Всего новостей: 2524428, выбрано 9499 за 0.168 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Украина. США. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644581 Константин Боровой

Крым будет возвращать не Трамп: что нужно делать Украине

Украине нужно думать не о громких заявлениях президента США

Константин Боровой, Апостроф, Украина

Американское издание BuzzFeed со ссылкой на два неназванных дипломатических источника сообщило, что президент США Дональд Трамп на саммите «Большой семерки» в Канаде спрашивал своих коллег по G7, почему они поддержали Украину в ее противостоянии с Россией. Он также якобы сказал, что Крым — российский, потому что местное население говорит на русском языке. Издание отметило, что не уверено, было ли все это сказано всерьез. Других подтверждений тому, что американский лидер заявил подобное на саммите, не последовало. Если учесть, что Трамп говорил о Крыме во время президентской кампании, правдивость информации исключать нельзя.

Также в новом интервью телеканалу FохNews президент США объяснил свое желание видеть Россию в G8 тем, что так он сам сможет лучше донести до Владимира Путина позицию Вашингтона. В частности, пояснить российскому лидеру, что России следует убраться из Сирии и Украины. Кроме того, Трамп сказал журналисту, что его предшественник Барак Обама должен был воспрепятствовать аннексии Крыма, потому что со стороны Путина это было проявлением неуважения к руководству США. Российский оппозиционер Константин Боровой объяснил «Апострофу», почему не Трамп должен решать украинские проблемы.

Трамп не решает проблему освобождения Украины — имеется в виду радикальное решение. Потому что понятно, что политически американцы поддерживают все усилия европейцев в этом смысле. Трамп не решает проблемы Украины: сохранение демократии в Украине и ее независимости, борьба с коррупцией — это дело не Трампа, а граждан Украины и украинской власти.

Трамп не только не пытается их решить. Более того, он рассматривает варианты умиротворения этой ситуации разными способами. Наверно, для большинства граждан Украины вопрос Крыма — самый болезненный, потому что является вопросом независимости государства. Для меня он тоже болезненный, потому что означает продолжение имперской политики Кремля. А для Трампа это переговорные позиции. Он решает другие проблемы.

Первая проблема — ядерное разоружение, сохранение мира на земле. Сохранение Соединенных Штатов, потому что Трамп — президент не мира, а США. Он решает проблему сохранения договоренностей с Россией по поводу, например, ракет средней и малой дальности — есть несколько договоров, срок действия которых подходит к концу или которые сейчас не очень соблюдаются.

Проблема независимости и целостности Украины — это проблема граждан Украины. Считать, что Трамп, Туск, Меркель или Макрон будут решать проблемы Украины вместо нее — это какое-то милое идиотское заблуждение. Это было бы возможно, если бы Украина была полноценным участником западного сообщества.

Каждый раз, когда какие-то внешние силы пытаются помочь Украине, украинская власть говорит: «Нет, не надо! Деньги хотите нам дать? Пожалуйста, лучше наличными, в чемодане и прямо в Администрацию президента. А так не надо». Я это говорю не голословно — это мой опыт общения с Администрацией президента Петра Порошенко. Я предлагал организовать кампанию поддержки Украины со стороны ведущих деятелей культуры (я начал тогда с певцов в Лос-Анджелесе). «А зачем?— спросили меня в администрации. — И что мы лично за это получим?» Я сказал, что и никаких денег не надо, более того, мы соберем деньги для Украины, для АТО. Даже пальцем не пошевелили. Какой смысл шевелить пальцем, если личных доходов от этой операции не будет ни у кого из этих жлобов, которые сидят в Администрации президента? Их устраивает статус-кво.

Во время войны присваивать себе какие-то средства значительно удобнее, чем в нормальной ситуации, при нормальной налоговой службе. Я только что был в Одессе. Огромный порт, который мог бы пополнять бюджет Украины, наверно, процентов на 25, практически не платит никаких налогов. Эта ситуация очень устраивает бандитов, сбушников и «смотрящих» от власти.

Рассуждая о Трампе, украинцам нужно иметь в виду, что он здесь вообще ни при чем. Не Трамп создает проблемы в Украине, не он их решает.

Трамп ошибается, считая, что умиротворение агрессора может привести к какой-то степени стабильности, но он рассматривает такой вариант. Неважно, говорил Трамп это о Крыме на встрече «семерки» или нет. Абсолютно ясно, что проблема такого способа умиротворения Путина и прекращения военных действий в самой Украине возможна. Тем более, что нет никаких признаков того, что Крым нужен Украине.

Украина. США. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644581 Константин Боровой


Россия. Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644575 Рене Нюберг

У Путина и Николая I много общего: подавление восстаний, тайная полиция, напряженные отношения с западными странами

Николай I разочаровался в Западе, которым раньше так восхищался, и умер в смятении духа, вступив в Крымскую войну против Англии и Франции

Рене Нюберг (Rene Nyberg), Suomen Kuvalehti, Финляндия

В России Владимира Путина история во многом повторяется.

В России всегда любили анекдоты. После выборов президента страны многие говорили, что президента можно выбрать, а отца — нет.

И правда. Маргарита Симоньян, главный редактор Russia Today, передовой машины информационной войны, говорила о Владимире Путине как о руководителе нации, используя слово «вождь», которое россияне не слышали со сталинских времен.

Титул «вождя» можно сравнить с «дуче» (Муссолини), «фюрером» (Гитлер), «каудильо» (Франко) или «кондукэтором» (Чаушеску). Но Сталин приходит на ум первым.

Спикер Думы Вячеслав Володин уже прошлой осенью успел заявить, что «есть Путин — есть Россия, нет Путина — нет России». Симоньян на всякий случай поспешила сообщить газете «Красная Звезда», что в информационной войне СМИ стоят в одном ряду с вооруженными силами.

Дух захватывает!

К кому же из правителей России Путин относится с презрением? Бесспорно, к Николаю II и Михаилу Горбачеву, ведь оба утратили державу, которую им доверили.

А как же он относится к Ленину? Путин осуждает Владимира Ильича за идеи, которые в конечном итоге привели к развалу Советского Союза в 1991 году.

Получается, финский президент Урхо Кекконен (Urho Kekkonen) был прав, когда во время визита в Ленинград в 1957 году поблагодарил в Смольном Ленина за независимость Финляндии?

Нужно ли нам, финнам, с благодарностью вспоминать и Никиту Хрущева, который в 1956 году прекратил существование 16-й республики Советского Союза, Карело-Финской Советской Социалистической Республики? Иначе в 1991 году у нашей восточной границы появилась бы ужасающе бедная страна — хоть и независимая.

В историческом отношении Путин все еще далек от Сталина, который руководил страной 30 лет: с 1923 по 1953 год. Не говоря уже о Екатерине Великой, которая управляла страной 33 года. Однако Путин, который на данный момент находится у власти 18 лет, уже обогнал Леонида Брежнева.

Кого же напоминает Путин по стилю своего правления?

На ум скорее приходит Николай I, а не Сталин. Николай пришел к власти после своего брата Александра I, и ему сразу же пришлось подавить восстание декабристов в 1825 году.

Путину тоже пришлось «подавить восстание» в начале своего президентского срока: в 2003 году он упек за решетку олигарха Михаила Ходорковского, который бросил ему вызов, и конфисковал его собственность. Таким образом, Путин вернулся к старым традициям и возвестил, что в России нет права собственности, а есть право владения, и при желании правитель может лишить вас этого права.

Николай I создал в Российской империи тайную полицию, наследницей которой является нынешняя ФСБ.

Власть Путина нельзя представить без мощного аппарата безопасности и силовиков, на которых законы не распространяются. И все же время расстрелов со смертью Сталина ушло. Система так же жестока, но в спину никто больше не стреляет.

Но почему именно Николай I? Он придерживался консервативных взглядов, был сторонником реакционной политики, защищал наследие своего брата, был гарантом новой стабильности в Европе, оказал помощь в подавлении Венгерского восстания, которое угрожало целостности Австрийской империи.

Ранее он подавил Польское восстание в своей собственной державе. Однако он разочаровался в обожаемом им Западе, особенно в Англии, и умер в смятении духа, вступив в Крымскую войну против Англии и Франции.

Путин неоднократно подчеркивал, что украинцы являются не отдельным народом, а народом, единым с русским. Захват Крыма и начало военных действий на Восточной Украине изменили ситуацию. Существование украинской нации было подтверждено.

Говоря словами американского историка Стивена Коткина (Stephen Kotkin), изнурительная война на Украине — такая же «грубая ошибка» Путина, как и решение Сталина начать Зимнюю войну.

Это решение можно сравнить также с решением Леонида Брежнева начать войну в Афганистане. Оно деморализовало советскую армию.

Однако мы забываем, что период правления Путина начался с исторических реформ. Здесь Путин следует исторической традиции — реформы в России проводятся только при смене власти и/или в случае необходимости.

Масштабными реформами Путина стали закон о земле и единая система налогообложения.

Лесной кодекс тоже был очень важным. Я сам сидел в кабинете министра экономики Германа Грефа в октябре 2003 года (через день после задержания Ходорковского) и слушал предложения финских специалистов по каждой статье нового закона. Лесной кодекс был значительным шагом вперед, хотя предложения финнов были учтены не во всем.

Путин выслушал доклад министра финансов Алексея Кудрина о прибыли от добычи нефти, но использовал нефть для сохранения структур 2008 года, а не для их реформирования.

Единственной основательной структурной реформой в период правления Путина была ликвидация монополии в энергетическом секторе, которая проводилась под руководством Анатолия Чубайса. Это принесло России инвестиции в $20 миллиардов, и в энергетическом секторе России появилась стабильность.

А что, если Путин даже с вновь предоставленными ему полномочиями не ринется исправлять очевидные структурные недостатки?

Времени мало, ведь в 2021 году должны состояться новые выборы в Думу. Ценой сохранения власти может стать застой.

Брежнев пришел к власти в 1964 году, сместив Никиту Хрущева. Его премьер-министр Алексей Косыгин пытался провести реформы, но в период подавления Пражского восстания в 1968 году эти попытки прекратились.

Бродят ли по Кремлю призраки? Кажется, что дух Горбачева напоминает о себе каждый раз, когда очередная попытка реформировать систему заканчивается неудачей.

Дух заместителя президента Медведева знает, что может произойти, если посеять в народе пустые надежды: люди выйдут на улицы, и их гнев будет адресован Путину.

Рене Нюберг (René Nyberg) — бывший посол Финляндии в России и Германии, политолог

Россия. Финляндия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 июня 2018 > № 2644575 Рене Нюберг


Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > ras.ru, 15 июня 2018 > № 2645277 Алексей Громыко

Европе пора мудреть

Алексей Громыко - о стратегии Союзного государства, будущем Европы и уроках деда

Интервью с Алексеем Громыко у меня состоялось в одной из аудиторий Белорусского государственного университета. Получилось символично. Ведь "свои университеты" основоположник дипломатической "школы Андрея Громыко" начинал постигать на родной белорусской земле. Логична и встреча с его внуком, директором Института Европы РАН, в близкой ему академической среде белорусских коллег.

Навстречу мне шагнул человек с не характерной для "бренда Громыко" открытой обаятельной улыбкой - в отличие от знаменитого деда, который, как говорят, был абсолютно закрыт и непроницаем в общении. "А вот это абсолютно неправда и один из многих мифов", - отверг слова о закрытости Громыко-младший. По его словам, главный урок, который он получил от деда, - это манера держаться, разговаривать и чувствовать себя в своей тарелке в разной обстановке. Кстати, Алексей Анатольевич рассказывает, что бывал и в деревушке под Гомелем, где родился Андрей Андреевич, да и корни его супруги здесь же, в Минской области.

Если главным достижением Андрея Громыко был Хельсинкский акт, то Алексей Громыко известен как сторонник и разработчик концепции "Большой Европы" от Лиссабона до Владивостока. И так уж случилось, что две эти великие идеи живы и активно обсуждаются на минской площадке в виде Хельсинки-2. Это и стало темой нашей беседы.

Поводом для вашего приезда в Минск стала конференция о стратегической безопасности Союзного государства. Ее невозможно рассматривать в отрыве от глобальных системных перемен. В чем суть сегодняшних переломов?

Алексей Громыко: Я бы обратил внимание на то, что сейчас происходит глобальное перераспределение сил. Может быть, даже не потому, что некоторые наиболее развитые страны с постиндустриальной экономикой в чем-то оказываются неэффективными и слабыми. Главная причина заключается в том, что появляется много других центров силы, экономик роста, возвышающихся стран, которые начинают чувствовать свою силу в экономическом плане и, соответственно, растет их политический вес. Любые самые крупные силы, которые в истории привыкли возвышаться и создавать свои правила, сталкиваются с регионами и странами по всему миру.

Эти регионы и страны имеют свои конкурентные преимущества и хотят, чтобы их мнения учитывались. Поэтому идет развитие, формирование полицентризма, который охватывает весь мир, и на этом фоне постепенно вес традиционных центров силы снижается.

Среди этих новых игроков, появившихся на глобальной сцене, - и Союзное государство, а также союзы, в которые входят Беларусь и Россия с партнерами. Общеизвестна инициатива Александра Лукашенко о том, что эти интеграционные процессы должны стать частью более широкой стратегии сопряжения ЕС и ЕАЭС. Почему, на ваш взгляд, идея "Большой Европы" от Лиссабона до Владивостока так востребована?

Алексей Громыко: Действительно, речь идет о стратегиях, рассчитанных на годы вперед. И теперь, когда казалось, что наступает эпоха чуть ли не новой "холодной войны", структурного противостояния, сама идея Большой Европы, с моей точки зрения, никуда не уходит и не устаревает. Она рассчитана на всю глубину XXI века. Именно исходя из набирающего силу полицентризма, различные центры силы будут строить свои отношения в XXI веке на других основаниях, чем это было прежде. Тот же Евросоюз будет все больше и больше вращаться автономно в качестве глобального субъекта. Все это будет подталкивать европейские страны, не в географическом, а в цивилизационном представлении, к тому, чтобы Европа становилась более консолидированной, более спаянной.

Вы в этом уверены?

Алексей Громыко: Что для меня является непреложной истиной, так это то, что стратегически для всех нас, европейцев, нет шанса сохранить свои ведущие позиции в мире, если восток и запад Европы не вернутся к нормальным отношениям. Даже больше - отношениям стратегического партнерства. И в этом заключается сегодня идея об установлении партнерских отношений Евросоюза и Евразийского союза. О том, чтобы сопрягать интеграционные процессы на западе и востоке Европы c масштабными инфраструктурными проектами, которые продвигает новый великан XXI века - Китай. Вот эта идея не просто жива, она развивается, это видно по стратегии выстраивания большого евразийского пространства, сотрудничества по сопряжению Евразийского экономического союза и инициативы "Один пояс - и один путь".

Я всегда помню знаменитый совет моего деда: "лучше десять лет переговоров, чем один день войны"

Не менее важна идея об общей европейской безопасности. Сегодня европейские политики высказывают заинтересованность в новом переговорном процессе по типу Хельсинки-2. Как вам видятся его перспективы?

Алексей Громыко: Многие европейские государства опасаются, что задавать тон будут стратегические интересы и мышление крупных стран. В этом плане Хельсинки-2 - это, во-первых, идея о том, чтобы, по сравнению с 1975 годом, в этот процесс было вовлечено максимальное число стран больших, средних и малых. Одновременно ясно, что если наиболее крупные страны не придут к компромиссу, то эти инициативы ни к чему не приведут. Роль небольших стран возрастает многократно в том случае, если крупные государства по каким-то причинам не могут напрямую договориться. Как раз функция по стабилизации, которую могли бы выполнять малые и средние страны, чтобы помогать крупным игрокам найти точки соприкосновения и примирения, - крайне важна. Стремление Минска придать новое дыхание Хельсинки-2 очень важно, потому что это укладывается в русло общего стремления стран СНГ и Евразийского экономического союза, ОДКБ и Союзного государства к нормализации отношений в Европе.

Что бы сказал сегодня ваш великий дед, наблюдая за тем, как в Минске инициируют переговорный процесс в духе Хельсинкских соглашений - главного детища Андрея Андреевича Громыко?

Алексей Громыко: Думаю, дал бы свой знаменитый совет: "лучше 10 лет переговоров, чем один день войны". Европа, если она не сможет перегруппироваться, выйти на идеи новой консолидации и сопряжения различных интеграционных моделей, которые на этих огромных пространствах сейчас развиваются, будет представлять собой блеклое создание. Но даже если Евросоюз сумеет превратиться не только в экономического, но и политического игрока, этого будет мало. Он должен искать для себя некие геополитические рычаги, которые могли бы поддерживать его среди ведущих центров силы в мире, в числе которых Россия, Турция и Соединенные Штаты. Здесь уже много развилок...

...в которой Союзу Беларуси и России очень важно предложить свою повестку?

Алексей Громыко: Стратегия России и Беларуси, Союзного государства - сделать все, чтобы сохранить себя как ядро интеграционных процессов на евразийском пространстве. Потому что существуют разные геополитические поля притяжения. И если Россия и Беларусь сделать этого не смогут, то они будут разорваны этими полями. Так что нашим государствам надо создавать собственное ядро вместе с партнерами, и чем оно больше, тем гравитация будет сильнее.

Союз РГ

Россия > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > ras.ru, 15 июня 2018 > № 2645277 Алексей Громыко


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июня 2018 > № 2644558 Джордж Фридман

Джордж Фридман: после 2020 года Россия распадется

Агатон Козиньский (Agaton Koziński), Polska Times, Польша

Интервью с американским политологом, основателем и директором частной разведывательно-аналитической организации «Стратфорд» (Stratford) Джорджем Фридманом (George Friedman)

Polska Times: Последние три десятилетия — это, пожалуй, самый благополучный период в истории, если говорить о мире и благосостоянии. Нам пора привыкнуть к таком положению вещей или следует считать его исключением из правил?

Джордж Фридман: Действительно, в Европе продолжается прекрасный период мира, наступивший после трагической войны. Однако на рубеже XIX и XX веков мы тоже переживали подобный момент: царил мир и достаток. Но эта эпоха подошла к концу. Так все устроено: чем дольше царит мир, тем больше вероятность того, что разразится война.

— Вы думаете, мы забыли трагический урок Второй мировой войны?

— У европейцев есть свои фантазии о разных уроках, которые нас чему-то учат. Но ведь в школе людям говорят, что убивать плохо, а они все равно это делают. Основываясь на опыте Первой мировой войны, легко было представить, что следующий конфликт будет кошмаром, но он все равно начался. Все, что произошло позже, было «извлечением урока». Европейский союз, например, должен был стать доказательством того, что Европа извлекла выводы из трагедии войны, и поэтому та никогда не повторится. Однако историю делают не только те люди, которые «извлекли урок». Следует помнить, что война — это не болезнь.

— А что это?

— Что-то глубинное, содержащееся в человеческой природе. Сложно сказать, почему, но это в нас есть.

— В этом году Польша будет отмечать столетие восстановления своей независимости. Вы бы рискнули дать прогноз, что будет с нашей страной в следующие сто лет?

— Польша обрела независимость сто лет назад, но в 1939 году вновь ее лишилась и до 1989 года находилась под оккупацией. Сегодня вопрос о будущем Польши неразрывно связан с вопросом о будущем России.

— В своей книге «Следующие 100 лет», изданной в прошлом десятилетии, Вы предсказывает, что в 2020-е годы Россия распадется. Ваш прогноз остается в силе?

— Да. Россия продолжает терять силы. Распад Советского Союза был для нее не концом, а началом нового этапа, но сейчас она повторяет все ошибки позднего СССР, оставаясь большой неэффективной страной, которая зависит от цен на нефть.

— Нефть в последнее время как раз дорожает, цена дошла до 80 долларов за баррель. Мировая экономика будто бы протягивает Кремлю руку помощи.

— Действительно, прежние цены, когда нефть стоила 30 долларов, были для Россией трагедией, а нынешнее положение можно назвать просто сложным. Россияне получили возможность частично компенсировать те убытки, которые они понесли в последние три года. Одновременно им приходится учитывать изменения, которые происходят на рынке энергетики, —то, что США скоро станут крупнейшим производителем нефти в мире.

— Благодаря сланцевой революции Америка начнет добывать больше нефти, чем другие страны, уже в следующем году.

— У американцев будет больше нефти, чем нужно им самим, так что они начнут ее продавать, а это создаст проблему для России и ее союзников.

— «Инициатива трех морей», которую поддержал Трамп, опирается в первую очередь на идею поставки американских энергоносителей в страны Центральной Европы. Пока этот проект, однако, существует лишь на бумаге.

— В мировом масштабе Центральная Европа — маленький регион. Американцы могут продавать нефть и газ там, а одновременно в других местах. Когда они этим займутся, нефть снова подешевеет. Кремль не способен повлиять на этот процесс, а Европе придется смириться с тем, что ей уже не удастся диктовать другим условия. Сейчас она стала небольшим регионом, а не центром мира, как бывало раньше. Есть много других стран и регионов, которые тоже хотят покупать нефть.

— В последнее время вновь обострилась обстановка вокруг Ирана. В своей книге Вы пишите, что Россия будет поддерживать все страны, которые проводят антиамериканскую политику. Сейчас, отказавшись от соглашения с Тегераном, Дональд Трамп запустил процесс, противоположный тому, появление которого Вы предсказывали.

— Инициатива Трампа не имеет значения. Санкции работают только тогда, когда их вводят все, а сейчас речь идет об акции США, к которой не присоединилась Европа. Так что выход Вашингтона из соглашения не играет никакой роли, этот шаг связан с внутриполитическими соображениями. Обратите, однако, внимание, что Россия в последнее время постоянно оказывает давление на другие страны. Все началась в 2014 году на Украине. Правда, сейчас уже не 1968 год.

— Тогда Советский Союз ввел войска в Чехословакию.

— А сейчас российские военные находятся в Сирии. Но оказало ли это какой-то эффект? Нет. То же самое и в других странах. Россияне пытаются выстроить с ними отношения, но эти попытки оказываются пустыми: Москве нечего им предложить. В 1960-х она могла хотя бы оказать весомую финансовую помощь.

— Ей также помогала идеология, у которой тогда было много приверженцев.

— Вы знаете, идеология хороша в дискуссиях университетских профессоров, а в политике проще преуспеть, обращаясь к финансовым инструментам. В 1960 — 1970-е годы СССР был способен создать большие экономические излишки, благодаря тому, что он эффективно контролировал всю подчиняющуюся ему территорию.

— Польше, например, приходилось продавать СССР уголь по заниженным ценам.

— Сегодняшняя ФСБ уступает по потенциалу КГБ (какой бы этап его существования мы ни взяли). Российские ведомства неработоспособны, они не могут поддерживать дисциплину, в связи с этим Москве сложно оказывать кому-то помощь. История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса. Россия сейчас находится на втором этапе. Проблема в том, что во всем мире ее переоценивают, одновременно недооценивая Америку.

— Никто не оспаривает факта, что США — сильнейшая держава мира.

— Со времен холодной войны все внимание Европы приковано к российскому государству, а США охватить разумом она не может. Советский Союз, а сейчас Россия находились в состоянии распада, но движущейся к краху державой постоянно называют только Соединенные Штаты. Одновременно все уверены, что если Путин завтра умрет, на его место из структур ФСБ сразу же придет новый Путин. Дело, однако, не в конкретных людях, а в способе функционирования этого государства.

Вы выносите России суровые оценки.

— Обратите внимание, насколько слаба российская экономика. В последние три года она страдала из-за низких цен на нефть, государство не было в состоянии себя обеспечить. Современная Россия стала страной Третьего мира, она живет за счет экспорта природных ресурсов, цены на которые она не контролирует. Это значит, что она не контролирует свое будущее. Впрочем, то же самое касается крупных экспортеров во всем мире. Такие страны, которые в значительной степени зависят от экспорта, как Германия или Россия, неизбежно подвергаются влиянию колебаний на глобальных рынках. Этого могут избежать государства с хорошо развитым внутренним рынком.

— Вы имеете в виду США?

— Например. Им легче управлять собственной экономикой, сохранять над ней контроль.

— Вы предсказываете, что в следующем десятилетии Россия распадется. Это будет самый важный геополитический процесс, формирующий мировую архитектуру?

— К нему добавятся еще проблемы Китая. Сейчас мы наблюдаем, как режим в этой стране превращается в диктатуру.

— Китайский лидер Си Цзиньпин отменил ограничения, позволявшие председателю КНР пребывать на своем посту лишь два срока подряд, видимо, теперь он будет руководить страной до самой смерти.

— Он готовится к серьезному экономическому кризису, который начнется из-за роста долговой нагрузки. Долг Китая достиг сейчас 300% ВВП. Те же показатели были у Японии в 1990-х годах. Разница в том, что в Японии не было миллиарда живущих в нищете граждан. Китайское руководство осознает угрозу, а поэтому укрепляет центральную власть, движется в сторону диктатуры, отказываясь от всех новшеств, которые внедрял Дэн Сяопин. При этом укрепление власти представляет угрозу для экономики. Пример СССР показал, что одна партия не может управлять эффективно.

— До сих пор Китай демонстрировал, что он усвоил урок банкротства СССР.

— Однако экономические проблемы начали нарастать, вопрос в том, как Китай намеревается их решать. Сейчас все восхищаются Китаем, как страной, которая инвестирует по всему миру, но это лишь видимость. Он, как, впрочем, и вся Евразия, переживает кризис, затрагивающий и политическую, и экономическую сферу. Приведу пример: вот уже десять лет Пекин говорит, что хочет взять под свой контроль Южно-Китайское море.

— Там находятся нефтяные месторождения. Попытки обрести контроль над этим морем начал предпринимать уже Цзян Цзэминь в начале века.

— Из этого ничего не вышло. Китай потерпел сокрушительное поражение. Нужно смотреть на реалии, а не верить газетными заголовкам. Факты таковы, что Китай, Россия и Европа находятся в сложном положении.

— Согласно Вашим прогнозам, в ближайшее десятилетие нас ждет масштабный геополитический кризис, в том числе распад России. Кто окажется в выигрыше?

— Три страны. Во-первых, Япония — третья экономика мира. Именно ее, а не Китай, следует назвать сильнейшей державой Азии. Во-вторых, Турция.

— Вы только что говорили, что к диктатуре переходят страны, которые не могут справиться с собственными проблемами, а сейчас называете Турцию потенциальным «чемпионом».

— Следует учитывать специфику этой страны, разрывающейся между секуляризированным Стамбулом и мусульманскими массами. Эрдоган первым понял, что два эти мира следует объединить, зная, что это будет жестокий и сложный процесс. Честно говоря, если бы он его не начал, вполне возможно, в Турции между двумя этими стихиями разразилась бы гражданская война. Сейчас Эрдоган занимается «грязной работой», без которой никак нельзя обойтись. Но не будем забывать, что в США тоже была жестокая Гражданская война, тогда казалось, что объединить эту страну невозможно, но спустя 35 лет после ее окончания на Соединенные Штаты уже приходилась половина промышленной продукции всего мира.

— Такая схема сработает и в Турции? Сейчас экономика этой страны находится не в лучшем состоянии, а ее валюта в последние три года дешевеет. Надежд на будущее не видно.

— Анализируя историю, следует помнить об одном: нужно не читать заголовки, а следить за долгосрочными трендами.

— На какие тренды стоит обратить внимание?

— Взгляните, что происходит на Ближнем Востоке. Там царит хаос. Что происходит на Балканах? Этого, пожалуй, никто не в состоянии даже осознать. Под каким бы углом зрения мы ни взглянули на этот регион, стабильным выглядит одно государство: Турция. Именно это определяет позицию страны, а не экономическая ситуация последних трех лет. Анализируя события в краткосрочной перспективе, можно доказать любой тезис, но если оперировать перспективой 20-30 лет, обнаружатся реальные тренды.

— Вы считаете, позиции Турции ничто не угрожает?

— Конечно, ее нельзя сравнивать, например, с Голландией, такой страной Турция никогда не станет. Но Европе тоже не стоит ожидать, что все вокруг будут походить на нее. Европа хотела быть для всех образцом, но она им не стала. Кроме того, такое желание доказывает, что она забыла историю.

— Что Вы имеете в виду?

— Считать Европу образцом — это заблуждение. Если бы не давление американцев, никакого Европейского экономического сообщества бы не было. Против его создания выступали французы, итальянцы, британцы, которые не могли себе представить тесного сотрудничества с Германией. Однако работал план Маршалла, который вынудил их заняться экономической интеграцией. Так родилось европейское сообщество, а сейчас нам говорят, что его придумали европейцы. Европа умеет блистательно обманывать саму себя. Например, там постоянно подчеркивают, что она сама гарантировала себе мир. Это не так: отсутствие войны — результат политики США и СССР. Американцы в эпоху холодной войны сделали для поддержания мира больше, чем европейские дипломаты.

— Вы сказали, что от распада России выиграют три государства. Япония, Турция и?…

— Польша. Ваша страна неуклонно движется вперед. Достаточно сравнить, в каком положении она находилась 10 лет назад, и как выглядит ситуация сейчас. Из распада России Польша сможет извлечь выгоду.

— А Германия от этого не выиграет?

— Германия борется со своими кризисами. Доля экспорта в немецком ВВП составляет 50%, так что если начнется очередной спад, страна пострадает. Кто тогда будет покупать немецкие продукты? Если объем экспорта уменьшится на 10%, ВВП снизится на 5%. Когда рецессия охватит США (а такая перспектива неизбежна), американцы в первую очередь откажутся от покупки немецких автомобилей.

— Германия активно продает свои товары также странам еврозоны.

— Именно поэтому Германия так боится распада валютного союза. Проблемы принес уже Брексит, поскольку Великобритания занимает третье место в списке крупнейших импортеров ее промышленных товаров. В целом видно, что немецкая экономика раздута, сейчас Берлин занимается самообманом, говоря себе и другим, что это отличная модель.

— Все в Европе завидуют немецкому благополучию.

— Что хорошего зависеть от того, сколько произведенных в вашей стране товаров купят итальянцы или греки? Немецкая экономика находится сейчас именно в таком положении, в этом заключается ее «раздутость».

— Если эта модель потерпит крах, пострадает Польша, которая зависит от немецкой экономики.

— Вам нужно заняться диверсификацией собственной экономики.

— Сейчас это одна из основных тем экономических дискуссий в нашей стране.

— Это хорошо, значит, вы по крайней мере не обманываете сами себя. Кроме того, следует помнить, что Польша остается стратегическим партнером США.

— В последние недели этот союз, кажется, дал трещину.

— Да, сотрудничать с Америкой нелегко, ведь наша страна большая, а ваша — маленькая. Однако такое сотрудничество приносит плоды. Взгляните на Южную Корею. В 1950-е годы она была одной из беднейших стран мира, а сейчас превратилась в одну из мощнейших экономических держав. Вам стоит помнить об этом примере, о том, как преобразилась Корея после того, как в 1950-е годы завязала сотрудничество с США. Особого выбора у вас, собственно, нет.

— Мы могли бы вступить в стратегический союз с Германией.

— Германия вас не защитит, ведь у нее нет армии, кроме того, она гораздо больше заинтересована в хороших отношениях с Россией, а не с Польшей. Вариант, что вы создадите стратегический союз с Москвой, нет смысла даже принимать во внимание. Так что выбора у Польши нет, ей придется сотрудничать с США. Неважно, что происходит в отношениях между Вашингтоном и Варшавой сейчас, через пять лет никто об этом не вспомнит. Я описываю ситуацию в точки зрения перспективы 10 —15 лет. Польша — самая крупная страна Центральной Европы, которая в этот период превратится в центр экономического развития вашего континента.

— В своей книге Вы даже пишете, что в 2030-х годах появится «польский блок», который будет простираться от стран Балтии до Хорватии.

— Большие державы со временем приходят в упадок. Когда Россия распадется, а Германия погрузится в кризис, появится пространство, которое сможет заполнить Варшава. Сотрудничество в рамках треугольника США — Румыния — Польша превратит вашу страну в важного игрока.

— Из Ваших слов следует, что в ближайшее десятилетие ситуация в мире радикальным образом изменится в благоприятном для Польши направлении. Сейчас признаков этого не видно.

— Так устроена геополитика. Сначала очень долго ничего не происходит, а потом ход событий внезапно ускоряется. Кто во время Гражданской войны в Америке думал, что спустя 50 лет США станут самым могущественным государством мира? Точно так же история может ускориться и для участников «Инициативы трех морей». Это важный проект. Главное, не забывать, что даже самые сильные государства и блоки в итоге приходят в упадок. Сейчас это угрожает России, Германии, а в будущем может угрожать США.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июня 2018 > № 2644558 Джордж Фридман


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июня 2018 > № 2644557 Томас Фридман

Как Трамп пытается перестроить Америку на свой лад

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США

Он хочет превратить ее в эгоистичную, нечестную страну без близких друзей, непредсказуемую, не придерживающуюся каких-либо ценностей, готовую нанести удар любому союзнику в твиттере, если тот не выполняет наших указаний. Такому государству куда комфортнее в обществе мафиозных диктаторов, чем избранных демократов.

Не дай Бог, чтобы мы стали Соединенными Штатами Трампа. Это угрожало бы будущему и стабильности в мире. Мир полагался на Америку, которая чаще всего готова была заплатить любую цену и нести любое бремя, чтобы делать, говорить, моделировать и выступать за правое дело — когда другие не желали или не могли этого сделать.

Все материальные и нематериальные выгоды, вытекающие из созданного американцами глобального порядка, помогли США стать богатейшей, самой безопасной и уважаемой страной в истории. Мы должны сделать это процветание всеобъемлющим, но превращаемся в уродливую Америку, и оказываемся только в большей опасности.

Я рад, что Трамп сел за стол переговоров с Ким Чен Ыном — ничто другое не сработало бы. Но Трамп нечестен: он гораздо лучше разбирается в том, как что-то сломать, чем построить, да еще и ведет себя как чурбан с каждым, кто чрезмерно хвалит его. Так что говорить о том, что именно будет реализовано после сингапурского броска — рано. Если это денуклеаризация Корейского полуострова, я лично присужу Трампу Нобелевскую премию. Но посмотрим.

На данный момент, я бы дал ему только Шнобелевскую премию. Ее вручают лидеру, который использует свои президентские прерогативы, чтобы подорвать личную безопасность своих граждан и ценности всей нации меньше чем за год, а это не удавалось ни одному лидеру до него.

Скажите, чувствуете ли вы себя увереннее сегодня?

Если вы американец, уже болеете и полагаетесь на Обамакэа, гарантирующее ваше лечение даже после смены страховки, кажется, к вам этот вопрос не относится. Но, постойте, возможно, за всей суматохой Трампа вы пропустили, что Министерство юстиции на прошлой неделе спокойно заявило, что не станет защищать основные части закона о доступном медицинском обслуживании. Протрамповские силы не смогли убить Обамакэа в Конгрессе и теперь делают это через суды низшей инстанции. Ах, да, это также касается условия, по которому страховые компании гарантировали непредвзятое покрытие расходов в отношении людей с ранее имеющимися заболеваниями.

Последствия? Сенатор Сьюзан Коллинз, республиканец штата Мэн, голосовавшая против отмены Обамакэа, отлично высказалась по этому поводу (в иске, поданном генеральным прокурором Техаса и 19 других штатов). По ее словам, отказ от защиты ключевых положений Обамакэа «создает дополнительную неопределенность и в итоге может привести к увеличению затрат миллионов американцев и подорвать существенные меры защиты людей с такими заболеваниями, как астма, рак, артрит и диабет».

Так вы чувствуете себя увереннее?

Трамп только что затеял ссору с ближайшими союзниками по НАТО, включая премьер-министра Канады Джастина Трюдо, — которому команда Трампа заявила, дескать, он «вонзил нож в спину» после того, как Трюдо в мягкой форме пытался защитить свою торговую политику по импорту молочных продуктов. И это в то время, как Трамп и слова осуждения не проронил в адрес президента России Владимира Путина за его самую большую кибератаку на американскую демократию.

А что, если произойдет еще одна трагедия, подобная 11 сентября, и понадобится помощь Канады для чего-то большего, чем просто покупка молока? Какая страна не хотела бы, чтобы Канада была ее соседом? Президент США не осудил Россию и при этом портит отношения со всеми союзниками, с которыми Америка боролась против нацизма, коммунизма и радикального исламизма последние 70 лет.

Вы чувствуете себя увереннее?

«Таймс» на прошлой неделе сообщила, что «Трамп — первый президент с 1941 года, который не назначил научного советника —должность, которую создали еще во время Второй мировой войны для того, чтобы в Овальном кабинете было на кого полагаться в технических вопросах — от ядерной войны до глобальных пандемий». Вместо этого Трамп полагается на свое «чутье», и оно подсказывает ему, что изменение климата — мистификация.

Итак, давайте представим: в ситуации с Северной Кореей, даже если бы в одном случае на миллион можно было предотвратить запуск ядерной ракеты Ким Чен Ыном на США, купив страховку, и Трампу пришлось бы заявить об этом, — мы просто не смогли бы этого сделать. Даже если бы это означало упреждение войны.

Но в случае изменения климата — когда подавляющее большинство ученых из собственного правительства Трампа заявляют, что вызванное деятельностью человека изменение климата на 100% реально, и нам необходимо присоединиться к другим крупным промышленным государства в Парижском климатическом соглашении, чтобы снизить выбросы углерода и избежать неуправляемых последствий и справиться с тем, на что еще можно повлиять — Трамп решает выйти из соглашения, забраковывает любую страховку и снова использует уголь.

Интересно, что Джим Бриденстайн, конгрессмен Оклахомы, которого Трамп назначил директором НАСА и который на момент вступления в должность был заядлым скептиком в отношении изменении климата, на первом общем собрании в прошлом месяце сказал своим сотрудникам: «Я полностью верю и знаю, что климат меняется. Как знаю и то, что, в основном, это происходит из-за деятельности человечества».

Вы чувствуете себя увереннее?

После того, как химические компании начали лоббировать свои интересы, Агентство по охране окружающей среды Трампа приняло решение не связывать риски для здоровья и безопасности с токсичными химическими веществами, используемыми в сухой химической чистке, удалении лакокрасочных покрытий и косметике.

«Такой подход означает, что удаление химических веществ, — приводящее, например, к загрязнению питьевой воды, — теперь не является решающим фактором в принятии решения об их запрете или ограничении», — сообщает «Таймс».

Вы чувствуете себя еще увереннее?

Согласно Бюджетному управлению Конгресса, сокращение корпоративного налога, которое пропустил Конгресс Трампа, а также расходы в размере 1,3 триллиона долларов, — в том числе, увеличение расходов на вооружения, — даже с более высоким экономическим ростом, добавят около 2,6 триллиона долларов к государственному долгу на будущее десятилетие.

Если процентные ставки будут расти даже умеренно, как и ожидается в ближайшие несколько лет, по словам бюджетных экспертов, дискреционные расходы на проценты по долгам практически не оставят нам средств на государственные программы здравоохранения и социального обеспечения — нам нечего будет инвестировать в ремонт мостов и дорог, научные исследования, новые системы вооружений, образовательные программы и жилищное строительство.

Обе стороны внесли свой вклад в эту проблему, но Трамп только резко усугубил ее — он не учел прогнозов Управления Конгресса США по бюджету.

Вы чувствуете себя увереннее?

Объедините все это — и получите президента, который за раз разрывает целый ряд давних договоренностей и отношений без каких-либо серьезных экспертных оснований — только для удовлетворения своих краткосрочных потребностей, основываясь на своих разбалансированных и неконтролируемых инстинктах или ненависти к предшественнику.

Вы чувствуете себя увереннее?

Конечно, если изменение климата окажется мистификацией, не имеет значения, что президент США совершенно не верит в науку. И конечно, если у нас несколько лет подряд будет исключительно высокий экономический рост без рецессии, возможно, мы перерастем значительное увеличение госдолга, которое вызвал Трамп сокращениями корпоративных налогов.

Возможно, Китай, Канада и европейские союзники покорятся американской воле в торговле, а выиграть сразу несколько торговых войн на самом деле — легко. Может быть, если еще одно 11 сентября или глобальный кризис, как в 2008, никогда не повторятся, и союзники не понадобятся Америке — так что правда можно набиваться в друзья Путину. И, конечно, если расходы на здравоохранение чудесным образом снизятся сами по себе, не имеет значения, что Трамп разрушил Обамакэа, не предложив ничего взамен и не оставив нам чего-то лучше и дешевле, как он поклялся.

Конечно. Ах да, и Джастифай, возможно, снова могут выиграть «Тройную корону».

Так вы все еще чувствуете себя увереннее?

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 июня 2018 > № 2644557 Томас Фридман


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 июня 2018 > № 2642679 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе встречи с представителями российских некоммерческих организаций, Москва

Уважаемые коллеги,

Рады нашей очередной встрече. Они у нас стали традиционными. Это возможность обстоятельно поговорить, обменяться мнениями по тем вопросам, которые представляют взаимный интерес для Министерства иностранных дел и наших некоммерческих организаций, занимающихся проблемами, стоящими на повестке дня международных организаций. Это гораздо шире, чем сугубо классическое прочтение внешней политики и, по сути дела, уже охватывает все сферы человеческой жизни, которые в эпоху глобализации, взаимозависимости требуют универсального регулирования, выработки правил поведения. Конечно, наш разговор с Вами помогает лучше понять то, что чувствуют люди, которые непосредственно занимаются всеми этими вопросами не в качестве хобби, а в качестве призвания в жизни. Мне очень важно видеть в представителях неправительственных организаций заинтересованных людей, которые работают по зову сердца, по убеждениям, не по принуждению.

Если говорить о ситуации в мире, о той атмосфере, в которой нам приходится работать, то, наверное, нет необходимости тратить много слов. Оценки даны в последних выступлениях Президента Российской Федерации В.В.Путина. МИД России регулярно выступает с комментариями по поводу тех или иных событий, с анализом происходящего в мире. В двух словах происходит процесс формирования новой более демократической, справедливой, полицентричной системы мироустройства. Те, кто столетиями руководил процессами на нашей планете, устанавливал правила для себя и других, причём от других требовал их выполнения, а сам не обязательно этому следовал (это наши западные коллеги во главе с США), конечно, сопротивляются этим процессам, ищут поводы, причины, предлоги, чтобы их тормозить, отстаивать свою доминирующую позицию, которая, в общем-то, уходит в историю.

В поисках таких предлогов и причин Россию стали обвинять (не буду перечислять все конкретные ситуации) буквально во всех смертных грехах продолжают требовать от нас изменения внешнеполитического курса, поведения. Прямо так и говорят: они за сотрудничество с Россией, но для того, чтобы это произошло, она должна покаяться, во всём признаться, и тогда они начнут с ней разговаривать. Понятно, что бессмысленно разговаривать голословно на эти темы. На все наши просьбы (а мы никогда не уходили от честного разговора) предоставить конкретные факты, чтобы можно было сесть и обменяться оценками, сопоставить наши подходы и найти обоюдно приемлемые решения, нам отвечают, что никаких фактов нам давать не будут, что мы сами всё знаем. Я не утрирую, так и происходило.

Попытки такого рода влияния на нашу внутриполитическую и внешнеполитическую позиции, конечно, бесперспективны. Наша страна при любой ситуации, при любом развитии событий способна отстоять свой суверенитет, обеспечить национальную безопасность, защитить своих граждан.

При этом мы никогда не будем искать с кем-то конфронтации, никому угрожать, не будем навязывать взгляды на ту или иную проблему, как делают наши западные визави. Мы никогда не лезем в дела других, а вот для некоторых наших западных коллег это стало чуть ли не нормой. Достаточно вспомнить события «арабской весны», которые продолжают «аукаться» на всей международной арене, и, конечно, антиконституционный переворот в соседней с нами Украине.

Отстаивая свои суверенитет, безопасность, интересы своих граждан мы будем одновременно защищать (и уже делаем это) основы международного права, договорённости, которые были достигнуты по проблемам обеспечения стратегической безопасности, контроля над вооружениями, нераспространения ОМУ, и не будем соглашаться с попытками в одностороннем порядке ревизовать эти договорённости (а их сейчас как раз пытаются ревизовать).

Мы всегда открыты для честного диалога и сотрудничества. Приоритетное внимание уделяем, конечно, своим внутренним задачам, задачам развития интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического союза с подключением ШОС, АСЕАН, всех стран, расположенных на евразийском пространстве. Президент В.В.Путин говорил о необходимости развивать, идя от жизни, возможности нашего общего пространства, которое мы называем Большим Евразийским партнёрством или проектом. Оно объективно формируется на практике, что подтвердилось в ходе недавних мероприятий в рамках ЕАЭС, ШОС.

Думаю, что в конце концов (лучше раньше, чем поздно) западные коллеги должны осознать, что межгосударственные отношения должны быть основаны на принципах взаимного уважения и учета интересов друг друга. В этой связи не может не радовать, что ростки здравого смысла начинают пробивать себе дорогу. Мы это видели и продолжаем видеть в контактах с некоторыми странами-членами ЕС. Таких стран становится всё больше. Главное, конечно, чтобы высказываемое ими понимание ненормальности трансформировалось в конкретные практические действия. Будем дожидаться готовности наших партнёров к возобновлению нормальных полноценных отношений.

Ясно, что при этом взаимодействие по линии неправительственных структур с партнёрами за рубежом позволяет взглянуть на многие проблемы шире, чем в рамках «классической дипломатии». Мы заинтересованы в том, чтобы наше гражданское общество активно участвовало в дискуссиях на многосторонних площадках. Пока это участие не столь развито, как бы этого хотелось. Лишь 70 отечественных НКО имеют консультативный статус при ЭКОСОС, при том, что всего там представлено более 4 тысяч организаций. Если говорить о Конференции международных неправительственных организаций Совета Европы, там только четыре российских НПО являются постоянными участниками. В ЮНЕСКО лишь три наши общественные структуры добились статуса партнера. Понятно, что есть целый ряд факторов, которые не способствуют быстрому решению задачи расширения нашей представленности по линии НПО, в том числе, конечно, материальные и финансовые аспекты. Но при наличии активной позиции, инициатив с Вашей стороны МИД России будет делать всё, чтобы эти вопросы решались оперативно. В любом случае ваша активная работа в ООН, ОБСЕ, Совете Европы, других организациях весьма востребована.

Нам понятно ваше приоритетное внимание к вопросам укрепления взаимодействия с гражданским обществом государств СНГ, включая, конечно, ОДКБ и ЕАЭС. По-моему, очень важно обеспечивать контакты между молодыми людьми.

Это отражается и в нашей повестке дня, в ШОС и БРИКС, где есть структуры, стимулирующие и поощряющие связи между молодёжными организациями стран-участниц. Конечно, мы видим много положительных примеров, в том числе отмечу, учитывая совсем недавно состоявшийся визит Президента России В.В.Путина в КНР, плодотворные контакты между НКО России и Китая, которые на деле помогают упрочению гуманитарной составляющей нашего всеобъемлющего стратегического партнерства.

Будем активно поддерживать Ваши контакты с авторитетными политологическими центрами в странах Востока, подключение к участию в организуемых на их площадках мероприятиях, ваши инициативы по приглашению экспертов в Россию. Безусловно, мы заинтересованы в том, чтобы и на европейском континенте НПО, неформальные структуры общались между собой и продвигали простые принципы взаимного уважения, взаимопонимания и добрососедства.

Мы по-прежнему очень ценим Вашу работу по борьбе с фальсификацией истории, включая прежде всего историю Великой Отечественной и в целом Второй мировой войны, по противодействию нечистоплотной борьбы с памятниками советским воинам-освободителям. С прискорбием наблюдаем за такой активностью в ряде европейских государств и активно предпринимаем меры по её пресечению, в том числе через коллективные выступления стран СНГ, ОДКБ в международных организациях и внесение конкретных предложений для рассмотрения на площадках, в том числе ОБСЕ и Совета Европы.

Мы очень ценим наши отношения. Видим в вас партнёров в продвижении наших устремлений на международной арене, где мы хотим видеть позитивную, неконфронтационную повестку дня, которая позволяет искать компромиссы и преодолевать искушение к диктату и ультиматумам, которое, к сожалению, у некоторых наших партнёров пока ещё проявляется.

Отмечаю, что сегодня здесь присутствуют представители неправительственных организаций из многих регионов России. Мы за то, чтобы в субъектах Российской Федерации поднималось движение через НПО, которое будет помогать развивать наши международные связи, тем более что у каждого субъекта Российской Федерации есть партнёры за рубежом. Это тоже очень важное направление. Мы как МИД через наши представительства в российских регионах будем готовы оказывать информационное, организационное, когда есть возможность и ресурсное содействие деятельности региональных НКО, помогать более энергичному использованию возможностей государственных грантов и иную поддержку, в том числе по линии созданного как раз в этих целях Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчаков.

Будем продолжать практику включения представителей НПО, в том числе из регионов Российской Федерации, в состав российских делегаций как по линии федеральных органов власти, так и по линии регионов, когда их делегации выезжают за границу для переговоров и контактов со своими партнёрами.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 июня 2018 > № 2642679 Сергей Лавров


Россия. Весь мир. УФО > Внешэкономсвязи, политика > minfin.ru, 14 июня 2018 > № 2645333

Антон Силуанов презентовал в Париже заявку на проведение Всемирной выставки ЭКСПО 2025 в Екатеринбурге

Силуанов Антон Германович

Первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации – Министр финансов Российской Федерации

Российская делегация во главе с Первым заместителем Председателя Правительства РФ – Министром финансов Антоном Силуановым представила в Париже на 163-й Генеральной ассамблее Международного бюро выставок (МБВ) заявку на проведение Всемирной выставки ЭКСПО 2025 в Екатеринбурге.

Представителям 169 стран, входящих в МБВ, продемонстрировали подробный мастер-план ЭКСПО 2025 и концепцию «умного города», который будет создан с применением передовых технологий на месте проведения выставки и станет наследием российской ЭКСПО. Тема российской заявки – «Преобразуя мир: инновации и лучшая жизнь для будущих поколений». Ее идея заключается в том, чтобы найти ответы на ключевые вопросы современности – как качественно преобразовать жизнь человека с помощью инновационных решений.

С приветственным словом к участникам Генассамблеи МБВ обратился председатель правительства РФ Дмитрий Медведев. «Россия участвует во Всемирном выставочном движении уже 167 лет. Настал момент дать нашей стране почетное право провести ЭКСПО. Мы выбрали для этого Екатеринбург. Город, который не раз принимал крупнейшие международные форумы. Город, в котором есть все условия для активной, интересной работы. Город, где требования безопасности обеспечены на самом высоком уровне. Уверен, что ЭКСПО-2025 в Екатеринбурге станет одним из самых выдающихся событий за всю историю Всемирных выставок. Ярким, интересным, запоминающимся. А когда выставка закончится, на её площадке появится «умный город», где в жизнь воплотятся инновационные разработки – в сфере «зеленой» энергетики, беспилотного транспорта, передовых цифровых сервисов. И, конечно, проекты участников выставки. У нас большой опыт проведения международный форумов. И все, кто побывал в нашей стране, знают, что у нас хорошо и работать, и отдыхать. Вы сможете убедиться в этом, если Россия станет страной, где будет проходить ЭКСПО в 2025 году», - сообщил в своем видеообращении Премьер-министр Российской Федерации.

Россия как возможный организатор Всемирной выставки создаст все необходимые условия для того, чтобы ЭКСПО-2025 прошла на самом высоком уровне, отметил Первый вице-премьер - Министр финансов Антон Силуанов. «Всемирная выставка для России — очень важный проект. Мы четко знаем, что именно необходимо для успеха ЭКСПО, для удобства гостей и участников. Важное значение будет играть упрощение въезда на территорию России. По практике предстоящего Чемпионата мира по футболу мы предусмотрели упрощенную процедуру въезда в нашу страну. Билет на Всемирную выставку будет равен визе. Это сделает ЭКСПО в России максимально доступной для всех жителей Земли. Кроме того, специальный федеральный закон позволит участникам выставки пользоваться налоговыми, страховыми и таможенными льготами, необходимыми для успешного наполнения павильонов и площадей», - заверил Антон Силуанов делегатов Международного бюро выставок.

***

На данный момент конкурентами Екатеринбурга являются Осака и Баку. Решение о городе-победителе будет принято на 164-й сессии Генеральной ассамблеи Международного выставочного бюро 23 ноября 2018 года путем тайного голосования. Проведение ЭКСПО 2025 запланировано на период со 2 мая по 2 ноября 2025 года.

Россия. Весь мир. УФО > Внешэкономсвязи, политика > minfin.ru, 14 июня 2018 > № 2645333


Россия. Весь мир. УФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > ras.ru, 14 июня 2018 > № 2645272

РФ готова провести ЭКСПО-2025 в Екатеринбурге "на высочайшем мировом уровне"

Первый вице-премьер отметил, что ЭКСПО для России - проект первостепенной важности, который всесторонне поддерживается властью, бизнесом и гражданами

ПАРИЖ, 13 июня. /ТАСС/. Россия полностью готова к проведению в Екатеринбурге Всемирной выставки ЭКСПО-2025 на высочайшем уровне. Об этом сообщил первый вице-премьер, министр финансов РФ Антон Силуанов, выступая на 163-ей Генеральной ассамблее Международного бюро выставок (МВБ).

"Российская Федерация готова провести на свой территории в Екатеринбурге на высочайшем уровне самую масштабную Всемирную выставку ЭКСПО в истории. ЭКСПО для России - проект первостепенной важности, который всесторонне поддерживается властью, бизнесом и гражданами", - сказал Силуанов.

Он напомнил, что завтра, 14 июня, в России стартует чемпионат мира по футболу, часть мероприятий которого также пройдет в Екатеринбурге. Первый вице-премьер сообщил, что Россия готова ввести облегченный визовый режим на время проведения ЭКСПО-2025 по аналогии с ЧМ-2018. Билет на ЭКСПО-2025 в случае победы России будет равен визе для участника мероприятия. Силуанов добавил, что специальный федеральный закон позволит участникам выставки пользоваться налоговыми, страховыми и таможенными льготами для успешного наполнения своих площадей.

Силуанов подчеркнул, что Россия обеспечит доступ к участию в выставке большого количества стран для укрепления международного сотрудничества. "Мы подготовили обширную программу помощи развивающимся странам, ее объем - €170 млн. За счет средств программы национальные делегации получат все необходимое для участия в выставке и будут комфортно размещены, они смогут пользоваться всей инновационной инфраструктурой ЭКСПО и города", - заметил первый вице-премьер.

По его словам, согласно предложенной Россией концепцией выставки "Умный город - катализатор развития личности" после завершения мероприятия эта территория превратится в место, где будут протестированы и реализованы перспективные инновационные разработки, преображающие городскую среду и улучшающие качество жизни горожан. "Этот новый район Екатеринбурга, передовой не только технологически, но и социально, он станет площадкой в развитии личности и становлении нового поколения профессионалов", - резюмировал Силуанов.

Как отметил президент Российской академии наук (РАН) Александр Сергеев, "весь научный потенциал страны отражен в выбранной концепции - "Умный город". По словам Сергеева, площадка проведения Экспо в Екатеринбурге будет обладать всей инновационной инфраструктурой.

После проведения выставки, сообщил президент РАН, павильоны будут использоваться в качестве образовательных центров. Кроме этого, по его словам, площадке будет присвоен статус особой экономической зоны, что "обеспечит комфортные условия ведения бизнеса". "Это даст возможность реализовывать компаниям самые амбициозные проекты", - подчеркнул он.

В свою очередь глава российского заявочного комитета Светлана Сагайдак заявила, что "Россия готова к приему ЭКСПО". Для проведения выставки, считает она, у Екатеринбурга есть все необходимые условия. "Мечтаем встретить вас в Екатеринбурге в 2025 году", - обратилась Сагайдак к представителям Международного бюро выставок.

Проведение ЭКСПО-2025 в России в случае победы Екатеринбурга на конкурсе даст импульс развитию всей страны, заявил в среду заместитель главы Министерства промышленности и торговли РФ Георгий Каламанов на пресс-конференции в Париже по итогам презентации российской заявки на проведение выставки.

"Для России очень важно проведение ЭКСПО в 2025 году, одного из ведущих событий в мире", - сказал Каламанов. "Так как мы ни разу с 1851 года не проводили подобную всемирную выставку, я полагаю, что для России это будет действительно важно", - отметил он.

С точки зрения развития страны и региона, подчеркнул Каламанов, "это даст серьезный импульс развитию Свердловской области и страны в целом - это и налоги, которые будут поступать в бюджеты, но импульс будет также дан и развитию промышленности, сопутствующих направлений".

С кем боремся

Конкурентами России в борьбе за право провести ЭКСПО-2025 являются Осака (Япония) и Баку (Азербайджан). Победитель будет выбран в ходе 164-й сессии Генеральной ассамблеи Международного выставочного бюро в ноябре 2018 года. ЭКСПО-2025 планируется провести в период со 2 мая по 2 ноября 2025 года.

Россия. Весь мир. УФО > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > ras.ru, 14 июня 2018 > № 2645272


КНДР. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 июня 2018 > № 2645216 Владимир Путин, Ким Ён Нам

Встреча с Председателем Президиума Верховного народного собрания КНДР Ким Ён Намом.

Владимир Путин принял в Кремле Председателя Президиума Верховного народного собрания Корейской Народно-Демократической Республики Ким Ён Нама.

В.Путин: Уважаемый товарищ Председатель! Уважаемые друзья!

Очень рад вас всех видеть.

Спасибо, что откликнулись на наше приглашение, приехали сегодня в Россию. Между нашими странами давние, очень добрые отношения. В этом году мы отмечаем 70-летие установления дипломатических связей.

Вы знаете, что мы всегда стремились к урегулированию всех проблем вокруг Корейского полуострова. И в этой связи хотел бы подчеркнуть, что мы, безусловно, приветствуем контакты, которые начались между лидером Корейской Народно-Демократической Республики и Президентом Республики Корея.

Приветствуем также и высоко оцениваем результаты встречи лидера Северной Кореи товарища Ким Чен Ына и Президента Соединённых Штатов Америки господина Трампа, которая состоялась совсем недавно, 12 июня. Исходим из того, что это, безусловно, только первый шаг на пути к полноформатному урегулированию, но благодаря доброй воле обоих лидеров этот шаг сделан. Безусловно, это создаёт условия для дальнейшего движения вперёд и снижает общий уровень напряжения вокруг Корейского полуострова.

У всего мира это вызывало тревогу, поскольку могло привести к очень тяжёлым последствиям, вплоть до крупного военного конфликта. Благодаря этой встрече возможный неблагоприятный сценарий отодвинут. Наоборот, появились перспективы урегулирования проблем мирными политико-дипломатическими средствами.

Россия всегда за это выступала, предпринимала необходимые для этого шаги. Мы и дальше готовы действовать в этом же направлении и вместе с вами предпринимать необходимые действия для налаживания контактов, в том числе в сфере экономического сотрудничества.

Хочу подтвердить и прошу передать лидеру Северной Кореи товарищу Ким Чен Ыну наше приглашение посетить Россию с визитом, в том числе это можно было бы сделать в рамках Восточного экономического форума во Владивостоке в сентябре этого года. Можно сделать это и отдельно, можем согласовать эту встречу вне привязки к международным событиям по линии министерств иностранных дел.

Рады вас видеть. Добро пожаловать!

Ким Ён Нам (как переведено): Большое спасибо.

Я с большим вниманием слушал Ваши высказывания, господин Президент. Прежде всего имею честь с особой почтительностью передать Вам искренний привет от председателя Госсовета КНДР товарища Ким Чен Ына в Ваш адрес. Также для меня большая честь, пользуясь этим случаем, передать послание от председателя Госсовета КНДР в Ваш адрес. (Передает документ.)

В.Путин: Спасибо.

Ким Ён Нам: Я всегда с большой теплотой вспоминаю мои визиты в Россию, эти ценные встречи с Вами, господин Президент, когда я участвовал в церемонии открытия Олимпиады в Сочи, а также в праздновании 70-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне. И сегодня я тоже очень рад встретиться с Вами, господин Президент.

Примите ещё раз от нас искренние поздравления с тем, что недавно Вы были переизбраны на пост Президента Российской Федерации при большой, абсолютной поддержке народа России.

Господин Президент, примите также наши искренние поздравления с предстоящим большим событием – открытием Кубка мира. Мы искренне надеемся, что это событие станет важным моментом для того, чтобы славить великую Россию на весь мир, а также продолжить экономической рост и развитие физкультуры и спорта в вашей стране.

Как Вам известно, господин Президент, недавно, в апреле, на третьем пленуме ЦК Трудовой партии Кореи 7-го созыва Председатель Трудовой партии Кореи товарищ Ким Чен Ын выдвинул новую стратегическую линию, согласно которой наша страна будет концентрировать все ресурсы и усилия на экономическом строительстве.

КНДР. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 14 июня 2018 > № 2645216 Владимир Путин, Ким Ён Нам


Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 июня 2018 > № 2645203 Никол Пашинян

Встреча Дмитрия Медведева с Премьер-министром Республики Армения Николом Пашиняном.

Обсуждались актуальные вопросы торгово-экономического и гуманитарного российско-армянского сотрудничества.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемый Никол Воваевич! Уважаемые армянские коллеги, друзья!

Во-первых, я рад знакомству. Ещё раз примите поздравления в связи с избранием на должность главы Правительства Армении.

Армения – наш близкий союзник, страна, которая вместе с Российской Федерацией участвует в интеграционных объединениях и в ОДКБ. И в целом мы развиваемся по скоординированному сценарию – я имею в виду экономику, социальную сферу. Поэтому координация, совместная работа правительств важна и для Российской Федерации, и для Республики Армения.

Чемпионат мира – хороший повод сверить часы. Вы не так давно приезжали на другое мероприятие, встречались с Президентом нашей страны. Сейчас тоже неплохая возможность посмотреть, в каком состоянии находятся наши отношения.

В целом хочу сказать, что отношения развиваются уверенно, динамично. Это связано и с тем, что экономика вашей страны в последнее время показывает неплохие цифры развития, наша экономика развивается. Это результат в том числе работы в рамках Евразийского экономического союза.

В октябре прошлого года я посещал Ереван с официальным визитом. Мы подписали целый ряд важных соглашений. Теперь надо заниматься их реализацией. Рассчитываю, что ваше Правительство к этому тоже приложит все необходимые старания.

Ещё раз сердечно Вас приветствую в Москве, в Доме Правительства.

Н.Пашинян: Спасибо большое, уважаемый Дмитрий Анатольевич! Очень рад встретиться и познакомиться с Вами лично. Прежде всего хочу поздравить Вас с прошедшим национальным праздником, Днём России. Ещё хочу поздравить с чемпионатом мира по футболу, потому что это великое событие спортивной и вообще жизни в России. Сейчас внимание всего мира приковано к Москве, и я желаю удачи российской команде в сегодняшнем матче и вообще в этом чемпионате.

Отношения между Арменией и Россией развиваются действительно очень хорошо, очень динамично – вопреки тем публикациям, которые были в прессе и российской, и армянской, международной прессе во время известных политических перемен в Армении. Сейчас могу с уверенностью сказать, что наши отношения были особыми, есть особые и будут особыми. В этом я не сомневаюсь. И надеюсь, уверен, что наши отношения станут более эффективными и в плане экономики, и в плане содействия в других отраслях.

Мы уже заявили, что наша главная цель касательно Евразийского экономического союза – это сделать союз и наше членство в союзе более эффективным. Чтобы организация стала более эффективной и способствовала более эффективному развитию наших экономик. Конечно, мы готовы работать в этом направлении. Мы эти вопросы обсудили с Президентом Российской Федерации. И вообще это очень важный вопрос, и мы очень рады, что эффективно над ним работаем.

Я думаю, что сейчас в наших отношениях всё развивается очень позитивно. Нужно базироваться на этом позитиве, базироваться на принципе уважения национальных интересов друг друга. У нас очень много общих интересов. Уверен, что в этом плане наши отношения будут развиваться очень эффективно. Мы приложим все силы для этого. И есть хорошая, необходимая для этого атмосфера. Так что нужно настроиться на эффективную и динамичную работу.

Армения. Россия > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 14 июня 2018 > № 2645203 Никол Пашинян


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 14 июня 2018 > № 2641911 Алексей Фирсов

Пятьдесят оттенков серого: почему в российских миллиардерах больше нет огня

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Время ярких поступков и эффектных жестов уходит в прошлое — новые реалии требуют от бизнесменов быть как можно более незаметными

В публичном пространстве часто говорят о фактической канве событий, реже делают анализ причин, еще реже — обращают внимание на психологические факторы и личные мотивы, либо упрощают их до совсем примитивного уровня. Человек выносится за скобки, будто все происходит само собой, как запущенный механизм, где движения предрешены пружинками и шестеренками, а люди — всего лишь встроенные в механизм фигурки.

Интересно посмотреть, как за последние 20 лет изменился психологический портрет российского предпринимателя. Ведь сейчас мы имеем дело с другой структурой личности, нежели в середине и конце 1990-х и даже на исходе нулевых. Уже сложно понять, что здесь первично: изменились ли сами люди, а за ними — характер бизнес-процессов и среда, или, наоборот, личные трансформации стали следствием внешнего контекста и новых правил игры.

Но где же знаки перемен? Первое, что бросается в глаза, — почти исчезла субъектность предпринимателей. Вспомните, к примеру, публичные проявления прошлых лет. Да, у ряда фигур были повышенная эпатажность и нарциссическая сфокусированность на своем эго — как у Слободина, Чичваркина или в худшей редакции у Полонского. Но и в менее кипящих натурах чувствовалось, что им интересно проявлять свой характер и стиль. Поэтому журналист в ходе интервью не стеснялся спрашивать, а собеседник — отвечать о сугубо личных вопросах, например о снах, мечтах, хобби, политических вкусах, идеях, фиксациях. Речь обретала собственный стилистический рисунок, а личности — характер портретов. Я, к примеру, помню одно из редких интервью Абрамовича F 11, в котором он признался, что у него есть «чувство потока», который подхватил его и которым он уже не вполне управляет. Кто сегодня скажет о таком потоке?

Субъектность когда-то чувствовалась даже у предпринимателей путинского призыва, сформированных уже в другой политической реальности. Тимченко F 5 мог грустить об оставленных в Швейцарии овчарках, а Якунин — говорить о патриотизме, но таким языком, которым мог владеть только он сам и который своим удивительными речевыми конструкциями обессмысливал все напряжение патриотического пафоса. Ставя в один ряд интервью разных фигур, можно было легко понять: ну конечно же, это Дерипаска F 19, здесь — Швидлер, а здесь Чубайс, Фридман F 8 и так далее. Важно сразу заметить, что субъектность — это далеко не только особенности личного поведения или публичной речи. Речь скорее знак. Это поиск себя в социальном пространстве, стиль ведения бизнеса, степень агрессивности, филантропия. И в значительной мере — характерный стиль управленческих команд. Один, вроде партнера Абрамовича Давида Давидовича, мог сказать: «Нам эта сделка нужна, потому что мы покупаем ситуацию». Просто, цинично, понятно. Другой давил на гуманитарные факторы или общественное благо, причем в значительной степени верил в то, о чем говорил.

А потом вдруг наступила абсолютная закругленность, стерильности речи, будто некие шизофреники-пиарщики решили, что в информационном поле должен быть безукоризненно-клинический порядок, а самое страшное — это острые отличия, индивидуальность и «рискованные высказывания», которые могут быть неверно истолкованы. В конечно счете погубила их мысль о мифических «целевых аудиториях», но это отдельная тема. У нас в общежитии на философском факультете жил один психически не очень здоровый студент, который потом долго лечился. Он каждый вечер в идеальном порядке и на одинаковом расстоянии друг от друга выкладывал на прикроватной тумбочке личные вещи: часы, ручку, блокнот, платок и другие аксессуары. Любое случайное нарушение этой гармонии он воспринимал как катастрофу и впадал в долгий ступор. Примерно такая же стерилизация жизни происходит сегодня в публичной сфере.

Ответы стали превращаться в развернутые цитаты из пресс-релизов, к которым не придерешься, но и делать с ними уже нечего, потому что они бесплодны в отношении раскрытия мысли. Вспомните, давно ли обсуждалась какая-то яркая фраза политика или бизнесмена, если не брать спонтанные афоризмы нашего премьера.

Почему это случилось? Одергивал ли их кто-то, советовал не высовываться, надеть серый пиджак, скучный галстук и слиться с фоном? Наверняка, нет. Разумеется, за счет стирания индивидуальных черт элиты происходило более яркое и четкое выделение контура единственного героя, который на вершине управленческой пирамиды мог проявлять свою индивидуальность во всем размахе: брутально шутить, скакать с обнаженным торсом, искать древние сосуды на дне морей и взмывать к небесам за стерхом. Концентрация субъектности вокруг одной фигуры давала лидеру неоспоримые политические преимущества, но и наделяла грузом повышенных ожиданий не только со стороны населения, но предпринимательского класса. При этом никаких указаний по поводу собственных публичных имиджей элита не получала, каким-то образом она сама считывала и интерпретировала сигнал времени, меняя свои привычки.

Изменение публичных стратегий совпало с развитием чувства фатальности происходящего, зависшим вопросом: «А что, собственно, от меня здесь зависит?» Личность возникает там, где она может открыто и свободно проявить себя, она связана с собственным выбором и активностью. Бессмысленно требовать проявления личного начала в армейской шеренге. Но она также лишена смысла в ситуации, где игровое пространство сужено до предела, правила формируются автономно от участников и крайне подвижны, роли расписаны. Когда-то мир воспринимался бизнесом как большое игровое пространство со множеством участников, что отразилось и в языке. Например, участников рынка было принято называть игроками (почти вышедший из употребления термин). Игра рождала кураж, от которого у некоторых вообще сносило голову — в переносном, но порой в прямом смысле слова. Но теперь мир стал полигоном. Решения должны быть не элегантными, а максимально функциональными, как камуфляжная форма. Вместо портрета возник функциональный инженерный чертеж.

Кстати, синхронно с этим уходит и личное начало в политике. Исчезает демонстрация политиками своих частных особенностей и своего персонального почерка. Символически это отразилось в смене трех заместителей главы Администрации президента по внутренней политике. Постмодерниста, эстета и игрока Суркова сменяет тяжеловесный идеолог Володин (но любая идеология — это еще различие, момент личной определенности), а на смену Володину приходит технократ Кириенко, который обретает индивидуальность именно за счет своей обезличенности и чистой функциональности: таких еще не было, а вот теперь — будут. Рассуждать сейчас о Кириенко как публичном образе — все равно что рассуждать об операционной системе или машинном интеллекте, у которого, конечно, есть свои достоинства и недостатки, но уж точно нет осознания своего «я».

Есть свои плюсы и минусы в подобной деперсонализации российских элит. Начнем с преимуществ. Первое — это отсечение наиболее уродливых, эксцентричных и социально аллергенных проявлений, которые временами трактовались как особенности русского бизнеса в целом. Например, тот же Прохоров F 13 с девушками в Куршевеле, кокаиновые вечера одного известного девелопера, публичная демонстрация роскоши. Второй — усиление мобилизационного потенциала среды, которая в период «осажденной крепости» должна быть максимально управляема, а значит, унифицирована. Третий — снижение персональных рисков. Как-то спокойней, когда ты меньше заметен, не слишком привлекаешь к себе внимание. Конечно, за яркость никто не наказывает, но бывают времена, когда лучше быть не на виду: проще договариваться, проще демонстрировать лояльность.

Но, как и у всякого комплексного явления, здесь есть свои негативные эффекты. Наверное, когда элегантные решения только цель в себе, они становятся чистым искусством, а не бизнесом. Но настоящее развитие, поиск нового, всегда идет через личностные аспекты, связано с проявлением персональной решимости. Творчество индивидуально, креативный человек должен воспринимать себя в качестве уникального субъекта, он стремится к самопрезентации. Мир, который теряет многообразие, необязательно проигрывает на конкретном историческом отрезке. Например, выиграла же суровая Спарта у артистичных Афин в изнурительной Пелопоннесской войне. Однако в целом у сложно организованных обществ преимуществ больше, как и мобильности, гибкости, социальной привлекательности.

Субъектность, потеряв себя в сущностных моментах, сохранила по крайней мере две компенсации. Первая — сверхпотребление, давно ставшее комичным в западных странах, но сохранившее у нас свой размах. Что здесь поделать? Люди, ментально сформированные в советскую эпоху, продолжают компенсировать тесноту хрущевских квартир размером и количеством недвижимости, длиной яхт и суперджетами. В конце концов, это их способ выразить свое «я» в сверкании мира и преодолеть скрытый страх смерти. Но здесь, скорее, вопросы к психоаналитикам, которые любят сравнивать размер демонстративного богатства с нереализованным либидо.

Вторая компенсация — хайп. Если уже сложно стать уникальным, то можно постараться быть суперактуальным. Цифровым, эджайловым. Здесь ты вроде на гребне волны, хотя и далеко не оригинален в своей оригинальности. Можно бежать внутри стада, но ощущать себя в его передовой части. Само направление задается условным пастухом, который вне поля видимости, но есть ощущение, что именно здесь и сейчас ты на пике прогресса. Чем это отличается от подлинной субъектности? Тем, что направление уже задано и, как часто бывает, движение становится догоняющим, вторичным по отношению к глобальному тренду.

Можно также отметить, что все циклично и за периодом нынешней стерильности рано или поздно наступит период персонального своеобразия и конкуренции личных качеств.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 14 июня 2018 > № 2641911 Алексей Фирсов


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 13 июня 2018 > № 2645459 Анатолий Гольцов

Президент Липецкой ТПП Анатолий Гольцов в рейтингах влиятельности Липецкой области по версии Агенства бизнес информации ABIREG.RU.

В специальном выпуске Abireg.ru «Рейтинг влиятельности Липецкой области. 2018 – 2019 гг.» опубликовано интервью с президентом Липецкой торгово-промышленной палаты Анатолием Гольцовым.

Президент Липецкой ТПП Анатолий Гольцов: «Спонсор» – уже заезженный термин, это показуха и имитация добродетели»

ABIREG.RU – Эксклюзив – Анатолий Гольцов 20 лет работал на Липецком тракторном заводе, затем 13 лет был начальником управления промышленности Липецкой области. Сейчас он Президент Липецкой торгово-промышленной палаты. «Абирегу» он рассказал о своей любви к музыке и спорту, о своих звездных друзьях и о том, чего часто не хватает высокопоставленным чиновникам.

– Говорят, вы дружите со спортом, любите симфоническую музыку и хорошо играете на фортепьяно. Вас, как это часто бывает, заставляли заниматься спортом и музыкой родители?

– Да. Как пел Высоцкий, я вышел ростом и лицом, спасибо матери с отцом. Отец приучал заниматься спортом, мама – музыкой. К этому приучают по-разному. Моцарта, говорят, пороли. Правда, я, как Моцарт, играть не научился, зато научился слушать и понимать музыку.

– Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына...

– В народе говорят, что розга ум бодрит. Но приучить ребенка к хорошему можно и добрым словом и хорошим примером. Мой отец был одним из руководителей на тракторном заводе и дружил со многими директорами. Это были люди высочайшей культуры из Ленинграда и Москвы. Их жены жили музыкой, и однажды у кого-то из них дома я увидел, как красиво девушка играет на рояле. Мне было лет десять тогда, и я влюбился в музыку.

– Но, тем не менее, вы пошли работать не в филармонию, а на тракторный завод...

– А ты, как многие наши технари, тоже думаешь, что между физикой и лирикой нет никакой связи? Есть. Когда-то в нашем театре драмы имени Льва Толстого по инициативе директора НЛМК Ивана Васильевича Франценюка ставили спектакль «Сталевар». Он говорил, что сталевару очень важно ходить в театр и вообще приобщаться к искусству, потому что варить сталь – это такое же творчество, как игра на сцене.

Однажды я был на Петербургском экономическом форуме. Ко мне подошел Александр Николаевич Шохин (президент Российского Союза промышленников и предпринимателей – прим. ред.), который до этого беседовал с одним важным господином из японской компании, и тихонько сказал: «Анатолий, забери у меня этого японца, у него есть интересное предложение». И мы с этим японцем стали беседовать. «Вы откуда?» «Из Липецка». «А что это за город?» Я ему объясняю: новолипецкий комбинат, выгодная логистика... «А что у вас с культурой?» Я говорю: «С культурой тоже все хорошо. В наших краях бывали и композитор Тихон Хренников, и Михаил Пришвин с Иваном Буниным. У нас в Астапово провел последние дни Лев Толстой». «Но Астапово же в Тульской области?» «Нет, в Липецкой! А вы Толстым интересуетесь?» Он говорит: «Я толстовец». Вот, этот японец живет на другом конце света, профессия у него совсем не лирическая, а он думает о нашем Толстом! А предлагал он подумать о размещении в Липецке завода Йокохама.

– Вы привозите в Липецк хорошие спектакли. Вы их сами выбираете или друзья предлагают?

– Нет, я не привожу. Это происходит по-другому. Все эти мероприятия проводит Эльмира Щербакова, председатель комиссии по культуре Общественной палаты Центрального федерального округа. Это сильнейший менеджер, поэтому организация любого культурного мероприятия с ее помощью проходит «на ура». Она родственница Петра Шемякина, великого художника, друга Высоцкого. Я знаю от нее лично, что она маленькой девчонкой общалась с Владимиром Семеновичем. Культурная среда сохранилась в Большом и других театрах Москвы и Питера, и она эту культуру продвигает по всей России.

Сейчас мы помогаем Эльмире реализовать проект «Тургенев сегодня». Мы покажем его в Липецке, а потом повезем в Лебедянь. Кстати, у Тургенева, в «Записках охотника» есть рассказ «Лебедянь».

– Щербакова подбирает репертуар, а липецкий бизнес через вас все спонсирует?

– Нет, совсем не так. Спонсор – это уже заезженный термин. Это показуха и имитация добродетели. Получается, я вам дал деньги, а вы мне «спасибо» скажите?! Есть хорошее слово – меценат. И наши меценаты, про которых знаю только я, финансируют эти мероприятия.

– Вы дружите с Костей Хабенским, с Анатолием Карповым, с Андрисом Лиепа, с Игорем Верником. У вас много друзей.

– Да, Константин Хабенский ставил при нашей поддержке спектакль, Анатолий Карпов провел групповую игру с нашими липецкими шахматистами, Андрис Лиепа удивил нас балетом. А с Игорем Верником я познакомился в Чечне на инаугурации первого президента Чеченской республики. Он там очень хороший концерт сделал. Потом он был у нас в Ельце. Я ему говорю: «Игорь, пойдем, я тебе подарок сделаю. Здесь есть театр, ему двести лет. В нем Шаляпин пел». Заходим в театр, а там работники отмечают день рождения своего коллеги. Говорят: «Отметьте с нами бокалом шампанского!». Он отказался. «Ну, не пьешь, тогда пой!» И он пел им свои песни.

Но ты спросил про друзей... Да, у меня много замечательных друзей. Например, Владимир Дементьев. Он работает начальником областного управления физкультуры и спорта и посвятил всю жизнь развитию спорта в нашей области. Мы с ним дружим уже сорок четыре года. Познакомились в нашем политехе в 1973 году. Он тогда к Олимпиаде готовился. И с тех пор дружим. Он мне даже две песни посвятил.

– Он, что песни пишет?

– Да. У него прекрасные песни и замечательные стихи.

– Мама заставляла вас ходить в музыкальную школу, отец – на бокс?

– Бокс – это тоже искусство. Это танец, ритм, это публика. Знаешь, для чего бокс нужен? Он учит не бить другого человека, а защищать и держать удар. А в жизни – чем бы человек ни занимался: музыкой или бизнесом – главное умение держать удар! Мы недавно финансировали турнир имени нашего великого боксера Петра Заева, который взял серебро на олимпиаде в 1980 году и был абсолютным чемпионом СССР. Он же у нас в Сселках родился и выступал за липецкое «Динамо». Я его хорошо знал. И на турнире, на огромном плакате я написал: «В жизни, как в боксе, главное не бить, а уметь держать удар».

– Ваши дети пошли по вашим стопам?

– Мой старший сын Андрей был профессиональным футболистом. В 17 лет уехал в Финляндию играть в футбол. Перешел в Высшую лигу. Потом была Беларусь, и его стали приглашать в другие страны. Затем он вернулся в Россию, закончил экономический факультет Елецкого университета и с профессиональным футболом расстался. Но играть продолжает. Сейчас в футбольной команде торгово-промышленной палаты.

Младший, Василий, окончил наш политех, затем учился в университете в Италии. А потом целый год работал в Японии. Там его увидел один мой знакомый чиновник. И меня спросил: «Почему твой сын выбрал такие тяжелые условия для стажировки? Ты, что, Анатолий, очумел? Куда ты сына заслал?» Я ему говорю: «Если бы сейчас работал тракторный завод, я бы его попросил первый год в чугунке отработать, чтобы он научился слышать людей».

– Вы думаете, если человек, как говорится, на лопате не поработает, он будет нос задирать?

– Не знаю, но мне кажется, из тех, кто вместе с простыми работягами лямку не тянул, получаются плохие чиновники. Они народ не слышат, и у них в жизни ничего не получается. Сейчас это сходит с рук. Я хорошо знал министра тракторного и сельскохозяйственного машиностроения СССР Александра Ежевского, он мне рассказывали поучительную историю.

Его в 26 лет Сталин поставил директором танкового завода и дал напутствие: «Мы, – говорит, – знаем вас как молодого и перспективного работника. Ваша задача – делать три танка в смену». Он приезжает и узнает, что завод кое-как делает один танк. Три директора до него не справились с поручением. Он тогда собрал весь коллектив и сказал: «Сталин попросил нас делать 3 танка в смену». На него посмотрели как на самоубийцу. «У кого есть какие предложения, заходите ко мне». И люди пошли. И рационализаторы, и рабочие, и начальники, даже уборщица пришла с предложением. Ежевский, как говорится, учел предложения, и через две недели стал делать три танка в смену. Ему тогда орден Ленина дали. Прежде всего, это получилось потому, что он народ слышал.

Пресс-служба Липецкой ТПП

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 13 июня 2018 > № 2645459 Анатолий Гольцов


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 13 июня 2018 > № 2645459 Анатолий Гольцов

Президент Липецкой ТПП Анатолий Гольцов в рейтингах влиятельности Липецкой области по версии Агенства бизнес информации ABIREG.RU.

В специальном выпуске Abireg.ru «Рейтинг влиятельности Липецкой области. 2018 – 2019 гг.» опубликовано интервью с президентом Липецкой торгово-промышленной палаты Анатолием Гольцовым.

Президент Липецкой ТПП Анатолий Гольцов: «Спонсор» – уже заезженный термин, это показуха и имитация добродетели»

ABIREG.RU – Эксклюзив – Анатолий Гольцов 20 лет работал на Липецком тракторном заводе, затем 13 лет был начальником управления промышленности Липецкой области. Сейчас он Президент Липецкой торгово-промышленной палаты. «Абирегу» он рассказал о своей любви к музыке и спорту, о своих звездных друзьях и о том, чего часто не хватает высокопоставленным чиновникам.

– Говорят, вы дружите со спортом, любите симфоническую музыку и хорошо играете на фортепьяно. Вас, как это часто бывает, заставляли заниматься спортом и музыкой родители?

– Да. Как пел Высоцкий, я вышел ростом и лицом, спасибо матери с отцом. Отец приучал заниматься спортом, мама – музыкой. К этому приучают по-разному. Моцарта, говорят, пороли. Правда, я, как Моцарт, играть не научился, зато научился слушать и понимать музыку.

– Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына...

– В народе говорят, что розга ум бодрит. Но приучить ребенка к хорошему можно и добрым словом и хорошим примером. Мой отец был одним из руководителей на тракторном заводе и дружил со многими директорами. Это были люди высочайшей культуры из Ленинграда и Москвы. Их жены жили музыкой, и однажды у кого-то из них дома я увидел, как красиво девушка играет на рояле. Мне было лет десять тогда, и я влюбился в музыку.

– Но, тем не менее, вы пошли работать не в филармонию, а на тракторный завод...

– А ты, как многие наши технари, тоже думаешь, что между физикой и лирикой нет никакой связи? Есть. Когда-то в нашем театре драмы имени Льва Толстого по инициативе директора НЛМК Ивана Васильевича Франценюка ставили спектакль «Сталевар». Он говорил, что сталевару очень важно ходить в театр и вообще приобщаться к искусству, потому что варить сталь – это такое же творчество, как игра на сцене.

Однажды я был на Петербургском экономическом форуме. Ко мне подошел Александр Николаевич Шохин (президент Российского Союза промышленников и предпринимателей – прим. ред.), который до этого беседовал с одним важным господином из японской компании, и тихонько сказал: «Анатолий, забери у меня этого японца, у него есть интересное предложение». И мы с этим японцем стали беседовать. «Вы откуда?» «Из Липецка». «А что это за город?» Я ему объясняю: новолипецкий комбинат, выгодная логистика... «А что у вас с культурой?» Я говорю: «С культурой тоже все хорошо. В наших краях бывали и композитор Тихон Хренников, и Михаил Пришвин с Иваном Буниным. У нас в Астапово провел последние дни Лев Толстой». «Но Астапово же в Тульской области?» «Нет, в Липецкой! А вы Толстым интересуетесь?» Он говорит: «Я толстовец». Вот, этот японец живет на другом конце света, профессия у него совсем не лирическая, а он думает о нашем Толстом! А предлагал он подумать о размещении в Липецке завода Йокохама.

– Вы привозите в Липецк хорошие спектакли. Вы их сами выбираете или друзья предлагают?

– Нет, я не привожу. Это происходит по-другому. Все эти мероприятия проводит Эльмира Щербакова, председатель комиссии по культуре Общественной палаты Центрального федерального округа. Это сильнейший менеджер, поэтому организация любого культурного мероприятия с ее помощью проходит «на ура». Она родственница Петра Шемякина, великого художника, друга Высоцкого. Я знаю от нее лично, что она маленькой девчонкой общалась с Владимиром Семеновичем. Культурная среда сохранилась в Большом и других театрах Москвы и Питера, и она эту культуру продвигает по всей России.

Сейчас мы помогаем Эльмире реализовать проект «Тургенев сегодня». Мы покажем его в Липецке, а потом повезем в Лебедянь. Кстати, у Тургенева, в «Записках охотника» есть рассказ «Лебедянь».

– Щербакова подбирает репертуар, а липецкий бизнес через вас все спонсирует?

– Нет, совсем не так. Спонсор – это уже заезженный термин. Это показуха и имитация добродетели. Получается, я вам дал деньги, а вы мне «спасибо» скажите?! Есть хорошее слово – меценат. И наши меценаты, про которых знаю только я, финансируют эти мероприятия.

– Вы дружите с Костей Хабенским, с Анатолием Карповым, с Андрисом Лиепа, с Игорем Верником. У вас много друзей.

– Да, Константин Хабенский ставил при нашей поддержке спектакль, Анатолий Карпов провел групповую игру с нашими липецкими шахматистами, Андрис Лиепа удивил нас балетом. А с Игорем Верником я познакомился в Чечне на инаугурации первого президента Чеченской республики. Он там очень хороший концерт сделал. Потом он был у нас в Ельце. Я ему говорю: «Игорь, пойдем, я тебе подарок сделаю. Здесь есть театр, ему двести лет. В нем Шаляпин пел». Заходим в театр, а там работники отмечают день рождения своего коллеги. Говорят: «Отметьте с нами бокалом шампанского!». Он отказался. «Ну, не пьешь, тогда пой!» И он пел им свои песни.

Но ты спросил про друзей... Да, у меня много замечательных друзей. Например, Владимир Дементьев. Он работает начальником областного управления физкультуры и спорта и посвятил всю жизнь развитию спорта в нашей области. Мы с ним дружим уже сорок четыре года. Познакомились в нашем политехе в 1973 году. Он тогда к Олимпиаде готовился. И с тех пор дружим. Он мне даже две песни посвятил.

– Он, что песни пишет?

– Да. У него прекрасные песни и замечательные стихи.

– Мама заставляла вас ходить в музыкальную школу, отец – на бокс?

– Бокс – это тоже искусство. Это танец, ритм, это публика. Знаешь, для чего бокс нужен? Он учит не бить другого человека, а защищать и держать удар. А в жизни – чем бы человек ни занимался: музыкой или бизнесом – главное умение держать удар! Мы недавно финансировали турнир имени нашего великого боксера Петра Заева, который взял серебро на олимпиаде в 1980 году и был абсолютным чемпионом СССР. Он же у нас в Сселках родился и выступал за липецкое «Динамо». Я его хорошо знал. И на турнире, на огромном плакате я написал: «В жизни, как в боксе, главное не бить, а уметь держать удар».

– Ваши дети пошли по вашим стопам?

– Мой старший сын Андрей был профессиональным футболистом. В 17 лет уехал в Финляндию играть в футбол. Перешел в Высшую лигу. Потом была Беларусь, и его стали приглашать в другие страны. Затем он вернулся в Россию, закончил экономический факультет Елецкого университета и с профессиональным футболом расстался. Но играть продолжает. Сейчас в футбольной команде торгово-промышленной палаты.

Младший, Василий, окончил наш политех, затем учился в университете в Италии. А потом целый год работал в Японии. Там его увидел один мой знакомый чиновник. И меня спросил: «Почему твой сын выбрал такие тяжелые условия для стажировки? Ты, что, Анатолий, очумел? Куда ты сына заслал?» Я ему говорю: «Если бы сейчас работал тракторный завод, я бы его попросил первый год в чугунке отработать, чтобы он научился слышать людей».

– Вы думаете, если человек, как говорится, на лопате не поработает, он будет нос задирать?

– Не знаю, но мне кажется, из тех, кто вместе с простыми работягами лямку не тянул, получаются плохие чиновники. Они народ не слышат, и у них в жизни ничего не получается. Сейчас это сходит с рук. Я хорошо знал министра тракторного и сельскохозяйственного машиностроения СССР Александра Ежевского, он мне рассказывали поучительную историю.

Его в 26 лет Сталин поставил директором танкового завода и дал напутствие: «Мы, – говорит, – знаем вас как молодого и перспективного работника. Ваша задача – делать три танка в смену». Он приезжает и узнает, что завод кое-как делает один танк. Три директора до него не справились с поручением. Он тогда собрал весь коллектив и сказал: «Сталин попросил нас делать 3 танка в смену». На него посмотрели как на самоубийцу. «У кого есть какие предложения, заходите ко мне». И люди пошли. И рационализаторы, и рабочие, и начальники, даже уборщица пришла с предложением. Ежевский, как говорится, учел предложения, и через две недели стал делать три танка в смену. Ему тогда орден Ленина дали. Прежде всего, это получилось потому, что он народ слышал.

Пресс-служба Липецкой ТПП

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 13 июня 2018 > № 2645459 Анатолий Гольцов


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 13 июня 2018 > № 2645456 Анатолий Гольцов

Президент Липецкой ТПП Анатолий Гольцов в рейтингах влиятельности Липецкой области по версии Агенства бизнес информации ABIREG.RU.

В специальном выпуске Abireg.ru «Рейтинг влиятельности Липецкой области. 2018 – 2019 гг.» опубликовано интервью с президентом Липецкой торгово-промышленной палаты Анатолием Гольцовым.

Президент Липецкой ТПП Анатолий Гольцов: «Спонсор» – уже заезженный термин, это показуха и имитация добродетели»

ABIREG.RU – Эксклюзив – Анатолий Гольцов 20 лет работал на Липецком тракторном заводе, затем 13 лет был начальником управления промышленности Липецкой области. Сейчас он Президент Липецкой торгово-промышленной палаты. «Абирегу» он рассказал о своей любви к музыке и спорту, о своих звездных друзьях и о том, чего часто не хватает высокопоставленным чиновникам.

– Говорят, вы дружите со спортом, любите симфоническую музыку и хорошо играете на фортепьяно. Вас, как это часто бывает, заставляли заниматься спортом и музыкой родители?

– Да. Как пел Высоцкий, я вышел ростом и лицом, спасибо матери с отцом. Отец приучал заниматься спортом, мама – музыкой. К этому приучают по-разному. Моцарта, говорят, пороли. Правда, я, как Моцарт, играть не научился, зато научился слушать и понимать музыку.

– Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына...

– В народе говорят, что розга ум бодрит. Но приучить ребенка к хорошему можно и добрым словом и хорошим примером. Мой отец был одним из руководителей на тракторном заводе и дружил со многими директорами. Это были люди высочайшей культуры из Ленинграда и Москвы. Их жены жили музыкой, и однажды у кого-то из них дома я увидел, как красиво девушка играет на рояле. Мне было лет десять тогда, и я влюбился в музыку.

– Но, тем не менее, вы пошли работать не в филармонию, а на тракторный завод...

– А ты, как многие наши технари, тоже думаешь, что между физикой и лирикой нет никакой связи? Есть. Когда-то в нашем театре драмы имени Льва Толстого по инициативе директора НЛМК Ивана Васильевича Франценюка ставили спектакль «Сталевар». Он говорил, что сталевару очень важно ходить в театр и вообще приобщаться к искусству, потому что варить сталь – это такое же творчество, как игра на сцене.

Однажды я был на Петербургском экономическом форуме. Ко мне подошел Александр Николаевич Шохин (президент Российского Союза промышленников и предпринимателей – прим. ред.), который до этого беседовал с одним важным господином из японской компании, и тихонько сказал: «Анатолий, забери у меня этого японца, у него есть интересное предложение». И мы с этим японцем стали беседовать. «Вы откуда?» «Из Липецка». «А что это за город?» Я ему объясняю: новолипецкий комбинат, выгодная логистика... «А что у вас с культурой?» Я говорю: «С культурой тоже все хорошо. В наших краях бывали и композитор Тихон Хренников, и Михаил Пришвин с Иваном Буниным. У нас в Астапово провел последние дни Лев Толстой». «Но Астапово же в Тульской области?» «Нет, в Липецкой! А вы Толстым интересуетесь?» Он говорит: «Я толстовец». Вот, этот японец живет на другом конце света, профессия у него совсем не лирическая, а он думает о нашем Толстом! А предлагал он подумать о размещении в Липецке завода Йокохама.

– Вы привозите в Липецк хорошие спектакли. Вы их сами выбираете или друзья предлагают?

– Нет, я не привожу. Это происходит по-другому. Все эти мероприятия проводит Эльмира Щербакова, председатель комиссии по культуре Общественной палаты Центрального федерального округа. Это сильнейший менеджер, поэтому организация любого культурного мероприятия с ее помощью проходит «на ура». Она родственница Петра Шемякина, великого художника, друга Высоцкого. Я знаю от нее лично, что она маленькой девчонкой общалась с Владимиром Семеновичем. Культурная среда сохранилась в Большом и других театрах Москвы и Питера, и она эту культуру продвигает по всей России.

Сейчас мы помогаем Эльмире реализовать проект «Тургенев сегодня». Мы покажем его в Липецке, а потом повезем в Лебедянь. Кстати, у Тургенева, в «Записках охотника» есть рассказ «Лебедянь».

– Щербакова подбирает репертуар, а липецкий бизнес через вас все спонсирует?

– Нет, совсем не так. Спонсор – это уже заезженный термин. Это показуха и имитация добродетели. Получается, я вам дал деньги, а вы мне «спасибо» скажите?! Есть хорошее слово – меценат. И наши меценаты, про которых знаю только я, финансируют эти мероприятия.

– Вы дружите с Костей Хабенским, с Анатолием Карповым, с Андрисом Лиепа, с Игорем Верником. У вас много друзей.

– Да, Константин Хабенский ставил при нашей поддержке спектакль, Анатолий Карпов провел групповую игру с нашими липецкими шахматистами, Андрис Лиепа удивил нас балетом. А с Игорем Верником я познакомился в Чечне на инаугурации первого президента Чеченской республики. Он там очень хороший концерт сделал. Потом он был у нас в Ельце. Я ему говорю: «Игорь, пойдем, я тебе подарок сделаю. Здесь есть театр, ему двести лет. В нем Шаляпин пел». Заходим в театр, а там работники отмечают день рождения своего коллеги. Говорят: «Отметьте с нами бокалом шампанского!». Он отказался. «Ну, не пьешь, тогда пой!» И он пел им свои песни.

Но ты спросил про друзей... Да, у меня много замечательных друзей. Например, Владимир Дементьев. Он работает начальником областного управления физкультуры и спорта и посвятил всю жизнь развитию спорта в нашей области. Мы с ним дружим уже сорок четыре года. Познакомились в нашем политехе в 1973 году. Он тогда к Олимпиаде готовился. И с тех пор дружим. Он мне даже две песни посвятил.

– Он, что песни пишет?

– Да. У него прекрасные песни и замечательные стихи.

– Мама заставляла вас ходить в музыкальную школу, отец – на бокс?

– Бокс – это тоже искусство. Это танец, ритм, это публика. Знаешь, для чего бокс нужен? Он учит не бить другого человека, а защищать и держать удар. А в жизни – чем бы человек ни занимался: музыкой или бизнесом – главное умение держать удар! Мы недавно финансировали турнир имени нашего великого боксера Петра Заева, который взял серебро на олимпиаде в 1980 году и был абсолютным чемпионом СССР. Он же у нас в Сселках родился и выступал за липецкое «Динамо». Я его хорошо знал. И на турнире, на огромном плакате я написал: «В жизни, как в боксе, главное не бить, а уметь держать удар».

– Ваши дети пошли по вашим стопам?

– Мой старший сын Андрей был профессиональным футболистом. В 17 лет уехал в Финляндию играть в футбол. Перешел в Высшую лигу. Потом была Беларусь, и его стали приглашать в другие страны. Затем он вернулся в Россию, закончил экономический факультет Елецкого университета и с профессиональным футболом расстался. Но играть продолжает. Сейчас в футбольной команде торгово-промышленной палаты.

Младший, Василий, окончил наш политех, затем учился в университете в Италии. А потом целый год работал в Японии. Там его увидел один мой знакомый чиновник. И меня спросил: «Почему твой сын выбрал такие тяжелые условия для стажировки? Ты, что, Анатолий, очумел? Куда ты сына заслал?» Я ему говорю: «Если бы сейчас работал тракторный завод, я бы его попросил первый год в чугунке отработать, чтобы он научился слышать людей».

– Вы думаете, если человек, как говорится, на лопате не поработает, он будет нос задирать?

– Не знаю, но мне кажется, из тех, кто вместе с простыми работягами лямку не тянул, получаются плохие чиновники. Они народ не слышат, и у них в жизни ничего не получается. Сейчас это сходит с рук. Я хорошо знал министра тракторного и сельскохозяйственного машиностроения СССР Александра Ежевского, он мне рассказывали поучительную историю.

Его в 26 лет Сталин поставил директором танкового завода и дал напутствие: «Мы, – говорит, – знаем вас как молодого и перспективного работника. Ваша задача – делать три танка в смену». Он приезжает и узнает, что завод кое-как делает один танк. Три директора до него не справились с поручением. Он тогда собрал весь коллектив и сказал: «Сталин попросил нас делать 3 танка в смену». На него посмотрели как на самоубийцу. «У кого есть какие предложения, заходите ко мне». И люди пошли. И рационализаторы, и рабочие, и начальники, даже уборщица пришла с предложением. Ежевский, как говорится, учел предложения, и через две недели стал делать три танка в смену. Ему тогда орден Ленина дали. Прежде всего, это получилось потому, что он народ слышал.

Пресс-служба Липецкой ТПП

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > tpprf.ru, 13 июня 2018 > № 2645456 Анатолий Гольцов


Грузия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > newsgeorgia.ru, 13 июня 2018 > № 2645376

Гаганидзе: проект TANAP утвердит позиции Грузии перед Западом

Эксперт по внешнеэкономическим вопросам Гиорги Гаганидзе считает, что чем больше у Грузии будет проектов, тем больше страна будет выглядеть привлекательной для новых инвесторов

"Во-первых, это принесет заинтересованность в Грузии как в стратегическом партнере для Запада. Это принесет нам прямые дивиденды за транзит газа через нашу территорию. Это все в общем мы должны оценивать положительно", – сказал Гаганидзе в интервью Sputnik Грузия.

В Турции открыли трубопровод для доставки азербайджанского газа в Европу

Проект "Южный газовый коридор", частью которого является TANAP, представляет большую значимость с точки зрения диверсификации и безопасности энергоснабжения Турции и стран Европейского союза и предусматривает поставки газа по Южнокавказскому трубопроводу, TANAP и TAP. TANAP предусматривает поставки газа в Турцию и Европу в рамках второго этапа разработки месторождения "Шах-Дениз". Трубопровод построен на территории Турции и подсоединится к Трансадриатическому трубопроводу (TAP).

Пропускная способность трубопровода TANAP составит 16 миллиардов кубометров в год.

Грузия. Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > newsgeorgia.ru, 13 июня 2018 > № 2645376


Украина. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > un.org, 13 июня 2018 > № 2645297 Варвара Жлутенко

Почему кризис на востоке Украины ушел со страниц газет?

«Просто возмутительно, что о кризисе на Украине фактически забыли», - заявила Региональный директор Международной по миграции (МОМ), завершив визит на Украину. Аргентина Сабадош побывала не только в Киеве, где провела встречи с официальными лицами и донорами. Она съездила на восток страны и своими глазами посмотрела, как живут люди, бежавшие из зоны конфликта. Варвара Жлутенко из Международной организации по миграции (МОМ) рассказала Елене Вапничной о том, что произвело на представительницу ООН особенно сильное впечатление.

ВЗ: На нее произвели особое впечатление истории людей, пострадавших от конфликта: несмотря на то, что прошло уже четыре года, как люди живут на новом месте, и несмотря на то, что в данных конкретных случаях они очень хорошо интегрировались в местную общину, у них есть свое дело, они развивают свой бизнес и строят планы на будущее, все равно травмы от конфликта не зажили, людям очень тяжело вспоминать, как им пришлось покидать свои дома, им очень тяжело вспоминать об обстрелах и, естественно, их угнетает то, что они не могут часто возвращаться к себе домой, и, в принципе, им пришлось попрощаться с собственным прошлым, с которым связана большая часть их жизни.

ЕВ: Региональный директор назвала кризис, связанный с перемещением людей, самым крупным в Европе со времен Балканских войн. Каковы его масштабы на сегодняшний день?

ВЗ: Сегодня мы говорим о 4,4 миллионах человек, которых непосредственно затронул конфликт, и, по оценкам международных гуманитарных организаций, из низ 3,4 миллиона сегодня нуждаются в помощи. Тревожная тенденция последнего времени – это то, что уровень обеспечения продовольствием в течение прошлого 2017 года упал вдвое, и чрезвычайно низкий уровень потребления продуктов питания является реальностью для 400 тыс жителей территорий, контролируемых правительством Украины и для 800 тыс жителей неконтролируемых территорий Донецкой и Луганской областей. Всего 1,2 миллиона человек в Украине не могут адекватно питаться.

ЕВ: Как вы им помогаете?

ВЗ: Мы предоставляем гуманитарную помощь, а именно денежную помощь, средства гигиены. Недавно также у нас был небольшой проект по выдаче буржуек – мини-печей для отопления - наиболее уязвимым внутренне перемещенным лицам и местным жителям территорий в непосредственной близости от линии разграничения на востоке Украины. Кроме того, мы проводим тренинги и выделяем гранты на профессиональное обучение, то есть на переквалификацию, также поставляем оборудование для самозанятости и мелкого бизнеса по всей стране. Мы отремонтировали более 100 объектов социальной инфраструктуры и поддерживаем инициативы по социальному сплочению в нескольких десятках общин, где живут внутренне перемещенные лица.

Сегодня официально зарегистрировано 1,5 млн внутренне перемещенных лиц в Украине, и Международная организация по миграции недавно провела исследование, которое показало, что средний ежемесячный доход на члена семьи внутренне перемещенных лиц составляет 2 200 гривен – это эквивалентно примерно 71 евро и это по-прежнему ниже, чем прожиточный минимум, который в Украине сегодня равен 3 215 гривнам, то есть порядка 102 евро.

ЕВ: Вы упомянули буржуйки, и я аж вздрогнула, потому что это слова мы ассоциируем со временами Гражданской войны, Второй мировой войны, и вот сейчас это происходит в центре Европы, фактически. Тем не менее, как я понимаю, внимание к кризису на Украине ослабло, что выражается и в недостатке финансирования. Почему, Вы думаете, Украина сошла с первых полос газет, и как нехватка средств отражается на Вашей работе?

ВЗ: Украина сошла с первых полос газет, потому что это специфический кризис. У нас нет лагерей внутренне перемещенных лиц. Люди разбросаны по стране. Поэтому мировому сообществу очень трудно увидеть картину происходящего. В то же время, порядка трети пострадавших в конфликте людей – старше 66 лет. Это те, кто не может переквалифицироваться и открыть частный бизнес. Они продолжают нуждаться в поддержке гуманитарной помощи, потому что если говорить о средствах, которые они могут получить от государства, то минимальная пенсия сегодня составляет 1 373 гривны, то есть порядка 45 евро. Кроме людей старшего возраста, естественно, есть уязвимые пострадавшие от конфликта люди среди других возрастных категорий. Мы недавно в рамках визита регионального директора общались с молодой матерью-одиночкой, которая живет в городе Торецке Донецкой области, буквально в 5 км от линии разграничения. Она рассказала, что на данный момент она старается выкроить средства и закупить уголь, для того, чтобы топить свой старый деревенский, порядком разваливающийся, дом зимой, и на отопление углем у нее будет уходить порядка 450 гривен в неделю, то есть, примерно 60 евро в месяц.

ЕВ: То есть, это больше месячной пенсии и почти средняя зарплата?

ВЗ: Да, и это больше, чем половина тех выплат, которые она как мать-одиночка получает от государства. А еще нужно на что-то одевать детей, кормить детей, покупать лекарства и т.д. Поэтому сегодня мы видим, что людям, которым оказали гуманитарную помощь, она необходима и в дальнейшем. Людям, которые получили помощь с самозанятостью, необходима дальнейшая поддержка для развития их дела, потому что они взяли собственную жизнь в свои руки, они основали собственное дело, они стараются его развивать, но они тоже очень ограничены в доступе к тем же кредитам или дополнительным средствам для закупки нового оборудования. Поэтому Международная организация по миграции очень признательна донорам, благодаря которым мы сегодня можем заниматься этой работой. Мы призываем международное сообщество не забывать об уязвимых людях в Украине, которые пострадали от конфликта и по-прежнему, уже спустя четыре года кризиса, нуждается в поддержке.

Украина. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм. Приватизация, инвестиции > un.org, 13 июня 2018 > № 2645297 Варвара Жлутенко


Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644485 Владимир Полеванов

Диктатура развития

проблемы и уроки «корейского пути» в оптике Владимира Полеванова

Андрей Фефелов Владимир Полеванов

Прошедшие 12 июня в Сингапуре переговоры Дональда Трампа и Ким Чен Ына снова поставили в политическую повестку дня перспективы восстановления единства Корейского государства. В которое, наряду с КНДР, должна внести свою лепту и Республика Корея, с её уникальным историческим опытом. На вопросы "ЗАВТРА" по этой тематике согласился ответить экс–председатель Госкомимущества РФ, глава Амурской области в 1993–1994 гг. Владимир Павлович Полеванов.

"ЗАВТРА". Владимир Павлович, в связи с декларированным поворотом России на Восток хотелось бы поговорить о Кореях, возможностях соединения их потенциалов. В Северной Корее бывал я, в Южной — бывали Вы…

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Да, в 1945 году Корея была разделена по 38-й параллели. Разделение было искусственным: вся промышленность и полезные ископаемые остались на севере, на юге значимых месторождений практически не было.

"ЗАВТРА". Зато там море, тепло и гораздо больше пахотных земель.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Это разделение не устраивало обе стороны, а также американцев, которые "получили" Южную Корею, и Советский Союз, "получивший" Северную. В 1950 году началась Корейская война. После смерти Сталина стало понятно — победы не будет ни у кого. Война была завершена там, где и началась — на 38-й параллели.

"ЗАВТРА". Cтоит подчеркнуть, что американцы активно использовали "спецсредства".

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Это была первая региональная война между двумя супердержавами, потом эти войны множились. Для уничтожения Северной Кореи использовали всё мыслимое и немыслимое: применяли напалм больше, чем впоследствии во Вьетнаме, забрасывали территории бомбами с насекомыми, заражёнными чумой и оспой. Когда перемирие стало неотвратимым, американцы разбомбили плотины северян, чем вызвали голод: вода затопила поля и лишила страну электроэнергии.

"ЗАВТРА". Об этом хорошо помнят в Северной Корее: жёсткий мобилизационный дух этой дальневосточной Спарты нельзя не связывать с методами ведения, ходом и течением этой страшной войны.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Да, жертвы были чудовищные. Количество убитых с обеих сторон в ходе войны составило около двух миллионов. Даже американцы в Северной Корее потеряли больше, чем во Вьетнаме: порядка 100—150 тысяч, цифры всеми скрываются.

Страна оказалась полностью разрушенной. Казалось, что Корее никогда не подняться — ни Северной, ни Южной.

В 1960 году в Южной Корее прошли первые демократические выборы. Демократическое правительство занялось любимым делом — воровством имущества и приватизацией в нищей стране. Народ был взбешён и потребовал от армии взять власть в свои руки. Армия откликнулась. Во главе с талантливым военачальником Пак Чон Хи в 1961 году на улицу вышли танки, которым никто не сопротивлялся.

Пак Чон Хи происходил из многодетной крестьянской семьи, а не из какой-нибудь "элитки", которая понятия не имела, как живёт трудовой народ. Демократическое жульё было вышвырнуто, посажено, частью — расстреляно. Пак Чон Хи направил Южную Корею по пути, который он назвал "диктатурой развития". Очень хороший термин.

"ЗАВТРА". Ёмкий.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Он национализировал банковскую систему, простил крестьянам все ростовщические долги, которые были "повешены" бессовестными банкирами. Железные дороги, порты, вся инфраструктура объявлялись государственной собственностью. Пак Чон Хи воспользовался опытом советского Госплана и ввёл пятилетние планы развития.

Поскольку станков не было, миллионы корейских девушек сели за машинки и начали делать качественную одежду и обувь. Лёгкая промышленность поначалу стала основой развития Кореи. В следующую пятилетку начали производить цемент, развивать металлургию, и так, шаг за шагом…

"ЗАВТРА". Дошли до электроники и автомобилестроения?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Да, дошли до электроники и организовали так называемые чеболи — крупные государственно-частные холдинги; потом они стали частными в полном объёме. Появилось автомобилестроение, танкеростроение. Южная Корея сейчас — мировой лидер в производстве танкеров.

"ЗАВТРА". Я видел эти танкеры, их можно по особым иероглифам корейским узнать.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Мне в начале 1990-х южнокорейское руководство говорило: наша задача — обойти по машинам Японию, ни много ни мало. Япония признанным лидером была, да и сейчас не на последнем месте. А я тогда в Южной Корее выступал в парламенте, договаривался с ними по машинам Daewoo Tico для наших инвалидов в Амурской области. И южнокорейцы сделали для инвалидов машины, которые и сейчас, спустя четверть века, ходят!

Маленькое государство поставило себе амбициозные задачи, и на первом месте сейчас Samsung, а не Apple. Есть и ещё целый ряд компаний, которые являются мировыми лидерами и создают конкурентоспособную продукцию. То есть "диктатура развития" — это (подчёркиваю!) национализация финансовой системы, пятилетние планы, жесточайшее подавление "бузотёров".

"ЗАВТРА". Должен быть финансовый суверенитет в связке со стратегическим планированием. Концентрация власти и ресурсов…

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Это то, чего не хватает нам. Мы все смотрим: а кто же у нас вошел в правительство? Да это никакого значения не имеет! Мы должны чётко придерживаться того, чт?о мы строим. Благосостояние для всех или для одного процента? Это разные правительства. Безопасность для всех или для министров и чиновников? Это разные силовики. Армию, которая является непобедимой, или армию, которая никаких чётких идей и идеалов не имеет? Это разные армии. Мы должны определиться с целями развития страны: строим ради дерипасок с рыбками или ради людей, которые дали гигантский кредит доверия президенту?

"ЗАВТРА". Получается, нам есть чему поучиться и у Южной Кореи, и у Северной.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Это исключительно талантливая нация — и северная, и южная её части. Южная Корея "вырулила", взяла всё лучшее, что было в СССР — например, пятилетние планы; Южная Корея получила лидера "из народа", который работал ради народа. И сейчас она входит в десятку передовых стран мира и имеет 28 тысяч долларов годового ВВП на каждого южнокорейца, мы же имеем — (по разным подсчётам) в районе восьми тысяч. Это исключительно дисциплинированная нация, которая чётко понимает — что, зачем и что за чем следует, то есть — глубоко "технологичная" нация.

"ЗАВТРА". Коллективные стратегии и очень чёткая фокусировка на цели.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Причём цели в обязательном порядке достигаются, если они анонсированы. Кстати, и Китай этим отличается.

"ЗАВТРА". Плюс ответственность за шаги. Если человек выпадает из этого плана, он несёт наказание.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. А также — патернализм и уважение старших, абсолютное и безусловное.

"ЗАВТРА". Уважение начальства.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Уважение начальства и мораль. Мораль! Если наше телевидение превращает женщин в проституток — о каком развитии может идти речь? "Дом-2" — совершенно правильное название, совмещающее публичный дом с сумасшедшим, поэтому Ксюша чётко знала, чего она хочет. А там это даже теоретически невозможно.

"ЗАВТРА". В Южной Корее разве с этим всё в порядке? Там нет капиталистической разнузданности?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Такой, как у нас, нет: нет этих реклам и телевизионных программ.

"ЗАВТРА". Выходит, что и по ту, и по другую стороны от 38-й параллели живут люди с вполне определённой ментальностью. Но корейцы-северяне — традиционно более суровые…

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Северные корейцы получили отличные стартовые условия: по их расчётам и по расчётам китайцев, КНДР имеет полезные ископаемые стоимостью около 10 триллионов долларов. Россия по реальным расчётам — в районе 20—25 триллионов.

"ЗАВТРА". Ничего себе!..

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Весь остальной мир имеет 200 миллионов тонн разведанных запасов редкоземельных металлов, Северная Корея имеет 210 миллионов тонн. А "редкие земли" — это основа практически всей современной электроники. Практически ни один гаджет не может быть сделан без редкоземельных металлов. Северная Корея имеет вторые в мире запасы магнезиального сырья — магнезита. Это исключительно нужное и полезное сырьё, все "огнеупоры" делаются на его базе, а "огнеупоры" нужны везде — огнеупорный кирпич и т.д. У них есть большие месторождения золота, о которых они особенно не распространяются. У них есть гигантские месторождения свинца, цинка, серебра. Есть Алмазные горы, очень красивые… КНДР — вообще "неограниченный объект" для туризма и развития в любом направлении.

У меня в области в начале 1990-х годов было 12 тысяч северных корейцев — гигантский "актив". К тому времени я уже знал о корейцах, с южными работал довольно активно. И этим северным корейцам мы отдали разваленный колхоз.

"ЗАВТРА". Это в то время, когда вы были губернатором Амурской области?

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Да. И я был поражён, насколько они изобретательны в ведении сельского хозяйства. В Амурской области всегда 20—30 градусов мороза бывает в январе, и что я вижу: в каждой тепличке сидит по свинье, "парниковый эффект" без отопления. Свинья нагревает воздух и сама чувствует себя превосходно. Нет грязи. Открыли, покормили, убрали. Болезней практически нет. В прежних хозяйствах 20—30% свиней вымирало.

Заходим в коровник — его самого и не видно. Нет окон, обвалован метровым слоем дёрна. 100-ваттные лампочки, вполне комфортная для коров температура: плюс три градуса при минус тридцати снаружи; животные не болеют. Корейцы сэкономили на электричестве (а электричество плюс заработная плата — это основные статьи расходов).

"ЗАВТРА". Фактически их "закопали" в коровий бункер…

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Бункер сделали на поверхности, коровам это нравилось, они все давали молоко. И везде так. Поэтому от корейцев я был просто в восторге!

"ЗАВТРА". А это же и есть технологии будущего — при недостатке ресурсов, при необходимости экономить и создавать экосреду.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Поэтому я дал им возможность торговать, выделил практически в каждом райцентре области магазины для северокорейцев, которые они буквально завалили уже в ближайшее лето луком, укропом, помидорами, огурцами и т.д. И притом всё это было гораздо дешевле — очереди выстраивались.

В северокорейском консульстве я работал с ними в постоянном контакте. Ну, естественно, красный уголок, парторг, портрет вождя — это святое, было и есть.

"ЗАВТРА". Причём в буквальном смысле. Для них это практически религиозное почитание.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Да, в буквальном смысле святое. Помню, детский хор в нашу честь устроил концерт. Я запомнил этого мальчика на всю жизнь… Вышел десятилетний, хорошо говоривший по-русски кореец, и сказал: мы рады приветствовать русских гостей, этот концерт посвящается вам, мы в нашей стране живём и будем жить, никого не боясь и никому не завидуя. Таков их лозунг: никого не бояться, никому не завидовать, ни за кем не гнаться!

Россия, так сказать, 300 лет на Восток шагала, потом 300 лет, с Петра I — в Европу. А мы не должны никого копировать и никому завидовать. Ничего хорошего для нас "на стороне" нет. Корейцы это чётко формулируют, даже дети. Поэтому Северная Корея, которую никто всерьёз не воспринимал, имея исключительно талантливый народ, смогла создать высокотехнологичную индустрию ядерного оружия, находясь в полной изоляции, — а это дорогого стоит.

И я, например, совершенно не понимаю, почему мы, как вассалы, к любой санкции присоединяемся? Санкции против Ирана — и мы тут же говорим: есть, товарищ Клинтон (Обама, Трамп). И тут же начинаем гнобить Иран. Санкции против Северной Кореи — а что ей оставалось делать? Отказаться от своей ядерной программы? А если бы у Югославии было ядерное оружие, её бы разбомбили, уничтожили?

"ЗАВТРА". Это такое желание примкнуть к "хорошим" парням, хотя эти "хорошие" — пираты и бандиты.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Думаю, что нам нужно пересмотреть свою санкционную политику и решить — кто нам друг, кто нам враг. Мы сами под санкциями, и вдруг мы же поддерживаем штатовских проходимцев.

Я думаю, лет за пять Северная Корея "подтянется" к Южной; уровень жизни, промышленности, высокие технологии — всё это разовьётся. А Южная Корея должна понять, кто ей важнее — корейский народ либо американские…

"ЗАВТРА". …базы.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Вот это самая главная проблема! Я думаю, они сумеют понять. И если корейцы объединятся — это будет одна из самых быстроразвивающихся стран мира. Южная Корея развивалась в среднем по 7—10% тридцать лет, не имея ресурсов. Северная Корея создала ядерное оружие, имеет немыслимое количество полезных ископаемых, научилась создавать практически всё для полного самообеспечения. Китай берёт у неё железную руду и уголь, поэтому он плевал на санкции.

"ЗАВТРА". Заинтересован ли будет Китай в такой сильной Корее? Вопрос. Япония точно не заинтересована.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Японию никто не будет спрашивать… Китай заинтересован. Зачем ему рядом очаг напряжённости, который может перерасти в ядерную войну? Поэтому объединение Кореи — задача обязательная. Это разъединённая нация, и такое положение не должно продолжаться.

Если Россия начнёт проводить не "проштатовскую" политику в отношении Северной Кореи, то и нашему бизнесу там будут предоставлены абсолютно льготные условия. Нас там ждут и помнят о нашей помощи.

Корея показывает, что нашей стране нужна "диктатура развития". Пятилетние планы нам надо обязательно вернуть, прямо немедленно, мы без этого не сможем развиваться! А пока мы не ставим чётких целей, потому что… они мешают "пилить" бюджет.

"ЗАВТРА". Когда чёткая цель поставлена, можно очень чётко отследить этапы её выполнения или невыполнения.

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Вот у нас была чёткая цель по Крымскому мосту, потому что деваться некуда. И мост был построен. Но когда цели не поставлены для всей нации, то ни о каком развитии говорить не приходится. Нужна полная национализация банковской (финансовой) системы, без этого страну не поднять.

"ЗАВТРА". Владимир Павлович, интересная у нас получилась беседа — своеобразная "корейская грамота".

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Да, "корейская грамота" для Российской Федерации.

"ЗАВТРА". Не "китайская", а "корейская".

Владимир ПОЛЕВАНОВ. Именно "корейская", потому что Китай сейчас — это глобальный лидер. У него масса проблем, но Китай развивается так, как дай бог развиваться каждому. Корея — вот здесь природа и история поставили эксперимент. И этот "корейский эксперимент" чётко показывает, что нужно сделать для того, чтобы разрушенная страна стала передовой. Нужна "диктатура развития"! Прошу этот термин запомнить!

"ЗАВТРА". Большое спасибо за беседу!

Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644485 Владимир Полеванов


Россия. США. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644268 Михаил Хазин

Это не борьба за рынки, это схватка за власть!

резюме: что произошло и почему

Михаил Хазин

До того момента, как Трамп отказался подписывать совместное коммюнике G7 можно было утешать себя мыслью, что «милые бранятся — только тешатся». Сейчас всем стало понятно, что дело серьезно, а потому, очень кратко, базовые тезисы, что произошло и почему

Первое. G7 создана как институт согласования валютной политики между базовыми странами «Западного» глобального проекта, в рамках развития Бреттон-Вудской системы после отказа США от «золотого стандарта» и их дефолта от 15 августа 1971 года.

Второе. Приход к власти Трампа в 2017 году стал результатом острой схватки внутри США элементов «Западного» глобального проекта и остатков элиты проекта «Капиталистического». Схватка эта приобрела политические масштабы после начала кризиса 2008 года, когда стало понятно, что ресурсы «Западного» проекта по стимулированию экономического роста в США и в мире исчерпаны и необходимо искать совершенно новые модели развития.

Третье. Сама схватка содержала в себе несколько знаковых этапов. Вначале транснациональная элита «Западного» проекта попыталась перехватить контроль над эмиссией мировой резервной валюты и потерпела первое за много десятилетий поражение в виде «дела Стросс-Кана». Затем Обама в середине 2014 года остановил эмиссионные процессы (после «дела Стросс-Кана» руководство ФРС стало значительно более чувствительно к мнению «Белого дома», чем до того), чем вызвал кризис ликвидности у крупнейших долларовых финансовых институтов. Затем промежуточные выборы 4 ноября 2016 года, закончившиеся феерической победой Республиканской партии, показали, что представители Капиталистического, индустриального проекта, могут прийти к власти в США легальным путём.

Четвёртое. Приход к власти представителя индустриализма и сторонника «справедливой» мировой торговли материальными ресурсами показывает, что у противников элиты «Западного» проекта в США нет никакой новой модели выхода из кризиса. Они хотят вернуться в прежние времена, не очень понимая масштаб негативных последствий такого перехода. Впрочем, нужно понимать, что элиты это волнует очень относительно, поскольку непосредственно их это просто не затронет, для них вопрос идёт только о власти.

Пятое. В отличие от США, государственный аппарат которых сохранял систему стратегического прогнозирования (в том числе за счёт национального контроля над ФРС и военной машины), страны Западной Европы такую систему уже давно полностью утратили и их управленческие и политические элиты находятся в парадигме «Западного» глобального проекта. Дело не только в том, что они боятся выступать против элиты этого проекта (они точно знают, что любой из них может быть ликвидирован как государственный или политический деятель в течение нескольких дней, если будет обнародована информация, которая хранится под контролем этой элиты), но и в том, что их образ мысли, представления о ценностях и о будущем полностью описывается в рамках базовой парадигмы «Западного» проекта. Или, по-другому, они не видят мир иначе как под контролем мировой финансовой элиты.

Шестое. Как следствие, они вступили с Трампом в жесточайшее противоречие, сравнимое с тем, в рамках которого была схватка «Красного» и «Западного» проектов во второй половине ХХ века. Это уже не борьба за рынки или торговый баланс, это схватка за власть! Поскольку победа Трампа означает разрушение всей экономической базы «Западного» проекта и, как следствие, уход всех региональных элит, связанных с этим проектом, с политической сцены! Лично Меркель, может быть и наплевать (хотя мы не знаем, нет ли у нее каких-нибудь скелетов в шкафу, из-за которых ее и посадить могут), но уж Макрону, Мэй и Трюдо точно не наплевать! Для них борьба с Трампом становится борьбой за собственное благополучие. Для самого Трампа и стоящих за ним элит ситуация симметричная.

Седьмое. Схватка на саммите G7 означает, что базовые институты «Западного» глобального проекта утрачивают даже свою тактическую эффективность (стратегически она уже утрачена, в связи с объективной невозможностью стимулировать экономический рост). Это в ближайшем будущем создаст ситуацию «полипроектности» (Капиталистический проект в США, «Западный», «Красный» проект в Китае, Исламский проект), что, с одной стороны, резко увеличит неопределенность в мире, с другой — создаст возможности для новых идей, пусть в начале и на региональном уровне.

Восьмое. Быстрое разрушение институтов управления мировой экономической системой (бреттон-вудских институтов) приведет к острой необходимости повышения самодостаточности региональных экономик. Для России это может создать как серьезные проблемы, так и стать источником быстрого экономического развития на ближайшие пару десятилетий.

Россия. США. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644268 Михаил Хазин


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644266 Леонид Ивашов

АКРОБАТИКА

Одновременные саммиты G7 и ШОС; Россия на Востоке, но Трамп зовёт за стол Запада

Акробатика - (от греческого akrobateo — хожу на цыпочках, лезу вверх), вид физических упражнений типа гимнастических. Один из основных жанров циркового искусства (демонстрация гибкости тела артиста, развития мускулатуры). Динамическая акробатика — различные приемы переворачивания тела (сальто, пируэты), статическая акробатика — сохранение равновесия в стойках, колоннах и др. Исполнители акробатических номеров называются акробатами. Вид спорта.

Современная энциклопедия (2000).

Так совпало, что 8 и 9 июня 2018 года и коллективный Запад, и коллективный Восток проводят, так сказать, смотр сил. Потому что одновременно проходят саммиты «Большой семёрки» и Шанхайской организации сотрудничества. В рамках этих мероприятий состоялся и ряд знаковых двусторонних встреч — например, встреча президента России и председателя КНР.

Но наиболее знаковым стало неожиданное заявление — информационная бомбочка — Дональда Трампа о том, что Россия могла бы возобновить своё участие во встречах «Большой семёрки». Цитата Трампа: «Почему у нас встреча без России? Я бы рекомендовал вернуть Россию за стол переговоров». Понять это как-то неопределённо или двузначно невозможно. Что это было? Некое барское похлопывание по плечу в поощрение за шаги России в интересах Запада — или за те шаги России, которые могли быть восприняты Западом, как предпринятые в его интересах? Например, формирование гиперлиберального правительства, ряд всяких бюджетно-налоговых манёвров и правил, которые многими воспринимаются как усиление потока дани на Запад? Или Трамп всерьёз поворачивается к нам лицом, или Запад в его лице послал сигнал о борьбе за Россию как союзника (вассала) с Востоком (Китаем), или это эпизод битвы кланов финансистов и производственников?

Иллюстрация: Эверет Шинн.

Экспертные оценки

Леонид Ивашов

Сразу же подчеркну, что эти два глобальных саммита, по сути дела, обсуждают одну и ту же повестку дня — по крайней мере, один главный вопрос: каким будет в XXI веке миропорядок, какова будет структура этого миропорядка и какие главные силы будут определять будущее развитие человечества? И рядом стоит вопрос: какова будет модель мировой финансово-экономической системы? Эти вопросы являются общими и для одного, и для другого саммита.

О том, что происходит в G7. Там сегодня идёт борьба в двух направлениях. Прежде всего со стороны Европы и со стороны Японии за то, чтобы ограничить влияние совокупной Америки и получить какую-то самостоятельность. Самостоятельность и во внешней политике, и в экономических процессах, самостоятельность в сфере безопасности и так далее. Итак, один процесс — попытка потеснить Америку с Олимпа.

Второй момент — борьба за доминирование в самой Америке, то есть во всей мировой финансовой системе (по крайней мере, в западной её части). Кто будет рулить? Или это будет финансовая монополия, финансовая олигархия, которая сегодня работает только на производство виртуальных денег и через деньги осуществляет власть, вершит политику и так далее. Или же победит та программа, что задал Трамп в своей предвыборной кампании и в попытках действий уже на президентском уровне: заставить работать промышленность, запустить процесс производства на новом технологическом уровне и обнулить огромные американские многотриллионные долги. И эти процессы сегодня главные в G7.

Почему Трамп пригласил Россию «за стол»? Россия сегодня из-за своей слабости в экономике (особенно в новых технологиях) выступает как инструмент, который можно подтянуть у себе и использовать в своих интересах — прежде всего против Европы, против Японии, против Китая. И у Трампа появились шансы. Весь наш крупный чиновничий бомонд, имеющий миллиарды за рубежом, и наш олигархат плюс околопутинские кланы, сегодня находятся под контролем американской администрации. Американци накрыли их счета, их активы, включая недвижимость. Условие Вашингтона, видимо, было таким: «Или вы сдаётесь, назначаете правительство Медведева и будете внедрять цифровую экономику вместо развития — и мы вас, возможно, пощадим. Или же мы вас прихлопнем». И то, что сегодня происходит в РФ (инаугурационная речь Путина и позавчерашнее его общение с «народом») показывает, что президент и его команда пребывают в надежде, что им что-то простят. Поэтому Трамп сегодня не всю Россию зовёт «за стол», не народ российский зовёт в «восьмёрку», а российские олигархат и чиновничество для того, чтобы иметь их как ручной инструмент для давления на Европу, на другие страны. То есть пытается перетащить себе в подручные.

При этом внутри самого западного сообщества наблюдается довольно чёткое расслоение, потому что Меркель выразила солидарное мнение остальных шести членов G7 о том, что пока Россия не уйдёт во всех смыслах из Украины, ни о каком возвращении России в G7 и речи идти не может. Меркель не выражает даже общеевропейскую позицию — даже не общегерманскую, я бы сказал. На Меркель тоже есть серьёзный компромат, и мы помним, что она совсем ручная была перед Обамой. Она выражает позицию, скорее всего, клана Ротшильдов, работает на то, чтобы не усиливать Трампа в его борьбе против Федеральной резервной системы, против мирового финансового олигархата. Она выражает влияние именно этих финансовых групп и финансового капитала в целом. А то, что за свои интересы и за прибыли сражаются сегодня и европейский бизнес, и американский — это естественный процесс, просто сейчас он несколько обострился. Особенно обострился из-за поставок газа. Какой газ пойдёт в Европу: или будет продолжать нарастать объём российского газа, или же американцы продадут туда свой сланцевый газ. Идёт обычная конкурентная борьба.

Но Европа в целом начинает разворачиваться в сторону некоего нейтралитета. Не против России, но и не с Россией. Не против Америки в целом, но и не в подчинении американской администрации. Европа сейчас маневрирует. Мы видим, что и китайское присутствие в Европе мощно усиливается, ищут западноевропейцы партнёров и в лице Индии. Кстати, Германия очень сильно сотрудничает с Индией, пытается найти свои интересы и видит их на большом Ближнем Востоке, почему позиция в отношении Ирана у Европы несколько иная, чем у того же Трампа. Так что это внутризападные игрища.

Ну, а Россия нужна европейцам как поставщик дешёвого сырья, не более того. Наше сырьё более дешёвое, чем американское углеводородное сырьё. Плюс российский рынок можно насыщать сколько угодно. Я по Москве хожу, и кроме «Газелей» ничего отечественного не вижу. А это говорит о возможностях насыщать наш рынок всяким барахлом. Идёт жёсткая конкурентная борьба за прибыли и за какой-то элемент политической самостоятельности.

Ещё про «Большую семёрку». Уже 9 июня стал известен документ, который называется «Совместный план действий». В нём, не смотря на такое «ободряющее» заявление Трампа, звучит чёткая антироссийская риторика: «Страны G7 согласились делиться информацией и работать с провайдерами и компаниями в соцсетях для того, чтобы предотвратить вмешательство других стран в выборы. Другие страны стремятся подорвать демократические общества и институты, наши электоральные процессы, нашу независимость и безопасность».

Приглашение Трампа России участвовать в качестве члена «семёрки»-«восьмёрки» — это пряник. Но, с другой стороны, процитированный документ — это рычаг давления, который те же американцы-англичане продавили. Понятно, что «другие страны» — это Россия: «Если, ребята, вы не пойдёте в наше подчинение и не будете играть по американским правилам, то над вами будет продолжать висеть дамоклов меч, ваши счета, ваша недвижимость будут арестованы». Тут и пряник, тут же и кнут. Это такой метод давления Европы и США на Россию, чтобы Россия была сговорчивее.

Давайте обратимся на Восток. Что такое Шанхайская организация сотрудничества? Нужно иметь в виду, что она объединяет представителей огромного Евразийского континента, где две мощнейшие державы, более миллиарда населения в каждой из стран — Китай и Индия, — и две чрезвычайно мощные экономики, китайская и индийская. Это во-первых.

Во-вторых, ШОС имеет и стратегически-геополитический полюс. Это мы, военные, первыми задавали этот полюс, Евгений Максимович Примаков нас поддержал. Я вёл с китайским военным руководством переговоры, и мы негласно, между строк, но чётко обозначили некие две цели. Первая: мир должен быть биполярным, равновесным, чтобы не было диктатуры одного полюса. И вторая: нужно с Евразийского континента потеснить Соединённые Штаты и Запад в целом. Мы помним, что Бжезинский обозначил: «Евразия — это приз победителю в холодной войне». После 1991 года американцы сразу полезли со своими НАТОвскими союзниками сюда, обозначили Евразию как зону жизненно важных интересов, назначили здесь центральное военное командование ответственным за продвижение и защиту американских интересов. Поэтому второй задачей было выдавить западное влияние именно с нашего континента.

По сути дела, эти две задачи решаются более-менее успешно. И обозначается некий полюс со своей особой экономической зоной и моделью экономики, со своей системой коллективной защиты, которая пока проявляется в виде борьбы с терроризмом. Но, когда проводятся учения ШОС, в замысле, в легенде этих учений заложено, что некие террористы захватили одну из столиц государств ШОС (Пекин или Москву), и тогда начинаются совместные действия по освобождению городов. Есть общее заявление министров обороны стран ШОС по неодобрению американской противоракетной системы. То есть этот орган коллективной безопасности — модель будущей международной системы безопасности.

Но здесь опять же идёт вопрос о лидерстве — и не просто в Шанхайской организации сотрудничества, а о будущем лидере мира. И здесь понятно, что Китай претендует на эти роли. Китайская мечта овладения мира без выстрелов реализуется, в том числе, и через ШОС.

И здесь опять встаёт вопрос о России. В экономическом плане, и я бы сказал даже, в морально-политическом плане, Россия сегодня не является привлекательной ни для Казахстана, ни для Узбекистана, ни даже для Кыргызстана. С этим составом правительства, с отсутствием какой-то стратегии собственного развития (и даже взгляда в будущее, какой будет наша страна через 10-20 лет) мы непривлекательны. Да, у Казахстана есть опасение, что его может поглотить Китай прежде всего через свои глобальные и региональные экономические и транспортные проекты. Такие же опасения есть и у Кыргызстана, и Таджикистана, и в меньшей степени у Узбекистана. И поэтому, с одной стороны, они хотели бы строить Евразийский союз во главе с Россией — но не с такой Россией, какой она является сегодня. Потому что Россия может являть сегодня в основном пример системной коррупции и огромного социального разрыва в обществе. И здесь Россия тоже находится в уязвимом положении. То, что у Путина хорошие встречи с Си Цзиньпином, то, что они обнимаются, катаются на скоростных поездах — это всего лишь говорит о том, что сегодня Россия поддерживает китайские устремления и является одновременно геополитическим, геостратегическим резервом Китайской Народной Республики в противостоянии с американцами. Много делается полезного в рамках Шанхайской организации в формате двустороннего сотрудничества, но мы всего лишь младший брат Китая, которого сегодня по головке гладят, но завтра могут и взять за горлышко. Потому что экономика в России носит очаговый характер, а Китай развивается мощно, динамично, системно. На фоне этой динамики мы отстаём от Китая с каждым днём.

Плюс есть теневая сторона российско-китайских отношений — это освоение Китаем наших богатств Сибири и Дальнего Востока. Миллионы гектаров отдаём сегодня на 49 лет, и этот процесс расширяется. Китайцы не берут пустыри — они берут тайгу и плодородные земли. Свою технику запустили, леса вырубают, вывозят, непрерывным потоком идут эшелоны в Китай. Они и почву вывозят, но главное — они переселяют туда своих граждан, свои фирмы, компании, которые осваивают эту территорию. Мы же не можем их выдавить, потому что Китай своей мощью задавит или вообще откажется возвращать нам земли. А что будет через 49 лет — сказать сложно.

Резюмируя. С одной стороны, мы видим, что какие-то пряники нам пытается сейчас протянуть Трамп. С другой стороны, мы являемся младшими партнёрами уже Китая на другом направлении. Такая политика называется многовекторной. Пример многовекторной политики в новейшей истории нам хорошо известен — это Украина. К чему это привело — мы тоже знаем. Может быть, действительно мудрая политика сейчас — как раз такого рода балансирование, акробатика? Или следует забыть о роли «младших партнёров» либо на Востоке, либо на Западе — и включить внутренние резервы нашего народа, наших ресурсов, нашей политической воли, нашего народного, в конце концов, гнева по поводу того униженного положения, в котором последние 30 лет пребывает наша Родина?

Я хотел бы подчеркнуть, что собственного геополитического проекта мы не имеем. Мы мечемся. То Горбачёв-Ельцин попёрли на Запад, потащили нас, «встраивая в западное цивилизованное сообщество», как Ельцин по пьянке говорил. Потом развернулись, побежали на Восток. Но ни там, ни там у нас чёткого места не будет, пока мы сами не начнём реализовывать собственный проект. Сейчас вроде великая дружба у нас с Китайской Народной Республикой. Но ведь Китай несёт по всему миру не только экономику, и последний октябрьский съезд Компартии Китая подтвердил — Китай несёт свой социализм. И капиталистический мир для него, по крайней мере, является соперником. А у нас идеологии нет, мы вообще где-то в идеологических потёмках бредём. Капиталистической стране, тем более с таким диким капитализмом, против которого борется китайское руководство, не стоит надеяться, что Китай всё время будет гладить нас по головке.

Также я полагаю, что Трамп всё же победит и во главе национал-экономистов пойдёт на второй срок. Борьба финансового, виртуального капитала против производительного капитала внутри Соединённых Штатов будет только усиливаться. И тут мы опять не определились. Как производственный капитал мы совершенно американцам не интересны, здесь нет предмета для взаимодействия, сотрудничества, торговли, совместных проектов — космических или ещё каких-то. Наша доля в мировой инновационной продукции — 0,25%. Но мы не можем и встать на сторону финансового капитала, что сейчас пытается продавить наш олигархат через Путина. Объявленного собственного проекта нет. А ведь он вырисовывается: нам нужно формировать четвёртое геополитическое пространство. Есть пространства Северной Америки, Европы и Китая. И даже в рамках Шанхайской организации сотрудничества нам необходимо теснейшим образом работать с Индией. Индии пока нужны наши советские технологии, советские разработки, советские вооружения, совместные экономические проекты. И плюс Иран. Россия — Индия — Иран, Москва — Тегеран — Нью-Дели: вот наша связка, которая нас сделает более защищёнными и более самостоятельными и в мире в целом, и в ШОС. Иран, надеюсь, скоро станет полноправным членом этой организации. Нужен свой проект и на Ближнем Востоке. Но главное — на постсоветском пространстве. Иначе у нас с Казахстаном, не дай Бог, может случиться так, как с Украиной. Так что главная проблема в том, что мы не имеем собственного государственного проекта. Мы являемся подручными в чужих проектах. Как в любом строительстве: если у тебя нет собственного подряда — что предложить? Ты будешь тачку то одному возить, то другому.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644266 Леонид Ивашов


Россия. Ближний Восток > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644264 Семен Багдасаров

Востоковед с военным опытом

директор Центра изучения Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров в гостях у "Завтра"

Владислав Шурыгин

Устраивали гонки на новеньких танках

Владислав ШУРЫГИН. Семён Аркадьевич, готовясь к интервью, ещё раз ознакомился с вашей биографией. Не перестаю удивляться поворотам вашей жизни. Танкист, востоковед, политолог. На три жизни хватит. Давайте начнём с истоков. Почему вы выбрали танковые войска?

Семён БАГДАСАРОВ. Я родился в маленьком городке в Средней Азии, в Ферганской долине. Город называется Маргилан. Для нас в то время карьера военного была престижной. Мой старший брат в служил погранвойсках, и я тоже хотел стать офицером. Пошел в военкомат, сказал, что хочу поступить в Военный институт иностранных языков. Представьте мою наивность? Из Маргинала в ВИИЯ! Улыбаетесь? Вот и военком наш начал смеяться. Я уже позже понял, почему, он смеялся. Понял, когда сам был в военном институте командиром курсов: Институт иностранных языков - это всегда был суперблатной вуз. Отсмеявшись, военком посерьёзнел: «Хочешь стать офицером? Отправим тебя в танковое училище». С его лёгкой руки я и стал танкистом.

Владислав ШУРЫГИН. Первый день в училище помните?

Семён БАГДАСАРОВ. Первый? Помню. После экзаменов нас распределили по учебным ротам, выдали форму. Первый раз обули сапоги. Я, помню, ноги стёр в кровь: были марш-броски с полной нагрузкой. Трудно было, хотя к тому времени я уже был кандидатом в мастера спорта по боксу в полулёгком весе, но это всё равно были другие нагрузки. В армии всё жёстче и интенсивнее.

Владислав ШУРЫГИН. Какие танки изучали в училище?

Семён БАГДАСАРОВ. Основными были Т-72 и Т-62. Отрабатывали вождение, стрельбу. На тактических занятиях использовались Т-10М, это тяжёлый танк. Но я служил на Т-55. В Одесском, Туркестанском и Закавказском военных округах стояли на вооружении эти танки. В южных округах на вооружении техника была, скажем так, не новая. Все новейшие танки шли на запад, это были группы войск в Европе, в Германии, Центральная группа войск. Новейшие танки отправляли также на север, а у нас противник был качественно другой. Поэтому и вооружение было соотвествующее.

Владислав ШУРЫГИН. А какова была судьба этих танков после вывода войск, знаете?

Семён БАГДАСАРОВ. В конце восьмидесятых я служил в штабе Туркестанского военного округа, часто посещал Термезский район - это на границе с Афганистаном. Так вот, столько танков, сколько было там, я не видел больше никогда! Огромное количество новеньких Т-72, Т-80 разных модификаций. Всего около пять тысяч, это 12 танковых дивизий. Это были танки как раз из выводимых групп войск. В Генеральном штабе ничего умнее не придумали, как разместить их на границе с Афганистаном. Формально всё было логично: железнодорожное сообщение, сухой климат, можно хранить на открытом воздухе. Но никому тогда и в голову не пришло, что всего через год – полтора Союз распадётся. И вся эта техника останется за границей. Достанется новым среднеазиатским правителям. А тогда с них приходилось дизтопливо сливать, потому что солдаты на них гонки устраивали. Контроля никакого не было. И это при том, что расположенная там же 108-я Термезская дивизия была вооружена танками Т-55.

Такая же ситуация и с авиацией. В составе Военного совета прилетаю в Кызыл-Арват в Туркмении, это Туркестанский округ, который включал в себя всю Среднюю Азию и Казахстан. Полоса военного аэродрома, а вокруг стоят сотни «сушек» и «мигов» с демонтированными крыльями - чтобы места меньше занимать. Сотни машин! При этом на вооружении ВВС ТуркВО стояла старая техника. Вот так мы своими руками развеивали военную мощь СССР…

Мы неправильно воевали в Афганистане

Владислав ШУРЫГИН. Как сложилась ваша судьба после училища?

Семён БАГДАСАРОВ. Я стал командиром танкового взвода в Одесском военном округе, в Крыму. До этого я никогда в жизни не был в тех краях. Помню, летел в Симферополь, мне казалось, что там уже пальмы. Но пальм не оказалось. Начал служить, стал командиром роты, потом помощником начальника политотдела дивизии, потом замполитом отдельного ракетного дивизиона, и с этой должности поступил в Военно-политическую академию.

Там я увлёкся военной аналитикой, меня заметили, перевели в спецпропаганду. Недавно с удивлением для себя обнаружил в интернете статью майора Багдасарова в «Зарубежном военном обозрении». Представляете, в советское время в «Зарубежном» какой-то майор Багдасаров! Статья касалась Турции: особенностей её вооружённых сил, психологии турок и т.д Я сдуру тогда еще написал письмо в ЦК КПСС, что мы неправильно воюем в Афганистане, что надо использовать опыт борьбы с басмачеством. Перестройка же была, гласность…

И, вот, помню, сижу я на лекции, врывается наш начальник и говорит: «Ты в ЦК писал письмо? Ты что, сдурел, что ли? Идём со мной». Оказывается, ему позвонил первый заместитель начальника Управления спецпропаганды Леонид Иванович Шершнёв. Он вызвал меня к себе, расспрашивал, откуда я всё это знаю. Я рассказал, что родился и вырос в Средней Азии, что интересовался вопросом. Он сделал мне предложение – перейти к нему на службу. Но генерал-майор Малакян - один из руководителей Военно-политической академии, которому я многим обязан, меня жёстко раскритиковал, мол потеряешь командную перспективу и отправил меня в Закавказский военный округ.

Владислав ШУРЫГИН. С Шершнёвым жизнь ещё сводила после этого?

Семён БАГДАСАРОВ. Да, Шершнёв всё-таки меня потом нашел. К тому моменту он уже был в Афганистане у Варенникова, занимался разработкой того, что сейчас называется “Центром по примирению”, а тогда это были отряды спецпропаганды. Меня в это время отозвали в Москву, я был назначен командиром курсов, которые готовили специалистов в Афганистан, язык дари и пушту. Создание этих курсов - была заслуга Шершнёва. Он понимал, что за столько лет войны в Афганистане у нас всё ещё нет подготовленных специалистов по Афганистану. И их начали ускоренно готовить. Но потом стало ясно, что войска из Афганистана будут выводиться, и меня отправили служить в Туркестанский военный округ начальником отдела одного из подразделений спецпропаганды в Ташкенте.

Владислав ШУРЫГИН. Вы к тому моменту уже язык знали?

Семён БАГДАСАРОВ. Конечно, знал. Я родился и вырос в Средней Азии, хорошо говорил на узбекском языке, у меня ферганский диалект, говорил по-таджикски, а дари - это и есть таджикский язык.

Владислав ШУРЫГИН. Чем занимались в Туркестанском округе?

Семён БАГДАСАРОВ. В Средней Азии уже начиналась политическая неразбериха, так что занялся среднеазиатскими вопросами. Помню, я ещё был майором, слетал на родину, в Ферганскую долину. Это было перед самым погромом турок-месхетинцев. И по приезду я написал, что ситуация там взрывоопасная и, скорее всего, в ближайшее время могут произойти волнения.

Помню жаркий майский день, я выхожу из трамвая, пешком иду на работу, мне навстречу выбегает большой начальник и говорит «Ты, что там наделал?». А я ничего понять на могу! Оказывается, в Оше вспыхнули волнения. Мой прогноз оказался точным.

Это была самая кровопролитная война

Владислав ШУРЫГИН. Где вас застал распад Союза? И как он отразился на вашей судьбе?

Семён БАГДАСАРОВ. После распада СССР ситуация была непростая. Я, фактически, оказался за границей. И на территориях новоиспечённых республик местные князьки бросились делить оторванные от единого целого куски армии. Трудно было, но благодаря помощи моих товарищей, я их могу назвать - это Леонид Григорьевич Ивашов, это Валерий Леонидович Манилов, и некоторых товарищей - я перебраться в Москву, в штаб Объединённых Вооружённых Сил СНГ. Был прикомандирован к первому заместителю министра обороны Андрею Афанасьевичу Кокошину, был у него направленцем по Таджикистану, где уже во всю гремела гражданская война. Большую часть времени я проводил на Памире, занимался в основном исмаилитами.

Я считал, что нужно достигнуть перемирия, начинать процесс национального примирения, потому что эта война втягивает в свой пожар всё новые регионы и это может плохо кончиться для нас.

По официальным данным, мы на ней потеряли убитыми 360 человек, 1600 раненых. А граждан Таджикистана погибло свыше ста тысяч. Это была самая кровопролитная война на территории бывшего СССР.

За Таджикистан с соответствующей формулировкой я был награждён орденом «За личное мужество». В те времена, в 1993 году, ордена мало кому вручали, все больше занимались ваучерами и раздербаниванием страны.

Владислав ШУРЫГИН. Что запомнилось в Таджикистане?

Семён БАГДАСАРОВ. Меня прикомандировали к главе миссии ООН Ливиу Бота. И в первый же день после нашего знакомства он предложил его консультировать. Мое начальство дало на это добро и официально откомандировало меня к нему.

Помню, он мне говорит: «Полковник, я тут уже три месяца, но ещё ни одного живого оппозиционера-моджахеда не видел, а мне надо с ними пообщаться». Для этого нужно было поставить в известность министра иностранных дел Таджикистана и придумать, где организовать встречу. Не буду говорить как, но я его вывез на Памир. К нашему приезду там собрали полевых командиров.

Владислав ШУРЫГИН. Они были полевые командиры, но они были в оппозиции к той оппозиции?

Семён БАГДАСАРОВ. Нет, они были в оппозиции к Душанбе. Было два типа отрядов оппозиции: исмаилитские отряды - против Душанбе, но за Россию, и суннитские отряды - против Душанбе, но и не совсем в хороших отношениях с нашими пограничниками.

Бота приехал на переговоры в пальто, в костюме, в галстуке. И пришли 16-17 полевых командиров. И среди них был Лёша Горбун - знаменитый полевой командир, такой, маленького роста, Бота принял его за водителя. Так прошли первые переговоры с оппозицией - в кабинете областного комиссара с портретом Жукова.

Наша проблема в отсутствии сильной востоковедческой школы

Владислав ШУРЫГИН. А как оказались в Министерстве по делам СНГ?

Семён БАГДАСАРОВ. В 1995 году я принял твёрдое решение уволиться. Время было гнуснейшее: с одной стороны, тебя награждают Орденом за личное мужество, с другой стороны - кругом какие-то интриги. Русские солдаты проливали кровь, чтобы какой-то деятель мог сесть в кресло.

В то время меня познакомили с Юрием Дмитриевичем Маслюковым, он и привел меня к министру по делам СНГ, Валерию Михайловичу Серову. Тот меня выслушал и сразу назначил на должность начальника управления по трём странам - Таджикистану, Узбекистану и Туркмении. Вот там я снова взялся за идею национального примирения. Это была непростая работа. Надо отдать должное Серову: если бы не он, не было бы никакой политики национального примирения.

Владислав ШУРЫГИН. Кем вы себя считаете? Вы – востоковед или вы – военный?

Семён БАГДАСАРОВ. Думаю, хорошо, что я окончил военный ВУЗ, потом второй, получил реальное представление о том, что такое армия. Но много лет я погружён в Восток, он стал моей профессией. Поэтому я считаю себя военным востоковедом с практическим опытом. А то некоторые эксперты по Афганистану живого моджахеда никогда не видели.

Владислав ШУРЫГИН. По-вашему, нам не хватает сегодня качественной экспертной оценки?

Семён БАГДАСАРОВ. Я считаю, что проблема нашей внешней политики в отсутствии сильной востоковедческой школы. Возьмём, к примеру, Сирию. Я поддерживаю наше военное присутствие там. Но как оно начиналось? Было очевидно, что мы тогда слабо себе представляли, что нас ждёт в Сирии. В Сирию надо было входить ещё в 2012-13 годах. Тогда ещё сирийская армия что-то из себя представляла, контролировала большую часть территории. Нужно было сразу помочь им закрыть сирийско-турецкую границу, это многое изменило бы. А мы сначала поздно вошли, а потом ещё и вступили в какие-то переговоры и потеряли темп после первых успехов. Как результат - сегодня Сирии как территориально целостного государства не существует.

Вот это и есть – отсутствие школы!

Но вы почитайте книгу Юлия Цезаря “Записки о Галльской войне”, написанную две тысячи лет назад: Там великий полководец сначала описывает племена и народы, населяющие Галлию, их взаимоотношения, традиции, а уж потом вступает в войну. Нельзя идти в страну, не зная нюансов религиозно-этнического происхождения.

Владислав ШУРЫГИН. Как можно сегодняшнюю ситуацию в Сирии оценить?

Семён БАГДАСАРОВ. Ситуация, на самом деле, в Сирии сейчас очень сложная. Она требует глубокого анализа, абсолютного переосмысления того, что там происходит, требует реализма. Можно сколько угодно говорить о территориальной целостности Сирии, но её нет. Надо признать, что есть несколько зон влияния, на которые поделили Сирию. Есть зона влияния, которую мы называем проправительственной, но и она поделена между нами и иранскими формированиями, т.е. она тоже неоднородна. Есть территории, которые турки захватывают: Африн, например, также турки претендуют на Идлиб, Джалаб, Эль-Баб и т.д. А Эрдоган - непредсказуемый союзник, таких друзей иметь - врагов не надо, как говорится.

Есть территория, которая контролируется американцами: это не только курдские территории, Дейр-эз-Зор, где арабы живут - в сторону ирано-иракской границы.

И пока все эти страны между собой не договорятся между собой, сажать за стол переговоров оппозицию бессмысленно, никакая Сочинская конференция, никакая Женева, Астана не помогут. Это Ближний Восток. И когда мы принимаем решения по Ближнему Востоку, мы должны изучить все его тонкости.

Владислав ШУРЫГИН. А как можно оценить востоковедческую школу американцев? Судя по тем ошибкам, которые они допустили, сложилось ощущение, что они достаточно слабы.

Семён БАГДАСАРОВ. Было ощущение, но последнее время события показывают, что они быстро учатся. Посмотрите, как они разыграли курдский вопрос. Они же правильное решение приняли. Не с какими-то вождями начали договариваться, а вступили в переговоры с партией Марксистского союза, аффилированной с Рабочей партией Курдистана. А это организованная и мощная сила. США в 2014 году берут и вычёркивают её из списка террористических организаций и начинают с ней работать. Грамотный ход, если бы они этого не сделали, у них бы сейчас плацдарма в Сирии не было. А теперь есть, и есть на кого опереться там. Так что американцы многому учатся, и многое правильно делают.

Этот год в Сирии будет полон сюрпризов

Владислав ШУРЫГИН. Что вы ждёте в этом году по Сирии и вообще по направлению Востока?

Семён БАГДАСАРОВ. Я думаю, в Сирии 2018 год будет полон сюрпризов.

Сейчас нужно, чтобы заинтересованные стороны закончили раздел Сирии, извините меня за откровенность. Я не верю ни в какое политическое урегулирование. Было бы огромным успехом, если бы Россия, США, Турция, Израиль, Иран договорились не портить друг другу нервы. Но вероятность этого пока ничтожно мала. Поэтому ситуация в Сирии будет носить зигзагообразный характер. Самое страшное - это два конфликта, которые могут возникнуть: между Россией и США (он пока не снят с повестки дня) и между Израилем и Ираном. Это два локомотива, которые мчатся друг другу навстречу, и никто не хочет уступать.

Владислав ШУРЫГИН. Насколько Сирия будет оставаться внутрироссийским фактором, политическим и социальным?

Семён БАГДАСАРОВ. Мы пришли в Сирию и не должны оттуда уходить. Это понятно. Понятно и то, что мы заинтересованы в примирении. Но проблема внутрироссийской политики заключается в том, что у нас очень любят играть в демократию. Мы позволяем многим товарищам говорить непозволительные вещи, например, что Крым надо вернуть кому-то, уйти из Сирии. Позволяем говорить что угодно. И в случае малейшей неудачи на международной арене эта либеральная пятая колонна будет использована против нас во внутренней политике.

Владислав ШУРЫГИН. Что бы вы могли назвать своей личной победой?

Семён БАГДАСАРОВ. Своей личной победой для меня стала политика национального примирения в Таджикистане, о котором я уже говорил. Конечно, я действовал не один. Рядом было много достойных людей. Но вы спросили, чем я горжусь? Мы закончили войну. Вот этим и горжусь…

Владислав ШУРЫГИН. Есть тезис, что любая дипломатия ничто без хороших штыков. Согласны ли вы с этим?

Семён БАГДАСАРОВ. Соглашусь. Мир сегодня проходит зону турбулентности. Старые договорённости больше не работают. И, не опираясь на силу, трудно быть услышанным. Сегодня в России создана армия, способная решать любые поставленные задачи. И мы это видим все последние годы. Армия совершенствуется. Насколько я знаю, сейчас создан военный университет на базе Военно-политической академии, Краснознамённого института, говорят, они сегодня уже готовят там хороших специалистов - востоковедов. Так что процесс идёт.

И сейчас очень важно, чтобы не начало сокращаться финансирование. Мы должны развивать стратегические силы, средства борьбы в локальных войнах. ХХ век был веком мировых войн. ХХI век станет веком локальных конфликтов. Мы должны быть готовы ответить на любую угрозу.

Россия. Ближний Восток > Образование, наука. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644264 Семен Багдасаров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644207 Александр Проханов

У матросов есть вопросы

как в одной стране могут существовать две честности: честность Абрамовича и честность вологодской учительницы?

Александр Проханов

"Прямая линия" с президентом Путиным была в то же время кривой. Её искривляли стоны, непрерывные жалобы. Президент Путин сидел среди стенаний. Стенала Россия. Цены на бензин такие, что впору бросать автомобиль. Обманутые дольщики ищут крюк, где бы повеситься. Дальневосточный гектар предоставляется людям так, что там хоть могилу рой. Задержки зарплат, как в девяностых. В больницах закрываются все отделения, кроме моргов. В школах учителя перебиваются с хлеба на воду. Ветшает жильё, ветшают живущие в нём, ветшает Россия.

Послушаешь этих жалобных, стоящих за подаянием людей, взирающих на Путина умоляющими глазами, и думаешь: где же ты, долгожданный рывок? С кем его совершим? С этим смиренным и обездоленным людом? С этими самодовольными чиновниками, крепкими, как сырные головы?

На этой "прямой линии" были представлены в основном те, кого называют простонародьем. Их жалобы и просьбы были о насущном, приземлённом: о хлебушке, о копеечке. Но на этой "прямой линии" не было философов, не было архитекторов, учёных, не было геостратегов, не было воюющих генералов. А ведь они — соль соли русской земли. У них есть свои вопросы к президенту, есть своя драма, есть свой взгляд на Россию, судьбой которой все они озабочены.

Донбасс — это страшная рана, которая едва начинает зарастать, как её тут же посыпают снарядами из установок залпового огня. Что ни день — то смерти, похоронки, гибель самых отважных и лучших. Где она, Русская весна в Донбассе? Где русское восстание, сулившее преображение не только Донбасса, но и всей России? Где восхитительная, мистическая мечта о Новороссии? Почему всё это усилиями московских чиновников гасится, оскопляется, превращается в уныние и безнадёжность?

Цифровая экономика, которую через слово упоминают наши политики. Кто она, эта цифросфера, которая вдруг опустилась на землю, накрывая собой, как туча, города и селения, университеты и семьи? Как эта новая цифровая реальность, неведомая и пугающая, соприкасается с прежней реальностью, ещё до конца не понятой, которая, уходя, оставляет нам свои неразрешённые загадки? Как в цифровой реальности станут чувствовать себя искусство, литература, человеческая этика, вера в божество? Как сочетается с цифросферой свобода, историческое творчество? Приход цифросферы знаменует множество новых, неопознанных конфликтов, которые возникают там, куда является цифра. Цифра управляет полем боя, корпорациями, жизнью одного человека и человеческого коллектива, управляет страной, союзами стран, претендует управлять самой историей.

А возможно ли управлять историей, Владимир Владимирович? Вам удаётся управлять историей, или история управляет вами, а также и нами, вашими современниками? Художники и писатели — это отбойные молотки, которые прорубают туннели в будущее. Без них невозможен прорыв. Они своим творчеством создают героев прорыва, за которыми устремляется весь остальной народ. Прорыв невозможен с помощью только лишь электроники, новых технологий, финансовых вливаний. Его не обеспечит воля политиков. Прорыв — это духовное, моральное стремление. Его начнут новые Петровы-Водкины, Свиридовы и Прокофьевы, архитекторы Мельниковы, скульпторы Мухины и Цаплины. Почему нынешние художники так боятся современности? Почему шарахаются от неё, как от высоковольтного провода? Почему они не кидаются грудью на эти оголённые, дрожащие от тока провода? Сколько можно цепляться за фильмы о советском спорте? Сколько можно жалко и бездарно копировать голливудские кинооткрытия?

Роман Абрамович, как сказал президент, нажил свои капиталы честным путём. И теперь, боясь, что отнимут эти "честные" капиталы, таскает их из Лондона в Израиль и обратно. Но тем же "честным" путём 20 миллионов русских людей оказались нищими. Как в одной стране, в России, одновременно могут существовать две честности: честность Романа Абрамовича и честность вологодской учительницы?

В это же время, когда русские миллиардеры, "честно" нажившие свои миллиарды, бегут за границу, скрываясь от правосудия, когда они плодят в окрестностях Лондона свои дворцы, когда устраивают оргии на яхтах и кормят своих собачек молоком из женской груди невольниц, в это же время в Сирии гибнут блестящие русские офицеры, вызывают огонь на себя. Они, эти русские воины, суть лучшие из нас, есть духовная гвардия сегодняшней России, её истинные аристократы. Похоронки об их героической смерти приходят в вологодскую и оренбургскую деревню, всё к той же русской учительнице.

Пожелаем успеха Дмитрию Рогозину, который получил в управление Роскосмос. Мы желаем ему, чтобы скорее взлетела сверхтяжёлая марсианская ракета, и в полную меру заработал космодром Восточный. Но ведь космос — это не только то, куда устремляются ракеты, пересекая орбиты Марса и Венеры. Космос живёт в душе каждого русского человека. Каждый русский —это космист. Его томит и манит бесконечность, которая открывается в его душе. Это космическое томление, эта космическая русская мечта позволили нам выиграть войну, освоить необозримые пространства, выйти к трём океанам, создать небывалое в мире государство. Владимир Владимирович, почему вас никто не спросил об этом духовном космизме русского человека?

Бандитам и грабителям кубанской Кущёвки возвращают их хлюпающие кровью усадьбы и земли. Соратница Сердюкова Васильева получает свои "честно нажитые" драгоценности. Полковнику Захарченко, одному из "честнейших" людей современной России, всё ещё пребывающему под стражей, возвращают миллиарды, которыми была набита его квартира. Как можно взлететь в беспредельный русский космос, когда под стартовым столом русской ракеты разверзается чёрная бездна, и оттуда смотрят на нас глаза полковника Захарченко — честные, как и глаза Абрамовича?

Всё это требует объяснения, ответов на роковые вопросы. Их не заменить футболом, не заменить фанзоной. Россия — это не фанзона, а страна негасимого света и неиссыхающих слёз. Прорыв возможен, и он неизбежен. Он случится, когда будут разбужены сокровенные русские коды. Когда Россией будут управлять не только с помощью налоговой и кредитной политики, не только с помощью Росгвардии и уголовного кодекса. Но с помощью глубинных, таинственных представлений, живущих в душе русского крестьянина, полярного землепроходца и художника-мистика понятий о русском чуде, о русском мессианстве, о русской судьбе и о неизбежной русской Победе.

Бесконечные выборы: то в муниципальные округа, то в мэры, то в Государственную думу. Эти дурацкие искусственные сакуры на улицах Москвы, поставленные в преддверии выборов мэра. И такие же безвкусные, пошлые, усыпанные гирляндами аркады, закрывающие изумительные памятники Пушкину или Юрию Долгорукому. Вся эта бесконечная, сорная, заслоняющая взор суета затмевает для наших глаз два величественных проекта, которые осуществляет сегодня Россия. Это северный нордический проект — проект Полярной звезды, когда страстные, одухотворённые люди строят на кромке Ледовитого океана заводы, спускают на воду ледоколы и подводные лодки, возрождают разрушенную в девяностых годах русскую арктическую цивилизацию.

И второй, южный проект — крымский, средиземноморский, где мы устанавливаем свой южный фланг обороны, открываем южный выход в мир, по которому когда-то Советская Россия доходила до Африки, до Кейптауна, до Антарктиды и Южного полюса. Великолепный промышленный комплекс на Ямале, в двух шагах от Северного полюса, и Крымский мост, соединяющий не просто Тамань и Керчь, — это дорога не просто к Сапун-горе и домику Чехова. Это дорога к алтарю Херсонеса, где взошло солнце русского православия, Херсонеса, где можно встать на горячие прибрежные камни, потянуться ввысь, сложить руки, как это делают ныряльщики, и нырнуть в бесконечную лазурь русской истории.

Там, на этих двух полуостровах, на южном Крыму и на северном Ямале, уже совершается прорыв, уже открывает нам свои врата русское будущее. Россия — страна рывков, страна мечтателей и героев. Россия — страна негасимого света и неиссыхающих слёз.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644207 Александр Проханов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644202 Игорь Шишкин

ПАЛИТРА

73 оттенка белого на «Прямой линии» с президентом

Палитра - небольшая тонкая доска, на которой живописцы, держа ее на левой руке большим пальцем, продетым сквозь имеющийся прорез, смешивают при работе краски. Совокупность выразительных средств, которыми располагает какой-нибудь художник, писатель. Богатая, бедная палитра.

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка.

7 июня в Москве состоялась «Прямая линия» с президентом Владимиром Путиным. Она продолжалась четыре часа 20 минут. Глава государства ответил на 73 вопроса из более чем двух миллионов.

Первый вопрос был такой: в какую сторону движется Россия? Ответ Путина: «Если говорить вот такими категориями — белое, чёрное, серое, на какой полосе мы сейчас находимся, то мы движемся в сторону устойчивого белого цвета. Но, конечно, и в природе никогда не бывает абсолютной чистоты ни в чём. Посмотрите, вроде бы в Арктике, Антарктике полная белизна, белая пустыня, и всё равно даже там есть вкрапления серого, чёрного цвета. Так же и у нас. Но в целом мы движемся в правильном направлении».

В русской традиции исстари, особенно последние 100 лет, цвета имеют значительное политическое, социальное и мировоззренческое наполнение. Понятно, что слова «белый» и «красный» ассоциируются с определённым выбором именно социально-политического пути развития. Не было ли такой подоплёки и в словах Путина? Ведь красный цвет, левые идеи не были упомянуты ни в первом ответе, ни в дальнейших ответах на вопросы, которые впрямую касались социально-экономической проблематики: всё было выдержано в право-либеральном или даже ультралиберальном ключе.

Экспертные оценки

Игорь Шишкин

Я полагаю, что не нужно искать особый цветовой символизм в словах Путина на «Прямой линии» о белом, чёрном и сером. Я бы скорее связал президентскую палитру с его прежними ответами. Помните, на одной из встреч его спросили: «Мы сейчас на какой полосе находимся, чёрной или белой, тем более, что вы обещали в предыдущий раз, что чёрная полоса заканчивается, начинается белая?» Он ответил: «То, что тогда казалось чёрным, как выяснилось, было белым». Так вот, скорее всего, новый ответ Путина говорит о том, что с точки зрения президента мы из чёрной полосы всё же выбираемся, и замаячила перспектива перехода на белую полосу — не более того. А все эти символизмы с красным, чёрным, белым и отношением к ним народа, как я думаю, не имеют отношения к ответу.

А вот если говорить про отсутствие у Путина темы красной, темы социализма — то вполне естественно, что её нет. Давайте не забывать, что современная Россия — это капиталистическое государство. И было бы очень странно, если бы в капиталистическом государстве президент страны говорил что-то положительное о Красном проекте. Давайте вспомним, что один из главных строителей современного российского капитализма господин Чубайс дал ему очень чёткую и, по-моему, абсолютно правильную формулировку: «Мы построили бандитский капитализм». Мы и живём в условиях построенного Гайдаром, Чубайсом и прочей ельцинской командой бандитского капитализма. Да, при Путине в этом бандитизме стали наводить определённый порядок; но сказать, что все бандиты получили по заслугам и у нас сейчас уже не бандитский капитализм — будет абсолютной ложью. Мы живём всё в том же бандитском капитализме, построенном Чубайсов и компанией, это факт.

На вопрос о прогрессивной шкале налогов Путин дал предельно чёткий ответ: «Плоская шкала пересмотрена не будет». Это как раз и есть наглядное проявление бандитского капитализма. Власть у кого? У крупного капитала. Власть отстаивает чьи интересы? Крупного капитала. От кого зависит власть? В первую очередь от крупного капитала. У нас, в отличие от Франции или США, где работает прогрессивный налог, специфика в том, что правит не просто крупный капитал, а в основном бандитский капитал. Есть у нас такой бывший олигарх Авен… Впрочем, теперь уже у нас олигархов нет, у нас, по словам Дворковича и Пескова, «социально ответственные предприниматели» (хотя термин «авторитетные предприниматели» больше подходит для этой публики). Так вот, Пётр Авен в одной из своих работ написал следующее: «Приватизация каждого алюминиевого завода обходилась примерно в 12 трупов». У меня есть предположение, что алюминиевая отрасль ничем не отличается от всех остальных. Как-то не верится, что именно в алюминиевую отрасль съезжались приватизировать сплошь душегубы, а все остальные предприятия — чёрной металлургии, машиностроения, кондитерские, крупные сельскохозяйственные предприятия — захватывали исключительно законопослушные люди. А потом мы удивляемся, почему, когда все эти люди всего наприхватизировали, они добились от власти снижения налогов для себя. Были бы странно, если бы они этого не сделали. Помнится, в своё время в Израиле по рукам ходила кассета с интервью Бориса Березовского. Там рассказывалось о том, что в течение нескольких лет он и ему подобные финансовые правители России вообще не платили налогов. Потом, когда всё же пришлось платить налоги, зачем же им своё-то «кровное отдавать»? — ведь чем богаче, тем жаднее. И какой тогда был проведён манёвр, как раз отражающий всю суть капиталистического строя! Вскричали о понижении налогов. Вместо 12%, которые платили 90% населения, их обложили 13%-ным налогом. То есть со всего народа стали брать на 1% больше, а с богатеев стали брать в разы меньше. Было ясно и чётко показано, что у нас бандитский капитализм, при котором на первом месте для государства интересы крупного криминального капитала. Учителя, врачи, офицеры, крестьяне, рабочие на заводах, нищие работники культуры из своих карманов оплатили государству уменьшение налоговой нагрузки на березовских, гусинских, авенов, фридманов, абрамовичей... С бедных можно взять мало, но зато бедных много — это давным-давно известная истина. Поэтому с бедных драли и будут драть, пока бедные это позволяют.

И здесь никаких изменений мы, к великому сожалению, на «Прямой линии» не услышали. Естественно. У нас что, изменилась социально-экономическая формация, у нас разве Чубайс отвечает по закону за совершённое им?

По этому поводу: самые ключевые и острые народные вопросы возникали на мониторах в студии. На них никто не ответил, но, тем не менее, мы-то их видели. Вот два вопроса из тех, на которые не было ответов, но которые волнуют народ: «Наше правительство и дерипаски обирают народ ради яхт и яиц Фаберже?»; «Чубайс — ценный госресурс или изменник Родины?» Вопросы, по-моему, риторические и в ответах не нуждаются. Все ответы на эти вопросы всем хорошо известны. Так что зачем на них было отвечать?

Но, тем не менее, там было несколько вопросов и несколько ответов, которые говорят о том, что, несмотря на то, что у нас бандитский капитализм как был, так и остаётся, это не значит, что государство абсолютно под его контролем и что государство совершенно не отстаивает национальные интересы страны. Первый, это, конечно же, вопрос Захара Прилепина. Сейчас очень много говорилось и писалось о том, что киевский режим (точнее, не он сам, он сам такие решения не уполномочен принимать, а его западные хозяева) может организовать кровавую провокацию в Донбассе во время чемпионата мира по футболу. К сожалению, это были не только слова. Мы наблюдаем последнее время действительно очень серьёзное обострение ситуации на линии соприкосновения. Здесь нельзя употреблять выражение «вялотекущий конфликт», потому что по отношению к конфликту, где практически ежедневно убивают двух-трёх человек, «вялотекущий» — это, по-моему, кощунство. Так вот, конфликт низкой интенсивности с убийством нескольких человек в день планировалось перевести в конфликт высокой интенсивности, убив тысячи и тысячи жителей ДНР и ЛНР. Это была реальная опасность, и поэтому вопрос Прилепина пропустили на «Прямой линии», и поэтому президентский ответ вселяет надежду на то, что геноцида народа Донбасса никогда не произойдёт. Путин ясно и чётко ответил — если Запад даст команду киевскому режиму перейти в атаку, то это будет иметь катастрофические последствия для украинской государственности. Я понимаю, что украинская государственность сама по себе Запад абсолютно не волнует, но его волнует контроль над этой территорией. Уверен, что ответ Прилепину очень хорошо услышали и в Вашингтоне, и в Берлине, и в Брюсселе. И соответствующие выводы будут сделаны. Соответственно, обострения боевых действий на востоке Украины не произойдёт и не прольются реки крови. Так что этот ответ очень многого стоит. Я думаю, что он спас многие-многие жизни.

В связи с Востоком Украины был ещё один очень важный вопрос, связанный с получением гражданства. То, что в этой области творилось до последнего времени, иначе, как издевательством над русскими людьми, назвать было нельзя. Русскому человеку, бежавшему от войны и от преследования нациков на Украине, было практически невозможно легально работать в России, найти убежище, получить российское гражданство. Его заставляли проходить семь кругов ада, чтобы потом объявить о том, что где-то запятая не там поставлена в каком-то документе, который уже утратил свою силу — для того, чтобы запустить всё по новой. А так как срок пребывания в России истёк, то русского беженца принудительно высылали на территорию Украины. И такое случлось регулярно. Большинство из высылаемых на расправу удавалось спасти, но не всех. Мы помним, как прокурор потребовал, суд принял решение, и одну из активисток «Русской весны», Марину Меньшикову, выслали на Украину, где потом объявили, что она «покончила жизнь самоубийством». На Украине всегда сообщают — «сам застрелится, сами себя сожгли в Одессе». Помните, когда первый авиационный бомбовый удар был нанесён по Луганску, погибла женщина, что было сказано? «Сами ударили, сами взорвали». Так же и здесь. Человека отправили на верную смерть. И прокурор это знал, и судья это знала, но её отправили в нацистский город «Днепр». И русскую женщину там убили, я подчёркиваю — убили. И что, это остановило судебный произвол? Нет. За последнее время было ещё несколько случаев. Это что, просто ляпы? Нет, это как раз следствие той структуры, которую мы обрели в 90—е годы, той элиты, которую мы получили.

Директор нашего института Константин Затулин (кстати, благодаря ему многие люди были спасены от расправы) последние два года что только не делал, чтобы принять новые законы, чтобы Россия заботилась о наших соотечественниках, чтобы они могли получить паспорт гражданина России, который хоть как-то поможет им облегчить жизнь. И всё как в стену упиралось. «Компетентные лица» включали дурака и говорили «Если они понаедут сюда, то рухнет наша пенсионная система, система социальной защиты, а мы так заботимся о российских гражданах». Это утверждали деятели, которые всячески обслуживают финансовые интересы всевозможных Минцев и прочих «социально ответственных», а тут они прямо горой за учителей, за пенсионеров. И возникает вопрос — извините, а почему Израиль приезжающему еврею тут же оказывает помощь и не боится, что государство рухнет? Крепость Израиля как раз и определяется тем, что оно неразрывно связано со всем еврейским народом, разбросанном по всем миру. Почему Румыния заботится о своих румынах за рубежом? Венгрия может заботиться, Польша может заботиться, Германия может заботиться о немцах — только Россия этого не делала. Почему? Да потому что еврейский, венгерский, польский, румынский, немецкий правящий класс в соотечественниках видел своих — они для них были своими. А для нашего правящего класса, для всех тех, кто обслуживает интересы Абрамовича и Дерипаски, соотечественники были не своими — они были чужими. И то, что президент заявил, что в этой области нужно навести порядок и решить эту проблему, я думаю, пустой фразой не останется. Это уже не просто назрело, это перезрело. И это вмешательство президента в ключевую проблему дорогого стоит.

А ещё до Путина был допущен вопрос писателя Шаргунова о неправомерном применении 282-й статьи УК. Конечно, нужно отдать должное Сергею. Шаргунов также проделал огромную работу по спасению наших соотечественников, чтобы пробить все те законопроекты, которые делают Россию для русских родным домом, нужно отдать ему должное. И особо, конечно, нужно поблагодарить за вопрос Путину. Мы ведь все хорошо знаем, что 282 статья неслучайно называлась «русская статья». Она была принята в тот момент, когда в ответ на вакханалию миграционной политики (откровенно бессмысленной с экономической точки зрения, но имеющей смысл только как изменение этно-культурного баланса страны, разбавление государствообразующего этноса) начались возмущения. Русские люди начали говорить, что они на своей земле являются хозяевами и не позволят никому входить в наш дом с чужим уставом. Тогда и был продавлен этот знаменитый закон, при принятии которого, помните, была устроена специально сделанная провокация на Манежной площади, когда футбольные фанаты погромили автомобили. Причём специально были установлены экраны с трансляцией футбола, все прекрасно знали, что туда соберётся огромная толпа далеко не трезвых людей. И достаточно было добавить несколько провокаторов в эту толпу для того, чтобы они у стен Государственной Думы совершили такой погром. Конечно, тут же Госдума, которая до того, между прочим, довольно долго пыталась противодействовать принятию этого закона, проголосовала «за».

И это закон был направлен именно на подавление любого проявления русского национального самосознания. Фактически за любое слово о правах русских, о русских интересах можно было по этой статье загреметь на огромнейший срок. Помнится, под суд отдавали человека, который посмел в социальных сетях написать о том, что «Москва — это русский город». Ну, за это, конечно же, нужно сажать… Это вам не приватизация каких-нибудь заводов с дюжиной трупов. Сам Шергунов в числе примеров маразматических случаев осуждения людей по 282-й статье рассказал, как «молодых патриотичных ребят осудили за создание группы по проведению референдума об ответственности власти в стране». В системе координат бандитского капитализма это, действительно, экстремизм. Ничего себе — потребовать ответственности власти перед народом, а не перед денежными мешками! Экстремисты, батеньки. Эдак вы дойдёте до того, что потребуете разобраться, откуда у нуворишей миллиарды, с которыми они, чуть опасность возникнет, сбегают в Лондон. Так что история не удивительная — хотя, конечно же, звучит абсолютно дико. Так вот, то, что этот вопрос прошёл сито «Прямой линии», случайностью, конечно же, не является и вселяет оптимизм: из чёрной полосы мы постепенно переходим в белую?

Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644202 Игорь Шишкин


Россия. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644197 Исраэль Шамир

Чтобы не стояло без дела

переносит ли Россия посольство в Иерусалим?

Исраэль Шамир

В четверг 14 июня посольство РФ в Израиле будет отмечать День России - в Сергиевском подворье в Иерусалиме. Это напрягло многих. Неужели Россия, главная защитница палестинцев, решила пойти по стопам Америки Трампа и переносит посольство в Иерусалим? Ура! – закричали израильтяне – Мессия пришел! А друзья палестинцев были опечалены и ворчали «Путинслил!»

Без иронии скажу, что и меня эта весть озадачила. Ни разу до сих пор Россия не отмечала День России в Иерусалиме, и российское посольство находится в Тель-Авиве, как и все посольства (кроме США и Гватемалы). Неужели мрачный призрак покойного посла Бовина вырвался из ада? При Бовине российское посольство только и думало, как бы выполнить еврейские пожелания, но с тех пор сменилась эпоха. Конечно, Россия в хороших отношениях с Израилем, но настолько? Не означает ли это признания...?

Нет, не означает, - твердо сказали мне как на Смоленской площади (МИД), так и на ул га-Яркон (посольство РФ в Тель-Авиве), а инсайдеры дополнили подробностями. Решение отпраздновать День России в Сергиевском подворье, исторической собственности России, не так давно возвращенной и отремонтированной, было принято еще в феврале сего года, когда план Трампа перенести посольство ещё витал под его оранжевой шевелюрой. Просило об этом ИППО, Императорское Православное Палестинское Общество, номинальный владелец подворья, как из соображений материальных (зачем платить большие деньги тель-авивскому отелю, когда можно праздновать на своей территории?), смысловых (что-то надо делать с Сергиевским подворьем, а что - пока не придумали, так оно и стоит без дела), исторических (там праздновали еще при султане-батюшке Абдул-Хамиде II), и дипломатических – дипломаты европейских стран бойкотируют русские приёмы, что было бы особенно заметно в Тель-Авиве, а тут придут израильские госслужащие и скрасят картину.

Особых возражений не было – Россия признаёт Западный Иерусалим столицей Израиля (с 2017 года), а Восточный Иерусалим – столицей Палестины. Решение Трампа изменило ситуацию, но решили не менять уже сложившиеся планы.

Посол России в Израиле г-н Викторов выпустил коммюнике: «Ввиду обращений СМИ в связи с проведением Посольством государственного приема по случаю Дня России на Сергиевском подворье сообщаем следующее.

Сергиевское подворье, возвращенное России в 2008 г., занимает уникальное место в истории российского присутствия на Святой Земле. Решение о проведении на нем государственного приема принято не случайно: подворье олицетворяет нашу культуру, традиции, является настоящим «русским» наделом в Израиле и на Ближнем Востоке в целом.

Отметим, что участок расположен в Западном Иерусалиме, о признании которого в качестве столицы Израиля Россия заявила в апреле 2017 г.

Имеем ввиду, что конкретные параметры решения всего спектра вопросов арабо-израильского конфликта, включая проблему Иерусалима, должны быть согласованы в ходе прямых переговоров между израильтянами и палестинцами. Россия готова продолжать оказывать содействие сторонам в достижении соответствующих договоренностей».

Премьер-министр Нетаньяху собирается придти на прием, и уж он наверняка постарается извлечь из этого максимальную пользу, дать свою интерпретацию. «Пущай клевещет», - говорят неофициально дипломаты.

Россия продолжает занимать ту же позицию, что и в прошлом, по-прежнему поддерживает легитимные чаяния палестинцев, признает государство Палестину со столицей в Восточном Иерусалиме, голосует за резолюции Совбеза и Генассамблеи ООН, осуждающие Израиль за подавление палестинских демонстраций, за поселенческую деятельность и нарушения прав человека.

Россия отказывается перевести свое посольство в Иерусалим, несмотря на постоянные просьбы израильского руководства, но отказываться от своей площадки в Иерусалиме не намерена. К сожалению, израильские власти не разрешают России открыть свое консульство в Иерусалиме, для чего прекрасно подошло бы Сергиевское подворье. У России было консульство в Иерусалиме с ХIХ века, и как все консульства в Иерусалиме (английское, испанское и т.д.) оно пользовалось особым высоким дипломатическим статусом – ему не требовалось признание израильских или иорданских властей.

В 1967 году Москва, разрывая дипотношения с Израилем, сгоряча отказалась от этого достояния России, хотя консульство можно было оставить, даже при разрыве отношений. (Впрочем, незадолго до этого Москва отдала Израилю сотни домов в Палестине за апельсины, которые и не дошли до русского потребителя.) И хотя сейчас отношения восстановлены, израильские власти не собираются позволить России снова открыть свое консульство в Святом Городе – хотя Россия вернула евреям все общинные дома, которые когда-либо у них были. Но с Израилем так оно обычно – брать горазды, а отдавать не желают.

Меня в целом убедила позиция русского посольства. Но посмотрим, всех ли она убедит.

Россия. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644197 Исраэль Шамир


США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644194 Алексей Гордеев

Встреча американского "голиафа" с северокорейским "давидом"

Трамп готов подвести черту подо всем послевоенным мироустройством

Алексей Гордеев

Встреча президента США Дональда Трампа с лидером КНДР Ким Чен Ыном, в реальности которой так долго сомневались глобальные масс–медиа, всё-таки произошла. Как и планировалось ранее, 12 июня, в Сингапуре. Сразу после саммитов "Большой семёрки" и Шанхайской организации сотрудничества.

И если в канадском Ла-Мальбе Трамп не жалел жёсткости и сарказма в адрес традиционных союзников Америки, то на встрече с "северокорейским рокетменом" он был сама учтивость, рассыпаясь в комплиментах своему визави. Контраст был слишком разительным, чтобы полностью списать его на "неадекватность" действующего хозяина вашингтонского Белого дома. Скорее, наоборот — видимо, "на кону" для него здесь стояло нечто гораздо большее, чем на встрече с партнёрами по G7.

Ни финансово-экономический, ни военно-стратегический вес самого Пхеньяна, при всём уважении к подвигам "страны чучхе", такому отношению со стороны американского президента явно не соответствует. Следовательно, дело не в Ким Чен Ыне как таковом, и не в значении достигнутых на сингапурской встрече соглашений, поскольку обозначенные четыре пункта итоговой декларации: США и КНДР принимают обязательства установить отношения между странами в соответствии с желанием народов этих государств добиться мира и процветания; США и КНДР совместно приложат усилия для того, чтобы установить на территории Корейского полуострова устойчивое и продолжительное состояние мира; КНДР подтверждает приверженность Пханмунджомской декларации, подписанной 27 апреля 2018 года, и полному освобождению Корейского полуострова от ядерного оружия; США и КНДР принимают обязательства по возвращению останков военнопленных и пропавших без вести, включая возвращение уже идентифицированных останков, — честно говоря, на "дипломатический прорыв" мирового значения не тянут и никаких конкретных обязательств договаривающихся сторон не предусматривают.

А в чём же тогда дело?

Если рассматривать "бэкграунд" первой в истории американо-северокорейской встречи на высшем уровне комплексно, то обращают на себя внимание следующие обстоятельства.

Первое обстоятельство — внутриполитическое. КНДР — одно из немногих государств мира, открыто занимающих радикально антиамериканскую позицию (к числу таковых относятся сегодня разве что Иран и, уже в меньшей степени, Куба с Венесуэлой). И в этом качестве Пхеньян является постоянной "занозой" для американского "глобального лидерства", которая мешала и мешает "вашингтонскому обкому" чувствовать себя комфортно и уверенно. Можно сколько угодно называть "страну чучхе" государством-изгоем, вводить против неё санкции вплоть до блокады, высмеивать её политических лидеров из "династии Кимов" и т.д., но сути дела это не меняет: пока весь мир видит, что американский "голиаф" не справляется с северокорейским "давидом", сила первого находится под большим вопросом. Поэтому все американские президенты, начиная с Буша-младшего, придавали важное значение отношениям с Пхеньяном. То есть этот вопрос уже минимум два десятилетия находится в фокусе приоритетов американской политики: как внешней, так и внутренней. И сингапурскую встречу Трамп сразу может занести себе и своей партии в актив накануне уже близких промежуточных выборов 4 ноября 2018 года.

Второе обстоятельство — собственно внешнеполитическое. Мы видели, как Трамп в течение всего своего президентства пытался "дрессировать" Ким Чен Ына "кнутом и пряником": то суля лидеру КНДР златые горы, то посылая против него сразу три авианосные группы с приказом "нанести сокрушительный удар". Насколько серьёзно всё было в последнем случае, можно судить по реакции китайской и российской сторон, которые направили к берегам Корейского полуострова свои военно-морские силы, что несколько охладило пыл "Большого Дональда".

Китай, со времён Корейской войны являющийся "старшим братом" для КНДР, успешно использует ракетно-ядерную программу Пхеньяна в качестве весьма эффективного инструмента давления на США не только в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но и в более широком, общемировом масштабе. Когда же дело подошло к критической отметке, свою лепту в урегулирование ситуации внесла и Россия, заявив о недопустимости военного конфликта в непосредственной близости от своих дальневосточных границ. Буквально накануне сингапурского саммита, 31 мая, министр иностранных дел РФ Сергей Лавров посетил КНДР с официальным визитом, в комментариях к которому от российского МИДа "совершенно случайно" было использовано знаковое сочетание "вежливые люди": "Мы получили приглашение, и не абстрактное, а с конкретными сроками. И, как вежливые люди, мы им воспользовались". Так что здесь речь может идти, прежде всего, о весьма отчётливых и, не исключено, заранее согласованных "сигналах" Дональда Трампа в адрес Пекина и Москвы.

Существует также и третье, весьма важное, обстоятельство, которое можно назвать символическим. Речь идёт о том, что Корейская война 1950—1953 гг. была, по сути, последним конфликтом в рамках Второй мировой войны, который формально не завершён и по сей день, — подписанному 27 июля 1953 года между США и КНДР договору о перемирии и прекращении огня, а также о линии демаркации по 38-й параллели северной широты, скоро исполнится 65 лет, а с 13 декабря 1991 года оно дополнено Соглашением о примирении, ненападении, сотрудничестве и обменах между КНДР и Южной Кореей, но официально эта война не завершена каким-либо правовым актом. Теперь это становится не просто возможным, а неизбежным. Подписав соглашение с Ким Чен Ыном, Дональд Трамп ещё раз продемонстрировал готовность США "подвести черту" под Второй мировой и под всем послевоенным мироустройством, с новым "глобальным переформатированием" матрицы международных отношений. Что и говорить, это решительный и важный шаг — правда, к непрерывно удаляющейся линии горизонта…

США. КНДР > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644194 Алексей Гордеев


Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644193 Николай Коньков, Александр Нагорный

Июньские звёзды

четыре дня, которые изменили мир

Николай Коньков Александр Нагорный

В древних русских летописях порой встречаются записи типа: "В лето сие не бысть ничесоже". То есть за целый год (а слово "лето" тогда означало не время года, а год в целом) не происходило ничего, по мнению летописца, достойного письменного упоминания. Сегодня такое даже невозможно себе представить — в целом информационная насыщенность времени только за последнее десятилетие увеличилась на несколько порядков, но сама его структура всё равно остаётся, как выражаются математики, анизотропной, то есть неравномерной: то пусто, то густо; иногда ничего заметного и значимого, кажется, вообще не происходит, иногда всё идёт в "нормальном", "среднестатистическом", "фоновом" режиме, но подчас важнейшие изменения начинают сыпаться, словно из рога изобилия, преобразуя всю наблюдаемую нами картину мира.

Всего четыре дня в начале нынешнего лета, с 7 по 10 июня, оказались настолько богатыми на события, так "сошлись июньские звёзды", что в этот небольшой отрезок времени уложилось следующее:

— 7 июня: "прямая линия" президента России Владимира Путина;

— 7—10 июня: 66-е ежегодное заседание Бильдербергского клуба (Турин, провинция Пьемонт, Италия);

— 8 июня: государственный визит президента России Владимира Путина в Китайскую Народную Республику;

— 8—10 июня: саммит лидеров "Большой семёрки" (Ла-Мальбе, провинция Квебек, Канада);

— 9—10 июня: саммит лидеров Шанхайской организации сотрудничества (Циндао, провинция Шаньдун, КНР).

Каждое из этих суперсобытий сопровождалось собственной "планетной системой", свитой включённых и сопутствующих событий помельче. И если до этого можно было говорить только о тенденциях, которые могут привести к фундаментальным изменениям всей "матрицы" международных отношений, то после них такие изменения, в которые даже накануне трудно было поверить, стали уже состоявшимся, непреложным фактом. Скорее всего, эти четыре дня войдут в историю как системная "точка бифуркации", начало фундаментальной "перезагрузки" и качественного обновления миропорядка XXI века.

Для лучшего понимания ситуации отвлечёмся от линейной хронологической структуры в пользу выявления основных причинно-следственных связей.

Бильдербергский клуб как "людская" хозяев мирового дискурса

За последние годы ореол таинственности и всемогущества вокруг ежегодных собраний структуры, известной как Бильдербергский клуб, сильно потускнел и развеялся. Из открытой информации, в том числе — публикуемой на официальном сайте клуба, следует, что эти мероприятия — вовсе не собрания тайного мирового правительства, а, скорее, "рабочие планёрки" с элементами brainstorming ("мозгового штурма") и примерно годичным "горизонтом" для его наёмных сотрудников, порой занимающих высокие официальные посты в государственных и корпоративных структурах, а порой — находящихся в глубокой "тени", но способных тем или иным способом влиять на общественные настроения: как в "своих" странах, так и на международной арене.

Как отмечают некоторые исследователи данной проблематики: "Название отеля Bilderberg, ставшее одной из метафор "мирового правительства", в вольном переводе с немецкого означает "Гора художников" или, вернее — "Гора создателей картин (образов, видений)"… Символика "горы" в западной и мировой культуре чрезвычайно многослойна и многообразна (см., например, роман Томаса Манна "Волшебная гора"), но главное, что это — сакральное, священное место, где избранные при соблюдении определённых условий, включая выполнение определённых поведенческих актов (ритуалов), могут получать и получают некие откровения от "высших сил". Если подобные гипотезы хотя бы в какой-то степени соответствуют действительности, то, сопоставляя формальную повестку дня собраний "билдербергеров" разных лет с соответствующими "кластерами" событий, можно хотя бы частично "реконструировать" как технологии их работы, так и эффективность этих технологий.

Если сопоставлять заявленную повестку дня Бильдерберга-2018 с аналогичной повесткой прошлогодней встречи (1—4 июня 2017 года, Шантильи, штат Виргиния, США), то можно выделить три группы проблем.

В первую из них входят те, которые обсуждались в Шантильи, но уже не обсуждались в Турине. Это №2 в прошлогодней повестке дня — "Трансатлантические отношения: варианты и сценарии"; №3 — "Трансатлантический оборонный союз: пули, байты и доллары"; №4 — "Направление деятельности ЕС"; №5 — "Можно ли замедлить глобализацию?"; № 11 — "Ядерное распространение" и № 12 — "Китай".

Как изменились за этот год трансатлантические отношения в целом и отношения внутри трансатлантического оборонного союза (НАТО) в частности? Мы можем видеть, что они практически разрушены.

Как изменилась за этот год деятельность Евросоюза? Налицо переформатирование и, в общем, консолидация европейских "элит" с перспективой формирования нового-старого геостратегического субъекта, который начинает действовать отдельно, независимо и зачастую вопреки недавнему "глобальному лидеру" в лице США.

Замедлен ли процесс глобализации мировой экономики и политики? Да, он практически уничтожен и в каком-то смысле пошёл вспять.

Решён ли вопрос с нераспространением ядерных технологий? Встреча президента США Дональда Трампа с лидером КНДР Ким Чен Ыном, видимо, поставит точку в этом вопросе — как и выход официального Вашингтона из многосторонней "атомной сделки" с Ираном.

И напоследок Китай. При всех сложных манёврах Пекина и Вашингтона, уже очевидно, что КНР и США договорились о возможных изменениях "правил игры" как в двусторонних отношениях, так и на международной арене.

Поэтому нельзя удивляться тому, что эти направления работы перестали быть приоритетными в рамках Бильдербергского клуба.

Вторая часть повестки дня Бильдерберга-2018 касается проблем, которые — иногда в другой форме — обсуждались и год назад. К их числу следует отнести: №1 — "Популизм в Европе" (в прошлом году тема "Почему растёт популизм?" значилась под №8); №3 — "Будущее работы" (№6 — "Рабочие места, доходы и нереализованные ожидания"); №5 — "США перед промежуточными выборами" (№1 — "Администрация Трампа: отчёт о работе"); №8 — "Россия" (№9 — "Россия в международном порядке"); №10 — "Саудовская Аравия и Иран" (№10 — "Ближний Восток"); №11 — "Мир "постправды" (№7 — "Война по поводу информации").

Здесь можно отметить повышение до максимального уровня приоритета "популистской" темы (под "популизмом" в Бильдербергском клубе понимают усиление правоконсервативных настроений и соответствующих общественно-политических структур, в содействии которым с целью раскола Евросоюза ведущий австрийской телерадиокомпании ORF Армин Вольф недавно пытался обвинить президента РФ Владимира Путина) с её одновременной "европейской" локализацией, а также темы изменения качества занятости/безработицы населения. В то же время "проблема Трампа" из "проблемы номер один" уже переведена в проблему ноябрьских промежуточных выборов, а вызовы в сфере информационно-коммуникативных технологий вообще сместились со второго на третий план, где продолжают оставаться также две "региональные" проблемы: Россия и Ближний Восток.

Отсюда можно предположить, что Европу ждёт тотальная "зачистка" от политиков-"популистов" типа Марин Ле Пен, Милоша Земана и Виктора Орбана, а Ближний Восток — форсирование ирано-саудовского (возможно, с расширением до шиитско-суннитского) противостояния, с исключением из него Израиля.

Что касается "мира постправды", то после "дела ВАДА", "дела Скрипалей" и "дела Бабченко" стало понятно, что современные технологии позволяют практически полностью стереть не только грань между истиной и ложью, но также между бывшим и небывшим. Можно констатировать, что данная проблема за прошедший год (в том числе — благодаря усилиям "бильдербергеров") принципиально решена; решения обкатаны и на международном, и на межгосударственном уровнях, так что теперь дело за локальными "внедрениями", где весьма кстати будет опыт работы украинских масс–медиа ("фокусная группа" — примерно 30 миллионов человек).

Наконец, к третьей группе проблем, которые не обсуждались на Бильдерберге-2017, но обсуждаются в нынешнем году, относятся пять позиций: №2 — "Проблема неравенства"; №4 — "Искусственный интеллект"; №6 — "Свобода торговли"; №7 — "Мировое лидерство США" и №9 — "Квантовый компьютер".

Создание и внедрение новой идеологии неравенства — весьма насущная задача для "хозяев глобального дискурса", поскольку прежняя неолиберальная концепция "равенства во всём, кроме богатства", измеряемого через принципиально доступные всем денежные единицы, прежде всего — доллар, фактически перестала работать. К тому же, она противоречит санкционной практике и работе правовых механизмов изъятия "нелегитимных богатств", а это — видимо, после устранения фактора "популизма" в Европе — должно стать доминирующим трендом "нового западного миропорядка". Грубо говоря, "кластер" новых технологических возможностей "эпохи пост- и трансгуманизма" не может быть общедоступным и обоснованным количественным порогом "обычных" денег. Это потенциальная "задача номер один", которая сразу получила в рамках Бильдербергского клуба высокий приоритетный статус.

Проблемы №4 и №9 тесно связаны между собой, поскольку квантовые технологии в стремительно наступающей "цифровой цивилизации" грозят сделать "искусственный интеллект" неуправляемым и смертельно опасным для "матрицы" глобализма. Поэтому исследования в данной области, скорее всего, будут ограничиваться, а в странах "третьего мира" — вообще "рубиться на корню". На фоне заявленного США ввода в строй самого мощного суперкомпьютера Summit с производительностью до 200 петафлопс, т.е. 200 миллионов миллиардов операций в секунду, — это более чем показательно и вполне сопоставимо с "великолепной шестёркой" новейших российских вооружений, 1 марта анонсированной Путиным.

Точно так же взаимосвязаны проблемы №6 и №7: "свобода торговли" и "мировое лидерство США". Сегодня одно уже не предопределяет, а исключает другое: свобода торговли невозможна при условии сохранении мирового лидерства США, а мировое лидерство США невозможно при сохранении свободы торговли. В чью пользу здесь принято решение, и в каком конкретно формате оно будет реализовано, пока сказать сложно. Однако развитие событий на саммите "Большой семёрки" и после него проливает определённый свет на данную проблематику.

G7: "катастрофа" в Ла-Мальбе

Перипетии и последствия "скандала в благородном семействе" самых развитых и передовых экономик современного мира, который произошёл в канадском Ла-Мальбе, являются сейчас самой "горячей" темой в глобальном коммуникативном пространстве. Причиной скандала чаще всего называется "абсолютная безответственность" 45-го президента США Дональда Трампа, который не только провёл целый ряд, по сути, рестрикционных мер в отношении ближайших союзников Америки, но даже отказался обсуждать возможность их смягчения и обозначил дальнейшее ужесточение позиции официального Вашингтона в случае введения контрсанкций. "Вишенкой на торте" стал отзыв "Большим Дональдом" — уже постфактум — своей подписи под согласованным текстом итогового коммюнике саммита "семёрки".

Администрация президента Франции выпустила официальное заявление, где охарактеризовала поведение Трампа как "беспрецедентное оскорбление в более чем 40-летней истории группы государств G7". Оценки подобного рода можно множить и множить, но рекордную планку в этом отношении, похоже, взял лауреат Нобелевской премии по экономике 2008 года Пол Кругман, который заявил, что "катастрофы, подобной нынешнему саммиту G7, мир ещё не видел (весьма сомнительное утверждение, относительно, например, холокоста. — авт.)… это была декларация (Трампом. — авт.) невежества и политического безумия… именно так он (Трамп. — авт.) бы себя и вёл, если бы действительно был марионеткой Путина".

Если же абстрагироваться от подобной риторики и попытаться посмотреть на ситуацию глазами противоположной, "трамповской" стороны, то мы увидим совсем иную картину: сначала у 45-го президента США больше года пытались "украсть" его победу внутри Америки, а когда это не удалось, попытались проделать то же самое на международной арене. Практически все участники "Большой семёрки" (за исключением разве что премьер-министра Синдзо Абэ) поддерживали Хиллари Клинтон, выступая против Трампа, его программы и его действий. А теперь они потребовали, чтобы Трамп за счёт США продолжил финансировать тот "глобальный миропорядок", против которого он выступал все эти годы… "Просто ещё один саммит "семёрки", на котором другие страны ожидают, что США всегда будет их банком. Президент чётко выразился сегодня. Этого больше не будет", — лаконично выразил данную позицию новый советник американского президента по национальной безопасности Джон Болтон.

Де-факто от Трампа в Ла-Мальбе потребовали сдачи лидерских полномочий — видимо, в пользу Эммануэля Макрона (кстати, место для этого было подобрано идеально, поскольку Квебек — франкоязычная провинция в Канаде, входящей в британское Содружество Наций, а премьер-министр Канады Джастин Трюдо, которому "трамписты" пообещали "персональное место в аду", — франкофон).

Разумеется, Трамп на подобную "капитуляцию без поражения" согласиться не мог ни под каким видом — в результате формат "семёрки", политически объединявший главных победителей во Второй мировой войне (США, Великобританию и Францию плюс примкнувшую к ним Канаду) с побеждёнными (Германией, Японией и Италией) в рамках "коллективного Запада" фактически приказал долго жить. При этом интересно, что у "победителей" сальдо торгового баланса традиционно является дефицитным (по итогам 2017 года для США этот показатель составил 451,6 млрд долл., для Великобритании — 157,5 млрд, для Франции — 21,1 млрд и для Канады — 50,6 млрд), в то время, как у "проигравших" оно традиционно профицитное (соответственно, в 2017 году для Германии это 290,2 млрд долл., для Японии — 187,2 млрд и для Италии — 50,4 млрд долл.).

Да, подобное разделение "Большой семёрки" и "коллективного Запада" в целом на США и "шестёрку" недавних американских "шестёрок" теперь, когда "процесс пошёл", трудно остановить — даже путём физического устранения Трампа, которому его оппоненты уже давно пообещали повторение судьбы братьев Джона и Роберта Кеннеди. Потому что вознёсший США на вершину мирового могущества "консенсус 1913 года", когда была создана Федеральная резервная система, банально выработал свой "ресурс мощности". И когда американский политолог, президент и основатель компании Eurasia Group Ян Бреммер заявляет, что Трамп подписал смертный приговор статусу доллара как мировой валюты, он абсолютно прав. С одним небольшим уточнением: что речь идёт о "долларе ФРС", а не о "долларе США", — в корне изменяющем как постановку проблемы, так и вероятные пути её решения.

Тем более, что "шестёрка" на самом деле не настолько слаба, как может показаться. Совокупная экономическая мощь Японии, Германии, Великобритании, Франции, Италии и Канады по итогам 2017 года составила (по показателю ВВП с учётом паритета покупательной способности) 19,4 трлн долл. — даже чуть больше, чем у США (19,34 трлн долл.); с учётом потенциала Евросоюза в целом (20,25 трлн долл.) — это уже 27,45 трлн долл.; а с учётом потенциала всего Содружества Наций (бывшей Британской империи) — свыше 40 трлн долл., т.е. даже больше, чем у ШОС и БРИКС, особенно — если Индия качнётся в традиционную для себя сторону Великобритании, а не Китая и России.

Разумеется, у подобной — пока гипотетической — международной структуры нет (и в ближайшее время, похоже, не появится) военной мощи, хотя бы отдалённо сопоставимой с американской, также у неё будут существенно ограничены медийные ресурсы. Но зато она обладает гигантскими финансовыми и структурными возможностями, а также объединена, несмотря на все внутренние противоречия между её участниками, одним общим и критически важным для неё интересом — выжить и сохранить свой привилегированный системный статус производства/потребления в условиях глобального кризиса.

В любом случае, это — идеальный и казавшийся ещё несколько дней назад невероятным шанс для Лондона вернуть себе утраченный после двух мировых войн открытый геостратегический суверенитет. Шанс, которым грех не воспользоваться — или хотя бы попытаться это сделать (и тогда анекдотическое, на первый взгляд, "дело Скрипалей" оказывается просто требованием принести — несмотря ни на что! — публичный оммаж Лондону). Так что, если с "Большой шестёркой" без "Америки Трампа" всё-таки что-то получится, — в современном мире, кроме "глобального треугольника" США — Китай — Россия, появится и "четвёртый угол". А следовательно, вся международная комбинаторика — как бы случайно, сама собой — усложнится минимум на порядок. Что потребует соответствующей коррекции позиций со стороны остальных действующих сегодня "центров силы", включая и нашу страну.

Одним из первых примеров такой "новой комбинаторики" можно считать наделавшую шуму реплику Трампа относительно возможности возвращения России в формат "Большой восьмёрки": "Это, может быть, неполиткорректно, но нам нужно управлять миром. И из G7, которая была G8, они выкинули Россию. Они должны дать России возможность вернуться, потому что Россия должна быть за столом переговоров. Почему мы проводим встречу, когда России нет на встрече? Я буду это рекомендовать, это зависит от них, но Россия должна быть на встрече, должна быть её частью", — а также информацию из Белого дома о подготовке американо-российской встречи на высшем уровне. Впрочем, в 1939 году Гитлер тоже предложил Сталину заключить договор о ненападении, который сегодня предпочитают именовать "пактом Молотова — Риббентропа", так что эти "уроки истории" забывать не стоит…

Путин: "прямая линия" и Китай

Два сюжета, в которых несомненную главную роль играл российский президент: "прямая линия" 7 июня и государственный визит в Китай 8 июня, — можно объединить в один, поскольку они наглядно продемонстрировали две стороны одной путинской "медали": соответственно, внутреннюю и внешнюю.

Президентская "прямая линия" образца 2018 года, несомненно, разительно отличалась от 15 предыдущих. И дело здесь не в том, что в Гостином дворе отсутствовали традиционные десятки, если не сотни "гостей студии", зато присутствовали в качестве ведущих и в некотором смысле "представителей народа" журналисты Андрей Кондрашов и Кирилл Клеймёнов, а также (пусть в режиме онлайн) — руководители федерального и регионального уровней, которых президент приглашал дать свои комментарии относительно поднятых проблем. Это были, так сказать, отличия жанровые. Как и демонстрация возможностей новых коммуникативных технологий. Но за ними вполне отчётливо просматривалась принципиально новая российская реальность. Вкратце, на уровне "сказочных архетипов", можно попытаться сформулировать её следующим образом: если на протяжении предшествующих лет президентства целью Путина было строительство нового "теремка" отечественной государственности ("больше и лучше прежнего"), а с этой целью максимально урезались все накладные и сопутствующие расходы, то теперь, когда эта цель выполнена, перед Россией стоит новый "кластер" задач, решить которые, и целей, достичь которых невозможно без существенного усиления "человеческого потенциала": и количественного, и качественного. Отсюда — заявленная "либерализация" по вопросу предоставления гражданства РФ, отсюда — и демонстрация на всю страну стиля "игра в одной команде", отсюда — и полный "ноль" в плане презентации этнического и конфессионального разнообразия нашей страны, весьма характерной для предыдущих "прямых линий", и многие другие, не менее значимые, но менее заметные факторы.

Очень похоже на то, что Россия готовится к переходу от стратегической обороны к стратегическому наступлению, и целью мобилизации "Русского мира" (ключевой здесь можно считать путинскую фразу о необходимости максимального привлечения в Россию людей, стремящихся быть частью Русского мира, владеющих русским языком и достаточным уровнем компетенций для интеграции в современное российское общество) является достижение "Русской мечты". Кстати, слова о "Русской мечте" прозвучали уже после того, как работа "прямой линии" официально была завершена. Та же тема "Русской мечты" прозвучала затем в интервью российского президента председателю Медиакорпорации Китая Шэнь Хайсюну от 6 июня сего года: это понятие было представлено как системная социально-экономическая, культурно-технологическая, политическая и идеологическая трансформация нынешней России в передовое, лидирующее государство современного мира. Наверное, это плохая новость для всех, кто "играл" и играет против нашей страны. И для Украины ("У нас общее прошлое и, уверен, общее будущее"), и для глобальной "империи доллара" ("Санкционные меры подрывают доверие к тем, кто их вводит; ограничение расчётов в долларах подрывает доверие к доллару"), и для "пятой колонны" ("Очень многие вещи требуют внимательной фильтрации" — отвечая на вопрос об информационной политике медиа-холдинга "Эхо Москвы"), и для колонны "шестой" ("Если власти будут грабить свой народ и откладывать деньги в офшорах, ни к чему хорошему это не приведёт", — сказано про Украину, но только ли про Украину?).

Всё это нашло своё отражение и подтверждение в ходе переговоров российского президента с лидерами КНР. Официально объявленные результаты встреч 8 июня выглядят следующим образом. Главной сферой сотрудничества на этот раз стала энергетика, прежде всего — атомная: подписаны, на срок до 2028 года, контракты на строительство ещё двух реакторных блоков (№№ 7 и 8, типа ВВЭР-1200) для третьей очереди Тяньваньской АЭС в провинции Цзянсу; двух реакторов "российского дизайна", то есть по российским технологиям (№№ 3 и 4, того же типа) для второй очереди АЭС "Сюйдапу" в провинции Ляонин; о сотрудничестве в создании китайского "демонстрационного" реактора на быстрых нейтронах CFR-600 (отечественный аналог, БН-600 с натриевым теплоносителем, был запущен в промышленную эксплуатацию на Белоярской АЭС ещё в 1980 году), а также поставки ядерных тепловых блоков российского производства для нужд китайской космической программы. Будут расширяться поставки нефти (50 млн тонн в 2017 году) и подтверждена дата начала экспорта газа в рамках проекта "Сила Сибири" (с 2020 года). Также заключены договоры об организации электронной торговли, автомобильного движения (прежде всего — в сфере грузовых перевозок), о сотрудничестве в космическом пространстве, научно-образовательные и культурные программы.

Особое значение имело признание китайской стороной "постсоветского пространства" в качестве единой "зоны евроазиатской интеграции" с участием России, что должно исключить сколько-нибудь серьёзные конфликты по данному поводу между Пекином и Москвой, которые в результате подошли (или, точнее, — приехали на высокоскоростном поезде) к саммиту Шанхайской организации сотрудничества как единая "геостратегическая связка".

"Зелёный остров" ШОС в штормовом море кризиса

Имя города Циндао — почти 8-миллионной портовой агломерации на берегу Жёлтого моря — переводится с китайского языка как "зелёный остров". В отличие от скандального саммита "семёрки" в Канаде, его "восточный" аналог прошёл традиционно для мероприятий подобного ранга, то есть скучно, серо, предсказуемо, "без шума и пыли". Но зато с весьма ощутимыми позитивными результатами. Причём это касается не только наличия у участников ШОС общих позиций в современном мире, отражённых в Циндаосской декларации, но и всей системы двусторонних отношений между ними. Так, Путин в Циндао провёл целый ряд официальных встреч на высшем уровне (в хронологическом порядке): с лидерами Таджикистана, Узбекистана, Ирана и Монголии.

Конечно, наиболее примечательными в этом ряду были переговоры с президентом Исламской Республики Иран Хасаном Рухани. Не секрет, что за последние месяц-полтора союзнические отношения между Москвой и Тегераном прошли через этап серьёзных испытаний — прежде всего, из-за переоценки иранским руководством тех возможностей, которые открылись перед ним в Европе в связи с началом действия "атомной сделки", а также условий раздела "плодов" сирийской победы. Судя по итогам встречи в Циндао, руководителям двух стран удалось достичь компромисса по спорным и неопределённым вопросам.

Что же касается собственно саммита ШОС, на котором впервые в качестве полноценных участников работали Индия и Пакистан, то явно обращает на себя внимание закреплённый в Циндаосской декларации выдержанный в традиционной китайской стилистике тезис о "трёх силах зла", противостоянию которым будет уделено особое внимание: терроризм, сепаратизм и экстремизм, — причём не только на уровне исполнителей, но также организаторов и заказчиков, что означает прямой вызов США и их союзникам, широко использующим данные "силы зла" как инструменты "гибридной войны" против своих геополитических конкурентов. Пока сферой данного противодействия объявлена по преимуществу "зона ШОС", но ясно дано понять, что эта практика может быть распространена и на другие регионы мира.

Ещё один важный момент — заявленное расширение "бездолларовых" механизмов взаимной торговли и инвестиций всё в той же "зоне ШОС", которое — в сочетании с тезисом о "совместном формировании мировой экономики открытого типа, последовательном укреплении открытой, инклюзивной, транспарентной, недискриминационной и основанной на правилах многосторонней торговой системы, а также недопущении фрагментации международных торговых отношений и торгового протекционизма в любых проявлениях" — следует рассматривать как фактически открытое объявление войны "империи доллара". Сюда же прилагалось требование об "интернационализации" и "демократизации" управления системой информационно-коммуникативных технологий, включая интернет, а также весьма жёсткая позиция по региональным конфликтам, связанным с Афганистаном, Ираком, Сирией, Украиной и полной денуклеаризацией Корейского полуострова, что означает не только прекращение реализации ядерной программы Пхеньяна, но и гарантии неразмещения в данном регионе американского атомного оружия, что противоречит обычной военной и политической практике официального Вашингтона.

В заключение следует сказать, что геополитический "центр мира" на наших глазах смещается из атлантического в азиатско-тихоокеанский регион, где ведущую роль уже играет российско-китайский стратегический союз, ставший основой таких международных объединений, как ШОС и БРИКС, — с уже очевидной перспективой его расширения до российско-китайско-индийского евразийского "треугольника", создание которого было анонсировано ещё Евгением Примаковым в 1999 году, после агрессии НАТО против Югославии. Этот процесс сопровождается уже явным расколом "атлантического единства" стран "коллективного Запада", которые сформировали после краха Советского Союза структуру "однополярного мира" во главе с США. Подобная фундаментальная трансформация всей системы международных отношений критически зависит от того, удастся ли силам, стоящим за 45-м президентом Соединённых Штатов Дональдом Трампом, сохранить свои позиции и преодолеть всё более ожесточённое сопротивление со стороны глобального "глубинного государства", совершив "разворот" в сторону Тихого океана и сотрудничества с Пекином и Москвой. Так сошлись и так говорят нынешние июньские звёзды.

Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 13 июня 2018 > № 2644193 Николай Коньков, Александр Нагорный


Россия. Греция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 июня 2018 > № 2642678 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Греческой Республики Н.Кодзиасом, Москва

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень содержательные переговоры, которые еще продолжим за рабочим завтраком.

Отметили нашу обоюдную заинтересованность сохранять и преумножать то наследие, которое нам оставили наши предшественники, и те отношения, которые насчитывают не одно столетие.

Мы отметили динамичный рост товарооборота и торгово-экономических связей. По итогам прошлого года товарооборот вырос почти на 30 % и составил 3,7 млрд.долл.США. У нас укрепляются связи в инвестиционной, энергетической, научно-технической, правоохранительной областях. Сегодня мы договорились о том, как ускорить модернизацию договорно-правовой базы.

У нас общая позитивная оценка высокого уровня культурно-гуманитарных обменов. В этом году успешно реализуется перекрестный Год туризма Россия-Греция. В его рамках уже состоялся ряд интересных мероприятий.

Договорились продолжать тесное взаимодействие в международных организациях, включая ООН, ОБСЕ, в Организации Черноморского экономического сотрудничества, Совете Европы.

Россия и Греция считают, что российско-есовский диалог, а также диалог между Москвой и Брюсселем нуждается в оздоровлении. В этой связи мы ценим конструктивный настрой наших греческих партнеров.

Мы с нашей стороны изложили нашим греческим коллегам оценки происходящего в военно-политической сфере на нашем общем континенте. Прежде всего, имею в виду наращивание военной активности США и НАТО вблизи российских границ. От наших коллег в рамках НАТО мы будем продолжать добиваться уважения всех тех договоренностей, которые были провозглашены на высшем политическом уровне – о недопустимости разделительных линий и необходимости обеспечивать неделимость безопасность: когда никто не должен укреплять свою безопасность за счет других.

Обменялись мнениями, конечно же, по кипрскому урегулированию. Россия и Греция здесь выступают за решение этой застарелой проблемы на основе выполнения соответствующих резолюций СБ ООН и договоренностей между двумя общинами.

Мы заинтересованы в том, чтобы проблемы Западных Балкан были урегулированы в соответствии с чаяниями народов, находящихся здесь стран. Это касается косовского урегулирования на основе резолюции 1244 СБ ООН.

Подтвердили нашу позицию по украинскому урегулированию. Я проинформировал своего коллегу и друга Министра иностранных дел Греческой Республики Н.Кодзиаса о заседании «нормандского формата» на уровне министров иностранных дел, которое состоялось 11 июня в Берлине. Мы твердо исходим из того, что альтернативы Минскому «Комплексу мер» не существует и он должен строго выполняться в том виде, в каком он был одобрен СБ ООН.

У наших стран близки позиции и в том, что касается различных кризисов в регионе Ближнего Востока и Севера Африки, включая необходимость выполнения резолюции 2254 СБ ООН по сирийскому урегулированию.

Разумеется, договорились поддерживать тесные контакты между внешнеполитическими ведомствами на основе очень полезной, оправдавшей себя практики консультаций на различных уровнях.

Спасибо за приглашение в Грецию. Я обязательно приеду.

Вопрос: Каковы планы России в энергетическом секторе Балканского региона?

С.В.Лавров: Скажу несколько слов относительно вопроса, который был задан Министру иностранных дел Греции Н.Кодзиасу, потому что он долгое время находился на повестке дня ООН (имею в виду проблемы государственного наименования Македонии). Мы всегда подчеркивали, что выступаем за нахождение договоренности по этой проблеме без вмешательства извне, без установления искусственных сроков и условий. Говорили, что поддержим то решение, которое будет отвечать интересам Греции и Македонии и которое будет опираться на широкую общественную поддержку. Надеюсь, что объявленная вчера договоренность будет именно такой.

Что касается наших планов относительно энергетического сотрудничества со странами Западных Балкан, то эти планы целиком и полностью зависят от тех договоренностей, которые достигаются соответствующими государствами. Если у них есть интерес к дальнейшему развитию энергетического взаимодействия, мы обязательно будем отвечать взаимностью. При таком политическом интересе экономические параметры тоже вполне возможно согласовывать.

Главное – искусственно не вмешиваться в процесс согласования условий тех или иных проектов, как это произошло с «Южным потоком». Сейчас для Западных Балкан интерес может представлять еще один новый проект – «Турецкий поток». Мы неоднократно говорили о том, как мы готовы сотрудничать по этому проекту. Если страны ЕС заинтересованы в том, чтобы газ по этому трубопроводу пошел на их территории, то нужны стопроцентные гарантии Еврокомиссии и ЕС в целом.

Мы всегда готовы к конкуренции с другими производителями и другими маршрутами, которые сейчас тоже обсуждаются в рамках т.н. «Южного газового коридора». Главное, чтобы конкуренция была добросовестной, как принято в странах, уважающих основы рыночной экономики.

Вопрос: Если говорить о предварительных результатах саммита в Сингапуре, можно ли сказать, что первые два пункта российско-китайской инициативы уже выполнены? При этом Президент США Д.Трамп говорит, что улучшений не будет и санкции остаются. Как, на Ваш взгляд, это будет влиять на процесс дальнейших переговоров? Могут ли они проводиться в ближайшее время в многостороннем формате?

С.В.Лавров: Мы уже высказали свое позитивное отношение к состоявшемуся в Сингапуре саммиту. Сам факт прямого контакта между лидерами США и КНДР заслуживает поддержки. Действительно, российско-китайская «дорожная карта», которая была выдвинута чуть меньше года назад, предполагала на первом этапе отказ от воинственной риторики и провоцирующих действий с обеих сторон, а на втором - установление прямого контакта и начала обсуждения всех проблем и озабоченностей, которые есть как у одной, так и другой стороны.

Судя по всему, движение между Вашингтоном и Пхеньяном идет именно в этом направлении. Безусловно, дальнейшему наращиванию правильного темпа будет способствовать объявление Президента США Д.Трампа о том, что на данном этапе нет нужды в проведении очередных американо-южнокорейских учений. Если опять брать критерии росcийско-китайской «дорожной карты», то США и КНДР пока еще находятся в самом начале второго этапа. Документ, который был подписан, явно носит рамочный характер, и для того, чтобы согласовать детали, тем более относящиеся к сложнейшей проблеме, связанной с ядерным потенциалом, потребуется очень много времени. Я надеюсь, что у переговорщиков хватит на это терпения.

Конечно, когда мы будем изучать достигнутую договоренность, а это ещё предстоит сделать, нужно будет особое внимание уделить терминам и тому, что стоит за каждым из терминов. Например, многие комментаторы, высказывая своё мнение о произошедшем, заявляют, что достигнута договорённость о начале денуклеаризации Северной Кореи. Но сам Пхеньян, как и все мы – Россия, Китай и международное сообщество в целом – всегда говорили о денуклеаризации всего Корейского полуострова. Разница, как вы видите, существенная.

Конечно, речь должна идти обо всём Корейском полуострове, как это всегда фиксировалось в деятельности т.н. шестисторонних переговоров. Безусловно, важно, что по итогам встречи с Президентом США Д.Трампом лидер Северной Кореи Ким Чен Ын счёл, видимо, убедительными заверения о том, что в конечном итоге всего этого процесса Северная Корея получит гарантии безопасности, отметив при этом, что процессы, о которых идёт речь – денуклеаризация, гарантии безопасности – должны быть синхронизированными и поступательными.

Безусловно, при всей важности разрешения проблем между США и КНДР, включая этапы денуклеаризации полуострова и гарантии безопасности, ясно, что в двустороннем формате эти проблемы едва ли смогут решиться в полной мере. Все участники шестисторонних переговоров неизменно исходили из того, что увенчать этот процесс должно создание системы мира, безопасности и стабильности во всей Северо-Восточной Азии.

Россия. Греция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 июня 2018 > № 2642678 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 13 июня 2018 > № 2642042 Наталья Ионова

Движение вниз. Как становятся бывшими лидерами рынка

Наталья Ионова

генеральный директор CAF Group

Принципы, сделавшие «Евросеть» популярной, в итоге ее и погубили. Что пошло не так и почему бренд не выдержал новых условий ведения бизнеса?

В конце мая одна из самых известных в России розничных сетей, продающих гаджеты, фактически перестала существовать: «Связной» поглотил «Евросеть», и через какое-то время «желто-черный» магазин исчезнет. Вывески сменят, подход к работе, вероятно, тоже. Что пошло не так и почему бренд не смог выжить в реалиях 2018-го?

Как «Евросеть» завоевала рынок

Перед тем как говорить о проблемах современного бренда, нужно разобраться с тем, почему он в свое время вообще стал популярным. Тем более что причины фактической «смерти» современной «Евросети» во многом перекликаются с теми факторами, которые когда-то вывели компанию на вершину рынка.

Итак, 1997 год. Мобильные телефоны только-только начинают появляться на массовом российском рынке. Они массивны, дорого стоят и явно относятся к предметам роскоши. Но спрос на них уже возник, и одной из компаний, которая смогла сделать интересное предложение, стал проект Евгения Чичваркина «Евросеть». Компания быстро выбилась в лидеры, потому что Чичваркин продвигал несколько простых, но очень ценных для дикого рынка 1990-х решений.

Первое из них: не нужно оглядываться на то, как работают другие. В России на тот момент не было культуры обслуживания клиентов, все просто «продавали товар». «Евросеть» же начала предоставлять людям сервис: улыбающиеся и приветливые менеджеры, грамотные консультации. Это был качественный европейский уровень, в салоны компании было приятно заходить. Второе: Чичваркин всегда утверждал, что бизнесу не нужна дорогая и масштабная реклама. Достаточно возить качественный продукт, и люди сами расскажут о тебе. И это действительно работало: люди видели, что в салонах «Евросети» можно купить хорошие телефоны и только они предлагали «евросервис». Дела пошли на лад.

И, наконец, третье решение: «Евросеть» пользовалась яркими, на грани фола, рекламными посылами. В конце 1990-х и начале 2000-х люди еще не привыкли к «свободе слова», и такие объявления действительно привлекали живое внимание. На этом фундаменте компания и выросла в крупнейшую розничную сеть, занимающуюся продажей телефонов и гаджетов. И эти же решения в конечном итоге ее погубили.

Что пошло не так?

Уже в середине — конце нулевых с «Евросетью» начало твориться что-то неладное. И прежде всего с ее первым «фундаментальным преимуществом»: с качеством обслуживания и сервиса, с честным и независимым подходом к продажам, с благонадежностью сотрудников. Скорее всего дело было в слишком стремительном расширении: если компания открывает сотни филиалов в сжатые сроки, ей приходится торопиться и снижать требования к персоналу, контроль над ним. Начались кражи внутри компании, конфликты и даже публичные скандалы.

В это же время эпатажность компании начала играть против нее: то, что интересно и ярко смотрелось в конце 1990-х, уже начало выглядеть грубоватым. Матом и намеком на то, что мальчики и девочки чем-то друг от друга отличаются, уже никого не удивить. Более того, все большую часть массовой аудитории такая реклама начала раздражать. Тем не менее привыкшая «не оглядываться на других» компания не собиралась менять маркетинговую политику.

И, наконец, сыграл свою роль тот факт, что телефон перестал быть предметом роскоши и стал просто средством связи. Мобильная техника стала доступной, информация о ней тоже, и предложение «Евросети» перестало быть эксклюзивом: ассортимент похож у многих компаний, а всю информацию можно найти в интернете, тем более что качество работы консультантов резко упало.

Кризис и крах

Все это привело к тому, что у «Евросети» начался спад продаж и одновременно с ним снизилась маржинальность: чем больше компаний на рынке продают мобильные телефоны, тем сложнее поставить на товар высокую цену. Стремясь спасти ситуацию, «Евросеть» приняла спорное решение: сделала ставку на продажи «допов». Настройка, сим-карты, программы, шнурки, чехлы — все это (в отличие от самих телефонов) остается высокомаржинальным продуктом.

Одновременно с этим сотрудникам сети снизили зарплаты, привязали их к продажам (в основном к продажам «допов»). Менеджеров буквально заставили навязчиво предлагать людям то, что им совершенно не нужно. А это в очередной раз — снижение качества обслуживания. Многие профессиональные продавцы уволились, на их место пришли люди, которые не хотят работать в компании, а мирятся с этой необходимостью. И естественно, они не очень любят свою работу: руководителей, которые на них давят, клиентов, которые не хотят покупать «допы», штрафы и низкие зарплаты.

Этот негатив сотрудники выплескивают на клиентов и посетителей. В том числе и в интернете: в социальных сетях появились группы вида «Подслушано: Евросеть», где клиентов оскорбляют. У «Евросети» как у работодателя крайне низкие рейтинги, поэтому более заинтересованные и профессиональные сотрудники туда просто не устраиваются.

Со своей репутацией в сети компания не работала, поскольку это противоречит концепции «Мы не тратим большие средства на маркетинг». Но в итоге все сложилось так, что к 2017 году у «Евросети» не осталось ничего. Репутация крайне негативная. Предложение абсолютно рядовое; более того, с массовым выходом на российский рынок онлайн-ретейлеров и с ростом популярности AliExpress оно перестало быть хоть сколько-нибудь выгодным. Реклама раздражает. А обслуживание некачественное.

Отсюда и закрытие с продажей «Связному». Посмотрим: сейчас «Связной» создает глобальную мультибрендовую фирму, продающую абсолютно любые IT-товары. Возможно, им удастся на базе «Евросети» построить действительно современного и конкурентоспособного ретейлера.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 13 июня 2018 > № 2642042 Наталья Ионова


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 13 июня 2018 > № 2641315 Андрей Парубий

Председатель Верховной Рады Украины: "На востоке Украины продолжается российская агрессия"

Оливье Таллес | La Croix

Интервью с Андреем Парубием, председателем Верховной Рады Украины, в этом качестве являющимся третьим лицом в стране, записал журналист французской газеты La Croix Оливье Таллес.

"Министры иностранных дел Украины, Франции, Германии и России встретились 11 июня 2018 года в "нормандском формате", чтобы попытаться перезапустить Минский мирный процесс. Чего стоит ожидать от этого очередного саммита?" - спросил журналист.

"Ключевым элементом Минских соглашений остается установление длительного режима прекращения огня. Однако этот первый пункт не всегда соблюдается. Российская агрессия продолжается в новых формах, и атаки следуют одна за другой по всем пунктам демаркационной линии", - ответил Парубий.

"Последний месяц стал самым тяжелым в этом году в плане гибели украинских военнослужащих и гражданских лиц. Тем не менее, мы дорожим этими четырехсторонними встречами, позволяющими вести переговоры об освобождении украинских заложников, находящихся как на оккупированной территории Украины, так и в России", - продолжил он.

"После Минских соглашений Россия пустилась в атаки и оккупировала участки территорий, намного превышающие те, которые предусмотрены в документе, подписанном 11 февраля 2015 года в белорусской столице. В ответ на нарушение режима прекращения огня может случиться, что украинские военнослужащие контратакуют, затем распределяют гуманитарную помощь в населенных пунктах, находящихся под контролем украинского государства в соответствии с Минскими соглашениями. Наши войска никогда не переступали линию фронта, четко обозначенную в Минске", - утверждает Парубий.

"Украина, которая в этом конфликте уже потеряла более 10 тыс. граждан, хочет мирного решения. Но наша армия сильно изменилась: отныне она способна защищаться. Усиление нашей боевой мощи вкупе с международными санкциями, в конце концов, вынудит Владимира Путина отвести своих бойцов с оккупированных территорий", - заявляет председатель Верховной Рады.

"Олигархическая система на Украине окончательно отступила?" - поинтересовался журналист.

"Она отступила, но продолжает защищать свои интересы, - ответил Парубий. - Мы, например, положили конец монополиям на энергию, в частности, на газ и электричество, хотя некоторые из них сохраняют там свои позиции. Их влияние все еще присутствует в СМИ благодаря финансовому потенциалу и состояниям, накопленным ими при президенте Викторе Януковиче. Антикоррупционные реформы шаг за шагом отодвигают роль олигархов, хотя этот процесс продвигается не так быстро, как нам хотелось бы".

"Правозащитные организации обеспокоены пассивностью властей перед лицом растущего числа нападок, совершенных крайне правыми организациям и ополчениями. Когда украинское государство решится вынести приговор исполнителям этих деяний?" - спросил интервьюер.

"На Украине существует только одна полиция, которая к тому же была тщательно реформирована. Если общественные организации преступают закон, они наказываются. Российская пропаганда продолжает искажать восприятие, даже в европейских странах. Я поздравляю Францию с принятием закона, направленного против фейковых новостей", - сказал собеседник издания.

"В Европе все сильнее слышны голоса в пользу отмены санкций против России. Почему европейцы должны сохранять эти санкции?" - заметил журналист.

"Россия не выполнила ни одного пункта Минских соглашений. Кроме того, она проводит кибератаки, поддерживает еврофобские партии, она совершила химическую атаку в Великобритании. Это глобальная угроза. Ослабление санкций стало бы знаком слабости в глазах Путина, который уважает только силу", - считает Парубий.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 13 июня 2018 > № 2641315 Андрей Парубий


Белоруссия. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 июня 2018 > № 2640357 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков

Заседание Совета Министров Союзного государства.

Д.Медведев: «Наши торгово-экономические отношения находятся на подъёме. За прошлый год товарооборот увеличился на 23,5% и составил 32,4 млрд долларов. Почти на четверть (на 24% с лишним) выросла и торговля услугами. В этом году мы не снижаем темпов. Рост взаимной торговли за четыре месяца – порядка 17%».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Уважаемые коллеги! Уважаемый Андрей Владимирович!

Приветствую вас в Москве на заседании Совета Министров Союзного государства.

Для российско-белорусских отношений июнь получился весьма интенсивным. В начале месяца мы беседовали с Андреем Владимировичем (Кобяковым) в Душанбе. На прошлой неделе коллеги провели заседание Группы высокого уровня. Ещё через неделю в Минске запланирован Высший Государственный совет. Такая плотность контактов подтверждает высокий уровень интеграции в масштабах Союзного государства.

Есть вопросы, которые сегодня требуют нашего внимания. Это прежде всего торгово-экономическое сотрудничество, развитие инфраструктурных проектов, транспортной системы, вопросы бюджета, прогнозных балансов, исполнения ранее принятых решений.

Наши торгово-экономические отношения находятся в целом на подъёме. На прошлом заседании Совмина в декабре 2017 года мы анализировали предварительные данные по итогам прошлого года. И уже тогда выходили на приличные результаты. Сегодня у нас есть окончательная статистика. За прошлый год товарооборот увеличился на 23,5% и составил 32,4 млрд долларов. Почти на четверть (на 24% с лишним) выросла и торговля услугами.

В этом году мы не снижаем темпов. Рост взаимной торговли за четыре месяца – порядка 17%. Речь идёт об увеличении поставок. Если говорить о России, это оборудование, металлы, продовольствие, химия; если говорить о Белоруссии, то это продовольствие, сельхозтовары, транспортные средства, текстиль, некоторые другие позиции.

Есть и другие значимые результаты. Скажем, четыре из пяти платежей при взаимных расчётах (в цифрах это порядка 83%) в прошлом году были проведены в российских рублях, что само по себе неплохо. Это, во-первых, говорит об определённом доверии к российской национальной валюте и, во-вторых, снижает нашу зависимость, что самое главное, конечно, от внешней конъюнктуры.

Расширяется инвестиционное сотрудничество. Крупные проекты, которые мы реализуем, подтверждают, что мы готовы и открыты к такому взаимодействию. Речь идёт прежде всего о возведении Белорусской атомной станции мощностью 2400 МВт. В 2020 году будет введён в эксплуатацию первый блок. Это также некоторые другие проекты: строительство завода по производству технического углерода, предприятий по производству сухих смесей, переработке сои.

Наши связи имеют традиционный и довольно значительный региональный охват. Почти каждый российский регион (точнее, 80 из 85) развивает прямые торговые отношения с Белоруссией, что даёт нам дополнительные возможности для кооперации, и, конечно, это нужно обязательно использовать.

Есть и то, чем следует заниматься, над чем работать.

Нам нужно и дальше двигаться в сторону устранения препятствий для доступа товаров и услуг, создавать равные правила для ведения бизнеса. Соответствующее решение мы сегодня закрепим в постановлении Совета Министров.

Одна из наших главных целей – увеличение доли наукоёмкой продукции с высокой степенью переработки. Нужно создавать на территории России и Белоруссии условия для производства экспортно ориентированных товаров. Важно последовательно работать над этим вместе с бизнесом, слушать и слышать пожелания предпринимателей.

Год назад мы создали Комиссию по формированию единого научно-технологического пространства. Она занялась координацией совместных исследований и разработок и выработкой приоритетов в этой сфере.

Современное развитие невозможно без технологий и инноваций. Сегодня в числе прочих вопросов мы рассмотрим вопрос об учреждении премии Союзного государства в области науки и техники. Надеюсь, эта премия послужит ещё одним стимулом для успешного продвижения высокотехнологичных проектов.

У нас в повестке дня – вопрос о развитии объединённой транспортной системы Союзного государства. Мы завершаем трёхлетний план мероприятий в этой сфере. Проведены работы на отдельных участках международных трасс, по модернизации железнодорожной, транспортной инфраструктуры, по развитию скоростного движения пассажирских поездов.

Мы должны также утвердить новый трёхлетний документ. Предстоит решить целый ряд задач в сфере транспортной безопасности и разрешительной системы перевозок грузов. Эти вопросы непосредственно интересуют предпринимателей наших стран.

Вот что вкратце мне хотелось бы сказать при открытии заседания союзного Совмина.

А.Кобяков: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Совета Министров Союзного государства, уважаемые участники заседания!

Сегодня у нас первое заседание Совета Министров Союзного государства после выборов Президента Российской Федерации и формирования нового состава Правительства России.

Убеждён, что нам удастся не только сохранить достигнутый уровень межправительственных отношений, но и поднять его на новую высоту, отвечающую современным требованиям и вызовам.

Наше заседание имеет особое значение, поскольку его итоги станут предметом рассмотрения на предстоящем заседании Высшего Госсовета Союзного государства.

Поэтому предлагаю провести сегодня обзор наших двусторонних отношений не только в контексте констатации проблем, но и с позиций определения конкретных подходов к дальнейшим действиям.

Основой сотрудничества была и остаётся экономическая сфера. Закреплённый в 2017 году позитивный тренд к восстановлению экономического роста в наших странах нашёл отражение в итогах двусторонней торговли.

Дмитрий Анатольевич уже упоминал, что за прошлый год взаимный товарооборот увеличился на 23,5% и составил 32,4 млрд долларов США. Причём взаимный товарооборот на 8% с лишним обеспечен платежами в национальных валютах, прежде всего в российских рублях.

Хотел бы ещё добавить, что хорошо было бы, если бы весь наш взаимный товарооборот и в области ценообразования тоже формировался исключительно в национальных валютах – в российских рублях и белорусских рублях.

Сейчас важно приложить максимум усилий для закрепления тенденции роста взаимного товарооборота. В качестве стратегической задачи предлагаю закрепить выход на ранее существовавший уровень товарооборота в объёме свыше 40 млрд долларов США. Мы это имели совсем недавно, в 2012–2013 годах.

Инструментами решения указанной задачи должны стать построение общего рынка, создание равных условий хозяйствования, сохранение потенциала машиностроительного комплекса и сотрудничество в сфере агропромышленного комплекса, устранение действующих барьеров и ограничений и, наконец, создание союзного продукта и его совместное продвижение на рынки третьих стран. Весь этот комплекс вопросов прорабатывался в преддверии нашего заседания в рамках созданных межведомственных отраслевых рабочих групп, однако практические итоги проведённой работы остаются пока достаточно скромными и процесс решения проблемных вопросов движется не так быстро, как хотелось бы. Собственно говоря, по этому поводу мы в том числе сегодня и собрались. В поле зрения остаются вопросы поставок на российский рынок белорусской сельскохозяйственной продукции, а также участия белорусских предприятий, осуществляющих производство и сборку техники в Российской Федерации, в госзакупках и программах субсидирования.

По определённым причинам есть различия в подходах к решению данных вопросов со стороны отраслевых ведомств. Поэтому наша общая задача – найти взаимовыгодный компромисс для обеспечения справедливой и равной конкуренции. Хочу выразить надежду, что предлагаемые сегодня решения будут предельно конкретными и конструктивными.

Кроме того, представляется важным наполнение нашей повестки дня темами, имеющими высокую перспективную значимость для экономик двух стран и для дальнейшего поступательного развития Союзного государства. Одна из таких тем – деятельность Комиссии по формированию единого научно-технологического пространства Союзного государства, о чём также уже упоминал Дмитрий Анатольевич. Отмечу, что пока, на наш взгляд, подготовленные решения больше напоминают дежурные формулировки, со штатным посылом продолжить работу. А вместе с тем стратегии и приоритеты инвестиционного и научно-технического развития наших стран занимают центральное и определяющее место в совместном будущем экономическом развитии. Ситуация вокруг подталкивает нас к интенсивной работе по модернизации и переводу национальных экономик на инновационный путь развития, на новый технологический уклад, который позволит нам обеспечить не только экономическую, но и политическую безопасность на обозримое будущее. В связи с этим необходимо активизировать разработку и принятие консолидированных мер по обеспечению перехода к этапу формирования и функционирования полномасштабного единого научно-технологического пространства. В рамках этой работы следует обеспечить максимально высокую степень интеграции возможностей, научно-технических и инновационных потенциалов Белоруссии и России. Причём делать это нужно как на межгосударственном, так и на межотраслевом уровне.

В развитие этой темы сегодня мы принимаем постановление союзного правительства по новой редакции порядка разработки и реализации союзных программ. Мы поддерживаем это решение и предлагаем на практике идти ещё дальше. По таким перспективным темам, как единое научно-технологическое пространство, станкостроение, микроэлектронные технологии, развитие машиностроительных комплексов, и другим ввести в практику принятие решений в рабочем порядке, не теряя времени и не дожидаясь очередного заседания союзного Совмина. Конечно, в строгом соответствии с установленным нами сегодня порядком.

Другим приоритетным направлением должно стать формирование и реализация в рамках Союзного государства цифровой повестки. Правительства Белоруссии и России уделяют большое внимание вопросу развития цифровой экономики как одного из ключевых факторов глобальной конкурентоспособности и национальной безопасности двух стран.

Как вы знаете, цифровая повестка рассматривается и в Евразийском экономическом союзе. Представляется важным проведение согласованных действий Белоруссии и России по формированию и реализации цифровой повестки в формате Союзного государства. При этом взаимодействие сторон на площадке Союзного государства будет не дублировать, а дополнять работу, проводимую в рамках ЕАЭС. Ведь область применения цифровизации выходит за пределы компетенции договора о Евразийском экономическом союзе и предполагает максимально широкий охват сфер жизнедеятельности: трудовые, социальные, правовые, гуманитарные и прочие отношения.

Заинтересованные государственные органы белорусской стороны уже ведут работу по включению вопросов цифровой повестки и развития сотрудничества в сфере высоких технологий и инноваций в повестку высших органов Союзного государства. И это наша общая задача, поэтому прошу наших партнёров, может быть, более заинтересованно подключиться к этой работе.

При приоритете вопросов экономики мы не должны обходить вниманием и гуманитарную составляющую.

Наиболее важные темы в этой сфере обозначены в последних решениях Высшего Госсовета. Это реализация проектов по созданию музея-усадьбы Фёдора Михайловича Достоевского в Брестской области, реконструкции мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», созданию Ржевского мемориала Советскому солдату в Тверской области.

Уважаемые коллеги! Повестка сегодняшнего заседания предусматривает рассмотрение ряда других достаточно важных вопросов. В частности, это прогнозные балансы спроса и предложения по важнейшим видам продукции, индикативные балансы топливно-энергетических ресурсов, деятельность ТРО Союзного государства и другие.

Желаю всем плодотворной работы.

<…>

В ходе заседания были приняты и подписаны следующие документы:

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об итогах торгово-экономического сотрудничества Республики Беларусь и Российской Федерации за 2017 год»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «Об отчёте об исполнении бюджета Союзного государства за 2017 год»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О прогнозных балансах спроса и предложения по важнейшим видам продукции Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об индикативных балансах топливно-энергетических ресурсов Союзного государства по углю и электрической энергии на 2018 год»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения в 2017 году Плана мероприятий по формированию и функционированию объединённой транспортной системы Союзного государства на 2016–2018 годы»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе работы Комиссии по формированию единого научно-технологического пространства Союзного государства»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О внедрении результатов, полученных в ходе реализации программы Союзного государства "Совершенствование системы защиты общих информационных ресурсов Беларуси и России на основе высоких технологий"»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О совершенствовании бюджетного процесса Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О Порядке составления и утверждения смет расходов на функционирование Парламентского Собрания Союза Беларуси и России (Парламента Союзного государства) и Постоянного Комитета Союзного государства и смет доходов и расходов на содержание Государственного учреждения "Телерадиовещательная организация Союзного государства"»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «Об итогах деятельности Государственного учреждения "Телерадиовещательная организация Союзного государства" в 2017 году»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «О внесении изменений и дополнений в Порядок разработки и реализации программ Союзного государства»;

Постановление Совета Министров Союзного государства «Об учреждении Премии Союзного государства в области науки и техники»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения решений Высшего Государственного Совета Союзного государства от 30 июня 2017 года»;

Резолюция Совета Министров Союзного государства «О ходе выполнения решений Совета Министров Союзного государства».

Белоруссия. Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 13 июня 2018 > № 2640357 Дмитрий Медведев, Андрей Кобяков


Боливия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 13 июня 2018 > № 2640319

Совместное заявление Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента Многонационального Государства Боливия Э.Моралеса Айма о партнерстве в международных делах.

13 июня 2018 г. в г.Москве состоялась встреча Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президента Многонационального Государства Боливия Э.Моралеса Айма, в ходе которой главы двух государств рассмотрели вопросы двусторонних отношений, региональной и международной повестки дня, наметили пути укрепления взаимодействия и сотрудничества между Россией и Боливией, продвижения совместных подходов в рамках многосторонних форумов, подчеркнули верховенство права в международных делах, важность постоянных усилий, направленных на обеспечение международного мира и безопасности, укрепление устойчивого развития и уважения прав человека.

Президенты подтвердили обоюдную заинтересованность в расширении двусторонних торговых и инвестиционных связей, в том числе путем реализации крупных совместных проектов. В этом контексте была подчеркнута важность работы Межправительственной Российско-Боливийской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, отмечена необходимость выполнения решений Комиссии, прежде всего в части, касающейся разработки и утверждения «дорожной карты» российско-боливийского торгово-экономического сотрудничества, включающей конкретные проекты и направления взаимодействия. Главы двух государств высказались за активизацию контактов между деловыми кругами двух стран.

Президенты выразили заинтересованность в сотрудничестве в области охраны окружающей среды и водных ресурсов, а также в использовании российских технологических достижений и боливийского опыта в этой сфере для сохранения и восстановления природы«Матери Земли».

Главы двух государств выразили заинтересованность в сотрудничестве по вопросам трудовых отношений, занятости, социальной защиты, производственной безопасности и сохранения здоровья на рабочем месте в целях содействия обмену знаниями, опытом и «лучшими практиками».

Лидеры двух государств подтвердили договоренность совместно бороться с незаконным оборотом наркотических средств и связанными с ним преступлениями в рамках Плана совместных действий по сотрудничеству в борьбе с наркотиками на период 2018 – 2020 годов, подписанного Российской Федерацией и Многонациональным Государством Боливия в марте 2018 года в г.Вене (Австрия). Они также вновь выразили свою готовность развивать на политическом уровне и по линии специальных служб сотрудничество в борьбе с использованием информационно-коммуникационных технологий в противоправных целях, транснациональной организованной преступностью, незаконным оборотом огнестрельного оружия, коррупцией и другими вызовами и угрозами общественной безопасности.

Президенты договорились об укреплении двустороннего взаимодействия в области использования атомной энергии в мирных целях в соответствии с подписанным в сентябре 2017 года Генеральным контрактом на проектирование, поставки и сооружение Центра ядерных исследований и технологий в Боливии, а также о расширении сотрудничества в подготовке кадров в сфере ядерной науки и технологий.

В целях реализации проектов по развитию горнорудной промышленности, охватывающих весь производственный процесс, и предусматривающих обмен инновационными технологиями и развитие этих технологий, главы двух государств подтвердили взаимную заинтересованность во внедрении механизмов сотрудничества по вопросам развития горнорудной промышленности обеих стран с учетом имеющегося у них опыта.

Президенты подчеркнули взаимную заинтересованность в сотрудничестве по вопросам развития топливно-энергетического комплекса обеих стран, а также взаимное стремление к обмену знаниями, опытом и технологиями в целях совместной реализации проектов в сфере электроэнергетики.

Главы двух государств выразили готовность развивать взаимодействие в области культуры, образования, науки, в том числе при подготовке специалистов по приоритетным для Боливийской Стороны специальностям с предоставлением Боливии российских государственных стипендий, а также содействовать проведению регулярных студенческих обменов и стажировок боливийских студентов в российских вузах. В связи с этим Стороны договорились активизировать работу по согласованию проекта межправительственного соглашения о взаимном признании образования, квалификаций и ученых степеней. Одновременно органы и организации обоих государств будут способствовать тому, чтобы обеспечить студентам и стипендиатам возможность продолжения учебы и подтверждения эквивалентности дипломов в соответствии с установленными национальными процедурами, а также будут обмениваться информацией о соответствующих нормативных требованиях для информирования граждан своих государств.

Лидеры двух государств отметили необходимость укрепления сотрудничества по вопросам защиты, сохранения, оценки и распространения материального и нематериального культурного наследия, а также необходимость принятия мер, способствующих борьбе с незаконным оборотом культурных ценностей и их возвращению в том случае, если они стали объектом кражи, грабежа, противоправных раскопок, незаконных перемещения и (или) продажи.

Президенты подчеркнули важность обмена информацией о туристских продуктах, маршрутах и достопримечательностях России и Боливии в целях стимулирования сотрудничества в области туризма.

Стороны подтвердили взаимную заинтересованность в развитии двустороннего военного и военно-технического сотрудничества на конструктивной, равноправной и взаимовыгодной основе в рамках Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Многонационального Государства Боливия о военно-техническом сотрудничестве, подписанного 16 февраля 2009 г., и Соглашения между Министерством обороны Российской Федерации и Министерством обороны Многонационального Государства Боливия о военном сотрудничестве, подписанного 6 сентября 2016 г.

Президенты России и Боливии договорились укреплять политический диалог между двумя государствами в целях координации своих позиций и взаимодействия в рамках ведущих многосторонних форумов, прежде всего в рамках Организации Объединенных Наций (ООН), Совета Безопасности ООН, непостоянным членом которого Боливия является в 2017 – 2018 годах, а также специализированных учреждений ООН.

Признавая, что целями этого диалога являются поддержание международного мира и безопасности, поощрение и защита прав человека и обеспечение устойчивого развития, главы двух государств договорились защищать на международной арене общие интересы, связанные с укреплением полицентричности современного мира, центральной координирующей роли ООН и верховенства международного права.

Отмечая необходимость мирного урегулирования разногласий между членами мирового сообщества политическими и дипломатическими средствами, Стороны подтвердили приверженность уважению принципов доброй воли, суверенного равенства государств, невмешательства во внутренние дела других государств, осудили неправомерное экстерриториальное применение национального законодательства, использование односторонних принудительных мер, в том числе экономических санкций, а также попытки насильственного свержения законных правительств, противоречащие нормам международного права, наносящие ущерб суверенитету государств и препятствующие поощрению и защите прав человека.

Главы двух государств выразили особую заинтересованность в том, чтобы обновленная международная архитектура отражала разнообразие современного мира, в связи с чем признали необходимым продолжение межправительственных переговоров по вопросу реформы Совета Безопасности ООН для повышения представительности этого органа, несущего основную ответственность за поддержание международного мира и безопасности.

Проанализировав развитие двустороннего сотрудничества в различных областях, Стороны подчеркнули взаимное стремление к продолжению выполнения Меморандума о намерениях по вопросам консультационного взаимодействия между Министерством иностранных дел Российской Федерации и Министерством иностранных дел Многонационального Государства Боливия на международных многосторонних площадках по линии постоянных представительств и делегаций двух стран, подписанного 19 сентября 2017 г.

Главы двух государств придают приоритетное значение вопросу поддержания региональной и глобальной международной безопасности и стабильности в соответствии с принципом равной и неделимой безопасности для всех без исключения государств, исходят из необходимости укрепления режима ядерного нераспространения с опорой на Договор о нераспространении ядерного оружия.

Российская Федерация приветствует председательство Многонационального Государства Боливия в Комитете Совета БезопасностиООН в 2017 – 2018 годах и положительно воспринимает намерение Боливии провести региональную встречу, которая позволит придать импульс дальнейшей реализации резолюции Совета Безопасности ООН 1540 от 28 апреля 2004 г.

Президенты подчеркнули необходимость наращивания и консолидации международных усилий по предотвращению гонки вооружений в космическом пространстве, подтвердили готовность и далее вносить свой вклад в разработку и осуществление практических мер, направленных на сохранение космоса свободным от оружия и доступным для исследования и использования на благо всех государств, независимо от уровня их экономического и научного развития, выразили намерение активно взаимодействовать в рамках Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях.

Учитывая подписание Россией и Боливией 12 апреля 2016 г. Совместного заявления о неразмещении первыми оружия в космосе и вхождение Боливии в число соавторов российского проекта резолюции Генеральной Ассамблеи ООН по вопросу неразмещения первыми оружия в космосе, Стороны отметили достигнутый прогресс в деле глобализации указанной инициативы, подчеркнули настрой на совместную работу по привлечению к ней новых участников.

Главы двух государств согласились продолжить тесную координацию действий по проблематике химического разоружения и нераспространения химического оружия в Совете Безопасности ООН и Генеральной Ассамблее ООН, а также в других международных организациях в соответствии с Конвенцией о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и его уничтожении.

Стороны высказались за консолидацию усилий всего мирового сообщества в борьбе с терроризмом, включая противодействие его финансированию, трансграничному перемещению иностранных террористов-боевиков, террористической идеологии и пропаганде, при центральной координирующей роли ООН и Совета Безопасности ООН на основе норм и принципов международного права, в том числе на основе уважения суверенитета, независимости и равенства всех государств, невмешательства в их внутренние дела. Главы двух государств подчеркнули недопустимость использования террористических организаций и проблематики борьбы с терроризмом в геополитических целях и в целях дестабилизации правительств отдельных государств.

Президенты засвидетельствовали стремление поддерживать тесное взаимодействие по вопросам поощрения и защиты прав человека в рамках международных универсальных и региональных организаций на основе Устава ООН и норм международного права, договорились развивать равноправное и взаимоуважительное сотрудничество в целях эффективной реализации своих международных обязательств в правозащитной сфере.

Главы двух государств выразили глубокую обеспокоенность в связи с ситуацией на Ближнем Востоке и в Северной Африке, высказались за проведение тщательного анализа причин возникновения конфликтов, а также поддержали усилия, направленные на долгосрочное политическое урегулирование, основанное на соблюдении норм международного права, инклюзивном национальном диалоге, уважении независимости, суверенитета и территориальной целостности государств этих регионов.

Стороны подтвердили решимость активно сотрудничать в сфере противодействия глобальным вызовам и угрозам в мировой экономике, среди которых нарастание геополитической напряженности, неравномерность темпов развития национальных экономик, регионализация экономического сотрудничества, неустойчивость мировой финансовой системы, накопление суверенной задолженности, волатильность мировых цен на энергетические и сырьевые ресурсы. В этом контексте была подчеркнута важность совместных усилий по поддержанию устойчивого, сбалансированного и всеобъемлющего роста мировой экономики, отмечена взаимная нацеленность на развитие тесной координации по вопросам совершенствования глобального экономического управления в интересах создания более справедливого и равноправного международного экономического порядка.

Отмечая важность многосторонней торговой системы и роль Всемирной торговой организации, президенты высказались за противодействие попыткам фрагментации этой системы и за необходимость объединения усилий для сохранения эффективности переговорного процесса в Организации.

В качестве приоритетных направлений сотрудничества двух государств президенты отметили укрепление глобальной энергетической безопасности, а также реализацию одобренной ООН цели обеспечения всеобщего доступа к недорогим, надежным, устойчивым и современным источникам энергии. В этом контексте было уделено особое внимание необходимости обеспечения стабильности мировых энергетических рынков, создания прозрачных и недискриминационных условий для их функционирования, активизации конструктивного диалога потребителей и производителей энергоресурсов и повышения энергоэффективности.

Главы двух государств высказались за расширение применения природного газа как экономически эффективного и экологически чистого вида топлива, способствующего реализации резолюции Генеральной Ассамблеи ООН «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года» и положений Парижского соглашения по климату.

Президенты России и Боливии высоко оценили проведение IV встречи глав государств и правительств членов Форума стран – экспортеров газа в г.Санта-Крус (Боливия) 24 ноября 2017 г., и заявили о намерении продолжить взаимовыгодное сотрудничество в энергетической сфере как на двусторонней основе, так и в рамках Форума, в том числе содействуя укреплению его международных позиций и расширению его взаимодействия со странами Латинской Америки и Карибского бассейна.

В ответ на высказанную Президентом Российской Федерации В.В.Путиным заинтересованность Российской Федерации в дальнейшем развитии отношений с государствами – членами Сообщества латиноамериканских и карибских государств (СЕЛАК), являющегося важным центром политического и экономического влияния в современном многополярном мире, Президент Многонационального Государства Боливия Э.Моралес Айма выразил готовность содействовать развитию связей Российской Федерации с интеграционными объединениями Латинской Америки и Карибского бассейна, прежде всего в период ротационного председательства Боливии в СЕЛАК в 2019 году.

В связи с этим Президенты приветствовали проведение 14 ноября 2016 г. в г.Сочи министерской встречи между «квартетом» СЕЛАК и Российской Федерацией, определившей основные направления практического взаимодействия в формате «Россия – СЕЛАК» по линии созданного в 2015 году Постоянного механизма политического диалога и сотрудничества. Стороны договорились активизировать работу в рамках механизма политического диалога и сотрудничества между Российской Федерацией и государствами – членами и ассоциированными членами Южноамериканского общего рынка, а также между Российской Федерацией и Боливарианским альянсом для народов нашей Америки.

Россия приветствует принятие Многонациональным Государством Боливия с 17 апреля 2018 г. ротационного председательства в Союзе южноамериканских государств, в рамках которого Боливия возглавит работу по укреплению этой организации в целях углубления региональной интеграции, и выражает Боливийской Стороне пожелание больших успехов на этом новом направлении.

В связи с пояснениями, которые Президент Многонационального Государства Боливия Э.Моралес Айма дал Президенту Российской Федерации В.В.Путину по вопросу о шагах, предпринимаемых Боливийской Стороной в Международном Суде ООН в целях возвращения Боливией суверенного выхода к Тихому океану на основе переговоров и диалога, Президент Российской Федерации отметил важность урегулирования существующих разногласий между Боливией и Чили – дружественными России государствами – исключительно мирным путем на базе международного права. Президенты также подчеркнули важную роль Международного Суда ООН как главного судебного органа ООН в области международного права и международного правосудия.

В связи с проведением в России чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года президенты двух государств высказались за повышение роли спортивного движения в деле укрепления мира, устойчивого развития и международного сотрудничества, за независимость и автономию спорта, закрепление принципа его деполитизации в международных документах.

В заключение Президент Многонационального Государства Боливия Э.Моралес Айма выразил признательность Президенту Российской Федерации В.В.Путину за теплый прием, оказанный ему во время пребывания в России, и пригласил его посетить Боливию.

Боливия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 13 июня 2018 > № 2640319


Россия. Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 июня 2018 > № 2642676 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам переговоров в «нормандском формате», Берлин

Безусловно, мы не смогли решить всех проблем, которые связаны с выполнением Минских договоренностей по урегулированию внутриукраинского кризиса. Я считаю, что эта встреча была очень полезной.

Мы в очередной раз посмотрели на всю ситуацию в сферах безопасности, политических реформ, экономики, гуманитарных проблем. Наши хозяева – германские коллеги огласят то понимание, которое у них вырисовывалось по итогам наших переговоров.

Коротко говоря, подтвердили приоритетность решения гуманитарных проблем, уделения внимания вопросу о том, чтобы договариваться об условиях освобождения удерживаемых лиц. Эту тему обсуждали Президент Российской Федерации В.В.Путин и Президент Украины П.А.Порошенко в ходе телефонного разговора в период пребывания Президента России в Китае. По итогам их разговора специальные представители по правам человека находятся в контакте и пытаются составить «дорожную карту» решения вопросов относительно освобождения удерживаемых лиц. Безусловно, здесь нужно проводить различие между теми, кто был арестован исключительно за свою профессию, как ваш коллега К.Вышинский, который обвинен на Украине в государственной измене, и теми, кто реально подозревается и обвиняется в противоправных действиях.

Сегодня также обсуждали необходимость конкретных шагов по нормализации обстановки в сфере безопасности в Донбассе. Мы привлекли внимание к тому, что в октябре 2016 г. лидеры «нормандского формата» лично занимались этой ситуацией и договорились о том, что в трех конкретных населенных пунктах – Петровском, Золотом и Станице Луганской будет разведение сил и средств сторон. Эта договоренность до сих пор не выполнена. В Петровском и Золотом такие действия были предприняты, однако с тех пор украинские вооруженные силы вернулись в эти т.н. «серые зоны». Что касается Станицы Луганской, то мы сегодня акцентировали внимание на требовании Правительства Украины начать разведение сил и средств только в случае семи дней полной тишины и полного соблюдения прекращения огня. Мы сегодня привели факты, которые говорят о том, что миссия ОБСЕ более 20 раз фиксировала семи- и более дневные периоды полного соблюдения прекращения огня. Несмотря на это, украинская сторона отказывается выполнять договорённости лидеров «нормандского формата» о разведении сил и средств. Надеемся, что сегодня наши германские и французские коллеги подтвердят важность выполнения того, о чём договаривались лидеры.

В том, что касается политического процесса, прежде всего, выборов и специального статуса Донбасса, предусмотренного Минскими договоренностями - долго был спор о том, что происходит сначала, а что - потом: закон об особом статусе Донбасса или выборы в этой территории Украины. На каком-то этапе, ещё в 2015 г., была выведена «формула Ф.-В.Штайнмайера», который в то время был Министром иностранных дел Германии, решавшая проблему последовательности принятия закона об особом статусе и проведения выборов. Несмотря на то, что «формула Ф.-В.Штайнмайера» была одобрена в 2015 г. и подтверждена в 2016 г., наши украинские коллеги до сих пор не позволяют этой «формуле», договорённости лидеров лечь на бумагу и обрести юридическую значимость. Сегодня мы об этом также говорили и наши французские и германские коллеги нас в этом поддержали.

Надеюсь, что сигналы, которые мы сегодня отсюда транслируем во внешний мир, возымеют своё действие. Прежде всего говорю о том, о чём договорились наши лидеры: разведение сил и средств в трёх пилотных районах, лично обозначенных на карте лидерами четырёх стран и выполнение «формулы Ф.-В.Штайнмайера».

Считаю, что подобные встречи полезны. Хотя мы знаем, что разговор о том, как синхронизировать действия по выполнению Минских договорённостей идут не только в рамках внешнеполитических ведомств, но и по линии внешнеполитических советников Президентов трёх стран и Канцлера Германии. Эти контакты продолжатся, мы их активно поддержали. Вот то, о чём мы сегодня говорили. Безусловно, решающее значение имеет подтверждение всеми участниками сегодняшней встречи незыблемости Минских договорённостей. Хотя у нас есть вопросы о том, как наши украинские коллеги относятся к этим договорённостям.

Вопрос: Обсуждался ли вопрос миротворцев ООН?

С.В.Лавров: Да, обсуждался. Российская позиция предельно ясная. У нас есть предложение, которое было внесено в сентябре прошлого года в СБ ООН, направленное на обеспечение ооновской охраны наблюдателей, работающих по линии ОБСЕ. Мы объяснили, что идеи, выдвигаемые украинскими коллегами и американскими представителями о том, чтобы превратить эту миротворческую миссию в некую военно-политическую комендатуру, которая возьмет под контроль всю территорию этих провозглашенных республик-Донецкой и Луганской-, и сама уже будет решать, кого и как избирать, полностью разрушают Минские договоренности. Мне кажется, французы и немцы понимают нашу логику. Украинские коллеги пока настаивают на том, что именно такой, абсолютно противоречащий Минскому комплексу мер подход, будет их устраивать.

Мы в очередной раз сказали, что у нас на столе есть проект резолюции, который предполагает поддержку со стороны ООН тех действий, которые предпринимает ОБСЕ в развитии и соответствии с Минскими договоренностями. Если у коллег есть какие-либо комментарии к этому проекту резолюции, очень просим представить их нам письменно и в какой-то юридической форме. Пока не получили ни единого предложения о том, как изменить наш проект резолюции. Нашими американскими коллегами выдвигаются некие абстрактные идеи, которые не ложатся на бумагу. Когда Спецпредставитель США по Украине К.Волкер заявляет, что мяч на российской стороне. Наверное, он не очень искушен в дипломатии, потому что мяч как раз на стороне тех, кто пытается оспорить нашу концепцию миссии ООН в поддержку ОБСЕ и минского «Комплекса мер». Пока нам не представят конкретные поправки к конкретному тексту резолюции, который мы распространили, будем исходить из этого.

Вопрос: Обсуждали ли Вы ситуацию в Донбассе в контексте предстоящего Чемпионата мира по футболу?

С.В.Лавров: Нет, не обсуждали.

Россия. Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 июня 2018 > № 2642676 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 12 июня 2018 > № 2642027 Владимир Лисин

«Везёт тому, кто везёт»: правила бизнеса Владимира Лисина

Анастасия Куц

внештатный автор Forbes

Богатейший бизнесмен России — о приватизации, ликвидации зла и личных амбициях

В 2018 году Владимир Лисин F 1 с состоянием в $19,1 млрд возглавил российскую часть списка Forbes. Основному акционеру Новолипецкого металлургического комбината не впервой оказываться на вершине списка богатейших бизнесменов России: он уже был здесь в 2010-2011 годах, а все остальные годы стабильно держится в первой десятке. Лисин редко появляется в публичном пространстве — последний выход сопровождался анекдотом про изнасилование тракториста, рассмешившим Владимира Путина. Forbes вспоминает, что еще говорил глава НЛМК.

Деньги дают только определенную степень свободы, которая связана с выбором бизнеса, инвестиций, с выбором заниматься тем, чем хочешь. Ничего другого они не дают, на мой взгляд. Степень свободы, больше ничего.

Я всегда удивляюсь, когда люди, появившиеся ниоткуда, вдруг начинают рассуждать о сугубо профессиональных проблемах. Не получив образования и прочитав лишь пару книг, рассуждать о том, как руководить предприятием, невозможно.

Один мой коллега подшучивал: ты будешь до бесконечности полировать свои активы. Говорилось это с иронией, конечно, но оказалось, что именно полирование активов дает эффект.

Допустим, я пойду по пути сокращения штата и повышения зарплаты оставшимся работникам. А куда остальные пойдут? Я думаю, они будут стоять за забором, чтобы отнять у своих более удачливых коллег то, что те заработали.

Мы внимательно следим за своими словами. Есть такой принцип в компании: лучше ничего не говорить, а если сказали, то сделать. Многие наши коллеги там прозвякают, тут потренькают, а потом что? Ничего.

Если компании не нужны инвестиции в текущем режиме, зачем их привлекать? Для того чтобы добавить к богатству еще богатство? Это смешно.

Многие ошибки в бизнесе проистекают из нежелания поступиться личными амбициями. Всегда очень сложно менять решение, будь оно техническое, экономическое или политическое. Но для любого руководителя личные амбиции не должны закрывать конечную цель бизнеса.

Глубина оптимизации бесконечна. Рынок никогда не останавливается, и если ты перестаешь крутить педали, значит твой путь — в проигрышную зону.

Медиабизнес — важная составляющая любого общества, а для современной России особо важно, чтобы он тоже мог работать по законам рынка и успешно конкурировать. Путь к гражданскому обществу, модернизации нашего менталитета — здесь, в развитии этой сферы.

В начале процессов приватизации 13% было достаточно, чтобы наладить управление (в компании. — Forbes). Сложнее было изменить менталитет — не «Мерседесы» покупать, а акции. Даже в банках на наши предложения купить акции реагировали не всегда адекватно — спекуляции на валюте были эффективнее и быстрее.

Я точно понимаю, что был прав, когда не пошел по этому пути — брать, брать, брать.

Обсуждать приватизацию 1990-х так же интересно, как тему перестройки и революции. Все это уже история... Хотя оценивать мы можем уже сегодня. Случайные люди могут появиться в любом деле. В бизнесе — то же самое. Ведь многих «героев» 1990-х мы уж и не помним. В этом смысле кризисы очень полезны. Они очищают бизнес, расставляя все по местам.

Для жизни не так много надо денег. Но это сугубо персональная сфера. Вопрос, куда тратишь, далеко не всегда требует публичного обсуждения. Если кто-то потратил деньги на яхту — его личное дело.

На ключевых позициях должны работать настоящие профессионалы, а не люди, разбирающиеся во всем понемножку. Важны не только опыт и образование, но и как раз та самая искомая способность изменяться, адаптироваться. В сумме это и есть профессионализм.

Везет тому, кто везет.

Не надо заставлять людей делать добро, пора заняться ликвидацией зла.

У государства осталось, условно говоря, послевкусие. Раньше оно говорило: у нас есть несколько «национальных чемпионов», мы их поддерживаем, они должны идти на внешние рынки, работать во благо страны и бизнеса. И вдруг выяснилось, что некоторые «национальные чемпионы» — национальные лузеры. Очень горько и неприятно не то что вслух признаться в этом, а просто осознать. И в то же время государство понимает: оно не может быть менеджером везде.

Как только скажу, что все решено (в стратегии развития НЛМК. — Forbes), мне пора будет на пенсию. Стратегия не свод незыблемых правил, она зависит от ситуации.

При подготовке статьи использованы материалы Forbes, Snob, Gorod48.ru

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 12 июня 2018 > № 2642027 Владимир Лисин


Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 11 июня 2018 > № 2642677 Сергей Лавров

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ по итогам заседания СМИД ОДКБ, Алма-Ата, 11 июня 2018 года

Вопрос: Каково содержание принятого по российской инициативе заявления ОДКБ по Договору о РСМД?

С.В.Лавров: Действительно, было принято заявление стран-членов ОДКБ на уровне министров иностранных дел в том, что касается ситуации вокруг Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. В нём выражаются поддержка этому документу и одновременно озабоченность в связи с тем, что в последнее время возникают некоторые ситуации, которые позволяют предположить, что он находится под угрозой. Это ни в чьих интересах: ни России или США как основных его участников, ни мирового сообщества, в том числе стран-членов ОДКБ.

В заявлении содержится призыв к тому, чтобы США решали возникающие у них вопросы в рамках консультаций, которые предусмотрены самим Договором. Считаю, что это очень своевременный документ. Надеюсь, он возымеет действие.

Вопрос: Обсуждалась ли тема Афганистана?

С.В.Лавров: Все министры говорили о необходимости стабилизировать ситуацию в Афганистане, выражали озабоченность тем, что в эту страну проникают игиловцы, в том числе из Сирии и Ирака. Особую озабоченность вызывает то, что террористы начинают создавать себе плацдарм в северных провинциях Афганистана, то есть в непосредственной близости к зоне ответственности ОДКБ. Это нас беспокоит. Мы видим, как миссия НАТО не всегда действует транспарентно. Было несколько случаев, когда губернаторы провинций делали заявления о неких вертолётах без опознавательных знаков, которые направлялись в район дислоцирования террористов. Учитывая, что НАТО и США контролируют всё воздушное пространство над Афганистаном, как минимум они не могли не знать об этом.

Поэтому страны-члены ОДКБ будут продолжать координацию своих действий, включая оказание содействия Таджикистану в укреплении его границы. Будут продолжаться все те мероприятия, которые предусмотрены по линии министерств обороны, специальных служб, министерств внутренних дел, пограничных войск, в том числе операция по пресечению наркотрафика, которая называется «Канал». У нас остаются в силе соответствующие договорённости, сегодня все это чётко подтвердили.

Одновременно с нормализацией военной обстановки в Афганистане мы все поддержали призыв, который был выдвинут на ташкентской конференции в марте этого года Президентом Афганистана А.Гани, к прямому диалогу с талибами. Россия давно выступает за такой диалог. Талибы – это часть афганского общества. Они должны быть непосредственными участниками политического процесса, конечно, при том понимании, что они отложат в сторону военные методы отстаивания своих интересов. Пока со стороны талибов подтверждения готовности к такому диалогу нет, но мы будем продолжать работу, в том числе с опорой на сегодняшние договорённости министров иностранных дел ОДКБ.

Вопрос: Что Вы можете сказать по поводу внешнеполитической координации государств-членов ОДКБ? Складывается впечатление, что её не хватает.

С.В.Лавров: Лучше судить всё-таки не по ощущениям, а по фактам. У нас действует коллективное указание постоянным представителям стран ОДКБ при международных организациях, на основе которых ежегодно согласовывается перечень совместных документов. В прошлом году их было принято 15. На текущий год запланировано примерно столько же. Ряд из них уже принят, остальные будут разработаны и внесены в соответствующих международных структурах до конца этого года.

Да, у нас есть нюансы при голосовании по различным резолюциям между отдельными членами ОДКБ. Но я считаю это не смертельным. Мы работаем над тем, чтобы устранять такие зазоры. Для нас важно, что по принципиальным вопросам наши союзники голосуют с нами очень твёрдо. Имею в виду наше солидарное голосование против резолюций по т.н. проблемам с правами человека в Крыму. Такая же солидарность была проявлена странами ОДКБ в рамках ОЗХО, когда мы все в связи со спекуляциями по так называемому «делу Скрипалей» стали соавторами совместного заявления с участием ещё многих государств о необходимости решать подобного рода вопросы исключительно на основе процедур, закреплённых в Конвенции о запрещении химического оружия.

Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 11 июня 2018 > № 2642677 Сергей Лавров


Канада. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Химпром > minprom.ua, 11 июня 2018 > № 2638761

ООН призвала G7 взяться за экологию

Лидеры стран "большой семерки" должны со всей серьезностью отнестись к угрозам окружающей среде, в том числе загрязнению океанов пластиком. Об этом заявил генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш на саммите G7 в Канаде.

Он напомнил, что в Тихом океане образовался плавучий пластиковый остров, превышающий по размеру территорию Франции. Глава ООН заявил, что на карту поставлено будущее и безопасность человечества.

"Факты очевидны. В наших океанах беспорядок. Ежегодно в них попадает около 8 млн т пластиковых отходов. Если мы не изменим ситуацию, то к 2050 году в океанах будет больше пластика, чем рыбы", – подчеркнул он.

А.Гутерреш приветствовал решение G7, в которую входят Великобритания, Германия, Италия, Канада, США, Франция и Япония, посвятить специальное заседание проблеме загрязнения океанов и морей.

"Мы все должны делать гораздо больше и заниматься не только пластиковыми отходами, но и всеми проблемами океанов. Нет никаких сомнений в том, что в своей борьбе мы терпим поражения на всех фронтах", – сказал генеральный секретарь ООН.

Он выразил обеспокоенность по поводу чрезмерного вылова рыбы, загрязнения прибрежных зон, окисления и потепления океанов, а также напомнил о сбросах в морскую среду неочищенных вод.

"Почти 80% сточных вод сбрасывается в море без очистки. Ситуация усугубляется последствиями изменения климата", – сказал А.Гутерреш, напомнив, что 40% всех людей на планете живут в пределах 100 км от побережья. Многие из них столкнутся с последствиями повышения уровня моря и эрозии побережья. Заявив, что бездействовать нельзя, глава ООН напомнил о важности выполнения конвенции по морскому праву, призвал лидеров "большой семерки" возглавить борьбу с загрязнением окружающей среды, создавать морские охраняемые районы, восстанавливать рыбный промысел и добиваться надлежащего управления прибрежными экосистемами.

Канада. ООН > Внешэкономсвязи, политика. Экология. Химпром > minprom.ua, 11 июня 2018 > № 2638761


Китай. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > chinalogist.ru, 11 июня 2018 > № 2638665

КНР и Россия объявили о совместных планах по развитию сельскохозяйственного сектора в Дальневосточном и Байкальском регионах, а также Северо-Восточном Китае.

Соглашение о сотрудничестве было подписано в рамках визита Владимира Путина в Китай. Согласно тексту документа, государства должны совместно разработать план развития сельского хозяйства на указанных территориях.

Таким образом, власти планируют укрепить партнёрство в сельскохозяйственной отрасли, а также приложить усилия к открытию внутренних рынков и обеспечению более высокого уровня безопасности поставляемых товаров.

Ранее в рамках реализации трёхстороннего договора между китайской компанией COFCO Coca-ColaBeveragesLtd., камчатским завод "Аквамарин"и морским торговым портом Петропавловск-Камчатский, в Китай была отправлена первая партия бутилированной питьевой воды.

Помимо этого, государственный банк Китая намерен выдать российскому Внешэкономбанку кредит на сумму до 600 миллиардов рублей, что может стать уникальным событием в сотрудничестве организаций.

Китай. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > chinalogist.ru, 11 июня 2018 > № 2638665


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2018 > № 2639930 Савик Шустер

Главная проблема Украины — люди чувствуют себя униженными. Стране нужна социальная революция

112.ua, Украина

Известный журналист, телеведущий Савик Шустер в программе «Гордон» на телеканале «112 Украина» рассказал о том, чем занимался после закрытия проекта в Украине, о своей книге, проблемах Украины, а также о том, когда сможет вернуться на телевидение

Гордон: Добрый вечер. В прямом эфире программа «Гордон». Мой сегодняшний гость — Савик Шустер.

Савик, добрый вечер. Я обычно, когда представляю гостей, начинаю говорить, кто они. А вам говорить не надо: Савик Шустер — это бренд. Я безмерно рад видеть вас снова в Киеве. Вы — выдающийся журналист, один из ориентиров в профессии для любого человека, в том числе и для меня. И свободу слова в Украину, по большому счету, принесли именно вы. Без вашей программы и без вас я развития демократии в Украине не представляю.

Я увидел немножко другого Савика Шустера. С чем связана такая перемена в имидже?

Шустер: Я хотел себя увидеть другим. Или я хотел посмотреть, как я выгляжу иначе. Вдруг я осознал, что у меня волосы растут. Я писал книгу в Южной Индии и на Ближнем Востоке. Я уехал из Европы. Я начал это в Украине, продолжил в Италии. Я решил уехать в Индию, а потом на Ближний Восток.

— Сколько времени вы уже не в украинском телевизионном пространстве?

— С конца 2016 года.

— Кто виноват в том, что вас нет на украинских телеэкранах?

— Давайте не будем говорить о том, кто виноват. Давайте говорить о том, что делать.

— Давайте.

— Надо менять, я думаю, правила игры, надо менять правила телевизионного рынка, надо совсем иначе относиться к нашей профессии, и тогда будет возможно то, что мы все называем свободой слова.

— То, что вы не в украинском телевизионном пространстве, это плюс для вас или минус?

— Естественно, это минус. Теряешь некий контакт, теряешь навыки. Прямой эфир — это свобода, потому что не скроешь ничего. Не разукрасишь, не спрячешь. И вот этой свободы, этого свободного общения с людьми, понимания страны, понимания ее души, понимания ее дыхания — вот этого мне очень не хватает. Это правда.

— Я держу в руках вашу книгу, которая вышла буквально на днях. Я благодарен вам за то, что вы мне ее прислали. Мне очень понравилась эта книга, я всем советую ее прочитать. В ней вещи, без которых понимание Украины будет неполным. Я много нового там для себя увидел. Вы презентовали эту книгу в Киеве. Вы мне когда-то сказали, что хотите назвать мемуары, если они у вас будут, «Мама всегда права». Почему вы передумали и назвали эту книгу иначе?

— Потому что это не мемуары. Я считаю, что это очень серьезное научное исследование, написанное, с моей точки зрения¸ на доступном языке. Самое сложное было — написать на доступном языке, понятном для всех. Это первая в истории карта эмоций одной страны. Объяснить, что это такое, рассказать и привлечь читателя, заставить его попытаться понять — очень сложно. Поэтому я пытался писать это на очень доступном языке и все время исходя из моего личного опыта. Я им делился. Я делюсь своими мыслями, своими выводами. Люди могут быть не согласны. И хорошо. Чем больше таких несогласных людей я услышу, тем лучше. И тогда в следующих изданиях я это исправлю. Но она искренняя, она реальна, как я это понимаю, как я это вижу. Как только я ее увидел, я себя чувствую абсолютно голым.

— Вы сами писали или кто-то помогал?

— Помогали, несомненно. И когда я исследования делал, подводил некие итоги, делал все расчеты, и потом, когда я уже мой стиль пытался делать проще, конечно, мне помогали люди. Но это настолько оригинальная идея, что за меня ее написать никто не может. Это нереально просто.

— Полтора года вас не было в Киеве. Чем все это время вы занимались?

— Во-первых, конечно, работой над книгой. Это адский труд. Обобщение всей статистики, которая у меня была, а это 5 тыс. человек, мой опыт исследований. И все эти данные надо было очень тщательно классифицировать, потом проанализировать, осмыслить и объяснить. А дальше я еще занимался кино. Я создал очень хорошую телевизионную группу в Южной Индии, из талантливых ребят, и начал работать над документальным фильмом.

— О чем?

— Это фильм об истоках нашей культуры. Индия — это очень серьезная часть того, что мы есть сегодня. Индия — как Греция, она современная и не помнит того, что было. Как греки сегодня не помнят того, что они были великими. И я вместе с ними ищу эти истоки. И им это интересно, и мне это интересно. Мы находим общий язык. Я начал изучать санскрит. Мне надо было построить очень сложные декорации. Начался сезон дождей, половину декораций снесло, и мне пришлось закрыть. Продолжу съемки в сентябре.

— На мой взгляд, вы человек с самым выразительным в Украине молчанием. Когда камера показывала вас на камере крупным планом, вам необязательно было что-то говорить. Вы никогда не думали сниматься в кино? Сыграть какую-то роль, может быть, даже самого себя?

— Сыграть самого себя? Никто эти сценарии пока не пишет. Это не от меня, это от режиссера зависит. Если бы мне предложили роль следователя, скажем, во Львове 20-30-х годов, то такую роль я бы сыграл с удовольствием.

— Здесь вы — суперстар. В Италии, в Южной Индии, на Ближнем Востоке вы — обычный гражданин. Вслед не оглядываются, автографы не берут. Вам скучно там не было? Вас это не тяготило?

— Уже нет. Звездная болезнь, когда ты привык к тому, что тебя узнают, и тебе это приятно, — это исчезло достаточно быстро. Это было больно. Я не думал, что это будет так больно, такой резкий уход с публичной сцены. Я ведь не родился на телевидении. Я родился в печатной журналистике. Прошел через все этапы журналистики: пресса, потом радио, потом телевидение. Поэтому я думал, что у меня как у человека, не рожденного в экране, не будет ломки. А оказалось, что ломка была, и было больно. Даже не столько, что люди не узнают, сколько ты не чувствуешь себя настолько значимым, насколько ты был.

— Чем вы заглушали эту ломку? И заглушали ли?

— Написанием этого. Работой над этим. Она все же научная. Сейчас я в процессе написания научной статьи на английском языке, которую я хотел бы опубликовать в хорошем западном (типа оксфордского) журнале по социологии или психологии, потому что эта работа того заслуживает.

— Вы стали родоначальником нового жанра.

— Это правда, да.

— Можно защищать диссертацию на этом.

— Я бы хотел. Я, наверно, это буду делать. Это совсем другое. Надо уходить во что-то, что совершенно отличается от того, что вы делали раньше.

— Вы несколько дней назад летели в Киев… Что-то здесь (показывает на сердце) происходило?

— Я летел домой. С самого начала, как только я вошел в самолет и когда на меня с улыбкой посмотрела стюардесса, я понял, что не так уж я неузнаваем, и мне полегчало.

— В Италии и в других странах, где вы бывали за эти полтора года, за украинскими событиями вы следили?

— Естественно. Но за крупными событиями, не за этими всеми дрязгами. Есть какие-то важные события, которые попадают на первые полосы газет. Не только украинских, но и западных или ближневосточных и газет Индии.

— Украине конец или еще нет? Мое мнение: у нас происходит шизофрения. Такого с нашей страной не может быть в принципе. А оно происходит. Что-то спасет или убережет Украину?

— Я не знаю, это шизофрения или что-то другое. Я не очень верю в эти болезни души. С моей точки зрения, Украине немного времени осталось. Это несомненно. Что грозит? Я когда смотрю на ту карту эмоций, которую я составил, конечно, Украина очень расколотая страна. И, конечно, Украине грозит самое неприятное. Выход, конечно, есть. Это просто желание, понимание, что положение такое, что надо очень быстро принимать решения. Главная сегодня проблема Украины: люди (в абсолютном большинстве областей) себя чувствуют униженными из-за условий, в которых живут, из-за несправедливости, которую они наблюдают каждый день. И это надо исправить немедленно. Поэтому я говорю: социальная революция. Я бы сказал, эволюция, но для эволюции нет времени.

— Вы высказали очень интересную мысль, что каждому гражданину Украины государство каждый месяц должно выплачивать по 3 400 грн.

— Если б это была моя идея, я бы сейчас немедленно вас попросил номинировать меня на Нобелевскую премию. Но это не моя идея. Это идея швейцарских молодых людей, и, в принципе, сейчас это идея всей Европы, Австралии, США и т. Д., потому что все понимают, что наступает абсолютно новая эпоха жизни. И когда вы спрашиваете у человека «Где ты работаешь?», это уже не имеет никакого смысла. Могу работать — могу не работать, потому что технологии заменяют рабочие места. 10-15 лет назад мы не думали, что в наших руках телефон станет инструментом мировой глобальной политики. И через те же десять лет окажется, что у нас рабочая неделя будет два дня в неделю, работать будет 15% населения. И это нормально, так развивается жизнь, так развивается производство. Все это начинают понимать, а в Украине этого не понимают. И люди начинают говорить о безусловном базовом доходе как об абсолютно необходимой мере для сохранения стабильности. Революции откуда начинаются? 17-й год: солдаты сидят в окопах, гниют, евреи живут в черте оседлости. Смотрим на Германию 20-30-х годов: униженный народ, униженная элита. Происходит то, что происходит, — находят себе врага. Главное — найти себе врага. Поэтому я предлагаю пойти по этому пути: 3 400 грн — это две минимальные зарплаты. Швейцарцы посчитали, что у них получается 2,5 тыс. долл. на взрослого и 625 — на ребенка. Это значит, что человек с рождения до момента смерти получает деньги. До 18 лет он получает 625 долл., а дальше — 2 500. Все.

— Так это коммунизм.

— Это не коммунизм, это просто нормальное видение будущего. А что такого плохого в коммунизме? Когда мы говорим «коммунизм», мы говорим: придет Ленин. Не придет Ленин. Это не коммунизм, это просто достойная жизнь каждому.

— Украина в состоянии дать для каждого украинца 3 400 грн в месяц?

— Когда вы мне этот вопрос задаете, вы унижаете себя и меня. Самая большая страна в Европе, потенциально реально богатая приходит и говорит: а где мне взять деньги? Это смешно. Албания — маленькая страна — себе этого не позволяет. Босния и Герцеговина себе этого не позволяет. Никто не позволяет себе сказать: у меня денег нет.

— Может, надо перестать красть?

— Это один из выходов.

— Скажите, Путин в России навсегда?

— Такой, как Путин, или Путин, я думаю, надолго. Не имеет никакого значения, 24-й год или не 24-й. Если понадобится — он останется, а если он не останется, то придет другой, который лучше не будет, несомненно. «Лучше» — не будет либеральным демократом.

— То есть над нами эта карма нависла, и она будет висеть?

— Россия, в общем-то, очень талантливая страна. И в России очень большое количество неординарных людей. Была Болотная, сейчас была еще одна акция протеста. Я просто опасаюсь того, что российская власть затолкнет в такой тупик эту протестную часть народа, что начнутся крайние меры. Политическое насилие же не родилось в Германии или Италии. Это есть часть культуры. И то, что делает сейчас российская власть, — она просто толкает людей в это направление. Им это, наверное, надо, чтобы сохранить себя. Ведь на насилие отвечают насилием.

— А война у нас когда-нибудь закончится, как вы думаете?

— Думаю, да. Война, конечно, это большая угроза — люди погибают и умирают каждый день. Но наша главная проблема это то, что стране надо создать такую жизнь и условия, чтобы были стимулы эту войну прекратить. А сегодня нет стимулов эту войну прекращать.

— За время вашего нахождения за границей Украины кто-нибудь из украинских олигархов с какими-то предложениями вам звонил?

— Не из олигархов. Было одно предложение — работать на проекте. Я просто отказался, я не хочу работать с олигархами.

— Скоро выборы в Украине. Накануне выборов кто-нибудь из украинских политиков, топовых, делал вам какие-либо предложения?

— Нет. И это меня не интересует, и я вообще на эту тему разговаривать не хочу. Мы пытались делать канал — не олигархический, независимый. Канал, который бы способствовал развитию среднего класса, который помогал бы честному бизнесу, который помогал бы людям креативным, который показывал бы позитивные стороны. Это же очень важно показывать положительные стороны предприимчивых людей, людей с инициативой, активную часть общества. И именно та часть общества, которую мы считали активной, нас не поддержала, потому что они побоялись. Им власть угрожала. Я имею в виду всех этих предпринимателей, которые могли бы стать реальными акционерами, превратить это в какое-то общественное телевидение. Поэтому я сегодня не рассматриваю предложения, которые, как я считаю, рано или поздно превратятся в очередную ловушку.

— Ваша программа будет выходить в украинском телеэфире? От кого это зависит?

— Если я скажу, что это зависит от общества, от общей ситуации, то это не сказать ничего. Я считаю, что для того чтобы Украина сохранила себя, для того чтобы здесь начались какие-то ростки гражданского общества, чтобы вообще начало формироваться общество (потому что общества нет) и гражданские элиты, для этого надо менять абсолютно все. Вот эта элита, политико-олигархическая, которая сейчас, которая 25 лет уже….

— …на свалку истории.

— Давайте не будем называть свалкой, чтоб им не было обидно. В дом отдыха.

— Кто должен стать президентом Украины, чтобы ваша программа выходила в эфир?

— А вы уверены, что Украине нужен президент?

— Я абсолютно уверен, что он ей не нужен.

— Потому что это же не президент. Мы живем в абсолютно абсурдной оруэлловской стране. Мы говорим: у нас парламентско-президентская республика. И что это такое? У нас президент, который гарант. Гарант чего? Я не о нынешнем президенте говорю, я вообще говорю о президенте. Народ, в конце концов, два раза доказал, что он может защитить свое достоинство. Второй раз он даже и кровь пролил. Народ доказал, что он может защитить целостность страны¸ а решений принимать он не имеет права. Вы, ребята, идите на фронт, на Майдан, а решение будем принимать мы. Мы за вас все решим. И народ почему-то с этим соглашается. А это неправильно. Поэтому это не вопрос — парламентская республика, президентская республика. Этот вопрос в той же Швейцарии не задается. Подойдите там к любому гражданину и спросите: вы какая республика — парламентская или президентская? И вы можете даже на четырех языках этот вопрос задать — они все равно будут на вас смотреть очень странно. Это же не от этого зависит. Народ принимает решения, если надо принять. Есть референдум, в конце концов. Почему Украина не может стать примером? Война закончится тогда, когда Украина станет примером для России.

— Кто был лучшим президентом Украины за все 27 лет независимости?

— При Кравчуке я не жил, при Леониде Кучме я не жил, поэтому не могу сказать. Для меня из трех, при которых я жил, это, несомненно, Виктор Андреевич Ющенко. Я приехал в Украину из России, и когда я услышал в Украине, что газ — это президентский бизнес, я подумал: опять тоже самое? Опять обратно туда? Вот это надо прекратить. Но из всех президентов — несомненно, Виктор Андреевич Ющенко. В моей профессии это точно.

— Кто будет следующим президентом Украины?

— Не знаю.

— Вы в украинскую политику пойдете?

— Нет. Я предлагаю безусловный базовый доход. Я говорю, что это должна быть инициатива снизу. Я считаю, что это реально, и это должно быть настоящее национальное социальное движение. Я бы такое делал. Я не хочу идти в эту политику. Когда мы все договоримся, что политик служит народу… Когда я поступал на медфак, я говорил, что я хочу лечить людей, потому что я страдаю, когда я вижу, что человек ощущает боль. Мне это неприятно. Я хочу помочь ему избавиться от боли, поэтому я хочу быть врачом. Я хочу быть политиком, потому что я хочу, чтоб люди жили лучше.

— Но у нас хотят быть политиками по другой причине.

— Я по этой причине политиком быть не хочу, потому что меня это не интересует. Я столько других увлекательных вещей в мире знаю, которыми я мог бы заняться вместо этого.

— Вы себе не кажетесь очень наивным и слишком романтичным?

— Конечно. Только романтики делают историю.

— Столько лет общаться с политиками высшего, первого эшелона. Вы наконец поняли, что практически все они негодяи?

— Ну они ж не родились такими. Скажите, Михаил Сергеевич Горбачев негодяй?

— Нет.

— Он романтик поначалу. А сейчас он превратился для меня в непонятного человека.

— Это возраст. Болезни и возраст.

— А то, что он сегодня говорит, что Путин сделал правильно, оккупировав Крым? Политики, романтики, люди. Обама. Он романтик? Романтик. Я его уважаю. Ганди. Я сейчас провел в Индии 8 месяцев. Я очень много говорил о Ганди. Хорошего и плохого я слышал о нем. Хорошего в том смысле, что он сделал современную Индию, освободил Индию от колонизаторов и что он это сделал путем ненасилия. С другой стороны, многие считают, что конфликт между мусульманами он зародил. Но это человек, который своей душой и своим телом преобразил не только континент, он изменил наше понимание, наше ощущение. Я верю в такого рода романтиков — я такой же. Я верю, что такое можно сделать личным примером, желанием, энергией.

— Неслучайно же Путин сказал, что после смерти Ганди теперь уже и поговорить не с кем.

— Путин, конечно, фантастический человек, потому что он портит все. Все, что есть светлое, гражданское, чистое — он все может испортить. Он это умеет делать. Правда, у него последователи в Украине хорошие. Слово «реформа» — это ругательство, «демократия» — ругательство, «либеральная демократия» — еще хуже, чем мат.

— Кем-то из политиков в Украине вы очаровывались?

— Нет.

— Кто из украинских политиков сегодня нравится вам больше всех?

— Не могу сказать. А кого мы видели в действии?

— Кто из олигархов произвел на вас самое яркое впечатление?

— Так, как унизил нас, наш канал и меня в том числе Коломойский, нас не унижал никто. Выключить из эфира за 20 секунд до начала — это надо придумать. Это впечатляет. Но когда мы говорим о людях, мы же хотим говорить об определенном уровне. Джон Кеннеди произносит слова: «Не просите у страны, а сделайте что-нибудь для страны». Есть сегодня в Украине политик, который так может сказать народу? И раз нет, то кого мне уважать?

— В чем секрет вашей харизмы и вашего успеха?

— Я работал, я прошел через очень многое, я всегда боролся за выживание в моей профессии, на многих языках. Но дело не в этом. На радио, на телевидении я понял одну очень важную вещь: самое главное — это идея формата. Людям должно быть понятно, что вы делаете, какую идею, эмоцию, мысли вы доносите. Самое важное — мой формат. Мой формат — это ключ к моему успеху. А если бы я вернулся на телевидение и не делал формат, который я делал, то я бы посвятил большее количество времени поиску другого правильного формата.

— Ваша мама всегда мечтала, чтобы вы были таким же, как Лари Кинг. Вы уже такой же, как Лари Кинг, или лучше?

— Конечно, я лучше.

— В футбол вы еще играете?

— Я два дня назад был на «Олимпийском» — начальнику нашей службы безопасности пенальти забил. И с тех пор еще немножко похрамываю. Но я очень люблю футбол. Играю я не очень часто. Футбол — это моя страсть. Это никогда не уйдет.

— За кого вы болели в финале Лиги чемпионов?

— Я смотрел финал вместе с арабскими ребятами. Вы смотрите матчи «Ливерпуля», и не надо даже смотреть на экран: когда взрывается город — это значит, что Салах забил гол. Это — символ, поэтому, естественно, я болел за «Ливерпуль». И когда он получил эту травму, я счел это сумасшедшей несправедливостью.

— Как арабы к вам, еврею, относятся? У вас нет недопонимания?

— Понимаете, если нам снимать трусы, то там ничего не видно — мы одинаковые.

— К тому же арабы похожи на евреев.

— Они же семиты.

— Сейчас вы одиноки или ваше сердце занято?

— Мое сердце свободно.

— У вас есть девушка, спутница?

— Одна? Нет. Я не уверен, что в данный момент я готов к отношениям. Мне сейчас очень нравится моя жизнь. Фильм в Индии, книга в Украине. Может быть, я напишу эту научную статью в Англии и поеду туда, а потом, может, в Америку. Изучаю санскрит, потом хочу немножко поработать над собой на английском языке. Я как-то себя чувствую очень свободно.

— Меня часто спрашивают, когда Савик Шустер вернется в Украину. Я предлагаю вам ответить на этот вопрос лично.

— Во-первых, я хочу приехать в Украину в сентябре, поездить по стране и пообсуждать мою книгу. Дать людям возможность ее прочитать и в сентябре сделать тур по стране, реально поговорить и понять, приемлема ли идея, нравится — не нравится, что можно изменить. И даже эту книгу изменить, услышав то, что говорят люди. Так что в Украине я все равно буду. А проект — когда будут условия для хорошего гражданского общественного проекта. Я не хочу бодаться с властью, с олигархами. Надоело тратить жизнь на глупости. Гораздо более интересно заниматься чем-нибудь другим.

— Я очень благодарен вам за интервью. Возвращайтесь, Савик.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 июня 2018 > № 2639930 Савик Шустер


Китай. Индия. Пакистан. ШОС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 июня 2018 > № 2638199 Владимир Путин

Саммит Шанхайской организации сотрудничества.

Владимир Путин принял участие в заседании Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества.

Заседание началось в узком составе, позже к лидерам присоединились члены делегаций стран – участниц международного объединения, главы стран-наблюдателей и представители ряда международных организаций. В этом году в саммите впервые приняли участие Индия и Пакистан в качестве новых государств – членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Участники саммита обсудили различные аспекты сотрудничества в области безопасности и антитеррора, ситуацию в экономике, развитие гуманитарных связей, а также координацию действий по региональной проблематике, в частности по Афганистану и Сирии.

Главным политическим документом, подписанным участниками встречи, стала Циндаоская декларация, в которой отражены консолидированные подходы государств – членов ШОС к актуальным вопросам региональной и глобальной политики, представлено общее видение дальнейшего развития многопланового сотрудничества в рамках объединения.

Кроме того, приняты План действий на 2018–2022 годы по реализации положений Договора о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств – членов ШОС и Программа сотрудничества государств – членов ШОС в противодействии терроризму, сепаратизму и экстремизму на 2019–2021 годы. Лидеры утвердили также Антинаркотическую стратегию государств – членов ШОС до 2023 года и ещё около двадцати документов.

По завершении всех официальных мероприятий Владимир Путин встретился с российскими журналистами и ответил на их вопросы.

Накануне в Циндао состоялся ряд встреч Президента России с коллегами по ШОС.

* * *

Выступление на расширенном заседании Совета глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества.

В.Путин: Уважаемый господин Председатель! Уважаемые коллеги!

Разделяю высказанное коллегами мнение о том, что Шанхайская организация сотрудничества успешно развивается. Со вступлением в ШОС Индии и Пакистана, чьи руководители сегодня впервые участвуют в заседании в качестве полноправных членов, наше объединение ещё больше окрепло, расширило свои границы и возможности.

Хотел бы подчеркнуть, что приоритетным направлением взаимодействия в рамках ШОС остаётся борьба с терроризмом. Принимаемая сегодня программа по противодействию терроризму, сепаратизму и экстремизму определяет ориентиры для сотрудничества в данной области на ближайшие три года, предусматривает проведение совместных учений и контртеррористических операций, налаживание более тесного обмена опытом и оперативной информацией. Рассчитываем на активное участие молодёжного совета ШОС в работе по недопущению вовлечения молодых людей в террористическую деятельность.

В числе приоритетных направлений работы ШОС – оказание содействия в политико-дипломатическом урегулировании конфликтов вблизи внешних границ государств – членов организации. Особого внимания требует ситуация в Афганистане, я согласен с коллегами, которые уже об этом говорили.

Важно сообща бороться с исходящей с территории этой страны террористической угрозой, пресекать производство и транзит наркотиков, оказывать помощь Афганистану в деле национального примирения, экономического возрождения и стабилизации.

Серьёзных результатов в борьбе с терроризмом удалось добиться в Сирии. Благодаря слаженным действиям России, сирийского правительства, Ирана, Турции, других партнёров, включая Казахстан, удалось в значительной мере подавить террористическую активность в этой стране. Тем самым открыт путь к политическому урегулированию.

Хотел бы отметить, уважаемые коллеги, что правительство Сирии контролирует сегодня территорию, на которой проживает около 90 процентов населения этой страны. Дамаск следует договорённостям, достигнутым на Конгрессе сирийского национального диалога в январе в Сочи, направил предложения по составу участников конституционного комитета от правительства Сирийского Республики для подготовки нового основного закона страны. Таким образом, уважаемые коллеги, правительство Сирии полностью выполняет свои обязательства и проявило своё стремление к политическому диалогу. Теперь дело за оппозицией.

Безусловно, наши страны не может не беспокоить то, что происходит вокруг иранской ядерной программы. Выход США из Совместного всеобъемлющего плана действий способен дестабилизировать обстановку. Россия выступает за последовательное, неукоснительное выполнение СВПД. Со своей стороны продолжим следовать всем взятым на себя обязательствам.

Существенное влияние на ситуацию с безопасностью на пространстве ШОС оказывает проблема Корейского полуострова. Позитивно оцениваем настрой Пхеньяна, Сеула и Вашингтона на комплексное разрешение кризиса через диалог и переговоры в русле предложенной Россией и Китаем дорожной карты урегулирования.

По линии ШОС следует и далее оказывать содействие нормализации обстановки в регионе. Россия приветствует предстоящий саммит США и Северной Кореи и отмечает большой вклад Китайской Народной Республики в разрешение кризиса на Корейском полуострове.

Уважаемые коллеги!

Существенным направлением деятельности ШОС является развитие взаимовыгодных экономических связей между нашими странами. Набирают обороты торговля и инвестиции. Мы упрощаем взаимный доступ товаров и услуг, совершенствуем таможенное регулирование, ликвидируем излишние административные барьеры, запускаем совместные проекты в области энергетики, транспорта, сельского хозяйства.

Ведётся работа по организации интеграционных инициатив наших стран. В мае в Казахстане, в Астане, подписано соглашение о сотрудничестве между Евразийским экономическим союзом и Китайской Народной Республикой. Важно предпринимать и другие шаги, ведущие к наращиванию координации при реализации торговых, инвестиционных и инфраструктурных проектов по линии ЕАЭС и китайской программы «Один пояс, один путь». Россия и КНР также готовят соглашение о Евразийском экономическом партнёрстве, которое, разумеется, будет открыто для подключения всех стран ШОС.

Пользуясь случаем, приглашаю представителей ваших стран принять участие в первой встрече глав регионов государств – членов ШОС и в форуме малого бизнеса стран – участниц ШОС и БРИКС, которые должны пройти в Российской Федерации.

Уважаемые коллеги!

В конце года завершается срок полномочий Генерального секретаря ШОС и директора исполнительного комитета РАТС. Хотел бы выразить признательность нашим коллегам за эффективную работу и пожелать успехов в работе их преемникам.

В заключение хочу ещё раз поблагодарить Председателя Си Цзиньпина, всех наших китайских друзей за очень радушный приём и гостеприимство и поздравить Китай с успешным председательством в Шанхайской организации сотрудничества.

Сегодня председательство переходит к Киргизии. Киргизские друзья могут рассчитывать на всемерное содействие с российской стороны.

Благодарю вас за внимание.

Китай. Индия. Пакистан. ШОС. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 июня 2018 > № 2638199 Владимир Путин


Китай. Россия. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 июня 2018 > № 2638193 Владимир Путин

Владимир Путин ответил на вопросы журналистов.

По завершении работы саммита Шанхайской организации сотрудничества Владимир Путин встретился с российскими журналистами и ответил на их вопросы.

В.Путин: Добрый день!

Всех приветствую и сразу же предлагаю перейти к вопросам без всяких заявлений, потому что о ходе работы и результатах нашей сегодняшней работы только что на пресс-конференции сообщил Председатель КНР господин Си Цзиньпин. Так что, пожалуйста, если есть конкретные вопросы ко мне – прошу вас.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Вы сказали уже про Китай, что итоги подведены. Вы каждый год посещаете Китай, в этом году статус визита самый высокий – государственный. Слов во время посещения трёх китайских городов было сказано достаточно много, но Вы для себя что бы выделили как главное?

В.Путин: Во–первых, мы подтвердили очень высокий уровень наших отношений с Китайской Народной Республикой, договорились – и соответствующую декларацию с Председателем Си Цзиньпином подписали – о дальнейшем сотрудничестве на политическом треке, по борьбе с различными угрозами.

Должен отметить, что это подтверждение имеет серьёзное значение, потому что за текущей работой, которой очень много, мы не должны забывать об основных направлениях нашего взаимодействия. Одно из них – это наше взаимодействие на международной арене, в международных организациях, таких как ООН, «двадцатка», БРИКС, ШОС и так далее.

То есть сам факт, что мы подтверждаем высокий уровень нашего взаимодействия и говорим о необходимости его развития, на мой взгляд, имеет серьёзное значение для современных международных отношений и для российско-китайских связей – первое.

Второе – это то, что касается политической сферы.

То, что касается экономики, то я бы выделил здесь подписанное нами технико-экономическое обоснование широкого Евразийского экономического партнёрства. До подписания самого договора ещё должно пройти определённое время. Над этим нужно как следует ещё поработать, но это первый очень серьёзный шаг к организации серьёзного экономического объединения регионального масштаба.

Это, безусловно, как я уже неоднократно говорил, совместимо и с ЕАЭС, которое мы развиваем, и с китайской инициативой «Шёлкового пути» в его экономическом в данном случае измерении. Поэтому я считаю, что это очень важный шаг на пути строительства наших отношений. И всё это, безусловно, ложится в достаточно энергичное развитие оборота торговли – 87 миллиардов за прошлый год.

Уверен, что если так пойдёт дело дальше, а оно именно так и идёт – во всяком случае, за первый квартал текущего года у нас значительный рост товарооборота продолжается, – то в этом году мы вполне можем выйти на объём 100 миллиардов долларов.

Вопрос: Владимир Владимирович, как Вы оцениваете работоспособность ШОС в нынешнем, расширенном, составе из восьми государств? Как оцениваете потенциально возможное расширение организации?

В.Путин: Что касается работоспособности ШОС в его расширенном составе, то это пока не вызывает сомнений. Прекрасно понимаю, что Вы имеете в виду, когда говорите о работоспособности. Вы знаете, между соседними странами очень часто возникают всякие вопросы, требующие дополнительного внимания со стороны руководства этих стран, проблемы, которые требуют решения. Это вполне естественно и нормально. Организации подобного рода, как ШОС, и создаются для того, чтобы иметь площадки для разрешения этих сложных проблем.

Собственно говоря, и ШОС создавалась, я уже об этом много раз говорил, для решения пограничных вопросов между Китайской Народной Республикой и вновь образованными государствами с одной и с другой стороны границ. И все эти вопросы успешно, как вы знаете, разрешены, в том числе подписан Договор о пограничном урегулировании между Россией и Китаем. А переговоры велись до этого 40 лет, хочу это подчеркнуть. Вот ШОС создали, постепенно эта площадка помогла нам решить эти пограничные вопросы. Также и с другими странами региона.

Да, проблема есть, но такие организации, как ШОС, и создаются для того, чтобы эти проблемы решать. Поэтому я приветствую то, что мы договорились в конце концов о расширении Шанхайской организации сотрудничества за счёт Индии и Пакистана. Надеюсь, что все страны региона будут использовать эту организацию и для более глубокой работы в многостороннем формате, и для решения двусторонних вопросов.

А что касается расширения, то мы договорились о том, что сложившаяся сейчас структура является оптимальной. Мы должны будем посмотреть на то, как организация будет работать в этом, расширенном, составе. Вы правы, это была только первая встреча с участием Индии и Пакистана. Надо посмотреть, как это будет работать, а потом вместе с коллегами будем анализировать эту работу и принимать решение по дальнейшим шагам, связанным с расширением организации.

Вопрос: Владимир Владимирович, вокруг саммита «семёрки» в Квебеке и внутри самой «семёрки» развернулась действительно настоящая драма: разногласия по поводу возможного возвращения России в формат, по поводу тарифов – в общем, на самом деле очень много разных разногласий. В этой связи как Вы оцениваете предложение Трампа и премьер-министра Италии о возвращении России в формат, притом что паритетная покупательная способность в ШОС, в общем–то, уже «переплюнула» «семёрку»?

В.Путин: Что касается возврата России в «семёрку», «восьмёрку»: мы из неё не выходили. Коллеги в своё время отказались приезжать в Россию по известным соображениям. Пожалуйста, мы будем рады всех видеть у нас, в Москве. Это первое.

Второе: что касается эффективности работы и объёмов экономики, действительно, по паритету покупательной способности, это данные МВФ, страны Шанхайской организации сотрудничества уже больше, чем страны «семёрки». Да, так и есть, по паритету покупательной способности.

Если в расчёте на душу населения, что называется, «семёрочные» страны побогаче, но объём экономики в странах ШОС больше, но и количество населения, конечно, намного больше – половина населения земного шара.

Что касается различных сложностей в ходе переговорного процесса в рамках «семёрки», мне надо ещё с этим познакомиться, я в деталях ничего не знаю. Безусловно, это тоже представляет интерес, это крупнейшие экономики мира.

Мы видим, что там есть и внутренние проблемы. Ну чего не бывает. Вы знаете, когда я смотрю на то, как у нас происходят дискуссии в ЕАЭС, у нас тоже споры возникают и тоже не все всё сразу подписывают. Думаю, что это обычная практика. Здесь нужно относиться к этому спокойно и без всякой иронии.

Я бы обратил внимание на другое обстоятельство, которое, на мой взгляд, является более существенным, чем какие–то эмоциональные всплески. Что я имею в виду? Насколько мне известно, Президент Соединённых Штатов заявил о том, что США рассматривают возможности регулирования дополнительного поступления автомобильной техники на рынок США. Вот это серьёзный вопрос. Это может действительно задеть экономические интересы очень многих стран, прежде всего, конечно, европейских. Ну посмотрим, как будут дела развиваться на самом деле. Это имеет существенное значение для всей мировой экономики.

Хотя можно было бы и отметить, что есть ещё одна организация, где практически все страны и ШОС, и страны «семёрки» встречаются для обсуждения общих вопросов, – это «двадцатка».

Кстати говоря, если говорить о результатах работы ШОС, то я бы отметил, что кроме вопросов, связанных с борьбой с терроризмом, безопасностью, а эти проблемы были в центре нашего внимания, мы сегодня подтвердили, и Председатель Си Цзиньпин об этом сказал на встрече с прессой в своём заявлении, мы подтвердили свою готовность придерживаться общепринятых и выработанных в мире правил международной торговли.

Думаю, что в сегодняшних непростых условиях это очень важное заявление, которое, надеюсь, будет способствовать стабилизации в этой сфере нашей совместной деятельности.

Вопрос: Позвольте, я вернусь к теме «семёрки». По окончании саммита принято коммюнике, и там ряд заявлений, в том числе они призвали Россию якобы прекратить дестабилизирующие действия. Можете эти заявления по итогам саммита «семёрки» прокомментировать?

В.Путин: Нет. Вообще, не думаю, что в мои обязанности входит комментировать всё, что происходило на «семёрке».

Что касается дестабилизирующих действий, то так же, как в отношении некоторых других событий, в частности, все проявили солидарность с Лондоном по поводу известного события в Солсбери, ничего конкретного опять сказано не было. Говорится о том, что с большой степенью вероятности это событие произошло. Солидарность в этой связи возникает на какой–то очень зыбкой почве.

Мне кажется, надо прекратить всю эту «творческую» болтовню и перейти конкретно к вопросам, связанным с реальным сотрудничеством.

Вопрос: Здравствуйте, Владимир Владимирович!

Вы вчера разговаривали с Президентом Украины Виктором Порошенко. Скажите, пожалуйста, услышали ли Вы заинтересованность с его стороны в реализации Минских договорённостей?

И второй вопрос: была ли достигнута договорённость о выдаче российского журналиста Кирилла Вышинского? Если да, то когда? Или обмен?

В.Путин: Поскольку инициатива этого разговора исходила от украинской стороны, думаю, в этом уже проявляется заинтересованность в урегулировании. Во всяком случае, я на это очень надеюсь.

Мы обсуждали вопросы, связанные с выдачей людей, которые удерживаются с обеих сторон, обсуждали уже по моей инициативе и судьбу российского журналиста. Говорить о том, как этот вопрос решится, пока преждевременно, я бы воздержался прежде всего для того, чтобы ничего здесь не нарушить и ничему не помешать.

Вопрос: Вопрос не совсем по повестке саммита ШОС, не про «большую восьмёрку».

Александр Овечкин выиграл Кубок Стэнли. Это было, пока мы находились в Китае. Смотрели Вы игру, переживали, звонили ли ему? В Америке есть такая традиция: хоккеисты-победители приезжают в Белый дом к Президенту. Возможна ли такая встреча – у нас три чемпиона: Кузнецов, Орлов, Овечкин – с Вами? О чём бы Вы с ними поговорили, как бы она прошла?

В.Путин: Мы с Сашей в хороших, добрых личных отношениях. Он выражал желание даже вернуться в Россию, здесь играть. Но его контрактные обязательства не позволили ему это сделать. На самом деле, может быть, и неплохо для его личной карьеры, потому что он теперь наконец–то стал обладателем Кубка Стэнли.

Я его поздравляю, так же как и всю команду, в которой он играет, это большое достижение для любой команды в мировом хоккее. А что касается встречи, мы с ним и так регулярно встречаемся. Даже встречались тогда, когда он Кубок Стэнли не выиграл.

Вопрос: А Вы смотрели?

В.Путин: Я не смотрел, потому что был занят по работе, как в таких случаях говорят.

Вопрос: Были сообщения о том, что Австрия готова принять американо-российский саммит с Вашим участием и с Дональдом Трампом. Можете ли Вы это подтвердить? Обсуждали, быть может, когда были в Австрии? И когда всё–таки Вы встретитесь с Трампом? Все этого ждут. Много проблем накопилось.

В.Путин: Президент Соединённых Штатов сам неоднократно говорил о том, что считает такую встречу целесообразной, а я подтверждаю: это так и есть на самом деле. Могу ещё раз повторить: в нашем последнем телефонном разговоре он выразил озабоченность по поводу угрозы нового витка гонки вооружений. Я с ним согласен.

Но для того, чтобы это всё предметно обсуждать, нужно, чтобы наши министерства иностранных дел работали, эксперты работали очень плотно друг с другом. И конечно, необходимы личные встречи. «Как только – так сразу». Как только американская сторона будет готова, так сразу эта встреча состоится, исходя, конечно, и из моего рабочего графика.

По поводу места. Мы об этом предметно не говорили, но многие страны изъявляют желание оказать нам такое содействие. Это и некоторые европейские страны, в том числе Австрия. Пожалуй, другого я и не слышал. В общем, это, мне кажется, вопрос технический. Важно, чтобы эти встречи, если эта встреча состоится, были наполнены конкретным содержанием.

Вопрос: Добрый день!

Вы подписали Циндаоскую декларацию, где представлено общее видение дальнейшего сотрудничества. Скажите, пожалуйста, на Ваш взгляд, как осуществляется это в рамках ШОС в первую очередь и какое значение это имеет для глобального управления?

В.Путин: Всё это связано с изначальной идеей и предложением Председателя Си Цзиньпина по поводу «Шёлкового пути» и его экономического измерения. Мы, как Вы знаете, это поддерживаем. Мы в Астане подписали соглашение об углублении сотрудничества между Китайской Народной Республикой и ЕАЭС. Это ещё один шаг.

И в начале нашей встречи я сказал о том, что мы подписали в ходе моего визита в Китай, который только что состоялся, технико-экономическое обоснование Евразийского экономического сотрудничества. Всё это вместе укладывается в очень широкую перспективную работу в огромном евразийском регионе.

И Шанхайская организация сотрудничества, как я уже сказал, это подтверждает МВФ, – уже страны ШОС, их совокупная экономика по объёму, паритету покупательной способности стала больше, чем объём экономики стран «семёрки». Это говорит о том, что у нас огромные перспективы. Если ещё вспомнить, что темпы экономического роста этого региона значительно выше, чем в мире вообще, то тогда, конечно, перспективы очень хорошие, очень интересные для всех стран.

Мы знаем о высоких темпах роста Китая. Сейчас только разговаривал с Премьер-министром Индии. Индия демонстрирует рекордные темпы роста – 7,7 процента. Слава богу, в России возобновился экономический рост. Он пока скромный и несопоставим ни с темпами роста Китая, ни с темпами роста Индии, но он уже находится в положительной зоне и будет увеличиваться, я в этом не сомневаюсь.

Так что для мировой экономики в целом, с учётом того что мы ещё и сегодня подтвердили нашу приверженность принципам свободной торговли, борьбы с протекционизмом, это имеет чрезвычайно важное значение для всей мировой торговли, для всей мировой экономики.

Отвечая на Ваш вопрос, всё–таки хотел бы перед тем, как закончим сегодняшнюю встречу, выразить слова благодарности китайскому народу и руководству Китая, Председателю Си Цзиньпину за исключительно тёплый приём, особенно в ходе моего визита в Китайскую Народную Республику. Всё было действительно очень на высоком профессиональном уровне, по–другому не скажешь, именно по–дружески всё было организовано, тепло и результативно.

Спасибо большое. Всего хорошего.

Китай. Россия. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 10 июня 2018 > № 2638193 Владимир Путин


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 июня 2018 > № 2637057 Алексей Груздев

Китайская грамота. Как делать бизнес с азиатским соседом

Екатерина Кравченко

Редактор Forbes

Как строятся внешнеэкономические отношения с Китаем, что мешает российскому бизнесу основаться на китайской земле, а китайскому — на российском, в интервью Forbes рассказал бывший торгпред России в КНР, заместитель министра экономического развития Алексей Груздев

В 2017 году Россия и Китай рассматривали 73 совместных проекта, но активно реализовалось лишь 17 из них, говорил в одном из интервью Игорь Шувалов. О каких проектах идет речь?

Это проекты в неэнергетическом секторе, которые курирует Межправительственная российско-китайская комиссия по инвестиционному сотрудничеству. В прошлом году стоимость реализуемых проектов оценивалась в $15 млрд. На сегодняшний день 27 из 73 проектов уже завершены или активно реализуются. Среди них, например, высокоскоростная железнодорожная магистраль, создание станкостроительного завода в Московской области, автомобильных заводов в Тульской и Липецкой областях, цементного завода в Ульяновской области. Есть и крупные проекты в добывающем секторе. В прошлом году было подписано соглашение о вхождении китайского инвестфонда Highland Fund в Быстринский ГОК, контролируемый «Норникелем». Соглашение предполагает поставки продукции на китайский рынок. В портфеле межправительственной комиссии также есть несколько проектов по глубокой переработке древесины, в сфере АПК (животноводство), химической отрасли, транспортной инфраструктуре. На самом деле совместный инвестиционный портфель гораздо больше, перечень не ограничивается лишь проектами по линии межправительственной комиссии.

Проекты по созданию транспортных коридоров «Приморье-1», «Приморье-2» также находятся в ведении этой комиссии?

Нет, эти логистические проекты относятся к ведению другой комиссии — по сотрудничеству и развитию Дальнего Востока России. У нас всего пять межправительственных комиссий по разным направлениям взаимодействия с Китаем.

Западные санкции в отношении России мешают переговорам с Китаем?

Китайские партнеры не могут не учитывать негативных последствий санкций, это чувствительно в первую очередь для финансового сектора. Наши экономические операторы все чаще сталкиваются со сложностями в проведении транзакций через китайские банки. Но мы рассчитываем, что коллеги всегда будут принимать максимально благоприятные для нашего взаимодействия решения. Все ведущие китайские банки имеют представительства в России. Есть представительства в Китае и у многих крупных российских банков. А у ВТБ даже филиал в Шанхае. Открыл представительство в Китае и Центробанк, у российского регулятора нет представительств больше ни в одной стране мира. Это говорит о многом. Если посмотреть на статистику финансовых операций, то доля расчетов в национальных валютах между странами пока невелика и составляет 8%. Эту долю следует, конечно, увеличивать.

В 2011 году лидерами России и КНР была поставлена задача увеличить товарооборот до $200 млрд к 2020 году. Это реализуемо?

Было определено два ориентира для товарооборота — $100 млрд и $200 млрд, но это было сделано в период благоприятной сырьевой конъюнктуры. Никто тогда не предполагал, что произойдет резкое снижение цен на энергоресурсы и последуют санкции в отношении российской экономики. Тем не менее поставленные задачи могут быть выполнены, но для этого потребуется эффективное сочетание традиционных и новых факторов роста. Я надеюсь, в 2018 году мы достигнем первой заявленной цели и увеличим товарооборот до $100 млрд.

Камнем преткновения для многих переговоров были попытки китайских инвесторов получить контрольный пакет в проекте...

Есть две разные модели. Когда китайские компании заходят в проект не как исключительно подрядчики и поставщики услуг, а как соинвесторы, производители, они действительно предпочитают получить 51%

То есть китайские партнеры обычно не соглашаются на меньшую долю?

Зависит от конкретного проекта, и это всегда вопрос переговоров и отношений между партнерами. Одна из сложностей инвестиционного сотрудничества с Китаем состоит в том, что в большинстве случаев китайские партнеры заинтересованы предоставлять услуги, а не инвестиции. А мы на правительственном уровне стараемся как раз стимулировать те проекты, где они выступают как соинвесторы, поскольку именно такая модель работы является залогом долгосрочного сотрудничества. Флагманским проектом в российско-китайском сотрудничестве является разработка широкофюзеляжного дальнемагистрального пассажирского самолета. Вот таких бы примеров побольше.

Но такие проекты требуют многолетних переговоров.

Активные переговоры по этому проекту заняли почти пять лет. И еще многое предстоит сделать: новому самолету придется побороться за место на рынке с Boeing и Airbus. Здесь важно максимально комбинировать достижения технологической мысли двух стран, чтобы проект был конкурентоспособным.

Что является самым узким местом в российско-китайском сотрудничестве?

В торговле с Китаем всегда преобладала сырьевая направленность, и это одно из узких мест. Но доля сырьевых товаров в общем объеме российского экспорта за последние годы сократилась с пиковых 75% до 60%. Это существенное снижение. Сдерживающее влияние оказывают также такие факторы, как недостаточно развитая приграничная транспортная и пропускная инфраструктура, все еще многочисленными являются случаи нарушения прав интеллектуальной собственности — контрафакт, ограничения по доступу на рынок для отдельных товарных позиций.

Китай — крупнейший покупатель российской нефти. Останутся ли энергоресурсы главной статьей нашего экспорта в КНР в будущем?

Китайский рынок емкий и быстрорастущий, и для долгосрочных отношений сохранение существенной доли энергетического экспорта оправданно. Но одновременно мы прилагаем усилия к тому, чтобы максимально диверсифицировать экспорт и сделать его более высокотехнологичным. И здесь есть хорошие примеры. Так, за пять лет доля машинотехнической продукции выросла в два раза. Хотя в общем объеме ее доля невелика, но это качественный рост.

Вы работали торговым представителем России в Китае в 2013– 2016 годах, когда российские чиновники заговорили о приоритете китайского рынка для российской экономики. Как на практике выглядел этот поворот?

В 2014 году в несколько раз вырос поток обращений от предпринимателей, которые хотели бы выйти на китайский рынок, и от тех, кто уже работал там, но искал новые ниши. Интенсифицировался и делегационный обмен.

Какую помощь обычно просили у торгпредства?

Самую разнообразную. Были, например, даже такие обращения: я представляю такую-то компанию, мы считаем, что китайский рынок очень перспективный, и хотим продавать свою продукцию, помогите. Но в целом запросы были достаточно профессиональными: некоторые спрашивали про специфику регулирования и сертификации той или иной продукции. Из-за санкций российские компании стали искать на китайском рынке новые источники финансирования проектов.

Были ли желающие инвестировать на китайском рынке?

Таких было немного. Российские инвестиции в Китае в основном представлены в торговле, транспорте и отчасти в строительстве. Хотя есть отдельные примеры в промышленности, в частности в алюминиевом секторе.

А китайские компании обращались к вам?

Конечно. Они задавали в основном общие вопросы — как работать на российском рынке и с кем работать. И удивительно то, что такие вопросы задавали китайские компании, которые успешно работали на многих международных рынках — и в Европе, и в США, и в странах АТР. При этом российский рынок оставался для них загадкой. Было ощущение, что китайский бизнес попросту боялся российского рынка, хотя правила международной торговли схожи во многих странах. Мы рассказывали об экономических приоритетах России, механизмах работы с инвестпроектами, регулировании и инвестклимате. Приходилось объяснять и экономическую географию — рекомендовать тот или иной российский регион для размещения проекта. В предпринимательской среде Китая хорошо работает сарафанное радио: информация о неудачном российском опыте, когда кто-то прогорел или что-то не получилось, быстро распространяется и влияет на общий фон российско-китайских отношений. Мы старались развеивать такие негативные мифы и доносить объективную, официальную информацию.

Некоторые российские предприниматели жалуются, что в Китае сложно работать и там легко могут обмануть. Вы сталкивались с такими случаями?

К нам обращались с просьбами проверить платежеспособность партнеров, и мы такую работу проводили: выясняли благонадежность компаний по информационным базам, давали рекомендации по подбору партнеров, формату заключения сделки, защите товарного знака.

«Китайскую грамоту» не каждый поймет.

Речь идет не столько о языковом барьере, сколько о разнице менталитетов. Если вы не знаете языка, можно нанять переводчика. Другое дело, что в переговорах важное значение имеет понимание традиций ведения бизнеса и культуры. Зачастую в Китае уважение к деловым традициям важнее, чем удачное коммерческое предложение. Так устроен бизнес.

То есть в Китае много тонкостей, которых в других странах нет?

Да, это специфика восточного мышления в целом. Многие предприниматели, работающие в Китае, говорят, что на этом рынке без местного партнера не обойтись. Если речь идет исключительно о торговых отношениях, то местного партнера будет достаточно. Но если китайский рынок рассматривается как стратегический, то без погружения в восточную культуру не обойтись. Кроме того, там потребуется регистрировать торговую марку, открывать собственную компанию и нанимать местных консультантов.

Говорят, китайцы способны скопировать любую продукцию — от конфет до автомобилей и авианосцев. Насколько рискованно доверять опытные образцы китайским партнерам?

Это особенности ведения бизнеса в Китае, и это всегда надо иметь в виду. Именно поэтому следует защищать авторские права еще до начала переговоров, чтобы не возникало сюрпризов.

Раньше Китай был главной мировой фабрикой благодаря дешевой рабочей силе. Ситуация меняется?

По многим торговым позициям Китай так и остается мировой фабрикой, но за последние годы стоимость китайской рабочей силы выросла, и теперь в некоторых случаях для нас производить в России даже выгоднее.

Китайское правительство сделало ставку на качественный рост. Что это дает российским производителям?

В китайской экономике идет настройка: страна перешла с двузначных темпов роста на более умеренные темпы, и сейчас фокус направлен не на масштабирование мощностей по производству товаров народного потребления, а на построение высокотехнологичных отраслей. Кроме того, в КНР проводится стимулирование внутреннего спроса. Китайский лидер Си Цзиньпин два года назад призвал наращивать потребление не за счет импорта, а за счет внутреннего производства. Это аналог импортозамещения — программа «Сделано в Китае — 2025», на которую предусмотрено масштабное финансирование. В этих условиях нам надо искать высокотехнологичные ниши, адаптируя российскую продукцию к потребностям китайского рынка.

Кстати, о косвенных эффектах — рост благосостояния и потребления в КНР уже положительно сказывается на российском въездном туризме. В прошлом году туристический поток из Китая в Россию увеличился на 70%, до 1,5 млн человек.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 9 июня 2018 > № 2637057 Алексей Груздев


Монголия. Китай. Россия. ШОС > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > kremlin.ru, 9 июня 2018 > № 2636286 Владимир Путин

Встреча с Председателем КНР Си Цзиньпином и Президентом Монголии Халтмагийн Баттулгой.

В Циндао состоялась трёхсторонняя встреча Владимира Путина, Председателя КНР Си Цзиньпина и Президента Монголии Халтмагийн Баттулги.

Выступление на встрече глав России, КНР и Монголии

В.Путин: Уважаемый господин Председатель! Уважаемый господин Президент! Дорогие друзья!

Рад встретиться с вами в трёхстороннем формате, обсудить целый ряд вопросов практического сотрудничества наших стран.

Принципы и задачи трёхсторонней кооперации закреплены в «дорожной карте», одобренной в 2015 году на встрече в Уфе. Профильные ведомства наших стран реализуют программу создания экономического коридора «Россия – Монголия – Китай», подписанную в Ташкенте в 2016 году. Определены приоритетные проекты по таким направлениям, как промышленность, инвестиции, высокие технологии.

В июне прошлого года в Улан-Баторе успешно прошёл Объединённый торговый экономический форум «Россия – Монголия – Китай», в котором приняли участие десятки наших компаний.

Наши государства наращивают взаимодействие по созданию современной транспортной инфраструктуры. В прошлом году объём контейнерных перевозок по маршруту Китай – Монголия – Россия в страны Европы увеличился, я только что говорил на двусторонней встрече об этом, в 2,7 раза, а в первом квартале текущего года – уже почти в 4 раза.

Планируется модернизация российско-монгольской Улан-Баторской железной дороги и прилегающих к ней участков. Разрабатывается программа развития этой железной дороги до 2030 года, и первый этап на период 2018–2020 годов предусматривает инвестиции в размере 260 миллионов долларов.

В 2016 году было подписано трёхстороннее межправсоглашение о сотрудничестве в области автомобильных перевозок. Россия ратифицировала этот документ ещё в прошлом году. Мы надеемся, что наши друзья проведут эту процедуру в ближайшее время.

Мы начинаем сообща работать над снятием излишних административных барьеров для обеспечения бесперебойного прохождения транзитных торговых потоков. В этих целях [необходимо] обеспечить полную реализацию соглашения 2016 года о взаимном признании результатов таможенного контроля.

Господин Председатель только что об этом сказал, хочу подтвердить: внедрение предусмотренной соглашением системы электронного обмена информацией уже существенно облегчило процесс пересечения границы и таможенного оформления товаров.

Хорошие возможности для взаимодействия имеются в энергетической сфере. Монгольские партнеры предложили построить через территорию их страны магистральные нефте- и газопроводы из России в Китай. Мы в целом поддерживаем, это хорошая идея. Но, безусловно, как всегда в таких случаях, нужно тщательно проработать технико-экономическое обоснование.

Особую роль в сотрудничестве наших государств призваны играть тесные межрегиональные связи. В течение нескольких лет организуются форумы приграничного сотрудничества с участием Забайкальского края России, автономного района Внутренняя Монголия в Китае и приграничных областей Монголии.

Полагаем важным активизировать усилия по развитию трехстороннего взаимодействия в туристической сфере. В этом контексте упомяну российское предложение о формировании трансграничного туристического маршрута «Чайный путь», который мог бы связать регионы России, Китая и Монголии.

Большое значение имеет разработка трансграничных экологических программ, ориентированных на сохранение уникальной флоры и фауны, на развитие охраняемых природных территорий. Российская сторона предлагает рассмотреть возможности активизации трехстороннего сотрудничества по линии общественных, научных, культурных и образовательных организаций, а также межпарламентского и межпартийного взаимодействия.

В заключение хотел бы отметить, что мы поддерживаем идею проведения следующей трехсторонней встречи в июне 2019 года в ходе саммита ШОС в Киргизии.

Благодарю за внимание.

Монголия. Китай. Россия. ШОС > Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > kremlin.ru, 9 июня 2018 > № 2636286 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639854 Анджей Ломановский

Путин-шоу без трудных вопросов

Анджей Ломановский (Andrzej Łomanowski), Rzeczpospolita, Польша

Российский президент в 16-й раз провел «прямую линию» с народом. Народ он, однако, на этот раз не пригласил.

За 4 часа 26 минут Путин успел ответить на 79 из 2 580 929 полученных им вопросов. «Народ знает, что ни член городского совета, ни губернатор, ни судья ему не поможет. Писать статьи в газетах, ходить крестным ходом или устраивать демонстрации в центрах городов тоже бесполезно. Но в году есть один такой день, когда открывается „окошко счастья" для всех тех, кто успеет отправить свою жалобу, — объясняет политолог Алексей Морозов невероятную популярность необычного формата общения президента России с гражданами. — Сортировкой вопросов и жалоб занимаются 6 тысяч волонтеров. Политические сразу же отправляются в помойку, а просьбы о конкретной помощи — в папки, предназначенные для соответствующих министров и губернаторов».

Царская милость

Россияне жаловались президенту на все: от отсутствия в деревне водопровода или необходимого больной женщине протеза до закрытия школы в Сибири. Просьбу можно было направить по телефону, традиционной и электронной почте, через социальные сети и специальный сайт, в том числе записав ее на видео. В отличие от предыдущих лет в студию людей не приглашали, так что лично пообщаться с президентом никто не мог.

«Говорят, что Путин боится людей. Видимо, это так, но тут смешиваются два страха. Один — это страх президентской охраны, которая боится за его безопасность. Но думаю, что лично у Путина сильнее другой страх. Он уже 20 лет не общался на равных с обычными людьми, не ходил среди них по улицам, не держал в руках наличных денег. О чем они станут говорить? Что могут спросить? Что вообще у них на уме?», — объяснял публицист Олег Козловский.

Вопросы отбирали журналисты государственного телеканала, а Путин из студии выходил на связь с министрами и губернаторами, требуя ответов и объяснений (один из них даже получил публичный выговор). «Позвольте отрапортовать…» — начал свой ответ министр энергетики, объясняя, почему дорожает бензин. «Это недопустимо и неправильно», — отрезал президент.

«Никто не говорит, почему Путин настолько отгородился от людей, которых он и так практически не видит. Раньше существовал хотя бы небольшой шанс задать ему вопрос, который не был согласован заранее, сейчас его уже нет», — говорит другой московский журналист. К удивлению зрителей, ведущий «прямой линии» сообщил, что от россиян поступило много вопросов, не объявит ли Путин амнистию в связи со своим очередным избранием на президентский пост. «В России есть такая традиция», — добавил журналист. «У нас такой традиции нет. Кроме того, объявление амнистии — это по закону прерогатива парламента страны, а не президента», — парировал глава государства.

Преследования за границей

«Пенсионер из Карачаево-Черкесии» задал вопрос, когда из Сирии будет выведен российский воинский контингент (президент уже дважды объявлял о выводе войск, но они остаются там до сих пор). «Российские военные будут там находиться, пока это выгодно России и во исполнение наших международных обязательств. Пока их вывод мы не планируем», — ответил президент.

Путин рассказал также, что Запад готов изменить свой подход к России. «Во многих странах на политическом уровне все говорят о необходимости выстраивать нормальные отношения», — заверил он. Одновременно президент напомнил, что США давно начали распространять свою юрисдикцию на другие государства. «Сейчас мы видим введение запретительных пошлин, по сути, это и есть санкции. А за что? Разве эти страны „аннексировали" Крым?— вопрошал Путин. — Обвинения в адрес России и санкции — это такой способ сдерживания, ведь в нашей стране видят конкурента. (…) Сейчас в соревнование с Вашингтоном в области антироссийских санкций вступил Лондон», — объяснял он студентке Наталье, предлагая живущим в Великобритании бизнесменам на фоне кампании по изучению источников происхождения капитала «держать деньги на родине».

Ненависть к Украине

Путин уклонился от ответа на требование ввести санкции против Латвии, где «запрещают учиться на русском языке», но зато обрушился на Украину. Находящийся в Донбассе писатель-националист Захар Прилепин предположил, что украинская армия может «воспользоваться чемпионатом мира по футболу и начать активные наступательные боевые действия». «Если такие провокации произойдут, это будет иметь очень тяжелые последствия для украинской государственности в целом», — пригрозил Путин. «Они грабят свой народ и откладывают деньги на черный день в офшорах на свое собственное имя», — добавил он, говоря об украинских лидерах.

«Володя, ты не устал?» — прочел на четвертом часу «прямой линии» Путин очередной вопрос и сразу же ответил на него отрицательно. Когда у него поинтересовались, готовит ли он преемника, президент ответил, что постоянно об этом думает.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 8 июня 2018 > № 2639854 Анджей Ломановский


Франция. США > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 8 июня 2018 > № 2637384 Доминик Моизи

Вечером 8 июня в канадском Квебеке открывается саммит «Большой семерки», который, согласно комментаторам, пройдет под знаком конфронтации лидеров шести индустриально развитых государств с Дональдом Трампом. Главный камень преткновения – протекционистская политика президента США и недавно введенные им заградительные пошлины на ввоз алюминия и стали.

Накануне саммита Европейский союз подал жалобу на США во Всемирную торговую организацию, а также подготовил список американских товаров, на которые, в случае несговорчивости Трампа, будут наложены европейские пошлины. Правда, власти Германии призывают быть осторожными, так как вслед за этим Белый дом может ввести ответные пошлины на ввоз автомобилей из Европы. Ангела Меркель прекрасно помнит, как Дональд Трамп критиковал немецкий автопром во время своей предвыборной кампании.

Риск открытой торговой войны с неизвестными последствиями для обеих сторон настолько велик, что главы четырех европейских стран — Франции, Германии, Италии и Великобритании — решили встретиться отдельно, до официального открытия саммита, чтобы выработать единую программу действий.

Со времени вступления в должность 45-го президента США Дональда Трампа все саммиты «Большой семерки» (G-7) стали больше похожи на математическую формулу «шесть плюс один» (G-6+1), где американский лидер выступает в одиночку. Даже президент Франции Эмманюэль Макрон резко изменил риторику в отношении американского коллеги после своего государственного визита в США в апреле этого года. Приехав заранее в Канаду, во время встречи с премьер-министром страны Джастином Трюдо Макрон не скупился на критику последних действий Белого дома.

Как изменятся франко-американские отношения, и удастся ли лидерам шести индустриально развитых государств, если они выступят единым фронтом, как-то повлиять на американского президента? Своими прогнозами у микрофона RFI поделился французский политолог, советник «Института Монтеня» Доминик Моизи.

RFI: Можно ли сказать, что Эмманюэль Макрон понял свою ошибку, что он возлагал слишком большие надежды на свои личные отношения с Трампом, чтобы повлиять на него? Можно ли назвать это политической наивностью?

Доминик Моизи: Да, я думаю, что жесткие вчерашние высказывания Макрона в адрес Трампа противоположны той теплоте, практически физической, которую он излучал в ходе своего визита в Вашингтон месяц назад. Но наивностью я бы это не назвал. Это больше похоже на самонадеянность — он думал, что никто ни сможет перед ним устоять. Но вскоре он понял, что вся эта теплота не ведет ни к каким конкретным результатам. Ведь Ангеле Меркель также ничего не удалось получить от Трампа, но при этом она оставалась верной самой себе.

Дональд Трамп устоял перед шармом Эмманюэля Макрона. А между тем разногласия накапливались постепенно, в течение всего последнего года — это разногласия по поводу борьбы с глобальным потеплением, по поводу финансирования НАТО, иранской ядерной программы, и последнее – торговые отношения. Значит ли это, что Макрон резко поменяет свой дискурс, прежде всего на публике, ведь рано или поздно наступает момент, когда уже не имеет смысла делать вид, что все хорошо?

Да, абсолютно. И этот момент настал именно сейчас. Но надо принимать во внимание то, что в этот момент открытого столкновения у Соединенных Штатов в руках гораздо больше карт, чем у Франции. Это их военное превосходство, это их национальная валюта, которая имеет больший вес, чем евро.

Вчера Эмманюэль Макрон сказал, что экономический вес стран «большой шестерки» гораздо больше, чем США, которые остаются в одиночестве.

Это верно, но соотношение сил на международной арене измеряется не только коммерцией. Все гораздо сложнее. В стратегическом плане успех Дональда Трампа на этом саммите зависит от того, сможет ли он разделить лидеров шестерки. Например, Италия является сегодня слабым звеном, где сейчас очень сильны партии популистов. Если Италия сблизится с позициями Трампа, то для Европы это станет настоящей катастрофой. Сильная сторона Макрона в том, что его открыто поддерживают в Германии — Ангела Меркель, и Канада, сосед Америки, и Япония, которая, несмотря на свою стратегическую зависимость от США, поддерживает идею свободного торгового обмена.

Сможет ли Макрон стать лидером этого противостояния с США, хватит ли у него авторитета в глазах других руководителей государств?

Я думаю, что сможет. Согласно комментариям международной прессы, Франция Макрона заняла лидирующие позиции в Европе, которые занимала Германия Ангелы Меркель. Даже при том, что французская экономика не такая мощная, как германская, у нее есть другие аргументы. Франция имеет место постоянного члена Совета Безопасности ООН, она участвует в международных военных операциях. Ну и, кроме того, это сама личность, харизма Эмманюэля Макрона.

Франция. США > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 8 июня 2018 > № 2637384 Доминик Моизи


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 8 июня 2018 > № 2637054 Арег Галстян

Санкции для партнеров. Почему развалился союз Европы и США

Арег Галстян

американист

Равноправное партнерство между Евросоюзом и Соединенными Штатами более невозможно. Дональд Трамп грозит европейцам санкциями, страны Европы прилюдно игнорируют требования США. В преддверии саммита «Большой семерки» бывшие союзники окончательно разругались по ключевым вопросам

Бывший президент США Барак Обама считал трансатлантизм основой укрепления и расширения американо-европейских отношений. Для партии демократов диалог с Брюсселем имел особую политическую ценность, поэтому Вашингтон пытался создать условия для взаимовосприятия совместных интересов.

В отношениях с европейцами Обама опирался на философию поиска общих точек соприкосновения и убирал в сторону накопившиеся разногласия и претензии. Принимая во внимание философию ведения мягкой внешней политики со стороны Демократической партии, Обама старался лишний раз не раздражать своих европейских коллег заявлениями о необходимости соблюдать обязательство по ежегодным финансовым взносам на нужды НАТО.

Он также игнорировал многочисленные просьбы представителей промышленных групп влияния по изменению налоговой политики в отношении европейских конкурентов. В Брюсселе надеялись, что эта линия в направлении трансатлантического формата взаимодействия будет продолжена после победы Хиллари Клинтон. Триумф джексонианца-протекциониста Дональда Трампа стал плохой новостью для европейских стран.

Как Трамп строит политику

Республиканцы считают, что мягкость и уступчивость демократов нанесла вред политическим и экономическим интересам Соединенных Штатов. Партия поддержала установку новой администрации на свертывание трансатлантизма и возвращение американского национального интереса в отношениях с Европейским союзом.

При Трампе Белый дом четко разграничил диалог с европейцами, не смешивая друг с другом политику, безопасность и экономику. Внешнеполитические принципы республиканцев построены на основе последовательности и жесткости (то, что в Америке называют hard power). Это всегда отражается в риторике высокопоставленных политиков, включая самого Трампа.

Формула достаточно проста: Америка не просит, Америка требует. После восьми лет комфортабельных отношений с администрацией Обамы европейцам вновь приходится иметь дело с прагматичными и хладнокровными республиканцами.

Важно отметить, что подобный подход используется не только в отношении ЕС. Реализацию международной политики республиканская элита видит сквозь призму американской исключительности и необходимости сохранения гегемонии США в глобальном мире. Этот подход изначально снимает любую возможность для восприятия равноправия в ведении внешнеполитических дел.

Проблема Европы усугубляется еще и тем, что она потребляет безопасность, которая во многом обеспечивается качественно-количественными ресурсами американских налогоплательщиков. В свете политики протекционизма Трамп не просто подчеркивает эту зависимость, но и требует выполнять взятые на себя обязательства по выделению 2% ВВП в бюджет Североатлантического альянса.

Белый дом не скрывает своего недовольства тем, что лишь пять из двадцати восьми членов НАТО — США, Греция, Польша, Эстония и Великобритания — соблюдают правила игры. Германия и Франция платят чуть больше 1% в год, остальные страны-участницы выделяют менее 1%. В Вашингтоне считают, что у Брюсселя не может быть альтернативы НАТО, а американцы более не должны думать о безопасности европейцев больше их самих.

Почему Европа попала в зависимость

Зависимость Европы в области безопасности автоматически ведет к политическому дисбалансу в двусторонних отношениях. Неудивительно, что Америка желает видеть единую поддержку ЕС в вопросах санкционной политики против России, торговой войны с Китаем и выхода условной западной коалиции из «ядерной сделки» с Ираном.

Европейцы изначально поддержали санкции против Москвы, но эта позиция исходила из логики Обамы о необходимости совместных усилий коллективного Запада по сдерживанию России. Данное политическое решение для ряда стран, особенно Германии и Франции, далось за счет собственных экономических интересов.

Европейский союз остается ведущим торговым партнером России, а в досанкционный период товарооборот вырос более чем в два с половиной раза, составив рекордные $338,5 млрд. Старый Свет считает, что ради идеалов мира, стабильности и союзнических отношений они пожертвовали экономическими интересами своих граждан, ожидая иного отношения со стороны Вашингтона.

Из соратников в соперники

Помимо этого, Трамп решил пересмотреть экономические отношения с Евросоюзом. В отличие от своего предшественника республиканец ориентируется на интересы собственных промышленников. Согласно новому президентскому указу, с 1 июня Соединенные Штаты начали взимать 25%-ную пошлину на продукцию из стали и 10%-ную на изделия из алюминия.

Параллельно начат процесс широких дискуссий о поддержке американского машиностроения, что означает принятие мер по удорожанию европейских и японских автомобилей на территории США. Этот шаг спровоцировал первый виток торговой войны. Еврокомиссар по вопросам торговли Сесилия Мальмстрём подала жалобу во Всемирную торговую организацию (ВТО) и объявила о введении ответных штрафных пошлин на ряд американских товаров.

Новая конфигурация привела к широкой антиамериканской критике в Европе, а немецкий канцлер Ангела Меркель заявила, что европейцы более не могут полагаться на Вашингтон. Президент Франции Эммануэль Макрон пытается вернуть геополитическую субъектность государства, проявляя активность в различных мирополитических направлениях, а австрийский канцлер Себастьян Курц стал открыто выступать против антироссийских санкций.

Спорный газопровод

Наиболее ярким индикатором кризиса стал проект «Северный поток — 2», поддержанный австрийской нефтяной компанией OMV. Еврокомиссия также не воспользовалась опцией по наложению штрафа на Россию, принимая в расчет то, что именно «Газпром» должен внести 50% от всей суммы на строительство второй ветки «Северного потока».

Белый дом заявил, что европейские компании и структуры, принимающие участие в реализации этого проекта, окажутся под санкциями. Говоря об ограничениях, лидеры обеих партий в Конгрессе делали намеки о лоббировании «Северного потока — 2» со стороны Германии.

Официальный Берлин опасается ответных действий Вашингтона, которые могут серьезным образом навредить крупным немецким компаниям-налогоплательщикам. Однако если экономические дивиденды превысят политические издержки, немецкая сторона может проигнорировать угрозы Белого дома. Риски для Брюсселя растут, учитывая внутренний раскол в самой Европе. Тем временем Польша и страны Прибалтики более ориентируются на Соединенные Штаты, опасаясь политического усиления России.

Для американцев реализация «Северного потока — 2» означает как минимум две вещи. Первое — это слом санкционной политики, которая эффективна лишь при поддержке стран ЕС, в первую очередь Германии. Экономические ограничения стали важным инструментом, который позволяет США сдерживать Москву, снижая возможности ее внешнеполитических маневров.

Второе — это угроза долгосрочным энергетическим интересам США, которые стремятся увеличить объемы экспорта своего сжиженного природного газа (СПГ). Однако цена американского СПГ на 20% превышает стоимость российских энергоресурсов, поставляемых «Газпромом».

Европейцы учитывают подобную разницу, которая бьет по карману конечного потребителя. Несмотря на коммерческий характер российского проекта, европейцам придется признать и принять его политическую составляющую для американской стороны.

При чем здесь иранская сделка

Аналогичный раскол наблюдается в иранском направлении. В свое время Лондону и Берлину удалось убедить Обаму в необходимости диалога с Тегераном. Европейцы видели Иран в качестве одной из альтернатив по снижению зависимости от российской энергетики.

Сегодня на рынке этой страны представлено большое количество немецких и французских компаний, включая Siemens, Volkswagen, Total и другие. В прошлом году немецкие инвестиции достигли отметки в €3 млрд, что открывало серьезные возможности в среднесрочной перспективе.

Французская нефтяная корпорация Total инвестировала $5 млрд в разработку крупнейшего в мире нефтяного месторождения «Южный Парс». Автопроизводители Renault и Peugeot подписали соответствующие соглашения о строительстве завода, который будет выпускать до 400 000 машин в год. Европейский авиаконцерн Airbus, главный конкурент американского Boeing, согласился поставить «Иранским авиалиниям» самолеты на $200 млрд.

Решение Трампа об одностороннем выходе из соглашения привело к тому, что европейские банки и компании, работающие с Ираном, оказались под ударом. Однако санкции со стороны США могут быть введены лишь в тех случаях, когда сделки осуществляются в долларах. Теоретически европейцы могут перейти в расчеты на евро, о чем усиленно просят иранские власти.

Безусловно, этот шаг, как и в случае с «Северным потоком — 2», приведет к политической конфронтации с Вашингтоном. В Европе наверняка помнят, как Соединенные Штаты применили принцип экстерриториального суда в отношении бывшего директора компании Volkswagen Мартина Винтеркорна: американцы просто выписали ордер на его арест.

В конечном итоге у Европы два фундаментальных выбора: смириться с главенствующей ролью Америки и следовать установленным правилам игры или столкнуться с серьезными геополитическими последствиями. Возможностей и ресурсов стать самостоятельным субъектом у европейцев сейчас нет.

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 8 июня 2018 > № 2637054 Арег Галстян


Китай. Россия. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 8 июня 2018 > № 2636319 Владимир Путин, Си Цзиньпин

Заявления для прессы по итогам российско-китайских переговоров.

Си Цзиньпин (как переведено): Уважаемый Президент Путин!

Дорогие друзья из прессы, друзья, дамы и господа, добрый день! Очень рад вместе с моим большим другом Президентом Путиным встретиться с вами.

Президент Путин в этот раз совершает первый государственный визит в новый президентский срок именно в Китай. Это полностью свидетельствует о большом внимании российской стороны к развитию китайско-российских отношений.

Сегодня во второй половине дня мы с Президентом Путиным провели первую в этом году встречу. Обменялись мнениями по укреплению и углублению китайско-российских отношений в новых условиях, продвижению многопланового сотрудничества, достигли важных договорённостей.

Мы подписали и обнародовали Совместное заявление Китайской Народной Республики и Российской Федерации. По линии министерств, ведомств и предприятий подписан целый ряд важных документов о сотрудничестве.

Можно сказать, что данный визит Президента Путина в Китай увенчался плодотворными результатами и придал мощный импульс развитию китайско-российских отношений.

Мы с Президентом Путиным едины в том, что китайско-российское всеобъемлющее партнёрство и стратегическое взаимодействие достаточно зрелое, стабильное и крепкое. Среди отношений мировых держав они отличаются своим высочайшим уровнем, богатейшим содержанием и важнейшим стратегическим значением.

Обе стороны бережно относятся к достижениям развития двусторонних отношений, подтверждая готовность и дальше в духе многовековой дружбы и стратегического взаимодействия укреплять решимость и предпринимать больше практических мер для расширения и углубления многопланового сотрудничества, чтобы китайско-российские отношения добились новых результатов в новую эпоху.

Китай имеет наибольшее количество населения в мире, и Россия является крупнейшей страной по территории. Мы как соседи обладаем огромным преимуществом и мощным внутренним стимулом для сотрудничества во всех областях.

Мы с радостью отмечаем, что при общих усилиях сотрудничество Китая и России сохраняет стремительную динамику, крепнут материальные основы двусторонних отношений, углубляется слияние интересов.

За первые четыре месяца этого года товарооборот наших стран составил 31,2 миллиарда долларов США, по сравнению с аналогичным периодом он увеличился на 27,3 процента. Китай остаётся крупнейшим торговым партнёром для России.

Заметно улучшается торговая структура наших стран. Успешно продвигаются крупные стратегические проекты в инвестиционной, энергетической, транспортной, инфраструктурной, авиационной и космической областях.

Появляются новые точки роста сотрудничества в сферах науки и технологий, сельского хозяйства и электронной коммерции. Мы сошлись в том, что в настоящее время поднимает голову торговый протекционизм. Существует немало факторов нестабильности и неопределённости для глобальной экономики.

Экономическая глобализация и региональная интеграция экономики остаются необратимой тенденцией. В этих условиях Китай и Россия активно развивают сопряжение строительства «Один пояс – один путь», добились весомых промежуточных результатов. Китай и ЕАЭС подписали соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве.

Компетентные ведомства двух стран подписали совместные заявления о завершении совместного технико-экономического обоснования-соглашения о Евразийском экономическом партнёрстве и меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в сфере электронной коммерции.

Китай и Россия и страны нашего региона формируют новую архитектонику сотрудничества на основе совместного согласования, совместного строительства и совместного использования. Мы готовы поделиться с другими странами возможностями своего развития, придать толчок развитию национальной экономики наших стран, внести больший вклад в процветание нашего региона и всего мира в целом.

В настоящее время бурно развиваются наши гуманитарные контакты. В этом и следующем годах мы проводим Год китайско-российского межрегионального сотрудничества. Регионы наших стран активно используют эту возможность для наращивания связей и сотрудничества, взаимопонимания и дружбы. Теперь удобными стали взаимные поездки граждан Китая и России. Постоянно увеличивается количество людей наших стран, приезжающих друг к другу на учёбу или в туристические поездки.

В июне этого года в России пройдёт чемпионат мира по футболу, а в 2022 году в Пекине будет зимняя Олимпиада. Китай и Россия поддерживают друг друга в проведении этих международных спортивных торжеств, наращивая обмен и сотрудничество в спортивной области.

Китай и Россия, как постоянные члены Совета Безопасности ООН, являются ответственными державами в мире. Мы с Президентом Путиным договорились о том, что в условиях сложной и изменчивой международной обстановки Китай и Россия будут наращивать взаимную поддержку и содействие в международных делах, углублять стратегическое взаимодействие.

В связи с этим мы готовы вместе с международным сообществом твёрдо защищать миропорядок и международную систему, основой которых являются нормы и принципы Устава ООН. Будем продолжать выступать за многополярный мир и демократизацию международных отношений, поддерживать политическое урегулирование проблем горячих точек, продвигать формирование нового типа международных отношений на основе взаимного уважения, справедливости и взаимовыгоды, создавать сообщество единой судьбы человечества, прилагать неустанные усилия для построения чистого и прекрасного мира, где царит долгосрочный мир, всеобщая безопасность, совместное процветание, открытость и толерантность.

Знаю, что данный визит имеет интересную и насыщенную программу. Мы с Президентом Путиным вместе поедем в Тяньцзинь на культурные мероприятия и продолжим нашу беседу по вопросам, представляющим взаимный интерес. Послезавтра мы участвуем в саммите ШОС и вместе с лидерами других государств-членов обсудим будущее развитие нашей Организации и развитие шанхайского духа.

Дорогие друзья! Скоро мы проведём особое мероприятие – я буду вручать Президенту Путину первый орден Дружбы. Это высшая внешняя государственная награда Китайской Народной Республики. Президент Путин – наш большой друг, он пользуется уважением китайского народа, вносит блестящий вклад в развитие китайско-российских отношений, в укрепление дружбы между народами наших стран. Этой награды он полностью достоин. Приглашаю всех вас на церемонию вручения, которая начнётся сразу после этой встречи.

Спасибо за внимание.

В.Путин: Уважаемый Председатель Си Цзиньпин! Дорогой друг! Уважаемые дамы и господа!

Российско-китайские переговоры прошли в конструктивной, деловой атмосфере. Обсуждён весь спектр актуальных вопросов, связанных с текущим состоянием и перспективами двусторонних отношений. Состоялся также предметный обмен мнениями по ключевым международным проблемам.

Достигнутые договорённости отражены в принятом нами с господином Си Цзиньпином Совместном заявлении, а также в целом ряде только что подписанных межведомственных соглашений.

Подчеркну, взаимодействие России и Китая носит стратегический характер и основано на принципах равноправия, добрососедства и доверия.

Ждём Председателя КНР в качестве главного гостя на Восточном экономическом форуме в сентябре во Владивостоке.

С отдачей работают межправительственные комиссии, внешнеполитические ведомства и отраслевые министерства. Налажены обмены по линии парламентов и общественности.

Развивается торгово-экономическое сотрудничество. По итогам прошлого года товарооборот между нашими странами составил 87 миллиардов долларов. При этом увеличились поставки продукции с высокой степенью переработки: машин, оборудования и транспортных средств.

В январе – марте объём российско-китайской торговли вырос ещё на 31 процент. И если нам удастся сохранить темпы роста, то к концу года мы сможем выйти на рекордные показатели, на уровень, о котором мы говорили в течение последних нескольких лет, – 100 миллиардов долларов.

Расширяется инвестиционное сотрудничество. По линии Межправкомиссии по инвестиционному сотрудничеству реализуются более 70 приоритетных проектов на сумму свыше 20 миллиардов долларов.

Ключевая сфера двустороннего взаимодействия – энергетика. Россия является крупнейшим экспортёром топлива на китайский рынок. В прошлом году поставлено более 50 миллионов тонн нефти. В январе – апреле этот объём увеличился ещё на 26 процентов. В соответствии с графиком идёт строительство газопровода по восточному маршруту.

Согласованы основные параметры поставок природного газа в КНР с Дальнего Востока России. Энергетические компании России и Китая совместно участвуют в проекте по добыче и сжижению природного газа «Ямал СПГ». С декабря прошлого года китайские потребители получают газ с этого месторождения.

В соответствии с подписанным только что пакетом договорённостей «Росатом» дополнительно построит два энергоблока Тяньваньской АЭС. Кроме того, согласовано строительство в КНР ещё одной атомной станции российского дизайна на новой площадке.

При содействии России в Китае будет возведён демонстрационный реактор на быстрых нейтронах. Передовые российские наработки будут задействованы в китайской лунной программе.

Подчеркну, такого формата взаимодействия у нас нет ни с одной другой страной. Речь идёт об очень чувствительных, уникальных разработках российских учёных и специалистов.

В ходе переговоров шла речь и о сотрудничестве в сфере высоких технологий, имею в виду авиастроение: дальнемагистральные самолёты, а также новый тяжёлый вертолёт.

В планах совместная реализация инфраструктурных проектов. Мы говорим о таких инициативах, как грузопассажирская дорога «Евразия», развитие транспортных коридоров «Приморье-1» и «Приморье-2».

Мы коснулись также вопросов совместного освоения потенциала Северного морского пути, Транссибирской и Байкало-Амурской магистралей.

С удовлетворением отметили продолжающееся расширение культурно-гуманитарного сотрудничества. В феврале в России и Китае стартовали Годы межрегиональных обменов.

Весной с гастролями в КНР побывали артисты Большого театра и Российского национального оркестра. Сейчас в музеях Московского Кремля впервые проходит выставка из собрания Шанхайского музея, посвящённая эпохе династии Мин.

Крепнут связи в области образования. Заработал первый российско-китайский университет в Шэньчжэне, созданный с участием МГУ и Пекинского политехнического университета.

Увеличиваются взаимные туристические потоки.

Обсуждение международной проблематики подтвердило, что подходы наших стран ко многим глобальным и региональным проблемам близки или совпадают.

Высоко оцениваем результаты китайского председательства в Шанхайской организации сотрудничества.

Говорили также о перспективах взаимодействия между Китаем и Евразийским экономическим союзом. Мы настроены на продолжение совместных усилий по углублению и гармонизации интеграционных процессов на евразийском пространстве. В частности, по сопряжению ЕАЭС и Экономического пояса Шёлкового пути и формированию в перспективе на этой основе Большого евразийского партнёрства.

Важным шагом на этом направлении стало подписание в мае в Астане Соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между странами – членами Евразийского экономического союза и КНР.

Обсуждалась ситуация на Корейском полуострове. Россия и Китай заинтересованы в том, чтобы на Корейском полуострове и в Северо-Восточной Азии в целом установились мир и стабильность.

Отрадно, что начавшийся межкорейский переговорный процесс идёт в логике российско-китайской «дорожной карты» корейского урегулирования. Недавние российско-северокорейские контакты подтверждают готовность Пхеньяна к конструктивной работе.

Была также затронута ситуация вокруг иранской ядерной программы.

Уважаемые дамы и господа! Программа визита продолжается. На вечер запланирован ещё ряд мероприятий. Председатель КНР только что об этом сказал, но уже сейчас хотел бы поблагодарить господина Си Цзиньпина и всех наших китайских коллег за радушный, тёплый приём.

Убеждён, достигнутые сегодня договорённости послужат дальнейшему укреплению российско-китайской дружбы, будут способствовать процветанию наших стран и народов.

Благодарю вас за внимание.

Китай. Россия. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 8 июня 2018 > № 2636319 Владимир Путин, Си Цзиньпин


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 8 июня 2018 > № 2636313 Владимир Путин, Си Цзиньпин

Владимир Путин награждён орденом Дружбы КНР.

Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин вручил главе Российского государства орден Дружбы КНР. Президент России стал первым иностранным лидером, удостоенным этой высокой государственной награды Китая.

Орденом Дружбы КНР награждаются иностранные граждане, внёсшие особый вклад в государственное строительство и модернизацию Китая, развитие связей и сотрудничества Китайской Народной Республики с зарубежными странами, а также поддержание мира во всём мире.

* * *

Выступления на церемонии вручения Президенту России ордена Дружбы КНР

Си Цзиньпин (как переведено): Президент Путин, дорогие друзья!

Сегодня мы проводим здесь торжественную церемонию, чтобы вручить давнему и большому другу китайского народа – Президенту Российской Федерации Владимиру Путину – орден Дружбы Китайской Народной Республики.

Орден Дружбы – это высшая внешняя государственная награда Китая. Этим орденом награждаются иностранные друзья за поддержку строительства и модернизацию Китая, за их выдающийся вклад в продвижение обменов и сотрудничества Китая с зарубежными странами, в защиту мира во всём мире.

Вручение Президенту Путину этого ордена является вручением впервые после создания в Китае системы награждения за государственные заслуги.

Президент Путин, как лидер большой державы с мировым влиянием, является основателем нынешних китайско-российских отношений и всегда продвигает их развитие на высоком уровне. Начиная с 2000 года Президент Путин 19 раз приезжал в Китай с визитом или участием в международных мероприятиях. Среди глав государств мировых держав он больше всех посещал Китай, он самый знакомый и уважаемый в Китае. Президент Путин для меня самый хороший и близкий друг.

В 2001 году Президент Путин подписал от российской стороны Договор о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве между Китаем и Россией, что заложило прочную правовую основу для многовековой дружбы наших стран. Благодаря его постоянному вниманию и личному содействию китайско-российские отношения выдержали испытания изменчивой международной обстановкой, укрепляется политическое и стратегическое взаимное доверие, достигаются существенные сдвиги в многоплановом сотрудничестве, углубляется дружба между нашими народами.

Развивающиеся на высоком уровне китайско-российские отношения приносят благо народам двух стран, стали достойным примером гармоничного сосуществования мировых держав и государств-соседей, послужили значимым вкладом в формирование нового типа международных отношений и создание сообщества единой судьбы человечества.

Находясь на новом старте, мы готовы с Президентом Путиным и дальше в духе добрососедства и дружбы, стратегического взаимодействия и взаимной выгоды продвигать китайско-российские отношения и открывать ещё более блестящие перспективы.

Этот весомый орден Дружбы не только свидетельствует о высоком уважении китайского народа к Президенту Путину, но и демонстрирует глубокую дружбу между великими народами Китая и России.

Пользуясь случаем, искренне желаем Президенту Путину новых успехов на высоком ответственном посту, желаем великому Китаю и великой России процветания и могущества, а народам наших стран – счастья и вечной дружбы.

Благодарю за внимание.

В.Путин: Уважаемый товарищ Си Цзиньпин! Дорогой друг! Уважаемые коллеги, дамы и господа! Друзья!

Для меня большая честь быть удостоенным почётной государственной награды Китая – ордена Дружбы.

Знаю, что орден учреждён совсем недавно и сегодня вручается впервые. Сердечно благодарю китайских друзей за такой особый знак внимания. Рассматриваю это как признание и оценку российских усилий по развитию всеобъемлющего стратегического партнёрства с Китаем.

Я и мои коллеги признательны Вам, уважаемый товарищ Председатель, за сегодняшнюю церемонию. Мы видим не только что делается, но и как это происходит.

Это тоже знак особого внимания и уважения, в основе которого, безусловно, лежат наши общенациональные взаимные интересы, интересы наших народов и, конечно, наши с Вами дружеские личные отношения.

Подчеркну, наша страна искренне дорожит добрососедством и дружбой с Китайской Народной Республикой. Мы гордимся общими достижениями в политике, экономике, науке, культуре. Ценим достигнутый высокий уровень взаимодействия на международной арене. И конечно, твёрдо уверены в успехе всех наших начинаний.

Хотел бы ещё раз поблагодарить за столь почётную награду. Рассчитываю на дальнейшую совместную работу по углублению российско-китайского стратегического взаимодействия во имя процветания и благополучия народов Российской Федерации и Китайской Народной Республики.

Благодарю вас.

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > kremlin.ru, 8 июня 2018 > № 2636313 Владимир Путин, Си Цзиньпин


Китай. Россия. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 8 июня 2018 > № 2636311 Владимир Путин, Си Цзиньпин

Начало переговоров с Председателем КНР Си Цзиньпином в расширенном составе.

Си Цзиньпин (как переведено): Уважаемый Президент Путин! Друзья!

Мне хотелось бы ещё раз горячо поприветствовать визит Президента Путина в Китай.

Сегодня наши страны успешно завершили важные пункты повестки дня развития каждой из стран. Для осуществления процветания и стабильности обеих стран, продвижения конструктивной основы, установленной углублённым развитием российско-китайских отношений, независимо от того, как будет меняться международная обстановка, Россия и Китай всегда твёрдо придерживались той точки зрения, что развитие двусторонних отношений является приоритетным направлением развития каждого из государств.

Каждая из сторон твёрдо поддерживает защиту другой стороной своих коренных интересов, углубляет торгово-экономические, инвестиционные, энергетические, гуманитарные и региональные аспекты сотрудничества. Стороны совместно активно участвуют в международных делах и установлении миропорядка. Для продвижения строительства международных отношений нового типа двусторонние отношения России и Китая станут надёжной опорой.

В настоящее время отношения всестороннего стратегического сотрудничества и партнёрства, вышедшие на новую историческую высоту, стоят перед новым важнейшим шансом дальнейшего развития. В наших странах сформированы новые правительства, успешно осуществляется механизм сотрудничества на уровне вице-премьеров.

Надеюсь, что стороны будут продолжать прекрасные традиции, полностью раскроют потенциал всех механизмов сотрудничества, продвинут сотрудничество во всех областях, будут постоянно добиваться новых результатов, укреплять материальную базу сотрудничества между нашими странами, добиваться того, чтобы российско-китайские отношения развивались на высоком уровне.

В.Путин: Уважаемый господин Председатель! Уважаемые китайские коллеги! Друзья!

Только что мы с Председателем Си Цзиньпином завершили весьма полезные переговоры в узком составе. Откровенно обменялись мнениями по наиболее важным вопросам российско-китайского стратегического сотрудничества и актуальным проблемам международной повестки дня.

С удовлетворением констатировали, что отношения России и Китая носят по-настоящему дружественный, добрососедский характер, поступательно развиваются в духе всеобъемлющего стратегического партнёрства.

Стабильно растёт товарооборот, увеличиваются инвестиции. Мы тесно работаем на международных площадках, координируем свои усилия в международных организациях, взаимодействуем на уровне министерств иностранных дел, военных ведомств, развиваем военно-техническое сотрудничество.

И хотел бы отметить наши совместные усилия в работе на региональных площадках, в том числе в рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Отмечаем большую работу, которую проделали наши китайские друзья по развитию этой организации, по приданию ей поистине глобального характера, и всячески будем способствовать дальнейшему продвижению наших совместных усилий и наших совместных интересов по этому направлению.

Уверен, что саммит, который мы проведём завтра, будет успешным, и заранее хотим поблагодарить наших китайских друзей за проделанную работу.

Большое спасибо.

Китай. Россия. ШОС > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 8 июня 2018 > № 2636311 Владимир Путин, Си Цзиньпин


Россия. Украина. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634786 Винсент Делла Сала

По-европейски: федеративные модели для Украины

Винсент Делла Сала – Доцент политологии факультета социологии и Школы международных исследований университета Тренто, Италия.

Резюме Легких путей к урегулированию конфликтов в глубоко разделенных обществах не бывает. Соглашения о разделении полномочий не способны творить чудеса, искоренять вражду или корыстные вожделения. Но они открывают путь к самоуправлению и решению общих проблем.

В июне 2016 г. на Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге премьер-министр Италии Маттео Ренци заявил, что выходом из тупика для Украины может стать урегулирование по типу Альто-Адидже (итал. Trentino-Alto Adige/Südtirol, нем. Trentino-Südtirol – автономная область на севере Италии. С 1972 г. основные административные функции переданы двум автономным провинциям, составляющим область – Больцано и Тренто. – Ред.). Не исключено, что итальянское правительство предложило модель Альто-Адидже лишь с тем, чтобы показать степень своего влияния в европейской геополитике. Однако сама идея положить в основу урегулирования конфликта на Украине и разногласий между ЕС и Россией некую договоренность о разделении полномочий может оказаться полезной. При более внимательном рассмотрении выясняется, что территориальные конфликты или, во всяком случае, возможности для их возникновения есть во многих частях Европы, а европейские государства изыскивают способы организации политической власти, которая могла бы удовлетворить разнонаправленные требования различных социальных групп.

Соответствующий опыт европейских стран, в том числе модель Альто-Адидже, может подсказать, как согласовать разные и, казалось бы, противоположные требования на Украине. Но это не означает, что мы имеем универсальную модель, применимую при любых обстоятельствах.

Разделение полномочий и консоционализм

Исходное положение состоит в том, что соглашения о разделе полномочий (СРП) отвергают некоторые основные принципы либеральной демократии либо допускают отклонения. Наиболее важное из них предусматривает, что большинство или даже относительное большинство голосов на выборах обеспечивает исполнительной власти мандат на определенный период времени. В рамках СРП может не соблюдаться приоритет прав личности над правами коллектива.

Фактически в условиях СРП признается, что обеспечение равных прав для всех и простое большинство голосов на выборах не только не гарантируют сохранение прав той или иной группы, но и подвергают ее определенному давлению. Например, канадская провинция Квебек использует дарованную ей Конституцией юрисдикцию в сфере языка и образования для обеспечения французскому языку статуса государственного в пределах своей территории. Все новоприбывшие обязаны отправлять детей во франкоязычные школы: таким путем создается гарантия того, что демографические изменения со временем не приведут к вытеснению доминантного языка и превращению его в язык меньшинства. Там, где главенствуют либерально-демократические принципы, подобного рода положение о языке рассматривалось бы как нарушение основных прав человека, таких как право на выбор языка обучения и трудоустройства. Но в глазах квебекских руководителей оно было единственной гарантией сохранения незначительным франкоговорящим большинством, затерянным на просторах англоязычной Северной Америки, своей культуры и идентичности.

Признание положения о групповых правах и их защите, его включение в принципы политического урегулирования открывает возможности для гармонизации прав и интересов различных групп и индивидуальных прав. Изучив ситуацию в ряде стран (от Ливана до Бельгии), американский политолог голландского происхождения Аренд Лейпхарт разработал популярную модель, помогающую понять принципы СРП. Для обозначения последних и проведения различий между СРП и так называемыми мажоритарными системами он использует термин «консоционализм». В мажоритарных системах политическая власть сосредоточена в центральных институтах, в частности на уровне исполнительной власти, что позволяет большинству осуществлять контроль над политикой и принятием решений. «Консоционализм» предусматривает систему сдержек и противовесов, ограничивающих возможности большинства контролировать политические институты и принятие решений, например относительно передачи территориальных полномочий, фрагментации исполнительной власти и гарантированного представительства наиболее значимых социальных групп.

В Европе соглашения о разделении полномочий действуют давно: швейцарский федерализм, автономные области Испании и федеральное устройство Бельгии. Федерализм особо пригоден для разработки различных вариантов урегулирования споров, так как в его основе – постулат о возможности управлять совместно при одновременном разделе полномочий. Такая «федеральная воля», по словам Уильяма Райкера, порождается интересами и расчетами политических акторов, полагающих, что многие проблемы, имеющие отношение к общественным благам, можно решить в рамках широких соглашений, тогда как другие – путем передачи полномочий на места или на законодательном уровне. Это удобный механизм для разрешения вопросов, связанных с культурным разнообразием и урегулированием споров в отношении экономических ресурсов. Важнейшим элементом СРП, федерализма и решений о передаче власти на места является обязательство править совместно при одновременном разделении полномочий. Успех или неуспех определяется не столько институциональной или конституционной архитектурой, сколько политическим выбором и ресурсами, которые политики способны мобилизовать.

Разделение полномочий в Европе

Пятая Французская республика почти уникальна в том отношении, что провозглашает себя «единой и неделимой». Большинство европейских стран, в том числе Соединенное Королевство, выработали асимметричные схемы властных отношений – как с территориями, так и с общественными и культурными группировками.

Альто-Адидже/Южный Тироль – гаранты разделения полномочий. Сложность взаимоотношений с немецкоязычным районом Италии отражена в его названии. Итальянское население называет его Альто-Адидже, тогда как у немецкоязычных граждан по-прежнему в ходу его историческое наименование – Южный Тироль, под которым он был известен, когда находился в составе Австро-Венгерской империи Габсбургов. Хотя объединение большинства итальянских земель было завершено к 1870 г., вопрос об австрийской оккупации территории к югу от перевала Бреннер оставался открытым вплоть до конца Первой мировой войны.

В рамках послевоенного урегулирования вопрос о том, что делать с немецкоязычным культурным сообществом, неожиданно оказавшимся в составе итальянского государства, не был решен. Не смогли справиться с этой проблемой в межвоенный период и итальянские фашисты с их безрассудной мечтой об «итальянизации» всей страны, породившей продолжительную напряженность и лишь затруднившей последующие попытки выработки линии поведения в отношении лингвокультурного меньшинства, тесно связанного с соседним государством, в этнически однородной Италии.

Итальянские и австрийские политические лидеры осознавали сложность задачи. Еще в 1946 г. премьер-министр Италии Алкиде Де Гаспери и министр иностранных дел Австрии Карл Грубер пришли к соглашению о том, что район останется в составе Италии, но получит степень автономии, обеспечивающую права местного немецкоязычного большинства. Первый шаг сделан авторами Конституции Италии 1948 г., согласно которой этот район стал одним из пяти регионов с особым статусом. Немецкому языку (и языкам других этнических меньшинств) была гарантирована защита. Однако юридические гарантии сохранения языка и конкретные инструменты для осуществления самоуправления в условиях официально унитарного государства появились только с принятием в 1972 г. «Особого статута об автономии» (в который впоследствии вносились поправки). Провинции Больцано, как и Трентино, составляющей вторую часть региона, переданы исполнительные, законодательные и фискальные полномочия, что позволяет их руководству принимать важнейшие политические решения по большинству вопросов общественной жизни (за исключением внешней политики и безопасности). Статус территориальной автономии означает, что регион поддерживает с центральным правительством отношения иного рода, нежели остальные области Италии.

Важно обратить внимание на отношения Италии с Австрией и роль последней в урегулировании продолжительного конфликта. В послевоенный период итальянские и австрийские политические лидеры и официальные лица вели переговоры по всем вопросам, связанным с заключением СРП, для урегулирования конфликта и ослабления напряженности между языковыми сообществами. Австрия отказалась от притязаний на эту территорию, но настаивала на заключении международного соглашения, позволяющего защитить местную немецкоязычную общину. Тот факт, что оба государства являются членами ЕС, используют единую валюту и имеют между собой открытую границу, позволил возродить в трансграничном еврорегионе многие из прежних экономических, социальных и даже политических связей исторического региона Южный Тироль. Единение государств-гарантов и открытость границ означает, что конституционные гарантии защиты меньшинств и особые права автономии находят конкретное выражение в политической и экономической жизни.

Бельгия: институциональный федерализм, политический застой. В Бельгии дела обстоят иначе, нежели в двух других случаях, которые мы здесь рассматриваем, ибо там отсутствует меньшинство, имеющее тесные связи с соседним государством. Во многих отношениях политическое развитие Бельгии определялось стремлением двух ее крупнейших языковых общин – французов в Валлонии и фламандцев во Фландрии – отстоять свою независимость, соответственно, от соседней Франции и Нидерландов. Образованное по итогам наполеоновских войн, бельгийское государство не было единым. Размежевание поначалу было обусловлено глубоко укоренившимися различиями не столько языкового, сколько идеологического и культурного характера. На политической и социальной сцене действовали соперничающие либеральные, социалистические и католические группировки. Борьба проходила под руководством политических партий, управлявших частями разделенного общества и их взаимоотношениями через посредство многочисленных механизмов: от профсоюзов – до групп взаимопомощи. Распределение полномочий осуществлялось не через территориальную децентрализацию, а путем соглашения между элитами, обеспечившего защиту интересов всех трех сегментов общества в центральных учреждениях и при принятии политических решений.

Этот этап политического развития Бельгии примечателен тем, что языковые различия не были определяющими. Политические партии (например, социалисты) представляли собой структуры, объединявшие тех, кто был разделен в обществе. Лингво-территориальный вопрос начал выходить на передний план в 60-е гг. прошлого века отчасти потому, что политические партии уже не могли руководить своими сегментами общества, члены которых во все большей степени чувствовали себя обделенными. Разногласия между фламандской и франкоязычной общинами (в Бельгии есть еще и немецкоязычное меньшинство) вышли на поверхность. Решение искали в территориальной децентрализации: различные районы страны получили самоуправление, а языковые «сообщества» обрели определенный объем полномочий. По Конституции бельгийское федеральное государство состоит из трех общин (французской, фламандской и немецкой) и трех регионов, которые не обязательно совпадают с ареалами проживания языковых сообществ. Федеральные институты устроены так, чтобы гарантировать невозможность преобладания какой-то одной группы. На этот случай имеется механизм, обеспечивающий представительство фламандских и валлонских партий в органах исполнительной власти.

В итоге образовалась сложная федеральная структура с широким распределением полномочий между территориальными единицами и языковыми сообществами и ограниченным мандатом федерального государства. Общины уполномочены решать вопросы в сфере культуры, включая язык и образование, а также социального обеспечения и здравоохранения. Региональная юрисдикция распространяется на традиционные проблемы территорий, включая экономическое развитие, транспорт, сельское хозяйство и даже охрану окружающей среды. Несмотря на отсутствие привязки к определенной территории, общины имеют законодательные органы, формирующиеся путем выборов, которые проводятся среди контингентов избирателей по языковому принципу. В бельгийском варианте СРП отражена попытка распределить политическую власть по территориальным и общественным единицам, но так, чтобы глубоко разделенное общество оставалось в рамках общего федерального государства. Бельгийское государство, которое часто называют «искусственным», продолжает оставаться суверенным и как таковое служит примером СРП, выходящим за рамки только территориальных единиц.

Впрочем, центробежный характер политической власти предопределил периоды политической стагнации (на национальном уровне стали возникать затяжные кризисы), затрудняющие процесс выработки решений. В качестве примера можно привести недавний шквал критики по поводу внутренней безопасности (после терактов в Брюсселе). Неудивительно и то, что в федеральном бюджете Бельгии высок уровень государственной задолженности (соотношение между суммой долга и ВВП превышает 100%), так как сложный процесс выработки решений и необходимость находить компромиссы приводят к росту государственных расходов.

Разъединенное Соединенное Королевство. Великобританию часто представляют в качестве образца политической стабильности и хранителя демократических ценностей. Государство, в том виде как мы его знаем сейчас, сформировалось к 1707 г. вследствие долгой оккупации Англией Ирландии и фактической аннексии Уэльса и Шотландии. Под одной политической властью объединились по меньшей мере четыре разных политических образования. Королевство оставалось относительно единым до начала ХХ века, но в 1922 г. после провозглашения Ирландией независимости в южной части острова образовалась Ирландская Республика, а на севере – «юнионистская» Северная Ирландия, оставшаяся частью Соединенного Королевства. Не так давно с требованием о реформе системы политической власти и территориальных отношений выступили шотландские и, в меньшей степени, уэльские националисты.

Нас интересует то, как формально унитарное государство и образец мажоритарной институциональной архитектуры, избирательная система которого направлена на создание парламентского большинства и сильной исполнительной власти, развивает асимметричные отношения с различными частями своей территории.

Большую часть времени с начала 70-х до 90-х гг. прошлого века на Британских островах разворачивался кровавый конфликт, так как волнения в Северной Ирландии зачастую приводили к всплескам насилия на территории Англии. Главная проблема состояла в том, какую линию поведения выбрать в отношении расколотого населения, которое желало присоединиться к двум разным суверенным государствам. В Северной Ирландии многие республиканцы продолжали питать надежду, что в один прекрасный день Ирландская Республика распространит свой суверенитет на все пространство острова, тогда как сокращавшееся юнионистское население полагало, что может выжить только в составе Соединенного Королевства.

Решение, известное как Соглашение Страстной пятницы, было сформулировано в 1998 г. после переговоров между представителями британского и ирландского правительств и политических партий при посредничестве США. Ирландия официально отказалась от притязаний на шесть северных графств, которые остались в составе Соединенного Королевства, а британское государство передало законодательные и исполнительные полномочия властям в Белфасте. Было создано региональное собрание, наделенное законодательными полномочиями, и исполнительный аппарат, включающий представителей обеих политических общин. Предприняты шаги по созданию трансграничных структур, которые должны заниматься вопросами, представляющими взаимный интерес для обеих ирландских территорий, и открыть границу между двумя государствами.

Разрешение североирландской проблемы не замедлило процесс дальнейшей территориальной децентрализации власти. Националисты в Уэльсе и особенно в Шотландии все громче требовали расширения исполнительных и законодательных полномочий своих государств. В 1997 г. к власти пришло правительство Тони Блэра, который был твердо намерен провести такую реформу. В 1999 г. после ряда референдумов приступил к работе Шотландский парламент и Национальное собрание Уэльса. Передача полномочий на места означает, что руководство важнейшими сферами жизни общества, такими как здравоохранение, образование, социальное обеспечение и судопроизводство, в соответствии с местными законами теперь осуществляется на местном уровне и может принимать различные формы в разных частях Соединенного Королевства. Последствия передачи полномочий на места интересны тем, что теперь Шотландия, Уэльс и Северная Ирландия обладают собственными региональными собраниями и полномочиями, одновременно оставаясь в составе национальных институтов, тогда как Англия, самая большая из четырех частей Соединенного Королевства, таковых не имеет.

Но передача полномочий не успокоила националистов, особенно в Шотландии, которые продолжают выдвигать новые требования и заявлять о новых претензиях. В 2014 г. состоялся референдум об отделении Шотландии от Соединенного Королевства. Противники отделения победили с незначительным перевесом после того, как шотландцам было обещано дальнейшее расширение местных полномочий. Нынешняя ситуация чревата новыми проблемами, так как на референдуме Шотландия единодушно проголосовала против выхода из Евросоюза. Главы исполнительной и законодательной власти Шотландии заявили, что выход Великобритании из ЕС может стать основанием для проведения нового референдума. Это демонстрирует еще одну проблему: регионы с расширенными полномочиями могут иметь иные политические предпочтения в том, что касается участия в региональных и международных организациях и соглашениях.

Выводы

Исследование вопроса, касающегося СРП и передачи власти на места в странах Европы, позволяет извлечь как минимум три полезных для Украины урока. Во-первых, использованию СРП для урегулирования конфликтов могут способствовать внешние акторы, но удачный исход обеспечен, только если вовлеченные в конфликт стороны видят в СРП средство защиты и продвижения своих интересов. Более того, необходимо, чтобы внешние игроки вели переговоры добросовестно, стремясь действительно урегулировать конфликт между глубоко враждебными друг другу частями общества, а не преследовать узкие политические цели. Внешние акторы должны признать, что урегулирование конфликта в их обоюдных долгосрочных интересах. Также не будет лишним, если внешние игроки предпримут попытку укрепить собственные двусторонние связи, как это сделали Италия и Австрия, а позднее Ирландия и Соединенное Королевство.

Во-вторых, СРП подразумевает применение сложных и зачастую обременительных процедур, в рамках которых приоритет отдается достижению политического урегулирования, а не эффективности самого процесса принятия решений. Зачастую сделать поиск компромиссов более гладким помогает государственное финансирование. Но это не довод против распределения власти: просто внешние акторы должны осознать, что урегулирование конфликтов отличается от других видов политической деятельности. В случае Украины с ее серьезным финансовым кризисом таким внешним игрокам, как МВФ и Европейский союз, возможно, имеет смысл сбалансировать экономические приоритеты и необходимость найти политическое решение. Наконец, как мы видели на примере Шотландии и ЕС, становится все труднее навязывать единообразные международные или региональные соглашения территориям, пользующимся расширенными полномочиями. Эксперты по урегулированию конфликтов должны признать, что внешние интересы различных территориальных единиц и социальных групп разнятся. Важно, чтобы все акторы, как местные, так и международные, стремились к наибольшей открытости и гибкости.

Легких путей к урегулированию конфликтов в глубоко разделенных обществах не бывает. Соглашения о разделении полномочий не способны творить чудеса, примирять конкурирующие интересы, искоренять вражду или корыстные вожделения. Но они открывают путь к самоуправлению и решению общих политических проблем. Для успеха необходимо найти баланс как между местными интересами, так и между внешними акторами, которые видят в урегулировании конфликтов возможность достижения общих целей – обеспечения мира, процветания и безопасности.

Данный материал вышел в серии записок Валдайского клуба, публикуемых еженедельно в рамках научной деятельности Международного дискуссионного клуба «Валдай». С другими записками можно ознакомиться по адресу http://valdaiclub.com/publications/valdai-papers/.

Россия. Украина. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634786 Винсент Делла Сала


Украина. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634785 Иван Крастев

«Самое трудное – переходить от символической политики к реальной»

Иван Крастев – председатель Центра либеральных стратегий в Софии, постоянный научный сотрудник Института гуманитарных наук в Вене и автор статей для многих периодических изданий

Резюме Децентрализация Украины гораздо лучше соответствует национальному характеру. Каждый раз, как украинский президент пытался изображать из себя президента России, это заканчивалось катастрофой. Украинцы просто не готовы примириться с чрезмерной централизацией власти, говорит Иван Крастев.

Иван Крастев – руководитель Центра либеральных стратегий в Софии и ведущий научный сотрудник Института гуманитарных наук в Вене, один из наиболее проницательных комментаторов социально-политических процессов Европы. Он распознает многие из них задолго до того, как они становятся очевидны.

– Герой популярного украинского сериала «Слуга народа» – простой учитель истории Василий Голобородько, в одночасье ставший президентом Украины, – по сюжету добивается значительных успехов. В частности, Украина достаточно скоро получает вожделенный «безвиз» с Евросоюзом. На следующее утро герой обнаруживает, что страна обезлюдела – все украинцы уехали в Европу. К счастью, это оказывается только сном, вернее, ночным кошмаром молодого президента. Может ли такой апокалиптический сценарий «европейской интеграции» и в самом деле грозить Украине?

– Страх перед тем, что все уедут и некому будет даже свет погасить, – не только украинский и не только кошмар. Это было лучшее, что случилось со всей Восточной и Западной Европой после 1989 г., но также и то, чего мы больше всего боимся теперь. Давайте обратимся к природе сильнейшего отторжения, даже враждебности к иммигрантам, которое продемонстрировали все без исключения страны Восточной Европы, входящие в ЕС. Надо понимать, что причина не столько в страхе перед самими иммигрантами (в конце концов, те пока попадают в другие страны ЕС), сколько в собственной травме восточноевропейских стран, связанной с эмиграцией оттуда. На недавних выборах в Германии максимальное количество голосов «Альтернатива для Германии» получила не в районах, приютивших наибольшее количество беженцев, а там, откуда уехало больше всего эмигрантов; восточная часть Германии (бывшая ГДР) за последние 25 лет потеряла около 15% населения.

В этом контексте проблема миграции может стать актуальной и для Украины. В конце концов, процесс интеграции в ЕС – это в некотором смысле эмиграция Востока на Запад. Проблема в том, что кто-то эмигрирует на Запад сам, в одиночку, а кто-то – вместе со своей страной. Вступление в ЕС предполагает принятие институтов и практик Союза, его законодательства, стиля жизни, наконец. Чем дольше адаптация, тем больше людей, готовых действовать самостоятельно. Это, разумеется, отражается на внутриполитической жизни этих стран. Я не думаю, что в этом Украина будет чем-то принципиально отличаться от Болгарии, Румынии или Польши.

Из страны в первую очередь уезжают не самые, скажем, лучшие или умные, но самые предприимчивые, готовые рисковать, менять уклад жизни. А это – наиболее активная часть населения, от которой можно было бы ожидать самой активной поддержки внутренних реформ. Депопуляция важна не столько в силу количества людей, покидающих страну, сколько в силу того, что для многих эмиграция оказывается главной жизненной альтернативой. Решая, как организовать жизнь, люди заключают, что проще сменить страну, чем пытаться сменить правительство. Этот феномен проявился в процессе миграции из деревень в города в 50-е – 70-е гг. ХХ века. Тех, кто оставался жить в деревне – даже если они жили лучше, чем те, кто уехал в город, – считали отсталыми, инертными. И это будет главной проблемой Украины.

Прежде всего из-за слабости ее экономики – украинцам, конечно, проще зарабатывать в Европе. И эта проблема, вероятно, на Украине будет серьезнее, чем в других восточноевропейских странах, поскольку перспективы ее присоединения к ЕС очень туманны. При этом кошмар Василия Голобородько представляется мне достаточно реальным – если люди считают отъезд в другую страну возможным выходом из положения (даже когда не уезжают физически), они гораздо менее мотивированы что-то активно менять в своей.

– И что Европа сможет сделать с гипотетической волной иммигрантов с Украины?

– Европейский парадокс состоит в том, что экономике Европы нужны мигранты или роботы, а европейский электорат не хочет их. «Иммиграционный шок» европейцев вызван вовсе не количеством мигрантов. За 2015–2016 гг. в Европу приехало меньше 2 млн человек – это 0,5% населения Европы. И принимали их в основном такие страны, как Германия или Швеция. Украинцев в Европе не воспринимают в качестве культурной угрозы, а часть проблемы из-за наплыва беженцев с Ближнего Востока связана как раз с тем, что они считались носителями именно такой угрозы, «агентами» иного образа жизни и т.п.

В Польше, наотрез отказывающейся принимать беженцев с Ближнего Востока, никто особенно не протестует против трудовых мигрантов с Украины. Так что переселение составит бóльшую проблему для Украины, чем для Евросоюза. Конечно, трудовая миграция – принципиально иной феномен, чем беженцы из зоны военных действий, люди с совершенно иным статусом. Другое дело, что уже сегодня тяжело отличить мигрантов от беженцев, а в дальнейшем будет еще труднее с учетом климатических изменений, локальных конфликтов и т.д.

Но вряд ли задача интегрировать трудовых мигрантов с Украины представляет сколь-либо серьезную сложность для большинства европейских стран. С основными проблемами столкнется Украина и украинцы, а не Европа и европейцы. Во-первых, украинцам все же придется испытать на себе несколько больший уровень враждебности со стороны уже состоявшихся европейцев, им будет несколько сложнее интегрироваться в европейский рынок труда. А во-вторых, рост возможный эмиграции из Украины, как я говорил, затруднит процесс трансформации самой Украины. Но, честно говоря, украинцы и русские – самые востребованные трудовые мигранты, особенно в Центральной Европе.

– А имеет ли смысл вообще обсуждать интеграцию Украины в Европу, если некоторые эксперты ставят под вопрос само существование Евросоюза уже в ближайшей перспективе?

– Не спешите хоронить Евросоюз. За последние несколько лет он пережил уже четыре серьезных кризиса, существенно повлиявших на его структуру, функционирование и представление о собственных перспективах. Более того, каждый из кризисов нес потенциальную угрозу дестабилизации и развала. Но парадокс в том, что, несмотря на то что ни один из этих кризисов не удалось в полной мере разрешить, их развитие и взаимовлияние стабилизировало ЕС, и сейчас экономические показатели и опросы общественного мнения показывают, что сейчас он – в лучшей форме, чем был в конце 2016 года.

Итак, кризис еврозоны разделил Европу на север и юг, на кредиторов и должников. Российско-украинский конфликт разрушил сложившееся в ЕС убеждение, что военная сила нерелевантна в европейской политике; мы полагали ее сутью экономику и культурную, цивилизационную привлекательность – но нам пришлось взглянуть на мир по-новому. Референдум в Великобритании лишил еврозону третьей по мощи экономики и сделал перспективу дезинтеграции ЕС – немыслимую ранее – реальностью. Иммиграционный кризис, оказавшийся самым значительным из четырех, разделил Европу на Восточную/Центральную и Западную, заставив задуматься над природой европейских границ, вопрос о которых после Первой мировой войны всегда был ключевым для европейской идентичности. Главной посылкой, из которой исходил ЕС, было «жесткие бюджеты – мягкие границы». При этом Евросоюз полагал, что всегда будет граничить с новыми потенциальными участниками Союза. Иммиграционный кризис потребовал снова пересмотреть природу границ, вернуть границы-барьеры. Но если вы хотите менять границы, надо понимать, где проходят внешние границы Евросоюза. И вернуть границы-барьеры – непростая задача, поскольку одна из основополагающих идей состоит как раз в том, что границы совсем не так важны, как это считалось раньше.

И вот тут как раз начался европейский парадокс, неожиданный для многих (в том числе и для меня). Вслед за тем как Греция, Италия и другие заявили, что невозможность превысить трехпроцентный дефицит бюджета лишает их перспектив экономического развития, развитие иммиграционного кризиса заставило ЕС принять положение о том, что расходы на беженцев не будут учитываться в дефицитных статьях бюджета – и мы получили невиданный дотоле уровень гибкости при разработке бюджета.

«Брекзит», казалось, усугубил внутриполитический разлад в ЕС, но в итоге консолидировал его. Каждый кризис разделял европейцев на разные лагеря, но их взаимодействие и взаимовлияние одновременно наделяло Евросоюз гибкостью, столь ему необходимой. Так, миграционный кризис столкнул Восток и Запад Европы, возник риск появления устойчивого антибрюссельского и антиберлинского «вышеградского» блока, и в то же время российско-украинский кризис разделил страны вышеградской группы, когда одни (Польша, в частности) настаивали на ужесточении санкций против России, а другие (Венгрия или Чехия, например) не испытывали по этому поводу энтузиазма.

Сегодня непросто определить, где заканчивается диалектика и начинается ирония. Всю вторую половину ХХ века Великобритания была главным мировым переговорщиком, обсуждая, в частности, со своими бывшими колониями вопросы экономических взаимоотношений, то есть, по сути, условия их независимости. И во всех этих переговорах Великобритания занимала сильную позицию – опыт, знания и ресурсы были на ее стороне, а партнеры по переговорам такого опыта не имели и были вынуждены приобретать его уже по ходу дела. А теперь, ведя переговоры с ЕС, Великобритания сама оказалась в положении бывших колоний из-за того, что последние 20 лет она сама никогда не проводила переговоров – всем занимался Брюссель. В итоге власти Великобритании сейчас лихорадочно ищут экспертов, способных справиться с этой задачей, а на фоне неспособности покинувшей ЕС страны самостоятельно, эффективно отстаивать свои интересы растет уверенность стран-членов ЕС в возможностях и способностях Союза.

– В недавно вышедшей книге «После Европы» Вы пишете, что у Старого Света нет ни возможности, ни желания открыть границы. Но в случае с продвижением на Восток вообще и с Украиной в частности Европа продемонстрировала явное желание эти границы расширить. Если Европа не опасается наплыва иммигрантов с Украины, то, может быть, Украине предстоит стать «гаванью», способной приютить мигрантов, стремящихся попасть в Европу из других стран – с Ближнего Востока, например?

– Нет, конечно. Для того чтобы принимать у себя мигрантов, нужно, во-первых, функционирующее сильное государство, а украинское сейчас – самое, пожалуй, хрупкое в Европе. Оно просто не справится с такой задачей. Во-вторых, если сейчас мигранты не хотят ехать в Польшу или Болгарию, то почему они захотят ехать на Украину? Несколько лет назад Тони Блэр предлагал создать нечто вроде сети убежищ для мигрантов вдоль границ ЕС – но это, конечно, нереалистично. Европа не планирует превратить Украину в буферную страну. И если европейцы не особо обеспокоены перспективой наплыва мигрантов с Украины в Европу, то им стоит все же озаботиться тем эффектом, который массовая эмиграция может оказать на социально-экономическое положение в самой Украине.

Рынок труда Украины, как и многих других постсоветских республик, недостаточно гибок для того, чтобы обеспечить приезжих работой. С другой стороны, Украина гораздо более привычна, чем другие страны Восточной Европы, к этническому разнообразию – это наследие Советского Союза. Европейское наследие в этом смысле совершенно иное. Россия – второй в мире реципиент миграционной рабочей силы после США. Большинство этих мигрантов – выходцы из Центральной Азии, владеют русским. Восточноевропейские страны не имеют такого опыта взаимодействия с мигрантами вообще, тем более с мигрантами, не принадлежащими к основным этническим группам, образующим государство. Но я все же не думаю, что Украина будет решением проблем Евросоюза – по крайней мере проблем с иммигрантами.

– На Украине есть прекрасная поговорка: «бачили очi, що купували». Насколько, по вашему мнению, Европа, активно продвигавшая идею интеграции для Украины, представляла, с чем ей придется иметь дело? Насколько это представляла себе Украина?

– Иллюзии были у обеих сторон. Но мир меняется. Вероятно, Европа считала политические процессы на Украине в 2013 г. чем-то вроде продолжения «революции-1989» – разрушения Варшавского блока, начала активной демократизации в Восточной Европе. У украинцев, понятно, были свои ожидания в отношении европейских перспектив. Я бы постарался рассмотреть эту картину в более широком историческом контексте.

Один высокопоставленный турецкий политик недавно высказал свое видение политических процессов в Европе, которое в целом совпадает с моими ощущениями. Он сказал: «Вторая мировая война окончилась в 1989 году. Но Первая не заканчивалась вовсе».

Действительно, в результате Первой мировой войны разрушились три главные континентальные империи – Османская, Австро-Венгерская и Российская. Дальнейшее развитие шло по трем разным сценариям. На месте Австро-Венгрии возникли национальные (этнические в основном) государства, которым пришлось далее пройти через еще один кризис – через Вторую мировую. Результатом в западной части Европы стало появление Евросоюза. Россия с появлением Советского Союза, приспособившего некоторые элементы имперского наследия к новой идеологии, сумела сохранить контроль над многими территориями, входившими в состав Российской империи. Конечно, Советский Союз – совершенно другой проект с точки зрения нациестроительства, но территориальная преемственность налицо. На Ближнем Востоке процесс строительства государств современного типа занял гораздо больше времени, а «арабская весна» привела к падению легитимности постколониальных национальных арабских государств.

Таким образом, сейчас мы имеем три проекта в развитии – Евросоюз, постосманская, но и посткемалистская Турция, и растущая в ходе государственного строительства постимперская Россия. Я уверен, что попытки объяснить происходящее в рамках реалий холодной войны или «пост-холодной войны», не помогут понять истинную картину. То, что происходит сегодня, – не «холодная война 2.0». Холодная война была столкновением идеологий. Сейчас такой конфликт не стоит на повестке дня, поскольку авторитаризм – не идеология. Главным оружием холодной войны была атомная бомба; главное оружие сегодняшней конфронтации – кибероружие. Разница между ними принципиальная: если лишь немногие страны могли позволить себе ядерный арсенал (который к тому же нельзя было применять, поскольку это было оружие массового уничтожения), кибероружие распространено широко, им обладают как государственные, так и негосударственные акторы, и оно предназначено для активного использования – поскольку это «оружие массовой дезорганизации». Наконец, в годы холодной войны отношения между Западом и Советским Союзом имели структурное значение для мира в целом, чего нельзя сказать о нынешнем противостоянии России и Запада. В книге From the Ruins of Empire Панкадж Мишра исследует интеллектуальное наследие лидеров главных мировых национально-освободительных революций начала ХХ века – Ататюрка, Сунь Ятсена и других. В числе событий, оказавших критическое влияние на ход их мыслей, вдохновлявших их, он называет одну войну ХХ века. Как вы думаете, какую?

– Я бы подумал об англо-бурской, но она началась в XIX веке… Первая мировая?

– Русско-японская 1905 года. Они считали ее ключевым моментом в истории – впервые небольшая неевропейская страна смогла одолеть великую империю. Для западной мысли главным событием, основным содержанием ХХ века является идеологическое противостояние, которое началось с Русской революции 1917 г. и завершилось с окончанием холодной войны. Для другой половины земного шара главным был процесс деколонизации, а холодная война – всего лишь обстоятельства, в рамках которых эта деколонизация происходила.

Мне представляется, что на российско-украинский кризис продуктивнее будет смотреть как на столкновение двух разных проектов государственного строительства, опирающихся на разные ресурсы. Россия, как удачно заметил кто-то из историков, никогда не имела империи – она сама всегда была империей. Неудивительно, что имперское наследие – как дореволюционное, так и советское – стало важным элементом идентичности нового российского государства. А источником государственного строительства в некоторой степени оказалась европейская интеграция и Евросоюз. Дело не только и не столько в том, что украинцы захотели присоединиться к ЕС – в конце концов, люди всегда хотят быть частью чего-то большого… Украинцы создавали образ своего будущего – возвращаясь к вашему вопросу, именно его они «купували».

– Однако в России Украину прежде всего считают – и широкая публика, и большинство экспертов – чем-то вроде геополитического поля боя между Россией и Западом. Эту баталию полагают экзистенциальной и очень любят цитировать фразу Бжезинского о том, что без Украины Россия перестанет быть империей – то есть погибнет.

– Такая оценка справедлива только в рамках мышления пост-холодной войны. Но эта мерка не позволяет понять, что в действительности происходит на и вокруг Украины – для обеих сторон. Я считаю колоссальной ошибкой продолжать считать это частью геополитического противостояния России и Запада. Еще одна проблема состоит в том, что в России русскоговорящих украинцев считают русскими. Русскоговорящие украинцы – прежде всего украинцы, это надо ясно понимать. Европейцы же были шокированы, обнаружив в «проевропейской революции» серьезный элемент национализма. Парадокс государственного строительства на Украине заключается в том, что элиты хотят построить классическое национальное государство ХХ века на фундаменте перспективы влиться в «постнациональный» Евросоюз. Поэтому Украина зачастую выглядит как парубок, заявившийся в вышиванке на тусовку в стиле «техно».

Однако эти два конфликтующих процесса строительства идентичности парадоксальным образом консолидируют друг друга. Основа легитимности любого украинского правительства на данный момент – способность защитить свой суверенитет от России. Изрядную часть рейтинга Владимира Путина обеспечивает убеждение россиян в том, что он возвращает потерянные Россией земли. Причем, в отличие от Второй мировой, когда сражались и умирали миллионы людей, Путин аннексировал Крым практически в одиночку, бескровно, без жертв – и подарил его народу России.

Одностороннее восприятие происходящего – одна из причин того, что Россия и Запад не находят компромисса, хотя статус-кво по разным причинам обе стороны не устраивает. Европейцы, конечно, разочарованы результатами борьбы с коррупцией на Украине (по причине собственных иллюзий на этот счет, должен заметить). Ни Европу, ни Россию не устраивает то, что происходит на Донбассе, хотя этому уделяется не столько внимания, сколько в свое время уделялось Крыму. Но ни одной стране не может понравиться конфронтация и насилие у ее границ.

Главная проблема в том, что все происходящее стало политикой символов – и для Украины, и для Донбасса, и для России, и для Запада. В политике символов достичь компромисса неимоверно трудно. Отсюда и патовая ситуация, которая, повторяю, никого не устраивает и причины которой, конечно, выходят далеко за пределы украинского кризиса. Для достижения настоящего компромисса по Украине важно понять, что это не будет компромисс между Россией и Западом. Его можно построить только на понимании того, что происходит в самой Украине, только в зависимости от того, как сложится ситуация там. Украине реально грозит депопуляция, а Донбасс уже столкнулся с ней. Люди уезжают – кто в Россию, кто на Украину, и все это может привести к тому, что одни из самых богатых земель в мире окажутся в запустении. Однако пока рамки, в которых идет обсуждение этого конфликта, не позволяют прийти к его разрешению…

– Идея о том, что Украина – молодая нация в поиске своей идентичности, пользуется гораздо меньшей популярностью в России. Но если дело обстоит так, то эту идентичность Украине придется строить на двух наследиях – советском (и постсоветском) и европейском. Как, по-вашему, может развиваться этот процесс?

– Честно говоря, Украина в этом смысле находится в очень сложном положении. С одной стороны, она граничит со страной, значительно превосходящей ее в военном плане – и очевидно готовой применять военную силу. С другой – с таким сильным игроком, как Евросоюз, где антинационализм является одним из основополагающих принципов легитимации. Это создает очевидную конфликтную ситуацию, значительно усложняющую процесс построения идентичности. История учит, что чем ближе два государства в плане культуры, тем драматичнее процесс госстроительства по обе стороны границ, поскольку главная задача – показать, что вы не имеете ничего общего. Один из моих украинских друзей, например, уверял меня в том, что Украина и Россия – две разные цивилизации. Но когда вы имеете общую историю, общую культуру, определить, в чем заключаются ваши различия, очень непросто. Поэтому все истории построения национальной идентичности со стороны – особенно в ретроспективе – выглядят глупо. В результате вы вынуждены строить свою идентичность не на какой-то субстантивной базе, а на основе устремлений и эмоций, причем в обстановке, когда общая история становится предметом яростных споров и разногласий.

В этом смысле пост-крымская пропагандистская война между Россией и Украиной стала для обеих стран ключевым моментом построения идентичности. Та же пропаганда, что позволила Владимиру Путину консолидировать российское общество в рамках новой, отличной от советской (хотя у них есть и общие черты) державной парадигмы, стала и главным источником новой, постсоветской идентичности Украины. В каком-то смысле стороны говорили на одном языке.

Знаменитый историк и культуролог Чарльз Тилли много лет назад заметил: «Государства развязывают войны, а войны создают государства». Государственное строительство на Украине всегда было сложным еще и из-за того, что институты уже имелись, а вот идентичность оставалась спорной. А также из-за постоянной угрозы распада страны, которую в электоральных целях эксплуатировали все политики – Восточная Украина против Западной, пророссийская против антироссийской… Сейчас же выход главного фактора формирования идентичности за пределы территориального конфликта привел к тому, что самыми яростными украинскими патриотами стали русскоговорящие украинцы. Добровольное участие в конфликте дает им возможность претендовать на легитимность своей украинской идентичности, не опасаясь обвинений в незнании украинского языка, в «чуждости» и «пришлости». Кроме того, некоторые из них считают, что Россия их предала.

С другой стороны, современная Россия, как и ЕС, всегда была страной «без границ». Десять лет назад «Левада-центра» спрашивал: «Считаете ли вы современные границы России справедливыми? Какими будут эти границы через 10–20 лет?». Отрицательный ответ на первый вопрос дали 43% респондентов, но среди них были как те, кто считал, что территория России должна быть больше, так и те, кто хотели более этнически гомогенного государства (Россия без Северного Кавказа). Многие в России искренне опасаются распада страны, и мне кажется, что на Западе это не очень хорошо понимают. Причины опасений укоренены в 1990-х гг., в истории чеченских войн, культурных особенностях, памяти о многочисленных (в силу протяженности границы) приграничных конфликтах. Интересно, что в этом контексте украинский кризис позволил Рамзану Кадырову продемонстрировать лояльность России. Его готовность сражаться за Россию в этом конфликте сделала его «хорошим русским» – так же, как готовность сражаться за Украину делает русскоязычных украинцев «хорошими украинцами»… Представление о границах всегда было частью идентичности. Это понимают обе стороны, но такой конфликтный поиск идентичности не делает Европу лучше.

Кен Джовитт предложил прекрасное определение трех типов границ. «Граница-фронтир» подобна бару для холостяков: вы заходите туда, выпиваете, чтобы «снять» кого-то, чьего имени завтра уже не вспомните. В каком-то смысле постсоветские границы были таким фронтиром. Потом, к сожалению, воздвигаются «границы-барьеры», «границы-баррикады» – их достоинства тоже крайне сомнительны. Они мешают сотрудничеству – на баррикадах не сотрудничают, на них умирают. Или по крайней мере пытаются друг друга перекричать. Как перейти через «баррикады» к границам третьего типа, на которых завязывается сотрудничество, а идентичности обозначены (и ограничены) так, чтобы одна не посягала на другую? Понятно, что это требует времени. Много времени. Правда, свежесть восприятия конфликта со временем притупляется – люди устают. Во-первых, они устают от крови. Во-вторых, они устают от сверхэмоционального вовлечения в конфликт – притом что они уже давно определили для себя, на чьей они стороне. Хотя, конечно, «подогревать» конфликт можно довольно долго. Так, использование Россией военных по сути «американизировало» западное присутствие на Украине, поскольку очевидно, что из всего коллективного Запада только США способны составить конкуренцию России в военном плане, только они обладают достаточными ресурсами и опытом, чтобы обеспечить военную безопасность в обстановке вооруженного противостояния.

Европейцы же должны сосредоточиться на создании условий, когда обе стороны могли сосуществовать, признав: процесс построения идентичностей достиг определенного уровня, при котором стороны согласны определить некоторые рамки, за которые нельзя заходить, осознавая, что какие-то вещи уже невозможны. Обеим сторонам стоит задуматься, как они смогут взаимодействовать, не пытаясь просто игнорировать конфронтационную повестку. Это невозможно – тяжелые воспоминания и неприятные темы всегда всплывают в самый неожиданный момент, это надо понимать.

Европа, конечно, ожидает от России серьезных инициатив по Донбассу. В отношениях между Россией и ЕС не изменится ничего, если не станет другой ситуация на Востоке Украины. Европейские политические круги с энтузиазмом встретили информацию о согласии России на ввод миротворцев ООН в Донбасс. Идея, что украинский кризис можно разрешить, не предпринимая никаких шагов в Донбассе, далека от реальности. Именно потому, что нынешняя политика – это политика символов.

Возможно, период сразу после выборов, накануне Чемпионата мира по футболу, подойдет для каких-то символических шагов, попытки наладить хоть какое-то взаимодействие в Донбассе и вокруг него. Да, в России уверены: любое западное влияние или вмешательство в украинский кризис направлено на дестабилизацию российской идентичности (зеркально противоположное такой же убежденности украинцев в том, что любое российское вмешательство носит дестабилизирующий характер). Но надеюсь, что такое мнение не стало еще незыблемым.

– Что же в итоге представляет собой Украина для Европы, для Евросоюза и наоборот?

– Прежде всего мы говорим о большой восточноевропейской стране, от безопасности и благополучия которой зависит весь регион, вся восточная часть Евросоюза. Европе необходимо урегулировать этот кризис – особенно с учетом определенных демографических проблем, идущих с юга. Европа не сможет с ними справиться при дестабилизированной Украине, поэтому урегулирование российско-украинских отношений чрезвычайно важно. Возможно, несколько лет назад кто-то и видел в происходившем на Украине модель для трансформации России, но не думаю, что это еще актуально. Россия же, как мне кажется, тоже не заинтересована в раздувании конфликта ради конфликта, дальнейшей дестабилизации Украины. Стремление к более стабильному развитию естественно для эпохи «незавершенной Первой мировой войны».

Украина же – и это очень важно – не может строить свою экономику по российской модели, основанной на эксплуатации природных ресурсов. То же касается и политической модели. Один западный историк справедливо заметил: «В России традиционно очень сильна культура статуса, а Украина нередко становилась центром анархических движений». Очевидно, что децентрализация Украины гораздо лучше соответствует национальному характеру. Каждый раз, как украинский президент пытался изображать из себя президента России, это заканчивалось катастрофой. Если бы президент Янукович не попытался применить силу против студентов на Майдане в ноябре 2013 года, ситуация могла бы развиваться по-другому. Украинцы просто не готовы примириться с чрезмерной централизацией власти. Президент Порошенко тоже уже должен был убедиться в том, что даже во время военного конфликта украинцы не готовы принять абсолютно централизованную власть.

В этом смысле Европа – та же Германия – многое может предложить Украине для того, чтобы институционально закрепить это стремление к децентрализации, перевести его в русло практической организации эффективной власти. Надо отметить в этой связи, что конфликт дисциплинировал и сделал более эффективными некоторые элементы власти на Украине – армию, разведку, «Нафтогаз»…

России же будет достаточно тяжело переключиться с символической на реальную политику. Символическое значение присоединения Крыма оказалось настолько сильным, что доминирует в политическом поле до сих пор. Может возникнуть искушение «повторить Крым», но успех подобного предприятия (если искушение окажется непреодолимым) представляется весьма сомнительным. Крым повторить нельзя хотя бы в силу уникальности его значения в исторической памяти россиян – другого такого места нет. Вопрос о принадлежности Крыма был болезненным еще 20 лет назад, когда прямой политической конфронтации не было в помине.

Кроме того, мне кажется, что Россия не заинтересована в создании еще одного очага нестабильности у собственных границ. Ее ресурсы все-таки не бесконечны, и сейчас различные регионы и территории – как внутри России, так и за ее пределами (Южная Осетия, Абхазия и т.д.) уже конкурируют за них. Мне кажется, российскому руководству важно понимать, что продолжение такой политики на постсоветском пространстве только создает проблемы, а не помогает их решать. Причем это касается и соседних, дружественных России стран – Белоруссии, Казахстана и т.д.

– Имманентна ли географическая экспансия, расширение границ для ЕС? Смогут ли европейские институты, модели и практики (которые Брюссель не собирается менять) сработать на Украине?

– Верно, что в первые десятилетия после холодной войны Евросоюз считал себя чем-то вроде универсальной модели для всего мира, и в этом смысле это был союз с постоянно меняющимися границами. Мы были убеждены в том, что все наши соседи мечтают (явно или тайно) к нам присоединиться. Сейчас мы уже не так в этом уверены. Иммиграционный кризис локализовал идею Европы, превратил идею в территорию, которую надо защищать. В этом смысле Европа хочет границ, которые хорошо защищены. Недавние события в эрдогановской Турции заставили европейцев усомниться и в трансформационной силе Евросоюза. Но если мы хотим увидеть будущее европейско-украинских отношений, надо осознать, что и ЕС переживает процесс драматических изменений, и Украина проходит такой же драматический процесс. Поэтому нельзя исключать и того, что когда-то ставшая более эффективной Украина присоединится к обновленному Европейскому союзу.

Беседовал Александр Соловьев

Украина. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634785 Иван Крастев


Россия. Евросоюз. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634784 Тимоти Колтон, Самуэль Чарап

Преодолеть логику нулевой суммы

Новый взгляд на вечный конфликт

Тимоти Колтон – профессор государственного управления Гарвардского университета.

Самуэль Чарап – старший научный сотрудник корпорации РЭНД. С 2011 по апрель 2017 был старшим научным сотрудником по России и Евразии Международного института стратегических исследований (IISS).

Резюме Политика и России, и Запада в постсоветской Евразии в тупике. России пора признать, что подход с нулевой суммой к соседям оказался крайне затратным, рискованным и контрпродуктивным. США и ЕС – что парадигма модульных решений, механического разрастания институтов без компромиссов со всеми, включая Россию, больше не сработает.

Холодную войну привели к мирному завершению государственные деятели, которыми руководило понимание безотлагательности решительных действий, ощущение, что они находятся в состоянии цейтнота и окно возможностей скоро закроется. В нынешнем кризисе преобладает решимость сохранить укоренившиеся позиции, а не стремление найти решение. Замороженные конфликты в постсоветской Евразии, к списку которых добавились Крым и Донбасс, нашли отражение в замороженном мышлении политиков. Даже созданная с благими намерениями в декабре 2014 г. «Группа мудрецов ОБСЕ по европейской безопасности как общему проекту» не дала ничего нового. Окончательный доклад группы в основном повторял хорошо известные нарративы Запада и России о периоде после холодной войны.

Нынешний исторический момент отличается от событий 25-летней давности. Конечно, не стоит забывать о принципе «не навреди». Но в данном случае осторожность со временем превратилась в формалистскую, бездумную политику. Пришло время возродить дебаты о будущем постсоветской Евразии, привязав их к нынешним реалиям. Нужно закончить с перечислением проблем и осуждением неправильного поведения той или другой стороны, и перейти к новаторским и реалистичным предложениям, которые позволят прекратить игру с отрицательной суммой.

Соперничество за регион началось незапланированно, на протяжении более 10 лет после окончания холодной войны оно оставалось практически незаметным. Со временем основные внешние акторы стали более решительно и последовательно стремиться к одностороннему преимуществу. Вместо того, чтобы попытаться выработать привычку к взаимовыгодному сотрудничеству, они постоянно нацеливались на победы за счет другой стороны. За этим следовала контрэскалация, государства повышали ставки, даже если политика была плохо продуманной и контрпродуктивной. Региональные игроки лишались возможности маневра, потому что внешние акторы могли в любой момент потребовать полной лояльности. Стремление к одностороннему выигрышу – геополитическому, геоэкономическому и геоидейному – не оставляло места компромиссам. Игра с нулевой суммой принесла соответствующие результаты – с отрицательной суммой. Границы государств были пересмотрены, распространилась враждебность и даже ненависть, отношения глобальных держав оказались разрушены.

Обязательным условием переоценки должно стать признание того факта, что политика и России, и Запада в постсоветской Евразии зашла в тупик. Для России это означает признание, что подход с нулевой суммой к своим соседям оказался крайне затратным, рискованным и контрпродуктивным. Регулярное использование принуждения – будь то политическое, военное или экономическое – оттолкнуло страны, которые при других обстоятельствах могли бы быть вместе с Россией. США и ЕС должны признать, что, несмотря на успехи в Центральной и Восточной Европе, дальнейшее применение методики 1990-х гг. – распространение евроатлантических институтов на восток, к границам России, но не на нее – уже нежизнеспособно. Парадигма «модульных решений», механического разрастания институтов без переговоров со всеми заинтересованными сторонами, включая Россию, и компромиссов, теперь не сработает. Сохранение статус-кво надолго продлит нестабильность и некачественное государственное управление в странах региона, закрепит атмосферу холодной войны в отношениях России и Запада. Украинский кризис, который мы наблюдаем с 2014 г., ясно демонстрирует реальность такого варианта.

Ирония последних конфликтов заключается в том, что на данном этапе ни НАТО, ни ЕС не могут предложить полноправного членства «государствам-лимитрофам». Даже если бы в регионе не было замороженных конфликтов, а «государства-лимитрофы» соответствовали стандартам ответственного госуправления, функционирования рынка и демократических процедур, которые требуются для вступления в европейские и евроатлантические структуры. В Североатлантическом альянсе нет единства по поводу предоставления гарантий безопасности странам, которым Россия периодически угрожает и в которые иногда вторгается. Евросоюз переживает самый глубокий кризис в своей истории, учитывая проблемы еврозоны, экономический спад, неконтролируемые волны миграции с Ближнего Востока и из Северной Африки, терроризм и Brexit. Когда на кону выживание блока, думать о приеме новых членов не приходится.

Признание того, что политика институционального расширения на посткоммунистическую Европу и Евразию, несмотря на прошлые успехи, выработала ресурс, не означает, что Запад обязан согласиться на доминирование России в соседних странах. На самом деле дальнейшее расширение возглавляемых Россией институтов в регионе – тоже неподходящее решение, вне зависимости от того, какую политику выберет Запад. Те государства, которые уже оказались участниками российских инициатив, останутся там из-за давления или отсутствия иных вариантов; многие, наверно, убежали бы, если бы могли. Российские проекты регионального управления не пользуются особой поддержкой в других странах.

Западным и российским политикам также стоит пересмотреть геоидеи, которые часто лежат в основе их политики. Западу нет смысла наставить на праве всех стран делать собственный выбор, если он не хочет или не готов предоставить им этот выбор (как членство в НАТО и ЕС) или нести ответственность за его последствия. Дурную службу Евросоюзу сослужила догматическая убежденность в нормативной гегемонии – естественном превосходстве его систем и структур – в регионе, где гегемония оспаривается Россией и системами самих «государств-лимитрофов», у которых выработалась аллергия на реформы. Российская концепция неделимой безопасности часто сводится к тоске по соглашению великих держав в стиле Ялты, которое бы закрепило, а не разрешило противоречия в регионе. Такой договор не сработал бы, даже если бы его удалось согласовать (что невозможно). Идея фикс Кремля о том, что Россия должна быть лидером постсоветских государств, чтобы ее воспринимали всерьез как глобального игрока, – скорее мантра, чем основанная на фактах стратегия; к тому же она раздражает даже ближайших союзников Москвы.

Следует также прекратить геоидейные бои с тенью: утверждения России о сфере влияния в постсоветской Евразии и противодействие тому со стороны Запада. Может ли хотя бы одна из сторон пояснить, что конкретно подразумевается под региональной сферой влияния? Чем она отличается, скажем, от отношений США со странами Западного полушария или отношений Германии с соседями по ЕС? Конечно, различия существуют, но о них редко говорят. Реально ли полагать, что Россия, обладая на порядок бóльшим весом, чем ее соседи, не будет оказывать на них никакого влияния? И разумно ли ожидать, что страна такого глобального масштаба, как Россия, будет наблюдать со стороны, как геоэкономические и геополитические блоки приближаются к ее границам, постепенно поглощая соседние страны? Чарльз Капчан, отвечавший за политику в отношении «государств-лимитрофов» в Совете по национальной безопасности при Обаме, писал: «Соединенные Штаты вряд ли будут спокойно сидеть на месте, если Россия начнет создавать альянсы с Мексикой и Канадой и размещать военные объекты по периметру американской границы».

Утверждения России о том, что «государства-лимитрофы» и центральноазиатские страны входят в сферу ее влияния или зону «привилегированных интересов», как выразился Дмитрий Медведев, лишены смысла, как и яростное возражения Запада. Что такое привилегированные интересы? Является ли заявленная привилегия абсолютной, относительной или предельной? Претендует ли Россия на то, что только за ней остается решающее слово в регионе? Касается ли это исключительно вопросов национальной безопасности или также внутренней политики, социальных проблем и т.д.? Что важнее: методы, которые выбирает Кремль для оказания влияния, или сам факт влияния? Как Москва собирается учесть предпочтения государств в этой «сфере», особенно тех, которые после 1991 г. стремились к альтернативным партнерствам, чтобы уравновесить регионального гегемона? Даже если западные лидеры преодолеют свои сомнения и пойдут на соглашение с Россией, будет ли оно реально работать, если не учесть в нем мнения этих стран?

Снять табу на диалог о региональном порядке без предварительных условий – первый важный шаг, который мы должны сделать, если хотим остановить разрушительное геополитическое, геоэкономическое и геоидейное соперничество и прекратить конфронтацию России и Запада, достигшую опасного уровня в последние годы. Если Запад позволит призракам Ялты помешать нормальному разговору с Россией, это будет безответственным и в конечном счете саморазрушительным решением. В то же время Москве не стоит ожидать, что ее соседей можно будет навсегда исключить из диалога, который напрямую касается их будущего.

Подобные переговоры в нынешней атмосфере недоверия, взаимных упреков и нагнетания страхов потребуют значительных инвестиций политического капитала. Понадобится время, чтобы выйти за рамки нынешних враждебных подходов в регионе и найти точки соприкосновения. Стороны должны быть готовы умерить свои максималистские амбиции и пойти на компромиссы, которые оставят всех в той или иной степени неудовлетворенными. Только так можно достичь успеха. Западу нужно перестать требовать, чтобы Россия сдалась и приняла его условия. России пора прекратить мечтать о возвращении к старым добрым временам политики великих держав, будь то «большая тройка» 1945 г. или «европейский концерт» 1815–1914 гг., и признать, что соседние государства будут иметь право голоса во всех соглашениях, которые их касаются. А соседям нужно отказаться от ожидания национального спасения извне и осознать, что безопасность и благополучие их стран находится в их собственных руках.

Если такие переговоры когда-нибудь состоятся, на них следует рассмотреть новые институциональные варианты для «государств-лимитрофов», которые станут мостом между евроатлантическими институтами и российскими интеграционными структурами. Соглашение о таких «мостах» позволит снизить накал соперничества великих держав в регионе и заняться актуальными проблемами, стоящими перед «государствами-лимитрофами» и, таким образом, будет серьезнейшим шагом к тому, чтобы оставить в прошлом игру с отрицательной суммой. Вот предварительный список критериев для новых договоренностей, которым придется соответствовать:

Они должны быть приемлемыми для всех заинтересованных сторон.

Приоритет – экономическому росту, реформам и модернизации в «государствах-лимитрофах» на период обозримого будущего. Пусть эти страны сохранят возможность поддерживать связи и с ЕС и с ЕАЭС по своему усмотрению, что позволит осуществлять многовекторную интеграцию вместо того, чтобы настаивать на исполнении обязательств, делающих ее невозможной.

Стороны переговоров должны взять на себя обязательства проводить регулярные, инклюзивные консультации и найти консенсус, прежде чем они займутся изменением институциональной архитектуры региона. Это позволит избежать односторонних изменений статус-кво.

Все стороны подтверждают обязательство уважать суверенитет и территориальную целостность друг друга и воздерживаться от применения силы для разрешения споров. В рамках этого процесса Россия обязуется, когда для этого придет нужное время, вывести войска из районов, где суверенитет не оспаривается ни одной из сторон, например, Приднестровье и Донбасс.

Переговоры не следует увязывать с разрешением территориальных споров, договоренности должны создавать равные для всех сторон гуманитарные, экономические критерии и критерии безопасности в зонах конфликтов и вблизи них. Сторонам следует обеспечить гарантии нейтрального отношения ко всем, – фактически отодвинув политические разногласия на второй план, – чтобы эти критерии удалось согласовать и применять, не нарушая «красные линии» суверенитета. Страны с непримиримыми позициями смогут решать практические вопросы, касающиеся благополучия жителей зон замороженных конфликтов, не идя при этом на политические уступки. Как минимум, эти шаги позволят ослабить напряженность и уменьшить страдания людей и, возможно, заложат фундамент для политического урегулирования.

Даже если эти очень общие условия будут выполнены, жестких переговоров не избежать. Конечно, в нынешних обстоятельствах сделать это невероятно сложно. Но не невозможно. Хельсинкский Заключительный акт, возможно, даже более амбициозный проект, был выработан в середине 1970-х гг., в разгар холодной войны. Этот документ сам по себе не прекратил холодную войну – и переговоры, о которых мы говорим, даже если они увенчаются успехом, помогут ослабить напряженность, но не ликвидируют ее полностью. И если за столом переговоров будут присутствовать «государства-лимитрофы», призраки Ялты не проснутся.

Необходимым первым шагом станет открытое – системно-политическое – стремление Запада к обозначенному компромиссу. Россия вряд ли сделает первый шаг, отчасти потому что многие в Москве все еще чувствуют себя отвергнутыми и униженными после попыток Медведева в 2008-2009 годах. Западу стоит протестировать готовность России к переговорам.

Такой первый шаг не будет означать, что Запад склонился перед требованиями России. Предлагаемые переговоры потребуют от всех сторон готовности идти на болезненные компромиссы. Запад должен признать, что модель, отлично работавшая в Центральной и Восточной Европе, не подходит для постсоветской Евразии. России придется жестко придерживаться ограничений, которые новые договоренности установят для ее влияния, и отказаться от военного вмешательства в соседние страны. На базовом уровне Москве пора смириться с тем, что соседи являются по-настоящему суверенными государствами и именно так их и нужно воспринимать, даже если Москве это неудобно.

Плодотворные переговоры по этим вопросам – не просто способ обеспечить толику взаимопонимания между великими державами. Переговоры о новых институциональных механизмах для региональной архитектуры в постсоветской Евразии дадут государствам региона реальный шанс – бóльший, чем когда-либо прежде – на безопасность, реформы и процветание. Продолжение прежнего авантюрного соперничества – гарантия небезопасности, политической дисфункции и экономической отсталости региона. Символ этого кошмара – судьба Донецкого международного аэропорта имени Сергея Прокофьева.

Неприятная правда заключается в том, что сегодня ни Россия, ни Запад не верят, что противоположная сторона готова пойти на компромисс. Руководство России убеждено, что Запад всегда будет стремиться к расширению, придвигаясь ближе к ее границам и даже вглубь ее территории. Многие западные политики уверены, что Россия – это государство-хищник, движимое идеей господства над соседями.

К сожалению, опасения обеих сторон небезосновательны. Те, кто их разделяют, могут указать на десятки причин, по которым предлагаемые нами переговоры могут провалиться. Но пугающие последствия длительной конфронтации оправдывают попытки достичь соглашения. Если не предпринять таких попыток – т.е. идти к новой холодной войне – это будет верхом политической безответственности.

Данная статья представляет собой отрывок из книги «Украинский кризис: победителей нет», которая вышла в виде специального выпуска журнала «Россия в глобальной политике» по заказу и при содействии МДК «Валдай».

Россия. Евросоюз. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634784 Тимоти Колтон, Самуэль Чарап


Украина. Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634783 Григорий Иоффе

Две «не России»

Попытка сопоставления Белоруссии и Украины

Григорий Иоффе – профессор Рэдфордского университета (Вирджиния, США).

Резюме В Белоруссии успех инклюзивного гражданского национализма обязан поражению национализма этнического, не нашедшего поддержки в обществе, но ее опыт может быть востребован на Украине. Cамоотторжение последней от России было слишком резким и искусственным и потребует оздоровительной коррекции. А элементы гражданского национализма важны для установления мира и согласия на Украине.

На фоне трагических событий на Украине опыт Белоруссии, долго служившей чуть ли не главным пугалом Восточной Европы, выглядит практически историей успеха. В стране укрепляется национальная идентичность, наличие которой было под сомнением в момент обретения независимости, а также создано дееспособное государство, умудряющееся успешно лавировать между интересами соседей-гигантов и использовать любую возможность для своей выгоды. Может ли Белоруссия если и не послужить Украине примером, то хотя бы дать пищу для размышлений о том, как развиваться, когда и если нынешний кризис будет преодолен?

Сходства

Белоруссия и Украина обладают набором сходств. Белорусы и украинцы – восточные славяне. Оба языка, белорусский и украинский, промежуточны между русским и польским – двоюродными братьями, каждый из которых ближе к белорусскому и украинскому, чем друг к другу. По количеству совпадающих морфем белорусский и украинский – самые близкие друг другу языки. Как белорусы, так и украинцы по большей части православные христиане.

Обе страны находятся в географическом промежутке между Россией и Евросоюзом или между условным Брюсселем и безусловной Москвой как центрами силы и фокусами притяжения. Поэтому и Белоруссия, и Украина служили и служат объектами влияния обеих сторон. И не только влияния, но и посягательств, столь же неизбежных, сколь неизбежно движение воздуха из области высокого давления в область с низким.

На протяжении нескольких веков как протобелорусы, так и протоукраинцы осциллировали между Польшей и Россией. Применительно к украинцам об этом выразительно написал Эндрю Уилсон, согласно которому эта осцилляция продолжалась шесть веков, и только на рубеже XIX и XX столетий притяжение к России наконец взяло верх. В отношении Белоруссии о том же еще выразительнее написала Нина Мечковская: «Принципиальной проблемой белорусской истории всегда была проблема культурного и политического выживания... в тени России и Польши. Это незавидная геополитическая судьба – быть объектом польской и русской ассимиляции и двух мощных и враждебных друг другу экспансий». И еще: не далее как в конце XIX и даже в начале XX века «все, что приподнималось над неграмотным крестьянским бытием, будь то церковь, школа или власть предержащая, автоматически становилось или “русским” (и православным), или “польским” (и католическим)».

Оборотная сторона такого разнонаправленного тяготения к центрам силы, причем в едином славянском массиве, состоит в том, что как в Белоруссии, так и на Украине «национальное пробуждение» припозднилось, по крайней мере по сравнению с русскими и поляками. Как белорусы, так и украинцы веками отвечали понятию demotic ethnie. Именно так Энтони Дэвид Смит называл этнические группы без верхних социальных слоев, ибо последние ощущали свою принадлежность к внешним фокусам притяжения: или к России, или к Польше. Учитывая, что в номинально белорусских и украинских городах и местечках имелось еще и значительное еврейское население, до начала массовой урбанизации как украинцы, так и белорусы были городскими меньшинствами.

В 1920-е гг. на Украине и в меньшей степени в Белоруссии индустриализация вызвала массовое перемещение сельского населения в города. Одновременно была предпринята попытка «коренизации». По инициативе Москвы началось массированное внедрение украинского и белорусского языков во властные структуры, науку, печать, среднее и отчасти высшее образование. Но когда на основе языковой коренизации сформировались воззрения на историю, подрывающие идею триединого русского народа, московская власть свернула кампанию. Согласно указанным идеям, как Украина, так и Белоруссия считались теперь продолжателями «европейских» традиций Киевской Руси и Великого Княжества Литовского, в то время как Россия оказывалась прямой наследницей азиатских деспотий и к тому же узурпировала обще-восточнославянский этноним «русские». Вне зависимости от степени исторической адекватности, эти взгляды способствовали психологическому отмежеванию от России. Во время Второй мировой войны и на Украине, и в Белоруссии часть национальной интеллигенции сотрудничала с нацистами.

Важно, однако, понимать, что возникшие исторические теории служили инструментом, а не причиной отмежевания от России. Причина состояла в долговременном политико-экономическом и общекультурном доминировании России, приведшем к тому, что значительная часть белорусов и украинцев стала себя с нею отождествлять. А раз так, то и отстранение от России стало способом национального самоопределения и для украинцев, и для белорусов. Вопрос лишь во внешней конъюнктуре и методах этого отстранения, соответственно, в целесообразности такого его прочтения, которое не вызывало бы негодования и обвинений в черной неблагодарности. Когда в свое время сама Москва инициировала коренизацию, надежным идеологическим основанием ей служила ленинская оценка великорусского шовинизма, запечатленная в знаменитой статье «О национальной гордости великороссов». Трудно себе представить аналогичное подспорье в контексте дня сегодняшнего.

Различия

Совокупность различий между Украиной и Белоруссией почти так же значительна, как и набор общих черт. Украина вчетверо больше Белоруссии по населению и почти втрое по территории. Украина ресурсно богаче, естественное плодородие ее почв выше и запасы рудного сырья обильнее.

Из двух припозднившихся национализмов украинский укоренился в массовом сознании все же раньше белорусского. Если на Украине зрелые националистические организации вроде Революционной украинской партии Михновского существовали уже в самом начале ХХ века, в Белоруссии даже единое самоназвание утвердилось лишь в конце 1920-х гг. на востоке и не раньше 1940-х гг. на западе. В книге «Записки западного белоруса» врач-терапевт Иван Данилов, родившийся в 1924 г. и выросший в Брестской области, признает, что даже в конце 1930-х гг. большая часть сельских жителей продолжала называть себя тутейшими (местными). Это самоназвание, как и способность протобелорусов менять свою идентичность в зависимости от того, кто контролирует территорию их проживания, едко высмеял Янка Купала в трагикомедии «Тутэйшыя», написанной в 1922 г. и угодившей под запрет Советской власти.

Во время Второй мировой масштабы коллаборационизма на Украине были несравненно большими, чем в Белоруссии, где число военизированных пособников нацистов не превышало ста тысяч. Да и самим оккупантам Украина представлялась этнической общностью, тогда как в существование белорусов оккупационная администрация поверила лишь к 1943 г., когда разрешила деятельность Центральной рады во главе с Радославом Островским.

В послевоенные годы в СССР диссидентство на ниве украинского национализма было объектом неизменного внимания органов безопасности. Белорусский же вклад в диссидентское движение, как написал Александр Мотыль в своей книге 1987 г. 
с характерным названием «Взбунтуются ли нерусские?», был практически неизвестен. К концу существования СССР Белоруссия подошла более русифицированной, чем любая другая советская республика. Столь же сильно восточнославянская Украина в этом отношении отстала от Белоруссии. Даже на левобережной Украине языком общения в малых городах и деревнях был русско-украинский суржик, а в правобережной Украине, особенно в Галиции, близкий к литературной норме украинский был в ходу повсеместно. В Белоруссии аналогом суржика, трасянкой, тоже пользовалась большая часть мелкогородского и сельского населения. Но уже к концу советского периода трасянку потеснил литературный русский язык с вкраплением лишь полутора десятков белорусских слов. От белорусского в трасянке осталась по сути только фонетика.

Если вечно живой суржик породил такой поп-культурный шедевр, как Верка Сердючка, то белорусская трасянка до сих пор порицается сторонниками как «грамотной» русской, так и «грамотной» белорусской речи. Как и сама Сердючка, суржик – явление Восточной Украины, тогда как Украина в целом – страна в культурно-языковом отношении поляризованная. Более того, у Харьковской, Луганской и Донецкой областей в этом отношении больше сходства с Белгородской и Ростовской областями и с Краснодарским краем, чем с областями Западной Украины. В Белоруссии такой поляризации нет. Конечно, Западная Белоруссия была и остается более ухоженной, чем Восточная. Костелы и католические кладбища, а также элементы дворцовой и садово-парковой архитектуры, совсем не характерные для российской провинции, в западной части Белоруссии органически встроены в культурный ландшафт. Но при этом в Белоруссии нет ни аналога Галиции, ни аналога Крыма. «Галициеобразной» в принципе могла бы стать Гродненская область с ее высокой долей католиков (194 прихода на 174 православных) и людей с польской идентичностью (21,5%). Однако и на Гродненщине преобладает вполне литературный русский язык, в том числе и среди поляков. Абсолютно доминирует он и в Минске, где, однако, существует небольшая прослойка интеллигентов, перешедших на белорусский в сознательном возрасте.

О том, насколько коммуникация на белорусском популярна и востребована, можно судить по недавнему (январь 2018 г.) фейсбучному посту Змицера (Дмитрия) Лукашука, белорусскоязычного корреспондента Еврорадио. На минской улице к нему подошел мужчина среднего возраста. «Не подскажешь ли, где тут такой-то номер дома?» – спросил прохожий. «Пройдеце да таго перакрыжавання, – услышал он в ответ. – Там направа і метраў праз семдзесят будзе па левым баку». «С каждым моим словом, – отметил Лукашук, – мужик все более недоуменно сводил брови. Потом изумленно-подозрительно спросил: ты что, не русский?»

– Не-а! – ответил Лукашук.

– А кто?

– Белорус!

– Подожди – я ж тоже белорус!

Ну, тогда можешь расслабиться – и ты не русский. Спокойно можешь говорить нормально.

Как сообщает далее Лукашук, «мужик завис, а я, указав в сторону нужного ему перекрестка, пошел дальше. Это Белоруссия, ну...».

В сфере национального сознания или, как теперь принято говорить, идентичности ситуация в Белоруссии тоже специфична. Впечатления сторонних наблюдателей здесь не только не излишни – они отвечают сути самоидентификации перед лицом значимого другого. «Вспоминается история, рассказанная... польской коллегой после посещения Минска», – пишет Юрий Дракохруст, журналист белорусской службы Радио «Свобода». «В переходе метро, где продавали компакт-диски с музыкой, она увидела бирки “Зарубежные исполнители”, “Российские исполнители”, “Белорусские исполнители”. И впала в ступор. Она даже спросила продавца: “А вот если российские исполнители отдельно от зарубежных, так, значит, Россия – не зарубеж?” – “Нет, конечно, это же Россия”», – ответил продавец. «Понятно. Так, значит, Белоруссия – это Россия?» – донимала моя коллега продавца. «Да нет же, Белоруссия – это Белоруссия, Россия – это Россия», – следовал ответ. Полька искренне не видела решения проблемы там, где белорус не видел [самой] проблемы».

«В [минском] аэропорту я прошу у какого-то мужчины зажигалку, – пишет российская журналистка Юлия Вишневецкая. – Он, не расслышав, переспрашивает. Я повторяю вопрос по-английски – мужик очень похож на иностранца: очки, серьга в ухе, на вид лет сорок.

– Да нет, я русский, – говорит он и тут же хлопает себя по лбу. – Ой, что я говорю? Я же белорус!»

Заметим, что Минск – самый белорусский город Белоруссии, в том смысле что только здесь есть прослойка белорусскоговорящих, практически отсутствующая в других областных центрах: Могилёве, Витебске, Гомеле, Гродно и Бресте.

Если аналога Галиции в Белоруссии точно нет и не предвидится, с аналогами Крыма или, если угодно, Луганска дело обстоит и проще, и сложнее. Проще потому, что в условиях сплошной русификации вся Белоруссия могла бы претендовать на роль такого аналога. Сложнее, потому что в политическом смысле дружба с Россией монополизирована Александром Лукашенко. Это означает, что вся легально существующая политическая оппозиция ориентирована на Запад. Пророссийской же оппозиции нет как явления, хотя попытки создать что-то вроде русского национального движения имели место, но были пресечены на корню. Поэтому в реалиях сегодняшнего дня русскоязычность белорусов, на которую никто не покушается, не означает стремления присоединиться к России, хотя такое стремление и существовало в 1990-е годы. Более того, в начале 1990-х гг. оно даже было преобладающим, но стало убывать с началом (в 1996 г.) экономического роста. Согласно опросам, переломным оказался 2002 г., когда Владимир Путин предложил Белоруссии вступить в Российскую Федерацию шестью областями. Это подействовало отрезвляюще как на самого Лукашенко, так и на многих его сторонников. Частое посещение белорусами сопредельных областей России, где элементарного порядка и социальной защищенности меньше, чем в Белоруссии, также подталкивало и направляло этот тренд.

Стиль управления

Тут мы подходим к отличительной черте Белоруссии, каковой является не только специфика ее политического режима, но и качество государственного управления, в основе которого лежит ответственность и национально-государственный интерес работников этой сферы. «Президенту Лукашенко удалось, творчески используя фактор западного давления, вырастить в Белоруссии национально ориентированную элиту, что для постсоветского пространства результат, пожалуй, уникальный», – считает Кирилл Коктыш. По его мнению, становлению белорусской правящей элиты помогли более чем десятилетние западные санкции, когда попадание в санкционные списки становилось подтверждением важности и незаменимости того либо иного чиновника.

Шкурный интерес у белорусских чиновников тоже присутствует, но в масштабах более скромных по сравнению с их коллегами в двух братских восточнославянских странах. Даже политизированная Transparency International (TI) стала это отражать, правда, с большим опозданием. В 2016 г., например, Белоруссии был присвоен не слишком высокий ранг коррумпированности: 79-я страна в мире, тогда как Россия и Украина поделили 131-е место. Долгое время, однако, сказывалась предвзятая оптика, сквозь которую на Белоруссию смотрят на Западе. Скажем, в 2005 г. страна числилась по коррумпированности аж 105-й в мире. Теперь, когда от Белоруссии отстали с демократией, поскольку с 2014 г. геополитика стала восприниматься как нечто более важное, это сказалось и на индексе восприятия коррупции. Между тем еще в 2009 г. Балаш Ярабик, словацкий политолог, отмечал, что «как ни прискорбно это звучит, Лукашенко отличается большей национальной ответственностью и порядочностью, чем вся оранжевая элита Украины». То, что Ярабик долгое время был одним из ведущих «оперативников» в деле распространения демократии, придало его оценке особое правдоподобие.  

В 2012 г. украинка Лина Клименко с соавтором статистическими методами подтвердила, что в основе положительного отношения белорусов к «режиму» Лукашенко лежит экономический успех. Другой аспект этого успеха, социальную защищенность, по-журналистски выразила уже цитированная Юлия Вишневецкая. Она «отправилась в эту страну с целью понять загадочную белорусскую душу, а в результате стала лучше понимать свою собственную». «А вы вообще что тут делаете? – спросил ее водитель на минском автовокзале.

– Да вот пытаюсь понять, чем Белоруссия отличается от России.

– Так вы на мою машину посмотрите! Видите, что тут написано? Airbag. Знаете, это что? Подушка безопасности. Вот этим и отличается.

От него я узнаю то, что мне потом здесь не раз еще скажут: жить в Белоруссии не хуже, чем в Европе, и уж точно лучше, чем в России, на Украине и даже в Прибалтике. Дороги здесь глаже, улицы чище, Лукашенко молодец, крутится, старается, только вот коммерсантов малость прижимает». Сегодня, впрочем, уже и не прижимает. Cпециально на этот счет в 2017 г. был подписан важный декрет № 7 от 23 ноября.

Еще один аспект белорусского порядка – эстетика землепользования, бросающаяся в глаза после пересечения российско-белорусской и украинско-белорусской границы. «Чтобы россиянину попробовать понять Белоруссию, первое знакомство надо начать именно с автомобильного путешествия», – пишет Мария Кучерова, российский эксперт в области образования. «Я очень рада, что границу между нашими странами впервые пересекла именно на машине... Большие белые аисты на длинных красных ногах, важно разгуливающие вдоль дорог. Просторы полей, где засеян каждый кусочек, и полное отсутствие борщевика. Ухоженные обочины, чистые и прямые дороги, на которых... водители соблюдают правила дорожного движения. Выбеленные коровники и стада довольных коров. В какой-то момент я вдруг поняла, что и лес тоже другой, он прозрачный. Белорусы говорят “звенящий”. И все это вместе взятое прямо или косвенно можно назвать рукотворным чудом, включая очищенный от бурелома лес. Оказывается, лес тоже можно прореживать».

Сделаем промежуточные выводы. Между Украиной и Белоруссией существуют два фундаментальных сходства и два не менее фундаментальных различия. Первое сходство состоит в их взаимной культурной близости и исключительной близости обеих к России, которая на протяжении нескольких веков задавала стандарты и нормы высокой и популярной культуры. Второе сходство вытекает из первого. Для самоопределения и Украине, и Белоруссии необходимо отмежеваться от России, причем тем более решительно, чем более глубоко и массово ощущение родства с нею. Разрыв с близким родственником всегда более драматичен, чем завершение шапочного знакомства.

Фундаментальное различие между Белоруссией и Украиной состоит в том, что в Белоруссии этнический национализм, то есть ценностное отмежевание от России на основе апелляции к культурно-историческому западничеству, якобы Россией растоптанному, не въелся в массовое сознание, тогда как на Украине национализм этнического типа был воспринят и ассимилирован примерно половиной населения, а в Галиции, до самого 1939 г. не входившей ни в какую русскоцентричную юрисдикцию, – преобладающей частью населения. Второе фундаментальное различие состоит в политическом режиме. В ноябре 2017 г. белорусский социолог Олег Манаев сообщил на американской конференции славистов, что в то время как в России место во властной вертикали служит средством обогащения, на Украине, наоборот, материальное богатство определяет положение во власти, и только в Белоруссии взаимосвязь власти и материального благополучия не детерминирована так жестко, как в двух соседних странах. Если исходить из общинно-коллективистских традиций восточного славянства в целом и устойчивого отождествления индивидуального предпринимательства с инородным лихоимством, можно предположить, что из трех политических режимов именно белорусский конгруэнтен традиционной культурной матрице. Неслучайно рейтинг Лукашенко превышает 60% не только на Украине, где своего популярного национального лидера просто нет, но и в России, где таковой имеется.

Контраст сегодняшнего положения вещей на Украине и в Белоруссии – следствие указанных различий. Во-первых, еще до начала полномасштабного кризиса на Украине белорусский ВНП на душу населения превосходил украинский в 2,3 раза, тогда как в 1990 г., накануне распада Советского Союза, всего на 25%. В 2011 г. совместно с Вячеславом Ярошевичем автор этой статьи пришел к выводу, что в постсоветский период Белоруссия превзошла и Украину, и даже Россию по росту ВНП, душевому производству и потреблению сельхозпродукции, душевым расходам на образование и здравоохранение, средней продолжительности жизни и младенческой смертности. Белоруссия обогнала Украину, хотя и уступила России в таких категориях, как валовой доход на душу населения, зарплаты, пенсии и производительность труда.

Обособление – разные пути

Не вдаваясь в перипетии внутриукраинского конфликта, отметим, что на Украине возобладало стремление не просто обособиться от России, но сделать это самым радикальным образом. Достаточно сказать, что в 2016 г. на торговлю с Россией приходилось всего 13,5% внешнеторгового оборота Украины, тогда как еще в 2010 г. на нее приходилось почти 32%. То обстоятельство, что и межличностные связи, и трудоустройство украинцев в России никуда не делись и, например, в 2017 г. только за девять месяцев Россию посетило 5,7 млн граждан Украины, говорит о резкости и неестественности разрыва межгосударственных связей. Интересно, что в самый разгар украинского кризиса (2014 г.) авторитетный специалист по геополитике Роберт Каплан написал в журнале Time, что «хотя демократические идеалы и близки многим на Украине, диктаты географии делают почти невозможной полную переориентацию этой страны в сторону Запада». Естественно, последовал шквал критики со стороны либерально-прогрессистского лагеря. Приземленная география, подминающая под себя сакральное и заповедное стремление к демократии – анафема «прогрессивного человечества». Проблема, однако, в том, что в основе стремления отбыть в самостийное плавание, которому противостоит география, лежит потребность в национальном самоопределении, а вовсе не в демократии.

«В России существуют две популярных и в действительности взаимоисключающих точки зрения на отношения России и Украины, русских и украинцев. Первая – Россия во многом сама виновата в “отколе” Украины от своего исторического ядра и выпадении Украины из русского цивилизационного поля, так как после распада Советского Союза Россия отпустила все постсоветские государства в “вольное плавание”, игнорировала возможности собственной “мягкой силы”, в результате чего это поле на Украине оказалось полностью захвачено евроатлантистами. Вторая точка зрения – украинцы с самого зарождения украинского национализма, еще в XIX веке, стремились к “освобождению” от русских: в этом смысле антирусские настроения, постепенно нараставшие в постсоветское время, были естественным продолжением, развитием тех тенденций, которые в силу исторических причин не могли столь явно проявиться ранее. На ваш взгляд, какая из этих позиций ближе к истине?» Этот вопрос недавно задали киевскому политологу Михаилу Погребинскому. Учитывая геополитические пристрастия Погребинского, я ожидал другого ответа. «Мне ближе вторая точка зрения, – сказал он. – Хотя и первая сыграла свою роль. Украинский проект изначально ориентировался на отталкивание от России, что неудивительно – языки близки, религия большинства – общая. Выбор – невелик. Либо отталкивание от близкого и более сильного (культурно и тому подобное), либо, рано или поздно – ассимиляция, как произошло с украинцами в России, в частности – на Кубани, где большинство населения – этнические украинцы».

Погребинский попал в самую точку. Отмежевание от России было неизбежным, хотя конкретные его формы и не были предопределены. «Но это не означает, – продолжал он, – что Россия не имела возможности влиять на украинские события последние 25 лет. Просто она этого не делала, исходя из мнения: мол, никуда не денутся. В итоге Россия проиграла Украину – пока не ясно лишь, проиграна битва или война. Важную роль в этом поражении сыграла неготовность признать существование украинского независимого государства де факто». И тут тоже Погребинский прав.

По логике вещей такое же отмежевание от России должно происходить и в Белоруссии. Такие издания, как Regnum и Eurasia Daily, уже давно неистовствуют, обвиняя Минск в лицемерии, двурушничестве, мягкой белорусизации (подумать только, в Белоруссии!), не говоря уже о паразитизме на российском добродетельном легковерии. Действительно, Белоруссия сохранила Россию в качестве донора и торгового партнера, но в то же время стремится наладить отношения с Западом. В Минске даже позволили себе подвергнуть судебному преследованию белорусских авторов ультрапатриотических российских изданий, усомнившихся в естественности белорусского языка и белорусской государственности. Более того, Минск извлек выгоды из кризиса на Украине, он повысил свою узнаваемость на международной арене, предложив себя в качестве переговорной площадки, и теперь рекомендует себя мировому сообществу в качестве донора стабильности и устроителя Хельсинки-2. Минск извлек выгоды и из страха Запада перед Россией. Теперь в глазах западных стратегов помогать Белоруссии крепить независимость важнее, чем бороться за демократию в этой стране. Поэтому в Белоруссию направился пусть небольшой, но устойчивый поток средств Евросоюза: на инфраструктуру и обучение бюрократии. А еще на Западе поняли, что управляемость восточноевропейской страны ничуть не менее важна, чем политическая ориентация правящего режима.

Последний вывод проистек напрямую из сравнений Белоруссии с Украиной. Тот же Балаш Ярабик, например, отмечает, что с Минском трудно договориться, но если уж договоришься, можно рассчитывать на его приверженность букве и духу договора. С Киевом же, напротив, договориться легко, но ни о каком следовании договоренностям с его стороны не может быть и речи. А все, оказывается, потому, что в Белоруссии есть государство, а на Украине его нет.

Не менее важно и другое. Отмежевание от России может следовать в фарватере традиционного для Восточной Европы этнического национализма, проникнутого русофобией, иногда переходящей в зоологическую. Но то же самое отмежевание принимает форму гражданского национализма, когда мирное сосуществование разных образов будущего, элементов национальной памяти и даже разных языков коммуникации становится нормой. Именно по такому, гражданскому, пути, пусть пока еще робко и несмело, и продвигается национальное строительство в Белоруссии. Да, место белорусского языка в публичном дискурсе может и возрасти, но русский в нем останется. Да, роль Великого княжества Литовского в становлении белорусов как нации будет признана, но и роль Российской империи и ее советской инкарнации, а также роль Великой Отечественной войны останется определяющей. Да, Белорусская Народная Республика, возникшая сто лет назад и просуществовавшая около девяти месяцев, да так, что ее мало кто заметил, будет считаться первой попыткой государственного строительства. Но не меньшее значение будет придаваться VI Конференции организаций РКП(б) Западной области, провозгласившей Белорусскую Советскую Республику, из которой потом возникла независимая Белоруссия.

Гражданский национализм по-мински

Хотя в Белоруссии возможное торжество инклюзивного гражданского национализма обязано поражению национализма этнического, не нашедшего поддержки в обществе, ее опыт вполне может быть востребован на Украине. Во-первых, потому, что самоотторжение последней от России было слишком резким и искусственным и в силу этого потребует оздоровительной коррекции. Во-вторых, элементы гражданского национализма важны для установления мира и согласия на Украине. Маловероятно, что к этому когда-либо приведут нормативы национальной памяти, внедряемые Владимиром Вятровичем. Даже после «изъятия» Крыма, Донецка и Луганска на Украине остается достаточно людей, для которых Степан Бандера – чужой, тогда как Владимир Высоцкий, Виктор Цой и Михаил Булгаков, которых Вятрович назвал щупальцами русского мира, вполне свои.

Характерно, что в Белоруссии никто на эти щупальца не покушается, как и на русский язык. Более того, Лукашенко – единственный кроме Путина постсоветский национальный лидер, который поздравляет проживающих в России ветеранов советского искусства и шлет соболезнования в связи с их кончиной. Эта его привычка отвечает чаяниям простых белорусов.

На тему возможной востребованности белорусского опыта на Украине емко высказался Михаил Минаков, профессор Киево-Могилянской академии в интервью белорусской редакции Радио «Свобода» летом 2017 года. «У белорусов есть определенная историческая вина перед всей Восточной Европой и соседними обществами. Это вина за создание довольно привлекательной авторитарной модели. Но нужно понимать, что, когда во второй половине девяностых режим Лукашенко только устанавливался, он совсем не был привлекательным. А вот 25 лет спустя мы смотрим и понимаем, что так и не достигли позднесоветского уровня ВНП в фиксированных ценах, а белорусы его почти удвоили. И эта социально-экономическая цена свободы и несвободы впечатляет... Из всех шести членов “Восточного партнерства”... только одна Белоруссия контролирует всю свою территорию... Мы дважды пытались изменить правила игры. Революционные циклы между 1991 и 2004 и между 2005 и 2014 гг. протекали приблизительно так: обещание демократии, свободы и достатка; олигархизация; попытка установления авторитарного режима; восстание и новое обещание демократии. Этот цикл мы прошли дважды и уже сделали третий заход».

Вкупе с нищетой и коррупцией колебательный контур новейшей украинской истории привел к массовому бегству населения. Сегодня трудно оценить его реальный масштаб, ибо миллионы украинцев уже отбыли в Россию, Польшу и другие страны включая Белоруссию. Все это позволяет прогнозировать, что геополитический маятник рано или поздно качнется в восточную сторону – не потому, что спасение именно там, а по той же инверсионной логике, которой подчинены революционные циклы. Время плавно перетекает в пространство и наоборот. Да и многовековая история осцилляции между Востоком и Западом едва ли выпала из генетического кода. Когда же качнется маятник, тогда и окажется востребованным на Украине опыт белорусского государственного строительства и белорусского гражданского национализма.

Но для того чтобы это произошло, ему нужно дать возможность свободно развиваться на родной почве. Для этого надо приструнить великодержавных российских «политологов», бьющихся в истерике от каждого проявления белорусской инаковости и использующих синдром оставленной жены для теоретического окормления своих воззрений на Белоруссию. Полезно прислушаться к предостережению Погребинского и признать: Белоруссия – близкое, но все же другое государство. Забвение этого предостережения чревато не только невостребованностью белорусского опыта на Украине, но и потерей самой Белоруссии.

Украина. Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634783 Григорий Иоффе


Россия. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634782 Михаил Вигнанский

Ни мира, ни войны. Только бизнес

Как Россия и Грузия ищут формы сосуществования

Михаил Вигнанский - журналист и политический аналитик

Резюме Грузия потеряла 20% территории, половину береговой линии Черного моря, стала более уязвимой и не имеет ясных перспектив евроатлантической интеграции. Но она получила возможность модернизации без проблемных автономий, постсоветский этнический национализм трансформировался в европейский гражданский. Страна обрела стабильную поддержку Запада.

К десятилетию грузино-российской войны (август 2008 г.) между двумя странами сложились настолько уникальные отношения, что, возможно, о них в будущем напишут в учебных пособиях. Дипломатических отношений нет. Их восстановление не предвидится. Для Тбилиси (и международного сообщества, за исключением Никарагуа, Венесуэлы и Науру) Москва – оккупант, контролирующий с помощью военных баз незаконно отторгнутые Абхазию и Южную Осетию и поэтапно инкорпорирующий в свое пространство грузинские автономии.

По идее это должно подразумевать бездонную политическую, экономическую и гуманитарную пропасть между соседними государствами. Однако Россия, как ни парадоксально звучит, – второй торговый партнер Грузии, и этот показатель имеет стабильную тенденцию роста. Ежегодно увеличивается число российских туристов, приезжающих в Грузию. По всем опросам число сторонников интеграции в НАТО и ЕС не меняется (70%). Но практически столько же граждан поддерживают идею нормально функционирующих отношений с Россией, понимая, что без этого вопрос территориальной целостности не то что не решаем, но даже не выносим на голосование.

Итак, вопрос политического урегулирования осознанно вынесен за скобки. Его отложили, чтобы вернуться, когда время поспеет. Что касается остального, то вот некоторые цифры 2017 года. Торговля между Россией и Грузией выросла по сравнению с 2016 г. на 34,2%, составив около 1,2 млрд долларов. Это 11,1% от общего внешнеторгового оборота Грузии. Россия в этом списке уступает только Турции (1,58 млрд долларов). Но между Тбилиси и Анкарой существует Совет стратегического уровня. Представить себе партнерство такого масштаба между Тбилиси и Москвой можно только в черной комедии. Россия – главный импортер национальной гордости Грузии – вина. В прошлом году Грузия поставила в Россию около 48 млн бутылок. Рост по сравнению с 2016-м просто космический – 76 процентов.

Возвращение российского рынка в 2013 г. после семилетнего эмбарго – конкретное достижение правительства «Грузинской мечты». Достаточно оказалось понизить присущую Михаилу Саакашвили и его «Единому национальному движению» антироссийскую тональность, как почти сразу растворились претензии России к качеству грузинской продукции. Кстати, в Грузии никто не сомневался, что они были мотивированы исключительно политически. Параллельно в 2014 г. Грузия подписала с ЕС Соглашение об ассоциации, которое включает важные экономические преференции. В этом тоже отражается прагматизм избранного курса внешней политики: к Западу не через противостояние с Россией, а как раз наоборот, через стабилизацию грузино-российских отношений.

Клинч Москвы и Тбилиси как раз отпугивал, настораживал западных партнеров Грузии. И на официальном уровне, и, как можно сделать вывод из анализа различных источников, за кулисами западные партнеры, к которым прислушивается Тбилиси, благодарят и советуют продолжать диалог с Москвой. Это контрастирует с отношениями Киева и Москвы (притом что Украина сохранила дипломатические отношения с Россией). Но в итоге получилось так, что, когда Запад напоминает России о проблеме Грузии, Москве почти нечем крыть, в отличие от эпохи Саакашвили. Тбилиси, не заступая за «красные линии», ныне лишил Москву таких козырей, как «антироссийская истерия» или «военная угроза против абхазов и осетин». Какую выгоду это принесло Тбилиси, можно видеть на примере противотанковых «джавелинов». После 2008 г. Запад долго воздерживался от военных поставок в Грузию. Убедив партнеров в том, что это нужно действительно только для обороны и модернизации армии, Грузия уже начала получать противотанковые комплексы, о которых воюющая Украина пока только мечтает. Еще раньше, с позапрошлого года, Франция, также скептически смотревшая на антироссийские выплески Саакашвили, занялась грузинской ПВО с соответствующими поставками современных систем и обучением грузинских специалистов.

На последнем Давосском форуме премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили подтвердил необходимость поиска точек соприкосновения с Россией. Тбилиси рассчитывает, что со временем это подготовит почву для начала дискуссий о политическом решении конфликтов (глава правительства при соответствующем стечении обстоятельств готов лично подключиться к запинающимся Женевским переговорам по безопасности на Кавказе, открывшимся после трагических событий 2008 года. Кроме того, эксперты в Тбилиси, например, Институт политики и права, глубоко изучают позитивный международный опыт урегулирования различных конфликтов, в частности, гонконгский). Как отметил премьер, сферами взаимных интересов могут быть торговля, туризм, гуманитарные и культурные взаимоотношения. Но Россия, по его словам, должна осознать, что напрасны ожидания, что Грузия смирится с «существующими реалиями» – то есть отделением Абхазии и Южной Осетии и попытками России блокировать западную интеграцию Грузии. Эту формулу образно вывел советник премьер-министра по внешним связям Тедо Джапаридзе: «Грузия сегодня – не головная боль, а часть решения глобальных задач».

Ментальное отдаление двух стран друг от друга за минувшее десятилетие не отменяет географического соседства. То есть Россия и Грузия обречены. Вопрос только: на что? Мира нет, это плохо. Войны нет, это уже хорошо.

Есть только бизнес

И это уже совершенно новая реальность в истории взаимоотношений. В Тбилиси все чаще слышны предложения к внешнему миру смотреть на нее сквозь «иную оптику» – многостороннего регионального экономического сотрудничества. Возможна перспективная картина, в том числе для Абхазии и Южной Осетии, если Россия и Грузия не остаются с глазу на глаз, а становятся частями общего экономического пазла.

Избранный «Грузинской мечтой» курс называется «политикой стратегического терпения». Председатель парламента Грузии Ираклий Кобахидзе выступил в начале февраля в Университете Джона Хопкинса: «Сложно решать проблемы, связанные с российской агрессией и оккупацией, но мы верим, что в итоге нашей прагматичной политикой цели будут достигнуты. Именно благодаря такой политике внушительно вырос уровень стабильности после войны 2008 года. Прагматика полностью поддерживается западными партнерами. Все это позволяет нам вносить вклад в региональную стабильность, что важно как для Грузии, так и для наших друзей. Но в то же время мы наблюдаем рост милитаризации России на оккупированных территориях, ее действия по направлению аннексии».

С учетом сегодняшних реалий в двусторонних отношениях порой даже встает вопрос: а так ли нужны России и Грузии вообще дипломатические отношения, если «только бизнес» способен заменить их? Вместо посольств сейчас, как известно, функционируют секции интересов при посредничестве Берна. Россиянам визы в Грузию не нужны, для грузин Россия облегчила их получение. В этих условиях впору скорее думать об открытии торгпредств, чем рассчитывать на возвращение полноценных дипломатических представительств.

Уникальность ситуации в отношениях России и Грузии, субъективно говоря, не только в этом. Кажется, что за годы, прошедшие после распада СССР, произошла некая ментальная революция в отношениях друг к другу. Ее последствия пока непонятны. Но факт – за это короткое время выросло всего лишь поколение, а на деле получается, что изменилась целая эпоха.

Когда я учился в 1980-е гг. на факультете журналистики Тбилисского университета, журфак МГУ ежегодно выделял квоту – место для студента из Грузии. Можно было отправиться в Москву после третьего курса, но теряя в учебе год, то есть стать студентом второго в Московском университете. Несмотря на такое жесткое условие и по большому счету унизительное неравноправие, желающих было много. Москва того времени привлекала пространством свободы действий и мысли. Недавно пригласили пообщаться с нынешними журфаковцами Тбилисского университета. Среди них, к моему удивлению, были студенты и студентки из России – Казани, Ульяновска и других городов. Они рассказали, что много читали о Грузии как о необычном явлении на постсоветском пространстве, и рискнули. И вполне довольны.

То есть сегодня Грузия, Тбилиси стала для юных (и не только юных) россиян магнитом, которым была для нас Москва позднего советского периода. Подруга-гид перечисляет географию российских туристов, которых приняла за последний год: «Москва, Питер, Казань, Рязань, Пермь, Ростов, Сургут, Петрозаводск, Калининград, Екатеринбург, Пятигорск, Камчатка». 1 млн 400 тыс. россиян посетили Грузию в прошлом году – в условиях отсутствия дипломатических отношений. Полагаю, многие из них покидают страну как послы доброй воли. То есть это своего рода «мягкая сила» Грузии.

В то же время понятно, что политика стратегического терпения должна когда-нибудь трансформироваться в достижение стратегического результата. Материализоваться. Американский конгрессмен Дункан Хантер призывает Грузию к таким отношениям с Россией, чтобы последняя совершенно не была нужна грузинам: «Поэтому мы осуществляем инвестиции в Грузию, поставляем оборонительное оружие, чтобы вы продолжали двигаться к Западу. Мы будем продолжать бороться за вас. Сам грузинский народ продолжит борьбу. Не сдадимся, и Путин, наверное, однажды осознает себя лишним и не сможет сохранить оккупированные территории».

Однако бизнес есть бизнес, «забыть» Россию не получится. В прошлом году объем денежных переводов в Грузию из-за рубежа составил 1,4 млрд долларов – это 10% ВВП. Из России поступило 455 млн долларов, на 15% больше, чем в 2016 году. Для сравнения – на втором и третьем местах Италия и Америка, примерно по 140 миллионов. Таким образом, вместо «забыть» реальнее «завлечь» или «вовлечь»?

Мэр Тбилиси Каха Каладзе говорит, что не видит никаких проблем в участии российских компаний в тендерах в энергично развивающейся грузинской столице: «Пусть приезжают, вкладывают инвестиции, создают рабочие места. Мы это только приветствуем». Российская сторона, которая уже много лет владеет 75% акций энергосетей Тбилиси (свет не отключался даже в дни августовской войны), в прошлом году осуществила рекордную инвестицию в развитие своего хозяйства – 41 млн лари (свыше 16 млн долларов). До этого вкладывалось ежегодно почти на 10 млн лари меньше. Уже после войны и разрыва дипломатических отношений «Интер РАО» приобрела две ГЭС на реке Храми. «России гораздо выгоднее иметь в Грузии банки, нежели танки. Пытаться соединить и то и другое – контрпродуктивно, – уверен Тедо Джапаридзе. – Мы не члены НАТО, а наша “пятая статья” – в нашей стабильности, в нашем политическом и экономическом развитии, в нашем движении к Евроатлантическому сообществу. Уверен, что сильная, реформированная, стабильная Грузия отвечает интересам и России».

Между прочим, в энергетике есть еще пространство для маневра. Грузия не любит «Газпром», отказалась от российского газа сама, только пропускает его в Армению. Но есть гидроэнергетика. Как считает бывший глава Минтопэнерго Грузии Давид Мирцхулава, Россия и Грузия могли бы проводить совместные консультации с Ираном, который после отмены санкций в среднесрочной перспективе готов значительно расширить свое присутствие на энергорынках. Это может изменить нынешнюю региональную энергетическую картину. Такое сотрудничество может быть весьма привлекательно и для абхазской стороны. Эксперты-энергетики предложили образовать технический общественный совет на базе Торгово-промышленных палат России и Грузии.

«Курс “Грузинской мечты” во внешней политике был заявлен с самого начала, и среди главных посылов была нормализация отношений с Россией. При этом подчеркивалось, что никакого сворачивания с прозападного курса не будет. Это неплохо с точки зрения экономики, но не следует забывать об опасностях. Например, риске повторного эмбарго – если Россия увидит, что внешний курс и курс на обеспечение безопасности Грузии не меняется в пользу кремлевских сценариев. Поэтому должен быть план “Б” на случай возможного нового кризиса. Это особенно надо учитывать именно с той точки зрения, что Россия является вторым экономическим партнером Грузии, – говорит профессор Тбилисского госуниверситета, директор Института политики Корнелий Какачия. – Для обеспечения безопасности Грузии существует два сценария. Первый – вступление в НАТО и Евросоюз, чего не случится в ближайшей перспективе. Второй – повышение уровня военного сотрудничества с Соединенными Штатами и, соответственно, повышение собственной обороноспособности. Подобные соглашения заключены у США с Японией, Южной Кореей, с некоторыми странами Азии. То есть это уже апробированный метод достижения маленькой страной своих целей по обеспечению безопасности. Это не значит, что самим американцам будет легко принимать такое решение. Но факт и то, что Россия за прошедшие годы ничего не сделала для нормализации отношений с Грузией: не смогла убедить грузинское общество, что не представляет опасности и что Грузии не нужна альтернатива для обеспечения собственной безопасности. По всем социологическим опросам, большинство граждан Грузии видят в России врага. Да, Россия говорит, что готова содействовать диалогу грузин и осетин, грузин и абхазов. Но после 2008 г. Россия сама стала стороной конфликта, и с того момента от этой роли так и не отказалась».

Легко ли Грузии в условиях усеченной территориальной целостности, с колючей проволокой в сердцевине и российскими танками в 40 км от столицы продолжать путь к европеизации? Субъективно, полагаю, что если в стране больше думают о собственном кармане, чем о политических преследованиях, критикуют правительство за рост цен, а не за ущемление прав и свобод, то это только подтверждает верность такого пути. Символично: по последним опросам Национально-демократического института США вопрос территориальной целостности вообще выпал из первой пятерки насущных проблем. Для 54% опрошенных первичная задача – рабочие места, затем следуют инфляция, бедность, невысокие пенсии и доступность здравоохранения. И только потом – возвращение Абхазии и Южной Осетии (в чем, само собой, подразумевается и «российский вопрос»). Это плохо? А может быть, стоит посмотреть под другим углом. Если Грузия успешно решит вопросы, отмеченные в первой пятерке, это только приблизит ее к цели, так как она станет привлекательной для Абхазии и Южной Осетии?

Как отмечает авторитетный грузинский аналитик Ивлиан Хаиндрава, «в конце концов, для России не столь важно, будут ли Абхазия и Южная Осетия в составе Грузии или вне ее; важнее, чтобы сама Грузия не удалялась от нее в евроатлантическое пространство. На всех стадиях развития конфликтов (грузино-абхазского, грузино-осетинского) Россия манипулировала ими с очевидной целью – сохранить Грузию на своей орбите, зафиксировать ее в том геополитическом ареале, который она называла сначала “ближним зарубежьем”, затем – сферой своих привилегированных интересов. Причина кроется именно здесь – в сфере пространственной и ценностной ориентации, где расхождения между Грузией и Россией неуклонно углублялись». По его мнению, в Грузии «пришли к пониманию, что любая модель урегулирования при эксклюзивном российском участии послужит российским интересам в ущерб интересам грузинским. Вместе с этим окрепло и осознание того, что Россия – пусть и неминуемый участник процесса, но не партнер. Следовательно, надо искать партнеров, способных если не перевесить, то хотя бы уравновесить Россию. И взоры естественным образом обратились на Запад».

Хаиндрава считает, что, «исходя из логики развития событий, можно утверждать, что августовская война 2008 г. если и не была неизбежной, то с каждым днем и событием, ей предшествовавшим, становилась все более вероятной». «Равновеликих для сторон причин неурегулированности грузино-российских отношений теперь уже две, – продолжает он. – Стремление Грузии в НАТО и ЕС (взгляд из Москвы) и отторжение Россией Абхазии и Южной Осетии (взгляд из Тбилиси). И то, что первая породила вторую (или, с противоположной точки зрения – вторая породила первую), уже не столь важно; важно то, что устранить две причины сложнее, чем одну. Причем причины эти не “размениваются” одна на другую: Россия отнюдь не собирается дать “зеленый свет” Грузии на вступление в НАТО, даже если Тбилиси признает “новые военно-политические реалии (т.е. откажется от намерения реинтегрировать Абхазию и Южную Осетию), а Грузия вовсе не собирается распрощаться с Абхазией и Южной Осетией, даже если Москва перестанет препятствовать вступлению Грузии в НАТО. Примечательно, что обе эти “красные линии”, отступать за которые не собирается ни одна из сторон, проходят по “телу” Грузии: свертывание евроатлантического проекта означает отказ от права свободного выбора (ущемление суверенитета), а снятие с повестки дня реинтеграции Абхазии и Южной Осетии означает территориальные (и не только) потери (купирование суверенитета)».

Аналитик соглашается, что в нынешних условиях, с учетом плачевных отношений России и Запада, ожидать ощутимой позитивной динамики в грузино-российских политических отношениях нет оснований. Не приходится ожидать ее и в грузино-абхазском и грузино-осетинском конфликтах. «В подобной ситуации разумно руководствоваться минималистским, но рациональным подходом “не навреди”, держа в уме еще один испытанный временем постулат – “никогда не говори никогда”. Так или иначе, в той или иной форме всем сторонам конфликтов предстоит и в будущем жить рядом друг с другом; следовательно, при практическом отсутствии политического потенциала для положительной динамики следует минимизировать пространство для динамики отрицательной, по возможности предотвращая дальнейшее отчуждение обществ и оставляя открытым окно, через которое можно увидеть соседа в его истинном облике», – соглашается Хаиндрава.

Усилив после войны-2008 военное присутствие в Грузии и на Южном Кавказе, Россия, считают в Тбилиси, вовсе не уменьшила зону потенциальной нестабильности (включая собственный Северный Кавказ), а наоборот, расширила ее. Без стабильной, единой и сильной Грузии Россия не может рассчитывать на подлинную безопасность в этом стратегически важном регионе, экономическое развитие которого открывает колоссальные перспективы для всех, включая саму Россию. Китайские «шелковые» проекты, усиление Индии, ощутимые перемены в Узбекистане, все чаще заявляемая готовность Туркменистана к большей активности сулят значительные дивиденды, не говоря уже об испытанном годами сотрудничестве Азербайджана, Грузии и Турции в доставке энергоносителей на западные рынки. Потребность в этих энергоносителях растет и будет расти, и уже строятся новые трубопроводы на юг Европы. Верховный комиссар ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини в начале февраля провела переговоры с министром иностранных дел Азербайджана Эльмаром Мамедъяровым, который выразил уверенность, что в этом году будет открыт Трансанатолийский газопровод через Турцию (TANAP). По нему каспийский газ из Азербайджана будет поставляться в Турцию, а к 2020 г. и дальше – по Трансадриатическому газопроводу в Италию. Параллельно с южным газовым коридором развивается мультимодальный транспортный коридор через Азербайджан между Центральной Азией и Европой. Федерика Могерини отметила, что запуск в прошлом году железнодорожного сообщения Баку–Тбилиси–Карс соединил ЕС, Турцию, Грузию, Азербайджан и Центральную Азию, связь с которой, по словам главы дипломатии ЕС, очень важна для Европы.

Опять же: только бизнес

Что в итоге? Ивлиан Хаиндрава отмечает, что спустя 10 лет после войны при фактическом отторжении 20% территории, вдвое сокращенной береговой линией Черного моря, возросшей военной уязвимостью и при туманных перспективах дальнейшей евроатлантической интеграции Грузия все же получила возможность модернизации без проблемных автономий, трансформировала постсоветский этнический национализм в европейский гражданский и обрела консолидированную западную поддержку. Все это дало возможность концептуально формировать проект раннего, но уже очевидно не постсоветского, а европейского государства, при всех трудностях роста и перехода из одного состояния в другое. Каким бы ни был уровень одобрения гражданами Грузии своего правительства, но поддержка курса на евроатлантическую интеграцию неизменно высока. Желательная для очевидного большинства населения страны модель государства – западная (ЕС), а не постсоветская (СНГ, Евразийский союз). Грузия, хоть и высокой ценой, приобщилась к Западу. Руководитель Института стратегии управления Петре Мамрадзе уверен: «Ни одно национальное правительство Грузии не восстановит дипломатические отношения с Россией, согласившись с потерей Абхазии и Южной Осетии. И ни за что Россия не откажется от признания независимости Абхазии и Южной Осетии и от заключенных с ними соглашений... И пока такой тупик, асимметричность и мгла в прогнозах, остается жить с тем, что Россия – второй торгово-экономический партнер Грузии».

Россия. Грузия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 8 июня 2018 > № 2634782 Михаил Вигнанский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter