Всего новостей: 2257910, выбрано 7596 за 0.123 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 октября 2017 > № 2350695

Генеральная прокуратура РК внедряет институт приказного производства. Об этом сообщил заместитель Генерального прокурора РК Марат Ахметжанов, передает МИА «DKNews» со ссылкой на МИА «Казинформ».

«Еще одно новшество - мы внедряем новый институт «приказного производства». Мы решили сократить сроки рассмотрения проступков и нетяжких преступлений. Если человек признает свою вину, доказательств достаточно, согласен со штрафом, и никто не возражает, в таких случаях применяется «приказное производство», - сказал М.Ахметжанов в ходе презентации проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам модернизации процессуальных основ правоохранительной деятельности» в Мажилисе Парламента РК.

По его словам, срок рассмотрения уголовных проступков, включая приговор суда, будет составлять до 6 суток. А по нетяжелым преступлениям следствие будет завершаться за 5 суток. Срок прокурорской проверки дела сокращается с 3 до 1 суток, рассмотрения в суде с 15 дней до 3 суток.

Как отметил М.Ахметжанов, правовая природа уголовных проступков иная, чем у преступлений. Ранее это были административные правонарушения. Нет необходимости расследовать уголовные проступки, как уголовные дела. Нужно составлять протокол на месте и сразу направлять в суд. Прокурор будет участвовать в судебном заседании и давать свое заключение. А дела по нетяжким преступлениям будут попадать в суд только через прокурора.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 октября 2017 > № 2350695


Турция. США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351186

Президент Турции: США, вы нам больше не нужны!

Главное о Турции за 9 – 15 октября 2017 года

Как сообщает CNN Turk, посольство США заявило, что «подача заявлений на визы в США из Турции были приостановлены на неопределенный срок. Недавние события заставили правительство пересмотреть вопросы безопасности своих объектов и сотрудников миссии США». Соединенные Штаты отреагировали на арест американских граждан в Турции с использованием ложных обвинений, а также на аресты персонала американских миссий под предлогом их причастности к терроризму. Не так давно в заявлении посольства эти самопроизвольные аресты были отмечены как «события, которые подрывают отношения двух стран».

Президент Турии Реджеп Тайип Эрдоган во время пресс-конференции после встречи с президентом Украины Петром Порошенко заявил, что решение США по поводу виз «вызывает сожаление… Какой бы ни был текст заявлений, озвучиваемых американской стороной, они получат зеркальный ответ от нашего посла. Процедура такова».

Является ли Эмине Эрдоган основной причиной визового кризиса?

Как сообщил заместитель председателя Республиканкой народной партии Эрдал Аксюнгер во время пресс-конференции для журналистов, семья Эрдогана может стоять за дипломатическим кризисом, который привел к взаимному запрету на выдачу виз между Турцией и США. Тот факт, что дело бизнесмена иранского происхождения Рызы Зарраба продолжает расширяться, а жена президента Эрдогана Эмине Эрдоган также была задействована в нем объясняет беспокойство семьи Эрдоган. Аксунгер, говоря о скрытом значении слов Эрдогана по поводу того, что его «семью вмешивают в эту историю», отметил, что фотографии Эмине Эрдоган были приложены к делу не прокурорами, а адвокатами Зарраба.

Резкие слова Эрдогана в адрес США

В четверг президент Эрдоган заявил следующее: «Для США неприемлемо назначать в стратегически важную для нее страну такого посла, который не может отвечать за себя (посол Басс)». Выступая перед губернаторами 81 провинци в Президентском дворце, Эрдоган отметил: «Я буду говорить совершенно четко и открыто, причиной всем этим событиям является посол. Недопустимо, чтобы Америка посылала в страну, которая является столь важным стратегическим партнером, человека, который не может за себя отвечать. Мы не можем это принять. Все принятые ими решения вернутся к ним слово в слово. Им должно быть стыдно, что громадными Соединенными Штатами Америки управляет один посол в Анкаре. На самом деле, это выглядит именно так. Они должны были сказать: «Ты не можешь так поступать с моим стратегическим союзником, ты не можешь так себя вести». Но они этого не сказали. Мы не племенное государство. Мы — Республика Турция, и вы должны это уяснить. Если вы не согласны, уж извините, мы в вас не нуждаемся. Когда мы хотим купить у вас оружие, вы говорите «Конгресс», но террористической организации вы выдаете оружие бесплатно, не взяв за него ни копейки. Почему? Чтобы прижать Турцию с юга. Я не говорю об обратной стороне, здесь есть и обратная сторона, но это отдельная тема. Почти 3500 фур уже находятся в северной Сирии, и эти фуры были доставлены именно ими. Я спросил уважаемого президента (Дональда Трампа), слышал ли он об этом? Он ответил, что это невозможно».

«Таких кризисов с США было очень мало»

Тунджай Озильхан, президент Высокого консультативного совета TÜSİAD, который является ассоциацией владельцев крупнейших фирм Турции, заявил, что кризис по вопросам виз с США вызывает серьезное беспокойство. Проблемы, которые копились в течение долгого времени, обернулись теперь таким «клубком проблем». Могу сказать как человек, который в течение 50 лет наблюдает за отношениями Турции и США, сказал Озильхан, что таких кризисов было очень мало. В последнее время на фоне отношений между Турцией и Россией, Ираном и Венесуэлой, у Запада возникает вопрос, не меняет ли Турция свою ось. США и Западу нужно сделать все, от них зависящее, чтобы нормализовать отношения с Турцией. Сражаясь с несколькими террористическими организациями, Турция хочет видеть рядом с собой своих союзников.

TÜSİAD выступил с заявлением по поводу решения Соединенных Штатов о прекращении выдачи туристических виз для граждан Турецкой Республики. «Решение Соединенных Штатов прекратить выдачу виз для граждан Турецкой Республики — очень неудачный шаг», — говорится в заявлении. Турция и Соединенные Штаты имеют сильные и давние политические, экономические и исторические связи. В рамках альянса НАТО две страны определяют свои отношения с точки зрения региональной и глобальной стабильности. Нужно как можно скорее начать дипломатические процессы для разрешения кризиса. Для международных отношений двух союзников естественно иметь разные взгляды и приоритеты по определенным вопросам. Однако эти разногласия и различия должны быть преодолены с помощью здравой дипломатии. В результате решения, принятого посольством США, пострадают экономические, социальные, культурные и академические отношения между странами и гражданами, которые не являются главной причиной конфликта. Этот кризис должен быть решен в самые короткие сроки в рамках взаимного доверия и конструктивного диалога, не подрывая основы двусторонних отношений.

Предупреждение для глобальных инвесторов в Турцию

Макро-стратег Марк Кудмор, оценивая падение турецкой лиры для Bloomberg, заявил следующее: «Потерь будет достаточно для скачка на рынках. Инвесторы по всему миру должны быть готовы». После визового кризиса между США и Турцией турецкая лира значительно обесценилась по отношению к доллару и евро. Убытки будут настолько велики, что можно ожидать скачка на рынке, который окажет давление на валютные обязательства Турции. По данным Macquarie, опубликованным на CNBC, за последние три месяца бюджетный дефицит Турции достиг самого высокого уровня с 2013 года и составил 4,75 млрд. долларов в месяц. На падение лиры, помимо кризиса с США, повлияла также инфляция. Как отмечает Macquarie, Центробанк для контроля уровня инфляции может повысить процентные ставки и удержать курс в равновесии, но скорость роста не сможет быть возвращена на уровень до переворота.

Турецкие военные вошли в Идлиб

Было объявлено, что турецкие войска и бронетранспортеры пересекли границу и вошли в Идлиб. Сирийские источники также заявили, что турецкие военные машины пересекли сирийскую границу. Согласно информации Рейтер, полученной из двух источников, турецкие Вооруженные силы вошли на территорию Хейет Тахрир Шама, контролируемого Аль-Каидой (организация, деятельность которой запрещена в РФ). После интенсивных переговоров между гарантом оппозиции Турцией и гарантом режима Россией, стороны вышли на этап реализации. Идлиб сейчас находится под контролем антиправительственных военных групп и некоторых оппозиционных групп.

Что будут делать турецкие военные в Идлибе?

В письменном заявлении, опубликованном на сайте Вооруженных сил Турции говорится следующее: «30 декабря 2016 года Турцией, Российской Федерацией и Ираном были начаты мирные переговоры в Астане с целью продолжения объявленного в Сирии режима прекращения огня. Целью процесса являлось повышение эффективности режима прекращения огня, прекращение конфликта, доставка гуманитарной помощи нуждающимся, обеспечение надлежащих условий для возвращения домой беженцам и оказание поддержки в создании благоприятных условий для урегулирования конфликта мирным путем в «Зонах меньшей напряженности и зонах, свободных от конфликта». На данном этапе, для контроля режима прекращения огня представители турецких Вооруженных сил, входящих в состав «Сил по контролю за снижением напряженности» стран-гарантов, 8 октября 2017 года начали разведывательную деятельность с целью установки наблюдательных точек в месте проведения операций в регионе Идлиб. Турецкие вооруженные силы действуют в соответствии с согласованными правилами, установленными странами-гарантами процесса в Астане.

Эрдоган отправился в Украину

Президент Турции посетил в Украину с официальным визитом. Внимание привлек тот факт, что пресс-конференция в аэропорту, о которой говорилось ранее, не состоялась. В первую очередь ожидалось, что Эрдоган сделает заявление по поводу визового кризиса с США. Представители СМИ также долго ожидали начала пресс-конференции Эрдогана в аэропорту. Кортеж президента опоздал на церемония в президентском дворце Украины на полтора часа. Ранее было заявлено, что церемония приветствия в дворце состоится в 13.00. Однако кортеж Эрдогана прибыл на место около 14:30.

Заявления Эрдогана по поводу Крыма

Эрдоган, выступая на пресс-конференции после встречи с президентом Украины Порошенко, заявил, что он поддерживает территориальную целостность Украины и выступает против аннексии России Крыма. Иностранный журналист в ответ на эти слова спросил: «Вы говорите, что поддерживаете Украину в Крыму. Поддерживаете ли вы в этом случае санкции против России?» Эрдоган обошел этот вопрос стороной и сделал заявление, не упоминая в нем Россию: «Мы рассматриваем все международные и региональные вопросы, касающиеся нашей страны, в том числе и безопасность бассейна Черного моря. В этом отношении мы с моим дорогим другом договорились действовать скоординировано. Я еще раз сказал господину Порошенко, что мы будем продолжать поддерживать суверенитет Украины, ее целостность, в том числе и Крыма, и политическое единство. Мы не признали и не признаем незаконную аннексию Крыма. Мы рады поддержать крымских татар, чья преданность стране была восполнена в полной мере. Мы будем продолжать внимательно следить за положением наших сородичей и поднимать этот вопрос на повестке дня у международной общественности. Мы также будем работать в координации с Украиной по этому вопросу».

1 год и 9 месяцев тюремного заключения 13-летнему ребенку за оскорбление Эрдогана!

13-летний А.Ш., которому было предъявлено обвинение в «оскорблении президента», был приговорен к 1 году и 9 месяцам тюремного заключения, несмотря на отзыв жалобы заявителя президента Тайипа Эрдогана. Согласно сообщению газеты Evrensel, по итогу дела 13-летнего А. Ш, заведенного год назад за «оскорбление президента» на странице Facebook, было вынесено решение. Суд вынес решение в отношении А.Ш., назначив ему три года тюремного заключения за «оскорбление президента». По причине «гласности» приговор был увеличен до 3 лет и 6 месяцев. Позже суд уменьшил срок наказания на половину — до 1 года и 9 месяцев, принимая во внимание тот факт, что подсудимому еще не исполнилось 15 лет.

Турция отправила залог по С-400 и сторговалась с США по поводу «Патриотов»

Несмотря на внесенный Анкарой залог по С-400 выяснилось, что турецкая сторона сделала предложение по Patriot за три недели до этого. Заместитель председателя РНП Озтюрк Йылмаз сделал заявление по этому поводу для газеты Hürriyet: «Как мы видим, в рамках борьбы с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), США не намерены отказываться от бизнес-коалиции PYD / YPG, по крайней мере, в ближайшей перспективе. Но мы также заметили, что они пытаются найти способ справиться с чувствительностью Турции. Мы попытались понять, действительно ли администрация США не признает последствия референдума в Иракском Курдистане. В каком-то смысле мы понимаем, что они сосредоточятся на расширении диалога между Багдадом и Эрбилем. Американские официальные лица выразили недовольство покупкой турецкой стороной С-400. Мы спросили, предложили ли США системы ПВО и отвергла ли их Турция, после чего продолжила сотрудничать с Россией? Они ответили, что продажа Patriot ведется с 2009 года, а Турция вынесла это на повестку дня только 2−3 недели назад. Турция заявляет, что она оплатила России залог за С-400, но не так давно она проявляла инициативу по покупке ракет Patriot… В Когрессе считают, что это не пройдет».

Германия жжет мосты с Турцией

Согласно сообщению на сайте журнала Der Spiegel, Германия и некоторые страны в ЕС во время саммита ЕС, который состоится 19 октября, попросят Комиссию подготовить официальный отчет о том, соответствует ли Турция критериям членства. Сообщается, что данные Spiegel были подтверждены дипломатами из ЕС. В новости было отмечено, что доклад будет скорее отрицательным, тем самым давление на Турцию по поводу прекращения переговоров о членстве в ЕС будет усилено. Страна-кандидат в ЕС нуждается в одобрении 28 стран для завершения переговоров о членстве. Spiegel также отмечает, что Комиссия выражает свои сомнения по этому поводу. Согласно информации с сайта, Комиссия планирует поделиться докладом о проделанной работе с общественностью в первой половине следующего года и объяснить, как можно сократить помощь Турции до вступления. Финансовая помощь, оказанная до вступление в членство, была сокращена. В период с 2014 по 2020 год ЕС обещал заплатить Турции 4 миллиарда 500 миллионов евро. Но до сих пор эта сумма составили лишь 250 миллионов евро.

Богатые покидают Турцию

Согласно отчету, опубликованному от имени World Rich and Migration Trends, в 2016 году 82 тысячи человек с активами более 1 миллиона долларов переехали в другую страну. Турция занимает первое место с 500-процентным увеличением потерь миллионеров. 82 тысячи человек из «Клуба миллионеров», чьи активы составляют более 1 миллиона долларов и называется высокими доходами, в 2016 году уехали жить в другие страны. Утверждается, что на принятие решения повлияли политические и экономические условия. 6 тысяч миллионеров эмигрировали из Турции заграницу. Турция заняла первое место с 500-процентным увеличением количества потерь миллионеров. Самым популярным местом для богатых является Австралия. В этом году эту страну выбрало 11 тысяч человек с высоким доходом, что составило рост на 38% по сравнению с прошлым годом. США заняли 2-е место, разместив 10 тысяч приезжих с высоким доходом.

Решение об аресте 826 граждан Турции и Катара в Ливии!

Ливийское министерство юстиции приняло решение арестовать и вывезти 826 человек, включая граждан Турции и Катара. Согласно информации El Arabiya, Ливийское министерство юстиции распорядилось арестовать 826 человек, которые являются гражданами Турции и Катара, якобы поддерживающими ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Ливийские СМИ сообщают, что Ливия уже долгое время совершает набеги на ячейки ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), а затем пойманных в результате расследования лиц передает прокуратуре Мисурата, арестовывает и выдает запрет на въезд в страну.

Председателя Федерации женских ассоциаций Турции не пустили в Великое Национальное Собрание Турции.

Председатель Федерации женских ассоциаций Турции Джанан Гюллю не была допущена в Великое Национальное собрание Турции, куда она направилась для встречи по поводу наделения муфтиев полномочиями регистрации брака. В качестве причины был назван тот факт, что 27 июля она приняла участие в пресс-конференции для прессы о «задержанных на Буюкаде», организованном депутатами РНП Вели Агбаба и Шенал Сарыхан. Говоря об этом, Гюллю заявила: «Илкнур Устюн, которая была взята под стражу на Буюкаде, является моим другом, с которой мы боремся за права женщин в течение многих лет. Депутаты РНП Агбаба и Сарыхан пригласили и нас на встречу. Мы просто слушали заявления для прессы. Я и еще два-три человека, мы направились в парламент для групповой встречи с депутатами правительства и оппозиции, мы хотели выразить свое мнение по поводу наделения муфтиев полномочиями по регистрации брака, рассказать о своем опыте, поделиться мыслями. Но у дверей парламента после того, как я отдала свой паспорт, они подождали немного, а потом сказали, что не могут принять меня. Почему, потому что в июле я принимала участие в пресс-конференции? В уставе говорится о том, что если граждане участвуют в пресс-конференции, потом против них будет начато расследование? Если это так, то это катастрофа. Но если нет, а они это делают, то это просто кошмар».

Коротко, но важно

Турецкая национальная сборная по футболу на чемпионате Европы по футболу среди инвалидов-ампутантов EAFF в финале столкнулась лицом к лицу со сборной Англии и стала чемпионом, обыграв Англию со счетом 2: 1. Национальная сборная по футболу среди ампутантов выбралась в финал, победив сборную Польши со счетом 2:0.

Стоимость иностранных валют, таких, как доллар и евро в Турции достигла 165 миллиардов долларов в конце прошлого месяца, побив все рекорды. Центральный банк Турецкой Республики располагает около 110 миллиардов долларов наличными. По мнению экспертов, это накопление депозитов в иностранной валюте отражает недоверие к турецкой лире (TL) граждан страны.

Лондонский журнал Economist в последнем номере на этой неделе опубликовал статью о визовом кризисе между Турцией и Соединенными Штатами. Согласно журналу, отношения между двумя странами находятся на самом низком уровне за последние 40 лет.

Журналист Невзат Чичек, выступая в программе CNN Turk по поводу кризиса между Анкарой и Вашингтоном заявил, что 283 человека, близкие к президенту Реджепу Тайипу Эрдогану, могут быть лишены возможности въезда в Соединенные Штаты.

Ариф Асалыоглу

Турция. США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351186


Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351185

Белоруссия теряет свое транзитное значение для России

Игра в «многовекторность» опасна для белорусской государственности

То, что российские цены на нефть и газ для Белоруссии являются скрытым субсидиями, — не секрет. Этот факт признают не только российские политики и эксперты, но и независимые и даже прозападно ориентированные белорусские эксперты, в частности, тут: «к концу 2016 года Беларусь оказалась в непростой ситуации в результате сокращения размеров российской нефтегазовой субсидии». Соответственно, понимание этого весьма специфического момента необходимо очень тщательно учитывать официальному Минску при планировании своих очередных внешнеполитических кульбитов.

Запад взбешен щенками Путина

Напомню, что когда в прошлом году официальный Минск увидел, что Москва не собирается идти на выполнение односторонних белорусских требований в отношении снижения цены на газ, то вместо возвращения к линии взаимоуважительного диалога, белорусское руководство решило еще более поднять ставки в им самим же спровоцированном конфликте. В октябре 2016 года белорусские власти объявили внеплановое повышение тарифов (на 50%) на транзит нефти по магистральным трубопроводам ОАО «Гомельтранснефть Дружба» и «Полоцктранснефть Дружба» из России в другие страны Европы. Это повышение производилось в одностороннем порядке без двусторонних консультаций и в нарушение существующих межправительственных договоров. Хотя позже решение о повышении тарифов было отменено, тем не менее свои выводы российская сторона сделала.

Главный итог нефтегазового конфликта 2016 года состоит в том, что белорусская сторона показала свою низкую договороспособность и готовность, несмотря на нахождение в одном с Россией Союзном государстве, в одностороннем порядке разрывать основополагающие экономические соглашения. Естественно, такое поведение союзника недопустимо. Но так как все взрослые люди, то никто никого ни в чём убеждать или доказывать, что так себя с союзником вести нельзя, не стал.

Были приняты точно такие же односторонние решения — Россия еще более интенсивно стала развивать торгово-логистическую инфраструктуру Северо-Запада с целью недопущения повторения подобного рода инцидентов, так как если газовая проблема, которую в одностороннем порядке инициировал официальный Минск, еще является внутрисоюзной проблемой, то срыв нефтяного транзита или изменение в одностороннем порядке официальным Минском цены на транзит российской нефти уже является проблемой международного уровня.

Российская сторона увидела опасность замыкания слишком больших транзитных потоков на республику и в ещё более интенсивном режиме стала формировать обходящую Беларусь логистическую инфраструктуру. Конечно, как вполне справедливо отмечают белорусские эксперты, руководство республики «не готово смириться с факторами, свидетельствующими о снижении транзитного значения своей страны. И, следовательно, смириться со снижением стоимости транзитных услуг Беларуси, а в конечном счете — с сокращением нефтегазовой ренты».

Но что делать, если Беларусь не признала до сих пор независимость Южной Осетии и Абхазии, не признала факт возвращения Крыма на Родину (на сайте белорусского МИДа Крым до сих пор является территорией Украины), если в Беларуси лишаются работы сторонники Союза с Россией, если в отношении журналистов российских изданий заводятся сфальсифицированные уголовные дела, грозящие искренним сторонникам Союзного государства Беларуси и России длительными сроками тюремного заключения?

За всё надо платить. И снятие Беларуси с иглы российской транзитной ренты ставит ее в один ряд со странами Прибалтики и Украиной, в которых давно идет русофобская пропаганда, а сторонники интеграции с Россией подвергаются тоталитарным репрессиям. Поэтому не надо обвинять Россию в том, что она, мол, обходит Беларусь вниманием и снимает экономику республики с транзитных доходов. Это Минск своими грубыми односторонними действиями привел ситуацию к тому, что в Москве стали всё больше осознавать ненадежность такого союзника. Соответственно, Россия будет вынуждена развивать свой транзит, чтобы ее доходы кормили не русофобов, а оставались в российском бюджете и шли на поддержку национальной экономики.

Что сделано на этом направлении в последнее время? Во-первых, в 2016—2017 годах, после начала газового конфликта с республикой, был произведен ремонт ветки БТС-2 — Балтийской трубопроводной системы, ведущей от станции Унеча к порту в Усть-Луге в обход Беларуси, в результате чего его пропускная способность была увеличена с 30 до 36 млн. тонн.

Во-вторых, в связи со строительством новых трубопроводов в РФ доля транзита нефти в ЕС через белорусскую территорию по нефтепроводу «Дружба» упала с 70% до 25%. То есть потенциал Беларуси по транзиту нефти в Европу существенно снизился. И только от белорусского руководства зависит, сохранит ли Беларусь свою значимость для России в качестве страны-переработчика российской нефти.

В-третьих, уже принято решение о создании логистического маршрута движения грузов из морского порта Калининграда в Москву через город Великие Луки Псковской области с приёмом грузов в таможенных терминалах Московской области. Развитие транспортной инфраструктуры Псковской области позволит разгрузить Санкт-Петербургский железнодорожный узел и направить грузы на Усть-Лугу без дополнительного транспортного крюка. Соответственно, российским нефтяным компаниям будет выгодней поставлять нефть и нефтепродукты напрямую на Усть-Лугу, чем на Новополоцкий НПЗ в Белоруссию, откуда она идет на экономическую поддержку русофобских режимов Прибалтики.

Таким образом, очередные внешнеполитические метания официального Минска создают дополнительную благоприятную почву для принятия Москвой решения о снятии с Белоруссии российских нефтяных дотаций и о направлении высвобождающихся финансовых ресурсов для поднятия национальной экономики.

Юрий Баранчик

Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351185


Россия. Япония. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Рыба > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351182

Как Ельцин на рыбалке Курильские острова сдавал

Покушение на Курилы должно преследоваться по закону

В начале ноября исполнится 20 лет со времени нашумевшей в 1997 году так называемой «встречи без галстуков» под Красноярском тогдашнего президента РФ Б. Ельцина и его «друга Рю», то бишь премьер-министра Японии Рютаро Хасимото. Идею такой встречи и панибратского общения с Ельциным на «ты» подсказали возомнившие себя «знатоками русской души» работники МИД Японии, которые придумывали хитроумные схемы превращения российского президента в «друга Японии», склонения его «ради дружбы» к уступке Курильских островов. В ход был пущен весь арсенал японского искусства обольщения, включая обещания «не знающей границ японской благодарности» в виде экономической помощи, инвестиций и привилегий. Для достижения желаемого эти «специалисты по России» даже учили японских премьеров целоваться с Ельциным в губы, что между нормальными мужчинами совершенно немыслимо в Японии.

И японцы почти достигли цели. По свидетельству японских СМИ, Ельцин тогда во время рыбной ловли с японским гостем без согласования с МИД РФ и ближайшими помощниками вдруг заявил премьер-министру Хасимото: «Чтобы заключить мирный договор, мы должны прямо сейчас разрешить территориальную проблему… Я хочу, чтобы сегодняшний день встал в один ряд с датой подписания российско-японского договора 1855 года, по которому граница была определена между Урупом и Итурупом. Необходимо двигаться вперед. Я хочу разрешить территориальную проблему в период моего президентского срока».

При этом речь шла даже не о реализации включенной по настоянию Никиты Хрущева в Совместную советско-японскую декларацию 1956 года статьи о передаче Японии после заключения мирного договора группы островов Хабомаи и острова Шикотан, а о ничем не оправданной и не имеющей юридического обоснования сдаче «с барского плеча» всех южных Курил, включая самые крупные и освоенные острова Кунашир и Итуруп. В статье японской газеты «Санкэй симбун» говорилось о том, что Ельцин «обещал подарить другу Рю спорные острова».

Демонстрируя свою решимость во что бы то ни стало исполнить задуманное, Ельцин принял перед Хасимото боксерскую стойку, демонстрируя готовность сокрушить всех противников его намерения. В ответ увлекавшийся японским фехтованием на палках «кэндо» Хасимото тоже изобразил боевую позицию.

Сопровождавшие президента первый заместитель председателя правительства Б. Немцов и пресс-секретарь президента С. Ястржембский, зная решительный настрой российского общества и политической оппозиции против территориальных уступок, бросились, как рассказывал впоследствии сам Немцов, «почти на коленях умолять» своего шефа отказаться от опрометчивого и политически весьма опасного для президента шага. Однако Ельцин был неумолим. Отвечая на предупреждения своих помощников по поводу возмущения в России подобными волюнтаристскими действиями, он пренебрежительно бросил: «В обществе могут быть разные мнения, но я всё это отшвырну». При этом, обращаясь к Немцову, приказал: «Ты у нас отвечаешь за общественное мнение. Приказываю ежедневно освещать этот вопрос на российском телевидении».

Однако затем, придя в себя после рыбалки, Ельцин все же осознал, чем может закончиться для него очередная «загогулина». Решили всё же, приняв во внимание настроения в России, несколько прикрыть занятую Ельциным антигосударственную позицию. Для прессы было заявлено «о стремлении российского президента заключить мирный договор с Японией не позднее 2000 года». Так как японское правительство соглашается на мирный договор только при условии капитуляции российского правительства и выполнения территориальных требований Японии в полном объеме, было ясно, что Ельцин и его помощники хотят лишь оттянуть грубо нарушающее суверенитет и территориальную целостность России решение.

Именно так это было воспринято в Японии. После красноярской встречи председатель политического совета правящей Либерально-демократической партии Японии Таку Ямасаки заявил, что речь идет о «крупнейшем успехе администрации Хасимото», а губернатор пограничного острова Хоккайдо Тацуя Хори охарактеризовал итог красноярской встречи как «эпохальный». Тогдашний министр иностранных дел Японии Кэйдзо Обути тоже был в восторге, назвав достигнутый в Красноярске результат «просто великолепным».

Заслуга в том, что задуманное Ельциным не осуществилось, принадлежит отнюдь не Немцову и Ястржембскому, как это пытаются представить японские и некоторые российские СМИ. Эта заслуга принадлежит российскому народу и тем политическим силам, которые воспротивились покушению на целостность нашего государства. При этом особая роль принадлежит политическим деятелям и простым жителям Сахалинской области, для которых Курилы — неотъемлемая часть родины.

Однако Ельцин и его окружение всё же сделали японцам весьма щедрый подарок за счет интересов нашей страны и народа. В феврале 1998 года по поручению президента РФ Немцов подписал «Соглашение о некоторых вопросах сотрудничества в области промысла живых ресурсов» в районе южных Курил. По соглашению российская сторона пошла на практически свободный доступ японских рыбаков в российские территориальные воды в районе южнокурильских островов. Это было беспрецедентное решение, ибо в соглашении речь шла не о 200-мильной экономической зоне, а о 12-мильной прибрежной зоне, в которую без разрешения вход иностранным судам запрещен. Другими словами, японской стороне было предоставлено своеобразное «право экстерриториальности». Не случайно депутаты Сахалинской областной думы направили после подписания Немцовым документа президенту и премьер-министру РФ обращение, в котором выступили решительно против этого ущемляющего суверенитет государства и законные права и интересы российских рыбаков соглашения с Японией.

Вот как характеризовал содеянное бывший заместитель министра рыбного хозяйства СССР, заслуженный работник рыбного хозяйства России, профессор Вячеслав Зиланов в статье «Пустила Россия японцев половить рыбку у берегов южных Курил»:

«Все государства ревностно относятся к правам в своих территориальных водах, не допускают в них иностранных рыбаков и отстаивают эти права вплоть до применения военной силы… Однако согласно новому рыболовному Соглашению (1998 года — А.К.) получается, что Российская Федерация фактически отказывается от своих прав в области рыболовства в своих территориальных водах в районе южных Курил.

Это прямо следует из текста Соглашения, где в первой статье сказано, что «стороны сотрудничают в целях осуществления промысла живых ресурсов японскими рыболовными судами в морском районе… у островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, а также сохранения, рационального использования и воспроизводства живых ресурсов в этом морском районе». Получается, что мы сотрудничаем с иностранным государством, ведущим промысел в наших территориальных водах (т.е. на нашей территории), а не разрешаем ему вести этот промысел за соответствующую плату…

Более того, из формулировок статей 1 и 2 вытекает также, что японские рыбаки будут вести промысел в явочном порядке не в территориальных водах России, а в безымянном, никому не принадлежащем «морском районе», о государственной принадлежности которого не говорится ни слова. Исходя из такого подхода — фактически отказа России от своих прав в территориальных водах вокруг южных Курил — любые другие государства также могут подписать между собой соглашение о свободном промысле в этом так называемом «морском районе». И возражать России будет трудно…

В основном документе — собственно Соглашении — нет ни единого слова о контроле за ведением промысла японскими судами со стороны российских органов рыбоохраны и пограничников, равно как ничего не говорится о соблюдении японскими рыбаками наших законов и правил. Между тем в аналогичных соглашениях прошлых лет, в частности, Соглашениях о промысле морской капусты в районе Малой Курильской гряды от 1963 и 1981 гг., было четко зафиксировано, что «японские рыбаки, занимающиеся промыслом морской капусты… должны соблюдать законы, постановления и правила Союза Советских Социалистических Республик, действующие в этом районе»…

В тексте Соглашения также нет ни единого упоминания о мерах наказания японских рыбаков за браконьерский промысел, нарушение правил рыболовства и мер по сохранению запасов. Кто же тогда должен привлекать нарушителей к ответу? Если не мы, то, очевидно, японцы — другой ответ здесь найти трудно…

Фактически мы имеем дело с небывалым случаем — и это следует особо подчеркнуть — предоставлением японским подданным в наших территориальных водах экстерриториального статуса — то есть неподчиненности, неподсудности их законам Российской Федерации в ее территориальном море, статуса, с точки зрения современного международного права, дискриминационного и в отношениях между государствами недопустимого…

Соглашение разрабатывалось три года. И что же в итоге? В итоге на текущий 1998 год японцы получили возможность выловить 45 судами 2252 тонны рыбы, заплатив за это в общей сложности около 35 миллионов иен. Кроме того, японская сторона намерена дополнительно выделить в качестве вклада в развитие Соглашения еще 240 миллионов иен. Делаются намеки на миллиардные кредиты от Японии и по другим направлениям. Казалось бы, баснословная плата всего за 2252 тонны минтая, терпуга, камбалы, окуневых и других видов. Действительно, получить такую сумму за такое небольшое количество рыбы на реальном рынке невозможно.

Так за что же тогда платят японцы? Совершенно очевидно, не за рыбу. Платят они за выгодные для себя юридические формулировки, создающие нужную правовую базу.

А получив их, они могут теперь серьезно «расшатать» наш суверенитет над южными Курилами, ибо создан юридический прецедент, который в дальнейшем можно будет предъявить на переговорах (или, если понадобится, и в Международном суде) как свершившийся факт. И возразить здесь что-либо, как свидетельствует практика, будет весьма трудно. Вот подлинный смысл такой «щедрости» Японии».

В ходе продолжающихся ныне российско-японских переговоров о так называемом «совместном хозяйствовании» на южных Курилах японское правительство прямо требует установить на этой территории для японских компаний и граждан «особое законодательство», учитывающее претензии Токио на законно находящиеся в составе РФ земли. То есть создать на островах режим экстерриториальности, как это было сделано 20 лет назад на море.

В этом их поддерживает один из авторов соглашения 1998 года, тогдашний посол России в Японии А. Панов. Он, фактически признавая незаконность создания режима экстерриториальности в территориальных водах России, тем не менее предлагает создать подобный режим и на суше. Панов заявляет:

«Японцы прямо не признают суверенитет России над Курилами и поэтому могут потребовать особых экономических зон со своими правилами. Это вполне возможно. Не теряя своего лица, обе стороны могут согласиться на такое экономическое сотрудничество…»

Примерно так же мы сделали, когда договорились о так называемом промысле японцев возле этих островов. Тогда Россия фактически пошла на изменение (читай — нарушение. А.К.) своего законодательства, хотя это не афишировалось, о том, что японские рыбаки могут осуществлять рыболовство в территориальных водах этих островов. Ни одно государство фактически не разрешает осуществлять рыболовство в своих территориальных водах».

Однако сейчас не ельцинские времена, когда козыревская дипломатия обслуживала интересы не столько государства российского, сколько зарубежных «партнеров и коллег», включая открытых врагов нашей страны. Не случайно ныне обретающийся на пляжах Флориды Козырев получил у нас в стране презрительный «титул» — «иностранный министр иностранных дел». Хотелось бы верить, что печальный опыт позорившей наше государство дипломатии холуйства и заискивания перед «сильными мира сего» больше никогда не повторится.

Анатолий Кошкин

Россия. Япония. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Рыба > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351182


Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Транспорт > dw.de, 15 октября 2017 > № 2351172

Польская правительственная комиссия, занимающаяся пересмотром результатов расследования крушения Ту-154 президента Леха Качиньского, при расшифровке данных бортовых самописцев установила момент взрыва авиалайнера. Об этом министр национальной обороны страны Антоний Мачеревич заявил во время встречи с представителями издания Gazeta Polskiej. Слова главы оборонного ведомства приводит в субботу, 14 октября, Польское радио (Polskie Radio).

"Мы обнаружили в записи одного из бортовых самописцев момент взрыва - он идентифицирован", - подчеркнул Мачеревич. "В настоящее время мы занимаемся его анализом и исключением всех возможностей иной интерпретации этой записи", - добавил он.

Министр напомнил о выводах, содержащихся в ранее обнародованном докладе комиссии. "Мы определили, что произошел взрыв, который в итоге уничтожил самолет", - подчеркнул он, отметив, что есть и другие подробности крушения. "Сейчас мы знаем намного больше", - добавил Мачеревич.

Глава министерства обороны отметил, что к концу весны следующего года будет представлен отчет, содержащий информацию не только об обстоятельствах катастрофы, но и о тех, кто, предположительно, несет ответственность за эту трагедию.

Члены правительственной комиссии начали работать в феврале 2016 года. В апреле 2017 года они выразили уверенность, что самолет Качиньского начал распадаться в воздухе еще до столкновения с деревьями на месте крушения.

Возможные причины катастрофы под Смоленском

Авиалайнер Ту-154 с польской правительственной делегацией на борту разбился 10 апреля 2010 года. В авиакатастрофе погибли 96 человек, в том числе президент Польши Лех Качиньский. Он направлялся на траурные мероприятия в память о Катынском расстреле сотрудниками НКВД СССР польских военнослужащих.

В ходе первого расследования причин катастрофы самолета польского президента, результаты которого были представлены в 2010 году, эксперты пришли к выводу, что лайнер потерпел крушение из-за того, что экипаж попытался совершить посадку в густом тумане.

Консервативное правительство Польши, пришедшее к власти в 2015 году, инициировало повторное расследование трагедии.

Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Транспорт > dw.de, 15 октября 2017 > № 2351172


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 15 октября 2017 > № 2351167

Председатель германского бундестага Норберт Ламмерт (Norbert Lammert) выступил в поддержку преследуемых в России режиссеров Олега Сенцова, приговоренного к 20 годам колонии строгого режима по обвинению в терроризме, и Кирилла Серебренникова, находящегося под домашним арестом.

"От лица немецкой делегации я хотел бы выразить нашу солидарность с такими деятелями, как Серебренников и Сенцов, где бы эти люди ни находились", - заявил немецкий политик в воскресенье, 15 октября, в Санкт-Петербурге на заседании 137-й Ассамблеи Межпарламентского союза (МПС).

"Нельзя говорить о важности плюрализма, но при этом не давать журналистам, деятелям культуры внутри страны проявлять плюрализм", - приводит "Интерфакс" слова Ламмерта. По словам политика, подобная ситуация наблюдается во многих странах мира, в том числе в странах - членах МПС. "К сожалению, это происходит и в России", - уточнил спикер бундестага.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 15 октября 2017 > № 2351167


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351165

Превращение Трампа из успешного бизнесмена в политического лузера

Часть II — неиспользованные возможности для контробвинений

В условиях нарастающего жёсткого многостороннего информационно-расследовательского прессинга на Трампа и членов команды совершенно очевидна острейшая необходимость перехода к совершенно аналогичным контробвинениям и, в первую очередь, на самом главном информационном направлении — российском, тем более что информационных поводов для обвинения демократов в тайных и явных связях с российским правительством в целом, администрации Обамы и самой Клинтон в частности, намного больше, и они информационно гораздо более предпочтительны для организации информационных кампаний, чем-то, что пытаются предъявить Трампу и членам его команды демократы и примкнувшие к ним разного рода «расследователи».

Это настолько очевидно, что в комментариях к твиту Трампа от 18 мая с.г. по поводу назначения минюстом спецпрокурора: «за время предвыборной кампании Хиллари Клинтон и за время работы администрации Барака Обамы было сделано много незаконного. Но никто не назначал спецпрокурора для расследования», популярный в США интернет-тролль Джеффри Марти (Jeffrey Marty), подписывающийся, как конгрессмен Стивен Смит от несуществующего 15-го округа штата Джорджия (Rep. Steven Smith‏ Republican Representative of Georgia's 15th Congressional District), написал: «Специальный прокурор? DNC платит за это» и добавил: «Обвините их в том, в чём виновны вы — Йозеф Геббельс» («Accuse them of that for which you are guilty.» — Joseph Goebbels»), недвусмысленно заявив таким образом, что демократы обвиняют Трампа в том, в чём виноваты сами.

Но в настоящее время складывается впечатление, что Трамп и его команда либо не понимают необходимости адекватного информационного противодействия развёрнутой антитрамповской кампании, либо все поводы для контробвинения, в т.ч. в подозрительных связях с российским правительством, можно условно разделить на три категории, — те, о которых Трамп и его команда не знают, те, которые Трамп и его команда знают, но в команде Трампа раскруткой этих поводов некому заниматься, причём как ввиду недостаточной квалификации, так и ввиду отсутствия элементарного желания, и те, по поводу которых Трампу и его команде просто запрещено говорить.

Например, в ответ на обвинение Флинна и Манафорта в связях с российской разведкой со стороны неких анонимов вполне можно было инициировать совершенно официальное расследование весьма странного визита в Москву директора ЦРУ (CIA) Джона Бреннана (John Brennan) в начале марта 2016 года, о котором не менее странно известил заместитель министра иностранных дел РФ Олег Сыромолотов только 28 марта: «То, что Бреннан был здесь — это и не скрывалось. В МИД России его не было. Я знаю точно, что он был в Федеральной службе безопасности и ещё где-то». А пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что у Бреннана «никаких контактов в Кремле не было», посоветовав при этом «обращаться к возможным визави господина Бреннана в нашей бюрократической системе».

В связи с чем возникают определённые вопросы: если визит, по словам Сыромолотова, «не скрывался» и был официальным, то почему о визите в начале марта стало известно только в конце месяца, и то — от чиновника МИД, в котором Бреннана «не было»? Причём без даты визита и фамилий «официальных лиц», с которыми Бреннан якобы обсуждал «сирийские вопросы», характер которых, исходя из заявления пресс-секретаря посольства США в Москве Уилла Стивенса (Will Stevens), никак не может относиться к компетенции ФСБ. К тому же директор управления по связям с общественностью ЦРУ Дин Бойд (Dean Boyd) контакты Бренанна с ФСБ не подтвердил, впрочем, как и некие «официальные лица» ФСБ, с которыми директор ЦРУ, по словам Сыромолотова, якобы «точно» встречался.

При этом сообщившее о визите агентство Reuters с удивлением отметило, что для ЦРУ необычно публично обсуждать путешествия своего шефа или предмет его бесед с иностранными официальными лицами! Т. е. налицо ситуация, которую вполне можно трактовать как явную попытку информационно прикрыть, скорее всего, какую-то нежелательную утечку данных о сугубо конфиденциальном визите Бреннана в Москву, причём с задействованием с обеих сторон чиновников высокого ранга, но в спешке и потому с явными нестыковками! С визитами в Москву Флинна в качестве директора РУМО в июне 2013 года и нынешнего директора ЦРУ Майка Помпео (Mike Pompeo) в мае 2017 года ничего подобного не происходило.

Кроме того, особую странность визиту в Москву Бреннана придаёт то, что произошёл он на фоне настолько «неожиданного» для всего разведывательного сообщества США, включая в первую очередь ЦРУ, начала операции российских войск в Сирии 30 сентября 2015 года, что председатель комитета по разведке Конгресса республиканец Девин Нуньес (Devin Nunes) не только подверг разведку жёсткой критике за неспособность выявить действия России, но даже назвал отсутствие информации о начале операции «самым большим провалом разведки со времени теракта 11 сентября 2001 года» («it is the largest intelligence failure since 9/11»). По этому поводу комитет даже провёл расследование, в ходе которого представители разведсообщества США ничтоже сумняшеся заявили конгрессменам, что они не «читатели мыслей» («we're not mind readers»), и на том всё «расследование» закончилось.

Хотя информации о подготовке операции было более чем достаточно, причём даже в американских СМИ и на протяжении весьма длительного периода времени, не говоря о том, что ещё 03 сентября 2015 года в то время пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест (Joshua «Josh» Earnest) на брифинге сказал, отвечая на вопрос корреспондента: «Мы в курсе сообщений о том, что Россия, возможно, развернула военный персонал и самолеты в Сирии, и мы мониторим эти сообщения достаточно тщательно». Т. е. знали, «мониторили», но … всё равно не видели?! Точно таким же «неожиданным» для разведывательного сообщества США, в том числе для ЦРУ, стал вывод части российской воинской группировки из Сирии, заявление о котором Владимир Путин сделал в ходе его официальной встречи с министром иностранных дел Сергеем Лавровым и министром обороны Сергеем Шойгу 14 марта с.г., т. е. либо сразу после, либо прямо во время визита Бреннана в Москву. Но каким образом и это решение могло стать для ЦРУ «неожиданным», если за несколько дней до его принятия о нём писали российские СМИ? Но у Бреннана до сих пор никто так никто и не поинтересовался, чем была обусловлена такая странная «слепота» ЦРУ в отношении действий России в Сирии, подготовка к которым широко описывалась в том числе и в американских СМИ, но почему-то оставалась «неизвестной» для аналитиков вверенного ему ведомства, и как это связано с его странным визитом в Москву? Хотя, исходя из этой весьма неординарной ситуации, предположения можно делать очень даже далеко идущие и не факт, что Бреннан, не говоря уже о Бараке Обаме, сможет вразумительно объяснить свои действия.

Практически аналогична ситуация и по Крыму периода февраля 2014 года, — в известном фильме о присоединении Крыма Владимир Путин рассказал, что «это была ночь с 22 на 23 февраля. Мы закончили совещание около семи часов утра, я сказал всем моим коллегам: «ситуация развернулась таким образом на Украине, что мы вынуждены начать работу по возврату Крыма в состав России», утром 27 февраля были взяты под охрану здания Верховного совета и Совета министров Крыма, 28 февраля в то время председатель Верховной рады Украины, и.о. главы государства Александр Турчинов заявил в телеобращении:

«Россия начала неприкрытую агрессию против Украины под видом учений. РФ ввела войска в Крым, и не только захватили парламент Крыма и Совет министров, но и пробует брать под контроль объекты коммуникаций, и пробуют блокировать места дислокации украинских военнослужащих».

В этот же день «Известия в Украине» и ряд других СМИ опубликовали информацию о том, что «в Крым переброшены порядка 6 000 морпехов. На сегодня на полуострове фактически заблокированы и бездействуют все стратегически значимые объекты. Среди упомянутых бригады береговой охраны, арсеналы ракетного вооружения, спецчасти ПВО, истребительная авиация в Бельбеке и т.п.».

Но несмотря на эту совершенно открытую, конкретную и в т.ч. даже официальную информацию о переброске российских войск, в то время пресс-секретарь Белого дома Джей Карни (James «Jay» Carney) 28 февраля, т. е., с учётом разницы во времени, уже зная эту информацию, заявил: «мы призываем Россию соблюдать свои международные обязательства, зафиксированные в Уставе ООН, и воздержаться от угроз или военной силы в адрес какого-либо государства. Призываем все стороны избегать действий, которые могут привести к неправильным расчетам»?! В аналогичном ключе отвечает в этот день на вопросы журналистов в то время официальный представитель Госдепа Джен Псаки (Jennifer «Jen» Psaki): «Сообщения из Крыма вызывают обеспокоенность. У меня нет независимых подтверждений этих сообщений, которыми я могла бы поделиться с вами»?! Практически единственное отличие от вышеупомянутого заявления Эрнеста по Сирии заключается в том, что они не сказали о «тщательном мониторинге ситуации».

И это при том, что Флинн в уже упоминаемом интервью 07 марта 2014 года, из-за которого его фактически вынудили уйти в отставку с поста директора РУМО, заявил, что разведка предупредила администрацию Обамы за 7—10 дней до начала движения российских войск в Крыму, что вполне согласуется со словами Путина о принятом решении, которые стали известны только после показа фильма 15 марта 2015 года, и тем более с заявлением о возможности отделения Крыма от Украины главы ВС Крыма Константинова, которое он сделал ещё 20 февраля 2014 года в Москве во время встречи с депутатами Госдумы РФ, что также широко освещалось в СМИ.

Т.е. действия администрации Обамы и его лично как президента США вполне можно трактовать, во-первых, как игнорирование информации из открытых источников, в том числе официальных, и сообщений разведслужб о готовящемся отделении Крыма от Украины с последующим сокрытием имеющихся сведений об этих действиях от общественности. И, во-вторых, как вполне сознательное введение её в заблуждение относительно истинных целей руководства РФ путём распространения информации о том, что якобы «нет независимых подтверждений этих сообщений». Что и позволило 27 февраля 2014 года на заседании ВС Крыма сначала принять решение о недоверии прежнему составу СМ Крыма и прекращении его полномочий, за что проголосовали 55 из 64 присутствовавших крымских парламентариев, а затем сразу же избрать новым премьером депутата ВС Крыма от партии «Русское единство» Сергея Аксёнова, за которого проголосовали 53 депутата. Эти решения и стали определяющими в дальнейшей судьбе Крыма, поскольку именно новая исполнительная власть организовала референдум за присоединение Крыма к РФ, за постановление о проведении которого на этом же заседании проголосовал 61 депутат.

Следует отметить, что это заседание ВС Крыма, как и принятые на нём решения, произошли не столько по логике сложившейся в то время ситуации на полуострове, сколько вопреки ей, что хорошо видно из высказываний активных участников тех событий, причём с обеих сторон! Например, по словам Михаила Чалого, — «все областные, районные, городские советы, в том числе и крымские, присягнули на верность хунте. Севастопольские власти решимости сопротивляться тоже не проявляли, — колебались, спорили между собой, а время уходило, как песок сквозь пальцы», что вполне согласуются с описанием событий 26 февраля 2014 года спикером ВС Крыма Владимиром Константиновым: «посыпались «регионалы», началось предательство. По Симферополю, в частности, знаю случаи, когда люди спрашивают, куда идти, чтобы поддержать парламент. А руководители молчат, блокируют информацию». В результате, даже несмотря на то, что, по словам Константинова, когда «случалось, кто-то из депутатов внезапно исчезал. Мы тут же за ним посылали, возвращали», собрать депутатский кворум так и не смогли, поскольку зарегистрировались только 49 депутатов, и сессию пришлось перенести. Т. е. 26 февраля 2014 года депутаты ВС Крыма, не желая брать на себя ответственность, разбегались из здания парламента быстрее, чем их «возвращали», и прятались настолько основательно, что во второй раз их уже найти не могли!

И в этом пророссийские политики удивительно единодушны со своими идейными противниками, такими, например, как депутат Верховной рады Украины от партии «Батькивщина», глава её отделения в Крыму Андрей Сенченко, который заявил: «было три дня, с 23 по 26 февраля, когда можно было сменить гражданскую власть в Крыму, — премьера и спикера. Крымские депутаты в большинстве своем были на это готовы и мелко торговались за места, как обычно делают местечковые депутаты», а как сказал глава запрещенного в РФ меджлиса (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Рефат Чубаров: «никто не замышлял каких-то переворотов до момента, когда они увидели экипированных русских». И это не удивительно, поскольку в ВС Крыма из 100 депутатов 80 были из евроориентированной Партии регионов, а условно «пророссийскими» можно было считать разве что 3 депутатов от партии «Русское единство» да 5 депутатов от Компартии Украины, которые никакого влияния на принятие решений в силу своей малочисленности оказать не могли, даже если бы к ним присоединились 5 депутатов от партии «Союз». Ещё 5 депутатов были от Народного Руха и 2 от партии «Сильная Украина».

Всё действительно резко изменилось 27 февраля, когда здание ВС Крыма было взято под охрану российскими военнослужащими, и только тогда удалось собрать депутатов крымского парламента, и то всего 64 депутата из 100, а как их собирали, рассказал Игорь Гиркин: «Я не увидел никакой поддержки органов государственной власти в Симферополе, где я конкретно находился, не было. Депутатов собирали ополченцы, что уж там говорить. Чтобы загнать их в зал, чтобы они приняли». И только таким образом «загнанные» ополченцами депутаты ВС Крыма в здании парламента, охраняемого российскими военнослужащими, наконец приняли необходимые решения! Предъявлять какие-либо претензии к новой киевской власти по поводу отсутствия не то что эффективного, а хоть какого-нибудь вообще противодействия действиям России в Крыму в этот отрезок времени бессмысленно, поскольку именно в этот период времени на Украине, можно сказать, вообще никакой власти не было. Янукович сбежал с Украины 22 февраля 2014 года, в тот же день председателем ВРУ был избран Александр Турчинов, который на следующий день был назначен исполняющим обязанности президента Украины, а 26 февраля — Верховным главнокомандующим ВС Украины. И только 27 февраля Турчинов подписал постановление о назначении Арсения Яценюка главой правительства. Но к этому времени власть в Крыму уже сменилась.

А для того, чтобы эту смену власти предотвратить, надо было сделать не так уж и много, — просто предоставить убежище максимум полусотне депутатов ВС Крыма на территории одной или нескольких расположенных в Крыму частей ВС Украины, а ещё лучше, вывезти их за пределы Крыма. И сделать это спецслужбам США ровно никаких трудов не составляло, да и большинство депутатов ВС Крыма от Партии регионов, как показало описание ситуации непосредственными участниками событий с обеих сторон, не отказались бы пересидеть «смутные времена» в безопасном месте. В принципе, организовать такую спецоперацию было вполне по силам тому же Флинну, обладающему для этого вполне достаточной квалификацией, поскольку в 1983 году он принимал личное участие в операции «Вспышка ярости» («Urgent Fury» — вторжение войск США в Гренаду), в 1994 принимал участие в планировании операции «Поддержка демократии» («Operation Uphold Democracy» — санкционированное ООН вторжение войск США в Гаити), а в 2006 году участвовал в планировании спецоперации по ликвидации лидера «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Ираке Абу Мусабы аль-Заркави. А в целом уже после его назначения на должность советника Трампа о квалификации Флинна в интервью очень высоко отозвался один из его бывших командиров по периоду учёбы Флинна в Академии военной разведки (United States Army Intelligence Center of Excellence — USAICoE) генерал-майор в отставке Джеймс Маркс (James «Spider» Marks): «Майк — один из лучших лидеров, которых когда-либо создавала армия».

В случае проведения этой операции никакой бы смены исполнительной власти и постановления о проведении референдума не было, поскольку некому было бы эти решения принимать, а без этого все последующие действия сторонников присоединения Крыма к России не имели бы даже видимости законности и не факт, что при таких обстоятельствах руководство РФ рискнуло бы пойти на присоединение Крыма. А без присоединения Крыма российскому руководству было бы явно не до оказания помощи Башару Асаду (Bashar Hafez al-Assad) в Сирии, которая привела, по словам министра обороны Израиля Авигдора Либермана (Avigdor Liberman), сказанным 03 октября с.г. в интервью популярному израильскому веб-порталу Walla!, не только к тому, что «в конце концов Асад выходит победителем из битвы», но и к тому, что к Асаду для того, чтобы наладить отношения, выстроится «длинная международная очередь, включая западные страны». А это означает укрепление позиций России в ближневосточном регионе в целом, что, соответственно, значительно уменьшает степень влияния в этом регионе США, вплоть до уже фактической потери такого значимого союзника, как Турция, и неоспоримого усиления влияния непримиримого противника США — Ирана.

А вот почему спецслужбы США полностью бездействовали в Крыму, позволив России практически беспрепятственно его присоединить, — вопросы к Обаме и не факт, что он сможет на них дать хоть один вразумительный ответ. Но так вопрос никто не ставит. Безусловно, история не терпит сослагательного наклонения, но факт исступлённого преследования администрацией Обамы Флинна, только слегка приоткрывшего в уже упоминавшемся интервью 07 марта 2014 года завесу тайны о действиях США во время событий в Крыму в феврале 2014 года, в результате которого он был вынужден уйти в отставку, весьма показателен, как и принуждение Флинна к отставке с поста советника Трампа по национальной безопасности буквально моментально после его назначения! А насколько Обама и его окружение действительно боятся раскрытия реальной информации о событиях в Крыму того времени, показывает факт слива в СМИ для компрометации Флинна данных перехвата разговоров Флинна с послом РФ в США Кисляком, которые являются в США совершенно секретными («Top secret») и за их разглашение, согласно закону, грозит до 10 лет тюрьмы! Колумнист Bloomberg View Эли Лейк (Eli Lake) 14 февраля с.г. в своей статье с более чем красноречивым подзаголовком: «Советник по национальной безопасности был закуской. Основное блюдо Трамп», дал ещё и политическую оценку этому сливу, написав: «это то, что делают полицейские государства» («This is what police states do»).

Как быстро могут действовать спецслужбы США в случаях обнаружения разглашения секретной информации, показывает пример ареста 25-летней сотрудницы компании Pluribus International Corporation Реалити Ли Виннер (Reality Leigh Winner), которая передала СМИ совершенно секретный документ (отчёт) Агентства национальной безопасности (АНБ — National Security Agency — NSA), датированный 05 мая 2017 года, о якобы имевшем место вмешательстве «Главного управления разведки Генерального штаба России или ГРУ» («the Russian General Staff Main Intelligence Directorate, or GR») в президентские выборы в США в 2016 году. 30 мая СМИ, которому был передан документ, связалось с NSA и аппаратом директора Национальной разведки (ODNI) и сообщило о наличии у него этого документа с целью подтверждения его достоверности, после чего Виннер была арестована ФБР у себя дома уже в субботу 03 июня, а в понедельник, 05 июня, она предстала перед судом! Как раз в тот день, когда на сайте The Intercept появилась публикация об этом документе (отчёте), включая скрины некоторых его страниц и анализ его содержания рядом экспертов. В случае же с Флинном сотрудников спецслужб, сливших аналогичную по степени секретности информацию, никто даже не ищет!

Особенно показателен факт отсутствия поиска «сливщиков» информации в отношении Флинна на фоне напыщенно-пафосного заявления по поводу ареста Виннер замгенпрокурора США Рода Розенстейна: «Исключительные усилия правоохранительных органов позволили нам быстро выявить и арестовать обвиняемую. Публикация секретных материалов без разрешения угрожает безопасности нашей страны и подрывает общественную веру в правительство. Люди, которым доверяют секретную информацию, и которые обязуются ее защищать, должны быть привлечены к ответственности, когда они нарушают это обязательство». Пожалуй, более показательную демонстрацию двойных стандартов в работе спецслужб генеральной прокуратуры США и лично Розенстейна, чем это заявление, даже сложно было бы придумать специально.

На то, что у Трампа, и явно с подачи Флинна, существовали определённые планы компрометации Обамы посредством «крымской темы», использовав обстоятельства присоединения Крыма Россией как проявление Обамой странной уступчивости по отношению к России, вследствие чего был нанесён ущерб интересам США, указывает опубликованный Трампом после отставки Флинна твит от 15 февраля: «Крым был взят Россией во время администрации Обамы. Обама был слишком мягким к России?» Но поскольку Флинна в официальной команде Трампа уже нет, то и «крымской темой» заниматься некому, а вне официальной команды, в отличие от демократов, вообще никакая организованная информационная работа не ведётся.

А преследование Флинна после его отставки с поста советника Трампа только нарастает, — сначала в марте с.г. он был вынужден, согласно «Акту о регистрации иностранных агентов» (Foreign Agents Registration Act, — FARA) от 1938 года, зарегистрироваться в минюсте в качестве иностранного агента, работающего в интересах Турции, поскольку 09 августа 2016 года от имени своей фирмы Flynn Intel Group подписал контракт с голландской фирмой Inovo BV, принадлежащей председателю турецко-американского делового совета Экиму Альптекину (Ekim Alptekin), который теоретически мог представлять интересы турецкого правительства, и получил от неё деньги. А в настоящее время минюст США обязал зарегистрироваться в качестве иностранного агента, согласно тому же Акту (FARA), американскую компанию, которая занимается обслуживанием всего российского телеканала RT America в США, включая его текущую деятельность и телепроизводство.

Логика очень простая, — раз компания получает деньги от российского государственного СМИ… значит, является «агентом влияния» этого государства. Несложно предположить, что после регистрации в минюсте в качестве иностранного агента, работающего в интересах России этой американской компании, придёт очередь Флинна, который тоже получил от RT в 2015 году около $33 тысяч, хотя и не напрямую, а через вашингтонское Leading Authorities Speakers Burea, организовавшее поездку Флинна в Москву для участия в международной конференции «Информация, политика, СМИ: формирование нового миропорядка», которая проходила 10 декабря 2015 года в отеле «Метрополь» и была приурочена к десятилетию RT.

А для того, чтобы эти требования выглядели более «убедительно», 09 декабря 2016 года тогда ещё президент Барак Обама весьма предусмотрительно поручил директору национальной разведки (DNI) подготовить отчет, оценивающий деятельность и намерения России на недавних выборах в США, который уже 06 января 2017 года был не только готов, но и рассекречен и даже опубликован! В отчёте утверждается, что приказал организовать «кампанию влияния» («influence campaign»), направленную на вмешательство в президентские выборы в США 2016 года с целью «опорочить"("denigrate») Хиллари Клинтон и создать явное предпочтение для избрания президентом Дональда Трампа («a clear preference for President — elect Trump»), Владимир Путин, а участвовали в этой «кампании влияния» не только российские хакеры, но и RT, как… «государственная пропагандистская машина России» («Russia's state-run propaganda machine»).

Исходя из такой предпосылки, вполне логично, что все те, кто оказывает платное содействие работе «государственной пропагандистской машины России», должны регистрироваться в качестве российских «агентов влияния». Правда, не всех такая «логика» убедила, например, журналист издания The Atlantic Джулия Йоффе (Julia Ioffe) уже на следующий день после публикации написала в своём Twitter, что «многое из этого отчета DNI, похоже, основано на ложных предположениях, что кто-то смотрит RT, канал, который придумывает свои рейтинги», что фактически подтвердила 12 января с.г. Washington Post статьёй «Если «Россия сегодня» — пропагандистская рука Москвы, она не очень хороша в своей работе» («If Russia Today is Moscow’s propaganda arm, it’s not very good at its job»), проанализировав работу RT и сделав вывод, что её влияние на американскую аудиторию в отчёте DNI было сильно преувеличено.

Кроме того, если получение денег за участие в международных конференциях в Москве и контакты с российскими чиновниками и бизнесменами являются настолько компрометирующими фактами, то команде Трампа стоит напомнить своим оппонентам о визите 29 сентября 2010 года в Москву Билла Клинтона, жена которого была в то время госсекретарём США. Днём он выступил на XIV Ежегодной конференции инвесторов, за что организатор конференции российский инвестиционный банк «Ренессанс Капитал», как написала 23 апреля 2015 года всезнающая The New York Times в своей статье, — «связанный с Кремлем», напрямую перечислил ему $500 тысяч (!) в виде гонорара за выступление, а вечером Клинтон отужинал с Владимиром Путиным, в то время председателем правительства РФ. Это же не какие-то жалкие $33 тысячи Флинна, который хоть и сидел во время обеда для участников конференции рядом с Путиным, но на виду у всех, а не тет-а-тет в его резиденции, да и перекинулся с Путиным, по словам сидевшего рядом экс-министра иностранных дел Чешской Республики Цирила Свободы (Cyril Svoboda), всего парой фраз, в отличие от долгой беседы Клинтона с Путиным.

С учётом слов Сигала и Коллстрома о «пятой колонне» в администрации Трампа совсем не кажется удивительным, что минюст США времён Трампа воплощает в жизнь документы времён Обамы, но пока ещё вызывает некоторое недоумение отсутствие надлежащей реакции на такие действия со стороны Трампа, поскольку генпрокурор Сешнс, который одновременно является главой минюста, — его назначенец. Кроме того, если об обстоятельствах странного визита Бреннана в Москву Трамп и его команда могут и не знать, даже несмотря на то, что нынешний директор ЦРУ Майк Помпео — сторонник Трампа, то о ситуации с Крымом и Сирией Трамп и его команда знают.

И если заниматься этими темами в отсутствие Флинна в команде Трампа, видимо, абсолютно некому, то для организации информационной кампании вокруг обстоятельств визита Билла Клинтона в Москву особой квалификации не требуется, было бы только желание и понимание необходимости этой работы. Аналогично и в отношении факта лоббирования в 2016 году фирмой The Podesta Group интересов российского Сбербанка, учредителями которой являются братья Тони (Tony) и Джон Подеста (John Podesta), тот самый Джон Подеста, который руководил избирательной кампанией Хиллари Клинтон! А если учесть, что The Podesta Group, как получатель денег Сбербанка, являлась спонсором этой кампании, то такая денежная цепочка для информационной раскрутки просто находка. Но такое впечатление, что Трамп не понимает, что инертность в вопросе организации контробвинений ведёт к его окончательной дискредитации.

Фёдор Яковлев

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351165


США. Китай. Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351163

Китай помогает Ирану и Турции избавиться от доллара

Почему Трамп планирует вывести США из ядерного соглашения?

10 октября с.г. монетарные власти Ирана и Турции подписали соглашение о переводе двусторонней торговли на национальные валюты — риал и лиру. Церемония подписания состоялась в Анкаре, которую посетил глава центрального банка ИРИ Валиолла Сеиф.

«Соглашение благоприятствует двусторонней торговле, готовит почву для расширения экономических связей Ирана и Турции. Отныне иранский риал и турецкая лира будут использоваться в режиме свободной конвертации, что позволит торговцам по обе стороны границы использовать валюты для коммерческих операций», — цитирует Сеифа китайское агентство «Синьхуа».

По словам иранского финансиста, инициатива позволит снизить расходы, связанные с конверсией валют. Документ вступит в силу на предстоящем заседании совместной ирано-турецкой экономической комиссии, которая «пройдёт в ближайшее время». Параметры соглашения были согласованы в ходе визита президента Реджепа Эрдогана в иранскую столицу, который состоялся 4 октября. Для Тегерана переход на риал в межгосударственных расчётах — вынужденная мера, поскольку экономические санкции, введенные против исламской республики в 2012 году, препятствуют использованию доллара и евро в международных расчётах. Так что Анкаре оставалось лишь согласиться с иранской позицией.

Это вовсе не означает, что Турция идёт против интересов своих союзников по НАТО — США и ЕС. Иран в турецком экспорте занимает шестое место после ЕС, Ирака, США, Швейцарии и ОАЭ. На долю Евросоюза приходится до 44,5% турецкого экспорта (по итогам 2016 года экспорт турецких товаров в денежном выражении составил 66,7 млрд евро, а импорт продукции из европейских стран — 78 млрд евро). Что касается объема двусторонней торговли Турции с США, то он составил в минувшем году $17,3 млрд. Поэтому от евро и доллара Анкара отказываться не собирается.

Другое дело — торговля золотом. Переход Турции и Ирана на национальные валюты подрывает контроль Вашингтона и Брюсселя в вопросе закупок Тегераном турецкого золота. Хотя ещё с 2012 года, как сообщает агентство Reuters, турки работали с ИРИ по формуле «золото в обмен на газ», действуя в обход санкционного режима. Причем операции осуществлялись через государственный Halkbank, услугами которого пользовалась даже Индия, закупавшая иранскую нефть. По данным Reuters, слитки попадали сначала в ОАЭ, откуда вскоре направлялись заказчику. Деньги поставщикам переводились через подставные китайские и турецкие фирмы, уточняет колумнист агентства Al Monitor Фехим Тастекин.

«Расследование показало, что у Ирана начались проблемы после его отключения от системы Swift. Тогда Тегеран решил использовать обходную систему, прибегнув к услугам Halkbank. В Китае появилась подставная фирма, на счета которой направлялись иранские деньги под видом возмещения расходов на экспорт. После эти деньги мгновенно переводились на счета реальных компаний в Турции в качестве теперь уже китайских экспортных выплат. Золото, купленное через данную схему, перевозили в Иран через Дубай. Был даже один случай, когда суда перевозили слитки под видом пшеницы», — пишет Тастекин.

Напомним, что именно с золотом связан арест в США (март 2016 года) бизнесмена Резы Зарраба, который имеет гражданства Турции, Ирана и Азербайджана. И здесь возникает простой вопрос: почему Зарраб, получивший в 2013 году турецкое гражданство при поддержке министра внутренних дел Муаммера Гюлера, направился после своего декабрьского ареста (2013 года) в Майами, зная, что ему грозит расправа американской Фемиды? Ведь он мог остаться в Турции, Иране или же в Азербайджане, где проживает его родня.

Значит, Заррабу были даны гарантии. Но кто мог гарантировать такого уровня операцию, кроме самих США? С учётом китайского «следа» в золотых махинациях Эрдогана и его правительства, едва ли уместно ограничивать список кураторов западными странами. И теперь, когда Зарраб заговорит, головы могут полететь не только в Анкаре, но и в Пекине.

Деньги крутились большие. По разным подсчётам, Иран закупил в Турции золота на сумму от $8 до $13 млрд. Причём часть из приобретенного драгметалла до сих пор не поставлена заказчику. Может, с этим связан переход Ирана и Турции на национальные валюты? Растущая экономика исламской республики по-прежнему нуждается в золоте, а президент Дональд Трамп постоянно подливает «масла в огонь», угрожая выходом США из ядерной сделки с ИРИ. У Вашингтона своя цель: чем сильнее он давит на Тегеран, тем осторожнее себя ведут европейские инвесторы.

Вот что думает по этому поводу сам руководитель иранского ЦБ, которого мы цитировали выше: «После подписания Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД — официальное название ядерной сделки шестёрки международных посредников с ИРИ) банковские отношения Ирана с внешним миром не могут оставаться на прежнем уровне. Растёт потребность в клиринговых операциях. Однако крупные европейские кредиторы по-прежнему опасаются работать с Ираном из-за позиции США по СВПД». Что дальше?

11 октября с.г., буквально на следующий день после иранско-турецкого соглашения по торговле в национальных валютах, Пекин объявил о продаже 13-летних казначейских облигаций США на сумму в $2 млрд. Случайно ли?

Саркис Цатурян

США. Китай. Турция. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > regnum.ru, 15 октября 2017 > № 2351163


Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Миграция, виза, туризм > newskaz.ru, 15 октября 2017 > № 2350705

Министерство информации и коммуникаций Казахстана объяснило цели усиления контроля на границе с Кыргызстаном.

По сообщению пресс-службы ведомства, усиленный контроль связан с исполнением требований законодательства ЕАЭС.

"На сегодняшний день операция по усиленному контролю казахстанско-кыргызского участка государственной границы ведется в плановом режиме. Контроль проводится в рамках исполнения законодательства ЕАЭС с целью сокращения объема "серого" импорта", — говорится в распространенном сообщении.

После усиления фитосанитарного контроля досмотрено 105 грузовых автомашин с подкарантинной продукцией общим весом более 692,6 тонны. Выявлено 11 фактов нарушений.

Также выявлены нарушения по легковому и пассажирскому транспорту. За последние сутки из 131 автомобиля выявлено 13, следующих с грубыми нарушениями. Всего за эти нарушения наложены административные штрафы на сумму 285 тысяч тенге, один пассажирский автобус помещен на штрафную стоянку – у водителя не оказалось разрешения на регулярные пассажирские перевозки.

В Комитете национальной безопасности Казахстана 11 октября пояснили, что проводится плановая пограничная операция для выявления лиц, причастных к террористической, контрабандной и иной преступной деятельности. Также ведется проверка соблюдения пограничного режима и миграционного законодательства.

Премьер-министр Кыргызской Республики Сапар Исаков 11 октября 2017 года написал на персональной странице в социальной сети Facebook о своих переговорах с президентом Республики Казахстан по текущей ситуации на кыргызско-казахской государственной границе. По его словам, президент Назарбаев дал поручение правительству Казахстана "снять все образовавшиеся вопросы на границе".

Позже пресс-служба премьер-министра Казахстана опровергла эту информацию: президент Казахстана Нурсултан Назарбаев не встречался с премьер-министром Кыргызстана и не давал поручений правительству Казахстана по решению проблем, возникших на казахстанско-кыргызстанской границе.

Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт. Миграция, виза, туризм > newskaz.ru, 15 октября 2017 > № 2350705


США. Иран. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 15 октября 2017 > № 2350699 Юрий Сигов

Америка вновь решила менять власть в Иране

И для этого ее президент готов отменить ядерную сделку с Тегераном

Юрий Сигов, Вашингтон

Трудно пересчитать число стран, которые гордо именуют себя "союзниками Америки". Их правители из кожи вон лезут, чтобы понравиться американскому президенту и членам конгресса, уверяют их в своем наивысшем почтении и при любом удобном случае стремятся сделать так, чтобы официальный Вашингтон ими остался доволен. С врагами же США вроде как все немного попроще. Их поименно знают даже дети малые в американских школах, а зовут их Россия, Иран и КНДР.

Судя по заявлениям, которые периодически раздаются с самых верхних этажей американских властных структур, и если включить телевизор - почитать любую американскую газету, то страшнее России и придумать ничего на свете невозможно. На втором месте (вроде бы) по степени недовольства Америки стоят Северная Корея и ее решительный и ядерно-вооруженный товарищ Ким-младший. Но вот что оказалось любопытным: в сенате США на полном серьезе считают, что главный враг Америки - это все-таки Иран. И именно с ним надо как можно быстрее "кардинально разбираться", пока он якобы не стал обладателем собственной атомной бомбы.

Исключительно по этой причине американские законодатели просто требуют от президента США выйти из так называемой ядерной сделки с Ираном, заключенной пару лет назад. А также призывают его нанести (пока не поздно) ракетный удар по ядерным объектам Ирана, и разрушить их до основания. А затем... А затем заставить перепуганный Тегеран полностью разоружиться, уничтожить свою ракетную программу и прекратить вмешиваться во внутренние дела других государств. Если вы думаете, что все это - некая театральная постановка на сцене местного цирка-шапито, то очень сильно ошибаетесь.

Дело в том, что в начале следующей недели истекает срок так называемой сертификации иранской ядерной сделки президентом США. Он это должен делать каждые три месяца, опираясь на доклады американской разведки, насколько Иран выполняет четко все взятые на себя обязательства. А если не выполняет, то сделку отменить, и вновь ввести против Тегерана санкции. Так вот именно к этому все на данный момент и идет.

Чем Иран угрожает США? Да тем же, чем и Россия с КНДР - своим существованием

Сейчас сложилась такая ситуация, в которой Иран на полном серьезе объявлен растущей угрозой США, а сама ядерная сделка с ним (что считается "позорным поражением Б. Обамы" всем нынешним составом американского сената) - угрозой безопасности страны. Иранский режим объявлен враждебным интересам Америки, и его предлагается как можно быстрее сменить (что, естественно, можно сделать только с помощью внешней военной силы).

Согласно докладу, который американский сенат предоставил президенту страны Д. Трампу, Иран поддерживает международных террористов в 12 государствах, содержит "сирийского палача Б. Асада", а сам иранский режим - якобы самый антиамериканский в мире (я все-таки раньше думал, что северокорейский). Тысячи американских военных убиты были в Ираке и Афганистане, и все это, оказывается, сделано либо иранскими специалистами, либо с помощью иранского оружия.

В Иране правит вовсе не "умеренный" президент Роухани, а поголовно религиозные фанатики, которые рвутся к ядерному оружию. Иран осуществляет свою ядерную программу с 1984 года, а его главные помощники в овладении ядерными технологиями (ну естественно) - Россия и Китай. Иран только обманывает США, он уже много раз обманывал Б. Обаму, а вся эта ядерная сделка с ним - настоящая провокация против национальных интересов Соединенных Штатов, считают американские сенаторы.

Как заявил в своем выступлении в Совете по международным делам сенатор от штата Арканзас Том Коттон, член комитета по разведке (он, кстати, служил в Афганистане и Ираке, и при слове "Иран" готов, что называется, немедленно взяться за оружие), любые переговоры с Тегераном (и по любому вопросу) - это пустая трата времени. Это Б. Обама умиротворял иранских аятолл, а нынешний президент США якобы должен быть "решительным и дерзким". И если потребуется, то решить иранскую проблему военным путем, раз в Тегеране "нормального языка" не хотят понимать.

Сенатор Коттон помимо всего прочего уверен, чтто Иран и не думал закрывать свою ядерную программу. "Он нас водит за нос", но мы не такие простаки, как думают в Тегеране" - подчеркнул он. По оценкам американских военных экспертов, к 2025 году у Ирана будут в наличии десятки ядерных зарядов, тысячи центрифуг. А все те инженеры и другие специалисты, которые работали все прошедшие годы над иранской ядерной программой, по-прежнему на своих рабочих местах. И продолжают трудиться над тем, чтобы якобы нанести Америке "непоправимый урон".

Эти же эксперты заявляют, что к 2030 году Иран будет уже полноправной мировой ядерной державой, если Америка в данный процесс решительно не вмешается. Все же нынешние международные инспекции иранцы умышленно не пускают на военные объекты, и тем абсолютно ничего неизвестно о том, что происходит на иранских ядерных предприятиях. Помимо этого американцы обвиняют Иран в том, что он намерен создать ядерные центры в Сирии и Ливане, и передать целый набор ядерных технологий движению "Хезболла" - главному врагу Израиля.

В своем докладе для президента США американские сенаторы открыто называют Иран "террористическим государством", и требуют примерно его наказать, пока не поздно. Именно поэтому в сенате любой договор с Ираном заранее обречен на провал. И именно поэтому предыдущая администрация Белого дома оформляла его как "ядерную сделку", а не законопроект, зная, что в сенате такой документ гарантированно заблокируют.

На данном же этапе сенаторы предлагают (а точнее - требуют) президенту США выйти из иранской ядерной сделки, не подписывать ее продление, и немедленно ввести новые санкции против Ирана, даже если они будут чисто односторонними, и другие подписанты сделки их не поддержат. В требовании к Д. Трампу от сенаторов подчеркивается, что ядерная сделка с Ираном - мертвому припарка, Иран - фактически незаконная ядерная держава (а Америка сама законная-то?), и ее любыми путями надо уничтожить.

Сенаторы также уверены, что чем такая - так лучше никакая сделка с иранцами. А за 60 дней, которые положены по американскому законодательству, в сенате предлагается разработать новый пакет антииранских санкций, которые по сравнению с предыдущими должны будут просто ограбить и полностью поставить на колени Тегеран. И тогда не только у Ирана, но и у России с Китаем будет конкретный выбор: либо оставаться "на сделочной ноге" с Ираном, либо идти против Америки и их "союзников" со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Новые санкции только против Ирана? Тогда Америке их придется вводить и против всех тех, кто сегодня с Тегераном имеет дело

Итак, вопрос сейчас поставлен жестко и конкретно. Президенту Соединенных Штатов (он и сам, в принципе, такую идею поддерживает) предлагается не продлевать действие сделки (ведь это не межправительственное соглашение, и никакого одобрения американских законодателей ему для этого не нужно), а разорвать ее. Также в течение двух месяцев планируется ввести против Тегерана новые санкции, которые должны будут подорвать экономическое и финансовое положение Ирана.

Поскольку утверждается, что ядерная программа Ирана представляет гораздо большую опасность для США, чем северокорейская (хотя у Ирана вроде бы пока нет ядерного оружия, а у КНДР оно не просто имеется, но и регулярно испытывается), то угроза Тегерана для безопасности Соединенных Штатов также гораздо выше, чем со стороны товарища Кима-младшего. Именно по этой причине предлагается серьезно подготовиться к проведению военной операции против Ирана, которая уже вроде как прорабатывается американскими военными в тесном контакте с Израилем.

Здесь, на мой взгляд, вот что интересно. Поскольку тот же сенатор Коттон воевал несколько лет в Ираке в составе американского воинского контингента, то он уверен: Иран можно разгромить и без всякой наземной операции. Нет якобы никакой необходимости оккупировать эту страну, как американцы сделали с Ираком и Афганистаном. А достаточно теми же крылатыми ракетами нанести внезапный удар по всем ядерным объектам Ирана (или тем, которые находятся у американцев на подозрении). И Иран якобы тут же если не полностью капитулирует, то, по крайней мере, пойдет на все те уступки, которых от него требует официальный Вашингтон.

При этом американские сенаторы ссылаются на уже имеющийся опыт США и Израиля в отношении Ирака, а также бомбежку нефтяных платформ у самого Ирана в 80-90-е годы прошлого столетия. А сенатор Коттон уверен, что хорошо сработала и атака на сирийские объекты американскими крылатыми ракетами весной нынешнего года. И, по его словам, ни Китай, ни Россия по этому поводу даже не пикнули. Так чего не повторить нечто подобное относительно иранских ядерных объектов?

Показательно, что проведя своего рода "предварительный опрос" среди своих союзников насчет выхода США из иранской ядерной сделки, американское руководство уверено, что получит в случае военного удара по Ирану и введения новых американских санкций против Тегерана полную поддержку. Особенно рады будут такому ходу событий ближневосточные союзники Соединенных Штатов, в частности страны Персидского (Арабского) залива. Для которых Иран- страшный, опасный и коварный враг, но с которым они без помощи Америки никогда не справятся.

А что по этому поводу скажут Москва, Пекин и сам Тегеран?

Как явствует из всего вышеперечисленного, ситуация вокруг Ирана американцами действительно вновь капитально нагнетается. Сам президент страны обещал избирателям, что ядерную сделку с Тегераном непременно расторгнет, как попадет в Белый дом. Б. Обаму за то, что он "пошел на поводу у аятолл" называют "позорным трусом и слабаком". А само иранское руководство нынешняя администрация Белого дома считает реальной угрозой безопасности своей страны.

В этой обстановке решимость американского руководства разорвать сделку с Ираном (как это уже сделала администрация Д. Трампа с целым рядом международных и внутренних документов и решений прежнего руководства страны, начиная от реформы медицинского страхования и кончая выходом из соглашения о климате, которое Б. Обама подписывал с другими лидерами в Париже) вполне просчитываема. И то, что на Иран и у Д. Трампа, и у значительного числа конгрессменов и сенаторов совпадают точки зрения, не должно никого удивлять.

Вопрос теперь в том, как на подобное прореагируют те, кто эту сделку вместе с Америкой подписывал. Германия, Великобритания и Франция, вполне возможно, просто вынуждены будут отнестись к решению США "с пониманием". По крайней мере в позу они по данному конфликту становиться не будут. Но им четко надо понимать, что введение американских новых санкций против Тегерана - это и точно такие же санкции против компаний этих стран, которые уже намылились выходить на иранский рынок. А также постепенно восстанавливать с ним финансовое и банковское сотрудничество.

Отдельный разговор будет в этом случае о позиции России и Китая. Они с Ираном не просто после снятия ряда санкций стали активно налаживать торгово-экономические отношения, но и пытаются инвестировать в иранскую экономику. Соответственно, та же Россия, которую американцы со всех сторон обложили разного рода санкциями похлеще иранских, либо вообще вынуждена будет прекратить иметь какие-либо дела с США, либо наладить с Тегераном своего рода "союз обиженных", поскольку обе страны вместе с КНДР официально объявлены врагами Америки. Так что сообща им вроде как полегче будет с подобной проблемой бороться.

Китай же продолжает тактику заигрывания с США, и особенно в том, что касается торгово-экономических отношений. Профицит китайской внешней торговли с Соединенными Штатами составляет более 350 млрд. долларов. И если американцы "из-за Ирана" попытаются перекрыть этот товарно-денежный кислород китайцам, то тем мало не покажется. В то же время китайские власти активнейшим образом продолжают окучивать дочку Д. Трампа Иванку и ее мужа - советника американского президента Дж. Кушнера в том, что касается предоставления контрактов фирмам и компаниям, связанным с первой семьей Америки.

Если Китай откажется поддерживать Америку в плане введения новых санкций против Ирана (а скорее всего, так и будет), то у Соединенных Штатов есть масса рычагов, как Пекин за это наказать. Но при этом, что совершенно очевидно, пострадают уже и деловые интересы самого первого семейства США. А это для президента-бизнесмена страны Д. Трампа - момент более чем чувствительный.

И, наконец, какие варианты поведения могут быть в этой ситуации у самого виновника "ядерного торжества" Ирана? Иранское руководство уже неоднократно давало понять, что не боится угроз США, и намерено соблюдать условия сделки ровно до того момента, до которого их будут соблюдать американцы. А как они свои обещания нарушат, значит, и Тегеран будет свободен от каких бы то ни было обязательств, которые давались еще Б. Обаме. Соответственно, свою ядерную программу иранцы могут запустить в течение нескольких недель, а обладать ядерным оружием смогут через 5-6 месяцев (по оценкам американской разведки).

Но это произойдет только в том случае, если за это время США и Израиль не решатся ударить по иранским ядерным объектам крылатыми ракетами или с помощью бомбардировок с воздуха. Что может в этой обстановке произойти - также предсказуемо. Иран уже получает противоракетные комплексы ПВО из России плюс активно закупает самое современное другое вооружение. И вполне вероятно, что первые боевые "разминочные тренировки" российских противоракетных комплексов состоятся не в небе над Сирией, а вокруг ядерных объектов Ирана. Если, конечно, до подобного развития событий дело все-таки дойдет...

США. Иран. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > dn.kz, 15 октября 2017 > № 2350699 Юрий Сигов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 октября 2017 > № 2350690 Андрей Перцев

Что Кремль хотел и что получил от губернаторской ротации

Андрей Перцев

Попытки придать региональной кадровой политике системность заслуживают уважения. Однако выстроить некий порядок назначений в соответствии с объявленной устами лояльных экспертов программой у администрации президента пока не получилось

Администрация президента закончила череду губернаторских отставок и назначений – всего уволено и назначено было одиннадцать чиновников. Любой шаг Кремля сейчас трактуется как подготовка почвы к президентским выборам – Владимир Путин должен быть доволен явкой и результатом на них. Еще одно направление – заливка фундамента под поствыборную кадровую архитектуру.

Администрация президента привлекает молодежь, анонсирует участие в кампании телеведущей Ксении Собчак, думает об образе будущего и проводит массовую ротацию губернаторов. Одиннадцать глав регионов за пару недель – почти рекорд, но единой системы увольнений и назначений нет. При всех заявках президентской администрации на технократичность вал отставок выглядит проявлением хаоса, бессмысленной случайностью, а в части регионов назначения могут жителей скорее демотивировать.

Шоу продолжается

После смены куратора внутриполитического блока в президентской администрации первые перестановки в губернаторском корпусе прошли еще весной, и тогда они подавались как шоу: один день – одно имя. Федеральные телеканалы тиражировали новости об увольнениях, на эту тему шутил даже Иван Ургант, который назвал происходящее «фестиваль врио». Для более серьезных зрителей новым главам регионов сочинили термин «молодые технократы», хотя чистых технократов из семи назначенцев было полтора, а треть составляли пожилые силовики.

Шоу продолжилось осенью, для него нашелся свой бренд – «губернаторопад», и в первых его сериях были назначены как раз «молодые технократы» на место одиозных старожилов. Кремлевская герменевтика с зимы изменилась. Прошлые «молодые технократы» имели такую легенду: перспективных чиновников обкатывают в регионах, чтобы вернуть потом на значимые посты в правительстве или госкорпорациях. У новых врио миф оказался более всеобъемлющим: региональные назначения – образ будущего (это словосочетание в президенсткой администрации сейчас очень любят), вернее, образец поствыборной кадровой политики Владимира Путина.

Кремль хочет донести до нас, что президент будет делать ставку на молодых управленцев без особых политических претензий, которые знают, что и как делать, что такое блокчейн, биткоин и аджайл, успели поработать на федеральном уровне и готовы делиться опытом с регионалами. Модные губернаторы учатся в РАНХиГС, прыгают со скал – в общем, готовые лидеры нового поколения. Вот оно будущее, и к нему можно прикоснуться уже сейчас.

Чем больше указов об отставках и назначениях подписывалось, тем точнее неологизм «губернаторопад» описывал процессы – происходящее выглядит чем-то хаотичным, случайностью без особого смысла. Это острее воспринимается на фоне того, что порядок обещал выстроиться – список регионов, где должны были произойти перемены, кремлевские источники очертили, список возможных новых врио тоже. Это были молодые или средних лет бюрократы или депутаты (те же бывшие бюрократы): замминистры экономики Глеб Никитин, Максим Акимов; депутат Госдумы Владимир Гутенев; директор «Оборонпрома» Сергей Сокол; бывший мэр Самары, сенатор Дмитрий Азаров; глава ФАНО Михаил Котюков; замминистра строительства Андрей Чибис.

Первые три назначения в ряд «молодых технократов» (в кремлевском понимании) вписались, причем первые два назначенца сменили одиозных старожилов. Мэр Самары Дмитрий Азаров – самарского губернатора, бывшего главу Мордовии Николая Меркушкина, известного борьбой с Госдепом, Навальным и «планом Даллеса». Замминистра экономики Глеб Никитин пришел на смену главе Нижегородской области Валерию Шанцеву – этот варяг, выходец из мэрии Москвы времен Юрия Лужкова, за 12 лет губернаторства успел рассориться почти со всеми влиятельными силами.

В портретах Азарова и Никитина нашли сходство – оба с начесом и узких очках, в ход пошли шутки, что в Кремле запустили конвейер по производству чиновников. Третье назначение заставило задуматься: замминистра экономики Александр Цыбульский возглавил Ненецкий автономный округ – регион хоть нефтяной, но маленький и не сказать, чтобы очень богатый. Высокий федеральный чиновник оказался на посту фактически сельского района с небольшим городком в центре.

Неприятные неожиданности

Дальше началось брожение: в отставку должен был отправиться политический ветеран, глава Красноярского края Виктор Толоконский (варяг для края, он много лет руководил Новосибирской областью). Об увольнении он объявил публично, но указ об отставке все не появлялся. При этом кремлевские источники уже назвали основных претендентов на должность врио – главу «Оборонпрома» Сергея Сокола (креатуру Сергея Чемезова, гендиректора «Ростеха») и руководителя ФАНО Михаила Котюкова (считается близким к братьям Ковальчукам).

Назначения пришлось ждать три дня, и оно всех удивило – вместо «молодых технократов» врио стал спикер заксобрания края Александр Усс. Усс, которому 62 года, участвовал еще в губернаторских выборах 1999 года, в первом туре обошел главу Таймыра Александра Хлопонина, но во втором проиграл. Подковерная борьба за богатый регион явно зашла не туда, и ситуацию пришлось спасать назначением стороннего игрока – в истории назначений глав регионов это первый скандальный случай.

Судя по всему, то же самое произошло в Дагестане, где место Рамазана Абдулатипова, также анонсировавшего уход с поста, должен был занять относительно молодой силовик – замглавы Росгвардии Сергей Меликов. С Абдулатиповым в непростых отношениях был руководитель Чечни Рамзан Кадыров, но с силовиками отношения у него еще сложнее. Почему сорвалось фактически решенное назначение Меликова, не очень понятно, но его место занял глава думской фракции «Единой России» Владимир Васильев, тоже силовик, но отставной и уже немолодой.

Неожиданности продолжились назначениями в Орловскую область главы фракции КПРФ в Мосгордуме Андрея Клычкова и свердловского справоросса из Госдумы Александра Буркова в Омскую область. Обоих системных оппозиционеров можно назвать настоящими политиками-популистами, а вольные интерпретации двух назначений связаны с мэром Москвы Сергеем Собяниным. Клычков якобы был сослан от греха подальше как возможный конкурент Собянина на выборах главы столицы в следующем году, Бурков получил благодарность за отказ от участия в выборах свердловского губернатора, чтобы не мешать собянинскому ставленнику Евгению Куйвашеву.

И то и другое вполне допустимо; и то и другое может быть лишним свидетельством неуверенности власти в целом. Андрей Клычков – политик с перспективами, но общегородской известности у него нет, а бренд КПРФ в столице скорее тянет вниз (как пример – результаты муниципальных выборов этой осенью). На выборах мэра Екатеринбурга 2013 года Александр Бурков занял только третье место. Если от таких политиков на всякий случай откупаются губернаторскими постами, то можно себе представить, какова в восприятии власти вероятность этого всякого случая.

Сложную для власти Новосибирскую область с традициями политической борьбы и мэром-коммунистом Новосибирска Анатолием Локотем в комплекте возглавил вологодский сити-менеджер Андрей Травников, который честно признался, что ждал назначения в другой регион.

В анонсированный технократический ряд более-менее вписалось назначение главы Росморпорта Андрея Тарасенко губернатором Приморского края. А вот переход замминистра экономики Станислава Воскресенского, специализировавшегося на связях с восточными странами, в Ивановскую область тоже вызвал недоумение.

Завершились перестановки уходом псковского губернатора Андрея Турчака – наверх, на пост врио главы генсовета «Единой России». Отправив Владимира Васильева руководить Дагестаном, президентская администрация открыла для себя окно возможностей для перестановок в партии власти, которая полностью контролируется спикером Госдумы Вячеславом Володиным. Володину пришлось выбирать – усиливать контроль за думской фракцией в «ЕР» либо попробовать удержать и партию и фракцию.

Спикер, видимо, выбрал последнее. Депутатами-единороссами будет руководить проверенный володинец Сергей Неверов. Турчак Володину тоже не чужд – в нулевых руководил «Молодой гвардией ЕР», которую в партии давно курировал Володин, но псковский губернатор менее управляемая фигура. Его кресло в регионе занял замполпреда в Северо-Западном округе, молодой, но опытный аппаратчик и политик Михаил Ведерников.

Демотивация от администрации

Из ряда отставок можно вывести несколько следствий. Во-первых, выстроить некий порядок назначений в соответствии с объявленной устами источников и лояльных экспертов программой у администрации президента не получилось. Посыл был таков – назначаем молодых перспективных специалистов, которые умеют и любят развивать экономику и привлекать инвестиции. В итоге средний портрет получился таким – среднего возраста политик. Какую-то систему для губернаторских назначений Сергей Кириенко и его команда попытались ввести впервые, и не их вина, что выстроить стройные ряды молодых технократов, которые символизируют образ будущего, не вышло.

Время такое – остается только догадываться, до какого предела накалилась ситуация с назначением главы Красноярского края, что ее пришлось гасить назначением ветерана Александра Усса. При этом группировки, лоббировавшие свои кандидатуры, вряд ли остались довольны, и пик схватки за край оказался просто отложенным.

Попытки придать региональной кадровой политике системность заслуживают уважения – ни Владислав Сурков, ни Вячеслав Володин ничего подобного не делали, кадровый хаос в губернаторских назначениях царил всегда: спикеров заксобраний сменяли мэры и главы районов, федеральных инспекторов – депутаты Госдумы, и так далее. Единственным исключением можно считать делегирование кадров Юрия Лужкова в субъекты в 2005 году (уже помянутый Валерий Шанцев, Георгий Боос и Михаил Мень), но это скорее свидетельство лоббистских способностей мэра Москвы.

Сейчас пропагандистский эффект от рекрутирования молодых чиновников на губернаторские посты (а расчеты на него никто не скрывает) может быть очень сомнительным. «Молодые технократы» уходят туда, где их ждут, потирая руки, силовики, где царят социальные проблемы и лютуют местные влиятельные группы. Чиновники попрыгали со скалы, поучились современным методикам и приходят к региональной разрухе, где вся их перспективность будет стерта и уничтожена (исключением может служить разве что Нижегородская область).

Большой вопрос, послужат ли новые назначения росту явки и результата Владимира Путина на президентских выборах во многих регионах. Новосибирская область славна местным патриотизмом и политической борьбой и вряд ли примет варяга из небольшой Вологды, особенно если тот начнет приводить земляков и сослуживцев по «Северстали». Самой корпорации свалившийся на голову непрофильный актив тоже не сильно-то и нужен. Новосибирцев назначение Андрея Травникова удивило, но и они могут удивить Владимира Путина и Кремль явкой или протестным голосованием.

Жители Орловской области варягов уже повидали, и очередной назначенец, пусть и публичный коммунист, может их и не порадовать. То же самое можно сказать и об Александре Цыбульском в НАО, и об Александре Буркове в Омской области. В Красноярском крае обсуждается, что Александр Усс – кандидатура временная, а варяг-губернатор приедет после президентских выборов. Ожидание обмана со стороны Москвы не увеличивает доверия к власти, скорее наоборот.

Проект, который продуман медийно: похожая внешность части новых врио, учеба, эффектные жесты вроде прыжков со скалы, – кажется, так и останется вещью в себе. Вчера, под занавес отставок, Кремль объявил о старте нового проекта – «Лидеры России», который должен рекрутировать талантливую молодежь на новые посты. Видимо, губернаторская ротация должна была стать превью и рекламным роликом этого проекта – эффект от этого получился весьма и весьма сомнительный. Для молодых карьеристов назначения походят скорее на антирекламу: пройдешь обучение, поработаешь немного и поедешь спасать Ивановскую область от бюджетного дефицита.

Кремль может столкнуться еще с одним неприятным сюрпризом. Политики Бурков и Клычков могут получить школу реальной политической борьбы в сверхсложных условиях и выдержать ее. И этот проект явно не входит в планы президентской администрации.

Наконец, отставками по-настоящему довольны только жители Самарской, Нижегородской и Орловской областей, где ушли одиозные главы, да Дмитрий Азаров, который давно хотел поруководить родным регионом. В остальных случаях все довольствуются недосказанностью: а не временный ли назначенный сейчас врио (Усс, Васильев) – либо кадровыми решениями президента вряд ли удовлетворены – ни сами назначенцы, ни жители, ни покровители новых врио.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 октября 2017 > № 2350690 Андрей Перцев


Франция. Мали > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 14 октября 2017 > № 2350090 Диокунда Траоре

Результат французского вмешательства в Сахеле оказался положительным

Оливье Таллес (Olivier Tallès), La Croix, Франция

Дионкунда Траоре, бывший президент Мали (с 2012 по 2013 гг.), был гостем на Родосском Форуме, организованном Исследовательским институтом «Диалог цивилизаций». Этот «мозговой центр» находится в Берлине, и руководит им Владимир Якунин, бывший президент ОАО Российские железные дороги, которого причисляют к кремлевской элите.

Ла Круа: В январе 2013 года, когда французские вооружённые силы начали освобождать север страны от захвативших его групп исламских экстремистов, вы были временным президентом Мали. Можете ли вы вспомнить, в какой обстановке проходила эта операция?

Дионкунда Траоре: С самого начала международное сообщество посчитало, что это проблема сугубо малийского народа, которую мы должны решить самостоятельно, ограничившись силами Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС) или даже Африканского союза. В течение нескольких месяцев я убеждал всех, что речь идет о глобальной угрозе и что, оказав помощь нам, наши партнеры помогут также самим себе. В то же время Франция вела активную деятельность в Совете безопасности ООН, чтобы привлечь внимание постоянных членов Совета к данной проблеме и указать на угрозу развала нашей страны.

— 10 января 2013 г. исламисты из группировок Акми, Мужао и Ансар ад-Дин двинулись на юг Мали и вытеснили правительственные войска из стратегического поселения Кона… Какова была ваша реакция?

— Совместно с французскими властями мы определили красную черту, за которую террористы не должны были перейти ни в коем случае. Мы понимали, что Организация Объединенных Наций — это неповоротливая машина, в которой слишком поздно осознают всю угрозу. Спустя 72 часа после нападения экстремистов мне позвонил Франсуа Олланд. Он сказал мне: «Брат мой, ты считаешь, что они пойдут в атаку?» Он был настроен скептически. Я ответил «да», поскольку террористы осознавали свою силу. Французский президент заверил меня в своей поддержке, сказав: «Хорошо, но мне нужно официальное приглашение». Я составил соответствующее письмо. Именно это позволило нам не упустить момент три дня спустя. Когда эти люди (НДЛР: группы повстанцев) пересекли нашу границу, я отправил письмо и Франция вмешалась, имея единогласную поддержку Совета Безопасности. Если бы Франция не начала операцию «Сервал», террористы дошли бы до Бамако.

— Какой итог вы можете подвести по иностранным военным вмешательствам в Мали?

— Крайне положительный. Мали стояла на коленях. Благодаря вмешательству Франции в этом регионе, территория была освобождена. Но проблемы не были урегулированы раз и навсегда: асимметричная война против цивилизации в Мали по-прежнему идет, а страны Ближнего Востока финансируют вооруженные группировки и переносят свои конфликты на чужую территорию. Если против этих группировок, которые сеют террор, все еще необходимы военные операции, то с населением Севера необходимо установить открытый и искренний диалог.

Кроме того, задавшись целью доказать, что эти люди не являются гражданами «второго сорта», правительство увеличило количество проектов помощи населению Севера, тем самым вызвав волнения в стране — точнее, в ее центральном регионе. Стоит опасаться того, что проблемы Севера будут распростра-няться, поскольку от Кидаля до Каеса мы имеем дело с одинаковыми проблемами развития.

— Французское присутствие в Мали стало постоянным спустя четыре года после начала операции «Сервал». Не является ли это некой формой поражения?

— Изначально Франция не должна была оставаться на неопределенный срок. Совместно с Франсуа Олландом мы заложили некие основы для быстрого и по-шагового выхода из кризиса. Мы как следует обдумали все предстоящие шаги. Но нам не удалось осуществить этот переход, и на самом деле это вина нескольких малийских политиков. Они не поняли природы данной проблемы и считали, что мы сможем разобраться без Франции. Когда они поняли, что вы-брали неверный путь, мы уже потеряли два года. Вся работа была бесполезна и пришлось начинать всё сначала.

Тем временем миротворческая миссия ООН прибыла на место проведения опе-рации «Сервал». Вы сами прекрасно знаете, как это все происходит: эти миротворцы ООН — чиновники, которые зарабатывают себе на жизнь. Для некоторых из них чем дольше длится миротворческая миссия, тем лучше.

— Можно ли сегодня говорить о выводе французского контингента из Сахеля?

— Присутствие иностранного контингента должно продлиться ещё некоторое время. У нас нет армии. В этом регионе большинство стран имеют опереточные армии, способные лишь маршировать на параде в национальный праздник независимости, совершать государственные перевороты и нападать на невооруженных гражданских. Мы не можем обеспечить собственную безопасность. Это очень грустно и для Мали, и для Франции, и для всех стран нашего региона. Они помогли нам выжить. А мы, малийцы, не сыграли собственной роли в этом деле. Мы обязаны использовать наши скромные средства и нести хоть какую-то ответственность.

Франция. Мали > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 14 октября 2017 > № 2350090 Диокунда Траоре


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 октября 2017 > № 2350087

Трудный сосед

Катя Глогер (Katja Gloger), Handelsblatt, Германия

Два визита, два государственных деятеля, один — бывший канцлер, другой —президент ФРГ в отставке: Герхард Шрёдер и Йоахим Гаук. Два подробных разговора о Германии и России. Оба охотно согласились. Эта тема кажется им политически важной, в некотором роде она их даже захватывает. Оба являются в некотором смысле «понимающими Россию» — однако их позиции весьма различны. Один выступает за сближение и уравновешенность. Другой требует размежевания отграничения и дистанцию. Один желает дружбы почти любой ценой — другой убежден: с автократами нельзя сговариваться, даже если они так хорошо говорят по-немецки.

Два государственных деятеля, две позиции, которые символически свидетельствуют о чрезвычайных отношениях, оказавшихся в глубоком кризисе. Они поясняют, как трудно немцам общаться с путинской Россией и ее «суверенной демократией». С человеком, дважды дедом, который уже почти 18 лет правит в России — и тем самым правит дольше, чем Ангела Меркель. Мужчина в зените своей власти, который провозгласил «постзападный» поворот и пропагандирует отход России от Запада как выполнение ее исторической миссии. Недоверие и отчуждение, санкции и взаимные обвинения, даже конфронтация с военным устрашением — похоже, что германо-российские отношения достигли новой низшей точки.

Улучшения не предвидится. И это с канцлером, которая когда-то в ГДР победила на олимпиаде по русскому языку, которая любит русскую литературу и буквально хрестоматийную русскую способность страдать, которую она как-то раз описала так: «… принимать вещи такими, какие они есть, и признавать их. Это создает в жизни большее спокойствие».

С другой стороны, президент, который пять лет жил в ГДР и до сих пор хорошо говорит по-немецки, с мягким легким акцентом. Его отношение к Германии и к немцам «очень эмоционально», — говорит и Герхард Шрёдер. Он, мол, восхищается страной, ее культурой и действенностью. Обеих своих дочерей он послал учиться в немецкую школу в Москве. Он, мол, регулярно читает немецкие газеты. Германия всегда была для Путина воротами в мир.

Разве не были «партнерство во имя модернизации» или по меньшей мере «позитивная повестка дня» с Россией правилом немецкой внешней политики еще в начале украинского кризиса в 2014 году? Но теперь царит новая реальность: «конфронтация со значительным потенциалом для эскалации», так считает исследователь конфликтов из Франкфурта Ханс-Йоахим Шпангер (Hans-Joachim Spanger). В Европе существует угроза новой холодной войны. И некоторые говорят, что она уже началась. Во имя мира в Европе и немецкой ответственности перед историей: «Госпожа Меркель должна поставить все на то, чтобы эту новую холодную войну предотвратить». Так это видит Герхард Шрёдер, упрямый независимый человек, который за очень большое вознаграждение находится на службе у русских. В качестве многолетнего главного лоббиста спорного трубопроводного консорциума «Северный поток», а также как недавно избранный председатель наблюдательного совета нефтяного концерна Роснефть с преимущественно государственным участием он фактически поддерживает путинскую политику — на Украине и где бы то ни было еще. Обвинения в том, что он является «наемником Кремля» и что он получает «кровавые деньги» (газета (Bild), оставляют его на удивление равнодушным. Похоже, что для него речь идет о большем, чем только о деньгах. Гораздо больше Шрёдер хочет видеть свою деятельность в России как продолжатель традиционной немецкой восточной политики: бизнес как политика мира.

Более двух часов продолжается этот разговор в его офисе в Ганновере. Шрёдер постоянно возвращается к теме второй мировой войны, рассказывает о своих встречах с русскими ветеранами, о, как он говорит, «чудесном прощении». Герхард Шрёдер признает «родство душ» между немцами и русскими, даже «созвучие»: «Если эти две страны будут иметь хорошие отношения, то это стабилизирует и обезопасит мир в Европе». Немецкая политика в отношении России, убежден бывший канцлер, должна быть всегда нацелена на уравновешенность и понимание с Россией. В конечном счете Владимир Путин, мол, протянул руку для «исторического примирения» новой, лучшей Германии. Кроме того Германии, ее канцлеру стоило бы, наконец, отойти на достойную дистанцию от США: «США заинтересованы в слабой России».

Странная снисходительность

Пойти навстречу России, отменить санкции, заморозить аннексию Крыма, а также фактически признать российские зоны влияния, например, на Украине: здесь он пропагандирует близость и дружбу почти любой ценой. Владимир Путин? Реформатор, который должен управлять, собственно говоря, нереформируемой страной. С ним Шрёдера связывает дружба, неважно, насколько громко звучит критика ведущих СМИ. По его словам, этого требует хотя бы уже лояльность между «порядочными людьми». Так выражается германо-российское родство душ этих двух людей.

А вот и другой, Йоахим Гаук: пастор, правозащитник в ГДР, уполномоченный по делам «Штази» (министерство госбезопасности ГДР — прим. перев.), президент ФРГ, любитель читать нотации. Я разговаривала с ним в дождливый полдень в его новом светлом и просторном офисе на берлинской Доротеенштрассе. Небольшая ирония истории заключается лишь в том, что Гаука разместили в здании бывшего министерства юстиции ГДР. Это одно из его первых интервью после окончания его работы на посту президента. Он скорее скуп на официальные выражения. Однако все же хочет четко высказать свое мнение о Путине, России и немцах. В качестве президента ФРГ ему пришлось однажды встретиться с Владимиром Путиным. Протокольно необходимая встреча с избранным тогда в третий раз российским президентом, который в мае 2012 года прибыл в Берлин со своим первым визитом. Краткое обязательное рукопожатие. Для протокола намек на улыбку. Состоялся «очень откровенный» разговор о развитии правового государства, так звучало официальное изложение этой встречи, позднее стало известно, что беседа была довольно острой. Гаук даже отказался от ответного визита в Москву. Он отказался также оказать честь Путину и приехать на открытие Олимпийских зимних игр в субтропическом Сочи. Гаук никогда не был в России.

Однако с такими людьми, как Владимир Путин, он имел дело всю жизнь, с этими вызывающими страх исполнительными офицерами секретной службы. Его отец просидел почти четыре года в сталинском сибирском ГУЛАГе. Сам он жил при господстве вышколенных в Москве кадров СЕПГ. Позже он как первый уполномоченный по делам «Штази» распустил одну из самых могущественных восточных секретных служб. Акты ее жертв составляют километры. И акты преступников тоже километры.

Йоахим Гаук считает своей заслугой то, что «понимает власть». Откуда эта странная немецкая снисходительность к авторитарному правителю, откуда эти «сияющие глаза» всех этих «понимающих Путина», в которые он все еще смотрит? Почему столько понимания для того, кто в Европе силой передвигает границы и демонстративно презирает западные ценности? Откуда это восхищение сотрудником чудовищной секретной службы, которая заверяет свою страну, что у нее есть враги всех мастей и сеет в сердцах людей страх и агрессивность? Только потому, что он отображает страхи глобализации и гнев АдГ в отношении элит, подпитывает глубокий немецкий антиамериканизм?

Для Гаука порой столь мягкий немецкий взгляд на этого автократа граничит с почти «гротескным отказом от реальности». Путин был агентом угнетателей. Он принадлежит к ведущим личностям одного из интернационалов, которые постоянно возникали в разные времена: интернационал антимодерна. «Военная вина и историческая ответственность Германии по отношению к России и бывшему Советскому Союзу требуют понимания и поддержки жертв авторитарной политики — а не тех, кто все это делает. На это должна равняться германская политика в отношении России: «Мы должны спросить себя, действительно ли мы хотим быть адвокатами тех, кто враждебно относится к нашим ценностям. Мы скорее из-за своей вины вынуждены стать адвокатами тех, по отношению к кому творится несправедливость». Будь это ценой долгого ледяного периода, отхода, возможно, даже конфронтации: Немцы, считает Гаук, должны, наконец, попрощаться со своими русскими иллюзиями. Слишком долго они лелеяли мечту о России, которой никогда не было. Так можно понять Гаука: Время заигрывания прошло.

Бизнес сводит вместе немцев и русских

Ни в одной другой западной стране не спорят так страстно о России и ее будущем, как в Германии. Ни одна другая западная страна не кажется столь зафиксированной на далеком соседе на Востоке.

Немцы и русские: это история совершенно особых отношений. Ее характеризуют противоположности и противоречия, предрассудки и страхи, но также и глубокая ненависть. Постоянно немцы и русские становились друг для друга смертельными врагами. Но было и взаимное восхищение, почти мифическое просветление. Россия — страна-мечта, «которая граничит с Богом», восхищался поэт Райнер Мария Рильке. Немцы и русские упивались друг другом в поисках «русской души» и «немецкой сущности», рассматривали друг друга в различных проекциях. Это были также две культурные нации, которые чувствовали, что их не понимают и с опасной претензией на то, что именно они могут вылечить мир, даже должны. Еще и сегодня говорят о «судьбе», когда речь заходит о русским и немцах. Немцы и русские — русские и немцы: две страны, два народа, которые тысячу лет не могут жить друг без друга.

Эти часто роковые, запутанные, почти судьбоносные отношения историк Герд Кёнен (Gerd Koenen) назвал однажды «российским комплексом». Особые пути, которыми они шли, постоянно вели в пропасть. Они встретились как успешные торговцы. Балтийское море как средневековое «Мировое море» связывало то мультиэтническое огромное пространство между Скандинавией и Волгой, в котором жили предки русских и немцев.

Совместные экономические интересы свели вместе дальних торговцев и местные элиты — уже в начале совместной истории существовало в широком смысле германо-русское партнерство по модернизации, в котором технологии (с Запада) обменивались на сырье (с Востока). Так, например, превращение Ганзы в мировую торговую державу было бы невозможно без бизнеса с русскими. Он свел немцев и русских вместе. Но притязания на власть и истину церквей в Риме и Византии с самого начала разделили их.

Возникла европейская культурная граница. Запад и Восток были разделены железным занавесом веры. Просвещение и эмансипация, расцвет Запада, собственно говоря, так никогда и не дошли до России. Скорее русские цари как автократические правители божьей милостию и хранители истинной — православной веры предъявляли свои претензии на мировое господство. Это была огромная разница: в России такие сферы как мораль, религия, государство и право никогда не были разделены — и сегодня тоже, в путинской «суверенной демократии». Немногим немецкоговорящим путешественникам по России в ранние времена было свойственно одно: как представители морально якобы превосходящего Запада они изучали выглядящее по-азиатски царство, которое они в принципе рассматривали как более слабое и отсталое. В этом иерархическом отношении русские всегда занимали последнее место. Они считались наивными, непредсказуемыми и жестокими «варварами», которые добровольно дают себя угнетать.

От этой как плохой, так и неправильной характеристики русские в принципе так никогда и не избавились — наоборот: еще спустя сотни лет Адольф Гитлер смог использовать глубоко засевшие страх и предрассудки, когда он формулировал свою «восточную политику» — так он ее называл. Это было завоевание пространства на Востоке, которое следовало германизировать, обратить в рабство или уничтожить якобы славянских недочеловеков. Немцы постоянно представляли российским правителям планы авторитарной модернизации. С немецкой помощью царь Петр Великий подтолкнул своих подданных «из тьмы незнания» в просвещение — в направлении Запада. Он варварскими методами выбивал из своих русских «варварство». Идея о том, что прогресса можно достичь принуждением, пришла, собственно, из примера «образцового полицейского государства», как в немецких землях. Немцы продвигали вперед военную и управленческую реформы, они исследовали Сибирь, осваивали это бесконечное, непокорное пространство в некотором роде для «Запада».

Создание Российской Академии Наук в новой столице с немецким названием — Санкт-Петербург — произошло прежде всего с немецкими учеными. В этом отношении русские чаще всего были трудно «воспитаемые» «ученики», а немцы их «учителя», которыми восхищались и которых одновременно боялись, но также и презирали. Одна немка, энергичная девушка из Штеттина ( так в тексте — прим. перев.), завершила превращение России в империю: как товар на ненасытном свадебном рынке европейских княжеств ее послали выйти замуж в Россию, писала Софи Аугусте Фридерике фон Ангальт-Цербст. Как Екатерина Великая она вписала Россию в мировую историю. Убийца царя и своего супруга, которая с помощью путча пришла к власти и 34 года непреклонно осуществляла правление. Дисциплинированно работавшая женщина с неуемными страстями к русскому любовнику и тонким чутьем нюансов возможного, самопровозглашенная слуга своего народа, портрет которой некоторое время стоял на письменном столе в офисе канцлера ФРГ Ангелы Меркель — по каким-бы то ни было причинам. В 1783 году царица аннексировала полуостров Крым, тем самым еще более уменьшилось влияние османской империи в черноморском регионе.

Теперь Россия будет выполнять свое цивилизаторское предназначение как «европейская держава», распорядилась она. Новая аннексия Крыма в 2014 году стала, однако, скорее символом отхода России от Европы. Ведь Крым позиционировался Владимиром Путиным как фактически святое место национального русского возрождения: «Россия не поддастся политике порабощения Западом!» Немцы занимали при царском дворе ключевые позиции в управлении и в армии, посты министров. Они служили «династической диктатуре» верно и лояльно, уже ранее имея успех в «русском бизнесе». Их предприятия росли и становились торговыми империями, охватывающими весь мир. Они связывали российские рынки с рынками в Новом Свете, с Южной Америкой, Ближним Востоком и Азией. И с помощью своих банков они за высокие оклады доставали также необходимый капитал для технологической модернизации царской империи. Они были олигархами своего времени, и некоторые сделали невероятную русскую карьеру. Только что отпраздновавший свое 24-летие мекленбургский сын пастора Хайнрих Шлиманн начал в 1846 году свою русскую жизнь как торговый агент в Санкт-Петербурге. Стал самостоятельным, импортировал сырье для растущей русской текстильной промышленности, прежде всего синюю краску индиго для ткани.

Во время крымской войны Шлиманн занимался контрабандой в Россию таких важных для войны веществ как свинец, сера и чилийская селитра — и так много заработал на уже тогда безгранично грязном бизнесе с этой войной, что уже скоро стал одним из богатейших людей России. «Здесь я считаюсь самым хитрым, прожженным и способным торговцем», — сообщал он. С 1864 года мультимиллионер ликвидировал свои русские дела и инвестировал в другую страсть — в археологию. Он изучил древнегреческий и латынь — и затем раскопал античную Трою, легендарные «сокровища Приама». Они были выставлены как «золото Шлиманна» в Берлинском музее античной и ранней истории. В начале мая 1945 года все было сложено в зенитном бункере у Зоологического сада. В неприметных ящиках. Сокровища пропали после передачи этого бункера Красной Армии.

Полвека почти никто не знал, что эти военные трофеи были спрятаны в тайном запаснике Московского Пушкинского музея, в двух шагах от Кремля. Лишь в 1996 году эти золотые сокровища — давно уже рекламированные как собственность российского государства — впервые снова были представлены публике. Правительство ФРГ, со своей стороны, требует возвращения «трофейного искусства» — и это тоже одна из переплетенных германо-российских историй.

В первую мировую войну они стояли друг против друга как смертельные враги: имперские амбиции двух связанных родством царей были сильнее, чем экономические переплетения и духовное сближение, чем музыка и литература. Под конец правительство кайзера направило на Россию «самое ужасное из всех оружий», как позже писал Уинстон Черчилль — коммунистического профессионального революционера Владимира Ульянова, который называл себя Лениным. Он действительности был человеком, у которого не было сомнений. «Распад, разложение страны врага изнутри» — с самого начала было частью немецкой военной стратегии. Для созданного при министерстве иностранных дел «Фонда рептилий» до 1918 года было переведено 382 миллиона марок для подрывной деятельности. «Разложение» включало в себя также и осуществление революции в России.

В апреле 1917 года правительство кайзера разрешило проезд через Германию Ленина, его жены и добрых двух десятков сторонников в пломбированном железнодорожном вагоне из швейцарской эмиграции, чтобы они через Швецию и Финляндию попали в Россию. Там Ленин должен был с помощью значительной финансовой поддержки из Германии развязать революцию и заключить сепаратный мир.

Духовная антимодель

Всемирное историческое значение этой поездки на поезде долгое время недооценивалось. В действительности же Ленину удалось спустя несколько месяцев привести к перевороту в уставшей от войны, социально разорванной и голодающей стране. В пропагандистски возведенном до «октябрьской революции», а фактически проплаченном государственном путче в 1917 году окончательно пропала не только старая Россия, но и новая Россия февральской революции 1917 года, Россия первых, осторожных реформ.

С ленинского «красного октября» начался страшный путь советского века: восхождение к мировой державе, сопровождаемое на протяжении десятилетий безграничным насилием и сумасшедшим террором, жертвами которого стали миллионы советских граждан — до 20% населения. Путч Ленина и мирное соглашение с кайзеровской Германией смогли оттянуть поражение Германии, но не остановить. Вскоре две страны, изгнанные из мирового сообщества, стали партнерами, полными противоречий и страшно похожими друг на друга: мечтающие о мировой революции коммунисты Советской России и жаждущие реванша консервативные элиты в Германии после Версаля. Две парии мировой истории, которым было словно предсказано и далее быть предназначенными друг для друга в некоей «общности судеб», также и когда речь шла о новом завоевании «средней Европы», таких государств как Польша, которая вскоре снова попала в тиски обеих «соседей». Россия, похожая на духовное прибежище, казалась многим немцам антиподом западного модерна со всеми его кризисами. Была ли эта якобы столь близкая к Богу «униженная» Россия первоначально и по природе своей верующая истинным обществом людей, готовых к жертвам? Обещание спасения — это невозможно понять умом?

Россия казалась альтернативой апокалиптического бесчеловечного капитализма со своей западной «цивилизацией», которая принесла лишь нужду и войну. Вскоре возник новый миф о России: германо-российская «общность судеб» как выражение совместного восстания против системы ценностей Запада. «Такими паролями до 1933 года авторы консервативной революции боролись с прозападной ориентацией Германии», говорит ведущий немецкий историк Хайнрих-Август Винклер (Heinrich-August Winkler) об опасном мифе «общности судеб» и питательной духовной среде мечтающих о России, как, например, в АдГ и у Левых. «Россия и Германия должны рука об руку вместе идти в будущее», — писал Томас Манн в 1921 году и выразительно добавил: «Нет ничего более истинного в духовном плане». Немцы и русские — два больших страдающих народа, однако предназначенные к страшному будущему. Просто естественные союзники, завоевывающие Европу.

Так начался страшный германо-русский «особый путь», который привел сначала к Рапалло и к новому вооружению Германии, а позже к пакту Гитлера-Сталина, к военному союзу двух диктаторов, которые в полном согласии разделили между собой Восточную Европу. То, что вторая мировая война для Советского Союза началась не только 22 июня 1941 года, а в день ввода советских войск на восток Польши уже 17 сентября 1939 года, что вермахт и Красная Армия провели совместный парад победы и также что террористические секретные службы гестапо и НКВД там координировали свои действия — все это сегодня не относится к официальной российской картине истории, об этом даже не вспоминают. В государственной памяти, направляемой политологами, почетное место занимает также Сталин как полководец и экономический менеджер — а путинский министр культуры Владимир Мединский имеет право работать над конструкцией новой российской правды: он расценил пакт Гитлера-Сталина как «колоссальный успех сталинской дипломатии». Ничто из этого не уменьшает германскую вину. Невысказанное, что однако постоянно приходится высказывать.

Немцы и вермахт совершили преступления против народов Советского Союза в Бабьем яре, в Ленинграде и в тысячах мест в стране, имена которых в Германии почти никто не знает. Центром расистской войн на уничтожение стали Белоруссия и Украина, сегодня второе по площади государство Европы. И это тоже относится к правде о «Великой отечественной войне». А то, что советские люди позже милосердно протянули немцам руку,это все еще похоже на чудо. Обещания многих немцев дружить — также и такое обещание Герхарда Шредера — подпитывается чувством вины из-за этого «чудесного прощения» также как и сознательно демонстрируемый траур Йоахима Гаука. Ему принадлежит заслуга, что он как президент ФРГ вспомнил о судьбе более чем пяти миллионов советских военнопленных, из которых более трех миллионов умерли в муках. Также и они стали жертвами войны на уничтожение, которую вскоре после ее окончания забыли или все свои страдания обратили против немецких военнопленных в советских рабочих лагерях. Так функционировала политика истории по западногерманскому образцу.

Проигравшие в истории

Настоящей компенсации выжившим никогда не было. Лишь спустя 70 лет после окончания войны в 2015 году правительство ФРГ пошло на символический жест, так называемое «признание вины» в виде выплаты по две с половиной тысячи евро. Десятилетиями правда о войне замалчивалась, как в ФРГ так и в «антифашистской» ГДР и в Советском Союзе, там ее похоронили под помпезно инсценированными мифами о победе в «Великой отечественной войне».

Лишь при гласности Михаила Горбачева советские граждане узнали истинное число жертв: свыше 26 миллионов человек, из них до 18 миллионов — гражданское население. Изучена, пережита эта правда однако так никогда не была. Опыт сталинского террора сформировал Михаила Горбачева, крестьянского сына из пыльных степей российского юга, выросшего в глубокой бедности. Ему, романтическому идеалисту, который верил в демократический социализм, в своего рода вторую Пражскую весну для Советского Союза, довелось в 1989 году изменить мир. Мирные революционеры ГДР, западного фронтового государства на Востоке, надеялись на то, что дело не дойдет до «китайского решения», до кровавого подавления протестного движения. И в этот единственный раз большой «советский брат» их не разочаровал.

Пала стена. Однако ровно 400 тысяч размещенных в ГДР солдат Красной Армии и их танки оставались в казармах. И они также не пришли на помощь отчаявшемуся офицеру КГБ Владимиру Путину, который оказался окружен в Дрезденской резидентуре советской секретной службы немецкими демонстрантами. Насилие более не было вариантом для Горбачева. Правда американцы и немцы некоторое недолгое время чествовали его. Однако в видении «Горби» Общего Европейского дома они были так же мало заинтересованы, как и в стратегической экономической помощи, возможно, своего рода плане Маршалла. И вскоре из Михаила Горбачева получился трагический герой, хотя и любимый немцами русский, которого однако не понимали и презирали в собственной стране. Там он был предателем, на котором лежит ответственность за развал Советского Союза, жалкий конец супердержавы. Прежде всего в сравнении с объединенной Германией он был безусловно проигравшим в истории, люди в России остались в состоянии коллективного унижения, к которому они в течение лет недовольно привыкали, колеблясь между комплексом неполноценности и чувством превосходства.

Большой демократический шанс, российский шанс века, в 90-е годы был упущен прежде всего собственными коррумпированными элитами. И также и у Владимира Путина есть свое совершенно собственное представление о демократии и правовом государстве. Дело не стало проще от того, что освоение очень сложного постсоветского пространства в основном было предоставлено технократическому ЕС и президент США Джордж Буш думал, что должен нести факел свободы вместе с членами НАТО именно в Грузию и на Украину. Каким-то образом Россия все же относится к Европе, однако остается вне ее. Российские элиты искали однако больше чем интеграцию в Запад — безопасность от Запада, включая зону влияния «привилегированных интересов». Железный занавес пал. Однако остался забор из колючей проволоки НАТО, а восточнее от этого — пустынный духовный ландшафт.

Именно в эти годы в Германии не было воли и экспериментов для сильного стратегического усилия: новая Восточная политика для Восточной Европы — постсоветские государства и Россия. Слишком долго полагались на германо-российскую мужскую дружбу Шрёдер-Путин, Россия — как главное дело: экономическое переплетение прежде всего в энергетическом секторе сделало бы это реальной политикой — в привязке к экономическим компонентам восточной политики, таким, как легендарная сделка с трубами для газопровода. Так Герхард Шрёдер хотел позиционировать себя как наследник Вилли Брандта по Восточной Европе. Однако Восточная политика Вилли Брандта не была связана с соглашениями с лидерами, как позже у Эгона Бара или у Гельмута Коля, которые делали ставку на «безопасность путем умиротворения»: говорилось, что реформы в Восточной Европе и в Советском Союзе должны были начаться сверху, они не должны делаться правозащитниками и диссидентами. Народ, мол, должен стать в конце очереди.

Уже вскоре критики задали вполне справедливый вопрос: откуда у Запада право просто замалчивать репрессии этих режимов. Внешний мир нуждается во «внутреннем мире» между гражданами и их государством — все иное просто «дурацкая утопия». С этой правдой чешский правозащитник и позже президент Вацлав Гавел еще в конце 1989 года столкнулся с восточноевропейской политикой. Франк-Вальтер Штайнмайер продолжил это с «партнерством для модернизации». Экономическое переплетение, по его словам, создает безопасность, а безопасность укрепляет мир. Это была огромная ошибка. Канцлер ФРГ Шрёдер продавал свою российскую политику как «европейскую восточную политику».

С внешнеполитическим поворотом Путина, который проявился с 2007 года, а самое позднее в 2014 году выяснилось, что такое политическое равновесие было неправильным. Достаточно было одному нарушить его — например, в Крыму или на востоке Украины. При этом Владимир Путин надеялся на понимание со стороны немцев. В своей речи по поводу «возвращения Крыма в состав Российской Федерации» он четко указал на роль Москвы во время переговоров об объединении Германии: после развала Советского Союза, сказал он, «русский народ стал одним из крупнейших, если не самым крупным разделенным народом на планете».

В отличие от других (западных) союзников Россия поддержала стремление немцев к единству нации. «Я уверен, что вы это не забыли, и надеюсь, что граждане Германии поддержат также и стремление русского мира, исторической России к объединению». Это был сильный просчет: ибо Ангела Меркель была против каких бы то ни было германо-российских особых отношений, против российских зон влияния и сантиментов. Она чувствовала, что Путин и его политика непредсказуемости обошли ее, даже обманули. Кстати, Германия и Россия с 1939 года более не заключали никаких территориальных соглашений, ядовито сообщили из МИДа. Вместо этого ЕС объявили и продлили под немецким руководством санкции. Сегодня в Берлине говорит о том, что «неверно прочитали Путина», что не хотели видеть его стратегический отход от Европы.

Что недооценили в Берлине: Владимир Путин чувствует себя достаточно сильным, чтобы выйти из заявленного в 1989 году демократического свода правил, такого, как, например, Парижская хартия, которая, по его представлениям, противоречит национальным российским интересам. Путинская новая внешняя политика нацелена на отказ США от роли мирового лидера и на глубокую обеспокоенность Запада. Его внутренняя раздробленность и пропагандистски подогреваемое и финансируемое Кремлем усиление антиевропейских популистов дают ему шанс создать конфликт мирового порядка. Так российский министр иностранных дел Сергей Лавров использовал свое выступление на Мюнхенской конференции по безопасности в прошлом феврале для того, чтобы сообщить собравшимся руководителям политики безопасности пожелания и волю своего президента, согласно которым Россия теперь пойдет по пути «постзападного» миропорядка.

Старые элиты должны будут дать простор новому, мультиполярному порядку суверенных государств в своего рода оркестре великих держав, в котором каждый следует своим «национальным интересам». Один немец, который уже много лет дружит с Путиным, сказал, что отношение Путина к Западу можно свести к одному предложению: «Можете меня лизнуть в…!» Чувствуя себя морально и в военном отношении снова на правильной стороне истории, путинская Россия определяет себя как часть «глобального Незапада»: «Россия снова учится быть самой собой», —говорится в российских СМИ. А конфронтация является германо-российской реальностью. Ибо Германия, как можно предполагать, не последует за Россией и ее президентом по пути в «пост-западный» мир. Этот путь ведет из Европы и в исторический тупик. А Россия должна оставаться для Германии всегда самой важной страной восточнее границ ЕС и НАТО, оставаться привязанной к ее людям. А Германия должна поддерживать ее в поисках внутреннего мира — ибо люди в России ничего не заслужили так сильно, как, наконец, жить в мире с самими собой и со своими соседями.

Однако Россия «для немецкой политики не важнее, чем совокупность немецких отношений с ее восточными соседями», — сказал многолетний политик из СДПГ Карстен Фойгт (Karsten Voigt). И: «Тот, кто стремится к цели надолго согласовать европейский мирный порядок с включением России, не должен переставать измерять поведение российского руководства обязательными принципами и нормами такого порядка». Возможно, это так: иногда требуется дистанция, чтобы рискнуть начать заново. Во имя дружбы и мира.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 октября 2017 > № 2350087


Финляндия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 октября 2017 > № 2350085

«Финны держат свое слово»

Тимо Хаапала (Timo Haapala), Ilta-Sanomat, Финляндия

Павел Кузнецов приступает к дипломатической работе в Хельсинки в третий раз — теперь в качестве главы посольства.

В первый раз он приехал в Финляндию в 1980 году, еще в советское время.

«Здесь 37 лет назад началась моя дипломатическая карьера. Мой сын родился здесь в 1981 году. Финляндия занимает особое место в моем сердце».

Сейчас сын живет со своей семьей в Москве. В Хельсинки Кузнецов приехал с женой. Супруги привезли с собой из Москвы собаку.

Ilta-Sanomat: Как Финляндия изменилась с тех пор, как Вы приехали сюда в первый раз?

Павел Кузнецов: Я уехал из последней командировки в 1996 году, и практически не бывал здесь с того времени. Конечно, за 20 лет здесь что-то изменилось. Финляндия стала более открытой, стала более мультикультурной страной.

По прошлому опыту я знаю, что финны умеют держать слово, и договоренности с ними всегда прочные. Я очень ценю это качество.

Я также надеюсь, что традиции посещения сауны, которые одинаково нравятся и финнам, и русским, здесь по-прежнему соблюдаются.

— Вы были здесь во времена Советского Союза. Какую должность Вы тогда занимали?

— Я приехал в Финляндию сразу после окончания МГИМО в 1980 году. Я начал с самой низшей должности атташе, а уехал в 1996 году уже советником посольства.

В течение десяти лет я выполнял различную работу на улице Техтаанкату — занимался вопросами протокола и работой с прессой, внешней политикой и двусторонними отношениями.

— Вы хорошо говорите по-фински. Где Вы учили язык, и было ли это трудно?

— Я учил финский язык в институте. Конечно, финский язык трудный. Ведь финно-угорские языки относятся к самым сложным языкам мира. Потом я работал в Финляндии в течение десяти лет. Однако я должен признаться, что мой финский стал гораздо хуже, ведь я не говорил на нем больше двадцати лет. Надеюсь, через какое-то время он восстановится. Я помню финскую мудрость «навык мастера ставит» (harjoitus tekee mestarin) и стараюсь тренироваться как можно чаще.

— Не являетесь ли Вы родственником знаменитого советского адмирала Николая Герасимовича Кузнецова?

— Нет. Вы, наверное, знаете, что фамилия Кузнецов — одна из самых распространенных фамилий в России. Как Сеппянен или Сеппяля в Финляндии.

— Кто Ваш любимый русский писатель?

— Трудно сказать. В русской литературе очень много гениальных писателей. Из классиков XIX века это, пожалуй, Лев Толстой. Из советских писателей — Михаил Булгаков и Михаил Шолохов. Из современных авторов я читаю Бориса Акунина.

— Какое Ваше любимое финское блюдо?

— Финский суп из лосося со сливками и карельские пирожки.

Финляндия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 октября 2017 > № 2350085


Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > kapital.kz, 14 октября 2017 > № 2349505 Даурен Абаев

Даурен Абаев прокомментировал ситуацию на казахстанско-кыргызской границе

На этой неделе был усилен контроль по всему периметру госграницы Казахстана

Министр информации и коммуникаций РК Даурен Абаев прокомментировал BNews.kz ситуацию на казахстанско-кыргызской границе.

«Ведется плановая работа. Усилен контроль по всему периметру государственной границы Казахстана. Средствами массовой информации сделан акцент на казахстанско-кыргызском участке из-за высказываний Атамбаева. Насколько мне известно, в связи с президентскими выборами аналогичные меры предприняты и другими сопредельными государствами. Это нормальная практика», — сказал министр.

Григорий Марченко назвал различия в экономике Казахстана и Кыргызстана

Даурен Абаев отметил, что на границе с Кыргызстаном Пограничной службой Казахстана усилен досмотр лиц, транспортных средств, грузов и товаров. При этом каких-либо ограничений или запретов на пересечение границы наложено не было.

«Только за последние три дня были зафиксированы многочисленные факты нарушения транспортного и таможенного законодательства кыргызскими перевозчиками. Так, из 447 проверенных транспортных средств выявлено 78 автомашин, следующих с грубыми нарушениями. Это превышение весогабаритных параметров, осуществление каботажных перевозок, отсутствие казахстанского бланка разрешения и другие. Кроме того, семь пассажирских автобусов помещены на штрафстоянку за отсутствие разрешения на осуществление регулярных пассажирских перевозок. Всего за вышеуказанные нарушения наложены административные штрафы на общую сумму свыше 3 млн тенге», — рассказал министр.

Бакытжан Сагинтаев ответил на высказывание Алмазбека Атамбаева

Кроме того, с момента усиления фитосанитарного контроля выявлено пять фактов нарушений. Всего возвращено продукции весом 25 тонн и наложено штрафа на сумму 68 тыс. тенге, сообщил Даурен Абаев.

О ситуации на казахстанско-кыргызской границе Правительство РК будет регулярно информировать граждан страны, сказал глава ведомства.

Казахстан. Киргизия > Внешэкономсвязи, политика. Таможня > kapital.kz, 14 октября 2017 > № 2349505 Даурен Абаев


Россия. США > Металлургия, горнодобыча. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 13 октября 2017 > № 2350658 Максим Орешкин

Максим Орешкин: Мы готовы способствовать реализации бизнес идей американских инвесторов в России

В Вашингтоне Министр экономического развития РФ Максим Орешкин провел встречу с представителями деловых кругов США. Мероприятие организовано совместно с Американо-Российским деловым советом (АРДС).

Министр рассказал о ситуации в российской экономике и торгово-экономическом сотрудничестве двух стран. «Важен тот процесс, который происходит с точки зрения изменения ожиданий. Когда в декабре-январе я выступил с прогнозом роста ВВП России в 2%, все называли это чересчур оптимистичным прогнозом, и никто в это не верил. Сейчас, если посмотреть - прогноз МВФ уже фактически 2%, ОЭСР - 2%. Настроение у компаний, у людей тоже меняется», - заметил глава Минэкономразвития России.

При этом Максим Орешкин отметил, что экономика начала восстанавливаться и расти. «Сейчас мы видим, что оптимизм растёт как среди российских компаний, так и среди иностранных инвесторов. Конечно же, это приводит к более активному росту инвестиций, появлению новых бизнес-планов, проектов», - добавил он.

По его словам, состоялась живая дискуссия о российско-американских отношениях. «Россия открыта для сотрудничества и готова способствовать успешной реализации бизнес-идей американских инвесторов на территории нашей страны», - заметил он.

Отвечая на вопрос американских бизнесменов о доли государства в России, Максим Орешкин отметил, что она сокращается. «Когда говорят о высокой доле государства в экономике, это не означает, что у нас эта ситуация в каждой отрасли. Государство сильно сконцентрировано - нефтегазовая, банковская сфера, оборонная промышленность. Есть области, где государства, действительно, очень много из-за того, что эти отрасли играют очень важную роль в структуре экономики, получается, что и в целом по экономике доля государства высокая. При этом очень много отраслей, где доля государства не высокая», – рассказал глава Минэкономразвития России.

В ходе поездки в США Максим Орешкин проведет ряд встреч с американскими компаниями, которые работают на российском рынке и инвестируют в финансовые инструменты долгового рынка, рынка акций, чтобы разъяснить, что происходит в российской экономике, какие реформы были реализованы в последние годы, и как будет двигаться ситуация дальше.

Россия. США > Металлургия, горнодобыча. Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > economy.gov.ru, 13 октября 2017 > № 2350658 Максим Орешкин


Испания > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 13 октября 2017 > № 2350619 Владимир Жириновский

ЛДПР за политическую силу и против политической слабости

Глава Каталонии Карлос Пучдемон пошел против воли Мадрида, подписав декларацию о независимости, но сделать решающий шаг так и не осмелился

Правительство Испании отвергло декларацию о независимости Каталонии, подписанную накануне главой автономии Карлосом Пучдемоном. Каталонский лидер подписал документ, но призвал региональный парламент отложить вопрос до согласования его с Мадридом. Подобные действия являются проявлением политической слабости.

Тем более что отделение Каталонии от Испании — всего лишь вопрос времени. В будущем Европа будет состоять из городов-республик, поэтому признание независимости автономии неизбежно. Пусть даже это произойдет через 10 лет. Но все пойдет по одному сценарию. Так же, как отделятся Шотландия, Уэльс, Северная Ирландия, Валенсия. Будущее Европы — города-республики. Сегодня 20-30 государств, на их месте появится 300. Ну и что? Зато люди не будут проявлять такое враждебное отношение друг к другу.

Глава Каталонии пошел против воли Мадрида, подписав декларацию о независимости, но сделать решающий шаг так и не осмелился. Карлос Пучдемон просил региональный парламент сначала найти точки соприкосновения с испанским правительством, хотя за отделение автономии проголосовали 90,18% каталонцев. Это политическая слабость. Она губительна.

России также следует бороться с политической слабостью — своей собственной. Эта слабость зачастую проявляется во внешней политике. ЛДПР настаивает, что нам необходима более жесткая линия. В МИДе должен быть человек, который будет жестко отстаивать наши интересы по всему миру.

Отечественной дипломатии следует продемонстрировать железную волю и неустрашимость, о чем неоднократно говорила ЛДПР. На международной политической арене Россию должны представлять люди, способные полностью отстаивать интересы державы. А у нас дипломатия вялая. Она спохватывается в последний момент, пытаясь сгладить ситуацию, решить возникающие конфликты. Вот, например, инцидент с Северной Кореей и испытаниями ядерного оружия. КНДР не должна угрожать всему миру, это верно. Но пусть и США тогда не угрожают. Корейский народ имеет право жить так, как он хочет. Американцы нагло заявляют, что если какая-то страна будет сотрудничать с КНДР, то Америка порвет с ней отношения. И наши дипломаты еще анализируют эту глупость. Такого быть не должно.

Между тем США постоянно пытаются навязать России политику страха, снова стремятся втянуть Россию в гонку вооружений, намереваясь повторить сценарий 80-х годов. Мы уже были самой сильной в мире страной, нам никто не угрожал, все нас боялись. Тогда Горбачев пошел на сокращение мощности, на разоружение. Сейчас мы опять достигли высокой точки вооружения, и нам опять пытаются навязать прежний сценарий, который понравился Вашингтону. Они ведь как думают: запускаем гонку вооружений, Россия будет вынуждена пойти на огромные траты, цены на нефть упадут, возникнет экономический кризис. Они надеются, что в результате Россия потеряет позиции на международной арене.

Военный бюджет США этого года, по данным различных источников, составил 690 млрд долларов — он самый большой в мире. Логично, что попытки нарушить стратегическую стабильность будут продолжаться, поскольку это нужно крупным финансовым структурам в Америке, которые стоят за оборонной. Сейчас они уже потратили баснословные суммы, и тут выясняется, что русские их снова обгоняют. И начинается блеф, сплошное казино — как бы компенсировать деньги за новое оружие, и чтобы у русских ничего подобного не было.

Вся их гонка вооружений направлена на то, чтобы у Америки появилась возможность нанести по нам превентивный удар. А мы, как они рассчитывают, будем опасаться и обороняться.

Но надо быть сильными и изменить концепцию. Пусть все знают, что мы сами можем нанести такой удар. Тогда они станут нас бояться и уважать, а угроза войны — уменьшится. Сильная политика — залог мира.

Возвращаясь к Испании и Каталонии: если уж каталонцы встали на путь независимости, надо идти до конца. Теперь президент Каталонии Карлос Пучдемон из-за трусости и слабости потеряет свой пост. И премьер-министр Испании Мариано Рахой тоже должен уйти в позорную отставку. Народ поддержал независимость, а Пучдемон испугался — вдруг его арестуют власти Испании прямо в зале?

Ну арестуют. И что? Арестовали бы, потом выпустили. Ничего бы не произошло, ведь за ним стоит весь народ Каталонии! Эта слабость европейских политиков, которые сначала красиво говорят, но, когда доходит до реальных действий, замолкают, эта их робость связана с тем, что они не доверяют собственному народу, его силе и мудрости.

Многим нашим политикам также стоило бы об этом задуматься.

Владимир Жириновский, член Госсовета РФ, лидер ЛДПР

Испания > Внешэкономсвязи, политика > trud.ru, 13 октября 2017 > № 2350619 Владимир Жириновский


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 13 октября 2017 > № 2349429 Борис Березовский

Договор с дьяволом: что связывало Бориса Березовского и лидеров чеченских боевиков

Павел Хлебников

Первый главный редактор Forbes

Статья Павла Хлебникова о Борисе Березовском и его связях с чеченскими боевиками была опубликована в американском Forbes 1 октября 1999 года

Россия снова втянута в кровавые события. В августе несколько тысяч исламских боевиков из отделившейся Чеченской Республики вторглись на соседнюю Российскую территорию. Российская армия отреагировала на вторжение и готовится к войне. Череда ужасающих терактов унесла жизни 300 человек в Москве и в двух других крупных городах.

Все, как обычно, в постсоветском государстве? Нет, значительно хуже. Власти в Москве, возможно, даже рады такому хаосу. Это позволяет им оставаться у власти.

Месяц назад американский Forbes взял интервью у Аслана Масхадова, Президента Чеченской Республики. По чеченским меркам Масхадов — это человек, придерживающийся умеренных взглядов. Избранный прямым народным голосованием в 1997 году, он старается восстановить в своей республике цивилизованный мир и избежать войны с Россией, но он не смог установить контроль над исламскими боевиками, которые напали на Россию в августе. Со своей стороны, Российское правительство считает Масхадова абсолютно бессильным.

Комментируя последние события, Масхадов говорит с некоторым предубеждением. Но его речь тревожна и убедительна: «Контроль и финансирование этими боевиками, которые носят длинные бороды и проповедуют Великий Джихад, осуществляет некоторая группировка, включающая олигархов, окружающих Ельцина в Москве.»

Под давлением Масхадов назвал человека, которого он считает основным злоумышленником в этом деле: олигарха Бориса Березовского. Последние несколько лет Березовский направлял огромные суммы выкупа террористам в Чечне, которые похищали людей. Березовский хвастается своими спасательными операциями, но, по словам Масхадова, деньги, идущие якобы на выкуп людей, могут иметь неизвестные последствия. Они помогают финансировать исламских боевиков, которые сейчас нападают на Россию. (До сих пор не известно, кто стоял за этими взрывами.)

Беспредел только на руку тем, кто стоит у власти в Кремле, считает Масхадов. Это может дестабилизировать страну и заставить отложить выборы, в результаты которых эти люди могут потерять свою власть. «Если к власти придет оппозиция, то эти олигархи не смогут избежать ареста. Поэтому они, любой ценой, должны привести к власти только своих людей,» — говорит Масхадов.

Уже несколько месяцев Кремль держит оборонительную позицию. Расследования отмывания денег, проводимые в США и Швейцарии, направлены против российских бандитов, высших представителей деловых кругов и даже против членов семьи Ельцина. Похоже, что у Ельцинского клана нет надежд на победу на парламентских и президентских выборах, которые должны состояться в декабре и июне.

Александр Лебедь, бывший генерал ВДВ, который отвечал за прекращение первой чеченской войны в 1996 году, говорит, что олигархи в отчаянии цепляются за власть, которая стоит за недавними террористическими актами. 29 сентября французская газета Le Figaro спрашивала Лебедя, были ли эти террористические акты организованы самим российским правительством против своих граждан. «Я почти убежден в этом,» — ответил он. «Искусно поставленная задача — создать массовый террор, тотальную дестабилизацию страны, чтобы в определенный момент времени вы могли бы сказать [российскому народу]: Вы не можете идти голосовать, в избирательных кабинах могут быть бомбы.»

Эти утверждения — шокирующие. (Помощники Лебедя теперь говорят, что его слова неправильно истолковали). Где же правда?

Исламскими боевиками, которые развязали насилие в августе, руководили два человека. Один — это Шамиль Басаев, чеченский полевой командир, известный своим кровавым террористическим нападением на больницу в Буденновске в 1995 году. Второй — темная личность по имени Хаттаб. Хаттаб — это исламский фундаменталист с Ближнего Востока, который, как сообщают, связан с саудовским террористом Усамой бен Ладеном (главный подозреваемый во взрывах посольства США в Африке в прошлом году).

Эти люди, очевидно, способны на что-угодно. Но какова роль Ельцинской группировки и их финансового вдохновителя — Бориса Березовского?

Читатели Forbes знакомы с Березовским. Этой весной мы рассмотрели деятельность двух швейцарских финансовых компаний, связанных с ним, которые, как оказалось, вывели десять миллионов долларов из российской государственной авиакомпании Аэрофлот («Vulnerable,» 22 марта). Через месяц после появления этой статьи швейцарские власти совершили рейды на эти две компании; в конечном итоге, они заморозили свои счета в банке.

Березовский сделал свои первые миллионы в начале 1990-х годах, став самым крупным продавцом автомобилей в России. Эта была самая криминальная и мафиозная часть российской экономики — сам Березовский чуть не умер, когда взорвали его машину в 1994 году. По данным московской полиции, Березовский строил свой бизнес под защитой различных чеченских преступных группировок, действующих в Москве.

В конце 1996 года, когда Березовский уже был миллиардером и самым влиятельным бизнесменом в России, Президент Ельцин назначил его заместителем главы Совета безопасности с особой политической ответственностью за Чечню.

Чеченская экономика находится в состоянии полного упадка, но она получает денежные вливания за счет грязного бизнеса, связанного с похищением людей. За два года было взято в заложники около 500 человек, среди которых были посланники Ельцина. Жертвами были не только россияне. Среди похищенных были западные представители Красного Креста, журналисты, инженеры и религиозные миссионеры.

Официальная политика правительств США и Великобритании — никогда не платить выкуп, чтобы не поощрять дальнейшие похищения людей. Если вы хотите заплатить похитителю, чтобы спасти чью-то жизнь, делайте это негласно.

Но Березовской не скрывал своей роли. После того, как чеченские бандиты похитили трех журналистов одной из крупнейших телекомпаний в России в 1997 году, Березовский провел пресс-конференцию, рассказывая с гордостью о том, как он помог заплатить выкуп, чтобы освободить людей. Впоследствии стало известно, что это было около $2 млн.

Борис Березовский как будто появился специально, чтобы заняться делами о похищениях в Чечне. Как минимум, в шести случаях он заявлял о своих заслугах в переговорах по освобождению заложников. Он появлялся в ночных новостях, приветствуя жертв, освобожденных из плена.

Возможно, это был гуманитарный жест, но он имел нежелательные последствия. В частности, Масхадов иначе истолковывает эту череду событий. «[Волна похищений была частью государственной политики [России],» — говорит он. Деньги на выкуп заложников стали важным источником доходов для экстремистских группировок, устраивающих беспредел в Чечне.

Только в прошлом году Масхадов сказал, что Березовский дал миллион долларов лично Шамилю Басаеву, полевому командиру, который в настоящее время возглавляет борьбу против россиян. В последнем интервью Le Figaro Березовский признается в этом. «Я дал ему эти деньги … чтобы начать реконструкцию республики,» — говорит он, добавляя, что эти деньги не предназначались для поддержки войны против России.

Для чего Березовскому делать такое пожертвование? И почему, если он желает помочь в восстановлении Чечни, он дал эти деньги самому фанатичному лидеру вооруженной группировки?

Масхадов дает объяснение: Ельцин и его сторонники только выигрывают от хаоса в стране. Если станет достаточно плохо, премьер-министр Ельцина, бывший офицер КГБ Владимир Путин сможет объявить чрезвычайное положение и приостановить действие конституции. Таким образом, можно будет отложить выборы в следующем году.

«Сегодня здесь действительно пахнет войной,» — говорит Масхадов. «Вероятно, у нас будет большой конфликт. Вина полностью на России. Весь этот фундаментализм и терроризм созданы искусственно.»

В любом случае, нынешняя российская власть не в состоянии противостоять растущей волне насилия и террора. Она слишком часто и разными путями заключала договор с дьяволом.

Ельцинский режим — это режим бандитского государства. Коррумпированным сверху донизу государством правит небольшая группа — политическая элита и ее приближенные капиталистические друзья. Банда живет за счет разграбленных государственных активов и защищает себя насилием.

Какой будет ответ Березовского Масхадову? Мы спросили, но Березовский не ответил нам. Предприниматель и политик в настоящее время судится с Форбсом в Лондоне за статью «Крестный отец Кремля» (30 декабря, 1996 год).

В прошлом году мы спросили вдохновителя российской приватизации, первого заместителя премьер-министра, Анатолия Чубайса, почему все пошло нет так. Он ответил просто: «У нас был выбор между криминальным переходом к рыночной экономике и гражданской войной».

В конечном итоге Россия может получить и то, и другое.

Перевод Натальи Танюк

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > forbes.ru, 13 октября 2017 > № 2349429 Борис Березовский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349377 Леонид Бершидский

Путин хочет управлять Россией как корпорацией

Его система больше не может полагаться на преданных людей, но привлечь молодое поколение Путину будет трудно.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Молниеносно сменив за две недели 11 из 85 региональных губернаторов, президент Владимир Путин после своей практически неизбежной победы на выборах намерен руководить Россией как корпорацией.

Давно уже устав от политических игр, он вынужден создавать формальную систему, которая не будет зависеть от его бывших телохранителей и прочих преданных слуг (этих людей ему в любом случае не хватает). Вместо этого Путин стремится воспользоваться методами кадрового отбора крупных корпораций, о чем говорят близкие к Кремлю комментаторы. Действуя такими способами, он хочет найти мало кому известных чиновников, которые способны эффективно работать, и тем самым осуществить смену поколений во власти.

Такая стратегия является попыткой устранить серьезнейшие недостатки в путинской системе власти. Речь идет об отсутствии возможностей для молодежи, которая стала ключевой участницей антипутинских протестов, возглавляемых оппозиционными активистами, такими как Алексей Навальный. Однако такая стратегии вряд ли обеспечит достижение намеченной цели.

Сегодняшним российским губернаторам не позавидуешь. Формально это выборная должность (выборы вернули в качестве уступки участникам протестов против подтасовок на парламентских выборах 2011 года), но ни один человек не может ее получить без поддержки Путина. Президент имеет право отправлять губернаторов в отставку, хотя формально Россия остается федерацией, в которой регионы имеют значительную автономию. Результатом такого положения вещей стало то, что губернаторы несут полную ответственность за управление своим регионом, но не имеют ни самостоятельности в работе, ни рычагов власти. По всем важным и щекотливым вопросам окончательное решение всегда остается за Москвой, то есть, за Путиным. Губернаторы также стоят первыми в очереди потенциальных жертв кремлевской антикоррупционной кампании. Сегодня как минимум четыре экс-губернатора сидят в тюрьме, ждут суда или судебного приговора по обвинению в коррупции. Во вторник был отправлен в отставку губернатор Ивановской области Павел Коньков. Сделано это было в связи с тем, что многие его подчиненные погрязли в коррупции и оказались под следствием. С одной стороны, поскольку положение у этих губернаторов непрочное, некоторые пытаются как можно быстрее нажиться на своей должности. А с другой, солидное название должности вкупе с отсутствием реальной власти приводит к тому, что кровожадное руководство путинских правоохранительных органов часто выбирает их в качестве мишеней.

В год выборов губернаторы несут дополнительную ответственность, поскольку они должны обеспечить в своих регионах убедительную победу правящей партии «Единая Россия» или кандидату Путину. Это значит, что в своей работе они вынуждены пользоваться как вполне законными агитационно-пропагандистскими методами, так и подтасовками, когда возникает такая необходимость. Но с учетом того, что в России усиливается политическая апатия, а немногочисленная, но злая и активная антипутинская оппозиция набирает опыт в работе по наблюдению за выборами, эта сторона губернаторской деятельности в 2018 году будет особенно трудной и опасной.

Поэтому губернаторская должность привлекательна лишь тем, что она является трамплином, позволяющим попасть в федеральное правительство или занять важную должность в президентской администрации. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков недавно назвал новую поросль региональных руководителей «молодыми и талантливыми специалистами широкого профиля». Возраст семи из 11 новых назначенцев от 30 до 40 с небольшим лет. (Есть здесь и некоторые исключения. Так, 68-летний Владимир Васильев, ранее служивший в полиции, был направлен на работу в Дагестан с его преимущественно мусульманским населением). Типичным представителем этого поколения является 41-летний экономист Станислав Воскресенский, который сменит Конькова в Иваново. Этот человек, обладающий навыками и мировоззрением современного управленца, делал карьеру в министерстве экономики, в кремлевском аналитическом центре и в свободной экономической зоне Калининградской области. Если он сумеет справиться с работой в Ивановской области, которая является депрессивным регионом и зависит от федеральных дотаций, то в перспективе ему может светить важный министерский пост.

На этой неделе новостной вебсайт РБК подтвердил точку зрения Кремля на этих людей как на корпоративных управленцев. На нем была опубликована видеозапись практических занятий для будущих региональных лидеров, которые проводит Российская академия народного хозяйства и государственной службы. По какой-то причине в ходе занятий участникам нужно было прыгнуть в море с 7-метрового обрыва. Среди прыгунов был и вновь назначенный губернатор Омской области пятидесятилетний Александр Бурков. Многие из октябрьских назначенцев тоже участвовали в этой программе.

Заместитель главы путинской администрации Сергей Кириенко, отвечающий за внутреннюю политику и ставший одним из преподавателей в рамках этой необычной программы, недавно объявил о проведении открытого конкурса для управленцев под названием «Лидеры России». Подать через вебсайт заявку на участие в ней может любой россиянин моложе 50 лет, у которого есть как минимум пятилетний опыт управленческой работы, причем не обязательно в государственной и общественной сфере. Участникам придется решать различные проблемы и заниматься стратегическими играми. Каждый из 300 финалистов получит грант на один миллион рублей, который он сможет потратить на дальнейшее образование в сфере управления. Лучшие из лучших примут участие в той программе, через которую прошли сегодняшние назначенцы на губернаторские должности. Все претенденты, которые добьются определенных успехов, теоретически будут рассматриваться в качестве «кадрового резерва» для занятия должностей в российских органах власти, как региональных, так и федеральных. По словам Кириенко, все это — идея Путина.

Это не первая попытка набора чиновников посредством открытой процедуры. Такая работа регулярно проводится с 1990-х годов, однако новые усилия должны стать своевременным ответом на одну из главных претензий антипутинской кампании Навального. Недавно этот оппозиционер написал о неизвестно откуда взявшемся состоянии сына Пескова Николая Чоулза, не отличающегося особыми успехами:

Так работает страна, и так устроены социальные лифты. Вы можете получить отличное образование и быть ужасно трудолюбивым, но в этой системе, скажем честно, вам все равно мало что светит. А если вы живете в регионе, то не светит вообще ничего. Зато перед чуваком без образования и с тюремным прошлым за ограбление двери лифта сразу открываются, и его везут на этаж, где наливают шампанское и дарят «Феррари». Это неудивительно, когда твой папаша — почетный член воровской шайки, которая охраняет кнопки в этом лифте.

Однако я сомневаюсь, что Путину и Кириенко удастся убедить молодых в основном людей, которые приходят на митинги Навального, что в сегодняшней России существуют законные социальные лифты. Государственная служба с ее непривлекательными зарплатами и огромными рисками славится глубоко укоренившейся коррупцией, которую невозможно устранить арестами губернаторов. Прежде всего, этой молодежи нужны благоприятные возможности в частном секторе, которых очень мало в путинской системе с ее безжалостной централизацией.

Свидетельства того, что в стране вводятся более справедливые механизмы отбора в чиновничьей корпус, тоже не смогут заменить конкурентную политику. Многие россияне до сих пор помнят губернаторские выборы, на которых была настоящая политическая борьба и соперничество, а также популярных губернаторов, которые не были безликими менеджерами. Возможно, в следующий президентский срок Путина корпорацией «Россия» будут управлять более компетентно. Но это вряд ли существенно вдохновит граждан, которые составляют трудовые ресурсы страны и ее обделенную вниманием клиентскую базу.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349377 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349361 Борис Туманов

Путин на пути к новому президентскому сроку

Борис Туманов (Boris Toumanov), La Libre Belgique, Бельгия

Президент России Владимир Путин продолжает хранить молчание о своих намерениях относительно предстоящих президентских выборов, которые должны состояться в марте 2018 года. Однако, в данном случае его поведение является ничем иным как простым кокетством, поскольку г-н Путин полон решимости оставаться у власти до 2024 года, и у него есть для этого главный козырь: отсутствие равнозначного противника.

Охота на губернаторов

Тем не менее на этой неделе депутат законодательного собрания Ленинградской области публично попросил Владимира Путина незамедлительно объявить о своем решении участвовать в выборах, потому что, по его словам, его молчание «грозит разделить российское общество». И эта неопределенность уже привела к дипломатическим недоразумениям, как в случае с президентом Франции Эммануэлем Макроном, который уже принял приглашение Путина посетить Экономический форум в Санкт-Петербурге, который пройдет в мае 2018 года. Официально Елисейский дворец не давал ответа Кремлю.

Между тем российский президент начал тщательный отбор «технократов» на посты региональных губернаторов. С 25 сентября он уволил десять губернаторов, и это, похоже, будет продолжаться. Удивительная деталь: теперь кандидаты на должность губернатора должны продемонстрировать отличную физическую форму. Они должны быть способны прыгнуть в воду с высоты семи метров!

«Телефонный терроризм»

С начала сентября гораздо более тревожный феномен распространяется по всей России: «телефонный терроризм» и масштабы этого явления поражают воображение.

Во всех крупных городах России — от Москвы до Владивостока — сообщения о заложенных бомбах стали ежедневным явлением и не обошли стороной ни школы, ни торговые центры, ни вокзалы, ни административные здания, ни больницы. В течение месяца миллионы людей по всей стране были эвакуированы, и при этом не было найдено никаких следов взрывчатых веществ. Службы безопасности не могут объяснить эту напасть, назвать исполнителей и особенно их цели. Не исключено, что эти предупреждения могут быть связаны с предвыборным периодом.

Не имея реального противника, Путин рискует тем не менее столкнуться с препятствиями на своем пути. Например, с открытым недовольством экономической политикой государства из-за чрезмерного увеличения военного бюджета. Антон Силуанов, министр финансов России, недавно публично протестовал против этой ситуации, которая ему напомнила 1980-е годы, когда необоснованное увеличение военных расходов привело к распаду СССР. Конечно, практический эффект от этих протестов всегда зависит от воли Путина, но это предупреждение нельзя игнорировать. Однако маловероятно, что российский президент обратит внимание на это предупреждение, поскольку Центр консервативной социальной политики в Кремле возвел его в ранг «мирового политического лидера» и теперь его сравнивают с представителями семьи Романовых, которые сто лет назад смогли преодолеть последствия институционального кризиса в России.

Очень лестное сравнение, но в любом случае Владимир Путин хочет в это верить, что делает его невосприимчивым к любой идее разумного компромисса, как показывает его поведение после событий в Крыму.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349361 Борис Туманов


Италия. Испания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349351 Леонид Бершидский

Италия знает решение каталонской проблемы

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Премьер-министр Испании Мариано Рахой показал, что у него не просто лучшие карты в колоде. В отличие от лидера Каталонской республики Карлоса Пучдемона, он — еще и лучший игрок. К сожалению, проблема каталонского сепаратизма не будет решена в этой конкретной игре. В какой-то момент Испания должна будет предложить условия, которые каталонцы смогут принять и жить с ними.

Пример потенциально приемлемой сделки можно найти в Италии: Южный Тироль — автономная провинция с немецкоязычным населением.

Пучдемон и его союзники подписали декларацию о независимости, но пока отложили процесс отделения, сославшись на то, что должны пройти переговоры с испанским правительством. Рахой назвал такой шаг блефом, требуя уточнить, действительно ли Каталония объявила независимость от Испании?

Любой из возможных вариантов ответа приведет нас к ясной последовательности событий. Если Барселона скажет «да», Мариано Рахой должен будет возглавить правительство Каталонии, что, вероятно, приведет к аресту сепаратистских лидеров и судам над ними. В случае отрицательного ответа Рахой даже не понадобится. Радикалы в коалиции правительства Каталонии откажутся от поддержки своего министра, что, вероятно, приведет к новым выборам в Каталонии.

Рахой был уверен в таком исходе, потому что на его стороне — закон, полиция, поддержка европейских партнеров. Сепаратисты даже не могут претендовать на поддержку большинства каталонцев, поскольку никто не признает результаты референдума, который они провели 1 октября, тогда как 8 октября в Барселоне собралось не менее 350 000 сторонников единства Испании. Пучдемону больше нечего предъявить, и, скорее всего, он отступит.

Рахой не готов к переговорам об отделении Каталонии, хотя Пучдемон заявляет, что именно это — его цель. Но поскольку проблема существует, Мадриду в скором времени придется сесть за стол переговоров, чтобы обсудить ситуацию с представителями Каталонии. Это неизбежно: независимо от того, сколько граждан поддерживают или не поддерживают независимость, слишком много каталонцев не довольны нынешним положением дел. Лидер испанских социалистов Педро Санчес уже заявил, что основные испанские силы согласны обсуждать изменения в конституционном статусе Каталонии, а также других испанских регионов.

В конце Первой мировой войны Италия получила Южный Тироль, когда-то принадлежавший Австрии, в соответствии с Сен-Жерменским договором 1919 года. Итальянские фашисты поначалу пытались ассимилировать местное население и даже переименовали провинцию в Альто Адидже. Но затем Гитлер договорился с Муссолини переселить в Германию тех, кто хотел жить в рейхе. Кто-то уехал, но большинство местного населения осталось в Италии, но они продолжали считать себя немцами. После войны союзники решили, что Италия должна сохранить себе Южный Тироль. Однако Австрия и Италия разработали условия, которые уравняли статус немецкого и итальянского языков в общественной жизни, оставили преподавание на немецком языке в школах, предоставили Южному Тиролю автономные парламент, правительство и другие особые права.

С тех пор у автономии сложный механизм с четким разделением парламентских полномочий. Законы Южного Тироля приоритетны в сельском хозяйстве региона, туризме, здравоохранении, экономике, экологии и ряде других областей. В правительстве провинции и различных государственных службах, за исключением полиции и оборонного ведомства, должны соблюдаться этнические пропорции. Суды проводят слушания на двух языках. В казне Южного Тироля остаются до 90% взимаемых местных налогов. Более того, итальянское правительство давно субсидирует провинцию.

Такое решение может послужить возможным примером для регионов Восточной Украины, после того, как Украина восстановит контроль над Донбассом. Но этот конфликт трудно разрешить из-за участия в нем России и тысяч погибших в течение последних трех лет.

В Каталонии все еще можно решить до того, как ситуация зайдет слишком далеко.

«Южнотирольский» вариант может решить две самые большие проблемы каталонских сепаратистов: предполагаемое отсутствие уважения к их языку и культуре, а также недовольство тем, что Мадрид присваивает каталонские налоги для финансирования бедных регионов Испании. В настоящее время в местном бюджете Каталонии остается только 50 % налогов. От испанского правительства требуются пойти на серьезные уступки, но в долгосрочной перспективе это может предотвратить более сложный кризис.

Как и Каталония, Южный Тироль тоже считал отношение к себе центральных властей несправедливым, но зато сейчас здесь мир, несмотря на существование сепаратистского движения, которое утверждает, что низкие экономические показатели Италии тормозят развитие региона. И каталонцам, и правительству в Мадриде следует более внимательно изучить опыт Южного Тироля и, возможно, попробовать придумать что-то подобное, прежде чем обсуждать окончательный разрыв отношений.

Италия. Испания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349351 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350081 Николай Травкин

От Сталина до Путина: никто народ не спрашивал

Николай Травкин, Обозреватель, Украина

«Остаюсь оптимистом» — так называется новая книга Михаила Горбачева, которую он представил широкой публике в книжном магазине «Москва».

Через мою память прошли девять руководителей страны от Иосифа Сталина до Владимира Путина. Все восхваляли народ, превозносили его ум, таланты и сметливость. Все подчеркивали его превосходства над другими народами в особой духовности, в наличии высоких моральных качеств, готовности к самопожертвованию во имя Родины.

Славицы в адрес народа превратились в картонные мертвые фразы, от которых с души воротило. На деле-то этот самый народ видел совсем другое. Никто с ним не считается, держат за послушных исполнителей и все важнейшие решения принимаются вверху без его участия.

Но церемониал сложился. Вы нас хвалите, мы вам хлопаем. Но и вы и мы остаемся «себе на уме».

Вспомним наиболее крутые повороты в судьбах людей. Насаждение воинствующего атеизма, коллективизация, установление военно-оборонных приоритетов государства в ущерб социальным, Афган под занавес… Кто-то спрашивал народ? Даже победа в ВОВ достигалась закидыванием окопов врага трупами своих солдат, по воспоминаниям Виктора Астафьева и настоящих участников боев, а не сегодняшних «мурзилок», увешанных сомнительными орденами ветеранов в возрасте 60-70 лет и стоящих во время военпарадов на Красной площади.

Великий народ! — неслось по радио, а из ставок командования шли приказы: живой силы не жалеть, бабы еще нарожают.

Из новой эпохи: суть приватизации через чеки не удосужились как следует разъяснить, залоговые аукционы вообще втайне провернули, рассовывали впопыхах по своим и никакого народа не спрашивали.

Первая чеченская, вторая чеченская, и теперь вот Сирия — кто-то спрашивал?

Про «крымнаш», вызвавший шквал энтузиазма, тому же народу объявили как о свершимся факте. А о нашей роли на Донбассе даже говорить стыдно.

И все — от имени народа, все — для его блага и с его одобрения. Для сомневающихся есть ВЦИОМ, для особо непонятливых — Росгвардия и отдел «Э» в ФСБ…

А Горбачев верил в народ по-всамделишному, до наивности. Ведь в чем заключалась стратегия его «перестройки»?

Он, обладая огромной властью, производит перемены вверху, меняет кадры на современные, вводит политическую конкуренцию, переводит страну на демократические рельсы.

А народ меняет страну (и себя!!!) снизу. Коллективный подряд, полный хозрасчет, кооперативы, сами выбираете директоров и управляющих. Принимается первый закон об «Основах местного самоуправления».

То есть энергичный парень сверху, верящий в инициативность и ответственное поведение своего народа, и сам народ снизу объединяют усилия и постепенно выбираются из болота…

Народ сначала не понял, чего от него хотят, а потом врубился и возмутился.

«Да ты что, мужик, охренел совсем?! Это ты предлагаешь нам пахать как папа Карло и, вдобавок, отвечать самим за результаты? Не-е-ет, ты сделай нам красиво, устрой все как в Европе, а мы уж тогда и подтянемся. А не можешь — так вон: желающих очередь! Один боевой и решительный говорит, что наше дело только проголосовать за него, и через полгода счастье наступит, мамой клянется, иначе, говорит, поступлю как Аня Каренина…»

Так и сделали, проголосовали за решительного. Отвернулся народ от Горбачева, да еще и проклятиями многие люди его покрыли.

Но Михаил Сергеевич продолжает верить в свой народ. Только благодаря этой вере и остается оптимистом.

Николай Травкин — бывший российский политик, герой Соцтруда, ныне пенсионер.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350081 Николай Травкин


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350073 Андрей Билецкий

Андрей Билецкий: Есть только один путь возвращения Донбасса

Экс-комбат «Азова» о миротворцах и возвращении Донбасса.

Светлана Шереметьева, Апостроф, Украина

Основатель и экс-командир полка «Азов», нардеп, лидер партии «Национальный корпус» Андрей Билецкий во второй части интервью «Апострофу» рассказал, почему любой вариант миротворческой миссии ООН на Донбассе не поможет Украине восстановить территориальную целостность и каким образом можно освободить оккупированные территории.

«Апостроф»: В последнее время актуализировалось обсуждение так называемого закона о реинтеграции Донбасса (интервью записывалось до внесения президентского законопроекта в Верховную раду — прим. ред.). Два ключевых тезиса — Россия будет признана агрессором, а отдельные районы Донбасса — оккупированными. Что это в корне изменит?

Андрей Билецкий: Если вы спрашиваете, буду ли я приветствовать такие тезисы, то — безусловно. Повлияют ли они? Не уверен. Эта власть уже привыкла говорить, что Россия — агрессор, а потом делать с ней спокойно общее дело. Мы уже официально признали Россию государством-агрессором. Верховная рада еще, если мне память не изменяет, в 2015 году продвигала это признание (27 января 2015 года Верховная рада приняла постановление, в котором признала РФ страной-агрессором и призвала парламенты других стран и международные организации также признать факт агрессии против Украины, — прим. ред.). Но наше внешнеполитическое ведомство так и не смогло додавить международное признание России государством-агрессором на Донбассе. Поэтому это все не помешало ни поддерживать дипломатические отношения, ни вести переговоры в Минске. Сейчас еще и миротворцев ООН на Донбасс будут совместно заводить.

— Как вы думаете, зачем сейчас Путину игра в миротворцев? На условиях украинской стороны может ли это быть действенным путем решения ситуации?

— Я очень подробно изучал все, что сказал [президент Украины Петр] Порошенко, что сказал [президент России Владимир] Путин по этому поводу, что сказали [канцлер Германии Ангела] Меркель и администрация [президента США Дональда] Трампа. Но я вижу эту ситуацию немного с другой стороны. Во-первых, я думаю, что эта хитрая многоходовочка Порошенко на самом деле порошенковской не является. То есть я абсолютно уверен, что это навязанная игра, которая устраивает Российскую Федерацию. Это решение, которое устраивает Запад и которое навязывается Порошенко. И он хочет просто сделать вид, что он — первый, что это его решение и что это — большая победа. А вообще давайте посмотрим не на эти вещи, а посмотрим на суть этой ситуации. Фактически ни одна миссия ООН, имеется в виду миротворческая, нигде не приводила к восстановлению территориальной целостности.

— Но вы вряд ли будете отрицать, что приводила к концу горячей фазы войны и прекращению огня.

— Прекращение огня — не конечная цель. Если говорить о восстановлении территориальной целостности, то здесь мы упираемся в то, что все «голубые каски», которые были введены в Абхазию, которые были введены на Кипр, например, к восстановлению территории не приводили.

— А как же хорватский сценарий?

— Абсолютно неправильный пример. Там все значительно сложнее. Хорватия, Косово и тому подобное имели совершенно другую ситуацию. «Голубые каски» никогда, ни разу не приводили к восстановлению территориальной целостности страны, кроме как в Африке. Но Африка — это немного другая ситуация. Что делают миротворцы ООН? Их задача — не выступить на стороне Украины, как нам сейчас будут рассказывать. Их задача — это утверждение статус-кво. И, да, там не будет стрельбы.

— А разве это плохо? Уже четвертый год мы почти каждый день читаем новости о том, что гибнут солдаты. Когда-то же это должно прекратиться.

— Тогда можем еще проще поступить: можем капитулировать хоть завтра.

— Никто не просит говорить о крайностях.

— Опять же: да, стрельбы не будет. Но у всего есть своя цена. Особенно у таких вещей, как независимость, как земля. Не мы в свое время, а наши предки ее завоевали. И не нам ее отдавать. Поэтому миротворцы в лучшем случае заморозят статус-кво. Устраивает Украину современный статус-кво? У нас оккупированы два огромных города. Мы потеряли огромную часть промышленности, индустрии. У нас оккупированы фактически три области в стране. Поэтому меня как украинца глубоко не устраивает современный статус. Я хочу статус-кво зимы 2014 года в пределах территориальных границ страны.

Когда станут миротворцы, ни о каком возвращении никогда и речи быть не может. Когда станут миротворцы, это во многом легитимизирует так называемую «власть» на той стороне. Украинская власть туда не продвинется. Там не будет власти, там будет анархия. Потому что миротворцы будут вынуждены работать с вертикалью ЛНР/ДНР.

— Что значит «работать»?

— То и значит. Работать так, как сейчас с ними сотрудничает миссия ОБСЕ. Потому что там должна быть власть. И будет как в Абхазии. Как абхазский президент, которого не признает Грузия. Как абхазский парламент, который так же не признают грузины. Как абхазская армия, которую, опять же, не признают грузины. Но что дальше? Не признана никем, кроме России и Венесуэлы. И разве она от этого перестала существовать? Она вернулась к Грузии? Прошло уже 20 лет. Но территории так и не вернулись.

Поэтому ввод миротворцев ООН — это нормально для африканских стран. А для любой хоть сколько-нибудь сильной страны — это катастрофа. Это фактическое признание потери территории на десятилетия. Пока там будут стоять миссии миротворцев, связи будут разорваны уже на ментальном, семейном уровнях. Будут усиливаться связи с Россией и ослабляться связи с Украиной. И мы думаем, что через 20 лет мы каким-то образом эти земли вернем? Нет, мне такие примеры не известны.

Хорваты разгромили Сербскую Краину путем такого небольшого хорватского блицкрига. Но там им не противостояла Российская Федерация, и было благословение Запада. А здесь ситуация с точностью до наоборот. Поэтому я считаю, что миротворцы — это вторая серия «плана Мореля» (который предполагал проведение местных выборов на оккупированном Донбассе — прим. ред.). В прошлом году Порошенко не удалось провести то, что он подписал в «Минске-2», то есть политическую часть плана с выборами, фактически с частичным признанием легитимности власти этих подонков, которые там находятся, и с признанием статус-кво. Это не удалось, в том числе и под давлением улиц, в том числе и под давлением ветеранов и националистов. Сейчас эту конфету завернули в другую обертку и снова пробуют скормить ее стране. То, что это — не порошенковская тема, показывает динамика заявлений. Порошенко заявляет 24-го об условном своем плане введения [миротворцев], его поддерживает Путин, на следующий день Меркель говорит, что они приветствуют такую инициативу российского президента, глава МИД Германии говорит, что это может быть причиной для снятия санкций, а потом администрация американского президента осторожно, но достаточно ясно также поддерживает эту инициативу.

— А чем это выгодно Западу?

— Запад с 2014 года занимает одну стратегию относительно Украины. На Западе на самом деле серьезный внутренний системный кризис. То есть мигрантские вопросы, вопросы дисбаланса, вопросы зоны евро, вопрос терроризма, вопрос стагнации в экономике, эта так называемая новая нормальность в экономике, рост на уровне 1-2% в год, который не дает той динамики, последствия которого катастрофичны. Запад имеет огромное количество проблем. И проблемы в далекой и непонятной ему восточноевропейской стране для него — это огромный вызов. Россия была удобным бизнес-партнером, Россия откачивала в офшоры нефтедоллары.

Поэтому Западу санкции невыгодны не намного меньше, чем России. Поэтому они хотят вернуться к бизнес-отношениям с Российской Федерацией. Украина мешает, но сказать, мол, мы благословляем оккупацию Донбасса и Крыма — это поломать всю систему международных рычагов и противовесов. Поэтому они прямо сказать не могут, но хотят эту кровавую рану — Украину — засыпать димедролом, чтобы она не болела, чтобы западный обыватель, западный политик меньше на это обращали внимания. Как это можно сделать? Это можно сделать, не нарушая международные договоры, только одним способом — заставив Украину фактически признать тот или иной статус-кво и реальную капитуляцию, потеряв эти территории.

— Но разве сейчас мы не имеем тот же статус-кво?

— Имеем, но не так, чтобы это имплементировала сама Украина. Позиция Запада понятна, она не меняется с 2014 года: «Минск-1», «Минск-2», соглашение с миротворцами. Это все новые попытки навязать Украине эту современную реальность. Частично нас уже в эту ловушку заводят. Но чем меньше мы признаем нормальность такого положения вещей, тем больше у нас в будущем будет права требовать и тем шире поле для любого маневра, силового варианта, как в Хорватии, дипломатического или экономического. Чем больше мы подписываем подобные бумаги, тем меньше в будущем, когда не будет Порошенко, не будет «Народного фронта», БПП и т.д., когда изменится страна, сменится руководство, появятся реальные патриоты, появятся реальные люди с фронта и придут к власти, тем меньше у них будет шансов и меньше возможностей для маневра, чтобы повернуть эту страну в другом направлении.

Российское предложение понятно. Оно вообще совершенно дикое: эти миротворцы даже не контролируют, они отрезают нынешнее. Украинское предложение — поставить их на линию разграничения, на границе с Россией и расположить в Донецкой и Луганской областях — выглядит здравомысляще, но также абсурдно. Я бы вообще не хотел, чтобы на Украине шла дискуссия о «голубых касках» и тому подобных вещах. Это иностранные солдаты на нашей территории. Это в любом случае ненормально.

— Сколько было бы необходимо миротворцев, в таком случае?

— На пике у нас стояло на линии разграничения 50 тысяч солдат. В более спокойные периоды под 30 тысяч солдат только на линии разграничения. Давайте вспомним огромную агломерацию Донбасса, давайте вспомним огромное количество населения, давайте вспомним огромную территорию, огромную границу с Россией, на которую станут миротворцы. О каком количестве [представителей] миссии идет речь? 30, 40, 50, 60 тысяч миротворцев? Назовите страну, в которой третья часть из этого числа когда-либо была. Это будет самая крупная операция ООН, кто за нее будет платить? Если сейчас львиную долю ооновских миротворческих операций оплачивает Российская Федерация. Кто будет платить за эту миссию? И кто даст солдат? Пойти на эту войну — это, извините, даже не Афганистан, здесь другие масштабы и совершенно другое количество смертей. Это тогда уже почти Третья мировая, по большому счету. По сравнению с тем, что проходит в Сирии, например, или в Афганистане, или в Ираке. Так вот, вопрос, кто даст этих солдат? У меня подозрение, что Российская Федерация, в лучшем случае Бангладеш. Западных солдат здесь не будет. В британской армии служит меньше 60 тысяч солдат. Вы думаете, сюда пришлют 2-5 тысяч британцев? Им не хватает несколько тысяч для замены контингента в Афганистане. Кто пришлет сюда солдат? Кто это будет оплачивать? Америка не хочет оплачивать свыше 700 миллионов своих взносов в ООН. Кто будет оплачивать эти миссии?

— Если миротворцы — не вариант, то каким тогда образом возвращать Донбасс? Армия своими силами неспособна, иностранные войска — ненормально. Какие тогда есть варианты?

— Современная армия, государственный аппарат и успешная страна — это единственный путь. Но сегодняшняя система сама по себе — ущербная и антиукраинская. И, безусловно, она не может создать полноценную армию, полноценную экономику, полноценные спецслужбы, которые вытянут это. Но это не значит, что потенциал народа и страны недостаточен для того, чтобы самостоятельно освободить Донбасс.

— То есть мы собственными силами сможем освободить оккупированные территории? Разве не вы год назад в интервью говорили, что, если Россия пойдет большой войной на Украину, то мы захлебнемся кровью?

— Я абсолютно уверен, что мы не только можем — нам необходимо это сделать самим.

— Каким образом?

— Очень просто: мы меняем систему, у нас появляются реальные националисты, национально ориентированные люди, патриоты у власти, они меняют систему, они делают нормальную экономику. Мы делаем полноценную армию, полноценные спецслужбы. Эти спецслужбы начинают дергать Россию на всех фронтах, а у нее их очень много. Есть Кавказ, Средняя Азия, есть затянутый Россией сирийский конфликт, есть куча других точек напряжения внутри Российской Федерации, следующие выборы президента и много чего другого, на что можно давить, те же национальные республики Российской Федерации. При том, что Россия держит огромный контингент на Кавказе, у нее на самом деле не так много войск, чтобы участвовать в серьезном конфликте.

Но моральный дух с таким президентом, с таким главнокомандующим, с такой системой власти не может быть высоким, просто не может. Потому что солдат чувствует, что безразлично, что он делает, потому что дела решаются теми, кто сверху, и к тому же непорядочно, нечестно. Люди, которые не способны тянуть эту лямку, ее тянут. Но там не надо лямку тянуть, а надо делать такую армию, конфликт с которой для России становится просто неприемлемым по количеству потерь, по стоимости и так далее. И вот такими методами давления, немного санкциями, немного дипломатией, мы сможем это все завершить.

— Но это вопрос не одного десятилетия, судя по всему.

— Россия — это огромная машина по сравнению с современной, к большому сожалению, Украиной. Но при этом сколько Россия готовилась к оккупации Крыма? С 1991 года. Десятилетиями проводилась системная работа с приездами «Ночных волков», с проведением «деды воевали», с программами, когда строили огромные микрорайоны для бывших российских военнослужащих в Крыму, с созданием парамилитарных военных организаций на территории Крыма. Сколько внимания уделялось Черноморскому флоту Российской Федерации? Ведь на самом деле стратегически он не столь важен для этой страны, но они делали его базой, будущим костяком, хребтом будущей оккупации. Десятилетиями Россия проводила эту политику. И в удачный момент у них все получилось.

Это не будет полтора года, это не будет два года. И только подонок или идиот, или откровенный негодяй, который прекрасно понимает, что он врет, будет рассказывать о том, что он остановит войну в две недели, что «Минск» решит все вопросы, что миротворцы — это первый шаг к возвращению Донбасса, хотя этого не случилось нигде, где были миротворцы. Поэтому, когда вы слышите простой рецепт, то это или идиотизм, или ложь.

— Еще раз: если, условно говоря, завтра Россия начнет силовое обострение против Украины, наша армия сможет противостоять этому?

— Мы сможем. У нас есть еще потенциал человеческий, ресурсный. Для того, чтобы противостоять, у нас есть огромный нравственный потенциал, который проявился в 2014 году. У нас есть огромный моральный дух, у нас есть огромное количество замечательных бойцов, контрразведчиков. Но то, что сейчас эти люди разочарованы армией, Службой безопасности Украины — это самая большая беда.

Продолжение интервью читайте на «Апострофе» в ближайшее время.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350073 Андрей Билецкий


Дания. Россия. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350060

Конфликт с Россией в Балтийском море может выйти из-под контроля

Давайте снимем напряженность, пока есть время, Politiken, Дания

Йорт Бойе Нильсен (Jørn Boye Nielsen), Сёрен Риисхёй (Søren Riishøy), Поуль Виллауме (Poul Villaume), Клеменс Стюббе Эстергорд (Clemens Stubbe Østergaard)

Балтийское море в настоящее время становится территорией большой напряженности и разрастающегося конфликта, начавшегося между Западом и Россией после поддержанной Западом смены власти на Украине и российской аннексии Крыма в 2014 году, нарушившей международное право.

В сентябре существовал риск дальнейшей эскалации конфликта, когда силы НАТО и России провели в районе Балтийского моря военные учения, самые крупные за последние годы.

К счастью, они не вышли из-под контроля, а газета The Independent недавно смогла констатировать, что Россия стала жертвой «фиктивных новостей» западных СМИ, которые в связи с российскими учениями много писали об угрозе прибалтийским странам.

Тем не менее, есть основательные причины с большим вниманием отнестись к опасности дальнейшей намеренной или ненамеренной эскалации конфликта между НАТО и Россией.

Ныне членами НАТО являются все страны Восточной и Центральной Европы, бывшие во время холодной войны союзниками Москвы по Варшавскому пакту.

На Балканах влияние России ограничено, хотя Россия и пытается использовать возникающие возможности для установления своего влияния.

В Сирии перспективы мира маячат далеко на горизонте, но необходимость участия в решении конфликта России и ведущих держав региона — Саудовской Аравии, Ирана и Турции — признается во все большей степени.

США — доминирующая на Ближнем Востоке в течение десятилетий великая держава — не может создать стабильность в регионе, скорее, даже наоборот.

Во время холодной войны особенно большой опасности подвергались Западная и Восточная Германия, а также Центральная Европа, учитывая наличие ядерного оружия и большую концентрацию войск с обеих сторон.

Скандинавия и регион Балтийского моря, напротив, находились в зоне относительной разрядки.

Швеция и Финляндия были нейтральны, у Дании и Норвегии не было ядерного оружия, а иностранные части НАТО находились в местах перманентного размещения. Короче говоря, там господствовал специальный «скандинавский баланс» относительно слабой напряженности.

Сегодня этот баланс и низкий уровень напряженности быстро деградируют.

Регион Балтийского моря сегодня можно назвать скорее регионом «контролируемой эскалации» с растущим риском потери контроля над ситуацией.

«Ястребы» наших политических партий и наше экспертное сообщество исходят из того, что Россия действует рационально и сдержанно в вопросах войны и использования ядерного оружия.

Поэтому предполагается, что дело не зайдет слишком далеко. Но как Максим Трудолюбов очень справедливо недавно подчеркнул в Politiken, в США идут очень бурные и сюрреалистические дебаты, в которых Россия упоминается как вражеская держава чаще, чем когда-либо в период после маккартизма пятидесятых годов прошлого столетия.

Не лучше обстоят дела и в Дании. А в российских СМИ, находящихся под контролем государства, жесточайшей критике ежедневно подвергается Запад.

Россия безнадежно уступает НАТО по военным расходам и количеству конвенциональных воинских частей.

Совокупный российский оборонный бюджет 2017 года составляет 48 миллиардов долларов США, в то время как бюджет НАТО равен 915 миллиардам долларов, где оборонный бюджет только США составляет 616 миллиардов долларов.

Однако что касается ядерного оружия, то здесь Россия не уступает США и НАТО. И как раз в регионе Балтийского моря из-за географии и логистики у НАТО будут проблемы в случае вспышки открытых военных действий.

Россия, естественно, хорошо это знает. Прибалтика и регион Балтийского моря может поэтому стать той искрой, которая зажжет огонь настоящей войны между НАТО и Россией — возможно, по схеме, известной со времени перед Первой мировой войной.

Если будут по-прежнему наращиваться вооружения, усиливаться кибервойны, пропагандистские войны и санкционные войны, то мы можем реально подойти к катастрофе, что может произойти в результате, например, несчастного случая или неправильной оценки намерений противоположной стороны.

Различие между войной и миром размывается, вместо этого на нескольких фронтах ведутся «войны», которые характеризуются так называемым mutual disruption (созданием взаимных сбоев).

Некоторые на западе, вероятно, хотят, чтобы Россия стала «западной», если сбросить Путина, и даже верят в это.

Но как указывает российский аналитик Дмитрий Тренин, ситуация в России в настоящее время заметно отличается от той, которая была при распаде Советского Союза в 1991 году.

Если убрать Путина, то у Запада по сравнению с 1991 годом останется очень мало друзей в России и Кремле.

Нестабильность, хаос и дальнейший дрейф в националистическом направлении станет вероятным результатом распада, новой «октябрьской революции» 100 лет спустя первой в 1917 году.

Вряд ли этого хочет российский народ или мы на Западе.

Россия, как уже сказано выше, уступает в отношении конвенционального оружия, поэтому Россия, будучи под давлением, делает упор на другие формы ведения войны, в частности, на кибервойны, пропагандистские войны и гибридные войны.

Положение в российской экономике не слишком хорошее — в основном из-за отсутствия основательных экономических реформ. Российская экономика по-прежнему в слишком большой степени основывается на нефти и газе.

Однако, согласно Международному валютному фонду, в России происходит скромный рост экономики.

Западные экономические санкции действуют, но наибольшее значение имеют, безусловно, низкие цены на нефть.

Принимая во внимание картину угроз, господствующую среди политиков и ведущих экспертов у нас и в странах Балтийского моря, приходится констатировать необходимость борьбы за то, чтобы изменить ситуацию и начать серьезно обсуждать альтернативы.

Южнее в Европе гораздо легче обсуждать альтернативы растущего конфликта между НАТО и Россией, потому что там иная картина угроз.

В странах Балтийского моря, исключая, может быть, Финляндию, доминируют «ястребы», а в Центральной Европе и Италии, а также Франции и Германии мы находим «голубей» или «сов», которые в гораздо б?льшей степени действуют, исходя из стратегии поиска компромисса, разрядки и решения конфликтов. В некоторых странах, например, Австрии, ощущается наследие холодной войны.

Культурные и исторические отношения, «столкновение цивилизаций» тоже играют свою роль.

Россия в господствующих обсуждениях на Западе (без учета собственной роли и истории) часто считается агрессивной, экспансионистской, империалистической, экономически и культурно отсталой.

Должны ли мы руководствоваться такой формой мышления? По нашему мнению, абсолютно нет.

Изменения предусматривают новое мышление и самокритику, и именно они у нас в стране находятся сегодня, мягко говоря, в очень тяжелых условиях.

Предстоит трудная борьба, чтобы повернуть господствующие точки зрения и добиться изменения, но это необходимо.

Решающее значение в политической повестке дня имеет поиск компромиссов, разрядка и решение конфликтов вместо дальнейшего общего наращивания вооружений.

В этой связи мы рекомендуем гораздо основательнее знакомиться с мышлением России во внешней политике и политике безопасности.

Как сказал Генри Киссинджер (Henry Kissinger): Путин — это не Гитлер или Сталин, а скорее новый русский «царь».

Ангела Меркель (Angela Merkel) считает, что «Путин живет в другом мире», и это правильно.

Это не западный идеализм с верой в однополярный мир и распространение (с помощью военных средств или без них) западных либеральных ценностей, а скорее поддержка реалистичного мышления и баланса сил: Россия признает лидирующие позиции Запада, но не признает его доминирование.

На Западе сразу после 1989 года многие верили в однополярный мир и победу либерального порядка во всем мире.

Но сегодня мы должны настраиваться на вариант многополярности, хотя это и трудно для многих в нашей стране.

Мы вряд ли получим, как в 19 веке, европейскую систему концерта великих держав, где Россия была равноправным партнером.

Но Россия не одинока в своем выступлении против однополярного мира, ее поддерживают сильные страны, в первую очередь — Китай.

Запад, теряющий силу, не может преодолеть это препятствие.

Многополярность и признание законных российских интересов безопасности требуют, чтобы НАТО остановила все планы дальнейшего расширения и продвижения к границам России, то есть включение в эти планы Грузии и Украины, и чтобы упор в гораздо большей степени делался на укрепление таких институтов, как ООН, ОБСЕ и Европейский совет.

Положение в НАТО в настоящее время не очень хорошее, существует кризис в отношениях между США и Европой, Турция реально находится вне НАТО.

Необходимо иметь лучшие условия для дипломатии, необходимо прекратить урезание расходов на внешнеполитическое ведомство у нас и в других западных странах, основной упор следует делать на поиск компромиссов и решение конфликтов.

Необходимо заметно усилить сотрудничество и развивать диалог с Россией и другими странами СНГ в области гражданского общества.

Падение Берлинской стены и прекращение холодной войны в очень большой степени объясняется возросшей коммуникацией между Востоком и Западом на неправительственном уровне, что было одним из результатов паневропейского процесса разрядки в семидесятые годы прошлого столетия и в последующие годы.

Запад и Россия как можно скорее должны начать на правительственном уровне обсуждать проблемы, связанные с кибервойнами, хакерскими атаками, пропагандой и с их ограничением.

В первую очередь необходимо больше доверия между Россией и Западом, российская сторона тоже должна идти на уступки.

Санкционная война с Россией должна быть прекращена. Так же, как и в период разрядки в холодной войне, следует делать упор на «изменения через торговлю».

Расчеты показывают, что Запад в пересчете на доллар и евро больше России теряет в санкционной войне, потери составляют примерно 80 миллиардов за пять лет.

Короче говоря, мы сталкиваемся с ситуацией потерь с той и другой стороны. Мы сами себе стреляем в ногу, а Россия становится все более упрямой, националистической и авторитарной.

Санкции являются реальным выражением очень дорогой политики символов.

Европейские страны НАТО и ЕС должны действовать самостоятельно и не склоняться перед диктатом США и Конгресса, где по-настоящему господствуют «ястребы».

Существует серьезная опасность того, что закрепленные законом санкции против России носят внутриполитический характер и исходят из того, что принцип «Америка прежде всего» не будет отменен в обозримом будущем.

Кроме того, санкции ЕС дают американским предприятиям — например, в области энергетики — новые возможности на европейском рынке, и это само по себе укрепляет желание США сохранять санкции.

Санкции не очень много стоят для США. Но Европа теряет сотни тысяч рабочих мест.

Поэтому сопротивление санкциям особенно сильно в Европе, прежде всего, в бизнесе.

Контроль за воздушным пространством в регионе Балтийского моря должен быть значительно усилен, чтобы не появилась открытая военная конфронтация из-за ошибки или неверной оценки.

Блокирование диалога с Россией известными странами НАТО должно быть преодолено: необходимо серьезно воспринимать предложения, в частности, от Финляндии о лучшем контроле.

Необходимо снижение уровня напряженности украинского кризиса. Минские договоренности должны соблюдаться всеми сторонами, то есть Россией, сепаратистами, украинскими добровольческими батальонами и киевским правительством, необходимо иметь лучший контроль за соблюдением договоренностей. В этой связи необходимо усилить возможности контроля ОБСЕ, которая должна играть более важную роль.

Все стороны конфликта должны соблюдать перемирие. Россия должна прекратить поставки оружия в Восточную Украину, а Запад должен оказать давление на киевское правительство, чтобы оно согласилось с самоуправлением на востоке, амнистией и правами национальных меньшинств, включая и русских.

Крым пока остается замороженным конфликтом. Мы уже знакомы с замороженными конфликтами в Корее, Приднестровье, Нагорном Карабахе, на Западном берегу/в Израиле и на Кипре.

Если будет снижена напряженность в конфликте с Россией и создано б?льшее взаимное доверие, то можно было бы, как предлагал недавно умерший Збигнев Бжезински (Zbigniew Brzeziński), представить себе компромисс по Украине, несмотря на то, что возвращение Крыма Украине представляется невозможным в обозримом будущем.

Это может произойти с учетом соблюдения прав человека, не в последнюю очередь прав крымских татар, возможно, с созданием экономической свободной зоны в Крыму и экономической компенсацией Украине.

Восточная Украина, как и Крым, тоже может стать замороженным конфликтом.

Восстановление региона после войны будет стоит правительству в Киеве миллиарды долларов, а Украине для этого нужна будет внешняя экономическая поддержка.

Напряженность в отношениях между тремя прибалтийскими странами и Россией должна быть уменьшена с помощью политических и дипломатических мер.

Прибалтийские правительства должны сделать гораздо больше для того, чтобы интегрировать русское национальное меньшинство и обеспечить его права, чтобы это национальное меньшинство не было использовано в российской националистической пропаганде. Все стороны должны одобрить усиленный контроль и присутствие ОБСЕ в пограничных областях между прибалтийскими странами и Россией.

Россия — это не глобальная сверхдержава, а важный игрок, в частности, в Сирии. Как указал Герберт Пундик (Herbert Pundik), американская и российская точки зрения здесь — например, в отношении режима Асада — совпадают.

Важно, чтобы Турция, Иран и Саудовская Аравия участвовали в установлении мира, что может произойти, только если США и Россия вместе окажут здесь давление.

Россия также является необходимым партнером в борьбе с исламистским террором, она сама подвергалась террористическим атакам.

Новая датская и европейская политика, согласно этим предложениям, не является выражением «уступчивости» и слабости. Это здравый смысл и систематическая работа, направленная на поиск компромисса, дипломатическое решение конфликтов и официально закрепленный диалог.

Формула Вилли Брандта (Willy Brandt), сформулированная в процессе разрядки холодной войны — «изменение через сближение» — по-прежнему действует.

Дания. Россия. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350060


Китай. Россия. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350056

Россия обращается к новым друзьям из Китая и Ближнего Востока

Генри Фой (Henry Foy),Financial Times, Великобритания

Для отрасли, которая, из-за сокрушительных западных санкций, казалось бы, должна изо всех сил стараться найти деньги и партнеров, энергетический сектор России, судя по всему, практически не чувствует себя не у дел.

Спустя шесть лет после того, как «Роснефть» установила новую веху в российско-американских корпоративных отношениях, договорившись о сотрудничестве с ExxonMobil, эта контролируемая Кремлем нефтяная компания нашла альтернативную поддержку на Востоке. Китайская частная нефтегазовая компания CEFC China Energy в прошлом месяце достигла договоренности о покупке 14,16% акций «Роснефти» на сумму 9,1 миллиарда долларов. И это не единственная российская компания, которая нашла новых друзей в Китае.

Китайские компании раскупают акции и подписывают соглашения о создании совместных предприятий с охватом всего энергетического сектора России. И у них есть конкуренты — недавно завязавшаяся политическая дружба между Саудовской Аравией и Россией начала давать свои плоды. Между ними тоже заключаются корпоративные соглашения.

Россия, попавшая под санкции США и ЕС после своего вторжения в Крым в 2014 году, в поисках дружбы и финансов направила свое внимание на Китай. Помощь была и необходимой, и геополитически целесообразной: этим Россия хотела сказать, что Нью-Йорк и Лондон — не единственные места, где есть банки. Затем, когда два года спустя цены на нефть упали до исторических минимумов, заключение сделки с Саудовской Аравией (другой мировой сверхдержавой, экспортирующей нефть) с целью сокращения добычи помогло Москве обратить вспять падение цен на нефть и снизить «напряженность» в сфере формирования финансового бюджета.

Но если заключению этих соглашений, возможно, поспособствовали санкции, то объяснить и обосновать корпоративное сотрудничество с Китаем и Саудовской Аравией можно с помощью реалий бизнеса. Китайским энергетическим компаниям Россия предлагает и огромные запасы ресурсов и удобное расположение в непосредственной близости к китайским границам. А саудовской государственной компании Saudi Aramco, гиганту в сфере добычи углеводородов, Россия предлагает потенциальных партнеров, которые в своем бизнесе оказались в таком же затруднительном положении и пытаются решить те же самые проблемы — как понизить себестоимость добычи и как снизить риски перехода на альтернативные источники энергии.

Китаю для обеспечения своего роста необходимы энергоносители и электроэнергия, и протяженность его общей границы с Россией составляет 4200 километров. А для русских наличие крупного заказчика на востоке в коммерческом плане очень выгодно: для транспортировки нефти и газа с дальневосточных месторождений в Европу пришлось бы преодолевать целых 11 часовых поясов, прокладывая трубопроводы на расстояние семи тысяч километров по замерзшей тундре, через леса и горы. Китай же находится по соседству и, в качестве бонуса, имеет средства, которые можно инвестировать в проекты по выполнению буровых работ, требующие огромных капитальных затрат.

За последние полтора года китайские компании потратили на российские энергетические проекты более 14 миллиардов долларов. Китай в настоящее время владеет долей в крупнейшей российской нефтяной компании, нефтехимической группе и золотодобывающем предприятии. К следующему месяцу компания CEFC станет инвестором еще одной компании. Она планирует выделить 500 миллионов долларов на покупку доли в группе EN+, объединяющей ряд предприятий металлургической, энергетической и горнодобывающей промышленности, из общего количества акций на сумму 1,5 миллиарда долларов, которые группа планирует разместить на Лондонской бирже. «Китайцы думают на перспективу, у них стратегическое мышление, — говорит человек, участвующий в одной из инвестиционных программ. — Они хотят получить доступ к ресурсам, но они также думают о и партнерском сотрудничестве, которое будет длиться десятилетиями».

В Эр-Рияде руководство энергетических компаний испытывает те же опасения, что и в Москве. Будущий мир с ценами на нефть на уровне 50 долларов за баррель означает, что буровые работы, перекачка и переработка нефти должны стать более эффективными и менее дорогостоящими. Неудивительно, что одним из нескольких десятков корпоративных соглашений, подписанных во время государственного визита короля Сальмана бен Абдулазиза в Москву на прошлой неделе, стал меморандум о расширении сотрудничества между компанией Saudi Aramco и «Газпром нефть» (дочерней нефтяной компании российского государственного газодобывающего гиганта «Газпром»), в частности, в сфере научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

«И это только начало, — говорит глава Генерального инвестиционного управления Саудовской Аравии (SAGIA) Ибрагим Аль-Омар (Ibrahim Al-Omar). — Мы приехали [в Россию], чтобы встретиться с людьми, пожать друг другу руки, найти все возможности, чтобы компании наших двух стран могли сотрудничать. Есть огромный потенциал».

Три года назад западные санкции поставили под удар проект «Арктик СПГ» в северной части полуострова Ямал, в реализации которого участвуют российская компания «Новатэк» и французская Total. Стабилизировать ситуацию удалось благодаря финансовой помощи Китая, который выделил 12 миллиардов долларов. Сегодня российские власти заинтересованы в том, чтобы саудовские компании приняли участие в реализации проекта «Северный поток-2». Газопровод в Европу строит «Газпром», но половину стоимости проекта, в соответствии с договоренностью, будут финансировать пять энергетических компаний из стран Евросоюза.

Судя по всему, руководство «Газпрома» трезво оценивает перспективу. «Помимо Европы, есть еще и Азиатско-Тихоокеанский регион, где можно занять определенные деньги», — заявил в прошлом месяце председатель совета директоров компании Виктор Зубков. Американские и европейские энергетические компании уже давно являются надежными партнерами России и инвесторами крупных энергетических проектов. Но вполне возможно, что эти отношения заканчиваются.

Китай. Россия. Саудовская Аравия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350056


Саудовская Аравия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350055

Саудовская Аравия: политика вооружения

Абдаррахман Ар-Рашид (Abdarrahman Ar-Rashid) Asharq Al-Awsat, Великобритания

Прежде чем перейти к теме о двух военных сделках, которые являлись важной частью визита короля Салмана бен Абдул-Азиза в Москву на прошлой неделе, необходимо задать вопрос: почему Эр-Рияд охотно заключает сделки по покупке различного вооружения именно сейчас?

На самом деле сегодня есть две наиболее значительные внешние угрозы для Королевства: рост иранской угрозы и снижение американской защиты.

Иранская угроза распространилась по всей территории Саудовской Аравии: на севере Иран усилил свое влияние на Ирак и Сирию, а на юге он угрожает ей со стороны Йемена. И региону пришел бы конец, если бы не кровавый режим «Братьев-мусульман» под руководством Мухаммеда Мурси в Египте.

Другая причина — снижение защиты со стороны США. В свое время бывший президент США Барак Обама недвусмысленно заявил, что старого понимания «безопасность Саудовской Аравии за счет США» в рамках защиты национальных интересов Америки больше не существует. Вот почему у руководства Саудовской Аравии остался единственный путь — самостоятельное укрепление своей обороноспособности.

Для западных правительств всегда существовала тесная взаимосвязь между продажей оружия и внешней политикой. Они увязывали сделки с внешними условиями и имели возможность ограничивать их из политических соображений. Так, администрация Обамы прекратила снабжать Саудовскую Аравию боеприпасами и отказала ей в сотрудничестве по разведке из-за разногласий, связанных с войной в Йемене. Неудивительно, что ряд государственных учреждений США и некоторые члены Конгресса выступили против сделок с Саудовской Аравией или с какой-нибудь другой страной. Многие крупные контракты были подписаны с большим трудом из-за оппозиционного блока, который выступал против них. В Эр-Рияде есть группы, которые обвиняются в военных действиях против мирных жителей в Йемене, а также те, кто ведет деятельность против Королевства. Однако президент принимает решения, руководствуясь интересами США.

Визит короля Салмана в Москву — первый визит короля Саудовской Аравии в Россию. Этот шаг очень важен в рамках усилий Саудовской Аравии по стабилизации нефтяного рынка, а также с целью «отвести» Москву от Ирана на политической арене. Другой целью визита было расширение военных возможностей Королевства. Однако военные сделки с Россией не заменяют американское оружие, и Саудовская Аравия не планирует отдаляться от США, как это интерпретировали некоторые эксперты. Как я уже объяснял, растущий риск заставил Эр-Рияд быть сильнее, чем раньше. Покупка российского и китайского оружия освободит Королевство от американского давления. В случае прекращения поставок боеприпасов или препятствования в использовании оружия в будущей войне у Эр-Рияда будут другие варианты. В арсенале Саудовской Аравии будут две системы противоракетной обороны, направленные против нападения Ирана или любой другой угрозы: американская THAAD и российская С-400. Саудовская Аравия не хочет повторения ситуации двухлетней давности в Йемене.

Страны Персидского залива, которые манят соседей своими богатствами и ресурсами, должны укреплять свою оборону не только за счет приобретения большего количества оружия, но и за счет повышения эффективности своих военных учреждений и развития научных и промышленных систем. Говорят, что это как раз то, что делает наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман вдали от внимания средств массовой информации, а именно занимается модернизацией военных сил Саудовской Аравии. Это судьба стран Персидского залива, которые существуют в этом нестабильном и раздираемом войной регионе. Саудовская Аравия вынуждена думать об этом, как и Израиль, который по той же причине является одним из крупнейших в мире покупателей оружия. Военное превосходство — это больше, чем просто сделки по вооружению, это также мировоззрение, наука, промышленность, дисциплина и тесно взаимосвязанная система. И смысл этого превосходства заключается в том, чтобы не стать бременем для государства, причиной его банкротства или слабости, но быть отправной точкой для развития, роста и мира.

Саудовская Аравия. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350055


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350052 Томас Фридман

Из России с отравой

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США

В мире информационных технологий существует непреходящее представление о том, что когда все люди и данные на нашей планете будут связаны воедино, жизнь на ней станет лучше. Возможно, это и так, но в процессе налаживания таких связей наша жизнь может превратиться в кошмар, и мы окажемся в такой ситуации, когда миллиарды людей будут связаны между собой, но у компаний и пользователей будет недостаточно правовых структур, систем защиты безопасности и нравственных убеждений, чтобы пользоваться всеми этими связями без злоупотреблений и нарушений закона.

В последнее время возникает такое ощущение, что все мы связаны единой сетью интернета, однако никто этим не руководит, и никто за это не отвечает.

Бюро кредитных историй Equifax блестяще научилось собирать все наши персональные данные о кредитовании, причем без нашего разрешения, и продавать их тем компаниям, которые хотят ссудить нам деньги. Однако оно допускало такие ляпы и послабления в обеспечении сохранности этих данных, что не удосужилось установить самые простые программы защиты. Поэтому хакеры получили возможность украсть номера социальных страховок и прочую персональную информацию o 146 миллионах американцев, то есть, почти о половине населения страны.

Но не волнуйтесь, Equifax уволило своего гендиректора Ричарда Смита (Richard Smith), «который в день расчета получил 90 миллионов долларов, то есть, по 63 цента на каждого клиента, чьи данные могли быть украдены во время последнего хакерского проникновения», сообщил журнал Fortune. Это станет ему уроком!

Смит и весь его совет директоров должны сидеть в тюрьме. Я согласен с сенатором Элизабет Уоррен (Elizabeth Warren), которая заявила CNBC: «Пока не существует личной ответственности в тех крупных компаниях, которые злоупотребляют доверием клиентов, допускают кражу их данных и обманывают их, в мире ничего не изменится».

На мой взгляд, Facebook, Google и Twitter отличаются друг от друга. Twitter привлек к глобальной дискуссии огромное количество людей. Facebook позволил огромному количеству людей связываться между собой и создавать сообщества. Google дал всем нам возможность эффективно и как никогда быстро находить информацию.

Все это хорошо. Но эта тройка компаний занимается коммерцией, а последние выборы свидетельствуют о том, что они связали и объединили такое количество людей, что управлять процессом им уже не по силам. Кроме того, они проявляют наивность, полагая, что в мире мало плохих парней, которые злоупотребляют их площадками.

Главный демократ в составе сенатского комитета по разведке Марк Уорнер (Mark Warner) сказал мне: «До сих пор эти компании не воспринимают всерьез ту угрозу, которую Россия и прочее зарубежные страны представляют для нашей системы. И они прилагают недостаточно усилий для разоблачения того, что на самом деле произошло в 2016 году, и того, что происходит в настоящее время».

В ноябре прошлого года руководитель Facebook Марк Цукерберг назвал «безумием» информацию о том, что при помощи его социальной сети люди создают фейковые новости, чтобы повлиять на американские выборы. На прошлой неделе, когда были раскрыты сотни связанных с Россией аккаунтов, в которых фиктивные люди представлялись американскими активистами и распространяли подстрекательскую информацию об иммиграции и оружии, а также резко критиковали Хиллари Клинтон и поддерживали Дональда Трампа, Цукерберг признался: «„Безумие" было слишком пренебрежительным словом, и я об этом сожалею».

Компания Facebook реагировала на происходящее слишком медленно по той причине, что в соответствии со своей бизнес-моделью она должна объединять на своей платформе всех читателей ведущих газет и журналов, и привлекать всех их рекламодателей, пользуясь при этом услугами минимального количества редакторов. Редактор — человек, и ему приходится платить, чтобы он выражал мнение редакции посредством размещения контента на вашем веб-сайте. Этот человек следит за тем, чтобы все точно соответствовало действительности, и вносит исправления, если есть ошибки. Но компании социальных сетей предпочитали использовать алгоритмы, а не редакторов, и поэтому их легко было ввести в заблуждение.

28 сентября комитеты по разведке из сената и палаты представителей организовали брифинг для руководства компании Twitter. Впоследствии газета New York Times сообщила: «Руководство Twitter заявило, что оно нашло около 200 аккаунтов, которые по всей видимости связаны с российской кампанией по оказанию влияния на президентские выборы 2016 года. Это лишь малая доля того, что нашли сторонние аналитики».

Как сказал сенатор Уорнер, презентация Twitter продемонстрировала «колоссальное непонимание со стороны руководства компании степени серьезности этой проблемы и той угрозы, которую она создает для демократических институтов». «Откровенно говоря, это руководство отреагировало неадекватно на всех уровнях», — подчеркнул он.

А в понедельник New York Times рассказала, как компания Google нашла свидетельства того, что русские потратили десятки тысяч долларов на покупку рекламных объявлений и на их размещение в ее «многочисленных сетях, пытаясь вмешаться в президентскую кампанию 2016 года».

С каждой неделей мы все больше убеждаемся в том, что не знаем в полной мере масштабы этой российской хакерской кампании. Но мы начинаем понимать, что ее участники люди невероятно изощренные и обладают огромным объемом информации не только о социальных сетях, но и о том, на какие избирательные округа и группы населения следует нацелить свою агитацию и пропаганду, и какие именно провокационные заявления следует распространять среди них.

Американская демократия строится на двух принципах: правда и доверие Мы верим в то, что наши выборы являются честными и справедливыми, и что они обеспечивают мирную передачу власти. Мы верим в то, что новости, которые мы получаем от ведущих средств массовой информации, правдивы, а если в них есть неправда, то редакция внесет свои исправления. И мы рассчитываем на то, что наш президент защищает правду и доверие. Но сегодня очень многие люди получают новостную информацию из социальных сетей, в которых легко могут разместить свою отраву русские и прочие хакеры, создающие фальшивые новости. А наш президент лжец, отказывающийся призвать Россию к ответу за что бы то ни было. Это ужасное сочетание.

Сейчас мы не можем призвать Трампа к порядку. Но может быть, Equifax и все эти крупные социальные сети занимают слишком большое место в нашей жизни и в нашей информационной среде, из-за чего последствия их провалов и неудач становятся чрезвычайно серьезными? Может быть, в связи с этим их нужно регулировать как-то по-новому? Я не знаю, но мне представляется, что настало время для проведения такой дискуссии, и она уже началась.

Вот что говорит сенатор от штата Миннесота Эми Клобучар (Amy Klobuchar): «Мы должны обновить наши законы, сделав так, чтобы при размещении политической рекламы в онлайне американцы знали, кто платит за нее».

Эти компании зарабатывают миллиарды, продавая наши данные, но брать на себя ответственность за свои действия они не очень-то хотят. По словам преподавателя политической философии из Гарварда Майкла Сэндела (Michael Sandel), они проявляют «двойственность в вопросе ответственности за использование своих платформ и злоупотребление ими». «Нельзя, чтобы они получали и вершки, и корешки. Если эти компании утверждают, что они нейтральны, как любая телефонная компания или электрическая компания, то их необходимо регулировать как предприятия коммунального хозяйства. Но если они претендуют на свободы, которыми обладают средства массовой информации, то они должны нести ответственность за распространение фальшивых новостей».

По словам Сэндела, в начале XX века, когда шел процесс укрепления монополий и концентрации экономической власти, «настала эра прогрессивных реформ, и были введены регулирующие нормы для железных дорог, банков и энергетических компаний. Сделано это было в интересах общества. Сегодня нам необходимо такое же стремление к реформам. Социальные сети занимают сегодня очень важное и даже господствующее положение. Мы уже не можем не пользоваться ими, как не можем отказаться от электрических проводов и телефонных линий. Но когда они позволяют красть наши персональные данные и оказывать влияние на наши выборы, мы ничего не можем с этим поделать».

«100 лет тому назад мы нашли возможность обуздать никому не подотчетную власть и силу промышленной революции, — сказал в заключение Сэндел. — Сегодня нам необходимо решить, как обуздать никому не подотчетную власть цифровой революции».

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 12 октября 2017 > № 2350052 Томас Фридман


Россия. Бурунди > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 октября 2017 > № 2349693 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром внешних сношений и международного сотрудничества Республики Бурунди А.Э.Ньямитве, Москва, 12 октября 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели хорошие и полезные переговоры.

Констатировали активизацию всего комплекса двусторонних связей между Российской Федерацией и Республикой Бурунди.

Подтвердили настрой на дальнейшее углубление политического диалога, наращивание торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества, гуманитарных обменов и совершенствование договорно-правовой базы

Мы высоко оценили проделанную работу по подготовке целого ряда инвестиционных и экономических проектов. Продолжается подготовка к реализации ряда взаимовыгодных проектов в области промышленности, добычи полезных ископаемых, в банковской сфере. Договорились оказывать содействие деловым кругам в установлении прямых контактов, используя для этого в том числе такие площадки, как Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ). Делегация Бурунди во главе со Вторым вице-президентом Ж.Буторе уже дважды участвовала в этих форумах. В этом году Второй вице-президент Бурунди Ж.Буторе кроме Санкт-Петербурга посетил также Мордовию и Татарстан. Компании из этих российских регионов активно работают со своими партнерами в Бурунди и уже создали несколько интересных совместных предприятий.

Мы позитивно оценили наше военно-техническое сотрудничество, которое имеет неплохую историю. Сейчас обсуждаются дальнейшие шаги по его развитию. Отмечу, что наши соответствующие специализированные вузы оказывают содействие в подготовке кадров для армии, полиции и сотрудников спецслужб Бурунди.

Параллельно развивается наша традиция по подготовке кадров гражданских специальностей. За все годы нашего сотрудничества в Советском Союзе и Российской Федерации получили образование 4,5 тыс. бурундийцев. Уже два года подряд мы увеличиваем квоту обучения в российских вузах для бурундийских друзей – сейчас это 40 стипендий. Кстати, через несколько дней в Москву также приедут 12 дипломатов из Бурунди, которые в течение двух недель пройдут стажировку в Дипломатической академии МИД России. У нас это относительно новая практика, которую мы будем развивать не только с Бурунди и африканскими странами, но и с нашими партнерами из других регионов.

Министр внешних сношений и международного сотрудничества Республики Бурунди А.Э.Ньямитве проинформировал нас о предпринимаемых усилиях по окончательному преодолению внутренних трудностей в его стране через конструктивный диалог с участием всех политических сил. Мы активно поддерживаем такой настрой. Готовы содействовать усилиям, которые предпринимаются международным сообществом, в частности, по линии ООН, Африканского союза и Восточноафриканского сообщества.

Обсудили и другие актуальные проблемы региональной и международной повестки дня. Мы едины в необходимости выстраивания межгосударственного общения строго на основе Устава ООН. Мы также сторонники того, чтобы культурно-цивилизационное многообразие современного мира учитывалось всеми международными игроками, чтобы все уважали права народов самим определять пути собственного развития.

Мы очень тесно взаимодействуем в ООН. Признательны Бурунди за неизменную поддержку российских инициатив, понимание и учет в своих практических действиях российских подходов и позиции. Коснулись вопроса о реформе ООН. Дискуссии по этой теме продолжаются. Наша основная позиция заключается в том, что главная проблема состоит в недопредставленности развивающихся стран. Мы выступаем за то, чтобы любое расширение состава СБ ООН прежде всего учитывало необходимость пополнения его рядов за счет стран Азии, Африки и Латинской Америки.

По ситуации в Африке наши друзья и коллеги сделали очень подробный обзор положения дел в «горячих точках» и в целом на континенте. Особое внимание уделили ситуации в Демократической Республике Конго и в целом в Регионе Великих озер, ЦАР, Южном Судане, Сомали, в других странах. Мы исходим из того, что решение проблем континента предполагает комплексный подход, который подразумевает согласованные действия самих африканцев при поддержке мирового сообщества.

Отметили также, что Бурунди активно участвует своими миротворческими контингентами в целом ряде операций по поддержанию мира на африканском континенте.

Россия со своей стороны подтвердила готовность и впредь содействовать, в том числе как в качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН, так и как в качестве участницы групп по поддержке усилий по нормализации обстановки в ЦАР, в Регионе Великих озер упрочению стабильности и безопасности на континенте.

Особое внимание уделили необходимости наращивания совместной работы по борьбе с международным терроризмом. Мы солидарны с нашими африканскими друзьями в тех усилиях, которые страны континента предпринимают для борьбы с группировками «Аш-Шабаб», «Боко Харам», по линии т.н. «сахельской пятерки». Эти действия идут в русле инициативы, которую выдвинул Президент Российской Федерации В.В.Путин по формированию широкого антитеррористического фронта.

Вопрос: Буквально в ближайшие дни, как обещает американская администрация, будет объявлено о выходе США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД). Какие шаги в этом случае планирует предпринимать Россия? Будет ли Москва побуждать Тегеран не выходить из соглашения в ответ на подобные действия Вашингтона?

С.В.Лавров: Вы знаете, что Совместный всеобъемлющий план действий по урегулированию иранской ядерной проблемы – это очень объёмный пакет документов (по-моему, под сотню страниц), в которых до деталей расписаны все аспекты этой договорённости, в том числе конкретные механизмы рассмотрения любых претензий одного участника этого Плана действий к другому. Более того, весь этот пакет одобрен резолюцией Совета Безопасности ООН, подлежащей обязательному выполнению.

Честно говоря, я не знаю, что будет объявлено американцами в ближайшие дни (мы слышим обещания сделать это в самом скором будущем). Но с учётом того статуса, который имеет эта договорённость, включая решение о её одобрении высшего органа, отвечающего за меры безопасности в современном мире, мне трудно представить, как можно юридически выйти из договорённости, которая являет собой продукт коллективного труда, признанный всеми как международно-правовой акт, подлежащий исполнению.

Поэтому посмотрим, что будет объявлено. После этого можно будет более конкретно высказываться на эту тему. Но могу Вас заверить, что все остальные участники договорённости «6+1» («шестёрка» плюс Иран) уже заявили публично, что они настаивают на её полном выполнении. Посмотрим, что произойдёт и какое конкретное объявление будет сделано. Спасибо.

Вопрос: Российские военные неоднократно заявляли о признаках возможного сотрудничества между американскими военными в САР и боевиками ИГИЛ. Кроме того, в последнее время наблюдается большое скопление людей вокруг американской военной базы в г.Эт-Танф. Получили ли Вы объяснения по этому поводу от Вашингтона? Как может отражаться молчание американцев по этому вопросу на политическом процессе урегулирования сирийского конфликта?

С.В.Лавров: Действительно, факты, которыми располагают российские военные в рамках работы ВКС России в Сирии, наводят на многие вопросы. Эти вопросы касаются действий американской коалиции в контексте борьбы с ИГИЛ в районе Эт-Танфа. В этом регионе американцы со своей коалицией в одностороннем порядке объявили ни с кем не согласованную т.н. «зону деконфликтинга». Там происходят странные вещи. Оттуда неожиданно в больших количествах выходят игиловцы. То же самое происходит на границе Ирака с Сирией – из Ирака идут потоки боевиков ИГИЛ. Они пытаются затруднить наступление сирийской армии на восточном берегу р.Евфрат, которое идет при поддержке российских военных. Мы эти вопросы регулярно ставим по каналам, существующим между военными. Это главный канал для прояснения любых сомнений и подозрений. Рассчитываю, что военные как люди конкретные и деловые получат от американских партнеров такие же конкретные ответы на свои конкретные вопросы.

Я в свою очередь в последних контактах с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном задавал этот вопрос. Наш последний телефонный разговор прошел 9 октября. Он меня в очередной раз заверил, что единственная цель американской коалиции в Сирии – это борьба с ИГИЛ и более ничего. Если это так, то не составит труда развеять сомнения, которые возникли у российских военных. Повторю, надеюсь, что профессионально будут представлены конкретные ответы на конкретные вопросы.

?

Россия. Бурунди > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 октября 2017 > № 2349693 Сергей Лавров


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 октября 2017 > № 2349431 Джефф Безос

Джефф Безос: «Сегодня все соревнуются в повышении качества товара»

Джефф Безос

Основатель Amazon

К 100-летию журнала Forbes основатель Amazon Джефф Безос написал эссе о роли потребителей в мире информационной прозрачности

Мы являемся свидетелями колоссальных изменений, благодаря которым мнение потребителей обрело огромную важность в силу обычного сарафанного радио и прозрачности информации.

Раньше если покупатель был доволен товаром, он рассказывал о нем пяти своим друзьям. А сейчас посредством вездесущего доступа к интернету, — будь то через отзывы на специализированных платформах или через социальные сети, — покупатель может посоветовать хороший товар 5 тысячам друзей.

В былые времена некачественный продукт мог главенствовать на полках магазинов, если ему организовывали качественный маркетинг. Сегодня же потребители могут без труда найти отличные товары или услуги благодаря информационной прозрачности. Они могут с легкостью сравнить продукт с другими аналогичными, а также рассказать всем своим друзьям, то есть с точки зрения маркетинга, самое сложное они сделают сами.

Сегодня вместо того, чтобы кричать о своем продукте как можно громче, все соревнуются в повышении его качества. Это очень хорошо для потребителей, это очень хорошо для компаний, которые руководствуются подобным принципом, и в итоге, это очень хорошо для общества в целом.

Перевод Антона Бундина

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > forbes.ru, 12 октября 2017 > № 2349431 Джефф Безос


Испания > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 12 октября 2017 > № 2349427 Максим Артемьев

День независимости: расплатится ли экономика Каталонии за самостоятельность

Максим Артемьев

Историк, журналист

История Европы XX века знает немало примеров провозглашений независимости. В одних странах перемены приводят к глубокой и затяжной рецессии, в других территориальное отделение заканчивается не столь драматично

Объявление независимости Каталонией, пусть и отложенное, представляет собой вызов — но не Испании, а самой себе в первую очередь. У королевства в любом случае сохранится налаженная система и внутреннего управления, и внешних связей, а мятежной провинции предстоит создавать все заново. Отделение части от целого всегда оказывается в конечном итоге головной болью для сецессионистов — об этом свидетельствует мировая практика.

Вспомним историю стран Балтии времен первого провозглашения независимости после 1918 года. Их экономики на протяжении столетий были частью экономики Российской империи, а Рига и Таллин служили ее важнейшими портами; уже в 1901 году Рижский порт по торговому обороту (195,8 млн рублей) вышел на первое место в империи. Мощная индустрия Риги (третье место в стране по числу промышленных рабочих) была ориентирована в первую очередь на потребности бездонного российского рынка. Достаточно вспомнить такие предприятия, как Русско-Балтийский вагонный завод, машиностроительный завод «Феникс», судостроительный завод «Ланге и сын», завод резиноизделий «Проводник» (до 14 000 работающих) по объему производства в своей отрасли занимавший второе место в России и четвертое (а по шинам — второе) место в мире.

То же самое можно сказать о текстильных фабриках Нарвы (Кренгольмская мануфактура была одной из крупнейших в мире). Россия была одновременно и крупнейшей сырьевой базой для промышленности Балтии. 63,5% продукции заводов и фабрик на территории Курляндии и Лифляндии шло в Россию, 29,5% — потреблялось на месте, и лишь 7% вывозилось за границу.

Внутренний же рынок вновь образованных стран Балтии (к тому же разделенных таможенными барьерами) был просто мизерным по сравнению с имевшимися производственными мощностями, а прежний рынок сбыта был безнадежно потерян. Также и транспортная инфраструктура, в первую очередь порты, рассчитанные на грузопотоки большой империи, оказались излишними по своим размерам. Отношения были разорваны не только с Россией. Литва после захвата Польшей ее столицы — Вильнюса, почти на двадцать лет прервала отношения с соседкой, через которую проходили важнейшие транспортные магистрали. В свою очередь Литва захватила Клайпеду-Мемель у Германии, что обусловило напряженные отношения еще и с ней.

Все это привело к затяжной рецессии и необходимости смены экономической модели. Страны Балтии превратились из бурно развивающихся промышленных регионов в поставщиков сливочного масла и свинины. Произошла деиндустриализация — цеха крупных предприятий стояли пустыми, а количество промышленных рабочих составляло около 40% от дореволюционного.

Примерно такие же процессы происходили в Ирландии после обретения независимости в 1922 году, полученной в борьбе против Британии. «Торговые войны» с Лондоном, споры о выплате земельных рент, протекционистские тарифы привели к тому, что страна оказалась на европейской обочине, а ее экономика — в депрессивном состоянии вплоть до 60-х годов. Из трехмиллионного населения 400 000 было вынуждено иммигрировать, не видя для себя перспектив.

Разумеется, не все сецессии заканчиваются столь драматично. История Европы знает и более цивилизованные примеры, например, отделение Норвегии от Швеции в 1905 году или Исландии от Дании в 1944 году, когда победа сепаратистов не приводила к тяжелым последствиям для экономики. Но надо иметь в виду, что в отличии от Каталонии или Шотландии, Норвегия не была частью единого государства. Со Швецией ее объединяла лишь династическая уния. По всем же остальным признаками Норвегия была вполне самостоятельным государством со своей собственной валютой. Ее экономика не была завязана на Швецию — рыба, молочные продукты, древесина шли на мировой рынок. Судоходные норвежские компании также обслуживали вовсе не потребности Швеции.

То же самое касается Исландии — и наличие собственной валюты, и экспортно ориентированный характер экономики, в которой рыболовство и овцеводство, а также производство алюминия, играли основную роль, а энергетика во многом основывалась на геотермальных источниках. Во всем этом роль Дании была малозначительна. К тому же географически она очень удалена. Но даже в этом случае между Исландий и Великобританией вспыхнули так называемые «тресковые войны» — за право вести ловлю в прибрежных водах острова, поскольку за Рейкьявиком более не стоял Копенгаген.

Но ни Каталония, ни Шотландия, грозящая новым референдумом, не являются де-факто отдельными странами. Они давно и прочно интегрированы в экономику метрополий. Это же касается других потенциально взрывоопасных точек на карте Европы — Бельгии (распад на Валлонию и Фландрию), Фарерских островов, Уэльса, Галисии, Страны Басков, Бретани, Корсики, Южного Тироля, Фризии, Северной Ирландии, области проживания саамов в Норвегии, Швеции, Финляндии, Аландских островов.

Во всех этих случаях последствия могут быть если не катастрофическими, то явно негативными. Да, сепаратисты надеются на мирный исход, но его, во-первых, никто не гарантирует. Как говаривал Карл Поппер, право на независимость оборачивается лишь возрастанием числа угнетенных наций, и количество конфликтов может лишь возрасти. Во-вторых, несмотря на наличие общей валюты, предстоит заново определять параметры вхождения новых стран в зону евро, а это очень непростой и долгий процесс, требующий согласования всех участников еврозоны. После проблем с Грецией, никто не горит желанием принимать на себя новые риски. В-третьих, метрополии могут потребовать защиты своего внутреннего рынка, ввести таможенные барьеры, что также ударит по экономике новых стран. Для той же Каталонии, в которой туристический сектор играет такую важную роль, дополнительные ограничения на въезд и выезд могут стать крайне болезненными. Но почему Мадрид обязан будет идти ей навстречу? В-четвертых, с независимостью увеличивается бюрократический аппарат (армия, погранслужбы, МИД и т.д.), соответственно, возрастает налоговая нагрузка на экономику.

Впрочем, как показывает та же недавняя история, политические решения, связанные с провозглашением независимости, слабо состыкуются с экономическим анализом. Европа решительно движется от денационализированного состояния к новому национализму, что чревато актуализацией понятия «национальная экономика». Таков неожиданный эффект строительства Евросоюза с его упором на права меньшинств.

Испания > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 12 октября 2017 > № 2349427 Максим Артемьев


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 октября 2017 > № 2348363 Сергей Маркедонов

Васильев и кланы. Какие перспективы у нового главы Дагестана

Сергей Маркедонов

В свое время выдвижение Абдулатипова тоже подавалось как новый курс на наведение порядка в Дагестане, на борьбу с клановостью и приватизацией государственной власти. И действительно, Абдулатипов стремился обновить республиканскую элиту. Но через четыре года клановость, непотизм, коррупция и террористическая угроза все равно никуда не исчезли. Модернизация Дагестана оказалась невозможной без принципиальных изменений в российской системе власти в целом

Российский губернаторский корпус переживает масштабную ротацию. За последние несколько дней сменилось десять региональных руководителей. Но кадровое решение по Дагестану в этом ряду стоит особо. Вместо Рамазана Абдулатипова главой республики назначили Владимира Васильева, лидера фракции «Единой России» в Госдуме.

Политик, не родившийся и не живший в Дагестане, будет руководить крайне сложной республикой, перегруженной социально-экономическими, этнополитическими и религиозными проблемами, где к тому же активны террористические группировки – прежде всего «Вилаят Кавказ», аффилированный с запрещенным в России «Исламским государством».

Варяжская технология

Дагестан всегда играл на российском Кавказе особую роль. Эта республика самая большая на Северном Кавказе, она единственная имеет выход к морю и граничит и с Грузией, и с Азербайджаном. С тремя миллионами населения, Дагестан – самый многоэтничный регион в России. Там проживает несколько десятков этносов: от относительно крупных (аварцы, даргинцы, кумыки) до совсем малочисленных, порой составляющих всего несколько или даже одно село (кубачинцы). При этом Дагестан единственная в РФ национальная республика без титульной этнической группы, а само его название переводится на русский как «страна гор».

Именно эта республика является, пожалуй, самым ярким примером процесса постсоветской реисламизации. В течение двух десятилетий после распада Советского Союза количество мечетей в Дагестане увеличилось в 60 раз. Впрочем, эта статистика не передает всех нюансов и сложностей дагестанского религиозного возрождения. И в общественной жизни, и просто в быту исламский фактор стал играть значимую роль, и любому руководителю Дагестана неизбежно придется с этим считаться.

Назначение в Дагестан Владимира Васильева и так вызвало наибольший интерес среди всех губернаторских перестановок, а тут еще сам новый глава региона выступил с яркими заявлениями. Так, Васильев уже пообещал Дагестану щедрую финансовую поддержку Москвы и кадровую политику, жестко не привязанную к принципу этнического квотирования. Активно обсуждают тему противостояния протеже Кремля и дагестанских кланов, а также возможную перезагрузку всей управленческой системы республики.

Между тем если вспомнить, при каких обстоятельствах четыре с лишним года назад Дагестан возглавил Рамазан Абдулатипов, то обнаружится немало общего. Хотя Абдулатипов, в отличие от Васильева, и родился в Дагестане (он этнический аварец из Тляратинского района), главных высот в своей карьере он добился за его пределами. В разные годы он был завсектором в ЦК КПСС, депутатом Верховного Совета и Госдумы, сенатором от Дагестана в Совете Федерации, вице-премьером федерального правительства, министром, российским послом в Таджикистане.

Выдвижение Абдулатипова в январе 2013 года подавалось Кремлем как новый курс, нацеленный на наведение порядка в Дагестане, борьбу с клановостью и приватизацией государственной власти. Фигура нового руководителя рассматривалась как объединяющая для всех, кто устал от господства неформальных порядков и теневой политики.

И действительно, Абдулатипов стремился обновить республиканскую элиту, удалив из нее немало ранее неприкосновенных тяжеловесов. Свои посты покинули такие влиятельные политики, как мэр Махачкалы Саид Амиров, глава Дербента Имам Яралиев, руководитель Пенсионного фонда РФ по Дагестану Сагид Муртазалиев. И все эти отставки прошли на фоне громких уголовных дел, обысков, а задержание Амирова вообще проводилось как в кино.

Но через четыре года проблемы клановости, непотизма, коррупции, а также террористическая угроза все равно никуда не исчезли. И уже окружение Абдулатипова стало мишенью для обвинений в управленческом протекционизме.

Поэтому нынешние надежды на быстрый прорыв с помощью «варяжской технологии» выглядят как минимум наивными. Тем более что сама эта технология не нова и для Дагестана, и для Северного Кавказа в целом. Можно вспомнить непростой опыт по десантированию Юнус-бека Евкурова в Ингушетию и Юрия Кокова в Кабардино-Балкарию. Оба строили карьеру не у себя дома, а в федеральных структурах, первый в Минобороны, а второй – в МВД.

Спектр проблем

Вообще, представление о том, что главная проблема Дагестана – это пресловутые кланы, во многом ложное. Оно растет из неоправданного отношения к республике как к отсталой национальной окраине, где все вопросы решают всемогущие кланы, а приструнить их под силу только крепкому назначенцу, не имеющему связей с местной элитой.

Изъяны этой схемы очевидны даже при поверхностном рассмотрении. Взять хотя бы то, что представители этих самых «кланов» не первый год участвуют не только в региональной, но и в общероссийской политике, а выходцы из Дагестана представлены в структурах и исполнительной, и законодательной власти федерального уровня. Никакого непроницаемого барьера между «отсталым» северокавказским регионом и «передовой» Москвой просто не существует.

Более того, прежде чем произносить популярное слово «клановость», стоит понять, какие условия сделали востребованным именно этот тип властных отношений. И осознать, что неправовые и неформальные принципы управления появились в регионе совсем не из-за каких-то его этнографических особенностей. Они стали результатом сложных трансформаций новейшего времени.

Из-за острого дефицита земли и до сих пор не закончившегося процесса переселения людей с гор на равнины и из сел в города дагестанское общество столкнулось с размыванием традиционных этнических ареалов. Принципы частной собственности в регионе утверждаются в непростой конкуренции с представлениями об исключительной «этнической собственности» на землю, по которым представители «своего народа» имеют преференции при доступе к имущественным и властным ресурсам на той или иной территории.

Добавим к этому реисламизацию, которая разделила дагестанское общество (вроде бы относительно гомогенное с конфессиональной точки зрения) на сторонников суфийского ислама, умеренных салафитов (тех, кто не признает юрисдикцию официального Духовного управления мусульман Дагестана) и радикальных джихадистов.

В Дагестане сложнейшие социально-политические процессы развивались без должного контроля со стороны государства, а светский суд и правоохранительные структуры не гарантировали защиты и безопасности. Поэтому на первый план вышли разные группы влияния, выстроившие систему общественных отношений и политический порядок по своему усмотрению. И не просто выстроили, но и наладили свой диалог с федеральными структурами.

При этом не раз и не два они оказывали существенную поддержку российскому государству, как это было, например, в 1999 году во время вторжения Басаева и Хаттаба в Дагестан, не говоря уже о других менее громких случаях. В этих сложных ситуациях почему-то не было желающих порассуждать про северокавказскую архаику и необходимость борьбы с клановостью.

Действительно, Дагестан прочно удерживает первое место по количеству террористических атак и криминальных инцидентов. По этим показателям он обошел Чечню еще в 2005 году. По данным интернет-проекта «Кавказский узел», который много лет исследует статистику вооруженного насилия на Северном Кавказе, в 2016 году количество инцидентов в Дагестане выросло по сравнению с 2015 годом на 12%, а количество пострадавших в них – на 28%.

Дагестанские конфликты самые сложные и запутанные на Северном Кавказе. С одной стороны, в регионе хватает межэтнических противоречий. Их острота заметно снизилась по сравнению с девяностыми, когда из-за политической либерализации и реабилитации репрессированных народов обострилось немало взаимных претензий, но и сегодня они дают о себе знать.

Если в первые постсоветские годы межэтнические конфликты были своеобразным «отложенным счетом» к истории, то сегодня они возникают вокруг новых проблем – прежде всего земельных. Например, на Общероссийском съезде ногайского народа, состоявшемся 14 июня 2017 года в селе Терекли-Мектеб, в первую очередь обсуждали право распоряжаться муниципальными землями в зоне ведения отгонного животноводства.

С другой стороны, к межэтническим проблемам добавился внутриисламский конфликт. И тут представители официальной власти, вместо того чтобы играть роль арбитра, гораздо чаще прибегают к административно-силовому давлению. Попытки наладить диалог между Духовным управлением республики и умеренными салафитами, предпринятые в 2012 году, в период руководства Абдулатипова прекратились.

Здесь любой глава республики сталкивается с непростым выбором. Сам по себе диалог с неофициальным исламом уже воспринимается как уступка радикалам и даже террористам. Но в республике, где мусульманское население составляет более 90%, а роль религии в повседневной жизни растет, невозможно ограничиться одними спецоперациями, не пытаясь при этом маргинализировать экстремистов и привлечь к мирному строительству умеренные силы (хоть и критически настроенные по отношению к чиновничьему и религиозному истеблишменту).

Наконец, говоря о линиях конфликтов в дагестанском обществе, нельзя забывать и о противоречиях между местными элитами и «московскими дагестанцами». То есть теми, кто сделал успешную карьеру в российской столице, но хотел бы оказывать влияние на процессы на исторической родине.

Вряд ли в дагестанских условиях можно автоматически применить опыт Чечни, который, несмотря на определенные издержки, кому-то кажется успешным. В первые месяцы правления Абдулатипова в Дагестане ходила шутка, что «Рамазан пытается стать Рамзаном». Не получилось. И вряд ли у кого-то получится, просто в силу гораздо большей мозаичности этой республики по сравнению с любой другой.

Никуда не денутся и пресловутые кланы, ибо они давно стали частью общероссийского управленческого процесса. Другой вопрос – минимизация неформального влияния при принятии важных государственных решений. Но в любом случае было бы наивно полагать, что «исправление» Дагестана и его модернизация возможны без принципиальных изменений в общероссийской системе власти в целом. А без этого любая попытка кадровой революции обречена стать ремейком печально знаменитых узбекского или ростовского дела времен развитого социализма.

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 октября 2017 > № 2348363 Сергей Маркедонов


Киргизия. Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 октября 2017 > № 2348194 Аркадий Дубнов

Россия, Казахстан, Атамбаев. Кто на кого ставит на выборах президента Киргизии

Аркадий Дубнов

Если выборы 15 октября состоятся, а президент Атамбаев не станет оспаривать их результат, каким бы он ни оказался, то Киргизия должна будет сказать ему спасибо. Впервые свободно избранный президент добровольно сдаст свои полномочия в результате новых выборов. На постсоветском пространстве такое не часто случается. А в Центральной Азии и вообще впервые. Если случится

Маленькая горная Киргизия, подобно слоеному бутерброду, переплетенная по всем направлениям с тремя соседями (Казахстаном, Таджикистаном и Узбекистаном), всю последнюю неделю поставляла миру волнительные новости. Впору было говорить об опасности дестабилизации всего региона или о подготовке очередного государственного переворота в Киргизии.

Иностранные следы

За неделю до назначенных на 15 октября президентских выборов, в которых участвуют 13 кандидатов, необычайно обострились киргизско-казахстанские отношения. Причиной обострения было яркое, по другим оценкам – провокационное и даже невротическое выступление уходящего президента Киргизии Алмазбека Атамбаева 7 октября на церемонии вручения государственных наград.

Главной составляющей президентской речи стали упреки и обвинения казахстанского руководства в поддержке одного из основных претендентов на победу в президентских выборах, экс-премьер-министра Омурбека Бабанова. Дело в том, что этот 47-летний бизнесмен (по киргизским масштабам его можно назвать олигархом), создатель и лидер партии «Республика» (28 из 120 мест в парламенте), в середине сентября был принят в Астане президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым.

Это произвело оглушительное впечатление на официальный Бишкек, хотя сам Атамбаев еще летом называл Бабанова своим вторым по значению фаворитом. Киргизский МИД направил в Астану жесткую ноту протеста, расценив этот прием как вмешательство во внутренние дела страны с целью оказать влияние на исход президентских выборов. МИД Казахстана отверг эти обвинения, напомнив, что за месяц до этого Назарбаев принял другого кандидата в президенты Киргизии – Сооронбека Жээнбекова, бывшего, впрочем, на тот момент еще премьер-министром страны.

Президент Атамбаев отреагировал на встречу Назарбаева с Бабановым уже на следующий день, использовав для этого трибуну Генассамблеи ООН. В самом конце своего выступления, когда речь зашла о предстоящих президентских выборах, он неожиданно перешел на киргизский язык. Разумеется, это было сделано для внутренней киргизской аудитории. Речь президента была предельно эмоциональной: «Не позволим себе быть обманутыми лидерами и богачами других стран! Нельзя, чтобы на голове лидера нашей страны играли ложками! Не ведитесь за деньги!»

В этих словах было нехитро зашифровано сразу несколько посланий. Первое касалось встречи оппонента провластного кандидата с президентом Казахстана и его связей с одним из казахстанских олигархов (об этом Атамбаев скажет напрямую чуть позже уже дома, упомянув «бабановых и сариевых, ездящих на поклон к Утемуратову, одному из тех олигархов, которые разворовывают богатстве Казахстана»).

Второе должно было напомнить известный апокриф 1990-х о том, как якобы Борис Ельцин играл ложками на голове первого президента Киргизии Аскара Акаева, ныне опального. Третье адресовалось тем, кто готов продать свои голоса в пользу принятого Назарбаевым Бабанова.

Вслед за этим в отношении Бабанова киргизскими чекистами была предпринята попытка обвинить его в подготовке государственного переворота, но пока ГКНБ ограничился лишь арестом на два месяца близкого к Бабанову депутата Исаева, слишком мутными кажутся доказательства. Однако самое скандальное выступление Атамбаева произошло 7 октября. Наблюдатели до сих пор не могут прийти к единому мнению относительно причин, толкнувших главу государства к столь беспрецедентно несдержанным откровениям. Наиболее убедительными представляются объяснения, связанные с сильнейшим психическим потрясением, которое произвело на президента известие о гибели в автокатастрофе в то утро вице-премьера Киргизии Темира Джумакадырова, главы республиканского штаба по проведению выборов. Тридцатисемилетний вице-премьер считался близким соратником президента, на него возлагались большие надежды.

«Если только я не погибну, как Темир Курмангазиевич, я с каждым разберусь, но выборы будут честными! – горячился президент и продолжал: – Я понимаю, почему так хочет нам навязать именно таких руководителей казахская власть, они любят Бакиева (Курманбек Бакиев, второй президент Киргизии, свергнутый в апреле 2010 года. – А.Д.), они до сих пор проводят в Алма-Ате свои праздники. Я слышу от высших людей Казахстана, что Бакиевы правильно делали, расстреливая людей».

Ответом на это стали новые ноты протеста казахстанского МИДа и пространные заявления правительства Казахстана. Но самое болезненное, что вызвало протесты и возмущение в Киргизии, – что уже через день Казахстан ввел жесткие ограничительные меры в отношении грузов, товаров и людей, проходящих через несколько КПП на границе между двумя странами. У границы образовались многокилометровые очереди из фур и легковых машин, с киргизской стороны был организован подвоз полевых кухонь и биотуалетов; возмущению людей не было предела.

Власти Казахстана реагировали хладнокровно, ссылаясь на сообщения официальных структур Киргизии, которые предупреждали об опасности дестабилизации из-за повышенной криминальной активности накануне и во время выборов: мол, мы вынуждены защищать безопасность и свои интересы ввиду угроз из соседней страны.

Одним словом, президентские выборы в Киргизии как стихийное бедствие.

С другой стороны, трудно отделаться от мысли, что в Астане приняли решение устроить показательный блокаут строптивому соседскому руководству: мол, за оскорбительные речи надо отвечать, раз вы такие самостоятельные, то посмотрим, чего стоит такая самостоятельность в условиях ответной нелояльности.

Другим следствием атамбаевских выступлений стало необычайное оживление социальных сетей в обеих странах. Для многих наблюдателей неожиданной стала та злорадная поддержка, которую в Казахстане получили жесткие слова киргизского президента о казахстанском руководстве: «Ну правду же сказал, воруют...».

В самой Киргизии тоже многие поддержали своего президента. Тут сказались многочисленные обиды на богатого соседа, кичащегося своим благополучием и со снисходительным пренебрежением относящегося к бедному родственнику. Алмазбек Атамбаев в этой ситуации воспринимался с киргизской стороны как свой рубаха-парень, режущий правду-матку в глаза соседу без малодушной оглядки на то, как дорого это ему обойдется. Главное, что по справедливости все сказал, наш парень!

Ну а дальше, как говорят «бедные, но гордые», с одной стороны, и подтверждают «богатые, но злопамятные» – с другой, ответ не заставил себя ждать, придя с границы. За все надо платить.

Понятно было и то, что это еще не конец. Через пару дней после исторического срыва киргизского лидера стало известно, что он не едет на саммит СНГ и ЕАЭС в Сочи, где ему пришлось бы встретиться лицом к лицу с президентом Казахстана. Как объяснила пресс-служба президента, ему было необходимо остаться дома под занавес предвыборной кампании, чтобы лично «контролировать» разгул криминала накануне выборов. Вместо себя Атамбаев послал недавно назначенного премьер-министра сорокалетнего Сапара Исакова. Это, так сказать, премьера; Исаков еще никогда не принимал участие в качестве первого лица в собрании столь высокого уровня.

Исакову можно посочувствовать – испытание было весьма унизительным. Ведь главной задачей киргизского премьера было как-то сгладить конфликт с аксакалом СНГ, президентом Назарбаевым. Исаков улучил момент, чтобы оказаться рядом с ним, и что-то ему сказал. Через пару часов появилось сообщение киргизской пресс-службы, где говорилось о состоявшихся «переговорах премьер-министра Киргизии с президентом Казахстана», по результатам которых последний дал указание своим подчиненным снять напряженность на казахско-киргизской границе.

Пресс-служба Назарбаева тут же опровергла это утверждение: не было никаких переговоров и не было никакого такого указания. Мол, Сапар Исаков лишь подошел к президенту Назарбаеву для короткого разговора. Нет, возражает киргизская сторона, переговоры таки были! Все это выглядит крайне неловко.

А потом в сети появляется шестисекундное видео из Сочи, где Нурсултан Назарбаев небрежно реагирует на заданный ему журналистами вопрос о его поддержке Бабанова на киргизских выборах: «Все это вранье!»

Не в лучшем положении в результате киргизско-казахского клинча оказались и хозяева саммита в Сочи, который по всем остальным азимутам смотрится успешным и миротворческим. Чего только стоит российско-туркменское умиротворение, воплотившееся в роскошном подарке, врученном Путину на «день ангела» его ашхабадским коллегой Бердымухамедовым, – щенке алабая по кличке Верный.

Впрочем, в самый разгар выяснения отношений между Бишкеком и Астаной Москве удалось хоть и опосредованно, но все-таки уточнить некоторые детали своих связей с киргизским союзником. В обширном интервью замминистра иностранных дел России Григория Карасина, появившемся на ленте РИА Новости 10 октября, недвусмысленно отвергается сделанное этим летом предложение президента Атамбаева разместить еще одну российскую военную базу в Киргизии. Мол, спасибо, не надо, у нас достаточно уже баз, отвечает Бишкеку Москва. Среди киргизских политиков, оппонирующих своему президенту, этот ответ был расценен как отказ от предложенного Атамбаевым Кремлю размена: я вам базу, а вы мне поддержку моему фавориту на выборах.

Справедливости ради стоит сказать, что российское руководство на всех уровнях старательно стремилось избегать малейших утечек, которые могли бы свидетельствовать о поддержке какого-либо из кандидатов в президенты Киргизии. О самом же Атамбаеве исчерпывающе высказался Путин в интервью киргизскому телевидению в начале сентября. Тщательно подбирая слова, он лишь заметил: «...ну, он такой, какой он есть, у нас с ним разные психотипы». Отметив, правда, что с ним трудно вести переговоры, но зато он четко выполняет все договоренности.

Перед финалом

Тем временем президентская гонка подходит к концу, и даже за два дня до выборов никто не в состоянии назвать ее победителя. В Киргизии нет надежных социологических служб, и главные кандидаты публикуют результаты опросов, диаметрально противоположные друг другу. Но если Омурбек Бабанов показывает цифры 65% в свою пользу, то за Сооронбая Жээнбекова старается сам президент. В то время как на заключительные дебаты по телевидению президентский фаворит не явился, его патрон ездит по стране и регулярно, как мантру, повторяет обещание, что выборы он проведет честные и справедливые.

Выглядит это забавно, поскольку высшее должностное лицо в стране, пользуясь своими неограниченными возможностями, откровенно агитирует за своего фаворита, не гнушаясь угрозами в адрес его главного оппонента.

Выступая в Баткене, на юге страны, где, как считается, голоса узбекского этнического меньшинства могут оказаться решающими на выборах, Атамбаев вновь обрушился на Казахстан, не называя в этот раз соседнее государство напрямую, и на его, как считает президент, ставленника: «Народ с трехтысячелетней историей никогда не испугается трехдневной блокады и никогда ни за деньги, ни под давлением и угрозами не изберет зарубежных «шестерок»... К сожалению, мы видим, что страна сегодня может потерять свою независимость не только из-за ввода иностранных войск, но и просто из-за элементарной покупки и навязывания Кыргызстану какой-то «шестерки» в качестве главы государства. Этому не бывать».

Слушатели, конечно же, понимают, что речь идет о Казахстане и о Бабанове. Впрочем, отсыл к «вводу иностранных войск» может относиться равно как к США, так и к России, но Атамбаев, как всегда, эмоционален и в детали, где, как известно, кроется дьявол, вдаваться не успевает.

Двенадцатого октября, выступая в Ошской области, где также большинство избирателей этнические узбеки, Атамбаев в очередной раз обвинил Бабанова в попытке строить свою кампанию на защите узбекского меньшинства.

Эта темпераментная атака на противника своего фаворита в последние часы разрешенной законом агитации показывает, что киргизский президент серьезно опасается того, что его ставленник может и не выиграть выборы, а значит, переживает и за собственную дальнейшую судьбу. Атамбаев готов игнорировать упреки, что его поведение полностью противоречит его же обещаниям провести честные выборы.

Действительно, на кону будущее, и не столько Киргизии, сколько самой хромой утки, еще действующего президента. Недаром он в своей ставшей легендарной речи 7 октября клялся «жечь каленым железом» всех, кого он посчитает виновными. Ведь он еще у власти до 1 декабря, мол, времени хватит. Чего боится Атамбаев после этой даты в случае проигрыша своего фаворита Жээнбекова, ему лучше знать. Но в той горячечной двадцатиминутной речи он успел пообещать никуда не уезжать из страны: «Пусть меня здесь судят». Впрочем, успел он тогда и пожалеть о сказанном: «Много лишнего, наверное, здесь наговорил».

И все же если выборы 15 октября состоятся (возможно, потребуется и второй тур), а президент Атамбаев не станет оспаривать их результат, каким бы он ни оказался, то Киргизия должна будет сказать ему спасибо. Впервые свободно избранный президент добровольно сдаст свои полномочия в результате новых выборов. На постсоветском пространстве такое не часто случается. А в Центральной Азии и вообще впервые. Может быть...

Киргизия. Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 12 октября 2017 > № 2348194 Аркадий Дубнов


Марокко. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 октября 2017 > № 2351645 Дмитрий Медведев

Россия и Марокко: новые перспективы сотрудничества.

Статья Дмитрия Медведева «Россия и Марокко: новые перспективы сотрудничества» опубликована в газете «Аль-Ахбар» накануне визита Председателя Правительства России в Королевство Марокко.

Начинается мой визит в Королевство Марокко. В этой связи хотел бы поделиться мыслями о том, что значит ваша страна для России. На каком этапе сейчас находятся двусторонние отношения. И каковы перспективы их развития.

Наши государства разделяют тысячи километров. Однако в России сложно найти человека, который не знал бы о существовании Марокко. Причём – с самого детства. Прежде всего – благодаря элегантному ромбику с надписью Maroc. Несколько поколений советских, а затем российских детей находили его на апельсинах и мандаринах. Тех фруктах, которые появляются в магазинах в холодную русскую зиму и от того кажутся особенно сладкими. Нередко именно они украшают стол в Новый год – самый любимый нашим народом праздник. Поэтому неудивительно, что со временем этот ромбик стал своего рода символом российско-марокканской дружбы, знаком позитивного восприятия и симпатии к вашей стране.

Конечно, благодаря технике большие расстояния уже давно перестали быть помехой для межгосударственного и человеческого общения. Впрочем, для российско-марокканской связи они таковыми и не были. Наши страны имеют свою непростую историю и в XX веке прошли через ряд испытаний. Да и сегодня мир, в котором мы живём, не становится проще. Но оглядываясь назад, можно с полным основанием сказать: мы везде стараемся выстраивать диалог на основе взаимного уважения и учёта интересов друг друга. Всегда испытывали взаимное притяжение. И никогда не находились в противостоянии.

Российско-марокканские связи имеют давнюю историю. Ещё в 1777 году султан Мухаммед III бен Абдаллах предложил российской императрице Екатерине II установить контакты и наладить торговлю между Российской империей и Султанатом. Правда, прошло долгих 120 лет, прежде чем в Танжере учредили Генеральное консульство Российской империи, которое возглавил опытный дипломат Василий Бахерахт. Марокко стало первой арабской страной, с которой Россия установила дипломатические отношения. Впечатляющая история! В следующем году мы отметим юбилей – 120 лет со дня установления дипотношений Марокко с Российской империей.

Официальные отношения стартовали в непростой момент. На рубеже ХIХ –ХХ веков стратегическая территория на севере Африки находилась на пересечении интересов великих держав. Словосочетание «марокканский кризис» не сходило со страниц газет. Россия всегда была заинтересована в укреплении независимости Марокко. Этой позиции, кстати, позднее придерживался и Советский Союз, который последовательно поддерживал борьбу марокканского народа за освобождение от колониальной зависимости.

Начало новому этапу двусторонних отношений положил официальный визит в Россию Его Величества Короля Мухаммеда VI в 2002 году. Тогда была подписана двусторонняя Декларация о стратегическом партнёрстве, которой в эти дни исполняется 15 лет. В сентябре 2006 года с официальным визитом в Марокко побывал Президент России В.В.Путин. Этапным событием стал приезд в Россию Его Величества весной 2016 года. В развитие Декларации от 2002 года принято совместное Заявление об углублённом стратегическом партнёрстве, где стороны подтвердили обоюдный настрой на дальнейшее всестороннее развитие двусторонних связей, налаживание координации в международных и региональных делах в интересах урегулирования конфликтных и кризисных ситуаций.

Основная цель моего визита – всемерное укрепление торгово-экономических связей, развитие отраслевой кооперации. Конечно, поговорим и об актуальных международных и региональных вопросах, которые нас интересуют.

Марокко – один из ведущих торговых партнёров России в Африке и арабском мире. Согласно данным российской таможенной статистики, по итогам 2016 года объём торговли вырос на 27,2%. Россия традиционно вносит весомый вклад в обеспечение Марокко энергоресурсами, а также поставляет пшеницу, чёрные металлы, удобрения, серу и другие товары.

Ключевым направлением взаимодействия остаётся морское рыболовство. Большой опыт российские компании накопили в строительстве и реконструкции гидро- и теплостанций: ТЭС «Джерада», гидроузел «Мансур Эддахби», ЛЭП протяжённостью 200 км, ГЭС «Мулай Юсеф». Символ взаимодействия – один из крупнейших в арабском мире и Африке гидроэнергетический комплекс «Аль-Вахда» (ОАО «ВО "Технопромэкспорт"»), который после пуска в 1998 году обеспечивает выработку 30% всей электроэнергии, производимой в Марокко. И конечно, не могу не отметить такое событие, как запуск первого марокканского спутника 10 декабря 2001 года с космодрома Байконур.

Особенно важно, что сотрудничество развивается не только в традиционных, но и в новых областях – благодаря использованию современных технологий. Из значимых и интересных проектов последнего времени отмечу реализацию российским ОАО «ВИСТ Групп» (резидент ИТ-кластера фонда «Сколково») инновационного проекта по внедрению автоматизированной системы управления горнотранспортными комплексами на основе технологии ГЛОНАСС и роботизированной системы управления технологическими процессами открытых горных работ «Карьер» для Королевского управления фосфатов Марокко на крупнейшем фосфатном руднике Мера (г. Хурибга). Предполагается распространить проект и на другие горнодобывающие предприятия управления на территории Марокко.

Активно ведётся работа по проекту «Продвижение электронных терминалов для оплаты услуг на рынке Королевства Марокко», разработки по которому принадлежат ООО «В2Б» (Москва). Проект предполагает внедрение системы электронных платежей с применением платёжных терминалов и программного обеспечения российского производства.

Популярность набирают марокканские курорты, для посещения которых россиянам не нужна виза. По данным Росстата, в 2016 году в Марокко побывали более 33 тысяч российских туристов, что в четыре раза больше, чем в 2015 году (8 тысяч человек). Это, конечно, немного, но нам есть куда двигаться дальше.

Главное – не останавливаться на достигнутом, а вести постоянный поиск новых перспективных направлений для расширения сотрудничества. С тем чтобы материализовать имеющийся потенциал взаимодействия. Все возможности для этого есть, включая хорошо отлаженный механизм делового партнёрства – Смешанную межправительственную Российско-Марокканскую комиссию по экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Недавно – в июле – прошло её шестое заседание.

Важная, стимулирующая роль в продвижении всего комплекса экономических связей между нашими странами принадлежит бизнес-сообществам. Отрадно, что в последние годы растёт интерес к развитию прямой кооперации между предпринимателями. Недавний пример – проведение в сентябре 2016 года в Агадире масштабного экономического форума «Россия – Марокко: эффективное стратегическое партнёрство», в котором приняли участие порядка 300 бизнесменов из обеих стран. На полях моего визита в Королевство также планируется организовать деловую миссию российских компаний. Рассчитываю, что и её результаты пойдут в актив наших усилий на этом участке совместной работы.

Отдельно хотел бы отметить планомерное совершенствование договорно-правовой базы двусторонних отношений. В последние десять лет было подписано более двух десятков документов на межгосударственном, межправительственном и межведомственном уровнях. В ходе моего визита в Королевство планируется подписать новые соглашения о сотрудничестве, в частности в таможенной сфере, в области сельского хозяйства, культуры, промышленной кооперации.

Россия также высоко ценит независимую, конструктивную позицию Марокко по острым международным проблемам. Прежде всего по тем, которые касаются ситуации на Ближнем Востоке и борьбы с терроризмом. Мы поддерживаем усилия марокканского руководства по противодействию экстремизму, по поддержанию и укреплению гармонии в обществе, будь то социально-политические или экономические и культурные вопросы.

У российско-марокканского сотрудничества большой потенциал. И мы должны приложить все усилия, чтобы использовать его в полной мере.

В заключение обращусь к одному символу, который ассоциируется у жителей России с Марокко. Действие шедевра кинематографа ХХ века «Касабланка», происходит именно в вашей стране. Всякий любитель кино знает финальную фразу выдающегося фильма: «Думаю, что это начало прекрасной дружбы». Дружба России и Марокко началась давно, и есть все основания полагать, что она будет только крепнуть и развиваться на благо народов обеих стран.

Марокко. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 11 октября 2017 > № 2351645 Дмитрий Медведев


Испания > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 11 октября 2017 > № 2348195 Петр Андрушевич

Осенний марафон. Как бегство бизнеса из Барселоны помешало независимости Каталонии

Петр Андрушевич

Подавляющее большинство корпораций одновременно и стремительно вывели из Каталонии свои штаб-квартиры. Вместо купающейся в изобилии Андорры свежеиспеченная Каталонская республика стала бы похожей на Аргентину 2008-го или постсоциалистическую Болгарию

Банк «Санкт-Петербург» переехал в Сочи, «Газпром» бросил недостроенную башню на Охте и срочно перерегистрировался в Москву. Ресторанная сеть Ginza закрывает рестораны в Петербурге. С берегов Невы срочно уводит производство водка «Русский стандарт». Пивной завод «Балтика» перерегистрируется в Ярославле, а конвейеры по сборке японских машин на Пулковском шоссе объявили о закрытии. Петербургский «Водоканал» за 24 часа переехал в Москву. Группа «Ленинград» и Сергей Шнуров до лучших времен уехали из Питера в Саратов. Причина – в отделении Петербурга от России и провозглашении независимой Северо-Западной Петроградской республики.

Российскому читателю незнакомо большинство названий испанских фирм, но это довольно точная метафора того, что произошло на этой неделе в Барселоне. Бегство предпринимателей. Подавляющее большинство корпораций одновременно и стремительно вывели из Каталонии свои штаб-квартиры. Говорят, что капитан каталонского бизнеса, пожилой мультимиллионер Исидро Файне при участии короля Испании Филиппа добился от испанского правительства срочного принятия декрета об упрощенной смене юридического адреса. С прошлой недели для перерегистрации в Испании достаточно решения совета директоров и не требуется согласие собрания акционеров. То есть сменить прописку фирмы могут за считаные часы, что они и сделали.

Бизнесмены, особенно крупные, всегда были тихо против независимости Каталонии. «Тихо» – это значит без огласки и до недавнего времени ошибочно считалось синонимом «невнятно». Возможно, так оно и было, пока страх потерять огромные капиталы не заставил боссов компаний показать себя в политике такими же, какие они есть в бизнесе. Решительными, жесткими, способными сделать выбор и действовать. Без сильной экономики независимая Каталония будет нищей, а любая власть в ней будет обречена. Дефолт, очереди в банках за вкладами и пустые полки магазинов – такое фото не продашь даже самому фанатичному избирателю, пусть он хоть сто раз будет националистом и сепаратистом. И вместо купающейся в изобилии Андорры свежеиспеченная Каталонская республика стала бы похожей на Аргентину 2008-го или на постсоциалистическую Болгарию.

Смотрите, кто ушел

Чтобы понять масштаб исхода бизнесменов, стоит взглянуть на основные компании и их параметры. В банковском секторе это третий и четвертый банки Испании: CaixaBank и Sabadell перебрались в Валенсию и Аликанте. Активы La Caixa оцениваются в 350 млрд евро (для сравнения: Сбербанк имеет всего 335 млрд); активы Sabadell – 212 млрд, второй в российском рейтинге банков ВТБ со своими 140 млрд на треть скромнее.

В Мадрид отправился газовый гигант Gas Natural Fenosa. Его капитализация более 35 млрд евро, это примерно на 20% больше «Лукойла» и в полтора раза выше, чем у «Сургутнефтегаза».

Два кита строительного рынка: Colonial и Albertis, оба с суммарной капитализацией под 6 млрд евро, отправились в Мадрид. Albertis могут знать те, кто ездит в Испании по платным дорогам, – ей принадлежат концессии на скоростные шоссе. Суммарная выручка этих компаний превышает оборот питерской «Группы ЛСР» примерно в два с половиной раза.

А вот продукция компаний Freixenet и Codorniu хорошо представлена на российском рынке – это игристое вино cava. Они мировые лидеры в этом сегменте, хотя также владеют винодельнями и производством крепкого алкоголя. Их решение об отъезде из Каталонии будет принято в ближайшие дни в зависимости от фактического принятия декларации о независимости. Оборот Codorniu превышает аналогичный показатель водочного лидера «Русский стандарт» в полтора раза; Freixenet продает почти в три раза больше этой российской компании.

Страховая компания Catalana Occidente с капитализацией 1,2 млрд евро. Лидер рынка курьерской почты MRW с годовым оборотом более 136 млн евро. Высокотехнологичная Cellnex с капитализацией 1,7 млрд евро, легендарное книжное издательство Editorial Planeta. Все они объявили об отъезде в Мадрид. Особенно удивительным кажется, что в Мадрид перебралась даже водопроводная компания «Воды Барселоны» (Aguas de Barcelona). Непонятно, как они там будут работать, ведь трубы с собой не заберешь.

И это только крупные компании, акции многих из них котируются на бирже. В среднем бизнесе та же ситуация. Это же касается и иностранных фирм. Японцы уже лет пять как понемногу переносят представительства корпораций в Мадрид, то же самое уже сделали автомобильные концерны – например, Volkswagen и Daimler. Сейчас замер в ожидании интернет-гигант Amazon, который начал проект строительства крупнейшего в Европе логистического центра около барселонского аэропорта.

Вероятно, бизнес, который в Испании несет большую социальную ответственность, мог и раньше более ясно высказаться. И можно было бы избежать политического кораблекрушения, которое сейчас разворачивается на наших глазах. Но разобщенность и нежелание лезть в политику сделали свое дело. Сейчас уже отступать некуда – позади Мадрид. И конечно, прагматический расчет играет роль. Рынок воображаемой Каталонской республики – это в лучшем случае семь миллионов человек, рынок остальной Испании – около сорока миллионов, а рынок Евросоюза — 450. Куда идти бизнесмену? Ответ очевиден.

Всей Европой

Конечно, не одни предприниматели сыграли важную роль в преодолении незаконного отделения Каталонии. Последние две-три недели урезонивали националистов все, кто только мог. Премьер-министр Испании Рахой пугал их последствиями, Конституционный суд отменял их вольнодумские законы, прокуратура штрафовала и рассылала повестки. Дональд Трамп называл их деятельность «глупостью», Ангела Меркель и Эммануэль Макрон говорили, что поддерживают единую Испанию. Глава ЕС Дональд Туск прямо обратился к Пучдемону: «Просим не делать деклараций, которые приведут к непоправимым последствиям».

На прошлой неделе большой эффект имело выступление короля Испании Филиппа VI. Глава государства обратился к народу по телевидению. Он жестко осудил руководство Каталонии и сказал тем, кто против независимости: «Вы не одни и никогда не будете одни». Последний раз до этого монарх обращался к нации 35 лет назад (если не считать новогодние поздравления), во время попытки государственного переворота в феврале 1981 года.

Также впервые за всю историю современной демократии в Барселоне состоялась гигантская демонстрация «пассивного большинства» с лозунгами за единство Испании. По разным подсчетам, на нее вышло от 400 до 950 тысяч человек. В предыдущие разы максимальное количество противников отделения на митингах было в 10–20 раз ниже. Ликование, восторг и подъем духа барселонских горожан, которые в большинстве своем против отделения, заставили дрогнуть правительство Пучдемона.

В итоге во вторник, 10 октября все ждали объявления независимости Каталонии в одностороннем порядке, а вместо этого 72 депутата-сепаратиста подписали меморандум о независимости и одновременно документ о его приостановке. Юридическая сила этих бумаг около нуля. Процесс откладывается на несколько недель, и, возможно, ситуацию удастся смягчить и разрулить без крайностей.

События происходят быстро, но на момент написания этой статьи Мадрид склоняется к применению 155-й статьи Конституции и отмене автономии Каталонии на неопределенный период. Зачинщики незаконного референдума рискуют получить тюремные сроки по статье за государственную измену и подготовку переворота. Как едко сказал спикер испанского правительства: «Пучдемон должен начать выстраивать диалог со своим адвокатом». И вполне вероятно, что последний гвоздь в крышку гроба проекта независимости забили все-таки представители бизнеса.

Испания > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > carnegie.ru, 11 октября 2017 > № 2348195 Петр Андрушевич


Испания > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 октября 2017 > № 2348187 Александр Баунов

Независимость в рассрочку. Как Испания стала Восточной Европой

Александр Баунов

Рахой был уверен, что демократическое государство имеет право защищаться. Однако изображения даже легитимного насилия, использованного в ситуации голосования, стали восприниматься как признак авторитаризма. Поддержав правительство страны-партнера, европейцы попросили его же избавить их от неприятного зрелища. Национальный суверенитет в очередной раз оказался прозрачным. Единственное, что легитимирует насилие против протестующих и голосующих, – это наличие внешнего врага

Многочисленные заголовки новостей «В Каталонии отложили объявление независимости» не совсем верно отражают суть произошедшего. Каталонский президент Пучдемон объявил в своей речи, а парламент его поддержал independencia en suspenso, независимость с отсрочкой исполнения. С их точки зрения, Каталония теперь независимое государство с республиканской формой правления, но реализация независимости Каталонской республики на местности приостановлена на время диалога с центральными властями и Европейским союзом, куда Каталония хочет вступить. Выйдя из зала парламента, Пучдемон подписал сразу два документа – декларацию независимости и приостановку начала ее действия. Как пишут в Испании, «независимость в рассрочку».

«Приостановить» и «объявить, но приостановить реализацию» – это совершенно разные модальности. Первое – капитуляция, второе – претензия на победу, плодами которой по доброй воле решено воспользоваться максимально неконфликтным образом.

Такое решение избавляет центральные власти Испании от печальной необходимости вновь применять силу, оцеплять здания и немедленно вводить в действие 155-ю статью Конституции, чтобы приостанавливать автономию Каталонии. А власти самой автономии избавлены от того, чтобы наблюдать общественный раскол, сторонников и противников независимости, конфликтующих на улицах, бегство бизнеса, которое бурно происходило сразу после референдума. Им теперь не нужно оправдываться перед европейскими властями, чтобы не прослыть провокаторами, поставившими без крайней необходимости под удар родину ради своих политических карьер, эти самые европейские власти приглашены в качестве посредников.

Судя по тому, что здание каталонского парламента не блокировали, Пучдемона не задерживали и депутатам дали собраться, в Мадриде знали о компромиссной форме провозглашения независимости, которую можно будет потом замотать в переговорах. Каталонские же сепаратисты, кроме собственно независимости, могут думать об апгрейде автономии вплоть до суверенной Каталонской республики в составе Испанской федерации.

Идеи и люди

Никакой политический кризис не является борьбой идей самих по себе – независимость не борется против федерации, а республика против монархии. Они борются через людей. Нынешнее каталонское правительство и парламентское большинство оказались у власти в автономии благодаря обещаниям независимости. Теперь, дойдя до края, они вынуждены были ее провозгласить, иначе их политическая жизнь должна была закончиться.

Им надо было что-то предъявить: собственно независимость, на худой конец, этот самый решительный бой – одностороннее провозглашение независимости, после которой пусть будет насильственный роспуск местного парламента и даже аресты каталонских политических деятелей. Тут раздраженная общественность будет спрашивать уже не с них, а с центральных испанских властей, которым бы не поздоровилось.

Нынешний вариант предоставляет удобный выход из этой ситуации. Пучдемон и соратники становятся теми людьми, кто вынудил Мадрид к переговорам, зачем таких менять. Центральной власти начать переговоры тоже выгодно. Они уже получили выговор за применение силы против голосующих из некоторых столиц ЕС: такие картинки не должны выходить из свободного мира на радость несвободному.

Испанская Конституция унитарна, автономные полномочия регионов добровольно переданы регионам в порядке деволюции центральной власти (процесс, противоположный заученному в школе созданию централизованных государств) и могут быть в трудную минуту взяты назад. Но подарок, взятый назад, – насилие, оскорбительное для получателя больше, чем злоупотребление подарком для дарителя. Так что само ограничение автономии стало бы еще одним аргументом сторонников полной независимости, при которой никто ничего уже не сможет отобрать.

Легитимация насилием

Референдум 1 октября о независимости был и нелегитимным, и нерепрезентативным: 90% за в стране, где голосуют не боясь и считают не обманывая, бывает только в том случае, когда приходят голосовать только те, кто за, и не приходят те, кто против. Их «против» выражается как раз в том, что они не пришли (в Каталонии противников независимости тоже около двух миллионов, как и пришедших). Объявленные каталонскими властями 90% как раз показывают, что никакого настоящего референдума не было.

Испанцы и каталонцы, которые, несомненно, считают свою политическую культуру более высокой, чем у восточных европейцев, удивились бы, узнав, что за две недели исчерпали один за другим весь набор аргументов, которые звучали в Югославии, в СССР, на Украине. Отделение незаконно, потому что за него должна проголосовать вся Испания, Конституция не предусматривает выхода регионов, мы свободолюбивая Европа, не то что эта Кастилия со своими королями и церковью, братья, которые живут в одном доме, могут быть разными и даже ссориться, но они одна семья; так и народы Испании, никогда мы не будем братьями, хотят отделяться – пусть вернут то, что в них вложила Испания, каждый каталонец дарит Испании 1000 евро год, хватит кормить Мадрид.

Сравнительно умеренное насилие, примененное в день референдума, символически стерло последнее отличие и дало в руки сепаратистам тот главный довод, который может перевесить разговоры о незаконности и недостаточной явке: посмотрите, как они с нами.

Применив законное насилие против незаконного голосования, испанский премьер Рахой легитимировал это голосование. Именно этого, а вовсе не победы на участках, куда второй раз приходят только сторонники независимости, добивались организаторы референдума. Теперь у них есть наглядная причина нарушать закон.

Является ли сепаратизм превышением допустимой меры самообороны, это уже количественный вопрос о том, когда насилия будет меньше, – если дать независимость или если не давать. До того как насилия не было, не было и вопроса.

Именно насилием и угрозой насилия со стороны центра западноевропейские правительства оправдывали признание некоторых сепаратизмов на востоке Европы. Если невозможно доказать желание большинства жителей региона отделиться, нужно доказать невозможность для меньшинства жить с большинством, и насилие тут очень кстати. Аргументом должно быть не число сторонников отделения, а неумение центральных властей управлять кризисом.

Жертвенность добра

Единая и неделимая Испания стала жертвой той картины мира, созданию которой сама способствовала, а именно виктимизации добра. Те образы насилия, которые мы увидели в день каталонского голосования, – на радость пропагандистов релятивизации демократических и авторитарных систем, – ничем не отличаются от тех, которые производят автократии, не умеющие справляться с сепаратистскими кризисами мирно.

Как когда-то фейсбук и твиттер считались оружием борьбы против авторитаризма за демократию, а потом выяснилось, что они с тем же успехом могут стать оружием антидемократической пропаганды, так же образы людей, противостоящих полиции за право голосовать, были привычной иллюстрацией сюжета борьбы за свободу в чужих краях, а оказались частью сепаратистской кампании, подрывающей единство Запада.

Западное общественное мнение годами приучали единообразно толковать такие изображения, сочувствовать мирным людям, раздающим гвоздики полицейским и осуждать спецназ в скафандрах и тех, кто их послал. Обучение происходило на примерах далеких стран ради назидания и для самоутверждения жителей Запада. И вот теперь здесь, в собственном мире, впервые, вероятно, с 1970-х полицейские шлемы и безоружные гвоздики встали друг против друга, и изображение сбилось.

Выяснилось, что правота и неправота переплетены сложнее, но привычное толкование картинки требует ясности. Испания для европейских соседей сама выступила в роли далекой, недостаточно развитой страны, и, поддержав правительство страны-партнера, они потребовали от него же избавить их от неприятного зрелища. Национальный суверенитет в очередной раз оказался прозрачен.

Рахой был уверен, что демократическое государство имеет право защищаться силой, и не мог представить себе, что ситуация, знакомая западным политикам по опыту менее развитых стран, может быть перенесена в Испанию. Однако выяснилось, что в современном мире прозрачен не только суверенитет развивающихся стран перед развитыми (на что первые постоянно жалуются), но и сами развитые страны не имеют иммунитета от внезапных внешних аудиторских проверок. Причем не только со стороны Америки, которую постоянно подозревают в намерении влезть в чужие дела и которая мало участвует в нынешнем испанском кризисе, а со стороны равных – других таких же европейцев.

Изображения даже легитимного насилия, использованного в ситуации голосования, стали восприниматься как признак авторитаризма. Демократический лидер, применивший силу против попытки регионального переворота, более или менее подражающего демократическим процедурам, рискует быть перетолкованным в недемократического. Ведь он применил силу против голосования, а право голосовать – основа демократии.

Внешний враг

Единственное, что легитимирует насилие против протестующих и голосующих, – это наличие внешнего врага, общего для всего мира демократии. Именно поэтому часть испанских авторов попытались наложить на испанское голосование ту же схему, которой годами пользуется Восточная Европа и которую недавно импортировали США.

До референдума столичная испанская пресса сообщала, что наблюдается интернет-активность из России в пользу референдума, намекая, что кто за независимость – тот Путин. После того как в Барселоне появились сотни пострадавших от действий полиции, ничто не мешало каталонской прессе сообщать, что премьер-министр Рахой заимствует авторитарные кремлевские методы ради сохранения вышедших из моды империй.

За каталонским референдумом была обнаружена пропагандистская и кибернетическая активность России, а некоторые ведущие издания ограничились простой дедукцией: раскол одной из западных стран ослабляет Запад, значит, радует Путина, значит, он не может быть к этому не причастен, хотя между радостью от события и причастностью к нему очевидно есть пропущенное звено. На моих глазах греческие анархисты радовались теракту 11 сентября, но к его организации они не имели отношения.

Каталонский сепаратизм, насчитывающий десятилетия и столетия, может радовать или не радовать те или иные страны, в зависимости от их самоидентификации и принадлежности к блокам и союзам, но существует независимо от испытываемых по его поводу внешних эмоций. Разумеется, носители сепаратизма, как и сторонники брекзита, могли пережить только дополнительное раздражение от попытки записать их в иностранные агенты, и она вряд ли стимулировала их желание остаться с записывающими в одном государстве.

На каталонском референдуме Россия, эта восточноевропейская Кастилия, должна была разрываться между двумя желаниями: поддержать сильное централизованное государство, бывшую империю, против всяких региональных сепаратистов, возомнивших себя нациями, и тем, чтобы в Европе было больше расколов и противоречий, на которых можно играть, подтверждая картину упадка западного мира, который всех учит, а у самого вон что. Между ними она и разрывалась.

В то время как присоединение Крыма и поддержка сепаратистов в Донбассе поставили государственных пропагандистов в основном на сторону каталонских сепаратистов, заставив их временно трактовать Испанию как Украину, общественное мнение, не связанное столь узкими рамками, сочувствовало единой Испании, справедливо подозревая, что Каталония как раз неблагодарная Украина или Прибалтика и есть. Однако если каталонский сепаратизм – продукт влияния России, почему в таком случае не следует приписывать ей же двусмысленный, но довольно изящный выход, предложенный Пучдемоном.

Каталонский референдум устраивает авторитарно мыслящую часть России по той причине, что находится в ряду событий, которые изменили стандарт восприятия мира вместе с брекзитом и избранием Трампа. Ни один испанец не скажет, но многие подумают: получается, старый диктатор был прав, когда говорил: дай им демократию с автономией, и они развалят страну. Провозглашение каталонской независимости – удар по той части испанцев, которые пропагандировали мысль, что демократия и федерализация решает, а не создает проблемы. Но в этом смысле он устраивает антилиберальные, государственнические силы в самой Европе или Америке, которые не поддаются толкованию исключительно в качестве зарубежных филиалов Кремля. Именно поэтому вмешательство России не стало главным сюжетом нынешней дискуссии вокруг Каталонии.

Развод ради брака

Выход с объявленной, но замороженной независимостью, судя по всему, обсуждался заранее с партнерами по Евросоюзу, которые оказались в сложном положении между мирным демократическим движением и сепаратистскими устремлениями законного регионального правительства, с одной стороны, и поддержкой центрального правительства страны-члена и ее единства – с другой.

Это очень много говорит о современном сепаратизме. Современные европейские сепаратисты вовсе не имеют в виду классический честный сепаратизм и строительство независимого национального государства, принимая на себя все риски, которые были связаны с таким шагом сто лет назад. Они знают, что войны в современной Европе запрещены. В программах шотландских, каталонских, баскских, паданских и прочих сепаратистов новая цель – независимое государство в составе ЕС.

Если угодно, они предполагают заменить зависимость от одного европейского государства – британского, испанского, итальянского, французского – на зависимость от всех европейских государств сразу, а национальную бюрократию нынешней столицы – на интернациональную брюссельскую. Они знают: раз воевать в современной Европе больше нельзя, если метрополия не сможет удержать их мирными средствами, военными это сделать никто не позволит.

Даже на другом, менее благополучном конце Европы происходит нечто похожее. Южная Осетия, Абхазия, Донбасс, Приднестровье не имели в виду быть настоящими независимыми странами, а хотели вернуться в уже переставшую существовать советскую общность. Советской общности они не нашли, а самым похожим, что обнаружилось на ее месте, была Россия.

Сепаратистские проекты не метят в независимые государства в том смысле, в каком это понимали сто лет назад. Это широкие культурные и бюрократические автономии внутри многонациональных образований. Так что современный сепаратизм является странной формой ирредентизма, где наднациональный центр привлекательнее национального. Евросоюз принимает это как должное со стороны внешних государств, но не может становиться источником разрушения для собственных членов и неизбежно оказывается в роли посредника в каталонском кризисе. А вот за целостность Великобритании он больше не отвечает.

Испания > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 октября 2017 > № 2348187 Александр Баунов


ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > dxb.ru, 11 октября 2017 > № 2347487

Полиция Абу-Даби запустила электронную систему, которая отслеживает передвижение подозреваемых, совершивших мелкие правонарушения. Это позволит не сажать их в тюрьму.

Круглосуточная система отслеживания реализована с помощью электронного браслета, функционирующего на базе технологии GPS. Она фиксирует местонахождения подозреваемого и работает в качестве альтернативы краткосрочному тюремному заключению за мелкие правонарушения.

Система надзора осуществляется в координации с Судебным департаментом Абу-Даби (ADJD).

Идея возникла после изучения аналогичной системы в ряде зарубежных и арабских стран.

Мониторинг подозреваемых будет проводиться по указанию суда и по решению прокуратуры, говорится в сообщении ADJD.

Али Мухаммед Аль-Балуши, генеральный прокурор Абу-Даби, сказал, что это решение предотвратит повторное совершение преступлений и поможет преступникам в реинтеграции в их семьи и общество.

Генерал-майор Мактум Аль-Делифи, генеральный директор полиции Абу-Даби, сказал, что система мониторинга обеспечит безопасность и защиту населения, а также семей обвиняемых.

ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Армия, полиция > dxb.ru, 11 октября 2017 > № 2347487


Испания > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 октября 2017 > № 2347048 Эдуард Лимонов

Лимонов о Каталонии: Россия заинтересована в разделе европейских государств

Подписались за республику, но остались в королевстве

Вдохновенно, как в дни Великой французской революции. И побегут, стреляя навстречу друг другу, дымы из стволов, две толпы: каталонские полицейские les mosses и гражданская гвардия Испании. И рванутся в едином порыве национальных страстей гражданские сторонники независимости и юнионисты, красивые девушки в джинсах и юноши в шортах, будут падать раненые, дым, крики, рёв торжествующих каталонских глоток.

Ничего такого. И в 19:40 ничто не началось.

Показывали на две третьих пустые ложи в парламенте, затянутые вишнёвым бархатом, как в театре, по-старомодному. Немирович-Данченко какой-то, антураж для «Трёх сестёр», а не для каталонской независимости, не для национальной революции.

Парламентарии совещались за кулисами, в зал не выходили, потом потихоньку потекли ручьём в зал: обыкновенные тётки, бородатые дядьки, озабоченные, выглядящие обыденно и не храбро, ну совсем не храбро… Ручей был не быстрый и не густой. Опять-таки, как зрители в театре.

Около 20 часов стали циркулировать первые утечки.

Внутри коалиции за независимость, оказывается, раскол. Пюичдемонт приготовил мягкую, по мнению социалистической партии, речь. И соцпартия Каталонии возражает, поскольку текст недостаточно радикален.

В это время народ стекается к парламенту, но сотнями и тысячами, а не сотнями тысяч.

Стекаются как сторонники независимости, так, нам сказали, и противники.

А он всё не выходил.

Пришли ещё сведения либо слухи. Якобы он проводит переговоры с Жан-Клодом Юнкером и якобы с председателем правительства Испании.

Одновременно поступили опровергающие утечки. Якобы испанские власти отказываются говорить с Барселоной, если им звонят по телефону. Сами гордые испанцы не звонят.

За несколько минут до того, как он вышел на трибуну, каталонская полиция закрыла автомобилями доступ к парламенту. Прикрыла к нему доступ. Не то для того, чтобы туда никто не вошёл, не то чтобы никто не вышел.

А из аэропорта прибыли дополнительные подкрепления к Гражданской гвардии, к испанской полиции. А евро вдруг стал тихо пока ещё, но расти.

Потом всё же он вышел где-то уже далеко за 20 часов по московскому.

Очки, интеллигентские лохмы вокруг очков, похож на молодого Ив-Сент-Лорана, кутюрье покойного.

Читает по листкам, быстро меняя листки.

Моложавый, нет, совсем молодой. Опять-таки очки, лохмы вокруг очков, крупные завитки средиземноморских волос.

«Как продемонстрировал референдум, миллионы жителей Каталонии считают, что она может быть независимым государством…»

Однако дальше вдруг: «Необходимо снизить напряжение в Каталонии…»

Не этого ждали. И каталонцы, и мы во всём мире.

Показывают толпу на площади.

Пальмы…Толпа к нам, смотрящим, расположилась спинами. Полосатые, жёлто-красные, как матрацы, флаги Каталонии, накинутые на спины десятка или двух собравшихся. Сотни спин без флагов. Не так многолюдно, как следует. И совсем не яростно, как 1 октября. Затянули с независимостью.

Видимо, за неделю страсти поутихли.

Надо было сразу наутро после избиений, которым подвергли каталонцев испанские полицейские, объявлять независимость. И призвать народ прийти к парламенту, всех кто за независимость.

Нет, даже не наутро, той же ночью, нет, вечером, сразу же после референдума…

Тут бы, дрожа от гнева, кричали бы сотни тысяч… А то тянули и достукались до впечатляющей контрдемонстрации против независимости, увальни каталонские…

Пюичдемонт предлагает Женералитету приостановить объявление независимости Каталонии!

В эти самые минуты «евро» растёт уже бурно, цинично, и ничего тут удивительного, никаких сюрпризов. Деньги не любят национальных революций и не любят революций вообще.

В эти самые минуты Пюичдемонт перестаёт быть вождём движения за независимость Каталонии. Он ещё на трибуне, ещё договаривает успокаивающие фразы, но его уже нет в Истории. Прощай, Карлес! (Через «е».)

Вот, и никакая 155-я статья Конституции Испании не понадобилась, позволяющая «принять меры, необходимые для принуждения соблюдения обязанностей…»:

«В случае, если население автономии не соблюдает своих обязанностей, к выполнению которых Конституция или другие законы его обязывают, или если оно (население, ЭЛ) ведёт себя так, что наносит серьёзный ущерб общим интересам Испании…»

Все эти запугивания 155-й статьи оказались не необходимы. Каталонцы сами, без статьи, с собой расправились.

Говорил Пюичдемонт около сорока минут. Последними словами его мягкой речи было резюме её:

«Сегодня Женералитет сделает жест щедрости и ответственности. Призываем к тому, чтобы конфликт между Каталонией и Испанией был решён путём переговоров».

В итоге 72 депутата парламентского большинства, сам Пюичдемонт, его заместитель Жункерас, председатель парламента Форкадем подписали декларацию, что учреждают Каталонскую Республику как независимое, правовое, демократическое государство.

НО, ОДНАКО, довеском к Декларации приняли позорный ЗАКОН О ПЕРЕХОДНОМ ПЕРИОДЕ, во время которого у них эту отложенную республику уничтожат.

Совершив политическое самоубийство, Пюичдемонт, видимо, не ожидал, что Мадрид не захочет переговоров.

А Мадрид не хочет их.

Согласно данным газеты El Pais, премьер Испании Мариано Рахой не хочет переговоров, он, вероятно, хочет, чтобы каталонцы распростёрлись ниц перед испанским троном и по очереди перецеловали туфлю короля Фелипе.

Испанское правительство называет результаты референдума 1 октября «незаконными и мошенническими».

Сегодня правительство Испании соберётся на экстренное совещание по независимости Каталонии. Ходят слухи, что в Каталонии будет введено чрезвычайное положение и прямое управление регионом.

Что касается национальных интересов России, то, разумеется, мы заинтересованы в разделении ведущих традиционных европейских государств на мелкие государства. Нам с ними будет легче работать.

А мне лично хотелось, чтобы такое важное историческое событие, как отделение Каталонии от Испании, произошло бы во время моего земного существования. Не получилось. Подвёл Пюичдемонт.

Эдуард Лимонов

Испания > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 октября 2017 > № 2347048 Эдуард Лимонов


Молдавия. СНГ. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 октября 2017 > № 2347043

Каталония и Курдистан: Приднестровье получает шанс на признание

Принцип нерушимости границ отступает

Сногсшибательные результаты голосования в Иракском Курдистане и испанской Каталонии дали толчок для ежедневных обсуждений и гаданий по следующим кандидатам на активный сепаратизм в нашем мире. Справедливости ради надо заметить, что сакральность и незыблемость существующих границ были попраны уже в Югославии, а также — при давлении на Израиль создать государство Палестина на своей территории.

Тем не менее принцип незыблемости границ был до последнего времени преобладающим над правом народов на самоопределение. Попытки отделения со стороны Квебека или Шотландии стали примером, когда слаженная международная атмосфера нетерпимости к сепаратизму повлияла на исход референдума. Для некоторых стран, поддержавших развал Югославии, такая позиция явно смахивала на игру по двойным правилам. Однако времена угрызений совести на почве политической непоследовательности канули в небытие. Господствующий прагматизм подразумевает примат эгоизма любой ценой. Непоследовательность и двойные стандарты давно уже превратились в основополагающие принципы международной политики.

Парадоксально, но именно зыбкость устоев европейского сообщества ведёт к усилению сепаратистских тенденций. Были бы у Евросоюза были объединяющие принципы сосуществования, то ни Великобритания и ни прочие «евроскептики» не искали бы путей выхода из еврозакабаления. Одной из главных причин усиления нынешней «страсти к разрывам» можно смело назвать недовольство существующими механизмами евроинтеграции. Империи и государства разваливаются, когда идеологические и практические льготы и скрепы теряют свою силу и привлекательность.

При рассуждениях о современных сепаратистских тенденциях часто прибегают к примеру югославского кровавого раздрая. Он даёт добавочные аргументы тем, кто отождествляет политику США и НАТО со злокозненностью адептов принципа «разделяй и властвуй». Однако Европа девяностых знала и другой пример разделения, мирный и взаимоприветственный: Чехия и Словакия пошли каждая своими путями, но не во вред друг другу, а во благо. Открытые границы, тесное сотрудничество и всестороннее взаимодействие. Странно, но чехо-словацкий прецедент изучается и обсуждается значительно реже, чем югославский.

Наши рассуждения носят не академический характер, а направлены на изучение примеров из прошлого в целях поиска решений конфликтов на постсоветском пространстве. Все они напоминают в большей или меньшей степени югославскую трагедию, но есть ли для них возможность избрания мирного пути размежевания? Или же нет иного пути к миру, нежели полная интеграция? А может, сокрушительная победа в обновлённом военном столкновении поможет?

Начало распада теории нерушимости границ возвращает нас к обсуждению будущего Крыма, Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья и Карабаха. Общемировая атмосфера ослабления бульдожьей хватки в деле охраны границ любой ценой позволит возобновить обсуждение.

Почему бы не созвать международную конференцию по Крыму с обсуждением всех политических и юридических проблем, связанных с желанием жителей полуострова быть частью России? Совершенно очевидно, что и сегодня 90 процентов крымчан хотят жить в составе России. Их чаяния подтвердит любое объективное исследование. А коли так, то какая международная политика и какой международный закон могут этому противостоять?

Положение дел на территориях Абхазии и ЮО сложнее, поскольку существует проблема беженцев. Однако ничего не может быть решено там без Грузии, а Грузия упорно отказывается от участия в переговорах.

Проблема Карабаха имеет много сложнейших аспектов, включая претензии на возвращение со стороны азербайджанских беженцев. Некоторым обнадеживающим фактором может быть только сам продолжающийся переговорный процесс.

Все вышеупомянутые конфликты (исключая Крым) ближе к югославской модели, ибо отличаются непримиримостью сторон. Иначе обстоят дела в Приднестровье. Там на практике удалось не просто сохранить перемирие на протяжении четверти века, но и выстроить европейскую по форме и взаимовыгодную по сути систему взаимоотношений. Молдавская сторона время от времени подливала дегтя, но отношения между людьми и обоюдные интересы обычно брали верх. Если бы в Европе и международных организациях отнеслись внимательнее к собственно юридической стороне проблемы и изучили прецедент дружественного размежевания Чехии и Словакии, то Приднестровье могло бы вместе с Молдовой укреплять свои отношения с Европой и Россией единовременно. Кишинев в большей мере склоняется к западному миру, Приднестровье — пример торжества русского мира, а вместе они смогли бы обратить весь регион в благоухающий оазис. Но условием тому должно быть уважение к независимому статусу Приднестровья и признание его.

Следует воздержаться от окончательных прогнозов. Осторожность и дипломатичность необходимы на любом этапе решения столько запутанных вопросов. Однако не видеть новых тенденций и не приготовиться к их поступи — всегда пагубно для тех, кто не довольствуется ролью аутсайдера. И Россия определенно не стремится туда.

Авигдор Эскин

Молдавия. СНГ. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 октября 2017 > № 2347043


Венгрия. Украина > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 октября 2017 > № 2347019

Санкции и раздел страны: как Будапешт борется с Киевом

За нацистский закон о тотальной украинизации школ Киев может заплатить санкциями и разделом страны

Венгрия проводит впечатляющий мастер-класс по давлению на Киев и отстаиванию собственных интересов. За закон о тотальной украинизации школ Киев может получить европейские санкции, международное давление, венгерскую автономию на западе Украины и много чего еще.

Месяц назад Пётр Порошенко подписал поправки в закон об образовании. С 2020 года преподавание на любых языках, кроме украинского, запрещается. Закон написан ради борьбы с русским влиянием и ради выращивания новой, контролируемой «нации». Но пострадали от этого закона также венгры, румыны, поляки: на Украине не только русскоязычное большинство, но и многотысячные национальные меньшинства. Они не понимают, с какой стати их дети должны учиться не на родном языке, а на государственном. Этот закон, подобно героизации Бандеры, задел их за живое. И с майданом начали бороться всерьез.

В авангарде борьбы с нацистским законом встала Венгрия. В Будапеште сразу сказали, что Киев может попрощаться со своими фантазиями о членстве в ЕС. В МИД страны заявили, что будут блокировать все инициативы Киева и любое движение Украины к европейским структурам. А потом открыли сразу несколько антимайданных фронтов.

Вчера, во вторник, 10 октября, профильный комитет Парламентской ассамблеи Совета Европы по инициативе Венгрии осудил украинский закон и указал Киеву на недопустимость языковой дискриминации. Пленарное заседание ПАСЕ по этому вопросу состоится сегодня, 11 октября, и исход, по всей видимости, будет тем же. Как максимум, ПАСЕ заставит Киев отменить закон, как минимум — явит миру неадекватную сущность майдана.

Второй фронт, открытый Будапештом — встреча министров иностранных дел стран-членов ЕС 16 октября, где тоже обсудят скандальный закон. Поскольку Украина, приняв такой закон, нарушает договоры с ЕС, то соглашение об ассоциации Украина — ЕС надо расторгнуть, полагают венгры. Кроме того, они предложат ввести против Украины торгово-экономические санкции. Ни о каком дальнейшем движении Киева в сторону ЕС в такой атмосфере не может быть и речи.

Третий фронт Будапешта — политический. В украинском МИД продолжают говорить, что Киев защищает Европу от русской чумы, и потому ЕС должен его поддерживать. В ответ на эту галиматью в Будапеште констатируют, что такой дискриминации венгров не было ни при Сталине, ни при Брежневе. Все ближе день, когда ЕС с подачи Венгрии осознает: смотреть нужно не на киевские слова, а на киевские дела, а киевские дела — это нацизм 2.0: искусственное выращивание злобного государства с помощью запретов на родные язык, культуру и память.

Четвертое направление атаки Будапешта — это Закарпатье, где и живут почти все венгры Украины (около 150 тысяч человек). Глава МИД Венгрии Петер Сийярто во вторник, 10 октября, совершил рабочую поездку в Ужгород, где встречался с директорами школ и общественниками. Те просили его не сбавлять давления на Киев, он согласился. От встречи с главой МИД Украины Павлом Климкиным Сийярто отказывался. И просил ему передать, что разговаривать нужно было до принятия закона, теперь же говорить не о чем. Ранее с аналогичной формулировкой депутаты венгерского парламента отказались встречаться с депутатами Рады.

Часть Закарпатья фактически является Венгрией, и все об этом знают. На чью сторону станут представители других национальностей региона, что предпочтут при выборе между хуторским нацизмом и европейской Венгрией — тоже вопрос риторический. И вот в Закарпатском областном совете и в Партии венгров Украины заговорили об автономии. De facto она есть, нужно оформить ее de jure.

Если Киев не принудят к адекватности, венгры установят собственные законы на той территории, которую считают своей и в которую ездят на рабочие встречи без всяких украинских министров. Их язык — и родной для них, и европейский, дети должны учить его и по законам природы, и по карьерной логике, а вот украинский им не нужен ни для того, ни для другого. Вслед за Будапештом своих прав аналогичным образом начнут добиваться поддерживающие Венгрию румыны и поляки. Распад страны ускорится.

Таким образом, в самом лучшем для Киева случае о сущности его режима будет заявлено прямо и открыто, причем не из Москвы, а в Брюсселе и Страсбурге. В западной части Украины убедятся, что с майданом им не по дороге, и продолжат курс на автономию, фактическую или формальную.

Неслучайно именно языковой вопрос стал точкой невозврата. Борьба с родным языком — это борьба с самой человеческой сущностью. Именно при обсуждении школьной темы в странах ЕС выяснили, что «евроустремления» майдана — это слова, а сущность его — выращивание политического уродца ценой борьбы с живыми людьми. Чем дольше и чем последовательнее будет идти эта борьба, тем быстрее Украина прекратит свое существование как в нынешнем облике, так и в нынешних границах.

Сергей Гуркин

Венгрия. Украина > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 11 октября 2017 > № 2347019


Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2017 > № 2346533 Вольфганг Шойбле

Вольфганг Шойбле прощается с еврогруппой

Министр финансов Германии рассказывает, как он был одним из главных творцов политики еврозоны

Financial Times, Великобритания

Представляем отредактированную расшифровку интервью, которое министр финансов Германии Вольфганг Шойбле (Wolfgang Schäuble) дал 6 октября 2017 года.

Financial Times: Чем вы больше всего гордитесь за время работы в еврогруппе?

Вольфганг Шойбле: Мне не нравится слово «гордиться». Но я очень рад, что нам удалось, несмотря на скептическое отношение редакции Financial Times, сделать евро стабильнее, чем многие считали возможным. Это было непросто. Были очень тяжелые моменты. Но сейчас мы в хорошей фазе, и, на мой взгляд, это доказывает, что наша политика была разумной и успешной.

— Оглядываясь назад, вы о чем-то жалеете?

— Я всегда был несколько нетерпелив… Разумеется, я предпочел бы, чтобы мы могли сделать евро сильнее на более ранней стадии, путем институционального прогресса. Но в политике приходится исходить из реалий. Но у нас не было большинства, необходимого для изменения договоров. На прошлой неделе я имел честь встретиться с президентом Макроном, и мы с ним снова это обсудили. Мы говорили о том, что можно попробовать добиться изменения договоров, но мы оба понимаем, насколько это сложно. А пока мы этого не добились, мы должны руководствоваться действующими договорами. У нас в Германии конституционный суд следит за этим жестче, чем в других странах. Разумеется, побочным эффектом стало то, что во время кризиса евро ЕЦБ пришлось играть большую роль в борьбе с кризисом, чем ему хотелось. Марио Драги (Mario Draghi) с самого начала говорил, что ЕЦБ не следует делать то, что должны делать сами страны-члены. Но так как они ничего не делали, ЕЦБ приходилось делать все возможное в рамках своего ограниченного мандата…  В целом, мы все-таки справились — не в последнюю очередь благодаря европейским стабилизационным программам, обеспечившим инструменты для проведения реформ в странах ЕС. И если вы посмотрите на ситуацию в странах, которые получили эти программы, вы поймете, что основополагающая идея не была ошибочной.

— Но, на ваш взгляд, совершались ли ошибки в финансовой политике еврозоны?

— Постоянно. Вы могли бы даже об этом не спрашивать, потому что политик, который говорит, что он не делал ошибок, — просто идиот. Разумеется, ошибки были. А вот о том, что именно было ошибкой, можно спорить. Нам все время…  приходилось заниматься эквилибристикой, убеждая людей в странах-членах ЕС, что придерживаться правил еврозоны, особенно в том, что касается финансовой помощи, необходимо и что в конечном итоге это будет способствовать европейской интеграции. Это было все равно что балансировать на канате. Вдобавок мы много дискутировали — и еще будем дискутировать (например, на следующей неделе мы будем обсуждать это на ежегодном совещании МВФ) — о том, каким должно быть правильное соотношение между бюджетной политикой, денежно-кредитной политикой и структурными реформами. Все любят поговорить о структурных реформах. Но когда доходит до конкретики, все в большинстве случаев скатывается к бюджетной политике, точнее к дефицитному финансированию, и денежно-кредитной политике, точнее к наращиванию ликвидности. В Германии мы решили, исходя из собственного опыта, что соблюдение правил укрепляет доверие. Именно поэтому внутренний спрос, потребление и инвестиции у нас выше, чем в других европейских странах. Это показывает, что основные уроки, которые мы извлекли, не так уж неверны. И я рад, что за последние восемь лет дискуссия в международном экономическом сообществе сдвинулось в этом направлении. Впрочем, без борьбы такие вещи не происходят. И монополии на истину ни у кого нет. Это основной принцип свободы.

— То есть германская философия не одержала полной победы?

— Не одержала — и это к лучшему. Идея, которая полностью побеждает, изживает себя. Как писал Карл Поппер, сила либеральных систем — в том, что они учатся на собственных ошибках, и это позволяет им исправлять слабые места. А человек, который считает, что некая идея должна восторжествовать на все сто процентов, превращается в идеолога. И у Поппера, и у других авторов описано, как это происходит.

— Вы впервые участвовали в совещании еврогруппы в 2009 году. Какие впечатления у вас остались от этого мероприятия? Греческий кризис тогда только начинался. Вы понимали, насколько серьезным он будет?

— Нет. Я в принципе не из тех людей, которые, когда берутся за новую работу, уверены, что все лучше всех знают. Министром финансов в 2009 году я стал неожиданно для себя. Моего предшественника Пеера Штайнбрюка (Peer Steinbrück) я всегда очень уважал за то, чего он сумел добиться в период банковского и финансового кризиса. Великим экономистом я себя никогда не считал. Я — всего лишь немецкий юрист, ничего особенного. И с английским у меня не все идеально. Поэтому я отправился на эту встречу, заранее испытывая большое уважение и к своим коллегам, и к стоящим перед нами проблемам. Я был готов учиться. Но при этом мой долгий политический опыт обеспечивал мне определенную уверенность в себе. Я помню, как сказал своей тогдашней французской коллеге Кристин Лагард (Christine Lagarde): «У вас больше опыта, вы работали в крупной американской юридической фирме, вы сделали большую карьеру, вы играли во Франции огромную роль, но в политике я понимаю больше вашего…»  Конечно, я действовал многим коллегам на нервы. В понедельник мы сможем попрощаться, поделиться воспоминаниями о нашей совместной работе, и, полагаю, далеко не всех огорчает, что им больше не придется иметь со мной дело. Но, как бы то ни было, у нас, в еврогруппе, был замечательный командный дух. И мы сходились во многих вопросах. Это не стоит недооценивать… Мне было очень приятно, что, когда я объявил о своем предстоящем переходе на другую работу, одна португальская газета написала что-то вроде: «Вольфганг, мы тебя прощаем, пожалуйста, останься». Это было очень трогательно.

— В 2012 году, в разгар кризиса евро, вы встретились в аэропорту Шарль де Голль с французским министром финансов и обсудили с ним банковский союз. Насколько трудными были эти переговоры? Какую роль они сыграли в преодолении еврокризиса?

— Участвовали не только Германия и Франция, но и Испания, и Италия, а также и МВФ. Мы считали, что окончательное заключение банковского союза должно стать следующим важным шагом. Я, конечно, всегда требовал придерживаться правил. Но при этом я всегда искал новые решения. В тот парламентский срок Бундестаг принял новый закон, основанный на решении конституционного суда. Он до некоторой степени ограничивал право министра финансов поддерживать в рамках еврогруппы меры, которые выглядели слишком далеко идущими, слишком проевропейскими, слишком интегративными. Такие шаги теперь требовали согласия Бундестага… Эта тема активно обсуждалась, и я всегда был на стороне тех, кто выступал за решения. Я до сих пор считаю, что создание банковского союза необходимо довести до конца и что это важный элемент укрепления еврозоны. Однако все нужно делать в правильной последовательности. Мы получили новые предложения комиссии, явно расходящиеся с тем курсом, который мы совместно наметили по моей инициативе несколько лет назад в ходе тех самых переговоров. Предполагалось, что сперва мы снизим риск, а только потом будем искать способы его разделить. Мы договорились об этом в Совете по экономическим и финансовым вопросам и в еврогруппе. Отход от договоренностей совсем не облегчит дело.

— Банковский союз: насколько он важен для налаживания ситуации в еврозоне?

— Хорошо, что президент Макрон энергично действует в этом направлении. Нам следует добиваться прогресса совместно с Францией и с другими странами. Мы должны прикладывать больше усилий, чтобы стабилизировать евро. Конечно, дело не только в еврозоне. Больше усилий должен прикладывать весь Евросоюз — в таких областях, как верховенство закона, иммиграция, интеграция и защита границ. Однако всем этим проще будет заниматься на фоне успешной стабилизации евро. Ее необходимо провести. Чтобы стабилизировать единую валюту, нужно снизить риски, которые создают госбюджеты и госдолги с одной стороны и банковский сектор с другой стороны. Это основная причина, по которой банковский союз так важен. Эти меры нужно как-то проводить в жизнь. А для этого требуется поддержка со стороны стран-членов. В первую очередь они должны уменьшить риски, которые их усилиями дошли до такого уровня, что сейчас мы не можем предпринимать шаги по разделению этих рисков, чтобы не создавать неправильные стимулы.

— В некоторых странах — например, в Греции — вас демонизировали, считая воплощением политики экономии. Что вы по этому поводу чувствуете?

— Я не люблю, когда говорят о «политике экономии». Это выражение приобрело искаженный смысл. Мы просто проводили предсказуемый и надежный финансово-политический курс, укреплявший доверие и способствовавший экономическому росту. И я готов поспорить с кем угодно — сейчас еще больше готов, чем восемь лет назад, — что эта политика обеспечивает более устойчивый рост, чем любая другая. Строго говоря, «политика экономии» — это просто англо-саксонский способ обозначать последовательную финансовую политику, не предполагающую, что наращивание дефицита — это обязательно хорошо. МВФ, и не только он, сейчас согласен с нами в том, что возникает опасность «надуть» новые экономические пузыри. Мы не знаем где в следующий раз случится кризис, но увеличивающиеся риски, связанные с нарастанием ликвидности и повышением частного и государственного долга, беспокоят экономистов по всему миру. Меня они тоже беспокоят. Мы можем спорить о правилах. Но мы не должны сначала устанавливать правила, а потом отметать их в сторону и решать проблемы как нам удобнее… Это неправильно. Во Франции президент Макрон хочет изменить это путем реформ. Как всегда говорил Драги, страны ЕС должны проводить необходимые реформы. Никакая денежно-кредитная или финансовая политика их не заменит. Она может их дополнять, может смягчать их воздействие. Но она не может служить стандартным инструментом в их отсутствии. Это основополагающая проблема. Мы уже многого добились, но борьба будет продолжаться еще долгое время.

— То есть реформы Макрона подтверждают правоту германской политики?

— Нет, я бы так не сказал. Но за ними стоит схожий ход мыслей. Если вам нужен экономический рост, не стоит думать, как думали некоторые экономисты в последние десятилетия, что его вам может обеспечить правильная математическая модель, что просто нужно больше ликвидности, или фискального пространства, или еще чего-нибудь такого. Политический курс должен задавать рамки, позволяющие внушить участникам рынка доверие… Для этого требуются надежность, устойчивость, последовательность, предсказуемость. А для этого, в свою очередь, необходима прочная основа в виде правил…  Придерживаться правил — это не косность, это не означает не иметь оригинальности или творческого подхода. Это всего лишь означает правильно понимать человеческую природу. Именно этому учит Soziale Marktwirtschaft (социально-ориентированная рыночная экономика), над которой британцы так долго смеялись, пока не поняли, что инструменты социально-ориентированной рыночной экономики дают больше возможностей добиться устойчивого роста, чем любая форма «манчестерского либерализм». В Британии многие высмеивали рейнский капитализм. Но,  как мы видим, в кризис его средства оказались эффективнее… Сейчас многие экономисты говорят об инклюзивности, однако в действительности это просто другое название социально-ориентированной рыночной экономики.

— Но греки вас все-таки демонизировали…

— Далеко не все. Что греки теперь думают о собственных лидерах, лучше спросить у них самих. Я не считаю необходимым ничего об этом говорить. В демократических обществах власть ограничена во времени. К германским министрам финансов это, кстати, тоже относится. Лично я убежден в том, что восьми лет на этом посту более чем достаточно. Принимать непопулярные, но необходимые в среднесрочной перспективе решения непросто, а делать это в не слишком хорошей экономической обстановке еще сложнее. Это, конечно, так. Но не принимать их ничуть не лучше… Я честно старался. Я говорил моему греческому коллеге, что я понимаю: у его правительства нет политической силы, чтобы быстро провести реформы, осуществить которые — в интересах самой же Греции. Но, возможно, получится уполномочить на проведение этих реформ Европейскую комиссию? Мой коллега сказал, что это нереально, Греция никогда на такое не пойдет. У нее, как и у любой страны, есть собственная гордость. Тогда я заговорил о том, что Греции, может быть, стоит взять на несколько лет тайм-аут, но этого Греция тоже не захотела. В итоге грекам не осталось ничего другого, как взяться за реформы, что для греческого политического руководства было крайне сложно… Поэтому они стали объяснять людям, что это вынужденная мера, что без нее Брюссель больше не даст денег и что во всем виноват германский министр финансов… Я могу это понять… и не сержусь на греков. Но португальский заголовок меня все равно обрадовал…

— Он был португальским, но не греческим…

— Цаколотос — толковый министр финансов. И он очень дружелюбно сказал, что у германского министра финансов Вольфганга Шойбле были как хорошие, так и не столь хорошие для Греции стороны.

— Но ведь в 2015 году вы выступали за выход Греции из еврозоны?

— Это не было моим личным мнением — так считало большинство еврогруппы. Огласил это Пьер Карло Падоан (Pier Carlo Padoan), а не я. Он тогда заявил, что, с точки зрения почти всех членов еврогруппы, для Греции так будет лучше. Конечно, мы все понимали, что это решение может принять только сама Греция. Но мы все говорили, что Греции было бы лучше его принять. Однако главы правительств смотрели на это иначе — и тоже не без оснований.

— В чем заключается ваше политическое наследие?

— Я бы сказал, что политическая интеграция Европы — это самый лучший способ воплотить в реальность наши идеи в области политики, идеи о сосуществовании людей и о мире во всем мире и что экономическая интеграция Европы — часть этого. По отдельности европейские страны не справятся, но вместе мы можем добиться многого. А для этого требуются европейская интеграция и единая валюта. Поэтому Делор в 1988 году был прав. Его инициатива была правильной. Нужно обеспечить этой системе достаточный уровень стабильности, чтобы она могла работать… Это возможно. Но для этого необходимо убедить население европейских стран, ведь высшая власть принадлежит ему.

— Что еще необходимо сделать в еврозоне?

— Очень много всего. Евро должен стать валютой всего Европейского союза. Мы должны добиться того, чтобы его использовал весь ЕС. Самое главное сейчас — снизить риски. Они по-прежнему слишком велики: достаточно вспомнить о балансе банков во многих странах Евросоюза. Нам нужно обеспечить себе необходимую устойчивость на случай нового экономического кризиса: благоприятная обстановка, подобная нынешней, не может сохраняться вечно… Над этим нам предстоит постоянно работать. Одновременно нам нужно защитить население стран Евросоюза от демагогов, которые говорят людям, что мы слишком дорого платим за Европу и что лучше будет платить меньше. Британцы наглядно продемонстрировали нам, какая это глупость. В этом смысле Британия внесла огромный вклад в европейскую интеграцию, хотя в краткосрочной перспективе лучше ей от этого не станет.

— Однако Германия тоже не свободна от подобных тенденций. Взгляните на успехи АдГ на выборах.

— А чем мы отличаемся от всех остальных? При этом АдГ набрала только 12,6%. В Европе многие были бы счастливы, если бы во всех странах популисты набирали бы 12,6% и не больше. Вы еще сами увидите, что все не так плохо. Мы многому научились — нам пришлось, у нас ведь было больше причин для этого, чем у прочих. Когда я говорил с президентом Макроном, он спрашивал меня о настроениях в Германии. На мой взгляд, нет ни единого шанса, что Германия когда-либо снова впадет в национализм. Да, людей тревожит, что мир меняется. Да, есть те, кто недоволен происходящим, некоторым кажется, что они оказались на обочине жизни, многие считают, что с ними поступают несправедливо. Все это, конечно, так. Однако не стоит думать, что демократия и верховенство закона в Германии находятся под угрозой. Мы по-прежнему будем доказывать, что они — лучший вариант и что демагоги не способны в конечном итоге взять верх над теми, кто ищет серьезные и разумные решения.

Германия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2017 > № 2346533 Вольфганг Шойбле


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2017 > № 2346514 Александр Баунов

Путин теряет контроль над российскими консервативными националистами?

Александр Баунов, Foreign Affairs, США

В прошлом месяце российские православные экстремисты предприняли попытку двух терактов. В первом случае автомобиль, в котором находились канистры и бочки с бензином, четвертого сентября протаранил здание кинотеатра в Екатеринбурге. Затем, 11 сентября, экстремисты сожгли автомобили возле московского офиса бывшего сенатора-либерала Константина Добрынина. Нападения были совершены на почве неприятия религиозными экстремистами выходящего на экраны фильма «Матильда» режиссера Алексея Учителя (который нанял Добрынина в качестве адвоката). Протестующие сочли фильм богохульным. В нем рассказывается история любовных отношений еще не состоявшего в браке будущего царя Николая II с балериной Матильдой Кшесинской. Фильм, запланированный к показу в октябре, уже вызвал негодование религиозных консерваторов, потому что последний царь и его семья канонизированы Русской православной церковью и являются святыми. 31 августа религиозные экстремисты даже забросали бутылками с зажигательной смесью здание в Санкт-Петербурге, где находится студия Учителя.

Президент Владимир Путин, несомненно, мог бы предпринять жесткие меры, остановить эту кампанию и «осадить» Наталью Поклонскую, депутата из Крыма, которая спровоцировала эти акции путем различных выступлений в СМИ и в Думе. И то, что он этого не сделал, свидетельствует о глубоких противоречиях, существующих в глубинах его авторитарного режима.

В последние годы Путин с удовольствием насаждает в России консервативную, националистическую идеологию, которую поддерживает большинство представителей РПЦ. И он воодушевляет протестующих, верующих, и простых россиян, поощряя их действия по пропаганде этого вероучения. Так он демонстрирует, что эта деятельность началась не с подачи Кремля, а осуществляется по инициативе самого народа как массовой движение.

Правда, тем самым Путин подрывает основы своей собственной власти. Угрожая создателям безобидного фильма насилием и запугивая представителей культурной элиты России, консервативное националистическое движение продемонстрировало свою уродливую сторону, и Путин, похоже, не в состоянии его остановить. Это вызвало бы недовольство так называемой патриотической части политического истеблишмента, которую в последние несколько лет он поощряет, придавая ей смелости.

До сих пор стандартная внутриполитическая модель Кремля заключалась в том, чтобы сформулировать главную цель и позволить представителями низших слоев общества двигаться в указанном направлении, «задавая тон и проявляя инициативу». Однако в отношении нового фильма эта модель оказалась неудачной, и Кремль теперь вынужден бороться не с одним экстремистом, а с полномасштабным социальным явлением.

Парадокс полемики, связанной с «Матильдой», состоит в том, что, если бы Путин захотел, он мог бы сразу же остановить Поклонскую. Но как только ее инициатива «снизу» получила развитие (достаточное, чтобы Путин ее заметил), она уже получила поддержку некоторых из его кремлевских союзников и единомышленников, с которыми он не хочет конфликтовать. (К ним относятся такие деятели, как епископ Тихон Шевкунов, личный духовник Путина и важное связующее звено между РПЦ и российскими спецслужбами). Сегодня для того, чтобы «погасить» кампанию против «Матильды», пришлось бы заплатить довольно высокую цену. А это могло бы означать отчуждение многих самых ярых путинских сторонников.

Главная проблема российского режима, основанного на личности, состоит в том, что только сам Путин может с уверенностью что-либо остановить. Хотя к его слову по-прежнему относятся очень серьезно, слово практически любого другого функционера — даже если оно и произносится от имени Кремля — недостаточно весомо, чтобы остановить националистическую кампанию, которая уже достигла критической массы.

Сама Поклонская нашла для себя особую роль в меняющемся идеологическом пространстве России. Эту представительницу Крыма администрация Путина «выхватила» прямо из украинской политической среды и назначила прокурором полуострова после того, как он был аннексирован в 2014 году (Поклонская была ярой сторонницей аннексии). После аннексии Крыма путинская националистическая идеология набрала силу. И к тому времени, как в октябре 2016 года Поклонская приехала в Москву в качестве депутата Государственной Думы, российский политический центр провел еще два года, стараясь встать под знамена православия для формирования коллективной идентичности, сулившей чувство превосходства над теми, кто победил в холодной войне. Добившись значительной поддержки своей кампании со стороны РПЦ, Поклонская обратилась в Генеральную прокуратуру России с просьбой провести расследование в отношении содержания фильма «Матильда» и деятельности режиссера фильма. Остановить Поклонскую означало бы поставить под сомнение идеологическую линию, которой придерживается страна. А Путин к этому не готов.

В случае каждого публичного критического замечания, попытки одернуть и упрекнуть со стороны деятелей, которые, по мнению российских консервативных поборников «православных ценностей», не обладают влиянием и полномочиями, они теперь могут найти общественную или негласную поддержку в кругах тех, кого они уважают. Именно так и следует понимать высокомерную реакцию Поклонской на мягкую критику министра культуры России Владимира Мединского: «Давать оценку должны компетентные, полномочные эксперты, имеющие стаж экспертной работы, — заявила она. — Я ничего не знаю о том, что Мединский имеет стаж экспертной какой-то работы в области каких-то наук». Министр — никто, имела в виду она, и чтобы ему возразить, мы можем найти наших собственных авторитетных и обладающих полномочиями людей.

Консервативные религиозные фанатики также добиваются благословления лояльных и расположенных к ним священников, в том числе ультраконсервативного протоиерея Дмитрия Смирнова, который заявил, что фильм был создан для того, чтобы поглумиться над русскими святыми. Листовки с осуждениями в адрес фильма «Матильда» теперь лежат на коробках со свечами в приходах по всей стране. И уже не важно, кто их туда положил — важно только то, что их оттуда никто не убирает.

Для этих российских консерваторов кампания, спровоцированная Поклонской, является средством, с помощью которого можно предотвратить скатывание страны к прагматизму. Это — предупредительный выстрел в сторону режима, который до сих пор рассматривает вопрос о проведении реформ и возможности возвращения в клуб западных держав для обеспечения инвестиций и экономического роста. Поклонская дает понять, что если такую обратную реакцию вызывает всего лишь фильм, то отступничество в отношении более серьезных вопросов могло бы обойтись режиму очень дорого. Консервативная националистическая идеология Путина теперь служит ориентиром для простых россиян, но воплотить этот набор идей может так же, как и он, кто-нибудь другой вроде Поклонской.

По мере развития этой новой идеологии создается временный, расплывчатый союз между православными священниками, работниками спецслужб, бизнесменами и правительственными функционерами, лояльными не столько Путину, сколько заявленным им идеалам. Многие чиновники низшего и среднего звена начинают высказываться за запрет «Матильды». И они не могут поверить, что эта кампания могла бы набрать такие обороты без одобрения сверху. Возьмем случай с Камчаткой на российском Дальнем Востоке. После того, как Мединский высказался в поддержку показа «Матильды» на экранах страны, несколько местных кинопрокатчиков все же решили не показывать фильм, назвав это решение «гражданской позицией». Местное управление культуры даже разместило на своем сайте манифест кинопрокатчиков. Это свидетельствует о разобщенности и снижении доверия.

Сторонники свободной России давно мечтали, что наступит день, когда православная церковь будет отделена от государства, а избранные чиновники не будут бояться противостоять кремлевским министрам. Последнее, безусловно, происходит, но среди тех, кто в первую очередь пользуется этой новой свободой, мы видим религиозных фанатиков, говорящих на языке агрессии, запугивания, консерватизма.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2017 > № 2346514 Александр Баунов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2017 > № 2346506 Михаил Ходорковский

«Россияне ощущают безнадегу»

Интервью с политическим оппонентом Путина и бывшим олигархом Михаилом Ходорковским

Эйдзи Фурукава (Eiji Furukawa), «Нихон кэйдзай», Япония

Живущий в Лондоне Михаил Ходорковский, которого раньше называли нефтяным королем и который десять лет отсидел в тюрьме из-за конфронтации с президентом Путиным, пообщался с нашей газетой. Он отметил, что в преддверии президентских выборов, которые пройдут в марте будущего года, россияне все сильнее ощущают безнадежность. Ходорковский намерен поддерживать новых политиков по всей России, чтобы разрушить путинский режим.

Эйдзи Фурукава: По всей России проходят антиправительственные демонстрации.

Михаил Ходорковский: За 17 лет россияне устали от путинского режима. Непонятно, куда Путин ведет страну. Люди ощущают нестабильность и начинают чувствовать необходимость перемен. Следующие выборы скорее всего пройдут спокойно, но в 2020 году начнутся проблемы.

— Очевидно, что экономика находится в кризисе.

— В условиях, когда путинское окружение монополизировало большую часть экономики, а частная собственность не защищена, инвестиции не вырастут. Нельзя надеяться и на трансфер технологий. Отток за рубеж талантливых кадров слишком очевиден. Власти сократили до минимума конкуренцию в большинстве промышленных сфер. В августе США усилили антироссийские санкции. Сложность отмены экономических санкций, введенных в связи с ситуацией на Украине, ударила по России. Кремль собственными действиями в результате вмешательства в выборы американского президента добился продления санкций. Это напрямую отразилось на инвестициях и технологических инновациях.

— Как вы себе представляете процесс смены власти?

— Есть два пути. Первый — реформаторы сменят Путина. Второй — это переход к представительной демократии. В российском парламенте нет представителей, которые отражают мнение россиян из разных уголков страны. У парламента изначально нет никаких полномочий. Во время следующего президентского срока Путину исполнится 70 лет. Стабильность не гарантирована, даже если он назначит преемника. Борьба за власть неизбежна. В регионах возникнут проблемы. Один из способов — пойти по пути перехода к парламентской системе с представителями регионов. Путинская фракция представляет большинство в парламенте, поэтому она может гарантировать себе безопасность.

— Навальный, разоблачающий коррупцию, набирает обороты в качестве руководителя оппозиции.

— Он играет важную роль, оказывая давление на власти. Я его поддерживаю. Он пытается сменить президента и взять власть в свои руки. Я же хочу сменить саму политическую систему. У нас — разные взгляды на будущее, но сейчас мы движемся в одном направлении. Я хочу поддержать различных политических лидеров. Например, группу Гудкова (в сентябре победил на муниципальных выборах в Москве). В будущем году он будет баллотироваться на выборах мэра Москвы. Я буду поддерживать новых лидеров, которые будут принимать участие в региональных и парламентских выборах.

Ходорковский скупил государственное имущество в ходе приватизации после распада СССР и в 1993 году создал нефтяную компанию «Юкос». В результате конфронтации с Путиным, который стал президентом в 2000 году, в 2003 году был арестован по подозрению в неуплате налогов. «Юкос» был расформирован. В 2013 году попал под амнистию и иммигрировал в Лондон. Создал организацию «Открытая Россия», поддерживающую гражданское общество. 54 года.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 октября 2017 > № 2346506 Михаил Ходорковский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 октября 2017 > № 2346174 Дмитрий Волошин

Что общего у русского и американца? Особенности ведения переговоров, которые раздражают

Дмитрий Волошин

Старший вице-президент УК «ПроОбраз»

Около трети деловых встреч в России проводятся просто так, половина не подготовлена с точки зрения ожидаемого результата

Мой знакомый приехал из США и обратился ко мне за помощью. Сам он русский, около десяти лет проработал в нескольких крупных университетах на западном побережье. Сейчас он планирует трудоустроится здесь, в России. Запрос, с которым он обратился, был типовым — подсказать хороших работодателей и потенциальных партнеров. Обсуждая эти темы, мы незаметно вышли к вопросу проведения деловых переговоров. И вот тут я осознал, что многие вещи могут быть для него удивительны и непонятны. И на самом деле для него сейчас не так важен контакт с хорошей компанией, сколько понимание некоторых наших особенностей ведения переговоров, которые могут удивлять, раздражать, выводить из себя. В этой статье я не пытаюсь их систематизировать или дать им оценку, я лишь приведу несколько типичных кейсов.

Бывает, что сложные переговоры могут идти несколько месяцев и состоять из цепочки встреч. К сожалению, не каждая из них имеет четкую и согласованную цель. Иногда твой собеседник, имея в ввиду другие смыслы, заворачивает беседу в одному ему интересную сторону. Ты же с недоумением ждешь обсуждения важной для тебя темы. Разница между интересами может быть настолько велика, что возникает желание пригласить переводчика. Да, хорошей практикой может быть констатация факта, что встреча не подготовлена. Возможно, с таких встреч стоит уходить в самом начале, не тратя свое время и время собеседника. Но сколько же при этом сил тратится на логистику!

Наверное, самый вопиющий случай был со мной этим летом. Ко мне обратился достаточно занятой человек, который попросил познакомиться и обсудить некоторые его вопросы. Цель встречи так и была заявлена — знакомство, длительность — один час. Надо сказать, что место проведения беседы было мне крайне неудобно, я добирался туда два часа по всем возможным пробкам. Сама встреча заняла ровно пять минут. Мы пожали друг другу руки, быстро обсудили его вопрос, и он дал понять, что беседа закончена. Я вышел в полном недоумении, в раздражении от несоразмерности моих временных затрат достигнутому результату. И мне еще предстояло ехать два часа назад ровно по тем же пробкам. Что это было? Зачем я приехал? Что я получил? Это же были деловые переговоры, а не беседа двух друзей. Моя ошибка. Надо было уточнять цель «на входе» и принимать решение о ее целесообразности для меня.

А еще бывает, что встреча превращается в бесцельный разговор в течение нескольких часов. Да-да, есть и такое. Ты чувствуешь себя не на деловых переговорах, а на вечеринке старых друзей. И о детях поговорили, и о рыбалке, и о видах на урожай. Ты пытаешься добраться до конкретики, а она ускользает, она как бы вне беседы. Надо понимать, что у некоторых людей встречается другое чувство времени и другая культура. Для них важнее отношения, для них критично понимать, что собеседник подобного им склада характера и имеет те же традиции. И эти длинные встречи зачастую рассматриваются как прелюдия к переговорам, где конкретика возникает тогда и только если собеседники разделяют ценности друг друга. Это надо иметь в ввиду, не раздражаться, и, если твой ритм жизни не сопоставим с такой логикой, просто не входить в такие переговоры и беречь свои нервы.

Отдельной разновидностью как бы бесцельных встреч я называю «театр одного актера». Бывают такие переговоры, когда твой собеседник не дает тебе раскрыть рта. Он расскажет тебе о тебе, задаст вопросы и сам на них ответит, придумает десяток сценариев взаимодействия и последовательно их сам отметет. Здесь, как в английском анекдоте, надо расслабиться и пытаться получать удовольствие. Посмотрите на это как на отдых, передышку. В самом деле: вы сидите в хорошей переговорной, наверняка вас угощают чаем или кофе, возможно есть даже печеньки. Человек перед вами сам рассказывает о своих желаниях, сам их критикует, помогает вам выстроить правильную коммуникацию. Надо только кивать и время от времени управлять встречей, задавая уточняющие вопросы. Да, времени жалко, понимаю. Но если вы знаете за своим собеседником такую особенность и цель встречи вам понятна – просто закладывайте лишний час или лишние три итерации на переговоры в свое расписание.

Кстати, о вопросах. Поразительно редко принято задавать уточняющие вопросы или вопросы на понимание. Я думаю, это связанно с боязнью показаться некомпетентным. Поверьте, этот страх — фикция. Ничего нет более приятного собеседнику, чем визави, который проявляет свой интерес вопросами. Во-первых, это внимание к нему и возможной совместной активности. Во-вторых, это существенно упрощает принятие решений, так как проговаривая ответ, ваш собеседник частично вырабатывает свое отношение к обсуждаемому вопросу. В-третьих, вопросы могут направить встречу в нужное русло, сократив ее длительность, либо наоборот, продлить встречу, если собеседник настроен на получение результата только для себя. И все же, стоит держать в голове, что многие люди в целом не склонны задавать вопросы и принимать это как должное, не раздражаясь на последующее недопонимание.

Больше всего недоумения вызывают ситуации, когда твой собеседник не склонен к win-win историям. Часто бывает, что на тебя просто давят. В одной хорошо известной мне компании даже была такая культурная особенность: вначале надавить, раскритиковать собеседника и его работу, а потом уже договариваться. Относитесь к этому как к игре, не воспринимайте это всерьез. Поймите, что если с вами беседуют, то интерес уже есть. А надавливания и такие игрушечные манипуляции — признак либо неуверенности в себе, либо особой культуры. Частным случаем такого надавливания является козыряние связями. Это очень распространенная практика, когда собеседник искренне считает своими достижениями свои знакомства. Я советую рассматривать эту часть беседы как small talk, или как вступление, завязку встречи. Плохо, конечно, когда такой подход сочетается с «театром одного актера», но если смотреть на это и правда, как на театр, то можно опять же сэкономить нервы.

Истинным искусством переговоров я считаю сохранение равной позиции. Не говорить «через губу», не обесценивать собеседника и сами переговоры, не давать оценок и не судить. Стоит следить за мимикой и интонацией, они порой значат куда больше, чем слова. Я помню, как меня в переговорах с одним уважаемым мною человеком раздражало, что он часто задирал брови и негодующе хмурился. Мне понадобилось полгода на то, чтобы решиться сказать ему о своих эмоциях и о том, что я воспринимаю его невербальные проявления как агрессивные. Его удивление не имело границ, он искренне не хотел, чтобы я и кто-либо другой так считали. С тех пор как отрезало, и переговоры с ним стали на порядок комфортнее, что сразу сказалось и на результате. Думаю, что иногда стоит прямо говорить о своих эмоциях, хотя и считается, что в бизнесе эмоций быть не должно.

Наверное, избыточная эмоциональность — это последний из весьма раздражающих способов ведения деловых переговоров. Я не говорю про энергичность, про приподнятое настроение. Иногда бывает, что твой собеседник чем-то расстроен, или даже возмущен, норовит обидеться. Совершенно не факт, что это напрямую связано с фактом и предметом вашей встречи. Обычно на это я реагирую просто, прошу либо снизить градус, либо перенести встречу. Как правило, от такого накала ничего путного не выходит. Кроме того, не покидает мысль, что тебя поддавливают, а это не партнерский стиль поведения. Иногда я прошу «выключить девочку», и порой это хорошо срабатывает с серьезными мужиками за 40. Но, повторюсь, попытайтесь смотреть на это философски. Не рассматривайте давление и эмоциональность собеседника как результат ваших ошибок. Будьте проще и всегда берегите нервы.

Мы расстались с моим «американским» знакомым приятелями. Он поделился со мной особенностями ведения переговоров на другом континенте, я выговорился по тем кейсам, которые считал присущими и особенными для нашей страны. Знаете, а мы не нашли особых отличий. И здесь, и там есть сложности, и здесь, и там люди остаются людьми. Преследующими свои цели, манипулирующими, играющими, давящими и эмоциональными. Но все же таких случаев становится все меньше. Если не относится к этому серьезно, представлять себя в театре и не растрачивать свои нервы.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 октября 2017 > № 2346174 Дмитрий Волошин


США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 октября 2017 > № 2346168 Дональд Трамп

Президент-делец. Дональд Трамп дал эксклюзивное интервью Forbes

Рэндалл Лейн

Главный редактор Forbes USA

Он занимался заключением двусторонних сделок всю свою сознательную жизнь и намерен руководить США практически по тому же принципу, что и своей компанией Trump Organization

Если Трамп однажды и назвал Белый дом «помойкой», то теперь он ее возглавил. Находясь в маленьком кабинете в Западном крыле Белого дома, где он раскладывает стопки бумаг и обедает за «рабочим столом», Трамп разглагольствует о люстре, которую повесил, и портретах с изображением Линкольна и Тедди Рузвельта.

Он толкает какую-то дверь, и взору открывается девственно чистая личная уборная президента — неотъемлемая составляющая жизни человека на руководящем посту, страдающего гермофобией — патологической боязнью микробов. После этого нас выводят на улицу взглянуть на безмятежную поверхность бассейна.

В Овальном кабинете с новыми портьерами, ковром и убранством, щедро украшенным золотом, он проводит рукой по поверхности стола Резолют. За ним Джон Кеннеди принимал решения во времена Карибского кризиса, а Рейган вел Холодную войну, на столе нет ничего, кроме двух телефонов и кнопки вызова. «Выглядит вполне недурно», — отмечает президент.

С таким же успехом он мог бы предлагать нам пентхаус в Trump Tower или членство в своем гольф-клубе. После почти часового интервью в Овальном кабинете президент Трамп остается верен тому же образу рядового гражданина Трампа, каким предстал перед сотрудниками Forbes 35 лет назад.

Хваля самого себя, он так преувеличивает, что любой студент Университета Рузвельта или даже Барак Обама смог бы образумить его: «При мне законодательная деятельность осуществилась почти в том же объеме, что при любом президенте, но на протяжении всего девяти месяцев — это рекорд. Мы приняли свыше 50 законопроектов. Я говорю не только о президентских указах, которые очень важны, но также о законопроектах».

Он дает отпор, и однажды удар пришелся на госсекретаря Рекса Тиллерсона, который якобы назвал своего начальника идиотом. «Я думаю, эта новость — обычный фейк. Но если он действительно это сказал, то, как мне кажется, нам следует сравнить показатели наших IQ. Я и так могу вам сказать, чей результат окажется более высоким» (этот комментарий прозвучал после сообщений о том, что глава американской дипломатии назвал президента «придурком». — Forbes)

И, прежде всего, он продает: «У меня есть еще один законопроект ... законопроект об экономическом развитии, который, я думаю, будет фантастическим. О нем еще никто не знает. Вы слышите о нем впервые ... Стимулы экономического развития для компаний. Стимулы для компаний, которые будут в этой стране». Компании, сохраняющие рабочие места в Америке, получают вознаграждение; те, кто уходит за границу — получают строгое наказание». «Это как кнут и пряник», — говорит президент. «Это стимул остаться. И, возможно, даже больше: если вы уйдете, вам будет непросто размышлять о том, что вы сможете продать свою продукцию обратно в нашу страну».

И вот — впервые наш президент пришел из частного бизнеса, представляет партию с вековой историей, которая ратует за капитализм со свободой конкуренцией и торговлей, а также предлагает правительству наказывать и поощрять компании за их выбор страны размещения производств и офисов. Как президент относится к такой идее?

«Очень даже положительно, — отвечает он. — То, чего я хочу добиться, основано на взаимности. Поймите, я считаю, что принцип взаимности — он ведь хорош. Если кто-то забирает у нас 50%, мы у них тоже попросим половину. Прямо сейчас они забирают у нас 50%, а мы у них — ничего. Для меня это неприемлемо».

Впрочем, приемлемым это никогда не было. Дональд Трам не разбогател, делая бизнес, несмотря на годы раскручивания своего бренда через реалити-шоу «Кандидат» и миллионы голосов людей, жаждущих зрелищ и переживаний. В действительности его козырем стали сделки купли-продажи, которые обеспечивают ему победу вне зависимости от результата для других людей. Нюансы очень важны. Частные предприниматели и бизнесмены управляют компаниями, в услугах которых заинтересованы множество сторон — акционеры, клиенты и сотрудники, бизнес-партнеры и даже целые города, которые, теоретически, разделяют весь успех компании. Под руководством Стива Джобса и Тима Кука компания Apple помогла начинающим акционерам приумножить инвестиции почти в 400 раз, превратила тысячи наемных работников в миллионеров (увеличив местную налоговую базу). Такое же чудо Apple подарила тайваньскому поставщику Foxconn и заставила потребителей быть вне себя от радости — они готовы ночами стоять в очереди, чтобы потратить сотни долларов на продукцию, устаревающую уже через два года.

Дельцы редко заинтересованы во взаимовыгодности и всеобщем успехе. Не важно, будь это торги на бирже, сделка купли-продажи или приобретение участка жилой недвижимости — традиционно в сделке принимают участие две стороны, и в целом она заканчивается тем, что лишь одна фирма остается в выигрыше (обгоняя другую настолько, что двусторонняя выгода выглядит как странное недоразумение). «Человек — самое порочное животное из всех», — сказал Трамп журналу People в 1981 году (год спустя, стоит заметить, Трамп впервые очутился на страницах Forbes). «Жизнь — не что иное, как последовательность сражений, где ты либо победитель, либо проигравший». Президента Трампа выдает менталитет, намертво в нем застрявший.

Уже почти год прошел со дня выборов, самых ошеломительных за многие десятилетия. Но эксперты все еще признаются, что президент Трамп снова и снова повергает их в шок. Хотя он и не должен: его мировоззрение отличается необыкновенной стабильностью. Президентство для него не означает возможность воплотить свою идеологию в политике, президентство для Трампа своего рода бизнес — бесконечная цепь сделок, победы или поражения, как в конференц-зале, так и на суде общественного мнения. Взгляните на его первый год у власти под таким углом, и многое проясняется. Это может стать ключом к разгадке того, какими будут следующие три года, а может, и все семь.

Цифры и сделки

Спросите президента Трампа, получает ли он удовольствие от своей новой работы, и сразу получите ответ: «Получаю. Я наслаждаюсь ей. Мы многое успеваем делать. Уровень цен на бирже ставит рекорды. О рынке труда: безработица на самом низком уровне за почти 17 последних лет. Цифры фантастические».

Для большинства людей потрясающие показатели не являются главным мерилом при описании той радости, которую приносит им работа. Но для Трампа это самый важный фактор. «Кто-то рисует прекрасные полотна, кто-то сочиняет замечательные стихи, — рассуждает он в своей книге «Искусство заключать сделки», написанной им 30 назад. — Я же люблю заключать сделки, и желательно крупные. От этого я получаю настоящий кайф».

Трамп утверждается за счет высоких показателей. Именно они по итогам любой сделки определяют победителей и проигравших и становятся основой для иерархии индустриальных предприятий. Именно поэтому из всех, кто попадал в список 400 самых богатых людей США по версии Forbes, Трамп заметно больше остальных льстил руководству журнала и пытался оказать на него влияние, чтобы получить более высокую оценку своей деятельности и всеобщее признание.

Когда в процессе беседы в Овальном кабинете я заговариваю с ним о показателях рынка и замечаю, что за время его пребывания на посту президента они повысились на 20%, Трамп, чтобы произвести лучшее впечатление, берет в расчет больший период: «Как же, на 25% после выборов. Нужно брать за точку отсчета окончание выборов».

А показатели, конечно, зависят от индекса: Трамп «в целях удобства» ориентируется на индекс внебиржевого оборота NASDAQ, наиболее выгодный для него самого, но президент не обращает внимания на подобные мелочи. «Со дня выборов показатели повысились на 25%. После выборов они достигли отметки в $5,2 трлн. Целых $5,2 трлн. В случае же победы Хиллари Клинтон рыночный оборот существенно снизился бы».

Подобным образом он с гордостью описывает изменение показателей ВВП. «По итогам прошедших трех месяцев ВВП составил 3,1%. Повсюду все, в том числе эксперты в вашей области, твердили, что нам не удастся достичь таких результатов еще долгое время. Обама, кстати говоря, так к этому и не приблизился».

Когда же ему сообщили, что его предшественник на самом деле приближался к этому показателю, и не раз, Трамп просто парирует. «Но не каждый год. У него никогда не получалось добиваться такого результата из года в год. А ведь у него было для этого 8 лет. Я думаю, мы будем значительно повышать достигнутые показатели. Я также считаю, что прошедший квартал мог бы стать сенсационным, если бы не ситуация с ураганами».

А что же ураганы? «Мои действия по предотвращению последствий урагана получили очень высокую оценку», — говорит он за два дня до того, как написать твит о недостаточном признании обществом его заслуг. Часто критикуемый и высмеиваемый поток твитов, исходящий от президента, стал для него новым способом самоутверждения. Любые его высказывания получают тысячи лайков, ретвитов и со временем приносят ему миллионы новых подписчиков. А что если некоторые из этих аккаунтов — фейки?

Большие числа всегда привлекали Трампа, вне зависимости от их истинности. Он проявлял излишний интерес к рейтингу своей кандидатуры во время президентской гонки и солгал о площади собственного особняка. Все это объясняет необъяснимое — необходимость преувеличивать количество сторонников или писать в мессенджер, когда снижается рынок акций.

Для Трампа цифры также служат легко управляемым инструментом. Американский бизнес сейчас полностью помешан на обработке больших данных, разработке и анализе стратегий по эффективному использованию ограниченных финансовых ресурсов для достижения поставленных целей, он также охвачен идеей обучения машин, согласно которой на основе количественных показателей и статистики должен быть автоматически предложен лучший вариант дальнейших действий. Но Трамп на протяжении многих десятилетий хвастается тем, что самостоятельно изучает ситуацию — в большинстве случаев, правда, бессистемно — и ведет торговлю, основываясь на своей интуиции. В этом случае цифры служат доказательством его замечательного чутья.

При управлении он руководствуется тем же принципом и сдерживает все данные им во время предвыборной кампании обещания, даже самые иррациональные, — те, от которых политики обычно отказываются при принятии реальных государственных решений. Для удерживания и укрепления своих позиций, он делает все что угодно — будь это возведение стены на границе с Мексикой за ее же собственные средства (хотя процент нелегальной иммиграции исторически не так высок), или же выход США из Парижского соглашения по климату, несмотря на то, что участие в нем было добровольным. Отвечая на вопрос о вмешательстве России в американские выборы, например, Трамп отмечает, что он набрал 306 голосов выборщиков, и добавляет, что «демократам просто нужно оправдание для своего поражения, ведь по предварительным подсчетам им пророчили победу». Для лучшего в истории Америки торгового предпринимателя (да, включая Финеаса Тейлора Барнума) статистика служит лучшим средством для продвижения на рынке.

Он использует числа и как рычаг давления, как способ задать критерии, и в конце концов заявить о победе. Когда в 1984 году он приобрел команду New Jersey Generals из Футбольной лиги США, рассказывали, что он так описывал совладельцам свой стиль переговоров: «Когда я строю что-то для кого-то, я всегда прибавляю к цене $50-60 млн. Приходят мои парни и говорят, что это будет стоить $75 млн. Я говорю, что это будет стоить $125 млн и строю за $100 млн. В сущности я неважно поработал. Но они думают, что я справился великолепно».

По словам Трампа, этой уловкой объясняется нынешнее предложении сократить налог на прибыль компаний до 20%, после того как он месяцами собирался уменьшить налог еще сильнее, до 15%. «На самом деле, я говорил о 15%, чтобы добраться до 20%», — говорит он и добавляет: «Как вам известно, это будет обсуждаться в течение следующих 30 дней. Но мне нужны были 15%, чтобы добраться до 20%».

По всей видимости, он давно восхищался этой чертой в президентах. Он вспоминает, как в 80-е годы получил от Джимми Картера предложение построить президентскую библиотеку за $5 млн. «Джимми Картеру доставало наглости, смелости, нахальства просить о необычайном, — писал он в «Искусстве заключать сделки. — Это умение более всех остальных помогло ему стать президентом».

Однако одной ставки недостаточно. Если мыслить с точки зрения сделки, в случаях, когда собеседник — конкурент, а не партнер, лучшие условия можно получить, создав множество претендентов. Что объясняет ему внезапную слабость к Нэнси Пелози и Чаку Шумеру — идет ли речь об увеличении долгового лимита, предложениях по иммиграции к «Мечтателям» (по крайней мере, ненадолго) или здравоохранении. «Думаю, демократы хотели бы заключить сделку, — говорит Трамп, имея в виду Obamacare. — В то же время я думаю, что я уже заключил сделку с республиканцами. Так что я выиграл дважды. Это тоже в каком-то смысле бизнес... Я более чем в состоянии заключить сделку с демократами, если захочу». Призрачная возможность столкнуть две стороны витает и над обсуждениями налогов. «Мы обо всем поговорим. Знаете, в ближайшее время пройдут очень важные переговоры».

Конечно, те, кто не соглашается с действующим президентом, почувствуют укол его твиттера. Спросите об этом Райана («ничего не делает!»), Макконнела («пора за работу»), Шумера («Плакса Чак»), Линси Грэм («безмозглая марионетка»), Элизабет Уоррен («крайне расистские взгляды!»), Джона Маккейна («пешка!») или еще примерно тысячу людей, которые в прошлом году осмелились возразить президенту. Пусть эти нападки и кажутся личными, на самом деле он придерживается давней бизнес-тактики. Снова, из «Искусства заключать сделки»: «Я первый готов признать, что я очень азартен и я пойду практически на все в рамках закона, чтобы победить. Иногда искусство заключать сделки состоит в очернении конкурентов».

Или очернении собственной команды. В любой ситуации Трамп должен быть лидером. Делегирование — не самая его сильная сторона. Посмотрите, что произошло, когда Тиллерсон, по всей видимости, возобновил диалог с Северной Кореей. «Он попусту тратил время», — говорит Трамп. Но разве публичное отчитывание лучшего дипломата не затрагивает и его самого? «Я не подрываю его репутацию. Я думаю, что я скорее укрепляю влияние». Сложно понять, чье влияние он укрепляет, кроме своего собственного.

Очевидно, в мире Дональда Трампа никто не защищен. Десять лет назад Дональд Трамп-младший рассказал Forbes историю о своем ныне правящем отце. «Когда мне было лет 5-6, я ходил с папой на работу... Помимо того, что он постоянно говорил мне, что нельзя пить, курить и бегать за юбками, он всегда повторял: «Никому никогда не доверяй». Потом он спрашивал, доверял ли я кому-нибудь. Я говорил нет. «А мне доверяешь?», — спрашивал он. Я говорил, да. И он восклицал: «Нет! Даже мне не доверяй!»

Сам себе начальник

Благодаря шоу The Apprentice большинство людей думает, будто Трамп управлял большой корпорацией. Это не так. Trump Organization владеет 22 компаниями по недвижимости с собственными командами менеджеров. Трамп предоставляет лицензии на использование бренда примерно дюжине организаций, за что получает роялти. Вкратце, это ценная компания, примечательная скорее своей эффективностью, чем размахом. Трамп использовал этот образ мышления и свои внушительные навыки продавца и шоумена для создания одной из самых эффективных политических кампаний в истории. «Об этом не говорят, но я потратил гораздо меньше денег и победил», — говорит он. Он совершенно прав.

Но мало что из его опыта управления Trump Organization пригодно в управлении главной организацией Америки — правительством США. В Trump Organization ему принадлежит практически все. Нет какого-либо совета директоров, внешних акционеров или внешней клиентской базы, не считая единичных приобретателей недвижимости класса люкс и членов гольф-клуба. Это больше похоже на управление фэмили-офисом, чем Walmart. Если говорить о магнатах, ставших кандидатами в президенты, сравните его с двумя лидерами частного сектора, которые ближе всех подходили к Овальному кабинету: Уэнделл Уилки, который управлял гигантской корпорацией, выполнявшей государственные заказы, но проиграл Рузвельту в 1940 году, и Росс Перо, чье эксцентричное выдвижение в качестве независимого кандидата было основано на создании двух огромных публичных компаний, в первую очередь Electronic Data Systems — международной фирмы, которая вела, по сути, собственную внешнюю политику (вспомните только знаменитое освобождение заложников в Иране).

У Трампа есть опыт руководства публичными компаниями, но даже тогда значение имел только один акционер. Когда Трамп владел 40% акций торгуемой на бирже Trump Hotels & Casino, он использовал их, чтобы выкупить казино за $500 млн и стать его единственным владельцем, несмотря на то, что аналитики оценивали его реальную стоимость на 20% ниже. В какой-то момент ему также принадлежало более 10% Resorts International. Он заключил с этой компанией сделку, принесшую ему миллионы за счет других владельцев. Обе истории закончились плачевно: Trump Hotels объявила о банкротстве (впервые) в 2004 году, Resorts обанкротилась несколькими годами ранее, после выхода Трампа.

Получить ключи от американского правительства сродни тому, чтобы унаследовать пост в General Electric или Microsoft. Преемственность обычно предполагается по умолчанию — приоритет отдается прошлым обязательствам и компанией/страной стремятся управлять наилучшим их возможных образом, уворачиваясь от новых целей и программ.

Ориентированное на сделки мышление Трампа, однако, воспринимает это иначе (как и многие из его ключевых сторонников, которые в первую очередь ожидают радикальных перемен). Если предыдущие программы были неудачными сделками, он не видит причин для того, чтобы их сохранять, даже ценой репутации Америки или представлений об американской стабильности.

Взять, к примеру, Obamacare. «Это полный провал», — говорит Трамп. Не поспоришь. Но разве Трамп, как генеральный директор всей Америки, не обязан управлять ею наилучшим возможным образом, пока этой программе не найдется замена, вместо того, чтобы угрожать приостановить выплаты страховым компаниям, сократить период записи и урезать рекламный бюджет?

«Мы пытаемся удержать ее на плаву, потому что программа близка к краху, — говорит он. — Я имею в виду, что страховые компании сбегали и продолжают сбегать. Они сбегали и до моего прихода. Но при всем при том, Obamacare — вина Обамы. И больше ничья». Но разве это теперь не ответственность его администрации? «Да. Но я всегда говорил, что Obamacare — это вина Обамы. Она никогда не будет нашей виной».

Тот же подход заметен и во внешней политике, снова и снова, неважно, идет ли речь о сделке с Ираном, Парижском соглашении или, в особенности, договоренностях о свободной торговле. Не чувствует ли он себя обязанным соблюдать обязательства, принятые прошлыми администрациями? У президента Трампа ответ готов: «Нет».

Это опасный прецедент: Америка, где каждая администрация вместо того, чтобы основывать свои действия на договоренностях предшественников, аннулирует сделки друг друга и успешно подрывает влияние главы американского государства. И снова Трамп пожимает плечами.

«Я вынужден полагать, что нам необходимо будет ограничить Североамериканскую зону свободной торговли (НАФТА), чтобы добиться положительной динамики (в ограничении импорта с азиатских рынков. — Forbes). Я уверен, что иначе нам не удастся заключить выгодную сделку <…>. [Транстихоокеанское партнерство] могло быть более масштабной версией НАФТА. Это (продолжение соглашения о Транстихоокеанском торговом партнерстве. — Forbes) стало бы катастрофой. Как мне кажется, то, что мы не допустили такого развития событий, это большое достижение, и для меня большая честь стать инициатором этого процесса. При этом с моей точкой зрения согласно большое количество людей. Я поклонник двусторонних сделок».

Ну разумеется. Ведь он занимался заключением двусторонних сделок всю свою сознательную жизнь. Но двусторонние соглашения являются результатом индивидуальных переговоров с глазу на глаз, призванных создать условия для перспективы заключения сделки, которая в свою очередь сможет выявить победителя и проигравшего. Не противоречит ли такая модель представлению о многополярности современного мира?

«Можно следовать этому принципу и значительно продвигать экономику страны. Если же при сотрудничестве с той или иной страной что-то идет не так, просто отправляете их руководству уведомление о разрыве сделки по истечении 30 дней, а затем принимаете решение, перезаключать ли с ними контракт или нет».

Приверженность Трампа биполярной модели мира объясняет, почему сокращаются расходы на экономическую помощь другим государствам. Это связано с огромными потерями. Сделки помогают заработать баллы, но они не могут создать условия для долгосрочных вложений. Можно не надеяться, что в президентский срок Трампа Белым домом будет разработан проект вроде Плана Маршалла, который в свое время более чем на 60 лет обеспечивал мир и процветание страны. В ответ на это Трамп лишь снова пожимает плечами.

«На мой взгляд, это достижение и инновационная идея Америки. И вплоть до сегодняшнего дня мы занимались этим так долго, что нажили долг в $20 трлн, ясно?»

В остальном Трамп намерен руководить страной практически по тому же принципу, что и своей компанией Trump Organization. Было много разговоров о том, как медленно длилось назначение им новых людей на ключевые государственные должности. Ему, например, так и не удалось выдвинуть кандидатуры на более чем половину должностей в Госдепе США. Это, очевидно, не стало для него катастрофой.

«В общем и целом, я не планирую делать большое количество изменений в кадровом составе, хотя этого обычно следует ожидать. Просто потому, что в этом нет необходимости», — уверен Трамп. — Я имею в виду, что достаточно взглянуть на всю эту сложную структуру государственного аппарата, и становится ясно, что это совершенно бесполезно и не нужно. Ведь во всех этих государственных органах работают тысячи людей».

И как же этот человек, у которого, по сути, никогда не было высшего руководства, чувствует себя теперь, когда у него появилось начальство в лице, если быть точным, 330 млн граждан? Он признает такое положение вещей, но затем, однако, дает идеальный ответ «в стиле Трампа»: «Это не имеет значения, ведь я собираюсь делать все правильно и поступать так, как нужно».

Перевод Натальи Балабанцевой, Яны Воробьевой, Марии Клименко, Варвары Перцовой

США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 октября 2017 > № 2346168 Дональд Трамп


СНГ. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 октября 2017 > № 2346116 Владимир Путин

Заявление для прессы по итогам саммитов СНГ и ВЕЭС.

По завершении заседаний Совета глав государств Содружества Независимых Государств и Высшего Евразийского экономического совета Владимир Путин сделал заявление для прессы.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Позвольте мне коротко проинформировать вас о результатах нашей сегодняшней работы.

Программа сегодняшних мероприятий в Сочи была весьма насыщенной и содержательной. В очень конструктивной атмосфере прошли заседания Совета глав государств СНГ и Высшего Евразийского экономического совета. Состоялся обстоятельный обмен мнениями по всему комплексу взаимодействия в рамках обоих интеграционных объединений, намечены конкретные планы на перспективу.

В ходе заседания Совета глав государств СНГ проинформировали партнёров о результатах российского председательства в Содружестве в нынешнем году. По итогам обсуждений в узком и расширенном составах приняты решения об адаптации к современным реалиям механизмов многостороннего сотрудничества в рамках Содружества. В частности, перераспределяются полномочия между Советом глав государств и Советом глав правительств. Теперь правительства будут заниматься большим кругов вопросов, а лидеры не будут отягощены текущими вопросами и смогут сосредоточиться на формулировании стратегии и ключевых направлениях развития объединения.

Кроме того, утверждены предложения исполкома СНГ по дальнейшей оптимизации деятельности Экономического совета СНГ и Совета министров иностранных дел. Договорились продлить ещё на два года полномочия Сергея Николаевича Лебедева, Председателя Исполнительного комитета, Исполнительного секретаря СНГ. Рассчитываем, что под его руководством исполком продолжит эффективную реализацию задач, стоящих перед Содружеством.

Подробно обсудили с партнёрами, как использовать потенциал СНГ для наращивания товарных потоков и инвестиций, расширения промышленной и технологической кооперации.

Условились предпринять дополнительные усилия по стимулированию взаимной торговли, объёмы которой с начала года подросли на 25 процентов, до 75 миллиардов долларов. Для этого, как представляется, следует активнее работать над гармонизацией норм и стандартов СНГ и Евразийского экономического союза, выявлять и устранять барьеры на пути движения товаров и услуг.

Особое значение для наших стран имеет сотрудничество в гуманитарной сфере. Решено продолжить практику проведения в Содружестве тематических годов. Завершается Год семьи; следующий, 2018-й, станет Годом культуры, а 2019-й – Годом книги. 2020 год будет посвящён 75-летию Победы в Великой Отечественной войне.

Кроме того, нами выбраны очередные культурные столицы Содружества: азербайджанский город Гянджа передаст эту эстафету армянскому городу Горис, затем культурной столицей СНГ станет Брест, а затем – казахстанский Шымкент.

Условились продолжать тесную координацию по вопросам внешней политики и в области безопасности. Государства СНГ сообща противостоят угрозам распространения терроризма и экстремизма, намерены наращивать обмен информацией и опытом по линии компетентных органов, в том числе в деле противодействия легализации доходов, полученных преступным путём.

В этих целях сегодня утверждены концепция сотрудничества по борьбе с финансированием терроризма и концепция противодействия коррупции, ряд других важных документов.

Председательство СНГ переходит от России к Таджикистану с 1 января 2018 года. Уверен, что таджикские коллеги продолжат эффективную деятельность, направленную на развитие многопланового сотрудничества в рамках Содружества. Искренне желаем им успехов и готовы, безусловно, оказывать всемерное содействие в их работе.

На заседании Высшего Евразийского экономического совета мы обменялись мнениями о состоянии дел и перспективах развития Евразийского экономического союза, отметили возрастающее положительное влияние интеграционных процессов на экономики наших государств. Отрадно, что все лидеры стран Евразийского союза подтвердили заинтересованность в дальнейшем всестороннем углублении интеграции, в частности высказались за ускоренное завершение национальных процедур ратификации общего Таможенного кодекса с тем, чтобы он смог вступить в силу с 1 января 2018 года.

Договорились наращивать сотрудничество в области цифровой экономики. В этих целях Совет утвердил основные направления реализации цифровой повестки союза до 2025 года. «Пятёркой» принято решение разработать межгосударственную программу сотрудничества в сфере космических услуг и по интеграции действующих национальных систем дистанционного зондирования Земли.

Предложили партнёрам активнее использовать ресурсы Евразийского банка развития и Евразийского фонда стабилизации для финансирования совместных проектов в промышленности, сельском хозяйстве, в сфере инфраструктуры. Это станет дополнительным стимулом для развития диверсификации структур национальных экономик.

Конечно, не обошли вниманием вопросы сотрудничества союза с другими странами и интеграционными объединениями. Приоритет в этой области будет уделяться углублению взаимодействия с государствами – участниками СНГ, которые не входят пока в Евразийский экономический союз.

Хотел бы отметить, что в заседании Евразийского экономического союза в расширенном составе, как вы видели, принимает участие в качестве гостя Президент Молдовы Игорь Николаевич Додон. Подчеркну, что все страны союза поддерживают его стремление к налаживанию более тесного взаимодействия между Евразийским экономическим союзом и Молдовой. Напомню, что Евразийской экономической комиссии поручено разработать положение о странах-наблюдателях Евразийского экономического союза. Но, как заверяет Президент Молдовы, подавляющее большинство граждан страны очень позитивно оценивают его намерения расширять взаимоотношения со странами Евразийского экономического союза. Но это и понятно, потому что основной рынок сбыта товаров молдавского происхождения – это, конечно, страны Евразийского экономического союза, это прежде всего Россия. Но и мы, конечно, будем выстраивать отношения с этой страной, имею в виду уже Россию, исходя из того, насколько сама Молдова и народ Молдовы готов к расширению этого сотрудничества.

На заседании отмечалось, что Евразийский экономический союз должен и дальше развивать сотрудничество с нашими возможными партнёрами – зарубежными государствами. Будем всячески этому процессу содействовать.

В 2018 году председательство в Евразийском экономическом союзе перейдёт к России. Мы намерены сохранить набранные высокие темпы интеграционной работы и рассчитываем на самые тесные взаимодействия с партнёрами по союзу.

В привязке к саммитам СНГ и ВЕЭС состоялись и двусторонние встречи, в частности с президентами Таджикистана, Молдовы, Туркменистана, Узбекистана. Обстоятельно обсудили с коллегами ключевые вопросы двусторонней и региональной повестки дня.

В целом мы удовлетворены проделанной работой. Считаем, что итоги сегодняшних саммитов будут способствовать дальнейшему укреплению сотрудничества по линии СНГ и ЕАЭС.

Благодарю вас за внимание.

СНГ. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 11 октября 2017 > № 2346116 Владимир Путин


Россия. Великобритания. Казахстан. Весь мир. УФО > Металлургия, горнодобыча. Внешэкономсвязи, политика > metalbulletin.ru, 11 октября 2017 > № 2345711

В мировой рейтинг особых экономических зон попали Алабуга и "Титановая долина"

Журнал Foreign Direct Investment Intelligence (FDI, подразделение Financial Times) включил в ежегодный рейтинг свободных экономических зон в мире Global Free Zones of the Year 2017 свердловскую ОЭЗ «Титановая долина». Всего деловое издание отметило 57 свободных зон в мире.

Победителем в Азиатско-Тихоокеанском регионе в этом году стал Инновационно-технологический парк Казахстана, который ориентирован на развитие инновационных компаний, стартапов, малого и среднего бизнеса.

В Европе победителем стала ОЭЗ Катовице в Польше, где уже работает более 63000 человек. Еще однапольская ОЭЗ -Померания - получила высокую оценку издательства как "весьма рекомендуемая" для предпринимателей.

ОЭЗ Алабуга получила титул "весьма рекомендуемой" для крупного бизнеса в глобальном рейтинге.

"Титановая долина" была отмечена специальной наградой в группе "Металлы". Также «Титановая долина» вошла в список ОЭЗ, привлекших в 2017 году самых крупных инвесторов.

Как уточнил генеральный директор ОЭЗ «Титановая долина» Артемий Кызласов, «включение «Титановой долины» в международный рейтинг свободных зон означает, что теперь уральская ОЭЗ стала полноправным игроком на мировом инвестиционном поле.

В настоящее время у ОЭЗ «Титановая долина» 14 резидентов: ЗАО «Микромет», ООО «ВСМПО-Новые технологии», ООО «Инферком-Урал», ООО «Прайксайр Титановая долина» (PRAXAIR), ООО «Уральский оптический завод», ООО «Синерсис», ООО «АС-Пром», ООО «Стройдизель-Композит», ООО «Зибус», ООО «Инструментальное производство Миникат», ООО «НордБазальт», Ural Boeing Manufacturing, ООО «СТОД-УРАЛ» и ООО «Русмед».

Россия. Великобритания. Казахстан. Весь мир. УФО > Металлургия, горнодобыча. Внешэкономсвязи, политика > metalbulletin.ru, 11 октября 2017 > № 2345711


Испания. Евросоюз. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 октября 2017 > № 2345355 Пьер-Эммануэль Томанн

Французский политолог о Каталонии: «Идеология демократизации ведет к балканизации Европы»

Евросоюз не успел оправиться от брекзита, как Каталония потребовала независимости от Испании. В чем глубинные причины все новых трещин, возникающих в Евросоюзе? Какими будут последствия прецедента Каталонии для других европейских стран? Французский политолог, директор по геополитическим исследованиям Европейского института международных отношений в Брюсселе Пьер-Эммануэль Томанн в интервью «Евразия.Эксперт» дает свой прогноз развития кризиса. Эксперт полагает, что идеология продвижения демократии обращается против своих создателей, провоцируя балканизацию Евросоюза, которая может привести не только к параду суверенитетов, но и к образованию мини-халифатов в отдельных странах Европы.

- Господин Томанн, каковы глубинные причины требований Каталонии о независимости?

- Мы столкнулись с геополитическим кризисом, с борьбой за власть между соперниками с разным видением будущего региона. С одной стороны – сепаратисты, добивающиеся отделения Каталонии. С другой – испанское правительство, борющееся за единство страны. Причины конфликта частично проистекают из исторического прошлого Испании и Каталонии. Все еще имеют место различные интерпретации гражданской войны в Испании. Современные исторические факторы, такие как создание Евросоюза и глобализация, обостряют и без того противоречивые процессы территориальной интеграции и разделения.

Воинствующие сепаратисты считают, что Каталония может достичь независимости, поскольку она обеспечивает 20% ВВП Испании. В ней проживает 7,5 млн человек – больше, чем в некоторых небольших странах ЕС.

К тому же у нее есть своя лингвистическая и культурная специфика.

- К каким последствиям приведет ЕС возможное отделение Каталонии от Испании? Ждет ли ЕС новый раскол?

- Каталонский вопрос – это вызов для ЕС. В Евросоюзе может начаться очередной внутренний кризис. В то же время другие кризисы далеки от успешного разрешения. Это кризис евро, кризис мигрантов, брекзит, угрозы со стороны радикального ислама. Сюда же можно отнести геополитическую дестабилизацию юга Европы, а также кризисы, связанные с Россией и США (со времени избрания Дональда Трампа).

Европейский закон содержит положения, касающиеся выхода страны-члена из Евросоюза, но в нем нет упоминаний о расколе территории страны-члена. Таким образом Евросоюз считает этот вопрос внутренней проблемой Испании. Несмотря на это, скорее всего, этот новый кризис еще больше раздробит ЕС из-за разногласий между странами-членами и институтами Евросоюза по поводу решения этой проблемы. В связи со сложившейся ситуацией вновь могут всплыть различные трактовки целей ЕС. Что это – Европа Народов? Европа Регионов? Европа Государств?

- В последние годы в Европе все чаще звучат требования о независимости на разных уровнях. Великобритания и вовсе приняла решение выйти из ЕС. Мы наблюдаем в регионе новый «парад суверенитетов»?

- В ЕС сейчас сложились различные ситуации. Первая – брекзит. Великобритания по итогам референдума приняла решение о выходе из ЕС. Одно из долгосрочных последствий этого шага – риск получить независимую Шотландию, поскольку большинство шотландцев по статистике референдума хотели остаться в ЕС. Вторая – ситуация в Каталонии. В данном случае регион/народ хочет стать независимым от Испании, но обе стороны конфликта хотят остаться в ЕС.

Эти две ситуации различны, но обе являются результатом все более часто звучащих требований о независимости на различных уровнях. Это результат процесса распада/перестройки ЕС, к которому привели европейская интеграция и глобализация.

- Может ли каталонский прецедент стать катализатором требований о независимости в других частях Европы? Какие регионы можно отнести к зоне риска?

- Этот геополитический кризис, безусловно, породит последствия на различных уровнях: местном, государственном, европейском, панъевропейском и глобальном. Это вопрос о единстве Испании на государственном уровне, возможность «эффекта домино» на уровне ЕС. Движения за независимость в других странах-членах ЕС могут усилиться.

В глобальном масштабе результатом будет усиление движений за передел и разделение территорий. Эти тенденции набирали силу со времени исчезновения биполярного мира. Если взглянуть на карту изменения границ в Евразии со времен конца холодной войны, можно заметить, что появилось более 15 тыс. км новых границ. Границы также и исчезали – после объединения восточной и западной Германии, между Крымом и РФ.

Что касается «эффекта домино», он может проявиться в других государствах под давлением национальных и региональных сепаратистских движений в отдаленной перспективе, но прямо сейчас этого не случится.

Независимость Каталонии, если она будет достигнута, будет способствовать укреплению позиций сепаратистских политических движений в других странах-членах ЕС. В особенности это относится к Шотландии, Фландрии, Корсике, Падании и Стране Басков.

Возможно, это также вдохновит венгерские меньшинства в Румынии и российские меньшинства в Прибалтике.

- Какое будущее ждет Евросоюз в свете ситуации в Испании и какого развития событий следует ожидать?

- Из-за резкого увеличения числа внешних и внутренних кризисов перед ЕС встает вопрос выживания в долгосрочной перспективе, особенно после брекзита. Существованию ЕС пока не грозит неминуемая опасность. Однако Евросоюз вступил в процесс геополитического затухания. Страны-члены и институты Евросоюза стараются сдержать дальнейшее дробление.

Для ЕС сейчас важную роль играют два фактора. С одной стороны, Евросоюз старается защитить свою специфику и ее привлекательность, основанную на целях продвижения демократии и прав человека. На этом основывается легитимность ЕС.

С другой стороны, инстинкт самосохранения заставляет Евросоюз высказываться за использование силы для сдерживания кризиса, как в случае Каталонии. Если Еврокомиссия будет придерживаться жесткой позиции по отношению к решительно настроенным воинствующим сепаратистам, она логически будет поддерживать силовые методы. Поскольку в данном случае обеспечение соблюдения закона невозможно без применения силы. Вице-президент Еврокомиссии Франс Тиммерманс подчеркнул, что «никто не желает насилия, но долг каждого правительства – обеспечивать исполнение закона, что иногда требует применение необходимой силы».

- Что это значит?

Однако идеология ценностей ЕС исчерпала себя. В условиях все более частых исключительных ситуаций становится необходимым применение силы во время кризиса. Информационная война с использованием изображений насилия (реального или нет) ослабляет позиции испанского правительства, если оно использует силу для подавления беспорядков.

Поддержка Евросоюзом культурного многообразия и прав меньшинств в соответствии с либеральной и индивидуалистической идеологией ведет к балканизации европейских государств и подготавливает почву для новых кризисов.

Через несколько десятилетий можно представить сценарий, в котором приверженцы радикального ислама потребуют политической автономии. Или крайний случай – установление мини-халифата на территории государства-члена ЕС как результат массовой иммиграции.

В Евросоюзе также протекает постдемократический процесс. Все те, кто критикует европейскую интеграцию в текущей форме, обвиняются в популизме, что ослабляет демократическую дискуссию. Более того, тенденция Евросоюза слишком концентрироваться на правовых вопросах скрывает геополитические отношения государств, которые и определяют интерпретацию закона.

Каталонский кризис сейчас выходит за пределы чисто правовых вопросов. Каталонские сепаратисты – это довольно значительное национальное меньшинство. Они ищут конфронтации, чтобы построить национальное государство в неблагоприятной ситуации. Это позволит им привлекать все больше бойцов, а испанскому правительству придется действовать в соответствии с национальными интересами, чтобы не потерять свою территорию.

Даже с учетом того, что закон и конституция на стороне испанского правительства, значительное число требующих независимости каталонцев игнорировать невозможно.

Это также вопрос легитимности. В исторической хронике целеустремленные политические меньшинства часто одерживали верх. Когда баланс сил смещается, международные законы и законы ЕС приспосабливаются к новой ситуации. Юридические доводы не помогут в разрешении этого кризиса. Чтобы избежать раскола или более серьезного кризиса, необходимы переговоры о пересмотре баланса между центральными и региональными политическими структурами в стране. Каталонские сепаратисты хотят интернационализировать этот кризис и просят ЕС о посредничестве.

Европейский закон содержит положения, касающиеся выхода страны-члена из Евросоюза, но в нем нет упоминаний о расколе территории страны-члена. ЕС официально считает этот вопрос темой для обсуждения внутри страны. Однако продвижение Евросоюзом идеологии управления способствовало прямому диалогу между ЕС и регионами. Это привело радикалов в регионах к выводу, что местные и региональные структуры могут действовать на равных основаниях с государствами. Так сепаратисты пытаются заставить ЕС признать их процесс отделения.

- В Евросоюзе нет консенсуса по этому вопросу?

- Различные участники кризиса, включая европейских федералистов, имеют скрытые намерения. В институтах Евросоюза большинство европейских федералистов и сторонников интеграции поддерживают единство Испании. Они знают, что после самопровозглашенной независимости Каталонии Евросоюз ступит на неизведанную территорию.

Другая часть европейских федералистов поддерживает ослабление национальных государств. Это позволяет им продвигать свою федералистскую программу действий по модели «Европа регионов». Каталонский случай для ЕС более проблематичный, а вот ситуация в Шотландии – это хорошие новости для европейских федералистов. Если Шотландия организует референдум о независимости после брекзита и попросит о вступлении в ЕС, федералисты заявят об очередном расширении Евросоюза. В то же время они могут наказать Великобританию после брекзита.

Реформирование основ ЕС – это необходимый шаг для выживания Евросоюза в долгосрочной перспективе. Дальнейшее ослабление национальных государств будет препятствием для реформирования Евросоюза, поскольку многие страны будут находиться в тупиковом политическом положении.

Кризис в Каталонии также оказал ужасающий эффект на внешнюю политику ЕС. Евросоюз, как и большинство его стран-членов, поддержали независимость Косово против воли Югославии, а теперь – Сербии. При этом ЕС не признал референдум в Крыме, поскольку он привел к отделению части территории Украины и интеграции Крыма в РФ. Интерпретация международного права изменилась в соответствии с геополитическими обстоятельствами. Право народов на самоопределение или принцип территориальной целостности государств последовательно продвигались в различных государствах. В реальности интерпретация международного права изменилась в соответствии с перестановками в отношениях государств.

В контексте каталонского кризиса эти неясности ставят под вопрос объективность предыдущих решений во внешней политике ЕС. Имеет место «эффект бумеранга». Доктрина продвижения демократии также ведет к ситуации, в которой вооруженные сепаратисты могут злоупотреблять этим понятием внутри самого Евросоюза.

Эти несоответствия также отражают отсутствие четкого определения интересов Евросоюза, который не единожды равнялся на позицию США – например, в вопросах Косово и Крыма. Россия и Сербия сразу же указали на эти двойные стандарты.

Стратегическая автономия, возврат к доктрине геополитического равновесия и более реалистичный подход позволят Евросоюзу избежать дальнейшей потери доверия на международном уровне.

- Как может дальше развиваться ситуация в Испании?

- Можно предположить различные варианты развития событий:

• Одностороннее отступление сепаратистов под давлением испанского правительства и ожидание более благоприятных обстоятельств;

• Прямой захват Каталонии Испанией в случае провозглашения независимости, роспуск каталонского правительства и объявление новых выборов. Это приведет ко временному политическому отступлению сторонников движения за независимость;

• Паралич, вызванный неспособностью испанского правительства отреагировать на объявление независимости. Настанет период неопределенности, когда вооруженные сепаратисты постараются начать процесс отделения. Он будет длиться несколько месяцев, параллельно составят план новой конституции. Однако трудно поверить, что испанское правительство легко позволит подобному произойти;

• Политическое посредничество, осуществляемое группой государств с поддержкой ЕС. Едва ли Евросоюз сможет открыто поставить себя на передовую, поскольку он заявил, что каталонский вопрос – внутреннее дело Испании. Ему придется оставаться за кадром;

• Двусторонние переговоры с целью нахождения компромисса между уважением единства Испании и предоставлением большей автономии Каталонии. Вооруженные сепаратисты надеются на более благоприятные условия со стороны испанского правительства, возможно, организацию законного референдума;

• Катастрофический сценарий жестокого противостояния между силами испанской полиции и отрядами сил сопротивления Каталонии после того, как ситуация зайдет в политический тупик. Конфронтация будет похожа на то, что произошло в Стране Басков.

Если ситуация будет ухудшаться, велик риск раскола среди стран-членов ЕС. Во время обсуждений уже можно увидеть возникающие геополитические трещины – запад-восток, север-юг. В дополнение к политическому разделению на левых и правых. Такие политические расколы становятся наиболее заметны во время различных кризисов. Они отражают различные интересы стран-членов и разное видение европейского проекта, а также борьбу за власть внутри ЕС.

Беседовал Сеймур Мамедов

Источник – Евразия.Эксперт

Испания. Евросоюз. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 11 октября 2017 > № 2345355 Пьер-Эммануэль Томанн


Испания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 октября 2017 > № 2345353 Рубен Ениколопов

Наднациональное искушение. Почему Каталоний будет больше

Рубен Ениколопов

Сам факт существования Евросоюза провоцирует сепаратистские настроения в Каталонии, и не только там. Большие государства предоставляют своим регионам многие общественные блага (валюта, банковское регулирование, внешняя торговля), которые были бы неподъемными для этих регионов как для отдельных стран. Но теперь даже небольшая страна может получить все то же самое от наднациональных структур

Как было верно замечено, каталонский кризис похож на развод благополучной семейной пары. В случае развода многих пар, чтобы понять причины происходящего, иногда полезнее посмотреть на стимулы адвокатов, а не собственно на семейные проблемы. Так же и в каталонском кризисе многие события выглядят намного более логичными, если рассматривать их не с точки зрения интересов «народа Испании» и «народа Каталонии», а с точки зрения интересов политиков, которые теоретически должны представлять интересы этих самых народов.

Безусловно, в происходящем важную роль играют эмоции и иррациональные мотивы национальной гордости. Текущие экономические и политические проблемы падают на благодатную почву романтического каталонского национализма образца XIX – начала XX века и тяжелых воспоминаний о политических репрессиях времен Франко. Но, как и практически во всех этнических конфликтах, эта закваска начинает активно бродить только тогда, когда раздувание конфликта оказывается в интересах политических элит.

Сбой в балансе

Ключевая фундаментальная проблема заключается в несоответствии экономического и политического влияния Каталонии в последние годы. Этот регион Испании исторически еще с XIX века был одним из наиболее экономически развитых. Занимая 6% территории страны, регион вмещает 16% населения, но отвечает более чем за 20% всего ВВП, 25% экспорта и почти 30% инвестиций. По размеру экономики Каталония обгоняет большинство стран Евросоюза.

Само по себе такое положение дел вызывает некоторое напряжение, но в течение многих лет разговоры не шли дальше особого статуса региона и увеличения автономии в рамках испанского государства. Похожую ситуацию, например, можно наблюдать в Италии, где существует огромное экономическое неравенство между севером и югом, но все ограничивается вялотекущими разговорами об отделении северных регионов, которые имеют (по крайней мере сейчас) достаточно отдаленное отношение к реальности.

Ситуация в Каталонии была достаточно стабильной вплоть до 2011 года. Большую часть времени после восстановления демократии у власти в Испании была Социалистическая партия, для которой важна поддержка каталонских избирателей. Даже в 1996–2004 годах, когда правительство в Мадриде формировали правоцентристы из Народной партии, у которой в Каталонии слабая поддержка, политический расклад сил заставлял центральную власть обращать внимание на мнение каталанцев, так как в испанском парламенте очень важную роль играла каталонская правоцентристская партия «Конвергенция и Союз» (CiU). В той ситуации непропорциональная экономическая важность региона сочеталась с таким же непропорционально большим политическим влиянием, так что вся система находилась более-менее в равновесии.

К резкому обострению ситуации в Каталонии привело падение политического влияния региона (если точнее, региональных политиков) на национальном уровне. Произошло это после прихода к власти Народной партии в 2011 году. Электоральная база этой партии находится в центральных регионах Испании, и руководство партии не особо гонится за голосами каталонских избирателей. В свою очередь каталонский политический блок CiU развалился и утратил свое влияние в национальном парламенте. В результате каталонские политики, по сути, оказались маргинализированными. Это нарушение баланса и привело к тому, что проблемы между Мадридом и Барселоной начали быстро накапливаться, достигнув к сегодняшнему дню состояния масштабного политического кризиса.

Эту проблему можно было бы решить и восстановить баланс. Но для этого хотя бы у одной из сторон должны быть стимулы идти на компромиссы. К сожалению, до сих пор это было не так. Ни у политиков в Мадриде, ни у политиков в Барселоне особых стимулов идти на компромисс нет. Стратегия Народной партии заключается в том, чтобы увеличить поддержку среди своих ядерных правоконсервативных избирателей, которые выступают против каких бы то ни было уступок в каталонском вопросе. Готовность идти на уступки и разрешить кризис, скорее всего, помогла бы переманить на свою сторону более умеренных избирателей, но Народная партия явно выбрала другую стратегию.

Нынешнее руководство Каталонии тоже не склонно к компромиссам. Президент Каталонии Карлес Пучдемон, по сути, является политиком одной идеи – идеи независимости Каталонии. Прочие вопросы, типа социально-экономического развития региона, для него явно на втором плане. Если Пучдемон добьется независимости, то станет святым освободителем всея Каталонии. Если Мадрид отстранит его от власти, то он станет святым мучеником всея Каталонии. В результате один из важнейших регионов не только Испании, но и всей Европы становится заложником личных амбиции политиков.

В такой ситуации заставить политиков искать компромисс может только внешнее давление. Причем не со стороны других политиков (в том числе и европейских), которые сами играют по тем же правилам и отговариваются общими рассуждениями о верховенстве закона, а со стороны бизнеса и обычных людей. Каталонское правительство стало гораздо более аккуратно в своих высказываниях после того, как за несколько дней о выводе своих штаб-квартир из Каталонии объявили сразу несколько корпораций, включая два крупнейших банка (Banco Sabadell и Caixabank), и энергогигант Gas Natural. И в Мадриде, и в Барселоне прошли массовые демонстрации с призывами к диалогу.

В итоге под давлением бизнеса и протестов политикам приходится стараться не делать слишком резких движений, но пространства для маневра у них не так много. В этом раскладе объявленная Пучдемоном 10 октября «отсроченная независимость», пожалуй, наиболее близкая к компромиссу позиция, которую он мог занять. У премьера Испании Мариано Рахоя в распоряжении гораздо больше возможностей, но, может быть, меньше желания уступать. Как пишут в комментариях к речи каталонского президента, «Пучдемон только что перешел от Франко к 2017 году. Посмотрим, сможет ли это сделать Рахой».

Курс на радикальность

Ситуация в Каталонии, конечно, уникальна, но она отражает общую тенденцию, которая наблюдается в развитых демократиях в последние годы. Политики во все большем количестве стран вместо борьбы за голоса умеренных избирателей предпочитают пытаться увеличить явку среди своих сторонников. Эпоха широких коалиций и конкуренции крупных центристских партий сменилась новой политической реальностью, где порядком ослабевшие традиционные партии вступили в жесткую конкуренцию с калейдоскопом новых партий (или отдельных политиков), большинство из которых выступают с радикальных позиций.

В результате резко выросла политическая поляризация, а способность оппонентов договариваться, наоборот, снизилась. При этом практически во всех странах наблюдается похожая картина: поначалу политики поляризуются быстрее, чем предпочтения избирателей. Но потом начинает действовать обратная связь, и радикализация политики приводит к радикализации общества. На примере Каталонии легко отследить, как действия (и бездействие) политиков привели к резкому росту числа как радикально настроенных борцов за независимость, так и количества испанцев, выступающих за жесткое подавление сепаратизма.

О причинах растущей политической поляризации можно долго и с интересом спорить. В качестве подозреваемых выступают и глобализация, и возросшее влияние интернета и социальных сетей, и неравенство, вызванное автоматизацией производства, и растущая миграция. Но четкого понимания фундаментальных причин происходящих изменений пока нет. Зато растет понимание, что такая поляризация становится серьезной проблемой, оппортунистические действия политиков ее только усиливают, и с этим что-то надо делать.

Мало того, ситуация в Каталонии демонстрирует, что растущий радикализм во внутриполитических вопросах и неспособность политических сил к диалогу может очень быстро стать международной проблемой, угрожающей внутренней стабильности всей Европы. Возможное отделение крупного региона от одной из важнейших европейских стран – крайне серьезная проблема не только для Испании, но и для Евросоюза в целом, и игнорировать ее себе дороже.

До сих пор, комментируя ситуацию в Каталонии, чиновники и в Брюсселе, и в национальных столицах ограничивались пресными отсылками к соблюдению законности (которая подразумевает далеко не радужное развитие событий, если Каталония в одностороннем порядке все-таки объявит независимость). Такой подход может предотвратить резкое обострение ситуации, но, снимая симптом, не лечит болезнь. Легалистский подход плохо работает в ситуациях политического кризиса, когда одна из сторон ставит под вопрос справедливость самих законов, на которые ссылаются их оппоненты. Поэтому для европейских структур было бы куда разумнее не самоустраняться, а активнее включиться в переговоры между Мадридом и Барселоной, уровень доверия между которыми упал до рекордно низкого.

Ирония заключается еще и в том, что сам факт существования Европейского союза и отдаленных перспектив вступления в него в качестве отдельного государства провоцирует сепаратистские настроения в Каталонии, и не только там. Большие государства предоставляют своим регионам многие общественные блага, которые были бы неподъемными для этих регионов как для отдельных стран (своя валюта, банковское регулирование, внешняя торговля и так далее). Отдельные регионы даже при экономических или культурных разногласиях с центром соглашались оставаться в составе единого государства в обмен на эти услуги.

Рост влияния наднациональных организаций и многосторонних договоров приводит к тому, что многие из таких общественных благ можно получить и в качестве отдельной небольшой страны. Достаточно вступить в наднациональное образование (например, ЕС) или подписать многосторонний договор, начиная с соглашений о свободной торговле и заканчивая военными пактами. Такое искушение не может не отразиться на раскладе региональных сил. В конечном итоге это, скорее всего, приведет к росту децентрализации. А вот их игнорирование центробежных тенденций грозит лишь ростом напряженности, которая может привести к открытым конфликтам и распаду государств.

Испания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 11 октября 2017 > № 2345353 Рубен Ениколопов


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 11 октября 2017 > № 2345233

Азер Талыбов: Товарооборот России и Китая с начала года вырос на 36%

Объем торговли между Россией и Китаем с января по июль 2017 года увеличился почти на 36% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и достиг 45,8 млрд. долларов. Об этом заявил заместитель Министра экономического развития РФ Азер Талыбов в ходе работы третьего Российско-Китайского делового форума малого и среднего бизнеса в городе Гуанчжоу (КНР).

“Это рекордный показатель. При этом российский экспорт в Китай вырос почти до 21 млрд. долларов”, - уточнил замминистра.

Основу структуры российского экспорта в Китай, по его словам, составляют минеральные продукты, в основном это продукция ТЭК – 70% от всего объема. “Конечно, мы работаем с точки зрения диверсификации и возможности наращивания нашего экспорта. В частности, уже сейчас большое количество товаров, связанных с машинным оборудованием и транспортными средствами, мы поставляем на китайский рынок”, - сообщил Азер Талыбов, уточнив, что «эта цифра тоже растет и сейчас составляет порядка 7,6%».

По его словам, в российско-китайской торговле в целом наблюдается позитивная динамика. «Нам бы хотелось видеть больше высокотехнологичной продукции и продукции с высокой добавленной стоимостью, которую мы поставляем нашим китайским коллегам, тем не менее эти цифры не могут не радовать. Так или иначе мы видим тенденцию к диверсификации нашего экспорта и это очень важно”, - отметил Азер Талыбов. Он уточнил, что российско-китайские отношения - это дорога с двусторонним движением. “Китайские партнеры также наращивают импорт в Россию, что является хорошим сигналом с точки зрения развития двусторонних отношений и международной торговли”, - сказал он.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 11 октября 2017 > № 2345233


Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 10 октября 2017 > № 2349696 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Председателем Исполнительного комитета – Исполнительным секретарем СНГ С.Н.Лебедевым по итогам заседания СМИД СНГ, Сочи, 10 октября 2017 года

Уважаемые дамы и господа,

Заседание Совета министров иностранных дел СНГ (СМИД СНГ) прошло в традиционно дружественной атмосфере и было весьма содержательным. Повестка дня включала в себя около 20 вопросов, из которых около половины будут переданы на утверждение завтрашнего Совета глав государств (СГГ). Один вопрос передается на утверждение Совета глав правительств (СГП), который соберется 3 ноября в Ташкенте.

Россия продолжает работать на посту Председателя СНГ на основе нашей концепции председательства, которая была распространена год назад и поддержана всеми участниками Содружества, за что мы им признательны. Реализация этой концепции совместными усилиями позволила продолжить курс на последовательное развитие Организации, повышение практической отдачи от ее деятельности для всех государств-участников, упрочнение позиций на международной арене и содействие сопряжению разноуровневых интеграционных процессов на постсоветском пространстве. На это направлены и упомянутые мной решения, включая решения по актуализации полномочий высших уставных органов СНГ, СМИД, экономического Совета и Совета министров внутренних дел, а также те, которые посвящены укреплению сотрудничества в военной, правоохранительной и культурной сферах.

В числе основных итогов – согласование проекта заявления глав государств, которое, мы надеемся, завтра будет подписано, о поддержке института семьи и традиционных семейных ценностей. Документ отражает наше общее видение ключевой роли семьи в культурном, духовно-нравственном, гражданском, социальном, личностном и интеллектуальном развитии будущих поколений.

В фокусе нашего внимания был ряд вопросов сотрудничества в сфере безопасности. Одобрены два важных документа: Концепция сотрудничества в сфере противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования терроризма и распространения оружия массового уничтожения и Концепция по противодействию коррупции.

В рамках сотрудничества в военной сфере принято решение об основных направлениях адаптации нынешней объединенной системы противовоздушной обороны государств-участников СНГ к решению задач воздушно-космической обороны. Речь идет о том, чтобы завершить эту работу к 2025 г.

Важным объединяющим направлением для приложения наших усилий остается культурно-гуманитарная сфера. Принято решение рекомендовать объявить 2019 г. Годом книги, а 2020 г. будет Годом 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. Мы убеждены, что страны-участницы СНГ отметят это событие на достойном уровне. Это наш священный долг не только перед ветеранами, но и перед молодыми поколениями, которые должны знать всю правду об этих страницах нашей общей истории.

С 1 января 2018 г. в СНГ будет председательствовать Таджикистан. Мы желаем нашим таджикским друзьям успехов в реализации этих функций. В случае необходимости готовы оказывать им всяческую поддержку. Следующее заседание СМИД СНГ, как было решено сегодня, состоится 6 апреля 2018 г. в Минске.

В свою очередь, я хочу поблагодарить Сергея Николаевича и всех его сотрудников, которые в течение всего года ритмично, напряженно трудились в достаточно непростой ситуации, учитывая, что сейчас СНГ переживает период трансформации, идет работа по выполнению решений глав государств от прошлого года о совершенствовании и адаптации Содружества к современным реалиям. Конечно, это предполагает и более строгую бюджетную политику, максимально эффективное использование имеющихся ресурсов. Работа по реформе СНГ будет продолжаться, в том числе в контексте деятельности самого Исполкома, где структурные подразделения трудятся в очень напряженном режиме.

Сергей Николаевич, передайте всем Вашим сотрудникам нашу признательность.

?

Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 10 октября 2017 > № 2349696 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter