Всего новостей: 2492202, выбрано 4051 за 0.136 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 15 мая 2018 > № 2606179 Дмитрий Медведев

Рабочая встреча с Дмитрием Медведевым.

Президент провёл рабочую встречу с Дмитрием Медведевым, в ходе которой Председатель Правительства представил главе государства структуру нового кабинета министров.

Премьер-министр также сообщил, что предложения по персональному составу Правительства будут представлены 18 мая.

* * *

В.Путин: Слушаю Вас.

Д.Медведев: Уважаемый Владимир Владимирович!

В соответствии со статьёй 112 Конституции Председатель Правительства должен представить Президенту в недельный срок структуру Правительства Российской Федерации. Выполняя эту обязанность, хотел бы соответствующий Указ представить на Ваше рассмотрение.

Что содержит в себе предлагаемая структура?

С одной стороны, с учётом того что действующая структура Правительства доказала свою работоспособность, каких–то принципиальных изменений, масштабных, в предложенной структуре не предлагается.

С другой стороны, есть ряд важных предложений, которые направлены на оптимизацию действующей системы органов исполнительной власти. В частности, речь идёт о том, чтобы разделить Министерство образования на два отдельных органа власти, которые будут заниматься вопросами образования в стране. А именно: Министерство просвещения, в компетенцию которого входят вопросы общей образовательной деятельности, то есть школы и среднего специального образования, и Министерство науки и высшего образования, к компетенции которого относились бы вопросы деятельности научных учреждений и вообще развития науки в стране в целом и, соответственно, деятельность университетов и деятельность высших учебных заведений.

Это позволит лучше сконцентрировать наши возможности по развитию и одной системы образования, и другой системы образования. И, соответственно, в этом случае агентство по научным учреждениям, которое у нас занималось вопросами Академии наук, войдёт в структуру Министерства науки и высшего образования. Это одно из изменений, которое предлагается.

И тогда отдельным органом, который будет надзирать за образованием в стране, будет специальное агентство по надзору за образованием, которое в этом случае уже будет находиться под Правительством, осуществляя функции надзора как в отношении средней школы, так и в отношении высшей школы и науки.

Ещё одним важным изменением, которое предлагается для рассмотрения, является преобразование Министерства связи и массовых коммуникаций в Министерство цифрового развития, для того чтобы реализовать ту самую цифровую повестку дня, которой занимается весь мир и которая является абсолютно актуальной и в нашей стране, о чём Вы, Владимир Владимирович, говорили и в Послании, и в Указе от 7 мая текущего года.

Также немаловажной является идея, связанная с переносом работы торговых представительств, которые сейчас находятся в системе Министерства экономического развития, в структуру Министерства промышленности. Это позволит сконцентрироваться именно на вопросах поддержки экспорта наших промышленных предприятий, нашего технологического экспорта за границей, то есть теми задачами, которыми в настоящий момент и так занимается Министерство промышленности. В этом случае будет неплохое соединение их возможностей внутри страны и представительства по вопросам торговли за границами нашего государства. Это ещё одно изменение в структуре, которое предлагается.

И также приводятся в соответствие с тем, что мы с Вами обсуждали, количество вице-премьеров в структуре Правительства и некоторые другие вопросы, связанные со штатной численностью и другими технологическими вопросами деятельности Правительства нового состава.

В.Путин: Хорошо, согласен. Прямо сегодня подпишу этот Указ.

Дмитрий Анатольевич, когда Вы будете готовы сделать предложения по кадровому составу?

Д.Медведев: Владимир Владимирович, я буду готов прибыть к Вам в пятницу и доложить все предложения по кадрам.

В.Путин: Хорошо.

Д.Медведев: Договорились.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 15 мая 2018 > № 2606179 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 14 мая 2018 > № 2605266 Георгий Бовт

Работа по старости

Георгий Бовт о страстях по повышению пенсионного возраста

Вот повысят у нас возраст выхода на пенсию – и будем мы работать «до одра». Чтобы не обременять государство своими пенсионными притязаниями. Так многие воспринимают грядущую пенсионную реформу, мне кажется. Хотя есть такие, которым на пенсии скучно, занять себя нечем, да и не на что особо. Не воспринимается у нас это время как «возраст счастья», — ассоциируется с собесом, очередями в поликлинике и скудостью существования, когда донашиваешь то, что купил на зарплату. Квази-жизнь на квази-пособие. Никаких тебе бодрых туристических делегаций в заморские страны, «как у них» (еще в жизни не видел ни одной туристической группы, к примеру, американцев, средний возраст которой не был бы далеко за 50). Хотя и наша пенсионная жизнь не стоит на месте: все больше появляется бодрых и отнюдь не бедствующих «пенсов». Держатся «джоггингом», ЗОЖ, востребованностью по уходу за внуками, упрямством наконец. Есть и те, кто и сам перед пенсией стал «молодым отцом».

Власти долго подбирались к «настоящей пенсионной реформе», и наконец костлявая рука американских санкций заставляет пойти на меру, которая считается непопулярной, — повысить пенсионный возраст. А то все играли в «накопительную» да «страховую», «обеспечьте себе достойную старость», НПФ всякие. На сознательность упирали: мол, требуйте у работодателя белой зарплаты, и будет вам на старости лет счастье. Потом, конечно, одумались, бюрократическое нутро взяло свое. Шибко умных, успевших повестись на всякие россказни про добровольные отчисления, банально кинули. Как, впрочем, кидали всегда – с облигациями государственных займов, с советскими сгинувшими вкладами, обещаниями дать каждой семье отдельную квартиру и т.д.

От намерения повысить пенсионный возраст долго отнекивались и отрицали, но теперь можно. Реформу, наверное, назовут «медведевской». Раз уж у него вылетела крылатая фраза «денег нет, но вы держитесь», то ему поручено и продолжать в том же духе. Электорально, как говорится, не жалко.

А вот я, например, не вижу в повышении возраста выхода на пенсию ничего плохого. И, объективно говоря, тому же Медведеву снова выпала честь приводить нас в соответствие с современностью.

Не вижу — по двум причинам. Первая: если не хочешь совместить свой «возраст дожития» с убогим существованием на условные 15 тыс. рублей (и это еще не так плохо) и попрошайничеством у детей, то работать все равно придется. Если не легально, то «в серую». Средняя пенсия в России сейчас — это жалкие полтора прожиточных минимума, примерно 34% средней зарплаты (по стандартам Международной организации труда надо 40%, их нам обещали давно, но пока обещание куда-то закатилось), при этом в реальном выражении она еще не восстановилась до уровня 2014 года. Вторая: выход на пенсию точно в оговоренный законом срок – это часто вынужденный вариант: или с работы, по сути, выталкивают, или она обрыдла, а достойной замены нет (очень многие стараются не нанимать людей предпенсионного или тем более пенсионного возраста), или здоровье не позволяет. Впрочем, знаю я людей, которые «вышли на пенсию» лет в 40 или чуть позже. И не потому, что военные или артисты балета, а потому что в 90-х оказались в нужное время в нужном месте. Там еще и их внукам останется. Повезло пацанам.

Наши власти считают, что у нас люди в массе своей не хотят работать дольше. Хотя на самом деле отношение к этому может быть гораздо сложнее и не вписывается в примитивное представление о русских как о лентяях по природе, которым только и дай возможность сесть на шею государству-кормильцу, чтобы пить его бюджетную кровь.

Например, недавно РИА распространило результаты опроса, согласно которому больше половины (53%) работающих россиян выступили за сохранение нынешнего пенсионного возраста, а еще 35% хотели бы его снизить в среднем до 54 лет у мужчин и 50 лет у женщин. За повышение, даже ради благого дела «улучшения состояния экономики России» выступили 6% работников. Я бы к числу последних присоединился, но со скептической оговоркой начет того, что это вряд ли сильно улучшит состояние экономики. Улучшит, но не кардинально, потому что не ранний выход на пенсию ей мешает в первую очередь. Я бы также выразил солидарность с теми 35%, которые хотели бы отдыхать начать пораньше, — было бы на что, как говорится.

Может, в душе многие люди вообще хотели начинать свою жизнь как раз с «пенсии». Пока молод и полон сил, хочется путешествовать, веселиться, но надо на постылую работу. И вот, погуляв свое, затем можно и отработать нагулянное.

Жалко, что жизнь устроена по-другому. Да еще работники не только смертны, как говаривал один булгаковский персонаж, но смертны внезапно. Не рассчитать.

Впрочем, другие опросы противоречат вышеприведенному. Например, по данным «Левада-центра» (хотя этот опрос проводился два года назад, но не думаю, что с тех пор кардинально что-то изменилось), желание пройти переподготовку ради сохранения (!) работы выразили 62% лиц предпенсионного возраста и 46% лиц — пенсионного. Ради получения новой работы переподготовку по новой специальности готовы пройти 35%. Это, как минимум, говорит о том, что почти две трети людей готовы работать на пенсии. И работали бы, если бы государство: а) озаботилось бы тем, чтобы возрастных людей не подвергали дискриминации и соблюдали бы Кодекс о труде, а также в этой части Конституцию; б) не вело бы себя как мелкий жлоб, гонясь за сиюминутной фискальной выручкой; в) не меняло бы постоянно правила игры в пенсионном деле, чем подорвало доверие к себе в этом вопросе окончательно.

Например, что касается части «б». Как только государство отказалось индексировать пенсию работающим пенсионерам, так их число сразу резко сократилось. С возгласом «ах вы так?! – Ну тогда мы эдак!», они в большей своей части, полагаю, перешли в «теневую экономику». Как говорится, ну что, бухгалтера, сэкономили?

То же самое касается части «в»: многие не хотят светиться перед государством в своей пенсионной трудовой активности, отвечая тем самым на условия оформления себе пенсии, которые они сочли несправедливыми. Имею многочисленные примеры среди своих возрастных знакомых, которые, оформляя пенсию, были немало и неприятно удивлены, что все их белые высокие зарплаты, большой стаж и прочие «бонусы», которые, по уверениям чиновников, сулили им «достойную старость», вылились в оформление стандартных и более чем скромных по величине пенсий примерное одного и того же размера с теми, у кого этих «ништяков» отродясь не было. Ответом на такое плутовство – лозунг «Ни копейки ворам-бюрократам!», под которым живет большая часть населения страны вообще.

Разумеется, на этом фоне бардак со статистикой числа работающих пенсионеров – неудивителен. По данным Росстата, например, общее число пенсионеров в прошлом году составило 42 млн человек, включая инвалидов (2,26 млн), пенсионеров по старости (35,5 млн), силовиков и прочих «досрочников» (3,2 млн) и т.д. Официально вроде бы работало в прошлом году 15 млн человек. С другой стороны, в отчете Счетной палаты за 2016 сказано, что после того, как с 1 января 2016 года отказались от индексирования пенсии работающим пенсионерам, их число (число работающих, то есть) сократилось до 9,6 млн человек. Получается, что в 2017 году сразу 6 млн «пенсионеров», простив государству его жлобский порыв, снова вышли на работу? Странная статистика. Иные данные у Пенсионного фонда: на середину 2016 года он давал 10 миллионов работающих пенсионеров, на 1 июля 2017 года – 9,5 миллиона работающих пенсионеров. Итого 22% от всех пенсионеров — работают. По другим данным выходит вроде как треть.

В принципе, все эти странности со статистикой можно в ходе проведения «медведевской пенсионной реформы» обнулить и вообще отказаться платить пенсии тем, кто работает, одновременно повысив и пенсионный возраст. До новых выборов еще далеко, так что, думаю, и не такое возможно. И никаких особых протестов, полагаю, по этому поводу не будет. Скажут – работать еще пять лет, и станут работать еще пять лет. А что делать, мы ж опять в кольце врагов.

К тому же весь так называемый международный опыт, на который у нас любят ссылаться в той части, где и когда это удобно, как раз — за повышение пенсионного возраста.

Нынешний возраст (60 лет для мужчин и 55 лет для женщин) был установлен еще при Сталине в 1928 году, когда средняя продолжительность жизни было раза в полтора ниже. Впрочем, продолжительность жизни, рост которой у нас обычно увязывают с «назревшей необходимостью» (и дальше будут давить на эту же аргументацию) повысить пенсионный возраст, на самом деле к нему имеет мало отношения. Имеет отношение так называемый возраст дожития – сколько человек живет после выхода на пенсию, получая ее от государства.

Лишь в нескольких странах выход на пенсию и мужчин и женщин аналогичен нашему: в Венесуэле, Вьетнаме, Узбекистане и Иране. Еще в Китае, но там пока пенсионная система не охватила все население страны. Есть лишь одна чудная страна Шри-Ланка, где все начинают отдыхать раньше — с 55 лет. Самый высокий возраст – 68 лет – в Нидерландах. В подавляющем большинстве стран либо возраст выхода на пенсию един для мужчин и женщин, примерно 62-65 лет, либо на два-пять лет выше для мужчин, в районе тех же примерно 63-65 лет.

Благодаря относительно низкому возрасту выхода на пенсию, в России возраст дожития – далеко не самый низкий. Он составляет для мужчин после 60 лет почти 16 лет, а для женщин после 55 лет – 25,6 года. Если же взять среднюю продолжительность жизни (то есть учитывать тех, кто умер до 60 лет), то получится, что мужчины живут после пенсии всего 6 лет. А это не так.

Вообще сейчас в ходе так называемого обсуждения пенсионной реформы (так называемого – потому что все решения будут принимать, исходя из представлений начальства, а не на основе общественной дискуссии) будет много всякой пропагандисткой шелухи, особенно про то, что никак иначе «достойной старости нашим старикам» не обеспечить, кроме как повысив возраст выхода на заслуженный отдых. Учитывая дыру в бюджете Пенсионного фонда и полный провал пока что всяких накопительных планов (как цинично и простодушно выразилась одна из чиновниц, это потому, что наши пенсионеры не умеют копить на старость), повышение возраста выхода на пенсию станет лишь «латанием дыр». Само по себе экономику это не перезапустит, тем более в условиях сохранения санкционного давления. Зато для многих это станет толчком к тому, чтобы бодриться, крепиться и работать дольше. Притом при наличии самооправдания: это мы не сами захотели, это нас заставило государство. Так комфортнее многим почему-то.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 14 мая 2018 > № 2605266 Георгий Бовт


Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 14 мая 2018 > № 2605200 Никита Исаев

НА ГОСЗАКУПКАХ ЧИНОВНИКИ НАВАРИЛИ БОЛЕЕ 100 МИЛЛИАРДОВ

Объем нарушений при госзакупках в прошлом году более чем в два раза превысил прежний показатель, объявила Счетная палата РФ. Но это лишь верхняя часть айсберга.

Рост числа выявленных нарушений объясняется в первую очередь тем, что увеличилось количеством самих проверок. Во-вторых, наконец сформирована методическая база по проведению аудита в закупках. И, в третьих, данные Единой информационной системы (официальный портал с данными госзакупок) стали более доступны.

В 2017 году в открытой части системы были размещены закупки в общей сложности на 7,1 трлн руб. Это на 11% выше, чем год назад. Контрольно-счетные органы регионов за прошлый год выявили более 34 тыс. нарушений в сфере закупок на общую сумму более 35 млрд рублей.

Вот, что об этом думает лидер движения «Новая Россия», директор Института актуальной экономики Никита Исаев:

- Рост объемов выявленных Счетной палатой нарушений в рамках госзакупок до 104,6 млрд рублей - это действительно, скорее всего, результат повышения качества проверок. Однако эти 104,6 млрд рублей - только верхушка айсберга. Основная проблема в том, что законы, регулирующие госзакупки, крайне запутанные и дырявые, то есть позволяющие профессионалам заключать фиктивные контракты или подбирать нужного исполнителя без формального нарушения закона.

Во исполнение закона о госзакупках сейчас действуют 202 нормативно-правовых акта, которые иногда противоречат друг другу или могут быть неоднозначно истолкованы. Для того чтобы избежать нарушений, каждое бюджетное предприятие должно иметь штат сотрудников высокой квалификации, занимающихся закупками. Это просто невозможно!

Финансирование тех же школ, например, не предусматривает раздувания бюрократического аппарата. А рядовые сотрудники бюджетных учреждений часто не обладают достаточной компетентностью.

Если в 2016 году Минэкономразвития насчитывало 3500 «иных способов» (то есть способов добиться желаемого чиновниками результата) заключить контракт с единственным поставщиком, то в начале 2017-го их было уже 4300, а к середине года набралось 4780! По оценкам Минфина, только 5,8% закупок осуществляются в соответствии с гражданским законодательством.

А описание товара или услуг, которые необходимо приобрести, - отдельная история. Даже суды не имеют единого мнения: некоторые считают, что описание должно быть максимально подробным, а другие - что оно не должно ограничивать круг поставщиков (а как честному подрядчику участвовать в конкурсе, где мало что понятно?).

Так что в реальности объем выявленных Счетной палатой нарушений можно смело умножать на пять. Просто доказать факт нарушения сейчас почти невозможно.

Андрей Князев

Россия > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 14 мая 2018 > № 2605200 Никита Исаев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 14 мая 2018 > № 2605087 Александр Баунов

Эксперимент Кудрина. Как управлять экономическим ростом из Счетной палаты

Александр Баунов

Новый майский указ опирается на экономическую часть стратегии Кудрина, но игнорирует ее политическую часть. Россия снова ставит на себе эксперимент, строя независимый от капиталистического Запада рынок. Алексей Кудрин, как и множество других профессионалов, хорошо знающих мировую экономику людей, согласился участвовать в этом эксперименте в надежде либо на его успех, либо на его трансформацию по ходу проведения

Назначение Кудрина премьером в глазах людей умственного труда стало чем-то вроде мессианской легенды. Царство приблизится, когда Алексея Кудрина сделают премьер-министром, он проведет реформы, а там уж и лев возляжет с кем не ждали, и мертвые восстанут.

Мессианская легенда не допускает множественного финала: если, как показали в «Последнем искушении» Казандзакис и Скорсезе, помазанник остается дома с семьей, то он уже не мессия. Поэтому, когда финал не тот, верующие оскорблены.

Тем более речь идет об эсхатологических ожиданиях в их минималистской версии: эсхатологическая программа-максимум состоит в установлении в России современного либерального правления по европейскому образцу, но если не это, так хотя бы премьера-реформатора. А тут вместо входа в Иерусалим назначают мытарем при кесаре (иные и вовсе скажут при Ироде). Однако ж крест на то и крест, что непрестижен, да и осел – не конь.

Есть логика ожиданий интеллектуального сообщества, а есть аппаратная логика действующих лиц. В ней место для Кудрина, в последние семь лет главы либерального патриотического исследовательского учреждения и советника президета, подыскивается с трудом. Во-первых, премьер, случись что, – президент. А ничто не говорит, что Путин видит в Алексее Кудрине будущего президента, который при внезапном образовании августейшего вакуума сплотит элиту и упасет родину. Зато Медведев там уже был.

Остаются два других желанных поста, соответствующие высокой общественной оценке, – первого вице-премьера в правительстве или помощника президента по экономике в администрации. Но первый заблокирован премьерством Медведева (конфликт 2011 года бросил бы тень на совместную работу даже сейчас), второй – тем, что действующий помощник по экономике Андрей Белоусов не покидает своей должности, не переходит в правительство (тем же премьером или чрезвычайным и полномочным вице-), как об этом думали, а предпочитает оставаться где работает.

Можно было бы открыть еще одну вакансию помощника, но тогда в администрации толпились бы целых трое системных, не нравится слово «либералов», пусть будет прагматиков-тяжеловесов с экономическим бэкграундом. Кудрину было бы тяжело тесниться между Белоусовым и первым замом руководителя администрации президента Сергеем Кириенко (который тоже не покинул администрацию после выборов, хотя и об этом говорили).

Путину, если он хотел вернуть Кудрина из think-tank на государственную работу, так или иначе пришлось бы думать о посте не в правительстве и не в администрации, а Центробанк занят успешной Набиуллиной. Ну что там у нас еще? Есть формально независимая от правительства Счетная палата, во главе которой были чиновники нестыдно высокого уровня – бывший премьер и бывший министр и помощник президента.

Правда, вместо Медведева тут придется взаимодействовать с непростым партнером, председателем Думы Вячеславом Володиным: Счетная палата по закону орган парламентского контроля. Но он хоть инициативный, а все-таки прагматик: сначала изумил граждан и коллег во власти антисанкционным законом, покрасовавшись на командной высоте главного борца с западными санкциями, а потом переписал его, убрав почти все раздражители, вроде запрета на импорт лекарств, и отдав соответствующие полномочия правительству, которые у него и так были. Теперь запускает новый – об уголовной ответственности за соблюдение западных санкций в России.

Амбициозному Володину даже лестно будет получить в союзники (да еще и формально подотчетные) тяжеловеса Кудрина. Вместе они смогут развернуть такой парламентский контроль за правительством и госкорпорациями, что топор можно будет вешать. С другой стороны, есть надежда, что Кудрин направит стремление Володина контролировать и влиять в более конструктивное русло.

Человек и кабинет

Государственный аппарат у нас обычно дорога с билетом в один конец: дверь выхода, как на особо охраняемых объектах, работает в одну сторону. Это в США чиновники ходят туда-сюда между правительством, think-tank и компаниями, а у нас, за исключением некоторых госкорпораций, он закрытая система. Попав в него, можно бесконечно перемещаться с должности на должность, покинув, практически невозможно вернуться, тем более сразу на высокий пост. Можно рассматривать должность главы Счетной палаты как промежуточную ступень: проверку после возвращения перед повышением, а можно как последнюю, предпенсионную. Повернуться может и так, и этак.

Назначения у нас делаются не в парламентской политической логике (сильнее тот, за кем больше избирателей и больше лоббистских денег, он и претендует на более высокий пост), а в придворной: говоришь, что хочешь служить на благо России, вот и служи. Отказ от предложенной должности по причине бóльших амбиций кандидата или более высокой общественной оценки его возможностей воспринимается как свидетельство того, что кандидат хотел работать не на родину, а на себя, и, как правило, закрывает карьерно-политические перспективы. В этом смысле выбор Кудрина между премьерством и предложенной работой иллюзорен.

Похожие мессианские ожидания были когда-то связаны у сходной части общества (с поправкой на поколение и условия) с Григорием Явлинским, который в качестве автора программы «500 дней» должен был стать не меньше чем премьером, а потому отказался от предложенных после поражения «Яблока» на выборах более скромных аппаратных постов, как до этого от предложения Примакова стать вице-премьером. (Сопредседатель «Яблока» Владимир Лукин, напротив, принял пост омбудсмена.) Трудно сказать, что было бы с Явлинским на министерских должностях, но и нынешняя его карьера тоже вряд ли находится вровень с давними ожиданиями.

Согласившись на должность ниже ожидаемой, Кудрин растрачивает общественный вес, но приобретает аппаратный. Никакие неформальные связи, никакое имя в стране, управляемой бюрократией, не заменят начальственного кабинета, служебной машины с соответствующим номером, телефонов-вертушек и десяти тысяч курьеров. Одновременно остается верным и наблюдение, что в странах с плохо развитой политической системой человек – тоже институт, иначе говоря, красит место. Алексей Кудрин – несомненно человек-институт, раз сумел продержаться высоко в новостях и в общественном мнении семь долгих лет, не имея вообще никакого кабинета. Можно предположить, что с кабинетом его институциональное значение пожалуй что и возрастет.

Стратегия и указ

На всех этажах власти понимают, что спрос на борьбу с коррупцией в государственном аппарате существует, Алексей Навальный нашел правильную тему. Алексей Кудрин частично удовлетворит этот спрос у интеллигентной публики (менее интеллигентной хочется, чтобы с коррупцией у нас боролся как минимум Александр Лукашенко, а лучше сразу товарищ Сталин).

Появление еще одного прагматика/либерала еще на одной начальственной должности (рядом с Эльвирой Набиуллиной, министром экономического развития Максимом Орешкиным и министром финансов Антоном Силуановым) не только укрепляет соответствующую партию, но и придает борьбе за чистоту государственных расходов менее силовой оттенок: можно арестами, а можно финансовым контролем, за которым, уж если что, последуют и аресты.

Предложенный Алексею Кудрину пост все-таки хоть как-то коррелирует с его стратегией, которая частично стала основой майского указа Путина и, соответственно, программой нового шестилетнего срока. В правительстве Кудрин ее бы исполнял, в администрации за нее бы спрашивал, а тут будет осуществлять аудит исполнения. По закону о Счетной палате ее главной задачей является «организация и осуществление контроля за целевым и эффективным использованием средств федерального бюджета».

Многочисленные идеи, показатели и цели «Стратегии» попали в невоенную часть послания Путина Федеральному собранию, а потом в новый майский указ президента, будучи включенными в документы, которые готовили к новому президентскому сроку министр Орешкин, помощник президента Белоусов, правительственные ведомства. Для этого «Стратегия» и писалась. Что-то по дороге пропадало на ухабах, что-то прибавлялось (например, новые налоги). Есть также пункты, которых нет в послании и указе, но о которых открыто говорят как о повестке нового срока – например, заведомо непопулярная пенсионная реформа. Ясно, что и «рост уровня пенсионного обеспечения», и увеличение продолжительности активной жизни граждан России будут сопровождаться повышением пенсионного возраста, как это и предложено в «Стратегии».

Главное, указ Путина и программа Кудрина предполагают бюджетный маневр – дополнительное финансирование производительных отраслей – социальных, инфраструктуры, несырьевого производства – за счет в том числе перемещения денег из непроизводительных, например силовых. Объемы маневра значительно меньше, чем планировали авторы «Стратегии», но все равно это сумма порядка 8 трлн рублей.

Предлагали маневр, вот пусть теперь и смотрят, чтобы при переносе ничего не пропало, осуществляют финансовый контроль. Тем более что в социальных и прочих производительных отраслях – медицине, образовании и на производстве – можно потратить огромные средства без пользы, чему полно примеров от СССР до Мексики.

Алексей Кудрин известен как бывший противник больших государственных трат и сторонник государственных сбережений: значит, будет контролировать придирчиво. Он и тратить согласился лишь после того, как ЦБ поборол инфляцию, которая при своих прежних значениях от больших государственных инвестиций разогналась бы так, что съела бы значительную часть вложенных денег. А при 4% инфляции можно попробовать потратить много. Кроме того, большая часть поставленных в указе критериев позволяет отчитываться о выполнении при помощи манипуляций с отчетностью, вот пусть и смотрит, чтоб не манипулировали.

Экономика минус политика

Проблема нового майского указа не только в некоторой его рыхлости (слишком много приоритетов – 12 на шесть лет) и иерархической нестройности (большие цели и показатели соседствуют с малыми, которые могли бы появиться в отраслевых министерских документах), но и в том, что – по сравнению со стратегией Кудрина – из него исчезла вся внешне- и внутриполитическая часть. В указе ничего не говорится про преобразование судов, улучшение правовой системы, предпринимательского климата, ничего нет про административную и управленческую реформу. Он написан по принципу «занимайтесь экономикой, а политикой займусь я».

Правда, в указе присутствуют целевые экономические показатели, в том числе модернизационные. Например, 16 раз говорится об экспорте – серьезном увеличении экспорта несырьевых и высокотехнологичных товаров, продукции малого и среднего бизнеса, медицинских и образовательных услуг и так далее. Но нет главного, посредством чего их можно достичь. Ничего не сказано о том, откуда возьмутся такие суды, такие правовые гарантии собственности, такое администрирование, чтобы предприниматели хотели основывать и развивать свой бизнес в России, оставлять здесь свою прибыль и свои семьи, безбоязненно показывать доходы, и такая международная обстановка, при которой они не могут в любую минуту стать предметом иностранных внеэкономических ограничений. А раз так, и макроэкономический рост, и экспорт, и цифровую экономику, и новую медицину предполагается, видимо, поднимать централизованно, административными мерами и за счет государства.

Возможно, что-то о праве, судах и собственности появится позже в отдельных документах или просто изменится практика (нет же в указе ни слова о пенсионной реформе, про которую все знают, что она будет), но вот строительства новых политических институтов и новой внешней политики не просматривается.

Классическая триада реформ для посткоммунистической страны состоит из качественного (несырьевого) экономического роста, демократизации и сближения с Западом. Эту формулу предвосхитил Михаил Горбачев в своих ускорении, гласности и новом мышлении. Примерно из тех же трех частей стратегии Кудрина в качестве программы правительства оставлена одна – первая. России предлагается расти экономически и социально, не раскрепощаясь политически и не сближаясь. В отличие от первого срока в четвертый нам предлагается мягкий вариант китайского пути.

Эту триаду Россия уже осуществляла в 90-е годы и даже в начале 2000-х, мало чем тогда отличаясь от других восточноевропейских стран, чей стратегической целью было движение в сторону Запада (сделаться похожими, чтобы стать его частью). Теперь у России такой стратегической цели нет. Но и цели специально отдалиться и построить альтернативное общество, как это было во времена СССР, тоже нет.

Россия снова ставит на себе эксперимент, только теперь не по отрицанию, а по умножению сущностей, строя независимый от капиталистического Запада рынок. Вопрос в том, возможно ли умножить Запад без его на то согласия. Алексей Кудрин, как и множество других профессионалов, хорошо знающих мировую экономику людей, согласился участвовать в этом эксперименте в надежде либо на его успех, либо на его трансформацию по ходу проведения.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 14 мая 2018 > № 2605087 Александр Баунов


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 11 мая 2018 > № 2606186 Вениамин Кондратьев

Рабочая встреча с губернатором Краснодарского края Вениамином Кондратьевым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с главой администрации, губернатором Краснодарского края Вениамином Кондратьевым.

В.Путин: Вениамин Иванович, в целом ситуация в крае понятна, Вы не так давно мне докладывали об этом. Хотел бы с Вами поговорить о том, как Вы предполагаете выстроить работу по основным направлениям развития и по решению тех задач, которые были изложены в Указе Президента 7 мая этого года – с учётом особенностей края, с учётом особенностей структуры экономики края.

Знаю, что Вы хотели отдельно сегодня затронуть вопросы использования биоресурсов моря, вообще водных биоресурсов; поговорить о развитии сельского хозяйства и сельхозкооперации. Давайте с этого и начнём.

В.Кондратьев: Владимир Владимирович, я сразу тогда скажу, что, безусловно, майский Указ – своевременный и необходимый, и объективно, как представитель сельского региона, могу сказать, что народ его очень ждал и очень надеется, что он будет реализован.

Исходя из этого, мы скорректировали стратегию развития края, это так называемая Стратегия–2030, до 2030 года. В первую очередь мы понимаем: чтобы выполнить все Ваши поручения, конечно, необходим финансовый ресурс.

Сегодня ВРП [валовой региональный продукт] края в среднем по итогам прошлого года увеличился на 2,3 процента. Исходя из тех задач, которые сегодня уже Вы поставили в рамках Указа, мы должны ВРП увеличить не на проценты, а в два раза. Сегодня у нас ВРП – 2 триллиона 300 миллиардов. Значит, чтобы максимально выполнить указы, он должен быть 4 триллиона 500 миллиардов как минимум.

Рост экономики региона должен соответствовать где-то четырём процентам в год. Естественно, объём промышленной продукции должен быть увеличен как минимум в два раза, производительность труда – в 2,5 раза. Бюджет региона должен составлять около 600 миллиардов рублей.

Хочу Вас заверить, исходя из того, что сегодня экономика региона чувствует себя очень хорошо, мы все поручения выполним.

Что касается самой экономики – конечно, мы агропромышленный регион, и сегодня, тоже хочу сказать, для нас принципиально важно сохранить динамику, которую сегодня сельское хозяйство, агропромышленный комплекс набрал.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 11 мая 2018 > № 2606186 Вениамин Кондратьев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 10 мая 2018 > № 2605057 Андрей Мовчан

Чем займется правительство четвертого срока Путина

Андрей Мовчан

Новое правительство окончательно перестает быть местом для выработки стратегий и проведения в жизнь собственной политики. Оно превращается в группу исполнителей, главная задача которых – подобрать правильную методику расчета статистических показателей, чтобы те соответствовали майскому указу и ожиданиям президента

Так уж повелось считать, что Россия – страна непредсказуемостей, русская тройка несется куда незнамо, как – не расскажет, зачем – умом не понять. На этом фоне 7 мая 2018 года останется в истории днем-исключением: представленный на публичное обозрение новым старым премьером (предложенным Думе новым старым президентом) проект нового (не старого) правительства оказался более чем предсказуемым – он в точности соответствует внутриполитическому моменту и отражает завершение растянувшегося на годы перехода России к самодержавной форме правления и полной остановке знаменитой русской тройки.

Да и вообще, новый срок правления Владимира Путина уже с первого дня отличается полной ясностью внутренней политики – она будет основана на тихом отказе от развития и изменений, на фоне ожидаемых гигантских успехов в области креативной отчетности и творческой пропаганды.

Новое правительство интересно прежде всего не теми, кто в нем остался, а теми, кого в нем не будет. В новом правительстве не будет не только ни одного нового лица из числа политических, экономических или кулуарных тяжеловесов; в нем не будет и ни одного старого лица такого калибра. Дворкович и Шувалов покидают правительство, и если бы не уход Рогозина, кто-то мог бы даже подумать о «победе силового клана», но нет – увольнения ровно распределены по спектру политических пристрастий.

Неудивительно, что значимые фигуры российской политики окончательно потеряли интерес к работе в правительстве: зачем сидеть чиновником на маленькой зарплате в вечном страхе публичной порки, а то и антикоррупционного расследования, если можно возглавить госкорпорацию за астрономический оклад, создать собственный бизнес и получить щедрые господряды или просто пойти куда-нибудь советником и зарабатывать на лоббировании. Удивительнее, что президент не настоял на том, чтобы кто-то из тяжеловесов – Сечин, Чемезов, Греф, Кудрин или кто-то еще – в правительство все же вошел.

Вывод из этого можно сделать лишь один: правительство вслед за Думой окончательно перестает быть местом для дискуссий, а равно – для выработки концепций, стратегий, создания нового контента и проведения в жизнь собственной политики или интересов. Последним и единственным центром окончательно становится Кремль; реальным правительством и конгрессом одновременно – администрация президента.

Президентская администрация сделала то, чего не ожидали даже самые большие апологеты президента, – организовала декоративно-конкурентные и внешне честные выборы и выиграла их ему со счетом и явкой, превзошедшими самые смелые ожидания. Неудивительно, что в результате уровень доверия президентской администрации, как и ее значение только выросли.

Будущее правительство становится структурно намного «площе» – значительно больше вице-премьеров, сфера ответственности каждого намного уже, сами сферы несколько страннее. Ну зачем, например, иметь вице-премьера по строительству, особенно того, в чью бытность ответственным за спорт Россию потряс допинговый скандал и позорное отстранение от Олимпиады? На верхний этаж иерархии в правительстве приходят заместитель главы аппарата правительства и начальник контрольного управления «Газпрома».

Несмотря на катастрофическое международное положение России, в ранге вице-премьера не появляется ни одного специалиста по международным отношениям, а внешняя политика вообще остается за рамками полномочий вице-премьеров, зато эфемерная «цифровая экономика» – фетиш нового времени – получает курирующего вице-премьера.

По всей видимости, это означает, что правительство превращается в классический советский исполком – место уж точно не для силовиков, но и не для технократов (все же «кратос» – это по-гречески «власть»), а для техников, квалифицированных исполнителей, занятых текущими внутренними делами, быстро и точно пересылающих документы, формирующих распоряжения на основе указов и указаний президента, составляющих правильные в смысле соответствия ожиданиям отчеты и ни с чем никогда не спорящих.

Есть и еще одна важная деталь – назначение первым вице-премьером Антона Силуанова и сохранение своего поста главой ЦБ Эльвирой Набиуллиной говорит не только о том, что президент не считает проблемой катастрофу частного банковского сектора в России и фактическую национализацию финансовой сферы, но и о высокой (и совершенно заслуженной) оценке макроэкономической монетарной политики, проводимой в России в последние годы. Это назначение – красноречивый ответ всем критикам жесткого монетаризма и справа и слева: эмиссии, льготных кредитов, финансовой поддержки экономики и прочих действий а-ля Венесуэла не будет; это, пожалуй, единственная радостная новость дня.

Техническое правительство получило совершенно технический майский указ в виде комбинации крайне расплывчато сформулированных стратегических целей, на которые можно сразу не обращать никакого внимания, поскольку их формулировка допускает широчайшую трактовку, в том числе и такую, согласно которой они уже выполнены, и мелких практических задач, о выполнении которых также будет сравнительно легко отчитаться вне зависимости от реальности.

Что значит заявить о вхождении в пятерку крупнейших экономик мира? Если речь идет о номинальном ВВП, то сегодня на пятом месте стоит Великобритания с ВВП на 80% больше российского и растущая на 2% в год, в то время как российский ВВП в 2018 году в лучшем случае покажет 1%. Для лучшего понимания: если ВВП России будет расти на 3,5% в год, а ВВП Великобритании так и сохранит 2%-ные темпы роста, то России потребуется 40 лет, чтобы догнать Великобританию. А чтобы догнать ее за 12 лет, потребуется рост ВВП России на более чем 7% в год. Но, даже догнав Великобританию, мы не станем пятыми – перед нами останется Индия, растущая как раз со скоростью 7% в год и имеющая сегодня ВВП на 60% больше российского.

Если говорить о ВВП по ППС (искусственной величине, никак не отражающей реальный размер экономики, но используемой более бедными странами для сокращения разрыва с более богатыми на бумаге), то Россия сегодня отстает от пятого места (где находится Германия) всего на 4,5%. Понятно, что Германия растет сегодня быстрее России, но это не важно – достаточно будет Росстату снизить паритет покупательной способности на 10% (он уже сегодня в России рапортуется сильно заниженный, на уровне Киргизии – видимо, по тем же основаниям), и задание президента выполнено – мы обогнали Германию!

Или как, скажите, обеспечить за какие-то шесть лет «суммарный коэффициент рождаемости 1,7» (кстати, что это? почему «суммарный»? наверное, на 100 жителей в год?) на уровне арабских стран (коэффициент 17 на 1000 жителей – это уровень Ирана, Коста-Рики, Гайаны, Аргентины; даже в закавказских республиках он ниже: в Азербайджане – 16, в Армении – 12, как и в России, в Грузии – 10,8)? В России, живущей вполне по-европейски и уже имеющей коэффициент рождаемости выше, чем в любой европейской стране, в условиях, когда улучшение жизни ведет во всем мире к снижению рождаемости, это кажется невозможным. Но наверняка магическое слово «суммарный» и магический масштаб помогут отчитаться: например, вдруг окажется, что мы считаем этот коэффициент только для населения детородного возраста.

Также несложно обстоят дела со смертностью трудоспособного населения – пока этот показатель в России медленно (примерно на 2% в год) снижается и находится на уровне 530 человек на 100 тысяч населения. За шесть лет он естественным путем должен добраться примерно до 470 человек на 100 тысяч при задании президента 450. Ничего не надо делать, кроме, может быть, изменения методики подсчета трудоспособного населения – достаточно снизить его численность в отчетах всего на 1–2%, и нужный результат будет получен. Правда, непонятно, что делать с повышением пенсионного возраста – если это произойдет, показатель смертности автоматически сильно вырастет.

Многие указы выполняются достаточно просто – путем выделения денег и выбора олигарха, который большую их часть положит в карман. Можно построить множество фельдшерских пунктов (пусть на бумаге или без оборудования, или без фельдшеров). Можно залить деньгами госкорпорации и объявить, что они и их дочерние компании стали инвестиционными.

Ну и, конечно, большая часть задач выполняется просто сменой методики расчетов. Можно легко придумать такой набор критериев, чтобы Россия попала в «десятку ведущих стран мира по качеству общего образования» (пусть этот рейтинг не будет признаваться никем, кроме Кремля). «Ликвидация кадрового дефицита в медицинских организациях» достигается существенным сокращением нормативного времени приема больного и повышением нормативного числа коек на одного врача. Увеличение объема экспорта медицинских услуг достигается учетом в нем услуг, оказываемых иностранным гражданам по «международным» ценам, и так далее.

В метафорическом смысле содержание нового президентского срока тоже определяется четко: русская тройка молчаливо признана окончательно завязшей на переправе из социализма в капитализм, благо разделяющая их река оказалась нефтяной. Наша судьба на ближайшие десятилетия – жизнь без движения, но в нефти со всех сторон, в состоянии постоянного аврала и громких заверений, что вот-вот и мы вытолкнем нашу телегу на правильный берег (какой правильный – каждый будет выбирать сам). А наши власти, состоящие из до боли знакомых фигур (на переправе же никого не меняют), будут в основном поглощены решением одной задачи – как максимально убедительно объявить илистое дно твердой землей, а стояние по оси в вязкой жидкости – конечной целью и полным успехом нашего путешествия.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 10 мая 2018 > № 2605057 Андрей Мовчан


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 8 мая 2018 > № 2600578 Владимир Путин

Президент принял участие в пленарном заседании Госдумы.

Владимир Путин выступил на пленарном заседании Государственной Думы, где представил кандидатуру Дмитрия Медведева на должность Председателя Правительства Российской Федерации.

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги!

Вчера – в соответствии с Конституцией России – внёс на ваше рассмотрение кандидатуру Дмитрия Анатольевича Медведева для получения согласия на назначение его на пост Председателя Правительства России.

Безусловно, Дмитрий Анатольевич не нуждается в особом представлении – последние шесть лет он возглавлял Правительство страны. Вы хорошо знаете, какими сложными были эти годы: Россия, весь мир столкнулись с новыми вызовами, динамично менялась ситуация – для нашей страны это было особенно остро, а порой даже казалось, что драматично.

Несмотря на все эти сложности, Правительству удалось решить не только неординарные, экстренные задачи, но при этом увидеть и сохранить перспективу развития, постоянно наращивать эти возможности, нацеленные на среднесрочную и более отдалённую перспективу. И это, на мой взгляд, чрезвычайно важно.

Эта масштабная, комплексная работа строилась основательно, профессионально и честно. Без погони за какими-то краткосрочными политическими эффектами, ответственно и на долгосрочную, как я уже сказал, перспективу.

Подробный отчёт премьера о работе Правительства состоялся в Государственной Думе совсем недавно, в апреле. Хочу отметить, на мой взгляд, главное: всё достигнутое за прошедшие годы создаёт прочную основу для движения вперёд, для решения тех ключевых исторических задач, о которых говорил и в Послании, и на церемонии вступления в должность Президента нашей страны.

Вы знаете, что вчера мною подписан Указ «О национальных целях и стратегических задачах развития России на период до 2024 года». Речь идёт об активной политике демографического развития и выходе на устойчивый рост численности населения, о прорыве в технологиях и науке, высоких темпах экономического развития, достижении нового качества жизни наших людей, повышении реальных доходов граждан и кардинальном снижении бедности.

О настраивании эффективной системы социальной поддержки, продолжении изменений в образовании и здравоохранении, решении жилищных и экологических проблем, поддержке культуры. Наконец, это запуск крупных инфраструктурных, транспортных, энергетических проектов, развитие Дальнего Востока, Арктики, всех наших регионов, обновление городов и посёлков.

Реализация национальных проектов и программ потребует совместных, слаженных усилий всех уровней и ветвей власти – законодательной и исполнительной, а также всех регионов. Рассчитываю также на активное участие общественных, профессиональных объединений и отечественного делового сообщества.

Повторю, ориентиры заданы действительно масштабные и амбициозные, и для их достижения необходима консолидация всего общества, значим вклад каждого. Вы представляете разные фракции, разные политические силы, но прежде всего представляете наших граждан, ваших избирателей. Уверен, их интересы, нужды, чаяния, а значит и интересы, благополучие России для вас, для всех нас – это главное. Рассчитываю на вашу готовность участвовать в общей командной созидательной работе. Все конструктивные идеи, предложения обязательно будут учитываться в интересах общего дела.

Демократичность, открытость к диалогу и дискуссиям, восприимчивость к содержательным предложениям и критике по существу – всё это стало фирменным, профессиональным стилем предыдущего Правительства. И большая заслуга в формировании такой современной управленческой культуры принадлежит, конечно, и Дмитрию Анатольевичу Медведеву.

Знаю, что вчера и сегодня он уже провёл консультации со всеми фракциями, и уверен – продолжит такое тесное взаимодействие с парламентом и в дальнейшем. Считаю крайне важным обеспечить преемственность и новую динамику работы Правительства. Сегодня всё это имеет огромное значение.

Вчера уже сказал и повторю сегодня: времени на раскачку у нас нет, надо действовать. В этой связи считаю чрезвычайно важным отметить и сказать следующее: за последний год, а может быть, полтора Дмитрий Анатольевич и некоторые члены Администрации, Правительства работали как раз над той программой, которая была изложена мною в Указе, подписанном вчера.

Вот эта самая программа, которую мы все с вами должны будем реализовывать. Это в том числе и Медведев делал со своими подчинёнными и сотрудниками Администрации. Считаю вполне логичным, чтобы эта команда и реализовывала эти планы.

Повторю, ключевая, системообразующая роль здесь будет принадлежать Правительству. Оно должно быть сильным, ответственным, готовым к последовательным и решительным шагам. Его формирование должно быть проведено максимально быстро. В составе Правительства должен быть сформирован профессионального уровня костяк, способный эффективно, инициативно продолжить уже начатое и включиться в работу.

Но прежде всего надо утвердить Председателя Правительства. И ещё раз обращаюсь к вам, ко всем депутатам и представителям всех фракций, хотя Дмитрий Анатольевич представляет ведущую фракцию в парламенте, тем не менее обращаюсь ко всем фракциям. Прошу поддержать моё предложение о назначении на должность Председателя Правительства Российской Федерации Медведева Дмитрия Анатольевича.

Благодарю вас за внимание.

<…>

В.Путин: Сегодняшняя наша встреча посвящена началу формирования Правительства и вашему согласию с предложенной мною кандидатурой. Я вас хочу поблагодарить за сегодняшнее решение.

Наша сегодняшняя встреча не предполагает моей прямой дискуссии с выступавшими, тем не менее некоторые вопросы были обращены непосредственно ко мне. В этой связи просто считаю своим долгом отреагировать на это.

Хотя, честно говоря, большое желание было в ходе ваших выступлений что-то дополнительно прокомментировать, высказать своё мнение. Надеюсь, что Председатель Правительства, выступая, уже сказал об этом.

Если этого недостаточно, то не сомневаюсь, что дискуссия между Правительством и парламентом будет продолжена в абсолютно открытом режиме, тем более что предстоит принимать много серьёзных и важных для страны решений.

Позволю себе несколько замечаний в связи с выступлениями руководителей соответствующих фракций.

Начал эту дискуссию Геннадий Андреевич Зюганов, и действительно, мы много раз с Геннадием Андреевичем на этот счёт говорили, под руководством Коммунистической партии Советского Союза наша страна, Советский Союз достиг очень больших вершин, и Геннадий Андреевич перечислил многие из них: это и космос, и ядерный щит, и так далее и так далее. Геннадий Андреевич не упомянул только одного: под чутким руководством Коммунистической партии Советский Союз прекратил своё существование.

И здесь, конечно, радоваться нечему, здесь, как бы это ни было, хорошо это или плохо, но это исторический факт. Никого, кроме Коммунистической партии, роль которой была закреплена даже в Конституции Советского Союза, не было среди тех, кто руководил этим процессом. Со стороны много было, но КПСС была во главе, и по сути дела руками лидеров КПСС так или иначе состоялось это историческое, я уже много раз по этому поводу высказывался, историческое событие, не буду сейчас его никак комментировать.

Теперь по существу сегодняшнего дня. Действительно, мы первоначально, когда выстраивали программу, изложенную во вчерашнем Указе, исходили из необходимости дополнительно изыскать 10 триллионов рублей, даже, может быть, чуть побольше, это правда, действительно, у нас была такая цифра. На что пойдут эти деньги, в принципе в Указе изложено. Я очень коротко, просто двумя-тремя мазками напомню.

Это здравоохранение, и там везде счётные позиции, нам нужно создать столько-то ФАПов на селе, и это стоит определённых денег. Нам нужно провести цифровизацию всего здравоохранения, это будет стоить столько-то. Нам нужно поменять, скажем, транспорт, нам нужно вложить деньги в образование в сфере медицины, и так далее и так далее. Это всё счётные позиции, это посчитано, примерно сколько стоит.

То же самое в образовании, то же самое в инфраструктуре, мы всё это считали, я же ведь не случайно вам докладывал, когда с трибуны говорил, что на протяжении почти полутора лет и экономический блок Правительства, и коллеги мои в Администрации вместе постоянно этим занимались. Я вам приоткрою карты – до позавчерашнего дня ещё спорили. Поэтому всё посчитали, мы оптимизировали эту цифру до восьми триллионов. Считаем, что восемь триллионов дополнительных расходов будет достаточно. Значит, позже ещё скажу, где мы предполагаем их взять.

Теперь по поводу того, чтобы оторвать от доллара. Я в принципе согласен. Ведь это не просто отрыв от доллара, просто речь идёт о необходимости повышения нашего экономического суверенитета, и это абсолютно правильно. Мы за предыдущие десятилетия, в надежде на то, что будут соблюдаться заявленные принципы в области мировой торговли, мировой экономики, мы как бы вели себя несколько наивно, а теперь мы видим, что и правила ВТО сплошь и рядом нарушаются, ограничения идут по политическим соображениям, которые называют санкциями, причём вводятся всё новые и новые, для того чтобы обеспечить себе любимым конкурентные преимущества. Ну чем иначе объяснить, скажем, решения в сфере алюминия либо металлургии вообще? Только этим на самом деле.

Поэтому, конечно, здесь Геннадий Андреевич прав, нам нужно повышать уровень своего экономического суверенитета. Но это нелинейные решения, ведь, скажем, нефть торгуется в долларах на бирже, и, конечно, мы думаем, что нужно сделать для того, чтобы освободить себя от этого бремени. И больше того, наши партнёры помогают нам, вводя все эти незаконные ограничения, нарушая принципы мировой торговли, потому что весь мир видит, что монополия доллара ненадёжна, она опасная для многих, и дело не только в нас. Скажем, наши золотовалютные резервы диверсифицируются, и мы будем продолжать это делать дальше. Это такая очень тонкая, спокойная настройка, мы будем в этом направлении двигаться.

Теперь, это не Геннадий Андреевич, но всё-таки было сказано по поводу, что у нас «оторвали» Украину и Молдову, сейчас в Армении процессы происходят. Послушайте, никто ничего не отрывал. Мы в своё время распустили Советский Союз, сами это сделали. Это, знаете, как при разводе, супруги разошлись, а один из них говорит: «Но будешь жить по моим правилам».

Так не бывает, и надо относиться к этому как к данности, надо понимать, что это суверенные государства, и они вправе, имеют право проводить свою собственную политику и нужно относиться к этому с уважением, потому что по-другому ничего не выйдет, по-другому не выйдет строительство отношений вообще никак, никаким образом. Но мы, разумеется, должны защищать свои интересы, а не бросаться деньгами, а сейчас об этом тоже ещё позволю себе несколько слов сказать.

Так всё-таки за счёт чего нам удастся получить эти дополнительные ресурсы в объёме не менее восьми триллионов, для того чтобы решать поставленные в указах задачи?

Первое. Мы всё-таки рассчитываем, и в том числе с вашей поддержкой, при принятии соответствующих решений обеспечить рост экономики, и от роста объёма экономики будут дополнительные доходы.

Второе. Мы, конечно, должны будем очень внимательно посмотреть на макроэкономическую политику, не нарушая макроэкономической устойчивости.

Мы должны, точно совершенно, внимательно посмотреть на налоговую систему. Мы говорили, и бизнес об этом знает, мы приняли решение шесть лет назад и сказали, что постараемся налоговую систему не менять. В целом, конечно, есть претензия по неналоговой нагрузке, мы это знаем и будем с этим дальше системно бороться, но в целом налоговую нагрузку мы не меняли.

Мы договорились о чём, и публично об этом сказали, мы сейчас вот выстроим новые предложения, сделаем, выстроим, зафиксируем и будем придерживаться принятых правил, но в рамках того, что мы выстроим и из того, что будем делать, тоже надеемся получить дополнительные ресурсы.

Есть и так называемые «общие системные меры», сейчас не буду их просто перечислять, они вроде бы как бы мелкие, но по каждой из них мы надеемся получить по 300, по 400 миллиардов, в целом 1 триллион 200 миллиардов.

То есть хочу вас заверить, уважаемые коллеги, в том, что это не просто болтовня и слова, мы всё считали. Я не знаю, как это у Правительства будет получаться в ходе практической реализации того, что мы планируем делать, надеюсь, что будет всё получаться так, как мы и планируем. Но в целом это такая системная, должна быть системная и выстроенная работа.

Теперь по поводу коалиционности Правительства, о которой говорил уважаемый Владимир Вольфович. Мы много, неоднократно, во всяком случае с Владимиром Вольфовичем, говорили об этом, возвращались, были у него и неплохо реализованные предложения по руководителям регионов Российской Федерации.

Мы открыты для ваших предложений, причём от всех фракций: и по формированию Правительства, по комитетам, по министрам, по министерствам в целом. Главное – это даже не политические пристрастия, а личные и деловые, профессиональные качества.

Теперь по поводу управляющих компаний. Вроде такой частный вопрос, но очень важный для граждан страны. И я согласен с Владимиром Вольфовичем, эта система, такая система, которая была выстроена раньше в рамках управляющих компаний, она себя не зарекомендовала, мягко говоря, с лучшей стороны. Поэтому там и принимается ряд решений, направленных на то, чтобы ситуацию изменить к лучшему.

Теперь по поводу помощи либо воздержания от помощи нашим зарубежным партнёрам. Всё-таки главный источник нашего благосостояния и процветания – не ограничение в помощи другим странам, а в правильном выборе экономической политики и, соответственно, социальной.

Что касается помогать или не помогать. Вы знаете, здесь тоже, в общем, прежде всего, и здесь, кстати, Владимир Вольфович, может быть, и прав, прежде всего мы должны ориентироваться на свои собственные интересы. И когда мы кому-то оказываем поддержку, мы должны просто прагматично на эти вещи смотреть. Оказывая эту поддержку, мы должны либо рынок для своих товаров создавать, увеличивать покупательную способность в той или другой стране, либо создавать нужную нам кооперацию, создавать компетенции в других странах, которые нам нужны для этой общей, совместной работы. И в конечном итоге получать общий положительный экономический эффект, который называется синергией.

Вот мы говорим об объединениях, они скромные пока, но дают нам положительный эффект в рамках того же ЕАЭС, а если будем двигаться дальше, получим и дополнительные источники роста.

Конечно, не могу не согласиться с Сергеем Ивановичем, что Правительство должно быть единой командой, так же как и должна быть выстроена работа между Правительством и парламентом как единая команда.

Теперь по поводу предложения Сергея Михайловича. Сразу скажу, что невозврат НДС – это спорное предложение. В мире нигде такого, насколько я понимаю, не делается. То же самое касается и того, что нас на международных рынках не ждут. Это правда, нас не ждут, но это совсем не значит, что мы должны от этого отказываться.

Наоборот, мы должны за это бороться. Больше того, продвигая наши товары на международные рынки, мы делаем их глобально конкурентоспособными, а это значит, мы поднимаем уровень своего собственного производства внутри страны. Это значит, у нас внутренний потребитель будет пользоваться товарами и услугами, не уступающими мировым аналогам, а лучше всего превышающими эти аналоги, другого пути нет.

Если мы замкнёмся и будем как огурцы в бочке сами себя солить, ничего хорошего из этого не получится, только огурцы вкуснее становятся, понимаете, да и то туда ещё нужно чего-то добавить, как специалисты говорят. Поэтому мы не должны заниматься самоизоляцией ни в коем случае.

Да, и смотрите, по некоторым видам производств мы достигли такого уровня, что нашего внутреннего рынка уже не хватает, я уже не говорю про нефть и газ, которые мы не в состоянии даже потребить. Просто даже если мы будем всё расширять и расширять внутреннее потребление, что мы должны, безусловно, делать, это точно совершенно, но у нас наши основные компании не будут получать нужного дохода для того, чтобы заниматься, скажем, той же самой газификацией, это всё взаимосвязано очень сильно. Но металлургическая промышленность точно переразмерена для внутреннего рынка и нефтехимия переразмерена для внутреннего рынка, мы столько не сможем потребить, чего же нам отказываться от зарубежных рынков.

Сельское хозяйство у нас сейчас становится конкурентоспособным, мы боремся, скажем, за китайский рынок свинины, допустим, до сих пор, пока ещё не достигли нужного результата. Но надеюсь, наши китайские друзья отреагируют, сейчас уже определённые шаги в этом направлении предпринимаются, тем более если они там с американцами начнут тягаться и китайцы закроют американскую свинину, а мы тут как тут со своими хрюшками. Поэтому зачем нам отказываться? Ни в коем случае нельзя этого делать.

Значит, по поводу ликвидации социальных фондов. Это революционное предложение с неизвестными последствиями. Поэтому здесь спешить точно не будем.

Да, и наконец, очень важный социальный вопрос. Сергей Михайлович сказал, что количество бедных не уменьшается. Уменьшается.

Во-первых, у нас по сравнению с 2000 годом в два раза меньше бедных, в два раза, но в 2008 году, и я говорил об этом уже неоднократно, надо всегда быть объективными и честными, в связи с тем, что у нас возникли кризисные явления, связанные с целым рядом причин, не только с этими санкциями пресловутыми, но с падением цен на наши традиционные товары экспорта. У нас и производство замедлило темпы роста, и уровень доходов граждан сократился, заработные платы припали. Мы это всё говорили, и всё открыто.

Но в настоящее время наблюдается в связи с ростом экономики, а у нас скромными темпами, но растёт, скромными – потому что нам этого недостаточно, но всё-таки рост происходит, растут и заработные платы. За ними подрастают и доходы населения в целом. Поэтому количество бедных всё-таки уменьшается. Уменьшается недостаточными для нас темпами.

Поэтому одна из главных задач Правительства – таргетировать эту бедность, бороться с ней и победить. Так же как и победить другие проблемы, которые перед нами стоят, решить и другие задачи глобального, капитального, прорывного развития нашего Отечества, нашей любимой страны – России.

Спасибо вам большое за внимание.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 8 мая 2018 > № 2600578 Владимир Путин


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 8 мая 2018 > № 2598632 Андрей Перцев

Проверенные временем. Что говорит о Путине четвертого срока новый состав правительства

Андрей Перцев

Новыми проблемами и вызовами попробует заняться старая гвардия – грядущие назначения показывают, что технократические эксперименты с молодежью возможны для Владимира Путина в лучшем случае на региональном уровне, а высокие посты в правительстве он сейчас предпочитает доверять хорошо знакомым людям

Предложение Владимира Путина вновь назначить Дмитрия Медведева премьер-министром не было неожиданностью. О новом фаворите президента – министре экономики Максиме Орешкине – СМИ, конечно, писали: молодой, технократ, все признаки новой восходящей звезды. О старых фаворитах – Юрии Трутневе и Алексее Кудрине – тоже ходили разговоры. Но наиболее вероятным казался инерционный сценарий, который, собственно, и реализовался.

Не раз показавший готовность вовремя уступить, пусть и в ущерб себе, Медведев выглядит идеальным кандидатом – особенно в свете надвигающихся непопулярных реформ, вроде повышения пенсионного возраста, подоходного налога и введения налога с продаж. Премьер неизбежно станет мишенью для критики и протестов – Медведева уже критикуют КПРФ и «Справедливая Россия», которые объявили, что не будут поддерживать его кандидатуру, а ведь реформы еще не стартовали.

Премьерство в таких условиях не тянет на ступень для преемничества, а значит, мало подходит для человека с серьезными политическими амбициями. Новый корпус вице-премьеров тоже выглядит для Медведева не самым комфортным. Он потерял своего человека – Аркадия Дворковича, который контролировал ключевые направления: ТЭК, промышленность, транспорт и связь. Замену он получил не самую утешительную – однокурсник премьера Константин Чуйченко возглавит аппарат правительства.

Остальные заместители Медведева – совсем не его люди и даже не распиаренные «молодые технократы», которым, казалось бы, везде в России теперь дорога и почет. Вместо этого пошли обратные процессы. Все вице-премьеры, кроме куратора связи и информационной политики Максима Акимова, – старые проверенные кадры, которые либо работают в правительстве еще с 90-х годов (и работали с Путиным во время его премьерства), либо хорошо знакомы Владимиру Путину со времен мэрии Санкт-Петербурга (и опять-таки были в путинском правительстве).

Из воронежской ссылки на повышение (аграрный вице-премьер) пошел экс министр сельского хозяйства Алексей Гордеев, который на посту губернатора не раз критиковал правительство Дмитрия Медведева за бюджетные отношения с регионами. Повышение по сравнению с прежней должностью главы Минздравсоцразвития в путинском кабинете 2008–2012 годов получила Татьяна Голикова (сейчас глава Счетной палаты) – она будет вице-премьером по социалке. Первым вице-премьером с сохранением министерского поста будет министр финансов Антон Силуанов. Все трое занимали достаточно высокие посты в правительстве еще в 90-е годы.

Новое распределение полномочий получили действующие вице-премьеры. Дмитрий Козак с кураторства регионов и национальных отношений переведен на промышленность и, вероятно, энергетический комплекс. Виталий Мутко вместо спорта займется регионами и строительством. Ольга Голодец вместо социалки будет курировать культуру и спорт. Останется вице-премьером полпред по Дальневосточному округу Юрий Трутнев.

Не получат переназначение зампреды, которых нельзя назвать ни путинскими, ни медведевскими, ни представителями групп из ближайшего окружения президента, – Александр Хлопонин и Дмитрий Рогозин. Хлопонин – выходец из «Норникеля» и группы «Онэксим» Михаила Прохорова. Назначение Рогозина, который был известен националистическими позициями, вице-премьером по оборонке выглядело в свое время эффектным пиар-ходом. В новом правительстве их уже не будет.

Ушел с поста десять лет проработавший первым вице-премьером Игорь Шувалов. Не получил продления полномочий руководитель аппарата правительства Сергей Приходько. Фамилии Приходько, Хлопонина и Шувалова фигурировали в антикоррупционных расследованиях Алексея Навального. Кроме того, Игорь Шувалов и Алексей Хлопонин по декларациям были одними из самых богатых чиновников правительства.

Ризы Шувалова и Хлопонина разделят Силуанов и, видимо, Гордеев. Преемником журналиста и политика Рогозина станет технарь Юрий Борисов, который пока занимает пост замминистра обороны. Вряд ли можно считать, что ушедшие чиновники пали жертвой публичных скандалов – о вернувшихся Голиковой и Гордееве в свое время тоже говорили очень много. Однако пока эффект от увольнения Шувалова, Приходько и Хлопонина именно такой: погорели на корги, Насте Рыбке, продаже виллы Прохорову (к каждой фамилии подставить нужное).

Что объединяет новых вице-премьеров? Многие из них – люди, которые с готовностью и покорностью перемещались на посты, которые им предлагал Владимир Путин, делали непопулярные шаги. В этом они чем-то похожи на Дмитрия Медведева. Гордеев уехал в не любимый им Воронеж и руководил регионом почти 10 лет. Голикова перемещалась в Счетную палату, а во время работы в правительстве была одним из авторов монетизации льгот. Разные посты – от руководителя аппарата правительства до полпреда в Южном округе – занимал Дмитрий Козак. Теперь по горизонтали перемещается и Ольга Голодец с Виталием Мутко. Антон Силуанов терпеливо двигался вверх по вертикали.

Вторая особенность нового вице-премьерского корпуса – примерно половина зампредов будут работать в новых для себя сферах и покинут зону комфорта. Дмитрию Козаку предстоит изучить вопросы промышленности; аппаратчику Максиму Акимову – информатизацию и связь; Мутко после спорта попробует разобраться в разнообразии регионов и строительстве; Ольга Голодец изучит вопросы культуры и спорта. В этом смысле назначения можно назвать антитехнократичными, ведь технократ – это не только чиновник без политических амбиций, но еще и профессионал в своей области. Половине зампредов в своих областях кураторства придется разбираться заново.

Новыми проблемами и вызовами попробует заняться старая гвардия – грядущие назначения показывают, что технократические эксперименты с молодежью возможны для Владимира Путина в лучшем случае на региональном уровне, а высокие посты в правительстве он сейчас предпочитает доверять хорошо знакомым людям. В этом контексте новые конкурсы внутриполитического блока администрации президента или амбициозные планы единороссов начинают блекнуть – какие кадровые лифты, если в итоге президент все равно выбирает людей, с которыми работает десяток лет (а то и не один)?

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 8 мая 2018 > № 2598632 Андрей Перцев


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Металлургия, горнодобыча > minfin.ru, 8 мая 2018 > № 2597972 Александр Ахполов

Интервью Директора Департамента государственного регулирования в сфере производства, переработки и обращения драгоценных металлов и драгоценных камней и валютного контроля Александра Ахполова журналу "Бюджет"

О перспективах развития отрасли драгоценных металлов и драгоценных камней

Ахполов Александр Алиханович

Директор Департамента государственного регулирования в сфере производства, переработки и обращения драгоценных металлов и драгоценных камней и валютного контроля

Выгодны ли инвестиции в золото, как организован государственный контроль за обращением драгметаллов и драгоценных камней, что ждет производителей ювелирных украшений в ближайшей перспективе? Об этом рассказал директор Департамента государственного регулирования в сфере производства, переработки и обращения драгоценных металлов и драгоценных камней и валютного контроля Министерства финансов РФ Александр Алиханович Ахполов.

– Александр Алиханович, контрольные полномочия в сфере оборота драгоценных металлов и камней Минфин России получил в связи со вступлением в силу Федерального закона от 2 мая 2015 года № 111 ФЗ. Какие меры для усиления контроля были приняты после этого?

– Хотел бы отметить, что контроль в отрасли драгоценных металлов и драгоценных камней после принятия Федерального закона от 26 декабря 2008 года № 294 ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» фактически не осуществлялся с 2009 года. Естественно, что длительное отсутствие контроля в отрасли весьма плачевно отразилось на рынке драгоценных металлов и драгоценных камней, и мы столкнулись с колоссальным противодействием при реализации поставленных перед нами задач по созданию условий для обеления рынка и его защиты от контрафактной и контрабандной продукции. На протяжении шести лет Минфин России совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти проделал масштабную работу по актуализации основного отраслевого законодательства, по восстановлению государственного контроля за производством, использованием и обращением драгоценных металлов, а также за добычей, использованием и обращением драгоценных камней. В результате в 2015 году был принят Федеральный закон № 111 ФЗ, который не только восстановил государственный контроль в отрасли, но и способствовал пересмотру всего отраслевого законодательства на всех уровнях, а также позволил Минфину России и правоохранительным органам выявить основные правонарушения и проблемы в указанной отрасли и одновременно оценить ее потенциал. Это был первый шаг по реформированию отрасли.

В целях реализации восстановленных контрольных полномочий в период 2015–2016 годов было принято около 50 нормативных правовых актов, включая 12 постановлений Правительства РФ. При этом все нормы направлены не на ужесточение контроля, а на его совершенствование. Мы, конечно, стараемся постоянно мониторить ситуацию в отрасли и анализировать изменения, которые происходят вследствие принятых нами решений. Можно с уверенностью сказать, что принятые нами меры уже привели к ощутимым результатам. Например, норма, предусматривающая обязательный аффинаж лома и отходов драгоценных металлов, способствовала увеличению объема поступления вторичного металла на аффинажные заводы в 18 раз за три года: с двух тонн в 2014 году до 36,5 тонны в 2017 году. А это было как раз одно из тех нормативных изменений, которое в 2015 году вызывало наибольшее сопротивление со стороны участников рынка.

Благодаря установлению с 2015 года режима постоянного государственного надзора в аффинажных организациях в зоне контроля государства сегодня находится порядка 83–90 процентов годового объема рынка драгоценных металлов. И все же, по разным экспертным оценкам, вне зоны контроля находится от 30 до 60 тонн золота ежегодно. К сожалению, анализ ситуации, складывающейся на рынке ювелирных изделий и драгоценных камней, показал, что отсутствие возможности проведения плановых проверок в отношении более 97 процентов субъектов рынка привело к увеличению объема нелегального оборота драгоценных камней до 95 процентов, ювелирных изделий – до 50 процентов.

В соответствии с Законом № 294 ФЗ организации и индивидуальные предприниматели, в том числе в отрасли драгоценных металлов и драгоценных камней, подлежат проверке не чаще одного раза в три года. Указанная норма позволяет недобросовестным участникам перерегистрироваться до истечения трехлетнего периода бесконечное количество раз, что способствует выводу из-под государственного контроля значительной части участников рынка. Также указанным законом введен запрет на осуществление плановых проверок в отношении субъектов малого предпринимательства до конца 2018 года, и сегодня уже рассматривается вопрос о его продлении. При этом, по данным ФКУ «Пробирная палата России», в 2017 году более 90 процентов организаций и индивидуальных предпринимателей, стоящих на специальном учете, относились к субъектам малого предпринимательства. Упомянутые ограничения делают контроль за оборотом драгоценных камней неэффективным. В итоге, по официальным данным, в 2017 году стоимость драгоценных камней, которые могли быть использованы в Российской Федерации в качестве ювелирных вставок, составила около 2,5 миллиарда рублей. А по экспертным оценкам, в ювелирных изделиях в 2017 году их оказалось на сумму более 50 миллиардов рублей.

– То есть необходима корректировка подходов к осуществлению контрольной деятельности?

– Основная задача, которую мы ставим перед собой сегодня, это внедрение принципиально новых механизмов контроля в отрасли, обеспечивающих защиту интересов в первую очередь добросовестных производителей и, как следствие, интересов государства. Согласитесь, что в условиях такой доли контрафактной и контрабандной продукции добросовестный производитель всегда будет проигрывать и в итоге разорится либо будет вынужден уйти в серую зону. Все наши аналитические материалы и предложения по исправлению складывающейся в отрасли ситуации были представлены на Межведомственной рабочей группе по противодействию незаконным финансовым операциям в октябре 2017 года. После этого мы получили ряд поручений Президента РФ, которые направлены на совершенствование государственного контроля, в том числе совершенствование процедуры специального учета, вывода из-под моратория на проведение плановых проверок организаций, работающих в сфере драгоценных металлов и драгоценных камней, усиление административной ответственности за нарушения отраслевых правил. Особое внимание в перечне поручений Президента РФ уделено созданию единого информационного пространства для обеспечения прослеживаемости драгоценных металлов и драгоценных камней, а также изделий из них на всех этапах их оборота, в том числе посредством маркировки.

Реализация указанных поручений – это фактически второй серьезный шаг по реформированию нашей отрасли после изменений 2015 года. Конечно, мы понимаем, что на этом пути нам предстоит столкнуться с жестким противодействием. Мы уже его ощущаем. Но изменения 2015 года показали, что у отрасли есть потенциал, есть результаты нашей работы, поэтому настроены мы оптимистично и намерены двигаться дальше.

При этом в процессе работы стараемся учитывать все предложения и замечания, поступающие от представителей отрасли. Для достижения баланса интересов государства, граждан и бизнеса мы существенно изменили формат общения с отраслью и сегодня абсолютно открыты для всех ее представителей. Еще раз повторяю, что главная цель нашей работы – это поддержка добросовестных производителей и развитие отрасли в целом.

– Как возникла идея создания интегрированной информационной системы в сфере контроля за оборотом драгоценных металлов и камней? В чем ее основная концепция?

– Идея создания интегрированной информационной системы, которая позволила бы обеспечить прослеживаемость драгоценных металлов и драгоценных камней, а также изделий из них на всех этапах их оборота, возникла изначально от желания иметь оперативно достоверную отраслевую статистику и существенно упростить ряд административных процедур, максимально исключив человеческий фактор и обеспечив электронное взаимодействие регулятора, контролеров и бизнеса. В сентябре 2017 года идея разработки информационной системы была представлена на Московском финансовом форуме-2017, а уже в конце октября пункт о создании такой системы вошел в перечень поручений Президента РФ, о котором я ранее упоминал. Перед нами поставлена задача протестировать систему в пилотном режиме с 1 июня 2018 года и окончательно ввести ее с 1 января 2019 года. В связи с этим принято постановление Правительства РФ от 24 марта 2018 года № 321 «О проведении эксперимента по маркировке отдельных видов драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них», согласно которому эксперимент будет проведен с 1 июня по 1 ноября 2018 года. По итогам проведенного эксперимента Минфин России совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти подготовит доклад и направит его в Правительство РФ.

Конечно, сроки создания системы крайне сжатые, поэтому главная задача на этапе подготовки к запуску пилотного проекта – максимально учесть предложения и замечания участников рынка и провести все необходимые доработки. Общая концепция заключается в том, что для всех организаций, работающих в отрасли, в системе будут созданы личные кабинеты, в которых будет содержаться необходимая информация о них, формироваться отчетность по их деятельности, в том числе об обороте драгоценных металлов, драгоценных камней и изделий из них. Через эту систему мы как раз и хотим реализовать риск-ориентированную модель контроля. Предполагается, что система автоматически будет выявлять и сигнализировать о несоответствии введенных данных, а также о сомнительных операциях.

Сформированная в системе база данных позволит бизнесу планировать свою деятельность на основе реальных и оперативных показателей рынка. Отдельные функционалы этой системы будут направлены в том числе на защиту прав потребителей. Покупатель сможет в процессе приобретения изделия получить полную информацию о производителе и самом изделии путем сканирования QR-code посредством своего смартфона.

– Как вы считаете, сегодня выгодно вкладывать инвестиции в драгоценные металлы и камни? Какие недостатки и преимущества у такого инвестирования?

– Золото, на наш взгляд, является перспективным инвестиционным активом. Посмотрим на статистику: в Китае население приобретает инвестиционное золото в виде слитков и монет в объеме 285 тонн, в Германии, где не добывается ни грамма золота, – 105 тонн, в США – 93 тонны. А в России, которая занимает третье место в мире по добыче и где за 2017 год произведено 307 тонн золота, – 4 тонны.

– С чем это связано?

– Это связано с тем, что в России недостаточно уделяется внимание золоту как средству накопления и альтернативе валюты. Также отсутствует механизм приобретения физического золота. Дело в том, что в России при покупке золотых слитков физическими лицами взимается НДС по ставке 18 процентов. При продаже слитка банку сумма НДС физическому лицу не возвращается. Мы пытаемся решить эту проблему, подготовили различные варианты: установление особого порядка оборота мерных слитков при их реализации населению либо полная отмена НДС на золото.

Надеюсь, что в 2018 году проделанная работа даст свои результаты. Тем более что по этому вопросу к нам все чаще обращаются представители практически всех секторов рынка драгоценных металлов, так как из-за существования различных налоговых режимов на всех этапах оборота драгметаллов, от добычи до конечной реализации, у них возникают проблемы. Более того, существующие правила взимания НДС в этой сфере настолько несовершенны, что позволяют недобросовестным участникам рынка осуществлять незаконный оборот золота, использовать нелегальные схемы в виде незаконного возмещения НДС, а также уклонения от его уплаты.

В качестве примера приведем цифры: по нашим расчетам, сумма возмещенного из бюджета НДС в 2016 году превысила сумму налога, поступившую в бюджет от операций с драгоценными металлами и камнями, на 5,5 миллиарда рублей. Мы считаем, что золото в качестве инвестиционного актива будет способствовать снижению уровня ажиотажного спроса на валюту, имевшего место в недавнем прошлом, и будет служить ее альтернативой.

– Что вы можете сказать о перспективах развития отрасли драгоценных металлов и камней?

– Уверены, что после успешной реализации поставленных перед Минфином России задач потенциал отрасли многократно возрастет.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Металлургия, горнодобыча > minfin.ru, 8 мая 2018 > № 2597972 Александр Ахполов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 8 мая 2018 > № 2597917 Леонид Бершидский

Путин 4.0 предлагает почти то же самое

Теперь, когда Владимир Путин вступил в должность президента в четвертый раз, повторное назначение Дмитрия Медведева на пост премьер-министра убивает всякую надежду на перемены в экономической политике

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Последние несколько лет президент России Владимир Путин часто удивлял обозревателей на Западе, но, если речь заходит об управлении Россией, он не любит сюрпризы. Теперь, когда он вступил в должность президента в четвертый раз, его решение снова назначить премьер-министром Дмитрия Медведева должно положить конец всем надеждам на значимые перемены в экономической политике, даже если бывший министр финансов Алексей Кудрин — главная надежда российских «системных либералов» — получит место в Кремле.

Третий президентский срок Путина оказался достаточно бурным. Евросоюз заставил государственного гиганта «Газпром» пересмотреть условия его ключевых европейских контрактов и снизить цены. Агрессия России на Украине повлекла за собой введение санкций. Между тем Медведев провел эти шесть лет, руководя всем «из-за угла» и избегая любых решений, которые требовали бы мужества или прозорливости (если, конечно, не принимать во внимание плохо продуманные контрсанкции против европейских продуктов питания). Между тем глава Центробанка России Эльвира Набиуллина брала на себя ответственность за самые важные экономические шаги, совершенные с 2012 по 2018 год, включая решение отпустить курс рубля в свободное плавание, подавление темпов инфляции и чистку банковской системы, которая обернулась ее фактической национализацией.

Если кто-то в правительстве и помогал Набиуллиной выполнять ее тяжелую работу, то это был министр финансов Антон Силуанов, бывший заместитель Кудрина. Его экономность в процессе планирования бюджета и его попытки переместить государственные займы на внутренний рынок помогли России продемонстрировать ее устойчивость на фоне неблагоприятных обстоятельств.

Тем не менее, Набиуллина и Силуанов, которые, вероятнее всего, сохранят за собой свои должности, в основном занимались ликвидацией негативных последствий. Российская окостеневшая система, в которой господствуют несколько государственных компаний и которая зависит от госзакупок, нуждается в более дальновидных и решительных действиях, чтобы увеличить ее жалкие темпы роста — по прогнозам «Блумберг» (Bloomberg), в 2018 году он составит 1,8%, что в половину меньше прогнозируемого глобального роста.

Кудрин — единственный человек в путинском лагере, который продемонстрировал такую прозорливость. В конце апреля его Центр стратегических разработок создал сайт, посвященный стратегии развития страны на следующий президентский срок Путина, который завершится в 2024 году. Главная идея заключается в том, чтобы инвестировать больше средств в российский человеческий капитал посредством акцента на образовании, здравоохранении, поддержке предпринимательства и исследовательских грантах. Реализация предложения по созданию единой цифровой платформы для государства позволит сократить число чиновников на треть. Россия сможет быстро уменьшить свою зависимость от сырья, переключившись на бизнес в сфере инноваций и экспорт услуг.

Проблема программы Кудрина заключается в том, что в ней не учитываются особенности той автократической, глубоко коррумпированной, неэффективной системы, которую Путин создал за 18 лет у власти. Как будто она может внезапно исчезнуть, а на ее место придет искусственный интеллект. Мечтательный характер этого плана очень напоминает саудовское «Видение 2030» — сверхамбициозную программу трансформации этого нефтяного королевства, составленную кронпринцем Мохаммедом ибн Салманом.

Ожидается, что Кудрин будет вознагражден за свои мечтания какой-нибудь высокой должностью — вероятнее всего, должностью заместителя главы администрации президента Путина. Поскольку повторное назначение Медведева было делом решенным, мало кто предполагал, что Кудрин войдет в состав кабинета. Его отношения с Медведевым были весьма натянутыми с 2011 года, когда нынешний премьер-министр и тогдашний президент Медведев публично потребовал отставки Кудрина в связи с разногласиями в вопросе военных расходов. (Кудрин считал, что расходы были слишком высокими, и теперь уже понятно, почему Путин в том споре встал на сторону Медведева.)

Став высокопоставленным членом администрации Путина, Кудрин получит независимость от кабинета Медведева и доступ к президенту. «Системные либералы» увидели в инаугурационной речи Путина повод для надежды на то, что президент, возможно, будет хотя бы иногда к нему прислушиваться. Пользуясь формулировками из плана Кудрина, Путин сказал:

«Нам нужны прорывы во всех сферах жизни. Глубоко убежден, такой рывок способно обеспечить только свободное общество, которое воспринимает все новое и все передовое и отторгает несправедливость, косность, дремучее охранительство и бюрократическую мертвечину — все то, что сковывает людей, мешает им в полной мере раскрыться, реализовать себя».

Это не обещание либерализации, а скорее намек на то, что риторика станет более либеральной теперь, когда Россия уже закрепила свою антизападную внешнеполитическую позицию и приоритеты безопасности. Кудрин, который в течение предыдущего президентского срока Путина не управлял ничем, кроме аналитического центра, может помочь продвигать эту новую риторику как внутри страны, так и на международной арене.

Проблема заключается в том, что в рамках российской системы только Путин способен управлять российской экономикой из Кремля. Кабинет, центробанк и руководители государственных компаний держат в своих руках рычаги. И, если Кудрин станет своеобразным теневым премьер-министром, не имеющим никаких реальных полномочий, Медведев неизбежно будет видеть в нем соперника и помеху, которую необходимо нейтрализовать. Сонный премьер-министр, возможно, и не является провидцем, но он хорошо умеет использовать систему в своих интересах.

Таким образом, в начале четвертого президентского срока Путина от экономической политики России не стоит ожидать каких-то сюрпризов.

Путин действительно хочет увидеть прорыв, и об этом свидетельствует его первый указ, который он подписал в день своей инаугурации. В нем говорится о необходимости к 2024 года наполовину уменьшить уровень бедности, увеличить среднюю продолжительность жизни с 72,5 до 78 лет и сделать Россию одной из пяти крупнейших экономик мира (по данным Международного валютного фонда, сегодня она занимает 11 место). Но он хочет увидеть такой прорыв, который не потребует от него никаких реальных перемен. Если эти мечты не сбудутся, ничего страшного, потому что перемены, которые могут подорвать основы его власти, гораздо опаснее для него, чем очередное маловыразительное повторение статус-кво.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 8 мая 2018 > № 2597917 Леонид Бершидский


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 8 мая 2018 > № 2597880 Петр Порошенко

Один день с Петром Порошенко

Focus, Германия

«Фокус» сопровождал украинского президента в одной из его поездок по стране. За это время стало очевидным, насколько активно сосед России готов бороться за свою идентичность. Разговор шел также об оружии и деньгах.

Этим утром на Софийской площади в Киеве собрались сотни военнослужащих пограничных войск и воспитанников военных училищ. Из громкоговорителей льется песня о защите «Матери Украины». Исполнители народных танцев с национальными флагами, повязанными вокруг бедер, оттачивают последние па. На гигантском стенде написано: «Украина есть и будет». В центральной части площади руководители аппарата безопасности переговариваются с другими гостями. Все ждут Петра Порошенко, президента, чтобы вместе с ним отметить новый украинский праздник. Когда Порошенко наконец приезжает, то по пути к подиуму под звуки военного марша он машинально переходит на строевой шаг.

Собравшиеся тут люди празднуют День пограничника, который с этого года отмечается не 28 мая, как в России, а 30 апреля. Почти в это же самое время 100 лет назад возникло первое украинское национальное государство. Дата символическая, как и площадь, на которой происходит церемония. Собор на Софийской площади, построенный 1000 лет назад по образцу византийской Святой Софии в Константинополе, был центром Киевской империи. Украина должна, как громко проговорил в микрофон Порошенко, освободиться от ментальной зависимости от России.

Вот уже четыре года, как этот шоколадный фабрикант, чье состояние оценивается в 835 миллионов евро, возглавляет страну, находящуюся в состоянии войны. В 2014 году Россия аннексировала Крым и оккупировала часть Восточной Украины. С тех пор погибли 10 тысяч человек, перспективы решения конфликта не проглядываются, стрельба происходит почти каждый день.

На патриотическое мероприятие на Софийской площади пришли несколько десятков киевлян. Некоторым из них Порошенко жмет руку. Затем лимузин отвозит его к вертолету.

«Фокус»: Г-н Порошенко, вы любите представляться как главнокомандующий. Это проще, чем быть президентом?

Петр Порошенко: Совершенно точно нет. Я — гражданский человек.

— Но вы же часто называете себя президентом военного времени.

— Я президент мирного времени. Я мечтаю о мире. Мы могли бы прекрасно развивать нашу страну, если бы не война. В Донбассе мы потеряли 25% нашего промышленного потенциала. Шесть процентов нашего ВВП тратится на безопасность и оборону. Россия ввела полное эмбарго на наши продукты. А ее доля в экспорте в Украину упала с 33 до 9% и состоит лишь из транзита газа и энергоносителей.

— Вы подчеркиваете все время, что украинская идентичность крайне важна. Возникает впечатление, что вы хотите это добиться, протестуя против всего русского.

— Мы не выступаем против кого-то. Возьмите церковь. Каждая страна должна иметь свою собственную. Только лишь у Украины, Белоруссии и Молдавии на это якобы права нет. Перед войной с Россией спор о православной церкви еще можно было терпеть. Но после российской агрессии — нет. Русская православная церковь действует по указке Москвы. Я надеюсь, что мой призыв к Варфоломею, патриарху Константинопольскому, не останется без ответа, и он предоставит нам право на свою собственную унитарную церковь. Украинская церковь была основана 1000 лет назад в Константинополе. То есть мы возвращаемся в ее лоно.

— А что получат от этого украинцы?

— Это просто важно для нашей независимости. Мы тогда сами будем определять нашу церковную иерархию и поклоняться своим святым, а не Путину и патриарху Кириллу. Вы можете себе представить, чтобы украинская мать, потерявшая сына на войне, пошла в русскую православную церковь? Нам противна мысль, что нас и дальше будут считать частью советской или российской империи.

— Но общего советского прошлого вы ведь отрицать не можете.

— Наше прошлое связано с Европой, а у русских — нет. Мы пытаемся сейчас вернуться в европейскую семью народов. И это касается не только Западной, но и Центральной Украины. В 2013 году только 35% наших граждан были за Европу и 16% за членство в НАТО. Теперь 70% за ЕС и 56% за НАТО. И знаете, кто нас сплотил? Путин.

— Значит, что-то хорошее в нем есть.

— Нет в нем ничего хорошего. Мы больше не доверяем России.

— 10 мая вы встречаетесь с Ангелой Меркель и Эммануэлем Макроном в Аахене, чтобы после долгого перерыва поговорить о конфликте на Украине. Чего вы ожидаете от этой встречи?

— Канцлер сыграла исключительно важную роль в обретении нами независимости и поддерживала нас в самое трудное время. Оба они (Меркель и Макрон — ред.) были недавно в США, и я ожидаю, что США и ЕС будут тесно координировать свои действия по созданию миротворческой миссии ООН и по улучшению координации санкций. Они — важный рычаг для того, чтобы усадить Россию за стол переговоров и заставить ее выполнить минские договоренности. Мы отчаянно нуждаемся в прорыве. Это могла бы быть миротворческая миссия, которая обеспечила бы необходимую безопасность для свободных и честных выборов на востоке Украины. И, пожалуйста, Россия, мы не требуем от вас ничего неправильного, но вернитесь в цивилизованный мир и уберите свои войска!

— Путин мог бы после своего переизбрания сделать новое предложение по решению конфликта на Украине и тем самым избавиться от имиджа изгоя.

— Это странное умозаключение. Если Путин постоянно обещает сделать разные вещи и их не выполняет, то почему мы должны ждать от него каких-то новых предложений?

— Он очень заинтересован в идеальном проведении чемпионата мира по футболу. Без бойкота.

— Чемпионат — это чисто пропагандистский инструмент, чтобы обелить черный образ России. Он не имеет ничего общего со спортом, а только с геополитикой. Каждый сам должен решить, ехать ему туда или нет.

Как бы ни хотела Украина освободиться от наследия прошлого, в авиатехнике она полагается на испытанных советских лошадок. На вертолетах погранвойск МИ-8 — одному из них 36 лет — президент и его делегация приземляются в полдень на поле у Кодымы в Одесской области. 200 военнослужащих охраняют там 30-километровый отрезок границы с Приднестровьем. Из этого находящегося под контролем России региона Молдавии сюда проникают контрабандным путем сигареты, алкоголь и оружие.

Но больше всего тут боятся русских, которых могут послать через границу, чтобы нарушить здесь мир, как в Крыму или на востоке Украины. Порошенко осматривает электронные приборы и внедорожники «Фольксваген», которые были частично оплачены ЕС в рамках программы по обеспечению безопасности границ. Затем президент вручает ордена, которые ему подают две грациозные девушки-модели, одетые в военную форму.

— Недавно Украина получила от США так называемое летальное оружие, в том числе противотанковые ракеты «Джавелин» (Javelin). Надеетесь ли вы на увеличение помощи от американцев после того как в тамошнее правительство пришли такие антироссийские «ястребы», как Джон Болтон (John Bolton)?

— Болтон и Уэсс Митчел (помощник госсекретаря США по вопросам Европы) настроены не антироссийски, а проамерикански. Они хотят мира. Они — так же, как и новый госсекретарь — выступают за миротворческую миссию ООН. Кроме того, мы говорим об оборонительном оружии. Мы точно не собираемся нападать на Россию, но мы используем любую возможность, чтобы защитить себя.

— Вы обвиняете Россию во всевозможных вещах. Некоторые говорят, что тем самым вы хотите отвлечь внимание от собственных промахов. Каково, например, ваше видение экономического будущего Украины?

— Я горжусь улучшением инвестиционного климата. За четыре года мы достигли большего, чем за предыдущие 25 лет…

… как говорит Международный валютный фонд (МВФ).

— Да, и Всемирный банк. В рейтинге легкости ведения бизнеса мы продвинулись с 137-го места в 2013 году на 76-е место. Ожидается, что экономика вырастет в этом году на 3,5%. Покажите мне другую страну, которая смогла бы добиться таких показателей во время войны!

— Но тот же самый МВФ жалуется на коррупцию, и поэтому приостановил последний транш.

— Мы хотим ускорить создание Антикоррупционного суда. Я уверен, что нам удастся это сделать в первой половине года, возможно, уже в мае. И тогда мы получим следующий транш.

— Насколько трудно помешать могучим олигархическим кругам на Украине, когда ты сам олигарх?

— Тут я не стесняюсь. За прошедшие четыре года я показал, что ни один олигарх не должен ждать привилегий. Наоборот. Меня атакуют некоторые олигархи, распространяя обо мне через СМИ лживые измышления.

— Не будете ли вы так любезны в конце нашей беседы закончить следующие предложения.

В свободное время…

… со мной очень скучно. Я сплю 24 часа в сутки. Затем я пытаюсь загладить свою вину перед женой и детьми, которые меня практически не видят. Семья очень много значит для меня.

— Я люблю деньги, потому что…

… я не люблю деньги.

— Когда я сравниваю свою карьеру политика с карьерой предпринимателя…

… я бы сказал, что делаю все, что могу, в бизнесе и абсолютно все, что могу, в политике, потому что от этого зависит судьба нашей чудесной нации. Если понадобится, я готов за это отдать и свою жизнь.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 8 мая 2018 > № 2597880 Петр Порошенко


США. Канада. Евросоюз. РФ > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 7 мая 2018 > № 2597477 Георгий Бовт

Отдых во имя ВВП

Георгий Бовт о том, действительно ли в России слишком много выходных

Примерно раз в полгода, когда приближаются очередные «длинные выходные», под Новый год и на майские, непременно вылезет какой-нибудь полузабытый политик и предложит их сократить. Мол, надо работать, страна недодает ВВП «на-гора», не время гулять, время работать, беря пример с отцов и дедов. И вообще в мире тревожно. Надо ковать щит, вести битву за урожай, повышать нефтедобычу и KPI офисной выработки оп перекладыванию бумаг.

Послушаешь таких – и подумаешь, что мы живем в стране всеобщей лености и отдыхаем чуть ли не больше всех в мире. И оттого у нас якобы бедность, недоразвитая «социалка», отставание в развитии от «трудолюбивых стран» и много чего еще нехорошего. А вот если мы будем пахать от зари до зари, то будет нам всем счастье. Но опять не нам именно, конечно, а будущим поколениям. Которым в свое время даже коммунизм целый обещали, если они план перевыполнять будут регулярно. В канун этих майских праздников тоже кто-то подобным образом отметился, не станем его «пиарить». Потому что этот человек сказал благоглупость, в очередной раз показав, сколь далеки «политические чиновники» от жизни.

Потому что по жизни (надо учить матчасть) мы как раз далеко не самая «праздная нация», если, конечно, брать за критерий праздности и трудолюбия количество выходных, оплачиваемых по закону дней.

Заметим – именно по закону, что актуально лишь для тех, кто строит свои отношения с работодателем «в белую». Что-то подсказывает, что существенная часть тех, кто работает на просторах нашей родины, строят их совсем по-другому.

Так вот, «гуляем» мы 32 дня в году, если учитывать ежегодный отпуск (он составляет 20 рабочих дней, а не 24, как многие думают, 24 – это календарных) и 12 праздничных дней. Что, по мировым меркам, не самый плохой показатель для любителей свободного времени, но и далеко не самый выдающийся (здесь и далее количество дней отдыха не учитывает, разумеется, обычные выходные при пятидневной рабочей неделе).

Да, мы отдыхаем больше, чем в Америке. Там на государственном уровне законом гарантируется продолжительность отдыха длительностью 0 (ноль) дней, в том числе это касается и федеральных праздников. Все – на усмотрение работодателей. 77% их (данные Бюро статистики США) предоставляют оплачиваемый отпуск на время национальных праздников, которых в Америке 8 штук. Некоторые не дают никаких оплачиваемых отпусков и каникул.

В среднем, среди тех компаний, где есть оплачиваемые отпуска, их продолжительность составляет 10 дней после 1 года работы, 14 - после 5, 17 - после 10 и 20 дней после 20 лет. Для «ветеранов труда» получается, таким образом, 28 дней. Ровно столько же – в Великобритании, но уже на основании закона. В Канаде «гуляют» жалкие 16 дней, но в некоторых провинциях больше. Столько же в Китае, где отпуск – 5 дней, а 11 – общенациональные праздники. Будем брать пример с Китая? А где мы возьмем тогда столько китайцев в нашей стране, чтобы следовать по такому «шелковому пути»? Мы и так у них уже много чего заимствуем, чего не надо бы (например, пытаемся слабать на коленке отечественный firewall в интернете).

Давайте лучше брать пример с Европы, где знают толк не только в работе, но и в отдыхе. При этом заметим, что, если судить по количеству «красных дней календаря», то корреляция весьма слаба — между производительностью труда, уровнем жизни и числом свободных от работы дней. Во многих европейских странах и уровень жизни, и производительность труда повыше будет, чем в Канаде, не говоря уже о Китае. Эту простую мысль стоило бы запомнить тем, кто предлагает нам все время, без сна и отдыха, вкалывать на благо ВВП. На его рост оказывают куда более благоприятное воздействие совсем другие факторы, нежели сокращение числа выходных и праздничных дней в году. Называется такая штука термином «инвестиционный климат». Регулируется мудрыми законами и снижением излишнего «трудолюбивого» вмешательства чиновников.

Вот, скажем, в бедном Афганистане отдыхают 35 дней, а в благополучной Австрии — 38. В Аргентине довольствуются 21 днем, но это не помогло стране вылезти из стагнации в развитии, длящейся уже, кажется, не одно десятилетие. В Камбодже в среднем (в зависимости от стажа) отпуск составляет всего 15 дней, зато оплачиваемых праздничных дней – еще аж 27. Куба десятилетиями живет под санкциями, однако «пупок не надрывает»: 22 дня отпуска плюс 9 праздников. Карнавалы, танцы, «Куба-либре», то-се.

В большинстве европейских стран общая продолжительность отдыха (напомню – это все не считая обычных выходных) длиннее, чем в России. В Чехии – 33 дня, в Дании – 36, в Венгрии – 33, в Исландии – 36, Испании – 36, на Кипре – 34 и на Мальте - 39, в Финляндии – 36, столько же во Франции, в Словакии – 35, Словении- 33. Меньше, чем у нас, только в Германии – 28, Нидерландах- 31, Норвегии – 27 и в Греции — 24. Можно еще, конечно, приводить в пример Японию, где на весь отдых отпущено 10 дней, но для этого надо стать японцами.

Но и это даже не главный изъян тех упреков, которые бросают в народ отдельные «трудолюбивые» политики. А в том, что наш так называемый «отдых» — это часто тоже работа. И притом весьма производительная. Сколько там у нас «теневая экономика» составляет? 20%? 30%? И трудятся там то ли 15, то ли 30 млн человек.

Никто даже толком не знает, что там, кто и сколько всего производит в условных гаражах. Без всяких праздников и выходных. Слава богу, где производят, тоже не знают. А то бы налетели контролеры и регуляторы. И всех бы передушили, как Шариков котов. Причем часто «теневики» – это одни и те же люди, которые еще что-то там поделывают «в белую». Эти люди тоже производят ВВП. Как и те, кто занят, скажем, в садово-огородных товариществах, в «подсобных хозяйствах» или на «огородах». Это порой такая хитрая форма избежать пристального взгляда государственных контролеров и фискалов. Но именно там производится большая доля очень многих отечественных сельскохозяйственных продуктов, а некоторых – так и подавляющая доля. Например, картофеля.

Существенную долю в нашем ВВП по-прежнему сохраняет добыча полезных ископаемых: примерно четверть экономики. Эта отрасль живет в условиях непрерывного цикла, так что такой показатель, как «количество выходных дней», к ней не относится. Однако фактически в условиях такого же непрерывного цикла живут и такие сектора экономики, как торговля (около 15%) и услуги, включая операции с недвижимостью (еще более 15%). К другим таким же относятся отрасли строительства (около 5%), транспорта и связи (примерно 7%). Это уже намного больше половины всей экономики.

Если в той же Германии, где вроде отдыхают меньше нашего, большинство магазинов наглухо закрыты по воскресеньям, а по субботам едва дотягивают до обеда, то у нас работа супермаркетов круглосуточно или до 23 часов – вполне обычное дело. Плюс миллионы гастарбайтеров, которые работают вне всякого Кодекса о труде, не знают никаких праздников и выходных, во всяком случае в таком количестве, как «белые люди».

Все стенания насчет того, что мы «слишком много отдыхаем», основаны на представлениях об офисной работе, а также в госучреждениях. Однако применительно что к первым, что ко вторым, возможно, наилучшим вариантом было бы, чтобы они отдыхали еще больше. Раз эдак в десять. И будет только лучше.

И вообще уже в ближайшем будущем такое понятие, как регулярный отпуск, отойдет в прошлое. Труд станет все более ненормированным, все большее число людей будут работать «на удаленке», присутствие по 8 часов в том же офисе для многих попросту не потребуется. И дешевле, и эффективнее. Все меньше будет «рабочих мест» в нынешнем их понимании, и все больше функций, которые надо будет просто выполнить к соответствующему сроку. Хоть ты из Москвы работай, хоть из Патайи.

А пока всяким радетелям за рост ВВП и нашу производительность труда из числа политиков и чиновников можно посоветовать на себя оборотиться. На снижение ВВП или его стагнацию больше «работают» подчас безумные законы и усердие «трудолюбивой» бюрократии.

Учитывая структуру нашей экономики, если мы станем еще меньше (официально) работать и больше как бы «отдыхать», то, возможно, станет только лучше. А если еще почаще отправлять в долгосрочный отпуск всяких горе-законотворцев, которые то одно запретят, то другое «отрегулируют», то третье заблокируют, то росту ВВП вообще удержу не будет. Так что главный лозунг дня – всем отдыхать! Но еще важнее – всем расслабиться.

США. Канада. Евросоюз. РФ > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 7 мая 2018 > № 2597477 Георгий Бовт


Исландия. Новая Зеландия. Словакия. Весь мир > Экология. Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > prian.ru, 7 мая 2018 > № 2595721

Названы самые зеленые города мира

Туристическая компания TravelBird составила рейтинг городов, которые в настоящее время прилагают большие усилия, чтобы сохранить экологические районы, а также увеличивают искусственные зеленые территории.

Компания рассмотрела 50 городов и учла все виды зеленых зон в каждом районе: леса, скверы, парки, поля для гольфа, сады, виноградники, фермы и многое другое. Чтобы лучше понять, как зеленые пространства в этих городах могут повлиять на опыт путешественников, специалисты TravelBird решили представить данные с точки зрения количества квадратных метров зелени на человека.

Результаты показывают, сколько квадратных метров парка или леса город отводит для каждого жителя. Это визуально отражает, сколько зеленого пространства турист может «получить» в свое распоряжение во время поездки.

Лидирующую позицию в списке занимает Рейкьявик – столица Исландии обеспечивает человеку в среднем 410,8 кв.м зеленого пространства и больше всего – природных заповедников (223,2 кв.м). На последнем месте оказался Токио – здесь всего 4 «квадрата» озелененной территории на человека. Недалеко ушел Стамбул (5 кв.м) и Афины (6,5 кв.м).

Больше всего лесов – в Окленде: 288,9 кв.м на человека, парков и полей для гольфа – в Сиднее (54,4 и 17,2 кв.м соответственно), общественных садов и фермерских хозяйств – в Праге (22,5 и 86,6 кв.м), искусственных зеленых газонов – в Роттердаме (58,3 кв.м), фруктовых садов – в Гамбурге (9,1 кв.м), виноградников – в Братиславе (10,8 кв.м).

Кстати, недавно был опубликован рейтинг стран с самым чистым воздухом.

ТОП-10 самых зеленых городов мира (кв.м/человека):

   1.Рейкьявик – 410,8

   2.Окленд – 357,2

   3.Братислава – 333

   4.Гётеборг – 313,9

   5.Сидней – 235,7

   6.Прага – 220,5

   7.Рим – 166,5

   8.Берн – 131,7

   9.Гамбург – 114,1

   10.Рига – 113

   11.Марсель – 111,8

   12.Варшава – 109,5

   13.Хельсинки – 105,7

   14.Эдинбург – 99,4

   15.Таллин – 96,1

Исландия. Новая Зеландия. Словакия. Весь мир > Экология. Госбюджет, налоги, цены. Недвижимость, строительство > prian.ru, 7 мая 2018 > № 2595721


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 мая 2018 > № 2595676 Владимир Путин

Владимир Путин вступил в должность Президента России.

В Большом Кремлёвском дворце состоялась торжественная церемония вступления Владимира Путина в должность Президента России.

Церемония началась с торжественного внесения Государственного флага России, Штандарта Президента, Конституции России и Знака Президента России в Андреевский зал Большого Кремлёвского дворца.

В соответствии со статьёй 82 Конституции Российской Федерации в присутствии членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы и судей Конституционного Суда Российской Федерации Владимир Путин принёс присягу народу России. Председатель Конституционного Суда Валерий Зорькин объявил о вступлении Владимира Путина в должность Президента Российской Федерации.

Затем на Соборной площади состоялось представление Президентского полка Президенту России, Верховному Главнокомандующему Вооружёнными Силами Российской Федерации Владимиру Путину по случаю его вступления в должность. Президентский полк отмечает сегодня 82-ю годовщину со дня образования.

По окончании церемонии вступления в должность Президента России Владимир Путин кратко пообщался с представителями общественных молодёжных объединений и волонтёрских организаций.

Позже в Благовещенском соборе Кремля Патриарх Московский и всея Руси Кирилл отслужил благодарственный молебен.

* * *

Выступление на церемонии вступления в должность Президента России

В.Путин: Уважаемые граждане России! Дамы и господа! Дорогие друзья!

Приветствую всех граждан нашей великой Родины и соотечественников за рубежом, всех, кто смотрит или слушает трансляцию этой торжественной церемонии, всех, кто присутствует здесь, в исторических залах Кремля и на древней Соборной площади.

В эти минуты, вступая в должность Президента России, особенно остро осознаю свою колоссальную ответственность перед каждым из вас, перед всем нашим многонациональным народом, ответственность перед Россией – страной грандиозных побед и свершений, перед тысячелетней историей российской государственности и нашими предками. Их мужество, неустанный труд, непобедимое единство, священное отношение к родной земле – вечный пример преданности Отчизне.

Считаю своим долгом и смыслом всей своей жизни сделать всё для России, для её настоящего и будущего – мирного и процветающего, для сбережения и продолжения нашего великого народа, для благополучия в каждой российской семье. Заверяю вас, целью моей жизни, работы будет, как и прежде, служение людям, нашему Отечеству. Для меня это превыше всего.

От всего сердца благодарю граждан России за вашу сплочённость, за веру в то, что мы можем многое изменить к лучшему. Ещё раз хочу сказать спасибо – спасибо за тот уровень искренней поддержки, который вы, граждане России, оказали мне на выборах Президента нашей страны. Считаю его огромным политическим капиталом и надёжной моральной опорой. В этой поддержке – вера и надежда на то, что Россия и дальше будет укреплять своё могущество, а люди будут жить лучше. Такая поддержка важна и для отстаивания наших позиций на международной арене, и для решительных действий ради глубоких, позитивных перемен внутри страны.

Россия должна быть современной и динамичной, должна быть готова смело принимать вызовы времени и так же энергично отвечать на них, чтобы последовательно наращивать своё лидерство в тех сферах, где мы традиционно сильны, и уверенно, кропотливо, собрав волю в кулак, работать там, где мы ещё должны будем добиться нужных для нас результатов, там, где сделано ещё явно недостаточно.

Путь вперёд не бывает простым, это всегда сложный поиск. Но история не прощает только одного: безразличия и непоследовательности, расслабленности и самоуспокоенности, особенно сегодня, в переломное время, в переломную эпоху, в эпоху бурных изменений во всём мире.

Задачи, которые предстоят, назревшие решения, которые нам необходимо принять, без всякого преувеличения, исторические. Они будут определять судьбу Отечества на десятилетия вперёд. Перед нами напряжённая работа, которая потребует участия всего российского общества, деятельного вклада каждого из нас, всех ответственных политических и гражданских сил, объединённых искренней заботой о России.

Нам нужны прорывы во всех сферах жизни. Глубоко убеждён, такой рывок способно обеспечить только свободное общество, которое воспринимает всё новое и всё передовое и отторгает несправедливость, косность, дремучее охранительство и бюрократическую мертвечину – всё то, что сковывает людей, мешает им в полной мере раскрыться, реализовать себя, свои таланты, а значит, и ограничивает устремлённость в будущее всей нашей страны.

Дорогие друзья! В этом году мы будем отмечать 25-летие Конституции России. Она подчеркнула безусловную ценность, приоритет прав и свобод граждан. Именно в гармоничном единстве свободного гражданина, ответственного гражданского общества и сильного, дееспособного, демократического государства вижу прочную основу для развития России.

Мы справилась с труднейшими экономическими, социальными проблемами, осознали, что, меняясь вместе с миром, нельзя отрываться от своих собственных корней, от своей истории, многонациональной культуры. Мы поняли, что вся красота и вся сила – в нашей самобытности и единстве. Мы научились отстаивать свои интересы, возродили гордость за Отечество, за наши традиционные ценности. Опыт показывает, что и сегодня нам нужно беречь достигнутое и на этой основе, конечно, двигаться только вперёд.

Конечно, мы должны идти в ногу с глобальными переменами, выстраивать свою повестку прорывного развития, чтобы никакие преграды и обстоятельства не мешали нам самим и только самим определять своё будущее, воплощать в жизнь самые смелые наши планы и мечты. При этом мы открыты к диалогу. Вместе с нашими партнёрами будем активно продвигать интеграционные проекты, наращивать деловые, гуманитарные, культурные, научные связи. Мы выступаем за равноправное и взаимовыгодное сотрудничество со всеми государствами в интересах мира и стабильности на нашей планете.

Россия – сильный, активный, влиятельный участник международной жизни, безопасность и обороноспособность страны надёжно обеспечены. Будем и впредь уделять этим вопросам необходимое постоянное внимание.

Но сейчас мы должны использовать все имеющиеся у нас возможности, прежде всего для решения внутренних, самых насущных задач развития, для экономического, технологического прорыва, для повышения конкурентоспособности в тех сферах, которые определяют будущее. Новое качество жизни, благополучие, безопасность, здоровье человека – вот что сегодня главное, вот что в центре нашей политики. Наш ориентир – это Россия для людей, страна возможностей для самореализации каждого человека.

Глубоко убеждён, что между большими общенациональными задачами и повседневными, казалось бы – частными, проблемами, запросами граждан – абсолютно прямая связь. Потому что только так можно сформировать абсолютно необходимые условия для созидания и развития и, очень важно, атмосферу взаимной ответственности, поддержки и доверия в обществе.

Каждому важно понять, что только наша активная включённость в дела страны будет умножать энергию обновления, что эту работу не сделает за нас никто, что ведущая сила преобразований – это все мы, граждане России. Чем больше людей, представителей любой профессии, любого социального статуса и уровня полномочий осознает значимость своей роли в улучшении жизни, тем эффективнее, быстрее будет наше движение вперёд.

Особая ответственность, разумеется, у государственной и муниципальной власти. Люди справедливо хотят, чтобы проблемы, которые их беспокоят, решались без проволочек, чтобы к их предложениям, замечаниям и требованиям относились с должным вниманием, чтобы такие понятия, как репутация, честь, отзывчивость, открытость, стали нормой жизни для представителей всех уровней власти.

Мы должны расширять пространство свободы для предпринимателей и учёных, для людей творческого труда и активных, неравнодушных граждан, для всех, кто стремится к обновлению. Вижу в этом залог преемственности нашего стратегического курса и устойчивого развития России. Рассчитываю здесь на новые идеи и подходы, на дерзновенность нашей молодёжи, на её способность стать настоящими лидерами перемен, на то, что молодые люди будут верны ценностям правды и справедливости, которые через всю свою жизнь пронесли наши старшие поколения, их знания, закалка, мудрость, опыт наставников, безусловно, будут востребованы.

Объединив усилия всех, кто радеет за страну, за её будущее, мы обязательно достигнем наших целей, добьёмся прорывов в науке и технологиях, вместе реализуем масштабные планы обновления городов и сёл, развития всех наших регионов. Будем активно проводить современную социальную политику, настроенную на нужды каждого человека, каждой российской семьи, повышать качество образования и здравоохранения. Особое внимание уделим поддержке традиционных семейных ценностей, материнства и детства, чтобы в России рождалось как можно больше желанных, здоровых, умных, талантливых малышей. Это им, нашим детям, предстоит строить нашу страну дальше, добиваться ещё больших успехов, чем их родители, уважать и продолжать историю нашего Отечества.

Дорогие друзья! Как глава государства сделаю всё, чтобы приумножить силу, процветание и славу России, чтобы оправдать запросы общества и надежды граждан страны.

Мы знаем, что в 1990-е и в начале 2000-х годов наряду с давно назревшими и абсолютно необходимыми историческими переменами на долю нашего Отечества и наших людей выпали очень тяжёлые испытания. Многое, но ещё далеко не всё восстановлено, не все исторические раны залечены, не все потери, сложности преодолены, а жизнь постоянно ставит перед нами новые вызовы, новые непростые задачи, и над их решением нам ещё предстоит напряжённо работать. Времени на раскачку нет.

Но все мы хорошо помним, что за более чем тысячелетнюю историю Россия не раз сталкивалась с эпохами смут и испытаний и всегда возрождалась, как птица феникс, достигала таких высот, которые другим были не под силу, считались недостижимыми, а для нашей страны, напротив, становились новым трамплином, новым историческим рубежом для дальнейшего мощного рывка вперёд.

Убеждён, что и сегодня мы добьёмся прорыва, ведь мы – одна мощная команда, которой по плечу любые, даже самые сложные задачи. И пусть любовь к Отечеству, всё лучшее, что есть в человеке, вдохновляет каждого из нас на поиск, на самосовершенствование – для личного успеха, для работы ради своей семьи, вдохновляет на общий напряжённый труд для благополучия родной страны.

Мы обязательно добьёмся успеха! Верю, так и будет. Сделаю для этого всё, что в моих силах.

Благодарю вас.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 мая 2018 > № 2595676 Владимир Путин


Израиль > Госбюджет, налоги, цены > 9tv.co.il, 6 мая 2018 > № 2595481

Где в Израиле лучше всего работать? Не в "Хеврат-хашмале"

Лучше всего в Израиле работать в "Гугле". Согласно исследованию, проведенному компанией CofaceBDI, специализирующейся на деловой информации, это место работы даже предпочтительнее, чем традиционная мечта практически любого израильтянина – трудоустройство в "Хеврат-хашмале". Поэтому "Хеврат-хашмаль" разместился на второй позиции в исследовании, сделанном на основе комплексного опроса 2000 тысяч наемных работников.

На третьем и четвертом месте находятся компании "Интел" и "Майкрософт", также относящиеся к сфере заграничного хайтека. На пятом – "Таасия авирит", Авиапромышленный концерн.

Как видно из исследования, традиционно израильскую "расстановку сил" в последние годы сильно разбавили местные филиалы иностранных высокотехнологических компаний. Список первых 30 лучших мест работы в Израиле выглядит так:

1. "Гугл";

2. "Хеврат-хашмаль";

3. "Интел";

4. "Майкрософт";

5. "Таасия авирит";

6. "Штраус";

7. "Элбит";

8. банк "Леуми";

9. банк "Апоалим";

10. "Битуах яшир";

11. "Амдокс";

12. "Фейсбук";

13. "Рафаэль";

14. "Амазон";

15. "Хьюллет-Паккард";

16. банк "Дисконт";

17. "Мекорот";

18. "Исракарт";

19. "Эпплайд матириалс";

20. "Осем";

21. "Суперфарм";

22. "Леумикард";

23. "Эппл";

24. "Партнер";

25. "Адама" (бывш. "Махтешим аган", предприятие по производству удобрений);

26. "Чек-пойнт";

27. IBM;

28. "Виза каль";

29. "Вестерн диджитал", он же "Сандиск";

30. Госучреждения;

Затем идут менее крупные компании хайтека и страховые компании, на 34-м месте находится "Безек", на 38-м – контрактная служба в ЦАХАЛе, на 39-м – работа в Ашдодском порту.

"Тнува" на 42-м месте, "Йес" – на 46-м, израильская полиция – на 48-м, "Хот" – на 62-м.

Самый худший из всех банков с точки зрения условий работы в нем – "Мизрахи", он находится на 70-м месте в общем зачете. Хайфский порт, в отличие от Ашдодского, лишь на 76-м месте, железная дорога – на 78-м, компания "Пелефон" – на 79-м.

Сильно потускневший "Эль-аль" находится на 82-м месте, "Селком" на 83-м, больничная касса "Клалит" – на 85-м месте, "Маккаби" – на 89-м.

На 90-м месте по предпочтениям работников оказалась компания "Сиско", на 93-м – "Шуферсаль", на 95-м страховая компания "Менора", на 96 – "Электра".

Сотое место занимает компания под названием "888", занимающаяся организацией азартных игр в интернете.

Компания "Тнува", в прошлые годы уверенно занимавшая в этом списке первые места, в этом вообще не вошла в первую сотню.

90% наемных работников считают, что еще не достигли "зарплатной вершины" на своем предприятии, однако лишь 35% просили прибавку к жалованию на протяжении последнего года.

Вместе с тем, подавляющую часть наемных работников больше волнуют при трудоустройстве нормальные отношения на работе, чем размер зарплаты.

Израиль > Госбюджет, налоги, цены > 9tv.co.il, 6 мая 2018 > № 2595481


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 мая 2018 > № 2598621 Константин Гаазе

Такого, как Путин. Почему России нужен независимый премьер

Константин Гаазе

Президента устраивает слабое правительство с сильными министрами. Или, говоря иначе, президента устраивает модель коллективного премьера. Но такая схема не приближает ни нас, ни президента Путина к формально неизбежному, но все более сомнительному транзиту. Еще несколько лет без правительства приведут к распаду верхнего этажа исполнительной власти. Часть реальных функций правительства утечет к спецслужбам, другая – к Банку России, кое-что достанется Госдуме и экспертным институтам. Но правительства как такового уже не будет

События, происходящие с российским правительством в эти дни, – ключ к пониманию новой путинской шестилетки. Мы видим, как власть буквально истекает из здания на Краснопресненской набережной. Премьера Медведева из Кремля попросили помолчать в майские праздники, чтобы не сбивать нацию с торжественной ноты накануне инаугурации президента Путина.

Антисанкционный пакет, придуманный в Госдуме и погрузивший правительство в состояние глубокого шока, имеет все шансы стать законом, хотя две недели назад казалось, что это попросту невозможно: Россия сама себя выкидывает с перспективных экспортных рынков. Общие контуры и конкретные детали грядущих реформ и преобразований обсуждают где угодно – в Кремле, Центре стратегических разработок, Высшей школе экономики, но не в правительстве.

Дело не только в том, что правительство перестало быть центром власти, оставаясь формально центром управления. В конце концов, это началось не вчера. «Парадокс правительства» заключается в том, что для транзита власти Владимиру Путину, заступающему на последний законный президентский срок, не нужно ничего изобретать, не нужно переписывать Конституцию, не нужно вообще совершать лишние движения – достаточно назначить сильного и независимого премьера в 2018 году, чтобы через несколько лет уступить ему власть.

Но речь об этом не идет. И именно это делает сомнительной саму возможность какого бы то ни было транзита. Формулируя немного иначе, можно сказать, что до тех пор, пока идея назначения сильного премьера по той или иной причине вытесняется Путиным и его окружением, любые разговоры о транзите будут ложными целями или операцией прикрытия перед финальным актом ориентализации российской политической системы по центральноазиатским образцам.

Премьер на все сто

Никто не знает, на что способен председатель правительства России, лучше, чем Владимир Путин. Можно сказать, что Путин, сидя в Белом доме с 2008 по 2012 год, использовал потенциал своего поста на 120%. А Медведев, сидя там же с 2012 по 2018-й, примерно на 50%.

Оглашение списка идей президента Медведева, которые премьер Путин не захотел и не стал воплощать в жизнь, займет целый день. Не соглашаясь с идеей масштабной приватизации, Путин трижды – в 2010, 2011 и марте 2012 года – выносил пакет документов о приватизации из правительства. Сначала руками перепуганных министров, затем руками Игоря Сечина.

Премьеру Путину не нравилась идея президента Медведева подчинить внешнюю политику интересам экономического развития страны, вменить МИДу KPI по экономической эффективности. Путин поручил заниматься написанной с подачи Кремля «Программой эффективного использования на системной основе внешнеполитических факторов в целях долгосрочного развития Российской Федерации» первому вице-премьеру Зубкову, который успешно эту программу саботировал, а затем и похоронил.

Переворачивая вопрос, можно сказать, что Медведев за время президентства всего трижды одерживал верх на Путиным. Путин, одобрив секвестр бюджетных расходов, предложенный Алексеем Кудриным в декабре 2008 года, в конце концов отозвал свое согласие и поддержал Медведева, предлагавшего расходы увеличить. Путин согласился с идеей Медведева (и его помощника Дворковича) увеличить пенсии в 2009–2010 годах, чтобы ускорить посткризисное восстановление экономики, хотя Кудрин сначала уговорил Путина этого не делать. И Путин не стал мешать Медведеву, когда тот помог Владимиру Евтушенкову приобрести лицензии на последние крупные нефтяные месторождения Западной Сибири. В 2016 году все это у Евтушенкова забрал Игорь Сечин.

Но почему 120%, а не просто 100%? Премьер Путин позволял себе такое, чего не позволял ни один премьер до него. Те самые 20% – это истории, когда Путин, возможно, выходил за рамки своих конституционных полномочий. От имени РФ премьер Путин подписал гарантии ФИФА, связанные с проведением чемпионата мира по футболу, который стартует через несколько недель. Среди прочего Путин гарантировал особые условия обеспечения безопасности во время ЧМ, хотя безопасность, по Конституции, находится в исключительном ведении президента.

В ноябре 2010 года президент Медведев начал атаку на «переобеспеченные», по мнению Кремля, запасами нефти и газа государственные «Роснефть» и «Газпром». Президент собрал расширенный Совбез, где министр природных ресурсов Юрий Трутнев на пальцах объяснил, почему обе компании сидят на российском шельфе, как собака на сене, почему они не могут освоить арктический шельф и почему их лицензии нужно передать частным компаниям, в том числе иностранным. По итогам Совбеза президент дал несколько недвусмысленных поручений, которые премьер просто отказался выполнять, отправив в Кремль на имя Медведева соответствующее официальное письмо.

Медведев и пустота

Миф о зависимости, слабости поста председателя российского правительства ни на чем не основан, как можно убедиться, разбирая историю путинского премьерства. Об этом же говорит и вся новейшая история страны. Ни одна из «терминальных» статей Конституции, связанных с конфликтами вокруг правительства (ст. 111, п. 4; ст. 117, п. 3), ни разу не применялась на практике. Вотум недоверия правительству удалось вынести всего один раз – летом 1995 года в связи с терактом в Буденновске, но повторное голосование, необходимое для отставки правительства, не состоялось.

Потенциально премьер – не более слабый политический игрок, чем президент, как ни парадоксально это звучит. И гарантии премьерской силы состоят не только в поддержке курса правительства парламентским большинством, как принято считать с 2007 года. Конструкция, созданная тогда по случаю транзита власти от Путина к Медведеву, вовсе не является единственным возможным вариантом квазиконституционного дизайна, обеспечивающего гарантии как премьеру, так и президенту.

Пресловутое право законодательной инициативы, которое якобы правительство не сможет реализовывать, если его главой не будет лидер парламентского большинства, не так уж и необходимо для реформ и проведения нужных стране политик. В России переизбыток, а не дефицит законов; по большому счету, правительству нужно лишь уметь проводить через парламент бюджет.

Если говорить о надзорной реформе, то для отмены значительной части контрольных полномочий ведомств согласие Госдумы не требуется, достаточно переписать положения о министерствах, агентствах и службах. То же касается и финансово-экономической политики: чем меньше правительство, а значит, и Госдума будут вмешиваться в нее, тем более последовательной она будет, тем свободнее будет ЦБ в реализации своих полномочий.

Без разрыва связки «правительство – Госдума» не выйдет и пенсионная реформа. Кремль и правительство, если мы правильно понимаем слова премьера Медведева, будут форсировать эту реформу, действуя в логике «окна возможностей», сформулированной недавно Кудриным. Госдуме выгодно, напротив, ее оттягивать, это укладывается в логику автономизации парламента, избранную спикером Володиным. От такой партии все могут получить солидную выгоду, но при одном условии: премьеру больше не нужно быть лидером «Единой России».

Речь не идет о том, что Дмитрий Медведев не станет или не должен стать следующим премьером. Хотя это могло бы помочь политической системе, почти до основания разрушенной триумфальной победой Путина в марте 2018 года. Но это, к сожалению, маловероятно. И не обязательно. Речь о другом. Правительство, как Госдума ранее, может и должно взять курс на автономизацию, иначе оно просто прекратит свое существование, превратившись в площадку для встреч ростовых кукол, которыми тем или иным способом манипулируют силовики и путинское окружение. Понятно, что это одновременно и наиболее вероятный, и наиболее пессимистический сценарий развития событий, но он вовсе не неизбежен.

Транзит реальный и мнимый

В течение ближайших нескольких лет президент Путин будет убеждать нас (и себя), что готов уйти в 2024 году, что собирается уйти, что ищет преемника. Но, к сожалению, все эти разговоры, слухи, многозначительные намеки будут лишь дымовой завесой. Это уже понятно по тому, как президент ведет себя с членами правительства во время обсуждения реформ и сценариев развития страны.

Президент буквально противоречит сам себе. С одной стороны, он требует от министра финансов, министра экономики и вице-премьеров «консолидированной» позиции по вопросу повышения налогов или повышения пенсионного возраста. Зачем вы здесь спорите, как бы говорит чиновникам президент. С другой – он собирает министров в отсутствие их непосредственного начальника, того самого «консолидатора», который один может говорить от имени правительства, – в отсутствие премьера.

Из этого прямо следует, что разговоры о «консолидированной» позиции – не более чем блеф. Президент мог бы дать поручение премьеру прийти к нему и доложить эту позицию от имени правительства, а не собирать у себя плохо подготовленные совещания. Но именно этого президент и не хочет – ему не нужно правительство, от имени которого может и должен говорить только сильный и независимый премьер, связанный с президентом набором четких договоренностей и автономный как на словах, так и на деле от парламентского большинства.

Президента устраивает слабое правительство с сильными министрами. Или, говоря иначе, президента устраивает модель коллективного премьера. С 2012 по 2018 год таким премьером был Минфин, монопольно определявший курс развития экономики страны. Вероятно, после 2018 года таким премьером станет ВПК или, шире, большое «министерство промышленности», включающее в себя и Минпром, и Ростехнологии, и губернаторов промышленных регионов, и инноваторов из технокластеров со всей страны.

Понятно, что такая схема не приближает ни нас, ни президента Путина к формально неизбежному, но все более сомнительному транзиту. Но это не единственная проблема слабого и зависимого премьера. Еще несколько лет без правительства приведут к распаду верхнего этажа исполнительной власти. Часть реальных функций правительства утечет к спецслужбам, другая – к Банку России, кое-что достанется Госдуме и экспертным институтам. Но правительства как такового уже не будет. Будет ли страна жить без исполнительной власти – вот вопрос, на который президент Путин ответит нам в ближайшие недели.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 мая 2018 > № 2598621 Константин Гаазе


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 мая 2018 > № 2598614 Андрей Мовчан

Антисанкции против США. Как сделать их эффективными

Андрей Мовчан

Предлагаемые действия будут выглядеть совсем не как симметричные меры, не как санкции. И кто-то даже сможет сказать, что Россия испугалась. Но давайте не будем забывать о нашей конечной цели – преодолеть катастрофическое отставание от развитых стран и получить основания для ведения с ними диалога на равных. А для этого придется учиться у Запада, перенимать их технологии и методы работы, забирать у них лучших ученых и менеджеров, бизнес и наработки

В ближайшее время Госдума рассмотрит законопроект об ответных мерах на последний пакет американских санкций, ударивший (правда, не сильно) по алюминиевой промышленности России. Законопроект уже подготовлен и опубликован. Он выдержан в соответствии с лучшими традициями семейной ссоры – законодатели постарались внести все предложения, которые максимально навредят обеим сторонам, при этом отказавшись принимать окончательные решения и предлагая правительству РФ сделать за них выбор из предложенного токсичного ассортимента.

Основная идея пакета – разорвать экономические отношения с США по большому числу направлений. В принципе, наши отношения со Штатами и так весьма ограничены – наш товарооборот составляет всего 4% объема внешней торговли России и 0,4% внешней торговли США. К тому же структура торговли несимметрична: мы поставляем в США в основном сырье и биржевые товары (исключение составляют реактивные двигатели примерно на $300 млн в год), в то время как США поставляют нам технологии и оборудование, машины и электронику, лекарства, табак, алкоголь, продукты питания.

Обратная уязвимость

Предлагаемые антисанкции и в силу структуры товарооборота, и в силу десятикратной разницы в доле партнера в общем объеме торговли намного сильнее ударят по самой России. Как бы ни были важны поставляемые Россией минеральные продукты (надо признать, что Россия является ключевым поставщиком кобальта, сурьмы, молибдена и, конечно, титана для США), им найдется замена на мировом рынке. России будет сложнее найти сбыт для своего сырья, чем США – заменить поставщика.

Особенно курьезно будет обстоять дело с попыткой ограничить экспорт российского титана в США. Во-первых, на поставки с «ВСМПО-Ависма» завязан концерн Boeing, который обеспечивает около 40% российского летного парка (видимо, в ответ он прекратит не только поставки новых, но и обслуживание уже имеющихся самолетов). Во-вторых, вокруг СП ВСМПО с Boeing сегодня строится школа российских инженерных кадров и поддержка мирового уровня технологий в самолетостроении. И наконец, 85% ильменита для производства титана мы получаем с Украины – не хотим же мы, в самом деле, одновременно лишить сбыта одно из наиболее продвинутых технологических предприятий в России, оставить отечественное авиастроение без источника кадров и технологий и параллельно дать шанс не любимой Кремлем Украине заполучить все это себе?

Также нет большого смысла вводить запрет на поставки в США ракетных двигателей. Американцы покупают их не из-за уникальности, а из-за дешевизны. Отказ от поставок лишит наше двигателестроение требовательного заказчика, валютной выручки и стимула развиваться; американцев он заставит перейти на других поставщиков, возможно – развить свое производство, попутно пригласив еще пару сотен наших специалистов на работу – и каждый из них станет создавать добавленную стоимость Америке, а не нам.

Примерно так же обстоят дела и с запретом на ввоз американских товаров. Да, соблазнительно закрыть ворота перед бурбоном, американским пивом и сигаретами, едой (качество которой значительно ниже, чем в ЕС). Но американские поставщики, в чьем обороте российский рынок едва ли составляет 1–2%, не заметят такой грозной меры (собственно, даже европейские поставщики продовольствия на российский рынок, который занимал у них более 10%, не заметили антисанкций и нарастили объемы выручки и продаж в год их введения). А вот российские потребители, привыкшие к американским товарам, пострадают – справедливости ради, тоже не слишком сильно, но какой смысл это вообще затевать?

Особые проблемы будут с запретом на импорт американских лекарств. Нет сомнения, что американская фармацевтика является лидером мировой индустрии; множество лекарств, производимых американскими компаниями, уникальны, большинство других действуют на порядок эффективнее своих дженериков, особенно (как ни грустно это признавать) произведенных в России.

Нашей фармацевтике еще долго расти до уровня лидеров – в этих условиях введение ограничения на ввоз лекарств будет означать удар по своим же гражданам. Американские фармацевтические компании легко переживут потерю – их рынок превышает пять миллиардов человек и составляет около $450 млрд. 145 млн россиян и $600 млн в год, на которые в Россию ввозится американских лекарств, – это 0,41% их рынка, в 10 раз меньше среднегодовой волатильности продаж.

Остальной букет предложений даже не хочется обсуждать. Чего стоит, например, идея «выдворить» из страны граждан США, работающих в российской науке и бизнесе? Интересно, задавали ли себе вопрос депутаты, почему конгрессмены в США не додумались до выдворения граждан России, работающих в Кремниевой долине или банках Нью-Йорка? Пора бы понять, что в современной экономике сотрудников нанимают, если они приносят пользу. Ответить на санкции США нанесением самим себе вреда, изгнав приносящих пользу специалистов, – весьма своеобразная мера.

Максимизировать зависимость

Атаковать страну, чей экономический потенциал в 15 раз, а объем международной торговли в 10 раз больше, страну, которая участвует в мощнейших экономических блоках и является членом всех ведущих цепочек создания стоимости, методом эмбарго не только неэффективно, но и вредно для самих себя. Фактически такая атака будет продолжением американских же санкций – по крайней мере в том, что касается эффекта.

В соревновании (борьбе, конкуренции – как угодно) с США задачей России сегодня не может быть «навредить противнику» – это невозможно в принципе, и даже малый вред США обернется большим вредом себе. Задача должна быть прямо противоположной – максимизировать свою пользу, по возможности за счет США, но в крайнем случае – совместно с США.

Начать стоит с того, чтобы сделать потенциальные санкции США против России в будущем существенно менее вероятными и значительно более ограниченными. США до сих пор тщательно обходили (и будут обходить – у них демократия) любые меры, которые рикошетом ударят по американскому бизнесу или потребителям. Потребителю в Америке мы мало что можем предложить. Значит, надо максимально завязать американский бизнес на Россию.

Начать можно с попытки привлечь крупнейшие американские корпорации и корпорации ближайших союзников США в российский бизнес через продажу им крупных пакетов акций. Конечно, чтобы, например, Alcoa купила 24,9% «Русала», а BHP Billiton или Xstrata – 24,9% «Норильского никеля», потребуется совершать сделку по британскому праву и в рамках холдинга, расположенного вне России, возможно – в США. Не будет достаточно таких условий? Дадим государственные гарантии защиты собственности новых миноритариев по международному праву – в конце концов, мы держим почти $100 млрд в американских бумагах, пусть они будут обеспечением. Почему нет?

Эти условия позволят улучшить корпоративное управление внутри России, компании получат доступ к последним технологическим инновациям и обеспечат себе преференционные рынки сбыта, им больше не будут угрожать санкции и торговые барьеры. Кроме того, легко можно сделать так, что средства от продажи пойдут в бюджет России почти полностью – наши олигархи всегда были готовы делиться со страной.

За 24,9% «Норильского никеля» можно выручить сегодня более 400 млрд рублей – на 30% больше размера федеральных ассигнований на науку в России в год. Если сделать 10–15 подобных сделок, то мы не только обезопасим свою промышленность и привлечем в нее лучшие современные технологии, мы получим удвоенное финансирование науки на 15–20 лет вперед и сможем кардинально продвинуть свой уровень разработок и свое положение в современном научном мире.

Помимо этого, можно предложить американским и европейским компаниям идеальные условия для размещения сборочных и инженерных центров (Boeing – отличный пример, как это можно делать в России), создать совместные логистические хабы и транспортные узлы (о пресловутом северном шелковом пути можно даже не говорить, это малоосуществимая мечта; но достаточно создать условия для транспортировки по коридорам между Балтийским и Черным и Белым морями).

Можно попробовать втянуть американцев и европейцев на свою территорию для первичной переработки сырья, поставляемого нами в Европу и США; можно локализовать не только производство Ford и General Motors, но и всех корпораций, поставляющих в Россию и близлежащие страны машины и оборудование, лекарства и технологии, например, воспользовавшись индийским принципом: хочешь продавать в России – оставляй 30% в качестве инвестиций. При этом, повторюсь, правильно будет услышать и выполнить требования иностранцев по защите их прав и оптимизации законодательства – это даст мощный толчок развитию собственного правового поля.

Не стоит думать, что американские компании не воспользуются предоставляемой возможностью – бизнес циничен, перед Второй мировой войной американские сталепроизводители полулегально продавали сталь в Японию, невольно готовя ее агрессию против США. Более того, можно быть уверенными, что Россия обретет в лице крупных промышленников США и Европы верных лоббистов – не надо будет вмешиваться в американские выборы и тратить миллиарды на вещание RT, все будет сделано за нас.

Обучение у противника

Разумеется, и США, и Европа будут относиться к России тем лояльнее, чем больше их граждан будет находиться на российской территории. В этом смысле необходимо не только в одностороннем порядке принять решение о безвизовом въезде в Россию граждан ЕС и США и бессрочном их праве на пребывание на основе простого уведомления, не только инвестировать большие средства в создание туристической инфраструктуры и рекламу туризма в Россию, но и полностью открыть рынок труда для граждан этих стран (а также Канады, Австралии, Великобритании, Норвегии) – отменить разрешение на работу и квоты полностью.

Весь смысл таких квот и разрешений – в защите собственного рынка труда от более дешевой внешней рабочей силы. Но в упомянутых странах зарплаты выше – если уж российский работодатель станет приглашать на работу американца, значит, польза от него перевешивает переплату. Российский рынок труда можно и нужно сделать привлекательным для специалистов из развитых стран – в частности, следует удерживать налоговую нагрузку на них на низком уровне.

Задачей номер один надо видеть создание в России современной информационной индустрии с домицилиацией крупнейших компаний из области информационных технологий, привлечением ведущих специалистов и инвесторов. Для этого нужно не только создавать инфраструктуру, но и обеспечивать компаниям комфортные условия работы и защиту. Можно создать для всех компаний из сектора особые (крайне упрощенные, не допускающие толкований и льготные) условия налогообложения, а контроль за ними вывести в отдельное специализированное подразделение ФНС; принять закон о статусе иностранного менеджера/инвестора, предусматривающий иммунитет, кроме случаев особо тяжких преступлений против личности, защиту интересов на уровне международного права, государственные гарантии инвестиций и прочее.

Очень важно создать в России систему международного научного сотрудничества. Часть средств на финансирование науки и образования надо потратить на предоставление беспрецедентных льгот университетам из числа ста ведущих в мире при открытии ими своих кампусов в России. Бесплатно должна предоставляться недвижимость, деятельность должна быть освобождена от налогов, для ввоза оборудования и материалов должен быть установлен режим fast track, проживание иностранных специалистов должно субсидироваться.

В случае создания интеллектуальной собственности на территории России государство должно выплачивать создателям бонус. На крупных ученых в США и Европе необходимо начать масштабную охоту, поставив себе целью в течение десяти лет привлечь в страну, не жалея средств, не менее ста крупных ученых с мировым именем и передовыми разработками в каждой значительной области современной науки. Разумеется, это будет означать инвестиции в строительство лабораторий; разумеется, это невозможно без полной свободы интернета и особого статуса приглашенных ученых – но уже через несколько лет инвестиции многократно окупятся.

Крайне важным ответом на санкции США будет не увеличение количества запрещенных сайтов и социальных сетей в интернете, а, наоборот, объявление режима полной открытости и предоставление комфортных условий для всех создателей интернет-приложений. Мы не только не должны блокировать Telegram, провоцируя своих граждан уходить в VPN, мы должны открыто пригласить в Россию авторов Wikileaks и подобных сайтов, создателей секретных чатов, разработчиков систем поиска, сбора и публикации информации, в том числе компрометирующей, открывающей реалии западного мира.

Нам нечего бояться – объем и так известного компромата на российскую власть огромен, а на ее рейтинг он не оказывает никакого влияния. Другое дело – власть в западных, демократических странах. Если Россия станет столицей свободного интернета, западные демократии будут с тревогой следить за тем, что делают свободные расследователи из Москвы или Петербурга и какую информацию им удастся добыть.

Да, предлагаемые действия будут выглядеть совсем не как «симметричные» меры, совсем не как санкции – и кто-то даже сможет сказать, что Россия испугалась. Но давайте не будем забывать о нашей конечной цели – преодолеть катастрофическое отставание от развитых стран и наконец получить основания для ведения с ними диалога на равных, а где надо – и с позиции силы. А для этого придется учиться у Запада, перенимать их технологии и методы работы, забирать у них лучших ученых и менеджеров, бизнес и наработки.

Это будет напоминать традиционную российскую тактику – исторически Россия всегда была не готова к большой войне (так же как мы сейчас – к конкуренции с США), всегда пускала врага далеко на свою территорию (а 200 лет назад была сдана даже Москва), всегда тратила много времени и сил на то, чтобы перестроиться, перевооружиться, научиться воевать, научиться в первую очередь – у врага. И только потом переходила в наступление и выигрывала войну. Нам пора забыть про попытки бросаться с шашками на танки и вспомнить, как играть вдолгую, рассчитывая на стратегический успех. А об антиамериканских санкциях поговорим, когда наши ВВП хотя бы сравняются.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 4 мая 2018 > № 2598614 Андрей Мовчан


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 4 мая 2018 > № 2595948 Александр Петриков

Комментарий. Почему сельское хозяйство развивается, а село остается социальной пустыней.

Сельское хозяйство Россия успешно развивается, отрасль сейчас все хвалят. Принято хвалить за высокий урожай зерна, за рост мясного производства, за молочный сектор чуть-чуть. Но почему-то замалчивается тот факт, что из села продолжают уезжать люди, что в селе очень мало водопроводов, почти нет канализации, мало у кого в доме есть газ. Почему так происходит и почему эта проблема остается в тишине?

Эти и другие вопросы обсудили в беседе издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России – ОТР, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и Александр ПЕТРИКОВ – академик РАН, директор ВНИИ аграрных проблем и информатики, председатель общества «Энциклопедия российских деревень».

— Александр Васильевич, очень невыгодная тема сегодня для вас. Я бы с удовольствием послушал, чтобы вы нам рассказали исключительно о победах. Но хотелось бы, чтобы как специалист вы рассказали о сельских территориях. Почему они пустеют на фоне этих побед и по какой причине у побед есть оборотная сторона?

— Действительно, почему экономический рост, который мы наблюдаем в сельском хозяйстве с 1999 года и который прекращался только в острозасушливые три года, не перевоплощается в успешное решение сельских социальных проблем? Это одна из загадок нашей аграрной политики. Но смею высказать несколько версий.

Первое. Конечно, мы должны не забывать о том, что социальные проблемы в нашей деревне копились исторически. Деревня всегда была донором города, из нее выкачивались людские и финансовые ресурсы. Раньше за социальное обслуживание, скажем, сельских территорий отвечали сельскохозяйственные организации. Это центральные усадьбы, там располагались офисы колхозов, совхозов.

В начале 90-х годов вся социальная инфраструктура, которая принадлежала колхозам и совхозам, было передана местным органам власти.

— Муниципалитетам.

— Но этим местным органам власти не дали ресурсов для содержания территорий. Сейчас, по данным Общероссийского конгресса муниципальных образований, только 20% сельских муниципалитетов имеют бездотационные или низкодотационные бюджеты, а четыре пятых его не имеют. Это первая существенная причина.

Вторая – количество сельхозорганизаций сократилось. Недавно мы обсуждали тему итогов Всероссийской сельскохозяйственной переписи. С 2006 по 2016 год 23 тысячи сельхозорганизаций исчезло с сельскохозяйственной карты нашей страны.

— Они исчезли или их укрупнили, и они влились во что-то?

— Они исчезли как юридические лица. А из оставшихся четыре пятых работают на грани рентабельности. Они считаются формально прибыльными, но этой прибыли не хватает на социальное обустройство села

— То есть хватает на зарплату, на технику, на горючее.

— А те успешные высокорентабельные производства – агрохолдинги, агрофирмы – думаете они зарегистрированы на центральных усадьбах?

— Нет.

— В лучшем случае они зарегистрированы в областных центрах, а в худшем – в оффшорных зонах. И до сельского развития у них не доходят руки. Я в одной из областей спрашивал у председателя сельской администрации, на территории которой работает крупный агрохолдинг: «Когда руководитель этого агрохолдинга был у вас в последний раз?» Он на меня так удивленно посмотрел и говорит: «Его вообще за 20 лет мы здесь не видели». Это еще одна причина.

Теперь о фермерах, на которых мы очень надеялись. Посмотрите на динамику их развития: в России за последние десять лет численность фермерских хозяйств сократилась на 110 тысяч.

— Александр Васильевич, это не совсем точная цифра, как мне кажется. По моим данным, они перерегистрировались в ЛПХ, чтобы платить поменьше налогов. То есть они физически не исчезли.

— Да. Но они ведут, скажем так, незарегистрированный бизнес и не платят доход в местные бюджеты. Да, многие из них в порядке сельской взаимопомощи оказывают услуги, но это не решает проблемы.

Наконец, есть еще одна причина. Все ведомства, которые отвечают, скажем так, за низовую образовательную школьную сеть, за сельские медицинские учреждения, за культурные учреждения, – в их бюджетах нет «сельской строчки», то есть они отвечают за ситуацию в целом. И это является существенной причиной такого положения дел.

Следует упомянуть также недофинансированность специальной программы устойчивого развития сельских территорий, которая, как вы знаете, сейчас и федеральной целевой программой уже не является. Она утратила этот статус. Теперь это подпрограмма государственной программы развития сельского хозяйства. Но если взять ее бюджет, то это только 5% от аграрного бюджета страны. В Европе, где деревня не в пример нашей обустроена, на это тратится 20%. И никто не собирается этот бюджет сокращать.

И еще одна важная причина. Я считаю, о ней тоже надо наконец сказать. Посмотрите на показатели оценки деятельности руководителей исполнительных органов власти субъектов Российской Федерации – губернаторов. Губернаторы отвечают за инвестиционный климат в целом по региону, за состояние безработицы в целом по региону, за доходы в целом по региону, но нет разделения в этих показателях оценки работы губернаторов на основании ситуации в городе и в сельской местности. И можно иметь хорошую картинку в целом по региону за счет экономии на сельских расходах.

Совокупность этих причин наталкивает меня на мысль о том, что существует какая-то и общая предпосылка. И она очень существенная, хотя о ней тоже мало говорят. В нашем обществе еще нет серьезного консенсуса по отношению к тому, что деревню надо развивать, что, в конце концов, речь идет не о нашей деревне, а о нашей России. Потому что представлять, что только городская Россия будет конкурентоспособной за счет деревни – это неправильная точка зрения, потому что это противоречит и нашему опыту, и опыту ведущих стран. Только в гармонии развития городских и сельских территорий возможно решение общенациональных проблем.

И вот складывается такое положение, потому что этого консенсуса нет – отчасти и потому, что нет серьезной дискуссии на эту тему, в том числе и в СМИ. Именно совокупность этих причин и создает такое положение. И я думаю, что после того, как будет сформирована новая власть после инаугурации президента России, нужен серьезный разговор на эти темы.

— Вы имеете в виду новое Правительство, которое будет сформировано в мае?

— Да, нужен серьезный разговор на эту тему – и не только с Правительством, но и с экспертным сообществом, с научным сообществом. Мы наконец должны превратить экономический рост в сельском хозяйстве в улучшение жизни сельского населения, сельских тружеников, чтобы дивиденды от этого экономического роста доставались не узкой группе сельскохозяйственных организаций (агрофирм, агрохолдингов), а распределялись каким-то другим способом.

— Александр Васильевич, вы говорите очень правильные вещи. А кто это все будет выполнять, делать практически и формулировать задачи, кто возьмется переделать федеральный бюджет? Ведь у нас в стране нет денег у муниципалитетов, у них нет денег по земельному налогу, у них предприниматели не платят в их бюджет, они все платят в район, в городские формирования. Это же все городские формирования нужно переделать.

Посмотрите просто результаты переписи. Мы уже как-то с вами говорили об этом. У меня пчелы, у меня кусты, у меня сад. И если в ходе прошлой переписи ко мне приходили и буквально всего меня вымотали вопросами, обмеряя мои насаждения на участке, то в прошлом году никто не пришел. Это в 2016-м, в ходе прошлой переписи, потому что там, где я живу сейчас, уже не деревня…

— …а городское поселение. И когда у нас зашкалит уровень пробок в крупных мегаполисах – вот тогда мы задумаемся над тем, что должно быть немного другое распределение населения по территории страны, по всей территории России, а не только концентрация этого населения в крупных мегаполисах.

Сейчас, между прочим, Минэкономразвития разработало Стратегию пространственного развития России. И там, к сожалению, сформулирован главный акцент на развитие городских агломераций, а сельские районы планируется развивать только в привязке к крупным мегаполисам. Я думаю, что это неправильный подход, его надо пересматривать. Жаль, что такую позицию отстаивают наши крупные эксперты, в частности Центр стратегического развития. Алексей Леонидович Кудрин об этом заявил, что надо…

— Александр Васильевич, у них одна либеральная школа. У тех, кто разрабатывал это, и у тех, кто это поддерживает — одна школа. Это одна такая научная каста, будем так говорить. Другую касту никто не слышит и слышать не хочет.

— Ну, если говорить о либеральном подходе, то, например, в Европе подход иной, чем, скажем, в Америке. Если в Америке поддерживаются центры экономической активности, то в Европе поддерживаются не только центры экономической активности, но и вся территория. И нам ближе по нашему российскому менталитету именно европейский подход.

Потом, никто не снимал ответственности и с Министерства сельского хозяйства Российской Федерации. Именно оно должно инициировать этот подход.

— Александр Васильевич, у них это записано в их обязанности.

— Думаю, когда настанет черед пересмотра государственной программы развития сельского хозяйства, ее надо назвать государственной программой развития российской деревни, а внутри должно быть выделено — сельское хозяйство. Это первый шаг, который надо сделать.

Второй шаг. Для координации деятельности федеральных органов власти субъектов Российской Федерации и муниципалитетов в этой области надо создать, как созданы во многих странах, Агентство сельского развития, а при нем центры компетенций. Подключить к этому Российскую академию наук, научные организации ФАНО и совместными усилиями прописать эти общие другие подходы.

И затем все-таки… Скажем, если взять аграрную политику. Посмотрите, у нас в основном поддерживаются именно крупные, крупнейшие сельскохозяйственные организации – агрофирмы и агрохолдинги. Я посмотрел последние данные, кому достались льготные краткосрочные инвестиционные 5-процентные кредиты. Соотнес количество заемщиков, которым выплатили 5-процентные кредиты в 2017 году, с количеством сельскохозяйственных организаций, которые вели хозяйственную деятельность в 2016-м. И знаете, что обнаружилось?

— И что же обнаружилось?

— Что таковых всего 7%. А если взять фермеров, то там 2,6%. И я считаю, что естественным шагом должно быть не только увеличение государственной поддержки, но и увеличение государственной поддержки малых и средних сельхозорганизаций и фермеров, которые больше привязаны, как мы уже с вами говорили, к сельским территориям, руководители которых будут ходить к председателю сельского муниципалитета, а не сидеть где-то.

И я считаю, что эта мера вполне объективна для такой реформы нашего аграрного бюджета. Плюс, конечно, должно быть ограничение максимальной суммы, которая идет одной организации, потому что те деньги, которые выделяются на сельское хозяйство, надо распределять более равномерно.

— Все-таки такая практика в мире есть. По-моему, в США больше определенной суммы ты не получишь.

— В США ограничение есть. Для наглядности переведём сумму в рубли. Так вот, если у вас объем реализации более 54 миллионов рублей, вы ни цента не получите из бюджета в виде поддержки. В Европе в разных странах другие ограничения, но таковые есть. Поэтому есть конкретные управленческие и политические механизмы, которые надо запустить в дело. И я думаю, что после мая их надо запускать.

— Александр Васильевич, а есть ли кому запускать? Теперь ставлю второй вопрос. Это знаете вы, знают еще несколько десятков человек, но этого мало для аграрного блока в Правительстве. Просто в начале 90-х таких людей было много – тех, кто понимал, что надо делать. Некоторые уже состарились, некоторые, к сожалению, уже ушли от нас.

— Думаю, что запустить, скажем, приоритетный национальный проект и государственную программу удалось, потому что в этом был убежден президент нашей страны Владимир Владимирович Путин.

— Но его убедил тогда министр сельского хозяйства Гордеев.

— Да. Я думаю, что сейчас тоже можно убедить, я уверен в этом. И заметьте, что в России сельское хозяйство, да и наша деревня развивалась только тогда, когда этим делом занимались первые лица государства. Мы знаем их всех. Я оптимист, и меня не оставляет надежда.

— Я тоже оптимист, но есть международные обстоятельства. Первое лицо не может сейчас заниматься всем, он должен заниматься чем-то одним – обороной, например.

— Да. Но вы не забывайте, Игорь Борисович, что есть такое понятие «продовольственное оружие». Придумали его, скажем, американцы…

— Логично, логично. Принимается. Но как все-таки заставить крупные агрофирмы и холдинги заниматься территориями, на которых они работают?

— Думаю, тут может быть такой рецепт. Те крупные предприятия (агрофирмы, агрохолдинги), которые получают большие бюджетные ассигнования, должны взять на себя и социальные обязательства. В принципе, таким образом можно обременить их.

В принципе, такое обременение вполне возможно. Наш институт в прошлом году проводил социологический опрос руководителей сельхозорганизаций, по представительной выборке для всей территории страны. Согласны взять на себя социальное обслуживание только порядка 15% руководителей. Это очень мало, конечно. И надо цивилизованным способом их заставить. Если они получают гигантскую государственную поддержку, они должны взять на себя такие обязательства. Некоторые представители крупного агробизнеса говорят: «Мы платим налоги, и все. Это дело государства». Но я думаю, что это неправильный подход.

— Александр Васильевич, мне кажется, кто-то наверху должен ясно сказать, проартикулировать, что фундаментальная основа развития нации – это сельская территория, не городская территория, а именно сельская территория. Мне кажется, что, если это будет произнесено, то соответственно будет строиться и государственная политика в отношении села. Кто это должен сказать?

— Если вы внимательно почитаете речь Владимира Владимировича Путина в Коломне на совещании по малым городам и сельским территориям, то увидите, что такой подход уже был артикулирован. И мы надеемся, что он получит дальнейшее развитие.

— Если резюмировать наш разговор, то получается, что нужен некий центр аграрных реформ. Точнее – сельских реформ. Центр развития сельских территорий нужен как отдельная институция, где соберутся лучшие мозги с полномочиями и, что самое главное, с деньгами. Часть аграрного бюджета должна быть направлена туда. А как это технически сделать?

— Технически – это просто создание Агентства по сельскому развитию в Российской Федерации при Министерстве сельского хозяйства или при Министерстве экономического развития и подготовка государственной программы развития российской деревни.

— То есть получается, что Министерство сельского хозяйства останется министерством крупного агробизнеса?

— Оно должно, как и в Европе, быть министерством сельского развития и продовольствия. Сейчас это пока что только сельское хозяйство. Отчасти это администрирование федеральной целевой программы устойчивого развития сельских территорий, которая сейчас стала подпрограммой. Должно быть все наоборот.

— Вы ожидаете, что это будет в мае? Вы что-то знаете или вы это предчувствуете?

— Нет, я давно не занимаюсь политическим прогнозированием. Я только надеюсь, что вне зависимости от имен, это надо делать для России, как вы правильно сказали. Я с вами согласен. Даже не для села, а для России это надо делать, чтобы наши сельские территории не представляли из себя социальные пустыни.

— Вы верите, что этот процесс можно остановить?

— Я оптимист, потому что наша деревня переживала и худшие времена. А мы живем, и будем жить. И всегда деревня вносила достойный вклад в развитие страны. И я думаю, что эта традиция нашего российского общежития обязательно будет продолжена в новых условиях на новой технологической базе. Я в этом уверен.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 4 мая 2018 > № 2595948 Александр Петриков


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 4 мая 2018 > № 2595674 Светлана Чупшева

Встреча с гендиректором АСИ Светланой Чупшевой.

Состоялась встреча Владимира Путина с генеральным директором Агентства стратегических инициатив (АСИ) Светланой Чупшевой. Обсуждались различные направления деятельности организации.

В.Путин: Светлана Витальевна, Агентство продолжает активно работать по целому ряду направлений – это поддержка предпринимательства, работа над улучшением делового климата, над социальными проектами. Знаю, что у Вас есть намерения рассказать и о каких-то новых направлениях, которые Вы считаете приоритетными на данный момент времени. Пожалуйста.

С.Чупшева: Безусловно, Владимир Владимирович, мы для себя определили основные направления, которые Вы обозначили в Послании Федеральному Собранию. В Агентстве сегодня сформированы и компетенции, и практики, и проекты, которые могут быть использованы и по масштабированию проектов по подготовке квалифицированных кадров, и по технологическому прорыву, который мы должны обеспечить в ближайшее время в нашей стране.

Это и проект «Национальная технологическая инициатива» [НТИ], и такое движение, успешно стартовавшее, как WorldSkills (подготовка молодых профессионалов). Мы видим основную, наверное, нашу задачу – ближе работать с регионами, потому что именно в регионах мы сегодня формируем среду, сообщество, которое готово инициировать такие проекты, внедрять их и участвовать в их реализации.

В части регионального развития видим основной приоритет в формировании комфортной городской среды, о чём Вы тоже сказали в своём Послании. Мы готовы будем сформировать тысячу проектных команд в нашей стране за ближайшие 3–4 года, подготовить 100 проектов для городов, связанных и с благоустройством, и, действительно, с формированием таких точек притяжения.

Вы были в Петрозаводске, «Точка кипения» – это такой формат, когда действительно жители, активные люди могут сами инициировать проекты, участвовать в реализации проектов городского развития.

У нас уже есть успешные проекты в Пензенской области, где мы вместе с «Росатомом» для города Заречный такой проект реализовали. Это, по сути, некий стандарт, который может быть сегодня тиражирован в масштабах всех муниципалитетов, и подготовка команд, которые будут с этим работать.

В части технологического прорыва, здесь у нас уже есть проектный офис РВК [Российской венчурной компании], где мы реализуем «дорожные карты» по НТИ. У нас запущена олимпиада Национальной технологической инициативы, кружковое движение.

Мы готовы сегодня уже запускать акселерацию таких технологических стартапов, формировать и искать спрос у крупных компаний, промышленных предприятий на такие технологии, по сути, помогать этим стартапам быть использованными и внедряться уже в большие технологические проекты в промышленности и на крупных производствах. Можно это назвать «национальный инновационный стандарт».

Мы надеемся, что в ближайшей перспективе в части стратегии развития Агентства у нас 1000 компаний будут вовлечены в эту деятельность, которые будут использовать порядка 100 технологических решений. Сегодня формируем «витрину» технологий, которые могут использоваться и на уровне регионов, и на уровне предприятий.

Социальный блок, безусловно, это тоже одно из ключевых направлений для Агентства стратегических инициатив, и в Послании Вы особо выделили повышение качества жизни людей, повышение уровня жизни и активного долголетия для наших пожилых граждан.

Мы готовы будем тоже Вам представить новый проект системы долговременного ухода, активное долголетие, который сегодня готовим вместе со Сбербанком, Внешэкономбанком и с благотворительными фондами.

У нас уже отобраны шесть пилотных регионов, которые готовы будут эту модель внедрять. О чём идёт речь? Это абсолютно новый подход по уходу за пожилыми людьми и в стационарных, и не в стационарных учреждениях.

А самое главное – формирование таких точек активного долголетия, где люди смогут получить необходимые программы реабилитации, где они могут провести свой культурный досуг, провести или пройти интересные для них программы и социальной адаптации, и психологической поддержки.

Это будут абсолютно современные площадки, как те же самые технопарки для детей, где детям интересно и они вместе работают в команде. То же самое мы хотим сделать для наших пожилых людей, где они чувствовали бы себя востребованными, нужными и, действительно, могли активно вести свой образ жизни и общаться с друзьями, коллегами, партнёрами.

Этот проект тоже планируем в течение трёх лет реализовать по всей стране, во всех регионах, и привлечь частные инвестиции на инфраструктуру в социальной сфере. И самое главное, о чём Вы тоже говорили на Госсовете по конкурентоспособности, – привлечь сюда, безусловно, негосударственных поставщиков, обучить их, сформировать для них понятные стандарты оценки качества. Самое главное, чтобы люди действительно получали качественную услугу, и все, кому требуется и кому она нужна, могли её получить в своём регионе.

Образование для нас тоже ключевой приоритет, подготовка кадров для промышленности. Вы поддержали проект масштабирования, у нас с этого года все 85 субъектов присоединяются к этой работе. По сути, губернатор формирует стратегию подготовки кадров исходя из запроса предприятий и инвестиционных проектов, которые [в регионе] реализуются. И уже включается вся база – от школы до вузов, которые работают с ребятами, исходя, опять же, из тех приоритетов, которые нужны и требуются экономике именно данного региона.

Запустили проект «Кадры будущего для регионов». В этом году – шесть пилотных регионов. Думаю, что со следующего года все 85 тоже будут готовы принять участие. Отбираем в каждом субъекте по 500 ребят, активных, высокомотивированных, участников олимпиад, которые в «Сириусе» проходили [обучение] или хотят, наоборот, туда попасть.

В.Путин: Какие регионы?

С.Чупшева: Тульская, Тюменская, Московская области, Пермский край и Татарстан.

Уже запущен отбор, очень много заявок. Для каждого ребёнка будет предложена индивидуальная программа развития. Если ему интересна математика, либо естественные науки, либо какие-то спортивные достижения, мы здесь формируем для него интересную траекторию, чем уже в течение года он будет заниматься, и уже форматы групповых работ, смен.

Мы договорились с Еленой Шмелёвой – центр «Сириус» участвует здесь как федеральный центр. И все профили ребят, талантливых ребят, они будут формироваться тоже на площадке «Сириуса». По сути, мы будем знать, и губернаторы будут знать, какие у них ребята, какие таланты, что им нужно, как они развиваются и кто является у них наставниками.

Здесь мы «приземляем» систему и дуального образования, и профстажировок, и целевые наборы, и отсроченные трудовые контракты. А задача, которая сформирована и губернаторами, и молодёжью (ребятами), – мы хотим быть востребованными в регионе, там, где мы живём, мы хотим, чтобы нас слышали, хотим участвовать в жизни региона, хотим работать в своём регионе. Считаем, что эту задачу в рамках этого проекта нам удастся реализовать.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > kremlin.ru, 4 мая 2018 > № 2595674 Светлана Чупшева


Казахстан > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 4 мая 2018 > № 2593534

Ануар Омарходжаев: «Оцифровывая услуги холдинга "Байтерек", мы идем в авангарде цифровизации страны»

Глава государства в своем ежегодном послании поставил конкретные задачи перед правительством по цифровизации всех ключевых отраслей, включая промышленность, АПК, транспорт и логистику, строительство и ЖКХ, финансовый сектор, образование и здравоохранение, а также государственное управление. Скачок в «цифре» планируется осуществить в рамках масштабной государственной программы «Цифровой Казахстан». По предварительным данным Министерства информации и коммуникаций РК госпрограмма к 2025 году позволит создать добавочную стоимость порядка 2 трлн тенге, обеспечив возврат от инвестиций в 4,8-6,4 раза к общему объему инвестиций с учетом частных.

Какой эффект от цифровизации экономики ожидают институты развития и какие комплексные меры предпринимаются ими в рамках цифровой трансформации, рассказал в интервью Къ заместитель председателя правления АО «НУХ «Байтерек» Ануар Омарходжаев.

- Ануар Сагыналиевич, спасибо, что согласились на интервью. Как Вы знаете, в последнее время очень много хайпа вокруг цифровизации. По Вашему мнению, цифровизация – это просто модный тренд или действительно важный шаг для каждого из нас? Что по этому поводу думают в «Байтереке»?

- Спасибо за вопрос. Цифровизация не только экономики, но и всех сфер жизнедеятельности это серьезный вызов, который стоит перед нами. И в целом, если смотреть глобально, состоимся ли мы как успешная страна в будущем, напрямую зависит от того, сможем ли мы сегодня перейти на цифровую модель экономики.

По прогнозам аналитиков, автоматизация производства, большие данные и искусственный интеллект могут повлиять на 50% мировой экономики. Более миллиона профессий могут быть автоматизированы с использованием современных технологий. Вторая эра машин одновременно несет в себе, как и неограниченные возможности, так и взрывные социальные риски.

Сегодня мы видим, что практически все передовые страны мира так или иначе выдвигают вопросы цифровизации, как приоритетные в своем развитии. Есть национальные программы цифровизации, которые на сегодняшний день реализуют более 15 стран мира. Из них, по цифровизации национальных экономик, лидируют Китай, Сингапур, Новая Зеландия, Южная Корея и Дания. Китай интегрирует цифровые индустрии с традиционными, Сингапур уже завершает формирование «Умной экономики», Дания виртуализирует госсектор. Все программы цифровизации, так или иначе, основаны на распространении достижений информационно-коммуникационных технологий во все отрасли жизнедеятельности, начиная от экономики, логистики, образования и медицины до интернета вещей. И это уже далеко не хайп, а реальность, перед которой мы стоим.

Я считаю, что глава государства своевременно поставил задачу по цифровизации и, если государственная программа «Цифровой Казахстан» будет успешно реализована, у нас будет шанс войти в клуб эффективно оцифровавших себя стран. Если говорить о Холдинге «Байтерек», мы начали собственную цифровую трансформацию еще до принятия государственной программы по цифровизации, так как осознавали важность предстоящих глобальных изменений. В результате принятых мер, сейчас мы видим цифровую трансформацию основной своей программы развития и активно идем к тому, чтобы полностью оцифровать свою деятельность.

- Ануар Сагыналиевич, есть ошибочное мнение, что цифровизация затронет только государственные органы. При этом квазигосударственный и частный сектора не будут вовлечены в масштабный процесс.

- Мнение действительно ошибочное. Как раз-таки частный и квазигосударственный сектор должны стать локомотивом цифровой трансформации экономики. Имея ввиду цифровизацию промышленности, агропромышленного комплекса, сфер транспорта и логистики, мы должны не забывать, что внедрять элементы Индустрии 4.0 в производственный процесс будут в основном предприятия с частной формой собственности. Квазигосударственный сектор, институты развития также полностью вовлечены в процесс цифровизации. Если говорить о Холдинге «Байтерек», то мы видим цифровую трансформацию основой своей программы развития. Мы активно идем к тому, чтобы полностью оцифровать свою деятельность.

- Какие промежуточные результаты цифровизации Вы могли бы на сегодня озвучить? Есть ли успешные примеры?

- Работа в рамках цифровизации нами ведется комплексно. В конце прошлого года была утверждена актуализированная стратегия цифровизации холдинга на 2018 – 2023 годы. В ней четко прописаны наши цели и задачи в рамках цифровизации и ожидаемый эффект от реализации.

На сегодня мы оцифровываем одно из основных направлений нашей деятельности – меры государственной поддержки бизнеса. Проект называется «Digital Baiterek» - это цифровая витрина услуг холдинга. Основная идея заключается в обеспечении комплексного подхода при поддержке бизнеса. Если раньше предприниматели обращались за каждой услугой по отдельности, то сейчас мы движемся к тому, чтобы обеспечить полную синергию услуг дочерних организаций. Мы планируем, что через «Digital Baiterek» МСБ может обратиться к программам Фонда «Даму», если необходима поддержка по экспорту продукции, мы предложим услуги АО «KazakhExport», если есть проекты крупного бизнеса, их может профинансировать Банк развития Казахстана. Также есть программы лизинга от «БРК Лизинг» и поддержка в разработке проектной документации от ТОО «Kazakhstan Project Preparation Fund», выдача грантов от АО «НАТР».

- Что уже реализовано в «Digital Baiterek» и что еще осталось сделать?

- На сегодня в «Digital Baiterek» автоматизированы 19 услуг холдинга и его шести дочерних организаций. По линии АО «Байтерек девелопмент» предприниматель, не выходя из дома или офиса, может подать заявку на финансирование проектов жилищного строительства, выслать документы на оплату по актам выполненных работ, по линии АО «Экспортная страховая компания «KazakhExport» можно подать документы на страхование кредита экспортера, страхование финансового лизинга, по линии АО «Банк Развития Казахстана – Лизинг» подать заявку на предварительное рассмотрение бизнес-предложений в рамках лизингового финансирования, по линии АО «Фонд гарантирования жилищного строительства» можно подать документы по проекту строительства жилого дома для заключения договора о предоставлении гарантии, подать проект на инвестирование или заявление на участие в инвестировании в ТОО «Kazakhstan Project Preparation Fund». Вместе с этим, проведена большая работа по автоматизации услуг АО «Национальное агентство по технологическому развитию». В результате уже сегодня можно подать заявление на получение гранта через «Digital Baiterek», что существенно упрощает процесс получения грантов для предприятий, ученых и инноваторов.

До конца 2018 года планируем автоматизировать услуги в остальных дочерних организациях холдинга.

В конце прошлого года нами был подписан трехсторонний меморандум о сотрудничестве с Министерством национальной экономики и Национальной палатой предпринимателей «Атамекен». В рамках меморандума мы движемся к созданию Единой цифровой платформы для малого и среднего бизнеса по принципу «одного окна». И все это является неотъемлемой часть реализации программы «Цифровой Казахстан».

Также в этом году мы будем интегрировать «Digital Baiterek» с информационными системами «электронного правительства» с целью снизить количество запрашиваемой информации у клиентов при регистрации заявлений на получение услуг.

- Какой итоговый эффект вы ожидаете от реализации проекта?

- Положительный эффект от цифровизации почувствуют все - предприниматели, холдинг и его дочерние организации. Мобильность, то есть возможность подачи заявки из любой точки мира через интернет в разы сократит временные затраты заявителя. Повышается эффективность работы сотрудников холдинга и дочерних организаций. Работа в едином информационном пространстве позволит ускорить согласование документов и принятие решений, повысит исполнительскую дисциплину. Автоматизация процессов уменьшает число непродуктивных действий и высвобождает рабочее время, налицо рост производительности труда.

- «Digital Baiterek» единственный проект холдинга в рамках цифровизации или параллельно ведутся работы в других направлениях?

- Государственная программа «Цифровой Казахстан» предусматривает стимулирование внедрения элементов Индустрии 4.0 в промышленности, то есть создание финансовых, фискальных и иных стимулов для предприятий к внедрению технологий Индустрии 4.0. В данном направлении ведется работа государственными органами (МИР, МИК, МФ, МНЭ) совместно с Холдингом и Национальной палатой предпринимателей «Атамекен».

В свою очередь Холдинг предлагает широкий спектр инструментов, таких как кредитование предприятий, субсидирование процентной ставки, гарантирование, сопровождение проектов государственно-частного партнерства, а также предоставление инновационных грантов.

Казахстан > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 4 мая 2018 > № 2593534


Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 3 мая 2018 > № 2592465 Майкл Макфол

Демократия на Украине: пан или пропал

Майкл Макфол (Michael McFaul), The Washington Post, США

Российский президент Владимир Путин ведет глобальную идеологическую войну против либеральных, демократических ценностей Запада. Эта схватка завуалированно продолжалась годами, а сейчас распространяется как на Западную Европу, так и, конечно же, на США, где в 2016 году Путин вмешался в президентские выборы.

Передовой этой идеологической войны между путинизмом и демократией, несмотря ни на что, остается Украина.

Проведя прошлую неделю в Киеве, я понял, почему сегодняшняя Украина пугает Путина. Эта славянская нация, которая разделяет некоторые аспекты исторического и культурного наследия с Россией, развивает демократию. Как-то в течение ланча я слушал, как члены парламента активно обсуждали плюсы и минусы одного из законопроектов. Такого больше не услышишь в России.

На другое утро я встретился с двумя десятками общественных лидеров, которые борются с коррупцией и дезинформацией. Украинское общество остается активным и независимым. Оно способно влиять на власть и видеть результаты государственной политики. Это еще немного присутствует и в России.

Как-то вечером я слышал, как украинские политики жаловались на то, что олигархам принадлежат телевизионные каналы. Но один олигарх — или одно только государство — не контролирует все украинские СМИ. Конкуренции и плюрализма больше не существует в российских СМИ.

В разговорах с украинскими официальными представителями, бизнесменами и журналистами я слышал очень разные оценки продвижения экономических и политических реформ под руководством президента Петра Порошенко и его правительства. Некоторые аплодировали новому толчку в развитии децентрализации, другие не считали его важным, третьи жаловались на медленные темпы развития. Одни славили принципиальность МВФ и его положительную роль в проталкивании реформ, другие осуждали неолиберальную «правильность» организации, убеждая, что именно это замедляет экономический рост. Но самым впечатляющим во всем этом были дебаты как таковые. И это то, что уже не так часто случается в нынешней России.

Конкурентные лидеры, фракции и партии уже готовятся доносить свои аргументы до людей, которые в следующем году придут избирать президента, а через несколько месяцев и новый парламент. Еще одна интересная вещь: никто не знает, кто выиграет. И это именно так, как и должно быть в демократических странах и совершенно противоположно тому, что происходило на президентских выборах этого года в России. Задолго до их проведения — за несколько лет до этого — каждый знал, что Путин одержит победу.

Вся эта демократическая активность справа от российских границ пугает Путина и его систему правления. Если украинцы могут заставить демократию работать, то они могут вдохновить на это и россиян. Поэтому Путин остается крайне заинтересованным в подрыве еще такой хрупкой украинской демократии. За четыре прошедших года путинские силы оккупировали часть Украины и продолжают вести войну против Киева на Востоке Украины. Россия продолжает осуществлять экономическое давление на Украину. Между тем пропагандистские усилия Кремля изобразить Украину как провалившееся и коррумпированное государство продолжаются теми же темпами — как внутри Украины, так и на Западе. Кремлевская дезинформационная кампания стала настоящим вызовом для местных общественных организаций: они хотят разоблачать коррупцию и ошибки государства, но следуя этому желанию, они в то же время подпитывают российские новости.

Следующая большая битва международной войны идей будет иметь место во время следующих президентских выборов на Украине. И речь идет о куда больших масштабах российского вмешательства, чем на выборах в США. Кремль и его ставленники будут поддерживать выгодных им кандидатов, сеять раздор внутри украинского общества и все больше ставить под сомнение народное волеизъявление и справедливость голосования. На прошлой неделе многие украинцы сказали мне, что эти выборы станут наиболее ключевыми и опасными в постсоветской истории Украины.

Путин ищет возможность использовать выборы, чтобы разжечь хаос, беспорядки и сомнения относительно существования демократии. США и наши демократические союзники должны стремиться к противоположному: мирным, законным, свободным и справедливым выборам. Мы не можем сидеть в стороне и просто надеяться на лучшее. Мы можем прежде всего финансировать эффективные антидезинформационные проекты, инициативы, направленные на обеспечение прозрачности работы госорганов и программы мониторинга выборов как внутри Украины, так и за ее пределами.

Во-вторых, Большая семерка — частью которой РФ больше не является — должна публично и заранее использовать санкции и другие меры с целью наказать Россию за вмешательство в украинские выборы.

В-третьих, западные лидеры должны решительно заявить, что они не поддерживают никого из отдельных кандидатов на украинских выборах — только сам процесс. (На этой неделе я слышал слишком много конспирологических теорий о том, как Белый дом или Брюссель выберет Украине нового президента. Эти слухи подрывают легитимность выборов.)

В-четвертых, демократические лидеры Запада должны уже сейчас совместно начать работу над новым экономическим, военным и политическим пакетом помощи, который надо будет предоставить Украине сразу после выборов. Это даст импульс новому демократически избранному президенту. Период, который наступит сразу же после раздачи предвыборных обещаний, является наиболее благоприятным для осуществления наиболее болезненных, но необходимых экономических реформ.

Ну и все эти шаги опять же следует повторить во время не менее важных парламентских выборов, которые будут иметь место несколькими месяцами позже.

Украина > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 3 мая 2018 > № 2592465 Майкл Макфол


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > forbes.ru, 3 мая 2018 > № 2592204 Антон Гусев

За госзакупку — в тюрьму. Требования законодательства ужесточены

Антон Гусев

руководитель практики уголовно-правовой защиты бизнеса Bryan Cave Leighton Paisner (Russia) LLP, адвокат

Подписанный российским президентом закон расширил круг физических лиц, которым грозит уголовная ответственность при проведении госзакупок

Президент Владимир Путин недавно подписал Федеральный закон № 99-ФЗ, согласно которому под уголовную ответственность подпадает более широкий круг физический лиц, участвующий в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд.

В соответствии со статьями 200.4 и 200.5 Уголовного кодекса преступлениями являются злоупотребления в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд и подкуп работника контрактной службы, контрактного управляющего и члена комиссии по осуществлению закупок.

Помимо этого, в статью 304 Уголовного кодекса внесены изменения, которые устанавливают ответственность за провокацию подкупа в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд.

С 3 мая 2018 года указанные статьи вступают в законную силу и правоохранительные органы имеют право применять их на всей территории страны.

До введения описанных изменений в уголовном законодательстве можно было выделить две группы лиц, привлекаемых к уголовной ответственности за противоправные деяния в сфере госзакупок: должностные лица (госзаказчик) и предприниматели (участники госзакупок).

Для первой категории лиц Уголовный кодекс предусматривает целый комплекс статей, указанных в главе о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Наиболее часто таких лиц привлекали к уголовной ответственности за злоупотребление или превышение служебных полномочий.

Ко второй категории можно отнести лиц, обладающих управленческими полномочиями (например, генеральный директор) в коммерческих организациях, которых, как правило, привлекали к уголовной ответственности за злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп, мошенничество.

Вместе с тем среди госзаказчиков существует категория лиц, не подпадающих под понятие должностного лица — гражданские служащие. В коммерческих организациях также не все сотрудники обладают управленческими полномочиями. Однако указанные лица исполняют различные функции, влияющие на осуществление госзакупок: подготовка документации, приемка товаров, работ, услуг, обработка заявок и т. д. Вместе с тем в отсутствие доказательств сговора таких лиц с должностными лицами или лицами, обладающими управленческими полномочиями, привлечь их к уголовной ответственности за допущенные нарушения было крайне сложно, поскольку они не являлись субъектами уголовной ответственности.

В то же время сложилась практика, при которой должностные лица с целью минимизации степени ответственности (уголовной, административной, дисциплинарной и т. п.) поручали организацию госзакупок гражданским сотрудникам, например, заключая договоры с компаниями на организацию конкурсов или выполнение отдельных функций, например, приемки товаров, работ, услуг.

Во многих случаях такая практика позволяла избегать уголовной ответственности должностным лицам, поскольку они не отвечали за нарушения процедур при проведении госзакупок, допущенных сотрудниками привлеченных коммерческих организаций. Сотрудники коммерческих организаций также не несли уголовной ответственности, поскольку не выполняли управленческие функции, то есть не являлись субъектами уголовной ответственности.

Вводя в Уголовный кодекс статьи 200.4 и 200.5, законодательство таким образом устраняет имеющийся пробел. Благодаря корректировке законодательства, к уголовной ответственности будет привлекаться отдельная категория граждан, не являющихся должностными лицами или лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой организации.

Указанная категория лиц определена законодательством так: работник контрактной службы, контрактный управляющий, член комиссии по осуществлению закупок, лицо, осуществляющее приемку поставленных товаров, выполненных работ или оказанных услуг, либо иным уполномоченным лицом, представляющим интересы заказчика в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд.

Рассмотрим простой пример. Сотрудник, ответственный за приемку работ по строительству участка дороги, закрывает глаза на явные недостатки в работах. И это, например, обусловлено тем, что в строительной компании работает его родственник, премия которого зависит от результатов приемки. С введением описанных изменений в законодательстве указанный сотрудник может быть привлечен к уголовной ответственности в соответствии со статьей 200.4 Уголовного кодекса.

Мы полагаем, что в связи с введением указанных изменений в законодательство необходимо обратить внимание на такие формы мотивации сотрудников контрагентов, как подарки, выезды на различные курорты для проведения семинаров, походы в рестораны и т. д. Участие лиц, перечисленных в статье 200.4 Уголовного кодекса, в подобных мероприятиях может быть впоследствии расценено правоохранительными органами в контексте «личного интереса».

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Армия, полиция > forbes.ru, 3 мая 2018 > № 2592204 Антон Гусев


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 мая 2018 > № 2591413 Андрей Никитин

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Новгородской области Андреем Никитиным.

Обсуждался ход реализации в регионе ряда социальных программ, в частности, благоустройства городской среды, дворов, парков, придомовых территорий, строительства новых школ.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Андрей Сергеевич, я в прошлом году был у вас в гостях, мы совещание проводили, школу посещали и в целом посмотрели город. Город, конечно, древний, очень знаковый для нашей страны, но состояние городских улиц, парков, придомовых территорий, мягко говоря, вызывало большие вопросы. Собственно, такая программа у нас по всей территории страны сейчас развёрнута. Что у вас делается на эту тему, расскажите.

А.Никитин: Дмитрий Анатольевич, мы, безусловно, как и вся страна, участвуем в этой программе. В прошлом году 188 дворов отремонтировали, в этом году ещё 150 – это только по Великому Новгороду, в районах, естественно, ещё дополнительно. И в этом году расширяем работу с парковыми пространствами. Люди проголосовали, выбрали те территории, которые в первую очередь должны приводиться в порядок. Создали общественные советы, там всегда очень бурные дискуссии идут. Я периодически смотрю в интернете, как это происходит, – отрадно, что мы действительно начали делать то, что людям на самом деле нужно. Это то, что касается программы благоустройства городской среды.

Вы обращали внимание на состояние дорог в Великом Новгороде, когда приезжали. В прошлом году нам удалось дополнительно 500 млн городу дать на ремонт дорог. В этом году по 500 млн решение уже принято. Плюс в рамках работы по туристическому кластеру мы сделаем дороги к нашим монастырям. Ведём сейчас разговор с Минтрансом, и, я думаю, Колмовский мост – второй по значимости мост Великого Новгорода – тоже начнём приводить в порядок.

Кроме этого, в прошлом году мы приняли решение налоги от малого бизнеса, 50%, отдавать в муниципальные бюджеты, но каждый год плюс 10%: в этом году 50, в следующем – 60 и так до 100. По этому году это 250 млн дополнительно денег, которые попадут в город на решение как раз жилищно-коммунальных проблем.

И хотел Вас поблагодарить: в прошлый раз Вы приняли решение, нас поддержало КБ «Стрелка»), мы начали делать проекты благоустройства набережных, и сегодня они практически готовы. К сожалению, Великий Новгород – это, наверное, единственный город такого уровня в стране, в котором нет благоустроенных территорий вдоль реки.

Д.Медведев: К сожалению, не единственный. Эта проблема есть и в других центрах субъектов Федерации, но это не означает, что её не нужно решать. Её нужно решать – надеюсь, вместе с партнёрами, которые этим занимаются и которые имеют неплохой опыт, вы сможете эту задачу решить. Что же касается парков, придомовых территорий, скверов, то это задача вообще исключительно важная, потому что это среда жизни, среда обитания огромного количества людей, которые живут в городах, – этим долго не занимались. Программа идёт по всей стране. Как мы с вами и договаривались, эту программу надо реализовывать – вы это и делаете – в тесном контакте с населением. То есть люди сами должны выбирать, что конкретно восстанавливать, какие элементы благоустройства осуществлять. Прошу это продолжить.

А.Никитин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич. Вы упомянули про школу. Это была первая школа за последние почти 30 лет.

Д.Медведев: Школа хорошая получилась.

А.Никитин: Сейчас достраиваем вторую такую же на другой стороне, в другом микрорайоне развивающемся.

Д.Медведев: Сколько там учеников?

А.Никитин: 1300 учеников.

Д.Медведев: Большая школа.

А.Никитин: Очередь туда, родители хотят повести детей в ту школу, и в новой, я думаю, будет так же. Мы сразу там кружковое движение, «Кванториумы», как я рассказывал, организовали. И чем занялись дети? – в рамках «Аэронета», в рамках работы с беспилотниками они участвуют в программе благоустройства территории, планируют эти дорожки и площадки. То есть люди, которые там живут, дети, которые там учатся, начинают формировать в этих новых районах городскую среду.

Д.Медведев: Интересно. Хорошо, продолжайте.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 3 мая 2018 > № 2591413 Андрей Никитин


Израиль > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > 9tv.co.il, 2 мая 2018 > № 2595477

МВФ советует Израилю: повысить НДС до 21% и заняться транспортом

Отсутствие транспорта по субботам – основная причина, толкающая людей к обзаведению частным автотранспортом. Такой вывод содержится в опубликованном сегодня отчете Международного валютного фонда, посвященном состоянию израильской экономики.

В том, что касается общественного транспорта, международные эксперты поставили Израилю "неуд". Они отмечают, что общий уровень работы общественного транспорта в городских зонах не удовлетворяет потребностей растущего населения с его нынешним уровнем благосостояния. К этом добавляется запрет на работу транспорта по субботам – все вместе приводит к огромному числу "легковушек", загруженности трасс – в 4 раза большая, чем в среднем по ОЭСР. Из всех километров, проезжаемых израильтянами, лишь 2% приходятся на железную дорогу – в 4 раза меньше, чем в среднем по ОЭСР (8%).

Как отмечают специалисты, расширение дорог и прокладка новых шоссе – не решение проблемы, поскольку новые дороги увеличивают спрос на частные автомобили. В цивилизованном мире идут другим путем – развитием отрасли пассажирских перевозок. В Израиле, согласно отчету, темпы прироста частного автотранспорта сильно опережают темпы прироста населения и темпа расширения дорог. Вместе с тем, относительно уровня благосостояния населения число частных автомобилей еще довольно низко, поэтому быстрый рост их числа продолжится в ближайшие годы, что приведет к дальнейшему обострению дорожной ситуации.

Понимая, что в обозримом будущем серьезного улучшения в сфере общественного транспорта не будет, аналитики МВФ предлагают израильским властям другие пути – стимулирование "карпулинга" и введение "налога на пробки" для водителей, как это делается в Лондоне.

Так или иначе, государству, которое не слишком усердно инвестировало средства в развитие инфраструктуры с середины 90-х годов, придется наверстывать упущенное, вкладывая средства либо в создание серьезных систем общественного транспорта наподобие метро и новых железнодорожных веток, либо в модернизацию автотрасс, и деньги на это придется брать из бюджета, для чего придется либо увеличить НДС до 21%, либо подоходный налог до 25%-27% в среднем на двухлетний срок.

Еще международные эксперты отмечают высокий уровень социального неравенства в Израиле – с оговоркой о том, что это неравенство приходится в основном на арабский и ультраортодоксальный сектор, которые разрастаются быстрыми темпами. Вместе с тем, если "вычесть" арабов и ультраортодоксов, Израиль все равно остается более "неравным" государством, чем остальные страны ОЭСР, однако разница не слишком большая - всего несколько пунктов согласно "Коэффициенту Джини".

Согласно выводам аналитиков МВФ, в Израиле имеется серьезное неравенство в зарплатах мужчин и женщин – но не из-за того, что они получают разную зарплату за одну и ту же работу, а из-за того, что большинство женщин занимаются менее доходным трудом. Это, по мнению экспертов, происходит потому, что женщины реже получают качественное образование, и предпосылки к этому начинаются еще со школьной скамьи, поскольку израильские школьницы проявляют себя в международных экзаменах намного хуже, чем школьники – зазор в результатах гораздо выше, чем среди школьников и школьниц других стран ОЭСР.

В качестве борьбы с бедностью МВФ предлагает выделять средства на социальную помощь, но увязывать ее с выходом на работу, в частности, увеличивать так называемый отрицательный подоходный налог. Но при этом не забывать и про тех, кто не может работать – стариках и инвалидах.

Консультанты также отмечают общую слабость израильской образовательной системы, связанной в первую очередь с плохим образованием в арабском секторе, отсутствием основных школьных предметов в ультраортодоксальном секторе, а также в некачественных педагогах в общеобразовательных школах с их чрезмерно коротким рабочим днем.

Израиль > Госбюджет, налоги, цены. Транспорт > 9tv.co.il, 2 мая 2018 > № 2595477


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > interfax.com.ua, 2 мая 2018 > № 2592706 ладимир Гройсман

В.Гройсман: Я никому не дам использовать админресурс в избирательных кампаниях

Эксклюзивное интервью премьер-министра Украины Владимира Гройсмана агентству "Интерфакс-Украина"

- Довольны ли вы тем, что сделано за два года премьерства, или, возможно, есть какие-то вещи, которые пока не удались?

- Быть довольным - значит, что нужно идти на пенсию. Я думаю, что, по крайней мере, эти два года я не сидел на месте и пытался максимально идентифицировать имеющиеся проблемы, и определить подходы, как их можно решить. И мы начали решать проблемы, которые не решались годами. Я считаю, что последние четыре года, из которых два года моего премьерства, являются достаточно сложными, учитывая тот багаж нерешенных проблем, который был до 2014 года, который и вызвал слабость самой Украины.

Два года были сложными, но есть ощущение того, что определенный этап завершился и мы переходим на новый этап решения глобальных проблем. Хотя в то же время я думаю, что за эти два года нам удалось открыть возможности для многих изменений. И самый главный вызов, на мой взгляд, сегодня - это реформа национальной экономики. Более быстрый рост экономики, который повлечет за собой и более быстрое решение многих и многих имеющихся проблем.

Поэтому говорить можно об одном: энергия и пыл есть и будем идти дальше, для того, чтобы делать правильные вещи для страны. Я думаю, что самое главное так действовать, чтобы у людей исчезало неверие в настоящее и в будущее Украины. Я вижу, что у нас есть колоссальные возможности при правильном управлении и объединении всех ради идеи сильной Украины.

Что касается недостатков или самокритичных вещей, то я все же считаю, что необходимо быстрее принимать решения и внедрять их. Время имеет критическое значение. Тут не все от меня зависит, от премьер-министра или от правительства. Но то, что нам удалось начать путь к созданию качественного образования, здравоохранения, восстановления социальной справедливости по пенсиям - кто-то доволен, а кто-то нет, но все же мы открыли возможности для этого.

Огромным вызовом остается у нас вопрос государственного долга.

- Кстати, правительству удалось впервые в прошлом году уменьшить государственный долг к ВВП с 80,9% до 71,8%. Но впереди долговой пик 2019-2020 годов. Каким вы видите пути его прохождения?

- Если посмотреть на экономику, имеем 3% роста - экономика хорошо на это реагирует, но этого недостаточно. Надо 5-7 и более процентов. Я хочу напомнить, что Леонид Данилович Кучма (президент Украины в 1994-2005 годах - ИФ) передал страну с ростом 12,4% (ВВП - ИФ.) и с долгом 14 млрд долл. Затем, я считаю, что непрофессионализм и популизм правительства в разные времена привели к серьезной слабости страны и самое главное – наращиванию долгов.

За 2007-2014 годы 47 млрд долл. взяли кредитов, а мы сегодня их обслуживаем - 130 млрд грн надо заработать, чтобы отдать. Это важно понимать, это очень серьезный груз, который был и в предыдущих периодах. Но Арсению Яценюку (премьер-министру Украины в 2014-2016 годах - ИФ) удалось в 2015 году провести реструктуризацию. Но все же нагрузки остается большим.

И здесь нужно продолжать сотрудничество с нашими международными партнерами. Заимствовать, перезаимствовать и очень четко управлять этим долгом, потому что он является огромным давлением на национальную экономику и сдерживает нас по развитию.

- У вас есть понимание, что без МВФ и другого международного финансирования нам будет или невозможно, или очень трудно пройти этот долговой пик?

- Это не то, что понимание - это факт. Это очевидный факт. Для того, чтобы нам обслуживать долги, надо, чтобы наша экономика больше росла, нам нужны инвестиции, чтобы мы больше получали поступлений в бюджеты. А с другой стороны, мы должны четко управлять государственным долгом, его обслуживать, выполняя свои обязательства, и здесь нам нужна внешняя поддержка.

Потому что за следующие четыре года мы должны погасить 27 млрд долл. Это колоссальные средства.

Можем ли мы самостоятельно управлять таким долгом без внешней поддержки? Еще пока нет. Будет рост экономики больше - сможем иметь больше возможностей. Но нам все же нужна внешняя поддержка. А если кто-то из политиков говорит, что она не нужна, я всегда говорю: так, не я брал этот долг, но сегодня мы должны его обслуживать, и мы думаем, каким образом его реструктурировать, делать перезаимствования, чтобы снизить ставки обслуживания.

Тем из политиков, кто говорит, что это не проблема, я хочу сказать, что с такими людьми опасно иметь дело, потому что у них отсутствует государственный взгляд и они могут завести страну к экономической трагедии. Поэтому, хотим не хотим, надо сотрудничать.

- То есть вы как премьер не согласитесь сейчас на заимствования под 8, 9, 10%? Говорят, это возможно сейчас для Украины.

- Чем дешевле, тем лучше. Я не могу вам сказать о стоимости. Заимствования берутся на рынке, а там есть свои котировки.

- Но очевидно, что после очередного транша МВФ для Украины ставка существенно снизится.

- Конечно.

- Насколько приватизация может помочь с реформами? За последние два года подготовка была, но результатов не было.

- Вы правы, у нас не было ярких результатов в приватизации. Но если мы спросим сегодня украинских граждан, как они относятся к приватизации, то все скажут, что плохо. Потому что в 90-х годах, когда делали приватизацию, фактически государство просто ограбили, за копейки скупили то, что стоило миллиарды. И поэтому люди по этому примеру воспринимают приватизацию плохо, и это справедливо.

Сейчас мы имеем 3,5 тыс. государственных компаний, на каждой из которых есть какой-то директор, главный инженер, бухгалтер. И у меня вопрос: в чьих интересах работают эти предприятия? Я вам скажу: в интересах директора, бухгалтера и окружения тех, кто там работает, их "руководства" в министерстве или еще где-то. Как правило, эти предприятия не модернизированы, руководство к ним относится, как временщики, технологического прорыва там нет, они в стагнации и приносят государству ущерб.

Я считаю, что убытки и коррупцию нужно заменить доходами. Что надо сделать? Новые инвестиции. И поэтому было очень важно начать делать новый закон о приватизации. И мы сделали классный закон: публично, прозрачно, электронные торги. Теперь никто никого не обманет. А это дает нам возможность честно привлечь инвестиции.

Закон принят, он вступил в действие с 1 марта, и я думаю, что до конца мая мы запустим эту работу достаточно серьезно и системно.

- Думаете, что с этим не будет никаких проблем?

- Не всем это выгодно. Те, кто "окучивают" эти предприятия, будут нас блокировать, будут сдерживать, будут искусственно придумывать препятствия, как сделали с Одесским припортовым заводом. Взвинтили там какие-то долги, потом признали долги в судах - это отдельный для исследования правоохранительными органами вопрос - потом завысили цену продажи, затем завели правительство в тупик в этом вопросе.

Я считаю, что противодействие будет, но наша позиция будет честной и прозрачной.

- "Криворожсталь-2" может быть?

- У нас не так много активов, вроде "Криворожстали-2", но важно, чтобы они начали работать на экономику государства. Поэтому, я думаю, что самое главное - это обеспечить конкурентность и прозрачность процесса.

- В ближайшее время можно ожидать перечень предприятий?

- Малая приватизация уже начнется буквально, я думаю, с июня месяца.

- А большие? Например, "Центрэнерго"?

- "Центрэнерго" уже готовится через международных советников по новой, достаточно прозрачной процедуре. Будем надеяться, что никто не будет блокировать.

И корпоратизация - то же самое. Сейчас будут появляться новые наблюдательные советы госкомпаний, будет надлежащий уровень управления.

- А ОПЗ доведете до конца?

- Там есть много юридических проблем, но, конечно, да. Мы этим занимаемся и будем искать выход из этой ситуации.

- Как вы оцениваете последствия резкого повышения минимальной заработной платы с января 2017 года? По мнению Минфина и МВФ, пока возможности для продолжения такой политики отсутствуют. Идут дискуссии. Какова ваша позиция?

- Мы сделали очень системный шаг, который, на мой взгляд, открыл еще одну возможность, а именно разморозить в целом заработные платы. Можно сказать, что мы начали возвращать долги работающим украинцам, потому что их труд долгое время была недооцененным. Минимальная заработная плата подтолкнула среднюю зарплату. Я считаю, что в этом году средняя заработная плата уже может быть около 10 тыс. грн.

- Даже без повышения минималки до 4,2 тыс. грн?

- Да, даже без повышения. В чем вопрос повышения минималки? Минималка зависит от развития национальной экономики, она должна быть посильной для работодателей. Кроме того, она тянет за собой и бюджетные расходы. Это все должно быть сбалансированным. 3,2 тыс. - это был наш четкий расчет. Поэтому будем идти дальше. И как экономика будет реагировать, так мы и будем двигаться дальше.

Я за то, чтобы минимальная заработная плата росла, я за то, чтобы отраслевые зарплаты росли. Надеюсь на то, что мы сможем это делать дальше, но сейчас возможности для такого решения нет.

- Каковы первые результаты пенсионной реформы? Возможно, что-то нужно менять?

- МВФ настаивал на том, чтобы просто повысить пенсионный возраст. Я предложил совершенно иную модель - построение справедливой системы. Там есть два показателя, на которых мы базировались: стаж и зарплата. Фактически, мы сегодня опять же отдали то, что принадлежало тем, кто всю жизнь зарабатывал право на пенсию, и им не добавляло государство годами. Уравниловка делала всех одновременно бедными.

Мы понимаем, что у нас есть вопросы по тем людям, которые имели большой стаж и маленькие зарплаты. Сейчас мы по ним думаем, каким образом им больше повысить. Мы обеспечили ликвидацию уравниловки, а дальше будем подтягивать тех, кто имеет низкие пенсии.

И тут я благодарю министра Андрея Реву за полную координацию процессов и понимание цели.

На самом деле вопрос в дефиците самого Пенсионного фонда. Если бы у меня были деньги, я бы всем все отдал еще позавчера. Но кроме 130 млрд. обслуживания долгов, которые не мы создали, 140 млрд грн нужно еще на погашение дефицита Пенсионного фонда, который тоже не мы создали. Эти долги созданы не после Революции Достоинства - это годами созданные проблемы пенсионной системы, которые выстрелили сейчас. Они были, но их просто скрывали от людей. А я ничего не собираюсь скрывать. Надо смотреть в глаза проблемам и их решать.

- Какой вы видите динамику дефицита Пенсионного фонда на этот и будущие годы?

- Мы видим ликвидацию дефицита за семь лет. Многое зависит напрямую от детенизации заработных плат. Мы предполагали, что на три года будет сохранен дефицит такой, какой был - почти 140 млрд грн. Он сейчас сохраняется, мы находимся в таргетированных пределах. Далее будем смотреть на ситуацию.

Нам нужно больше работать над детенизацией, потому что сегодня многим работникам продолжают платить зарплату в "конвертах" и это огромная проблема для Украины.

- По накопительной пенсионной системе. Готова ли украинская экономика, именно в вопросе стабильности, уже с 1 января 2019 года ко второму уровню пенсионного обеспечения?

- Здесь вопрос не только стабильности экономики - здесь и вопросы гарантирования сохранения, надежного инвестирования. Это серьезная вещь. Это не вопрос пенсионной системы - это вопрос функционирования всей финансовой системы страны. И здесь есть инициативы депутатов, достаточно неплохие, но это надо все еще дискутировать. Сложный вопрос, но сейчас оно в работе.

- Недавно вы провели координационный совет по вопросам энергетической реформы и было анонсировано, что через три недели будут первые важные решения. У вас есть какое-то видение, или вы ожидаете предложений и потом будет приниматься решение?

- Я создал этот энергетический совет высокого уровня, где мы будем согласовывать принципиальные решения. Туда вошли все ключевые стейкхолдеры: правительство, государственные компании, международные партнеры, которые нам помогают, парламент в лице профильного комитета и представители Европейского энергетического сообщества. Это все те, с кем мы можем нарабатывать ключевые стратегические решения - все, что касается реформ и дальнейших шагов в энергетическом секторе.

Какую задачу ставлю я перед собой? Создать систему прозрачную, конкурентную и демонополизированную, потому что энергетический сектор, я считаю, пока непрозрачен. Я считаю, что демонополизацию обязательно надо провести. У людей должно быть право выбора, где им покупать энергоресурс, по какой цене и по какому сервису - это очень важно.

Следующая позиция, которой я хотел бы достичь в среднесрочной и долгосрочной перспективе, - мы должны стать самодостаточной страной по энергоресурсам. Запасы энергоресурсов и возможности производства энергии внутри страны у нас достаточны.

Подчеркиваю, что мы могли за предыдущих 10 лет стать полностью энергонезависимой страной, но этого не произошло. Теперь мы взяли курс на энергонезависимость, на энергосбережение и на добычу собственного украинского газа, которого нам будет достаточно для обеспечения потребностей государства.

Также мы говорили о реформе угольной отрасли. Я считаю, что государственная угольная отрасль очень "тенизирована" и очень коррумпирована. Оттуда надо выбивать все эти теневые схемы. Для меня это является принципиальным вопросом. Такую задачу я поставил перед министерством и министром (министром энергетики и угольной промышленности Украины Игорем Насаликом - ИФ). Я хочу очень открыто обсуждать этот вопрос.

- Где именно там источники коррупции?

- Я считаю, что "зарабатывают" на всем. На неэффективности технологий, на учете угля, по многим сферах там есть вопросы. Министр подтвердил, что он готов бороться со всеми этими явлениями, и я надеюсь, что при моей поддержке у него это получится.

- Последние кадровые вопросы в Минэнергоугля с этим связаны?

- Это предложение министра и я его поддержал.

- Через три недели можно ожидать каких-то конкретных решений?

- Смотрите. Я не думаю, что через три недели мы должны получить какие-то окончательные решения. Мы обсудим проблематику, статус проведения реформы НАК "Нафтогаза" и план будущего шага, который мы должны сделать.

- То есть речь будет идти о какой-то переходном периоде, пока Украина станет энергонезависимой в вопросе газа?

- Наша задача - чтобы наша газотранспортная система принадлежала 100% Украине, чтобы никто на этом не спекулировал, чтобы мы могли обеспечить максимальный транзит по территории Украины совместно с нашими европейскими и мировыми партнерами.

- Тогда на каком основании возможны привлечения инвестиций в ГТС?

- Доходность самой системы, привлечения кредитных ресурсов. Это можно реализовать во многих вариантах. Самое главное, чтобы мы получили устойчивое функционирование этой системы в течение многих лет.

- Так же и вопрос по тарифам?

- Цены (на природный газ - ИФ.) пошли вверх и Международный валютный фонд говорит о том, что в Украине должна быть одна цена и для промышленности, и для населения.

Я в прошлом году пообещал, что цена в этом отопительном сезоне меняться не будет, и я свое слово сдержал. Сейчас мы пока в диалоге относительно дальнейших решений.

В этом вопросе меня интересует то, чтобы защитить украинцев, потому что многие люди платить больше реально не могут, и я это понимаю. И поэтому какие будут компенсаторы для людей - это для меня важный вопрос. Как только я найду такие компенсаторы, я выйду и скажу об этом людям.

Эти все разговоры, что газ в Украину стоит 2, 3 тыс. - это все глупость. Как может стоить газ 3 тыс. грн, если его цена на европейских хабах сейчас в среднем 250 долларов?! Людей просто обманывают.

Конечно, если на этом всем воровать, то чем дешевле его цена внутри страны, тем лучше. Это уже происходило не раз, когда людям как бы давали дешевый газ, а на самом деле просто списывали на них, а продавали по рыночным ценам и воровали на этом сотни миллионов и миллиардов долларов. Это не наш путь. Но для меня самый главный вопрос, чтобы те, кто нуждаются в помощи государства, были реально защищены.

- Реформа образования и здравоохранения. Каковы насущные проблемы в их внедрении?

- По образованию. Во-первых, надо отдать должное министру Лилии Гриневич. Ее вклад в дело - чрезвычайный.

Одна из задач к 2020 году - украинские дети не должны стоять в очередях, ожидая места в саду. И я эту задачу выполню совместно с представителями местной власти. В рамках децентрализации на местах есть деньги, мы добавляем еще из государственного бюджета и они строят садики. Я рассчитываю, что к 2020 году очереди уже не будет.

Следующая позиция - это "Новая украинская школа". Первые результаты реформы мы получим через 12 лет. Сейчас мы взяли сегмент 1-4 классы. 23 тыс. украинских учителей получают переобучение, и с 1 сентября мы выходим на новые стандарты украинской школы.

Мы в этом году направляем на модернизацию начальной школы 1 млрд грн, чтобы обеспечить школы современным интерактивным оборудованием и технологиями обучения, поставить современную мебель и тому подобное. Далее, когда насытим всем, чем надо этот сегмент, пойдем в следующие классы.

Третья позиция - дуальное образование в профтехобразовании и квалифицированные рабочие кадры. Это для нас является принципиальным вопросом, и мы модернизируем сейчас программы обучения, создаем 25 центров профессионально-технического образования, определяем потребности рынка труда. Недавно определили, что такое региональный заказ, чтобы учитывать специфику регионального рынка труда. И дуальное образование - это когда время обучения в аудитории и на производстве засчитывается в общую программу обучения и человек получает свою специальность.

Это все даст свой результат, и мы будем иметь большое качественных рабочих кадров, потому что сегодня в Украине есть дефицит, в том числе и в связи с трудовой миграцией. Она сейчас присуща всем странам: поляки едут в Британию, украинцы - в Польшу. Вопрос, кто к нам? Я хочу, чтобы к нам вернулись украинцы. Возможно, немного меньше сейчас будут зарабатывать, но главное, что дома. У нас в принципе при повышении заработных плат ситуация будет более благополучная, чем в некоторых странах Европейского Союза.

Ну и вопрос высшего образования и науки. Меня очень интересует вопрос науки. Я ищу новые возможности совместно с Академией наук и также молодыми учеными. Сфера сложная, консервативная, но я жду следующей встречи с учеными, чтобы мы начали менять систему финансирования. Она должна быть более мотивационная и более инновационная.

- А какая проблематика в здравоохранении?

- По охране здоровья понятно, с чего надо начинать. Прежде всего, надо менять систему финансирования.

Лидером изменений в этой сфере Уляна Супрун (и.о. министра здравоохранения Украины - ИФ), из которой некоторые хотят сделать врага всей Украине. Я ее знаю, у нее характер очень сложный, и, возможно, она в общении очень неудобная, но я удобных никогда и не искал. Я просто знаю, что она честная, что она не впутана ни в какие медицинские схемы, на которых миллиардами грабили украинцев. Она начала наводить порядок, собрала новую команду - кто лучше, кто хуже, но они начинают все это вычищать, что налипло за многие годы.

Но некоторые начинают ее винить за то, в каком состоянии сегодня больницы. А разве они сегодня или вчера такими стали, или Уляна в этом виновата? Она наоборот хочет это изменить, и я готов помогать. А относительно критиков, то я бы сказал, что у нас есть два типа политиков: которые видят проблему и готовы ее решать, а есть те, что пытаются "сыпать соль на рану".

Мы взялись за перемены. Да, нас можно ненавидеть и, условно говоря, уничтожать, но если задуматься, то оставлять, как было, нельзя больше. А у нас сегодня есть шанс все изменить, и я в это верю.

- Но скажите, когда украинцы смогут почувствовать изменения в здравоохранении, так сказать, на себе?

- Я на днях открыл "Охматдет", который годами стоял недостроенный. А мы построили совершенно новую больницу, сейчас там есть все, что нужно, чтобы детей лечить от онкозаболеваний. У меня вопрос, означает ли это изменения? Очевидно, да. Открыли новый и современный перинатальный центр во Львове. Там будет лучше с этими вопросами? Конечно, станет лучше.

Вот я недавно говорил, кому принадлежат сегодня больницы? Они принадлежат не государству, а районам, городам и областям. Коллеги, у вас есть миллиарды, поэтому давайте делайте нормальные палаты, нормальное оборудование, а мы как государство вам за каждую медицинскую услугу заплатим за каждого украинца.

Сначала мы будем платить на уровне первичного звена медицины - там, где наибольший уровень обслуживания. И мы начали менять эту систему. Люди никакого негатива не почувствуют. Уже 2 миллиона заключили персональные контракты с врачами. Это уже изменение сознания, новый подход.

Я хочу, чтобы врач смотрел пациенту не в руки, а в глаза, на его проблематику, а не на то, что он принес. Или возьмите программу "доступные лекарства". На сегодня уже почти 18 млн рецептов выписано, люди получают свои лекарства.

- Вы затронули вопрос о местных органах власти. В чем причина, что на счетах местных органов находятся колоссальные средства, которые они получили благодаря децентрализации, а они ими не пользуются?

- Это накопительный эффект с 2015 года, когда началась децентрализация. Не все были готовы к таким ресурсам, не все были готовы их использовать. Но я так вопрос никогда не ставлю. Я, когда слышу, что средства нужно использовать, это примерно звучит так: "Какую зарплату ты получил?" - "Четыре тысячи" - "А почему ты ее всю не потратил?" Это непонятная логика.

Не нужно ничего осваивать. Есть стратегия: детские сады, новые дороги, школы, парки, новые предприятия. Это ваша стратегия для развития экономики, создания рабочих мест и повышения качества жизни. Вот идите по этому пути. И не нужно заставлять всех все средства тратить. Потому что тогда это транжирство.

Есть местные органы власти, которые были готовы к реализации стратегий, были и такие, которые не готовы. И сегодня не готовы - сидят, не знают, что с этими деньгами делать. Но это процесс, который должны пройти, когда ответственность на местах будет совсем другой, чем сегодня.

- Ваше видение привлечения частного капитала в здравоохранение, образование, науку и дерегуляции этих отраслей?

- Что касается медицины, то вообще сегодня уже дерегулировано, мы уже приняли решение об автономизации заведений вообще. Мы хотим, чтобы эти учреждения производили качественные медицинские услуги.

Что касается образования, то сегодня изменили даже строительные нормы, теперь уже и частные садики можно строить проще, чем это было раньше. Мы открыты абсолютно.

- По инфраструктуре. Как вы оцениваете реформу дорожного хозяйства за последние годы?

- Приняли сейчас государственную программу безопасности на дорогах. Сегодня по разным оценкам от 8 до 11 человек погибает на дорогах ежедневно. Катастрофа. Сейчас мы туда будем инвестировать в безопасность на дорогах 2,6 млрд грн. Также изменили ДБНы (государственные строительные нормы - ИФ.). Сейчас по-новому будут строить дороги, развязки и прочее.

В целом, мы, в конце концов, после многих лет стагнации начали строить дороги в стране. Я иногда слышу, говорят, что в Украине плохие дороги, потому Гройсман там что-то не так сделал. Практически все, что мы ремонтировали в 2017 году, все нормально стоит. Там, где мы делали капитальный и средний ремонт, там все стоит нормально. В мае будет на правительстве отчет по результатам контроля качества прошлогодних ремонтов после зимы. Там где есть дефекты - подрядчики будут исправлять, и мы за это платить не будем, будет платить тот, кто делал.

А ямочный ремонт, это не ремонт на годы - это ремонт на месяцы, он не будет стоять постоянно. И нечего удивляться, когда ямочный ремонт "вылетает" - он и будет вылетать.

Кто-то рассказывает, что "дороги Гройсмана" все в дырках. Это не "дороги Гройсмана", не я их так разрушал, это они так разрушились за последние 10-15 лет. "Дороги Гройсмана" - это такие, как отремонтированные участки Одесса-Рени, во Львовской области, Тернопольской и Ивано-Франковской областях. Сейчас на востоке страны будет много дорог. Вот это будут "дороги Гройсмана", а другие - это те, которые Гройсман должен сделать.

- Возможно, вернуть "письма счастья" и бюджет пополнится, и дисциплина улучшится?

- Надо. Вопрос смертности на дорогах - это вопрос комплексный, в том числе и ответственности и регулирования, фиксации. Также нужно определенными средствами уменьшать скорость, обеспечивать островки безопасности, специальные пешеходные переходы.

Я проводил координационный совет по вопросам безопасности дорожного движения, возможно, мы что-то сможем урегулировать постановлениями правительства - и это сделаем, но нужны изменения в закон.

- Что касается отношений с Национальным банком, вас все устраивает?

- Национальный банк является независимым, и я бы не хотел сейчас озвучивать мои ощущения, что меня устраивает, а что нет. Я не имею права вмешиваться в работу Национального банка Украины. Курс гривны - это вопрос НБУ, как и многие другие вещи.

Но я бы очень хотел, чтобы Нацбанк, используя всю свою независимость, способствовал развитию национальной экономики. Понятно, что когда учетная ставка 17% - и это слова реального сектора экономики - мы теряем конкурентоспособность.

Как это может быть, когда мы производим любой продукт в Украине, и такой же продукт производится в странах Европы, то украинский производитель идет в банк и получает кредит под 25%, а европейский - под 1-1,5%. Скажите, где конкуренция?

Поэтому я хотел бы, чтобы украинский предприниматель имел доступ к дешевым длительным кредитам, тогда у нас будет и модернизация, и инвестиции.

И это не вопрос, что я там требую чего-то. Я говорю о том, что сегодня говорит бизнес. А я всегда на стороне тех, кто делает дело.

- По вакантным местам в правительстве. Уже длительный период времени мы слышим только о политических консультациях, но никаких сдвигов нет. Даже заявления об отставке министров не помогли ускорить процесс.

- Это должен рассмотреть парламент. То есть я сегодня не вижу в этом проблем, которые влияют на работу министерств. Министерства работают: МинАПК - работает, Мининформполитики - работает, Минздрав - работает.

По большому счету, сейчас отсутствует только министр здравоохранения с самого начала, потому что не было достойной кандидатуры. Затем пришла в команду уже Уляна Супрун и сегодня она фактически работает как первый заместитель министра, и, соответственно, при отсутствии министра исполняет его обязанности.

- То есть это не проблема отсутствия единства в коалиции?

- Я не хочу говорить: проблема или не проблема. Конечно, лучше, когда есть министр, но когда его нет, но есть сильный и.о., это не что-то критическое, что влияет на скорость принятия решений или ответственность людей.

- А ГФС, Фонд госимущества, Госгеонедра, то есть структуры немного низшего уровня?

- Этот вопрос новой государственной службы. Я доволен работой исполняющего обязанности председателя ГФС Продана (Мирослава Продана - ИФ). Я считаю, что он за этот год провел много положительных вещей. Например, введение электронного реестра НДС, потому что раньше возмещение НДС - это была чисто коррупционная история. Парламент и Кабмин это решение принял, а ГФС должна было его реализовать, и он реализовал его блестяще. Он также много злоупотреблений уже преодолел на таможне, хотя и не все, и он об этом тоже знает.

Если бы все другие смежные правоохранительные структуры так хотели навести порядок на таможне, как он, то порядка было бы уже гораздо больше.

- Недавно вы заявили, что будете участвовать в очередных парламентских выборах. Это будет новый политпроект, или можно ожидать, что это будет объединение вокруг одной из существующих политических сил?

- Меня спросили об этом на встрече с региональными журналистами. Я дал очень четкий ответ: я буду участвовать в следующих парламентских выборах. О формате, я думаю, мы поговорим чуть позже. Но то, что я буду бороться за то, чтобы сделать Украину сильнее, я не сомневаюсь. Я хочу быть среди тех людей, с которыми будет ассоциироваться успех Украины, а не какие-то другие вещи.

- Но если зайти с другой стороны: с кем из существующих политиков мы вас точно не увидим в будущей команде?

- Я не хочу никому вешать ярлыки, но я точно знаю, с кем мне не по пути. И это моя внутренняя позиция.

- Все идет к тому, что вы будете премьером во время президентских выборов. Это очень серьезный вызов для любого правительства. Потому что президентские выборы - это время обещаний и распределения материальных ресурсов для граждан. Так или иначе, давление на вас будет по этому поводу. Какие будут ваши действия?

- Когда начнется президентская кампания, есть несколько фундаментальных вещей, которые я обеспечу. Я никому не дам использовать административный ресурс через меня в избирательных кампаниях. Это принципиальная позиция для меня. Я никогда никому не давал этого делать, когда был мэром, и не дам.

Я вообще не человек админресурса. Вообще. Я проходил сам несколько кампаний и никогда его не использовал. Я считаю, что если ты используешь админресурс, давление и на такой волне приходишь к власти, то ничего хорошего ты за собой не принесешь - только беды и страдания. Я никогда не работал и не работаю под выборы.

- Недавно вы заявили, что полномочия правительства меньше, чем задачи, которые перед ним стоят. Можно несколько конкретных примеров и конкретных путей решения этой проблемы?

- Этот вопрос закона "О Кабинете министров Украины" и украинской Конституции. Если вы возьмете закон о Кабмине, вы увидите, что полномочия исполнительной власти очень ограничены в возможности принятия решений. Очень зарегулированное украинское законодательство с одной стороны, а с другой - есть дуализм полномочий, что тоже является проблемой.

Поэтому задача следующая: определить каждому уровню власти, начиная с местного самоуправления на уровне общины, района, области, что находится в их компетенции. Необходим закон "О Кабинете министров Украины", "О полномочиях премьер-министра". Вот возьмите любую организацию и ее руководителя - руководитель может издать приказ, распоряжение и т.д., а я как премьер-министр не имею права этого делать.

Это еще во времена Януковича (бывшего президента Украины Виктора Януковича - ИФ) максимально все полномочия забрали у правительства, чтобы правительство не могло ничего решать. На самом деле больше полномочий принятия решений - это большая ответственность.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > interfax.com.ua, 2 мая 2018 > № 2592706 ладимир Гройсман


Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 1 мая 2018 > № 2597866 Георгий Карлов

Георгий Карлов: Земли Минобороны могут быть использованы не только в рамках ТОР

Представители бизнеса обратились к Президенту РФ с просьбой открыть для предпринимательства территории ДФО, находящиеся в ведении Минобороны

Территории Дальнего Востока, которые находятся в собственности Росреестра и Минобороны нужно рассматривать не только как потенциальные площадки для ТОР, но и вообще как зоны для бизнес-инвестирования. Об этом заявил Георгий Карлов, депутат Госдумы РФ от Сахалинской области. Глава общероссийской организации малого и среднего бизнеса "Опора России" Александр Калинин обратился к президенту Владимиру Путину с просьбой "впустить" бизнес в земли ДФО, находящиеся в ведении Минобороны РФ, — сообщает корр. PrimaMedia (Москва).

— Механизм передачи земель данной категории в собственность субъектов и муниципалитетов существует. Но, к сожалению, он часто пробуксовывает как на этапе передачи, так и на этапе использования этих территорий для создания новых бизнес-проектов. Безусловно, инвестиционный и вообще предпринимательский климат в субъектах Дальнего Востока нуждается в улучшении, большое количество земель не используются вообще. Конечно, туда следует привлечь бизнес, — сказал Георгий Карлов.

В документе, направленном из "Опоры России" в администрацию президента, сказано, что территории, находящиеся в собственности Росимущества и Минобороны зачастую не используются по назначению и могут быть предоставлены предпринимателям. Авторы обращения подчёркивают, что в соответствии с законом на данных территориях можно вести только сельскохозяйственную и лесохозяйственную деятельность. Строительство зданий там запрещено, а это необходимо для промышленного, фармацевтического и других видов производства.

Россия. ДФО > Приватизация, инвестиции. Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > amurmedia.ru, 1 мая 2018 > № 2597866 Георгий Карлов


Израиль > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Медицина > newsru.co.il, 1 мая 2018 > № 2595389

"Битуах Леуми" позволит нанимать родственника для ухода за пожилым человеком

Институт национального страхования частично изменил инструкции о финансировании услуг по уходу за пожилыми людьми, имеющими право на часы помощи по уходу. С 22 апреля 2018 года в качестве работника по уходу будет возможно оформить родственника пожилого человека, имеющего право на льготу. На первом этапе нововведение коснется лишь некоторых населенных пунктов, и, если изменение будет признано эффективным, действие новых инструкций будет распространено на всю территорию страны.

"Я неоднократно поднимала этот вопрос на обсуждениях новой реформы государственной системы ухода за немощными, - отметила депутат Тали Плоскова ("Кулану"). - Пожилые люди должны иметь право выбора, от кого и как принимать помощь. Ведь до сих пор ситуация, когда дети или внуки сами ухаживают за своими престарелыми родителями или бабушками и дедушками, входила в разряд обычных. Нередко родные были вынуждены перейти на неполную ставку или вовсе оставить работу, потому что не могли оставить состарившихся родителей без присмотра. И без помощи от государства финансовое положение такой семьи становится тяжелым. Я рада, что ситуация начинает меняться к лучшему”.

Нововведение на экспериментальном этапе распространяется на Тель-Авив, Яффо, Рамат-Ган, Гиватаим, Кирьят-Оно, Гиват-Шмуэль, Холон, Бат-Ям, Азур и Афулу. Новая инструкция позволяет компаниям, оказывающим по договору с "Битуах Леуми" услуги по уходу за пожилыми, оформлять их родственников в качестве сиделок. Члены семьи, включая родственников первой степени (дети, братья или сестры), будут работать на условиях, аналогичных условиям сиделок, работающих по часам ("метаплот"). Они должны будут отмечать рабочее время, позвонив по стационарному телефону на дому у пенсионера.

С родственниками пенсионера будет оформляться договор, при этом указывается, что, если человека сочтут не соответствующим оговоренной должности, компания имеет право не принимать его на работу. Родственник, заинтересованный за плату оказывать помощь пожилому человеку, должен соответствовать критериям для этой работы: речь идет о возрасте и физическом состоянии. В частности, кандидат, который сам получает от "Битуах Леуми" помощь по уходу или другой вид пособий по состоянию здоровья, не сможет быть оформлен. Родственник, желающий оформиться в качестве работника по уходу и при этом имеющий процент функциональной инвалидности, должен будет представить справку о том, что его инвалидность не мешает оказывать необходимую помощь престарелому.

Просьбу о найме родственника в качестве помощника по уходу может исходить напрямую от самой семьи льготника или же от компании, оказывающей услуги по уходу. В последнем случае на компанию возлагается обязанность провести все необходимые проверки соответствия кандидата должности. Родственнику пожилого человека, желающему оформиться в качестве сиделки, будут разъяснены его права и обязанности. Представитель местной комиссии по социальному обеспечению должен будет навестить немощного пенсионера на дому и проверить, возможен ли наем родственника для ухода за ним.

На период до получения разрешения в тех случаях, если пожилой человек уже получал услуги сиделки, она продолжит их оказывать. В случае нового обращения компании по уходу будут оказывать услуги по модели "уход до утверждения статуса", также с использованием штатной сиделки. После решения комиссии о найме родственника для ухода за пожилым человеком подателю просьбы будет отправлено письмо с утвердительным или отрицательным ответом, в зависимости от решения.

Израиль > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Медицина > newsru.co.il, 1 мая 2018 > № 2595389


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 30 апреля 2018 > № 2590673 Георгий Бовт

Есть ли счастье в труде?

Георгий Бовт о том, почему в России рынок труда не совпадает с потребностями экономики

«Праздник весны и труда» — так называется теперь Первомай. А какого именно труда? — уточняющий вопрос кажется все более актуальным. Тем более, что молодые люди теперь все сильнее путаются в ответе на вопрос: «Кем ты хочешь стать?» В советское время, когда праздник назывался «Днем международной солидарности трудящихся», было проще. Список профессий был короче и понятнее. Пропаганда работала на престиж «человека труда». И даже если в нее многие не верили, то все равно считали, что выбрав раз какую-нибудь профессию, даже если она не мечта (мечта тоже понятна была примерно — «хочу стать космонавтом»), можно будет преспокойно проработать на соответствующей работе и в одной и той же профессии всю жизнь, продвигаясь по тоже понятной карьерной лестнице. Или не продвигаясь, если «в лом». Стандартного советского заработка на стандартную советскую жизнь хватало, так что можно было «не париться».

Выбор был, по большому счету, между «рабочей специальностью», технической (условно — инженер) и, пользуясь уже современными термином, «офисной», будь то работа в НИИ, в государственном учреждении, еще лучше — в партийном. Плюс силовые структуры. Простота жизни и предсказуемость. Казалось бы, это было еще недавно. И на первомайские демонстрации ходили предприятиями. Представить себе сейчас праздничные колонны, составленные по производственному признаку («вот идет колонна «Яндекса», а вот — госкорпорации «Ростех» и т.д.), решительно невозможно. Все изменилось в этом самом мире труда.

Сейчас выбор профессии превращается в почти бессмысленные метания от одних абстрактных рассуждений к другим. Сегодня кажется, что экономист и юрист — это «перспективно», а уже завтра выясняется, что юристов — как собак нерезаных, и что в жизни «работа юристом» в какой-нибудь конторе вовсе не так прекрасна, как смотрится в голливудских фильмах про людей в дорогих костюмах, выступающих в состязательном судебном процессе с непредсказуемым приговором.

Особо энергичные родители мотаются с чадами по психологам, силясь понять, что же чаду «по душе» и к чему оно склонно. То ли оно «гуманитарий», то ли «технарь». Даже в этом нет ясности порой, притом что ясности, какой именно гуманитарий и какой именно технарь, нет и подавно.

Отечественные ресурсы, посвященные выбору профориентации, полны благоглупостей, общих банальных рассуждений и никого ни в чем толком сориентировать, на мой взгляд, не могут.

Самое смешное, что и разные социологические опросы дают подчас совершенно не совпадающие картины предпочтений россиян по профессиям, пониманию их «престижности» и востребованности.

Интуитивно, конечно, обыватель чувствует, что работать «на государство» в наше время выгодно и перспективно. Потому что государство заняло в экономике доминирующую роль, рассевшись на всех возможных стульях. А вот «предпринимателем» становиться все более стремно. После 2014 года в два раза выросла популярность военных профессий (до 13% россиян хотели бы видеть своих детей военными в прошлом году, по данным опроса «Левады-центра»). По данным ВЦИОМ (на начало этого года), 68 % хотели бы, чтобы их дети выбрали для себя профессию врача, 66 % — профессию инженера, 61 % – профессию работника государственных органов власти. В ТОП самых престижных профессий, по той же версии ВЦИОМ, также попали предприниматель (60%), преподаватель вуза (54 %), военнослужащий (50%), педагог (42%) и журналист (36 %). Однако, если посмотреть на результаты опросов, проводившихся в прошлом году разными агентствами по подбору персонала, то иерархия приоритетов выстроится совершенно иначе: среди самых престижных оказались, например, согласно одному из них, специалисты в области IT-разработки и дизайна (21%), те же юристы (13%) и госслужащие (12%). Далее идут финансовый директор и финансовый менеджер (4-5%), бухгалтер (2%). А вот медицина, силовые структуры и образование набрали менее 10%, учитель — примерно на уровне бухгалтера.

Кому тут верить? Да всем. Потому что речь часто идет не о реальных намерениях пойти самому работать по этим профессиям или отправить туда детей, а о попытке угадать в беседе с социологами «правильный ответ», ориентированный на то, что в представлении респондента «принято в обществе». Разброс разных вариантов ответов отражает лишь кашу в головах и непонимание, по большей части, что будет востребовано завтра и «кем стать».

Есть лишь текущие представления о том, например, что «менеджер «Газпрома» (условно) — это круто и денежно. Что «силовик» — это в нашем государстве надежно, а при определенных условиях и сноровке — еще как «денежно».

При этом доля родителей, готовых примириться с любым выбором, который сделают их дети в выборе профессий, за последние десять лет сократилась в три раза — с 13% до примерно 4%. И с такими вот настроениями родители пытаются помочь ребенку правильно сориентироваться, сами толком не понимая, что такое «правильно». Они опираются на прошлый опыт (у многих — именно советский), который ясно уже, что никуда не годится.

Если посмотреть на список наиболее востребованных сейчас профессий, то он в значительной своей части не имеет ничего общего ни с обывательскими представлениями о «престижности», ни с преобладающими желаниями получше пристроить своих детей.

При этом минимум треть учащихся вузов сегодня уверены, что не смогут найти работу по своей специальности (данные НИУ ВШЭ). В реальности ее находят еще меньше. Значительно менее половины выпускников вузов работают в России по полученной специальности. Зачем, спрашивается, они тратят годы на ее получение?

В реальной сегодняшней экономике приоритеты выстроены по-другому. С огромным отрывом по числу вакансий (25%) идет сфера продаж, затем сфера IT и телекомов (8%), на третьем месте — такая «профессия», как «без опыта работы» (7%), то есть не пойми кто. На уровне 2-6% держится востребованность людей в банках (правда, число банков сокращается усилиями ЦБ), «на производстве» (то есть работа руками в основном), в строительстве, маркетинге, на транспорте, в медицине, туризме и гостиничном бизнесе.

В большом числе случаев речь идет во всех эти сферах не о профессиональной занятости, требующей узкой квалификации, а о выполнении неких функций. Наиболее распространенная в этом смысле — работа с call-центрах, «на ресепшн», помощниками, менеджерами «пойди-принеси-напиши-позвони», «работа с клиентами». Это именно строго функциональная работа. Это никакая не профессия.

Много требуется водителей, с разбросом зарплат от 30 до аж 100 тыс. рублей. Это, наряду с обилием охранников, на мой взгляд, один из признаков неразвитости рынка труда на фоне мечтаний о «беспилотных» автомобилях. У нас ни один начальник не опустится до того, чтобы управлять машиной, даже имея водительские права. Равно как и во многих других случаях функцию водителя могли бы совмещать представители других профессий. Образовательный форум «Навигатор поступления», призванный ориентировать абитуриентов, вообще на первое место по востребованности в 2017 году поставил такую «профессию», как «оператор на телефоне» (11,7%), далее идут менеджеры по продажам.

А вот Минтруд, руководствуясь своими представлениями о прекрасном на рынке труда, в прошлом году наиболее востребованной профессией считал неких «инженеров», отмечая также рост востребованности врачей и бухгалтеров. Но как рост востребованности врачей сочетается с их повсеместным сокращением и работой на две-три ставки, чтобы соответствовать по уровню зарплат известным «майским указам»? Решительно непонятно.

Та же невнятица царит и в сфере прогнозов востребованности профессий в будущем. Представления о ней применительно к нашему рынку труда туманные и неконкретные. Это по большей части абстрактные рассуждения, не подкрепленные ни цифрами, ни вообще сколь-либо серьезными исследованиями. Говорить о том, что на этой «зыбкой» основе может быть выработана некая государственная политика по адаптации рынка труда к будущим вызовам, вообще не приходится.

Еще есть абстрактные разговоры про искусственный интеллект, который придет к нам (явно из-за бугра, с таким-то отношением к образованию, науке и разработкам) и сделает за нас нашу работу. Дальше дело не идет. Так, согласно опросу одного кадрового агентства, после 2020 года будут востребованы такие профессии, как «технолог пищевого производства», «архитектор мобильных приложений», биохимик, финансовый консультант, специалисты по персоналу, а также специалисты по анализу Big Data. Такие прогнозы хотя выглядят вполне логично, базируются, как правило, на механической экстраполяции уже сложившихся тенденций. Уже вскоре такие результаты подвергаются существенной корректировке под воздействием неумолимой реальности.

Отечественные предсказатели востребованности профессий на годы вперед не могут точно указать ни рост в процентах числа вакансий по конкретным специальностям, ни тем более уровень зарплат. А без этого такие исследования просто бесполезны в прикладном плане и носят чисто умозрительный характер. Они являются лишь еще одним из показателей неразвитости нашего рынка труда и, соответственно, государственной политики в этой сфере.

Ну а как у них? Например, в США имеется довольно подробная статистика, характеризующая как текущий спрос на те или иные профессий, так и прогнозирующая рост их востребованности, включая уровень зарплат. Так, среди наиболее востребованных профессий в прошлом году, согласно подсчетам Бюро трудовой статистики США, была профессии водителя грузовика. Его среднегодовая зарплата составляла более 40 тыс. долларов в год, прогнозируемый рост числа вакансий к 2024 году должен составить 5%. Менеджеров среднего звена и выше (сегодня зарплата в среднем 97,7 тыс. долл. в год) к 2024 года потребуется на 7% больше. Аналитиков баз данных (110 тыс. долл.) понадобится на 16% больше. Нарастающая тенденция старения населения повысит спрос на средний медперсонал (сегодня зарплата 67,5 тыс. долл.) на 16%. Условных компьютерщиков и специалистов по софту (98,3 тыс. долл.) ожидает рост вакансий к 2024 году на 19%, финансовых аналитиков и советников (89 тыс. долл.) — аж на 30%. Наилучшие перспективы найти себе работу на приличную зарплату имеют «физиотерапевты» (у нас это часто «тренер по фитнесу»), тоже в связи со старением населения и распространением приверженности к здоровому образу жизни. Их нынешний годовой доход уже составляет приличные 84 000 долл., а востребованность через 6 лет возрастет на 35%. Но наибольший рост спроса прогнозируется на помощников по дому для престарелых и малоподвижных людей. Их доход сейчас небольшой — около 22 000 долларов в год, однако рост вакансий составит 38%. Высокой квалификации не требует.

Кстати, востребованность низкоквалифицированных профессий и на нынешнем американском рынке довольно велика. Часто такие профессии выполняют функции косвенной социальной помощи малообразованным и малообеспеченным слоям. Иначе им бы пришлось платить пособия. Так, например, число вакансий для работников фастфуда со средней зарплатой 20,5 тыс. долл. в год составляла в прошлом году более полумиллиона мест. Вакансий, аналогичных нашим хозяйственникам и техникам, а также уборщикам (доход 27000 долларов), составляла полмиллиона.

Ориентироваться на конкретную статистику при выборе профессии удобнее, чем на абстрактные рассуждения «специалистов по труду», пытающихся гадать на кофейной гуще. То же примерно касается и текущих вакансий на рынке труда. Статистика по этой части и конкретные предложения находятся в ведении отдельных компаний по подбору персонала. Государственная система, которая ориентировалась бы на имеющиеся в наличии вакансии и, соответственно, поддерживала бы развитую систему профессиональной переподготовки и профориентации, в настоящее время в России полностью отсутствует.

Понятие престижности работы, а также наличие конкретных престижных и непрестижных вакансии — это одно, а ощущение удовлетворенности работника той работой, что уже имеется, это совсем другое. Тут в нашей трудовой статистике тоже есть чему удивляться. В России работают в среднем 58% взрослого населения. Из числа работающих (прошлогодние данные «Ромира») 77% россиян заявили, что в целом они удовлетворены своей работой. Среди граждан старше 60 лет довольных еще больше — 84%. То есть примерно 80% работающих граждан России говорят (и считают?), что работа отвечает их ожиданиям. Этот показатель стабилен в различных возрастных и гендерных группах. Вместе с тем треть россиян в последние годы меняли свою работу. Очевидно, эта тенденция будет и дальше нарастать: в среднем в современной экономике среднестатистический работник меняет не только место работы, но и профессию раз в пять-семь лет.

Если верить нашим опросам на тему удовлетворенности работой, то россияне представляют собой уникальное явление во всей мировой экономике.

Например, служба «Гэллапа» с начала ХХI ведет мониторинг уровня удовлетворенности работой примерно в 200 странах. В настоящее время этот уровень крайне низок. Чуть менее 90% опрошенных говорят, что их работа для них в большей мере источник раздражения, беспокойства и напряжения, нежели средство самовыражения и источник вдохновения. Уровень так называемого морального отторжения своей работы превышает в среднем в мире 80%, в тех же США немногим меньше — на уровне 70%. В таких странах, например, как Китай и Япония подавляющее большинство людей, более 90%, стараются эмоционально, «энергетически», душевно не вкладываться в свою работу, выполняя ее чисто механически, отстраненно, согласно регламенту.

Таким образом, подавляющее большинство работающих в мире людей, строго говоря, не испытывают счастья в своем труде, выполняя его как обязанность и способ заработать деньги. В этой связи возникает сильное подозрение, что наши работники, отвечая на вопросы социологов об удовлетворенности своей работой, имеют виду нечто другое, нежели счастье в труде.

Впрочем, есть и хорошие новости. Все наши нынешние терзания по поводу выбора профессии, поиска престижной или высокооплачиваемой работы во многом станут неактуальными уже в обозримом будущем. Согласно недавнему исследованию университета Оксфорда, уже через 25 лет примерно половина ныне существующих рабочих мест и профессий, а точнее 47%, просто перестанут существовать. Вернее, они перестанут существовать для людей «системы Homo sapience». Эти рабочие места (и профессии) займут роботы и машины. Многих наших потомков ждет в буквальном смысле праздное существование. А для тех, кому праздность будет в тягость, будет весьма непросто найти не то что престижную или интересную работу по душе, но и вообще любое осмысленное «рабочее» занятие. Впрочем, на наш век работы хватит. В том числе грязной.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 30 апреля 2018 > № 2590673 Георгий Бовт


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 28 апреля 2018 > № 2591447 Игорь Артемьев

Брифинг руководителя Федеральной антимонопольной службы Игоря Артемьева по завершении заседания.

Из стенограммы:

И.Артемьев: Сегодня состоялось заседание Правительственной комиссии по иностранным инвестициям в стратегические сферы российской экономики. Заседание проводил Председатель Правительства Дмитрий Анатольевич Медведев. Коротко о результатах.

В частности, комиссия отнеслась положительно и одобрила сделку компании «Фортум» по покупке компании «Юнипро», которая владеет электроэнергетическими объектами на территории России (это большое количество сетевых активов, других объектов электроэнергетики). Компании «Фортум» разрешено приобрести 47 и более процентов акций компании «Юнипро». Поскольку компанию «Фортум» контролирует Правительство Финляндии, им нельзя больше 50% приобретать согласно действующему законодательству, поэтому они получили практически максимум того, что они запрашивали, и сделка эта будет одобрена.

Следующая сделка касается компании «Сименс». Компания «Сименс» приобретает акции в таких важных заводах-стратегах, как Тверской вагоностроительный завод, Брянский машиностроительный завод, Коломенский завод, где производится огромное количество наших локомотивов, тепловозов (это машиностроение, связанное именно с транспортом). Компания «Сименс» приобретает акции компании «Альстом» фактически и замещает их в качестве миноритарных акционеров, которые имеют блокирующий пакет. То есть в конечном итоге вместо компании «Альстом» будет работать с этими указанными заводами компания «Сименс» – немецкая компания, всем хорошо известная. Это ходатайство тоже было поддержано правительственной комиссией.

Следующее ходатайство, которое было поддержано правительственной комиссией, касается гражданина Казахстана Кулибаева Тимура Аскаровича, который решил приобрести у ряда российских акционеров порт Высоцк. Это порт, который находится в 50 км от российско-финляндской границы и 90 км от города Санкт-Петербурга. Он получит контроль над этим портом. Это как бы продолжение работы в Таможенном союзе, и казахский представитель приобретает такие серьёзные активы на Балтике, что, в общем, радует всех нас.

Следующая сделка, которая была одобрена, имеет немного витиеватую предысторию. Есть общество с ограниченной ответственностью «Братская рыба» – это общество, которое имеет квоты на вылов биологических ресурсов, в частности наших рыбных богатств в Иркутской области. Соответственно, эта сделка была совершена несколько преждевременно господином Вольфом Бернаром, который является гражданином Швейцарии. Они заключили сделку вначале без разрешения правительственной комиссии, однако эту юридическую ошибку они устранили сами. Они обратились в правительственную комиссию с просьбой всё-таки одобрить эту сделку, сославшись на ошибку юриста. Правительственная комиссия сочла возможным сделку одобрить. Таким образом, у нас появляется достаточно крупная компания, единственным владельцем которой является швейцарский гражданин, который будет вылавливать рыбу в Восточной Сибири.

Наконец сделка, которая уже около трёх лет находится в производстве правительственной комиссии, – это сделка компании «Шлюмберже» в отношении российской компании «Евразия». Компания «Шлюмберже» попросила правительственную комиссию определить в нынешних условиях хозяйствования, насколько вообще это возможно и на какой пакет можно претендовать. Правительственная комиссия приняла предварительное решение о том, что контроль (то есть 50 плюс 1%) в компании «Евразия» российское Правительство и комиссия не хотели бы отдавать. Однако определили границы, что это может быть блокирующий пакет (то есть 25 плюс 1, либо даже 49% акций). Комиссия предложила и поручила Федеральной антимонопольной службе провести соответствующие переговоры с компанией «Шлюмберже». Как мы ранее говорили, эта сделка должна была (и по плану, который у нас был с компанией «Шлюмберже») быть разбита на два этапа. Вначале Правительство должно было определиться, сколько чего можно. Комиссия говорит, что, скорее всего, блокирующий пакет можно, только это будет сопровождаться рядом условий. У нас их 11. Это было для контроля, 11 условий, которые нивелировали бы негативные последствия различного рода санкций и всего прочего в отношении этой сделки, если бы компания получила контроль. В отношении 25 плюс 1 – или 49% (допустимый диапазон сегодняшнего дня) мы будем смотреть, какие из этих условий надо применять, какие нет. Но мы незамедлительно вступаем в переговоры с компанией «Шлюмберже» и надеемся, что выходим на финишную прямую.

Таковы были итоги сегодняшнего дня. Здесь рассматривались ходатайства финляндских, немецких, казахских компаний. Швейцарских, французско-американских – добавлю сюда ещё. Сделки, которые уже окончательно будут на следующем этапе, видимо, одобрены, – это Объединённые Арабские Эмираты, Саудовская Аравия и целый ряд других сделок, связанных с компаниями из арабских стран.

Кроме того, продолжается работа по китайскому, индийскому направлению очень активно. Более десятка стран, имеющих крупные капиталы, продолжают инвестировать в Россию, несмотря ни на что.

Вопрос: Скажите, а какие-то сделки совместно с РФПИ рассматриваются?

И.Артемьев: Да. Они все рассматривались. Просто на некоторые сделки было несколько компаний-претендентов. Думаю, что, может быть, в некоторых случаях можно было и конкурс провести. Ко всем сделкам с РФПИ в принципе отнеслись внимательно и одобрительно, но в каждом случае нужно кое-что ещё доработать.

Вопрос: То есть это пока ещё не окончательно?

И.Артемьев: Окончательных решений по ним нет. Необходимо доработать вместе с РФПИ. Такие поручения Председатель Правительства дал, они будут в протоколе. Это рабочая процедура, я не сомневаюсь, что мы выйдем на положительные решения уже на следующем заседании.

Вопрос: Среди них есть «Феско» (FESCO) и «Евразия»?

И.Артемьев: «Феско» (FESCO) не рассматривалась сегодня вообще. «Евразия» – есть сделка, которая является альтернативной «Шлюмберже», что, собственно, и было сказано.

Поскольку есть два заявителя на компанию «Евразия» (с одной стороны, это РФПИ и соответствующие фонды из Объединённых Арабских Эмиратов, а с другой стороны – компания «Шлюмберже»), ФАС совместно с нашими уважаемыми партнёрами (прежде всего это касается, конечно, Министерства природных ресурсов, Министерства экономического развития) предложено определить оптимальную конфигурацию.

То есть если сейчас мы говорим о том, что вполне возможно было бы 25% плюс 1 отдать «Шлюмберже» (как вариант, если мы договоримся с компанией, там же важна ещё и цена, и другие дополнительные условия), то вполне возможно как раз, что РФПИ и Объединённые Арабские Эмираты приобретают вместе 16%.

25+16 – вполне хорошая конфигурация, не получающая контроля, но приносящая существенные сотни миллионов и даже миллиард долларов для компании «Евразия», при этом приобретают они интересных иностранных акционеров, обладающих большим опытом, современными технологиями. Такая конфигурация точно будет одной из рассматриваемых на переговорах.

Поэтому правительственная комиссия не то чтобы не одобрила сделку с РФПИ, а просто попросила её включить в комплект «Шлюмберже» как единое решение, которое приводит уже к конечному решению, у кого сколько: у российских акционеров, у Объединённых Арабских Эмиратов и у компании «Шлюмберже».

Вопрос: То есть им ещё между собой надо будет договориться?

И.Артемьев: Они могут и между собой, наверное, поговорить. Но мы с каждым из них переговорим в отдельности, нам в конце концов важно договориться с каждым из них. Я надеюсь, что в результате иностранные акционеры могут появиться, они будут из разных стран, и это очень хорошо, потому что каждый приносит свой опыт, и это только положительно можно рассматривать.

Но опять же – впереди переговоры, поэтому я не могу сказать о том, как они закончатся.

Вопрос: А можете общую сумму сказать по сделкам?

И.Артемьев: На правительственной комиссии Дмитрий Анатольевич сегодня сказал, что только за этот последний период привлечено в российскую экономику 16 млрд долларов – это те уже сделки, которые прошли через комиссию, одобрены, деньги вложены.

Сегодня мы рассматривали сделки порядка на 3 млрд долларов. Это тоже хороший результат.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > premier.gov.ru, 28 апреля 2018 > № 2591447 Игорь Артемьев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 апреля 2018 > № 2591397 Дмитрий Медведев

Интервью Дмитрия Медведева программе «Вести в субботу» телеканала «Россия».

Председатель Правительства ответил на вопросы ведущего программы Сергея Брилёва.

С.Брилёв: Здравствуйте, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Добрый день.

С.Брилёв: Время бежит ужасно быстро, 2012 год, когда Вы стали Председателем Правительства, кажется, был вчера, а прошло шесть лет. И Правительство – рекордсмен, такого долгого Правительства не было. Оглядываясь на эти шесть лет, какую бы Вы оценку поставили Правительству, ну и себе, возможно?

Д.Медведев: Оценки не мне ставить. А что касается периода, который мы все вместе прожили, эти шесть лет, это был особый период в жизни нашей страны. И в этом смысле работа Правительства была действительно беспрецедентной. И по сроку работы, потому что за всю новейшую российскую историю деятельность этого Правительства была самой длительной. Именно шесть лет – так, как это и положено по Конституции. Во-вторых, деятельность Правительства проходила в беспрецедентных условиях. Условия эти сформировались, с одной стороны, на волне того кризиса, который был в 2008 году. А с другой стороны – тех неблагоприятных изменений в мировой экономике, изменений на рынке углеводородов и санкций, которые возникли уже в 2014 году. Всё это сформировало набор шоков, как это принято говорить среди экономистов, которые наша страна не испытывала ни в один период новейшей истории. Даже если сравнить с кризисом 1998 года, который тоже был очень жёсткий, всё-таки нужно признать, что тогда все финансовые рынки для нашей страны были открытыми. И даже часть стран в этих довольно сложных условиях того периода нам пыталась помогать. А в 2014 году и впоследствии мы были предоставлены сами себе. Внешнего финансирования нет, действуют санкции, введённые в отношении российских компаний, отдельных лиц. И всё это накладывается на очень низкие цены на углеводороды, которые являются нашим основным экспортным товаром. Я имею в виду, естественно, нефть и газ. Так что время было сложное, но, с другой стороны, это способствовало мобилизации. И те задачи, которые мы смогли решить за этот период, в этом смысле выглядят очень и очень существенно. Может быть (мы об этом говорили неоднократно) такие трудности действительно мобилизуют все лучшие качества, присущие и нашей стране, и народу нашей страны, и те возможности, которые были заложены и которые до поры до времени просто дремали. Поэтому есть определённые результаты.

С.Брилёв: Тем не менее – удовлетворительно, хорошо, отлично?

Д.Медведев: Ещё раз повторяю, не мне ставить оценку. Я могу сказать одно: те задачи, которые ставил Президент перед Правительством, задачи, которые были поставлены в рамках программ правительственных, плана действий работы Правительства, в целом выполнены. Что я имею в виду? Мы должны были обеспечить устойчивое развитие страны – даже в условиях санкций, даже в условиях кризиса, и мы это обеспечили. Мы должны были обеспечить нормальное социальное самочувствие людей в этот очень сложный период, и мы постарались это обеспечить. Все те социальные обязательства, которые государство имело и по пособиям, и по пенсиям, и по выплате заработной платы, – все эти задачи решены. Я считаю, что это очень важно.

С.Брилёв: Какими достижениями Вы гордитесь? И о чём, возможно, жалеете, на что не хватило времени?

Д.Медведев: Что, на мой взгляд, из важного нам удалось сделать… Когда на страну вот таким образом наваливаются различные внешние силы, когда сама структура экономики не является в государстве идеальной, самое главное – не допустить разбалансировки экономики, не допустить разбалансировки нормальной хозяйственной жизни. Если говорить об этих моментах, а это то, что принято называть макроэкономикой, то в этом смысле нам удалось сделать многое из того, что мы не смогли даже сделать в период предыдущего кризиса, то есть в 2008–2010 годах. Взять такой важнейший суммарный показатель, как рост валового внутреннего продукта: даже несмотря на провалы в развитии, связанные с введением санкций и падением цен на нефть и газ, когда у нас экономика упала на 3%, за эти шесть лет общий рост валового внутреннего продукта в стране составил 5%. Это неплохо с учётом того, что в определённый период он провалился на 3%.

С.Брилёв: То есть плюс 5 – это среднее арифметическое за шесть лет получается?

Д.Медведев: Это означает общий накопительный рост, который был достигнут. Притом что, напомню, например, в период 2008–2009 годов наша экономика проваливалась на 8 и даже более процентов. То есть в этом смысле за этот промежуток нам удалось обеспечить не очень большой – меньше, чем мы надеялись, меньше, чем было установлено плановыми показателями, – но всё-таки достаточно устойчивый рост экономики. В прошлом году этот рост составил 1,5%, а если говорить о I квартале текущего года, то в целом и рост промышленности около 2%, и рост оборота торговли где-то 2 с небольшим процента, сельское хозяйство растёт уже – 2,5%. Это суммарно очень хороший показатель.

Второй момент очень важный, на мой взгляд, – инфляция. Мы всегда в качестве цели ставили перед собой задачу уменьшения инфляции, ещё с 1990-х годов. Помните, в 1990 году у нас инфляция достигала полутора тысяч процентов?

С.Брилёв: Помню, не хочу вспоминать.

Д.Медведев: Это тяжелейшее было время. И в нулевые годы, как принято говорить, нам в качестве ориентиров всегда было важно, чтобы инфляция была ниже 10%.

С.Брилёв: В одну цифру, как тогда говорилось.

Д.Медведев: Хотя бы да, в одну, так сказать, цифру. Из-за тех проблем, которые возникли в экономике, у нас инфляция выкатилась за рамки 13%. Тем не менее мы в конце 2017 – начале 2018 года имеем совершенно другие, беспрецедентно низкие темпы инфляции. Иными словами, цены растут всего на 2,5%, если брать усреднённый показатель по стране, это самый низкий показатель инфляции за всю историю нашего государства. Притом что мы даже таргетировали, как принято говорить, несколько более высокие цифры. Но 2,5 – это совсем низкая цифра. Почему это важно – это не только цены на продукты питания в магазинах, цены на услуги, но это и возможность получать кредиты для предприятий. Ведь в чём признак здоровой экономики? Когда предприятие может получить нормальный кредит. Кредит, который оно способно обслуживать по относительно невысокой ставке. Низкая инфляция позволяет Центральному банку снижать ключевую ставку. Стало быть, эффективные коммерческие кредитные ставки уже тоже находятся в разумных пределах, чуть больше 10%. А если, например, взять такой важнейший показатель, как ипотечная ставка, то тоже впервые за всю историю она опустилась ниже 10%. Я считаю, что это очень хороший показатель.

Исполнение социальных обязательств. Я об этом сказал, но я ещё раз хочу повторить: в этих условиях для нас было важно не скатиться на какие-то другие уровни исполнения социальных обязательств, социальных гарантий государства.

С.Брилёв: А соблазн был наверняка?

Д.Медведев: Дело не в соблазне, а в том, что просто экономика очень жёстко диктует свои законы. И если бы мы не смогли обеспечить общеэкономическую стабильность, нам бы пришлось принимать крайне непопулярные меры. Но мы этого избежали. В том числе – и прежде всего – за счёт того, что мы сохранили управляемость экономикой и позволили нашему экономическому росту всё-таки выйти на те параметры, о которых я только что сказал. Так что, если говорить об оценке макроэкономического регулирования, которым занималось Правительство в этот период, я считаю, мы своих целей достигли.

С.Брилёв: А если по отраслям посмотреть на достижения или на то, где, может быть, не хватило времени?

Д.Медведев: По отраслям ситуация тоже выглядит достаточно неплохо. Это не означает, что у нас во всех отраслях одинаковые процессы, тем не менее есть отрасли, где за эти годы удалось обеспечить очень хороший, иногда даже беспрецедентный рост. Приведу, в общем, такие вполне показательные примеры. Мы всё время говорили, что в Советском Союзе много выпускали техники, и мы на этой технике работали. Она не идеальная была, но это была наша техника. Почему мы, мол, в своей стране сейчас этого не делаем и всё из-за границы везём, да ещё и за валюту? Что получилось за эти шесть лет: сельхозмашиностроение – это комбайны, тракторы, различного рода сельхозоборудование, которое мы брали за валюту, – сейчас у нас эта отрасль растёт темпом 300% за этот период.

Если говорить о железнодорожном машиностроении – это вагоны, локомотивы, – тоже очень важный для нас сегмент экономики, потому что страна у нас железнодорожная, огромное количество грузов возится железными дорогами, возится в вагонах. Так вот, наше железнодорожное машиностроение за этот период выросло на 200%.

Если говорить об этом показателе, мы практически, я думаю, на 90–95% закрываем свой рынок. Это и есть то самое импортозамещение. Я недавно в Думе выступал, и коллеги спрашивали: «Где, приведите примеры, где это импортозамещение?» Да вот оно – и оно произошло на наших глазах. Мы действительно себя сейчас обеспечиваем и сельскохозяйственным инвентарём и техникой, и железнодорожными вагонами, локомотивами, занимаемся тем, что создаём поезда для метро. Всё то, что, собственно, когда-то наша страна умела делать.

С.Брилёв: Да, и воспринималось это как данность – «а что, бывает по-другому?», – и вдруг это исчезло.

Д.Медведев: В общем, да, как данность. Но это ещё и инновационные продукты. Это уже всё-таки не советское качество, это уже вполне конкурентоспособная продукция. И поэтому то, о чём я говорю, что особенно отрадно, поставляется в значительную часть стран мира. Я с удивлением обнаружил, что даже наши отдельные сельскохозяйственные виды продукции, я имею в виду сельхозмашиностроение, отдельные виды сельхозтехники поставляются в страны ЕС. А мы до этого, естественно, всё покупали там. А сейчас туда…

С.Брилёв: ЕС, который Европейский союз, не Евразийский?

Д.Медведев: Европейский союз, конечно. То есть в этом смысле качество оказалось весьма и весьма удовлетворительным. Следующая отрасль, которая, мне кажется, исключительно важна для огромного количества наших людей, – фармакология, фармацевтическая промышленность. За последний период, как раз за срок действия полномочий нашего Правительства, там рост составил около 80%. Что это означает? В номенклатуре жизненно необходимых и важнейших препаратов есть такая градация, там приблизительно 600 препаратов, значительную часть – 85% уже сегодня – составляют наши российские препараты. А стало быть, они подешевле, и они ни в чём не уступают по качеству. Препараты, которые выпускаются у нас, в любом случае по цене, естественно, доступнее для граждан. Понятно, что цифры всегда вызывают разные оценки, но я скажу всё-таки об этой цифре. Если говорить об этой номенклатуре, то на жизненно необходимые препараты в прошлом году цены не росли из-за того, что это российские препараты, а по отдельным сегментам даже снижались. Не намного, на 1–2%, но это уже очень важно. Потому что до этого всё время цены росли. Потому что мы, например, покупали иностранный препарат за валюту, курс рубля менялся, и, стало быть, нашим людям приходилось платить за это дороже. Вот это очень важные изменения. Я уж не говорю про химию, энергетику. Несмотря на все условия, несмотря на жёсткий отбор, который существует в мире, мы всё-таки сохраняем за собой, как экспортная страна, важнейшие позиции. По экспорту газа мы первая страна в мире.

С.Брилёв: Да и рекорд поставили, по-моему, только что по поставкам в Европу.

Д.Медведев: И рекорд поставили только что по поставкам газа на экспорт. По нефти второе место в мире. Одно время и первое было, сейчас второе место в мире. И по экспорту угля третье место в мире. То есть в этом смысле мы своих позиций не сдали. Другое направление, тоже очень важное для обеспечения нормальной жизнедеятельности страны, – продовольствие. Мы же действительно сейчас себя в значительной степени обеспечиваем собственными продуктами питания. Собрали беспрецедентный урожай, самый крупный за всю историю нашей страны, я имею в виду и Российскую империю, и Советский Союз, и Российскую Федерацию, если брать нашу страну в нынешних границах, – 135 млн т. Мы крупнейший экспортёр пшеницы в мире.

С.Брилёв: Кто бы сказал лет 25 назад…

Д.Медведев: Конечно. Я прекрасно помню, как ещё в советский период, несмотря на то, что у нас были огромные пахотные земли, размер земельного клина был огромный...

С.Брилёв: И на каждом углу висел лозунг «Продовольственная программа КПСС – в жизнь!». Но пшеница почему-то шла из Канады и Аргентины.

Д.Медведев: Мы покупали пшеницу в Канаде и некоторых других странах. Сейчас мы пшеницей снабжаем. Но пшеница – это и возможность развития животноводства. Это развитие и молочного животноводства, и мясного животноводства, и органического сельскохозяйственного производства. То есть это масса факторов.

И наконец, может быть, последнее, но не по важности. За эти годы мы научились правильным образом управлять и такой важнейшей составляющей, как государственная программа вооружений. А это труд огромного количества людей в нашей стране и, конечно, обеспечение нашей государственной безопасности. У нас гособоронзаказ, который очень часто выполнялся на 70–75%, сейчас выполняется на 93–95, а иногда на 99%. Это означает, что все те обязательства, которое государство берёт, в том числе и перед оборонщиками, мы исполняем. Это очень важно.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, а Вы никогда не пробовали смотреть на эти достижения с точки зрения не только процентов и рублей, а и рабочих мест? Рабочих мест прибавилось в стране?

Д.Медведев: Это очень правильная постановка вопроса. Потому что мы должны не только обеспечить собственную страну нормальной продукцией, нормальными товарами, но и сохранить рабочие места. Если говорить о состоянии дел на рынке труда, то на сегодняшний день мы имеем самую низкую безработицу, чуть меньше 5%.

С.Брилёв: По сравнению с самими собой в предыдущие годы?

Д.Медведев: Да, у нас безработица поднималась и гораздо выше – и 6, и 7%, я имею в виду безработицу, которая исчисляется по методике Международной организации труда. А в настоящий момент она в районе 5%. Это беспрецедентно низкие цифры.

С.Брилёв: Причём даже не европейские, они лучше европейских.

Д.Медведев: Они гораздо лучше европейских, в этом сомнений нет, потому что, если взять какие-нибудь южноевропейские страны, там безработица ниже 20–25% не опускается. И в большинстве развитых стран это 7–9%. Но очень важно, что мы всё-таки начали программу по переходу из нынешнего экономического уклада в более современный, заключающийся в том, чтобы создать максимально большее количество высокотехнологичных рабочих мест. Там, где зарплаты выше. Конечно, идёт и высвобождение сотрудников, и в то же время создаются новые высокотехнологичные рабочие места. Этот процесс будет идти, он носит абсолютно объективный характер, особенно в цифровую эпоху.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, Вы сейчас сказали фразу, которая, может быть, кому-то не понравится, а мне, честно говоря, очень понравилась. Вы сказали: «Я с удивлением узнал, что у нас увеличился экспорт сельхозтехники в Европу». Я признаюсь в том, что мне лично по душе больше вариант, когда государства в экономике поменьше, а экономика сама развивается, и государство ей не мешает. Но есть совершенно противоположный, кстати, намного более традиционный для нас взгляд о том, что государство должно быть не добрым пастырем, а таким надсмотрщиком. Потому что упустишь вожжи, бизнес понесёт – кто куда… А если оценить эти шесть лет работы вашего Правительства, оно какой из этих двух школ в большей степени соответствует?

Д.Медведев: Я очень доволен тем, что при принятии решений мы основывали их не на пристрастии к каким-либо школам, а исходили из реальной оценки ситуации, из прагматических соображений. И в этом главная задача Правительства. Если правительство начинает заниматься доктринёрством, говорит: мы тут либералы, а тут мы социалисты, это мы будем делать, это не будем делать, – скорее всего, это правительство или развалится, или его постигнут неудачи.

Вы поставили очень важный вопрос, он всегда стоит в повестке дня, в любой стране, кстати: соотношение государственного регулирования и частных начал, соотношение государственной собственности и частной собственности. На этот вопрос никогда невозможно дать однозначного ответа. Невозможно предложить уникальную модель какую-то: вот мы должны к этому стремиться. Да, конечно, рынок основан на инициативе частных лиц, этого никто не отменял, и наша рыночная экономика должна покоиться на этом. Но это не означает, что государство должно утратить какие-то важнейшие рычаги. В каждый конкретный исторический период соотношение между государственным воздействием, государственной собственностью и частной инициативой, регулированием частного рынка может быть разным. Этот период в этом смысле был сложным. Потому как после введения санкций в отношении нашей страны и изменения ситуации на рынке энергоносителей мы вынуждены были чаще принимать оперативные решения. В том числе даже для того, чтобы поддержать отдельные отрасли промышленности. Вот я автомобильную отрасль не упомянул, там тоже очень хороший рост. Правда, он, конечно, связан с покупательной способностью населения или компаний. Тем не менее, если бы мы в какой-то момент не придумали специальные программы по поддержке автопрома, я не знаю, где был бы сейчас этот автопром. Что это такое? Это, конечно, государственное вмешательство. Это может противоречить тем или иным доктринам. Но нам что важнее – доктрина или то, что мы спасли свой автопром?

И сегодня люди, наши граждане, могут приобретать нормальные, качественные российские машины. Причём это машины как российских брендов, так и иностранных брендов, которые собираются и локализованы в нашей стране. Я считаю, что это очень хорошо.

С.Брилёв: Я ничего более страшного в своей жизни, чем стоящий (в 2008 году это было, в 2009-м) конвейер КамАЗа, не видел. Это жуткое ощущение.

Д.Медведев: Это грустное как минимум ощущение, это правда.

С.Брилёв: И он должен был запуститься, и он, к счастью, запущен.

Д.Медведев: Да, он запустился, там всё работает. И это сделали мы в прошлом цикле. Но и сейчас ни одно производство, если говорить о важнейших предприятиях, ведь не остановилось. И в этом, кстати, хотим мы того или не хотим, некоторая оценка того, насколько успешны были наши действия.

С.Брилёв: Давайте поговорим о качестве жизни. Здесь много критериев есть: бедность, не бедность, уровень, не уровень... Но есть очень понятные вещи, например здравоохранение. И совсем понятная вещь – это действительно объективно – растущая продолжительность, средняя продолжительность жизни в России. Что произошло здесь за шесть лет? Продолжительность жизни растёт?

Д.Медведев: На самом деле это главный показатель. Об этом сказал Президент в послании совсем недавно, об этом я говорил, когда выступал на заседании Государственной Думы. Что является суммарным показателем, квинтэссенцией качества жизни? В том числе и деятельности Правительства, других институтов власти. Продолжительность жизни. Она выросла за эти годы и сейчас составляет практически 73 года. Я не буду напоминать, какие цифры мы имели ещё 10–15 лет назад, это совсем грустные цифры.

С.Брилёв: Вы как-нибудь с Обамой встретитесь, напомните ему… В 2014 году, говоря о России, он взял цифры 15-летней давности.

Д.Медведев: Да, это было, но он как-то к нам не особенно ездит, он вообще обещал нам, что наша экономика будет порвана в клочья. Пусть приезжает, посмотрит на эти клочья.

А если говорить об этом суммарном показателе, то в нём, по сути, всё. Мы действительно уже перешли в категорию стран, у которых относительно развитая современная медицина. Она не идеальная, конечно, это мы понимаем. И обязательно будем принимать решения для того, чтобы эта медицина развивалась и дальше. В этом показателе, помимо медицинского фактора, естественно, и зарплаты, и пенсии, и всё, что должно обеспечивать государство.

С.Брилёв: Но и медицина всё-таки тоже.

Д.Медведев: Медицина всё-таки тоже. Я отлично помню, когда в 2007 году мы начинали заниматься национальными проектами, и, по сути, первый раз подошли к теме возрождения медицины, в нашей стране в общей сложности производилось порядка 100 тыс. высокотехнологичных медицинских операций, сложных операций, на которые очередь и которые, по сути, вопрос жизни и смерти.

С.Брилёв:100 тысяч примерно 10 лет назад?

Д.Медведев: Да, примерно 10 лет назад. Сейчас их миллион. Десятикратный рост. Если раньше для того, чтобы сделать операцию, связанную с сердцем, иные хирургические манипуляции произвести, нужно было ехать или в центр, в Москву и Петербург, или за границу, то сейчас эти операции делаются практически в каждом региональном центре. Почему? Потому что мы построили центры высокотехнологичной медицинской помощи. Второе направление. Страна огромная, расстояния огромные, медицинские условия везде разные, но мы начали развивать дистанционную медицину. Когда просто по истории болезни, по анализам можно получить консультацию, например, столичного специалиста. Это очень важно. Человек живёт где-то очень далеко, смотрят его анализы, говорят: по таким-то показаниям нужно делать то-то и то-то. Это делают высококвалифицированные специалисты из Москвы, Питера, региональных центров. Это тоже очень важно. Но помимо этого за эти годы было построено большое количество сельских амбулаторных центров, так называемых ФАПов. Это крайне важно для того, чтобы медицинские услуги оказывались на селе. Эта программа была развёрнута практически в каждом регионе.

С.Брилёв: Сколько их осталось достроить? И Президент в послании это упоминал...

Д.Медведев: Дело в том, что это нужно определять в зависимости от системы организации медицины и конкретного субъекта. У нас есть субъекты высокоурбанизированные, менее урбанизированные, но оптимальной является модель, при которой практически в каждом крупном сельском поселении есть ФАП.

Помимо этого мы огромные средства и, как мне кажется, с неплохим успехом вложили в перинатальные центры. Перинатальные центры десять лет назад и даже шесть лет назад в значительной степени были экзотикой. Понятно, что такое родовое отделение в больнице или же родильный дом. А что такое перинатальный центр – это что-то из области космических технологий…

Сейчас перинатальные центры, которые оказывают самый широкий спектр услуг, медицинских услуг маме и ребёнку, причём не только после родов, но и в дородовой стадии, так называемые пренатальные, и неонатальные медицинские услуги – практически в каждом субъекте Федерации. И женщины к этому привыкли. И отлично, что это так. С этим, кстати, связано и увеличение рождаемости. Нам же прогнозировали, что мы упадём совсем в демографическую яму. А мы тем не менее эти годы прирастали. Да, ситуация неровная. Я, конечно, сразу оговорюсь, потому что сейчас уже выходит как раз в такой период, когда женщина активно думает о потомстве, когда семьи заводятся, поколение…

С.Брилёв: 1990-х.

Д.Медведев: 1990-х годов. Когда действительно у нас был провал. Но даже в этих условиях нужно сделать всё, чтобы демографические тренды закрепить. У нас для этого есть все основания. Так что медицина, на мой взгляд, за эти годы сделала существенный шаг вперёд. Это то, что касается медицины. Но качество жизни – это, конечно, не только медицина. Это и доходы, и пенсии.

Если говорить про доходы. Очень важно было сделать так, чтобы эти доходы не свалились, особенно в этой драматической ситуации с кризисом и санкциями. И, насколько это возможно, мы этого постарались достичь. За счёт чего? За счёт исполнения указов Президента по увеличению зарплат различным категориям бюджетников. Всё-таки это не самые богатые люди в нашей стране. Все те показатели, которые были заложены по зарплатам для категорий бюджетников, исполнены. Вторая важнейшая история, которую мы впервые осуществили в этот период, – это ситуация, когда минимальный размер оплаты труда у нас в настоящий момент приравнен к прожиточному минимуму. И эта норма начинает действовать прямо сейчас.

С.Брилёв: А такого не было ведь никогда у нас?

Д.Медведев: Такого не было никогда. В советский период эти показатели не рассчитывались в том виде, в котором они рассчитываются сегодня. Эти 25 лет минимальный размер оплаты труда от прожиточного минимума отставал иногда довольно-таки драматически. Сейчас они приравнены. Это не огромные деньги. Но это стандарты, и их обязательно нужно соблюдать.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я могу перейти к теме пенсии?

Д.Медведев: Эта тема, которая волнует 44 миллиона человек в нашей стране.

С.Брилёв: Я Вам задам общий системный вопрос. По итогам шести лет, какой Ваш вердикт: система в том виде, в каком она сейчас существует, может продолжить работу?

Д.Медведев: Да, система жизнеспособна. Она, как и всякая пенсионная система, не идеальна. Мы её донастраивали. Тем не менее эта система прозрачна. Система работает. Ещё раз подчеркиваю, она не идеальна, и её, конечно, придётся в будущем донастраивать.

Но самое главное, чтобы эта система была обеспечена деньгами. И эта задача является важнейшей задачей для любого Правительства. И для нашего Правительства, и для будущего Правительства. И в этом смысле задача Пенсионного фонда – обеспечивать сбалансированность расходов и доходов, на это направлена масса самых разных решений. Несмотря на все треволнения, несмотря на ситуацию в экономике, несмотря на целый ряд неблагоприятных факторов, все пенсионные обязательства сохраняются, обеспечиваются и исполняются. Есть сложности, и такие сложности, я напомню, были. Тут нечего скрывать, например, в определённый период, а именно в 2016 году, мы вынуждены были отказаться от одной индексации. Правда, потом уже, в 2017 году, мы заплатили 5 тыс. рублей всем, кто эту индексацию потерял. Тем не менее такая сложность была. В настоящий момент индексация обеспечивается всеми обязательствами бюджета. Более того, эта индексация в настоящий момент превышает по своим темпам инфляцию, потому что инфляция порядка 2,5%, накопленная за прошлый год, а индексация – она уже проводится и проведена – составляет 3,7%. И, кстати, напомню, что в послании Президента говорится о том, что и в будущем нам необходимо – всем институтам власти, Пенсионному фонду – обеспечить опережение темпов роста индексации пенсии над темпами инфляции. Это очень важный, сложный и исключительно чувствительный момент.

С.Брилёв: А возраст?

Д.Медведев: Про возраст я могу сказать следующее. Понимаете, решение по этому поводу так или иначе государству придётся принимать. Но принимать, исходя из целой суммы факторов, принимать аккуратно, принимать так, чтобы не разбалансировать пенсионную систему, а с другой стороны, не создать отрицательных настроений среди людей.

С.Брилёв: Некомфорта.

Д.Медведев: Некомфорта, ощущения незащищённости среди людей. Поэтому все эти факторы должны быть взвешенны. Но подступаться к этой теме необходимо именно в силу того, о чём я уже говорил. Пенсионный возраст, который в настоящий момент у нас, как известно, составляет 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин, был установлен в 1940-е годы. А средняя продолжительность жизни, если говорить о периоде конца 1930-х годов...

С.Брилёв: Тогда мало кто доживал до этого пенсионного возраста.

Д.Медведев: Да, она составляла, я Вам могу абсолютно точно сказать, я специально смотрел статистические данные... Если в начале 1930-х годов она вообще была чудовищная, но это последствия Гражданской войны и того, что часть людей просто была выбита этой Гражданской войной…

С.Брилёв: И коллективизация, там одно к другому.

Д.Медведев: И коллективизация, и Гражданская война… То в конце 1930-х годов средняя продолжительность жизни была около 40 лет. Около 40 лет! И практически сразу же после войны эти параметры были установлены. Жизнь, слава богу, изменилась. И мы только что говорили о том, какова средняя продолжительность жизни в нашей стране. Это тоже, естественно, усреднённый показатель. Есть субъекты, где ситуация хуже, и там обязательно нужно этой проблемой заниматься. И медициной, и просто различного рода мероприятиями, направленными на улучшение труда и быта людей, формирование здоровых привычек. Но есть субъекты, где эта ситуация, конечно, выглядит и лучше. Тем не менее по стране ситуация изменилась. И это даёт необходимые основания для того, чтобы к этому вопросу вернуться и принять те или иные решения. Но ещё раз подчёркиваю, они должны быть выверенными, они должны быть сделаны на базе консультаций с экспертным сообществом, они должны создавать достаточно комфортную атмосферу по их применению в будущем.

С.Брилёв: Но процесс консультаций ещё не начат? Мы всё в будущем времени говорим?

Д.Медведев: Нет, консультации, конечно, идут, и мы этого никогда не скрывали. И обсуждения идут уже не один год. Экспертиза уже достаточно серьёзная проведена всех этих вопросов. Так что мы, в общем, на пороге того, чтобы начать это обсуждать уже на законодательном уровне.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, мне как политическому журналисту, я считаю, очень повезло. За эти шесть лет мы не раз с Вами встречались. Для меня лично один из самых драматичных моментов, за который мне досталось от зрителей, был, когда я Вас спросил о том, сохранится ли плоская шкала налогообложения. Вы ответили утвердительно. Мне нравится плоская шкала. Поэтому я вопрос задам так: как Вам удалось её удержать? Она была 13% и осталась 13%. Может быть, это было достигнуто за счёт того, что всё-таки, называя вещи своими именами, росла косвенная налоговая нагрузка? Ну на тот же бизнес. Ну выплаты по «Платону» – налогом они не называются, но это же де-факто налог.

Д.Медведев: Удержать удалось не без труда. Потому что, как и у любой экономической модели, у плоской шкалы налога на доходы физических лиц есть и приверженцы, и противники. Я опять же недавно в Госдуме на эту тему как раз коллегам объяснял свою позицию. Действительно, плоская шкала НДФЛ, налога на доходы физических лиц, она привлекательна, потому что она проста, она легко администрируется, по ней не возникает никаких споров. И, скажем, самое главное, если эта ставка разумная, а она у нас совсем разумная, 13%...

С.Брилёв: От неё не хочется увиливать, и незачем.

Д.Медведев: От неё незачем увиливать, все платят. И люди с невысокими доходами, и богатые люди. Собственно, ради этого она и была введена, и это принесло очень хороший эффект. Вот чтобы Вы понимали сейчас… Ведь налог на доходы физических лиц зачисляется в региональные бюджеты. В общей сложности это приблизительно 3 трлн 300 млрд рублей. Это огромная цифра. Это, по сути, база для развития регионов. И эти деньги платятся. Поэтому, принимая решение, например, о переходе к прогрессу, а такая модель есть, она во многих странах используется, нужно прикинуть, не потеряем ли мы здесь деньги. Я уже не говорю о том, что мы вызовем неудовольствие большого количества людей, которые скажут: вы знаете, мы платили 13%, мы не хотим платить даже 15% или тем более 20 или 25%. Я не говорю про 75%, как в некоторых странах Европы, откуда бегут куда-то для того, чтобы, так сказать, свои доходы в другое место пристроить. Поэтому я считаю, что мы её сохранили правильно, люди были спокойны.

И вообще, я хотел бы отметить, и по поручению Президента, и в рамках тех решений, которые Правительство принимало, мы же действительно не изменили налоговую нагрузку. Были соблазны это сделать в очень сложный период. И масса идей была, и в Правительство приходили, и к Президенту страны, ко мне приходили, говорили: давайте здесь налоги увеличим. Но мы понимали, что это, скорее всего, ударит и по людям, и по экономике, и не сделали этого. «Платон», о котором Вы сказали, это всего лишь 45 млрд рублей, причём накопленных уже за эти годы. Поэтому это точно ничего не замещает. Но это даёт возможность развивать дорожное хозяйство, планировать перевозки, снимать ту нагрузку на дорожную сеть, которая образуется, контролировать, собственно, количество машин, которое перемещается. Да, это часть такой большой государственной работы.

С.Брилёв: Значит, «Платон» – это 45 млрд, а сборы от НДФЛ – это 3 трлн…

Д.Медведев: 3 трлн 300 млрд.

Поэтому, конечно, одно не компенсирует другое, и если, например, чем-то замещать, то нужно было бы принимать какие-то другие решения. Ещё раз подчёркиваю, я считаю, что наша налоговая система выдержала проверку временем, и хорошо, что мы её не трогали.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, Вы в отчёте перед Государственной Думой, да и сейчас, в начале нашей беседы, привели такие убедительные цифры в плане сохранения макроэкономической стабильности в России. Но если взглянуть на весьма эмоциональную реакцию наших рынков, в том числе валютного, на недавний пакет американских санкций, то всё-таки эта эмоциональность заставляет думать, что это является серьёзным испытанием для экономики. Что скажете?

Д.Медведев: Понимаете, эмоциональность реакции не означает, что есть какие-то фундаментальные проблемы. Экономика вообще эмоциональная история. Экономика – она гораздо в большей степени от людей зависит. Вот есть там какие-то объективные экономические законы. Ну посмотрите: решение иностранных государств, решение международных организаций типа ОПЕК, региональные конфликты, ещё что-либо, да даже природные стихийные бедствия – всё отражается на мировой экономике. Конечно, подобные действия отразились и на нашем фондовом рынке, на валютном рынке. Но сейчас всё успокоилось, потому что не было, мы сразу об этом сказали, никаких фундаментальных причин.

С.Брилёв: Что касается рубля, действительно – два дня по два рубля плюс, а потом всё нормально.

Д.Медведев: Значит, никаких фундаментальных причин не было, потому что мы достигли высокой степени стабильности экономики. Но это не означает, что мы приветствуем такие решения.

С.Брилёв: Понятно.

Д.Медведев: Это безобразие, хамство просто. Это, по сути, неконкурентная борьба с российскими компаниями. Эти компании, которые попали под санкции, многие же из них очень крупные, некоторые вообще обеспечивают первые – вторые места в мире по отдельным позициям. Например, по тому же самому алюминию и так далее. Значит, американцы защищают свой рынок, это называется протекционизмом. Они борются с китайцами, они борются с европейцами, и они под соусом того, что русские нехорошо себя ведут, борются с нами. Они ввели в отношении российских компаний некие персональные санкции. Я считаю, что это просто недобросовестная конкуренция.

С.Брилёв: Я вообще иной раз смотрю на решения Трампа, например, по стали или алюминию, которые касаются ведь и России, и европейцев, союзников… Мне это иной раз кажется даже не столько антироссийской историей – хотя, конечно, это оборачивается, особенно политически, именно так, – сколько очень таким американским эгоизмом, защитой своего рынка, своих, возможно, приятелей по бизнесу из прошлой жизни.

Д.Медведев: Это, несомненно, так. Кстати, американцы всегда так себя вели. Они даже, выдвигая кому-то политические условия, максимально защищали свой рынок и пытались продвигать экономическую повестку дня. Я всегда поражался этому. То есть они могли нам какие-то выкатывать вопросы политического, гуманитарного порядка. Потом говорили: «У нас здесь экономические интересы, в том числе в России, вы их не трогайте!» Да, и это как бы абсолютно отдельная история, здесь ничего делать нельзя. В этом смысле это абсолютно жёсткий американский прагматизм. В чём-то, кстати, нам этому даже нужно поучиться. Но это не значит, что мы с этим согласны. Более того, естественно, на такого рода действия будет противодействие.

С.Брилёв: Какой бы ни была природа этих санкций, противодействие им наступает, мы все об этом знаем. Есть асимметричные ответы, есть симметричные ответы, но это, так сказать, тактика. По крайней мере мы в этом пока только разбираемся в последние месяцы (или в последние недели). А есть ли понимание стратегии развития страны в этом, очевидно, другом мире, который наполнился в том числе таким понятием, как «санкционные войны»?

Д.Медведев: Да, Вы знаете, эта ситуация привела в значительной степени к переосмыслению нашего понимания места России в мире. И в чём наши выводы, во всяком случае, мои выводы (их разделяют, я знаю, и мои коллеги)? Во-первых, курс на ограничение России, курс на то, чтобы сдерживать Россию, является стратегическим. И наши партнёры по международному сообществу и дальше его будут проводить. Вне зависимости от того, как называется наша страна. И в отношении Российской империи пытались это делать, и в отношении Советского Союза многократно, и в отношении нашей страны. Поэтому мы должны к этому приспосабливаться. И эта история импортозамещения, развития собственной экономики, совершенствования собственных социальных институтов является единственной реакцией, альтернативы которой не существует. Именно поэтому мы и в будущем будем исходить из предположения о том, что и санкции сохранятся на достаточно длительный период, тем более если говорить о последнем санкционном законе, о котором мы с Вами уже говорили. Американцы не просто его приняли, продавили через свой парламент, через Конгресс. Они ещё и по рукам и ногам связали Президента – и нынешнего и будущего, спеленали его, чтобы он, не дай бог, не отменил антироссийские санкции. Поэтому эта гипотеза должна распространяться на наше экономическое развитие на десятилетия вперёд. Хорошо ли это? Плохо, конечно. Ни к чему это хорошему не приводит. Это и для нас потери, и для европейцев потери. В меньшей степени для американцев потери, потому что у нас объём торговли с ними небольшой. Но тоже определённые потери. Поэтому само по себе это плохо, и это, конечно, будет оказывать влияние на наше развитие на протяжении значительного количества лет. Но самое главное, что мы это осознаём, что мы выработали инструменты реагирования на такого рода воздействия. Мы прошли стресс-тест. Мы его выдержали. Экономика живёт, социальная сфера развивается.

С.Брилёв: Ровно в этом контексте: что Вы думаете о законопроекте, который появился сейчас в Государственной Думе, по поводу ответа на новые санкции Соединённых Штатов? Там же разные положения.

Д.Медведев: Там положения разные, потому что это только лишь законопроект, он сейчас обсуждается и коллегами из Государственной Думы, и в Правительстве готовится отзыв на него. Очевидно, что при подготовке и принятии этого закона – а мы должны реагировать на действия американцев – нужно исходить из нескольких моментов. Первое, я об этом уже говорил: ни в коем случае нельзя навредить самим себе, потому что мы должны быть прагматичными. Даже если нас что-то раздражает, а ведут они себя, ещё раз подчеркиваю, по-хамски, всё равно нельзя вредить самим себе. Во-вторых, ответ должен быть или симметричным или асимметричным, но он должен быть достаточно чувствительным. Чего ради просто, так сказать, покусывать, если это ни к чему не приведёт? Это всё-таки должны быть чувствительные меры.

Поэтому всё это необходимо ещё раз взвесить и обсудить. При этом я коллегам говорил, считаю, что, на мой взгляд, в этом законопроекте обязательно должны содержаться правила о том, что по поручению Президента, или сам Президент, или Правительство вправе вводить индивидуальные санкции в отношении любого юридического или физического лица – резидента Соединённых Штатов Америки. И в этом смысле мы тогда поступим абсолютно симметрично. Они принимают решение в отношении наших физических лиц просто потому, что им кто-то не нравится, – и у нас такое право должно быть. Какая-то компания им не понравилась – и у нас такое право должно быть. Но это не значит, что необходимо принимать решения сразу же по целым секторам или ещё как-то поступать, в любом случае это всё равно должно быть в законе упаковано в решение Президента и Правительства. И даже если в законе есть какие-то соответствующие положения, они точно не должны иметь автоматического применения. Это, мне кажется, достаточно важно.

Что ещё мне кажется важным, о чём сейчас коллеги-депутаты заговорили, мы же из чего исходим: все эти санкции носят абсолютно жёстко направленный против интересов нашей страны подтекст. Они, по сути, направлены на разрушение нашего общественно-политического строя и на причинение вреда и экономике, и отдельным людям. Если это так, то исполнение этих санкций для граждан нашей страны должно быть правонарушением. Никто не вправе исполнять эти американские санкции под страхом административной или уголовной ответственности.

С.Брилёв: Жёстко.

Д.Медведев: А как иначе! В Америке, кстати, исполнение решений иностранного государства, которое причиняет ущерб американскому государству, рассматривается как преступление.

С.Брилёв: В скобках вопрос задам?

Д.Медведев: Пожалуйста.

С.Брилёв: А ВТО ещё живо на этом фоне?

Д.Медведев: Несмотря на действия отдельных стран и отдельных руководителей, ВТО остаётся безальтернативной торговой организацией. Там масса проблем, масса несогласованностей, бесконечный Дохийский раунд так называемый.

С.Брилёв: Эти санкции, это вообще соответствует…

Д.Медведев: Санкции, патернализм… Но если мы откажемся от ВТО, в международной торговле вообще не будет регулирования.

С.Брилёв: Действующие санкции сохранятся?

Д.Медведев: Да, вне всякого сомнения.

С.Брилёв: Я имею в виду действующие российские.

Д.Медведев: Да, я понимаю, Вы имеете в виду так называемые контрсанкции, или ответные ограничительные меры. Конечно, сохранятся, потому что совсем недавно наши партнёры по Европейскому союзу и американцы вновь продлили те решения, которые ранее были приняты.

С.Брилёв: Они же периодически намекают: ребята, мы такие славные, вы там отмените ваши контрсанкции, а мы…

Д.Медведев: Нет, это невозможно сделать. Это невозможно сделать, потому что здесь, конечно, должна быть взаимность. Я уже не говорю о том, что санкции, связанные с закрытием ряда продовольственных потоков из Европы, были встречены аплодисментами нашими аграриями.

С.Брилёв: Да, Вас без конца просят их не отменять, я был свидетелем.

Д.Медведев: Их всё время просят продлить, неоднократно просили и просят. И это, по сути, обеспечивало нашу продовольственную безопасность. Собственно, те рекордные урожаи, которые мы собираем, те надои, которые есть, те показатели животноводства, растениеводства, которые мы имеем, они все связаны с ответными ограничениями.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, как будем поддерживать те компании, которые попали под последний санкционный список американский?

Д.Медведев: Это большие компании, и именно поэтому их государство и должно поддерживать. Поддерживать прежде всего сами производственные подразделения, сами предприятия.

С.Брилёв: С точки зрения логики рабочих мест, о которых мы с Вами говорили.

Д.Медведев: Да, необходимости сохранения рабочих мест. Чтобы люди, которые трудятся на этих предприятиях – а это десятки и десятки тысяч людей по всей нашей стране, если брать этот новый санкционный список, – не потеряли работу, чтобы были сохранены рабочие места, чтобы эти предприятия развивались. В этом логика поддержки.

С.Брилёв: Дмитрий Анатольевич, я пришёл к Вам на интервью и всё-таки себе составил вопросы. Вы на них отвечаете, и у Вас тут нет ни компьютера, и (поверьте, зрители) здесь нет никакого суфлёра. Вы тем не менее помните все эти цифры. А каково это вообще – держать эту огромную экономику в голове?

Д.Медведев: Это интересная, большая работа, интересная задача, так что, если Вы будете работать в Правительстве когда-нибудь…

С.Брилёв: Тьфу-тьфу-тьфу.

Д.Медведев: Вы все эти цифры тоже будете знать назубок.

С.Брилёв: Прошло шесть лет. А готовы ли Вы дальше работать?

Д.Медведев: Безусловно, я пока не собираюсь уходить отдыхать. Я готов работать и буду работать там, где смогу принести максимальную пользу своей стране.

С.Брилёв: Спасибо, Дмитрий Анатольевич, за интервью.

Д.Медведев: Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 апреля 2018 > № 2591397 Дмитрий Медведев


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 апреля 2018 > № 2590580 Андрей Мовчан

Индульгенция с подвохом: чем отличается новая амнистия капиталов

Андрей Мовчан

Финансист, руководитель экономической программы Московского центра Карнеги

Законы об амнистии капиталов поставили в невыгодное положение законопослушных граждан — им никто не вернет честно уплаченные налоги

«Никогда такого не было, и вот опять» — эти слова Виктора Черномырдина вспоминаются первыми, когда читаешь пакет законов о продлении амнистии капиталов, подписанный президентом 19 февраля. Изменения в 140-ФЗ «О добровольном декларировании…» и в Налоговый кодекс РФ призваны продлить амнистию, предлагавшуюся владельцам активов, полученных с нарушением налогового законодательства, а также владельцам счетов в иностранных банках и зарубежных юрлиц, не выполнявшим требования закона о валютном регулировании и валютном контроле.

Первая волна послаблений прошла в 2015–2016 годах и задержалась в части ликвидации иностранных компаний до января 2018 года. Амнистия капиталов — как предыдущая, так и новая — предполагает освобождение от уплаты подоходного налога на все ранее не обложенные доходы, в том числе полученные в рамках деятельности подконтрольных иностранных юрлиц.

В этот раз налоговая льгота и амнистия коснулись вообще всех доходов, превратившихся в имущество, которые были получены до 1 января 2018 года, — достаточно заявить о них в специальной декларации. Здесь есть небольшой казус: из-под льготы выпадают доходы, потраченные получателем без формирования имущества, но, видимо, власти справедливо полагают, что налогов на этом поле все равно уже не собрать

В рамках амнистии «чистыми» с точки зрения валютного регулирования будут признаны средства, зачисленные до 1 января 2018 года на счета в зарубежных банках, если их владельцы до 28 февраля 2019 года подадут соответствующую декларацию и заявление об открытии и закрытии таких счетов по форме. Под амнистию попадают также и ранее закрытые счета.

Новые дополнения и изменения во второй части Налогового кодекса практически полностью повторяют налоговую льготу, предусмотренную в 217-й и 220-й статьях НК. Она позволяет владельцу контролируемой иностранной компании (КИК) ликвидировать бизнес в зарубежной юрисдикции до 1 января 2018 года (в ряде случаев и позже) и вывести из него все имущество без уплаты налога. Таким образом, разница между старой и новой версиями льготы состоит в основном в сроках — теперь ликвидация должна произойти до 28 февраля 2019 года. Кроме того, отменена бессмысленная норма, которая отказывала владельцу ликвидируемой КИК в получении имущества в денежной форме. До этого владельцы КИК были вынуждены исхитряться, покупая имущество «на один день», и заваливали Минфин письмами с вопросами вроде «а что такое имущество и являются ли таковым права требования?».

Надо учесть, что амнистия касается только налоговых и таможенных «преступлений». То есть имущество, полученное в результате преступной (незаконной) деятельности, не станет легальным. Вероятно, у налоговых органов, которые будут получать декларации и исследовать указанные в них источники приобретения имущества, будет большой соблазн доказать, что в процессе создания капитала декларанты нарушили не только те пять статей УК, которые прописаны в законах об амнистии.

Остается неясным вопрос и о праве налоговых органов отказывать в приеме деклараций. В первую волну амнистии такие случаи имели место, но, судя по всему, это не было инспирировано сверху. Теперь данные предоставляются по выбору в районный орган ФНС или в центральный аппарат. Похоже, районные налоговые службы во время первой волны оказались не готовы к такой сложной процедуре.

Амнистия не имеет никакого отношения к репатриации капитала. Она касается всего имущества, вне зависимости от его нахождения. Требований по возврату средств в Россию или по управлению ими из России нет. Видимо, власть признает факт тотальной неуплаты налогов экономическими агентами в предыдущие периоды и хочет подвести черту самым миролюбивым способом: согласием забыть и простить все, а заодно «поставить на учет» активы, чтобы потом следить за уплатой налогов.

Государство, однако, забывает, что хранение активов в тени в нашей стране в большей мере продиктовано вопросами безопасности — как собственной, так и имущества. Кто-то боится бандитов, кто-то — силовиков и региональных властей. Возможно, по этой причине декларации в первую волну сдали только 7500 человек из примерно 135 000 российских миллионеров (менее 5,5%). И это несмотря на то, что тем, кто исправно платил налоги, подача декларации сулила индульгенцию и 100-процентную гарантию отсутствия претензий. За последние годы Россию покинуло больше состоятельных россиян, чем тех, кто задекларировал имущество.

На этот раз власти ожидают большего числа деклараций, ссылаясь на начало автоматического обмена финансовой информацией между странами: на этом фоне многие россияне ликвидируют КИК и готовятся подавать декларации. Однако не меньше и тех, кто готовится сменить резидентство или отправляют за границу родственников и передают им имущество. Многие находят номинальных владельцев, кто-то вкладывает средства с брокерских счетов (не подлежат декларированию) в фонды, где их доля будет ниже 10% (не подлежит декларированию).

Многие справедливо замечают, что законы об амнистии поставили в невыгодное положение законопослушных граждан — им никто не вернет честно уплаченные налоги. Вторая амнистия выглядит как насмешка не только над ними, но и над теми, кто спешил ликвидировать иностранные компании к 1 января, производя множество действий, которые не требуются по новому закону, или подавал декларации в 2016 году.

В российском правовом поле давно уже не все в порядке, и нарушать базовый принцип всеобщего равенства перед законом нам не впервой. Но каждое новое нарушение лишь усиливает правовой нигилизм. Да и соблазн еще подождать велик — вдруг не за горами третья амнистия?

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 апреля 2018 > № 2590580 Андрей Мовчан


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2591053

Максим Орешкин: внедрение новых технологий в систему госуправления - приоритет цифровой повестки в регионах

Министр экономического развития РФ Максим Орешкин рассказал на заседании Совета законодателей РФ в Санкт-Петербурге о результатах внедрения новых технологий в систему государственного управления и перспективах развития цифровой экономики.

«Платформенные решения для работы с обращениями граждан, которые созданы в Москве и в Пермском крае, использование дронов для увеличения качества кадастровой оценки и выявления неучтенных объектов в Татарстане и Тульской области, контроль за транспортом и техникой с помощью ГЛОНАСС, телемедицина - это реальные технологии, которые уже сейчас используют регионы», - сообщил министр. Он отметил, что для качественного изменения системы госуправления необходимо сосредоточиться на трех направлениях.

Первое – это оказание государственных услуг. За последние 10 лет эта сфера кардинально изменилась. Создана сеть многофункциональных центров, многие услуги переведены в электронный вид. Однако большинство операций внутри системы, от сбора данных до обмена информацией между ведомствами, до сих пор происходят в ручном режиме.

«Нам катастрофически не хватает юридически значимых данных, на основе которых решения могли бы приниматься в онлайн режиме без человеческого участия. Перевод всех данных государственных реестров в категорию юридически значимых, а также построение алгоритмов автоматизированного сбора необходимых данных и принятия на основе их анализа решений, позволит сэкономить регионам огромные человеческие и финансовые ресурсы, а главное сбережет время граждан», - подчеркнул Максим Орешкин. Он сообщил, что уже есть пилотный опыт в Тюменской области, где полностью оцифрована услуга по получению транспортной карты социально незащищенными категориями граждан.

Второе направление работы – внедрение системы умного контроля. Глава Минэкономразвития заявил о необходимости создать принципиально новую модель государственного контроля, которая позволит использовать дистанционные технологии контроля, получать информацию с камер и измерительных датчиков. Максим Орешкин подчеркнул, что для внедрения системы умного контроля необходимо принять базовый закон «О государственном и муниципальном контроле», в работе над которым активно участвуют представители Госдумы и Совета Федерации.

Третьим направлением работы является совершенствование системы нормотворчества. Среди основных проблем в этой сфере министр выделил длительность процессов согласования документов. «Требуется специальная платформа разработки нормативных актов, в которой можно совместно работать над документом, привлекать экспертов, готовить заключения и согласования, экспериментировать с переводом норм в алгоритмы, применять принципиально новые аналитические инструменты, например, искусственный интеллект. Работы по ее созданию мы уже начали», - отметил Максим Орешкин.

По словам министра, цифровая экономика дает большие возможности для повышения эффективности работы региональных и муниципальных властей. Для реализации этого потенциала Минэкономразвития разрабатывает новую главу программы «Цифровая экономика», посвященную государственному управлению.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2591053


Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2584834 Андрей Бочаров

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Волгоградской области Андреем Бочаровым.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Я знаю, что у Вас есть определённые проблемы с паводковой ситуацией. Доложите, пожалуйста, как обстоят дела, какие меры принимаются для того, чтобы эти проблемы ликвидировать.

А.Бочаров: На территории Волгоградской области продолжает действовать режим чрезвычайной ситуации в связи со сложной паводковой ситуацией. Но мы наблюдаем стабилизацию ситуации и хорошую, положительную динамику по снижению паводковой ситуации в целом. Хотя на отдельных участках рек Медведица, Иловля и Хопёр мы наблюдаем повышение уровня воды от 20 до 40 см. Но в целом ситуация контролируется.

Д.Медведев: Это высшие нормы для нынешнего периода времени?

А.Бочаров: Да. Мы паводковую ситуацию такого уровня наблюдали только в 1964 году. На территории 12 муниципальных образований, которые попали в зону паводка, проживает порядка 360 тысяч населения. Из этих 12 муниципальных образований в настоящее время только одно находится в подтоплении. И из 81 населённого пункта только два населённых пункта находятся в подтоплении. 868 человек мы эвакуировали из зоны подтопления. В настоящее время в пунктах временного размещения ни одного человека нет. Сегодня в двух населённых пунктах в подтоплении находится 30 дворовых территорий, вода уже ушла из домов.

Д.Медведев: Школы, медицинские учреждения работают?

А.Бочаров: Все учреждения социальной направленности работают в полном объёме. Системы жизнеобеспечения также работают в полном объёме. На всей территории, которая подвержена подтоплению, проведены аварийно-восстановительные работы. И сегодня продолжается работа по ликвидации ущерба. Кроме всего этого, мы оказываем необходимую помощь людям, оказавшимся в сложной жизненной ситуации, работают комиссии во всех муниципальных образованиях по дворовым территориям с целью определения возможного ущерба и оказания содействия.

Д.Медведев: Нужно довести всю эту работу до конца, чтобы люди получили причитающиеся выплаты, ну и просто под контролем держать ситуацию.

А.Бочаров: Дмитрий Анатольевич, необходимо отметить слаженную работу всех сил и средств, которые здесь применялись, это позволило уйти от более серьёзного ущерба, который в настоящее время есть, но не такой значительный.

Д.Медведев: Если это впервые за 50 с лишним лет, то это, конечно, серьёзное испытание для области. Держите меня в курсе.

Россия. ЮФО > Госбюджет, налоги, цены. Экология > premier.gov.ru, 27 апреля 2018 > № 2584834 Андрей Бочаров


Казахстан. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 26 апреля 2018 > № 2591065 Андрей Зубов

Счастье в отличие от оргазма симулировать бессмысленно

Андрей ЗУБОВ

Эта весна ознаменовалась приятным сообщением. Казахстан занял седьмое место во Всемирном индексе счастья. Довольнее нас на свете только папуасы, вьетнамцы, мексиканцы, филиппинцы, колумбийцы и фиджийцы. Самыми несчастными признаны граждане Ирана, Ирака, Украины, Греции, Молдовы, Бразилии. В два раза меньше удовлетворены жизнью, чем мы, жители Германии, Чехии и Англии.

Поясню, на чем такие выводы основаны. Уже не первый год старейшая и международная социологическая сеть Gallup International определяет на базе опросов в различных странах Глобальный индекс счастья. Методики измерения и расчета просты. Респондентам задается вопрос, считают ли они себя очень счастливыми, просто счастливыми, несчастливыми. Из выраженной в процентах суммарной доли очень и просто счастливых вычитается доля несчастных и очень несчастных.

Резонный вопрос: почему развитые британские островитяне в три раза несчастнее островитян с Папуа-Новой Гвинеи? Отчасти на этот вопрос отвечу я, отчасти – признанный мастер социологии.

Итак, мое объяснение. Несколько лет назад мне довелось побывать в Индонезии (8-е место в Индексе счастья, сразу за Казахстаном). Причем я был и на более-менее цивилизованном Бали и в диких местах Суматры и Явы. Как раз на Яве, вдоволь пресытившись созерцанием буддийских и индуистских храмов, я попросил устроителей поездки организовать мне хотя бы один денек в обычной индонезийской семье. Мне было интересно, как живут простые люди: что едят на обед-ужин, как провожают детей в школу, какие газеты читают, что за телепередачи смотрят…

И меня поселили в типичную индонезийскую семью (дед с бабушкой, мать с отцом и четверо детей). Из экзотических подробностей запомнилось кормление священного мангуста, живущего в клетке под ванильным деревом, почитание богов в домашнем алтаре и приготовление еды в глиняной печке, которую я топил манговыми ветками.

Из всего остального я запомнил: отсутствие дверей в домах, абсолютно одинаковые мопеды и велосипеды у всех жителей деревни, идентичные серебряные украшения и однородную одежду (сандалии, каин, рубашка). Естественно, что при такой схожести во всем ни у кого не возникнет и мысли о воровстве. Зачем мне красть велосипед/браслет/обувь соседа, если у меня есть все точно такое же? Там, в индонезийской деревне, воистину понимаешь, что счастье не в деньгах. Ведь более богатые ощущают радость, только сравнивая себя с более бедными. Сравнивая себя с еще более богатыми, они несчастны. Индонезийская же деревня живет по принципу старика Агдамыча из пьесы Рощина. «А у меня все есть!». «А что у тебя есть?» «А вот что надо, то и есть». «А что тебе надо?» «А вот что есть, то и надо»

Это было мое объяснение. Послушаем теперь мэтра казахстанской социологической науки Леонида Гуревича. Дело в том – считает социолог, что общественные настроения определяются сложным комплексом причин. Старая народная мудрость, гласящая, что счастье не в богатстве, вполне подтверждается составом лидирующей десятки. Наряду со странами с низким по международным классификациям доходом на душу населения – Фиджи, Индонезией, Индией, Филлипинами, Папуа-Новой Гвинеей, в верхних строчках рейтинга присутствует только одна страна «среднего достатка» – Аргентина. А богатых стран мы в этой группе не обнаруживаем. Где же они? На разных позициях: Нидерланды – на 11-м месте, Австрия – на 18-м, Япония – на 19-м, США – на 26-м, Швеция – на 32-м, Франция – на 36-м, Италия – на 37-м, Великобритания – на 39-м, Германия – на 41-м.

Объяснимо выглядит и пребывание в последние годы в группе самых несчастливых стран тех государств, которые пережили/переживают войну или масштабные гражданские столкновения – Турции, Украины, Ирака. Вполне закономерно пребывание, причем не первый год, в «аутсайдерах» счастья Греции, которую не перестает лихорадить экономический кризис, а также беднейшей страны СНГ Молдовы и «новых» стран ЕС – Болгарии и Латвии, не сумевших долго поддерживать у своих сограждан эйфорию интеграции в единую Европу. Так что, пример США, Германии, Австралии и прочих демонстрирует, что высокий уровень экономического развития может иметь обратное соотношение с уровнем социального оптимизма.

Действительно, как сказал когда-то великий Бенджамин Франклин: «Для счастья надо либо уменьшить желания, либо увеличить средства».

От себя же еще добавлю некоторые наблюдения, характеризующие понятие счастья. Понятно, что стандарты жизни в тех же западных странах резко возросли, а счастье не выросло совсем или даже уменьшилось. Так что про деньги забудем. Но есть вещи, просто совершенно необходимые для счастья, которые не меняются тысячи лет. Это, во-первых, родственники и друзья. Дружба оказывает гораздо большее влияние на уровень счастья, чем доход. Радио ВВС недавно привело слова британского экономиста, профессора Освальда из университета Уорика. Профессор подсчитал, сколько денег нужно человеку, чтобы компенсировать отсутствие друзей. Оказалось – почти $90 тысяч за потерянного друга. Сомнительные утверждения, потому что я, например, отдал бы и больше, чтобы воскресить моего лучшего друга, ушедшего от меня несколько лет назад.

Второй важной составляющей счастья является крепкий брак. Говорят, что хорошая семья добавляет мужчине семь лет жизни, а женщине – около четырех. Третий элемент – наличие смысла жизни, вера во что-то большее, чем ты сам (это – или религия, или определенная жизненная философия). Характерно, что показатель счастья у атеистов существенно ниже, чем у верующих. Из тех опрошенных, кто заявил, что не придерживается рамок какой-либо религии, счастливы лишь 27%. Более счастливыми себя чувствуют христиане (54%), иудеи (50%) и мусульмане (42%). Наконец, четвертый «ингредиент» счастья – это долгосрочные цели, над достижением которых нужно работать, продвижение к которым доставляет удовольствие.

А знаете, как оценивают свое счастье дети Казахстана? Не так давно один наш исследовательский институт опрашивал детишек из Южного Казахстана. Так вот, наши дети под счастливой жизнью в первую очередь понимают крепкое здоровье, на втором месте – любящих родителей, на третьем – хорошую школу. Если хотите, я продолжу тему детского счастья в следующем материале.

В общем, подытоживая все сказанное, как всегда, перехожу к афоризмам. «Хороший способ испортить себе счастье – начать сравнивать», – сказал французский писатель и психолог Франсуа Лелорд. Его тезка, Франсуа де Ларошфуко, почти 500 лет назад, сказал о предмете разговора так: «Обычно счастье приходит к счастливому, а несчастье — к несчастному». И, наконец, великий Эйнштейн заметил: «Я рожден, и это все, что необходимо, чтобы быть счастливым!» Да будет так.

Казахстан. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 26 апреля 2018 > № 2591065 Андрей Зубов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583359 Апурва Санги

Редкие кадры: экономику России тормозит дефицит трудоспособного населения

Апурва Санги

Ведущий экономист Всемирного банка по России

По расчетам Всемирного банка, численность трудоспособного населения России сократится к 2030 году на 11 млн человек, до 89 млн человек. Что это будет означать для экономики?

Демография — это самый недооцененный тренд, затрагивающий страны мира, и особенно Россию. Почему? Потому что демография затрагивает две ключевые основы экономики: во-первых, предложение рабочей силы в стране или, точнее, численность трудоспособного населения в возрасте от 15 до 64 лет; и, во-вторых, коэффициент демографической нагрузки, показывающий отношение численности населения моложе 15 лет и старше 64 лет к трудоспособному населению.

В России эти две основы экономики начинают расшатываться. Управление демографическими сдвигами станет одной из тем для дискуссий на ПМЭФ-2018.

Согласно нашим расчетам, численность трудоспособного населения России, в соответствии с прогнозами, должна сократиться со 100 млн человек в 2015 году до 89 млн человек к 2030 году. При этом показатель демографической нагрузки, как ожидается, вырастет с сегодняшних 50% до почти 58% к 2030 году. Другими словами, трудовые ресурсы России (выраженные в виде показателя численности трудоспособного населения) сокращаются, а количество нетрудоспособного населения растет.

Другие крупные экономики, например, Китай, Япония и Германия, тоже сталкиваются с проблемой сокращения численности рабочей силы. Это плохая новость для экономического роста, поскольку при прочих равных условиях, чем меньше в стране работников, тем меньше объем выпуска продукции и тем ниже уровень потребления.

В действительности, лишь немногим странам удалось достичь экономического роста без соразмерного увеличения численности своего населения. Интересно отметить, что исключение из этого правила составляют Россия и страны СНГ.

За период с 1995 по 2008 год население России сократилось на 3,8%, в то время как ВВП страны вырос почти вдвое. Аналогичные результаты отмечались в Болгарии, Венгрии и Польше. Эти исключения не случайны — подавленная экономическая активность, которая выплеснулась в постсоветскую эпоху, более чем компенсировала сокращение населения. Действительно, существуют факторы, которые способны «перевесить» фактор сокращения населения, но глубокие макроэкономические и социально-политические потрясения, такие как переход от социализма к капитализму, вряд ли можно рекомендовать в качестве подхода к решению проблемы сокращения численности рабочей силы.

Определяет ли демография нашу судьбу?

Скажем так, это зависит от того, как государственная политика решает демографические проблемы. Совершенно очевидно, что отправная точка заключается в том, чтобы обеспечить фактическую занятость и работу как можно большему числу граждан трудоспособного возраста. Хорошим (хотя и несовершенным) критерием служит уровень безработицы. В России этот показатель находится на исторически низком уровне и составляет 5,2%.

А что может сделать правительство в ситуации, когда уровень безработицы уже находится на низком уровне? По существу, есть три варианта.

Во-первых, государственная политика может повлиять на уровень рождаемости в стране. Государства предпринимали попытки заставить граждан заводить больше детей: в Китае в 2016 году была отменена политика «одна семья — один ребенок», а в Сингапуре проводилась программа «Национальная ночь». Даже Россия поддалась этому искушению: помните «День семейного общения» в Ульяновске?

К сожалению, как бы правительства ни старались, подобные схемы идут вразрез с сущностью экономического развития. Почитайте классический труд, написанный двумя экономистами в соавторстве с лауреатом Нобелевской премии Гарри Беккером (один из моих наставников в Чикагском университете) под названием «Человеческий капитал, фертильность и экономический рост» (Human Capital, Fertility, and Economic Growth), в котором показан компромисс между количеством и качеством, с которым сталкиваются семьи в странах по мере их развития и роста.

Повышение уровня образования и расширение возможностей для трудоустройства означают, что женщины откладывают решение о рождении детей, при этом семьи делают выбор между количеством (больше детей) в пользу качества (иметь меньше детей, инвестируя при этом в их человеческий капитал: здоровье и образование). На другом конце спектра находятся сельские, аграрные экономики, где семьи делают противоположный выбор, предпочитая иметь больше детей (с меньшими инвестициями в развитие их человеческого капитала), поскольку это дает дополнительные рабочие руки. Поэтому попытки преломить естественный этап развития с помощью механизмов, направленных на увеличение рождаемости, по большей части бесполезны. Семьи должны сами принимать решение о размере семьи.

Второй вариант государственной политики, имеющийся в распоряжении правительств, — это повышение пенсионного возраста. В России пенсионный возраст в настоящее время составляет 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин, что значительно ниже уровня других европейских стран. Один из аргументов, который часто приводится против повышения пенсионного возраста, состоит в том, что в России низкая продолжительность жизни. Однако комментаторы при этом упускают из виду тот момент, что, говоря о низкой продолжительности жизни, они имеют в виду ожидаемую продолжительность жизни при рождении. На самом деле важна продолжительность жизни к моменту выхода на пенсию.

Статистические данные (за 2010 год) показывают, что ожидаемая продолжительность жизни при выходе на пенсию в России составляет 14,3 года для 60-летнего мужчины и 23,9 года для 55-летней женщины. Интересно отметить, что ожидаемая продолжительность жизни женщин в России на 2,6 года выше среднего показателя по странам ОЭСР, тогда как ожидаемая продолжительность жизни мужчин ниже среднего показателя по ОЭСР примерно на ту же величину. Так что аргументы в пользу повышения пенсионного возраста для женщин еще более убедительны!

Проблема с применением этих двух вариантов заключается во временнóм лаге. Даже если бы стимулы для граждан к рождению большего числа детей оказались успешными, потребовалось бы как минимум 15 лет для того, чтобы ребенок, рожденный сегодня, мог считаться трудоспособным членом общества. И даже если бы пенсионный возраст был повышен в настоящий момент, воздействие этой меры оказалось бы небыстрым.

Итак, мы подошли к третьему, последнему варианту — миграции. Этот вариант может дать государствам почти немедленный эффект. Например, такие страны, как Австралия, Канада, Новая Зеландия и США, словно магнит притягивают к себе высококвалифицированных экономических мигрантов, тем самым смягчая эффект сокращения численности отечественной рабочей силы.

А как обстоят дела в России? Несмотря на то что Россия является принимающей страной для большого количества мигрантов и в последние годы достигнут прогресс в привлечении высококвалифицированных мигрантов, существующий дефицит квалифицированной рабочей силы покрывается не за счет миграции.

Хотя на долю въезжающих в Россию мигрантов приходится от 4% до 6% численности трудоспособного населения, согласно выводам нашего доклада почти 90% мигрантов приезжают в Россию из стран, где средний уровень когнитивных навыков работников ниже, чем в России, подтверждением чему служат средние баллы по Международной программе оценки образовательных достижений учащихся (PISA).

Более того, процесс привлечения высококвалифицированных специалистов становится все более конкурентным. Это объясняется тем, что численность трудоспособного населения в мире растет медленнее, чем раньше, и конкуренция за талантливых специалистов в глобальной экономике становится все более острой. Поэтому не случайно, что страны, традиционно открытые для миграции, такие как Австралия и США, имеют все шансы увеличить численность своего трудоспособного населения. Таким образом, у России есть возможности улучшить свой потенциал в этой сфере.

Привлечение высококвалифицированных мигрантов и повышение пенсионного возраста (особенно для женщин) остаются для России двумя наилучшими вариантами государственной политики для решения проблем, обусловленных меняющейся демографией. С учетом того что ожидаемая продолжительность жизни в России увеличилась с 65,5 года в 2005 году до 71 года на настоящий момент, сейчас для этого благоприятное время.

Говоря о продолжительности жизни, хочу поделиться поразительным личным выводом. Но об этом я расскажу в следующей колонке. Немного подскажу: речь пойдет о моем так называемом российском близнеце.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 26 апреля 2018 > № 2583359 Апурва Санги


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2584847 Денис Мантуров

Брифинг Дениса Мантурова по завершении заседания.

Из стенограммы:

Вопрос: Денис Валентинович, на заседании Дмитрий Медведев сказал, что планируется среди других вопросов обсудить меры в сфере валютного контроля – по регулированию системы валютного контроля, по запросам, поступившим от компаний-экспортёров. Можете рассказать, что это такое? Что просят экспортёры и есть ли какие-то решения?

Д.Мантуров: Это традиционно вопрос со стороны экспортёров относительно того, чтобы были оптимизированы сроки возврата НДС. Такую работу Минфин на самом деле проводит, и я надеюсь, что здесь будет найден оптимальный механизм – точнее, компромисс между бизнесом и государством с точки зрения ускорения процедур возврата. Основные вопросы, которые сегодня обсуждались в первой части, относительно корректировки паспорта проекта развития несырьевого экспорта – это как раз то, что прозвучало в послании Президента в части увеличения объёмов несырьевого и неэнергетического экспорта за шесть лет практически до 250 млрд долларов (сегодня – немного больше 133 млрд). Основной объём приходится на отрасль Минпромторга, сегодня это около 117 млрд.

Такая серьёзная амбициозная задача потребует усилий, связанных с созданием инструментов поддержки отраслей. Мы больше видим возможности прироста по машиностроению, помимо тех приоритетных отраслей, которые сегодня отражены в проекте, – это автопром, авиапром, сельхозмаш, стройдормаш. Мы видим хороший потенциал по нефтегазовому машиностроению, энергетическому машиностроению, тяжёлому машиностроению и оцениваем объём прироста по этому блоку примерно на 17 млрд долларов.

Второй блок, или второе направление, – это химия. Химия высоких переделов, в том числе и те направления, которые относятся к ведению нашего министерства и к Министерству энергетики. Мы ставим перед собой планку не менее 15 млрд. Это в том числе и пластики, и полимеры, и шины, и продукция минеральных удобрений, и, конечно же, фармацевтика. То есть этот блок – примерно 15 млрд.

И, конечно же, это и металлургия, и лес, лесопромышленный комплекс. Здесь всё будет зависеть от того, как будут реализовываться проекты по строительству целлюлозно-бумажных комбинатов. Мы уже на протяжении нескольких лет с инвесторами, с нашими российскими компаниями прорабатываем строительство таких объектов и в Центральной части России (в частности, Вологда), и в Сибири, в Красноярске два проекта рассматривается, и на территории Дальнего Востока как минимум один, для того чтобы увеличить объёмы переработки леса для увеличения объёмов поставки на экспорт.

И металлургия. Это глубокие переделы, но всё, конечно, зависит от геополитики. Мы рассчитываем как раз на то, что глубокая переработка и цветной металлургии, и чёрной металлургии обеспечат в том числе независимость и увеличение экспортного потенциала.

Основные инструменты поддержки – это компенсация затрат по НИОКР, именно экспортно ориентированным проектам, это субсидии по комплексным инвестиционным проектам, льготные займы Фонда развития промышленности вплоть до снижения процентной ставки до 1% по экспортно ориентированным проектам, где мы планируем поставить планку до 40% производимой продукции, которая должна поставляться на экспорт.

Помимо тех мер поддержки, которые есть сегодня у РЭЦ (Российского экспортного центра), мы рассчитываем на дополнительные объёмы финансирования, в первую очередь по созданию логистических центров, индустриальных зон. Первое, мы планируем в ближайшее время подписать с Египтом соглашение в этой части – по созданию индустриальной зоны. И развитие сервисных центров. Это те направления, которые будут обеспечивать увеличение экспортного потенциала наших производителей для выполнения тех задач, которые поставлены Президентом.

Вопрос: Что касается экспорта металлургии, рассматривается ли сейчас в связи с возникшими проблемами на рынке алюминия вопрос создания госфонда алюминия и какого объёма?

Д.Мантуров: Что такое госфонд? У нас есть Росрезерв, который на регулярной основе у всех производителей и машинотехнической продукции, и других отраслей, включая металлургию, производит соответствующие закупки для закладки в резерв. Это традиционная политика всех государств. Этот инструмент уже существует – вопрос в объёмах, вопрос в номенклатуре.

Вопрос: То есть Росрезерв может увеличить закупки алюминия?

Д.Мантуров: Это постоянный обмен – что-то закупается, а что-то реализуется, то есть это так называемое освежение стратегических запасов Росрезерва.

Вопрос: Обсуждается ли увеличение этих объёмов в сегодняшней ситуации?

Д.Мантуров: На сегодняшний день пока такой задачи не стоит, с учётом того, что продукция «Русала» продолжает отгружаться на экспорт. Если будут возникать соответствующие запросы, мы будем рассматривать их оперативно.

Вопрос: О каком дополнительном финансировании идёт речь, когда вы говорили о средствах на создание индустриальных зон, логистических центров?

Д.Мантуров: Собственно, сегодня и была поставлена Председателем Правительства задача, чтобы мы оперативно рассчитали те потребности, которые необходимо будет заложить на ближайшую трёхлетку и последующий период, для того чтобы выполнить эту задачу.

Вопрос: Предварительно цифры какие-то уже есть?

Д.Мантуров: Предварительно есть, но пока мы должны согласовать с другими органами исполнительной власти в этой части и, самое главное, сверить часы с бизнесом, для того чтобы эти расчёты были максимально приближены к реальности.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2584847 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583182 Валентин Катасонов

ПЛЕМЯ

Министры, депутаты, сенаторы и чиновники АП явили феноменальный рост доходов. Своих.

Племя - в доклассовом обществе — совокупность людей, обычно сходных по физическому типу, объединенных (в той или иной форме) родовыми отношениями, общим языком и территорией. Народ, национальность. «Какая смесь одежд и лиц, племен, наречий, состояний» (Пушкин). Происхождение. Царь Борис Годунов татарского племени. Род, семья. «Племя Пожарских вымерло» (Даль). Поколение, современники. Сталинское племя. Вид, род, семейство каких-нибудь животных. «Куда ни взглянешь — птичье племя!» (Некрасов). Род, группа, категория людей, объединенных чем-нибудь, какими-нибудь общими качествами. «Тише ты, гайдучье племя!» (Пушкин).

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка (1935-1940).

Официальные ресурсы Совета Федерации, Государственной Думы, Администрации президента России и Федерального правительства в пятницу, 13 апреля, представили сведения о декларациях депутатов и чиновников. Такое было проведено всего второй раз в истории. Первый раз подобного рода сведения были опубликованы сравнительно недавно, в декабре 2017-го года, провисели буквально несколько часов на сайте Минфина и были оттуда скоро убраны — видимо, чтобы «не разжигать». А в этот раз данные пока что доступны.

Речь идёт о доходах за 2017 год. Цифры поразительные. Средний доход членов Совфеда составил 44 миллиона рублей и вырос по сравнению с 16-м годом на 47%. У депутатов Госдумы — рост 25,6%. Рекордный средний доход 144 миллиона рублей «на голову» и рост 128,5% показали правительственные чиновники. Ну, а в Кремле рост средней зарплаты оказался самым «маленьким» — всего 25,4%.

Некоторые абсолютные цифры. С ельцинских времен известен экономический и политический деятель Хлопонин, ныне вице-премьер: его задекларированный годовой доход — 2,912 миллиардов рублей. Изменения по сравнению с 16-м годом составили +2919%. «Достойные» показатели продемонстрировали Ткачев (Задекларированный годовой доход: 542,62 млн руб. Изменение по сравнению с 2016 годом: +9635%), Трутнев (Задекларированный годовой доход: 377,28 млн руб. Изменение по сравнению с 2016 годом: +20,3%), Мантуров (Задекларированный годовой доход: 213,57 млн руб. Изменение по сравнению с 2016 годом: +84,2%). Неплохо обстоят дела у Абызова, Шувалова, Рогозина, Силуанова, Орешкина…

Абсолютный рекордсмен по размеру автопарка — депутат фракции «Единой России», экс-председатель правления «Росгосстраха» Владислав Резник (в Испании депутат проходит по делу «русской мафии», связанной с Тамбовской ОПГ, сообщает РБК). У него 13 машин: Toyota Land Cruiser 100, Volkswagen Caravelle, ВАЗ-212140, раритетный «Москвич-М-401», Maybach 62S, Mercedes-Benz G300, Mercedes-Benz G63AMG, Mercedes-Benz S600, Mercedes-Benz S65AMG, УАЗ Patriot, два УАЗ-23632, военный внедорожник Mercedes-Benz G-class Steyr-Daimler-Puch 230GE.

Экспертные оценки

Валентин Катасонов

Кому война, а кому мать родна? На фоне роста международной напряжённости, на фоне того, что нас с вами призывают затягивать пояса и «учиться жить в режиме санкций», мы видим рекордные цифры доходов высших чиновников России. И кто в таком случае на самом деле наши депутаты, сенаторы, министры, вице-премьеры и прочая публика?

Я неоднократно говорил, что это чиновничье племя, представляющее колониальную администрацию. Когда в советское время мы изучали, скажем, историю колониальной системы Британского Содружества, то называли этих чиновников компрадорской бюрократией. Она тесно сосуществовала с компрадорской буржуазией. Так что давайте будем использовать уже отработанные термины. Неверно говорить — «наши» чиновники, «наши» министры. Они не наши, это просто-напросто компрадорская бюрократия. А компрадорская бюрократия функционирует в рамках колониальной администрации. И тогда всё становится понятно. Если мы посмотрим на пример Индии XIX — второй половины XX века, то компрадорская буржуазия действительно получала очень большие деньги — часть официально, часть неофициально — и гнала их в Лондон. В Лондоне был огромный индийский квартал, где находились особняки индийской компрадорской бюрократии и индийской компрадорской буржуазии. Сегодня даже не осталось следов и признаков этого индийского квартала.

К сожалению, «наши руководители» плохо знают русскую историю, плохо знают мировую историю, поэтому это некие посредники, которых используют на время, после этого они представляют из себя просто отработанный ресурс. Ведовства опубликовали 13 апреля кучу всяких цифр доходов, связывая их с теми или иными именами чиновников и «народных избранников». Честно говоря, я даже не вникаю в эти цифры, мне это не интересно. Потому что, помимо всего прочего, эти цифры неполные. Достаточно вспомнить, например, скандалы с утечкой информации о бенефициарах некоторых офшоров. Помните Panama Gate? Ведь там фигурировали фамилии российских чиновников, и цифры быле поболее пятничных. Были утечки, связанные с Британскими Виргинскими островами, там тоже отличились наши чиновники. Мне больше всего запомнилась фамилия миничтра-капиталиста Шувалова. Он, тем не менее, остаётся на своей должности. Это говорит о том, что господин Шувалов — компрадорский бюрократ, который действует в интересах наших заокеанских «партнёров». Тоже самое можно сказать и в отношении других фигурантов списка, который сейчас обнародован и пока ещё находится в интернете.

В принципе, основной интерес к цифрам из этих списков должны предъявлять не простые граждане, а те, кто по своей должности должны в этих вопросах разбираться. Я имею ввиду прежде всего Следственный комитет, прокуратуру. К сожалению, они имеют вывески, но практически бездействуют. А если они и занимаются какими-то историями, то, как правило, историями копеечными. Или поднимают шум по поводу 282-й статьи. Так что все признаки колониальной администрации, все признаки компрадорской бюрократии, все эти факты известны простым гражданам. Эта тема и так всем достаточно известна и понятна, особенно тем, кто владеет языками и следит за публикациями в иностранных СМИ, где смакуют эту тему о наших клептоманах.

Клептоманы — это люди, которые нарушают восьмую заповедь «Не укради». Значительная часть наших сегодняшних проблем связана с систематическим и наглым нарушением этой самой восьмой заповеди. Но самое главное, что восьмую заповедь нарушают не только господа Хлопонин, Мантуров, Ткачёв, Шувалов, Абызов, но даже и те люди, которые формально находятся в категории среднего класса и даже в категории неимущих. Потому что люди тоже мечтают занять такие же позиции, получить такие же неправедные богатства. Нарушение любой заповеди не обязательно проявляется в каких-то действиях и в каких-то материальных результатах. Сами по себе помыслы уже определяют модель развития общества. То есть огромная беда не только в том, что, допустим, у Ткачёва изменения в доходах по сравнению с 2016 годом — вы только не падайте — +9635%. Я не оговорился. А беда в том, что очень многие люди, которые прочитают это, не ужаснутся, а скажут — какой молодец, я хочу быть на его месте. Завидуют и подражают, безусловно. К сожалению, такая нравственно-духовная атмосфера в нашем обществе не способствует выходу из этой ситуации. Я как преподаватель высшей школы, МГИМО, вижу, что все обучающие программы нацелены на воспитание именно алчности, духа зависти, духа наживы. И это самое главное. Конкретные цифры «заработанного» чиновниками — это уже следствие ненормальной духовно-нравственной атмосферы. А о духовно-нравственной стороне жизни никто сегодня не говорит. И даже более того — это негласно запрещено. Выращивают алчных homo economicus — «человеков экономических», которые обладают только несколькими рефлексами — наживы, удовольствия и страха. Страха, естественно, за возможное наказание от получения неправедного богатства. Вот где корни-то находятся. А конкретные цифры — это уже цветочки и плоды. Поэтому пока в народном слое, среди миллионов нашего народа не произойдёт духовного преображения, мы будем всё время нюхать эти вонючие цветочки и получать по башке этими плодами. Но я думаю, что жизнь заставит изменяться.

Война не только может начаться — она уже идёт. Война очень быстро всё ставит на свои места, и человек начинает лучше понимать, что «льзя», а что нельзя, что белое, а что чёрное. Сейчас, к сожалению, такого понимания нет, но я думаю, что оно постепенно будет формироваться.

Доходы некоторых наших министров выросли даже не на десятки, не на сотни, а на тысячи процентов. Вряд ли они так разбогатели по сравнению с 2016 годом. Скорее всего, им приказали опубликовать значительную часть своих доходов. Тогда зачем? Нет ли такого ощущения, что часть власти, которая не является «шестой колонной», пытается таким образом вывести на чистую воду ту часть, которая этой «шестой колонной является», демонизировать эту коррумпированную часть в глазах народа и провести всё-таки необходимые персональные реформы в органах нашей высшей власти? Так хочется на это надеяться…

Соединённые Штаты и некоторые другие государства Запада называют нас уже противником или даже врагом. Взять, например, закон от 2 августа 2017 года об ужесточении экономических санкций против России, Ирана и Северной Кореи — там мы фигурируем как противники. Фактически идёт необъявленная война, пока холодная. И тем не менее, российская компрадорская элита, компрадорская бюрократия обезьянничает и пытается подражать Западу. Практика публикации данных о доходах является обычной в тех самых западных странах, которые для нашей компрадорской бюрократии являются неким эталоном. Так что, думаю, что это просто дань мировой моде. Плюс к этому надо иметь в виду, что большинство стран заключили соответствующие конвенции. Существует конвенция о борьбе с коррупцией. Россия, кстати, в полной мере эту конвенцию не поддержала и не подписала. Но, тем не менее, оказывается некое внешнее давление для того, чтобы Россия всё-таки вела себя более-менее благопристойно. Я думаю, что публикация о доходах — не результат каких-то внутренних сигналов совести, а результат внешнего давления. Я не питаю никаких иллюзий насчёт того, что «наши» чиновники обладают хоть какими-то остатками совести.

Ещё один вариант. Ведь при всём нашем западнопоклонничестве за минувшие уже чуть ли не тридцать лет не было никакой моды на публикацию такого рода сведений. Более того, нам говорили, что смотреть в карман другому плохо. Вспомните высказывания Ельцина, Гайдара, Чубайса, Немцова, что это «совок», это «совковая привычка» считать деньги в карманах других, что это личное дело владельцев денег. И вдруг это дело стало не личным. Совершенно понятно, что миллионы наших с вами сограждан прочитали сведения о доходах министров и депутатов. Конечно, возмутились. Тут нельзя не возмутиться, потому что, в конце концов, нарушается закон. Не имеют права государственные служащие заниматься бизнесом — а понятно, что задекларированные миллиарды не от зарплат. Давайте ещё поразмышляем — зачем же тогда публикуют такие опасные сведения? Может быть, именно в надежде на то, что возмущение хлынет через край?

Такая версия не противоречит тому, что я сказал прежде. Потому что Запад по своим каналам продолжает добиваться от России выполнения основных положений международной конвенции о борьбе с коррупцией. И на данном отрезке истории Запад вынуждает «нашу» компрадорскую бюрократию это сделать, и рассчитывает, что это вызовет безусловно негативную социальную реакцию, ослабит Россию перед натиском Запада. Вот моё объяснение.

Ещё один момент хотелось бы затронуть. Пресса активно обсуждает, что состоялся эфир программы «60 минут» на телеканале Россия-1, и речь шла о том, что на днях лидеры фракций Госдумы внесли на рассмотрение законопроект о запрете ввоза в Россию товаров из стран, поддержавших антироссийские санкции. Дело вообще-то хорошее — но речь идёт в том числе об ограничении или запрете импорта лекарств. И Пётр Толстой посоветовал лечиться не западными лекарствами, а народными средствами. «Кору дуба заваривайте», — конкретная цитата Толстого, которую сейчас обсуждают в сети. Неужели нельзя было построить заводы, которые выпускали бы абсолютно необходимые противоастматические, противораковые и прочие препараты, аналогов которых не выпускается на родине, и только потом говорить о запрете лекарств? Или здесь правота на стороне Толстого, и пусть народ пострадает, но западное нужно запретить?

Действительно, в 2014 году, когда усилились санкции, даже на правительственном уровне звучали правильные лозунги насчёт того, что импортозамещение надо проводить как можно более активно и интенсивно именно в части, касающейся фармацевтики. Прошло уже практически четыре года, и ничего не сделано. Кстати говоря, это очень серьёзный аргумент, который надо учитывать при формировании нового правительства. Потому что прежнее правительство четыре года своим бездействием помогало противнику Российской Федерации. Что касается вопроса — а как же быть сейчас в этой ситуации? Я помню советское время. Несмотря на холодную войну и жёсткие блокады, всё-таки самые необходимые препараты и лекарства импортировались. Правда, частично мы выходили из положения за счёт стран Восточной Европы, других стран социалистического содружества: Венгрия или Югославия очень активно помогали своими лекарственными препаратами. Но какие-то препараты шли и из западных стран, хотя это было достаточно сложно. Этим занимались специально уполномоченные структуры, в том числе и даже нелегальные структуры — но это уже вопрос, скорее, технический. Война, безусловно, связана с человеческими жертвами, не бывает войны, где бы все выживали. Поэтому сейчас надо, наверное, не столько тратить энергию и эмоции на выяснение того, что сказал господин Толстой, сколько напрягать серое вещество и думать, как нам выходить из этих ситуаций. С моей точки зрения, сегодня есть гораздо больше возможностей для того, чтобы обходить экономические санкции, чем лет 50 назад. Я смотрю с чисто профессиональной точки зрения — как можно обеспечивать население в этот острый момент времени необходимыми препаратами? Я думаю, что возможности есть. При советском опыте была сеть, будем так говорить, нелегальных резидентур. Резидентуры работали с предпринимателями, предприниматели поставляли необходимые товары и даже деньги в промежкточные структуры — в общем, выстраивали соответствующие цепочки, соответствующие схемы и каким-то образом жили в условиях созданной Западом блокады. А сейчас, конечно, предложить какой-то идеальный вариант я не могу. Выбор между плохим и совсем плохим. Хочется, конечно, увидеть собственные заводы, производящие жизненно важные лекарства. В конце концов, если у нас есть заводы, производящие «Тойоты», почему нет заводов, производящих «Вентолин», позволяющий дышать астматикам?.

Я общаюсь с некоторыми предпринимателями, которые жалуются на то, что правительство не только не стимулирует развитие отечественной фармацевтики, но даже уничтожает её. Но они говорят, что, в принципе, за год мы могли бы запустить производство очень многих препаратов, которые сегодня на 100% импортируются. Есть ещё некое окно возможностей, которое каждый день сужается — но, тем не менее, оно есть.

С этим составом правительства, Совета Федерации и Государственной Думы не приходится рассчитывать на те изменения, о необходимости которых мы говорим. У них ведь по факту всё хорошо. Без сталинизации нашей элиты не будет у нас своих лекарств. Ведь даже чисто психологически — а зачем это министрам? Себе и своим семьям они на свои сверхдоходы всегда всё купят в обход собственных законов, а пострадает, как всегда народ, частью которого министры безусловно не являются.

И это длится уже издавна. По крайней мере, 250 лет в России есть два народа — есть «малый народ» и есть просто народ. Об этом хорошо писал ещё Игорь Ростиславович Шафаревич. Это началось ещё со времён Петра III, усилилось со времён Екатерины II, которая освободила дворянство от тягот военной службы. Вот тогда и началась праздность верхов, началось заглядывание в Европу. И элита стала потихонечку превращаться в компрадорскую бюрократию. А общество, которое ставит высшей целью экономические и материальные блага — обречено.

Элиту нужно периодически сечь. Если элиту не сечёт кто-то из той же самой элиты или из народа, тогда её начинает сечь Господь Бог — и он её периодически сечёт. Так что ей я не завидую: абсолютно сумасшедшие несчастные люди. Собственно, и не люди — бесоподобное племя. А это уже необратимый процесс.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 25 апреля 2018 > № 2583182 Валентин Катасонов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581853 Слава Рабинович

Российская экономика рухнет

Слава Рабинович, Обозреватель, Украина

Нарушение территориальной целостности Украины и вмешательство в ее внутренние дела, де-факто оккупация Донбасса и де-факто и де-юре оккупация Крыма повлекли за собой несколько волн санкций, начиная с марта 2014 года. И соответственно новые заявления «Большой семерки» читать следует именно так, как там сказано.

Там нет никаких подводных камней. Там сказано, что за новые любые действия в том же самом направлении Россия получит еще санкции. А если Россия сдаст назад в том, что она делает на Украине, то санкции будут ослаблены или сняты. И здесь нет ни одного слова о вмешательстве в выборы США, об отравлении Скрипалей в Солсбери, о сбитом Боинге; здесь говорится только об Украине. И «Большая семерка» настаивает на выполнении Минских соглашений.

Соответственно, я думаю, что если все останется на том же уровне, на котором есть сегодня и в последнее время, то санкции усилены не будут. Если Россия будет эскалировать то, чем она занимается на Украине, то последуют новые санкции. Если она собирается каким-то образом выполнять Минские соглашения, то санкции будут ослаблены. Если она деоккупирует Крым, что естественно при Путине совершенно невозможно, то многие санкции будут отменены вообще.

Но есть, конечно, события, которые отменить нельзя, поэтому я считаю, что Россия не может когда-либо рассчитывать на снятие персональных санкций с большого количества людей, которые персонально ответственны за то, что произошло. И такие люди, как Константин Малофеев, Александр Бородай, Гиркин-Стрелков, Глазьев, будут под санкциями всегда, до конца жизни, и умрут под ними.

Есть люди, которые не имеют прямого отношения к военным действиям и к агрессии на Украине, но они относятся к ближайшему окружению Путина и против них были введены санкции с целью повлиять на Путина — против них санкции могут быть отменены, или ослаблены, в случае достижения этой цели. Соответственно много было разных санкций — так называемые секторальные, и против разных компаний — такого рода санкции тоже могут быть ослаблены или отменены.

У меня очень слабая надежда на то, что при путинском режиме какой-то будет прогресс с той точки, на которой все сейчас находится. Соответственно я могу себе представить, что санкции могут быть только усилены, нежели ослаблены. В добавок к этому есть большое количество других открытых вопросов, которые влекут за собой введение все новых и новых санкций, как я уже упоминал: вмешательство в выборы США и не только США, отравление Скрипалей и разного рода другое агрессивное безответственное поведение России.

Могу себе представить, например, что мы еще столкнемся с новой волной санкций, связанных с предстоящим трибуналом по Боингу. Трибунал не отменить ни за какие деньги. Он начнется, и там будут названы виновные, их потребуют на скамью подсудимых — и Россия откажется их выдать, и получит за это новые санкции. Эти санкции влияют на Россию очень негативно уже 4 года подряд. Это санкции против физических лиц, против компаний, против целых секторов российской экономики, включая банковский сектор.

Они влияют не только прямым образом на экономику России, но и косвенным образом на все, что находится не под санкциями. Потому, что вся страна еще 4 года назад начала приобретать привкус токсичности, потому что никто в мире не знает наперед и точно, что если сегодня такой-то человек или такая-то компания не находятся под санкциями — это не означает, что они не будут находиться под ними завтра или послезавтра.

И это делает невозможным полноценное участие России в финансовой, экономической, торговой мировой системе, это увеличивает средневзвешенную стоимость капитала для всех российских компаний. Это делает конкуренцию России за международный инвестиционный капитал не просто затруднительной, но фактически заставляет Россию просто проиграть в этой мировой конкуренции.

Это в конечном итоге приведет к коллапсу российской экономики и банковской системы в какой-то долгосрочной перспективе, потому что такая форма жизнедеятельности экономики, которая не была изначально построена по формуле чучхе, и которая отличается от того, что построено в Северной Корее, она зависит от окружающего мира, от интеграции в международную мировую экономическую, финансовую и торговую систему, экономика, которая выдирается оттуда — она недолговечна и рухнет.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581853 Слава Рабинович


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581851 Ван Вэнь

«Что мешает России подняться с колен?» Россия извлекает уроки из опыта Китая

«Блистательные достижения Китая должны заставить русских задуматься над простым вопросом: «Что мешает нам подняться с колен?» Подобные высказывания в последнее время часто встречаются в российских СМИ.

Ван Вэн, Хуаньцю шибао, Китай

Очевидно, Китай — лучший стратегический партнер для России в рамках «Поворота на Восток». За прошедший год исполнительный директор Института финансовых исследований Чунъян Китайского народного университета Ван Вэнь (автор статьи) четыре раза принимал приглашение нанести визит в Россию для проведения исследований. Во время общения с учеными, предпринимателями и чиновниками он отчётливо почувствовал, что знания русских о Китае становятся глубже. За последние 40 лет политики реформ и открытости прежний «старший брат» уже стал перенимающим опыт «учеником». Следовать опыту экономического развития Китая больше не считается постыдным, и поэтому такой подход уже получил широкое применение во многих сферах.

Советник президента Путина — сторонник изучения опыта китайской экономики

После распада Советского Союза Россия сильно пострадала из-за неудачной попытки следовать западной модели развития и проведения ряда радикальных реформ. В 21 веке Россия все еще использует унаследованную от СССР экспортно-сырьевую модель экономического развития. Страна начала восстанавливать свои силы, но она все ещё уязвима и зависима от внешних факторов.

Под влиянием падения цен на нефть, западных санкций и корректировок в мировой экономике российская экономика «забуксовала», объём экспортных поступлений в области энергоресурсов и оружия явно недостаточен, инвестиционная и торговая активность снизилась, доходы жителей уменьшились. В такой обстановке России становится все труднее игнорировать сильный дух коллективизма, присущий китайской экономике. «Сотрудничать с китайцами очень прибыльно» — исходя из подобного рода прагматических соображений, касающихся экономических выгод и интересов в области безопасности, российские элиты стали «учиться у Китая», перенимать его опыт, надеясь, что Китай может поспособствовать развитию экономики России.

За изучение опыта китайской экономики выступает советник президента Путина Сергей Глазьев, академик РАН. В 31 год он уже занимал пост министра внешнеэкономических связей РФ, после этого стал председателем Комитета по экономической политике Государственной думы, а также занимал и другие значимые должности в области экономики. В настоящее время он является одним из высоких должностных лиц, кто активно выступает за изучение и заимствование китайского опыта развития. За последние годы Глазьев почти каждый месяц приезжал в Китай?а также содействовал проведению трех диалогов аналитических центров (Think Tank dialogue) по экономическим вопросам. На каждом диалоговом совещании присутствовала группа российских экспертов в области экономики, финансов, стратегического планирования, технологий, которые прибыли в Китай вместе с Глазьевым.

Каждый раз, когда Глазьев участвовал в диалоге аналитических центров, он целый день не покидал место проведения мероприятия, внимательно слушал и записывал то, что рассказывали китайские ученые об опыте развития Китая. Однажды он сказал мне: «Модель экономического развития Китая включает в себя три аспекта, которые России стоит изучить: первый — Китай отказался от демократии западного образца и сделал акцент на модернизацию и развитие возможностей государственного управления, повышение эффективности управления; второй — Китай использует пятилетние планы, а также модель, в которой гармонично сочетаются государственное и рыночное регулирование, что позволило максимально эффективно распределять ресурсы, которые обеспечили макроэкономическую стабильность и социальную справедливость, а также создали самую полную систему производственных цепочек в мире; третьим аспектом можно выделить то, что Китай создал финансовую систему, в которой сосуществуют разнообразные финансовые институты, макрорегулирование осуществляется Центробанком, финансы коммерческих и некоммерческих организаций разделены, а государственные коммерческие банки — главное звено. Эта система независима от западной финансовой системы и существует параллельно с ней, но при этом она очень эффективна. Такой опыт очень ценен для России».

По приглашению Сергея Глазьева я (Ван Вэнь) выступал с докладом на двух Московских Экономических Форумах и честно сказал: «Россия недооценивает успехи экономического развития Китая»; «России следует обращать больше внимания на опыт Китая»; «Китай и Россия вступили в эпоху, когда они учатся друг у друга». На Московском Экономическом Форуме было больше 1000 представителей российской элиты, и большинство положительно отреагировало на доклад автора статьи.

Международный дискуссионный клуб «Валдай», в работе которого несколько лет подряд принимал участие президент Путин, считается «самой загадочной политической конференцией». В прошлом году я стал участником этого события и рассказал об опыте Китая в снижении уровня бедности. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров выступал на одной сцене с автором статьи и упомянул, что проект «Один пояс, один путь» предоставляет России хорошую возможность для развития и поможет лучше изучить опыт развития Китая. В последний день конференции Путин пригласил основателя Alibaba Group Ма Юня и в ходе личной встречи побеседовал с ним о развитии интернет-бизнеса и экономики в Китае.

В рамках Московского Экономического Форума, который прошёл в начале апреля, было также организовано 20 параллельных подфорумов. Темой первого из них — «Сопряжение китайской инициативы „Один пояс, один путь“ и Евразийского экономического союза»; по моим наблюдениям, этой теме уделялось наиболее пристальное внимание, собралось по меньшей мере 400 человек, свободных мест в зале не было, поэтому многим пришлось слушать стоя. Во время выступления почетных гостей, когда экономист Джон Росс, некогда занимавший высокую должность советника по экономике в Англии, сказал: «В 1992 году у Китая и России общий экономический объём был примерно одинаковым, а сейчас китайский превосходит российский в семь раз, неужели думает Россия не думает, что следует учиться у Китая?». В зале многие люди закивали.

От игнорирования к пристальному вниманию

На самом деле, российская общественность ранее уже обсуждала вопрос, который поднял Джон Росс. 7 февраля на российском сайте «Банки. ру» была опубликована статья «Почему Россия не Китай», где автор задаёт вопрос: «Почему Китай стартовал с гораздо более низкого уровня, чем Россия, но уже превратился во вторую экономику мира после США, а Россия, в начале рыночных реформ существенно опережавшая Китай, оказалась на двенадцатом месте?» Российская «Независимая газета» в конце прошлого года процитировала эксперта института Дальнего Востока РАН Александра Ларина: «Пора нам учиться у Китая… В любое случае пример Китая должен дать нам заряд исторического оптимизма, если Китай поднялся из глубин отсталости и нищеты и сумел добиться „возрождения нации“, то почему бы российской нации не начать возрождение?» Что касается повышения пошлин на импорт стали в США, эксперт Российского института стратегических исследований Вячеслав Холодков считает, что ответные меры России должны быть многосторонними и учитывать китайский опыт.

«В период окончания холодной войны русские считали китайских коммерсантов спекулянтами, а тех, кто ещё раньше приехал в Россию связывали даже с азартными играми, торговлей наркотиками и порнографией. Некоторые россияне даже жаловались, что все лучшие китайцы уехали в США, те, кто похуже, отправились в Европу, а уж самые плохие приехали в Россию» — рассказывал один китайский предприниматель, приехавший в Москву в 80-е на заработки. Однако сейчас уже все изменилось. Он продолжил: «По мере того, как уровень квалификации китайцев, приезжающих в Россию, и качество продукции, экспортируемой из Китая в Россию, стремительно растут, Россия идёт на сближение с Китаем и более объективно относится к его достижениям». 3 апреля после окончания церемонии открытия «Московского Экономического Форума» ко мне подошёл один российский предприниматель и на не слишком беглом английском представил своего сына-подростка, который, как надеется отец, поедет в Китай набираться опыта, получать новые знания.

Джон Росс, который прожил в Москве восемь лет и уже пять лет проработал в китайском аналитическом центре, считает, что после распада Советского Союза отношение России к Китаю в своём развитии прошло три этапа: с 1992 года Россия начала осознавать значимость реформ в Китае; после 1999 года цены на нефть поднялись и российская экономика стала стремительно расти, что заставило Россию игнорировать опыт Китая; с 2014 года Россия, испытывая давление со стороны западных санкций, снова изменила своё отношение к Китаю. Джон Росс сказал: «Этот процесс довольно медленный, он может занять от 10 до 15 лет. Тогда Россия, вероятно, более тщательно изучит китайский опыт развития».

Лучший партнёр на Востоке

На мой взгляд, реакция Китая на финансовый кризис впечатлила Россию ещё по крайней мере десять лет назад. Ещё в 2009 году на сайтах «The Moscow Times», «Ведомости» опубликовали статьи, главным сюжетом которых стало «изучение китайского опыта». В статьях говорилось, что России все труднее противостоять огромной привлекательности экономики Китая и его политическому влиянию. Политика реформ и открытости способствовала успеху модернизации, России стоит поучиться у Китая. Даже во внутренней экономической политике нужно больше учитывать китайский опыт.

За эти годы было немало споров и дискуссий в российских СМИ, считалось, что китайская модель не подходит России. В любом случае за последние десять лет «взгляд на Восток» приобрёл важное стратегическое значение, о чем свидетельствуют активное развитие Дальневосточного региона, открытие зон свободной торговли. Согласно опросу, проведённому в 2015 году, 59% россиян поддерживают продолжение «поворота на Восток», а 70% считают, что активное сотрудничество с азиатскими странами имеет ряд серьезных преимуществ.

Под давлением общественности в российской политике появились китайские черты. Россия, следуя примеру Китая, создаёт особые экономические зоны. По состоянию на 2017 год в России действовали 24 особые экономические зоны, которые подразделяются на промышленные, инновационные, туристические, а также портовые.

Российские индустриальные парки также создаются по китайской модели. Прошлым летом директор российской Ассоциации кластеров и технопарков Андрей Шпиленко сказал, что на Дальнем Востоке будет создано ещё 15 промышленных парков, в том числе авиационный, лесопромышленный, рыбоперерабатывающий и другие.

Согласно статистике, опубликованной Министерством промышленности и торговли РФ, в центральной России насчитывается 80 промышленных парков, а в восточной части всего лишь 11, поэтому поддержка в создании индустриальных парков в этой зоне является приоритетным направлением работы.

Российское правительство также опирается на практику Китая, чтобы выработать план развития малого и среднего бизнеса. Китайские предприятия напрямую инвестируют в московский бизнес-парк «GREENWOOD», который занимает территорию в 27 гектаров и считается крупнейшим инвестиционным проектом китайского бизнеса за границей. В настоящее время в бизнес-парке расположены офисы примерно 300 компаний из 14 стран. В этом парке я увидел рекламные вывески многих известных компаний, и у меня возникло ощущение, что я нахожусь в центральном деловом районе.

Вслед за ростом китайских предприятий и увеличением туристического потока из Китая все больше россиян изучают китайский язык. В 2020 году китайский язык войдёт в список предметов ЕГЭ. В российском Государственном историческом музее меня сопровождал китайский бизнесмен Се Хуа. Указывая на надписи на китайском языке, он рассказал, что в последние годы у каждой достопримечательности в Москве, а также в аэропортах увеличилось количество надписей на китайском.

Китай сможет руководить сотрудничеством в области финансов, производственных мощностей и интернет-бизнеса

«Русские действительно изучают Китай?», — спросил я у опытных людей, когда был в России, и получил разные ответы. Синолог Юрий Тавровский, профессор РУДН, сказал мне, что в последнее время многие российские эксперты и ученые стали уделять более пристальное внимание исследованию китайской модели, в России в аналитических центрах были созданы специальные группы, которые рассказывают массам, СМИ, правительству о преимуществах китайской модели, в надежде «возродить» Россию, используя китайский опыт и воплотив в жизнь идеальное сочетание «китайской мечты» и «русской мечты». Также говорят, что Россия лишь ориентируется на путь развития Китая, но не собирается копировать его, а стремится определить собственный путь. Другие говорят, что россияне очень горды; россияне заинтересованы в изучении китайского опыта, но это не значит, что Россия готова стать «учеником» Китая.

Я думаю, Китай и Россия вступили в новую эпоху «взаимного обучения», Китай должен воспользоваться положительными переменами в позиции России относительно Китая, но при этом не стоит поступать опрометчиво.

Китайцам нужно тщательно изучить, как и по каким правилам россияне ведут дела. Правильным вариантом будет «тщательно подготовить почву» в России и не ждать сиюминутных результатов. По моему мнению, в России и Китае изменилась социальная психология в отношении друг друга, тенденция к уравниванию проявляется все отчетливее. «Суть в том, что Китай должен хорошо делать свою работу, тогда мир увидит Китай с самой лучшей стороны», — сказал мне китайский бизнесмен, который уже более чем 30-летний опыт общения с Россией. Он полагает: «Русско-китайские отношения сейчас вступают в новую эпоху. Россия и Китай не должны зазнаваться, им нужно хорошо изучить сильные стороны друг друга. Китаю не стоит руководить Россией, да и не получится, поскольку Россия —могущественная держава. Во многих областях России ещё стоит поучиться у Китая, а также быть более открытой по отношению к нему.

Сейчас российско-китайские отношения можно охарактеризовать фразой «сверху горячо, снизу холодно» (в политике горячо, в экономике холодно), но товарооборот между двумя странами все ещё не превысил отметку в 100 миллиардов долларов и составляет лишь 1/3 товарооборота между Китаем и Южной Кореей. Во время общения с российскими учеными, я поднял вопрос о том, как выйти за рамки торговых отношений, вращающихся вокруг энергоресурсов. Учитывая готовность России углублять дальнейшее сотрудничество и учитывать китайский опыт, доминирующий в области экономики Китай все более вероятно будет выполнять направляющую роль в процессе русско-китайского сотрудничество, особенно в области финансов, производственных мощностей и интернет-бизнеса. Под влиянием западных санкций в реальном секторе российской экономики проявился недостаток финансирования, и если Китай будет активно инвестировать в российскую экономику и предоставит долгосрочные кредиты, то он окажет неоценимую услугу России.

Автор — Ван Вэнь, директор Института финансовых исследований Чунъян Китайского народного университета

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 25 апреля 2018 > № 2581851 Ван Вэнь


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 25 апреля 2018 > № 2581766 Александр Никулин

Комментарий. Великое племя дачников – это огромный ресурс для села.

Тревогу вызывает ставшее постоянным явление – сокращение сельского населения. В стране тысячи и тысячи заброшенных деревень. Что происходит и как с этим бороться – этот и другие вопросы обсудили издатель портала «Крестьянские ведомости», ведущий программы «Аграрная политика» Общественного телевидения России – ОТР, доцент Тимирязевской академии Игорь АБАКУМОВ и Александр НИКУЛИН – директор Центра аграрных исследований Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте России.

— Александр Михайлович, почему так много разговоров и почему так мало дела? Ведь у нас люди из села уезжали до коллективизации, в период коллективизации, потом у них отняли паспорта, чтобы они не уезжали, потом паспорта отдали, и они начали уже повально уезжать, потом появились неперспективные деревни. И сейчас очень много разговоров об этом, ну очень много, но процесс не остановлен. Почему?

— Это общемировая тенденция. Уезжать из деревень начали во всем мире в конце XIX века, когда начался рост городов, рост индустриализации. И Россия-то как раз запоздала с этим процессом. Я напомню, что еще в 20-е годы у нас 84% населения были крестьяне. И тогда многие спрашивали: что делать с этой страной, где так много крестьян и мало городов, малой индустрии? И есть такая проблема как аграрное перенаселение. Она в Индии была, в Китае и была в России. И коллективизация — нарыв аграрного перенаселения просто раскромсала чудовищным, зверским образом. Людей по оргнабору набирали в города, на стройки, чтобы росла индустрия.

И должен вам сказать, что вообще такой сельской и крестьянской наша страна оставалась где-то до 60-х годов, наверное. Даже статистически. В 59-м году у нас было 50% сельского населения и 50% городского населения. А вот уже начиная с 60-х годов… И первыми, как водится, это заметили представители великой русской литературы, проза «деревенщиков», например, это о том, что исчезает крестьянская ментальность.

— Белов, Астафьев?

— Шукшин, Белов, Астафьев, Абрамов и еще ряд писателей. И это было заметно, как говорится, невооруженным глазом. Но это было заметно и статистически. Начинают исчезать деревни. Правительство пытается регулировать этот процесс – вспомним так называемые программы неперспективных деревень. Но, как оказалось, это только больше стимулировало сельских жителей тех самых так называемых неперспективных деревень к окончательному бегству. И больше всего у нас исчезло населенных пунктов именно в период 60-х, 70-х и 80-х годов. На момент распада Советского Союза, если мы берем РСФСР, то у нас было примерно сельского населения 25% и 75% населения городского. Но, должен я вам сказать, что в постсоветское время этот процесс, кажется, несколько сбавил свои обороты. То есть люди по-прежнему уходят из деревень, но менее интенсивно, чем, например, это было в 70–80-е годы.

— Может быть, уже уезжать некому?

— Есть такая точка зрения, и она правомерная. Действительно, во многих регионах уезжать действительно просто некому. Но опять я вам должен сказать: если говорить о статистике, то у нас на тот самый 59-й год еще существовало порядка 300 тысяч сельских поселений. А сейчас, по статистике – то, что числится на карте и на бумаге, – у нас их почти 150 тысяч, но в 30 тысячах поселений никто не живет. Это просто населенные пункты, которые числятся на карте. И еще примерно 10 тысяч поселений – это, как говорится, из разряда ни жив, ни мертв. Иными словами, присутствие населения там в основном поддерживается благодаря дачникам. То есть в целом процесс замедлился, и действительно, именно из-за того, что

во многих регионах уезжать стало некому. И он по характеру стал таким более «лоскутным», неравномерным.

— Пассионарный возраст двинулся в города уже давно.

— Давно, да. Он с начала XX века все уходил и уходил. И сейчас мы имеем такую ситуацию. Некоторые оптимисты говорят: «А чего вы хотите? Ну, более или менее у нас сейчас ситуация стабилизировалась».

— Стабилизировалась с точки зрения чего?

— Стабилизировалась с точки зрения недавнего катастрофического падения сельского населения. Сейчас уровень падения замедлился, и уровень исчезновения деревень замедлился. Вспомним, все-таки еще в начале XX века мы имели сплошное заселенное пространство, прежде всего русскими крестьянами, которые на лошадках добрались до Владивостока. В основном они расселились вдоль Транссиба. Но это было единое сплошное расселенческое поле. А сейчас (и это печально очень), Россия представляет из себя такие расселенческие архипелаги, состоящие из больших и малых островов расселения.

— А где у нас расселение идет?

— В основном оно концентрируется вокруг мегаполисов и крупных областных центров, ну и вообще вокруг более или менее значимых центров. А дальше, особенно если мы берем нечерноземную северную часть, то там наступает тайга. И мы должны осознавать, что уже нет сплошного расселенного пространства, а наша страна представляет из себя такие ареалы…

— Это видно, когда ночью летишь над страной с Дальнего Востока в Москву (или наоборот). Внизу очень мало огней. А бывают территории вообще без огней, сплошная темень. Вопрос возникает: не угасает ли страна?

— Прежде всего это демографический вопрос. Вы же знаете, что демографический спад у нас продолжается, и даже в городах. То есть если говорить о приросте населения, то прежде всего прирастает Москва и окрестности, населения там становится все больше и больше. Да что там деревни! Возьмите многие наши областные центры – там тоже проблемы снижения численности населения. Это просто сильнейший демографический кризис, и он продолжается. И, конечно, больнее всего он бьет по селу и по деревне. Если уж в городах такая ситуация, то что говорить о сельской местности.

— Александр Михайлович, вы назвали Транссиб, сказали, что расселенческая политика Столыпина, Витте шла вдоль Транссиба. Ведь этот вопрос носил стратегический характер. Это была прежде всего охрана Транссиба, потому что крестьянин, охраняя себя, охраняет и территорию.

— И в этой связи мы можем говорить, что сельское население обеспечивает не только продовольственную безопасность, но и пространственную безопасность. И это очень важно. Но, конечно, тут нужно говорить и о субъективных факторах. Вот что я имею в виду.

Нельзя утверждать, что, дескать, так получилось, что люди предпочитают больше жить в городе, чем в деревне. Во-первых, даже если мы сравним нашу ситуацию с положением в других странах, мы можем обнаружить много интересного. Получается, что, возможно, существует определенный закон — порядка 25% всех жителей предпочитают сельский образ жизни. И мы тоже видим эти 25%, причем в самых развитых странах.

Другое дело, что там уже только 2–3% фермеров работает непосредственно в сельском хозяйстве, а остальные 23% просто живут в сельской местности, то есть они занимаются даже не сельскохозяйственным производством. И у нас в этом отношении вполне схожая ситуация: у нас по-прежнему около 25% населения – это сельские жители.

Я бы даже сказал, что у нас еще имеется два важных потенциала «сельскости». Во-первых, это наши малые города. Ведь часто наши малые города по образу жизни и по качеству коммунальных услуг больше похожи на большие деревни, чем действительно на современные города. И второе, что очень важно, я бы сказал, имеющее для нас первостепенное значение – это собственно горожане, которые в результате катастрофических событий XX века в течении жизни двух-трех поколений были вольно или невольно буквально вытеснены в города, но которые не утратили связь с деревней и с селом.

— Прежде всего – ментально.

— Да, ментально. Отсюда и наше великое племя дачников. Я должен сказать, что по количеству дач мы впереди планеты всей. У нас больше всего в мире дач, у нас больше всего дачников. Еще скандинавы это любят, но мы и скандинавов в этом отношении обогнали. И это громадный ресурс, очень важный, который нам часто помогает, особенно в летнюю пору, который оживляет наши села и деревни. И в последнее время дачники много вкладывают в поддержание и развитие сельской местности.

— Это так. Но, с другой стороны, личный огород – это, по моему мнению, высшая форма недоверия человека к государству, поскольку личный огород накормит всегда, а накормит ли государство – вопрос. То у него раскулачивание, то у него расказачивание, то у него расколхозивание, то у него расфермеривание. Уже термин появился «расфермеризация», образование крупных агрохолдингов. У государства всегда появляются какие-то мысли на тему, как для нас обустроить село. А люди, как говорится, голосуют в основном ногами и сами создают свои собственные огороды.

— Если говорить о государственной политике, то долгое время в советский период у нас, в общем-то, это была официальная идеология, согласно которой все городское – это прогрессивное, а все сельское – это отсталое. Ну и говорили, что, в конце концов, сельское должно трансформироваться в городское. Ан нет, этого не происходит. Во всем мире этого не происходит. Да, вы можете обнаружить прекрасно обустроенный дом с канализацией, электричеством, интернетом, но все-таки это сельский дом, это сельский образ жизни голландского, немецкого, американского фермера.

И здесь есть очень важная неистребимая составляющая «сельскости» и она тоже очень важна для нас, ее нужно поддерживать и сохранять. Что еще мешает нашему селу, от чего еще оно страдает. Сельских жителей действительно осталась только одна четверть населения. А собственно аграрных производителей, крестьянско-фермерских – их не более 5%. Остальные 20% –это бюджетники, это те же самые пенсионеры, что на собственном огороде копаются. Это очень часто постаревшее население, действительно депрессивное. И в совокупности это одна из причин массовой безработицы в сельской местности, пьянства и все, что с этим связано.

Но что хотелось бы отметить. Этот деревенский образ жизни, сельскую местность надо поддерживать – хотя бы с точки зрения территориальной целостности и безопасности (с чего и начался наш с вами разговор). У нас именно село послабее других и количественно, и качественно, но все время власти пытаются по-прежнему сэкономить и оптимизировать расходы за счет села. Есть такая позиция большого, бюрократического государства — чем больше ты укрупнишь село, тем тебе будет легче управлять. «Ну зачем так много университетов? Давай из пяти университетов сделаем один. Зачем так много школ? Давай из нескольких школ сделаем одно образовательное учреждение». То же самое у нас происходит и с сельской местностью.

Часто можно услышать именно от городских политиков, мыслящих финансово-бюрократическими категориями, что это, мол, убыточно, это невыгодно. Ничего страшного, если всех стянуть поближе в пригородные зоны мегаполисов, создать современной субурбий мегаполисный. А там, в сельской местности, пускай бродят олени, кабаны и дикие медведи.

— На клятом Западе, как мы его сейчас называем, у наших «партнеров» есть такой предмет, который преподают в университетах, где готовят президентов — «Крестьяноведение».

(Это, например, Йельский, Оксфордский, Кембриджский, Манчестерский университеты). Его там преподают для того, чтобы политик точно понимал, как общаться с людьми, у которых крестьянский тип мышления. У нас полстраны с крестьянским типом мышления. Почему у нас нет предмета «Крестьяноведение» нигде, включая аграрные вузы?

— Слава богу, он в последние лет десять появился. Вы знаете, в некоторых аграрных вузах действительно появились крестьяноведческие программы и именно курс «Крестьяноведение». Например, наш центр издает журнал «Крестьяноведение». Есть даже областные программы в поддержку крестьянского духа, например, в Белгородской области.

— На стыке трех наук, которыми вы занимаетесь – экономики, истории и социологии — надо искать ответ на больной вопрос. Почему закупочные цены устроены так, что работать невыгодно? Почему в Европе есть прекрасные программы поддержки людей, которые хотят оставаться в сельском хозяйстве, чтобы им было комфортно, чтобы были дороги, водопровод с хорошей водой, кстати. У нас проблема большая в сельской местности – водопровод с хорошей водой иметь. Чтобы там был газ, школы, университет в ближайшем городе, где можно было детей учить. Как вы полагаете, наша политика и призывы президента, которые он высказал в своем выступлении перед Федеральным Собранием, – они как-то будут поддержаны нижней властной вертикалью, или все это уйдет в песок, как всегда?

— Я вижу тут две стороны одного вопроса. Во-первых, то, что называется в науке «ножницы цен». Ножницы цен в истории и XX века, и XXI века в целом неблагоприятны для сельского хозяйства. Действительно, продукция для города – одни цены на нее. А то, что нужно для села – это другие цены. И здесь нелегко ситуацию исправить, потому что город мощнее, промышленность мощнее. Лобби, которые представляют ключевые городские отрасли промышленности, сильнее сельских. Это первая составляющая.

Вторая – это действительно собственно социальная политика на селе. Можно и дальше укрупнять, ликвидировать сельскую местность. Но есть и другой вариант – систематически поддерживать ее и развивать. А когда вы говорите: вот мнение президента, воля президента, власть президента, возникает вопрос — насколько все это в состоянии переломить существующую, вековую уже тенденцию? Ее трудно переломить в условиях централизации всего и вся. Централизация, между прочим, муниципальная.

— Вы говорите о самоуправлении?

— Да, конечно. Насколько был, в общем-то, бесправен и декоративен сельсовет в советское время. Реальная власть была у колхоза. Но сельсовет имел гораздо больше возможностей, чем современное муниципальное сельское поселение с его нищим бюджетом, где как будто специально вымерено, что на 80% он должен быть дотационным. Мы посещали разные сельские муниципалитеты. С одной стороны, говорится: «Да-да-да, поддерживаем». И вроде бы все так, есть программы для молодых специалистов на селе, создание ФАПов, медицинских учреждений.

— Их сначала сократили, когда была административная реформа. Сократили ФАПы (фельдшерско-акушерские пункты), школы сократили. А теперь у нас появляется программа по их строительству.

— Я бы сказал, что они есть. Но если мы посмотрим, какие ресурсы на них выделяются, то увидим, что они незначительны. Это для того, чтобы прежде всего отчитаться чиновникам и сказать: «У нас, как в Греции, все есть. Молодых специалистов на селе поддерживаем, фермеров поддерживаем, о школах заботимся». А когда ты смотришь, вообще, а сколько же нужно средств…

Недавно проводились очень интересные исследования по развитию так называемой неформальной медицины на селе, потому что формальная сокращается, и в село приходят, как в стародавние времена, знахари, всякого рода экстрасенсы. И вот чем сельскому жителю приходится лечиться в результате этого – из-за того, что официальная медицина сворачивается во многих населенных пунктах. И это не афишируется, конечно.

— Какой должна быть аграрная политика, не производство, а аграрная политика как развитие сельских территорий?

— Посмотрим, что такое сельское развитие. Во-первых, и вы уже упомянули об этом – это реальное сельское самоуправление, возможность местных сельских жителей самим определяться со своими нуждами и прежде всего иметь возможность формировать собственные бюджеты. Но у нас такая налоговая система, что все опять же уходит в Центр, и на местах ничего не остается.

Знаете, нынче это слово немодное, но нам необходима децентрализация, по крайней мере на уровне сельских муниципалитетов. Дать им больше возможностей для работы. 131-й закон, который принимался по реформе нашего сельского самоуправления, был очень неровный и лукавый. То есть в основном там декларировалось, что вроде бы вы теперь свободные в рыночной экономике, а на самом деле этого нет. Но даже многие элементы свободы 131-го закона были ликвидированы за последние пять лет. Это касательно сельского самоуправления.

Очень интересное направление есть, связанное с ТОСами (территориальное общественное самоуправление). И оно дает свои плоды. Оно позволяет разбудить активность местного населения. Но без реального сельского самоуправления это, конечно же, невозможно.

В этом году юбилей Александра Васильевича Чаянова – 130 лет великому нашему аграрному экономисту. Он как экономист говорил:

«Главное в реформах экономических, и особенно на селе, – это даже не столько экономика, а сколько культура». И он говорил: «Для того чтобы действительно трансформировать село в современное, комфортное, в зону жизни, где людям действительно интересно жить и работать, это надо решить вопросы культуры». А у нас тоже культура сворачивается. То есть опять необходимо любой ценой остановить сворачивание медицины, школ, клубов, библиотек.

Там интернет, там местная жизнь. Конечно, уже произошел страшный разрыв поколений. Какие наиболее боевые институции у нас сейчас, с точки зрения местной самоорганизации во многих селах? Смешно сказать – советы ветеранов. Если в 20-е годы это был комсомол, над которым иронизировал Сергей Есенин, то сейчас часто в сельской местности в бой за выживание села идут одни старики. Но это означает также, что мы должны работать с разными поколениями и привлекать молодежь в сельскую местность. И вот здесь я опять должен сказать о еще одном важном ресурсе для села. То есть село страшно много сделало для того, чтобы у нас возникла современная индустрия, экономика. Но одновременно сейчас и город стремится помогать селу. Огромное количество тех же самых культурных проектов, огромная работа интеллигенции по созданию краеведческих музеев, по реконструкции и по облагораживанию, рекреации многих сельских мест.

— То есть оживление некоторое наблюдается?

— Безусловно. И его нужно поддержать и развить. И еще очень важна

сельскохозяйственная кооперация, особенно для фермеров, для реальных малых производителей, семейных домохозяйств. Мы знаем, как она разрушена, какие трудности стоят на ее пути до сих пор. Но, как раз здесь и необходима государственная воля. То есть об этом надо помнить, когда у нас говорят: «Вот посмотрите – у нас был бум кооперации, чаяновской кооперации».

— Это было давно, в начале XX века. Тогда во власти сидели люди, которые понимали, что это такое.

— Но я должен сказать, что она пошла именно потому, что в Столыпинских реформах был важный кооперативный компонент. И Петр Аркадьевич Столыпин не только поддерживал хуторян и фермеров, но и кооперирование сельского населения. И эту же линию продолжили большевики, по крайней мере в 1920-е годы. Это тоже была поддержка крестьян через разнообразные формы кооперации. И здесь совершенно правильно говорилось о том, что пока некуда сдавать молоко, картофель и все, что производится в наших домохозяйствах. Да, кооперация нужна.

— Так какой же должна быть экономическая политика?

— Она должна быть сбалансированной. Есть очень упрощенная форма экономической политики, дескать, надо труд, землю, капитал оптимизировать. Есть проблемы с землей – например, спекуляции землей, невозможность получить для реальных аграрных производителей эту самую землю. Есть проблемы с капиталом. В основном капиталы крутятся в поддержке крупного агробизнеса.

Но сейчас центральный для нас вопрос – это вопрос труда, вопрос сельских квалифицированных кадров. Часто можно услышать, что старое советское поколение уже выработало свой ресурс, уходит на пенсию или находится в предпенсионном состоянии. И когда беседуешь с представителями агрохолдингов (а у них все есть: капитал, земля, мощные трактора), они говорят, что им не хватает квалифицированных специалистов. Вдумайтесь, это говорят агрохолдинги, которые достаточно щедро финансируются.

— То есть они тоже это начали понимать и вопрос уже назрел.

— Да. Сегодня это наше узкое место.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 25 апреля 2018 > № 2581766 Александр Никулин


Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 24 апреля 2018 > № 2582104 Аудрис Барцявичюс

За какими компаниями будущее?

Цифровизация: новые возможности для казахстанского бизнеса

Индира Мальтиева

Цифровые технологии стали неотъемлемыми спутниками современного человека. Представителей технологического прогресса сегодня можно встретить повсеместно – начиная с облачных хранилищ и заканчивая банальным смартфоном. Претерпевают изменения и подходы к ведению бизнеса. Благодаря инновационным решениям любая компания может оптимизировать операционную деятельность, снизить себестоимость производства и получить объективную оценку реальных потребностей клиентов. А, соответственно, сделать управление бизнесом максимально эффективным.

Однако для этого нужна полная «оцифровка» предприятия с пересмотром всех бизнес-процессов и подходов к работе. О том, как цифровые технологии становятся частью ДНК компании и важности цифровизации в современных реалиях, в интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz рассказал Аудрис Барцявичюс, президент «Сименс» в Казахстане.

— Цифровизация — это модная тенденция или необходимая реальность? И почему современным компаниям важно быть в тренде и держать курс по технологическому ветру?

— Люди в той или иной мере уже живут во времена цифровизации, хотят они этого или нет. Мы в облаках храним фотографии, контакты и даже документы. Ежедневно генерируются зеттабайты данных, будь то газовая турбина, скоростной поезд или новый холодильник у вас на кухне. Цифровизация повсюду: от персональных устройств до сложных промышленных систем.

Миллиарды механизмов создают огромные объемы данных, связывая реальный и виртуальный миры. Нельзя представить современную компанию, деятельность которой не была бы затронута цифровой трансформацией. И сегодня вопрос не в том, быть в тренде или нет, главное — не упустить возможности, которые открываются с помощью цифровых технологий. Речь идет о том, какой потенциал можно проглядеть, если эту волну пропустить. Для компаний это значит потерять конкурентоспособность, а, соответственно, и рынок.

Цифровизация постепенно затрагивает важнейшие области промышленности и экономики страны: топливно-энергетический комплекс, железнодорожный транспорт и городскую среду. Эти направления можно назвать одними из самых перспективных. На данный момент уже сложно представить эти отрасли без цифровых технологий, так как именно они позволяют добиваться технических прорывов и обеспечивают конкурентные преимущества. Многие эксперты сходятся во мнении, что в будущем инвестиции в цифровую трансформацию будут только расти, в том числе и в Казахстане.

— «Сименс» — одна из немногих компаний, которая способна объединить реальный и цифровой миры с помощью программных решений. Какие перспективы в эпоху всеобщей цифровизации вы видите в Казахстане?

— В Казахстане, как и во всем остальном мире, этот рынок пока еще формируется, но, думаю, в скором времени он начнет развиваться в полной мере. Ведь здесь эта тема достаточно актуальна, и курс на цифровизацию находит активную государственную поддержку. В стране есть много областей для применения цифровых технологий и внедрения самых современных технических решений. Цифровыми технологиями, способными вывести производственный процесс на новый уровень, уже интересуются промышленные предприятия. Многие из них включают цифровизацию в свой стратегический приоритет и создают целые департаменты, которые курируют это направление.

Мы видим интерес со стороны казахстанских компаний к самым разным нашим разработкам и во многом он связан с результатами уже реализуемых проектов по всему миру. Портфолио наших решений будет расширяться, что позволит компаниям, специализирующимся в разных областях, решать всё больше задач, связанных с трансформацией. Такая интеграция цифровых технологий поможет выводить новые продукты на рынок быстрее и делать их более персонализированными, ориентированными на запросы потребителей.

— Как цифровые технологии могут повысить конкурентоспособность и эффективность бизнеса?

— Будущее — за созданием полностью цифровых производств, и лидировать на рынке будет тот, кто использует инновационные технологии по всей цепочке создания нового продукта. Без этого невозможно добиться технологического прорыва. Цифровые технологии способствуют повышению эффективности и надежности производственных процессов. С помощью отдельных цифровых решений компании любого размера из абсолютно разных отраслей экономики могут повысить свою конкурентоспособность. Речь идет о меньших затратах и сокращении времени, необходимого для вывода новой продукции на рынок. Это станет возможным благодаря «цифровым двойникам».

К примеру, в Амберге у «Сименс» работает предприятие по выпуску электроники, где цифровое прототипирование происходит на этапе проектирования и продолжает обновляться в течение всего жизненного цикла объекта. В результате цифровой трансформации качество продукции, производимой заводом, повысилось до 99,9%. Данная площадка почти полностью автоматизирована: машины и компьютеры отвечают за 75% всей производственной цепочки.

Тем не менее люди все еще незаменимы при разработке, планировании или в случае возникновения непредвиденных ситуаций. Пока трудно себе представить, что машины полностью заменят человека в ближайшем будущем, поскольку за созданием чего-либо все-таки стоят человеческий мозг и труд. Впрочем, любая инновация внедрена именно человеком. Поэтому важно уже сейчас уделять особое внимание обучению персонала и подготовке квалифицированных кадров с учетом трансформации промышленности.

— Как вы думаете, понимают ли казахстанские компании влияние цифровых технологий на бизнес и готовы ли они становиться цифровыми предприятиями?

— Казахстанские бизнесмены путешествуют по миру, обмениваются опытом с зарубежными партнёрами, и я полагаю, что они не только реально понимают влияние цифровизации на бизнес, но и задумываются о необходимости ее внедрения. Каждый бизнесмен ищет для себя потенциальные возможности, которые бы позволяли ему улучшать качество производимой продукции, сокращать материальные и трудозатраты, выходить на экспорт или на новый уровень оказания услуг. Цифровизация актуальна как для существующих, так и для новых производств. И эта тема активно обсуждается бизнес-сообществом в Казахстане. Но, безусловно, внедрение цифровых систем должно отличаться комплексным подходом и давать возможность предприятию открывать для себя новые перспективы.

— Какие инновационные проекты и решения сегодня вы предлагаете для отечественного бизнеса? В каких секторах экономики применимы те или иные разработки?

— Компания «Сименс» имеет ряд решений для цифровизации и уже реализует подобные проекты по всему миру. Созданы центры разработки новых технологий в Китае и в Израиле с упором на цифровые инновации. Компанией основан фонд поддержки стартапов размером 1 млрд евро. Первые проекты в этом направлении уже реализуются компанией «Сименс» и в России. Наша система MindSphere легла в основу цифровой платформы "Индустрии 4.0", которая известна как «4.0 RU», и с этого года функционирует немецко-российская инициатива по цифровизации (GRID). Цифровая трансформация не станет исключением и для Казахстана. Наши решения применимы практически во всех ключевых сферах экономики: нефтегазовой отрасли, горнодобывающей промышленности, энергетике и медицине.

Например, в прошлом году совместно с партнером мы завершили проект концепции «умного города» — «Освещение Алматы». В рамках проекта мы применили интеллектуальные системы для управления SCADA, WinCC OA. Они позволили одновременно измерять, анализировать и снижать потребление энергии. Модернизация системы наружного освещения позволила сократить энергетические и эксплуатационные расходы с 30% до 50%, а также внести реальный вклад в решение проблемы эффективного использования ресурсов.

Недавно мы вели переговоры с Центром развития города Алматы по поводу интеллектуальных систем управления дорожным движением. Они предназначены для автоматизированного управления транспортными и пешеходными потоками. Другими словами, это совокупность периферийных устройств, объединенных в единую сеть, с центральным пунктом управления и в Алматы такого еще нет. Пока ведется анализ и самое главное есть понимание со стороны акиматов, что «умный город» (Smart city) — это если не настоящее, то очень недалекое будущее. Также в планах компании реализация определенных инициатив в нефтегазовой сфере, в горнодобывающей и пищевой промышленности, а также ряд инфраструктурных проектов.

— С какими проблемами может столкнуться компания, решившаяся на цифровую трансформацию?

— Цифровизация подразумевает слияние реального и виртуального миров. Исходя из этого компания, решившаяся на цифровую трансформацию, должна представлять, что необходимо создание, как физической инфраструктуры, так и внедрение программного обеспечения, связывающего устройства воедино. Важно также оценивать объемы сбора, хранения и обработки данных. То есть каждая компания должна четко понимать, где именно на протяжении всего жизненного цикла системы либо продукта будут храниться данные. Будет ли это надежно и кто их будет анализировать.

Кибербезопасность — это один из вызовов современности и основной вопрос, который нам задают все без исключения клиенты. Минимизация рисков предполагает использование комплексных механизмов защиты, а также интеграцию мер по обеспечению безопасности на протяжении всего жизненного цикла продукта. Эти аспекты должны учитываться как в процессе разработки и проектирования, так и в ходе эксплуатации и сервисного обслуживания.

— Выставка в Ганновере — одно из самых главных и ожидаемых технологических событий планеты. Какие инновации компания «Сименс» намерена представить на Международной выставке высоких технологий и промышленной автоматизации?

— На выставке в Ганновере компания «Сименс» представит практические примеры внедрения решений цифрового предприятия для различных отраслей промышленности. Примеры из аэрокосмической, автомобильной и пищевой промышленности, электроники и машиностроения, а также химической, целлюлозной и нефтегазовой отраслей продемонстрируют, как можно повысить конкурентоспособность с помощью отдельных цифровых решений.

В отдельном павильоне будет представлена платформа MindSphere Version 3 с конкретными примерами использования и новая международная пользовательская организация MindSphere World. Также на стенде «Сименс» будут представлены интегрированные решения для промышленных предприятий и инфраструктурные проекты в сфере электроэнергетики, с акцентом на интеллектуальное управление энергией с помощью MindApps.

Одной из основных тем «Сименс» в Ганновере будет интеллектуальное электроснабжение. Современные технологии обеспечивают энергетическую прозрачность, необходимую для управления энергопотреблением. Благодаря цифровым приложениям компания предлагает интеллектуальные аналитические инструменты. Приложение MindApp Energy Efficiency Analytics вычисляет потребность в энергии, предлагает меры по уменьшению нагрузки и использует интерпретацию данных потребления из нескольких точек в режиме реального времени, чтобы помочь оптимизировать производственные объекты и процессы с целью снижения общего энергопотребления предприятия.

Кроме этого, компания продемонстрирует портфель программного обеспечения по управлению жизненным циклом изделия (PLM). «Сименс» покажет свои достижения в сфере электромобилей: посетители увидят комплексные решения для инфраструктуры зарядки электромобилей и многое другое.

— Насколько 2017 год был успешным для компании «Сименс» в Казахстане? Какие проекты вы реализовали?

— Если говорить в целом, то прошлый год был довольно успешный для компании. Потенциал рынка раскрывается по-новому и мы позитивно смотрим как на текущий, так и на все последующие годы. В 2017 году мы приняли участие во всемирной выставке «ЭКСПО-2017» в Астане. На собственном стенде в корпоративном павильоне мы демонстрировали решения и новейшие технологии «Сименс». В Казахстане нами был реализован ряд проектов, одним из которых стало внедрение «умных» сетей Smart Green Solutions на территории выставочного комплекса ЭКСПО-2017.

Важно отметить, что подобный проект осуществлялся в распределительных сетях РК и странах СНГ впервые. Применение передовых технологий позволило наладить бесперебойное снабжение выставочных павильонов, снизить потери электроэнергии и затраты. Если раньше оператор или начальник смены должен был сидеть непосредственно на рабочем месте и за всем наблюдать, то с внедрением такого решения он может удаленно управлять энергосетью. Например, закольцевать или запитать тот или иной объект, который, допустим, отключился.

— Какие инициативы компания «Сименс» предпринимает в Казахстане по реализации цифровой трансформации?

— «Сименс» в Казахстане создает площадку для обсуждения потенциала, который несет в себе цифровизация для «умного города», промышленного производства и бизнеса в целом. Первый этап – это «день цифровизации «Сименс», который пройдет в четырёх городах Казахстана: Астане, Атырау, Алматы и Кызылорде. Это мероприятие объединит представителей государственного и частного сектора, для того, чтобы обсудить вопросы по модернизации и внедрению цифровых технологий. Наша цель — выяснить реальный потенциал цифровизации в Казахстане, познакомить заинтересованные стороны с нашими решениями, а также рассказать о реализованных нами проектах, которые были бы интересны и для казахстанской экономики.

К сведению, в июне в Китае будет проходить международный Belt and Road Summit 2018, который будет напрямую соприкасаться с инициативой One belt, one road. Это грандиозный проект, внедряемый КНР на пространствах Европы, Азии и Африки с перспективой реализации и развития в течение ближайших 30-40 лет. В саммите примут участие представители более 20 стран. Встреча на высшем уровне включит серии панельных сессий, бизнес-семинаров и деловых встреч. Одновременно будет работать выставка лучших бизнес достижений и предложений от ведущих мировых компаний, где можно будет посмотреть и познакомиться, в том числе и со всеми инновационными решениями «Сименс».

Казахстан > СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 24 апреля 2018 > № 2582104 Аудрис Барцявичюс


США > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581823 Габриэль Цукман

Сравнимое с США неравенство наблюдается только в России и Индии

Профессор экономики из Университета Беркли Габриэль Цукман рассказывает о резком росте неравенства с 1980-х годов и формировании системы социального воспроизводства, которая перечеркивает идеалы меритократии.

Витторио Де Филиппис (Vittorio De Filippis), Slate.fr, Франция

Профессор экономики из Университета Беркли Габриэль Цукман (Gabriel Zucman) известен своим исследованием об офшорах и сокрытых богатствах. Он участвовал в составлении «Доклада о мировом неравенстве» под руководством Тома Пикетти (Thomas Piketty).

— Каковы черты неравенства в США?

— В первую очередь речь идет об активном росте очень высоких доходов и прибыли с финансовых активов, которые увеличиваются на 4-6% в год с 1980-х годов, а также стагнации доходов подавляющего большинства американского населения. Если рассмотреть долю 1% самых богатых американцев в общенациональном доходе, получается, что в 1980 году на них приходилось 10% против 20% в настоящий момент.

— То есть, кусок пирога 1% самых богатых вырос в два раза…

— У 50% американцев с самыми низкими доходами складывается обратная ситуация. На них приходилось 20% национального дохода в начале 1980-х годов против всего 12% сейчас. Для половины американского населения средний доход до выплаты налогов и отчислений составляет всего 16 000 долларов. При этом у 1% самых богатых средний доход до уплаты налогов достигает 1,3 миллиона долларов.

— Этот низкий показатель не меняется?

— Он не менялся с начала 1980-х годов. Можно даже сказать, что за последние 38 лет для половины населения вообще не было никакого экономического роста.

— Как распределяются богатства среди этого 1%?

— 0,1% зарабатывают сейчас 6 миллионов долларов в год, а 0,01% — 29 миллионов. Наконец, 0,001% получают 125 миллионов, что касается зарплаты и дохода с капитала… Как и во Франции, значительная часть приносящего доход имущества представлена недвижимостью, акциями и облигациями… Оно сконцентрировано еще сильнее, чем доходы. Так, верхний 1% американского населения владеет 40% имущества.

— Это неравенство выражено сильнее, чем в других богатых странах?

— Да. Сравнимое по масштабам неравенство существует, например, в России и Индии. 1960-х и 1970-х годах распределение доходов и имущества было относительно равным. Как бы то ни было, триумф рыночной экономики привел к росту неравенства.

— С чем связаны такие перемены по сравнению с 1980-ми годами?

— В 1960-х годах распределение зарплат было более ровным. Это достижение стало результатом «Нового курса» Рузвельта, который был доведен до конца президентом Джонсоном: его социальная политика привела к формированию программы медицинского страхования в 1965 году. Так появилось социальное государство. Тем не менее после избрания Рейгана в 1981 году и спада экономического роста был постепенно начат своеобразный политический эксперимент. Налоговая нагрузка на группы с самым высоким доходом была постепенно ослаблена: в 1960-1970-х годах она могла достигать 90%, однако была доведена до 28% в 1986 году. С этого момента изменение государственной политики стало систематическим. Высокая в 1970-х годах минимальная зарплата застыла на месте. Возможности профсоюзов были существенно ограничены. Доступ к высшему образованию претерпел серьезные изменения: некогда оно было бесплатным, но стало недоступно дорогим. Единственным решением стал опасный уровень долга. Нынешняя ситуация — результат принятых в 1980-х годах решений.

— Какие выводы нужно из этого сделать?

— Все это тесно переплетается с налогообложением. Наблюдается связь между социальным упадком и снижением налоговой нагрузки. Стремление администрации Трампа продолжить курс на снижение налогов для самых богатых может только усилить неравенство.

— Вы говорите об этом с большой долей уверенности…

— Да. Когда в условиях сильнейшего ослабления регуляции происходит снижение налоговых ставок для самых богатых, это ведет в хищническому поведению. Такое снижение налоговой нагрузки создало условия для формирования системы, в которой просматривается активное стремление к денежной выгоде, пусть даже в ущерб остальному обществу. Иначе говоря, если самых богатых облагают 90% налогом, у них нет особого интереса разрабатывать дополнительно сотни тысяч долларов, поскольку при превышении определенного порога налоговая служба заберет 90%. Сегодня максимальная ставка составляет 37%. В этом заключается характерная черта хищнического капитализма.

— К каким проявлениям несправедливости ведет неравенство доходов и имущества, а также снижение налогообложения?

— Это влечет за собой другие формы неравенства. Одним из примеров является сильнейшее неравенство в доступе к высшему образованию. У молодых людей, чьи родители относятся к 1% самых богатых, есть 100% шанс поступить в университет. Между доходами родителей и вероятностью поступления существует прямая связь. А это в свою очередь лишь закрепляет неравенство.

— И противоречит идеалам меритократии?

— Разумеется. США называют себя меритократическим государством. Примером тому служит «американская мечта»: кто угодно может создать стартап и стать миллиардером. Однако практика показывает, что социальная мобильность находится в ступоре уже не один десяток лет, а для поступления в университет нужно родиться в богатой семье. Та же самая несправедливость возникает и в медицине. Обогащение одних в ущерб другим перерисовывает городской пейзаж, формируя финансовую и расовую сегрегацию. Для более половины американцев жизнь трудна, опасна и неустойчива. Другими словами, в США семья, в которой рождается человек, все больше и больше определяет его существование. Теперь в Америке говорят о «лотерее рождения».

США > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 24 апреля 2018 > № 2581823 Габриэль Цукман


США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579576 Виктор Супян

США: глобализующаяся экономика в глобализующемся мире

Виктор Супян, Научный руководитель экономического направления ИСКРАН, профессор, доктор экономических наук

Сегодня многие связывают глобализацию с теми процессами, которые происходят в американской экономике. А вот каково взаимное влияние экономических процессов, происходящих в США, и процессов, происходящих в мировой экономике, попробуем разобраться.

Если исходить из наиболее общего определения, что процесс глобализации представляет собой превращение мирового хозяйства в единый рынок товаров, услуг и капиталов, то, безусловно, место США в этом процессе является весьма весомым и во многом определяющим.

Можно говорить о том, что процесс международной экономической глобализации, постепенно усиливая взаимовлияние и взаимозависимость национальных экономик, вышел на уровень, когда его количественное наращивание привело к заметным качественным последствиям как для американской экономики, так и для взаимодействующих с ней экономик, породив серьезные социально-экономические вызовы.

Масштабы и направления глобализации

Глобализация экономики проявляется в нескольких основных процессах (составных элементах): росте масштабов и значения внешней торговли и международного движения капиталов, расширении масштабов межстрановых перемещений трудовых ресурсов, росте информационных обменов, усилении экономической интеграции и кооперации как на межгосударственном уровне, так и на уровне отдельных компаний.

Объем внешней торговли США в 2016 году составил почти 5 трлн. долларов. Размеры экспорта составили 2,2 трлн. долларов, импорта - 2,7 трлн. долларов, то есть США имели значительный отрицательный торговый баланс в размере 504 млрд. долларов. При этом 25% внешнеторгового оборота США составляют услуги, баланс торговли которыми, в отличие от торговли товарами, положительный - соответствующие показатели в 2016 году равнялись 247 млрд. долларов и 752 млрд. долларов.

Среднегодовые темпы прироста американского экспорта товарами за период 2010-2016 годов составили 2,6%, уступая лишь Китаю (4,6%) и ОАЕ (14%), будучи на уровне ЕС (2,6%), и опережая все другие крупные страны и регионы, в том числе страны СНГ (0%), Япония (-0,5%). В США рост импорта составлял 3,2% ежегодно, в Китае - 4,2%, в Саудовской Аравии - 10%. В странах СНГ он составлял 1,7%.

При этом доля США в мировом товарном экспорте на протяжении длительного периода (после Второй мировой войны) постоянно сокращалась - с 14,6% в 1953 году до 9,4% в 2016-м, уступив в XXI веке первую позицию Китаю (13,6%). Что касается импорта, то здесь США по-прежнему занимают первую строчку (14,3%), преследующий их Китай - вторую (10,0%). Применительно к импорту динамика доли США не столь однозначна, как в случае с экспортом: на протяжении конца ХХ и начала ХХI века доли США то возрастали, то сокращались. Например, в 1953 году она составляла 13,9%, в 1973-м сократилась до 12,4%, затем увеличилась до 15,9% в 1993 году и до 16,9% в 2003-м1.

Основными категориями американского товарного экспорта в 2016 году являлись машины и оборудование - 551 млрд. долларов, или 35,8% от общего объема товарного экспорта, сырье и другие товарные запасы - 396,4 млрд. долларов, или 27,3% от общего объема экспорта, автомобили и запчасти к ним (150,3 млрд. долл., или 10,3%), продовольственные товары и напитки (130,5 млрд. долл., или 9,0%), прочие товары (60,3 млрд. долл., или 3,9%)2.

Среди укрупненных категорий импорта в 2016 году на первом месте находились машины и оборудование - 589,9 млрд. долларов, или 26,9%, автомобили и запчасти к ним - 350,1 млрд. долларов, или 16,0%, комплектующие и сырье - 443,3 млрд. долларов, или 20,3%, потребительские товары - 589,6 млрд. долларов, или 26,6%, продовольствие и напитки - 130,0 млрд. долларов, или 5,9%, прочие товары - 90,8 млрд. долларов, или 4,1%. Любопытно, что масштабы экспорта и импорта этих укрупненных товарных групп весьма близки.

По страновому и региональному распределению американского экспорта ведущие позиции занимали Канада - 18,3% от его общего объема в 2016 году, Европейский союз (28 стран) - 16,7%, Мексика - 15,9%, Китай - 8,0% и Япония - 4,3%. Доля России в американском экспорте составляла лишь 0,7% (23-е место). В качестве экспортеров основными торговыми партнерами США в 2016 году являлись Китай - 21,1%, ЕС - 17%, Мексика - 13,4%, Канада - 12,7% и Япония - 6,0%. Доля России - 1,2% (14-е место)3.

В США доля внешней торговли по отношению к национальному ВВП достигла рекордного уровня за всю историю страны - более 30% в 2015 году. Так, только за 1990-2016 годы американский экспорт возрос более чем в 4,4 раза (с 535,2 млрд. долл. до 2,2 трлн. долл.), что позволило обеспечить его прирост в размере 30%. Следует при этом отметить не только общее увеличение доли и значения внешней торговли, но и отдельные важные изменения в ее динамике и структуре. Прежде всего, подчеркнем, что рост экспорта в последние десятилетия неизменно опережал рост производства. Особенно заметные изменения произошли в экспорте услугами - транспортными, туристическими, финансовыми, связи, технического содействия, образования и т. д. В 1950 году лишь 2% всех произведенных услуг направлялось на экспорт, в 1999 году - уже 6%. В 2016 году на долю услуг приходилось более 34% всего американского экспорта (17% в 1950 г.)4. В целом же доля работающего на экспорт внутреннего производства увеличилась с 9% в 1929 году до 21% к началу ХХI века; высокотехнологичные отрасли, такие как, например, электронная промышленность, производят на экспорт более 25% своей продукции.

Импорт также способствует интеграции экономики США в мировое хозяйство. Нередко США импортируют те же категории продукции, что и экспортируют. Например, компьютерная отрасль во втором десятилетии ХХI века экспортировала 45% своей продукции (компьютерные системы, периферийное оборудование и программное обеспечение). В то же время 60% внутреннего промежуточного и конечного потребления в данной товарной группе было импортировано.

Главными движущими силами роста объемов внешней торговли США являются технический прогресс, государственная экономическая политика, направленная на либерализацию торговли и деятельность ТНК за рубежом. Технологические изменения, прежде всего в области транспорта, связи, обработки и передачи информации, заметно сократили издержки на ведение международного бизнеса, тем самым расширив возможности для внешней торговли и инвестиций.

Помимо прогресса в технических средствах международных коммуникаций, значительную роль в глобализации экономики играет политика государства. До середины прошлого века внешнеторговая политика большинства развитых стран носила преимущественно протекционистский характер. Не избежали такой политики (а в ряде случаев активно ее используют и поныне) и США, в частности приняв в 1930 году Закон о тарифах (Закон Смута - Хоули).

С середины 1950-х годов отношение многих правительств, в том числе американского, к тарифной политике начинает меняться. Политики и бизнесмены осознают преимущества международного разделения труда, международной экономической специализации и кооперации. США, имея множество конкурентных преимуществ перед своими контрагентами, с середины 1970-х годов стали активно поддерживать идеи более свободной торговли и движения капиталов и рабочей силы. Значительные усилия американского правительства были направлены как на снижение собственных торговых тарифов, так и на стимулирование к подобным мерам других стран. После создания в 1948 году системы ГАТТ (Генеральное соглашение по тарифам и торговле) и последующего преобразования ее во Всемирную торговую организацию (ВТО) процесс взаимного «открытия» экономик различных стран заметно ускорился. Например, во второй половине ХХ века тарифы на промышленные товары в развитых странах снизились с уровня в среднем с 40 до 4%. Постепенно снижались и нетарифные ограничения в торговле.

В этот же период в различных странах были созданы мощные интеграционные группировки (НАФТА, Европейский союз, АСЕАН и др.), внутри которых перемещение финансовых и трудовых ресурсов было практически полностью либерализовано.

Одним из ключевых факторов либерализации американской экономики и роста значения внешней торговли является роль американских ТНК за рубежом. Именно они определяют баланс между прямыми американскими инвестициями за рубеж и иностранными в США в пользу американских инвестиций. Американские прямые инвестиции за рубеж превышают прямые инвестиции других стран на 1,2 трлн. долларов. Американские ТНК доминируют среди крупнейших ТНК мира. Так, среди крупнейших ТНК мира по размерам выручки и прибыли насчитывается 132 американских ТНК, 73 китайских и 68 японских компаний. В десятке лидеров списка четыре американских ТНК - «ЭксонМобил», «ВолМарт Сторс», «Шеврон» и «КонокоФилипс».

Глобализация экономики США, в том числе либерализация внешней торговли, вызывает многообразные и далеко не однозначные последствия как для экономики, так и для социальной сферы страны. Положительный или отрицательный вектор этих изменений во многом зависит от уровня развития национальной экономики, позиций страны в мировом хозяйстве. Как правило, чем более мощной является экономика той или иной страны, тем больше позитивных последствий она имеет от процесса экономической глобализации. Однако даже в этом случае глобализация может порождать немало проблем и отрицательных для экономики и населения страны последствий. Пример США подтверждает это в полной мере.

Можно отметить целый ряд позитивных последствий развития внешней торговли для американской экономики. Так, дешевый импорт из третьих стран сдерживает инфляцию и таким образом способствует росту доходов и повышению потребительского спроса и, как следствие, росту экономики. Рост экспорта американских товаров приводит к созданию дополнительных рабочих мест, часто высокооплачиваемых.

Среди очевидных минусов растущей глобализации американской экономики - огромный дефицит торгового баланса США, что имеет отнюдь не только положительные последствия. Рост торгового дефицита ведет к увеличению дефицита платежного баланса и внешнего долга.

Стремясь усилить преимущества глобализации и минимизировать ее негативные последствия, США пытаются прежде всего способствовать либерализации мировой торговли, особенно в тех направлениях, где это соответствует их интересам, где конкурентные позиции США особенно сильны. Это касается торговли услугами, прежде всего в области телекоммуникаций, информационных технологий, финансов.

Одна из озабоченностей, связанная с глобализацией экономики, - высвобождение работников под влиянием внешней торговли и вывоза предприятий за рубеж. Так, миллионы американцев теряют рабочие места вследствие перевода производств за рубеж и увеличения масштабов импорта (США имеют большой отрицательный торговый баланс - более 504 млрд. долл. в 2016 г.)5. На это делал упор Д.Трамп в борьбе за пост президента, обещая вернуть рабочие места на родину.

Особое внимание экономистов и политиков привлекает проблема дефицитов торгового и платежного балансов. В 1990-х годах и в начале 2000-х эти дефициты росли постоянно, достигнув рекордных величин по отношению к ВВП (дефицит, например, платежного баланса в 2015 г. достиг почти 500 млрд. долл. - 3,3% ВВП). Сами по себе дефициты торгового и платежного балансов еще не являются однозначно отрицательными для экономики страны явлениями - все зависит от того, чем они вызваны. В настоящее время главная причина дефицитов - более быстрый рост американской экономики по сравнению с экономиками других стран, что привлекает иностранные капиталы и иностранных импортеров на американский рынок.

Внешний дефицит означает, что страна потребляет больше, чем производит. Разница между производством и потреблением покрывается за счет импорта. Как правило, иностранные инвесторы и экспортеры полученные в США доллары вкладывают в американскую экономику. Когда спрос на внутренние инвестиции в США превышает масштабы внутренних сбережений, осуществляется заимствование за рубежом и таким образом растет государственный долг. Если же сбережения превышают инвестиционный спрос, их избыток устремляется за рубеж.

Таким образом, рост экономики, как это имеет место в США, может происходить одновременно с ростом дефицита внешнеторгового и платежного балансов. Тем не менее некоторые сектора американской экономики, в частности обрабатывающая промышленность и сельское хозяйство, могут испытывать трудности из-за возросшей иностранной конкуренции, роста импорта и сокращения экспорта. Так, если с 1993 по 1997 год занятость в обрабатывающей промышленности США выросла на 700 тыс. человек, то с 2000 по 2004 год она сократилась почти на 3 млн. человек, в значительной степени вследствие сокращения спроса на экспортную продукцию. С 2005 по 2010 год занятость в обрабатывающей промышленности сократилась еще на 2 млн. человек. Однако после кризиса 2008-2009 годов занятость в обрабатывающей промышленности США начала постепенно расти, что связано с процессом инсорсинга, то есть возвращением некоторых ранее вывезенных из США производств.

Обобщая, можно утверждать, что, хотя современные дефициты торгового и платежного балансов отражают в основном силу американской экономики, привлекательность ее для инвесторов и иностранных экспортеров, имеются и определенные негативные последствия этого явления. Поэтому, несмотря на все текущие (и часто весьма долговременные) преимущества наличия дефицита торгового и платежного балансов, в США вместе с тем есть понимание того, что в долговременном плане необходимо стремиться к сокращению этих дефицитов, поскольку они увеличивают государственный долг, который рано или поздно придется отдавать.

В целом очевидно, что экономическая глобализация, принося экономике и населению США больше плюсов, чем минусов, тем не менее ставит перед страной целый ряд новых проблем по повышению эффективности адаптации к этому процессу, стала во многом новым вызовом США в начале ХХI века.

В середине второго десятилетия ХХI века США сохраняют позиции крупнейшего экспортера и импортера капитала. Это касается как движения капитала в США и из США в целом, включая финансовые активы, ценные бумаги, недвижимость и т. д., так и движения прямых инвестиций, то есть предполагающих долгосрочные производственные капиталовложения и участие в управлении иностранными компаниями.

В целом по объему привлеченных ПИИ в 2015 году США находились на первом месте - 379 млрд. долларов, на втором - Гонконг (174 млрд.), на третьем - Китай (135 млрд.). Россия занимала в этом списке второстепенные позиции (9,8 млрд. долл.).

В 2016 году стоимость американских активов за рубежом составила 23,8 трлн. долларов по сравнению с 6,2 трлн. долларов в 2000 году. В 2016 году иностранные активы в США достигли 32,2 трлн. долларов по сравнению с 7,6 трлн. долларов в 2000 году (см. Таблицу 1).

Таблица 1

Международная инвестиционная позиция* США

в 2000 и 2016 годах, трлн. долларов

Тип инвестиций

2000 г.

2016 г.

Американские активы за рубежом

      6,2

      23,8

В том числе прямые американские активы за рубежом

      1,5

        7,4

Иностранные активы в США

     7,6

      32,2

В том числе прямые иностранные инвестиции в США

     1,4

        7,5

Источник: Bureau of Economic Analyses. International Data, 2017

//http://www.bea.gov/

(*Международная инвестиционная позиция - это макроэкономическое понятие, обозначающее общий объем и структуру финансовых активов и обязательств страны перед нерезидентами.)

Таким образом, международная инвестиционная позиция США составила в 2016 году 8,4 трлн. долларов, то есть иностранные активы в США превышали американские за рубежом на 6,5 трлн. долларов.

Особый интерес представляет баланс между прямыми инвестициями США за рубежом и иностранными в США. Здесь картина иная, нежели с балансом всех материальных и финансовых активов. Объем прямых накопленных инвестиций США за рубежом в 2016 году составил почти 7,4 трлн. долларов по сравнению с 1,5 трлн. долларов в 2000 году. В свою очередь, иностранные прямые инвестиции в США составили в 2016 году 7,5 трлн. долларов, увеличившись с 2000 года на 6,1 трлн. долларов. Таким образом, американские прямые инвестиции за рубежом почти равны прямым инвестициям других стран в США6

Согласно оценке ЮНКТАД, наиболее перспективными странами-экспортерами ПИИ в 2016 году были США, Китай и Великобритания. Россия в этом прогнозе не вошла в первые 12 наиболее перспективных стран-экспортеров ПИИ. Что касается наиболее перспективных стран-реципиентов ПИИ, то, согласно прогнозу ЮНКТАД на 2017 год, первые места заняли Китай, США и Индия. Россия в списке первых 17 стран заняла 16-е место7.

Позиции США в мировом хозяйстве

О сохраняющемся лидерстве США в мировом хозяйстве и после мирового финансового кризиса свидетельствуют прежде всего главные макроэкономические показатели, и в первую очередь позиции США в мировом ВВП. Так, по данным МВФ, в 2016 году США существенно опережали все другие страны по объему ВВП, рассчитанному по текущему курсу (18,6 трлн. долл., или 24,7% мирового ВВП), опережая по этому показателю ЕС (28 стран) - 16,4 трлн. долларов, или 21,7% мирового ВВП. Отставание Китая, находящегося среди стран на втором месте в мире, - весьма заметное (11,2 трлн. долл., или 14,8%). При подсчете ВВП по паритету покупательской способности (ППС), США имеют меньшую долю в мировом ВВП (16%, по расчетам и МВФ, и ЦРУ), чем ЕС (17,1%) и Китай (18,5%). Что касается России, то ее позиция - десятое место в мировой табели о рангах по номинальному ВВП и шестое - при расчете по ППС8.

При расчете позиций США по ВВП на душу населения как по обменному курсу, так и по ППС картина выглядит несколько иначе: в 2016 году США занимали седьмое-восьмое место по данному показателю по обменному курсу и шестое-восьмое место по ППС, пропуская перед собой группу высокоразвитых малых стран Европы (Люксембург, Норвегию, Швейцарию, Швецию и др.), а также несколько нефтедобывающих стран Ближнего Востока и Сингапур. Отрыв ВВП на душу населения в некоторых из этих стран от США очень значителен - в Люксембурге, например, более чем в два раза, а в Катаре почти в три раза.

Важно при этом отметить, что все крупные, значимые в мировой экономике страны заметно отстают от США по показателям ВВП на душу населения, рассчитанного как по обменному курсу, так и по ППС. Так, крупнейшая из европейских стран - Германия по этому показателю занимала, по разным подсчетам, от 19-го до 24-го места, ЕС в целом - от 24-го до 27-го места, а Китай - с 93-го по 101-е места.

ВВП России на душу населения в 2016 году по обменному курсу составлял около 9 тыс. долларов (67-е место), а по паритету покупательной способности - около 24 тыс. долларов (по разным оценкам, 49-е место).

Самое же главное, о чем необходимо помнить, проводя такого рода макроэкономические сопоставления, это качество ВВП, его структура. Так, например, Китай и другие быстрорастущие страны, даже если они в обозримой перспективе достигнут уровня американского ВВП по обменному курсу по количественным параметрам, вряд ли смогут сравниться с США по качественному наполнению ВВП. Американский ВВП в значительной степени создан в сфере услуг (около 80%), в том числе в таких ее определяющих современное развитие секторах, как наука, образование, здравоохранение, телекоммуникационные услуги, и в наиболее высокотехнологичных отраслях обрабатывающей промышленности. ВВП Китая, наиболее реального конкурента США, создан за счет традиционных товаров, пусть даже все чаще наукоемких, но второго эшелона.

Было бы, кстати, большим заблуждением считать, что американская экономика чуть ли не потеряла свою обрабатывающую промышленность и, в частности, машиностроение, уступив эти отрасли Китаю. США сохраняют крупнейшую в мире обрабатывающую промышленность, объем производства которой превосходит совокупный объем обрабатывающей промышленности Китая. На долю США приходится более 21% мировой обрабатывающей промышленности, причем эта цифра остается стабильной на протяжении последних 40 лет. При этом действительно существенно меняется структура американской обрабатывающей промышленности - если многие ее традиционные отрасли переводятся за рубеж (в Китай, другие развивающиеся страны), то концентрация и доля высокотехнологичных отраслей промышленности возрастает. По оценкам, на долю США приходится около 40% всех высокотехнологичных отраслей мировой обрабатывающей промышленности (авиакосмическая, медицинская, военная, телекоммуникационная, компьютерная, фармацевтическая и т. п.).

Представляется, что в настоящее время в мире формируется новое международное разделение труда, где США и некоторые другие высокоразвитые страны концентрируются на разработке и производстве новых технологий и наукоемких изделий, на наиболее наукоемких отраслях сферы услуг (наука, образование, здравоохранение, финансы), оставляя менее развитым странам сферу традиционного и массового производства товаров и услуг. Американская экономика идет в авангарде этих изменений.

Весьма показательно место США и по такому интегральному индикатору, как «индекс развития человеческого потенциала», рассчитываемому ежегодно Программой развития ООН и включающему оценку ВВП на душу населения, ожидаемой продолжительности жизни в стране и уровня и охвата населения образованием. Фактически это оценка не только уровня развития экономики, но и качества жизни в стране. В 2015 году США по данному показателю находились на десятом месте в мире, уступая лишь небольшим и высокоразвитым странам Европы и Сингапуру. Показатели десяти первых стран превысили величину 0,9 (из 1). Россия, по этим оценкам, находилась на 57-м месте, Китай на 91-м9

Важнейшим индикатором, отражающим уровень экономического развития любой страны, является такой ключевой показатель эффективности общественного производства, как производительность труда. По этому показателю (рассчитанному как отношение ВВП к отработанным человеко-часам) США являются безусловным лидером среди крупных развитых стран (59 тыс. долл.). Однако в общем списке стран они уступают трем небольшим высокоразвитым европейским странам - Норвегии, Люксембургу и Голландии. Потенциально главный конкурент США - Китай отстает по данному показателю в разы.

Одним из наиболее значимых конкурентных преимуществ США, оказывающих влияние на позиции страны в долговременной перспективе, является уровень научно-технического развития. Различные показатели однозначно свидетельствуют о безусловном доминировании США в этой ключевой для экономического развития сфере. Так, в 2017 году на долю США приходилось более 26% мировых расходов на научные исследования. На долю ближайших конкурентов США по величине расходов на науку - Китая и Японии приходилось 21 и 8,4%, а всей Европы (34 страны) - 20,8%. Доля России в общемировых расходах на НИОКР составляла только 2,7%.

По абсолютной величине расходов на НИОКР США также безусловный лидер - 527 млрд. долларов в 2017 году. Вместе с тем доля расходов на НИОКР в ВВП США занимает лишь десятое место (2,8%), уступая Южной Корее, Израилю, Японии, Швеции, Германии, Швейцарии, Дании, Австрии и Финляндии10. В США бывшим Президентом Обамой была поставлена задача в ближайшие годы довести долю расходов на НИОКР в ВВП до 3% (хотя она пока не реализована).

По мнению экспертов, из девяти выделяемых важнейших технологий (сельскохозяйственные, медицинские технологии, композитные материалы и нанотехнологии, энергетические, компьютерные, информационные, авиакосмические и автомобильные технологии) США занимают первую позицию в восьми областях (кроме автомобильных технологий).

Столь же сильны позиции США и в образовании, прежде всего в высшем. Американские исследовательские университеты неизменно занимают первые места в мировых рейтингах вузов.

Несомненно, что научно-техническое лидерство США - это важнейший ресурс страны, обеспечивающий их опережающие позиции на многие годы вперед. Однако понимание того, что и другие страны не стоят на месте, заставило Президента США в его ежегодном обращении к Конгрессу в январе 2011 года «О положении страны» обратить особое внимание именно на необходимость ускоренного научно-технического развития, увеличения инвестиций в науку и инновации, поскольку только так, как заметил Б.Обама, «можно победить будущее».

Еще одним важнейшим политическим фактором социально-экономического лидерства США является их военный потенциал, в значительной степени обусловленный большими военными расходами. Так, по оценке авторитетного Стокгольмского института исследования проблем мира, удельный вес США в мировых военных расходах в 2016 году составил более 36% (более 600 млрд. долл.). Расходы других стран, входящих в лидирующую пятерку по этому показателю (Китай, Франция, Великобритания и Россия), составляли по удельному весу от 3,5 до 6,6% от мировых расходов на военные нужды. Помимо чисто военного доминирования, нельзя не учитывать и то обстоятельство, что существенная часть этих расходов направляется в наиболее высокотехнологичные отрасли промышленности для создания военной техники и проведения военных 
НИОКР. Это обусловливает и то обстоятельство, что США контролируют самую большую долю рынка вооружений (33% продаж в период 2012-2016 гг.). Доля в продажах военной техники других стран в этот период была значительно меньше: России - 23%, Китая - 6,2%, Франции - 6%, Германии - 5,6%11.

К числу показателей, определяющих положение страны в мировом хозяйстве, относится также место страны в мировой внешней торговле и международных потоках капитала, о чем подробно говорилось в первом разделе данной статьи.

США остаются самым привлекательным рынком для иностранных инвесторов - прямые иностранные инвестиции обеспечивают до 7% капиталовложений в основные фонды. Несмотря на все потрясения финансовой сферы США, облигации Федерального казначейства по-прежнему рассматриваются в качестве наиболее надежного инструмента сохранения денежных средств для их иностранных владельцев. Об этом, в частности, говорит то обстоятельство, что, в отличие от прямых инвестиций, совокупные иностранные активы в США, значительная часть которых составляют портфельные инвестиции в ценные бумаги корпораций и в облигации Федерального казначейства, по объему существенно превосходят американские активы за рубежом - соответствующие цифры составляли в 2016 году 32,2 трлн. долларов и 23,8 трлн. долларов12

Все вышесказанное позволяет прийти к выводу, что, несмотря на целый ряд безусловно негативных последствий финансово-экономического кризиса, экономика США продемонстрировала, во-первых, значительную устойчивость и способность противостоять кризису, а во-вторых, не только сохранила лидирующие позиции в мировом хозяйстве по целому ряду важнейших макроэкономичес-ких показателей, но в ряде случаев усиливает свои конкурентные преимущества.

Экономическая политика новой администрации США 
и перспективы глобализации

Многие вызовы и проблемы, в том числе и в сфере глобализации, так или иначе находят отражение в экономических декларациях и планах Президента Д.Трампа. Хотя и по прошествии года после вступления в должность экономическая политика нового президента не получила достаточно полного и логически связанного плана, можно констатировать, что Д.Трамп намерен реализовывать свои предвыборные обещания. Что же предлагает Д.Трамп в качестве новой экономической политики?

Отметим прежде всего, что нового Президента США вряд ли можно отнести к последовательным сторонникам какой-либо экономической школы. Одни его предложения, безусловно, продолжают идеи и традиции республиканского консерватизма. Многие его предложения и прогнозы основываются на теории «экономики предложения», активно использовавшейся во время президентства Р.Рейгана и исходящей из предположения о том, что снижение налогов непременно приведет к ускорению экономического роста и, как следствие, преодолению бюджетного дефицита. Другие соображения Д.Трампа очевидно носят черты ограничительных мер в отношении свободного рынка, особенно во внешнеэкономической сфере. В чем президент последователен, так это в отстаивании идей протекционизма и антиглобализма. На этом, собственно, построена центральная идея его экономических преобразований - возвращение в Америку рабочих мест и недопущение перевода производств за рубеж.

Можно выделить несколько ключевых направлений в экономической политике, которым Д.Трамп намерен следовать. Безусловно, наиболее важным аспектом всей экономической политики Трампа в настоящее время является налоговая реформа. Новое налоговое законодательство было принято Конгрессом и подписано Президентом Д.Трампом 22 декабря 2017 года (The Tax Cuts and Jobs Act). Новый закон о налогах и рабочих местах сохраняет семь ставок подоходного налога, но снижает уровень этих ставок. Ставки подоходного налога, согласно новому закону, составляют 10, 12, 22, 24, 32, 35 и 37% в зависимости от уровня получаемых доходов. (В прежнем законодательстве ставки составляли 10, 15, 25, 28, 33, 35 и 39,6%.) Так, 10-процентый подоходный налог взимается с индивидуального дохода до 9,5 тыс. долларов, а максимальная ставка используется при доходе свыше 500 тыс. долларов. Новый закон предполагает увеличение сумм доходов, с которых производятся налоговые вычеты. Так, стандартный налоговый вычет на индивидуальные доходы увеличен с суммы в 6,3 тыс. долларов до 12 тыс. долларов, а на доходы семейных пар - с 12,7 тысяч до 24 тыс. долларов.

Закон увеличивает стоимость освобождаемой от налогообложения недвижимости в сумме до 11,2 млн. долларов для одного владельца и до 22,4 миллиона для семейных пар. От принятия этого положения выиграет 1,5 млн. самых богатых американцев.

Очень заметным является в новом законе снижение корпоративного налога - его максимальный уровень понижается с 35 до 21%, то есть до самого низкого уровня с 1939 года. На самом деле реально и до нового закона мало кто платил корпоративный налог по максимальной ставке - благодаря умелым действиям налоговых юристов средняя величина корпоративного налога составляла 18%.

Закон позволяет репатриацию активов в размере до 2,6 трлн. долларов, хранящихся в офшорных зонах. В этом случае владельцы должны заплатить налог в размере 15,5% на финансовые активы и 8-процентный налог на оборудование.

По новому закону сокращаются налоги на алкогольные напитки. Как считают эксперты из Брукингского института, это налоговое послабление приведет к 1,5 тыс. преждевременных смертей ежегодно в результате роста потребления алкоголя.

В целом можно констатировать, что новое налоговое законодательство будет более благоприятным для бизнеса, чем для граждан. Сокращения корпоративных налогов являются постоянными, а для граждан сохраняются только до 2025 года. Как отмечают многие эксперты, основные преференции новый закон приносит наиболее богатым семьям. Так, сокращение налогов начиная с 2019 года коснется каждого, но для тех, кто получает 30 тыс. долларов и меньше, налоги начиная с 2021 года вновь возрастут. К 2023 году они вырастут для всех, кто зарабатывает 40 тыс. долларов и меньше.

Второе направление - кардинальное изменение внешнеэкономической политики. В русле этого курса президентские инициативы направлены на защиту национальных производителей и внутреннего рынка. Политика в этой области должна быть нацелена на пересмотр торговых соглашений с зарубежными партнерами для снижения доли импорта и увеличения внутреннего производства. С этой целью предполагается увеличение внешнеторговых тарифов на ввозимые товары из-за рубежа, прежде всего из Китая. Это, по мнению президента, приведет к возвращению многих производств обратно в страну. Теми же задачами обусловлены и предложения по изменению условий Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА), которое якобы стимулирует вывод американских компаний за рубеж и уже состоявшийся выход США из соглашения о Транстихоокеанском партнерстве, подписания которого США добивались много лет.

Одно из заявленных направлений реформ - новая энергетическая стратегия, нацеленная на достижение энергетической независимости. На это будет направлено снятие ограничений (экологических и других) на развитие энергетических проектов, принятых в период администрации Б.Обамы, которые, по мнению Д.Трампа, могли привести к уменьшению потенциального ВВП на 2,5 трлн. долларов до 2030 года и к снижению личных доходов американцев на 7 тыс. долларов в год. Снятие ограничений на добычу нефти и газа в сланцевых пластах, а также на добычу угля может способствовать удешевлению энергии и росту доходов энергетического сектора. Ожидается, что меры по развитию энергетики приведут к росту ВВП на 100 млрд. долларов и созданию ежегодно 500 тыс. новых рабочих мест, а также к росту совокупного годового фонда оплаты труда в 30 млрд. долларов за ближайшие семь лет. Это, в свою очередь, приведет к увеличению доходов консолидированного бюджета на 6 трлн. долларов за четыре десятилетия13.

К энергетическим проектам примыкают планы по резкому увеличению инвестиций в инфраструктурные проекты. Речь идет о дополнительных 100 млрд. долларов инвестиций в течение десяти лет в энергетическую, транспортную и коммунальную инфраструктуры, то есть в строительство линий электропередач, дорог, мостов, объектов водоснабжения. Среди объявленных мер в этой области - увеличение масштабов кредитования данных проектов, инфраструктурный налоговый кредит, упрощение разрешительной системы.

Объявлена также модернизация регуляторной системы. По мнению Д.Трампа, государственное регулирование экономики избыточно и обходится, по расчетам его экспертов, в 2 трлн. долларов и сокращает доходы домохозяйств на 15 тыс. долларов в год. Только за 2015 год федеральные агентства выпустили 3300 распоряжений и постановлений (по сравнению с 2400 в 2014 г.), ограничивающих предпринимательскую деятельность. В планах Трампа объявление моратория на новые федеральные административные акты, а также отмена многих правил и регулирующих хозяйственную деятельность постановлений, особенно в области энергетики и экологии.

Уже предприняты попытки по изменению иммиграционных правил, пока, правда, на уровне исполнительных указов. Речь идет в первом указе о запрете въезда в США граждан из семи мусульманских стран (решение оспорено судебными властями) и запрете въез-
да граждан из шести мусульманских стран - во втором указе. Предполагается и принятие нового иммиграционного законодательства, по которому может быть произведена депортация из США нескольких миллионов нелегальных иммигрантов и ужесточены правила иммиграции.

Была сделана попытка на законодательном уровне подвергнуть ревизии принятую Конгрессом реформу здравоохранения, расширяющую охват медицинским страхованием миллионов американцев. Потерпев фиаско в Конгрессе, президент в октябре 2017 года своими указами отменил ряд положений Закона о доступном здравоохранении.

Как видно, многие позиции экономической программы Д.Трампа носят достаточно противоречивый характер. Некоторые из них - просто трудновыполнимы. Так, способен ли Д.Трамп вернуть американские компании на родину с помощью налоговых льгот? Ведь в основе глобализации лежат объективные причины, а интернационализацию и транснационализацию производства никакими указами и льготами отменить невозможно. В рыночной экономике капитал идет туда, где выше норма или масса прибыли. Это и ничто другое лежит в основе экономической глобализации.

Расширению глобализации и дальнейшего международного разделения труда способствует и научно-технический прогресс. Кстати, сторонники идей Трампа порой утверждают, что как раз научно-технический прогресс приведет к тому, что исчезнет основа вывода предприятий за рубеж - стремление снизить издержки труда. В результате автоматизации и других инноваций трудовая компонента издержек станет столь невелика, что не будет никакого смысла переводить производство за рубеж в целях снижения издержек труда. Представляется, что этот тезис носит несколько абстрактный характер. По крайней мере, ни нынешний этап инноваций, ни предыдущая автоматизация не привели ни к массовой безработице, ни к безлюдному производству. Возникли новые рабочие места, требующие более высокой квалификации, а также миллионы рабочих мест в сфере услуг, многие подразделения которой тоже начали перемещаться за рубеж с целью снижения издержек.

Вполне очевидно, что и в дальнейшем новые рабочие места в экономике США будут создаваться не в традиционных «старых» отраслях (металлургия, автомобильная промышленность, текстильная промышленность и т. д.), в значительной степени переведенных за рубеж, а в новых наукоемких отраслях, имеющих перспективу роста.

Противоречивость экономических предложений Д.Трампа видится и в том, что одновременно планируется значительное сокращение налогов, и, стало быть, по крайней мере на первом этапе этого сокращения, произойдет снижение поступлений в бюджет, что создаст проблемы для заметного роста расходов на инфраструктурные проекты и оборону. Приведет ли предполагаемое снижение налогов к быстрому ускорению экономического роста и, как следствие, росту налоговых поступлений? Сомнительно. Ведь инвестиционный процесс определяется не только ставками налогообложения, но в первую очередь масштабами совокупного спроса, уверенности как инвесторов, так и потребителей в хороших экономических (и политических) перспективах. По крайней мере, более восьми лет послекризисного развития американской экономики такой однозначной уверенности явно не продемонстрировали.

Некоторые предложения Д.Трампа выглядят вполне разумными и обоснованными и идут, кстати, скорее не в русле неолиберальных (республиканских) представлений, а в традициях кейнсианских концепций и практики Демократической партии. К ним можно отнести предлагаемый рост расходов на инфраструктуру, на развитие энергетики (без крайностей пренебрежения экологическими аспектами), мораторий на прием на работу новых федеральных служащих (в практическом плане к ним, правда, даже не приступали). Но реализация этих мер может застопориться из-за возможной нехватки бюджетных средств из-за снижения налогов. Увеличение же дефицита бюджета может привести к еще большему росту государственного долга.

Политика нового президента может серьезно повлиять на состояние американской экономики, на внешнеполитические позиции страны, в том числе и в негативном плане. Однако, скорее всего, несмотря на внешнюю приверженность предвыборным обещаниям, их радикализм уменьшится. Следует иметь в виду, что многие из намеченных планов новой администрации США требуют одобрения Конгресса, общественной поддержки. Решения, принимаемые в Белом доме, испытывают на себе давление различных влиятельных политических и экономических центров силы. Здесь и Конгресс, в котором даже республиканцы отнюдь не во всем солидарны с инициативами Д.Трампа в различных областях, и судебная власть, которая уже продемонстрировала свое несогласие с политикой президента в области иммиграции, и влияние общественного мнения, и средства массовой информации.

При этом следует помнить, что, какой бы ни была экономическая политика федеральных властей, в США существует весьма эффективная модель рыночной экономики, в основе которой лежат конкуренция и частная собственность, высокоразвитое предпринимательство и сильная трудовая этика.

Несмотря на декларируемый протекционизм, никуда не исчезнут экономические и политические интересы США во всем мире. Оставаясь единственной экономической и военно-политической сверхдержавой, США могут изменить формы и методы своего влияния на международные отношения и мирохозяйственные связи, но их стремление сохранить доминирующие позиции в мире, несомненно, сохранится. Этот вывод в полной мере относится и к перспективам глобализации американской экономики. Будучи обусловлен в первую очередь объективными факторами, процесс глобализации, хотя и может частично испытывать влияние той или иной политики, вряд ли может быть повернут вспять.

 1World Trade Statistical Review. 2017 Table A2. P. 98 // www.wto.org/statistics

 2Exibit 6. U.S. Trade in Goods by Principal End-Use Category. P. 6. U.S. Bureau of Census. 2017.

 3World Trade Organization. International Trade Statistics 2016. P. 31 // www.wto.org/statistics

 4US Census Bureau, US Bureau of Economic Analyses, US International Trade in Goods and Services. July 2017. Exibit 1. US International Trade of Goods and Services. P. 1.

 5Ibid. // http://www.census.gov/foreign-trade/Press-Release current_press_release_/ t900/pdf

 6Bureau of Economic Analyses. International Data, Net International Investment Position. 2017 // http://www.bea.gov/

 7World Investment Report UNCTAD, 2015.

 8Statista. The Statistical Portal // http://www.statista.com/statistics/263591/gross-domestic-product-gdp-of-the-united-states

 9Human Development Report 2016. P. 167, 168 // www.hdr.undp.org/sites.default/tiles/hdr-14-report-en-1.pdf

102018 Global R&D Funding Forecast, December 2018.

11SIPRI Yearbook 2017, Summary. P. 15.

12Bureau of Economic Analyses. International Data // http://www.bea.gov/table/table.cfm

13Fact Sheet: Donald J. Trump’s Pro-Growth Economic Policy will create 25 million Jobs // http://www.donald-j-trump.com/press-releases/fact-sheet-donald-j-trumps-pro-growth-economic-policy/html (accessed 02.03.17).

США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579576 Виктор Супян


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 23 апреля 2018 > № 2577980

Заседание Наблюдательного совета Внешэкономбанка.

Вступительное слово Дмитрия Медведева:

Коллеги! У нас, как обычно, достаточно большая повестка дня, много разных вопросов. Для начала хотел бы всех проинформировать о том, что я подписал постановление Правительства, которое утверждает механизм поддержки вложений ВЭБа в передовые технологии. Речь идёт о производстве предприятиями ОПК высокотехнологичной продукции гражданского и двойного назначения, в том числе российского оборудования, которое заменит импортные аналоги в добывающем секторе, а также на речных и морских гражданских судах. Такие проекты требуют значительных вложений, окупаются далеко не сразу, от них зависит тем не менее конкурентоспособность промышленных компаний на мировом рынке. Поэтому ВЭБ обеспечивает такие проекты длинными деньгами на льготных условиях, а государство субсидирует предоставление этой льготы путём снижения кредитной ставки.

В текущем году объём субсидий составит более 117 млн рублей. Такой механизм позволит расширить существующее производство и какие-то новые начать. В результате в перспективе в бюджете появятся и новые деньги в виде налогов.

Сегодня мы также обсудим финансирование проекта по строительству транспортно-перегрузочного комплекса в морском порту Ванино в Хабаровском крае. Этот проект – один из приоритетных для развития экономики Дальнего Востока. Выполнение этого проекта позволит значительно нарастить экспорт угля в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Общая стоимость строительства – более 36 млрд рублей. Четверть этой суммы, почти 10 млрд, уже вложили частные компании. Участие ВЭБа обеспечит необходимые для завершения проекта финансовые ресурсы. При этом предполагается использовать механизмы фабрики проектного финансирования.

Ещё один вопрос – кадровый, изменения в руководстве Российского экспортного центра. Действующий генеральный директор Пётр Михайлович Фрадков переходит на другую работу. Он сделал многое для становления экспортного центра. Хочу поблагодарить Вас, Пётр Михайлович, за работу, пожелать успехов на новом месте. На должность генерального директора экспортного центра предполагается назначить заместителя руководителя Аппарата Правительства Андрея Александровича Слепнёва, сейчас он отвечает за проектную деятельность.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 23 апреля 2018 > № 2577980


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 23 апреля 2018 > № 2577938 Юнус-Бек Евкуров

Встреча с главой Ингушетии Юнус-Беком Евкуровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с главой Республики Ингушетия Юнус-Беком Евкуровым. Обсуждалось социально-экономическое положение в регионе.

В.Путин: Юнус-Бек Баматгиреевич, мы поговорим по обычной повестке, по социально-экономическому положению республики. Знаю, что у Вас есть вопросы и определённые просьбы, связанные с финансированием.

Но одна из важнейших задач на протяжении предыдущих многих лет заключалась в создании новых рабочих мест с учётом демографической составляющей, с учётом состояния рынка труда.

Давайте с этого начнём. Как там обстоят дела?

: Уважаемый Владимир Владимирович, по итогам 2017 года у нас есть позитивные изменения, в том числе, как Вы сказали, по снижению [безработицы].

Да, результаты небольшие, но всё равно по тем прогнозам, которые у нас есть, они дальше будут лучше, потому что вновь построенные экономически важные объекты уже становятся на крыло и начинают давать результаты.

Поэтому, конечно, нужно время для того, чтобы они втянулись уже в цикл работы. Мы по валовому региональному продукту выросли на 1,7 процента. По индексу промышленного производства мы находимся где-то на седьмом месте по России и на втором месте в СКФО.

В.Путин: По темпам роста?

Ю-Б.Евкуров: Да, по темпам роста. Хорошие результаты по агропромышленному комплексу.

Но особо хочу сказать, конечно, мы исторически довольно серьёзно отставали по социалке, и мы сегодня благодаря Вашей помощи, помощи Правительства Российской Федерации и особенно социального блока на 27 процентов снизили двухсменку, полностью ликвидировали трёхсменку [в школах].

Хотя есть определённая угроза. Мы с Ольгой Юрьевной Голодец обсуждали эту тему – есть угроза для десяти школ, но это вопрос уже решаемый, там тоже программа заложена.

Мы благодаря помощи федерального центра и особенно Вероники Игоревны Скворцовой с одноуровневой за четыре года подняли до трёхуровневой [систему оказания медицинской помощи] населению, на сегодня решили проблему в целом по детской смертности – снизили на 50 процентов.

Перинатальный центр, который построен, – уже за полтора года это 1,5 тысячи новорождённых детей. С 15,4 до 7 процентов снизилась смертность. Да, она ещё высока в целом, но у нас два года ещё есть, чтобы выйти на уровень уже российский. Мы выйдем на этот уровень.

Буквально недавно Вы обсуждали с Правительством вопросы выплат, в том числе матерям за первого ребёнка. Хорошая, позитивная тоже здесь есть динамика. Из 210 обратившихся 75 процентов получили эти деньги, остальные отсеяны по разным причинам, в том числе и за несоответствие требованиям законодательства.

Вы на Правительстве обсуждали тему по газомоторному топливу – весь общественный транспорт республики уже полтора года работает на газомоторном топливе.

В.Путин: Это очень хорошо.

Ю-Б.Евкуров: Мы специально заказали именно на Нижегородском заводе переоборудование на газомоторное топливо. С помощью «Роснефти» мы в этом году начинаем строительство ещё трёх новых газовых автозаправочных станций. Здесь тоже хорошая динамика.

По сектору экономики хотел бы представить альбом. За короткое время, буквально за шесть лет, мы построили более 490 объектов. Если брать школы и садики, мы строим по новому облику, после Госсовета, который Вы провели.

Если брать по сектору экономики. Мы с Львом Владимировичем Кузнецовым открыли завод по переработке, по алюминиевым профилям и открыли завод по сухим смесям. Это же более 250 рабочих мест только на двух этих предприятиях.

По агропромышленному комплексу у нас один из лучших ОРЦ [оптово-распределительных центров] в стране – 32 тысячи тонн хранения уже сегодня, к концу 2019 года – 60 тысяч тонн хранения, это «Сад-гигант Ингушетия» и тепличный комплекс. Поэтому, конечно, реальный сектор экономики мы поднимаем.

Туристическая отрасль. Мы первые запустили горнолыжную трассу – после уже исторических в Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. У нас горный бассейн – единственный в стране в среднегорье бассейн, послесоветского образца, в Кисловодске, 25-метровый, с трамплином, бассейн крытый.

Работаем на всех направлениях. Вы как-то мне задавали вопрос по собственным доходам [республики]: многие школы и садики построены в том числе и за счёт собственных доходов, но у нас большие деньги, доходы идут на содержание этих объектов. Я показывал, что только на содержание объектов здравоохранения уходит почти полтора миллиарда рублей.

В.Путин: Но вам есть что содержать.

Ю-Б.Евкуров: Да, есть что содержать.

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 23 апреля 2018 > № 2577938 Юнус-Бек Евкуров


Украина > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576702

Больше миллиона стариков стали пленниками забытой войны на Украине: «Моя дочь забрала мою пенсию»

Себастьян Гранскуг (Sebastian Granskog), Yle, Финляндия

В промышленном городе Светлодарск, что в Донецкой области, сейчас совсем тихо, а улицы его пустынны. Нынешняя картина кардинально отличается от того, что здесь было в 1970-х годах, когда в город съезжались люди со всех уголков Советского Союза, чтобы строить идеальное общество.

В паре километров отсюда украинская армия ведет позиционную войну.

Наталья Солдатова помогает лежачим старикам по дому.

Помощь от международной гуманитарной организации «Каритас» (Caritas), которая раньше поддерживала добровольцев, в апреле резко прекратилась.

Раньше Солдатова и другие волонтеры получали компенсацию за свою работу.

«Это ужасно. Люди в панике плачут, а мы ничего не может им предложить», — говорит Солдатова.

50 евро в месяц

В унылом здании на улице Четвертой лифта нет. Подниматься на третий этаж надо по лестнице.

Этого 68-летняя Надежда не в состоянии делать уже много лет.

Дверь открывает ее 40-летний сын-инвалид. Вонь затхлости бьет в нос. Сразу заметно, что с гигиеной тут проблемы.

Здоровье у Надежды сдало, у нее трудности с дыханием.

«У меня ни на что нет средств. Мне нужны деньги на операцию, но заплатить некому».

Пенсия у Надежды соответствует примерно 50 евро в месяц (3 500 рублей). Пособие сына — не больше. Треть всех денег уходит на оплату отопления. На еду и медикаменты не хватает.

«Мы не можем позволить себе купить лекарства, денег едва хватает на еду. Мне хотелось бы хоть новый матрас получить вместо этого», — говорит Надежда.

Ее нынешний матрас практически уничтожен.

Гуманитарный кризис, о котором мир забыл

Война на Украине привела к одному из худших в мире гуманитарных кризисов. По оценкам ООН 3,3 миллиона человек нуждаются в гуманитарной помощи или защите. Конфликт на востоке Украины уникален. Треть нуждающихся в помощи — старики.

На Ближнем Востоке и в кризисных районах Африки гуманитарная помощь нужна скорее детям и молодежи. Но из Восточной Украины молодое население бежало в другие районы.

Вскоре после нашего прибытия Надежде понадобилось в туалет. Этот процесс далеко не простой, несмотря на помощь Натальи и сына.

«С тех пор как прекратилась помощь от „Каритас", у нас нет средств на подгузники», — рассказывает Наталья Солдатова.

Пустые полки зияют отсутствием предметов гигиены. На город тоже нечего рассчитывать — он не оказывает старикам никакой помощи.

Война усугубила проблемы со здоровьем

По ночам слышно эхо выстрелов. Но уже некоторое время снарядов поблизости не падало.

Пару лет назад в дом Надежды попал снаряд, разбив стекла в окнах ее квартиры.

Она долгое время жила без стекол, пока не появилась «Каритас» и не поставила новые окна.

Надежда была слишком слаба, чтобы спускаться в бомбоубежище во время обстрелов. А ее сын не мог сам найти бомбоубежище.

«Я оставалась дома. Это было ужасно», — рассказывает она.

Когда вспыхнула война, состояние здоровья Надежды ухудшилось. Это естественно.

«Война вызывает у стариков разные заболевания, связанные со стрессом. Они беспомощны, когда идут бои», — рассказывает Наталья Солдатова.

Конфликт на востоке Украины идет уже четыре года. Окружающий мир успел забыть об этой войне, и международная поддержка перестала поступать в регион.

В прошлом году ООН удалось собрать лишь треть необходимой гуманитарной помощи. В этом году целевая сумма была снижена до 150 миллионов евро, но и ее оказалось невозможно собрать.

«Моя дочь забрала мою пенсию»

На окраине Луганска находится один из немногих домов престарелых. Он финансируется из пенсионных денег стариков через некоммерческую организацию.

«Мы не бросаем тех, кто в беде. Здесь живут и люди, которые не получают пенсии, так как у них нет удостоверений личности. Их дома были разрушены во время войны», — рассказывает руководительница дома престарелых Светлана Пенчева.

Маленький одноэтажный дом находится в тихой сельской местности.

Неподалеку пасутся коровы. В огороде выращивают овощи. Все это обеспечивает большую часть питания обитателей дома.

В каждой комнате живут от четырех до восьми стариков. Всего в доме обитают около 50 человек. Все они слишком слабы, чтобы справляться самостоятельно.

Сиделка меняет белье на постели пожилой женщины. В соседней комнате сидит ослепшая Нина.

«Война началась в 2014 году. После этого я ослепла. Моя дочь пьет. Она забрала мою пенсию», — рассказывает Нина.

Матрасы в качестве защиты от осколков стекла

В кровати напротив лежит 88-летняя Екатерина и жалуется на свои больные ноги.

Дом престарелых находится вблизи от линии фронта. Пару лет назад несколько снарядов разорвались совсем рядом.

«Это было ужасно. Я вжалась в стену. Тамара спряталась под кровать», — рассказывает Екатерина.

Она всхлипывает от нахлынувших воспоминаний.

Руководительница дома престарелых Светлана Пенчева рассказывает, что сиделки накрывали стариков матрасами, чтобы защитить их от осколков стекла.

В самые сильные бои сиделки сносили стариков в подвал.

По словам Пенчевой, всей пенсии стариков не хватает на финансирование. Работники толком не получают зарплаты. Не хватает средств гигиены, матрасов и медикаментов.

Дом престарелых получает небольшую помощь от Норвежского совета по делам беженцев. Но Пенчева все равно и не рассчитывает на международную помощь.

«Если кто-то захочет предложить нам помощь, мы будем рады, но за призрачными пожертвованиями охотиться не станем».

Украина > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576702


Узбекистан > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576699

Узбекистан: одна из самых закрытых и тоталитарных стран мира открывает двери

Это вселяет надежду на лучшее в одном из самых опасных регионов мира

Пер Юхансен (Per Anders Johansen), Aftenposten, Норвегия

Самарканд (Aftenposten): Жестокий режим в Узбекистане известен тем, что варил своих противников живьем.

Впервые более чем за 10 лет с минарета мечети в узбекском Самарканде раздается пятничный призыв к молитве.

На улице стоит русско-узбекская женщина и исподлобья смотрит на происходящее. Там, где еще несколько недель тому назад для западных журналистов была закрытая страна, дуют новые ветры.

«Честно говоря, мне это не нравится», — говорит она корреспонденту Aftenposten.

«Почему они должны оповещать весь мир, что пришло время молиться? Они же могут пользоваться часами, как мы все. Даже хотя большинство из нас — мусульмане, я хочу, чтобы мы оставались светской страной», — говорит женщина.

Призывы на молитву в Самарканде — один из многих признаков того, что самая густонаселенная страна в Средней Азии меняется, и это может преобразить один из самых опасных регионов мира.

Так меняется диктатура

Узбекский режим пользовался дурной славой. Тех, кто критиковал режим, могли сварить заживо — если верить утверждениям правозащитных организаций, американских властей и бывшего британского посла в стране. Женщины — активистки правозащитного движения, протестовавшие в 2015 году против рабского труда, подверглись чудовищным «обследованиям» женских половых органов, а потом были объявлены душевнобольными.

В том, что касается прав человека, Узбекистан примерно то же, что Саудовская Аравия и Северная Корея. Сейчас в одной из десяти самых страшных диктатур мира происходит быстрая, хотя и тихая революция:

• Около 20 политзаключенных выпущены на свободу, в том числе и журналист, отсидевший в заключении самый большой срок в мире.

• Руководитель одной из самых одиозных и жестоких служб безопасности недавно уволен. На прошлой неделе страна приняла новый закон, который — на бумаге — должен запретить пытки, коррупцию и применение насилия.

• Всеобъемлющая торговля валютой на черном рынке была ликвидирована практически за один день благодаря тому, что официальный курс валют был подогнан под курс на черном рынке.

• Новый президент также фактически прекратил пресловутый сбор хлопка, когда, по информации недавнего отчета МОТ, несколько миллионов узбекских школьников и госслужащих направлялись на принудительные работы.

• Было принято много антикоррупционных мер.

• Начата приватизация, масштабная налоговая система; доступ к СМИ и интернету стал свободнее.

Факты: Узбекистан

Узбекистан — самая густонаселенная страна в Средней Азии, население составляет 31,5 миллионов человек.

Состоит население, в основном, из узбеков, но в стране проживают также большие группы таджиков, казахов, русских и представителей других народов.

Мусульмане — в основном, сунниты — составляют 95% населения.

Узбекистан располагает богатыми природными ресурсами — такими как нефть, газ, золото, кобальт — и рядом других ценных видов сырья, но находится на 125 месте в мире по ВВП на душу населения — как, например, Ангола.

Граничит с Афганистаном, Таджикистаном, Туркменией, Казахстаном и Киргизией.

Около 6-7 миллионов узбеков проживают в соседних странах.

Поэтому Средняя Азия так важна

Есть много причин, заставляющих Владимира Путина, Дональда Трампа и китайского Си Цзиньпина обращать большое внимание на Узбекистан.

• Страна играет ключевую роль в регионе, в котором мировые сверхдержавы соперничают в борьбе за новые рынки, транспортные маршруты, энергетику и колоссальные природные ресурсы.

• Страна граничит с Афганистаном, где несколько тысяч боевиков ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.) пытаются создать новый халифат, а большая часть страны находится под контролем Талибана (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.). Сейчас происходит эскалация войны после многочисленных кровавых терактов и хаоса в нынешнем правительстве.

Бедность, внутренние противоречия и жестокий режим способствовали превращению региона в место, где легко вербовать радикальных мусульман.

В 2017 году террористы узбекского происхождения стояли за терактами в Стамбуле, Санкт-Петербурге, Стокгольме и Нью-Йорке.

Революция, управляемая сверху

Бывший президент Узбекистана Ислам Каримов правил страной железной рукой вплоть до своей смерти в августе или сентябре 2016 года.

Его смерть замалчивалась, пока шла тайная закулисная борьба за то, кто же станет его наследником. Победил человек, 13 лет бывший при Каримове премьер-министром, Шавкат Мирзиёев.

За короткое время ему удалось улучшить напряженные отношения с соседними странами.

Открыты новые железнодорожные маршруты, дороги и авиарейсы, Мирзиёев урегулировал много конфликтов со своими соседями, в частности, из-за недостаточных, но так важных для жизни водных ресурсов.

«Едва ли не самое главное — что у Узбекистана улучшились отношения с соседними странами, особенно Киргизией и Таджикистаном», — говорит знаток Узбекистана, имеющий степень магистра международных отношений, Йоаким Браттволл (Joakim Brattvoll). В прошлом году он три месяца прожил в стране — учил узбекский.

«Во многих местах вновь открылись пограничные переходы, заключено несколько торговых соглашений».

Нет бороде и хиджабу

«Стоит нам разрешить хиджаб, и следующим шагом будет введение законов шариата», — говорит узбек, с которым корреспондент «Афтенпостен» (Aftenposten) повстречался в Ташкенте — городе с миллионным населением, где проживает большое русское меньшинство.

«Стоит нам дать мусульманским фанатикам мизинец, они всю руку отхватят», — говорит узбек.

Страх перед радикальными исламистами использовался как предлог для строительства тоталитарной системы. Не было никаких признаков свободной прессы, оппозиции, правовой безопасности и правозащитных организаций.

Сейчас многое указывает на то, что режим меняется — сверху:

«Угрозу, исходящую от террористов, нельзя побороть только усилиями власти», — заявил Мирзиёев, когда проводил международную конференцию, посвященную войне в Афганистане.

«Они снова хотят попасть в приличное общество. Это хороший знак», — говорит старший советник МИД по Афганистану Ролф Вилли Хансен (Rolf Willy Hansen). Во встрече в Ташкенте он участвовал вместе с дипломатами из более чем 25 стран.

Жизнь на 400 крон в месяц

«Хуже, чем сейчас, вряд ли может быть. Для меня ситуация просто катастрофическая», — признается шофер-узбек в Ташкенте.

Он живет на 400 тысяч узбекских сомов в месяц, это соответствует 400 норвежским кронам.

«Если не станет лучше, буду пытаться искать счастья в России».

Предполагается, что узбеки, уехавшие в другие страны на заработки, присылают домой пять миллиардов долларов, что соответствует 10-15% госбюджета.

Сейчас режим пытается заманить узбеков на родину.

«Возвращайтесь домой, и я обещаю вам такую же высокую зарплату», — объявил президент.

Тихая драматичная революция

На пасху Даниил Кислов решился на то, что не мог сделать 15 лет.

Редактор газеты Fergana.ru приехал в свой родной город Ташкент и посетил место, где похоронены члены его семьи.

— То, что происходит, это просто что-то революционное, — говорит Кислов, который в течение ряда лет критикует режим в Узбекистане.

Aftenposten: А в чем самая большая разница?

Д.Кислов: Тогда все казалось совершенно беспросветным. Сейчас я вижу в глазах людей надежду.

Узбекистан > Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576699


Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 апреля 2018 > № 2577981 Марина Ковтун

Встреча Дмитрия Медведева с губернатором Мурманской области Мариной Ковтун.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Марина Васильевна, мы только что с Вами смотрели, как развивается Мурманск и Мурманская область. Я увидел ряд объектов, о которых мы с Вами говорили практически год назад, во время совещания, посвященного развитию транспортного узла Мурманска и портовой составляющей. Там работы уже идут. Каково состояние дел сейчас?

М.Ковтун: Действительно, Дмитрий Анатольевич, Вы были у нас ровно год назад, и спасибо большое за то совещание, поскольку было сформулировано несколько очень важных поручений и к Правительству, и к Минтрансу, чтобы подготовить способы и форматы решения ряда вопросов, в том числе финансовых, в частности, по инфраструктурной ипотеке. Все поручения, которые были Вами даны, выполнены. Сегодня Мурманский транспортный узел вошёл в фазу завершения одной трети объёма работ, даже больше – превысил. И если бы можно было посмотреть сверху, то Вы бы увидели уже ясные очертания этой железной дороги и выполнение большого объёма работ – почти к 15 млрд рублей приближается объём освоения работ.

Более того, уже заложен камень в основание будущего терминала угольного, который будет рассчитан на 18 млн т угля (девять различных видов угля). Этот терминал будет полностью крытый, современный, равных пока в России нет. Экологически абсолютно чистый. И сегодня спрос на будущую возможность перегружать здесь уголь уже есть у большого количества грузовладельцев. Все вопросы практически решены, работаем в тесном взаимодействии с Минтрансом – постоянно сверяем часы, с энергетиками (есть большая энергетическая составляющая) и синхронизируем эти проекты. Как Вы и поручали, железная дорога должна быть построена в 2020 году, и угольный терминал тоже должен войти в активную фазу работы.

Д.Медведев: Хорошо, что все эти процессы идут. Это действительно большой проект, очень важный и для нашей страны, и для Севера в целом, и, конечно, для Мурманской области и всех её жителей. Теперь вернёмся к более простым, но от этого не менее важным вопросам. Как дела с образованием? Я имею в виду строительство детских дошкольных учреждений, общеобразовательных школ. Как выполняются те решения, которые были заложены в указах Президента и актах Правительства?

М.Ковтун: Дмитрий Анатольевич, образование является предметом нашей гордости. Мы очень большое внимание уделяем дошкольному образованию, школьному образованию и среднему профтехобразованию. Занимаемся, конечно, и высшей школой, в частности, взаимодействием нашего Кольского научного центра с нашими двумя вузами, которые в перспективе будут объединены в один опорный вуз.

Что касается школьного образования. Буквально вчера я встречалась с детьми, которые вернулись с форума «Шаг в будущее». Мурманская команда из области (она состояла из 44 человек, дети из различных муниципалитетов) привезла в пятый раз Большой научный кубок. Это говорит о качестве нашего образования и вовлёченности и родителей, и педагогов в такое сотрудничество с детьми. Очень хорошие показатели у ЗАТО Александровск, у ребят из городов Кировска, Апатитов, Североморска. Конечно, большую роль играет размер заработной платы преподавателей. Я считаю, что заложенные в «майских» указах показатели, на которые мы были сориентированы и которые содержались в «дорожных картах», мы выполнили на 100%. Сегодня заработная плата педагогов абсолютно соответствует показателям, которые были зафиксированы в «дорожных картах». По всем 11 категориям, включая и воспитателей детских садов, и работников культурных и социальных учреждений, мы всех показателей достигли, несмотря на непростую ситуацию в бюджете, поскольку действительно есть сложности с тем, как наполнить финансово бюджет и выполнить решения Конституционного Суда по повышению МРОТ. Пока мы с этими задачами справляемся.

Да, у нас есть проблемы со второй сменой в Мурманске и Североморске. Но в Североморске мы построим новую школу. Она уже запланирована у нас, в бюджете заложены средства. Кроме того, мы получим софинансирование из федерального бюджета.

Детскими дошкольными учреждениями у нас сегодня практически обеспечены все дети от трёх до семи лет. Мы эту очередь давно уже ликвидировали. С 2016 года у нас все муниципалитеты эту задачу выполнили. Но сейчас ещё одна задача стоит в новых поручениях Президента – от двух месяцев до трёх лет, поэтому мы сконцентрированы на этой задаче. В программе у нас строительство трёх новых детских садов, преимущественно в гарнизонах. Мы выполним эту задачу в 2019 году. До 2020 года все дети, родители которых захотят их отвести в детские сады, будут иметь такую возможность. Совсем недавно открыли детский садик в Североморске-3 – замечательный. В конце года – в посёлке Спутник (посёлок морских пехотинцев). Мы считаем, что здесь у нас нет каких-либо проблем с решением этой конкретной задачи.

Д.Медведев: А что с медициной? Есть какие-то достижения или идеи?

М.Ковтун: Дмитрий Анатольевич, в медицине самая главная проблема – это отсутствие кадров, укомплектованности специалистами. У нас сегодня, по оценкам Минздрава, без совместительства если считать, не хватает 773 врачей. Особенно их не хватает в крупных населённых пунктах – в Мурманске, Апатитах, Североморске. Мы как можем эту проблему решаем. Это единоразовые выплаты, стипендии врачам-ординаторам, стипендии нашим ребятам по целевому набору и компенсация квартплаты. Тем не менее этих мер недостаточно, всё равно ребята выбирают более комфортные регионы для работы. Ведь у нас нет собственного медицинского вуза.

Поэтому мы осенью прошлого года вышли с предложением, я озвучила его на встрече с Владимиром Владимировичем Путиным, о том, чтобы на «северах», территориях Арктической зоны реализовывать программу «Арктический доктор». Поскольку нас высокая степень урбанизации, мы по программе «Земский доктор», которая очень эффективно работает во всех других регионах страны, где есть сёла, могли привлечь только 36 человек. Поэтому мы предлагаем выплачивать не один, а два миллиона, поэтапно: по приезду – 500 тыс., по истечении первого года работы, и если доктор заключает контракт на пять лет и проработает пять лет, то получит следующий миллион, но за это время уже как-то адаптируется на Севере, создаст семью. Мы намерены начать эту программу. С 1 июля будем её реализовывать в пилотном режиме. Пока планируем привлечь только 15 врачей, но будем смотреть, какая обратная связь, и выходим уже на федеральный уровень, просим о поддержке.

Д.Медведев: Давайте подумаем, идея сама по себе довольно интересная, тем более что, когда зародилась программа «Земский доктор», мы в какой-то момент приняли решение о том, чтобы распространить её действие не только на сельские поселения, но в ряде случаев и на посёлки городского типа, потому что структура городов, населённых пунктов у нас по территориям России, по субъектам Федерации, очень сильно отличается. На «северах» свои проблемы. Здесь действительно очень высокий уровень урбанизации, сёл нет, но потребность в кадрах, во врачах очень большая. И труд здесь нелёгкий, и нужно семью привезти или обзавестись семьёй. Давайте посмотрим, что можно сделать, в том числе имею в виду такого рода развитие программы «Земский доктор» и преобразование её, может быть, в арктический формат. Вы начинайте пока пилотный вариант, и посмотрим, как это можно будет поддержать на федеральном уровне.

М.Ковтун: Спасибо большое.

Д.Медведев: Вы упомянули Апатиты. Мы сейчас с Вами ехали, и я смотрел, как выглядит качество дорог. Эта тема, конечно, касается всех наших населённых пунктов, потому что у нас нет идеальной ситуации ни в одном субъекте Федерации. Но если по федеральным дорогам ситуация получше, там процент эксплуатационной годности где-то приближается к 70 и иногда даже 75, то по муниципальным дорогам ситуация гораздо сложнее. Люди пишут, ко мне в социальных сетях обращались, и по Мурманску и по Апатитам, да и вообще по различным дорогам в Мурманской области. Что вы планируете делать в ближайшее время по этому направлению?

М.Ковтун: Дмитрий Анатольевич, естественно, дороги, их качество… Каждый автолюбитель является критиком состояния дорожного полотна.

Д.Медведев: Но критиком компетентным, потому что он на собственном опыте всё это чувствует.

М.Ковтун: Совершенно верно. Мы часто обращаемся к сайту «Убитые дороги», куда люди выкладывают фотографии тех участков, которые они считают нуждающимися в ремонте.

У нас своих региональных дорог – 1998 км, дорожный фонд у нас едва превышает 2 млрд рублей, но из этих средств мы ежегодно от 300 до 400 млн рублей выделяем муниципалитетам в качестве грантов. И даже специальную программу реализуем для небольших населённых пунктов, где население меньше 10 тысяч и меньше тысячи. За это время муниципальные и сельские дороги немножечко стали лучше, но в целом, естественно, средств не хватает, и мы направляем своё внимание на те участки дорог, которые явно требуют ремонта. Не всегда это бывают те участки дороги, на которых весной появляется колея. Мы, конечно, планируем загодя и рассматриваем в первую очередь те заявки, которые направлены на ликвидацию явных повреждённых участков дороги. Будем и дальше усиливать эту работу.

У нас очень короткий срок ремонтов: мы начинаем только со схода снега и заканчиваем перед первым снегом, а он у нас бывает 1 сентября. То есть за этот короткий летний период мы заканчиваем все дорожные ремонты. И не всегда эти дорожные ремонты являются в полной мере качественными – иногда это просто латание дыр, чтобы не допустить аварийности на этих дорожных участках.

Д.Медведев: Давайте мы тогда на это обратим совместное внимание. Потому что мы сейчас готовим предложения – каким образом вообще поддержать ремонт и строительство дорог в муниципалитетах. На федеральном уровне мы этим уже более активно занимаемся, поэтому качество федеральных трасс всё-таки по стране повыше, но сейчас готовятся предложения по проекту, связанному с региональными дорогами, где мы постараемся соединить все ресурсы: и муниципальные, и региональные, и федеральные.

М.Ковтун: Дмитрий Анатольевич, можно ещё обратиться с просьбой? Есть программа «Безопасные и качественные дороги», которая рассчитана на содействие агломерациям численностью более 500 тысяч человек в улучшении дорожного полотна. Практически ни один арктический субъект не может похвастаться тем, что в городах более 500 тысяч населения. Поэтому мы не попадаем в эту программу, а хотелось бы. Это очень хороший ресурс, и многие субъекты получат существенную прибавку и улучшат качество дорожного полотна. У нас же такого ресурса нет, поэтому мы просили бы Вас рассмотреть возможность для арктических субъектов какой-то отдельной программы.

Д.Медведев: Давайте это обсудим. У нас не только в арктических субъектах – во многих территориях и центр субъекта, а иногда и весь субъект гораздо меньше, чем 500 тысяч человек. У нас неравноценные очень субъекты. Давайте подумаем и на эту тему.

Россия. СЗФО > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 20 апреля 2018 > № 2577981 Марина Ковтун


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 20 апреля 2018 > № 2575576

В Казахстане введут Единый реестр административных производств

Мадина МАМЫРХАНОВА

Генеральная прокуратура намерена ввести в Казахстане Единый реестр административных производств, по аналогии с Единым реестром досудебных расследований (ЕРДР), где регистрируются уголовные правонарушения. Об этом сегодня в ходе выездного заседания Комитета по конституционному законодательству, судебной системе и правоохранительным органам сената по вопросу применения и использования карты уголовных правонарушений председатель комитета по правовой статистике и специальным учетам ГП Багдат Мусин.

«Для чего он создается? На сегодня есть ЕРДР по всем уголовным правонарушениям. То же самое хотим попробовать сделать по адмпроизводствам. Здесь мы начали с дорожной полиции, потому что большинство протоколов составляются ими. Сегодня планшеты имеют около тысячи дорожных полицейских. Ими оформлено 80 тысяч протоколов в электронном виде. Здесь есть города-лидеры. Особо хотел отметить Астану, Алматы и город Тараз, где уже полноценно обеспечили своих полицейских соответствующими планшетами. Всего нужно примерно около 5 тыс. планшетов. Это минимальное количество для того, чтобы покрыть 90% составления адмпротоколов в электронном формате», - пояснил он.

В этой части дополнительно надзорное ведомство предлагает обеспечить правонарушителей возможностью оплатить штрафы на месте с помощью банковской карты. В этом случае, им, помимо действующей 50% скидки за оплату адмштрафа в течение 7 дней, предлагается предоставлять в качестве стимулирующей меры еще 5% скидки за оплату посредством банковской карты. Таким образом инициаторы надеются улучшить взыскиваемость штрафов.

Наряду с этим ГП интегрирует свои системы с городскими системами фото и видеофиксации.

«Все фото- и видеофиксации, которые у нас происходят в системе «Сергек» будут направляться к нам в базу данных. Для чего это делается? Сегодня сотрудник адмполиции гипотетически имеет возможность удалить штраф, и мы как прокуроры не будем знать, что этот штраф удален. А с введением единого реестра, мы будем видеть все штрафы и все действия полицейских, удаляли они что-то или вносили. Таким образом будет обеспечена прозрачность надзора за административными делами», - сказал Багдат Мусин.

В дальнейшем в ведомстве планируют подключить к данному реестру все 64 госоргана, которые сегодня составляют административные протоколы с тем, чтобы все госорганы были в единой системе и составляли адмпротоколы по единообразному принципу.

«Необходимо законодательное закрепление ЕРАП. С соответствующей инициативой мы выйдем для того, чтобы закрепить ЕРАП в КоАПе в качестве единого источника информации и чтобы была единая база по штрафам по аналогии с ЕРДР в Уголовно-процессуальном кодексе», - резюмировал руководитель комитета по правовой статистике и специальным учетам ГП.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > kursiv.kz, 20 апреля 2018 > № 2575576


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 19 апреля 2018 > № 2577753 Людмила Карнашевская

Потребительский рынок России в ближайшее время ждут серьезные изменения.

Людмила Карнашевская, член комитета по развитию женского предпринимательства Уральской ТПП, Директор межрегионального филиала Урал ООО "Такском": «Революция в маркетинге перекроит потребительский рынок России».

Потребительский рынок России в ближайшее время ждут серьезные изменения. Введение контрольно-кассовой техники, передающей в онлайн режиме фискальные данные в налоговые органы, выявило, что ритейлеры плохо знакомы с реальными предпочтениями граждан и ориентируется на устаревшую потребительскую корзину.

Директор межрегионального филиала Урал ООО «Такском», получившего в 2016 году статус фискального оператора, Людмила Карнашевская утверждает, что у россиян давно уже не пользуются популярностью такие продукты, как картошка, макароны и даже водка, которую вытеснило пиво.

Контрольно-кассовая техника позволяет собирать огромные массивы данных, с помощью которых, полагает Карнашевская, можно совершенно осознанно вести маркетинговую политику, а главное, формировать классический потребительский рынок, где спрос рождает предложение, а не наоборот, как происходит в России сейчас.

- Людмила Александровна, расскажите поподробнее, что выявили большие данных, которые Вы стали получать…

- В наш обиход достаточно давно вошло такое понятие, как аналитика больших данных или по-английски Big Data. И поскольку данные с каждой единицы контрольно-кассовой техники передаются в определенном формате, они сохраняются, анализируются и обобщаются. На основании этих данных можно сделать очень интересные выводы.

Например, у нас принято считать, что среднестатистический россиянин покупает в основном молоко, хлеб, макароны. Оказывается, нет: в десятке наиболее популярных продуктов не представлены ни макаронные изделия, ни картошка, ни фрукты. В топ-10 попали хлеб, пиво, колбаса, творог и лекарства. Возможно, на предпочтениях потребителей сказались мартовские праздники, сразу после которых мы проводили анализ. Но это говорит как раз о том, что большие данные позволяют прогнозировать, что следует завозить в торговые точки в то или иное время.

В дальнейшем эти данные будут только расширяться: в июле 2018 года добавится большой пласт пользователей контрольно-кассовых машин из числа индивидуальных предпринимателей, использующих труд наемных работников. В следующем году на передачу фискальных данных перейдет сфера услуг, и тогда можно будет понять, где у нас недостаток парикмахерских или стоматологических кабинетов, а где – избыток, поскольку приходит один посетитель в три дня.

- Но ведь любой предприниматель анализирует, какой товар покупают, а какой нет. Да и выбирать местоположение торговой точки он должен на основании статистических данных…

- Получается, предприниматели плохо считают, и потребители не получают то, что хотят. Мне кажется, до сих пор не сформирован классический рынок, в котором спрос рождает предложение. У нас сейчас все наоборот: предложение есть, а спрос анализируется плохо, долго и не совсем корректно. Набор товаров в продаже примерно один и тот же, потому что ритейлеры опираются в основном на ту корзину, которая была сформирована неизвестно сколько времени назад. Отсюда и потребительские мифы: мол, россияне едят преимущественно макаронные изделия и картошку. И мало кто задумывается, что в каждом регионе своя потребительская корзина, свой средний чек. Вот как только мы начнем ориентироваться на реальные предпочтения граждан, то тогда рынок будет формироваться под потребителя. И это важно как для бизнеса, так и для покупателя.

- По поводу введения контрольно-кассовой техники сломано немало копий: предприниматели опасаются, что с коммерческой тайной будет покончено. Насколько вообще обоснованы их страхи?

- В законе № 54-ФЗ четко прописаны права и ограничения оператора фискальных данных. Он может анализировать и предоставлять обобщенную информацию без персонализации. Никто никогда не укажет на конкретную точку и не скажет, что в этом магазине происходит то-то. А предоставление обобщенных данных будет только в плюс бизнесу: чтобы ориентироваться на рынке, недостаточно информации только о себе – нужно понимать, что и в отрасли происходит.

Сейчас мы можем посмотреть на предпочтения и всплески активности покупателей, понять, какие марки сыров продаются в том или ином магазине, какой средний чек в районе, сколько стоит та или иная продукция в конкретном регионе. У нас на сайте сейчас есть интерактивная карта России, где можно посмотреть предпочтения россиян за последний месяц. Нажимая на регион, можно узнать топ-10 товаров, которые покупали именно в данном регионе. Фактические данные поступают в режиме онлайн, то есть не надо ждать три месяца, чтобы провести маркетинговое исследование, которое, к тому же, достоверно лишь на треть.

Информация, мне кажется, полезна и профильным министерствам: в «Такском» приходят данные примерно с пятой части контрольно-кассовых машин России – можно уже сравнить и потребительскую корзину, и средний чек в районах. Можно даже посмотреть, что покупают в конкретной деревне и помочь бизнесу правильно организовать товарные потоки. Возможно, придется создать новые логистические центры. Сейчас многие товары завозятся через Москву, но ведь так быть не должно. Выгодно должно быть и бизнесу, и покупателю, а это возможно только на основе фактических данных.

- Какие еще возможности предоставляет анализ больших данных?

- Руководитель торговой точки с мобильного телефона может посмотреть, во сколько открылась касса, кто вышел на работу, сколько отбито чеков, каков оборот и какие товары пользуются повышенным спросом. Вся эта информация может анализироваться как в личном кабинете, так и выгружаться в формате Excel. Система интегрирована с 1 С, и открывающейся возможностью для получения данных нужно пользоваться.

В дальнейшем новый инструмент будет только развиваться. Мы уже сейчас можем сказать, кто из кассиров работает лучше, в какой период времени и сколько приносит денег компании. Также уже сейчас можно посмотреть, в какой период времени приходит больше покупателей и когда тратится больше средств. Из этого каждый собственник может сделать вывод, во сколько ему лучше открывать и закрывать магазин, чтобы увеличить выручку.

- А как работает система? Большой объем данных придется лопатить, чтобы получить нужную информацию?

- Да, объем данных огромен. Какие-то общие вещи мы будем показывать всем, а если нужна конкретная информация, мы можем сделать выборку. И сейчас очень важно создать понятные запросы по получению той или иной статистики. Пока мы после каждого обращения клиента начинаем писать техзадание и разрабатывать специальный доступ к массиву данных. На это уходит много времени. Но если мы будем понимать, что нужно рынку, то запросы сформируем заранее: допустим, нужно сделать выборку по определенной категории товаров, по большим или маленьким торговым центрам. Можно даже сделать запрос, кто лучше продает – мужчины или женщины. Один раз разработаем форму, и ею потом можно будет регулярно пользоваться.

Понятно, что за дополнительную информацию придется платить. Возможно, это будет плата за полученные гигабайты, возможно, за количество запросов – тут могут быть разные варианты. Если поступит индивидуальный запрос, которого нет в типовом, то придется заключать отдельный договор за отдельную плату. Но оно того стоит: наши данные достоверны на 99,99%, что делает маркетинг совсем другим, поскольку предприниматели видят весь рынок и понимают, что реально пользуется спросом.

Отдел по связям с общественностью Уральской ТПП

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 19 апреля 2018 > № 2577753 Людмила Карнашевская


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter