Всего новостей: 2073752, выбрано 6496 за 0.110 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 28 апреля 2017 > № 2157144 Игорь Бунин, Татьяна Становая

Марин Ле Пен – президент: условия самого невероятного сценария

Игорь Бунин, Татьяна Становая

Избиратель Макрона в последний момент перед вторым туром может решить остаться дома. Для этого нужно совсем немного: слабая кампания Макрона и незначительный рост рейтинга Марин Ле Пен – всего на 2–4%

Результаты первого тура президентских выборов во Франции стали не только успехом Эммануэля Макрона, но и триумфом социологов, которые практически единогласно в точности спрогнозировали результаты. Результаты также практически полностью сгладили интригу второго тура, где в соответствии с прогнозами уверенно побеждает с разницей как минимум 20% лидер движения «В путь!» (приблизительный ориентир – 60% на 40%). Однако во всем этом единодушии появляется точка зрения, что итоги могут полностью разойтись с данными социологов. Есть факторы, делающие второй тур вовсе не таким рутинным, как это выглядит на первый взгляд.

Проблема первая – большое разочарование традиционных правых и левых сил, лишенных возможности во втором туре главных выборов страны выбирать по классической схеме между республиканцем и социалистом. Нынешние выборы отличались новым идеологическим расколом, который противопоставляет прогрессистов и антиглобалистов, но лишает значительную часть электората возможности осуществлять свой выбор в рамках традиционной парадигмы. Это первые президентские выборы в истории Франции, когда две самые крупные политические партии, сменяющие друг друга у власти, вдруг потеряли возможность бороться во втором туре за пост главы государства. Избиратели, привыкшие к логике правые-левые и не желающие поддерживать ни Макрона, ни Марин Ле Пен, оказались в трудной ситуации между выбором в пользу так называемого полезного голосования (за меньшее зло) и голосованием ногами.

Разумные эгоисты

По данным OpinionWay, только 41% избирателей Франсуа Фийона готовы поддержать Макрона, и 31% – Марин Ле Пен. Избиратели Николя Дюпон-Эньяна раскололись ровно пополам: по 37% за Марин Ле Пен и Макрона. Полевение электората Макрона, а также публичная поддержка крайне непопулярного Франсуа Олланда существенно снижают привлекательность лидера движения «В путь!» именно для правой части электората.

Ключевой же базой подпитки рейтинга Макрона остается левый избиратель, но и он оказался на распутье. Кризис социалистов в совокупности с динамичной и очень успешной кампанией харизматичного лидера «Непокорной Франции» привел к удивительно высокому результату Жан-Люка Меланшона – почти 20%. Однако он единственный, кто отказался рекомендовать своим избирателям поддержать Макрона. По данным OpinionWay, 50% отдавших за него голоса готовы поддержать лидера движения «В путь!», но 17% уже решили голосовать за Марин Ле Пен, а 33% предпочитают воздержаться. И это только начало кампании за второй тур. Интрига закручивается вокруг якобы скрытно ведущейся кампании с целью перетянуть избирателей Меланшона в лагерь Национального фронта. В интернете циркулирует листовка «Будущее вместе – это и с Марин Ле Пен», где по пунктам приводятся схожие тезисы программ двух кандидатов. В твиттере набирает популярность хештег #sansmoile7mai: «7 мая – без меня», а выбор между Макроном и Марин Ле Пен преподносится как выбор между чумой и холерой. Меланшон от этих лозунгов дистанцируется, но в сети появляется все больше призывов именно его симпатизантов как проголосовать ногами, так и поддержать лидера Национального фронта.

Проблема вторая – становление Национального фронта и Марин Ле Пен как все более системной политической силы, не только обозначившей свое прочное место на политической карте Франции, но и проецирующей его заметное расширение. Сегодня нередко можно встретить заявления экспертов и социологов, что избрание Марин Ле Пен – это вопрос времени, на следующей кампании она получит реальный шанс. «Может, не так страшен черт, как его малюют?» – вопрос, который все чаще задает себе французский избиратель, а треть, как говорила известный специалист по Национальному фронту Нонна Майер, хотя бы раз в жизни голосовал за Национальный фронт.

Превращаясь из маргинальной, радикальной силы в системную и более респектабельную, Марин Ле Пен начала притягивать в свой лагерь крупных правых политиков, не просто отказавшихся голосовать за Макрона, но агитирующих поддержать лидера Национального фронта во втором туре, – ситуация исключительная по сравнению с 2002 годом. И мотивы тут представлены комплексные, делающие поддержку Марин Ле Пен вопросом не простого принудительного выбора, а колоритной, сложной структуры побуждения.

Так, бывший министр при Николя Саркози Кристин Бутен заявила, что «Макрон – это невозможно. Он воплощение всего, что я не терплю: либеральный либертаризм, глобализация, деньги, банки», – отмечала она в интервью «Фигаро», подчеркивая, что голосование за Марин Ле Пен вовсе не означает поддержку Национального фронта. Бывший депутат от правых Франсуаз Остелье, отвечавшая за кампанию Франсуа Фийона в северных департаментах страны, готова проголосовать за Марин Ле Пен из чисто прагматических соображений: по ее мнению, это создаст условия для победы «Республиканцев» на парламентских выборах, формированию большинства в Национальной ассамблее и возможной коалиции Николя Баруа (поддержавшего Фийона и считавшегося его главным претендентом на пост премьер-министра) и Национального фронта. Правда, сам Баруа уже пытается осторожно заигрывать с Макроном, предлагая ему себя в качестве главы коалиционного правительства, если правые, конечно же, получат большинство по итогам выборов в июне (обязательная оговорка, чтобы не прослыть предателем). Но интересно тут и другое – часть республиканцев в поисках спасения для своей партии готовы отдать пост президента Марин Ле Пен, считая, что это вернет им шансы на парламентских выборах.

Среди правых есть и те, кто делает свой выбор и по чисто идеологическим мотивам: мэр города Виссу Ришар Тринкиер от республиканцев (правда, поддержавший на выборах Николя Дюпон-Эньяна) в своем твиттере дал понять, что проголосует «за Францию», исключив поддержку Макрона или иные варианты электорального поведения («против всех» или голосование ногами). Он известен исламофобскими высказываниями и отчетливо демонстрирует интерес к ключевым, причем наиболее радикальным тезисам программы Национального фронта, а его призыв однозначен: за Ле Пен во втором туре.

При этом не надо забывать, что большинство лидеров «Республиканцев» в той или иной форме высказались за соблюдение «республиканской дисциплины». Фийон, Саркози и Жюппе, три ключевых лидера Республиканской партии, призвали голосовать против Марин Ле Пен. Лидеры тех регионов, которые победили в 2015 году Национальный фронт с помощью левых, – Ксавье Бертран, Кристиан Эстрози и Валери Пекресс выступают за активную поддержку Макрона. Возникла даже идея организовать в Ницце совместный с Эстрози митинг Макрона. И Эстрози, и бывший министр сельского хозяйства Брюно Ле Мэр не исключают, что они будут работать в команде Макрона. «Мы не можем позволить превратить Францию в неуправляемую страну», – заявил Эстрози. Лидеры движения «В путь!» активно окучивают республиканских лидеров, зачастую не замечая протянутой руки руководителей Соцпартии (например, бывшего премьера Мануэля Вальса). Речь идет о предоставлении инвеституры на парламентских выборах или о предложениях занять министерские посты или даже пост премьера.

Макрон, Ле Пен и физика

Проблема третья – идеологический туман Макрона. Как показало исследование OpinionWay, только 39% тех, кто проголосовал за лидера движения «В путь!» в первом туре, верят в то, что его победа улучшит их персональное положение (у Марин Ле Пен таковых аж 74%). Это самая низкая цифра среди всех кандидатов первого тура, указывающая, как сказал социолог Бруно Жанбар, на отсутствие у Макрона именно содержательно привлекательного проекта для значительной части его электората. А половина его избирателей и вовсе проголосовала за него исходя из нежелания видеть во втором туре Марин Ле Пен и Франсуа Фийона. Это ведет к тому, что второй тур президентских выборов превращается не в дуэль Макрона и Марин Ле Пен, а в битву аргументов за или против последней.

Проблема четвертая – те самые indecis – неопределившиеся, которых так боялись социологи и эксперты перед первым туром (именно они могли перекроить всю электоральную карту), но не оказавшие существенного влияния на итоги голосования. По последним данным Ipsos, 12% из тех, кто точно пойдет голосовать, не хотят раскрывать свой выбор; 15% тех, кто примет участие в голосовании, допускают изменение своего мнения. К ним добавляются те, кто не решил, пойдет ли голосовать вообще.

Колеблющиеся – самый главный риск для Макрона, на это указал взбудораживший экспертное сообщество физик Серж Галам, предсказавший в свое время итоги референдума в Великобритании, победу Дональда Трампа на президентских выборах в США и победу Франсуа Фийона на праймериз правых (когда все еще верили в президентские будущее Алена Жюппе). «Смешно смотреть, насколько социологи гордятся своими прогнозами. Они правы, но ничто не застраховывает от новых ошибок», – предостерег он, подчеркнув, что не нужно сбрасывать со счетов возможную победу Марин Ле Пен. Во-первых, указывает он, она ведет крайне динамичную кампанию. Действительно, в первые дни после выборов она сразу вернулась к активным поездкам, в то время как Макрона критиковали за преждевременное и некрасивое празднование своей победы в престижном парижском ресторане «Ротонд» (как будто второй тур уже в кармане). Во-вторых, указывает физик, в день голосования могут сыграть разные мотивы отказа от поддержки того или иного кандидата: «Избиратели, проголосовавшие за Фийона или Меланшона, строили свой анализ исходя из критики либо олландизма, либо либерализма. Для них проголосовать за Макрона во втором туре вопрос этический и идеологический. Вдобавок их переполняет горечь обиды украденной победы, ведь и Фийону, и Меланшону не хватило всего чуть-чуть для прохождения во второй тур».

В своей модели Серж Галам показывает, что если исходить из того, что сейчас рейтинг Марин Ле Пен 42% (это самый большой показатель из всех социологических групп), а явка составит рекордно низкие 76%, то в итоге лидер Национального фронта может набрать 50,07%. Это при условии, что 90% из тех, кто был готов проголосовать за Марин Ле Пен, придут на участки, в то время как избиратели Макрона составят лишь 65% от тех, кто декларировал свое намерение поддержать лидера движения «В путь!». Иными словами, избиратель Макрона в последний момент перед вторым туром может решить остаться дома. Для этого нужно совсем немного: слабая кампания Макрона и незначительный рост рейтинга Марин Ле Пен – всего на 2–4%.

Сам исследователь многократно оговаривается, что это лишь гипотетическая математическая модель, которая совершенно не указывает на реальные шансы Марин Ле Пен занять Елисейский дворец. Однако своим анализом он призывает коллег быть осторожней и учитывать шире факторы, которые эксперты склонны недооценивать.

Но справедливости ради стоит отметить, что пока шансов на реализацию описанного выше сценария все же не очень много. По данным Ipsos, уверенность в своем выборе у опрошенных остается весьма высокой, а колеблются как раз вовсе не избиратели Макрона (всего 8%), а электорат Марин Ле Пен (15%). Еще один аргумент против Марин Ле Пен – относительно низкий приоритет ее профильных тем для избирателя: борьба с терроризмом стоит лишь на четвертом месте среди проблемных тем, миграция – на пятом. Первые же места занимают такие вопросы, как трудоустройство, социальная защита и покупательная способность. Наконец, весьма убедительным аргументом против всех разговоров вокруг возможной победы Марин Ле Пен является тот факт, что на сегодня, как ни крути, разница в рейтингах составляет 20%, в то время как и в преддверии референдума в Великобритании, и в преддверии выборов президента США конкуренция велась за считаные проценты.

В действительности одной из самых незаметных ловушек для Макрона может стать именно его уверенность в своей победе, что сильно влияет на ожидания электората в отношении итогов выборов. Если Марин Ле Пен не пройдет, а Макрон уже одной ногой в Елисейском дворце, проще оставаться в стороне от не самого понятного и часто не самого приятного выбора. Это может быть именно тем случаем, когда отсутствие интриги и рутинизация кампании могут повлиять на исходные данные голосования.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 28 апреля 2017 > № 2157144 Игорь Бунин, Татьяна Становая


Афганистан. США. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 апреля 2017 > № 2155888 Аркадий Дубнов

Плохая игра. Как Афганистан идет к катастрофе

Аркадий Дубнов

Афганистан рискует в ближайшее время снова превратиться в арену не только кровавой междоусобицы между различными афганскими военно-политическими фракциями, но и противостояния США и России, опосредованного поддержкой этих фракций с разных сторон

Ситуация в Афганистане в последние недели стремительно деградирует. Центральная власть в Кабуле последовательно утрачивает контроль в провинциях страны, отдавая ее в руки боевиков ИГИЛ (запрещено в РФ) и «Талибана». Особенно заметна эта тенденция на севере Афганистана, граничащем с государствами Средней Азии. Ограниченное военное присутствие США и НАТО не способно обеспечить должный уровень безопасности даже в местах дислокации их контингентов. Обучение и подготовка Афганской национальной армии (АНА) и полиции, которыми занимаются американцы и европейцы, так и не подняли профессиональный уровень правительственных вооруженных сил, что вместе с разъедающей их коррупцией трагически подрывает безопасность в стране. Проблемы усугубляются так и не разрешенными противоречиями внутри самого правящего режима во главе с президентом Ашрафом Гани и премьер-министром Абдуллой Абдуллой.

Троянский конь на базе

Ощущение нарастающей военно-политической катастрофы в Афганистане выглядит особенно гнетущим на фоне беспрецедентно гибельной для афганской армии атаки, совершенной талибами на один из ее гарнизонов 21 апреля: по последним данным, ее жертвами стали не менее 250 военных. После этого в отставку подали высшие военные чины страны, министр обороны Хабиби и начальник Генерального штаба Шахин. В Кабул с необъявленным визитом вынужден был прибыть министр обороны США Джеймс Мэттис. Наиболее заметным публичным выражением его пребывания в Афганистане стали очередные обвинения в адрес России в поддержке талибов и даже в поставке им оружия. Эти обвинения Москва категорически отвергает, обнаруживая в них «поле для геополитических игр».

Как бы то ни было, но Афганистан действительно рискует в ближайшее время снова превратиться в арену не только кровавой междоусобицы между различными афганскими военно-политическими фракциями, но и противостояния США и России, опосредованного поддержкой этих фракций с разных сторон.

Атака талибов на гарнизон 209-го корпуса Афганской национальной армии, расположенный на западной окраине северной столицы Мазари-Шарифа, была произведена по всем канонам профессиональной диверсионной операции, или, если хотите, партизанской войны. Десять солдат в форме АНА на двух машинах остановились у блокпоста на въезде в гарнизон, показали дежурным на вахте окровавленных раненых, которых надо срочно доставить в госпиталь. Затем, когда машины без досмотра въехали внутрь, там раздались два взрыва и начался планомерный расстрел военных, подавляющая часть которых были безоружные. Они только что закончили пятничную молитву в гарнизонной мечети, к тому же среди них было много необученных солдат, только недавно призванных на службу.

Столь массового истребления своих рядов афганская правительственная армия не знала почти 16 лет, с тех пор как из Кабула при содействии американцев было изгнано правительство «Талибан» и к власти уже в конце 2001 года пришла национальная администрация во главе с Хамидом Карзаем.

Поначалу официальный Кабул старался приуменьшить масштабы кровавой бойни в Мазари-Шарифе, но скрыть полностью ее подробности не удалось.

Стало известно, что за два дня до нападения прибывший из Кабула замминистра обороны Афганистана в ходе инспекционной проверки 209-го корпуса обнаружил в арсенале пропажу сорока процентов оружия и боеприпасов. Мало кто сомневается, что его просто продали боевикам то ли «Талибана», то ли ИГИЛ.

В ряде публикаций в афганской прессе приводятся утверждения, что случившееся стало результатом предательства в рядах военных. Более того, в социальных сетях страны распространилось видео, в котором некий афганский офицер возлагает ответственность за трагедию на президента Ашрафа Гани и губернатора провинции Балх (Мазари-Шариф является ее центром), влиятельного лидера таджикского меньшинства страны Мохаммада Атта, который якобы организовал это нападение. Согласно конспирологической версии, атаковавшие были переодетыми боевиками ИГИЛ и изменившими присяге военными.

Впрочем, подобная картина трагедии противоречит сообщениям, согласно которым «Талибан» взял на себя ответственность за атаку, заявив, что это месть за недавнее убийство назначенных талибами теневых губернаторов провинций Кундуз и Баглан.

Как заметил 26 апреля в своем выступлении на афганской панели VI Конференции по международной безопасности в Москве один из самых авторитетных мировых экспертов по Афганистану Таалатбек Масадыков (бывший политический директор спецмиссии ООН в Афганистане), «никто в этой стране точно не может сказать, кто атаковал гарнизон АНА в Мазари-Шарифе, – талибы, игиловцы или сами афганские военные».

ИГИЛ у ворот

Что касается Кундуза, то ситуация в этой пограничной с Таджикистаном провинции уж точно не контролируется центральным правительством. Во всяком случае, нет оснований считать, что местные силы правопорядка подчиняются Кабулу, а не боевикам ИГИЛ, которые чувствуют себя хозяевами этих мест. По сообщениям информированных источников в Афганистане, две недели назад, 13 апреля, в дневное время шесть полицейских пикапов доставили в провинциальный центр – он тоже называется Кундуз – около сорока одетых во все черное игиловских боевиков с оружием в руках, выгрузив их около городской мечети.

Реальное соотношение между влиянием ИГИЛ и правительственных структур на местах хорошо иллюстрируется ставшим публично известным призывом, с которым в отчаянии обратился к официальному Кабулу губернатор осажденной игиловцами провинции Сарипуль Захир Вахдат: «Если вы решили уже сдать провинцию на милость ИГИЛ, то вывезите отсюда моих людей!»

По сведениям из заслуживающих доверия афганских источников, количество боевиков ИГИЛ в северных провинциях страны выглядит весьма внушительным: в Кундузе и Тахоре по три тысячи; в Фарьябе и Сарипуле – от двух до трех тысяч; в Джаузджане, Самангане и Балхе по тысяче боевиков. Костяк этих сил составляют выходцы из стран Центральной Азии, российских районов Северного Кавказа, уйгуры из китайского Синцзяня.

При этом ситуация выглядит так, что правительство Афганистана странным образом видит своим главным противником «Талибан», а не ИГИЛ. Возможно, потому, что ИГИЛ не рассматривается Кабулом в качестве своего политического противника, который соперничает с ним за власть в стране; идеологически игиловцы берут выше – речь уже давно идет о создании ими провинции Хорасан, объединяющей все регионы Центральной Азии, включая китайский СУАР. Именно эта цель стимулирует вставать под черные знамена ИГИЛ этнических узбеков, туркмен, таджиков, казахов и уйгуров, значительная часть которых постепенно инфильтруется на север Афганистана из Сирии или доставляется туда из лагерей, находящихся в так называемой зоне племен на границе Пакистана и Афганистана.

Амбиции же талибов ограничены Афганистаном, и они, в отличие от игиловцев, как раз стремятся вернуть себе власть в Кабуле или во всяком случае претендуют на ее дележ с другими афганскими группировками. При этом никаких планов внешней экспансии за пределы Афганистана они не вынашивают, и за двадцать с лишним лет после их возникновения на афганской сцене никто и никогда не в состоянии был их обвинить в таких замыслах.

«Талибан» свой и чужой

Однако отнюдь не «внешнее миролюбие» сделало «Талибан» – силу крайне жестокую и безжалостную, которую современная цивилизация, хоть западная, хоть восточная, вряд ли когда-нибудь сможет приблизить к себе, – потенциальным партнером Москвы по диалогу. Российская дипломатия, которую на афганском направлении уже многие годы курирует спецпредставитель президента России Замир Кабулов, только пару лет назад вынуждена была признать, что без талибов афганского примирения не достичь, с ними придется договариваться. Так, как это случилось в те же 1990-е, когда гражданскую войну в Таджикистане удалось остановить, только когда Москва и Тегеран заставили таджикского президента Эмомали Рахмонова (Рахмоном он велел себя называть позже) вступить в переговоры с вооруженной таджикской оппозицией. В конце июня исполнится 20 лет со дня подписания в Москве мирного соглашения между правительством Таджикистана и оппозицией.

Что же касается поворота Москвы к «Талибану», с которым, по словам господина Кабулова, существуют «каналы» общения, то не исключаю, что сделано это было в том числе и в пику считающемуся проамериканским режиму в Кабуле во главе с президентом Ашрафом Гани. Неудивительно, что там если не в штыки, то уж точно без какого-либо энтузиазма восприняли после этого миротворческую активность Москвы – не слишком пока удачную попытку провести многосторонние консультации по афганскому урегулированию, состоявшиеся 14 апреля. Представительство официального Кабула было понижено до уровня малозначимого правительственного чиновника, и единственным видимым результатом стало согласие продолжать консультации с призывом провести их следующий раунд в афганской столице.

Новая администрация США в Белом доме проигнорировала приглашение Москвы участвовать в этих консультациях, сославшись на отсутствие предварительного согласования целей российской инициативы. Асимметричным ответом накануне встречи в Москве, 13 апреля, стал впервые произведенный в боевых условиях американской авиацией удар самой большой в истории неядерной бомбой GBU-43 весом 9,5 тонны, как заявлено в Вашингтоне, по позициям ИГИЛ в восточной провинции Нангархар. Там, в уезде Ачин у границы с Пакистаном, в складках горы Мамынд находятся пещеры и штольни, оставшиеся после разработок мрамора, служившие убежищем и арсеналом игиловцев, которые к моменту бомбардировки уже их покинули.

Демонстрация американской военной мощи, конечно же, не имела практически никакого оперативного значения. «Мать всех бомб», как ее пафосно назвали сами американцы, взорвалась у подножия горы, закупорив штольни и уничтожив, по сведениям международных структур в Афганистане, около пятидесяти жителей находившейся рядом деревни Алихель, население которой составляли в основном семьи игиловцев. Местные жители оттуда уже давно ушли. По данным же американских военных, было уничтожено более девяноста боевиков ИГИЛ.

Президент Трамп был счастлив: «Очень, очень горд нашими людьми. Очередная, еще одна успешно выполненная работа. Мы очень, очень гордимся нашими военными».

В место падения супербомбы до сих пор не допускаются журналисты, афганские власти и местные жители, только американский спецназ.

А спустя пару дней неподалеку от этого места, как утверждают местные жители, в расположение тренировочного лагеря ИГИЛ было сброшено оружие. С чьих вертолетов это было сделано, можно только догадываться, если знать, что чужие там не летают. Впрочем, о принадлежности этих вертолетов западным военным структурам, дислоцированным в Афганистане, уже открыто говорят сейчас и в афганском парламенте.

Бывший высокопоставленный ооновский чиновник Таалатбек Масадыков, обращаясь к участникам московской конференции из Пакистана и некоторых западных стран, был достаточно откровенным, вспоминая 1980-е годы, времена советской военной интервенции в Афганистан: «Тогда нынешние партнеры по НАТО готовили в пакистанских лагерях моджахедов для борьбы с Советским Союзом, но уже много лет, как шурави (советские) ушли, а бизнес остался». Господин Масадыков говорил о регулярной еженедельной доставке боевиков из тех же лагерей, но уже сегодня, в северные провинции Афганистана, о свободном их перемещении по территории этих провинций, о женских тренировочных лагерях в провинциях Фарьяб и Сарипуль.

Официальный Кабул, как и ожидалось, приветствовал американскую бомбардировку, однако значительная часть влиятельных афганских элит, в том числе поддерживающих главу исполнительной власти Абдуллу Абдуллу, ее резко осудила.

Плохая игра

Белый дом признал, что целью удара был психологический эффект, способный предельно жестко продемонстрировать: новая американская администрация будет вести себя по отношению к «плохим парням» в мире решительно и без лишних сантиментов, как это и было обещано во время предвыборной кампании Дональда Трампа в США. Первой такой акцией устрашения стал удар, нанесенный неделей ранее, 7 апреля, американскими «томагавками» по сирийскому аэродрому Шайрат, с которого, как утверждают в Вашингтоне, взлетели самолеты Асада, чтобы произвести бомбардировку по оппозиции в Идлибе химическим оружием.

Однако то, что, казалось бы, выглядит уместным в Сирии или по отношению к северокорейскому диктатору, совсем плохо работает в Афганистане. У моджахедов там уже почти сорокалетний опыт сопротивления иноземным армиям либо их ставленникам в стране. Талибы еще раз продемонстрировали это в день неожиданного прилета в Афганистан шефа Пентагона Джеймса Мэттиса, дерзко атаковав американскую военную базу в провинции Хост. Результаты инспекции генерала Мэттиса, гордящегося своим прозвищем Бешеный пес, широкой публике неизвестны. Но одно важное заявление он сделать успел: «Политика Москвы на афганском направлении вынуждает американскую сторону к конфронтации». Этим словам предшествовало заявление командующего Вооруженными силами США и НАТО в Афганистане Джона Николсона, в очередной раз обвинившего Россию в поставках оружия талибам. Анонимный американский военный источник сослался на данные, согласно которым Москва поставляет талибам пулеметы.

Каких-либо официальных подтверждений этим заявлениям либо документальных свидетельств из Вашингтона не поступало. Разумеется, в Москве эти обвинения гневно отвергают, – «лживыми и безосновательными» назвал их глава российского МИД Сергей Лавров, встречаясь с экс-президентом Афганистана Хамидом Карзаем, прибывшим в Москву для участия в конференции по безопасности.

«Афганский вопрос используется внешними силами как предлог для геополитических игр», – переходит в атаку господин Лавров. А ведь не без этого, если попытаться взглянуть со стороны. Штаты навязывают Москве в союзники «Талибан», проводя между ним и патронируемым самими американцами официальным Кабулом двойную сплошную линию, а сами при этом странным образом ведут двойную игру с ИГИЛ в Афганистане.

Зачем нужен Трампу новый плацдарм противостояния с Кремлем в Афганистане? Хорошо ли он знает историю «этих мест», чтобы доверять генералам начинать новые рискованные игры моджахедов в Центральной Азии? Джинн уже не раз выпускался из бутылки и ни разу окончательно ими не был загнан назад. Это и правда кажется плохой игрой. Спецпредставитель Путина по Афганистану господин Кабулов не теряет оптимизма, утверждая, что США все еще не определились с позицией по афганскому вопросу. Имеет ли он в виду Трампа или генералов, дипломат не уточнил.

Афганистан. США. Россия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 27 апреля 2017 > № 2155888 Аркадий Дубнов


Китай. Казахстан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 27 апреля 2017 > № 2155864 Тулеген Аскаров

Пекин собирает широкий круг друзей

По мере приближения форума высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках «Пояса и пути», который откроется в столице Поднебесной через две недели, становится очевидным истинный размах этого важного события.

Тулеген АСКАРОВ

Ведь на самом деле из сообщений организаторов форума следует, что в столице Поднебесной пройдет вполне солидный по составу участников саммит, в котором примут участие главы государств и правительств 28 стран наряду с руководителями и представителями более 60 международных организаций.

К ВСТРЕЧЕ ВСЕ ГОТОВО

Как заявил на недавней пресс-конференции глава китайского МИДа Ван И, в Пекин прибудут генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш, президент Всемирного банка Джим Ен Ким и директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард. Кроме того, в форуме примут участие чиновники, ученые, предприниматели, финансисты и представители СМИ из 110 стран. В общей сложности, по данным китайской стороны, участников форума будет более 1200 человек.

Г-н Ван И подчеркнул, что форум станет международным событием наивысшего уровня, организованным Китаем после выдвижения лидером этой страны Си Цзиньпином инициативы «Пояс и путь» в 2013 году. Церемония его открытия состоится 14 мая в первой половине дня, после чего пройдет встреча на высоком уровне.

А весь следующий день отдан круглому столу с участием приглашенных руководителей. По словам г-на Ван И, председатель КНР Си Цзиньпин примет участие в церемонии открытия форума и будет председательствовать на круглом столе. Шеф китайской дипломатии напомнил, что его страна не хочет очерчивать стратегию «Один пояс, один путь» четкими географическими границами, поскольку она является инициативой международного сотрудничества, открытой для близких по духу стран и регионов. В Пекине рассматривают ее не как членский клуб, а как широкий круг друзей, подчеркнул глава МИД Китая.

И, судя по поступающей оттуда информации, это не просто слова дипломатической вежливости. Иначе с чего бы китайцам включать в учебный план Пекинского университета иностранных языков еще 11 малораспространенных языков, включая белорусский и коморский? Как сообщило информационное агентство «Синьхуа», для содействия строительству «Пояса и пути» в этом университете планируют увеличить к 2020 году число изучаемых языков до 100 с тем, чтобы охватить все официальные языки стран, установивших дипломатические отношения с Китаем. Выпущен коллекционный альбом монет и купюр стран, расположенных вдоль «Пояса и пути». В Пекине открылась Академия Шелкового пути для интеллектуальной поддержки этой инициативы и сотрудничества научных и деловых кругов стран, участвующих в ней. На следующей неделе там же будет основана Международная ассоциация музыкального обучения «Один пояс, один путь» для укрепления международных обменов с музыкальными образовательными учреждениями других стран, распространения китайской музыки и культуры. В работе организационного съезда пройдет форум ректоров музыкальных вузов, научный семинар, выступят артисты 11 стран и пройдет выставка инструментов государств, участвующих в инициативе «Пояса и пути». По сведениям «Синьхуа», в 2014 году Центральная консерватория Китая учредила научно-исследовательскую тему по исследованию и творчеству музыкальных произведений Шелкового пути. А в 2016 году был основан исследовательский центр по обменам и развитию в сфере музыки «Одного пояса, одного пути».

В городе Чанша (провинция Хунань) недавно прошел форум креатива и наследия для молодежи из 65 стран вдоль «Пояса и пути», к участникам которого с видеопосланием обратилась гендиректор ЮНЕСКО Ирина Бокова. А китайские авиакомпании планируют открыть порядка 70 новых маршрутов в страны вдоль нового Шелкового пути, в первую очередь в Россию, Центральную, Юго-Восточную и Южную Азию, страны южной части Тихоокеанского региона. В Тяньцзине прошел первый форум зон сотрудничества, созданных китайскими предприятиями за рубежом.

Его итогом стало создание Союза зон международного сотрудничества в области производственных мощностей в рамках инициативы «Пояс и путь». Ему предстоит стать платформой комплексного обслуживания китайских предприятий при реализации стратегии «выхода за границу».

В минувший праздник Наурыз был запущен государственный официальный веб-сайт «Пояс и путь» по адресу www.yidaiyilu.gov.cn на китайском и английском языках, уже успевший стать ценным подспорьем для журналистов, освещающих эту тему. Вскоре ожидается запуск его версий на русском, французском, арабском, испанском и других языках. Уже функционирует и портал предстоящего в Пекине форума «Пояса и пути», созданный сайтом «Жэньминьван» газеты «Жэньминь жибао» при руководящей поддержке Секретариата подготовительного комитета этого мероприятия, – www.beltandroadforum.org. Вместе с тем запущены и официальные аккаунты на онлайн-платформах WeChat и Facebook.

Добавим также, что 12 апреля в штаб-квартире ООН состоялся симпозиум на высоком уровне «Инициатива «Пояс и путь» способствует реализации целей устойчивого развития», на котором выступил постоянный представитель Китая при этой организации Лю Цзеи. По его словам, сейчас в этой инициативе участвуют свыше 100 стран и международных организаций, при этом более 40 из них подписали с Китаем соглашения о сотрудничестве. К концу прошлого года объем китайской торговли со странами на пространстве «Пояса и пути» достиг $848,9 млрд или более четверти от общего объема внешнеторгового оборота этой страны. Совокупный объем инвестиций китайских компаний в экономику государств, участвующих в инициативе, превысил $18 млрд, что принесло принимающим странам более $1 млрд налоговых доходов и позволило создать свыше 160 тыс. рабочих мест.

Чего ждут в Пекине от предстоящего форума, тоже известно. Как сообщил г-н Ван И, во-первых, планируется провести обзор проделанной работы по «Поясу и пути», закрепить итоги, уточнить общую линию в стратегиях развития стран, участвующих в этой инициативе. Во-вторых, Китай рассчитывает обозначить приоритетные направления сотрудничества и определить пакет крупных совместных проектов сотрудничества в сферах инфраструктуры, торговли и инвестиций, финансов и гуманитарных обменов. В-третьих, участникам форума предстоит разработать меры по совместным усилиям на средне– и долгосрочную перспективу, рассмотреть возможность создания постоянно действующего механизма сотрудничества по строительству «Пояса и пути» с выстраиванием более тесных и прагматичных партнерских отношений.

ФАКТОР ДИМАША ВЕСЬМА КСТАТИ!

Для Казахстана предстоящий в Пекине форум имеет особую важность – ведь через месяц после этого международного события в Астане пройдет саммит Шанхайской организации сотрудничества, в которой с прошлого года председательствует наша страна, а уже на следующий день после его завершения там же откроется всемирная выставка ЭКСПО-2017. Неудивительно поэтому, что Астану недавно посетил китайский представитель высокого уровня – первый вице-премьер Госсовета КНР Чжан Гаоли. Его принял президент Казахстана, выразивший свою благодарность руководству нашего восточного соседа за приглашение на предстоящий форум и подтвердивший готовность принять в участие в нем. Он также заявил, что во время визита в Китай планирует подробно обсудить с лидером этой страны Си Цзиньпинем сопряжение программ «Нурлы жол» и «Экономического пояса Шелкового пути». Г-н Чжан Гаоли в свою очередь подтвердил, что китайский лидер посетит нашу страну для участия в открытии ЭКСПО-2017 и саммите ШОС. Кстати, китайский гость выступал недавно на открытии Боаоского азиатского форума, где подводил впечатляющие итоги первых трех лет реализации инициативы «Пояса и пути».

Напомним и о том, что именно в Казахстане лидером КНР была озвучена концепция создания «Экономического пояса Шелкового пути», и в нашей же стране премьер Госсовета Ли Кэцян заявил об инициативе по развертыванию двустороннего сотрудничества по производственным мощностям. В общей сложности предстоит реализовать 51 проект на общую сумму более $26 млрд.

По итогам же прошлого года валовой приток прямых иностранных инвестиций Китая в казахстанскую экономику значительно вырос, перевалив, по данным Нацбанка, за отметку в $600 млн. В результате наш восточный сосед занял пятое место по этому показателю, оставив позади Великобританию и Россию.

Как не раз отмечалось в обзорах «ДК», посвященных внешней торговле нашей страны, Китай выступает одним из ключевых партнеров Казахстана в этой сфере и в этом году по итогам первых двух месяцев занимает второе место по объему экспорта из Казахстана и импорта его товаров. Не замедляется и инвестиционный ритм. В начале весны этого года, к примеру, генеральный консул КНР в Алматы г-н Чжан Вэй дал старт вводу в эксплуатацию Актогайского горно-обогатительного комбината, одного из крупнейших в мире. А буквально на днях была подписана крупная сделка в отечественном автопроме по продаже компанией «Allur Auto» контрольного пакета акций китайской «China Machinery Company».

Впрочем, на данный момент для казахстанской стороны на первый план выдвигается, конечно же, выставка ЭКСПО-2017, в посещении которой зарубежными гостями ключевая ставка делается на китайских туристов. Недавно с этой целью Китай посетила делегация Казахстане во главе с зам. директора департамента продвижения туризма национальной компании «Астана ЭКСПО-2017» Розой Асанбаевой. Она заявила, что в течение трех месяцев работы выставки ожидается посещение порядка 100 тысяч китайских туристов. Для обеспечения этого мощного потока планируется участить авиарейсы между городами двух стран и запустить скоростной поезд по маршруту Урумчи – Алматы – Астана. Уже начался Год туризма Китая в Казахстане, кроме того, в этом же году отмечается 25-летие установления дипломатических отношений между двумя странами.

Конечно, китайские инвестиции и туристы – это важный экономический фактор. Но благодаря таланту нашего молодого певца Димаша Кудайбергенова в развитии двустороннего сотрудничества появился новый ощутимый «движок» – культурный. Его триумфальное выступление в китайском телешоу-конкурсе «I am a singer» с появлением армии поклонников в КНР и других государствах явно добавило привлекательности нашей стране для тысяч потенциальных гостей той же выставки ЭКСПО-2017. Учитывая, что в Димаша сейчас активно инвестирует китайский шоу-бизнес, азиатские рекламодатели, интересуются им также в Европе и США, можно говорить и о том, что культурная сфера становится еще одним экономическим фактором развития «Пояса и пути».

Китай. Казахстан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 27 апреля 2017 > № 2155864 Тулеген Аскаров


Казахстан. Финляндия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 27 апреля 2017 > № 2155855

Лидер по инновациям: чем удивят финны

Финны обещают, что их павильон будет одним из наиболее инновационных и необычных по дизайну.

Алевтина ДОНСКИХ

Во время пресс-тура казахстанских журналистов в Хельсинки генеральный комиссар секции Финляндии Севэри Кейнала сказал, что из предоставленных для экспозиции 399 квадратных метров будет задействованы «все квадратные и кубические метры». Каждая конструкция будут иметь свою тему, а стена атриума будет трехмерной. В середине мая команда переедет в Астану и будет оставаться там до окончания выставки.

Подготовка к ЭКСПО началась еще в августе 2016 года, а сейчас идут оформительские работы. Параллельно с этим в Финляндии около полусотни крупнейших компаний страны готовятся представить свои инновации. Во время пресс-тура нам удалось узнать некоторые из их секретов, которые обязательно удивят гостей ЭКСПО и, возможно, для кого-то станут основой для сотрудничества. Это закономерное ожидание, как заверил Севэри Кейнала, Финляндия – самая зеленая страна в мире. Она – в числе первых по инновацию, чистым технологиям, уровню образованности населения и в индексе счастья.

HONKA

До 2% от оборота эта компания, известная и в Казахстане, направляет на развитие производства, на инновации. Нам устроили презентацию в новом, но уже популярном бревенчатом кафе «Маяк» на берегу Финского залива. На его возведение – от фундамента до отделки – ушло всего несколько месяцев. Скорость возведения – это лишь одна из характеристик Honka, утверждает представитель компании Мария Туренкова.

Ресторан на всех ветрах и у воды – пример того, что бревенчатые дома компании теплые, сухие, морозостойкие и приспособлены к любому климату, под любой спрос. В стране наметилась тенденция: если раньше финны строили бревенчатые дачи, то сейчас мода на бревенчатые жилые дома, общественные здания, гостиницы, кемпинги, детские сады, школы. Объекты Honka есть в Европе, Африке, Новой Зеландии, Азии, в том числе в Казахстане.

– Почти за 60 лет Honka построила более 85 000 экологически чистых объектов в 30 странах мира, в которых живут до 100 000 человек, – привела она статистику. – От ручного труда давно ушли к промышленному производству. И один из первых построенных промышленным способом объектов на экспорт стала дача-сауна для британской королевы Елизаветы II. Компания придерживается экологической ответственности, которая велит вместо одного спиленного дерева высадить два.

Еще один известный клиент компании – финский актер Вилле Хаапасало, который реализует с Honka уже свой второй объект. Что же касается секретов, то их немало, и все – чисто производственные: как строить, чтобы дома не давали усадку, не мокли, не промерзали, чтобы рамы не вело, а в сауне всегда было комфортно. На все это есть инновационные решения. Компания владеет большим числом патентов в этой сфере и применяет высокие технологии.

– Мы можем развивать целые территории и поселки, мы стараемся привнести свой опыт подход к их обустройству, – говорит Мария. – Мы умеем вписаться в природу. И хотим поделиться своим опытом с казахстанцами.

VAISALA

Эта компания – мировой лидер в области измерений параметров окружающей среды и промышленных измерений. На рынке – более 80 лет. Датчики Vaisala установлены в системах навигации, в аэропортах, они работают на безопасность дорожного движения, на энергетику ветра. Компания производит датчики, которые позволяют на раннем этапе определить проблемы других приборов. Например, крупных промышленных трансформаторов. Что позволяет предупреждать технические аварии или катастрофы.

Проводя экскурсию по цехам, представитель компании Кайса Саде рассказала, что в год производится до 2 миллионов датчиков.

– Все – индивидуально под каждого клиента, – поясняет Кайса. – Ничего не отправляется на склад. Наши датчики были установлены на аппаратуре, которая летала на Сатурн и Марс. Они используются для контроля параметров во многих картинных галереях. Например, следят за состоянием «Джоконды» – знаменитой картины Леонардо да Винчи, находящейся в Лувре. Широко применение наших приборов в медицине. Так, недавно была большая поставка датчиков для больниц Нью-Йорка. Мы также обслуживаем некоторые сферы бизнеса, где экологические измерения играют значительную роль.

Годовой оборот компании превышает 300 млн евро. В новые разработки она ежегодно вкладывает 10-11% от оборота. Это позволяет на протяжении десятилетий держать марку. Поэтому, говорят в Vaisala, у нее только глобальные конкуренты. В компании отмечают интерес, который проявляют казахстанские предприятия нефтегазового сектора, обслуживания аэропортов, метеорологи. Vaisala уже поставила оборудование для 16 наших аэропортов. У нас работают погодные станции; радары, которые измеряют суммарные осадки в водосборных бассейнах и могут служить системной раннего предупреждения. Датчики компании также позволяют определять, когда увеличивается риск наводнений или засухи.

ISKU INTERIOR

Мебель, в том числе для школ и детских учреждений, может быть инновационная. Доказано крупнейшим мебельным концерном в Скандинавии – финской Isku Interior. Проводя экскурсию по шоу-руму, Танья Пюльсю наглядно демонстрирует, как это возможно.

Безопасная и яркая мебель для малышей и школьников. Она легко трансформируется или собирается почти что в дизайнерский арт-объект, освобождая пространство. И также легко разбирается. Мало кому бы пришла мысль закреплять пуфы на стенах, в ISKU это тренд. Удобство неоспоримое.

Антибактериальная мебель – важное направление компании – привлечет внимание, как учреждений здравоохранения, так и детских образовательных центров. Больше комфорта, меньше инфекций. Чем не девиз мебельщиков Isku. И он обоснован. Проведенные исследования показали, что новые материалы и решения финских мебельщиков позволяют снизить до 60% инфекционные заболевания. Антимикробная мебель признана самым эффективным тактильным покрытием в борьбе с патогенными микробами. За два часа воздействия она убивает 99% микробов.

Как можно комплектовать учреждения этой мебелью, перестраивать дизайн помещений в зависимости от стоящих задач, рассказали Тапио Сиевиляйнен и Антти Олин. Продуманности, красоте и логичности решений пространства, где на идею работает каждый сантиметр, остается только удивляться и аплодировать. Вероятно, этот финский стиль, в том числе и реализуемый Isku, мы сможем воочию увидеть и оценить, разглядывая оформление павильона Финляндии на ЭКСПО.

ФИНСКИЙ ВОДНЫЙ ФОРУМ

Это целое созвездие финских организаций, компаний, научных групп, госструктур, которые занимаются всеми вопросами, так или иначе касающимися воды. ФВФ объединяет 110 членов. Как рассказал представитель организации Яков Донбиш, ФВФ был основан в 2009 году. Его цель – поддержка международного сотрудничества по решению глобальных водных проблем.

Компании – члены ФВФ предоставляют в полном объеме продукты и услуги в секторе водоподготовки и водоочистки, включая планирование и проектирование, управление проектами, подрядную деятельность, поставки оборудования, логистику, службу поддержки. Сферы работы включают в себя питьевую воду, сточные и промышленные воды, управление и защиту водных ресурсов, включая также ликвидацию разливов нефти.

Форум также возглавляет группу компаний под общим именем «Кластер чистой воды». Большинство их них участвует в Астана ЭКСПО».

– Водный форум – лидирующий партнер проекта «Расширение кластера чистых технологий на Восток от ЕС», который финансируется ЕС. Он реализуется в Центральной Азии, в первую очередь в Казахстане – самом крупном, развитом и привлекательном рынке, – подчеркнул Яков Донбиш. – Общее количество организаций, вовлеченных в проект, около 150 финских и 30 латвийских компаний.

Свои презентации журналистам так-же представили компании ФВФ Kemira; Onninnen, Финский Экологический институт, Aquazone, EcoNet.

HELEN

Финны гордятся тем, что стали «инкубатором» экологически чистых технологий. За это они должны благодарить свой жесткий климат и отсутствие ресурсов ископаемого топлива. То есть, они смогли свои проблемы трансформировать в преимущества. Как это возможно, нам показали при посещении Галереи Энергии компании Helen LTD.

Представитель Helen Джоуни Кивиринне рассказал, что компания производит тепло и энергию комбинированным способом, сочетая различные виды топлива. Ставка сделана на альтернативные, экологически чистые источники тепла.

Один из видов сырья – древесные топливные гранулы, или пеллеты. Для финнов это естественный источник сырья. Отходы производства – опилки, стружки – становятся сырьем для изготовления пеллет, идущих в топку энергетиков. Сейчас в Финляндии до 30% энергии вырабатывается из отходов лесной промышленности.

Также успешно используется биотопливо, получаемое из отходов. Во всем мире большая проблема, что делать со свалками, мусорными полигонами. А финны считают, что будущее за ними, и успешно развивают технологию получения биоэтанола из всего, что выброшено. Другой вид топлива, используемый компанией, – энергия солнца. Год назад Helen запустила очередную, крупнейшую в стране солнечную электростанцию, которая расположена… на крыше хельсинкского лыжного центра Kivikko.

Так же, как и в странах бывшего Союза, в столице Финляндии используется центральное отопление. Эта система обеспечивает 93% от всего потребления тепла в Хельсинки. При этом компания запускает и центральное… охлаждение. По оценкам, нагрузка центральной системы хладоснабжения компании составляет 120 МВт и к 2020 году достигнет 200 МВт. Helen использует зимой для охлаждения холодную морскую воду, а летом охлаждает ее за счет тепловой энергии.

Первые проекты уже показали свою эффективность, и спрос на охлаждение растет. Хотя, казалось бы, в холодной стране… Но вся система – и отопления, и обогрева, и освещения выстроена логично, что позволяет значительно экономить семьям.

Страна же в целом при этом добиваеться высоких экологических показателей. Финляндия приняла «Стратегию в области энергетики и климата до 2030 года». Долгосрочная цель – стать полностью углеродно-нейтральной страной, то есть перейти только на возобновляемые виды энергии. Уголь больше не будет использоваться для производства энергии. Поставлена задача уменьшить выбросы парниковых газов до 2050 года на 80 -95% по сравнению с 1990 годом. Доля ВИЭ в общем потреблении энергии возрастет более чем на 5% к 2020 году. И они близки к этой цели.

Как это финнам удается – будет представлено на ЭКСПО.

Казахстан. Финляндия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 27 апреля 2017 > № 2155855


Казахстан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > dknews.kz, 27 апреля 2017 > № 2155854

На старт, внимание…

Готовность главного города Казахстана к встрече Международной специализированной выставки «Астана ЭКСПО-2017», а также вопросы развития столицы обсуждены на совещании под председательством главы государства Нурсултана Назарбаева.

Багдат ХАСЕНОВА

Перед совещанием президент осмотрел строящиеся объекты и убедился в том, что они находятся на завершающей стадии. ЭКСПО повысит имидж Казахстана и одновременно станет серьезным вызовом для государства и народа, обозначил, начиная совещание, Нурсултан Назарбаев, призвав всех консолидировать усилия по достойной встрече этого масштабного и авторитетного события.

Выступивший аким Астаны Асет Исекешев заверил присутствующих, что все подготовительные работы проводятся в запланированные сроки. Город готов к размещению более двух миллионов туристов, имеются 850 пунктов питания. Гостей будут встречать новые терминал аэропорта и железнодорожный вокзал.

– При поддержке правительства куплены автобусы, и 110 из них выделяются для международных делегаций, 167 автобусов – на семь маршрутов шаттл-бас, – сообщил аким.– Создана служба «Астана-такси». На территории выставки порядка 6 тысяч мест. Учитывая, что в пиковые дни ожидается более 12 тысяч машин, в ближайшей доступности от ЭКСПО подготовлены еще 6 тысяч паркомест и 2,5 тысячи по городу.

Начаты благоустройство и оформление столицы. Туристы смогут посетить Этно-мемориальный комплекс «Карта Казахстана «Атамекен», монументы «Астана-Байтерек» и «Мәңгілік ел». Как проинформировал председатель правления АО «НК «Астана ЭКСПО-2017» Ахметжан Есимов, на сегодняшний день из 20 объектов выставки завершены 18, а возводимые гостиница и Конгресс-центр будут сданы в середине мая.

– К реализации проекта гостиницы мы привлекли инвестора, – отметил он. – В результате стоимость уменьшена на 20 миллиардов тенге. С учетом вложений инвестора расходы бюджетных средств сократятся на 30 миллиардов тенге.

Был перепроектирован Конгресс-центр, что позволило расширить его функциональные возможности и сократить расходы на 9 млрд тенге. Всего же нацкомпания планирует вернуть в госбюджет 25 млрд тенге.

Продолжается работа по привлечению спонсорской помощи, ее объемы уже составили 38,5 млрд тенге. Из 115 стран, подтвердивших свое участие, 110 получили свои павильоны, и 90 приступили к их содержательному наполнению.

Центром массового притяжения посетителей, надеются в нацкомпании, станет павильон хозяйки выставки «Нұр әлем». Он разделен на две основные зоны: знакомство с Казахстаном и «Созидательная энергия». В первой части будут представлены ландшафт, культура, история, настоящее и проекты будущего нашей страны. Вторая зона включит лучшие проекты отечественных ученых по ВИЭ, действующие и реализованные инициативы главы государства в области энергетики и охраны окружающей среды. Ядром «Нұр әлем» станет модель казахстанского материаловедческого термоядерного реактора Токамак – экспериментальной термоядерной установки для исследований и испытаний материалов в режимах энергетических нагрузок, сообщил министр энергетики РК Канат Бозумбаев.

Для продвижения выставки за рубежом проводятся роуд-шоу, пресс-туры для ведущих мировых СМИ, в крупнейших международных аэропортах размещается информация, на международных телеканалах ротируются рекламные ролики. В результате «Астана ЭКСПО-2017» впервые включена в рейтинг топ-52 рекомендованных к посещению мест в 2017 году по версии издания The New York Times.

Пристальное внимание уделено вопросам безопасности. По сведениям министра внутренних дел РК Калмуханбета Касымова, к охране общественного порядка будут привлечены более 5 тысяч сотрудников внутренних дел, а также военнослужащие, курсанты, офицеры, студенты, сотрудники охранных фирм.

Подводя итоги совещания, президент отметил успехи Астаны и дал ряд поручений по дальнейшему ее развитию. За последние пять лет в столицу было вложено почти 4,5 трлн тенге инвестиций, что позволило довести ее долю в экономике страны до 12%. Однако темпы роста необходимо наращивать, чтобы превратить Астану в один из лучших городов мира.

– Сегодня в Астане работают 2700 зарубежных компаний. Ими инвестировано в экономику города порядка 3,2 миллиарда долларов. Вместе с тем имеющиеся возможности в полной мере не используются. Слабо задействован потенциал Специальной экономической зоны Астаны. Дальнейшее развитие столицы должно учитывать процессы урбанизации, – наметил тенденции Нурсултан Назарбаев, подняв параллельно вопрос развития жилищного сектора. – К 2030 году ее население может вырасти еще на один миллион человек. Это ставит перед городом задачу обеспечения продуктивной занятости через создание новых постоянных рабочих мест. Городу необходимо удерживать объемы ежегодного ввода жилья на уровне не менее двух миллионов квадратных метров в год. Следует активизировать работу по сносу незаконных строений, освоению имеющихся 15 тысяч садовых участков, которых не должно быть по Генплану. Необходимо освободить центральные районы города от ветхих домостроений.

Глава государства акцентировал внимание Асета Исекешева на целесообразности ведения строительства за счет частных инвестиций и ГЧП.

Не удовлетворен президент продовольственным обеспечением столицы.

– Построенные в городе овощехранилища, коммунальный рынок, сеть торговых павильонов загружены недостаточно,– отметил Елбасы. – Так, из восьми овощехранилищ два не работают, а остальные загружены на четверть. При этом только за прошедшие два года в Астану завезено импортного продовольствия на сумму более чем 42 миллиарда тенге. Во многом это продукция, которую мы можем производить сами. Все это говорит о том, что работа по развитию продовольственного пояса вокруг Астаны, по сути, провалена.

Нурсултан Назарбаев поручил разобраться с ростом «теневого» рынка аренды жилья и неприглядным внешним видом домов, парковками. Возвращаясь к ЭКСПО, президент поставил задачу завершить все работы в срок, подчеркнув, что казахстанский павильон должен быть в центре всеобщего внимания и не уступать павильонам других стран-участниц.

Казахстан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > dknews.kz, 27 апреля 2017 > № 2155854


Евросоюз. Турция. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 апреля 2017 > № 2154574 Максим Саморуков

Русские козни или протекторат ЕС. Кто виноват в новом кризисе на Балканах

Максим Саморуков

Несмотря на разговоры о деструктивном вмешательстве России, Турции и Китая, доминирование ЕС и в экономике, и в политике Западных Балкан остается беспрецедентным, настолько сильных позиций у Европы нет ни в одном другом регионе мира. И если даже в таких почти идеальных условиях ЕС не способен продемонстрировать стабилизирующую роль своей внешней политики, то где вообще он может это сделать?

Понятия «Балканы» и «кризис» давно стали почти синонимами, и очередным обострением в этом регионе никого не удивишь. Но то, что происходит на Западных Балканах в последние несколько недель, действительно выбивается из привычного круга проблем и похоже на самый глубокий кризис со времен югославских войн 1990-х. Не в одной-двух, а сразу во всех шести еще не вступивших в ЕС странах ситуация находится на грани того, чтобы окончательно выйти из-под контроля, утянув за собой остальных соседей.

Лидеры Албании и Косова угрожают начать переговоры об объединении, если Евросоюз не предложит им ясной перспективы вступления. В Сербии третью неделю идут протесты против победы на президентских выборах Александра Вучича, установившего в стране, по сути, режим единоличной власти. Боснийские сербы провели тренировочный референдум о дате госпраздника и теперь грозят референдумом об отделении от Боснии, за что их лидер Милорад Додик уже попал под американские санкции.

Санкции угрожают и руководству Македонии, где через четыре месяца после досрочных выборов старая власть по-прежнему отказывается разрешить оппозиции сформировать новое правительство, потому что тогда туда войдут албанские партии, требующие создать албанскую автономию. В самой Албании с выборами тоже не все в порядке – до них осталось чуть больше месяца, а оппозиция отказывается в них участвовать. Наконец, в Черногории лидеры оппозиции вообще находятся под судом – против них выдвинули официальные обвинения в попытке организовать госпереворот при поддержке России.

Все это совершенно не похоже на благополучное и демократическое европейское будущее, которое было обещано региону еще в 2003 году на саммите в Салониках, когда ЕС заявил, что примет в союз все государства Западных Балкан. С тех пор реально принять в Евросоюз успели одну Хорватию, а для остальных нет даже примерной даты вступления, хотя некоторые из них получили официальный статус кандидата больше 10 лет назад. И только нынешний, охвативший весь регион кризис заставил руководителей Евросоюза вспомнить, что за прошедшие полтора десятилетия они так и не смогли урегулировать балканские конфликты, которые теперь могут снова разгореться.

Виноватых в этом провале европейцы искали недолго – это Россия, а также Турция и Китай, которые своими кредитами, инвестициями, мягкой силой и просто дурным примером подталкивают балканских лидеров к тому, чтобы те вели себя деструктивно, не выполняли европейские рекомендации и конфликтовали друг с другом, мешая спокойной интеграции региона в ЕС. Мол, если бы не вмешательство третьих стран, Западные Балканы уже давно бы замирились и стали полноценной частью единой Европы.

Такое объяснение вызывает много вопросов, например о реальных масштабах и целях активности третьих стран на Балканах. Но главный из них – как европейцы представляют себе существование страны и тем более целого региона, чьи внешние контакты во всех сферах были бы замкнуты исключительно на Евросоюз и больше ни на кого? Доминирование ЕС и в экономической, и в политической жизни Западных Балкан беспрецедентное, настолько сильных позиций у Европы нет ни в одном другом регионе мира. И если даже в таких почти идеальных условиях Евросоюз не способен продемонстрировать стабилизирующую роль своей внешней политики, то где вообще он может это сделать?

Тройная конкуренция

Конечно, государства Западных Балкан живут не в вакууме и не на Меркурии: у них есть политические, экономические и исторические связи не только с Евросоюзом. Но связи эти по масштабу в десятки раз уступают связям с ЕС, а по целям не противоречат процессу европейской интеграции.

Российская экспансия в балканскую энергетику остановилась несколько лет назад, добившись очень ограниченных результатов. А в области политики активность России в регионе сводится к символическому недовольству расширением там НАТО, но никак не ЕС.

Балканская политика Турции в еще большей степени состоит из одних ярких жестов, рассчитанных прежде всего на внутреннюю турецкую аудиторию. Османская ностальгия Анкары пользуется успехом разве что у боснийских мусульман, а остальных только отпугивает, включая даже мусульманское население Албании и Косово.

Наконец, несколько десятков миллионов долларов, которые инвестировал в Западные Балканы Китай, говорят скорее о том, что китайское присутствие в регионе пока минимально. В мире сложно найти другую группу стран, где экономическая роль Китая была бы меньше, чем в государствах Западных Балкан.

И в торговле, и в инвестициях в Западные Балканы все три страны отстают от Евросоюза в десять и более раз. А в области международной интеграции они даже не пытаются предлагать балканским государствам какую-то альтернативу вступлению в ЕС. Со своей стороны, все ведущие балканские партии и абсолютное большинство местного населения по-прежнему стремятся вступить только в Евросоюз и никуда больше, несмотря на все проволочки и трудности.

Но такого огромного влияния все равно оказывается для ЕС недостаточно, чтобы просто стабилизировать ситуацию в регионе, не говоря уже об устойчивом развитии экономики и успешной евроинтеграции. Вступление Западных Балкан в Евросоюз сейчас выглядит еще менее реально, чем в 2003 году.

Иллюзия нищеты и ненависти

Главная причина этого ступора в бездействии самой Европы, где политики, СМИ, а вслед за ними и избиратели слепо уверовали в совершенно ложное представление о Западных Балканах как об огромной черной дыре, чью нищету и фанатичную межэтническую ненависть невозможно одолеть никакими ресурсами, тем более такими ограниченными, как сейчас у ЕС. Естественно, когда такой стереотип стал в Европе чем-то само собой разумеющимся, любой европейский политик будет всеми силами уклоняться от темы евроинтеграции Западных Балкан, потому что ни с чем, кроме новых и больших проблем, эти Западные Балканы у европейских избирателей не ассоциируются.

Тем не менее представление это совершенно ложное во всех своих составляющих. Во-первых, Западные Балканы – это даже по европейским меркам очень маленький регион. Конечно, целых шесть государств – звучит весомо, но их суммарное население всего 18,3 млн человек. Это на полтора миллиона меньше, чем в одной Румынии, и в два с половиной раза меньше, чем на Украине.

То же самое с балканской нищетой. Конечно, по скандинавским меркам Западные Балканы очень бедные. Но по мировым – совсем нет. Если подсчитать средний подушевой ВВП шести стран региона в 2015 году (с поправкой на инфляцию), то он окажется вдвое выше украинского и всего на 16% ниже, чем был у Болгарии в 2006 году. А болгарский уровень тогда считался вполне достаточным, чтобы эта страна вступила в ЕС 1 января 2007 года.

Разговоры о межэтнической ненависти и прочей балканской дикости тоже сильно преувеличены. Западные Балканы – не Турция. Эти страны прожили несколько десятилетий при социализме с его мощным модернизационным потенциалом для общественных нравов. Там давно добились всеобщей грамотности, обязательного школьного образования, доступна минимальная медицина, большинство населения живет в городах, а в головы вбиты базовые представления о гендерном равенстве.

Вооруженных этнических конфликтов Балканам хватило в 1990-е. Это довольно старые общества с медианным возрастом около 40 лет, поэтому большинство прекрасно помнит события 15–20-летней давности и совсем не хочет их повторения. Социологические исследования показывают, что сейчас силовые способы решения этнических конфликтов, скажем, в Сербии готовы поддержать лишь несколько процентов маргиналов.

Межэтническая неприязнь, конечно, никуда не исчезла, но давно перестала быть определяющим фактором в политической жизни. Она постоянно всплывает в СМИ, эксплуатируется местными политиками, но в этих речах куда больше инерции и цинизма, чем реального фанатизма. Все это уже отболело, наборолись; сейчас большинство жителей Балкан готовы на радикальные уступки в этнических вопросах в обмен хотя бы на небольшое повышение благосостояния, а это благосостояние ассоциируется прежде всего с евроинтеграцией.

Наконец, балканские государства – это довольно демократические страны с реальной политической конкуренцией. За последние несколько лет ситуация в этой области там серьезно ухудшилась, но такие вещи, как смена власти на выборах, свободные СМИ и оппозиционные партии, там по-прежнему не являются чем-то невиданным, что выгодно отличает Западные Балканы от других приграничных регионов Евросоюза.

Элитно-брюссельский союз

Однако, несмотря на столь благоприятные условия, за прошедшие 15 лет Евросоюз так и не смог добиться на Западных Балканах устойчивой, долгосрочной стабильности. По сути, такая задача и не ставилась, а вместо нее балканская политика Брюсселя преследовала совсем другую цель – чтобы на Балканах было тихо, чтобы там не стреляли, не давали поводов для слишком громких плохих новостей и не отвлекали руководство ЕС от более приоритетных вопросов. В этом желании не реформировать, а просто заморозить ситуацию на Западных Балканах Евросоюз полностью совпал с местными коррумпированными элитами, и этот симбиоз оказался чрезвычайно успешным: положение дел в регионе сейчас практически не отличается от того, что там было 15 лет назад.

Лидеры Германии или Италии никогда всерьез не занимались проблемами Западных Балкан, хотя эти две страны имеют огромное влияние в регионе, особенно экономическое. Вместо этого балканские вопросы перепоручили еврокомиссарам. Такой удобный способ продемонстрировать, что в европейской внешней политике все-таки есть вопросы, по которым страны ЕС настолько едины, что готовы доверить их брюссельским бюрократам. Правда, в случае Балкан это редкое европейское единство держится в основном на единодушном нежелании стран ЕС влезать в балканские проблемы.

А для брюссельских бюрократов долгосрочные последствия гораздо менее важны, чем возможность отчитаться о прогрессе в краткосрочном периоде. Балканские лидеры хорошо усвоили, что если их не устраивает какое-то предложение ЕС, то нужно подольше упираться, и тогда через некоторое время им сделают другое предложение, гораздо менее радикальное и опасное для их собственных интересов. Потому что брюссельские бюрократы ни сильно давить, ни долго ждать не могут. Им надо записать хоть какие-то успехи в свои отчеты.

Также балканские лидеры понимают, что Евросоюз в своих отношениях с Балканами больше всего боится громких плохих новостей оттуда. И если какой-то лидер способен обеспечить отсутствие таких новостей, то европейцы будут готовы простить ему за это очень многое. Ни коррупционные скандалы, ни авторитарные замашки, ни ксенофобская риторика, ни даже подозрения в причастности к военным преступлениям не мешали Евросоюзу поддерживать Джукановича в Черногории, Груевского в Македонии, Тачи в Косове и Вучича в Сербии. Конечно, репутации у этих лидеров очень сомнительные, но пока они обеспечивают в своих странах тишину, лучше на них слишком сильно не давить, а то на их место может прийти кто-нибудь совсем ужасный.

Свое отстраненное отношение к балканским проблемам в Евросоюзе любят объяснять нежеланием влезать во внутренние дела суверенных государств Западных Балкан. Но это довольно лицемерное объяснение, потому что европейцы уже очень основательно влезли в эти внутренние дела. Босния с ее постом верховного представителя, Советом по выполнению мирного соглашения и иностранными судьями в составе Конституционного суда является не просто фактическим, но и институциональным протекторатом ЕС. Контингент KFOR, отвечающий за безопасность в Косове, состоит в основном из европейцев. Соглашение, регулирующее отношения албанцев и македонских славян в Македонии, удалось достичь только под обещание европейцев принять страну в ЕС – давали его, кстати, еще в 2001 году.

Брюссельские бюрократы постоянно бросаются посредничать во внутриполитических конфликтах на Балканах, но в своем посредничестве они ищут не долгосрочные решения, а только способ заморозить ситуацию. Такой подход воспитал в балканских политиках полную безответственность. Они прекрасно знают, что договариваться друг с другом напрямую совершенно не нужно. Вместо этого лучше поднять достаточно громкий шум, чтобы в страну приехали брюссельские посредники и начали всех успокаивать. А дальше, даже если не получится добиться никаких реальных результатов, переговоры с европейским посредничеством ценны для балканских политиков сами по себе: можно покрасоваться в роли влиятельных международных игроков и отважных народных защитников, а потом снять с себя малейшую ответственность за изначально провальную затею, потому что это целый Брюссель их заставил уступить.

Отъезд без субсидий

Такое точечное подмораживание и латание Западных Балкан может показаться не самым плохим вариантом: нет войны – уже прекрасно. Но чем дольше Евросоюз действует подобным краткосрочным образом, тем меньше остается шансов добиться в регионе долгосрочного урегулирования. И нынешний кризис очередное доказательство. За внешней тишиной ситуация на Западных Балканах ухудшается, а некоторые действия ЕС это ухудшение даже подстегивают.

Особенно губительной политика государств ЕС оказывается для человеческого потенциала Западных Балкан. Молодая, образованная и активная часть населения, которая могла бы работать на модернизацию экономики и обновление политической системы, пользуется разнообразными европейскими льготами, переезжает и вкладывает свои силы в процветание Германии, Австрии, Италии.

Примеры бывают очень красноречивые. Скажем, всего за два года (2014–2015) из боснийского Кантона 10 уехало 7% населения. В основном это были молодые и активные. Почему так много всего за два года? Потому что большинство населения Кантона 10 – этнические хорваты. У них есть хорватские паспорта. Летом 2013 года Хорватия вступила в ЕС, а в 2015 году Германия открыла для хорватских граждан свой рынок труда. После такого решения Германии проблема автономии для боснийских хорватов, очевидно, решится сама собой. Их в стране меньше полумиллиона, кто не умрет от старости – переедет в Германию. Через 15–20 лет требовать создать в Боснии хорватскую автономию будет некому.

Эмиграция в Европу из Македонии, страны с двухмиллионным населением, в 2001–2015 годах составила около 106 тысяч человек. Большинство из них (около 58 тысяч) уехали, получив болгарские паспорта. Болгария охотно выдает их, потому что считает, что македонцы – это на самом деле болгары. А македонцы охотно берут, потому что Болгария – страна ЕС и для ее граждан открыты рынки труда Западной Европы.

Щедрые программы Германии для просителей убежища привели к тому, что в одном только 2015 году туда приехали попросить политического убежища более трех процентов населения Косова. Через несколько месяцев большинство из них получает отказ, но назад в Косово вернулось всего несколько тысяч.

Конечно, свободное движение рабочей силы, так же как товаров, услуг и капиталов, – один из базовых принципов Евросоюза. И если страны Западных Балкан сами так хотят туда вступить, то должны быть готовы к подобным издержкам. Но пока получается так, что активно уезжать в Европу жители Западных Балкан уже могут, а вот получать субсидии из бюджета ЕС, чтобы стимулировать свою экономику и замедлить отток, еще нет.

Например, субсидии ЕС на поддержку евроинтеграции Боснии в 2014–2017 годах должны составить 165,8 млн евро. Туда входит очень многое: повышение качества образования, поддержка инноваций, модернизация социальной сферы, улучшение законодательства, административная реформа. И на все это Евросоюзу не жалко выделить боснийцам около 40 млн евро в год.

Босния – страна небольшая и бедная, но все равно такая помощь составит всего 0,6% от расходов боснийского бюджета. При этом Дания, сопоставимая по численности населения с Боснией, ежегодно получает из бюджета ЕС более 1,5 млрд евро субсидий. Очевидно, что при таких тратах на Данию у Брюсселя не остается никакой возможности выкроить хоть немного денег на то, чтобы не допустить нового вооруженного конфликта в Боснии.

На все это можно возразить, что Евросоюз вообще ничего не должен Западным Балканам. Это их проблемы – вот пусть сами с ними и разбираются. Безусловно, в проблемах Западных Балкан гораздо больше виноваты местные политики, а не европейцы. Но, во-первых, если на Балканах дойдет до серьезной дестабилизации, то балканские проблемы неизбежно станут проблемами Евросоюза и платить за их разрешение придется гораздо дороже, чем за предотвращение.

А во-вторых, ЕС сам не готов предоставить Западным Балканам полную самостоятельность. Соглашения об ассоциации, создание зон свободной торговли, статусы кандидатов, переговоры о вступлении – все это надежно привязывает регион к Евросоюзу и исключает возможность поискать лучшей долей в сотрудничестве с кем-то еще.

Мало того, ЕС реагирует очень быстро и болезненно, если сотрудничество балканских государств с третьими странами становится, по мнению Брюсселя, слишком масштабным, даже если речь идет только об экономике. Тут можно вспомнить европейский отказ от строительства на Балканах российского газопровода «Южный поток» или брюссельские расследования против китайского проекта скоростной железной дороги Белград – Будапешт. Зачем Балканам проект на $3 млрд с опасным китайским участием, когда ЕС уже выдал им по 40 млн евро на евроинтеграцию?

Бесплатная эффективность

Главная проблема балканской политики ЕС не столько в деньгах, сколько в нежелании искать новые подходы, хотя они могут быть гораздо эффективнее традиционных и почти бесплатными.

Например, Евросоюз мог бы поддержать существующее на Балканах движение за признание сербского, хорватского, боснийского и черногорского одним языком с разными диалектами. Лингвистическая аномалия, когда, скажем, в Боснии одну и ту же надпись дублируют трижды на трех государственных языках, может показаться забавной, но она создает огромные политические трудности. Потому что небольшая диалектическая разница дает балканским властям основание делить систему образования по этническому принципу. Дети разных этносов учатся отдельно и таким образом воспроизводят в новых поколениях старую этническую ненависть. Хотя на практике невозможно представить себе ситуацию, чтобы, например, хорватский школьник вдруг не понял, что ему объясняет сербский учитель.

Даже у ЕС вряд ли получится преодолеть националистические сантименты балканских властей и заставить их официально признать эти языки одним. Тем более тогда возникнут проблемы с его названием. Но добиться того, чтобы разница между диалектами не использовалась для образовательного апартеида, вполне реалистичная цель.

Другая возможная новация (тоже бесплатная) – пересмотреть порядок государств в негласной интеграционной очереди, которая существует еще с 1990-х годов. Тогда по итогам югославских войн было решено, что Сербия – это страна-виновник, а, например, Босния – страна-жертва, поэтому было бы аморально награждать Сербию тем, что она вступит в ЕС раньше Боснии.

Но проблема тут в том, что в соседних с Сербией странах есть крупные сербские меньшинства. Сейчас они воспринимают ЕС как антисербскую организацию и поэтому выступают против евроинтеграции. А если бы Сербия, которая и так уже серьезно пострадала за свою политику в 1990-х, оказалась внутри ЕС, то этот вопрос исчез бы сам собой.

Наконец, непонятно, почему европейские лидеры с таким ужасом шарахаются от перспективы перейти от туманных рассуждений к реальным действиям и принять Западные Балканы в Евросоюз. Такое решение не будет популярным у европейских избирателей, но особых проблем для ЕС не создаст. Приняли же 10 лет назад Румынию или Болгарию, и не сказать, чтобы именно эти страны создавали сейчас Евросоюзу больше всего проблем.

Ведь Евросоюз вопреки иллюзиям многих – это не гарантия процветания для всех вступивших. Это просто несколько общих финансовых программ и координация политики в некоторых областях. Плюс возможность ввести внешние механизмы контроля за отстающими странами, как это было довольно успешно сделано в Болгарии и Румынии. Почему бы не повторить то же самое на Западных Балканах? Это не потребует гигантских денег. Та же Румыния, сопоставимая с Западными Балканами по населению и уровню развития, первые пять лет получала чистых субсидий всего 1,2–1,6 млрд евро в год, то есть около 1% от нынешних расходов бюджета ЕС.

Тем более что уровень евроэнтузаизма на Балканах хоть и снизился в последние годы, по-прежнему остается одним из самых высоких в Европе. Евросоюз для этих государств последняя безальтернативная надежда на относительно благополучное будущее. Поэтому если возможность вступить в ЕС станет для них реальной, то они будут готовы на самые радикальные уступки в урегулировании постюгославских конфликтов, вплоть до признания Белградом независимости Косова.

Однако пока даже нынешний кризис не может заставить Евросоюз включить Западные Балканы в число своих приоритетов. Европейским лидерам кажется, что сейчас важнее разобраться с новыми правилами внутри союза и только потом можно будет вернуться к вопросу расширения. Такая позиция может закончиться для ЕС большими потерями, и не только финансовыми в случае нового обострения на Балканах, но и репутационными. Потому что если Евросоюз не смог добиться устойчивой стабильности даже в исключительно благоприятных условиях Западных Балкан, то как он может претендовать на стабилизирующую роль в гораздо более сложных регионах, таких как СНГ, Северная Африка или Ближний Восток?

Евросоюз. Турция. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 26 апреля 2017 > № 2154574 Максим Саморуков


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 26 апреля 2017 > № 2154436 Владимир Путин, Ли Чжаньшу

Встреча с руководителем Канцелярии ЦК Компартии Китая Ли Чжаньшу.

Состоялась встреча Владимира Путина с руководителем Канцелярии Центрального комитета Коммунистической партии Китайской Народной Республики Ли Чжаньшу.

В.Путин: Уважаемый господни Ли Чжаньшу! Уважаемые друзья! Позвольте мне вас сердечно поприветствовать в Москве.

Знаю, что Вы с вашим российским коллегой господином Вайно обсудили текущее состояние наших двусторонних отношений и ближайшие контакты по линии различных ведомств и на высшем уровне.

Ближайший контакт у нас намечен с Председателем Си Цзиньпином в Пекине 14–15 мая в рамках международной конференции, которую проводит китайское руководство и которая направлена на развитие экономического сотрудничества в регионе и в мире.

Мы изначально поддерживали эти планы, тем более что они коррелируют и с планами Российской Федерации по развитию кооперации и интеграционных процессов на постсоветском пространстве.

Думаю, что эта совместная работа поддержит тот беспрецедентно высокий уровень российско-китайских отношений, который сложился в последние годы. Прошу Вас передать самые наилучшие пожелания Председателю КНР.

Ли Чжаньшу (как переведено): Уважаемый господин Президент!

В качестве заведующего аппаратом ЦК КПК я хорошо знаю, что дни и ночи приходится трудиться над интересами Китая. Думаю, что то же самое связано с Вами. Так что сегодня, несмотря на Вашу большую занятость, Вы нашли возможность для встречи со мной – я выражаю Вам большую признательность и передаю большой привет и наилучшие пожелания от Председателя Си Цзиньпина – Вашего хорошего друга. Он готов с Вами встретиться в середине мая в Пекине.

Благодаря инициативе и руководству Председателя Си Цзиньпина, а также Вашего Превосходительства сегодня китайско-российские отношения стратегического взаимодействия и партнёрства приобрели зрелый, устойчивый характер; сегодня наши отношения достигли очень высокого уровня.

Перед отъездом я специально поехал к Председателю Си Цзиньпину и узнал у него, какие слова передать Владимиру Владимировичу – он велел мне Вам передать следующее. Он сказал, что сегодня китайско-российские отношения переживают наилучший период за всю историю существования.

Сегодня наши отношения по праву называются образцом отношений между великими державами, которые характеризуются сотрудничеством и обоюдным выигрышем. Сегодня наши отношения весьма прочны, зрелы, носят характер стратегического взаимодействия и прочности.

Он также сказал, что, несмотря на серьёзные изменения в международной ситуации, мы намерены с вами неуклонно придерживаться трёх констант, а именно: при любых обстоятельствах наш курс, нацеленный на углубление и развитие китайско-российского стратегического взаимодействия и сотрудничества, не изменится; наш курс, нацеленный на наше совместное развитие и процветание, не изменится; наши совместные усилия, нацеленные на отстаивание мира, справедливости, а также сотрудничество в мире, не изменятся. Я передал Вам слова Председателя Си Цзиньпина.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 26 апреля 2017 > № 2154436 Владимир Путин, Ли Чжаньшу


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 апреля 2017 > № 2153503 Эдгар Ринкевич

МИД Латвии: «Россия стремится создать раскол в ЕС и НАТО»

Латвийский министр иностранных дел Эдгар Ринкевич утверждает, что присутствие войск НАТО в Прибалтике окажет стабилизирующий эффект на весь континент

Джон Карлин (John Carlin), El Pais, Испания

Мир внимательно следит за опасным развитием событий на Корейском полуострове, но при этом всегда остается возможность того, что в результате ошибки, недопонимания или избытка имперского сознания то же самое может произойти в прибалтийских государствах, граничащих с РФ. В соответствии с решением об ответных мерах на присоединение Крыма к России в 2014 году, испанские военнослужащие в этом году отправятся в составе контингента НАТО в Латвию, одну из прибалтийских стран,. Это свидетельствует о крупнейшей эскалации военной активности в этом проблемном регионе за последние 30 лет.

Во вторник в Испанию с официальным визитом прибыл министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич (Edgars Rinkevics). В интервью газете El País он объяснил, почему он считает необходимым, чтобы, несмотря на жесткую критику со стороны Москвы, Испания и другие члены НАТО шли на расходы и риск конфронтации с Россией, защищая его небольшую страну.

El País: Что получает Испания от отправки своих военнослужащих в Латвию?

Эдгар Ринкевич: Во-первых, это способствует укреплению НАТО, доказывает единство и решимость альянса. Во-вторых, мы у себя сталкиваемся с самой напряженной обстановкой со времени окончания холодной войны. Если в нашем регионе что-то произойдет, то это распространится на всю Европу. Не реагировать нельзя. НАТО, как и ЕС, был создан в ответ на исторические уроки войн. Мы убеждены в том, что присутствие войск НАТО в прибалтийских государствах окажет стабилизирующий эффект на весь континент. И это четкий сигнал любому потенциальному агрессору: не связывайтесь с НАТО. Мы высоко ценим вклад Испании и других союзных стран в нашем регионе.

— Хотя решение НАТО об отправке в этом году своего контингента в прибалтийские страны носит чисто сдерживающий характер, не существует ли опасности добавить элементы нестабильности в этот и без того неспокойный регион?

— Россия колоссально нарастила свое военное присутствие по другую сторону от наших границ. Присутствие контингентов НАТО не представляет какой-либо угрозы для России. Решение НАТО, принятое в Варшаве в прошлом году об отправке войск в прибалтийские страны, стало адекватной реакцией на то, что происходит на восточных рубежах НАТО [в России]. Дислокация наших войск носит исключительно оборонительный характер. Наша цель заключается в том, чтобы предотвратить конфликт, а не спровоцировать его.

— Помимо значительного наращивания военного присутствия на своих границах, Россия вот уже несколько лет ведет пропагандистскую войну против прибалтийских стран, обвиняя их через свои СМИ в том, что там у власти находятся «фашистские правительства», а сами прибалтийские страны — «несостоявшиеся государства». С какой целью все это делается?

— Россия хочет внести раскол в ЕС и НАТО (Латвия является членом обоих союзов). Для них гораздо проще иметь дело с одной страной, чем с группой стран. Россия рассматривает либеральную демократическую систему как угрозу своей нынешней системе власти, точно так же, как это было и при коммунистическом режиме.

— Мы вернулись к холодной войне?

— Холодная война была столкновением идеологий. Сейчас все по-другому, хотя по-прежнему существует базовый конфликт между тем, что мы называем либеральной демократией, и авторитарными или тоталитарными системами. Это столкновение между двумя принципами, двумя мировоззрениями.

— Во времена холодной войны мир стоял перед угрозой ядерного апокалипсиса. Каков, по Вашему мнению, наихудший сценарий на сегодня?

— Я был бы счастлив уйти от ответа на этот вопрос. У меня есть несколько соображений на этот счет, но я их пока не буду озвучивать. Я страстно надеюсь на то, что здравый смысл возобладает.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 апреля 2017 > № 2153503 Эдгар Ринкевич


Россия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 25 апреля 2017 > № 2153372 Александр Соловьев

Председатель «Открытой России»: «Президент – это просто менеджер»

Более чем в 30 городах России 29 апреля пройдет акция «Надоел»

МОСКВА – Открытая Россия планирует провести акцию «Надоел» более чем в 30 городах страны. Об этом, а также о целях и сути мероприятия, Русской службе «Голоса Америки» в эксклюзивном интервью рассказал новый председатель движения «Открытая Россия» Александр Соловьев.

По его словам, акция, намеченная на 29 апреля, состоится в любом случае, и официальные письма от российских граждан непременно будут поданы в приемные администрации президента РФ на имя Владимира Путина с требованиями не идти на четвертый срок и завершить свою политическую карьеру.

Виктор Владимиров: Александр, какова основная цель проводимой вами акции?

Александр Соловьев: Прежде всего, еще раз обратить внимание граждан и СМИ на то, что один и тот же человек находится у власти почти 18 лет. Это ненормально ни при каких условиях. Сменяемость власти – единственное, что придумало пока человечество для того, чтобы держать правящие круги в рамках приличия и закона, чтобы они не отрывались безнадежно от народа. Сегодня все напоминает брежневский времена, в то время как этот период ассоциируется с полным болотом, застоем. Вот мы и хотим именно потребовать от президента не идти на четвертый срок. Это абсолютно законное требование. Люди имеют право на это. Такой формат был придуман нами специально. Он не требует согласования с властями, даже несмотря на всю жесткость законов, принятых (в России) за последние годы. Это просто обращение гражданина в письменном виде в госорганы.

В.В.: Но это же не обычное прошение?

А.С.: Конечно. И когда российские журналисты при освещении данной темы пишут, что это, мол, своего рода «челобитная царю», это не так. Мы, подчеркиваю, именно требуем. Это отнюдь не прошение. Но ничего незаконного и экстраординарного в этом нет. Мы лишь хотим лишний раз обратить внимание, что любая система начинает гнить с головы. Рыба всегда гниет с головы. К тому же здесь совершенно очевидно, что человек, стоящий у руля нынешней системы, глава государства, ведет страну откровенно в пропасть. В результате авторитарный режим ужесточается с каждым днем. Поэтому наша логика проста. Несмотря на то, что много претензий к окружению Путина, архитектором системы выступает он сам, и мы выдвигаем ему соответствующие требования. Потому что ждать от него перемен бесполезно. За все 18 лет мы наблюдали только рокировки внутри одной и той же компании людей. Ясно, что и дальше надеяться не на что. А если он все-таки пойдет на следующий срок, то это будет нонсенс. 24 года бессменного правления одного человека – явный перебор для любой нормальной, уважающей себя страны. Мы хотим строить сильную страну, а как показывает практика, сильной страна становится, когда она использует модель развития, отвечающую всем вызовам времени. То есть современную, демократическую модель построения правового государства с регулярно сменяемой властью.

В.В.: Другими словами, «Надоел» состоится в любом случае?

А.С.: Да, акция пройдет в любом случае. Вот, например, московская мэрия не согласовала нам митинг, в ходе которого мы предполагали собрать требования граждан и потом централизовано отнести их в администрацию президента. Но мэрия предложила нам зачем-то перенести митинг на проспект Академика Сахарова, где и в помине нет приемной администрации президента. Что ж, тогда мы просто отнесем наши требования по нужному адресу. По закону, это не требует согласования. Мы же не предупреждаем почту о том, что завтра хотим отправить кому-то письму. В данном случае мы собираемся воспользоваться не федеральным законом о митингах, собраниях, демонстрациях и шествиях, а законом о порядке рассмотрения обращения граждан РФ, в котором подразумевается право граждан на личное обращение в государственные органы. Вот мы это и намерены сделать. Закон и справедливость на нашей стороне.

В.В.: Ваше мероприятие носит всероссийский характер?

А.С.: Да, акцию запланировано провести в 31 городе. В 13 из них параллельно с подачей требований состоятся еще и массовые акции в виде митингов, шествий и пикитерований. При этом любопытная ситуация возникла в Санкт-Петербурге. В северной столице перенесли субботник на 29 апреля, что само по себе нелепо. Разумеется, уборка территорий пройдет по всем маршрутам, по которым можно было бы достичь приемной президента.

Но самый вопиющий случай произошел в Новосибирске. Там мэрия сначала согласовала митинг, а потом ее представитель звонил заявителям и угрожал им уголовным преследованием, совершенно не стесняясь, говорил, что мы обязательно найдем в ваших действиях экстремизм, не сомневайтесь... Хотя с нашей стороны все было сделано по закону, и в заявке было указано, что митинг собирается за права человека, за соблюдение норм конституции и так далее.

В.В.: Почему, на ваш взгляд, власти на местах чинят вам всяческие препятствия, чего боятся?

А.С.: Это прямое следствие несменяемости власти. Власть отрывается от народа, никакой связи с ним не имеет, социальные лифты не действуют. Вдобавок многие региональные начальники проявляют чрезмерное рвение в попытке угодить федеральному центру в том, чтобы в корне задавить любое инакомыслие. Разумеется, это совершенно нелогично. Даже со стратегической точки зрения местным властям было бы выгоднее разрешить протестные действия в любом формате, чтобы дать людям элементарно высказаться, чтобы не накапливались претензии к режиму в целом. Ведь как показывает жизнь, очень многим действительно все надоело. Просто благодаря полной подконтрольности СМИ у президента образовался так называемый тефлоновый рейтинг и тефлоновый образ, то есть граждане склонны винить во всем окружение Путина, но его самого. Поэтому, очевидно, власти боятся, что эта тефлоновость начнет улетучиваться. Некоторые, правда, до сих пор предполагают, что президент просто не видит, что у него за спиной воруют. Это, конечно, смешно. Но даже, если это и так, то менеджера, который за 18 лет не увидел очевидного, все равно нужно менять. Президент – это просто менеджер и к этому надо соответствующим образом относиться.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 25 апреля 2017 > № 2153372 Александр Соловьев


Украина > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 25 апреля 2017 > № 2153320 Николай Жандоров

Николай Жандоров: “Закупки через электронные системы сейчас осуществляет меньше 2% частных компаний, перспективы рынка - огромны”

Эксклюзивное интервью руководителя торговой площадки Zakupki.Prom.ua Николая Жандорова агентству "Интерфакс-Украина"

Вопрос: Сколько площадок работает на этом рынке?

Ответ: Сейчас в системе ProZorro аккредитовано 18 площадок. Лично мое мнение, что сильно расти это количество не должно. Причина очень простая. Это достаточно стабильный, фиксированный в гривне рынок. Новые игроки могут появляться только, если "отобьют" долю в уже работающих на рынке. А это достаточно странный и нереалистичный сценарий, с моей точки зрения. Считаю, что для создания конкурентной и высокоэффективной системы 18 площадок – более чем достаточно.

Вопрос: То есть, со временем количество площадок может уменьшиться?

Ответ: Это вполне возможный сценарий. Зависит от действий именно тех площадок, которые недавно вошли в систему и сейчас активизируются. Если они дадут достаточное количество сервиса и качества, то смогут занять свое место под солнцем и свою долю рынка. Им также будет сложно привлечь достаточное количество игроков, поскольку этот бизнес довольно дорогой: нужно поддерживать пользователей, вкладывать средства в информационные технологии, а это требует серьезных затрат. Вероятность такого сценария, при котором количество площадок будет уменьшаться, есть. С другой стороны, вряд ли их когда-либо будет менее 10.

Вопрос: Вы сейчас работаете с заделом на будущую прибыль?

Ответ: Мы уже получаем прибыль, поэтому, по сути, возврат инвестиций начался. С другой стороны, говорить, что это очень перспективный рынок, сейчас сложно. Рынок не будет расти, поскольку есть определенный объем госзакупок, который уже проводится в системе. Нужно понимать: если Украина будет продолжать развиваться – а она сейчас развивается благодаря дерегуляции и повышению эффективности, количество госзакупок будет уменьшаться. Эти два параметра ведут к снижению объема госзакупок, поскольку когда происходит процесс дерегуляции, исчезают те госорганы, которые этой регуляцией и занимались. С другой стороны, если говорить о повышении эффективности, неэффективные и не приносящие прибыль предприятия будут проданы, что опять-таки снизит объем государственных закупок.

Вопрос: Какое сейчас среднее количество участников в тендерах?

Ответ: Сейчас этот показатель составляет 2,45 участника на торги. Хотя мы считаем, что конкуренция в размере где-то четырех участников достижима. Уже длительное время мы постоянно работаем над тем, чтобы она росла. В системе закупок для бизнеса RIALTO конкуренция выше – около трех участников на торги.

Вопрос: Какова ваша доля рынка?

Ответ: Я не могу публично называть эту цифру. У нас есть некоторые методики подсчета, но на сегодняшний день эта информация не публична.

Вопрос: Вы сейчас крупнейшая площадка?

Ответ: Смотря по каким методикам считать. Но по большинству – да: мы крупнейшая площадка или, как минимум, одна из крупнейших.

Вопрос: Можете ли озвучить показатели дохода и прибыли?

Ответ: Это коммерческие данные. Я могу сказать, что рентабельность этого бизнеса на сегодняшний день составляет мене 15%, что, с одной стороны, говорит о том, что это не самый эффективный бизнес, а с другой - мы понимаем, что это вклад в развитие экономики в целом. У нас группа компаний, которая работает на разных рынках и зависит от экономической ситуации в стране. Мы отдаем себе отчет в том, что даже если это не самый рентабельный наш бизнес с точки зрения прибыли, мы таким образом делаем вклад в развитие экономики в целом и своей группы компаний в частности.

Вопрос: Ранее вы говорили, что основной доход подобного бизнеса будут составлять предоставление дополнительных услуг. Какие услуги вы сейчас предоставляете и планируете запускать в будущем?

Ответ: Уже сейчас мы являемся партнерами многих банков – предоставляем помощь в получении банковской гарантии. У нас есть партнеры, которые предоставляют юридические услуги и юридические консультации для поставщиков. Если говорить о будущем, то это достаточно широкие возможности по аналитике. Сейчас предоставляем достаточно большой объем этих услуг бесплатно, но, возможно, в будущем будем монетизировать часть из них. Другая сторона медали – это, безусловно, государственные заказчики. Пока мы думаем, в какую сторону и в какие сервисы идти и не готовы озвучивать стратегию, поскольку это то, с чем будем в будущем выходить.

Вопрос: Количество госзаказчиков стабильно, а как насчет бизнеса? Насколько активно он сейчас покупает через системы электронных закупок?

Ответ: В конце октября 2016-го площадки-участницы ProZorro, основываясь на принципах прозрачности в электронных публичных закупках, создали подобную систему для коммерческого рынка – RIALTO. Если говорить об этой системе, то количество заказчиков в ней постоянно растет, хотя мы еще очень далеки от насыщения и рынок находится на самом старте.

Вопрос: Какова доля компаний сейчас осуществляет закупки через электронные системы - 10-20%?

Ответ: Нет, даже не два и не три процента.

Вопрос: Действительно настолько мало?

Ответ: Безусловно. Там очень большой потенциал, мы на самом деле совсем недавно начали этим заниматься. Кроме того, мы должны понимать: если говорим о ProZorro, то там есть законодательное поле, которое заставляет всех заказчиков работать в системе. В бизнесе ничего подобного нет, поэтому нам нужно вести просветительскую деятельность и пытаться достучаться до всего бизнеса, крупных компаний. Это гораздо более длительный процесс.

Вопрос: Почему бизнес не спешит покупать "Prozorro"?

Ответ: Смотрите: нельзя говорить о том, что частный бизнес не спешит. Частный бизнес вообще никогда не спешит, особенно в сфере закупок. Все еще для многих СЕО закупки не являются стратегическим направлением, что ошибочно. Все очень смотрят на продажи, на оборот, на рост рынка и все остальное, при этом не обращая внимание на операционную эффективность. Если говорить об украинском бизнесе, то до сферы закупок добираются тогда, когда начинает сильно падать рост доходов. На самом же деле этим нужно заниматься раньше.

Важно также понимать, что для любого бизнеса процесс принятия подобных решений о прозрачности и переводе всех своих закупок в открытые экосистемы достаточно длинный болезненный и сложный.

Вопрос: Есть нарекания от компаний, предоставляющих сервисы (аудиторские услуги, юридические, информационные), по поводу того, что участвовать в тендерах в их категориях очень сложно. Ведь выбирать просто самое дешевое предложение, когда речь идет об услугах, неправильно. Какие есть возможности улучшить систему и в этом сегменте?

Ответ: Когда мы говорим о сложностях с оценкой предложений в тендерах на поставку услуг, стоит сразу же отметить, что проблема слишком преувеличена. Зачастую, нужно не менять систему, а научиться правильно пользоваться существующими возможностями. Потому что и сегодня в условиях тендера можно прописать дополнительные критерии. В системе есть возможность использовать неценовые критерии оценки. Заказчик может, точно описав, что он хочет, получить желаемое. И у нас есть такие примеры. В свою очередь поставщик может доказать, что он соответствует требованиям, и выиграть торги.

С другой стороны, мы видим, как систему пытаются дискредитировать: подают откровенно демпинговые предложения, выигрывают с самой низкой ценой, а потом отказываются от подписания договора с заказчиком, срывая таким образом закупку. Подобное поведение должно стать невозможным. В системе есть инструментарий, а именно обеспечение тендеров и банковские гарантии. Те заказчики, с которыми поставщики ведут себя подобным образом, будут объявлять последующие тендеры с банковской гарантией, и отказ от выполнения обязательств будет недобросовестным компаниям стоить денег.

Вопрос: Существует еще критика ProZorro, связанная со сложностью отслеживания поступления и качества товаров после победы поставщика с самой низкой ценой.

Ответ: Когда я слышу подобные аргументы, у меня возникает встречный вопрос: а если компания победила с самой высокой ценой, разве все застрахованы от проблем с доставкой и качеством товара? Какое отношение выбор победителя имеет к прямому подлогу, уголовному преступлению? Когда товар по бумагам поставлен, а на практике – нет, это называется подлог с конкретной статьей уголовного кодекса. Мы не являемся правоохранительными органами, мы показываем, что эти торги на эту сумму были проведены.

Вопрос: Общается ли бизнес с подобными обращениями к правоохранителям?

Ответ: Практика показывает, что это регулярно происходит. Поскольку мы не знаем статистики за предыдущие периоды, нам кажется, что подобные случаи растут. Вернее, растет количество заявлений, а если говорить о проценте подобных махинаций, то нам кажется, что он снижается.

В нашей стране также много проблем с профессионализмом людей, занимающихся объявлением закупок. Это одна из частей реформы, которой занимается департамент публичных закупок. И мы как площадка также ездим по стране с семинарами и по работе с нашим функционалом, и по вопросам законодательства и о том, как правильно объявить закупку.

Вопрос: Какие еще слабые места системы?

Ответ: Самое слабое место системы – крайне низкое понимание обществом ее целей и задач. А именно то, в частности, что система ProZorro не решает и не должна решать проблемы с приемкой товара. Миссия системы - сделать все процессы прозрачными и за счет прозрачности минимизировать все возможные нарушения и коррупционные риски.

Вопрос: Ранее сообщалось, что Молдова запустила подобный проект. Также подобная система, насколько мне известно, работает в Грузии. На какие страны она может распространиться еще?

Ответ: Все правильно. Несколько месяцев назад Молдова запустила пилотный проект. Туда ездили наши консультанты, показывали и рассказывали, а дальше они сами будут строить систему на этих же принципах, со своими изменениями и со своими площадками.

В Грузии же абсолютно другая система. Там работает закрытая многоплатформенная система. Грузинские консультанты, которые строили их систему, помогали нам создавать ProZorro.

Вопрос: На какие страны может распространиться система?

Ответ: На самом деле любые. ProZorro – это общепризнанная в мире система электронных закупок. Мы получили World Procurement Awards в прошлом году. И еще много других международных наград и премий. А награду C4F Davos Awards системе вручали дважды: в 2016-м в номинации "Технологии будущего", а в этом году – в номинации "Доверие будущего".

Теперь ProZorro – это международный бренд. Многие государства интересуются этим, кто-то может начать внедрять пилотные проекты в скором времени. Например, недавно система была представлена в Испании. ЕБРР рассказывает и показывает, как работает наша система в разных странах. А дальше посмотрим.

Вопрос: Какой интерес Украины распространять систему?

Ответ: Украина ничего на этом не зарабатывает. Когда мы ее создавали, то подписали отказ от авторских прав и претензий на эту систему. Это было сделано именно для того, чтобы никто впоследствии не мог получать от государства какие-то роялти.

Мы экспортируем некую идею открытости, прозрачности, снижения границ. На горизонте в 20 лет мы из этого получим свое роялти не в плане отчисления от бренда ProZorrо, а в плане повышения конкуренции у нас в стране и роста нашей конкурентоспособности.

Вопрос: Система ProZorrо.Продажі. В каком она состоянии, что там госпредприятия продают сейчас?

Ответ: Государство очень много покупает, но оно также очень много продает. И ProZorrо.Продажі в октябре 2016 года была запущена именно для реализации госимущества. Начали с активов Фонда гарантирования вкладов физлиц. Это все имущество ликвидированных банков и права требования по кредитам. Затем подключился Нацбанк с имуществом, которое у него находится в рамках отчужденного по залогам НБУ.

Сейчас в ProZorrо.Продажі для реализации своих непрофильных активов или избыточного имущества заходят госпредприятия. Это "Укргаздобыча", "Энергоатом". Начали с металлолома, а дальше будут смотреть, что и как.

Поскольку это госпредприятия, которые годами развивались экстенсивным путем, и туда только недавно пришел нормальный эффективный менеджмент, за годы там скопилось все что угодно. Нужно проводить аудит этого всего.

Я собственными глазами видел постановление Кабмина о реализации избыточного имущества Минобороны. В этом постановлении еще за подписью Арсения Яценюка черным по белому среди прочего вписано 30 тыс. воланчиков и восемь алюминиевых тазиков. Вы себе представляете постановление Кабмина о продаже восьми алюминиевых тазиков? Подобным постановлением продавались также две заколки для плаща. Так бывает... Поэтому весь хлам, который там лежит, нужно реализовывать.

Все вышеперечисленное – это только первые ласточки. Есть план, попытаться провести малую приватизацию, в том числе через систему ProZorrо.Продажі. Потому что если мы говорим о приватизации Одесского припортового завода, то основные коррупционные риски в приватизации предприятий подобного масштаба лежат не в процессе продажи, прозрачность которого обеспечивает система, а в оценке, инвестиционных обязательствах, в условиях, на которых покупается актив, и в контроле за исполнением инвестиционных обязательств. Ко всем этим этапам ProZorrо.Продажі не имеет ни малейшего отношения. А вот малую приватизацию через эту систему можно сделать эффективно. Сейчас ведутся переговоры с Фондом госимущества, чтобы провести это.

Вопрос: Есть ли сроки, когда может начаться малая приватизация через ProZorro.Продажі?

Ответ: Есть надежда, что процесс подготовки в данном случае займет несколько месяцев. Нужно еще принять некоторые нормативные документы. К счастью, нужны не изменения в законодательство, а постановление Кабинета министров, поэтому это будет делаться немного быстрее.

Вопрос: Много уже всего продали на ProZorro.Продажі?

Ответ: С ноября прошлого года успешно завершились 549 аукционов. Доход от них составил 662 млн грн. Стоимость выставленных лотов на сейчас – около 60 млрд грн. В настоящее время наиболее часто продаются права требования по кредитным договорам – 335 аукционов, недвижимость – 77, офисная и компьютерная техника – 60, транспортное оборудование – 60, земельные участки – 14.

Украина > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interfax.com.ua, 25 апреля 2017 > № 2153320 Николай Жандоров


Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 24 апреля 2017 > № 2154442 Владимир Путин, Сергей Шойгу

Заседание попечительского совета РГО.

Владимир Путин провёл заседание попечительского совета Русского географического общества.

Обсуждались итоги деятельности организации за прошлый год и наиболее яркие проекты 2017 года, в том числе международные. Виктор Вексельберг, в частности, рассказал о планах создания планера, на котором российский путешественник Федор Конюхов совершит беспосадочный полёт вокруг Земли. Рассматривались также вопросы экологии, энергосбережения, развития туризма, меры по сохранению биоразнообразия.

В ходе заседания Владимир Путин предложил учредить в стране День географа и почётное звание «Заслуженный географ Российской Федерации». Президент РГО Сергей Шойгу представил участникам заседания новых членов попечительского совета: президента ОАО «Российские железные дороги» Олега Белозёрова, главу Администрации Президента Антона Вайно, председателя правления Сбербанка России Германа Грефа, председателя правления ОАО «Банк ВТБ» Андрея Костина, ректора Санкт-Петербургского Горного университета Владимира Литвиненко, председателя правления компании «Роснефть» Игоря Сечина и президента ПАО «Транснефть» Николая Токарева. В мероприятии также приняли участие члены медиа- и управляющего советов общества, ведущие учёные.

Состоялось вручение медалей общества за вклад в его развитие. Высшая награда РГО – Константиновская медаль – присуждена предпринимателю Алишеру Усманову. Большой серебряной медалью награждены председатель совета директоров «ЕВРАЗ» Александр Абрамов, президент ЗАО «Трансмашхолдинг» Андрей Бокарев, председатель правления ПАО «Газпром нефть» Александр Дюков. Малая серебряная медаль вручена заместителю Председателя Совета Федерации Юрию Воробьёву.

* * *

С.Шойгу: Добрый день, уважаемые коллеги!

Очередное заседание попечительского совета, и по традиции открывает его председатель попечительского совета Владимир Владимирович.

В.Путин: Спасибо, Сергей Кужугетович.

Уважаемые друзья, добрый день!

Хочу вас всех поприветствовать на заседании попечительского совета Русского географического общества.

Сразу отмечу, что в последние годы при вашей, уважаемые друзья, поддержке РГО не просто расширило границы своей деятельности, оно стало заметным участником общественной жизни нашей страны, автором важных инициатив, в том числе в такой сфере, как образование.

Так, например, съезды учителей географии, возрождённые РГО, запустили масштабную дискуссию о современных подходах к преподаванию географии в школах и вузах. И её результатом стала концепция развития географического образования в России. Это уже такой концептуальный документ, влияющий на целую сферу в нашей стране.

Здесь хотел бы отметить позитивный пример Минобрнауки, которое в самом тесном контакте с экспертным и педагогическим сообществом готовит сейчас изменения в федеральные образовательные стандарты по географии. И в целом понимает всю значимость географической науки и просвещения для страны и для каждого гражданина. Наряду с историей Отечества, русским языком, литературой география служит основой формирования патриотических ценностей, культурной, национальной идентичности и самосознания.

Наряду с историей Отечества, русским языком, литературой география служит основой формирования патриотических ценностей, культурной, национальной идентичности и самосознания.

Вместе с тем всероссийский географический диктант, проводимый РГО, показывает: приемлемые знания, к сожалению, у нас только у тех наших граждан, кто учился в 60–70–е годы XX века, когда география в школе, кстати говоря, занимала достойное место.

Затем часы постоянно урезали, и теперь молодые люди тоже, к большому сожалению, недостаточно знают географию не только России, но подчас даже и своей области, края, республики. Порой ребята быстрее отвечают на вопрос, где находится Гранд-Каньон, другие мировые достопримечательности и памятники природы, чем, например, наш Баргузинский заповедник.

В этой связи особо актуальны такие положения концепции, как включение урока «география родного края» в курс 8–9–го классов и возвращение географии во все классы средней и старшей школы, причём с 6–го по 10–й, не меньше чем два часа в неделю.

Небезупречны географические знания и у студентов, молодых специалистов. Одна из причин заключается в том, что география теперь не требуется при поступлении на такие специальности, как международные отношения, землеустройство и кадастр, регионоведение и даже туризм.

Согласитесь, сложно представить грамотного международника или менеджера туристической отрасли, «глубоко незнающего» географию. Вузам необходимо сделать соответствующие выводы, а также откликнуться на инициативу педагогов создавать при высших учебных заведениях образовательные центры географии для талантливых школьников.

Сложно представить грамотного международника или менеджера туристической отрасли, «глубоко незнающего» географию. Вузам необходимо сделать соответствующие выводы.

И, наконец, следует учитывать факт, что география сегодня востребована обществом. Например, в географическом диктанте в первый раз, в 2015 году, участвовали порядка 70 тысяч человек, а в 2016–м свои знания проверили свыше 187 тысяч.

С каждым годом всё больше детей стремиться попасть на профильные смены географического общества в «Артек», «Океан», «Орлёнок». Растёт и число участников волонтёрских и творческих конкурсов РГО.

Такой позитивный интерес необходимо поддерживать, в том числе включая задачи популяризации географии России в программах патриотического воспитания всех уровней. Уверен, что РГО продолжит активную работу на этом направлении.

Хороший пример здесь – программа географического общества, приуроченная к 75–летию Великой Победы, к годам культуры, к годам кино, экологии. Многие из них были бы невозможны без адресной помощи наших попечителей и членов медиасовета.

Надеюсь, вы обратите внимание и на проекты, запланированные РГО к другим знаковым для России юбилеям. Например, 200–летие открытия русскими мореплавателями Антарктиды.

Не менее интересны и международные проекты. Участниками таких экспедиций РГО, как «Кызыл – Курагино», «Степной мир Евразии», «Морская слава России», стали граждане уже десятков стран мира.

Самые широкие перспективы есть и в сотрудничестве с зарубежными географическими обществами, прежде всего Казахстана, Сербии, Италии, Норвегии, Азербайджана. Особо отмечу взаимодействие с китайскими коллегами. Совместный проект по маршруту исследований русского географа Владимира Обручева в Центральном Китае принёс и весомые научные результаты, и большой общественный резонанс.

Этим летом молодые специалисты двух стран отправятся с экспедицией в Гогланд, Финский залив, где обменяются опытом ликвидации экологического ущерба.

Подчеркну, что проекты Русского географического общества с участием иностранных партнёров ещё раз доказывают: взаимодействие учёных не подвержено политической конъюнктуре и способствует не только научному прогрессу, но и укреплению дружбы. И, что особенно важно, закладывает добрые отношения на будущее у подрастающих поколений.

Проекты РГО с участием иностранных партнёров ещё раз доказывают: взаимодействие учёных не подвержено политической конъюнктуре и способствует не только научному прогрессу, но и укреплению дружбы.

Учёные-географы, исследователи, путешественники во все времена вносили огромный вклад в укрепление гуманитарных связей. И, конечно, неоценимы их заслуги перед родной страной, перед Россией. При этом так сложилось, что у них до сих пор нет своего профессионального праздника.

Думаю, вы со мной согласитесь, можно было бы это поправить, внести в российский календарь знаменательных дат День географа. А также дополнить перечень почётных званий страны званием «Заслуженный географ Российской Федерации». Это подчеркнёт значимость профессии, повысит статус представителей географической науки. И, главное, будет способствовать популяризации самой географии, вовлечению в изучение родной страны, её природы и истории ещё большего числа людей.

И в заключение хотел бы ещё раз поблагодарить вас, уважаемые члены попечительского совета и медиасовета, за ту большую поддержку, которую вы оказываете программам, экспедициям, исследованиям Русского географического общества, и всем, кто участвует в его полезной и созидательной работе.

Мне хочется выразить надежду, что и вам самим эта деятельность приносит удовлетворение, вам самим заниматься этим видом деятельности всё интереснее и интереснее.

Большое вам спасибо.

Пожалуйста, слово Сергею Кужугетовичу.

С.Шойгу: Спасибо, Владимир Владимирович.

Теперь предлагаю перейти к ставшей уже доброй традицией процедуре награждения. В этом году за огромный вклад за последние пять лет в развитие Русского географического общества, в значительное пополнение библиотеки Русского географического общества, нашего картографического фонда присуждена большая Константиновская медаль, главная награда Русского географического общества, Алишеру Бурхановичу Усманову. К сожалению, по уважительным причинам его сегодня здесь нет, но мы на ближайшем мероприятии эту награду ему вручим.

Также хотел бы вначале представить наших новых коллег, хотя, признаться, многих из них мы знаем давно, основательно, они много делали и без официального членства в попечительском совете. Тем не менее сегодня они официально становятся членами попечительного совета Русского географического общества.

Это Олег Валентинович Белозёров, Герман Оскарович Греф, Андрей Леонидович Костин, Владимир Стефанович Литвиненко и Николай Петрович Токарев. Также в состав попечительского совета вошли Антон Эдуардович Вайно и Игорь Иванович Сечин, которые по ряду объективных причин не смогли к нам присоединиться, но,уверен, они так же, как и прежде, будут вносить свой существенный вклад в развитие Русского географического общества.

Владимир Владимирович уже отметил роль нашей организации в сфере образования и конструктивного взаимодействия с Министерством образования и науки. Хотел бы добавить, что мы много внимания уделяем вопросам просвещения, прежде всего подрастающего поколения. Активно развиваем сеть молодёжных клубов Русского географического общества. Такие клубы хотят создавать вузы, центры детского туризма и краеведения, конечно, наши региональные отделения. Сейчас их уже более ста в 76 регионах страны. При этом ежемесячно мы получаем десятки новых заявок. Программа клубов очень насыщенна: от научных дискуссий до категорийных походов.

Также организован ряд конкурсов, победители которых станут участниками археологических раскопок в Крыму и Южной Сибири, посетят наши уникальные заповедники, смогут пройти по рекам и морям России на настоящем научно-исследовательском судне.

Надеюсь, волонтёры, получившие опыт работы в лучших университетах Русского географического общества, войдут в состав большой экспедиции в Антарктиду, которую мы планируем приурочить к юбилею открытия шестого континента и поддержать которую предложил Владимир Владимирович.

Полагаю, что нашего внимания заслуживает и третий фестиваль Русского географического общества, намеченный на осень этого года. Его главная тема – многонациональный народ России. Акцент будет сделан на многовековом опыте мирного сосуществования разных культур и традиций и межэтнического диалога, который позволил создать крупнейшее государство в мире, не растворив самобытности слагающих его частей.

Безусловно, продолжим развивать и международное сотрудничество. На него действительно не влияет никакая политика. Инициативы Русского географического общества охотно подхватывают и за рубежом. Например, выставку фотоконкурса «Самая красивая страна» в прошлом году увидели жители Греции, Казахстана, Австрии, Сербии, Испании, Германии. В этом году её пригласили уже более полутора десятков стран. В настоящее время экспозиция открыта во французской Ницце и в четырёх городах Румынии. В мае стартует уже вторая экспозиция в Сербии, где наши друзья создали зарубежный центр Русского географического общества.

Подчеркну, что он получил поддержку на самом высоком уровне. Центр открывал Президент Сербии, а в попечительский совет вошли ведущие общественные деятели и предприниматели республики. В планах центра много интересных проектов, в том числе организация новых площадок для проведения географического диктанта.

Помимо Сербии такие площадки планируем подготовить и в странах СНГ, и на базе зарубежных центров Россотрудничества. Таким образом, начиная с этого года у нас будет возможность сравнить, кто лучше знает географию России: наши граждане, иностранцы или соотечественники, проживающие за рубежом.

Говоря о планах на 2017 год, отмечу проект формирования в Сибири мощного научного промышленного и экономического центра. Считаем, что его создание окажет реальное содействие комплексному развитию региона.

Наше внимание к Сибири не случайно. Её изучение – значимая часть истории Русского географического общества. По сути, мы продолжим традиции большой сибирской экспедиции общества и работ Грум-Гржимайло, Черского и Обручева, а также почётного члена Русского географического общества, известного губернатора Восточной Сибири Николая Муравьёва-Амурского, который лично обследовал стратегически важную транспортную инфраструктуру региона, сплавляясь на плотах по его рекам. Он выделял солидные личные средства на исследования и обеспечивал их поддержку предпринимателями со всей страны.

<…>

В.Путин: Хочу вас всех поблагодарить и за сегодняшнюю работу, и за повседневное внимание к тем проблемам, которыми занимается Русское географическое общество.

Думаю, что и сегодняшняя встреча укрепила наше сообщество тех, кто с душой и сердцем, вниманием относится не только к географии, география – это повод для того, чтобы нам поговорить о России, о стране, её богатствах, перспективах, развитии, имеющемся колоссальном потенциале и историческом, и природном.

Хочу выразить надежду на то, что мы с вами будем продолжать эту совместную работу, и пожелать всем нам успехов на этом благородном поприще.

Спасибо большое!

Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > kremlin.ru, 24 апреля 2017 > № 2154442 Владимир Путин, Сергей Шойгу


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 апреля 2017 > № 2154435 Владимир Путин

Встреча с членами Совета законодателей.

Владимир Путин встретился с членами Совета законодателей при Федеральном Собрании. Мероприятие по традиции состоялось в Таврическом дворце и приурочено ко Дню российского парламентаризма, отмечаемому в России 27 апреля.

* * *

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Наша встреча проходит в преддверии Дня российского парламентаризма, и я хочу искренне поздравить вас с этим праздником.

Совет законодателей снова собрался здесь, в Таврическом дворце, историческом дворце, где 111 лет назад начала свою работу первая Государственная Дума России.

Традиция проводить заседания именно здесь символизирует историческую преемственность в парламентской деятельности. Это очень важно, потому что у органов народовластия в нашей стране был очень непростой путь становления и развития.

Создана устойчивая система, отвечающая современным критериям парламентаризма: от Федерального Собрания до региональных парламентов и муниципальных советов.

Сегодня создана устойчивая система, отвечающая современным критериям парламентаризма, активно работают органы законодательной и представительной власти всех уровней: от Федерального Собрания до региональных парламентов, которые вы представляете, и муниципальных советов.

И главное, что в нашем обществе утверждается уважение к парламентской деятельности, к представительному органу власти на местах, в регионах, в стране в целом.

Совет законодателей создавался прежде всего для анализа лучших региональных практик, обмена опытом и выработки эффективных законодательных решений.

Здесь обсуждаются самые разные вопросы, и вы не ограничиваетесь теми, которые актуальны только для жителей того или другого региона страны. Вы выходите на общие, общегосударственные проблемы, знаю это по опыту предыдущих встреч, предлагаете свои законодательные рекомендации и одновременно берёте на вооружение достигнутый положительный опыт своих коллег. Это очень хорошая, надёжная и востребованная площадка.

С каждым годом Совет набирает силу. Мы видим, что его работа полезна и для федеральных, и для региональных законодателей. Вы уже многое сделали для совершенствования законотворческого процесса, для повышения правотворческой культуры. Однако – и это мы с вами тоже хорошо знаем – не все проблемы ещё решены.

Пока не удалось достичь комплексного, системного подхода к созданию и к корректировке законодательной базы. Законопроекты далеко не всегда имеют глубокую всестороннюю проработку. Недостаточно учитываются научные и экспертные оценки; не изжита, к сожалению (собственно говоря, это отчасти только ваша вина, это вина и ваших коллег из исполнительных органов власти), спешка, необоснованная штурмовщина и даже суета. Почему я говорю, что это взаимная вина: это связано с тем, что жизнь преподносит всё новые и новые задачи, они очень часто возникают неожиданно.

Пока не удалось достичь комплексного, системного подхода к созданию и к корректировке законодательной базы. Законопроекты далеко не всегда имеют глубокую всестороннюю проработку.

И конечно, законодательные органы и сами хотят побыстрее сформулировать правила поведения в той или иной ситуации, которая складывается в обществе в регионе или в стране в целом, но и исполнительная власть часто подталкивает: быстрее, быстрее, быстрее. Но мы вместе рассуждаем примитивным образом: чем быстрее принять законы, тем лучше, а уже потом мы что-то добавим, скорректируем. Эти корректировки, бывает, продолжаются потом годами – и до десятка и больше всяких поправок. Отсюда немало проблем и сбоев в правоприменительной практике.

Обеспечение стабильности и предсказуемости законодательства остаётся одной из ключевых задач. Определённая сложность её решения состоит в том, что нужно постоянно учитывать запросы и потребности общества, граждан.

Власть и законодательная, и исполнительная работает для людей, служит им. И нужно обладать высоким профессионализмом, чтобы принимать законы, которые востребованы обществом и гармонично вписываются в общую систему законотворческого процесса, в законодательную базу.

Вашему Совету удаётся сдерживать многие из неуместных, ошибочных или избыточных законодательных инициатив. Но полагаю, что это направление работы должно быть многократно усилено, и не только в процессе заседаний Совета, но и на местах в повседневной деятельности.

Конечно, всем хочется выглядеть прилично, всем хочется принимать решение, от которого завтра манна небесная посыплется, но она не посыплется, этого чуда не произойдёт. Решения должны быть выверенными, они должны быть основанными на реалиях, на наших возможностях и потребностях общества.

Добавлю, что нужно как можно чаще встречаться с людьми, разговаривать с ними, понимать их позицию. Это касается любых вопросов, по которым необходимо принимать решение. На одном из них хотел бы остановиться.

Нужно как можно чаще встречаться с людьми, разговаривать с ними, понимать их позицию. Это касается любых вопросов, по которым необходимо принимать решение.

2017 год – это, как известно, Год экологии в нашей стране. Напомню также, что определена и масштабная цель – поэтапный переход России к модели экологически устойчивого развития. В связи с этим в нашей повестке дня целый ряд проблем: это и кардинальное снижение выбросов вредных веществ в атмосферу, утилизация отходов и решение вопросов энергосбережения, благоустройства городов и сёл.

Всё это требует от законодателей регионов внимательного, самого внимательного отношения к природоохранной тематике и, конечно же, советоваться с жителями, со структурами гражданского общества, но и с деловыми сообществами тоже, с деловыми объединениями. Это, знаете, задача такая, две стороны медали: с одной стороны, и производство не хочется, нельзя придавить необоснованными требованиями; с другой стороны, вечно нельзя оставаться в рамках старых норм, которые сдерживают само производство и усугубляют окружающую среду, ухудшают среду проживания для людей. Вопросы экологии касаются всех, и решать их нужно всем миром.

В заключение хотел бы поздравить вас с приближающимся нашим главным праздником – с Днём Победы. Подготовка к нему идёт полным ходом. У регионов сейчас много задач, а самая главная из них – своевременно устранять проблемы, которые могут возникать у ветеранов. Каждый из них должен быть окружён постоянной заботой. Не сомневаюсь, что праздничные майские дни везде пройдут достойно, на самом высоком уровне.

Благодарю вас за внимание.

В.Матвиенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Вячеслав Викторович! Уважаемые коллеги!

Владимир Владимирович, прежде всего хочу Вас поблагодарить за уже ставшие традицией Ваши встречи в канун Дня парламентаризма с членами Совета законодателей. Для нас это имеет огромное значение. Это возможность лидерам региональных парламентов напрямую задать вопросы, пообщаться с Вами, услышать Ваши подходы, Ваше видение.

Кроме того, такие встречи имеют и практическую составляющую. По итогам наших встреч Вы подписывает всегда перечень поручений, которые неукоснительно выполняются.

Приведу один пример. На прошлой нашей встрече Председатель парламента Камчатского края поднял вопрос о необходимости принять закон о регистрации рыбодобывающих компаний, занимающихся прибрежным ловом, на территории субъектов Российской Федерации, где они этим уловом занимаются. Это, наверное, по скорости единственный такой случай, когда 3 июля Вы уже подписали закон, который ввёл это правило. Это играет огромную роль для дальневосточных регионов, потому что это рабочие места, это налоги в бюджеты, это упорядочение всей этой деятельности под контролем субъектов. Таких примеров я могла бы сегодня привести много.

В этом году Совету законодателей исполняется пять лет. Срок небольшой, но можно уже уверенно сказать, что это очень влиятельный, очень полезный и нужный орган Федерального Собрания. Мы вместе координируем законотворческую работу между федеральными и региональными законодателями.

Мы учитываем мнение региона в нашем законотворческом процессе, это очень важно. Председатели региональных парламентов включены в эту работу активнейшим образом. Это стало хорошим системным лифтом для продвижения региональных законодательных инициатив в федеральную повестку.

У нас идёт постоянный диалог между федеральными и региональными законодателями, что является крайне важным для укрепления федеративных отношений. В том числе в рамках Совета законодателей у нас отлажено плотное взаимодействие Государственной Думы и Совета Федерации, у нас нет никаких разногласий, мы часто спорим, что-то доказываем друг другу, но всегда внимательно прислушивается к мнению друг друга и конечном итоге находим компромиссное решение, которое выражается в том или ином законе.

Сегодня очевидно, что ответственность за эффективное экономическое и социальное развитие регионов в равной степени лежит как на губернаторах, правительствах, органах исполнительной власти, так и на региональных парламентах и их председателях. Там, где это понимают, там, где налажено конструктивное взаимодействие губернатора, регионального парламента, где есть уважительное отношение к депутатам, учёт их мнений, позиций, а парламенты состоят из разных депутатов, разных партий, разных движений, – в таких регионах, как правило, и результаты существенно выше. А главное, создаётся благоприятная атмосфера и для бизнеса, и для инвесторов, и более стабильная в целом ситуация в регионах.

Пример, который Вы подаёте, регулярных встреч с руководителями региональных парламентов – я думаю, и некоторые губернаторы к этому опыту прислушаются и будут более активно взаимодействовать с региональными парламентами.

Прошлый год был, можно сказать, знаковым в плане развития региональной политики. По Вашему поручению прошло заседание Совета Безопасности, перед которым Вы провели лично сами целый ряд таких установочных совещаний. В итоге во исполнение решений Совета Безопасности, Ваших поручений утверждены новые Основы государственной региональной политики до 2025 года, уже современные, адаптированные к новым реалиям.

Правительством утверждён план мероприятий по реализации этих основ, дано поручение Правительству ежегодно представлять Президенту доклад о реализации основ региональной политики, экономического и социального развития регионов и также информировать верхнюю палату, палату регионов, ежегодно о результатах экономического и социального развития для диалога в верхней палате.

Для Совета Федерации укрепление федеративных отношений, создание условий для выравнивания диспропорции регионов в экономическом и социальном развитии – это для нас главный приоритет, как для палаты регионов.

Сегодня на Совете законодателей одним из пунктов нашей повестки станет рассмотрение отчёта о состоянии и основных направлениях совершенствования российского законодательства в сфере государственной региональной политики в Российской Федерации.

Это нам поручение Совета Безопасности. Этот отчёт подготовлен совместно обеими палатами: Советом Федерации, Государственной Думой. В нём приняли участие руководители всех региональных парламентов, региональные парламенты.

Нам кажется, что этот документ добротный, но после обсуждения сегодня на Совете законодателей мы его ещё уточним, доработаем и до 30 мая, как положено, представим Вам в плане выполнения решений Совбеза. Для нас по теме региональной политики этот документ станет такой дорожной картой на ближайшие годы. Есть что совершенствовать, есть над чем работать. Этот процесс пока в полном объёме не завершён.

Владимир Владимирович, в октябре этого года в Санкт-Петербурге состоится важное международное парламентское событие: пройдёт 137-я сессия Межпарламентского союза. Это один из самых старейших, вернее – самый старейший международный парламентский форум, в состав которого входят национальные делегации 173 государств.

Хочу ещё раз Вас поблагодарить за то, что Вы поддержали эту идею. Нам было очень приятно на сессии Межпарламентского союза убедиться, что абсолютное большинство национальных делегаций поддержали идею проведения 137-й ассамблеи в России. Это оценка и уже опыта, и поддержка парламента России, и конечно, отношение к нашей стране.

Вашим распоряжением уже создан организационный комитет. Хочу поблагодарить всех руководителей федеральных органов власти, хочу поблагодарить губернатора Санкт-Петербурга Георгия Сергеевича Полтавченко. Мы очень активно ведём уже подготовительную работу, хотим провести на самом высоком уровне это событие, принять гостеприимно наших гостей.

Мы предложили такую позитивную, созидательную, неконфронтационную, объединительную повестку. И уверена, что все национальные делегации, которые приедут, увидят своими глазами Россию, Санкт-Петербург и услышат из первых уст приоритеты нашей внешней политики, внутренней политики, то, как Россия отстаивает те или иные интересы в мире.

Кроме того, у нас возникла идея на этой ассамблее принять решение, обращение к Организации Объединённых Наций об утверждении Международного дня парламентаризма. Если открыть календарь ООН, там и День сурка есть, чего только там нет, но Международного дня парламентаризма нет. Мне кажется, что в мире, и особенно в нынешних условиях, роль органов законодательной и представительной власти очень востребована и растёт авторитет парламентов мира. И будет правильно, если Организация Объединённых Наций в свой календарь памятных почётных дат внесёт Международный день парламентаризма. Мы, Федеральное Собрание и Межпарламентская ассамблея, с такой идеей выступили и уверены, что нас поддержат.

Спасибо большое.

В.Володин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Валентина Ивановна! Уважаемые коллеги!

Одним из приоритетов работы Совета законодателей при Федеральном Собрании является придание нашей законодательной базе больше стабильности и системности, повышение её качества законотворчества и эффективности правоприменения.

Важность этой работы была только что подчёркнута в выступлении Президента Российской Федерации. Для решения этих задач необходимо тесное взаимодействие Федерального Собрания с законодательными собраниями регионов, с Правительством Российской Федерации, диалог и координация.

В этой связи хотелось бы сказать о тех шагах, которые уже сделаны, мы их реализовали за последнее время в данном направлении, а также внести ряд предложений, которые мы уже предварительно обсуждали с коллегами в ходе президиума Совета законодателей.

Первое. Ключевой задачей является систематизация практики внесения изменений в действующие кодексы. В связи с этим Государственной Думой в конце прошлого года было одобрено положение, согласно которому любые поправки в Гражданский кодекс могут приниматься только в виде отдельных законов, а не поправок ко второму чтению в другие, зачастую не связанные с этим, законопроекты. Аналогичная норма уже действует в отношении Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов, а также заработает в ближайшее время и в отношении Кодекса об административных правонарушениях.

Второе. Качество законов и эффективность их применения в значительной степени зависит от сроков принятия нормативно-правовых актов. В этой области, Владимир Владимирович, мы на предыдущем заседании Совета законодателей говорили о том, что есть законы, которые на протяжении двух лет, трёх лет, года лежат на полках, не могут быть реализованы, потому что нет нормативной базы, которая бы позволила их уже реализовать, при этом эти акты не выпускаются.

В связи с этим достигнута договорённость с Правительством о предоставлении к третьему чтению информации о подготовке проектов подзаконных актов. Это должно повысить качество принимаемых решений, ускорит их реальное исполнение. Соответствующие поправки по итогам диалога с Правительством Российской Федерации внесены не только в регламент Государственной Думы, но и в Правительство Российской Федерации.

Учитывая, что ранее эта норма была рекомендательная, а не обязательная, сейчас мы договорились об этой синхронности в работе. Считаем, что многие вопросы можно будет снять именно в связи с тем, что ритм этой работы будет ориентирован на то, чтобы к третьему чтению закона проекты нормативных актов были бы подготовлены. Тогда закон, который принимается Государственной Думой, практически будет сопровождаться изданием подзаконных актов.

Третье. Ещё один принципиальный вопрос – это практический эффект, который оказывает законопроект после того, как вступает в силу. Очень важно, чтобы депутаты на всех уровнях обсуждения и принятия уже новых законов могли полноценно оценить все последствия принимаемых решений.

На сегодняшний день пока прогнозировать, как скажется закон, особенно если говорить о депутатских инициативах, у нас не получается. Потому что не было полноценной оценки, регулирующей воздействие законопроектов, а законодательные инициативы депутатов составляют практически 50, а то и больше, от количества в целом рассматриваемых законопроектов.

В этой связи Государственная Дума провела переговоры, диалог с Правительством, и достигнута договорённость запрашивать оценку регулирующего воздействия по ключевым законопроектам, которые имеют большую социальную значимость и влияют на деловой климат.

Четвёртое. Важно, чтобы Совет законодателей более эффективно помогал региональным парламентам продвигать свои законодательные инициативы, был реальным законодательным лифтом. Учитывая, что у нас порядка где-то всего 10–11 процентов законодательных инициатив идёт от региональных парламентов, эта цифра на самом деле такая небольшая не по той причине, что нет инициатив, а по той причине, что нет проработанности законопроектов, нет, как правило, необходимых в том числе оформлений документов. Зачастую по формальному принципу, а не по ценности содержания эти законодательные инициативы уходят на отклонение. Поэтому нам крайне важно сейчас в рамках Совета оказывать поддержку нашим региональным коллегам. И за счёт оказания этой помощи, считаем, можно будет большее количество региональных инициатив поддерживать уже на федеральном уровне, потому что они будут более подготовленный, более проработанный носить характер. И коллеги будут знать о них и тем самым будут оказывать поддержку.

Пятое. Не секрет, что одни из самых качественных законопроектов с точки зрения проработки, оформления, законченности поступают в Государственную Думу от Президента Российской Федерации и от Правительства. Это связано в том числе с тем, что при подготовке этих законопроектов используется солидная экспертная база министерств, ведущих экспертных центров, вузов страны. И они действительно в плане подготовки и в плане проработанности на голову выше, чем законодательные инициативы, – это объективная картина – чем те инициативы, которые готовятся и депутатами, и членами Совета Федерации, и, как уж говорил, региональными парламентами. Наша задача сделать так, чтобы законодательные инициативы депутатов носили не менее проработанный характер. Часто к нам на рассмотрение поступают очень важные для граждан страны законодательные инициативы, но мы вынуждены, как я уже говорил, их отклонять только потому, что они плохо проработаны или оформлены недолжным образом.

В этой связи, Владимир Владимирович, хочу от имени моих коллег сказать Вам слова благодарности за поддержку инициативы Государственной Думы по созданию центра законотворчества как института правовой поддержки депутатских законодательных инициатив, их правовой проработки и подготовки к внесению в Государственную Думу. И если Вы поддержите, этот центр мог бы оказывать правовую поддержку не только депутатам Государственной Думы, но и членам Совета Федерации, региональным законодателям.

В этой связи у нас появится возможность также готовить законопроекты, которые будут более подготовлены, проработаны, и привлекать экспертов, которые будут нам помощниками. И конечно, у нас законодательный процесс будет более системно выстроен, и мы надеемся, что это однозначно повлияет на качество, в целом, принимаемых законов.

Уважаемый Владимир Владимирович! Предлагаем более активно привлекать субъекты Федерации, использовать возможность Совета законодателей в обсуждении и проработке важнейших решений в области экономики, социальной политики, регионального развития. Например, в настоящее время регионы активно переходят к адресной модели предоставления социальных льгот и определения их объёма исходя из критериев нуждаемости. Однако сейчас в каждом из них по-разному трактуют критерий нуждаемости и статус той или иной льготы. В результате подчас складывается ситуация социального неравноправия для граждан из одной и той же льготной группы, но проживающих в разных, пусть даже и соседних, регионах.

В этой связи важно организовать обсуждение этой проблемы на площадке Совета законодателей и в ходе мониторинга и анализа ситуации в регионах вырабатывать более единообразные нормы для различных льготных категорий граждан. Эти и другие вопросы мы планируем обсудить сегодня на Совете законодателей.

Уважаемый Владимир Владимирович! Признательны Вам за то внимание, которое Вы постоянно уделяете Совету законодателей и развитию парламентаризма в России, потому что для нас это действительно очень важно, и мы чувствуем эту поддержку.

В.Путин: На один момент хотел бы обратить внимание. Представление Правительством подзаконных актов вместе с самим законопроектом – это дело правильное, но здесь нужно быть тоже внимательным. Это касается, наверное, и региональных парламентов, потому что ещё всё-таки не совсем ясно, каков будет окончательный вид самого закона. Ведь в ходе обсуждения, несмотря на пожелания исполнительных органов власти, депутаты очень часто вносят свои предложения, поправки. По каким-то параметрам, по каким-то вопросам необходимо заранее иметь подзаконные акты, потому что иначе, как Вячеслав Викторович сказал правильно, мы с вами хорошо это знаем, потом откладывается исполнение закона, неизвестно на какой срок.

Повторяю, не всегда возможно весь пакет подготовить подзаконных актов, потому что неясно, каков же будет окончательный вариант этого закона. Поэтому здесь нужно творчески к этому подходить.

В.Володин: Владимир Владимирович, понимая это, мы предложили вариант, что вносится не пакет соответственно нормативных актов, а информация о готовности проекта этого пакета. То есть это не окончательный вариант, но во всяком случае уже проекты, как видит Правительство, у них должны быть после второго чтения, между вторым и третьим чтением. То есть у них такая возможность есть.

В.Путин: Мы понимаем друг друга. Хорошо.

Сергей Анатольевич, пожалуйста, Тверская область.

С.Голубев: Уважаемый Владимир Владимирович! Валентина Ивановна! Вячеслав Викторович!

Тверская область, как известно, пристоличный регион, и поэтому есть острый вопрос – это проблема притока мигрантов. Естественно, что это влияет и на рост экстремизма, и на угрозу распространения преступности, нелегальной экономики.

На региональном уровне мы пытаемся найти выход из ситуации, в частности по инициативе губернатора были урезаны квоты для иностранной рабочей силы, был принят областной закон, который резко повысил стоимость патента до пяти тысяч рублей. У нас по 22 видам деятельности существует запрет для работы мигрантов, по шести – ограничения.

Тем не менее проблема остаётся. Буквально несколько дней назад у нас Тверское УФСБ с Росгвардией пресекло деятельность группы лиц, которые за три года фиктивно поставили на учёт полторы тысячи человек.

Поэтому предложения, которые, по всей видимости, должны оказать сдерживающий эффект, состоят в следующем. У нас есть понятие фиктивной постановки на учёт в жилых помещениях. При этом обычно такая фиктивность выявляется в ходе проверок. Тем не менее без проверок ясно, что на 20 квадратных метрах 100 человек же проживать не могут в реальности, поэтому здесь имело бы смысл ввести учётную норму. Скажем, если на одного иностранного гражданина приходится менее пяти квадратных метров жилой площади, то просто запрещать постановку на учёт. Это сыграло бы роль, скорее всего, и в плане приостановления коррупционных рисков, это, скорее всего, помогло бы нам разобраться с хостелами, через которые большое количество мигрантов проходит. Там вообще неограниченное количество лиц можно поставить на учёт. И эта норма могла бы действовать автоматически.

Второе предложение. Не пора ли нам вообще запретить постановку на учёт по месту нахождения организации? Потому что, пользуясь такой уловкой, те же самые хостелы вообще неограниченное количество людей могут поставить на учёт.

И третье. По аналогии с той нормой, которая уже существует, ввести в Уголовном кодексе ответственность за фиктивную постановку на учёт в нежилых помещениях, потому что такая проблема сейчас является актуальной.

Если Вы поддержите, то Совет законодателей готов разработать соответствующую инициативу.

В.Путин: Давайте подумаем. Каждая из этих мер, Вами предложенных, весьма чувствительная. Безусловно, эта вся проблема требует нашего постоянного внимания и совершенствования механизмов ограничения граждан Российской Федерации от недобросовестных людей, функционирующих в этой сфере, в защите их законных интересов на рынке труда, на предоставление социальных услуг, которое, конечно, ставится под сомнение с учётом тех проблем, которые порождаются большим количеством приезжих, как, скажем, в Вашем регионе.

С другой стороны, мы знаем вопросы и проблемы экономики, которые нуждаются в притоке рабочей силы. Это всё очень чувствительные, очень важные вопросы, которые требуют постоянного, как я сказал, внимания и проработки каждого из этих предложений. Но они рабочие, все их можно проработать и над всеми можно потрудиться.

Спасибо большое. Валерий Фёдорович, пожалуйста, Камчатский край.

В.Раенко: Уважаемый Владимир Владимирович! Валентина Ивановна! Вячеслав Викторович!

Прежде всего примите слова благодарности за своевременно принятие меры в наведении порядка в рыбной отрасли. Именно на этой площадке мы рассматривали вопросы и дрифтерного лова, и регистрации рыбодобывающих компаний в местах освоения квот, о чём говорила Валентина Ивановна. Благодаря Вашим поручениям, Владимир Владимирович, те вопросы, те проблемы, которые не решались на протяжении ряда лет, слава богу, решены.

Как результат, уже могу доложить, 2016 год – рекордный вылов биоресурсов за последние несколько десятилетий, 1 миллион 100 тысяч тонн. А так как ни одна рыбодобывающая компания не ушла из региона, бюджет Камчатки получил дополнительных налогов три миллиарда. Это реальные шаги. Спасибо большое.

Сегодня мы рассматриваем вопрос совершенствования парламентского контроля. Хотел бы остановиться на одной из важных составляющих парламентского контроля – на внешнем финансовом контроле, вернее – на реализации тех контрольных и экспертно-аналитических материалов, которые мы направляем в силовые структуры.

Просим Вас обязать правоохранительные органы информировать контрольно-счётные палаты по рассмотрению и результатам тех материалов, которые направляются в их адрес, ровно так, как это делается сейчас на федеральном уровне.

Также просим дать возможность региональным парламентам заслушивать территориальные подразделения федеральных структур по тем или иным вопросам. Почему? Потому что наш пример. Камчатка – рыбный край. Контроль за этой отраслью ведут и Федеральное агентство по рыболовству, и ФСБ, и целый ряд соответствующих федеральных структур. Мы не претендуем на контроль за деятельностью этих структур, но знать положение в главной отрасли экономике нашего края и своевременно принимать меры, если ведётся разработка, какие-то нарушения есть, думаю, что это наша задача.

В.Путин: Извините, пожалуйста. Ещё раз повторите. Что Вы предлагаете?

В.Раенко: Предлагаем дать возможность парламентам приглашать и заслушивать по тем или иным вопросам наши территориальные подразделения федеральных структур.

В.Путин: Абсолютно правильно, согласен, сразу могу сказать.

В.Раенко: И ещё одна проблема. Эта проблема касается малочисленных муниципальных образований. Здесь тот же финансовый контроль, но Бюджетным кодексом закреплено, что этот контроль должны осуществлять только муниципальные контрольно-счётные палаты, именно муниципальные.

Наши примеры, нашей Камчатки, да и многих северных территорий, когда несколько сотен проживают в муниципальном образовании. Есть ли смысл создавать там контрольно-счётный орган, да и из кого? Поэтому здесь, думаю, что можно дать на выбор решать муниципалитетам: или сами они будут осуществлять контроль, или передать полномочия региональной палате, регионам. Он будет и эффективнее, наверное, и, в общем-то, пользы больше принесёт.

И в заключение. Мы, безусловно, поддерживаем те новые подходы в работе Совета законодателей, которые озвучены Вячеславом Викторовичем.

В.Путин: Спасибо большое.

Первые два вопроса совершенно точно можно и нужно реализовывать. Это касается информирования правоохранительными органами тех контрольных инстанций, которые посылают материалы. Они должны знать, что там происходит, не как в помойку должно всё это уходить, естественно.

И второе предложение очень правильное.

Третье тоже, наверное, можно проработать. Это конкретный вопрос распределения различных компетенций. Но в целом, наверное, нужно посмотреть.

В.Путин: Пожалуйста, кто-то ещё, может быть? Прошу Вас.

А.Мачнев: Уважаемый Владимир Владимирович!

В недавней нашей истории, в 1990-е годы, большая часть российской экономики работала в тени, но никто не говорил о коррупции. Мы видели, как запускались руки в государственные карманы, но никто не принимал меры или просто не хотел. Теперь ситуация в корне изменилась.

Мы сегодня видим, что борьба с коррупцией – это не однодневная акция, а чёткая и выверенная линия государства. Действительно, это налагает особую ответственность на нас в регионах, потому что дело это всех и каждого, иначе справиться крайне сложно.

Такой пример. Для нас крайне важны государственные проекты, они стимулируют экономику. Государство направляет ежегодно на эти цели огромные бюджетные средства. Но насколько рачительно они используются и какова здесь коррупционная составляющая, думаю, однозначного ответа дать трудно.

Владимир Владимирович, на одном из заседаний Совета Вы очень чётко определили принцип антикоррупционной государственной политики: это неотвратимость наказания. Знаю, что в недрах Государственной Думы, в Совете Федерации ведётся законопроектная работа в этом направлении. Считаю, что ответственность, уголовная ответственность перед расхитителями всех мастей должна быть усилена.

В своём недавнем Послании Президент Российской Федерации обратил внимание на то, что борьба с коррупцией не должна превращаться в информационное шоу. Думаю, каждый сидящий в этом зале подпишется под этими словами.

Ведь в то время, когда ведётся кропотливая, каждодневная, черновая, порой не совсем оценённая работа, отдельные люди или группы людей используют конкретные факты для того, чтобы устроить информационный бум и заработать на этом политические дивиденды, а зачастую не просто политические, но и материальные.

Мы видим, как появляются псевдоборцы различного толка в интернет-пространстве, в средствах массовой информации. Для них важно утопить суть вопроса в словоблудии и увести население от реальных задач по обузданию коррупции.

Думаю, что нам надо более чётко, более детально проводить разъяснительную работу с населением о том, что делается, используя при этом все возможности медиаресурсов.

Уважаемые коллеги! Россия – это государство, созвездие многих наций, народностей. У всех у них вековая культура, история, традиции, но нигде нет одобрения мздоимству, казнокрадству, это везде осуждается.

Уважаемый Владимир Владимирович! Ретранслируя мнения моих земляков, жителей Республики Северная Осетия – Алания, хочу сказать, что та большая работа, которая проводится руководством страны в борьбе с коррупцией, с этим злом, находит понимание и поддержку населения. И прежде всего потому, что делается это честно и открыто.

В.Путин: Спасибо большое.

Безусловно, борьба с коррупцией у нас – одно из ключевых направлений укрепления государственности. Это проблема, с которой сталкивается не только наша страна – многие страны мира. На каком-то этапе она действительно была чуть ли не одной из основных, потому что проявления подобного рода подтачивают само доверие граждан к органам власти, к государству как таковому. Это первое.

Мы будем продолжать это последовательно делать. И будем принимать соответствующие нормативные акты, совершенствующие эту работу, будем нацеливать правоохранительную систему на борьбу с коррупцией.

Борьба с коррупцией у нас – одно из ключевых направлений укрепления государственности. Это проблема, с которой сталкивается не только наша страна – многие страны мира.

Но, конечно, здесь только информировать граждан недостаточно, здесь нужно проводить реальную работу. Не могу с Вами не согласиться в том, что нужно различать тех, кто действительно хочет это делать и действительно укреплять государство, и тех, кто пытается использовать это как инструмент в своей собственной политической борьбе для саморекламы.

Это мы проходили, это мы видели и на примере так называемой арабской весны, во что всё это превратилось, мы знаем хорошо; это мы видим на примере той же Украины. С чем, с какими основными лозунгами выходили те, кто совершил госпереворот? Один из них – это борьба с коррупцией. Чем закончилось? Многократным ростом этой самой коррупции. Те люди, которые приезжают с Украины с сожалением говорят об одном и том же: раньше требовали откат в 50 процентов, теперь в 75 процентов. Вот вам во что выродилась борьба с коррупцией на самом деле, когда она используется исключительно как инструмент политической борьбы для каких-то кланов или конкретных лиц.

Но это совсем не значит, что, понимая это, мы должны сложить руки и ничего не делать. Напротив, мы должны активно с этим бороться, и, чтобы различные авантюристы не использовали это в своих целях, мы должны показать людям и обществу, что государство само в состоянии бороться эффективно, и делает это, и будет делать дальше. Так и будем к этому подходить.

Пожалуйста, кто ещё? Прошу Вас.

С.Корепанов: Во-первых, Владимир Владимирович, хотелось бы Вас поблагодарить за поддержку в части принятия ряда федеральных законов, направленных на совершенствование государственной политики в сфере организации торговой деятельности. Этот вопрос сегодня будет обсуждаться на Совете законодателей, и в связи с этим мне хотелось бы высказать ряд предложений по данному вопросу.

Насколько нам известно, в Правительстве прорабатывается вопрос, связанный с усилением федеральных торговых сетей в регионах. Речь идёт о поднятии этой планки с 25 до 35 процентов. На наш взгляд это не совсем правильно, при наличии даже трёх таких торговых сетей практически в регионе будет вытеснен малый бизнес, занимающийся в этой сфере деятельности.

Кроме этого, мне кажется, такое положение приведёт к свёртыванию региональных торговых сетей, затруднит реализацию пищевой продукции, производимой на месте, и, наверное, где-то даже может затруднить увеличение продукции пищевой непосредственно в этом регионе.

Хотя, надо сказать, что во многих субъектах Российской Федерации, в том числе и в нашей Тюменской области, есть не только серьёзный потенциал организации этой работы, но есть определённый опыт работы в этой части.

В Тюменской области при реализации программы обеспечения продовольственной безопасности за пять лет производство пищевой продукции было увеличено в 2,5 раза, а доля их присутствия с усреднённых 10 процентов поднялась до 30 процентов в федеральной торговой сети и до 60 процентов – в региональной торговой сети. Это, конечно же, очень важно.

Мне кажется, если будет принято Правительством это решение, то ситуация в значительной степени усложнится, поэтому мне хотелось, чтобы оно принималось. Мы надеемся на Вашу поддержку в этой части.

Второй момент, на который хотел бы обратить внимание. Да, кстати, если говорить опять же о том, что я только что говорил, то мы считаем, что необходимо ограничить присутствие федеральных торговых сетей в регионах 50 процентами (речь идёт о совокупном их представительстве в регионе), именно 50 процентами. Мне кажется, в этом случае, что называется, и волки будут сыты, и овцы будут целы.

Если говорить о следующих проблемах, то нас волнует проблема ненормальных взаимоотношений между крупными торговыми сетями и поставщиками пищевой продукции, в первую очередь скоропортящейся продукции. Это хлебобулочные изделия, молочно-кислая продукция и так далее.

Речь идёт о том, что крупные торговые сети заставляют поставщиков этой продукции выкупать у них обратно нереализованную продукцию с просроченным сроком её реализации. Конечно же, это ущемляет интересы производителей этой продукции. Они несут значительные затраты не только при её производстве, но и при её сборе, утилизации или переработке. Полагаю, что от этого страдает и потребитель, поскольку, наверно, те продукты питания, которые получает потребитель, изготовленные из некачественного вторичного сырья, они не отличаются особым качеством тоже.

И последний момент, на который хотел бы обратить Ваше внимание, это торговые наценки. Мы недавно проводили проверки в рамках партийного проекта «Честная цена». Так вот выяснили (я говорю про нашу Тюменскую область), что торговые наценки на овощную продукцию составляют от 2,5 процента до 88 процентов. И мне говорят, что это не предел, в некоторых субъектах Российской Федерации эти наценки составляют до 200 процентов.

Мне кажется, это тоже абсолютно неправильно. И мне кажется, что эти вопросы должны, конечно же, регулироваться государством, поскольку одни обогащаются не совсем правильно, а народ обирается за счёт того, что эти торговые наценки очень велики. Очень надеюсь на Вашу поддержку в решении этих вопросов.

В.Путин: Извините, как Вас зовут?

С.Корепанов: Сергей Евгеньевич.

В.Путин: Сергей Евгеньевич, сразу могу сказать, Ваше предложение – внимательнее отнестись к идеям увеличения присутствия конкретных федеральных сетей на территориях с 25 до 30 процентов – считаю абсолютно правильным. Иначе у нас наступит полный монополизм, и местным производителям негде будет реализовывать свою продукцию.

Нужно ли вводить при этом правило, чтобы у федеральных сетей было не более 50 процентов в целом на территории, – надо посчитать просто, чтобы здесь не нанести ущерба потребителям. Хотя, может быть, и это, просто с голоса не готов сейчас ответить сразу окончательно. Но в целом думаю, что, наверное, и здесь Вы правы. Надо внимательно послушать разные точки зрения по тем же соображениям, исходя из того, чтобы монополизма не было и чтобы местный производитель мог где-то реализовывать свой товар.

Что касается требований представителей сетей к производителям забирать свой товар скоропортящийся, допустим, или вообще продовольственный, особенно после того, как вышли сроки годности, – это одна из уловок торговых сетей. Их много: место на полке, плата за вход и так далее, там целый набор.

И чем больше законодатель реагирует на эти уловки, тем больше уловок торговые сети придумывают. Мы и к торговым сетям должны относиться бережно, они тоже выполняют правильную и нужную работу, у них тоже непростой бизнес, тем не менее их отношения должны быть сбалансированные – производителей и тех, кто занимается сбытом продукции.

Закон о торговле очень многое отрегулировал. Но, повторяю, как часто бывает, над тем, чтобы закон создать работают сотни и тысячи людей, а чтобы обойти – миллионы. И в конечном итоге приходится возвращаться к тем же проблемам несколько раз.

Не уверен, что требование забрать товар, тем более просроченный, соответствует действующему закону. Это просто, видимо, такая правоприменительная практика недобросовестная. На это нужно обратить внимание соответствующих контрольных организаций, и мы это сделаем.

По поводу наценок то же самое. Ведь почему наценки большие? Потому что торговые сети тащат товар откуда угодно, в том числе из-за границы, в том числе тот, который и завозить нельзя. Поэтому большие наценки в том числе, не только, но в том числе. Здесь тоже нужно внимательно посмотреть, давайте разберёмся. Обязательно посмотрю на это внимательно.

Пожалуйста. Прошу Вас.

Н.Дорофеева: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемая Валентина Ивановна! Вячеслав Викторович!

Республика Коми, Надежда Борисовна Дорофеева, Председатель Государственного Совета.

В первую очередь хочу поблагодарить Вас за большое внимание к региональным законодательным собраниям. Приближается летняя оздоровительная кампания детей. Вопрос следующий. Просьба вернуться к рассмотрению вопроса о софинансировании финансовых расходов на проведение, подготовку и организацию летней оздоровительной кампании детей, находящихся в трудной жизненной ситуации.

До 2015 года софинансирование осуществлялось из федерального бюджета в рамках закона о федеральном бюджете. В 2016 году указанное софинансирование в размере 4,6 миллиарда рублей осуществлялись Правительством в рамках антикризисных мер. В 2017 году в федеральном бюджете эти средства не заложены и не выделены, в том числе и в рамках тех же антикризисных мер.

Регионам трудно справляться с собственным бюджетом в решении этого вопроса, поэтому обращаемся к Вам с просьбой дать поручение Правительству изыскать деньги на эти цели. Вот такая просьба, Владимир Владимирович.

В.Путин: Хорошо. Проработаем с Правительством, имея в виду, что проблема действительно острая и чувствительная. Я сейчас затрудняюсь сказать, сколько должно было бы стоить для федерального бюджета сегодня, но вместе с Вами Правительство поработает.

Н.Дорофеева: Тем более для северных регионов, детей, проживающих в Арктике, это очень актуальный вопрос. Спасибо.

В.Путин: Да, я понимаю, особенно с учётом стоимости проезда и так далее.

Пожалуйста. Прошу Вас.

Е.Алтабаева: Уважаемый Владимир Владимирович! Валентина Ивановна! Вячеслав Викторович!

Я представляю Севастополь. Во-первых, конечно, хочу выразить огромную благодарность руководству страны за то внимание, которое проявляется к Севастополю и к Крыму. Спасибо огромное.

Проблема, о которой я хочу сказать, вроде бы и частная, но она играет очень серьёзную роль в вопросе сбережения здоровья нации и прежде всего детей. Хочу сказать о школьных врачах.

Дело в том, что у нас в некоторых субъектах Российской Федерации школьные врачи являются медицинскими сотрудниками, в других они является работниками образовательных учреждений. И в последнем варианте педагоги (фактически тире врачи) не имеют соответствующего правового статуса, у них ниже заработная плата, у них не идёт медицинский стаж. В силу этого, конечно, и большого желания у врачей-педиатров идти работать в школы нет.

Мы хотели бы просить, если это возможно, дать поручение и Министерству образования, и Министерству здравоохранения с тем, чтобы был чётко определён правовой статус школьного врача как медицинского работника, но в школе. Думаю, что это поможет решить проблему и обеспечить то количество врачей, которое необходимо для того, чтобы они работали и помогали детям сохранять их здоровье, прежде всего сберегать здоровье.

В.Путин: Спасибо.

У нас, по-моему, в зале есть представители Министерства образования и Министерства здравоохранения, два замминистра, я вас прошу проработать эту проблему, которая сформулирована абсолютно правильно, и доложите потом через министров.

Что касается Севастополя в целом, то хочу сказать, что там очень много нерешённых проблем. Это касается и образования, и здравоохранения, и инфраструктуры. Думаю, что мы в ближайшее время примем дополнительное решение именно для Севастополя.

Что касается Севастополя в целом, то хочу сказать, что там очень много нерешённых проблем. Это касается и образования, и здравоохранения, и инфраструктуры. Думаю, что мы в ближайшее время примем дополнительное решение не для Крыма в целом, а именно для Севастополя. Потому что это именно те проблемы, которые требуют немедленного решения и могут быть решены достаточно быстро.

Е.Алтабаева: Мы чувствуем эту заботу и очень Вам признательны. Спасибо огромное.

В.Путин: Хорошо.

Хочу вас всех поблагодарить за совместную работу. У меня просьба к Сергею Владиленовичу – с коллегой из Тверской области переговорить. Хочу, чтобы Вы сформулировали ещё раз Ваше предложение по работе в миграционной сфере и чтобы коллеги в Администрации их отдельно проработали. Это вопросы очень важные и нужные именно для проработки такого глубокого анализа и принятия соответствующих решений.

Всем вам большое спасибо. С наступающим вас праздником! Всего хорошего.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 24 апреля 2017 > № 2154435 Владимир Путин


Латвия. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2017 > № 2152450 Рефат Чубаров

Не подавайте руки коллективному убийце

Председатель меджлиса крымских татар Рефат Чубаров советует не сотрудничать с теми, кто несет ответственность за агрессию против Украины.

Эгилс Зирнис (Egīls Zirnis), Diena, Латвия

Возможно, Путин еще всерьез не принялся за Латвию, — позитивно оценивая в целом царящее социальное спокойствие в латвийском обществе, задумывается о его причинах руководитель меджлиса крымских татар (запрещенная в России организация — прим. ред.), депутат украинской Рады Рефат Чубаров. Семья родившегося в 1957 в ссылке в Самарканде Рефата вернулась в Крым в 1968 году, но после окончания института в Москве его в Крым больше не пускали. В 1983 году начался латвийский этап в жизни Чубарова. С 1984 по 1991 год он был директором Центрального архива Октябрьской революции и социалистического строительства Латвийской ССР, с 1988 по 1990 годы — президентом Латвийской ассоциации национальных культурных обществ, с 1989 по 1994 годы — депутатом Рижской думы во фракции Народного фронта, а затем возвратился в Крым. После реализованной Путиным аннексии Крыма Рефату снова запрещено приезжать туда, но он уверен, что когда-нибудь это произойдет, и видит важную миссию Латвии в приближении справедливой победы.

Diena: Вы родились в ссылке в Самарканде. Родители рассказывали вам о том, что в сталинские времена произошло с крымскими татарами?

Рефат Чубаров: В каждой семье крымских татар всегда говорили, что мы в ссылке и должны вернуться на родину. Когда мы стали старше, примерно к 4-му классу, родители брали нас с собой на собрания крымских татар. Там собирали подписи, и эти петиции возили в Москву. Тогда уже родители рассказывали нам подробности о высылке.

Но больше всего родители рассказывали о Крыме, и эти рассказы были такими красивыми, что у меня, пока мы еще не вернулись туда (моя семья попала в Крым рано — еще в 1968 году, когда мне было 11 лет, а де-факто татары стали возвращаться в Крым только в конце 80-х годов), сложилось впечатление, что Крым — это что-то, похожее на рай. Я не знал, что такое рай, но представлял, что там есть горы, леса, реки и озера, много животных, все они пасутся вместе, и никто ни на кого не нападает… Когда мы на пути из Самарканда пересекли Керченский пролив и оказались в Крыму, я увидел солончаки — черную, пыльную землю и острую траву на отдельных участках. Наши старшие мужчины отбежали подальше в поле и начали целовать землю.

Я был удивлен: это же не рай, который я представлял! Подошел к отцу, увидел на его глазах слезы и спросил, что случилось. Отец сказал: целуй эту землю, это наша земля. Мои родители рассказывали мне о своем детстве, а они выросли в горах, где действительно есть леса и дикие звери, хотя и не больше, чем в других местах. В моем сознании все эти красоты сконцентрировались.

— Будь я с Марса, то мог бы спросить у вас: когда крымским татарам жилось лучше — в составе Украины или России?

— Я бы ответил, что в мире все относительно, но свободолюбивым народам нигде не может быть хуже, чем в России. Во всяком случае, из всех известных мне государств только в России притесняют целые народы, которые хотят достойной жизни.

— Аннексия Крыма была для вас неожиданностью?

— Для меня это стало полной неожиданностью. Более того, 18 марта, спустя два дня после незаконного шоу, которое они назвали референдумом, я по-прежнему думал, что Россия создаст в Крыму ситуацию, аналогичную такой, как в Абхазии, и будет торговаться с Украиной и международным сообществом за Крым и вокруг него. Однако оказалось, что у Путина — совсем другие представления насчет его дальнейших отношений с миром. Он отрезал себе путь к отступлению и загнал всех в тупик, аннексировав Крым и включив его в состав России.

— Значит, Путин загнал в тупик и себя?

— Можно только гадать, какие циничные сценарии зарождаются в голове Путина, но мне кажется, что он иногда сожалеет, что нарушил все мыслимые границы, аннексировав Крым. На мой взгляд, он был бы в лучшей ситуации, контролируя Крым и торгуясь за него, но не нарушая до конца международное право.

— Как Путин мог бы контролировать Крым, на нарушая международное право? Экономически?

— В Крыму были его войска, которые находились там в соответствии с действующими договорами с Украиной. Он ввел дополнительные войска, ввел в прямом смысле слова бандитов, оформленных, как разного рода паравоенные структуры, к примеру, казаки. Этих бандитов вербовали во всем Ставрополье и Краснодарском крае, на Кавказе. Путин мог бы держать Украину на крючке, как он теперь пытается это делать при помощи Донецка и Луганска.

— Почему он все-таки выбрал вариант аннексии?

— Думаю, верх одержало предположение, что вся Украина рухнет у его ног. Во всяком случае, Путин был убежден, что вся дуга, которую они называют Новороссией — от Харькова до Одессы и Приднестровья, будет российской или пророссийской. Путин, как и любой хищник, гонится за очень большим и жирным куском, но он им подавился — не донца, а так, что больше не может наступать. Это произошло в конце 2014 года, после Иловайска и больших боев у Донецкого аэропорта. Украинские вооруженные силы сумели организоваться, пока батальоны добровольцев держали фронт, приостановили продвижение Путина вперед.

— Может быть, Путин просто промедлил с наступлением? Говорят, что вначале украинская армия действительно была близка к краху.

— Я тоже в марте, апреле и мае 2014 года тревожился за судьбу южный областей. Там, за исключением Одессы и нескольких мест в Запорожской области, не было крупных украинских центров, смешанный состав населения, многие были поселены из России после Второй мировой войны. Не знаю, промедлил ли Путин, но после Крыма он пребывал в эйфории и думал, что эти области ему преподнесут на блюдечке, и, возможно, поэтому потерял темп. Сегодня никто не будет спорить, что можно только гадать, какая часть жителей Украины вступила бы в партизанскую войну, если бы Путин предпринял вооруженное наступление с любой стороны. Но то, что боеспособной армии не было, признают все. Одно из публичных объяснений военных, почему Украина отдала Крым, — угроза захвата всей Украины, этим оправдывается то, что Крым был быстро отдан.

— В Риге довольно много пропутински настроенных жителей. В Риге правит партия, у которой есть договор о сотрудничестве с партией «Единая Россия».

— Несколько лет назад я сказал в интервью: если бы я не был крымским татарином и не считал целью своей жизни возвращение на родину, то никогда не покинул бы Латвию. Приехав в Латвию молодым человеком, я нашел здесь много родственных чувств в отношении произошедшей трагедии и внутренний протест. Настоящее и будущее Латвии мне небезразлично. Знаю, где корни многих проблем Латвии, что нестабильность связана, в том числе и с насильственным изменением демографически-этнического состава.

Латвия. Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 апреля 2017 > № 2152450 Рефат Чубаров


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 апреля 2017 > № 2152032 Владислав Иноземцев

За новым поворотом. О трудностях выстраивания эффективного сотрудничества с Китаем

Владислав Иноземцев

Директор «Центра исследований постиндустриального общества»

Почему рост амбиций Китая может оказаться для отечественного политического класса столь же неожиданным, как и «предательство Трампа», и что нужно, чтобы Китай рассматривал Россию как равноправного партнёра

В последние годы российская внешняя политика представляла собой политику ожиданий. Когда ЕС и США ввели против нас санкции за аннексию Крыма и поддержку сепаратистов на Донбассе, мы стали надеяться, что Запад вот-вот одумается, спасовав перед ответными ограничительными мерами России. Когда резко пошла на снижение цена на нефть, мы стали успокаивать себя, убеждая, что это ненадолго, так как при нефти ниже $80/бар, как говорил В. Путин в конце 2014 года, «мировая экономика просто рухнет». Когда отношения с атлантическим миром накалились до предела, Россия отправила свой контингент в Сирию, надеясь на создание «единого фронта борьбы с терроризмом» по образцу 2001-го, но и его тоже не случилось. Потом были надежды на Д. Трампа, М. ле Пен и на перемены в Европе. И, думаю, отечественная элита построит еще много воздушных зáмков, пока не научится смотреть на мир более реалистично.

Однако на фоне всех разочарований последнего времени стоит выделить одно, которое, похоже, еще не осмыслено надлежащим образом. Речь об изменении политических ориентиров и повышении амбиций Китая, которое может оказаться для отечественного политического класса столь же неожиданным, как и «предательство» «нашего Трампа».

На протяжении уже долгого времени официальные политологи захлебываются от восторга, строча почти под копирку тексты под названием «К Великому океану» (cегодня вышло уже четыре эпизода этого увлекательного сериала) и рисуя величественные перспективы «поворота на Восток», но привычно забывают географию, которая указывает, что Поднебесная лежит не на восток (в отличие, замечу, от США и Канады), а строго на юг от России (вероятно, переименовать свои легенды в «Последний бросок на Юг» они пока не решаются). Стратеги из СВОПа и «Валдайского клуба» убеждают соотечественников в том, что Пекин счастлив быть стратегическим союзником Москвы и наша «связка» может стать центром оппозиции либеральной глобализации и американскому империализму (последний раз мы слышали об этом из уст российских политологов при задумчивом молчании китайских совсем недавно).

Я бы не советовал обманываться подобными надеждами — причем по нескольким причинам, которые можно разделить на два блока.

Первый обусловлен новыми трендами во взаимодействии Китая и мира

Во-первых, за последние годы китайская экономика существенно изменилась. Дешевая рабочая сила, которой славилась страна, перестала быть дешевой: средняя зарплата выросла с 2007 по 2016 год в 2,5 раза, с 2,08 до 5,17 тыс. юаней в месяц, что составляет по текущему курсу более $750 в месяц. Резко (более чем в 3 раза) взлетели цены на недвижимость в крупных городах, достигнув в Пекине в среднем $10,2 тыс./кв. м (см.: Zheng Yiran and Wu Yiyao. ‘Housing outside capital steals show’ in: China Daily USA, 2017, April 19, p. 15). Для поддержания экономического роста власти стимулируют промышленность через банковскую систему, но сумма выданных кредитов частному сектору уже превысила 150% ВВП, и дальнейшее строительство этой «пирамиды» рискованно. В таких условиях Китай, на время обратившийся к стимулированию внутреннего спроса, видимо, снова попытается начать поиск выгодных зарубежных рынков, а Россия тут выглядит отстающей: импорт китайских товаров к нам, который вырос с 2004 по 2014 год в 5,6 раза, снизился в 2014-2016 годах на 25,2%, и данный тренд не вызывает у китайцев восторга.

Во-вторых, если раньше Китай часто подчеркивал выгоды своей модели государственного капитализма и довольно умело применявшихся протекционистских мер, то в последнее время его акценты стали меняться под влиянием опасений усиления протекционистских тенденций в других экономиках. Не так давно российские и китайские руководители были близки в своей риторике критики свободного рынка, но выступление Си Цзиньпиня в этом году в Давосе, где он заявил о том, что «любая попытка ограничить перетоки капитала, технологий, товаров и людей между [отдельными] экономиками противоречит исторической тенденции», добавив, что «упование на протекционизм похоже на попытку закрыться [от мира] в тёмной комнате» задает совершенно иной тренд. Как, замечу, и его поездка в Мар-о-Лаго на переговоры с Д. Трампом, прошедшие, судя по всему, очень успешно для Пекина. В новых условиях, движимый экономическими интересами, Китай будет с большей вероятностью ориентироваться на Вашингтон, а не на Москву.

В-третьих, в Пекине понимают, что для обретения расположения Америки нужно быть чем-то полезными Белому дому. И это также будет уводить Китай в сторону от России. Уже продемонстрировано снижение уровня китайской поддержки северокорейского режима (чего стоит одна отправка обратно судов с углем); можно, я думаю, ожидать бóльшей координированности шагов КНР и США в ООН и других международных организациях; не исключал бы я и их сотрудничества в антитеррористических операциях. Oбмен экономических уступок со стороны Вашингтона на политические со стороны Пекина может ускорить формирование той Chimerica, о которой пишут уже давно (сам термин был введен Н.Фергюсоном в 2008 году см.: Ferguson, Niall. The Ascent of Money: A Financial History of the World, London: Penguin, 2008), и перечеркнуть надежды России на серьезное возвращение в мировую политику, окончательно отодвинув ее в тот «второй мир», к которому ее относят уже не первый год (см.: Khanna, Parag. The Second World: Empires and Influence in the New Global World, London: Allen Lane, 2008).

Второй блок связан со спецификой российско-китайских отношений

Во-первых, темпы развития Китая и состояние его экономики давно уже не предполагают тех «равноправных» отношений между Пекином и Москвой, в существовании которых пока еще убеждены в Кремле. О том, что «у Китая и России не будет никаких проблем, если Россия смирится с ролью младшего партнёра», я слышу на встречах с китайскими товарищами начиная с 2010-2011 годов. Сегодня ВВП России менее чем на 10% превышает показатель китайской Гуандун; КНР строит столько жилья, сколько Россия за год, за неделю; столько офисов, сколько за десять лет возведено в Москва-Сити, за пять дней; а дорогу от Москвы до Петербурга, которую мы не можем осилить с 1990-х годов — за восемь. Все морские порты России за год переваливают меньше грузов, чем порт Шанхая, а нефти России в прошлом году впервые экспортировала на меньшую сумму ($119,6 млрд), чем Китай — мобильных телефонов ($138,8 млрд). И этот разрыв будет лишь расти, а прежние позиции Москвы на этом фоне будут становиться все более неадекватными.

Во-вторых, Китай давно завершил переход на новый технологический базис, который позволяет ему практически не интересоваться Россией в ином ключе, кроме как в качестве поставщика сырья. Доля готовых промышленных изделий в экспорте России в Китай упала с 19,2% в 2000 году до менее чем 2% начиная с 2012-го (см.: Kuznеtsova, Ekaterina and Inozemtsev, Vladislav. «Russia’s Pacific Destiny» in: The American Interest, 2013, Holidays (November — December), Vol. IX, No. 2, pp. 67–73), а доля сырья превысила таковую в российском экспорте в ЕС. За эти годы положительное торговое сальдо в $4,3 млрд в российско-китайской торговле сменилось отрицательным в $20,05 млрд. При этом Китай не только вынудил Россию начать строить «безальтернативный» газопровод «Сила Сибири», поступающий по которому газ будет продаваться только ему, но и выбирает сегодня почти половину нефти, доставляемой в порт Козьмино, считавшийся альтернативным каналом поставки «черного золота» в другие страны АТР. Стоит также заметить, что Китай давно уже превратился в мирового лидера по введению мощностей возобновляемой (прежде всего солнечной) энергетики (в 2016 году монтаж новых солнечных батарей в стране шел с темпом три площади футбольного поля в... час), что даст КНР значительные дополнительные возможности для ценового «прессинга» российских энергетических компаний в ближайшем будущем.

В-третьих, Россия уверенно проигрывает Китаю «евразийскую» программу развития. Сегодня китайские инвестиции в Казахстан превышают российские капиталовложения в экономику нашего «стратегического союзника» в Центральной Азии более чем в 11 раз; про Киргизию и Узбекистан я не говорю. В Евразийском банке инфраструктурных инвестиций Китай контролирует cегодня 32,4% капитала, тогда как Россия внесла всего 7,1% (по данным сайта Asian Infrastructure Investment Bank). Многочисленные разговоры о том, что Пекин хочет проложить через России и в партнёрстве с нами новый «Шёлковый путь» — не более чем иллюзия; основные транспортные пути строятся от перехода Достык в Казахстане к порту Актау и далее в Азербайджан и Турцию; более того, на продвинутой стадии проработки находится пост через Каспий между Туркменией и Азербайджаном, соединяющий в себе автомобильный и железнодорожный переход с уложенными в его основание нефтяной и газовой трубами пятиметрового диаметра (проект разработан известной итальянской инжиниринговой компанией Toto Costruzioni Spa и оценивается в $20 млрд.). Так что вероятнее всего, что путь Китая на запад будет пролегать не через Россию (про то, что основную роль продолжат играть морские перевозки через Суэц, я и не говорю).

Особенности экономического взаимодействия с Китаем

Иначе говоря, сегодня — в отличие, например, от начала 2000-х годов, когда определённые шансы на это были — ничто не указывает на то, что Китай рассматривает Россию как равноправного перспективного партнера и что Москве следует рассчитывать на глобальное союзничество с Пекином. Между тем, у Китая сохраняется заинтересованность в развитии хозяйственной экспансии на российском направлении, и последняя может стать даже более заметной по мере того, как Китай продолжит сближаться с США и ощущать дополнительную уверенность, что расширение его зоны влияния не встретит возражений на Западе. Вопрос сегодня заключается прежде всего в том, каким образом Россия могла бы вовлечь Китай в более активное экономическое взаимодействие, которое не выглядело бы таким односторонним и примитивным, как раньше.

На протяжении последних пятнадцати лет Китай стремился получать от России сырье и поставлять свою промышленную продукцию. Классическим образцом такого «сотрудничества» было Соглашение 2009 года, в соответствии с которым китайцы могли строить вдоль границы с российской стороны ресурсодобывающие предприятия, а со своей стороны — перерабатывающие. То же самое происходит сейчас и на рынке леса: китайцы скупают 64% всей поставляемой Россией на экспорт необработанной древесины, тогда как переработанная продукция — ДВП и картон — уходят в основном в Центральную Азию, европейские страны и даже в... США. Китайские предприниматели открыто попирают российские интересы и даже законы во многих сферах — например, в организации въездного туризма, где только китайские компании не нанимают российских гидов, создают чёрный рынок билетов и валюты, а также формируют чисто «национальные» кластеры в сфере и гостиничного бизнеса, и общественного питания. Однако всё это происходило и происходит в рамках относительно традиционной парадигмы: китайские компании извлекают прибыль из китайского производства (как в случае с сырьём) или получают доходы от обслуживания китайских потребителей (как в случае с туристами). Если Россия хочет добиться чего-то большего, нужны серьезные, но тщательно продуманные меры, позволяющие избежать двух крайностей.

Методам ведения бизнеса с Китаем можно учиться у Китая

С одной стороны, при взаимодействии с китайскими предпринимателями было бы правильно использовать те методы, которые прекрасно зарекомендовали себя в самом Китае. Как известно, в ходе реформ правительство не приватизировало крупные предприятия (некоторые из которых до сих пор находятся в государственной собственности), но зато всемерно стимулировало появление новых компаний и ввод в действие построенных с нуля производств. Китай поставил на предпринимательскую инициативу — и выиграл. Россия, напротив, в 1990-е годы ориентировалась на то, чтобы передать крупные производственные объединения частникам — и предсказуемо проиграла, так как обретение огромной собственности, часть из которой предполагала монопольные позиции на рынке, «расслабило» бизнес и позволило, по сути, не пускать на рынок конкурентов (появись у кого-нибудь желание построить новое предприятие с нуля, собственники аналогичных производств могут легко выдавить новичка с рынка ценовой конкуренцией — cм.: Inozemtsev, Vladislav. «Vernarrt in die Vergangenheit: Die Wurzeln des Putinismus reichen bis in die neunziger Jahre zurück» in: Internationale Politik, 2017, № 1 (Januar-Februar), SS. 74–83). Поэтому если Россия хочет получить пользу от китайских инвестиций, их следует привлекать в новые проекты, а не пытаться продать партнерам уже существующие активы — тем более и самим китайцам такой подход окажется понятнее.

Китайцы, как известно, не приняли участия в приватизации «Роснефти» и с большим скепсисом относятся к вхождению в капитал российских энергетических компаний (их участие ограничивается 20% завода Ямал-СПГ и 10% «Вангкорнефти»). Это происходит потому, что китайцы привыкли к относительно самостоятельной работе за рубежом и к полному контролю над своими вложениями. Примером может стать компания PetroChina — по состоянию на конец 2016 года 6-я по объему добычи нефти (4,1 млн бар. в сутки) компания в мире. В отличие от той же «Роснефти» компания демонстрировала органический рост, а не стремилась к слияниям: открыла четыре месторождения нефти в Китае и построила 11 нефтеперабатывающих заводов, вошла в 30 проектов по нефтедобыче от Канады до Индонезии, от Перу до Судана, от Омана до Туркмении. Всего 15% прироста её добычи пришлось на покупки уже действовавших месторождений (у «Роснефти», напротив, «органический» рост обеспечил 9,5% прироста добычи за 2000-2016 годы), остальное было разведано и запущено силами компании. По итогам 2015 года выручка компании составила $251 млрд (у «Роснефти» — 5,15 трлн рублей, или $84,5 млрд), а чистая прибыль — почти $6,2 млрд (все данные — из годовых отчётов компаний). На мой взгляд, России нужно привлекать именно таких партнёров и ориентировать их на разработку новых месторождений, в том числе отменив ограничения, позволяющие только госкомпаниям работать на крупных месторождениях и шельфе.

Другим примером является приход на российский рынок крупнейшего в мире интернет-ретейлера, китайской Alibaba. Компания пока оперирует из Китая и поставляет товары напрямую через систему AliExpress — для которой Россия является третьим по размеру зарубежным рынком и в которой, по мнению китайцев, до 10% розничной торговли скоро уйдёт в онлайн. В такой ситуации, казалось бы, следовало стимулировать Alibaba развивать в России собственную инфраструктуру — но не тут-то было. Похоже, что российские банкиры стремятся к обратному: воспользовавшись корпоративным конфликтом, сбыть внешним инвесторам уже готовое — в данном случае крупного и единственно успешного отечественного онлайн-ритейлера «Юлмарт» с продажами более $1,2 млрд в год, развитой инфраструктурой, включающей склады в 20 и центры обработки заказов в пяти городах, а также с самыми широкими возможностями доставки большинства товаров в города с населением от 200 тыс. человек. Сегодня, на фоне рутинного конфликта между акционерами, российские банки (и первый среди них наше «банковское всё», Сбербанк) потребовали досрочного возврата кредитов и приготовились к банкротству компании, намереваясь предложить её активы китайским инвесторам. Верящий в партнёрство с Китаем и умиляющийся успехам Джека Ма Герман Греф вполне может выгодно продать Alibaba активы «Юлмарта» — но что это принесёт России, кроме как предсказуемую остановку в строительстве новых складов и засилья китайских товаров (сегодня доля российской продукции в поставках через AliExpress составляет всего 5%)?

Опасности «размена» экономики на политику

С другой стороны, не следует в отношениях с китайцами путать экономику и политику. В Китае заметно перепроизводство в целом ряде отраслей, и оно может в ближайшие годы стать ещё более очевидным. Классическим примером является строительство. Сегодня Китай — безусловно самая крупная стройплощадка на планете (на неё приходится более половины мирового объёма жилищного и инфраструктурного строительства). В России рынок намного более узкий, но существует как проблема высоких издержек, так и сложных технических решений (первые практически «включены в стоимость» нашей бюрократической системы, вторые встают на повестку дня из-за непростых отношений с Турцией). В такой ситуации нет ничего более естественного, чем максимальное привлечение китайских инвестиций в отдельные проекты, каждый из которых (даже скоростная железная дорога Москва — Казань) при этом не делает партнёров заложниками друг друга. То же самое можно сказать, например, также о банках и финансовых компаниях. Страна, которая в 2016 году, уверенно обогнав зону евро, стала крупнейшей по объёму активов финансовой системой в мире, не имеет практически никакого финансового бизнеса в России — и с учётом того, насколько слабой является наша банковская индустрия, эта ситуация выглядит аномальной. Сейчас китайские банки редко выдают российским компаниям кредиты (накопленные ссуды не превышают, согласно статистике Банка России, $1,8 млрд), но выход непосредственно на российский рынок снял бы для них многие проблемы и серьёзно подтолкнул развитие российской экономики. Напрашивается участие китайских компаний в развитии мобильной связи и интернет-сетей, локализации производства в России оргтехники и компьютеров, и т. д. — причем все эти проекты должны быть максимально «деполитизированы» и все решения по ним должны приниматься в рабочем порядке, как это и происходит тогда, когда китайские инвесторы действуют в Европе или Соединенных Штатов.

Однако в Москве постоянно стремятся к противоположному. Контракты с КНР (типа знаменитой «сделки века» по газу, по итогам заключения которой сейчас строится газопровод «Сила Сибири»), заключаются в присутствии лидеров государств и считаются доказательством «нерушимого сотрудничества». Но что в этом хорошего, если в итоге, как мы уже отмечали, появляется труба, рассчитанная на единственного потребителя и, соответственно, дающая ему монопольные права? Я вовсе не уверен, что хозяйственное сотрудничество с КНР, не всегда выгодное для российской стороны, следует продолжать и наращивать в значительной мере по политическим причинам, тем самым укрепляя «стратегическое взаимодействие» между Москвой и Пекином. На мой взгляд, это крайне опасный тренд, особенно если он проявляется в отношениях с таким мощным союзником, как Китай. «Размен» экономики на политику нам удаётся плохо: за двадцать лет отечественные власти списали более чем $150 млрд бывшего советского долга — зачастую таким платежеспособным странам, как Ливия, Монголия, Ангола и Вьетнам, будучи убеждены в том, что такой «жест доброй воли» откроет российским компаниям возможности для бизнеса в соответствующих странах. Надежды, однако, не оправдались нигде.

То же самое касается попытки «приручить» соседей, которые оказались в сложном экономическом положении: кредиты Украине не обеспечили её лояльности; многочисленные финансовые вливания в Центральную Азию не предотвратили её дрейф в сторону того же Китая; про более чем $100 млрд, за долгие годы потраченные на субсидии и трансферты Белоруссии, я и не говорю — они породили нахлебника, который сейчас получил над Кремлём огромную власть. Поэтому как не стоит продавать Китаю уже существующие активы, так не надо и политизировать взаимодействие с ним, стремясь к каждодневным хозяйственным выгодам, а не к абстрактному «партнерству».

В поисках взаимовыгодного партнерства

До последнего времени тактика китайского бизнеса в России сводилась к тому, чтобы получать от нас сырье на максимально выгодных условиях и на собственной территории производить из него товары с высокой добавленной стоимостью, в том числе и для поставки в Россию. Порой для их сбыта создавалась более или менее развитая торговая инфраструктура. Китайцы активно развивали туристскую отрасль в России — но опять-таки ориентируясь на собственных граждан. Иначе говоря, для Китая российский рынок оставался малоосвоенным — в отличие от рынка многих азиатских и даже европейских стран. Суммарные оценки китайских инвестиций в российскую экономику колебались в последнее время в диапазоне от мизерных (и не вполне реалистичных) $1,7 млрд до не менее нереальных $33 млрд, но даже если взять усреднённую цифру, они составили не более 1,4% от накопленных прямых китайских инвестиций за границей, что поставило бы Россию на 11-е место в списке наиболее важных направлений для китайских инвестиций за рубеж. Для самого крупного соседа и, если судить по словам лидеров наших стран, стратегического союзника, это недопустимо мало. Поэтому я уверен, что китайские инвестиции нужно привлекать в страну, а китайским компаниям — оказывать всяческое благоприятствование, но только до тех пор, пока взаимодействие остаётся взаимовыгодным.

Сотрудничество России и Китая в последние годы выглядит крайне идеологизированным и напоминает мне один хорошо известный сюжет из далёкого отечественного прошлого. В XIII веке, когда монголы захватили и разорили большинство русских городов, волна их нашествия не достигла Новгорода. Местный князь Александр в ту пору был занят отражением другого нашествия — крестового похода, предпринятого немецкими рыцарями для того, чтобы понести католичество дальше на Восток и обратить русских в свою веру. Молодой князь дважды нанёс врагам поражения — после чего отправился в Сарай, а затем и Каракорум, где объявил себя вассалом монгольского хана и выразил готовность платить дань Орде. Так как монголы были одним из самых религиозно толерантных завоевателей, этот шаг позволил новгородцам сохранить себя в лоне православия, хотя и заплатить за это высокую экономическую цену. Сегодня Россия, похоже, идёт на политический союз с Китаем из сходных соображений: в отличие от Запада, который сделал доктрину демократии и прав человека своей «гражданской религией», которую он пытается распространить по миру, Китай остаётся совершенно лояльным к любым политическим режимам, из сотрудничества с которыми он способен извлечь материальную выгоду. Отвернувшись от Европы и Соединённых Штатов, Россия стремится найти в Китае сильного союзника, партнёрство с которым не требует неприемлемых для наших властей политических изменений (подробнее см: Inozemtsev, Vladislav. «Russia Pivoted East Centuries Ago» in: Moscow Times, 2014, May 28, p. 8). Такое сотрудничество может казаться очень привлекательным с точки зрения целей сохранения российской «индентичности», однако его экономическая цена может быть неприемлемо высокой. Мне не кажется, что сегодня, в относительно деидеологизированную эпоху, такую цену стоит платить.

Если Россия хочет выстроить в наступающие десятилетия конструктивное экономическое взаимодействие с КНР, нам нужно не столько стремиться придать ему элемент «исключительности», а напротив, поместить нашего партнера в самую что ни на есть конкурентную среду. В последнее время, как известно, быстрым темпом идет улучшение отношений России с Японией; С.Абэ, прибывающий в Москву с очередным официальным визитом на следующей неделе, привезет, судя по всему, с десятками инвестиционных предложений. Китаю нужно дать понять, что политика России на восточном и южном направлениях была и будет «многовекторной» — что Пекин должен соревноваться с Сеулом и Токио за наиболее интересные инвестиционные возможности в России, а не диктовать свои условия, даже если китайские руководители и считают Москву младшим партнером. Только при таких условиях Россия и Китай смогут оставить позади один период своего сотрудничества и открыть новый, более перспективный. Только в случае если в нашем партнерстве экономический и политический «треки» останутся разделены, а не окажутся смешаны, за новым поворотом нас будет ждать красивая и прямая, а не разбитая и извилистая дорога.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 апреля 2017 > № 2152032 Владислав Иноземцев


Узбекистан > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.uz, 24 апреля 2017 > № 2151867

Индивидуальные предприниматели получили право осуществлять со своих пластиковых карт платежи, связанные не только с производственными нуждами, но и с покупкой товаров и оплатой услуг любого характера.

Соответствующие изменения Центральный банк Узбекистана внес в Положение «О порядке использования индивидуальными предпринимателями банковских карт в национальной валюте».

«Теперь нет необходимости заключать соответствующий договор между сторонами, то есть между продавцом и владельцем банковской карты», — говорится в сообщении Центробанка. При осуществлении таких оплат отчетными документами являются оригиналы квитанций и счета, квитанции банкомата, инфокиоска и терминала, прилагаемые к ним, подписанные служащим, принимавшим соответствующий платеж через терминал, с проставленной печатью «оплачено».

Индивидуальные предприниматели теперь также вправе передавать свои банковские пластиковые карты в пользование другим лицам.

Ранее средства своих пластиковых карт индивидуальные предприниматели могли расходовать исключительно на производственные нужды предприятия.

Узбекистан > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.uz, 24 апреля 2017 > № 2151867


Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 апреля 2017 > № 2151509 Игорь Бунин

Французские выборы: причины побед и поражений

Игорь Бунин

Прежняя политическая система Франции фактически разрушена – социалисты должны думать о политическом выживании, в Республиканской партии начался хаос, впервые ее кандидат не прошел во второй тур. В этих условиях французская элита консолидировалась вокруг Макрона – представителя элиты, который смог победить, позиционируя себя как сторонника обновления и активно используя антисистемную риторику

23 апреля во Франции прошел первый тур президентских выборов. Первое место занял Эммануэль Макрон – за него проголосовали примерно 24% избирателей. Марин Ле Пен осталась на втором месте, получив около 21,5% голосов. Социологи прогнозируют, что во втором туре побеждает Макрон – поддержать его уже призвали лидеры правоцентристов (в том числе занявший третье место Франсуа Фийон) и социалистов.

Накануне первого тура социологические опросы показывали устойчивое лидерство двух фаворитов – Макрона и Ле Пен, чей рейтинг в течение апреля упал более чем на два пункта и равнялся 22,1%. Макрон представлял созданное им движение «В путь!», которое позиционировало себя «и левым, и правым». Марин Ле Пен – радикальный Национальный фронт, который хотя и стал за последние два года более респектабельным, но всегда воспринимался как политическая сила, не имеющая шансов на реальную власть.

Не имея в биографии ни одной выборной должности, проработав всего два года министром, лишь год назад возглавив политическое движение, которое он сам создал, Макрон добился грандиозного успеха. Интуитивно осознав кризис политической системы, он решился на авантюру, начав играть на антисистемном поле. «Эта система прогнила до мозга костей!» – заявил он. Его первая презентация была довольно скромной, а книга «Революция!», которую он издал, «школярской».

Но потом Макрон нашел деньги: примерно 9,5 млн евро различных пожертвований, сумма, рекордная для Франции. Он сумел мобилизовать более двухсот тысяч человек, которые присоединились к его движению; создал комитеты по всей Франции, выпустил и раздал 45 млн листовок. Еще до своего выдвижения Макрон собирал своих сторонников в самых разных социально-политических средах: среди них были и «герой 68-го года» Даниэль Кон-Бендит, и бывший министр в правительстве Ширака Рено Дютрей, и даже бывший премьер-министр Доминик де Вильпен.

После первых успехов в ряды сторонников Макрона потянулся поток нотаблей как от Соцпартии, так и от правых. Его поддержали тяжеловесы Социалистической партии – бывший мэр Парижа Бертран Деланоэ, министр экологии и кандидат от Соцпартии на президентских выборах Сеголен Руаяль, бывшая гражданская жена Олланда, бывший премьер Мануэль Вальс, министр обороны и президент регионального совета Жан-Ив Ле Дриан. В пользу Макрона снял свою кандидатуру центрист Франсуа Байру, что окончательно переломило ситуацию.

Что касается Марин Ле Пен, выход во второй тур стал для нее успехом, хотя у нее и нет шансов избраться президентом. Политика «дедемонизации» Национального фронта, которую она проводила, принесла ей определенные дивиденды. Она получила больше, чем ее отец в 2002 году (17%), превзошла свой результат 2012 года (18%) и получила дополнительно один миллион голосов. Она продолжила мутацию Национального фронта, постепенно отказываясь от значительной части прежней идеологии, доставшейся ей от отца.

Значительно смягчена линия на выход из зоны евро, отныне обусловленный переговорами с европейскими партнерами и референдумом. Пункт о восстановлении смертной казни исчез из программы. Хотя антииммигрантская и антиисламская линия сохранилась, в конце избирательной кампании Марин Ле Пен даже признала совместимость ислама и Французской Республики. Под влиянием Флориана Филиппо Национальный фронт сделал ставку на дирижизм, протекционизм, защиту мелкой торговли и социальную модель «государства-патрона». Но социология показывает, что разрыв с либеральными принципами в экономике противоречит системе ценностей большинства активистов Национального фронта, что предопределяет будущий кризис партии.

Традиционные силы – «Республиканцы» и Соцпартия – оказались в кризисе. В обеих партиях на праймериз победили фактически аутсайдеры (Франсуа Фийон и Бенуа Амон), перед первым туром праймериз занимавшие лишь третьи места и выдвинувшие более радикальные программы, чем их конкуренты. Кроме того, из-за обвинений в использовании коррупционных схем («Пенелопа-гейт») и других мелких «делишек» Фийон потерял 5–7 процентных пунктов и на протяжении января – апреля держался на третьем месте в рейтингах на уровне 17–19%. Его популярность немного выросла в последние дни перед голосованием за счет публичной (и, как говорят наблюдатели, запоздалой) поддержки Николя Саркози и Алена Жюппе. Хотя их поддержка выглядела не слишком убедительной и сопровождалась критикой отдельных положений программы Фийона. В результате он получил около 20% голосов. Фийон пытался выстоять под градом обвинений в коррупции, но сумел сохранить только свой ядерный электорат.

В последние две недели конкуренцию Фийону составил неожиданно быстро поднявшийся (сразу на 8 пунктов за четыре недели) и получивший в итоге 19,5% голосов троцкист и бывший левый социалист («гошист», как говорят во Франции) Жан-Люк Меланшон, создавший новое движение «Непокорная Франция». Блестящий оратор, Меланшон, действовавший фактически без поддержки партийной машины и умело проводивший свою избирательную кампанию, добился небывало высокого для радикальных левых результата. После президентских выборов 1981 года, когда Компартия потеряла четверть своих избирателей, радикальные левые никогда не получали больше 14%. Видимо, для Меланшона открывается возможность реализовать его мечту – создать французский эквивалент испанской партии Podemos.

Успех Меланшона фактически обрушил кампанию кандидата Соцпартии Амона, который набрал лишь 6,3% голосов. Единственным утешением для Соцпартии остается то, что ее кандидат преодолел барьер 5% и получит возмещение в виде 12 млн евро от государства.

Избирательная кампания проходила на фоне серьезного кризиса доверия как к традиционным элитам, так и к демократическим институтам – двум ключевым политическим партиям, представляющим правые и левые силы. Осевой темой кампании стал кризис политической системы. Ресентимент и гнев стали важными элементами мотивации французских избирателей. Прежняя политическая система фактически разрушена – социалисты должны думать о политическом выживании, в Республиканской партии начался хаос, впервые ее кандидат не представлен во втором туре президентских выборов. В этих условиях французская элита консолидировалась вокруг Макрона – представителя элиты, который смог создать новое политическое движение и позиционировать себя как сторонника обновления, активно и успешно используя антисистемную риторику.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 24 апреля 2017 > № 2151509 Игорь Бунин


Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2017 > № 2150485 Али Шамхани

«Большинство сирийцев поддерживают Асада»

Генерал Али Шамхани напоминает об обязательствах его страны перед Дамаском и предостерегает США против их политики вмешательства.

Луи Имбер (Louis Imbert), Le Monde, Франция

Генерал Али Шамхани (Ali Shamkhani), секретарь Высшего совета безопасности Ирана — ключевая фигура внешней политики Ирана. В интервью Ле Монд (Monde) в Тегеране, он говорит о недавней атаке США против Башара Асада и о долгосрочных обязательствах своей страны перед Сирией.

— После ударов США по Сирии 7 апреля вы не боитесь, что американское вмешательство на Ближнем Востоке станет более активным?

— Президент США Дональд Трамп был избран, критикуя войны, которые Америка вела в Афганистане и Ираке и ту цену, которую за них пришлось заплатить. Сегодня союзники США в регионе хотят, чтобы Америка все больше увязла в этом конфликте. Остается узнать, повторят ли американцы свои ошибки. Однако Америка и ее союзники вмешиваются в политику Сирии уже шесть лет — здесь нет ничего нового. Эти удары и прямое участие Вашингтона не изменят ситуацию.

— Этот удар был реакцией на химическую атаку на деревню Хан-Шейхун контролируемую оппозицией. США обвинила в этой атаке Дамаск-вашего союзника. Что вы думаете по поводу химических атак?

— На фронте я сам был свидетелем химических атак против иранских войск во время войны Ирана с Ираком (1980-1988). Европейские страны поставляли это химическое оружие Ираку, так до сих пор и, не признав это. Иран считает производство, хранение и использование этого оружия, неважно кем и в каком количестве, как непростительный грех.

Мы также считаем маловероятным, что Дамаск мог совершить эту атаку в Хан-Шейхуне. Мы требуем независимого расследования. И мы осуждаем удары США под этим предлогом — Америка не может быть одновременно и судьей и присяжным.

— Применение химического оружия Дамаском было неоднократно документально подтверждено. Вы обсуждали это со своим союзником?

— Обе стороны обвинялись в применении химического оружия во время этой войны. Но сирийское правительство должно было уничтожить свой арсенал в 2013 году, и Организация по запрещению химического оружия подтвердила факт его уничтожения.

— Отношения между Россией, которая является вашим союзником и США находятся сейчас на самом низком уровне. Это в ваших интересах?

— Наши отношения с Россией не зависят от отношений между Москвой и Вашингтоном. У нас с Россией общая граница в Каспийском море. У нас были отношения до революции 1979 года, сейчас мы сотрудничаем в ядерной сфере, в области туризма и это сотрудничество будет усиливаться, пока будут существовать террористы, подталкиваемые некоторыми странами региона.

— Россия кажется менее заинтересованной, чем вы в поддержке Асада у власти. Вы не боитесь, что Москва может навязать политическое решение, которое вас не устроит?

— Нахождение у власти Башара Асада не зависит от иностранного вмешательства. Большинство населения поддерживает Асада, и сирийцы сами будут определять судьбу своей страны. Слухи, о которых вы говорите, распространяют сами западные страны и иранские либералы. Но мы этого не боимся и Асад тоже.

— Иран поддерживает астанинские переговоры вместе с Россией и Турцией. Но вас, кажется, больше заботит военная обстановка, чем дипломатия…

— В Женеве мы подталкиваем сирийское правительство и оппозицию к переговорам под эгидой ООН. В Астане речь идет об обеспечении устойчивого перемирия, которое является первым шагом к реализации политического процесса. В Сирии не может быть военного решения.

— Но Башар Асад говорит, что намеревается отвоевать всю территорию страны…

— Он хочет сражаться с терроризмом. ИГ, «Аль-Каида» (террористические организации, запрещенные на территории РФ, — ред.) и их союзники контролируют часть территории. Нельзя допустить, чтобы хотя бы одна сирийская деревня оставалась в их руках. Террористические группы отправились на переговоры в Астану после поражения в Алеппо: без влияния на территории страны переговоры невозможны.

— Вы все еще считаете «террористической» вооруженную оппозицию, которая участвует в переговорах в Астане?

— Ситуацию можно поделить на «до» и «после» освобождения Алеппо. Они отступили, когда были убеждены в своем поражении. Если они прекратят бороться, если будут остановлены поставки оружия из-за границы, если они разорвут связи с «Аль-Каидой» и выдвинут политические требования, мы не станем считать их террористами. То же самое касается США и Европы: два года назад они ставили первым условием проведения переговоров уход Башара Асада из власти. Оно было стратегической ошибкой, и они отказались от него.

— Иран договорился с Катаром об эвакуации четырех шиитских и суннитских деревень, которые осаждаются, соответственно, мятежниками и режимом. Некоторые опасаются раздела сирийской территории на религиозной основе…

— Мы уже не первый год стремимся спасти оказавшееся в осаде население. Эвакуация, кстати, проходит не лучшим образом, и в результате теракта 15 апреля погибли более 120 человек. Это не раздел, а временное решение, и мне не кажется, что оно может найти применение в других зонах.

— Часть иранского правительства хорошо приняла избрание Дональда Трампа. Она рассчитывала на «сделку» с бизнесменом. Этот расчет все еще в силе?

— На Ближнем Востоке у нас нет ни потребности, ни желания вести переговоры с США. Но не стремимся мы и к напряженности, которая бы стала ударом по региональной стабильности.

— Американское правительство сообщило, что не собирается отменять достигнутое в июле 2015 года соглашение по иранской ядерной программе. Но не опасаетесь ли вы, что оно может ввести новые санкции?

— В соответствии с волей верховного лидера Али Хаменеи Иран развивает «экономику сопротивления» с опорой на национальные ресурсы. Мы прекрасно понимаем, что США ведут против нас экономическую войну, но им приходится иметь дело с новой ситуацией. Европейские правительства больше не хотят следовать за ними. Мы призываем их поддержать предприятия, чтобы они инвестировали в Иран. У нас есть природные ресурсы, в том числе газовые, которые могли бы позволить Европе диверсифицировать свое энергоснабжение.

Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 23 апреля 2017 > № 2150485 Али Шамхани


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150595 Изабель Мандро

Россия: пропаганда и эффект бумеранга

Изабель Мандро (Isabelle Mandraud), Le Monde, Франция

Игнорируя внутренние проблемы страны, близкие к власти СМИ открыли дорогу оппозиции.

На первый взгляд, это просто ерунда, обычная яма. Только вот 14 апреля жители Новосибирска поздравили с годовщиной эту «достопримечательность» на улице Котовского. Были развешаны цветные шарики, автомобилисты сигналили, а несколько человек даже принесли торт. У ямы есть своя собственная страница в Twitter, где она рассказывает о своей жизни при полном невнимании властей. В России сатира — едкая или насмешливая — остается главным оружием протеста.

Если при СССР ЦРУ старательно собирало советские шутки как ценные характеристики атмосферы в стране, современным кремлинологам стоит обратить внимание на интернет, откуда идет все более открытая критика, которую игнорируют близкие к власти СМИ.

От социальных сетей к уличным протестам

Карикатура с покрытым макияжем Владимиром Путиным на фоне радужного флага ходила по сети, несмотря на запрет. Неловкая попытка премьера Дмитрия Медведева оправдаться после обвинений в коррупции тоже породила вал издевательств. Наконец, выходка представителя России в ООН Владимира Сафронкова («Смотри в глаза, не оскорбляй Россию!») вызвала море сатирических видео.

С 2014 года россияне, сжав зубы, ощущают на себе последствия кризиса в связи падением цен на нефть и международными санкциями. Обвал рубля и покупательной способности на фоне постоянных утверждений правительства о том, что «худшее позади», оставили глубокий след. Бедные стали еще беднее. Молодые специалисты не верят в будущее. Поездки за границу, к которым привык средний класс, пришлось отложить. Поднявшаяся три года назад с аннексией Крыма волна национализма спадает, а недовольство поднимается на поверхность и выражается через социальные сети. И не только через них.

26 марта виртуальная экспрессия неожиданно вылилась в собрания с участием тысяч демонстрантов по призыву оппозиционера Алексея Навального. Большинство участников были молодыми и невосприимчивыми к риторике власти людьми, а протест охватил более 80 городов по всей стране, в некоторых из которых подобного не было с 1990-х годов.

«26 марта продемонстрировало, что за витриной авторитарного единства просматриваются контуры значительных протестных групп, сохраняющих или набирающих способность к мобилизации, — пишет Кирилл Рогов на сайте РБК. — Эти акции в известном смысле проломили пропагандистский «негатив» в отношении любых митингующих, «антимайданную» риторику Путина и пропагандистской машины, которой не удалось воспитать у россиян устойчивое отторжение уличной политики».

Проправительственные телеканалы сообщили о демонстрациях лишь через несколько дней, причем в виде их критики, и до сих пор продолжают игнорировать идущее не первую неделю протестное движение дальнобойщиков. Навальный же решил пойти дальше. Отсидев 15 суток за «неповиновение» во время задержания 26 марта, автор разоблачительного видео о роскошной жизни Медведева появился на своем канала на YouTube с призывом к демонстрации 12 июня, в день России.

Оппозиционер умело пользуется социальными сетями, где он улавливает недовольство, затрагивая самую чувствительную струну: коррупцию элиты, «главный источник бедности». Оппозиционер называет позором плохие дороги и низкие зарплаты в новом видео, которое набрало уже больше 2 миллионов просмотров.

Красная линия

За год до президентских выборов (они состоятся 18 марта, в день аннексии Крыма) перед Кремлем стоит непростая задача. Закрыв глаза на внутренние проблемы страны, которые вытесняются украинским конфликтом, войной в Сирии, конфронтацией с Западом, американскими выборами, пророссийские СМИ открыли дорогу оппозиции. Устав от постоянной напряженности на международной арене, все больше россиян выражают на улице или в карикатурах в социальных сетях недовольство своей жизнью. В этом заключается эффект бумеранга пропаганды.

Путин (он официально еще не заявил об участии в будущих выборах) решил в такой обстановке перенести традиционную «Прямую линию» с гражданами, которая проводится с 2001 года. Изначально она должна была состояться в апреле, но теперь пройдет только в октябре из-за президентского «графика». Через месяц с небольшим после появления видео Навального, в котором он называет Алишера Усманова (третий среди богатейших людей в стране) причастным к сокрытию богатств премьера, олигарх подал на оппозиционера в суд, обвинив его в том, что тот пересек «красную линию».

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150595 Изабель Мандро


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150559 Юваль Вебер

Преследуя свои интересы на европейских выборах, Россия рискует столкнуться с долговременной негативной реакцией

Юваль Вебер (Yuval Weber), Russia Matters, США

В Европе в этом году состоятся очень важные выборы, а американская политика пока так и не оправилась от скандала, связанного с предполагаемым российским вмешательством в президентскую гонку в 2016 году. В этих условиях либералы на Западе бьют тревогу и говорят о перспективах вмешательства Москвы в избирательные процессы в самых разных странах, от Франции до Сербии. Москва на самом деле открыто сколачивает альянсы с евроскептиками и националистами по всему континенту. Но, как это было с Дональдом Трампом, Россия отдает предпочтение этим политическим силам не из-за идеологической близости и не из-за тайных финансовых связей, а в силу того, что некоторые кандидаты гораздо ближе к ней и могут удовлетворить ее острейшие политические потребности охотнее других. Не Россия породила евроскепсис и Марин Ле Пен. Как и в советские времена, Москва просто увидела существующие в западном обществе противоречия и пытается воспользоваться ими к собственной выгоде. Сегодняшний разворот России в сторону крайне правых группировок очень похож на советскую поддержку левых сил в 20-м веке. И те, и другие выступают против системы, ослабляя местную элиту и межблоковое единство, из-за чего национальные правительства вынуждены вести переговоры с Россией с позиции относительной слабости. Судя по текущему состоянию российско-американских отношений, действия Москвы могут выйти ей боком, если тактические победы уступят место новой, мощной и долговременной русофобии. Но противодействие либеральных обществ российским попыткам углубить существующий раскол и «делиберализовать» политическое пространство тоже должно быть долговременным и включать меры борьбы с фальсификациями и действия по более эффективной пропаганде достоинств открытого общества.

Европа: что поставлено на карту для России?

Хотя ФБР и конгресс продолжают свои расследования действий России по вмешательству в президентские выборы, западные руководители и аналитики опасаются, что президент Владимир Путин стремится повторить в Европе мнимый успех с избранием Трампа. Они полагают, что у российского лидера есть мощный мотив остаться у власти в этот особенно трудный период времени, когда страна взяла на себя дополнительные внешнеполитические обязательства, и что он обладает полной свободой действий из-за отсутствия четких правил в кибервойне. Очевидная цель российского вмешательства — это внести сумятицу в европейские выборы посредством хорошо просчитанных утечек и хакерских взломов систем голосования, и привести к власти или ввести в состав коалиций поддерживающих Россию и выступающих против ЕС политиков, либо просто ослабить политиков основного направления из числа сторонников атлантизма. В результате у Европы ослабнет желание сохранять антироссийские санкции, поддерживать Украину и давить на Москву, чтобы она прекратила оказывать содействие сирийскому президенту Башару аль-Асаду. Всего этого можно будет добиться без дорогостоящей и опасной эскалации напряженности. Особенно важные выборы в этом году состоятся в Болгарии, Франции и Германии.

Москва уже по меньшей мере десять лет пытается изменить международный порядок за счет ликвидации евроатлантического господства и перехода к многополярности. Россия поддерживает крайне правые организации евроскептиков и политиков, потому что ей не удавалось найти взаимопонимание с ЕС по основополагающим вопросам сотрудничества даже до украинских событий, которые только усилили эти противоречия. Популисты и противники ЕС существовали в Европе задолго до прихода Путина (партию, которую сегодня возглавляет Ле Пен, ее отец Жан-Мари создал еще в 1972 году), и не они заставили Путина занять нынешние политические позиции. Но Путин понял существующую взаимосвязь и начал действовать соответственно, чтобы ослабить Евросоюз. У партий евроскептиков есть некоторые идеологические сходства с Россией, и они также пользуются ее дипломатической и финансовой поддержкой, поскольку Россия считает их достаточно важными и достойными ее внимания, ибо они демонстрируют избирателям свою удаленность от евроатлантического мейнстрима.

Новые средства, старые мотивы

Вмешательство России в прошлогодние американские выборы, о котором сегодня очень много говорят, было беспрецедентным, но такого рода деятельность вполне соответствует давней традиции. До и во время холодной войны Россия использовала самые разнообразные средства для воздействия на политику в Европе и США. Эта деятельность может и должна стать сегодня важным политическим уроком. С начала послереволюционной эпохи и до конца десталинизации Россия осуществляла явную, тайную и полускрытую деятельность, работая в основном через Коминтерн, Коминформ и местные подставные организации. Когда из-за холодной войны и разоблачений сталинских преступлений привлекательность советского коммунизма пошла на убыль, Советский Союз изменил тактику действий, и в 1970-е и 1980-е годы поддерживал антиядерные движения и борьбу за мир. Взяв на вооружение такой подход, СССР воспользовался политической поляризацией в западных обществах и конфликтом поколений между теми, кто пережил трагические события Второй мировой войны, и теми, кто тогда еще не родился. Поддерживая организации, которые апеллировали к западным ценностям, но шли не в ногу с главными силами в лице антисоветских партий, Советский Союз использовал открытость и либерализм западных обществ против государств Запада.

Сегодняшние кибернетические интервенции России тоже являются частью большого набора инструментов. И хотя они выглядят пугающе, бывший руководитель политики кибербезопасности из администрации Обамы назвал их «довольно примитивными». Он сказал: «Это могут делать примерно 60 стран со всего мира: осуществлять атаки против третьих сторон, красть документы и почтовую переписку, чтобы потом выборочно публиковать их, создавая неблагоприятные условия для таких третьих сторон. Это довольно грубое вмешательство».

Более того, Россия в основном совершенно открыто оказывает поддержку европейским партиям, которым отдает предпочтение. Правящая партия Путина «Единая Россия» подписала соглашения о сотрудничестве с итальянской «Лигой Севера», с Австрийской партией свободы и с греческой партией «Независимые греки». Она принимает у себя депутатов Европарламента от итальянского «Движения пяти звезд», лидеров Национального фронта Ле Пен, немецкой партии «Альтернатива для Германии», венгерского «Йоббика», болгарской «Атаки» и прочих. Она налаживает взаимодействие и на более низком уровне, скажем, участвуя в конференциях. Ле Пен открыто обращалась за финансовой помощью к связанным с Россией банкам и получила ее, а в марте нанесла резонансный визит в Москву.

Эффект бумеранга?

Для Москвы в «успешном» вмешательстве в европейские выборы таится некий парадокс. Если в той или иной стране пойдут разговоры о том, что какая-то партия побеждает благодаря российскому вмешательству, которое отравляет отношения в обществе или осуществляется недопустимыми способами (тайное финансирование, фальсификации на выборах), то на смену кратковременным тактическим успехам от победы готового к сотрудничеству с Москвой кандидата быстро придет долговременная русофобия. Примером тому могут служить сегодняшние настроения в Вашингтоне. Хотя российское влияние на исход американских выборов могло быть ничтожным, представление о Москве как об участнице этого состязания породило очень мощное и длительное противодействие.

В Европе мы вполне можем увидеть аналогичную реакцию отторжения. Осознав последствия Брексита, некоторые евроскептики разочаровались, и это стало отражением новых настроений, заключающихся в том, что «может быть, Европа это не так уж и плохо». Если Москву посчитают соучастницей, Россия окажется в незавидном положении.

Такое сочетание как поляризация в Вашингтоне и настороженность в Брюсселе грозит России серьезными и долговременными стратегическими последствиями, ибо о ней возникнет коллективное представление как о ревизионистской державе. Если после выборов во Франции и в Германии у власти останутся либеральные политики, как и в Нидерландах, то скорее всего, евроатлантическое сообщество придет к общему согласию в своем негативном мнении о России из-за ее вмешательства во внутреннюю политику других стран. Если в одном государстве будут приняты меры по сдерживанию или наказанию России, то такие же усилия могут предпринять и другие страны.

Что делать?

Сейчас, как и в годы холодной войны, Россия по всей видимости не в состоянии предопределять результаты иностранных выборов. Но она определенно может внести неразбериху в информационное пространство. Она часто поступает таким образом, усугубляя самые острые политические разногласия в открытых обществах. Недавнее замечание бывшего президента Эстонии Тоомаса Хендрика Ильвеса применимо и для эпохи холодной войны, и для нынешней ситуации: «То, что они делают, это асимметрично. То, что они делают с нами, мы не можем делать с ними. Это можно сказать обо всех авторитарных режимах. Либеральная демократия со свободной прессой, со свободными и честными выборами находится в невыгодном положении, потому что против нее можно осуществлять вмешательство. А инструменты демократии и свободы слова против авторитарных режимов использовать нельзя».

Запад должен понять, что открытость может быть недостатком в информационной войне, но что для самого общества это источник силы. Ограничение такой открытости в тактических интересах обороны это проявление недальновидности и стратегического неблагоразумия, поскольку в данном случае Запад уступает другим ключевой источник привлекательности. Прямой ответный удар оправдывает эскалацию только на условиях, которые выгодны для тех, кто стремится избежать традиционной конфронтации.

Чтобы ограничить последствия иностранного вмешательства в выборы, надо искать долгосрочные решения. Во-первых, в борьбе с так называемыми ложными фактами должен быть двухаспектный подход на основе спроса и предложения. С одной стороны, поставщики информации должны применять различные меры самоконтроля (что уже начал делать Фейсбук). С другой стороны, надо повышать «информационную грамотность» среди молодежи, то есть, учить ее отличать правдивую информацию от ложной. Сейчас в немецком бундестаге рассматривается привлекший к себе огромное внимание проект закона, который приравнивает специально вводящие в заблуждение и похожие на новости сообщения (фейковые новости) к ненавистническим высказываниям и к разжиганию ненависти. Согласно этому проекту закона, социальные сети будут обязаны удалять такие предосудительные материалы, а в противном случае их будут наказывать штрафами. Закон может быть принят до сентябрьских выборов, и чиновники из ЕС уже думают о том, как распространить его действие на всю Европу. Во-вторых, политическая элита западных стран должна признать, что изоляционистские и националистические тенденции, а также недовольство истэблишментом находят благодатную почву, потому что общество не удовлетворено политическими и экономическими переменами, как это было в 1970-е и 1980-е годы. Если найти привлекательные идеи, направленные против популизма, это снизит притягательность популистской риторики и ложных фактов, и проведет более четкие различия между открытыми обществами и закрытыми.

Юваль Вебер — доцент кафедры государственного управления Гарвардского университета, научный сотрудник Дэвисовского центра российских и евразийских исследований (Davis Center for Russian and Eurasian Studies), доцент Высшей школы экономики (Россия).

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2017 > № 2150559 Юваль Вебер


Германия. Евросоюз. Япония. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150294

Товарам из каких стран покупатели доверяют больше всего? Рейтинг Forbes

Андрей Злобин

редактор Forbes.ru

В списке из 50 стран наибольшее доверие вызывает Германия. Россия заняла 41 место, а Китай — 49-е.

Рейтинг, опубликованный американским изданием Forbes, свидетельствует, что более других покупатели большинства стран предпочитают товары с маркировкой Made in Germany.

Рейтинг составлен на основании данных, собранных немецким порталом Statista совместно с исследовательской компанией Dalia Research. Они провели опрос, в котором приняли участие 43 034 человека из 52 стран, в которых проживают 90% населения планеты. Респонденты отвечали на вопрос, какая из стран в маркировке Made in… пользуется у них наибольшим доверием. При ответе можно было называть одну из 49 стран плюс ЕС.

Как напоминает Statista, маркировка Made in … на товарах появилась в Великобритании в конце 19 века в целях защиты рынка Британской империи от дешевых, низкокачественных и зачастую контрафактных продуктов, произведенных в Германии. В рейтинге 2017 года именно Германия заняла первое место, а Великобритания — четвертое.

1. Германия

Жители 13 стран назвали Германию первой среди государств, товары которых они предпочитают покупать. Немецкая продукция ассоциируется у них в первую очередь с высоким качеством и непревзойденными стандартами безопасности.

2. Швейцария

Лишь в одной стране Швейцария была названа лучшей среди стран, которой можно доверять. Но она заняла призовые места в опросах большинства стран. Там швейцарские товары предпочитают за их подлинность и статусность.

3. Евросоюз

Более всего товары из ЕС чтят в Алжире. С уважением к ним относятся в Аргентине, Венесуэле и Колумбии. Не доверяют маркировке Made in EU в Канаде и Сингапуре.

4. Великобритания

Больше других доверяют британским товарам в самой Великобритании и в Испании.

5. Швеция

Наибольшим доверием шведские товары пользуются в самой Швеции и в Норвегии.

6. Канада

Самыми лучшими товары Made in Canada считают сами канадцы. Продукцию из Канады особенно уважают за «справедливые условия при их производстве».

7. Италия

Лишь сами итальянцы считают итальянские товары самыми заслуживающими доверия в мире. В других странах ценят уникальность и дизайн товаров Made in Italy. Благодаря этому страна оказалась на седьмой строчке рейтинга.

8 — 10. Япония

Лучшими японские товары считают в России. А также еще в шести странах мира. Товары Made in Japan ценятся за их высокое качество и передовые технологии.

8 — 10. Франция

Лишь в двух странах товары Made in France назвали лидерами по доверию среди покупателей: в самой Франции и в Марокко.

8 — 10. США

Покупатели 8 стран, в том числе самих США, назвали американские товары наиболее заслуживающими доверия в мире. С большим уважением к товарам северного соседа относятся в Латинской Америке, в том числе в Колумбии, Венесуэле, Бразилии, Чили и Аргентине.

11 — 12. Финляндия

Ни в одной из стран Финляндия не заняла первое место в опросах об уровне доверия к финским товарам. Но в целом уважение к финскому качеству позволило стране попасть в число двенадцати лучших.

11 — 12. Норвегия

Лучшими в мире норвежские товары назвали лишь покупатели из Гонконга.

Германия. Евросоюз. Япония. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 21 апреля 2017 > № 2150294


Казахстан. Китай. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2148036 Александр Князев

Принятие в Шанхайскую организацию сотрудничества Индии, Пакистана и Ирана могут снизить политическое влияние стран Центральной Азии – в том числе, Казахстана в этой организации, уверен эксперт по Среднему Востоку и Центральной Азии Александр Князев.

Глава казахстанского МИД Кайрат Абдрахманов заявил в пятницу, что Астана согласна на принятие в Шанхайскую организацию сотрудничества Ирана. Министр иностранных дел России Сергей Лавров высказался по поводу принятия страны в ШОС так же однозначно: по его словам, Иран решил все вопросы, связанные с санкциями по линии Совета безопасности ООН.

Иран подал заявку на вхождение в ШОС почти 10 лет назад. Но за все эти годы принят так и не был. Эксперт Александр Князев высказал Sputnik Казахстан свое мнение о том, почему страны-участницы Шанхайской организации сотрудничества не решались сделать шаг навстречу Ирану. При этом, санкции Совета безопасности ООН Князев считает лишь хорошим поводом, использовавшимся для заморозки вопроса.

- Астана одобряет полноправное членство Ирана в ШОС, об этом было заявлено сегодня министром иностранных дел Кайратом Абдрахмановым на заседании СМИД ШОС. Похоже, разрешение вопроса с Ираном вполне может выйти на финишную прямую. Но нас интересует другое – почему Иран не был принят в ШОС раньше, хотя его заявка была подана еще в 2008 году?

— Думаю, что главная причина состоит в том, что страны ШОС, такие как Россия, Китай, Казахстан, Узбекистан… старые члены организации, никто из них не хотел излишней конфронтации с Западом, потому что вступление Ирана в ШОС вызвало бы там негативную реакцию, учитывая отношения Ирана и США, прежде всего. И, думаю, это стоит за официальными формулировками о том, что Иран находился под санкциями Совета безопасности ООН и в силу этого не мог бы быть принят. На самом деле — это нежелание конфронтации с Западом: потому что и контроль над ядерной программой Ирана мог быть взят под эгиду ШОС.

Ситуация с санкциями, связанными с ядерной программой Ирана, вообще, не выдерживают никакой критики. Индия и Пакистан не состоят в договоре о нераспространении ядерного оружия и де-факто ставят всех перед фактом наличия у них ядерного оружия, и никаких санкций никто к ним не применяет. Иран, который добросовестно участвует в Договоре о нераспространении, к нему предъявляются претензии, которые никогда не были доказаны — это чистейшей воды политика. И двусмысленная политика стран-членов ШОС.

- Есть такое предположение, что после вступления Индии и Пакистана, а затем и Ирана в ШОС, политическое значение центральноазиатских республик в этой организации уменьшится. Это так?

— Я думаю, что да. Я, вообще, противник того, что Индия и Пакистан принимаются в ШОС. Во-первых, это две страны, находящиеся между собой в очень серьезной конфронтации, которая почти в любой момент может перейти в военный конфликт, и эпизодически это происходит. Индия имеет очень сложные, конфликтные отношения с Китаем. И прием этих двух стран сразу может завести ШОС в определенный тупик – случись между Индией и Пакистаном военный конфликт, страны-участницы организации не смогут повлиять на этот конфликт, у них нет рычагов влияния. Это просто дискредитировало бы Шанхайскую организацию. И это имело бы смысл, если бы ШОС позиционировалась бы как организация региональной безопасности, чего уже давно нет. Тогда, как альтернатива ОБСЕ, ООН… в этом случае, ШОС была бы серьезной организацией. Конечно, она бы требовала гораздо большего вложения сил со стороны ее членов, но это была бы эффективная организация. А в том состоянии, в котором она находится (с принятием Индии и Пакистана. – прим. ред.), она просто будет дискредитирована тем фактом, что ее равноценные члены воюют между собой – конечно, в случае конфликта.

- Интересует Турция, которая несколько дистанцирована от вопроса вступления в ШОС. Вступление Ирана в организацию не станет препятствием для возможного когда-нибудь решения турецких властей относительно ШОС?

— Турцию никто еще всерьез не обсуждал в качестве члена ШОС… Думаю, что ШОС в том виде, в котором существует, с учетом тенденций развития, которые в ней есть – хуже уже не будет. Потому что организация "размывается". Это диалектические такие закономерности – чем больше членов, тем труднее принять какие-то серьезные решения, нужно учитывать интересы всех, а в ШОС все решения принимаются путем консенсуса. Итоговые решения, которые устраивали бы всех, получаются более размытыми, менее конкретными и эффективными.

- ШОС это реальный, работающий инструмент взаимодействия государств? И в чем его секрет, почему крупнейшие державы так стремятся вступить в эту организацию, при всем том, что вы сейчас озвучили – наверняка это понимают и в этих странах?

— ШОС — удобная площадка для дискуссий, для выявления мнений позиций сторон участников. В последнее время, например на саммитах в Уфе, в Ташкенте, ШОС становится эффективной площадкой, где важны не общие заседания членов организации, а возможность встретиться “на полях” в двух- трехсторонних форматах. Поэтому — почему нет. Имеет право и такая организация быть. Но это те функции, которые она более-менее выполняет. В организацию не заложены какие-то решения, обязательные для участников. Она не принимает такие решения. И тогда она остается просто дискуссионной площадкой и не более того, а это уже другой уровень авторитетности и значимости в международных отношениях.

- Кстати, почему в Ташкенте в прошлом году страны даже не высказались в том числе так же одобрительно об Иране в качестве члена ШОС, хотя отношения с США у той же России были другими, страх быть непонятым Западом уже тогда пропал, да и у Ирана со Штатами ситуация изменилась?

— Взаимоотношения России с Западом изменились. А у Китая – нет. У Казахстана, Узбекистана не испортились. При этом, отношения американских и иранских властей не улучшились, на самом деле. Большое количество санкций до сих пор не сняты. США утверждают другие виды санкций в отношении Ирана, у американских нынешних деятелей было заявление о том, что Иран это чуть ли не "всемирное зло". Это была маленькая пауза уходящей администрации Обамы. Дело в том, что в американской внешней политике основные стратегии с приходом нового президента не могут меняться, потому что уходящий президент закладывает основы, утвержденные Конгрессом в виде указов и постановлений различных, которые новый президент не может преодолеть быстро. Необходимо несколько лет для этого. Поэтому то, внешнее улучшение между США и Ираном, которое связывается с тем соглашением по ядерной программе, несет, думаю, больше пиаровский характер.

Другое дело, иранцы сумели этим фоном воспользоваться, сумели с отдельными компаниями, странами, активизировать экономические взаимоотношения. Поэтому ситуация по принятию Ирана в ШОС созревала, ну и, одновременно, организация эволюционирует. Несколько лет назад ее на Западе еще боялись, что это будет “российско-китайская НАТО”, а сейчас уже не боятся, понимают, что ШОС это не реально действующий политический союз, это не союз, это форма взаимодействия.

Казахстан. Китай. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 21 апреля 2017 > № 2148036 Александр Князев


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150617 Франсуа Фийон

Фийон: «Как по борьбе с исламизмом, так и всему остальному, Макрон не говорит ничего конкретного»

Жюдит Вентроб (Judith Waintraub), Le Figaro, Франция

В эксклюзивном интервью за три дня до первого тура бывший премьер критикует программу лидера «Вперед!» и предупреждает избирателей правых: «Если они проголосуют за Ле Пен, то получат Макрона!»

Le Figaro: Планировавшийся теракт, о котором сообщили во вторник, был направлен конкретно против вас?

Франсуа Фийон: Министр внутренних дел Матиас Фекль (Matthias Fekl) предупредил меня в прошлый четверг, рассказав о перехвате сообщения, в котором меня называли целью. Спецслужбы приняли меры безопасности, но мы никак не изменили программу нашей кампании.

— Почему целью могли выбрать именно вас, а не Марин Ле Пен, например?

— Нет ничего странного, что под прицелом мог оказаться кандидат с наиболее жестким проектом борьбы против исламского тоталитаризма. Террористы выбирают цель в зависимости от шумихи, которую, как они надеются, спровоцируют их действия. На самом же деле под прицелом оказалось все французское общество.

— Эти невиданные во время президентской кампании угрозы подталкивают вас к расширению запланированных мер?

— Я отстаиваю единственно возможную и эффективную стратегию борьбы с этой угрозой, то есть глобальную стратегию, как за пределами, так и внутри наших границ. В частности, нужно принимать более жесткие меры против тех, кто могут стать террористами на территории нашей страны, лишить гражданства тех, кто отправились воевать в Сирию и Ирак, даже если они — французы. Законы есть, так давайте же их применять! Можно оставаться правовым государством, не развязывая при этом руки тем, кто могут представлять угрозу.

— Стоит ли сообщать мэрам о таких людях, которые проживают в их муниципалитетах?

— Этого требует Валери Пекресс (Valérie Pécresse), и я с этим согласен. Если насчет человека существуют сомнения, нужно уведомить об этом местные власти и компетентные органы, особенно в уязвимых отраслях, вроде транспорта.

— Эммануэль Макрон тоже предлагает «мощные меры против терроризма». В чем их отличие ваших?

— Как по борьбе с исламизмом, так и всему остальному, Эммануэль Макрон не говорит ничего конкретного. У него не ощущается ни малейшего желания вести эффективную борьбу с этой угрозой, которую он даже не определил как таковую. Для Макрона исламизм — не тоталитарная опасность для мира во всем мире. Он придерживается классической антитеррористической риторики, чтобы ублажить, как он считает, мусульманский электорат. В отличие от меня он не говорит о существовании фундаменталистского движения в мусульманской вере, с которым необходимо сражаться. Он также не настаивает на выдворении тех, кто выступают с антиреспубликанскими заявлениями, и роспуске салафитских или близких к «Братьям-мусульманам» движений, которые явно относятся к джихадистскому течению.

— Относите ли вы Союз исламских организаций Франции к числу движений, которые необходимо распустить?

— Это решит суд по итогам следствия.

— Эммануэль Макрон назвал заявления по терактам одного из своих референтов Мохамеда Сау «слегка радикальными», но не стал отказываться от его услуг. Что вы думаете о его позиции?

— Он даже не сразу принял решение о его временном отстранении! Это многое говорит о его неоднозначной позиции по всем этим вопросам. Из выступлений Эммануэля Макрона складывается впечатление, что он не защищает национальную идентичность, историю, культурные корни… Словно все это вышло из моды. Словно все мы живем в обществе, где значение имеет лишь индивид, причем индивид, у которого нет ни истории, ни идентичности.

— Какой будет философия вашей политики за пределами наших границ?

— Нашу стратегию равнения на США и Европу сложно назвать хорошей. Ликвидировать исламский тоталитаризм не получится силами одного лишь Запада. Было ошибкой отказываться от коалиции, которую я вот уже четыре года предлагаю сформировать с Россией, Ираном и всеми участвующими в этой борьбе странами. Позиция Германии по этому вопросу начала меняться по одной простой причине: теперь страна под угрозой.

— Можно ли еще рассматривать будущее с Башаром Асадом после химической атаки в Сирии?

— Бороться с исламским тоталитаризмом в Сирии невозможно без режима и его сил. Утверждать, что присутствие Башара Асада не дает нам работать с Россией и Ираном для ликвидации исламского тоталитаризма — тупиковая позиция. Им нужен договор, который бы защитил их интересы в регионе. Для России Сирия — один из символов восстановлении ее силы.

— Дональд Трамп был прав, когда распорядился нанести удар?

— Его поведение непредсказуемо. Он неожиданно меняет мнение, а его стратегия опасна. Как бы то ни было, Барак Обама тоже не проявил особой силы и дальновидности во внешней политике. С Дональдом Трампом беспокойство сейчас вызывает в первую очередь эмоциональная сторона его метаний. Нужно успокоиться. Вспомнить, что именно из-за таких наслоений событий начинаются войны. Стоит задуматься, что случится в день прямой конфронтации России и Америки. Россия нестабильна, и с ней нужно обращаться с осторожностью.

— Можно ли снять санкции с России без подвижек по Крыму?

— Нужно соблюдать два основополагающих, пусть и противоречивых принципа: соблюдение границ и международного права и право народов на самоопределение. Никто не может отрицать, что Крым — российская территория в историческом, культурном и лингвистическом плане. Упорствовать и утверждать, что Россия должна уйти из Крыма, бессмысленно. Этого никогда не случится.

Единственный вариант выхода из кризиса — это проведение конференции о будущем Крыма под эгидой ООН. Она позволит найти решение.

— Какими могут быть последствия турецкого референдума?

— Он может ускорить движение Реджепа Тайипа Эрдогана в сторону режима империалистического типа.

— Вы могли бы предложить европейским партнерам раз и навсегда остановить процесс вступления Турции в ЕС, сказать, что ей там не место?

— Я против вступления Турции в Европейский Союз. Нужно предложить туркам обсудить расширение партнерства в экономике и безопасности. Мне кажется, что вступление Турции в ЕС представляет собой очень опасную бомбу замедленного действия. Рано или поздно наступит момент, когда всем станет ясно, что вступление невозможно, в частности из-за противодействия ряда стран, в том числе Франции. Чем больше мы ждем, тем более острой будет конфронтация с Турцией. Нельзя идти на риск такого конфликта из-за одного лишь точечного соглашения по беженцам.

— Какие отношения вам бы хотелось установить с Ангелой Меркель?

— В ближайшие дни после инаугурации я предложу Ангеле Меркель встретиться в Страсбурге, чтобы обсудить будущее Европы. Я предложу ей предпринять общие усилия для экономического и финансового подъема. Приоритетная цель — в том, чтобы организовать еврозону с экономическим правительством, генеральным секретариатом и планом по гармонизации налоговых систем. Нужно стремиться к суверенитету. Для нас это лучшая защита от гегемонии доллара и китайской валюты.

— Нужно ли Министерство финансов еврозоны?

— Самое важное в том, чтобы главы государств и правительств собирались раз в три месяца для управления еврозоной, у которой должен быть независимый от Европейской комиссии генеральный секретариат.

— Нужно ли стремиться к более широкой военной интеграции?

— Параллельно с Североатлантическим альянсом нужен европейский оборонный альянс, в котором каждая страна полностью бы сохраняла свою автономию и независимость. Кроме того, нам необходимо постепенно сформировать настоящую европейскую оборонную промышленность и создать фонд для обеспечения финансирования внешних операций. Принимать решения об этом не должны ни Еврокомиссия, ни Евросоюз. Это попросту не будет работать. Достаточно договора стремящихся к тому европейских государств. Немцы сейчас проявляют к этому куда больше открытости, чем несколько месяцев назад. Они увидели, что американская защита не столь прочна, как и казалось, и что им грозит новая угроза, исламский тоталитаризм, хотя они считали себя в безопасности.

— Вы говорили, что у вас есть доказательства вмешательства властей в расследование по вашему делу. Почему вы их не раскрыли?

— Следствием должны заниматься правоохранительные органы.

— Что вы можете сказать правым избирателям, у которых может возникнуть желание проголосовать за Марин Ле Пен?

— Если они проголосуют за Ле Пен, то получат Макрона! Каждый голос республиканских правых, который уходит в копилку Нацфронта или Николя Дюпон-Эньяна, увеличивает риск избрания Макрона.

— Судя по всему, вы не привлекаете на свою сторону молодых избирателей. Как вы это объясните?

— Вы опять отталкиваетесь от опросов! Я постоянно слышу классические комментарии СМИ: «На митингах мало молодежи». Честно говоря, в этом всегда была сложность для классических партий, как левых, так и правых. Молодежи свойственна тяга к радикальным и революционным решениям. Не скажу, что это относилось и ко мне в их возрасте, но все же… Я — единственный из кандидатов, кто предлагает молодежи будущее, работу, свободу и независимость. Только я предлагаю снять с их плеч бремя накопленных предыдущими поколениями долгов. Только я предлагаю им кардинальную реформу образовательной системы и борьбу с недопустимым неравенством в школе, по которому Франция обошла все остальные крупные европейские страны.

— Что вы думаете насчет полемики среди «Республиканцев» по поводу «Здравого смысла»?

— Мне жаль видеть подобные проявления нетерпимости. Речь идет об именно той политкорректности, с которой я веду борьбу. Мне вспоминается правительство, которое мы сформировали с Николя Саркози. Там, был не только Ален Жюппе (Alain Juppé), но и Кристин Бутен (Christine Boutin) и Бернар Кушнер (Bernard Kouchner). Не помню, чтобы это кого-то поразило. Я поддерживаю не все позиции «Здравого смысла», но они знают это, и поддерживают меня, потому что считают, что у меня лучший проект. Это подтверждает, что они — не фанатики. У них есть место в большинстве, и они проявили огромную устойчивость в этой кампании. Чего не сказать об остальных. Чтобы строить, нужно объединять. Исключая некоторых людей под тем предлогом, что они не идут в «русле истории», мы лишь способствуем напряженности, конфликтам и коммунитаризму.

— Вы говорили о намерении отменить закон, предусматривающий наказание за препятствование аборту. Намереваетесь ли вы ограничить доступность абортов?

— Не нужно приписывать мне подобных намерений. Я ни за что не ограничу доступность абортов. И людям из «Здравого смысла» прекрасно об этом известно.

— Достаточно ли большинства в 51% для радикальных перемен, о которых вы говорили?

— Вопрос в том, чтобы получить существенное большинство в парламенте, которого, как мне кажется, из всех кандидатов могу добиться только я. Это не перечеркивает необходимость в открытости и внимании к разнообразию мнений. Именно поэтому я предлагаю открыть правительство для внешних по отношению к нашей системе людей: мы будем искать таланты и отличные точки зрения.

— Вы не запустите стратегию открытости, как в 2007 году?

— Нет, потому что это была предвзятая открытость, а она не работает. Это не наши институты и не наша культура. Это стало бы прекрасным подарком для Национального фронта. Именно поэтому проект Эммануэля Макрона нереалистичен. Он опирается на не раз проскальзывавшую в истории Франции привлекательную идею о том, что больше нет ни левых, ни правых. И что можно свободно плавать между теми и другими. На самом деле все это ведет к подъему экстремизма.

— Нужно ли, чтобы Николя Саркози вновь заявил о своей поддержке?

— Николя Саркози безоговорочно поддерживает меня. Он говорил об этом несколько раз, в том числе во вторник. За что я очень ему благодарен.

— Каков ваш прогноз на воскресенье?

— Я пройду во второй тур.

— И с кем там встретитесь?

— Не имею понятия.

— У вас есть какие-то предпочтения?

— Нет, предпочтений нет. Решаю не я, а французы.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150617 Франсуа Фийон


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150606 Владимир Якунин

Владимир Якунин: Россия не станет пешкой для Трампа

Financial Times, Великобритания

В конце 2016 года, когда новый президент Америки «разыграл карту Тайваня», когда все ожидали «перезагрузку» в российско-американских отношениях, многие международные аналитики решили, что Трамп предпримет «ход Никсона», только теперь выбрав другого партнера, Россию, для подавления Китая. В начале 2017 года Трамп разъяснил свою позицию по Тайваньскому вопросу, и торговой войны между Китаем и Америкой не произошло. Китайско-американские отношения таким образом избежали заметного ухудшения, в то же время в американско-российских отношениях появилось больше переменных. В этой ситуации «ход Никсона с новым партнером», кажется, потерял свою прежнюю привлекательность, но в связи с высокой степенью непредсказуемости политической ситуации в последнее время возможность такого хода нельзя игнорировать.

Издание FT в Пекине встретилось с Владимиром Якунином, попросив его разъяснить этот вопрос, а также прокомментировать проблемы, связанные с российско-американскими отношениями, российской политической ситуацией, вопросами в средней Азии и инициативой «Один пояс — один путь». В.Якунин (1948 г.) — известный политик, бизнесмен и ученый, которого связывают тесные отношения с Путиным. Якунин прежде занимал пост президента РЖД, а после отставки занялся работой в международном экспертно-аналитическом центре, где продвигает проект «Цивилизационный диалог» и участвует в разрешении международных конфликтов.

Следует пояснить, что это интервью происходило до ракетного обстрела Америкой Сирии и до визита Си Цзиньпина в Америку. Эти события, безусловно, определенным образом повлияли на российско-американские и китайско-американские отношения. Но так как это интервью было взято до вышеописанных событий, в нем не отражены те перемены, которые они за собой повлекли. Однако мысли и рассуждения Владимира Якунина относительно ряда вопросов, касающихся места России в глобальной структуре международных отношений, заслуживают внимания.

Financial Times: Как Вы оцениваете влияние западных санкций на Россию в связи с украинским кризисом?

Владимир Якунин: Они оказали влияние на способность российских компаний брать кредиты на международном финансовом рынке. Но если посмотрим на цифры, то увидим, что в российской экономике наблюдается небольшой рост, а не спад. К тому же, в условиях западных санкций правительство ускорило процесс реформ. Например: строится базовая инфраструктура, увеличились инвестиции в сельское хозяйство. Санкции заставили политиков и бизнесменов переосмыслить инвестиционную политику, а это позитивно влияет на социально-экономическую структуру страны.

На протяжении 20 лет Россия проводит системные реформы, а сейчас страна может, используя метод «управления проектами», конкретно определить цели реформ и, используя соответствующие ресурсы, их реализовать — как это делается в Китае. Желание Путина проводить стабильную политику гарантирует реализацию этих целей.

— Но иногда реализация целей не зависит от желаний людей. Что конкретного здесь можно сделать?

— Экономика — довольно сложная вещь, ее не объяснишь одной научной теорией. «Реформы открытости» в Китае не шли лишь по пути экономической теории либерализации, но были вполне успешны. Сейчас, если Россия пойдет по пути «чистой теории», то есть полностью примет все рекомендации МВФ, то это заведет ее в тупик. Или же если использовать более прагматичный способ: меняться в соответствии с ситуацией, иногда немного отклониться влево, иногда — вправо. Я думаю, что это правильно. Россия сейчас делает именно так, поэтому я оптимистично смотрю на будущее страны.

— В международном сообществе есть мнение, что демократия в России сходит на нет. Что Вы думаете по этому вопросу и по поводу политической стабильности в стране?

— Демократия гарантирует свободу граждан, правительство защищает граждан, предоставляет им образование и медицину. Демократия не только предполагает права, но и также ответственность. В России есть определенные проблемы, но в какой стране их нет? Путин гарантирует основы демократии.

Путин предотвратил распад России, действуя в интересах народа. Он установил стабильную систему, эта политика проводится в интересах граждан России. Если говорят, что она приносит пользу только Путину, то грешат против истины. Стабильность и развитие России благотворно влияет на весь мир, включая Китай.

— Трампа считают «пророссийским» американским президентом. Как Вы смотрите на развитие отношений между Америкой и Россией после его избрания?

— В современном мире какой-то одной стране сложно управлять общественным умонастроением, общественным мнением в других странах. Некоторые американцы считают, что за всеми событиями стоит Россия, но это смешно. Говорить о том, что это Россия повлияла, «подстроила» результаты выборов в Америке — абсурдно.

Некоторые русские слишком романтизируют образ Трампа, не исключение и некоторые члены Госдумы. Когда были объявлены результаты, многие из них аплодировали победе Трампа. Мне кажется, это просто неприемлемое поведение. Дума — это не театр, нужно серьезно относиться к делу. И, конечно, пора уже понять, что эта победа не является достижением лишь одного отдельного человека. Я считаю, что Трамп не только представляет продолжающийся в Америке кризис, он также и отражает кризис политического порядка в мире. Победу Трампа нельзя объяснять его личными качествами. Важно то, что он выражает чаяния и надежды большинства американцев.

Я не думаю, что можно говорить о Трампе как о «пророссийски» настроенном президенте. Он полностью «проамериканский» и исходит из интересов Америки. Трамп не ругал Россию, но после выборов он и не говорил о ней положительно. Трамп, конечно — прежде всего реалист.

— Одно время некоторые аналитики говорили, что Трамп может предпринять «ход Никсона», только с оговоркой, что теперь партнером Америки будет Россия.

— Теоретически, одна держава может использовать другую страну для того, чтобы каким-то образом повлиять на третью. Но мы должны понимать Путина, он человек в политике очень ответственный. Зная его характер, его лидерские качества и ту политику, которую он проводит, я полагаю, что он никогда не позволит кому-либо использовать Россию в качестве пешки для влияния на третью страну. Возможно, кто-то из политической элиты в Китае и тревожится по этому вопросу, но я считаю, что это ничем не обосновано.

— Как Россия относится к инициативе Китая «Один пояс — один путь»?

— Россия всегда стремилась к соединению Европы и Азии, и в этой связи Транссибирская железнодорожная магистраль — важный инфраструктурный элемент. Инициатива «Один пояс — один путь», предложенная Китаем, — не просто экономический проект, это и политическая идея. Мне кажется, Китай должен продолжать сотрудничество с Россией в области строительства базовой инфраструктуры, что также будет способствовать развитию севера Китая. Использование уже имеющейся инфраструктуры будет полезно обеим странам: глупо не использовать то, что уже есть.

Хочется добавить: будь то инициатива «Один пояс — один путь» или Евразийский экономический союз, они все связаны с одной важной идеей, с идеей того, как развивать отношения стратегического партнерства между двумя странами. Цели этих проектов друг друга дополняют.

— Беспокоится ли Россия о том, что влияние Китая в Средней Азии усиливается?

— Россия с бывшими республиками СССР всегда жила вместе. Мы делим с ними общее историческое и культурное наследие. Сейчас мы все вместе должны его сохранять. Если у этих стран возникает более тесное культурное и партнерское взаимодействие с Китаем, это очень хорошо и совершенно естественно в современных условиях. Но я не думаю, что они повернутся спиной к бывшему другу, предадут общее культурное наследие из-за того, что у них появился новый, более сильный и могущественный друг. Если так, то это будет политический просчет с их стороны. Россия со странами Средней Азии поддерживает дружеские отношения, и это позитивно влияет на Китай.

— После украинского кризиса западный мир много критиковал Россию и назвал ее «ревизионистом», пытающимся изменить мировой порядок. Что Вы думаете по этому вопросу и как смотрите на будущий мировой порядок?

— Россия пассивно отреагировала на то, что ее называют «ревизионистом», пытающимся изменить мировой порядок. Это обвинение не соответствует фактам. Не Россия бомбила Югославию, не она вторглась в Ирак, и не она нарушала международный порядок.

В свое время в международной ситуации происходили изменения, нужно было создать новые инструменты защиты стабильности в мире. Будучи победителем во Второй мировой войне, СССР был одним из столпов того нового миропорядка. Благодаря своей истории, своему потенциалу Россия и сейчас эту роль выполняет. Китай тоже наращивает силу, тоже меняет мир. Современный мир не может управляться какими-то одними странами. нужно развернуть широкое международное сотрудничество, нельзя никого дискриминировать.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150606 Владимир Якунин


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150572 Шарин Манафов

Русская любовь к Трампу

Ширин Манафов, Haqqin.az, Азербайджан

Сердца политологов полны восторга. Тысячи политгадалок, пророков, провидцев и просто параноиков режутся на сотнях телеканалов в споре, состоится ли встреча Путина с Трампом и как поведет себя Путин? Ударит ли Трамп по Пхеньяну или прежде введет войска в Сирию? Или и то, и другое одновременно. Уберет ли прежде Башара Асада или примется за корейского булемика? Возьмет ли вначале Ракку или сразу рванет на Дамаск? И вообще — не Наполеон ли Трамп или только агент Путина? А разве агент Путина не может быть новым Наполеоном?— кричат оппоненты.

На десятках телеканалов сотни политологов, упиваясь своей истерией, несутся диким галопом, перескакивая с темы на тему. Сокрушая противников, непокорные страны, народы и их лидеров. Не мешайте нам. Мы сделаем из Трампа великого и ужасного повелителя всемирной империи зла.

На всех российских телеканалах Кургинян истерически брызжет слюной на оппонентов. Противники пытаются возразить параноику телеэкрана своим робким шизофреническим бредом. Трамп привел к власти тоталитарную секту политтехнологов. 30 лет назад Чумак заряжал через экраны телевизоров воду, теперь заряжают зрителей. Одни сектанты рекомендуют Трампу гнать танки на северную Корею, другие — на Дамаск и заодно на Донецк. Другие сразу на Пекин и одновременно на Москву.

Не сметь меня прерывать, — рычит Кургинян на оппонентов. — А зрителям очень не советую переключаться. Для вас надрываюсь, слепцы и недоумки! Запомните, отныне нет у вас личной жизни. И раньше не было, а теперь подавно не будет.

Но всмотритесь в глаза телепсихопатов — в них праздник, счастье. Это наше время. Наш герой — визжат они на нас с экранов. — Мы его вырастили-взлелеяли. Нам одного Путина мало, теперь в мире два крутых. Соревнование «Томагавков» с «Калибром» и «Солнцепеком» началось. Прочь с дороги, всякие малые народы с вашими микропроблемами. Спасибо, Трамп, как долго мы тебя ждали и теперь не отпустим со сцены, пока ты ее не подожжешь.

Тишина в зале, сейчас мы скажем, что вас ждет, — кричат политологи десятков стран на зрителей. — Поклоняйтесь нам, ни черта вы без нас не разберетесь в этом страшном Трампе.

Прайм-тайм сотен телеканалов заполнен одной темой. Политики, депутаты и комментаторы с плотоядной улыбкой, одной на всех, вещают: «Вот увидите, всех нас ждут такие события, проснутся такие вулканы, и такие тайфуны снесут вам крыши, что вы еще добрым словом помянете Обаму. Вы только посмотрите, как сегодня Трамп повязал галстук, неужели это вам ничего не напоминает? А все потому, что вы ни черта не знаете правду о происхождении Трампа. Его папа — Уинстон Черчилль, а мама, само собой — Маргарет Тэтчер. Вот откуда эта зашкаливающая мания величия. Обратите внимание на его манеру игры в гольф, или как он смотрит на женщин, даже на глубоких пенсионерок. Сколько цинизма и откровенного мужского шовинизма в этом взгляде. Вау, сразу станет ясно, что он заткнет за пояс самых знаменитых бабников Белого дома. Не верите? Только присмотритесь, какие молнии сверкают, когда измеряет взглядом смазливых секретуток. После Нетаньяху ни один премьер не ездит к нему со своей секретаршей.

Запаситесь терпением, сразу после первых ста дней начнет вытворять такое, сам Мик Джаггер воскликнет «Сцена твоя. Я уволен». Но не беспокойтесь, мы с вами. Эксперты и аналитики, мы будем держать вас, дорогие зрители, и ваших родных в таком напряжении, что не все семьи выдержат накала наших теледебатов. Даже если он ничего не будет делать, мы будем так освещать каждый шаг нового хозяина Белого дома, что ВОЗ скоро признает — легкие наркотики ничто по сравнению с трампоманией.

Мы всех телезрителей на такую иглу посадим, вы часа без наших бредней прожить не сможете. Теперь вы заживете, вы забудете, что такое личная жизнь и будете упиваться нашими находками в области трампологии. Что-что, а зажигать мы умеем и не позволим каким-то слюнтяям из ЕС, Пекина или Кремля урезонить Трампа. Никому не позволим отнять у нас власть. Каждое его слово, поступок, движение до такой степени будет извращенно интерпретироваться, чтобы весь мир все четыре года его президентства прожил в предчувствии Апокалипсиса. И Трамп тоже, он должен работать на нас, политтехнологов. Мы управляем событиями и политиками. Мы уже убедили всех, что Трамп великий шоумен, осталось убедить в этом самого Трампа. Мы готовим обращение к нему от имени ведущих телепсихопатов самых известных каналов мира. Начинается так: друг, не вздумай останавливаться, в неделю минимум по одному событию мирового масштаба. Мы не позволим тебе испортить наше шоу. Запомни, Трамп, ты должен теперь только зажигать, и чем опаснее и авторитарнее будешь это делать, тем лучше.

Да чего там скрывать — перед вами реинкарнация Нерона. Только масштабы масштабнее, Нерон поджег Рим, а что нашему герою какой-то Рим? Этот парень такие вечеринки устраивает, что вся Сахара скоро заполыхает.

Враги распустили слухи, мол, остепенился, затих, скромничает в твиттере, и никакого Дали на публике. И вы верите? Какое же дурачье эти зрители. «Мне жалко вас — рычит Кургинян. — Трудно представить что будет с Россией, когда я отдам концы. Да поймите же вы все, ковбой затаился, усыпляет вас, хитрый малый, коварно мыслит. Я чувствую руку старого лиса Киссинджера. Трамп и старый лис заодно. Это большая опасность…..Дайте договорить. Не сметь мне возражать».

Никуда от этого не деться, весь телеэфир забит подобным бредом. Вспоминаются пикейные жилеты из «Золотого теленка». Перечитайте это место из книги и вы поверите в переселение душ: «Гувер — это голова. И Гинденбург — голова. Гувер и Гинденбург — это две головы. Остапом Бендером овладел ужас. Старейший из пикейных жилетов погружался в трясину высокой политики… Уже в глазах его появился идиотический блеск, уже над желтоватым крахмальным воротничком затрясся кадык, предвещая рождение новой фразы, когда Бендер вывинтил электрическую лампочку и бросил ее на пол».

Теперь десятки таких типов все с тем же идиотским блеском в глазах заполонили телеканалы.

«Запаситесь терпением, — вещает ОРТ, — с Трампом будет так весело и так жутко, что Хиллари Клинтон покажется блаженной старушкой, которую так и хочется перевести через улицу, даже если ей это не надо. Обещаем вам, Трамп будет таким же великолепным карнавалом для нас, мастеров словоблудия, каким был весь период предвыборной компании. Ой, как будет азартно, ой, как зажжет, ой, как перекинется зарево — пожарище с Ближнего Востока на Передний, Средний и Задний. А какие костры заполыхают на башнях Великой Китайской стены. В Пекине уверяют, что Великая стена — единственное строение, видное из космоса. Теперь будут видны только костры на стене».

Первый этап пройден, когда Трамп был тихий: белочкам орешки, детям мороженое. А сейчас так разбушевался, как не смели разбушеваться отец и сын Буши.

Одни параноики вещают с телеэкранов, что Трамп вот-вот раскроется и будет самым антироссийски настроенным политиком Запада. Другие утверждают — притворяется, все равно он самый пророссийский из всех президентов США. Третьи кричат: «Да что вы такое говорите, кто этих баранов пригласил на ОРТ? Этот Эрнст вообще на работу приходит или совсем закэвээнился как Гусман?

«Вы все болваны, — изрекает Кургинян. — Вот увидите, все будет так, как скажу я. Трамп будет самым ярым русофобом за всю историю Белого дома. Вы посмотрите на его красные зрачки на пресс-конференции, а с какой ненавистью он отзывается о зеленых, красных, желтых и голубых. Вы еще смеете со мной спорить?— указывает в сторону оппонента — Выкинуть негодяя из программы, из Москвы, лишить гражданства и прописки. Подумать только, и эта шушера — наша элита; бедная Россия, что ты будешь делать без меня».

Одни эксперты уверяют, мол, только у него есть точная информация о дате вылета Трампа в Москву, где намерен осуществить свою давнюю мечту — встретится с Путиным, подружиться с ним и с Шойгу, сделать пару комплементов любимому леопарду президента, сыграть партию в гольф с Кудриным или Лавровым, на выбор Путина, и навестить Медведева в Сколково.

— Что за бред несет Ервандыч, совсем заболтался, — визжит оппонент — все будет так, как я сейчас скажу. Сначала Трамп взвинтит авиаударами по Сирии отношения с Россией, наподдаст жару до Карибского конфликта, а вот когда все прогрессивное человечество и часть конгрессменов будет валяться у него в ногах, он заявит о желании поохотиться вместе с Путиным и Шойгу на краснозобых казарок и сайгаков в астраханских степях. Где в загонщиках будут у них французский президент и еще штук пятнадцать его коллег из Евросоюза.

По возвращении из Астрахани публично плюнет на сенат, ушлет Маккейна послом в Микронезию, и подарит внедорожник МИД России. Вступит в ряды Росгвардии под именем Котик Летаев. Это имя любимого героя Марии Захаровой из произведений Андрея Белого. Когда Конгресс узнает, будет уже поздно. Под диктовку Марии Захаровой Котик таких дров наломает, что Лавров пошлет ее полномочным послом поближе к Микронезии, допустим, в Сингапур. В знак протеста Трамп на своей яхте врежется в крейсер «Варяг» в Севастопольской бухте. Вот тогда события наконец-то приобретут непредсказуемый характер и на сцене появится Эрдоган с предложением помирить Путина с Трампом в Астане.

А в это время на канале-конкуренте другая банда политологов набросилась на тему «Трамп, Украина и Крым». Главный вопрос диспута «Сумеет ли Польша стравить Трампа с Кремлем в Донецке и под шумок незаметно умыкнуть у Украины свой любимый Львов?».

— Все зависит от Юлии Тимошенко, — заявляют одни телегадалки — сможет ли она соблазнить Трампа Одесским портом и продать ему за два миллиарда долларов Херсонский аэропорт.

Вы все авантюристы, — заявляют противники. — Вашингтонский обком слопает вашего Трампа за милую душу даже за легкий флирт с Юлией Тимошенко. Тем более его притормозят, посмей он только без разрешения Кремля заигрывать с Порошенко и крымскими татарами.

В ответ эксперты из центра «Политтехнологи-маньяки» подняли визг: «Хватит пудрить мозги стране. Трамп никогда не плюнет на Конгресс публично, ни за что не посетит крымский санаторий «Мацеста» и Бахчисарайский дворец. Наш Трамп не так прост, скорее он десантируется в Сирию десятком дивизий. Как только спецназ окажется в окружении игиловцев (ИГИЛ — запрещенная в России организация — прим. ред.), обратится за помощью к Шойгу. Конечно, Шойгу поможет при условии, что за одну ночь нефть поднимется до 95 долларов. После чего подкинет парочку батальонов и спасет десять дивизий американцев от полного разгрома жалкой кучкой игиловцев. Заодно Шойгу раздолбает к чертям собачьим все базы, где еще копошатся не наши умеренные. После этого Трамп так полюбит Башара Асада, что заставит своих ястребов из Конгресса вместе с Марией Захаровой смотаться в Дамаск и публично покаяться.

В это время на другом канале идет жаркое обсуждение генеалогического древа Трампов. Одни политологи убеждают зрителей, что Трамп по матери викинг, а по отцу — из половцев. Те и другие — наши парни, что бы про степных мигрантов времен Тамерлана не говорили. Есть даже версия, что родом из Рюриковичей, хотя из Хайфы недавно сообщили, что нашли вроде бы под Киевом могилку трамповой прабабки. На могилке надпись «Незабвенной Эсфирь Соломоновне Гринберг-Додельзон от безутешного Гиви Боржомишвили».

МИД России подскажет выход: Сноуден должен забросить в Сеть настоящую родословную Хиллари Клинтон и Обамы. Оказывается, оба не имеют ни малейшего отношения к Африке, как, впрочем, и к Америке также. У Трампа жена — славянка, а у Клинтон вообще кошмар, бабка — массажистка санатория «Чешские профсоюзы» в Карловых Варах. Конечно, Трамп будет благодарен нам за то, что позволили ему прихлопнуть как клопов оппозицию в Конгрессе, заодно расколоть НАТО, ЕС и Китай. Вот увидите, не позднее пятого месяца на посту он пошлет на Первый канал эсэмэску с таким содержанием «Спасибо за родословную. Такие вещи не забываются, и я не забуду». В тот же день подарит Башару Асаду списанный авианосец с вполне приличной танцплощадкой на 20 МИГов.

Мы в плену у тоталитарной секты политтехнологов. По 24 часов в сутки на сорока языках мира на всех телеканалах с криками-воплями бьются трампофилы с трампофобами. Миллионы людей, опьяненные наркоманами-политологами, слушая бредятину про президента, то ли бойскаута, то ли бойфренда, и уже неспособные отличить одного боя от другого, забывают про недостроенный дом и своих детей, которых проглотила улица. Утешением звучит голос из ящика: все вы должны жить предвкушением неминуемых объятий Трампа и Путина, и рыданий китайского премьера Пина, не приглашенного к объятиям.

Десятки политологов кормятся вокруг одного котла, и судя по накалу страстей в студии, кормятся неплохо. Любит Трамп ЕС, Китай или Россию или притворяется, а если притворяется, насколько искренен в притворстве?

Одни с пеной у рта — любит, другие — не факт. Первые — патриоты, вторые — предатели. Вторых выгоняют из студии и через минуту они оказываются на другом канале.

На всех каналах диспут на тему: Посмеет ли Трамп признаться в любви к Тайваню, России, а также антипатии к Порошенко и к Пину.

— Есть признаки, что посмеет, и очень скоро, — уверяют одни. — Трамп предложил построить стену на границе с Мексикой, и тем самым открыто поддержал Собянина за снос мигрантских лавочек в центре Москвы.

«Можно мне пару слов о «Реале», Роналдо и о любимой «Барселоне?» — робко пытается спортивный комментатор втиснуться в рычащую тусовку политологов.

Яростные противники, готовые разорвать друг друга, мгновенно замирают и дружно набрасываются на спортсмена. «Да какой к черту «Реал»? Кто такой Роналдо? Не думаешь ты о родине, так хоть о детях подумай. От меня, Кургиняна, зависит будущее твоих детей, а ты лезешь со своим Роналдо. Решается судьба планеты, а он про какую-то паршивую «Барселону». Ты еще про «Зенит» расскажи.

И вдруг один из политологов в крик: «Есть идея для новой телепередачи. Надо обсудить тему «Как сделать так, чтобы Трамп в первый же день официального визита в Париж переспал с Марин Ле Пен, лютой врагиней Меркель, и чтобы кадры в Твиттере взорвали Евросоюз.

— Отлично. Надо подключить хакеров, — звучит предложение. — Меркель в отчаянии режет ножницами все свои розовые пиджаки, назло американцам отменяет санкции и летит отдыхать в Крым, где разговаривает с лидерами крымских татар по-русски. Порошенко подает в отставку, Аваков стреляется в кабинете, Саакашвили сдает в ФСБ компромат на лидеров Майдана.

Все страны и народы Евразии по замыслу комментаторов должны замереть у телеэкранов и внимать трампоблудию оракулов- политтехнологов.

Замрите у экранов, сегодня мы обсуждаем, любит ли Трамп финскую баню или предпочитает испанский хамон или турецкий хамам. Не пропустите, завтра вас ждет сенсационная передача. Вы узнаете, что думают 145 ведущих аналитиков о бизнес-интересах Трампа в Египте, Швеции и на Тайване. Не переключайтесь, вы все участники телешоу «Трамп и Солнечная система». Мы обещаем стране резкое сокращение разводов и уличной преступности. Вы с нами? Посмейте сказать нет.

Телеведущие вещают на сотнях каналов: «Мы закормим вас такими политическими скандалами, что из всех зрителей сделаем булемиков. Политические гурманы — это в дотрамповую эпоху. Вы у нас сядете на трампоиглу и не слезете с нее все четыре года его пребывания в Белом доме. А мы будем закармливать вас хорошо оплачиваемыми импровизациями на тему «Вонзится ли Трамп в китайскую сонную артерию в 2017-м году и прокусит ли в 18-м. И как ускорить процесс?».

От имени всех перекормленных трампоманией зрителей скажем политтехнологам: «Да начхать на все ваши предсказания насчет первых ста дней и на последние сто дней и на тысячу дней между первыми и последними, и на ваши фантазии насчет позиции одного миллиардера по Мексике, НАТО, ЕС и ШОС. Как и на страстное желание жены президента уничтожить огородик супружницы Обамы с экологически чистыми помидорчиками.

Но ящику начхать на то, что нам начхать на него, ящик объявляет: «Сейчас реклама, только не переключайтесь. Да и некуда. Там то же самое».

Слушайте мои бредни 24 часа в сутки, к пяти утра я наконец подойду к теме, ради которой вы все бросили свои семьи и работу. Вы узнаете что сделает Трамп с НАТО, ЕС и с Евразией в целом — вещает новый Кашпировский-Кургинян и ехидно добавляет — А вам, дорогие телезрители не советую переключаться, там тоже я, ваш великий оракул и провидец, новый Нострадамус, Жириновский и Чумак в одном лице — Кургинян.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150572 Шарин Манафов


Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 20 апреля 2017 > № 2148139 Сергей Козьяков

Глава ВККСУ: Кто-то руководит акциями протеста, а мы создаем новый Верховный Суд

Эксклюзивное интервью главы Высшей квалификационной комиссии судей Украины (ВККСУ) Сергея Козьякова.

Вопрос: В чем особенность конкурса на должность судей Верховного Суда?

Ответ: Украина первая в мире создает Верховный Суд в таких масштабах. Прежде чем приступить к работе, мы проанализировали опыт подобных конкурсов в 45 странах, и знаем, как это осуществляется в мировой практике. Могу сказать, что некоторые инструменты, известные в мире, в нашей стране применяются впервые. Прежде всего, это то, что в конкурсе могут участвовать представители трех юридических профессий - судьи, адвокаты и ученые.

Вопрос: То есть, вы исключили прокуроров?

Ответ: Прокуроров исключил закон, а мы его просто выполняем. Законодатель не предусмотрел возможности для прокуроров стать судьями Верховного Суда: видимо, у него для этого есть аргументация.

Вопрос: Как проходит конкурс?

Ответ: Все кандидаты уже прошли спецпроверку, первый этап квалификационного оценивания – тестирование на знание законодательства и выполнение практичного задания. Тех, кто успешно его преодолел, допустили ко второму этапу. Эти кандидаты уже прошли тестирование личных морально-психологических качеств и общих способностей, собеседование с психологом. Уже назначены первые даты собеседований. По сути, мы подошли к финальной части конкурса. Скажу честно, было много споров по поводу того, нужны ли тесты на конкурс в Верховный Суд, но закон это предусматривает, и мы провели тестирование. Могу сказать, что ответить на 120 вопросов было очень непросто.

Вопрос: Были ли жалобы на результаты?

Ответ: Конечно, было много недовольных. Во время тестирования результаты определял компьютер, а он не пересматривает свои решения. По итогам тестов у нас отсеялось немногим более 100 человек, к практическому заданию было допущено около 500 участников.

Вопрос: Прокомментируйте, пожалуйста, заявления, что на втором этапе действующим судьям при выполнении практического задания попадали дела, по которым они реально выносили решения. Как формировались практические задания?

Ответ: Задание для кандидата заключалось в том, чтобы написать решение кассационного суда по предложенной фабуле. Поясню: в задании уже предлагалась примерно половина решения, вводная и описательная часть, нужно было написать мотивировочную и резолютивную части.

Хочу сразу подчеркнуть: в истории Украины эксперты впервые создавали такое практическое задание. Ведь конкурс в Верховный Суд проводим впервые. И нужно понимать сложность работы экспертов. Могу сказать, что далеко не все эксперты доработали до конца, некоторые сошли с дистанции, испугались трудностей. Подбирая экспертов, мы старались привлекать ученых и практиков, которые бы понимали, что такое судебный процесс и судьи. Мы им поставили задачу, чтобы практические задания были написаны на основе реальных судебных дел, которые, желательно, прошли бы все инстанции в украинских судах.

Важно, что формируя задание, мы не ставили конкурсанту задачу написать судебное решение "правильно". Мы хотели увидеть логику вынесения решения, логику судейского мышления.

Действительно, в СМИ появилась информация, к сожалению, не очень корректная, что определенные судьи могли видеть эти дела раньше, более того - могли принимать участие в их рассмотрении.

Я подтверждаю: да, могли, потому что это реальные судебные дела. Судьи, которые принимали участие в конкурсе, могли столкнуться с этими делами в разных инстанциях – в первой, в апелляции, кассации и, наконец, в Верховном Суде Украины. Кроме того, в рассмотрении этих дел практически на всех этапах принимали участие адвокаты. И все эти профессионалы могли принимать участие в конкурсе. Поэтому говорить о том, что мы как-то специально подстраивали задания под кого-то, некорректно. Когда проверяли эти работы, мы вообще не обращали внимания на то, "угадал" ли кандидат вынесенное решение. К тому же эксперты начали работать над составлением практических заданий задолго до того, как мы "увидели" первого кандидата.

Вопрос: Таким образом, вы не разделяете обеспокоенность общественных активистов и Общественного совета добропорядочности (ОСД), что кому-то из кандидатов в судьи Верховного Суда попадется его реальное дело?

Ответ: Я хочу подчеркнуть: на всех этапах конкурса, начиная с методологической подготовки, ВККСУ проявляет небывалую прозрачность. Тут мы, наверное, чемпионы. Например, я попытался найти в каких-то других конкурсах в других органах какой-то документ относительно методологии, но не нашел. У нас же был разработан весьма основательный порядок проведения квалификационного оценивания для конкурса на должность судьи Верховного Суда. На каждом этапе конкурса присутствуют представители СМИ, общественность и иностранные наблюдатели. Мы опубликовали огромное количество разъяснений и видеопрезентаций.

Кроме того, еще до конкурса ВККС открыто опубликовала все вопросы, вынесла их на обсуждение; таким образом, общественность могла оценить их. Очень многие на это реагировали, вносили свои предложения. Конечно, мы можем совершать ошибки, тем более, когда такой масштабный конкурс проводится впервые. Но не нужно забывать, что тесты и практическое задание – это только часть конкурса. После теоретической и практической частей экзамена проходит психологическое тестирование, а финальным этапом конкурса станет собеседование с кандидатом.

Впервые в конкурсе в Верховный Суд используются материалы Национального антикоррупционного бюро, Агентства по предотвращению коррупции и выводы Общественного совета добропорядочности. Это все проходит впервые, везде могут быть ошибки. При этом количество критики, которое я услышал, по моим субъективным оценкам, гораздо меньше, чем лично я ожидал. Откровенно говоря, часто те, кто нас критикует, просто не дочитали наши нормативные материалы, которые у нас с первого дня размещены на сайте. Например, максимальное количество баллов, которое может получить конкурсант – 1000. Один известный юрист раскритиковал нас: "Почему профессионализм (а мы оцениваем три критерия: профессионализм, добропорядочность и этику) оценивается только максимально в 210 баллов – 90 баллов за тест, 120 - за практическое задание?" На самом деле профессионализм оценивается максимально в 500 баллов, в том числе на других этапах конкурса. Остальные 500 баллов делятся так: 250 – за добропорядочность, и 250 - за этику. При этом тот, кто нас критиковал, не пишет, извините, мол, я ошибся.

Другой пример. Еще один юрист пишет: каждый участник на тестировании получил свой код, а комиссия после окончания теста и обнародования результатов раскрыла эти коды – такой-то участник, фамилия такая соответствует вот этому коду. И вот критик пишет, что, мол, этот же код будет использоваться на практическом задании, и комиссия уже будет знать фамилию участника, и, мол, зачем конкурс, давайте уже назначим победителей и все. Но критик не обратил внимания, что на практическом задании мы сгенерировали новый код для каждого участника, который прошел на практическое задание. Тот, кто нас критиковал и дезинформировал общественность в своем блоге, не написал потом "извините, я ошибся". Такой непроверенной или искаженной информации достаточно много, поэтому я склонен считать, что так "ошибаться" могут люди, которые не хотят, чтобы конкурс прошел.

Вопрос: Все, кто наблюдает за конкурсом, заметили, что в последнее время на него и на вас, как людей, которые его проводят, участились информационные атаки. При этом юридическое сообщество, которое следит за конкурсом со стороны, действия ВККС поддерживает. С чем связаны атаки?

Ответ: Людей, которые не хотят этого конкурса, а тем более его успеха, очень много. Конечно, те, кто много лет работал в Верховном Суде, не хочет идти на конкурс, они испытывают обычный человеческий дискомфорт.

Мы знаем, и это далеко не всегда скрывается, что некоторые бизнес-группы считают определенных судей своей собственностью. И они, конечно же, волнуются, что с ними будет дальше. В судах работает большое количество судей, которых устраивает существующая судебная система. Но мы видим, что многие из тех, кто сегодня участвует в конкурсе, никогда раньше не смогли бы даже надеяться попасть в Верховный Суд. Есть большое количество политиков, которые благосклонно относятся к конкурсу, но есть большое количество политиков, которые не будут рады его успешному завершению и созданию нового Верховного Суда. Кроме того, есть просто люди, которые по своей физиологической природе являются "троллями". Троллям никогда и ничего не нравится, но к этому нужно относиться нормально. Это как дождь - мы не можем на него повлиять и будем делать свою работу, не обращая на него внимания.

Но по мере приближения конкурса к финишу ситуация вокруг него радикализируется. Информационные атаки учащаются с разных сторон. Заявления становятся более резкими. Нам часто намекают на некие последствия. Среди знакомых нам участников некоторых митингов возле комиссии появились откровенные провокаторы, которых раньше не было. В одном из митингов принимали участие люди в балаклавах. Средства давления могут быть разными, как это наблюдается при других событиях, происходящих в стране. Все это не может не беспокоить персонал комиссии и членов ВККС, среди которых есть пожилые люди. Мы продолжаем мониторить ситуацию и публично реагировать. С другой стороны, как вы правильно сказали, юридическая общественность, включая международных наблюдателей, пристально следит за происходящим, признает высокую прозрачность конкурса и позитивно оценивает нашу работу.

Вопрос: То есть, пока каких-то ситуаций, которые могли бы приостановить проведение конкурса и работу ВККСУ, нет?

Ответ: Мы не видим таких ситуаций, хотя каждый день мы находим какие-то новые проблемы и решаем их. Несколько судей Верховного Суда обратились в Конституционный суд с представлением о неконституционности процедуры конкурса. Пока, правда, Конституционный суд ничего не решил. Сейчас ряд участников, которые не прошли на какой-то следующий этап, подали на нас в суд. Но конкурс продолжается.

Вопрос: Прокомментируйте, пожалуйста, заявления относительно высоких оценок, которые получают так называемые "люди Кивалова", и заниженных оценок для так называемых "оппонентов Кивалова".

Ответ: Первые слухи о конкурсе появились за пять месяцев до конкурса. Самый первый слух был о том, что некто Козьяков идет на конкурс, чтобы возглавить новый Верховный Суд. Ко мне, например, эта информация пришла из Канады. Я был вынужден опровергать, так как у меня совершенно другие планы в жизни.

Подобных слухов было достаточно много. Количество центров по созданию подобных слухов в последние недели увеличивается. Мы четко понимаем, что конкурс затрагивает интересы огромного круга и огромного количества влиятельных персон как в судебной системе, так и около нее, поэтому провести конкурс так, чтобы всем все понравилось, невозможно. Более того, как таковых конкурсов на любую должность судьи не было – люди из одного суда в другой переводились на основании некоей "справки о наличии вакантной должности". И никто, кроме нескольких человек, не знал, почему какой-то судья из райсуда на периферии переводится в один из центральных судов в Киеве. Само по себе объявление конкурса в высшую судебную инстанцию является абсолютной революцией сверху, даже если в этом конкурсе есть ошибки.

Еще один аспект: в Украине проходит конкурс в Верховный Суд, и проходят конкурсы в другие государственные органы. Мы видим, что к нашему конкурсу приковано огромное внимание прессы, общественности, тех, кто работает в суде, юристов вообще. Другого конкурса, к которому было бы приковано столь пристальное внимание, наверно, нет. Например, в настоящее время проходит конкурс в Государственное бюро расследований, и количество новостей, комментариев по этому конкурсу в десятки раз меньше.

Кроме того, в проведении конкурса в Верховный Суд участвует Общественный совет добропорядочности. Этот совет является особым органом в системе судоустройства, он предусмотрен законом Украины "О судоустройстве и статусе судей". Аналогичного органа нет нигде. В органах исполнительной власти есть так называемые Общественные советы, но у них другие - мизерные полномочия, а ОСД имеет право на вето наших решений.Вопрос: Так все-таки, что скажете по поводу оценок?

Ответ: Пишут, что один из членов ВККСУ является кумом Сергея Кивалова. Возможно. При этом подчеркиваю, что С.Кивалов не имеет возможности влиять на состав комиссии. Это касается в том числе, возможности влиять на членов коллегии, которая проверяла работы кандидатов на должность судьи Кассационного административного суда в составе нового Верховного суда.

Работа ВККСУ построена таким образом, что члены комиссии не знают, чьи работы они проверяют. У нас был код работы, установленный во время выполнения задания, а потом был закодирован сам код. Фактически был код кода. Только после того, как члены комиссии выставили оценки закодированным работам, я подписываю распоряжение о персонификации кодировки. Есть вещи, о которых нужно подозревать, а есть вещи, о которых я как председатель комиссии или другие члены ВККСУ точно знаем, было это или не было. В данном случае влиять на оценки людям, которые не работают в коллегии даже через своих знакомых, невозможно. В целом, в ходе конкурса оказалось, что многие результаты были неожиданными для целого ряда влиятельных фигур судебной системы.

Вопрос: Почему это было неожиданно?

Ответ: Потому, что ряд серьезных людей не набрали даже минимального проходного балла. Потому что повлиять на результаты конкурса не получается!

Конечно, нужно учитывать, что кандидаты писали свои работы в ситуации жесткого стресса, за пять часов нужно было ознакомиться с делом на 50-70 страниц и написать решение, часто не по своей специализации. Это непросто.

Я бы предложил не демонизировать Сергея Кивалова. Нужно постараться понять, откуда исходит информация о том, что конкурс проводится неправильно.

Мы видим, что сейчас информационная волна поднялась из-за того, что своим результатом оказался недоволен политик, который принимал участие в конкурсе, и он сразу заявил о том, что в ВККСУ работает "кум Кивалова". Но этот человек работает членом ВККСУ 2,5 года, и все это время никто из нас "кумовства" не ощущал и не мог его ни в чем заподозрить. Механизмы принятия решения в ВККСУ таковы, что они не завязаны на одном человеке, всегда видно, как и кто общается, говорит, голосует. Может оказаться забавным, если окажется, что самую высокую оценку за конкурсную работу политику поставил именно тот член ВККСУ, которого обвиняют в связях с С.Киваловым.

Вопрос: Вы говорили о нескольких волнах обвинений ВККСУ. В чем еще вас обвиняли?

Ответ: Например, в начале конкурса говорили, что мы специально не допускаем к конкурсу адвокатов и ученных. По итогам того этапа, который называется допуск, мы внесли предложение принять поправки к закону о судоустройстве и статусе судей, чтобы устранить определенные дискриминационные нормы по отношению к некоторым кандидатам, это была наша инициатива. Хочу напомнить, что с начала конкурса и по сегодняшний день количество не-судей остается прежним - около 30 процентов. В Верховном Суде Португалии, например, не-судей - 10%.

Вопрос: Очень много обвинений в адрес ВККСУ возникает из-за информации, которую "раскопал" ОСД. Может ли ВККСУ эффективно работать в ситуации противостояния, которое иногда возникает у комиссии с ОСД?

Ответ: Создание ОСД - это вопрос политических компромиссов, связанных с судебной реформой. Я могу сказать, что сейчас нельзя судить о результатах нашего сотрудничества – положительных, отрицательных или нейтральных. ОСД начал работать как раз в конкурсе в Верховный Суд, хотя и был создан не только для этого. Могу сказать, что некоторые реакции ОСД на нашу работу вызывают у нас удивление, но мы стараемся очень сдержанно реагировать. Наша задача создавать новый Верховный Суд, а не заниматься разборками. Мы предполагали, что будет большая критика, но это жизнь, у каждого своя миссия: кто-то руководит акциями протеста, а мы создаем новый Верховный Суд. Я поэтому не вижу сильной драмы в связи с некоторыми заявлениями ОСД, ведь я знаю, что члены совета сейчас завершают подготовку важных документов, предусмотренных законом, которые мы будем использовать в нашей работе. Например, в последние несколько дней мы координируем с ОСД разработку графиков заседаний, на которых будут рассматриваться и наши, и их материалы. Они к нам обращаются с некоторыми организационными просьбами, мы их рассматриваем и идем им навстречу.

Скажем так: если в нашей совместной работе в ближайшие несколько недель не будет надуманной эмоциональной составляющей, я думаю, что нам удастся принять адекватные решения, необходимые для создания нового Верховного Суда.

Вопрос: То есть нельзя сказать, что стоит ожидать какого-то конфликта между ВККСУ и ОСД, и что это поставит под вопрос итоги конкурса.

Ответ: Мы готовы к любому развитию событий, ведь сотрудничество ВККСУ и ОСД – это новая конфигурация в принятии государственных решений. Подчеркиваю - к любому.

Нам, на самом деле, пытаются навязать конфликты в других плоскостях. Буду откровенен, мы испытываем давление и вмешательство в нашу работу со стороны некоторых общественных организаций. Представители некоторых из них ни разу не попытались содержательно пообщаться с нами по нашим процедурам. А ведь возможности у них были с самого начала, даже на этапе разработки нормативных актов еще осенью прошлого года.

Вопрос: Можно ли избежать субъективизма на этапах конкурса, когда оцениваются психологические и морально-этические качества кандидатов?

Ответ: Субъективизма с чьей стороны? Комиссия не имеет никакого отношения к разработке, организации, проведению тестирования и собеседований с психологами. Этим занимается международная организация, согласно мировым стандартам и методикам. Все, что мы получим – заключение о результатах. Более того, эти тесты не только признаны во всем в мире, но в некоторых странах, например, США их результаты являются доказательствами в судах. Поэтому мы, наконец, внедряем мировой опыт.

А по поводу субъективизма расскажу следующее: в 2016 году проводили мы квалификационное оценивание 351 судьи из апелляционной инстанции, которые претендовали на бессрочные избрания. Тогда все увидели, что мы такую оценку проводим справедливо, подготовлено методологически и прозрачно. Несмотря на это все равно было несколько исков против нас от тех, кто был недоволен решениями.

Вопрос: Чем эти иски закончились?

Ответ: Они закончились решениями в нашу пользу. На конкурсе в Верховный Суд мы ожидаем такую же историю. Хочу подчеркнуть, что сейчас количество претензий со стороны недовольных и исков в Высший административный суд просто мизерное, если вспомнить, какое количество процедур и для какого количества кандидатов мы уже провели.

Наши решения по каждому конкретному кандидату могут понравиться обществу, а могут не понравиться. Но наше решение не окончательное, после завершения конкурса мы передаем материалы в Высший совет правосудия – это конституционный орган, который может исправить наше решение и не согласиться с нами. Именно он принимает окончательное решение.

Вопрос: Как вы оцениваете уровень подготовки кандидатов?

Ответ: Я думаю, что окончательное мнение об уровне кандидатов мы сможем составить в процессе собеседования, когда у нас будут не только результаты тестов, практического задания и психологического тестирования, но и результаты изучения досье кандидата. На каждого кандидата будет огромное количество материалов. Вот тогда мы сможем увидеть и профессиональный уровень кандидата, и материалы, касающиеся его добропорядочности и этики. Я хочу напомнить, что у нас три критерия оценивания – профессионализм, добропорядочность и этика.

Возможно, если бы среди кандидатов было больше адвокатов из первого эшелона, из больших юридических фирм, уровень кандидатов был бы выше. Но, к сожалению, из таких фирм, где есть большое количество судебных адвокатов, на конкурс пришли буквально несколько человек. В то же время, среди участников есть адвокаты, которые работали в менее известных фирмах или так называемые "одиночки". Мы бы также хотели увидеть среди кандидатов больше докторов юридических наук и профессуры университетов. Но, к сожалению, достаточно большое количество таких людей были отсеяны еще на стадии допуска к конкурсу.

Вопрос: Почему?

Ответ: Потому что на стадии допуска мы проверяли два факта. Первый – подал ли кандидат все необходимые документы, которые требуются по конкурсу. Были блестящие кандидаты, которые не подали документы. И мы их не смогли допустить к конкурсу.

Я бы настаивал, чтобы они к нам пришли в следующем туре, чтобы пополнить ряды судей Верховного Суда. После нынешнего конкурса остается еще 80 вакансий. Надеюсь, их заполнят те люди, которые по техническим причинам не смогли принять участие в первом туре.

Вопрос: Но это на будущий конкурс. А расскажите, в чем будет заключаться собеседование как завершающий этап текущего конкурса.

Ответ: Все кандидаты, которые набрали суммарный минимальный проходной балл по итогам анонимного письменного тестирования и практического задания как составляющих первой части квалификационного оценивания, допущены ко второй его части. И мы их всех ждем. Она называется собеседование по результатам исследования досье кандидата и стартует 21 апреля.

Таких кандидатов всего 382, а досье каждого из них размещено на сайте ВККС для всеобщего изучения. Таким образом, каждый человек мог изучить досье и прислать имеющуюся информацию о любом кандидате нам либо в ОСД. На этом этапе мы уже определили несколько дат для собеседования кандидатов до конца апреля, в свою очередь ОСД к этим датам (за семь дней до собеседований разных групп) утвердил на своих заседаниях негативные выводы о некоторых кандидатах. Это очень важный этап, потому что именно во время него мы будем задавать кандидатам, порой, очень неудобные вопросы. А, поверьте, там есть о чем спрашивать. Общественность присоединится благодаря предоставленным или непредоставленным выводам (что тоже показательно). Замечу, что кандидаты имели возможность ознакомиться со своим досье, изучить материалы НАБУ, чтобы подготовиться к возможным вопросам. Мы продолжаем делать прорыв в публичности подобных конкурсов. Поэтому все собеседования также будут транслироваться в режиме реального времени на нашем канале Youtube. Кроме того мы приглашаем, как и на предыдущих этапах, представителей СМИ, которые смогут следить из специального помещения за ходом собеседований. Собеседование проводят члены ВККС, которые разделены по коллегиям согласно специализаций судов. Составы их отличаются от тех, которые были на предыдущем этапе. Проходить оно будет так: член комиссии делает доклад по кандидату, мы задаем вопросы, согласно досье, соблюдая принцип неразглашения персональных данных. При проведении собеседования кроме кандидата присутствует представитель ОСД, который зачитывает свой негативный вывод, если таковой имеется. Кандидат может дать по нему пояснения. В свою очередь члены коллегии ВККС могут с ним согласиться — в этом случае кандидат получает ноль баллов за добропорядочность. Коллегия также может сделать перерыв в рассмотрении вопроса по данному кандидату, если имеет сомнения в предоставленной в выводе информации, и назначить дополнительное заседание в рамках специально отведенных дат после проведения собеседований со всеми кандидатами. В этом случае собирается полный состав Комиссии. После этого путем голосования в совещательной комнате члены ВККС принимают окончательное решение об утверждении или отклонении негативного вывода ОСД по каждому конкретному кандидату. Преодолеть выводы ОСД по критерию "добропорядочность" и "этика" мы можем только, если за это проголосуют 11 членов ВККС из 16, а по факту из 15 в силу больничного одного из членов комиссии. Баллы на этом этапе будут выставляться каждым членом коллегии по показателям "компетентность", "профессиональная этика" и "добропорядочность", что определено законом как максимум 500, 250 и 250 баллов соответственно. Часть баллов по этим показателям кандидаты уже набрали во время экзамена и тестирования морально-психологических качеств.

Баллы за собеседования будут выставлены членами ВККС всем кандидатам по завершении всеми из них этого этапа. Общий рейтинг кандидатов мы утвердим сразу после окончания всех процедур этапа собеседования.

Вопрос: Какой основной вывод из того, что сейчас происходит в процессе конкурса и вокруг конкурса, могли бы вы лично для себя сделать? У вас есть убеждение, что вы все делаете правильно?

Ответ: Да, мы все делаем правильно, но не все получается хорошо. Подчеркну: за нас это никто не сделает. Хочу напомнить, что три года назад народ и политики хотели уволить всех судей одновременно, но это привело бы к коллапсу судебной системы. Сейчас в судебной системе происходит революция сверху – мы создаем новый Верховный Суд, который будет действовать по новым правилам. Надеюсь, что к моменту окончания его формирования Парламент примет новые процессуальные кодексы, на основании которых новый Верховный Суд начнет работать.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 20 апреля 2017 > № 2148139 Сергей Козьяков


Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 апреля 2017 > № 2147853

Немецкий суд приговорил к тюремному заключению сроком на восемь месяцев политика из Национал-демократической партии Германии (НДПГ), продемонстрировавшего в общественном бассейне нацистскую татуировку. В четверг, 20 апреля, Высший земельный суд в Бранденбурге-на-Хафеле одобил вынесенное в ноябре решение земельного суда в Нойруппине по делу 28-летнего правого экстремиста Марселя Цеха (Marcel Zech).

Демонстрация татуировки в общественном месте на протяжении двух часов является однозначным выражением мнения и является разжиганием межнациональной розни, заявила пресс-секретарь суда.

В ноябре 2015 года член районного собрания депутатов (крейстага) в округе Барним появился в бассейне в Ораниенбурге с нацистской татуировкой на спине - силуэтом концлагеря Освенцим и надписью "Jedem das Seine" ("Каждому свое"), нанесенной на ворота концентрационного лагеря Бухенвальд. Один из посетителей бассейна сфотографировал татуировку и разместил фото в соцсетях.

В декабре 2015 года суд первой инстанции в Ораниенбурге приговорил Цеха к шести месяцам тюрьмы, который затем был заменен на три года условного заключения. В ноябре 2016 года земельный суд в Нойруппине назначил наказание в виде восьми месяцев лишения свободы за разжигание межнациональной розни. Сам Цех в 2016 году заявил о намерении удалить татуировку.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 апреля 2017 > № 2147853


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146504 Тулеген Аскаров

Зимние итоги торговли не впечатляют

Хотя концовка зимы ознаменовалась заметным ростом внешнеторгового оборота Казахстана, его февральский объем оказался ниже показателей ноября и декабря прошлого года.

Тулеген АСКАРОВ

Напомним читателям, что начало текущего года оказалось неудачным, так как в январе экспорт из нашей страны упал к декабрю на 17,8%, а импорт – на 21,9%. В итоге январский объем внешней торговли оказался ниже месячных уровней, достигнутых в августе-декабре! В феврале же дела здесь пошли на лад, и внешнеторговый товарооборот увеличился на 7,9% до $5 млрд 680,8 млн, в том числе экспорт подрос на 10,7% до $3 млрд 629,0 млн, импорт – 3,2% до $2 млрд 51,8 млн. Для сравнения: в ноябре товарооборот составил $6 млрд 34,1 млн, декабре – $6 млрд 530,3 млн.

В годовом выражении, то есть к февралю прошлого года, сложился рост почти на четверть, тогда как по сравнению с тем же месяцем 2015 года произошло снижение на 5,1%, а 2014-го – и вовсе на 47,0%. В среднегодовом исчислении (январь-февраль к аналогичному периоду год назад) внешнеторговый оборот вырос на 23,1% до $10 млрд 947,1 млн, в том числе экспорт – на 22,7% до $6 млрд 906,4 млн, импорт – 23,8% до $4 млрд 40,7 млн.

При этом взаимная торговля Казахстана с партнерами по Евразийскому экономическому союзу росла опережающими темпами, так как ее объем вырос на 56,0% до $2 млрд 582,7 млн, экспорт – 42,6% до $742,0 млн, импорт – 62,2% до $1 млрд 840,7 млн. Увы, как нетрудно подсчитать, сальдо торговли на этом географическом направлении по-прежнему складывается отрицательным, то есть не в пользу нашей страны, на уровне в минус $1 млрд 98,7 млн. Главный источник этого негатива все тот же – торговля с Россией, из которой было поставлено товаров за январь-февраль на $1 млрд 754,1 млн при объеме казахстанского экспорта в $671,6 млн. Сальдо взаимной торговли с этим партнером сложилось в пользу россиян на уровне в $1 млрд 82,5 млн. А доля России в общем объеме импорта в Казахстан поднялась до 43,4%, что явно говорит о бессмысленности курсовой политики Нацбанка в отношении рубля. Ведь в отличие от прежних времен сейчас курс российской валюты стабильно держится в районе 5,5 тенге за рубль, и при этом звучат предложения поднять его до 6-7 тенге.

Отрицательное сальдо по-прежнему складывается у нашей страны в торговле и с другими членами ЕАЭС – Беларуси (минус $44,1 млн) и Арменией (минус $0,5 млн). А исключение из этой картины все так же составляет лишь Кыргызстан, экспорт в который из Казахстана превысил импорт в обратном направлении на $28,4 млн.

За счет значительного отрицательного сальдо в торговле с Россией не в пользу Казахстана сложился и результат в целом с партнерами по СНГ. При объеме экспорта в ближнее зарубежье в $1 млрд 186,5 млн. импорт из этих государств составил $2 млрд 65,9 млн, что дало негативный результат в минус $879,4 млн. Однако при этом из данных статистиков выясняется, что практически со всеми странами СНГ, не входящими в ЕАЭС, у Казахстана складывается положительное торговое сальдо. В торговле с Азербайджаном результат в нашу пользу составил $12,8 млн, Молдовой – $8,5 млн, Таджикистаном – $5,5 млн, Украиной – $111,1 млн, Узбекистаном – $89,6 млн. Исключение составил только Туркменистан, в торговле с которым импорт в Казахстан оказался больше экспорта в обратном направлении на $8,1 млн.

А источником нашего общего «плюса» по-прежнему выступает торговля с дальним зарубежьем. Объем казахстанского экспорта на этом направлении вырос в январе-феврале на 64,0% до $5 млрд 719,9 млн, тогда как поставки товаров оттуда к нам – на 71,4% до $1 млрд 974,8 млн. Примечательно, что страны дальнего зарубежья занимают первые места по доле в экспорте из Казахстана – лидируют здесь Италия (19,3%), Китай (10,4%) и Нидерланды (10,0%). Зато в импорте их удельный вес невелик по сравнению с Россией – идущий вторым Китай располагал долей в 14,7%, а занимающие третье место США – 6,2%.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146504 Тулеген Аскаров


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146480 Тулеген Аскаров

Третий прыжок казахстанского «барса»

Во многих видах спорта по давней традиции участникам соревнований дается возможность выступить несколько раз для того, чтобы они не зависели от случайностей при отведенном им лишь единственном шансе. Как правило, попыток предоставляется три, и зачастую получается, что именно заключительная из них становится победной.

Тулеген АСКАРОВ

«И НА ОБЛОМКАХ САМОВЛАСТЬЯ…»

Наша страна за минувшие 25 лет независимости сполна использовала отведенное ей историей время на поиск лучшей доли и построение новой жизни через две последовательные модернизации. В результате первой из них на руинах распавшегося СССР было создано новое государство, которому в сложной геополитической ситуации пришлось искать свой путь в неизвестное будущее. Чего стоило только построение с нуля основ рыночной экономики, сменившей административно-командную систему, основанную на планировании и распределении всего и вся из единого центра! Напомним читателям «ДК», что как раз та система и привела в итоге богатую на природные ресурсы и грамотных специалистов страну к пустым полкам в магазинах и тотальному дефициту даже самых необходимых товаров! Конечно, те, кто пережил «лихие» 90-е годы прошлого века, помнят, каким нелегким был переход от незадавшегося социализма «с человеческим лицом» к рынку. Тогда на время наша жизнь оказалась на грани разрухи, поскольку были разорваны сложившиеся хозяйственные связи, а миллионы соотечественников покинули страну в поисках лучшего будущего. Но все же общими усилиями удалось провести первую модернизацию, избежав голода, нищеты и кровопролитной гражданской войны, ставших уделом многих развивающихся государств, да и предтечей самого развалившегося СССР.

Вторая модернизация, как вспоминают ветераны редакции «ДК», также началась весьма неожиданно. Не успели тогда мы сполна вкусить первые сладкие плоды рыночной экономики и толком осмотреть открывшийся нам мир, избавляясь постепенно от родимых пятен советского прошлого, как была оглашена «Стратегия-2030» и начался перенос столицы из Алматы в Астану. Кстати, символом той стратегии, цели которой были достигнуты досрочно несколько лет тому назад, был избран снежный барс – ирбис. Грянувший тогда азиатский, а затем и российский финансовые кризисы с последовавшей обвальной девальвацией тенге в апреле 1999 года юная рыночная экономика Казахстана перенесла на удивление легко. А уж «нулевые» года текущего столетия и вовсе вспоминаются сейчас медийщиками как своего рода «золотой» период в независимой истории отечественных СМИ! Ведь тогда мощный приток рекламных доходов обильно орошал нашу сферу, дав жизнь новым изданиям, включая и «ДК», и новым поколениям журналистов. ВВП страны рос 10-ными темпами, изумляя зарубежных экспертов, а экономический подъем к середине «нулевых» перешел в бум. Увы, как и положено капиталистической экономике, потом «пузырь» лопнул и из-за рубежа пришел очередной кризис в 2007-2008 годах. Но и это испытание наша экономика выдержала достойно, ограничившись относительно небольшой февральской девальвацией тенге в 2009 году, национализацией нескольких крупных банков и вливаниями экономики из Нацфонда. А потом на время опять вернулись прекрасные нефтяные времена, когда цены на «черное золото» взметнулись выше $100 долларов, что позволило родному государству без особого напряжения принять саммит ОБСЕ, зимнюю Азиаду, запустить программы строительства доступного жилья, повышать пенсии с пособиями и выплачивать их регулярно. В общем, и второй прыжок казахстанскому барсу в целом удался!

ОКНО В КРЕМНИЕВУЮ ДОЛИНУ

И вроде бы все устоялось, но очередной обвал цен на нефть вместе с двумя подряд девальвациями казахстанской валюты, подешевевшей к доллару всего за пару лет более чем вдвое – со 150 до 310 тенге, убедительно доказал, что почивать на углеводородных лаврах больше нельзя. Положа руку на сердце, и все мы давно понимали, что стране пора слезть с нефтяной «иглы» и жить по принципам нового времени, дабы войти в «Топ-30» развитых государств мира к 2050 году, вступивших в эру четвертой промышленной революции.

Поэтому прозвучавший минувшей зимой призыв к реализации третьей модернизации Казахстана с созданием новой модели экономического роста страны стал вполне логичным следствием накопленного опыта и набитых «шишек» предыдущих двух исторических этапов. Столь же естественно были обозначены и приоритеты нового этапа – ускоренная технологическая модернизация экономики, кардинальное улучшение и расширение бизнес-среды, макроэкономическая стабильность, улучшение качества человеческого капитала, а также институциональные преобразования, безопасность и борьба с коррупцией.

Собственно говоря, мы и сами, бывая за рубежом в развитых странах, видим, как строится там жизнь на основе этих приоритетов, в первую очередь верховенства закона (rule of law). Но если последние четыре направления из приведенного списка государство может реализовать в принципе и само, изменяя в лучшую сторону законодательство, наказывая зарвавшихся коррупционеров, создавая новые институты и упраздняя отжившие свое, следуя макроэкономическим установкам МВФ, то, как быть с реализацией первого приоритета, было не очень понятно до последнего времени. Но все стало на свои места после того, как в минувшую пятницу премьер-министр Бакытжан Сагинтаев вернулся в Астану из рабочей поездки в США. Инвестировать и внедрять новые технологии в нашу экономику намереваются IT-гиганты знаменитой Кремниевой долины (Silicon Valley), где теперь откроется представительство Казахстана. В Сан-Франциско премьер встретился с руководством компаний «Cisco», «Tesla Motors», «Microsoft», «Robomatter Inc.», «IBM», «Autodesk», «Uber», посетил офисы «Google», «Jabil» и других IT-фирм, а также выступил на технологическом форуме «Project:Collider». Впрочем, не была забыта и большая нефть Казахстана – в Калифорнии г-н Сагинтаев побеседовал и с представителями нефтяного гиганта «Chevron», работающего у нас на Тенгизе.

Ну, а первый день поездки премьера в США был посвящен финансовой столице США – Нью-Йорку, где он встретился с ведущими представителями могущественной Уолл-Стрит – «Citigroup», «Mastercard», «Berkley», «Morgan Stanley», «Black Rock», «Goldman Sachs». Успел он побеседовать и с аналитиками международных рейтинговых агентств «Moody’s», «Standard&Poor’s» и «Fitch», от оценки которых зависит инвестиционная привлекательность нашей страны. Не забытыми оказались и деловые медиа – в результате переговоров с миллиардером Майклом Блумбергом достигнута договоренность об открытии телеканала и офиса «Bloomberg» в Астане. Напомним, что в столице готовится к запуску Международный финансовый центр «Астана», где тон будут задавать ведущие зарубежные инвесторы. Не остались без внимания премьера в Нью-Йорке и представители таких отраслей как машиностроение, энергетика, фармацевтика и производство продуктов питания, также требующие модернизации и новых технологий. Эти темы обсуждались с ведущими американскими компаниями «General Electric», «Grace, Robotti & Company Advisors», «AGCO», «AES», «Pfizer» и другими. И, конечно же, впечатлило то, что премьер сумел найти время для бесед со всемирно известными экономистами: в Нью-Йорке он встретился с Нуриэлем Рубини, а в Сан-Франциско – с Артуром Лаффером.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146480 Тулеген Аскаров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 апреля 2017 > № 2146475 Алексей Макаркин

Проблемы-2018: подлинная и мнимая

Алексей Макаркин

То, что президентские выборы удастся провести без особых трудностей, еще не означает, что 2018 год не создаст других проблем. Реальная проблема-2018 будет не в том, чтобы добиться победы в первом туре или обеспечить высокую явку, а в несоответствии ожиданий российского общества и тех решений, которые неизбежно придется принимать власти после выборов

В последнее время в России много говорят о проблеме-2018, имея в виду президентские выборы. На самом деле именно этой проблемы не существует, но есть другая, куда более значимая. Она может быть растянута на несколько лет, но ее действие начнется в том же 2018 году.

Мнимая проблема

Президентские выборы 2018 года выиграет Владимир Путин. Этот сценарий может быть пересмотрен только в одном случае – если по каким-то соображениям действующий президент откажется от участия в выборах. Закрытость российской политики не позволяет полностью отказаться от этого сценария. Однако даже если он будет реализован, то конечный результат от этого не изменится: преемник получит в свое распоряжение все властные ресурсы и благословение предшественника, а для победы в нынешних условиях этого хватит.

Но все же будем исходить из того, что в выборах будет участвовать Владимир Путин. В этом случае в его пользу будет работать сразу несколько факторов. Во-первых, рейтинг одобрения деятельности президента, одна из опор политического режима. Сейчас он находится на очень высоком уровне (по состоянию на март 2017 года, по данным Левада-центра, он составляет 82%), и ничто не говорит о том, что ситуация принципиально изменится в течение года. У государства есть средства, чтобы продолжить выполнять основные социальные обязательства – Резервный фонд еще не исчерпан. Общество устало, оно настроено депрессивно, но не радикально – и сомнительно, чтобы за год его радикализация возросла настолько, чтобы затронуть отношение к президенту, которого люди привыкли воспринимать как фактор стабильности. Так что до 2018 года никуда не исчезнет привычный для российской истории образ хорошего царя, который не несет ответственности за деяния плохих бояр.

Во-вторых, состав участников выборов выглядит предсказуемым, причем никого из конкурентов Путина избиратели не видят на посту президента. Даже многие сторонники Геннадия Зюганова и Владимира Жириновского не считают их реальными кандидатами на выборах и голосуют за них по причинам, не имеющим отношения к шансам на победу (идеологический фактор в случае Зюганова; протестные настроения, когда речь идет о Жириновском). То же самое в еще большей степени будет относиться к любому кандидату от «Справедливой России». Григорий Явлинский не способен воодушевить либеральных избирателей, что наглядно проявилось на прошлогодних парламентских выборах. Участие в выборах Алексея Навального выглядит невероятным, но даже если случится чудо и его имя вдруг окажется в избирательных бюллетенях, то и его избиратели не считают будущим президентом.

В-третьих, будущие выборы по определению станут плебисцитарными. То есть большинство избирателей будут не выбирать из предложенных кандидатов, а голосовать за свою судьбу. Фигура Путина ассоциируется у них с государством, тогда как остальные кандидаты – «всего лишь» политики. Голосовать против Путина – значит отказать в поддержке собственной стране, которая противостоит Западу. И здесь сохраняется – правда, уже в значительно меньшей степени, чем раньше, – эффект осажденной крепости, при котором к ее коменданту нельзя предъявлять претензии в военной обстановке. Каждый, кто всерьез выступит против коменданта (а не будет просто спарринг-партнером в электоральной игре), может быть обвинен в том, что работает на врага, вне зависимости от того, приводит ли он реальные или фальшивые аргументы.

Конечно, остается вопрос о способах, которыми будет достигнут конкретный результат Путина, – известная задача «70 на 70» (явка плюс результат). Если 70%-ный результат выглядит вполне достижимым, то с явкой в условиях депрессии дело может обстоять сложнее. Но и здесь есть варианты действий – в первую очередь возможность голосовать не по месту регистрации. Это поможет существенно увеличить электорат за счет наиболее социально мобильных групп населения.

Реальная проблема

Однако то, что президентские выборы удастся провести без особых трудностей, еще не означает, что 2018 год не создаст других проблем. Реальная проблема-2018 будет в несоответствии ожиданий российского общества и тех решений, которые придется принимать власти после выборов. Ожидания, в общем, нельзя считать завышенными – россияне не ждут золотых гор, но рассчитывают, что их материальное положение как минимум не ухудшится, а как максимум – немного улучшится. Но прогнозируемые темпы роста ВВП (а точнее, стагнации экономики) и состояние бюджета ведут к тому, что даже неухудшение выглядит крайне маловероятным.

Сейчас создается впечатление, что государственная машина всеми силами пытается дотянуть до выборов в условиях фактического запрета на принятие непопулярных решений. Давно в истории остался благостный период 2005 – середины 2008 года, когда бурный экономический рост, казалось, будет носить долгосрочный характер. В историю ушел и период 2009–2013 годов, когда восстановительный рост (не вызывавший столь бурного оптимизма) сопровождался политической неопределенностью, которая потом переросла в нестабильность и многотысячные протестные митинги. Но и тогда у государства был мощный экономический ресурс, а сейчас он истончается на фоне невысоких цен на нефть, которые могут стать еще ниже, если учесть успехи сланцевой добычи в США и крайне негативное отношение администрации Дональда Трампа к экологическим ограничениям, сдерживающим развитие нефтяной отрасли.

Без жестких мер обойтись уже невозможно – скорее всего, их придется реализовывать уже со второй половины 2018 года. В экспертном сообществе теперь спорят не о том, нужно ли повышать пенсионный возраст, а о том, когда и насколько именно его надо повышать.

«Экономические технократы» настаивают на том, что женщины и мужчины должны выходить на пенсию в одно и то же время (например, в 63 года), мотивируя это большей продолжительностью жизни женщин. «Социальные психологи» боятся возмущения наших гражданок, обремененных детьми и кухней, привыкших носить тяжелые сумки и считающих, что и 55-летний срок выхода на пенсию – это многовато. Поэтому они выступают за пропорциональное повышение пенсионного возраста для женщин и мужчин, что, впрочем, тоже вряд ли вдохновит россиян. В отличие от монетизации льгот в повышении пенсионного возраста невозможно найти плюсы для какой-либо группы населения, от него будут страдать и городские, и сельские пенсионеры (от монетизации селяне выиграли, так как не пользовались многими льготами).

Добавим к этому и вполне вероятную перспективу повышения налогов – таких как НДС и НДФЛ. В течение многих лет российский бизнес боролся за снижение НДС, приводя разнообразные аргументы, но теперь ему, возможно, придется столкнуться с обратным процессом. Понятно, что ущерб от роста налогов предприниматель всегда стремится переложить на потребителя – так что возможен и новый рост цен. Все это очень серьезно и куда важнее «страстей по пармезану», которые касались лишь наиболее преуспевающей части населения мегаполисов – не только в провинции, но и для большинства жителей столичных спальных районов эта тема просто не существовала.

Судьба рейтинга

Но ключевым вопросом для понимания дальнейшего развития политической ситуации становится вопрос о рейтинге президента – точнее говоря, о степени его стабильности. До выборов серьезных угроз ему не видно. Даже если он несколько снизится, то запас прочности очень велик.

После выборов в полной мере могут проявиться несколько важных обстоятельств, которые заметны уже сейчас. Во-первых, поддержка со стороны царя уже не гарантирует спокойствия боярам, как это было сразу после 2014 года, когда вслед за президентским резко выросли и рейтинги всех других властных институтов. Достаточно посмотреть на реакцию общества на разоблачения Навального в отношении Медведева. Еще недавно аналогичные расследования не вызывали никакой серьезной общественной реакции, но сейчас ситуация изменилась. И речь идет не только о митингах. По данным Левада-центра, популярность Медведева с февраля по март нынешнего года упала на 10 пунктов – с 52% до 42%. Причем отказавшие премьеру в поддержке – это не фанаты Навального, регулярно посещающие его сайт (они и до этого негативно относились к Медведеву), а лоялисты, которые продолжают поддерживать Путина, но по сарафанному радио узнали какую-то информацию о разоблачениях. И сделали жесткие выводы.

Во-вторых, «царский» образ действующего президента существовал не всегда. Напомним, что вначале Путин позиционировался как военный вождь, победивший во второй чеченской войне, затем как менеджер (во время переписи 2002 года он указал в графе о виде деятельности формулировку «услуги населению»). Элементы «царского» образа впервые стали появляться лишь в 2007 году, когда встал вопрос о дальнейшем статусе Путина, – и именно тогда часть элит предложила формализовать его статус как «национального лидера». Интересно, что тогда это предложение было отвергнуто, и Путин стал премьером при президенте Медведеве. Разумеется, он фактически остался лидером страны, но само премьерство мало соответствовало понятию царства.

«Царский» образ окончательно сформировался лишь в начале 2014 года, после присоединения Крыма и начала конфронтации с Западом, то есть в чрезвычайной ситуации. Однако сейчас чрезвычайность заканчивается – как элиты, так и общество находятся в состоянии постепенной демобилизации. В конце прошлого – начале нынешнего года было интересно наблюдать за эйфорией, которую многие представители правящей элиты испытывали в связи с приходом к власти в США Дональда Трампа. Они надеялись на то, что отношения России с Западом вернутся на почти благостный (по сравнению с нынешним) уровень середины 2000-х. Реальность оказалась иной, но тут показательно это страстное желание вернуться к «нормальности» в понимании элиты.

Понятно, что российская элита играет очень слабую роль в принятии политических решений – к тому же она все меньше понимает существующие правила игры (особенно после непредсказуемого ареста главы Марий Эл Леонида Маркелова, который, казалось, смог договориться о своей дальнейшей судьбе). Но демобилизуется и население. Еще недавно отказ транслировать «Евровидение» вызвал бы всенародную эмоциональную поддержку как шаг, направленный на защиту справедливости, естественный ответ на недопуск в Киев российской участницы. Сейчас же опрос Левада-центра показывает, что общество расколото: 40% респондентов одобрили этот шаг, 41% – нет.

Интересно, что два года назад Левада-центр задал респондентам другой вопрос: есть ли в Донбассе российские военные? Тогда были получены очень интересные данные. 37% участников исследования заявили, что их там нет, а 38% выбрали другой вариант ответа – что даже если они там есть, об этом не следует говорить. В период мобилизации суммирование этих ответов выглядит вполне естественно, но в целом между ними есть существенная разница: 38% респондентов не были склонны полностью доверять телевидению и официальной версии событий, хотя и считали, что в данных конкретных условиях допустима «ложь во благо».

В ходе демобилизации именно этот слой населения начинает испытывать колебания (что видно по отношению к Медведеву). Если же использовать приведенную метафору о коменданте крепости, то, когда эффект «осажденной крепости» не просто уменьшается, но сводится к минимуму (что возможно после 2018 года, если не произойдет каких-либо экстраординарных событий, связанных с новым внешнеполитическим обострением – пока такие события не просматриваются), комендант перестает находиться вне критики.

И, наконец, в-третьих, трудные социально-экономические решения путинского четвертого срока могут привести к тому, что претензии будут предъявляться не только боярам, но и государю – хотя и в существенно меньшей степени, по крайней мере первоначально. А раз так, то политические риски после 2018 года могут постепенно увеличиваться. Поэтому главное – это не сами выборы, а события, которые произойдут после их проведения.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 апреля 2017 > № 2146475 Алексей Макаркин


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 апреля 2017 > № 2145543 Гарри Табах

Путин хочет думать, что Трамп прикончит Америку

Обозреватель, Украина

Ракетный удар США по позициям сирийского президента и союзника Кремля Башара Асада изменил мировую повестку дня, задав американо-российским отношениям новый морозный тон. Как теперь будут развиваться отношения между Москвой и Вашингтоном, грядет ли новая гонка вооружений и зачем России «огонь» на Ближнем Востоке — на эти и многие другие вопросы во второй части интервью «Обозревателю» ответил капитан 1-го ранга военно-морских сил США и экс-начальник штаба Военной миссии связи НАТО в Москве Гарри Табах.

— Что вы думаете об ударе Трампа по позициям Асада?

— Браво! Не проводил красные линии, не советовался с ООН, не спрашивал разрешения у Путина. Трамп что-то делает, в отличие от Обамы и Конгресса. Теперь и Северная Корея задумается, и Иран.

Что до химатаки, которая повлекла за собой реакцию Трампа, тут есть несколько вариантов. 1) Химоружие попало в Сирию из Ирака или России; 2) Россия не вывезла химоружие, как договаривались; 3) Россия дала разрешение на использование химоружия или как минимум знала об этом. Решила «прощупать» Трампа. «Прощупала»; 4) Есть еще банальный вариант, что Путин тут ни при чем. Например, российские военные закрыли глаза на использование химоружия. Потому что российских полковников можно подкупить, и не дорого.

— Как будет дальше развиваться ситуация? Путин понял, что с Трампом шутить не стоит?

— Думаю, начал понимать, что зря в Думе шампанское открывали, когда Трамп победил. Думаю, даже попытается ответить, не симметрично. Если Асада сдаст после визита госсекретаря Рекса Тиллерсона, то Путин все понял, и больше не игрок. Но это плохо для сирийских христиан.

Впрочем, Путину нужна война. Ее он добивается любой ценой.

— Зачем Путину война?

— Сплотить народ. Враги же кругом. Люди плохо живут из-за войны. А он отец родной, нацию спасает. Не царское это дело о дорогах и школах думать. Это пусть Трамп о медицине думает.

— Если посмотреть на первые месяцы каденции Трампа, они выглядят не очень успешными: приостановка указа по мигрантам, провал отмены Obamacare, его рейтинг снизился до 35%. Во что это может вылиться в итоге?

— Кто составляет эти рейтинги? Те же службы, те же телеканалы, которые пророчили его проигрыш. Правда в том, что рабочие Америки за него. Да, многим людям не нравится то, что он говорит, не нравится, как он это говорит, но он говорит это правильно.

Трамп занял позицию: подождем, пока Obamacare полностью разорится, если что-то случится, то это будет не моя вина, я сделал все, чтобы этого не допустить.

— А разве это нормальная позиция для президента?

— Он просто ничего не может сделать. Он же не царь. А вообще, как говорит мой друг, следите за деньгами. Если экономика разрастается, то пусть президентом будет даже черт, его переизберут. Трампа многие ненавидят, многие считают его придурком, а экономика Америки растет.

— Хотя прогнозировали наоборот.

— Вот именно. Это значит, что не только американцы, но и жители всего цивилизованного мира инвестируют в Америку, потому что есть доверие. Они считают, что запланированное Трампом будем им выгодно. Надевайте на себя женские органы и идите протестуйте, но это не изменит того, что деньги идут в страну, а не из страны. Так что если у нас будет экономический рост, то все успокоятся. А эту ситуацию с русскими так заполитизировали, что она к реальности уже не имеет никакого отношения.

— А ситуация с экс-советником Трампа Майклом Флинном? Его адвокат заявил о готовности Флинна давать показания о связях кампании Трампа с Россией в обмен на иммунитет. Цитата: «Генералу Флинну есть, что рассказать». Когда человек просит об иммунитете, это значит, что он может рассказать что-то компрометирующее…

— Да, может. А может сказать: «Да, я наврал». И признается в своих проступках, но скажет: «Вы же мне ничего сделать не сможете, потому что у меня «иммунитет». Это может быть просто игра. Я его лично не знал, но, видимо, да, в нем ошиблись. Но утверждать не берусь, суда не было.

— Вы думаете, Трамп make America great again?

— Америка и так пока великая. Я просто надеюсь, что он сможет сохранить США великими еще чуть-чуть дольше. Но в конце концов, думаю, к власти все-таки придут либералы.

Если бы Демократическая партия не была бы такой коррумпированной и не пыталась бы протолкнуть Клинтон, принеся в жертву Берни Сандерса, а он бы выиграл. Он, социалист, разрушил бы страну точно. Но это опять же все временно. Рано или поздно к власти придет сильный левый, и тогда у нас будут такие же проблемы, как сейчас в Европе. Если Америка не проснется, то она закончит так, как Европа.

— Есть мнение, что Кремль хотел избрания Трампа не потому что он пророссийский, а потому что он как раз может спровоцировать внутриамериканский взрыв.

— Думаю, это правда. Путин хочет думать, что Трамп прикончит Америку, потому что он «ненормальный», потому что он «клоун». Мне кажется, Россия показала, что Клинтон коррумпирована, не потому, что Москва хотела избрания Трампа, а потому что Путин хотел показать своему электорату: «Смотрите, у них тоже не демократия, у них тоже все куплено». Когда он показал это своему народу, то это подхватили американцы. Получается, что косвенно он помог Трампу, но вряд ли это была его цель.

— Вы говорили, что если Америка не «проснется», то могут начаться серьезные центробежные процессы. Россия явно не претендует на роль мирового лидера, в этом случае данное место займет Китай?

— Да. В принципе, Китай уже мировой лидер.

— Влиятельнее США?

— Нет, потому что инвестировался весь в США. Однако на втором месте. Но китайцы не агрессивные в этом смысле, они прагматики. Не важно, какая страна, важно, демократия в ней или нет ее. За всю историю никогда 2 демократические страны между собой не воевали. Иногда были раздоры, но до драк не доходило. Им народ не давал. Китай — не демократическая страна, но страна с демократическими понятиями. Каждые пять лет власть у них меняется. Поэтому там все время будет «другое» мнение.

— Да и китайцы скорее экономические экспансионисты.

— Конечно, и в этом нет ничего плохого. С Китаем Трамп договаривается, торгуется.

— Когда Трампа избрали, все говорили, что он приведет к торговой войне с Китаем.

— Он — бизнесмен, он понимает, что война — это дорого. Любая война. Поэтому это крайне маловероятно.

— Планы Трампа по усилению американской армии и ядерного потенциала могут спровоцировать гонку вооружений?

— Не то что могут, а спровоцируют. СССР разрушился из-за гонки вооружений. Они просто обанкротились. Они не могли поспеть за американцами в космосе, в электронике, да во всем. И советская экономика просто рухнула. Может то же самое повториться.

— В распаде СССР важную роль сыграла дешевая нефть, и сейчас мы тоже это наблюдаем.

— Да, СССР должен был рухнуть еще где-то в 72-73 годах, но нефть подорожала из-за арабо-израильской войны. Это и спасло Брежнева тогда. При Горбачеве нефть снова подешевела, вот он и развалился. России выгодно, чтобы на Ближнем Востоке все время горел какой-то огонь. Если сейчас там все успокоится, то нефть будет копейки стоить. Для России это приговор.

— То есть отчасти вмешательство России в войну в Сирии было связано как раз с этим?

— Мне кажется, да. Россия всегда было выгодно, чтобы там шла война. Америке — наоборот. США там закупали нефть, поэтому гасили все войны. Правда, сейчас ситуация немного изменилась. Америка сама стала самым большим экспортером нефти. Теперь уже мы контролируем рынок.

— Трамп уже начал снимать запреты на добычу.

— О да, думаю, это заметно отразится на ценах.

— США уменьшат финансовую помощь Украине?

— Сомневаюсь. Во-первых, эта помощь не такая огромная, чтобы тратить на нее время в Конгрессе. Во-вторых, это пойдет на пользу Путину, а этого в США не хотят. Но, в конце концов, Трамп все же спросит: «Где эти деньги? А что вы на них сделали?». Если не отчитаются за это, то толку не будет. Трамп — человек денег.

— Кстати, есть мнение, что США не дают оружие Украине, потому что есть опасения, что оно пойдет не по назначению…

— Это совсем другое дело. Я сам ходил и лоббировал, чтобы дали летальное оружие Украине, чтобы солдаты не кидали свои тела на российские танки.

— Разве летальное оружие сможет переломить ситуацию?

— Не знаю, переломит ли, но спасет солдатам жизни. Ситуацию не получится переломить военным образом. Политическим — да. Но солдаты смогут минимизировать потери с высокоточным оружием, которое у нас имеется.

— Знаю, что вы в свое время лоббировали в Конгрессе вопрос освобождения Надежды Савченко. Что теперь о ней думаете?

— В моем окружении сейчас идут большие дебаты о Савченко. Мы же были за нее. Я лично ходил в Конгресс, доказывал, что она офицер, военнопленная. Мы же не слышали, что она говорила, только видели, что она как оловянный солдат стоит и не дрожит перед КГБшниками. И в Израиле офицеры собирались, проводили акции в ее поддержку. А потом эти ее «жиды»… Когда начинаешь слушать, что она говорит, то понимаешь, что офицерского в ней мало. У нее даже понятия нет, что это такое. А мы возмущались, что офицера держат в клетке.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 апреля 2017 > № 2145543 Гарри Табах


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 апреля 2017 > № 2145542 Дэвид Саттер

Запад не хочет видеть реальность постсоветской истории России

Константин Амелюшкин, Delfi.lt, Литва

Проблема Запада в отношениях с Россией заключается в отсутствии желания видеть реальность постсоветской российской истории просто потому, что так легче, считает американский журналист Дэвид Саттер, который на днях представил в Вильнюсе свою книгу «Меньше знаешь — крепче спишь».

По мнению американского журналиста, общая концепция Запада в отношении России ошибочна. В своей книге он анализирует информацию о взрывах домов в Москве и Волгодонске 1999 года и приходит к выводу, что за этим стоят российские спецслужбы. Кроме того, в книге он пытается объяснить, что эпоха Бориса Ельцина логически продолжилась с приходом к власти Владимира Путина, поскольку он придерживается сложившейся в девяностые года прошлого века политической стратегии.

Саттер работал корреспондентом Financial Times еще во времена СССР, а в 2014 году ему запретили въезд в Россию, как он предполагает, именно в связи с изложенными в его книге сведениями. Он утверждает, что сложившаяся ныне система в России не жизнеспособна и россияне должны готовится к переменам. О своей книге, взгляде на ситуацию в России он рассказал в интервью DELFI.

Delfi: Вы выбрали для названия поговорку «меньше знаешь — крепче спишь». Почему?

Дэвид Саттер: Прежде всего потому, что я очень люблю русские пословицы. Но кроме этого, я думаю, что и в России, и на Западе проблема заключается в том, что мы не хотим видеть реальность. Просто потому, что это для нас легче, это какой-то душевный комфорт, который у нас возникает, стоит нам только закрыть глаза на то, что в России творится. Иногда можно подумать, что западные люди не проницательны, но, я думаю, что когда они хотят быть проницательными, они могут это. В данной ситуации они просто не хотят видеть реальность постсоветской русской истории. Но все-таки они должны справляться с последствиями этого.

— Следуя вашей логике, получается, что западные страны не знают, как себя вести в сложившейся ситуации в отношении России во главе с Владимиром Путиным?

— В общих чертах они знают, они видели, что это страна агрессор и какие-то шаги все же нужно предпринимать. И они предпринимали их. Но общая концепция все-таки ошибочна. Было бы лучше создать структуру сдерживания, чтобы таких случаев как вторжение на Украину, убийство Бориса Немцова не было. Но постфактум мы кое-что понимать способны.

— В подзаголовке у вас говорится о пути к террору. Что вы имеете в виду под террором?

— Террор, безусловно, не массовый, а выборочный. Но для тех, кто пострадал — это не утешение. Все-таки Анна Политковская, Борис Немцов были настоящими жертвами террора. Даже если террор не принял такого масштаба как во времена Сталина, то когда режим убивал своих оппонентов — политиков и журналистов, это террор. И дай Бог, чтобы ситуация не ухудшилась. Но я думаю, что для тех, кто настроен на перемены в России или разоблачение каких-то вещей, о которых власти не очень хотят, чтобы о них знали, запугивание и возможность расправы со стороны режима — это факты жизни.

— Вы работали в советское время и смогли тогда работать. Сейчас вам отказали в такой возможности. Какие сложности у вас возникли при работе в России в нынешней ситуации?

— Я должен сказать, что в советские времена тоже была попытка меня выслать, в 1979 году. Но они сделали одну тактическую ошибку. Я был американским гражданином и работал для Financial Times — британской газеты. Сейчас это не редкость, но тогда это было что-то необычное. И они рассчитывали, что никто меня не будет защищать. В этом они ошиблись, потому что американцы пригрозили выслать одного из советских корреспондентов, а британцы сделали то же самое. Так что они не рискнули терять двух агентов из-за одного корреспондента. Но я понимал, что второй раз это не повторится и спокойно собирал материал для своей книги в течение следующих лет.

— Время Ельцина часто вспоминают как время демократического развития России. У вас в книге нынешняя ситуация является продолжением того времени…

— Да, это логическое продолжение, потому что только КГБ мог (или сейчас — ФСБ) мог обеспечивать получение награбленного. Все-таки какие-то формальные демократические институты существовали и их было достаточно, чтобы без провокаций справиться с Ельциным и его окружением, сделать какую-то корректировку массового воровства в стране в девяностых годах. Но когда ты имеешь на своей стороне КГБ — нынешний ФСБ, вы можете менять ситуацию с помощью провокаций. Но вы за это будете платить довольно высокую цену, поскольку спецслужбы не будут просто служить вам, они в конце концов будут вами руководить. Древние греки поняли, что дефективная демократия ведет к олигархии, а олигархия — к тирании. И мы это видели в России.

— В одном из интервью вы сказали, что в России после распада СССР было отсутствие нравственной установки. Так?

— Абсолютно верно. Они считали, что рынок все исправит, но такие идеи происходят в обществах, где есть или были какие-то моральные или нравственные устои. И уже существовало верховенство закона. Но в России как результат советского опыта этого не было. Поэтому первой необходимостью было создание этого, но они считали, что в первую очередь необходима трансформация экономических структур. И результат был таким, что экономика, безусловно, была трансформирована, но она стала бандитской.

— Видимо, отсутствие общей ценностной базы и стало причиной того, что Россия и Запад не всегда понимают друг друга?

— Да, верно. И где Запад все время ошибается, это в том, что мы предполагаем, что Россия разделяет наши нравственные установки. И Россия предпринимает немало усилий, чтобы нас убедить в этом, например, фиктивная Дума, которая не похожа на настоящий парламент, подконтрольные суды, СМИ.

— На Западе есть такое клише — Россия, КГБ, спецслужбы, криминалитет. Или у нынешней России все же есть другой образ?

— Я думаю, что образ России все же сложнее. Многие американцы имеют положительные контакты с русскими. Много русских у нас работают в университетах, есть много политических эмигрантов, и русская культура привлекает. Поэтому говорить, что это полный мрак в глазах американцев, я бы не стал. Люди достаточно здравы, чтобы понимать, что есть политическая система, есть общество, человеческие контакты, культура. И великую русскую культуру любит и ценит весь мир. Так что я бы не стал утверждать, что о России совершенно черное впечатление. Репутация постсоветской России очень пострадала особенно из-за Путина, потому что во времена Ельцина, несмотря на криминализацию общества, люди видели процесс освобождения от коммунистического управления и привычек. И в то время Россия не создавала проблем для внешней политики США и Запада.

— Какими материалами, источниками вы пользовались при написании книги?

— Многое из того, что есть в книге, я писал в разных статьях. Я был выслан из России, оказался в Лондоне, потому что не мог сразу вернуться в США, и решил, что пришло время резюмировать мой опыт постсоветской России и объяснить его. Кроме того, я знаю, что даже русские не совсем понимают, что произошло.

— Следуя логике названия вашей книги, по вашему мнению, они спят?

— Они не хотят знать. Многое было опубликовано в российских газетах, но никто там не старается все это связывать и объяснять. Логически и последовательно. Например, что случилось в 1993 году, когда Ельцин распустил парламент. Материал показывает, что он использовал провокацию, чтобы иметь оправдание для нападения на Белый дом. Все это есть в российских газетах, не говоря уже о взрывах 1999 года. Есть очень много материала. Но об этом все забыли и никто не хочет это анализировать и сделать нужные выводы о тех событиях. Я думаю, сейчас не существует книг, которые стараются все это объяснить. И самое главное — осветить роль террора и провокаций в создании сегодняшней российской системы. Это не материализовалось в вакууме, это был результат конкретных действий.

— Из вашей книги понятно, что в России сейчас авторитарное государство. Какое будущее вы видите в сложившейся ситуации?

— Я считаю, что существующая система в России нежизнеспособна в дальнейшем. И население России, между прочим, несмотря на массовую эмиграцию, становится более зрелым. Люди все же, несмотря на массовую пропаганду, имеют возможность путешествовать, видеть мир. Они не могут отрицать реальность коррупции и беззакония в России. Конечно, имеет место патриотическая истерика и шовинистическая эйфория, которая отвлекает внимание, но это не будет работать вечно. Поэтому, я думаю, что изменения будут, мы должны просто надеяться, что они будут мирными, без жертв. И думаю, что пришел момент, когда люди должны психологически, морально и интеллектуально готовиться к переменам. И первая необходимость — это понимать, что было. Если Россия вновь будет оперировать ложью, ничего хорошего из этого не выйдет. Ничто не отражает это лучше, чем взрывы 1999 года. Исторически свойственная России концепция, что индивидуальный человек ничего не стоит, что только великие политические цели имеют значение, пагубна.

— Иными словами, когда вашу книгу можно будет купить в России, вероятно, это будет означать некоторые перемены?

— Я думаю, что возможность купить книгу все-таки будет, потому что мы стараемся, чтобы она распространилась в России. И в Прибалтике тоже, потому что русскоязычное население этих стран тоже нуждается в этом, поскольку они смотрят российское телевидение.

— И последний вопрос. Все же Путин и Трамп могут договориться?

— Я думаю, могут и будут. По вопросам где можно и нужно договориться, они будут договариваться, но по принципиальным вопросам ни Трамп, ни другой американский президент не будут этого делать. Путин ищет ослабления НАТО — на это никто не пойдет. Он ищет согласия с аннексией Крыма — этого тоже будет неприемлемо для американцев. Он хочет отмены санкций без конца российской агрессии. Я думаю, что это тоже нереально. Поэтому по принципиальным вопросам согласие вряд ли будет. Но по другим вопросам, даже чтобы избежать столкновения в Сирии, какие-то договоренность возможны.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 апреля 2017 > № 2145542 Дэвид Саттер


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 апреля 2017 > № 2145052 Дмитрий Травин

Автократическая оппозиция против авторитарной власти

Дмитрий Травин

С одной стороны у нас авторитарная власть без либеральных крыльев, на которые мог бы надеяться сторонник умеренных реформ. С другой – автократическая оппозиция, которая борется с властью, прибегая лишь к популистским методам, поскольку попытки апеллировать к разуму общества доказали свою бесперспективность. Неспособность российских элит к компромиссам породила соревнование популистских моделей

Недавние массовые протесты вновь возбудили интерес к фигуре Дмитрия Медведева. С одной стороны, антикоррупционные выступления вроде бы являются небольшим шагом к демократизации общества, которую либеральные силы могут приветствовать. С другой – удар по премьеру, считающемуся системным либералом, усиливает, по мнению некоторых комментаторов, позиции авторитарных сил.

Однако в действительности на вопрос, как нам относиться к Медведеву, не может быть ответа. По той простой причине, что и вопроса такого быть не может. Данная проблема целиком сконструирована из трех «импортированных с Запада» стандартных представлений. Во-первых, что премьер-министр как второй по рангу человек во власти обязательно должен быть фигурой влиятельной. Во-вторых, что среди влиятельных властных группировок существует политическая борьба и ослабление некоторой крупной фигуры автоматически усиливает позиции ее противников. В-третьих, что возможная победа в этой борьбе «прогрессивных сил» способна сделать наш режим лучше, поскольку это так называемый «гибридный режим», а не авторитарный.

Но в нашей сегодняшней действительности данные представления совершенно неверны. Спорить в подобном ключе все равно что спорить о тонкостях вкуса зарубежных сыров разного сорта, имея вместо них сырный продукт. Точно так же, «попробовав на вкус» действия Медведева, мы обнаружим, что он не является влиятельным либеральным политиком.

Рента вместо идей

Отечественная политика «премьерозамещения» установилась еще после отставки Михаила Касьянова в начале 2004 года. Владимир Путин лично определяет основные параметры экономического курса и лично работает с ключевыми министрами. Глава правительства ему, собственно говоря, вообще не нужен. Никогда он не передоверяет премьеру решение ключевых вопросов жизни страны. Даже с тех времен, когда Медведев занимал президентский пост и обладал, соответственно, большим пространством для самостоятельных действий, у нас осталось совсем немногое, типа переименования милиции в полицию. Что уж говорить о самостоятельности Дмитрия Анатольевича как премьер-министра?

Все вышесказанное, правда, не означает, что должность главы правительства – это рудимент, оставшийся от тех времен, когда Борис Ельцин «работал с документами», плохо ориентируясь в пространстве, а в это время кто-то хорошо ориентирующийся должен был управлять страной. Премьер-министр очень важен для путинской системы, но он выполняет на деле совсем иную функцию, чем нам кажется. Своими слабостями и странностями эта фигура подчеркивает силу и мощь президента.

Все чаще возникающий сегодня вопрос «если не Путин, то кто?» в значительной мере является порождением политики тщательного подбора слабых премьеров (Фрадков – Зубков – Медведев), а также малохаризматичных парламентских лидеров. Все публичные фигуры у нас «жидковаты» и «мелковаты» в сравнении с лидером, и это неслучайно.

Предполагать, будто Медведев, если не поминать его всуе и в антикоррупционных расследованиях, станет бороться за либерализацию режима, все равно что надеяться на Зюганова как борца за мировую революцию или на Жириновского, совершающего «последний бросок на юг» для подчинения Азии нашему влиянию.

При этом борьба между «башнями Кремля», конечно же, существует. И временами мы видим следы этой борьбы, пробуждающие надежду, что, мол, поднимется вдруг богатырь и выведет Россию на европейский путь. Однако все меньше становится бойцов. При этом европейский путь по-прежнему далек. Поскольку борьба осуществляется не за идеи, а за статус и ресурсы. Иными словами, за то, что в социальных науках называется сегодня рентоориентированным поведением, не имеющим никакого отношения к борьбе идей. И происходящее время от времени обнаружение у борцов и представителей их круга роскошных вилл, офшорных счетов и богатых друзей есть наглядное проявление подобного поведения.

Трудно сказать, склонны ли вообще властные персоны к поиску идей или только к поиску ренты. Возможно, кто-то из них и впрямь хочет как лучше. Но склонность к поиску идей, противоречащих генеральной линии, у нас жестко пресекается, тогда как склонность к поиску ренты даже поощряется свыше, если, конечно, человек знает меру и по чину берет.

То, что внутри режима осуществляется борьба за статус и ренту, а не борьба за выбор здравой идеи и верного пути, определяет характер режима как авторитарного, а не гибридного. Как бы ни складывалось соотношение сил между борцами, политическая система не может стать более демократичной, поскольку за демократию там наверху вообще никто не борется. Система может стать более медведевской или более сечинской. В ней может возрасти роль тех, кто налегает на нефть, а может тех, кто налегает на Крым.

Выбор модели трансформации системы происходит в зависимости от вызовов, которые она объективно получает, а не в зависимости от желаний отдельных персон. Скажем, когда российская экономика по итогам 2013 года вошла в стагнацию, Кремлю понадобились такие способы поддержания популярности властей, которые не связаны с увеличением реальных доходов. И тут же срочно понадобилось спасти Крым от бандеровской угрозы. Возможно, если бы нефть в начале 2014 года торговалась по $200 за баррель и денег в бюджете хватало на всевозможные выплаты населению, про Крым вообще бы в Кремле не вспомнили.

Таким образом, у нас получается три вывода. Во-первых, Медведев не является политической фигурой: Кремлю он нужен лишь для того, чтобы на его фоне хорошо выглядел Путин и сам Кремль выглядел получше в глазах части населения. Во-вторых, обществу не имеет большого смысла поддерживать кого-то в борьбе между башнями Кремля, поскольку это борьба за ренту, а не за реформы. В-третьих, наш политический режим реформируется сверху лишь ради самовыживания, а не ради выживания страны.

Дмитрий Медведев оказался оптимальной фигурой для атаки Навального, поскольку, во-первых, он наиболее известен среди приближенных Путина (бывший президент). Во-вторых, он наиболее статусная фигура в элите (все-таки премьер-министр). А в-третьих, он давно уже вызывает отторжение у той части российского населения, которая связывала некоторые надежды с его президентством и потом сильно разочаровалась. В этом смысле атака на Медведева в большей степени представляла собой атаку на путинскую политическую систему, чем разоблачение династии Чаек или обнаружение якунинского шубохранилища.

Кроме уточки

Ключевым вопросом в действиях несистемной оппозиции сегодня является вовсе не вопрос о мифических либеральных союзниках наверху, а вопрос о союзниках внутри самой себя. Заострив внимание на проблеме коррупции, Навальный предельно деидеологизировал оппозицию. Он попытался выбрать то, что в наибольшей степени может объединять левых и правых, либералов и националистов. Или, точнее, унылой правоконсервативной, клерикальной системе, опирающейся на традицию и пытающейся объединить весь народ под предлогом противостояния коварной Америке он противопоставил задорную популистскую агитацию, объединяющую всех, кто не ухватил свой кусок пирога, против тех, кто схватил столь много, что не может проглотить.

Естественно, такой подход не устраивает многих людей, смотрящих на оппозицию как на идейное противостояние системе. Навальный выглядит пустым, легковесным, и все чаще раздаются вопросы: что у него в голове на самом деле кроме иронии про домик для уточки? Эти вопросы, увы, сегодня столь же бессмысленны, как и вопрос о либеральном Медведеве.

Долгие неудачи российской оппозиции продемонстрировали две проблемы. Во-первых, последовательное идейное противостояние авторитарному режиму слишком слабо, чтобы претендовать на успех. Во-вторых, объединение разных политических сил на какой-либо общей платформе не удается. Сегодня разговоры про единый фронт оппозиции стали столь же отвлеченными, как разговоры про либеральные реформы Медведева. Богатый опыт показывает, что не будет ни того ни другого.

Поэтому в нынешней ситуации несистемная оппозиция становится автократической по методам своей работы. Кто хочет оставаться в политике, движется в сторону Навального, или из политики (как борьбы за власть) фактически уходит. Такой человек может оставаться весьма популярным комментатором или блогером, с мнением которого считаются десятки тысяч интеллектуалов, но возглавлять многомиллионные массы он уже не будет.

А возглавлять массы будет человек, говорящий то, что они желают слышать. До сих пор в этом деле однозначно лидировал Путин, но он в какой-то мере отвечает еще и за реалии. Но оптимизма по поводу окружающей реальности стало меньше, и это отражается на положении Путина. Отсутствие оптимизма вновь порождает спрос масс на популизм. Инициативу перехватывает Навальный, способный столь же умело говорить, но не отвечающий за реалии, потому что находится в оппозиции.

Это, конечно, грустная история. С одной стороны жесткая авторитарная власть без либеральных крыльев, на которые мог бы надеяться сторонник умеренных реформ в рамках законности. С другой – буйная автократическая оппозиция, которая борется с властью, прибегая лишь к популистским методам, поскольку попытки апеллировать к разуму общества доказали свою бесперспективность.

Подобное противостояние двух авторитарных сил есть следствие неспособности нынешних российских элит к компромиссам. Контакт по принципу «круглого стола» мог бы стимулировать трезвый разговор о наших проблемах. Но поскольку этот путь оказался закрыт, налицо соревнование популистских моделей.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 апреля 2017 > № 2145052 Дмитрий Травин


Казахстан. Китай. Узбекистан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 апреля 2017 > № 2145042 Петр Бологов

С оглядкой на Кремль. Готова ли Средняя Азия к самостоятельности

Петр Бологов

Появление в Ташкенте более активного и прагматичного лидера поможет развитию отношений между среднеазиатскими республиками, и играть на их противоречиях друг с другом будет уже не так просто, как раньше. Однако говорить о том, что государства Средней Азии готовы к самостоятельной региональной интеграции без участия России в области экономики или безопасности, пока рано

Во второй половине XIX века, когда Средняя Азия стала ареной «большой игры» между Российской и Британской империями, за происходившими там событиями следили во всем мире. Многим тогда казалось, что локальные стычки на перевалах Памира и Гиндукуша между лояльными Лондону и Петербургу местными племенами могут определить политические судьбы планеты. Сегодня этот огромный регион, где по большей части господствуют феодально-коммунистические пережитки, оказался на периферии мировой политики – из ведущих мировых держав к нему проявляют серьезный интерес только непосредственные соседи: Россия и Китай.

Запад после завершения активной части операции в Афганистане отвлекся на Ближний Восток, а еще больше – на свои внутренние проблемы: с 2010 по 2014 год экономическая и военная помощь США государствам региона сократилась более чем в четыре раза, с $650 до $150 млн. При новой администрации Дональда Трампа, провозгласившего курс на прагматичную внешнюю политику, эти цифры, скорее всего, будут еще меньше. Китай в Средней Азии интересует не столько политика, сколько экономика, хотя и в этом регион далеко не первый в списке китайских приоритетов: прямые инвестиции КНР в Среднюю Азию за последние десять лет составили лишь 3% от общего объема китайских вложений за рубежом. Да и повышенное внимание России к региону отчасти объясняется тем, что интеграционные усилия Кремля, сделавшего ставку на ЕАЭС, не сталкиваются здесь с такими принципиальными трудностями, как на Кавказе или на западном направлении.

От ЕЭП к ЕАЭС

В этих условиях у республик Средней Азии – Казахстана, Узбекистана, Туркмении, Киргизии и Таджикистана – остается, по сути, только один способ усилить свои позиции в отношениях с Москвой – попытаться сформировать жизнеспособный региональный альянс. Но возможна ли в реальности подобная кооперация между странами, которые на протяжении всей своей независимости только отдалялись друг от друга из-за политических, территориальных, этнических и инфраструктурных противоречий?

После распада СССР государства Средней Азии пытались реализовать сразу несколько интеграционных проектов. Все они в итоге провалились, что было обусловлено не только политической и экономической нестабильностью региона, но и его расположением в центре континента, без выхода к океану и вдалеке от основных центров мировой экономики.

В апреле 1994 года между Казахстаном, Узбекистаном и Киргизией был подписан договор о создании Единого экономического пространства (ЕЭП), к которому в 1998 году примкнул только что переживший гражданскую войну и разоренный междоусобицей Таджикистан. Туркмения с самого начала дистанцировалась от остальных стран региона, предпочтя строить свой «монументальный нейтралитет».

Никаких практических результатов создание ЕЭП в итоге не повлекло, и это объединение было переформатировано в Центрально-Азиатское экономическое сообщество (ЦАЭС) с тем же составом участников. На саммитах глав государств ЦАЭС было принято несколько важных для Средней Азии решений, в том числе «о взаимовыгодном и эффективном использовании региональных водных и энергетических ресурсов», – речь шла о согласованном использовании вод Сырдарьи и ее водохранилищ. Однако все эти соглашения так и остались на бумаге – богатые на углеводороды Казахстан и Узбекистан до сих пор испытывают дефицит пресной воды, а Киргизия и Таджикистан пытаются компенсировать нехватку электроэнергии постройкой новых водохранилищ, что вызывает возмущение в Ташкенте и Астане.

В 2002 году ЦАЭС было преобразовано в Центрально-Азиатскую организацию сотрудничества (ЦОС), к которой в 2004 году присоединилась Россия. С тех пор интеграционная инициатива в регионе перешла к Кремлю – ЦОС ликвидировали, объединив с ЕврАзЭС, а ЕврАзЭС потом трансформировался в Таможенный союз и ЕАЭС, но уже без Таджикистана и Узбекистана. Таким образом, регион, и без того подверженный центробежным тенденциям, оказался поделен Россией и ее союзниками еще по одному параметру – таможенному.

После Каримова

Одной из причин такой разобщенности Средней Азии была политическая самоизоляция самой населенной и центральной страны региона – Узбекистана. После 2005 года президент Каримов отказался от каких-либо международных инициатив на региональном уровне.

Но приход к власти его преемника Шавката Мирзиёева может внести ощутимые изменения в существовавший до этого расклад. Всего за полгода Мирзиёев сделал для урегулирования конфликтов с соседями больше, чем Каримов за все время своего правления. Сохраняя прежнюю осторожную политику по отношению к российским интеграционным проектам (говоря о возможном участии республики в ЕЭАС, в Ташкенте заявили, что «участие в объединении не даст Узбекистану никаких преимуществ и даже повредит в определенных моментах»), Узбекистан больше не блокирует строительство Рогунской ГЭС в Таджикистане, сооружает совместно с Туркменией мосты через Амударью и активно решает вопросы по спорным территориям с Киргизией.

Конечно, сил на то, чтобы соперничать с Москвой или Пекином за влияние на соседей, у Ташкента не хватит, но попытаться примерить на себя роль лидера региональной интеграции Узбекистан способен. В этой республике сосредоточена не только половина всего 70-миллионного населения Средней Азии, но и целый клубок проблем, в том числе и демографических, которые можно решить только в тесной координации с соседями. В диалоге с ними у Ташкента немало козырей: самая сильная армия в регионе; солидный экономический потенциал, остававшийся при Каримове под сильным давлением государства; есть значительные запасы полезных ископаемых – страна занимает 9-е место в мире по добыче золота, 7-е – по добыче урана, 13-е – по добыче газа.

Отношения Узбекистана с Казахстаном тоже стали быстро развиваться. В марте Мирзиёев посетил Астану, где лидеры двух стран объявили о планах создать совместную экономическую зону. За последние месяцы Астана и Ташкент договорились о демаркации границы, создании совместных торговых предприятий по реализации нефтепродуктов, расширении сотрудничества в банковской сфере, открытии узбекско-казахстанского бизнес-форума.

Русский след

Что могут предложить друг другу страны Средней Азии? В первую очередь любому региональному объединению придется доказывать свою эффективность, решая вопрос использования трансграничных рек, – компромисс по нему покажет, насколько стороны готовы к полноценному диалогу. Показательно, что одной из площадок для сотрудничества на встрече Мирзиёева и Назарбаева был назван Фонд спасения Арала, который должны питать реки, перекрытые плотинами в Таджикистане и Киргизии.

Помимо больного водного вопроса, странам есть что предложить друг другу в вопросах логистики, добычи энергоресурсов, в использовании труда гастарбайтеров и, разумеется, безопасности. Узбекистан мог бы взяться за тренировку туркменских военных и научить Ашхабад, как защищать границу от талибов. Визит туркменского президента в Астану в середине апреля некоторые СМИ расценили как первый шаг к созданию альянса трех государств: Казахстана, Туркмении и Узбекистана.

Главный ограничитель у региональной интеграции в Средней Азии – это интересы России. США и ЕС позитивно восприняли бы такой альянс в первую очередь как противовес влиянию Кремля, Китай был бы заинтересован в создании в регионе единого экономического пространства, а вот в Москве консолидация бывших союзных республик без участия северного соседа вызовет закономерное раздражение. Говорить на равных с постсоветскими республиками здесь не привыкли, пусть даже они входят во все возможные союзы, созданные Кремлем. Последний энергетическо-продовольственный конфликт с Белоруссией яркое тому подтверждение. Тем более что кооперация среднеазиатских стран поверх границ ЕАЭС может поставить под вопрос само существование этого объединения, которое и без того испытывает немало трудностей.

Даже при наличии политической воли и готовности преодолеть старые противоречия государства Средней Азии пока слишком зависят от России, чтобы успешно интегрироваться без ее участия. Идея единого экономического пространства выглядит замечательно, но ее очень непросто совместить с тем, что крупнейшим внешнеторговым партнером всех стран региона, за исключением Туркмении, по-прежнему остается Россия. Не добавляют Средней Азии экономической самостоятельности и миллионы работающих в России гастарбайтеров из Узбекистана, Киргизии и Таджикистана.

Сильная зависимость сохраняется и в области безопасности. Россия сейчас имеет военные базы в Таджикистане и Киргизии, и ситуация в Афганистане не располагает к их скорому закрытию. Играет свою роль и угроза исламского экстремизма, для которого российское присутствие остается важным сдерживающим фактором. Даже узбекский лидер Шавкат Мирзиёев, скептически настроенный по отношению и к ЕАЭС, и к ОДКБ, сделал вопросы безопасности главной темой переговоров во время своего первого президентского визита в Москву в начале апреля.

Безусловно, появление в Ташкенте более активного и прагматичного лидера поможет развитию отношений между среднеазиатскими республиками, и играть на их противоречиях друг с другом будет уже не так просто, как раньше. Однако говорить о том, что государства Средней Азии готовы к самостоятельной региональной интеграции без участия России в области экономики или безопасности, пока рано.

Казахстан. Китай. Узбекистан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 19 апреля 2017 > № 2145042 Петр Бологов


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144399

Лауреаты Нобелевской премии против программы Марин Ле Пен

Le Monde, Франция

В статье в газете Le Monde лауреаты престижной премии, в том числе Джозеф Стиглиц и Жан Тироль, выступают за Европу и единую валюту.

Некоторых из нас, лауреатов Нобелевской премии по экономике, цитировали кандидаты в президенты Франции и в частности Марин Ле Пен с соратниками, в качестве подтверждения политической программы по европейскому вопросу. У подписавших это письмо специалистов имеются разные взгляды на сложнейшие темы валютного союза и подъема экономики. Как бы то ни было, мы единогласно осуждаем использование экономической мысли в качестве инструмента в рамках французской избирательной кампании.

— Процесс европейского строительства чрезвычайно важен не только для сохранения мира на континенте, но и для экономического развития государств-членов и их политического влияния в мире.

— Предложенные в антиевропейских программах перемены могут дестабилизировать Францию и поставить под сомнение сотрудничество европейских стран, которое сегодня обеспечивает экономическую и политическую стабильность в Европе.

— Изоляционистская и протекционистская политика, а также соревновательная девальвация в ущерб другим странам — опасные средства формирования экономического роста. Они влекут за собой ответные меры и торговые войны. В конечном итоге они окажут пагубное воздействие на Францию и ее торговых партнеров.

— Если мигранты эффективно интегрируются на рынке труда, они могут открыть новые экономические возможности для принявшей их страны. Несколько самых процветающих государств мира смогли принять и интегрировать мигрантов.

— Существует большая разница между решением изначально не присоединяться к еврозоне и отказаться от евро после принятия.

— Необходимо подтвердить обязательства в сфере социальной справедливости, гарантировать и развивать социальную защищенность в соответствии с традиционными французскими ценностями свободы, равенства и братства. Как бы то ни было, эту социальную защиту можно и нужно обеспечить без протекционизма в экономике.

— Сегодня Европа и мир сталкиваются с беспрецедентными испытаниями, в связи с чем нам нужно больше, а не меньше солидарности. Проблемы слишком серьезны, чтобы отдавать их на откуп политикам, сеющим раскол.

***************************************************************

Энгус Дитон (Angus Deaton), Питер Даймонд (Peter Diamond), Роберт Энгл (Robert Engle), Юджин Фама (Eugene Fama), Ларс Хансен (Lars Hansen), Оливер Харт (Oliver Hart), Бенгт Хольмстрем (Bengt Holmström), Даниэль Канеман (Daniel Kahneman), Финн Кидланд (Finn Kydland), Эрик Маскин (Eric Maskin), Дэниел Макфадден (Daniel McFadden), Джеймс Миррлис (James Mirrlees), Роберт Манделл (Robert Mundell), Роджер Майерсон (Roger Myerson), Эдмунд Фелпс (Edmund Phelps), Крис Писсаридес (Chris Pissarides), Элвин Рот (Alvin Roth), Амартия Сен (Amartya Sen), Уильям Шарп (William Sharpe), Роберт Шиллер (Robert Shiller), Кристофер Симс (Christopher Sims), Роберт Солоу (Robert Solow), Майкл Спенс (Michael Spence), Джозеф Стиглиц (Joseph Stiglitz), Жан Тироль (Jean Tirole).

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144399


Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144359 Марин Ле Пен

Марин Ле Пен: «Главный вопрос этих выборов — цивилизационный»

Эммануэль Гальеро (Emmanuel Galiero), Le Figaro, Франция

Le Figaro: Вы предлагаете выход из еврозоны. Большинство французов против этого, в том числе и пенсионеры, готовые поддержать НФ, которые тем не менее опасаются удара по их сбережениям. Что вы им скажете?

Марин Ле Пен: Прежде всего, я скажу, что я — единственная из кандидатов, кто предложит им высказать свое мнение о Европейском Союзе на референдуме. После избрания я сразу же начну переговоры и потребую собрания глав государств без европейских инстанций. Многие европейские страны, на юге и на востоке, ждут, чтобы большая и сильная Франция взяла на себя лидерство и заставила ЕС сесть за стол переговоров. Кроме того, я скажу французам, что выход из еврозоны никак не отразится на их сбережениях. Все как раз наоборот. Наибольшую угрозу для них представляет нынешняя ситуация с привязанным к евро банковским союзом, который обязывает изымать сбережения населения в случае финансового кризиса. Большинство французов убеждены, что евро — обуза. Возврат к адаптированной к реалиям национальной валюте создаст миллионы рабочих мест и вернет нам свободу.

— Если вас изберут, процентные ставки пойдут вверх уже с 8 мая…

— Нет! Никакой паники не будет. Сейчас мы видим по процентным ставкам минимальное движение, которое к тому же было искусственно организовано для воздействия на выборы.

— Тем не менее рынки могут посчитать, что риск для Франции существеннее…

— Можно всегда придумать тысячи гипотез. Только большинство из них — ложные. Мы уже видели это с Брекситом: призванные запугать избирателей апокалиптические прогнозы были опровергнуты фактами.

— У французов не возникнет соблазна разместить деньги за границей, как в 1981 году?

— Я в это не верю ни на мгновение. Французы знают, что я спрошу их мнения. Сегодня будет рентабельнее инвестировать во Францию.

— В случае неудачи на референдуме вы уйдете?

— Я не считаю политику родео, в котором нужно любой ценой удержаться в седле.

— Вы предлагаете пенсию в 60 лет при 40 годах отчислений. Речь идет о крайне дорогостоящей мере с учетом изменений в демографии.

— Я не согласна с тем, чтобы от французов при любых обстоятельствах требовали жертв, не сократив предварительно вредоносные расходы государства: чистые убытки в виде перечислений ЕС, уклонение от уплаты налогов и социальных отчислений, бред с децентрализацией, траты в связи с легальной и нелегальной миграцией. Моей проект предполагает создание за три года 1,7 миллиона рабочих мест, которые дадут 25 миллиардов евро дополнительных поступлений для системы соцобеспечения. Пенсия в 60 лет будет стоить 17 миллиардов евро.

— В чем ваша экономическая программа отличается от программы Жана-Люка Меланшона?

— Меланшон хочет ввести дополнительные налоги на 100 миллиардов! Он выступает за массовую иммиграцию, которая ведет к снижению зарплат. Возьмем директиву об откреплении трудящихся. В результате от 300 до 500 тысяч человек приехали по финансовым соображениям. Все это является своеобразной внутренней делокализацией. Отмечу, что его несогласие с этой директивой возникло совсем недавно… Он всегда был ярым сторонником иммиграции.

— У Франсуа Фийона имеется жесткая программа по безопасности и иммиграции. В чем ее отличие от вашей?

— Во всем. Лично я уже видела Фийона у власти. Я не сужу его по обещаниям: он уже сделал их десять лет назад. Я сужу его по поступкам: сокращение штата на 54 тысяч военных и 12 тысяч 500 полицейских, дезорганизация разведки, нежелание вернуться к национальным границам, открытие самой большой мечети в Европе, влияние Союза исламских организаций Франции, поддержка войны в Ливии… Почему Фийон изменил мнение насчет СИОФ? Я всегда придерживалась одной позиции. Исламистский фундаментализм расползся по всему нашему обществу при потворстве и предательстве политических властей, как на национальном, так и на местном уровне.

— Как бороться с этим фундаментализмом?

— Есть меры, которые необходимо принять незамедлительно. Это выдворение иностранцев, представляющих угрозу для безопасности страны, отмена решения Вальса о регистрации нелегалов, мораторий на выдачу определенных документов, заморозка кредитов и государственной медицинской помощи подавшим прошение об убежище мигрантам….После сентября я хочу провести референдум о пересмотре конституции, чтобы восстановить верховенство нового закона над прошлыми европейскими соглашениями. Нужно вернуть рычаги в свои руки.

— Не боитесь ли вы спровоцировать враждебность со стороны французских мусульман?

— Вовсе нет. Французские мусульмане ждут лишь одного: освобождения от каждодневного давления со стороны исламистских фундаменталистов.

— Идеи Нацфронта получают все более широкую поддержку, однако враждебное отношение к нему тоже сохраняется, в частности в высших государственных кругах. Кроме того, недавно у вашей штаб-квартиры чуть не произошел пожар.

— Часть недемократически настроенных ультралевых агрессивно выражают несогласие подчиниться воле народа. И если один-два дипломата не хотят дальше работать, скатертью дорога.

— Государство Израиль не относится к ультралевым, однако резко осудило ваши заявления по поводу налета на Зимний велодром…

— Государство Израиль было введено в заблуждение так называемыми представительными ассоциациями, которые, как мне кажется, сделали гнусные и необоснованные заявления. Я придерживалась по этому вопросу голлистской позиции.

— Вы считаете, что раньше во Франции было лучше?

— Во Франции станет лучше в будущем, если меня изберут. Нынешние президентские выборы представляют собой почти что референдум за или против дикой глобализации. Наши ценности, обычаи, нравы и образ жизни разваливаются. Если страна теряет идентичность и представление о том, что она собой представляет, какой путь проделала и что является ее настоящим богатством, то она разваливается. Я хочу прописать в конституции защиту и продвижение исторического и культурного наследия Франции, вернуть нашей стране статус политической державы. Это пусковая площадка нашего нового завоевания мира! Потому что лично я хочу отправиться на завоевание мира. Я хочу возобновить отношения с Африкой, отстаивать франкофонию.

— То есть, у вас глобализованное представление Франции.

— Вы ошибаетесь. Глобализм — это ликвидация ограничений во всех областях. Это упразднение границ, исчезновение корней… Я же — кандидат границ и буду президентом границ. Нам нужно вернуться к ним, чтобы защитить французский народ. Они нужны в школе, чтобы восстановить авторитет, в правосудии, против дикой глобализации, против недобросовестной международной конкуренции, против злоупотреблений, уклонений от уплаты налогов. Свободы не бывает без границ.

— Для проведения предложенных вами реформ необходимо большинство. Как его получить?

— Французы — последовательные и логичные люди. Когда они избирают кого-то главой государства, то дают ему рычаги управления. Я не вижу чего-то, что могло бы пойти против этого правила.

— Одни составляющие вашей программы уходят далеко влево, а другие — далеко вправо. Как «стабилизировать» это большинство?

— Я не верю в раздел на правых и левых. Он искусственно поддерживается теми, кто хотят удержаться у власти. Настоящий раскол проходит между патриотами и глобалистами. На моей стороне, стороне французской нации, есть политики, которых мне бы очень хотелось увидеть в наших рядах, до выборов, в перерыве между двумя турами или же после них. Я протягиваю руку всем, кто привержен суверенитету и идентичности нашего народа. Я говорю им: «Приходите, участвуйте, формируйте президентское большинство!» Нация — это любовь. Вместе мы восстановим народ, который любит себя.

— Если вы придете к власти, не подорвут ли вашу легитимность разбирательства?

— Эти разбирательства, как вы говорите, никак не затрагивают мою порядочность и являются насквозь искусственными. Кроме того, существует президентский иммунитет, институты V Республики. Главная цель — стабильность.

— С каким кандидатом вы бы предпочли встретиться во втором туре?

— Макрон — раскованный глобалист, а Фийон — стыдливый глобалист. Я бы предпочла побороться с раскованным глобалистом. По крайней мере, в таком случае все будет ясно. По опросам, мои результаты выше, чем у Фийона против Макрона. Поэтому поддержать меня — более полезное решение, чем голосовать за Фийона.

— Республиканский фронт все же может помешать вашей победе.

— Если мы увидим коалицию «Республиканцев» и Соцпартии во втором туре, в результате появится одна большая глобалистская партия. Главный вопрос этих выборов — цивилизационный. Французы ощущают это. И если Фийон призовет голосовать за Макрона, не уверена, что большинство его избирателей согласятся с этим.

— Что вы думаете о сокращении разрывов в опросах?

— Сокращение разрывов — классическое явление, когда появляются так называемые «малые кандидаты».

— Четыре фаворита идут практически «ноздря в ноздрю»…

— В 2012 году Меланшону сулили 17%, а мне — 13%. В итоге он получил — 11%, а я — 18%.

— Каково ваше настроение перед первым туром?

— Я спокойна и уверена. Я уверена в моей команде и французах. Они позволят мне все реализовать. Я обойду всех в первом туре. Я в этом убеждена.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144359 Марин Ле Пен


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144343 Алексей Навальный

«Кремль блокирует любую альтернативу Путину»

Корреспондент Spiegel беседовал с оппозиционером Алексеем Навальным о его аресте и протестах против правительства.

Кристиан Эш (Christian Esch), Кристиан Неф (Christian Neef), Der Spiegel, Германия

Российский лидер оппозиционеров Алексей Навальный рассказал об антикоррупционных протестах, политизации нового поколения и внешней политике Путина.

В конце марта самый известный оппозиционер Алексей Навальный призывал выйти на антикоррупционные протесты по всей стране. На улицу вышли десятки тысяч человек. Затем его задержали на 15 суток, для него это было не первое задержание. С понедельника он снова на свободе, день спустя в офисе своего Фонда борьбы с коррупцией, расположенного в московском бизнес-центре, он принимает корреспондента Spiegel. Навальный в хорошем настроении, настрой боевой. Вскоре он снова отправится по регионам, чтобы заручиться поддержкой своей кандидатуры на президентских выборах 2018 года. 12 июня снова должны пройти митинги по всей стране.

Spiegel: Г-н Навальный, Вас только что освободили после ареста. Как Вы там проводили время?

Алексей Навальный: Нужно представлять тюрьму как грязное общежитие, где заняться нечем, кроме как спать и читать. Мы были вчетвером в камере. Остальные были обычные люди — один подрался со своим соседом, другой оскорбил полицейского. Не политические заключенные, как я, их специально разделяют друг от друга, даже в местах для прогулок.

— И все-таки вы разговаривали с другими заключенными о политике?

— Целыми днями. Все слушали, как я говорю, все хотели сами говорить. Даже полицейские, с которыми я сидел после задержания в автобусе, видели мой фильм о премьере Дмитрии Медведеве. Они спросили, что спрашивают всегда и все: Почему меня еще не убили, и почему я не сижу за решеткой.

— Очень много молодых людей приняли участие в митингах в конце марта, к которым вы призывали. Многих это удивило, это поколение считали аполитичным.

— Меня это абсолютно не удивило! Во-первых, я заранее видел это ВКонтакте…

— …Это вроде российского Facebook…

— … насколько молоды те, кто собирается идти на митинги. Во-вторых, мне было понятно, что политическое давление на учеников и студентов вызывает обратную реакцию. В Брянске школьников отговаривали от участия в демонстрациях, была дискуссия с директором школы. В России с 90-х годов не было студенческого движения, как в Восточной и Западной Европе. У нас такое движение в последний раз было еще в царские времена.

— По какой причине эти молодые люди вышли на улицы?

— Бедность! Это важный фактор. В последние пять лет снижается уровень жизни.

— В Москве это незаметно.

— В Томске я спросил молодых людей, кто из них зарабатывает меньше 20 тысяч рублей. Все мы, ответили они. И это в университетском городе, который раньше жил благодаря нефти. Часто говорят, что я представляю более обеспеченные слои населения. Конечно, кто хорошо образован и обеспечен, поддерживает скорее меня, чем Владимира Путина. Но это не означает автоматически, что остальные против меня.

— Что отличает сегодняшних демонстрантов от тех, кто в 2011 году вышел на митинги против фальсификации результатов парламентских выборов?

— Основное отличие — география. Сейчас демонстрации проходят там, где их раньше никогда не было — Дагестан, Татарстан и Башкирия. В остальном различий немного. У социальных СМИ — и это единственное, что у нас осталось, чтобы коммуницировать друг с другом и выражать нашу критику, — более молодая аудитория, вот и все.

— Ваш фильм о предполагаемых богатствах Медведева на YouTube собрал 18 миллионов просмотров. Медведев назвал фильм «чушью» и сравнил с «компотом», составленным из разных обвинений.

— Какое жалкое выступление. Он ждал месяц, и все, что ему пришло в голову, это «компот»!

— Приведут ли обвинения в адрес Медведева к последствиям?

— Его политические перспективы теперь ограничены. Вероятно, он сначала пил целую неделю, так он и выглядел.

— Медведев не выдвигал против Вас обвинения. Но зато сейчас это хочет сделать миллиардер Алишер Усманов, которого вы обвиняете в том, что он подарил Дмитрию Медведеву резиденцию стоимостью пять миллиардов рублей.

— Он точно не делает это по своей инициативе. Вероятно, кто-то попросил его, обвинить меня.

— Официально Кремль ведет себя так, будто борется с коррупцией. Недавно арестовали пятого по счету губернатора.

— Губернаторов арестовывают, чтобы что-то противопоставить мне. Кроме того, Путин терроризирует собственную элиту. Он боится собственного окружения больше, чем каких-то протестов. Есть люди, который как минимум так же критически настроены, как и я, потому что они видят с близкого расстояния, что система не работает. Он хочет, чтобы они замолчали.

— Путин вновь станет кандидатом на выборах 2018 года?

— Конечно! Путин хочет быть царем новой российской империи, которую он вновь создает. Я считаю, что он действительно озабочен этой идеей.

— Вас допустят к выборам?

— Мы хотим принудить их к тому, чтобы меня зарегистрировали, как это было в 2013 году на выборах на пост мэра Москвы. Тогда мне грозили бойкотом. А потом Кремль посчитал, что лучше допустить Навального, ведь он получит максимум 8-9%.

— Вместо этого Вы получили 27 процентов, дело почти дошло до второго тура.

— Насколько я знаю, поэтому в Кремле сейчас лидируют те, кто против моей кандидатуры. Они говорят: черт знает, каковы будут итоги выборов, мы уже один раз заблуждались. Кроме того, они боятся всего того, что я могу сказать, если меня подпустить. На протяжении 17 лет выборы в России проходят по одному образцу — никто не критикует Путина, никто не ведет настоящую предвыборную кампанию, все проходит тихо на протяжении всех двух месяцев. Кремль блокирует любую альтернативу Путину. Он не хочет кандидата, который ездит по стране и говорит о проблемах.

— Почему оппозиция так долго участвовала в этой игре?

— Вы были в новом Ельцинском центре в Екатеринбурге? Там на выставке висит бюллетень с президентских выборов 1996 года — и там те же самые имена, что и сегодня. Лидер КПРФ — Зюганов, либерал Явлинский, правый популист Жириновский. Только Бориса Ельцина сменил Путин. Ни один оппозиционер никогда не брал на себя ответственность за поражения на выборах.

— В своей предвыборной кампании Вы требуете введения специальных сборов для олигархов, удвоения расходов на здравоохранение, минимальную заработную плату в размере 25 тысяч рублей. Звучит так, будто Вы отошли в левую сторону.

— Скажем так, звучит не так, как мы привыкли слышать от наших либеральных оппозиционеров. Ожидаешь увидеть маниакального сторонника либертарианства, который считает крутыми олигархов, не интересуется проблемами пенсионеров и полагает, что невидимая рука рынка все решит.

— Программу нельзя назвать очень конкретной. Как Вы хотите все это финансировать?

— В России — гигантские, бессмысленные расходы на армию и полицию. Мы занимаем одно их первых мест в мире по расходам на полицейских — но по числу убийств мы также на одном из первых мест. Кроме того, почти 30% бюджета засекречено! Никто не знает, что происходит с этими деньгами. На госконтрактах ежегодно воруют 1500 миллиардов рублей. Борьба с коррупцией освободила бы огромные суммы.

— Еще шесть лет назад Вы были активны в националистических кругах. Многие ваши сторонники даже не поддерживали тех, с кем вы тогда были союзниками. Это была тактика или убеждение?

— В период с 2005 по 2011 годы я многое сделал, чтобы сблизить либеральное и националистическое крыло протестного движения. Это так. И да, я по-прежнему против безвизового въезда в Россию из стран Центральной Азии.

— Почему протесты 2011-2012 годов провалились? Что оппозиция тогда сделала не так?

— Не существует рецепта того, как можно свергнуть режим за пару месяцев. Это исторический процесс, которым мы не можем управлять. Мой самый лучший митинг был в 2010 году, на нем собралось 1500 человек. Сегодня митинг с участием менее 30 тысяч считается провалом. Несмотря на все поражения, что-то удалось развить. Но основная причина поражения — насильственное подавление протестов. Если сравнить режим 2012 года с 2017 годом, тогда возникает впечатление, что речь идет о двух разных странах. Мы сейчас живем в стране с тысячей политических заключенных. В стране, в которой каждую неделю идут новые процессы, в которой людей арестовывают, потому что они лайкнули что-то в интернете.

— Некоторые люди, с которыми Вы вместе в мае 2012 года принимали участие в митинге на Болотной площади, все еще находятся в лагерях. Несмотря на это, Вы в марте призывали к несанкционированной демонстрации. Вы можете за это отвечать?

— Я осознаю, что я несу ответственность — за моего брата, который находится в тюрьме, за арестованных в мае 2012 года. Это неприятная мысль. Но о моем брате все же писали газеты на первых полосах. Если сегодня задержат какого-нибудь блогера в провинции, к нему не будут приезжать журналисты, адвокаты или правозащитники, потому что сейчас очень много таких случаев. Если мы хотим что-то предотвратить, мы должны продолжать бороться за политические изменения.

— Многие задают вопрос, почему Вы сами в такой репрессивной системе все еще находитесь на свободе и можете даже проводить дорогостоящие избирательные кампании. Кто Вас финансирует?

— У нас все открыто. Мой Фонд борьбы с коррупцией по российским мерками хорошо обеспечен, порядка 750 тысяч евро в год. Но единичные взносы составляют в среднем только 11,50 евро.

— Лично Вы хорошо зарабатываете, как можно увидеть по вашей декларации о доходах. Российский бюджет должен был выплатить Вам в 2016 году около 50 тысяч евро компенсации по решению Европейского суда по правам человека. Откуда остальные 90 тысяч евро?

— Это доходы от моей юридической практики. Меня лишили двух адвокатских допусков, но пара мандатов у меня осталась.

— Кто же прибегает к услугам известного врага Кремля?

— Как юрист я своим подзащитным приношу скорее убытки. Но те, кто меня приглашает, делают это в том числе потому, что поддерживают меня.

— Вы не боитесь, что Вас могут использовать?

— Меня никто не использует. Но конечно, пользуются тем, что я делаю. Если я атакую Игоря Сечина…

— главу государственного нефтяного концерна Роснефть и противника Медведева…

— … то это поможет кому-то другому. А если атакую Медведева, появится куча людей, которые посчитают это классным. Хотя я, к сожалению, не знаю, ослаблю я его или укреплю. Возможно, Путин месяц назад хотел уволить Медведева, но как он сможет это сделать после моего фильма? В непрозрачной системе все можно быть использовано. Этого я изменить не могу.

— Пока Вы находились в тюрьме, Россия и США пошли на конфронтацию из-за Сирии. Как Вы оцениваете сирийскую политику Путина?

— Россия должна присоединиться к международной коалиции против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. ред.). Абсурдно, что в войне между суннитами и шиитами мы вмешиваемся на стороне шиитов, хотя почти все российские мусульмане — сунниты. Чтобы помочь Башару Асаду, Путин создает для нас большие проблемы.

— При этом поначалу выглядело так, что Путин нашел в Дональде Трампе поддержку в сирийской политике.

— После победы Трампа я объяснил в видеоролике, почему с Трампом не будет дружбы. Противоречия между системами слишком велики. И Путину нужен враг. Он хочет быть лидером антиамериканского, антиевропейского мира. Поэтому он не может быть друзьями с главами этих государств, вместо этого он должен создавать скандалы и сопротивление.

— В лице Ангелы Меркель у него остается, по крайней мере, один противник. Без нее не было бы антироссийских санкций ЕС. Как России нужно к этому относиться?

— Нам нужно выполнять Минские соглашения. Основная причина санкций заключается в том, что Россия нарушила запрет — развязала войну в Европе. Крым представляет собой проблему, но самая болезненная часть санкций связана с войной в Донбассе. Как только Россия предпримет реальные шаги, чтобы там перестали стрелять, эта часть санкций будет снята.

— В ходе своих выступлений Вы говорите: моя внешняя политика состоит в том, чтобы, наконец-то, дороги были лучше, а зарплаты выше. Звучит так, будто вы отклоняетесь от темы.

— Я не отклоняюсь. Но я считаю, и в этом я отличаюсь от Путина, что Россия не должна изолировать себя. Все, что происходит в нашей стране, обосновывается Сирией или Украиной. Но если собственные жители зарабатывают только 300 долларов, это превращается в ничто вместе с внешнеполитической мощью. Начните колонизировать собственную страну. Когда я навещаю своего брата в тюрьме, то проезжаю через самую густонаселенную часть европейской России — и на протяжении километров не вижу ни единого человека. Это была бы отличная возможность задействовать силы.

— Вы являетесь самым известным представителем оппозиции, ваши более молодые соратники смотрят на Вас. Вас порой пьянит эта роль?

— Я побуждаю всех моих сотрудников самим выдвигать кандидатуру. Но в этой системе стало чрезвычайно сложно стать известным оппозиционным политиком. У меня совсем больше нет соперников, с которым я бы мог вести дебаты. При этом мне нужна конкуренция. И людям вскоре я надоем. Они скажут: Навальный, Навальный, всегда только Навальный, мы хотим увидеть кого-то нового.

— Г-н Навальный, спасибо за интервью.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2017 > № 2144343 Алексей Навальный


США. КНДР. Корея > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 апреля 2017 > № 2144172 Александр Проханов

 Пасхальное яйцо для Ким Чен Ына

воля и мощь американских военных могут быть остановлены только волей и мощью

Александр Проханов

У Трампа бычья голова, маленький лоб, тяжёлые надбровные дуги и набрякшие силой и безумным упрямством глаза. Отстрелявшись по Сирии, он нагнал к берегам Северной Кореи авианосцев, кипятит воду, выпаривает океан в надежде, что все северокорейские подводные лодки окажутся на мели, и по отмели американские «морские котики» дойдут до корейского берега и убьют Ким Чен Ына, послав ему отравленный торт – тот самый, что Трамп не доел в обществе китайского лидера Си Цзиньпина. А если операция не удастся, Трамп взорвёт над Северной Кореей несколько атомных бомб.

Над этим можно сколько угодно шутить, но угроза американцев разбомбить Северную Корею – не блеф. Американцы редко блефуют. У них есть военная мощь и воля, что исключает необходимость блефа.

Американцы не блефовали, угрожая разбомбить Югославию. И они её разбомбили беспощадно. Первобытная разрушительная сила, которая исходила от американцев, парализовала Милошевича. И он, безвольный, был сломлен. Среди взрывов крылатых ракет, которые рвали на части Белград, он не дал приказ своим войскам ударить в сухопутный корпус американцев, нанести им наземное поражение. Я помню его печальные глаза – глаза человека, обречённого на заклание. Он поплатился свободой и был умерщвлён в Гааге.

Американцы не блефовали, когда грозили разбомбить Ирак. Генерал-врун потряхивал пробиркой, в которой, по его словам, содержалось оружие массового уничтожения. Это произвело магическое парализующее воздействие на Саддама Хуссейна, его генералов, разведчиков, начальников гвардии. К моменту, когда началась бомбардировка Ирака и войска англосаксов вторглись на его территорию, Саддам Хуссейн был сломлен. Гвардия изменила, разбежалась от своего непобедимого лидера. Сначала его засунули в подпол, а потом отдали на растерзание вешателям.

Я помню глаза Саддама Хуссейна за несколько недель до трагедии: в них была ноющая, тихая печаль и предчувствие смерти.

Норьега, законно избранный президент Панамы, заикнувшийся о правах панамского народа на Панамский канал, был похищен американскими спецподразделениями из собственной постели и помещёнв американскую тюрьму как наркоторговец.

Воля и мощь американских военных могут быть остановлены только волей и мощью. Иран– прекрасное, целостное, блестяще организованное, одухотворённое государство. Десятки лет оно живёт под угрозой американских и израильских бомбардировок. Окружённое блокадой, под прицелом авианосцев, оно ни разу не дрогнуло, создавая своё ядерное производство, выпуская в небо одну за другой баллистические ракеты, формируя одно за другим поколения иранцев, готовых умереть за отечество. И Америка ходит кругами, прицеливается к Тегерану, к священному городу Кум, к ядерным центрам и ракетным полигонам. Прицеливается, но не решается нажать на спуск.

То же самое и Северная Корея. Небольшое уникальное и неповторимое государство. Почти единственное, что уцелело под напором американской глобальной агрессии. Уцелев, строилось, развивалось, в то время как рядом падали целые цивилизации, включая и советскую красную, сгинувшую под американским башмаком.

Мобилизация, труд, вера в армию, в вождей, в свою неповторимость, в своё мессианство. Северная Корея драгоценна и неповторима, угодна Господу, как сверхпрочный уникальный кристалл, рождённый под страшным давлением времени в раскалённом тигле противоборства.

Волю к сопротивлению, незыблемый стоицизм я чувствовал в Пхеньяне, когда смотрел на литые колонны армейских подразделений. Когда в разговорах с простыми людьми стремился понять религиозную философию чучхе, где вождь и народ являют собой планетарную системус негасимым солнцем вождя и бесчисленными орбитами планет.

Эту волю к сопротивлению я чувствовал на 38-й параллели, там, где пролегает пограничный незримый рубец, оставленный страшной корейской междоусобицей. Эту непреклонную волю я ощущал на разведывательном американском корабле «Пуэбло», который был взят корейцами в плен у своего побережья, итеперь в центре Пхеньяна стоит как военный трофей, говорящий о провале американцев и о триумфе красной Кореи.

Если американские штурмовики и крылатые ракеты решатся на удар по Корее, вся грозная стальная мощь северокорейской армии перейдёт пограничную 38-ю параллель и двинется вглубь южнокорейской территории, врежется в рыхлое, демобилизованное, не готовое к сопротивлению месиво. И взрывы американских ракет послужат долгожданному объединению двух Корей. В современном мире ресурсом является не только подлётное время крылатых и баллистических ракет, не только мегатонны боеголовок, беспилотники, генштабистские проекты – ресурсом соперничества являются воля и интеллект. Россия после 1991 года была парализована лоботомией и утратила волю, она утратила боеспособную армию, почти лишилась ракетно-ядерного щита и тех политиков и генералов, которые способны запустить ракеты в ответ на атаку агрессоров.

Сегодня Россия вернулась в глобальную политику как равноправный субъект. Обладая экономикой в десятки раз более слабой, чем экономика Запада, имея армию, по численности и вооружению уступающую армии НАТО, Россия вышла в мировой океан, ощутила свои национальные интересы на всех широтах планеты, добилась этого благодаря воле лидера, интеллекту своих дипломатов и той непобедимой вере в благодать и бессмертие, которая делает русский народ пасхальным народом, делает Россию страной воскрешения и восстания из мёртвых.

И мы, глядя на мрачные туши авианосцев, на тяжёлые надбровные дуги Трампа, видим блеск наших чудных весенних ручьёв, умилительную наивную красоту вербной ветки, нежное пламя хрупкой свечи и повторяем: «Да воскреснет Бог! Да расточатся враги его!».

США. КНДР. Корея > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 апреля 2017 > № 2144172 Александр Проханов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 18 апреля 2017 > № 2144125 Андрей Колесников

Маленькая победоносная третья мировая

Андрей Колесников о том, почему Россия никак не может договориться с Трампом

Пока вице-президент США Майк Пенс делал страшные глаза, стоя в демилитаризованной зоне на 38-й параллели, разделившей две Кореи, и рассуждал о том, что американское «стратегическое терпение» заканчивается и Дональд Трамп показал, какой он решительный, забросав Асада «томагавками» и обрушив на Афганистан «мать всех бомб», Ким Чен Ын отправил сирийскому диктатору телеграмму по случаю 71-й годовщины независимости Сирийской Арабской Республики. И выразил солидарность с президентом и его народом, которые «срывают акты агрессии всех враждебных сил».

Через один «клик» — то есть Башара Асада — российское политическое начальство оказывается большим другом северокорейского руководителя. Но является ли Асад союзником России — наряду с ее армией и флотом, как любит повторять вслед за одним императором один вице-премьер? Нет, он не союзник, он «сукин сын, но наш сукин сын». Впрочем, проблема в том, что у сегодняшней России практически нет союзников — их место занимают многочисленные, в том числе почти никем в мире не признанные официально, «наши сукины сыны».

Миропорядок, вступивший в стадию хаоса и потому именуемый ввиду отсутствия приличествующего случаю термина «постпорядком», и в самом деле представляется чем-то крайне сумбурным. Иногда даже кажется, что мир стоит на пороге второго издания карибского кризиса –1962 и маленькой победоносной третьей мировой войны, и вслед за ударами по Сирии и Афганистану последует удар США по Северной Корее, а та шарахнет по Южной, и дальше все пойдет вразнос.

И на чьей стороне выступит Россия в третьей мировой? На стороне Северной Кореи, как это уже было в случае СССР в ходе войны на том же полуострове в 1950–1953 годах?

Ощущение хаоса усугубляется ввиду того, что никто ни с кем не может толком договориться. Москва наблюдает за внешне импульсивными движениями Трампа и ожидает результатов президентских выборов во Франции. Для того чтобы или латать старый миропорядок, или строить новый, или хотя бы привести в равновесное состояние «постпорядок», нужны стройматериалы и строители. Но строители никак не могут согласовать даже контуры генплана, а строительного материала и вовсе нет: не сформулирована повестка для переговоров, отсутствует список ключевых разногласий и сюжетов, имеющих переговорную перспективу или по которым бессмысленно договариваться в ближайшие годы.

Если стороны большой игры решили, что мир теперь, как и полвека тому назад, делится на зоны влияния, тогда нужно сесть, как Рузвельт, Черчилль и Сталин, и нарисовать на салфетке процентные нормы передела глобуса. Но и такой сценарий невозможен: это только Кремль убежден в том, что европейские страны обладают ограниченным суверенитетом. 45-му президенту еще предстоит утвердить себя не то что первым среди равных, но хотя бы равным лидерам ключевых государств Европы. И он не может претендовать на то, чтобы с кем-то вот запросто сесть и разделить мир.

Тем не менее надо отдать должное Трампу: столкнувшись с сопротивлением среды, он все чаще ведет себя как более или менее банальный президент США.

Потерпев ряд чувствительных поражений внутри страны, он решил вплотную заняться внешнеполитическими делами. И пока наши протокольные и пропагандистские службы ловили кайф от того, как первое лицо маринует то ли Тиллерсона, то ли просто весь медийный мир — примет или не примет глава российского государства американского госсекретаря или нет, президент США занялся делом. И кажется, в его действиях наблюдается все меньше хаотических рывков в стиле капризного правого крайнего нападающего и все больше прагматической логики.

Это не он полетел к председателю Си, а китайский лидер прилетел к нему — не поленился, не счел это унизительным. Что важно еще и в контексте того же назревающего северокорейского кризиса, потому что Китай был и остается «дорогой жизни» для КНДР.

Симптоматичен календарь поездок и встреч главных американских переговорщиков. Майк Пенс после Южной Кореи летит в Японию, до которой добивают северокорейские ракеты. Затем — в Индонезию. Потом, без перерыва, в Австралию.

Министр обороны Джек Мэттис обрабатывает другой регион, без отдыха пролетая по оси Саудовская Аравия, Израиль, Катар, Джибути. Сам же Трамп никуда не летит, зато принимает в Вашингтоне сначала премьер-министра Италии Паоло Джентилиони, а затем президента Аргентины Маурисио Макри.

Президент, вице-президент, министр обороны заштриховывают все большие пространства на контурной карте мира.

Россия же стоит на этой школьной карте, как скала — белая, неокрашенная, обидевшаяся на весь мир и в том числе на почти испортившегося Трампа, окруженная «сукиными сынами» и возлагающая большие надежды на bête noire Европы Марин Ле Пен.

Такая картинка в дурном сне не могла привидеться российскому политическому классу еще десять лет назад — даже после мюнхенской речи Владимира Путина.

У польского сценариста Яна Юзефа Щепаньского есть короткий рассказ «Ланч в Гарварде». В 1958-м, когда Генри Киссинджер был еще профессором Гарвардского университета, он еженедельно устраивал встречи с приглашенными спикерами. Ветер сдул бумаги со стола польского интеллектуала, и в том числе приглашение, полученное Щепаньским от Киссинджера, в чем гость из Польши и признался хозяину ланча. Будущий госсекретарь страшно разволновался, и поляк получил новое приглашение.

В соответствии со схемой рассадки он должен был сидеть по правую руку от спикера — на минуточку, эту роль исполняла Элеонор Рузвельт, которая замучила Щепаньского разговорами, болезненными для поляка, о том, какая хорошая Россия, где она даже посетила прекрасную тюрьму. Позже автор этого рассказа нашел в своей комнате самое первое приглашение: «Согласно приложенной схеме я должен был сидеть совершенно в другом месте, вдалеке от вдовы президента. И тут я понял, почему разволновался Киссинджер. Он мне не поверил. Логика дипломата подсказала ему, что я был оскорблен, получив недостаточно почетное место».

Кажется, российский политический класс, наблюдая за тем, как из вселенского хаоса рождается новая версия то ли миропорядка, то ли «постпорядка», заранее оскорбленный, ждет особого приглашения.

Когда Борис Джонсон зовет Россию в коалицию западных держав в Сирии — это, разумеется, не приглашение. Трамп, и никто другой, должен изобрести нечто похожее на то, что придумал перед ланчем с Элеонор Рузвельт Генри Киссинджер. И пригласить Россию так, чтобы она не отказалась начать разговор хотя бы о чем-то. Расставаться с таким призом истории, как 45-й президент США, российскому истеблишменту было бы неразумно. Но первый шаг должны сделать американцы. Мы ж не какая-нибудь там Италия. Или Аргентина. Или… Китай.

Кстати, российско-американским отношениям не помешали бы фигуры уровня Генри Киссинджера и Анатолия Добрынина, которые более четырех десятилетий тому назад образовали «канал», позволивший снять множество недоразумений и избежать серьезных конфликтов. По сути дела, из него выросла разрядка. Но чтобы построить детант, надо заложить его фундамент и отбросить обиды.

Когда Брежнев хотел разрядки, он ради теплого разговора с Киссинджером распорядился построить специальный домик на территории резиденции в Завидово. Интеллектуальная обслуга назвала это строение в честь американского гостя — «Кискин дом». Строительство большого (хотя и непродолжительного) мира, от которого очень выиграл тогдашний СССР, включало в себя постройку временного прибежища для американского переговорщика. Но для этого нужно было не полениться хотя бы завезти стройматериалы. Маленький домик точно лучше маленькой победоносной третьей мировой без победителей.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 18 апреля 2017 > № 2144125 Андрей Колесников


США > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 18 апреля 2017 > № 2144114

Как администрация Трампа поддерживает отечественного производителя

«Покупай американское, нанимай американцев»: торговые соглашения, государственные закупки, рабочие визы

Администрация Трампа заявила, что пришло время более жесткого подхода к выполнению правил о найме на работу некоторых категорий работников в США, а также пересмотреть законы и ввести правило для правительственных ведомств приобретать только произведенную в США продукцию.

Президент США Дональд Трамп подписал указ «Покупайте американские товары/нанимайте американских работников» во вторник в ходе посещения предприятия по производству инструментов в штате Висконсин.

В ходе брифинга для СМИ высокопоставленный представитель администрации заявил, что попустительство при выполнении требований и большое количество юридических лазеек приводят к тому, что американские компании и работники остаются без рабочих мест. Это негативно сказывается на экономике США, сказал представитель администрации.

Трамп подписал указ, несмотря на то, что до прихода в Белый дом он построил глобальную бизнес-империю, регулярно прибегая к услугам зарубежных производителей. Например, вещи под брэндом «Трамп», включая галстуки, костюмы, рубашки, мебель, постельное белье, водку, товары для дома и аксессуары для его люксовых гостиниц, были произведены за пределами США. В то же время некоторые товары его брэнда были созданы в Америке.

Предлагаемая Трампом продукция была произведена в 12 странах мира, включая Китай, Мексику, Индию, Германию.

Став президентом, Трамп не отказался от собственности и бизнес-активов, несмотря на жалобы экспертов по этике, которые заявляют, что президент должен избавиться от активов во избежание потенциального конфликта интересов.

Трамп передал руководство своей бизнес-империей двум старшим сыновьям, Эрику и Дональду Трампу-младшему. Президент утверждает, что не обсуждает с ними вопросы ведения бизнеса.

Указ, который подписал Дональд Трамп, обязывает правительственные ведомства пересмотреть существующую практику приобретения продукции и вводит требование для глав ведомств делать исключения в соответствии с правилом «покупайте американские товары».

Как заявляют официальные лица, в рамках указа пересматриваются правила приобретения продукции правительственными ведомствами в рамках существующих международных соглашений. Это будет сделано с целью обеспечить американским компаниям возможность продавать свою продукцию правительствам стран-торговых партнеров США на таких же условиях, которые существуют для иностранных компаний в США.

Новый указ также предполагает изменение практики выдачи виз иностранцам, обладающим определенными навыками – так называемые визы «H-1B». В рамках этой программы стояла цель привлечь в США работников, которые обладают редкими для Америки навыками. Однако, по словам сотрудников администрации Трампа, существует обеспокоенность в связи с тем, что американские компании нанимают иностранных рабочих вместо американских, чтобы сэкономить на зарплате.

Правительственным ведомствам указано пересмотреть существующие правила и нормы, сообщить о проблемах и предоставить рекомендации по их разрешению.

США > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 18 апреля 2017 > № 2144114


Япония. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 апреля 2017 > № 2144085 Джеймс Браун

Как Трамп может повлиять на сближение России и Японии

Джеймс Браун

Напряженность между США и Россией сохранится и при Трампе. А это создает неизбежные проблемы для «нового подхода» Абэ к России. Ни один японский премьер-министр не может вести политическое и экономическое сближение с Россией, если США активно этому противодействуют. А значит, у Токио не будет выбора, кроме как отказаться от попыток улучшить отношения с Москвой и занять более жесткую позицию

В 2016 году отношения России и Японии значительно улучшились. Лидеры двух стран несколько раз встречались, премьер Абэ объявил о «новом подходе» к России, стороны начали продвигать экономическое сотрудничество в восьми основных областях и согласились начать переговоры о совместной экономической деятельности на Южных Курилах. Абэ также подчеркнул важность создания хороших личных отношений с президентом Путиным.

Япония готова улучшить отношения с Россией, несмотря на то что та находится под западными санкциями, а российско-американские отношения переживают тяжелый кризис. Тем не менее США по-прежнему обеспечивают безопасность Японии, и Вашингтон может оказывать сильное влияние на японскую внешнюю политику. В прошлом США неоднократно использовали это влияние, чтобы не допустить сближения между Токио и Москвой. Самым ярким примером был 1956 год, когда госсекретарь Даллес успешно предотвратил решение территориального спора, пригрозив, что если Япония официально признает Итуруп и Кунашир частью Советского Союза, то США не вернут ей Окинаву.

В 2016 году Вашингтон мало вмешивался в отношения Японии и России из-за выборов и смены президентских администраций. Это дало Японии больше простора для самостоятельных действий, поэтому «новый подход» к России был объявлен именно в 2016-м, а не в каком-то другом году. В Токио рассудили, что нужно добиться как можно большего прогресса до того, как новая американская администрация придет к власти в январе 2017 года. Японское руководство рассчитывало, что президентские выборы выиграет Хиллари Клинтон, известная своим негативным отношением к России, и она начнет давить на Японию, чтобы та отказалась от сближения с Россией. Поэтому японская сторона так стремилась к прорыву в территориальном споре во время саммита в декабре 2016 года, чтобы поставить новую администрацию в Вашингтоне перед свершившимся фактом.

Но японская стратегия не сработала: прорыва в территориальном споре добиться не удалось. Вместо этого Япония только получила от России согласие начать переговоры о совместной экономической деятельности на Южных Курилах. Хотя некоторые японские оптимисты верят, что это большое достижение, на деле из-за трудностей с вопросом правовой юрисдикции, вероятно, эти переговоры не дадут конкретных результатов.

Тем не менее кажется, что у Японии будет второй шанс. Вместо ожидаемой Хиллари Клинтон в Вашингтоне у власти новый президент – Дональд Трамп, который во время своей президентской кампании поддерживал более мягкую политику на российском направлении. Что это значит для японской политики в отношении России?

В Японии есть две точки зрения по этому вопросу. Согласно первой – победа Трампа должна негативно повлиять на японские планы по улучшению отношений с Россией. По этой логике Россия приветствовала более тесные связи с Японией в 2016 году именно потому, что отношения с США были так напряжены. То есть сближение с Японией было для Москвы способом избежать изоляции после украинского кризиса. А значит, если отношения США и России при Трампе будут улучшаться, то Москва потеряет интерес к Японии.

Но есть и другая точка зрения: президентство Трампа скажется на российско-японских отношениях благотворно или, по крайней мере, нейтрально. Причина тут не только в том, что Трамп в отличие от большинства американских политиков не имеет изначально отрицательного отношения к России, но и в общем транзакционном подходе нового президента США к внешней политике. Иными словами, Трамп верит, что цель внешней политики не защита туманных моральных принципов, а заключение конкретных сделок, которые продвигают национальные интересы. Исходя из этого он может с одобрением отнестись к попыткам Абэ использовать экономические стимулы, чтобы получить от России уступки по территориальному вопросу.

Из этих двух точек зрения вторая, скорее всего, более точная. Это стало ясно во время первой встречи между Трампом и Абэ в феврале. Лидеры обсудили отношения с Россией, после чего Абэ сообщил японским СМИ: «Президент Трамп понимает японскую политику продвижения диалога с президентом Путиным о разрешении территориального спора». Высокопоставленный чиновник Белого дома также заявил: «Мы, конечно, понимаем, что Япония как сосед России придает большое значение их двусторонним отношениям. США уважают это и не планируют вмешиваться в приоритетную для премьер-министра Абэ политику относительно России».

Получив благословение администрации Трампа, японское правительство ускоряет сотрудничество с Россией. В середине марта в Токио стороны провели первый раунд переговоров о совместной экономической деятельности на Южных Курилах. Особое внимание уделили возможности совместных проектов в рыболовстве, туризме, здравоохранении и экологии. Через несколько дней министры иностранных дел и обороны двух стран встретились в формате «два плюс два», чтобы обсудить сотрудничество в области безопасности. Первая встреча в подобном формате прошла в ноябре 2013 года, но позже Япония отказалась провести еще одну из-за начала украинского кризиса. Поэтому решение возобновить встречи «два плюс два» можно рассматривать как еще одно подтверждение того, что Япония хочет вернуться к российско-японским отношениям в том виде, в каком они были до введения против России западных санкций. Кроме того, стало понятно, что Абэ в 2017 году собирается посетить Россию дважды: Москву в конце апреля, чтобы провести встречу с Путиным, и Владивосток в сентябре, чтобы принять участие в Восточном экономическом форуме.

Таким образом, перспективы развития отношений между Японией и Россией в течение следующих шести месяцев выглядят неплохо. Хотя пока есть немало сомнений, что это может привести к долгосрочной трансформации двусторонних связей, – слишком многое будет зависеть от новой американской политики в отношении России.

Пока ситуация выглядит так, что Трамп готов пересмотреть свои предвыборные заявления и пойти на обострение отношений с Россией, чтобы показать, что он не ставленник Кремля. То есть серьезная напряженность между США и Россией сохранится и при Трампе. А это создает неизбежные проблемы для «нового подхода» Абэ к России. Ни один японский премьер-министр не может вести политическое и экономическое сближение с Россией, если США активно этому противодействуют. Причина тут в том, что Вашингтон всегда может пригрозить Японии тем, что станет менее активно обеспечивать ее безопасность, и тогда Токио придется пересмотреть свою внешнюю политику. В этом смысле Япония независима только отчасти.

Противоречия в действиях Японии и США заметны уже сейчас. Например, всего за несколько дней до начала переговоров между Японией и Россией по совместной экономической деятельности на Южных Курилах Министерство юстиции США обвинило двух офицеров ФСБ в участии в масштабном взломе интернет-компании Yahoo в 2014 году. Новости получили большую огласку в Японии, потому что дочерняя компания Yahoo – самый посещаемый сайт в стране. Другой пример: в тот же день, когда состоялась встреча в Токио в формате «два плюс два», комитет по разведке Палаты представителей США начал открытые слушания по делу о предполагаемом вмешательстве России в президентские выборы 2016 года.

Из-за такой атмосферы в Вашингтоне премьер Абэ рискует попасть под серьезную критику за свои дружеские отношения с президентом Путиным. Не исключено, что новые обвинения во вмешательстве в выборы или незаконных связях между помощниками Трампа и Кремлем могут появиться во время визита Абэ в Россию. Если это произойдет, многие в США могут засомневаться в лояльности Японии как американского союзника. И тогда у Японии не будет выбора, кроме как отказаться от попыток улучшить отношения с Россией и занять более жесткую позицию.

До тех пор, пока Япония продолжает так сильно зависеть от США в области безопасности, отношения между Японией и Россией не могут развиваться свободно. Это правило действует и при Трампе, и при любом другом президенте США. Как говорят у нас в Британии, когда дело касается отношений, «двое – это компания, но трое – уже толпа».

Япония. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 18 апреля 2017 > № 2144085 Джеймс Браун


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143161 Мишель Эльчанинофф

Почему кандидаты в президенты так увлечены Путиным

Большинство кандидатов в президенты отличаются пророссийскими взглядами. Объяснения эксперта по России Мишеля Эльчанинофф.

Катрин Гуэзе (Catherine Gouëset), L'Express, Франция

Семь кандидатов из одиннадцати увлечены Владимиром Путиным. Небывалое дело для французской кампании. L'Express обратился за комментариями к философу Мишелю Эльчанинофф (Michel Eltchaninoff), который в 2015 году рассказал о консерватизме российского лидера в книге «В голове Владимира Путина», а недавно выпустил «В голове Марин Ле Пен».

L'Express: С чем связано наблюдаемая у большинства кандидатов в президенты Франции увлеченность российским лидером?

Мишель Эльчанинофф: Его позиции перекликаются с вопросами и тревогами французов. Прежде всего это касается его нравственного консерватизма. Призыв Путина к возвращению к христианским корням Европы в 2013 году не остался незамеченным движением против однополых браков в 2012-2013 годах, а идея путинизма о нравственном упадке Запада поднималась Эриком Земмуром (Eric Zemmour) во «Французском самоубийстве».

Часть французского общества стремится к авторитету, который Путин воплощает почти карикатурным образом со своим имиджем сильного лидера, уверенного в себе руководителя. При Олланде все это только усилилось при сравнении его постоянных колебаний с путинской решительностью.

Еще одним мотивом является антиамериканизм, которого придерживается часть французского общества в силу антиимпериализма среди левых и наследия голлизма у правых и центристов.

Наконец, эта притягательная сила связана с глубинным страхом французского общества, его неприятием стандартизации мира в эпоху интернета и культурного доминирования США. По мнению многих, «российский путь» Путина становится символом противодействия такой гомогенизации…

— Эти перемены связаны с подъемом популизма по всей Европе…

— Именно так. Владимир Путин приветствовал «подъем масс» против элиты в западных странах. По его словам, европейскому руководству следовало бы перенять его модель: вертикаль власти, государственная идеология, авторитет. Поэтому его поддержка популистских и антиевропейских движений вполне логична. Популисты играют ему на руку тем, что вносят вклад в развал Европейского Союза. Теплый прием Марин Ле Пен в Москве в конце марта стал тому подтверждением.

— Почему российская мягкая сила так эффективна?

— Потому что она опирается на слабости и страхи противника. Российская информационная стратегия прекрасно вписывается в тенденцию потери доверия к традиционным СМИ.

Не стоит забывать, что политика влияния и дезинформационные технологии были разработаны еще при СССР: движения против империализма и за мир направлялись компартиями по всему миру против США, хотя сам Советский Союз понемногу воевал повсюду. Сегодня власти было достаточно модернизировать разработанные в 1950-1960-х годах инструменты.

Предложенные в российском информационном наступлении простые решения могут показаться привлекательными, хотя и не отвечают дипломатическим нормам: никакого разделения властей, нарушения на выборах, массовая пропаганда в СМИ, культура личности, отсутствие прав у оппозиции и уважения к свободам меньшинств.

— Что выдумаете насчет отношений Франсуа Фийона и Владимира Путина?

— Их близость в нравственном консерватизме очевидна. Кстати говоря, Франсуа Фийон присутствовал на заседании Валдайского клуба в 2013 году, когда Путин произнес речь о традиционных ценностях: авторитет власти, патриотизм, неприятие однополых браков. Оставивший к тому моменту кресло премьера Фийон критиковал Францию за ее бессилие в Сирии.

Честно говоря, мне не по душе использование фигуры де Голля для объяснения его близости к Путину. Часто звучат утверждения, в том числе у некоторых других кандидатов, о необходимости альянса с Путиным и Асадом против «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) по аналогии с союзом Запада со Сталиным против Гитлера. Мне же кажется проблематичным тесное сотрудничество с недемократическими режимами: первый пронизан коррупцией, а второй убивает собственный народ.

Кроме того, альянс со Сталиным привел к захвату Центральной и Восточной Европы Москвой и полувековой холодной войне. Наконец, де Голль участвовал в строительстве Европы, а Путин стремится разрушить ее.

— А что насчет Жана-Люка Меланшона?

— Его источником поддержки Путина становится антиамериканизм. Для него тот является символом харизматичного лидера, который выступает против либерального и капиталистического порядка. Но путинская Россия ни в коем случае не противостоит капитализму. Ее притягательность в том, что она представляет собой «гадкого утенка» глобализации.

Черно-белое восприятие мира Меланшоном напоминает старую идеологию Компартии, что удивительно, так как он в ней не состоял. Его непонимание стремления маленьких стран Восточной Европы (Белоруссия, Украина, Прибалтика) к независимости напоминает советский менталитет: право голоса есть только у грандов.

Заявления Меланшона, не признающие всех сложностей реального положения дел, прекрасно сочетаются с путинской пропагандой. Его реакция на убийство Бориса Немцова, «политического хулигана», в 2015 году была просто поразительной: «Первая политическая жертва этого убийства — Путин».

Недавно он спутал Немцова с Навальным и назвал его антисемитом. Навальный, конечно, может не нравиться. Одно время он заигрывал с национализмом, но это не делает его антисемитом. Меланшон не утруждает себя деталями. Как бы то ни было, обвинения в восхищении Путиным несколько смутили его, и он попытался ответить на них критикой репрессий против гомосексуалистов в Чечне.

Что касается Эммануэля Макрона, у него нет симпатии к путинскому режиму и идеологии. В то же время его формулировки настолько туманны, что вероятное направление его политики до сих пор не ясно. «Нужно переосмыслить отношения с Россией». «В ближайшее время крымский вопрос не решить». Все это может означать намерение поразмыслить перед тем, как действовать или готовность принять свершившийся факт. Тут необходимы прояснения.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143161 Мишель Эльчанинофф


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143159 Николас Гвоздев

Тиллерсон в Москве: приятное возвращение в реальность

Николас Гвоздев (Nikolas N. Gvosdev), Russia Matters, США

Визит Госсекретаря Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson) в Москву должен положить конец фантастическим домыслам как в США, так и в России, и запустить рациональный, прагматичный рабочий процесс. За последние несколько месяцев мы наблюдали либо иррациональный восторг в российских кругах в связи с тем, что появление Дональда Трампа в Овальном кабинете знаменует новую славную эру дружбы и сотрудничества, либо вызывающие возмущение теории заговора о том, что Трамп — Маньчжурский кандидат от Кремля, готовый продать интересы Америки. После решения президентской администрации на прошлой неделе о нанесении ограниченного удара с помощью крылатых ракет в качестве карательной меры в отношении сирийского правительства за использование им химического оружия, маятник качнулся в противоположную сторону, и эксперты с обеих сторон стали прогнозировать немедленное ухудшение отношений или перспективу возникновения непосредственного военного конфликта.

Положение дел накануне визита Тиллерсона осложнилось противоречивыми высказываниями со стороны разных членов администрации о вероятных действиях США в Сирии и политических мерах в отношении России. В результате оказалось, что первая важная встреча Тиллерсона и российского президента Владимира Путина, запланированная для формального определения институтов взаимодействия США и России, не состоится.

Однако никаких резких выступлений или дипломатических эквивалентов хлопанья дверьми не было, и встреча Путина с Тиллерсоном вновь вернулась в расписание в самом конце визита Госсекретаря. Таким образом, были заложены основы для возвращения американо-российских отношений в рабочее русло.

Для начала, Тиллерсон, по-видимому, предоставил россиянам полный список ограничений, в которых работает американская администрация. Начиная от общеизвестного российского вмешательства в предвыборную кампанию в США до продолжительной поддержки Башара Асада, выбор Кремля создает сложности для тех членов американского истеблишмента, кто настаивает на взаимодействии с Россией. Разумеется, это суверенное право России — придерживаться своей линии во внешней и внутренней политике, но Тиллерсон помог внести столь необходимую ясность в вопрос о том, как этот выбор сказывается на пространстве для маневра, имеющемся у администрации.

Во-вторых, Тиллерсон помог прояснить, как российский истеблишмент может пресечь шум и слухи, чтобы определить позицию президента. Разумеется, свою роль сыграло понимание самого Трампа, что если он будет замкнут и необщителен, значит, другие люди будут готовы представить свои мнения и предпочтения вместо него. После недели разнообразных, противоречивых сообщений Тиллерсон смог изложить своим российским собеседникам, что администрация не намерена напрямую вторгаться в Сирию с целью смены режима.

Многие комментаторы утверждают, что первую встречу следует охарактеризовать как провал из-за отсутствия каких-либо существенных соглашений (к примеру, по Украине или по Сирии) или назначения даты личной встречи Путина и Трампа. Вместо этого я бы обратил внимание на попытку создания рабочих групп и установления четких линий коммуникации. Трамп заметил, что он и Путин — «не на одной волне» и видят мир по-разному. Это было весьма критическое допущение, потому что до возникновения каких-либо существенных изменений в российско-американских отношениях обе стороны должны работать, исходя из общего набора предпосылок и понимания событий. То, что предшествовало визиту Тиллерсона, позволило понять, что сейчас об этом говорить еще рано. Поэтому объявлять о встрече, когда нет согласованной повестки или набора задач, ожидаемых от встречи Трампа и Путина, — это просто потеря времени.

По всеобщему признанию, переговоры в Москве проходили честно, и не было сделано ни одной попытки скрыть возникавшее несогласие. Наличие честного разговора гораздо важнее на этой стадии, чем желание «создать положительное впечатление» на камеру. Трамп объявил, что отношения США и России переживают трудный период. Путин согласился. Тиллерсон покинул Москву, не исправив обстановку за 48 часов. Вместо этого ему удалось наладить предметный диалог с целью продемонстрировать и нащупать точки несогласия и расхождений. Если обе стороны внимательно отнесутся к этому диалогу, то в российско-американских отношениях впервые за продолжительное время может появиться надежный фундамент.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143159 Николас Гвоздев


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143155 Лилия Шевцова

Трамп навалял Путину?

Дональд Трамп неожиданно перевернул шахматную доску и смешал игру остальных геополитических игроков, заставив их открыть рты. Мир замер в нервном ожидании новых сюрпризов.

Лилия Шевцова, Новое время страны, Украина

Дональд Трамп отобрал главную роль у Владимира Путина. Теперь все знают, что американский лидер — рисковый парень и может что-то эдакое учудить. Еще недавно он убеждал, что в сирийскую ситуацию вмешиваться не стоит. Мол, пусть президент Башар Асад сидит себе, сколько ему заблагорассудится. И вдруг — отправляет «Томагавки» бомбить местную военную базу, на которой должны были находиться и российские С-300.

Своим сирийским «гамбитом» Трамп перевернул шахматную доску и смешал игру остальных игроков, заставив их открыть рты и остаться в этом интересном положении. Президент США явно наслаждается сюрпризом. Наблюдатели спешат сделать вывод: Трамп навалял Путину. Может быть, но сомнительно. Давайте разложим то, что лежит на поверхности.

Во-первых, я бы не стала восхищаться чувствительностью Трампа в отношении «маленьких прекрасных деток», павших жертвой применения, скорее всего Асадом, нервно-паралитического газа. Почему тогда Трампа до сих пор не волновали тысячи сирийских жертв и почему он решил не пускать сирийских беженцев в США? Решение о гамбите принято, исходя не из гуманизма, а других расчетов.

Дело в том, что Трампу удалось изменить внутриполитический американский нарратив: избавиться от подозрений в том, что он стал «пуделем Путина» и получить шансы заблокировать расследование ФБР в отношении связей своей команды с Москвой. Одновременно Трамп сумел использовать беспроигрышную карту — мобилизацию народа вокруг президента с помощью военной риторики. И ведь сработало! Лидер США, которому предрекали неизбежный импичмент, сумел изменить настрой своих основных противников. И обезоружить главного недруга: медиа вдруг стали восхищаться тем, кого еще вчера валяли в грязи. Всего 59 «Томагавков» — вот цена за вновь приобретенную легитимность власти в глазах ее противников.

«Томагавки», конечно, не должны были разрешить сирийский кризис или раскачать Асада. Это было ясно по характеру удара и подтверждено трамповскими соратниками. Как отметил госсекретарь США Рекс Тиллерсон в интервью ABC, сирийский удар ни в коем случае не означает попытки Вашингтона сменить в Сирии режим. Задача — предупредить Асада. Конечно, Тиллерсон отчасти лукавит — были и другие тактические задачи. Коль скоро Трамп перед принятием решения заперся с Джеймсом Мэттисом, своим министром обороны, который, в отличие от Трампа, понимает толк в военной стратегии, то, видимо, ракетный удар в момент встречи с китайским лидером Си Цзиньпином был предназначен в качестве десерта к их обеду. Трамп воспринимает Китай (а не Россию) как вторую мировую державу и основной объект сдерживания. А потому китайцы получили предупреждение: не лезьте на рожон. И еще — пора кончать защищать северокорейского безумца, размахивающего атомной бомбой.

А каков был месседж Путину, спросите вы. Думаю, Трамп не планирует вступать в конфронтацию с Кремлем. Именно поэтому Вашингтон заранее предупредил Москву о том, что грядет.

Напомню: российскую противоракетную оборону не задействовали. Молчание российских С-300 было компенсировано жесткой кремлевской риторикой и даже выходом Кремля из российско-американского соглашения о предотвращении столкновений в воздухе. Ну а как иначе? Проглотить пощечину? Теперь госсекретарь Тиллерсон должен смикшировать напряжение и восстановить равновесие в отношениях с Кремлем.

Создается впечатление, что загонять Путина в угол Вашингтон не намерен. Американцам вовсе не нужен альянс России с Ираном, а тем более с Китаем. В свою очередь Путин получил возможность вернуться к уже опробованной мобилизации за счет «врага» — удобная вещь перед выборами. Но и он не хочет конфронтации с Америкой. Наоборот: Кремль пытается найти форму диалога. Ведь на этом основывается нынешняя модель выживания российского самодержавия: использовать ресурсы Запада и противостоять Западу внутри России. Правда, теперь Кремлю придется экспериментировать в более неблагоприятной ситуации: Трамп ведь не Обама, при котором можно было дергать США за хвост и усы.

А пока, по меткому выражению редактора американского журнала Atlantic Джеффри Голдберга, Трамп похоронил доктрину Обамы, суть которой была в невмешательстве США в мировые дела. И начал эксперимент, который Голдберг назвал «изоляционизмом с возможностью вмешательства». Трамп дает понять, что будет создавать собственные правила и переворачивать шахматную доску. Мир застыл в нервном ожидании новых сюрпризов. Теперь на роль Терминатора вместо российского лидера претендует американский. И пока неясно, как на новую ситуацию отреагируют те, кто до сих пор резвился на мировой политической сцене.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 апреля 2017 > № 2143155 Лилия Шевцова


Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 апреля 2017 > № 2142772 Екатерина Чулковская

Предсказуемая непредсказуемость. Что означают итоги референдума в Турции

Екатерина Чулковская

Вроде бы для всех и в самой Турции, и в мире наступила наконец-таки ясность: режим Эрдогана надолго, народ его любит, поэтому читайте программу ПСР «2023», там все написано. Но, на деле выполнив все формальности, необходимые для сохранения действующего режима на десятилетия вперед, Турция вступает в самый непредсказуемый период своей истории со времен провозглашения Турецкой Республики

После нескольких месяцев напряженной агитации Турция сказала «да» конституционным изменениям, значительно расширяющим полномочия президента страны. С небольшим перевесом – 51,4% против 48,6% – сторонники поправок одержали победу. «Турция приняла историческое решение», – выразился президент Эрдоган за несколько часов до официального обнародования результатов. Премьер-министр Бинали Йылдырым заявил, что Турция открывает новую страницу в истории своей демократии.

Не все в Турции разделяют радость властей и их сторонников. В ряде турецких городов начались массовые демонстрации против итогов референдума. Оппозиция заявила о нарушениях в ходе голосования и намеревается опротестовать результаты.

Союз Европы и деревни

Итоги референдума, по сути, были ожидаемы. Еще накануне голосования опросы общественного мнения прогнозировали, что большинство голосов будет отдано за конституционные поправки. Тем не менее сторонники «нет» до последнего момента не теряли надежды и верили, что и в случае турецкого референдума возможен «эффект Трампа» или брекзита, когда вопреки опросам и прогнозам неожиданно побеждает сторона, от которой победы никто не ждал. К радости одних и разочарованию других, в случае Турции такого не произошло.

Разница между «да» и «нет» получилась сравнительно небольшой: чуть больше половины турок (51,4%) поддержали руководство страны, 48,6% проголосовали против конституционных поправок. Масштабы раскола в турецком обществе хорошо видны и по высокому показателю явки – 86%.

За поправки в основном голосовала центральная часть Турции, анатолийская провинция, где особенно высока популярность Эрдогана и правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Например, в таких турецких илах (областях), как Сивас, Эрзурум, Конья, Аксарай, Шанлыурфа, Бингель, «да» конституционным поправкам сказали более 70% человек. В Измире, Анталии, Эдирне, Айдыне и других илах Эгейского и Средиземноморского побережья, напротив, свыше 60% проголосовали против. Что касается крупных турецких городов Стамбула и Анкары, то там голоса поделились почти поровну, но незначительный перевес все же у сторонников «нет»: 51,4% – Стамбул; 51,1% – Анкара.

Интересно распределились голоса турецкой диаспоры. Конфликт с европейскими странами сыграл здесь не последнюю роль, подняв рейтинг властей среди турецких мигрантов. В выгнавших турецкого министра Нидерландах 71% турок проголосовали за конституционные поправки. В Бельгии, где сторонники и противники Эрдогана пару недель назад устроили массовую драку с поножовщиной, «да» поправкам сказали 75% человек, в Австрии – 73%, в Германии – 63%, во Франции – 65%.

Раскол общества

Результаты референдума отразили глубокий раскол в турецком обществе: половина страны за сильного лидера, наделенного значительными полномочиями, половина против. Они полагают, что сильный президент и упразднение поста премьер-министра – это прямой путь к установлению авторитаризма в стране. Половина поддерживает «Новую Турцию», проект, который предлагает ПСР и Эрдоган. Другой половине такая перспектива совсем не нравится, потому что «Новая Турция» Эрдогана будет, по их мнению, еще более антидемократичной и навсегда свернет с европейского пути.

Общественные настроения хорошо прослеживаются в соцсетях, где турецкие граждане выплескивают накопившуюся радость или злость. Для одних Эрдоган – «раис», как его называют фанаты на турецком языке, то есть «глава», «начальник». Он лучший лидер после Ататюрка (для кого-то, возможно, даже лучше Ататюрка), который ведет страну в светлое будущее. Для других он тиран, узурпатор, фашист, султан с имперскими замашками, который гоняется за оторванными от реальности фантазиями и своей неадекватной политикой ведет Турцию к гибели.

Если убрать в сторону присущие туркам эмоции, то однозначно согласиться с противниками поправок можно в том, что сторонникам «да» было проще: у них был в распоряжении почти неограниченный административный ресурс, их поддерживали власти страны, большинство СМИ и близких к правительству экспертов, им было проще достучаться до неопределившихся, организовать агитационные митинги и так далее.

Противники поправок опасаются, что сейчас, после судьбоносного референдума, уже никто и ничто не помешает руководству провести еще по меньшей мере два новых: один по вопросу евроинтеграции, второй – смертной казни. И логичнее было бы начать со второго: ведь если смертная казнь будет возвращена, то вопрос евроинтеграции будет автоматически снят с повестки.

Пока Турция единственная страна на Ближнем Востоке, где отменена смертная казнь. Сделано это было в 2004 году в качестве одного из условий для начала переговоров о вступлении Турции в ЕС. До этого смертная казнь в стране применялась регулярно, особенно после государственных переворотов. Поэтому и сейчас смертная казнь, если ее восстановят, будет относиться прежде всего к тем, кого обвиняют в причастности к неудачной попытке госпереворота в июле 2016 года, а также к бывшему соратнику Эрдогана, проживающему в США имаму Фетхуллаху Гюлену. Правда, последнее будет возможно, только если Анкаре удастся убедить Вашингтон экстрадировать Гюлена, что американцы пока не спешат делать, по их словам, ввиду недостаточных доказательств его вины.

Народ и победа

Победа на конституционном референдуме стала своего рода вотумом доверия нынешнему турецкому режиму. Это еще одна победа Эрдогана, находящегося у власти с 2003 года: вначале в качестве премьер-министра и лидера Партии справедливости и развития, а с 2014 года – в качестве президента страны. С 2003 года Эрдоган не проиграл ни одни выборы, даже несмотря на крупный коррупционный скандал, в котором было замешано его ближайшее окружение в декабре 2013 года. Победа на нынешнем референдуме вполне логично вписывается в ряд его предыдущих побед. Выносимые на референдум поправки усилят президентские полномочия Эрдогана, он сможет выдвинуть свою кандидатуру на выборах 2019 года и в случае победы теоретически находиться у власти еще два президентских срока, вплоть до 2029 года.

Вроде бы для всех в самой Турции и в мире наступила наконец-таки ясность: режим Эрдогана надолго, народ его любит, поэтому читайте программу ПСР «2023», где найдете основные принципы развития Турции до 2023 года, и слушайте речи Эрдогана. Все это отчасти так. Однако как же быть с теми 48,6% турецких граждан, кто сказал «нет»? Признают ли они поражение?

Итоги референдума суммарно выглядят так: предсказуемая победа Эрдогана (вопрос о его собственной предсказуемости весьма спорный) и непредсказуемый турецкий народ. Очень высока вероятность, что в ближайшее время по всей стране начнутся массовые демонстрации противников реформ с требованием пересчета голосов. Уже сейчас сразу после подсчета большей части голосов в Стамбуле и Измире начались массовые протесты против итогов референдума. Оппозиция в лице курдов и Народно-республиканской партии намеревается опротестовать результат, обвиняет власти в фальсификациях и требует пересчитать около 60% бюллетеней. Выполнив все формальности, необходимые для сохранения действующего режима на десятилетия вперед, Турция вступает в самый непредсказуемый период своей истории со времен провозглашения Турецкой Республики.

Турция > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 апреля 2017 > № 2142772 Екатерина Чулковская


Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 апреля 2017 > № 2142289 Дэвид Леш

«Асад уедет, только если у него не будет иного выбора»

Знакомый Асада рассказал о секрете его политического долголетия

Александр Братерский

Беглый сирийский генерал Захер ас-Сакат заявил, что президент Сирии Башар Асад смог спрятать часть запасов химического оружия. Хорошо знавший сирийского лидера профессор Университета Тринити в Техасе Дэвид Леш предполагает, что Асад действительно мог санкционировать удар в условиях «асимметричной войны». О том, каким был сирийский лидер в начале своего правления и какой Леш видит ситуацию в Сирии, профессор рассказал «Газете.Ru».

— Вы хорошо знали Асада. Он не похож на типичных диктаторов Ближнего Востока. Что помогло ему удержаться у власти столь долгое время?

— Башар аль-Асад гораздо больше похож на своего отца Хафеза Асада, чем его старший брат, который был назначен преемником отца до своей смерти в автокатастрофе в 1994 году. Последний был гораздо более харизматичным и ярким военным человеком. Башар, как и его отец, более спокойный и интеллигентный. Правда, в первые несколько лет своего правления он пытался продемонстрировать себя более общительным и более доступным, чем его отец.

Мои самые лучшие воспоминания об Асаде связаны как раз с ранним периодом нашего знакомства, когда я нашел его непритязательным, скромным и даже склонным к самоуничижению, что было совершенно не похоже на типичный карикатурный образ ближневосточного диктатора.

— Что способствовало его политическому выживанию?

— Он смог удержаться у власти столь долго потому, что спустя некоторое время после начала своего президентства он окружил себя лоялистами — как в партии «БААС», так и в военном аппарате.

Даже несмотря на все проблемы и неприятности гражданской войны, его окружение придерживается принципа «плывем или утонем вместе».

В то же время режим показал свою устойчивость к переворотам и оказался гораздо более долговечным, чем ожидалось, когда началось восстание. Наконец, Башар продолжал развивать и улучшать отношения с Ираном и Россией в течение своего первого десятилетия, что оказалось полезным, когда ему понадобилась их помощь в нынешней войне.

— Насколько правдоподобными могут быть утверждения о том, что Асад действительно использовал химическое оружие?

— Конечно, на первый взгляд трудно представить, что Асад отдает такой приказ. Однако, с его точки зрения, провинция Идлиб подвергается бомбардировкам как российских, так и американских самолетов, там активно действует «Аль-Каида», которую преследуют США. Так что если он действительно и отдавал приказ на этот счет, он думал, что сможет выйти сухим из воды. Уже более шести лет происходит демонизация обеих стороны конфликта. Когда кровопролитие происходит с обеих сторон, пойти на такой шаг гораздо легче, появляется рациональный подход в духе формулы «цель оправдывает средства». К тому же сирийские власти не располагают достаточными силами или ресурсной базой, чтобы брать город за городом, поэтому асимметричная война становится для них более практичной.

Хочу добавить, что в Сирии происходят две войны: первая — с пулями и бомбами, вторая — информационная. На этой второй войне фактической информации так мало, что мы никогда не сможем понять, что именно произошло в Хан-Шейхуне.

— Насколько Асад контролирует ситуацию в Сирии?

— Асад, безусловно, все еще владеет ситуацией, но ни он, ни сирийское правительство уже не имеют того контроля, который был до войны и в ее первые несколько лет. Произошла определенная фрагментация власти между сирийским правительством и проправительственными силами, чтобы решать многочисленные вызовы войны. Связи, которые сирийское правительство скрупулезно создавало до войны, были разрушены в результате конфликта.

Если Асад надеется остаться у власти в долгосрочной перспективе, ему придется перестроить свою управляющую сеть таким образом, чтобы признать изменившиеся обстоятельства Сирии из-за войны и тот факт, что власть перешла от центра к периферии. Асад должен в конце концов предпринять серьезные политические реформы, если он все еще лелеет надежду на восстановление страны.

— Каким вы видите будущее Сирии? Есть ли опасность распада страны?

— Я думаю, что страна останется единой как географическая единица, но она будет децентрализованной. В какой степени, сейчас предсказать невозможно. Но должна произойти передача власти от центрального правительства провинциям и муниципалитетам, как это будет предусмотрено любым потенциальным политическим урегулированием.

Почти все сирийцы по-прежнему хотят, чтобы Сирия продолжала оставаться географически в тех же границах, как это было до войны.

Но одновременно сирийцы хотят и политических реформ, которые формально отражали бы существующее в связи с войной действительное самоуправление — по существу, большинство населения несколько лет жило без государства. Выходит, что Сирия не может выжить как государство, в котором доминирует алавиты. Система должна стать более инклюзивной, потому что никто не хочет повторения Ирака.

— Существует ли возможность переворота в политической системе Сирии?

— Я не думаю, что может произойти какой-то переворот. Режим скорректировал тот политический класс, на который теперь опирается, что отразило процесс фрагментации Сирии в целом. Восстание может наступить, только если режим попытается восстановить ту же самую систему правил, которая существовала до начала восстания. И такой переворот могут осуществить не только оппозиционные элементы, но и представители нынешних проправительственных сил, которые остались верными режиму и захотят получить справедливую награду после войны.

— Какой вы видите политику президента США Дональда Трампа в Сирии и будет ли она успешной?

— Несмотря на удар американских крылатых ракет, я не думаю, что политика при администрации Трампа коренным образом изменилась. Я считаю, что он по-прежнему будет ориентироваться на исламские государства и не предпримет никаких действий, которые могли бы подорвать режим Асада в краткосрочной перспективе — если только не будет нового удара с применением химического оружия.

Трамп обозначил четкую красную линию по этому вопросу.

Если это так, как я предполагаю, и «игиловцы» (члены ИГ, запрещенной в России организации. — «Газета.Ru») потерпят поражение как территориальное образование, то в конечном итоге США захотят работать с Россией и региональными заинтересованными державами с целью скорее добиться устойчивого политического урегулирования.

— Большими возможностями в Сирии обладает Иран. Нет ли у вас ощущения, что Иран, опасаясь США, может оставить Сирию?

— Из-за действий США Иран не откажется от Сирии, потому что Тегеран знает, что США вообще не заинтересованы во втягивании в военные действия, кроме как в форме ограниченного, целенаправленного удара, такого как на прошлой неделе. Иран в некотором роде уже достиг своих целей — как и Россия, потому что отношение к Асаду изменилось. Даже несмотря на предполагаемую химатаку. Он теперь рассматривается Западом как наименьшее из зол. Его падение приведет к большей нестабильности и хаосу.

— Способен ли Асад пойти на компромисс и покинуть страну?

— Я думаю, что Асад уедет, чтобы укрыться в другой стране, только если у него не будет иного выбора. Если он поймет, что он и его семья находятся в серьезной опасности, то он, скорее всего, согласится покинуть страну. Особенно если он получит гарантии, защищающие его от судебного преследования в Международном уголовном суде.

Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 16 апреля 2017 > № 2142289 Дэвид Леш


Великобритания. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 16 апреля 2017 > № 2141954

Великобритания может лишить гражданства жену сирийского президента Башара Асада. Группа депутатов Палаты общин от партии "Либеральные демократы" в воскресенье, 16 апреля, направит письмо министерству внутренних дел страны с просьбой аннулировать британский паспорт Асмы Асад, пишет газета The Telegraph.

"Если Асма продолжит защищать смертоносные действия режима Асада, британское правительство будет обязано лишить ее гражданства или доказать, что ее действия не наносят серьезного ущерба основным интересам Соединенного Королевства", - говорится в письме депутатов. Министр внутренних дел Великобритании Эмбер Радд вправе лишить Асму Асад британского гражданства, если она сочтет, что это решение будет способствовать общественному благу, отмечает далее издание.

"Пора оказывать давление на Асада любыми способами"

После пасхальных праздников либеральные демократы намерены также инициировать дебаты в Палате общин по вопросу лишения Асмы Асад британского гражданства. Их позицию по этому вопросу разделяют, в частности, консерваторы.

"Пришло время оказывать давление на Асада любыми способами, в том числе, через таких людей, как миссис Асад, которая точно так же является частью пропагандистской машины, совершающей военные преступления", - заявил в интервью газете Sunday Times депутат от Консервативной партии, член комитета по международным отношениям Палаты общин Надим Захави.

Более 500 тысяч подписчиков

Как отмечает The Telegraph, у Асмы Асад есть официальные аккаунты в, по меньшей мере, трех соцсетях. На своих страницах в Instagram, Facebook и Telegram, насчитывающих в сумме более 500 тысяч подписчиков, она регулярно восхваляет "мучеников" сирийского режима и критикует политику западных стран.

В частности, несколько дней назад она прокомментировала удар США по сирийской военной базе, назвав его "безответственным поступком, свидетельствующим о недальновидности, узком горизонте, политической и военной слепоте и наивным осуществлением ожесточенной и лживой пропагандистской кампании".

Асма Асад родилась в Лондоне в семье выходцев из Сирии, окончила в британской столице школу и Лондонский университет. После этого она работала в сфере банковских инвестиций. В 2000 году она переехала в Сирию и вышла замуж за Башара Асада.

Великобритания. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 16 апреля 2017 > № 2141954


Россия. ЦФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141898

Более 160 тысяч человек воспользовались 38 специальными бесплатными маршрутами общественного транспорта, которые действуют в Москве на Пасху по направлениям к 17 городским и пригородным мемориальным комплексам, сообщили РИА Новости в пресс-службе ГУП "Мосгортранс".

"По состоянию на 14.00 16 апреля специальными автобусными маршрутами воспользовались свыше 160 тысяч человек", — сообщили в пресс-службе.

В столице в воскресенье по направлениям к 17 городским и пригородным мемориальным комплексам действуют 38 специальных бесплатных маршрутов общественного транспорта; на линиях работают более тысячи автобусов. Кроме этого, усилен ряд регулярных маршрутов до религиозных объектов.

Для координации работы городского транспорта Мосгортранс привлек 250 специалистов, действуют 29 диспетчерских пунктов, отметил собеседник агентства.

В пасхальную ночь основные маршруты наземного транспорта работали до 03.30.

Россия. ЦФО > Транспорт. Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 апреля 2017 > № 2141898


Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 апреля 2017 > № 2141824 Александр Габуев

Хитроумный капитан

Александр Гостев, Радио Свобода, США

Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин в последние дни демонстрирует искусство дальновидного политического лавирования в сложнейшей мировой обстановке. Обострившееся противостояние Вашингтона и Москвы из-за поддержки Кремлем Башара Асада, по военной базе которого вооруженные силы США внезапно впервые нанесли ракетный удар. Горячая полемика в Совбезе ООН на эту тему. Личный визит китайского лидера во Флориду к Дональду Трампу, ранее, во время своей предвыборной кампании, обрушивавшего на Пекин громы и молнии. И наконец, напряжение из-за угрозы большой войны на Корейском полуострове. Каждую из конфликтных ситуаций Си Цзиньпин сумел использовать с максимальной выгодой для Китая и для себя лично.

Вооруженный конфликт США и КНДР, вопреки ожиданиям, пока не начался. В столице Северной Кореи 15 апреля состоялся крупный военный парад по случаю 105-летия со дня рождения Ким Ир Сена, на котором впервые были показаны образцы новых межконтинентальных баллистических ракет. Очевидно, именно эта демонстрация, а не возможное новое ядерное испытание, и оказалась тем «большим знаменательным событием», о котором Пхеньян заранее предупредил иностранных журналистов.

Впрочем, официальное северокорейское информационное агентство сегодня же заявило, что «военная истерия администрации Трампа достигла опасной фазы», а президент США Трамп одновременно в интервью компании Fox Business Network подчеркнул, что в отношении Северной Кореи его «стратегическое терпение» исчерпано. Чуть ранее официальные представители Китая выступили с заявлением, что, по их мнению, конфликт на Корейском полуострове «может вспыхнуть в любой момент». Пекин также заявил, что с 17 апреля приостанавливает все авиасообщение с Северной Кореей.

11 апреля Дональд Трамп написал в своем твиттере: «Северная Корея ищет проблем. Если Китай готов нам помочь, это было бы прекрасно. Если нет — решим эту проблему без него!» После чего, поговорив с главой КНР Си Цзиньпинем по телефону, добавил там же: «Китай будет общаться с КНДР правильным образом. Или же мы сделаем это сами».

Еще раньше Трамп написал в твиттере, что во время переговоров в Вашингтоне и Флориде он объяснил председателю КНР Си Цзиньпину, что условия будущего важнейшего торгового соглашения с США для Пекина будут гораздо лучше, если он возьмется за решение проблемы КНДР.

Кто больше выиграл во время этой встречи президента США и главы КНР? Связано ли с этим то, что представитель Пекина в Совбезе ООН во время голосования по предложенному западными странами проекту резолюции по Сирии, вопреки ожиданиям, воздержался, а не поддержал Москву? О дальновидной позиции КНР и лично председателя Си Цзиньпиня в международных вопросах, касающихся Сирии, КНДР, России и США, рассуждает политический аналитик-китаист, эксперт фонда Карнеги Александр Габуев.

— Решение Китая воздержаться при недавнем голосовании по проекту резолюции Совбеза ООН по Сирии, предложенной Вашингтоном, Лондоном и Парижем, является огромной победой президента США Дональда Трампа. Так говорят в Белом доме. А как на это смотрят в самом Пекине?

— Воздержание от голосования — это осмысленная тактика Пекина, когда есть какой-то конфликт, и его интересы не затронуты напрямую, но при этом по разные стороны баррикад находятся очень важные для Китая партнеры. С одной стороны, это США — самая важная по-прежнему держава на планете, крупнейший торговый партнер. Си Цзиньпин только что нанес туда первый визит, и его инвестиции в отношения с Дональдом Трампом — это для Китая очень важно, в том числе с внутриполитической точки зрения. По другую сторону баррикад — Россия, очень важный партнер в сфере безопасности. У Си Цзиньпина, как он говорит, очень хорошие отношения с российским лидером Владимиром Путиным, которого тоже «обижать нельзя». Что делать? Китаю проще всего занять позицию воздержавшегося. Конечно, каждая из сторон будет интерпретировать действия Китая как свою победу, а сам Пекин в данном случае прагматично и совершенно предсказуемо предпочитает никуда особо не дергаться, прекрасно зная, что Россия резолюцию все равно заблокирует.

— В российских СМИ я видел заголовки и статьи, где говорилось, что «КНР предала Россию» во время этого обсуждения и голосования на заседании Совбеза ООН.

— Эти рассуждения наивны, потому что, если взять, например, гораздо более важные для России события на Украине, то Китай тоже никогда не критиковал Россию за аннексию Крыма, никогда напрямую не критиковал российские действия в Донбассе, но, с другой стороны, никогда и не называл Крым российской территорией и не поддерживал донбасских сепаратистов и российские войска, которые воюют на их стороне. Это очень предсказуемое китайское поведение, которое не стоит воспринимать слишком эмоционально. Для России гораздо важнее китайские практические шаги на «украинском направлении». Например, недавняя поставка электрокабеля, который позволил Москве создать энергомост и связать Крым с материковой Россией, тем самым минимизировав последствия украинской энергетической блокады. Очевидно, что такой прагматизм Пекина российское руководство оценивает гораздо больше, чем какие-то декларативные заявления.

— А как воспринимают китайские руководители в целом нынешнее российско-американское обострение?

— Ситуация очень волатильна, и конечно же, Китай не будет делать скоропалительных выводов. В Пекине будут достаточно прагматично наблюдать за развитием ситуации, которая еще далека от определенности. В похожих предыдущих конфликтах Китай считал, что в целом противостояние России и США на Ближнем Востоке отвечает китайским интересам. Потому что США увязают в «ближневосточном болоте» и не имеют ресурсов, ни военных, ни ресурсов внимания президента и высшего руководства, на что-то другое. В конце концов, в сутках всего 24 часа, в неделе семь дней, и Дональду Трампу и членам его кабинета есть чем заняться и помимо внешней политики! «Ближневосточное болото», конечно же, отвлекает внимание от Азии и позволяет Китаю делать там то, что он хочет — в Южно-Китайском море, в отношении стран АСЕАН, в Восточно-Китайском море, в отношении Японии. Поэтому это Китаю на руку. Если Россия и США ссорятся, то Китай, если использовать метафору Генри Киссинджера с треугольником, находится в самом лучшем его углу. Это страна, которая по-прежнему имеет лучшие отношения с двумя другими вершинами, чем они сами между собой.

Все последние события только доказывают, что Китай, действительно умело лавируя, занимает эту очень выгодную позицию. То, чего Китай, конечно же, опасается, это какое-то активное кинетическое столкновение, которое может иметь довольно непредсказуемые последствия. Если дело все ограничится локальным кризисом, это хорошо для Пекина. Но дело этим, к сожалению, может не ограничиваться, учитывая взаимные асимметричные удары по, допустим, кибер- и инфраструктуре США и России, бирже и так далее. Это вещи, которые могут быть разрушительны для мировой экономики, то есть для КНР. Китай, безусловно, анализирует такие сценарии, но пока что он приходит к выводу, что все-таки количество адекватных людей и в Кремле, и в Белом доме гарантирует, что самые ужасные сценарии не будут реализованы.

— Еще давайте еще поговорим об опасениях Китая и о разнообразных «болотах». Напряженность на Корейском полуострове растет, и это сейчас одна из главных проблем, которая может возникнуть в регионе, и, соответственно, в отношениях Пекина и Вашингтона. Здесь какого сценария больше всего опасается китайское руководство? И какой вариант их бы больше всего устроил?

— Китайское руководство, безусловно, опасается того, что Дональд Трамп может не знать истинную военно-политическую ситуацию на Корейском полуострове и не очень понимать последствия необдуманных военных решений. Что Трамп, окрыленный явным успехом своего молниеносного удара «Томагавками» по сирийском военной базе, где он наказал диктатора Асада за применение химического оружия против несчастных детей, точно так же решится провести какую-то свою «красную линию» на Корейском полуострове. Судя по всем имеющимся данным, Северная Корея действительно готовится к очередному ядерному испытанию, которое. Если его не организовали сегодня, в 105-й день рождения Ким Ир Сена, может быть проведено и 25 апреля, во время юбилея образования Корейской народной армии.

Когда президент Трамп отправляет туда могучую армаду, по его собственным словам, он как бы с точки зрения «сдерживания» рассчитывает на то, что северокорейские лидеры испугаются и больше ничего взрывать или запускать не будут. Чего, скорее всего, не произойдет! И когда его сдерживание окажется неэффективным, возникает очень большой вопрос: что потом будет делать Трамп? Вот этого сценария непредсказуемого поведения США в Пекине очень опасаются, потому что в Вашингтоне, на их взгляд, не понимают, что КНДР — это далеко не Сирия. Это укрепленная территория с огромным количеством бункеров, и молниеносного обезоруживающего удара по Северное Корее, который бы ликвидировал объекты ее ядерной программы, США нанести просто не в состоянии. Многие предыдущие администрации США смотрели на военные сценарии — и от них отказывались, именно из-за рискованности и отсутствия гарантий результата.

Во-вторых, огромная городская агломерация Сеула, столицы Южной Кореи, расположена буквально у границы с КНДР, под прицелом северокорейской артиллерии. Нанести ответный удар по этому городу, по размещенным в Южной Корее американским базам или по размещенным в Японии американским войскам для Пхеньяна, к сожалению, не составляет никакого труда. Поэтому сейчас Си Цзиньпин, очевидно, проводит «сеансы психотерапии и личной дипломатии». Он, когда говорил с Трампом по телефону, судя по всему, очень долго объяснял ему свое видение ситуации. И, судя по первым комментариям Трампа, президент США склонен к нему прислушиваться.

Кроме того, Китай очень активно старается показать, что он принимает всякие меры для того, чтобы помочь США приструнить Пхеньян. Он и санкции более активно соблюдает, и вот отправил обратно суда с корейским углем, для того чтобы выполнять резолюцию ООН. Думаю, что Китай руководствуется сейчас двумя факторами. Во-первых, что сейчас Трампу действительно очень важно показать миру, что он сумел убедить китайцев сотрудничать, и они в этом ему активно подыгрывают. И во-вторых, Китай сам чудовищно зол на Северную Корею — и за ракетные запуски, и за то, что они дают повод американцам размещать противоракетную оборону в Южной Корее, и, конечно же, за убийство Ким Чен Нама. На самом деле, очень возможно, Китай и сам давно собирался использовать самые жесткие способы, чтобы послать Пхеньяну сигнал о своем недовольстве. И в данном случае Пекин сумел «продать» вот эти меры, которые он уже и так собирался применить, Дональду Трампу — как результат его «потрясающего дипломатического таланта». И это очень умно и очень похоже на классический прагматичный и дальновидный подход китайской дипломатии.

— Сам Си Цзиньпин в целом, судя по всему, остался доволен своим недавним общением с президентом США Дональдом Трампом во Флориде. Как психологический тип, он с удивлением должен смотреть на любые резкие шаги Трампа, на его имидж «крутого ковбоя»?

— Да, Си Цзиньпин его антипод, и, конечно же, в отличие от Трампа, у Си есть гораздо более выверенная стратегия. Можно долго говорить о том, что некоторые вещи, которые Си Цзиньпин пытается сделать, либо нереалистичны, либо это пустые лозунги, вроде его политики «шелкового пути». Тем не менее, конечно же, у Си Цзиньпина есть понимание того, чего Китай хочет добиться в долгосрочной перспективе, как он этого собирается добиваться, какие для этого необходимы условия, какие для этого необходимы отношения с США и что делать, для того чтобы эти условия для Китая создать.

Разумеется, саммит во Флориде оказался для него мегауспешным! На самом деле, он предотвратил самый большой риск — сползание к торговой войне с США. Си помог Трампу сохранить лицо и сделать вид, что его потрясающий переговорный талант якобы помог убедить Китай пойти на какие-то рыночные уступки. Смотрите, Трамп уже отказывается от того, чтобы считать Китай «валютным манипулятором»! Трамп говорит о том, что пока никаких 45-процентных тарифов для продукции китайской экономики в США не будет введено. И Трамп ничего не говорит о пересмотре политики «одного Китая», на что он активно намекал еще зимой. То есть в целом Си Цзиньпин свою программу минимум, а возможно, что даже программу «миди», выполнил.

Осенью предстоит очень важный для Си Цзиньпина 19-й съезд КПК. Общение Си с Трампом оказалось для китайского руководителя выигрышным и с точки зрения внутренней китайской политики, теперь и дома он может представить результаты своего общения с Трампом как доказательство того, что он очень эффективный государственный деятель, дальновидный дипломат, который даже с таким сложным «коллегой» за океаном может договориться. И что, конечно же, в бушующих волнах нынешней мировой обстановки, где есть куча сильных, опасных и амбициозных «пиратов», и Нарендра Моди в Индии, и Синдзо Абэ в Японии, и Владимир Путин в России, и теперь «непредсказуемый» Дональд Трамп в США — китайский корабль «экономического чуда» под названием China Incorporated без капитана товарища Си заблудится, и его захлестнет волна. Поэтому для Си Цзиньпина, конечно, все последние события — это очень и очень большой подарок! — уверен Александр Габуев.

Китай > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 апреля 2017 > № 2141824 Александр Габуев


США. Польша. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > inosmi.ru, 16 апреля 2017 > № 2141823

Джордж Сорос — пугало демократур

Американский финансист венгерского происхождения оказался под прицелом авторитарных государств за продвижение «открытых обществ» через свой фонд.

Эстель Патте (Estelle Pattée), Liberation, Франция

Джордж Сорос стал главным врагом Виктора Орбана. В последнее время венгерский премьер обрушивается с новыми нападками на американского миллиардера. 4 апреля парламент принял закон о том, что неевропейские университеты не могут выдавать венгерский диплом без предварительной договоренности с правительством. Кроме того, им придется подтвердить, что они ведут деятельность и на территории собственной страны. Закон направлен непосредственно против Центрально-Европейского университета, который расположен в Будапеште и был основан Соросом в 1991 году. «ЦЕУ мошенничал с дипломами. Если ты миллиардер, это не значит, что ты выше закона», — заявил глава правительства, породив тем самым небывалую волну протестов.

Три дня спустя партия Орбана «Фидеш» внесла еще один законопроект, который обязывает НКО декларировать иностранное финансирование при объеме более 23 тысяч евро в год. Имена спонсоров будут указаны на общедоступном сайте. Такая мера напоминает закон об «иностранных агентах» в России 2012 года и вступивший в силу в Китае 1 января регламент о деятельности иностранных НКО. «Путин стал первопроходцем: Орбан идет по его стопам и пользуется похожей схемой», — отмечает Жак Рюпник (Jacques Rupnik), эксперт по Центральной Европе и старший научный сотрудник Парижского института политических исследований. В черный список, понятное дело, попал фонд «Открытое общество» Сороса, чей бюджет составил в 2017 году 940,7 миллиона долларов. В 2016 году он выделил венгерским НКО порядка 3,6 миллиона долларов.

Орбан больше даже не пытается скрывать отвращение к 86-летнему филантропу. В выступлении о положении дел в Венгрии 10 февраля он раскритиковал «трансграничную империю Джорджа Сороса с его колоссальным состоянием и тяжелой международной артиллерией», а также обвинил его организации в «неустанной работе по транспортировке мигрантов в Европу сотнями тысяч».

Так, кто же такой Джордж Сорос? «Архитектор хаоса», — писал прокремлевский сайт Sputnik в 2005 году. «Психопат из психопатов», — утверждал RT в 2016 году. Подобная критика со стороны российских сайтов отнюдь не случайна. В его профиле есть все, чтобы не понравиться: он — мультимиллиардер (25,2 миллиарда евро, по оценкам Forbes), еврей и известный своими акробатическими выходками финансист-глобалист. В 1992 году он стал человеком, который подорвал Банк Англии спекуляциями с фунтом стерлингов (на них он заработал более миллиарда долларов всего за сутки).

Сегодня Сорос известен на международной арене прежде всего своей филантропической деятельностью. В 1984 году он создал фонд «Открытое общество» в соответствии с вдохновившими его идеями австрийского философа Карла Поппера (Karl Popper). Тот отстаивал концепцию «открытого общества» на основании свободы и прав человека в противопоставление авторитарному обществу. «Здесь играет роль одновременно то, кто он есть, еврейский финансист, и то, чем он занимается, то есть поддерживает в Восточной Европе движения за демократию через фонд «Открытое общество», который борется с авторитарными тенденциями», — считает доктор политических наук и специалист по Балканам Лоик Трегурес (Loïc Tregourès).

Несколько лидеров восточноевропейских и балканских стран назвали его врагом номер 1. Они обвиняют его во вмешательстве в их внутренние дела через финансируемые им НКО. «Обозначение кого-то как «соросоида» становится для власти способом дискредитировать противников, показав, что они одновременно предатели и марионетки Сороса и ЦРУ», — объясняет Лоик Трегурес. В Македонии бывший премьер Никола Груевский призвал к «десоросизации» общества и создал для этого движение «Stop Operation Soros». Ее задача в том, чтобы пролить свет на «подрывную деятельность всех организаций Джорджа Сороса».

В Польше основатель партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский (Jaroslaw Kaczynski) утверждает, что финансируемые Соросом НКО стремятся к «обществам без идентичности». Основанному Соросом в 1988 году Фонду Стефана Батория тоже приходится за это расплачиваться, пусть и в меньшей степени. «Мы подвергаемся вербальным нападкам, в частности со стороны близкой к власти прессы, за то, что мы делаем, представляем демократическую и либеральную культуру, а также наши связи с Соросом, — говорит президент фонда Александр Смоляр (Aleksander Smolar). — Тем не менее пока что нет ничего, что угрожало бы существованию организации. Это нельзя сравнивать с ситуацией в Венгрии, потому что Сорос, венгр по происхождению, не играет столь значимой роли в Польше».

«Продались Иуде»

Как бы то ни было, движение противников Сороса сформировалось отнюдь не вчера, а еще в середине 2000-х годов, в обстановке цветных революций, «которые, по словам некоторых лидеров, готовились Соросом и ЦРУ, — отмечает Трегурес. — Все это можно даже отследить еще дальше: в 1990-х годах хорватский лидер Туджман говорил, что оппозиционеры «продались Иуде». Иудой был Сорос, который, как утверждал президент, финансировал подрывную деятельность».

В Америке насчет Сороса тоже нет единого мнения. Он был ярым сторонником Хиллари Клинтон, а на экономическом саммите в Давосе в конце января называл Трампа «диктатором-подмастерьем», которого неизбежно ждет провал. «Орбана и прочих стоящих у власти в Восточной Европе авторитарных националистов роднит с Трампом неприятие Сороса, — считает Жак Рюпник. — Трамп представляет неприятие «открытого общества», и его появление в Белом доме подтверждает их авторитарные тенденции. Они чувствуют, что ветер меняется, причем не только на востоке с Россией и Турцией, но и на западе с Брекситом и Трампом, чья победа опирается на закрытость».

«Они считают, что давления нет, и путь свободен, — добавляет Лоик Трегурес. — ЕС не представляет для них проблемы: они заинтересованы лишь в стабильности региона». 12 апреля Европейская комиссия заявила, что «обеспокоена» принятыми в Венгрии законами и может начать процедуру по нарушению европейского права.

США. Польша. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > inosmi.ru, 16 апреля 2017 > № 2141823


Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 апреля 2017 > № 2141227

Президент Узбекистана Шавкат Мирзияев принял указ о преобразовании министерства внешних экономических связей, инвестиций и торговли (МВЭСИТ) в министерство внешней торговли, пишет Trend.

Согласно указу «О мерах по совершенствованию системы управления в сфере внешней торговли», министерство внешней торговли является уполномоченным госорганом, ответственным за формирование и реализацию государственной политики в области внешней торговли, и осуществляет координацию работы органов государственного управления в области регулирования внешнеторговой деятельности.

Основными задачами и направлениями деятельности нового министерства определены проведение комплексных маркетинговых исследований мировых рынков, содействие в реализации программ по развитию экспортного потенциала Узбекистана, разработка и реализация практических мер по развитию и повышению конкурентоспособности производимой в республике продукции с высокой добавленной стоимостью с учетом требований внешних рынков.

Как сообщалось, в конце марта был образован госкомитет по инвестициям, который стал ответственным за координацию формирования и реализацию единой государственной инвестиционной политики и привлечение иностранных инвестиций.

Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 16 апреля 2017 > № 2141227


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter