Всего новостей: 2188477, выбрано 7117 за 0.118 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 20 августа 2017 > № 2278956 Иван Тимофеев

«Он предлагал привезти Трампа в Россию или встретиться за рубежом»

Как штаб Трампа пытался организовать предвыборную встречу с Путиным

Игорь Крючков

Расследование «русских связей» президента США Дональда Трампа привело к Российскому совету по международным делам (РСМД). Американские СМИ сообщили, что РСМД пытался организовать встречу Трампа с Владимиром Путиным во время предвыборного периода. О том, как на самом деле развивался этот диалог и считается ли это «российским вмешательством», «Газете.Ru» рассказал Иван Тимофеев, программный директор РСМД, который вел переговоры со штабом Трампа.

— Ваша организация и вы сами предстали в американских СМИ теми, кто пытался наладить контакты с Дональдом Трампом во время предвыборного периода в США. Расскажите, что же произошло?

— Для этого нужно, прежде всего, объяснить специфику работы РСМД. После американских публикаций может сложиться впечатление, что это организация создана чуть ли не для того, чтобы вмешиваться в иностранные политические процессы. РСМД занимается дипломатией полуторного трека. То есть это диалог с зарубежными дипломатами, крупными учеными, экспертами, с бизнесом, с общественными деятелями по ключевым международным проблемам.

Такой формат давно стал общемировой практикой. И он крайне важен в текущих условиях, особенно с американцами, когда официальный диалог ведется достаточно напряженно. При этом наша публичная деятельность сопровождается серьезной экспертной и аналитической работой. Если угодно, РСМД — это и Think Tank, и Talk Tank, и Do Tank.

Неофициальные каналы, подобные РСМД и аналогичным организациям в Америке, — это важный инструмент для выстраивания доверия и тестирования позиций по двусторонним вопросам.

В принципе, РСМД всегда был открыт для американцев, у нас было много совместных программ, инициатив, дискуссий. В РСМД много раз выступали американские политики и эксперты, на этих мероприятиях часто присутствуют и представители российских государственных ведомств. Американская сторона тоже ценит такой формат, поскольку можно обсудить серьезные вопросы неофициально, но одновременно открыто и прозрачно.

Любой запрос, который нам приходит, не остается без внимания. Мы ни перед кем не закрываем двери. Поэтому неформальное обращение, которое я получил по электронной почте от Джорджа Пападопулоса, было частью нашей рутинной работы.

Пападопулос представился членом предвыборной команды Дональда Трампа. Кроме того, у нас оказались общие знакомые из академической среды.

— Как долго шла ваша переписка и о чем шла речь?

— Наша переписка началась весной 2016 года и продолжалась несколько месяцев. После того как Трамп победил на выборах, вся эта история прекратилась.

Суть предложений Джорджа Пападопулоса заключалась в том, чтобы организовать визит в Россию либо самого Трампа, либо кого-то из его команды «для обсуждения российско-американских отношений». Также обсуждалась возможность встречи где-то за рубежом.

Сам Пападопулос также заявлял о своем желании либо приехать в Россию, либо встретиться со мной за границей. Мы обменивались письмами, даже было несколько разговоров по скайпу, но до какой-то конкретики каждый раз дело не доходило. Мои просьбы обозначить более предметно повестку для дальнейшего диалога ни к чему не привели.

К его идеям мы отнеслись адекватно. Двери мы перед ним никогда не закрывали. Но при этом я предложил ему перевести наш разговор в более формальное русло – подготовить официальное письмо или письма с изложением своих идей и предложений. Вообще разумная формализация всегда позволяет отсечь серьезные предложения от несерьезных.

Все эти обращения в неформальных письмах — это, конечно, хорошо. Но если идет речь о визите Трампа или каких-то других важных людей, всегда пишется официальное письмо от имени руководителя организации или любого другого ответственного лица.

В нем должна быть изложена конкретная цель поездки. Если Джордж хотел организовывать академический или экспертный визит, то письмо нужно было писать в РСМД. Если политический — то, например, в российский МИД или посольство России в США. Здесь были возможны разные варианты. Но все они сводятся к институционализации взаимодействия.

Я несколько раз это озвучивал Джорджу, особенно когда он предлагал встречи Трампа или кого-то из членов штаба с российскими политиками. Но он этого, конечно, не сделал.

— Пападопулос конкретизировал, с кем из российских политиков хочет организовать встречу?

— Нет. На каком-то этапе он начал спрашивать, можно ли организовать встречу Трампа с Путиным «или какими-либо другими высокопоставленными российскими политиками». По нашему разговору стало ясно, что Джордж не очень хорошо понимает российский внешнеполитический ландшафт. Понятно, что нельзя просто так взять и встретиться с президентом, например. Это же несерьезно.

Как я понял потом, Пападопулос, вероятнее всего, действовал по собственной инициативе. Это не было изначально согласовано ни с предвыборным штабом, ни с самим Трампом.

Это был энтузиаст, но, по всей видимости, без большого опыта. Джордж очень живо интересовался сутью российско-американских отношений. Я ему рекомендовал почитать какие-то доклады и аналитические материалы, но это была коммуникация без какого-то практического выхлопа.

От идеи организации визита Трампа в Россию Джордж отказался летом. Тогда же он озвучивал идею приехать в Россию в личном качестве. Потом и эта идея сошла на нет.

— По данным Washington Post, РСМД искал контактов с другими американскими кандидатами на выборах. Это так?

— Когда у меня брали интервью журналисты из Washington Post, я просил их подчеркнуть, что инициатива о визите Трампа в Россию высказывалась американской стороной. РСМД с такими инициативами никогда не выступал.

Также мы не выступали с подобными предложениями в адрес каких-либо других участников американской предвыборной гонки. В интервью газете я говорил, что мы принципиально всегда готовы к сотрудничеству со всеми участниками американского политического процесса независимо от политических взглядов. Если бы к нам обратились представители других предвыборных штабов в США, они бы получили такой же ответ: уважительный, открытый и корректный.

— Когда вы переписывались с Пападопулосом, вы и ваши коллеги обсуждали потенциальный имиджевый эффект? Все-таки натянутые отношения Трампа с американской прессой стали очевидны задолго до того, как он победил на праймериз и был избран президентом США.

— Мы не слишком серьезно восприняли само предложение. Не было никаких признаков того, что предвыборный визит Трампа в Россию произойдет. Джордж, как я уже говорил, каждый раз с нами связывался и каждый раз останавливался, когда получал просьбу формализовать процесс или хоть как-то конкретизировать свои идеи и предложения.

Имиджевого ущерба мы тоже не предполагали.

РСМД постоянно находится в контакте с американским экспертным сообществом, с академическими и политическими кругами, и до сих пор проблем такого рода у нас не возникало. В США мы хорошо известны, более того, в самой Америке есть аналоги нашей организации, которые занимаются тем же самым.

Помимо этого, вряд ли кто-то из наших коллег — да и мы сами — тогда ожидали, что Трамп действительно победит. У меня есть ощущение, что для нашего политического сообщества это был сюрприз.

Никто не думал, что Трамп выиграет. Это была темная лошадка, харизматичная и необычная фигура, на которую вряд ли кто-либо сделал ставку, поскольку она не принадлежала политическому истеблишменту США.

Таким образом, и последующий конфликт Трампа с истеблишментом стал для нас в России неожиданностью, как и скандал о «российском следе».

— Какой еще урон двусторонним отношениям может нанести скандал с «российским вмешательством»?

— На мой взгляд, сегодня главная проблема в том, что в американских СМИ идет подгонка фактов под историю о российском вмешательстве. Не хочу преувеличивать претензии в адрес The Washington Post, понимая, что статья готовилась в сжатые сроки и в кратком газетном формате. Далеко не все мои комментарии могли уместиться в их текст. И, по крайней мере, московский корреспондент газеты Дэвид Филиппов показал высокий профессионализм. Но нужно помнить, что в психологии есть коварный эффект, когда группа начинает подстраивать получаемую информацию под свою исходную идею, отвергая другие факты, которые не встраиваются в эту картину мира.

Нельзя попадать в эту ловушку. История с «российским вмешательством» уже сыграла свою роль во введении нового пакета антироссийских санкций. Американские власти начали расследование, которое будет длиться еще долго и все это время подпитывать скандал с «российским следом».

Есть очень много взаимодействий между Россией и США, — к счастью, коммуникация есть. Но проблема в том, что при желании каждый факт этой коммуникации можно подогнать под тезис о «вмешательстве».

Надежда на то, что эта тема постепенно станет маргинальной. Она уже отходит на второй план на фоне протестов ультраправых в связи со сносом памятников в Вирджинии.

Я, конечно, надеюсь на то, что трезвый диалог между США и Россией продолжится. Сейчас он крайне востребован.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 20 августа 2017 > № 2278956 Иван Тимофеев


Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 августа 2017 > № 2278633 Митрополит Иларион

Митрополит Иларион: заголовки СМИ часто создают ложный образ Церкви

Глава отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата митрополит Волоколамский Иларион 19 августа отмечает 30-летие своей церковной деятельности. В интервью РИА Новости он рассказал о "маленьких и больших" чудесах в его жизни, о влиянии на него "атмосферы западных стран" во время служения за рубежом, визите в Москву госсекретаря Ватикана Пьетро Паролина, судьбе православия на Украине, а также поделился своими мыслями о работе светских СМИ с церковной тематикой.

— Владыка, вы были рукоположены в иеромонаха 30 лет назад, 19 августа 1987 года, в праздник Преображения Господня. Что для вас значит Преображение? И случались ли в вашей жизни чудеса, укрепляющие веру в Бога?

— Преображение — это особый праздник. Он напоминает о том божественном свете, который был явлен ученикам Спасителя на Фаворе. Когда мы совершаем Божественную литургию, мы восходим на свой Фавор и приобщаемся к этому нетварному свету. Я безмерно благодарен Богу, что уже 30 лет имею возможность предстоять Престолу Божию и совершать литургию.

Чудес было много — и маленьких, и больших. Чувствую, что Господь ведет по жизни, поучает и вразумляет через различные жизненные обстоятельства. Каждый день жизни — чудо. И много бывает таких чудес, которые со стороны как бы не видны. Например, когда ты видишь преображение души человека благодаря его участию в церковной жизни, причащению, молитве. Это чудо мы, священнослужители, наблюдаем постоянно и радуемся ему.

— Вы много трудитесь в сфере духовного просвещения, только что вышел шестой том вашей книжной эпопеи "Иисус Христос. Жизнь и учение". Почему вы взялись за этот масштабный труд?

— Три года назад святейший патриарх на заседании Высшего церковного совета поставил вопрос о необходимости обновить весь корпус учебной литературы для бакалавриата духовных школ. Мне было поручено возглавить рабочую группу по реализации этого масштабного проекта, предполагающего написание не менее 60 новых учебников — как авторских, так и коллективных. Почти одновременно мы "запустили" около 15 проектов, по каждому из которых был либо найден автор, либо собран коллектив авторов. В общей сложности в настоящий момент над проектом работает около 100 человек.

Когда мне был предложен план учебника по Новому Завету, я понял, что предполагаемая группа авторов имеет в виду ограничиться изложением современных научных теорий, касающихся евангельского текста, но не заниматься комментированием самого текста. Я же хотел, чтобы наши студенты прежде всего читали сам текст Евангелия, ориентировались в нем, знали различия между повествованиями четырех евангелистов, умели их сопоставлять. В конце концов я сам взялся за перо и начал писать. Материал стал быстро разрастаться, и результатом трех лет работы стали эти шесть томов. Из них теперь и составляются учебники по Четвероевангелию.

Текст первого тома учебника, основанного на первых двух томах серии, был прочитан и одобрен святейшим патриархом, а затем — по выходе книги в свет — представлен мною на Высшем церковном совете. Второй том — он посвящен чудесам и притчам Иисуса — находится у святейшего. Над третьим работаем.

— Какое влияние на вас оказали жизнь и служение в Англии и Австрии — странах, где очень сильно выражено общеевропейское стремление "демократизировать" религиозные традиции. Насколько серьезным вызовом для современного православного человека является длительное пребывание в такой атмосфере?

— Не могу сказать, что атмосфера западных стран как-либо сказалась на мне. Я всегда жил в своем собственном мире, который обусловлен ритмом церковных праздников и связанных с ними богослужений, многочисленными возлагаемыми на меня Церковью послушаниями и богословской работой, которой я занимаюсь практически непрерывно в течение всех лет своего священнослужения.

— В 20-х числах августа Москву посетит госсекретарь Ватикана Пьетро Паролин. Что вы, как глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, ждете от этого визита? Какие темы стоят на повестке дня? Возможен ли в ближайшем будущем визит папы Франциска в Россию или патриарха Кирилла в Ватикан?

— Пока такого рода обмены высокими визитами не планируются.

Председатель отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион вместе с председателем папского совета по содействию христианскому единству кардиналом Куртом Кохом принимает участие в мероприятии, организованном университетом Фрибурга по случаю годовщины встречи на Кубе патриарха Московского и всея Руси Кирилла и папы Римского Франциск

Нам предстоит еще большой путь, чтобы воплотить в жизнь все то, что было намечено на исторической встрече папы и патриарха в Гаване. Конечно, беседы с кардиналом Паролином будут посвящены прежде всего этому.

У нас обширный каталог тем, который мы обсуждаем при каждой встрече. Это и защита гонимых христиан Ближнего Востока, положение которых остается крайне тяжелым. Это и ситуация на Украине, где продолжаются бесчинства раскольников, захватывающих наши храмы, где готовится принятие дискриминационных законопроектов, где против канонической Православной церкви действуют разные силы, в том числе униаты. Это и защита традиционных семейных ценностей и многое другое.

— В свете последних серьезных успехов правительственных войск в Сирии и Ираке можно ли надеяться, что христианское население в этом регионе все-таки сохранится? Каков ваш прогноз?

— Мы горячо желаем восстановления мира на многострадальной сирийской земле, молимся об этом и делаем все от нас зависящее, чтобы это произошло. И мы должны сделать все для того, чтобы сохранить христианское присутствие в том регионе, где христианство зародилось.

— Украинские власти не раз обращались к Константинопольскому патриархату с просьбой признать "автокефалию" Украинской церкви, ее независимость от Московского патриархата. Пока никакого официального ответа от Константинополя нет. Вам что-то известно о его позиции — может быть, из каких-то личных встреч? И как вы оцениваете перспективы православия на Украине?

— Верю в то, что раскол будет преодолен и что украинское православие будет единым. Но только преодоление раскола не может произойти путем поглощения канонической Церкви раскольниками, как сейчас предлагают некоторые украинские политики.

Возвращение из раскола возможно только через покаяние. А единую Украинскую церковь не надо создавать: она уже существует, и ее каноничность признана всеми без исключения поместными православными церквами, тогда как каноничность раскольников не признана никем.

Святейший патриарх Константинопольский Варфоломей неоднократно высказывался в поддержку канонической Украинской православной церкви, подчеркивал, что признает Блаженнейшего митрополита Онуфрия единственным каноническим предстоятелем Православной церкви на Украине. И я не сомневаюсь, что Константинопольский патриархат будет и дальше придерживаться такой позиции. Иначе и невозможно, ведь у нас единая семья православных церквей. И если в одной Церкви случается раскол, то и все остальные церкви воспринимают его именно как раскол.

— Вы возглавляете редакционный совет "Журнала Московской патриархии" и нередко выступаете в светских СМИ. Какие "вызовы", на ваш взгляд, стоят перед современными СМИ, работающими с религиозной тематикой?

— Важно, чтобы СМИ не искажали — сознательно или бессознательно — то, что говорят церковные иерархи. К сожалению, в последнее время мы с этим сталкиваемся все чаще и чаще. В результате создается ошибочный, ложный образ Церкви. То и дело появляются заголовки типа "РПЦ призывает запретить…", "РПЦ требует запрета…" и так далее. Почитаешь материал — никаких призывов к запрету нет, в лучшем случае размышления на тему, что такое хорошо и что такое плохо. Но хлесткий заголовок делает свое дело. Не будем забывать, что многие сегодня читают только заголовки, вообще не вчитываясь в содержание публикации.

Вот недавний пример из моей практики. Меня спросили в передаче "Церковь и мир", какой совет я дал бы родителям, которые хотят отправить детей на обучение за границей. Я в ответ сказал буквально следующее: "Это совсем неплохо, чтобы дети, юноши и девушки учились за границей. Я сам учился два года в Оксфордском университете, и для меня это в плане научного развития дало гораздо больше, чем предшествующие годы обучения в Московской духовной семинарии и академии и предшествующие годы, когда я занимался сам по книгам, по учебникам, по разного рода пособиям". Потом я рассказал, что мы в Церкви тоже регулярно отправляем за рубеж наших студентов учиться и принимаем студентов из-за рубежа, у нас даже есть целая комиссия по студенческому обмену.

В то же время я указал на неизбежные минусы — а именно, на то, что если посланные нами за рубеж студенты не возвращаются и там остаются, то это уже для страны не очень хорошо, потому что мы таким образом теряем людей. И в этом контексте также сказал о риске, с которым сопряжена отправка детей на учебу за границу: "Когда ко мне обращаются с такими вопросами, а ко мне часто с ними обращаются, то я всегда себе пытаюсь представить ситуацию комплексно. Если есть риск, что ребенка отправят и потом он не вернется, то я, конечно, не советую родителям отправлять таких детей за рубеж".

Одной этой фразы было достаточно, чтобы посыпались заголовки: "В РПЦ советуют не отправлять детей на учебу за границу", "В РПЦ объявили о вреде учебы за границей", "Отучившийся в Оксфорде представитель РПЦ заявил о вреде учебы за границей" и так далее. Все, что я сказал о пользе обучения за границей, просто проигнорировали, а одна фраза, касающаяся рисков, вызвала шквал комментариев. И вот уже первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию и науке от фракции КПРФ Олег Смолин, как бы отвечая мне, говорит, что ввод каких-либо ограничений на отправку детей на учебу за границу неэффективен и будет противоречить Конституции России. И добавляет: "Никакой церковный иерарх не может поменять Конституцию и действующее законодательство". При чем здесь Конституция? Кто говорил о законодательстве, об ограничениях и запретах?

Мог бы привести и много других подобных примеров, когда ты посылаешь один сигнал, а он таким образом преломляется в СМИ, что на выходе получается совершенно другой сигнал. Очень бы хотелось видеть со стороны отдельных СМИ более внимательное отношение к качеству информации, которую они подают.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 августа 2017 > № 2278633 Митрополит Иларион


Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 августа 2017 > № 2278630

Прорыв на южном направлении: как Россия закрепляется в Турции

В турецком Измире открылась очередная (86-я по счету) международная выставка-ярмарка. В последние годы Россия успешно участвует в таких мероприятиях. Ее делегации привозят сотни, а то и тысячи контрактов на миллиарды долларов. Неудивительно, что и в этой ярмарке принимают участие практически все основные российские промышленные предприятия. Главная тема ярмарки — энергетика. А это сегодня — большая политика.

Одновременно с ярмаркой проходит российско-турецкий деловой форум. Это логично. Поскольку подавляющее большинство российских предпринимателей, работающих на турецком рынке или планирующих на него выходить, все равно будут присутствовать на ярмарке, представительная правительственная делегация, включающая отраслевых министров и руководителей российских регионов, там совсем не помешает. Возникающие вопросы можно будет решать на месте с участием всех заинтересованных сторон.

Но есть нюанс. Российскую делегацию на деловом форуме возглавил министр энергетики Александр Новак. А это уже указание на то, что Россия считает наиболее перспективным направлением двустороннего сотрудничества.

Что ж, сегодня любой гражданин России, изредка слушающий (читающий, смотрящий) новости, знает, что Россия будет строить в Турции АЭС, что вовсю идет строительство газопровода "Турецкий поток", который собираются ввести в строй раньше планового (2019 год) срока, что за восемь месяцев текущего года "Газпром" почти на четверть (22,4%) увеличил поставки газа в Турцию по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Мы также знаем, что в политическом плане Турция занимает конструктивную позицию в вопросах сирийского урегулирования и критикует западную практику антироссийских санкций.

Но любой гражданин России легко вспомнит, что совсем недавно Турция была настроена по отношению к России (в частности, из-за поддержки Москвой Ассада) враждебно, что Россия сама вводила против Турции экономические санкции. И сделает логичный вывод: сегодняшний союз ситуативен и с изменением общей политической обстановки может быть дезавуирован так же быстро, как оформился.

При этом не требует доказательств утверждение, что союзная Турция для России выгоднее, чем враждебная.

Во-первых, в таком случае для российского флота будут открыты Босфор и Дарданеллы. Международные конвенции, которые сейчас обеспечивают свободный проход российских кораблей через турецкие проливы, могут быть в любой (особенно в кризисный) момент денонсированы или их действие приостановлено. Кстати, в ходе антироссийских провокаций с участием турецких ВВС в 2015 году именно на закрытие проливов для российского флота рассчитывали наши враги и активно подталкивали к такому решению Анкару.

Во-вторых, Турция — не только приграничное государство (пусть и отделенное от России нейтральными водами Черного моря, но предельно близкое), но и один из активных региональных игроков. Российско-турецкий союз гарантирует спокойствие и стабильность в Закавказье, обеспечивает безопасность Крыма и нейтрализует любую антироссийскую активность на Украине. В случае если Турция будет враждебна в отношении России, защита южных границ и поддержка уже не стабильности, а баланса сил в Закавказье потребует избыточного военного присутствия отнюдь не резиновых российских вооруженных сил на Юго-Западе России, в Крыму и на Кавказе.

В-третьих, союз с Турцией и Ираном обеспечивает в перспективе надежное урегулирование сирийского кризиса, прочный мир и присутствие России в стратегически важном для нее регионе Ближнего Востока.

В-четвертых, такой союз выбивает из рук НАТО и США "турецкий козырь" в виде выгодного (блокирующего Россию) географического положения и сильнейшей и самой боеспособной армии в Европе.

В-пятых, к Турции культурно и исторически тяготеют тюркские народы Кавказа и Средней Азии. Союз с ней обеспечивает дружественную России политику Анкары и в этом вопросе. Что значительно лучше конкуренции за влияние на территориях от Каспия до монгольской границы.

И как же превратить Турцию из ситуативного союзника в постоянно стратегического партнера?

Политическая конфигурация, а с ней и оценка государством своих политических интересов и перспектив той или иной ориентации способны внезапно и драматически меняться. Экономическое сотрудничество обеспечивает более глубокие отношения. Но и их бывает не только можно, но и нужно разорвать. Например, Россия легко отказалась от турецких помидоров, которые, в отличие от турецких строителей и туристических компаний, так и не вернулись пока на российский рынок. В свою очередь, Турция всегда может заменить условные КамАЗы немецкими или американскими грузовиками.

То есть если возникнет политическая необходимость, такое экономическое взаимодействие может быть почти моментально похоронено.

Но есть более чувствительные сферы экономического сотрудничества, которые обеспечивают надежное партнерство на десятилетия, а то и на века.

Cотрудничество в военной сфере, в том, что касается высокотехнологичных образцов вооружения. Здесь, как мы знаем, достигнуто согласие о поставке в Турцию комплексов ПВО/ПРО С-400.

Система противовоздушной обороны — не автомат. Ее строят если не навсегда, то на десятилетия. Арабские страны до сих пор используют советские системы ПВО, поставленные им еще в конце 60-х — начале 70-х годов, хоть самого Союза нет уже больше 25 лет. И советские самолеты у них на вооружении стоят. Потому что если вы наладили систему, обучили специалистов и запустили их воспроизводство, если у вас есть контракты на обслуживание и модернизацию системы, то вы сто раз подумаете, стоит ли тратить огромные деньги на замену системы и переобучение всего личного состава во всех ее звеньях и на всех иерархических этажах.

Также на десятилетия запускаются в работу атомные станции. При этом вы зависите от строителя в вопросах не только подготовки персонала и запуска объекта, но и обслуживания, поставок топлива, продления ресурса и в конце концов закрытия и утилизации станции после окончания работы. В нынешнем формате это как минимум 50-70 лет.

Наконец третья сфера — это поставки энергоносителей. Причем не только вам непосредственно, но и через вас на рынки третьих стран, когда вы выступаете одновременно как потребитель и тразитер.

США не случайно активно боролись против еще советско-европейского проекта "Газ-трубы". Им удалось осложнить его реализацию, но не получилось его отменить. С тех пор Россия давно не зависит от европейских поставок труб, но Европа с каждым годом становится все более зависимой от поставок российского газа, который сегодня закрывает уже треть европейского потребления. При этом доля России продолжает расти.

В результате ЕС хотя и не стал особо дружественным в отношении России, но Европа вынуждена даже оппонировать Москве с особой осторожностью. И как только дело доходит до возможной блокады поставок газа, которую неоднократно пыталась организовать Украина в ходе многочисленных "газовых войн" с "Газпромом", позиция Германии, а за ней и ЕС начинает чудесным образом совпадать с позицией России.

Дело в том, что российский газ можно заменить другим. Но нельзя получить за другой столь же привлекательную цену. Поэтому построенные еще СССР газопроводы исправно качают в ЕС газ, а европейские компании совместно с российскими партнерами активно тянут новые нитки (в том числе и в обход ненадежной Украины). И сколько над этим США не бьются, решить эту проблему не могут. Ни продавленный через Еврокомиссию "Третий энергопакет", ни прямые санкции США за сотрудничество с Россией в области энергетики, ничто не останавливает европейцев. Они ребята практичные и, в отличие от Украины, которая ради идей майдана отказалась и от российского газа (не полностью), и от российских рынков (навсегда), за свое право получать газ по привлекательной цене готовы бороться даже с США, которым открыто угрожают санкциями, если те будут мешать работать с "Газпромом" и участвовать в прибыльных проектах с другими российскими энергетическими компаниями.

А теперь обратите внимание. Высокотехнологичное оружие, атомная энергетика, поставки газа и газовый транзит — именно те сферы, в которых Россия наиболее активно сотрудничает с Турцией (кстати, и с Ираном тоже).

Так что США не зря бьются в истерике.

В то время как они растеряли своих союзников на Ближнем Востоке, Россия создает прочный региональный союз и связывает его торгово-экономическими интересами, действие которых продлится ближайшие сто лет.

Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 августа 2017 > № 2278630


Испания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dw.de, 19 августа 2017 > № 2278617

Раввин Барселоны Меир Бар-Хен обратился к евреям Испании с призывом покинуть страну. Испания стала "центром исламского террора для всей Европы", заявил раввин в интервью Еврейскому телеграфному агентству в Нью-Йорке в пятницу, 18 августа. Еврейскую общину в Барселоне он назвал "потерянной", призвав членов общины приобрести недвижимость в Израиль и не повторять ошибку евреев в Алжире или Венесуэле.

По словам раввина, испанские евреи должны уехать из страны вовремя. Террористические атаки, отметил он, показали, насколько трудно не прочувствовать на себе все более растущую угрозу со стороны "радикального крыла" многочисленной исламской общины. Особо подчеркнув, что говорит как частное лицо, а не от имени своей общины, Меир Бар-Хен также резко раскритиковал политиков и общественные организации, не предпринявших решительных мер борьбы с исламистским террором.

В центре Барселоны в четверг, 17 августа, микроавтобус въехал в толпу пешеходов. По официальным данным, 13 человек погибли, более 100 получили ранения. Полиция назвала случившееся терактом. Ответственность за атаку взяла на себя террористическая группировка "Исламское государство". В ночь на пятницу, 18 августа, в городе Камбрильсе была предпринята еще одна попытка теракта с использованием автомобиля. Полиция застрелила пять предполагаемых террористов. По оценке властей, оба события связаны друг с другом.

Испания > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > dw.de, 19 августа 2017 > № 2278617


Ватикан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 19 августа 2017 > № 2278616

Ватикан готов сыграть роль посредника в отношениях Запада с Москвой при урегулировании целого ряда конфликтов. Это постарается донести до Москвы ватиканский госсекретарь Пьетро Паролин во время своего визита в РФ, начало которого запланировано на 21 августа. Как сообщил в интервью Радио Ватикана апостольский нунций - диппредставитель папы римского - архиепископ Челестино Мильоре, у "двух христианских общин" нет оснований "опасаться друг друга".

"Святой престол с обеспокоенностью и вниманием следит" за сложившимися кризисными ситуациями и "желает внести собственный вклад в их специфическое решение, взывая… к доброй воле, возможностям и пониманию различных деятелей на международной арене", - пояснил итальянский прелат. Он отметил, что визит ватиканского дипломата в Россию проходит на фоне "непростой международной обстановки", и призвал Москву "отложить в сторону идеологические диафрагмы, искажающие действительность".

Челестино Мильоре напомнил о встрече папы римского Франциска с патриархом Кириллом в Гаване в прошлом году. "Кардинал-госсекретарь посетит Москву как выразитель того участия, с каким папа Франциск относится к различным кризисным ситуациям в мире", - добавил он.

Особое внимание при этом будет, в частности, привлечено к разрешению ситуации с "преследованием христиан на Ближнем Востоке", уточнил диппредставитель.

Слишком мягкая позиция

После начала украинского конфликта Ватикан многократно обвиняли в слишком мягкой по отношению к Москве позиции. Аналитики полагают, что Святой престол не хочет подвергать риску сближение с РПЦ и поэтому не критикует политику российских властей. В феврале 2016 года на Кубе состоялась первая - с 11 века - встреча глав двух церквей.

Ватикан. Россия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 19 августа 2017 > № 2278616


Германия. Испания. Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 19 августа 2017 > № 2278615

Министр иностранных дел Германии Зигмар Габриэль (Sigmar Gabriel) в субботу, 19 августа, в телефонном разговоре со своим испанским коллегой Альфонсо Дастисом Кеседо выразил беспокойство о судьбе немецкого писателя турецкого происхождения Догана Аханли (Dogan Akhanli). Тот был накануне задержан правоохранительными органами Испании по требованию Турции.

Габриэль попросил Кеседо не выдавать писателя Турции и включить Берлин в процедуру принятия решения о депортации гражданина Германии. Кроме того, глава немецкого МИД попросил коллегу помочь как можно скорее оказать консульскую поддержку писателю. Ранее с этой же просьбой обратилось к испанским властям посольство ФРГ в Испании.

"Охота на критические умы"

Причиной задержания писателя стало уголовное дело, открытое против гражданина Германии властями Турции, которые объявили его в розыск по линии Интерпола. Адвокат Аханли заявил, что дело против его подзащитного имеет политическую подоплеку и охарактеризовал его как "целенаправленную охоту, которую турецкое правительство ведет в отношении критически настроенных умов в Европе".

Доган Аханли живет в Германии с 1991 года, немецкое гражданство он получил вскоре после своего переезда в ФРГ. Турецкого гражданства у Аханли нет. Одной из главных тем его произведений является геноцид армян в Османской империи в начале XX века и отрицание этого факта правительством Турции.

Германия. Испания. Турция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > dw.de, 19 августа 2017 > № 2278615


Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rfi.fr, 19 августа 2017 > № 2278251

Американский журнал Fortune назвал президента Франции Эмманюэля Макрона самым влиятельным человеком в мире среди тех, кому не исполнилось 40 лет.

Президент Франции обогнал в рейтинге под названием «сорок до сорока» 33-летнего основателя соцсети Facebook Марка Цукерберга, занявшего второе место.

Fortune пишет, что Макрон стал самым молодым руководителем Франции после Наполеона. Макрон, отмечает журнал, «уничтожил двухпартийную систему, царившую в стране в течение многих поколений». В Fortune полагают, что «медовый месяц» Макрона подошел к концу, но после убедительной победы его партии на выборах амбиции молодого президента могут реализоваться.

Как пишет Le Figaro, впервые этот рейтинг американского журнала Fortune возглавил европеец. В 2016 году экс-министр экономики Эмманюэль Макрон занял в нем четвертое место из сорока.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > rfi.fr, 19 августа 2017 > № 2278251


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277223

От «дипломатии танцев» - к «цифровой дипломатии». К 25-летию Представительства МИД России в Калининграде

Павел Мамонтов, Представитель МИД России в Калининграде

Аркадий Рябиченко, Атташе Представительства МИД России в Калининграде, кандидат исторических наук

25 лет назад Калининград неслучайно оказался в числе четырех городов, выбранных Министерством иностранных дел Российской Федерации для первоочередного открытия представительств. Изменившаяся после распада СССР геополитическая обстановка привела к тому, что прежде закрытая для посещений иностранными гражданами Калининградская область в одночасье превратилась в «остров», со всех сторон окруженный новыми независимыми государствами. Международные контакты начали стремительно развиваться. Для того чтобы налаживание внешних связей региона проходило в русле единой внешнеполитической линии России, 14 августа 1992 года в Калининграде было создано представительство российского внешнеполитического ведомства.

Годы становления

Для нового органа администрацией области были выделены помещения в здании по адресу: улица Кирова, дом 17 - бывшем Доме политического просвещения Калининградского обкома КПСС (здесь представительство располагается и поныне). По свидетельству «ветеранов», в первое время в распоряжении пяти работников находились только две комнаты и одна единственная пишущая машинка, взятая в аренду у частной фирмы. Для сравнения, сегодня в штате представительства 25 сотрудников, в том числе семь дипломатов.

24 января 1993 года на пост представителя МИД России в Калининграде был назначен бывший руководитель Управления промысловой разведки и научно-исследовательского флота Западного бассейна В.Н.Терехов, имевший опыт работы за рубежом. Однако из-за проблем со здоровьем проработать на новом посту ему довелось недолго, и 27 марта 1994 года обязанности представителя начал выполнять первый секретарь калининградского представительства А.И.Кынин.

Новый представитель А.А.Коробейников (бывший генеральный консул России в Ростоке) так и не сумел выехать в Калининград, и 31 марта 1995 года решением Центра представителем российского МИД в Калининграде был назначен А.И.Кузнецов, посол по особым поручениям при Департаменте международного научно-технического сотрудничества МИД России.

Чрезвычайный и Полномочный Посол, доктор физико-математических наук А.И.Кузнецов по праву может считаться отцом-основателем Представительства МИД России в Калининграде, которое под его началом в короткие сроки получило признание жителей и руководства Калининградской области.

На первые годы работы А.И.Кузнецова на новом посту пришлось содействие региональным органам власти в подготовке документов, сформировавших законодательную базу внешних связей Калининградской области. Другим важным моментом, требовавшим координации, стало создание в регионе особой экономической зоны (ОЭЗ). Внимания требовала и организация визитов официальных делегаций за рубеж.

Кроме того, представительство активно участвовало в налаживании связей Калининграда с ближайшими соседями. Так, в буклете, выпущенном к пятилетию учреждения, сообщалось: «Уже три года работает Межправительственный совет по сотрудничеству между Калининградской областью и северо-восточными воеводствами Польши, заключены соглашения с литовскими уездами и работают российско-литовская комиссия и Рабочая группа по Калининградской области, свою динамику приобрело развитие связей с Белоруссией и Скандинавией. Во всех этих делах представительство играет значительную роль»1.

Многие вопросы жизнеобеспечения региона А.И.Кузнецову приходилось решать лично. К примеру, когда в 1996 году на поездах прямого сообщения в Москву и Санкт-Петербург возникли трудности с транзитом пассажиров через территорию Литвы, А.И.Кузнецов выехал в Вильнюс для встречи с госсекретарем МИД Литвы Р.Шидлаускасом, и в результате проведенной работы инциденты в российских поездах прекратились.

Одной из задач, вставших перед калининградским Представительством МИД России, было содействие в проведении на территории региона значимых международных мероприятий. В число первых масштабных событий такого рода вошла инициированная российским внешнеполитическим ведомством и Советом Европы международная конференция по децентрализованному трансграничному сотрудничеству, состоявшаяся в 1996 году в Калининграде, Ольштыне (Польша) и Мариямполе (Литва). Три года спустя усилиями руководства территориального органа Калининград был выбран местом для проведения заседания Комитета старших должностных лиц Совета государств Балтийского моря (КСДЛ СГБМ), в повестку которого включили калининградскую тематику.

В начале 2000-х годов регион впервые посетил глава российского внешнеполитического ведомства И.С.Иванов. В 2001 году в Представительстве МИД России в Калининграде состоялось приуроченное к визиту министра совещание послов России в Белоруссии, Литве и Польше. Год спустя при участии И.С.Иванова в Светлогорске прошла XI министерская сессия СГБМ, за подготовку и проведение которой представительство получило высокую оценку министра.

В конце 1990-х годов в работе представительства начало формироваться новое направление - калининградское измерение сотрудничества России и Европейского союза. А.И.Кузнецов вспоминает: «Мне довелось участвовать в процессе написания важного документа о развитии отношений РФ - ЕС и предложить обозначить калининградскую компоненту как пилотную, а Калининградскую область назвать пилотным регионом. Энтузиазм был большой. Но постепенно чувствовалось, что двигатель работает, а машина не едет, так как не работает узел сцепления. Дальше - больше. Состоялось расширение НАТО, и соседние страны (Литва и Польша) в нее вступили. И в этот момент, хорошо помню, нам представилось: впереди ждет еще худшее - вступление соседей в Евросоюз».

Еще одной актуальной задачей стало практическое обслуживание растущего консульского корпуса в Калининградской области. В начале 1990-х годов в регионе открылись консульства Литвы и Польши, чуть позже - Представительство Белоруссии. Иностранных дипломатов регулярно знакомили как с руководством органов власти региона, так и с достопримечательностями Калининграда и других городов. Частыми гостями представительства стали многочисленные высокопоставленные дипломаты, в том числе приезжавшие с ознакомительными визитами послы зарубежных государств.

С первых дней работы Представительство МИД России в Калининграде начало оказывать визовую поддержку многочисленным иностранным гостям Калининградской области. Значительное число среди обращавшихся иностранцев составляли немцы, ранее проживавшие на территории бывшей Восточной Пруссии, так называемые «ностальгические туристы». Также визы требовались лицам, ввозившим актуальную на тот момент гуманитарную помощь для населения, и членам делегаций свежеиспеченных городов-побратимов. Стационарные пункты выдачи виз представительства в городе Багратионовске и аэропорту Храброво начали работу в 1999 и 2002 годах соответственно.

Стоит отметить, что в конце 1990-х - начале 2000-х годов техническое оснащение Представительства МИД России в Калининграде вышло на новый этап: учреждение подключили к сети Интернет, были введены в эксплуатацию автоматизированная система оформления приглашений иностранных граждан на территорию Российской Федерации и информационная система «Консул ЗУ».

Услугами представительства активно пользовались жители Калининградской области. В силу специфики региона дипломатам часто приходилось решать вопросы по возвращении в Россию калининградских моряков, находившихся на рыбопромысловых судах за границей и ставших жертвами банкротств судовладельцев или несчастных случаев.

Дипломатические работники представительства с каждым годом набирались опыта и вскоре начали выходить на новые рубежи. Уже в 1998 году первые два дипломата из Калининграда были направлены в длительные загранкомандировки в Посольство России в Мексике и Генеральное консульство России в Клайпеде (Литва). Показательно, что три года спустя все без исключения дипломаты территориального органа стали обладателями сертификатов Высших курсов иностранных языков МИД России о владении иностранными языками, а чуть позже, по итогам аттестации сотрудников представительства, в отношении большинства из них Центром было рекомендовано повышение в должности, ранге или квалификационном разряде.

Начала набирать обороты информационно-разъяснительная работа: на страницах ведущих газет Калининградской области стали регулярно появляться статьи дипломатов представительства на злободневные темы, например о расширении НАТО на Восток.

В деле «культурной дипломатии» правой рукой А.И.Кузнецова стала его супруга, атташе по культуре представительства З.И.Кузнецова. Участие в разнообразных мероприятиях - вечерах романсов, балах или же приуроченных к историческим датам театрализованных представлениях - было обязательным для всех сотрудников. Некоторым дипломатам, по их собственным словам, обучение полонезу давалось намного труднее, чем подготовка справок или переговоры с зарубежными гостями.

Среди культурной деятельности калининградского Представительства МИД России этого периода первоочередное место занимает инициированная А.И.Кузнецовым обширная программа, посвященная 300-летию Великого посольства Петра I.

При поддержке местных органов власти в 1997-1998 годах в Калининградской области впервые появились памятники, посвященные Петру Великому; именем царя была названа набережная в центре Калининграда. В местных СМИ публиковались статьи о прусских маршрутах Петра I, при содействии представительства вышла в свет одноименная книга. В рамках петровской программы в Калининграде с успехом прошел международный фестиваль флотов «Паруса надежды», участие в котором приняли гости из 15 стран.

Делегация Калининградской области под руководством А.И.Кузнецова трижды выезжала в Германию, Нидерланды и Польшу по маршруту Великого посольства. В трех городах Германии представительством были установлены мемориальные доски. Участники поездок встречались также с представителями местных деловых кругов. Тогда же в Лондоне был открыт созданный калининградскими скульпторами памятник Петру I, впоследствии украсивший парковую зону Посольства России в Великобритании*. (*Копия памятника находится в  Петровском холле Представительства МИД России в Калининграде.)

Представительство МИД России в Калининграде не ограничилось петровской тематикой и в 1999 году передало городам Валеджио и Лекко (Италия) памятные доски, посвященные 200-летию итальянского похода А.В.Суворова.

Характерно, что десятилетний юбилей представительства, совпавший с 200-летним юбилеем МИД России, помимо праздничного приема был ознаменован выпуском памятного почтового конверта и настенного календаря.

При А.И.Кузнецове вошло в традицию проведение традиционного предновогоднего приема для консульского корпуса и представителей органов власти Калининградской области. Несмотря на двукратное увеличение площадей в 1996 году, из-за отсутствия собственного зала приемов протокольные приемы территориальный орган был вынужден проводить в арендуемых помещениях ресторанов и кафе.

Новые вызовы и новые достижения

В 2002 году для А.И.Кузнецова пришла пора отправиться за рубеж - он был назначен заведующим Консульским отделом Посольства России в Польше. В марте следующего года представителем МИД России в Калининграде был назначен С.В.Безбережьев, возглавлявший в МИД России «калининградский» отдел Департамента по связям с субъектами Федерации, парламентом и общественными объединениями.

В преддверии намеченного на 2004 год присоединения Литвы и Польши к Европейскому союзу перед новым руководителем территориального органа стояли непростые задачи. Предполагалось, что представительство примет активное участие в подготовке договоренностей с ЕС, касавшихся Калининградской области.

С.В.Безбережьев также участвовал в межмидовских консультациях с Литвой по визовым вопросам, по итогам которых были подготовлены российско-литовские межправительственные соглашения о взаимных поездках граждан, реадмиссии, порядке оформления упрощенных транзитных и проездных документов. Стоит отметить, что разработанная при участии представительства схема безвизового «калининградского транзита» граждан России наземным транспортом успешно действует и до настоящего времени. В рамках информационно-разъяснительной работы по вопросам транзита на Южном вокзале Калининграда был открыт информационный пункт представительства, в котором получили консультации несколько тысяч граждан России и иностранцев.

В середине 2000-х годов для Калининградской области наступила пора высоких визитов. В июне 2003 года Президент России В.В.Путин встретился в Калининграде с Президентом Польши А.Квасьневским, а 3 июля 2005 года в ходе празднования 750-летия Калининграда в регионе состоялась рабочая встреча Президента России с Федеральным канцлером ФРГ Г.Шрёдером и Президентом Франции Ж.Шираком. За активное участие в подготовке и проведении юбилейных мероприятий представитель МИД России в Калининграде С.В.Безбережьев был награжден Благодарственным письмом Президента Российской Федерации.

При поддержке представительства в период после 2007 года регион стал местом проведения ряда солидных международных мероприятий: заседаний Комитета старших должностных лиц Совета государств Балтийского моря (СГБМ), Российско-литовской межправительственной комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому, гуманитарному и культурному сотрудничеству, Российско-польского постоянного комитета по транспорту, Смешанной российско-литовской комиссии по рыбному хозяйству, Смешанной комиссии России и Евросоюза по рыболовству в Балтийском море, Смешанной норвежско-российской комиссии по рыболовству и др.

Во второй половине 2000-х годов при поддержке представительства успешно проводилась работа по включению Калининградской области в программы приграничного сотрудничества Европейского инструмента соседства и партнерства «Литва - Польша - Калининградская область» (2004-2006 гг.), «Литва - Польша - Россия» (2007-2013 гг.). На муниципальном уровне внимание уделялось оказанию помощи в организации деятельности еврорегионов «Балтика», «Неман», «Сауле», «Лына-Лава». Власти региона активно подключились к запущенной в 2006 году Государственной программе по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом.

Визовая работа территориального органа получила новое наполнение после принятия в 2006 году обновленной редакции закона об Особой экономической зоне в Калининградской области, а в 2007 году запущен эксперимент по выдаче представительством краткосрочных туристических виз «72 часа» (завершен 31 декабря 2016 г.).

Знаменательной вехой в истории учреждения стало посещение представительства министром иностранных дел России С.В.Лавровым в мае 2005 года, положительно оценившим работу территориального органа.

Среди прочего представительство обеспечивало проведение заместителем министра иностранных дел Российской Федерации В.Г.Титовым в Калининграде совещания руководителей заграничных учреждений России в Латвии, Литве, Польше, Финляндии и Эстонии (2006 г.), рабочей поездки заместителя министра А.В.Грушко (2008 г.).

2011 год ознаменовался двумя визитами С.В.Лаврова, встречавшегося в Калининграде с главами внешнеполитических ведомств Германии, Норвегии и Польши. В одно из посещений региона С.В.Лавров отметил: «Калининградская область - прекрасное место для того, чтобы проводить здесь больше международных встреч»2. В подтверждение этих слов два года спустя в городе Пионерский состоялась XVIII министерская сессия СГБМ.

В 2006 году представительство приступило к практической работе по оформлению для жителей Калининградской области заграничных паспортов нового поколения (обычные паспорта выдавались с 1990-х гг.). В связи с открытием в середине 2000-х годов Канцелярии Консульского отдела Посольства Латвии в России и визового отдела Генерального консульства ФРГ в консульской работе также прибавилось забот.

После завершения в конце 2005 года ремонта дополнительных 240 м2 рабочих площадей территориальный орган начал активно использовать новый зал приемов в информационно-разъяснительной работе. Именно на этот период пришлось становление новых форматов работы Представительства МИД России в Калининграде с общественностью. В 2006 году «с целью знакомства молодого поколения калининградцев с историей и традициями российской дипломатии, с реалиями современного мира в области международных отношений»3 на базе гимназии №40 им. Ю.А.Гагарина представительство открыло Школу юного дипломата (руководитель Ю.И.Матюшина).

С этого времени юные дипломаты остаются желанными гостями в представительстве, где ежегодно проводятся торжественная церемония вручения «дипломатических» галстуков и встречи школьников с дипломатическими сотрудниками. Участники школы изучают историю российской дипломатии и международных отношений, основы этикета и ораторского мастерства. В 2008 году ребята посетили высотное служебное здание МИД России на Смоленской-Сенной площади. Юные дипломаты являются обязательными участниками Модели Европарламента региона Балтийского моря, калининградская сессия которой проходила в 2010 году в зале приемов Представительства МИД России.

Осуществлявшееся с первых лет работы представительства партнерство с Дважды Краснознаменным Балтийским флотом (ДКБФ) вышло на новый уровень при представителе С.В.Безбережьеве. По признанию самого С.В.Безбережьева, для него взаимодействие с командованием и офицерами ДКБФ стало наиболее интересным направлением работы в Калининграде.

27 мая 2005 года во время рабочей поездки министра иностранных дел России С.В.Лаврова в городе Балтийске Калининградской области было подписано Соглашение о сотрудничестве и шефских связях эсминца «Настойчивый» и Представительства МИД России в Калининграде. В сентябре того же года министр подписал Протокол о сотрудничестве и шефских связях между МИД России и Балтийским флотом.

Сотрудники территориального органа неоднократно посещали подшефный корабль, а члены экипажа «Настойчивого», в свою очередь, участвовали в праздничных мероприятиях представительства. Заходы судов Балтфлота в иностранные порты получили информационное сопровождение по линии МИД.

Еще в 2002 году между представительством и Калининградским государственным университетом (ныне БФУ им. И.Канта) был заключен договор о сотрудничестве, итогом которого стали совместные мероприятия, а также неоднократное прохождение в учреждении производственной практики студентами вуза.

Богатую историю имеет сотрудничество представительства с Балтийской государственной академией рыбопромыслового флота (БГАРФ), Протокол о сотрудничестве и партнерстве с которой вступил в силу в 2007 году. В корабельном музее принадлежащего БГАРФ всемирно известного барка «Крузенштерн» хранятся приветственное письмо и фотография министра иностранных дел С.В.Лаврова, которые капитану судна в торжественной обстановке вручил представитель МИД России в Калининграде С.В.Безбережьев.

Представительство неоднократно оказывало содействие «Крузенштерну» по заходам в порты разнообразных уголков мира, а в Калининграде парусник, в свою очередь, посещали представители местного консульского корпуса.

Успешно осуществлялось сотрудничество территориального органа с Центром национальной славы и Фондом Андрея Первозванного, в рамках взаимодействия с которым в 2007 году представительство выступило в роли одного из организаторов мероприятий по увековечиванию памяти Ф.Головина в Калининградской области.

Интересным и полезным опытом стало проведение в Калининграде четыре года спустя совместно с Генеральным консульством Польши цикла открытых лекций «Польша в Европейском союзе: опыт первых лет членства и польско-российские отношения» в формате дискуссионного клуба.

Обсуждение проходило в зале приемов представительства, успешно использовавшегося также в качестве площадки для проведения художественных выставок, встреч и выступлений музыкантов. В 2012 году здесь успешно отметили 20-летний юбилей Представительства России в Калининграде.

Настоящее и будущее представительства

В 2013 году, после отъезда С.В.Безбережьева на Черноморский флот, к выполнению обязанностей представителя МИД России в Калининграде приступил П.А.Мамонтов, работавший ранее в российских посольствах в Дании и Республике Сейшельские Острова.

В том же году в зале приемов территориального органа во второй раз состоялись российско-польские межмидовские консультации по применению межправительственного соглашения о местном приграничном передвижении (МПП). Рабочее совещание по реализации соглашения о МПП в 2015 году также проходило в Представительстве МИД России в Калининграде.

В 2015 году при поддержке представительства прорабатывались технические и концептуальные аспекты программ приграничного сотрудничества Европейского инструмента соседства и партнерства в формате «Литва - Россия» (2014-2020 гг.) и «Польша - Россия» (2014-2020 гг.).

Под эгидой представительства в зале приемов территориального органа продолжают проводиться разнообразные тематические мероприятия. Например, в 2013 году в рамках двустороннего российско-литовского «круглого стола» состоялось обсуждение перспектив российско-европейского сотрудничества в свете председательства Литвы в Совете ЕС.

В качестве примера мероприятий Представительства МИД России в Калининграде, подготовленных по заявкам представителей консульского корпуса региона, следует привести состоявшийся в конце 2015 года семинар, посвященный возможностям иностранного бизнеса после окончания переходного периода действия ОЭЗ в Калининградской области весной 2016 года.

В 2012 году в рамках работы со школьниками представительство выступило в качестве одного из организаторов Молодежной ассамблеи породненных городов и городов-партнеров Калининграда. По инициативе участников этой организации в прошлом году на карте Калининграда появилась улица, названная именем великого российского дипломата А.М.Горчакова.

Незадолго до этого состоялась встреча представителя МИД России в Калининграде П.А.Мамонтова с приехавшими из 13 государств участниками научно-образовательного проекта «IX Дипломатический семинар молодых специалистов» - мероприятия Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М.Горчакова, давнего партнера представительства.

Облегчить работу с молодежью Представительству МИД России в Калининграде помогает использование «цифровой дипломатии» (аккаунты в социальных сетях «Facebook», «ВКонтакте», «Twitter», «Flickr», «Youtube», «Storify» были открыты пресс-службой представительства в 2014-2016 гг.).

Продолжается плодотворное сотрудничество калининградского представительства МИД России с музейным сообществом региона. Приемы по случаю Дня дипломатического работника традиционно проводятся в Историко-культурном центре «Великое посольство» Музея Мирового океана. В рамках сотрудничества с Калининградским областным историко-художественным музеем представительство регулярно передает ему копии документов архивов МИД России и содействует проведению в Калининграде разнообразных выставок, в том числе тематических, таких как «Из истории европейской дипломатии. К 100-летию Первой мировой войны 1914-1918 гг.» (2013 г.), «Российские поэты-дипломаты XVIII-XXI веков к 210-летию со дня рождения Ф.И.Тютчева» (2014 г.).

Калининградское представительство МИД России продолжает обеспечивать проведение на территории региона значимых международных мероприятий, например состоявшихся в прошлом году заседаний Комиссии по вопросам внешней политики Парламентского собрания Союза России и Беларуси и семинара для контактных пунктов стран - участниц ОБСЕ по вопросам резолюции Совбеза ООН 1540 «Нераспространение оружия массового уничтожения».

Обращаясь к недавним событиям, следует упомянуть, что в июне 2017 года представительство обеспечивало проведение рабочей поездки министра иностранных дел России С.В.Лаврова в Калининградскую область, в ходе которой прошла встреча министра с главой внешнеполитического ведомства Словакии М.Лайчаком.

Сегодня Представительство МИД России в Калининграде работает в тесном контакте с аппаратом полномочного представителя Президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе, Правительством Калининградской области и иными органами власти. Под «опекой» территориального органа находится консульский корпус в составе шести консульских учреждений и четырех почетных консулов.

Стоит отметить, что в связи с ожидаемым принятием в этом году новой редакции Федерального закона «Об ОЭЗ в Калининградской области», предусматривающей выдачу въезжающим в регион туристам отдельной категории виз в форме электронного документа, представительство могло бы использовать свой опыт реализации проекта 72-часовых виз при реализации этого проекта.

Подводя итоги 25-летней работы Представительства МИД России в Калининграде, следует упомянуть, что дольше всех в представительстве работают А.Б.Прохорская, А.Н.Рыкова, И.Н.Сенина, О.Б.Струнович А.А.Уваровская, Т.В.Шлойда.

Юбилей представительства вместе с сотрудниками отмечают ветераны представительства, часть из которых объединяет Общественный совет при Агентстве по международным и межрегиональным связям Калининградской области (председатель Ю.Д.Рожков-Юрьевский).

В завершение приведем список стран, на территории которых - дипломаты и сотрудники территориального органа работали во время длительных загранкомандировок: Аргентина, Бельгия, Дания, Финляндия, Панама, Мексика, Япония, Чехия, Узбекистан, Турция.

В настоящее время выходцы из представительства успешно трудятся в российских загранучреждениях в Белоруссии, Венесуэле, Латвии, Польше, Швеции и Гонконге.

Таким образом, наступивший праздник будут отмечать не только в Калининграде.

 1Представительство МИД России в Калининграде. К 5-летию со дня открытия. 1992-1997 / Составитель З.И.Кузнецова. Калининград, 1997. С. 5.

 2Цит. по: Калининград - место встречи глав дипломатических ведомств // Baltic International Club. Весна-лето 2011. С. 3. 

 3Диплом об учреждении Школы молодых дипломатов. Калининград, 2006. С. 2. 

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277223


Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277222 Дмитрий Данилов

НАТО: неформальный саммит или новый формат?

Дмитрий Данилов, Заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН, профессор МГИМО МИД РФ, кандидат экономических наук

Встреча глав государств и правительств НАТО 25 мая 2017 года рассматривалась изначально как ключевое политическое мероприятие, как первый европейский визит Д.Трампа, в ходе которого предстояло определить новые условия трансатлантического соглашения и в рамках самого альянса, и в более широком контексте американо-европейских отношений. Тема «Трамп - НАТО» стала одной из самых громких уже в ходе предвыборной кампании нынешнего американского президента, заявившего, что альянс является бесполезной и устаревшей организацией. В НАТО хотели бы провести встречу с новым Президентом США раньше, но это оказалось нереалистичным, учитывая неподготовленность позиций и необходимость предварительных политико-дипломатических согласований. То, что Д.Трамп до прямого диалога с главными стратегическими партнерами США сделал остановку в Саудовской Аравии (где подписал оружейную сделку на 110 млрд. долларов), а затем посетил Израиль и Ватикан, только усилило озабоченности и линии напряженности внутри НАТО.

America first - Америка прежде всего

45-й Президент США Д.Трамп крайне провокативно обозначил болевые точки этих трансатлантических отношений, фактически обвинил европейцев в иждивенчестве за счет США, потребовав «справедливой оплаты» американских гарантий безопасности. Тем самым, по существу, Д.Трамп впервые поставил под вопрос центральную аксиому Евро-Атлантики - ценность и неприкосновенность НАТО. Обострившаяся в связи с выходом НАТО из Афганистана дилемма нахождения новых балансов, казалось бы, уже успешно решена союзниками в рамках «возвращения к истокам» - стратегического сдерживания России на основе укрепления коллективной обороны. Этот новый договор был закреплен в решениях саммитов альянса в Уэльсе (2014 г.) и Варшаве (2016 г.).

Д.Трамп не только опять внес в повестку вопрос: зачем Европа Америке?, но и поставил его перед европейцами в ультимативной форме. Несмотря на заверения генерального секретаря альянса Йенса Столтенберга после его визита в Вашингтон 12 апреля 2017 года о том, что и сам Д.Трамп, и главные лица его администрации «привержены НАТО», таких косвенных доказательств в преддверии майского саммита оказалось явно недостаточно. Европейские союзники США ожидали от Президента Трампа ясного и четкого подтверждения американских обязательств, в первую очередь относительно коллективной обороны и, следовательно, сдерживания РФ. В Европе всерьез опасались, что Д.Трамп способен заключить «двустороннюю сделку» с Москвой (по Сирии, Украине и т. д.), которая не только приведет к ослаблению НАТО, но и разрушит ценностный фундамент Евро-Атлантики. К тому же европейские партнеры были поставлены в ситуацию, когда возможности их обратного влияния сократились до критического предела, что еще больше ослабило позиции их политических элит.

Администрация Трампа ясно дала понять, что намерена обсуждать характер трансатлантических отношений только на американских условиях. Европейцы вынуждены были даже подстраиваться под меняющийся политико-дипломатический график Вашингтона. Совет НАТО, запланированный на 5-6 апреля для обсуждения повестки саммита, был перенесен на 31 марта, всем главам МИД альянса пришлось срочно пересматривать свои рабочие графики из-за госсекретаря Р.Тиллерсона в связи с его участием во встрече с Председателем КНР Си Цзиньпином. Британский министр иностранных дел Б.Джонсон объявил о переносе визита в Москву, а затем и вовсе отменил его. Эта «техническая» накладка стала если и не преднамеренным, то довольно ясным для европейцев указанием их союзнического места и рейтинга в стратегических приоритетах Вашингтона. Точная дата неформального саммита также долгое время оставалась неопределенной и зависела от тактического выбора Белого дома - до или после «Большой семерки». Складывалось впечатление, что Д.Трамп поставил союзников в «лист ожидания» перед аудиенцией в новой штаб-квартире НАТО. Он был единственным лидером стран альянса, которого лично встречал генсек Й.Столтенберг.

Работа над ошибками, которую администрация Б.Обамы пыталась выполнить после провала Буша-мл., восстанавливая «ответственное лидерство» в отношениях с Европой, оказалась невостребованной новым президентом. Принцип «America first» (Америка прежде всего) из стержня политики национальной безопасности США превращался в редакции Д.Трампа в «American fist» (американский кулак).

В то же время в самих США давление на администрацию Д.Трампа возрастало по всем линиям. Доминирование внутренней повестки над международной означало, что внешние «победы» Трампа не будут иметь высокого рейтинга в стране, а неудачи, напротив, вызовут гораздо более серьезные последствия. Бескомпромиссная жесткость Трампа в отношениях с союзниками могла бы привести к еще большему ослаблению его позиций на внутриполитической арене. Для противников президента в США такое развитие событий тоже представлялось крайне нежелательным, с учетом слишком высокой цены - НАТО. Поэтому и Трамп, и его американские оппоненты были заинтересованы в достижении на брюссельской встрече прагматичного соглашения с европейскими союзниками. «Надо договариваться» - таким предстал лейтмотив майского саммита. В противном случае, при отсутствии взаимоприемлемых результатов, дальнейшее тактическое маневрирование увеличивало бы стратегические риски и Америки, и Европы, включая эрозию трансатлантического альянса и роли НАТО.

Учитывая довольно напряженную ситуацию в американо-европейских отношениях и неопределенные ожидания от визита Д.Трампа, в НАТО предпочитали не афишировать очевидную значимость предстоящей встречи. Напротив, подчеркивался ее неформальный характер и, как следствие, отсутствие планов по принятию каких-либо решений.

В любом случае повестка саммита была предопределена позицией Вашингтона и отражала две центральные установки американской администрации в отношении НАТО.

Первая - увеличение вклада Европы в коллективную оборону и военную активность НАТО. Трамп с самого начала своего президентского срока выдвинул жесткое требование о выполнении всеми странами альянса обязательств, взятых ими на саммите в Уэльсе в 2014 году: об увеличении к 2024 году военных расходов до уровня не ниже 2% ВВП, 20% которых должны направляться на основные виды вооружений. Д.Трамп потребовал перевести формулу «2/20» из политических ориентиров в конкретный алгоритм действий. Канцлер ФРГ А.Меркель во время мартовского визита в Вашингтон («встреча терапевта с провокатором», по определению «Дойче велле»1) пыталась убедить Д.Трампа в том, что военный бюджет Германии гораздо меньше ее совокупного вклада в европейскую и международную безопасность, но безуспешно.

Короткое время тактической паузы малых стран, надеявшихся на своего европейского лидера и ожидавших более благоприятного для них результата предварительных дискуссий с США, также истекло. Зато открылись возможности продемонстрировать свою атлантическую значимость для «передовиков» по выполнению критериев «справедливого бремени» (стран восточного фланга). Это, в свою очередь, хоть и давало НАТО возможность продемонстрировать Д.Трампу позитивный ответ на его запрос, еще больше уменьшало потенциал разумного европейского сопротивления диктаторскому нажиму Вашингтона.

Вторая центральная тема саммита, обозначенная администрацией США, - борьба с международным терроризмом/ИГИЛ. Казалось бы, эта повестка всегда входила в круг приоритетов НАТО и являлась после 9/11 консолидирующим стержнем. Однако и она, в интерпретации Д.Трампа, стала проблемной для союзников, когда он заявил, что борьба с международным терроризмом должна быть высшим приоритетом для НАТО. Такая установка еще больше обострила дилемму единства и проблемы оформления нового политического соглашения внутри НАТО.

Во-первых, она ясно отражала мнение Трампа о неэффективности организации, которой следует сосредоточиться на реальных приоритетах. Во-вторых - о недостаточном европейском вкладе: «полезность» Европы после выхода из Афганистана оказалась отнюдь не бесспорна для новой американской администрации. В этой связи, в-третьих, косвенно под вопрос были поставлены главные ориентиры трансатлантической стратегии, о которых союзники договорились «до Трампа» - прежде всего об укреплении коллективной обороны в ответ на российскую угрозу.

В-четвертых, Москва, напротив, рассматривалась Д.Трампом как потенциальный партнер в борьбе с международным терроризмом/ИГИЛ. Но подобный «пророссийский» дрейф Вашингтона подрывал бы коренные интересы безопасности европейских союзников и позиции политических элит. В-пятых, повышение профиля участия НАТО в борьбе с терроризмом объективно весьма проблематично для европейских государств-членов и альянса в целом как в политическом, так и оперативном отношениях. По существу, речь идет о замене активности стран альянса - в составе антитеррористической коалиции на основе их национальных интересов - на коалиционную дисциплину и участие в рамках НАТО, практический потенциал которой на антитеррористическом фронте довольно ограничен.

Таким образом, европейские союзники, готовясь к встрече, получили подтверждение того, что Вашингтон демонстративно воспринимает их как «младших партнеров», ведомых в трансатлантической связке; что Д.Трамп едет в Брюссель не слушать их, а выслушать ответ на его предложение, от которого нельзя отказаться; что европейским лидерам придется договариваться с Трампом именно на этой встрече и договоренности должны носить конкретный характер. Европейцы, в свою очередь, рассчитывали на ясное подтверждение Президентом США приверженности стратегическому трансатлантическому альянсу и НАТО как его фундаментальной основы и в этой связи - гарантий европейской безопасности, включая прежде всего принципиальную позицию Запада по отношению к России. Американская администрация в преддверии саммита внесла бюджетное предложение об увеличении на 40% ассигнований на военное присутствие США в Европе. Тем самым были на деле, по словам Й.Столтенберга, подтверждены американские гарантии2. В то же время Трамп укрепил свои позиции в отношениях с союзниками по НАТО и защитил их от критики и давления со стороны Конгресса и лагеря внутренних оппонентов.

Символы единства и солидарности

Подразумевалось, что торжественные мероприятия на открытии саммита должны создать благоприятный политико-дипломатический фон для демонстрации атлантического единства. Именно поэтому пресса (около тысячи журналистов, в том числе 140, прибывших в Брюссель с Трампом) уделила такое внимание официальной церемонии открытия новой штаб-квартиры НАТО и двум мемориалам на его территории.

Первый посвящен падению Берлинской стены. Ее обломок около новой штаб-квартиры - «символ прошлого», по словам Й.Столтенберга, а также того, как в ответ на раскол Европы члены альянса объединились для защиты свободы, которую не победить, на которой он основан и которую будет продолжать отстаивать. Однако попытка генсека в полутораминутной речи провести историческую параллель с тем, где проходит фронт борьбы, выглядит неудачной: «В 1989 году стена была разрушена. Мирными протестами. Народными движениями, такими как Solidarność». Затем диссонансом прозвучало обращение к лидеру ФРГ: «Канцлер Меркель, вы были в Берлине в ту ночь, когда упала стена»3.

Второй мемориал (обломок Северной башни Всемирного торгового центра) посвящен трагедии 9/11 и 5-й статье Вашингтонского договора, которая тогда была инициирована НАТО впервые в истории. «Наибольшая сила НАТО - это прочная связь между Северной Америкой и Европой» - так звучит главное послание генсекретаря Столтенберга лидерам государств альянса в этой связи. И затем он апеллирует к патриотическим чувствам Д.Трампа: «Президент Трамп, эти атаки поразили сердце вашего родного города Нью-Йорка», - в очередной раз напоминая ему, что тогда «НАТО впервые задействовала статью о коллективной обороне». Это нельзя воспринимать как перевернутую страницу и «прошлые заслуги» - именно такое послание адресует Столтенберг Трампу, когда говорит: «Мемориал 9/11 и 5-й статьи будет ежедневным напоминанием о нашей жизненно важной связке». Чтобы быть более убедительным для Вашингтона, Й.Столтенберг подчеркивает, что альянс готов ответить на американский запрос: «И сегодня мы примем обязательства делать больше в нашей общей борьбе с терроризмом»4.

Само здание штаб-квартиры, названное «Агора», как символ греческой демократии, было готово к заселению уже к новому, 2016 году. Но его открытие было отложено в связи с затягиваем сроков визита нового Президента США. Тем не менее церемония передачи ключей от здания бельгийским премьером Ш.Мишелем генсеку НАТО в присутствии короля Бельгии Филиппа оказалась как никогда своевременной, формируя вокруг «непростой» встречи лидеров альянса атмосферу солидарности и исторической ответственности. Ш.Мишель назвал новую штаб-квартиру «необходимым символом» прочности альянса и его способности продолжать «изменять ситуацию к лучшему»5. Й.Столтенберг также подтвердил готовность альянса продолжать трансформацию «вместе с изменяющимся миром»: «Передача нашей новой штаб-квартиры знаменует начало новой главы. Эта штаб-квартира станет символом сильного, адаптируемого Североатлантического союза».

Столтенберг вновь предложил признать аксиому (оспоренную Трампом): «Когда НАТО адаптируется к неопределенному миру, одно остается неизменным - наше единство». Он призвал исходить из осознания исторической ответственности: «На протяжении нашей истории мы были едины». Свою речь генсек закончил констатацией фундаментальной трансатлантической солидарности: «НАТО больше, чем договор. Больше, чем организация. НАТО воплощает уникальную связь между Европой и Северной Америкой. И когда мы поднимаем наши флаги сегодня… в этот определяющий для нашей безопасности момент… наш союз имеет сильные позиции, демонстрирует единство и решимость»6.

Однако расчет на особую «торжественность момента» не слишком оправдался. Д.Трамп, который мог бы воспользоваться ситуацией, когда уже был ясен благоприятный для него исход встречи, чтобы сгладить обоюдоострые углы американо-европейских разногласий, предпочел усилить эффект победы. Его короткое выступление и поведение во время церемонии создало новые линии напряжения. По растиражированному в СМИ анонимному высказыванию официального лица из Госдепа: «Когда дело доходит до дипломатии, Президент Трамп - пьяный турист. Громкий и навязчивый, он проталкивается на танцполе. Он наступает на других, не осознавая этого. Это неэффективно»7.

Речь не только об экстравагантной манере «недипломатичного» поведения Д.Трампа. Хотя и его сигналы, даже спонтанные, необходимо воспринимать всерьез, и он это постоянно подтверждает. В выступлении во время торжественной церемонии Д.Трамп продолжал поучать европейских партнеров и напоминать о долгах «американским налогоплательщикам». Это было хотя и привычно, но болезненно для европейцев, особенно с учетом предварительно оговоренной и приемлемой для сторон позиции НАТО по вопросу оборонных расходов и «справедливых взносов», а также по ответу альянса на «антитеррористическую инициативу» Д.Трампа. Вот только некоторые выводы, которые европейские союзники могли сделать после завершения торжественной части мероприятия:

- Д.Трамп объединил в один пакет американское понимание повестки альянса, изначально сузив возможность маневра в обсуждении каждого из вопросов («Aut Caesar aut nihil» - «Или все - или ничего»): «Если страны НАТО внесут свой полный вклад, тогда НАТО будет еще сильнее, чем сегодня, особенно в ответ на угрозу терроризма»8. Но даже те страны альянса, которые вынуждены идти на соглашение «2/20», не готовы связывать его с большими расходами на антитеррористическую активность в рамках НАТО (например, Франция);

- Д.Трамп тем самым дал понять - на фоне мемориала «9/11 - 5-я статья», - что прошлые «афганские заслуги» уже «не работают», пора перестать делать на них акцент и озаботиться реальным и справедливым увеличением европейского взноса в альянс. Резюме Трампа:  «Для меня большая честь находиться сегодня в сердце альянса, который обеспечивает свободу и безопасность Европы»9, - следует читать с конца. Прежде речь всегда шла об общей безопасности и коллективной ответственности Евро-Атлантики, теперь табу снято: НАТО, опираясь на гарантии США, защищает Европу, но не Америку;

- Д.Трамп даже ради политкорректности не сказал того, что от него ждали - слов благодарности европейским союзникам за солидарность, и даже не упомянул «статью 5» о коллективной обороне у мемориала, символизирующего ее. Впоследствии президенту пришлось «исправляться» и более определенно высказаться в поддержку центральной функции НАТО - коллективной обороны, но от этого ощущение неустойчивости американских гарантий только окрепло;

- Трамп демонстративно «прошел сквозь» премьера Черногории Д.Марковича, в лице которого приветствовали 29-го равного члена атлантической семьи. (Тот затем неуклюже отреагировал: наконец-то, благодаря этому малозначимому инциденту Черногорию заметили.) «Dobrodosli Carna Gora» - «Добро пожаловать, Черногория» - как сказал в своей «церемониальной» речи генсек Столтенберг, но так и не упомянул США. Европейским странам альянса придется, признавая американское лидерство, считаться с тем, что Трамп настойчиво и последовательно стремится персонифицировать его, замкнуть на себя;

- тем не менее Д.Трамп успокоил союзников - он дал понять, что с должным вниманием относится к европейским приоритетам безопасности, в том числе в отношении РФ и миграционного кризиса. Он «добавил» эти позиции к «своим» спискам угроз и вызовов, хотя и не конкретизировал американскую позицию и ответственность: «НАТО будущего должна сосредоточить внимание на терроризме и иммиграции, а также на угрозах со стороны России и восточных и южных границ НАТО»10.

American fist (американский кулак): 
результаты саммита

Итоги саммита в Брюсселе были наиболее полно отражены в выступлениях генсека НАТО, а также в ходе визита его заместителя Роуз Гетемюллер 29 мая в Тбилиси на очередную сессию Парламентской ассамблеи альянса. Они подтвердили, что на встрече внимание было сфокусировано на согласовании решений по двум «американским» проектам перестройки НАТО - участию в борьбе с терроризмом и справедливому распределению бремени в обеспечении безопасности Евро-Атлантики.

Главное решение по первой теме - соглашение о том, что НАТО не только увеличивает текущую активность на антитеррористическом треке, но и становится институциональным участником антитеррористической коалиции под руководством США (несмотря на то, что все государства-члены в национальном качестве входят в нее). Для европейских стран это было крайне сложным, но, как оказалось, необходимым пунктом нового договора с Вашингтоном.

Германия и Франция до последнего момента откладывали решение, что подтвердил генсек Столтенберг накануне саммита. Лидеры ЕС справедливо опасались, что передача НАТО соответствующих полномочий и рычагов серьезно ослабит их возможности формулировать независимую позицию по Сирии/Ираку/ИГИЛ, включая сложную ткань отношений с региональными державами, в том числе с Турцией. Париж, как и ряд других стран, был серьезно озабочен тем, что на фоне решений об увеличении военных расходов придется перепрофилировать их в русло «антитеррористического» вклада, хотя Франция уже тратит значительные средства на противодействие террористической угрозе в зоне Сахеля. Весьма велики опасения, что втягивание европейских государств через НАТО в американские действия в Ираке и Сирии актуализирует вопрос о механизмах и масштабах их военного участия, а это внутренне взрывоопасный элемент в политике большинства европейских государств.

Террористический акт в британском Манчестере 22 мая стал знаковым событием в преддверии брюссельского саммита НАТО. И хотя в НАТО не стали напрямую связывать это событие с решениями саммита, ясно, что ситуация не оставляла лидерам альянса шансов воздержаться в ответ на предложение Трампа о перепрофилировании под террористическую угрозу. Для других «Манчестер», напротив, дал дополнительную мотивацию, чтобы пойти на соглашение с Д.Трампом.

Что может означать это решение в политическом и практическом отношениях? Политическая цена весьма высока. Напомним, что в Брюсселе предпочитали страховать риски и до последнего момента старались вообще не связывать ожидания от саммита с принятием каких-либо решений. Прежде всего Вашингтон добился поставленной цели, а «старая» Европа не смогла воспротивиться американскому давлению. Альянс, в свою очередь, войдя в коалицию под руководством США, оказывается в большей зависимости от атлантического лидера, усиливается инструментальная роль НАТО в американской политике. Теперь, когда НАТО внутри американской коалиции, европейцы должны формулировать свою позицию в рамках коллективной ответственности, их свобода маневра будет существенно ограничена, а зависимость от «непредсказуемых» или односторонних действий США, напротив, усилится.

Это касается и отношений европейских стран с другими ключевыми участниками антиигиловской борьбы и региональными державами (Россией, Турцией, Ираном, Израилем и т. д.), где интересы и подходы атлантических союзников не совпадают. Присоединение НАТО к антитеррористической коалиции является дополнительным осложняющим фактором на российском направлении политики европейских государств и Евросоюза, тем более если Москва и Вашингтон не смогут найти и укрепить общую платформу для взаимодействия. Те страны, которые напрямую не участвовали в действиях коалиции в Сирии - нелегитимной, с российской точки зрения, - становятся участниками многосторонней активности в рамках НАТО. Другими словами, Европа, соглашаясь на «формальную» деятельность НАТО в антитеррористической кампании, увеличивает риски, связанные с обеспечением своей стратегической самостоятельности.

В практическом плане НАТО изначально оказалась в ловушке Трампа. Генсек Столтенберг в ответ на американский запрос о большем участии в борьбе с терроризмом как ключевой функции альянса попытался решить вопрос дипломатически - продемонстрировать весомые усилия на этом направлении. НАТО уже поддерживает коалицию самолетами AWACS, вносит вклад в подготовку сил безопасности в Афганистане и Ираке и, следовательно, в общую борьбу с корнями терроризма. Это обозначало фактическое признание объективно ограниченных возможностей НАТО расширить свое функциональное участие. Вопрос о том, что НАТО может сделать еще, идя навстречу Вашингтону, не имел ясных ответов и реалистичных опций. Перспектива «боевой роли» альянса после завершения его самой крупной операции в Афганистане была фактически исключена. Однако политические мотивы администрации Трампа перевешивали эти практические аргументы и пришлось в срочном порядке прорабатывать варианты дополнительного вклада организации.

Этот вклад был согласован на майской встрече в Брюсселе. Пока он выглядит довольно неубедительно с точки зрения «добавленной стоимости». Неслучайно в НАТО, говоря о принятых решениях, предпочитают делать акцент на их «символической ценности» и по-прежнему апеллируют к уже проделанной и продолжающейся работе на антитеррористическом треке.

Тем не менее в НАТО принят своего рода план действий по увеличению активности в сфере борьбы с терроризмом, стержнем которого является формальное присоединение альянса к глобальной коалиции против ИГИЛ. Альянс, как заявлено со всей определенностью, не будет выполнять каких-либо боевых задач, главным станет налаживание лучшей координации между странами-участницами на платформе укрепления общей солидарности. Дополнительно предусмотрено усиление поддержки коалиции системой дальнего радио-локационного обнаружения и управления (ДРЛОУ) НАТО AWACS, увеличатся полетное время, объемы передаваемой информации, будет обеспечена дозаправка в воздухе. Генсеком НАТО назначен координатор по борьбе с терроризмом, в штаб-квартире учредят новый объединенный разведывательный центр для борьбы с терроризмом, в том числе с чужими истребителями (подразумеваются, очевидно, прежде всего приграничные пролеты российских самолетов). Предусмотрен ряд других шагов, включая продолжение нынешней операции НАТО в Афганистане «Решительная поддержка» помощи и обучения национальных сил безопасности, а также увеличение нынешнего 13-тысячного контингента альянса.

Вероятно, главный смысл подключения НАТО как организации к антитеррористической коалиции, с одной стороны, - укрепление блоковой солидарности, чтобы в то же время снизить риски расшатывания коалиции вследствие различий национальных интересов и мотиваций стран-участниц и одновременно, с другой стороны, создание институционально-правовых основ для задействования совместных инструментов НАТО, особенно тех, которые создаются в области сбора, обработки и обмена информацией, новых антитеррористических механизмов и инструментов противодействия киберугрозам (с возможностью их отработки и обкатки в реальных боевых условиях).

По свидетельству Р.Гетемюллер, «жизненно важной частью такой борьбы является быстрый и эффективный обмен развединформацией между союзниками и партнерами». Именно для этого в новом разведуправлении НАТО учреждается специализированное подразделение по борьбе с терроризмом. В объединенном командовании НАТО в Неаполе будет создан новый «южный хаб» для мониторинга и оценки региональных угроз. Началась работа по изучению соответствующих возможностей Штаба специальных операций (ШСО) альянса, который уже предлагает союзникам и партнерам специальную программу подготовки борьбы с терроризмом. ШСО уже был использован как важный координационный центр для дискуссий в рамках подготовки брюссельского саммита.

Однако и политическая, и практическая значимость принятых решений оценивается весьма неоднозначно. Во-первых, этот «сильный политический сигнал о единстве в борьбе с терроризмом», как его характеризует руководство НАТО, небезосновательно рассматривается как вынужденное согласие на условия Д.Трампа, особенно с учетом преодоленного сопротивления Берлина и Парижа. «Согласие» европейцев усиливает тренд к размыванию их стратегического влияния и самостоятельности, причем уже при новых лидерах. Во-вторых, это соглашение укрепляет не столько альянс, сколько его инструментальную роль в политике США, деформирует трансатлантические балансы и в конечном счете ослабляет НАТО.

С другой стороны, в-третьих, «вынужденное» европейско-американское соглашение под нажимом Вашингтона будет неизбежно усиливать настроения противодействия диктату Трампа и в Европе, и в США. В-четвертых, в странах НАТО усиливаются сомнения относительно практической эффективности альянса в борьбе с международным терроризмом и особенно с угрозами внутри Европы, включая противодействие национальных государств возрастающей террористической активности на их территории. В-пятых, по-прежнему неясно, каким образом планируется усилить роль НАТО в борьбе с ИГИЛ, если так и не найдены политические пути и практические модальности для развития взаимодействия с Россией.

Фактически эти же критические аргументы относятся и к другому результату саммита - относительно «справедливого вклада» европейцев и их расходов на оборону. На встрече в Брюсселе ожидаемо была представлена позитивная динамика: преодоление в 2015 году длительного периода сокращений военных расходов, их увеличение Европой и Канадой в 2016 году. Румыния подтвердила, что выйдет на двухпроцентный уровень уже в текущем году, Латвия и Литва - в 2018-м. Но главный результат в другом - достигнута договоренность о ежегодной разработке и предоставлении национальных планов по достижению уэльских критериев «2/20». На уэльском саммите уже было решено осуществлять периодический обзор выполнения финансовых ориентиров, но процедура не была отработана. Теперь, по настоянию Вашингтона, все страны-участницы должны предоставлять в НАТО своего рода «финансово-плановые отчеты».

Р.Гетемюллер уточнила, что национальные планы предусматривают не только ежегодное увеличение объемов финансирования. Денежные ресурсы должны направляться в рамках основных целей и задач военного строительства. Ежегодно обновляемые планы будут, таким образом, включать три взаимосвязанных компонента: деньги, оперативный потенциал и национальное участие в миссиях и операциях. Работа над ними должна завершиться в декабре 2017 года для последующего обсуждения на февральском (2018 г.) Совете министров обороны. Но до сих пор неясно, каким образом в НАТО будет осуществляться оценка представленных планов, как они станут координироваться внутри альянса, между его органами и национальными правительствами.

Такая «конкретизация» планов может представиться еще более сильным фактором разобщенности внутри альянса, принимая во внимание существенные расхождения во взглядах и на повестку, и на «справедливое разделение бремени», с учетом приоритетов развития национальных комплексов безопасности и военно-технологической базы. Неоднократно поднимавшийся на мероприятиях с участием СМИ вопрос о том, что и как предпримут в случае невыполнения национальных планов, то есть о механизмах реализации и практического контроля, также остался открытым. Вашингтон отвечает на него политически: такой вариант не рассматривается, поскольку означал бы нарушение союзниками их обязательств.

НАТО в Тбилиси и российский вопрос

Важной площадкой для обсуждения итогов саммита и достигнутых договоренностей стала очередная весенняя сессия Парламентской ассамблеи НАТО, именно с учетом особой парламентской роли в сфере финансирования и бюджетирования. Время и место также имеют значение. Эти масштабные четырехдневные мероприятия с участием более 200 парламентариев из стран - участниц и партнеров начались 27 мая и дали, таким образом, возможность для предметного рассмотрения принятых решений и содержания трансатлантических отношений и «по горячим следам», непосредственно после завершения саммита. Парламентская ассамблея в этот раз собралась на выезде - в Тбилиси (впервые в стране-партнере с 2004 г.), демонстрируя, очевидно, партнерский потенциал альянса, его притягательность и «открытые двери».

В ходе дискуссии со стороны членов парламентских делегаций уже высказывались определенные сомнения относительно принятых решений, их реализуемости и эффективности. Очевидно, что поднятые даже внутри альянса, на пленарной сессии его Парламентской ассамблеи, критические вопросы будут звучать еще острее в рамках национальных общественно-политических дебатов.

Один из них имеет принципиальное значение: что для НАТО ценнее - формальное выполнение критериев «2/20» или реальный оперативный вклад тех союзников, которые отстают от «передовиков» на восточном фланге? Также речь идет о том, что «восточные» члены альянса фактически планируют увеличить средства на свою собственную оборону, тогда как другие союзники имеют иные приоритеты.

Это объективно усиливает, а не регулирует дилемму «справедливого бремени» внутри НАТО. Причем речь может идти не только о региональных балансах и приоритетах, но и о самой полезности альянса в парировании наиболее существенных вызовов безопасности. Например, насколько альянс, принявший решение о подключении к антитеррористической коалиции, способен вносить вклад в обеспечение внутренней безопасности стран-участниц от террористической угрозы и миграционных вызовов. Особенно это касается тех государств, которые не обладают собственными достаточными возможностями (но должны будут направлять ресурсы и усилия на другие, «внешние» блоковые задачи). Аналогично критически воспринимается дилемма «справедливого бремени» между Европой и Америкой, когда речь идет не о связанных напрямую с НАТО взносах в глобальную и региональную безопасность, например помощь развитию и т. д. (где Евросоюз является лидером). Особенно остро эта тема воспринимается в связи с отказом Трампа после саммита «Большой семерки» в Таормине (Италия) 26-27 мая от Парижского соглашения по климату.

Российская тема в официальной программе саммита специально обозначена не была, но, конечно, обсуждалась. По словам Й.Столтенберга, «Россия в повестке НАТО всегда», в том числе и в контексте трансатлантической связки и распределения бремени. На итоговой пресс-конференции он резюмировал: «Сегодня мы подтвердили наш двусторонний подход: сильная защита в сочетании со значимым диалогом, и мы движемся по обоим этим трекам»11.

Но главным, очевидно, было не детальное обсуждение российской повестки, а большая ясность, которой европейские союзники пытались добиться от Трампа относительно его линии по России, и в этой связи подтверждения принципиальной преемственности американской политики по кризису европейской системы безопасности. Перед саммитом НАТО давление в США на Трампа по российскому вопросу крайне усилилось и обозначенная прежде перспектива налаживания конструктивного взаимодействия с Москвой в областях общего интереса, включая Сирию/ИГИЛ, была фактически заблокирована.

Особенно ясно об этом свидетельствовала ракетная атака ВВС США на аэродром Шайрат в ответ на применение 4 апреля сирийскими самолетами, по утверждению американцев, химического оружия. Это, по мнению американских аналитиков, обозначает «красную линию», за которой Вашингтон готов применять оружие против правительства Б.Асада, а ответственность, кроме него, возлагает на Москву и Тегеран. Тогда российская сторона проявила сдержанность, в том числе не желая раскачивать ситуацию в преддверии трансатлантических саммитов в мае. Однако встреча НАТО в целом зафиксировала единство Трампа с союзниками относительно России, что особо подчеркивалось руководством альянса в официальных выступлениях. По словам Й.Столтенберга, «единство в НАТО по нашему подходу к России в настоящее время сильнее, чем я наблюдал на протяжении многих-многих лет»12.

«Более агрессивная Россия, рост насильственного экстремизма, рост ИГИЛ» - именно эти вызовы, как подчеркнула Р.Гетемюллер в Тбилиси, определили решения по двум центральным вопросам саммита. 2014 год, по ее мнению, стал для НАТО переломным - после вторжения России в Украину, захвата Крыма и захвата Мосула ИГИЛ. При этом корни событий она видит в 2008 году, когда «на пороге финансового кризиса» произошло «российское вторжение в Грузию»13. Такая жесткая риторика, особенно с учетом американского гражданства Р.Гетемюллер и ее связей с американским истеблишментом, говорит о том, что в альянсе вновь консолидирована твердая линия на сдерживание РФ и общая позиция по Крыму и украинскому конфликту.

Расширение НАТО и политику «открытых дверей» также следует рассматривать в фокусе этой консолидированной линии. В майской встрече альянса впервые принял участие Душко Маркович, премьер-министр Черногории, прием которой в «евроатлантическую семью» состоялся несколькими днями позже (5 июня - в связи с ратификационными процедурами). Российский МИД по этому поводу отметил «антироссийскую истерию» в Черногории и право РФ на ответные меры на основе взаимности.

Р.Гетемюллер на совместной пресс-конференции с главой грузинского МИД Михаилом Джанелидзе на полях ПА НАТО в Тбилиси подчеркнула связь вступления в альянс Черногории и продолжения политики «открытых дверей» НАТО, которая особенно актуальна для Грузии, но также и других стран - претендентов на членство. Был продемонстрирован большой партнерский вклад Грузии в миссии НАТО, силы реагирования альянса, учения и т. д.; заинтересованность НАТО в грузинском черноморском опыте и экспертизе, в развитии и укреплении сотрудничества. На вопрос, видит ли Гетемюллер альтернативу предоставлению Грузии Плана для членства (ПДЧ), она ответила: «Нет. Нет. НАТО приветствует, что Грузия является страной-претендентом, и мы приветствуем возможность работать с Грузией в отношении членства в НАТО»14. Само проведение ПА НАТО в Тбилиси видится участникам встречи масштабным и знаковым событием, где, по словам Виктора Долидзе, грузинского министра по европейской и евроатлантической интеграции, «будет специальный посыл РФ, так же как НАТО, в связи с тем, что в отношении Грузии волна расширения НАТО не должна останавливаться и Грузия должна стать членом НАТО»15.

Очевидно, действительно все поданные сигналы и сделанные акценты очень серьезны, а не ситуативны. Ведь изначально было понятно, что, планируя встречу в Грузии, особое внимание придется обратить именно на вопрос ее членства в НАТО. Это значит, что, хотя вопрос о перспективе членства Грузии оставлен открытым, Москве дали понять, что в случае нарушения ею определенных «красных линий» (по Сирии, Украине и даже Молдове) НАТО после Черногории будет готова сделать следующий шаг и предоставить ПДЧ Грузии.

Такое давление на Москву, в совокупности с другими неблагоприятными для России сигналами встречи в Брюсселе, негативной динамикой российско-американских отношений, возросшей жесткостью не только Берлина, но и Парижа при новом Президенте Э.Макроне, а также в преддверии выборов 2018 года в России (и на Украине), создает опасность вынужденного дрейфа Европы к выстраиванию новых, управляемых отношений конфронтационного типа с РФ, дальнейшей консолидации Евро-Атлантики в рамках НАТО, а Москвы на платформе «Крепость Россия». Возможная в этом случае дальнейшая деградация отношений Россия - НАТО еще более осложнила бы выход из современного кризиса европейской системы безопасности.

Но верно и обратное - перспектива налаживания конструктивного взаимодействия между Россией и США/НАТО пока не закрыта. Европейские страны и Евросоюз также проявляют, хотя весьма осторожно, заинтересованность в постепенной нормализации и восстановлении политического диалога с Москвой. Большое значение будет иметь то, в каком направлении станут развиваться трансатлантические отношения на основе ныне достигнутых Трампом и его европейскими партнерами соглашений и, следовательно, какие решения могут быть закреплены в новой Стратегической концепции НАТО, которую, очевидно, примут на очередном, формальном саммите альянса в 2018 году.

 1Комментарий: Визит Меркель в США - встреча терапевта с провокатором // Deutsche Welle. 16.03.2017 // URL: http://www.dw.com/ru/комментарий-визит-меркель-в-сша-встреча-терапевта-с-провокатором/a-37918162

 2Press conference by NATO Secretary General Jens Stoltenberg following the meeting of NATO Heads of State and/or Government in Brussels on 25 May. 25 May. 2017 // URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_144098.htm?selectedLocale=en

 3Remarks by NATO Secretary General Jens Stoltenberg at the dedication of the 9/11 and Article 5 Memorial. 25 May. 2017 // URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_144091.htm?selectedLocale=ru

 4Ibid.

 5Remarks by Charles Michel, Prime Minister of Belgium at the Handover Ceremony. 25 May. 2017 //URL: http://www.nato.int/nato_static_fl2014/assets/audio/audio_2017_05/20170525_170525g.mp3

 6Remarks by NATO Secretary General Jens Stoltenberg at the new NATO headquarters handover ceremony. 25 May. 2017 // URL: http://www.nato.int/cps/ru/natohq/opinions_144094.htm?selectedLocale=ru

 7Bixby Scott. President Trump Turned International Diplomacy Into a Fistfight-and Lost // The Daily Beast. 05.28.2017 // URL: http://www.dailymail.co.uk/news/article-4551896/Trump-acted-like-tacky-drunk-tourist-abroad.html

 8Remarks by President Trump at NATO Unveiling of the Article 5 and Berlin Wall Memorials. Brussels, Belgium // The White House. Office of the Press Secretary. May 25, 2017 // URL: https://www.whitehouse.gov/the-press-office/2017/05/25/remarks-president-trump-nato-unveiling-article-5-and-berlin-wall

 9Ibid.

10Ibid.

11Doorstep statement by NATO Secretary General Jens Stoltenberg ahead of the meeting of NATO Heads of State and/or Government. 25 May 2017 //URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_144083.htm?selectedLocale=en

12Press conference by NATO Secretary General Jens Stoltenberg following the meeting of NATO Heads of State and/or Government in Brussels on 25 May. 25 May. 2017 // URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_144098.htm?selectedLocale=en

13Speech by NATO Deputy Secretary General Rose Gottemoeller at the NATO Parliamentary Assembly session. 29 May. 2017 // URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_144090.htm?selectedLocale=en

14Ibid.

15ПА НАТО зафиксирует, что расширение альянса не остановится на Грузии - Долидзе // Грузия online. 25.05.2017 // URL: http://www.apsny.ge/2017/mil/1495755592.php

Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277222 Дмитрий Данилов


Саудовская Аравия. Бахрейн. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277221 Александр Фролов

Арабский пасьянс

Александр Фролов, Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, доктор политических наук

Весной этого года в арабском мире произошло похожее на казус событие: Королевство Саудовская Аравия (КСА), Бахрейн и Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) отозвали своих послов из столицы союзного им государства Катар, объяснив это вмешательством последнего в их внутренние дела, дела соседних стран, поддержкой «враждебных СМИ». Катар как одно из самых малых членов Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), оказывается, поддерживает в более крупных странах деструктивные силы, угрожающие миру и стабильности в регионе, и ведет в них свою пропаганду.

5 июня 2017 года КСА, ОАЭ, Бахрейн и Египет официально порвали с ним дипломатические отношения, прекратив всякое сообщение, позже к «четверке» присоединились Мальдивы, Маврикий и Мавритания. Иордания и Джибути снизили уровень своих диппредставительств в Дохе. А за ними и ряд стран Африки - Сенегал, Нигер и Чад - объявили об отзыве послов. Однако два государства ССАГПЗ - Кувейт и Оман к акции не примкнули. Позже тройка инициаторов передала Катару список из 13 требований, необходимых для прекращения изоляции. Среди них - понижение дипломатических отношений с Ираном, закрытие в стране военной базы Турции и информационного канала «Аль-Джазира». На выполнение требований заявители отвели десять дней. В дальнейшем политика Катара будет контролироваться1. Катар ультиматум отверг как ущемляющий его суверенитет.

Вне зависимости от развития ситуации эпизод с Катаром стал одним из проявлений глубоких внутренних социально-политических сдвигов, происходящих в последнее время на Арабском Востоке по следам «цветных революций» в условиях глобализации, информатизации, демократизации и размывания традиционных ценностей восточных обществ, а также поиском ответа на все эти вызовы.

Доигрался?

Уточняя банальную поговорку «Деньги решают все», кто-то заметил: «Большие деньги решают все». Но так ли это? А может, все-таки политика? Вопрос применительно к Ближнему Востоку далеко не праздный. Но вернемся к Катару.

В переводе с арабского Катар означает «страна» - название, которое он за собой явно авансирует. По сути, это маленький полуостров в Аравии, сухопутная граница которого монополизирована Саудовской Аравией. Катар упорно шел к вершине своего благополучия, в 2000-х годах он стал лидером среди арабских и азиатских стран по уровню ВВП на душу населения. Основу экономики Катара до недавнего времени составляло крупное газовое месторождение Северное/Южный Парс. Но обретенное благополучие вскоре перестало давать ему покоя. Катарское руководство активно искало нишу в региональных и мировых делах, естественно, думая о том, что будет «после нефти». Создали свой бренд - авиакомпанию «Катар Эйрвэйз», инвестировали средства в экономику стран Западной Европы, включая объекты спорта. Катар, например, приобрел известный парижский футбольный клуб «Пари Сен-Жермен» (ПСЖ), стал проводить соревнования мирового уровня.

Старания его были отмечены на Западе. Международная федерация футбола - ФИФА впервые в истории объявила не просто арабскую, а столь малую страну хозяйкой вторых по масштабу после летних Олимпийских игр соревнований - Чемпионата мира по футболу - 2022. Далеко не бедному Катару, вклад которого в мировой футбол едва различим, дали шанс на порядок поднять уровень собственной инфраструктуры с перспективой, в случае успеха ЧМ-22, стать спортивной столицей арабского мира.

Обретение права на проведение ЧМ-22 подхлестнуло амбиции катарского руководства. Хотя этот подарок связывался с двумя проблемами: выяснилась нечистоплотность проголосовавших за Катар футбольных чиновников, а позже, задним числом, вспомнили, что проводить футбольные матчи в 40-градусную жару - это за пределом человеческих возможностей. Но тут Россия неожиданно оказала Катару «услугу»: под влиянием Вашингтона мировое спортивное руководство погрязло в допинговых обвинениях российских спортсменов, занялось торпедированием Чемпионата мира по футболу 2018 года в России. В таких условиях топить еще и следующий чемпионат - под стать рубить собственную голову. Катарские власти, правда, в качестве компенсации пообещали установить на футбольных стадионах кондиционеры - невиданное дело в мировой спортивной практике.

Большую известность Катару также дал информационный канал «Аль-Джазира», созданный с использованием опыта ведущих западных каналов (уже само название говорит о масштабности задумки, поскольку аль-Джазира - это Аравийский полуостров). «Аль-Джазира» был раскручен за счет нестандартных ходов, в частности трансляции ультимативных заявлений бен Ладена и других проводников террора, но потом значительно расширил круг передач и на данном этапе фактически стал наиболее влиятельным каналом арабского мира. Через СМИ влияние Катара распространяется на страны Северной Африки, на политику Лиги арабских государств (ЛАГ) в целом. Многие эксперты оценили деятельность, а точнее, дезинформацию «Аль-Джазиры» в Ливии в деле сопровождения военной операции против М.Каддафи как очень эффективную. Фактически Катар овладел сильным средством воздействия на умы жителей региона.

Свои экономико-финансовые и пропагандистские достижения катарское руководство решило трансформировать в политическое влияние. На каких-то этапах оно близко прислонилось к саудовскому, действуя более-менее синхронно. Подобно тому, как Британия блокировалась с США, олицетворяя англосаксонскую ось, Катар блокировался с Саудовской Аравией, представляя салафитскую «ось». Тем более что население КСА и Катара во многом сходно по своему этноконфессиональному составу, что предопределяло такого рода взаимодействие. И, естественно, за спиной у обоих в военном плане стоял Вашингтон.

Но постепенно Катар стал выходить за пределы очерченных ему ССАГПЗ рамок. С началом «цветных революций» он отправил в Ливию своих военных свергать режим полковника М.Каддафи, развернув против последнего самую настоящую пропагандистскую войну и оказав военную и финансовую помощь повстанцам. Вопрос, чем не угодил Катару Каддафи, экспертам, в общем, понятен. Ливия - нефтеносная страна, располагает своими ресурсами, которые она вкладывала во внешнюю политику. Катар также стал больше средств инвестировать во внешнюю политику, поддерживая во многих странах, в том числе и африканских, разного рода исламистов, в частности оппозиционных, и на этом поле столкнулся с Джамахирией как спонсором ряда африканских режимов и политических движений. Устранить ливийского полковника стало целью Катара, которой он и достиг. Так нынешние руководители Ливии стали обязаны Катару, но при этом, будучи разобщенными, плохо структурированными, не имеющими ходовых идеологических воззрений, перестали быть ему соперниками. Через них Катар получил доступ к использованию нефтяных ресурсов страны - не все же там работать западным компаниям!

В Сирии он вместе с Саудовской Аравией выступил в качестве главного кукловода вооруженной сирийской оппозиции. Ясно, что гуманистические идеалы, права человека и вопросы демократии в этой арабской стране Катар мало или вообще не интересовали. Резоннее выглядело стремление саудитов и катарцев свалить режим, который они считали едва ли не атеистичным. Баасистская идеология, если учесть что под ее знаменами свергались монархи и оказывалось противодействие колониализму, была враждебна монархизму. Помимо политических, в Сирии Катар преследовал и свои корыстные экономические интересы, саудовцы - свои. Очевидно, на столкновении этих интересов тоже возникли противоречия. В ноябре 2011 года Эр-Рияд и Доха настояли на том, чтобы при-остановить членство Сирии в ЛАГ, причем нажим (возможно, что финансовый) был оказан на такие традиционно близкие Сирии страны, как Алжир и Палестина. Катар возглавил комиссию ЛАГ по урегулированию в Сирии и фактически стал сводить ее работу к выкручиванию рук Б.Асаду путем выдвижения инициатив, заранее неприемлемых для Дамаска. По иронии судьбы позже он получит от своих арабских братьев схожие требования.

Австрийский эксперт Томас Шмидингер считает, что Катар стал более независим в силу двух факторов: в 1991 году саудовцы не смогли защитить Кувейт от иракского вторжения и, таким образом, «потеряли лицо», побудив близкие им эмираты искать иные гарантии обеспечения безопасности. Катар дальше своих соседей продвинулся в развитии двусторонних связей с США, Турцией и Ираном. К тому же с 1990-х годов начал внедрять технологии по сжижению газа, став более независимым от саудовских трубопроводов и транзита2. Доха предпринимала усилия по укреплению связей с США - в разное время позволяла со своей территории координировать боевые действия в Ираке, организовывала переговоры талибов с кабульским правительством. Более того, Катар стал своего рода «проводником» западных ценностей (в допустимых пределах) в консервативном аравийском обществе: он быстрее, нежели КСА, воспринимал и опробовал на своей почве достижения мировой цивилизации, адаптируя их к местным условиям. Так, например, с размахом проводил крупнейшие в регионе и мире автосалоны.

С развертыванием «цветных революций» Катар одним из первых среди аравийских монархий осознал, что революцию если нельзя предотвратить, то можно возглавить. А заодно и удовлетворить собственные интересы. Где надо - жестко придавить выступления. В феврале 2011 года вооруженные силы Катара и КСА, когда в Бахрейне вспыхнули волнения, дружным тандемом вошли в этот маленький эмират и жестко подавили бунтовщиков, не допустив его превращения в «новый» Тунис.

Были ли опасения повторения «арабской весны» в самом Катаре? Лидеры Катара отрицают такую возможность: в эмирате обеспечен самый высокий уровень жизни среди нефтеносных арабских стран. Но вот если взглянуть на структуру населения, то из почти двухмиллионного населения коренных арабов там менее 40% (кто-то считает, что 20%) - это тех, кому, собственно, этот уровень и обеспечен. Живут там выходцы из Пакистана, Индии (18-20%), Ирана (10%), из других стран (14%), составляя обслугу коренного населения. При этом иранцы-шииты противостоят салафитам, но у первых нет возможности сделать карьеру. Есть еще христиане (8,5%), представители других религий (14%). Эти люди обеспечены работой, но тем не менее смесь, как говорится, небезопасная, да и сами игры с революционерами могут быть чреваты. За последние годы, правда, поток прибывающих сузился, но все равно их больше, нежели убывающих.

Изменение политики Катара наблюдатели частично объясняют и сменой власти. В июне 2013 года эмир Хамад бен Халифа ат-Тани добровольно отрекся от престола в пользу своего сына - Тамима. И в этой связи считается, что Тамим оказался менее скрупулезным в соблюдении негласных договоренностей между катарским и саудовским руководством. В этой связи упоминалось некое секретное соглашение, случившееся в ноябре 2013 года, то есть вскоре после перехода власти, заключенное между эмиром Тамимом ат-Тани и королем Саудовской Аравии Абдаллой в присутствии эмира Кувейта шейха Сабаха ас-Сабаха, которое в той ситуации выглядело как своего рода назидание «старшего брата» «младшему». Катару предложили придерживаться общей политики ССАГПЗ, не вмешиваться в дела других стран - членов этой организации, не поддерживать экстремистские и террористические группы, угрожающие стабильности в регионе, и не оказывать поддержку «враждебным СМИ»3

Растущая роль Катара в мировых делах вызвала опасения даже европейских политиков, многие из которых приходили к выводу, что катарские инвестиции неслучайны, на деле обеспечивается поддержка действующих в Европе исламистов. Одним из первых забил тревогу французский правый политик Ж.-М. Ле Пен. По сообщениям польской печати, катарцы засветились в ряде недобросовестных оружейных сделок. В целом нет уверенности, что катарцы поддерживают именно тех исламистов, которых надо поддерживать, а не взращивают «пятую колонну».

У Гоголя Иван Иванович и Иван Никифорович поссорились из-за пустяка. Пустяк в конфликте часто оказывается каплей, переполнившей чашу терпения. Какая именно кошка пробежала между Эр-Риядом и Дохой - узнать доподлинно сложно, а выдвигаемые требования являются, скорее всего, лишь надводной частью конфликта. Есть мнение, что Катар не по рангу набрал вес, при этом подчеркивая свою большую мобильность, открытость к новому. Говорится также, что он восстановил против себя часть членов ССАГПЗ не только поддержкой ячеек «Братьев-мусульман» на их территории, но еще и оказанием помощи шиитскому движению хуситов в Йемене, с которым КСА вступило в вооруженную борьбу. Другие моменты выглядят личными. Так, некоторые западные эксперты указывают как на причину конфликта все более негативный тон канала «Аль-Джазира» в отношении лидеров других стран ССАГПЗ и нового египетского руководства4. И не исключено, что какой-то один репортаж - типа Катар стремится обойти конкурента в лице Саудовской Аравии в желании стать лидером арабского мира - все перевернул.

Особое упоминание Египта в этой связи станет понятным, если вспомнить, что КСА интенсифицировало свои контакты с его новым руководством, ССАГПЗ - с АРЕ с предоставлением финансовой поддержки новому режиму в Каире при условии, что Египет будет защищать эти страны от региональных вызовов (например, Ирана и др.). Речь шла о планах «сдачи в наем» некоторых египетских армейских подразделений или формировании на их основе боеспособных частей под эгидой ССАГПЗ. Тем более что в АРЕ наблюдается переизбыток рабочей силы и служивых людей. Египту при этом обещали многомиллиардные инвестиции от КСА и стран Залива.

Как исходную точку кризиса российский эксперт А.Железнов назвал обнародование в 2014 году планов Катара и Ирана по созданию свободной экономической зоны и «совместного политического комитета» по региональным вопросам5. Именно тогда последовала первая «черная метка» от саудитов эмиру Катара, внешне вроде бы не имеющая прямого отношения к Ирану. Требования - прекратить подпитку «Братьев-мусульман», закрыть «Аль-Джазиру» и внушающие сомнения в незыблемости монархии региональные представительства американских центров - Института Брукингса и корпорации РЭНД, а также выдать иностранцев, обвиняемых в террористической деятельности. Ситуация, как мы видим, имела продолжение.

Что грозит Катару? Его сухопутная граница в самом деле может быть закрыта саудовцами для подвоза продуктов сельского хозяйства, большая часть которых поступает от них же, а также товаров из других стран ССАГПЗ, которые пожелают присоединиться к блокаде. Но остаются морские поставки, для расширения которых потребуется дополнительная инфраструктура. Закрытие воздушного пространства осложнит деятельность его авиакомпании. А вот сокращение инвестиций - инвесторы опасаются вкладывать деньги в изолируемую экономику - дело серьезное. Однако в Дохе полагают, что до крайних мер не дойдет.

Интеграция и дезинтеграция

Потенциально арабский мир всегда стремился к некоему единству, но его практически никогда не случалось. Кто-то начинал вести себя не так, как остальные, кто-то строил коалиции в противовес другим, кому-то не нравилась чья-то дружба с кем-то. Разные конфессии и разные идейные построения и взгляды усугубляли ситуацию. Поэтому со своими противоречиями Лига арабских государств всегда напоминала ООН в миниатюре.

Как средство противодействия Османской империи в конце XIX века сложились идеи панарабизма. В силу различия социально-политических условий арабских стран они не получили интеграционного воплощения на практике. Позже в арабском мире под воздействием Советского Союза началось оформление социалистических идей, нашедших отражение в насеризме, баасизме. Партия «Баас», например, задумывалась как межгосударственная, охватывающая две страны - Сирию и Ирак. Но в итоге два ее региональных отделения, по сути, стали на путь вражды. Лидер ливийской революции полковник Каддафи много позаимствовал у своего кумира - Г.А.Насера, а позже развил идеи «ливиецентризма» и государства всеобщего равенства (слово «джамахирия» означает массовость), самого его именовали «брат полковник». Но реальных союзников, а тем более последователей он среди арабов не нашел, договорился до того, что в запале назвал себя «вождем без страны», а Египет - «страной без вождя», чем вконец испортил свои отношения с Президентом АРЕ Мухаммедом Садатом.

Надо сказать, что националисты губили всякие объединения. Не сработал самый продвинутый эксперимент с созданием Объединенной Арабской Республики в составе Египта и Сирии. Арабские националисты, революционеры первой волны, частью ограниченно принимали, частью жестко отбивались от советских коммунистических идей - вплоть до гонений на местные компартии и физического уничтожения их представителей. СССР так и не сумел обратить ни одну арабскую страну в свою веру, но при этом своей поддержкой арабских народов в ближневосточном конфликте завоевал среди них популярность. У монархий он вызывал отторжение как атеистическое и антимонархическое государство. Чтобы теснее работать с арабскими и другими развивающимися странами, в СССР разработали теорию соцориентации.

Местные социалистические идеологии - насеризм, баасизм и др., - изначально разработанные как наднациональные, вскоре или наталкивались на их неприятие соседями и/или замыкались на собственной ограниченной территории, или действовали с ограничением доступа в другие страны нежели способствовали интеграции.

Впрочем, общие дела временно объединяли. Например, по следам поездки Садата в Израиль в 1977 году так называемые антиимпериалистические арабские страны в лице Алжира, Ливии, Сирии, НДРЙ, а также ООП создали Национальный фронт стойкости и противодействия (НФСП) на основе неприятия идей сепаратизма. Однако НФСП так и не смог свернуть процесс египетско-израильского примирения, в результате чего его деятельность иссякла. США, в свою очередь, для скрепления египетско-израильского мира попытались создать некую «ось» Египет - Израиль - КСА, но из этого также ничего не вышло: в Эр-Рияде сочли такой союз противоестественным.

Примером более успешного объединения считается упоминавшийся ССАГПЗ, созданный в 1981 году для отражения возможной угрозы аравийским монархиям со стороны Ирана в разгар ирано-иракской войны. Хотя официально Совет предназначался для сотрудничества в экономической, социальной и культурной сферах, понятно, что на деле предназначение было, скорее, политическое. С завершением десятилетней войны снизились активность и революционная риторика Ирана, и ССАГПЗ, подобно НАТО в 1990-х годах, стал терять почву под ногами. Иран, особенно для некоторых малых стран, перестал восприниматься в качестве угрозы. Попытки подцепить к ССАГПЗ другие арабские монархические режимы - Иорданию и Марокко - мало что добавили союзу. А разговоры о присоединении Йемена - единственной аравийской страны в него не входящей - закончились внутрийеменской войной, вовлечением в нее саудитов и новым раздраем среди участников Совета.

В противовес Москве Вашингтон старался нести в регион свои либерально-демократические ценности. Распад СССР и уход его с Ближнего Востока вроде бы облегчал американцам задачу, развязывал руки, но из этой свободы они не извлекли желаемого. Сначала вторжение США в Ирак, потом оккупация этой страны и попытки навести в ней демократию вызвали у арабов отторжение и побудили их больше брать собственной инициативы. Ни в одной арабской стране не было создано политической системы, схожей с европейскими демократиями. Американский эксперт Валид Фарес, имеющий ливанские корни, убежден в негативном отношении в странах региона к так называемой западной демократии. За исключением Ливана, Турции, Израиля и в некоторой степени Иордании, элиты всех остальных стран резко критикуют то, что они называют «демократией в западном стиле»6. «Регион слишком перенасыщен идеями, идеологиями, борьбой за идентичность, наследственными конфликтами, чтобы реформаторы и гуманисты могли возглавить какое-либо из движений», - заключал специалист7

Сегодня господствующим идейным течением на Арабском Востоке стал исламизм. Говорить об исламизме как едином учении можно лишь условно, равно как и нет какого-то общепризнанного определения этому понятию. Скорее - это набор воззрений, считающих ислам не только религией, но и политической и социальной системой, осуществление жизни по законам шариата. Современные мусульмане должны вернуться к корням своей религии и воссоединиться в политическом плане. Исламизм вследствие этого имеет самые разные проявления, политические течения - от умеренных до экстремистских. При этом в нем прослеживаются постоянные попытки как найти объединяющую идею, так и доминировать - то есть считать свою школу главенствующей.

Исламизм в одном очевиден - это реакция на навязывание арабскому и мусульманскому миру в более широком контексте чуждых идейных схем, реакция на внешнее вмешательство. На всякое действие возникает противодействие. В свое время свержение американцами М.Мосаддыка в Иране с последующей вестернизацией привело к накоплению латентных протестов, выплеснувшихся наружу в виде исламской революции. Образование запрещенного в России и многих странах ИГ - это опять же следствие американской агрессии в Ираке, попыток обустройства Ирака по американским лекалам. И неслучайно боевые отряды ИГ возглавили бывшие офицеры иракской армии, которых бомбила и обстреливала самая передовая армия мира.

Многие лидеры государств выбирают исламизм (в умеренной интерпретации) в качестве политической мысли, стремясь навести мосты с себе подобными. Но в любом объединении есть некая доминанта: ведущие государства стремятся объединять вокруг себя более мелкие. Другие считают себя ведущими, но их собратья придерживаются иного мнения. На сегодня, можно сказать, среди арабских стран существуют два признанных центра силы - Египет как самое многонаселенное государство и одна из колыбелей мировой цивилизации и Саудовская Аравия - как самое финансово сильное и являющееся колыбелью ислама государство. Остальные могут соглашаться с этим или нет - ситуация мало изменится.

ИГ - халифат - тоже своего рода объединительная идея, пусть утрированно-искаженно, но нацеленная на объединение, по крайней мере, части суннитского ареала ислама. Идея достаточно стойкая и островками возрождаемая на территории других государств. Не только в Ливии, где халифату принадлежат целые территории, но и в ряде европейских государств, где живут и поселяются выходцы из стран Ближнего Востока. Примечательно, но она находит много последователей и среди разочарованной западной молодежи. Идеологизированные люди оказывают яростное сопротивление, например, иракской армии, вооруженная борьба с ИГ ведется несколько лет, тяжело берутся города и села, а джихадисты быстро восстанавливают утраченные позиции. В пропагандистском плане они демонстрируют свою жизнестойкость.

Кроме того, ИГ - это опыт несистемного интеграционного образования вне традиционных государственных схем, хотя и с элементами государственной атрибутики. Образование, не признающее существующих границ между странами, призвано показать, что объединительные процессы могут совершаться сугубо на идейном уровне. Очевидно поэтому в Соединенных Штатах не имеют достаточно ясных представлений относительно того, что будет после победы над ИГИЛ (если она случится после взятия Мосула) и насколько окончательной будет победа. Оружие может победить комбатантов, но оно бессильно, чтобы победить мысль. Россия на этом фоне оказывается в более выигрышной и, кстати, конструктивной позиции. Она - за решение сирийского вопроса на основе народного волеизъявления. Народ этой арабской страны, как и все арабы, должен решать свои проблемы сам, своими руками. Такой подход и стал бы альтернативой ИГ.

Политика США

Американская позиция и действия в ходе «цветных революций», закончившихся самой кровопролитной войной XXI века, вызвала у арабских правителей настороженность. То, как администрация Б.Обамы отнеслась к З.Бен Али и Х.Мубараку, заставило серьезно переосмыслить ситуацию: если американцы легко отказываются от своих старых друзей и соглашаются с приходом оппозиционных исламистов, то насколько можно им доверять и не нужно ли искать помимо них иные точки опоры? Новое египетское руководство и Президент А.Ас-Сиси стал больше рассчитывать на взаимодействие с КСА и другими государствами Залива. Хотя позиции Египта не всегда созвучны саудовским, он, в частности, сравнительно далеко расположен от Ирана и не особенно стремится к противодействию с Тегераном, общих проблем у них немало.

Американская политика на Ближнем Востоке, как правило, имея набор общих констатаций, перечисление принципов и постулатов, зафиксированных в официальных документах, на самом деле, прикрываясь обтекаемыми формулировками, предусматривает максимальную свободу действий в деле обеспечения интересов США. Расширительная трактовка позволяет Вашингтону менять приоритеты, опоры, союзников, кого-то поддерживать, а кого-то карать по своему усмотрению. Так, в Стратегии национальной безопасности, одобренной администрацией Б.Обамы, записано буквально следующее: «Мы имеем возможность и обязательство вести дело к укреплению, формированию и, если необходимо, созданию правил, норм и институтов, нацеленных на укрепление мира, безопасности и защиты человеческих ценностей в XXI столетии»8. Трактовать это можно как угодно.

За последние годы политика США в арабском мире стала меняться не только в связи с уходом из региона Советского Союза, появлением Ирана как влиятельного идейного игрока, но и изменениями в структуре импорта. Сегодня в пятерке главных поставщиков нефти в США - Канада, Мексика, Венесуэла и Нигерия и лишь одна страна Ближнего Востока - Саудовская Аравия. Ближневосточная нефть для США уже не имеет того критического значения, как, скажем, в начале 1980-х, а внутреннее сланцевое производство отнюдь не утратило актуальности. И если в период противоборства с СССР в Вашингтоне априори считали, что соперник стремится отрезать их от ближневосточной нефти, то теперь, похоже, таких опасений внешне не высказывается.

«Цветная революция» в Ливии смела режим главного американского антагониста в арабском мире, что было США на руку. Другой антагонист - Башар Асад в Сирии, - как считают в Вашингтоне, временно уцелел во многом благодаря неожиданной поддержке со стороны Москвы, но он уже не определяет погоду в арабском мире и вопросах ближневосточного урегулирования. Дожать его - дело престижа. Зато посредством использования сирийского конфликта США могут манипулировать ситуацией, создавая и одновременно решая проблемы региона, оказывать нажим на одних и выстраивать отношения с другими в нужном русле.

В принципе, интеграционные процессы в арабском мире, тем более под флагами исламизма при отсутствии глобального противостояния, США особенно не нужны, а создание местных военно-политических группировок пока тоже не столь актуально, особенно в связи с расширением зоны ответственности НАТО. Иран и без того будет сдерживаться местными антагонизмами, а привлекательность его революции как экспортного продукта не так высока, как в 1980-х годах. Иными словами, арабский мир с его нерешаемыми проблемами и возникающими противоречиями, в которых его представители сами с трудом разбираются, - в общем, неплохой продукт для Вашингтона.

Вот почему в случае с Катаром Вашингтон пытался играть некую посредническую роль в урегулировании саудовско-катарских отношений, хотя и весьма специфическую. В июне 2017 года в Вашингтоне озвучили сделку на поставку ВВС Катара американских истребителей F-15 на сумму около 12 млрд. долларов и порекомендовали следовать курсом на деэскалацию возникшей напряженности. Это намерение, однако, не вызвало резко негативной реакции Эр-Рияда, поскольку месяцами ранее США обещали ему поставки вооружений на кратно большую сумму.

Есть еще одно соображение, касающееся проекции и применения США военной силы. Надо сказать, что Б.Обама проводил на Ближнем Востоке сравнительно осторожную политику, его силовое вмешательство во внутренние дела арабских стран было больше опосредованным. На то были и свои причины. Так, по следам вторжения (читай - оккупации) Соединенными Штатами Ирака влиятельный Институт Брукингса провел социозамеры в арабском мире на предмет того, кого арабы больше всего боятся. Замеры были сделаны среди жителей Египта, КСА, Иордании, Ливана и ОАЭ. 79% опрошенных боятся Израиля, что, видимо, естественно, 74% - США и лишь 4% - Ирана9. Определился среди мировых политиков и лидер по степени неуважения. Им оказался Дж.Буш-мл., в которого, очевидно, неслучайно на одной из пресс-конференций запустили башмаком.

На фоне всего этого происходило переосмысление применения силы и в самом американском обществе. Сила - еще не гарантия достижения результата, часто результат оказывается не таким, как задумывалось. Вот почему известный американский политолог Дж.Най, не отвергая право Америки наводить в мире порядок, вместе с тем признал, что «вторжение и оккупация порождают ненависть и сопротивление, которые, в свою очередь, повышают издержки интервенции, снижают вероятность успеха и еще больше подрывают поддержку активной внешней политики внутри страны»10. Невмешательство же Обамы на Ближнем Востоке местные правители расценили однозначно: Америка уже не та, дает слабину, отмахиваться от нее нельзя, но нужно и можно проявлять больше самостоятельности. А Иран вообще всеми своими действиями демонстрировал, что ее не стоит бояться.

Трудно оценить еще формирующуюся ближневосточную политику Д.Трампа, но она в первых своих очертаниях напоминает «бизнес-политику»: заключим выгодные сделки, а уж потом будем разбираться, насколько они политически продуктивны. В пользу этого говорят результаты первой поездки американского президента в КСА в мае этого года, в результате которой было заключено различных соглашений о сотрудничестве, по разным оценкам, на 280, а то и на 350 млрд. долларов, из них только по линии министерств обороны - на 110 млрд. долларов - объемы, которые и не снились иным американским союзникам11. С другой стороны, свой первый зарубежный вояж Трамп совершил именно на Ближний Восток, где принял участие во встрече лидеров ССАГПЗ на высшем уровне, а затем в переговорах в расширенном формате, к которым присоединились также руководители других арабских и исламских стран. Значит, регион не так уж американцам безразличен.

Российское возвращение

Россия не стремится проводить блоковую политику в регионе. Во-первых, у нее нет привлекательной для арабских правителей идеологии, она не может реализовывать сопоставимые с американскими программы экономической помощи. А во-вторых, государства, с которыми она могла бы политически сблизиться (Сирия, Иран), имеют слишком отрицательную репутацию на Западе, именуются «странами-изгоями», и для нее лучше все-таки соблюдать некую дистанцию. Но зато как неидеологизированная страна она может сотрудничать с самым широким спектром стран, в том числе в вопросах добычи углеводородов. А как одна из ведущих в военном отношении держав - поставлять современное вооружение практически любой спецификации и в любых объемах.

Но даже не это главное. Россия особенно в последние три года в глазах арабов видится в качестве некой и, возможно, единственной альтернативы политике Вашингтона, направленной на всемерное укрепление американских позиций и реализацию только американских интересов. В этом ключе ее значение для арабских стран даже более значимо, нежели, например, Китая с его огромным экономическим потенциалом. Китай проводит по всему миру политику наведения мостов, но при этом ни с кем не вступает в союзнические отношения, предусматривающие внешнюю защиту. В политических катаклизмах он предпочитает занимать позицию хоть и заинтересованного, но наблюдателя.

Турецкий поток

Активность Турции на арабском направлении связана не только с ее вмешательством во внутренний конфликт в соседней Сирии и стремлением доминировать в этой стране. Основная проблема Анкары состоит в разнице между ее желаниями и возможностями. Турция не располагает достаточными финансово-экономическими рычагами для реализации своих амбициозных целей. В свое время малоэффективными оказались идеи пантюркизма - попытки соединить под турецкой эгидой тюркский мир, а отдельные эксперты склонны считать их провалившимися, в частности применительно к Центральной Азии12. На их подмену пришли идеи неоосманизма - соединить под турецкой эгидой и идеей весь тот мир, который когда-то входил в состав Османской империи. А это в основном арабский мир. Известным обоснованием теории стал труд профессора Ахмета Давутоглу «Стратегическая глубина», а сам автор получил возможность реализовывать свои идеи на практике в качестве министра иностранных дел Турции и премьер-министра, на это стали выделяться соответствующие средства. Тогда А.Давутоглу назвал Турцию «гравитационным центром притяжения для арабского мира»13.

Ради налаживания отношений с арабскими странами, которые турки именовали братскими, в 2010 году Анкара пошла на резкое понижение отношений с Израилем, используя инцидент с так называемой «Флотилией свободы»*. (*В мае 2010 г. «Флотилия свободы» в составе шести судов и 600 человек направилась с гуманитарной помощью для блокированных на территории сектора Газа палестинцев вопреки запрету со стороны Израиля. Турция присоединила к гуманитарному конвою свой военный катер. В результате израильского удара по конвою погибло 16 человек. МИД Турции назвал акцию «вопиющим нарушением основ международного права» и свел отношения с Израилем до самого низкого уровня.) Политика Турции в Сирии как в бытность дружбы с Б.Асадом, так и, по сути, войны с ним преследовала цель понизить в стране влияние своего конкурента - Ирана, а по большому счету Сирия являлась на тот момент единственной арабской страной, где у турок имелись хоть какие-то шансы закрепиться. А вот попытки укрепиться в других странах не прошли.

В начале 2011 года Р.Эрдоган попробовал свои силы на аравийском направлении - в странах Персидского залива - и получил прохладный прием. Его слова о необходимости создания турками и арабами союза на основе ислама, который «определит формирование всего мира», предложения забыть разногласия XIX и XX веков, когда арабские народы восстали против господства Османской империи, вспомнить об исторической общности, связывающей арабов и турок, так и не дошли до сердец аравийских правителей. Короли и шейхи Залива выслушали высокого гостя из вежливости, поскольку в отличие от Турции именно они располагают огромными финансовыми ресурсами и сами не в теории, а на практике являлись «гравитационными центрами». Но с еще большей прохладой Эрдоган столкнулся в Египте - самом крупном арабском государстве. Арабским правителям особенно не понравились попытки турецкого лидера завоевать популистские симпатии «арабской улицы», в Египте - выраженные Эрдогану симпатии со стороны «Братьев-мусульман».

В «цветных революциях» в арабских странах Турция усмотрела возможности сближения с широким кругом арабских государств со сменой старых режимов на новые, перспективу становления в них сходных с турецким политических режимов. Однако и на этом поприще она не преуспела, ожидаемого сближения не случилось. Тунис и Египет - сравнительно далеко. Даже казавшаяся близкой ставка на падение режима Б.Асада в соседней Сирии пока себя на оправдывает.

Турция не решилась на открытое военное вмешательство в Сирии в силу ряда причин. Это и опасения Вашингтона в связи с возможностью непредсказуемого развития событий, и жесткая позиция России, и даже непотерянная боеспособность сирийской армии. Но, думается, главное соображение - это то, что население самой Турции было против такого вмешательства и уж, конечно, Анкара навлекла бы на себя гнев арабских стран. То есть продвижение Турции в арабский мир не получило должного развития, там эту страну продолжали считать чужеродным элементом.

Пришлось действовать ситуативно. Это действие состояло в поддержке различных оппозиционных сирийскому режиму группировок, часть которых придерживалась явно экстремистской идеологии. В октябре 2014 года вице-президент США Дж.Байден обвинил Турцию в том, что она направляла без разбора сотни миллионов долларов и десятки тысяч тонн оружия любому, кто был готов сражаться против Асада, в том числе группировкам «Ан-Нусра», «Аль-Каида» и другим джихадистам, приехавшим из других частей света14. Турция категорически отрицала причастность к поддержке террористам. По мнению экспертов, на почве противодействия режиму Асада произошло и сближение Анкары с Катаром - государством, также увлекшимся игрой с вооруженной оппозицией. Дело в том, что Асад в свое время отказал в прокладке через свою территорию газопровода из Катара в Турцию, отдав предпочтение аналогичной ветке из Ирана.

В 2014 году Турция разместила контингент своих войск в Катаре. В июне 2017 года в связи с разворачивающимся кризисом Анкара отправила туда дополнительный контингент своих войск, при этом обе стороны заявили о том, что он предназначен для поддержания мира и безопасности в районе Персидского залива. Однако было бы неверным считать союз Турции и Катара вечным: Турции неприятен «флирт» Дохи с Ираном. Но пока мечты о переустройстве Сирии по своему лекало сохраняются, сохраняется и подобное взаимодействие. Анкара ищет точки или островки опоры в арабском мире. Влиятельные арабские страны не хотят этих опор. Это - суть одного из условий Катару.

Иранские ставки

На фоне зыбкости традиционных западных (капитализм и демократия) и восточных (социализм) рецептов свои идеи в арабский мир попытался нести еще один влиятельный игрок - Иран. Монархии Персидского залива в свое время получили мощную психологическую встряску от исламской революции в Иране, пошатнувшей казавшийся незыблемым монарший трон. Боязнь экспорта революции жива до сих пор, хотя после ирано-иракской войны, ухода аятоллы Хомейни Иран не стремится активно навязывать свои порядки соседним странам. Но его по-прежнему боятся вследствие его потенциальных возможностей оказывать влияние на шиитское население преимущественно суннитских арабских стран.

Различия в духовной сфере у двух влиятельных мусульманских стран - КСА и ИРИ ощутимы настолько, что в некоторой степени их можно считать непримиримыми. Если сказать в общем, то они касаются как взглядов на власть, так и ряда важных религиозных и общественных постулатов. Господствующее направление религии в Саудовской Аравии - ваххабизм. Его суть в достаточно краткой форме выразил российский эксперт Р.Силантьев: «Сейчас под ваххабизмом понимается не конкретная и четко выраженная религиозная идея, а совокупность идеологий исламского происхождения, проповедующих крайнюю нетерпимость к инаковерующим и инакомыслящим… Проще говоря, традиционные мусульмане уживаются с представителями иных исповеданий, а ваххабиты - нет, хотя при определенных обстоятельствах и для тактической выгоды согласны их терпеть короткое время»15.

Другое религиозное направление в КСА - салафитское, весьма тесно сливающееся с первым. Салафизм объединяет мусульманских богословов, которые в разные периоды истории ислама выступали с призывами ориентироваться на образ жизни и веру ранней мусульманской общины, на праведных предков. Ваххабиты и салафиты представляют собой два направления суннитской конфессии в исламе.

Совсем иное представление о религии и мироустройстве в Иране. Шиизм в интерпретации имама Хомейни берет в качестве главного принципа деятельности государства так называемое руководство законоведа (велайат-е факих). То есть верховное руководство страной осуществляется шиитским духовным руководителем, а светская власть фактически призвана выполнять его установления, или фетвы. По мнению специалистов, такой подход, скорее всего, неприемлем для суннитов, расценивающих улемов как обычных мусульман, выполняющих религиозные функции16. Истину, по учению Хомейни, скрывают вожделение, тщеславие, высокомерие, любовь к власти, эгоизм и т. д. Акт снятия этих грехов составляет «большой джихад», очищающий общество от упадка, коррупции и тиранических правительств.

Эти и некоторые иные построения легли в основу концепции по распространению исламской революции на соседние страны, особенно те, в которых существуют шиитские общины. А целью революции было объединение мусульманского мира, чтобы покончить с империализмом и сионизмом. «Хотя ее «экспорт» должен был осуществляться мирными средствами (распространение «исламской этики», проповеди, воздействие на иностранных улемов и т. д.), Иран оставлял за собой право на защиту от внешних врагов, которое понималось им не только как защита отечества, но и как защита ислама», - считает эксперт Р.Силантьев17. Эта универсальная концепция в свое время во многом обусловила отношение Ирана к «угнетавшему шиитов» иракскому режиму С.Хусейна, к Соединенным Штатам, Израилю, арабским правителям, включая саудитов.

В мусульманском мире идейная борьба за влияние осуществляется не только государствами, но и посредством разного рода религиозных структур, организаций и проповедников. Причем не всегда эта борьба носит чисто дискуссионный характер, а подчас приобретает форму весьма жестких действий. КСА и ИРИ ведут эту борьбу не только на территориях сопредельных государств, но и на территории друг друга. Оба государства видят свои миссии в том, чтобы нести свои просветительские идеи вовне, и на этой почве вступают в сложные взаимоотношения и подчас неразрешимые противоречия.

Сейчас совершенно понятно, что именно КСА принадлежит главная инициатива по «наказанию» Катара, наводящего мосты с Ираном. Думается, справедливо утверждение, что главной целью этой акции является «возвращение его в русло общей политики», точнее, в русло саудовского курса, а в дальнейшем недопущение «бунта на корабле». Борьба за влияние на умы арабской улицы продолжается.

q

С точки зрения здравого смысла совершенно очевидна чрезмерность требований, предъявленных арабскими странами Катару. Государство вправе само определять, с кем ему дружить, с кем развивать отношения. Но не все так просто. Русская поговорка «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты» применима для нынешнего Ближнего Востока.

Но и объединяемые КСА арабские страны можно понять. Они защищают свою религиозно-историческую самобытность от внешних, в том числе региональных, влияний и, таким образом, они по-своему стремятся к поддержанию стабильности на своем берегу. В конфликте малого и большого очевидным кажется преимущество большого. Это так и не совсем так. Никто не знает, какие силы могут стать за спиной малого, чтобы сдержать этого большого.

 1https://news.mail.ru/politics/30175479/?frommail=1

 2http://inosmi.ru/politic/20170706/239743711.html

 3http://www.iimes.ru/?p=20320

 4Там же.

 5Там же.

 6http://www.libma.ru/istorija/revolyucija_grjadet_borba_za_svobodu_na_blizhnem_vostoke/

p6.php

 7Там же.

 8National Security Strategy. February 2015. President of the United States. Washington, 2017. 
P. 23.

 9NEWSru.com. 2007. 12 февраля.

10https://oko-planet.su/politik/politiklist/365385-uceleet-li-liberalnyy-miroporyadok-istoriya-idei-otstuplenie-liberalizma.html

11http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4268498

12См., например: Надеин-Раевский В. Стамбульский курс - позитивный поворот? // Пути к миру и безопасности. М.: ИМЭМО РАН. 2011. №1-2 (40-41). С. 86-88.

13http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/4268498.

14Независимая газета. 2014. 6 октября.

15Силантьев Р. Ваххабитская Россия // http://gazetav.ru/article/?id=833

16http://evrazia.org/article/1904

17Там же.

Саудовская Аравия. Бахрейн. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277221 Александр Фролов


Албания > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277218 Николай Платошкин

Эди Рама - новая албанская реальность?

Николай Платошкин, Заведующий кафедрой международных отношений и дипломатии Московского гуманитарного университета, доктор исторических наук

Влияние Албании на Балканах было ощутимым и сотни лет тому назад и возрастает в последнее время.

Еще в XV веке великий воин Албании Георгий Кастриоти, почтительно прозванный турками в честь Александра Македонского Скандербегом1 в одиночку десятки лет вел борьбу против Османской экспансии на Балканах. Его принимал Папа Римский, а великий Рембрандт счел за честь написать портрет этого человека. Заметим, что наполненный христианскими ценностями Запад обещал тогда помочь Албании и, как обычно, не сдержал слова. Кстати, в 1953 году советским режиссером Сергеем Юткевичем был снят советско-албанский фильм «Великий воин Албании Скандербег». Картина запомнилась не только дебютной ролью в кинематографе гениального советского актера Юрия Яковлева, но и специальной премией Высшей технической комиссии Каннского кинофестиваля 1954 года за режиссуру. В 2012 году в честь 100-летия независимости Албании фильм был технически модернизирован и до сих пор остается самым известным в мире произведением кинематографа об Албании.

После турецкого завоевания многие албанцы-христиане, спасаясь от оттоманского ига, нашли убежище в Российской империи, где их называли арнаутами. Отсюда и появилась «прославленная» в романе Двенадцать стульев» И.Ильфом и Е.Петровым Малая Арнаутская улица в Одессе (заметим, что в этом городе была еще и Большая Арнаутская улица)*. (*Арнаутами албанцев первоначально прозвали турки.)

В 1912 году Россия поддержала албанскую независимость, а в 1920-х годах русские эмигранты внесли большой вклад в развитие молодой страны. Например, В.В.Пузанов, изучавший птиц Албании, основал в Тиране Музей естественных наук и стал его первым директором2.

Албания не осталась у нашей страны в долгу. В 1942-1943 годах албанские партизаны под руководством Компартии были для нас реальным «вторым фронтом». Причем албанцы, фактически отрезанные от внешней помощи, успешно воевали как против немцев, так и против итальянцев и самостоятельно освободили свою страну. Хотя, конечно, необходимо заметить, что вермахт покинул Албанию в ноябре 1944 года не только под ударами партизан Энвера Ходжи, но и опасаясь быть отрезанным от «рейха» в ходе советского весенне-осеннего наступления на Балканах в 1944 году. В ходе народно-освободительной антифашисткой войны погибла половина албанской партизанской армии - 30 тыс. бойцов. Так что вполне можно и нужно говорить о советско-албанском братстве по оружию во время Второй мировой войны. Албанцы имеют полное право на почетное место в нашем «Бессмертном полку».

В Албании не забыли, что в 1948 году именно СССР в лице Сталина фактически спас Албанию от «добровольно-принудительного» включения в состав Югославии. Тогда Москва смогла осадить шовинизм «славянских братьев» и поставить справедливость в международных отношениях выше этнических уз3. Отражением благодарности албанцев далекой России были не только статуи Сталина, стоявшие в албанских городах до 1990 года, но и, например, тот факт, что во всех школах Албании во времена социализма изучали русский язык. Даже тогда, когда в 1961 году советско-албанские отношения были прерваны на 30 лет.

С помощью СССР были созданы не только албанский кинематограф, но и современная промышленность и железнодорожный транспорт. Так, несмотря на крайне тяжелое положение, которое сложилось к тому времени в разоренном войной Советском Союзе, 22 сентября 1945 года в Москве подписали первое официальное советско-албанское Соглашение о поставках Албании в сентябре-декабре того судьбоносного года зерна и химических удобрений на условиях кредита на сумму 1,5 млн. долларов. Погашение кредита предполагалось в течение двух лет товарными поставками (медной рудой, кожсырьем, табаком). Через несколько дней после подписания соглашения в порт Дуррес прибыл первый пароход с зерном (15 тыс. тонн пшеницы, 5 тыс. тонн кукурузы и т. д.) из Советского Союза.

Позднее, в 1960 году, выступая на Московском совещании коммунистических и рабочих партий, лидер Албании Э.Ходжа так охарактеризовал эту помощь братской страны: «В 1945 году, когда нашему народу угрожал голод, товарищ Сталин изменил курс судов, груженных зерном и предназначенных для советского народа, который сам страдал в то время от нехватки продовольствия, чтобы направить их тотчас албанскому народу»4.

Заметим, что в СССР в те времена царил тяжкий голод, но с албанцами поделились, их не бросили. А в Албании тогда появилось крылатое выражение «Советский народ не поест один день - Албания будет сыта год».

Из русского языка в албанский в 1945-1961 годах проникли и задержались многие технические термины (панель, шасси, пластмасса, деталь, дежурный и т. д). К концу первой пятилетки (1951-1955 гг.), в течение которой начала широко осуществляться индустриализация, СССР предоставил Албании кредиты на строительство 40 объектов. Оборудование для 53 промышленных предприятий, введенных в строй в годы пятилетки 1956-1960 годов, поставлял главным образом Советский Союз. Это были: электростанция, два нефтеперерабатывающих комбината, два железо-никелевых, два хромодобывающих рудника, шахта по добыче каменного угля и т. д.

В целом СССР поставил Албании 93% всего оборудования для горнодобывающей и нефтяной промышленности, около 90% грузового автотранспорта, свыше 80% тракторов, свыше 65% сельскохозяйственных машин. Из СССР ввозился племенной скот, сортовые семена зерновых, технических культур, удобрения. В апреле 1957 года, учитывая, что Албания стала испытывать трудности с выполнением кредитных обязательств, правительство СССР освободило ее от необходимости выплаты задолженности, сумма которой составила 422 млрд. рублей (в старом исчислении). В итоге в 1960 году социалистические страны занимали в товарообороте Албании 95,5%, причем доля СССР составляла 52,7%. Албания закупала в СССР машины, оборудование и ширпотреб, а поставляла сельскохозяйственную продукцию (табак, цитрусовые, маслины, оливковое масло), а также медь и битум. В 1957 году на Ленинградском монетном дворе для Албании было отчеканено несколько миллионов монет национальной валюты - лека. Сотни албанцев бесплатно учились в советских вузах (до войны в Албании не было ни одного университета), например, президент посткоммунистической Албании (2002-2007 гг.) Альфред Спиро Мойсиу. Так, лишь за десять лет (1947-1957 гг.) в основном в СССР, а также в странах Восточной Европы высшее образование получили около 2 тыс. албанских граждан. С конца 1940-х годов и до начала 1960-х большое число албанских юношей и девушек обучались в консерваториях и хореографических училищах СССР, стран Восточной Европы. Именно они составили в последующие годы цвет албанской балетной и оперной сцены, албанского музыкального искусства.

После развала реального социализма огромное количество граждан Албании эмигрировало в другие государства в поисках работы. Несмотря на членство в НАТО с 2009 года, Албания остается одним из беднейших государств в Европе.

С 2000 года, как и в России, а албанской политике появился яркий харизматичный лидер - Эди Рама - весьма отрадное явление на ослепительно сером в личностном плане небосводе европейской политической жизни. Три раза он избирался мэром албанской столицы Тираны и не только смог благоустроить город, но и бережно сохранил в нем культурно-историческое наследие разных эпох. И это неудивительно, если вспомнить, что Рама, сын лучшего албанского скульптора и автор двух книг, сам прекрасный художник и его работы были представлены на многочисленных выставках в Албании и за границей. За свою деятельность на посту тиранского градоначальника Рама получил в 2004 году титул «World Mayor 2004», а в 2005 по праву оказался в списке «European Heroes 2005» журнала «Тайм».

С 2013 года Эди Рама в качестве лидера Социалистической партии возглавил коалиционное правительство Албании* (*Партнером социалистов по коалиции до июня 2017 г. было Социалистическое движение за интеграцию, которое ранее без проблем «коалировало» с прямо противоположной социалистам программой Демократической партией.)  и завоевал на этом посту невиданную в истории современной Албании популярность у соотечественников. Благодаря Раме, в стране было создано 190 тыс. рабочих мест (чего не было с 1991 г.) и главное - он нанес решительный и жесткий удар по коррупции. Особенно эффективные реформы были проведены в полиции, благодаря которым она превратилась в уважаемый гражданами институт. Был принят специальный закон, который обязал всех судей отчитываться не только о приобретении ими имущества, но и давать пояснения по вызвавшим наибольший общественный резонанс делам.

Умеющий держать и парировать удары противников, бывший игрок национальной сборной Албании по баскетболу (от национальной сборной «Динамо») Рама показал себя самостоятельным независимым политиком и на международной арене. Он отказался от «дружественного» предложения США уничтожать на албанской территории запасы сирийского химического оружия, ясно дав понять американцам, что Албания для них - не свалка отходов. В поддержку премьера на улицы вышли тысячи албанцев.

В области отношений с Россией, изрядно отягощенных из-за косовского вопроса, Рама пошел на смелый шаг, отменив в одностороннем порядке визы для россиян на летний период. И этот шаг по достоинству оценили в Москве.

Рама стал активно работать и над историческим примирением сербов и албанцев и вошел в историю как первый албанский премьер, посетивший Белград.

Естественно, на Западе такая самостоятельность и харизматичность лидера «какой-то там» Албании нравилась далеко не всем. Неслучайно Евросоюз в преддверии парламентских выборов 25 июня 2017 года бесцеремонно вмешался во внутренние дела страны, поддержав оппозиционную прозападную Демократическую партию. Та мигом разбила на улицах Тираны палаточный городок (хорошо известная по Майдану схема), требуя ни много ни мало отставки законно избранного кабинета Рамы. Мол, правительство не сможет обеспечить честность предстоящих выборов. Премьеру под давлением ЕС пришлось пойти на включение в состав правительства никем не избранных представителей оппозиции, одному из которых и поручили организацию выборов.

Но «майданное» вмешательство Запада дало обратные результаты. Албанцы - хотя и маленький, но гордый народ, и 25 июня 2017 года на парламентских выборах впервые в истории современной Албании социалисты получили 49% голосов, обеспечили себе абсолютное большинство мест и могут управлять единолично. Оппозиционным демократам с их 34% нечем было возразить - они ведь сами организовывали эти выборы. Правда, немедленно началась кампания, что социалисты с их абсолютным большинством, мол, вернут Албанию к временам коммунизма и в лагерь Москвы. Причем начали эту истерию несколько американских конгрессменов еще до оглашения (!) 
результатов выборов в Албании. Вообще, на Западе разглядели в албанских парламентских выборах не бесспорную победу Эди Рамы, а всего-навсего низкую явку избирателей. Крупнейшая газета ФРГ «Франкфуртер альгемайне» снисходительно откликнулась на волеизъявление албанцев следующим образом: «Очевидно, что избиратели не поверили обещаниям трех самых крупных партий начать в этой бедной балканской стране наконец-то глубокие реформы в политике, экономике и обществе. Албания считается одной из самых коррумпированных стран Европы. Партии там до сих пор показывали себя не партиями народа, а представителями интересов функционеров и ведущих политиков. Они обвиняли друг друга в связях с организованной преступностью и нелегальной торговле наркотиками»5.

В настоящее время на Балканах существуют де-факто два албанских государства, и к тому же албанцы составляют примерно 20% населения Македонии. Россия не может и не должна игнорировать сей факт, как и то, что албано-славянские отношения на Балканах пока, наверное, даже не достигли приемлемого по безопасности уровня «холодного мира». Именно Москве, как представляется, вполне по силам создать на Балканах прочное мироустройство, основанное не на военных блоках, а на развитии отношений во всех областях между соседними народами с общей, хотя и подчас очень сложной историей. Но такая роль России предполагает как минимум хорошие отношения как со славянскими государствами, так и с «албанским миром». Отсюда следует необходимость дать новый старт российско-албанским отношениям на основе равноправия, взаимной выгоды и уважительного отношения к нашей с албанцами в целом очень хорошей совместной истории.

Представляется, что основные шаги «перезагрузки» на маршруте Москва - Тирана могли бы быть следующие:

1. С момента последнего визита лидера нашей страны в Албанию прошло недопустимо много времени (май 1959 г., Н.С.Хрущев). Вряд ли найдется другая страна в «старой» Европе до такой степени не избалованная вниманием первых лиц России. Настало время для полноценного официального визита Президента Российской Федерации в Республику Албания.

2. Эди Рама мог бы тоже посетить Москву с официальным визитом и, кроме всего прочего, открыть в нашей столице выставку своих действительно интересных картин. Еще одним пунктом программы албанского премьера в российской столице мог бы стать его «мастер-класс» по борьбе с коррупцией на встречах с российскими законодателями.

3. Уровень председательства в Межправительственной российско-албанской комиссии по торгово-экономическому, научно-техническому и культурному сотрудничеству удивительно низок (заместители министров экономики и юстиции). Как представляется, с учетом основных направлений возможного сотрудничества комиссию с российской стороны мог бы возглавить либо министр сельского хозяйства, либо министр культуры.

4. В 2016 году дружелюбную, теплую и очень недорогую Албанию посетили всего 15 тыс. российских туристов, в то время как истово разоблачающую «заговор Кремля» Черногорию с тем же самым, только чуть более прохладным морем - более 200 тысяч. Для расширения сотрудничества в этой области необходимо организовать прямой авиарейс Москва - Тирана, который при наличии туристического спроса можно будет позднее дополнить чартерными перелетами.

5. Учитывая односторонний дружественный шаг Албании нам навстречу в форме отмены виз для россиян на летний сезон, мы должны как минимум сделать то же самое в отношении граждан Албании. Квалифицированные албанские строители с европейским опытом могли бы с успехом найти у нас применение. В целом нужно договариваться о полной отмене виз между двумя государствами.

6. Россия могла бы оказать содействие в строительстве и модернизации железнодорожной сети Албании и ее соседей с тем, чтобы создать грузопоток из Македонии, Сербии и самой Албании в албанский порт Дуррес, который также нуждается в модернизации. Из этого порта Россия могла бы без посредников получать прекрасные по качеству и недорогие фрукты, овощи, мясную и молочную продукцию с Балкан.

7. Албания имеет месторождения нефти и газа, и Россия могла бы оказать содействие как в их освоении, так и создании единой системы трубопроводов, соединивших Албанию с ее славянскими соседями. Именно такие проекты, а не членство в военных блоках реально могут обеспечить длительный мир в Балканском регионе.

8. При содействии России, например, в таком центре древней славянской культуры и духовности, как Охрид (Македония), можно было бы создать Центр культурного сотрудничества албанского и славянских народов, который проводил бы выставки, семинары и т. д., направленные на укрепление взаимопонимания между всеми южнобалканскими странами. Странно, что реставрацией древнейших славянских православных церквей в Охриде занимается… посольство США в Македонии, а не российские организации.

9. Настало время повторить успех «Великого воина Албании Скандербега» и снять новый совместный российско-албанский фильм, например, о братстве по оружию наших народов в годы Второй мировой войны.

10. Было бы желательно издать в России полное собрание сочинений классика албанской литературы Исмаила Кадаре и отметить этого великого писателя российской государственной наградой за беспримерный гуманизм его творчества и вклад в дело укрепления мира между народами.

Конечно, все вышеперечисленные мероприятия не претендуют на исчерпывающий список. Но Албания, как важный и исторически близкий России фактор стабильности на Балканах, должна выйти во внешней политике Москвы из тени других стран. И вовсе не для того, чтобы своей тенью затмить наших славянских братьев, которые были и останутся таковыми.

 1В качестве биографии Скандербега можно было бы порекомендовать, например,  книгу английского историка Гарри Ходжкинсона // Hodgkinson H. Scanderbeg. London, 2017. Хотя, конечно, желательно было бы иметь капитальную биографию этого выдающегося человека, вышедшую из-под пера российских историков.

  2О положении дел в довоенной Албании дает представление переведенная на русский язык книга немецкого географа Г.Луи // Луи Г. Албания. М., 1948.

 3Современный албанский взгляд на те события см., например, в книге: Fevziu B. Enver Hoxha: The Iron Fist of Albania. London, 2016.

 4https://www.e-reading.club/chapter.php/148935/3/Volkov_-_Sovetsko-albanskie_otnosheniya_%2840-50-e_gody_HH_veka%29.html

 5http://www.faz.net/aktuell/politik/ausland/keine-koalition-noetig-sozialisten-gewinnen-parlamentswahl-in-albanien-15077439.html

Албания > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277218 Николай Платошкин


Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277217 Алексей Подцероб

Влияние исламского фактора на внешнюю политику мусульманских стран

Алексей Подцероб, Ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук

Влияние на внешнюю политику исламских государств оказывает ряд факторов - интересы господствующего класса, геополитическое положение, связи государств в системе политических и экономических контактов, идеологические установки. В этом ряду мусульманская религия играет свою роль, но к ней добавляются и другие факторы. Правда, говоря о европейских странах, сосредоточенных на относительно небольшой территории европейского континента, мы не употребляем выражение «европейско-христианская цивилизация», зато, говоря об исламских государствах, мы подчеркиваем - «арабо-мусульманская цивилизация», подразумевая влияние исламских факторов и на внешнюю политику.

Особенности психологии приверженцев мусульманства приводят к видению мира в черно-белом варианте как итогу борьбы между силами добра и зла. Внешний мир рассматривается как враждебный - его судьбы решаются великими державами, между которыми осуществляется экономическое соперничество. При этом сторонники ислама представляют собой не субъект, а объект отношений между великими державами. В таких условиях, как считают мусульмане, остается надеяться только на чудо.

С точки зрения сторонников мусульманства, мир делится на три части: «дар аль-ислам» - территории мусульманских стран, «дар аль-харб» - территории, где живут враги ислама, и «дар ас-сульх» - территории, находящиеся в руках христиан, не враждебных мусульманам. При этом салафиты имеют другую точку зрения, в соответствии с которой «дар аль-ислам» - это мир, где живут подлинные мусульмане, связавшие свою жизнь с фундаментализмом, все остальные государства представляют собой «дар аль-харб».

Официальные сторонники ислама придерживаются панарабского или пантюркского подхода. Естественно, на внешнюю политику влияют и другие факторы, но влияние панарабского и пантюркского подходов остается, хотя временами оно переживает периоды спадов и подъемов.

Мусульмане имеют несколько международных организаций. Организация исламского сотрудничества (ОИС) была создана в сентябре 1969 года. Первоначально она называлась Организация Исламская конференция (ОИК). Но впервые идея создания «исламского пакта» была выдвинута королем Саудовской Аравии Фейсалом в апреле 1965 года. С его точки зрения, мощь традиционного ислама являлась существенным орудием в борьбе с политикой египетского Президента Гамаля Абдель Насера. Однако против выступили Объединенная Арабская Республика, Алжир, Ирак, Сирия, Йемен и Ливан, и саудовская позиция была отвергнута.

В 1969 году ситуация изменилась. После того как Египет, Сирия и Иордания проиграли «Шестидневную войну» Израилю в 1967 году, они в связи с этим остро нуждались в поддержке консервативных арабских режимов. В это же время произошел поджог мечети Аль-Акса в Иерусалиме. Правда, поджог был совершен не гражданином Израиля, а приехавшим в Израиль евреем из Австралии, но это не имело значения. Фейсал потребовал созыва исламской конференции в Рабате, на которой и была создана Организация Исламская конференция.

Высшим органом ОИС является конференция глав государств и правительств ее стран-членов, созываемая раз в три года. Политический орган - конференция министров иностранных дел ОИС. Штаб-квартиру Организации представляет собой Генеральный секретариат, находящийся в Джидде (Саудовская Аравия) «вплоть до освобождения Иерусалима». В принципе ОИС занимается конфликтами в исламском мире, но она не столь эффективна. Впрочем, это правило распространяется и на другие региональные группировки государств третьего мира вроде Лиги арабских государств, Африканского союза или Движения неприсоединения. В то же время особенностью ОИС является внимание к проживанию мусульманских меньшинств в странах, не являющихся ее членами. К ним относятся группы мусульман в Боснии и Герцеговине, на Кипре, в Косове, Кашмире (Индия), на Северном Кавказе и в Поволжье.

Исламский банк развития (ИБР) был создан в 1974 году. Штаб-квартира этой организации находится также в Джидде. Совет управляющих, Совет директоров и президент - его высшие органы. Цель ИБР - оказание содействия экономическому и социальному прогрессу мусульманских стран и исламских меньшинств. Саудовская Аравия, Ливия (при Каддафи), Объединенные Арабские Эмираты и Кувейт - крупнейшие пайщики Исламского банка.

Конгресс исламского мира (КИМ) был создан в 1926 году по инициативе саудовского короля Абд аль-Азиза. Это старейшая мусульманская организация, руководящий орган которой - Высший совет, собирающийся ежегодно. КИМ занимается исследованиями по истории ислама, догматике, философии, организует радиопередачи «Голоса ислама».

Лига исламского мира была создана в 1962 году. Руководящим органом является Совет во главе с генсекретарем. Лига занимается пропагандой мусульманской веры, содействием строительству мечетей, организацией хаджа, она координирует свою деятельность с ОИС.

Но есть и другие мусульманские организации, нелегальные. Исламский мир чувствует наступление западных стандартов на свои ценности, поэтому он защищается, памятуя, что лучшая защита - нападение, и это одна из причин популярности салафитов среди мусульман.

Первой из ряда подобных организаций стала ассоциация «Братьев-мусульман» (АБМ), образованная в Египте. В 1930-1940-х годах ее секции возникли в Сирии, Ливане, Судане, Палестине и Трансиордании (Иордании). В 1970-х годах была создана «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-тахрир аль-ислами») в Иордании, Египте, Магрибе. В 2000-х годах она распространила свою деятельность на Среднюю Азию, Северный Кавказ и Поволжье. Вмешательство Советского Союза в Афганистане породило приток воинов ислама, сражавшихся против Советской армии и Кабула. Только главарем «Аль-Каиды» Усамой бен Ладеном было подготовлено 10 тыс. боевиков. В настоящее время в Афганистане находятся 500 добровольцев «Аль-Каиды». Основные ее силы сосредоточены в Пакистане. К ней примыкают «Джабхат фатх аш-Шам», «Аль-Каида» на Аравийском полуострове, организация «Аль-Каида» в странах исламского Магриба» (АКИМ) и прочие группировки.

В 2003 году было создано «Исламское государство Ирак», позже переименованное в «Исламское государство Ирака и Леванта», а еще через какое-то время - в «Исламское государство». Американское командование тогда совершило большую ошибку, распустив иракскую армию и начав формирование новой1. Лишившиеся зарплат военнослужащие, к которым присоединились члены запрещенной Партии арабского социалистического возрождения («Баас»), создали организацию, названую ИГИЛ. Кроме того, сунниты считают себя обиженными бывшим премьер-министром Ирака Нури аль-Малики, который отдал командные позиции шиитам, и поэтому они превратились в социальную и боевую базу «Исламского государства».

В деятельности ИГ участвуют добровольцы из арабских стран, Среднего Востока, Западной Европы, Соединенных Штатов, Китая и Кавказа. Наибольшим опытом обладают боевики, являющиеся выходцами из Чечни, Дагестана и Ингушетии. Численность боевиков ИГИЛ, согласно данным Центрального разведывательного управления США от сентября 2014 года, оценивалась в 20-31 тыс. человек2.

«Исламское государство» (запрещенное в России) распространило свою деятельность на Ирак и Сирию, организовывало теракты в Саудовской Аравии, Йемене, Египте, Ливии, Алжире, Турции, Иране, Афганистане, Пакистане, Франции, Италии и России. Причем на территории Сирии оно ведет борьбу с организацией «Джабхат фатх аш-Шам». Лидером «Исламского государства» стал Абу Бакр аль-Багдади3.

ИГИЛ провозгласило создание на подконтрольных ему территориях Ирака и САР Исламского халифата. К 2013 году «Исламское государство» получало от добычи и продажи нефти 1 млн. долларов ежедневно. Кроме того, ИГ обкладывает налогами население подчинившихся ему территорий, среди жителей которых есть и христиане, и иудеи, они обкладываются специальным налогом. Также собираются пожертвования среди населения тех земель, на которые не распространяется власть «Исламского государства». Кроме того, исламистам приносит большие доходы работорговля - всех «неверных» они превращают в рабов. Брошенные или изъятые дома, лавки, мастерские, земли и скот распределяются среди боевиков.

В Сирии продолжается вооруженное противостояние между властями и радикальной оппозицией, ей оказывают внешнюю поддержку. В начале арабской смуты, в марте 2011 года, в сирийский город Дераа направились десятки боевиков, которые пополнили ряды мятежников. В последующем активно поддержанные из-за рубежа манифестации и партизанские действия распространились и на другие города Сирии. Большая помощь в создании антиправительственных вооруженных формирований была оказана из-за рубежа, включая засылку боевиков «Аль-Каиды» и добровольцев из арабских стран, США, ЕС и России. В САР в результате военных действий погибли уже более 300 тыс. человек. Было ясно, что в случае падения режима Президента Башара Асада радикальные исламисты получат доступ к тяжелому вооружению, начнется уничтожение всех, кто раньше поддерживал Б.Асада, и геноцид конфессиональных меньшинств, а также перенос исламистского джихада на Северный Кавказ.

Еще жестче развивалась ситуация в Ливии. Протестные демонстрации против режима лидера ливийской революции Муаммара Каддафи, начавшиеся весной 2011 года, вскоре переросли в бои против режима. Очень быстро Силы вооруженного народа подавили бы это восстание, если бы не вмешательство стран НАТО и некоторых арабских государств. После восьми месяцев вооруженной борьбы М.Каддафи был атакован натовской авиацией, а затем убит мятежниками под прикрытием сил Организации Североатлантического договора. В рядах воевавших против режима Джамахирии боевиков находились добровольцы из арабских стран, Афганистана и из числа мусульманских эмигрантов Европы.

Восстание против М.Каддафи было поддержано странами НАТО и рядом арабских государств, ставивших целью свержение режима и поэтому вольно использовавших формулировки резолюции Совета Безопасности. Они предприняли бомбардировки позиции ливийских войск, а также штурм Триполи со стороны натовских специальных подразделений и нескольких арабских стран. Среди европейцев, выступавших против М.Каддафи, выделялась Франция. Именно французы первыми пришли на помощь мятежникам, поддержав руководителей восстания. После свержения режима в Ливии начались убийства христиан. В итоге эта страна прекратила свое существование как единое государство и превращается в очаг радикального исламизма.

В результате свержения М.Каддафи весной 2012 года отряды туарегов, сражавшиеся на стороне режима, отступили в Мали, и там вспыхнуло восстание в северных районах страны. В конечном счете власть на севере Мали оказалась в руках группировок АКИМ, «Ансар ад-Дин», «Аль-Мурабитун» и образованной также туарегами, арабами и мавританцами «Джамаа ат-таухид ва-ль-джихад фи гарб Ифрикийя» (ДТДГИ) («Группа таухида [то есть приверженцев истинной веры] и джихада в Западной Африке»), с которой было покончено в апреле 2013 года благодаря вмешательству французских войск, сил Многопрофильной комплексной миссии ООН по стабилизации в Мали и чадской армии. Тем не менее в 2013 году организации «Аль-Каида» в странах исламского Магриба» и ДТДГИ, пополнив свои ряды новыми боевиками и получив оружие из Ливии, возобновили попытки подчинить своей власти Сахель.

В 2012-2013 годах в Египте в период нахождения у власти ассоциации «Братьев-мусульман» Президент Мухаммед Мурси активно поддерживал сирийскую оппозицию и разорвал дипломатические отношения с Дамаском. Более того, в Каире было открыто сирийское представительство Национальной коалиции сирийских революционных и оппозиционных сил (НКРОС), занимавшееся переброской исламистов в Сирию. Радикальная часть АБМ пыталась экспортировать исламский проект в страны Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ). В 2013 году в Объединенных Арабских Эмиратах была арестована и предана суду группа, планировавшая совершить государственный переворот. Поражение «Братьев-мусульман» в АРЕ имело огромное значение, изменив соотношение сил на Ближнем и Среднем Востоке, и прежде всего в конфликте в САР. Египетские военные предложили покинуть свою страну представительству НКРОС.

В Тунисе в результате арабской смуты усилилось «Движение ан-Нахда» (ДН) («Движение возрождения»), пользующееся поддержкой Катара. Там открылись сотни организаций, которые получали помощь со стороны Саудовской Аравии и Катара. Но придерживающееся реформатских позиций ДН не смогло справиться ни с политическим, ни социально-экономическим кризисами. Под давлением народных выступлений «Ан-Нахда» отказалась от формирования исламистского правительства, а окончательным итогом стали выборы, состоявшиеся 26 октября 2014 года, в результате которых победу одержала светская левоцентристская партия «Нидаа Тунис» («Голос Туниса»).

Боевики активно вмешиваются в борьбу, происходящую в других районах мира. В частности, в феврале 2014 года мятежники, воевавшие до этого в Ливии и Сирии, использовались на киевском Майдане.

Вмешательство стран Организации Североатлантического договора и государств Персидского залива в дела соседних арабских стран объясняется тем, что первые хотят использовать внутриполитические конфликты в своих целях. Про следование новой внешнеполитической доктрине Соединенные Штаты объявили еще в начале 2002 года, наделив себя правом свергать любое правительство, политика которого, по мнению американцев, угрожает действиям Вашингтона.

В 2014 году американцы собрали коалицию, насчитывающую 39 государств, для борьбы против ИГ. В нее вошли арабские союзники США - Саудовская Аравия, ОАЭ, Катар, Бахрейн и Иордания (правда, Катар вышел из коалиции после конфликта с рядом арабских стран в 2017 г.)4. Еще до этого Вашингтон сколотил коалицию из 15 государств с целью разгрома Движения «Талибан» в Афганистане. В районе Ближнего и Среднего Востока развернуты 19 американских баз. В водах, примыкающих к региону, сосредоточились военно-морские силы США и европейских стран.

Цели США остаются при этом прежними - свержение режима Б.Асада в Сирии, приведение к власти в Ираке сил, враждебных Ирану, и ослабление движения «Хезболла», а в конечном счете самого Ирана. Целью политики является создание трудностей для Тегерана, что снижает для Израиля угрозу, исходящую от Ирана.

В недавнем прошлом интервенция американской армии в Афганистане, Ираке и Ливии привела там к росту влияния фундаменталистов. Складывается впечатление, что вмешательство Вашингтона преследует цель создать обстановку хаоса в арабском мире с тем, чтобы воспрепятствовать Китаю, ЕС и России наращивать сотрудничество с этими странами.

Со своей стороны Турция поддерживает исламистов. Саудовская Аравия является союзником Египта в борьбе против «Братьев-мусульман». Аравийские монархии острие своей политики направляют против Ирана. ИРИ же выступает против салафитов и солидарна с Ираком и Сирией.

Специфическую политику в этой связи проводит Катар. Опираясь на запасы в сотни миллиардов долларов и мощную телекомпанию «Аль-Джазира», он поддерживает исламистские движения, особенно «Братьев-мусульман» и «Джабхат фатх аш-Шам», а в Тунисе - «Ан-Нахду». В связи с этим ряд мусульманских стран, включая Египет и Саудовскую Аравию, разорвали с ним дипотношения в июне 2017 го-да и ввели экономическую блокаду. Турция в ответ пригрозила направить свои войска в Катар. США, страны ЕС и Россия призвали стороны урегулировать данный процесс путем переговоров. При этом Вашингтон заявил, что хочет продать Дохе военные самолеты.

В Сирии США, ведущие страны НАТО, Турция и монархии Персидского залива поддерживают радикальную оппозицию, в том числе исламистские группировки, которые ставят своей целью приход к власти в САР и продвижение джихада в другие регионы. Контакты с сирийскими исламистами Вашингтон установил в 2014 году, когда состоялась встреча американской делегации с командованием Сирийской свободной армии, в которой участвовали и члены ИГИЛ. Поддержка эта включает направление в САР иностранных наемников. Более того, США наносят ракетные и бомбовые удары по сирийским войскам и проправительственным ополчениям, а также уже сбивают самолеты сирийских ВВС.

Израиль тоже следит за происходящим и наносит удары, когда чувствует, что Сирия предпринимает меры, которые создали бы угрозу израильтянам. Также он препятствует поставкам вооружения ливанской «Хезболле».

Против страны ведется информационная война, во главе которой стоят телекомпании «Аль-Джазира», «Аль-Арабийя», «Евроньюс» и Си-эн-эн, а также сотни других информационных агентств и СМИ. Например, по телевидению Франции регулярно передаются голословные сообщения о «гибели сирийцев в результате ударов российской и сирийской авиации» без каких-либо доказательств. По информации политолога Т.Мейсана, «Аль-Джазира» прибегала даже к фотомонтажу, демонстрируя якобы выступления против сирийского режима5. По словам старшего научного сотрудника ИВ РАН Б.В.Долгова, во время его пребывания в Польше ему показали статью из «Газеты Выборча» с написанным по-арабски лозунгом, на котором было требование свергнуть Б.Асада. К удивлению поляков, он, профессиональный арабист, прочел на этом лозунге совершенно другой текст: «Палестинский народ поддерживает Президента Башара Асада»6.

В США поддерживали бывшего Президента Египта М.Мурси, потому что его внешняя политика в целом отвечала американским интересам. Отстранение его от власти армией руководителями Вашингтона и стран Европейского союза было воспринято как «переворот», и США пытались оказать давление на новое руководство Египта, прекратив поставку Каиру военной техники и заморозив оказание военной помощи, тем самым пытаясь подтолкнуть командование египетских вооруженных сил к компромиссу с М.Мурси. В результате этих действий Каир предпринял шаги по сближению с Москвой, договорившись с Россией о поставках вооружений на сумму в 3,5 млрд. долларов7. После этого Соединенные Штаты сняли с АРЕ введенные санкции. Блокировка деятельности ассоциации «Братья-мусульмане» в Египте была болезненно воспринята Турцией, пытавшейся использовать Египет в деле свержения режима Президента Башара Асада.

Россия занимает противоречивые позиции в связи с противодействием исламизму. По Ливии она фактически присоединилась к Западу, проголосовав в поддержку резолюции 1970 Совета Безопасности и воздержавшись при голосовании резолюции 1973. В результате против Великой Социалистической Народной Ливийской и Арабской Джамахирии (ВСНЛАД) были введены санкции и применено насилие, а РФ и соседние страны Африки были лишены возможности помогать Триполи. Президент Д.А.Медведев заявил, что лидер ливийской революции М.Каддафи должен уйти8. В итоге мы потеряли в области военно-технического сотрудничества с ВСНЛАД 4 млрд. долларов и не поставили в страну 20 боевых самолетов, десять вертолетов Ка-52 «Аллигатор», два дивизиона зенитных ракетных комплексов «Фаворит», 40 ЗРК «Панцирь-С1» и несколько десятков танков, а также не модернизировали 140 танков9. Кроме того, «Российские железные дороги» лишились заказа на 4,5 млрд. евро, а «Технопромэкспорт» остановил работу над проектом стоимостью в 600 млн. долларов10.

В отношении Ирака позиции России совпадают с позицией США, Западной Европы и стран Персидского залива. В Москве обеспокоены тем, что ИГ захватило власть над значительной частью территории страны и продолжает оказывать Багдаду военное содействие. Вместе с тем влияние на Ирак у нас остается ограниченным, поскольку в этом отношении главная роль принадлежит Вашингтону.

Что касается Сирии, то мы оказываем этой стране военное и военно-техническое содействие, исходя из того, что приход к власти в Дамаске фундаменталистов повлиял бы не только на ситуацию в арабском мире и на Среднем Востоке, но и сказался бы на положении на Северном Кавказе и в Поволжье. В САР находятся военно-воздушные и военно-морские силы России. Москва протестует против американских атак на сирийские войска и проправительственное ополчение, но вместе с тем она не против действий коалиции против салафитов. Однако в то же время она подчеркивает, что подобные действия должны приниматься с разрешения правительства Сирии или вследствие решения Совета Безопасности.

В целом исламский фактор оказывает воздействие на политику стран мусульманского мира, и действие этого фактора будет в обозримом будущем сохраняться.

1Восток между Западом и Россией. М., 2015. С. 7.

2Независимая газета. 20.10.2014.

3Там же. 14.01.2015.

4Восток между Западом и Россией... С. 31.

5Там же. С. 28.

6Там же.

7www.rg.ru/2014/09/17/egipet-anons.html

8The Washington Post. 28.05.2011.

9www.moskvam.ru/publications/publication_828.html

10Ciberleninka.ru/article/n/rossiyko-arabskie-torgovo-economicheskie-otnosheniya

Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277217 Алексей Подцероб


Ливия. Сирия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277216 Рами Мохаммед Аль-Шаер

Актуальные проблемы Ближнего Востока

Рами Мохаммед Аль-Шаер, Публицист

Без малого 32 года назад в журнале «Международная жизнь» была опубликована моя статья с тем же названием, что и та, которая предложена сейчас вниманию читателей. То были другие времена - международная обстановка была иной и столь же иными были политические приоритеты ближневосточных народов. Некоторые проблемы, которым уделялось важнейшее внимание три десятка лет назад, и сегодня не потеряли своей актуальности, но в наши дни нельзя не задуматься о том, что и подходы к их решению, и условия, в которых нашим народам приходится их решать, в корне отличаются от того, что было 30 или даже 15 лет назад.

В основе большинства проблем, с которыми столкнулись в последние десятилетия народы Ближнего Востока, лежат мировые, порожденные политическими принципами западных стран: глобализацей, доминированием США и их союзников над многими странами Западной Европы, Африки и Латинской Америки и сохранением неоколониалистской политики Запада повсюду, где это возможно.

Казалось бы, говорить о неоколониалистской политике в XXI веке абсурдно, но на самом деле мы являемся ее свидетелями повсюду, не только в Ближневосточном регионе. На наших глазах происходило разрушение украинской индустрии с целью превращения этой страны в аграрный придаток Запада; были отброшены назад в своем развитии Болгария, Румыния, Грузия, Польша. А Запад получил контроль над ними. Налицо не только отмирание промышленного производства в этих странах, но и падение уровня жизни, массовое бегство квалифицированных кадров.

Сегодня более 1 млн. поляков живет только в Великобритании, причем значительное число польских строителей работает на «теневом рынке» за наличные, не платя налогов. Здесь, а также во Франции, Бельгии Германии, работают сотни тысяч прибалтов. Мне рассказывали, что в Дамаске встречали кандидатов наук из Грузии, торговавших на рынках дешевой одеждой; что среди уборщиков мусора в испанской Марбелье - бывший преподаватель вуза из Софии. В своем большинстве государства, некогда входившие в содружество социалистических государств и позже попавшие в орбиту западных стран, Евросоюза, потеряли и квалифицированные кадры, и то, что мы называем приоритетными направлениями в развитии экономики. Иными словами, именно то, что поистине составляло их национальное достояние.

Столь же разрушительные процессы идут и в экономике ближневосточных стран. Американские и западноевропейские банкиры, политологи и советники, их экономисты были всегда особенно убедительны, когда уверяли наших экономистов, что они должны развивать только те отрасли промышленности, которые являются «перспективными». Этим довольно простым приемом им удавалось связывать инициативных промышленников Ближнего Востока по рукам и ногам, вырывать из цепочек промышленного производства важные звенья. Запад всегда старался сделать так, чтобы развивающиеся страны, и особенно страны Ближнего Востока, занимались в основном добычей и частичной переработкой сырья. Запад никогда не был заинтересован в том, чтобы торговать с развивающимися странами честно.

Находясь в 1980-х годах на дипломатической службе, я получал довольно много информации о том, как много залежавшихся товаров сплавлялось в развивающиеся страны в обмен на ценное сырье. Я видел, как транснациональные корпорации скупали рудники и плодородные земли, как создавались условия для того, чтобы экспортировать на Запад ценнейший с его точки зрения товар - талантливых молодых людей. Не только транснациональные корпорации, но и американские и германские фирмы на протяжении десятилетий активно использовали «хед-хантеров» - специалистов, занимающихся поиском и переманиванием талантливой молодежи, включая арабскую, для увеличения своего научно-исследовательского и технического потенциалов.

Чтобы постоянно выигрывать в этой игре, применяются не только дымовая завеса и многовариантное жульничество, но и втягивание государств в опасные теневые сделки. Резкое падение мировых цен на нефть со 110 долларов за баррель до менее 50 долларов, которое имело место с июля 2014 года, было вызвано не только такими объективными факторами, как замедление развития мировой экономики в целом или общее перепроизводство сырья, но и сговором, который имел место между нефтяными монархиями Залива и крупнейшими западными корпорациями.

Если страны Залива приняли предложенную им формулу сговора, то она, вероятно, выглядела так. Резкое снижение цен на нефть ненадолго уменьшит доходы нефтяных монархий, но серьезно подорвет экономическое состояние России и таких экспортеров нефти, как Нигерия, Алжир, Индонезия и Венесуэла. В то же время Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт, себестоимость добычи нефти в которых низка, быстро компенсируют упущенное, но их конкуренты будут испытывать серьезные проблемы, так как текущие инвестиции в нефтяную отрасль оправдываться не будут. Выгоды для монархий Залива казались очевидными, но цены на нефть до сих пор растут незначительно, и теперь это сказывается и на экономике всех без исключения арабских стран. Ведь нефтяная отрасль является тем буксиром, который тянет за собой другие отрасли экономики на Ближнем Востоке.

Зато для Запада падение цен на нефть оказалось очень прибыльным. Китайский эксперт Хуан Цин заметил в своей статье, опубликованной в Сингапуре: «Снижение нефтяных цен также вдохнуло новую жизнь в США и другие развитые страны, которые довольно долго находились в экономическом застое». Падение стоимости нефти привело к тому, что цены на транспорт, перевозки, строительство, путешествия и продукты тоже начали снижаться. Это лишь один из множества примеров, которые можно привести здесь, чтобы в очередной раз напомнить жителям Ближневосточного региона, что развитие экономических отношений их стран с Западом очень часто оборачивается для них потерями. И дело здесь не только в том, что Запад заботится в первую очередь о своих доходах, а потом уже о скромной прибыли партнеров в Ближневосточном регионе. Западные магнаты в абсолютном большинстве относятся к арабам как к людям второго сорта, общаться и сотрудничать с которыми, по их мнению, стоит только тогда, когда это сулит солидные прибыли.

Мне могут возразить, что значительная часть американского истеблишмента ориентирована на развитие отношений с арабскими странами, что большая часть либералов в этой стране, включая еврейскую интеллигенцию, постоянно критикует Израиль и его политику, что западные страны снабжают страны Залива современным оружием; наконец, обратить внимание на то, что благодаря Западу арабские страны избавились от таких диктаторов, как Саддам Хусейн и Муаммар Каддафи. Благодарить ли Запад за это или нет, вопрос спорный, но ясно одно: экономическое положение ливийского и иракского народов, а вместе с ними и народов сопредельных государств в итоге только ухудшилось, а торговые отношения Ливии и Ирака с Западом оказались отброшенными к временам конца 1940-х годов.

Казалось бы, глобализация должна была внести в эту систему серьезные коррективы. Ведь в ее основе, во всяком случае на первый взгляд, речь идет о международном разделении труда, о возможности широкой и практически неограниченной международной торговли, об использовании каждой страной экономического потенциала, который обеспечен ее минеральными ресурсами, резервом рабочей силы и возможностями роста. На поверку выходит совсем иначе. Неограниченное перемещение рабочей силы в условиях, когда Запад накопил значительные средства и резервы для научно-технического и промышленного развития, ведет к растущей миграции квалифицированных кадров из Ближневосточного региона в США, Западную Европу и Австралию.

В ходе «арабской весны» наглядно проявились негативные факторы, связанные с глобализацией в ее западном понимании. Свободное выражение мысли, развитие, укрепление и взаимодействие социальных институтов и общественных организаций понимается США и их союзниками по НАТО как право вести активную пропаганду, выгодную им и тем силам в стране, которые они на том или ином этапе поддерживают.

На протяжении нескольких лет до начала масштабных антиправительственных акций 2011 года в Каире американское посольство в Египте постоянно распространяло информацию о жестокости полиции по отношению к гражданам страны. Американские средства массовой информации и египетская организация по защите прав человека массово распространяли печатные и видеоматериалы, снятые на мобильные телефоны, в которых был показан якобы полицейский произвол. Многие из этих видеоматериалов впоследствии были разоблачены как фальшивки. В 2009 году Госдепартамент США опубликовал Доклад о состоянии прав человека в Египте, в котором утверждалось, что офицеры египетского Министерства внутренних дел и органов безопасности постоянно прибегают к пыткам, чтобы добиться признательных показаний. Как видим, Госдепартамент США задолго готовился к событиям 2011 года.

Госдепартамент вместе с Пентагоном готовился и к другим революциям в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Если ознакомиться с печатными материалами американского дипломатического ведомства касательно «арабской весны», то может сложиться впечатление, что во всех странах, где шли протестные действия, инициатором их были народные массы, а не отдельные группы населения, заинтересованные в смене режима. Но пропагандисты западных стран умело обходят вопрос о том, что в ряде случаев смена режима и волны насилия, которые привели к гражданской войне, не обошлись без теневого присутствия или даже прямого участия вооруженных сил из стран НАТО. А масштабы операции (как известно, демонстрации, бунты, погромы, перевороты, расовые и религиозные столкновения, а также порой и гражданские войны имели место в 22 странах Северной Африки и Ближнего Востока!) говорят о том, что США и их союзники по НАТО надеялись полностью перекроить политическую карту Средиземноморья и установить в ряде стран свое абсолютное доминирование.

Чем же было вызвано применение стратегии такого рода? Во-первых, обычная стратегия США, построенная на военно-политическом давлении и даже на прямом вооруженном вмешательстве в дела других стран, - штука очень дорогая и рискованная и прибегать к ней лучше тогда, когда общество расколото, когда большая часть компрадорской буржуазии и введенные в заблуждение массы способны поддержать натовские удары. Во-вторых - это огромная и оцененная по достоинству американскими пропагандистами сила Интернета: сейчас стало проще с его помощью влиять на умы простых людей, особенно молодежи, чтобы формировать нужный Западу образ мысли.

В конце 2016 года Комиссия ООН по экономике и социальному развитию Западной Азии (ESCWA) опубликовала доклад, в котором признается, что программа «арабская весна», которая была организована и осуществлена американской разведкой в годы правления Президента Обамы, привела к реальной потере роста ВВП в арабских странах в размере 614 миллиардов. За период с 2011 по 2015 год чистые потери в ВПП региона составили 6%. Эти страшные экономические потери арабы нанесли себе сами, пойдя на поводу заокеанских провокаторов и их местных прихвостней.

Верно, режимы Каддафи в Ливии, Бен Али в Тунисе и Мубарака в Египте имели немало отрицательных черт, в этих странах процветали непотизм и коррупция. Но эти болезни общества не нуждались в таком лекарстве, как применение огня и меча. В Ливии, например, успешно развивались социальные институты, осуществлялась забота о бедных, многодетных семьях, больных, развивалась система образования и проводились большая программа жилищного строительства, гражданские реформы, и перемены к лучшему ощущались с каждым годом. Не было никакой необходимости ввергать страну в ад насильственных действий, устраивать братоубийство. Сейчас, после кровавой гражданской войны, в ходе которой западные страны бомбили не только ливийские армейские гарнизоны, но и большие города, страна расколота. Взрывы и перестрелки продолжаются по всей стране. А страдает, как всегда, простой народ.

Невольно возникает вопрос: неужели эксперты НАТО так близоруки, чтобы не предвидеть подобного развития событий? Нет, дело, видимо, в том, что западные дипломаты и разведчики вкупе с военными принимают решения исходя из установок военно-политического руководства НАТО, возглавляемого Соединенными Штатами. А установки эти определяются стратегическими задачами, основанными как раз на принципе доминирования США на международной арене.

Муаммар Каддафи стал врагом США и НАТО в целом потому, что проводил независимую политику не только у себя в стране, но и на всем африканском континенте. Он действительно был довольно часто непредсказуем и не скрывал своего отрицательного отношения к США и Великобритании, но сами американские ближневосточные эксперты нередко замечали, что некоторые резкие заявления в адрес стран НАТО Каддафи делал, так сказать, «для внутреннего рынка», для поддержания в стране своего имиджа непримиримого борца против международного империализма. Как обошлись с этим борцом ставленники НАТО, мы видели на телеэкранах.

Следует разобраться в истинных причинах постоянных нападок на Ливию и неприкрытой агрессии НАТО. Первопричиной называют, естественно, нефтяные ресурсы Ливии, которые Запад всегда мечтал контролировать. Поскольку договариваться с Каддафи Запад в большинстве случаев считал невозможным, он принял решение избавиться от лидера страны. Но это лишь одна из причин. Есть и другие, крайне важные.

Одна из них - активность ливийского лидера на африканском континенте. В 2005 году он выступил на встрече представителей Африканского союза с резкой критикой западноевропейского подхода к помощи развивающимся государствам континента. Он назвал программы помощи унизительными, так как Запад обуславливал эту помощь изменениями во внутренней и внешней политике, да и в экономике африканских государств.

Муаммар Каддафи выдвинул свою программу помощи африканским странам. Она предусматривала как посредничество Ливии в прекращении вооруженных конфликтов на континенте, так и широкие торгово-экономические связи с большинством африканских стран. Эта программа существенно повысила бы авторитет Ливии и лично Каддафи.

К примеру, весьма успешным было его посредничество в регионе Сахель, где пограничные споры и климатические проблемы, с которыми сталкиваются около десятка государств, нередко приводили к серьезным конфликтам. Каддафи умело играл роль посредника также в конфронтации между правительствами стран Сахеля и повстанцами. В целом его миссии имели бесспорный успех.

В центральной и даже в южной Африке Ливия осуществляла широкую инвестиционную и торгово-экономическую деятельность. Созданная Каддафи Ливийская арабо-африканская инвестиционная компания и совместные предприятия в разных странах оказывали существенную поддержку слабым африканским экономикам. Уже к 2009 году ливийские инвестиции в Африке составляли около 300 млн. долларов. Благодаря этому, Ливия приобрела в Африке большой политический вес. Именно это было серьезным раздражителем для стран НАТО: ведь деятельность Каддафи была объективным барьером для неоколониалистской политики Запада, для экономической экспансии западных компаний на африканские рынки. Не могло это не вызывать озлобления и у Саудовской Аравии, которая многие годы, пользуясь своими финансовыми возможностями, пытается обеспечить свое политическое и экономическое влияние на африканском континенте.

Следующая причина, по которой страны НАТО строили планы свержения Каддафи и уничтожения страны в том виде, в каком она существовала, была в самом государственном устройстве республики. Она получила официальное наименование Великая Социалистическая Народная Ливийская Арабская Джамахирия (джамахирия - это неологизм, который можно толковать как самоуправление на основе коммун). В Джамахирии государство делилось на множество коммун, обладавших всей полнотой власти в своем округе, включая распределение бюджетных средств. Управление коммуной осуществлялось первичным народным конгрессом, в который входили все жители коммуны. Каждый человек имел право высказать свое предложение на заседании народного комитета, участвовал в принятии решений и в их реализации. Первичный народный конгресс избирал своих представителей в городской народный комитет и Всеобщий народный конгресс. Тот, в свою очередь, избирал свой постоянный орган - Генеральный секретариат и формировал правительство: Высший народный комитет.

Злом они считали Социалистическую Джамахирию. Только подумайте: народ сам решает свою судьбу, в стране осуществляется самоуправление по принципу народных советов. А правильным западные либералы считают, что народом должны управлять избранные, просвещенные, познавшие истинную мудрость неолиберализма представители элиты. Своих целей лидеры НАТО в известном смысле достигли: на месте самоуправления выросли целых два противоборствующих режима, насквозь коррумпированных и неспособных к эффективному управлению.

Наконец, еще одной и весьма серьезной для Запада причиной вооруженного вмешательства в Ливии было то, что Российский флот в Средиземноморье мог пользоваться ливийскими портами. НАТО всегда мечтала создать такую ситуацию, при которой берега Средиземноморья будут недоступны для российских военных кораблей. И закрыть для этого флота значительную часть северного побережья Африки они смогли. Попытка ограничить возможности Российского флота была также одной из задач, входивших в планы НАТО, когда они начинали, по сути дела, необъявленную войну против Сирийской Арабской Республики.

С 1977 года в сирийском порту Тартус существует российский пункт материально-технического обеспечения 5-й оперативной Средиземноморской эскадры, и США всегда мечтали положить конец присутствию этой базы, которую Российский флот, наоборот, намерен серьезно расширить.

Западные СМИ твердят, что основная причина возникновения антиправительственных акций в Сирии и перерастания их в беспорядки якобы лежит в антинародной и репрессивной политике правительства Башара Асада. В основе конфликта, как считают на Западе, находится противостояние на религиозной почве. Суннитские массы якобы не желают мириться с засильем алавитской общины, которая котролирует правительство и армию и угнетает другие общины. В специальном докладе ООН, подготовленном в 2012 году, говорится, что события в Сирии - это «открыто религиозный конфликт между алавитским ополчением и его шиитскими союзниками, воюющими в основном против суннитских повстанческих группировок». Реальность же существенно отличается от этой формулы.

Истоки недовольства части населения центральной властью в Сирии весьма многообразны и прослеживаются на протяжении почти полувека. На фоне нескольких ближневосточных войн в стране сложились три политические группы, противодействовавшие правящей верхушке. Религиозно-политическая ассоциация «Братья-мусульмане» вместе с другими фундаменталистами вела активную антиправительственную пропаганду и даже начала готовить боевые отряды для вооруженной борьбы. Опорой этой борьбы в массах были недовольные непопулярной экономической политикой правительства и сирийского крыла партии ПАСВ («Баас»). Левые баасисты, активно сотрудничавшие с баасистами Ирака настаивали, чтобы Сирия координировала все политические и военные действия с Ираком. Наконец, клирики-сунниты, которые призывали избавиться от правящей верхушки, возглавляемой алавитами, но не предлагали браться за оружие.

С середины 1970-х годов верховенство в оппозиционном движении принадлежало «Братьям-мусульманам», которые начали осуществлять теракты в отношении государственных деятелей, устраивать взрывы рядом с казармами и военными учебными заведениями, развернули по всей стране настоящую партизанскую войну. Режим ответил репрессиями. Кульминацией конфликта стали бои за город Хама, который оказался главным центром сопротивления «Братьев-мусульман». Правительственные войска применили авиацию и артиллерию, что привело к сильным разрушениям в городе и к гибели многих его жителей. В итоге армия и военизированные формирования взяли город штурмом и исламское восстание на этом закончилось.

Страна почти 30 лет жила мирной жизнью. Но для международного империализма, для недругов Сирии в регионе и за его пределами события 1982 года и бои в Хама были всего-навсего репетицией еще более масштабной авантюры, планы которой строились и обновлялись постоянно.

На протяжении почти трех десятилетий на Западе постоянно напоминали о «резне в городе Хама», о «варварских бомбардировках, предпринятых алавитами», о «безжалостном истреблении мусульман-суннитов». Без конца приводились страшные цифры: якобы правительственные войска убили и казнили до 40 тыс. жителей города Хама. Эта цифра западными СМИ вбивалась в сознание мусульман всего региона. Однако когда Разведывательное управление американской армии рассекретило документы, связанные с сирийскими событиями 1982 года, выяснилось, что число погибших в Хама не превышало 2 тыс. человек, из которых примерно четверть - члены «Братьев-мусульман».

Немалые потери понесли и их союзники - боевики из других арабских стран. Заметим, что при штурме города погибло более 1 тыс. солдат и офицеров правительственных войск. Как видим, потери, понесенные сторонами, вполне соизмеримы с масштабными боевыми действиями. Стоит напомнить еще, что население города составляло тогда примерно 177 тыс. человек. Полагать, что чуть ли четверть населения была уничтожена, полный абсурд. Так что «резня в городе Хама» - классическая выдумка западных информационных агентств.

Новая смута продолжается на сирийской земле уже шесть лет. Но по сути своей это вовсе не религиозный конфликт, так как арабы-сунниты, арабы-шииты, арабы-христиане, черкесы, армяне, туркмены и друзы могли и умели жить рядом без вражды и ненависти. Как и конфликт 1982 года, эти беспорядки были спровоцированы силами извне!

Действительно движущими силами и воюющими сторонами этого противостояния являются формирования, объединенные главным образом по религиозному признаку. В беспорядках принимают участие мусульмане, исповедующие ислам относительно умеренного типа, и группировки радикального типа и даже террористического характера. Но истинные побудительные мотивы лежат за пределами религиозных убеждений. Замечательный политик и востоковед Евгений Примаков как-то сказал: «Гражданские войны в наши дни не ведутся за благое дело и за чистоту помыслов; они ведутся за власть и деньги».

Сирию часто называют «дверями Ближнего Востока». Ее геополитическая ценность, ее географическое положение, ее природные ресурсы привлекали разных правителей еще в глубокой древности: недаром и древние греки, и древние римляне строили там свои крепости и укрепленные города. Сирийский политик Кадри Джамиль как-то заметил: «Если ситуация в Сирии стабильна, стабилен и весь регион. Дестабилизация Сирии, соответственно, есть дестабилизация региона». Эти слова являются объяснением, почему современные неоколониалисты считают столь важным, чтобы Сирия не дружила с Москвой и другими странами ШОС, а оказалась бы в орбите США и их союзников.

Есть, однако, и еще одна серьезная причина осложнения ситуации в Сирии. В Восточном Средиземноморье лишь одна страна, а именно Сирия, является заметным производителем углеводородов. В 2009 году добыча составляла более 400 тыс. баррелей нефти и 200 млн. кубических футов природного газа в день. По сравнению с мощностями стран Залива это цифры скромные, но перспективы производства велики: в 2010 году разведанные запасы нефти в САР достигали 2,5 млрд. баррелей, а запасы природного газа - 8,5 трлн. кубических футов.

Но главные природные богатства Сирии не в восточных районах добычи, а в той части средиземноморского шельфа, которая является собственностью сирийского народа. Здесь находятся такие запасы природного газа, которые способны снабдить энергией Восточное Средиземноморье на многие годы вперед. Соблазн для Запада добиться измненения сирийского режима и получить доступ к этим богатствам велик, даже если придется пожертвовать миллионами арабов. На сегодняшний день война в Сирии уже унесла почти четверть миллиона мусульман - по обе стороны баррикад. Еще более 4,5 млн. сирийцев оказались в эмиграции.

ИГИЛ с 2013 года действует главным образом на территории Сирии, где в городе Эр-Ракка находится его штаб-квартира, и Ирака - как непризнанное квазигосударство. Но подконтрольные ИГИЛ боевые отряды и террористические группы орудуют сегодня еще в десятке стран, включая Афганистан, Алжир, Пакистан, Ливию, Йемен и Нигерию. Пожалуй, только в одном Ливане удалось свести почти к нулю деятельность местных отрядов ИГИЛ. Причиной появления этой террористической организации некоторые ученые на Западе, да и в России, считают быстрый рост населения в странах Ближнего Востока, обнищание масс, высокую безработицу, отсутствие реальной демократии, социальной справедливости и всяких переспектив у молодежи из бедных семей на улучшение жизни и достойное существование, что в совокупности ведет к радикализации части общества, к религиозному экстремизму. Все эти факторы, безусловно, имели большое значение для роста популярности и привлекательности ИГИЛ, особенно если учесть, что боевики этой организации получают денежное содержание, несоизмеримое с доходами местного населения.

Но боевиками не всегда становятся добровольно. Журналистка Анхар Кочнева, прожившая в Сирии несколько лет, справедливо заметила на страницах еженедельника «Аргументы и факты», что в ИГИЛ попадают и те, кто изначально имел проблемы с психикой и искал возможности для выброса накопленной агрессии: именно такие отрезают головы пленным, расстреливают захваченных людей десятками и даже сотнями. Другие просто проявляют внешне полную лояльность захватившим их населенный пункт террористам: они пытаются таким образом сохранить жизнь себе и своим близким. Был период, когда численность этой организации достигала 200 тыс. человек.

Этот монстр появился на свет не из-за безработицы и не из-за беспросветного существования части населения. Сирия и Ирак никогда не были богатыми странами, но в этих странах не было такой чудовищной нищеты и такой обездоленности, какую можно наблюдать в некоторых странах Азии и Африки. Наоборот, там отмечалось поступательное развитие: экономика росла, а с ней и уровень жизни.

Результат американского вторжения в Ирак оказался далеким от того, который ожидали авторы проекта. США и Великобритания откровенно приняли сторону шиитского населения Ирака, благоприятствовали шиитским и курдским политикам, а те, уволив большинство офицеров и сержантов армии Саддама и фактически лишив их средств к существованию, создали боеготовую оппозицию правительству.

Вторжение западных государств стало катализатором процесса размежевания общества, изоляции значительной части суннитов от попыток восстановления мира и нормальной жизни. Дестабилизация обстановки в стране создала предпосылки для формирования ИГИЛ. Это признали и английские политики, включая Тони Блэра. В Ираке родилось и начало крепнуть суннитское сопротивление, в среде суннитов возникли и повстанческие группы - предшественники ИГИЛ. По сути дела, ИГИЛ было наследником группировки «Аль-Каида», созданной радикально настроенными суннитами после американского вторжения 2003 года и ставшей ведущей силой в повстанческом движении. Вывод американских войск из Ирака создал идеальные условия для развития ИГИЛ.

Когда страны НАТО заявили, что хотят избавиться от Президента Асада, и начали снабжать оружием вооруженные группы, воюющие с правительством САР, ИГИЛ получило от этих групп значительную помощь. Антиасадовские отряды делились этим оружием и снаряжением с отрядами ИГИЛ - часть покупалась у них боевиками, а часть просто отбиралась. Мне известен случай, когда боевики ИГИЛ просто расстреляли отряд антиасадовской оппозиции и забрали оружие, которое перевозилось на его базу.

В ходе президентской гонки на выборах 2016 года в США Дональд Трамп прямо заявил, что своим рождением ИГИЛ обязано Президенту Обаме и Хиллари Клинтон. Его позицию поддержал и афганский Президент Карзай, многие другие руководители государств Азии. Собственно, это признал и сам Барак Обама. Выступая во Флориде в декабре 2016 года с речью о борьбе с терроризмом, он подтвердил, что вторжение США в Ирак и допущенные при этом ошибки стали одной из причин появления ИГИЛ. Это признание означает, что США и их союзники по НАТО совершили целую цепь преступлений на Ближнем Востоке: они осуществили агрессию против Ирака, объявили войну законному сирийскому правительству, создали условия для рождения и укрепления террористической организации, совершившей тысячи тяжелых преступлений против народов Ирака и Сирии, снабжали оружием непосредственно анти-асадовскую оппозицию, а косвенно - ИГИЛ, начали боевые действия в Сирии без всякого одобрения международного сообщества и без санкции ООН и, наконец, в ряде случаев атаковали сирийские правительственные силы и сбивали их самолеты. Все эти преступления вполне заслуживают не только международного осуждения, но и их расследования медународным трибуналом.

Помимо близорукой политики ведущих стран НАТО, огромную роль в рождении ИГИЛ сыграли и еще два важных фактора. Во-первых, то, что Турция фактически открыла широкий коридор для потока джихадистов всех мастей в Сирию и Ирак, тем самым существенно увеличив число боевиков-иностранцев, которые к тому же порой имели боевой опыт. И во-вторых, это тот факт, что Саудовская Аравия, ОАЭ и Катар активно помогали антиасадовскому движению (читай - ИГИЛ) деньгами, оружием и даже подготовкой боевиков. Их важнейшим военно-политическим мотивом было то, что нефтяные монархии всерьез опасались усиления Ирана и его влияния на шиитов во всем регионе.

Начать подрыв иранского влияния они решили с Сирии, которая много лет сотрудничала с Ираном, и Йемена, где шиитские повстанцы провели ряд успешных операций и даже контролируют столицу бывшей Йеменской Арабской Республики - Сану. В обоих случаях Саудовская Аравия и ее союзники сильно просчитались. Для оказания помощи правительству Сирии были не только сформированы добровольческие отряды местных шиитов, но и прибыли подразделения из Ирана. Законное правительство САР поддерживают также бригады Армии освобождения Палестины, иракских и ливанских шиитов. Есть интернациональные части и в Йемене, где коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией, несмотря на варварские воздушные бомбардировки, явно завязла и имеет не так уж много шансов на достижение конечной цели - разгрома шиитского движения в подбрюшье Саудовской Аравии.

Сирия понесла в результате спровоцированной войны наибольшие людские потери, но и материальные потери чудовищны. По оценкам Комиссии ООН по экономике и социальному развитию Западной Азии, только за первые пять лет борьбы потери в ВПП и капитальных вложениях составили 259 млрд. долларов. Такой небогатой стране, как САР, понадобятся долгие годы, чтобы восстановить ифраструктуру, жилье, транспорт, систему здравоохранения. Но сирийцы считают, что они сберегли главное - свою страну.

Наиболее значительную роль в сохранении независимой Сирийской Арабской Республики сыграли в самый критический момент ее истории Российские Вооруженные силы. Участие России в противодействии международному терроризму было высоко оценено народами Ближневосточного региона. Неоценимую роль в прекращении кровопролития во многих районах Сирии сыграл российский Центр по примирению враждующих сторон. Благодаря миротворческой деятельности офицеров центра и разъяснительной работе, которая велась в отдаленных районах страны, удалось превратить многие города и села в населенные пункты, в которых течет сейчас мирная жизнь. Территории, находяшиеся под контролем ИГИЛ, постоянно сокращаются. К концу прошлого года террористы потеряли более 14% захваченных ими территорий. В разгар операций ИГИЛ на оккупированных ими территориях находилось около 10 млн. человек, сейчас это число уменьшилось примерно до 6 миллионов.

Не всем на Западе по душе победы сирийского народа. «УордПресс», информационный блог, распространяющий новости на многих языках и принадлежащий американцу и британцу, опубликовал в конце апреля карту Сирии, на которой ИГИЛ контролирует две трети сирийской территории, а относительно небольшие гарнизоны ИГИЛ легко выдерживают натиск правительственных сил в ключевых районах страны. Западные блоги плетут небылицы о российских бригадах спецназа, принимающих участие в боях. Западу, как это понятно, вовсе не нравится, что Россия помогает сирийскому народу и что российские летчики находятся в САР по приглашению правительства страны. Но в России хорошо понимают, как возникают в разных районах мира силы, подобные ИГИЛ, и хорошо знают по опыту боевых действий прошлого, что противника лучше уничтожать на дальних подступах к родным границам. Один из российских офицеров, проходивших службу в САР, как-то сказал: «Я и мои товарищи всегда понимали, что если мы сражаемся за друзей, то сражаемся и за отчий дом».

Новый саудовский король Салман ибн Абдул-Азиз Аль Сауд - опытный администратор, он некоторое время продолжал курс своего покойного брата. Ожидалось, что король Салман будет вести менее жесткий курс по отношению к оппозиции и осторожно осуществлять реформы. В честь своей интронизации он приказал сделать двухмесячные выплаты госслужащим, учащимся и пенсионерам, выпустил из тюрем большое число заключенных, попавших за решетку по гражданским делам, выделил 20 млрд. долларов на строительство новых электростанций и сооружений по снабжению населения питьевой водой. Этими мерами он хотел показать, что его правление будет благотворным для страны, и действительно заслужил похвальные отзывы от миллионов саудовцев. Но тут же выяснилось, что король мало чем отличается от своих предшественников, когда речь заходит о политико-религиозной оппозиции и о так называемых государственных преступлениях. Число казненных им уже в первый год правления перевалило за сотню.

Вообще, расправы с оппозиционерами, особенно с шиитами, стали массовыми. В начале 2016 года он велел казнить шиитского богослова Нимр ан-Нимра, что привело к разрыву дипломатических отношений с Ираном. Племянник богослова Али Мухаммед ан-Нимр был приговорен за участие в демонстрациях в 2011-2012 годах к смертной казни через распятие, несмотря на то что на момент свершения вмененного ему преступления осужденный был несовершенолетним.

Налицо двойные стандарты английской и американской элит. На словах ратуя за демократические преобразования в арабских странах, за отмену смертной казни и религизные свободы, они действуют весьма избирательно. На протяжении десятилетий ими поддерживаются такие режимы, как саудовский, несмотря на то, что казни и антидемократические меры там служат нормой, а также катарский и бахрейнский. Саудовская Аравия не раз помогала эмиру Бахрейна подавлять в его стране народные выступления. В Йемене королевство, а также Катар и ОАЭ продолжают вести жестокую войну, убивая тысячи мирных жителей и не страшась осуждения либералов в Америке и просвещенной Европе.

Саудовский монарх - хранитель двух главных святынь ислама. Королевство имеет большое влияние на многие мусульманские страны мира. Но на тему отношений Саудовской Аравии с другими странами региона надо смотреть шире. Еще 30 лет назад прогрессивные силы на Ближнем Востоке поднимали вопрос о единстве арабских стран, которое необходимо для решения главных политических и экономических проблем региона. Речь шла не о сплочении арабских стран вокруг идеи, как это предлагали баасисты, а о выработке единой позиции по ближневосточной проблематике и полном исключении вооруженных конфликтов между нашими странами.

Если Саудовская Аравия, Катар и другие страны региона будут продолжать оказывать финансовую и материально-техническую поддержку повстанцам, ведущим войны на религиозной почве, против законных правительств, если регион превратится в костер, в котором будут сгорать сотни тысяч мусульман и представителей других конфессий, то Ближний Восток станет регионом скорби и трагедий. Неужели кому-то хочется, чтобы на месте государств региона в конце концов образовались миниформации, созданные по религиозному признаку? Неужели различия в мусульманских конфессиях столь велики, что, воюя за утверждение верховенства одной из них, можно уничтожать сотни тысяч себе подобных?

Проблемы конфессиональных различий и равенства их перед законом внутри государства, безусловно, существуют, но наши страны должны определить для себя пути и методы их решения. Когда мы говорим об арабском единстве, мы прежде всего подразумеваем, что нам надо сообща, непредвзято и честно принимать решения, как исправить положение в той или иной стране. Ближний Восток - это большой и богатый природными ресурсами регион, в котором много активной и не находящей себе достойного применения молодежи, это регион огромных перспектив, если только мы сами не сведем их на нет войнами и междоусобицами. Если мы станем регионом мира, регионом, в котором будет международное разделение труда и развитие общей культуры, нищета, отчаяние и обездоленность уйдут в прошлое. Но для этого прежде всего нужно добиться, чтобы арабские страны не воевали между собой и не поддерживали антиправительственные силы в соседних странах.

Признаем, что добиться этого непросто, учитывая неослабевающее вооруженное противостояние в Северной Африке и на Ближнем Востоке. В настоящее время на месте четырех самостоятельных и развивающихся государств Ближнего Востока - более десятка вооруженных, воюющих анклавов. В Ливии их четыре: правительство в Триполи, власть генерала Хафтара в Тобруке, территория, которую контролируют племена, и участки, захваченные местными отрядами ИГИЛ. В Йемене - три территории, контролируемые противоборствующими силами: хуситы контролируют восток страны и столицу, «Аль-Каида» - центральную часть, а войска бывшего президента - все остальное. В Сирии - четыре зоны, подконтрольные разным силам: на севере - курдам, некоторые районы на западе и востоке - ИГИЛ, остальное в руках правительства республики. Разные районы Ирака контролируются шиитами, курдами и террористами ИГИЛ, которые закрепились в нескольких городах.

Запад делает мало, чтобы прекратить кровопролитие в этих районах мира, напротив, подливает масла в огонь, продолжая вооружать страны, задействованные в конфликтах. Симптоматично, что свое первое зарубежное турне новый американский президент начал с Ближнего Востока. В ходе его визита в Саудовскую Аравию было заключено соглашений на 350 млрд. долларов, из которых контракты на поставку саудовцам современных вооружений составляют почти 110 миллиардов.

Американские компании приветствовали сделки, но народы Ближнего Востока не могли не испытать серьезную озабоченность. 20 мая тысячи демонстрантов вышли на улицы столицы Йемена Саны в знак протеста против заключения сделки по поставке вооружения Эр-Рияду. Ведь пакет контрактов включает поставку саудовцам 150 американских вертолетов «Блэк Хок» на сумму 6 млрд. долларов, и мало кто сомневается, что они рано или поздно будут широко использованы саудовцами в ходе их вооруженного вмешательства в гражданскую войну в Йемене. Неудивительно, что в ряде стран шииты провели массовые митинги под лозунгом «Нет американскому терроризму в Йемене!». Заметим, что еще Барак Обама заморозил в свое время поставки высокоточного оружия Эр-Рияду, так как опасался, что оно может быть использовано против мирного населения в Йемене. Трамп, как видим, превзошел Обаму: новая сделка, заключенная Трампом, предполагает возобновление продажи высокоточного оружия.

Массовые поставки современного американского оружия увеличивают не только арсеналы стран Ближнего Востока, но и арсеналы террористов: можно судить по опыту последнего десятилетия, как это оружие расползается по региону, делая атаки террористов все более эффективными. Но иногда это оружие превращается в своего рода бумеранг. В свое время американцы поставили афганским душманам портативные зенитные ракеты «Стингер» и купленные у Пакистана тяжелые пулеметы ДШК, чтобы сбивать советские самолеты и вертолеты. Когда в 2001 году американские войска начали операцию в Афганистане, те же «Стингеры» и ДШК стали применяться против американской техники.

Ближний Восток все больше напоминает гигантскую пороховую бочку, а пороховые склады, как мы знаем из истории, имеют обычай взлетать на воздух. Кроме того, широкомасштабные поставки американского оружия в Саудовскую Аравию опасны еще и потому, что, по мнению многих экспертов, саудовский режим не обладает особой прочностью. Недавно органами безопасности королевства была предотвращена попытка теракта в Мекке, но попытка эта, надо думать, далеко не последняя. Как известно, жестокостью развитие подпольных движений никогда не удавалось остановить. Среди саудовских эмигрантов, живущих в США и Канаде, есть те, кто ожидает серьезных потрясений в своей стране уже через два-три года. Было бы трагедией, если бы саудовские арсеналы оказались в руках террористов.

В арабских странах и за их пределами самые информированные люди после журналистов - арабы - владельцы кофеен. Они общаются каждый день с сотнями людей и получают от них информацию буквально обо всем. От них можно услышать и шутки на политические темы. Давным-давно из одной такой кофейни прилетело прозвище, которое дали Катару: «дистанционный пультик Вашингтона». Катар действительно всегда покорно двигался в фарватере американской политики. В 34 км от столицы страны Дохи расположена крупнейшая американская военная база в регионе - Эль-Удейд, центр воздушных операций которой контролирует воздушное пространство Ирака, Сирии, Афганистана и еще 17 стран. Здесь базируются более 100 самолетов, включая бомбардировщики В-1. «Пультик», как видим, непростой, серьезный. Хотя у американцев есть еще базы и в Саудовской Аравии, ОАЭ, Омане, а в Бахрейне дислоцируется Пятый флот ВМС США.

Казалось бы, эти страны, которые, как и Катар, в известном смысле тоже «пультики Вашингтона», должны держаться одним косяком, но в начале июня Бахрейн и Саудовская Аравия, а за ними Йемен, Египет, ОАЭ и еще несколько стран разорвали дипотношения с Катаром, а затем выдвинули своего рода ультиматум из 13 пунктов, от выполнения которых зависит восстановление отношений. Важнейшими пунктами были: остановить расширение турецкой военной базы в Катаре, свести к минимуму дипломатические отношения с Ираном и закрыть медиасеть «Аль-Джазира».

Были тут и еще два пункта, которые не могли не вызвать удивления во всем регионе: перестать вмешиваться в дела соседних стран и прекратить поддержку таких организаций, как «Фронт ан-Нусра» и «Аль-Каида», не говоря уже об ИГИЛ. Эти последние два пункта наверняка заставили власти в Дохе криво улыбнуться: уж там-то точно знают, кто был основным спонсором антиправительственных сил в Сирии на протяжении целых пяти лет. Как гласит старая русская поговорка «Чья бы корова мычала...»

Реакция стран, упомянутых в послании эмиру Катара, была именно такой, какую ожидали в Дохе. Турция комментировала его так: у нее нет разногласий в отношениях со странами Залива, но Катар - независимое государство, и эмират волен создавать здесь базы тех стран, с которыми взаимодействует. В Тегеране просто пожали плечами: обычный выпад в адрес Ирана! Но ближневосточные эксперты не могли не заметить, что потенциальное сотрудничество Катара, Турции и Ирана меняет геополитическую игру в Заливе. Турция сближается с Катаром, крупнейшим производителем природного газа в регионе, что, вкупе с уже строящимся российско-турецким газопроводом «Турецкий поток», делает Анкару значительно мощнее с точки зрения поставок газа на Ближний Восток и в Европу. От всего этого выигрывает и Катар, который уже давно зондировал почву для улучшения отношений с Ираном и Россией, но больше всех, думается, выиграет Россия. Сотрудничество Дохи, Анкары и Тегерана в ее интересах. Так что демарш арабских стран вызван не столько их обидой на Катар, сколько меняющейся для них ситуацией в Заливе. Хочется надеяться, что разум восторжествует во всех столицах Ближнего Востока и вершители судеб народов региона начнут думать не о том, что их разъединяет, а о том, что может их объединять.

Трамп перед поездкой на Ближний Восток объявил, что одна из целей поездки - предпринять шаги по решению арабо-израильского конфликта. Трамп всегда показывал, что занимает произраильскую позицию. Когда Президент Обама решил воздержаться от голосования по резолюции Совета Безопасности ООН, осудившей незаконное строительство поселений Израилем, Трамп обрушился на него с критикой. Но став президентом, он решил, что для успешного диалога с палестинцами и арабскими лидерами ему нужно выступить против строительства новых поселений. Израиль спустя всего несколько дней после инаугурации Трампа объявил о планах строительства новых поселений на Западном берегу реки Иордан. Это вынудило Трампа выдавить из себя, что планы Израиля «не помогают» мирному процессу. Ответ Кнессета не заставил себя ждать: он легализовал экспроприацию израильскими властями палестинской земли, принадлежавшей частным лицам, чтобы начать там же строительство тысяч домов для израильтян и иммигрантов. В Израиле не собираются останавливать строительство новых поселений. Ползучая аннексия продолжается. С 1993 года, когда был подписан меморандум о взаимопонимании между Организацией освобождения Палестины и Израилем, число израильтян, живущих в еврейских поселениях на Западном берегу, утроилось.

Если условия жизни и труда на Западном берегу назвать тяжелыми, то какими нужно называть условия существования в секторе Газа? Жизнь большинства молодых людей здесь безрадостна, бесперспективна, полна житейских забот и лишена простых радостей, которые обычны для их сверстников в Европе. Израиль не считает нужным задумываться о будущем оккупированных земель и судьбе миллионов палестинцев, живущих в условиях апартеида. Но тогда об этом должны задуматься миллионы людей на планете. Сейчас война в Сирии и конфликты в других районах земного шара на время скрыли дымом пожарищ ситуацию на оккупированных палестинских территориях, но о них необходимо постоянно напоминать человечеству. Это долг каждого из нас.

Ливия. Сирия. Катар. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277216 Рами Мохаммед Аль-Шаер


Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277215 Станислав Чернявский

Приднестровье в тисках украинского кризиса. К 25-летию начала приднестровского конфликта

Станислав Чернявский, Директор Центра постсоветских исследований Института международных исследований МГИМО МИД РФ, доктор исторических наук, профессор, Чрезвычайный и Полномочный Посланник

В июне текущего года исполнилось 25 лет трагедии в Бендерах - молдавском городе, население которого отвергло планы кишиневских националистов запретить им работать и говорить на русском языке, обучать русскому языку своих детей. Попытки мирным путем достичь компромисса по вопросу о «праве на родной язык» закончились безрезультатно. Молдавия раскололась надвое, началось вооруженное противостояние. 2 марта 1992 года армия, оснащенная бронетехникой и артиллерией, поддержанная румынскими добровольцами, развернула полномасштабную войсковую операцию против Приднестровья. 19 июня 1992 года в результате массированного артиллерийского обстрела города Бендеры погибло почти 700 мирных жителей, более 1300 человек получили ранения, 100 тыс. стали беженцами. Город спасли от уничтожения вошедшие в него части 14-й российской армии. 21 июля  1992 года в Москве президенты России и Республики Молдова (РМ) в присутствии президента Приднестровской Молдавской Республики (ПМР) подписали Соглашение о принципах мирного урегулирования вооруженного конфликта в Приднестровском регионе Республики Молдова1.

Сформированная в соответствии с этим документом миротворческая миссия в составе российского, приднестровского и молдавского контингентов к настоящему времени свою основную задачу выполнила - установила мир в регионе. Но конфликт остается неурегулированным и сегодня. Обе части некогда единого государства - Республика Молдова и Приднестровская Молдавская Республика - живут раздельно, выбрав собственные пути развития.

Непрекращающаяся война на Юго-Востоке Украины и активная русофобия киевских властей привели к резкому обострению ситуации вокруг Приднестровья. Республика практически блокирована, и все общение с внешним миром идет через Кишиневский аэропорт. Воздушное пространство Украины, как известно, для российской авиации закрыто. На существующих сухопутных таможенных пунктах - пяти международных КПП и восьми пунктах пропуска межгосударственного значения - до конца текущего года будет введен совместный молдово-украинский контроль. Выезд и въезд с российскими или приднестровскими паспортами будет фактически перекрыт.

На встрече с премьер-министром Молдовы П.Филипом 13 февраля 2017 года в Киеве Президент Украины П.Порошенко призвал Кишинев усилить нажим на Приднестровье. Он заявил, что «только решительные действия позволят восстановить территориальную целостность Молдавии», и обещал, что Украина предпримет любые действия в поддержку территориальной целостности, независимости и суверенитета Молдовы2.

К началу 2017 года Украина сосредоточила на границе с Приднестровьем две армейские бригады, подразделения национальной гвардии и погранвойск. Всего около 8-10 тыс. солдат и порядка 200-250 единиц бронетехники, включая танки и реактивные системы залпового огня3. При этом агрессивные планы в отношении ПМР особо не скрываются, а угрозы в адрес России и официального Тирасполя звучат неоднократно. Усиление блокады на границе с ПМР ведется в рамках стратегии НАТО, направленной на выдавливание ОГРВ* (*ОГРВ - Оперативная группа российских войск дислоцирована в Тирасполе с 1995 г., численность - 6,5 тыс. военнослужащих.) мирным или военным путем из Приднестровья, ликвидацию ПМР и вовлечение Молдовы в евроатлантические структуры.

Представители официального Киева поддерживают риторику радикальных прозападных кругов в Молдове, предлагая признать Приднестровье «страной-агрессором». Сохраняя значительное военное присутствие на границе с ПМР, Украина намеренно создает экономические, логистические и иные проблемы в расчете на то, что маятник молдавской внутренней политики вновь качнется и позволит ликвидировать «российский анклав». Хотя амбициозные военно-политические планы в отношении ПМР пока остались нереализованными, никто от них не отказался, и лишь боязнь российского военного ответа и нестабильная политическая ситуация в самой Молдове мешают Киеву проводить более агрессивную политику в отношении ПМР.

Длительная нестабильность внутриполитической ситуации в Молдове, вызванная обострением борьбы между прозападными партиями, невероятной коррупцией, насаждением идеи «воссоединения» с Румынией, на некоторое время отодвинула вопрос о судьбе Приднестровья на второй план. Захватившие власть «панъевропейские» силы погрузили Молдову в многолетний политический кризис. Постоянные митинги в столице, смены премьер-министров, украденный кредитный миллиард, интриги олигарха Влада Плахотнюка - все это сделало политическую ситуацию столь неустойчивой, что втянуть официальный Кишинев в открытую конфронтацию с ПМР не удалось. Усталость значительной части молдавского общества от провальной экономической и социальной политики местных евроинтеграторов способствовала избранию 23 декабря 2016 года президентом страны социалиста Игоря Додона.

Одним из предвыборных лозунгов И.Додона стал призыв к воссоединению страны. По словам молдавского лидера, основная задача его президентства - сделать все возможное, чтобы приблизиться к политическому урегулированию молдавско-приднестровского вопроса. «Считаю, что реальный срок начала воссоединения страны - 2019-2020 годы», - заявил И.Додон4. Он выступает за создание федеративного молдавского государства с единой границей, общей финансовой, банковской и судебной системой, предлагая оставить Приднестровью флаг, гимн и парламент.

На встрече со спикером Госдумы РФ В.Володиным в Москве 10 мая 2017 года молдавский президент обнародовал ключевые принципы своего внешнеполитического курса. Среди них И.Додон назвал молдавскую государственность, разъяснив, что имеет в виду сохранение единой Молдовы и необъединение ее с какими-либо странами. Вторым - нейтралитет и неприемлемость НАТО. Третьим принципиальным моментом глава республики обозначил православную веру и, наконец, четвертым - «стратегическое партнерство с нашими друзьями из России».

По его мнению, сохранение приднестровского конфликта выгодно Западу, который «хотел бы поставить границу на Днестре, чтобы это была и граница НАТО». «Также это выгодно Румынии, поскольку реинтеграция Республики Молдова поставит крест на всех надеждах об «унире» [объединении]. Я думаю, что есть силы, которые вообще хотели бы спровоцировать какой-нибудь вооруженный конфликт на Днестре. Мы не должны этого допустить», - подчеркнул молдавский президент. По его словам, нужно объединить страну, «найти внутренний консенсус и консенсус с основными внешними партнерами».

И.Додон полагает, что для решения проблемы Приднестровья достаточно договориться по нескольким узловым проблемам, а именно: нужна общая граница, единая судебная система, банковская система, демилитаризация. Все другие полномочия и прерогативы, которыми сейчас располагает Приднестровье, должны сохраниться5. Президент утверждает, что, несмотря на имеющиеся у него серьезные разногласия с правящей коалицией Молдавии по многим вопросам, по проблеме Приднестровья якобы существует межпартийная договоренность, позволяющая ему ее решить.

На практике, однако, позиция президента не разделяется правящей в Кишиневе проевропейской коалицией (Демократическая, Либеральная и Либерал-демократическая партии), выступающей за силовую реинтеграцию Приднестровья по собственным лекалам.

По словам вице-премьера Молдовы по реинтеграции Георге Бэлана, правительство завершает доработку официальной концепции урегулирования приднестровского конфликта. Судя по высказываниям молдавских экспертов, концепция будет базироваться на силовом подходе.

Из озвученных на июнь текущего года в экспертном сообществе предложений особый интерес представляет разработанный Институтом эффективной политики под руководством Виталия Андриевского проект «Реинтеграция Молдовы: поощрение и принуждение. План возвращения левобережных районов Молдовы»6.

Основой проекта является утверждение о том, что Приднестровье - «мятежный пророссийский анклав», а «захватившая власть криминальная группировка представляет опасность не только для населения региона и Молдовы в целом, но и для других стран мира как источник криминала и коррупции».

Авторы проекта исходят из того, что стратегической целью Молдовы является полное и безоговорочное возвращение левобережных районов. В рамках нынешнего формата переговоров эта задача, по их мнению, невыполнима, так как администрация ПМР занимает деструктивную позицию, отказываясь в принципе обсуждать возврат региона в Молдову. Поэтому первоочередным этапом является вывод Приднестровья за рамки переговорного процесса.

В этих целях эксперты советуют молдавским властям предложить участникам переговоров в формате «5+2»* (*В переговорах по приднестровскому урегулированию в формате «5+2» участвуют Молдавия и Приднестровье - как стороны конфликта; Россия, Украина, ОБСЕ - как посредники; Евросоюз и США - как наблюдатели.) подписать Меморандум о принципах урегулирования конфликта, включающий следующие положения:

1. Руководство ПМР торпедирует любые конструктивные переговоры, стремясь к сохранению сложившегося статус-кво, который полностью ее устраивает. В связи с такой позицией представителей ПМР Молдова не видит смысла в дальнейших встречах с ними, хотя и готова вести переговоры с другими участниками формата «5+2».

2. Основой приднестровского режима являются криминалитет и подавление прав человека, что представляет опасность для мирового сообщества как источник криминала и коррупции. Поэтому нынешний статус ПМР как стороны переговоров должен быть заменен на статус «криминальной структуры». На этом основании представители ПМР выводятся из формата переговоров, а любые соглашения, ранее с ней заключенные, исключаются из официальных документов.

3. Единственно возможным вариантом урегулирования является возврат Приднестровья в состав Молдовы в границах Советской Молдавии и, соответственно, изъятие из повестки переговоров каких-либо иных вариантов.

4. Участие в госструктурах ПМР является преступлением. Необходим их полный демонтаж с одновременным предоставлением возможности продолжения работы в госструктурах Молдовы тем, кто проявит лояльность и готовность к сотрудничеству.

5. После реинтеграции на территории бывшего Приднестровья будет проведен референдум о его преобразовании в несколько административно-территориальных единиц совместно с прилегающими правобережными территориями.

В проекте «реинтеграция через поощрение и принуждение» подчеркивается необходимость детальной проработки всех внутриполитических, внешнеполитических и военных рисков воссоединения. В частности, возможных вариантов внутриполитического противостояния, вплоть до импичмента президенту, если будет доказано, что он «работает на противника». Не исключается введение военного положения.

Предлагается разработать «Дорожную карту» и календарный план поэтапных мероприятий по реинтеграции Приднестровья в состав Молдовы, рассчитанный на два-три года, в котором будут четко расписаны очередность мероприятий и сроки их реализации, с определением ответственных лиц. В качестве юридического механизма реализации «Дорожной карты» реинтеграции необходимо принять пакет законов и поправок к уже действующим законам, в которых нужно зафиксировать базовые параметры реинтеграции и уточнить полномочия задействованных в этом процессе ведомств.

В качестве приложения к указанному меморандуму эксперты предлагают подписать соглашение с Россией о сроках вывода российского контингента с территории Приднестровского района РМ. Потребовать передачи складов на территории Молдовы, временно контролируемой ПМР, под охрану молдавской армии и немедленного вывода с территории де-факто контролируемой властями ПМР российского военного контингента.

В проекте концепции предусмотрены и меры принуждения профилактического характера как к отдельным гражданам, так и структурам Приднестровья, не выполняющим законы Молдовы и замеченным в пропаганде сепаратизма. Предлагается, в частности, депортировать граждан других стран, «поддерживающих сепаратистский режим», и закрыть для них минимум на пять лет въезд в Молдову, а также запретить всем иностранным гражданам, включая дипломатов и журналистов, въезд на территорию, контролируемую ПМР.

В целях информационного обеспечения процесса реинтеграции намечено выделить специализированные теле- и радиоканалы для вещания на ПМР, а также создать соответствующий интернет-канал. Согласовать с Украиной план действий по полному отключению для ПМР всех видов связи, включая Интернет.

Хотя приведенная выше программа реинтеграции является лишь экспертной разработкой и по мере подготовки официальной молдавской концепции появятся, возможно, другие планы, вряд ли они будут принципиальным образом отличаться друг от друга, ибо базовый подход один - присоединение с последующим преобразованием в несколько административно-территориальных единиц совместно с прилегающими правобережными территориями. Ни о какой федеративной форме, предлагаемой Президентом И.Додоном, речь не идет.

Оппозиция утверждает, что президентский план носит формально-декларативный характер и не содержит «Дорожной карты» пошаговой реализации. Более того, они предлагают активнее использовать заметное ослабление авторитета власти в Приднестровье для усиления межэлитной борьбы, экономического ослабления и дезинтеграции региона.

Независимость по-приднестровски

Подготовка Кишиневом концепции реинтеграции без консультаций с Приднестровьем вызывает обеспокоенность в Тирасполе. Тем более что это делается не впервые - в 2005 году Парламент Молдовы в одностороннем порядке уже принял закон о статусе «левобережья Днестра»7

Президент ПМР В.Красносельский полагает, что такой подход обречен на провал: «Если концепция не будет согласована с приднестровским народом, то она останется лишь декларативным документом. Решать судьбу Приднестровья без него - недопустимо»8. По его мнению, до тех пор, пока Молдова не дала правовую оценку массовым убийствам приднестровских граждан четверть века назад, какие-либо рассуждения о реинтеграции нереальны. Тем более что приднестровское руководство рассматривает переговоры «5+2» как бракоразводный процесс, который должен привести к независимости ПМР. В качестве компромисса Тирасполь готов предложить модель конфедерации с равными правами сторон.

Приднестровский лидер ссылается при этом на референдум 2006 года, на котором население региона проголосовало за независимость Приднестровья с последующей интеграцией в Россию9. Таким образом, официальные подходы Молдовы и Приднестровья по-прежнему несовместимы и пока нет даже намека на возможность компромиссного решения.

Между тем враждебное кольцо вокруг ПМР неуклонно сжимается. Находясь в тисках украинского соседа, республика испытывает серьезные транспортно-логистические трудности. В результате усиления блокады за первые десять месяцев 2016 года объем экспорта из ПМР сократился почти на 13% (до 489 млн. долл.), а импорта - на 26% (до 764 млн. долл.). Соответственно, резко снизились налоговые поступления: по состоянию на середину года - в три раза. 46,3% всех приднестровских поставок в 2016 году пришлось на Молдову, 11,3% - на Украину. Поставки из ПМР в Молдову за  11 месяцев 2016 года составили 226,4 млн. долларов, и это более чем на 50 млн. долларов меньше, чем в 2015 году10.

Следствием ухудшения экономического положения стал крах социально ориентированной внутренней политики, которая всегда представляла одну из «визитных карточек» республики: здесь были самые низкие в регионе коммунальные тарифы, население имело множество льгот, высокие пенсии. Кризис привел к тому, что многие льготы отменили, коммунальные платежи выросли многократно, зарплаты и пенсии урезали на 30%. Все это привело к разочарованию действующей властью.

На внутриполитическую ситуацию влияет и то, что в Приднестровье за последние четверть века выросло новое поколение, позиция которого, несмотря на публично декларируемую верность, трудно предсказуема. Многие приднестровцы принимают молдавское гражданство, дающее право на безвизовые поездки в ЕС. Кроме того, около 90 тыс. приднестровцев состоят на консульском учете в украинском посольстве в Кишиневе. По данным последней переписи населения (октябрь 2015 г.), в республике постоянно проживают 475 665 человек.

Серьезный риск для ПМР представляет не только сложное социально-экономическое положение, но и разобщенность правящей элиты, сформировавшейся за годы независимости. Для нее будущее региона и его государственность - особо значимая категория, вопрос жизни и смерти. Любое изменение правового статуса республики приведет не только к лишению властных полномочий, но и, вполне вероятно, к судебному преследованию. Состоявшиеся 11 декабря 2016 года президентские выборы, ставшие практически референдумом о доверии руководству, - яркое свидетельство разлома элит.

На этих выборах Президент ПМР Е.Шевчук и его команда потерпели сокрушительное поражение в первом же туре. Борьба развернулась между сторонниками президента и партией «Обновление», представляющей интересы крупнейшей в стране бизнес-империи - холдинга «Шериф». В руках «Шерифа» сосредоточены крупные активы республики: сеть супермаркетов, футбольный клуб, единственный в ПМР оператор мобильной связи, сеть АЗС, Тираспольский винно-коньячный завод «KVINT», текстильная фабрика «Tirotex» и другие. С момента основания, в начале 1990-х, «Шериф» выстроил особые отношения с властью, что позволило ему стать монополистом во многих сферах бизнеса. В 2000-е холдинг занялся политикой, создав партию «Обновление». Ее лидером стал Е.Шевчук, работавший в тот период заместителем директора ООО «Шериф». Впоследствии его пути с фирмой разошлись, и в 2011 году Е.Шевчук с большим отрывом выиграл президентские выборы.

 В ходе избирательной кампании 2016 года Е.Шевчук использовал антиолигархическую повестку дня, обвиняя «Шериф» в том, что руководители холдинга пытаются «подменить государственные интересы собственными». При этом власть на полную мощь включила административный ресурс, открыв ряд уголовных дел в отношении сотрудников «Шерифа». На улицах Приднестровья бесплатно раздавали газету «Вместе с Россией - против олигархов!», отпечатанную тиражом 200 тыс. экземпляров. Из нее можно было узнать, что Россия до сих пор не признала Приднестровье якобы из-за всевластия местных олигархов и что состояние основателя «Шерифа» Виктора Гушана превышает 2 млрд. долларов11

В результате президентом ПМР избрали представителя партии «Обновление» В.Красносельского, а бывший президент 28 июня 2017 года подавляющим большинством голосов депутатов парламента был лишен неприкосновенности. Против него возбудили пять уголовных дел о коррупции, контрабанде и хищении, вместе тянущие на 12 лет тюрьмы. Той же ночью он покинул Тирасполь, выехав в Кишинев.

Разобщенность правящей элиты происходит в условиях активной работы в республике различных НПО, значительных вливаний в сеть некоммерческих организаций по линии ООН, европейских и американских программ, массового приглашения приднестровцев на различные семинары и тренинги. Все это создает условия для появления «третьей силы». Тем более что Приднестровье живет в режиме «молдавских ворот», единственное окно в мир - аэропорт Кишинева, а вокруг - враждебно настроенные украинские радикалы.

ВЫВОДЫ ДЛЯ РОССИИ

Как в этих условиях вести себя России? Очевидно, что ее действия на молдавском направлении должны быть сконцентрированы на достижении реальных прагматических целей. Хотя в условиях конфликта с Украиной и санкций Евросоюза Приднестровье требует дополнительных финансовых усилий, его безопасность остается в центре внимания российского руководства.

Россия была бы готова помочь в реинтеграции Приднестровья в состав единого молдавского государства при соблюдении следующих базовых условий: сохранение его нейтралитета, внеблокового статуса, независимости от Румынии, а также гарантий для властных позиций и бизнеса нынешней приднестровской элиты, включая формирование общей внешней политики. Но подобный подход в современных условиях нереален, поскольку молдавская элита категорически отказывается рассматривать возможности трансформации в федерацию, а для Приднестровья «широкая автономия» - слишком низкая стартовая точка даже для теоретической дискуссии. Не надо забывать, что у ПМР накоплен солидный опыт строительства собственной идентичности и проживания в отдельном от Молдавии образовании, даже в условиях отсутствия признания.

Наконец, недоверие между Россией и Западом блокирует их совместные действия, ставя под вопрос гарантии сохранения изначальных договоренностей. В особенности в том, что касается нейтралитета Молдавии, поскольку НАТО вряд ли откажется от стратегии приближения своей инфраструктуры к границам России (в том числе и через территорию Молдовы).

Весьма позитивным представляется укрепление связей на высшем уровне между президентами России и Молдовы. Приглашение Игоря Додона на парад Победы 9 Мая стало кульминацией того внимания, которое Владимир Путин лично оказывает молдавскому президенту после его избрания в ноябре прошлого года. Между лидерами состоялись уже несколько встреч. Появились и значимые результаты: во-первых, граждане Молдавии, нарушившие российское миграционное законодательство, получили возможность до 12 мая 2017 года пройти амнистию (по информации самого Додона, этим воспользовались не менее 10 тыс. молдаван).

Во-вторых, есть символический прорыв в торгово-экономической сфере: после полного запрета в 2013 году на российский рынок возвращаются вина молдавской государственной компании «Cricova». До сих пор такие политические исключения делались только для вин из Приднестровья и Гагаузии. Наконец, с подачи России И.Додона пригласили на заседание Высшего Евразийского экономического совета в апреле 2017 года, где Молдавии после принятия соответствующего регламента ЕАЭС был обещан статус наблюдателя. Не стоит забывать и о масштабной информационной поддержке, которую Москва оказывает молдавскому президенту: он регулярно дает большие интервью ключевым российским государственным СМИ, а его деятельность активно освещается ими в положительном ключе.

И все же вряд ли России следует питать какие-то иллюзии по поводу И.Додона. Конечно, по вопросам сохранения «молдавской государственности» и «конституционного нейтралитета» страны президент занимает весьма радикальную позицию в молдавской внутренней политике, где наблюдается глубокий раскол по вопросу об отношении к нынешней России. В то же самое время важно осознавать реалии молдавской политики. Возможности И.Додона ограничены не только его формальными полномочиями, но и структурными факторами.

Что касается долгосрочной перспективы решения приднестровского вопроса, то оно, как представляется, напрямую зависит от того, в чью пользу закончится война на Украине, поскольку нынешний режим вряд ли откажется от проведения антироссийской русофобской политики, которая в числе прочего подразумевает и ликвидацию Приднестровья.

 1www.okk-pridnestrovie.org›dokument-1.htm

 2https://eadaily.com/ru/news/2017/02/13/ukraina-zhdet-ot-moldavii-reshitelnyh-deystviy-po-pridnestrovyu

 3http://colonelcassad.livejournal.com/3455854.html

 4Независимая газета. 06.06.2017.

 5Там же.

 6Андриевский Виталий. Решение проблемы Приднестровья. Реинтеграция Молдовы: поощрение и принуждение // https://drive.google.com/open?id=0B2n8Yk_zGQpxZzJpdVZvV0EtbGM

 7Закон №173 от 22.07.2005 «Об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра (Приднестровья)» // www.lex.justice.md›index.php?action=view…lang…view=doc

 8Независимая газета. 09.06.2017.

 9www.mid.gospmr.org›ru/pbp

10www.novostipmr.com›ru/news…pridnestrove…v-2016-godu…

11http://www.kommersant.ru/doc/2865641

Молдавия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277215 Станислав Чернявский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277212

«Мягкая сила»: добровольное взаимодействие и доступ к ресурсам

Александр Ганощенко, Главный специалист-эксперт отдела аналитики и мониторинга Управления стратегического планирования и кадрового развития Россотрудничества

Понятие «мягкая сила» («soft power») известно в российской науке уже более десяти лет. За это время оно стало одной из наиболее популярных тем в отечественной политологии, прочно закрепилось в литературе и нашло отражение в Концепции внешней политики Российской Федерации1,2,3. С теоретической точки зрения этот термин, заимствованный из трудов Джозефа Ная-мл.4, оказался не просто модным и бессодержательным словом, а, напротив, позволяет взглянуть по-новому на многие аспекты международных отношений5,6,7. Появились также исследования, в которых рассматривается задействование «мягкой силы» в международном бизнесе, деятельности транснациональных корпораций, эффективно использующих данный инструментарий в укреплении своих экономических позиций8

Активное практическое применение «мягкой силы» по своим темпам значительно обогнало теоретическую проработанность концепции. И сейчас получается, что теория догоняет практику, обобщая и систематизируя имеющийся разрозненный опыт. Сам Дж.Най указывал на недостаточную теоретическую проработку данной идеи: «Мягкая сила» - это скорее образное обобщение, чем нормативно выраженная концепция»9

В работах различных исследователей можно подметить тенденцию своего рода объективизации «мягкой силы». Например, П.Б.Паршин указывает: «Обладание «мягкой силой» - это состояние, открывающее перед обладателем возможность разнообразных действий, но само оно ни действием, ни деятельностью не являющееся»10. Иными словами, исследователи склонны представлять себе «мягкую силу» как некие присущие государству характеристики, предопределяющие его привлекательность для других государств или их граждан. В попытках дать более четкое определение часто указывают в качестве ее компонентов национальную культуру и историческое наследие. Собственно, объективизация «мягкой силы» представляет, на наш взгляд, серьезное затруднение в анализе ее как элемента внешней политики того или иного государства, а также в выработке рекомендаций практического использования.

В данном контексте возникает вопрос о механизме ее влияния на другие страны. В профильной литературе сколько-нибудь ясного и развернутого ответа не дается. Классическое определение Дж.Ная также не подводит к пониманию механизма влияния «мягкой силы» на другие страны: «То или иное государство может достигать предпочтительных для него результатов в мировой политике потому, что другие государства хотят следовать за ним или соглашаются на некоторую ситуацию, обеспечивающую такие результаты. В этом смысле в мировой политике в определенных случаях так же важно устанавливать повестку дня и структурировать ситуации, как и заставлять других изменяться. Этот второй аспект силы, который проявляется, когда одна страна добивается того, чтобы другая хотела того же, что и первая, может быть назван приобщающей, или «мягкой силой», в противоположность жесткой, или командной силе приказания»11.

Неоднократно предпринимались попытки научно обосновать действие «мягкой силы». К примеру, Дж.Маттерн пытался объяснить ее влияние посредством коммуникативного фактора как власть, проявляющуюся через создание структуры представления о действительности12. Эта точка зрения опирается на одно из определений в работе Дж.Ная13. Подобная позиция была подхвачена в России, в частности Т.Р.Кузьминой, рассматривавшей Интернет как средство «мягкой силы»14, а также в работе И.А.Чихарева и О.В.Столетова, которые считают, что основой данного феномена выступает массовая культура, оказывающая влияние на сознание населения и политической элиты15.

С нашей точки зрения, коммуникативный подход в теории «мягкой силы» носит скорее поверхностно обобщающий, иллюстративный характер, нежели систематизирующий и разъясняющий причинно-следственные связи. Процесс информкоммуникаций, многокомпонентный и весьма сложный, включает в себя анализ и критику информации, а также целенаправленное противодействие в информационной сфере16. В этом контексте он, несомненно, затрагивает ряд аспектов «мягкой силы», но вряд ли способен вскрыть ее суть.

Сам Дж.Най явно отвергал коммуникативный подход, выступая также против сведения «мягкой силы» исключительно к массовой культуре17, а также считал некорректным отождествление «мягкой силы» с культурой в целом18. То есть выступал против расширительного понимания своей концепции. По мнению М.А.Неймарка, в работах Дж.Ная возникли определенные нестыковки, подрывающие его теоретические построения и открывающие возможность произвольных трактовок19. На наш взгляд, этого можно было избежать, если бы Дж.Най предложил концепцию механизма реализации «мягкой силы», то есть разъяснил, каким именно образом одна страна добивается, чтобы другая страна желала того же, что и первая.

Отталкиваясь от первоисточника, можно сформулировать основной и наиболее актуальный вопрос в исследовании «мягкой силы»: что именно заставляет одну страну принять точку зрения другой или граждан этой страны принять точку зрения, распространяемую иностранным правительством, чтобы возникло явление, описанное определением Дж.Ная. Иными словами, что является главным триггером для принятия и следования чужеродным, зачастую даже противоречащим исконному культурно-историческому коду государства концепциям.

Для поиска вариантов ответа на этот вопрос, на наш взгляд, необходимо обратиться к примеру страны, активно использующей «мягкую силу» в своей внешней политике, - ФРГ.

Германия среди стран, использующих «мягкую силу» в своей внешней политике, отличается прежде всего выраженной дистанцированностью от «жесткой силы» и развитой системой институтов «мягкой силы», главным образом культурного, образовательного и научного характера. Среди этих институтов можно назвать Немецкую службу академических обменов, Институт Гёте, фонды немецких политических партий: Фонд Эбелин и Герд Буцериус, Фонд Александра Гумбольдта, Фонд немецкой экономики, Фонд Эберхардта-Шёка, Фонд Герды-Хенкель, Фонд Фридриха Эберта, Фонд Фридриха Науманна, Гамбургский фонд поддержки преследуемых по политическим мотивам, Фонд Ганса Зайделя, Фонд Генриха Бёлля, Фонд Конрада Аденауэра, Фонд Роберта Боша, Фонд Розы Люксембург20, организации немецкой диаспоры - Немецко-русский дом21, различные ассоциации. Эти структуры часто работают под руководством МИД ФРГ и получают финансирование из государственного бюджета.

ФРГ рассматривает фонды и НПО как наиболее действенный и проверенный инструмент внешней политики22. Цели деятельности этих организаций, способных работать в условиях, когда официальные внешнеполитические органы оказываются неэффективными, формулируются предельно ясно: «Мы хотим одновременно воздействовать на становление политического и общественного порядка, на ход процессов принятия политических решений и на развитие политических и общественных институтов. Мы хотим изменить структуры»23.  

Неправительственные организации ведут обширную научную и образовательную работу как в стране пребывания, так и в самой Германии. В этом случае используются различные стипендиальные программы для представителей политической элиты, журналистов и ученых, а также для студентов и аспирантов24. Данные программы немецких фондов, как правило, предусматривают участие в общественных мероприятиях, специальных семинарах, на которых слушателей знакомят с идеологией и политической позицией соответствующих партий, со строгим контролем их посещения и результатов учебы. Также создаются группы бывших стипендиатов, через которые отслеживается их социальное, финансовое положение, карьерное движение и социальная активность.

Большое внимание германские неправительственные организации уделяют изучению немецкого языка. К примеру, в Балтийском федеральном университете им. И.Канта немецкий язык изучают более 
3 тыс. студентов25. Большую работу в этой сфере ведет Институт Гёте - признанный лидер в преподавании немецкого языка за пределами ФРГ.

Таким образом, «мягкая сила» ФРГ добивается своей внешнеполитической задачи тремя основными способами. Во-первых, преподавание немецкого языка среди иностранных граждан, что автоматически превращает их в реципиентов и потребителей продукции немецких информационных ресурсов, предоставляет возможности личной коммуникации с представителями ФРГ. Во-вторых, ознакомление с немецкой моделью организации государства и общества, его важнейших институтов, достижениями немецкой науки и техники (эту функцию исполняют фонды, немецкие университеты и служба академических обменов). В-третьих, всемерное содействие продвижению участников программ культурного и образовательного сотрудничества в политическую и общественную элиту своих стран, а также установление прочных, долговременных контактов этих представителей с немецкой политической и общественной элитой.

Стоит отметить, что суть «мягкой силы» ФРГ сводится к установлению прямой, постоянной коммуникации между институтами германского государства и наиболее перспективными представителями других стран. Следуя метафорическому подходу Дж.Ная - предоставлению доступа иностранных элит, а также отдельных групп иностранных граждан к немецким политическим, культурным и научным ресурсам.

Это взаимодействие, добровольное по своей сути (и этим оно отличается от «жесткой силы», принуждающей по своему характеру), в которой каждая группа субъектов удовлетворяет свои интересы. Об этой стороне «мягкой силы» говорил Дж.Най: «Мягкая сила» не должна быть игрой с нулевым результатом, в которой достижение одной страны обязательно означало бы потери для другой»26. Немецкая группа субъектов удовлетворяет свои интересы во влиянии на политические и общественные элиты других стран, на принимаемые решения и на создаваемые или развиваемые общественные институты.

Иностранная группа субъектов (например, российская) удовлетворяет другой интерес, выражаемый в стремлении решить те или иные политические, экономические или социальные вопросы, или же, если речь идет об отдельных индивидуумах, в занятии высокого положения в своем обществе или получении более выгодного положения в немецком обществе в случае возможной эмиграции. Институты германской «мягкой силы» предоставляют им такую возможность непосредственно: в форме грантов, субсидий и иных форм прямой экономической поддержки, организации контактов и выгодного взаимодействия с немецким бизнесом, возможности трудоустройства в крупных немецких или международных компаниях, а также опосредованно: в основной массе случаев, предоставляя качественное образование, нередко за счет принимающей стороны.

С нашей точки зрения, «мягкой силой» обладают государства с более высоким уровнем экономического и социально-политического развития по сравнению с другими, превращающимися в ее потенциальных реципиентов. Ее основы формируются в ходе их исторического развития, и в этом смысле действительно представляют собой национальное культурное наследие. Однако реализация «мягкой силы» невозможна без сознательной и целенаправленной организации доступа представителей других стран к этому наследию, причем не случайного, а специальным образом конструированного так, чтобы этот доступ и его последствия отвечали внешнеполитическим интересам страны - обладателя «мягкой силы». Принцип ее влияния, таким образом, состоит в заимствовании другими странами или их отдельными представителями передового социально-политического или экономического опыта, значимых политических или экономических ресурсов (в случае развития на основе «мягкой силы» тесного двустороннего сотрудничества). Нехватка этих ресурсов или опыта, принимающего влияние «мягкой силы», обусловленная сравнительно более низким уровнем развития, делает взаимодействие с достаточно развитой страной потенциально выгодным, в ряде случаев неизбежным, а потому политически целесообразным.

Страна, оказывающая влияние «мягкой силы», управляя доступом к своим ресурсам, может не только открывать этот доступ, но и закрывать его, то есть, говоря языком жесткой политики, вводить санкции. Проблема санкций в контексте «мягкой силы» была поставлена в работе М.А.Неймарка27, и она, на наш взгляд, значительно углубляет понимание «мягкой силы» как добровольного взаимовыгодного взаимодействия. «Мягкая сила» может действовать не только предоставлением доступа к политическим, экономическим и культурным ресурсам, но и отказом в таком доступе.

Предложенное понимание «мягкой силы» позволяет перейти к формированию теоретической концепции, учитывающей достижения Дж.Ная и других исследователей, а также имеет большое практическое значение для внешней политики Российской Федерации.

Основными тезисами этой теоретической концепции, по нашему мнению, могут быть следующие положения.

Во-первых, в действии «мягкой силы» со стороны одного государства на другие необходимо учитывать сравнительный уровень экономического развития влияющего игрока и подвергающихся влиянию «мягкой силы». Более богатая и развитая страна эффективнее оказывает влияние на менее развитые, чем если бы речь шла о субъектах взаимодействия, стоящих примерно на одинаковом уровне развития. Сравнение ВВП в валовом и подушевом измерениях вполне выразительно, поскольку социальное, общественное и политическое развитие какой-либо страны является производным от экономических возможностей.

Стремление государств и их граждан повысить уровень своего благосостояния за счет сотрудничества с более развитыми странами, заимствования их опыта и использования их ресурсов является важным фактором, объясняющим механизм воздействия «мягкой силы».

Во-вторых, влияние «мягкой силы» строится на предоставлении доступа к ресурсам влияющей страны: экономическим, политическим, научным, образовательным, культурным. В частности, доступ к образовательному ресурсу обеспечивает возможность пользоваться социальными лифтами: работники с более качественным высшим образованием или же с дипломом признанного зарубежного вуза имеют больше шансов на выгодное трудоустройство. Это также важные социальный и политический факторы в масштабе общественных организаций или отдельных граждан. К примеру, руководители политических партий в странах, испытывающих влияние «мягкой силы», прежде всего молодые лидеры, могут детально изучить эффективные стратегии и применить их в собственной политике, в целях привлечения сторонников, победы на выборах или укрепления своего политического положения.

Организация доступа к ресурсам является важным аспектом, который имеет определяющее значение для успеха политики «мягкой силы». Она должна вестись на основе долгосрочной стратегии, предусматривать создание и поддержание политических, общественных и образовательных институтов, обладать необходимыми финансовыми средствами, техническим оснащением и кадровым потенциалом. Весьма значимый момент - обучение языку страны-донора. На примере «мягкой силы» ФРГ видно, насколько большое внимание уделяется изучению немецкого языка, развитию системы учебных учреждений, различных курсов, мультимедийных средств, а также поддержке интереса к немецкому языку за рубежом. Чем больше «мягкая сила» задействована во внешней политике, тем больше усилий должно прилагаться для создания структуры, осуществляющей доступ к ресурсам.

С точки зрения влияющего игрока, предоставление такого доступа является выгодным. Использование эффективного опыта (особенно если это сочетается с усвоением идеологии и ценностных установок донора) политической элитой страны, на которую влияет «мягкая сила», делает ее политику более предсказуемой, вплоть до следования в фарватере государства-донора, образования долговременных политических альянсов по принципу ведущий-ведомый. Доступ к экономическим, научным и образовательным ресурсам открывает для влияющей страны возможности выхода на рынок товаров и услуг и позволяет также в определенной степени снизить конкуренцию. В ФРГ именно этому аспекту политики «мягкой силы» уделяется большое внимание.

В-третьих, кроме позитивных мер «мягкой силы», например описанного выше доступа к ресурсам, могут быть еще и негативные, санкционные меры, предусматривающие ограничение или даже лишение такого доступа для целых стран или отдельных организаций и граждан. В рамках такого подхода предполагается, что, столкнувшись с санкциями, партнеры изменят свое поведение, чтобы восстановить выгодный для них доступ к ресурсам. Кроме того, сама по себе возможность лишения доступа (в немецких фондах, как было сказано выше, практикуется строгий контроль за стипендиатами) заставляет избегать нежелательных для влияющей страны действий или высказываний.

Теоретический анализ как концепции Дж.Ная, так и ее практического применения в разных странах, в особенности опыт ФРГ, в течение десятилетий строившей свою внешнюю политику на методах «мягкой силы» (этот инструментарий стал использоваться Западной Германией задолго до появления описывающего его термина; в Германии иногда задействовали термин «привлекательная сила» - die Anziehungskraft), имеет большое значение для выработки российской политики «мягкой силы».

Нельзя не отметить, что в Концепции внешней политики Российской Федерации 2013 года «мягкая сила» была упомянута лишь обобщенно28, при этом в достаточно негативном контексте. Половина параграфа была посвящена риску деструктивного и противоправного применения «мягкой силы» и оказания с ее помощью давления. Среди приоритетов Российской Федерации в решении глобальных проблем29 было указано «совершенствовать систему применения «мягкой силы»». Но не было предложено ни целей, ни задач, ни субъектов воздействия, ни самой системы «мягкой силы». Любопытно, что не упомянули Россотрудничество, несмотря на то, что на данный момент этот федеральный орган наиболее подходит по своим целям и задачам для реализации политики «мягкой силы».

При явно недостаточном уровне разработки стратегии использования «мягкой силы» во внешней политике России, конечно, нельзя рассчитывать на значительный эффект. Российская доктрина «мягкой силы» нуждается гораздо в более тщательном анализе, прежде всего с прикладной точки зрения, нацеленности на конкретные результаты.

Исходя из сделанного выше анализа, главное место в разработке российской доктрины должны занять не информационно-коммуникативные средства, а изучение ресурсной составляющей «мягкой силы». Там можно выделить три подвопроса. Во-первых, к каким именно политическим, экономическим, образовательным или культурным ресурсам Россия может предоставить доступ для других стран и их граждан. Во-вторых, какие именно страны могут быть заинтересованы в доступе к этим ресурсам. Разработка списка стран сформирует примерную сферу влияния «мягкой силы» России и представление о значимости этого фактора для внешней политики. Впрочем, было бы целесообразно определить не только круг государств, которые наиболее вероятно подвергнутся влиянию российской «мягкой силы», но также и проанализировать те страны, в которых влияние «мягкой силы» для России желательно. Это необходимо для разработки перспективной концепции. В-третьих, каким образом необходимо реорганизовать уже сложившуюся структуру институтов, чтобы влияние «мягкой силы» стало наиболее эффективным.

«Мягкая сила» во внешней политике является значимым и весьма мощным инструментом. К примеру, США с помощью средств экономического воздействия «мягкой силы» разрешили в свою пользу стратегическое, ядерное противостояние с СССР, без преувеличения, важнейшую в мировой политике ХХ века политическую задачу. ФРГ с помощью средств «мягкой силы» осуществила мирное объединение Германии в 1990 году, при этом полностью поглотив и «переварив» своего главного политического соперника - ГДР, с упразднением государственности, общественных и политических институтов и ликвидацией экономического базиса немецкого социалистического государства. Объединение Германии было, вне всякого сомнения, триумфом внешней политики ФРГ.

Поэтому, на наш взгляд, «мягкая сила» является важнейшим инструментом внешней политики России, особенно в разрешении проблем стратегической безопасности, и теоретической разработке концепции российской «мягкой силы» должно быть уделено больше внимания.

 1Концепция внешней политики Российской Федерации 2013 г. (утратила силу в соответствии с Указом Президента РФ от 30 ноября 2016 г.) // http://www.mid.ru/bdomp/nsosndoc.nsf/e2f289bea62097f9c325787a0034c255/c32577ca0017434944257b160051bf7f

 2Основные направления политики Российской Федерации в сфере международного культурно-гуманитарного сотрудничества (утв. Президентом РФ 18 декабря 2010 г.). // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_130289/

 3Путин В.В. Россия и меняющийся мир // Московские новости. 27.02.2012.

 4Nye J.S. Jr. Soft Power // Foreign Policy. 1990. №80. P. 166.

 5Hall T. An Unclear Attraction: A Critical Examination of Soft Power as an Analytical Category. The Chinese Journal of International Politics 3. 2010. P. 189-211.

 6Vuving Alexander L. How soft power works. Toronto. September 3. 2009.

 7Леонова О.Г. Интерпретация понятия «мягкая сила» в науке // Научно-аналитический журнал «Обозреватель - Observer». 2015. №2 (301). С. 80-89.

 8Кузьмина Т.Р. Практические аспекты мягкой силы. Санкт-Петербург: Изд-во Санкт-Петербургского экономического университета, 2015. С. 8.

 9Най Дж. С. Будущее власти. Как стратегия умной силы меняет XXI век. М., 2014. С. 148.

10Паршин П.Б. Приключения мягкой силы в мире коммуникативных технологий (прекраснодушные заметки) // Soft power, мягкая сила, мягкая власть. Междисциплинарный анализ. Коллективная монография. М.: ФЛИНТА, Наука, 2015. С. 15.

11Nye J.S. Jr. Op. cit.

12Mattern J.B. «Why ‘Soft Power’ Isn’t So Soft: Representational Force and the Sociolinguistic Construction of Attraction in World Politics». Millennium: Journal of International Studies 33. 2005. №3. P. 583-612.

13Nye J. S. Jr. Soft Power: The Means to Success in World Politics. N.Y. Public Affairs 2004.

14Кузьмина Т.Р. Практические аспекты мягкой силы. Санкт-Петербург: Издательство Санкт-Петербургского экономического университета, 2015. С. 28-35.

15Чихарев И.А., Столетов О.В. «Мягкая сила» и «разумная сила» в современной мировой политической динамике. М.: МГИУ, 2015. С. 28-35.

16Почепцов Г.Г. Информационные войны. М.: Рефл-бук; Киев: Ваклер, 2000.

17Nye J. S. Jr. Soft Power… P. 11.

18Най Дж. С. Будущее власти... С. 58.

19Неймарк М.А. «Мягкая сила» в мировой политике. К уточнению проблемного поля. Часть 1 // Обозреватель-Observer. М., 2016. №1 (312). Январь. С. 38.

20Soft Power: европейские НПО. Активность, приоритеты, структура. Справочно-информационное издание. М.: ИПО «У Никитских ворот», 2014. С. 38.

21Макарычев А.С., Сергунин А.А. «Мягкая сила» в действии: Германия и Калининград // Россия и современный мир. М., 2013, №1(78). С. 86.

22Herzog R. Weltweiteres Wirken für Demokratie und Reichsstaatlichkeit. Ansprache zur Jubiläumsveranstaltung der FES am 8. März 1995 in Bonn. Bonn, 1995. S. 2.

23Henning O. Netzwerke schaffen // Einblicke. 1997. №10. С. 8.

24Погорельская С.В. Неправительственные организации и политические фонды во внешней политике Федеративной Республики Германии. М.: Наука, 2009. С. 165-166.

25Макарычев А.С., Сергунин А.А. Указ. соч. С. 83.

26Най Дж. С. Будущее власти... С. 162.

27Неймарк М.А. «Мягкая сила» в мировой политике... С. 40.

28Концепция внешней политики Российской Федерации 2013 г. … Гл. 2. П. 20.

29Там же. Гл. 3. П. 39.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277212


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277211 Сергей Рябков

США с годами все меньше и меньше склонны искать компромиссы

Сергей Рябков, Заместитель министра иностранных дел России

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Сергей Алексеевич, в последнее время активно обсуждается антироссийский закон, принятый Конгрессом США и подписанный Президентом Д.Трампом. Означает ли сам факт подписания данного закона начало длительного периода, когда США в отношении нашей страны разворачиваются к полити-ческой и экономической конфронтации, или все-таки это документ об ограничении возможностей Президента Д.Трампа в большей степени является фактором внутриполитической борьбы в США?

Сергей Рябков, заместитель министра иностранных дел России: И то и другое. То, что Президент Д.Трамп, подписывая закон, сказал относительно неприятия попыток обеих палат Конгресса посягнуть на конституционные полномочия президента, говорит само за себя.

Но что касается конфронтации между нашими государствами, то я бы не стал заходить так далеко в обобщениях. Надеюсь, до конфронтации не дойдет. Мы будем работать в пользу того, чтобы если не полностью преодолеть разрушительный эффект закона, то хотя бы найти пути, как минимизировать ущерб.

Однако проблема в том, что без нового решения обеих палат Конгресса, которое законодательным порядком отменит все то, что они сейчас наворотили в российско-американских отношениях, избавиться от этого будет очень трудно и усилий уйдет немало. Таковы факты. Речь идет о действии членов Конгресса США, которое будет иметь долгосрочные последствия. Спрогнозировать, сколько времени потребуется, чтобы хотя бы выработать более или менее нормальный модус операнди с США, сейчас сложно. Будем к этому стремиться.

А.Оганесян: Насколько Президент США может проводить собственную внешнюю и внутреннюю политическую линию и готов к этому в нынешних условиях?

С.Рябков: Я бы не сказал, что администрация Трампа во многих отношениях уже проявляет себя как определяющая внешнеполитическую повестку дня. Да, действительно у президента привлекательная внутриполитическая программа, и она, как я понимаю, остается востребованной у значительной части американцев. Но с точки зрения ее воплощения в конкретных делах все движется, насколько можно судить, не так успешно, как хотелось бы Белому дому, исполнительной власти в целом.

Что касается внешней политики - по крайней мере ее «российской составляющей», - пока можно испытывать только разочарование. Вынужден констатировать, что во многом это все еще продолжение худшего из наследия Обамы. Даже наблюдается некоторое ужесточение в риторике, по ряду аспектов политической линии, которая вызывала проблемы в отношениях США с нами, да и рядом других стран, на завершающем отрезке пребывания у власти предыдущей администрации. То есть «на круг» получается, что мы имеем дело с «негативной преемственностью» в американской политике в отношении России и некоторой пробуксовкой, как это видится с позиции стороннего наблюдателя, реализации тех лозунгов, идей, предложений, которые озвучивались в Вашингтоне ранее. Посмотрим, что будет дальше.

Конечно, Д.Трамп - человек волевой, настолько умудренный жизненным опытом, что внутриполитические штормы для него, наверное, не помеха. Однако мы видим, что по некоторым сюжетам «дрейф» администрации в сторону доминирующих в Конгрессе настроений происходит. Пока еще можно сказать, что администрация Трампа находится в стадии поиска и становления своих подходов. Но весьма печально, что отношения с Россией не прошли испытание на прочность с точки зрения устойчивости к нападкам, которые в последние месяцы шли по нарастающей. В конечном итоге большинство и в Палате представителей, и в Сенате, по сути, навязало свою волю администрации.

А.Оганесян: История, безусловно, не знает сослагательного наклонения. Но если бы к власти пришла Хиллари Клинтон? Думаю, что мы переживаем времена, которые были бы лучше при демократах.

С.Рябков: Допускаю, что вы правы. Могло бы быть драматическое ухудшение, но мы не можем это проверить, мы можем рассуждать абстрактно и гипотетически. Вместе с тем фактом, который для меня имеет в данной ситуации очень существенное значение, является то, что именно из недр Демократической партии, той партии, кандидат которой проиграл, был выпущен антироссийский джинн, родился

призрак погони за внешним врагом. В результате возникли те эффекты, что мы видим сейчас в форме нового закона, в виде общей параноидальной обстановки вокруг России в США, абсолютно необъяснимых в рациональных категориях вспышек обвинений нас во всех «смертных грехах» и определенной мании преследования, которой оказались охвачены очень многие политики и функционеры в Вашингтоне.

Беспрецедентным образом демократы, используя Россию как жупел, используя отношения с Россией как инструмент, как кувалду, которой они хотели разбить президентство Трампа, подорвали на долгие годы возможность выстраивания с нами разумных отношений. К сожалению, это так. И кто бы ни был Президентом США, кто бы ни победил на следующих выборах, он или она в условиях введенного в действие закона, принятого обеими палатами Конгресса, будет чувствовать себя крайне связанным с точки зрения проведения более разумной политики в отношении России. Это большая проблема, которой не было раньше. В определенном смысле - новая реальность.

А.Оганесян: Масштаб торгово-экономических связей России и США невелик, и американские санкции не могут повлиять на эту сторону наших отношений. Значит, и нечего их опасаться?

С.Рябков: Мы действительно научились жить в условиях санкций. С 2014 года прошло три с половиной десятка санкционных волн, почти 400 российских организаций и около 200 наших граждан находятся под санкциями. Новый закон добавляет ограничения на покупки российских ценных бумаг, ограничения по объему инвестиций в российские проекты, ограничения доступа к технологиям нетрадиционной добычи углеводородов. Есть и другие моменты, помимо политической составляющей этого закона, которая сама по себе возмутительна. Она просто вызывающая во многих аспектах. В общем, в картину добавлено немало мрачных красок. Тем не менее мы считаем, что работать можно и в этой ситуации.

Небольшой товарооборот - это скорее плохо, чем хорошо. Будь товарооборот выше, то, может быть, и интересы американского бизнеса звучали бы более определенно и не получилось бы у группы наиболее отъявленных, действующих по принципу «чем хуже, чем лучше» политиков, у которых совсем не осталось никаких тормозов, продиктовать свою волю остальным и повести за собой людей, которые, допускаю, не так интересуются отношениями с Россией, но на искусственно поднятой русофобами волне тоже оказались втянутыми в разрушительные процессы.

Экономика будет напоминать о себе и в хорошем, и в плохом смысле. Мы, конечно, активизируем работу, связанную с импортозамещением, сокращением зависимости от американских платежных систем, от доллара как расчетной валюты и т. д. Это теперь становится насущной необходимостью.

А.Оганесян: Какие ограничения еще прописаны в законе?

С.Рябков: Помимо того, о чем я упомянул, есть дальнейшие ограничения в отношении российских финансово-кредитных учреждений в плане доступа к ресурсам на международном рынке. Есть целая серия предписаний Министерству финансов, что называется, «копать» источники доходов, с помощью которых были осуществлены те или иные инвестиции из России в недвижимость в США.

Есть абсолютно беспрецедентный по своей политической наглости блок, касающийся ограничения возможностей для исполнительной власти США проводить самостоятельную внешнюю политику. По «российской тематике» руки у американской исполнительной власти отныне в значительной степени связаны. Любая администрация независимо от того, какая фамилия у президента, теперь имеет минимальное пространство для маневра и собственных действий. Ликвидация всего этого нагромождения антироссийских приемов потребует двухпартийной и двухпалатной совместной резолюции в Конгрессе, которую с учетом доминирующих сейчас настроений принять и провести через обе палаты, как я понимаю, будет очень сложно. И вообще непонятно, когда это в принципе может случиться.

В законе предусмотрена объемная отчетность, которая в обязательном порядке должна обеспечиваться администрацией по «российской тематике». С разной периодичностью различные аспекты выполнения этого закона и то, что делает Россия в международном плане, будут выноситься на слушания в Конгресс, будут писаться доклады. То есть тема не просто станет искусственно подогреваться, она будет поддерживаться в воспаленном состоянии, чтобы группа русофобов, которая сейчас задает тон, могла «удерживать на коротком поводке» всех тех, кто способен в США думать альтернативно.

А.Оганесян: Почище маккартизма.

С.Рябков: Похоже на то.

А.Оганесян: Складывается такое впечатление, что санкции, давление на Россию делают ее сильнее.

С.Рябков: Логика правильная. Действительно, под давлением Россия не идет на уступки и вообще под диктовку не делает ничего, что хочется оппонентам и чего они добиваются.

Вопрос о приспособлении наших экономических механизмов к существованию в этой реальности - весьма серьезный. Уверяю вас, мы этим занимаемся, занимается экономический блок нашего правительства. Извлекать плюсы из минусов - это в нашей истории, в общем, довольно обычное дело. Это черта характера. Мы в прошлом не раз прошли этот путь, реализовали такую модель поведения.

Сейчас нам надо думать о том, как обезопасить себя от американского всепроникающего тотального волюнтаризма. Суть закона и его политический смысл вижу по большому счету в том, чтобы если не в заложники взять весь мир, то запугать всех по максимуму. В тексте умышленно гибкие, «резиновые», формулировки. Помимо прямых предписаний, содержится значительное число возможностей «решать по-разному». Решения отданы «на откуп» Министерству финансов США: хочу введу санкции против кого-то, кто сотрудничает с русскими, хочу не введу. Расчет сделан на то, чтобы бизнес третьих стран этого боялся и выбирал действия не в пользу России. Политика наших врагов на Капитолийском холме сводится к тому, чтобы чертить все новые и новые разделительные линии. Они уверовали в то, что Россию можно «изолировать» - если не прямо, то косвенным образом, накинув санкционную петлю на бизнес других стран.

Прекрасно понимаем эти «игры». Нам важно создать работоспособные и эффективные экономические схемы, в рамках которых «завязка» на американскую расчетно-кредитную систему стала бы меньше. Я не экономист, но как человек, работающий в МИД, просто это чувствую. Иначе мы все время будем сидеть у них на крючке, а им это и нужно.

А.Оганесян: Многие задаются вопросом, почему в Конгрессе США, в котором большинство депутатов-республиканцев, начали воевать против своего республиканского президента?

С.Рябков: Конкретно применительно к этому законопроекту верх взяла идея о том, что Россия - источник всех бед. Россия вмешалась-де в американские выборы, Россия ведет себя «неподобающим образом» с соседями, Россия якобы создала ситуацию, когда можно говорить о крушении системы, в которой привыкли комфортно существовать западные страны.

Навешивание ярлыков стало не просто занятием пропагандистов. Это уже «альфа» и «омега» политической линии тех, кто заседает в американском Конгрессе. Для них защита ложно истолкованных американских ценностей и продвижение этих самых ценностей стали выше даже интересов собственной страны. Не хочу углубляться в антироссийскую лихорадку, которой охвачены и СМИ в США, и политики там, и разного рода политологи, с наслаждением придумывающие и «обсасывающие» то, чего не было и в принципе быть не могло. Все это грязно и недостойно такой страны, как США. Но факт есть факт. Они сами себе вредят. То, что творится в последние месяцы в Конгрессе, это само по себе очень серьезный урон имиджу, реноме и авторитету США как ведущей, самой влиятельной во многих отношениях державы мира. Странно, что они не понимают столь очевидных вещей. Мелкотравчатые «игры» американских политиков на пустом месте - одно из удивительных явлений последнего времени.

А.Оганесян: Большая часть граждан Германии, согласно последнему опросу Института социальных исследований и статистического анализа Forsa поддерживает курс немецкого правительства против новых санкций США в отношении России. Не появляется ли у Москвы поле для маневра, чтобы укрепить связи с Берлином? Насколько Европа может оказаться устойчивой по отношению к давлению со стороны США?

С.Рябков: Когда в свое время европейцы заняли жесткую позицию в отношении закона Хелмса - Бертона*, (*В 1996 г. Конгресс США принял закон «За свободу и демократическую солидарность с Кубой», известный как закон Хелмса - Бертона. Закон предусматривал дополнительные санкции против иностранных компаний, торгующих с Кубой. Судам, перевозящим продукцию из Кубы или на Кубу, было запрещено заходить в порты США. США прекращали выделение денег международным финансовым организациям, предоставляющим средства Кубе. В документе зафиксировано «несогласие (США) с присутствием российской разведывательной установки на Кубе (Лурдес)». - Прим. ред.) были найдены правовые инструменты, которые ЕС использовал в практическом плане для ограждения своего бизнеса от экстерриториального применения американских санкций. Тогда по экономическим, политическим и иным мотивам Евросоюзом был построен правовой «забор», найден такой юридический антидот, что американцы оказались вынуждены принять сопротивление европейцев как данность. И продвигавшиеся Вашингтоном многие десятилетия эмбарго и блокада Кубы по большому счету искомого эффекта не дали. В американской блокаде образовалась большая брешь в виде контрмер со стороны ЕС. Но это в прошлом.

Что касается настоящего, то мы слышим заявления, которые отражают настроения значительной части населения европейских стран, особенно тех, кто в большей степени, чем другие, заинтересован в нормальных отношениях с нами, в том числе экономических. Но за заявлениями, наверное, должны последовать те или иные действия. Если я сейчас начну спекулировать на эту тему, нельзя исключать, что кто-то из посольств соответствующих стран, работающих в Москве, отследив такие мои высказывания, напишет в столицу, что русские в очередной раз пытаются «вбивать клинья», «ослабляют трансатлантическую сцепку». Как мы знаем, это прямой повод для консолидации того или тех, кому или среди кого «клинья» пытаются вбивать.

По большому счету не верю в самостоятельность нынешней Европы как игрока, особенно на российском направлении. К сожалению, они тоже за последние годы нагромоздили столько всего негативного и создали такой балласт в отношениях с нашей страной, что им сложно будет от него отказаться. Посмотрим, как пойдет. Но лоббизм бизнеса, экономика - конечно, факторы. Тем не менее я не преувеличивал бы его значение в новой обстановке.

А.Оганесян: Сергей Алексеевич, давайте перейдем к «печальной» конкретике. Имею в виду арест российской недвижимости в Америке, высылку дипломатов и наш ответ. Как вы думаете, американская сторона адекватно восприняла наше решение и может ли это привести к какому-то конструктивному диалогу хотя бы о нашей собственности в США?

С.Рябков: Очень надеюсь, что ситуация воспринимается именно так, как вы это сейчас обрисовали. Мы не сделали ничего того, о чем, во-первых, американцы не знали, потому что мы их предупреждали - и публично, и за закрытыми дверями. Во-вторых, они не могут не понимать, что наши меры - это своего рода оплата отложенного их долга нам. 29 декабря прошлого года, когда произошло незаконное изъятие российских объектов, защищенных дипломатическим иммунитетом, и случилась высылка американскими властями наших дипломатов из Вашингтона и Сан-Франциско, мы предупредили, что отсутствие немедленной и резкой реакции не означает, что ее не будет в принципе. Сейчас произошло то, что количество нашего персонала, работающего в США, доведено до американцев в качестве лимита, в соответствии с которым к 1 сентября должно быть сокращено количество их персонала, работающего в посольстве в Москве и трех генеральных консульствах (в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Владивостоке). Посмотрим, как они выполнят данное неукоснительное требование. В дальнейшем мы собираемся поддерживать паритет.

Не думаю, что у американцев сложилось какое-то иное понимание наших действий, но можно предположить, что они сейчас придумают очередной повод для следующей стадии обострения, для новых негативных шагов в сфере обеспечения деятельности дипучреждений России в США. Если это действительно произойдет, они пошлют нам явный сигнал о своей готовности идти на дальнейшее нагнетание. Мы их предостерегали от подобных действий тоже неоднократно.

Хочу воспользоваться возможностью, чтобы сделать это еще раз: не приведи Господь, если в Вашингтоне решатся на что-то подобное. В этом случае последует зеркальная реакция с нашей стороны. В итоге мы получим новое существенное ухудшение условий нормального функционирования дипучреждений, работа которых, собственно, является первейшей предпосылкой для любого диалога и выстраивания здоровых отношений.

Замечу, что мы всегда идем с точки зрения мер - контрмер за американцами. Они делают шаг вниз, мы - следом. Мы никогда ничего негативного не инициируем и в более широком политическом плане ничего не рушим из того, что имеется. Механизмы диалога, которые сейчас не работают, были закрыты и демонтированы американской стороной. Мы предлагаем начать восстанавливать ряд направлений. Пока нет ответа. Готовы продолжать диалог по Сирии, по Украине, по контролю над вооружениями, по вопросу о нераспространении оружия массового уничтожения. Нет ни одной темы, где бы мы сказали: «Все, поезд ушел - вы приняли этот закон, и мы теперь не будем ничем с вами заниматься».

Так кто идет на обострение? Кто позволяет себе выходки, которым не должно быть места в межгосударственных отношениях? Кто не проявляет выдержку? Кто не думает о последствиях?

Действия США - это во многом признак недобросовестной конкуренции. Америка использует свое доминирование в международной финансовой системе, системе международных расчетов и специфику своей правовой системы, где «экстерриториальность» возведена во главу угла, для давления на бизнес в любой части света - Китае, Европе, России - в интересах получения преимуществ нечестным путем. Мы с этой прак-тикой сталкиваемся во многих сферах. США пытаются вытеснить нас с рынков военно-технической продукции. Их официальные лица открыто заявляют, что Америка будет бороться против «Северного потока - 2», против «Турецкого потока» и т. д. Это произносится без стеснения. Это грязная, нечистоплотная, недостойная практика, которая сейчас стала сутью «российской политики» великой страны. Но подобное может продолжаться лишь до каких-то пределов, хотя мы не хотим дальнейшего обострения, не хотим конфронтационной спирали.

А.Оганесян: В качестве ответных экономических действий некоторыми экспертами предлагаются ответные санкции из категории критического импорта в США из России: поставки титана американскому авиапрому, уранового концентрата для АЭС, техники для космической отрасли. Возможен такой вариант развития?

С.Рябков: Во главу угла наших действий и в экономической, и в политической сферах мы должны ставить и ставим наши национальные интересы. Это именно тот случай, когда «своя рубашка ближе к телу». Нельзя действовать, исходя из принципа любой ценой сделать побольнее кому-то. Такое поведение неправильно, да и, вообще, оно стало бы отражением некоей политической неуверенности или

нервозности, которых у нас нет. Если бы мы стали действовать подобным образом, то, наверное, нашлось бы немало тех в Конгрессе, кто с удовлетворением для себя отметил бы: вот как мы правильно поступили, русских это все-таки задело.

Мое личное мнение: нам нужно проявлять выдержку и терпение, если хотите - стратегическое терпение, не суетиться. Давайте вспомним «доклад Армеля» 1967 года, где было сформулировано, как НАТО следовало вести себя по отношению к Москве в тот период. Много поучительного. Давайте теперь применим подход Пьера Армеля к сегодняшнему Вашингтону: России, на мой взгляд, нужен двухтрековый подход к отношениям с США. Во-первых, сдерживание (deterrence) там, где мы видим агрессивные действия американцев, нападки, нескончаемые попытки ослабить нас, которыми официальные лица США просто бравируют, стремление насытить сопредельные нам страны натовскими военными объектами, военной инфраструктурой, массированным развертыванием хорошо оснащенных контингентов вооруженных сил.

А вторая часть двухтрекового подхода - это вовлечение (engagement). Вовлечение США в диалог, но только по тем направлениям, которые выгодны и нужны нам. Утром начинать думать, что нам нужно сделать, чтобы себя укрепить, обезопасить от американского нажима, и ложиться спать с этой же мыслью. Соотносить свои действия, политику на американском направлении только с этими задачами, действовать строго в этой шкале координат. Дальше посмотрим. И давайте положим эту матрицу двухтрекового подхода на «подкладку» стратегического терпения. Однако повторяю, это только мое сугубо личное мнение. Внешнюю политику определяет Президент России.

А.Оганесян: Кстати, в законе, который утвердил г-н Трамп, тоже сказано, что санкции не должны противоречить национальным интересам США, поэтому они не выходят из сотрудничества по космосу, например, не прекращают с нами сотрудничество в космической сфере?

С.Рябков: Они прекрасно знают свои интересы, они никогда не стесняются заложить в свои документы один абзац, что США будут, исходя из принципиальных соображений, громить страну Икс. А буквально в следующем абзаце без тени смущения написать: но если страна Икс нам, то есть Америке, как-то поможет в сфере Игрек, то мы будем эту страну поддерживать или, по крайней мере, в данной сфере она избежит санкций. Это нормально. Вот с чего надо брать пример.

А.Оганесян: Какие окна возможностей остаются для российско-американского сотрудничества и каким будет будущее наших договоренностей по ядерному разоружению?

С.Рябков: Очень серьезная тема. Данное направление требует соответствующего глубокого анализа и планирования на годы вперед. К сожалению, нам не совсем понятно, в чем будет состоять линия Вашингтона на этом направлении. Время идет, и близится контрольный срок, записанный в Договоре по СНВ 2010 года, 5 февраля 2018 года. Много спекуляций, недостойной политической возни вокруг Договора по РСМД. Вопросы стратегической стабильности давно не обсуждались. Мы готовы к диалогу по всем этим направлениям, но нужно понять, кто с американской стороны будет партнером в данном диалоге, в чем суть их подходов. Там до конца года должен завершиться обзор ядерной политики. Это важный документ, он будет о многом говорить с точки зрения предпочтений и ориентиров американцев в сфере контроля над вооружениями.

Космос должен остаться мирным. Тенденции последнего времени в американской военно-политической элите, в их мышлении, в американском военном планировании настраивают на очень тревожный лад. У них все больше «позывов» двинуться в направлении размещения ударных средств в космосе, расширения военного применения космических объектов и т. д.

Есть вопросы в прямом смысле более приземленные, но от этого не менее значимые, например необходимость, по нашему убеждению, разработать международную конвенцию по борьбе с актами химического и биологического терроризма. Тема суперактуальная, в том числе «в привязке» к ситуации на Ближнем Востоке. Тоже нет отклика до сих пор с той стороны на это предложение. Такое впечатление, что все в Вашингтоне поглощены бесконечной борьбой с ветряными мельницами в виде тех или иных информационных вбросов о «российском влиянии», «российском вмешательстве», которого нет и быть не может.

Не получится реально укрепить международную безопасность, если американцы будут и дальше медлить с работой по совместным приоритетам. Это контртерроризм, нераспространение, региональные конфликты и многое другое. Раз за разом возникают ситуации, когда происходят события, после которых все как бы вспоминают: ах, надо было этим раньше заняться. Не нужно ждать повода, надо просто вопросы системно отрабатывать. Мы призываем к этому и в двустороннем плане, и на международных площадках.

А.Оганесян: Сергей Алексеевич, как вы считаете, может ли быть продуктивным при нынешних обстоятельствах взаимодействие России, Китая и США по северокорейскому ядерному вопросу?

С.Рябков: Обстановка в Северо-Восточной Азии взрывоопасна, и непонятно, как она разовьется. Вопрос ведь в том, как найти точку, где сойдутся интересы и возможности Пхеньяна и Вашингтона. При противоположности политических культур и подходов к ситуации у этих двух «игроков» без их взаимного согласия найти конструктивное решение проблемы не получится. Посредничество возможно. Были шестисторонние переговоры, которые показали свою эффективность на определенном этапе. Они позволяли удерживать ситуацию в приемлемых рамках. Был небезызвестный документ 1995 года и многое другое. Но сейчас США, как я понимаю, к прямому диалогу готовы чисто теоретически. Они выдвигают нереальные для другой стороны условия. Соответственно, другая сторона, видимо, делает для себя вывод, что остановить такой нажим можно только противопоставив ему некий силовой фактор. Это опасная игра на повышение ставок и тупиковый путь.

Мы предлагаем определенные схемы. Китайцы делают то же самое. По сути дела, эти схемы сводятся к тому, что нужно заморозить ситуацию и хотя бы на время обеспечить статус-кво. Потом начинать понемногу откручивать, опускать эту планку ниже и фиксировать. Это естественно. В этом нет ничего такого, чего не было бы придумано до нас и многократно использовано в разных ситуациях дипломатического свойства. Но пока, к сожалению, эта схема не работает.

И параллельно в Совете Безопасности ООН мы сталкиваемся раз за разом с ситуациями, когда объем и характер требований, которые предъявляют США к содержанию санкционных документов, не реалистичны, уходят далеко за все возможные «красные линии». И представители США с годами все меньше и меньше склонны искать компромиссы. Они на международных площадках все чаще руководствуются принципом «кто не с нами, тот против нас», а значит, кто не с ними, того надо «ломать через колено», никаких разговоров ни о каких компромиссах, никакого поиска решений на основе баланса интересов. Они, похоже, даже разучились вести обычное редактирование текстов, совместно на двусторонней основе и коллективно искать с карандашом в руках взаимоприемлемые формулировки. Иногда кажется, что они просто не умеют это делать. В результате все больше проблем. Среди прочего, наносится удар по авторитету международных организаций. Встает вопрос: как нам себя дальше надо вести?

А.Оганесян: Какие все же есть окна возможностей для сотрудничества?

С.Рябков: Если мы берем так называемые глобальные вызовы - это, в частности, безопасность информационно-коммуникационных технологий. До сих пор профессиональный диалог с США в этой области вперед не движется, хотя мы неоднократно посылали американцам развернутые сигналы о том, что считаем правильным и нужным осуществлять совместно в этой сфере.

Есть множество других проблем, которые необходимо и дальше решать вместе: урегулирование ряда конфликтов, незаконная миграция, вопросы, касающиеся условий функционирования международного и национального бизнеса, в том числе с учетом тенденций к протекционизму, искусственно навязанных антидемпинговых расследований, с которыми мы сталкиваемся. Это все требует обсуждения в конструктивном ключе.

Мы не догматики, мы знаем, что у США свои интересы, понимаем, что с появлением каждой новой администрации в Вашингтоне происходит переосмысление подходов, начинается новая расстановка акцентов, внедряются новые приоритеты. Но вместе с тем нельзя перечеркивать все, что было накоплено до сих пор, нельзя многое приносить, как в ситуации с американо-российскими отношениями, в жертву политической конъюнктуре и собственным искаженным представлениям об окружающем мире. Но эти наши призывы пока так и остаются призывами. Мы с трудом ведем диалог, в том числе и по такой теме, которая, как заявляют сами американцы, для них важна, - по урегулированию на Украине. Они назначили своего спецпредставителя, но диалог с ним пока не стартовал.

А.Оганесян: Американцы сказали, что Россия попросила назначить спецпредставителя Президента США по Украине. Что это означает и будет ли назначение способствовать выполнению Минских соглашений?

С.Рябков: Президент России неоднократно говорил, как я понимаю, американским лидерам, что мы готовы к диалогу с американской стороной по украинским делам, по ситуации на Юго-Востоке Украины, по ходу выполнения, прежде всего Киевом, обязательств в рамках «Минского пакета».

Мы не «просили» ни о каком назначении американского спецпреда. Говорилось о том, что в отсутствие такого визави довольно странно слышать от американской стороны постоянные рассуждения о том, что нужен диалог. При Обаме соответствующие обязанности выполняла заместитель государственного секретаря В.Нуланд. Г-н Волкер получил титул «спецпредставителя США на переговорах по Украине». Честно говоря, не очень понимаю, что значат эти «переговоры по Украине»? Кто и с кем эти переговоры ведет? Такой вопрос, думаю, можно было бы задать самому г-ну Волкеру, если и когда он появится в Москве и вообще в России.

А.Оганесян: Сейчас много говорится о возможности поставок Америкой «летального вооружения» на Украину…

С.Рябков: Администрацию Трампа усиленно толкают в этом направлении. Упомянутый г-н Волкер в ходе своих поездок на Украину и в другие страны тоже высказывался на публику в пользу этого.

Замечу, военное оборудование и те средства, которые сами по себе не могут нанести смертельное поражение ополченцам, уже давно бурным потоком в огромных объемах поставляются на Украину, причем не только из США, но из многих других стран НАТО, и не только НАТО. Военные инструкторы из США, Канады, других государств усиленно тренируют украинских военных, учат их пользоваться этим снаряжением и спецсредствами.

Гипотетическая поставка «летального оружия» стала бы качественно новым шагом. Будет ли он сделан? В последнее время отмечаем некий «дрейф» Вашингтона в этом направлении. Соответствующее решение привело бы к крайне опасному развитию событий. Ясно, что политически это было бы воспринято «партией войны» в Киеве как мощный сигнал поддержки. В практическом плане это означало бы существенную дестабилизацию обстановки на Юго-Востоке Украины. Здесь мы тоже подходим к анализу всех обстоятельств трезво, взвешенно, без эмоций и предостерегаем Вашингтон от очередных ошибок.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 18 августа 2017 > № 2277211 Сергей Рябков


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 17 августа 2017 > № 2278564 Константин Гаазе

Придворный рикошет. Кто будет главным проигравшим на процессе Сечин vs Улюкаев

Константин Гаазе

Схлопывание доказательной базы до цепочки из трех звеньев: подпись Улюкаева, донос Сечина, отпечатки пальцев на сумке – кажется, означает, что Сечин в деле Улюкаева остался один. Без поддержки Кремля. Это не РФ охотилась на коррупционера Улюкаева – это Сечин считает, что он коррупционер. Слово против слова, не больше, но и не меньше

До 16 августа 2017 года дело экс-министра Улюкаева выглядело как еще одна глава из бесконечной истории успеха Игоря Сечина. Не самая важная, потому что блок на приватизацию в 2011 году или история китайских долгов «Роснефти» – сюжеты значительно большего масштаба, но по-своему интересная, с перчиком и авантюрой.

Казалось также, что судьба Улюкаева в общем решена. В лучшем случае дело о взятке развалится, останется злоупотребление полномочиями, в итоге – условный срок. В худшем – дело о взятке не развалится, но будет переквалифицировано таким образом, что Улюкаев станет, скажем, мошенником, а не взяточником: деньги, да, вымогал, но помочь или помешать «Роснефти» в реальности не мог. Тот же условный срок, но с чуть большим ущербом для репутации. В конце концов, для получения нужного воспитательного эффекта – на всякий случай, если кто забыл, следует напомнить, что связываться с Сечиным не стоит ни при каких обстоятельствах, – достаточно тихого процесса и условного срока.

Представить, что процесс станет ордалией для самого Сечина, было очень сложно, чтобы не сказать невозможно. Но именно такое ощущение возникает после первого судебного заседания.

Во-первых, Улюкаев не производит впечатление человека, с которым кто-то о чем-то договорился, – например, об отсутствии громких заявлений и разумном поведении. Скорее он похож на человека, который то ли пошел ва-банк, то ли получил твердые гарантии, что дело будет разобрано судом по существу. Улюкаев прямым текстом обвиняет Сечина (самого Сечина!) и генерала ФСБ Феоктистова в совершении уголовного преступления по статье 304 Уголовного кодекса, в провокации взятки.

Во-вторых, позиция обвинения изменилась драматически. Вместо истории коррумпированного чиновника под колпаком у ФСБ суд теперь имеет дело с ситуацией «слово против слова»: показания Сечина против показаний Улюкаева. Что произошло? Есть ли шанс, что Улюкаев выиграет этот процесс, а Сечин, соответственно, проиграет?

Тяжкий груз

Два миллиона долларов стодолларовыми купюрами – это 20 кг груза. Если верить обвинению, 10 кг в одной сумке (по другой версии – в кейсе) экс-министр Улюкаев донес до парковки «Роснефти» сам, а другие 10 кг (в другой сумке или в другом кейсе) до парковки донес глава «Роснефти» Игорь Сечин.

Десять килограммов, а уж тем более двадцать – довольно большой груз для важного российского чиновника. Министры и главы госкорпораций не носят свои чемоданы и багаж, не перетаскивают пакеты со снедью и пятилитровые бутыли с водой от кассы супермаркета до багажника автомобиля. Костюмы, личные вещи, покупки за ними обычно носит свита: помощники, денщики, ординарцы и так далее.

Представить себе министра и главу «Роснефти», выходящих из приемной последнего с двумя тяжелыми чемоданами, полными денег, очень сложно. Все находившиеся там люди – от генерала ФСБ Феоктистова до секретарей – бросились бы на помощь и почли за честь донести поклажу. Получается, что сначала Сечину пришлось буквально отпихивать помощников и настаивать, что сумки он понесет сам, а потом в лифте или где-то еще, утирая пот со лба, просить о помощи Улюкаева?

С самого начала дела Улюкаева ни одно из его обстоятельств не проходило тест на достоверность. С точки зрения этикета и принятых правил поведения Улюкаев и Сечин просто не могли оказаться вдвоем в лифте «Роснефти» с двумя тяжеленными сумками. Они не рыбачили и не охотились вместе, не ходили вместе в баню – между ними попросту не было доверительных отношений, допускающих просьбу «помоги донести до тачки сумку с рыболовными крючками».

Если Улюкаев и хотел получить взятку, то почему взятка была дана наличными, почему он поехал за ней сам, почему в офис «Роснефти»? До 16 августа эти нестыковки объяснялись так. Разработка министра силами ФСБ началась как минимум за год до ареста, то есть в 2015 году. Улюкаев давно вел себя подозрительно. Между Сечиным и Улюкаевым был посредник – глава банка ВТБ Костин, с которым у Улюкаева доверительные отношения как раз были: министр возглавлял наблюдательный совет банка, история знакомства Костина с Улюкаевым насчитывает минимум 15 лет. Улюкаев через Костина якобы просил Сечина, так сказать, «подкормить» коллектив министерства денежным поощрением: сил на подготовку сделки по покупке «Башнефти» ушло много, и работали в Минэкономразвития от души, а не за зарплату. Костин якобы поговорил с Сечиным, Сечин – с кураторами «Роснефти» в ФСБ. Там решили брать коррупционера с поличным.

Костин якобы организовал встречу в офисе «Роснефти», куда и приехал Улюкаев. Получив деньги то ли от Сечина, то ли от Феоктистова, Улюкаев вместе с кем-то из них (большинство источников настаивали, что с Феоктистовым) пошел к машине, держа в руках одну из сумок, потом обе сумки оказались в багажнике, потом, вероятно, Феоктистов произнес сакраментальное «вы арестованы». Улюкаев поскучал в машине, сделал несколько звонков, но все же вышел и пошел арестовываться.

История авантюрная, но, учитывая наличие посредника (Костина) и разработку Улюкаева ФСБ, хоть как-то похожая на то, как вообще бывает в жизни. Понятно, что ключевые фигуры такого сюжета – это Костин и оперативный сотрудник ФСБ генерал Феоктистов, прикомандированный к «Роснефти» с необходимыми полномочиями. Понятно также, что без показаний обоих ни о каком судебном разбирательстве разговор идти не может: о взятке Улюкаев говорил с Костиным, разработку Улюкаева вел Феоктистов, Сечин появился только в финале истории.

Новая версия

Однако теперь, после начала процесса, картина получается совсем другая. Из материалов обвинения исчез глава ВТБ Костин: о взятке Улюкаев просил вовсе не его, а самого Сечина во время их совместной командировки на Гоа.

Изменились и доказательства преступления. Речь о материалах оперативной разработки Улюкаева больше не идет. Есть показания Сечина о разговоре на Гоа. Есть материалы, отправленные Улюкаевым в правительство в августе, в них Улюкаев пишет, что поглощение «Башнефти» «Роснефтью» нежелательно: приватизация – это не перекладывание денег из одного государственного кармана в другой. Есть отпечатки пальцев Улюкаева на сумке (кейсе?) с деньгами, которую он якобы нес от кабинета Сечина до машины. Это довольно слабый набор доказательств.

Командировка в Гоа была в октябре, сделка по приватизации «Башнефти» к этому моменту была закрыта, возражения против участия в ней «Роснефти» Улюкаев снял еще в сентябре, после окрика президента. Чем Улюкаев мог угрожать Сечину? Блокированием сделки, которая уже совершена? Он просил вознаградить сотрудников министерства за уже сделанную работу?

Нельзя отрицать очевидного: кое-где в России еще сохраняются практики поощрения госслужащих выплатами в конвертах, хотя в целом они сошли на нет еще в начале 2010-х годов. Однако здесь в качестве аргумента «против» появляется фактор репутации Сечина. Чтобы вымогать (просить, требовать, намекать) у него деньги, нужно быть сумасшедшим, как однажды сказал глава РСПП Шохин.

Возможно, речь вообще идет о другой сделке, о сделке по приватизации самой «Роснефти»? С технической точки зрения это была очень сложная сделка: собрать пул инвесторов, аккумулировать на счетах значительные рублевые средства для мгновенной выплаты в бюджет, распределить риски по пяти юрисдикциям, в которых сделку закрывали.

Мог ли Улюкаев угрожать Сечину, что без вознаграждения его министерство просто провалит эту сделку как плохо подготовленную? Теоретически мог, однако следует заметить, что в этом случае Улюкаев вымогал деньги не у Сечина, а у президента Путина и собственного начальника премьера Медведева. Они оба накачивали подчиненных и требовали закрыть сделку по приватизации «Роснефти» до конца года любой ценой. Да и других покупателей на «Роснефть», кроме самого Сечина, не было, в отличие от истории с «Башнефтью». Речь шла или о самовыкупе, или о чуде, которое должен совершить Сечин, найдя инвесторов.

Установить причинно-следственную связь между разговором на Гоа и сделкой, которая была закрыта до этого разговора, очень сложно: или Улюкаев просил деньги в августе 2016 года, а потом напомнил про эту просьбу, или разговора на Гоа просто не могло быть. Деяние Улюкаева, согласно новой версии обвинения, – это хрестоматийный пример покушения с негодными средствами.

Но это не единственный подводный камень. Если правомерность действий Улюкаева на посту министра может быть поставлена под сомнение только на основании показаний Сечина, то любой другой министр, подписывая что-либо, должен учитывать, что его подпись может быть оспорена и таким образом. Не в рамках согласования, не на совещании у вице-премьера, не через таблицу разногласий, а путем ареста по доносу.

Зачем тогда министрам что-либо вообще подписывать? Если государственный интерес теперь определяется постфактум, через донос, то, значит, никакого государственного интереса больше нет. Правительство можно заколачивать, аппарат – отправлять на картошку. Сечин сам решит с президентом, что государственный интерес, а что вымогательство. Остальным в этот процесс лучше не вмешиваться, целее будут.

Из двора в элиту

Сразу после ареста Улюкаева большинство экспертов по российской политике сошлись в оценке политической составляющей этого дела. Сечин открыл ящик Пандоры: это переход политической системы из одного состояния в другое, не первый, не последний, но важный этап ее деградации. Теперь получается, что это действительно так, но не совсем в том смысле, в котором это имелось в виду осенью 2016 года.

Исчезновение Костина из материалов обвинения, невозвращение Феоктистова к активной военной службе из действующего резерва, схлопывание доказательной базы до цепочки из трех звеньев: подпись Улюкаева, донос Сечина, отпечатки пальцев на сумке – означают, кажется, что Сечин в деле Улюкаева остался один. Без поддержки Кремля. Это не РФ охотилась на коррупционера Улюкаева – это Сечин считает, что он коррупционер. Слово против слова, не больше, но и не меньше. Никаких закрытых заседаний с данными о прослушке и оперативных разработках.

Суд или решит, что октябрьский разговор мог как-то повлиять на решения, принятые в августе и сентябре, или скажет, что причинно-следственной связи между ними не было. А значит, Сечин мог и провоцировать Улюкаева, преподнеся тому сумку с деньгами под видом сумки с рыболовными крючками или подарочным изданием собрания сочинений высокоценимого Улюкаевым поэта Ходасевича.

Вопрос, когда и на чем Сечин сломает себе шею, не задавал себе только ленивый наблюдатель его блистательной карьеры. «Работа Сечина – носить портфель за президентом» – так якобы сказал еще в 2004 году министр финансов Алексей Кудрин. Теперь этот портфель, кажется, тянет Сечина ко дну.

Окружение президента сегодня состоит из людей двух сортов. Первые делают вид, что просто любят его больше жизни, им ничего не надо от Путина, они хотят быть рядом с этим великим человеком, хотят разделить с ним немного времени его жизни, сделать его тяжелые будни чуть радостнее и светлее. Эти люди избегают публичности, не заваливают президента письмами, хотя иногда и обращаются с просьбами, и не делают вид, что стоят больше, чем стоит их дружба с президентом. Ротенберги, например, такие люди.

Другие – наемники. Технократы, менеджеры, каннибалы кремлевских джунглей. Они играют по правилам, советуются, не занимаются беспределом и знают, что можно, а что нельзя. Их игра – игра на результат, а не на эмоции. Их ставки – ставки дела, а не симпатий. Если у них и есть какая-то химия с президентом, они ни за что в жизни не станут пытаться монетизировать эту химию, хотя и не будут скрывать факт наличия обоюдной симпатии. Они не заигрываются, потому что помнят, что случилось в середине двухтысячных с заигравшимся Дмитрием Рогозиным.

Игорь Сечин не укладывается в это различение. С одной стороны, он принадлежит к кругу ближайших друзей президента, кругу, где сегодня больше ценится лесть, комфорт президента и некоторый градус христианского смирения, пусть и показного. С другой – ведет он себя, будто ему не 57, а 37 лет, будто в его жизни есть что-то более важное, чем комфорт и позитивные эмоции его старшего товарища и друга.

Для наемника Сечин слишком властен и слишком приближен к трону. Для придворного – слишком публичен, слишком агрессивен и играет с такими ставками, с которыми никто больше при дворе публично не играет. Кто-нибудь вспомнит без помощи «Гугла», как зовут пресс-секретаря «Ростеха»? А вот как зовут пресс-секретаря «Роснефти», знают в Москве, кажется, все.

Один из последних придворных сюжетов с участием Сечина выглядит, по слухам, так. Сечин якобы внезапно приехал в июле к президенту во время поездки Путина на Валаам и в Коневский монастырь, приехал «решать вопросы», и, хотя президент был настроен на разговоры о высоком, таки пытался их там решать, немного смущая церковников парадным костюмом (президент был одет по-простому, без галстука и пиджака) и кожаной папкой с документами.

Это не поведение придворного, это поведение человека, который считает, что его дела важнее, чем настроение самодержца. Возможно, эта деловитость и подвела Сечина. Если 1 сентября суд без колебаний вызовет его повесткой на слушание дела Улюкаева, это будет значить, что придворного Сечина больше нет. Есть только менеджер, который прокладывает себе дорогу в кремлевских джунглях на свой страх и риск.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Нефть, газ, уголь > carnegie.ru, 17 августа 2017 > № 2278564 Константин Гаазе


Япония > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 17 августа 2017 > № 2278386

В мероприятиях приняли участие около 5 700 человек, в том числе, родственники погибших.

Правительство Японии организовало мемориальную службу в Токио, чтобы помянуть примерно трех миллионов японцев, которые погибли на войне. На мероприятии выступил премьер-министр Японии Синдзо Абэ. В полдень участники почтили память жертв войны минутой молчания. После обращения Императора участники возложили цветы хризантемы на алтарь. Сообщается, что около 78 процентов родственников погибших, принявшие участие в этом мероприятии, старше 70 лет. В церемонии приняли участие 6 вдов, которые потеряли своих мужей на войне. Самой старой вдове из приглашённых на церемонию 101 год. Ее муж умер во время битвы на Окинаве. Она посетила службу вместе со своей семьей.

Правительство пригласило 123 молодых людей в возрасте до 18 лет со всей страны для участия в церемонии. Цель состоит в том, чтобы передать опыт войны будущим поколениям. Скорбящие родственники и местные органы власти также провели торжественные мероприятия по всей стране, чтобы воздать должное погибшим жертвам и содействовать миру. Отметим, что хотя большинство историков днём окончания Второй Мировой Войны считают 2 сентября, в Японии таковым днём считается 15 августа, когда японский император Хирохито объявил о выходе Японии из войны.

Япония > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. СМИ, ИТ > nhk.or.jp, 17 августа 2017 > № 2278386


США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 августа 2017 > № 2277960

Трамп находится в полушаге от победы. Готов ли он его сделать?

Лозунгу «Сделаем Америку великой» не хватает последнего элемента – партии

Происходящие в Шарлоттсвилле события — далеко не случайны. Они отражают те закономерности в развитии внутреннего политического дискурса, которые стали проявляться в Америке еще накануне последней избирательной кампании по выборам президента, в которой, вопреки всем прогнозам, победил Дональд Трамп. И основу этого политического дискурса составляют две проблемы — а) ухудшение экономического положения основной массы населения Америки и б) медийное давление на белых как на самую крупную идентификационную группу со стороны той незначительной в количественном плане группы населения, которой принадлежат основные американские СМИ и которая формирует контуры американского истеблишмента.

При этом в лобовую атаку на белых, конечно, не идут. Атакуют, например, расистов. А они, так случайно оказывается — все белые. Вот так, исподтишка, у белых формируется комплекс вины и отбивается гражданская активность. Кроме того, в США снимается всё больше фильмов, в которых расистами выставляются исключительно белые. То есть подводится очень серьезная медийная поддержка. Этот тренд в своей избирательной кампании использовала, естественно, и демонократическая партия США во главе с Киллари Клинтон.

Напомню, что массовый снос памятников начался еще полгода назад, а поводом для него стал массовый расстрел афроамериканцев в церкви, который устроил 21-летний Дилан Руф в Чарлстоне еще в 2015 году. Когда демократы выяснили, что Руф охотно позировал с флагом Конфедерации, они включили этот пункт в свое предвыборное меню по борьбе с Трампом, который шел от белых, и начали медийную кампанию по искоренению символов Юга. Хиллари Клинтон, начинавшая в то время борьбу за президентское кресло, назвала тогда флаг Конфедерации символом «расистского прошлого нашей нации, которому нет места ни сейчас, ни в будущем» и который «не должен вывешиваться нигде». Естественно, ее поддержал и Барак Обама, заявив, что флаг конфедератов остался напоминанием о «расовом порабощении».

После проигрыша выборов медийная и исполнительская машина демократов не остановилась. Так как они имеют большинство во многих городах, то весной этого года они начали организовывать массовый демонтаж монументов конфедератов. Так, в мае один только Новый Орлеан лишился сразу трех скульптур, а всего снесено уже более десятка монументов конфедератам. И если поначалу белое большинство Америки не увидело в этом тренда, так как было занято другими вещами в медийной реальности, то в Шарлоттсвилле произошел переход количества в качество.

Как отмечают эксперты, Шарлоттсвилль — имеет символическое значение: «Здесь университет штата Вирджиния, созданный еще отцами-основателями США. Его проектировал сам Томас Джефферсон. И вообще Вирджиния — это штат, откуда есть пошла земля американская, если можно так выразиться. Именно здесь высадились первые английские поселенцы, здесь могила Джорджа Вашингтона. Все это, естественно, усиливает общественный резонанс вокруг сноса памятника генералу Ли».

Трамп вынужден был ответить на очередную эскалацию войны с его избирателями, и ответил жестко. Сначала, в прошлую субботу, он заявил, что провокаторы и радикалы были с обеих сторон, за что был моментально ошельмован демократическими СМИ. Казалось бы, можно и отступить. Однако во вторник Трамп только усилил свою риторику:

«У вас есть группа с одной стороны и есть группа с другой, и они атаковали друг друга с бейсбольными битами. Это было жестоко и ужасно, и за этим было страшно наблюдать. Я думаю, что в произошедшем виноваты обе стороны.

У вас была с одной стороны группа плохих, но была и с другой стороны группа очень агрессивных людей, и никто этого не хочет сказать, а я вот говорю прямо сейчас. Не все из этих людей были неонацистами, поверьте, не все из них были сторонниками теории превосходства белой расы ни в какой мере. Но и на той стороне, которую можно назвать левыми, была группа, которая начала агрессивно атаковать другую сторону. Говорите что хотите, но так оно и было.

Сегодня снесут Стоунуолла Джексона (генерал-южанин), а завтра это будет памятник Джорджу Вашингтону или Томасу Джефферсону? У Джорджа Вашингтона были рабы, так ведь? И что, теперь Джордж Вашингтон теряет свой статус и нам теперь нужно убрать его статую? А как насчет Томаса Джефферсона? Что вы о нем думаете? Он вам нравится? Давайте и его статую уберем — он вообще главный рабовладелец. Надо задаться вопросом — где это все заканчивается. Вы меняете историю и культуру!»

И он прав. Белое большинство Америки содомиты, и не только в плане сексуальных перверсий, но в самом прямом смысле слова сатанисты хотят загнать под лавку истории. Сегодня вашингтонское медийное меньшинство пытается навязать белым американцам комплекс вины за свою историю, точно так же, как и в России предпринимаются неоднократные попытки сделать это в отношении русского большинства (более 80% населения) России, то есть это один медийный мировой клан и действует он по одним и тем же методичкам, что в отношении американцев, что в отношении русских. Это лишний раз говорит о том, что и у русских, и у американцев враг один.

Трамп это прекрасно понимает. Но чего он еще не понимает, это инструмента борьбы с этим демонократическим паразитом. Но он, как свидетельствует теория исторического материализма, есть — это партия. Трамп придумал гениальный лозунг — «Сделаем Америку снова великой». Но у него не оказалось под руками партии как приводного ремня перемен. По сути, республиканцы даже не предали его, так как не могли предать, будучи изначально другими. Они просто купили бренд «Трамп» на определенном моменте избирательной кампании, когда их собственные кандидаты оказались неспособными победить демократов.

Однако, по сути, как и показали события после январской инаугурации Трампа и образование как в конгрессе, так и сенате большой антитрамповской коалиции, и республиканцы, и демократы являются просто двумя крыльями одной большой партии — глубинного государства, которое и осуществляет управление страной, для вида скармливая избирателям борьбу двух медийно скроенных антагонистов. И у Трампа не будет партийной поддержки республиканцев, что бы он не предпринимал, потому что они — только одна из личин его врага.

Соответственно, ему надо обратиться к американскому народу напрямую. И основной посыл этого обращения должен состоять в том, что для того, чтобы снова сделать Америку великой, народ США должен взять власть в свои руки. Без этого — ничего не будет. И, несомненно, это обращение должно иметь не партийный характер, а общенациональный. И, как, возможно, это не покажется кому-то странным, такое обращение имеет большой шанс быть услышанным не только белым большинством Америки, голосовавшим за Трампа как за республиканца. Оно может быть услышано и половиной демократического электората, который стоит за Берни Сандерсом.

Объединение этих двух электоратов в новую партию США разрушит нынешнюю дуополию, а реально монополию демоно-республиканцев на власть в США. И вынудит их реальных владельцев либо слить эти партии в одну, либо поддержать процесс радикальной политической перестройки сферы партийного строительства в США. Готова ли американская политическая элита осознать свою ответственность перед народом США за будущее Америки и пойти на глубокую реформу давно закостеневшей политической системы страны или ввергнет США в новую Гражданскую войну — покажет самое ближайшее будущее.

Шарлоттсвиль — только первая капля приближающегося урагана, который может смести США в нынешнем виде с политической карты мира. Вооруженное белое большинство Америки при наличии подготовленной верхушки, а она, в Вооруженных силах США, несомненно, есть, будет готово взять ответственность за страну в свои руки. Дело осталось за малым — за готовностью Трампа пойти до конца и объявить о создании в США новой партии «Великая Америка». По крайней мере, лозунг для партии он уже придумал. Осталось сделать последний шаг.

Юрий Баранчик

США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 17 августа 2017 > № 2277960


Япония. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 августа 2017 > № 2277409 Джеймс Браун

Общая оборона без общих ценностей: новые проблемы в альянсе Японии и США

Джеймс Браун

Японию, в отличие от Европы, не объединяет с США общая приверженность либеральной демократии. Поэтому альянс с Вашингтоном может оказаться куда более хрупким, чем кажется. Если в будущем США перестанут восприниматься в Токио как важный союзник в области безопасности, то Япония может начать искать себе других партнеров в регионе, даже если те не будут разделять либерально-демократические ценности

В большинстве развитых государств демократическая форма правления складывалась органически, формируясь веками через борьбу и революции. За это время демократические ценности глубоко укоренялись в обществе, становились частью культуры и традиций страны.

Похожий внутренний процесс в свое время шел и в Японии – в период так называемой демократии Тайсё в 1912–1926 годах. Но в конце 1920-х годов он был прерван с приходом к власти милитаристов: новое военное руководство ликвидировало независимые общественные организации и использовало пресловутый Закон о сохранении мира для подавления политических оппонентов, в частности социалистов. Отказ Японии от ценностей либеральной демократии стал окончательным после выхода страны из Лиги Наций в 1933 году.

Когда демократия вернулась в Японию после Второй мировой войны, это было не результатом внутрияпонских процессов, а скорее следствием американской оккупации. У новой демократической системы не было ни единодушного одобрения политической элиты, ни таких глубоких корней, как в других развитых странах. До сих пор многие японские политики не то чтобы хотят полностью отказаться от демократических процедур, но считают, что либеральная демократия американского типа чужда культуре Японии. И как это ни странно, большинство тех, кто придерживается такой точки зрения, состоит в правящей Либерально-демократической партии (ЛДПЯ).

Хорошо известно, что многие политики ЛДПЯ, включая самого премьер-министра Абэ, собираются изменить девятую статью Конституции, запрещающую Японии использовать военную силу. Гораздо меньше на слуху то, что этим их планы изменений не ограничиваются. Еще в 2012 году ЛДПЯ опубликовала собственный проект новой Конституции, который в случае реализации коренным образом преобразит характер японской демократии.

Внутренние тенденции

В преамбуле к действующей Конституции Японии написано, что «ни одна нация не несет ответственность за себя в одиночку, законы политической морали являются универсальными». В проекте ЛДПЯ акценты совсем другие: там принципы Основного закона вытекают не из универсальных ценностей, a из долгой истории и уникальной культуры Японии. То есть главный упор переносится с прав личности на интересы всего сообщества.

Также в проекте ЛДПЯ исчезает статья 97 – о неприкосновенности основных прав человека. Изменения вносятся в статью 13, где базовой единицей японского общества вместо «личности» становится «семья, где все помогают друг другу». Этот акцент на семейных ценностях явно стал результатом влияния «Ниппон Кайги», консервативной политической группы, которая проводит кампанию по изменению Конституции. В нее входят многие политики ЛДПЯ, включая премьера Абэ

У нового проекта есть и другие спорные аспекты: положение, позволяющее руководству страны приостановить соблюдение определенных прав человека во время чрезвычайных ситуаций, и намерение вернуть императору статус главы государства (сейчас он официально является символом японского государства).

Политическая система, которую предлагает построить ЛДПЯ, во многом похожа на то, что Владислав Сурков описывал как «суверенную демократию». То есть сами по себе демократические процедуры сохраняются, но отвергаются некоторые либеральные ценности, продвигаемые США. Демократию как бы приспосабливают к конкретным потребностям страны. В случае России это означало укрепление центральной власти и правящей партии за счет независимых организаций якобы ради обеспечения стабильности.

Многие влиятельные политики ЛДПЯ вполне разделяют сурковскую концепцию суверенной демократии, но до недавнего времени они были сильно ограничены в возможности навязывать стране свою повестку. Проект Конституции считался чем-то вроде списка пожеланий ЛДПЯ, и никто всерьез не ожидал, что он может быть реализован в полном объеме. Однако под руководством Абэ, вернувшегося на пост премьера в декабре 2012 года, правительство ЛДПЯ одну за одной начало проводить реформы, постепенно отдаляющие Японию от либеральной демократии.

Несмотря на активное сопротивление правозащитников, в 2013 году правительство Абэ одобрило новый спорный закон о государственной тайне. В ЛДПЯ уверяют, что закон необходим для обеспечения национальной безопасности, но критики опасаются, что власти могут злоупотребить своими новыми полномочиями для ограничения свободы слова, ведь теперь правительство имеет право скрыть даже ту информацию, которая напрямую не связана с национальной безопасностью. Есть предположения, что ЛДПЯ не хочет, чтобы достоянием общественности стали, например, доказательства коррупционных сделок.

Международные организации также отмечают снижение уровня свободы СМИ в Японии за годы правления Абэ. Например, во Всемирном индексе свободы прессы Япония опустилась с 10-го места в 2010 году на 72-е в 2017-м. За этим снижением стоят вполне реальные факты: например, в 2014 году президентом Общественной телерадиовещательной организации Японии стал Момий Кацуо, известный сторонник премьера Абэ.

Эта организация, контролирующая японские общественные СМИ, должна быть независимой и свободной от какого-либо политического влияния. Однако новый президент открыто заявляет, что информация в общественных СМИ «не должна расходиться с позицией правительства». Более того, в феврале 2016 года министр связи Санаэ Такаичи угрожала закрыть те СМИ, которые, по мнению государства, виновны в трансляции «предвзятых политических новостей».

В мае этого года специальный докладчик ООН Дэвид Кей выпустил доклад о снижении стандартов свободы слова, заявив Японии, что эта негативная тенденция «может подорвать основы демократии». Японские власти этот доклад жестко раскритиковали.

Далеко отходит от стандартов либеральной демократии и новое антитеррористическое законодательство Японии. Введенный в июне 2017 года, этот закон предусматривает уголовную ответственность уже за одну подготовку преступлений, даже если они еще не совершены.

Правительство настаивает, что эта строгая мера будет использоваться только для борьбы с тяжкими преступлениями, вроде терроризма и организованной преступности. Но критики отмечают, что закон может применяться к 277 различным видам преступлений, определения которых даны очень широко. Есть опасения, что новый закон может быть использован для подавления политических оппонентов – например, профсоюзов или активистов, выступающих против американских баз на Окинаве.

Приняли этот закон тоже не самым лучшим образом. Правительство постаралось свести к минимуму его общественное обсуждение – закон спешно провели через парламент даже без предварительного одобрения в соответствующем комитете верхней палаты.

Внешние последствия

Конечно, все эти меры пока имеют очень ограниченный эффект, и в целом Япония по-прежнему остается демократической страной, особенно на фоне большинства соседей по региону. Но тут важно то, что антилиберальные тенденции во внутренней политике Японии могут сказаться и на ее политике внешней.

Со времен Второй мировой войны основой японской внешней политики был союз с Соединенными Штатами. Тем не менее постепенный отход от принципов либеральной демократии в последние годы показывает, что в области политических ценностей Япония и США отходят куда дальше друг от друга, чем многие думают.

На самом деле представления многих японских политиков об идеальной системе государственного устройства куда ближе к российским или турецким, где стабильность государства в целом считается более важной, чем права отдельных граждан. Даже при налаживании личных контактов Абэ, кажется, чувствует себя комфортнее с Путиным или Эрдоганом, чем с европейскими лидерами. Отношения с Обамой у Абэ тоже были холодными.

Относительно низкий уровень важности либеральных ценностей для руководства Японии подтверждается также тем, что японское правительство, в отличие от США или ЕС, в своих отношениях с Москвой практически не затрагивает тему прав человека в России или российских действий в Сирии или на Украине. Японские санкции против России были введены в 2014 году скорее под давлением США и других стран G7, а не исходя из личных убеждений руководства Японии. Мало того, несмотря на санкции, последние пара лет стали одним из самых благоприятных периодов для развития российско-японских отношений с многочисленными новыми инициативами по сотрудничеству и частыми личными встречами двух лидеров.

Сейчас альянс между Японией и Соединенными Штатами по-прежнему крепок, а обострение ситуации вокруг Северной Кореи только усиливает зависимость Токио от военной поддержки Вашингтона. Тем не менее этот союз основан прежде всего на интересах взаимной безопасности, а не на общих политических ценностях. В этом смысле отношения между Японией и США принципиально отличаются от отношений между США и Западной Европой, где стороны объединяет общая приверженность либеральной демократии. Из-за этого альянс Японии и США может оказаться куда более хрупким, чем многие ожидают. Например, если в будущем все более склонные к изоляционизму США перестанут восприниматься в Токио как важный союзник в области безопасности, то вполне вероятно, что Япония решит поискать себе других партнеров в регионе, даже если те не будут разделять либерально-демократические ценности.

Япония. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 17 августа 2017 > № 2277409 Джеймс Браун


Украина. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 августа 2017 > № 2278862 Зеэв Элькин

Зеэв Элькин: Текст договора о ЗСТ между Украиной и Израилем будет готов для подписания к концу года

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" министра по вопросам охраны окружающей среды государства Израиль, министра по делам Иерусалима и наследия Зеэва Элькина, возглавляющего с израильской стороны межправительственную комиссию развития международных связей между Украиной и Израилем.

Какая цель вашего визита в Украину?

В первую очередь это подготовка заседания межправительственной комиссии по развитию двусторонних связей между Украиной и Израилем. Заседания комиссии проходят, как правило, ежегодно. В этом году мы проводим его в Киеве 21-22 августа. Кроме заседания комиссии в Киеве будут встречи с президентом Украины Порошенко, премьер-министром Гройсманом, рядом министров правительства, парламентариями, комитетом по иностранным делам Рады и с парламентской группой дружбы "Украина-Израиль". Перед этим я традиционно посещаю регионы. В прошлый визит я был в Днепре и в Харькове, в этот – только в Харькове. В пятницу я встречался с мэром города Кернесом, во вторник – с губернатором Светличной.

Какие вопросы вы планируете обсуждать с премьером и с президентом?

Во-первых, естественно обсуждаются все вопросы двусторонних связей. Во время недавнего визита премьера Гройсмана в Израиль, который я сопровождал достаточно плотно, был поставлен целый ряд задач.

Например, на очень продвинутом этапе находится договор о зоне свободной торговли между Израилем и Украиной. У нас был совсем недавно (в конце июля – ИФ) очередной раунд переговоров. Мы думали, что уже выйдем на рамочное подписание, на парафирование договора. К сожалению, остался незакрытым целый ряд вопросов и мы не смогли выйти на рамочное подписание в рамках комиссии. Но, думаю, что до конца года текст договора будет завершен и подготовлен нашими странами уже к официальному подписанию. Если не в конце этого, то в начале следующего года.

Естественно, это даст очень сильный толчок развитию экономических отношений, потому что зона свободной торговли очень сильно облегчает все налоговые вопросы и делает гораздо более выгодным сотрудничество с финансовой точки зрения. Это - задача, которая была поставлена на встрече двух премьер-министров (Нетаньяху и Гройсмана - ИФ), которая была в мае этого года в Израиле.

Мы также обсуждали целый ряд более конкретных вопросов экономического сотрудничества в разных областях: в области сельского хозяйства, в области инновационных технологий.

Кроме того, идет диалог о сотрудничестве на международной арене, в Организации Объединенных Наций и других международных организациях. Израиль поддерживал Украину на выборах в Совет безопасности. Израиль баллотируется в Совет безопасности на 2018-2019-й год и рассчитывает на поддержку Украины. У нас есть договор о взаимной поддержке с Украиной.

Есть чувствительные для Израиля и для Украины вопросы, решение которых проходит через международные организации, - это тоже обсуждается. Обсуждается туристическое сотрудничество (сейчас очень большой поток туристов между странами), авиационное сотрудничество. Появилось очень много рейсов и, тем не менее, все равно есть нехватка. Мы обсуждаем увеличение количества рейсов, как некоторую поддержку туристического сотрудничества. В общем, у нас большой спектр вопросов для обсуждения.

Что стало камнем преткновения при подготовке соглашения о зоне свободной торговли?

Первый чувствительный момент - список товаров, на которые распространяется этот договор. Как всегда на подобного рода переговорах, у каждой стороны есть товары, которые она заинтересована включить в зону свободной торговли, а есть товары, включение которых проблематично из-за того, что есть поддержка местных производителей по той или иной статье. Переговоры – это попытка достичь некоторого компромисса, взаимного учета интересов по принципу "Пойдите мне навстречу тут, я пойду вам навстречу там". Как правило, такие переговоры всегда доходят до финальной точки, но требуют времени и попыток каждой стороны "перетянуть одеяло" чуть больше на свою сторону - это естественный процесс.

Второй чувствительный момент - вопрос включения услуг в договор. Мы в конечном счете пошли на предложение украинской стороны и согласились, чтобы ускорить подписание, вывести пока услуги за рамки первого варианта договора, а потом его расширить. Т.е. в договор войдет пункт о том, что через некоторое время после его подписания начнутся переговоры о его расширении на сферу услуг. Надо понимать, что в услуги входят и IT-технологии, поэтому это достаточно серьезный вопрос сотрудничества между нашими странами.

Есть еще один вопрос, который важен для Израиля. Украина сегодня – один из главных поставщиков пшеницы в Израиль и она просила гарантировать достаточно большие льготы в рамках зоны свободной торговли по поставкам пшеницы. В принципе Израиль был готов пойти навстречу, но просил гарантий продуктовой безопасности, т.е. гарантий поставок, независимо от того, что происходит в Украине. Это нетривиально, потому что есть правило, согласно которому в неурожайные годы в первую очередь продукт уходит на внутренний рынок и есть право нарушения международных обязательств на поставки. Мы ищем формулы, которые позволят Израилю быть уверенным, что он может рассчитывать в долгосрочной перспективе на украинские поставки зерна, а Украине - получить те льготы при поставке пшеницы, которые она просила в рамках этого договора. У нас уже есть понимание, какова должна быть модель в общих чертах, но о ее деталях пока договоренности нет.

Как изменился объем товарооборота между нашими странами и его структура за последние три года, с момента аннексии Крыма и начала войны на востоке Украины?

В долларовом исчислении товарооборот упал. Это естественно, потому что гривня очень сильно упала по отношению к доллару. В 2016 году совместный товарооборот был чуть больше, чем $750 млн. Для сравнения, например, в 2012-2013 годах это было больше чем $1,2млрд. Что касается структуры, я не вижу принципиальных изменений по статьям. Упала ценность товаров за счет падения гривни, это сильно уменьшило объем товарооборота. И в количественном отношении тоже, думаю, было определенное падение.

А как повлияли события в Украине на процесс репатриации?

Сначала поток вырос, сейчас он чуть-чуть уменьшился. Если перед началом этих событий Франция лидировала как источник репатриации в Израиль, то после Революции на Майдане и начала войны Украина заняла первое место как источник репатриации. Но в последний год на первом месте Россия. Вообще последние лет 5 эти три страны - Франция, Украина и Россия - ведущие по источнику репатриации, они занимают первые три места, меняясь между собой. На четвертом месте Соединенные Штаты.

Не усложняют ли украино-российские отношения, отношения между репатриантами из этих стран в Израиле?

Нет. Понятно, что у граждан Израиля, приехавших из Украины или из России, есть разные позиции по Крыму или конфликту на Востоке Украины и они, кстати, не всегда соответствуют тому, откуда человек приехал. Но вражды между общиной выходцев из Украины и общиной выходцев из России я не наблюдаю. Между ними достаточно тесное сотрудничество. Они, скорее, все вместе видят себя представителями еврейства бывшего СССР, которое представляет из себя отдельную, достаточно большую общину в Израиле, более миллиона человек (это достаточно много по израильским меркам), у которой достаточно серьезный голос и в политике, и в общественной жизни, и в экономике, и в науке, и в культурной жизни страны. Они воспринимают себя как две части единого целого.

Премьер Гройсман во время официального визита в Израиль пообещал, что правительство и он лично сделает все от них зависящее, чтобы израильские инвестиции в Украину были успешными. У вас есть информация, имели ли его слова эффект, кто-то из ваших соотечественников откликнулся на них?

В Украине есть израильские инвестиции. Они начались еще до визита премьер-министра и они продолжаются после него. Есть немало израильских бизнесменов, которые работают в Украине в разных направлениях.

Кстати, есть одно направление, настолько активно развиваемое в последние годы, что это заставляет даже немножко озаботиться о состоянии израильского рынка. Это IT- технологии. Есть очень активный процесс аутсорсинга израильских IT- кампаний в направлении Украины. Это началось в маленьких стартап-компаниях. Как известно, Израиль неслучайно называют startup nation. Сегодня он занимает одно из ведущих мест в мире не только по созданию новых стартапов на душу населения. По количественным показателям Израиль на втором месте в мире. Очень многие стартапы сотрудничают с Украиной: инвестируют здесь, чтобы часть процессов производства через аутсорсинг происходила на территории Украины, в том числе и в Харькове – это одно из самых популярных мест для аутсорсинга. Этот процесс настолько активно развивается, что сегодня его используют не только маленькие стартап-компании, но и средние и даже большие израильские IT-компании. Начинает возникать вопрос о состоянии израильского рынка. В принципе израильский рынок всегда характеризовался нехваткой рабочей силы - не было проблемы устроиться. Но в последнее время есть сигналы о том, что объем аутсорсинга столь высок, что у менее профессиональных программистов уже начинают возникать проблемы с поиском работы, поскольку очень большая часть технологического процесса ушла в Украину.

Что касается интенсификации израильских инвестиций в Украину, я думаю, прошло недостаточно времени, чтобы судить, об изменении их объема. Хочу только заметить, что есть определенная проблема: между нашими странами нет финансового протокола о правительственных гарантиях инвестиций. Это, естественно, осложняет решение инвесторов о вложении инвестиций.

Во время визита премьера Гройсмана в Израиль он поднимал еще одну чувствительную тему - признание Голодомора геноцидом украинского народа. Как вы оцениваете вероятность того, что Кнессет проголосует за это?

В Израиле есть традиция, что, вопросы, связанные с трактовкой тех или иных исторических событий, как правило, не выносятся на политическое решение. Максимум, они выносятся на обсуждение. Например, признание геноцида армянского народа. В Израиле эта тема обсуждалась несколько раз в парламенте, но ни разу не было принято какое-то декларативное решение, хотя практически во всех западных парламентах принимались декларативные решения по этому поводу. Израильский парламент считает, что вопросы прошлого должны решаться не политиками, а профессионалами, как часть профессионального дискурса.

Поэтому я не думаю, что будет принято какое-то декларативное решение по Голодомору, как и по другим тяжелым трагическим страницам в истории тех или иных народов, потому что это не соответствует нашей парламентской традиции. В нашей парламентской традиции как правило декларации подобного рода не принимаются.

Есть ли с вашей точки зрения перспективы в сотрудничестве Украины и Израиля в сфере ВПК?

Эта тема за рамками нашей комиссии, но могу сказать, что с украинской стороны были разного рода запросы. Поскольку речь идет о зоне конфликта, есть определенные ограничения. По принятым международным стандартам мы не продаем атакующее оружие в зону конфликта, в том числе и сюда. Там, где это возможно, с точки зрения тех принципов, по которым мы работаем, сотрудничество обсуждается. Сейчас, например, крупная израильская компания Elbit Systems участвует в тендере на радиосвязь. Израиль активно сотрудничает с Украиной во всем, что касается реабилитации и солдат, пострадавших во время боевых действий, и гражданского населения. У нас, к сожалению, огромный опыт в этой области. Это и медицинская помощь, и психологическая. Ваши пострадавшие приезжали к нам. Наши специалисты приезжают сюда, работают, обучают. Есть центр, который помогал освоить израильский опыт в этой области.

Научный и учебный обмен всегда был в числе перспективных направлений сотрудничества между Украиной и Израилем. Как сейчас обстоят дела?

Есть сотрудничество между целым рядом израильских и украинских университетов. Я сам пришел в политику из Иерусалимского университета. Еще до моего ухода в политику, у нас были совместные проекты с рядом украинских вузов, они продолжаются. Специалисты из Иерусалимского университета преподают в Киево-Могилянском университете, в Украинском католическом университете во Львове, приезжают в Харьковский национальный университет, Одесский университет с циклом лекций.

Есть сотрудничество в гуманитарной области, есть разного рода проекты в естественнонаучной области. Сейчас открылось очень перспективное направление сотрудничества, потому что Украина получила определенный статус в больших европейских проектах, а Израиль, как и Украина, является ассоциативным членом Евросоюза. Поэтому совместные израильско-украинские проекты могут участвовать в достаточно больших европейских фондах. Немало израильских ученых – сами выходцы из Украины, они сохранили здесь связи и рабочие контакты, и поэтому здесь есть достаточно большая перспектива. Совсем недавно украинский министр образования Лилия Гриневич приезжала в Израиль и посещала целый ряд вузов, чтобы посмотреть, как можно интенсифицировать наше сотрудничество. Мы с ней встречались в Израиле, будем встречаться и здесь, в Киеве. Это одна из тем, которые я буду обсуждать.

Украина. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > interfax.com.ua, 16 августа 2017 > № 2278862 Зеэв Элькин


Япония. Мексика. США > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 16 августа 2017 > № 2278377

Правительство Мексики и японские компании обсудят Североамериканское соглашение о свободной торговле

Правительство Мексики и ведущие бизнес в этой стране японские компании договорились регулярно обсуждать вопрос Североамериканского соглашения о свободной торговле (NAFTA). Официальных представителей Мексики интересует взгляд японской стороны на предстоящие переговоры по пересмотру этого соглашения, так как присутствие Японии на рынке страны резко выросло. Представители Министерства экономики Мексики, а также местной Торгово-промышленной палаты Японии планируют провести первый раунд своих переговоров в следующий четверг. США, Канада и Мексика приступят к переговорам по вопросу пересмотра NAFTA на этой неделе. Как ожидается, представители Мексики объяснят японской стороне, что именно будет обсуждаться на переговорах и выслушают запросы японских компаний. По словам председателя Торгово-промышленной палаты Японии Такаси Моримото, в Мексике связывают все более высокие ожидания с японскими компаниями на фоне углубления противоречий в отношениях с США.

Япония. Мексика. США > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 16 августа 2017 > № 2278377


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > telegraf.lv, 16 августа 2017 > № 2275430

Цветы для транзита

Никто не забыт, ничего не забыто

Министр транспорта России Максим Соколов и российский посол в Латвии Евгений Лукьянов возложили памятный венок у стеллы советским воинам в рижском парке Победы.

Эта церемония возложения цветов была недолгой, но очень символичной. При освобождении Латвии от нацистов в 1944–1945 годах погибло 170 тысяч советских солдат и офицеров, за бои на латвийских плацдармах награждено золотыми звездами Героя Советского Союза более 400 воинов, из них более половины — посмертно. Около 20 тысяч военнослужащих латышского корпуса и партизан награждены орденами и медалями, в том числе звания Героя удостоены 28 латышских воинов. Россия гордится их подвигами и чтит их память — и, безусловно, очистка территории ЛССР от войск вермахта и местных коллаборационистов стала самым значимым событием латвийской истории ХХ века, без той великой победы невозможна юридически реставрация независимости Латвийской Республики.

Московский гость провел переговоры с премьер–министром Марисом Кучинскисом. А уже сегодня в Риге впервые с 2014 года состоится заседание латвийско–российской межправительственной комиссии под сопредседательством министра сообщения ЛР Улдиса Аугулиса и Максима Соколова. Межправкомиссия состоит из нескольких рабочих групп с латвийской и российской сторон, курирующих практические вопросы гуманитарной кооперации и регионального сотрудничества.

Также, что особенно важно, это общие вопросы и вызовы экономического развития наших стран–соседей и транспортно–логистическая составляющая — как, например, транзит российских грузов в латвийские порты, а в перспективе и создание логистического коридора из Латвии в Центральную и Юго–Восточную Азию, включая китайский проект «Новый шелковый путь». Отрасль железнодорожного транзита в Латвии формируется более чем на 70% из российских грузов — и с учетом того, что транзит создает 8% экономики Латвии — более 2 миллиардов евро в год. Для нашей страны сохранение транзита и хороших отношений с Москвой не просто важно, но и жизненно необходимо.

Сегодня в Министерстве сообщения Латвии состоится брифинг по итогам заседания межправкомиссии, о которых позже сообщит газета «СЕГОДНЯ». А пока рижский парк Победы украсил памятный венок из гвоздик, на ленте которого значится: «От министра транспорта России». Значит, никто не забыт, да ничего и не забудется.

Андрей ТАТАРЧУК.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > telegraf.lv, 16 августа 2017 > № 2275430


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 августа 2017 > № 2275369 Денис Волков

После стабильности. Каких перемен захотело российское общество

Денис Волков

Социологические исследования показывают, что число сторонников перемен в России может достигать двух третей населения. Но это не те перемены, о которых любит говорить демократическая общественность, а у большинства респондентов нет понимания того, как могут произойти желаемые изменения

О том, что эпоха путинской стабильности подходит к концу, заговорили уже давно – особенно активно после 2014 года с его украинским кризисом и падением цен на нефть. В последние месяцы этот тезис получил еще одно подтверждение: наши социологические исследования показывают, что россияне действительно хотят перемен. Так, в декабре 2016 года половина населения страны (53%) выступала за решительные перемены. Только треть (35%) считала, что, наоборот, перемены не нужны и все должно оставаться как есть. Вопросы в других формулировках показывают, что число сторонников перемен может достигать двух третей населения.

Однако каких именно перемен хотят люди? Рискну предположить, что представления большинства читателей этих строк о том, какие перемены стране необходимы, сильно отличаются от того, что думает по этому поводу российский обыватель. Записывать всех сторонников в один лагерь было бы серьезной ошибкой. Вообще, обнаружить готовые формулы изменений можно лишь в узких элитных и экспертных группах. Среди широких слоев населения целостного понимания желаемого курса нет. Есть только самые смутные, разрозненные и часто противоречивые представления.

Один из способов понять, каких именно перемен хочет российское общество, – это посмотреть на социально-демографические характеристики этих людей: сколько им лет, где они живут, каков их материальный статус, за кого они голосуют. Другой способ – оттолкнуться от основных запросов большинства населения: чего хотят люди, какие проблемы их волнуют.

Интересно, что во всех социально-демографических группах число сторонников перемен (в приведенной формулировке) не опускается ниже 40%. Но среди социально незащищенных слоев населения таких людей особенно много: среди бедных (тех, кому, по их собственным ощущениям, едва хватает на еду) таких 60%, среди пожилых – 58%. Напротив, среди тех граждан, кто может чувствовать себя в привилегированном положении, сторонников перемен поменьше: среди москвичей и обеспеченных слоев населения по 46%, среди самых молодых – 40%. Если жизнь сносная, зачем что-то менять? Лучшее, как известно, враг хорошего.

Но еще большие различия по вопросу о необходимости перемен наблюдаются в зависимости от политических взглядов респондентов. При этом для людей либеральных взглядов характерны среднестатистические показатели. Наибольшую готовность к переменам (до 75% по группе) демонстрируют сторонники КПРФ и Геннадия Зюганова (по совместительству все те же пенсионеры), а также ЛДПР и Владимира Жириновского – до 80% (их электорат моложе).

Не приходится сомневаться, что сторонники перемен составляют большинство среди тех, кто готов голосовать за демократические партии или за Алексея Навального. Но проблема в том, что совокупное количество этих людей на сегодняшний день слишком мало, чтобы изучать его с помощью обычных общероссийских опросов. Получается, что массовый избиратель если и видит альтернативу нынешнему положению вещей, то скорее среди системных левых и политиков-популистов. Голос демократических партий либо не слышен, либо они не могут найти общий язык с рядовыми россиянами. Но если не достигаешь и понимаешь своего избирателя, вряд ли можно рассчитывать на его поддержку.

Среди путинского электората сторонников перемен меньше, но даже здесь они составляют половину. Вероятно, это те самые люди, которые считают, что если кто-то и способен изменить ситуацию, улучшить жизнь простых граждан, то это лишь Владимир Путин. Остальные не справятся.

Если выделить в отдельные группы тех, кто голосует за «Единую Россию», «не имеет политических взглядов», «не интересуется политикой» или не ходит голосовать, то в них большинство выступает за то, чтобы «оставить все как есть».

Что изменить

Уже на основе приведенных данных можно предположить, что большинство сторонников перемен хотят изменений в социальной сфере, а не в политике. Достаточно вспомнить, что половина населения готова переизбрать Владимира Путина в следующем году, а все 80% одобряют его деятельность на посту президента.

Анализ основных проблем, которые беспокоят людей, подтверждает эту гипотезу. На протяжении четверти века социологических измерений большинство наших сограждан беспокоят прежде всего экономические проблемы: рост цен, низкие зарплаты, недостаточные социальные выплаты (до 70%), бедность, обнищание, снижение уровня жизни (до 50%), угроза потери работы (до 40%). Даже небольшие перемены к лучшему в этих областях наиболее желанны для российских граждан. Все остальные проблемы, как бы остро они ни стояли, отходят на второй план.

Социальной повесткой сегодня занимается прежде всего власть (и отчасти коммунисты). К власти люди обращают свои жалобы, с властью пытаются договориться, выходя на митинги. Так было не всегда. Успехи демократических партий в 1990-е годы были связаны с тем, что они предлагали решение проблем, стоящих на повестке дня, которые находили отклик у значительной части населения. Но в какой-то момент эта связь с избирателем была демократами потеряна. Опросы показывают, что тема демократических прав и свобод в отрыве от вопросов уровня жизни, социальной справедливости и защищенности интересна лишь для нескольких процентов россиян.

Кроме того, большинство наших респондентов не способны самостоятельно распознать нарушение этих прав. К примеру, на перипетии независимых телеканалов, газет, интернет-изданий, радиостанций обращают внимание не более 5–7% россиян. Поэтому сегодня в России на борьбе за свободу собраний, независимые СМИ и прочее можно снискать уважение экспертного сообщества, но никак не рядовых избирателей.

Большинство российских граждан плохо разбираются в вопросах государственного устройства, а разговоры про разделение властей понятны лишь представителям узких профессиональных слоев. Скорее всего, демократические реформы можно продать населению только как приложение к пакету мер по решению тех проблем, которые люди считают наиболее острыми и актуальными.

Отдельно стоит сказать о коррупции. Острой общественной проблемой ее считают около 30% респондентов, что делает ее заметной темой второго плана. Однако громкие коррупционные скандалы захватывают внимание гораздо большей части населения. В свое время за делом «Оборонсервиса» следило почти столько же людей, сколько за событиями на Украине в 2014–2015 годах.

Борьба с коррупцией является универсальной мобилизующей темой, потому что затрагивает вопросы социальной справедливости. В странах с небогатым населением, к которым относится и Россия, случаи вопиющей коррупции особенно впечатляют. Эта тема волнует людей по всему миру, и Алексей Навальный здесь не является первопроходцем. В Индии, в Индонезии, на Украине – везде есть политики, которые строят свою карьеру вокруг антикоррупционной повестки. Но борьбу с коррупцией также необходимо увязать с планом других изменений. Здесь также требуется позитивная повестка.

Как изменить

У большинства населения нет понимания того, как могут произойти желаемые изменения. Вообще, любые вопросы о будущем вызывают у респондентов большие затруднения. Альтернативного проекта будущего нет даже у продвинутой части общества – людей с активной гражданской позицией, интересующихся политикой, следящих за событиями внутри страны и за ее пределами.

На протяжении прошлого года Левада-центр проводил серии групповых дискуссий с московскими активистами, волонтерами, сторонниками различных политических партий, представителями столичного среднего класса. Обобщая материалы проведенных бесед, можно выделить несколько сценариев перемен. Нужно подчеркнуть, что это не готовые сценарии, а лишь то, что складывается из отдельных реплик и разрозненных идей респондентов.

Согласно одному из сценариев, изменения могут произойти только после тотальной смены власти, потому что «все прогнило и нужно менять всю систему». Такая замена должна произойти, например, по результатам выборов, на которых полную победу одержит оппозиция. Этого мнения обычно придерживаются люди демократических убеждений.

Слабая сторона этого сценария заключается в том, что мало кто из опрошенных всерьез считает, что такой вариант возможен в обозримом будущем. В то, что люди у власти уйдут по собственной воле, не верит практически никто: «Кто у нас когда от власти отказывался?» Кто-то говорит о слабости и неорганизованности оппозиционных партий: «Они такие же, как все остальные». Многие просто не замечают никого, кроме завсегдатаев федеральных каналов. Хотим мы того или нет, телевидение в России все еще остается главным источником новостей. Того, кто не появляется в телевизоре, обыватели просто не знают.

Большинство респондентов не верит в саму возможность изменения косной бюрократической системы: «К власти приличных людей никогда не допустят», «Даже если кто-то приличный прорвется, система их перемелет». Люди жалуются на засилье одних и тех же лиц, говорящих одно и то же изо дня в день. Хотя респонденты настаивают, что честные люди с новыми идеями в нашей стране все-таки есть, но назвать их практически никто не может.

По мнению других, обновление произойдет лишь в результате полного саморазрушения системы под грузом экономических проблем (дальнейшее падение цен на нефть, исчерпание резервов Стабилизационного фонда) или в результате гражданской войны (но не между патриотами и национал-предателями, а между богатыми и бедными), когда «терпение народа» подойдет к концу. Для участников групповых дискуссий этот сценарий выглядит наиболее понятным и вероятным. Однако он не является желанным, так как путь к нему лежит через потрясения.

В рамках третьего сценария изменения произойдут в отдаленном будущем сами по себе – благодаря медленному накоплению гражданских связей, развитию гражданского общества, в результате «просвещения» остальной части населения. Этого варианта развития событий придерживаются так называемые сторонники малых дел. Однако увидеть ощутимые изменения при своей жизни эти люди практически не надеются.

Наконец, перемены могут произойти неожиданно сверху, когда появится «новый Горбачев». При этом часть респондентов продолжает надеяться, что роль реформатора примет на себя Владимир Путин. Такое впечатление, что это был бы наиболее желанный и удобный для всех сценарий: изменить все, ничего не меняя, ничем не жертвуя, не прилагая никаких усилий. Власть изменится сама.

Получается, что изменения в рамках этого сценария также невозможно ни предугадать, ни приблизить. Но главная проблема этого сценария в том, что он все никак не начинает реализовываться. В том, что на Владимира Путина невозможно никак повлиять, чтобы он «услышал», «узнал», «разобрался», признаются даже его сторонники. Наверное, единственный способ добиться его внимания – прилюдно попросить президента решить проблему во время прямой телевизионной линии.

Итак, больше половины населения страны хотели бы перемен, хотя это и не те перемены, о которых любит говорить демократическая общественность. Невозможность существенно повлиять на ситуацию в рамках любого из описанных сценариев усиливает в российском обществе дезориентацию и депрессию. Даже те, кто готов действовать, не знают, с чего начать, за что браться, кого слушать. Отсюда нежелание принимать на себя ответственность и думать на перспективу.

В этой ситуации имеют смысл только три рецепта: «встраиваться в существующую вертикаль», «делать что должно, и будь что будет» (не рассчитывая увидеть результат) и «уезжать». Вряд ли такие общественные настроения благоприятны для развития инноваций и проявления инициативы, так необходимых сегодня для поддержания экономического роста. Зато для консервации нынешнего положения вещей и удержания общества под контролем они вполне подходят.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 16 августа 2017 > № 2275369 Денис Волков


Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 16 августа 2017 > № 2275293

Казахстанские производители повезут свои товары на Хайнань

Расширение двусторонних экономических отношений Казахстана и Китая продолжается

Меморандумы о торговом сотрудничестве подписали Хайнаньское отделение Китайского комитета содействия развитию международной торговли и внешняя торговая палата РК, предприниматели Казахстана и провинции Хайнань на конференции в честь празднования дня провинции Хайнань на ЭКСПО-2017. Об этом пишет «Спутник Казахстана».

Переговоры о сотрудничестве ведут производители напитков, сельскохозяйственной, ювелирной и металлургической продукции.

«Председатель Китайской Народной Республики Си Цзиньпин и Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев установили важнейший консенсус по укреплению взаимодействия и укреплению сотрудничества во многих сферах деятельности наших стран: энергетической, торгово-экономической, культурно-гуманитарной», — сказал председатель китайского комитета содействия развитию международной торговли Ван Цзиньчжэнь.

Говоря о туризме, временная поверенная в делах посольства Китайской Народной Республики в Казахстане Лю Цзянпин отметила большой туристический потенциал взаимодействия двух стран.

«Недавно мы успешно провели день города Санья в Алматы. На данный момент мы уже открыли прямые рейсы из Алматы в Санью. Мы очень ждем казахстанских туристов. Кызылординская область Казахстана имеет особые взаимоотношения с провинцией Хайнань. Также мы собираемся создать братские взаимоотношения с городом Актау», — сказала Лю Цзянпин.

Провинция Хайнань является самым южным регионом Китая, представляет собой архипелаг из одного большого и нескольких маленьких островов. Курорты острова стали одним из популярных направлений для казахстанских туристов. В этом году 22 тысячи казахстанцев выбрали китайские пляжи для отдыха.

Казахстан. Китай > Внешэкономсвязи, политика > kapital.kz, 16 августа 2017 > № 2275293


Япония. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > nhk.or.jp, 15 августа 2017 > № 2278369

Президент Южной Кореи Мун Чжэ Ин дал понять, что будет добиваться каких-то действий от Японии в отношении так называемых "женщин для утех", а также людей, которых в ходе Второй мировой войны принуждали к труду. Мун заявил об этом в Сеуле во вторник на церемонии в ознаменование очередной годовщины освобождения Корейского полуострова от японского колониального правления. Говоря об отношениях с Японией, Мун сказал, что нежелательно, чтобы исторические проблемы тормозили развитие ориентированных на будущее связей. Он также объяснил свою политику по расширению самых разных обменов для активизации отношений. Однако Мун сказал, что даже если упор делается на будущее, это не означает, что его страна должна без внимания относиться к историческим проблемам. Он подчеркнул, что в решении этих вопросов существует международный принцип, основанный на всеобщих ценностях гуманизма и общественного согласия, чтобы восстановить честь и предоставить компенсации жертвам, выяснить правду, и обещать, что случившееся больше не повторится. Он сказал, что его правительство будет придерживаться этого принципа. Япония. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > nhk.or.jp, 15 августа 2017 > № 2278369


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 15 августа 2017 > № 2276395 Владимир Васильев

Встреча с руководителем фракции «Единая Россия» Владимиром Васильевым.

В.Васильев информировал Президента о работе фракции в период весенней сессии Государственной Думы и планах на ближайшую перспективу.

В.Путин: Добрый день! Какие задачи, поставленные перед собой, считаете выполненными? И что считаете важным на ближайшую перспективу?

В.Васильев: Спасибо за встречу с фракцией, которая произошла в конце года. Ваши рекомендации по сохранению пропорции между фракциями, которая была в шестом созыве, независимо от результатов выборов, кандидатура на должность председателя, которую Вы рекомендовали, она была поддержана, сказались положительно на весеннем периоде нашей работы.

Мы не только создали условия для дискуссий, но и сумели в этих дискуссиях провести ту линию – помните, Вы нам сказали – «в первую очередь бюджет». Непростое было начало, мы тогда могли рассматривать только основные направления, и приходилось экономить. Тем не менее эта задача была решена.

Мы много в это время спорили, обсуждали, но при этом у нас не было ни одного случая, когда кто-то был бы не понят, хлопнул дверью, и какая-то фракция пыталась уйти из зала. Дискуссии были плодотворными, длительными, но плодотворными. Это уважительное отношение создало возможность решений по целому ряду направлений. Не буду Вас загружать, Вы всё прекрасно видите и знаете.

Ещё, конечно, помогает политика, которую Вы проводите: внутренняя в важных вопросах, международная – отстаивание наших национальных интересов. Это сплачивает все партии, представленные в Думе. И мы в этом созыве немало законов приняли консолидированно всеми фракциями, это тоже очень положительно действует.

Есть расхождения, конечно, но мы к этому относимся с пониманием. За это время был проведён целый ряд – пять, по сути – широких парламентских слушаний. Это то, о чём мы тоже говорили: мы приглашали людей к диалогу не на улице, не на митингах, а в правовом поле парламента, цивилизованно. Это получается. Не сразу, но находим понимание.

У нас были вопросы, мы рассматривали, в частности, молодёжную политику, посмотрели очень важный вопрос о реновации. Что такое реновация? Это новое. На год быстрее будут строиться дома. Это опыт, который поможет всей стране. Это совершенно другого качества жильё. В других условиях будут расти дети, будут жить люди, старшие будут получать помощь. Всё это будет уже по-другому. Это другой уровень жизни. Удалось это довести до понимания, и все фракции поддержали этот проект. Будем дальше его сопровождать. Создали постоянную структуру, которая будет постоянно в контакте с людьми на уровне Думы отрабатывать, как Вы и поручали, правовую составляющую этого очень важного процесса.

Затем тема обманутых дольщиков. Помните, Вы рассматривали этот вопрос, давали поручение.

В.Путин: Да, конечно.

В.Васильев: 9 июля Вы дали ещё одно поручение, где обязали руководителей субъектов [обеспечить своевременную реализацию решений по проблемам граждан, пострадавших от недобросовестных действий застройщиков]. Мы включились в эту работу парламентскими методами и провели в Думе встречу, я скажу, с непростой аудиторией. Граждане представляли у нас 20 регионов, более 200 человек, активных, хорошо знающих тему и крайне заинтересованных, потому что это их жизненные вопросы, вопросы их семьи.

Вы знаете, разговор получился. Мы сошлись на общественно важных вещах и понимании того, что власть обязана решать в интересах людей их задачи.

Создали постоянную рабочую группу, провели встречи специально с московскими [дольщиками], там было большое напряжение. Надо сказать спасибо и мэру Сергею Собянину, и его команде, они принимали и принимают в этом участие. Каждый, кто присутствовал (а это длилось часами), мог задать вопрос и получить ответ, который люди порой годами не слышали от власти.

То же было сделано в Московской области. От Московской области у нас присутствовал представитель прокуратуры, что оказалось тоже востребовано людьми, они задают вопросы.

Мы, как Вы давали поручение, [законопроекты] за 2014 год проработали. Кстати, мы работаем сейчас, всё, что делаем, делаем с Правительством. И хотя другие партии порой нас не поддерживают, критикуют, но мы исходим из того правила, что обещаем то, что можем. То, что можем, – выполняем. И те социальные обязательства, которые мы обязаны выполнить, мы выполним, безусловно.

Сейчас, в частности, по обманутым дольщикам у нас есть понимание, что, во-первых, мы провели это у нас на федеральном уровне, есть постоянная рабочая группа, мне поручено возглавить её в Думе, мы регулярно собираемся, решаем конкретные вопросы. Председатель Думы направил письмо в регионы, у нас уже в ряде регионов проведены аналогичные слушания и созданы такие же рабочие группы. То есть мы выстраиваем сверху донизу вертикаль парламентского контроля, вовлекаем туда исполнительную власть, дело идёт.

У нас есть неплохой опыт. В ряде регионов есть своё законодательство, которое они приняли для решения этих вопросов. Надеюсь, что это будет происходить усиленными темпами. Речь о тенденции роста [числа граждан, не получивших жильё], которая проявилась в последнее время в силу цикличности. В «тучные годы» заложили больше жилья и через три года его предоставили. Потом были «худые годы», и стало расти число тех, кто не получил жильё.

Мы сейчас в это включились. Появились очень интересные новые инструменты. Например, Московскую область слушали у нас в Думе с приглашением застройщиков, и люди смотрели в глаза застройщику. Тоже немаловажная вещь. Посмотрели, так и надо работать. Всё это, естественно, средства массовой информации высвечивают. Мы берём здесь на себя тоже ответственность. Идёт скрупулёзная работа в открытом режиме. Дольщики сами участвуют в контроле. Это очень важно.

В.Путин: Абсолютно согласен.

В.Васильев: В связи с этим я бы хотел попросить об одном: о Вашем поручении прокуратуре, чтобы они посмотрели на эту работу. Потому что много обращений, и у нас на встречах с дольщиками, которые говорят: «Почему не приняли вовремя меры? Почему не наложили обеспечивающий арест, вывезли куда-то, вывели?»

Если бы сейчас Генеральная прокуратура организовала проверку этих обращений по обманутым дольщикам, посмотрела, как принимаются меры, насколько они эффективны, Владимир Владимирович, мы бы ответили на вопросы людям.

В.Путин: Хорошо.

В.Васильев: Они настроены хорошо. Владимир Владимирович, будем работать.

И что ещё очень важно. Об этом вначале нам [люди] говорили, сейчас уже не говорят. «Вы знаете, – говорят, – нас звали на улицу». Разные есть политические спекулянты, которые недовольных всегда пытаются использовать.

Ещё важный момент, что и власть – естественно, в разных регионах по-разному, – но заметно сейчас поворачивается к тому, что этот вопрос нельзя замалчивать, его надо решать: работать с людьми, находить, включаться в диалог. И у нас есть инструменты, которые нам позволяют это сделать. Поэтому мы с оптимизмом смотрим на это.

И если можно, ещё хочу сказать спасибо за поддержку. У нас была непростая ситуация, к сожалению, проблема, и хорошо, что мы на неё обратили внимание. Это группы в интернете, которые пропагандируют суицид среди несовершеннолетних. Неокрепшая психика, серьёзная тема.

Ещё раз хочу сказать спасибо, что Вы на неё обратили внимание и держите под контролем. Нам помогает Ваша поддержка, и мы намерены в этом плане, естественно, работать и включаться в процесс контроля, с тем чтобы этому злу противопоставить правовое препятствие.

В.Путин: Послушайте, доводят до самоубийства – это что? Это покушение на жизнь человека.

В.Васильев: Вовлекают в игру, цена – жизнь.

В.Путин: Они же ещё и деньги на этом зарабатывают. Поэтому чем они отличаются от убийц? Да ничем не отличаются.

В.Васильев: Причём более даже изощрённо.

В.Путин: Абсолютно.

В осеннюю сессию нужно будет работать над законом о бюджете. Здесь предстоит большая работа, и мы с вами ещё неоднократно пообсуждаем эти вопросы.

Но я хочу напомнить, значительная экономия бюджета на следующий год предусматривается, кстати говоря, за счёт сокращения статей на оборону. Это не связано с сокращением наших планов по переоснащению армии и флота. Мы будем выполнять гособоронзаказ и будем делать новую программу. Но у нас по плану некоторые сокращения есть по сравнению с прошлым, поэтому здесь нужно будет очень внимательно посмотреть на вопросы, которые возникают всегда в ходе подготовки основного финансового документа страны.

Это касается обороны, безопасности, это касается экономики, поддержки экономики, социальной сферы, здравоохранения, уровня заработной платы, доходов граждан, особенно в бюджетной сфере, по так называемым «неуказанным» категориям граждан. Прошу на это обратить внимание.

Но, повторяю ещё раз, мы в рабочем режиме ещё неоднократно на эту тему поговорим.

В.Васильев: Конечно. Спасибо Вам большое.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 15 августа 2017 > № 2276395 Владимир Васильев


Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 августа 2017 > № 2275368 Андрей Перцев

Технологии и популизм. Восхождение Алексея Навального

Андрей Перцев

«Кремлевский проект», «будущий тиран», «единственная надежда» – в таких бескомпромиссных определениях говорят об Алексее Навальном не только его сторонники и противники, но и уважаемые политологи и экономисты. Рассуждения об оппозиционере давно идут в морально-этической плоскости. При этом Навальный – политический практик, возможно, единственный на федеральном политическом поле. Именно практика, о которой забыла власть и в которой ограничила себя системная оппозиция, позволила ему стать известным

Освобождение из колонии лидера Левого фронта Сергея Удальцова и его критика в адрес оппозиционера Алексея Навального подогрели угасшие было споры о самом Навальном. Многочисленные дискуссии о России будущего при его президентстве (например, вот, вот или вот) – явное свидетельство того, что его приход все больше воспринимается не как что-то из области фантастики, а как вероятное событие, пусть эта вероятность и не так велика.

Споры вокруг Навального в основном проходят в морально-этической плоскости: будет ли Навальный тираном, лучше он Путина или хуже, если не Навальный, то кто? Еще одно чуть менее популярное направление рассуждений – попытки понять, чей же проект Алексей Навальный? Строятся они на очевидных подозрениях – политик, несмотря на критику Владимира Путина и его ближайшего окружения, хоть и находится под уголовным преследованием, но получает условные сроки.

Эти гадания или морализаторство имеют мало отношения к политической реальности. Навальный, очевидно, не сакральная фигура в российской истории, которую ни в коем случае нельзя обижать и критиковать, как считают его сторонники. В то же время он не неудачник, как всеми силами стараются изобразить охранители. Он достаточно популярный и необычный для современной России политик. У него есть сильные стороны, которых нет у других оппозиционеров и даже у Кремля, но есть и очень уязвимые места. Ни в том ни в другом нет ничего чудесного и мессианско-сакрального. И то и другое зависит от политтехнологий и особенностей характера самого Навального.

Сетевое покрытие

Причины популярности оппозиционера, а также пути ее достижения вполне понятны и объяснимы: их легко можно заметить, скажем, сравнив Навального с недавно освобожденным Удальцовым. Лидер Левого фронта идеологичен, харизматичен, но за ним не видно широких масс, а его предложения обществу далеки от реальных запросов.

Навальный здесь выглядит полной противоположностью. Он несколько лет подряд старался нарастить базу сторонников – методом проб и ошибок он достиг в этом деле значительных результатов. Какое-то время поклонники оппозиционера были скорее онлайн-феноменом, возможно, эта концентрация на интернете и подвела протесты 2011–2012 годов. Люди попробовали выходить на улицы, но организовать структуру из участников митингов не получилось.

Такой офлайн-структурой стал штаб Навального на выборах мэра Москвы 2013 года. Оказалось, что интернет-хомячки способны действовать в реальном мире. Сейчас эти наработки Навальный использует в публичной кампании, которую он называет президентской. Формально как осужденный по тяжкой статье он не имеет права баллотироваться, но многие считают приговор несправедливым, поэтому оппозиционеру легко удается убедить своих адептов в том, что кампания имеет право на существование.

Что бы ни говорила госпропаганда о малочисленности сторонников Навального, количество их уже заметно – в каждом крупном областном городе несколько сотен. Они искренни в своих убеждениях, активны и организованы в штабы. Один такой человек стоит десятка обычных сочувствующих: он абсолютно бескорыстно готов рассказывать гражданам о своем лидере, его планах, о том, чем плох режим и чем хорош Алексей Навальный.

В условиях, когда общественное мнение начинает колебаться, такие убежденные посланники начинают играть все большую роль. Когда граждане начнут менять интонацию в вопросе «если не Путин, то кто?» или бескомпромиссно говорить «кто угодно, только не Путин», рядом может оказаться человек, который искренне и убедительно объяснит: «Почему же кто угодно? Есть Навальный».

Такой сетью не обладает ни один российский политик, включая Владимира Путина. Вернее, искренние и горячие сторонники у президента есть, но это структуры типа НОДа, «Антимайдана» и краснодарских «отрядов Путина». В общем, те люди, которых сторонится и сама власть, и лояльные ей обыватели.

Построена сеть сторонников Навального очень технологично. Судя по всему, он начал открывать штабы в тех городах, что сразу могли дать хорошую явку на открытии. Фотографии с очередями и полные залы облетали социальные сети. На снимках было видно, что в волонтеры записываются разные люди – и молодежь, и успешные представители среднего класса, и пенсионеры. Не надо стесняться, вы не одни, говорили эти кадры.

Люди и не стеснялись. Штабы дали противникам власти возможность встретиться, общаться друг с другом, обсудить то, что давно хотелось обсудить, почувствовать, что их немало. Наконец, они дают возможность действовать – пусть эти действия и заключаются в раздаче листовок на улицах. Оппозиционер не просто сидит дома и возмущается, а что-то делает для того, чтобы власть в стране сменилась, – это осознание стоит многого. Тимбилдинг для сторонников Алексея Навального проводят и власти – силовики обыскивают и громят штабы, задерживают волонтеров, заставляя оппозиционеров сплотиться еще больше.

Технологии и популизм

Сеть сторонников не единственное достоинство кампании Навального. Он один из немногих российских политиков (а сейчас, возможно, и единственный), кто использует в своей работе с обществом современные политтехнологии, как бы от них ни отказывались в штабе Навального. Пускай они выглядят калькой с ярких и успешных западных кампаний, но пиар остальных, включая Владимира Путина и единороссов, не дотягивает даже до уровня российской агитации девяностых.

На фоне кризиса и роста социального недовольства президент ловит щук и благодушно беседует с детьми. Единороссовский медведь давно изображается с мешком награбленного в зубах, коммунисты ходят под портретами Сталина, Жириновский катается на матрасе с юными сторонниками – то есть еще способен удивить и развлечь, но на этом его влияние заканчивается.

Технологии как часть публичной политики в условиях крымского консенсуса и сушки явки считались чем-то лишним – зачем лишний раз будоражить народ и привлекать его интерес? При Вячеславе Володине идеальной считалась кампания, где победу кандидату от власти без лишнего шума и пыли обеспечивал административно зависимый электорат, а большинство граждан оставались от выборов в стороне.

В эту пустую нишу и пришел Навальный. У его кампании есть запоминающийся бренд, пусть и подозрительно похожий на символику кампании Хиллари Клинтон, фотографии с открытия штабов или массовых акций всегда наглядны и убедительны. Фонд борьбы с коррупцией использует находящийся на пике популярности формат видеоблогов. В гости на их передачи приходят популярные интернет-персонажи, их фанаты смотрят ролики и начинают интересоваться командой Навального.

Навальный учитывает свои прошлые ошибки (например, в ходе мэрской кампании 2013 года), и теперь среди основных тем его агитации не только борьба с коррупцией, но и конкретные обещания повысить минимальную зарплату до 25 тысяч рублей, а расходы на образование и здравоохранение увеличить в два раза. Для патерналистски настроенного российского избирателя такие планы – бальзам на душу и настоящее откровение, ему давно никто ничего такого не обещал.

Пусть Навального и обвиняют в популизме (и вполне справедливо), но он отвечает на вечный запрос, а в мире популисты все чаще побеждают на выборах. В России роль главного популиста с начала нулевых взял на себя Владимир Путин, а потом власть стала ограничивать в таких обещаниях другие политические силы, чтобы не те не путались под ногами. Лидер ЛДПР Владимир Жириновский давно не обещает «каждой бабе по мужику, а мужику по бутылке водки», поумерили свой пыл коммунисты и справороссы. Зато главный публичный тезис Навального прост и понятен: если чиновники не будут воровать, а силовики будут меньше получать из бюджета, то денег в России хватит на все: на дороги, зарплаты, пенсии, медицину, образование. Эти положения вполне соответствуют рассуждениям среднего россиянина и близки ему.

Если коротко, Навальный просто осваивает территории, с которых ушла и власть, и системная оппозиция. В начале нулевых Кремль потакал запросам на патернализм и популизм, но с 2014 года резко взял курс на духовность. Запрос остался, и Навальный на него отвечает. Также он занимает и территорию системной оппозиции, которая совсем перестала критиковать федеральную власть и отдельных ее представителей.

Утверждения «Навальный один борется с властью, поэтому его нужно поддерживать» звучат правдоподобно, хотя и несколько лукаво. На антипутинских позициях стоят «Яблоко» или ПАРНАС, однако ни та ни другая партия особого интереса даже у оппозиционного избирателя не вызывают. Яблочников упрекают в многолетнем лидерстве Григория Явлинского; вся история ПАРНАСа – история внутренних конфликтов и взаимных обвинений. Здесь Навальный пользуется ситуацией и явно учитывает ошибки других. О созданной им незарегистрированной Партии прогресса все уже подзабыли, зато противостояний, присущих партийной жизни, вокруг оппозиционера нет. Подчеркивает Алексей Навальный и его сторонники и статус человека нового. Формально на антипутинской поляне он не один, но к своим конкурентам в оппозиции он относится без уважения, да и те к нему тоже.

Наконец, росту известности Навального сильно поспособствовало распространение интернета. По опросу ВЦИОМа, телевизор остается главным источником новостей для 52% россиян (два года назад было 62%), а доверяют ему в случае появления противоречивой информации 46% (против 60% два года назад). Интернет стал главным источником информации для 32% россиян (против 22%).

В таких условиях Навальный стал рассматриваться как реальный кандидат в президенты, о нем стали говорить, хвалить, критиковать. Этой серьезности восприятия способствует и то, что общественные настроения точно не описаны: результаты соцопросов, конечно, говорят о том, что 86% населения поддерживают Владимира Путина и все начинания власти, но эти цифры всерьез не воспринимают даже в Кремле. С мифической огромной поддержкой власти, к тому же неизвестно, какого качества, Навальному бороться проще. Ведь человек руководствуется в первую очередь собственным опытом и убеждениями: «Да что это за опросы, среди моих знакомых все ругают Путина» или «Кто там слышал о Навальном? Простые люди о нем и не знают!».

В разреженном воздухе пропаганды Алексей Навальный становится равным Владимиру Путину – ночью все кошки серы. Правда, для этого ему самому приходится использовать пропагандистский язык. Например, фото с открытий штабов и митингов сделаны с удачных ракурсов; в рассуждениях оппозиционер использует штампы, постоянно называет источником атак на штабы Кремль и первого замглавы АП Сергея Кириенко, хотя, скорее всего, крамолу «на всякий случай» искореняют либо губернаторы, либо местные силовики. Мы имеем дело с оппозицией «правда-истина». Истины сейчас никто не знает, поэтому правда идет на правду. Эту игру принимает и сама власть – погромы в штабах Навального явно говорят, что в Кремле его опасаются.

Во многом поэтому и регистрация политика на президентских выборах не выглядит такой уж невозможной – выпустили же Навального из-под стражи перед мэрской кампанией 2013 года. Строгость и запреты российских законов всегда подразумевали возможность пренебрегать ими: как скажут в Кремле, так и будет. Эта неопределенность в отношениях власти и общества позволяет Навальному рисковать, повышать ставки и обострять ситуацию. Осторожность администрации понять тоже можно: Владимиру Путину и его окружению есть что терять, а вот оппозиционеру терять особенно нечего.

Крымско-донбасский период истории и засилье пропаганды, как ни странно, тоже играют в пользу Навального. Многие россияне мыслят теперь в бинарных категориях: добро – зло, черное – белое. В такой системе координат политик, который долго и упорно называет себя единственным противником Владимира Путина, использует такую же бинарную систему и говорит на том же языке пропаганды, получает дополнительные преимущества. В этой системе достаточно легко поменяться ролями, поэтому шансы Навального прийти к власти выглядят точно не нулевыми.

При этом нельзя сказать, что с образом Навального даже в сознании противников власти все просто. Либерально настроенных граждан не очень устраивает его позиция по введению визового режима со Средней Азией и былое участие в националистических Русских маршах. Периодически появляются претензии к возможным связям оппозиционера с властью или хотя бы с «одной из кремлевских башен». Эти подозрения пропаганда охотно подогревает.

Как ни странно, такие слухи играют скорее на руку Навальному – для представителей влиятельных элитных групп они становятся пищей для размышления. Например, авторитетный красноярский предприниматель Анатолий Быков прямо называет Навального «кремлевским проектом» и уточняет, что именно поэтому воспринимает оппозиционера всерьез. Разговоры о «кремлевском происхождении» оппозиционера делают взаимодействие с ним легальным и, возможно, даже «одобренным». Психологический барьер для встроенного в вертикаль бизнесмена или политика отчасти снимается.

Проблемы роста

Однако плюсы Алексея Навального могут превратиться для него в такие же серьезные минусы. Технологии и популизм – дело хорошее, но для успеха они требуют четкого следования выбранной линии. Вроде бы ничего сложного, но у этого простого рецепта есть один враг – политический стиль, а может быть, и характер самого Навального.

Он не умеет идти кому-либо навстречу – даже своим сторонникам. Он предлагает волонтерам мириться с его поступками и самостоятельно объяснять себе их целесообразность. Пока это работает: симпатизирующие Навальному люди, не задумываясь, осуждают критику в его адрес – мол, любые замечания вредны, потому что выгодны Путину. Большинство постов в соцсетях и даже колонок вполне именитых ученых заканчиваются так: у Навального могут быть ошибки, но он единственный борется со «скверной коррупции», поэтому априори всегда прав. Такая точка самому Навальному и его штабу очень нравится: зачем меняться, чему-то учиться, переступать через себя, если можно ни в чем себе не отказывать?

Эта позиция очень опасна в общении с собственными сторонниками, сеть которых – самая сильная сторона Навального как политика. Тревожных звонков здесь уже прозвучало немало: дебаты с видным деятелем почившей Новороссии Игорем Стрелковым, случай волонтера Александра Туровского. Реальность такова, что «хорошая пропаганда» Навального привлекает идеалистов, для них лозунг «один за всех и все за одного» не пустой звук, а дебаты с лидером боевиков невозможны.

Учесть требования сторонников не так сложно: например, потратить пару минут на ободрение пострадавших от силовиков волонтеров в видеообращении, но этого не происходит. Ядро адептов Навального всегда готово оправдать действия своего лидера – он такой один, а вы работаете на Путина и ему вредите. Но такого подхода явно недостаточно: с расширяющимся числом сторонников нужно работать и находить компромиссы, а этого Навальный делать не умеет.

Наивно говорить о Навальном как о грядущем тиране, но политический стиль у него явно авторитарно-монологичный: в 2013 году он быстро отгородился от журналистов, даже лично знакомых с пресс-секретарем, а сейчас всерьез рассуждает, что СМИ особо и не нужны, ведь можно донести свою единственно верную точку зрения в личном блоге. Эта монологичность – главный враг успеха Навального, ведь идеалисты легко разочаровываются, и этого допускать нельзя.

Если следовать технологии, именно широкая сеть сторонников должна нести в массы популистские идеи Навального и доказывать, что за его спиной есть народная поддержка. Это хорошая иллюстрация – message is the messenger; именно от сети зависит итог публичной кампании Навального. Если он проявит гибкость сейчас, то дальше будет проще. Массам, которые при помощи волонтеров узнают о Навальном, будут не слишком интересны морально-этические вопросы и лозунг «один за всех» – на первый план выступят минимальные зарплаты, пенсии и дороги, которые можно отремонтировать благодаря борьбе с коррупцией. Если сеть начнет рваться, а предпосылки к этому есть, то путь популиста и технолога Алексея Навального закончится на середине.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 августа 2017 > № 2275368 Андрей Перцев


Ирак. Саудовская Аравия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 августа 2017 > № 2275366 Марианна Беленькая

Иран, саудиты и Россия. Каким будет новый раунд борьбы за Ирак

Марианна Беленькая

Саудовская Аравия начала борьбу за Ирак, чтобы положить конец иранскому влиянию в этой стране. Однако Иран отступать не намерен и ведет свою игру, в том числе стараясь втянуть в иракское противостояние Россию

Сейчас самое удачное время для изменений политического ландшафта Ирака. Мосул освобожден, террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) терпит поражение, а на апрель 2018 года намечены парламентские и местные выборы. Иракские политики нуждаются в политической поддержке извне, да и финансах тоже.

Потребуются большие вложения на восстановление регионов, которые на протяжении трех лет находились под властью ИГ. Деньги нужны и на реформу вооруженных сил и служб безопасности, чтобы не допустить повторения событий трехлетней давности, когда армия не смогла удержать Мосул и другие районы на северо-западе Ирака. Также предстоит торг с Иракским Курдистаном, власти которого намерены объявить независимость от центрального правительства.

Багдад отчаянно нуждается в союзниках и деньгах. Выборы, а точнее, борьба за власть – шанс найти и то и другое. Но передел власти может привести к новому обострению ситуации в стране. Большой вопрос, как справятся иракские политики с новыми вызовами.

От конфессий к нации

Основная интрига складывается вокруг шиитской общины, которая фактически контролирует парламент и чей представитель традиционно занимает пост премьер-министра Ирака. Однако эта коалиция отнюдь не однородна, лидеры шиитских партий не союзники, а соперники. В ходе нынешней предвыборной кампании они задались целью продемонстрировать, кто из них наиболее достойный лидер нации, способный заботиться не только об интересах шиитов, а всего населения Ирака вне зависимости от конфессий.

Религиозные лозунги сменяются национальной идеей. Подобные попытки были и раньше, однако терпели крах, а межконфессиональные конфликты в Ираке разгорались еще сильнее. Теперь о необходимости общенациональных, а не конфессиональных партий и интересов заговорили политики, которых фактически невозможно представить отдельно от шиитской общины.

Первым среди них стал Муктада ас-Садр, лидер второй по численности группы в иракском парламенте. С начала года он проводит многотысячные митинги, требуя от правительства реформ и борьбы с коррупцией. И самое главное – роспуска народного ополчения «Аль-Хашд аш-Шааби», созданного в 2014 году для борьбы с ИГ. Ас-Садр подчеркивает, что в Ираке не должно быть двух армий и ополчение должно быть полностью интегрировано в вооруженные силы страны.

После того как иракская армия потеряла Мосул, именно ополчение «Аль-Хашд» вместе с курдскими отрядами остановило продвижение ИГ. С этого момента роль ополчения, которое сегодня насчитывает 122 тысячи человек и объединяет десятки различных военизированных формирований, только росла. С самого начала финансовую, а также военную поддержку ополченцам оказывал Иран. Руководство большей частью отрядов осуществляло командование иранского Корпуса стражей исламской революции (КСИР). И без того сильное влияние Тегерана на политику Багдада в последние три года стало фактически тотальным.

Примечательно, что именно ас-Садр был одним из первых, кто после падения режима Саддама Хусейна сформировал вооруженные отряды шиитов, направив их против возглавляемой США коалиции. Эти же отряды принимали активное участие и в борьбе за власть в шиитской общине, и в межобщинной резне в 2006–2008 годах. Но к началу кампании против ИГ отряды ас-Садра уже не были столь активны, как раньше. Часть его сторонников присоединилась к ополчению, однако он сам на какое-то время ушел в тень.

На шиитской улице появились новые герои, многие лидеры ополчения стали для ас-Садра опасными конкурентами. Решив вернуться на политическую сцену, он сконцентрировался на уличных протестах и теперь позиционирует себя как политика, защищающего интересы всех иракцев. И не он один.

Вернуть в арабскую семью

Эр-Рияд делает все возможное, чтобы вернуть Ирак в «арабскую семью». Еще в 2003 году, после свержения режима Саддама Хусейна, Саудовская Аравия предостерегала США, что их политика в Ираке приведет к усилению влияния Ирана в этой стране. Прогнозы сбылись. Эр-Рияд пытался противостоять Тегерану, помогая суннитским формированиям в Ираке, однако это лишь больше обострило саудовско-иракские отношения, к тому же способствовало усилению в Ираке «Аль-Каиды» (запрещена в РФ). Теперь саудиты предпочитают действовать по принципу «разделяй и властвуй», стараясь перетянуть на свою сторону лидеров шиитской общины или хотя бы внести в нее разлад.

В 2015 году, впервые за 25 лет, королевство отправило своего посла в Багдад, однако он был вскоре вынужден покинуть Ирак, опасаясь за свою безопасность после нелицеприятных высказываний в адрес шиитских вооруженных формирований. Но это уже был шаг вперед, саудиты спохватились, что не только США, но и они упустили Ирак.

В феврале этого года Багдад неожиданно посетил саудовский министр иностранных дел. Это был первый визит столь высокого уровня с 1990 года. В июне в Эр-Рияд прибыл иракский премьер аль-Абади. По итогам переговоров было решено открыть несколько переходов на саудовско-иракской границе для облегчения торговых отношений. И совсем недавно иракское правительство объявило о планах создать комитет, направленный на укрепление торговых и инвестиционных связей с Саудовской Аравией.

Однако Эр-Рияду показалось недостаточно наладить отношения только с премьером аль-Абади. Тем более что он как представитель старшего поколения более осторожен и не склонен менять союзников, и это косвенно подтверждает его решение не распускать ополчение «Аль-Хашд».

С формальной точки зрения ополчение стало частью иракской армии еще год назад. В июле 2016 года указом аль-Абади по статусу оно было приравнено к подразделениям по борьбе с терроризмом, и, соответственно, его финансирование идет из иракского бюджета. Аль-Абади, как главнокомандующий иракской армией, должен осуществлять и руководство ополчением. На деле у каждого формирования, входящего в «Аль-Хашд», свои командиры, не говоря уже о прямом подчинении части отрядов КСИР. Но в случае отказа аль-Абади поддержать «Аль-Хашд» он мог сразу проститься с надеждой вновь занять премьерский пост. Тем более что его основной конкурент – аль-Малики – стоял у истоков создания ополчения и сохранил значительное влияние на многих ополченцев.

Но, цитируя самих иракцев, пока существует «Аль-Хашд», остается и иранское влияние в Ираке. В итоге через месяц после премьер-министра в Саудовскую Аравию пригласили ас-Садра. С ним встретился наследник престола Мухаммед бен Салман. Между политиками всего 12 лет разницы, и оба склонны к ярким заявлениям и импульсивным поступкам.

После визита в Джидду ас-Садра его пресс-служба распространила информацию, что Саудовская Аравия, помимо открытия пограничных переходов, планирует выделить Ираку дополнительные $10 млн гуманитарной помощи, вернуть посла в Багдад, а также учредить генконсульство в оплоте шиитов Наджафе. Учитывая, что ас-Садр не представляет иракское правительство, обещания, сделанные именно ему, звучат странно, но пока их никто не опроверг.

Иранская игра

Ас-Садр позиционировал свою поездку в Джидду как посредническую миссию между Саудовской Аравией и Ираном. Однако не факт, что у него такие полномочия действительно были, учитывая, что личные отношения ас-Садра с Тегераном простыми не назовешь. Особенно после того, как в апреле он внезапно призвал поддерживаемого Ираном президента Сирии Башара Асада уйти в отставку, а также начал кампанию по роспуску ополчения «Аль-Хашд».

Ас-Садру возразили в окружении премьера аль-Абади, заявляя, что в ходе визита главы иракского правительства в Эр-Рияд саудовцы именно его попросили наладить контакты с Тегераном. То есть не только саудовцы и иранцы пытаются использовать иракских политиков, но и последние стараются как можно выше набить себе цену и приписать себе в дальнейшем лавры посредников, независимо от того, нуждаются ли в этом посредничестве Саудовская Аравия и Иран.

По неофициальным данным, вернувшись из Саудовской Аравии, ас-Садр приказал снять в подконтрольных ему районах все антисаудовские лозунги. А спустя пару недель отправился с визитом в ОАЭ, которые вместе с Саудовской Аравией противостоят политике Ирана в регионе. Но значит ли это, что ас-Садр встал на сторону Саудовской Аравии и отвернулся от Ирана? Очевидно, нет. Эр-Рияду еще предстоит научиться влиять на иракскую политику, а Тегеран по-прежнему в силе, и явно отказаться от его поддержки, особенно накануне выборов – политическое самоубийство.

Несмотря на то что ас-Садр может вывести на улицу десятки тысяч сторонников, он не является единственным и безусловным лидером среди шиитов. Аль-Малики, аль-Хаким, аль-Абади, а также некоторые герои народного ополчения в состоянии составить ему конкуренцию, если заручатся поддержкой Ирана, а также благословением духовного лидера иракских шиитов аятоллы Али ас-Систани, с которым ас-Садр теплыми отношениями похвастаться не может.

Иран прекрасно понимает, что шиитские политики по-прежнему зависимы от него, но многим из них не нравится играть роль очевидных иранских марионеток. Иракцы – гордый народ и еще помнят, как их страна была одной из ведущих в регионе. В этой связи, как отмечает межарабская газета «Аш-Шарк аль-Аусат», Тегеран выработал новую стратегию в отношении Ирака. Она строится на трех принципах.

Во-первых, Иран одобрил создание более «либеральной» шиитской коалиции, которая будет руководствоваться общенациональными, а не конфессиональными лозунгами. Предполагалось, что это заберет часть козырей у курдских и суннитских политических сил, а также у тех шиитских политиков, кто выступает против Ирана, например у бывшего иракского премьера (2004–2005) Аляуи. Именно в этом контексте и была создана новая партия во главе с бывшим главой Высшего исламского совета Ирака аль-Хакимом – Движение национальной мудрости, которое позиционирует себя как общеиракскую силу, открытую для представителей всех конфессий.

Теперь остается наблюдать, какие политические союзы сложатся перед выборами. Одиннадцатого августа в интервью «Аш-Шарк аль-Аусат» ас-Садр заявил, что не возражает против альянса с премьером аль-Абади и аль-Хакимом и планирует сформировать с ними блок независимых технократов для обеспечения безопасности Ирака. Учитывая его уже состоявшийся союз с бывшим премьером Аляуи, возникает вопрос, как уживутся в одной связке четыре столь разных политика: близкий к Ирану аль-Хаким и оппонент Ирана Аляуи, защитник ополчения аль-Абади и его противник ас-Садр? И еще один вопрос: в чем здесь интерес Ирана, кто и кого перетягивает на свою сторону?

Второй элемент иранской стратегии заключается в том, чтобы подтолкнуть духовную власть Ирака в Наджафе одобрить, даже пусть и через силу, политическое руководство шиитов, лояльное Ирану. Для этого Тегеран сделал ряд уступок главе иракских шиитов ас-Систани, в том числе пообещал не вмешиваться в вопрос назначения его преемника.

Российский фактор

Наконец, третий пункт стратегии Тегерана – привлечь в Ирак Россию в качестве фасада для иранского влияния. Предполагается, что Москва должна помешать Вашингтону восстановить свое влияние на политическую жизнь в Ираке. Россия должна добиться этого с помощью расширения военно-технического сотрудничества, инвестиций в иракскую экономику и лоббирования интересов тех или иных иракских политических сил на международной арене. Но, учитывая, что у России в Ираке нет собственной базы поддержки, она будет вынуждена опираться на политиков, за которыми стоит Тегеран.

То, что Иран намерен сыграть на российских амбициях, было особенно видно в заявлениях, сделанных в ходе недавнего визита в Россию вице-президента Ирака аль-Малики, а он – один из самых близких Тегерану иракских политиков. Он заявил о желании Багдада видеть весомое политическое и военное присутствие России в Ираке для создания равновесия, которое послужило бы «на благо региону, его народам и его странам».

Некоторые комментаторы увидели в словах аль-Малики попытку розыграть «национальную карту» и бросить вызов влиянию Тегерана. Скажи эти слова другой иракский политик, так, возможно, и было бы – в Багдаде хватает желающих избавиться от влияния Ирана, выдался бы случай. Но аль-Малики для этого слишком связан с Тегераном. Так что, скорее всего, он называет именно иранскую позицию.

Также очевидно, что в Ираке, в отличие от Сирии, Россия не может составить серьезную конкуренцию Ирану. Но зато она может отвлечь на себя внимание Вашингтона и Эр-Рияда и позволить Тегерану по-прежнему контролировать происходящее в Ираке. Но нужно ли это России? Даже в Сирии, где у Москвы есть свой политический ресурс, Тегеран умудряется вести за ее спиной свою игру. Что же говорить об Ираке?

В то же время России вряд ли стоит полностью отказываться от возможности воспользоваться избирательной кампанией, чтобы выстроить более тесные контакты с самыми разными иракскими политиками в момент, когда предстоит торг за Курдистан, в Ирак возвращаются саудиты, а США пересматривают свою ближневосточную стратегию. Один раз Москва уже потеряла Ирак, да и весь Ближний Восток.

Ирак. Саудовская Аравия. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 15 августа 2017 > № 2275366 Марианна Беленькая


США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > dknews.kz, 15 августа 2017 > № 2275156

Президент США Дональд Трамп в понедельник подписал указ о начале расследования торговой политики Китая, что может привести к введению или повышению пошлин на некоторые виды импортируемых товаров.

Расследование предполагаемых краж Китаем интеллектуальной собственности и других способов ведения торговой деятельности основано на 301-й статье Закона о торговле США. Статья позволяет вводить односторонние экономические санкции, в частности увеличивать пошлины.

Трамп подписал этот указ на фоне растущей обеспокоенности даже в Европе и Японии в связи с предполагаемыми нарушениями Китаем прав на интеллектуальную собственность, патентов и требованиями китайских властей о передаче технологий в обмен на разрешение вести бизнес в стране.

США. Китай > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Образование, наука > dknews.kz, 15 августа 2017 > № 2275156


ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 14 августа 2017 > № 2278273

Торговый центр Mall of the Emirates в Дубае объявил о своей новой инициативе — MOE Active. В ее рамках квалифицированные специалисты будут проводить утреннюю зарядку в помещении торгового центра каждое утро с воскресенья по среду. Занятия бесплатны. Для участия следует только зарегистрироваться на сайте.

В воскресенье всех желающих ждут на прогулочное занятие Mall Walkers в безопасной, хорошо освещенной и комфортной обстановке под руководством инструктора.

В понедельник MOE устраивает более интенсивную версию Mall Walkers — Mall Circuits — с тренером, который проведет сеансы растяжки, а также интервальные тренировки.

Вторник — день проведения FlyWheel, 45-минутной тренировки, созданной Рут Цукерман, легендарным инструктором и энтузиастом тренировок в закрытых помещениях из Нью-Йорка. Занятия включают в себя подъемы и спуски при одновременной нагрузке на руки. Это захватывающее времяпрепровождение, которое бросает вызов телу и расслабляет разум.

В среду в молле организуется FlyBarre, веселая, энергичная тренировка, которая быстро повышает тонус и укрепляет мышцы.

ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 14 августа 2017 > № 2278273


Узбекистан. УФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 14 августа 2017 > № 2276425 Федор Дегтярев

Президент ЮУТПП рассказал о предстоящем бизнес-форуме в Узбекистане.

Южно-Уральская торгово-промышленная палата продолжает принимать заявки предпринимателей на участие во II Узбекско-Российском бизнес-форуме. О предстоящем мероприятии рассказывает в интервью председатель Российско-Узбекского делового совета, президент Южно-Уральской торгово-промышленной палаты Федор Дегтярев.

– Федор Лукич, где и в какие сроки пройдет II Узбекско-Российский бизнес-форум? Кто выступает организаторами мероприятия?

– II Узбекско-Российский бизнес-форум пройдет 26 сентября 2017 года в столице Узбекистана – г. Ташкенте. Организаторами форума выступают Российско-Узбекский деловой совет и Южно-Уральская торгово-промышленная палата при поддержке Торгово-промышленной палаты РФ и ТПП Республики Узбекистан.

– Что стало основной темой разработанной программы II Узбекско-Российского бизнес-форума?

– В этом году форум пройдет под названием «Новые горизонты сотрудничества». Тема определена в соответствии с выбранным руководством Узбекистана курсом на расширение торгово-экономических связей с Россией. В настоящее время в республике реализуется ряд реформ, в том числе, по таким направлениям, как либерализация валютного регулирования, повышение эффективности судебной системы, снижение издержек налогового администрирования и т. д. Все это открывает новые возможности для торговых отношений России и Узбекистана.

Мероприятие нацелено прежде всего на поиск деловых партнеров, установление новых контактов, получение актуальной информации из первых рук.

В программе форума запланировано проведение пленарного заседания с участием представителей органов власти двух стран, круглых столов по двум тематическим сессиям, биржи контактов российских и узбекских предпринимателей, а также посещение промышленных предприятий республики.

Подать заявку на участие в форуме и получить подробную информацию о его программе можно до 1 сентября 2017 года в Оргкомитете форума по тел.: (351) 263-24-64, 265-39-77, 265-58-15, e-mail: ves@tpp74.ru Контактное лицо – Осипова Наталья Валентиновна.

– Расскажите об участниках форума.

– К участию в форуме приглашены представители Государственной Думы РФ, Министерства промышленности и торговли, Министерства экономического развития и МИД РФ, Российского экспортного центра, органов региональной власти.

Такое же высокое представительство ожидается и с узбекской стороны.

Участников деловой делегации в 2,5 раза больше, чем в прошлом году. Среди них – представители компаний Красноярской, Орловской, Калининградской, Томской, Тамбовской и Ярославской областей, Москвы, Екатеринбурга, Барнаула, Сызрани, Челябинска и других городов. Это предприятия металлургии, машиностроения, фармацевтики, нефтегазопереработки, химии и нефтехимии, пищевой и текстильной промышленности.

Уверен, что II Узбекско-Российский бизнес-форум вновь станет эффективной площадкой для конструктивного диалога власти и бизнеса двух стран и принесет практические результаты.

– Федор Лукич, а как прошел I Узбекско-Российский бизнес-форум?

– В его подготовке помимо деловых советов приняли участие торгово-промышленные палаты двух стран, Торговое представительство Российской Федерации в Узбекистане. И именно такой совместный подход к организации форума позволил привлечь к его работе большое количество не только предпринимателей, заинтересованных в двустороннем сотрудничестве, но и представителей органов власти республики, готовых содействовать развитию деловых отношений.

Всего состоялось около 100 двусторонних встреч и переговоров. Заключены контракты о взаимной поставке продукции, создании совместного предприятия по производству машин и оборудования.

Организованная в рамках мероприятия биржа контактов получила высокую оценку со стороны бизнеса, в связи с чем и было принято решение о проведении форума на ежегодной основе.

За мероприятием последовала серия визитов узбекских делегаций в регионы России. С начала 2017 года представители бизнеса и власти Узбекистана побывали в Свердловской, Челябинской, Новосибирской областях, Республике Башкортостан и г. Санкт-Петербурге.

В рамках работы Российско-Узбекского делового совета был проведен мониторинг проблем, возникающих при осуществлении внешнеэкономических операций с предприятиями Узбекистана, выработаны рекомендации по устранению препятствий.

Ряд предложений вошел в протокол 18-го заседания межправительственной комиссии по сотрудничеству двух стран, прошедшего в феврале этого года.

Под особым контролем – невыполнение контрагентами с узбекской стороны заключенных с россиянами инвестиционных и торгово-экономических проектов.

Российско-Узбекскому деловому совету поручено осуществлять сбор сведений, касающихся дисциплины исполнения контрагентами из Узбекистана достигнутых договоренностей и подписанных контрактов, и на ежемесячной основе предоставлять данную информацию в Минэкономразвития РФ для ее проработки с узбекской стороной.

Российско-узбекские деловые связи существенно активизировались. За январь-май 2017 года объем взаимного товарооборота составил 1224,5 млн долл., увеличившись на 20 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В том числе, экспорт составил 847 млн долл. (рост на 13 процентов), импорт — 377 млн долл. (+40,5 процента).

Узбекская сторона намерена продолжить практику деловых визитов в регионы Российской Федерации, и предстоящий II-й Узбекско-Российский бизнес-форум поможет определить список приоритетных для посещения субъектов.

Подготовила Марина Родионова

Для справки: Российско-Узбекский деловой совет (РУДС) является одним из «старейших» советов, созданных при поддержке ТПП России в 2004 году. В июне 2016 года на внеочередном общем собрании членов совета было принято решение избрать на должность председателя РУДС президента Южно-Уральской торгово-промышленной палаты Федора Дегтярева, имеющего многолетний опыт работы в Республике Узбекистан и наработки устойчивых контактов с представителями местных органов власти и предпринимательского сообщества. На сегодняшний день, Федор Дегтярев единственный руководитель в системе торгово-промышленных палат РФ, возглавляющий международный деловой совет.

Пресс-служба Южно-Уральской ТПП

Узбекистан. УФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 14 августа 2017 > № 2276425 Федор Дегтярев


Казахстан. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 14 августа 2017 > № 2275153 Айдархан Кусаинов

Ухабистый разгон ЕАЭС

Известный экономист рассказал, почему медленное решение некоторых вопросов в ЕАЭС не бьет по имиджу организации

Сергей Ким

В Астане прошло заседание Евразийского Межправсовета. А значит, вместе собрались премьер-министры стран-участниц ЕАЭС − пожалуй, заседание можно назвать и подведением промежуточных итогов.

Sputnik Казахстан попытался выяснить у главы консалтинговой компании "Алмагест" экономиста Айдархана Кусаинова: ЕАЭС — это ползущая на ухабах интересов национальных экономик повозка или лайнер, стремительно набирающий высоту?

По мнению Кусаинова – и то, и другое. О том, почему он так думает, читайте в интервью.

- ЕАЭС функционирует уже три года. Как бы вы охарактеризовали успехи организации и ее развитие: ползание по ухабам либо ровный стремительный разгон?

— Это ухабистый разгон, я бы так сказал. Процесс идет, польза от этого есть в нормальном экономическом понимании. Но на это накладываются ситуативные сложные факторы, в том числе политические, проблемы внутренней экономической политики каждой из стран.

- Попробуем перечислить некоторые проблемы. Навскидку – унификация тарифов, которая должна была ударить по некоторым отраслям промышленности. Что показывает практика, негативные прогнозы оправдываются, на ваш взгляд?

- Я считаю, что не оправдываются. Я еще раз хочу обратить внимание, что негатив, который есть в экономиках разных стран, относится как раз не к ЕАЭС, а к "индивидуальным" экономическим трудностям. Но критики цепляют их к ЕАЭС, что неверно. А сам по себе ЕАЭС демпфирует эти трудности, как раз их сглаживает.

- Если попытаться ситуацию описать коротко – все из-за перетягивания одеяла на себя в отстаивании национальных интересов?

— Да, это нормальный торг. Я уже не раз это утверждал – ЕАЭС — это не организм, а площадка, в которой находятся взаимовыгодные решения. ЕАЭС – это возможность для того, чтобы устроить пространство, и в этом его главное преимущество, это единое пространство. Но в сиюминутных вещах это очень жесткий торг по отстаиванию своих интересов.

- Президент Белоруссии Александр Лукашенко в начале года выразил недовольство, что Беларусь упала в товарообороте за 2015-16 годы на 60%. Более того, он отозвал некоторых специалистов из таможенных органов ЕАЭС. Какова ситуация с Казахстаном в организации и насколько она созвучна с белорусской ситуацией?

— Единственный момент, который я хочу подчеркнуть – ЕАЭС это большой пирог. Но это не значит, что при разделе большого пирога все будут уступать друг другу. Я считаю, что для Казахстана нет негативных аспектов, тем более сейчас, когда мы убрали валютный диспаритет и нормализовали монетарную политику. Весь 2014-2015 годы из-за неправильного паритета курса тенге к рублю мы, действительно, просто проигрывали. Это не вопрос к ЕАЭС. Мы были в болезненной ситуации, могли бы ее законсервировать, но, слава Богу, этого не было, мы оздоровились быстрее. Сейчас ЕАЭС помогает: у нас растет экспорт электроэнергии, растет грузооборот на железной дороге, растут грузоперевозки. Когда цены выровнялись, мы можем пользоваться и преимуществами. И восстановление экономического роста идет благодаря тому, что есть Таможенный союз и есть ЕАЭС. То есть мы привели паритет в нормальный вид, и у нас сразу появились выгоды.

- Сегодня казахстанский премьер Бакытжан Сагинтаев призвал не снижать темпы по налаживанию работы в ЕАЭС, особенно по некоторым вопросам – упоминались договор о судоходстве, договор о порядке и условиях устранения технических барьеров во взаимной торговле с третьими странами. Удивило то, что некоторые вопросы должны были решиться еще в 2015 году. То, что несколько запаздывает претворение идей в жизнь, бьет по имиджу организации?

— Нет, я не думаю, что это бьет по имиджу ЕАЭС. В объективной реальности за время существования ЕАЭС произошло много политических, экономических пертурбаций. Очень многое в мире изменилось. Поэтому то, что выходит из графика – это нормально. Когда создавался ЕАЭС, всех этих историй с потрясениями геополитическими не было. Можно считать, что появились форс-мажорные обстоятельства, поэтому планы по ЕАЭС сдвигаются. Но это никак не бьет по имиджу, это просто форс-мажор.

- О каких форс-мажорных ситуациях речь?

— Когда ЕАЭС начал работать, мы обо всем договорились. Бах! Влетели санкции против России. Начались какие-то схемы с белорусскими креветками. Началось ужесточение некоторых таможенных вещей. Сейчас следующая волна санкций. Потом были совершенно непонятные вещи в российско-украинских отношениях. Естественно, мы в ЕАЭС от этого всего зависим. Понятно, что как для России это были форс-мажоры, так и для всего мира. И это не только для ЕАЭС. Я хочу подчеркнуть, эти геополитические форс-мажоры влияют и на Европейский союз, в том числе на их экономику и внешнюю торговлю.

Казахстан. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > newskaz.ru, 14 августа 2017 > № 2275153 Айдархан Кусаинов


Казахстан. УФО > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 14 августа 2017 > № 2275146 Евгений Куйвашев

Глава Свердловской области: ЭКСПО в Астане стало центром притяжения

Глава Свердловской области Евгений Куйвашев во время своего рабочего визита в Астану дал интервью корреспонденту Sputnik. Куйвашев проведет в столице Казахстана ряд переговоров о продвижении заявки Екатеринбурга на право проведения Всемирной универсальной выставки ЭКСПО-2025

– Евгений Владимирович, Свердловская область стала одним из регионов, которые представлены на национальной российской экспозиции в рамках специализированной выставки ЭКСПО-2017 в Астане. Ваши впечатления от выставки и чего Вы ждете от участия Среднего Урала в ЭКСПО-2017?

– Астана впервые принимает у себя специализированную выставку ЭКСПО и, надо отметить, что в Республике Казахстан очень ответственно и основательно подошли к подготовке мероприятия мирового масштаба. За несколько лет проведена колоссальная работа, позволившая выстроить потрясающий выставочный комплекс, который и после ЭКСПО будет служить на благо жителей республики. Здесь использованы самые передовые "зеленые" технологии, лучшие умы сумели реализовать свои инновационные идеи, чтобы глобальный проект смог быть претворен в жизнь и быть успешным. Уже сегодня мы видим, что интерес к выставке высок, и Астана стала центром притяжения экспертов со всех стран мира, ключевой площадкой для решения вопросов в энергетике.

Тема выставки ЭКСПО-2017 – "Энергия будущего". Средний Урал имеет огромные наработки в сфере энергетики, применения новых технологий, направленных на повышение энергоэффективности и сбережения энергоресурсов. В рамках выставки Свердловская область представит свои достижения в этой сфере, а также продемонстрирует участникам экономический потенциал региона.

Основной визит делегации Свердловской области в Астану состоится в третьей декаде августа. На этот период запланирован ряд деловых встреч и переговоров с представителями органов власти Республики Казахстан, акиматов и бизнес-сообщества. Ожидается насыщенная деловая программа, которая, уверен, позволит открыть новые грани международного сотрудничества Среднего Урала, укрепить связи и придать импульс инновационной деятельности региона.

В то же время я расцениваю ЭКСПО-2017 как уникальную возможность изучить передовой практический опыт Астаны в организации такого глобального проекта. Не секрет, что Россия подала заявку на проведение в 2025 году Всемирной универсальной выставки ЭКСПО. И в качестве города-кандидата выступает Екатеринбург с темой "Преобразуя мир: инновации и качество жизни". Заявка получила поддержку президента России Владимира Путина, и сейчас на всех уровнях ведется многоплановая работа по ее продвижению.

Я приглашаю всех 23 августа посетить стенд Свердловской области на национальной экспозиции Российской Федерации, где состоится презентация нашей заявки на ЭКСПО-2025.

– В борьбе за ЭКСПО у Екатеринбурга в качестве соперников выступают Париж, Осака, Баку. Как Вы оцениваете шансы российской заявки на победу?

– Я уверен, что позиции российской заявки очень сильны, и у нас действительно очень хорошие шансы на победу.

Во-первых, Екатеринбург имеет уникальное географическое положение – на стыке Европы и Азии, что определило его роль как ключевого транспортного и логистического центра страны. В столице Урала расположен крупнейший региональный аэропорт России и один из лучших в стране транспортных хабов по приему в том числе иностранных гостей – я говорю об аэропорте Кольцово. С каждым годом укрепляются позиции региона в сфере туризма, в том числе, делового.

Во-вторых, у нас есть серьезные наработки в плане проведения крупных международных выставочных мероприятий. Мы закрепили за собой проведение российско-китайского ЭКСПО, ряда отраслевых выставок по самому широкому спектру направлений. Промышленная выставка-форум ИННОПРОМ надежно закрепилась в международном календаре выставок. Практика проведения выставки со страной-партером оправдала себя. В предыдущие годы нашими партнерами становились Китай, Индия. В этом году была Япония, в следующем – Южная Корея. Германия – признанный лидер в сфере проведения промышленных выставок – рассматривает возможность, чтобы в краткосрочной перспективе стать страной-партнером ИННОПРОМа.

Совсем скоро международное сообщество сможет убедиться в гостеприимстве Екатеринбурга в рамках проведения матчей Чемпионата мира по футболу 2018 года.

С учетом того, что между Екатеринбургом и Астаной открыт регулярный прямой рейс, приглашаю всех казахстанских болельщиков на матчи Чемпионата мира по футболу, которые состояться в 2018 году в Екатеринбурге. Помимо футбола казахстанским туристам мы можем предложить и интересные музеи – Музей первого президента России Бориса Ельцина, филиал Эрмитажа, музей конструктивизма под открытым небом.

Спектакли екатеринбургских театров регулярно получают признание престижной "Золотой маски". Любителям активного отдыха на природе мы можем предложить и горнолыжные склоны, и сплав по живописным уральским рекам. Мы возрождаем и направления санаторно-курортного туризма. Проще говоря – сейчас Средний Урал способен заинтересовать туриста с любыми интересами и разным кошельком.

В-третьих, и я считаю это самым главным конкурентным преимуществом – мы научились трансформировать инновационные идеи в осязаемые проекты, повышающие качество жизни людей. С прошлой заявочной компании мы приобрели новые компетенции в промышленности, информационных технологиях, в области создания городского пассажирского транспорта, лекарств. Поэтому наша презентация – это не повторение пройденного материала, это абсолютно новая заявка, которая имеет хорошие шансы на успех.

Напомню, что первая универсальная выставка прошла в 1851 году в Лондоне. С тех самых пор Россия регулярно участвовала во Всемирных и специализированных выставках, и за 160 с лишним лет такого участия вполне заслуживает того, чтобы принимать выставку на своей территории, и, как и подобает радушной хозяйке, – продемонстрировать свое гостеприимство. Убежден: ЭКСПО-2025 – это вызов, к которому готов и Екатеринбург, и Свердловская область, и вся Россия. Если именно столица Урала будет выбрана в качестве места проведения выставки, то Екатеринбург станет настоящим открытием для всех наших иностранных гостей.

Рассчитываю на поддержку нашей заявки со стороны зарубежных коллег, и надеюсь, что участие в ЭКСПО-2017 в Астане позволит нам еще на шаг приблизиться к победе.

– В свое время президент России Владимир Путин назвал Свердловскую область в числе лидеров экономического сотрудничества с Республикой Казахстан. Насколько сегодня удается поддерживать этот уровень взаимоотношений? В каких отраслях отмечен наибольший рост, а где есть необходимость наращивания оборотов?

– Республика Казахстан в течение длительного периода остается для Свердловской области лидером внешнеторгового сотрудничества среди стран СНГ. Это обусловлено нашей общей историей, традиционным развитием кооперационных связей. И мы не просто держим высокую планку взаимовыгодного партнерства, но и продолжаем находить новые возможности для его развития, реализации совместных проектов. За пять месяцев 2017 года объем внешней торговли с Казахстаном увеличен почти на 50 процентов в сравнении с аналогичным периодом прошлого года и составил более 500 миллионов долларов. Мы нарастили поставки металлов и изделий из них, минеральной продукции в Республику. В свою очередь, выросли объемы импорта энергетического угля.

Хочу отметить, что мы рассматриваем республику не только в качестве рынка сбыта уральской продукции, но и как серьезного партнера для реализации крупных инвестиционных проектов, поскольку Казахстан является ярким примером ускоренного инновационного развития во всех сферах. И в этом направлении мы тоже преуспели: сегодня у нас реализуются совместные проекты в горно-металлургической промышленности, машиностроении, химическом, лесопромышленном и строительном комплексе, сельском хозяйстве.

Очень перспективным считаю сотрудничество с Северо-Казахстанской областью в сфере информационных технологий. Наши коллеги интересуются уральскими разработками: автоматизированной системой управления "Энергоплан", информационно-аналитическим комплексом "ЭнергоАтлас Свердловской области", проектом "Биржа энергосервисных контрактов". Уральский федеральный университет сотрудничает с казахстанскими партнерами в сфере "зеленой" энергетики.

Ну и, безусловно, аграрный Казахстан, интересен нам в решении продовольственного вопроса – я имею в виду закупки тех видов сельскохозяйственной продукции, которые нам не позволяет в необходимом количестве вырастить наш уральский климат. Также мы рассчитываем в перспективе на создание совместных производств по переработке сельскохозяйственной продукции.

Мы также продолжаем развивать межрегиональные связи. Так, у нас установлены контакты со многими регионами Республики. С Астаной, Карагандинской областью, Костанайской областью подписаны и успешно реализуются соглашения о сотрудничестве.

Взаимопонимание сторон на всех уровнях, возможность работать в едином экономическом пространстве, относительно небольшие расстояния между уральским регионом и Казахстаном, а также отсутствие языкового барьера открывает перед нами широкие возможности, позволяет вести конструктивный диалог, оперативно решать все вопросы.

Развитию нашего регионального и торгово-экономического сотрудничества в немалой степени способствует и наличие прямого авиасообщения между Свердловской областью и Республикой Казахстан. Возможность прямых перелетов – это одно из ключевых условий для развития делового, культурного обмена, обмена студентами в рамках образовательных проектов, и, конечно, туризма. О чем я уже говорил.

Очевидно, что сегодня нет ни одной значимой сферы, где бы не пересекались наши интересы и не было бы выстроено эффективное взаимодействие. И я уверен, что год от года это сотрудничество будет только укрепляться.

Казахстан. УФО > Внешэкономсвязи, политика > newskaz.ru, 14 августа 2017 > № 2275146 Евгений Куйвашев


КНДР. США. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 августа 2017 > № 2275132 Андрей Ланьков

Как изменится мир, когда Северная Корея станет ядерной державой

Андрей Ланьков

Новая фаза кризиса вокруг Северной Кореи, скорее всего, не настолько драматична, как настаивают многие СМИ, и не представляет непосредственной угрозы для корейцев и их соседей. Однако в долгосрочной перспективе северокорейская проблема стала еще более сложной и потенциально еще более взрывоопасной

Четвертого июля 2017 года, то есть в День независимости США, северокорейские ракетчики «преподнесли американцам подарок» – именно так, «подарком» назвал случившееся не кто иной, как лично Высший руководитель КНДР маршал Ким Чен Ын. В этот день в КНДР был проведен успешный испытательный запуск новой ракеты «Хвасон-14», которая, как заявили северокорейские СМИ, является межконтинентальной ракетой, способной поразить территорию Соединенных Штатов, – первой ракетой такого рода, разработанной в КНДР.

Анализ данных радиолокаторов показал, что испытанная 4 июля ракета имела потенциальную дальность порядка шести-семи тысяч километров, то есть она в состоянии поразить Аляску и некоторые заморские территории США. После первого испытания, впрочем, зазвучали сомнения по поводу того, действительно ли на этот раз была испытана МБР.

Чтобы рассеять сомнения, северокорейцы 28 июля повторили испытания. Показательно, что второй запуск проводили ночью и в не самых благоприятных погодных условиях. Скорее всего, это было сделано специально для того, чтобы продемонстрировать: северокорейские ракеты пригодны не только к испытаниям, но и к запускам в условиях, максимально приближенных к боевым. Вдобавок во время второго запуска стало ясно, что дальность ракеты «Хвасон-14» (как, впрочем, давно уже предсказывали некоторые специалисты) в действительности существенно больше, чем казалось из результатов испытаний 4 июля. Похоже, что новая северокорейская ракета имеет дальность порядка 10 тысяч километров и способна поразить Нью-Йорк, Чикаго и Сан-Франциско.

Ничего неожиданного в произошедшем нет: северокорейские власти самым официальным образом сообщили, что межконтинентальная ракета будет ими испытана в самое ближайшее время. Это сообщение содержалось в новогоднем выступлении Ким Чен Ына. Дональд Трамп, тогда еще не вступивший в должность, отреагировал немедленно – буквально на следующий день он написал твит, в котором заверил, что, хотя северокорейцы сообщают о запуске ракеты, «этого не произойдет» («it won't happen»).

Такое категорическое замечание вызвало тогда немало споров. Многие восприняли твит как предупреждение, что все попытки запуска будут пресечены военными средствами. Другие предполагали, что в распоряжении почти президента имеются секретные данные разведки, которые показывают, что Северная Корея блефует. Но на практике выяснилось, что Дональд Трамп просто сказал то, что ему в тот момент хотелось сказать, а вот Высший руководитель Ким Чен Ын сказал как раз то, что имеет место на самом деле.

После июльских испытаний по-прежнему нет уверенности в том, что северокорейские инженеры успешно решили непростой вопрос с защитой боеголовки на заключительном этапе полета, при вхождении в плотные слои атмосферы. Но в любом случае вопрос этот технически разрешим, и приходится признать, что Северная Корея то ли уже стала, то ли вот-вот станет третьей страной мира, способной нанести ядерный удар по любому объекту на территории Соединенных Штатов Америки.

Военный откат

Вот уже много лет и в официальных, и в неофициальных разговорах многие американские эксперты и официальные лица заявляли, что Америка «никогда не потерпит» создания Северной Кореей межконтинентальной баллистической ракеты, способной нанести удар по континентальным США. Автору этих строк, как и многим моим коллегам, приходилось не раз видеть неожиданно посуровевшие лица американских аналитиков, которые объясняли, что, дескать, Соединенные Штаты не допустят такого поворота событий и ответом на подобную северокорейскую дерзость станет ошеломляющий и обезоруживающий удар. Особенно часто такие разговоры звучали в начале этого года, когда администрация Трампа только приступила к своим обязанностям.

Скорее всего, люди, близкие к Трампу, тогда не лукавили – они искренне считали, что северокорейскую ядерную проблему еще не поздно решить одним мощным ударом. Однако уже к марту-апрелю ситуация изменилась. В публичных выступлениях американские военные стали очень часто говорить о возможности военного решения, но за закрытыми и полузакрытыми дверями зазвучали совершенно другие интонации.

С некоторым опозданием люди в окружении Трампа открыли для себя то, что специалисты знали всегда: попытка нанести военный удар по северокорейским политическим и военным объектам с большой долей вероятности спровоцирует ответный удар по сеульскому мегаполису, который располагается на самой границе и целиком простреливается северокорейской тяжелой артиллерией. Такой удар, в свою очередь, спровоцирует южнокорейский контрудар, за которым последует вторая корейская война, от которой США не смогут остаться в стороне.

При этом конфликт на Корейском полуострове не будет похож на обычный конфликт на Ближнем Востоке, где все решает небольшая авиационная группировка и, если совсем уж надо, несколько подразделений спецназа. К таким молниеносным и почти бескровным войнам и Америка, и отчасти Россия уже привыкли. Но в случае с Кореей конфликт, скорее всего, превратится в полноценную наземную войну, во многом похожую на войну во Вьетнаме, которая и поныне остается кошмаром для американского военного и политического руководства.

Вдобавок теоретически в такой войне на стороне КНДР должен принять участие Китай, который остается союзником Северной Кореи. Недавно китайское правительство выразило свою позицию, которая сводится к тому, что Китай не будет поддерживать КНДР, если Пхеньян сам начнет военные действия, но окажет КНДР поддержку, если та станет жертвой первого удара со стороны США.

Все это делает военное решение крайне непривлекательным, и, судя по всему, где-то в начале весны это обстоятельство уяснил и президент Трамп, и его ближайшие советники. В последнюю неделю Трамп выступил с целым рядом беспрецедентно грозных заявлений, пообещав северокорейскому руководству, что ответом на возможные провокации станет «пламя и ярость», – таким выспренним языком до сего времени обычно пользовалась исключительно северокорейская пропаганда. Он также пообещал, что КНДР ждут «немалые неприятности», если она и далее будет вести себя неправильно.

Как и следовало ожидать, Высший руководитель и его дипломаты за словом в карман не полезли: лично Ким Чен Ын пообещал, что американцев вслед за подарком ко Дню независимости, к которому было приурочено испытание первой северокорейской межконтинентальной ракеты, ждет немалое количество новых подарков.

Следует ли внешнему миру начинать беспокоиться по поводу возможной войны в Корее? Если учитывать личные особенности нынешнего обитателя Белого дома, то некоторые основания для беспокойства есть, но, скажем прямо, не слишком большие.

Позиция Китая

О неприемлемости военного решения я уже говорил, но дело в том, что в распоряжении США и их союзников вообще нет никаких инструментов, применение которых могло бы всерьез повлиять на ситуацию. Не исключено, что это обстоятельство у многих в России вызовет злорадство. Но радоваться тут нечему, потому что новая ситуация весьма неблагоприятно скажется в том числе и на России.

Понятно, что, помимо обмена угрозами и принятия воинственных поз, США придется предпринять какие-то меры, и первые контуры этих мер уже очевидны. Речь идет о санкциях и о попытках надавить на Китай, чтобы заставить его наконец покончить с северокорейским вопросом.

Северокорейская пропаганда испокон века рассказывала об экономической блокаде, в которой, дескать, находится КНДР, но в действительности первые международные санкции против Северной Кореи были введены только в 2006 году – до этого ограничивалась только торговля с США, которой Северная Корея и без всяких ограничений не занималась бы по причинам экономическим и географическим.

Любопытным образом введение санкций, которое последовало за первыми ядерными испытаниями, совпало с началом выхода северокорейской экономики из жесточайшего кризиса 1995–2000 годов. Примерно в это время, в 2002–2003 годах, был преодолен голод, свирепствовавший в 1990-е годы, и возобновился экономический рост. Показательно, что санкции никакого влияния на этот рост не оказали.

Еще более парадоксальным может показаться то, что экономический рост в Северной Корее стал существенно ускоряться в 2012–2013 годах, то есть как раз тогда, когда санкции были реально ужесточены. Связано это в первую очередь с тем, что новый руководитель страны Ким Чен Ын стало активно, хотя и осторожно осуществлять в стране рыночные реформы китайского образца, заканчивая таким образом демонтаж того немногого, что к тому времени осталось в Северной Корее от советской социалистической модели. Тем не менее факт остается фактом: начало того экономического мини-бума, который сейчас испытывает Северная Корея, совпало с резким ужесточением санкций против этой страны.

Основное внимание в своих усилиях сейчас США уделяют Китаю, что и понятно: Китай контролирует около 90% всей внешней торговли Северной Кореи. Понятно, что Китай в принципе в состоянии спровоцировать в КНДР жесточайший экономический кризис. Для этого достаточно полностью прекратить торговлю или хотя бы приостановить поставки в Северную Корею нефти и жидкого топлива по сниженным ценам. Именно этого и добивается от Китая администрация Трампа. Однако все эти усилия обречены на провал, о чем предупреждали многие специалисты, в том числе и американские.

С одной стороны, Китай крайне недоволен северокорейской ядерной программой, которая ставит под угрозу привилегированный статус самой КНР, одной из «официально признанных» ядерных держав. Кроме этого, северокорейские ядерные амбиции создают основания для сохранения или даже увеличения американского военного присутствия около китайских границ.

С другой стороны, Китай совершенно не хочет столкнуться с жесточайшим северокорейским экономическим кризисом и его политическими последствиями. Понятно, что если санкции и смогут привести к успеху, то только путем полного обрушения северокорейской экономики и возможных вспышек народных волнений в КНДР. Подобный сценарий Китаю совершенно не улыбается.

Китай сейчас сталкивается с типичным для подобных ситуаций выбором между двух зол. С одной стороны, злом для Китая является Северная Корея, развивающая ядерную программу, а с другой – Северная Корея, находящаяся в состоянии хаоса. Из этих двух зол Китай резонно выбирает меньшее – и это, как нетрудно догадаться, именно ядерная Северная Корея.

Таким образом, тщетны расчеты на то, что Китай удастся сделать полноценным участником санкционного режима. Столь же тщетны и надежды на то, что прямые санкции окажут серьезное влияние на поведение руководства самой Северной Кореи. Даже если в стране в результате санкций начнется экономический кризис (такой поворот событий сейчас кажется маловероятным), проблемы простого народа не заставят северокорейскую элиту отказаться от ядерного оружия, которое они считают оружием сохранения как собственной власти, так и собственной жизни.

Ближайшие перспективы

Все эти обстоятельства хорошо понимают специалисты в Соединенных Штатах, в том числе и те из них, кто находится на госслужбе. Однако очевидно, что санкции будут приняты, а давление на Китай продолжено. Причина тут проста: столкнувшись с явной и реальной угрозой извне, и американское политическое руководство, и в особенности Конгресс должны принять какие-то меры, которые убедят американских избирателей в том, что власти предержащие не дремлют и делают все, что только возможно.

Санкции, несмотря на свою неэффективность, выглядят жесткой мерой, которая может быть понятна массам, включая и продавщицу из Миннесоты, и водителя грузовика из Небраски. Таким образом, активная поддержка санкций может помочь какому-нибудь сенатору от штата Небраска выиграть следующие выборы.

В целом же ситуация безвыходная. Северная Корея ни при каких обстоятельствах не откажется от ядерного оружия. В Пхеньяне хорошо помнят, что случилось с Саддамом Хусейном и Муаммаром Каддафи. Последний пример особенно важен для КНДР, потому что ливийский лидер был единственным руководителем, который добровольно отказался от программы создания ядерного оружия, поверив в обещанную в обмен экономическую помощь. Как известно, эта доверчивость стоила Каддафи жизни, и понятно, что этот урок в Пхеньяне усвоен самым лучшим образом.

Впрочем, и без печального примера Каддафи и Саддама в Пхеньяне хорошо знают: доверять Вашингтону, равно как и другим ведущим державам (включая и Китай, и Россию), ни в коем случае не следует. Неслучайно, в частных разговорах северокорейцы упоминают не только печальную судьбу полковника Каддафи, но и историю с Будапештским протоколом 1994 года, который гарантировал сохранение тогдашних границ Украины в обмен на согласие сдать оставшееся от Советского Союза ядерное оружие.

Итак, что же изменилось в мире после запуска МБР? С одной стороны, существует определенная, хотя и не очень большая вероятность, что США все-такие пойдут на какие-то военные операции и попытаются превентивно парализовать северокорейскую ядерную программу, нанеся удары по важнейшим промышленным и военным объектам на территории КНДР.

Вероятность такого поворота событий, который еще весной казался вполне возможным, резко снизилась, но все-таки не является нулевой – во многом благодаря личным особенностям президента Дональда Трампа, который, как известно, человек эмоциональный и порой не слишком разбирается в хитросплетениях мировой политики. Однако, скорее всего, нас ждет сохранение статус-кво.

Долгосрочные проблемы

Другое дело – долгосрочная перспектива. Тут ядерная программа Северной Кореи заставит мир столкнуться с рядом достаточно неприятных проблем.

Первая – это вновь ставшая актуальной проблема ядерного распространения в Восточной Азии. После того как Северная Корея испытала МБР, способную нанести удар по США, у многих политиков и экспертов в Южной Корее появились сомнения, может ли в создавшейся ситуации Южная Корея и дальше рассчитывать на американский «ядерный зонтик».

Южная Корея, несмотря на соседство с Кореей Северной, десятилетиями достаточно спокойно относилась к вопросам своей безопасности, подразумевая, что в крайнем случае на выручку всегда придут Соединенные Штаты. Но в новой ситуации возникает вопрос, готовы ли будут США вмешаться в межкорейский конфликт, если возможной ценой такого вмешательства станет, скажем, превращение прекрасного города Сан-Франциско в радиоактивные руины.

В Южной Корее немало людей опасается того, что Ким Чен Ын, создав достаточно большой ядерный потенциал, может попытаться завершить то дело, которое не удалось его деду Ким Ир Сену в 1950 году, то есть объединить страну военной силой. Наличие ядерного потенциала дает ему надежду на то, что в подобный конфликт американцы не вмешаются. Хотя вероятность такого поворота событий невелика, в южнокорейских политических кругах возникла ощутимая нервозность, и в последнее время в Сеуле всерьез заговорили о создании собственного ядерного оружия.

Удастся ли это начинание – вопрос спорный. В отличие от Северной Кореи Южная Корея – это демократия, население которой весьма чувствительно к возможным экономическим проблемам. Попытка создать собственное ядерное оружие в Южной Корее неизбежно приведет к экономическим санкциям со стороны международного сообщества.

Даже если эти санкции будут существенно слабее тех, с которыми приходится иметь дело Северной Корее, для Южной Кореи, которая крайне зависима от международной торговли, они будут весьма болезненны. Можно предположить, что в таком случае южнокорейские избиратели решат отделаться от правительства, политика которого принесла им житейские трудности, даже если эта политика оправданна с точки зрения интересов национальной безопасности.

Тем не менее от вероятности превращения Южной Кореи в ядерную державу больше отмахиваться нельзя. Такой поворот событий почти наверняка вызовет разработку ядерного оружия в целом ряде государств в регионе, включая Японию, Тайвань, а возможно, и некоторые страны в Юго-Восточной Азии, особенно Вьетнам, который с немалым подозрением относится к своему гигантскому соседу и с удовольствием бы обзавелся средствами адекватной защиты на случай возможных проблем с Китаем.

Северокорейская ядерная программа чревата и другими проблемами. Рост количества ядерных зарядов и их носителей существенно увеличивает и вероятность инцидентов. Не стоит сбрасывать со счетов и то, что Северная Корея – это абсолютная монархия, где власть высшего руководителя непререкаема. Пока Ким Чен Ын показал себя человеком вполне рациональным и здравомыслящим, хотя в то же время вспыльчивым и даже капризным. Однако с годами характер человека имеет свойства портиться, а власть, в первую очередь власть абсолютная, человека развращает. В этой ситуации есть основания беспокоиться, что ядерную войну с непредсказуемыми для всего мира последствиями, по крайней мере теоретически, может начать один человек только по своему разумению.

Наконец, нельзя исключать того, что северокорейское руководство рано или поздно столкнется с внутриполитическим кризисом или, говоря прямо, революцией. Хотя Ким Чен Ын сейчас весьма популярен в народе (в основном благодаря своей экономической политике, ощутимо улучшившей условия жизни большинства населения), народное сердце – штука переменчивая. Николая Чаушеску, чья печальная кончина памятна многим, в начале своего правления был едва ли не самым популярным лидером в Восточной Европе.

Если в Северной Корее начнутся волнения, нельзя исключать того, что северокорейское правительство и лично Ким Чен Ын, не видя для себя никаких шансов на спасение, решат, что пришла пора «погибать с музыкой», и пойдут на применение ядерного оружия против США, а возможно, и других соседних стран, которых они будут считать виновниками своей печальной судьбы.

С точки зрения руководства России, которую многие из описанных проблем тоже касаются, главным негативным последствием может стать увеличение американского военного присутствия в Восточной Азии. До недавнего времени Южная Корея стремилась маневрировать между США и Китаем. Такая политика была бы идеальной и с точки зрения нового президента Мун Чжэ Ина, который, собственно, это и обещал во время избирательной кампании.

Однако в нынешней непростой ситуации Мун Чжэ Ину совсем не до маневров между великими державами. В настоящее время гарантией безопасности страны являются Соединенные Штаты, так что можно быть уверенным, что новая сеульская администрация, несмотря на сдержанное отношение к американским ценностям и глубокий национализм, сделает все возможное для усиления американо-южнокорейского союза.

Возможные решения

Есть ли у «северокорейской проблемы» решение? Здесь многое зависит от того, что понимать под решением. Если подразумевается отказ Северной Кореи от ядерного оружия, то решения у проблемы нет вообще.

Однако возможны и менее радикальные подходы, одним из которых является замораживание ракетной и ядерной программ. В рамках такого соглашения Северная Корея, сохраняя в своем распоряжении уже созданный ядерный потенциал, отказывается от новых испытаний ядерного оружия и новых запусков МБР в обмен на разнообразные экономические льготы, щедрую финансовую и материальную помощь, равно как и на военно-политические уступки.

В принципе одна из возможных уступок уже названа – прекращение совместных американо-южнокорейских военных учений. Правда, скорее всего, конкретно эта уступка малореальна, потому что с точки зрения Вашингтона и Сеула она будет выглядеть как дополнительное разоружение перед лицом вероятного противника, ныне обладающего уже и ядерным оружием. Однако компромисс и в этой, и в других областях возможен.

Впрочем, особой надежды на успех переговоров по замораживанию ядерного оружия тоже нет, ведь к нему не стремятся не только американские конгрессмены, но и Северная Корея. Действительно непонятно, готовы ли к переговорам сами северокорейцы. Как уже говорилось, экономическая ситуация в Северной Корее сейчас лучше, чем когда-либо за последние 30 лет. Экономика, движимая в основном отпущенными на свободу силами рынка, растет быстрыми темпами. Даже пессимисты говорят о росте ВВП на 3,9% в прошлом году. В этих условиях Северная Корея не испытывает былой нужды в американской или южнокорейской материальной и финансовой помощи.

В Вашингтоне желания пойти на уступки тоже не наблюдается. Попытка заключить соглашение о замораживании будет воспринята в Конгрессе как «выплата выкупа удачливому шантажисту» и поощрение Северной Кореи за то, что та бесцеремонным образом нарушила международный режим нераспространения еще в 1980–1990-х годах. Подобное соглашение будет воспринято как признак слабости, а ни нынешний президент, ни его преемники не в состоянии совершать поступки, которые позволят оппозиции (не важно, республиканской или демократической) представить их слабаками.

Таким образом, северокорейский ядерный кризис вступил в новую фазу. Она, скорее всего, не настолько драматична, как настаивают многие СМИ, и не представляет непосредственной угрозы для корейцев и их соседей. Однако в долгосрочной перспективе северокорейская проблема стала еще более сложной и потенциально еще более взрывоопасной.

КНДР. США. Китай. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 14 августа 2017 > № 2275132 Андрей Ланьков


ОАЭ. Казахстан > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 13 августа 2017 > № 2278257

6 Сентября ОАЭ проведут торжественное мероприятие по случаю Национального дня на площадке Астана ЭКСПО-2017. Делегация во главе с Министром Султаном бен Ахмедом аль-Джабером также посетит павильон Казахстана.

В честь Национального дня для гостей будет подготовлено увлекательное видео, которое расскажет историю ОАЭ. В рамках празднования в Казахстан с яркими выступлениями прибудет фольклорная группа. В течение всего дня мероприятия будут проводиться на площадках Национального музея Казахстана, ТЦ Мега, в башне Байтерек и в развлекательном центре Хан Шатыр.

Посетителям будет предоставлена возможность попробовать национальные блюда, примерить национальную одежду и получить свой собственный амулет из хны на счастье. Ключевым элементом программы выступит каллиграфическое шоу от одной из победительниц “Arabs got Talent”.

Общая площадь павильона ОАЭ на ЭКСПО-2017 составляет 980 кв. м, а вместимость — 7 тыс человек ежедневно. В течение первого месяца работы уже 150 тыс человек стали гостями павильона. Основной темой площадки ОАЭ на выставке стали решения в области контроля климата, ключевые глобальные инициативы, реализуемые в энергетическом секторе, ряд исследовательских проектов и планов, которые помогут дальнейшему росту и процветанию нации.

ОАЭ. Казахстан > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 13 августа 2017 > № 2278257


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 августа 2017 > № 2272814 Леонид Бершидский

Нудизм как важный вопрос на выборах в Германии

Ностальгия по нудизму, который был распространен в Восточной Германии — свидетельство прочной политической традиции

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Есть немного стран, где лидер крупной политической партии занимался бы предвыборной агитацией на нудистском пляже. Но немецкий политик Грегор Гизи (Gregor Gysi), лидер партии антикоммунистических левых Die Linke, которая является третьей по численности в нынешнем парламенте, на этой неделе провел такое мероприятие, чтобы посетовать на снижение популярности натуризма в своей стране. Тем самым он проник за «культурный барьер», до сих пор существующий между Востоком и Западом, и, возможно, заручился поддержкой еще нескольких избирателей.

Политическая карьера Гизи началась в Восточной Германии, где он был кем-то вроде диссидента внутри правящей Социалистической единой партии Германии (СЕПГ). В 1980-е годы, когда Гизи активно выступал за реформы, в коммунистической Восточной Германии был широко распространен нудизм или, как его называют в Германии, «культура свободного тела» (FKK), с помощью которой политически подавляемые люди демонстрировали окружающим, что у них на самом деле существует нечто вроде свободы. В 1982 году в этой коммунистической стране насчитывалось 40 официальных нудистских пляжей и еще множество других, которые не упоминались в туристических путеводителях, печатавшихся в государственных издательствах.

Хотя в немецкой организации натуристов DFK, по-прежнему состоят около 40 тысяч человек, объединенных в 135 местных общества, их число неуклонно сокращается, и нудистские пляжи закрываются. Это заметно в Берлине. Начиная с 2014 года, когда я туда переехал, некоторые из многих городских пляжей на берегу озера отказались от своей политики «отказа от одежды».

В своем интервью на нудистском пляже Гизи (он был в брюках и рубашке) процитировал слова сексолога, который сказал ему, что из-за западногерманских мужчин, не знакомых с восточногерманской культурой натуристов и приходящих на пляж со своими «эротическими взглядами», многие восточногерманские женщины стали чувствовать себя на пляже уже не так комфортно.

«Но женщины, — говорит Гизи — не пытались выставлять себя напоказ, они просто хотели ощущать свободу для собственного удовольствия». Говоря о своей ностальгии в интервью журналу «Плейбой», он также упомянул о владельцах гостиниц, которые больше не желают, чтобы на гостиничных пляжах находились обнаженные люди. «В некоторых вопросах ГДР была более ханжеской страной, чем бывшая ФРГ, — говорит Гизи, имея в виду две прежние Германии. — Зато в других сферах она была более открытой».

Как это ни парадоксально, в результате смены поколений теперь становится легче пропагандировать идеалы бывшей ГДР, вызывать в душах людей «остальгию» (от немецкого слова Ost, означающего «восток» — прим. пер.): молодые люди, которых привлекают идеалы, пропагандируемые левыми, не помнят всех отвратительных сторон коммунистического режима. Все идет к тому, что на всеобщих выборах в сентябре партия Die Linke выступит так же, как в 2013 году, или несколько лучше. И Гизи предпринял удачный «маркетинговый ход», выбрав это место для продвижения своих идей: официального признания движения FKK в Восточной Германии удалось добиться только в результате упорного сопротивления общественности властям.

Движение FKK приобрело популярность в Веймарской Германии, где оно было связано как с национализм, так и с социал-демократическим пацифизмом. В 1933 году нацисты запретили натуризм, но вскоре после этого отменили запрет под давлением со стороны влиятельных членов партии и офицеров СС, которые утверждали, что в естественной красоте немецкого тела нет ничего плохого. В 1950-е годы коммунисты снова запретили его: им были очень неприятны ассоциации со старыми социал-демократами и фашистами и они следовали ханжеской советской политике во всем, что хоть даже отдаленно было связано с сексом. «„Нудистские союзы" были побочным продуктом распада империализма в области культуры тела и массового спорта, — говорилось в заявлении государственной спортивной организации, прозвучавшем в 1951 году. — „Нудистские союзы", являющиеся проявлением империалистической распущенности, „недопустимы"». К 1954 году на пляжах Балтийского моря купание в обнаженном виде было запрещено — даже при том, что нудисты и не состояли ни в каких группах.

Запрет долго не продержался, и его опять отменили, что стало редким примером того, как простые жители ГДР смогли отстоять свое мнение. В 2007 году Джози Маклеллан (Josie McLellan) из Бристольского университета написал в своей статье:

Основной причиной этого было постоянное неповиновение со стороны граждан Восточной Германии, которые считали запрет абсурдным и отказывались его соблюдать. Их тактика была разнообразной — они не только продолжали купаться и загорать в обнаженном виде, но и демонстративно саботировали решение властей, препятствовали им, когда те пытались обеспечить соблюдение запрета, и высмеивали их действия.

Обнаженные купальщики завязывали на шеях галстуки, чтобы показать полиции, что они не совсем раздеты. Когда приближалась полиция, можно было услышать крики «мятежников»: нудисты придумали свою систему оповещения. Иногда патрули «нарывались» на группы голых партийных и государственных чиновников.

Жители ГДР также засыпали власти гневными петициями, утверждая, что нагота не опасна для дела строительства социализма. Поэтому в 1956 году нудистские пляжи были разрешены официально, и хотя еще несколько лет время от времени предпринимались попытки очистить пляжи от обнаженных людей, было ясно, что натуристы победили. Приверженность идеям FKK стала приемлемой формой выражения индивидуальной свободы. Восточногерманский режим к моменту своего падения уже принял эту идеологию. Официальная пропаганда даже расхваливала нудистские нормы, «проталкивая» их в другие страны, как свидетельство прогрессивности страны.

В Западной Германии тоже существовала культура «обнаженного тела» — традиция, зародившаяся в союзах нудистов еще до прихода нацизма. Но традиция это была далеко не так распространена и предусматривала больше правил, чем в ГДР, где нагота была повсюду.

Падение популярности FKK, вероятно, объясняется не столько ханжеством и распущенностью капиталистического общества, сколько увеличением численности мусульманского населения и распространением мобильных телефонов с мощными и качественными камерами. В этом меняющемся мире культура FKK сведена до минимума и теперь занимает в обществе очень скромное место. Она уже никогда не будет такой популярной, как в той почти закрытой, этнически однородной коммунистической стране.

Но было бы досадно, если бы Германия утратила свою богатую традицию коллективных действий, которая не только заставила власти ГДР разрешить нудизм, но еще и позволила разрушить Берлинскую стену. Совсем недавно она служила основой политики «открытых дверей», проводившейся канцлером Ангелой Меркель по отношению к беженцам (пока общественное мнение не отказалась от этой политики). Благодаря этой традиции стало возможным признание законности однополых браков. В эпоху политического застоя эту в основном «левацкую» традицию необходимо всячески беречь. И даже если партия Die Linke, пытаясь обелить ГДР, явно действует в своих собственных интересах, она играет свою роль — помогает сохранить и уберечь скрытую «неудобную» и неформальную демократию. Не давая ей погибнуть.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 августа 2017 > № 2272814 Леонид Бершидский


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 августа 2017 > № 2272805 Лев Гудков

Так устроены русские

Лев Гудков — человек, который знает душу страны как никто другой: директор социологического института «Левада-Центр» рисует пессимистическую картину своей страны, которая и дальше будет зависеть от воли президента.

Юлия Смирнова (Julia Smirnova), Die Welt, Германия

Для Льва Гудкова это стало ударом: прошлой осенью его «Левада-Центр», последний независимый социологический институт в России, который он возглавляет на протяжении 11 лет, был объявлен «иностранным агентом». Известный социолог исследует, как меняется постсоветское общество, и отмечает что, прошлое по-прежнему влияет на людей в России, в том числе и на молодое поколение. Теперь 70-летний социолог хочет добиться исключения своего института из «списка иностранных агентов».

DIE WELT: В марте 2018 года в России будут проводиться выборы президента. До сих пор Владимир Путин говорит, что подумает, будет ли он принимать в них участие. Если взглянуть на результаты опросов, есть ли смысл в такой тактике?

Лев Гудков: В этом кокетстве? Да, чем меньше он сам говорит, тем стабильнее остается отношение к нему. Пропагандистская машина уже запущена. Путин постоянно присутствует в сообщениях СМИ. Обо всех его визитах подробно сообщают. Многочасовая «горячая линия» или его встреча с детьми транслировались в прямом эфире. По телевизору показывают, как он раздает поручения чиновникам. Государственный популизм играет важную роль. По результатам наших опросов мы видим, что готовность голосовать за него постепенно растет: с примерно 40% в январе до 63-65% на данный момент. Это уже достаточно сильная мобилизация. А теперь он заставляет себя ждать. Народ должен сам его попросить, чтобы он продолжил правление. Это однозначная подготовка к выборам. Так создается впечатление, что альтернативы ему нет.

— Что говорят люди о политике Путина?

— Важнее всего для Путина его внешнеполитические достижения. Он играет символическую роль лидера нации, который выступает за национальное единство, безопасность и международный престиж. Это вызывает чувство гордости, не хочу говорить обоснована ли, самонадеянна ли, правомерна или ложна эта гордость, но то, что она есть — это факт. Внешняя политика — единственная область, в которой абсолютное большинство населения считает, что Путин добился больших успехов. Это последствия конфронтации с Западом, аннексии Крыма, войны на востоке Украины и в Сирии. Во внутренней политике он, скорее, потерпел неудачу: отсутствие роста экономики, коррупция, террористическая угроза, которая по-прежнему не исчезла. Но, как это часто происходит в диктатурах и при авторитарных режимах, ответственность за это перекладывается на других — на правительство или губернаторов.

— Как насчет антикоррупционных протестов оппозиционера Алексея Навального?

— Они находят мало поддержки, хотя тема коррупции важна для людей. Но она воспринимается как привычное зло. Один скандал идет за другим. По моим подсчетам, каждый год появляются от 850 до 900 сообщений о том, что против госслужащих возбуждено уголовное дело. Это создает образ коррумпированного госаппарата — такого мнения придерживаются около 80% россиян. Но коррупция, как климат: в России зимой холодно. Отдельные акции, как те, что проводит Навальный, находят поддержку, но у небольшой группы населения.

— Какие шансы были бы у Навального на президентских выборах?

— Навальный — очень талантливый политик. В отличие от других оппозиционеров он в сложных условиях медиаизоляции создал собственную сеть. За два года о нем узнали 55-56% россиян. Но положительно его оценивают лишь 6-7%. Против него работает могущественный механизм пропаганды. Он очень эффективен, особенно в провинции. Положительно Навального оценивают в основном в больших городах. В Москве его поддерживает практически каждый четвертый, что очень много. По России в целом за него бы проголосовали 3-4%. Из тех, кто готов пойти на выборы, это составило бы не более 10%.

— После двух его протестных акций возникло впечатление, что основная его поддержка исходит от молодежи. Подрастает новое, бесстрашное поколение?

— Я думаю, что это искаженное восприятие журналистов. Большинству сторонников Навального от 25 до 40 лет. В последних протестных акциях действительно участвовало большое количество молодых людей. Но это не все поколение, а, прежде всего, дети из средних слоев, которые переняли ценности своих родителей. В последние два-три года возникла новая волна патриотизма, в школах снова начали активно навязывать детям идеологию. Молодежь в крупных городах воспринимает это как насилие. Отсюда возникает сопротивление — с одной стороны моральный, с другой — эстетический протест. Но это очень тонкая прослойка, от 2 до 3% от всей молодежи.

— А остальная российская молодежь?

— Молодые люди на самом деле в основном поддерживают Путина. Они выросли при Путине, и были наиболее сильно подвержены влиянию пропаганды. Возможность свободно путешествовать, развлекаться, интернет, высокое качество жизни — для них это все совершенно естественно. В отличие от старшего поколения, они не знают, чего все это стоило. И в то же время среди молодежи в провинции сильнее выражен комплекс неполноценности после распада Советского Союза. У них есть чувство, что жизнь стала лучше, Россия стала нормальной страной. Но, несмотря на это, на международном уровне страну не признают нормальной, а воспринимают как отсталую, практически как бандитское государство. Это отсутствие признания воспринимается очень болезненно, прежде всего, среди молодежи, которая нуждается в таком подтверждении.

— Это происходит, несмотря на то, что все больше людей получают доступ к альтернативным источникам информации?

— Можно привести лошадь к водопою, но нельзя заставить ее пить. Многие люди не хотят получать альтернативную информацию, потому что она не соответствует их представлениям. Пропаганда убедительнее. И даже если люди не верят пропаганде, у них нет альтернативной картины реальности. Пропаганда не говорит, что жизнь у нас лучше, чем на Западе, она говорит, что жизнь везде одинаково тяжелая. Это очень эффективно. Это подавляет все надежды на изменения и готовность к участию в политической жизни. Более 80% россиян говорят, что не имеют влияния на политику. Но когда их спрашивают, хотели бы они иметь такое влияние, большинство отвечает — нет.

— Люди не хотят смены власти?

— Однозначного мнения нет. Они отвечают, в принципе, «да, правители должны меняться, но в конкретной ситуации лучше, если Путин останется у власти». С ним связаны надежды на экономическую стабильность, на рост, который был с 2002 по 2012 год.

— Каждый конфликт делает Путина популярнее?

— Каждый конфликт отбрасывает страну назад к изоляции: отказ от изменений, готовность продолжать терпеть. Это ведет к консолидации власти. Российское общество большей частью все еще советское — закрытое и с сильным милитаристским настроем. Пропаганда не только дискредитирует такие западные ценности, как либерализм, демократия, права человека и достоинство. Реанимируются представления из Советского Союза, например, что Запад враждебен и нужно пожертвовать всем и страдать ради безопасности страны.

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 августа 2017 > № 2272805 Лев Гудков


Казахстан. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > kapital.kz, 12 августа 2017 > № 2271864

Венгерские бизнесмены готовы создать в ЮКО совместные предприятия

За первое полугодие 2017 года товарооборот между Венгрией и Казахстаном составил 1 млн. долларов

Аким Южно-Казахстанской области Жансеит Туймебаев принял венгерскую делегацию, в состав которой вошли Шандор Ковач, председатель Мажилиса Яс-Надькун-Сольнок, генеральный консул Венгрии в Алматы Ференц Блауманн и почетный консул Республики Казахстан в Венгрии Ласло Хорват. Об этом сообщает пресс-служба акимата ЮКО.

В ходе встречи стороны обсудили вопросы развития торгово-экономических, социально-гуманитарных и культурных связей. Так же, глава региона рассказал иностранным гостям об основных показателях социально-экономического развития Южно-Казахстанской области и о предоставляемых льготах иностранным инвесторам.

«Южно-Казахстанская область — аграрный регион. Ежегодно производится около 300 тысяч тонн хлопка. Сфера сельского хозяйства является приоритетной. В области выращивают плодово-ягодные, овощные и бахчевые культуры. Кроме того, с каждым годом улучшается индустриальный потенциал региона. На сегодняшний день в области работают 11 индустриальных и 1 специальная экономическая зона. Указанные зоны полностью обеспечены инфраструктурой, и для иностранных инвесторов предусмотрены льготы», — сказал Туймебаев.

В свою очередь гости из Венгерской Республики выразили уверенность в дальнейшем развитии отношений между двумя странами. Представители делегации выразили твердое намерение тесно сотрудничать в области сельского хозяйства, а также наращивания культурно-гуманитарных и торгово-экономических отношений.

«Венгрия — важный торгово-экономический партнер Казахстана. Между двумя странами активно работают Казахстанско-Венгерский стратегический совет, межправительственная комиссия по экономическому сотрудничеству, Деловой совет, а также совместный фонд по инвестициям. Используя эти возможности, мы намерены создать совместные предприятия в Южно-Казахстанской области. Безусловно — эти шаги поспособствуют развитию дальнейших отношений между двумя странами», — сказал генеральный консул Венгрии Ференц Блауманн.

Стоит отметить, что с каждым годом нарастает взаимосвязь между двумя странами. За первое полугодие 2017 года товарооборот между Венгрией и Казахстаном составил 1 млн. долларов США.

Напомним, 28 января 2017 года состоялся визит государственного секретаря министерства внешних экономических связей и иностранных дел Венгрии Микола Иштвана и посла Венгрии в РК Андраша Барани. По итогам данного визита открыто Почетное Консульство Венгрии в Шымкент. Почетным консулом был назначен К.Молдасеитов.

Казахстан. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика. Агропром > kapital.kz, 12 августа 2017 > № 2271864


ОАЭ > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 11 августа 2017 > № 2278262

Судебный департамент Абу-Даби запустил суд по делам, связанным с туристами, которые посещают эмират, сообщает официальное информационное агентство WAM.

Инстанция расположена в международном аэропорту Абу-Даби. Инициатива нацелена на быстрое разрешение споров в условиях ограниченного времени пребывания туристов в стране.

Юсеф Саид аль-Абри, заместитель секретаря Судебного департамента Абу-Даби, сказал, что суд является первым в своем роде.

Али Мухаммед Аль-Балуши, генеральный прокурор Абу-Даби, добавил, что обвинение будет работать в сотрудничестве с соответствующими органами для предоставления «качественных услуг наравне с лучшей международной практикой», подчеркивая при этом приверженность верховенству закона посредством справедливости и отстаивания прав.

“Эта инициатива поможет создать четкую базу данных о юридических проблемах, с которыми могут столкнуться туристы во время их пребывания в стране, особенно в результате различий в культуре людей и законов, применяемых в разных странах”, — сказал он.

О создании туристического суда было впервые объявлено в январе этого года заместителем премьер-министра ОАЭ, министром по делам президента и председателем судебного департамента Абу-Даби Шейхом Мансуром бен Зайедом Аль Нахайаном.

Согласно данным Управления по туризму и культуре Абу-Даби (ТСА), эмират активно развивает свой туристический сектор. В течение первых шести месяцев 2017 года столицу посетили более 2,25 млн гостей.

Только в июне число постояльцев в отелях выросло на 30% в годовом исчислении, сообщает TCA.

В ОАЭ наблюдался устойчивый рост посетителей из Китая и России после того, как граждане обеих стран смогли получать визы по прибытии в ОАЭ.

ОАЭ > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > dxb.ru, 11 августа 2017 > № 2278262


ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Экология > dxb.ru, 11 августа 2017 > № 2278259

Власти Дубая запустили онлайн-систему, которая поможет потребителям самостоятельно выявлять поддельные товары.

Программа была представлена в понедельник Халидом Мухаммедом Шарифом Аль Авадхи, заместителем генерального директора по вопросам охраны окружающей среды, охраны здоровья и безопасности.

Интеллектуальная интегрированная система классификации и регистрации потребительских товаров, которая называется Montaji, будет представлена одноименным мобильным приложением, которое запустится в течение двух месяцев, а также функционалом по адресу www.dm.gov.ae.

Montaji обеспечит покупателей в Дубае возможностью проверить подлинность любых потребительских товаров.

Такие продукты, как пищевые добавки, косметические средства и средства личной гигиены, парфюмерия, моющие средства, упаковочные материалы и биоциды (например, антибактериальные продукты), должны быть зарегистрированы в системе Montaji, сказал Насим Мухаммед Рафи, руководитель отдела безопасности потребительских товаров.

Когда у потребителей возникают какие-либо сомнения в отношении таких продуктов, они могут ввести цифры штрих-кода или название продукта в системе Montaji и проверить детали.

Потребители могут сообщить о нарушениях по телефону 800900.

ОАЭ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Экология > dxb.ru, 11 августа 2017 > № 2278259


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 августа 2017 > № 2273018 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в рамках Всероссийского молодежного образовательного форума «Территория смыслов на Клязьме», Владимирская область, 11 августа 2017 года

Добрый день,

Спасибо за такой теплый прием.

Меня приглашают третий раз подряд. Я с огромным удовольствием принимаю эти приглашения, потому что пообщаться с молодыми, интересующимися самыми разными проблемами людьми, для профессионалов в международных отношениях очень важно. Тем более, что, как я понимаю, здесь собрались социологи и политологи – профессии, которые очень тесно переплетаются и, я считаю, необходимы, чтобы правильно разбираться в жизни в целом, в том числе в международной жизни.

Поделюсь некоторыми нашими оценками. Не буду долго занимать ваше время вступительным словом, потому что Президент Российской Федерации В.В.Путин неоднократно высказывался на эти темы, и наша позиция хорошо известна.

Сейчас мы переживаем переломный этап в международных отношениях. Уходит прошлая эпоха, которая характеризовалась тем, что несколько столетий Запад доминировал в международных делах, и объективно формируется то, что мы называем полицентричным миропорядком. Это естественный процесс, потому что жизнь идет. Наряду с теми, кто были пионерами в развитии мира, наряду с западными странами появляются новые центры экономического роста и финансовой мощи, а со всем этим, конечно же, приходит и политическое влияние. Эти новые страны хотят отстаивать свои интересы, в том числе, участвуя в формировании международной повестки дня, задавая свою тональность, особенно в том, что касается регионов, где формируются соответствующие центры силы – Китай, Индия, Бразилия, в известной степени Южная Африка. Хотя на Африканском континенте есть страны и покрупнее, но устойчивость развития характерна пока только для ЮАР.

Повторю еще раз, это тенденция, в ходе которой новые формирующиеся центры силы берут на себя ответственность за обеспечение безопасности и стабильности в своих регионах и в целом на международной арене. Этот процесс невозможно остановить, потому что, по большому счету, многополярность – это отражение реально существующего культурно-цивилизационного многообразия современного мира и, конечно же, желаний народов самим определять свою судьбу и стремиться к установлению справедливости примерно так, как ее видели те, кто писал Устав ООН, где все основополагающие принципы, сохраняющие свою актуальность и сегодня, закреплены, являясь универсальными для всех государств. Еще раз скажу, что это объективный процесс и идет он непросто. Во-первых, смена эпох - всегда очень длительный период (это не просто - утром проснулся и уже многополярность). Это будет продолжаться еще длительное время. Во-вторых, помимо объективных причин выделю то, что этому процессу пытаются активно препятствовать, прежде всего те, кто ранее доминировал в мире и кто хочет его сохранить в новых условиях, а по большому счету, навечно. Это проявляется в самых разных вещах. Мы об этом еще, конечно, поговорим.

25 лет назад, когда исчез Советский Союз и был распущен Варшавский договор, был выбор, который серьезные политики на Западе всерьез обсуждали. Выбор был в пользу того, чтобы распустить НАТО, всем сконцентрироваться в рамках ОБСЕ и выстраивать уже в этих универсальных Евроатлантических рамках на основе равноправия каждого участника новые подходы к обеспечению безопасности таким образом, чтобы никто не был ущемлен. В те годы появился термин «равная и неделимая безопасность». Хотя в ОБСЕ были провозглашены соответствующие декларации, НАТО никто не распускал. Реальная работа самих западных стран-членов Альянса по обеспечению своих военно-политических интересов, конечно, развивалась именно в Североатлантическом альянсе. Ни в какой ОБСЕ они всерьез не занимались и не занимаются какими-то вопросами, имеющими практическое значение. В основном занимаются идеологизированными дискуссиями, попытками продвигать свои псевдолиберальные ценности, выдавая их за общечеловеческие. Общечеловеческие ценности закреплены в Уставе ООН, во Всеобщей декларации прав человека, которая была принята после создания ООН. Все, что идет в русле навязывания каких-то дополнительных своих воззрений на то или иное явление в современной жизни, а также навязывания своих подходов, в том числе к правам человека, другим странам, это, конечно же, не отвечает тем принципам, на которых построена ООН. Повторю еще раз, тогда не пошли по пути роспуска военных блоков, не распустили НАТО, а поддались иллюзии, о которой говорили, что наступил «конец истории», потому что в мире якобы больше нет других перспектив, кроме как капитализма. Иллюзия оказалась иллюзией. Невозможно «заказывать музыку» для всего земного шара всегда только из одного клуба избранных. Это не могло получиться и не получилось. Тем более, что та самая модель глобализации, включая ее экономические и финансовые аспекты, которая выстроила под себя клуб т.н. либеральной глобализации, по-моему, сейчас терпит фиаско. Это уже очевидно в том числе и для многих мыслящих людей на Западе.

Мы, в свою очередь, когда 25 лет назад проходили все эти события, исходили из того, что все-таки в «холодной войне» победили мы все, и победа была общей. Мы хотели верить, что идея общеевропейской, общемировой и равной безопасности, как она была заложена в Уставе ООН, все-таки будет воплощаться в жизнь. Напомню, что в далекие 90-е гг., когда наша страна еще не смогла оправиться от последствий распада Советского Союза, когда было огромное количество проблем, долг, обустройство границ, которые в одночасье появились с бывшими советскими республиками, социальные проблемы и многое другое, тогда лидеры западных стран решили, что Россия слабенькая и такой и останется, и они встроят ее в свое мироустройство, она станет партнером, и они смогут заказывать музыку и тон. В то время надо было обладать огромной прозорливостью, чтобы размышлять о несколько иных формах организации международной жизни. Покойный Е.М.Примаков в то время заглянул за горизонт и сформулировал свою концепцию многополярности. Тогда было мало тех, кто мог видеть, что это станет реальностью. Он обосновал эту модель в своих работах и показал пагубность одностороннего подхода и действий к организации международной жизни. Вы помните, что вслед за этим в феврале 2007 г. Президент Российской Федерации В.В.Путин, выступая в Мюнхене на Конференции по международной безопасности, уже с позиции опыта постсоветского периода развил эти мысли и показал на конкретных примерах, что больше невозможно вести дела по схеме «ведущий-ведомый». По крайней мере, с Россией так разговаривать мы никому не позволим.

Понятно, что навязать одну форму глобализации для всех невозможно. Народы хотят отстаивать свою национальную идентичность, обеспечивать свою самостоятельность и не хотят, чтобы ими командовали и понукали. Ясное дело, что те, кто все-таки цепляется за однополярный мир, не хотят сдавать своих позиций, хотя объективно это уже невозможно себе представить. Эта эпоха уходит. Но продолжаются попытки затормозить эти процессы, отсюда односторонние меры принуждения в обход СБ ООН, односторонние санкции, которые абсолютны нелегитимны, и рецидивы силового вмешательства во внутренние дела других государств, в том числе с целью сменить там режимы, которые вызывают у некоторых наших западных коллег неприятие, а также экстерриториальное применение национального законодательства, чем сейчас славятся США. Вроде бы к их опыту начал присматриваться Европейский союз. Результаты у всех на глазах – это кризисы, конфликты, разрушаются государства. В Ираке и Ливии государственность под большой угрозой. Одновременно был посеян хаос в других странах Ближнего Востока и Севера Африки. Интервенции в Ираке и Ливии открыли путь для террористов и в остальную часть Африки, включая всю Центральную Африку, Среднюю и Юго-Восточную Азию. ИГИЛ уже там, и люди этим очень сильно озабочены. Открыли путь экстремистам и террористам, в том числе и в Европу. Европа под гнетом проблем, которые сейчас ее раздирают, конечно же, должна делать какие-то выводы. Мы желаем им успеха. Многие европейские страны были проводниками той самой политики, которая привела к этим грубым силовым противозаконным акциям и, в конце концов, к тому, что мы сейчас наблюдаем. Это наложилось для наших европейских соседей еще и на внутренние проблемы, связанные с «брекзитом» и нарастанием недовольства брюссельской бюрократией, которая стала слишком много брать на себя, игнорируя мнение стран-членов Европейского союза. В принципе, мне кажется, мы всегда говорим, что мы хотим видеть ЕС сильным и единым. Мы, наверное, все-таки недооценили степень его самостоятельности и способности реагировать на вызовы современности в конструктивном русле и степень его способности к равноправному взаимовыгодному диалогу и сотрудничеству с Россией, не оглядываясь на агрессивное русофобское меньшинство, которое пытается злоупотреблять принципами консенсуса и солидарности, закрепленными в Евросоюзе, и требует, чтобы позиция всех остальных членов основывалась на наименьшем общем знаменателе. Этот наименьший знаменатель однозначно имеет антироссийскую направленность. Я надеюсь, что все-таки серьезные страны в Евросоюзе, которые прекрасно понимают недопустимость и неприемлемость дальше вести дела в таком ключе, будут добиваться того, что, наверное, абсолютно логично - если это консенсус, то это должна быть договоренность, которая учитывает все точки зрения, а не просто идти на поводу у того, кто решил покапризничать и навязывает всем агрессивные и конфронтационные подходы. Понятно, что в условиях, когда идет борьба за сохранение доминирования Запада, наши американские коллеги используют нынешнюю ситуацию, в том числе, антироссийские подходы своих союзников внутри Европы для того, чтобы держать Европу в рамках т.н. Атлантической солидарности – сохранять значение НАТО, которое не может функционировать без США, и одновременно думать о своих экономических интересах. Как вам известно, последний пакет антироссийских санкций однозначно вызвал в Европе противодействие, поскольку там "в лоб" записано, что нужно покупать газ в США, несмотря на то, что там он гораздо дороже, т.е держать Европу в Атлантической связке, а заодно думать об интересах своих энергетических компаний. Это делается беспардонно через использование методов абсолютно недобросовестной конкуренции.

Чтобы обосновать свое желание сохранить миропорядок, который был бы западноцентричным, и выдвигаются такие теории. На самом деле это путь к хаосу, потому что много игроков никогда не смогут договориться между собой. Но, наверное, лучше, как говорится, на себя оборотиться и начинать с себя анализ того, что происходит в мире и что ведет к хаосу. Если мы посмотрим на факты, то тот хаос, который был посеян в Ираке, Ливии и в целом в регионе Ближнего Востока и Севера Африки, тот импульс, который дало негативным процессам вмешательство извне с использованием грубой силы – это все «плоть от плоти» той самой однополярности, которую сейчас наши западные коллеги стараются сохранить. Говоря о хаосе, наверное, будет более уместен другой анализ. Есть много фактов, которые свидетельствуют о том, что те, кто выдвинул теорию управляемого хаоса, имеют немало сторонников среди действующих политиков. По крайне мере, такой анализ многих западных политологов, я считаю, вполне имеет право на существование. Когда где-то в далеких от тех же США районах происходит постоянная турбулентность, соответствующие страны, которые соседствуют с этими районами кризисов, больше заняты успокоением этой ситуации и меньше – укреплением собственной экономики и возможностей на мировой арене. Мы предлагаем вернуться к истокам, как я уже сказал в начале выступления, к Уставу ООН, обеспечить уважение закрепленных в нем принципов суверенного равенства государств, невмешательства во внутренние дела друг друга, урегулирования любых конфликтов исключительно мирными способами.

Наши коллеги на Западе часто требуют от России и других стран, пытающихся действовать самостоятельно, обеспечить верховенство права в своих государствах. Как только мы предлагаем им применить тот же тезис к международным отношениям, они «уходят в кусты». К верховенству права как к принципу, который должен быть универсальным, относятся с двойными стандартами. Для того, чтобы навязывать другим какие-то порядки дома у чужих людей, он годится, а для обеспечения равноправных и честных подходов к международным делам – нет. История, происходящая сейчас с отношением к международному праву, едва ли может кого-то устроить.

Россия будет добиваться того, чтобы тенденции и процессы многополярности укреплялись. Этот объективный процесс должен развиваться без попыток его остановить. Эти антиисторические попытки делают те, кто находятся на "неправильной" стороне истории. Россия – один из центров мировой цивилизации. Знаю, что некоторые наши аналитики и обозреватели либерального толка говорят, что не нужно акцентировать, поскольку это не приведет ни к чему хорошему, что у нас есть некая своя "особость" и призывают "слиться" с Западом. Другие аналитики, кстати, тоже либеральные, сформулировали очень интересный тезис о том, что Россия – самая восточная из западных стран и самая западная – из восточных. Это на самом деле так географически и геополитически. Уже одно это говорит о необходимости уважать свои культуру и историю, пробиваться в эпоху модернизации, уважая свои корни, а не отказываясь от них.

Вклад, который мы стараемся вносить в международные дела, всегда созидательный и конструктивный, мы всегда хотим чего-то добиться. Наверное, именно поэтому он вызывает неприятие у тех, кто проповедует и хочет использовать в своих интересах теорию «управляемого хаоса» в надежде на то, что чем мутнее вода, тем легче будет ловить в ней ту самую рыбку. Не вызывает никаких сомнений, что мы будем продолжать самостоятельный внешнеполитический курс, как сказал Президент России В.В.Путин, добиваться таких подходов к международным делам, которые основываются не на навязывании идей и образа действий, а на поиске честных компромиссов и договоренностей с учетом интересов, на основе баланса интересов всех стран, которые вовлечены в тот или иной процесс.

Мы знаем, что часть элиты на Западе хотели бы видеть Россию слабой (санкционная война нацелена, в том числе и на достижение этой цели), готовой идти на уступки в ущерб своим интересам. Мы не будем делать ничего в ущерб своим интересам, и все об этом прекрасно знают. Но договариваться мы всегда готовы. В нашей стране еще со времен, когда зарождалось купечество, ударяли по рукам, и не надо было ничего подписывать. Одна из черт нашего народа – выполнять то, что мы обещаем. А если не обещаем, то просто не можем сделать это по тем или иным причинам, и об этом мы тоже честно говорим. Мы открыты к переговорам и диалогу со всеми без исключения, включая ЕС и США. Как вы знаете, этот диалог, хоть и стал несколько замедленным и не таким регулярным, продолжается. По большому счету, до конца он никогда не прерывался. Главное, чтобы все видели в нас равноправного партнера. Тогда, я убежден, все будет нормально, и мы сможем найти тот самый баланс интересов, который можно будет назвать справедливостью.

Я хотел сделать вступительное слово чуть покороче, а получилось продолжительно. Готов пообщаться с вами.

Вопрос: С Вашей точки зрения, какова идея российской нации, и что может лечь в ее основу?

С.В.Лавров: Закон о российской нации – это инициатива, которая прорабатывается в Федеральном Собрании Российской Федерации, как я понимаю. Есть закон или нет – главное, что есть нация. Это, прежде всего, история, ощущение своей идентичности – это не русское слово, но оно уже вошло в наш и другие языки и означает состояние, когда ты идентифицируешь себя со страной, в которой живешь, с конкретным городом или селом, где ты живешь или где родились твои предки, когда ты ассоциируешь себя с культурой, которая постоянно обогащается и дополняется современными произведениями в музыке, театре, кино, когда ты ассоциируешь себя с тем, что ты, твои дети, родители, деды и прадеды жили, живут и будут жить в этой стране. Тогда, наверное, ты должен быть заинтересован в том, чтобы страна была сильнее. Если это так (надеюсь, этот интерес у всех один), то нам будет гораздо легче продвигать внешнеполитические задачи. Чем мы сильнее, тем проще это делать, тем проще решать вопросы, которые позволят еще больше укрепить нашу экономику, социальную сферу и обороноспособность.

Вопрос: Хотел бы поблагодарить Вас за то, что находясь на глазах у миллионов, Вы ни разу «не облажались».

С.В.Лавров: Мамой клянетесь?

Вопрос: Именно благодаря Вам и Президенту В.В.Путину Россия остается самой лучшей и могущественной страной во всех смыслах. Кого Вы видите достойным кандидатом на пост Министра иностранных дел после себя?

С.В.Лавров: Как Вы знаете, в России назначения в Правительство проводит Президент, поэтому решать будет российский народ.

Вопрос: Более 13 лет Вы занимаете пост Министра иностранных дел. Какие переговоры за этот период были самыми волнительными и запоминающимися для Вас?

С.В.Лавров: Наверное, переговоры, которые дают результат. Я бы не сказал, что здесь уместна такая характеристика, как "волнительные" . Бывают азартные переговоры, когда видишь, что осталось совсем чуть-чуть и нужно найти фразу, чтобы партнер или оппонент по переговорам смог принять все остальное, что тебя уже устраивает.

Пример результативных переговоров – это то, что мы сделали по Иранской ядерной программе (ИЯП) и что сейчас, к сожалению, наши американские партнеры подвергают сомнению. Хотя Администрация Президента США Д.Трампа подтвердила, что в части, касающейся подписанных договоренностей, Иран выполняет все предусмотренные действия, но, тем не менее, представители Администрации Д.Трампа продолжают называть эти переговоры неправильными, ошибочными. Так что жалко, что такой удачный Договор сейчас подвергается сомнению.

Второй пример последних лет – это то, что почти год назад на переговорах с Дж.Керри удалось согласовать подход к урегулированию в Сирии. Считаю, что это был настоящий прорыв, который обеспечивал полную согласованность действий ВКС России и возглавляемой США коалиции. Единственным условием, тоже записанным в этом Договоре, было обязательство США отделить оппозицию, которую они поддерживают, от террористов, в частности, от "Джабхат ан-Нусры". Заключив с нами эту договоренность, они не смогли выполнить данное условие. Если бы они сдержали свое обещание, полагаю, мы уже видели бы политический процесс по сирийскому урегулированию весьма продвинутым, готовились бы выборы. Но США оказались не в состоянии это сделать. По моим подозрениям, там были люди, которые, в отличие от Дж.Керри не хотели отделять террористов от обычной оппозиции.

Это и целый ряд договоров, которые мы подписали по определению границ с КНР, Казахстаном. Переговоры с Китаем занимали несколько десятилетий. Во многом благодаря тому, что около десяти лет назад Договор был подписан, сейчас мы сформировали беспрецедентно прочную российско-китайскую связку, в том числе на международной арене.

Это несколько примеров, сразу пришедших на ум.

Вопрос: Для всех нас имя выдающегося дипломата Е.М.Примакова вызывает особое чувство патриотизма и гордости за человека, внесшего огромный вклад в российскую политику. Можно ли рассказать историю Ваших с ним взаимоотношений? Какие самые важные слова Вы услышали от Е.М.Примакова, которые помогали Вам в жизни и в профессиональной карьере?

С.В.Лавров: Наиболее тесно мы взаимодействовали с Е.М.Примаковым, когда он стал Министром иностранных дел. Но и в предыдущих его качествах, когда он возглавлял СВР, работал в Верховном совете СССР, в ИМЭМО, мы тоже общались. Но плотно, тесно и так, чтобы по-человечески раскрыться друг другу, мы стали общаться только после его назначением главой внешнеполитического ведомства. В тот период я уже работал в Нью-Йорке. Е.М.Примаков приезжал несколько раз, в том числе на сессии ГА ООН. Это был Человек потрясающих личных качеств, постоянно думающий о друзьях, свято уважающий дружбу, семью, всех, с кем он когда-то вместе рос, работал, решал какие-то вопросы.

Я уже говорил во вступительном слове, что Е.М.Примаков автор теории многополярности. Мне запомнилось, как он приехал в Нью-Йорк в сентябре 1996 г. Мы пошли в русскую баню, вышли из парной, сели за столик, где были пиво (извините, что напоминаю), вобла, сидели в простынях, как это обычно бывает, и он сказал, что принял решение направить меня в Вашингтон. Я опешил и спросил, за что. Он сказал, что я политически незрелый и напомнил, что Вашингтон – главная заграничная точка. Я попросил позволения не согласиться и сказал, что считаю такой точкой Нью-Йорк. Я напомнил, что он сам является автором теории многополярности. А где делается многополярность? В Вашингтоне, где ты должен звонить и думать, примут тебя или нет, или в Нью-Йорке, где ты входишь в здание Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН, а там бурлит жизнь, представлены все страны, послы ходят, информация сама бежит тебе в руки, можно работать на многих площадках. Он повторил, что я политически неграмотный, а он примет решение к моменту, когда я приеду в отпуск (точнее, это была какая-то конференция). Когда я приехал, то, естественно, не задавал ему этот вопрос. Он ждал, а потом сказал, что он подумал и принял решение, чтобы я пока работал в Нью-Йорке. Е.М.Примаков не был упрямым человеком, никогда не был «однополярником». В качестве Министра он никогда не был безоговорочно уверен в собственной правоте, если ты предъявлял ему какие-то аргументы.

Вопрос: Мой вопрос касается Сирии. Мы смотрим телевидение, и возникают определенные сомнения. Действительно ли американские товарищи и возглавляемая ими коалиция борются с терроризмом? Или они только создают такую видимость?

С.В.Лавров: Я уже частично коснулся этой темы, когда говорил о документе, который мы с бывшим государственным секретарем США Дж.Керри согласовали, но американцы не смогли выполнить ключевое условие для того, чтобы эта договоренность стала полноценно выполняться. Они не смогли отделить сотрудничающие с ними отряды оппозиции от террористов. Они не смогли добиться того, чтобы «на земле» оппозиционеры, находящиеся рядом с подразделениями «Джабхат ан-Нусры», ушли с позиций для того, чтобы стало возможным добивать оставшуюся там террористическую группировку. Они этого сделать не смогли.

У меня двойственное отношение к тому, как работает коалиция. Мы уже об этом говорили. У нас нет сомнений, что коалиция твердо настроена на искоренение т.н. "Исламского государства". Все действия коалиции нацелены на то, чтобы обескровить эту группировку, лишить ее поддержки, раздробить и ликвидировать. Здесь у нас цели полностью совпадают. Кстати, об этом не так давно говорили президенты России и США В.В.Путин и Д.Трамп, когда встречались в Гамбурге. По линии внешнеполитических ведомств и военных у нас идут контакты. Обе стороны считают их весьма полезными.

Что касается «Джабхат ан-Нусры», то это несколько, как говорится, иное «животное». Эта организация противостоит "Исламскому государству", но, как и ИГИЛ, она записана в список террористических организаций, который одобрил Совет Безопасности ООН. По всем правилам она как таковая является не просто законной, а обязательной целью для тех, кто в Сирии борется с террористической угрозой.

Есть много свидетельств того, что некоторые внешние игроки, возможно, молчаливо воспринимают и даже поощряют США. Они берегут «Джабхат ан-Нусру». По крайней мере, американская коалиция, которая активно наносит удары по ИГИЛ, не ведет такой же активности по отношению к «Джабхат ан-Нусре», если вообще ведет против нее серьезные операции. Я что-то такого не припомню. Есть подозрение, что ее берегут, чтобы использовать потом как весьма боеспособную группировку для борьбы против сирийского Правительства и смены режима, когда ИГИЛ будет разгромлен (то, что это произойдет, сомнений ни у кого быть не должно, хотя, когда это произойдет конкретно, гадать сейчас трудно, мы все делаем для этого результата). Не могу утверждать это со стопроцентной уверенностью, но, повторю, есть немало свидетельств того, что кое-кто не прочь «разыграть эту карту».

Вопрос: Я с 2013 г. активно интересуюсь политикой и экономикой, и недавно у меня возникло одно интересное наблюдение. Мне кажется, что за 3 кризисных года в структурном плане экономика изменилась больше, чем за 13 лет стабильного развития? Дело в передовых технологиях Кремля или близорукой безответственности Белого Дома?

С.В.Лавров: Я за экономику не отвечаю. Наша задача состоит в том, чтобы внешние условия для развития страны были максимально благоприятными, чтобы наших граждан никто не обижал и не дискриминировал, чтобы никто не обижал наших соотечественников, в том, чтобы беречь русскую культуру и позиции русского языка, чтобы российский бизнес не подвергался односторонним дискриминационным ограничениям. Я уже говорил об этом, но повторю, что у нас есть некоторые люди, которые говорят о том, что тогда и надо было обо всём этом думать, не надо было воссоединять Крым с Россией, не надо было помогать ополченцам в Донбассе, не надо было лезть в Сирию. Такие люди есть. Если говорить о том, что ждало русскоязычных в Крыму и на Востоке Украины, то лидер «Правого сектора» Д.Ярош еще в конце февраля, сразу после государственного переворота и до того, как стали всерьез думать о референдуме в Крыму, заявил, что русский никогда не поймет украинца и никогда по-украински разговаривать не будет, поэтому в Крыму русских быть не должно. Если те, кто оппонирует нашей внешней политике, считает, что это надо было "пустить на самотек" (тем более, что вслед за этими словами была попытка вооруженного захвата здания Верховного Совета Крыма), то я с этой позицией согласиться не могу.

Помните, недавно был спор о позиции прагматизма? Кто-то на одном нашем, по-моему, либеральном канале стал развивать мысль о том, надо ли было удерживать Ленинград, не проще бы было ли его сдать? Тогда бы якобы и не было столько жертв. Мне кажется, что это рассуждение из той же серии, что и мысли о том, чтобы бросить русских в Крыму и русских в Донбассе. Все это так же касается вопроса о русской нации, российской нации – неравнодушность к людям и сохранение своего генетического кода. Без этого генетического года не отстояли бы Ленинград, не выиграли бы войну. Я не призываю всех к милитаризованным действиям, но просто хочу сказать, что есть вещи, которые мы не можем оставить, если мы являемся нацией. Отдавать Крым в руки нацистам, которые совершили переворот в Киеве (а на этой волне пришло нынешнее руководство), было бы, я считаю, преступным.

Вопрос: Мой вопрос касается Шурэнской ГЭС, которую сейчас пытается построить Монголия. На какой стадии сейчас этот процесс? В январе этого года вы заявили, что защитите Байкал. Сейчас он очень серьезно «болеет». Обмеление р.Селенги может на нём очень пагубно сказаться. Какова сейчас позиция внешнеполитического ведомства? Вы защитите Байкал?

С.В.Лавров: Позиция такая же, как и была. Мы убеждены, что решить проблему энергообеспечения и энергоснабжения Монголии можно достаточно просто, не прибегая к строительству ГЭС на р.Селенге. Я об этом не раз говорил с Министром иностранных дел Монголии. Такие разговоры были и на уровне руководств наших стран.

Несколько дней назад Министр энергетики Российской Федерации А.В.Новак касался этой темы. У Министерства энергетики России уже есть конкретный план, который можно предложить монгольской стороне для решения вопроса ее возросших потребностей в электроэнергетике. Самое главное сейчас, чтобы мы предоставили монгольской стороне эти возможности в практическом плане. Естественно, мы будем защищать Байкал.

Вопрос: Существует точка зрения, что страны, не имеющие ядерного оружия, не могут вести самостоятельную политику. Соблюдается ли в современных международных отношениях эта точка зрения, соблюдается ли этот принцип?

С.В.Лавров: Вы верно сказали, что это не принцип, это точка зрения. Здесь есть несколько моментов, на которых сейчас нужно остановиться. Страны, обладающие ядерным оружием, делятся на две группы. Есть те, что официально признаны ядерными державами (в рамках ДНЯО пять стран упомянуты как легитимные и законные обладатели ядерного оружия, они же являются пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН) при понимании, что все участники ДНЯО будут добиваться нераспространения ядерных технологий, а роль ядерного оружия будет постоянно сокращаться в контексте общих усилий по обеспечению безопасности в мире и технологии мирного применения ядерной энергии будут активно использоваться в мире (строительство АЭС, использование энергии атома в медицине и т.д.). Как вы знаете, после этого появились новые ядерные державы, в том числе Индия и Пакистан, которые не подписывали ДНЯО. КНДР подписала этот договор, но потом вышла из него. Сейчас Пхеньян заявляет, что имеет все законные права на создание ядерного оружия и занимается этим. Вы знаете нашу позицию - мы не приемлем обладание Северной Кореей ядерным оружием. Вместе с Китаем у нас есть целый ряд предложений, нацеленных на недопущение глубочайшего конфликта, кризиса с огромным количеством человеческих жертв. К сожалению, риторика в Вашингтоне и Пхеньяне начинает зашкаливать. Надеемся, что здравый смысл возобладает.

У многих перед глазами есть пример С.Хусейна в Ираке, который подписал договор с ООН. На основе этого договора международные эксперты проверили весь Ирак, «перевернули все вверх дном». Были ликвидированы все остатки ядерной программы, больше ничего найдено не было. Тем не менее его всё равно свергли, потому что он как "диктатор" (как его называли) вызывал неприятие у наших американских и британских коллег. Ради того, чтобы удовлетворить свою ненависть, разрушили страну.

В Ливии тоже была ядерная программа. Правда, ливийцы сами от неё отказались. Всем стало известно, что стало с М.Каддафи.

Когда мы общаемся с некоторыми странами, в том числе в регионе, о котором мы сейчас говорим, они полушепотом указывают на отказавшихся от ядерного оружия иракцев и ливийцев, а также на то, что с ними сделали. Ваш вопрос имеет право на существование, но мы, конечно, будем выступать за то, чтобы обладание ядерным оружием не было критерием, по которому могут уважать в современном мире. Это неправильно.

Вопрос: Насколько Вам было сложно вести переговоры с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном? Отличаются ли они от переговоров с бывшим Госсекретарем США Дж.Керри?

С.В.Лавров: Конечно, каждый человек индивидуален. Специфика проявляется в общении на бытовые темы, а также когда ведется обсуждение профессиональных вопросов. Люди разные. Оба, насколько я могу судить, продвигают американские интересы так, как каждый из них считал и считает оптимальным. Я готов к любым партнерам. Главное, чтобы мы не просто продолжали разговаривать, но и начали договариваться, как это произошло в отношении создания зоны деэскалации на юго-западе Сирии. Как я уже сказал, похожий процесс продолжает происходить по линии дипломатов и военных. Ведутся рабочие и профессиональные прагматичные контакты. Они отвечают взаимным интересам, поскольку у нас там расположена группировка ВКС России, а у США их коалиция ведет свою деятельность. Правда, нас туда пригласило законное Правительство Сирии, а их не приглашали, но это факт реальности. В интересах борьбы с терроризмом такие контакты нужны. Также они ведутся в интересах содействия политическому процессу и созданию условий для того, чтобы Правительство Сирии и оппозиция сели за стол переговоров и начали согласовывать будущее своей страны без вмешательства извне.

Вопрос: В октябре этого года пройдет Всемирный фестиваль молодёжи и студентов (ВФМС). Как Вы считаете, станет ли итогом этого форума формирование новых международных отношений? Если да, то в каких направлениях Вы рассчитываете сегодня на молодежь?

С.В.Лавров: Как на вас не рассчитывать, если скоро вы всем будете руководить у нас в стране? Молодежная политика – это очень важная вещь. Мы очень ценим наши отношения с Федеральным агентством по делам молодежи (Росмолодежь), а также программы, которые все больше на молодежь ориентируются (не только по линии Росмолодежи, но и по линии Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, по международному гуманитарному сотрудничеству).

Я двумя руками выступаю за то, чтобы таких фестивалей было больше. Надеюсь, что смогу принять имеющееся у меня приглашение посетить это важнейшее событие в жизни нашей страны и всего молодёжного (и не только) движения. Рассчитываю, что молодежь будет дружить со сверстниками за рубежом, без этого никуда не деться. Мы живём в одном мире, а он становится всё меньше, учитывая глобальные тенденции и общие для всех риски и угрозы.

Вопрос: Президент Российской Федерации В.В.Путин постоянно говорит, о том, что мы русские и своих не бросаем независимо от того, на какой территории они находятся. Как эти слова можно соотнести с нашим молчанием на ежедневные обстрелы на территории Донбасса? Мы из бюджета тратим огромные деньги на ведение войны в Сирии. Неужели нам алавиты ближе, чем русские люди из Донбасса? Почему мы признали президентские выборы на Украине и референдум в Крыму, но не признали референдум о независимости Донецкой и Луганской областей, который прошел одиннадцатого мая 2014 г.? Я была в Донбассе, и одно из самых распространенных высказываний, которые я слышала от местных жителей о том, что «Россия нас предала, как когда-то предала Югославию».

Сейчас очень распространена практика в наших миграционных службах, что людям, которые бежали из горячих точек, чьи дома разрушены, в данный момент зачастую не продлевают регистрацию на временное проживание, потому что по официальным данным на территории Донбасса сейчас нет войны, там якобы перемирие.

Почему ополченцев и донецких активистов арестовывают по запросу киевских властей и передают на территорию Украины? Почему Россия выдает ополченцев и почему беженцев депортируют обратно в их разрушенные дома? Почему Россия не может выдать им российское гражданство? Мы выдаем гражданство С.Сигалу и Р.Джонсу, которые не знают русского языка. Если мы даем им возможность, мы должны брать за это ответственность. Это не должно быть какими-то политическими амбициями.

С.В.Лавров: Я за миграционную службу не могу ничего сказать. Знаю, что недавно приняты решения, которые уже вступили в силу и резко облегчают вступление в российское гражданство, прежде всего для украинцев. Это факт. Были приняты поправки в закон «О гражданстве РФ», которые позволяют без всяких справок от украинских властей приобретать российское гражданство. Это решает огромное количество проблем.

Насчет депортации, высылки, выдачи - я не припомню таких случаев. Если Вы мне назовете конкретную фамилию, тогда я смогу Вам что-то ответить.

Что касается Сирии. Когда развалили Ирак, вернее, когда еще американцы поддерживали моджахедов в Афганистане в советские времена, по итогам образовалась «Аль-Каида», которая потом ударила бумерангом по самим США. Как неоднократно говорил Президент России В.В.Путин, приручить террористов невозможно, но такие попытки, к сожалению, продолжаются, и наши коллеги наступают на те же грабли. После разрушения режима С.Хусейна появился ИГИЛ, то самое «Исламское государство». Эмиссары «Аль-Каиды» и ИГ работали на нашей территории и на территории наших ближайших союзников, прежде всего на Кавказе и в Центральной Азии. А сейчас, когда они вторглись в Сирию и, по сути дела, развязали войну против Б.Асада с использованием террористических и экстремистских группировок, помогая им вооружением, советниками, а потом и спецназом, образовалась та самая «Джабхад ан-Нусра». Вы думаете, если эти люди там появились, то они там и будут проживать? Это совсем не так. Их агентура уже вокруг нас, внутри России. Те, кто пытается совершать теракты, открыто ассоциируют себя с игиловцами. Увеличивать поток этой заразы и угрозы мы не имеем права. Поэтому я бы не сказал, что в Сирии мы забыли о своих интересах и думаем о чьих-то еще. Потому что решать проблемы этого региона уже пробовали несколько раз - я приводил в пример Ирак, Ливию. Нам таких примеров больше не надо. Мы хотим, чтобы конфликты все-таки урегулировались при уважении интересов соответствующих государств, а не по тем лекалам, которые составлены где-то за пределами этого региона.

Теперь о Донбассе. Во-первых, я не могу сказать, что там идёт война. Да, там продолжаются нарушения перемирия. Прежде всего, они продолжаются со стороны украинских властей. Если мы хотим, чтобы там наступил мир и чтобы все, кто живет в Донбассе - русские и те, кто ассоциирует себя с российской культурой и русским языком - были в безопасности, нам необходимо заставить киевскую власть выполнить Минские соглашения. Она этого не хочет. Франция и Германия, которые подписывались под Минскими соглашениями, понимают, что Киев этого не хочет делать, потому что опасается, что радикалы свергнут Президента П.А.Порошенко и заберут власть в свои руки. Но изменить такую ситуацию пока у немцев и французов не получается. Сейчас будут подключаться американцы, которые тоже, думаю, прекрасно понимают, что происходит в Киеве. В наших интересах сохранить этот уникальный документ – Минские договоренности, который реально обеспечивает права жителей в Донбассе. Альтернатива войны? Я думаю, никто здесь не хочет войны с Украиной. Надо заставить тех самых радикалов и неонацистов, которые сейчас правят бал на Украине, заставить их знать свое место и подчиниться воле международного сообщества. Это гораздо сложнее сделать, чем просто взять и отбомбить какую-то территорию. Новыми бомбежками и обстрелами мы эту проблему не решим, а загоним ее окончательно вглубь. В наших интересах, чтобы русские не бежали с тех мест, где они живут, а чтобы они жили как люди, чтобы их уважали, уважали их культуру, язык, традиции, праздники и историю в тех странах, где они сейчас находятся. И я другого пути просто не вижу. Здесь, к сожалению, мы с Вами не согласимся.

Вопрос: Вы уже коснулись темы КНДР и США. Между нами сейчас нарастает конфликт. Как Вы думаете, перерастет ли он действительно в серьезное военное столкновение? Если да, то какую сторону займет Россия?

С.В.Лавров: Я уже успел сегодня об этом упомянуть, отвечая на другой вопрос. Считаю, что риски очень высокие, особенно учитывая эту риторику. Звучат прямые угрозы применить силу, при этом Министр обороны США Дж.Мэттис в очередной раз (первый раз был пару недель назад) заявил, что это будет сопряжено с огромным количеством человеческих жертв. Тем не менее, разговоры о том, что нужно нанести превентивный удар по Северной Корее, разговоры из Пхеньяна о том, что нужно ударить по острову Гуам по американской военной базе не прекращаются. Нас, конечно, это очень тревожит. Я не буду сейчас гадать на тему о том, что будет если. Мы делаем все, чтобы этого если не случилось. Как я сказал, мы вместе с Китаем предложили очень разумный план, который предполагает двойное замораживание – лидер КНДР Ким Чен Ын замораживает любые ядерные испытания и ракетные пуски баллистических ракет, а США и Южная Корея замораживают крупномасштабные военные учения, которые постоянно используются Северной Кореей для проведения испытаний и заявлений о том, что она будет полагаться только на свою ядерную мощь, чтобы обеспечить свой суверенитет. Если такое двустороннее замораживание произойдет, то затем уже можно садиться и просто начинать с азов – подписать вместе бумагу, которая будет подчеркивать уважение суверенитета всех тех, кто там находится, включая Северную Корею. Потом уже можно будет создавать условия для того, чтобы достичь нашей общей цели, которая утверждена в Совете Безопасности ООН - денуклиаризация Корейского полуострова, которая означает отказ КНДР от ядерной программы, а также неразмещение в Южной Корее американского ядерного оружия, на что начинают тоже намекать. Я говорил об этом с Государственным секретарем США Р.Тиллерсоном, а до этого с Дж.Керри, у них был абсолютно одинаковый ответ на этот вопрос. Вопрос заключался в том, почему нельзя согласовать это двойное замораживание. Ответ у них такой – ядерные испытания и ракетные пуски в Северной Корее запрещены решением СБ ООН, которое обязательно к исполнению, а военные учения никто, никогда и никому не запрещал. Они делают то, что легально, а КНДР то, что нелегально. На это у меня есть тоже свое мнения. Я считаю, что когда дело доходит почти до драки, то первым, наверное, должен сделать шаг от опасной черты тот, кто сильнее и умнее. Будем надеяться.

Вопрос: Для нас большая честь, что Вы недавно вернулись из командировки в Юго-Восточную Азию и сразу направились к нам. Это действительно очень важно для нас.

Как известно, в истории дипломатии А.А.Громыко был назван «Господином Нет», через несколько лет другой министр А.В.Козырев был наречен «Мистером Да». А кем считаете себя Вы?

С.В.Лавров: Пусть мне дают прозвища те, кто наблюдает за мной. Я сам этим заниматься не буду.

Вопрос: Общеизвестный факт, что Вы большой любитель поэзии. Может быть, Вы вспоминаете какие-то стихотворные произведения во время переговоров?

С.В.Лавров: Вспоминаю, но в основном басни дедушки И.А.Крылова.

Вопрос: Как Вам известно, в двадцатых числах июля был т.н. «День гнева» палестинцев в отношении того, что Правительство Израиля установило дополнительные меры безопасности на Храмовой горе. В течение этого «Дня гнева» один из палестинцев совершил жестокое убийство в поселении Халамиш, в результате чего на это действие отреагировал глава ХАМАС совершенно не так, как нужно было, назвав этого палестинца героем, а не преступником. Скажите, пожалуйста, что еще должен сказать Х.Машааль и сделать ХАМАС, чтобы Россия признала это движение террористической организацией?

С.В.Лавров: Х.Машаль уже не руководитель ХАМАС, она избрала нового председателя Политбюро (в ХАМАС так называется главный орган власти) И.Хамия, который живет в секторе Газа. Частично это философский, а частично очень практичный вопрос. Есть страны (западные, прежде всего, и Израиль, конечно), которые считают ХАМАС террористической организацией. По-моему, в 2007 г. намечались выборы в сектора Газа и на Западном берегу реки Иордан тоже, и было ясно, что ХАМАС весьма и весьма популярен. Поэтому, опять же, стало понятно, что выборы могут закончиться таким результатом, который не будет способствовать мирным переговорам. Надеюсь, что я сейчас не раскрываю больших секретов. Тогда Государственным Секретарем США была К.Райс, и мы просили американцев подумать о том, чтобы согласовать с палестинцами перенос этих выборов на какой-то неопределенный срок, чтобы было возможно оказать больше содействия в мирном процессе. Американцы сказали, что ничего подобного они делать не будут – это требования демократии, выборы должны состояться. Выборы состоялись, победил ХАМАС в Газе, и они сказали, что они эти выборы не признают. Мы же их предупреждали! Они заявили, что ХАМАС – это террористы, и, значит, нужно изолировать Газу. Израильтян мы тоже просили убедить американцев отложить эти выборы. Они не послушали.

Теперь насчет того, что из себя представляет ХАМАС. На эту тему можно долго говорить. Но то, что это очень популярная среди палестинского населения структура – это факт. Недавно мы опять общались с нашими израильскими коллегами. На Международную конференцию по безопасности, которую проводит Министерство обороны России, приезжал Министр обороны Израиля А.Либерман, бывший министр иностранных дел, я его хорошо знаю. Мы с ним и с другими израильскими представителями говорили на эту тему. Мы считаем (наверное, это факт, с которым большинство моих собеседников в Европе и в регионе согласны), что неурегулированность палестинской проблемы, неспособность создать государство Палестины рядом с государством Израиль (как это было обещано в 1947 г. году ООН), является, наверное, одним из наиболее важных факторов, который позволяет террористам вербовать в свои ряды все больше сторонников на арабской улице.

Я не ассоциирую себя с теми, кто аргумент этот использует, но как бы ни относиться к этому, есть молодые люди в той же Палестине, в секторе Газа, которые почти в блокадном положении воспитываются этими проповедниками в духе ненависти и с использованием главного аргумента, что Палестине обещали государство и обманули. К анализу этой ситуации нужно подходить чуть более комплексно. Сейчас, слава Богу, начинается движение в пользу того, чтобы решить вопрос сектора Газа, обеспечить объединение палестинцев ХАМАС и ФАТХ, которым руководит М.Аббас, на принципах, заложенных в Арабской мирной инициативе и в платформе Организации Освобождения Палестины. Эта платформа и Арабская мирная инициатива признают существование Израиля. Я считаю печальным то, что мы уже много лет не можем обеспечить какой-то прогресс в этом направлении.

Сейчас уже ставят под сомнение решение палестинской проблемы на основе создания Палестинского государства, так называемое двугосударственное решение, как и планировалось ООН: государство еврейское и государство арабское в Палестине. Уже начинают говорить, что, может, есть какой-то другой сценарий, который будет приемлем для израильтян и палестинцев. Наверное, есть. Если они согласятся о чем-то – ради Бога, кто же будет спорить? Надо их усадить за стол переговоров. Президент России В.В.Путин еще в августе прошлого года приглашал на прямые переговоры Премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху и Президента Государства Палестины М.Аббаса., причем согласовав, что они будут готовы сесть за стол переговоров без всяких предварительных условий. До сих пор ждем, к сожалению.

Но если решение палестинской проблемы будут искать за пределами создания палестинского государства, то что остается? Мы же знаем, какие есть варианты: палестинцы-арабы остаются частью Израиля, то есть Израиль возвращает полный контроль над Западным берегом и Газой. И тогда опять два варианта. Первый вариант - Израиль предоставляет арабам, мусульманам, которые будут жить в расширенном Израиле, полные права, и тогда кто знает, как будет действовать демократический процесс и какими будут результаты выборов через 5, 10, 30 лет. Второй вариант – не давать им эти права. Тогда это почти апартеид, как это было в Южной Африке.

Я разговариваю очень откровенно, потому что, как мне кажется, неправильно говорить, о том, что надо сделать так, чтобы признать ту или иную структуру террористической, сделать так, чтобы осудить кого-то, принять против кого-то какие-то действия.

Я считаю, что дипломаты должны получать удовольствие не от того, что они кого-то наказали, как им кажется, а от того, о чем меня спрашивала девушка до этого – какие переговоры были наиболее волнительными, волнующими. В данном случае, надо действительно волноваться за судьбу этого региона. Мы на 100% гарантируем, что будем при любых обстоятельствах, какие бы пути урегулирования ни были избраны (там все равно будет внешнее оформление, будет дополнительно обсуждаться судьба Иерусалима), учитывать законные интересы Израиля в сфере безопасности. Об этом наши израильские друзья знают, они прекрасно понимают в целом нашу политику. Не говоря уже о том, что в Израиле живет больше миллиона наших соотечественников, полностью пользующихся правами граждан, в том числе выходят на руководящие позиции. Заботясь о безопасности в регионе, включая безопасность Израиля, мы также не можем игнорировать то, что нерешенность этой палестинской проблемы эту безопасность реально подрывает. Те, кто спекулируют на нерешенности этой проблемы и хотят продолжать свое грязное дело, получают очень хороший рычаг для того, чтобы одурачивать и оболванивать молодежь и завлекать ее в террористические сети.

Вопрос: Какими навыками, по-вашему, будем обладать молодое поколение через 50 лет? Вы много ездите по разным странам, принимаете участие в различных конференциях. Как Вы все это успеваете, в чем секрет?

С.В.Лавров: Секрет, наверное, простой – спасибо маме и папе.

Насчет того, какими навыками будет обладать молодое поколение через 50 лет. Когда Вы будете в таком же возрасте, как я сейчас, спросите себя о том же. Предсказать очень трудно не потому, что какие-то базовые вещи сейчас неизвестны – ясно, что поколение должно быть эрудированным, продвинутым, лучше нас, умнее нас, надеюсь, более способным к договоренностям, чем мы наблюдаем в современном мире, менее эгоистичным, чем сейчас некоторые наши партнеры. Но какими конкретно навыками будет нужно обладать? Невозможно угнаться за технологиями. Месяц иногда решает очень многое, а 50 лет – кто знает, что там будет? Может, на Марсе будем жить, по крайней мере, половина из тех, кто захочет.

А есть тут кто-то из МГИМО здесь?

Вопрос: Есть.

С.В.Лавров: А то я уж боялся.

Вопрос: Я журналист из Стерлитамака. Мой вопрос очень актуален: стоит ли нам ожидать иностранного вмешательства на выборах Президента в 2018 г.? Какова будет реакция России на это, и будут ли приняты ответные действия?

С.В.Лавров: Привет Стерлитамаку, я там несколько раз отдыхал на речке Белой, правда, в юности. Президент России В.В.Путин неоднократно в ходе интервью, на прямой линии и позже в выступлениях, беседах с иностранными коллегами говорил, что мы видим, как работает американское посольство, американские генеральные консульства в России. Они непосредственно участвуют в митингах оппозиции, присутствуют там, приглашают, о чем-то говорят. Ничего даже близко к этому наши дипломаты в США и других странах себе не позволяют.

Например, так называемая «революция достоинства», которая состоялась на Украине. Все знают, что за год до этой революции и в ее ходе в штаб-квартире Службы безопасности Украины работали представители ЦРУ. Никто этого не скрывает. Посол США на Украине вызывал к себе лидеров оппозиции в посольство, они там совещались.

Когда 20 февраля 2014 г. все-таки подписали соглашение с В.Ф.Януковичем, А.Яценюком, В.Кличко и О.Тягнибоком, то есть с главными лидерами оппозиции, а на утро соглашение было нарушено, мы обратились к немцам и французам (они засвидетельствовали это соглашение, под ним стоят их подписи) и сказали, что они должны отвечать за то, чтобы эту договоренность восстановить, ведь 24 часа назад их попросили ее зафиксировать, а потом одна сторона ее нарушила. Они ответили отказом, поскольку В.Ф.Януковича уже не было в Киеве. Сильный аргумент, конечно, хотя он был в Харькове, на съезде своей партии. Если президент не может этого сделать (как бы к нему ни относится), это не значит, что нужно объявлять его свергнутым. В соглашении был первый пункт о создании правительства национального единства, а когда был совершен переворот, А.Яценюк пошел на площадь Незалежности и поздравил всех «майданщиков» с созданием правительства победителей. Есть разница - национальное единство или победитель. Значит, есть побежденный.

Еще один интересный факт (когда говоришь об этом западным коллегам, они тушуются). Примерно в то же время был переворот в Йемене. Президент Йемена А.Хади уж точно сбежал и не в Харьков, а в Саудовскую Аравию, где он до сих пор проживает. Всё мировое сообщество считает его Президентом Йемена и требует его возвращения для урегулирования всех вопросов, которые возникли после переворота. Это позиция наших западных партнеров. Вот такие двойные стандарты - В.Ф.Янукович уехал в Харьков и все, его нет как президента, а Президент А.Хади уехал в Саудовскую Аравию три года назад – надо его вернуть, чтобы он опять возглавлял правительство и управлял страной. Мы ищем пути содействия решения и йеменского кризиса, но эти двойные стандарты и постоянное желание как-то, кого-то и где-то обмануть не очень помогают делу.

К вопросу о вмешательстве в выборы. Я не знаю, какие планы у американского посольства, но было много эпизодов, когда американские дипломаты были замечены в противоправной деятельности. Конечно, наши соответствующие службы должны принимать соответствующие меры. Например, очень много российских граждан работает в американском Посольстве как принятые на работу на месте. По Венской конвенции, если нанимаешь персонал в стране, где ты имеешь посольство, то этот персонал может быть только техническим – водитель, машинистки, стенографистки - и не имеет права заниматься дипломатической деятельностью, включая политические аспекты, естественно. Но нередки случаи, которые мы выявляли, когда сотрудники Посольства США из числа нанятых на месте ездили по разным регионам, проводили опросы населения, спрашивали об отношении к губернатору, как они вообще относятся к федеральному центру. В таких ситуациях мы просто вежливо просим наших американских коллег разорвать с этими людьми служебные отношения.

Думаю, что это в американской традиции, и они, может, даже сами не считают это вмешательством, потому что, во-первых, им все можно, а во-вторых, это у них в крови. Где угодно, в любой стране – в Восточной, Центральной Европе есть масса фактов, когда американское посольство буквально руководит процессами, в том числе действиями оппозиции.

Надеюсь, что после всех голословных обвинений в наш адрес (потому что ни единого факта не было предъявлено в течение тех 9 или уже 10 месяцев, что твердят в Вашингтоне о нашем вмешательстве в эти выборы), сама острота этой темы для американского истеблишмента, как говорят, все-таки заставит их лишний раз подумать. Если это будет происходить, у нас есть наши законы, Венская конвенция о дипломатических сношениях, которая очень конкретно прописывает, что можно делать дипломатическим представителям, а что нельзя. Будем руководствоваться ею и нашими законами.

Вопрос: Как долго еще будет продолжаться санкционная война с США? Есть ли на данном этапе у Российской Федерации пути решения сложившейся ситуации?

С.В.Лавров: Насчет продолжительности нынешней ситуации мне гадать трудно. Судя по всему, это прекратится не завтра и не послезавтра. Наверное, вы следите за настроениями в Вашингтоне в Конгрессе, настрой у них серьезный и надолго. Ежегодно Минфин США должен предоставлять в Конгресс этой страны какие-то отчёты, о том, кто и как себя в России ведет. Конечно, закон возмутительный, что там говорить. Мы из этого делаем очень простой вывод, учитывая, что по отношению к нам наши американские коллеги и идущие в кильватере их политики европейцы проводят политику наказания за то, что мы озаботились в данном случае Украиной, судьбой русских. Из этого нам надо делать вывод. Это иррациональное мышление, которое стоит за решением о наказательных и показательных санкциях. Надо исходить из того, что нужно полагаться на себя и не надеяться на доброе расположение тех, кто сейчас такое расположение не демонстрирует.

Кстати, говоря о политике наказать, это желание сквозит даже в названии – например, «противодействие враждебным действиям России, Ирана, КНДР». Все свалили в одну кучу, чтобы как бы повязать круговой порукой администрацию, включая президента, который все время выступал, что по Ирану надо принять что-нибудь пожёстче. В отличие от них наши внешнеполитические действия никогда не замышляются с целью нанести урон кому-то из партнеров. В отличие от тех самых, кого поэт назвал «клеветники России». В этом разница.

Думаю, вы следите за новостями, делается очень много. Например, импортзамещение, сколько бы ни пытались его критиковать при всех сложностях, является достаточно масштабной работой, которая дает свои результаты. У нас прорыв в сфере двигателестроения. Мы перестали зависеть от Украины, потому что они перестали с нами сотрудничать себе в ущерб. В этом году мы будем первые в мире по экспорту зерна – 25 млн.тонн, обойдя США, Канаду и Австралию.

Вопрос: Какие чувства Вы испытываете, понимая, что от встречи с тем или иным иностранным политическим деятелем зависит судьба не только нашего государства, но и других стран? Какими принципами Вы руководствуетесь на этих встречах?

С.В.Лавров: Судьба нашего государства зависит от нашего народа и государства. В разговорах с каким бы то ни было зарубежным деятелем у меня не возникает ощущения, что от этой встречи зависит судьба страны. Я никогда даже не думал об этом. От конкретной встречи зависит решение обсуждаемого на ней вопроса: какой-либо договор, согласование межправительственного соглашения.

Безусловно, есть судьбоносные встречи. Они проходят на высшем уровне, поскольку решения о конкретных действиях на мировой арене принимает глава государства как человек, определяющий внешнюю политику. Таких решений было принято немало, прежде всего по укреплению таких новых структур, как ШОС, создание ЕАЭС, формирование БРИКС. Это действительно вещи, влияющие на возможности нашей страны, существенно их расширяют. Не зря саммиты ЕАЭС, ШОС, БРИКС привлекают такое повышенное внимание. Это реально отражение тенденции, о которой я говорил в самом начале, о формировании полицентричного миропорядка.

Вопрос: Каково Ваше личное мнение относительно ситуации с А.А.Навальным?

С.В.Лавров: А что за ситуация?

Вопрос: Все эти митинги…

С.В.Лавров: Это все же не из сферы внешней политики. Я исхожу из того, что все мы граждане Российской Федерации, у нас есть законы, которые нужно уважать.

Вопрос: Какой совет Вы бы дали начинающим госслужащим для того, чтобы развивать в профессиональной сфере и работать на благо своей Родины, которой мы гордимся и очень любим?

С.В.Лавров: Смотря в каких государственных органах Вы хотите работать.

Получать больше знаний, развивать способность к аналитическому мышлению, уметь общаться, потому что любая работа, а в государственных структурах особенно, требует умения общения и больше, чем где бы то ни было еще, уважительного отношения к любому собеседнику. Эти качества очень схожи с тем, что нужно дипломатам, поэтому, если из госорганов Вам приглянется что-то близкое к Министерству иностранных дел, то почему бы нет?

Вопрос: Есть ли вероятность, что в ближайшее время мы увидим очередную «цветную революцию»? Какие профилактические меры проводятся и проводятся ли со стороны Российской Федерации?

С.В.Лавров: Увидим где?

Вопрос: В странах бывшего СССР.

С.В.Лавров: Я надеюсь, что нет, потому что не было ни одного опыта т.н. «цветной революции», который сделал бы жизнь лучше. И это не только в странах бывшего СССР, но и в других частях мира, где извне пытаются менять правительства и поддерживать оппозицию. Думаю, что опыт последних полутора десятилетий показывает, что это все больше начинают понимать и сами народы, которые становятся, извините меня, подопытными в этих планах, но от этих планов не отказываются. Я уже говорил, как посольства США в каждой стране пытаются активнейшим образом влиять, прежде всего, на оппозицию. У американцев есть такая философия – даже если они рассматривают правительство легитимным и не имеют к нему особых претензий, нужно держать его все время в напряжении, показывая, что они работают и с оппозицией. Это, кстати, в миниатюре теория «управляемого хаоса». Чем больше будет бурлить, тем удобнее им будет на этот «бульон» смотреть и приправлять его тем, чем они считают нужным.

Вопрос: Согласно данным Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), россияне считают своими союзниками такие страны, как Белоруссию, Китай, Казахстан и Японию. При этом существуют конфликты с Японией по вопросам Курильских островов, с Китаем, который устанавливает свои ракеты на границе с Россией, а Белоруссия не признает Крым российским. Таким образом, существуют ли в действительности сильные экономические и политические союзники у России в данный момент?

С.В.Лавров: Знаете, каждая страна имеет полное право размещать на своей собственной территории вооружение. Китай не размещает свои вооружения против Российской Федерации, и у нас нет таких сведений. У нас теснейшие связи с Китайской Народной Республикой, в том числе по линии военных, немало проводится совместных учений и тренировок, поэтому я не стал бы этот аргумент засчитывать как показатель чего-то иного.

Что касается действий наших союзников, то, я уже говорил на эту тему. Понимаете, у нас нет в национальной культуре палочной дисциплины и стремлений ее установить. Мы проходили когда-то через эти периоды в истории и про них знаем. Если сравнивать то, как наши союзники относятся к некоторым российским шагам, с тем, как относятся союзники США к действиям Вашингтона, то обычно приводят в пример как бы на контрасте НАТО, что этот Альянс все время един, монолитен. Но я знаю, как эта монолитность достигается. Я уже говорил о том, как Евросоюз вырабатывает свои позиции по отношению с нами на основе подходов агрессивного русофобского меньшинства. Там тоже такая «ложно понятая солидарность», от которой многие уже устают. Мы не будем заставлять наших соседей и наших партнеров «выстраиваться» нам в затылок. Но, конечно, те шаги, которые, по нашей оценке, не учитывают в должной мере наши интересы, мы замечаем и, безусловно, учитываем и будем учитывать их в нашей дальнейшей работе.

Говоря в целом, хочу еще раз подчеркнуть, что мы стараемся во всех наших действиях искать общее с нашими партнерами. В СНГ, на Востоке, на Юге, в Европе, США, Латинской Америке, Африке – где угодно, мы всегда стараемся искать общие подходы и войти в их положение. Стараемся понять причины, по которым они предпринимают те или иные действия, которые могут не слишком «входить в струю» с действиями Российской Федерации. Мы никогда не делаем ничего, чтобы сознательно, специально напакостить или нанести урон кому-то из наших партнеров, что сейчас происходит в действиях некоторых западных государств по отношению к Российской Федерации.

Однако в последнее время мы видим все больше здравых голосов, которые понимают ненормальность нынешней ситуации, когда абсолютно естественные партнеры, такие как Россия и Евросоюз, переживают далеко не лучшие времена просто потому, что на каком-то этапе кто-то вдруг провозгласил, что в данной ситуации (в связи с украинским кризисом) политика должна довлеть над экономикой. Это было провозглашено в ответ на опасения европейского бизнеса о том, что не нужно разрушать фундамент стратегического партнерства. Сейчас многие понимают, что это была ошибка, и в этом нет сомнений. Признаться в этом едва ли у кого-то найдется смелости, но то, что на практике ситуацию очень хотят возвращать к нормальности при всем понимании, что это займет немало времени, - это действительно факт.

Я очень рассчитываю, что вы будете думать о том, как сближать народы и страны, как помогать работать вместе, потому что существует слишком много угроз, которые стоят перед всеми без исключения странами.

Спасибо Вам большое, успехов.

?

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 августа 2017 > № 2273018 Сергей Лавров


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272840 Дмитрий Быков

Инициаторами трагедии 2 мая стали те, кто хотел присоединить Одессу к «Новороссии»

Лариса Козовая, УНИАН, Украина

Российский поэт и телеведущий Дмитрий Быков в интервью УНИАН сравнил события 2 мая 2014 года с Бесланом, рассказал, почему считает Одессу городом трагической судьбы и с кем из украинских поэтов хотел бы пообщаться.

Дмитрий Быков часто бывает на Украине, и в Одессе, в частности. Однако от интервью и пресс-конференций поэт-оппозиционер, как правило, отказывался. Но — не в этот раз. В интервью УНИАН он рассказал, как трагическая судьба Одессы уживается с вечным одесским праздником, почему свою преподавательскую работу любит больше журналистской, и из каких соображений пришлось избегать встречи с Путиным в его день рождения.

УНИАН: Как-то в «Новой газете» вы опубликовали разгромную статью на предмет одесского мифа, заявив, что город пребывает в духовном упадке, живет на проценты с капитала, эксплуатируя пять рассказов и одну пьесу Исаака Бабеля, два романа Ильфа и Петрова, что от одесского юмора давно тошнит, так как он ужасно однообразен и прочее…

Дмитрий Быков: Да, писал там о том, что одесский миф нельзя эксплуатировать бесконечно. Тогда многие одесситы обиделись, сейчас многие одесситы соглашаются. Я уже пришел к выводу: для того, чтобы какая-то моя мысль стала очевидной, должен пройти период в четыре-пять лет. Это не значит, что соображаю быстрее всех, это значит, что я не отказываю себе иногда высказываться напрямую. Да — одесский миф закончился, нужно творить новый и сейчас его, по мере сил, создают.

— И в чем же вы видите новый одесский миф?

— В том, что Одесса — богатый, космополитичный, открытый миру приморский город, курортный и торговый, с необыкновенно трагическим прошлым. Это трагическое прошлое каким-то образом входит как составляющая в непрерывный одесский праздник. Прошлое — это и гражданская война (в начале 20 века — прим. ред.), которая прокатилась по Одессе туда-сюда разными волнами, это и оккупация (во время Второй мировой войны — прим. ред.), с уничтожением почти всего еврейского населения, когда его осталось меньше десятой доли… Это невероятное по жестокости уничтожение, после чего Одесса, конечно, прежней не стала бы никогда.

Как и после пожара в Доме профсоюзов, который также черной тенью лежит на прошлом города… Хотя всем понятен сценарий того, как все происходило, суда до сих пор не было, и окончательная правда до сих пор не сказана. Ее реконструируют по кадрам немногочисленные профессионалы, а главные виновники трагедии, как мы знаем, благополучно сбежали. Поэтому очень много непонятного.

Одесса — город с трагическим прошлым и, все-таки, с неувядаемым духом. Город, что очень важно, очень отдельный от всей Украины, в целом. Город-государство, приморская столица, симметричная, в свое время, Петербургу — как южной центр империи, построенный, кстати, по тем же геометрическим канонам. Как бы очень удачная попытка Екатерины встать вровень с Петром. Поэтому для меня Одесса — город, находящийся, во всяком случае, сейчас, в процессе активного выстраивания нового облика. И мне кажется, что молодая Одесса, которая за это время родилась — великолепная, умная талантливая местная молодежь — она быстро этот образ достроит, дорисует.

— Вы упомянули пожар в одесском Доме профсоюзов 2 мая 2014 года. Но в тот день массовые беспорядки, которые привели к гибели 48 человек, начинались в другом месте… Что вы знаете обо всем этом?

— Достаточно. Поверьте мне, я много и серьезно изучал вопрос, потому что спекуляций на данную тему огромное количество. Все, что можно прочесть в Интернете, я об этом прочел. Для меня совершенно очевидно, что здесь произошла трагедия, которую никто не предусматривал. Потому что действительно, как складывается у меня версия из чтения большинства источников, местные власти определенным образом договорились: кто-то будет находиться в лагере на Куликовом поле, а кто-то его за деньги незначительно погромит. Но ситуация вышла из-под контроля. Она не могла не выйти из-под контроля, потому что началась стрельба…

Здесь произошло, как в Беслане, когда договорились с террористами, которые вышли из рамок [договоренностей]. В Одессе, произошла аналогичная ситуация. Эта история горькая, трагическая и вины нельзя снимать ни с одной, ни с другой стороны. Хотя Майдан будут всегда обвинять в случившемся, совершенно очевидно — инициаторами стали люди, которые хотели присоединить Одессу к «Новороссии». Этого, к счастью, не получилось, но какой ценой. Вот об этом надо помнить. Еще раз повторю: Одесса — город с трагической тенью на лице. И эту трагическую тень мы не смоем.

— Во время своего прошлого визита в Одессу на творческом вечере вы, говоря о кандидатуре в президенты США Дональде Трампе, сказали, мол, желаете его победы, чтобы устранить «подобный прецедент на ближайшие 2 тысячи лет»… Ну, как видите, пожелания поэта учитываются. А как насчет будущего президента Российской Федерации?

— Прецедент создан. Я думаю, что надолго хватит.

— Уйдем от политики. Вы занимаетесь исследованиями творчества гениальных литераторов, написали несколько книг, в том числе, о Маяковском, Пастернаке, Окуджаве, какие выводы сделали для себя? Как сказано в не самом моем любимом романе «Мастер и Маргарита» (но это — важные слова): «Самый страшный грех — это страх». Со страхом нужно бороться. Худший из человеческих грехов — трусость. Как боретесь со своими страхами?

— Всех посторонних людей должен интересовать не процесс, а результат. Результат достигнут, а каков был процесс — мои интимные тайны.

— А что наиболее неприемлемо лично для вас в человеке?

— Злорадство.

— Говорят, вы дважды отказались от встречи с президентом РФ. Это — результат?

— Я не отказывался ни от каких встреч. Один раз меня пригласили, когда я физически не мог там быть — находился в Воронеже с выступлениями, а встреча была в Перми. В другой раз ее перенесли. Встреча пришлась на день рождения президента, а я так устроен, что в день рождения не могу говорить президенту неприятные вещи. Подошел бы и сказал: «Добрый день, желаю вам здоровья». Это сразу попало бы в прессу, и меня бы обвинили в подхалимстве. Так что нет, я вовсе не такой храбрый, как вам кажется, и это — очень хорошо.

— Почему свою преподавательскую работу считаете делом более полезным, чем журналистику?

— Журналистика действует на очень узкий спектр людей. И самое главное, информируя, она не заставляет их меняться, а педагогика заставляет. То есть, люди, читая книжки, обретают какие-то новые качества. Вообще литература действует на умы гораздо сильнее, чем журналистика. Поэтому посильное объяснение литературы или ее сочинений, чем я, в основном, занимаюсь, это лучше. Журналистика очень хорошая вещь для меня лично. Это замечательный способ смотреть мир и общаться с умными людьми. Но преподавание — способ быть всегда с молодыми, с людьми, которым интересны действительно серьезные вещи. Нам уже интересны «бабки» и здоровье, а им — любовь, смерть, смысл жизни. И я стараюсь быть больше с ними, а не с ровесниками, потому что с ровесниками я старый, а с ними — молодой.

— То есть, вы не разделяете, например, расхожее мнение о том, что современные подростки имеют эдакое «тупенькое» чувство юмора?

— Чувство юмора не бывает тупеньким. Современные подростки имеют прекрасное чувство юмора и много других прекрасных чувств. Современные подростки — результат эволюции, и я был бы счастлив, если бы они взяли меня с собой в свое прекрасное будущее.

— Если дать им нужные книги, это позволит улучшить развитие и вкус?

— К сожалению, человек от прочитанных книг зависит не больше, чем от количества съеденной еды. Человек зависит даже не от добра и зла, которые он видит. Человек зависит ровно от одного параметра — от того, сталкивался он с чудом или нет. Потому что чудо показывает ему относительность его понятий и ограниченность его сознания. Если он может быть как-то направленным к добру, вообще к эволюции, то только одним путем — столкновением с непонятным, что братья Стругацкие показали очень явно. Но это знали и до них — Иисус Христос показал наглядно. Можно сколько угодно обучать учеников, но, если ты один раз перед ними пройдешь по воде и воскресишь мертвого, то это — подействует. Это не значит, что они ловятся только на чудо. Они ловятся еще и на жертву, на самопожертвование. Об, этом, собственно, фильм Алексея Германа «Трудно быть Богом» (поставлен по научно-фантастической повести Стругацких о событиях на другой планете в государстве Арканар, где существует цивилизация с уровнем развития, соответствующего земному позднему Средневековью — прим. ред.).

— Что сделать, чтобы спасти Арканар?

— Умереть на глазах у Арканара. Другого варианта нет. Здесь ответ более жесток, чем у Стругацких. Он более точен. Я вообще очень люблю эту картину, когда бы ее не начал смотреть, уже не могу оторваться.

— Вы что-то когда-то запрещали своим детям?

— Сыну Андрею я не позволял никогда учиться езде на автомобиле, и много на нем проводить времени. В результате, он выучился, отправляется ночами в дальние поездки и катает девочек. В общем, проводит в машине гораздо больше времени, чем я бы хотел. Запрещал ему приходить домой позже 8 вечера, а он никогда не приходил раньше 24:00. Всю жизнь запрещал ему приводить кого-то ночевать, и все равно все ночевали, и ночуют, и будут ночевать. Когда Андрею было лет двенадцать, спросил: «Почему ты мне никогда ничего не рассказываешь про школу? Ты меня боишься?» — «Нет. Это ты меня боишься», — сказал он. С тех пор я не пытался никак его воспитывать. Дочери запрещал устраивать бардак в ее комнате. Периодически я туда входил, сгребал весь мусор в мешок и уносил. Дочь ходила за мной в слезах, исхищая из этого мешка разные предметы. И понял, наконец, что это — не бардак, а тонко организованный порядок, в котором я ничего не понимаю. Тогда плюнул на это дело и сейчас она устраивает этот бардак уже в квартире своего жениха. И дай ей Бог здоровья.

— Как привить ребенку любовь к поэзии?

— Зачем? Совершенно это не нужно. Это элитарное занятие. Оно не для всех.

— А можно ли взрастить поэтический талант?

— Конечно, нельзя. С ним надо родиться.

— С какого возраста вы пишите?

— С шестилетнего.

— Ваши произведения всегда с глубоким смыслом, но легки при чтении, что скрывается за этой легкостью?

— Просто очень много работаю, многому научился. Поэтому мои тексты, надеюсь, не оставляют запаха трудового пота. Впечатление легкости мне очень приятны. Если бы было наоборот — писал бы легко, а впечатление создавалось натужливости, вот это было бы чудовищно.

— Где вы черпаете вдохновение?

— Это совершенно не зависит ни от состояния, ни от эпохи, а больше — от погоды и от географии. Есть несколько мест, в которых всегда придумываю стихи. В их числе — один пляж в Одессе, рядом с дельфинарием.

— С кем из известных украинцев, живым или усопшим, вы бы желали встретиться?

— Из ушедших, конечно, с Лесей Украинкой, которая — мой любимый украинский поэт. Мне было бы интересно о многом поговорить с Михаилом Коцюбинским. Из живых — очень трудно сказать, наверное, с Сергеем Жаданом. Насколько знаю, мы с ним в октябре должны делать совместный вечер. Вот тогда, вероятно, наконец-то, поговорим. Он хороший очень поэт и мне интересно будет с ним пообщаться.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272840 Дмитрий Быков


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272838 Леонид Бершидский

Почему некоторые бывшие американские разведчики не верят «истории о вмешательстве русских»

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В 2003 году, когда несколько бывших разведчиков-профессионалов создали организацию в знак протеста против того, как разведслужбы заставили обвинить Ирак в производстве оружия массового уничтожения, колумнист газеты The New York Times Николас Кристоф (Nicholas Kristof) написал о них благожелательную статью, в которой привел высказывания членов организации. В 2017 году в крупных американских изданиях никаких материалов о последней кампании, проводимой этой же организацией, в не найдете.

Организация «Профессиональные разведчики-ветераны за здравомыслие» (VIPS) изучают распространенное сегодня мнение о том, что прошлогодние утечки файлов из почтового сервера Национального комитета Демократической партии (DNC) произошли в результате действий российских хакеров. Но бывшие разведчики обнаружили доказательства обратного.

В отличие от «действующих и бывших сотрудников разведки», цитируемых на условиях анонимности в сообщениях о скандале, вызванном связями Трампа с Россией, члены организации VIPS реальны и у них есть имена. Но о добытых ими сведениях, выводах и сомнениях сообщают только в неофициальных и малоизвестных изданиях, которые легко обвинить в том, что они являются каналами распространения российской дезинформации. Издания The Nation, Consortium News, ZeroHedge и другие СМИ указывают на выводы, сделанные бывшими разведчиками, согласно которым файлы демократов — по крайней мере, некоторые из них — были похищены не российскими или какими-то другими хакерами, а, скорее, это сделал кто-то из своих.

В январе был обнародован аналитический доклад американского разведывательного сообщества, который служит основанием для обвинения в том, что Россия взламывала компьютерные сети политиков в попытке вмешаться в выборы. В докладе, помимо прочего, говорится: «Согласно нашим оценкам мы можем с высокой степенью уверенности сказать следующее. Российская военная разведка (Главное управление Генштаба Вооруженных Сил Российской Федерации или ГРУ) использовала хакера, действовавшего под ником Guccifer 2.0, и сайты DCLeaks. com и WikiLeaks с тем, чтобы предоставить в открытый доступ данные американской пострадавшей стороны, полученные в ходе киберопераций, а также распространять их в виде эксклюзивных материалов в СМИ».

А организация VIPS подозревает, что после того как основатель и владелец WikiLeaks Джулиан Ассанж объявил 12 июня 2016 года о своем намерении опубликовать электронную переписку, имеющую отношение к Хиллари Клинтон, DNC начал поспешно фабриковать доказательства того, что его почтовые серверы были взломаны российскими хакерами. Так демократы пытались свести на нет значимость разоблачений, опубликованных на WikiLeaks. С этой целью, согласно версии разведчиков-ветеранов, DNC воспользовался услугами «онлайн-деятеля» Guccifer 2.0 для обнародования в основном безобидных данных Комитета. Впоследствии хакера Guccifer 2.0 условно «связали» с Россией, поскольку в его файлах были обнаружены российские метаданные, и он использовал российскую виртуальную частную сеть.

Теория разведчиков-ветеранов основана на криминалистических данных, полученных независимыми экспертами, которые известны под никами Forensicator и Adam Carter. Первый из них обнаружил, что файлы объемом 1976 мегабайт, выложенные Guccifer, были скопированы с сервера DNC пятого июля всего за 87 секунд, то есть, со скоростью передачи 22,6 мегабайт в секунду или (в более привычных для большинства пользователей единицах) около 180 мегабит в секунду. Интернет-провайдеры в США обычно такую скорость не предоставляют. Быстро скачать эти файлы через интернет, особенно через VPN (ее использует большинство хакеров), было бы практически невозможно, потому что сетевая инфраструктура, через которую пришлось бы передавать трафик, еще больше замедляла бы его передачу. Однако, как отметил Forensicator, файлы могли быть скопированы примерно с такой скоростью на внешнее накопительное устройство, что мог сделать только человек, имеющий доступ к серверу — то есть, кто-то из своих.

Другой аналитик, работающий под псевдонимом Adam Carter, показал, что в какой-то момент была произведена «синтетическая вставка» — материалы, содержавшиеся в файлах хакера Guccifer, были вырезаны и вставлены в русскоязычные шаблоны Microsoft Word. В начале этого месяца Adam Carter опубликовал длинный пост, в котором представил многочисленным критикам все имеющиеся доказательства и ответил на их вопросы.

Среди членов организации ветеранов-разведчиков есть бывшие сотрудники АНБ, обладающие богатым техническим опытом, например, Уильям Бинни (William Binney), бывший технический директор Агентства, возглавлявший службу глобального геополитического и военного анализа, и Эдвард Лумис-младший (Edward Loomis Jr.), бывший технический директор, руководивший отделом электронной обработки. В организации работают и другие вывшие сотрудники разведки, имеющие высокую профессиональную квалификацию. Разумеется, это не означает, что члены организации правы, считая убедительным экспертный анализ, проведенный независимыми специалистами Forensicator и Adam Carter. Еще один бывший разведчик-профессионал, который изучал результаты анализа, Скотт Риттер (Scott Ritter), отметил, что они не обязательно указывают на то, что материалы, находившиеся в распоряжении Guccifer, не были добыты в результате хакерского взлома.

Вполне возможно, что из-за бурной и «неуправляемой» деятельности организации VIPS журналисты центральных изданий не считают ее теории и выводы достаточно серьезными и ценными. Рэй Макговерн (Ray McGovern), один из основателей организации разведчиков-ветеранов, который раньше обычно готовил и проводил брифинги ЦРУ для Белого дома, был отстранен от расследования событий, связанных с Хиллари Клинтон, за то, что раньше он выступал против ее политики. И хотя группа была права относительно Ирака в 2003 году, это не значит, что она права со своими выводами в отношении России в 2017 году, учитывая, что некоторые из ее членов «застряли» в далеком прошлом и мыслят давно забытыми категориями.

И все же это не повод для того, чтобы избегать обсуждения того, что же на самом деле произошло в Национальном комитете Демократической партии в прошлом году. Тем более, что ни одна из спецслужб фактически не проверяла серверы демократов. А что касается фирмы CrowdStrike, выводами которой в основном руководствовалось разведывательное сообщество при составлении своего аналитического доклада, здесь явно были конфликты интересов. Следует учитывать и то, что фирма была подрядчиком DNC и получала от нее деньги, и то, что ее соучредитель Дмитрий Альперович связан с Атлантическим Советом — вашингтонским неправительственным аналитическим центром, который в принципе считает Россию вражеским государством.

Будем надеяться, что многочисленные расследования связей Трампа с Россией основаны на убедительных доказательствах, а не просто на предположениях. Но поскольку на данный момент эти расследования не являются прозрачными, единственный способ убедиться в том, что они по-прежнему сосредоточены на технических аспектах хакерских атак и «слива информации», предположительно совершавшихся русскими — это представить общественности имеющиеся доказательства, а также доводы, опровергающие их.

Многие американцы уверены во вмешательстве русских в выборы, что способствует усилению враждебности по отношению к России. В этом отчасти виноват российский президент Владимир Путин. Путин снискал репутацию человека, который увиливает от ответа. Он бессмысленно отрицает участие России в украинском конфликте и упорно пытается фальсифицировать доказательства в деле о гибели пассажирского лайнера, сбитого над восточной Украиной в 2014 году. Но настроения американцев — это еще и результат борьбы откровенно ангажированных СМИ.

После того, как разведка скомпрометировала себя заявлениями об Ираке в 2003 году, можно было бы рассчитывать на то, что в этом вопросе главные американские СМИ будут в большей мере руководствоваться журналистским скептицизмом и будут более требовательны. Даже если для большинства американцев Россия является далекой страной, которой легко приписать практически любые незаконные действия и любой злодейство. Вместо этого, эти СМИ, похоже, более склонны указывать на обнаженный торс Путина, обсуждать его физическую форму и обвинять его в дальнейшем вмешательстве в социальные сети. Для проведения своих кампаний в соцсетях альтернативные правые в помощи России в использовании ботов в Твиттере, наверное, не нуждаются, но использование ими этих ботов привлекает меньше внимания, чем аналогичные действия России.

Американская общественность в прошлом году не особенно поверила словам Клинтон, утверждавшей, что «это сделали русские» («the Russians did it»), и она проиграла выборы. Сейчас, правда, многие американцы в них поверили и ухватились за эту идею. Возможно, это — такая же серьезная ошибка, как и заявления об Ираке, которая чревата опасными последствиями. Совершая эту ошибку, мы так и не сможем признать, что победа Дональда Трампа — это исключительно американский феномен, а не результат деятельности русских. Авторитарные режимы, подобные путинскому, раз за разом используют внешних врагов, чтобы скрыть существующие в стране разногласия и отвлечь внимание общественности от внутренних проблем. В стране, где действует демократия, подобная тактика сработать не должна.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272838 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 августа 2017 > № 2272794 Дмитрий Демиденко

Вольному воля: почему юридическому рынку противопоказано жесткое регулирование

Дмитрий Демиденко

генеральный директор ООО «Скиф Консалтинг Рус», вице-президент Франко-Российской Торгово-Промышленной Палаты

Вице-президент Франко-российской ТПП уверен, что российский рынок юридических услуг — один из самых передовых в мире

Рынок юридических услуг в России в своем роде уникален. С одной стороны, он совсем невелик по своему объему для экономики масштаба G20: даже по самым смелым прикидкам, его годовой оборот не превышает $3,5 млрд в год. Для сравнения, в США оценка подбирается к $300 млрд долларов, в Великобритании – к $50 млрд. Возможно, примеры этих стран по ряду причин не покажутся показательными, но тогда можно вспомнить Испанию, чья экономика сопоставима по размеру с российской, а рынок юридических услуг при этом оценивается в €20 млрд.

С другой стороны, уникальность проявляется в том, что правовой бизнес в России практически никак не регулируется. Это обычно вызывает удивление — столь щепетильные материи, как правило, не остаются без внимания государства, право на юридическую помощь гарантируется Конституцией. Однако в России государство лишь сформировало институт адвокатуры, но при этом оставило право выбора, прибегать или нет к его услугам, непосредственно за лицом, нуждающимся в помощи. Исключение, да и то не стопроцентное, касается только уголовного судопроизводства. В остальных случаях за консультацией или представительством в суде можно обратиться хоть к соседу по гаражам, хоть к племяннику, поступившему недавно на юрфак.

Подобная ситуация постоянно становится объектом критики. Основная претензия - отсутствие регулирования не позволяет осуществлять контроль за качеством оказываемых услуг и оценивать квалификацию лиц, их оказывающих. Критиками предлагается целый ряд мер разной степени радикальност: от жестких (лицензирование услуг для бизнеса, «адвокатская монополия» для представительства в суде) до относительно мягких (объединение профессиональных юристов в саморегулируемые организации, необходимость предоставлять в суд копию диплома о профильном образовании и т.п.).

Разговоры о том или ином «упорядочивании» ведутся уже не первый год, но на практике ничего не меняется: рынок остается все таким же «стихийным», подверженным минимальному контролю. И, что самое интересное, прекрасно себя при этом чувствует, показывая уверенный рост при минимальном количестве претензий к качеству услуг.

Возможно, такая парадоксальная ситуация сложилась потому, что сформировавшаяся стихийность является не признаком отсталости российских методов регулирования, а как раз наоборот, знаменует их передовые позиции? Что если пресловутая «невидимая рука рынка» в кои-то веки проявила себя в наилучшем виде, переведя молодой российский юридический бизнес в разряд самых прогрессивных в мире, несмотря на достаточно скромные объемы?

Следует отметить главную специфику юридических услуг - они предполагают очень высокий уровень взаимодействия и доверия. Именно эта необходимость в доверии является главной причиной того, что в правовом бизнесе крайне слабо работают традиционные каналы продвижения и продаж. Несмотря на все революции, произошедшие с маркетингом в современную эпоху, основным «продажным» каналом для юристов является сарафанное радио. По данным американских исследователей, 71% клиентов при выборе поставщика интеллектуальных услуг опирается, прежде всего, на рекомендации коллег. Еще около 11% определяются на основании анализа специальной прессы и профильных мероприятий. Есть основания полагать, что вне деловой сферы, где затрагивается собственный материальный интерес, а то и личная свобода, желание довериться кому-то рекомендованному еще острее.

Казалось бы, при таких обстоятельствах все очевидно. Следуя известному правилу «довольный клиент приводит еще двух, а недовольный уводит десятерых», некачественное оказание услуг быстро оставит низкоквалифицированного юриста без «кормовой базы». Дурная слава выбросит его с рынка в разы оперативнее, чем неповоротливая государственная машина. Почему же, в таком случае, до сих пор не перевелись юристы, рекламирующие себя с помощью краски на асфальте или «людей-бутербродов»? Какой рычажок должен сработать в сознании потенциального потребителя, чтобы он клюнул на аляповатую растяжку «юристы, адвокаты», зашел с улицы и доверил случайным, по сути, людям защиту своих прав?

Думается, основных причин такого странного выбора две, они лежат на поверхности. Первая: спектр юридических услуг очень разнообразен, и некоторые из них, являясь по сути юридическими, вовсе не требуют высокой правовой квалификации. Скажем, регистрация «типовых» фирм, которая фактически сводится к внимательному заполнению шаблонных документов. За этим не грех обратиться и к ребятам, сидящим «за углом» или найденным по запросу в интернете. Вторая причина – стоимость услуг. К сожалению, для достаточно большого количества потенциальных потребителей цена – это единственный аргумент. Вопрос качества является второстепенным, и зачастую возникает уже тогда, когда поздно что-либо предпринимать.

Конечно, подобные ситуации достаточно неприятны, и понятно желание государства если не избежать их вовсе, то хотя бы свести к минимуму. Но поможет ли в этом строгое регулирование, адвокатская монополия и прочие суровые меры, обсуждаемые сейчас в экспертном сообществе и среди регуляторов?

Основной аргумент в пользу адвокатской монополии – «адвокаты сдают квалификационный экзамен» (у автора текста статуса адвоката нет — Forbes). Но само по себе это вовсе не гарантирует качество оказываемых впоследствии услуг. Сдача экзамена может быть следствием как хороших знаний, так и удачного стечения обстоятельств или, коррупционных связей. И это даже если не вдаваться в рассуждения о том, что теоретические знания и практическое их применение зачастую очень далеки друг от друга, а постоянно меняющиеся правовые нормы регулярно приводят к тому, что теория устаревает, так и не реализовавшись полноценно на практике. Даст ли в таком случае сдача экзамена какие-то дополнительные гарантии качества потребителю? Тем более, что качество услуги – это не только и не столько теория, но и масса сопутствующих факторов, лежащих вне правовой сферы.

Даже если предположить возможное введение многоступенчатого механизма контроля квалификации – с экзаменами, регулярными курсами и переаттестациями и т.д., что само по себе крайне сложно, затратно и потому маловероятно… Решит ли это проблему доступа к правовой помощи для тех потребителей, которые начинают поиск поставщика услуг с вопросов «сколько это стоит?» и «почему так дорого?». Ведь оплачивать механизм контроля будут сами юристы, а возмещать свои расходы они, естественно, будут за счет клиентов, закладывая их в цену услуг. Пресловутый международный опыт, на который у нас так любят ссылаться, как раз и показывает, что даже самая отрегулированная и контролируемая адвокатская система ничем не может помочь тем, кто просто не обращается в суд, потому что профессиональный адвокат – это не по карману.

Среди всех аргументов сторонников «жесткой руки» самым веским представляется довод о наличии в адвокатском сообществе надзорных органов, через которые можно привлечь к ответственности адвоката, допускающего откровенную некомпетентность или неэтичность, но аналогичного результата можно добиться и менее трудозатратными методами, прежде всего рыночными.

Уверенность в эффективности рыночных методов и их приоритете над госрегулированием основывается на приведенной выше статистике, согласно которой подавляющее большинство заказчиков юридических услуг выбирает их поставщика по рекомендациям. Думается, что наличие большого количества таковых, тем более на протяжении длительного промежутка времени, само по себе является гарантией качества куда более серьезной, чем сданный когда-то и неизвестно как квалификационный экзамен. Достаточно вспомнить, как легко в свое время обходилась закрепленная в АПК адвокатская монополия (напомню, представителем в арбитраже мог быть только адвокат или штатный юрист предприятия). На выбранное лицо просто выписывался липовый приказ о зачислении в штат юрисконсультом, который и предоставлялся в суд. И даже невозможность взыскать в таком случае компенсацию расходов на оплату услуг представителя не останавливала заказчика. Желание «ехать», то есть работать с конкретным человеком – иными словами, многократно упомянутое выше доверие – пересиливало, а экзамены, статусы и звания отступали на второй план.

Безусловно, можно возразить, что остается 1/5 потенциальных потребителей, выбирающая себе юриста по другим основаниям, и она должна быть как-то подстрахована от попадания на жуликов и дилетантов. Это, бесспорно, так. Но следует принимать во внимание следующее. Во-первых, 100% гарантий не дает ни одна существующая система контроля. Думаю, любому из нас встречались аттестованные специалисты, демонстрирующие чудеса неквалифицированности или непорядочности. Во-вторых, в самой чувствительной с точки зрения нарушения прав человека сфере – уголовном судопроизводстве – государство уже предприняло необходимые меры, предусмотрев обязательное участие адвокатов, в том числе, при необходимости, за госсчет. В-третьих – никто и ничто не может застраховать от неверного выбора людей, чей единственный аргумент «зато здесь на 100 рублей дешевле». Кроме резкого подъема уровня жизни и достатка населения, но это, увы, явно за пределами возможностей юридического сообщества.

Существующая сегодня шумиха вокруг вольницы на российском юридическом рынке очень напоминает прокатившиеся по миру протесты водителей такси против экспансии Uber и прочих агрегаторов. Все по тому же шаблону: и обвинения в потенциально низком качестве, и намеки на небезопасность, и стенания ветеранов по поводу того, что они прошли через хлопоты и понесли расходы, а новичкам все достается легко. Действительно, возможность перевозить пассажиров для любого желающего, обладающего очень простыми вводными – исправным автомобилем и водительским удостоверением – сильно пошатнула позиции «лицензированных водителей». Но за шумовой завесой аргументов последних (сильно напоминающих аргументы в пользу армейской дедовщины) очень легко не заметить самое главное: интересы тех, ради кого все и затевается, то есть потребителей услуги.

А потребитель, очевидно, только рад. Рад дополнительному выбору. Рад возможности заплатить меньше. Рад тому, что его мнение (отзыв, оценка) напрямую влияет на качество работы всей системы, позволяя моментально выкинуть с рынка хамов, непунктуальных водителей или владельцев неисправных колымаг – гораздо быстрее, чем это сделает государственный техосмотр, проводимый раз в полгода. И, стало быть, такой механизм работы и потребления является для пользователя шагом вперед, тогда как откат к «старым добрым» правилам будет очевидной деградацией. И пусть подобное сравнение покажется кому-то обидным, но аналогичные критерии в полной мере применимы и к мотивации клиента в юридическом бизнесе.

Таким образом, мы возвращаемся к выдвинутому в начале статьи тезису: сложившаяся на российском рынке юридических услуг ситуация является не признаком его отсталости, а как раз наоборот, выступает свидетельством его передового положения. Вольно, невольно, а может интуитивно, мы построили систему, которая достаточно эффективно работает и опережает – именно опережает – мировые аналоги. Систему с высокой степенью конкуренции, прекрасным балансом саморегулирования рыночными методами и полностью основанную на автономии воли. Так что не мы должны копировать сложносочиненные механизмы из зарубежных стран – скорее, это они должны ориентироваться на наш опыт.

Возможно, нашей системе не помешают какие-то мелкие косметические штрихи, дающие дополнительные гарантии потребителям услуг. Например, обязательное страхование ответственности частнопрактикующих юристов. Но очень хочется надеяться, что законодатель воздержится от заведомо регрессивных и контрпродуктивных шагов и не станет загонять юридический бизнес в прокрустово ложе «общепринятых в мире ограничений». Во-первых, мир сильно изменился, стал более свободным и гибким, и чем быстрее мы это осознаем, тем лучше. Во-вторых, стоит вспомнить известную поговорку инженеров (более лестная аналогия по сравнению с такси): «Не стоит лезть в механизм, который хорошо работает».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 11 августа 2017 > № 2272794 Дмитрий Демиденко


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272789 Андрей Пионтковский

В Москве — состояние шока и растерянности

Андрей Пионтковский, Обозреватель, Украина

Кроме достаточно серьезных секторальных санкций в финансовой и энергетической сфере, которые ударят по и так стагнирующей российской экономике, центральное место в новых санкциях занимает требование финансовой разведки США в течении 180 дней собрать сведения о всех активах российской верхушки. Вот это наносит сокрушительный удар по самой сердцевине путинского режима.

Практически вся российская политическая верхушка объявлена преступной организацией. Сразу же возникает аналогия с Нюрнбергским процессом, на котором советский обвинитель сформулировал «преступники, овладевшие государством и превратившие само государство в орудие своих преступлений». Это собственно и сказано в законе США о российской политической верхушке.

С принятием закона прошло уже несколько дней, очень много чего из Москвы прозвучало, но нет ни слова по разделу персональных санкций. А он-то самый оскорбительный для российской верхушки. Они, типа честные и благородные люди, а тут их вдруг объявляют преступниками. Прежде всего им надо этим возмущаться. А нет, ни слова не сказали. И вообще первая реакция Путина была даже скорее примирительной, что мы не будем втягиваться в эскалацию, обмены ударами. Жалкую конфискацию дач и подвалов они выдали за жесткую реакцию на этот закон. Хотя скорее это реакция на санкции Обамы, принятые им в декабре.

Во-вторых, это снова фальсификация. Из этих 755 якобы дипломатических сотрудников США, 90% — это русская обслуга: водители, дворники, повара. И вот это оглушительное молчание российского истеблишмента, относительно санкций, которые касаются их лично, оно очень показательно. Это страшный удар для них. Это ж не только потеря больших денег и активов, это изменение всего образа жизни. Они ж уже не мыслят себя без западной медицины, без обучения своих детей в западных вузах, без громадных апартаментов, дворцов на лучших курортах мира. Они привыкли к потреблению на высшем уровне западной буржуазии. И сейчас они всего этого лишаются. Это состояние шока и растерянности, которое сейчас царит в Москве, и естественно задают себе пока молчаливый вопрос — а зачем нам все это нужно? Не лучше ли нам с Западом о чем-то договориться и установить нормальный образ жизни. Может быть, все дело в одном человеке, который своими авантюрами поставил их жизнь под вопрос. Вот такие настроения сейчас царят в Москве, и как они будут развиваться — предсказать очень трудно.

С одной стороны может быть стремление к гибридной капитуляции, договориться с Западом о том, что Запад может воспринимать как капитуляцию. А собственному населению можно продать как победу встающей с колен России. Ну, эта схема была подготовлена еще прошлой осенью в неформальных переговорах российских экспертов в Вашингтоне с людьми Клинтон. Месседж гибридной капитуляции приблизительно такой: да, мы уходим с Донбасса, а вот Крым остается за нами. Конечно, вы это формально не признаете, но закрываете на это глаза.

Не думаю, что сегодняшний Запад в лица Пенса и Волкера, так как они сейчас озвучивают реальную политику Вашингтона, будет готов к такой гибридной капитуляции. Тогда Кремль может предпринять гибридную эскалацию: резко поднять военные ставки или на Донбассе, или в Беларуси во время учений, запугивая Запад криками «я припадочный, держите меня, у меня ядерное оружие». Запугивать для того, чтобы принудить Запад к окончанию конфликта, которое было бы более-менее приемлемое для Москвы.

Вот такое витание и следует ожидать в ближайшие два месяца. Они решать очень многое в мировой истории. Единственное, что ясно по настроению американского политического истеблишмента, что их поведение будет очень жестким. Путин вот этой дерзкой попыткой поставить в Белом доме человека либо скомпрометированного, либо оболваненного, чтобы заключить с ним большую Ялтинскую сделку, вызвал возмущение и вызовет очень жесткую реакцию.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272789 Андрей Пионтковский


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272767 Сергей Лойко

Я знаю, каким будет механизм возврата Крыма Украине

Автор романов «Рейс» и «Аэропорт» о войне на Донбассе, возвращении Крыма и путинском режиме в России.

Сергей Лойко, Апостроф, Украина

Писатель, известный военный журналист, автор фоторепортажей из зоны АТО и двух романов о войне на Донбассе — «Аэропорт» и «Рейс» — СЕРГЕЙ ЛОЙКО во второй части интервью «Апострофу» рассказал, что положит конец боевым действиям на Востоке Украины, как Крым вернется под контроль Киева и для чего России нужен свой «нюрнбергский процесс».

Апостроф: В следующем году Россию ждут президентские выборы. Что должно случиться, чтобы выборы в классическом понимании этого слова состоялись? Возможно ли это?

Сергей Лойко: В России невозможны нормальные выборы при Путине. Никакой демократии при Путине в России не будет. Здесь, к сожалению, действует правило о роли личности в истории, когда один человек с маленьким коллективом единомышленников узурпировал целую страну. Как Пушкин написал замечательно: «Властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда, нечаянно пригретый славой, над нами царствовал тогда». Вот история повторяется. Роль личности в истории страшная.

В России было окно возможностей в 1991 году, но эту форточку заколотили, и российская демократия погубила сама себя, потому что она дала возможность олигархам манипулировать собой. И в 1996 году, когда [Борис] Ельцин вроде бы одержал победу над коммунистической партией, на самом деле это обернулось для страны огромной трагедией, потому что результаты выборов были подтасованы. И я думаю, если бы в 1996 году [Геннадий] Зюганов и коммунистическая партия победили бы на этих выборах, а, похоже, все к этому шло, то в России сейчас была бы совсем другая история, потому что коммунистическая власть была бы свергнута в течение года еще более жестоким путем. Просто в России в 1991 году произошла бескровная революция, люди не заплатили кровью, как заплатили украинцы за свою свободу, за свою демократию. Поэтому они не смогли ее толком оценить, и произошло то, что произошло.

После короткого периода коммунистов у власти была бы настоящая революция, я так думаю, которая закончилась бы «нюрнбергским процессом» над коммунизмом, люстрацией. Почему Германия смогла переболеть фашизмом и выздороветь? Потому что в Германии был Нюрнбергский процесс. Гитлеровские злодеяния были официально признаны злодеяниями и наказаны. В России, в Советском Союзе этого не было никогда. России еще предстоит пройти свой «нюрнбергский процесс» над коммунизмом, над сталинизмом и над путинизмом.

— Вы уже вспоминали, что сюжет романа «Рейс» вынашивали давно и хотели написать что-то похожее после взрывов домов в Москве в 1999 году. Почему все-таки тогда не написали и, оглядываясь сейчас назад, как бы вы уже охарактеризовали то, что творилось в России на пороге нулевых?

— Путину повезло с ценами на нефть, и временное улучшение своего жизненного уровня россияне начали связывать с приходом к власти Путина. На этой волне он смог заниматься тем, чем он занимался. Ему потихонечку прощалось все: удушение средств массовой информации, убийство политиков, взрывы домов, война в Чечне. «Зато как мы хорошо живем», — говорили люди… А сейчас уже начинается вот эта советская ущербная логика, кладбищенская даже — «лишь бы не было войны». Доходит уже до этого. Хотя Россия давно ведет войну со всем миром.

— Но пока что не в самой России. Кто может переломить эту ситуацию? Как, например, относитесь к фигуре Алексея Навального? За ним такая сила наблюдается?

— Алексей Навальный — неоднозначная политическая фигура, но другого, как говорится, сегодня не дано. Ясно, конечно, что ни в каких выборах он принимать участия не будет, его не допустят, скорее всего. Но он выполняет сейчас очень важную функцию, он работает таким ледоколом по разрушению имиджа путинской России. Многие в Украине сегодня обвиняют Навального в том, что он — проект Кремля. Но зачем Путину такой проект, когда Навальный выводит десятки тысяч молодых людей? Это самый страшный кошмар путинской власти, потому что молодые люди во всех странах совершали «цветные революции», чего больше всего боится путинский режим. Навальный выводит десятки тысяч, это единственный политик сегодня, который способен вывести десятки тысяч людей на улицы России. Эти люди кричат, скандируют: «Путин — вор». Как это соотносится с антинавальной истерией, которая в основном голословно зиждется на постулате, что Навальный — агент Кремля?

Навальный делает очень много ошибок. Он говорит иногда неправильные, популистские вещи, он не вполне честен и искренен в отношении Крыма, в отношении Украины, но это потому, что его сейчас интересуют российские избиратели, а не украинские. Если он сегодня заявит, что вернет Крым, то потеряет огромную поддержку многих людей в России. Навальный признавал уже много раз, что аннексия Крыма — это преступление, это незаконно. Он признавал, что российские войска находятся в Украине и что они ведут там агрессивную войну. Если произойдет чудо, и, скажем, гипотетически Навальный придет к власти, то я думаю, что он вернет Крым, и самое главное — он остановит войну в Украине. Сегодня это — самая горячая тема, потому что там продолжают гибнуть люди, продолжают гибнуть лучшие ваши ребята, соль земли. Одни могут просиживать целыми днями в Facebook и клеймить друг друга, устраивать политические баталии, клеймить, в том числе, и Навального. А в это время другие, настоящие парни, защищают родину и гибнут. Поэтому я уверен, что, если Навальный придет к власти, он остановит войну в Украине.

В любом случае Навальный нашел единственное слабое место в кремлевской стене. Это — коррупция. И он бьет в это слабое место. Он высмеивает режим, высмеивает Медведева, высмеивает Путина. И вот это для режима — самое страшное, потому что режим Брежнева начал сыпаться, когда основным приветствием друг другу стал новый анекдот про Брежнева. Теперь Навальный доводит ситуацию до этого. Он — не идеальный политический лидер, и я на демократических выборах не проголосовал бы за него как за президента России, но проголосовал бы в единственном случае, если бы он был соперником Путина. Его роль в историческом контексте развития России сегодня положительная, поэтому сегодня следует его поддержать. И я уверен, я даже знаю, каким будет механизм возврата Крыма.

— Каким?

— Я думаю, что Крым вынужден будет возвратить любой политик, который сменит Путина. При Путине этого не случится в любом случае. Но Крым — это ключ к тому, чтобы вернуться в мировое сообщество, чтобы были сняты санкции, без этого никакие санкции не будут сняты, так или иначе, Крым придется возвращать. А вернут его так же, как и украли — украдкой, обманом. То есть устроят референдум, на котором, вполне возможно, крымчане уже выскажутся за то, чтобы вернуться в Украину, потому что они уже сильно наелись путинизма и начинают понимать, какую огромную ошибку сделали. Хотя, как бы они ни голосовали на том «референдуме» (в 2014 году, — «Апостроф»), результаты его были известны задолго до того, как этот «референдум» состоялся. И сейчас, вполне возможно, устроят такой же «референдум», на котором в Кремле решат, что граждане высказались за то, чтобы вернуться в Украину — и вот Крым возвращается. Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

Но главное, чтобы Крым вернулся в Украину, и он в нее вернется — законным или незаконным путем. Законный путь — это признать преступления Путина, признать все решения, принятые при его власти, незаконными и в соответствии с этим вернуть Крым на место. Но я думаю, что этого не произойдет, а, скорее всего, это произойдет в результате очередного такого фейкового «референдума», чтобы хотя бы как-то успокоить население внутри России.

— Что думаете про сегодняшнюю ситуацию на Донбассе? Как долго еще может продолжаться позиционная война?

— Война окончится, как только Путин будет отрешен от власти, будет уничтожен или просто уйдет. Хотя сам он не уйдет. Единственное, как он может уйти, так это — уйти в мир иной. С этим нужно связывать надежды, но судя по тому, в какой форме он находится, это еще может продолжаться лет 30. Ему необходима эта война на Донбассе, он будет ее поддерживать всеми силами. Сейчас уже он не может вести полноценную войну против Украины. Время ушло. Он ни экономически, ни политически сейчас этого делать не может. Но ему важно поддерживать этот тлеющий очаг напряженности в Украине, опять, только для внутреннего пользования, чтобы показывать людям: вот видите, они вышли на Майдан — и чем все это закончилось? Это закончилось «гражданской войной». Большинство россиян продолжают в это верить.

— И поэтому такой вот «дырявый чемодан», как вы его назвали, будут и дальше поддерживать?

— Да. Война в Украине кончится в один прекрасный день, причем она кончится именно в один день. И это будет прекрасный день, когда граница будет отдана под контроль Украины, российские войска и тяжелое вооружение будут выведены из Украины. В этот же день растворятся, испарятся в воздушном пространстве плотницкие, захарченки и все эти персонажи, все эти последователи Гиви и Моторолы, они просто исчезнут — и Донбасс вернется в Украину. Собственно, он всегда и оставался частью Украины, незаконно отторгнутой.

А дальше уже начнется трудный период адаптации. Главное здесь — не наломать палок. Но это уже Украина сама должна решать, это внутренние дела Украины, в которые я, в отличие от многих московских либералов, стараюсь не лезть. Потому что я как представитель нации-агрессора просто не имею морального права критиковать власть Украины или украинцев за любые решения, которые сегодня принимаются, в том числе и за недавнее большое событие — лишение Саакашвили гражданства. Я не имею права по этому поводу высказываться, хотя имею свое личное мнение.

— Вы когда-то сказали, что тысячелетняя история России — история рабов. Что постпутинский президент в таком случае может предложить народу?

— Путин совершил огромную творческую работу по обыдлению российского населения. В 90-е годы казалось, что дальше обыдлять некуда. Но в этом смысле дно вообще прощупать невозможно. Поэтому Россия очень долго будет выходить из этого генетического коллапса. Собственно, здесь Путин — вишенка на торте, потому что эта генетическая чистка производилась в России последние 100 лет: революция, гражданская война, сталинские репрессии, ГУЛАГ, застой, война, сейчас ее уже называют не «великая отечественная», а Вторая мировая война. Потому что «великая отечественная» — это просто миф, когда Сталин бросил «великое отечество» на растерзание фашистам, бросил огромную армию на растерзание. Как была песня, знаете, «последний матрос Севастополь покинул».

На самом деле выяснилось, что не покидал матрос Севастополь, никто их не вывозил, а вывезли на подводных лодках и на последних катерах начальство и документы, а всех матросов, всю береговую охрану, всех бросили без помощи, без продовольствия, без боеприпасов умирать или сдаваться в плен. И только благодаря тому, что просто завалил Сталин Советский Союз трупами своих граждан и залил кровью своих граждан, в этой крови кромешной, сдобренной морозами и грязью, завязла гитлеровская машина и не докатилась до Москвы. Только на этом зиждется победа этого «великого» генералиссимуса, которого так обожает Путин, что вновь возрождает культ Сталина. Эта генетическая чистка советского народа, особенно российского народа, продолжалась 100 лет, и сегодня, глядя на Гиви, Моторолу, даже на Прилепина, мы видим вот этих настоящих шариковых, представителей этой советской истории.

— И сколько нужно времени, чтобы эту генетическую чистку исправить?

— Два-три поколения. Но очень поможет, как я уже сказал, «нюрнбергский процесс».

— Вы упомянули о сложной адаптации Донбасса, а как ментально возвращать людей?

— Я не могу здесь дать правильный совет. Я — не сотрудник ООН, не служащий ОБСЕ, не профессионал в плане социальной адаптации жертв, которые находились на оккупированных территориях. Я думаю, в Украине очень много специалистов, которые с международной помощью могут эти вопросы решить.

— Кстати, будет ли на английском языке «Рейс»?

— Если какое-то американское или английское издательство купит «Рейс», то будет. Сейчас у меня очень хороший международный агент Томас Видлинг. Кстати, Томас Видлинг в свое время сотрудничал с Захаром Прилепиным. Как только Прилепин объявил о том, что он уезжает политруком на Донбасс, господин Видлинг прекратил с ним сотрудничество. И после этого я обратился к нему, потому что я очень доверяю этому человеку, уважаю его и восхищаюсь его поступком. И сейчас он представляет мои романы «Рейс» и «Аэропорт» за границей.

— Вы вели переговоры с ведущими голливудским студиями по экранизации романа «Аэропорт». Будет ли фильм?

— В конце сентября уже будет принято окончательное решение. Думаю, что в октябре мы уже точно об этом узнаем. Пока не могу вдаваться в детали, но ведутся активные переговоры.

— А синопсис будет ваш или с кем-то в соавторстве?

— Нет, синопсис будет американский. Не думаю, что он будет плохой.

— Что у вас сейчас в работе? Есть новые задумки по темам, сюжету?

— Я сейчас нахожусь в такой, знаете, послеродовой — не депрессии, но, по крайней мере, ситуации, когда я все еще живу в этом романе. Я еще не смог от него оторваться, поэтому мне как-то нужно пережить этот роман и потом начать думать о чем-то другом. У меня есть сюжет книги, которую точно издадут в России, а для меня это было бы очень важно, чтобы российские читатели тоже начали читать мои романы. У меня есть сюжет, я уже об этом рассказывал, очень интересный — про капитана дальнего плавания.

— Это не будет касаться военной темы?

— Нет. Капитан дальнего плавания, который любит девушку, а девушка любит его. Но есть парень, который ее тоже любит, отрицательный герой. Он пишет донос на капитана дальнего плавания, его арестовывают, заточают в замок, в тюрьму, где он знакомится со стариком, который в бреду рассказывает, что у него на каком-то острове закопаны несметные сокровища. Старик умирает, а в этом замке принято мертвых заключенных вбрасывать в окно в мешках. Наш герой забирается в мешок вместо старика, его выбрасывают в море, волной прибивает на этот остров. Он становится безумно богатым человеком, возвращается в свою страну и мстит всем злодеям. Такой роман, я думаю, в России с удовольствием опубликуют (Улыбается).

— Как вы оцениваете решение Украины по поводу ограничения на ввоз российских книг, запрета на въезд в страну российским деятелям культуры?

— Я вам так скажу: пока идет война, наверное, в этом есть смысл. Когда война закончится, а она обязательно когда-нибудь закончится, тогда запретительные меры культурного характера будут, конечно же, бессмысленны. И эти запреты, скорей всего, будут отменены.

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272767 Сергей Лойко


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272764 Изабель Мандро

Китай и Россия: много слов, мало дела

Несмотря на все заявления о дружбе Си Цзиньпина и Владимира Путина, особых достижений по общим проектам не видно.

Изабель Мандро (Isabelle Mandraud), Le Monde, Франция

Отношения России и Китая безоблачны, как никогда, и лидеры двух стран не упускают возможности продемонстрировать это. Приняв Си Цзиньпина в Москве 4 июля незадолго до саммита G20 в Гамбурге, Владимир Путин вручил ему орден Андрея Первозванного, который является высочайшей российской наградой и, кстати говоря, гарантирует владельцу небольшую пенсию в 34 412 рублей ежемесячно. В прошлом ее удостаивались лидеры двух дружественных государств, Казахстана и Азербайджана: Нурсултан Назарбаев и Гейдар Алиев.

Пекин не остался в долгу, и несколько дней спустя в Sina Weibo (китайский аналог Twitter) была запрещена любая критика Владимира Путина: российский лидер стал первым иностранным руководителем, которого удостоили такой защиты. «Сейчас, наверное, лучший период истории партнерства и стратегического сотрудничества Китая и России, — отметил Си Цзиньпин в Москве. — Наши страны работают в духе равенства, доверия и взаимной поддержки (…) над объединением шелковых путей и Евразийского союза».

Очень важный для китайского лидера проект создания новых торговых маршрутов между Азией и Европой по примеру старинного шелкового пути охватывает десятки стран и разжигает аппетиты с учетом обещанных инвестиций в триллион долларов.

«Ледяной шелковый путь»

Так, 14 мая Владимир Путин оказался в первом ряду 28 лидеров, которых пригласили 14 мая в Пекин на саммит по проекту «Один пояс — один путь». «Многие прежние модели и факторы экономического развития практически исчерпаны, во многих странах кризис переживает и концепция социального государства, сложившаяся в XX веке, — заявил он с трибуны. — Сегодня она не только не способна обеспечить устойчивый рост благосостояния, но порой и удерживать его на прежнем уровне. (…) Протекционизм становится нормой, а его скрытыми формами являются односторонние нелегитимные ограничения, в том числе, на поставку и распространение технологий».

В 2014 году на фоне европейских и американских санкций, которые были введены в ответ на аннексию Крыма и вооруженный конфликт на востоке Украины, Владимир Путин повернулся в сторону китайских соседей в надежде не только выйти из изоляции, но и найти альтернативу для западных рынков. Пришедший к власти в конце 2012 года Си Цзиньпин в свою очередь тоже столкнулся с американской критикой и сделал Россию целью своего первого государственного визита. С тех пор лидеры провели 22 двухсторонние встречи в разных форматах.

«Публичные демонстрации важны для китайской и российской внешней политики, где символике отводится очень большая роль, однако на практике переговоры могут затянуться надолго и не дать конкретных результатов», — подчеркивает эксперт по Азии из московского Центра Карнеги Александр Габуев. В России проект века китайских друзей вызывает в равной степени интерес и тревогу. На бумаге, новые шелковые пути Пекина нацелены прежде всего на страны Средней Азии. Главный наземный маршрут, который должен связать три китайских региона с Европой, проходит через Киргизстан, Узбекистан, Таджикистан, Туркменистан, Иран и Турцию.

Еще один путь идет через Казахстан и Каспийское море. Третий подключает Россию, но лишь на небольшом участке. Намеченный еще давно проект скоростного железнодорожного сообщения между Москвой и Пекином (столицы разделяет расстояние в 7 000 километров) пока что не сильно продвинулся вперед. Первый отрезок Москва-Казань (800 км), по поводу которого до сих пор идет экспертиза, увидит свет не раньше декабря 2021 года…

Остается Северный морской путь, который идет через Арктику, куда Россия вкладывает все больше средств. Он позволяет срезать маршрут на 3 000 км и, следовательно, уменьшить время транспортировки грузов из Шанхая в Роттердам по сравнению с маршрутом через Суэцкий канал. Этот «Ледяной шелковый путь», как его называют китайские власти, вызывает немалый интерес у Пекина. «Настроены на совместное развитие и освоение морских коридоров, прежде всего Северного морского пути, в интересах прокладки Ледяного шелкового пути», — заявил Си Цзиньпин 3 июля «Российской газете».

Красивые слова

В плане инвестиций в рамках «Один пояс — один путь» проекты тоже пробуксовывают. Большие планы в сфере двусторонней торговли (100 миллиардов долларов к 2015 году) так и не были достигнуты (66 миллиардов в 2016 году), а экономическое сотрудничество двух стран по большей части остается ограниченным энергетикой. Потребовалось более десяти лет жестких переговорах о ценах на газ, чтобы, наконец, подписать договор по колоссальному проекту газопровода «Сила Сибири» (4 000 км). Первые поставки российского газа в Китай, который пока что закупается главный образом в Туркменистане, должны начаться в декабре 2019 года, пообещал глава Газпрома Алексей Миллер.

«Инвестиции тормозятся из-за плохой репутации России среди китайских частных инвесторов, нехваткой информации, отсутствием структурных реформ и защиты собственности, постоянным изменением правил игры, падением цен на нефть и санкциями», — объясняет Александр Габуев. Другим препятствием становятся таможенные тарифы (между Китаем и Казахстаном они были снижены). По словам Габуева, «в перспективе возможно подписание соглашения о свободной торговле, но на этот процесс уйдут годы». Несмотря на все красивые слова, отношения Китая и России все еще портит недоверие в связи с наследием прошлого.

Кроме того, большие проекты не исключают риск напряженности. Китайские шелковые пути могут серьезно усилить влияние Пекина в регионе, который Москва считает своей стратегической зоной. Объявленный в 2010 году и торжественно запущенный в мае 2014 года Евразийский экономический союз (Россия, Казахстан и Белоруссия, к которым впоследствии подключились Армения и Киргизстан), задумывался Владимиром Путиным как широкое экономическое, торговое и политическое пространство.

«Усиление китайского влияния — неизбежный процесс, с которым Россия не может ничего сделать, — уверен Александр Габуев. — Как бы то ни было, у двух стран нет никаких территориальных конфликтов. Решение пограничного вопроса в 2004 году стало одним из главных достижений внешней политики Путина за последние 17 лет».

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272764 Изабель Мандро


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272762 Гарри Каспаров

Продолжится ли роман Трампа и Путина?

Гарри Каспаров, The Washington Post, США

На прошлой неделе сенат и палата представителей одобрили новые жесткие санкции в отношении России за ее агрессию на Украине и ее кибервмешательство в президентские выборы США 2016 года. Законодатели включили меры, препятствующие возможному нарушению законодательства президентом Трампом.

Трамп подписал законопроект 2 августа, не скрывая при этом своего недовольства. Здесь компанию ему немедленно составил российский премьер-министр Дмитрий Медведев, который решил раззадорить вспыльчивого Трампа при помощи его же любимого средства информации, написав в Твиттере, что конгресс «унизил» его. Это был идеальный способ польстить будущему диктатору Трампу: «Вот был бы вы у вас полный контроль над Америкой, как у Владимира Путина над Россией!»

Замечания Медведева вторили комментариям Трампа и президентской группы поддержки на канале Fox News. Этот хор представляет Трампа как заложника Конгресса и разнообразных «внутренних врагов», мешающих ему вернуть Америке (и России) былое величие. Однако между строк можно прочитать совершенно отчетливо авторитарное послание: если бы у лидера был тотальный контроль над страной, дела у нее и у ее народа шли бы лучше.

Фразы Медведева, публиковавшиеся как по-английски, так и по-русски, я интерпретирую как мафиозное предупреждение от путинского консильере, это «отрубленная лошадиная голова» в 140 символах в постели президента, напоминающая Трампу о его обязательствах, какими бы они ни были. Трамп, разумеется, ответил. 24 часа спустя он повторял свои тезисы о «клевете о России» на встрече в Западной Вирджинии.

Реакция Путина на санкции — высылка 755 сотрудников американской дипмиссии ищ России — это то, о чем Трамп не упомянул и на что ему предстоит еще обратить внимание. Это огромное количество, в их число входят и многие российские сотрудники посольства, а не только американские дипломаты и штат (не забывайте: президент Барак Обама выслал всего 35 российских дипломатов, когда выбирал ответные меры на вмешательство Москвы в декабре 2016 года). Первым заметным результатом этих мер станут жесткие ограничения при получении россиянами визы в Соединенные Штаты. Как обычно, Путин в своих санкциях первым делом наказывает россиян.

Когда «акт Магнитского» ограничил возможности нарушителей прав человека в России, Путин в ответ запретил усыновление российских сирот американскими семьями. Когда Обама наконец наложил на Россию санкции в связи со вторжением Путина на Украину в 2014 году и аннексией Крыма, Путин ответил, наложив запрет на многочисленные виды импортного продовольствия. Его чиновники даже устроили шоу из уничтожения больших запасов продуктов в стране, где миллионы людей с трудом зарабатывают себе на хлеб. Как говорится в одном российском анекдоте: «Если Америка будет бомбить Сирию, то Россия в ответ будет бомбить Воронеж!»

Кажется странным, что лидер страны собственноручно создает трудности для своего народа, особенно когда Россия после 17 с половиной лет путинской клептократии и почти трех лет низких цен на нефть подошла к краху. Но Путину плевать на благосостояние российских граждан, и так было всегда. Но все равно ему нужно искать предлог, чтобы объяснить, почему все так плохо, несмотря на все годы, которые он был у власти, не имея никакой конкуренции. Его метод — это создание врагов, и чем сильнее они будут, тем лучше, чтобы создать риторику, что Россия ведет войну, а на войне нужны жертвы и, конечно, полная преданность великому лидеру, который изо всех сил старается, защищая родину.

Некоторые сторонники сотрудничества с Москвой утверждают, что санкции против Путина лишь играют ему на руку. Однако это миф. Никакая политика умиротворения не превратит Путина в союзника свободного мира, если только свободный мир останется таковым. Путин не остановится, пока его не остановят, а этого не произойдет, пока его клика не увидит в нем препятствие для своего обогащения и власти, а не свой ресурс. Санкции, наносящие удар по инвестициям банды Путина за рубежом, — прекрасный способ добиться этой цели.

Важно понять, что Путину плевать, победит ли Трамп в своих боях с Конгрессом и судами. Путин хочет, чтобы Трамп продолжал сеять хаос и сумятицу в единственной нации на Земле, которая могла единолично парализовать его власть в России. Это объясняет то, почему кремлевские тролли так стараются поддержать кампанию крайне правых против самого способного человека в Белом доме, советника по национальной безопасности Г. Р. Макмастера (H.R. McMaster).

Макмастер не испытывал никаких иллюзий о том, какую угрозу представляет собой Путин, а Путин знает, что гораздо проще манипулировать людьми, которые заботятся о самих себе, а не о благе для страны. Время для окончания романса Путина и Трампа еще не пришло. Трамп до сих пор — лучшая возможность Кремля создать сумятицу в Вашингтоне и пошатнуть доверие к Америке за границей. Трамп все еще не способен критиковать Путина — эго не позволяет ему признать, что его победа на выборах произошла благодаря хакерской атаке враждебной иностранной державы. Трамп и Путин могут иметь разные темы на повестке дня, но они действительно движутся к одной цели — вложить в руки Трампа всю власть, которую только можно собрать.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272762 Гарри Каспаров


Казахстан. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kursiv.kz, 11 августа 2017 > № 2272189 Михаил Демиденко

«3 года в ЕАЭС: результаты и перспективы для Казахстана»

Демиденко Михаил, замдиректора Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития

Создание ЕАЭС — серьезное достижение его участников после нескольких «интеграционных фальстартов» 1990–2000-х годов. В перспективе этим участникам предстоит преодолеть еще множество препятствий. Однако уже сейчас можно говорить о том, что Союз вполне состоялся. У Евразийского экономического союза есть значительные успехи, но есть и ограничения для дальнейшего развития.

Казахстан — крупнейшая экономика в Центральной Азии и вторая по величине после России экономика постсоветского пространства. 20 лет назад сложно было представить, что ВВП Казахстана когда-нибудь станет больше украинского.

Казахстан экспортирует сырье, произведенное добывающей, топливной, металлургической и химической промышленностью. Как и в России, в структуре казахстанского экспорта преобладает нефть и нефтепродукты — 35 %. Цветные и черные металлы занимают еще около 30 %. Схожесть структуры казахстанской и российской экономик уменьшает вероятность асимметричных внешних шоков в этих двух странах и тем самым повышает стабильность интеграционных процессов.

Для интеграции важны сравнительные темпы роста государств-участников по отношению друг к другу, то есть экономическая конвергенция (этот показатель в принципе имеет центральное значение для экономической интеграции). На рис. 2.4 представлены данные по относительному подушевому ВВП четырех государств — участников ЕАЭС в процентах от подушевого ВВП России. Три страны из четырех уверенно сближаются с Россией, уменьшая разрыв в уровне развития примерно на 0.7–1.4 % в год. Единственная страна, в которой такая динамика отсутствует, — Кыргызстан. Казахстан, достаточно успешно догонял Россию и в 2015 году, даже сравнялся по уровню дохода.

Главным торговым партнером Казахстана является Россия, но в 2000-е годы резко возросла роль КНР. Данные статистики демонстрируют растущий уровень влияния Китая на казахстанскую экономику (доля КНР во внешнеторговом обороте за 2016 год составляет примерно 16 %). Инвестиционная политика КНР (инвестиции в нефтедобычу, нефте- и газопроводы) способствует росту торговли.

Мировой финансовый кризис сильно замедлил рост казахстанской экономики. Со среднего показателя в 10 % в годовом исчислении до кризиса рост ВВП снизился примерно до 7,5 % в 2010 и 2011 годах и далее приблизительно до 4,5 % в 2014-м. Однако в Казахстане не было ни одного года, когда экономика сокращалась бы. Это большое достижение. Удалось это, на наш взгляд, за счет сочетания нескольких факторов: относительно низкой социальной нагрузки на бюджет, фискального стимулирования, эффективной госполитики и низкого государственного долга. Драйвером роста были гос. инвестиции и привлечение иностранных инвестиций. Вклад инвестиций в экономический рост в 2014-2016 гг. составлял в среднем около 2 п.п. Такой уровень инвестиций стал возможным в основном за счет активного привлечения иностранных инвесторов и принятия дополнительных бюджетных расходов в рамках стратегических программ развития.

Состояние государственных финансов является устойчивым. Масштабный экспорт сырья до кризиса позволил уменьшить и без того небольшой государственный долг до уровня ниже 6 % ВВП (по данным МВФ за 2007 год). После кризиса контрциклическая фискальная политика привела к возникновению бюджетного дефицита, и долг вновь вырос, однако остается очень низким по международным стандартам (13 % ВВП).

Рост казахстанской экономики заметно замедлился в последнее время из-за снижающихся цен на нефть и слабого зарубежного спроса. Власти, стремясь не допустить падения конкурентоспособности страны, ослабили тенге почти вдвое и перешли к политике плавающего курса в 2015 году.

Инфляция в Казахстане исторически колебалась между 5 и 10 %, за исключением 2008 года, когда она временно подскочила почти до 20 % в связи с высокими мировыми ценами на продукты питания. К началу 2016 года инфляция вновь ускорилась до двухзначных показателей (около 17 %), что в значительной степени явилось следствием девальвации тенге в 2015 году. К концу 2016 года инфляция снова вошла в пределы однозначных чисел, что говорит о правильности выбранной стратегии монетарной политики.

Инвестиции

Общие рынки ЕАЭС позволяют компаниям-инвесторам пользоваться рядом преимуществ в ведении бизнеса, а также более активно строить трансграничные цепочки создания добавленной стоимости. Общее историческое и экономическое прошлое, территориальная и языковая близость определяют высокую информированность корпоративного сектора о специфике ведения бизнеса в государствах — членах ЕАЭС. Сегодня у стран ЕАЭС уже имеются положительные результаты в инвестиционной деятельности. Но есть и ограничения, которые оказывают или могут оказать влияние на динамику бизнес-активности на территории стран ЕАЭС.

Успех экономической интеграции может выражаться не только в росте взаимных инвестиций, но и в «амортизации» негативных тенденций. В этом плане одним из достижений ЕАЭС можно назвать то, что на фоне замедления роста мировой экономики государства-члены удерживают относительно стабильный уровень инвестиционного взаимодействия.

Казахстан — второй по масштабам экспорта капитала в ЕАЭС. Накопленные прямые инвестиции Казахстана в регионе составили к концу 2016 года $3.6 млрд. Как и российские инвесторы, казахстанские компании показали восстановительный рост ПИИ в страны ЕАЭС в течение 2016 года. Основной объем прямых инвестиций Казахстана в рамках ЕАЭС сосредоточен в России и Кыргызстане.

Отраслевая структура накопленных казахстанских ПИИ в странах ЕАЭС заметно отличается от структуры российских ПИИ. Первое место по привлечению казахстанских инвестиций занимает агропродовольственный комплекс (20.8 %). На втором месте – туристический комплекс (19.7 %), на третьем — (19.1 %). Выделяются также топливный комплекс, цветная металлургия, финансовый сектор и строительство.

Китай — второй по важности внешнеэкономический партнер ЕАЭС. Партнерство с ним носит стратегический долгосрочный характер. Львиная доля китайских ПИИ в странах ЕАЭС традиционно сосредоточена в Казахстане. По итогам 2015 года объем накопленных ПИИ Китая в Казахстане составил $21 млрд (82 % от всех накопленных китайских ПИИ в ЕАЭС). Для китайских компаний, инвестирующих в экономику Казахстана, наиболее привлекательными являются топливный комплекс (добыча нефти и газа), а также транспортировка углеводородов по магистральным трубопроводам. В совокупности данные отрасли привлекли около 98 % китайских инвестиций.

Яркий и во многом неожиданный факт: российская экономика уступает Казахстану по объемам накопленных китайских ПИИ в шесть раз. Китайские инвесторы пока не так активно входят на российский рынок. По данным ЦИИ ЕАБР, объем накопленных китайских ПИИ в России составил по итогам 2016 года всего $3.4 млрд.

Осенью 2013 года в ходе визита в Казахстан председатель КНР Си Цзиньпин предложил концепцию создания «Экономического пояса Нового Шелкового пути», которая предусматривала глубокую интеграцию рынков, развитие региональной кооперации и транспортной инфраструктуры, свободное передвижение капитала и рабочей силы. Инициатива Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП) — это стратегия по международному сотрудничеству и экономическому развитию КНР. С практической точки зрения концепция содержит три основных инструмента: политическое сотрудничество, торговля и инвестиции. Основная цель расширения сотрудничества для Китая — обеспечение энергетической безопасности, диверсификация источников энергоресурсов и поиск рынков сбыта для своих многочисленных товаров. Еще

Активизация проектов трансграничной транспортно-логистической инфраструктуры — безусловный приоритет и ключ к раскрытию практического потенциала сотрудничества. Основной вопрос здесь — удастся ли привлечь часть международного транзита с морских маршрутов на сухопутные. С точки зрения стратегических интересов России и Казахстана есть две ключевые задачи в этой сфере. Первая (но не главная) — стимулировать «переключение» части транзита с моря на сушу, чтобы товары из Китая в Европу и наоборот шли через территорию ЕАЭС. На этом можно будет заработать. Вторая (главная) — развить логистику внутренних регионов, не имеющих прямого выхода к морским коммуникациям. Это сверхактуально для российских Урала и Сибири и, конечно, для всех государств Центральной Азии. Транспортные коридоры ЭПШП теоретически могут «сшить» макрорегион воедино, обеспечив связь между ресурсами, производствами и рынками сбыта. Необходимо отметить, что не контекста сотрудничества ЕАЭС данная задача почти не выполнима.

В рамках ЭПШП перспективным видится развитие двух транспортных коридоров: двух маршрутов Центрального Евразийского коридора, идущего через Казахстан (Китай — Казахстан — Россия — ЕС), и Северного Евразийского коридора, проходящего по Транссибу (Шанхай — Владивосток — Транссиб — ЕС). Эти коридоры имеют ряд преимуществ: используют только железнодорожный транспорт; проходят через минимальное количество пограничных переходов; уже освоены, причем объем контейнерных перевозок на обоих направлениях быстро растет; и, главное, являются наиболее конкурентоспособными по цене.

Координация макроэкономической политики в ЕАЭС — вопрос исключительно сложный, но в долгосрочной перспективе критически важный. Договор о ЕАЭС предусматривает обеспечение макроэкономической стабильности, формирование единых принципов функционирования экономики, согласование параметров основных показателей в целях повышения устойчивости и углубления интеграции экономик участников. Одной из ключевых задач развития ЕАЭС является обеспечение полноценной координации макроэкономических политик государств-членов, в первую очередь в монетарной сфере.

Первейшие необходимые меры в этой области: во-первых, снижение уровня долларизации экономик и, во-вторых, снижение инфляции в государствах-членах с выходом на схожие долгосрочные инфляционные траектории. Высокая и волатильная инфляция затрудняет проведение денежно-кредитной политики снижает доверие к экономическим властям.

Взлет цен на нефть в первое десятилетие 21 века, последующие колебания и падение показали, что для Казахстана режим привязки валютного курса к резервным валютам в любой модификации не вполне приемлем. Во время высоких цен на нефть отсутствие гибкости валютного курса приводит к укреплению реального курса, в том числе по причине высокой инфляции, росту реальных доходов, слабо коррелирующих с ростом производительности труда, снижением конкурентоспособности несырьевых секторов экономики. Во время существенного снижения цен на нефть отсутствие гибкости валютного курса сказывается на потерях золотовалютных резервов, приводит к дефициту бюджета, а также излишней макроэкономической волатильности.

Необходимо также отметить, что проведение достаточно консервативной налогово-бюджетную политику в части расходования нефтегазовых доходов, а также принципов построения бюджета и фонда накопления нефтегазовых доходов положительно влияет на экономику. В долгосрочном плане – именно стратегия сбережения и расходования нефтегазовых доходов (бюджетное правило) существенным образом позволит стабилизировать валютный курс, отвязав его от цен на нефть.

В среднесрочном плане решение вопроса о снижении зависимости валютного курса российского рубля от цен на нефть будет связано с эффективной работой бюджетного правила.

Что касается номинальных обменных курсов государств — членов ЕАЭС, то, в целом, между ними также имеет место корреляция и их динамика в общем остается однонаправленной. Все государства — члены ЕАЭС в той или иной степени отреагировали на существенное снижение цен на нефть в 2014 году ростом номинальных обменных курсов. В Казахстане девальвация национальной валюты произошла с существенным отставанием от России и Беларуси, хотя в конечном счете ее темпы были весьма высокими. В итоге к середине 2016 года номинальные курсы в России, Казахстане и Беларуси показали схожий результат: стабилизировались на уровне 185–195% относительно их уровня в августе 2014 года. И это заставляет серьезно задуматься о большей координации макроэкономических политик в ЕАЭС: мы слишком близки в плане взаимной связи экономики, чтобы позволить себе не координировать свои усилия.

Подушевой ВВП государств — участников ЕАЭС в % от подушевого ВВП России (по ППС)

Казахстан. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > kursiv.kz, 11 августа 2017 > № 2272189 Михаил Демиденко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter