Поскольку то же руководство объявило о прекращении проверок, пришлось придумать уловку: корреспондентов включили в список на том основании, что у них якобы имелся допуск к государственной тайне, хотя в реальности подобного допуска у них не было.

В результате на должностях, согласуемых со спецслужбами, осталось всего 1400 человек, работавших во внутрибританском вещании, и 793 человека во Всемирной службе.

Система претерпела новые изменения в 1990 году, после того как был принят закон "О службе безопасности", в результате чего проверки распространялись лишь на тех, кто отвечал за систему радиовещания в военное время, а также те, у кого был доступ к секретной информации правительства.

Еще через два года система радиовещания на случай военного времени была окончательно упразднена, и, соответственно, число людей, проходящих проверку, вновь сократилось. Би-би-си отказывается отвечать на вопрос, продолжается ли эта практика и по сей день. Представитель корпорации лишь заявляет, что "мы не комментируем вопросы, связанные с безопасностью".

Но если проверки все еще проводятся, скажем, для людей с допуском к секретной информации или же принимающих участие в планировании действий на случай чрезвычайных ситуаций, то теперь это происходит открыто, а не в тайне, и каждый соискатель об этом знает. Прежней секретности больше нет.

К тому времени, как систему военного вещания закрыли, Стоунэм уже ушел на пенсию. После него координацией с МИ-5 стал заниматься Майкл Ходдер, в прошлом морской пехотинец.

Он курировал случаи, когда было необходимо провести проверку кого-то из сотрудников, но предпочитал делать это неформально, в особенности, когда речь шла о сотрудниках Всемирной службы Би-би-си.

Например, в Бирманской службе был обнаружен сотрудник, который сдавал имена диссидентов посольству этой страны в Лондоне.

В Арабской службе был обнаружен человек, по совместительству работавший в посольстве Саудовской Аравии и получавший зарплату в двух местах. В той же Арабской службе был выявлен человек, который оказался родственником известного террориста.

Именно Ходдер и сохранил досье сотрудников.

Он проигнорировал указание уничтожить эти документы, сложил их в ящики и отправил в архив Би-би-си.

Ходдер уничтожил лишь части досье, поступившие непосредственно из МИ-5. А одно досье он сохранил полностью - это было личное дело Гая Берджесса, который работал на Би-би-си во время Второй мировой войны.

Би-би-си даже выложила это досье в интернет в 2014 году, но это скорее пример того, что проверки не всегда дают желаемые результаты: в документах нет и намека на то, что Берджесс на самом деле был советским шпионом.

Пол Рейнольдс был корреспондентом Би-би-си с 1978 по 2011 год.

Великобритания > СМИ, ИТ. Армия, полиция > bbc.com, 25 апреля 2018 > № 2581121


Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Экология > energyland.infо, 25 апреля 2018 > № 2580697

Во Владивостоке в районе станции Океанской на прибрежной полосе Амурского залива завершается ликвидация последствий разлива нефтепродуктов. Муниципальное предприятие «Содержание городских территорий» вывезло с побережья уже более 85 тонн загрязненного нефтью грунта.

Работы по ликвидации последствий разлива нефтепродуктов завершаются. На прибрежной полосе в районе улицы Лянчихинской работают экскаватор, погрузчик, самосвалы и бригада рабочих, сообщили в МБУ «Содержание городских территорий». Площадь очистки на данный момент составляет более 2500 квадратных метров.

Напомним, специалисты зафиксировали следы разлива нефтепродуктов на побережье Амурского залива в районе станции Океанская. Участок находится в пользовании ФГКУ «Дальневосточное территориальное управление имущественных отношений» Минобороны России, поэтому администрация Владивостока направила официальное письмо в Минобороны РФ с просьбой принять необходимые меры по очистке от нанесенных нефтепродуктов прибрежную территорию. Кроме того, обращения были направлены в УМВД России по городу Владивостоку, военную и природоохранную прокуратуру для принятия мер реагирования и привлечения виновных лиц к административной ответственности.

Не дожидаясь принятия мер ответственными лицами муниципальное предприятие «Содержание городских территорий» приступило к ликвидации последствий разлива нефтепродуктов на прибрежной полосе Амурского залива в районе станции Океанская.

Россия. ДФО > Нефть, газ, уголь. Армия, полиция. Экология > energyland.infо, 25 апреля 2018 > № 2580697


Казахстан > Рыба. Армия, полиция > dknews.kz, 25 апреля 2018 > № 2580366

В Урало-Каспийском бассейне у браконьеров изъято 11 тонн рыбы в ходе акции «Бекiре-2018», стартовавшей 1 апреля, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«При проведении акции сотрудниками природоохранных и правоохранительных органов выявлено ровно 300 нарушений законодательства. Из них на территории Атырауской области - 237 нарушений, Мангистауской области - 44 нарушения, Западно-Казахстанской - 19 нарушений. К административной ответственности привлечено 195 нарушителей, в ЕРДР зарегистрировано 25 уголовных материалов. В ходе акции на нарушителей рыбоохранного законодательства наложен административный штраф на сумму 2 миллиона 386 тысяч тенге. В трех областях у них изъято 11 тонн 14 килограммов рыбы, в том числе 2 тонны 639 килограммов осетровых видов», - сообщил официальный представитель территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира Олег Тушканов.

Кроме рыбы у браконьеров изъято 139 единиц орудий лова и 26 плавательных и транспортных средств.

Казахстан > Рыба. Армия, полиция > dknews.kz, 25 апреля 2018 > № 2580366


США. Сирия. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > lgz.ru, 25 апреля 2018 > № 2580321

Как пройти на улицу Мира?

Ведь двигаться на скотобойню совсем не хочется

Вопреки логике, здравому смыслу и человечности бомбометание уже подаётся как «гуманитарная акция». Это порождает горькие раздумья. Но общественные силы разрознены, их голос почти не слышен. Молчит Всемирный совет мира имени Жолио Кюри, безмолвствуют комитеты защиты мира разных стран, не слышно голосов лауреатов Нобелевской премии мира, как и голосов учёных, писателей, даже правозащитников. Тихо. А бомбы – то там, то тут – рвутся.

События в Югославии, Ираке, Ливии и теперь в Сирии показывают, что Устав ООН для нынешнего «мирового гегемона» – пустое место. Даже в терминологии стёрлись грани! Между «военным вторжением» (войной против суверенного государства) и «хулиганством в международных отношениях», оказывается, можно поставить знак равенства. На заседаниях Совета Безопасности ООН проходит нескончаемое ток-шоу глухих слепцов, которые кричат друг на друга, а потом даже целуются, может, лишь напоказ.

Но разве вопросы мира, разоружения или хотя бы ослабления военной гонки больше не стоят в повестке дня, разве нет угрозы глобального ядерного конфликта?

Повышение порога терпимости к чужому страданию и попрание международного права – неотъемлемая часть современной картины мира. За всем этим (уже без стеснения) выступает глобальный гегемон с агрессивным «демократизатором» в твёрдой руке. Для однополярного мира это, может, и приемлемо. Не раб же навязывает волю хозяину! И вот гегемон нагло диктует всюду свои правила, а если кого-то не устраивает, получите хаос в отдельно взятом государстве или регионе.

Война, как известно, это не только политические интересы, но прежде всего деньги, «частный бизнес и ничего личного». Нестабильность в мире, какой-то новый конфликт оборачиваются прибылью для производителей оружия, биржевых и финансовых спекулянтов. Разве проблемы сирийского народа беспокоят кого-то на бирже в Лондоне, Нью-Йорке, Гонконге? Ничуть. У государств, часто волей географии оказавшихся в зоне жизненных интересов гегемона, нет выбора: или прими закон силы, или получи беззаконие в виде хаоса и войны...

В «оправдание» гегемона можно сказать, что мировое господство – очень затратная технология. Бедняга-гегемон постоянно нуждается. Он уже вложился и обязан всё вернуть с прибылью. Проиграть нельзя, иначе придётся расплачиваться, жить по общим правилам, признавать, не дай бог, чужие права и интересы. А это крах всей системы, крах технологии доминирования!

Предметом «гуманитарных» инвестиций мирового спонсора глобализма давно является продвижение товаров – «демократия по-американски», просвещение «отсталых народов», обучение методам демократии. Проводниками «товаров» теперь становится не какой-то фонд с милым названием, а напрямую Североатлантический альянс или военная коалиция. При этом англосаксы настырно твердят, что они против всякой государственной идеологии, за абсолютную свободу личности и т.п. Даже нет нужды перечислять, в какие дикие формы извращений, морального разложения и насилия выливается эта «свобода».

Нарастающий хаос выражается в военных конфликтах и принимает всё более ожесточённый характер, направлен на тотальное взаимоуничтожение на региональном уровне. Реальность всё более печальна: с одной стороны – всеобщим хаосом невозможно управлять, с другой – мировой гегемон утратил чувство реальности, безнаказанно укрепляя и расширяя своё доминирование. Человечество явно заходит в глухой тупик.

Нельзя сказать, что людям всё равно. После атаки на Сирию прошли, пусть не очень многолюдные, демонстрации протеста в ряде городов США и Англии. Во вторник на прошлой неделе с миролюбивым обращением совместно выступили патриарх Кирилл и папа римский Франциск, будто вспомнив о своей миро­творческой роли.

Но явно напрашивается гораздо более мощное и массовое давление со стороны миролюбивых сил.

Вот добровольцы или, как ныне принято говорить, волонтёры, совсем юные, молодые и не очень молодые, участвуют в массе полезных дел. С удовольствием содействуют решению разных задач на олимпиадах, международных форумах, помогают инвалидам, малоимущим, детям. И это хорошо. Так что же молодёжи безразлично её будущее, не волнует, в каком мире она будет жить и будет ли? А вдруг всё перечеркнёт война? Почему-то не найдётся молодёжное движение, которое бы выступило с инициативой провести в Москве, например, планетарный молодёжный форум борцов за мир и разоружение. На него можно было бы пригласить мировых политических лидеров и лидеров мировых религий, выдающихся деятелей искусства и науки, нобелевских лауреатов. Того же Обаму, например. Осмелится ли он хотя бы приехать? Такое мероприятие может сразу показать, кто за мир и кто за какой мир. Или взрослым всё это не нужно?

Люди во всех странах, мировое гражданское общество, все, кто не хочет быть уничтоженным, должны принудить ведущих мировых политиков собраться вместе и поменять вектор развития человечества. Иначе просто будет поздно.

Александр Лобызов

США. Сирия. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > lgz.ru, 25 апреля 2018 > № 2580321


Россия. СКФО > Армия, полиция > lgz.ru, 25 апреля 2018 > № 2580320

Каспийская рокировка

В чём смысл перевода военно-морской базы из Астрахани

Лет 25 назад в поисках материалов о герое-подводнике Магомеде Гаджиеве я поехал в Дагестан к своему приятелю-десантнику, аварцу по национальности, и он показывал мне красоты своей родины. Впечатления оказались как будто из стихов Расула Гамзатова: «Прошли года, и я увидел Каспий, – мне чудный мир открылся, как во сне...» Но после Махачкалы мы отправились в Каспийск, и настроение изменилось.

Запущенный стотысячный населённый пункт с военным городком, где ржавеют десантные суда на воздушной подушке и еле-еле работают предприятия оборонки. Местные достопримечательности: обшарпанный корпус экраноплана «Лунь» и прямо в море полуразрушенный цех № 8 завода «Дагдизель» – уникальное сооружение, построенное для испытания торпед.

Красивым было только море...

Тогда-то мой приятель и произнёс с горечью: «Это же идеальная военно-морская база!» И оказался провидцем…

2 апреля 2018 года Сергей Шойгу объявил, что Каспийская флотилия будет целиком переведена из Астрахани в Каспийск. Решение вызвало полемику экспертов, нервную реакцию «западных партнёров» и настороженность отдельных политиков прикаспийских государств. Однозначно положительно решение восприняли наши военные моряки и флотская общественность.

История вопроса

Заявление министра обороны возникло не на пустом месте. Строительство ВМБ (военно-морская база) заложено в госпрограмму вооружений и началось несколько лет назад. А если вспомнить прошлое: история моногорода начинается в 1931 году, когда на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) было принято решение о строительстве в Дагестане военного предприятия. Уже через 8 лет возник посёлок городского типа с огромным заводом, ТЭЦ, красивыми многоэтажными домами, школами, поликлиникой, больницей, стадионом, клубом, гостиницей, библиотекой и даже танцплощадкой. Интересно, что в патриотическом запале в 1939 году поселковый совет обратился в Верховный Совет ДАССР с предложением о преобразовании посёлка в город с присвоением ему названия Сталинюрт. Однако его отклонили. 17 сентября 1947 года посёлок стал городом Каспийском.

Здесь производились торпеды и судовые дизели, а во время Великой Отечественной – авиационные и глубинные бомбы, зенитные снаряды и мины, миномёты, автоматы ППШ и даже противотанковые ежи.

В постсоветские времена Каспийск пережил, как и многие моногорода бывшего СССР, период упадка и разграбления, отток квалифицированных кадров и даже удар террористов, когда во время парада, посвящённого Дню Победы, 9 мая 2002 года погибли 43 человека.

В советские времена здесь располагались пункт маневренного базирования флотилии, база десантных кораблей и катеров на воздушной подушке и испытательная станция для знаменитого ракетоносца «Каспийский монстр», уникального советского экраноплана, разработанного в КБ Алексеева.

Сегодня создание ВМБ в Каспийске позволит решить многие проблемы Дагестана экономического и политического характера. Уже рассматривается вопрос об открытии военно-морского вуза. Кроме того, военная база рядом с Махачкалой обеспечит стабильность в сложном и неспокойном регионе.

Откуда «Калибры»

Именно с каспийских позиций были применены «Калибры». Пре­одолев 1500 км, ракеты поразили цели на территории Сирии. Соединённым Штатам и их союзникам продемонстрировали, что Россия способна достать любую цель на Ближнем Востоке, не говоря уже о Средиземном море.

По официальной трактовке, передислокация Каспийской флотилии вызвана стратегическими соображениями. Адмирал Игорь Касатонов объясняет мотив так: «Астрахань находится в 100 километрах от Каспийского моря, ну что это за военно-морская база, если по реке надо идти шесть часов? Кроме того, зимой река замерзает, а летом она мелеет – можно и не выйти вообще».

К этому добавлю, что помимо холодов боевым кораблям создают неудобства сложная гидрологическая обстановка и небольшие глубины дельты Волги. Ещё одна проблема – снижение уровня воды в северной части Каспийского моря. Использование кораблей водоизмещением почти 2000 тонн с осадкой около 4 метров (таких как сторожевые корабли проекта 11 661 «Татарстан» и «Дагестан») будет весьма затруднительно. Как и 1000-тонных малых ракетных кораблей проекта 21 631: «Углич», «Град Свияжск» и «Великий Устюг». А это основная ударная сила флотилии.

Перемещение флотилии на 300 км ближе к вероятным очагам конфликтов позволит более эффективно применять оружие. Это касается не только Ближнего Востока, но и ряда регионов Азии.

Большинство локальных военных конфликтов сегодня – форма борьбы за углеводородное сырьё. Новая база флота позволит контролировать богатую нефтью восточную часть Сирии. Именно эта территория может в перспективе стать поводом для военного конфликта между сирийским правительством и оппозицией. Условия для конфликтов есть и в Ираке, Ливии, ряде других стран.

Соседи по Каспию

У нас почему-то не принято писать о сложных отношениях между странами Каспийского региона. Сегодня берега Каспия делят пять стран: Россия, Туркмения, Казахстан, Азербайджан и Иран. А не так давно – только две: СССР и Иран. В постсоветские времена ситуация в регионе существенно усложнилась – Каспий чрезвычайно важен для всех. Прежде всего это био- и энергоресурсы: большие запасы газа и нефти, а также 90% осетровых планеты. Проблема в том, что до сих пор море между прибрежными странами не поделёно, и это положение не удовлетворяет ни одну из сторон. Каждая хочет получить как можно больше территории с недавно открытыми месторождениями нефти и газа.

Как следствие, государства Прикаспийского региона, на словах заявляя о желании демилитаризации, активно наращивают вооружение, увеличивают боевой состав своих флотов. Растёт число ударных ракетных кораблей, отмечено появление иранских подводных лодок. Развиваются как диверсионные, так и противодиверсионные части, а также ракетные средства на берегу, морская пехота и авиация. Политические противоречия в регионе разрешатся не скоро и в худшем случае далеко не мирными средствами.

Всё более заметны попытки далёких от Каспия держав закрепиться на этой территории. США стремятся создать свою базу в казахстанском порту Актау. Во время визита в Ашхабад министр ВМС США Рей Мэйбус зондировал почву относительно возможности обустроить американских военнослужащих где-нибудь на каспийском берегу Туркменистана. Перечень угроз безопасности Прикаспийского региона, к сожалению, обширен. И не учитывать этого обстоятельства нельзя.

Радиус поражения

С учётом непростых отношений между Россией и Турцией роль Каспийской флотилии может возрасти в любой момент. Казахстан, Азербайджан и Туркменистан уже получают военную и техническую поддержку от Турции, США и Израиля. Раньше на Каспии были корабли только советской и иранской постройки, теперь здесь – турецкие сторожевики и катера, израильские беспилотники, артиллерийское и стрелковое вооружение стран НАТО. Раньше флотские специалисты для Туркменистана, Казахстана, Азербайджана готовились в России, теперь всё больше обучающихся в США и Турции.

В регионе обозначилась угроза радикального исламизма. Террористы из Сирии начали проникновение в Афганистан, нельзя исключать, что их будут использовать для дестабилизации обстановки в бывших советских республиках прикаспийской зоны.

Перечисленные факторы означают, что в ближайшие годы Каспийская флотилия останется важнейшим элементом нашей безопасности. И передислокация в Каспийск, несомненно, усилит обороноспособность России.

Есть простой способ понять преимущества новой базы: возьмите циркуль и очертите в масштабе круг радиусом 2000 километров. Не хочу никого пугать, но в зоне поражения – 49 государств, в том числе 12 членов НАТО и три воинственные страны, стремящиеся туда попасть. Чтобы проверить себя, обратился к приятелю из Генерального штаба ВС РФ и услышал встречный вопрос: «А почему радиус поражения 2000 км? Надо было брать 4000 км». Видимо, чего-то мы пока не знаем о возможностях нашего корабельного вооружения.

Владимир Просянников,

кандидат исторических наук, капитан 1 ранга в отставке

Россия. СКФО > Армия, полиция > lgz.ru, 25 апреля 2018 > № 2580320


Латвия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 25 апреля 2018 > № 2580316

Почему арестовали Александра Гапоненко

или Как готовятся учения НАТО в Латвии

В минувшую пятницу в Риге полиция безопасности Латвии задержала латвийского учёного и правозащитника, главу Конгресса неграждан, члена штаба Движения в защиту русских школ Александра Гапоненко.

Что же случилось? Оказывается, ещё 4 апреля было возбуждено уголовное дело о действиях, направленных «против государственного суверенитета, территориальной целостности Латвии, государственной власти или государственного строя».

В рамках этого дела и задержали Гапоненко. Всё совсем не безобидно. По 80-й статье могут лишить свободы на срок до 8 лет.

Сотрудники безопасности немногословны – якобы в интересах следствия подробности засекречены. Но отрицают, что арест связан с публикацией в «Фейсбуке», автором которой был Гапоненко.

Он сообщил, что 12−15 мая в Латвии пройдут масштабные учения войск НАТО. В них примет участие американский спецназ. Его бойцы уже прибывают в Ригу по одному или небольшими группами – самыми обычными авиа­рейсами и из разных городов. Одеты «по гражданке», без багажа, лишь с рюкзаками. Селятся в дорогих отелях, расплачиваются наличными. Чем не обычные туристы? Не надо ведь, чтобы уши торчали.

Как предположил в сообщении в Сети Гапоненко, есть основания опасаться, что цель учений – показать местному населению, как может подавляться «русский бунт». «Одна часть американцев будет изображать «русских повстанцев», а другая – «силы демократии и прогресса». И тогда улицы Риги могут превратиться в место столкновений с этническим подтекстом. Под видом «русских» спецназовцы могут инициировать беспорядки, которые в СМИ представят спровоцированными Россией. Тут же полиция безопасности проведёт аресты русскоязычных, СМИ захлестнёт очередная волна русофобии. Но она покатится теперь не от британских островов, а с Балтийского моря. Фантазия? Но разве для неё нет оснований? Как бы там ни было, председатель комиссии Сейма по безопасности и обороне Айнар Латковскис попросил полицию безопасности проверить данный пост в соцсети и дать ему оценку. Вот Гапоненко и задержали.

– В Риге действительно будут проходить учения, только не одно, а четыре или пять, – комментирует события для «ЛГ» Руслан Панкратов, лидер Русской общины Риги. – И нам ясно, что некие столкновения с российским следом были бы выгодны властям. Нет сомнения, их тут же поддержат, например, в Лондоне и Брюсселе. «Включат» Голливуд а-ля Белые каски с хлором, покажут страшные кадры по мировым телеканалам, ткнут пальцем в Россию и тирана Путина. У нас есть опасения, что могут быть проведены аресты русских активистов, якобы готовых возглавить повстанческое сопротивление… Почему бы евроатлантическим дирижёрам не переключить внимание со Скрипалей и Сирии на ужасных русских в Прибалтике? Такого рода сценарии, кстати, уже отрабатывались в Латвии дважды – в 2015-м и 2016-м. На территории города Резекне – с высадкой десанта, захватом муниципальных помещений, арестом «бунтовщиков». Были и тренировки этнических зачисток в городской среде в Саласпилсе, где во время войны размещался детский концентрационный лагерь и было замучено более 100 000 человек. Теперь, кстати, в Латвии это место именуют обычной пересылочной тюрьмой чуть ли не с санаторными условиями, где не было ни газовых камер, ни забора крови для солдат вермахта. Моральный террор против русских усиленно подогревается латышскими СМИ. И власти явно хотят отвлечь внимание общественности от насильственной ассимиляции русских, позорной школьной реформы, предусматривающей закрытие всех русских школ.

В заключение нашего разговора Руслан Панкратов заметил:

– У нас могут запустить модернизированный украинский сценарий. Тем более, много подтверждений, что сотрудники латвийских спецслужб крайне националистически настроены и напрямую подчиняются ЦРУ. Отсюда и методы подавления инакомыслия. Людей дискредитируют, засылают в русские общественные организации провокаторов, пытаются подкупить активистов, вербуют их, не на шутку запугивают. Многие люди реально боятся. Даже латыши стали бояться. Эти провокации – попытки англосаксов не допустить многополярности мира, чтобы продолжать самим управлять им. Мы намерены противостоять нео­нацизму, надеемся и на помощь международных инстанций. И конечно, на то, что расправы над Александром Гапоненко не произойдёт и его не убьют в эти два месяца ареста в тюрьме.

Беседу вёл Владимир Сухомлинов

Латвия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 25 апреля 2018 > № 2580316


Украина > Армия, полиция > minprom.ua, 24 апреля 2018 > № 2582594

Оснований для новой волны мобилизации в Украине нет

Министр обороны Украины Степан Полторак заявляет об отсутствии оснований для проведения мобилизации в Украине в настоящее время.

"Относительно очередной волны мобилизации, у нас сегодня такой необходимости нет. Есть несколько причин, и одна из них – то, что нам удалось провести серьезную работу с резервом первой очереди, то есть с людьми, которые имеют боевой опыт", – сказал С.Полторак в интервью ВВС.

По его словам, в настоящее время резервисты уже приписаны не только к военкоматам, но и к военным частям. "Ежегодно проводится учебно-методический сбор, 2-3 недели их учат в бригаде для проведения боевого слаживания. Эти люди готовы в течение нескольких дней стать к ружью – доукомплектовать подразделения или сформировать новые части и выполнять задание. Мы… четко понимаем, сколько у нас есть людей и на что мы можем рассчитывать. Научились рассчитывать и риски при необходимости проведения мобилизации. Но еще раз хочу сказать, что такой необходимости я сегодня не вижу", – отметил министр.

С.Полторак сообщил, что минимальная зарплата военнослужащего в настоящее время составляет 7,5-7,8 тыс. грн., и отметил, что это небольшие средства, учитывая риски потерять жизнь и здоровье в армии.

При этом он отметил, что денежное обеспечение в зоне проведения АТО удалось поднять с 2,4 тыс. до 10 тыс. грн. в месяц. "Думаю, что главной причиной пополнения ВСУ контрактниками является мотивация, патриотизм и ощущение ответственности и необходимости исполнить свою мужскую обязанность. На втором плане, конечно, и денежное содержание", – сказал министр.

На вопрос о численности ВСУ он ответил, что cейчас в подчинении Минобороны есть 255 тыс. человек. "Из них Вооруженные силы – 250 тыс. и 5 тыс. – Государственная служба транспорта. Несколько дней назад подписал все акты, и мы завершили прием этой службы в состав Минобороны", – сказал С.Полторак.

Украина > Армия, полиция > minprom.ua, 24 апреля 2018 > № 2582594


Украина > Авиапром, автопром. Армия, полиция > minprom.ua, 24 апреля 2018 > № 2582565

СБУ назвала причину обысков в Мотор Сичи

В Службе безопасности Украины заявляют, что проведенные в понедельник обыски в "Мотор Сичи" (которые прошли как раз перед собранием акционеров компании, запланированным на 25 апреля) объясняются тем, что Служба выявила признаки завладения акциями предприятия иностранцами. Об этом со ссылкой на сообщение СБУ сообщает ЦТС.

Правоохранители отметили, что иностранцы планируют перенести на свой завод украинское производство и технологии, и для этого совершили опосредованную концентрацию контрольного пакета акций ПАО "Мотор Сич", который сейчас оформлен на шесть офшорных компаний и физлицо.

"Сотрудниками спецслужбы во взаимодействии с Госфинмониторингом Украины установлено, что продажа контрольного пакета акций стратегического объекта ОАО "Мотор Сич" осуществлялась в адрес физических лиц и компаний нерезидентов в объемах менее чем по 10%, в связи с чем существуют подозрения о попытке заинтересованных лиц скрыть владельцев существенного участия и реальных бенефициарных владельцев покупателей акций", – говорится в сообщении СБУ.

В данный момент, по информации службы, представители компании-нерезидента намерены противоправно сконцентрировать приобретенный пакет акций, обеспечивающий превышение 50% голосов в высшем органе управления общества, и получить полный контроль над его деятельностью в сфере военных оборонных заказов.

СБУ указывает, что расследует уголовное производство по ч. 1 ст. 14 и ст. 113 (диверсия) Уголовного кодекса Украины по факту подготовки к совершению действий, направленных на ослабление государства из-за разрушения стратегического предприятия "Мотор Сич", в котором сейчас продолжается досудебное следствие.

С целью получения дополнительных доказательств в уголовном производстве сотрудники спецслужбы 23 апреля провели санкционированные обыски в административных помещениях заводоуправления, отдела ценных бумаг "Мотор Сичи" и местах жительства отдельных физических лиц.

СБУ напоминает, что в рамках указанного уголовного производства в 2017 году, согласно с полученным определением суда, был наложен арест на пакет акций "Мотор Сич" в размере 56% уставного капитала. В сентябре 2017 года Шевченковский райсуд Киева удовлетворил ходатайство следователя СБУ об аресте сконцентрированных в собственности пяти офшоров и находящихся на счетах хранителя – компании "Драгон капитал" 41% акций ПАО "Мотор Сич" в связи с подозрением следствия в сговоре и попытке ликвидации группой лиц имеющего важное значение для обороноспособности и экономики государства предприятия через продажу и вывод его акций за пределы Украины.

По данным следствия, в рамках проведенной в 2016 году сделки купли-продажи акций "Мотор Сич", на сегодняшний день 56% акций предприятия опосредованно владеет гражданин Китая, собственник Beijing Skyrizon Aviation Industry Investment Co.

Согласно обнародованным в мае 2017 года планам украинской стороны в настоящее время "Мотор Сич" и китайская Beijing Skyrizon Aviation Industry Investment Co. Ltd отрабатывают программу партнерства, предусматривающую лицензионное производство украинских авиационных двигателей на мощностях в КНР. Программа партнерства включает также инвестиционные планы китайской стороны вложить порядка 250 млн долл. в модернизацию мощностей ПАО "Мотор Сич".

Украина > Авиапром, автопром. Армия, полиция > minprom.ua, 24 апреля 2018 > № 2582565


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minprom.ua, 24 апреля 2018 > № 2582536

ПАСЕ признала оккупацию части Донбасса Россией

Парламентская ассамблея Совета Европы поддержала поправку украинской делегации и проголосовала за признание оккупации Россией части территории Донбасса.

"Победа! Принята важная поправка украинской делегации в ПАСЕ в докладе "О чрезвычайном положении и отступлении от конвенции о правах человека", и Ассамблея проголосовала за признание оккупации части Донбасса Россией!" – написал глава украинской делегации в ПАСЕ Владимир Арьев на странице в "Фейсбуке".

Он отметил, что отныне сказкам о шахтерах и трактористах с военторга в международных документах наступил конец.

Представитель украинской делегации в ПАСЕ Алексей Гончаренко в эфире телеканала "112 Украина" пояснил: "Только что Парламентская ассамблея поддержала правку от украинской делегации … о том, чтобы изменить слова при описании ситуации на неконтролируемой и оккупированной территории Донбасса – слова "неподконтрольные правительству" заменить словами "временно оккупированные территории с российской оккупационной администрацией".

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minprom.ua, 24 апреля 2018 > № 2582536


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minprom.ua, 24 апреля 2018 > № 2582520

НАБУ задержало судью, который требовал взятку в размере 8 тыс. долл.

Детективы Национального антикоррупционного бюро Украины задержали при получении взятки судью Голосеевского районного суда Киева. Об этом говорится в сообщении пресс-службы НАБУ.

"Детективы Национального антикоррупционного бюро Украины по материалам Службы безопасности Украины под процессуальным руководством прокуроров Специализированной антикоррупционной прокуратуры разоблачили судью Голосеевского районного суда г. Киева в момент получения им части неправомерной выгоды в размере 1 тыс. долл.", – говорится в сообщении.

Кроме того, отмечается, что посредником, который передавал взятку, оказался судья этого же суда, который сейчас в отставке.

Сообщается, что судья требовал от посредника 8 тыс. долл. за удовлетворение иска о восстановлении его на работе и выплаты ему компенсации в размере 1,5 млн грн.

В настоящее время оба мужчины задержаны, решается вопрос об уведомлении им о подозрении.

Напомним, ранее сообщалось, что в Хмельницком сотрудники Службы безопасности Украины разоблачили на взятке двух должностных лиц полиции.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > minprom.ua, 24 апреля 2018 > № 2582520


Россия. ЦФО > Армия, полиция > gazeta.ru, 24 апреля 2018 > № 2582125

Насилие в семье: жертв все больше

Пожилые люди стали чаще жаловаться на насилие

Александра Баландина

Москвичи стали чаще жаловаться на семейное насилие, в том числе и по отношению к пожилым людям. Об этом заявила уполномоченная по правам человека в столице Татьяна Потяева. Рост обращений от жертв агрессии произошел после принятия закона о декриминализации домашних побоев. Впрочем, отмечают специалисты, увеличение количества жалоб вовсе не обязательно означает, что сами инциденты стали происходить чаще.

После принятия закона о декриминализации побоев стало значительно больше обращений о случаях семейного насилия, сообщила уполномоченная по правам человека в столице Татьяна Потяева. При этом в аппарат уполномоченной все чаще приходят заявления о насилии в отношении людей старшего поколения, глубоко пожилых людей.

Напомним, так называемый закон о декриминализации насилия в семье был подписан президентом РФ Владимиром Путиным в начале 2017 года. За год до этого был принят другой закон, установивший уголовную ответственность за побои членов семей и близких лиц. Как отмечала тогда сенатор Елена Мизулина, этот закон позволял наказывать лишением свободы до двух лет лишь за «шлепок в семье». При этом ответственность за нанесение побоев без вреда для здоровья постороннему человеку была не такой серьезной, отмечала сенатор.

Документ 2017 года исключил из числа уголовно наказуемых преступлений побои в отношении близких лиц, но только если эти побои совершены впервые и не было нанесено существенного вреда здоровью. Если же ущерб здоровью был нанесен серьезный или если побои были совершены повторно, то ответственность наступает в соответствии с уголовным законодательством.

«То, что люди стали чаще жаловаться, совсем не значит, что насилия стало больше. Когда статью декриминализировали, стремятся заявить о любой мелочи, зная, что никаких серьезных последствий это не повлечет. Декриминализация — это всего лишь исправленная ошибка», — заявила «Газете.Ru» член Общественной палаты РФ Элина Жгутова.

Тем не менее многие правозащитники отмечали, что с момента принятия закона о декриминализации стало заметно больше случаев домашнего насилия. Некоторые агрессоры не стали вчитываться в закон, а восприняли его как разрешение бить супругу или ребенка.

Так, если за весь 2016 год, по данным МВД, от семейных конфликтов физически пострадали около 10 тыс. женщин и 5 тыс. детей, то только за девять месяцев прошлого года было зафиксировано 57 тыс. аналогичных преступлений. Однако ряд экспертов называет эту цифру заниженной. По последним данным, опубликованным судебным департаментом при Верховном суде РФ, в российские суды за 2017 год поступило 161 тыс. дел по декриминализированной статье «Побои», тогда как в 2015 и в 2016 годах этот показатель составлял около 55 тыс.

Старшее поколение точно так же подвергается домашнему насилию, однако оказывается в такой ситуации даже менее защищенным, чем условная 40-летняя жена агрессора или его дети-подростки. «С пожилыми людьми все намного сложнее, потому что они как минимум не владеют интернетом, — пояснил «Газете.Ru» координатор правозащитной организации «Зона права» Булат Мухамеджанов. — Некоторые даже не могут выйти на улицу — они прикованы к постели, либо это инвалиды и могут передвигаться только дома. Молодые люди могут хотя бы выйти из квартиры, пообщаться со сверстниками, таким образом они могут дать другим знать, что происходит в их семье. А в случае стариков государство реагирует только тогда, когда происходят какие-то тяжелые ситуации, когда бездействовать уже просто невозможно».

В международной правозащитной практике насилие над людьми старше 50 лет выделяется в отдельную категорию. К нему относится не только физическое, но и сексуальное или психологическое насилие, пренебрежение нуждами, финансовая эксплуатация или преследование человека. Агрессия в этой ситуации, как правило, исходит от человека, с которым жертва находится в длительных и доверительных отношениях: супруга, партнера, члена семьи или, допустим, сиделки.

Насилие над представителем старшего поколения может даже не выглядеть как насилие, но быть им по сути. Например, к нему относится изоляция от друзей и семьи, ограничение свободы перемещения человека (в частности, отказ отвезти к доктору или, скажем, на службу в церковь), когда агрессор контролирует, на что тратится пенсия или забирает ее себе, если обидчик прячет необходимые пожилому человеку вещи вроде очков, слуховых аппаратов или ходунков.

Также к насилию относятся угрозы выгнать из дома или отправить в дом престарелых, нанесение вреда домашним животным пожилого человека, утаивание еды, воды и лекарств, и так далее.

Особенность пожилых жертв насилия в том, что они достаточно редко могут осознать, что происходит что-то не то. Если обидчик — родной сын или дочь, то поверить в их злой умысел крайне сложно, вмешивается родительский инстинкт. Чаще всего пожилые люди не обращаются за помощью, чтобы «не выносить сор из избы», даже если это идет им в ущерб. Кроме того, у многих представителей старшего поколения есть достаточно суровый опыт в детстве, когда их родители могли использовать жесткие методы воспитания. Поэтому даже побои могут в какой-то момент не казаться чем-то ненормальным.

«Критичность восприятия ситуации у пожилого человека может быть снижена из-за того, что у людей еще с детства сформирована модель мира, в которой домашнее насилие – это норма. Кроме того, кто-то просто совершенно не чувствует себя самостоятельным, хотя мог бы прекрасно обойтись без агрессоров — мужа или детей. Но люди по привычке, по накатанной продолжают жить согласно убеждению «Бог терпел и нам велел», хотя смирение тут совершенно неуместно», — пояснила «Газете.Ru» социальный психолог Наталья Варская.

«Не стоит забывать про деменцию, когда в пожилом возрасте люди начинают жаловаться, что их недокармливают, обкрадывают родственники. А тут еще СМИ на каждом углу говорят, что у нас стало больше насилия. Старики, сидящие у экранов телевизоров и читающие все это, начинают примерять ситуации на себя, и получается, что они реагируют на провокацию», — сказала член ОП РФ Жгутова.

По мнению Мухамеджанова, в России очень мало общественных организаций, занимающихся проблемой агрессии и насилия по отношению к старикам: «Речь даже не о юридической консультации, а в целом об организации, которая решает комплекс проблем, например, как сделать так, чтобы пострадавший мог какое-то время провести в безопасной изоляции. Для этого надо хотя бы проводить регулярный обход, иметь постоянный контакт с пожилыми, но ресурсов на все это не хватает».

Еще одна проблема, говорят правозащитники, в том, что правоохранительные органы не всегда оперативно реагируют на подобные заявления. Это останавливает и самих жертв, которые считают, что им не поверят или поднимут на смех («Размечталась, бабка, кто на тебя позарится»), и повышает долю еще не выявленных преступлений.

«В Татарстане, например, я сталкивался с ситуацией, где одну пожилую женщину притесняла ее дочь вместе с зятем. Она около 10 раз обращалась в правоохранительные органы по разным эпизодам, но ей каждый раз отказывали в возбуждении дела, — рассказал координатор «Зоны права», — Как правило, до суда доходят только те случаи, когда правоохранительные органы не могут не реагировать. Либо это что-то очевидное, когда есть конкретные телесные повреждения, свидетели».

Россия. ЦФО > Армия, полиция > gazeta.ru, 24 апреля 2018 > № 2582125


Россия. Сирия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 24 апреля 2018 > № 2581937

Ничто не происходит без Путина

Маттиас Гебауэр | Der Spiegel

Со времени присоединения Крыма российский президент является на саммитах главных экономических держав персоной нон грата. Тем не менее, он незримо присутствовал на начавшейся в конце прошлой недели встрече "большой семерки" в Торонто, пишет журналист немецкого Der Spiegel Маттиас Гебауэр.

В обсуждении двух главных тем - затяжного конфликта в Сирии и на Украине - речь всегда шла о российском президенте и о том, как, наконец, можно привести непредсказуемого Путина к более конструктивному сотрудничеству.

Министры иностранных дел много говорили о возрождении женевских мирных переговоров по Сирии, а также напоминали о реализации Минского соглашения. Однако всем понятно: Путина не впечатлить моральными призывами. Цель, которой строго следует его внешняя политика, заключается в том, чтобы Путин в итоге смог извлечь для себя выгоду, отмечает автор.

Дипломаты рисуют множество сценариев того, как можно заманить Путина. Одним из вариантов была бы гарантия того, что Россия сможет сохранить важные для нее военные базы в Сирии. Вместе с этим Запад мог бы - несмотря на вопиющие преступления Асада - решиться на то, чтобы правитель, по крайней мере, сопровождал бы переход к новому правительству. Путин мог бы решить, когда убрать его из игры, говорится в статье.

Кроме того, вернуть Путина за стол переговоров могли бы миллиарды, предоставленные Западом. Вероятно, он не хочет брать на свои плечи восстановление разрушенной страны, которое будет стоить миллиарды. Если дело дойдет до такой сделки, Путин смог бы не без основания представить себя в собственной стране в качестве победителя конфликта.

Ожидается, что в налаживании диалога с Россией в роли посредника должна выступить Германия. Такая работа важна и кажется привлекательной, однако в реальности она равнозначна невыполнимой миссии, и это знает и глава немецкого МИДа Хайко Маас, пишет журналист.

Насколько упрямо ведут себя сегодня русские, Маас ощутил незадолго до своего вылета в Торонто. Во время телефонного разговора с Сергеем Лавровым желания Россией конструктивного диалога нельзя было заметить даже при максимальном оптимизме, отмечает автор.

Дипломаты, настроенные скептически, опасаются, что речь идет о втайне подготовленном маневре. Благодаря долгим консультациям о процедуре новых мирных переговоров Кремль просто может выиграть время и продолжить оказывать военную поддержку Асаду в завоевании новых территорий. Между делом можно без больших противоречий провести в собственной стране чемпионат мира по футболу. Турнир для Путина важен, поэтому было бы целесообразно, если бы назойливая политика здесь не слишком мешала, пишет Гебауэр в заключение.

Россия. Сирия. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inopressa.ru, 24 апреля 2018 > № 2581937


ЦАР. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 24 апреля 2018 > № 2581873

В столице Центральноафриканской республики растет число российских солдат, наемников и советников

Реми Урдан | Le Monde

Россия постепенно устанавливает свое присутствие в Центральноафриканской республике после заключения военного соглашения между Москвой и Банги в декабре 2017 года, пишет спецкор Le Monde в Банги Реми Урдан.

В октябре 2017 года российский министр иностранных дел Сергей Лавров и центральноафриканский президент Фостен-Аршанж Туадера встретились в Сочи. После этого Москва попросила у Совбеза ООН отступления от эмбарго по поставке оружия в Центральноафриканскую республику с тем, чтобы предоставить правительству боевую технику и запустить программу учений центральноафриканских военных сил (FACA). Разрешение было получено в декабре, и российский штурмовик "Ильюшин II-76" совершил первую посадку 26 января в аэропорту Банги, говорится в статье.

Соглашение между Москвой и Банги предусматривает поставку реактивного оружия, пулеметов, автоматических винтовок и пистолетов, а также обучение приемам обращения с этим оружием двух батальонов FACA, то есть 1300 человек. Церемония окончания обучения первого контингента в 200 человек прошла 31 марта в присутствии президента Туадера. Такова официальная история. Однако на нее нанизалось немало сюрпризов, отмечает автор.

Прежде всего речь идет о передаче в распоряжение посланцев из Москвы дворца Беренго. Это заброшенное строение в 60 км к западу от Банги было резиденцией президента Жан-Бедель Бокасса, стоявшего у власти с 1966 по 1979 год и похороненного в этом поместье. Подобное открытие вызвало живую полемику между правительством и семьей Бокасса, которая не была предупреждена о трансформации дворца и 40 гектаров земли в военный лагерь, передает журналист.

Следующим сюрпризом стало то, что расквартирование русских в Беренго продлилось не дольше, чем разбегается стая антилоп по лесной чаще. Хотя и стремясь держаться скромно, белые и не говорящие по-французски мужчины с военной выправкой, но без обмундирования, положенного по уставу, свободно прогуливались по Банги, описывает Урдан.

Их присутствие и их одеяние навели жителей Банги на мысль о том, что посланцы Москвы не были, как предполагалось, офицерами российской армии. По этому пункту в своих вмешательствах за рубежом - как в Сирии - Россия полностью "американизировалась": на пять офицеров, предположительно принадлежащих к военной разведке, почти все остальные люди, присутствующие в ЦАР, являются наемниками двух частных военных компаний - Sewa Security Services и Lobaye Ltd, комментирует журналист.

Их первое официальное появление произошло на футбольном стадионе в Банги, на праздновании второй годовщины президентства Туадера. Эти люди быстро свергли с престола руандских военнослужащих из миссии ООН в ЦАР MINUSCA, которые раньше охраняли главу государства. В то время как руандцы теперь стоят на постах в паркингах и перед закрытыми дверьми, люди из Москвы обеспечивают личную охрану президента, имея неограниченный доступ к его графику и его ближнему кругу, пишет Урдан.

"Российская активность в регионе, который продолжает ось от Судана к Анголе, вызывает обеспокоенность американцев, - признается один неназванный европейский дипломат. - Что касается Центральноафриканской республики, они ждут, как отреагирует Франция". В Банги тоже задумываются, позволит ли Москве бывшая колониальная держава водвориться в центре центральноафриканской власти. "Это выбор центральноафриканцев, - вздыхает один французский дипломат. - К тому же у нас не такие методы, как у русских. Они беспардонно влезают везде, где им приотворяют двери".

Если ставилась цель сдержать российское влияние, то единственный видимый результат находится на грани парадокса: на ослепительно новеньких фордах, подаренных американцами центральноафриканским солдатам, теперь разъезжают типы с повадками спецназа, под полусмущенными, полуудовлетворенными взглядами жителей Банги. Большинство из последних стали сомневаться, а может, после военного отхода Франции, миссия ООН MINUSKA и сама сумела бы защитить их от мятежников, заключает спецкор.

ЦАР. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 24 апреля 2018 > № 2581873


Сирия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 24 апреля 2018 > № 2581869

Сирия: западные государства пытаются обойти российское вето в ООН

Патрик Уинтур | The Guardian

"Западные государства хотят положить конец многомесячной безысходной ситуации в ООН по Сирии, передав вопрос о применении химического оружия на рассмотрение всей Генассамблеи ООН, где вето России в Совбезе не будет действовать", - сообщает The Guardian.

"Идея заключается в том, чтобы прибегнуть к редко используемому методу, впервые примененному во времена холодной войны, по передаче ответственности за некоторые аспекты кризиса Генассамблее, состоящей из 193 членов", - говорится в статье.

"Россия использовала свое вето в Совбезе ООН 11 раз, чтобы заблокировать действия против своего союзника Сирии", - напоминает издание.

Иэн Мартин, бывший чиновник ООН и глава Amnesty International, заявил: "Российское вето не должно положить конец усилиям по принятию коллективных мер ООН. Обязанность установить ответственность за использование химического оружия и прекратить кошмар сирийского конфликта принадлежит всему мировому сообществу".

"Как известно, это предложение пользуется поддержкой среди западных чиновников", - отмечает издание.

"Вопрос об этой тупиковой ситуации был поднят на ежегодной встрече в Швеции за закрытыми дверями, на которой присутствовали постпреды в Совете Безопасности ООН, и сейчас, скорее всего, он будет обсуждаться на ряде встреч на этой неделе", - говорится в статье.

"Западные государства, обеспокоенные тем, что тупиковая ситуация ослабляет авторитет Совбеза в целом, хотят прибегнуть к редко используемому способу, впервые примененному во время Корейского кризиса 1950 года. Известный как "объединение ради мира", он может позволить девяти из 15 членов Совбеза обойти российское вето и передать вопрос на общее голосование в Генеральную Ассамблею", - пишет газета. Далее, для согласования механизма установления ответственности за применение химоружия понадобится большинство в две трети голосов в Генассамблее.

Сирия. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 24 апреля 2018 > № 2581869


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581832

Нелепое предложение США включить Россию в список стран-спонсоров терроризма

Дэниел Ларисон (Daniel Larison), The American Conservative, США

На прошлой неделе сенатор Кори Гарднер (Cory Gardner) внес весьма странное предложение:

«Госдепартамент должен рассмотреть вопрос о том, чтобы включить эту страну в список государственных спонсоров терроризма наряду с ее близкими союзниками Ираном и Сирией. Нравственные доводы в пользу такого шага вполне логичны. Россия нападала на своих соседей Грузию и Украину; она поддерживает кровожадный режим Башара Асада и наших врагов в Афганистане; она ведет активную информационную войну против западных демократий и среди прочего, вмешивалась в 2016 году в американские выборы».

Несмотря на то, что этот ярлык может порадовать тех, кто поддерживает внешнюю агрессивную политику США, это решение является ошибочным, как и намерение Трампа снять с Северной Кореи клеймо государства-спонсора терроризма.

Если правительство не вооружает, не финансирует или иным образом не оказывает помощь группировке, которая занимается международным терроризмом, ее не следует называть спонсором и не следует на нее накладывать санкции по этой причине. Ничто из того, что перечисляет Гарднер, не делает Россию государством-спонсором терроризма. Если мы, конечно, не пересмотрим самое понятие терроризма и обозначим этим термином политику, которая не нравится Вашингтону.

Словно для того, чтобы привлечь внимание к неубедительности своего довода, Гарднер открыто утверждает, что Россия якобы поддерживает «Исламское государство» (запрещенная в России организация — прим. ред.), опираясь на неподтвержденную информацию:

«Есть также свидетельства того, что Россия в сирийском конфликте поддерживает обе стороны. Она защищает кровавый режим Асада и одновременно разжигает радикальное повстанческое движение против него. Украинские средства массовой информации сообщают, что Россия оказывает материальную помощь ИГИЛ, а также содействие в вербовке».

Я не уверен, что здесь более абсурдно: тот факт, что Гарднер полагает, что российское правительство действительно поощряет вербовку джихадистов внутри страны, или то, что он основывается на сообщениях украинских новостных изданий, у которых есть множество причин предъявлять все более нелепые претензии к России. Учитывая, какое количество вооружений, поставляемых США, попало в руки «Исламского государства» в прошлом, это не те обвинения, которыми Соединенным Штатам стоит разбрасываться в адрес других государств без убедительных на то оснований.

Предложение Гарднера не имеет под собой никаких оснований, и в случае его одобрения отношения с Москвой могут ухудшиться еще сильнее.

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581832


Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581825

После угроз о «катастрофических последствиях» Израиль заявляет, что может нанести удар по российским системам в Сирии

Haaretz, Израиль

Официальные лица заявили, что Асад получит современные комплексы С-300, и предупредили Израиль, чтобы тот не атаковал новые системы ПВО.

Министр обороны Авигдор Либерман заявил во вторник, что Израиль может нанести удар по зенитно-ракетным комплексам российского производства С-300 в Сирии, если они будут применены против его страны.

«Надо предельно ясно сказать следующее: если кто-то начнет вести огонь по нашим самолетам, мы его уничтожим, — сказал Либерман в интервью израильскому вебсайту Ynet. — Нам важно, чтобы те системы вооружений, которые русские поставляют в Сирию, не использовались против нас. Если они будут использованы против нас, мы будем действовать против них».

Либерман выступил со своими комментариями на следующий день после того, как высокопоставленные официальные лица из России рассказали газете «Коммерсант», что Москва вскоре может поставить режиму Башара Асада зенитно-ракетные комплексы С-300. Эти официальные лица подчеркнули, что если Израиль совершит нападение на новые системы ПВО, то последствия для него будут катастрофическими.

«Коммерсант» сообщил о том, что комплексы С-300 ПМУ-2 «Фаворит» будут поставлены сирийцам безвозмездно и очень скоро.

По словам Либермана, С-300 уже работают на сирийской земле, хотя используют их пока только русские, и против Израиля они не применяются. Либерман добавил, что Израиль не позволит Ирану создать в Сирии плацдарм, и заявил, что это является для него руководящим принципом. «Если кто-то откроет по нам огонь, мы ответим. В этом не должно быть никаких сомнений, и неважно, какая это система — С-300, С-700 или что-то еще».

На самом деле, российские комплексы ПВО развернуты в Сирии на протяжении многих лет. Вся система ПВО Сирии российского производства, и Израиль несколько раз наносил по ней удары. В последний раз он сделал это, когда в феврале был сбит его самолет F-16. «Уолл-Стрит Джорнал» сообщала, что когда Иран в этом месяце развернул в Сирии на своей базе современные зенитно-ракетные комплексы «Тор» российского производства, израильские военные засекли эти системы и нацелились на них. Кроме того, Россия развернула собственные комплексы С-400 для прикрытия своих войск в Латакии.

Министр иностранных дел Сергей Лавров заявил в понедельник, что Россия пока не решила, будет ли она поставлять в Сирию современные системы С-300. Но если такое решение будет принято, она не станет это скрывать.

«Надо подождать и посмотреть, какие конкретные решения примет российское руководство и представители Сирии», — заявил Лавров в понедельник во время визита в Пекин. Его слова процитировало информационное агентство ТАСС.

«Наверное, в этом нет никакой тайны, и обо всем будет объявлено (если решение будет принято)», — добавил Лавров.

«Коммерсант» сообщил, что по мнению экспертов, Израиль негативно отреагирует на такие поставки и может нанести удар по районам развертывания таких систем.

Израиль. Сирия. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581825


Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581824

У Путина есть три варианта для Украины, обострение может быть уже осенью

Известный блогер об освобождении Донбасса и преобразовании АТО.

Екатерина Шумило, Апостроф, Украина

Блогер и военный эксперт Алексей Арестович в первой части интервью «Апострофу» оценил план главы МВД Арсена Авакова по освобождению Донбасса, вероятность ввода на восток страны миротворцев ООН, а также рассказал о трех задачах, которые мог бы поставить себе Владимир Путин, чтобы не потерять Украину.

«Апостроф»: Министр внутренних дел Украины Арсен Аваков озвучил свой план по возвращению Донбасса. Интересно, почему вдруг МВД озвучивает свой план?

Алексей Арестович: Аваков — это больше, чем министр внутренних дел. Он пишет буддистские посты в Фейсбуке, ему можно. Вот он озвучил план. План — это всегда хорошо. У нас в стране культура, в которой планов практически нет. Озвучить план — это контркультурное действие. Все, что нужно Украине, — это целая череда контркультурных действий для того, чтобы породить новую культуру. И вот мы приветствуем этот план министра, потому что самый популярный вопрос на Украине — какой план в отношении Донбасса? Или какой план вообще у нас? И вот хоть кто-то хоть что-то озвучил.

— Аваков назвал свой план «тактикой мелких шагов, которым аплодируют все». Насколько это реально осуществить?

— План недурен. В чем его суть? Что мы будем брать территорию кусками и наводить там порядок. И тогда испуганные жители тех районов убеждаются, что их никто живьем не съедает, «бандеровцы» их не распинают, в гарнире из снегирей ничего с ними не делают, поэтому можно и дальше присоединяться. И после накопления маленьких районов, которые были освобождены, весь остальной Донбасс, все остальные районы радостно присоединяются, зная, что они в безопасности. Но этот план такой же нереальный, как и все остальные планы.

— Что касается законов об амнистии и о коллаборантах, которые, по мнению министра, нужно принять?

— Мы же с вами понимаем, что любая война такого рода заканчивается амнистией. Например, знаменитые немецкие асы, сбивавшие советские самолеты, служили потом в ВВС ГДР, социалистической страны, которая была полностью за Советский Союз. Из всей нацистской Германии были осуждены только нацистская партия и СС. Государственные функционеры, члены правительства не были осуждены, хотя они были функционерами Третьего рейха.

Амнистия происходит всегда. Степень ее — это дискуссионный вопрос. Но тут вопрос: а с кем дискутировать? Внутри парламента дискутировать? Это решается келейно. С Россией дискутировать не имеет никакого смысла.

Ясно, что никто не будет прощать тех, у кого кровь на руках. Но опять же: как доказать эту кровь? Нужна целая система доказательств. Можно построить ловушку, про которую я когда-то говорил. Если ты хочешь попасть под амнистию, ты должен прийти, назвать, где служил, что делал, и быть готовым дать показания на своих сослуживцев, чтобы перекрестно проверять их информацию друг о друге. Это очень хорошая тема, потому что так мы узнаем о них много всего. И, главное, чтобы амнистия была без срока давности или с отдаленным сроком давности. Чтобы если спустя пять лет выяснится, что человек просто умело маскировался, а на самом деле убивал, его можно было засадить.

Таким образом, закон об амнистии — очень хороший инструмент. Мы себя обезопасим от нехороших людей, которые, возможно, пройдут в будущие силовые органы или органы местного самоуправления. В любой момент можно найти его сослуживцев и спросить: «А как там служил этот депутат вновь созданной после освобождения Донецкой рады?» Закон об амнистии я бы приветствовал. Это хороший способ государственного контроля над теми людьми, которые придут к власти, когда Донбасс будет освобожден.

— А что касается закона о коллаборантах?

— Тут такой же момент. Украине не хватает двух законов: о коллаборантах (этот вопрос уже поднимают) и о саботаже. Понятие «саботаж» есть в Уголовном кодексе, но оно не очень четко прописано. И как расценивать деятельность директоров или функционеров оборонных заводов, которые, например, не изготавливают продукцию? Я бы прописал четче закон о саботаже и начал бы его применять.

И закон о коллаборации, безусловно. Мы их называем «сепары», но они же не сепаратисты на самом деле, в классическом понимании они — коллаборанты. Наконец это терминологическое (а значит, и понятийное) недоразумение будет урегулировано этим законом. Тогда будут говорить не «мы обстреляли сепаров», а «мы обстреляли коллаборов».

— Если озвученный план Авакова, по вашим словам, проигрышный, какой тогда будет более реалистичным?

— Проблема не в плане Авакова. Проблема в том, что все планы с нашей стороны обречены на провал. Эта война будет длиться до тех пор, пока ее хочет Владимир Владимирович Путин либо другой руководитель России, который придет после него. Они могут остановить эту войну за 5 секунд. Просто отдать приказ: не воюем. И все. Все мирные планы и все попытки ввести миротворцев, любой уровень обсуждения этой проблемы — это попытки уговорить Владимира Владимировича не воевать. Нет никакого смысла в составлении содержательных планов, которые обходят стороной вопрос персонального принуждения Путина и его окружения к решению остановить эту войну.

Мы с вами говорили, что российская стратегия против Запада рассчитана минимум до 2030 года. Украинское направление представляет собой существеннейшую часть этой стратегии. Никто ни при каких обстоятельствах не будет останавливаться. Поэтому мирные планы — из разряда политических концепций, которыми обмениваются между собой элита США, европейская элита и часть нашей элиты. С учетом предвыборных кампаний, которые, как правило, диктуют логику подобных заявлений. Ну надо бы что-то делать, отчитываться и так далее. К реальности они имеют весьма опосредованное отношение. Это на уровне политических анекдотов, которые ходят в элитарных кругах: «А вот так мы еще Донбасс не замиряли». Донбасс замирится тогда, когда Путин решит, что надо замирить. Или же когда вынесут физически российские войска, если американцы нанесут удар или помогут нам нанести — и мы физически выбьем агрессора. Но вероятность этого плана еще меньше — 0,0001%.

Поэтому война будет продолжаться, это классический стабильный конфликт, который длится годами. Заметьте, в Сирии интенсивность боевых действий намного выше, чем у нас. Там 400 тысяч человек погибло, а у нас — более 10 тысяч. Но тем не менее он длится и не собирается заканчиваться.

— А насколько реален сценарий появления миротворцев на Украине в ближайшее время? Президент Петр Порошенко обсуждал этот вопрос с Ангелой Меркель во время визита в Германию.

— Опять же, миротворцев должен ввести Совет Безопасности ООН, правильно? Там есть вето у России. Ну какая вероятность миротворцев? Я расцениваю это так же, как я сказал в ответе на предыдущий вопрос: это все предвыборные и междусобойческие какие-то штуки.

Ясно, что нам могут не дать очередной транш МВФ, если мы не будем предпринимать грандиозные усилия по установлению мира на Донбассе. И мы предпринимаем изо всех сил. Но это — как заявления Трампа в Твиттере: надо разделять реальные решения, которые Трамп принимает, и то, что он пишет в Твиттере. Так же надо разделять то, что говорят Порошенко и Аваков, и реальные решения, которые они принимают. Реальные решения и технология военного строительства таковы, что ни на какой мир никто не рассчитывает. Наоборот, рассчитывают, что к 2020-2021 году будет существенное обострение. А может, раньше, как анонсируют некоторые. Этой осенью уже, например.

— На каких условиях должны договариваться о введении миротворцев?

— Вводить миротворцев надо по всей [оккупированной] территории, особенно нас интересует контроль над границей, потому что так называемые ЛНР и ДНР не проживут и двух недель без снабжения Россией. Это главная проблема — перекрытие снабжения. «Идут из Пакистана караваны, а значит, есть работа для «тюльпана». Эта истина еще со времен Афганской войны. Если граница не перекрыта, то война будет бесконечной.

— Какое значение имеет переформатирование АТО в Операцию Объединенных сил?

— Во-первых, это устраняет лишнее бюрократическое звено, а значит, делает нас более оперативными в принятии решений. Во-вторых, выстраивает правильную модель взаимодействия силовых структур и исполнительной машины государства. Потому что была бесконечная путаница, когда СБУ должна была планировать общевойсковые и специальные операции, в которых она ничего не понимает.

Та же история была у России в Чечне. На двух чеченских войнах они последовательно перепробовали разные варианты, отдавали руководство МВД, Генштабу, ФСБ и так далее, в зависимости от фазы конфликта. Когда была зона активных боев, командовали военные. Потому что МВД не умеет применять реактивную артиллерию и авиацию, понимаете? И СБУ не умеет. А военные умеют. И вообще, в нормальной стране войной всегда командуют военные. Вот мы наконец-то начали становиться нормальной страной в этом отношении.

Это имеет опосредованное международное значение. Это лишний косвенный признак (что очень существенно), что мы все-таки ведем войну с Россией, а не антитеррористическую операцию с какими-то маленькими местными террористами. Но большее значение это все-таки имеет внутри страны. Упорядочивается взаимодействие силовых структур — и это очень хорошо, потому что был легкий бардак. Фактически все равно же военные командуют. И очень давно.

— Также меняется ответственность.

— Меняется ответственность и создается еще один важный момент. Объединенный оперативный штаб — это такой орган, который предназначен для управления разнородными силами, он связывает их между собой через представительства, рабочие группы, что можно использовать во всех остальных конфликтах, остальных случаях применения силовой машины, например, при ликвидации последствий стихийных бедствий. То есть у нас создается орган управления, где начинают расти офицеры-функционеры, которые будут иметь опыт управления разнородными силами. Создать такой штаб очень важно, иметь его на практике еще важнее. Очень важно иметь офицера, который может управлять разнородными силами и средствами, выявлять проблемы законодательства, которые не позволяют это делать, написать докладную записку, ликвидировать, спланировать. Такие офицеры в магазине не покупаются, они выращиваются годами и десятилетиями. Как хороший дирижер оркестра. И этот орган становится ульем для взращивания умных пчел, которые могут заниматься решением очень сложных проблем, дирижировать очень сложными операциями.

Заметим, Швейцария, страна, которая 200 лет не воюет, регулярно проводит учения даже корпусного масштаба. Корпус — это 50 тысяч человек. Там понимают, что корпусного командира неоткуда взять. Если когда-нибудь случится война, у командира корпуса, который никогда не командовал корпусом на учениях, повесь ему хоть 8 звезд, от этого знаний и умений не возьмется. Он должен пройти все линии управления и научиться.

— Было анонсировано, что переход к Операции Объединенных сил состоится 30 апреля. Но мы же понимаем, моментально не будет выстроена вся вертикаль. Сколько потребуется времени, чтобы полноценно внедрить новую модель?

— Да она в каком-то смысле действует, ее скорее легализуют. Давно штабом АТО управляют военные. Там чисто де-юре СБУ руководила.

— Насколько важны кадровые назначения?

— Сергея Наева поставили главой Объединенных сил, а кто там что возглавит — не так важно на самом деле. Важно, что через какое-то время, например, к осени, это придет в относительный порядок и начнется нормальная военная работа. Война — только для гражданских трагедия, для военных это работа. Вот как вы ходите на работу каждое утро, военные ходят на работу на войну. Должно быть все спокойно и упорядоченно. И это имеет важнейшее значение, потому что только то, что делается спокойно, медленно, расчетливо, спланированно, как правило, имеет шансы на реализацию, на успех.

— Недавно прозвучало заявление замглавы СБУ Виктора Кононенко о том, что осенью этого года Россия намерена провести на Украине серию провокаций, чтобы создать предпосылки для полномасштабного ввода войск. Насколько серьезно можно относиться к такому заявлению?

— Надо серьезно относиться к этому. Сейчас идут масштабные учения в тех подразделениях, которые стоят на границах с Украиной и предназначены для операции против Украины.

Я за Путина пытался рассмотреть стратегические варианты. Украину потерять они не могут ни при каких обстоятельствах. Военным путем они нас победить не могут. Что ему остается? Я бы на его месте что делал? Можно поставить три задачи. Первая: заводил бы [на Украине] президента-миротворца, например, какую-нибудь женщину посимпатичнее. Для этого надо создать военную угрозу, потом дать этому кандидату в президенты договориться и на лаврах миротворца зайти в президенты. Второй вариант, менее удачный: будущего президента нужно поссорить с будущим парламентом. Третий, вариант-минимум: парламент надо перессорить между собой, заведя туда мелкие фракции, чтобы они ссорились, не могли принимать решения — и чтобы остановились реформы на Украине.

Вот такие три задачи. Для всех, так или иначе, требуется военное обострение, чтобы можно было четко выделить, скажем так, партии мира, которые будут критиковать партию войны, кровь, говорить, что на самом деле можно помириться, а негодяи, наживающиеся на войне, не хотят этого делать. Очень популярный дискурс, простой и понятный месседж, который общество съест. И, учитывая медийную поддержку, скорее всего, они это будут делать. Значит, надо создавать военную угрозу. Она будет создана, в каком варианте — посмотрим.

Россия. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581824


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581820

Российские С-300 и С-400: грозные убийцы или переоцененные пустышки?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Пентагон выражает сомнения в эффективности систем ПВО российского производства. При этом американское военное ведомство, по всей видимости, пытается удержать Турцию от покупки российских С-400. Однако заявления Пентагона вызывают вопросы, так как Соединенные Штаты и их союзники тратят сотни миллиардов долларов на самолеты-невидимки и крылатые ракеты большой дальности. К чему такие расходы, если российское зенитное оружие совершенно неэффективно? До брифинга Пентагона для прессы, который прошел 19 апреля, Министерство обороны очень часто пугало нас тем, насколько результативно С-400 могут превратить прикрываемый район в недоступную для противника зону.

Пентагон отметил, что во время ракетного удара 13 апреля все ракеты союзников поразили цели в Сирии, несмотря на несомненно смехотворные утверждения русских о сирийских ПВО, которые якобы поразили большую часть выпущенных ракет. «После нашей операции Россия лживо заявила, что сирийские средства ПВО сбили значительное количество ракет, хотя на самом деле, мы поразили все свои цели, — сказал 19 апреля репортерам глава пресс-службы военного ведомства Дана Уайт (Dana W. White). — Что касается ракет класса «земля-воздух», запущенных режимом Асада, то почти все эти пуски были произведены уже после того, как наши последние ракеты поразили цели».

А далее Уайт заявил, что средства ПВО российского производства оказались совершенно неэффективными. «Зенитно-ракетные комплексы российского производства были абсолютно неэффективны, — заявил Уайт. — Россия и режим еще раз продемонстрировали неэффективность своих систем спустя два дня, когда эти системы сработали случайно».

Но директор Объединенного комитета начальников штабов генерал-лейтенант Кеннет Маккензи (Kenneth F. McKenzie) несколько дезавуировал эти заявления. Он отметил, что российские средства ПВО во время налета США и союзников на Сирию были активны, но не пытались поразить летящие ракеты. «В ходе атаки в пятницу ночью российские средства ПВО были приведены в состояние готовности, — сказал Маккензи. — Они сканировали, их самолет дальнего радиолокационного обнаружения А-50 был в воздухе. Они предпочли не наносить удар, и я не могу строить догадки и предположения о том, почему они так поступили».

Хотя Маккензи подтвердил заявления о неэффективности средств ПВО российского производства, он признался, что есть существенная разница между устаревшими сирийскими комплексами и теми системами, которые используют российские вооруженные силы. «Я могу вам сказать, что остальные сирийские средства ПВО, которые полностью российского производства, использовались весьма активно, но потерпели полную неудачу, — заявил генерал. — Поэтому мне кажется, здесь следует проводить различие, и я это признаю. Русские ничего не сделали, хотя они очень тесно взаимодействуют с сирийскими системами ПВО, которые были использованы неудачно».

Похоже, что комментарии Маккензи и Уайта косвенно нацелены на Турцию, которая является своенравным членом НАТО. Соединенные Штаты пытаются убедить Анкару не покупать российскую систему С-400 «Триумф». «Мы говорили с турками по вопросу оперативной совместимости, — сказал Уайт. — Но в конечном счете турки сами должны решить, в чем состоят их главные стратегические интересы».

Если мы согласимся с утверждением Пентагона о том, что российские средства ПВО совершенно неэффективны, то почему Соединенные Штаты тратят сотни миллиардов долларов на технологию стелс? Аргументы в пользу умопомрачительных расходов на самолеты-невидимки просто испаряются, поскольку той угрозы, которой они должны противостоять, не существует.

На сегодня самолет компании «Нортроп Грумман» В-2 «Спирит» стоит более 45 миллиардов долларов, а F-22 «Раптор» фирмы «Локхид Мартин» обходится почти в 67 миллиардов. Между тем, программа по созданию многоцелевого ударного истребителя F-35 «Локхид Мартин» может обойтись в 406 миллиардов долларов, а цена В-21 «Нортроп Грумман» составит как минимум 56 миллиардов. И сюда еще не входит стоимость обслуживания и ремонта всего этого парка.

Кроме самолетов, Пентагон продолжает вкладывать деньги в малозаметные крылатые ракеты, такие как JASSM-ER. Это системы большой дальности, запускаемые вне зоны действия ПВО противника. Есть и множество других ракет большой дальности для преодоления вражеских систем ПВО (в подавляющем большинстве они российского производства). Но какой в них смысл, если сделанные в России средства ПВО совершенно бесполезны? Ведь российское зенитно-ракетное оружие — это главная угроза для США и союзников. Даже китайцы в основном копируют российскую технику ПВО.

Можно ожидать, что на следующем заседании сенатского комитета по делам вооруженных сил представители Пентагона вновь с тревогой заговорят об опасности со стороны С-300, С-400 и других средств ПВО российского производства, чтобы как-то оправдать свои программы и бюджеты. Они наверняка будут громко причитать о системах воспрещения доступа/блокирования зоны в Калининградской области, в Крыму и других местах. Цикл начнется заново.

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581820


США. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581817

США, Россия и парадигма «без затрат и последствий»

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

Дэн Дрезнер (Dan Drezner), который ведет блог в «Вашингтон пост», прав, когда призывает журналистов и экспертов, занимающихся вопросами внешней политики, не преувеличивать сходство между кубинским ракетным кризисом 1962 года и нынешней напряженностью в российско-американских отношениях из-за Сирии. Он отмечает, что «конфликту в Сирии недостает той жесткой связи между первоначальной конфронтацией и ее эскалацией до порога полномасштабной ядерной войны, которая была в карибском кризисе». Однако, как и бывший посол США в России Майкл Макфол или бывший глава МИ-6 Джон Сойерс (John Sawers), я согласен, что перед нами стоит реальная перспектива столкновения Москвы и Вашингтона.

Меня беспокоит, что вашингтонские политики и чиновники столь безразлично относятся к опасности конфликта со страной, которая, хотя и не является сверхдержавой, все же обладает ядерным оружием и огромным арсеналами конвенционального и неконвенционального оружия — и демонстрирует способность доставлять эти средства за границу и использовать их. Поразительно также, насколько далекой, изолированной кажется американская общественность от общего обсуждения опасности эскалации напряженности в отношениях с Кремлем, будто об этом должны беспокоиться лишь представители вашингтонских политических кругов, и это не чревато никакими реальными последствиями для остальной части страны. В этом отношении Дрезнер прав, противопоставляя Сирию Кубе 1962 года, поскольку тогда американские граждане по всей стране были весьма информированы о том, что поставлено на карту, и прекрасно понимали, как кубинский кризис негативно отражается на них.

Так получилось, что ограниченный ракетный удар союзников по некоторым целям в Сирии, предположительно связанный с попытками Башара Асада восстановить свой боевой химический потенциал, был нанесен во время первых заседаний, посвященных дискуссиям в рамках проекта «Преодоление барьера» (Bridging the Gap) Международного института устойчивого диалога (Sustained Dialogue Institute). Цель проекта — определить, что может лечь в основу устойчивого двухпартийного подхода США к России. В ходе этих первых дискуссий стали очевидными несколько проблем, подтверждению которых способствовали разворачивающиеся события в Сирии.

Первая проблема заключается в том, что США не могут рассчитывать на формирование эффективного подхода к налаживанию отношений с Кремлем до тех пор, пока они не разберутся, чего они хотят от России. США явно и в первую очередь заинтересованы в том, чтобы избежать участия в конфликте, который может перерасти в обмен ядерными ударами, но практически реализовать этот интерес с точки зрения конкретной политики оказывается гораздо сложнее. Кроме того, США постоянно мечутся между заявлениями о том, что помощь России необходима для решения большинства насущных мировых проблем, жалобами на то, что вмешательство России усугубляет многие «раздражающие» ситуации во всем мире, или что Россия в принципе не имеет отношения к развитию международных дел (отношений). Проблема состоит в том, что колебания между этими тремя мнениями являются причиной несогласованности политики, поскольку сторонники первого аргумента, по всей вероятности, ищут способы продвижения американо-российского сотрудничества, а сторонники второго довода более склонны принимать конфронтационный подход, чтобы действия на международной арене обходились России дороже. А приверженцы третьей точки зрения, как правило, сбрасывают со счетов необходимость решать проблемы, связанные с Россией, при этом преуменьшая исходящую от России угрозу интересам США.

С первой из этих дилемм связан вопрос целесообразности — соотношения издержек и выгод. Стоит ли помощь России того, что она потребует взамен. Особенно в том, что касается снижения Соединенными Штатами своих требований к России, чтобы ее внутренняя политика больше соответствовала тому, что предпочитают США, и признания определенного влияния России на евразийском пространстве, а также предоставления Москве больше возможностей влиять на то, как США использует свою власть во всем мире? С другой стороны, когда Россия предпринимает действия, которые создают непосредственную угрозу интересам и приоритетам США, какую цену готовы заплатить американцы (если не считать резкого недовольства и громких претензий), чтобы заставить Кремль отвечать за свои действия? На протяжении последних нескольких лет мы наблюдаем тихие, но реальные внутренние дебаты в Америке по поводу введения санкций против России — попытки найти инструменты, которые заставят Россию заплатить более высокую цену и нанесут ей болезненный удар, но при этом минимизировать ответный удар, который нанесет ущерб и интересам США. Мы до сих пор не провели анализа и точно не определили, на что США готовы пойти, что они готовы взять на себя, чтобы сдержать действия России или заставить Москву изменить свой курс.

А это имеет отношение к последней проблеме: трудно рассчитать цену вопроса, если нет всеобъемлющей концепции того, как Россия — в качестве потенциального партнера, либо в качестве противника, находящегося в состоянии конфронтации, —вписывается в политику США. СССР во время холодной войны представлял собой экзистенциальную угрозу для Соединенных Штатов, для их институтов и образа жизни. Эта угроза могла служить мощным мобилизующим инструментом и могла способствовать формированию среди представителей обеих партий прочной и устойчивой единой позиции, способной оставаться незыблемой на протяжении десятилетий. Сегодня Россия представляет угрозу, но при отсутствии кризиса, ведущего к ядерной войне, она не стремится к уничтожению Соединенных Штатов (даже несмотря на то, что она заинтересована в снижении роли США в глобальной системе). Есть множество групп, которые выступают против нынешнего российского режима в каком-то одном вопросе — правозащитники, люди, неравнодушные к судьбе стран Балтии, Грузии и Украины и так далее. Но при этом никто не пытается убедительно объяснить, как и почему России необходима серьезная национальная мобилизация. Американцам не нравится, когда им показывают кадры с детьми, погибшими в Сирии от химического оружия, но при этом они, похоже, не хотят идти по пути эскалации и более решительно противостоять России. С другой стороны, американцы в принципе не против улучшения отношений с Россией, но они не видят, как и почему на них влияет сотрудничество с Москвой, как и почему ради этого Америка должна идти на какие-то серьезные компромиссы или уступки.

Отсюда на первый взгляд можно сделать важный вывод. Вашингтонские аналитические центры могут проводить исследования о необходимости противостояния с Россией или сотрудничества с ней, но разумное объяснение необходимости этой конфронтации или этого компромисса не имеет глубоких, мощных корней в сознании представителей американской общественности. Поэтому американские политики в Вашингтоне ограничены парадигмой «без затрат и последствий», согласно которой электорат будет терпеть внешнеполитические действия до тех пор, пока от них не потребуют взять на себя серьезную ответственность. Беспокойство о том, что события в Сирии могут спровоцировать начало третьей мировой войны, было проверкой в реальных условиях, но поскольку кризис утих, вопросы о целях и задачах политики США в отношении России остаются нерешенными.

США. Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581817


Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581816

Марьинка: погружение в бесконечную войну в Донбассе

Линия фронта между украинской армией и донбасскими сепаратистами разделяет надвое этот город, который стал настоящим символом затянувшегося конфликта.

Бенуа Виткин (Benoît Vitkine), Le Monde, Франция

У въезда на улицу Ленина, которая берет начало на одноименной площади, шрамы украинской истории предстают взгляду в виде процессии памятников погибшим. Каждый из них по-своему рассказывает о непростой участи Марьинки, городка в Донецкой области, посреди восточноевропейских степей, которые американский историк Тимоти Снайдер (Timothy Snyder) называет «кровавыми землями».

На массивном памятнике, посвященным погибшим во время Второй мировой войны, значится 325 имен, причем речь идет лишь об убитых и получивших награды солдатах. В общей сложности, с 1941 по 1945 год на фронте погибли 5 075 человек из Марьинского района, к которым также следует добавить сотни мирных жителей. Чуть дальше расположен мемориал «ликвидаторам» аварии в Чернобыле: 153 человека. Такая огромная цифра связана с преобладанием шахтеров среди тех, кого отправили в 1986 году бороться с катастрофой на АЭС. Чуть дальше, видна скромная стела в память о шести погибших в афганской войне (1979-1989).

Четыре года назад война прочно обосновалась в Марьинке. Потери, конечно, уже не те, что в кровавом ХХ веке, однако город с 10 000 населением (в мирное время; в настоящий момент там насчитывается порядка 6 000 жителей) все же заплатил немалую цену за бесконечный конфликт: с 2014 года снаряды, шальные пули и мины унесли жизни 90 жителей Марьинского района. В их честь памятников пока не построили. Виной тому безразличие Киева? Наверное, все это говорит о том, что, несмотря на мирные соглашения, никто не ждет, что эта цифра уже не станет больше.

Груда железа в углу сада Андрея Гницевича из дома 112 по улице Ленина — это самое близкое во всем городе к тому, что можно было бы назвать мемориалом бед Марьинки. В частности, там мы видим четыре гранатометных и два минометных снаряда, отличающиеся своей удлиненной формой пулеметные боеприпасы и дверной проем со следами бессчетных попаданий. По вечерам на улице Ленина никто не горит желанием задерживаться у двери, напоминанием чему служат окна с двумя новыми дырами.

«Сегодня мы уже ни во что не верим»

В другой жизни Андрей Гницевич не смог бы отличить один кусок искореженного металла от другого. Тем не менее, каждая часть его «арсенала» рассказывает о каком-либо эпизоде его войны, которую явно проиграли пострадавшие от взрывов кухня, крыша и спальня. Покрывшая некоторые снаряды ржавчина говорит о прошедшем времени с первых ожесточенных боев лета 2014 года до артиллерийских дуэлей и ночных перестрелок, которые сейчас стали частью жизни Марьинки.

Как ни странно, дом может пережить подобное обращение. Человеку же приходится труднее. Даже такому крепкому, как Андрей, который 20 лет из своих 40 провел на добыче угля в шахте «Трудовская». У него больше нет сил, чтобы сдерживаться. «Мне уже на все наплевать», — добавляет он после каждой фразы. В расширенном варианте это означает следующее: «У нас была надежда на то, что война остановится, мы верили в объявление перемирия. Сегодня мы уже ни во что не верим». На разочарование и усталость накладывается жестокая ирония от того, что его аккуратный дом обстреливается из шахты «Трудовская», отвал которой служит наблюдательным пунктом для артиллерии сепаратистов.

Сейчас его волнуют только две вещи. Его 17-летняя дочь Дарина — лучшая ученица в классе. Летом она поедет в Киев учиться на юрфаке. Когда ночью начинают падать снаряды, Андрей заставляет ее прятаться в печке из толстых кирпичей, а сам спокойно ложится в кровать вместе с женой. Потому что ей тоже уже на все наплевать. Вторая проблема — это отопление зимой. На улице Ленина больше нет газа, а переход шахты «Трудовская» в руки сепаратистов лишил Андрея шести тонн угля, на которые он в теории каждый год имеет право как бывший шахтер.

В советское время улица Ленина была тихим райским уголком, если верить матери Андрея 61-летней Елене Гницевич. Невысокие кирпичные дома и пробуждающаяся весной роскошная природа придали району вид мирной деревни, которая находится достаточно далеко от заводов, чтобы стать тихой гаванью для жителей. Пятикилометровая улица проходит Марьинку с запада на восток и уходит в соседнюю Александровку, которая сейчас оказалась на территории сепаратистов.

Елена, бывшая сотрудница электросети, родилась в доме 254 (сейчас там нет ни света, ни воды), а затем переехала к мужу в очаровательный дом 138, где днем она присматривает за детьми тех немногих соседей, у кого еще осталась работа. Она нашла утешение в войне: «Сегодня люди вновь помогают друг другу, как было при СССР. Мы держимся только благодаря солидарности. И нашим огородам».

«Декоммунизация»

В Советском Союзе насчитывались тысячи улиц Ленина, которые выходили на площади Ленина с памятниками вождю октябрьской революции. От больших промышленных городов Белоруссии до отдаленных деревень Таджикистана, улица Ленина была главным внешним признаком принадлежности к советской империи. После 1991 года некоторые были переименованы в честь национальных героев новых независимых государств.

В Марьинке улица Ленина была только в 2015 году переименована в улицу Прокофьева, в честь знаменитого композитора и уроженца Украины. Эта смена названия в силу утвержденного в Киеве закона о «декоммунизации» не дала особых результатов и не прижилась среди местных. Десоветизация — новое для Украины явление, хотя на площади Ленина о нем напоминает памятник жертвам советских репрессий и голода 1930-х годов.

Судьба улицы Ленина в превратившейся военную зону Марьинке противоречит утверждениям о ненасильственном распаде СССР. Четверть века спустя война на востоке Украины стала своеобразным кровавым отражением потрясений 1991 года. В апреле 2014 года, после революции в Киеве и аннексии Крыма, ностальгирующие по СССР и поддержанные Россией сепаратисты «Донецкой народной республики» захватили Марьинку, которая расположена всего в 20 километрах от их «столицы» Донецка.

Украинское контрнаступление остановилось у этого города летом того же года, когда в танец вступила российская армия. После этого 11 000 погибших и 1,5 миллиона беженцев, здесь ведется позиционная война с артиллерийскими дуэлями, ограниченными по масштабам наступлениями, несоблюдаемыми перемириями, а также внезапными и необъяснимыми обстрелами. Хорошо слышный в начале этих событий голос мирных жителей теперь уже мало что значит в этой войне. Воспоминания о трех месяцах под властью сепаратистов, которых поддерживала часть местных жителей, остались в прошлом.

В клещах

Сейчас жители улицы Ленина оказались у самого фронта: он проходит параллельно ей, в 400 метрах к северу вдоль реки Осиковая. Кроме того, к востоку дорогу перерезает другой участок фронта. Те, кто хотели уехать, сделали это очень давно. Как бы то ни было, конфликт в Донбассе отличается присутствием большого числа мирных жителей. Объясняется это привязанностью к земле и построенному собственными руками дому, фатализмом, отсутствием перспектив и средств на переезд. «Я еще не видел такого числа оставшихся в домах мирных жителей, как в Донбассе, ни на одной войне, на которой мне довелось побывать», — говорил в 2017 году представитель Международного комитета Красного Креста Ален Эшлиманн (Alain Aeschlimann).

Вдоль 470-километровой линии фронта почти миллион человек живут менее чем в 5 километрах от нее: 200 000 с украинской стороны и более 600 000 со стороны мятежников, где застройка плотнее, а ущерб от артиллерийских обстрелов серьезнее.

После ответа на экзистенциональный вопрос (уехать или остаться?) жизнь на улице Ленина сводится к решению связанной с конфликтами череды проблем. Где лучше прятаться от снайперов и шальных пуль? Пойти в более дорогой магазин по соседству или же решиться на более опасный путь в несколько сот метров до рынка? Менять ли разбитые окна и латать ли крышу, если завтра снаряд может похоронить все плоды этого труда? Сколько комнат топить с учетом дыр в окнах? Где найти уголь?

Былая злость и страх остались в прошлом. Война давно уже стала рутиной, данностью, с которой приходится считаться. Остается лишь сильнейшая усталость и эпизодический страх под обстрелами. Как бы то ни было, этой весной на улице Ленина затишье. «Относительное затишье». «Почти затишье». Если абстрагироваться от пулеметного огня, который раздается в любое время дня.

Ночью, когда наблюдатели ОБСЕ уходят на покой, эстафету принимает артиллерия. С обеих сторон в игру вступают крупнокалиберные орудия, чьи снаряды сотрясают землю и сжимают грудь ударной волной. Эти дуэли кажутся тем более бессмысленными, что позиции военных застыли на месте, а в Марьинке ни один стратегический объект (дорога, завод, высота) не привлекает внимания враждующих сторон. Ранним утром дуэль приобретает другую форму: каждый лагерь обвиняет другой в том, что именно тот развязал перестрелку. ОБСЕ занимает осторожную позицию и возлагает ответственность за большую часть нарушений на сепаратистов.

Красная зона

Невысокие дома на улице Ленина являются залогом ее очарования, но в то же время и одним из ее слабых мест. Городские высотки хотя бы предлагают защиту, создают иллюзию убежища. В такой период «затишья» в июне 2017 года 50-летняя Наталья Москалевская получила пулю в правую ягодицу, когда работала на своем огороде. Она сохранила ее как сувенир после двух недель в больнице.

С тех пор, как только заканчивается стрельба, она натягивает сапоги, но готова в любой момент юркнуть обратно в дом. Все это откровенно веселит ее мужа Юрия, который ни за что на свете не встанет с кровати и ищет спокойствия в юморе с той же силой, с какой Андрей Гницевич погрузился в отчаяние. Они живут на 4 500 гривен в месяц и вынуждены полагаться на «папу римского», чтобы получить уголь для отопления. Речь идет о Католической церкви, которая входит в число организаций, предоставляющих гуманитарную помощь.

Дом Натальи и Юрия находится в начале самого опасного сектора улицы Ленина. Дальше к востоку расположена «красная зона», куда не заходят гуманитарные НКО, скорая помощь и пожарные. Когда Наталья была ранена, ей пришлось в одиночку ехать из этой зоны на мопеде. Эта сцена до сих пор вызывает смех у ее мужа, как и упоминание о том дне, когда взорвался туалет, разбрызгав свое содержимое по соседней крыше. Летом 2017 года, когда пришедший из Донецка мужчина подорвался на мине, местным жителям пришлось самим вытягивать его тело с помощью кабеля, а затем вывозить из красной зоны.

Все приучились к осторожности. Мины, снайперы… В начале второй половины дня улица Ленина пустеет. Как и номера домов, проходящие часы символизируют растущую угрозу. Последний уголок жизни — продовольственный магазин в здании 130. Продавщица Рита встречает всех улыбкой. «Они работают ночью, — говорит она о солдатах. — А я — днем. Все в своем ритме!»

«Дети привыкли к войне»

В школе №2 на площади Ленина меры безопасности приближены к военным: мешки с песком у стен, сетки на окнах, учения по скоростному спуску в убежище, вооруженные люди в вестибюле и школьных автобусах… Кроме того, все выходящие на восток, на улицу Ленина, комнаты, были закрыты.

Отказаться от этих помещений стало легче из-за сокращения числа учеников: до конфликта их было 350, а теперь осталось всего 166. Школа не прекращала работу даже в самый разгар боев, когда во двор падали снаряды. «Это решение было согласовано с властями и родителями, — объясняет директор Людмила Панченко. — Закрытие школ погубило бы город. Кроме того, доля большинства детей школа — более надежное убежище, чем дом. Здесь их точно ждет двухразовое горячее питание, на что не всегда можно рассчитывать дома. Дети приходили даже тогда, когда здесь не было ни окон, ни дверей». Эта 36-летняя женщина самоотверженно работает и следит за тем, чтобы все дети вернулись домой живыми и здоровыми, хотя и получает всего 4 000 гривен в месяц.

По данным доклада ЮНИСЕФ за июнь 2017 года, 54 000 детей живут в 15 километрах от линии фронта только с правительственной стороны, в том числе 4 700 — в населенных пунктах, которые подвергаются обстрелам не менее двух раз в неделю. «Самое страшное в том, что они привыкли к войне, — считает Людмила. — Кажется, что им уже больше не страшно. Как бы то ни было, это иллюзия, они не чувствуют себя нормально. Регулярно работающие с ними психологи подтверждают их сильнейшую тревогу. Как ни парадоксально, эта ситуация делает их более серьезными: они понимают важность учебы, знают, что родители рассчитывают на них. Некоторые проводят выходные за рыбалкой, чтобы принести домой еды».

Девятилетний Миша Сигарев — один из этих ребят с бледными лицами, которые не могут играть на улице. Внешне он спокоен, однако нервно заламывает руки под партой. Дома ему разрешают гулять лишь от двери дома до ворот. Тем не менее именно там его ранило в голову осколком снаряда летом 2015 года. Когда мы говорим с ним о довоенных временах, Миша запинается: он почти не помнит, что было до того, как улица Ленина превратилась в зону боевых действий.

«Серая зона»

Миша Сигарев и его мать живут в еще более таинственной и опасной части улицы Ленина: в «серой зоне», на «ничейной земле», которая простирается от последних позиций украинской армии до первых позиций сепаратистов в нескольких сотнях метров от них. Четыре десятка человек до сих пор выживают к этой неправовой зоне, на которой летают пули и снаряды. В подписанных в феврале 2015 года Минских соглашениях не говорится ни слова о дальнейшем статусе этого клочка земли между двух миров.

Каждый день маленький Миша (он мечтает «стать дальнобойщиком или артистом», «вновь увидеть папу» и «чтобы люди больше не страдали) пересекает украинскую линию, чтобы попасть в школу, а вечером идет обратно с полученным в городе углем. Только у жителей серой зоны (они внесены в специальные списки) есть право пересекать линию фронта, в частности, чтобы получить пенсию.

Остальным приходится идти через официальные блокпосты, что означает опасную эпопею в несколько часов, хотя раньше путь в Донецк занимал 15 минут на машине. Разрыв связей с региональной метрополией очень сильно отразился на экономике Марьинки, которая и так уже пострадала из-за закрытия заводов в связи с войной. Единственное утешение: с правительственной стороны продукты дешевле, чем у сепаратистов.

Раздаваемой несколькими НКО гуманитарной помощи недостаточно. Получить ее могут только люди определенных категорий: пенсионеры, инвалиды, матери-одиночки, перемещенные лица… Что касается обещанных муниципалитетом средств на ремонт крыш и окон, они существуют только на бумаге. Как бы то ни было, относительное затишье последних нескольких недель дает надежду на подвижки. Красный Крест предлагает гранты тем, кто хотят начать бизнес или открыть магазин. Отголоски этого докатились даже до серой зоны, где друг Миши Сергей Зыгаленко хочет открыть мастерскую по ремонту велосипедов. Только вот на ничейной земле лишний шум не приветствуется…

«Люди спрашивали, собираемся ли мы их убить»

На улице Ленина после давно заброшенного продовольственного магазина Светланы начинается мир военных. У последних позиций тишина становится гуще, земля усыпана камешками и осколками снарядов. Бойцы 30-й бригады расположились в нескольких заброшенных домах. Те, кто дежурят на передовых рубежах, сидят в траншеях: не так удобно, но намного более безопасно.

Здесь война тоже стала рутиной. Горячка первых дней конфликта уступила место монотонному противостоянию. Последние два года армия не отправляет призывников на фронт, а волны мобилизации остались в прошлом. Солдаты по большей части подписали двухлетний контракт с зарплатой в 17 000 гривен, однако ими в той же степени движут и патриотические «идеи». Питание и снабжение уже совсем не то, что в первые годы конфликта, однако теперь становится «трудно найти хоть какой-то смысл в этой позиционной войне», — признает лейтенант Иван Бурдюг, который служит в армии 14 лет из своих 32. «Быть может, наши дети смогут расти в другой стране, — говорит он. — Сейчас же единственное, что мы можем сделать, это удерживать этот клочок земли».

Лейтенант сожалеет лишь об одном: «Почему мы не снесли эту телебашню?» Она расположена в Перовском районе Донецка в нескольких километрах от Марьинки и символизирует сложные отношения, которые всегда были у украинской власти с жителями Донбасса. Через четыре года с начала войны они все еще принимают российские телеканалы, чья гипертрофированная пропаганда во многом раздула угли конфликта. Украинские каналы в свою очередь доступны лишь тем, у кого есть спутниковая антенна.

«Сначала люди спрашивали у нас, собираемся ли мы пытать и убивать их, — вспоминает лейтенант Бурдюг. — Потом они увидели, что мы — люди, что мы помогаем им при возникновении проблем». В июле 2017 года в Марьинке родился маленький Давид, плод любви Юлии Семеняевой и солдата украинской армии Вячеслава, который был убит в феврале того же года и так и не увидел сына.

В целом отношения мирных жителей и военных отличаются мрачным безразличием, их контакты — редкость. В магазинах солдатам не продают спиртное. Политические взгляды (пророссийские или проукраинские) тоже перестали быть актуальными под грузом войны. Остается лишь надежда покончить с насилием, сделав ставку на многообразие украинской идентичности. Примером тому может быть пенсионерка Елизавета Рябко, которая до сих пор называет СССР «моей страной», но при этом владеет украинским не хуже современной городской молодежи.

Сепаратистская зона

Наверное, самая убежденная сторонница Киева живет в… сепаратистской зоне. В самом конце улицы Ленина. Дальше журналисту газеты «Монд» хода нет из-за запрета властей Донецка. В нескольких сотнях метров дорога приходит в Александровку, на вражескую территорию.

Именно там живет Любовь Д., директор «без зарплаты» Дома торговли, типичного заведения советской эпохи, примеров которых достаточно в Марьинке. 61-летняя женщина стремится вернуть туда предпринимателей и ремесленников при поддержке Красного Креста. Для этого она поочередно проводит неделю в Марьинке и неделю в Александровке. Ее дом там находится в столь же плачевном состоянии, что и ее рабочее место, а экономическая ситуация там хуже, поскольку власти ДНР выдворили большинство НКО. Проходить контроль всегда непросто: вооруженные сепаратисты,знакомые с ее проукраинскими настроениями, не скрывают враждебности. За четыре года войны мирные жители пропадали, не оставив следа.

Из окна ее кабинета на площади Ленина видны не только памятники погибшим, но и недавно установленный рекламный щит в честь «небесной сотни», как называют убитых во время революции на Майдане демонстрантов.

Когда мы спрашиваем Любовь об уместности нового мемориала, который посвящен событиям в далекой столице, при том, что в маленькой Марьинке погибло не меньше людей, она отвечает: «Майдан был ради европейской Украины, а не ради войны. Хоть я и русская из Калининграда, я не хочу жить в России. Пусть эта революция далеко, она касается и нас. У нас тоже есть право мечтать о лучшем будущем».

Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581816


США. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581810

Торговля и мораль: хватит бойкотов!

Производители оружия, «государства-изгои», печенье Oreo: потребители и концерны вводят санкции против того, что им не нравится с моральной точки зрения. При этом даже торговые запреты, введенные даже на государственном уровне, срабатывают лишь в редких случаях. Пора уже прекратить политизировать экономическую жизнь.

Олаф Герземанн (Olaf Gersemann), Die Welt, Германия

Один из крупнейших финансовых институтов США, «Бэнк оф Америка» (Bank of America), больше не хочет иметь с ними дела. Его руководство на днях объявило о решении ввести санкции против производителей оружия. Если компании вроде «Ремингтон» (Remington) или ЗИГ Зауэр (SIG Sauer) будут и впредь продавать гражданскому населению оружие, предназначенное для военных целей, «Бэнк оф Америка» откажется кредитовать их.

Таким образом банк отреагировал на дискуссию, поднявшуюся в американском обществе после бойни на территории школы в Паркленде (Флорида) в середине февраля. А конкуренты из «Ситигруп» (Citigroup) еще три недели назад предупредили, что закроют счета компаний, которые будут продавать оружие всем клиентам без предварительной проверки последних.

Дискуссия об ужесточении законов, регулирующих торговлю оружием, идет уже пару десятков лет, обостряясь после каждого массового убийства, но, как правило, вновь затихает и уходит в политическое небытие в течение последующих недель. И тот факт, что после пальбы в Паркленде что-то может реально измениться, не в последнюю очередь связан с тем, что о готовности прибегнуть к ограничениям заявили банки. И эти санкции соответствуют духу времени.

Мы живем во времена, когда санкции для многих участников тех или иных процессов превратились из крайнего средства в главный инструмент воздействия. Правительства вводят санкции одни за другими, потребители проявляют солидарность, а теперь за новой тенденцией следуют и предприятия-производители. Бизнес есть бизнес, а политика есть политика — так считалось когда-то. Теперь же мир ударился в политизацию экономической жизни, чего история капитализма еще не ведала. От покупок одежды для подростка и до большой мировой политики — мы позволяем морали влиять на принятие тех или иных решений, даже если эти решения заставят нас (хотя лучше, конечно, других) дополнительно раскошелиться.

Сначала делают, потом говорят

Но откуда это, собственно говоря, взялось? Что это дает? И куда приведет нас?

Санкции уже давно стали частью международной политики — как минимум с того момента, как «последний довод» — война — превратился в какой-то безграничный кошмар, который — благодаря индустриализации — едва ли можно чем-то ограничить. А у дипломатии в свою очередь есть рамки, за которые она не в силах выйти. Таким образом, получается, что санкции остаются единственным способом воздействовать на оппонентов: экономическое наказание как средство заставить его изменить поведение. Или дестабилизировать его и заставить убраться с пути.

В принципе, санкции нельзя назвать чем-то новым. В новинку лишь то, что теперь их вводят по принципу, царившему на «диком Западе» — «сначала стреляй, а потом спрашивай». Британская «Файнэншел таймс» (Financial Times) недавно написала, что между экономическими блоками правительств в Пекине и Вашингтоне реальных контактов не было уже несколько месяцев. Тем не менее президент США Дональд Трамп в конце марта объявил, что повысит ввозные пошлины на товары из Поднебесной, чтобы наказать китайцев за постоянное воровство интеллектуальной собственности американцев.

Европа, которая, по ее собственному представлению, всегда была улучшенной версией Америки, действует ненамного лучше. Когда Трамп в марте объявил о протекционистских пошлинах на сталь и алюминий, первую реакцию Европы можно было сформулировать в одном предложении, которым обессмертил себя глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker): «Мы должны быть такими же дураками».

Лишь редкие санкции становятся успешными

Глупость иногда помогает. Санкции — или лишь угроза санкций — иногда реально приносят успех. Так, в 1925 году Лиге Наций удалось урегулировать даже территориальный конфликт, заставив Грецию пойти на определенные уступки Болгарии. А в 1950-х годах финскому правительству пришлось смягчить свой антикоммунистический курс после того, как Москва пригрозила ввести санкции.

Однако число случаев, когда санкции приводили к желанной цели, весьма невелико. Эксперты вашингтонского Института мировой экономики Петерсона насчитали в общей сложности 204 подобных эпизода санкционной политики, имевших место в период с 1914 по 2006 год; и, как выяснилось, лишь 13 из них оказались успешными.

В 78 случаях (то есть чаще, чем в каждом третьем случае), санкции оказались совершенно или почти безуспешными. Так, например, в самом начале холодной войны СССР попытался с помощью санкций ослабить молодой режим Тито в Югославии, но попытка с треском провалилась. Аналогично промахнулась ООН, которая старалась ослабить санкциями режим Саддама Хусейна в Ираке после первой войны в Персидском заливе.

В России «умные санкции» не сработали

В прошлом высокая доля провальных санкций была связана с большими социальными расходами: ограничения международной торговли могут привести к разрушительным последствиям для рядовых граждан той или иной страны, тогда как ее правящим кругам (например, в Северной Корее) удается по-прежнему пользоваться автомобилями «Мерседес», дорогими украшениями и прочими приятными вещами.

Отчасти поэтому после окончания холодной войны предпочтение стали отдавать точечным или «хирургическим» санкциям, направленным против предполагаемых преступников и не затрагивающим простых людей.

Самыми успешными «умными санкциями» до сих пор были санкции против Ирана: они привели к тому, что в 2015 году в ходе международных переговоров по ядерной программе Иран пошел на уступки.

Другим типичным примером стали последние санкции правительства США против России. Эти «умные санкции» направлены против ряда всемогущих олигархов и их личного состояния. Первая реакция на них оказалась впечатляющей: +акции соответствующих компаний рухнули, а вместе с ними обвалился и российский рубль. Однако в том, что они действительно эффективны, приходится сомневаться. Как и в 2014 году, когда «умные санкции» ЕС, США и Канады, введенные против России, ровным счетом ни к чему не привели. Россия не вернула Крым Украине, а президент Владимир Путин не прекратил поддерживать сепаратистов на востоке Украины.

Практика даже показывает, что «умные санкции» приводят к успеху еще реже, чем обычные. Возможно, причина в том, что решающим фактором успеха становится ущерб, нанесенный широким слоям населения. Саддам Хусейн, на протяжении многих лет безучастно наблюдавший за страданиями сограждан из-за международных санкций, был скорее исключением. Другим же диктаторам, как правило, не удавалось игнорировать настроения, распространенные среди собственного народа. Так что в этом смысле «умные санкции» скорее можно назвать «неумными». Тем, кто хочет чего-то добиться с помощью экономических санкций, придется смириться, что под удар попадут в первую очередь бедные и слабые люди — по крайней мере, временно.

Количество штрафных действий удвоилось

Поэтому можно было бы предположить, что сомнительные перспективы санкций приведут к тому, что государства будут нечасто пользоваться этим инструментом. Но на деле все наоборот: с 1990 года количество взаимных экономических санкций, введенных разными государствами, выросло по сравнению с эпохой холодной войны примерно вдвое. К такому выводу пришел Петер Бергейк (Peter Bergeijk) из Роттердамского университета Эразма (Нидерланды).

Здесь действует принцип «быстро или никак»: по словам Бергейка — и это показало его исследование — межгосударственные санкции действуют либо в первые два-три года, либо никогда. Однако целый ряд санкций, неэффективность которых давно очевидна, по-прежнему остаются в силе. Так, к примеру, США на протяжении 58 лет пытаются свергнуть на Кубе режим Кастро. Еще дольше — 68 лет — действуют американские санкции против Северной Кореи.

В обоих случаях возникает вопрос: а не достигли ли санкции прямо противоположного эффекта? Ведь неизвестно, удалось бы братьям Кастро надолго сохранить антиамериканский курс, если бы Вашингтон отказался от политики эмбарго. В этом можно сомневаться.

Речь действительно идет о деле?

Неэффективные, но действующие целую вечность санкции заставляют задуматься: а о чем, собственно, идет речь? О деле? Или, может быть, о чьих-то собственных ощущениях? Или даже о том, что кто-то хочет лишь документально подтвердить, что находится на стороне добра? В любом случае зачастую можно изначально предугадать, что санкции окажутся бесполезными. Именно так произошло в 1989 году, когда Джордж Буш-старший ввел санкции против Китая после всем известных событий на площади Тяньаньмэнь.

Компании часто тоже склоняются к символическим действиям. Например, ведущие компании по прокату автомобилей и авиакомпании вроде «Дельта» (Delta) или «Юнайтед» (United) после кровопролития в Паркленде заявили об отмене бонусных программ для членов оружейного лобби — Национальной стрелковой ассоциации США (NRA). Или, скажем, фирмы вроде «Коммерцбанк» (Commerzbank) или «Тесла» (Tesla) отказались размещать рекламу на Фейсбуке после недавнего скандала с утечкой личных данных пользователей.

Санкции, подчеркивающие свою серьезность путем собственной готовности к страданиям, в любом случае стали редкостью. Сейчас около 60 депутатов Европарламента призывают правительства стран ЕС бойкотировать предстоящий чемпионат мира по футболу в России. По их словам, политики не должны ехать в Россию, чтобы «пожать Путину руку на футбольном стадионе». Но для российского президента это не сыграет никакой роли. Конечно, бойкот мог бы стать по-настоящему болезненным: если бы власти стран — участниц турнира запретили своим командам лететь в Россию, это сильно преуменьшило бы значимость ЧМ, задуманного как шоу Путина. Но в Страсбурге не готовы идти на столь откровенный конфликт с кремлевским правителем — а заодно и с футбольными болельщиками по всему миру.

Только избирательный, следовательно, произвольный подход

Быть слишком суровыми — это в настоящий момент могут себе позволить только некоторые немцы. Реальная экономическая политика означает для любого правительства, что экономические санкции вводить лучше только избирательно, что означает, в принципе, произвольно. Германия ведет торговлю со странами, в которых правовое государство существует только на бумаге, которые не знают, что такое свободные выборы и свобода мнения: это давняя традиция.

Да, немцы, кажется, тяготеют к торговым отношениям с государствами-изгоями. В трех из пяти важнейших экспортных рынков за пределами ЕС, а именно Китае, России и Турции, правят автократы. С теми, кто в списке занимает места после них, дела обстоят тоже не лучше. Об этом свидетельствует соответствующий рейтинг «Фридом Хаус» (Freedom House).

Американская неправительственная организация специализируется на оценке политической свободы стран на основании ряда критериев. Десять из 30 основных рынков Германии, не входящих в ЕС, оценены как «несвободные». Еще шесть, по мнению экспертов, являются «частично свободными». Германия, которая экспортирует только в «кристально чистые демократии», была бы бедной Германией.

Многомиллиардный импорт из Китая

Еще более внушительны цифры из области импорта. Отказаться целиком от поставок из стран, в которых нарушаются основные политические права, означало бы огромные потери в качестве жизни. Потому что из России мы импортируем столько же, сколько из Испании. Турция расположилась в списке стран-поставщиков сразу же за Японией, Ливия — перед Израилем.

С большим отрывом лидирует Китай, в прошлом году немцы перевели в КНР свыше 100 миллиардов евро за товары. Без дешевых игрушек, смартфонов и одежды из Китая жителям с низким уровнем дохода пришлось бы нелегко. Неудивительно, что министр иностранных дел Германии в ходе визита в Пекин лишь пробормотал слово «права человека».

Когда после окончания Второй мировой войны выстраивалась ВТО, не вставал вопрос о морали, тем более в изнуренной Германии. Он, в общем-то, и не должен был возникнуть, поскольку относится к модели глобализации. Закупки — так выглядят основные принципы ВТО — должны определяться ценой и качеством, а не способом изготовления товара или услуги. К одинаковым продуктам должно быть и одинаковое отношение.

Смысл понятен: более бедные страны должны использовать свои конкурентные преимущества. А они никогда не заключаются в том, чтобы иметь хорошо обученную рабочую силу и современное оборудование. Они заключаются в низких зарплатах, плохих социальных стандартах, небрежном отношении к окружающей среде. Насаждать в Бенине или Бангладеше западные стандарты означало бы заведомо лишить их шансов на развитие. Логично то, что Германия ведет торговлю с несправедливыми режимами, с теми, где производство происходит в условиях, которые здесь считались бы невыносимыми.

Оплот потребительского бойкота

Переходим к морали. Должно быть не только хорошо и дешево: мы хотим покупать только тогда, когда поставщик удовлетворяет наши собственные этические стандарты, торговля должна быть не только «свободной», но еще и «честной». Звучит хорошо.

Но к чему это приводит, можно увидеть в США. США — не только страна, которая чаще всего вводила санкции. Она — также оплот потребительского бойкота: движение за гражданские права чернокожих в 1955 было вызвано бойкотом автобусных линий в Монтгомери, который возглавил Мартин Лютер Кинг.

Еще одна веха относится к 20-летней давности и самопровозглашенной «бушующей матери из Мичигана». Письмами протеста женщине самостоятельно удалось добиться, чтобы крупные компании убрали свои рекламные ролики из непристойного ситкома «Женаты… с детьми». Однако освещение данного эпизода привело к тому, что ситкомы стали еще более известными и популярными — что вернуло и рекламных клиентов.

Победному шествию бойкотов в США такой эффект бумеранга помешать не смог. Зато восхищение бойкотом отправилось в большой мир из своей традиционной родины — политических левых. Так, в 2003 году многие американцы последовали призывам наказать французских виноделов за то, что Париж выступал против войны в Ираке. На самом пике протестов продажи в Америке упали на 26%, как подсчитали экономисты Стэнфорда Ларри Шави (Larry Chavis) и Филип Лесли (Philip Leslie).

Воодушевленные такими историями успеха, американские профсоюзы полицейских призвали к бойкоту фильмов Квентина Тарантино. А Дональд Трамп еще в 2015 году в Твиттере обязался «никогда больше» не есть печенье Oreo после того, как производитель объявил о закрытии завода в Чикаго.

Ярости у активистов меньше не стало

Любимая цель евангельских христиан в Америке — компания «Таргет» (Target). Крупнейший в стране дискаунтер после «Волмарт» (Walmart) стал раздражать христианских фундаменталистов после того, как несколько лет назад он отказался перед Рождеством размещать в объявлениях слова «Счастливого Рождества» (Merry Christmas). В настоящий момент ведутся споры вокруг «туалетной политики» сети. «Таргет» разрешил транcгендерам самостоятельно решать, какой туалет посещать — мужской или женский. «Таргет» отреагировал на последовавшие протесты, и туалеты за большие деньги были перестроены в отдельные комнаты. Ярости активистов меньше не стало.

Начались и ответные акции. Например, несколько лет назад в случае с американской сетью ресторанов быстрого обслуживания Chick-fil-A. Глава компании высказался в интервью против «брака для всех». В общем-то, частное мнение, которое может быть у главы компании. Однако не заставил себя ждать бойкот целой компании со стороны объединений в защиту прав гомосексуалистов.

Однако в этом случае за призывами бойкота вскоре последовали и призывы к покупкам (Buycott) противников однополых браков. Они отчасти компенсировали спад продаж. Привела эта история к росту или падению оборота сэндвичей? Вопрос открытый.

В такой атмосфере логично, когда миссионерской деятельностью заставляют заниматься сторонних третьих лиц. Это американское государство сделало распространенным данный прием посредством экстерриториального применения санкционного права. Либо вы ведете дела с нами, либо с Ираном, и то, и другое одновременно не получится — таково было послание Вашингтона несколько лет назад.

Это не просто слова. Из-за несоблюдения китайским производителем смартфонов ZTE правил и предписаний американских властей теперь американским компаниям запрещено осуществлять поставки этой фирме в течение семи лет. Принятое недавно решение министерства экономики США может привести к банкротству ZTE, как считают эксперты отрасли.

Критика в адрес «Амазон»&Co не утихает

Отрицателям бойкота грозить бойкотом или, по крайней мере, позором — такой способ становится распространенным. Действия американских банков против отечественных производителей вооружения, например, нельзя расценить как добровольные. Кредитные гиганты просто не могут отстраниться от публичного требования Эндрю Росса Соркина (Andrew Ross Sorkin) в ходе разразившихся дебатов о вооружении. Звездный колумнист «Нью йорк таймс» (New York Times) запустил банковский бойкот сразу же после резни в Портленде как запатентованное решение.

«Амазон» (Amazon), «Эппл» (Apple) и «Гугл» (Google) призывают с помощью ряда инициатив исключить из своего вещания телеканал, принадлежащий NRA. Пока концерны настроены жестко, однако критика не спадает. Символичную силу конфликта нельзя переоценить — если даже сами технические гиганты дадут слабину, то любая другая компания в будущем дважды подумает, прежде чем начать сопротивляться санкциям.

Санкции ненамеренно продвигают селективную мораль в международной политике. Они могут легко превратиться из прогрессивного, освободительного инструмента в оружие нетерпимости и репрессий. Они грозят странам лишить их конкурентных преимуществ. И они смещают политический дискурс в места, где ему, собственно, нечего искать.

Нормы, регулирующие применение оружия, относятся к полномочиям парламентов: там, в условиях демократии, среди демократически избранных представителей народа, должно выявиться большинство, способное на реформы, а не в совете директоров каких-то крупных банков, которые пытаются взять на себя роль парламентов под лозунгом «корпоративной социальной ответственности».

Бизнес должен снова стать больше бизнесом. Чтобы политика могла оставаться политикой.

США. Сирия. Ближний Восток > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581810


Россия > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581528

Новейший ледокол Северного флота (СФ) "Илья Муромец" продолжит испытания в проливе Карские ворота между островами Новая Земля и Вайгач, сообщил начальник пресс-службы Северного флота капитан первого ранга Вадим Серга.

"Экипаж новейшего ледокола Северного флота "Илья Муромец" продолжает работу по плану ледовых испытаний в Арктике. Сегодня судно вошло в пролив Карские ворота между островами Новая Земля и Вайгач. В ближайшее время испытания продолжатся в этом районе", — сказал он.

По словам Серги, погода в целом благоприятствует проведению испытаний. Ветер дует с юго-западных направлений со скоростью до 10 метров в секунду. Толщина льда варьируется от 30 до 80 сантиметров, иногда доходит до метра.

В данных условиях новая техника подтверждает заявленные производителем характеристики, добавил Серга.

Ледокол "Илья Муромец" построен на предприятии "Адмиралтейские верфи" в Санкт-Петербурге. Принят в состав ВМФ России 30 ноября 2017 года. Прибыл на СФ 2 января 2018 года. Ледокол имеет водоизмещение около шести тысяч тонн, длину — 85 метров, ширину — около 20 метров. На его борту имеются вертолетная площадка, кран грузоподъемностью 26 тонн и буксировочное устройство. Благодаря своей многофункциональности ледокол может широко применяться для выполнения научно-исследовательских, транспортных, спасательных и других задач в Арктике.

Россия > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581528


Россия. Пакистан > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581499

Главнокомандующий Сухопутными войсками генерал-полковник Олег Салюков провел в Москве переговоры со своим коллегой из Пакистана генералом Камаром Джавед Баджвой, сообщает Минобороны РФ.

"В ходе переговоров обсуждались вопросы двухстороннего военного сотрудничества, проведение совместных российско-пакистанских учений "Дружба-2018", а также участие пакистанских команд в Армейских международных играх-2018", — сообщили в российском военном ведомстве.

Также в ходе визита в Москву главнокомандующий Сухопутными войсками Пакистана возложил венок к могиле Неизвестного солдата у кремлевской стены, а затем военная делегация посетила музей Вооруженных сил России.

Россия. Пакистан > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581499


Россия. ЦФО > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581492

Мосгорсуд отказал гражданской жене полковника Дмитрия Захарченко, обвиняемого по делу о крупных взятках, Марине Семыниной в жалобе на обыск, сообщили РИА Новости в пресс-службе суда.

"Мосгорсуд отказал Семыниной в жалобе на проведение обыска, её оставили без изменения", — сказал сотрудник пресс-службы.

По его словам, на новое рассмотрение была направлена другая жалоба девушки.

"Адвокаты Семыниной обращались в Басманный суд в порядке 125 УПК РФ, в которой они просили признать незаконным бездействие следователя, которое выразилось в отсутствии процессуального решения по изъятым в ходе обыска предметам и документам. Райсуд отказался принять жалобу, городской суд решение отменил и направил на новое рассмотрение", — добавили в пресс-службе.

Марина Семынина проходит по делу Захарченко в качестве свидетеля.

Полковник МВД Дмитрий Захарченко, курировавший в министерстве борьбу с преступлениями в топливно-энергетическом комплексе, был задержан в сентябре прошлого года по обвинению в получении взятки в 7 миллионов рублей. Позднее ему вменили еще несколько эпизодов взяточничества.

Огромный резонанс дело получило после того, как СМИ стало известно об обнаружении в квартире сестры полковника склада с почти 9 миллиардами рублей в разной валюте. Происхождение этих денег борец с коррупцией объяснить не смог.

Россия. ЦФО > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581492


Израиль > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581487

Министр разведки Израиля Исраэль Кац в интервью местному радио усомнился в том, что Россия передаст Сирии зенитно-ракетные комплексы С-300, и предупредил, что такой шаг чреват осложнением отношений с еврейским государством.

В эфире радио "Галей ЦАХАЛ" он прокомментировал публикацию в газете "Коммерсант", согласно которой РФ может уже в ближайшее время начать поставки систем С-300 "Фаворит" на безвозмездной основе, чтобы на их основе создать эшелонированную сирийскую ПВО, способную прикрыть от налетов столичный город Дамаск и места размещения авиатехники. Еще в 2010 году Дамаск законтрактовал данные ЗРК, но уже на этапе реализации контракт был аннулирован по просьбе Израиля, опасавшегося за свое воздушное пространство, напоминает издание.

"Я сомневаюсь, что они будут поставлять эту ракетную систему — в этот момент будет пересечена определенная черта в наших отношениях", — цитирует министра радиостанция.

Комментируя накануне публикации об С-300, глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что не может назвать решенным вопрос о поставках комплексов в Сирию.

Израиль > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581487


Россия > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581470

Рособоронэкспорт впервые показал экспортные элементы боевой экипировки "Ратник" на конференции по безопасности в Сочи, сообщили журналистам во вторник в пресс-службе спецэкспортера.

"На экспозиции Рособоронэкспорта впервые показаны разрешенные к поставкам на экспорт элементы боевой экипировки "Ратник", которая по своим техническим характеристикам превосходит все зарубежные аналоги", — говорится в сообщении.

Кроме того, что спецэкспортер представит самый легкий в мире пистолет калибра 9 миллиметров ГШ-18 и мобильный автоматический гранатомет АГС-30, способный вести огонь мощными термобарическими боеприпасами и боеприпасами нелетального действия. Также можно будет ознакомиться со специальными малогабаритными робототехническими комплексами "Скарабей" и "Сфера", показавшими свою эффективность в Сирии.

"Участие в ежегодных встречах высоких представителей крайне важно для Рособоронэкспорта. Благодаря им мы имеем возможность следовать мировым трендам в сфере безопасности и выходить на мировой рынок с максимально актуальными предложениями и программами по уникальным системам, средствам и образцам вооружений российского производства в сфере систем безопасности", – приводит пресс-служба слова гендиректора Рособоронэкспорта Александра Михеева.

Всего будут представлены разработки 15 российских компаний. Помимо оружия и экипировки это мобильные системы, позволяющие проводить идентификацию личности в оперативном режиме и быстро создавать базы данных разыскиваемых лиц.

Серийные поставки в вооруженные силы РФ экипировки "солдата будущего" второго поколения "Ратник" начались в 2017 году. Ее комплект объединяет современное стрелковое вооружение, эффективные комплекты защиты, средства разведки и связи — около десяти различных подсистем. Он предназначен для действий в разных климатических условиях в любое время суток.

В настоящее время идет научно-исследовательская работа по разработке боевой экипировки третьего поколения ("Ратник-3"). В ее составе будет шлем с интегрированной системой управления, боевой экзоскелет, противоминная обувь и другие элементы.

Россия > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581470


Россия. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581463

Россия в комиссии по перемирию в Сирии за сутки зафиксировала пять нарушений режима прекращения огня, Турция — четыре, сообщается во вторник в информационном бюллетене Минобороны РФ.

"Обстановка в зонах деэскалации оценивается как стабильная. Российской частью представительства совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с фактами нарушений режима прекращения боевых действий, зафиксировано 5 случаев стрельбы в провинциях: Алеппо – один, Латакия – четыре. Турецкой частью представительства зафиксировано 4 случая стрельбы в провинциях: Деръа – один, Идлиб – один, Хомс – два", — говорится в сообщении.

В Минобороны сообщили, что в течение дня Центром по примирению враждующих сторон в САР гуманитарные акции не проводились. Медицинскую помощь получили 97 человек.

В ведомстве отметили, что в течение суток соглашения о присоединении к режиму прекращения боевых действий не подписывались. Число населенных пунктов, присоединившихся к процессу примирения, не изменилось — 2508.

Количество вооруженных формирований, заявивших о соблюдении режима перемирия, также не изменилось — 234.

Россия. Сирия > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581463


США > Армия, полиция > regnum.ru, 24 апреля 2018 > № 2581442

National Interest: 3D принтеры сделают армию США эффективнее

Теперь не нужно по несколько недель ждать доставки запасных частей

 В области военной логистики грядет целая революция, и связана она с трехмерной печатью, с помощью которой военные США могут в значительной мере сократить сроки ремонта своей техники и тем самым повысить его эффективность, пишет Дейв Муджамбар в статье для американского издания The National Interest.

Так, недавно одно из подразделений морской пехоты США смогло с помощью этой новой технологии создать запасную часть для многоцелевого истребителя F-35В, находящегося в составе 121-ой ударной истребительной эскадрильи морской пехоты. У указанного летательного аппарата на дверце задних шасси износился один из пластиковых компонентов.

Хотя сам по себе он был мал и незначителен, однако для исправления неполадки пришлось бы заменить дверцу полностью. Тем не менее военные смогли с помощью трехмерного принтера распечатать новый бампер и установить его. И все это в считаные дни, а не недели, как в случае полной замены этого узла.

«Как для командира, для меня самое большое значение имеет время», — отметил лейтенант-полковник Ричард Руснок, один командующих эскадрильей.

«Хотя наши тыловики и логисты делают прекрасную работу, доставая нам запасные части, возможность быстро создать собственную деталь является громадным преимуществом», — добавил он.

Для отдельного подразделения возможность печати компонентов при появлении необходимости означает сокращение времени, которое требуется для получения новых запасных частей, а также снижает количество снаряжения, которое подразделение должно брать с собой на операцию.

США > Армия, полиция > regnum.ru, 24 апреля 2018 > № 2581442


Украина > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581416

Более тысячи человек на Украине, которые принимали участие в военной операции в Донбассе, покончили с собой, заявил председатель комитета Верховной рады Украины по делам ветеранов Александр Третьяков.

"Эта война в корне отличается от войны, которая была в Афганистане. На этой войне применяется артиллерийское оружие. И естественно, все психологические травмы связаны больше с этим. А это еще труднее для солдат. У многих есть контузии", — цитирует слова Третьякова агентство "Укринформ".

В феврале главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос озвучил статистику самоубийств среди силовиков. По его словам, в зоне боевых действий в Донбассе каждую неделю совершают самоубийства от двух до трех военнослужащих. При этом он уточнил, что не учитывались суициды среди ветеранов операции, — речь идет только о тех, кто сейчас находится в зоне боевых действий.

Украина > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581416


Канада > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581414

Водителю микроавтобуса, наехавшему на людей в понедельник в канадском Торонто, предъявили обвинения в убийстве десяти человек, сообщает телеканал CTV.

Ранее телеканал сообщил, что водителя, совершившего наезд на пешеходов в понедельник, зовут Алек Минассян (Alek Minassian), ранее он не состоял на учете в полиции.

"Алеку Минассяну предъявили обвинения в убийстве первой степени десяти человек и покушении на убийство 13 человек в связи с вчерашним нападением на микроавтобусе, повлекшем человеческие жертвы", — говорится в сообщении телеканала.

В понедельник микроавтобус наехал на пешеходов в Торонто, жертвами инцидента стали десять человек, еще 15 пострадали. Мотивы действий водителя остаются неизвестными.

Канада > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581414


Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 24 апреля 2018 > № 2581340

Начата постройка Ту-160М2 – на что способен обновлённый «Белый лебедь»?

Обзор перспектив и возможностей обновлённого стратегического бомбардировщика Ту-160М2

ПАО «Туполев» начало строительство первого самолёта Ту-160М2 — новой модификации наиболее совершенного российского сверхзвукового стратегического бомбардировщика с крылом изменяемой стреловидности. «Белый лебедь» в новом обличье по планам поднимется в воздух в 2021 году, а согласно Государственной программе вооружения 2018−2027 (ГПВ-2027) должно быть построено десять новых самолётов этого типа. Что означает возобновление производства Ту-160?

ПАК ДА становится проектом далёкого будущего

Новость о возобновлении производства Ту-160, появившаяся ещё в 2015 году, уже тогда отчётливо показывала, что разработка принципиально нового бомбардировщика ПАК ДА (Перспективный авиационный комплекс дальней авиации) отодвигается на второй план (на тот момент речь шла о серийном производстве в 2025 году). В последнее время этот тезис нашёл и другие подтверждения — согласно ГПВ-2027 будет произведено 10 единиц Ту-160М2, а по проекту ПАК ДА будет проводиться лишь научно-исследовательская работа. Учитывая планы построить к 2035 году 50 новых Ту-160М2, вряд ли стоит ожидать появления ПАК ДА в металле и близком к серийному производству состоянии раньше этого срока. Так что у России ещё нескоро появится аналог американского B-2 Spirit и перспективного B-21 Raider, да и Китай, возможно, раньше сможет разработать свой бомбардировщик по схеме «летающее крыло» (обеспечивает радиолокационную малозаметность, но непригодна для сверхзвуковых полётов, которые в наше время особых преимуществ не дают).

Платформа Ту-160 отвечает современным требованиям

Несмотря на то, что Ту-160 эксплуатируется с 1987 года, сама платформа не утратила своей актуальности. Во многом это связано с вооружением, которое несёт самолёт, — крылатые ракеты большой дальности. Более старые крылатые ракеты Х-55СМ способны преодолеть расстояние до 3500 км, а новые Х-101/Х-102 (в неядерном и ядерном оснащении) до 4500−5500 км (по разным данным). На таких расстояниях уничтожить бомбардировщики (да и обнаружить) практически невозможно, вместе с этим каждый Ту-160 несёт 12 стратегических крылатых ракет. При этом межконтинентальная дальность полёта самолёта в сочетании с возможностью дозаправки в воздухе позволяет нанести высокоточный неядерный или ядерный удар по любой наземной цели на планете.

Что касается обновлённого Ту-160М2, то самолёт получит совершенно новую электронику, а также модернизированные двигатели НК-32 (за счёт их большей экономичности вырастет максимальная дальность полёта бомбардировщика). В отличие от базовой модификации Ту-160М2 будет обладать заметно большими возможностями по применению неядерного высокоточного вооружения, в том числе и находящегося на сегодняшний день в разработке, например, ГЗУР («Гиперзвуковая управляемая ракета») или Х-50 (малозаметная крылатая ракета).

Это позволит шире использовать самолёты в реальных локальных конфликтах, тогда как свою стратегическую задачу (удар крылатыми ракетами с ядерной боевой частью), к счастью, Ту-160 вряд ли будет суждено выполнить.

Сходные возможности получат и имеющиеся на сегодняшний день Ту-160, которые все будут модернизированы до уровня Ту-160М. Этот самолёт сейчас проходит испытания — первым бортом стал достроенный из советского задела Ту-160 (17-й самолёт этого типа, находящийся в распоряжении ВКС России). Кстати, из-за оплошности, допущенной государственными СМИ и Дмитрием Рогозиным, многие до сих пор считают, что в 2017 году первый полёт совершил Ту-160М2, тогда как на самом деле это был Ту-160М, достроенный на Казанском авиазаводе из советского задела.

В целом возобновление производства Ту-160М2 — это шаг к восстановлению промышленности, давно утратившей возможность производить стратегические бомбардировщики. К тому же это более экономично, чем создание ПАК ДА «с нуля», тем более в условиях упадка соответствующих предприятий. Будет интересно понаблюдать, смогут ли производители в течение следующих 9 лет построить 10 новых Ту-160М2, согласно подписанному с Министерством обороны России контракту. Стоимость постройки машин составит 160 млрд рублей (около $262 млн за один самолёт). Если задача будет выполнена, то озвученная цифра в 50 Ту-160М2 до 2035 года будет выполнима, если заказ будет сорван — то перспективы развития российской стратегической авиации станут более туманными, а про ПАК ДА, видимо, и вовсе придётся забыть. Если же поставленные цели будут выполнены, то новые самолёты, вероятно, вытеснят из ВКС России более старые стратегические бомбардировщики Ту-95МС (хотя они и несут те же крылатые ракеты Х-101/102 и вполне пригодны к выполнению современных задач), а в перспективе им придётся заменять (несмотря на разные задачи) и дальние бомбардировщики Ту-22М3, которые сейчас модернизируются, но замены им на горизонте пока не видно.

 Леонид Нерсисян

Россия > Армия, полиция > regnum.ru, 24 апреля 2018 > № 2581340


Россия. ПФО > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581336

Пять бронеавтомобилей "Тигр", а также четыре пикапа УАЗ "Патриот", принятые на вооружение российской армии с учетом сирийского опыта, впервые будут участвовать в параде Победы в Самаре, сообщает во вторник пресс-служба Центрального военного округа (ЦВО).

"Сегодня в Самаре на аэродроме Кряж состоялась первая перед парадом … тренировка войск самарского гарнизона с участием военной техники. В ней впервые были представлены четыре пикапа УАЗ "Патриот", принятые на вооружение российской армии с учетом сирийского опыта, и пять бронеавтомобилей "Тигр", — говорится в сообщении.

По данным пресс-службы, также в парадном строю прошли четыре единицы техники ракетного комплекса ОТРК "Искандер-М" и две машины зенитного ракетного комплекса "С-300". Кроме того, были представлены самоходные гаубицы "Мста-С" и реактивные системы залпового огня "Ураган", танки Т-72Б3 и бронетранспортеры БТР-82А. Всего в репетиции было задействовано 50 единиц техники.

Отмечается, что в параде Победы в Самаре примут участие около 1,8 тысячи военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. Это расчеты танковых, ракетных, артиллерийских, мотострелковых, инженерных, разведывательных подразделений. Также в парадном строю будут представлены офицеры управления второй общевойсковой армии, юнармейцы, представители МЧС и МВД РФ.

Россия. ПФО > Армия, полиция > ria.ru, 24 апреля 2018 > № 2581336


Китай. Россия > Армия, полиция > Russian.News.Cn, 24 апреля 2018 > № 2581304

Заместитель председателя Центрального военного совета КНР Сюй Цилян во вторник в Пекине встретился с министром обороны РФ Сергеем Шойгу, прибывшим в Китай для участия в заседании министров обороны государств-членов Шанхайской организации сотрудничества /ШОС/.

Сюй Цилян отметил, что в последние годы при личном содействии лидеров Китая и России отношения двух стран поднялись на новую ступень, вступив в наилучший период в истории двусторонних отношений. При этом стороны сохраняли активное устойчивое развитие военных контактов, которые характеризовались широкоаспектностью, углубленностью и высоким уровнем.

"В настоящее время, на фоне осуществления исторического расширения членства ШОС и начала новой стадии развития организации Китай и Россия должны в дальнейшем укреплять стратегическое взаимодействие, неуклонно придерживаться "Шанхайского духа", чтобы усилить сплоченность ШОС", -- призвал Сюй Цилян.

Сергей Шойгу, в свою очередь, подтвердил, что укрепление всестороннего стратегического взаимодействия и партнерства с Китаем является приоритетным направлением внешней политики РФ. Российская сторона готова в соответствии с договоренностями лидеров двух стран в дальнейшем расширять области, углублять содержание и инновациировать методы сотрудничества с Китаем, чтобы совместно противодействовать угрозам безопасности и защищать мир и стабильность в регионе и во всем мире.

Китай. Россия > Армия, полиция > Russian.News.Cn, 24 апреля 2018 > № 2581304


Китай. Белоруссия. ШОС > Армия, полиция > Russian.News.Cn, 24 апреля 2018 > № 2581225

Делегация Вооруженных сил Беларуси во главе с министром обороны Андреем Равковым принимает участие в совещании глав военных ведомств государств-членов Шанхайской организации сотрудничества /ШОС/, которое проходит в Пекине 23-24 апреля, сообщает пресс-служба военного ведомства.

На мероприятии запланирован обмен мнениями по актуальным вопросам международной и региональной безопасности, а также ряд встреч и двусторонних переговоров министра обороны Беларуси с главами военных ведомств государств-членов ШОС.

Китай. Белоруссия. ШОС > Армия, полиция > Russian.News.Cn, 24 апреля 2018 > № 2581225


Великобритания. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 24 апреля 2018 > № 2580920

Криминальные хроники: как Лондон борется с незаконным богатством россиян

Ольга Цветкова Forbes Contributor, Виктор Раднаев Forbes Contributor

Национальное агентство по борьбе с преступностью Великобритании выявило около 50 потенциальных целей, которые должны будут раскрыть информацию об имуществе неясного происхождения. Несколько из этих дел касаются россиян. Как новый закон повлияет на жизнь и имущество русских в Лондоне?

С января 2018 года у правоохранительных органов Великобритании появился новый инструмент борьбы с коррупцией: приказы о раскрытии информации об имуществе неясного происхождения (unexplained wealth orders, UWO). В условиях токсичной политической обстановки нововведение у многих ассоциируется с Россией и уже прозвано «Законом Макмафии».

Почему был принят Закон о криминальных финансах? Закон о криминальных финансах 2017 года (Criminal Finances Act 2017), который ввел UWO, был вызван неэффективностью английского Закона о преступных доходах 2002 (Proceeds of Crimes Act 2002) в части конфискации имущества в гражданско-правовом порядке. Правоохранительные органы на практике не имели возможности доказать, что имущество было приобретено на доходы от преступной деятельности. Зачастую для этого была необходима помощь их зарубежных коллег, которые не всегда были готовы кооперироваться.

Также высказывалась критика, что Великобритания недостаточно делает для борьбы с международной коррупцией и превратилась в легкую добычу для легализации доходов, полученных преступным путем, в том числе через покупку дорогой недвижимости в Лондоне и окрестностях.

В итоге было принято решение ужесточить контроль и перенести бремя доказывания на самих подозреваемых. Теперь не правоохранительные органы, а ответчики должны объяснить источники своих доходов, использованных для приобретения имущества, пока имущество пребывает под арестом (interim freezing order, IFO). Отказ предоставить такие объяснения создает презумпцию наличия оснований для его конфискации.

Как работает Закон о криминальных финансах?

Механика применения UWO вкратце может быть изложена следующим образом.

Приказ может быть получен только в судебном порядке, его выдает Высокий суд Англии и Уэльса. Обратиться за UWO (и связанным IFO) имеют право пять английских правоохранительных органов: Налоговая служба, Управление по финансовому регулированию и надзору и др. Наиболее активную роль в применении Закона на данный момент играет Национальное агентство по борьбе с преступностью (NCA).

Лица, в отношении которых может быть вынесен приказ

Под действие Закона подпадают две группы лиц: политически значимые лица (politically exposed persons, или РЕР) из государств за пределами Европейской экономической зоны, а также лица, в отношении которых есть разумные основания полагать, что они вовлечены в серьезные преступления в Великобритании или за рубежом либо связаны с такими лицами.

Определение РЕР в законе указывает на текущее или недавнее положение лица (is, or has been), но означает ли последнее, что речь идет только о предшествующем годе (как это указывается в отдельных руководствах) или период может быть больше, не разъясняется. РЕР может быть признано не только такое лицо лично, члены его семьи или лица, тесно с ним связанные (close associate), но и лица, связанные с РЕР иным образом (otherwise connected). Это оставляет возможность очень широкого толкования.

Второй нюанс состоит в том, что для РЕР закон не требует связи с преступлением. То есть богатство РЕР, не соответствующее публичным данным о его доходах, не преступно само по себе. Но может создать основания для конфискации в гражданско-правовом порядке. По сути, речь идет о мягком варианте реализации идеи о наказании незаконного обогащения: ее самый жесткий вариант — уголовно-правовой — изложен в статье 20 Конвенции ООО о борьбе с коррупцией 2003 года.

При этом Закон не требует, чтобы лицо было резидентом Великобритании или находилось на его территории: оно может находиться где угодно. В таком случае уведомление производится по правилам гражданского процесса. Впрочем, с учетом возможности одновременного ареста имущества и установления судом сроков на предоставление объяснений в приказе о раскрытии уведомление не должно стать большой проблемой: заинтересованное лицо скорее всего попытается снять арест и защитить имущество от последующей конфискации, наняв английских юристов и явившись в суд.

Имущество в зоне риска

Имущество должно иметь два признака: стоить свыше £50 000 и находиться во владении соответствующего лица. Закон не требует, чтобы имущество было именно в собственности ответчика (используется термин «holds») или чтобы иные лица не имели прав на имущество.

Важно, что закон также не требует, чтобы имущество полностью или в части находилось в Великобритании: прямо предусмотрена возможность просить правовую помощь за рубежом для ареста активов. Другой вопрос в том, насколько будет активна британская и зарубежная юстиция в такой ситуации. Представляется, что основной фокус при применении Закона будет именно на имущество с местом нахождения в Великобритании, либо когда есть другая существенная связь с английской юрисдикцией.

И, наконец, не имеет значения, когда было приобретено имущество: до или после вступления закона в силу.

И лица, и имущество, в отношении которых испрашиваются UWO, должны быть идентифицированы. Впрочем, в отношении имущества закон использует более размытое выражение — specify or describe. Следует ожидать, что информации должно быть достаточно для исполнения UWO (и IFO) в конкретной ситуации.

Вопросы к источникам дохода

Приказ выдается, если есть разумные основания полагать, что известные (на момент обращения за приказом) источники законных (с точки зрения законодательства места получения) доходов недостаточны для приобретения имущества.

Нюанс, который еще предстоит протестировать на практике, состоит в том, как и с чьей помощью будет собираться информация об источниках законных доходов. Цель института UWO получить доказательства, то есть, в первую очередь, информацию, которую иным способом собрать затруднительно. Значит ли это, что перед этим должны быть исчерпаны другие возможности по сбору информации, из Закона неясно. Это дает основания полагать, что вопрос отдан на усмотрение и суда, который будет рассматривать заявления, и правоохранительных органов, которые будут обращаться с ними.

Но поскольку заявления о приказах рассматриваются ex parte (без уведомления ответчиков), гипотетически заявителям предстоит объяснять суду: почему ответчик привлек интерес (например, были ли заявления от частных лиц, НГО и т.п.); какие именно усилия по сбору информации были предприняты (включая источники используемой информации); почему они оказались недостаточны (например, отсутствие информации в других государственных органах Великобритании); и почему перекладывание бремени доказывания на ответчика будет разумным в данной ситуации (сложность используемой структуры владения, нахождение за границей, получение средств из-за рубежа и т.п.). Не исключено, впрочем, что в конкретной ситуации сама фигура заграничного РЕР и репутация его государства снимут у суда большую часть вопросов.

Закон не ограничивает объем приказов о раскрытии только объяснениями и документами о характере интереса в/права на имущество, обстоятельствах его приобретения, а также источниках средств. Прямо говорится, что приказ может содержать требования о раскрытии иной информации в связи с данным имуществом. Суд также свободен устанавливать сроки для выполнения различных требований.

Варианты после выдачи UWO

После выдачи приказа о раскрытии у заинтересованного лица в принципе есть две опции: сотрудничество или отказ от него.

В случае отказа, как указано выше, создается презумпция того, что имущество приобретено на доходы от преступления и должно быть конфисковано в гражданско-правовом порядке. Но, как именно она будет работать, даже с учетом сниженного стандарта доказывания — баланс вероятностей (balance of probabilities), — пока не совсем ясно. В любом случае, поскольку конфискация – это отдельная процедура, должна существовать возможность опровергнуть данную презумпцию. Вероятно в этом случае заинтересованному лицу придется раскрыть всю ту информацию, которую ранее он представлять отказался, а также объяснять причины предшествующего отказа.

В случае сотрудничества раскрытие информации производится не суду, а заявителю-правоохранительному органу. На основании предоставленной информации правоохранительный орган может принять решение о начале расследования. А может и не принять, вернувшись к вопросу позднее, в течение срока давности Закона о преступных доходах 2002 года или передав полученную информацию в другой заинтересованный орган. Срок для принятия решения, 60 дней, установлен только в тех случаях, когда помимо приказа о раскрытии был наложен арест на имущество. То есть, предоставление информации и отсутствие вопросов после этого у заявителя может не исключить в принципе возникновения дополнительных вопросов к ответчику в будущем.

Закон прямо указывает, что неисполнение одного из требований приказа о раскрытии позволяет считать неисполненным весь приказ в целом. Неполнота информации также считается ненадлежащим исполнением. Недостоверный же характер информации может повлечь уголовную ответственность.

Вместе с тем закон стимулирует сотрудничество, указывая, что, за рядом исключений, предоставленная информация не может быть использована в уголовном расследовании против предоставившего ее лица. Что, впрочем, оставляет открытым вопросы об использовании этой информации против других лиц и будет ли им предоставляться возможность предоставлять свои объяснения до такого использования.

Контекст

Директор по экономическим преступлениям NCA выразил мнение, что цель UWO не может выбираться по признаку национальности, а олигархи не должны попадать под действие Закона только потому что они из России. Он также заверил, что Агентство будет ориентироваться на конкретные данные и доказательства, а не на чье-то мнение или взгляды.

Известно, что первые UWO (а заодно и IFO) были вынесены в конце февраля 2018 года по запросу NCA. Детали не раскрываются, однако известно, что они касаются PEP из одного из центрально-азиатских государств СНГ. Исходя из сообщения, речь идет о недвижимости в Лондоне и на юго-востоке Англии общей стоимостью порядка £22 млн.

В марте NCA также сообщило, что выявило около 50 потенциальных целей, по которым планируется получить UWO в ближайшие два года. По словам представителей агентства, только «несколько» из этих дел касаются лиц из России.

Великобритания. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 24 апреля 2018 > № 2580920


Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > fadm.gov.ru, 24 апреля 2018 > № 2580870

Символ Памяти: первые георгиевские ленточки появились на улицах российских городов

Сегодня в столице дали старт ежегодной Всероссийской акции «Георгиевская ленточка». Начало объявили в рамках интерактивной выставки «Освобождение Европы», которая открылась у стен МИА «Россия сегодня» на Зубовском бульваре.

Автор идеи проведения акции, заместитель главного редактора МИА «Россия сегодня» Наталья Лосева, отметила на встрече с журналистами: «Очень важно помнить, как и почему была придумана акция «Георгиевская ленточка». Это был проект аполитичный и направленный на сохранение исторической памяти. И если уж акция, которую планировали как локальную и короткую, стала народной традицией, хотелось бы, чтобы не был утрачен ее изначальный смысл: осязание личной семейной истории в контексте Второй мировой войны, понимание и принятие того кода, который заложили в нас драматические события середины ХХ века, уважение к той жертве, которую принесла практически каждая семья страны».

Руководитель Роспатриотцентра Ксения Разуваева отметила, что основной задачей является системная работа по сохранению нашей общей исторической памяти. «Для миллионов людей георгиевская ленточка является символом памяти, связи поколений и воинской славы», – добавила она, поздравляя всех с наступающим праздником – Днем Победы.

«Мы должны помнить, что в Великую Отечественную войну 27 миллионов жизней народ нашей большой страны отдал за то, чтобы жить на нашей земле так, как мы сами считаем нужным. Иногда мы можем заблуждаться, иногда мы можем делать ошибки, но мы один из тех народов — а на земле их не так много — которые действительно обладает независимостью, живут по своим правилам, на своей земле. И эта возможность, которую завоевали наши предки, отдавшие 27 миллионов жизней», – добавил заместитель руководителя департамента культуры города Москвы Владимир Филиппов.

Две недели – вплоть до 9 мая – активисты будут раздавать символ Памяти на главных улицах городов, в парках и торговых центрах. Кроме того, каждый желающий получит листовку с информацией об истории ленты и о том, как ее рекомендуется носить. Ожидается, что в этом году к акции присоединятся 85 регионов России и более 70 стран мира.

Напомним, «Георгиевская ленточка» проводится силами тысяч «Волонтеров Победы» при координации и поддержке Роспатриотцентра и Россотрудничества. Идея акции родилась в 2005 году в стенах агентства при участии общественной организации «Студенческая община».

Россия > СМИ, ИТ. Армия, полиция > fadm.gov.ru, 24 апреля 2018 > № 2580870


Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > newskaz.ru, 24 апреля 2018 > № 2580716

Как удалось решить проблему простоя дорогостоящего нового медицинского оборудования, рассказал министр Елжан Биртанов на заседании правительства Казахстана.

"В настоящее время материалы по итогам аудита переданы в Счетный комитет, далее — в правоохранительные органы. В настоящее время начаты досудебные расследования. Возмещен ущерб в бюджет в размере 145 миллионов тенге. Внедрена обязательная экспертная оценка при закупе медтехники. Местными исполнительными органами отремонтировано, перераспределено 40 единиц простаивающего оборудования на общую сумму 1,8 миллиарда тенге. Данный вопрос — на контроле министерства", — сказал Биртанов.

Ранее министерством в целях анализа эффективности использования медицинской техники поэтапно проводилась проверка техники, закупленной с 2012 по 2016 годы. Предметом анализа стала медицинская техника стоимостью более 5 миллионов тенге. По итогам аудита выявлены нарушения: завышение стоимости закупаемого медоборудования, его простой, отсутствие обязательного сервисного обслуживания медтехники сроком не менее трех лет, а также отсутствие сведений о заводе-изготовителе и стране происхождения.

По словам министра здравоохранения, износ медицинской техники в Казахстане составляет свыше 35%. Для их обновления ежегодно требуется свыше 95 миллионов тенге.

"Ежегодно местными исполнительными органами на материально-техническое обеспечение выделяются трансферты общего характера: в 2016 году — 17 миллиардов тенге, 2017 году — 42 миллиарда тенге. Вместе с тем за 2016-2018 годы увеличилась динамика закупа медтехники с применением механизмов государственно-частного партнерства и лизинга", — указал глава Минздрава.

Одной из мер по повышению уровня прозрачности планирования и закупа медтехники является создание национальной базы медтехники, предусмотренной госпрограммой развития здравоохранения "Денсаулық".

"Сформирована и утверждена приказом номенклатура медицинских изделий РК. Проводится интеграция портала номенклатуры медицинских изделий и системы управления медицинской техникой для создания национальной базы медицинской техники. Законопроектом о внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам обращения лекарственных средств и медицинских изделий предусмотрена компетенция министерства по формированию национальной базы медицинской техники, в данное время находится на рассмотрении в мажилисе парламента. Данные меры до конца года мы завершим", — пообещал Биртанов.

Внедряется система онлайн-мониторинга, которая позволит централизованно отслеживать эффективность использования медицинской техники.

"Система мониторинга показала, что на сегодняшний день медицинское оборудование используется неэффективно. Так, компьютерные томографы в среднем используются на 70%, рентген-аппараты — на 13%. До конца года в рамках цифровизации медицинских организаций во всех государственных медучреждениях планируется внедрение системы мониторинга", — пояснил Биртанов.

Удалось решить и проблемы сервисного обслуживания медтехники.

"Сервисное обслуживание дорогостоящего оборудования проводится неавторизированными сервисными компаниями, существует нехватка специалистов по обслуживанию медтехники. В настоящее время для решения данных проблем внесены изменения в нормативно-правовые акты, увеличен срок гарантийного сервисного обслуживания сроком до пяти лет, проработан вопрос создания школы биомедицинских инженеров РК. Выпуск биомедицинских инженеров среднего звена будет в 2019 году, высшего — в 2021-м", — указал министр.

Также в целях оптимизации сервисного обслуживания медицинской техники планируется определить перечень медтехники, для которой необходим специализированный сервис от производителя или сертифицированного специалиста, а затем разработать нормативно-правовые акты по закупу услуг сервисного обслуживания в авторизованные сервисные службы или производителя.

Казахстан > Медицина. Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > newskaz.ru, 24 апреля 2018 > № 2580716


Азербайджан. Армения > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 24 апреля 2018 > № 2580647

«Бесконечно Азербайджан ждать не будет»

МИД Азербайджана огласил позицию по ситуации в Армении

Алексей Грязев

На фоне массовых протестов в Армении растет напряжение на линии соприкосновения в Карабахе. Стороны конфликта обмениваются взаимными обвинениями в провокациях, хотя и сохраняют настрой на мирные переговоры. Как может развиваться ситуация в Нагорном Карабахе после отставки премьер-министра Армении Сержа Саргсяна, разбиралась «Газета.Ru».

Протесты в Армении совпали с ростом напряженности на линии соприкосновения в Карабахе. На протяжении последних нескольких дней Министерство обороны непризнанной Нагорно-Карабахской Республики заявляет, что Азербайджан стягивает к линии соприкосновения военную технику. Каждое из сообщений сопровождается видеозаписями, на которых запечатлено движение живой силы и техники.

«Такие действия были ожидаемы и полностью умещаются в тактику, взятую на вооружение военно-политическим руководством Баку», — говорится в одном из сообщений карабахского Минобороны.

В ответ Баку обвиняет Ереван в нарушении режима прекращения огня, а публикуемые в армянских СМИ видео скопления военной техники называет провокацией. «Серьезно обеспокоенный массовыми волнениями в стране военно-политический режим Армении, распространяя подобные сообщения, продолжает держать армянский народ в состоянии страха», — заявляют в Минобороны Азербайджана.

После отставки премьер-министра Армении Сержа Саргсяна и его правительства МИД Азербайджана заявил, что в Баку готовы «продолжить переговоры со здравомыслящими политическими силами в Армении для скорейшего разрешения нагорно-карабахского конфликта мирным путем».

Тем не менее, по словам замдиректора Центра анализа стратегий и технологий Константина Макиенко, вероятность очередного перехода конфликта в горячую стадию сохраняется всегда.

«У азербайджанцев настолько большое военно-техническое превосходство, что соблазн протестировать его есть всегда. И при обострении внутриполитической обстановки в Армении вероятность того, что Баку не устоит перед этим соблазном, повышается, — рассуждает эксперт. --

По предыдущим инцидентам известно, что Азербайджан активизировал свои военные приготовления именно в моменты внутриполитических кризисов в Армении».

Макиенко напомнил о последнем случае крупных протестов в Армении — «электромайдане». Тогда жители Республики массово вышли на улицы из-за существенного повышения тарифов на электроэнергию. Протесты, начавшиеся 17 июня 2015 года, закончились лишь к концу сентября.

Пока внимание властей Армении было сосредоточено на внутренних проблемах, министерство обороны Азербайджана в августе 2015 года опубликовало подписанное министром обороны Закиром Гасановым обращение, которое начиналось со слов «Весь личный состав Вооруженных сил живет мыслями о мести и победе, готов и способен выполнить свой святой долг по освобождению наших оккупированных земель». Чуть ниже пояснялось: настал момент вернуть под контроль Баку те города и села, что ныне контролируются непризнанной Нагорно-Карабахской Республикой.

После этого обмен воинственными заявлениями со стороны министерств обороны Армении, Азербайджана и Нагорного Карабаха только усиливался. В конце сентября того же года по армянским позициям впервые с момента подписания перемирия в 1994 году был открыт огонь из артиллерийских систем: РСЗО, 122-миллиметровых гаубиц Д-30, минометов. Также применялись гранатометы и стрелковое оружие. Через несколько месяцев, в начале апреля 2016 года, конфликт дошел до вооруженных столкновений на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе, которые стали известны как «Четырехдневная война».

Двустороннее соглашение о прекращении огня вдоль всей линии соприкосновения карабахских и азербайджанских военных сил было достигнуто 5 апреля 2016 года в ходе встречи начальников генштабов Армении и Азербайджана в Москве.

С другой стороны, по словам эксперта, наличие подобных прецедентов не означает, что схожие сценарии вновь будут реализованы в нынешней ситуации.

В разговоре с «Газетой.Ru» член Комитета по международным отношениям парламента (Мелли Меджлиса) Азербайджана Расим Мусабеков заявил, что в ближайшее время эскалации конфликта ждать не стоит. «Я не думаю, что сейчас, на фоне тех событий в Армении, Азербайджан будет искусственно нагнетать напряженность на линиях соприкосновения», — отмечает азербайджанский парламентарий.

По словам Мусабекова, в Баку понимают сложность обстановки в Армении и признают необходимость появления в Ереване правительства, которое будет способно возобновить переговоры по карабахскому конфликту. «Мы понимаем ситуацию. Кто с их стороны будет вести переговоры как министр иностранных дел, как министр обороны? Сейчас в Армении безвластие.

Какой-то промежуток времени для прояснения ситуации Азербайджан будет проявлять сдержанность. Но бесконечно Азербайджан ждать не будет», — говорит депутат.

«Вариант, при котором Армения будет аппелировать к тому что у них пока какой-то переходный период, нет твердого правительства, которое может участвовать в переговорах и взять на себя ответственность за компромиссный мир, неприемлем. — говорит Мусабеков. — Речь идет о том, что в течении короткого времени со стороны Армении должен появиться человек, который будет вести переговоры, а не тянуть время. Если этого не произойдет, я полагаю, что не позже чем во второй половине лета, осенью, ситуация [на линии соприкосновения] может опять перейти к негативному военному сценарию».

«Если кто-то думает, что можно воспользоваться этой ситуацией и на волне того, что они там в Армении демократическую революцию делают, Азербайджан должен сидеть и мириться с бесконечной оккупацией своих территорий, они глубоко ошибаются. Этого не будет», — заявил Мусабеков.

Также актуальным остается вопрос, что станет с протестным движением в Армении, в случае перехода конфликта в горячую стадию. «Я думаю, что если эскалация конфликта произойдет, карабахские ветераны быстро задушат всю внутреннюю оппозицию и начнут заниматься Азербайджаном», — говорит Константин Макиенко.

Азербайджан. Армения > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 24 апреля 2018 > № 2580647


Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 24 апреля 2018 > № 2580384

От Гюмри до Еревана: как Армения заставила уйти Сержа Саргсяна

Премьер Армении Серж Саргсян ушел в отставку после массовых акций протеста

Екатерина Карташова (Ереван)

Участники беспрецедентных по масштабу акций протеста в Армении, выступавшие за отставку премьер-министра Сержа Саргсяна, добились своего — 23 апреля экс-президент объявил о своем уходе с важнейшего государственного поста. После этого массовые протесты в Ереване переросли в народные гуляния. Корреспондент «Газеты.Ru» в Армении рассказал, что происходило в Ереване на протяжении последней недели.

После недели беспрецедентных массовых протестов в Ереване Серж Саргсян объявил о своем уходе с поста премьер-министра Армении. «Никол Пашинян был прав. Я ошибся. У создавшейся обстановки несколько решений, но ни на одно из них я не пойду. Это не мое. Я оставляю должность руководителя страны, премьер-министра Армении. Уличное движение против моей власти. Я выполняю ваше требование», — обратился Саргсян к гражданам, пожелав стране «мира, гармонии и здравомыслия».

Указ о его отставке в понедельник подписал президент республики Армен Саркисян.

Граждане Армении на улицах столицы и других городов республики тут же начали праздновать ненасильственную передачу власти: жители Еревана устраивали застолья и жарили шашлыки прямо на улицах города.

В ожидании Николая

Саргсян вступил в должность премьер-министра Армении 17 апреля, когда его кандидатура была утверждена на специальном заседании Национального собрания. Его назначение происходило в крайне неспокойной обстановке — еще накануне улицы столицы заполонили протестующие, выступая против избрания экс-президента страны главой кабмина. Организатором протестной акции, получившей название «Наш шаг» стал оппозиционный политик, глава фракции «Елк» («Исход») Никол Пашинян.

Противников Саргсяна возмущало, что назначение его премьером фактически означало предоставление бывшему президенту третьего срока управления государством.

Это стало возможным после проведенного в декабре 2015 года конституционного референдума, в результате которого Армения перешла от полупрезидентской к парламентской системе управления.

В 2017 году парламентские выборы проходили уже согласно новой модели и избирательному Кодексу — исключительно по партийным спискам. Конституционная реформа также позволила Сержу Саргсяну, который уже два срока (с 2008 года) занимал пост президента, остаться у руля власти, став премьер-министром.

Многотысячные акции протеста в столице Армении бушевали с 13 апреля. Движение «Мой шаг» основал оппозиционный депутат Никол Пашинян, руководящий фракцией «Елк» («Исход»). Еще за две недели до избрания Саргсяна премьером оппозиционер и его сторонники две недели шли пешком от города Гюмри на границе с Турцией до Еревана. В столице Армении Пашинян призвал жителей города блокировать центральные улицы и перекрестки. Он отдельно обратился к студентам и школьникам с призывом не подчиняться педагогам, а выйти и бастовать вместе с ними.

Армяне, в отличие от русских, применяют в речи не фамилии людей, а имена. Воодушевленные перспективой свергнуть власть Сержа Саргсяна и намекая на Никола Пашиняна, граждане стали шутить на тему? «Когда же придут времена Николая?», подразумевая также и последнего русского царя, при котором жизнь в Армении считалась обеспеченной.

Двумя руками за свободу

Апогей протестов пришелся на канун дня выборов премьер-министра в армянском парламенте. Правоохранители к тому времени подтянули спецтехнику к зданию Национального собрания. Проспект Баграмяна, где расположены здания парламента и резиденция Саргсяна, перекрыли колючей проволокой. Пока шло голосование, митингующие стали напирать на полицейские кордоны, в ход пошли дымовые и шумовые гранаты. Несколько человек, в том числе и представители правоохранительных органов, получили ранения. Пострадал и сам Пашинян, кинувшийся на колючую проволоку. Однако, проведя пару часов в больнице, он вернулся к митингующим.

Надо заметить, что за время протестов Пашинян не раз инструктировал своих сторонников, как им действовать, если с ним что-то случится.

Перечисляя тактические рекомендации для участников протестного движения, позже названного Пашиняном «бархатной революцией», лидер оппозиции рекомендовал участникам протестов поднимать руки вверх, а также использовать другие способы «ненасильственной борьбы с государством», описанной в книгах американского общественного деятеля Джина Шарпа: пытаться обняться с полицейскими, дарить цветы силовикам, и даже предлагать крупное денежное поощрение перешедшему на сторону народа полицейскому. Первому такому «храбрецу» обещалось $10 тыс., а последующим — по $2 тыс.

Действия в рамках закона и отказ от конфликтов с полицией, по словам Пашиняна, особенно важны с учетом трагических событий, произошедших, когда Серж Саргсян шел на свой первый президентский срок: в ночь с 1 на 2 марта 2008 года в столкновениях с силовиками погибли 10 человек (в том числе и двое правоохранителей), еще около 300 получили ранения.

Сам Пашинян тогда тоже был активным участником протестов. После мартовской трагедии его объявили в розыск, и он полтора года скрывался, но впоследствии вышел из подполья и сдался властям. В январе 2010 года Пашинян был осужден на семь лет по обвинению в организации массовых беспорядков, однако впоследствии суд вдвое сократил ему срок, а в мае 2011 года Пашинян вышел на свободу по амнистии в честь 20-летия обретения независимости Арменией.

Протест накануне отставки

Круглосуточные протесты, которые по ночам устраивались на площади Франции, было решено завершить, а акции устраивать исключительно в дневное время суток. Впрочем, протестующим это сыграло только на руку: акции при дневном свете стали выглядеть более массовыми, к пешим митинговавшим присоединились и автомобилисты. Они уже не просто сигналили в знак поддержки, но и останавливали машины на проезжей части. Полиция не справлялась, приходилось вызывать эвакуаторы, иногда люди пытались сдвинуть авто вручную.

В это время протестующие пешеходы по дюжине раз переходили по «зебрам», еще сильнее мешая автомобильному движению и ввергая столицу Армении в транспортный коллапс.

21 апреля на место митинга на площадь Республики, где собралось, по разным оценкам, до 30-40 тыс. человек, пришел новоизбранный президент Армении Армен Саркисян. Через него Пашинян договорился о встрече утром 22 апреля с премьер-министром Сержем Саргсяном. Но диалога не получилось. Саргсян назвал встречу не переговорами, а «шантажом» государства и законных властей: «Вы не осознаете степень ответственности, вы не извлекли уроков из событий 1 марта. Если вы продолжите говорить в том же тоне, то мне лишь остается дать вам совет, чтобы вы вернулись в законное поле и пределы логичных действий. В противном случае, вся ответственность ляжет на вас, выбирайте».

«С нами никто не смеет говорить на языке угроз, — ответил Пашинян, — Вы не представляете себе ситуацию в стране, а она не такая, какой была 10-15 дней назад. Ситуация изменилась, у вас нет той власти, о которой вам докладывают. Власть в Армении перешла в руки народа». На это Саргсян заявил, что фракция, набравшая 7-8% голосов, не имеет права говорить от имени народа, и у него более нет желания продолжать разговор.

После этого Пашинян призвал к более массовым актам гражданского неповиновения, добавив, что акция продолжится в одном из спальных районов Еревана — Эребуни. Однако по дороге от центральной площади к улице Арцаха Никола Пашиняна и его сподвижников ждал полицейский кордон. С применением шумовых гранат полиция начала разгон демонстрантов, а Пашиняна и еще двоих депутатов — Сасуна Микаэляна и Арарата Мирзояна — задержали.

Ночь пустых кастрюль

В выходные на улицы стали выходить новые люди. 22 апреля к десяткам тысяч людей на площадь пришли представители армянского духовенства. По дороге митинговавшие, вспоминая инструкции Пашиняна, поднимали руки, а священнослужители напутствовали участников протеста. Уже на площади к демонстрантам и священникам присоединились политики, представители интеллигенции, местные знаменитости.

Протест к этому моменту поддержали такие известные представители армянской диаспоры как вокалист американской рок-группы System of a Down Серж Танкян и канадская актриса, супруга кинорежиссера Атома Эгояна Арсине Ханджян, призвавшие власти страны пойти на диалог с Пашиняном.

Некоторые артисты в знак солидарности с народом начали публиковать посты, в которых отказывались от государственных наград и званий, полученных из рук Сержа Саргсяна.

Во избежание кровопролития было предложено к 22?00 всем разойтись по домам, и продолжить бунт массовыми забастовками и митингами в дневные часы. В знак мира в небо были выпущены голуби. Участники протеста, по совету одного из выступивших на этом митинге, вернувшись домой, до глубокой ночи стали бить половниками в кастрюли: звон и гром раздавались в Ереване до рассвета.

В остальном ночь прошла спокойно, а с восходом вновь начались массовые акции, закончившиеся тем, что Саргсян объявил о своем уходе в отставку.

По мнению доктора политических наук Айка Мартиросяна, в результате событий в Армении к власти могут прийти дружественно настроенные к Западу силы. «Это, естественно, не понравится Москве, где сверхревностно относятся ко всему прозападному в Армении, даже если это прозападное прагматично и не противится тесным отношениям с Россией, — пояснил эксперт «Газете.Ru». — При таком раскладе Москва может начать давление на Ереван, а Запад может либо войти в игру, либо продолжать игнорировать Армению, чем и так занимался в течение последнего десятилетия. Однако в обоих случаях это подтолкнет Ереван к поискам, в придачу к Москве, еще и других союзников, которые могли бы стать добавочными партнерами. Такими партнерами могут стать Индия и Китай, которые теоретически могут быть заинтересованы в дружбе нового формата с Арменией. В любом случае нынешняя власть в Армении больше никогда не будет иметь ту структуру и силу, как это было под конец второго президентского срока Саргсяна».

Армения > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 24 апреля 2018 > № 2580384


Канада > Транспорт. Армия, полиция > gazeta.ru, 24 апреля 2018 > № 2580376

На глазах у G7: грузовик переехал пешеходов

Число жертв наезда на пешеходов в Торонто возросло до 10

Анатолий Караваев

Жертвами наезда минивэна на пешеходов в Торонто стали 10 человек. Еще около 15 пострадали. В полиции считают действия задержанного водителя, 25-летнего Алика Минассяна, умышленными, склоняясь к версии о теракте. Его мотивы неизвестны. Трагедия произошла на фоне проходящих в городе встреч глав МИД и МВД стран G7.

По последним данным, количество погибших в результате наезда на пешеходов в канадском Торонто возросло до 10 человек. Число раненых составляет 15 человек, из них пятеро находятся в крайне тяжелом состоянии. Среди раненых оказались три гражданина Южной Кореи.

Инцидент произошел на окраине города на оживленной улице Йонг в понедельник около в 13:00 по местному времени (20:00 по Москве). Позвонившие в полицию очевидцы сообщили, что белый микроавтобус внезапно выехал на тротуар и на большой скорости стал давить людей, сбивать пожарные гидранты, таранить скамейки и ларьки. Водитель двигался зигзагообразно и до остановки смог проехать полкилометра.

Свидетели трагедии приводят шокирующие подробности. Али Шейкер ехал по той же улице, когда заметил белый минивэн на тротуаре. «Он просто сбивал людей, одного за другим, это был кошмар. Я подумал, что у него сердечный приступ или что-то вроде этого и пытался преследовать его», — приводит его слова CTVnews. Довольно быстро он понял, что с водителем все нормально — фургон на скорости около 70 км/ч продолжал сбивать людей.

«Я никогда не видел такого. Я не мог поверить своим глазам — так ужасно там все было. Сбитые люди, их кровь по всей улице, на кого-то упал снесенный почтовый ящик», — поделился он пережитым.

Еще один свидетель Кеннет Ву также проезжал мимо, когда увидел бегущих прочь мужчину и женщину. Затем показался белый фургон, двигавшийся прямо на него. «Водитель посмотрел на меня, он пытался сбить меня, я отступил назад. Затем он свернул налево, где сбил старушку. Она взлетела вверх, упала на землю и… потом наехал еще на одного парня и продолжил движение», — сообщил очевидец.

Ву не сомневается, что водитель действовал специально. «Он двигался на людей так, будто целился в них», — сказал Ву, отметив, что не может забыть картину залитой кровью улицы.

«Он выглядел очень злым, но также казался и напуганным», — подытожил очевидец.

Водителя удалось задержать спустя полчаса после обращения в полицию. Местные СМИ назвали его имя — это 25-летний Алекс Минассян, никогда не состоявший на учете в полиции. Он проживает совсем неподалеку от места ЧП, в севером пригороде Торонто Ричмонд-Хилл. В его профиле в LinkedIn указано, что он студент в колледже Сенека.

Мотивы его поступка неизвестны, и до их огласки однозначной версии случившегося у местных силовиков нет. Также не ясно, имелись ли у Минассяна сообщники. Свою помощь в расследовании наезда канадцам уже предложили власти США.

Шеф полиции Торонто Марк Сондерс уклонился от однозначного ответа на вопрос журналистов, был ли инцидент терактом, отметив, что еще рано делать выводы.

Ранее глава министерства общественной безопасности Канады Ралф Гудэйл подчеркнул, что «подозреваемый не связан с какой-либо организованной террористической группой и не представляет большую угрозу национальной безопасности». В эти дни город принимает высокопоставленных гостей. Встреча глав внешнеполитических ведомств G7 проходила в Торонто с 22 по 23 апреля. 23-24 апреля здесь проходят переговоры министров внутренних дел и безопасности. По словам Гудэйла, у властей не было информации, что участники саммита могут стать жертвой теракта.

В полиции организовали две горячие линии: одну для членов семей жертв и пострадавших, а другую для сбора информации о ЧП от свидетелей.

Несмотря на осторожность в формулировках со стороны официальных лиц, местные жители и СМИ прямо называют инцидент терактом.

Напомним. что исламские террористические группировке в последнее время все чаще используют грузовики в качестве оружия. Печальную известность в 2016 году получили теракты в Ницце и Берлине, которые прошли по схожему с инцидентом в Торонто сценарию. В общей сложности в них погибли тогда около 100 человек.

Канада > Транспорт. Армия, полиция > gazeta.ru, 24 апреля 2018 > № 2580376


Казахстан. Китай > Армия, полиция > dknews.kz, 24 апреля 2018 > № 2580300

Сегодня министр обороны РК Сакен Жасузаков в рамках визита в Пекин и участия в очередном заседании Совета министров обороны государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) встретился с министром обороны КНР Вэй Фэнхэ, передает собственный корреспондент МИА «Казинформ» в Китае.

С. Жасузаков поздравил своего китайского коллегу с назначением на пост главы оборонного ведомства Китая в марте этого года в период 1-ой сессии Всекитайского собрания народных представителей 13-го созыва.

Стороны обсудили вопросы двустороннего сотрудничества в военной сфере, а также проблемы обеспечения региональной безопасности, в том числе борьбы с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом.

Было отмечено, что сотрудничество между вооруженными силами РК и КНР находится на высоком уровне и имеет большой потенциал дальнейшего развития. Сегодня вечером министров обороны государств-членов ШОС принял Председатель КНР Си Цзиньпин.

Казахстан. Китай > Армия, полиция > dknews.kz, 24 апреля 2018 > № 2580300


Тайвань > Армия, полиция > russian.rti.org.tw, 24 апреля 2018 > № 2579624

24 апреля представители тайваньского Министерства обороны прокомментировали учения Народно-освободительной армии Китая (НОАК) и рассказали о подготовке к ежегодным тайваньским учениям «Ханьгуан». Министр обороны Тайваня Чэнь Чжун-цзи, в частности, заявил, что тайваньские военные следят за учениями с боевыми стрельбами, которые НОАК проводит в акватории вблизи города Чжоушань, провинции Чжэцзянь, КНР, 24 и 25 апреля.

Руководитель Центра разведывательной информации Минобороны Ни Бан-чэнь сообщил, что тайваньские военные получили информацию о запретных зонах вблизи Чжоушаня и будущих учениях в этой акватории ещё во время их строительства. По его словам, подобные учения китайские военные проводили и в 2016, и в 2017 годах.

В Минобороны также сообщили, что ежегодные учения тайваньских военных «Ханьгуан» пройдут в обычном режиме, то есть будут поделены на два этапа: компьютерную симуляцию и учения в полевых условиях.

Представитель Отдела по разработке тактических действий Е Го-хуэй заявил, что в учениях «Ханьгуан» примут участие все три вида войск. Он также добавил, что новшеством в учениях 2018 года станет использование беспилотников и других видов современного вооружения.

Е сказал: «Мы впервые приглашаем к участию местные научно-технические компании, которые производят гражданские беспилотники. Операторы беспилотников будут проводить оперативно-розыскные мероприятия, а также тактические действия по мониторингу попадания в мишени. Сотрудники строительных компаний вблизи территории проведения учений также примут участие в ремонтных работах в ходе манёвров».

По словам Е, участие в военных учениях гражданских предприятий поспособствует улучшению тактических навыков тайваньской армии.

Чечена Куулар

Тайвань > Армия, полиция > russian.rti.org.tw, 24 апреля 2018 > № 2579624


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579569

«Киберстабильность: подходы, перспективы, вызовы»

Открытие конференции

Приветствие организаторам и гостям конференции заместителя секретаря Совета безопасности РФ, председателя Межведомственной комиссии

Совета безопасности РФ по информационной

безопасности Олега Храмова

Позвольте приветствовать организаторов, участников и гостей XV научной конференции Международного исследовательского консорциума информационной безопасности.

Созданный в апреле 2010 года консорциум сегодня объединяет ведущих экспертов в области информационной безопасности, представляющих 28 организаций из 18 стран мира.

Благодаря активной работе в области обеспечения информационной безопасности, формирования системы международной информационной безопасности ваше объединение сумело за столь непродолжительный срок стать авторитетной дискуссионной площадкой. С мнением консорциума считаются не только в научных и экспертных кругах, но и государственных структурах.

Уже стало доброй традицией проводить в декабре конференции консорциума при активной поддержке редакции журнала «Международная жизнь». В этом году избранные тематические направления свидетельствуют о практической ориентированности форума на обсуждение актуальных проблем обеспечения безопасности в информационной сфере.

Полагаю, что в центре внимания участников конференции будут перспективные вопросы, связанные с выработкой механизмов выполнения норм, принципов и правил ответственного поведения государств в информационном пространстве, с обеспечением информационной безопасности в условиях развития цифровой экономики, а также с информационной безопасностью критической информационной инфраструктуры объектов промышленности.

Комплексный подход к системному рассмотрению ключевых вопросов в области информационной безопасности по праву стал визитной карточкой конференций консорциума.

Убежден, что сегодняшняя дискуссия будет нацелена на поиск оптимальных путей решения актуальных задач формирования системы международной информационной безопасности - гаранта стабильности и безопасности в информационной сфере.

Желаю успешной и плодотворной работы!

Сессия I

Владислав Шерстюк, руководитель-организатор МИКИБ, советник секретаря Безопасности РФ, директор Института проблем информационной безопасности МГУ им. М.В.Ломоносова: Хотел бы выразить благодарность руководству МИД России за предоставленную нам возможность обсудить актуальные проблемы международной информационной безопасности.

Наши сегодняшние цели: содействие снижению международной напряженности; выявление наиболее актуальных проблем, выносимых на обсуждение в Гармише в 2018 году; обсуждение предложений по возможным проектам совместных исследований.

Можно выделить два фактора, оказавшие и продолжающие оказывать влияние на глобальную информационную инфраструктуру в контексте межгосударственного противоборства.

Прежде всего, это отсутствие доверия между некоторыми государствами. В реалиях современных международных отношений становится печальной традицией предъявлять неподкрепленные доказательствами обвинения в совершении тех или иных противоправных актов в киберпространстве. Не содействуют укреплению доверия и предложения, направленные на размывание мер ответственности за применение силы в межгосударственных отношениях без разрешения Совета Безопасности ООН. Здесь уместно сказать и о силовом воздействии на информационную инфраструктуру других государств посредством предоставления такого права негосударственным субъектам. Деятельность таких негосударственных субъектов в международном пространстве - это новая тема, по которой нам предстоят широкие дискуссии.

Вторым фактором являются особенности глобальной ИКТ-среды, отличающие ее от традиционных пространств. К ним относятся нематериальный характер и виртуальность, нетранспарентность процессов в ИКТ-среде, трудности установления фактов и определения источников при возникновении инцидентов. Данные особенности ИКТ-среды обусловливают привлекательность злонамеренного и враждебного ее использования против критически важной инфраструктуры: для совершения терактов, вербовки сторонников и финансирования террористических организаций. Подобное использование ИКТ-среды может привести к дестабилизации экономики, социальной жизни без формального нарушения государственного суверенитета.

Серьезные озабоченности высказываются по поводу использования ИКТ-среды для вмешательства во внутренние дела суверенных государств. Общепризнано, что основным инструментом противодействия подобным угрозам является международное право. В мировом сообществе сложилось определенное согласие по поводу применимости международного права в области использования ИКТ, но мнения о том, как именно оно должно применяться, разнятся.

Одна группа экспертов не видит необходимости договариваться об установлении зон ответственности государств в ИКТ-среде, о процедуре активизации данных о нарушениях международных обязательств государствами, порядке расследования международных инцидентов на основании взаимодействия национальных групп. Другая же группа экспертов, к который относимся и мы, исходит из того, что определяющим является решение вопросов об объективизации опасных инцидентов в ИКТ-среде, определение зон ответственности государств в ИКТ-среде, а также формирование механизма определения субъектов злонамеренного или враждебного использования ИКТ.

Нам представляется важным исходить из приоритета поддержания международного мира, безопасности и стабильности в создании доступного и мирного глобального информационного пространства. Усилия государств следует сосредоточить прежде всего на уточнении порядка применения международного права для предотвращения конфликтов в ИКТ-среде, недопущения ее использования в военно-политических целях. Для этого важно двигаться в направлении укрепления доверия между государствами. Достичь этой цели невозможно в условиях искусственного торможения международного сотрудничества.

Именно по этой причине мы рассматриваем наш консорциум как одну из площадок для откровенного обмена мнениями по наиболее актуальным проблемам обеспечения стабильности и международной информационной безопасности.

Мы исходим из того, что рекомендации Группы правительственных экспертов (ГПЭ) ООН нужно переводить в практическую плоскость. Доклад ГПЭ 2015 года можно назвать историческим. Ведь именно тогда пришлось договориться о принципиально важных ключевых вещах. Во-первых, не легализовывать конфликты в информационном пространстве, предотвращать использование ИКТ в военно-политических целях. Во-вторых, отказаться от взаимных обвинений в кибератаках без серьезных на то доказательств, как это часто происходит. В-третьих, ИКТ должны использоваться исключительно в мирных целях. В-четвертых, признана незаконной и вредоносной деятельность по внедрению «закладок» в ИКТ-продукцию. В-пятых, группа подтвердила суверенное право государств распоряжаться информационно-коммуникационной структурой на своей территории и определять свою политику в сфере международной информационной безопасности.

Сейчас главная задача - разработать предложения, как именно применять рекомендации группы. Сегодня обсудим вопросы практической реализации концепции цифрового суверенитета государств, принципы разграничения зон международной ответственности государств за деятельность в ИКТ-среде. Обсуждая этот вопрос в Гармише, эксперты пришли к мнению, что для создания эффективной модели цифрового суверенитета необходимо проводить не только аутентификацию пользователя, например в публичных точках доступа Wi-Fi, но и управлять трафиком в точках перехода линий связи на границе других государств, а также управлять безопасным роутингом на уровне виртуальных границ. Влияние факторов на стратегическую стабильность также является главным вопросом, который мы сегодня затронем.

Все большее число государств разрабатывает ИКТ-инструменты для использования в военно-политических целях. По некоторым данным, в «клуб кибердержав» входят или стоят на пороге этого уже более 60 стран, а также квазигосударственные объединения и негосударственные акторы. Распространение кибероружия на сегодняшний момент является практически бесконтрольным процессом, нарушающим стратегическую стабильность. В условиях, когда не решена проблема атрибуции кибератак, виновный может быть назначен исходя из политических соображений и к нему могут быть применены не только санкции, но и силовое воздействие.

Мы также обсудим такую важную тему, как «Актуальные проблемы информационной безопасности в контексте развития цифровой экономики». Для нашей страны формирование цифровой экономики является вопросом национальной безопасности и технологической независимости. При этом мы понимаем, что активное, сквозное внедрение цифровых технологий несет новые вызовы. Уровень киберугроз повышается, возрастает масштаб последствий злонамеренных действий в киберпространстве. Решение проблем обеспечения информационной безопасности становится стратегическим, ключевым направлением для обеспечения устойчивости государственного управления. Уверен, что данная тема важна не только для России, она актуальна для каждого государства, активно использующего передовые цифровые технологии во всех сферах деятельности.

Еще одно тематическое направление нашей конференции - это ботнет вещей, угрозы, перспективы их развития и возможные механизмы противодействия этим угрозам. Интернет вещей дает поистине безграничные возможности для эффективного развития экономики и повышения качества жизни, одновременно порождая и новые угрозы для человека, общества и государства. Сегодня в мире насчитывается более 8 млрд. устройств, способных подключиться к Интернету. К 2020 году, по различным оценкам, их будет от 30 до 50 миллиардов. Зададимся вопросом: готов ли человек к тому, что в его личном пространстве находятся и действуют десятки технических устройств, которые имеют выход в Глобальную сеть и самостоятельно работают с Интернетом, достаточно ли он защищен? Готовы ли производители технологий, устройств взять на себя социальную ответственность за возможные инциденты. Все эти вопросы ждут ответов экспертов.

Олег Сыромолотов, заместитель министра иностранных дел Российской Федерации: Тематика обеспечения международной информационной безопасности стала неотъемлемой частью политической повестки дня Организации Объединенных Наций среди наиболее актуальных вопросов международной безопасности. Сегодня недостаточный уровень киберзащищенности приводит к стагнации мирового развития, негативно сказывается на деловой активности. Научно-технические достижения, которые должны стимулировать экономическое развитие, облачные технологии, «большие данные», интернет вещей, искусственный интеллект, становятся заложниками отсутствия международных признанных стандартов поведения в цифровой сфере. Лавинообразно растет уровень киберпреступности, активность в информационном пространстве террористов. В безопасности в цифровой среде не может чувствовать себя никто - ни граждане, ни бизнес, ни государство.

Ситуацию усугубляет то, что фактически в мире уже не первый год идет гонка информационных вооружений. ИКТ могут стать детонатором развязывания межгосударственного военного конфликта. Посредством провокаций его можно довести до состояния конфронтации или даже войны.

Однако о каких бы угрозах в информационном пространстве ни шла речь, для России не характерна роль пассивного наблюдателя. Мы затратили много усилий для обеспечения информационной безопасности. В 1998 году Россия впервые внесла на рассмотрение ГА ООН проект резолюции по международной информационной безопасности (МИБ). Этот документ и запущенная нами Группа правительственных экспертов под эгидой Первого комитета ГА ООН стали определять глобальную дискуссию по МИБ на международной арене.

Все эти годы России удается не только удерживать инициативную роль в области МИБ, но и стоять на позициях морального лидера в данной сфере. Число спонсоров наших проектов неуклонно растет. К ним примыкают все новые страны. Шаг за шагом Россия выигрывает борьбу за умы. По итогам 72-й сессии ГА ООН удалось добиться принятия процедурного решения о сохранении темы МИБ в повестке дня ее следующей сессии, в ходе которой мы намерены предоставить нашу основную инициативу - проект новой отдельной резолюции ГА ООН по правилам ответственного поведения государств в информационном пространстве. В его основу ляжет документ ШОС («Правила поведения в области обеспечения МИБ»).

Серьезные опасения вызывает то, что в 2017 году в переговорном процессе по проблематике обеспечения МИБ наступил очередной значительный водораздел. Мир вновь оказался расколотым на два лагеря. В одном из них - страны БРИКС, ШОС, ОДКБ, многие государства Латинской Америки, АТР, Африки и Ближнего Востока. В основе нашего общего подхода - необходимость предотвратить превращение цифровой сферы в сферу военно-политического противоборства. В противоположном лагере - западные государства, которые настойчиво стремятся навязать остальному миру собственные, выгодные только для них правила игры. Они, по сути, дают полную свободу рук наиболее развитым в технологическом плане государствам, в то время как остальным отводится подчиненная, заведомо уязвимая роль. С такой постановкой вопроса мы, как и остальные наши единомышленники, согласиться не можем.

В сложившейся ситуации критически важно максимально консолидировать позиции с нашими ближайшими союзниками. В январе 2018 года на правах председателя планирую провести очередное заседание группы экспертов ШОС по МИБ для обсуждения непосредственно текста нового проекта резолюции по упомянутым правилам поведения. Рассчитываем привлечь к этой работе страны БРИКС, а также государства, в том или ином формате связанные с ШОС. Речь идет о создании неформальной группы единомышленников в ШОС по МИБ, которые могут выступать в качестве ядра спонсоров нашего документа ООН.

Важный параллельный трек на ооновской площадке - противодействие информационной преступности. Для нас это также один из стратегических приоритетов в области МИБ. В этой связи инициировали процесс по распространению в качестве официального документа ООН проекта российской универсальной конвенции о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности. Планируем запустить углубленную экспертную дискуссию в рамках ШОС и БРИКС и выводить партнеров на коллективное соавторство наших документов. Таким образом, в плане консолидации международных усилий в области обеспечения информационной безопасности нами проделана определенная работа, однако поиск решения множества проблем еще впереди.

Андрей Крутских, специальный представитель Президента Российской Федерации по вопросам международного сотрудничества в области информационной безопасности: Уровень глобальной информационной безопасности за этот год значительно снизился, в первую очередь за счет вредоносного использования ИКТ. Мир стал более уязвим, причем все стали уязвимы - и элиты, и простые граждане - с точки зрения национальной безопасности (нарушение суверенитета, вмешательства во внутренние дела) и в плане прав человека.

Небольшая статистика. На Россию совершается более 70 млн. кибератак в год, и это только на государственные ресурсы. Сбербанк сообщил, что наше банковское сообщество теряет в год 650 млрд. рублей. По данным разведорганов ряда государств, цифра стран, которые проводят на регулярной основе учения с отработкой навыков ведения кибервойны, достигла примерно 130-140. То есть практически все более-менее цивилизованные страны отрабатывают эти навыки. Вы понимаете, какими последствиями наполнено в этой связи наше кибербудущее.

Группа правительственных экспертов в июне так и не смогла выработать проект доклада Генсеку ООН, а ведь мы были на грани того, чтобы представить ему, Генассамблее и всему международному сообществу свод правил ответственного поведения государств. Мы также остановили часы в последний день заседания группы. Существует такой прием. Остановили на несколько часов, надеясь выработать компромисс, но - увы.

Есть наивная мысль, что дипломатическими демаршами и психологической атакой можно сломать Россию, Китай или сконцентрированный в кулак БРИКС, но в данном случае подавляющее число группы из 25 стран было настроено на то, чтобы выработать компромисс и те нормы, которые могли бы стать правилами ответственного поведения. К сожалению, немного государств еще за день до начала работы группы достаточно решительно озвучили, что трек Группы правительственных экспертов ООН себя исчерпал, что это не та площадка, где можно договариваться, собственно, потом они довели это до логического конца, и договоренности не получились.

Еще одним негативом больше могло бы стать, если бы на Совете министров иностранных дел стран ОБСЕ не удалось договориться о продолжении процесса по выработке мер доверия в киберпространстве. Благодаря усилиям представительницы МИД Юлии Даниловой, которая внесла большой личный вклад в нахождение компромисса, он был достигнут, процесс был спасен и ему даже был придан определенный импульс на базе так называемого «плана Лаврова». Смысл его сводится к тому, чтобы активизировать и придать большую эффективность механизму переговоров в рамках ОБСЕ по выработке соответствующих мер доверия.

На Делийской конференции в рамках известного лондонского процесса буквально несколько недель назад, все те, кто выступал против использования ООН как площадки переговоров, снова объединились со странами БРИКС. Пусть это были не все 25 членов Группы правительственных экспертов, но наиболее значимые страны в лице своих представителей встретились.

Мы провели очень интересную, продуктивную работу, где основные игроки снова задались целью - возобновлять ооновский трек. Уже четыре страны стали спасать кибербудущее человечества. Сегодня в нас вселяется оптимизм, что Россия выдвинет новую резолюцию, которая будет содержать правила поведения. Если кто против этих правил, пусть так и голосует. Это не навязывание шосовских, бриксовских мыслей, а приглашение к обсуждению. Россия будет призывать международное сообщество вновь созвать в 2019 году группу, для того чтобы сконцентрировать ее усилия для выработки международного кодекса поведения.

Обратил бы внимание еще на один позитивный момент. Организаторы известного Давосского клуба задумались о том, чтобы посвятить следующее заседание в конце января предстоящего года теме информационной безопасности.

Все главы большого бизнеса хором высказали одну мысль: «Надо вырабатывать правила игры - правила ответственного поведения». Вклад в этот процесс начинает вносить и глобальный бизнес. Поэтому идеи таких компаний, как «Майкрософт», «Норильский никель», сделают благое дело, если выработают правила кибербезопасности для бизнеса, которые потом можно «поженить» в рамках ооновского процесса с теми политическими решениями, которые вырабатывают государственные представители.

Основным позитивным итогом года является осознание и политиками, и бизнесом необходимости работы на этом треке. 2018 год станет просто переломным. Если мы не договоримся и не создадим действенные механизмы для достижения переговорного результата, дальше мы можем не беспокоиться - третья мировая будет уже не за горами. Уникальность этих технологий состоит в том, что они дают возможность стравливать государства, доводить их до состояния не только политической, но и киберконфронтации, за которой следующим шагом идет «горячая» война.

Владислав Гасумянов, вице-президент - руководитель Блока корпоративной защиты ПАО «ГМК «Норильский никель»: Сегодняшняя конференция несет отпечаток такой политической и исторической ответственности, что если мы не сможем выработать правила игры, как вести себя в киберпространстве, то в конечном итоге столкнемся с рисками и проблемами, соизмеримыми с ядерным противостоянием.

«Норильский никель» как системообразующая компания, вносящая значительный вклад в социально-экономическое развитие регионов России, в полной мере осознает значимость глобального процесса по обеспечению информационной безопасности на государственном уровне. По нашим оценкам, в десятилетней перспективе автоматизация в ГМК превысит 80%. При этом доля выручки, которая напрямую будет зависеть от безопасного, непрерывного функционирования информационной структуры, станет существенно расти. Уже сейчас совместно со службой риск-менеджмента «Норникеля» и с привлечением ведущих международных консультантов проведена работа по перспективной оценке рисков информационной безопасности компании, которая оценивается в сотни млн. долларов. Правомерность такой оценки подтверждает последний отчет «Эрнст энд Янг». У компании, находящейся в первой десятке бизнес-рисков горнодобывающих предприятиий в 2017-2018 годах, киберриски поднялись в рейтинге с девятого на третье место по сравнению с 2016 годом.

Последние лет 20 выступления по теме международной информационной безопасности начинают с предупреждения о том, что повсеместное внедрение ИКТ в современном мире влечет возрастание опасности их использования. Время предупреждать уже прошло. Проблемы информационной безопасности занимают ведущее место в международных отношениях, и примеры всем хорошо известны. Будучи одним из флагманов российской промышленности, «Норникель» осознает свою ответственность за многие аспекты жизни российского общества и понимает свою роль в выстраивании стабильных и безопасных межгосударственных отношений. Мы могли продвинуть свою позицию по незаконному обороту драгоценных металлов как формы финансирования преступности через все международные инстанции и выйти на резолюции Экономического совета ООН. Естественно, все это было сделано при поддержке МИД России. Об одном из недавних достижений в области ИКТ - прокладке более 900 км оптоволокна для обеспечения широкополосного доступа к Интернету жителей города Норильска - глава нашей компании Владимир Потанин доложил Президенту России в начале 2017 года.

Присоединившись к МИКИБ, «Норникель» стремится опираться на авторитет академического сообщества и выйти с перспективными инициативами на знаковой международной площадке в выстраивании системы международной безопасности. В апреле прошлого года в Гармише мы выступили с инициативой разработать проект Хартии информационной безопасности критических объектов промышленности, и участники форума поддержали нашу идею. Выдвигая эту инициативу, мы хотели ясно дать понять, какое поведение в информационном пространстве бизнес-сообщество приветствует, а что безусловно осуждает.

Мы стремимся к тому, чтобы любой, кто использует для недобросовестной конкуренции ИКТ - проникновение в технологические процессы, кражу чувствительной информации у коллег и конкурентов, был однозначно осужден бизнес-сообществом. Мы внимательно следим за тем, что происходит в области международной безопасности на уровне государства.

Предлагая проект хартии, мы исходим из того, что по ряду вопросов использования ИКТ, которые непосредственно касаются безопасности устойчивости и непрерывности промышленного бизнеса, можно прийти к международному консенсусу, оставляя за скобками те вопросы, которые лежат в исключительной компетенции политического руководства государства. При этом, осознавая все деликатные особенности проблемы информационной безопасности на промышленных предприятиях, мы рассматриваем хартию как рамочный, этический документ, присоединение к которому не влечет юридических обязательств. При разработке проекта хартии мы не видим смысла изобретать новые формулировки. Все приемлемые и понятные с точки зрения бизнеса позиции так или иначе неоднократно озвучивались с различных трибун и в проектах разных международных документов.

К числу таких положений, которые должны встретить поддержку и понимание со стороны всего бизнес-сообщества, мы относим: осуждение использования ИКТ в преступных, террористических и военных целях; осуждение любых действий, подрывающих доверие к устойчивости, надежности и безопасности опорных глобальных информационно-коммуникационных инфраструктур; поддержку усилий по формированию систем предупреждения, обнаружения и помощи в ликвидации последствий сетевых атак и эффективных механизмов взаимодействия таких систем; поддержку различных форм обмена лучшими практиками по обеспечению информационной безопасности; поддержку деятельности по формированию культуры информационной безопасности.

В развитии поддержанной на форуме в Гармише инициативы наша команда экспертов разработала стартовый вариант проекта хартии. Текст был разослан всем членам нашего консорциума одновременно с приглашением к предварительному обсуждению в рамках специально зарегистрированного нами форума в июле 2017 года. Кроме членов консорциума, мы пригласили принять участие в обсуждении экспертов по информационной безопасности ряда крупных российских промышленных предприятий, таких как «Северсталь», «Алроса», «Новолипецкий металлургический комбинат», «Уралвагонзавод», «Евраз», «Лукойл» и многих других.

Эти компании вошли в состав Клуба безопасности информации в промышленности, созданного в 2017 году по инициативе «Норильского никеля». Это АНО - автономная некоммерческая организация, которая содержится на средства «Норильского никеля» без каких-либо обязательств участников. Мы таким образом сформировали площадку, на которой все вопросы можно было обсуждать. Также эксперты «Норильского никеля» принимают активное участие в обсуждении доработки проекта постановления «Об утверждении показателей критериев значимости объектов критической информационной структуры». Он уже в высокой стадии готовности.

Участники обсуждения обратили внимание на существование ряда кодексов этики поведения работников в сфере информационной безопасности. Для того чтобы правильно определить место нашей хартии в ряду таких документов, приведу следующую аналогию. Кодексы поведения работников информационной безопасности - это аналог клятвы Гиппократа. Мы же разрабатываем документ, который близок по смыслу и духу Уставу или преамбуле Устава Всемирной организации здравоохранения. Считаю, что на сегодняшнем заседании мы вправе подвести первые итоги проделанной работы и предлагаю включить в резолюцию нашей встречи следующие пункты: «Члены Международного исследовательского консорциума информационной безопасности:

- с учетом предварительного рассмотрения одобряют и поддерживают предложенный ГМК «Норильский никель» проект Хартии информационной безопасности критических объектов промышленности и рекомендуют презентовать этот текст бизнес-сообществу для широкого обсуждения;

- используют наработанные связи в своих странах для привлечения национальных бизнес-структур к движению в поддержку Хартии информационной безопасности критических объектов промышленности».

Илья Рогачев, директор Департамента по вопросам новых вызовов и угроз МИД России: Мое внимание в очередной раз привлекает то, что очень много говорится о военно-политических аспектах информационной безопасности. Судя по повестке дня, все объявленные выступления идут в этом же направлении, за исключением заявленного доклада представителя МВД.

Комплексный подход к вопросам ответственности и борьбе с неправомерным поведением в цифровой среде включает в себя определенный аспект, который часто обходят вниманием, - это уголовная ответственность, что является принципиальным моментом. В рамках международного права странам не удалось даже договориться о принципах ответственности государств. Проект статьи Комиссии международного права, разработанный еще в 1990-х, так и остался проектом. В этой области подходы очень разнятся. Надо все-таки сосредоточиться на выработке форм ответственности, конкретных норм, которые были бы применимы именно к этой среде. Мне кажется, что такой путь более перспективный. Но комплексный подход подразумевает еще аспект индивидуальный. Говорилось уже о хакерах, о людях, выступающих в качестве органов государства. Они должны нести индивидуальную уголовную ответственность.

Проблем много, и все об этом знают: как установить границы юрисдикции в цифровой среде, как собирать доказательства, как их сохранять, как их передавать друг другу, как предъявлять суду. Вопрос о допустимости доказательств - один из ключевых в уголовном процессе. Все завязано на юрисдикции государств, суда. Здесь одни проблемы - просто непаханая целина. Думаю, что все эти процессы должны двигаться параллельно. Мы пытаемся вести такую политику.

Мы разработали проект уголовно-правовой конвенции, которую предлагаем заключить под эгидой ООН, с тем чтобы отрегулировать все эти вопросы. Не могу сказать, что регулирования совсем нет, его нет на глобальном, универсальном уровне. Есть региональные конвенции, известная Будапештская конвенция, которую мы последовательно критикуем за положение, предусматривающее возможность получения трансграничного доступа к данным, находящимся под юрисдикцией на территории другого государства, и даже без информирования этого государства.

С учетом недостаточного регулирования возникают проблемы, которые выплескиваются в смежные сферы, в том числе политическую. А они крайне чувствительны. Например, известно, что очень многие российские граждане, которые уезжают куда-то отдохнуть, оказываются в руках правоохранительных органов того государства, куда они уехали. Потом начинаются длительные процедуры и споры, о которых, наверное, не достаточно хорошо известно. Но на дипломатическом уровне они отнимают чрезвычайно много времени в связи с тем, что этих граждан хотят экстрадировать в США. Таких уже более десятка.

Конечно, мы к каждому подходим индивидуально, пытаемся помочь, чтобы все процессуальные нормы были соблюдены и чтобы права наших граждан не нарушались. Здесь сложился устойчивый алгоритм, который вызывает и внутренние, и внешние протесты, потому что это не стихийно сложилось, а является результатом продуманной, спланированной политики, которая осуществлялась нашими американскими партнерами на протяжении многих лет. Это практически механизм выманивания российских граждан за рубеж для того, чтобы привлечь их к уголовной ответственности за совершение различных преступлений в киберсреде. Это большая проблема, потому что понятно: при тех трудностях, которые я назвал, уголовно-процессуальные нормы соблюсти очень сложно. Те механизмы международного сотрудничества в области взаимной помощи по уголовным делам, которые сложились и которые очень громоздкие и длительные, просто не применимы в случаях с киберпреступностью.

Дальше получается игра в одни ворота. США заключили договоры с более чем 100 государствами о запрещении экстрадиции граждан США в третьи страны. То есть действовать зеркально не получается ни при каких обстоятельствах. Таким образом, это улица с односторонним движением. Наши граждане или сами выезжают, или их выманивают. Такие случаи есть, когда специально делают ловушки. Известно, что выдавались фальшивые приглашения на те мероприятия, которых и не было вовсе. Наши граждане шли получать эти филькины грамоты в американское посольство, консульский отдел и на основании подобных фальшивых приглашений задерживались за рубежом.

Вряд ли это можно считать нормальным механизмом сотрудничества по уголовным делам в цивилизованном мире с участием государств, которые провозглашают верховенство права и закона. Считаю, что это совершенно неприемлемый способ и неприемлемый путь взаимодействия. Поэтому надо вырабатывать другие механизмы, договариваться о других формах. Россия выступает с инициативами и предлагает регулировать данную область информационной безопасности.

Соглашаясь с тем, что нужны какие-то правила, наши западные партнеры предпочитают свободу рук. Но это не какое-то расхождение в философиях или подходах к такой проблеме. Дело в том, что нас обвиняют во всех смертных грехах, в том числе, что мы не хотим ловить хакеров, мы используем прокси для каких-то кибератак и т. д. Пока ни одно сделанное нашим западным партнерам предложение не воплотилось в реальность. Никакого урегулирования достичь не получается. Это вопиющий двойной стандарт в подходах наших западных коллег.

Возвращаясь к нашему проекту конвенции, могу сказать, что мы его продвигаем и будем продвигать. Мы пытаемся привлечь больше интеллектуального потенциала в этой области, с тем чтобы ее продвигал не только МИД России. Нужно развивать взаимодействие по нашему проекту по так называемой второй дорожке - сотрудничеству в академической области.

Сессия II

Сергей Коротков, главный советник аппарата Совета безопасности РФ, кандидат военных наук: Масштабы совершаемых компьютерных атак и их последствия наглядно демонстрируют деструктивный потенциал ИКТ. Эта угроза служит основанием для объединения всех членов международного сообщества в понимании необходимости выработки общих правил ответственного поведения государств в информационном пространстве. Вместе с тем реальность такова: в национальных подходах участников дискуссии относительно содержания подобных правил обозначился позиционной раскол.

Часть стран исходит из того, что информационное пространство является новым театром военных действий. И предлагает регулирование неизбежных, по их мнению, конфликтов осуществлять на основе безусловной применимости существующих норм международного права. С учетом практической невозможности достоверного определения источников компьютерных атак такой подход фактически легализует «право сильного» на проведение операций с использованием ИКТ против «неудобных» государств.

Иной подход, который поддерживает и Россия, заключается в невмешательстве во внутренние дела других государств и недопущении милитаризации информационного пространства, где развертывается гонка так называемых кибервооружений. Бездоказательные обвинения государств в совершении компьютерных атак не должны использоваться в качестве инструмента политического, экономического или иного давления. Мы исходим из того, что совместные усилия надо направить на предотвращение конфликтных ситуаций с использованием ИКТ путем выработки дополнительных правовых норм с учетом уникальных особенностей этих технологий.

Безусловно, обсуждение военно-политических аспектов применения ИКТ должно проходить на самом высоком экспертном уровне. Наиболее представительной площадкой в этом плане является ООН. Созданная ГПЭ ООН по МИБ, в состав которой в 2016 году входили представители 25 стран, занималась исследованием вопросов применения международного права к использованию ИКТ государствами, включая нормы, правила и принципы ответственного поведения государств. К сожалению, группа не смогла достичь консенсуса при подготовке итогового доклада.

На этом фоне усилились попытки «размыть» роль ООН в решении вопросов МИБ и перевести дискуссию по данной проблематике на региональный уровень или даже в двусторонний формат. Безусловно, эти форматы сотрудничества имеют важное значение для формирования системы МИБ, но для решения общемировых проблем в рассматриваемой области нужно обеспечить максимально широкое представительство стран.

Вопросы формирования безопасного глобального информационного пространства, которые затрагивают интересы практически всех государств мира (в частности, выработка правил ответственного поведения государств в информационном пространстве), необходимо обсуждать только под эгидой ООН. На таких авторитетных площадках, как ОБСЕ, АСЕАН, ШОС, БРИКС, ОДКБ, и в рамках других международных организаций целесообразно обсуждать прежде всего вопросы МИБ, имеющие приоритет для стран, входящих в эти объединения, а также вырабатывать консолидированные подходы этих организаций к формированию системы МИБ в целом. Например, в перспективе высока вероятность заключения коллективного соглашения об информационной безопасности стран - участниц БРИКС в интересах обеспечения их социально-экономического развития.

Конечно, учитывая трансграничный характер угроз информационной безопасности, деление проблем на глобальные и региональные достаточно условно, но специфика решения задач всегда есть. Как показывает практика, наиболее оптимальным форматом для оперативного решения практических задач по обеспечению информационной безопасности является двустороннее взаимодействие. Организационную основу такого взаимодействия должны составлять двусторонние межправительственные соглашения о сотрудничестве в области обеспечения МИБ. Соответствующие соглашения Россией заключены со всеми государствами - участниками БРИКС, а также с Кубой и Белоруссией. В проработке находятся еще несколько аналогичных проектов.

Важно отметить, что российско-американские договоренности от 2013 года дают возможность для такого взаимодействия специалистов и экспертов из России и США, даже несмотря на неблагоприятный политический фон. В целом следует отметить, что эффективное парирование угроз в информационной сфере можно обеспечить только на основе постоянного взаимодействия всех заинтересованных сторон как на уровне межгосударственных объединений, так и в двустороннем формате.

Константин Песчаненко, Генеральный штаб Вооруженных сил РФ: Современные информационные технологии активно используются членами мирового сообщества для достижения своих внешнеполитических целей. Большинство развитых стран мира приняли военно-политические документы в области киберобороны. Создаются и вводятся в структуру вооруженных сил боевые киберкомандования, разрабатываются различные виды кибероружия, систематически проводятся киберучения, выделяются значительные средства на создание наступательного киберпотенциала.

Как закономерный итог на Варшавском саммите НАТО, прошедшем в июле 2016 года, кибепространство официально объявлено новым оперативным пространством. Становится нормой использование СМИ и Интернета для вмешательства во внутренние дела суверенных государств. При этом, как правило, нарушается общественный порядок, разжигается межнациональная, межрасовая, межконфессиональная вражда, порождаются ненависть и дискриминация, население подстрекается к насилию, дезорганизуется деятельность государственной власти и управления, в том числе и военного.

Масштабы проблемы на сегодня носят такой характер, что впору говорить об угрозе международному миру и безопасности, исходящей как от государственных, так и от негосударственных субъектов. Явления, о которых идет речь, имеют явно выраженный военно-политический характер, так как неизбежно ведут к нарушению стратегической стабильности, развязыванию и эскалации военных конфликтов.

В соответствии с действующей российской военной политикой Генеральный штаб Вооруженных сил Российской Федерации активно участвует во внешнеполитической деятельности, направленной на предотвращение военных конфликтов, которые могут возникнуть в результате агрессивного и иного враждебного использования ИКТ. Опыт этой работы свидетельствует о том, что между российскими и западными подходами на сегодняшний день имеются существенные расхождения во взглядах на пути обеспечения международной информационной безопасности.

Например, декларируя полную приверженность нормам международного права в информационном пространстве, США и их союзники стараются не акцентировать внимание международной общественности на нерешенных проблемах, анонимности и скрытности в информационной сфере, без преодоления которых, на наш взгляд, адекватное применение норм в принципе считаем невозможным. Кроме того, уровень развития науки и практики обеспечения международной информационной безопасности пока не позволяет оперативно и достоверно определять роль конкретных государств в проведении враждебных действий в информационной сфере. Не выработаны критерии отнесения информационных атак к вооруженному нападению, что для нас, военных, очень важно. Не сформированы универсальные методологии расследования информационных инцидентов.

Нерешенность этих проблем может привести к ошибочной идентификации субъектов информационного пространства и, как следствие, к приписыванию факта применения силы тому или иному государству, чьи информационные системы могли бы быть или были задействованы несанкционированным использованием для осуществления такого рода атак. Соответственно, ошибка в квалификации информационной атаки может привести к применению уже реального оружия, а не только информационного. В условиях неопределенности относительно государственного правового статуса и мотивов действий нарушителей применение существующих на практике международных норм, в первую очередь на самооборону, может привести к бездоказательным и ошибочным обвинениям и, как следствие, возникновению и эскалации внешнеполитических конфликтов и общему снижению уровня стратегической стабильности.

Несмотря на эти аргументы, страны Запада во главе с США, продолжая проводить силовую политику, так называемое киберсдерживание, используют существующие нормы и принципы международного права для оценки действий и наказания тех членов мирового сообщества, которые, по их субъективному мнению, действуют в информационном пространстве не по правилам. Ускоренно формируется национальный, международно-санкционный и уголовно-правовой механизм наказания зарубежных юридических и физических лиц за проступки в информационном пространстве. Первым шагом в этом направлении стало принятие в 2015-2016 годах директив США о порядке введения санкций в отношении лиц, нарушающих нормы ответственного поведения. Аналогичные документы разрабатываются в Евросоюзе. Примеры таких наказаний, к сожалению, имеются.

Таким образом, путь, избранный Западом для наведения порядка в информационном пространстве, несет угрозу России и другим членам мирового сообщества. Считаем, что курсу на применение силы в информационном пространстве и намерению использовать потенциал международного права для его оправдания необходимо противопоставить совместные шаги, направленные на развитие и укрепление международного сотрудничества по военно-политическим аспектам международной информационной безопасности. Они должны быть нацелены на разрядку и предотвращение международных споров между членами мирового сообщества, по различным причинам и поводам, возникающим в ходе использования ИКТ.

При наличии доброй воли членов мирового сообщества можно найти необходимые точки соприкосновения на этом пути и возобновить международное сотрудничество. Считаем, что установление контактов будет способствовать достижению консенсуса в отношении путей и методов предотвращения военных конфликтов, имеющих информационную природу. В частности, наши западные партнеры в качестве одного из таких методов активно лоббируют так называемые добровольные меры укрепления доверия в области использования ИКТ. Перечень таких мер уже выработан в формате ОБСЕ. США и ЕС пытаются распространить этот опыт на азиатские и тихоокеанские регионы.

Однако, несмотря на серьезные усилия, которые прилагаются для продвижения этой инициативы, у нас вызывает большие сомнения возможность ее успешного завершения. Главной причиной такого положения является высокий уровень напряженности на сегодняшний день в отношениях между ключевыми участниками данного процесса. В этих условиях вряд ли стоит ожидать эффективного выполнения добровольных и необязательных мер укрепления доверия. Полагаем, что в условиях конфронтации эффективная работа по предотвращению военных конфликтов возможна только в рамках обязательных договоренностей.

В качестве первого шага налаживания сотрудничества между Россией и США в области международной информационной безопасности предлагаем рассмотреть вопрос о разработке и заключении соглашения об опасной военной деятельности в информационном пространстве. В самом широком смысле под опасной военной деятельностью в информационном пространстве надо понимать такое применение ИКТ вооруженными силами одного государства в мирное время, которое может привести к какому-то ущербу вооруженных сил другого государства или государств.

Содержательное международное определение разновидностей опасной военной деятельности в информационном пространстве может быть дано в ходе предстоящей переговорной работы как в формате штабных переговоров, которые активно ведутся Генеральным штабом ВС РФ, так и в других форматах. Кроме того, в соглашении должен быть определен порядок действий сторон для прекращения опасной военной деятельности, а также необходимые для его реализации меры укрепления доверия. Например, в форме обмена доказательной и иной информацией и проведения консультационных встреч специалистов. Убеждены, что в таком международном контексте меры укрепления доверия будут эффективно выполняться.

Независимо от установления той или иной формы российско-американского взаимодействия и сотрудничества с нашими западными партнерами в информационном пространстве, любые конструктивные шаги в этом направлении будут способствовать выходу из создавшегося тупика и переходу к перспективному двустороннему, во всяком случае с США, диалогу по военным аспектам международной информационной безопасности. Надеемся, что продуктивность этого диалога будет реально способствовать предотвращению военных конфликтов, разрядке напряженности и обеспечению стратегической стабильности в мире.

Рафал Рогозинский, сотрудник Международного института стратегических исследований (Великобритания), Фонда SecDev (Канада): Думаю, что все согласны с тем, что мы живем в эпоху напряженных международных отношений, характеризуемых эрозией доверия между Россией и Западом. В своем выступлении хотел бы затронуть три проблемы. Во-первых, эрозия мер, направленных на укрепление доверия в традиционных сферах, в особенности ядерной, создала опасную динамику. Во-вторых, невозможность в киберсфере, и в часности в области военного использования киберпространства, прийти к приемлемым нормам дополнительно обострила опасность этой сферы. В-третьих, историческая обстановка, в которой мы сейчас находимся, включая события, происходящие на Украине, и выборы в США, сигнализирует о реальных угрозах.

Надо помнить, что одним из наиболее важных достижений позднего периода холодной войны было создание Советским Союзом и США механизма доверия по вопросам ядерного оружия, который привел к, возможно, самому значительному снижению угрозы в истории. Этот процесс оказался не легким. Те, кто был вовлечен в него в 1980-1990-х годах, понимают, что он происходил постепенно и его целью было укрепление доверия силами обеих сторон и желанием работать вместе. Это привело к разработке эффективной системы, включающей создание функциональных механизмов, способных обеспечить доверие на длительную перспективу.

В середине 1990-х годов Российская Федерация попыталась использовать ту же логику, чтобы начать диалог о киберпространстве. К сожалению, страны Запада, и в особенности США, не были готовы использовать те же принципы, которые были задействованы для решения ядерного вопроса, для определения норм или заключения функциональных договоров, касающихся киберпространства. В результате этого и других негативных событий мы не смогли прийти к согласию по вопросу кибернорм. Более того, несмотря на годы работы Группы правительственных экспертов по вопросам информационной безопасности ООН, особого прогресса не удалось достигнуть, а в 2017 году, к сожалению, она прекратила свою деятельность.

Почему же это сегодня представляет опасность? Потому что одновременно возникли два процесса: отсутствие функциональных норм по укреплению доверия в киберпространстве и устаревание уже существующих мер по укреплению доверия в ядерной сфере. Но также важно отметить, что современный исторический период делает даже сам процесс движения навстречу укреплению доверия очень сложным.

Не хотелось бы заниматься поиском виноватых, больше пользы принесут краткий анализ реакции стран - членов НАТО на возникшую ситуацию и попытка понять, почему так сложно прийти к согласию по вопросам укрепления доверия.

Существует три фактора, на которых стоит сконцентрироваться.

Первый - украинский вопрос. Реальность такова, что конфликт на Украине, и в особенности использование киберсредств в качестве оружия, разрушил у стран НАТО доверие и желание сотрудничать с Россией. Они также встали на политический курс, с которого будет сложно сойти в ближайшей перспективе. С их точки зрения, этот курс означает следующее: украинская ситуация дала НАТО новое чувство долга, появилась причина для существования в качестве оборонительного альянса, который сфокусирован на увеличении своих военных возможностей, а именно в отношении России.

К сожалению, главные обсуждения в рамках НАТО в основном идут в ключе внутренних интересов стран Восточной Европы. И в результате этого НАТО ведет более непреклонную политику в отношении России, чем следовало бы ожидать. Угроза, или по крайней мере представляемая угроза, военных кибервозможностей России также ускорила процесс по разработке военной кибердоктрины и военных кибервозможностей альянса. И наконец, НАТО сфокусировалась на подготовке к противодействию российским операциям по распространению своего влияния и дезинформации. Объективно Россия стала основным врагом и целью миссий НАТО на данный момент.

Второй вопрос, крайне осложняющий принятие мер по укреплению доверия между Россией и США, - это президентские выборы 2016 года. Утверждение, что Россия вмешалась в выборы, еще более усугубило разрозненность во внутренних политических кругах США. Давайте посмотрим на факты. Вне зависимости от того, воспринимаем ли мы как данное цифры, опубликованные авторитетными организациями в США, свидетельствующие о том, что некоторые лица в России могли потратить 1,1 млн. долларов на рекламу в «Фейсбуке» и других социальных медиа во время выборов, предвыборная кампания Трампа в «Фейсбуке» стоила 66 млн. долларов.

Так, если мы посмотрим на это с точки зрения количественных затрат, то считаю очевидным, что влияние России на выборы не являлось значительным. Трамп победил на выборах потому, что ему удалось войти в политическую культуру США, а не по причине зарубежного вмешательства. Но это не важно, ведь утверждение, что Россия повлияла на выборы, дало толчок к появлению нового тренда во внутренней политике США. Может показаться шуткой, но в результате, возможно впервые, сформировалось единогласие политических партий США как в Конгрессе, так и Сенате по отношению к России. Республиканцы не хотят выглядеть слабыми в отношении России, а демократы не смирились со своим поражением на выборах, и им проще думать, что у них Россия украла победу. Таким образом, настроения в Конгрессе и Сенате, которые важны для формирования политической воли, чтобы начать диалог с Россией, в настоящий момент крайне негативны и вряд ли изменятся в ближайшем будущем.

Третья же проблема лежит в меньшей степени в политической плоскости, но тем не менее крайне важна. Она заключается в том, что нынешнее поколение дипломатов, особенно в США, не обладает преемственностью в отношении того, как система мер, направленных на укрепление доверия в рамках договоренности по ядерному оружию, работала в 1980-х годах. Они просто или не являлись участниками этого диалога, или им никогда это не преподавали, или же данные знания полностью утеряны. Более того, нынешнее поколение дипломатов в основном получили образование с упором на войну против терроризма, они являются экспертами по проблематике Афганистана и прекрасно понимают, что происходит на Ближнем Востоке. Но по вопросам стратегического партнерства в ядерной сфере они не являются экспертами, в результате чего попытки вовлечь их в осмысленный диалог становятся крайне затруднительными.

Беря в расчет проблемы эрозии доверия, невозможность проведения новых мер по укреплению доверия в киберпространстве, соединение ядерной и киберсфер, перед нами появляются реальные риски. Первый риск вытекает из того, что основные ядерные державы объявили о намерении модернизировать инфраструктуру, используемую для управления, а также сенсорные системы, используемые ядерными комплексами. Модернизация ядерных систем означает, что они станут более компьютеризированными, а это включает в себя не только автоматическое исправление ошибок, но также и то, что кибервозможности могут подорвать доверие к этим системам, лежащим в основе ядерного паритета и ядерного сдерживания. Почему же это угроза?

Системы, функционирующие на Западе, не были подвержены киберугрозам, поскольку они были созданы в 1950-1960-х годах с использованием аналоговых технологий. По этой причине не вставал вопрос о чьем-либо влиянии извне, как и об автоматизированных ошибках. Новое поколение систем будет обязательно включать автоматизированное принятие решений и опираться на искусственный интеллект, что сделает их уязвимыми не только перед ошибками, но и кибератаками. Фактически модернизация систем превратит их в цель для нападения.

В последние десять лет было много споров по поводу дестабилизирующего эффекта систем противоракетной обороны на ядерное сдерживание. Собственно, Российская Федерация имела претензии по поводу передового базирования как радаров, так и систем ПРО на ее границах ввиду того, что они были направлены против сдерживающих возможностей России, а не против опасных ядерных держав, как предполагалось. Мы можем думать, что в будущем против сдерживания будут использоваться не только системы ПРО, но и кибероружие, имеющее силу систем ПРО. И давайте не забывать, что существует всего девять ядерных держав, а кибердержав - по крайней мере 140. Это означает, что возможность дестабилизации ситуации в мире киберсредствами доступна большему количеству стран, чем ядерными.

Также угрозой являются сами характеристики ядерного оружия. К примеру, владение Северной Кореей ядерным оружием ставит под угрозу международную цифровую экономику, а не только само существование стран. Не стоит забывать, что в цифровой экономике сейчас находится 107 трлн. долларов, к 2020 году где-то 26% будут зависеть от современных технологий и инфраструктуры. Ядерное оружие может воздействовать на электронику. Электромагнитный импульс, генерируемый водородным оружием и подорванный на большой высоте над Европой или Евразией, может повлечь за собой урон цифровой инфраструктуры, на восстановление которой уйдет десяток лет. По их собственным словам, корейское водородное оружие основано на разработке, которая усиливает электромагнитный эффект. Северная Корея достигла сдерживания, угрожая мировой цифровой экономике. Так что сейчас сдерживание зависит не от количества ядерного оружия, а от специфического использования ядерного оружия, созданного для разработки электромагнитного импульса.

Иронично, но угрозой является и то, что третье поколение ядерного оружия, созданное с целью максимизировать электромагнитный импульс, и кибератаки могут быть использованы против ядерных командных центров Северной Кореи и Пакистана. А именно: применение кибератак и точечных ядерных ударов с электромагнитным импульсом считается сейчас рациональным и практичным решением. Мы вновь вошли в эпоху, где есть практический смысл в использовании ядерного оружия, которая не существовала в 1980-х, 1970-х и 1960-х годах. И это надо принимать в расчет, говоря о восстановлении доверия.

Хорошая новость заключаются в том, что у нас есть механизм по укреплению доверия в киберсфере, которого нет в других сферах. Имею в виду встречи в Гармише и работу консорциума при участии МИД России, целью которых является создание площадки, где эксперты могут встретиться и обсудить эти проблемы без предубеждений политиков.

Хотел бы предложить идею «круглого стола» по вопросам военного использования кибероружия, которая появилась в результате обсуждений, проходивших в Гармише в последние два года. Мы считаем, что целью «круглого стола» является создание пространства для экспертов, где можно провести ряд целенаправленных дискуссий для того, чтобы найти методы и возможности для восстановления доверия в диалогах по вопросам ядерного оружия и киберсреды. Чтобы дать представление, чем может стать это партнерство, хочу назвать некоторые институты, которые согласились участвовать в «круглом столе». Помимо Международного института стратегических исследований, также готовы принять участие Университет национальной обороны США, представляя Министерство обороны, Центр исследования глобальной безопасности, являющийся частью Ливерморской национальной лаборатории из США, Центр, специализирующийся на киберпространстве, ВВС США, Центр, специализирующийся на киберпространстве, ВМФ США. Из Китая - Институт стратегических исследований, Национальный институт обороны КНР, Шанхайский институт стратегических исследований, Академия военных наук и Оборонный научно-технический университет. С российской стороны участвует Институт проблем международной безопасности, в котором собрались эксперты из этого региона.

План действий на 2018 год состоит из трех встреч и рабочих сессий в Гармише в апреле 2018 года, в Уилтон-парке, которая будет организована британским Форин-офис, и в Вашингтоне. Идея такова - «спокойно, спокойно будем держаться на этом пути» и пытаться восстановить доверие на уровне экспертов, чтобы мы смогли повторить и улучшить процесс 1980-х годов.

В конце концов, важно отметить что Интернет создал самое значимое расширение прав и возможностей, данное человечеству, все могут согласиться, что изменения, которые он принес, значительно улучшили качество жизни и это также шаг в будущее, которое мы должны сохранить.

А.Оганесян: Хотел бы сказать несколько слов касательно Stuxnet. Когда разразилась эта история, я встречался с нашим послом и тогдашним руководителем МАГАТЭ Ю.Амано. Он был убежден, что эта тема для МАГАТЭ очень важна. Но встреча Группы экспертов не состоялась. На г-на Амано шикнули, и ему пришлось отказаться. Тогда мы все эту возможность упустили, потому что такие вещи, конечно, должны обсуждаться на площадке ООН и получать свою оценку.

Алексей Щеглов, ГНИВЦ Управления делами Президента РФ: Мы должны отдавать себе отчет в том, что каждый гражданин, имеющий доступ к глобальной сети Интернет, начиная с определенного возраста оставляет в ней свой след. То есть мы с вами живем в обществе беспрецедентной открытости, где анализ накопления данных и торговля данными являются очень серьезным бизнесом. Есть компании, целенаправленно занимающиеся подобного рода деятельностью.

Надо заметить, что те события, о которых мы сегодня говорили, например предвыборная кампания в США, позволили нам ознакомиться с результатами работы исследовательских коллективов, связанных с анализом сбора этих данных. Здесь хочется отметить публикации исследований Стэнфордского университета, связанных с определением различных психологических характеристик пользователей через исследование больших массивов данных в социальных сетях. Аналогичные исследовательские работы в других отраслях тоже возможны. Сегодня мы услышали, как анализ данных используется, например, в бизнесе. Транспортные потоки, объекты инфраструктуры, вплоть до личного состава войсковых соединений и штатной численности тех или иных системообразующих предприятий, имеют свое отражение в киберпространстве, и данные эти доступны в том числе и для злоумышленников.

Наиболее интересным сейчас является использование подобного рода технологий сбора и анализа данных в формировании информационных поводов, что мы с вами наблюдали, например, по событиям на Украине и Сирии. Так называемая разведка данных среди гражданских активистов. Эта работа не ограничивается формированием информационных поводов. Сейчас наше российское общество, как и сообщества иностранных государств, открыты к подобного рода исследованиям, к формированию массивов аналитических данных, позволяющих нам больше друг о друге узнавать. Что делать в этой ситуации и есть ли пути сохранения конфиденциальности в киберпространстве?

Разговор об анонимности в Сети - это разговор пустой, потому что анонимность может быть только для других пользователей, но никак не для компаний, разрабатывающих сервисы, к которым эти пользователи подключены. Поэтому здесь надо идти, скорее, другим путем. Путь ограничений всегда ведет к эскалации напряженности в обществе. Мы знаем, как резко была политизирована тема введения ограничения на коммуникации в мессенджере «Telegram». Мы должны действовать исходя из понимания изменившейся реальности, в которой мы с вами живем.

Сессия III

Павел Пилюгин, Институт проблем информационной безопасности МГУ им. М.В.Ломоносова: Мы говорим о принципах разграничения пространства и вообще цифровых границ, внутри которых государство имеет право и должно предпринимать какие-то активные действия по сохранению ИКТ-среды. Этой проблемой в МГУ уже некоторое время занимаются: описаны способы или методы построения такой границы, подготовлены публикации, тематика обсуждалась в экспертном сообществе.

Но есть ряд общих и конкретных, существенных и несущественных возражений от разных групп и интернет-сообществ. Иногда они носят характер лозунгов, но зачастую являются более конкретными, рассматривают экономику Интернета, сложившуюся систему управления, которую не хотелось бы разрушить. Эти возражения имеют право на существование.

Когда их начинаешь обсуждать, это выливается либо в большую философскую дискуссию, либо в решение чисто технических вопросов, но это закрывает основную цель того, что мы хотим получить. Хочу озвучить несколько принципов или основных тем, из которых должна строиться цифровая граница. Ограничусь следующими пунктами, которые описывают условия, цели цифровой границы и некоторые особенности, в которых она должна разворачиваться.

Первое - цифровая граница, основная задача которой обеспечить суверенитет государства в киберпространстве. Государство должно иметь механизмы, способы контроля за информационными потоками. Цель границы не изолироваться, не отгородиться от Интернета. Она должна регулировать, так как государство направлено на интеграцию в мировое информационное сообщество и на максимальный обмен информацией. То есть граница не должна этому препятствовать.

Второй момент - граница является результатом, объектом международных отношений.

А вот пункты 3, 4, 5 полностью соответствуют структуре протокола, который принят сегодня в Интернете. Здесь мы должны смотреть, что происходит при передаче IP-пакетов, установлении соединения, взаимодействии различных систем. Мы должны отследить, что реально будет происходить в интернет-пространстве, если у нас нет противоположной стороны, с которой можно договариваться. То есть мы отправляем куда-то информационный поток, а там нет режима какой-то границы в этом пространстве и нет представления, что делать в этом случае. Когда у стороны, с которой мы взаимодействуем, граница есть, но мы идем туда через прокси, через третьи системы, неким транзитом, а в этом транзите режима границы нет. Возникает некая неопределенность: куда-то информация уходит, откуда-то приходит и как это взаимодействие устанавливается.

Четвертый уровень: когда мы установили прямое соединение. Обычно IP-пакет идет с одного адреса на другой, устанавливается прямое соединение и с этой точки зрения стороны начинают взаимодействовать, они могут между собой договариваться в режиме данной границы. Режим границы предусматривает, как ее содержать, как ее пересекать, кого пропускать и как разбирать инциденты, которые возникают при нарушении этих правил. Что делать, если второго субъекта для двусторонних отношений нет?

Прежде всего развивать двусторонние отношения с иными субъектами, чтобы потом последовательно привлекать системы существующих договоров и тех, кто еще границу не определил. Это было бы очень интересно с точки зрения транзитных систем, потому что государство, на территорию которого данная система настроена, эти системы видит. Они заключают между собой какие-то договоры по обмену трафиком, более того, они платят налоги, они не являются невидимками. Возникает возможность действительно ответственного поведения. Либо надо заключать некое международное соглашение. Можно предлагать отдельную зону Интернета с другим статусом, с другой системой управления. Мне хотелось бы отметить, что могло бы быть предметом переговоров при определении режима цифровой границы.

Цифровая граница и вообще режим регулирования деятельности киберпространства, когда мы говорим о безопасности, должны смотреть в будущее. Мы должны говорить, что делать в будущей версии протокола, а там возникают совершенно интересные и неожиданные вещи. Нужно говорить о локальной сети, которую можно создать в новой системе адресации. Она будет больше того Интернета, который сейчас существует. Когда сравнивают объемы и количество адресов, которые в этой сети будут, их сравнивают с количеством атомов на поверхности Земли. Это позволяет каждому пользователю иметь много адресов технологически, для почты, анонимности. Мы можем выдавать определенную группу адресов, как загранпаспорта. Вот с этим адресом ты можешь поехать за границу. Это вопрос об атрибуции действий, что происходят в Интернете, и массе других возможностей, которые возникают при использовании новой версии такого протокола.

На какой базе строить доверенную вычислительную среду, которая будет обеспечивать не только границы, но и вообще нашу информационную безопасность? Здесь вопрос не только о программном обеспечении, но и о средствах вычислительной техники, об элементной базе. Если мы говорим о сетях, я бы упомянул такое интересное направление, которое в том числе развивает и МГУ, как программно-коммутированные сети. Дело в том, что там мы уходим от дорогих, сложных устройств. Естественно, это направление нужно развивать и поддерживать. Сегодня, насколько я знаю, идут тестовые испытания данного направления в «Ростелекоме» по переходу на отечественную вычислительную базу.

Андрей Ярных, «Лаборатория Касперского»: Интернет вещей является заметной IT-тенденцией, с которой связано огромное количество угроз. Потому что это явление, которому невозможно поставить препятствие, которое так или иначе будет происходить с любой страной, развивающей свои инструментарии, и привносить элементы IT-структуры даже там, где их раньше не было.

Если говорить про историю, то вредоносы для Интернета вещей мы начали фиксировать начиная с 2008 года. Подобная тенденция не последних лет, это достаточно долгосрочный тренд. Началось все с зловреда «Гидра», потом появились трансграничные платформы. Сейчас мы видим тренд в том, что отдельные заражения начинают складываться в организованную структуру. Мы уже сталкивались с реальными угрозами атак, которые организованы в качестве носителей на Интернет вещах, в частности на цифровых камерах.

«Лаборатория Касперского» не только реагирует на угрозы, которые появляются и опасны для сети Интернет. Уже в 2011 году мы начинали информировать общественность о том, что по этому тренду очень много зловредов, что они есть и для Аndroid, и для Windows, и для Symbian, что под угрозой находится Mac OS. Тогда же на одного пользователя было три устройства. К 2020 году мы можем ожидать 20 млрд. устройств по всему миру, которые будут общаться в сети Интернет между собой, каждое из этих устройств потенциально может быть взломано и использовано во вредоносных целях. В 2013 году было всего 46 киберугроз, а сейчас до 1000, которые начинают объединяться в ботнет-сети.

Что, собственно, заражают среди интернет вещей? По нашим данным, большая часть уязвимости и взломов пришлась на такие устройства, как DVR и IP-камеры, они попали в большей степени в зону риска. Сетевые устройства на втором месте. Телевидение и телефония тоже попали в данный критерий. Интернет вещей попал не только в категорию домашнего, бытового, но и в зону промышленности, которую можно отнести к критически важной инфраструктуре. Фактически наиболее опасные атаки связаны с этим направлением, когда атакуются не только домашние видео-няни, хотя это тоже важно для людей, но энергетические и промышленные объекты.

В нашем доме не все безопасно, как нам кажется. Уязвимости есть почти во всех устройствах, начиная от роутеров, сетевых накопителей и заканчивая телевидением. Естественно, есть некоторые рекомендации, которые мы даем на уровне частных, домашних пользователей, базовый из которых - это как минимум сменить пароль по умолчанию, получив устройство, там есть прошитые логин и пароль. Их необходимо менять, чтобы ликвидировать возможность доступа хакерам путем простого перебора.

Опасность вредоноса WannaCry заключается не только в том, что он дает доступ к компьютеру, но и шифрует все данные во взломанном компьютере. Шифрует длинным ключом, расшифровать было практически невозможно. По этой же уязвимости проходит другой вредонос Petya. Казалось бы, после этой эпидемии все должны быть внимательны. Тем не менее остались структуры, не актуализировавшие свое программное обеспечение, и в них происходили взломы, шифрование, вымогательства в криптовалюте. Существенное количество компаний потеряло свои данные.

На это мы ответили, подключившись в качестве соорганизатора сервиса nomoreransom.org совместно с Европол и Intel Security. Все, что мы находим, все ключи расшифровки, которые мы знаем, мы выкладываем на этот интернет-ресурс. Он бесплатный, общедоступный. Если кто-то стал жертвой программного вымогателя, в первую очередь надо посмотреть на этом ресурсе - может быть, уже есть лекарство, бесплатные ключи для расшифровки. Мы стараемся вести себя ответственно по отношению к таким большим эпидемиям. Считаем своим долгом поделиться лекарством, когда это людям необходимо.

Что необходимо для защиты? Конечно, необходим антивирус. Но что делает сама «Лаборатория» для того, чтобы уменьшить вероятность заражения и сделать мир безопаснее? Наша компания работает с операционной программой Kaspersky OS. У нас появился гипервизор. Мы вошли в партнерство с компанией «Элвис». Более того, уже появились чипы, защищенные нашим антивирусом, - защита того нижнего уровня, та самая доверенная среда, которая в дальнейшем может работать в робототехнике, передатчиках, всевозможных сетях и т. д. Появилась целая концепция построения защищенных механизмов. «Железо» тоже реализовано с помощью Kaspersky OS. «Железо» - это телекоммуникационное оборудование. Можно теперь рассматривать такие устройства и интегрировать их для доступа в сеть Интернет.

Есть некая изюминка, которой мы очень гордимся, но которая пока, к сожалению, реализуется только в западных проектах. Потенциал этого решения, на наш взгляд, очень большой. Когда мы рассматривали интернет вещей, мы поняли, что одна из таких вещей, нуждающихся в защите, - это автомобиль. Потому что он - тоже автоматизированная система, в которой очень много уязвимостей. Автомобилем можно дистанционно управлять, его можно взломать, можно произвести любые действия, если он не будет защищен. С некоторыми зарубежными партнерами мы реализовали механизмы защиты, которые работают на нашем Secure Hypervisor. Мы планируем, что среда будет защищена от стороннего вмешательства, опять же работая на нижнем уровне. Hypervisor будет перехватывать и контролировать все процессы внутри автомобиля и не допускать взлома. Уровень безопасности реализован практически на всех контурах, начиная от шрусов автомобиля и заканчивая сетевым доступом или управлением двигателем.

Негосударственные акторы в современных информационных войнах

Александр Смирнов, заместитель начальника отдела Главного управления по противодействию экстремизму МВД России, доцент, кандидат юридических наук: Буду исходить из понимания «информационной войны» как противоборства между государствами в информационном пространстве, которое предполагает оказание информационного воздействия на противника с одновременной защитой от подобного воздействия с его стороны. Мы знаем, что в международной практике есть официальное определение информационной войны, оно закреплено в соответствующем соглашении ШОС. На наш взгляд, оно очень удачное, но приведенное выше более подробное. Исходя из анализа двух дефиниций, можно выделить два основных направления информационной войны: информационно-техническое и информационно-психологическое. Первое воздействует на информационные системы, каналы связи, а второе предполагает оказание воздействия на сознание и подсознание людей.

Многие докладчики рассказывали о развитии наступательных информационных операций в разных странах мира. Хотел бы уделить внимание негосударственным акторам. Под ними мы будем понимать террористические организации, хакерские группы, средства массовой информации и блогеров, сообщества журналистов-расследователей и гражданских активистов, отдельных лиц, неправительственные организации, коммерческие организации. Являются ли эти акторы проводниками воли интересов другого государства или они реализуют свои цели? Вопрос достаточно сложный, он будет решаться применительно к различным видам групп, о которых я сказал. Даже внутри одной группы это соотношение может меняться. Кроме того, в юриспруденции есть такое понятие, как «эксцесс исполнителя», когда агент совершает какое-либо действие, выполняя волю другого, но при этом выходит за рамки первоначального замысла.

Сегодня много говорилось о сложности атрибуции информационных атак и установления субъектов в информационном пространстве. В терминологии западных спецслужб, например, False flag operations - это операции под ложным флагом, когда нападения совершаются таким образом, чтобы возложить ответственность за акции на ту или иную сторону конфликта. Понятно, что киберпространство является идеальной средой для проведения таких операций.

Современные международные террористические и экстремистские организации активно используют возможности современных информационно-коммуникационных технологий. В этом отношении особенно выделяется запрещенная в России международная террористическая организация «Исламское государство» (ИГИЛ), которая поставила пропагандистскую работу и вербовку в Интернете на качественно новый уровень.

Когда мы анализируем информационную активность террористических и экстремистских организаций в информационном пространстве, то мы, с одной стороны, видим мощность медийных холдингов, которые выпускают продукцию на профессиональном, студийном уровне. С другой стороны, мы видим рассеянную по всему миру массу их сторонников, которые ведут децентрализованную информационную активность. В блогосфере их называют «диванными моджахедами». Их деятельность не координируется, но они изолированно ведут пропаганду и размещают соответствующие материалы в поддержку ИГИЛ, в оправдание его действий с призывами совершения актов насилия. Мы видели, что эта тенденция была очень хорошо использована ИГИЛ.

Еще в 2016 году на этой площадке я сконцентрировал свое внимание на изменении тренда пропаганды ИГИЛ с призывов к переселению в новоявленный «халифат» (хиджре) на совершение терактов в местах проживания «волками-одиночками», используя при этом любые доступные средства - автотранспорт, ножи, топоры, огнестрельное оружие и т. д. Данная тенденция подтвердилась. Мы видели, что эти ростки не только взошли, но и дали свои ядовитые плоды - атаки, которые были совершены в странах Западной Европы. К сожалению, подобная опасность не миновала и нашу страну - ножевая атака в Сургуте, произошедшая летом 2017 года.

Основная функциональная роль хакерских и хактивистских групп в информационной войне сводится к совершению компьютерных атак на правительственные информационные ресурсы и критически важные объекты информационной инфраструктуры с целью нарушения их работы, а также к осуществлению несанкционированного доступа к информационным системам с целью хищения конфиденциальной и иной чувствительной информации. Если мы берем аспект психологического воздействия, то речь идет о группах, которые занимаются взломом каких-то массивов информации (обычно речь идет о чувствительной информации) с целью последующего ее вброса в информационное пространство и ее дальнейшей медийной раскрутки. Наиболее известной хактивистской сетевой группой является сообщество «Анонимус» («Anonymous»), объединяющее активистов, отстаивающих ценности свободы и анонимности в Интернете.

Следующая группа - средства массовой информации и блогеры. Сейчас пальму первенства начинают перехватывать так называемые «новые медиа» - это блоги, телеграм-канал и другие ресурсы, хотя мощные медийные холдинги пока сохраняют лидерство. Глобальные СМИ продолжают оставаться наиболее влиятельным источником информирования общества, а потому неизбежно вовлекаются в механизм информационного противостояния. Их основная функция в данном механизме состоит в трансляции аудиториям определенных идей и ценностей, формировании нужной информационной повестки и соответствующем освещении событий в стране и мире.

Следующий интересный субъект - это сообщества журналистов-расследователей и группы гражданских активистов. В эту группу объединены различные структуры, например профессиональные журналисты, которые занимаются антикоррупционными расследованиями. Я сознательно в своих выступлениях избегаю каких-то политических вопросов, связанных с достоверностью публикуемых ими сведений. Вопрос достоверности данных не всегда имеет первоочередное значение.

Есть сообщества гражданских активистов, которые занимаются разведкой на основе анализа открытых источников (Open source intelligence, OSINT). Они собирают массивы информации из различных источников, делают это достаточно профессионально или, по крайней мере, подают это достаточно профессионально с GPS-метками, анализом аккаунтов в социальных сетях. Потом это во взаимодействии с предыдущей группой вбрасывается, медийно раскручивается для оказания целевого информационного воздействия. Здесь прослеживаются признаки синхронизации деятельности нескольких групп отдельных государств, которые за этим стоят, мощных медийных корпораций и тех групп, которые осуществляют наработку данного массива информации и первичный информационный вброс.

В этом контексте проект «Wikileaks» продемонстрировал мощнейший потенциал влияния публикации массивов конфиденциальных данных как метода информационной войны в эпоху Big Data. Он послужил прообразом многих других подобных проектов, именуемых на жаргоне специалистов по пиару «сливными бачками», выступающих в настоящее время одним из ключевых инфраструктурных элементов современных информационных войн.

В информационных войнах важную роль могут сыграть и отдельные лица. Здесь прежде всего стоит упомянуть Эдварда Сноудена - бывшего сотрудника ЦРУ и АНБ, который в 2013 году передал газетам «The Guardian» и «The Washington Post» для публикации секретные материалы, раскрывающие всеобъемлющий механизм слежения американских спецслужб за информационными коммуникациями граждан многих государств. Разоблачения Сноудена нанесли мощный удар по международной репутации США, а также способствовали активизации публичных дискуссий о пределах допустимости ограничения свободы информации в интересах национальной безопасности.

Следующая группа - неправительственные организации. Данная группа объединяет множество разновидностей: научно-исследовательские и экспертные учреждения, правозащитные организации, фонды политической направленности и др. Так, например, важную роль в информационном освещении вооруженного конфликта в Сирии сыграл Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека (Syrian Observatory for Human Rights), который, по сути, представлен одним человеком - Осамой Али Сулейманом, сирийским гражданином, проживающим в Великобритании (хотя сам Сулейман утверждает о наличии сети активистов проекта в Сирии). Несмотря на очевидную сомнительность мониторинговых возможностей данного правозащитного центра, многими западными СМИ и политиками использовались распространяемые им тенденциозные оценки действий сторон сирийского конфликта (прежде всего правительственных сил Сирии) и жертв среди мирного населения.

И, наконец, коммерческие организации. Здесь, скорее всего, речь идет о компаниях, которые занимаются киберразведкой, анализом больших данных в социальных сетях. В качестве примера организаций такого рода можно назвать американскую компанию «Palantir», которая разрабатывает и внедряет программное обеспечение, предназначенное для анализа больших объемов текстовой, цифровой и визуальной информации из разнородных источников. Вторая группа представлена ведущими компаниями по разработке программного обеспечения по защите информации - «Symantec», «Intel», «IBM», «Trend Micro», «EMC» и др.

Учитывая тенденцию последних десятилетий по передаче военно-силовых функций государства коммерческим структурам («приватизация безопасности»), наиболее ярко проявившую себя в форме развития частных военных корпораций, вполне можно допустить появление в рассматриваемой нами сфере частных компаний, специализирующихся на проведении наступательных информационных операций как в психологической, так и технической областях («информационная война как услуга»).

Цифровая безопасность новой экономики

Тимур Аитов, подкомитет по платежным инструментам и информационной безопасности Торгово-промышленной палаты РФ: Цифровая экономика для многих - это маяк, ориентир, как повысить эффективность бизнеса. Задача перехода к цифре актуальна для всех отраслей - это магистральный путь развития страны. Вопрос национальной безопасности - это скорейший переход к цифровой экономике, на что обратил внимание и Президент России.

Однако немедленный переход к IT-системам, срочный перевод всех процессов в цифровые форматы может не дать ожидаемого эффекта. Более того, скоротечная привязка к цифровым процессам управления в определенной степени цементирует бизнес и осложняет внедрение последующих инноваций. На этот счет есть много примеров. Сначала нужно провести реинжиниринг бизнес-процессов, то есть фундаментальное переосмысление и радикальное перепроектирование бизнес-процессов для достижения максимального эффекта производственно-хозяйственной и финансово-экономической деятельности, оформленное соответствующими организационно-распорядительными и нормативными документами. Реинжиниринг использует специфические средства представления и обработки проблемной информации, понятные как менеджерам, так и разработчикам информационных систем. И только потом переходить к цифре.

Все новые технологии, как правило, содержат новые риски и угрозы, о которых разработчики даже не подозревают. К этому надо готовиться заранее, предвидеть, ничего страшного в этом нет. Например, разрабатывали системы бесконтактных мобильных платежей, сразу появился целый набор хищений, которые даже представить себе не могли, потом были введены мобильные BIN, ограничение суммы транзакции, которые в ходе промышленной эксплуатации ликвидировали эти угрозы. Как правильно защищать инновации? Конечно, можно защитить любой бизнес, любую инновацию. Просто, грубо говоря, замуровать в саркофаг, построить там 100-метровый забор. Очевидно, что такая защита нецелесообразна, она не адекватна самому защищаемому объекту. Безусловно, должен быть допустимый риск, суть которого в балансе интересов пользователей, их защищенности и удобстве сервиса. Например, некоторые банки стали вводить очень усиленную систему аутентификации - многофакторную, трехфакторную, и сразу клиенты стали уходить в другие банки, где взяли просто логин и пароль.

Кто должен определять необходимый уровень защиты новых технологий от угроз, которые лежат в основе цифровой экономики? Кто должен взять на себя ответственность, если произойдут какие-нибудь сбои? Пока однозначных ответов на эти вопросы нет. Если мы строим цифровую экономику и к ней еще прикладываем цифровую безопасность, то бизнес-подоплека всех мероприятий крайне важна.

Роль и значение проблем и вызовов информационной безопасности по мере развития цифровой экономики все время будет расти в любых сферах. Например, искусственный интеллект, он действительно помогает. Важная проблема внедрения искусственного интеллекта связана с распределением зон ответственности. В какой мере мы можем делегировать этим роботам принятие важнейших решений? И кто будет нести ответственность за принимаемые решения? Сейчас предлагается легко снять эти вопросы, если рядом с этой машиной посадить оператора, который просто будет смотреть, принимать решения и нести ответственность за эти решения. Кто разрешит самим системам отключать по сигналу участки энергопотребления? Они столкнутся с трудностями, потому что придется аккуратно отслеживать и правовые аспекты действий этих систем с искусственным интеллектом, подсчитывать возможные убытки от несанкционированных отключений. В этой части доверять полностью машинам мы не можем, а законодательной базы, кроме обычного кодекса, у нас пока нет.

По кибервойнам добавлю только один момент. Кто победит в кибервойне? Это вопрос качества разработки. Здесь многое будет зависеть не только от быстродействия машин, но и от самих разработчиков. Отечественные разработчики всегда выделялись. У нас много исторических решений, которые позволяли машинам меньшей мощности и производительности добиться нужного результата.

Когда надо заниматься цифровой безопасностью при переходе к цифровой экономике? Нужно раньше привлекать экспертов, закладывать более устойчивые проекты безопасности, решений, архитектуры, защищенные системы разработки. Ключевым процессом цифровой экономики по-прежнему остается человек, и его роль пока не снижается, а, может быть, даже растет. Имею в виду, что он не становится слабым звеном. Все больше атак идет, и этому надо уделять первостепенное внимание. Видимо, нужен отдельный закон о цифровой экономике, которого нет, и ждать его больше страна уже не может.

Сессия IV

Путь к цифровому суверенитету небольшого государства

Александр Курбацкий, Белорусский государственный университет: Какое образование должна получать современная молодежь? Формируется цифровой мир. Возможно, надо нацелиться на формирование элементов цифровой нации, условно говоря, чтобы молодежи выставить необходимые ориентиры будущего. Если правильно создать модель развития страны, она станет интересной и применимой для молодых государств. Есть шанс сформировать эффективное образование, соответствующее текущей цифровой трансформации общества. Цепочка логическая может быть следующей: положить в основу стремление к цифровому суверенитету и благодаря этому заняться цифровой трансформацией.

Государство и власть понимают, что на сегодняшний день в цифровом мире вырастают проблемы информационной безопасности, что подталкивает власть стремиться к информационному суверенитету. Это начинает обсуждаться на разных уровнях, будучи условием самосохранения. Идея цифрового суверенитета может стать хорошим стимулом перестройки самого образования. В определенном смысле можно считать, что мы по такому пути двигаемся. С одной стороны, у нас создан Парк высоких технологий. В 2001 году президент подписал указ о создании научно-технологической ассоциации «Инфопарк». Мы ее создали и начали развивать. В 2005 году был подписан декрет о создании Парка высоких технологий.

Фактически как специализированная экстерриториальная зона, она давала налоговые льготы для IT-компаний. Они работали в основном по аутсорсинговой схеме, то есть на заказах извне, а центр разработки - в Белоруссии. Это дало возможность прекратить массовый отток IT-шников из Белоруссии. Сегодня в Парке высоких технологий около 170 компаний, общее число программистов более 30 тысяч, тех, которые трудятся в Белоруссии. Данный парк работал по системе заказов извне, главным образом из США - примерно 80% заказов, остальное - Канада и Европа, очень немного из России и Юго-Восточной Азии.

У нас были центры разработки - прежде всего кодирование и тестирование. Образование начало подстраиваться под эту модель, и вузы стали готовить кодировщиков и тестировщиков. Но серьезное образование начало разрушаться. Очень быстро исчезла мотивация изучения сложных дисциплин математики. Для того чтобы попасть в Парк высоких технологий, достаточно знать любую технологическую платформу, по-простому - программирование.

Сейчас мы на новом этапе. В какой-то степени нам помогло то, что появилось много стартапов, много инициатив по созданию так называемых продуктовых моделей. Появилась мотивация изучать математику, потому что появился искусственный интеллект. Мы встали перед дилеммой, куда двигаться дальше, поэтому сейчас перестраиваем Парк высоких технологий. Недавно у президента мы обсуждали новый декрет по этому вопросу. Парк высоких технологий мы превращаем в экспериментальную площадку для многих инициатив.

К сожалению, наверху была иллюзия, что у нас в IT-образовании все хорошо. Только сейчас удалось убедить руководство страны в том, что у нас кризис в образовании, старая модель образования себя исчерпала, нужно строить новую модель цифровой трансформации. Президент дал добро. Я настаивал на том, чтобы нам дали экспериментальную площадку, и мы бы ушли под крышу Министерства образования для проведения динамичных экспериментов. Экспертиза со стороны государства в IT- и инфосферах очень низкая. Для того чтобы выстраивать цифровые границы, нужно глубоко понимать проблемы на нижнем уровне. К сожалению, мы не можем найти экспертов, которые это поймут, по крайней мере со стороны государства. Тогда о каком суверенитете можно говорить, если у нас скоро экспертиза будет вообще отсутствовать. Мы сейчас должны выстраивать более эффективное образование, а шанс такой у нас появляется - создать новые образовательные структуры.

А.Оганесян: Есть опасность, что молодежь настолько себя растворяет в информационной среде, настолько близко к ней стоит, что со стороны кажется, что она не справится с искусственным интеллектом, станет его приложением. Если молодые люди будут относиться к этой сфере, как к идолу, то они не смогут управлять данной технологией, наоборот, сами будут управляемы. Вот чего мы боимся. Базовое гуманитарное образование играет огромную роль. В конце концов, мы рискуем потерять это поколение, а молодежь уйдет просто в цифру и с ней не справится. Я бы обратил внимание на то, как защитить нашу молодежь от того, чтобы она не растворилась в таких технологиях. Она должна управлять ими, причем осознанно, с определенными нравственными критериями. Тогда и мы, старшее поколение, будем в безопасности, и дети будут в большей безопасности. Поэтому надо думать наперед, чтó молодежь даст будущим поколениям. За цифрой можно не увидеть ни человека, ни будущего. Надо думать, как менять образование, не забывая о воспитании.

А.Крутских: Меня очень насторожила формула: философия, математика, программирование. Все, казалось бы, здорово, кроме одного: нет еще одного слова - «политика». Сопровождая в поездке Патрушева в Бразилию, я обратил внимание на то, как элита страны четко понимает, что сейчас создается глобальная, новая гео-, киберполитика. Идет размежевание на новые союзы, отнюдь не НАТО, не Варшавский договор или структуры СНГ. В воздухе витает создание альтернативного интернета со всеми вытекающими потрясающими последствиями для мира. Это заботит США, всех их партнеров. Первый вопрос, который они нам задают: вы действительно в БРИКС обсуждаете эту тему? Наших западных партнеров волнует, готова ли БРИКС-структура родить альтернативную концепцию информационного использования мира, более скородействующую.

А вдруг родит? Следовательно, малые страны априори закладывают себе зависимость от тех, кто определит новые границы. Может быть, пора философски осознать только одно - с кем вы, белорусские «товарищи-писатели»? Кибербезопасность без решения системы выстраивания нового интернета невозможна. Управление интернетом должно быть интернациональным, что негативно воспринимают на Западе. А как он будет существовать без единых правил, без единого демократического центра? Каждая страна имеет право вето. Англосаксонские страны, прежде всего, категорически против обсуждения темы интернета, но это не остановишь. И в этих условиях малые страны должны четко для себя осознать, как бы не опоздать на новый поезд размежевания по электронным границам мира. Не надо создавать альтернативного интернета, если по нынешнему интернету можно договориться о его интернационализации при условии, что каждая страна сохраняет свой суверенитет и имеет определенное право вето. А если договориться нельзя, то побеждает кибербеспредел, кибертерроризм. Поэтому профессорам, студентам не про философию надо говорить, а про геополитику. Мы, в МГИМО, этим занимаемся, и студенты, причем из разных стран, нас понимают.

Т.Полякова, заведующая Сектором информационного права ИГП РАН, доктор юридических наук: Хотела бы присоединиться и сказать о праве. В ноябре я была на научном семинаре в Минске, где обсуждались вопросы формирования научно-технологического пространства Союзного государства. Есть определенные акты, соглашения, решения, эта проблема развивается. С одной стороны, есть разные подходы, но и у нас, и у белорусов есть стратегические документы по цифровой экономике, по развитию информационной безопасности. В рамках Союзного государства обсуждалась и тема научно-технологического развития. Точек соприкосновения с точки зрения образования у нас достаточно много. И они носят не только технический характер. Кто бы ни выступал сегодня, все говорят о суверенитете и принципах и т. д. Информационное пространство все равно потребует правового регулирования.

Развитие системы мер укрепления доверия в информационном пространстве на региональных площадках

Юлия Томилова, МИД России: В этом году произошли события, которые в значительной степени повлияли на процесс формирования глобальной системы международной информационной безопасности. Во-первых, Группе правительственных экспертов (ГПЭ) ООН по международной информационной безопасности не удалось принять итоговый доклад. О причинах этого и важности скорейшего принятия правил, норм, принципов ответственного поведения в информационном пространстве говорили многие выступающие. Наряду с временной, как мы надеемся, остановкой ооновского трека активизировалась деятельность в области разработки мер укрепления доверия. Прежде чем говорить о данных мерах, следует понять, чтó они из себя представляют и чем они отличаются от правил поведения. Меры доверия являются специализированным и исключительно техническим механизмом сотрудничества государств. Правила же поведения необходимы для установления политических рамок такого взаимодействия и обеспечения принципиальных мер доверия, выработанных в разных регионах.

На фоне возрастающей нестабильности и атмосферы недопонимания в информационном пространстве именно эти меры призваны сыграть существенную роль в развитии межгосударственного сотрудничества и уменьшении напряженности между странами. Основной их целью представляется полное исключение практики необоснованных обвинений в адрес отдельных государств во вредоносном использовании ИКТ, провокаций и нагнетания политической напряженности.

Впервые как международный правовой инструмент появилось соглашение между СССР и США «О мерах по уменьшению опасности возникновения ядерной войны» 1971 года. Однако обсуждение данной идеи, хотя и началось в двустороннем формате, постепенно было перенесено на международные площадки. Важную роль в этом процессе играет ООН. Один из разделов доклада ГПЭ ООН по МИБ, принятого в 2015 году, посвящен рекомендациям по укреплению мер доверия в обмене информацией. Среди них в качестве примера можно выделить следующее. Во-первых, это улучшение обмена информацией между государствами об инцидентах, связанных с безопасностью использования ИКТ. Во-вторых, это добровольный обмен мнениями и информацией о национальных стратегиях и политике в передовом опыте принятия решений соответствующих национальных организаций о мерах, направленных на развитие международного сотрудничества и совершенствование сотрудничества правоохранительных органов.

В докладе содержатся и другие меры, но все я перечислять не буду. Значительный прогресс в области разработки мер доверия по безопасности в сфере использования ИКТ был достигнут и на региональных площадках. Основным локомотивом здесь традиционно выступает ОБСЕ. В мае 2011 года на конференции ОБСЕ в Вене, касающейся всеобъемлющего подхода в кибербезопасности, обсуждались различные варианты решений проблем международной информационной безопасности. Одной из основных рекомендаций этой конференции стала идея фокусирования на начальном этапе деятельности этих организаций именно на разработке мер укрепления доверия в информационном пространстве с учетом большого опыта ОБСЕ в этой сфере.

В развитие этого в 2012 году была создана неформальная рабочая группа для укрепления мер доверия применительно к информационному пространству. Именно на этой площадке в 2012-2013 годах происходили разработка и согласование первоначального перечня мер укрепления доверия в рамках ОБСЕ с целью снижения рисков возникновения конфликтов в результате использования ИКТ.

В течение последующих трех лет на этой же площадке согласовывался список дополнительных мер доверия, который в конечном итоге был принят Постоянным советом ОБСЕ в 2016 году. В том же году оба списка - первоначальный и дополнительный - были объединены в один документ, который приняли министры иностранных дел ОБСЕ. Все меры, принятые ОБСЕ, преследуют одну глобальную цель - снизить риски возникновения конфликтов при использовании ИКТ. При этом все меры носят исключительно добровольный характер.

Как это ни парадоксально, но начиная с 2016 года эффективность ОБСЕ на этом направлении начала снижаться в силу следующих причин. Единственной площадкой ОБСЕ, которая уполномочена на обсуждение данных вопросов, является неформальная группа, которая не обладает достаточным политическим авторитетом. Сама организация работы данной группы оставляет желать лучшего. Она собирается на нерегулярной основе и функционирует без четкого регламента. Процедура не отводит достаточного времени на собственно переговорный процесс. Также реализация и обсуждение уже принятых мер доверия зачастую осуществляются по избирательному принципу, что девальвирует ценность всего пакета уже согласованных мер и достигнутых договоренностей. Понимая необходимость кардинального изменения сложившейся ситуации, в 2016 году на заседании министров иностранных дел ОБСЕ министр иностранных дел России Сергей Лавров предложил рассмотреть так называемый Мирный киберплан для ОБСЕ, реализация которого способствовала бы повышению эффективности деятельности ОБСЕ по обеспечению МИБ.

Он подразумевал четыре основных шага. Во-первых, это изучение вопроса о том, как укрепить значение ОБСЕ по урегулированию инцидентов при использовании ИКТ, в предотвращении и перерастании конфликтных ситуаций, вызванных ИКТ, в крупномасштабную конфронтацию. Во-вторых, это проведение под эгидой ООН и ОБСЕ международных крупных конференций по наиболее актуальным вопросам обеспечения МИБ. В-третьих, придание официального статуса в рамках ОБСЕ действующей неформальной профильной рабочей группе по выработке мер укрепления доверия. В-четвертых, проработка вопросов создания специализированного подразделения в Секретариате ОБСЕ по проблематике обеспечения МИБ.

Считаем, что реализация этих четырех пунктов способствовала бы эффективности работы ОБСЕ в направлении обеспечения МИБ и созданию в ОБСЕ более упорядоченной структуры для обсуждения проблематики обеспечения МИБ. Начало этого процесса может быть положено уже в 2018 году. Недавно завершившийся СМИД в Вене наглядно продемонстрировал, что наше видение и план Лаврова разделяют все страны - участницы ОБСЕ. Подтверждением этому стало принятие соответствующего решения в ходе заседания. Тем самым оно открывает возможности для всех участников ОБСЕ определить пути укрепления и оптимизации деятельности Организации в качестве практической платформы для сокращения рисков возникновения конфликтов в результате использования ИКТ. Одновременно мы убеж-дены, что ОБСЕ не должна пытаться подменять ООН. Ей необходимо продолжать действовать в рамках своей специализации. Мы категорически против того, чтобы ОБСЕ занималась политическим очко-втирательством путем наращивания мер доверия, принимая их только для формального пополнения списка. Для нас главное - добиться того, чтобы уже принятые меры начинали бы работать. Мы выступаем неукоснительно за принципы добровольности, суверенности и невмешательства при применении мер доверия.

Стоит затронуть еще одну региональную площадку, которая стремительно набирает свой политический вес в области мер доверия. Это, конечно, Региональный форум АСЕАН по безопасности. В 2012 году было принято заявление о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности, в котором содержится ряд мер для активизации регионального сотрудничества. В 2015 году на министерской встрече был утвержден Рабочий план по безопасности в сфере использования ИКТ, ставший важным шагом на пути к формированию общих ориентиров стран - участниц АРФ в области развития мирной и безопасной ИКТ-среды, а также предотвращению конфликтов в информационном пространстве.

Этот документ заложил основу для сотрудничества в данной области. Чтобы начать практическую работу в этом направлении, в 2017 году на министерской встрече стран - участниц АРФ был принят концептуальный документ по безопасности в ИКТ и созыву расширенного состава по укреплению мер доверия. В соответствии с этим документом экспертная группа стала основной площадкой для обсуждения проблематики мер доверия. Данный шаг способствовал созданию в АРФ прозрачного механизма ведения полномасштабных переговоров по проблематике МИБ в АТР. Ожидаем, что в дальнейшем у АРФ начнется активная работа по всем аспектам МИБ. В России не только готовы к запуску нового трека в АТР, но готовы принимать активное участие в этой работе. Несмотря на важность выработки региональных мер доверия, по-настоящему эффективная система безопасности возможна только на глобальном уровне. Поэтому необходимо разработать правила ответственного поведения государств в информационном пространстве.

Владимир Иванов, Институт Восток - Запад (США): В российско-американском сотрудничестве я наблюдаю следующее: мы продолжаем диалог, продолжаем встречаться. Однако внутриполитический конфликт в США препятствует тому, чтобы чиновники или люди, непосредственно принимающие политические решения, приходили на наши встречи. Нам, к сожалению, не удалось, несмотря на все наши усилия, привлечь к разговору представителей администрации Трампа. На всех последних встречах американскую делегацию возглавлял бывший руководитель Министерства внутренней безопасности США Майкл Чертофф. Это уникальный человек, который хорошо понимает проблемы и говорит на адекватном, культурном языке. Мы надеемся, что эта работа продолжится. Он старается избегать попадания в такую конфронтационную волну, которая сейчас доминирует в отношениях России и США.

И как мне кажется, хотя истерия в США в отношении России препятствует диалогу, в некоторой перспективе она может дать положительный эффект, потому что так или иначе американцы поняли свою уязвимость. До этого они охотно вмешивались в дела других стран с позиции силы - «мягкой силы», «цветными революциями» - и считали это нормой. Все другие страны должны были защищаться. Сейчас, несмотря на всю бездоказательность представленных материалов в рамках расследований российского вмешательства в американские выборы, американцы испугались, они почувствовали, что их система дает трещины.

Между нами существует разница языков и культур. Это объективное явление, и это надо понимать. Кроме того, у них другая юридическая система. Есть разное понимание, как должны выглядеть факты и протоколы предоставления доказательств, что та или иная страна действительно является источником угроз и вмешивается во внутриполитические процессы. Во время наших встреч мы договорились, что будем уточнять процедуры, конкретно смотреть, когда, например, Россия жалуется в органы юстиции США, из которых не приходит никакого ответа. В чем вопрос? Это политическое нежелание или, может быть, технические проблемы, которые препятствуют их ответу. То же самое и в нашей стране.

В ходе этого взаимодействия мы работаем с разными партнерами в России, в первую очередь с Институтом проблем информационной безопасности, РСМД, участвуем в российском форуме «Управление интернетом», принимаем участие в разных конференциях. Важно, что таким образом устанавливается международный контакт. Иногда случаются досадные эпизоды, возникают разногласия. В частности, мы выпустили совместно с РСМД промежуточный рабочий отчет, где представлены взгляды американских и российских экспертов, которые участвовали в дискуссиях на две темы: вопросы совместной борьбы с кибертерроризмом и выработки международных норм.

Затем в журнале «Международная жизнь» появилась статья А.Стрельцова и А.Смирнова на схожую тему «Российско-американское сотрудничество в области международной информационной безопасности: предложения по приоритетным направлениям» (2017, №11), где изложены отдельные позиции докладов американских и российских экспертов, которые были подвергнуты дружеской критике. Какие-то позиции, которые были изложены в наших материалах, не совсем правильно были поняты. Отчасти это может быть связано с переводом или расхождениями в понимании вопроса. Мы рады, что те взгляды, которые были опубликованы, получили отклик, потому что у нас есть возможность продолжить разговор, мы можем пояснить друг другу, в чем возникло недопонимание, и продолжить диалог дальше.

Кроме двустороннего формата работы на российско-американском направлении, мы участвуем в многосторонних форматах. О создании новой группы экспертов было официально объявлено на Мюнхенской конференции в 2017 году, она получила название «Глобальная комиссия по стабильности в киберпространстве». Мы считаем, что, несмотря на возможные недостатки, есть позитивные факты существования этой комиссии - в ее композиции. Она включает представителей всех стран БРИКС. В настоящее время идет формирование ее подгруппы, непосредственно обращенной к проблемам взаимодействия государств в международном киберпространстве. Мы приглашаем представителей государственных структур России к участию в работе этой группы.

Основным итогом работы на данный момент был сформулированный в Нью-Дели «на полях» конференции призыв к защите базовой инфраструктуры Интернета: неприкосновенность общественной базовой инфраструктуры Интернета. Государственные и негосударственные игроки не должны осуществлять или сознательно позволять деятельность, которая преднамеренным и существенным образом препятствует общедоступности и целостности общественной базовой инфраструктуры Интернета, нарушая таким образом стабильность киберпространства. В элементы общественной базовой инфраструктуры включают среди прочего систему доменных имен, сертификаты протоколов, обеспечивающих доверие, а также коммуникационные кабели.

Сессия V

Подходы к правовому регулированию киберпространства в период вооруженных конфликтов

Мария Гаврилова, Московская делегация Международного комитета Красного Креста: Почему Международный комитет Красного Креста в принципе интересуется этой проблематикой, почему вопросы регулирования киберпространства так важны для нашей организации? Международный комитет Красного Креста представляет собой независимую гуманитарную организацию. Одна из основных ее целей - защита граждан во время вооруженных конфликтов. Для нас в данном случае не имеет значения, при помощи каких методов ведутся эти вооруженные конфликты: будь то конвенциональное или какое-то кибероружие. Это не имеет значения и для гражданского населения, которое, к сожалению, терпит определенные лишения в силу вооруженного насилия. Не важно, от чего разрушен госпиталь: от прямого удара или он будет выведен из строя путем отключения электроснабжения.

Основная цель, которую мы преследуем, - это развитие международного права, в том числе в области регулирования киберпространства в целях защиты гражданского населения. Очень часто мы слышим упреки в адрес какой-то отрасли права, что она отстает от регулирования, практической деятельности, развития технологий. Международный комитет Красного Креста заинтересован в том, чтобы на таких площадках с привлечением не только юристов, но и специалистов обеспечить защиту гуманитарного права таким образом, чтобы оно не отставало от непосредственной практики.

Говоря об информационных войнах, о кибервойнах, мы прежде всего имеем в виду применение компьютеров и компьютерных систем в ходе действующих вооруженных конфликтов, когда они используются как методы ведения войны. Они могут использоваться для выведения из строя каких-то информационных систем безопасности, для того, чтобы вывести из строя какие-то промышленные предприятия, которые обеспечивают экономику государства. Говоря о применимости международного гуманитарного права в новых условиях, следует отметить, что оно создавалось в настолько широких формулировках, чтобы не зависеть в своем применении от дальнейшего развития технологий. То есть международное гуманитарное право регулирует применение средств войны, применение оружия вне зависимости от конкретного типа этого оружия. Это было подтверждено, в частности, и Международным судом ООН. К такому же выводу пришла и ГПЭ ООН, которая заявила о том, что международное право применяется к киберпространству. Международное гуманитарное право регулирует киберпространство в рамках вооруженных конфликтов, но все-таки возникают вопросы в отношении его применения.

Первое. Одно дело, когда кинетические атаки сопровождаются кибернетическими методами ведения войны. Другое дело, когда имеем дело только с кибератаками. Могут ли сами по себе кибератаки подчиняться международному гуманитарному праву, если при этом не наблюдается применение непосредственно физической силы? Второе - география атаки. Киберпространство позволяет проводить кибератаки, находясь на значительном удалении от непосредственного театра военных действий. Будет ли там также применяться международное гуманитарное право, а значит, в отношении лиц хакерской группы применимы те же методы войны, регулируемые международным гуманитарным правом? Может ли государство отвечать военной атакой в данном случае на действия этой хакерской группы?

Тогда позиция Международного комитета Красного Креста заключается в том, что, наверное, международное гуманитарное право не должно следовать «в чемодане» за любым участником вооруженного конфликта. Если кибератаки из какого-то конкретного государства сами по себе достигнут такой степени интенсивности, чтобы квалифицироваться как самостоятельный вооруженный конфликт, мы будем говорить о применении международного гуманитарного права. Если же мы будем говорить о единичных кибератаках, то, скорее всего, эти вопросы нужно будет регулировать в действующих национальных правовых системах без привлечения норм международного гуманитарного права.

Государство должно отличить гражданскую инфраструктуру от военной инфраструктуры, что достаточно сложно сделать в киберпространстве. Эта обязанность лежит не только на атакующем государстве, она лежит и в мирное время на государстве, которое должно защищать свое гражданское население. Но насколько это возможно в киберпространстве, когда используется одно и то же оборудование, одни и те же спутники? Эти вопросы до сих пор остаются открытыми, но Международный комитет Красного Креста подчеркивает необходимость их решения.

Также применение принципов международного гуманитарного права в киберпространстве связано с необходимостью учета пропорциональности при кибератаках. На государстве лежат определенные обязательства подсчета ущерба, который будет нанесен гражданскому населению, и оценки его с точки зрения военного преимущества, которое предполагает получить государство при кибератаке. Проблема в том, что в киберпространстве достаточно трудно подсчитать масштаб последствий для гражданского населения. Тем не менее масштабы последствий для гражданского населения могут быть фатальными.

Приведу один пример кибератаки в мирное время в США, когда хакерская группа произвела атаку на водоочистительные сооружения и поменяла химический состав реагентов, которые использовались для очистки воды. Благо, что сработала система контроля водоочистительного сооружения, которая обнаружила, что количество реагентов уменьшается непредсказуемым образом. Но если бы эта система не сработала, если бы это происходило в ходе вооруженного конфликта, то отсутствие чистой питьевой воды могло привести к не меньшим драматическим последствиям для гражданского населения, чем мы сейчас, например, наблюдаем в Йемене, в котором вспышка холеры уносит тысячи и тысячи жизней.

Следующий вопрос - о привлечении к ответственности в условиях фактической анонимности. Ответственность частных лиц или компаний чрезвычайно сложно определить в ходе киберконфликтов, когда воздействие осуществляется дистанционно и вовлекаются граждане разных государств. И помимо юридической ответственности государств, возникает вопрос статуса частных лиц, которые принимают участие в вооруженном конфликте.

Еще одной проблемой является определение объектов нападения, поскольку для международного гуманитарного права является критически важным отличие гражданских от военных объектов, так как гражданские объекты не являются законной целью нападения. Является ли информация объектом для нападения? Можно ли считать соцсети гражданским объектом, защищаемым международным гуманитарным правом? На все эти вопросы нет однозначного ответа.

С точки зрения Международного комитета Красного Креста ключевым вопросом является оценка последствий каждой конкретной атаки и каждого конкретного действия. Если кибератаки несут за собой не меньший ущерб для гражданского населения, чем сопутствующие им кинетические атаки, значит, они должны регулироваться международным гуманитарным правом.

О влиянии факторов ИКТ на стратегическую стабильность

Наталья Ромашкина, Центр международной безопасности ИМЭМО РАН: Проблема поиска путей нормализации двусторонних отношений России и США, а также стабилизации глобальной безопасности в целом вновь остро ставит вопрос обеспечения стратегической стабильности. При этом сегодня речь идет уже не только о военных возможностях государств, но и в информационной или киберсферах. Наибольшее беспокойство вызывает информационная безопасность систем командования и управления ядерным оружием (ЯО).

В процессе разработки критериев оценки уровня стратегической стабильности и основанных на этом конкретных планов по ее обеспечению целесообразно учитывать как общие для любого исторического периода характеристики, так и особенности современного этапа. Ускоренное развитие ИКТ в настоящее время является одной из таких исключительных особенностей.

И анализ доказывает, что все факторы, дестабилизирующие современную систему стратегической стабильности, связаны с развитием ИКТ. Так, современные конфликты во многом отличаются сегодня новыми методами шпионажа и другими разрушительными ИКТ-инструментами, направленными на критически важную государственную инфраструктуру (яркие примеры - вредоносные программы Stuxnet и Flame), на усовершенствованные технологии вмешательства во внутренние дела государства (например, «цветные революции», дестабилизация и т. д.). По оценкам экспертов, уже более 30 государств обладают так называемым наступательным кибероружием.

Поэтому соответствующие угрозы целесообразно выделять в качестве отдельного дестабилизирующего фактора. При этом другие угрозы в настоящий период усугубляются использованием ИКТ в деструктивных целях, милитаризацией мирных информационных технологий, а также легкостью, внезапностью и быстродействием как информационно-технологического, так и информационно-психологического оружия.

Значения терминов «информационная угроза», «угроза в сфере информационно-коммуникационных технологий (ИКТ)», «киберугроза» так же, как и понятие «стратегическая стабильность», по-разному определяются различными государствами и акторами, в течение нескольких десятилетий вызывают дискуссии. Так, в официальных российских документах отсутствует термин «кибер». Кроме того, РФ, КНР и другие страны ШОС, члены ОДКБ используют термин «информационный» в противоположность западному «кибер», вкладывая в значение этого термина не только информационно-технологические, но и информационно-психологические аспекты. Государства Запада во главе с США признают наличие информации за пределами киберпространства и используют оба термина в своих национальных документах, но на международном уровне ограничиваются «кибер» - глобальным пространством в рамках информационной сферы, охватывающим взаимосвязанные сети информационной технологической инфраструктуры и размещенные в них данные, в том числе Интернет, телекоммуникационные сети, компьютерные системы и встроенные процессоры и системы управления.

Пока не существует единого общепринятого определения понятий «информационная угроза» и «киберугроза», в результате чего исследования приводят к различным выводам и предлагают разные решения проблем, что ограничивает эффективность межгосударственного сотрудничества и усложняет продолжающиеся дебаты о минимизации этой угрозы и противодействии ей.

Определения этого термина находятся в достаточно широком диапазоне: от операций в компьютерных сетях (в том числе в Интернете), хищения и шпионажа, саботажа и разрушения до стратегических атак и электронного противоборства. При оценке уровня стратегической стабильности целесообразно использовать самое широкое понимание киберугрозы, затрагивающее в настоящее время все этапы процесса обеспечения безопасности.

Отмечу, что в настоящее время из-за все более широкого распространения ИКТ различия между информационными и киберугрозами во многом стираются, так как и психологическое воздействие сегодня максимально эффективно осуществляется с использованием Интернета. Кроме того, даже в том случае, когда объектом воздействия являются технические устройства, все большее значение приобретает производимый психологический эффект.

В связи с этим государствам - основным акторам обеспечения стратегической стабильности - целесообразно ускорить взаимодействие для достижения общего понимания терминологии, связанной с информационным или киберпространством, для выработки единой понятийной базы, которая необходима для достижения реальных результатов взаимодействия.

На сегодняшний день создан широкий спектр ИКТ-средств для применения в военной области. В частности, борьба с системами управления (Command and Control Warfare (C2W) - военная стратегия с применением информационной среды на поле боя для физического разрушения командной структуры противника; разведывательное противоборство (Intelligence-Based Warfare (IBW) - операции, которые проводятся с помощью автоматизированных систем, которые, в свою очередь, являются потенциальными объектами кибератак (выделяются «наступательные» и «оборонительные» киберразведывательные операции); электронное противоборство (Electronic Warfare) - военные действия, включающие использование электромагнитной и направленной энергии для контроля электромагнитного спектра или атаки противника, которые состоят из трех подразделений: электронная атака, электронная защита и поддержка (в русскоязычных источниках эквивалентом понятия «электронное противоборство» часто является «радиоэлектронная борьба» - РЭБ); военные средства, способствующие проведению информационных операций, в частности включают стратегические коммуникации, операции в киберпространстве и космосе, военные операции по поддержке информации, разведку, специальные технические процедуры, совместные операции электромагнитного спектра и т. д.

И наступательные, и оборонительные информационные операции проводятся в информационной среде, представленной физическими лицами, организациями и системами по сбору, обработке, распространению и другим действиям с информацией. Согласно документам США, информационная среда состоит из трех взаимосвязанных компонентов - физического, информационного и когнитивного. Физический компонент состоит из систем контроля и управления, задействованных в процессе принятия ключевых решений и поддержания инфраструктуры, что дает возможность оказывать влияние физическим лицам и организациям. Информационный компонент обеспечивает сбор, обработку, хранение, распространение и защиту информации. Когнитивный компонент действует на сознание тех, кто оперирует с информацией. Таким образом, все информационные угрозы в военной сфере носят как технологический, так и психологический характер. Это еще раз доказывает целесообразность использования самого широкого определения понятия «информационная киберугроза» и анализа всех его аспектов.

Все связанные с этими угрозами проблемы можно отнести к различным элементам военной организации и инфраструктуры. Но важнейшим, безусловно, является блок киберугроз в сфере ЯО. Сегодня существуют различные мнения в отношении вероятности и последствий вредоносного информационного воздействия на систему командования, управления и контроля над ЯО: от полного отрицания этой возможности до утверждений о резком увеличении такой вероятности на современном этапе.

Однако и в науке вообще и в военной стратегии в частности необходимо исходить из худших вариантов развития событий, из самых негативных прогнозов. Следовательно, эта проблема должна находиться в фокусе внимания ученых и практиков, в первую очередь из государств - обладателей ЯО. При этом необходимо реально оценивать те изменения, которые неизбежно влияют на функционирование систем, связанных с ЯО, понимая, что речь не идет о необходимости в корне менять основополагающие принципы управления. Киберугрозы обостряют, осложняют, углубляют, усиливают и видоизменяют те проблемы, которые всегда существовали в обеспечении безопасности системы ЯО.

Можно выделить несколько актуальных направлений деятельности, дающих оценку влияния ИКТ-средств на уровень стратегической стабильности.

Во-первых, рост вероятности выведения из строя или уничтожения ЯО посредством ИКТ уже сегодня оказывает влияние на будущее процессов ядерного разоружения и нераспространения. С одной стороны, рост таких новых возможностей может стать для государств - обладателей ЯО поводом для ускоренного сокращения таких вооружений. А с другой стороны, и это, к сожалению, более вероятно, может послужить серьезной причиной для масштабной модернизации ЯО, разработки более сложных и защищенных систем, что приведет к созданию предпосылок для качественной и/или количественной гонки ядерных вооружений, и как следствие - снижению уровня стратегической стабильности. Кроме того, вопросы информационной безопасности могут повлиять не только на будущее процессов ядерного разоружения и нераспространения (их развитие, масштабы и достижение глобальной цели полного ядерного разоружения, указанного в ДНЯО), но и на уже существующие режимы.

Второе направление деятельности ученых и военных целесообразно связывать с самой серьезной, хотя пока и маловероятной, угрозой - с возможностью несанкционированного запуска БР, а также влияния на принятие решения о применении ЯО. Эта проблема продиктована следующими возможностями: получение ложной информации от систем предупреждения о ракетном нападении (СПРН) о запуске БР с ЯО со стороны противника; внедрение в управление коммуникационными системами в командных пунктах ракетных войск стратегического назначения для создания ситуации несанкционированного пуска; непосредственное внедрение в электронные системы командования и контроля ЯО.

Ключевые области влияния кибератак на стабильность в кризисной ситуации:

1) во время хакерских нападений могут быть повреждены или разрушены каналы коммуникаций, созданы помехи в системе управления вооруженными, в том числе ядерными, силами, а также снижена уверенность военных, принимающих решения, в работоспособности и эффективности систем управления, командования и контроля (например, нападавшие могут использовать DDoS-атаки для нарушения систем коммуникации, управления и целеполагания);

2) ИКТ-нападения могут негативно повлиять на принятие решения об ответных действиях;

3) угроза выведения из строя военных систем под воздействием ИКТ-средств может сократить поиск альтернатив военным действиям и создать значительные проблемы для успешной передачи сигналов, таким образом сжимая «лестницу эскалации конфликтов», особенно на этапе между использованием обычных и ядерных вооружений;

4) ИКТ-нападения могут привести к некорректному восприятию намерений потенциального противника или к «обману» системы СПРН.

При этом важно отметить, что в развитых странах уже идет процесс перехода на цифровые технологии передачи информации в сфере управления и контроля над ядерными вооружениями. По данным Министерства обороны России, Ракетные войска стратегического назначения РФ полностью перейдут на цифровые технологии к 2020 году (пока в основном используются аналоговые системы).

Кроме того, эта проблема связана с возможностями использования «ложного флага» при кибервмешательстве третьими лицами, когда операции проводятся таким образом, чтобы создавалось впечатление, что они были выполнены другим актором.

Не исключена также вероятность восприятия каких-то действий в качестве начального этапа перехода к условиям гарантированного взаимного уничтожения. Все это повышает вероятность несанкционированного запуска БР, а следовательно, снижает уровень стратегической стабильности.

Третье направление деятельности целесообразно сосредоточить на анализе целей различных акторов вредоносного информационного воздействия, а именно государств, террористов и других преступников. Так, ИКТ-нападения государств друг на друга, вероятно, могут быть направлены на шпионаж, создание киберагентурных сетей, саботажа (намеренного повреждения или уничтожения) для выведения из строя системы командования и контроля над ЯО или элементов самого ЯО противника; создание неуверенности у лиц, принимающих решения, в том, что все системы будут работать эффективно. Главная цель при этом - привести противника к принятию выгодных для себя решений. Террористы же или другие третьи лица, вероятно, будут стремиться использовать ИКТ как средство для создания кризисной ситуации или даже стимулировать возможное использование ЯО.

Четвертое направление деятельности ученых и практиков логически вытекает из предыдущего: анализ целей различных акторов приводит к необходимости учета отличий между типами атак - так называемых «открывающих» доступ и «блокирующих» доступ к соответствующим системам. «Открывающие» доступ кибератаки могут быть направлены непосредственно на ЯО, чтобы спровоцировать его применение, в том числе путем «обмана» системы СПРН. Второй тип кибернападений - «блокирующие» доступ - может быть направлен на намеренное повреждение систем вооружений для нарушения их работы или вывод из строя (в том числе повреждения коммуникационных сетей и СПРН, которые не дадут возможности получить приказ о запуске ЯО, а также хищение совершенно секретной информации).

Еще одно важное направление связано с поиском ответа на вопрос: должно ли ядерное оружие играть какую-то роль в предотвращении информационных нападений на военные и другие критически важные объекты инфраструктуры государств? Пока этот вопрос является чисто теоретическим. Но с учетом глобального стратегического значения ЯО и ускоренного роста угроз в информационном пространстве необходимо отдавать себе отчет в том, что ядерная и информационная сферы, видимо, будут еще более взаимосвязаны в будущем и этот вопрос может встать более остро.

Отметим, что эти опасности возрастают с учетом Углубленной политики киберзащиты НАТО, одобренной в 2014 году, в рамках которой признается применимость к киберпространству статьи 5 Североатлантического договора. При этом утверждается, что «решение о том, когда кибернападение приводит к введению в действие статьи 5, будет приниматься Североатлантическим союзом в каждом отдельном случае». Однако из-за сложности атрибуции кибератаки под удар могут попасть непричастные к ней государства. Важно понимать при этом, что признание киберпространства сферой оперативной ответственности НАТО подразумевает формирование соответствующих командных структур, привлечение необходимых сил и средств.

В контексте всего вышесказанного хочу отметить, что в отношении стратегической стабильности исключительно ярко работает принцип «опасность в промедлении».

Поэтому во избежание негативного развития событий целесообразно:

1) включать вопросы обеспечения информационной кибербезопасности в обсуждения и переговоры по ядерным вооружениям и стратегической стабильности на двусторонней (РФ - США) и многосторонней основе с участием России;

2) разрабатывать конкретные меры по укреплению доверия (в частности, обмен данными об информационных угрозах, практическое межгосударственное сотрудничество и др.);

3) государствам - обладателям ЯО активизировать работу по более эффективной подготовке персонала и защите программно-аппаратных средств военной инфраструктуры от различных ИКТ-нападений;

4) активизировать научные исследования по разработке теоретических и методологических подходов к общепринятому понятию стратегической стабильности, совместных критериев оценки и практических методов обеспечения ее необходимого и достаточного уровня в изменившейся системе международных военно-политических отношений с учетом новых дестабилизирующих факторов, среди которых, несомненно, уже находятся угрозы информационной безопасности.

Все эти меры могут стать фундаментом для более широких двусторонних и/или многосторонних соглашений о контроле над вооружениями в так называемом информационно-ядерном пространстве в будущем.

А.Крутских: Наталья Петровна, я не очень понял, как может произойти несанкционированный запуск баллистической ракеты. Такого в природе быть не может. Все устроено так, что ни в Америке, ни в Северной Корее, ни в России несанкционированного запуска быть не может, потому что если бы такой запуск мог быть даже в теории, то нас бы давно не было. Когда Путин и Обама заключили три соглашения в Лозанне, даже мировая пресса мгновенно, без глубокого анализа охарактеризовала это событие как первое в мире человеческой цивилизации, которое предотвращает кибервойну. Потому что после нажатия кнопок наступит конец цивилизации. У политического руководства нашей страны есть решимость, что до Волги мы не отступим, и 1941 года не будет, и вторую щеку по-библейски мы не подставим. Стратегическая стабильность слагается из совершенно других факторов, она делается ежедневно, потому что человечество хочет выжить.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579569


Россия. Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579558 Антон Уткин

«Дело Скрипалей»: международно-правовой аспект

Антон Уткин, Независимый эксперт по химическому оружию, кандидат химических наук

«Дело Скрипалей», безусловно, войдет в историю как яркий пример решения целого ряда проблем одного государства за счет использования покушения на жизнь гражданских людей в политических целях. Называется целый ряд вопросов, на решение которых был направлен политический запал Великобритании - отвлечение внимания от прекращения программы бесплатных обедов в школах для малоимущих семей, условий брекзита, торпедирования строительства «Северного потока - 2» и восстановления падающих рейтингов кабинета Терезы Мэй и т. д.

Однако с точки зрения вопросов химического оружия целью, скорее всего, являлась Сирия. На протяжении длительного времени усилия Запада взять под контроль события в этой стране наталкиваются на весьма успешную политику России в регионе. Одним из методов борьбы с режимом Ассада было обвинение его в применении одного из самых варварских видов оружия массового уничтожения - химического. В качестве инструмента был задействован Совместный механизм по рас-следованию фактов применения химического оружия в Сирии, созданный в соответствии с резолюцией Совета Безопасности 22351. Он имел мандат ООН определять виновных в применении химического оружия, мандат которого не имела Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО). В результате своей работы Совместный механизм рассмотрел шесть случаев применения химического оружия, ответственность за четыре из которых была возложена на Сирию, а за два - на «Исламское государство». Технический уровень отчетов, которые выпустил Совместный механизм, и обоснованность выводов были настолько низкими, в особенности там, где ответственность возлагалась на Сирию, что Россия вынуждена была наложить вето на предложения по продлению работы Совместного механизма.

При этом именно авторитет России, обоснованно не верящей в использование химического оружия руководством Сирии, не позволял западным государствам получить поддержку значительной части международного сообщества и применить к Сирии жесткие санкции. Россия никогда не занималась распространением химического оружия и не создавала арсеналы химического оружия для других стран.
У западных стран репутация в этом смысле очень плохая. Согласно отчету UNMOVIC, «более 200 иностранных поставщиков имели крупные контракты на поставку важнейших технологий, оборудования, предметов и материалов, которые непосредственно использовались Ираком в его программах создания химического оружия, биологического оружия и ракет»2. Большая часть этих поставщиков представляла западные страны. Более того, ведущие западные страны, включая США и Великобританию, следуя своим геополитическим интересам, не только активно поддерживали Ирак в войне против Ирана, но и напрямую помогали развивать мощности по созданию химического оружия3. Великобритания осуществляла масштабные поставки в Сирию прекурсоров для производства зарина4, того самого, который впоследствии был уничтожен благодаря усилиям России.

Многие страны знают и помнят тот факт, что Россия всегда была последовательна в вопросах распространения и использования химического оружия и потому прислушиваются к ее мнению, когда речь идет об обвинениях Запада в адрес Сирии в связи с применением химического оружия. Однако ситуация может принципиально поменяться, если обвинить саму Россию в том, что она использует химическое оружие для убийства гражданских лиц на территории Великобритании. Если бы эти обвинения были достаточно убедительными для других стран, то мог бы быть рассмотрен сценарий наказания Сирии через механизм Конвенции о запрещении химического оружия. Каким образом он работает?

Механизм соблюдения обязательств в рамках конвенции

Как известно, в соответствии со статьей VIII конвенции5, ОЗХО состоит из трех органов:

- Конференция государств-участников;

- Исполнительный совет;

- Технический секретариат.

Конференция государств-участников включает всех членов конвенции (более 190) и является ключевым органом Организации. Конференция осуществляет надзор за исполнением конвенции, оценивает ее соблюдение, утверждает процедурные правила и принимает все необходимые меры по обеспечению соблюдения конвенции. Конференция также контролирует деятельность других органов.

Исполнительный совет управляет текущей деятельностью Организации. Он состоит из 41 члена, которые избираются сроком на два года в соответствии со справедливым географическим распределением.

Технический секретариат помогает конференции и Исполнительному совету в выполнении ими своих функций, а также осуществляет проверки в соответствии с конвенцией и выполняет другие функции, порученные конференцией и советом. Технический секретариат состоит из генерального директора, выбираемого на четырехлетний срок, инспекторов, а также научного, технического и другого персонала. Секретариат получает декларации от государств-участников и осуществляет мониторинг объектов, которые могут относиться к производству химического оружия. Инспекторы осуществляют инспекции на местах, обеспечивая особую интрузивность конвенции6.

Если Технический секретариат в своей деятельности или государство-участник обнаруживает свидетельства несоблюдения конвенции, Исполнительный совет обращается к соответствующему члену конвенции с просьбой устранить проблему в соответствии со статьей XII конвенции7. Если проблема не устраняется в назначенный период, то Исполнительный совет проводит консультации с проблемным государством-участником. При отсутствии прогресса  конференция может ограничить или лишить государство-участника прав и привилегий, гарантируемых конвенцией, пока оно не подтвердит выполнение своих обязательств. Конвенция не определяет четко объем возможных санкций за нарушение конкретных обязательств. В то же время лишить государство его членства в Организации невозможно. Когда же действия государства-участника угрожают предмету и целям конвенции, конференция может рекомендовать принять коллективные меры в соответствии с международным правом. Это может включать экспортные ограничения химикатов, технического оборудования и технологий. В особых случаях конференция может довести проблему до сведения Генеральной Ассамблеи ООН и Совета Безопасности. Кстати, в особо серьезных случаях Исполнительный совет также обладает полномочиями доводить проблему до сведения ООН.

Таким образом, сценарий применения санкций через механизм конвенции предполагает, что соответствующие решения должны быть вынесены конференцией либо Исполнительным советом. Решения в обоих органах принимаются двумя третями голосов. Это означает, что для принятия решения против Сирии необходимы весьма убедительные факты. В принципе тот факт, что Совместный механизм определил Сирию виновной в четырех инцидентах с применением химического оружия, дает противникам Ассада существенное преимущество, позволяя заявлять, что ООН определила вину Сирийской армии. Однако позиция России, которая активно выявляет необоснованность таких обвинений, а также отказалась признавать легитимность Совместного механизма, наложив вето на решение о продлении его полномочий, существенно ослабляет возможности западных стран по использованию санкционного механизма конвенции.

Если же авторитет России будет подорван в связи с обвинениями уже в ее адрес, то это потенциально открывает дорогу западным странам для использования ОЗХО в политических целях. Если теоретически удастся проголосовать на сессии Исполнительного совета за решение, обвиняющее Сирию в нарушении конвенции, и довести этот вопрос до органов ООН для принятия соответствующих решений, то Россия может оказаться в сложном положении, поскольку накладывать вето придется не на проект резолюции, предложенный одним из членов Совета Безопасности, а на решение, поддержанное организацией, представляющей практически все государства мира. Репетицией такого сюжета может служить решение 83-й сессии Исполнительного совета от 11 ноября 2016 года, основанное на выводах Совместного механизма, обвиняющего Сирию в применении химического оружия8. Результатом этого решения было проведение дополнительных инспекций в Сирии.

Конечно, это далеко от приведенного выше сценария, однако показывает направление движения.

В то же время «дело Скрипалей» вряд ли приведет к серьезным последствиям в рамках ОЗХО, так как Организация носит выраженный технический характер по реализации режима запрещения химического оружия. Поэтому чисто политические демарши Лондона не находят отклика у членов Организации. Кроме отсутствия технической обоснованности обвинений Великобритании в адрес России, Лондон демонстративно нарушает международное законодательство, нарушая порядок разрешения спорных вопросов, прописанный в конвенции. Возможно, для британской политики важно не следовать этому порядку, чтобы никто не разобрался в обоснованности обвинений, однако это не остается незамеченным для большинства стран. Каким же образом должна была действовать Великобритания, если она искренне хотела разобраться в обстоятельствах «дела Скрипалей»?

Порядок взаимодействия государств при выяснении фактов в связи с предметом и целью конвенции

Порядок консультаций и сотрудничества государств - участников конвенции прописан в статье IX9. В соответствии с пунктом 2 этой статьи, «государства-участники всякий раз, когда это возможно, прежде всего предпринимают всяческие усилия к тому, чтобы выяснить и урегулировать путем обмена информацией и консультаций между собой любой вопрос, который может вызывать сомнение относительно соблюдения настоящей конвенции». Как видно из текста конвенции, у Великобритании не было выбора - осуществлять обмен информацией с Россией и проводить консультации или нет. В данном случае это императив. Великобритания обязана была это сделать, прежде чем делать политические заявления на площадке ОЗХО. Далее, «государство-участник, получающий от другого государства-участника просьбу о разъяснении… представляет запрашивающему государству-участнику как можно скорее, но, в любом случае, не позднее чем через десять дней после поступления просьбы, информацию, достаточную для ответа на высказанное сомнение или озабоченность». То есть после предоставления Лондоном информации России и просьбы разъяснить эту информацию у России должно было быть десять дней для того, чтобы проанализировать полученные данные и дать соответствующий ответ. Однако Великобритания дала России для ответа 24 часа, не предоставив никакой информации. Это является явным нарушением конвенции.

Кроме того, Великобритания могла обвинять Россию через средства массовой информации и по дипломатическим каналам, не прибегая к площадке ОЗХО, тем самым показывая, что не собирается обращаться к юридическим нормам конвенции. Однако посол Великобритании Питер Вилсон 13 марта 2018 года на 87-й сессии Исполнительного совета сделал соответствующее политическое заявление10. Этим шагом Лондон ввел данный вопрос под юрисдикцию конвенции, однако сделал все, чтобы нарушить требования конвенции по разрешению спорных вопросов между государствами-участниками.

Вместо следования порядку, прописанному конвенцией, Лондон пригласил представителей ОЗХО в страну для отбора проб. Приглашение было осуществлено в рамках технической поддержки, а не в качестве инспекции. Это означало, что представители ОЗХО не имели особых прав инспекторов, в связи с чем не могли отбирать все пробы, которые они сочли бы необходимым отобрать, и не могли проинтервьюировать всех вовлеченных в инцидент физических лиц. Известно, что Лондон отказал представителям ОЗХО в отборе некоторых проб, а также в беседах с некоторыми людьми. Данный факт свидетельствует о неискренности Великобритании в расследовании «дела Скрипалей».

Безусловно, ОЗХО не станет делать никаких заявлений о виновности или невиновности отдельных государств. В результате анализа отобранных проб будут получены данные о присутствии в этих пробах образцов конкретных химических соединений. Результаты анализа передадут Великобритании и - по соответствующему запросу - России.

Несмотря на отсутствие заключений о виновности какой-либо страны, Великобритания, скорее всего, будет использовать любые результаты ОЗХО в качестве подтверждения своей правоты.

Возникает справедливый вопрос: как в этой ситуации должна действовать Россия?

Что должна делать Россия

Если ответить на этот вопрос кратко, то Россия должна делать ровно то, чего не сделала Великобритания.

Во-первых, Россия должна предложить Великобритании провести консультации и обмен информацией по «делу Скрипалей». Формально Россия уже сделала это через российского представителя в ОЗХО Александра Шульгина, который в своем заявлении на 87-й сессии Исполнительного совета предложил британской стороне провести консультации на двусторонней основе и потребовал представить вещественные доказательства11

Поскольку в течение десяти дней после этого запроса от Великобритании не поступило удовлетворительного ответа, то Россия имеет право в соответствии с пунктом 3 статьи IX «просить Исполнительный совет оказать содействие в прояснении любой ситуации, которая может быть сочтена неясной или которая вызывает озабоченность относительно возможного несоблюдения настоящей конвенции другим государством-участником». Совет обязан предоставить всю информацию, которая имеет отношение к такой озабоченности. Список вопросов Российской стороны к Техсекретариату ОЗХО, опубликованный на сайте МИД России 1 апреля 2018 года, является той самой просьбой о разъяснении12.

Далее в соответствии с пунктом 4 той же статьи Россия имеет право просить Исполнительный совет получить у Великобритании разъяснение относительно «дела Скрипалей». В этом случае совет направляет соответствующий запрос Великобритании и она обязана представить разъяснения в течение десяти дней. Если Россия не будет удовлетворена ответом, то она может просить совет получить дополнительные разъяснения. В этом случае Исполнительный совет может создать группу экспертов для изучения ситуации, которая представит совету отчет о своих выводах. Если же и это не удовлетворит Россию, то она имеет право просить о созыве специальной сессии Исполнительного совета. На такой специальной сессии Исполнительный совет рассматривает этот вопрос и может рекомендовать любую меру, какую он считает целесообразной для урегулирования ситуации.

Кроме того, в соответствии с пунктом 5 статьи IX Россия также имеет право просить Исполнительный совет прояснить любую ситуацию, которая сочтена неясной или вызывает озабоченность. То есть Россия может просить о созыве внеочередной сессии Исполнительного совета независимо от последовательности выполнения запросов по пункту 4.

Затем в соответствии с пунктом 7 статьи IX, если сомнения или озабоченность России не будут рассеяны в течение 60 дней после представления Исполнительному совету запроса о разъяснении или если Россия сочтет, что ее сомнения заслуживают безотлагательного рассмотрения, то она может просить о созыве специальной сессии конференции в соответствии с пунктом 12 с) статьи VIII. На такой специальной сессии конференция рассматривает соответствующий вопрос и может рекомендовать любую меру, какую она считает целесообразной для урегулирования ситуации.

Во всех случаях России следует добиваться от Великобритании предоставления исчерпывающей информации о ходе расследования по «делу Скрипалей», а также информации, на основании которой Лондон принял решение о виновности России. Россия также может просить предоставить всю информацию о производстве веществ типа «Новичок» все страны, включая Великобританию. Необходимо так организовать работу «на полях» ОЗХО, чтобы каждое заседание Исполнительного совета завершалось требованием к Великобритании представить всю необходимую информацию так, чтобы Лондон оказался в положении защищающейся стороны.

Представляется также, что Россия может запросить у ОЗХО экспертное заключение о возможности определить страну или лабораторию, где было произведено отравляющее вещество, на основании результатов анализа проб из Великобритании. Это важно, поскольку в СМИ распространяются мифы о том, что такая возможность существует.

В любом случае, последовательные действия России в рамках международного законодательства, направленные на выявление и демонстрацию отсутствия каких-либо реальных доказательств вины России на всех уровнях Организации по запрещению химического оружия, могут оказаться весьма действенным инструментом при отстаивании своих интересов в «деле Скрипалей».

 1UN Press release // https://www.un.org/press/en/2015/sc12001.doc.htm

 2Резюме компендиума иракских программ, связанных с запрещенными вооружениями в химической, биологической и ракетных областях. S/2006/420. Июнь 2006. С. 35 // http://www.un.org/Depts/unmovic/new/documents/compendium_summary/s-2006-420-Russian.pdf

 3Phythian M. Arming Iraq: How the U.S. and Britain Secretly Built Saddam's War Machine // Northeastern University Press, 1997. С. 73-74.

 4Written statement to Parliament. Statement on the Historical Role of UK Companies in Supplying Deal Use Chemicals to Syria // The National Archives. July 9, 2014 // http://webarchive.nationalarchives.gov.uk/20160619015950/https://www.gov.uk/ government/speeches/statement-on-the-historical-role-of-uk-companies-in-supplying-dual-use-chemicals-to-syria

 5Конвенция о запрещении химического оружия, ст. VIII // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-viii-organizacija/

 6Barry Kellman. The Advent of International Chemical Regulation: The Chemical Weapons Convention Implementation Act // Journal of Legislation. Vol. 25. Issue 2. Article 2. Р. 117-139.

 7Конвенция о запрещении химического оружия, ст. XII // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-khii-mery-po-ispravleniju-polozhenija-i-obespecheniju-sobljudenija-vkljuchaja-sankcii/

 8Decision OPCW-United Nations Joint Investigative Mechanism reports on chemical weapons use in the Syrian Arab Republic. November 11, 2016 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/83/en/ec83dec05_e_.pdf

 9Конвенция о запрещении химического оружия, ст. IX // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-ikh-konsultacii-sotrudnichestvo-i-vyjasnenie-faktov/

10Statement by H.E. Ambassador Peter Wilson permanent representative of the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland to the OPCW at the eighty-seventh session of the Executive Council. March 13, 2018 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/87/en/ec87nat05_e_.pdf

11Statement by H.E. Ambassador A.V.Shulgin permanent representative of the Russian Federation to the OPCW at the eighty-seventh session of the Executive Council (on the chemical incident in Salisbury). March 13, 2018 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/87/en/ec87nat09_e_.pdf

12Список вопросов Российской стороны к Техсекретариату ОЗХО по сфабрикованному Великобританией против России «делу Скрипалей». 1 апреля 2018 г. // http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3150201

Россия. Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579558 Антон Уткин


Украина > Авиапром, автопром. Армия, полиция > minprom.ua, 23 апреля 2018 > № 2582560

СБУ проводит обыски в Мотор Сич

Служба безопасности проводит обыски в публичном акционерном обществе "Мотор Сич" в Запорожье. Такую информацию подтвердила пресс-секретарь СБУ Елена Гитлянская.

На вопрос, проходят ли сейчас обыски на предприятии, Е.Гитлянская ответила: "Да. Сейчас продолжаются следственные действия на предприятии".

Она также сообщила, что обыски в Запорожье проводят правоохранители из столицы.

Владелец 14,99% акций предприятия Вячеслав Богуслаев ранее рассказал, как работает завод на оккупированной территории. "В июле 2017 года на заводе прошли обыски из-за растрат. Тогда на объектах предприятия и в ключевых лиц провели обыски", – уточнил он.

"Мотор Сич" – предприятие в Запорожье, которое разрабатывает, производит, ремонтирует и обслуживает авиационные газотурбинные двигатели для самолетов и вертолетов, а также промышленные газотурбинные установки.

В связи с обысками на Украинской Бирже приостановлены торги акциями "Мотор-Сичи". "Торговцы ценными бумагами в негодовании, поскольку не могут закрыть/перенести сделки РЕПО", – сообщил источник.

Украина > Авиапром, автопром. Армия, полиция > minprom.ua, 23 апреля 2018 > № 2582560


Украина > Армия, полиция > minprom.ua, 23 апреля 2018 > № 2582558

Полторак заявил о завершении операции АТО на Донбассе

Антитеррористическая операция на Донбассе завершится 30 апреля и начнется новый формат под руководством Объединенных сил. Об этом в интервью BBC News Украина заявил министр обороны Степан Полторак.

"30 апреля мы завершаем проведение АТО и переходим к проведению операции Объединенными силами во главе с командующим и Объединенным штабом" , – сказал он.

С.Полторак заверил, что Минобороны уже подготовило органы военного управления, которые будут выполнять задачи в Донецкой и Луганской областях и проводит их передислокацию, замену частей и подразделений, реструктуризацию военных.

По его словам, Сергей Наев, назначенный командующим Объединенных сил, будет управлять подготовкой и руководством всех сил обороны – не только ВСУ, но и СБУ, полиции, Нацгвардии, пограничников. Он также рассказал, что изменится жизнь гражданских в зоне конфликта.

По его словам, они будут четко понимать, от кого зависят решения, что есть вертикаль управления этими территориями, и министр надеется, что жизнь этих людей станет легче.

Напомним, командующим Объединенных сил стал первый заместитель командующего Сухопутных войск ВСУ генерал-лейтенант Сергей Наев.

Украина > Армия, полиция > minprom.ua, 23 апреля 2018 > № 2582558


Украина. Германия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > minprom.ua, 23 апреля 2018 > № 2582527

Германия продлит контракт с Антоновым

Министерство обороны Германии планирует в 2018 году заключить 18 соглашений примерно на 25 млрд евро. Об этом сообщил Handelsblatt, передает "Европейская правда".

Чтобы устранить масштабную нехватку военной техники, бундесвер планирует в этом году заключить 18 крупных оборонных контрактов, стоимость которых достигает 25 млрд евро.

В частности, министерство планирует приобретение израильских беспилотников HeronTP. Соответствующий пункт содержится в коалиционном соглашении блока Ангелы Меркель и социал-демократической партии. Лизинговый контракт сроком на 9 лет составит почти 1 млрд евро.

Также должны быть продлены контракты на эксплуатацию разведывательных дронов Heron 1 миссиями бундесвера в Мали и Афганистане до конца февраля 2020 года. Кроме того, бундесвер должен получить семь спасательных вертолетов.

Чтобы уменьшить зависимость от ненадежных самолетов Airbus A400M, министерство планирует продлить на 2019-2021 гг. контракт на привлечение транспортных самолетов украинской компании "Антонов".

Министерство также планирует закупить шесть транспортных самолетов типа C-130J Hercules.

Список также включает модернизацию боевых машин пехоты Puma, контракт на обслуживание вертолетов NH90, радарные технологии для истребителей Eurofighter, системы связи для фрегатов, реактивные артиллерийские установки и прочее.

Украина. Германия > Авиапром, автопром. Армия, полиция > minprom.ua, 23 апреля 2018 > № 2582527


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter